Сохранить .
В поисках ответов Роман Пастырь
        Повелитель разума #2
        Вторая книга про Курта Бакера.
        Погрузившись в Низины, Курт вляпался в неприятности по самое не хочу. Теперь он вынужден работать на Паука. Недоброжелателей прибавляется, так объявился ещё загадочный Еретик, за которым несколько лет охотится старик.
        Словно этого мало, Курт узнает тайну о своём прошлом, но можно ли верить чужим словам?
        РОМАН РОМАНОВИЧ
        ПОВЕЛИТЕЛЬ РАЗУМА 2. В ПОИСКАХ ОТВЕТОВ
        Пролог
        Шум в голове набирал обороты, громыхая, как водопад.
        Курт Бакер стоял в чужой квартире, в ванне, вцепившись руками в раковину. Он сам не заметил, как сжал пальцы настолько, что те побелели.
        Его взгляд был сосредоточен на зеркале. Вместо его собственного отражения, оттуда смотрел другой мужчина. Черноволосый, с небольшой щетиной и двумя уродливыми шрамами вместо глаз. Это отражение выглядело так, будто сам мужчина стоит в ванне, а вовсе не парень. Зайди кто в этот момент и увидь это зрелище, подумал бы, что вместо зеркала тут пролом в стене. Но прошлый хозяин квартиры не особо следил за чистотой, и следы брызг выдавали, что никакого пролома нет.
        - Повтори. Что. Ты. Сказал, - прорычал Курт.
        В тот момент он мало походил на себя. Его лицо покраснело, набухли желваки, а взгляд наполнялся такой ненавистью, что встреться с ним случайный прохожий, в ужасе бы отшатнулся.
        Тот, кто вторгся в разум Курта, не был случайным прохожим.
        - Возьми свои чувства под контроль, - сказал тот, что называл себя Еретик. - Иначе разговора не получится. Ты не знаешь, как меня найти - сил не хватит и, если я сейчас уйду, будешь мучиться без ответов.
        Курт сжал умывальник так сильно, что керамика не выдержала и треснула. Он перевёл взгляд на порезанные пальцы, прикрыл глаза и медленно выдохнул.
        Происходящее казалось ему чем-то нереальным, очередным кошмаром, что раньше часто ему снились по ночам.
        - Я слушаю, - сказал он внешне спокойным голосом.
        Все зависимости от того, кошмар это или нет, когда такой человек заявляется к тебе в разум, лучше его выслушать.
        - Так-то лучше, - поощрительно кивнуло чужое отражение. - Ты не ослышался. Твою мать - убили.
        Курт уставился на мужчину.
        Будь Еретик здесь, перед ним, он бы набросился, вцепился в него и не успокоился бы, пока не выбил ответы. Но его здесь не было. Поэтому Курт стоял, не зная, как совладать с эмоциями.
        Смысл слов доходил с трудом, уши отказывались слышать, а разум - воспринимать. Сказанное настолько его придавило, что он почувствовал себя полностью опустошенным.
        - В этом проблема триггеров, - продолжил говорить Еретик. У него не было глаз, но Курт чувствовал, что за ним пристально наблюдают, видят самые потаенные мысли. - Обычно воспоминания настолько ужасны, что никто не хочет с ними разбираться. А ведь ты уже оценил важность наведения порядка у себя в голове, - укоризненно сказал мужчина.
        Курт замер, осмысливая услышанное. Это было правдой. Он задавил то воспоминание, запретил себе о нём думать.
        Но сейчас… Стоило Еретику лишь упомянуть об этом, как странность того события бросилась в глаза.
        Мама, которая всегда была образцом спокойствия и выдержки, в один день, внезапно, сошла с ума. Событие слишком подозрительное для того, кто знает о существовании повелителей разума и о том, на что они способны.
        - Кто её убил? - задал вопрос Курт, для себя решив, что обязательно проверит свои воспоминания.
        Губы Еретика расплылись в дьявольской улыбке. Он прекрасно видел ход мыслей Курта. Едва касаясь его чувств, он успокаивал парня и направлял внимание в нужную сторону. Никаких внушений. Лишь возможность слепому увидеть правду.
        - Ата. Зачем возиться с тобой, не будь мотива?
        Курт слышал про некую госпожу Ату всего один раз - от Паука. Она была хозяйкой Низин - главной повелительницей на этой территории.
        То, что такая личность может кого-то убить, Курта не удивило.
        - Но…
        Курт и сам не знал, что хочет спросить. За этот день произошло слишком много всего, чтобы у него хватило сил принять новую информацию.
        Ата могла убить любого обычного человека, но семья Курта никогда не была связана с Низинами. Мать вела дела в другой, куда более благополучной части города. Зачем ей, обычную женщину, убивать могущественной госпоже Ате?
        - Но ты думаешь, зачем её убили, - кивнул Еретик, в очередной раз напоминая Курту, что он как открытая книга. - Она ведь была обычной, такой хорошей женщиной, - с легкой издевкой сказал мужчина. - Всё очень просто, дорогой Курт. Твоя мать - повелительница разума.
        Эту новость Курт воспринял… никак. Нервная система перегорела, что-то внутри сломалось, и новые сигналы перестали проходить.
        Его мать - повелительница разума?
        С таким же успехом Еретик мог заявить, что она древнее божество и прилетела с другой планеты. Курт был просто не готов поверить в это.
        - Я её лично не знал, - поделился Еретик, - Но в курсе того, что она тоже была госпожой, у себя на районе. Там, где вы раньше жили.
        Курт вспомнил те времена. Жизнь его матери закончилась, когда та повесилась. В их доме. После этого отец продал жилье, взял кредит и купил новый дом. Переехали они в квартал похуже, но это было куда лучше, чем оставаться на том же месте.
        - Так что… - Еретик замолчал, оценивая реакцию парня. - Она стала жертвой банальной борьбы за власть.
        - Я тебе не верю, - сказал Курт, чувствуя, как пересохло горло.
        - Курт, Курт, Курт… - нараспев повторил Еретик, - Я бы мог внушить тебе любую мысль, но добровольное сотрудничество куда эффективнее. Не верь мне. Ожидаемая реакция после тех глупостей, что тебе наговорил Марк Гроссен. Побеседуем с тобой позже. Постарайся выжить в ближайшие дни. А то дел натворил… - присвистнул Еретик и исчез.
        По мере разговора, когда первый шок сошёл, Курт стал ожидать любого давления. Ясное дело, что раз Еретик от него чего-то хотел, то будет давить.
        Но вот того, что тот возьмет и прервёт разговор, оставив горькое послевкусие и миллион вопросов - Курт не ожидал.
        Не выдержав, он врезал кулаком по зеркалу. То треснуло, и он увидел своё искаженное изображение, что множилось и рассыпалось на части.
        ***
        Грейс по прозвищу Смешинка в который раз пыталась дозвониться до Марко. В общем чате скорпионов мелькали сообщения о том, что тот кого-то ищет, но тема как вспыхнула с утра, так и затихла. Грейс проснулась в полдень и узнала об этом постфактум, когда всё закончилось.
        Поэтому она и набрала Марко, чтобы узнать, как у того дела. Вчера они в очередной раз поссорились, и ей хотелось прояснить отношения. Но парень не отвечал, и Грейс это злило.
        - Кто видел Марко? - спросила она в закрытом чате.
        Там было всего шесть человек. Сам Паук и его пятерка повелителей разума.
        Сообщение сразу же прочитали, но никто не спешил отвечать. Грейс уже было собиралась выйти на улицу и дойти до квартиры парня, но тут написал Паук. Одно короткое сообщение.
        - Зайди.
        Нахмурившись, девушка собралась и вскоре была у бара. В это время закрытого, но у неё был ключ. Палевно было вот так приходить, но, видимо, что-то произошло, раз Паук потребовал явиться.
        - Что случилось? - сходу спросила Грейс.
        В это время Паук ждал её внизу, в черной рубашке. Сколько себя помнила, она его таким не видела. Каждый раз рубашки были идиотскими - с рисунками, устаревшими тысячу лет назад. Паук сидел за столом, курил сигарету и пил кофе. Бармен безмолвной тенью стоял за прилавком и протирал бокалы.
        - Садись, - приказал мужчина.
        Смешинка фыркнула, поправила волосы и села за стул.
        - Марко убит.
        Грейс не сразу разобрала, что ей сказали.
        - В смысле? - тупо переспросила она, уставившись на мужчину.
        - Умер, - стряхнул он пепел, внимательно её изучая. - Его убил наш новенький.
        - В смысле?! - Грейс резко встала, отчего стул отлетел назад.
        - Тише, - вспышка эмоций никак не впечатлила Паука. - Марко больше нет. Вместо него теперь Курт.
        - Что ещё за Курт?
        - Наш новенький. Ключевое слово - наш, - надавил мужчина.
        - Но… - Грейс не нашлась, что сказать. - Я могу его убить?
        - А где я потом возьму пятого? - приподнял бровь Паук.
        - Я за двоих буду, - уверенно заявила девушку и, недолго думая, побежала на выход.
        На середине пути нога её подвела, она запнулась и со всей дури шмякнулась о пол, чудом не разбив лицо.
        - Эй! - возмутилась она. - Можно и помягче!
        - Ты забываешься, - Паук невозмутимо отпил кофе. - Если так хочешь, пообщайся с новичком. Думаю, он сейчас в квартире Марко. Точнее, теперь в своей.
        Эта новость разозлила Грейс, но она сжала зубы и промолчала.
        - Будь аккуратнее, - сказал ей Паук. - Новичок не так прост.
        Эти слова Грейс пропустила мимо ушей.
        Глава 1. Новый уровень
        Давно я не сталкивался с настолько сильным крушением картины мира. Прошлый раз был три года назад. Какое-то магическое число.
        Уход Еретика оставил горькое послевкусие.
        Я не знал, можно ли доверять его словам. Старик говорил, что он тот ещё мерзавец, но можно ли доверять Гроссену? Не факт. Возможно, старик сам злодей, а Еретик… Другой злодей. С большими амбициями по захвату Низин.
        Моя мать - повелительница разума. Вот что сказал Еретик.
        В это верилось с большим трудом, но чем дольше я об этом думал, тем больше вспоминал всяких подозрительных моментов.
        Моя мать работала юристом. Но я никогда не был у неё на работе. Зато помнил, что график у неё был свободный. Что ещё я мог сказать об её деятельности? Ничего. Это могло быть связано с тем, что мама не хотела грузить маленького сына рабочими вопросами. Также это могло быть связано с тем, что Еретик покопался в моих мозгах - подкинул ложных воспоминаний и удалил настоящие. Но могло быть и так, что она правда повелительница, которая вела двойную жизнь.
        Если это так, самоубийство становится понятным. И это самое что ни на есть настоящее убийство.
        Прямо в ванне, после того как Еретик исчез, я пошатнулся, оперся о стену и сполз по ней, опустившись на холодный кафельный пол. Ударившись головой о стенку, думал, это поможет мыслям внутри прийти хоть в какой-то порядок.
        Не помогло.
        Я оказался в ситуации, когда не мог верить собственным мыслям, чувствам и воспоминаниям. Иначе говоря, я ничему не мог доверять. Мне требовалась точка опоры, чтобы выдержать этот шторм из переполняющих меня чувств.
        Хотелось тихо рычать, продолжать биться головой о стену и кричать. Кричать сильно, до рези в горле и спертого дыхания. От боли, безнадежности и той тяжести, что я нёс на себе.
        Завибрировал телефон. Я очнулся, вспомнив, что есть и другой, окружающий меня мир.
        Достав мобильный, увидел сообщение от Сони.
        - Ты в порядке?
        - Да, - набрал трясущимися пальцами. - А ты?
        - Тоже. Я там, где и договорились.
        На самом деле мы не договаривались. Я лишь сказал Соне, чтобы она ехала не домой, а куда-то в безопасное, желательно людное место.
        - Это где?
        - Ты меня проверяешь? Но ведь и мне следует проверить тебя. - Соня прислала подмигивающий смайлик. - Не переживай. Насколько могу судить, никто надо мной власть не захватил, а если и захватил, то он тот ещё затейник, потому что я ем мороженое.
        - Холодно же на улице.
        - И что?
        Этот простой разговор и стал тем, что помогло выдохнуть. Есть в мире не только борьба, бесконечное давление и недоверие собственным мыслям. Есть и что-то хорошее. Легкость и радость - как минимум от простого общения.
        «Я уладил часть проблем, - написал ей. - Но появились другие».
        Теперь у меня есть Соня. И, как бы там ни было, кем бы моя мать ни являлась - она мертва, и это тот факт, который сложно оспорить. Соня же жива. Не уверен, что это можно сравнивать, но между живыми и мертвыми я выбираю живых.
        Эта мысль придала сил. Я осознал, что нахожусь в чужой ванне, в квартире, которая мне досталась в качестве поощрения за убийство Марко по прозвищу Двойка. Теперь я состою в группе Паука, а скоро планируются какие-то игры, в которых он собирается меня использовать.
        - Так обычно и бывает, разве нет? - ответила Соня. - Надеюсь, с тобой и правда всё в порядке.
        - Если не считать усталости, то я цел.
        Задумавшись о перспективах, вздрогнул, когда услышал звук проворачиваемого ключа. Когда заходил, я закрылся на замок. Сделал это автоматически, желая создать иллюзию безопасности. И вот сейчас кто-то пытается осторожно, чтобы не привлечь лишнего внимания, войти сюда. Кто-то, у кого есть ключи.
        Разбитое состояние как ветром сдуло. На смену этому пришла злость.
        Да, я сам приперся в Низины и отчасти сам виноват в том, что потом случилось. Как и в том, что оказался втянуть в череду конфликтов, но, черт возьми, достало!
        Поднявшись, выхватил пистолет. Патронов там всего ничего осталось, но и одного меткого попадания хватит. Мысли я подавил. Как и разбушевавшуюся злость. Сюда мог войти как случайный человек, во что я не верил, так и какой-нибудь член банды или другой повелитель разума. Судя по тому, что чужих мыслей я не ощущаю, это именно повелитель.
        Услышав шаги, резко вышел наружу и навёл оружие на… девушку.
        Та дернулась от неожиданности и подняла руки, разглядев оружие.
        - Ты кто? - спросила она.
        Маленькая лживая врунишка. Я видел то, что это повелительница. Молодая, угрюмая, с плоским, округлым лицом, в джинсовой куртке. А ещё она не испугалась оружия. Настолько верит в свои силы?
        - Назови мне хоть одну причину, по которой я не должен пристрелить тебя прямо сейчас, - процедил я, внимательно следя за ней.
        Если попытается воздействовать на меня, прострелю ей колено, а потом заберу и силу.
        Девушка почувствовала моё намерение. Побледнела и на этот раз действительно испугалась. Или захотела, чтобы я так подумал.
        Мне же было противно, что я повторил слова старика, когда тот нашёл меня в подвале у доктора.
        - Ты новенький? - спросила она.
        - Новенький в чём?
        - В нашей команде, - завязав диалог, девушка почувствовала себя куда увереннее.
        - Смотря по тому, что ты имеешь в виду.
        - А характер у тебя не самый дружественный, да? - прищурилась она. - В команде Паука. Я только что от него. Он сказал, ты убил Марко.
        - Ты пришла отомстить? - прямо спросил я.
        - Возможно.
        Как там старик говорил, бесконечный цикл насилия, да? Агрессия порождает ответную агрессию.
        Я почти нажал на курок, когда эта идея показалась мне смешной. Ну правда, разве я маньяк, чтобы убивать всех подряд? Эта девушка мне ничего не сделала. Не выдержав, рассмеялся. Новая знакомая тоже улыбнулась. Победно, довольно, хищно. Меня остудила её улыбка, а потом это показалось ещё смешнее.
        Рука потяжелела и пошла вниз.
        А дальше…
        Я свёл брови, не понимая, почему смеюсь. Рука не слушалась, и это наконец-то послужило поводом для паники. До меня дошла вся странность происходящего, и когда я дернулся, чтобы всё же выстрелить в атаковавшего меня повелителя разума, девушка ударила ногой.
        Оружие вылетело из моих рук. Вспышка боли отрезвила, согнала идиотскую улыбку с моего лица. Противница бросилась на меня, в её руках появился нож.
        Но не тут-то было. Я ещё не отошёл после последней драки и среагировал быстрее, чем успел осознать происходящее. Ударил по её мозгам, сбил настрой. Это мне выиграло всего секунду, но я успел перехватить её руку и увести в сторону. Нож ударил в межкомнатную стену, вошёл на половину лезвия и застрял там. Только вот и девушка оказалась не так проста. Она ударила ладонью снизу вверх, прямо мне в подбородок, отчего челюсть хрустнула, и я чуть не прикусил себе язык.
        Оттолкнувшись от меня, она, вместо того чтобы продолжить, быстро выскочила из квартиры.
        «Не уйдешь», - подумал я, применяя навык дуэли.
        В голове вспыхнула острая боль, и… ничего не произошло. То ли её разум оказался защищен, то ли я слишком перенапрягся.
        Из носа побежала кровь, подтверждая последнюю версию.
        ***
        Спустя час я спускал вниз по лестнице с намерением пообщаться с Пауком. Это время выделил себе, чтобы привести мысли в порядок, помыться и составить план действий. Пока думал, переписывался с Соней. Я ей рассказал, где нахожусь, и попросил не говорить, где находится она. Обещал позвонить ей в скором времени.
        К бару подошёл в вечернее время. Солнце коснулось горизонта и вот-вот должно было скрыться. Скорпионы уже собрались. Несколько десятков парней собрались на улице. Увидел я и пару знакомых лиц - тех, кто остался на ногах после стычки с Марко.
        При виде меня разошлась волна шепотков. Их мысли и чувства были словно стена отчуждения.
        Впервые я столкнулся с таким явлением, чтобы помыслы толпы объединились в единый фон. Для меня это выглядело как темное чудовище, что нависло над людьми. Потоки чувств потекли к нему и создали общее тело. Выглядело настолько нереально, что я заподозрил присутствие других повелителей.
        Догадка оказалась верной. Здесь находилась та самая девушка, что вышла из-за спин парней и встретила меня взглядом, полным ненависти. Недалеко от неё стояли ещё двое - бугай и плащ. Бугай был под два метра ростом, и его мышцам мог позавидовать кто угодно из собравшейся толпы. Майка обтягивала грудь, а бушлат - огромные руки. Второй тип, в черном плаще, смотрелся блекло, ничем не выделяясь.
        Я прошёл сквозь толпу. Скорпионы расступались, но не потому, что боялись, а потому что им кто-то приказывал. И это была не троица. Это Паук из бара управлял толпой.
        Пройдя внутрь, я увидел его самого. В этот раз он был в черной рубашке, серьезный и собранный. Ушла нелепость, появилось чувство опасности, исходящее от него.
        - Что-то ты рано, - сказал Паук.
        Никого, кроме него и бармена, в заведении не было. Так он прибыль себе не заработает.
        - Есть вопросы, - я остановился напротив него.
        - Не сомневаюсь.
        - Там девушка снаружи стоит. Напала на меня час назад. Ещё двое парней. Не сказать, что смотрели они на меня добро. Здоровяк так и вовсе желваками играл, представляя, как разорвёт меня.
        - Быстро ты их обнаружил, - прищурился Паук.
        - Когда тебя регулярно пытается кто-то убить, невольно научишься определять угрозу.
        На передний план я выводил злость и раздражение на всех тех, кто лезет ко мне. На второй план - усталость и страх за сестру. А прятал за этим - страх, что меня разорвут, что Паук предаст и использует, что не смогу помочь сестре, и опасения, что мою слабость увидят.
        - Зачем пришёл? - спросил он.
        Уверен, в моих мыслях он прочитал все вопросы. Но чуть ранее Паук сам озвучил правила этикета, принятые между повелителями - вопрос должен быть задан вслух.
        - Мне что-то будет, если я убью ту девчонку?
        - Грех на душу? - приподнял он бровь и едва заметно усмехнулся.
        - Я другое имею в виду.
        - Что ж… - он подался вперед и сложил руки на столе. - Моя ошибка. Сразу не рассказал тебе про правила. Хочешь чего-нибудь выпить?
        - Воды, если можно.
        - Как насчёт чего-то покрепче?
        - Я несовершеннолетний. Мне нельзя.
        Паук рассмеялся.
        Он откинулся на спинку стула и дождался, когда мне не принесут воды.
        - Всего под моим началом пять повелителей разума, - начал он, когда я сделал первый глоток. - Один умер, один пришёл ему на смену.
        Я не так долго знаю Паука, но приметил, что улыбается он по-разному. Сейчас у него была гадкая улыбка, отталкивающая.
        - Ты видел Смешинку и… - он присмотрелся к моим мыслям. - Успел оценить, в чём особенность её таланта.
        - Он у всех разный, что ли? - выпалил я вопрос.
        Это была уникальная возможность узнать что-то новое, и я не собирался ею пренебрегать. Он это заметил, и гадкая улыбка сменилась понимающей.
        - Есть теория, что способности пробуждаются в момент эмоционального напряжения. Триггера. И также есть теория, что ситуация определяет характер способностей. Так Двойка обрел способность влезать в головы и создавать двойников, что помогло ему перейти через границу и выжить. Бедный парень. Несчастный эмигрант, который искал лучшей жизни, но нарвался на коренного жителя.
        - Вы про себя?
        - Туше, - Паук выставил перед собой ладони и откинулся назад.
        А я почувствовал, как его сила касается меня. Возможность дышать не исчезла, но каждый вдох стал в два раза тяжелее.
        - Давай обозначим правила общения, - сказал он, - Если ты сильно провинишься, то умрешь. Если позволишь себе дерзость - я буду повышать тяжесть твоего дыхания. Посмотрим, насколько тебя хватит.
        В тот момент я бы многое мог ему сказать. Но здесь и сейчас он правил.
        - То-то же. И что это вообще такое?! - возмутился он. - Я делюсь с тобой информацией, а ты позволяешь себе грубости!
        Эта сцена не произвела на меня впечатления. Я молчал, ожидая, когда она закончится.
        - Так вот… - сказал Паук как ни в чём не бывало. - Со Смешинкой ты познакомился. Я не приветствую, когда члены моей группы убивают друг друга. Ты меня понимаешь?
        - Понимаю. А эта девушка - понимает?
        - Она особый случай. Видишь ли, часто у повелителей вместе со способностями появляются, скажем так, личные заморочки. Марко иногда спал с ней. А она бегала за ним хвостиком и называла это любовью. Как по мне, ты просто отнял у неё любимую игрушку, с которой Смешинке нравилось забавляться. Поэтому она, недолго думая, пошла с тобой разбираться.
        - И что дальше? Она будет пытаться меня убить, а мне её убивать нельзя?
        - Почему же, можно. Можешь даже забрать её силу. Но мне будет приятно, если вопрос разрешится мирным путем. Некогда, знаешь ли, искать нового повелителя разума. Вы не так часто появляетесь, - поделился он невзгодами. - Ещё вопросы остались?
        - Что за игра готовится?
        - Об этом узнаешь перед игрой. Если коротко, то твоя готовность драться там пригодится.
        - Два последних вопроса. Мои знакомые…
        - Ты про ту девочку Соню? - подмигнул Паук и превратился из мафиози в доброго дядюшку.
        - Про неё.
        Если он знает имя, то и остальное знает.
        - Девчонка ни в чём не виновата, но Марко послал ребят, чтобы её нашли.
        - Что с того?
        Паук явно не собирался отвечать на незаданные вопросы.
        - Как мне уберечь знакомых и близких… Да хотя бы от ваших повелителей.
        - Подружиться с ними.
        Сказал он это таким серьезным тоном, что я растерялся, но потом эта серьезность треснула, и он рассмеялся.
        - Курт, какой же ты ещё юный, - воскликнул он в притворном восхищении, с нотками ностальгии. - Если ждёшь, что я буду защищать твоих близких, забудь. Единственный, кто будет это делать, ты сам. Потому что остальным плевать. Не расстраивай меня, ожидая другого. Ты произвёл хорошее впечатление, и не надо его портить розовыми иллюзиями.
        - Получается, ваши повелители могут делать, что угодно, - резюмировал я.
        - Официально это не одобряется, - веселость тоже ушла с его лица, и он ответил скучающим тоном: - Как-никак, мы все сторонники. На практике - каждый сам за себя. Хочешь совет? Найди те болевые точки, которые помешают напасть на тебя. Тогда сможешь вздохнуть свободнее. - Скука переросла в змеиную усмешку.
        - А что насчёт моей семьи? Если я теперь за команду Низин, то наверху ведь есть и свои… господа?
        Паук упоминал госпожу Ату, и я подумал, что такое обращение характерно по отношению к тем, кто правит территорией.
        - В твоем квартире молодой господин. У него всего один повелитель, насколько мне известно. Слабая команда, но и они могут доставить проблемы. Да и остальных следует опасаться.
        Паук достал новую сигарету, чиркнул зажигалкой и прикурил. Выпустив дым в мою сторону, он кивнул в сторону двери. На этом разговор был закончен.
        Когда я вышел на улицу, то нашёл ту девушку. Подойдя к ней, посмотрел в глаза. Скорпионы, стоявшие рядом, расступились и позволили пройти.
        - Мне жаль, что так вышло с Марко, но я тебя предупреждаю. Сунешься - убью.
        - А силенок-то хватит? - с насмешкой спросила она.
        - Это не я от тебя убегал.
        Закончив на этом разговор, развернулся и ушёл.
        Глава 2. Наблюдатель
        В тот вечер с Соней я не встретился. Написал ей, что она может ехать домой. Девушку это обеспокоило, она даже набрала меня и спросила, всё ли в порядке. Как мог, заверил, что да.
        На расстоянии, по телефону, нельзя уловить, что чувствует и думает человек, но, кажется, в этот раз я обошёлся и без своих способностей. Догадался, что Соня сначала боялась, что мой разум захватили, а потом поняла, что я хочу её обезопасить и что влип в большие неприятности.
        Так оно и было. Проблемы разрастались, как снежный ком.
        Победа над Марко, появление Еретика, эта психованная Смешинка, что заставила меня смеяться. А ещё мне нужно было найти повелителя-наблюдателя, что шпионит за Пауком, дабы получить от него ответы.
        Этим я и решил заняться сегодня вечером. Чем раньше разберусь с этим делом, тем лучше. Позвонил отцу, узнал, как дела дома, спросил про сестру. Та была у себя в комнате, и отец не упомянул ничего такого, чтобы сподвигло бы меня мчаться домой. Оставлять Али долго наедине с собой опасно, но у меня не было выбора.
        В прошлый раз я смог заставить свой разум изобрести новые умения. Как понял, это получилось благодаря поглощенной силе у других повелителей. Недавно я поглотил силы Марко, а значит, появился новый задел. Но что выбрать?
        Мне нужна была защита, чтобы уберечь важную информацию. Ещё нужна защита против чужих умений. Я был готов к тому, что на меня нападут, но Смешинка всё равно сумела воздействовать, да так, что я не сразу сообразил. Она явно переоценила себя, раз так нагло заявилась, и в следующий раз будет осторожнее. Ещё требовался навык нападения. Дуэль показала себя не с лучшей стороны. Все, с кем я там дрался, быстро адаптировались к этому умению. Но и на этом список не закачивался.
        Сестра. Стоило подумать о ней, почувствовал себя идиотом. Я ведь могу создать навык, который поможет её спасти. Знать бы ещё, что за навык требуется. Исцеление психотравм? Взлом чужих закладок? Пересадка навыков? Всё это и, уверен, много чего ещё, чтобы быть уверенным в успехе.
        Что-то внутри подсказывало, что силы Марко не хватит на всё перечисленное. Хватило бы на один навык.
        Так что же выбрать?
        Очевидно, что защиту. Иначе не справлюсь. Не дойдёт до помощи сестре, сдохну раньше.
        Определившись, постарался сформулировать точно то, что хочу. Помешать видеть мои мысли, воздействовать на чувства, подкидывать идеи, заблокировать доступ к памяти и возможность влиять на неё. Про Еретика я тоже не забывал, и козырь против него не помешает, а то так и с ума сойти недолго, думая, где ложь, а где реальность.
        Убедившись, что дверь закрыта, вставил ключ, чтобы с той стороны не открыли. Ещё и мебель сдвинул - если ломиться будут, пусть их это задержит. А там, глядишь, успею очнуться.
        Усевшись поудобнее, дождался, когда накроет очередная темнота.
        ***
        На этот раз очнулся я лишь через час. Целым, живым и невредимым. Почти… Новых ран не прибавилось, что внушало оптимизм, но голова была тяжелая, будто пару суток не спал.
        Проверил телефон. Одно сообщение от Сони - она добралась до дома.
        - Всё в порядке? - писать это спустя полчаса было некрасиво, но с этим ничего не поделать.
        - Да, - ответила она тут же. - Ты как? Прыгаешь по крышам и бьешь плохишей?
        - Пока нет. Но собираюсь этим заняться.
        - Удачи. Я бы побыла твоим навигатором, но у меня нет спутника, чтобы следить за тобой с неба. Может, ты тайный миллиардер?
        - Нет. Обычный школьник.
        - Тоже неплохо.
        В конце она добавила задумчивый и грустный смайлик, на что я улыбнулся. Это было противоестественно, но короткая беседа с Соней придала мне сил.
        Жаль, что настроение тут же испортилось, стоило подумать о том, что она станет первоочередной целью.
        Выглянув на улицу, увидел, что обстановка изменилась. Исчезла та давящая атмосфера. В этот субботний вечер работяги собрались с округи и заполнили бары. Скорпионы их не трогали, хоть и выглядели как те парни, к которым лучше не приближаться.
        Перед тем как выйти, погрузился внутрь себя, чтобы разобраться в изменениях.
        Целостность личности поднялась до сорока пяти процентов. Это меня больше не пугало. Я знал, что делать. Навыки никак не изменились. Ничего не появилось с припиской защиты. Только ощущение, что мои мысли словно куполом накрыли. Сосредоточившись, попробовал создать несколько слоев-обманок. Чтобы если кто-то попытается выведать секреты, запутался.
        Когда закончил, часы показывали десятый час. Поздно что-то для охоты, но и бездействовать я не собирался. Не ложиться же спать в чужой квартире.
        Выходил с опаской, ожидая нападения в любой момент. Никто меня не поджидал, а когда я вышел на улицу, никто не обратил внимания. Люди занимались своими делами. От громкого звука вздрогнул и обернулся. Это была всего лишь разбитая бутылка. Какой-то пьяный скорпион не удержал в руках пиво. Его собутыльники заржали и прошлись по ловкости неудачника.
        Взятая пауза помогла составить план, как найти шпиона. Он должен был заметить моё появление. А дальше зависело от тех инструкций, которые он получил. Либо останется на месте и будет следить за баром Паука, либо, если я буду выглядеть достаточно заманчиво, попытается проследить за мной или любым другим повелителем, соберись они куда-то отойти.
        ***
        Стоя на крыше дома, я наблюдал за тем, как Смешинка идёт по переулку. Она не просто так прогуливалась, а увязалась за мной. Сам же я находился на высоте третьего этажа - застройка в этой части города низкая, так что с моей позиции было всё прекрасно видно.
        Сама же девушка ничего не замечала. Перебегала от одной тени к другой и крутила головой, выискивая меня. Это выглядело настолько глупо и наивно, что наглядно демонстрировало уровень её способностей - как психических, так и интеллектуальных. Что и успокаивало, и тревожило. От не особо умного противника не стоит ждать сложных ходов, но в том-то и дело, что примитивные ходы могут отличаться своей жестокостью.
        Что с ней делать - я пока не определился. Хладнокровно убить казалось чем-то неправильным. Но и оставить ситуацию так нельзя.
        Девушка миновала переулок и скрылась из виду. Не прошло и десяти секунд, как мимо прошёл случайный прохожий. Он даже взгляда не бросил в эту сторону, но я почувствовал, что он повелитель разума. Так быстро я ещё никогда не спускался по пожарной лестнице. Пролетел по ней, отбил себе ноги, чуть не свернул шею, но вскоре выбежал из переулка. В последний момент остановился и заглянул за угол. Тот мужчина уже скрылся из виду, но я догадался, куда он может пойти.
        Это были только мои догадки, но я исходил из того, что команду Паука он до этого момента не знал. На это намекало то, что другие повелители, тот бугай и блеклый тип, никак себя не проявили, когда я появился. Они сливались с толпой, и, если бы не моя способность, в жизни бы не подумал, что кто-то из них такой же, как я.
        Поведение Смешинки выбивалось из этой логики. Но девушка не показалась умной. Если она так легко вломилась в квартиру, где находился убийца её парня… Это говорило об импульсивности. Возможно, в тот момент её и засекли. Сначала обо мне узнали. Наблюдали историю с Марко. А потом наблюдатель мог увидеть, как девушка сначала вбегает в дом, а потом улепетывает со всех ног. Да и короткий наш разговор, когда я из бара уходил, сложно было не заметить.
        Наблюдатель мог видеть как всю эту историю, так и отдельные фрагменты. Его появление подтверждало интерес. А раз так, то, зная расположение улиц, я и предположил, что он выйдет так, чтобы встретить Смешинку в другом месте.
        Так и оказалось. Я увидел его шагов за пятьдесят. Он шёл, сливаясь с толпой. На вид обычный работяга - только вот молодой. В куртке с меховым воротником, но явно искусственного происхождения, в потертых джинсах и грязных ботинках. Не хлюпик.
        Достав телефон, быстро набрал сообщение.
        - По вашим улицам ходит повелитель, с русыми волосами, моего роста, крепкий на вид. Выглядит как работяга. Не скорпион. Он в команде?
        - Описание слишком расплывчатое, - ответил Паук через минуту. - Где он сейчас?
        - Следит за Смешинкой.
        - А та что?
        - Психанула, потеряв меня из виду. Идёт куда-то.
        - Вас не заметила?
        - Нет.
        - Сможешь вырубить того парня?
        - Могу попробовать.
        - Пока следи. Я подготовлюсь.
        Следить. Как будто я в этом что-то понимаю.
        Смешинка достала телефон, что-то там прочитала и… оглянулась.
        Идиотка. Я и правда не понимал ничего в слежке. Но то, что она спалилась, стало ясно мгновенно. Наблюдатель не подал виду. Он просто продолжил идти и забил на Смешинку. Когда стало понятно, что слежка закончена, и девушка уходит совсем в другую сторону, я сорвался с места.
        На ходу набрал сообщение, что Смешинка - дура.
        То, что я бегу, парень заметил шагов за двадцать. Оглянулся, увидел и тоже сорвался с места, свернув в ближайшую подворотню. Этот квартал - тот ещё лабиринт. Здесь хватало темных мест. Я бы сказал, район только из них и состоял.
        Я пронёсся мимо компании парней, что проводили меня взглядами и прокричали что-то вдогонку. Забежал в переулок и никого не увидел, а значит…
        Когда мне в голову опустилась дубинка, я пригнулся и избежал удара. В этот же момент применил навык дуэли, мир пошёл дымкой, и нас двоих засосало в выдуманное пространство.
        Наблюдатель сначала пережил мгновения темноты, а потом оказался прикованным к стулу в подвальном помещении. Напротив него стоял Паук. Я же оставался скрытым от глаз.
        - Допрыгался? - спросила иллюзия Паука. Я постарался изобразить его гадкую улыбку.
        - Что происходит? - растерянно спросил парень.
        - Ты следил за моими людьми.
        Парень начал оглядываться, и я ударил его по лицу. Нужно было сбить концентрацию, чтобы он не догадался, что происходит. При этом я считал то, о чем он думает. Какая-то защита и подготовка у него имелись. Всего пара мыслей вылетала из головы.
        «Как я здесь оказался?»
        «Надо же было попасться».
        «Плохо дело».
        - Да, дела твои плохи, - усмехнулся Паук. - Будешь сопротивляться или сам всё расскажешь?
        Я не знал истинной силы Паука. Не знал и того, какие ожидания у парня. Если он уверен, что тот легко может достать любую мысль, то…
        - Ага, вот ты и попался, - сказал Паук, будто что-то заметил.
        «Что делать, что делать, что делать?» - полетела одна и та же мысль.
        - Ты знаешь правила, - Паук наклонился и похлопал ладонью парня по щеке. - Раз попался, то…
        «Мне конец», - вылетела новая мысль.
        Слишком редко они вылетают. Я не был уверен, что они настоящие, но делать было нечего.
        - Тебе конец, - кивнул Паук. - Но он может быть разным. Безболезненным или…
        Дождаться реакции я не успел. Что-то в реальности меня толкнуло, а потом ещё раз. Появился чей-то смех и пьяные выкрики. Поняв, что дело неладно, я вынырнул из этого пространства.
        Меня окружали те самые подростки, мимо которых я пробегал. Они, как шакалы, собрались вокруг нас. Один из них достал нож.
        - Свалили нахрен, - прорычал я.
        Весь их запал моментально улетучился. Продолжая давить на них, заставил развернуться и броситься бежать из этого переулка. Моя сила точно выросла. Раньше бы я так сделать не сумел. Пока наблюдатель не очухался, я забрал у него дубинку и… Нет, ею бить не стал. Ещё убью, а это не нужно. Его взгляд прояснился, он закрутил головой, и я врезал ему кулаком в челюсть. Битой же ударил по бедру, а потом ещё по спине приложил и ногой в корпус добавил, чтобы точно не очухался и не убежал.
        - Лежи и не двигайся, - посоветовал я парню, а сам достал телефон и набрал Паука.
        ***
        Сам Паук не счёл ситуацию достойной того, чтобы явиться лично. Зато через пару минут подошёл десяток скорпионов.
        - Это ты, Курт? - спросил старший из них.
        Я кивнул и отошёл в сторону. Пленный пытался воздействовать на меня, но ничего не получилось. Я так и не понял, в чем его особенность, но во внушениях он был слабоват. Впрочем, следить за ним не перестал. Он мог воздействовать на скорпионов или случайных прохожих. Впервые я оказался в такой ситуации.
        Обратившийся ко мне скорпион кивнул остальным,
        и те принялись избивать парня. Я сначала опешил, но потом понял их логику. Это был приказ от Паука: доставить живым и избитым, чтобы точно убежать не смог.
        Пострадавшего подняли, накинули мешок на голову и потащили в сторону бара. Мешок уж точно не для того, чтобы скрыть дорогу, наблюдатель и так её знал. Ещё один способ ограничить способности? Невольно задумался, как бы это повлияло на меня. Зрительный контакт для меня важен, но не обязателен. Если лишусь зрения, то часть возможностей потеряю, но не все.
        Пока шли, на нас обращали внимание, провожали взглядами, но никто ничего не говорил. Обошлось без внешнего влияния. Это были Низины, и здесь такое в порядке вещей. Пока шёл, думал о том, куда катится моя жизнь. Участие в конфликте группировок не входило в мои планы.
        Паук встретил нас внутри бара, где по-прежнему не было посетителей. Зачем тогда бармен нужен? Или это личный слуга?
        - В подвал его, - приказал Паук. - А ты, Курт, выпей пока что-нибудь. Считай это поощрением за хорошо проделанную работу.
        - Это тот, кто нужен?
        - Скоро узнаем, - задумчиво сказал Паук и отправился вниз, вслед за скорпионами.
        Я подошёл к бармену.
        - Кофе есть?
        - С коньяком? - встретил он меня недовольным взглядом. Наши отношения как-то не заладились.
        - С молоком.
        - Это бар, а не детское кафе.
        Я промолчал, молча уставившись не него. Он продержался секунд пять. Хмыкнул и сделал мне кофе. С коньяком. Плеснул совсем немного.
        - Сегодня холодно. Не помешает согреться и нервы успокоить.
        Это было неожиданно. Забота от этого человека в отношении меня. Меня и правда трясло. Не от холода, хотя в это время градус на улице понизился и легкая куртка, в которой я был, уже не спасала. А от содеянного.
        Кофе пил маленькими глотками. Алкоголь не чувствовался. Зато тепло быстро разбежалось по телу, за что я был отдельно благодарен.
        - А пожевать найдется чего? - спросил я.
        - Велено налить выпить, а не кормить.
        - И всё же?
        Бармен сходил до холодильника и притащил бутерброды. Хлеб, рубленое мясо. Больше ничего. Суровая мужская эстетика.
        - Спасибо, - поблагодарил я.
        Потянулось томительное ожидание. Я не знал, как Паук отреагирует на попытки выведать секреты. И узнает ли вообще об этом. Сейчас мой поступок выглядел не таким умным. На что я надеялся? Что смогу посреди улицы, отключившись, разговорить того, кого послали шпионить? Без опыта в этом деле? Нет, что-то я узнал. Те ожидания, который были у парня касательно его поимки. Ни на что хорошее он не надеялся, и это говорило о характере отношений между группировками.
        Паук поднялся минут через пятнадцать. На стене висели часы, и я на них постоянно поглядывал. К его появлению удалось успокоиться.
        - Курт, иди за мной, - позвал Паук и пошёл обратно.
        Скорпионы сразу ушли, как только спустили пленника, поэтому внизу никого не было. Только сам наблюдатель, сейчас в отключке.
        - Можешь забрать его силу, - сказал Паук, когда я спустился.
        - Так просто? - невольно заподозрил я подвох.
        - Ты нашёл наблюдателя, - пожал он плечами. - За хорошо проделанную работу принято награждать.
        Врёт. Дело было в другом. Он хотел посмотреть, как далеко я готов зайти. Сделать так, чтобы я увяз в его грязных делах. Стоило об этом подумать, как Паук улыбнулся. Той самой гадкой улыбкой.
        Отказаться?
        - У нас был уговор, - напомнил я. - Куда важнее для меня получить ответы.
        - Мы с тобой поговорим, как только ты закончишь, - пообещал Паук.
        Значит, отказаться невозможно.
        Посмотрев на парня, который наверняка думал закончить этот вечер совсем иначе, я потянулся к его силе.
        Глава 3. Отказ и убийцы
        Когда поднимался наверх, в голове шумело. Казалось, вся кровь прилила к мозгам. У наблюдателя было не так уж много силы для столь опасной работы. Как у Марко, или около того.
        Какая-то часть меня жаждала новых порций. А другая часть, которая походила на остатки совести, тихо кричала, что я превращаюсь в монстра. Невысокая цена за то, чтобы помочь сестре и защитить тех, кто мне дорог.
        - Думал, будешь артачиться, - поделился Паук сомнениями, когда мы поднялись на первый этаж, и он уселся за свой любимый стол.
        Мне стула не предложили.
        - А ты, - выставил он палец в мою сторону. - Несмотря на легкие сомнения, сделал грязную работу.
        - Так это была грязная работа, а не награда?
        - Зависит от точки зрения. Но не могу сказать, что пожирать пленных - приятное занятие. Не то же самое, что в бою, когда кровь кипит от адреналина, да? - подмигнул он мне.
        - Моя сестра, - перешёл я к главной теме, не желая болтать попусту. - Кто с ней это сделал?
        Внутри всё замерло. Слишком многое было преодолено, чтобы задать этот вопрос.
        - История запутанная, - Паук едва заметно поморщился, будто ему не хотелось отвечать на заданный вопрос. - В городе есть те, кто занимается продажей талантов. Также через неделю пройдёт аукцион, где, возможно, будет продан талант твоей сестры. Тише! - Паук выставил ладонь вперед и поумерил мой пыл. - На аукционе тебе делать нечего. Это ты со школьниками драться можешь, а что будешь делать против профессиональной охраны? И нет, то, что ты подумал, не прокатит. Люди, что придут на аукцион, защищены от воздействия слабых повелителей.
        Медленно выдохнув, я постарался успокоиться. Сначала надо узнать подробности, а потом уже план составлять.
        Паук некоторое время разглядывал меня с любопытством и продолжил, когда я полностью успокоился, превратившись в каменную глыбу.
        - Кто занимается промыслом талантов, я тебе сказать не могу. Я знаю как минимум три группировки, но мог появиться и ещё кто-то. Да и назови я тебе их все, что будешь делать? Вломишься к ним, и что дальше?
        - Заберу то, что они украли.
        - Да? - Паук приподнял бровь. - Кажется, ты неверно оцениваешь свои силы. Не путай низших повелителей с опытными группами. Твоих навыков банально не хватит, чтобы выдвигать какие-либо требования. К тому же… - Паук достал пачку сигарет, взял одну, но раскуривать не стал. - Мутная какая-то история с твоей сестрой. Те, кого я знаю, не самые хорошие люди, но обычно изнасилованиями не занимаются. Зачем, если они сами могут получить что угодно?
        Я замер, осмысливая сказанное. А ведь и правда. Любой повелитель способен в один миг получить женщину. Не ту, которая будет воротить нос и сопротивляться, а ту, что радостно сама запрыгнет.
        - Всякие уроды существуют, - сказал я, мало ли какие вкусы у похитителей талантов бывают.
        - Не спорю. Есть и те, кто любит всякое, - покрутил Паук рукой, в которой держал сигарету, и перевёл на неё взгляд, словно в первый раз увидев. - Эта привычка меня когда-нибудь убьет.
        Противореча сам себе, он достал зажигалку и закурил.
        - Есть ведь и вторая странность. - Лицо Паука в клубах дыма выглядело мистически и зловеще. Сейчас, в вечернее время, в баре горели тусклые лампы, которые и так смазывали черты лица. Паук словно в тенях утопал. - Те закладки, что оставили у твоей сестры в голове. Ладно талант забрали - это бизнес и ничего более.
        При этих словах я сжал кулаки. Для кого-то бизнес, а для моей сестры - сломанная жизнь.
        - Если девка симпатичная, могли и поглумиться над ней, бывает, - продолжил говорить Паук, кажется, не заметив моей реакции или, скорее, проигнорировав её. - Но закладки… Это серьезный уровень воздействия. Никто не будет заморачиваться просто так. Больше похоже на месть, но кто был целью? Ты или твоя сестра?
        Паук уставился на меня, а потом его нейтральное лицо расплылось в хищной улыбке. Впервые рядом с ним я ощутил себя в западне. И правда паук. А я его жертва. Все мы, кто работает на него и попал в сети.
        - Смотрю, ты усилил защиту разума, - проговорил он медленно. - Похвально. Сила Марко пошла на пользу. Но этого всё ещё маловато против меня.
        Я побледнел и сглотнул.
        Какая-то часть меня, запрятанная за многочисленными слоями вранья, ювелирно рассчитала эту реакцию.
        - Так как мне помочь сестре? - задал я вопрос, уже зная, что мне скажут.
        - Да мне откуда знать! - рассмеялся Паук и стряхнул пепел. - Это же твоя сестра. Уговор был дать ответы. Я тебе их дал.
        - Не дали. Вы не сказали, кто торгует талантами.
        - И не скажу, - качнул он головой. - Видишь ли, теперь ты принадлежишь мне, а моя собственность не имеет права объявить войну другим группам. К тому же сейчас не то время, чтобы с торговцами талантов ссориться, - усмехнулся Паук. - Единственное, что могу посоветовать, чтобы ты не натворил бед, - продолжай в том же духе. Не убивай всех направо и налево, - усмешка сменилась оскалом, - а продолжай работать. Наберешься опыта, узнаешь больше о нашем мире, а там и сестре поможешь. Сам.
        - Я могу выкупить её талант?
        - У тебя нет столько денег и влияния, - Паук покачал головой. - Заставить прохожих снять деньги с карточки не вариант, тебе это ничем не поможет. Я бы вообще этим способом не злоупотреблял. В городе есть полиция, которая и поймать за это может.
        - Повелителя разума?
        - Так у них свои есть, - Паук посмотрел на меня как на идиота. - А ты, если попадешься им на глаза, станешь кормом. Так что не светись.
        Значит, силовые структуры - ещё одна группировка. Чем больше узнаю о мире, тем менее безопасным он выглядит.
        - Получается, вернуть талант - без вариантов.
        - Забудь об этом. Иначе это плохо кончится. Для твоей сестры тоже. Зато есть хорошая новость. Дополнительное задание остаётся тем же. Ты поймал наблюдателя, но из другой группировки. Не того, кого я думал. Он появился здесь всего день назад. Так что это не тот человек, что натравил на тебя собаку. Попробуй найти тех, кто ещё следит за нами.
        Скрипнула дверь, дохнуло сквозняком, и в бар вошла Смешинка.
        - О, дорогая леди, - притворно воскликнул Паук. - А мне тут рассказали, как ты затупила. Разве так сложно догадаться, что, когда тебе пишут про слежку, не надо оборачиваться?
        Я повернулся и осмотрел девушку. Та залилась краской и, казалось, вот-вот прожжет меня взглядом насквозь.
        - Можешь идти, Курт. Я поговорю с Грейс.
        - Могли и не называть моё настоящее имя.
        - Выбрала бы себе прозвище получше.
        Не став слушать, чем закончится разговор, я пошел на выход.
        ***
        План на сегодня был выполнен, но удовлетворения это не принесло. Как и большого разочарования. Где-то внутри я изначально знал, что Паук мне не поможет. Но и сказать, что ушёл я от него совсем без ничего, тоже нельзя.
        Я стал сильнее. Паук мог и обмануть, не показать лишнего, но почему-то я был уверен, что многое он так и не узнал. О старике, Еретике и прочих вещах, которые я хотел скрыть. Будь иначе, узнай он, что какой-то там Еретик подряжает меня на убийство его госпожи и… Допускаю вероятность, что Паук захотел бы использовать меня в своих целях, но скорее тупо убил бы. Потому что всегда есть шанс, что твой план вскроется. Иронично, что я в отношении Паука находился в той же самой позиции, что и он сам по отношению к госпоже Аты.
        От бара уходил с чувством разыгравшейся паранойи. Один наблюдатель пойман, но сколько их ещё осталось? Зайдя в подворотню, спрятался среди темноты и простоял, как дурак, двадцать минут. Продрог, плюнул и ещё какое-то время плутал, думая, как обнаружить слежку.
        В конечном счёте меня переиграли.
        - Паршиво ты уходишь, малец, - прозвучал тихий голос старика. Он сидел в машине и притормозил возле меня, когда я попутку ловил, чтобы добраться до дома.
        - Давно не виделись, - сказал я, садясь.
        Вот ещё одна проблема. Чего ждать от старика? Про Еретика я не собирался ему рассказывать. Не уверен, что старик не психанёт и не попытается меня убить.
        - Что случилось, пока меня не было?
        Взгляд зацепился за пальцы старика. Он крепко сжимал руль, и, несмотря на возраст, в нем не чувствовалось старческой немощи. Этот человек был отлил из стали, и с момента изготовления она если и заржавела, то совсем немного.
        - Я узнал, что Паук мне совсем не помощник.
        - Это было известно изначально, - проворчал Гроссен.
        Не стал ему говорить, что в момент отчаянья ждёшь любого чуда.
        - В городе есть продавцы таланта. Через неделю будет аукцион, где сбывают товар. Это единственное, что я узнал.
        - Я в курсе, - ответил он. - Успел разузнать кое-что. Попасть на аукцион не вариант. Там будет слишком много серьезной охраны. Устраивают в верхней части города.
        В нашем городе существовали Низины, и каждый знал, что нет места хуже. Но мало кто задумывался о том, что скрывается на самом верху. Я жил в центральной части. В приличном районе, но не самом дорогом.
        До этого я никогда не задумывался о том, что разделение есть не только между Низинами и всем остальным, но ещё и между верхней частью. Я даже смог припомнить, что знал о тех местах. Именно припомнить, сосредоточившись. Попахивало ещё одним фоновым воздействием. Те, кто живет на самом верху, не любит лишнего внимания? Уверен, что так.
        Обдумав то, что вспомнил, и то, что ощутил в этот момент, пришёл к выводу, что верхи - это как другой мир, куда мне доступ закрыт. Если даже старик с его навыками говорит, что там серьезная охрана. Но надо что-то придумать. Без вариантов.
        - Старик, ты ведь убиваешь паразитов. Как насчёт убить торговцев талантами?
        - Я за, но это не приблизит к Еретику. К тому же у нас проблемы.
        Марк Гроссен бросил взгляд на зеркало заднего вида. Нас осветили фары чужой машины. Кто внутри, не было видно из-за яркого света.
        - За нами следят? - спросил я.
        - Да. Оружие при себе?
        - Там почти не осталось патронов.
        - В бардачке. Достань и посмотри.
        Сделал, что сказал. От мысли, что опять придётся в кого-то стрелять, бросило в дрожь.
        Гроссен надавил на газ, но преследователи тоже ускорились. Погоня длилась несколько минут, пока не выехали из оживленной части Низин и не свернули туда, где огней было поменьше.
        - Как остановлюсь, выпрыгивай и беги.
        - Кто за нами едет?
        - Убийцы. Не думал, что так быстро выйдут на след, - словно оправдываясь, ответил старик.
        - Я их не чувствую.
        - Это убийцы паразитов.
        - Хорошо, что не паладины.
        Если ещё и они появятся, как жить в этом мире, я совсем не знаю.
        - Кто? - переспросил Гроссен и резко вывернул руль.
        Меня вжало в дверь. Желание пристегнуться как вспыхнуло, так и пропало. Если придётся быстро выпрыгивать, пристёгиваться нельзя.
        - Готовься.
        Машина пронеслась через улочки Низин. Мы доехали до стройки, старик протаранил ворота из сетки и снова выкрутил руль. Сзади нас поднялось облако пыли. Гроссен остановился прямо возле недостроенного здания и сам, первым, выпрыгнул из тачки.
        Выругавшись, я последовал его примеру, бросившись в другую сторону.
        С пулей я разминулся буквально на секунду. Та врезалась в бетонную стену, когда я забегал под стены здания. Успел до этого обернуться и увидеть два силуэта в свете фар. Если они оба сунутся за мной, шансов мало. Чертов старик. Взял и подставил на ровном месте. Я пробежал через первый этаж и уперся в тупик. В темноте было сложно разглядеть, что здесь хотели построить, но походило это на многоквартирный дом, с планировкой, не рассчитанной на человеческий комфорт. Развернувшись, побежал в другую сторону, нервничая из-за того, что не могу почувствовать тех, кто сидел в машине.
        Где-то недалеко раздались выстрелы. Всего два. После чего наступила тишина.
        Старика могли убить и сейчас отправиться за мной. Или он мог разобраться с убийцами и тогда… Тогда почему он не позовет меня, сообщив, что вопрос решен?
        Самое простое для меня - сбежать. Но я снова уперся - на этот раз в сложенные блоки. На улице и так темно, а здесь, в здании, царила кромешная тьма. Опасаясь переломать ноги, что пару раз чуть не случилось, я замер и нащупал стену. Пролез между блоков и перешёл… Ну, куда-то перешёл.
        Сердце стучало неистово, а дыхание было таким громким, что, казалось, предупреждало всю округу о моём местонахождении.
        Прикрыв глаза, взял эмоции под контроль. Обратил свою же силу против себя. Задавил панику, растерянность и лишние мысли. Дыхание выровнялось, сердце перестало так отчаянно стучать. Я начал слышать то, что происходит вокруг. На это у меня ушло секунд тридцать. Глаза тоже адаптировались к темноте, и я стал различать смутные силуэты.
        Пахло пылью и бетоном. А ещё мочой и дерьмом. То, что старик снёс забор, ничего не меняло. Мельком успел заметить дыру в паре метров от ворот. Местные сюда частенько захаживали, судя по всему.
        Уцепившись за эту мысль, напряг чувствительность и засек едва тлеющий уголёк разума где-то на краю здания, в другой части от нас. Он затаился и не выдавал себя. Чудя по тому, что я воспринял, это был какой-то бездомный. Потерянный человек, у которого и мыслей своих почти не осталось.
        Приказать ему идти сюда? Я чувствовал, что смогу это сделать. Тогда его убьют, а у нас появится шанс выбраться.
        Я не нашёл в себе решимости так поступить. Самому рисковать и творить подлые вещи - хорошо, это моё бремя. Но прикрываться чужими спинами - так опускаться я не готов. Может, это и глупо, но в тот момент я не смог иначе и внушил бездомному мысль сидеть тихо. Разве что… Я всё же вторгся в его разум, заставил вспомнить то, что вокруг него. Нашлись и бутылки. Одну из них я приказал бросить так, чтобы она разбилась где-нибудь рядом с машинами. Мелочь, которая может не сыграть никакой роли, но вдруг.
        Царящая тишина давила по мозгам. Старик не давал о себе знать, а значит, мог быть мертв.
        Звук разбившегося стекла прозвучал особенно оглушительно. А вслед за ним я услышал едва заметный шорох. Убийца был где-то рядом.
        Рискнув сдвинуться, я увидел, как темная фигура промелькнула рядом с оконным проёмом. Промелькнула и исчезла. Этот человек двигался почти что бесшумно. Но стоило мне его засечь, как я смог определить тот тип пустоты, что окружал его. Это не была защита разума. Нет, дело было в другом. Этот мужчина умел останавливать поток мыслей и держать эмоции в узде. При этом он оставался живым человеком.
        Ситуация разрешилась сама собой. Не успел я додумать, что делать, как убийца двинулся в мою сторону. В руках он держал оружие. Я смог разглядеть, что дуло у него излишне длинное. Глушитель? Тогда в прошлый раз стрелял старик.
        Стоял я в неудобном положении. Из такого выстрелить и попасть шансы не стопроцентные. Да и чутье подсказывало, что, стоит мне пошевелиться, как убийца среагирует куда быстрее. Поэтому выбрал я другой путь. Применил дуэль. На этот раз переход произошёл куда плавнее. На первый взгляд, ничего не изменилось. Убийца как двигался в мою сторону, так и продолжил. Я создал образ двойника в другой стороне и приказал ему бежать. Как и ожидалось, убийца среагировал мгновенно. Три пули летели в спину убегающему, но тот в последний момент увернулся, скрывшись за стеной.
        Убийца, не спеша, двинулся за ним.
        Это выиграло мне несколько секунд, чтобы просчитать ситуацию.
        В следующей комнате случилась развязка. Он всё же смог подстрелить меня, когда иллюзия напала на него с обломком трубы. Тела распластались на земле, лужа крови быстро растеклась вокруг. Убийца не обратил внимания на мой труп.
        Я им не был нужен живым.
        Следующим я вывел старика. Он вышел бесшумной тенью и… Мне пришлось сделать так, чтобы убийца увидел, куда именно тот стреляет, чтобы его разум создал настоящую боль от иллюзорного попадания. Получилась настоящая дуэль. Убийца был ранен в плечо, а старик - в живот.
        - Кто вы такие? - прохрипел он.
        Действо случилось возле окна, за которым горел свет. Был ли он в реальности, я не знал, но мне был нужен повод, чтобы осветить мужчину. Лицо его было полностью отрешенным. Он ничего не сказал, не обратил внимания на ранение. Старика добивать не стал. Держал его на прицеле, пока не подошёл и не ударил рукояткой по лицу.
        Дальше я наблюдать не стал. Понятно, что, в отличие от меня, он нужен им живым. Никакую информацию получить тоже не получилось.
        Собравшись с духом, нанёс ментальный удар, следом обрубив дуэль. Снова оказавшись в реальности, вскинул пистолет и без сомнений нажал на курок. Выстрелил два раза и попал убийце в грудь. Он так и продолжал стоять всё это время. Что-то толкнуло меня сразу же скрыться за стеной, и это было правильным решением. Даже в таком состоянии он успел среагировать и выстрелить в ответ.
        Это не убийцы. Это монстры какие-то.
        А дальше я бросился бежать. Плутал, прятался, пригибался, чтобы не словить случайную пулю. Погони не было. Какая-то из моих пуль доконала убийцу. Рискнул выглянуть в окно и увидел старика. Он сидел, присев на капот своей машины, и курил.
        По его беспечному виду я понял, что битва закончилась.
        Глава 4. Память
        Впервые на моей памяти старик курил. Настолько его расслабленный образ не соответствовал ситуации, что я заподозрил неладное. Марк Гроссен сидел на капоте и кайфовал с каждой затяжки. В одной руке он держал сигарету, в другой - пистолет.
        - Выходи! - крикнул он. - Всё закончилось!
        Эти слова не вызывали доверия. Не в мире, где встречаются люди, способные влезть тебе в голову и создать любые иллюзии. Но как бы я ни прощупывал старика и обстановку вокруг - ничего не выдавало подвоха. Вышел я так, чтобы в любой момент вернуться в спасительную темноту.
        - Нет времени на твою недоверчивость, - проворчал старик тихо, я его почти не расслышал.
        Сделав очередную затяжку, он закашлялся и со злостью выкинул сигарету. Если это иллюзия, то слишком жизненная.
        - Никогда не начинай курить, малец. Сигареты тебя убьют, - харкнул старик, когда я подошёл к нему.
        - Зачем сами курите?
        - Не курю. Только тогда, когда кого-то убил.
        - Убийцы мертвы?
        - Будь иначе, сидел бы я здесь так беспечно? - выпрямился он и посмотрел на меня недоуменно. - Водить умеешь?
        - Да.
        - Тогда садись в эту машину, - указал он на ту, на которой мы приехали. - Сдай отсюда пару кварталов и жди меня. А я эту перегоню, чтобы следы немного запутать.
        ***
        Через полчаса мы как ни в чем не бывало ехали по дороге. Единственное, что изменилось, - от старика пахло вонючим табаком.
        - В следующий раз, - сказал он, - смотри, куда стреляешь. У них были бронежилеты. Ты даже не смог серьезно ранить того убийцу.
        Не сказать, что меня эта новость опечалила.
        - Кто они такие?
        - Болванчики, - старик ехал медленно, ночью поток машин был слаб, и создавалось ощущение, будто вокруг никого нет. В домах редко где горел свет. Это вам не центр города с его неоновыми вывесками. - Я их так называю. В прошлом настоящие убийцы. Попавшие на службу паразитам. Все лишние мысли и эмоции удалены. Считай, что они как роботы, заточенные под одну функцию.
        - Что им было нужно?
        - Моя голова.
        В этом старик врать не стал. Он мог бы сказать, что не знает или что пришли за мной. Что шло бы вразрез с тем, что его, в отличие от меня, хотели захватить живым.
        Оставалось разобраться, он заранее знал о слежке и подобрал меня, чтобы использовать для отвлечения внимания, или это вышло случайно?
        - Так что там с Пауком? - перевёл тему старик.
        Я рассказал в общих чертах, что случилось. Напомнил и про проблему сестры.
        - Предлагаешь устроить налёт на этих ребят? - заключил Гроссен.
        - Да.
        Эта мысль не вызвала внутреннего отторжения. После того как я вытянул силу из наблюдателя, до сих пор хотелось залезть в душ и ожесточенно потереть кожу самой грубой мочалкой, чтобы смыть налипшую грязь. А в отношении этих похитителей талантов, даже если они никак не связаны с моей сестрой, сомнений я не испытывал. Они не промышляют чем-то мирным. Они ломают чужие судьбы. Подруги Сони тому доказательство.
        - Это приведёт к конфликту с Пауком.
        - Я научился прятать мысли от него.
        - Не будь таким наивным. У тебя есть мотив. Если случится нападение, он первым делом подумает про тебя и не верхний слой мыслей считает, а устроит полноценный допрос.
        Об этом я не подумал. Но и отступать было нельзя.
        - У меня нет выбора.
        Если Паук не хочет или не может мне помочь, значит, нам не по пути.
        - К тому же разве вам не интересно разобраться и с ним тоже?
        - Мне интересен Еретик.
        - А как он выглядит?
        Старик покосился на меня с подозрением.
        - Высокий, темные волосы, нет глаз, - перечислил он.
        - Я его видел.
        Разной реакции я ожидал. Но не того, что Гроссен резко даст по тормозам. Отчего меня кинуло вперед, и я бы расшиб себе лицо, не успей выставить руку.
        - Повтори. Что ты сказал? - отчеканил он каждое слово.
        Мне захотелось послать его за такие выходки, но сейчас был не тот момент.
        - Любит одеваться со вкусом. Вместо глаз - уродливые шрамы. Видел его недалеко от школы в Низинах.
        Старик вышел из машины. Метался некоторое время, а потом со всей дури ударил по колесу. Потом ещё раз - по задней двери. Обогнув машину, он резко открыл мою дверь и потребовал:
        - Рассказывай!
        Я вылез наружу. Просто потому, что когда рядом беснуется старик Гроссен, лучше иметь пространство для маневра.
        - Нечего рассказывать. Я его сначала за бомжа принял. Он сидел в переулке и попросил еды. Дал ему шоколадку, на этом всё закончилось. Второй раз видел, когда с девушкой шёл. После этого на нас напала собака. Мог он натравить?
        - Какая ещё собака? - раздраженно свёл брови к переносице старик.
        - Вы же сами наблюдали за мной, - припомнил я, как он читал нравоучения. - Должны были видеть и нападение.
        Старик зажмурился что есть сил и начал остервенело массировать лицо. Когда ладони пошли вниз, кожа натянулась так сильно, что стали видны глазные яблоки, нижняя их часть.
        - Значит, он знает, что я здесь. - сказал Гроссен, отходя от меня, после чего нервно рассмеялся.
        В этот момент я окончательно убедился, что старик спятил. И я мог представить, что он ощущает. Сам нахожусь в такой ситуации, когда не знаешь, чему верить. Не разобрать, какие мысли, чувства и желания твои, а какие наведенные.
        - Ты с ним говорил? - старик резко обернулся. Его рука напряглась, и было видно, если ответы ему не понравятся, пристрелит здесь и сейчас.
        - Нет, - дал я ответ, смотря ему в глаза. - Если не считать того раза, когда отдал ему шоколадку.
        Гроссен с минуту сверлил меня взглядом, а потом рассмеялся, на этот раз наполовину менее безумно, чем раньше.
        - Кинуть Еретику шоколадку, как бездомному, - расхохотался он, - Хотел бы я это видеть. Что ж… - старик успокоился. - Значит, он и правда в этом городе. Хорошая новость. То, что узнал о тебе и обо мне - безусловно, плохая, но таковы условия игры. Садись в машину, малец. Подброшу до дома.
        Ехали в гробовой тишине. Я старался ни о чем не думать. Не чувствовал себя в безопасности, чтобы позволить себе расслабиться. Старик тоже думал о чём-то своём.
        Когда поднялись наверх, в мой квартал, за несколько улиц от моего дома он остановился.
        - Прогуляешься пешком, - сказал Гроссен. - Насчёт твоей сестры - ищи тех парней. Если найдешь, помогу разобраться с ними.
        - Почему? - старик до этого не горел желанием помогать, но сейчас что-то изменилось, и я хотел понять что.
        - Еретик амбициозен, коварен и очень умен. Уверен, он уже вписал нас в свои планы. Вопрос в том, удастся ли его подловить.
        - Это не ответ.
        - Малец, не тупи. Надо разворошить осиное гнездо, а там, глядишь, появится возможность добраться до этого ублюдка.
        Сказано это было с такой ненавистью, что я невольно отшатнулся. Я тоже умел ненавидеть. Но не так сильно, как Марк Гроссен.
        ***
        Сестра и отец были дома, спали. Приехал я к одиннадцати часам, но такая уж у меня семья. Отцу, который работает с утра до вечера, было не до ночных посиделок. Сестра, которая отгородилась от мира и типичных студенческих развлечений, тоже не спешила нарушать режим.
        Я вздохнул с облегчением, когда ощутил размеренный фон от них двоих.
        Двойное облегчение испытал, когда закрыл дверь на все замки. Глупое, иррациональное чувство. Если кто-то захочет, он легко проникнет в дом. Достаточно вспомнить старика, который проникал сюда без лишних трудностей. Когда он высаживал меня, мы обменялись номерами. Теперь осталось найти торговцев талантами и желательно сделать это быстро. Надежда, что получится вернуть украденное у сестры, не отпускала меня.
        Хотелось спать. Голова раскалывалась - слишком часто я обращался к силе. Но вместо того, чтобы завалиться на кровать и отключиться, я пошёл в душ. Залез туда прямо в одежде. Обувь только у входа оставил, чтобы следов не наделать. Боюсь представить, во что я успел наступить, пока по стройке бегал. Когда ехали обратно в машине, запашок отчётливый появился.
        Воду сделал потише, чтобы никого не разбудить. Звукоизоляция у нас так себе, а мне не хотелось бы, чтобы обеспокоенный отец проснулся и решил проверить вечно пропадающего сына. Обошлось. До кровати я добрался без лишних разговоров.
        Достав телефон, увидел сообщение от Сони.
        - Спишь? - спросил она пять минут назад.
        - Нет. Но собираюсь. Я добрался до постели. А ты?
        - До твоей постели я не добралась.
        Сквозь расстояние чувствовалось желание Сони пошутить. Я отчётливо представил, как она написало первое, что пришло в голову, а потом смутилась и замолчала, ожидая моей реакции.
        - Жаль. Ты видела, насколько она роскошна.
        - Не то слово, - Соня добавила много смеющихся смайликов. - Какие планы на завтра?
        Пережить воскресенье. Не сойти с ума.
        - Пока не знаю. А у тебя?
        - Тоже не знаю. Как все приличные школьники, сделаю уроки для начала. Ты, наверное, таким никогда не занимался.
        - Было пару раз.
        Если честно, то после обретения силы я и правда забил на учёбу. Любые тесты и контрольные решаются на раз, когда видишь, о чём думают лучшие ученики класса. Не надо залезать в голову учителям и повышать их лояльность.
        - Понимаю. Тяжкий труд не для супергероя. Ты устал за сегодня?
        - Немного, - признался я.
        Мне многое хотелось ей написать. Предложить встретиться, обсудить что-нибудь, но… Я пожелал спокойной ночи. Соня тоже. Меня тянуло к девушке, но куда сильнее затягивали навалившиеся проблемы, с которыми я не до конца понимал, как разобраться. Думал, сразу не смогу уснуть, но стоило коснуться головой подушки, я провалился в забытье.
        ***
        Воскресенье, 10 октября
        Снились кошмары. Над Низинами раскинулась тень, что всех контролировала. Где-то рядом кружил Еретик. Он тоже был тенью, но куда опаснее, чем та, главная. Почему-то вместо Низин я видел лабиринт, по которому убегал то от Паука, то от убийц, которых возглавлял старик. Где-то рядом неслась Соня - за ней охотились другие повелители разума. А в совсем уж темном углу сидела моя сестра и обвиняюще смотрела, молчаливо вопрошая, почему я так беспечен и позволяю себе влюбиться, когда она так страдает.
        Это чувство вины было не самым страшным во сне.
        В конце лабиринта стояла моя мать и ждала, когда я загляну к ней. Она пугала меня куда сильнее, чем все остальные участники сна вместе взятые.
        Проснулся я в холодном поту, но с ясной головой, полшестого утра. Вздрогнув, огляделся и увидел, что никого в комнате нет. Никогда не думал, что стану параноиком.
        Потянувшись до хруста в суставах, сполз с кровати. Мочевой пузырь требовал отправиться в туалет. Во рту же пересохло так, будто я согласился на предложение Дина отправиться на вечеринку и напился там до потери памяти. Пока умывался и приводил себя в порядок, заодно уничтожая оставленные вчера следы, написал Соне: «Доброе утро». Подождал минуту, но девушка ничего не ответила. Надеюсь, в столь ранний час она спит, а не что-то случилось за ночь.
        В это утро кофе заварил в турке. Так, как любила делать мама. Это единственное увлечение, про которое я мог вспомнить.
        От кофе во рту горчило. Есть не хотелось, но я заставил себя. Больше для того, чтобы отсрочить тот момент, когда придётся поставить вопрос ребром.
        Я не тяну.
        Не справляюсь. Взял на себя слишком много, не понимая, какие противники мне встретятся. Ряд побед не внушал оптимизма. Я не строил иллюзий, воображая, что, победив несколько рядовых повелителей, сам нахожусь наверху пищевой цепи. Того же доктора не уверен, что победил бы сейчас. А ведь он тоже не звезда.
        Ещё Еретик. Я не боялся смерти, но он меня пугал. Тем, что затеял свою игру, в которой у меня не факт, что появится возможность проявить свободу воли.
        Поэтому я проиграл.
        Сидя на кухне, в одиночестве, допивая горький кофе, я отчётливо осознал, что пусть ещё жив, пусть сердце бьется, а решимость никуда не делась…
        Я проиграл.
        Та версия меня, которая была на данный момент.
        Как может быть иначе, если мои руки до сих пор трясутся после пережитого.
        А раз так, это необходимо изменить.
        От нерадостных изменений отвлёк скрип, будто кто-то скребся. Никогда в доме не было мышей. Зато имелся подвал, в котором лежал всякий хлам. Я знал, что там же лежат вещи мамы. Никто не решился их выкинуть, но и держать на виду не было ни сил, ни желания.
        Если бы не этот странный звук, я бы и не вспомнил, что в доме есть подвал.
        В котором кто-то находился.
        Скрип повторился. Это не было царапаньем мышиных лапок. Куда больше это походило на чужое, тяжелое дыхание.
        В тот момент я подумал, что схожу с ума. Распад личности дал о себе знать, и появились галлюцинации.
        А потом я вспомнил слова старика, что он не встречал паразитов, способных пережить пулю в голову. Метнувшись тихо наверх, я достал пистолет и спустился вниз. Решительно открыл дверь и…
        Это существо я увидел сразу. Не человека, не животное, а именно существо. У него было туловище, голова, руки и ноги, но будто оплавленные. Он напоминал воскового человека, постоявшего на палящем солнце. Заметив меня, он потянулся своими конечностями. Те удлинились, но делали это слишком медленно, чтобы напугать.
        Это была тень.
        Нутром я ощутил, что это моя тень, вылезшая ночью и проявившаяся в реальности. То, о чём упоминал старик, но не удосужился нормально объяснить.
        - Без обид, - сказал я. - Но тебе лучше сдохнуть.
        Существо захрипело, и я нанёс по нему ментальный удар. После чего подошёл и вбил руку прямо в туловище. Я не знал, сработает это или нет, действовал интуитивно. Тень оказалась слабой и быстро развеялась. Вернулась в меня, где… была тут же переварена. Вместе с ней вернулся и кусочек моей силы.
        - Когда же уже наступят нормальные дни, - пробурчал я, поднимаясь наверх.
        Случай с тенью только добавил мне решимости. Подумаешь, одной проблемой больше. Мне не нужны советы старика, чтобы разобраться в случившемся. Часть моей силы отделилась и вышла наружу в виде тени. Виной тому внутренний раздрай и те кошмары, что мне снились. Надо обрести покой, навести порядок внутри и обрести себя, чтобы это не повторилось. Я и так собирался это сделать, поэтому нет смысла переживать лишний раз. На переживания у меня как раз сил не осталось.
        Только на действия.
        Пока поднимался к себе, пришло сообщение от Сони. Она тоже пожелала мне доброго утра и спросила, как дела. Ответил, что хорошо и собираюсь погрузиться в чертоги разума, чтобы навести там порядок.
        - Давно пора! - прислала она большой палец. - Но не переусердствуй, а то вдруг станешь скучным жизнерадостным парнем. Как я буду без этого твоего сурового взгляда и брутальности?
        - Главное, чтобы твоё очарование никуда не делось, - ответил я. - Вот это будет настоящая потеря.
        Соня прислала смайлик-язык и добавила:
        - Пошла я завтракать. Сегодня в меню лапша быстрого приготовления и консервы - главные деликатесы Низин. А ты уже отведал своих омаров?
        - Омары на завтрак - моветон.
        - Моветон? Звучит очень вкусно.
        Уверен, Соня знала это слово, просто прикалывалась. Предупредив, что отключусь на какое-то время, закрыл дверь в комнату и присел на кровать. Нужно было определиться, с чего начать.
        Поглотить силу, навалять теням или… проверить правдивость слов Еретика.
        Последнее было важнее всего. И я знал, что нужно делать.
        Сконцентрировавшись, погрузился в пространство разума. Оно не сильно изменилось. Стало чуть просторнее, но я не уверен, что это действительно так. Десятки дверей ждали меня. Какие-то выглядели нейтрально, но та, что была нужна, сочилась могильным холодом и тьмой.
        Когда увидел её впервые, сразу понял, что там, но запретил себе об этом думать.
        Так же, как запрещал и тысячи раз до этого.
        Но кое-что изменилось. Впервые я чувствовал не желание убежать, отгородиться от этого, а узнать правду и… Стать сильнее, чтобы защитить тех, кто мне дорог.
        Собрав всю решимость, потянул за ручку. Дверь не открылась. Не поверила, что я и правда созрел.
        - Я зайду внутрь, даже если придётся вышибить тебя! - прорычал я.
        Створка отворилась. Медленно и злорадно. Это была всего лишь дверь, но одним лишь скрипом она намекнула на то, что я совершаю большую ошибку, заглядывая сюда.
        ***
        Первые секунды находился в темноте, а потом она развеялась, и я оказался в нашем старом доме. Было так странно вернуться сюда. Попал я в коридор и наблюдал сцену как бы со стороны. Увидел и себя.
        Того тринадцатилетнего паренька, который не подозревал, что его ждёт.
        С замиранием сердца я наблюдал, как он бросил рюкзак в коридоре, скинул зимние ботинки и куртку, припорошённую снегом. За окном стояла зима, до нового года оставались считанные дни.
        Я знал, что произойдёт дальше. Мальчишка пройдёт в гостиную и увидит мать.
        Но в этот раз что-то пошло не так. Стоило ему сделать пару шагов, как из гостиной хлынула тьма. Мальчишку снесло, и он растворился, подобно льду под кипятком. Меня тоже захлестнуло. Нервны обожгло, я закричал от боли. Меня крутило, сжимало, да так, что кости трещали.
        Едва слышимый шёпот врезался прямо в мозг.
        Ты недостоин жить.
        Родить тебя было ошибкой.
        Ты ничтожество.
        Сдохни и прекрати мучить меня своим видом, маленький ублюдок!
        Эти и десятки других фраз терзали меня. Всё то, что мать успела наговорить, пока бегала за мной с ножом. Погоня закончилась тем, что я заполучил порез на руке и пробил собой окно. Отец меня таким и нашёл. Окровавленным, в сугробе возле дома.
        Но я больше не был тем тринадцатилетним парнем.
        Я научился драться и давать сдачи.
        Выставив руки в сторону, схватил терзающую меня тьму.
        - Заткнись! - прокричал я.
        - Ты слишком слаб, - пророкотала тьма и обрушилась с новой силой.
        Подобно водопаду, неукротимой стихии, она давила и уничтожала меня.
        Я закричал. Не от боли. От ненависти. Всю свою ярость я выплеснул на тьму, и та разошлась в стороны, вспенилась, как морские волны, разбивающиеся о скалы.
        - Здесь… - прохрипел я, чувствуя невыносимое давление. - Я… Повелитель…
        Тьма отступила. Так резко, что от испытанного облегчения было физически больно. Обманчивое чувство. Я вовсе не победил. Тьма лишь отошла в сторону, чтобы превратиться во что-то новое.
        В гигантскую змею, настоящего бога Сета, что поднялся на десятки метров вверх и обрушился на меня всей тяжестью.
        Это было бы невозможно в реальности, но я поймал руками его клыки. Змея давила, поверхность под моими ногами трещала и рвалась. В тот момент я сам был как дикий зверь, что дрался и рычал, не собираясь сдаваться.
        Противостояние длилось бесконечно.
        Змея пыталась всеми способами раздавить меня, кусала, поливала ядом, но я не давал этому овладеть мною.
        Это был коварный яд. Послание, означающее, что я недостоин жить.
        И мне было что сказать ему в ответ.
        Я больше не собирался верить в эту херню.
        Убедившись, что со мной не справиться, змея обвила меня хвостом и… Зашвырнула куда-то далеко, в темноте. Эта тьма должна была растворить меня, но я удержался, отказался распадаться на части и завис в пространстве.
        Которое померкло, пошло трещинами, и я вывалился в реальность, подскочив на кровати, с трудом продохнув.
        Так закончился мой первый бой против внутреннего демона.
        Первый, но не последний.
        Глава 5. Перековка
        Некоторые вещи способны раздавить, если окажешься не готов к ним. Те же самые вещи способны и укрепить.
        В это утро я понял, что возраст многое меняет в жизни. Дошла до меня эта истина, несмотря на юность. То, с чем я не мог справиться в тринадцать лет, сейчас казалось совсем иным. Проблема была в другом. Старая травма была надежно спрятана, проросла внутрь меня и так легко сдаваться не собиралась. То, что я бы пережил сейчас, в тот раз нанесло серьезный вред, и эта рана продолжала отравлять меня по сей день.
        В тот единственный раз, когда старик Марк Гроссен чему-то меня учил, прозвучали слова: «Мысли и чувства - твои враги, убей их».
        Пока я не докатился до такого уровня цинизма и обреченности, чтобы любую мысль и чувство считать врагом. Но то, что я пережил, эта боль определенно была моим врагом.
        Всего лишь врагом, с которым требовалось разобраться.
        Так что настрой у меня был отличный. А вот тело - подвело. Несколько минут я корчился от боли, задыхался, и, когда та пошла на спад, осознал себя, стоящим на четвереньках у кровати. В глазах двоилось, дыхание сбилось, а во рту пересохло. Судя по признакам, тело только что пережило последствия чудовищного испуга. Какое-то время ушло на то, чтобы прийти в себя. Когда встал, я хмыкнул.
        Стало понятно, почему уровень целостности личности такой низкий. Ведь что такое целостность? Это что-то целое. А целым меня назвать было нельзя. Я не чувствовал страха, а тело - чувствовало. Моя сила подсказывала, почему так. Потому что я запретил себе чувствовать. Когда-то давно, в тринадцать лет. Может, поэтому и не боялся смерти. Не потому, что смелый, а потому, что травмированный.
        Не выдержав, рассмеялся. Это было нервной реакцией, попыткой сбросить напряжение. Но имелась и другая причина для веселья - я знал, что делать.
        По привычке проверил домочадцев. Отец проснулся, но ещё лежал в постели. Сестра беззаботно дрыхла. Казалось, прошло несколько часов, но нет, всего двадцать шесть минут. Соня написала, что закончила завтракать и ждёт весточки от меня, а то что-то она разволновалась. Подумав, не стал ей ничего отвечать. Смысл дергать так быстро, если собираюсь и дальше погружаться в себя.
        В ту дверь так до конца зайти и не получилось. Слишком много боли и подавленных чувств было с этим связано. Сначала нужно навести порядок в других местах.
        ***
        На этот раз я зашёл в другую дверь. В ту, что вела к эмоциям. Я уже бывал в той части себя, где обитали мысли и тени. С последними хорошо подрался, и это пошло на пользу. В этой комнате меня тоже ждали. Всего одна тень. Та, которую я назвал Злым. Злая версия меня же.
        - Давно не виделись, - сказал Злой, сложив руки на груди. - Не балуешь ты нас своим присутствием.
        - Понравилось отхватывать? - спросил я, оглядываясь.
        В этом месте был холодный, темный пол. Складывалось ощущение, что стою на поверхности бездонного озера. Над которым висели сгустки, похожие на гроздья винограда. Всех цветов и размеров. Отражения чувств и эмоций.
        - У нас разные представления о том, кто отхватывал, - ответил Злой.
        - Будешь мешать? - спросил я, переведя взгляд на него. - И где остальные?
        - Нет, не буду.
        - А второй вопрос?
        - Тебя не учили, что если хочешь получить ответы, то надо задавать по одному вопросу за раз? - с издевкой спросил он.
        - Почему хочешь помочь? - проигнорировал я его подначку.
        - С чего ты взял, что буду помогать?
        - Потому что ты часть меня.
        - Неужели ты перестал это отрицать? - притворно удивился Злой и рассмеялся.
        Незачем было говорить, что сейчас я вижу и понимаю куда больше. Что-то во мне постоянно менялось. Та сила, что я поглотил у наблюдателя, её потенциал растрачен. Никаких навыков не появилось, весь резерв разошёлся, когда я боролся с тьмой и той змеей. Выросла общая психическая сила, а вместе с ней чувствительность и понимание… себя.
        Мне достаточно было сосредоточиться на тени, чтобы уловить его секреты.
        - Э, нет! - погрозил Злой пальцем, и поступающую информацию обрубило.
        Я нахмурился, осознавая тот факт, что какие-то части меня могут противодействовать таким образом. Но пришёл я сюда не со Злым разбираться. Хоть и уловил, почему он здесь.
        Пройдясь по округе, нашёл то, что искал, - гигантский сгусток боли.
        - Красота, не правда ли? - спросил Злой, что молчаливо следовал за мной.
        Ничего красивого не было. Эта боль - как старая, гноящаяся рана. Должен признать, что мастерски научился её игнорировать и позволил разрастись настолько, что мне тупо не хватило внутренних сил, чтобы пережить её снова. Поэтому меня и выкинуло из той комнаты.
        Сосредоточившись, создал в руке молот, а рядом с собой наковальню.
        - Раз уж пришёл, - посмотрел я на Злого. - Будешь подавать куски этой боли.
        - Согласен, - охотно ответил тот.
        Это было подозрительно, но от плана я отступать не собирался.
        Боль… Это ведь не только то, от чего хочется отделаться любой ценой. Но ещё и то, что можно перековать во что-то иное. Что я и собирался сделать.
        Пример старика показал, что ненавидеть он умеет куда сильнее, чем я. Только вот той ненавистью, которая мне ни за какие блага мира не нужна. Ненависть, граничащая с безумием, - спасибо, не надо. Свою боль я собирался перековывать во что-то иное - в ярость. В холодную, полную решимости и твёрдости ярость. Не ту, что одурманит мне мозги, а ту, что поможет выстоять в самую трудную минуту.
        Злой оторвал кусок боли и кинул на наковальню. Замахнувшись, я нанёс первый удар, чувствуя, как в реальности моё тело вздрогнуло от прокатившегося раската.
        ***
        Воскресенье, 11 октября
        Когда я вывалился обратно в мир, то… Сложно это описать. Ощущение было такое, будто проделал тяжелую работу, отпахал весь день в поле. Это при том, что никогда такого в моей жизни не было, но ассоциация никак не уходила.
        Мышцы ломило, в голове стучало.
        А нет, не в голове. Это был стук в дверь.
        - Курт? - донёсся до меня голос отца. - Ты ещё спишь?
        - Уже нет! - крикнул я, чувствуя, что во рту пересохло.
        Глянул на часы. Одиннадцать часов, одиннадцать минут. Как символично.
        Дверь открылась, и ко мне заглянул отец. Увидел меня на кровати, рассмотрел, нахмурил недоуменно брови.
        - Заболел? - обеспокоенно спросил он.
        - Кошмар приснился. Спасибо, что разбудил.
        Я встал и потянулся, чувствуя… да, определенно, приятную истому в мышцах. Что бы я ни сотворил с собой, ощущения мне нравятся.
        - Бывает… - задумчиво сказал отец, не зная, как меня поддержать и надо ли это делать.
        - Ты уже завтракал, пап? Сестра проснулась?
        - Мы уже поели. Время-то… - на этот раз отец смутился.
        Он не отказался бы позавтракать вместе с сыном, но тот, когда его попытались разбудить, спал мертвецким сном и не реагировал. Из головы отца вылетали различные догадки по этому поводу. Он ведь не видел, когда я пришёл домой. Лучшая из догадок заключалась в том, что ночь я провёл с девушкой и поэтому так не выспался.
        - Чем сегодня займешься?
        - Не решил пока, - ответил я. - Может, встречусь с друзьями.
        И устрою какой-нибудь налёт на торговцев талантами. Это - если повезет.
        - Хорошее дело, - сказав это, отец собирался уйти, но остановился. - У тебя точно всё в порядке?
        - Да. Более чем, - улыбнулся я.
        Вполне искренне. Меня и правда переполнял задор.
        Отец тоже улыбнулся. Впервые за долгое время. А ещё он подумал, что я вроде не выгляжу, как наркоман, да и перегаром не пахнет.
        Оставшись один, я наконец-то открыл сообщения от Сони.
        - Курт, пока ты там наверняка сладко спишь в своей мягкой постели, я кое-что придумала. Отправляюсь в библиотеку.
        - Библиотеку? - написал я.
        Прождав минуту, не выдержал и набрал девушку.
        - Привет, - услышал я её голос шёпотом.
        - Что с тобой?
        - Я в библиотеке, дурачок! - воскликнула Соня всё так же шёпотом.
        - А-а-а… - протянул я, про себя отметив, что слишком сильно волнуюсь за девушку. - Что ты там забыла?
        - Сейчас напишу, а то на меня уже косятся. Чмоки.
        В трубке раздались гудки, а в мессенджере появился значок, что пользователь печатает.
        Чтобы не сидеть, как идиот, и не ждать ответа, оделся и пошёл умываться. Когда чистил зубы, Соня закончила послание.
        «Я подумала, что раз случаи похищения талантов не единичны, то можно попробовать найти тех, кто ещё пострадал, и так вычислить, что между ними общего».
        «С чего ты взяла, что есть что-то общее?»
        «А если бы тебе надо было найти талант, ты бы хватал всех подряд?» - последовал незамедлительный ответ.
        Задумавшись, понял, что Соня права, а я и правда дурак.
        Почему-то, когда нашёл сестру, подумал, что это случайность. Трагедия и несчастный случай, которые происходят с людьми без всякой подготовки. Но сейчас, зная, что действуют целые группы и это не разовые акции, а поставленный на поток бизнес, я понял, что… кто-то приметил мою сестру заранее. Может, за день, а может, и за год на заметку взял. Не исключено, что у этих людей есть целые базы, где они записывают всех победителей конкурсов или каких-нибудь блогеров, которые выкладывают в сеть творчество. Также, желай я найти кого-то талантливого, взял бы на заметку студии и обучающие кружки.
        «Соня, - написал я, - а где находится танцевальная студия, в которой занималась твоя подруга?»
        «В Низинах, разумеется. Что ты придумал?»
        «А ты не помнишь, к вам странные люди заходили?»
        «Не помню такого. Там разные люди мелькали, но я всегда была уверена, что это родители».
        «Руководит студией кто?»
        «Есть пара учителей и хозяин здания, где расположен зал».
        «Надо его проверить».
        «Через сколько тебя ждать?»
        «За час постараюсь добраться. Только напиши адрес».
        «Тогда езжай к библиотеке. Я пока соберу данные».
        Слышать это от школьницы смешно, если бы не тот факт, что Соне хватило силы воли и наблюдательности заметить мир повелителей разума, фиксировать месяцами все странности и преодолевать давление на память.
        Быстро собравшись, вышел в коридор и в этот момент раздался звонок в дверь. Я замер.
        После того, что я сделал с той болью, моё состояние стало более уравновешенным. Паранойя поутихла и не было этого ощущения давления со всех сторон. Но одного простого звонка хватило, чтобы я принял стойку.
        Со стороны кухни раздался звук отодвигаемого стула. Это сестра встала.
        - Откроешь? - послышался голос отца, что сидел в гостиной.
        - Да, - ответила Али.
        Я шагнул назад, не желая попасть ей на глаза. По ту сторону двери, на первый взгляд, стоял обычный человек, но что-то меня смутило.
        - Здравствуйте, а я ваш сосед… - прозвучал молодой мужской голос.
        Выглянув так, чтобы разглядеть, кто это, я подтвердил свои догадки. Это был повелитель разума.
        Не выдавая мыслей и чувств по этому поводу, я метнулся к себе в комнату, открыл окно, вылез, повис на вытянутых руках и спрыгнул вниз. Пока обходил дом так, чтобы отец не увидел из окон, защищал разум сестры. Закрыл его наглухо и не давал ничего считать. Ещё и мысль ей подкинул заканчивать разговор.
        Так что вскоре она ушла, а незваный повелитель остался перед закрытой дверью. Слабый он. Это сразу чувствовалось по тому, что он не смог заметить моё присутствие и обойти выставленную защиту. Когда он развернулся и пошёл, я приблизился к нему сзади и опустил ладонь на плечо. Парень вздрогнул и резко обернулся.
        - Что-то забыл здесь? - спросил я его, глядя в глаза.
        - Э-э… - проблеял он, - привет. А я ваш новый сосед.
        Предварительно убедившись, что никто на за нами не наблюдает, без замаха ударил парня кулаком в нос, а когда он упал, ещё и ногой добавил, чтобы пыл поумерил.
        - Я знаю, кто ты, - наклонился над ним. - Сейчас на нас никто не смотрит и на помощь к тебе не придет. Кто послал?
        - Я не…
        Он хотел сказать, что не понимает, но я замахнулся, и он заткнулся.
        - Могу выпотрошить твой разум и узнать ответы так. Выбирай.
        Либо он превосходит меня на голову и сейчас обманывает, разыгрывая слабость, либо и правда настолько слаб, что ничего не может мне противопоставить. Ни в физическим смысле - парень оказался тощим и хлипким, не умеющим за себя постоять, - ни в психическом - я легко на него давил и выуживал мысли.
        - Как зовут твоего господина?
        - Мне нельзя…
        - Поздно, - перебил я его. - Алан Гиббонс. Что ему нужно? Какое у тебя задание? Зачем тебя отправили сюда? Где ваша база? Где найти этого Алана? Какую территорию он контролирует?
        Я давил и давил на парня, через ассоциации выискивая нужные ответы.
        На меня вышла группировка, контролирующая квартал Гран Морисона. Если верить мыслям этого парня, там было всего два повелителя. Сам Алан - который величаво называл себя господином Аланом, и вот этот тип, Брюс Питерс. Жили они c другой стороны не такого уж маленького квартала. Состоял он исключительно из частных домов, и то, что я раньше не видел этих людей, ни о чем не говорило. Парню на вид лет девятнадцать, он старше меня, поэтому и в школе могли разминуться. Если он вообще ходил именно в мою школу.
        Заявился же Брюс сюда по приказу проверить, действительно ли здесь живет другой повелитель. Как именно меня обнаружили, парень не знал. Действовал по наводке своего господина.
        - Если ещё раз увижу рядом с моим домом - пристрелю, - пообещал я парню и отошёл в сторону, дав ему уйти.
        Поспешно вскочив, постоянно оглядываясь, он убежал.
        Сам я тоже задерживаться не стал. Отправился в сторону Низин. Хотел было скинуть старику данные об этих двоих. Простой способ решить проблему, но я удержался. Если за стариком следят, устранение этой парочки может навести и на меня. Да и что-то подсказывало, что старик меня скорее пошлёт, чем пойдет убивать этих двух паразитов. Чем дальше мы заходили, тем больше его волновал один лишь Еретик.
        ***
        В квартале Абеля Уильямса, в одном из зданий, в пентхаусе, у себя в кабинете, сидел мужчина в деловом костюме. Несмотря на то, что это был его дом, он предпочитал и здесь одеваться официально.
        Этот квартал был назван в честь его отца. Который давно умер. Название менять не пришлось, даже возникни такое желание. Отец этого мужчины не был большим оригиналом, зато имя своё любил настолько, что другие признавать отказался и назвал сына так же.
        Так что в кабинете сидел Абель Уильямс, один из настоящих владетелей этого города, повелитель разума.
        В данный момент он сидел без дела. За окном шёл мокрый снег, похожий на дождь. Мерзкая, противная субстанция, которая отбивала любое желание выходить из дома. Мужчина сидел, вытянув ноги и сцепив пальцы рук. Сидел он с задумчивым видом, просчитывая следующие ходы.
        Часть его разума контролировала обстановку вокруг. Когда слуга сделал первый шаг, он уже знал, что тот хочет ему сказать. Когда слуга тихо открыл дверь, прошёл и замер в ожидании разрешения говорить, Абель успел обдумать ситуацию. Но всё равно он предпочёл поддержать иллюзию нормального разговора, словно они обычные люди.
        В этом был отчасти виноват отец. До того как он пал, его стало накрывать безумие. Он совсем перестал говорить и залезал в мысли ко всем подряд. Для маленького Абеля это было тяжелым испытанием, и повторить судьбу своего старика он не хотел. Поэтому и играл в человека.
        - Что там у тебя?
        - Доклад, господин. Ситуация вышла из-под контроля.
        - Насколько сильно?
        - Немного. Мы потеряли двух исполнителей.
        Эта новость не впечатлила Абеля. Не впечатлила ещё в тот момент, когда он выдернул её из головы слуги.
        - Как это случилось?
        - Как вы знаете, некоторое время назад Даг Мерсон, что присматривал за больницей, пропал. Тело так и не нашли. Мы начали искать и обнаружили его, - слуга достал из папки ряд снимков, на которых был запечатлен поджарый старик. - Отправили за ним исполнителей, но те не вернулись. Тела нашли вдали от машины. Оба убиты. Застрелены.
        - Удалось узнать, кто это такой? - кивнул Абель на снимки.
        - Его зовут Марк Гроссен. Бывший военный, был на войне, шесть раз отправлялся в горячие точки. Слабый повелитель разума, насколько мы успели узнать. Я навёл справки, где этот человек успел отметиться. Вот список городов, где он появлялся за последние три года.
        - Что послужило триггером, известно? - приподнял бровь Абель.
        - Убийство семьи. Он выжил, потому что находился в командировке. Поработал повелитель.
        - Получается, мы столкнулись с мстителем… - задумался Абель, как это использовать и к чему это приведет. - Запроси подробности по этому человеку. Сколько ему лет, кстати?
        - Семьдесят четыре.
        - Давно пора сдохнуть, а до сих пор прыткий, - удивился Абель. Притворно, больше разыгрывая сцену, чем и правда что-то чувствуя.
        - Ещё будут приказания?
        - Нет, иди, - махнул рукой Абель.
        Глава 6. По следу
        Пока собирался в Низины, подумал, что добираться на автобусах и попутках больше не вариант. Занимает много времени, да и погода испортилась. Ещё и декабря нет, а с неба падает что-то, отдаленно похожее на снег. Стоило выйти под открытое небо, как сразу перехотелось хоть сколько-то идти пешком.
        Вместо Низин я посмотрел в интернете, где ближайшая продажа подержанных машин. Туда и направился. Вопрос с деньгами лично для себя решил ещё пару лет назад, и не сказать, что честным образом. Никаких миллионов я не воровал, но пару десятков тысяч у меня было на карте и наличкой. Этого хватало на любые потребности. Деньги вообще теряют большую часть смысла, когда ты можешь залезть в голову кому угодно.
        Так я поступил и с машиной. Надавил на менеджера, чтобы он оформил тачку на выдуманное имя. Плату внёс полную. Если этого не сделать, у продавца прибавится проблем, а я хотел сократить тот ущерб, что наношу своими действиями. Может, и глупая мысль, но упокаивающая.
        Спустя час подъехал к библиотеке на собственной машине. Взял простую, в хорошем состоянии, чтобы не подвела. Написал Соне, но та не ответила. Позвонил, но сбросили.
        Выругавшись, прикрыл глаза и сосредоточился. Раньше я мог чувствовать людей максимум метров на двадцать. В самом начале, когда обрел силы, на десять, но потом диапазон медленно увеличился. После всех поглощений силы расстояние стало больше. Сложно было так сходу сказать насколько, но здание библиотеке я ощутил полностью. Если бы не вывеска, никогда бы не подумал, что это именно книгохранилище. Старая постройка индустриального типа, из серого бетона и с грязными окнами, что тянулись единым полотном от низа и до самого верха. Наверное, когда-то это выглядело величаво, но время взяло своё.
        Соню я обнаружил почти сразу. Она была в здании, недовольная и раздраженная. Разобравшись, в чём причина, медленно выдохнул.
        Что за день-то такой? Пока обходится без больших проблем, но эти мелкие недоразумения раздражали. Сначала ко мне домой заявляется повелитель разума, а теперь вот излишне бойкий директор библиотеки решает задержать Соню, потому что она задаёт странные вопросы. Этот придурок всерьез собирался вызвать полицию, чтобы проверили подозрительную девчонку.
        За слоем этих мыслей скрывалась оставленная закладка - сообщать обо всех людях, что задают слишком много вопросов. В полицию и сообщать. Не ожидал я встретиться с ещё одной гранью жизни в таком месте.
        Через несколько минут злая Соня выскочила из библиотеки. Телефон и вещи ей вернули, а об инциденте постарались забыть. Я вышел из машины и помахал ей рукой. Она подбежала ко мне, обняла, чмокнула в губы и смутилась от этого.
        - У тебя и машина есть? - спросила она, переведя взгляд на тачку.
        - Сегодня купил. Едем отсюда?
        - Ага… Ты же водить умеешь?
        Соня всё ещё была раздражена инцидентом в библиотеке, умудряясь при этом думать сразу о нескольких вещах одновременно. Ей хотелось высказать накипевшее и при этом удержать всё в себе, чтобы не грузить меня. О том, что я вижу её мысли и чувства, она тоже помнила, что добавляло сумбура.
        - Умею.
        Мы уселись в машину. Соня положила рюкзак к себе на колени и обхватила его.
        - Ты ела? - спросил я.
        - Завтракала.
        В её голове промелькнули образы того, как она завтракает и спешит уйти из дома, потому что отец в очередной раз не в духе.
        - Как насчёт взять перекусить? А то я нормально не успел поесть.
        - Тогда езжай прямо и направо. Бургер с мясом и картошкой тебя устроит?
        - Вполне.
        Живот свело от неприятных ощущений. Я уже и забыл, когда нормально ел. Не на бегу, не сухомятку, а что-то полноценное.
        Библиотека находилась в центральной части Низин. В её лучшей части, если так можно сказать. Здесь возвышались пятиэтажки и даже мелькали девятиэтажные высотки. Муниципальные здания, магазины и прочее, из чего состояла жизнь города.
        - Не знал, что у вас библиотека есть, - заметил я, чтобы завязать разговор.
        Соня сидела напряженная и настолько себя накрутила, что не знала, о чем самой спросить.
        - Есть у нас и что-то хорошее. А ты зачем машину купил?
        - Время. Надоело его терять на поездки.
        - А ты прямо купил или?..
        - Купил. Но деньги добыл не самым честным путем.
        - Украл?
        - Да. Именно так, как ты подумала.
        Если на первом слове, сказав, что я купил машину, Соня обрадовалась и расслабилась, то после - напряглась.
        - Не знаю, как к этому относиться, - честно сказала она.
        - Ты когда-нибудь поступала плохо?
        - Пробовала сигареты за школой и списывала. Это считается?
        - Вполне. Что тебе не давало совершить что-нибудь похуже?
        - Не знаю.
        - Знаешь. - Я считал ответ из головы Сони.
        Ещё одно изменение в моей силе - не надо было смотреть на девушку, чтобы услышать, о чём она успела подумать. Я автоматом считывал мысли, куда быстрее, чем раньше. Если со мной столько изменений произошло за короткий срок, то как воспринимают мир те, кто действительно далеко зашёл по этому пути?
        - Здесь поверни, - указала Соня. - А читать мысли - нечестно.
        - Почему? - удивился я.
        - Я ведь так не могу.
        - Ну так и я это делаю не специально. Да и не хотел для себя такой силы.
        Разговор заходил куда-то не туда, Соня вспомнила, что способности я получил из-за трагических событий и что лучше эту тему не поднимать.
        - Ты имеешь в виду социальное наказание. Люди боятся, что их накажут и поэтому не творят зло.
        - В основном да. Это не очень хорошо работает, как ты знаешь.
        Был у меня период, когда я, испытывая чувство брезгливости, копался в «чужом белье». Хотя копался - это громко сказано. Люди, даже с виду порядочные, и сами по себе часто предоставляют поводы разочароваться в них. Как-то раз одна из самых приличных учительниц у нас в школе, когда ученики её довели, весь урок думала о том, чтобы мы все сдохли в страшных муках. Справедливости ради, дальше мыслей это никуда не шло. Она не кричала на нас, не оскорбляла, ограничилась фантазией.
        Но это простая, добрая женщина, с высокими моральными принципами и должным воспитанием. Можно сказать, один из лучших представителей человечества.
        Если присмотреться, всякое можно увидеть. Я хорошо знал, что люди мелочны, часто врут, как себе, так и другим, изменяют, предают, подставляют, и всё это зачастую с самыми благими намерениями и оправданиями.
        - А в моём случае три года я жил с ощущением, что никто меня наказать не способен.
        - И поэтому тебя ничего не сдерживало, - медленно проговорила Соня. - Ты ведь услышал, о чём я подумала?
        - О том, какие страшные дела я творил.
        - Мы почти доехали. Вон то место.
        Я остановился возле кафе с яркой вывеской.
        - Тебя это напрягает? - спросил я, повернувшись к девушке. - То, что я не самый хороший человек.
        - Ты ведь и сам видишь.
        - Вижу.
        Мы замолчали, не зная, что сказать друг другу. Было больно. Мне. Соня просто сидела и пыталась разобраться в своих чувствах.
        Я же отчётливо понял, что сотворенного за последние две недели хватит, чтобы оттолкнуть от себя кого угодно. И этот кровавый след, что тянулся за мной, не собирался исчезать.
        - Я пойму, если ты не захочешь общаться.
        - Курт… - Соня вздрогнула от этих слов. - Ты… ты… дурак!
        Она взяла меня за руку и прижалась щекой к плечу. Всё напряжение смыло, как не бывало.
        ***
        Соня знала толк в бургерах. Взяла она себе с двойной котлетой и тройным сыром, попросив убрать лук. Подумав, что и прочего хватит, чтобы убить всю романтику поцелуев. Держала это чудо кулинарной мысли она двумя руками и… Кусала аккуратно, по чуть-чуть, сдерживаясь. Я смотрел на это и тихо посмеивался.
        Это было так глупо, о чём-то переживать, когда переживания - как на ладони.
        - Кто начнёт первый? - спросила Соня. - Что у тебя вчера случилось?
        - Конфликт удалось разрулить, но появились новые проблемы. Я теперь в команде, и не всем её членам это понравилось. Ещё тот, к кому я попал, отказался помочь с вопросом сестры.
        Про то, что конфликт закончился убийством другого повелителя - умолчал. А Соня не стала спрашивать. Внутри она была не готова услышать некоторые ответы. Я же не собирался её грузить своими проблемами. Сам буду нести ответственность за свои грехи.
        - Получается, твои старания напрасны?
        - Получается, что так.
        Если не считать того, что я многое узнал о жизни повелителей разума.
        - А твои успехи как? - спросил я.
        Соня отложила половину бургера на стол, вытерла салфеткой руки и достала блокнот.
        - Ты не думай, что я в библиотеку наобум поперлась, - посмотрела она на меня и поправила чёлку, - Там хранятся некрологи и газеты. Я успела изучить материал за последние два года, пока этот придурок директор не докопался до меня.
        - У него в голове закладка, чтобы сообщать обо всех, кто задаёт подозрительные вопросы. Он действовал не совсем по своей воле.
        - Ах вот оно что, - Соня задумалась, - Так это ты меня вытащил?
        - Ага, - кивнул я, добивая свой бургер.
        Ел я не так аккуратно, как Соня. Чему она, тщательно скрывая, завидовала.
        - И даже заходить не стал? Ну ты крут. Мой супергерой, - послала она мне воздушный поцелуй, чем вогнала в краску уже меня и, заметив это, довольно рассмеялась, подумав, что не только же ей краснеть.
        Соня вернулась к бургеру, не забыв и про картошечку. Доела молча, играя в гляделки.
        - Ещё хочешь? - спросил я, как мы закончили.
        - Нет, - Соня похлопала себя по животу. - Не хочу портить аппетит, но ты можешь проверить, где они берут мясо? Действительно в лавке напротив?
        Проверка заняла несколько секунд.
        - Да.
        - Фух… - Соня вытерла несуществующий пот. - А то разные слухи ходят. Хорошо, что мои представления об этом месте не испортились. Помнишь Тоби?
        - Толстяка?
        Его я не помнил, но Соня красочно представила того парня, которого я случайно спас, когда пришёл в школу.
        - Да. Это его отец держит мясную лавку. В Низинах не всегда и не всё плохо. Есть и хорошие люди, которые нормально работают.
        - Не сомневаюсь. Но лучше к нему в голову не залезать и не проверять.
        - Я тоже так думаю, - рассмеялась Соня.
        Как и говорил, человек может быть хорошим и даже старательно делать свою работу. Но у всех бывают тяжелые времена, и я не хотел бы узнать, как мясник продаёт людям тухлятину.
        - Наверное, трудно тебе живётся. Это ведь стремно, знать обо всех правду, - вздохнула Соня.
        - Я предпочел принимать мир таким, каков он есть. К тому же иногда замечаешь и хорошие мысли тоже.
        На этот раз Соня смутилась куда меньше, лукаво улыбнувшись. В её голове мелькала идея запрыгнуть ко мне в машину и уехать, куда глаза глядят, подальше от всех проблем.
        Но главная правда чтения мыслей в том, что они как приходят, так и уходят, а делают люди вовсе не то, о чём мельком думают.
        Долго сидеть в кафе не стали и перешли в машину. Там Соня рассказала о том, что накопала.
        - За последние два года было зафиксировано пятьдесят три самоубийства. Большинство из них, как мне показалось, никак не связаны с потерей талантов. Скорее это отчаявшиеся люди. Но есть несколько случаев, которые меня заинтересовали.
        - С чего начнём?
        - С танцевальной студии.
        Я и сам этот вариант ранее предложил, так Соня ещё и была лично заинтересована в том, чтобы разобраться в деле подруги.
        Пока ехали, Соня рассказывала об этой своей части жизни. О любви к танцам, тренировках, коллективе.
        - Почему ушла?
        - Поняла, что у меня нет столько таланта, чтобы это помогло свалить из Низин, - сказала откровенно девушка, - А у моей подруги талант был. И если подумать и принять как факт то, что талантливых людей регулярно обкрадывают, получается, жителей Низин на постоянной основе лишают возможности выбраться отсюда.
        Соня отвернулась и уставилась в окно. Вокруг неё расплывалась темная, густая обида, вперемешку с углями ненависти. Я взял её за руку и нежно сжал. Можно было бы вмешаться и погасить эмоции, но я не стал этого делать.
        Танцевальная студия располагалась недалеко от её дома. Относительно, конечно. За полчаса можно дойти. Занимала она последний этаж…
        - Это что, завод? - удивился я, когда мы приехали.
        - Мануфактура. Дела у них идут плохо, сколько себя знаю. Может, поэтому хозяин здания и позволяет держать студию. Не думаю, что сами учителя причастны. Они идейные, если так можно сказать. Платят-то здесь не так уж много.
        - У них в головах могут быть закладки.
        Соня промолчала и поёжилась. Её пугала мысль о том, что хорошие люди могут делать плохие вещи вопреки своей воле и не помнить об этом.
        - Сейчас воскресение, - сказала она спустя минуту. - Рабочих нет, а занятия как раз должны идти.
        - Да, идут, - кивнул я, к этому моменту уже дотянувшись до верхнего, пятого, этажа.
        - Нам надо туда?
        - Пока нет.
        Всего лишь пятый этаж, я мог дотянуться из машины.
        - А сколько стоят занятия? - мне нужна была информация, чтобы вызвать ассоциации.
        - Бесплатны. Откуда бы у нас нашлись деньги, чтобы платить?
        Соню немного перестала парить тема собственной бедности в моём присутствии. На фоне остальных проблем это было мелочью.
        - Кто тогда платит зарплату учителям? Им же надо на что-то жить.
        - Ну… Я не знаю, - задумалась девушка.
        В голове у неё что-то щёлкнуло. Для меня это в буквальном смысле прозвучало как щелчок или звук рвущейся бумаги. Кто-то внушил детям не думать о лишнем и сделал это на примитивном уровне. Либо не мог лучше, либо не счёл это достаточно важным.
        - А не знаю я, потому что мне запретили об этом думать? - задумалась Соня.
        - Да.
        Она вздохнула и поджала губы. Её начало утомлять вновь и вновь сталкиваться с новыми препятствиями, что огораживали от реального мира.
        - Значит, мы точно напали на след.
        - Значит, так, - согласился я.
        - Я тебя не отвлекаю?
        - Нет. Это не так сложно.
        - Ну да, ты всего лишь сканируешь мозги людей на расстоянии пяти этажей, при этом болтая с девушкой. Всего-то, - фыркнула она.
        - Просто моя сила возросла в последние дни.
        - Из-за стресса? Тяготы тебя закаляют? Я читала комиксы. Ты точно супергерой.
        - Нет, потому что я отобрал силу у других повелителей разума.
        - Но…
        - Хочу, чтобы ты это знала. Я не самый добрый человек, и находиться рядом со мной опасно.
        - Пока ничего по-настоящему страшного я не услышала. А многих ты победил?
        - Ты правда хочешь знать? - я отвлёкся от преподавателей наверху и глянул на девушку.
        - Да.
        При этом Соня вспомнила сюжет красавицы и чудовища. Её щёки заалели, когда она поняла, что я это увидел.
        - Бесит постоянно смущаться, - опустила она взгляд.
        - А мне кажется, ты очень милая, когда смущаешься.
        - Спасибо, - процедила Соня и отвернулась.
        Я же улыбнулся. Это и правда было мило.
        - Как зовут преподавателей?
        Соня ответила, и я задал ещё пару вопросов, чтобы упростить задачу.
        - Так что там с победами? - её смущение продлилось недолго и любопытство быстро вернулось на передний план.
        - Я победил того парня, что собирал в школе страх. Потом меня поймал один паразит, притащил в подвал и собрался убить…
        - Серьезно? - выпалила Соня, распахнув глаза.
        - Да. На самом деле я тогда чуть не сдох, но, пожалуйста, не спрашивай подробности.
        - Эх…
        Соню злило, что некоторые вещи ей нельзя знать. Она понимала, что я ничего от неё не скрываю, но при этом любое её знание может быть получено другим повелителем и навредить нам обоим.
        - Получается, на тебя напали первым?
        - Да. Он узнал, кто я, и подкараулил, когда домой возвращался.
        - Жесть. Тогда это не супергеройство, а какие-то войны… вампирских кланов.
        - Типа того, - хмыкнул я. - Я сам недавно узнал о том, что чужую силу можно забрать. Этот факт делает маловероятным дружбу между повелителями.
        - Но люди ведь разные бывают. Вдруг есть хорошие… эм… вампиры, - нервно хохотнула Соня.
        - Соня, - я отвлекся и внимательно на неё посмотрел. - Не делай эту ошибку. Ты пытаешься незнакомый мир вписать в привычные рамки. Это не плохо. Так проще справиться. Но лучше исходить из того, что все опасны.
        - Ты же не опасен.
        - Для тебя - нет. Если только самим фактом того, что ты со мной общаешься.
        - Курт, если ты сейчас предложишь расстаться, я тебя тресну, - пообещала раздраженно Соня.
        Это было бы и правда проще всего. Лучше всего. Но предложить я не рискнул.
        - Кажется, я что-то нащупал.
        - Что? - оживилась Соня, радуясь, что тема сменилась.
        - У студии есть спонсор. Он и оплачивает труд преподавателей. Те скидывают ему отчёты об успеваемости и талантах.
        - Так просто…. В смысле, мы так просто напали на след? - с непонятной интонацией спросила девушка.
        - Похоже на то. Но неизвестно, как выйти на этих людей. Есть название фонда, номер телефона для связи и всё.
        - Название?
        - Благотворительный фонд «Шанс».
        - Вот же суки! Шанс на что? На то, чтобы сдохнуть от депрессии?!
        - Тише, - сказал я успокаивающе, сам не чувствуя этого спокойствия. - Лучше подумай, как их найти.
        - Можно проверить в справочниках. Или заглянуть в головы полицейским. Проверить другие студии.
        - Тогда у нас на сегодня много работы, - завёл я мотор.
        - Я пока в интернете проверю, вдруг что найду.
        Не успел я отъехать от мануфактуры, как Соня воскликнула.
        - Курт… Либо меня глючит, либо у них есть сайт. Так… Пишут, что рады поддержать таланты.
        - Адрес есть?
        - Да. Я знаю это место. Минут за двадцать доберемся.
        Кулаки непроизвольно сжали руль. Внутри закипала ярость.
        Глава 7. Продавцы талантов
        Наглости и уверенности продавцам таланта было не занимать.
        Низины являлись частью города, но при этом, по сути, были отдельным поселением со своим центром и окраинами. Если смотреть сверху вниз, то наверху находился порт, за ним шли пустыри, после них плотная застройка, дальше ещё пустыри и болота. В конце почти ничего не было. Низины сужались и переходили в ещё одну полупустую зону, где, кроме дорог и забегаловок, почти ничего и не было. Дальше начиналась следующая часть города, тоже не особо популярная, и переход к пригороду, в котором скрывался старик, когда обучал меня.
        Между портом и расплывчатым низом находилась так называемая центральная часть. Где была единственная на все Низины школа. Располагались главные городские улицы. Не широкие дороги, которые вели от порта в глубь региона и по которым шёл основной грузовой трафик, а самые обычные, узкие улочки. Здесь же был бар Паука. Но Паук занимал не весь центр, а малую его часть.
        Наглость же продавцов талантов заключалась в том, что они располагались в хорошем здании, по меркам Низин, и ни от кого не скрывались. Находясь при этом недалеко от школы. Минут двадцать идти от силы.
        - Курт, а они ведь не просто так могли здесь остановиться, - тихо проговорила Соня. - Зачем мучиться со всеми студиями и творческими кружками, если есть место, где собраны все дети Низин?
        - Не факт, что их только дети интересуют.
        Помолчали, осмысливая то, как могут действовать эти люди.
        - Что дальше? - спросила Соня, не выдержав.
        - Жди здесь, а я прогуляюсь.
        Натянув капюшон, вышел из машины. Не хотел, чтобы кто-то из скорпионов узнал меня. Прямо сейчас никого из них не наблюдал, но мало ли кому вздумается пройти мимо.
        Паук умолчал о том, что люди, которых я ищу, находятся так близко. В который раз старик Гроссен оказывается прав. Конфликты неизбежны. Прямо сейчас я собираюсь ослушаться Паука, и это та проблема, с которой предстоит разбираться в ближайшем будущем.
        Здание, где находился фонд, было крупным. Внутри я ощущал пару сотен человек. Они сидели по офисам и занимались своими делами. Найти среди них то, что нужно, было выше моих сил. Поэтому я и подошёл ближе. Этого оказалось недостаточно, и я зашёл внутрь. Никто не обратил на меня внимания. Собственно, на входе никого и не было. Был только лифт, что вёл наверх, список табличек и лестница. По бокам коридоры, вдоль которых офисы. Среди табличек я нашёл ту, что нужно, и узнал, что фонд расположен на четвертом этаже. Поднялся наверх и обнаружил это место.
        В искомом офисе ощущалась всего одна секретарша. Я приметил, кто работает с ними по соседству, постучался, открыл дверь и увидел одинокую девушку. Офис был просторным, с несколькими дверьми, так что тут могли и ещё люди работать.
        - Да-да? - оживилась девушка, которая до этого была на грани дремы.
        - Простите, я дверью ошибся, кажется.
        - В компьютерный клуб? - сразу потеряла интерес та. - Он в конце коридора. Повнимательнее, - наставительно сказала секретарша.
        - Ага, спасибо.
        Я закрыл дверь и отошёл в сторону. Здесь и правда имелся компьютерный клуб, чего никак нельзя было ожидать.
        В офисе больше никого не обнаружилось. Я опасался, что другие повелители закрыты и останутся незамеченными. Поэтому и заглянул, чтобы удостовериться. Но нет, действительно никого нет, что подтвердила сама девушку. Как мысленно, так и своим поведением - она бы при начальстве не дремала на рабочем месте. Я был в этом уверен, потому что, когда дверь открыл, она испугалась, что её отругают. Заодно представил, как выглядит её начальство.
        Я почти дошёл до лифта, когда тот открылся и оттуда вышли трое мужчин. Они болтали между собой и не обратили на меня внимания. Мне же дорогого стоило не выдать себя. Все трое были повелителями.
        Зайдя в лифт, сглотнул и выдохнул. Дверь закрылась, и кабина поехала вниз.
        Внутри у меня клокотала ярость, но я сдерживал себя, чтобы не натворить бед. Их трое, возможно, они куда сильнее и опытнее, это центр Низин, вокруг полно людей и любой шум привлечет лишнее внимание.
        Спустившись вниз, сел в машину.
        - Нашёл их? - с затаённым ожидаем спросила Соня.
        - Да. Трое повелителей. Не знаю, они это или нет. Соня, тебе придётся уйти.
        - Но… - мысли закружились вокруг её головы. - Что ты собираешься делать?
        - Сначала последить за ними. Меня они, надеюсь, не заметят, а вот ты, если будешь думать о них… - я не договорил, но девушка и так поняла, что имеется в виду.
        - А ты можешь как-то защитить мой разум от наблюдения? Это бы помогло от любых угроз.
        - Хм…
        Я задумался, как это сделать. Когда утром к нам в дом постучал тот парень, я инстинктивно выставил на разум сестры заслонку. Сам не понял, как это сделал, и, если бы Соня не спросила, не обратил бы на это внимания.
        - В теории это возможно.
        - А на практике?
        - На практике зависит от многих факторов. Я буду постоянно отвлечен, прикрывая тебя. Если торговцы сильны, они легко обойдут заслон.
        - Но они ведь пока не знают о нас, а значит, всего лишь нужно, чтобы не засекли издалека?
        Соня была права, но я опасался оставлять её рядом с собой. Не за себя опасался. За неё переживал.
        - Знаю, что я обуза, но хочу помочь хоть чем-то, - обреченно сказала девушка.
        И кто из нас повелитель разума?
        - Хорошо, оставайся. Но, как скажу, ты сразу выйдешь из машины и отправишься домой.
        - Договорились!
        Соня набросилась на меня и зацеловала сначала в щёку, а потом и до губ добрались.
        Убедили меня вовсе не её слова, а то, что, когда она рядом, мне проще контролировать ситуацию. Слишком много людей, способных и желающих причинить мне страдания, чтобы я свободно дышал. Поэтому, когда она рядом, проще её защитить.
        ***
        Долго ждать не пришлось. Через час один из повелителей вышел из здания и сел в свою тачку. Нас он не заметил.
        Это время не прошло зря. Я одного за другим проверял всех, кто находился в здании. Почти всех… Постоянных сотрудников. Аккуратно копался в их головах, проверяя, видели ли они странности, что думают о благотворительном фонде. Улов вышел небольшим. Люди думали исключительно хорошее, полагая, что этот фонд спонсирует детишек. Я поделился этим с Соней, и той это настроения не прибавило.
        - Впервые слышу о них. Чему больше не удивляюсь. В мире ведь столько всего, о чём нельзя думать, - в голосе прослеживались ноты тихой, бессильной злости. - Но, может, и хорошо, что не слышала. А то пришла бы к ним, и, кто знает, чем бы это закончилось. Получается, они реально спонсируют детей?
        - Да. И содержат десятки секций по всем Низинам.
        - Выращивают таланты как овощи и когда приходит время, собирают урожай. Курт, если ты их…
        - Чего их? - мы оба лежали на откинутых сиденьях, чтобы не заметили со стороны, и я повернул голову, уставившись на Соню.
        - Я ведь не дура. Догадалась, что случается с теми, у кого отбираешь силу. Это по-настоящему стремно. Не думала, что моим первым парнем станет маньяк, - нервно хихикнула Соня, которую, откровенно говоря, понесло на волнах эмоций. - У меня дед служил. Вроде как и убивал. Других солдат. Это плохо, конечно, но я могу понять. Может, там, в верхнем городе, зло и не так хорошо видно, но здесь дерьмо льется по улицам вместе с кровью каждый день. Я что хочу сказать, если кто и заслуживает смерти, то такие подонки.
        Я отвернулся и промолчал. Соня не понимала, о чём говорит.
        - Я сказала что-то не так? - почувствовала она моё изменившееся настроение.
        - Это сложно.
        - Убивать?
        Было настоящей дикостью говорить об этом с девушкой.
        - Нет. Это легко. Слишком легко. Сложно то, что мне было плевать на свою и чужую жизнь. Когда я только отправился в Низины, был готов на всё, чтобы помочь сестре. Сейчас я тоже готов. Ещё больше, чем тогда. Но…
        - Но что? - Соня всё никак не могла догадаться, о чём речь.
        - Я понимал, что, скорее всего, погибну, пока буду искать виновных.
        - И ты так легко об этом говоришь? - удивилась она.
        - Да. Как по мне, это идеальный выбор. Либо я сдохну и меня больше не будет беспокоить ситуация, либо справлюсь и помогу сестре. А что будет дальше - я об этом не думал. Но всегда есть вариант сделать так, чтобы они уехали в другой город и забыли обо мне.
        - Это безответственно, - заявила возмущенно Соня. Я не успел прочитать это в её мыслях и не был готов услышать такое.
        - Чего это?
        - Ты собирался сдохнуть. Звучит благородно, словно мы в комиксе. Мститель с суперсилами, что не щадит себя. Чем не сюжет? Но что будет с твоими близкими? Ты уверен, что они не вспомнят о тебе, если умрешь? А кто их защитит? Этот мир не такой уж дружелюбный, знаешь ли.
        - Ты права.
        А что тут сказать. Она действительно права. Я хорошо понял, что такое ответственность, со всей силы столкнувшись с последствиями. Я убил Марко, и теперь Смешинка-Грейс хочет поквитаться. Я прогнал молодого паразита, он пожалуется своему боссу, и это тоже вызовет последствия.
        Хочешь не хочешь, а будешь продумывать каждый шаг. Если бы ещё произошедшее ранее не толкало вперед, не давая время подумать и выбрать другой, более мирный путь.
        - Эм… - Соня растерялась, удивившись, что я так легко согласился. - Что-то я разговорилась.
        В этот момент один из торговцев вышел из здания. Соня так и не услышала, что встреча с ней изменила меня.
        - Едем за ним, - сказал я вместо того, что собирался.
        ***
        - Рано он домой собрался. - сказала Соня, когда тот, за кем следили, сначала заехал в магазин и набрал продуктов, а потом припарковался возле многоэтажного дома.
        - Не думаю, что у них есть график.
        Дом ничем не выделялся. Самый обычный, в Низинах сотни таких. Старая облицовка, маленькие окна, давно умершие клумбы под окнами. Как-то странно, что повелитель разума живёт в настолько сомнительном месте. Хотя где ему ещё жить? Если все повелители, со всего мира, устремятся в самые лучшие места, то их там… Сожрут.
        - Соня, тебе сейчас лучше выйти и отойти подальше.
        - Что ты задумал?
        - Соня… - надавил я голосом, видя, что мужчина закончил парковаться и вот-вот выйдет из машины.
        Вышел он до того, как девушка послушала меня. В этот момент, сосредоточившись, я применил на нём навык дуэли. Почти ничего не изменилось. Если не знать, что это моё воображение, то и не заметишь, что реальность расплывается и многих деталей не хватает.
        Сам же повелитель выбрался из тачки - и в этот момент зазвонил его телефон.
        - Слушаю, - ответил он.
        - Мне ваш номер дал знакомый. Сказал, можете помочь.
        - Смотря с чем, - осторожно ответил мужчина.
        Телефонные звонки - самая неудобная штука для паразитов. В мысли не залезешь, чувства не прощупаешь. Говорил я с ним изменённым голосом отца - взрослого мужчины с располагающими бархатными нотками.
        - Хочу сделать подарок кое-кому, - ответил я неопределенно. - Связанный с живописью.
        - Если вам нужны картины…
        - Мне нужен талант, - сказал я прямо.
        Не зная, как именно эти ребята ведут дела, я понятия не имел, как строить беседу, и импровизировал на ходу.
        - Если вам порекомендовали нас, то должны были сказать, как осуществляется продажа.
        - Вы про аукцион? Нет времени ждать. Вы делаете исключения?
        - Очень редко.
        - Понимаю. Назовите свою цену.
        Мне повезло, что этот мужчина остановился и не стал заходить в дом. Улицу-то я видел, а подъезд - нет. Сразу бы нестыковки заметил.
        - Мы рассчитывали продать за два миллиона на аукционе. Если не выставим товар, понесем репутационные убытки.
        - Четыре миллиона? - спросил я, про себя удивившись порядку цен.
        Так сразу и не скажешь, много это или мало. Кому-то на всю жизнь хватит за глаза.
        - Если вы готовы, это можно обсудить. В каком городе находитесь? Сможете подъехать?
        - Мой человек подъедет. Назовите адрес.
        Самое поразительно, что он назвал. То место, откуда уехал недавно, то есть их офис.
        - Последний вопрос… - внутренне я подобрался. - Товар есть в наличии?
        - Конечно, с чем же мы собираемся участвовать на аукционе, - удивился мужчина вопросу.
        В этот момент я понял, что он никакой не гений преступного мира, раз так легко попался на мою уловку.
        - До встречи, - сказал я и закончил воображаемый звонок.
        Телефон он убирать не стал. Пощёлкал там что-то и попытался позвонить. Я узнал, что хотел, и вышло куда удачнее самых смелых ожиданий, но вдруг ещё что полезное получится выведать?
        - Да, - сказал я.
        Это место позволяло мне создавать что угодно. Любой звук прямо возле уха повелителя разума - тоже. Говорил я не своим голосом, а того мужчины, что вышел из лифта. Взял наобум, так, как запомнил, и постарался, чтобы прозвучало глухо.
        - У нас есть заказ, - мужчина ничего не заметил. - Толкнем за четыре миллиона.
        - Что берут?
        - Талант художника. Сколько у нас их там на складе? Три штуки вроде. Один толкнем, и надо будет ещё кого-то найти для аукциона. Что-то спрос на мазню повысился.
        Услышав это, я забил на разговор и нанёс ментальный удар. Тут же обрубив дуэль, выпал в реальность.
        - Курт? Курт! - воскликнула Соня, которая не вышла из машины.
        - Быстро наружу! - крикнул я. - Быстро! Быстро!
        Соня выскочила, как ошпаренная. Ещё до того, как закрылась дверь, я вдавил педаль и рванул с места. До повелителя разума было всего ничего. Метров пятнадцать-двадцать. Он тряс головой, недоуменно оглядывался и, услышав шум, посмотрел на меня. Больше ничего сделать он не успел.
        Я сбил его, и мерзавца откинуло назад, на асфальт. Скорость была недостаточной, чтобы его убило или как-то серьезно покалечило. Хотя приложился он неудачно, ногу неестественно вывернуло.
        Оглядевшись, выпрыгивая из машины, я обратил внимание всех, кто находился рядом, в сторону. Сам же подбежал к мужику и добавил ему пару раз ногой в корпус. После чего, подхватив, с натугой потащил в сторону багажника.
        - Что ты творишь… - прошипела Соня, подбегая ко мне. Она подхватила мужика с другой стороны и помогла запихать его в багажник.
        - Уходим. Водить умеешь?
        - Да, но…
        - Тогда за руль, а я отключусь на какое-то время.
        - Куда ехать?!
        - Без разницы.
        Потянувшись мысленно к мужчине в багажнике, я снова применил дуэль. Теперь разговор с ним пойдёт совсем иначе.
        ***
        Соня судорожно пыталась вспомнить, как водить. Её заявление о том, что она умеет это делать, оказалось слишком оптимистичным. В школе были курсы, но их закрыли раньше, чем закончилось обучение. Отец тоже когда-то пытался научить дочь, но машину пришлось продать, на чём всё и закончилось.
        Кое-как вырулив, Соня поехала по улице, бросив взгляд на Курта. Тот опять отключился. Замер, превратился в статую и, если бы не напряженное, сосредоточенное лицо, можно было бы подумать, что он спит.
        - Боже, я участвую в похищении человека, я участвую в похищении человека… - бормотала Соня под нос. - Надо успокоиться, надо успокоиться…
        Успокоиться получалось с трудом.
        Сердце стучало, ладони вспотели, и казалось, что все Низины наблюдают за их преступлением. Разозлившись на себя, Соня подавила страх. Достаточно было вспомнить, что случилось с подругой. И лучшее, что она могла сейчас сделать, - помочь Курту, пока он отключился.
        Глава 8. Злой Курт против торговца талантами
        Мой небольшой опыт поединков против других повелителей разума говорил о том, что навык дуэли мог оказаться как совершенно бесполезным, так и весовым аргументом в противостоянии.
        Тот, на кого я напал, в первый раз не догадался, что попал в чужой разум и реальность вокруг - всего лишь иллюзия.
        Во время второй атаки не было смысла скрываться. Мало шансов, что это сработает, но я всё равно начал с того, что открыл багажник. Антуражем выбрал железное кладбище. Если и есть в Низинах место более зловещее, чем это, то я о нём не знаю.
        Я ждал, что на меня выпрыгнут, применят мощную атаку, но ничего такого не произошло. Передо мной предстал стонущий от боли человек, который с трудом помещался в багажнике. Тучный, с лишним весом, вторым подбородком - он выглядел как расплывшийся кусок жира.
        - Чарли, - увидел я его имя. - Вот ты и попался.
        - Кто ты… - прохрипел он сквозь боль.
        Никакой защиты разума. Вокруг его головы роились десятки мыслей. Он думал о том, кто на него напал, за что так жестоко поступили, окажут ли ему помощь и успеет ли он прийти на помощь.
        Я готовился к серьезной битве, но видел перед собой жалкое, испуганное существо.
        - Вылезай, падаль, - я потянул его за рубашку и выкинул наружу.
        Здесь это получилось куда легче. Почти не стоило мне усилий.
        - Ты знаешь эту девушку? - на телефоне я создал изображение сестры.
        - Что тебе нужно? Отвали… - Чарли попытался меня отпихнуть, но…
        Здесь и сейчас меня лучше было не злить, я и так едва сдерживался, чтобы не распотрошить его.
        - Вспомни обо всех, у кого вы забрали талант рисовать, - приказал я.
        - Я… я…
        Его взгляд подёрнулся дымкой, и промелькнула пара образов. Девушки и парня. Первая была с пышными, кудрявыми волосами. Никак не моя сестра.
        - У вас три таланта в наличии. У кого третий забрали?
        Взгляд Чарли остекленел. Я испугался, что он умер в реальности и весь мой план провалился, но нет. В нём по-прежнему ощущалась сила и ещё кое-что.
        Внезапно тело выгнуло дугой, и из него исторглось темное нечто. Тени.
        Они покидали толстяка, вылезая наружу, как демоны. Всего три штуки, они закружили рядом. Невольно я отшатнулся, не зная, чего ожидать от этого. Встав рядом с Чарли, они начали обретать силуэты. Медленно, словно не уверенные, что это нужно делать.
        Центральный силуэт превратился в женщину с холодным, отрешенным лицом. Два других - в мужчин, в костюмах агрессивного вида. Они походили друг на друга как клоны.
        - Что здесь происходит? - потребовала объяснений женщина, оглядываясь. Её взгляд сначала сфокусировался на упавшем Чарли, а потом на мне.
        Это не походило на собственную защиту мужчины. Скорее на то, что кто-то сильный оставил закладки. Я не был уверен, что именно в таком виде, но, возможно, в этом пространстве они превратились в фигуры людей. Как и закладки Паука превратились в образ дома-ловушки, когда я сражался с Иосифом.
        - А ты кто? - спросил я.
        - Я госпожа Ата, - холодно ответила она.
        Настолько холодно, что мир вокруг неё начал замерзать.
        Увидеть здесь тень госпожи Аты, которая управляла Низинами, было как встретить супербосса в начале игры. Я не знал степени её осознания того, насколько тень сильна и тень ли это вообще, или просто Ата настолько могущественна, что нашла нас удаленно и подключилась.
        Тени заслонили Чарли и закрыли доступ к столь необходимой информации. Слишком многое требовалось вытащить из этого мужчины, чтобы я легко отступил, поэтому драка была неизбежна.
        - Кхм, кхм, - разорвал повисшее напряжение новый участник. - Не против, если вмешаюсь?
        Из-за моей спины вышла злая версия меня. Должен признать, что выглядела она хорошо. Не так, как в фильмах рисуют темные версии. Никаких кругов и синяков под глазами, бледной кожи или ещё чего-то такого. Человек был чуть выше, крупнее, жилистее, в кожаной куртке, модных джинсах и кроссовках. От Злого так и веяло уверенностью. Взгляд был полон вызова и открытой агрессии, готовности начать драку в любой момент.
        Определенно, с первой нашей встречи он изменился, стал куда сильнее, и это напрягало.
        - Ты ещё кто? - спросила тень Аты.
        - Пока что я такой же, как и ты, - ответил он. - Но, в отличие от тебя, у меня есть шанс занять главенствующую роль.
        Это он сейчас своими планами поделился? Может ли тень захватить мою личность? Не удивлюсь, если так. По сути, это ведь я и есть. Та злая часть, что не обременена моралью, совестью и любыми ограничениями. Если я это отброшу, откажусь от любых тормозов, стану таким же.
        - О чём ты? - спросила Ата.
        - Курт, - Злой потерял к ней интерес. - Ты ведь уже понял, что это ограниченная версия самой Аты. А эти неудачники у неё за спиной и того хуже. Тупые сгустки силы. Что-то типа антивируса, что блокирует внешнее вторжение. Твой разум изменил закладки, и они обрели человеческий вид.
        - Ты не можешь знать этого наверняка, - возразил я.
        - Не могу. Но придумай объяснение получше.
        В чём-то Злой был прав. А ещё он был раздражающим. Я понимал его логику и то, что он предлагает, без лишних слов. Подраться. Но зачем ему это?
        - Возьму на себя придурков, а на тебе главный босс уровня. Смотри не сдохни. Иначе погубишь и мой разум тоже.
        То, что тень Аты не была ею самой, не означало, что она тупая. Как и её бездействие во время нашего разговора не означало, что она безобидна.
        Тень медлила, осознавая себя и то положение, в котором оказалась.
        Взгляд с каждой секундой становился более осмысленным, цепким и холодным. Я чувствовал, что она пытается прощупать мой разум, и надеялся, что защиты против тени хватит.
        Бой начался в один миг. Без приказов и лишних слов Злой отошёл в сторону, и двое теневых защитников отошли за ним следом. Ата же, которая до этого сутулилась едва заметно, распрямилась, хрустнула шеей и сосредоточилась на мне.
        - Я пока не знаю, что здесь происходит, но ты мне дашь все ответы, - пообещала она.
        Её речь прервал грохот автоматной очереди. Весело хохоча, Злой расстреливал своих противников. Пули дырявили их, но крови не было. Они ведь не настоящие люди, а это не реальность, с её ограничениями и правилами.
        Ата зашла с других козырей. Она свела руки и… выглядело это как луч холодного света. Если бы не прошлый опыт драк в этом месте, я бы в жизни не успел среагировать. А так пылающий огнём щит сам возник в моей левой руке. В правой же появился пистолет, и я открыл стрельбу, но не тут-то было. Сила луча была такова, что меня отбросило назад. Я кое-как устоял, уперся ногами, но меня всё равно продолжало тащить назад. Брызги отлетали от щита и там, где они падали, появлялся лёд.
        Лёд сам по себе не страшен. Только вот и мы не маги из фентези. Битва проходила в моём разуме, и от льда я ощутил угрозу. Если его станет слишком много, это место перестанет быть моим и превратится в царство чужой тени.
        Мне не потребовалось много усилий, чтобы под противницей раскрылась земля и оттуда ударил поток лавы. Она вскрикнула, то ли от неожиданности, то ли от боли, и отпрыгнула в сторону. Вокруг неё закружилась серая вьюга и заморозила потоки лавы.
        Мимо пронеслась дерущаяся троица - Злой сошёлся в рукопашную с пиджаками, и непонятно, кто побеждал.
        Ата поднялась в воздух и продолжила закручивать вокруг себя серую вьюгу. Запоздало до меня дошло, что визуальные эффекты - лишь внешняя часть битвы разума. Это не было настоящим холодом. Лишь проявлением способности заморозить любые мысли и чувства, остановить мыслительную деятельность. Иначе говоря, если битва затянется, я превращусь в овощ.
        А раз так, то…
        Ярость, в которую я перековал залежи собственной боли, вспыхнула внутри пламенем. Направив эту силу в кулак, я прыгнул прямо на Ату. Гравитация, как и другие физические законы, в этом месте подчинялась моему воображению. За те пять метров, что нас разделяли, я набрал молниеносную скорость, и вражеская тень не успела среагировать. Кулак врезался ей в лицо, и Ату снесло назад, а всю её вьюгу разметало.
        - Так держать! - прокричал Злой, - Выпусти ярость! Дай волю ненависти!
        В один момент на меня навалилось то, что долго копилось внутри. Чувство одиночества, отчужденность и то подавляющее ощущение безнадежности, которому я не давал выйти наружу. Всё это послужило топливом. Тот реактор, что заработал внутри, выжег эти страдания и разгорелся ещё сильнее.
        - Да как ты смеешь?! - Ата поднялась после удара, выставила ладони в мою сторону и выстрелила двойным потоком.
        Кинув в неё щит, я создал ещё несколько, а сам побежал вперед и вправо, двигаясь рывками и резко смещаясь, не давая попасть в меня. Только вот и без попаданий Ата наносила вред. Я ощутил, как сердце внутри пусть и медленно, но начинают оплетать тиски холода.
        Это вызвало странный эффект. В голове прояснилось, а ярость по-настоящему стала холодной. Ушёл гнев, и я начал воспринимать ситуацию как машина.
        Лицо Аты пошло трещинами. Холодная маска спала, и она словно эстафету перехватила. Показала то, как умеет ненавидеть.
        Сблизившись с ней, я перехватил ладони и увёл их вверх. Собственные лучи холода выстрелили ей в голову, не причинив вреда. Не растерявшись, я направил их на дерущегося Злого. Тот, почувствовав намерение, легко увернулся и подставил под удар тени. Они заледенели, замедлились и превратились в статуи.
        Ата повела рукой - и фигуры треснули. Это совпало с ударом Злого, который хотел их расколоть. Но не он их разрушил. Осколки полетели к тени и вошли в неё, усиливая. Ата выросла, раздалась в плечах и приобрела демонические, нечеловеческие черты. Выросли клыки, появились когти на руках.
        Это произошло меньше чем за секунду. Глазами я не хлопал и, когда Ата отвлеклась, прыгнул на неё, повторно врезав кулаком. А потом ещё раз и ещё. Словно в стену бил. Новая демоническая форма была куда крепче.
        - Ну ты и слабак! - Злой зашёл сбоку и с ноги врезал демонице в корпус, отчего ту откинуло от меня.
        - Не мешайся! - раздраженно крикнул ему.
        - У тебя одного нет и шанса.
        Это меня окончательно вывело из себя. Я набросился на тень и принялся её избивать, вкладывая все свои силы. Когда казалось, что победа не за горами, она перехватила мои руки и самоуверенно рассмеялась.
        - Не мешаться? - издевательски крикнул Злой.
        Я дернулся, но демоница удерживала так крепко, что вырваться не получилось. Призвав гигантский крест, стукнул ей по голове, но дерево раскололось, не причинив вреда. Религия и суеверия явно не имели отношения к её облику.
        Злой же действовал куда лучше.
        Он напрыгнул сзади, закрыл ей глаза и потянул голову на себя. Схватившись поудобнее, резко провернул. Раздался хруст, и голова повернулась в другую сторону, явив мне затылок. Уперевшись ногами в грудь, напряг мышцы и наконец-то смог выскочить.
        Руки болели, а мышцы ныли. По идее в этом месте нет реального тела, но вот боль и ощущения - натуральнее некуда.
        - Не отставай, - крикнул Злой.
        Я и не отстал. Мы налетели на демонессу с двух сторон. Лупили её всем, что приходило в голову. Злой предпочитал огнестрельное оружие, а я обычные кулаки. По факту было неважно, какую форму принимает удар. Куда важнее то, что я в него вкладывал.
        Не стоило себя обманывать. Это было битвой разумов. А точнее, моего разума и одной лишь тени Аты, отголоска её силы, бог знает когда оставленного в торговце талантами. При этом тень успевала отбиваться от нас двоих. Она постоянно адаптировалась и искала новые решения. Так пули, которые вначале причиняли ей страдания и вырывали куски плоти, уже через минуту перестали действовать и отскакивали в сторону. Кожа демоницы покрылась ледяными наростами, которые и справлялись с прессингом.
        - Дави её! - крикнул я. - Мне нужно время!
        Что-то было не так. Тупая рубка не имела смысла. Я чувствовал, что есть другой способ.
        - С чего бы мне помогать тебе, слабак? - прокричал в ответ Злой.
        Тень схватила его за шею и шмякнула со всей дури о землю. Мы тоже адаптировались к битве. Те атаки, что откидывали в первые секунды, сейчас ничего не могли нам сделать.
        Я разорвал дистанцию и бросил взгляд на Чарли. Он лежал в той же позе, никому не нужный. Только вот это был обман. Толстяк очнулся и притворился вырубленным. Сам он в бою не участвовал, но наверняка успел разобраться, где находится.
        А что, если…
        Если тень - всего лишь закладка, то разместили её в чужом разуме. Вдруг есть какая-то основа, и если ее уничтожить…
        Присев, я прыгнул прямо на Чарли. Он резво крутанулся и увернулся. Я врезался в асфальт и промял его. Толстяк же вскочил и зло уставился на меня.
        - Не знаю, кто ты такой, но у тебя большие проблемы, парень.
        В голове набатом пронеслось, с каким пренебрежением он упоминал, что у них три таланта в запасе, и что нужно по-быстрому найти ещё, чтобы подзаработать. Вспышка ярости была настолько сильной, что быстрее молнии я оказался рядом и пробил ему снизу вверх в челюсть. Толстяка подкинуло, его лицо смяло, превратило в кашу, а я обрушился на его разум, выискивая то место, где могла быть расположена основа тени.
        Атака ничего не принесла. Демонесса наседала на Злого и теснила его. Меня это не сильно беспокоило. Сомнительный он союзник. Если проиграет, невелика беда. Ну, кроме того, что одному будет справиться в разы сложнее.
        Я попытался нащупать внутри разума Чарли оставленную закладку, но ничего не было. Что бы Ата там ни оставила, вся её сила перешла сюда, в это пространство.
        Сила…
        Оставив в покое Чарли, переключился на демонессу. Но в лоб её атаковать не стал. Это было бессмысленно. За всё время мы не нанесли ей видимого урона, и непонятно, на что рассчитывает Злой. Зато удовольствие от драки он явно получает.
        Изначально драка началась на улице, и я принялся сжимать это пространство. Исчез задний фон, дома придвинулись, а потом тоже исчезли, за ними появилась чернота.
        Демонесса это заметила, откинула Злого и бросилась ко мне. Метров десять она проскользила над землей и собиралась схватить меня за горло, выставив руку с когтями. Из-под земли на неё выскочили черные путы, в которые она и врезалась. Разорвала, снова прыгнула на меня, но я создавал и создавал сети, чтобы пленить её.
        - Что ты творишь?! - прокричал Злой.
        Проигнорировав его, я сосредоточился на том, чтобы удержать тень и не дать добраться до меня. Если она всего лишь сгусток чужой силы, эту силу можно ощутить в первозданном виде. Пока я пытался это сделать, Злой налетел на демонессу сзади и, пользуясь тем, что она запуталась в черных, стальных канатах, рубанул её по локтю. Неожиданно это возымело эффект. Руку оторвало, и, схватив её, Злой отпрыгнул в сторону, на ходу вгрызаясь в плоть.
        Сволочь. Вот ради чего он явился. Впитать чужую силу и стать сильнее.
        Эта короткая сцена подтвердила мою догадку, и, удвоив рвение, я и правда что-то нащупал. Тень рассыпалась, превратилась в сгусток, и я принялся рушить связи внутри неё, лишая разумности. Только вот не учёл, что, потеряв физическую форму, она легко выскочит из пут.
        Налетев на меня, окутала с ног до головы и сжала. Я ощутил, как эта субстанция проникает внутрь, как забивает дыхательные пути, как разрушает ткани и внутренние органы. Я бы закричал от боли, но меня сжали так, что невозможно было пошевелиться. Разозлившись, ментально ударил в ответ и принялся поглощать то, что облепило меня.
        До последнего момента я не был уверен, что победа останется за мной. Когда тень закончилась, я обнаружил себя стоящим на коленях, всего в крови. Голову разрывало от боли, а где-то впереди стоял Злой, успевший доесть руку.
        Нагло усмехнувшись, он прыгнул на меня и соединился с телом.
        ***
        Соня не знала, что делать. Не знала, куда ехать, что происходит с Куртом, что будет дальше и не закончится ли этот вечер в полицейском участке.
        Она вообще ничего не знала. Поэтому инстинктивно ехала туда, где меньше людей. Выбрала ближайшую заброшенную стройку. Старалась не гнать по возможности, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания.
        В первые минуты, как отключился, Курт не подавал никаких признаков. Спит и спит человек, внешне это выглядело безобидно. Но когда он начал дергаться, будто его избивает кто-то невидимый… От первого движения Соня взвизгнула. Ей пришла в голову дикая мысль, что человек в багажнике умер, её парень тоже, и сейчас они оба превратятся в зомби, а она станет причиной зомби-апокалипсиса, и всё человечество погибнет.
        Почему именно она причина, Соня в тот момент не думала, и так напряженная до предела и сосредоточенная на том, чтобы никого не сбить и в никого не врезаться.
        Когда Соня покинула оживленную часть Низин, она чуть расслабилась и поерзала на кресле. Ягодицы от напряжения затекли, а спина покрылась потом. Когда добралась до стройки, выдохнула бы облегченно, но Курт с каждой секундой выглядел всё хуже. Он натурально посерел, его глаза под веками быстро дергались из стороны в сторону, губы были плотно сжаты.
        А ещё у него из носа пошла кровь.
        - Курт, Курт, ты там держись, - бормотала Соня.
        Она откинула кресло, положила парня и хотела вытереть ему нос, чтобы одежда не испачкалась, но ничего под рукой не нашлось. Поэтому рукой и вытерла. Кровь бежала тонкой струйкой, залила подбородок, и несколько капель упали на куртку и джинсы.
        - Да что там с тобой происходит?! - пока ехала, Соня была сосредоточена на дороге, а сейчас паника накрыла её с новой силой.
        Внезапно Курт перестал трястись. Он замер, мышцы лица расслабились. В следующий миг снова напряглись, но по-другому - пролегли морщины на лбу, будто парень думал о чём-то сложном.
        А потом он открыл глаза. Соня снова взвизгнула, сама не зная почему.
        Курт перевёл на неё взгляд, осмотрел. Поднял руки и взглянул на свои ладони. Выглянул в окно. Открыв дверь, он вышел наружу. Соня от этого зрелища растерялась. Парень был каким-то не таким, с отчуждением и удивлением во взгляде. На девушку он посмотрел как на пустое место.
        Выбравшись за ним следом, Соня хотела подойти и спросить, в чём дело, но что-то её остановило.
        - Ты Соня, - сказал Курт.
        - Ты запомнил моё имя, надо же, - ляпнула она, внимательно наблюдая за его лицом.
        Нет, это был не Курт. Не её Курт. Тот смотрел совсем иначе.
        - И что он в тебе нашёл? - наклонил лже-Курт голову и приподнял бровь, вновь разглядывая Соню.
        Девушка сначала отшатнулась от этих слов, а потом подбежала к нему и врезала кулаком по лицу. Да так удачно, что попала в нос. Добавив в пах коленом, она добилась того, что Курт рухнул на землю.
        - Ты куда дел моего парня, сволочь?! - закричала она на него.
        Само же тело, не выдержав всех нагрузок, отключилось, а Соня схватилась за голову, увидев, что Курт упал на землю. В тот момент она подумала, что убила его.
        - Полный пиз… - выругалась она.
        Глава 9. Продолжение банкета
        Через час я сидел в машине, на пассажирском кресле, закинувшись обезболивающим, и мелкими глотками пил холодную минералку.
        Рядом расположилась Соня, за водительским местом. Её перестало потряхивать, мысли закончили вертеться вокруг того, что она теперь преступница, и девушка в целом расслабилась, адаптировалась к ситуации.
        Н-да.
        Утром не думал, что день выдастся настолько длинным и тяжелым.
        Поглощение тени Аты внешне выглядело простой задачей, а на деле чуть не выжгло мне мозги вместе с нервной системой в придачу. Неизвестно, в чём тут дело, но, когда до этого поглощал силу, было просто и легко. Как сделать глоток воды. Сегодня же… Я сожрал что-то агрессивное, что до последнего сопротивлялось и хотело нанести мне максимальный вред. Это при том, что силы внутри тени оказалось до обидного мало.
        Несправедливо. Босс явно из высшей категории, а с наградой обделили.
        Так ещё и подставили в конце. Эта сволочь… Хотя почему эта. Та часть меня, что являлась Злым, попыталась захватить тело, и у него это получилось. На какое-то время я оказался запертым внутри себя же. Хорошо, что Злой быстро вернулся. Ещё более злым, чем до этого.
        - Ну у тебя и подружка, - бросил он мне и растворился, исчез, снова спрятавшись где-то внутри меня.
        Я же ощутил, что вернул контроль над телом, но возвращаться, чтобы увидеть последствия, сразу не стал. Ещё оставалось одно дело, ради которого это всё и затевалось.
        Чарли. После моей атаки он снова пришёл в себя и попытался спрятаться. Глупая надежда. Когда подошёл к нему, он предпринял попытку напасть. Набросился на меня с кулаками. Это выглядело настолько слабо и убого, что вызвало лишь глухое раздражение. Я влепил ему пощёчину, и, несмотря на то что в реальной жизни он был крупнее и выше, мужчина отлетел и плюхнулся на задницу.
        Создав образ сестры, посмотрел на него.
        - Ты знаешь эту девушку? - спросил я и надавил.
        Он знал. Не сразу вспомнил. Для него она была всего лишь одной из. Очередная жертва, что попала в конвейер отжима талантов.
        Злой был олицетворением полной гнева версии меня. Но, когда я наконец-то нашёл тех, кто повинен в содеянном с сестрой, на передний план вышло что-то куда хуже. Чистая, абсолютная, незамутненная ничем ненависть.
        Не знаю, через сколько я осознал себя. К этому моменту Чарли превратился в скулящий кусок мяса.
        - Умоляю… - орал он, рыдая и захлебываясь слезами. - Прекрати! Я всё расскажу, только прекрати!
        Каких мне трудов стоило в тот момент прерваться, одному богу известно.
        - Рассказывай, - сказал я, отойдя от него на шаг.
        Рассказал.
        Умываясь горькими слезами, он принялся выдавать подробности своего дела.
        Так я узнал, что в их команде трое человек - те, кого уже видел. Каждый отвечал за что-то своё. Чарли был переговорщиком. Он обрабатывал тренеров, учителей и всех тех, кто мог дать ценную наводку. Был лицом фонда, вёл группы в сети, админил несколько форумов, где собирались творческие люди.
        Второй повелитель, Майкл по прозвищу Ластик, занимался тем, что стирал память, если случалось что-то плохое. Жертва покончила жизнь самоубийством? Что ж, близкие и друзья забудут о странностях этого дела. Какой-то журналист начал расследование? Он тоже забудет. Сами жертвы тоже забывали, что с ними случилось.
        Третьим был Итан по прозвищу Щипцы. Именно он отвечал за изъятие таланта.
        Подавляя в себе ненависть, я выбил все подробности касательно моей сестры. Как её заметили, как вышли на связь, как предложили заказ - для студентки это была легкая подработка. В деньгах она не нуждалась, но Али всегда была слишком ответственной и не хотела сидеть на шее отца больше нужного. Как её подловили недалеко от дома, увезли в Низины на базу и как забрали талант, я тоже узнал.
        Едва не сорвался.
        Остановило то, что много чего ещё нужно было узнать.
        Я расспросил про других, кого они ограбили. Как часто это делают, какие таланты забирают. Чарли клялся, что они никогда не насиловали. Только забирали таланты и отпускали. Уверял, что не все кончают жизнь самоубийством. Многие продолжают нормально жить.
        Спрашивал я и про то, как устроен их бизнес. Они ходили под Атой и отчисляли ей девяносто процентов прибыли. Им не дозволялось нападать на других повелителей. Да и не было видно, что Чарли из тех, кто готов на это пойти. Он был трусом до мозга костей.
        Трусом и слабаком.
        Когда узнал то, что хотел, выпил его силу. Сделал это грубо, резко, попутно разрушив разум. Жалости к этому человеку не осталось.
        Я узнал, что было с моей сестрой.
        После того как закончили, они попросили скорпионов вывезти девушку за пределы Низин.
        Скорпионов. Людей Паука.
        Получается, что именно они изнасиловали Али.
        О чём Паук мог наверняка знать и умолчать. Сволочь. Как же я их всех ненавижу.
        Вернувшись в своё тело, был готов к разному, но не к тому, что начнут болеть яйца. Прокашлявшись, уставился на воинственную Соню. В её мыслях так и мелькал образ того, как она мне с ноги по лицу заедет.
        - Ты… Чего… - сплюнул я, прочищая пересохшее горло. - Что происходит?
        - Курт? Это правда ты?
        - Кто же ещё… - пробормотал я, пытаясь встать.
        Соня подбежала и помогла подняться.
        - Кто-то другой был. Не ты, - сказала она, пряча страх.
        - Теперь я. Не волнуйся.
        Нормального разговора не вышло. Моя голова раскалывалась, мышцы ломило. Даже в глазах двоилось.
        Как я выкидывал труп на стройке, как старался в этот момент не смотреть на Соню, как доковылял до машины, запомнил смутно. В голове прояснилось, когда уже совсем в другом месте Соня сходила в аптеку, купила обезболивающее и минералку.
        Постепенно разум успокаивался. Исчезало напряжение. Кровь перестала идти из носа.
        - Ты как? - спросила Соня.
        До этого она в основном молчала. Выглядел я как тот, кто не расположен к беседе. За её вопросом скрывалось воистину громадное беспокойство. Это было двойственно для меня. Ее волнение расползлось грозовой тучей, окутав всю машину, так что мне приходилось прилагать усилия, чтобы не поддаться ему, хотя было приятно, что за меня кто-то настолько переживает. Ясно было, что за меня она опасается куда больше, чем за себя, хотя может попасть в тюрьму или влипнуть в неприятности из-за всей это истории.
        - Уже лучше. Спасибо, что помогла.
        - Да чего ты, - смутилась она. - Что произошло?
        - Ты правда хочешь знать?
        - Конечно! Знаешь, какого страху я натерпелась!
        В своих мыслях, сделав это специально, Соня показала события её глазами. Как я трясся, как моё тело занял кто-то другой.
        - Ну… - протянул я, подбирая слова. - Этого мужчину звали Чарли. Он слабый повелитель, но у него в голове оказалась… кхм… охрана, которую поставил тот, кто в разы сильнее.
        - Сильнее тебя?
        - Думаю, во много раз.
        Я не стал называть имя Аты. Если кто-то прочитает это в мыслях Сони, то и без того большие проблемы приобретут космический масштаб.
        - С этими охранными закладками я и дрался. Во время боя вмешалась… Мне сложно это объяснить, если честно.
        - Говори, а там разберемся, - Соня слушала меня внимательно, ловя каждое слово.
        - Появилась злая часть меня, помогла в бою, но сделала это ради собственного усилия. Когда я победил ту закладку, что далось с большим трудом, эта часть попыталась захватить тело.
        - Звучит реально жутко. В тебя словно демон вселился.
        Мысли в голове Сони носились, как встревоженные пчёлы. Для неё и так большим открытием стало наличие под боком другого мира, где существуют повелители разума. Так теперь, оказывается, ещё и вот такая дичь происходит, когда тело парня захватывает какая-то темная его часть.
        Как же безумно мало я знаю. То тени выходят из меня и прячутся в подвале, то пытаются захватить тело. Что дальше? Развитие шизофрении? Пришельцы? Выход в астрал?
        - Прости, что напугал тебя.
        - Проехали, - сказала Соня, помолчав.
        - Потом, как я понял, ты меня побила…
        - Прости! - пискнула девушка.
        - Проехали, - вяло усмехнулся я.
        Настроение было… Как у человека, которого внутри выжгли дотла, весь пепел смыло цунами, но в конце потоков дерьма он увидел просвет.
        - Ты узнал, что нужно? - спросила девушка.
        - Да. Это они сделали с моей сестрой. Полгода назад у них была девушка с танцевальным талантом. Если представишь, как выглядела подруга…
        Соня представила. А ещё достала телефон и показала фото. Я кивнул, подтверждая.
        - Это они с ней сделали. Их трое работает, - я рассказал Соне, что и как. - Они от пяти до десяти человек в месяц обрабатывают.
        - Жесть.
        Жесть, не спорю. Я удивился такому количеству. Где они столько талантов постоянно находят? Как оказалось, не обязательно быть гением, чтобы попасть в их сети. Чем ярче талант, чем больше вдохновения и мастерства в него заложено, тем дороже он стоит. А так спрос есть и на что-то обыденное. К тому же таланты можно компоновать между собой, усиливая.
        - Они умеют хранить таланты. Помещают их в специальные контейнеры и держат в сейфе, который находится в том здании, где мы были. Талант моей сестры всё ещё у них.
        - Так получается…
        - Я могу его вернуть и спасти её.
        Повисла тишина. До этого момента я действовал, в глубине души понимая, что затея безнадёжная. Пареньку из верхних кварталов спуститься в Низины, найти там виновных, вернуть украденное - всё это было чистым безумием, а не планом. Актом отчаяния. Я просто не мог сидеть на месте и наблюдать за тем, как разум моей сестры разлагается.
        То, что удалось напасть на след и узнать, что талант ещё не продали, было настоящим чудом.
        Оставалось всего лишь отправиться к хранилищу, забрать украденное и ехать к сестре. На этом всё. Дело будет сделано.
        Так мало и так много осталось до победы.
        - Ты отправишься к ним.
        Соня не спрашивала, а утверждала.
        - Да. Прямо сегодня. Тебя отвезу домой. Не спорь, пожалуйста.
        - Буду спорить! - вспыхнула она. - Ты себя видел? Да у тебя кожа серая! Ещё одну битву ты не выдержишь! А если отключишься? Кто будет спасать твой зад, увозя в безопасное место?
        Соня была права. Во всём, кроме одного.
        Ключ от хранилища находился у того, кто отвечал за изъятие таланта. Мне надо победить не двоих, а одного, но сейчас время играет против меня. Рано или поздно пропавшего хватятся, и тогда я уже ничего сделать не могу. Внезапное нападение - единственный шанс. Если внутри их разумов такие же закладки, я не потяну. Хорошая новость в том, что мне не надо их допрашивать. Лишь забрать ключ и добраться до хранилища. Мирно они не отдадут, поэтому придётся их убить. Что я сделаю не то что без моральных терзаний, а с большим удовольствием.
        Соня права в том, что мне потребуется помощь. Я не солдат, не спецназовец и легко ворваться в офис не смогу. Пока мне везло, но хватит ли везения ещё на чуть-чуть? Тем более когда я в таком состоянии, едва двигающийся.
        Так что девушка права. Во всём, кроме того, что я готов подвергать её жизнь риску. Слишком далеко это зашло. Я перешёл черту, напал на людей Аты, нарушил приказ Паука. Если он ещё и сам в этом замешан, то… То я не вижу для себя мирных выходов из ситуации. Надо спасти сестру, а потом, не знаю, может, отправить их с отцом в другой город. И Соню тоже как-то прикрыть. В городе её ничто не держит, может, она согласится уехать. Деньгами на жизнь я ей обеспечу.
        Про то, где Чарли хранит свои сбережения, он тоже рассказал. А я прихватил его вещи, когда выкидывал труп.
        - Я не хочу подвергать тебя риску.
        - А есть место, где я буду в безопасности? - прямо спросила Соня. - Кажется, кое-кто забыл, что я по собственной воле влезла в это дело, - с вызовом и негодованием ответила Соня. - И я не принцесса из сказок, которую надо от всего защищать.
        - И что же ты будешь делать, когда тебе влезут в голову?
        - А что ты будешь делать, когда отключишься и будешь истекать кровью? - парировала Соня. - Я и правда в этих ваших злодейски-супергеройских делах ничего не могу. Но зато я могу тебя увезти и прикрыть. Что, если от этого будет зависеть твоя жизнь и…
        Соня не договорила, но я и так видел, о чём она думает. Жизнь моей сестры.
        - Это подло, давить так.
        - Что ты хотел. Девчонки из Низин и не такое могут, - усмехнулась она и завела мотор.
        ***
        До последнего я думал, как поступить с Соней. Хотел было уже приказать ей уйти, но… Не смог. Не решился на этот шаг, за что корил себя.
        Соня припарковалась не возле самого здания, а чуть в стороне. Сказала, что будет ждать. Я отправился внутрь, натянув капюшон, чтобы лица не было видно.
        Чарли утверждал, что двое его напарников пробудут в офисе до позднего вечера. Будут курить, пить, играть в приставку. Из этого по большей части их дни и состояли. Непыльная жизнь. Пройдя по уже известному маршруту, остановился на четвертом этаже. Что-то было не так. В офисе я вообще никого не ощущал. Осторожно подойдя к офису и достав пистолет, толкнул дверь, и та легко открылась. В первом помещении никого не обнаружил, и это было вдвойне подозрительно.
        Как устроен офис, я узнал. Прошёл в ту комнату, где эти двое должны были находиться.
        Нашёл их там. Они сидели на диване перед включенным телевизором, смотрели кино. До того, как их убили. Кто-то поставил фильм на паузу, и я увидел момент зрелищной погони.
        Лиц было не рассмотреть. Стреляли в головы, и кровь вперемешку с мозгами превратила их в ужасающие маски.
        Меня сложно напугать, но в тот момент я разом вспомнил все фильмы ужасов. Подавив лишние мысли, подошёл к трупам и проверил их карманы. Нужный ключ нашёлся там, где и должен был - в кармане у извлекателя талантов. Окончательно подавив мысли и чувства, прошёл в другую комнату. Там отодвинул в сторону стенку-обманку, вставил ключ и добрался до хранилища. Сделали его со вкусом: таланты содержались в переливающихся шарах размером с яйцо. Всего я насчитал двадцать одну штуку - торговцы готовились к аукциону и сделали запас. Собрал их всех, отдельно положив талант сестры, всю наличку тоже прихватил. После чего покинул офис.
        ***
        Несколько ранее.
        Марк Гроссен, когда остался один после встречи с Куртом, выехал за город, нашёл чистое поле, просматриваемое на многие сотни метров вокруг, и выругался. Матерился он долго.
        Не помогло.
        Тогда он уселся на капот машины и, как сотни раз до этого, принялся перебирать события последних дней, выискивая, где была его воля и стечение обстоятельств, а где чужое вмешательство.
        То, что Еретик показался Курту, было своего рода посланием. То, что старик не заметил, как на Курта напала собака - дополнением к оному.
        Еретик передал весточку. Показал, что знает о прибытии Гроссена, в курсе его планов и понимает, с кем тот сотрудничает. Показал он и то, что по-прежнему может влиять на старика.
        - Ты стал сильнее, - тихо проговорил Марк. - Бессмысленная гонка.
        Схватившись за голову, Гроссен зажмурился что было сил и затих. Сидел он так долго. Час, два, а может, и больше. Тело онемело, спина ныла, требуя хоть какого-то движения. Старик не обращал на это внимания. Он думал и искал для себя хоть одну возможность победить.
        В единственный раз, когда ему это почти удалось, Еретик потерял глаза. Во вторую их встречу уже Гроссен заполучил подарок - люди стали о нём забывать. Потом было ещё почти три года. Старик мотался по городам, выискивая следы Еретика. Находил. Везде было одно и то же. Он приезжал в новое место, какое-то время там жил, а потом устраивал бойню и пожирал других паразитов, становясь сильнее.
        Город, бойня, новая сила. Город, бойня, новая сила.
        И с каждым разом Еретик становился всё более недосягаемым. Сейчас Гроссен уже с трудом мог оценить, какую он силу набрал. В том, что Еретик может легко убить старика, - сомневаться не приходилось. Как и в том, что единственная причина, по которой Гроссен ещё жив - желание его врага позабавиться.
        В тот момент старик испытал отчаяние столь глубокое, с которым ещё не сталкивался. Его давно ничего не держало в этом мире. Ничего, кроме мести.
        - Надо что-то менять. - сказал Гроссен в пустоту, перестал себя жалеть и поехал обратно в город.
        Ему предстояло много работы.
        Глава 10. Груз
        Соня встретила меня пристальным взглядом. Она ожидала увидеть окровавленного, едва живого меня, вернувшегося после тяжелой битвы. Вместо этого я пришёл таким же, каким и ушёл, ещё и с мешками в руках. Двумя. В одном таланты лежали, в другом - деньги.
        - Курт, это ты? - спросила Соня, когда я сел в машину.
        - Да. Всё в порядке. Едем отсюда, да побыстрее.
        - Что случилось?
        - По пути расскажу.
        Соня послушно двинулась с места.
        - Они были убиты, - начал я. - Эти двое повелителей, что остались. Таланты я забрал. Тот, что у сестры тоже.
        Я специально у Чарли узнал, как именно нужное мне выглядит, чтобы не ошибиться.
        - Убил? Кто?
        - Не знаю. Когда пришёл, убийцы не было.
        - Получается, это сделали совсем недавно, - заключила девушка.
        От Сони фонило смешанными чувствами. Она не совсем поверила, что их убил не я, а кто-то другой. Отругала себя за то, что так думает, и ещё раз отругала, решив, что эти мысли меня заденут. Потом испытала облегчение от того, что убил не я, а кто-то другой. И страх, ведь пусть жизнь в Низинах и не подарок, но она, обычная школьница, никогда не сталкивалась с таким количеством убийств в один день.
        - Что думаешь делать с талантами? - спросила она.
        Я не ответил, потому что сказать было нечего. Меня и самого одолевали противоречивые чувства. Я добыл то, что украли. Почти выполнил свою миссию. Но почему не чувствую радости?
        - Надо помочь сестре, - всё же сказал я. - Едем домой.
        - А остальные?
        - Они…
        Мне было плевать на них.
        - Им тоже надо помочь, - с твёрдостью заявила Соня. - Ты сможешь им вернуть украденное?
        Помочь другим… Я знал про каждого, у кого забрали талант. Сам не знаю, почему так дотошно допросил Чарли. Знал, где они живут. Как именно их обокрали. Что и кому принадлежит. Допрос того подонка был не таким, как в реальной жизни. Отчасти я напрямую забирал у него воспоминания. Воспринимал не слова, а целые образы, как это происходило. Почти сам прожил эти преступления.
        Но хотел ли я помочь другим? Невозможно было ответить в тот момент. Я должен был ликовать. Радоваться. На всех парах бежать к сестре. Сегодня воскресенье, она дома, осталось всего ничего - меньше часа езды, чтобы… Чтобы…
        Чтобы столкнуться со следующей задачей, которую я не знал, как решать. Чарли и его команда были виновны, но лишь в части бед. Чарли сам лично видел, как целую девушку передают скорпионам. И также никто из их команды не мог поставить закладку, что пробуждает весь ужас пережитого.
        Как убрать это внушение, разрушить чужую конструкцию, сделать это с гарантией, без вреда для сестры - я не знал. В прошлый раз мне не хватило силы хотя бы подойти к этой штуке. Лишь создать заплатки, чтобы они срабатывали не так часто. Это как перекрыть часть поставок в логово дракона. Дракон сам при этом никуда не девается. Спит и ждёт своего часа. Что произойдет, если я верну талант? Не проснётся ли он? Да и смогу ли я вернуть талант, поставить его, куда надо, ничего не испортить… Хороший вопрос.
        - Надо пробовать.
        - В любом случае у всех этих людей нет лучше шанса, чем ты. Знаешь, где их искать?
        Внешне Соня замерла, при этом внутри колыхалась, как пламя. Пальцы побелели, так крепко она держалась за руль. Мои сомнения и чувства она не замечала. Я видел, что, если откажусь помогать, она этого не поймет. Ей тоже было плевать на всех этих людей. Но она хотела сделать хоть что-то, чтобы исправить зло, случившееся с её подругой. Ту было не вернуть, но… Но человеческая душа ещё сложнее, чем разум, и поэтому Соня внутри себя уже решила, что вернуть украденное - это то, что она обязана сделать. Если откажу, она это примет и пойдет сама решать вопрос. Не зная как, но будет действовать, пока не получится.
        Поэтому я и сказал, что она как пламя. Этот огонь решительности разгорался внутри неё, обжигая.
        Я же в тот момент цинично думал, что потренироваться на других, посторонних людях, будет полезно, перед тем как лезть в голову к сестре. Многие бы посмеялись, услышав, что у девчонки из Низин куда выше моральные качества, чем у «хорошего» мальчика из верхних кварталов.
        - Знаю, - ответил я. - Но мне известна половина адресов. Остальные надо будет искать.
        Я перечислил Соне, что узнал. Она кивнула и повела машину по ближайшему адресу.
        ***
        Со всеми приключениями начали мы наш марафон во второй половине дня, около трёх часов. А закончили, когда часы показывали десятый час.
        Всего, не считая таланта моей сестры, я забрал двадцать сфер. О тринадцати из них я знал, где жили доноры. Мы посетили каждого. В трёх случаях к этому моменту ограбленные успели покончить жизнь самоубийством. В девяти - история повторялась, мы находили живого человека, обычно подростка, в апатии потерявшего интерес к будущему, жизни и любимому делу. Если рядом находились родственники, я легко считывал их беспокойство. Несколько раз нам пришлось по всему городу разыскивать пострадавших. Не все прекратили активную жизнь. Кто-то продолжал гулять, встречаться с друзьями и заниматься другими делами.
        Труднее всего было с первым человеком. Я не сразу придумал, как поступить. А потом применил навык дуэли, но вовлек не в свой разум, а в разум человека и там нашел место, выжженную пустыню, откуда украли талант. Стоило там раскрыть сферу, как место оживало.
        На словах звучит просто, а на деле… Войти в пропитанный апатией внутренний мир было крайне сложно. Я работал на истощение. Если до того, как начали, воспринимал это цинично, то, сталкиваясь с самими людьми, видя, насколько они потеряны, насколько им внутри больно - больше не мог плевать на это и сам не заметил, как вовлекся, стал вкладываться по-настоящему.
        Неприятным сюрпризом оказался последний в списке.
        - Это повелитель, - сказал я Соне, когда увидел, как он возвращается домой.
        Это был подросток лет пятнадцати. Мы не обнаружили его дома, но родители не знали, куда он мог отправиться. Им, на удивление, было плевать, чем занимается их дитя. Начали обсуждать с Соней, с чего начать поиски, но тут он сам появился. Я не сразу догадался, что это тот, кто нам нужен. Заметил, как по улице бредет человек со способностями, напрягся, подумал, что это за нами кто-то пришёл, но нет. Парень прошёл мимо иисчез в подъезде. А через пару минут я уловил на третьем этаже эмоции его родителей. Сына они встретили нерадостно и накричали на него, спрашивая, где он шляется в столь позднее время.
        Соня посмотрела на меня. Вопроса вслух она не задавала, но и так было видно, о чём думает.
        - Давай закончим на сегодня, - вздохнула она.
        - Ты же сама рвалась всех спасти.
        - Этот парень не похож на того, кого надо спасать. Если он повелитель, то не получится действовать как с остальными. Так ведь?
        Я кивнул. Тут и правда непонятно, что делать. Он обрёл способности до того, как у него талант украли? Или это и послужило причиной? Ему просто вернуть сферу или вторгнуться в его разум?
        Проблема в том, что, если он увидит меня, потом может кому-то рассказать. В случае остальных - я всё проделал, находясь на расстоянии.
        Да и, если прямо говорить, этот день выжал меня настолько, что тупо не осталось сил. Ни на что.
        - Так, - сказал я. - И что? Мы просто остановимся?
        - Курт, ты себя видел? В зеркало посмотри, если нет. Ты серый, у тебя уже три раза кровь носом шла, постоянно морщишься от головной боли, - с нешуточным беспокойством сказала Соня. - Остальным поможем позже. Проживут как-нибудь день-два без нас.
        Люди - удивительные существа. В начале этого дела Соня пылала решимостью всех спасти. А когда мы прошлись по половине списка, её жажда справедливости и отмщения была частично удовлетворена и на передний план вышли другие чувства. Беспокойство за меня и банальная человеческая усталость.
        - Тогда поехали, - согласился я. - Ты домой?
        - Я…
        Этот вопрос вызвал цунами в её голове и сердце. Но к тому моменту я был настолько уставшим, что едва улавливал мелькающие мысли и образы.
        - Мне страшно, - сказала Соня тихо.
        - И?
        Да-да. В тот момент я не только устал, но ещё и сказочно, феерично затупил.
        - Не знаю, как буду спать одна, - ещё тише сказала Соня.
        Одна. Бум-бум-бум. В голове бил колокол, и я больше походил на труп, чем на живого человека, но её слова были как ушат холодной воды.
        - Можешь переночевать у меня, - ответил я, сглотнув. - Готов отдать тебе свою кровать, а сам на полу переночую. Ты видела это роскошное ложе, от такого трудно отказаться.
        - Ты прав, - рассмеялась Соня. - Как от такого отказаться?
        ***
        Я породил столько проблем, готов был умереть, чтобы спасти сестру, но ни разу не задумался о том, как будет выглядеть возвращение домой с триумфом.
        Пока о триумфе говорить было рано. Но важная цель - возвращение таланта - была достигнута. Казалось, чего уж проще. Подойди к сестре и сделай то, в чём успел хорошо натренироваться. Будь я чуть глупее, так бы и поступил. Случай Али не был стандартным. Там поработал кто-то другой, и неизвестно, что произойдет, когда я верну талант. Это первая причина для осторожности. Вторая - моё состояние.
        Поглощение силы, постоянный риск, чрезмерно частое применение способностей - это довело меня до состояния, когда примитивное прощупывание дома, чтобы незаметно привести Соню, вызвало настолько сильную вспышку боли, что я чуть не рухнул.
        Так что это не я девушку привёл. А она меня втащила. Приехали мы ближе к двенадцати ночи, оставили машину за пару улиц и дальше шли пешком.
        - Отец уснул в гостиной, - пробормотал я, тихо открывая дверь ключом. - Сестра спит у себя.
        - Никаких посиделок допоздна?
        - Такая уж мы семья.
        - Скучная? - пошутила Соня, которая в этот момент испытывала сильнейшее в жизни смущение.
        Я бы посмеялся, будь на это силы.
        До комнаты дошли, не привлекая ничьего внимания. Это было само по себе чудо. Не то, что дошли, а то, что дома ничего не случилось.
        Неужели мои испытания закончились? - мелькнула глупая, наивная мысль.
        С того раза, как Соня побывала у меня в гостях, в комнате ничего не изменилось.
        - Ну… - протянул я. - Чувствуй себя как дома. Есть хочешь?
        - Хочу, - призналась девушка. - Но, если что, потерплю.
        - Я и сам хочу, поэтому не надо терпеть. Главное, не разбудить отца. Посидишь здесь?
        - Мне бы ещё в душ… - Соня опустила глаза, а меня бросило в жар.
        Я не был идиотом. И, видимо, тело шестнадцатилетнего парня настолько заряжено гормонами, что фривольные мысли пробивались через всю усталость.
        - Сейчас придумаю что-нибудь, - пообещал я и пошёл вниз.
        ***
        Пока разбирался с поздним ужином, проснулся отец.
        - Курт? - позвал он. - Это ты?
        - Как видишь, пап. Опять уснул в гостиной?
        - Ага, - стушевался отец. - Всё в порядке?
        - Да. Перекушу и спать пойду. Тебе бы тоже не помешало выспаться. Завтра на работу.
        Я не вмешивался в его поток мыслей, но и без этого, зная отца, несложно было на него повлиять.
        - Ты прав, ты прав… - покивал он. - На ночь есть вредно.
        - Не есть ещё хуже, пап, - протянул я с тщательно рассчитанной долей сарказма.
        Пусть отец беспокоится о питании сына, а не о том, что у него болезненный вид, он поздно приходит ночью и непонятно себя ведёт. А ещё о том, что из его комнаты могут доноситься странные звуки.
        Я выдохнул, когда отец ушёл. Постепенно мне становилось лучше, в голове прояснялось. Отчасти потому, что я повторно закинулся обезболивающими. Как бы не убить себе организм такими методами, но это последнее, о чем стоит беспокоиться сейчас.
        В холодильнике обнаружил готовую еду. Как мог, сделал из того, что было, нечто нормальное. Не бутербродами же Соню кормить.
        - Ого, - воскликнула она, когда увидела, что в тарелках, которые я принёс. - Ты запомнил про пасту.
        - Я бы приготовил лучше, но не хотел шуметь.
        - Да и так сойдет, - Соня отобрала у меня тарелку, подошла к окну и села прямо на пол, поджав ноги. - Что? - спросила она, заметив мой взгляд. - Я часто ем у окна.
        Я сел рядом и какое-то время мы молча ели. Не спеша, оттягивая тот момент, когда не останется поводов держаться друг от друга на расстоянии.
        Первым закончил я. Встав, поставил тарелку на стол, а сам взялся менять постельное белье. Соня наблюдала за этим молча. Вокруг неё расплывалась красно-розовое облако. Постелил я и себе. Как и обещал, на полу.
        - Ты хотела в душ, - сказал я, когда Соня закончила есть.
        - Было бы неплохо. Ещё бы вещи постирать, но обойдемся без этого.
        - Я могу включить машинку. Главное, достать их до того, как все проснутся.
        - Давай не будем рисковать. Как-нибудь переживу.
        - Идем.
        Я взял Соню за руку, и мы дошли до ванной.
        - Ты со мной? - спросила она.
        - Эм… Я…
        - У тебя же есть занавеска? Посидишь со мной?
        Соня прикалывалась. Она знала, что вопрос прозвучит двояко и хотела увидеть мою реакцию. Это было верхним слоем её чувств - дерзость и озорство. За которым скрывался страх остаться одной хотя бы на секунду после всего, что с нами произошло за день.
        - Конечно, - нашёлся я с ответом.
        ***
        В этот момент Соня думала о миллиарде вещей разом. Ругая себя за это, она в то же время надеялась, что хаотичный поток, в котором невозможно разобраться, станет помехой и для Курта.
        Он был слишком хорошим. Или просто видел сонм чувств девушки и опасался давить. Соня и сама не могла знать, чего хочет. Зайдя в ванну, Курт отвернулся, а она разделась и залезла под душ. Парень сел на пол и облокотился на стену.
        Соне же хотелось, чтобы он залез к ней и обнял. Без лишних слов, просто взял и сделал это. Что будет дальше - она понятия не имела. В теории имела, просмотренные фильмы и разговоры с другими девчонками давали общее представление, но… Но разговоры - это разговоры, а живой парень, который заходит к тебе в душ, и вы оба голые - совсем другое. Соня надеялась, что им двоим хватит ума разобраться.
        В то же время она себя ненавидела за все эти мысли и, чего уж, желания. Как можно хотеть близости после того, что они натворили? Убили человека. Ограбили логово суперзлодеев. Соня не была дурой и понимала, что после этого её жизнь недорого стоит. Неожиданно для себя девушка осознала, что нет гарантий, что она доживет до конца недели. Курт, может, и выберется со своими способностями, а вот она легко может стать разменной монетой.
        Это пугало. До одури.
        Пугало и освобождало. Соня для себя решила, что раз так, то бояться нет смысла и надо взять от жизни всё. И раз уж они с Куртом могут друг друга любить…
        Не выдержав, Соня отодвинула занавеску и увидела парня, который опустил голову на грудь. Его руки расслабились, как и лицо.
        Он спал.
        Не выдержав, Соня нервно хохотнула, подумав, что стоит здесь, голая, под струями воды, возбужденная и напуганная, а он… отключился.
        Она могла бы обидеться, но не стала. Видела, в каком Курт состоянии. Быстро домывшись, выбралась и какое-то время стояла перед парнем нагая, тайно надеясь, что он проснётся и случайно увидит её. Но тот не проснулся. Спал мертвецким сном.
        Не проснулся он, и когда Соня тащила его в спальню, и когда укладывала спать, и когда легла рядом, на полу, прижавшись всем телом.
        Так они оба и уснули. В обнимку. Спокойные и расслабленные.
        Глава 11. Завершение миссии
        Переход от сна вышел резким, будто кто-то включил яркий свет в темном помещении. От ясности, которая появилась в голове, я в первые секунды растерялся. Ещё помнил вчерашние ощущения, когда каждая мысль давалась с большим трудом.
        Я разом воспринял всех, кто находился в доме. Трех спящих человек. Никого постороннего.
        Спящих… Пусть голова и работала чётко, как никогда до этого, но вот ощущения запаздывали. Я сообразил, что что-то не так. Что лежу на полу и ко мне прижимается… Соня.
        А мы вчера…
        Память тоже пришла с запозданием. Я вчера отключился, когда девушка мылась в душе. Серьезно? Нет, я серьезно отключился в такой момент?
        И как я оказался у себя в комнате? Соня что, тащила меня?
        Несколько минут я лежал и не шевелился, осмысливая произошедшее. Сначала то, что было вчера ночью, а потом и то, что произошло в течение дня.
        Талант. Я добыл талант сестры и восстановился достаточно, чтобы вернуть его ей.
        Соня спала, закинув на меня руку и ногу. Она накрыла нас одеялом, и, походу, так всю ночь мы и провели. Я чуть сдвинулся, хотел выбраться, но внезапно обнаружил, что девушка голая. Лифчика на ней не было. Что там ниже, я не видел, но в тот момент забыл, как дышать, желая узнать. Рука сама скользнула по бедру Сони, пошла наверх и… Ничего не обнаружила. Одни лишь изгибы женского тела ждали меня. Сам я был в одних трусах и остаётся гадать, как Соня умудрилась меня раздеть.
        Ещё несколько минут ушло на то, чтобы привести чувства в порядок. Как бы мне ни хотелось остаться, разбудить Соню поцелуями и изучить каждую линию её тела, было кое-что поважнее удовольствий.
        Я смог выбраться, не разбудив её. Накрыл одеялом, чтобы не замерзла, среди вещей нашёл талант сестры и отправился к той в комнату. По пути глянул на часы. Пять тридцать шесть утра. Обычно у нас в доме встают в районе семи, а значит, время есть.
        Али, славу богу, спала не полностью нагая. Но и не сказать, что одетая. Впрочем, меня это нисколько не взволновало. Подойдя к ней, приложил сферу с талантом к телу и применил навык дуэли.
        ***
        В прошлый раз я двигался во тьме, на ощупь. Сейчас же передо мной предстало внутреннее пространство разума сестры. Кратер вулкана символизировал то, что украли - выжженную часть жизни Али.
        То, что будут проблемы, я понял сразу. В центре кратера, в самой глубокой части, спал черный дракон. Он свернулся кольцом и защищал что-то светящееся. Я не мог сказать с уверенностью, но походило это на часть личности Али. Дракон олицетворял те закладки, что пробуждали волну страданий. Кто же его здесь оставил?
        У меня было несколько кандидатур. Либо кто-то из команды Паука, а может, и он сам, либо Еретик. Раз уж он имеет планы на мой счёт, мог и придумать мотив отправиться в Низины.
        В любом случае сейчас это не имело значения. Мне нужно было победить зверя, и, насколько вижу, на это есть шансы. Я стал сильнее, мой разум окреп и закалился. Не хватало знаний и опыта, но их негде взять, придётся действовать так.
        Победить дракона, выпустить талант в этом кратере, проследить, чтобы возвращение прошло как надо, а дальше… Дальше я верну жизнь сестре, отвезу её в другой город и решу все вопросы с обучением. Так она окажется в безопасности.
        Впервые у меня появились не безнадежные надежды, а чёткий план.
        Дракон почувствовал внимание и поднял голову. Матово черный, покрытый чешуей, с острыми зубами, телом он напоминал змею. Будь это реальный мир, сомневаюсь, что настолько худощавый, с тонкими лапами, он смог бы передвигаться. Но здесь дракон поднялся в воздух и задвигался плавно, грациозно, завораживая меня.
        У обычного человека нет шансов против такого монстра. Но я не был обычным. Это была битва разумов, и мы посмотрим, кто кого.
        ***
        Спустя неизвестно сколько времени я сидел на туше разорванного зверя.
        На удивление, бой вышел несложным. Настолько, что в этом чувствовался подвох, но, сколько я ни сканировал пространство вокруг, больше ничего не находил.
        Благодарить стоило тень Аты. Именно она показала, как биться против серьезных противников. Дракон состоял из концентрированных страданий и ряда внушений, которые определяли то, как будет пробуждаться закладка. Стоило потянуть страдания к себе, как дракон начал слабеть. В этом деле мне помог опыт, полученный, когда я перековывал свою боль.
        Оставалось главное.
        В реальности я стоял возле кровати сестры и держал в руках сферу. Здесь я тоже её держал. Она была окутана равномерным, приятным и согревающим светом. Дракон держал в плену, как я и думал, одну из частей личности Али. Эта часть выглядела как тусклая копия сестры. Лежала на земле с закрытыми глазами и походила на спящую.
        Подойдя к ней, я выпустил талант и позволил этим двум субстанциям соединиться.
        А дальше… Дальше оставалось проследить за процессом реабилитации.
        ***
        Когда я закончил, все ещё спали. Вот-вот проснутся, но время ещё было.
        Лицо сестры разгладилось. Я и не замечал, насколько Али была напряжена. Сейчас она будто светилась изнутри.
        Выйдя из её комнаты, сходил в ванную, умылся и почистил зубы. После чего вернулся. На душе впервые за долгое время царило умиротворение.
        Я справился. Смог сделать невозможное.
        Оставалось самая малость. Разобраться с последствиями и заплатить по счетам. Но это всё будет позже. Сейчас же я могу позволить себе расслабиться и не думать о завтрашнем дне. Аккуратно прилёг рядом с Соней и несколько минут разглядывал её. Во сне она сдвинулась, пока меня не было, одеяло сползло вниз. Мне открылись ключицы и верхняя часть груди. До рези хотелось узнать, что там дальше, ниже, но я ничего не делал, просто любуясь девушкой.
        Она почувствовала мой взгляд, приоткрыла глаза и улыбнулась. Тоже расслабленно. Пока не вспомнила, что было вчера, и это хорошо. Незачем переживать с раннего утра.
        - Получилось? - спросила она.
        - Да.
        - Можно поздравить?
        Я кивнул, продолжая изучать лицо Сони. Она придвинулась ко мне и оказалась совсем рядом. А я ведь помнил, что на ней совершенно нет одежды. А теперь еще и ощутил кожей жар её тела.
        Ей не надо было ничего говорить. Я и так видел все её мысли и чувства. Прижав девушку к себе, нежно поцеловал. Рука скользнул по её плечу, прошла по руке, перешла на талию и ниже, к бедрам. Соня подумала, что это какой-то сон, но сон приятный, и будет хорошо, если он не закончится.
        Нежные поцелуи переросли в страстные. Соня укусила меня за губу, а следом за шею. По коже словно поток лавы пробежал. Это ощущение усиливалось тем, что я чувствовал то, что испытывала сама девушка. Это было сродни наркотику. Точно знать, что доставляет ей удовольствие. Мои руки принялись исследовать её тело. Я водил пальцами по спине, прижимал девушку к себе. Оторвался от губ, начал целовать шею, уши и спустился к ключицам.
        Я так успел спуститься и подняться несколько раз. В какой-то момент любые мысли исчезли. Я и позабыл, где нахожусь, и что дома мы не одни. Соня стонала в моих объятиях, и мы не спешили переходить к главному.
        А потом… В дверь постучали.
        - Эй, Курт! Курт! Ты чего закрылся?! Чем ты там занимаешься?! Вставай давай! Только попробуй снова пропустить завтрак!
        Соня оторвалась от меня, уставилась недоуменно, а потом тоже вспомнила, где мы находимся. Не удержавшись, она захихикала и накрыла лицо подушкой, чтобы не спалиться.
        - Да проснулся я! - крикнул сестре.
        Хотелось внушить ей, чтобы не лезла к нам, но… Но я только недавно восстановил ей психику и так поступать было нельзя.
        - Это какой-то заговор, - продолжая смеяться, сказала Соня. - У тебя там ничего не лопнет? - стрельнула она глазками вниз.
        - Не удивлюсь, - недовольно проворчал я.
        Вслед за сестрой проснулся и отец. Несмотря на закрытую дверь, было слышно, как они говорят.
        - Я и сама, такое чувство, сейчас расплавлюсь, - с придыханием сказала Соня, прикрыв глаза.
        Её губы налились спелым вишневым цветом от поцелуев.
        - Если мы сейчас продолжим, я своими стонами всему району сообщу, чем мы здесь занимаемся. Подашь мои трусики?
        - А где они?
        - На батарею повесила сушиться.
        - А-а… - протянул я растерянно, не удержался и поцеловал Соню ещё раз.
        Она с охотой ответила, а потом замерла.
        - Соня? - отстранился я.
        Девушка смотрела на меня пустым, стеклянным взглядом. Исчезли мысли и чувства вокруг неё. Словно она превратилась в манекен.
        Внизу тоже замолчали. Я потянулся силой к отцу и сестре, но едва их уловил. Они были живы, но тоже превратились в статуи.
        Снизу послышался какой-то шум. Сначала шум, а потом хрип и удар. Метнувшись к куртке, достал пистолет и бросился вниз.
        Стоило оказаться в коридоре, как я резко остановился.
        Кто-то перекинул через перила веревку. Слишком знакомое зрелище, чтобы я его не знал. Подойдя к перилам, увидел, как внизу стоит не кто иной, как Еретик. А на веревке, подвешенный за шею, болтается незнакомый мне человек и сучит ногами, пытаясь вырваться.
        - Спускайся, Курт, - посмотрел на меня пустыми глазницами Еретик. - Смотри, кто к тебе в гости заглянул.
        Вскинув оружие, я прицелился, но выстрела не прозвучало. Казалось, Еретик на меня не смотрит, продолжая удерживать двумя руками мужика на веревке, но я не мог нажать на курок, палец отказывался слушаться.
        - Хватит уже. Спускайся вниз.
        Ноги сами двинулись в сторону лестницы. Я спустился и встал рядом с Еретиком.
        - Ты ведь знаешь этого человека, - сказал он.
        Это был Алан Гиббонс. Видел его образ в голове того парня, что приходил в дом узнавать обо мне.
        - Что он здесь делает?
        - Сам пришёл. А я за ним следом. Решил сделать тебе подарок. В книгах ведь так бывает? Герой выполняет задание и получает награду. Жаль, что испортили ваш первый раз с девчонкой, но Алан не знает законов гостеприимства, пожаловал без приглашения.
        - Тех, кто в доме, ты удерживаешь?
        - А ты хочешь, чтобы они увидели, что происходит? Кстати, тебе лучше поторопиться.
        - С чем?
        - С тем, чтобы разобраться с ним, - кивнул Еретик на Алана. - Выпей его силу. Потом придумаешь, что делать с трупом. Что так уставился и кулаки стиснул? Не хочешь?
        Еретик отпустил мужчину, и тот рухнул на колени.
        - Я не буду вмешиваться. Алан, если убьешь Курта, сможешь отсюда уйти. Наверное, - усмехнулся Еретик и прошёл в гостиную, где уселся на диван.
        Ещё до того, как он вышел из коридора, я сорвался с места и врезал ногой Алану по лицу.
        Черт его знает, что происходит, но эта сволочь приперлась в мой дом. Нет причин верить Еретику, но и у Алана есть повод заявиться сюда.
        На мой удар он не успел среагировать. Повторив, запинал его настолько, что он поплыл и не смог применить против меня силу.
        Вот ещё один способ действовать против повелителя. Если дать по голове как следует, считай, это залог победы.
        Применив дуэль, оказался напротив противника, в этой же самой комнате.
        - Нам незачем драться, - сказал я ему. - Не обязательно подчиняться Еретику.
        - Думаешь? - Алан встал и утер кровь с лица рукавом. - Можно ослушаться того, кто сильнее?
        Эта идея вызвала у него нервный смех. Он не походил на злодея. Скорее на школьного учителя. Увидев его вживую, я припомнил, что этот человек как-то попадался мне на глаза. В школе. Он что-то вёл у начальных классов, кажется. Меня преподаватели интересовали настолько мало, что я не мог сказать, сколько раз мы пересекались в стенах школы.
        - Нападем на него вдвоем, - предложил я.
        Я понимал, что даже если Алан пришёл убить всю мою семью, он наименьшая из проблем. Еретик куда опаснее.
        - Не получится, - вздохнул Алан. - Мне придётся тебя убить.
        - Ты за этим пришёл?
        - Да, - не стал он отрицать. - Ты поступил на службе к Ате и то, что живешь на моей территории… Нельзя было это оставить.
        Этого мне хватило, чтобы начать действовать. Биться с предположительно куда более сильным противником внутри разума я не собирался. Выйдя из дуэли, добавил пару раз под ребра валяющему телу и… Принялся вытягивать силу.
        Я уже не тот обычный парень, что отправился в Низины. Сейчас я понимаю куда больше.
        Чем-то заключенная внутри повелителя сила напоминала грецкий орех. Сгусток энергии, что скрывается внутри, за защитой, выставленной хозяином. Я бы мог устроить полноценный бой в режиме дуэли и, если выиграю, забрать силу там. Но это слишком рискованно. Куда проще сделать это здесь. При потере сознания защита никуда не делалась. Я уперся в барьер, словно кирпичной стены голыми руками коснулся. Но эта стена хотя бы не сопротивлялась. Алан может думать о себе что угодно и заставлять себя называть единственного последователя господином, но он не сильнее тени Аты. Тем более сейчас, когда сначала проиграл Еретику, а потом был вырублен.
        В стене нашлись бреши. Еретик и правда решил сделать мне подарок. Дьявольский дар, за который придётся заплатить, в этом я уверен.
        Но в чём-то Ален прав. Когда более сильный что-то приказывает, ты либо слушаешься, либо превращаешься в овощ и в конечном счёте умираешь.
        ***
        - Похвально, - похлопал Еретик, когда я вошёл в гостиную.
        Как закончил, оттащил тело в подвал. Я всё ещё надеялся выбраться из этой истории, и нельзя оставлять такое в коридоре.
        - Хладнокровие, жестокость, готовность творить зверства, - перечислил Еретик мои заслуги. - Куда же делся тот замкнутый, не любящий жизнь мальчишка, что бесцельно проживал день за днем?
        Когда смотрел на этого мужчину, я невольно сравнивал его с Пауком. Вот уж два настоящих злодея в моей жизни. Но Пауку до этого человека далеко. Хозяин бара выглядел как мафиози среднего пошиба. У него наверняка руки по локоть в крови, он творит страшные вещи, но… Всё это обычно, мелочно, на фоне того, чем и кем является Еретик.
        Он был самым настоящим инфернальным существом.
        - Давно я не слышал подобных комплиментов в свою сторону, - легко прочитал он мои мысли.
        В этот раз Еретик был одет почти так же, как и тогда, когда мы встретились у школы. Осеннее пальто сменилось шерстяным, серого цвета. Под ним был теплый, крупной вязки свитер черного цвета. На ногах - такие же черные штаны и ботинки. Идеально чистый, с блестящими, ухоженными волосами. Ещё от него пахло явно дорогим парфюмом.
        - Трудно внешний вид без глаз поддерживать на должном уровне? - спросил я.
        - Хочешь узнать?
        Это был вопрос дьявола, которому ничего не стоит выколоть мне глаза.
        - Откажусь.
        - И правильно. Это сделало меня сильнее, но я бы отказался, будь у меня выбор.
        Я догадывался, как он воспринимает мир. Смотрит чужими глазами.
        - Именно так, - кивнул он. - Старик Гроссен рассказал, что ты варишь неплохой кофе. Пошёл по стопам мамочки. Угостишь гостя?
        - Зачем ты пришёл?
        - Поговорить, конечно же. Или ты не рад? Не загляни я сюда, как думаешь, смог бы победить Алана?
        - Нет.
        Поглощенной силы было чуть больше, чем мне досталось от тени Аты. Но нельзя сравнивать лишь количество. Тень не была полностью разумна. Алан пришёл неожиданно, у него в заложниках была моя семья и Соня. Он бы мог делать со мной, что захочет.
        - Не буду уточнять, ответ на какой вопрос ты дал. Так что насчёт кофе? Чем раньше поговорим, тем раньше уйду.
        - Пакетик три в одном сойдет?
        - Очень смешно, Курт, - серьезным тоном ответил Еретик.
        Я прошёл на кухню и сделал проклятому гостю кофе.
        - Никогда не понимал, как старик пьёт эту бурду.
        - Почему ты его не убил?
        - Зачем? - удивился мужчина.
        Эмоции на его лице искажали страшные шрамы. Вместо глаз - темные провалы. Ещё и на переносите уродливая, грубая полоса.
        - Он же охотится на тебя.
        - Так это и забавно. Наблюдать за тем, как далеко старик готов зайти. Знаешь, кто убил тех двоих?
        - Кто же? - спросил я, заранее зная, что он скажет.
        - Ты ведь догадался. Я всегда уважал старика за его непоколебимые принципы. Он человек старой закалки. Такие сейчас если и встречаются, то крайне редко. Словно отлитый из стали. Тем интереснее было увидеть, как он сломался и изменил своим принципам. Тебе стоит его опасаться, Курт. После того как он сожрал тех двоих неудачников.
        - Он всегда казался мне безумным стариком.
        - Как думаешь, - Еретик не обратил внимания на мои слова, продолжая отпивать маленькими глотками кофе, который он не любил. - Что важнее: придерживаться своих принципов до самого конца и проиграть или ради цели отбросить их и получить шанс победить? Впрочем, ты слишком юн, чтобы что-то в этом понимать. А я слишком далеко зашёл, чтобы у меня были друзья, с которыми можно разделить интеллектуальную беседу.
        - Ты хотел поговорить. О жизни?
        - Да нет, всё о том же. Убей Ату.
        - Я недавно встретился с её тенью. Сомневаюсь, что оригинал мне по силам.
        - Сейчас - конечно, нет. Но до того, как вы встретитесь, пройдет достаточно времени. Ты, главное, не стой на месте. Продолжай в том же духе и успеешь набрать достаточно силы, чтобы Ата подавилась тобой.
        - Зачем это всё? Я видел твою силу. Прикажи и не трать время на уговоры.
        Я стоял на своей кухне напряженный. Совсем рядом, за стеной, находился мой отец, что застыл в коридоре по пути в туалет на первом этаже. Мне хотелось выстрелить в Еретика, схватить нож и порезать его, избить до смерти - сделать что угодно, чтобы он убрался из моей жизни раз и навсегда.
        - Трудно иметь дело с необразованными людьми, - качнул Еретик головой. - Давай я тебе кое-что покажу. Ударь себя по лицу.
        Ладонь против моей воли устремилась наверх, и я ударил себя по лицу.
        - Ещё раз.
        Второй удар. На этот раз левой рукой.
        - И ещё.
        Я напрягся, рука замедлилась, но удар всё равно произошёл.
        - Повтори.
        Напрягшись изо всех сил, я несколько секунд боролся, но не справился.
        - Ещё.
        Зарычав, я ударил своей силой по Еретику, но та, как вода, упавшая на песок, исчезла бесследно. На этот раз удар ладонью был куда больнее.
        - Не расстраивай меня.
        Сосредоточившись, я направил все силы, чтобы остановить руку. Та замерла в считанных сантиметрах от кожи. Рука тряслась, а мышцы заныли от противоречивых команд.
        Еретик замолчал, продолжая попивать кофе. А я боролся, чувствуя напряжение сильнее, чем при борьбе с тенью Аты.
        - Чуть больше двух минут, - сказал Еретик, когда я смог опустить руку, тяжело дыша. - Столько тебе понадобилось, чтобы сбросить простое внушение.
        Дернув за ручку шкафчика, открыл его и схватил нож.
        - Не так быстро, - усмехнулся Еретик.
        Нож замер в моей руке и пошёл к лицу, к глазу.
        На этот раз сбросить внушение получилось быстрее. До того как я частично лишился зрения.
        - А теперь пойти и ударь ножом своего отца.
        Я не поверил в то, что услышал. Слова дошли до меня с опозданием, когда я сделал пару шагов.
        - Вспори ему брюхо, чтобы умер медленно, - добавил он, когда я прошёл мимо. - Потом поднимись к сестре. Перережь ей горло. Как закончишь, иди к своей девчонке. Я отпущу её, и она будет видеть, как ты её убиваешь.
        - Нет! - закричал я.
        Ноги сами несли меня к отцу.
        Нет. Нет. Нет!
        Нужно сконцентрироваться. Заблокировать хотя бы одну ногу. Это была дельная мысль, которую я тут же обратил в дело. Обрушил свою силу на себя же. Отдал один-единственный приказ.
        Рука с ножом описала круг и полетела прямо в Еретика. Тот успел её перехватить. Легким движением, едва уловимым.
        - А ты хорош, - признал он. - Молниеносно нашёл решение. Но урок-то был в другом. Иди.
        До отца я так и не дошёл. Понял уже, что нужно делать. Перехватил контроль над одной ногой и упал на пол. Начал ползти, но ударил по руке и остановился. Прошло ещё несколько минут, и я полностью вернул контроль над телом.
        Подняв нож, который выпал при падении, хотел было замахнуться на Еретика, но что-то не позволило.
        - Садись уже. Понял, что я хотел сказать?
        - Внушениям можно противиться.
        Этот человек был в сотни раз сильнее меня. Я послушно обогнул его и уселся на стул напротив. Нож положил рядом. Если представится шанс, не упущу его.
        - Какая ярость, - поцокал довольно Еретик. - Ты мне нравишься, Курт. Поэтому буду добр и расскажу кое-что. Как ты видел только что, простое внушение можно обойти. А не простое другой сильный повелитель заметит. В этом и проблема. Поэтому мне и нужно добровольное сотрудничество. Чем сильнее будешь становиться, тем сложнее незаметно подчинить тебя. Пока ты слаб, ничего не получится, поэтому ситуация патовая.
        Я не верил ни единому ему слову. При виде этого человека меня в дрожь бросало. Какая тут вера.
        - Хорошо, что есть и другие способы замотивировать человека, - едва заметно усмехнулся он. - Например, не уезжать из города и довести дело до конца.
        Я невольно сглотнул. Еретик прямо говорил, что не отпустит меня.
        - Доверие - такая редкая вещь в жизни повелителей. Меня расстроило, что, узнав, кто убил твою мать, ты до сих пор не разобрался со своими воспоминаниями.
        Живые важнее мертвых. Вот и вся причина.
        - Исправь это недоразумение поскорее, и мне не придётся создавать дополнительные стимулы.
        Намёк был понятен без всяких слов. В следующий раз внушение будет сильнее, и я перережу близких быстрее, чем успею опомниться.
        - Это всё? - спросил я.
        - Осталось не так много времени. Поспеши.
        - До чего?
        - До игр. Ты должен на них победить, тогда попадешь на аудиенцию к Ате, - сказал Еретик с насмешкой.
        - Что в этом смешного?
        - То, что, когда обрел силу, ты подумал, что увидел реальный мир. Недавно ты понял, что это было обманом и реальный мир куда сложнее. Но чуть позже ты узнаешь, что снова ошибался, - Еретик рассмеялся.
        - В чём же?
        - Узнаешь на играх. Победи, Курт. Не разочаруй меня. А то дракон может и вернуться.
        Сказав это, Еретик встал и, не прощаясь, ушёл.
        Как же я ненавидел эту тварь.
        Глава 12. Путешествие
        После ухода Еретика обдумать разговор я не успел. Стоявшая рядом сестра очнулся и дернулась, увидев меня.
        - Как ты здесь оказался? - возмущенно-удивленно воскликнула она.
        - Подошёл, - невозмутимо ответил я, уводя её мысли в сторону. - Думал, может, помочь завтрак приготовить, но вижу, ты и сама справляешься.
        - От помощи не откажусь, - растерянно ответила она и передернулась.
        От стояния в одной позе её мышцы затекли, и она не могла понять, как это произошло.
        - Курт? - на кухню заглянул отец. - Уже проснулся? Ты бы оделся.
        Вниз я сбежал в одних наспех натянутых штанах.
        - Да, сейчас поднимусь наверх.
        Сверху уже полыхало удивлением Сони, которая целовалась с парнем, а тот исчез. Быстро поднявшись, открыл дверь и посмотрел на девушку. Та сидела, обнаженная, натянув одеяло до груди, и смотрела на меня.
        - Курт?
        - Всё в порядке.
        - Ты ещё и телепортироваться умеешь? Не вовремя же поцелуев!
        - В гости заходил повелитель. Это он превратил всех, кроме меня, в статуи. Я тебе всё объясню, посиди пока здесь, надо отца с сестрой успокоить.
        И проследить, чтобы они сброшенный в подвал труп не увидели.
        - А-а… - протянула опешившая Соня, но у меня не было времени вдаваться в подробности. Натянув футболку, побежал вниз.
        ***
        Когда смотришь фильмы, обычно в конце ждёт героическая битва, в которой герой побеждает, дальше его целует красивая девушка, и на этом кино заканчивается.
        Что случается после - я не знал. До этого утра. А случилось следующее - десятки мелких проблем, которые требовалось как-то решить.
        Я сильно вмешался в психику сестры, чтобы она оказалась в новом институте. По сути, на месте утраченного написал ей новую жизнь. Которой она жила чуть меньше месяца. У неё появились новые знакомые и множество воспоминаний. Но после возвращения таланта больше не осталось причин ей оставаться на новом месте. Более того, будет лучше, если она уедет. Так я хотя бы одного человека обезопашу.
        Забрать документы из нового института и устроить сестру обратно не проблема. Точнее, это меньшая из проблем. Как-то ей самой объяснить, почему она столько времени провела дома - куда сложнее. Но делать было нечего. Как только отец уехал на работу, я взялся за дело. Отправил сестру собирать вещи, а сам, прихватив тарелку с завтраком, вернулся к себе в комнату.
        Соня ждала уже одетая, лежа на полу, раскинув руки.
        - Всё в порядке? - спросил она.
        - Отчасти. Но нужно кое-что сделать.
        - Расскажешь, что случилось? Или мне этого лучше не знать?
        - Я тебе еды принёс.
        Соня приподняла голову и осмотрела меня. До этого она в потолок пялилась.
        - Спаситель. Но это не томатная паста.
        - Это яичница с беконом и тостами.
        - Сойдет. Отведаю этих ваших деликатесов.
        Настроение у Сони было… Гаденькое. Не гадкое, а именно гаденькое или гадливое, вредное и наэлектризованное. Кажется, кому-то не понравилось, что ночь и утро обломались два раза подряд. Я и сам расстроился по этому поводу, но эти чувства перекрывало то, что навалилось на меня.
        - Так что там случилось? - спросила Соня, забрав тарелку.
        - Если коротко, то в дом пришёл местный повелитель разума.
        - И он…
        - Валяется в подвале.
        - Мертвый?
        - Мертвый.
        - Уже не рада, что спросила, - Соня скривилась, смотря на еду, а потом забила и продолжила есть. - Это нормально, что меня случившееся парит не так сильно, как должно? Ты ведь не влияешь на мои чувства?
        - Не влияю.
        - Жаль. Получается, это я чёрствая и бессердечная.
        - Думаю, причина в другом. Просто ты устала переживать.
        - А ещё мне кажется, что битвы насмерть - норма в твоем мире.
        - Возможно. У меня не было выбора.
        - Да? - Соня посмотрела на меня. - Не знаю, что бы я делала, будучи парнем, который единственный, кто может защитить сестру и отца, и к которому в дом приходит враг. Чего он хотел?
        - Убить меня и забрать силу. Потому что я работаю на Паука.
        Это было не совсем честно с моей стороны. Я рассказывал урезанную версию, с прицелом на то, что из головы Сони могут достать сказанное.
        Я действительно стремительно менялся. Буквально пару дней назад хотел быть максимально искренним с девушкой и вот сознательно дозирую информацию, просчитывая действия наперед. Что это? Бессердечие или взросление?
        - Это похоже на разборки банд в Низинах. У нас норма убить за то, что зашли на чужую территорию. Мне повезло, я с этим не так часто сталкивалась. Но и удивить таким сложно.
        Соня пыталась вписать новый для себя мир в привычные шаблоны.
        - Что дальше? - спросила она, доедая яичницу.
        - Как насчёт съездить в другой город? Дорога в одну сторону займет два с половиной часа.
        - Шутишь? У нас школа, вообще-то. Которую мы уже пропустили. Хотя чего это я. Труп в подвале - веская причина прогулять. Зачем нам в другой город?
        - Хочу вернуть сестру в её прошлый университет. Чем дальше она отсюда, тем лучше.
        Соня подумала, что, если моей сестре приходится бежать из города, то дела действительно плохи.
        - Я не могу защищать сразу троих, - сказал прямо. - Поэтому и зову тебя с собой.
        - Чтобы я была под присмотром. - кивнула она. - Словно куколка, которую нужно защищать. Ладно, Курт Бакер, твоя взяла. Считай, ты меня уговорил. Каков план? Когда едем?
        - Скорее всего, это займет весь день. Придётся мне побегать.
        - Тогда я буду прикрывать твою задницу. Ну, знаешь, если вдруг опять станешь злой версией себя, я всегда готова дать волшебную оплеуху, - пошутила Соня мрачно.
        Я подошёл, сел рядом и просто её обнял, уткнувшись носом в шею. Пока сестра собиралась, у нас была минутка на то, чтобы побыть друг с другом.
        ***
        - Так, значит, вы теперь всерьез встречаетесь, - сказала сестра, когда мы втроем загрузились в машину.
        Именно втроем. От тела я избавился до этого. Сходил до машины, загнал её в гараж и проследил, чтобы сестра не заметила неладного. Потом отвёз тело в дом к Алану. Как я успел узнать, жил он один, поэтому проблемы это не составило. Если не считать того, что всегда оставался риск быть кем-то замеченным, но и тщательно проверять всю округу я не мог себе позволить, подгоняемый временем.
        Разобравшись с этим делом, прихватил Соню и отправился в наш городской институт, куда устроил Алю. Около часа ушло на то, чтобы внедрить её знакомым одну простую идею - Аля не учиться к ним приходила, а на стажировку. Ещё я ставил закладку на критичность мышления, чтобы никто лишний раз не задавался вопросом, что это за стажировка такая между никак не связанными институтами и факультетами.
        - Жутковато это, - сказала Соня, когда я вернулся.
        - Мне приходится так поступать.
        - Я не обвиняю, Курт. Пока ты там ходил, я думала, какого это, когда кто-то берет и стирает часть жизни. Сегодня ты общаешься с человеком, может, он тебе нравится, а завтра исчезает, стирается из твоей памяти. Кто знает, может, и в моей жизни хватает таких событий. А если вспомнить, как много я забывала до встречи с тобой, то они точно есть.
        - Не ломай себе голову. Я тоже когда-то заморачивался. - Да и сейчас тоже, чего уж. - Потом забил, чтобы не сойти с ума.
        - Ну да. Ты либо принимаешь правила игры, либо едешь кукухой, - с злой самоиронией сказала она. - Но что тогда реально? А если наши чувства тоже кто-то внедрил нам в головы?
        Соня решилась озвучить тот вопрос, который её беспокоил.
        - Наверное, стоит его поблагодарить.
        - Ты не жалеешь о том, что мы вместе? - спросила она.
        - Я жалею только о том, что ты слишком рискуешь рядом со мной.
        - Опять ты за старое, - разозлилась она. - Я могу о себе позаботиться. Ну, когда меня не превращают в статую во время поцелуев.
        На это я промолчал, не зная, что сказать.
        Доехав до дома, забрали сестру. Сев в машину и увидев нас двоих, она и сказала, что мы теперь всерьез встречаемся.
        - Серьезнее некуда, - ответил я.
        - Чудеса, - протянула сестра с заднего сиденья. - Откуда у тебя машина, Курт, и почему вы оба не в школе?
        - Прогуливаем, чтобы отвезти тебя.
        - Я могла и сама добраться, на автобусе.
        Могла бы. А вот влезть в голову преподавателям, администрации, директору и всем знакомым - уже нет. Мне придётся потрудиться, чтобы уладить ситуацию.
        - Но так ведь проще и комфортнее, согласись.
        - Это отец тебе дал денег на машину? - с подозрением спросила Али.
        - Заработал летом.
        - Конечно, так я и поверила. Чтобы ты пошёл работать? Ха.
        - Хорошего же ты обо мне мнения, - усмехнулся я.
        - Беги от него, Соня. Курт - тот ещё лодырь. Вот чему он тебя учит? Прогуливать школу! Ты же в Низинах живешь? Какие планы на жизнь?
        - Али, выключи режим наседки.
        - Тсс, - шикнула она и уставилась на вжавшуюся в кресло Соню, которая пыталась придумать, что отвечать.
        - Разумеется, я бы хотела уехать из Низин, - ответила она. - Там нет перспектив.
        - А куда хочешь податься? У девушки только два пути, если не считать всякое… - Али хотела упомянуть проституцию, но посмурнела, сама не догадываясь почему. - Либо удачно выйти замуж, либо хорошо учиться и поступить в институт. Но если прогуливать школу…
        - Ты думаешь, всё так просто?
        Соня часто смущалась, когда была рядом со мной. Но эта девчонка выросла в Низинах и умела дать сдачи, постоять за себя. Первая растерянность быстро прошла, сменившись железобетонной уверенностью человека, для которого показать слабость было смерти подобно.
        - Посещай все уроки - и жизнь обеспечена? - с насмешкой спросила Соня. - Если бы это было так, ни одного человека в Низинах бы не осталось.
        - В чем же тогда проблема? - заинтересовалась Али.
        Чем-то Али в этот момент Дина напомнила. Тот тоже слабо представлял, как устроена жизнь бедных людей.
        - В школе, где ты училась, - Соня поймала взгляд Али в зеркало и принялась говорить, будто слова - это пули, а она снайпер, вышедший на охоту. - Продают наркотики? Могут пырнуть ножом? Физрук лапает школьниц? Директор закрывает на всё глаза? Учителя приходят пьяными? Или, быть может, хотя бы тупо забивают на материал и учеников? А комплект преподавателей полный, или не все дисциплины можно изучить?
        - Ты хочешь сказать, что жизнь у вас тяжелая, и с этим ничего нельзя сделать?
        Наивная Али. Она всерьез верила, что свою судьбу можно вершить как угодно. Она ведь поступила в институт, на бюджет, сама. Успевала хорошо учиться и подрабатывать, чтобы не сидеть на шее у отца.
        Хорошо, что она не помнит весь тот ужас, через который прошла, и то, как её жизнь была в один миг разрушена. Зато Соня про это знает. Поэтому она и замолчала, не зная, стоит ли усугублять.
        Пока они болтали, я выехал с нашего района и добрался до следующих кварталов. Они не особо отличались от нашего. Мимо проносились дома, как частные, так и многоквартирные. Где-то вдали мелькали небоскребы и высотки. Были у нас и гигантские супермаркеты, просторные парки и даже целое озеро имелось в верхней части города.
        - Да, жизнь у нас тяжелая. А сказать я хочу, что от того, прогуляю я уроки или нет, моя дальнейшая судьба не изменится.
        - Но поступать ты собираешься?
        Али в упор не понимала, что хочет сказать Соня. И не могла осознать, какую борьбу та вела каждый день, с малых лет.
        - Конечно. Пока не решила куда, но время ещё есть.
        Сказав это, Соня подумала, что, узнав о реалиях этого мира, не уверена, что стандартный путь имеет смысл.
        ***
        Поездка в ту сторону прошла без происшествий.
        - Бери мои вещи и идем, - скомандовала сестра, выбираясь из машины. - Поработаешь носильщиком, раз уж приехал.
        Али из тех девушек, что сами тащат свои сумки. Идею припрячь братца я ей внедрил в голову, чтобы объяснить, почему мне надо пройти с ней.
        Будь я прежним, не справился бы с этой задачей. А так моя чувствительность и радиус способностей выросли, поэтому, когда подошли к общаге, я уже знал, что место, где жила Али, отдали другой девушке. Я это заметил шагов за двадцать до общежития. Не то расстояние, за которое можно решить проблему. Хорошо, что никого из знакомых сестры не было - студенты в это время на парах сидят. Единственный, кто присутствовал, - женщина-комендант. Ну, или распорядительница женского общежития. Которая отвечала за распределение и то, чтобы не пускать сюда парней.
        Пока шли, я успел закинуть ей мысль, что сегодня должна вернуться студентка, что произошла ошибка, из-за которой её место заняли, и что это надо как-то исправить.
        Еретик мне преподал наглядный урок. Нагляднее некуда. Если человек замечает внушение, он начинает с ним бороться. Отторгать, как инородный предмет. Но это было малой частью правды и того, как обстояли дела, поэтому слепому мужчине я не верил. Ключевое в его уроке - это сознательное сопротивление обнаруженному внушению. Если человек не умеет сопротивляться и даже не задумывается о том, что это может понадобиться, если он не замечает внушения, то мысль, внедренная в его голову… Ну, зависит на самом деле от многих факторов.
        Так я напоролся на то, что комендант задумалась о том, как она в принципе могла ошибиться. Искренне убежденная в том, что ошибок никогда не совершала, мысль об этом вызвала сопротивление. Неосознанно, но разум всполошился и стал искать объяснение.
        Когда Али открыла дверь и пропустила меня с чемоданом и сумками, а набрала она с собой прилично, я подкинул мысль, что в канцелярии напутали, и вот это стало тем, что оправдало ситуацию. Комендант отказывалась верить в свои ошибки, но в чужие поверила с охотой и радостью.
        - Али Бакер? - спросила она, когда мы зашли в её кабинет на первом этаже. - Постой пока, я как раз собиралась найти тебе комнату.
        - Комнату? - удивилась сестра. - А что с моей?
        - Отдали другой девушке. Мне сказали, что ты была отчислена.
        - Но… - растерялась сестра.
        - Сейчас уладим вопрос, не переживай, - отмахнулась женщина.
        Да, мимо такой ни один парень не проскользнет. Плотная, объемная, сверху на ней была жилетка военной раскраски. Осталось выдать пулемет - и никакой враг не проскочит.
        - Задержишься? - шепотом спросила у меня сестра. - Соня в машине не заскучает?
        - Не должна.
        Пока стояли и ждали, я выуживал из головы женщины нужную мне информацию. Кто отвечает за зачисление, кто мог быть причастен, где их искать. По прошлому разу часть этих людей я знал, поэтому снова пройтись по их головам не должно доставить проблем.
        - Пойду Соню проведаю и туалет поищу, - сказал я, когда выяснил всё, что нужно, освежая знания.
        - В мужском корпусе или в главном здании! - тут же среагировала комендант.
        Это мне и было нужно. Выйдя на улицу, помахал рукой Соне и побеждал к главному зданию. Нужно отыскать пару десятков человек и распространить у них в головах единую идею об отсутствии сестры. Я знал, что пройдет какое-то время, люди сами додумают недостающие детали, а через месяц вообще о странностях никто не вспомнит. Осталось дождаться этого и не допустить, чтобы возникла критическая масса сомнений.
        ***
        Выехали около девяти утра, к двенадцати прибыли к институту. К четырнадцати я закончил носиться и уселся в машину, уставший и с легкой головной болью.
        - Не заскучала? - спросил у Сони.
        - Весь день в машине. Разве я могла о таком мечтать?
        - Прости, что втянул тебя в это.
        - Ты втянул? А я думала, что сама к тебе в дом заявилась. Но так и быть, если найдешь, где здесь поесть, прощу, - с королевским благородством предложила Соня. - Как сестра? Уладил все вопросы?
        - Ты сегодня куда-то спешишь?
        - Школу прогуляла, так что… - задумалась она. - Надо вернуться часов до девяти, а то отец меня прибьет. Один раз он поверил, что я у подруги ночевала, но на второй раз его доброты не хватит.
        - Я могу уладить этот вопрос.
        - Влезть к нему в голову, чтобы он стал образцовым папашей? Знаешь, звучит заманчиво, но я откажусь, пожалуй.
        На самом деле Соню эта мысль до ужаса пугала. Но ужас был задавлен и сидел где-то внутри, не выбираясь наружу.
        - Тогда предлагаю поесть, а потом я ещё раз загляну сюда и проверю, как всё пошло.
        - Твоя обработка не настолько надежна?
        - Всё сложно, - вздохнул я.
        - Ну да, ну да, тяжела жизнь супергероя. И не делай такое лицо. Сегодня ты спасаешь сестру, а значит - герой.
        Про то, что это не мешает мне иногда быть злодеем, она промолчала.
        ***
        Наш поход за едой затянулся. Доехали до ближайшей торговой зоны. Я не знал, где находятся приличные кафе, поэтому выбрал место, куда стекались люди и что чаще мелькало в их мыслях. Таковым оказалась улица, заполненная магазинами и кафешками. Здесь было много студентов, которые, как и мы, пришли поесть.
        На дворе стояла осень, которая полностью вступила в свои права. Так ещё в этом городе было похолоднее, чем у нас. Когда Соня выбралась из машины, она поежилась и накинула на голову капюшон. Одета она была в джинсовку с меховым воротником, кофту с капюшоном, джинсы и кроссовки, которые я подарил.
        - Давай купим одежду, - предложил я.
        - Тебе или мне? - прищурилась Соня
        - Тебе.
        - Можно отказаться? Лучше давай поедим, как и хотели.
        Соня переживала из-за того, какие деньги я буду тратить. Ей не хотелось получать подарки на то, что я украл.
        - У нас есть деньги торговцев, - сказал я. - Можно часть из них потратить.
        - Мы же раздавали их пострадавшим.
        - Там много.
        - Другим они нужнее, - упрямо ответила девушка.
        Которая не хотела показывать слабость и нужду.
        - Хорошо, тогда позволь я куплю тебе из своих денег.
        - Которые ты заработал честным путем, - фыркнула она.
        - Не совсем, но забрал я их не у самых хороших людей, и будет неплохо, если они пойдут на благое дело. К тому же, как ты будешь спасать меня, если простудишься?
        В общем, какое-то время Соня поломалась, а потом всё же согласилась. Поэтому путь к кафе пролегал через несколько магазинов.
        Поход вышел философским. Сам я никогда подобных проблем не испытывал и впервые столкнулся с напряжением человека, который не любит магазины и примерку. Почему не любит, было нетрудно догадаться и без залезания в голову. Смысл любить то, что недоступно. Но постепенно Соня расслабилась, убедилась, что её никто не гонит из магазина и что всё это реально, не обман и никто не выкрикнет, что это розыгрыш.
        Последнее не мои догадки, а мысли, которыми она забросала торговые площади. Купили куртку, новые джинсы, теплый вязаный свитер с горлом, носки, толстовку и даже нижнее белье. С бельем вышло особо забавно. Соня, красная, как спелый помидор, забрала у меня карточку и убежала в магазин, запретив мне туда заходить. Поэтому я сидел снаружи и ждал, когда она что-то выберет. На это у неё ушло сорок минут. При том, что мы час до этого ходили. И куда только аппетит пропал?
        Но надо было это видеть. Когда выходили из последнего магазина, Соня подпрыгивала и буквально светилась от счастья.
        - Может, ещё что-то нужно? - спросил я.
        - Нет, и так много, - замотала она головой. - Мне ещё отцу объяснять, откуда обновки.
        - Не будет проблем?
        - Не должно.
        Пока болтали, дошли и до ресторанчика. На улице уже стемнело, и в скором времени студенты из группы Али могли появиться где-то здесь, место находилось недалеко от общежития и главных корпусов. Присмотрю за ними, если увижу, либо снова в общагу загляну. Надо ещё и сестру проверить, как она пережила этот день. Я снял с неё все свои блокировки, и постепенно жизнь возвращалась к ней, пробуждая то, чем она давно не пользовалась.
        - Паста и мороженное? - спросил я, когда сели за столик.
        - Ну уж нет. Хочу попробовать что-нибудь новенькое. Хотя от мороженного не откажусь. - Соня так думала, пока не увидела список всех десертов. - Или нет.
        Я заказ сделал быстро, а вот Соня подзависла. Пока она определялась, разглядывал зал. Без какой-либо цели, просто так. Взгляд зацепился за компанию студенток. Замечу, что довольно красивых. Они сидели втроем, веселились и ни о чем не беспокоились.
        Сам не знаю, что привлекло моё внимание. Уж точно не их красота.
        Внутри что-то кольнуло, и я увидел, как в ресторан заходит молодой парень, может, лет двадцати от силы. Одет он был в дорогое пальто, а волосы зализывал назад, явно перебарщивая с гелем для укладки.
        - Все замерли! - властным тоном приказал он.
        Остановились официанты. Замерли люди. Мужчина справа от нас застыл с недонесенной до рта ложкой. Его взгляд остекленел, как и у всех остальных.
        - Раз ты сама не захотела, теперь я тебя поимею, - гневно проговорил повелитель разума, направляясь к тем девушкам, которых я только что приметил.
        Глава 13. Неприятная встреча
        Встреть я на улице повелителя разума, прошёл бы мимо. Даже увидь, что он применяет свою силу кому-то во вред, тоже бы прошёл.
        Тот факт, что и в этом городе есть повелители, не удивлял. Было бы наивно ожидать, что они живут в одном месте. То, что здесь моя сестра жить будет, напрягало, но не так сильно, как если бы она осталась у нас. Здесь у меня нет врагов. А там есть.
        Какова вероятность встретить подобного себе, зайдя в ресторан? Я всегда был убежден, что эта возможность стремится к нулю, но обретение способности замечать повелителей изменило это мнение.
        Пока эти размышления проносились в моей голове, парень дошёл до столика с девушками.
        - Встань, - приказал он самой красивой из них. - Повернись и спусти штаны.
        То, что должно было произойти дальше, пробило моё нежелание вмешиваться и порождать новый виток проблем. Кто-то так же поступил и с моей сестрой. И не будь здесь Сони, я бы вмешался, не задумываясь, но…
        Соня и послужила той отправной точкой, которая запустила цепочку событий. Оцепенение подействовало на неё так же, как и на остальных. Но если другие люди продолжали прибывать в этом состоянии, то Соня начала сопротивляться. К моменту, когда девушка спустила штаны и наклонилась перед этим паразитом, взгляд Сони обрел осмысленность. Она недоуменно уставилась на меня, и я приложил палец к губам, послав ей мысль: «Только не кричи».
        Она обернулась, увидела замерших людей и то, что происходит, осознала это и… Соня всерьез собралась наброситься на этого паразита и побить его. Это промелькнуло в её голове настолько отчётливо, что даже я растерялся. Хорошо, что успел перехватить её за руку, когда она поднялась.
        Встав сам, вышел из-за стола. Этот парень не заметил короткой сцены. Он теребил своего дружка, истерично приговаривая:
        - Вставай, сволочь, вставай! Мы должны трахнуть эту суку!
        Подойдя к нему за спину, применил навык дуэли, создав ту же самую локацию.
        - Не помешаю? - спросил угрюмо.
        Парень натурально взвизгнул, подпрыгнул и развернулся, так и не отпустив свой член.
        - Замри! - заорал он.
        Я ощутил, как по мне ударила волна его силы, но воздействие оказалось не настолько сильным, чтобы подчинить.
        - Штаны натяни, идиот, - сказал ему.
        - Ты кто такой?
        - Тот, кого тебе не повезло встретить. Разве мама в детстве не говорила, что девушек насиловать нельзя?
        - Ты тоже повелитель? - наконец догадался он.
        Сейчас он видел перед собой не меня, а образ случайного мужчины лет сорока. Мой же образ продолжал сидеть за столом с Соней и не шевелился. Я пока не знал, чем эта история закончится, и не хотел оставлять следов.
        - Кто твой господин? - требовательно спросил он, натягивая штаны. - И зачем вмешался? Не твоё дело.
        Я врезал ему в нос, без всяких затей. Отшатнувшись, он рухнул на задницу, прямо возле прелестей девушки, которая успела стянуть штаны, но не трусики.
        - Это было нагло, - сказал он, утирая кровь. - Убейте его.
        Приказ предназначался людям вокруг. Неизвестно, чего ожидал этот тип. Поэтому ничего и не произошло.
        Ситуация была ясной. Он мне не друг, готов напасть. Агрессивен, а значит, представляет опасность для студенток и моей сестры. Нужно было прикончить его, забрать силу, но я колебался. В голову лезли ненужные мысли о том, что слишком много крови на моих руках в последние дни и что у этого типа есть покровитель, который решит выяснить, что случилось. Неизвестно, к каким последствиям это приведет.
        Эти мысли пронеслись в моей голове, пока я думал, как лучше напасть, но тут в наш разговор вмешались. Внезапно парень дернулся и повалился. Он остался в сознании, но это здесь.
        - Что происходит? - растерялся он.
        - Подзатыльник тебе дал. Кому служишь?
        - Ты не ответил, вот и я не буду. Так, значит, ты силен, - поднялся он и осмотрел людей, которые не стали его слушать. - Или тут дело в чём-то другом.
        Я кожей ощутил, как ситуация выходит из-под контроля. Слишком уверенно он себя вёл. Такой тип не отпустит ситуацию. Не забудет о ней и не продолжит жить дальше. Нет, он либо сам попытается разобраться, если я скроюсь, либо доложит своему господину, и тогда… Представив, к чему это приведет, я почувствовал, как внутри всё сжалось. Не могу этого допустить. Не тогда, когда ситуация я сестрой только наладилась.
        Сконцентрировавшись, нанёс ментальный удар. Парня отшвырнуло, он задел девушку, врезался в стол, а следом и в стену. Двух остальных девушек, сидящих на креслах, тоже раскидало. Они не были настоящими, поэтому я мог не церемониться.
        - Щекотно, - прокряхтел он, прикованный к стене. - Так ты из этих?
        - Из кого?
        - Не из этих, значит. Тем хуже для тебя. Меня таким не возьмешь.
        Он что-то такое сделал, что сбросило моё давление. Освободившись, парень рухнул на пол и ловко приземлился.
        - Бам! - выставил он пальцы в мою сторону и сделал вид, будто стреляет.
        Результат его удивил куда больше, чем меня. Рука реально выстрелила, прогремел грохот и снаряд пронёсся мимо меня, разметав других гостей зала.
        - Да что происходит?! - завопил он. - Но мне это нравится!
        Его настроение менялось слишком быстро.
        Определившись для себя, начал атаковать всерьез. Парню подсекло ноги и перевернуло. Потянуло конечности в разные стороны. Я прыгнул к нему и собирался вбить руку в грудь, но парень засветился и кисть скользнула в сторону.
        - Я же сказал, - прошипел он. - Не надо меня недооценивать!
        - Своему члену это скажи, - парировал я и повторил удар.
        Он смог освободиться и принялся палить в меня из пальца. От части снарядов я увернулся, но один смог в меня попасть, отбросив назад. Ощущение, будто большой, но мягкой подушкой приложили.
        - Это ведь не реальный мир, да? - догадался он. - Ты куда-то меня затянул. Крутая способность. А против этого она сработает? Убей его!
        Он обрушил приказ на собственное тело. Я было собирался закончить дуэль, но через секунду парень снова отлетел в сторону, будто его пнули.
        - У тебя есть помощник? - понял он. - Это подло, вдвоем на одного!
        - А насиловать девушек не подло?
        - Так вы знакомы? - удивился он. - Ничего, как закончим, с ней я тоже… э-э… кончу. - Говорливый парень рассмеялся, а следом громко закричал: - Убивайте друг друга!
        Его сила была направлена не на иллюзорные фигуры вокруг, а на настоящих людей. Осознав, что дело пахнет жареным, я оборвал дуэль. Парень со спущенным штанами валялся на полу. Над ним зависла Соня с ручкой от разбитого графина. Люди вокруг поднимались и хватали, кто что горазд. Та самая девушка, которую чуть не изнасиловали, сжала нож, что лежал на столе.
        - Стоять! - скомандовал я.
        Девушка послушно замерла. Её рука подрагивала, не зная, какую из команд выполнять. В зале находилось ещё человек тридцать, и я направил свою силу на них, подавляя чужое внушение.
        - Курт, что происходит?! - вскрикнула Соня, видя, что против нас ополчились десятки людей с ножами в руках.
        - Беги к машине!
        Девушка рванула с места, резко остановилась, проскользила по полу, вернулась к нашему столу, схватила вещи и снова бросилась бежать. Я проследил, чтобы её никто не коснулся, и, когда она выскочила из ресторана, положил руки на голову парню и потянул его силу на себя. Та пылала, как яркий огонь, и…
        Стоило мне её коснуться, сила исчезла. Внушение при этом пусть и ослабло, но продолжило действовать. Это позволило нанести ментальный удар по разумам собравшихся. Я вбил в их голову панику и мысль о том, что нужно срочно бежать на улицу. Сам же, схватив нож, ударил в горло чертова повелителя разума. Провернув, вытащил оружие и присоединился к толпе.
        ***
        Даррен Купер резко выдохнул и накрыл виски ладонями, борясь с головной болью. Сидел он в машине, и выход из чужого сознания не обошёлся без последствий.
        - Что это было, мать вашу? - выругался он и огляделся. В глазах двоилось, но парень смог разглядеть, как на улице собирается толпа и нарастает паника.
        ***
        Соня нервно постукивала пальцем по колену и смотрела вперед.
        - Это какой-то злой рок, - повторила она раз в пятый. - Как так-то?
        - Случайно вышло.
        Я и сам не верил в то, что говорю. Когда в жизни систематически происходит одно и то же, невольно подозреваешь, что где-то дорогу перебежала черная кошка.
        - Больше всего меня бесит и пугает, что, если бы не ты, я бы даже не узнала, что совсем рядом девушку изнасиловали. Да и она сама бы об этом не узнала! Извращенец какой-то!
        - Если бы не я, ты бы вообще в такой ситуации не оказалась.
        - С чего ты взял? - посмотрела Соня на меня.
        В это время мы ехали по городу, без какой-либо цели. Я опасался сразу к институту отправляться. Не хватало ещё, чтобы меня там заметили. Не уверен, что прикончил того типа.
        Почему исчезла его сила, стоило её коснуться?
        - В любом случае, - сказала Соня, - я лучше выберу риск и возможность видеть правду, чем превращаться в статую, пока рядом творят зло.
        - Многие на твоем месте выберут неведение.
        - Моя жизнь не настолько сладкая, чтобы я выбирала неведение.
        Я промолчал, принимая ответ Сони. Дальше ехали молча. Ещё какое-то время покатались, а потом я припарковался в стороне от общаги, а сам отправился туда. Короткая проверка показала, что ничего страшного не случилось. Возвращение сестры удивило многих, и я подкорректировал эмоции, чтобы точно избежать проблем.
        Этих проблем. Связанных с обычными людьми.
        Тогда, в ресторане, я банально растерялся. Не ожидал, что вечер преподнесет такой сюрприз. Последние недели я жил в напряжении и вот сейчас, когда наконец-то спас сестру, вернул ей прежнюю жизнь, этот поход с Соней был как… Как ритуал отпускания того напряжения, что во мне копилось. Оказалось, что это состояние совсем не то же самое, что готовность к бою. Поэтому я и тупил, чего уж. Медлил, непонятно зачем. Будто внутри какие-то шестеренки заело.
        Нельзя было расслабляться. Моя ошибка. Ещё ничего не закончилось. А кое-что, кажется, добавилось к списку проблем.
        Сейчас-то я вижу ситуацию совсем иначе. Тот повелитель охотился за студенткой. Значит, он может сам учиться в институте. Что, если внезапное возвращение моей сестры привлечет его внимание? Успокаивало то, что, пока обрабатывал знакомых Али и всех, с кем она пересекалась, никаких повелителей не встречал. Может, он не из института, а с той девушкой познакомился в другом месте? Пустые размышления, потому что, как на самом деле, я прямо сейчас узнать не могу.
        А ещё меня беспокоило, жив он или нет. Не могла сила так взять и исчезнуть. Или могла? Вдруг это какой-то предохранитель, чтобы в случае поражения награда не досталась противнику. Повелительское самоубийство.
        Если так, я не против. Пусть подавится силой, забирает её с собой в ад. Но если это не так… Если это был какой-то трюк, и настоящий хозяин силы находился где-то в другом месте… От этой мысли хотелось взвыть. Решение перевести сестру в другой город, чтобы защитить, теперь не казалось таким уж правильным. Если что, я…
        Простое осознание окончательно испортило настроение. А нету никаких «если что». Как и нет правильных решений. Что бы я ни сделал, угроза будет сохраняться. Даже собери я всех вместе, какой в этом смысл, когда есть повелители сильнее меня. Тот же Еретик, против которого я ничего не стою, сможет сделать, что захочет. Единственный вариант: взять всех и уехать на остров, где нет никого. Ага, а ещё взять пулемет и отстреливаться от всех гостей. Вдруг среди них враги? И что это за жизнь будет?
        Разобравшись с общагой и легализацией сестры, по пути к машине я присел на лавочку. Где меня и подкосило. Хотелось хоть немного побыть со своими мыслями. Чтобы Соня не видела, как меня ломает, давит, крушит осознание собственного бессилия.
        Я должен остаться здесь и проверить, действительно ли сдох тот повелитель. Найти ту девушку, узнать у неё, подкатывал ли кто к ней. Установить слежку в надежде, что тот извращенец снова объявится. Задача на несколько дней, а то и недель. Также я должен был вернуться домой, чтобы защитить отца. Вернуть Соню домой, потому что у неё тоже есть отец, за которого она переживает. Я должен был вернуться в Низины, потому что этого хочет Еретик, и, если не послушаюсь, ему ничего не стоит пройтись по моим знакомым, заглянуть к тому же Дину, чтобы прикончить его с особой жестокостью. Ещё и фото мне скинуть, чтобы добить.
        Слишком много должен на меня одного.
        Что-то внутри меня щёлкнуло, надломилось и оборвалось. Осознание того, что, если и дальше над этим думать, загоню себя так, что не смогу оправиться, затопило меня ясной волной.
        Правда в том, что я не могу решить навалившиеся проблемы разом. Но кое-что я всё же могу. Действовать в меру своих сил. На этом и сосредоточусь.
        Схватившись за эту спасительную мысль, я почувствовал какую-никакую уверенность. Держась за неё, вернулся в машину.
        После чего мы с Соней покинули город.
        ***
        - Там не было камер, точно тебе говорю, - говорила Соня. - Ты когда отключился, я специально огляделась, беспокоясь, как это на камерах будет выглядеть. В прошлый раз как-то проще было. В этот раз куда страшнее. Ты замер, к этому я привыкнуть успела, но, когда этот извращенец дергаться стал, струхнула.
        - Ты всё правильно сделала, - сказал я, чтобы унять беспокойство Сони из-за того, что она человека по голове огрела. Два раза.
        - Надеюсь, по пути мы больше никого не встретим. Не то чтобы я удивлюсь, но хочу этого избежать. И я до сих пор голодная!
        Соня даже заказать не успела. Не говоря уж о том, чтобы дождаться еды.
        - Остановимся у ближайшей забегаловки, - пообещал я.
        Пока ехали, останавливались и ели, продолжил думать о произошедшем. Без самобичевания, анализируя драку. Этот повелитель был точно силен в массовых воздействиях. Он разом приказал толпе людей, и те подчинились беспрекословно. Это воздействие было настолько сильным, что, когда я бил точечно, не получалось полностью его преодолеть. Уникальная способность, или мне попался просто сильный повелитель, который сожрал не одного собрата? Ставлю на оба варианта разом.
        Этот парень не растерялся, встретив меня. Его вообще ничего не смутило. Ни то, что его застукали в такой ситуации, ни то, что он голым членом махал, ни опасность конфликта.
        Вторая способность извращенца была связана с первой. Он умел концентрировать воздействие - именно это олицетворяли его снаряды, выпущенные из пальца. Ну и защита у него хороша.
        Обдумывал я бой не просто так, а с прицелом на то, как применить накопленный потенциал. Цифры показывали, что мои навыки возросли.
        Целостность личности: 49
        Эмпатия: 4
        Чтение мыслей: 5
        Управление эмоциями: 4
        Управление мыслями: 6
        Дуэль: 4
        Взор: 2
        Уровень защищенности: 0-100
        Накопленный потенциал: средний
        Эти цифры были условными. Лишь попыткой моего разума интерпретировать те изменения, что со мной происходили.
        Стоило сосредоточиться на каждом значение, как раскрылось его понимание. Так уровень защищенности означал, что я легко смогу защититься от неопытного повелителя. Такого, каким сам был месяц назад. И совсем не смогу защититься от кого-то уровня госпожи Аты или Еретика. С Пауком - шансы пятьдесят на пятьдесят.
        С личностью изменения были куда обширнее, чем показывала скупая строка. Что-то со мной, определенно, происходило. Несколько раз подряд я засыпал, чувствуя, что подошёл к пределу, и просыпался с кристальной ясной головой, становясь сильнее.
        Один случай не показатель, но так было несколько раз, и сейчас я могу с уверенностью сделать вывод, что все тяготы, когда разум и нервная система раскалялись докрасна, пошли на пользу.
        Закалили меня.
        Но также сделали грубее, более жестоким, циничным и решительным. Живи я обычной жизнью и начал бы беспокоиться, что становлюсь таким. Жаль, что обычная жизнь мне не светила. Поэтому в мире, где каждый день приходится бороться за свою жизнь, именно таким и надо быть. А та слабость в ресторане… Что же, намек я понял и расслабляться больше не собираюсь.
        С Соней происходило нечто подобное. Она не становилось злее, но быстро адаптировалась к новым реалиям. Переживала, сомневалась, боялась, но на следующий день чувствовала себя нормально. Пока не случилась что-то новое. Если так дальше пойдет, не удивлюсь, если у неё пробудятся способности.
        Пока ехали, я так и не придумал, как использовать потенциал. Многие задачи отпали. Мне больше не требовалось навык по работе с талантами. Зато была необходима защита и атака. Последней сегодня не хватило, и это чуть не привело к поражению. Но, помня про Еретика, я не мог забить и на наращивание защиты. Сложный выбор.
        Соня задремала, и большую часть пути обратно мы проделали в тишине. Разбудил её, когда подъезжали к Низинам.
        - Уже приехали? - спросила Соня, очнувшись.
        - Почти. Заночуешь у меня?
        - Прости, нет. - Соня зевнула и потянулась. - Отец меня точно убьет. Телефон давно сел, и он наверняка тысячу раз звонил. Отвезешь меня домой? Думаю, одну ночь смогу провести без своего героя. Хотя спать будет не так приятно, как прижимаясь к твоей груди.
        - Не представляю, как усну без тебя. Давно я так сладко не спал.
        - Ещё бы. С голой-то девушкой под одеялом, - рассмеялась она и потянулась к бутылке с водой, что валялась на заднем сиденье, при этом подумав, что, если бы я не спал, было бы куда веселее.
        Это Соня меня так дразнит, зная, что я услышу её мысли.
        До дома я её довез. Убедился, что отец там, и приглушил его раздражение на дочь. Соня крепко поцеловала меня в губы, прихватила вещи и убежала в дом. Я ещё подождал некоторое время и уехал.
        У меня тоже были дела. Целостность личности стабилизировалась, но до полного порядка далеко. Пора было разобраться с внутренними демонами и историей с мамой. Еретик тот ещё дьявол, но я обязан узнать, как было на самом деле, даже если это выгодно ему. Это первая задача, которую я могу решить ночью. А с остальными завтра буду разбираться.
        С этим настроем я отправился домой.
        Глава 14. Встреча с прошлым
        Вернулся я поздно вечером и застал дремлющего отца за столом. Рядом с ним стоял полупустой бокал вина и запеченное мясо. Накрыто было на двоих, и, видимо, он до последнего надеялся, что сын вернётся пораньше.
        О моём состоянии в тот момент наглядно говорило то, что я сначала проверил весь дом, замки, и закрыты ли окна, и только после этого подошёл к отцу. Ещё и в разум его заглянул, проверив на закладки. Будить сразу не стал. Убрал часть того, что нагородил ранее касательно сестры. Добавил новое, чтобы сгладить странность истории. Как закончил, пошумел, подвинул к себе оставшееся мясо и принялся есть.
        - Курт? - проснулся отец. - О, кажется, я задремал.
        - Тяжелый день?
        - Да не особо. Возраст, - усмехнулся он, зевнул и потянулся. - Ты что-то поздно.
        - Ну, проводил Соню до дома.
        - А, - понимающе кивнул отец. - Тогда ладно. Как в школе дела?
        - Как обычно.
        Плохиши ждут не дождутся, когда я вернусь и наведу шороху. Хотя не уверен, что в этом теперь есть какой-то смысл.
        Отец сразу уходить не стал, и какое-то время мы с ним болтали. Про себя я думал, куда бы его деть.
        - Пап, а ты давно в отпуске был? - спросил у него.
        - Не помню уже. Как-то… - покрутил он рукой, подумав, что без мамы ехать никуда не хочется, а дети слишком выросли, чтобы тащить их с собой.
        - Зря. Устало выглядишь.
        - Не дави на старика, - прокряхтел он и поднялся со стула. - Раз ты доел, пошёл я спать. Не опоздай завтра в школу.
        - Хорошо, пап.
        Убрав за собой, отправился наверх.
        ***
        Несмотря на то, что большую часть дня провёл в машине, спать хотелось неимоверно. Настолько, что я всерьез несколько минут размышлял над тем, не забить ли и не выспаться как следует.
        Но нельзя. Слишком моя жизнь стала опасной, каждая мелочь может стать решающей.
        Стоило переместиться во внутреннее пространство, как в общей комнате, где находились все двери, увидел Злого. Внешне он никак не изменился, но я чувствовал, что эта тень окрепла и позволяет себе с каждым разом куда больше.
        - Давно не виделись, - махнул он мне рукой. - Хочешь напасть?
        - Подумываю.
        - Давай, попробуй, - благосклонно предложил он. - Проявить агрессию в сторону своей злой части - это лишь сделать меня сильнее.
        - Тогда начнём с обнимашек.
        - Не поможет. Это же не глупый фильм, где надо принять себя и тогда ты обретешь новую силу, - рассмеялся Злой. - К тому же я тебе нужен. Ты ведь заметил изменения, - постучал он себя по голове, намекая, что изменения связаны с личностью. - Решительность, жестокость и жесткость, выносливость. Ты жив благодаря всем этим качествам, которые я олицетворяю.
        - Не пытайся меня запутать. Ты всего лишь травмированная часть меня.
        - Ну да, конечно, - снова развеселился Злой. - Чем сегодня заняться собираешься? Или всё же подеремся?
        - Будешь мешаться - уничтожу.
        - Громкие слова. Лучше скажи, ты уже готов заглянуть в воспоминания о мамочке?
        - Отвали.
        Разобраться с воспоминаниями о матери было ключевой задачей, но начать я решил с другого. Если твоя психика - развалина, которая балансирует на грани разрушения, надо не с кувалдой носиться, а начинать с малого. С наведения порядка и оценки общего состояния.
        И первыми сегодня у нас на очереди будут тени, что скрываются за дверью с мыслями.
        ***
        В первые разы, когда сюда заглядывал, вышла жестокая битва, в которой избивал как я, так и меня. На этот раз вышло иначе. То, что мои силы возросли, сказались и в этом деле.
        Теней по-прежнему оставалось много, но они больше не выглядели такими пугающими и уничтожались куда легче и быстрее. По субъективным ощущениям, прошло около часа, когда в этом пространстве не осталось почти никого. Но лучше бы я победил ещё миллион теней, чем столкнулся с теми, кто остался.
        - Почему ты не умираешь? - спросил я у Неудачника.
        Если Злой был олицетворением агрессии, то этот был одной из самых жалких и убогих теней. Хотелось в него плюнуть и больше никогда не встречать. Я его раз десять прикончил, но он с завидным упорством появлялся вновь.
        - Потому что я пронизываю слишком многие части твоей личности. Ты ведь и сам догадался, - обреченно вздохнул он. - Забей и не мучайся. Ещё одна затея, обреченная на провал.
        Я скривился, услышав очередные воодушевляющие слова. Этот парень постоянно сомневался, не верил в себя, ждал неудач и унывал.
        - От тебя настолько тошно, что ещё немного, и меня стошнит.
        - Я и сам буду рад, если ты меня прикончишь. Но это невозможно.
        - Ошибаешься. Просто я пока не разобрался, что здесь к чему.
        Мой изначальный подход - всех порубать. Он сработал, но до определенного предела. Следующее, на что хватило воображения, - перековать накопленную боль, что откладывалась в теле годами, в ярость. То есть существует как минимум два подхода: уничтожение и преобразование. Я чувствовал себя слепцом, что бредёт на ощупь по узкой тропе. Катастрофически не хватало знаний и понимания, что здесь и как устроено.
        Но тень сама дала мне подсказку. Если она пронизывает мою личность, то это можно представить как дерево с мощной корневой системой. Надо найти корни и порубать их.
        ***
        Когда я очнулся, на часах было три ночи.
        С Неудачником разобрался. Неожиданным для себя образом. Просто задав ему вопрос. Вспомнив это событие, не удержался от нервного смешка. Иногда то, что выглядит стеной, на самом деле является открытой дверью.
        - А как ты появился? - спросил я его.
        - Ты правда хочешь знать? - поднял он глаза. Впервые на его лице промелькнула заинтересованность.
        - Да.
        Он показал. Я заново прожил около сотни событий из жизни. Были среди них те, которые никак не ожидал увидеть. Такие, как ощущение ненужности, когда я плакал, а мать не сразу подходила, чтобы дать грудь. Узнать, что подобная ерунда оказывала влияние на всю мою жизнь было тем ещё откровением. Были и всякие мелочи, которые сейчас воспринимались не иначе как глупостью. Так я трёхлетний пытался отнять у старшей сестры игрушку и закономерно проиграл. Рассмеявшись, Али сказал, что я неудачник, и убежала. Тупая детская возня, что породила занозу в моей личности. Были и ситуации посерьезнее, на любой вкус. Начиная с проигрыша другим парням на занятиях физкультурой и в борьбе за внимание девчонок и заканчивая тем, что родная мать носилась за мной с ножом и кричала, что я ошибка и должен умереть.
        Десятки коротких мгновений и десятки длинных, которые я перепроживал часами. Повезло, что внутри моего разума время текло быстрее, иначе я проснулся бы через месяц.
        Осмыслив этот опыт, прислушался к ощущениям и обнаружил, что чувствую как усталость, так и легкость. Такое бывает после хорошо проделанной работы. Мышцы вроде бы ноют, а на душе - хорошо.
        После этого погружения неудачник ослаб. Сдулся, потерял четкость и, когда я к нему вернулся, хватило легкого касания, чтобы он рассыпался. Смешно и грустно. Настолько мощная часть личности существовала внутри меня по большей части из-за глупых ситуаций и неправильных выводов. А ещё из-за привычки.
        Жаль, но я чувствовал, что со Злым дела обстоят иначе, и подход нужно будет искать иной. Не в этот раз.
        ***
        Проснувшись и посмотрев на часы, я лег обратно и снова погрузился в себя.
        В самое страшное воспоминание моей жизни. То, что старательно забывал три года.
        Опять это число. Если трагические события в городе происходят раз в три года, то как это связано с моей матерью?
        Я без труда нашёл то воспоминание и нырнул в него. Это был солнечный день, и я пришёл пораньше с уроков. В первый раз, когда пытался вернуться сюда, бился с могучим змеем. Сейчас же… Ничто мне не препятствовало, я спокойно вошёл в дом, но не увидел себя маленького.
        Зато увидел мать. Она сидела на диване, спиной ко мне.
        - Курт, подойди.
        Я вздрогнул.
        Спустя столько времени услышать её голос вновь было больно до рези в груди.
        - Поменьше драмы, сын. Не усложняй и без того непростую ситуацию.
        Сколько себя помню, мама всегда сочетала в себе серьезность и жизнерадостность. А ещё любила острить, подкалывать и смотрела на многие вещи со здравой толикой цинизма. Но это я понимаю сейчас. А тогда, будучи ребенком, воспринимал ее как сгусток тепла и строгости.
        Её голос прозвучал, наполненный насмешкой и толикой грусти. Я прошёл в гостиную и встал напротив.
        Это было странно, дико, пугающе и невыносимо трудно, взглянуть на её лицо.
        - Садись, сын. Ты так вырос.
        Этого не было в воспоминание. Она видела меня сегодняшнего и общалась со мной.
        - Кто ты? - спросил я, чувствуя подвох.
        - Вивьен Бакер. Второе имя Фемида. Твоя мать. Точнее, не я сама, а та, кто меня здесь оставила. Так-то я всего лишь тень, - мама разгладила несуществующую складку на платье.
        В тот день она была в платье. Красивая, нарядная, домашняя и уютная.
        - Значит, ты ненастоящая.
        - Нет, - легко согласилась она. - Но позволь мне говорить так, будто настоящая. Ты же не против?
        - А если против?
        - Тогда тебе придётся потерпеть, - лучезарно улыбнулась мама.
        А я вспомнил, как до всей этой истории было легко крутить отцом и как невозможно ею. Если она что-то запрещала или не хотела, то проще было сдвинуть гору, чем уговорить.
        - Зачем ты здесь? - постепенно оцепенение уходило и включались мозги.
        - Видишь ли, мой дорогой Курт… Не смотри на меня так. Я слепок твоей матери, которая, поверь, любила тебя больше жизни. И больше Али, если честно. Только ей об этом не говори, - подмигнула она.
        - Ты не ответила на вопрос, - пропустил я её слова мимо ушей.
        Был риск, что эту тень оставила вовсе не мама.
        - Да, такой риск есть, - прочитала она мои мысли. - Мне не хватает самосознания, чтобы опровергнуть эту вероятность, но иногда приходится работать с тем, что есть, - с сожалением, по-деловому сказала тень. - Ты так повзрослел. Возмужал. Превратился в безжалостного убийцу. Не знаю, гордиться или ужаснуться. Я… - она заметила мой сердитый взгляд и усмехнулась, той понимающей улыбкой, с какой всегда смотрела на меня, когда я шалил, - твоя мама никогда не хотела, чтобы кто-либо из её детей пошёл той же дорогой, что и она.
        - Зачем тогда было заводить семью? Путь повелителей разума с этим плохо совмещается, как я успел узнать.
        - Природа. Глупость. Наивные ожидания. Самоуверенность, - зачитала она так, будто находилась в зале суда в качестве судьи и заключенной. - Выбери любой из вариантов. Как бы там ни было, что сделано, то сделано.
        - Когда ты появилась в моём разуме?
        - Когда гонялась за тобой с ножом по дому.
        - Как это возможно? - не поверил я в сказанное.
        - Дело в том, - тень внимательно смотрела на меня. - Что разум тех, кого называют господами, сильно отличается от новичков. Делать несколько дел - плевая задача для нас.
        - Если тебе хватило разумения оставить тень, почему… - я попытался подобрать слова, но ком застрял в горле.
        - Почему не остановила это безумие? - лицо матери помрачнело. - Потому что не могла. Я проиграла ту битву. Внушение, которое Ата оставила мне, было подавляющим и доминирующим. Она всегда считала меня эгоистичной, насквозь фальшивой сукой и хотела доказать это, через смерть.
        - Каким образом? - спросил я, зная, что ответ мне не понравится.
        - Приказ звучал так: убей того, кто тебе дороже всего.
        И она попыталась убить меня.
        Я прикрыл глаза, осмысливая эту новость.
        - Я отказываюсь в это верить, - слова вырвались раньше, чем я что-либо действительно осознал.
        - Конечно. Ты ведь почти три года жил с мыслью, что я тебя ненавижу, - вздохнула мама. - Прости меня за это. За всю историю.
        - Почему я? Если это правда, почему я?
        - Ответ тебе не понравится.
        - Отвечай! - прокричал я, сорвавшись.
        - Нервы ни к черту, - вздохнула женщина. - Разве этому я тебя учила?
        - Ты меня ничему не учила. Ты всего лишь тень, оставленная неизвестно кем.
        - Вот как, - тень прищурилась.
        Этот прищур я тоже знал. Когда мама так делала, доставалось всем.
        - Тогда слушай и не перебивай. Али в тот период была подростком. Упрямым, вздорным, со своим мнением. А ты был сладким мальчиком, таким милым, беспечным, в чём-то забавным. Так сложилось Курт. Чувства - это зачастую иррациональная часть людской жизни. Приказ был конкретным, и я сама не знала, как он будет исполнен, пока ты не вошёл в дом. В конечном счёте я рада, что так вышло.
        - Рада? - процедил я сквозь зубы, чувствуя, как внутри всё переворачивается, а моё сердце выдирают заживо.
        - Да, рада. Ты думаешь, что я при жизни была добрым, всепрощающим, невинным человеком?
        На этот раз раздался смех, которого я никогда не слышал.
        - Ты всего ничего живешь жизнью повелителя разума. Как думаешь, через что мне пришлось пройти, чтобы стать госпожой?
        - Убить десятки людей, - догадался я.
        - Сотни. А ещё плести заговоры, интриговать, подчинять и манипулировать. Тебе тоже это предстоит, если хочешь выжить.
        Тень замолчала, я тоже не нашёлся, что сказать. Так и сидели какое-то время, разглядывая друг друга.
        - Расскажи мне всё. Я хочу понять, что произошло.
        Мама рассказала.
        - В тот день, незамеченная тобой, в моём разуме проходила битва. Внушение сделало меня безумной, но в то же время я пыталась это побороть. Не смогла, как ты понял. Единственное, что удалось - оставить тень в твоем разуме. Тогда я подозревала, что ты тоже обретешь способности.
        - Ты ведь могла меня легко убить.
        - Могла. Если бы не сопротивление, я могла бы приказать остановиться твоему сердцу или сделать что угодно.
        Это звучало логично. Сейчас я куда лучше представлял, на что способны повелители разума, им уж точно не надо гоняться с ножом за ребенком.
        - Но погоди, - нашёл я неточность. - Почему у тебя вообще осталась сила?
        - Потому что Ата не смогла поглотить всё. Или, может, оставила кусочек, чтобы я не сдохла раньше времени. Хотела поглумиться.
        Это прозвучало куда более натянуто, чем остальное, но я кивнул.
        - Почему Ата не устроила зачистку после твоей смерти?
        - Думаю, ей плевать. Разве есть богам удел до червей? - пожала плечами мать.
        - Так просто?
        - А чего ей бояться? Что ты отомстишь? Тебе ещё лет двадцать понадобится, чтобы стать ей ровней. Не обижайся, Курт. По меркам настоящих повелителей ты слабак. Но не будем об этом. Меня оставили в твоем разуме как послание-извинение.
        - Будем считать, что извинение я услышал.
        - Ты злишься, я чувствую. По опасному пути идешь. Извинение не единственная причина того, что я здесь. Вторая причина - это обучение.
        Не выдержав, я рассмеялся.
        - Ты увидел в этом иронию, - понимающе кивнула она. - Так нуждаться в ответах, когда они были внутри тебя.
        - И что, ты сейчас мне выложишь все секреты?
        - Нет. Я мало что успела передать. Трудно это было. Поэтому расскажу основы.
        - Что ж, давай послушаем, - с сарказмом ответил я.
        Внутри творилось черт знает что. Не зная, как реагировать, я закрылся и постарался отгородиться от чувств. Сделал ровно то же самое, чем занимался последние три года.
        - Слушай, Курт. Слушай и мотай на ус. Ты влип в большие неприятности, не представляешь насколько.
        Глава 15. Бесконечный цикл проблем
        Часы предательски показывали начало одиннадцатого, когда я проснулся. Смутно помнил, как отец будил меня, но был проигнорирован. Несмотря на поздний подъем, я не чувствовал себя выспавшимся, скорее наоборот.
        Разговор с тенью-мамой затянулся и закончился тем, что она передала мне всю свою любовь, растворившись и слившись с моей психической силой.
        Стоило вспомнить об этом, как по груди разбежалось приятное тепло и брызнули слезы. Сначала слезы тихого счастья и радости, а потом глухой боли. Эта любовь была вложена в тень. Мать так поступила, чтобы обмануть внушение. Вырвала из себя все чувства, не только ко мне, но и к дочери с мужем. Вследствие чего она убила себя, а не меня или кого-то из нас.
        Одна эта мысль приводила меня в такую ярость, которой я ещё не видел. И сейчас тоже не видел. Эта ярость зрела внутри, не выходя наружу. На поверхности было тепло, несмотря на испытываемую боль.
        Я вновь переживал смерть мамы. Но на этот раз совсем по-другому.
        ***
        Пребывать в тех чувствах, что меня захватили, было заманчиво. Я бы не отказался весь день провести, копаясь в памяти и вспоминая маму. Но были другие дела, не требующие отлагательств.
        От Сони висели непрочитанными несколько сообщений. Утром она поздоровалась и спросила, как я. В последующие три часа ещё спрашивала и выражала беспокойство.
        - Всё в порядке, - написал я. - Разоспался что-то.
        Девушка ответила почти сразу.
        - Тебе можно. Я в школе. Здесь тихо. Если не считать занудства училки, ничего не происходит. Какие планы на сегодня?
        - Надо уладить один вопрос. Напишу, как освобожусь.
        Больше сообщений не было, и это настораживало.
        Прошло достаточно времени, чтобы последовала какая-то реакция в ответ на убийство торговцев талантами. Тут и дураку понятно, что первым делом, когда узнает, Паук подумает на меня. Но почему он молчит? Ждёт, когда сам в гости загляну? Ещё не узнал? Спускался в своих мягких тапочках вниз, поскользнулся и свернул шею на лестнице? Звучит заманчиво, но что-то подсказывает, причина в другом.
        Горевать по этому поводу я не собирался. Неизвестность напрягает, но это затишье я использую с пользой и для начала выведу отца из-под удара.
        Быстро собравшись и перекусив, отправился к нему на работу. Попутно ещё сестре написал, узнал, как дела. Та ответила, что всё в порядке, сказала, что на парах и сейчас не может говорить.
        Надеюсь, несколько дней она протянет. Одна проблема с сестрой решилась, но сразу появилась другая, не такая острая, но и её нужно будет решить.
        Пока ехал, думал о том, что рассказала мама. Еретик не прогадал. Я ещё не раз проверю свою память, выискивая доказательства того, что это не обман, но сейчас… У меня появилась личная мотивация убить Ату с максимальной жестокостью. Жаль, что эта задача не по силам мне в ближайшие несколько лет минимум, и непонятно, на что рассчитывает Еретик. Использовать меня как пешку и отвлечь внимание - вот мой предел полезности.
        Тень начала обучение с того, что рассказала про градацию силы. Стоило мне сосредоточиться, как я слышал внутри себя эхо её голоса. Как она в привычной манере с хорошо знакомыми материнскими нотками читала мне лекцию.
        - Обозначений великое множество, Курт, - начала она. - Простолюдины, бароны и герцоги. Новобранцы, сержанты-капитаны, полководцы.
        - Сержанты-капитаны? - зацепился я за странный термин.
        - Это обозначение градации. Есть три принципиально отличающихся уровня силы. Первый - это новообращенные. Такие, как ты в самом начале пути. Такие, как доктор, Иосиф, Марко, торговцы талантами и те, кто работает на Паука. Единственный способ обрести дар и проклятье разума - это довести психику до предельного состояния.
        - Так любой может?
        - Вовсе нет. Не раз проводились эксперименты, - качнула головой тень. - От чего это зависит - до сих пор неизвестно. Но кровные узы точно повышают шансы, поэтому нередки случаи, когда одаренные - потомственные повелители.
        - Они сильнее?
        - Обычно да, но зависит от инициации, человека, его личности и десятков других моментов, которые влияют на то, какой уровень силы пробудится у человека. Ты, кстати, потомственный.
        - Ты не первая в нашей семье повелительница?
        - Не первая, - кивнула тень.
        А я в тот момент осознал, что ничего не знаю про бабушек и дедушек с её стороны, как и про другую родню. Точнее, не просто не знаю, а эта область для меня темна и под запретом, никогда даже порыва не возникало задуматься.
        - Думаю, твоя мать ставила блокировку на эту тему, - то ли тень прочитала мои мысли, то ли догадалась, о чём я подумал. - К сожалению, не могу сказать, кто из её родителей был повелителем. Эта часть памяти не перешла со мной.
        Так я узнал об ещё одной загадке, которую не уверен, что хотел бы раскрыть.
        - Твоя мать, то есть я, повелела рассказать несколько вещей. Уровни силы - первая из них, - вернулась тень к нашей теме. - Ты должен в этом разбираться, чтобы понимать, с кем имеешь дело. Внутри каждого ранга есть своя градация. Так новообращенный может иметь как посредственный потенциал и слабую способность, так и потенциал большой, с опасной, уникальной способностью.
        - А в чем моя особенность?
        - Создавать пространства внутри разума. Я не уверена до конца, насколько мне открыт доступ к твоей психике, чтобы сказать это наверняка, но из того, что вижу, способность именно такая.
        - Так дуэль - это и есть моя способность?
        - Нет, - качнула тень головой и посмотрела на меня недовольно, как на глупого ученика. Тоже черта мамы. Она часто была нетерпелива в своих объяснениях.
        И сейчас я понял почему. Ведь так просто взять и внедрить нужную информацию сразу в голову. Часто ли она так поступала с нами, её семьей, или не трогала наши умы?
        - Первое пространство, которое ты создал - та самая комната, в которую попадаешь, когда заходишь в свой разум. Вначале это не было центром управления. Скорее местом, куда ты скидывал все негативные эмоции, чтобы не сталкиваться с ними. Способ так себе. Не говоря уж о том, что это банальная трусость и малодушие.
        - Ну прости, - возмутился я. - Мне было тринадцать!
        - И что? - невозмутимо ответила тень. - Потенциал у тебя неплохой. Уникальную способность ты развил и нашёл ей применение. Поэтому тебя можно назвать перспективным новообращенным.
        Я кивнул, принимая эту характеристику к сведению. Конечно, хотелось бы сразу стать властелином вселенной, но, будь так всё просто, этих властелинов по улицам бы тысячи бегали.
        - Следующая ступень начинается, когда повелитель может подчинить себе других. Не сожрать их. Не победить в сражении. А именно подчинить, заставить служить.
        - Получается, Паук как раз из таких, - заключил я.
        - Да. Он барон, капитан или второй ранг. Называй, как хочешь. Сейчас ты ему не ровня, но в бою сможешь потрепыхаться.
        - Мне долго ещё осталось до звания капитана?
        Мама-тень улыбнулась. Той самой улыбкой, какой мамы улыбаются, когда дети приносят свои убогие поделки.
        - Много. Но это не такой простой вопрос, как хотелось бы. Развитие силы - это поглощение чужой силы, её освоение и определенное состояние, которое называют интеллектуальным и эмоциональным напряжением. Проще говоря, ты должен постоянно находиться в состоянии предела и много драться, чтобы и дальше развиваться. Проблема в том, что чем дальше, тем сложнее. Слабосилки уже сейчас тебе почти ничего не дадут.
        - Получается, нужны сильные противники.
        - Да. В идеале - чуть сильнее, чем ты. Тогда придётся так напрягаться, что хочешь не захочешь, а выйдешь на новый уровень. И в связи с этим возникает вопрос, а так ли случайны те события, что происходят в твоей жизни?
        Я задумался над сказанным. Жил себе спокойно три года, никаких драк и проблем не было. Потом одно событие - и понеслось. Почему я пошёл именно в школу? Почему начал с агрессии? Нападение доктора, Иосифа и остальных. Если так подумать, то череда этих событий привела к тому, что раз за разом я засыпал, напряженный и истощенный, а просыпался чуточку сильнее. Или не чуточку, если поглощал чужую силу.
        Можно сказать, что это случайности и следствие моих намерений, но моих ли?
        Еретик хочет меня использовать, и для этого ему надо, чтобы я стал сильнее. Мог ли он выстроить цепочку событий, что произошла со мной? Да легко. Я бы так не рвался в Низины, если бы не те закладки, что толкали сестру на безумие. А нападение собаки? Кто за этим стоит?
        - Психику раскачивают негативные эмоции?
        - Не только. Ещё и позитивные. Любые эмоции на самом деле.
        Черт. Я схватился за голову. А так ли случайно появление Сони в моей жизни? Я верил, что её чувства искренни, но они возникли сами по себе, или кто-то вмешался?
        - Что там с полководцами? Как их убивать? - встряхнулся я и перешёл к важным вопросам. Переживать позже буду.
        - Тебе - никак. Их сила действует на дистанции до километра. Не смей подходить к Ате. Иначе умрешь.
        Как будто у меня есть выбор в этой ситуации.
        Это не всё, что рассказала тень. Она поделилась и секретами искусства. Гайд для начинающих, как воздействовать на чужие умы. Как внедрять мысли, как делать это тонко и искусно, как тренировать навык. Как защищаться, создавать обманки и делать их достоверными. Что-то из рассказаного я и так знал, но слова тени помогли систематизировать опыт и наметить дальнейшие шаги.
        ***
        До офиса отца добрался за полчаса. Он работал в центре города, и утром дорога туда занимала больше времени, но сейчас пробки отсутствовали. Работал отец в архитектурной фирме, старшим специалистом. Кто его окружает, кто владелец бизнеса и кто принимает решения, я был в курсе.
        Когда мама погибла, это подкосило отца и чуть не стоило ему карьеры. Я вмешался и разрулил проблемы, улучшил его положение и даже обеспечил фирму парой контрактов.
        Наверх подниматься не стал. Остановился под окнами, заглушил мотор и прикрыл глаза, настраиваясь. Вскоре дело было сделано. У начальника отца в голове возникала идея, что надо поощрить ценного сотрудника оплачиваемым отпуском, тем более тот давно туда не ходил. У отца же появилась мысль, что и правда было бы неплохо развеяться, встряхнуться и заняться чем-то, кроме работы. Не успокоившись на этом, залез в голову к сотрудникам туристической фирмы, что располагалась в этом же здании. Ещё немного вмешательств - и спустя полтора часа после моего приезда дело было сделано. Отца отправляли по горячей путевке в теплую страну, погреть косточки. Вылет был назначен на завтра.
        ***
        - Ты ещё в школе? - написал я Соне.
        - Закончила и еду домой. А ты?
        - Освободился.
        - Чем планируешь заняться?
        - Могу заехать за тобой, если не против.
        - Жду, - Соня прислала целующий смайлик.
        Я бы хотел провести оставшийся день с девушкой, но, чувствую, у нас будет чем заняться. Половину талантов мы ещё не вернули, и маловероятно, что Соня забыла эту тему. Остальные таланты так и лежали в машине всё это время. Немного беспечно, но не таскать же их с собой каждый раз.
        Когда спустился в Низины, почувствовал волнение. Остальной город воспринимается куда безопаснее, чем это место. Словно в клетку к хищнику заглянул. Удастся сегодня обойтись без драк?
        Зря я об этом подумал. Не прошло и часа, как влип в новые неприятности.
        ***
        Стоило свернуть на улицу, где жила Соня, как увидел убегающую девушку. Бежала она босиком, испуганная, а за ней гнался отец, с искаженным от смеха и гнева лицом.
        Заметив меня, девушка сменила направление и побежала ко мне. Отец же постепенно остановился, развернулся и пошёл обратно, к дому. Выбежал он в одной майке и штанах, а погода неласковая, снова снег пошёл.
        - Курт! - крикнула Соня, подбежав.
        - Садись в машине, - я потянулся и открыл ей дверь. - Ты цела?
        - Да.
        На самом деле это не так. Она успела получить как минимум одну пощёчину от отца. И один бог знает, чего мне стоило обойтись с ним мягко.
        - Что ты с ним сделал? - испуганно спросила она.
        - Ничего такого. Успокоил и всё. Что произошло?
        В голове Сони промелькнул отчётливый образ последних минут. Она пришла домой, собиралась скинуть вещи и переодеться, чтобы после встретиться со мной. Хотела заглянуть в душ перед этим. Но встретила выпившего отца. В коротком разговоре выяснилось, что он думает о дочери и что мужчину уволили. Пока говорил, отец смеялся, как безумный, обвинял Соню в том, что она шлюха, что у неё появились новые вещи и ночует она неизвестно где.
        - Ты ведь увидел? - догадалась девушка по моему лицу.
        - Да.
        - Блин, отстойно, что ты стал свидетелем этого. - Соня опустила взгляд и обняла себя.
        - Пойдем к тебе. Не сидеть же тебе здесь босиком.
        Чтобы приподнять настроение девушке, когда она вышла из машины, я подхватил её на руки и отнёс. Соня молчала, очаровательно залившись румянцем. Про агрессию отца она быстро позабыла. Как я понял, это был далеко не первый раз, и Соня научилась справляться с таким.
        - Собирайся тогда. В душ сходи, как хотела. А я пока с твоим папой поговорю.
        - Уверен, что стоит? - напряглась она.
        - Конечно. Не беспокойся. Я не причиню ему вреда.
        - Я бы сказала, что за тебя боюсь, но, кажется, это не тот случай, - нервно хмыкнула Соня и убежала в душ.
        Домик у них маленький, она и из ванны прекрасно услышит, о чём говорить будем. Ту часть, что будет облечена в слова.
        Я приказал мужчине умыться холодной водой, чтобы очухаться, и сесть за стол.
        - Здравствуйте, - сказал ему, когда взгляд стал осмысленным.
        - Ты кто? - удивился он, стремительно бледнея.
        - Курт.
        Ему многое хотелось сказать мне по инерции. Возмутиться тем, что кто-то приперся в его дом. Наорать, обругать и даже избить. Но он этого не сделал, начав мелко дрожать.
        - Успокойтесь, - посоветовал ему. - Я парень вашей дочери. Приехал за ней, когда увидел, как она убегает.
        - И что? - сквозь страх перед неизвестным, тем, чего он не понимал, пробилось раздражение.
        - То, что вам лучше бережно относиться к ней.
        - Да кто ты…
        Он хотел сказать, кто я такой, чтобы указывать ему. Но заткнулся и сглотнул.
        - Хорошо, - выдавил он.
        - А если вдруг вы её обидите… - подался я вперед.
        - Курт! - раздался из ванны голос подслушивающей Сони.
        Это сбило наваждение мужчины, и он чутка расслабился.
        - Так, значит, это ты хахаль её. От тебя шмотки новые?
        - От меня, - не стал я отрицать.
        - И вы… - он хотел высказать грубо, но сказал совсем другое: - Встречаетесь? Любовь, все дела?
        - Встречаемся. Любовь. Все дела, - согласился я, стараясь не хмыкнуть от того, как полыхнуло со стороны ванны. - Не переживайте. Я хорошо к ней отношусь.
        - Это… прекрасно, - мужчина откровенно терялся и не знал, как вести разговор.
        - Что у вас на работе случилось?
        Он нахмурил брови и припомнил события утра. Пришёл на работу, как обычно. Его вызвал начальник и, посмеиваясь, сказал, что такому неудачнику, как он, на заводе больше нечего делать. Так отца Сони выгнали, позвав охрану и не заплатив копейки.
        - Ничего, - ответил он хмуро, не зная, что всё мне рассказал. - Неудачный день.
        Их мужчины вырвался смешок, и я смог отловить последнее внушение.
        Дальше сидели молча. Отец Сони боялся со мной заговорить, не замечая этого, а я думал о том, как поступить со Смешинкой. Она всё же сделала ход. По своей глупости или с одобрения Паука - неважно.
        - Может, это повод сменить работу?
        - Как будто так много вариантов, - мрачно ответил он.
        - А не думали переехать в другой город?
        - Нет, - насупился мужчина.
        Снова повисла тишина. Я прикидывал, как лучше организовать их переезд так, чтобы нельзя было отследить.
        - Всего доброго, - встал я, когда Соня собралась и замерла возле двери, дожидаясь меня. - А с работой, думаю, это глупая шутка и скоро всё наладится.
        - Хорошо бы, - вздохнул мужчина.
        ***
        - Куда едем? - спросила Соня, когда сели в машину.
        - Сначала уладим вопрос с работой твоего отца, а потом - возвращать таланты.
        А что касается Смешинки - сам с ней разберусь. Соне об этом знать не надо.
        Глава 16. Ночь для двоих
        Вопрос с отцом Сони удалось разрешить наилучшим образом. Девушка показала, где он работает, а дальше мне оставалось пройтись по мозгам принимающих решения людей, убрать внушения Смешинки и оставить свои.
        Мы этого сами не видели, но отцу Сони должны были позвонить, извиниться, предложить вернуться на работу и повысить зарплату. Всего на пятнадцать процентов, но и это возможность поправить свои дела.
        - Спасибо, спасибо, спасибо! - Соня буквально набросилась на меня и попыталась зацеловать до смерти.
        Ну а я был не против, чего уж.
        Про то, как обстояли дела на заводе, я умолчал, рассказал лишь про конечный итог. О том, что начальники там воруют, зарплаты занижены до предела и во всём этом чувствуется другое, более высокого уровня вмешательство - зачем об всем этом знать девушке?
        Сам я в который раз поблагодарил маму, за то, что, находясь в мгновениях от смерти, смогла внедрить мне в голову полезную закладку. Сейчас я куда лучше понимал происходящее и за обычным недовольством рабочих, коррупцией и прочим видел тонкие нити, что шли в одно определенное место - к Ате.
        Или к богине уныния, как её ещё называли. Когда я спросил у тени, неужели во всех бедах Низин виновата именно Ата, та рассмеялась, сказав, что люди и сами справляются с обеспечением страданий. Просто Ата этот процесс взяла под контроль, себе на пользу.
        Думать об этом не хотелось. Не тогда, когда на меня забралась Соня. На переднем сиденье нам было тесновато, и я откинул кресло назад. Чем девушка и воспользовалась, перебравшись на меня.
        За то время, что я решал вопрос её отца, настроение девушки сменилось от философской дилеммы, можно ли с помощью силы парня решать семейные проблемы, до сильной благодарности и принятия того, что да, можно. Низины - это не райские кущи и, если тебе предлагают помощь, надо хвататься за этот шанс, а не нос воротить. А поцелуи - это уже реакция молодой, влюбленной девчонки, которая просто тащилась с того, что в её жизни появился кто-то, желающий о ней заботиться.
        Так бы и провёл весь день, но хорошее как началось, так и закончилось. Впереди ждала работа и поиск пострадавших.
        ***
        - Этот последний? - задумчиво спросила Соня, вертя в руках сферу.
        Часы показывали девятый час, и весь день мы провели, катаясь по Низинам и выискивая владельцев талантов. Точных адресов у тех, кто остался у меня, не было, поэтому пришлось повозиться, чтобы найти всех. Ничего сложного, скорее муторно и долго.
        - Ага, - ответил я. - Больше ничего у них не было. Но чей это талант - я не знаю.
        - А что за талант?
        Странно, но и этого я не знал. Взяв в руки сферу, настроился и попытался ощутить, что это такое. Как-никак, опыта в этом деле набрал. Когда разобрался, глаза поползли наверх. Это был талант и навыки стрельбы.
        То, чего мне самому не хватало. Но как он там оказался? Про это торговец ничего не знал. А раз так, то…
        Выругавшись про себя, помянул Еретика. Почему-то чувствовалось, что это его очередная подачка, чтобы усилить свою «скаковую лошадь». Сволочь.
        - Это пустышка, - ответил я, соврав. - Никому он не принадлежит. Так что закончили на этом.
        - Серьезно? - удивилась-обрадовалась Соня. - Тогда нас ждёт поздний ужин?
        - Переночуешь у меня?
        Соня вздохнула и рассмеялась, представив, что нам опять что-то помешает.
        ***
        Не помешало.
        Ещё вечером мне позвонил отец и спросил, не хочу ли я с ним отправиться в отпуск. Я отказался, конечно же, и уговорил его ехать в одиночку, отдохнуть и взбодриться.
        Так что, когда приехали ко мне, в коридоре стоял чемодан, на кухне ждал остывший ужин, а отец спал у себя. Решил лечь пораньше, потому что выезд у него был в пять утра.
        Идеально.
        - Если не шуметь, тебе не придётся прятаться, - шепнул я Соне.
        - Это ты на что намекаешь?
        Образ её пошлых мыслей и то, как именно мы можем шуметь, был настолько ярким, что я, в этот момент пошедший на кухню, врезался в косяк, ещё и пальцы на правой ноге отбил. Соня прыснула и прикрыла рот рукой, сдерживая хохот.
        Отец оставил порцию на одного, и какое-то время заняло приготовление нормального ужина. Соня хотела помочь, но я шикнул на неё и всё сделал сам. Хотел порадовать девушку, а она и не против, уселась и любовалась мною.
        - А мы будем с тобой ещё тренироваться? Мысли защищать, всякие такие штучки.
        - Будем. Но ты и так неплохо справляешься.
        Это было правдой, я не лукавил. Те советы, что я давал, Соня восприняла и постоянно использовала. Училась управлять потоком внимания, выставлять на передний план нужные мысли и прятать те, что хотела скрыть. Вон, четкие образы мне посылать тоже научилась. Это были первые шаги, но и так всего за несколько дней она освоила больше, чем умеет большинство людей.
        Жаль, что против серьезных повелителей это не сработает.
        - Да? - удивилась она. - А мне кажется, что ничего не получается, и я для тебя как открытая книга.
        - Должен признать, очень интересная книга, - улыбнулся я ей. - Но, если хочешь, можешь ещё раз потренироваться.
        - Давай! - обрадовалась она.
        - Тогда… Возьми соль на столе.
        Соня послушно потянулась и взяла соль.
        - Ой… - дошло до неё, что это были не просто слова, а внушения. - У меня словно автопилот включился.
        - Поставь соль обратно.
        Соня поставила.
        - Но… - её лицо выглядело крайне озадаченным. - Как этому противостоять?
        Который раз Еретика вспоминаю. Будь он проклят.
        - Практиковаться. Хорошо знать, что твоё, а что нет. Ещё попробуешь?
        - Конечно!
        Так мы и развлекались, пока я готовил. Соня делала всякие странные штуки, пытаясь отследить и поймать то воздействие, которое я оказывал. Иногда у неё получилось, и тогда я чуть усиливал натиск. При этом внимательно отслеживая её эмоции, опасаясь вызвать страх. Но нет, Соня воспринимала это как игру, а не угрозу.
        Мы поужинали, и я сразу помыл посуду, чтобы скрыть следы и не давать отцу повода задуматься, почему грязных тарелок две, а не одна.
        - Мне нужно в душ, - заявила Соня.
        Она боялась, что будет как-то не так пахнуть, а я не говорил, что балдею от любого её запаха.
        В этот раз не было причин вместе идти в душ. Отец спал, никто бы случайно не зашёл. Но у Сони были свои планы. Я собирался остаться с наружи, но она решительно схватила меня за руку и затащила в ванну.
        - Я боюсь одна мыться. Ты же меня не оставишь?
        И как здесь отказать?
        - Не оставлю, - сказал я охрипшим голосом.
        - Курт… - протянула Соня и опустила взгляд. - А ты можешь… Ну… не стараться?
        - В смысле?
        В моей голове, от того что произойдет дальше, и так сумбур творился, а этот вопрос в ступор поставил.
        - В прошлый раз ты угадывал мои желания, и я чуть с ума не сошла, когда всё обломалось, - призналась Соня. - Ещё я боюсь, что опять что-то произойдет. Знаю, иррациональный страх, но что поделать. Поэтому давай… Ну… Давай просто будем неумелыми подростками?
        - Тссс… - я приложил палец к её губам. - Я тебя понял. Но всё равно буду угадывать твои желания.
        Соня возражать не стала. Потянулась ко мне, принялась стягивать кофту. Она с меня, я с неё.
        В нашем доме было два этажа. Наверху жил я с сестрой, пока Али не уехала. Отец же обитал внизу, жалуясь на колени и не желая часто подниматься по лестнице. Также у нас было две ванны. Одна полноценная, в которой любила посидеть сестра - сейчас мы находились в ней, - и одна с душем, внизу, которой пользовался отец.
        Иначе говоря, не было причин, чтобы нам кто-то помешал.
        Да и не думали мы в тот момент об этом. Забыли о том, что пришли помыться. Я стянул с Сони майку и впервые увидел её голой, не украдкой, а полноценно.
        Мы целовались так жадно, что не хватало дыхания.
        Я целовал её губы, шею, ключицы, грудь. Подхватив Соню, прижал к себе. Она обхватила меня ногами и её ногти вцепились мне в спину.
        Как оказались на полу - никто из нас сказать бы не мог. Я исследовал тело Сони, находя новые и новые тропы от губ к другим манящим местам. Что бы она там ни говорила, но я старался не ради того, чтобы угодить и сделать всё идеально, а потому что наслаждался каждым мгновением с ней, каждым поцелуем, что мог себе позволить.
        Когда спустился к низу живота, Соня застонала. Если какие-то частички разума ещё оставались, они покинули нас.
        - Курт! - выкрикнула-простонала она, изгибаясь.
        Это было одновременно пугающе и завораживающе. Я слишком хорошо чувствовал, что доставляет ей удовольствие, и это было опасным оружием, что работало против нас двоих…
        …Мы стояли под душем, прижавшись друг к друга. Довольные, расслабленные, пропитанные нежностью момента. Время перестало для нас существовать.
        Опомнились только тогда, когда нас снова потянуло друг к другу, и мы оба, не сговариваясь, захотели переместиться в спальню.
        В ту ночь нам так и не удалось нормально поспать.
        ***
        По коридору отеля, перебегая от одной двери к другой, двигался вооруженный отряд. Лиц не было видно. Головы закрывали странной формы шлемы. Матово-серые, они выбивались из общей черной формы.
        Отряд остановился возле одной из дверей, вперед вышел боец и приложил ключ к замку. Раздалось пиликанье, боец ударил ногой по двери и отскочил в сторону. Второй кинул внутрь светошумовую гранату.
        Если бы в коридоре стоял посторонний человек, он увидел бы эту картину и подумал, что тому, кто внутри номера, крепко досталось. Но если бы этот человек обладал способностями повелителя и находился внутри, то увидел бы совсем другое.
        За две минуты до появления отряда Еретик спал. Потребности организма у повелителей разной силы не особо отличались, и он также ел, спал, пил воду и дышал, как и остальные люди. Спал он тоже как обычный человек. На животе, закинув ногу на вторую подушку, полностью голым.
        За полторы минуты до появления отряда Еретик проснулся, но дергаться не стал. Прислушался к чему-то, приподнялся, недовольно скривившись и сетуя на то, что ему поспать нормально не дают, и неспешно принялся одеваться. К моменту, когда дверь открыли и внутрь кинули гранату, он был полностью готов.
        Гранату Еретик поймал на лету и вышвырнул её в приоткрытое окно. Занавески же были полностью закрыты. Наверняка за номером присматривал хорошо обученный снайпер. Это не старика Гроссена, в чьей голове десятки закладок, отслеживать.
        - Поиграем, - сказал Еретик и принял стойку спринтера, отставив ногу назад и чуть присев.
        Когда в дверь ворвался первый боец, Еретик сорвался с места. Он не видел нападающих, но ему и не надо было. Хватало того, что мужчина не чувствовал их разумов. Типичная ошибка тех, кто готовит обычных людей против повелителей. Почему-то они все поголовно заблуждаются, думая, что надо закрыть лишь разум, и тогда человек станет невидимым. Забывают про нервную систему, которая сродни электросети, пропускает через себя миллионы сигналов.
        Еретик отбил винтовку в сторону и толкнул ладонью противника в грудь. От удара его вынесло назад, впечатав в напарника. Вместе они повалились на пол и открыли проход Еретику. Тот спокойно вышел. По нему открыли огонь, но он уворачивался, едва смещаясь. Пойдя направо, схватил боевика, закрутил его, и часть пуль угодила в своего же.
        Это была видимая часть боя. А на невидимой части сила Еретика раскинулась по всему коридору и, без возможности добраться до разума, била по нервной системе. Никто не мог в него попасть, как бы ни хотел. Люди стреляли в своих же, не понимая, что изначально проиграли этот бой.
        Не прошло и минуты, как стоять остался один Еретик.
        Запрокинув голову, он рассмеялся нечеловеческим, демоническим смехом.
        ***
        Проснуться утром, обнимая Соню, было невероятно прекрасно. На самом деле это второе моё пробуждение. Первый раз я проснулся за миг до того, как отец хотел заглянуть ко мне в комнату, чтобы проверить, на месте ли я. Этого удалось избежать, как и последующих, неловких ситуаций.
        Будить девушку не хотелось, но она и сама почувствовала, что я на неё смотрю. Чуть приоткрыла глаза, улыбнулась и потянулась. Что вышло не очень, потому что кровать у меня маленькая, а спали мы в обнимку. Развернувшись, Соня прижалась ко мне спиной и тем, что пониже. Ещё и поерзала, проверяя вполне конкретную реакцию.
        - У тебя остались силы? - с ленцой спросил я.
        - Может быть, после завтрака, - промурчала Соня и изогнулась, вызывая ещё большее напряжение там, внизу.
        - Что хочешь на завтрак?
        - А что в меню?
        - Яичница? Тосты?
        - Сойдет. Только в этот раз я помогу тебе приготовить!
        ***
        Когда завтракали, Соня встрепенулась и выдала:
        - Забыла тебе сказать! Помнишь Сабрину?
        - Эм, кого?
        - Одноклассница наша. Перебарщивает с кудрями и косметикой, обожает сплетничать. Она как-то к нам подошла, и ты разозлился.
        Сам я не вспомнил, но в голове Сони мелькнул отчётливый образ, и я узнал девушку. Та самая, что хотела распустить слухи про Соню. Я ей ещё тогда приказал убираться.
        - Она перестала ходить на занятия, - продолжила девушка. - Говорит подругам, что до жути боится возвращаться, сама не знает, в чем дело. Может это быть как-то связано с твоим миром?
        - Боится прийти в школу, говоришь?
        Я задумался и детально припомнил тот момент. Мог ли я внушить Сабрине приказ вообще в школу не приходить? Нет, не было такого. Но тогда я и правда разозлился, так что мало ли что могло произойти.
        - Надо бы проверить. Знаешь, где она живет?
        - Приблизительно.
        - Тогда заскочим по пути в школу.
        Я разобрался с частью своих дел, но далеко не со всеми.
        ***
        Дом Сабрины нашли недалеко от школы. Она жила на пятом, последнем этаже. Когда подъехали, внутри квартиры девушка ругалась с матерью. Та орала, что надо идти в школу, а Сабрина билась в истерике, упиралась и отказывалась.
        Коснувшись её разума, обнаружил собственное внушение и никаких больше закладок. Убрав, успокоил девушку и её мать. Дальше ситуация рассосалась сама собой.
        - Вроде всё, - сказал Соне.
        - Что там было? - живо спросила она, ни разу не подумав, что виноват я.
        - Это моя вина.
        - Да? - брови Сони поползли вверх. - За что ты её так?
        - Случайно вышло. Она хотела пустить про тебя сплетню и, вот, - стушевался я.
        Сплетни не настолько большой грех, чтобы так, мимоходом, сломать человеку жизнь и даже не заметить этого.
        - Не знаю, порадоваться, что ты такой крутой и защищаешь меня, либо испугаться, - нервно улыбнулась Соня, но это скорее было шуткой, чем серьезным опасением.
        В этот день девушка принципиально отказывалась переживать и думать о серьезном. Слишком хорошее настроение у неё было.
        ***
        Я чуть не рассмеялся, когда увидел школу. А если быть точным, когда отловил себя на мысли, что это место не выглядит таким мрачным, как в первый раз, когда пришёл сюда.
        Стояла ясная, пусть и прохладная, но солнечная погода. Не было ветра, вода в канавах подмерзла и тошнотворный запах отсутствовал. Я куда чаще замечал улыбки, чем хмурые лица, и дело не в том, что люди изменились, а в том, что настроение у меня совсем другое.
        Не только Соня радовалась и была счастлива, но и я. Поэтому и видел мир в ином свете, будто мне на глаза наложили ванильные фильтры. Это и рассмешило. Я привык ощущать себя угрюмым парнем, исподлобья смотреть на окружающих и принимать как должное, когда меня сторонились.
        А сегодня… Сегодня был хороший день.
        - Ты на уроки-то пойдешь? - спросила Соня. - Или будешь гонять плохишей?
        - Не пойду. Пока не решил, чем займусь. Хочу прогуляться по школе. А ты иди. Какое-никакое, но образование.
        - Говоришь, как старпер, - фыркнула Соня. - Ну да ладно. Это ты супергерой, а не я. Только не прибей никого, пожалуйста. Хорошо? - Соня чмокнула меня в щёку и убежала к одноклассникам. Другие девчонки её приметили, как и поцелуй, и заалели желанием задать сотню вопросов и узнать все подробности.
        То, что приехали мы на машине, тоже видели, и это добавило очков моему социальному рейтингу.
        По мере того, как Соня удалялась от меня, поднималась по лестнице, заходила в школу, а вокруг становилось всё меньше людей, моё хорошее отношение улетучивалось. Мозг словно просыпался ото сна. Моя темная часть пробуждалась, лезла наружу, и не сказать, что ей понравилось увиденное.
        Надо было сменить машину и не появляться на той же самой, на какой сбил торговца талантами. Я почти уверен, что этого никто не видел, но вот именно, что почти.
        Словно почувствовав моё настроение, завибрировал телефон. Паук написал. Всего одно сообщение.
        - Зайди после уроков.
        Хм… Я нахмурился, думая, что это значит. На ультиматум не похоже. Всего одно сообщение, причем требование явиться не немедленно, а после уроков. Если бы Паук хотел со мной разобраться, сам бы заехал или отправил парочку повелителей, для надежности. Если этого не произошло, значит, никаких обвинений не последует. Хочет обсудить что-то другое? Или усыпляет бдительность? Нет, ему это незачем. Я отправил сестру и отца из города, но осталась ещё Соня и её отец. Как ни крути, а это серьезные точки воздействия на меня.
        Идти или нет?
        У меня по-прежнему было слишком много дел. Единственный, в ком я уверен, - это отец. Они сейчас уже должны быть в аэропорту, проходить контроль. Ещё немного - и на пару недель он покинет город, что даст мне вздохнуть свободнее. С сестрой не так однозначно. После той стычки с повелителем над ней нависла опасность, но и здесь она была бы также в опасности. Учитывая то, что Еретик в ультимативном порядке приказал мне оставаться здесь и продолжать работать на Паука, вариант прихватить Соню, её отца и махнуть в другой город я не рассматривал.
        Не сомневался, что уж этот человек найдет меня где угодно.
        Внутри я знал, что пойду к Пауку. Как и то, что прямо сейчас для меня настал переломный момент. Исчезла причина, что толкала вперед. Личность Али спасена. То, ради чего я спустился в Низину, достигнуто. Но на смену этому пришли другие стимулы.
        Я не мог про себя сказать, что являюсь хорошим парнем. Сколько бы раз Соня в шутку или всерьез ни назвала меня супергероем, добряком я не стал, а за последнее время так и вовсе перешёл на темную сторону.
        Хочу отомстить тем скорпионам, что изнасиловали сестру. Найти их и причинить такие страдания, чтобы, попав в ад, они вздрагивали, вспоминая меня.
        Хочу разобраться с Атой. Это стремление на руку Еретику, и, скорее всего, я погибну, но… Черт возьми, не собираюсь отступать.
        Ещё я хотел дать бой всем тем, кто выступит против меня. Пройти по пути силы. Кто сказал, что это я должен бежать из родного города? Да и куда бежать-то? Везде встретятся повелители. Везде будет опасность. От всех бед не убежишь, так какой смысл париться и суетиться? Это мой дом. Здесь я рос. И я не хочу бежать, поджав хвост.
        Нет, я собираюсь принять все те вызовы, что на меня обрушатся. И если Паук хочет поговорить, будем ему разговор.
        Глава 17. Пленники
        Время до похода к Пауку я постарался провести с максимальной пользой и два первых урока потратил на то, чтобы изучить школу и её обитателей. Эта территория пока оставалась за мной, и, возможно, придётся и дальше собирать эмоции. Пока не найду способ разобраться с Пауком, уж точно.
        Первой моей целью стал директор. Тень мамы подсказала несколько трюков, как, не беспокоя людей, выуживать у них любые мысли. Раньше я как действовал - порождал в голове мысль и смотрел, какие ассоциации возникнут. Секрет же был в том, что в разуме существовало пространство, где находятся все эти цепочки. И, если научиться туда заглядывать, можно узнавать куда больше. Не отдельные ассоциации, а воспринимать целые пласты знаний. Также тень обучила, как находить чужие закладки. Я это и раньше делал, но умел замечать лишь то, что оставили такие же слабосилки. Если же воздействие тоньше и профессиональнее, то это могло остаться незамеченным.
        С этих двух пунктов я и начал. Не только чтобы разобраться в школьных делах, но ещё и чтобы потренироваться. Набью руку на других людях, а потом за углубленную проверку себя возьмусь. Внутри меня ведь тоже могут быть продвинутые, незамеченные закладки.
        Директор порадовал двумя отметками. Одна была в форме паука, а вторая - в виде осколков льда. Паук и Ата, значит. Может, было и ещё что-то, но если что и оставляли, то с прицелом, чтобы эти двое не заметили, а значит, и мне нет смысла надеяться обнаружить. Не тот уровень силы и опыта.
        Проверил и других учителей. Ничего. Обычные люди, без следов вмешательства. Как рассказывала тень, любое вмешательство оставляет след сродни брошенному в реку камню. То, настолько быстрый поток, насколько огромен камень, тягучая река или не очень, определяло, как долго будет оставаться след. Какие-то внушения и закладки меняли русла, увидеть их было легче всего. Так у отца Сони и его начальника я заметил подобные грубые вмешательства, оставленные явно Смешинкой, очень уж похожие на то, как она использовала силу.
        Это стоило учитывать и по другой причине. Меня тоже так могли отследить.
        Как закончил с учителями, взялся за учеников. Оставался шанс, что тот, кто натравил собаку, где-то здесь. Я не верил в это, греша на Еретика, но эта задача требовала от меня так мало усилий, что было бы глупостью пренебречь ею.
        Тем удивительнее было, когда на второй перемене я заметил повелителя разума.
        С Соней я общался по телефону и просил её ко мне не подходить. Наши отношения мало для кого секрет, но ведь могли подключиться и новые наблюдатели. Да и старых следовало запутать хотя бы немного, и лишний раз на людях, тем более в школьном сообществе, где слухи расходятся моментально, нашу связь не выпячивать. Поэтому девушки рядом со мной не было, когда я заметил того парня.
        При виде его первая мысль, что возникла, - типичная жертва. Тот тип парней, в которых весу килограмм пятьдесят от силы, росту тоже ничего, как и мышц, носят очки, и взгляд при этом такой, будто считают себя выше и умнее окружающих. Иначе говоря, это был высокомерный хлюпик, которого соплей перешибить можно. Он держался в тени других учеников. Шёл так, чтобы ни с кем не пересекаться. На него внимания и не обращали. Он был настоящим пустым местом. Такие дети, как мне кажется, есть в любых школах. Над ними часто издеваются и, насколько могу судить, вовсе не из-за физической слабости, а как раз из-за высокомерного вида.
        Этот тип не замечал меня и следил за другой группой парней. Мне хватило пары минут, чтобы разобраться в происходящем.
        Маленького паразита звали Харберт Боуман. Ещё один иммигрант, что прибыл сюда из одного европейского города, кажется, из голландского региона. Здесь я не смог точно разобрать, потому что эта цепочка была далеко запрятана. Куда ближе располагались события последних дней.
        Этот Харберт прибыл в Низины вместе с семьей в этому году. С сентября пошёл в школу. Язык он знал плоховато, навыками общения не отличался, ну и начал отхватывать раз за разом. Пьющий отец прессовал дома, крупные и агрессивные парни - в школе. Стресс накапливался, и это вылилось в пробуждение способностей. На той неделе и пробудились. Всего ничего прошло, Харберт даже не научился ими толком пользоваться и не осознал, что это значит. Сейчас он хотел поквитаться с теми парнями, что избили его и закинули в мусорный бак. Который потом закрыли на замок, из-за чего он просидел там целые сутки, оказавшись запертым с двумя крысами.
        Да уж. Так себе триггерная ситуация.
        И что мне с этим неудачником делать?
        Находясь в стороне, я наблюдал, как он пытается внедрять мысли обидчикам. Кажется, никакой уникальной способности у него не пробудилось. По словам тени, это означало, что он настоящий слабак. А значит, даже как корм для меня не сгодится. И правда, мелкий паразит, что мозолит глаз. Возиться не охота, но и прибить жалко.
        Так я думал, до тех пор пока не представил, как, потренировавшись, вкусив силы, он переключится на других. На тех же девушек, и, кто знает, как далеко заведут его страсти.
        Направившись навстречу, я преградил ему путь и поймал взгляд.
        - Отойдем.
        Слова я совместил с внушением и, не дожидаясь реакции, отправился в заброшенное здание рядом. Там на перемене кучковались школьники, курили и шумели, но ещё до того, как дошёл до них, их обуяло непреодолимое желание свалить.
        - Чего надо? - с вызовом спросил хлюпик, когда встал напротив меня.
        До этого идиота не дошло, кто я и почему он пошёл за мной. В его мыслях я, кроме краткой предыстории, нашёл и то, что он теперь считает себя избранным.
        Без замаха ударил его в нос. Парень отлетел, плюхнулся на задницу. По губам и подбородку побежала кровь, очки упали на землю и треснули. Он в первое мгновение растерялся и испугался, а потом попытался надавить силой.
        - Не получается? - спросил я.
        - Что? - он настолько удивился, что позабыл про боль.
        - Залезть мне в голову, - постучал я себя по виску. - Не получается. Это потому, что ты слаб.
        - Ты про что вообще? Зачем ударил меня?!
        Понимать его выговор было трудно, но вполне возможно. Ясно теперь, почему его лупили. Парень совсем не осознает своих размеров. И я не только про физические, но и в целом про его возможности.
        До удара он думал, что легко разделается со мной. С новой-то силой.
        - Мне ещё раз тебя пнуть, чтобы поумнел?
        - Не надо, - быстро сдался он. - Кто ты такой?
        - Тот, на чьей территории ты решил пошалить.
        - Не понимаю, о чем ты, - заупрямился он, за что получил тычок по животу носком ботинка.
        - Если ты вдруг не понял, я могу приказать тебе пойти сброситься с крыши. Или пойти и докопаться до скорпионов. Что они с тобой сделают, как думаешь? Короче, - мне было искренне лень тратить на него время. - Ты можешь учиться в школе ровно до тех пор, пока не создаешь проблемы. Увижу, что чудишь, - пожалеешь.
        Я нажил себе врага, но это было нормой жизни. Тень многое рассказала. В том числе то, как реально обстоят дела и что меня ждёт впереди.
        ***
        Оставшееся время, пока шли занятия, я провёл в стрелковом клубе. Там же, рядом, в магазинчике, прикупил себе оружие и запас патронов.
        Я почти три часа отрабатывал базовые движения и меткость. Оплатил себе инструктора, и тот гонял меня до мозолей и ломоты в теле. Полученный талант стрельбы, подумав, поглотил. У кого его забрали, неизвестно, узнать теперь не у кого, а в моей ситуации эти навыки могут оказаться критически важными. Вот я и отрабатывал их, переводя в моторику.
        ***
        В это время, когда я подошёл, вокруг бара никого не было. Случайные прохожие и люди, что шли по своим делам, не в счёт. Я зашёл внутрь, ожидая чего угодно.
        - Садись пока, - сказал мне бармен.
        - Паук на месте?
        - Спустится, когда сам решит.
        Пока это не походило на ловушку. Но кто знает, что будет дальше?
        - Налить чего? - спросил бармен.
        - Воды.
        Надеюсь, он не опустится до того, чтобы подсыпать снотворное.
        Вскоре передо мной стоял стакан, и я рискнул отпить.
        - От тебя пахнет паранойей, - сказал Паук, спускаясь по лестнице.
        Я промолчал, молча разглядывая его. В черных штанах и цветастой рубашке с нечитаемым узором. Где он это чудо покупает-то?
        Паук уселся за свой любимый стол, достал сигарету и постучал ею по поверхности. Почти сразу ему принесли горячий напиток. Ярко-оранжевый, он не походил на алкогольный.
        - Облепиха, имбирь, лимон, апельсин, корица, мед. Что может быть лучше в такую погоду, а, Курт?
        - Лежать под теплым одеялом?
        - Главное, чтобы не мертвым, - посмотрел он мне в глаза. - Твоя сила опять выросла. Наверняка и мысли научился запутывать. Молодец.
        - Спасибо, - ответил я так, будто это и правда ценная похвала.
        Я опасался сюда приходить. Если начнётся заварушка, надеюсь, смогу преодолеть первое воздействие и выхватить пистолет. А там посмотрим, сможет ли Паук выжить с пулей в теле.
        - Сейчас ты обдумываешь, как меня убить, если нападу, - то ли прочитал он в мыслях, то ли догадался.
        Плохо. Я ведь и это прятал. Не так глубоко, как остальное, но тоже достаточно, чтобы не ожидать такого легкого чтения.
        - Вечная история, - вздохнул Паук. - Никакого доверия между такими, как мы.
        Ещё бы. Ведь вся суть нашей жизни - жрать и быть сожранными. Сам Паук-то знает, что он тоже всего лишь пищевая заготовка для Аты, и, когда наберет достаточно силы, его сожрут? Наверняка знает. Должен догадываться. Но деваться-то некуда. Либо играть по правилам в надежде, что представится шанс, либо бежать и… Попасть в точно такие же условия.
        - Зачем звали? - спросил я, чтобы разрушить затянувшееся молчание.
        - На днях убили торговцев талантами. Ты поучаствовал?
        - Какого ответа от меня ожидаете? - приподнял я бровь.
        - Честного, - улыбнулся Паук и всё же закурил, пустив дым в мою сторону. - У тебя есть мотив, так что логично, что я подумал на тебя. Так это был ты или нет?
        - Вы же можете прочитать ответ в моей голове.
        - Да, но ты должен сам сказать.
        - Вы сказали, что убили торговцев. Их было несколько?
        - Трое.
        Наступал самый опасный момент нашего разговора. Изначально я хотел соврать, но что-то не давало так поступить.
        - На мне только Чарли.
        - А остальные? - Паук ничуть не удивился ответу.
        - Когда пришёл к ним в офис, они были мертвы. Их кто-то застрелил.
        - Эх… А ведь всё могло быть так просто. Ты ослушался моего приказа.
        - Вы знали, что так будет. Это вопрос жизни моей сестры.
        - Откуда же я мог знать, - усмехнулся Паук, и у меня сложилось впечатление, что ему вся эта ситуация на пользу. - А сестренке ты помог, как понимаю. Вывез из города. Отца в отпуск отправил. Хорошо сработал, хвалю.
        - Сегодня день похвалы?
        - Кнут и пряник, слышал о таком методе воспитания? Пока наслаждайся пряником.
        - Будет и кнут?
        - Пока не решил. Что ты узнал у Чарли?
        - Очевидно что. Он вспомнил мою сестру. Дальше оставалось найти талант и помочь ей.
        - Остальные таланты куда дел?
        - Забрал.
        - Что сделал с ними?
        - Вернул хозяевам.
        - Да? - удивился-разочаровался Паук. - В героя решил поиграть? Или это на тебя та девчонка так повлияла?
        - Я просто не хотел, чтобы кто-то вышел в окно из-за утраты.
        - Мм… Ох уж эта человечность. Ничего, за пару лет растеряешь. Что ещё скажешь?
        - Так нет вопроса.
        - И правда. Тогда чем думаешь заняться дальше?
        - А у меня есть выбор? - на этот раз пришлось мне изображать удивление.
        - Выбор есть всегда, - задумался Паук, но да, в твоем случае он скуден. Получается, с сестрой ты вопрос полностью решил?
        В глазах Паука читалась смерть, если отвечу неправильно.
        - Если её больше никто не тронет, то да.
        - Уже хорошо, - стряхнул он пепел. - Тогда…
        Скрипнула дверь, и в помещение вошла троица скорпионов. Одного я знал. Тот самый бугай, повелитель разума. Вблизи, внутри помещения, он казался ещё громаднее. Под два метра ростом, он был раза в два-три крупнее и мощнее меня.
        - Тащите его в подвал, - приказал Паук.
        - Чего? - я моментально вскочил и отпрыгнул к стене, выхватывая пистолет.
        Попытался выхватить. Бугай медленно надвигался на меня, и я чувствовал, как слабеет тело.
        - Не трепыхайся, мотылек, - сказал он и схватил меня за шею.
        Легко подняв, он стукнул меня пару раз затылком о стену, пока я не перестал биться в его хватке. Любые попытки воздействия слетали. Я не мог добраться до его мыслей и как-то блокировать атаку.
        Сознание я не потерял. Но и сопротивляться не смог, мышцы отказывались слушаться. Меня спустили вниз по лестнице и бросили за решетку, закрыв на самый обычный металлический замок.
        ***
        Мне дали прийти в себя. Сразу никто не спустился. Телефон тоже оставили, ничего не забрали.
        Если это плен, то какой-то странный. Впрочем, кому мне звонить? А вот предупредить Соню, что какое-то время буду отсутствовать и что ей лучше поберечься, могу, и за это Пауку отдельное спасибо.
        Это спасибо шло сразу после волны ненависти и гнева, что меня заперли и в очередной раз предали.
        Самое смешное, что мне оставили и оружие. Второй пистолет во внутреннем кармане, пару обойм и нож. Основной пистолет выпал из рук, когда тот бугай схватил меня.
        Черти его задери, он поднял меня, не самого хлипкого парня, одной рукой за шею. Не просто рукой, а вытянув её. Чудовищная сила. Будто в титановые тиски зажали. Ещё и способность его. Он явно как-то влиял на моё тело, ослабляя. Ценная информация, учитывая, что он один из претендентов в моём черном списке.
        Чарли не знал, как зовут того скорпиона, которому он сдал мою сестру, чтобы её доставили в верхний квартал. Также он не знал, кто другие повелители. Поэтому у меня была одна зацепка - смутное воспоминание лица того, кому передали Али. Мне нужно было найти этого человека и узнать, что произошло в ту ночь. Если Паук думает, что я буду сидеть взаперти без дела, то сильно ошибается.
        Сам он спустился ко мне где-то через час. В той же одежде, с чашечкой горячего чая, от которого поднимался пар.
        - Как тебе новая комната? - спросил он доброжелательно.
        - Мне бы подушку и одеяло.
        В камере не было ничего. Ни туалета, ни спального места. Три стены и решетка, три квадратных метра или около того.
        - Принесут, - пообещал он.
        - Зачем меня заперли?
        - Для твоего же блага.
        Я посмотрел на него так, что Паук рассмеялся.
        - Раскусил. Твоё благо меня не особо волнует. Ты наделал шума, и другие главари Низин, в частности начальник полиции, ищут того, кто прихлопнул торговцев талантами. Ищут по распоряжению госпожи Аты, так что дело серьезное.
        - Почему не сдадите меня ей?
        - Так это же не моё задание, - развёл он руками, отчего чай выплеснулся ему на пальцы, и Паук выругался.
        - Ничто смертное нам не чуждо, - извиняясь, улыбнулся он.
        Лицемер.
        - Так зачем? Какой смысл мне тут сидеть, и как долго это делать?
        - В этом году игры начнутся раньше. Когда не скажу. Как решит госпожа Ата и остальные. Начнутся - тогда и выйдешь. Попадешь прямо на них.
        Это было плохой новостью.
        - А спрятал я тебя, чтобы новых дел не натворил. Видишь ли, Курт. Если ты видел торговцев и убил Чарли, то знаешь, что повелители бывают разные. Как бойцы, такие, как ты, так и неудачники, как Чарли. Все мы немного того, - покрутил он пальцем у виска. - Знал бы ты, как сложно найти нормального кандидата, чтобы было не зазорно делать на него ставку.
        - Ставку?
        - Да, я же говорил. Город поделен между господами. Каждому подчиняется какое-то количество боссов, таких, как я. А тем подчиняются другие, более слабые повелители. Отношения между нами всеми запутанные, и, чтобы не началась война, игры и придуманы. Правила там простые, не думай. Ты легко справишься, - улыбнулся он своей фирменной, гадкой улыбкой. - Убиваешь другого повелителя - получаешь очко. Чем больше очков набрала команда, тем лучше. Боссы чемпионов получают определенные преференции. Тебе об этом пока рано знать. А те, кто будет вверху таблицы среди победителей, смогут получить право получить какую-то территорию и самим стать боссами. Карьерный рост, - подмигнул он мне.
        - Так и зачем меня держать? - упрямо спросил я.
        - Чтобы не прибили. Чтобы сам не убился. Мне так будет спокойнее. Это ради тебя, Курт. Кстати, можешь подключиться к вай-фай. Пароль: Паук1313, без пробелов.
        Я хмыкнул, достал телефон. Пароль подошёл.
        - Вот видишь, насколько я любезный хозяин. Кормить будут три раза в день.
        Ну да, конечно.
        - Не скучай, - помахал Паук рукой и ушёл.
        Я не чувствовал, но был уверен, что он следит за мной. Урод.
        Игры - это как шведский стол. Их цель вовсе не решать конфликты, а устраивать массовые волнения. Загнать людей в такой стресс, чтобы среди них пробудилась новая поросль паразитов. Часть из них погибнет прямо в этот день - пойдет на корм кандидатам. Часть кандидатов тоже сдохнет. Станут жертвами таких же, как они. Это будет мочилово, когда десятки повелителей будут бороться за жизнь и силу.
        Те, кто выживет… Если окажутся достаточно умными, бросят вызов своим боссам. Так у них будет хоть какой-то шанс прожить подольше. Иначе их пустят под нож. Сами боссы и пустят.
        Иначе говоря, если я пройду игры, наберу ещё больше силы, то Паук попытается меня сожрать. Я для него питательное мясо, которое нужно как следует замариновать, чтобы повкуснее было.
        Вопрос, знает ли он сам, что находится в таком же положение, остаётся открытым. Когда кто-то из боссов набирает достаточно сил, то есть становится пригодным, его точно также поедают. Весь город - это всего лишь кормушка для тех, кто наверху. Или не кормушка, а поле, где взращивают новые плоды.
        Бесконечный цикл жральни.
        Зная это, было трудно не рассмеяться в ответ на слова Паука.
        Какое-то время я сидел в одиночестве, чувствуя, как постепенно замерзаю, а потом наверху раздался визг. Я дернулся, подумав, что это Соня, но нет, то была другая девушка. Вскоре дверь открылась, и вниз за шкирку притащили упирающуюся Смешинку. Её кинули в соседнюю камеру.
        - Уроды! Я вас всех поубиваю нахрен! - кричала она.
        - Тише, - вниз спустился и Паук.
        Смешинка собиралась ему высказать, но заткнулась и не смогла вздохнуть. Рухнув на колени, она стала краснеть и трястись. Молча. Паук не обратил на это внимания.
        - Я в курсе, - повернулся он ко мне. - Что она воздействовала на отца твоей подружки. Пусть пока тоже здесь посидит, чтобы дел не натворила. Можешь делать с ней что хочешь, но убивать запрещаю. Совсем запрещаю, - веско добавил он. - Если Грейс умрет, то твоя девушка - тоже. Мы поняли друг друга?
        - Да.
        - А что касается тебя, - повернулся он к Смешинке, к которой вернулась способность дышать. - Можешь попытаться убить Курта, если он так тебе не нравится. А вот и твоя подушка с одеялом.
        Вниз спустился бармен и принёс обещанное. В единственном экземпляре.
        До Смешинки не дошло, что без этих вещей ей тяжело придётся. Судя по взгляду, она думала, что оказалась в идеальной ситуации, когда ей ничего не грозит.
        Зря она так. Нельзя же быть настолько наивной.
        Глава 18. Поединок заключенных
        Грейс бесновалась. Вцепилась в решетку и пыталась её расшатать. Её лицо покраснело, исказилось и не было похоже, что скоро появится проблеск здравого смысла.
        Я же воспринял ситуацию, как должное. Оказаться в плену неприятно, но пока не произошло ничего непоправимого, чтобы по-настоящему переживать. Достав телефон, написал Соне:
        - Меня тут в камеру бросили. Ничего страшного не произошло. Не волнуйся за меня.
        - Чего?! - тут же ответила девушка, - В смысла в камеру?
        Я сделал фото решетки, а потом и селфи. Связь здесь ловила не так хорошо, как наверху и пришлось подождать, пока фото загрузится.
        - Как видишь, я цел, здоров и невредим. Мне даже телефон оставили. Сказали посидеть, чтобы очередных глупостей не натворил.
        Какое-то время Соня молчала, а потом позвонила. Взяв трубку, ответил:
        - Я здесь не один сижу. Не могу говорить.
        - С тобой точно всё в порядке? - обеспокоенно спросила девушка.
        - Да.
        - Хорошо.
        Она отключилась и дальше писала сообщения.
        - Подружка звонила? - с издевкой спросила Грейс, успокоившись, когда я по телефону заговорил, - Как у неё дела?
        - Куда лучше, чем у тебя, - посмотрел я на неё.
        Смешинка оскалилась и снова замолкла. Я ощутил, как её сила коснулась меня. Это не было атакой. Скорее проверкой. Так трогают поверхность, чтобы проверить, насколько она горячая и опасная. Не обращая внимания на эти потуги, как мог, успокоил Соню и убедил не чудить. Позже надо будет её убедить уехать из города. Нечего ей здесь делать, когда игры начнутся.
        Помещение внизу бара было прямоугольной формы. Общая часть и четыре камеры по бокам. Вдоль стен расставлены ящики, виднелся винный стеллаж, пара дверей, ведущие неизвестно куда. В центре же стоял стул. Именно на нем сидел пойманный наблюдатель, когда я сюда спускался в первый раз. Склад, допросная и тюрьма. Вот и весь функционал этого места.
        Наши с Грейс камеры располагались по диагонали друг напротив друга и есть отступить к дальней стене, в угол, то можно скрыться. Единственный шанс полюбоваться друг дружкой - подойди к решетке одновременно. Любоваться я не собирался, но помнил, что у меня есть пистолет. Которым нельзя пользоваться, чтобы не спровоцировать Паука.
        - Куда ты прячешь свой страх? - спросила Грейс требовательно.
        - Ты серьезно настолько тупая?
        Смешинка поджала губы и попыталась прожечь меня взглядом. Сейчас она смело стояла у решетки, прижавшись к ней лицом.
        - Если ты забыл, то Паук разрешил мне делать с тобой, что угодно.
        На это я рассмеялся, встал и подошёл ближе.
        - Ты не поняла, в чем смысл этого, да? Зачем он тебя сюда бросил, запер со мной?
        - Наказал, очевидно.
        - О, нет, - её реакции меня веселили, что Грейс неимоверно злило. - Ты всего лишь тренажер. Паук сделал ставку на меня, а тебя поместил сюда, чтобы я отточил навыки влияния. Я ведь предупреждал, что прибью тебя, если сунешься ещё? Ты не вняла предупреждениям.
        - И что же ты мне сделаешь? - Грейс тоже рассмеялась. - Было бы весело, если вспорешь себя своим же ножом.
        Я перевёл взгляд на руку, которая держала нож.
        За разговором и провокациями Грейс пыталась скрыть воздействие. У неё почти получилось. Если бы я не знал, чего ждать, то и не заметил бы.
        - Действительно, было бы весело.
        Я кинул нож так, чтобы он упал к ногам Грейс.
        - Возьми, - приказал ей, вбивая внушение в голову.
        Девушка покачнулась, оглушенная и потянулась к ножу. Опомнилась, только когда взяла его.
        - Так что, до тебя ещё не дошло, кого здесь с кем заперли? - посмотрел на неё.
        Она отбросила нож и он ударился о решетку.
        - Подними, - приказал я вновь.
        Грейс потянулась, но смогла остановиться.
        - Подними.
        Когда сражался против Иосифа, он до последнего не замечал, что влияю на него и подбрасываю мысли, потому что не видел во мне врага и другого повелителя. Большая разница между тем, готов противник или нет.
        Грейс была готова, поэтому так легко сбрасывала прямые, грубые внушения.
        - Прекрати! - завизжала она, когда не смогла отбросить нож.
        - С чего бы? Ты ведь так хотела разобраться со мной. Так давай, разбирайся. Или только из под тяжка умеешь гадить?
        Разозлившись, она атаковала и я почувствовал, как чужая сила проникает в разум, в тело, заставляет лицо исказиться в гримасе улыбки.
        - Неплохо, но слабовато. Игры ты не переживешь.
        - Это мы ещё посмотрим, - процедила она и усилила натиск.
        Я спохватился только тогда, когда достал пистолет и прижал дуло к виску.
        - Не ожидал, урод? - гневно смотрела она, - Ещё посмотрим, кто кого!
        ***
        За этот день, пожалуй, я узнал о внушениях больше, чем за всю прошлую жизнь. Если не считать разговора с тенью. Но мама оставила общие знания, а сегодня я отрабатывал практику.
        Грейс была немного слабее меня, но владела рядом грязных трюков и мастерски умела пробивать на смех, сбивать концентрацию. Всего за день она пять раз доводила до того, что я почти нажимал на курок. Только вот, разница между нами была в том, что я тренировался, а она билась насмерть и не могла победить.
        Мне нельзя было её убивать, поэтому я начал с волос. Каждый раз, когда она проигрывала, отрезала себе прядь. К вечеру её прическа превратилась в черт знает что. Осиное гнездо и это добавляло отдельную причину для ненависти ко мне. С каждым часом это состязание набирало обороты. Силы не бесконечные, оба выдохлись и закончили непрерывно атаковать. Прямой конфликт сменился внезапными нападениями. Стоило кому-то расслабиться, перестать держать защиту, как второй тут же атаковал. За каждую такую подлость я наказывал Грейс пощёчинами. Сам не бил, но она и так справлялась.
        Иногда я отвлекался на телефон. Зарядку приходилось экономить, но когда нам принёс ужин молчаливый бармен, я попросил его решить и этот вопрос. Артачиться он не стал, вскоре принёс удлинитель и мне даже повезло, что у него оказалась подходящая зарядка. Грейс вот не повезло. Да и не думала она о мобильнике. Другое бармену высказывали.
        - Мне тоже нужно одеяло и полотенце!
        То, что Грейс не особо уважают и ценят, говорило то, что её проигнорировали. В смысле бармен ничего ей не сказал, но вскоре притащил то, что просила.
        По молчаливому согласию, пока ели, прекратили давить друг на друга.
        Но скоро ночь и кто знает, что произойдёт, когда кто-то из нас уснёт. За сегодня я так много узнал о ненависти, на которую способны люди. Не сказать, что эти уроки мне понравились.
        ***
        В прошлую ночь мне не удалось выспаться и к вечеру я клевал носом. Сам перестал лезть к Грейс, но она восприняла это как слабость и стоило задремать, Смешинка этим воспользовалась.
        Нагло и жестко вторглась в мой разум и потащила силу на себя. Я такого хода не ожидал от неё.
        Сила ощущалась, как сгусток где-то внутри разума. С трудом получалось локализовать место, где именно оно находится. По форме напоминало клубок ниток. Не единый монолит, хотя я не готов утверждать наверняка, что такого не встречается, а сгусток нитей. Этот клубок никуда не крепился и ничем не удерживался. Какое-то внутреннее сопротивление против его выдирания имелось, но как показал опыт, если человек находится в бессознательном состояние, то забрать у него силу довольно просто.
        Был риск, что во сне также, но стоило Грейс атаковать, как я пробудился, словно меня кипятком ошпарили. Только не кожу облили, а нейронные цепочки. Ухватив этот клубок, не дал его коснуться и в отместку схватил саму Грейс. Она как воришка, попалась с поличным и, зайдя слишком глубоко в мой разум, оказалась поймана.
        Ответный удар был яростным и жестким. Я поступил аналогично и как дикий зверь, в прыжке, схватил клубами её силу и рванул на себя. Не ставил целью забрать всё, но и так, отхватив кусок, добился того, что Грейс завизжала, а через несколько секунд обмякла.
        Грейс отключилась, я получил небольшую порцию силы и возможность поспать.
        ***
        Смешинка очнулась ночью, валяясь лицом на холодном полу. Челюсть болела и под щёку натекла небольшая лужица слюны.
        - Твою мать, - тихо выругалась она.
        Пристав, Грейс почувствовала боль во всем теле. Отрубилась она прямо на полу, без одеяла и успела продрогнуть. Нащупав мобильник, увидела, что прошло около четырех часов и сейчас середина ночи.
        Вспомнив, что этому предшествовала, она пришла в ярость. С трудом загасив порыв наорать на Курта, она прикусила язык и подумала, как ему отомстить. Парень спал и это было шансом напасть на него. Но не как в прошлый раз, а по уму.
        Грейс не ожидала, что едва коснувшись его разума, окажется в полной темноте.
        - Эй! - крикнула она.
        Ощущения были странные. Будто отрубился, но ещё в сознание и не разобрать, что происходит. Осмотревшись, Грейс обнаружила, что у неё есть тело, но не было видно пола и стен. Свои руки и ноги она видела отчётливо, на темноту эффект было бы нельзя списать.
        - Ну привет, - раздался голос у неё за спиной.
        Взвизгнув, Грейс обернулся и увидела Курта. Тот стоял прямо в темноте и тоже был отчётливо виден. Почти… Его словно облепляли тени и лицо расплывалось.
        Никакой решетки между ними не было.
        - Что происходит? - спросила девушка.
        - Ты полезла в мой разума, вот и попала. Ничему тебя жизнь не учит, - с насмешкой сказал Курт.
        - Как ты нас вытащил и где мы находимся? - Грейс была не из тех, кто трезво оценивает свои шансы.
        - Мы находимся в замечательном месте, откуда ты от меня сбежать не сможешь, - многообещающе ответил парень.
        И только в этот момент Грейс рассмотрела, что он не похож на себя.
        В том, кто такие тени и чем они опасны, девушка ничего не понимала.
        ***
        Проснулся я от того, что ощутил чужое присутствие. Или мне позволили его ощутить. Открыв глаза и подняв голову, увидел, что свет внутри помещения включили и в проходе между камерами стоит незнакомый мне парень.
        - Очнулся? - спросил он меня, - Ты Курт?
        - А есть варианты? - ответил я, пытаясь разобраться, кто это такой.
        То, что слабые повелители, да и сильные наверняка тоже, скрывают свои личности, я уже знал. Не только из личного опыта, но и благодаря объяснениям тени. Она дала пару советов, как обнаруживать таких людей, по каким признакам. Если коротко: то за счёт опыта. Нужно хорошо понимать, как устроены мозги человека и учиться видеть в них вмешательства. Грубо говоря, у опытного, пусть и слабого повелителями, мысли и чувства будут упорядоченнее, чем у обычного человека.
        Это что касалось опытных. С неопытными куда проще. Тот же парень в школе, новоиспеченный паразит, выдал себя поведением. Он не умел прятать мысли и не подозревал, что нужно скрываться.
        Те, кто работал на Паука, если не считать эмоциональной Смешинки, скрывались. Не выделялись из толпы, мимикрировали под обычных скорпионов. Этот парень, что спустился к нам, нацепил на лицо бандану, так, что только глаза и были видны. Сверху он надел капюшон и нельзя было рассмотреть, что у него за прическа. Да по нему вообще мало что сказать можно было. Теплая, пуховая куртка за счёт объёма скрывала фигуру.
        При этом я видел, что он тоже повелитель и без всяких уловок. Так работал один из моих открытых навыков.
        - Нет, - сказал он и перевёл взгляд на Смешинку, - Что ты сделал с Грейс?
        - Пока ничего.
        - Да? Это ты называешь ничего? - в его голосе промелькнул интерес.
        Он подошёл к камере девушки, присел и несколько минут разглядывал Грейс, которая валялась на полу.
        Я тоже встал и подошёл к решетке, чтобы разглядеть подробности, но смог увидеть лишь то, что Смешинка в надежном отрубе и ни на какие стимулы не реагирует.
        - У неё забрали половину силы, - резюмировал парень, - Жестоко, но я тебя понимаю.
        Как будто мне было нужно понимание этого типа.
        Получается, он пятый член команды. Смешинка, бугай, тот невзрачный тип и вот он.
        - Меня зовут Кошмар.
        - Твои родители оригиналы.
        - Родители? - он поднялся и направился ко мне. - Они здесь не причем. Тебе бы следовало уже знать основы. Имя - важная часть личности, которая может дать многие ответы. Чем раньше выберешь себе прозвище и сделаешь подмену, тем лучше. Разве это не очевидно, Курт Бакер?
        Его взгляд был пропитан угрозой. Он не смотрел со злостью, вызовом, угрожающе или ещё как-то. Нет, Кошмар смотрел… нейтрально. Без страха или любых других эмоций.
        - Может тебе подойдет, скажем, Элай? - предложил он, не дождавшись ответа.
        - Почему Элай?
        - Сам не знаю, - пожал Кошмар плечами, - Чем ты успел прославиться? Завалил Иосифа. Потом Марко. Занял место последнего и решил дилемму Паука, от кого из нас избавиться. Ему то можно держать всего пятерых.
        - Прямо как домашних зверушек.
        - Ты меня понял, - кивнул Кошмар, - Это хорошо. Как насчёт заключить союз?
        - Против кого?
        - Против всех на играх.
        - Что это за игры такие?
        Я уже имел представление и понимал, к чему готовиться, но раз этот парень хочет меня завербовать, то зачем ему мешать? Как учил старик Гроссен, людям надо показывать то, что они ожидают. А сейчас Кошмар ожидал, что я не в курсе, что нас всех ждёт.
        - Соревнования между повелителями, - ответил он и было не различить, какие эмоции промелькнули на его лице, - По слухам соберется около пятидесяти претендентов. Дороги в Низины перекроются полицией. Введется комендантский час. Всех, кто попытается сбежать - будут расстреливать. Так было в прошлый раз, не думаю, что на этот что-то поменяется.
        - Так ты уже участвовал?
        - В прошлый раз свою силу и получил. Когда толпа хотела меня растерзать, - и снова, никаких лишних эмоций, ни в глазах, ни в тоне голосе не промелькнуло.
        - Значит, это ты управляешь массовыми эмоциями.
        - А ты догадлив, - на этот раз в глазах промелькнуло одобрение, - Ещё удачлив, раз до сих пор жив. Так что, готов объединиться?
        - Кто в команде?
        - Я, наш крепыш, ещё один тип. Познакомлю вас, если согласишься. - имен он называть не захотел.
        - Смешинка?
        - Теперь она бесполезна. Да и глупа к тому же. Больше мешаться будет, чем помогать. - равнодушным тоном ответил он.
        - И мы вчетвером будем бегать по Низинам, убивать других повелителей?
        - Типа того. - на этот раз была новая эмоции. Насмешка человека, который прошёл через испытание и знает, что уготовано другим.
        - Где гарантии, что, когда закончим, вы не ударите в спину?
        - Нет гарантий. Ты это должен понимать. Как и то, что нам тоже следует опасаться. Это ведь ты убил двоих наших.
        - Справедливо. Тогда я согласен действовать сообща, пока вы не проявите агрессии.
        - Договорились.
        Кошмар повернулся, чтобы уйти, но я остановил его.
        - У меня вопрос. Когда начало?
        - Никто не знает. Может через неделю или две.
        - Паук разрешил тебе спуститься сюда?
        - Паук отъехал по делам и попросил присмотреть за его баром. То, что я спускался, он не знает.
        Я кивнул, принимая ответ.
        Кошмар хотел сыграть в свою игру и вербовал меня именно для этого. Возможно, он планировал в этот раз занять место Паука.
        Надеюсь, до не него не дойдет, что у меня тоже есть план.
        Убить их всех.
        Глава 19. Фигуры на доске
        Ещё одним из советов, переданных тенью, был способ, как лучше проверять толпы людей. Вообще, надо отдать маме должное. Она о многом не рассказала, но то, что передала через тень, было выжимкой минимального набора для выживания в этом мире. Что и как делать, чтобы не попасться. Что и в какой последовательности тренировать.
        База, которой мне так не хватало.
        С её слов, повелители работали с вниманием. Как к своим, так и к чужим. Это как отдельный орган, которым они могли проникать в чужие разумы. И тут как с руками, движение может быть незаметным, а может быть наглым и шумным.
        Вчерашний день ушёл на противостояние Грейс, но сейчас она валялась в отключке, уж не знаю, что с ней ночью случилось, и как она силы лишилась. Я к этому отношения не имел, но не скажу, что расстроился, смотря на валяющееся тело. Пусть лежит и не мешается.
        Хотя…
        Нет, неправильно думаю. Смешинка вызывала у меня стойкую антипатию, но и она могла послужить делу. Тем более в таком беззащитном состоянии. Едва коснувшись её разума, почувствовал царящий там сумбур. Это как залезть в водоворот. Точнее, в десяток двигающихся в разные стороны водоворотов. Неприятное ощущение. Забить или лезть дальше?
        Я выбрал лезть дальше. Это ведь тоже тренировка.
        К сожалению, ничего путного не вышло. Мне не хватило таланта и навыка, чтобы выудить из головы Грейс что-то полезное. А именно это и было моей целью. Достать из голов тех, до кого я мог дотянуться, всё полезное.
        Пока отдыхал, взял телефон и написал Соне.
        - Тебе надо уехать.
        - Курт, ты там чего? - ответила она спустя пару минут.
        - Я серьезно. Бери машину, она возле школы, на том же месте, где парковались, и уезжай.
        - Если ты забыл, у меня нет прав. И куда мне ехать прикажешь?
        Я чертыхнулся про себя. А ведь и правда. Это со мной девушка могла не опасаться и нарушать любые правила. Одна же она далеко не уедет. Первый патруль остановит.
        - Тогда возьми деньги и езжай так. Любым способом.
        - А отцу мне что сказать?
        Медленно прикрыв глаза, так же медленно выдохнул сквозь зубы.
        - Если запремся дома, когда начнётся, этот вариант устроит?
        - Нет, конечно. О тебе знают и могут использовать.
        Если уже не используют.
        Я почувствовал себя в западне, запертым здесь, без возможности самому разобраться с проблемами. Так-то мне и самому нет смысла участвовать в играх. Может, поэтому Паук и запер здесь? Чтобы я не прихватил Соню, не внушил её отцу важность поездки в другой город и не свалил?
        - Подумаю, что можно сделать, - ответила Соня неопределенно.
        Чем вызвала у меня новую порцию беспокойства.
        Переживания никак не могли изменить ситуацию. Сосредоточившись, начал прощупывать, кто находится вокруг. Сразу же почувствовал Кошмара. Он был наверху, недалеко от барной стойки. Рядом с ним были другие скорпионы - человек семь, не меньше. Наверняка его группа, которых он таскал с собой для маскировки. Почувствовал я и бармена. А вот Паука, как и сказал Кошмар, не было. Либо я был неспособен его заметить.
        Надо думать, что с этим можно сделать и как выбраться.
        ***
        В этот вечер в центре города в ресторане встретились трое. Абель Ульямс по прозвищу Гермес приехал один на машине. Оставив пальто в гардеробе, он прошёл к столику, подумав, что явился первым.
        Это была показательная мысль, что выскочила из его головы. Часть разума Абеля в этот момент отслеживала, обратит ли кто на эту мысль хотя бы капельку внимания. Не обратили. Что ничего не значило. В ресторане, если не считать персонала, находилось около двух десятков человек. Обычные люди, что пришли сюда ради изысканных блюд. Богатые, востребованные, ничего не подозревающие.
        Абель мог легко залезть в голову каждому и напрямую считать те вкусовые ощущения, что они получают от еды, но не стал этого делать. Зачем портить себе сюрприз? Официант положил перед ним меню, и мужчина принялся выбирать, что попробовать сегодня.
        Через несколько минут подошла Ата. С её появлением атмосфера неуловимо изменилась, и Абель едва заметно поморщился. Задействовав свою силу, он ограничил влияние Аты, которая не любила сдерживаться и распространяла ауру уныния вокруг себя. Такова была её особенность. Подавлять и навевать апатию.
        - Привет, - поздоровался Абель. - Ты как всегда.
        - Прекрасна? - с нулевой эмоциональностью спросила Ата, присаживаясь. - Где третий?
        - Должен уже быть. Сделай пока заказ.
        Ата поджала губы, но спорить не стала.
        Третий появился, когда она сделала заказ. На самом деле он давно был здесь. Сидел за столиком недалеко от этой парочки и молча ел.
        - Абель, Ата, - кивнул он, подходя к ним.
        - Зачем эта театральщина? - спросила Ата.
        - Надо же было посмотреть, как вы будете себя вести, - невозмутимо ответил мужчина. - Можете звать меня Дерек.
        Абель кивнул, принимая имя. Он кое-что знал об этом мужчине. Как и этот мужчина кое-что знал о них.
        Дерека прозвали Многоликим. Те, кто он нём вообще знал. Любитель менять лица и имена. Один из господ в соседнем городе. Неизвестно какой силы. То ли глава этого города, то ли ширма для кого-то покрупнее.
        - Давай проясним, - пока Абель анализировал мужчину, Ата с присущей ей прямотой задала вопрос. - От чьего имени ты говоришь и кем будешь в своем городе?
        - Я говорю от лица нашего сообщества, - ответил Дерек неопределенно.
        - Как посыльный? - уточнила женщина.
        - Это имеет значение? - с легкой насмешкой спросил он. - Важно только то, что я здесь и имею право говорить от всего нашего города.
        Ата хмыкнула и посмотрела на официанта, который наливал ей вино.
        Эти трое людей совершенно не боялись того, что их подслушивают. Сама эта мысль была бы смешной. Люди вокруг их не замечали, не смотрели в их сторону, притихли и прекратили разговоры. Это не было прямым воздействием. Скорее отголосками их совокупной силы.
        - Как вам в нашем городе? - спросил Абель.
        - Неплохо. Как насчёт сразу перейти к делу?
        - А что к нему переходить, - ответила Ата. - Вы захотели поучаствовать в наших играх. Опрометчивое желание.
        - Это если ваши повелители выиграют.
        - Это не соревнования, чтобы появились победители.
        - Да, я понимаю. Как и то, ради чего вы проводите игры. Нам тоже не помешает провести… ротацию. Как насчёт такого варианта. Ваши победители остаются у вас, а наши - спокойно уезжают обратно.
        Ата и Абель переглянулись. Предложение было на первый взгляд выгодным. Игры - уникальный феномен. Его не раз пытались воспроизвести, но что-то пока не было слышно об успехе. Каждый раз что-то не то выходило.
        Так как игры проходили на территории Аты, она прекрасно знала, в чём секрет. На самом деле секретов не было. Всего лишь грамотная подготовка и организация. У людей должен накопиться стресс - это раз. Территория должна быть ограничена, для чего Низины подходили как нельзя лучше - это два. Должны быть расставлены грамотные исполнители, за что отвечала полиция - это три. И главный фактор - сама Ата, что контролировала эти процессы. В её царстве она была настоящей владычицей.
        - Мы согласны, - ответила Ата.
        - Тогда договорились. Когда начнутся игры? - деловито спросил Дерек.
        - Завтра.
        - Но… - растерялся мужчина. - Разве не под Новый год?
        - Зачем портить праздник? - женщина откинулась на спинку стула, придерживая рукой бокал. - Хочу в этот раз спокойно встретить.
        - Как скажете, - медленно проговорил Дерек.
        - Это проблема? - спросила Ата. - Не успеете? Если нет, то ничего, через три года ещё раз попытаемся.
        - Успеем, - твёрдо ответил мужчина. - Во сколько мои люди должны прибыть?
        - К обеду. Сколько их будет?
        - Пятьдесят человек. У вас же столько повелителей выступит?
        - Около того, - ответила женщина. - Пятьдесят так пятьдесят. Куда им приезжать, я напишу.
        - Они приедут со своими командами.
        - Разумеется.
        - Тогда на этом всё. Я уже закончил ужинать, так что не буду мешать. Всего доброго, - встал и изобразил легкий поклон Дерек, после чего покинул ресторан.
        Два повелителя проводили его взглядами и на этот раз проверили ресторан куда основательнее. В том числе на то, не оставил ли кто-то подслушивающих устройств.
        - Не знал, что ты решила провести игры раньше, - сказал Абель.
        - Теперь знаешь.
        - Причина?
        - Мне так захотелось.
        Абель едва заметно кивнул, принимая нежелание отвечать.
        - Тогда остаётся надеяться, что ты успела подготовиться, - сказал он, внимательно отслеживая реакцию. На всех доступных ему уровнях.
        - Не переживай.
        - Я и не переживаю. Разве что немного. Слышала, в городе появился Еретик?
        - Кто это? - свела брови Ата.
        - Очередная заготовка Патриарха.
        - Мстить приехал?
        - Наверное. Я послал отряд, чтобы с ним разобраться. Перебил всех.
        - Зачем напал? - заинтересовалась Ата, но так, без огонька.
        - Хотел посмотреть, чего он стоит. Почти на нашем уровне. Могут быть проблемы.
        - Одним мстителем больше, одним меньше. Сколько их было? Каждый год кто-то приезжает, - беспечно ответила женщина.
        Абель же про себя думал, насколько эта беспечность наигранна. Ата и правда отличалась самоуверенностью, но будь она дурой, так бы высоко не поднялась.
        ***
        В тот же вечер Ата собрала у себя дома пятерых смотрящих за Низинами. Первым прибыл Паук. Как обычно, в цветастой рубашке и черных штанах. Вторым был Барсук - глава полиции в Низинах.
        Разумеется, у них имелись и настоящие имена, но Ату эта информация не то чтобы волновала. При желании она могла залезть в разум каждому из своих подручных и узнать любую информацию, но порыва у неё такого не возникало. Сама женщина находилась в доме. Занималась в целом обычными делами - заваривала себе чай. На кухонном столе сидел кот и наблюдал за хозяйкой. Когда она проходила мимо, то поглаживала его.
        Паук же, который прибыл первым, остался ждать во дворе, возле скамьи. Именно туда Ата садилась, когда общалась с кем-то. Барсук, который, как и остальные, получил прозвище, заняв свою должность, явился в форме. Кивнув Пауку, он отошёл чуть в сторону и уставился на небо. То было ясным, без единого облачка. Погода же стояла холодная, кожу отчётливо покалывало. Остальные трое пришли почти сразу.
        Третьим был Осьминог - смотрящий за портом. Он был ниже обоих мужчин, а голова его, казалось, вжалась в плечи так, будто кто-то кувалдой по макушке ударил, да так и оставил. Осьминог никак здороваться не стал. Огляделся, увидел, что Аты нет, и отошёл к забору, встав в тени. Во дворе было темно, вокруг дома стояли фонари и всё прекрасно освещали. Четвертым явился Бык - он отвечал за перевозки внутри Низин. Именно его люди принимали грузы и увозили дальше по стране. Единственная группировка, которая вела дела и за пределами города. Последним, кто пришёл, был Мышь. Он контролировал заводы и на своё прозвище никак не походил. Разве что волосами. Те были полностью седыми. Сам же мужчина - крепкий, плотный и массивный. Крупнее всех, кто собрался. Брови его были черные, густые, а глаза глубоко посажены. Выглядел он как неотесанный кусок камня.
        - Не началось ещё? - глухо выдал он, когда пришёл.
        - Как видишь, - улыбнулся Паук, что стоял на одном и том же месте всё это время.
        На этом разговор и закончился.
        Пятеро мужчин молчали, пока Ата не вышла во двор.
        - Начинаем завтра, - сказала она.
        - Завтра? - уточнил Барсук, за что получил осуждающий взгляд. - Низины перекрывать?
        - Да. Пусть твои люди этим займутся, как обычно. Причина - пусть будет распространение эпидемии. Скажи, что в порт завезли опасную болезнь и теперь всё движение перекрыто.
        Бык, который отвечал за логистику, в широком её смысле, и занимался в том числе поставками, кивнул своим мыслям. Недавно он получил приказ задержать поставки и сейчас в Низинах образовался дефицит товаров первой необходимости.
        Осмотрев лица других мужчин, он пришёл к выводу, что те были не в курсе подготовки и того, что игры пройдут куда раньше, чем ожидалось. Или они все хорошо держали лицо и никак не выдали того, что знали, и подготовили своих людей к этому моменту.
        - Дальше как обычно, - сказала Ата. - Единственное, завтра к обеду прибудут паразиты из другого города. Пятьдесят человек. Разместим их в гостинице. Пустите слух, что именно они виноваты в бедах.
        На этот раз реакция была куда сильнее. Появление такой толпы конкурентов меняло планы. Но и возможности тоже создавало, поэтому каждый из мужчин прикидывал расклады.
        - Идите, - махнула рукой Ата и отправилась в дом. - Смотрите не облажайтесь.
        Что будет в этом случае, каждый из присутствующих хорошо знал.
        ***
        Когда Паук вернулся к себе в бар, то увидел Кошмара и скорпионов. Те сидели, играли в карты, впустую убивали время. Всё как и должно было быть.
        - За мной, - поманил Паук Кошмара.
        Тот встал и отправился наверх, следом за ним.
        В баре первый этаж полностью занимал общий зал. На втором же была спальня, кабинет и полноценная библиотека с сотнями книг. Досталась Пауку от прошлого владельца, и не сказать, что он часто ею пользовался. Даже подумывал выкинуть всё и что-нибудь другое поставить, но рука не поднялась. Коллекция и правда хорошая была, долго её собирали.
        - Как день прошёл? Проблемы были?
        - Тихо-мирно. Только Смешинку потрепало.
        - Что с ней?
        - Это к новичку вопрос. Не знаю, что он с ней сделал. Девка в отрубе полдня провалялась.
        - Ясно. Чем ещё новичок удивил?
        - Да ничем, - пожал плечами Кошмар. - Пытался парней щупать.
        Паук кивнул. То, что Грейс потрепало, входило в его план стравить двух повелителей. Как и то, о чём Кошмар не рассказал - о плане занять место Паука и попытке договориться с Куртом для этого.
        - Завтра игры начнутся, - сказал он.
        - Завтра? - замер Кошмар.
        - Да, ты всё правильно услышал. А ещё к нам приедут гости из соседнего города. Так что будет весело. Никому об этом пока не говори. Ты мой фаворит, подготовься как следует.
        Кошмар промолчал, обдумывая сказанное. Он старался не показать лишнего, что Паук заметил и усмехнулся про себя.
        - Можешь идти, - разрешил он. - На сегодня свободен.
        ***
        Кошмар ушёл, но на этом встречи не закончились. По телефону Паук вызвал Глыбу. Когда тот поднялся наверх, как-то труднее дышать стало, настолько парень заполнял собой пространство.
        Внутри Паука шелохнулось опасение. Древний инстинкт, который говорил ему, насколько противник напротив опасен. Речь шла о физической мощи. Голой и незамутненной. Не самый глупый подход. Среди повелителей разума единицы развивали тело. И если то приучить действовать, несмотря на внушения, это могло стать веским козырем. Если бы не все те закладки, что Паук оставил в голове у парня, он бы не чувствовал себя настолько расслабленно рядом с ним.
        - Звали? - спросил Глыба.
        Голос был ему под стать. Не вопрос, а наезд.
        - Смотри.
        Паук вбил в голову парню образ девушки.
        - Узнаешь?
        - Кто это? - Глыба никак не показал узнавания, но Паук прекрасно видел, что девушка ему знакома.
        - Брат этой девушки сидит внизу, за решеткой.
        - И что?
        После того как Глыба оттащил его вниз, и тот не смог ничего противопоставить, напрягаться причин не было.
        - Ничего. Ты мой фаворит, и будет обидно, если ставка не сработает.
        - Он слабак. Плевать, - отчеканил Глыба.
        - Раз плевать, то хорошо, - улыбнулся Паук. - Иди. Игры завтра начнутся. Подготовься.
        Глыба замер на секунду, но кивнул и пошёл на выход.
        Паук знал, что этот парень только разыгрывает образ тупого качка. На самом деле он был тем ещё умным садистом.
        Фигуры были расставлены. Оставалось подождать, к чему это приведет.
        Глава 20. На старте
        Соню я всё же уговорил скрыться из города. Это было хорошей новостью. А то, что почти ничего не удалось узнать, - плохой.
        Окружающая действительность глазами рядовых скорпионов выглядела донельзя обыденной. Без всяких повелителей, торговли талантами и прочих дел. Из тех, кто был в группе Кошмара, я ничего достать не смог. Он надежно прикрывал своих людей от меня и отбрасывал попытки считать с какой-то небрежностью, словно намекая, что к нему лучше не соваться.
        Я и перестал лезть. Понял, что не потяну, и сосредоточился на других целях. Людях, что находились вокруг. Как обычных, так и тех, что состояли в банде. Как и сказал, толку из этого не вышло.
        Удивила Грейс. Когда очнулась и увидела меня, в ужасе отползла от решетки и забилась в угол. Так и сидела, не высовывалась и отчётливо фонила страхом, который сменялся волнами ненависти, быстро затухающими, потому что она боялась спровоцировать меня. Я ей представлялся демоном, и это сбивало с толку. Из тех образов, что я уловил, выходило - ночью она атаковала меня и… Сразилась со мной. Чего я не помню. Но кого винить, догадывался. Злой её встретил. Встретил и сделал что-то такое, что буквально раздавило девушку и запугало до жути.
        Этот Злой совсем из-под контроля выходит, и непонятно, что с ним делать.
        Но вернемся к Соне. Где-то днём она написала, что придумала.
        - Я отцу скажу, что надо ехать на конкурс по рисованию и что билеты оплатили. Он упрется, конечно, но уболтаю. Папа все мои инициативы, которые имеют хоть какие-то перспективы, поддерживает.
        - Звучит отлично.
        - Только потом тебе придётся мне помочь сгладить углы.
        - Не вопрос. Ты, главное, скорее уезжай.
        - Волнуешься?
        - Предчувствие плохое.
        - А оно у тебя супергейроское?
        - Нет, обычное.
        - Оно тоже важно, - ответила Соня без смайликов. - Но я проверила подборку статей. События всегда происходят под Новый год. Странно, что тебя в октябре за решетку бросили.
        - Поэтому и беспокоюсь.
        - Уверен, что о том?
        Я сразу понял, о чем Соня. Мне бы и о себе стоило побеспокоиться. Соня-то на свободе, из нас двоих только я заперт и нахожусь в щекотливом положении.
        - Если бы меня хотели убить, уже бы это сделали.
        Как и принести в жертву. Паук точно хочет меня иначе использовать. Рано ему меня жрать. Нужно подождать, пока свинюшка отъестся.
        - Это не сильно меня успокаивает, - написала Соня. - Может, помочь тебе как-нибудь? Прислать торт, а в нем напильник?
        Я думал об этом. Не о торте, а о том, чтобы использовать кого-то для побега. Подавить и направить в бар. Проблема в том, что пока не было случая, чтобы здание оставалось без присмотра.
        Да и решетка. Уверен, единственный ключ у самого Паука, а прутья не выглядят как те, что голыми руками выдираются. Если соберусь прорываться наружу, придётся действовать совсем уж по жесткому варианту. Собрать толпу и направить сюда. Что несколько глупо из-за Паука и остальных. Я соберу людей, а они разгонят, вот и вся история побега.
        - Тогда уж лопатку, чтобы подкоп рыть.
        - О, точно, почему я сама об этом не подумала?!
        За шуточками скрывалось наше общее волнение друг за друга. Меня нахождение здесь не беспокоило. Если бы не Соня, спокойно бы собой занимался. А так волнуюсь, отвлекаюсь и думаю, как бежать, если ситуация из-под контроля выйдет.
        Но шутки шутками, а после шести вечера Соня написала, что пришёл отец, и она пошла его уговаривать. Ещё через час сообщила, что получилось договориться и что он взял отгул на пару дней. Я в этот момент облегченно выдохнул. И сразу снова напрягся, когда узнал, что выезжать они будут завтра утром.
        - Сегодня никак? - спросил я, заранее зная ответ.
        - Как мне это отцу объяснить?
        Я тихо выругался. С моей точки зрения, это было сущей мелочью. Будь моя воля, заставил бы Соню бежать из города. Но в том-то и дело, что, запертый здесь, я не мог повлиять на девушку. Оказалось, что уговаривать словами я плохо умею. Не получается донести мысль так, чтобы Соня прониклась. Если подумать, она ситуацию иначе видит. Да, угроза есть, но отца бросать нельзя. Ещё и сорваться с места - много ли людей на это способны? Особенно в шестнадцать лет, когда не веришь в свою смерть, а угроза гипотетическая, где-то там, далеко?
        Вот о чём я думал. Сам себе объяснял, почему всё так, а не иначе. Тихо злился, накручивал себя и строил иллюзии. В голове мелькали образы, как я выберусь и круто со всеми расплавлюсь. Но реальность была куда суровее. Я тупо сидел и ждал.
        Заметил, когда Паук вернулся в бар поздно вечером. Переговорил с Кошмаром и тот вместе с дружками покинули здание. Минут через пятнадцать тот здоровяк явился. Его мыслей прочитать я не смог. Наглухо закрыты.
        К чему бы эти встречи? Здоровяк ушёл быстро и десяти минут не пробыл. Отчитался и свалил? Или другое что? В каждом событии я видел дурное предзнаменование и не знал, как вести себя.
        - Ты так печешься о своей девчонке, - прозвучал голос Грейс.
        Я поднялся и подошёл к решетке. Она тоже подошла. Уже стояла, держась за прутья руками. Бледная, со слипшимися, грязными волосами. Сейчас она выглядела как зомби, что восстала после смерти. Щёки впали, а под глазами темно-синие круги.
        - Ты опять за своё? - спросил я.
        - Нет, что ты, - криво улыбнулась она и отошла обратно, в темноту камеры.
        Мне это не понравилось. Что-то в Грейс изменилось, но я не понимал, что именно. Может, прикончить её? Нельзя. Не сейчас, пока Соня в городе. Как уедет, тогда будут варианты. Сама напросилась. Слишком многое между нами произошло. Вижу, что она не остановится. Такой уж тип человека. Пока не убьется, будет безумствовать.
        Больше Грейс ничего не говорила. Сидела в углу, наглухо закрывшись. Никаких эмоций с её стороны не доносилось, как и мыслей. Я пообщался с Соней, убедился, что у неё всё хорошо, и в себя погрузился. Остатки вечера, часов до двух ночи, этим и занимался.
        А наутро случилось следующее.
        Соня написала, как обычно. Доброе утро, шуточки про пробуждение в Низинах. Подтвердила, что с отцом уезжают. Скинула фото, как садятся на автобус. Я почти облегченно выдохнул и, по мере того как они удалялись от центра Низин, выдыхал всё больше. А потом пришло это сообщение.
        - Курт, что-то не так, - написала Соня.
        Я непроизвольно сжал телефон покрепче, напрягаясь.
        - Сейчас узнаю подробности и напишу.
        Соня молчала минут двадцать, а потом от неё повалили сообщения. Как фото, так и текстовые.
        На первом фото шло изображение полиции, что перекрывала выезд. Точнее, не так. Первое фото Соня сделала из автобуса, и за десятками машин, стоящих в пробке, виднелись полицейские. Второе фото показывало чуть больше и было сделано рядом с водителем.
        - Не пропускают, - писала Соня. - Люди возмущаются.
        С задержкой пришло и видео. Соня сняла, как выходит наружу, послышался голос её отца, что возмущался, куда это она направилась. Когда раздался первый выстрел, я вздрогнул. Для меня он прозвучал едва слышно, но воображение живо дорисовало, что стреляют по Соне.
        Камера дернулась вниз - это Соня так присела, но потом снова выпрямилась. Выстрел был единственным. Послышался шум испуганных людей. Камера засняла, как кто-то возвращается к машинам, а кто-то, наоборот, выходит и кричит на полицейских. Следующие кадры - Соня с подробностями сняла перекрытую дорогу. Я даже то место узнал. По сути, это было узкое горлышко, прикрытое с двух сторон горами. Всего четыре полосы шоссе, ведущие в обе стороны. Полиция поставила железные блоки - и когда только успела притащить. Ещё и машинами своими заставила. Я увидел больше десятка вооруженных полицейских, что угрожали пристрелить любого, кто приблизится.
        Вмешался отец Сони. Схватив дочь, он потащил её в сторону. Отпустил, только когда они покинули пробку. Я слышал часть их разговора и то, что поездка отменяется.
        Следом за видео пришло ещё несколько фото - с общего ракурса. Пробка увеличивалась, в основном из-за того, что люди вели себя неадекватно. Те, кто были впереди, пытались сдать назад, но их не пускали. Водители сигналили, пытались как-то вывернуть, но подъезжали новые и новые участники, что усугубляло ситуацию.
        Всё это Соня отправила скопом, и было видно, что сообщения из-за плохой связи приходят, как получится, медленно загружаясь. Когда я просмотрел их, Соня уже снова переключилась на текст.
        - Мы на остановке. Собираемся ехать домой. Какая-то дичь происходит.
        - Началось. Не знаю, почему раньше, но это точно игры, - написал я, сам не желая в это верить.
        Не потому, что были сомнения, а потому, что такая перспектива слишком пугала своей неопределенностью.
        - Что делать? - спросила Соня.
        Как будто я знал. Слишком много неизвестных переменных. Требовалось сначала выбраться.
        - Скорее всего, все Низины перекрыли, - написал я. - Надо где-то спрятаться.
        - Тогда мы едем домой.
        Это было не самым разумным решением. Но и другого я предложить не мог. Пальцы порывались что-то написать, но каждый раз останавливались. Я и так знал всё, что скажет Соня. Куда бежать-то? Где есть безопасные места? Неизвестно. А как отца уговорить, объяснить, что нужно прятаться и скрываться? Никак. Не поймет он. Не будет слушать юную дочь. Раз так, то и разделяться нет смысла. Если уж на то пошло, то у взрослого, крупного мужчины есть шансы защитить дочь-школьницу. Пока в дело не вступит повелитель разума.
        - Хорошо, - написал Соне, вместо всего того истеричного, что хотел сказать.
        Со стороны Грейс послышался шорох. Девушка поднялась, и я поймал её взгляд.
        - Опять фонишь, - с презрением сказала она.
        - Игры начались, - ответил ей.
        Смешинка прищурила глаза и промолчала. Снова ушла в тень.
        Но в тишине мы сидели недолго. Вскоре послышался звук открываемой двери, что вела наверх. А следом и Паук спустился. Он раскручивал на пальце связку ключей от наших камер и смотрел с легкой насмешкой.
        - Засиделись? - спросил он и не дождался ответа.
        Грейс скалила зубы, выражая недовольство тем, что её заперли. Я же молча ждал, что будет дальше.
        - Курт, ты бы расслабился, - сказал Паук. - А то выглядишь так, будто хочешь бросить мне вызов прямо сейчас. Подожди немного. Сделаешь это после игр, если духа хватит.
        - Выпустите меня? - всё же нарушил я молчание.
        Здесь и сейчас не было смысла отыгрывать роль крутого парня. Разумнее показать Пауку слабость и то, что я горю желанием вырваться отсюда.
        - Выпущу, но сначала объясню правила. Остальные уже в курсе, осталась ваша пара. Грейс, плохо выглядишь. Не спалось ночью?
        Удивительное дело, девушка промолчала, чем вызвала усмешку Паука.
        - Уверен, - сказал он. - Ты ещё себя проявишь. Будь ты чуть сдержаннее, я бы назвал фаворитом тебя, но… Посмотри на Курта. Вот кто крутой. Строит планы, просчитывает ситуацию. Ошибается, конечно. Наивно смотрит на этот мир, но выжить в ближайшие дни у него куда больше шансов, чем у тебя.
        - Да пошёл ты, - не выдержала девушка, возвращаясь к прошлой несдержанности.
        Она не понимала, что Паук специально нас стравливает. Ему не нужна слаженная команда. Точнее, нужна, но до определенного предела. В идеале, чтобы выжил один, перебив на играх десяток-другой повелителей, собрал их силу и… Пришёл к Пауку разбираться. Это как дать еде побегать, перед тем как она придёт и сама подаст себя на стол.
        - Как редко в этом мире что-то меняется, - развеселился Паук, который в этот раз надел рубашку с ядовито-зелеными полосами. - В общем, слушайте. Низины перекрыты. Покидать их нельзя. Уверен, что при наличии самоуверенности можно попытаться сбежать, но… Грейс, ты точно не побежишь. В отличие от Курта, которому наши игры не сдались и у него одно на уме. Поэтому, Курт, чтобы ты знал. Если попробуешь сбежать, тебя перехватят и вернут, после чего все повелители, что здесь собрались, получат твои координаты. Если тебя это не впечатлило, то знай, за границами следит госпожа Ата. Короче, парень ты умный, просто скажу тебе, даже не пытайся отсюда убраться.
        Паук смотрел с серьезным видом, и мне как-то сразу поверилось, что он не шутит. Даже с учётом того, что он мог повлиять на мой разум, поверилось. Если игры настолько важны, то об организации должны были позаботиться на высшем уровне.
        - Правила такие. Нельзя покидать территорию. Всё. Других правил нет. Вы можете делать что угодно.
        - Спрятаться и переждать тоже? - всё же рискнул спросить я.
        - Да, но… Ты можешь попытаться, твоё право. Возможно, получится. Бывают такие люди, которые не хотят действовать и стать сильнее. Правда, тогда разочаруюсь лично я.
        - И что будет?
        - Зачем мне бесполезный сотрудник? Отдам кому-нибудь на растерзание, - ответил буднично Паук. - Поэтому будь добр, Курт. Убей парочку паразитов и стань сильнее. Принеси мне пользу.
        - Тогда я смогу уйти?
        - Куда? - рассмеялся он. - Хочешь вернуться к обычной жизни? Помог сестре и всё? Хочешь держаться подальше? - он насмехался над самими этими идеями. - А получится?
        - Может, и не получится, - ответил я.
        - Но попробовать ты хочешь. Допустим, - кивнул он. - Тогда так. Ты убиваешь пятерых, я забираю эту часть силы… Заметь, именно эту, а ты валишь, куда хочешь, и больше в Низинах не появляешься.
        Он врал. Я точно это понял. Не будет никакого частичного забора. Отберет всё и убьет.
        Паук увидел, что я разгадал его замысел. Расплылся в улыбке. Моя ненависть к нему устраивала мужчину. В этом заключалась патовость ситуации. Как и бессмысленность. Можно попробовать сбежать, но, даже если получится, где скрыться-то? Я вон Соню в ресторан повёл и там нарвался. На ровном месте. Абсолютно этого не ожидая. А ведь ещё и поймать могут. Поймают и сожрут. Как вариант напасть. Но Паук сильнее и ждёт этого. Как рассказывал Даг Мерсен, тот доктор, что хотел сожрать меня, чем активнее используется сила, тем проще её выдернуть. Так что конфликт на руку Пауку.
        Злая ирония в том, что он находится в том же самом положении. Отъестся на слабых повелителях, наберет жирка и попадет на стол Ате. Та тоже, может, к кому-то попадет. Тень об этом ничего не рассказывала.
        - Ещё что-то надо знать, перед тем как выйду? - спросил я.
        - Да на этом всё. Если вдруг захочешь остаться и продвинуться по карьере, создавай ситуации для пробуждения повелителей. Чем больше новичков на твоем счету будет, тем лучше.
        Иначе говоря, надо способствовать общему безумию.
        - Как доказать, что я пробудила новичка? - спросила Грейс.
        Паук посмотрел на неё как на пустое место, делая вид, что забыл о её существовании. Грубая манипуляция, которая задела девушку. Смешинка теперь в лепешку расшибётся, чтобы вернуть силы и приумножить их. По факту, Паук раскалил и без того расшатанную психику девушки.
        - Достаточно заявить об этом, - ответил Паук и уточнил: - В твоей памяти будет видно, что ты делала.
        - А если спорная ситуация?
        - Так убей того, кто с тобой спорить захочет, - рассмеялся мужчина.
        Корпоративная культура - высший пилотаж.
        - Последнее, что скажу - в этот раз участвуют повелители из другого города. Поэтому лучше действуйте командой. Иначе шансов совсем не будет.
        Почему-то в его словах так и читалось - поначалу действуйте командой.
        Глава 21. Разогрев
        Паук нас выпустил. Открыл дверь сначала мне, а потом и Грейс. Показушно махнул рукой в сторону выхода.
        Наверх я отправил первым. Это было странное чувство. Вроде свободен, вроде и нет. Беды пока не случилось, но в ближайшее время захлестнут события. К моменту, когда поднялся, уже знал, что наверху, в общем зале, ждут двое повелителей. Кошмар и бугай. Третий отсутствовал.
        Кошмар стоял возле столика, разложив на нём карту. Бугай сидел на стуле, недалеко от входа. Если руку вытянет, путь преградит. По взгляду читалось, что так и будет.
        Стоило нам встретиться взглядами, как в зале повисло напряжение. Сильный противник. Во многих смыслах. Стул под его задницей казался насмешкой. Он с трудом на нём умещался.
        - Курт, - позвал Кошмар, разрушая молчание. - Хочешь узнать, что происходит в городе?
        - А если нет? - решил я сразу прояснить ситуацию.
        - Если ты не с нами, то против нас, - прогудел здоровяк.
        - Нахрен он нам нужен, - язвительно сказала Грейс, что тоже поднялась.
        - Не ругайтесь, - с насмешкой бросил идущий следом Паук.
        Мы посмотрели на него, но он, больше ничего не говоря, поднялся к себе наверх.
        - Нахрен ты нам нужна, - сказал бугай. - Вот хороший вопрос.
        - Не нужна? - прищурилась Смешинка. - Ну тогда я пошла. Бывайте.
        Она и правда собиралась уйти, но её остановил Кошмар.
        - Грейс, подожди. Нам лучше действовать вместе. Эти игры не как обычно.
        Я внимательно присмотрелся к парню, который сейчас не скрывал лица. На вид ему лет двадцать пять. Красивым не назовешь. Как и человеком с лицом лидера. Его вид не располагал, а скорее отталкивал. Кривое, несуразное лицо. Массивный нос, уши как локаторы, зато подбородок узкий. Губы массивные, но не пухлые, а как обрубки горной породы. Черные, сальные волосы. Если смотреть на фигуру, то выглядел он крепким и спортивным. Не таким, как бугай. Никаких выпирающих мышц. Но если сравнивать нас двоих, то в драке у меня мало шансов. Тупо из-за возраста и массы тела. Он выше меня, шире в плечах и в целом покрепче. Может, я лет через пять таким же стану, когда повзрослею.
        Единственное, что приковывало внимание и выбивалось из общего вида, - глаза. Будто их от другого человека прилепили. Карие, с твердостью внутри. А ещё живостью ума, решительностью и жестокостью. Так сразу и не скажешь, кто из этих двоих опаснее. Кошмар, который строит свои планы и пытается манипулировать людьми, или бугай, который одной голой силой представляет большую опасность.
        - Ты слаба, - проговорил бугай. - Будешь обузой. Или приманкой. Согласна?
        - А не поцеловать ли тебе меня в жопу? - ощерилась она.
        На это здоровяк усмехнулся.
        - Хватит, - в голосе Кошмара прорезалась твёрдость. Если он и хотел помягче начать, то это быстро закончилось. - Я не буду больше повторять, что ситуация серьезная. Вместе наши шансы выше. Очевидно, что приезжие откроют охоту на нас.
        И только закончив с нами, начнут драться между собой. Вот о чём он не сказал. Но понимают ли это остальные? Кошмар точно понимает. Бугай в целом выглядит как тот, кто готов ударить в любой момент кого угодно. Грейс… Ну, лично мне от неё точно подлости стоит ожидать.
        Паук сильно обидится, если я сейчас выхвачу пистолет и всех перестреляю? Нет, глупая мысль. Втроем они точно меня блокируют. Я помню, как быстро ослабевали мышцы под воздействием бугая.
        - Что хотел сказать? - посмотрел я на Кошмара.
        - Для начала представлю того, кого ты ещё не знаешь. Это Глыба, - указал он на здоровяка.
        - Да хоть пончик. По делу что?
        Сзади раздался шорох, скрип половиц, и рука Глыбы опустилась мне на плечо.
        - А ты дерзкий, да? - сказал он мне на ухо, наклонившись.
        Я развернулся, одновременно с этим вытаскивая пистолет. Тот был во внутреннем кармане куртки. Всего одно движение - и ствол упирается в бок Глыбе.
        - Успеешь? - спросил я его, глядя в глаза.
        Он возвышался на две головы и вблизи казался куда массивнее. От него пахло потом и дешевым дезодорантом. Если бы не это, был бы настоящим монстром.
        В его глазах ничего не мелькнуло. Как и в моих. Несколько секунд длилась эта сцена, а потом Кошмар крикнул.
        - Хватит! Задолбали! Мы так раньше перебьем друг друга, чем что-то полезное сделаем!
        Глыба криво улыбнулся и отошёл от меня. Подошёл к барной стойке, наклонился и достал с невидимой для меня стороны… контейнер с едой. Открыл крышку, взял ложку и невозмутимо принялся есть. Грейс на это глаза закатила, отошла в другую часть помещения и уселась за стул. Стул она перед этим развернула, то есть села, опершись руками на спинку.
        - Ты новичок, Курт, - сказал Кошмар. - Ещё и не из Низин. Иди сюда, расскажу, что к чему, - указал он на карту.
        Я подошёл. Увидел то, что и раньше изучал, когда только сюда отправиться собирался. Единственное отличие - Низины были поделены на зоны. Кошмар их обвёл красным маркером.
        - Надеюсь, запоминаешь ты быстро, - с отголосками недовольства проговорил Кошмар. - Как видишь, я отметил зоны. Центр - мы здесь. Это наша территория, которую контролирует Паук. Это порт - там заправляет Осьминог. По факту, это отдельный город, со своими законами и правилами. У него десять повелителей.
        - Почему у него больше?
        - Потому что он сильнее, - как что-то очевидное ответил Кошмар. - Третья группировка - полиция. У них от пяти до десяти, но неизвестно, кто будет участвовать. Часть из их группы будет контролировать выход из Низин. Не советую пытаться прорваться. Если заметят, из города живым не выберешься.
        - Ты рассказывай, я слушаю, - кивнул я на карту, когда Кошмар уставился на меня, изучая реакцию.
        - Ещё есть логисты и ребята с заводов. У них там свои группы, сообщества и банды. По пять человек.
        - Кто они, вы, конечно же, не знаете?
        - Не знаем. Если повезет, о нас они тоже не знают. Хотя вы со Смешинкой знатно спалились.
        - А чё я сразу, - набычилась Грейс.
        - Замолкни, - бросил раздраженно Глыба. - Силу сначала верни хотя бы, а потом тявкай.
        То, с каким пренебрежением это было сказано, даже меня покоробило. Грейс так и вовсе красными пятнами пошла. Не выдержала, вскочила и отправилась на выход. Никто её не остановил.
        С запозданием до меня дошло, что это тоже было частью плана. Глыба прямо сказал, как собирается её использовать.
        Как приманку.
        И судя по тому, что Кошмар не осадил его и ничего против не сказал, такой вариант его тоже устраивал.
        - Она сама выбрала свою участь, - сказал он тихо, больше для себя самого, чем для нас.
        - Нас же пятеро, - посмотрел я на него. - Где тот щуплый парень?
        - Это хороший вопрос, но не по адресу. Но мне тоже интересно. Глыба, где твой дружок?
        - В городе, - невозмутимо ответил тот, выскребая остатки еды из контейнера. - Делает кое-что для меня.
        Мне не понравился этот ответ. Что-то было в нём такое, что заставило напрячься. Достав телефон, набрал сообщение: «Не езжай домой. Куда угодно, но не домой».
        Телефон тренькнул, и Соня ответила, что они у соседей побудут.
        Пусть так. Если кто-то собирается до неё добраться, то, надеюсь, это запутает его.
        - Это всё, о чём ты хотел рассказать? - каждая минута промедления играла против меня, и долго здесь я не собирался задерживаться.
        - Нет, я только начал, - недовольно ответил Кошмар. - Основных игроков перечислил. Есть и те, кто вне группировок. Типа торговцев талантами, которых вроде как перебили на днях. Не в курсе? - прищурился Кошмар.
        - А это сейчас важно?
        - Нет, ты прав. Группировки, вольные повелители и всякая мелочь, кто скрывается. Это с нашей стороны. Ещё приехали люди из другого города. Мне известно, что их высадили возле гостиницы. До вечера они будут сидеть там, а потом…
        - Брехня, - вмешался Глыба. - Никто на месте сидеть не будет. Все уже занимают выгодные позиции, чтобы наблюдать за шоу. Уверен, кто-то и сюда подался.
        - Тем лучше для нас. Курт, ты понимаешь, что будет происходить?
        - Просвети, - не стал я выдавать догадки.
        - Каждый повелитель будет использовать свою силу против обычных людей. С двумя целями. Чтобы породить новых повелителей, и чтобы использовать толпу против конкурентов.
        - И у тебя есть план на этот счёт, - утвердительно сказал я.
        - Конечно. Зачем бы я вас собирал. Грейс выступит приманкой. Она заметна, точно полезет, куда не надо, так и выманит на себя. Скорпионы будут использоваться как главная ударная сила. У тебя нет своей группы, но зато ты хорошо замечаешь других повелителей. Этим и займись. Остальное возьмем на себя.
        - Это всё очень интересно, - проговорил я медленно, приготовившись к драке. - Но у меня есть свои дела.
        - Это вряд ли, - облизнул вилку Глыба и отложил вместе с контейнером в сторону, - Итан отправился за твоей девчонкой. Она побудет с ним, пока идёт игра. Ты можешь не верить, - громила встал со стула и хрустнул шеей, повёл плечами. - Позвони, спроси.
        Соня пару минут назад писала, что будет у соседей. Это успокоило меня, но… Я достал телефон и набрал её.
        Гудок, гудок, гудок.
        - Привет, Курт, - раздался чужой, мужской голос, - твоя девчонка у меня. Она в порядке, не переживай. Делай, что говорит Глыба, и всё будет хорошо.
        Снова послышались гудки, на этот раз быстрые, нервирующие.
        - Если вдруг решишься напасть, - спокойно сказал Глыба, - я не против, давай. Лучше сразу прояснить.
        - Курт, прояви благоразумие, - посоветовал Кошмар.
        Я понял, что он в курсе происходящего.
        Этот звонок мог означать только одну. Соню перехватили куда раньше, и она писала под чужим влиянием. Значит, она сейчас где-то с этим Итаном.
        Что ж. Часть масок сброшена. Посмотрим, что будет дальше.
        ***
        Могло ли всё сложиться иначе?
        Я этот вопрос много раз себе задавал, пока сидел в клетке. Да и потом тоже не раз спрашивал.
        Могла ли история пойти другим путем?
        Нет, не могла.
        Паук хотел использовать меня. Еретик хотел использовать меня. И если от первого я ещё мог убежать, то от второго - нет. То, что я попал в плен и временно выбыл, было ему на руку, поэтому и произошло.
        Черт возьми. Я даже не уверен, что у меня был тогда выбор - начинать отношения с Соней или нет. Слишком сильно наши чувства вспыхнули. Слишком большое малодушие я проявил.
        Но это было слабой позицией. Винить кого-то другого в своих бедах. Даже если они виноваты, и неприятности, выпавшие на мою долю, - следствие чужой воли. Что с того? Это лишь означает, что я оказался недостаточно силен, чтобы самому определять свою судьбу. Было не так много вариантов, что с этим делать. Сейчас я знал, что мать хотела уберечь меня от этой жизни. Чтобы я жил в счастливом неведении. Может, так и было бы лучше. А может, и нет.
        Сейчас мне оставалось принять предложенные правила, сыграть по ним и посмотреть, кто кого. Сдаваться я не собирался. Не мог себе этого позволить.
        Когда разговор закончился, в бар вошли скорпионы. Те группы, которые принадлежали этим двум. Кошмару и Глыбе. Они смешались с остальными, и все вместе мы вышли наружу.
        - Слышали, какая дичь творится в городе? - спросил один из скорпионов.
        Они вообще болтали о всяком разном, как обычные люди, не понимая, что происходит вокруг.
        - Нас закрыли, вот что, - ответил второй. - Вроде как вирус в порту обнаружили. Эпидемия, все дела. Эй, босс, что делать будем?
        Быстро выяснилось, что Кошмар в своей группе явным лидером не является. В отличие от Глыбы. К нему вопрос и был направлен.
        - В городе паника поднимется, это и дураку понятно, - голос у него был специфический. Говорил он медленно, с расстановкой. Звук рождался внутри, где-то среди груды мышц, и с трудом пробивался наружу. - Надо бы пройтись, жрачки собрать.
        - Верно! - воскликнул третий скорпион. - Если жопу подтирать нечем будет, не дело это.
        Был этот тип щуплым, среднего роста. Ничем не примечательная внешность. Тем не менее его я узнал. Именно он забирал мою сестру от торговцев.
        Ничего по этому поводу я предпринимать не стал. Ярость приглушил, спрятал глубоко внутри. Зачем бросаться в бой, когда ты уже в бою?
        Эта шахматная партия уже началась. Каждый делает ходы и внимательно наблюдает за остальными.
        Отправил Соне сообщение, чтобы скинула фото. Та скинула. Стоя перед зеркалом. Взгляд был пустой. Итана нигде не видно. Зато на заднем фото виднелся отец девушки, сидел на диване, тоже с пустым взглядом. Они были то ли в каком-то доме, то ли в квартире, так сразу и не определишь, шторы занавешены. Но это точно не их дом, другое место.
        Почти сразу же Глыба, который вёл скорпионов к ближайшему магазину, достал телефон и прочитал сообщение. Повернулся и поймал мой взгляд. Дальше ничего не последовало. Он отвернулся, и мы продолжили идти.
        - Опять портовые виноваты, - обсуждали скорпионы новости.
        На улице были и другие люди. Как беспечные зеваки, так и те, кто спешил по своим делам. Суеты прибавилось, когда дошли до магазина. Там небольшая толпа собралась.
        - Давайте, парни, - скомандовал Глыба.
        Скорпионы растолкали людей, зашли внутрь. Человек десять. Вернулись быстро, с пакетами, и не сказать, что забрали они много.
        - Почти ничего не осталось, - доложил один из них.
        - Да как вы смеете последнее забирать! - возмутилась женщина, которую не пустили внутрь.
        Она какое-то время стояла, не зная, что делать, а потом не выдержала.
        - Слышь, мать, - наехал на неё скорпион. - Умолки и вали отсюда!
        - У меня ребенок! Чем я его кормить буду?!
        - Запасы делать надо! - огрызнулся парень.
        - Тише, - сказал Глыба. - Дайте ей пачку макарон, и пусть валит.
        Женщину это не сильно обрадовало, но здоровяку было плевать.
        Постепенно к нам присоединялись и другие скорпионы. Мы обошли всю их территорию. Ничего не происходило. Из жизни повелителей. Никто не нападал и в поле зрения не появлялся. Я ждал этого момента. Собирался использовать, чтобы разобраться с этими двумя и бежать искать Соню. Для чего надо вытащить из головы Глыбы сведения, где Итан держит девушку.
        То, что на нашем фронте ничего не происходило, не означало, что улицы хранили тишину. Я считывал мысли людей и видел, что дурные вести распространяются, как лесной пожар. Через час уже не встречалось тех, кто был не в курсе ситуации. Почему-то мне казалось, что беспорядки и прочее вспыхнут моментально, но, видимо, нет. Будет постепенный разогрев и накаливание ситуации.
        Мне оставалось только ждать подходящего случая, и вскоре он представился.
        ***
        Даррен Купер, по прозвищу Осторожный, отказался добираться до Низин со всеми и ехал на общественном транспорте.
        Прозвище ему досталось точное. Тут и характер совпадал, и способность была в тему.
        Сколько себя помнил, Даррен всегда ненавидел собственно тело и лицо. А вот личность любил и даже восхищался. Этот внутренний конфликт и те обстоятельства, что вылились в триггер и пробудили его первую, уникальную способность. На короткое время захватывать разум других людей и воспринимать жизнь полностью через них. В первые дни эта способность позволяла задержаться в чужом теле секунд на тридцать, а сейчас, спустя несколько лет, - на пять минут.
        Чем Даррен и воспользовался, когда прибыл в город. Многоликий ему личное разрешение дал действовать так. А не дай, Даррен бы тогда просто отказался ехать. Ну, попробовал бы отказаться. Многоликому было не так легко отказать, но тут вышло как нельзя лучше. Так что, когда основная толпа высадилась возле единственного отеля в Низинах, Осторожный уже был на месте. Сидел он в самом обычном кафе, через пять улиц от отеля и наблюдал за ним чужими глазами.
        - Ты на месте, - пришло сообщение.
        Пришло оно в общий чат группы. Пусть Даррен и был тем ещё параноиком, со своими причудами, мстительным характером и заскоками, его силы были полезны. Возможность скрываться и способность блокировать большие группы людей разом могли пригодиться в битве. Как-то так и вышло, что Многоликий в принудительном порядке зачислил его в ударную пятерку.
        Их задача была проста. Забить на пробуждение новичков и перебить как можно больше коллег. После чего благополучно отступить, собрав куш.
        Даррен глянул телефон. Написал Око. Острожный считал, что это глупое прозвище, слишком говорящее. Око умел видеть других повелителей, а значит, был незаменим в этой войнушке. Его требовалось беречь всеми силами. Хотя Даррен не отказался бы убить его и забрать столь полезную силу себе. Силу, которая его невероятно бесила, потому что Око единственный, кто находил Осторожного, несмотря на любые ухищрения.
        - Не надо ко мне идти, - написал Даррен. - Не здесь. Ищите место получше.
        - Жди, - последовал ответ.
        Пока Даррен наблюдал за тем, как толпа повелителей и их прихлебателей рассасывается по городу, отправляясь, кто куда, его команда нашла фургон. Вскоре Даррен оказался внутри машины, встретившись с Око и Связующим. Ещё одно говорящее прозвище. Его сила заключалась в том, что он мог объединять чужие способности и усиливать их.
        Учитывая это, план становился очевидным. Даррен мог полностью залезть в чужой разум, а Око - видеть повелителей. Вместе со Связующим они быстро изучат весь город и найдут всех противников.
        А дальше… Дальше в дело вступит Собачник и Извлекатель.
        Глава 22. Накал
        План Кошмара и Глыбы сработал. Грейс и правда выступила приманкой, сама того не подозревая.
        Но перед этим случилось кое-что другое. Я увидел, как в фургоне проезжает несколько повелителей разума. Проехали и проехали, где остановились, уже не увидел, но номера и машину запомнил. Никому говорить об этом событии не стал. Там, в фургоне, уверен, были враги, которые, скорее всего, на нас и нацелились. Но и здесь, рядом со мной, тоже были враги. Поэтому я ждал подходящего момента, как лучше всего разыграть эту карту.
        Всё началось с Грейс. А точнее, со школьников. Но до них было объявление о комендантском часе. Сработали сирены и громогласно, так, что уши закладывало, если рядом оказался, потребовали, чтобы люди сидели дома и не выходили на улицы. Странное требование. Никто его не послушал. Пока ситуация не выходила из-под контроля, но я чувствовал, как по улицам разливаются эмоции, окрашивая реальность вокруг в мрачные цвета.
        Это было первым событием. Пусть и медленно, но обстановка накалялась. Второе событие - это то, что школьников заперли в школе. Не на весь день, а где-то до двух часов. Мы как раз подошли к школе, когда их выпустили. Всю толпу разом. Больше двух тысяч маленьких людей, у которых не так много мозгов в головах. Транспорт к этому времени перестал работать. Да и в целом машины словно исчезли. Во всех Низинах так или только в центральной части, я не знал. Но факт есть факт. Напомню, что школа одна на весь район, а он сам по себе немаленький. Если пешком идти, то из одного конца в другой и пару часов можно. А то и больше, сложно сказать. Автобусов нет, родителей тоже. Здесь стоит упомянуть третье событие. Связь сбоила. Кое-где ловила, но можно сказать, что почти нет. У Кошмара на этот счёт было решение - он мне рацию выдал. Ну как выдал… Все скорпионы такие получили. Но лично мне сообщили отдельную частоту, для повелителей.
        Эти три события привели к тому, что растерянные, не понимающие, что делать, школьники столпились на улицах. Кто-то пешком домой пошёл, но больше тысячи человек точно осталось. Огромная толпа.
        Это как склад, набитый бочками с бензином, где запускают фейерверки. Толпа да разливающиеся эмоции по улицам - это стопроцентный шанс, что случится что-то плохое. Личное мне за толпой физически больно было наблюдать. Я видел, как подростки теряют контроль, капля за каплей. Этому Кошмар способствовал. Едва заметно, но я уловил. Знал, куда смотреть. Было очевидно, что он серьезно отнёсся к заданию пробуждать новичков.
        Вовсе не для того, чтобы пополнить ряды. Для сбора урожая. Пробудил и сожрал на месте. Удобно. Далеко ходить не надо.
        Кошмар был не единственным, кто раскачивал толпу. Про Грейс я ведь вначале не зря упомянул. Догадался, что она здесь, когда отдельные группы школьников ни с того, ни с сего, как безумные, хохотать начинали. Она тоже качала толпу.
        Увидела я и Харберта Боумана. Того самого новичка, которого я в школе обнаружил. Он единственный, кто не поддавался влиянию толпы. Оказался при этом ещё не очень сообразительным. Не знаю, что он там задумал, но спалился. Начал силу применять. У одних гасил эмоции, у других, наоборот, добавлял жару. Не отказался от идеи поквитаться с обидчиками. Может, подумал, что раз меня рядом нет, то в такой толпе да непонятной ситуации не узнаю о его грешках. Говорю же, не особо умный, зато самоуверенный. Прямо как Грейс.
        Я пока не видел, где она находится, зато догадывался, что в ближайшее время что-то случится.
        - Ты видишь? - подошёл к Кошмару.
        - Смешинка резвится, - сказал он.
        - Что делать будем?
        - Наблюдать. Кажется, она нашла мелкую сошку. На твоей территории парень обитал. Знаешь его?
        - Да, - не отрицал я. - Неделю назад способности появились у него.
        - Чего не тронул его?
        - На вырост оставил.
        Кошмар хмыкнул, и было непонятно, как он воспринял ответ. Как шутку или всерьез.
        - Ты хочешь выступить против Паука? - спросил я.
        - Тише, - дернулся он и отвлек внимание скорпионов.
        Мы стояли в стороне от толпы. Группа Кошмара, ну и я с ними. Глыба со своими чуть подальше находился, поэтому вопроса слышать не мог.
        - Ты ведь, да и все мы, тоже на вырост.
        - Это ты верно говоришь, - на этот раз взгляд Кошмара был куда более колючим.
        Такова жизнь повелителей. Старик Гроссен был прав во всём. Невозможно доверие между нами. Случись так, что мы с Кошмаром по-настоящему объединимся, что дальше? Рано или поздно всё равно кто-то из нас нанесёт удар. Из страха, опасений, чтобы опередить второго. Я ведь не рассматриваю варианта, что удастся разойтись миром. Уверен, Кошмар думает в таком же ключе.
        - А Глыба что? Понимает это?
        - Он умнее, чем кажется, - вроде неопределенно, но вполне конкретно ответил Кошмар.
        - Значит, вы с ним противники.
        - Сейчас - союзники. - Сказано это было твердо, непонятно только, кого он этим хотел убедить. Меня или себя.
        - Он взял мою девушку в плен. Так союзники не поступают.
        - Это временная мера. Итану запрещено причинять вред Соне.
        Вот Кошмар и спалился. Может, он и хотел выставить всё так, будто это инициатива Глыбы, но этими словами подтвердил, что в курсе всех подробностей. Не то чтобы я сомневался в его причастности.
        - Хочу залезть на крышу, чтобы осмотреться, - сказал ему.
        Кошмар внимательно оглядел меня. Давай решай. Если не разрешишь, дашь понять, что я пленник, и получишь жесткое противодействие в ответ. А если разрешишь… Ну, Кошмар не дурак, догадывается, что я что-то задумал.
        - Иди. Пошлю с тобой прикрытие.
        Я хмыкнул, но возражать не стал. Один скорпион не представляет для меня угрозы. Скорее он что-то типа сигналки. Если вырублю его, Кошмар сразу об этом узнает.
        Но я и правда хотел всего лишь попасть наверх.
        В играх повелителей ведь как. При наличии у каждого уникальных способностей побеждает тот, кто правильно их использует. Прямо как в компьютерных играх.
        Поднялся я быстро, по пожарной лестнице. Здание-то всего в четыре этажа. Продолговатое, оно позволяло оглядеть улицы, забитые школьниками. Я добрался до той части, откуда открывался вид на переулок, куда Грейс заманила Харберта. Заманила и распотрошила. Пареньку уже было не помочь. Лишившись части сил, Смешинка всё равно оставалась сильнее и опытнее, чем он. Я застал сцену, как она возвышалась над валяющимся парнем. Уж не знаю, живым или мертвым. Но он точно потерял свои силы. Вон как довольно Грейс скалится.
        А дальше… Дальше случилось то, чего я и ожидал.
        Школа в Низинах была довольно большой. Я бы сказал, громадной. По словам Сони, в ней училось две-три тысячи человек на текущий момент. И при этом оставалось свободное место принять ещё учеников, если бы они были. Добавим к этому футбольную площадку, территорию вокруг и получим внушительную площадь. Школа была ограждена забором со всех сторон. За забором шёл пешеходный тротуар, а следом - двухполосная дорога. Не шоссе, самая обычная улица, с колдобинами на асфальте. Через дорогу начинались дома. На одном из таких зданий я и находился. В основном четырехэтажные, но мелькали как повыше, так и пониже. Учитывая площадь школы, домов вокруг было много. Со своими дворами внутри, переулками и узкими горлышками между зданиями. Настоящий лабиринт. По которому расползлась толпа школьников.
        Но сами школьники меня пока не интересовали. Чуть ранее я приметил другое - собак. Самых обычных бездомных собак. Пробежит мимо такая, и внимания не обратишь. Если в стаю соберутся, то заметишь уже, напряжешься. Ну а когда дворняги занимают удобные позиции для наблюдения и следят… Нет, не за шумными школьниками, а за скорпионами и нами, то есть повелителями разума… Если предположить, что кто-то этими псами управляет, то всё становится очевидно.
        Тот фургон, собаки и Грейс, которая случайно нашла, чем восполнить потерю сил.
        Почему-то я был уверен, что на Смешинку нападут. Не чтобы убить, точнее, не ради этого в первую очередь, а чтобы выманить остальных. Когда собаки преградили Грейс путь, я понял, что прав. Сейчас будет драка.
        До девушки не дошло, что происходит.
        - Валите отсюда! - крикнула она псам, чувствуя воодушевление от поглощенной силы. Вокруг неё кружили золотые осы - проявление эмоций и ликования.
        Четыре пса бросились на неё синхронно, с двух сторон. Смешинка взвизгнула, отошла к стене, попыталась защититься, но… Она явно запаниковала. Первая псина вцепилась ей в руку и потащила на себя. Грейс подалась вперед, и вторая собака вцепилась ей в ногу. Девушка вскрикнула, попыталась отбиться, ударила кусающего пса по голове, но ничего не добилась. Псы рычали, лаяли и рвали её.
        - Девушку атаковали, - услышал я, как говорит парень у меня за спиной. Передал по рации остальным, что происходит.
        Это было лишним. Кошмар уже вёл свою группу туда. Глыбу я не видел. Он куда-то запропастился. Затерялся среди переулков. Скорее всего, заходит с другой стороны.
        Тем временем Грейс повалили на землю. Она закрыла лицо руками, поджала ноги к животу. Псы продолжали тянуть, и я видел, зачем это делается. Чтобы раздербанить её внимание, не дать собраться и атаковать.
        Атака уже началась. Кто-то прессовал разум девушки, но я никак не мог увидеть, кто именно. Людей вокруг хватало. С другой стороны улицы группа школьников заметила происходящее. Они достали камеры и снимали, тыкали пальцами в эту сторону. Никто не звал на помощь. С другой стороны в окнах тоже мелькало несколько человек, что наблюдали за зрелищем.
        Неизвестно, что бы случилось с Грейс, но прибежали скорпионы. Тот, кто двигался первым, выставил пистолет в воздух и пару раз выстрелил. На псов это не произвело впечатления. Они продолжали нападать. Переулок небольшой, крепкие парни быстро добежали до девушки и прикончили псов. Те действовали, как роботы. Прыгали на Грейс даже тогда, когда в них стреляли и пыряли ножами. Жестокая, кровавая картина.
        При звуках выстрелов среди школьников поднялась паника. Те, что снимали происходящее на видео, бросились убегать. Кроме одного. Он не бежал, а шёл. Это было странно, выбивалось из общей картины. Да и отошёл он недалеко, так, чтобы было видно происходящее. Я не видел в нем повелителя, и это единственное, что смущало. Чутье подсказывало, что что-то здесь не так.
        Мысли в голове замелькали с удвоенной скоростью. Мозг перебирал варианты, я вспоминал факты и просчитывал те вероятности, что могут быть. Способности ведь разные бывают. Сейчас мы встретили того, кто управляет животными. Знакомая тема. Возможно, это тот же самый человек, что натравил на меня и Соню пса. Если он из Низин, значит, это заранее спланированная акция против группировки Паука. Если это повелители из другого города, то… То это тоже спланированная акция. Заранее наметили цели и решили действовать.
        Не успел я додумать, что это значит и чем грозит, как мне по голове прилетел удар. Хорошая такая оплеуха, от которой я полетел на крышу.
        Я было подумал, что Кошмар велел напасть, но это было нелогично здесь и сейчас. Скорпион навалился на меня сверху и стукнул ещё пару раз, отчего я поплыл. Но после этого сразу же кто-то нанёс таранный удар по разуму. И шёл этот удар со стороны скорпиона, который повелителем не был.
        Пока я осмысливал, что происходит, набросившийся на меня парень замер и головой затряс. А вот тут уже и правда Кошмар вмешался. Заметил, что с его марионеткой что-то не так. Недолго думая, я применил навык дуэли. На скорпионе и приметил. Но того, что произошло, никак не ожидал.
        Пространство было то же - крыша. Не было времени что-то выдумывать, не ожидал я удара в спину, хотя если бы немного подумал, то заранее догадался бы, чего ждать. Так вот, пространство то же, но вместо одного скорпиона здесь оказалось ещё четверо человек.
        Сам скорпион, молодой парень со смуглой кожей и курчавыми волосами, тряс башкой и не понимал, что происходит. Справа от него появился Кошмар, который тоже не понял, что случилось, оглядывался и пятился от нас. Троица, что стояла слева от скорпиона, была куда интереснее.
        Почему-то мне показалось, что одного из них я знаю, хотя лица никогда не видел. Этот парень был лет двадцати, дерганым, с бегающим взглядом. Он, как хорек, загнанный в угол, попятился, увидев, что оказался на крыше.
        - Что за хня, - выдал он.
        Второй тип, стоящий по центру, носил большие очки. Ну прям здоровые, с огромными линзами. Настолько большими, что мне показалось это преувеличением. Он от удивления распахнул глаза и откровенно растерялся. Третий, последний участник, наоборот, растерянным не выглядел. Крепко сбитый, он был из тех, кого обходишь стороной и ни за что драться с ним не захочешь. Слишком взгляд расчётливый, опасный, будто он сходу продумывает, как драку вести.
        - Это всё обман! - внезапно закричал тот, что в очках.
        Чем выдал себя с головой.
        Я не ожидал, что встречу несколько противников в этом пространстве. Но мгновенно понял, почему так произошло. Из-за того, что они все разом залезли в голову к скорпиону. Это было странно, за этим явно скрывалась какая-то тайна их сил, но что было, то было.
        Очкастый своим криком выдал, что видит куда больше остальных, а значит, именно он приоритетная цель.
        Первым атаковал опасный, как я про себя его назвал. Трусливый уже добрался до края крыши и искал, как сбежать отсюда. Нападать он не собирался, что было нам на руку.
        Я закрутил пространство, нагнал темноты, и удар опасного пришёлся по обманке. По иллюзии меня. Я же, схватив Кошмара, выдернул его в сторону и скрыл от чужих глаз.
        - Они где-то рядом, - зашептал я ему. - Прячутся и действуют через посредников, залезая им в головы. Найди их!
        Надеюсь, он меня правильно понял. Объясняться не было времени. Я вытолкнул Кошмара обратно в реальность, а сам принялся за дело.
        Противников трое, но у меня преимущество. Это в первых схватках подобного рода те, кто попадал сюда, не уступали мне. Сейчас же я куда лучше понимаю, как вести битву.
        Я принялся менять обстановку. Тьма сменилась ярким светом. Холод - жарой, а потом снова холодом. Верх поменялся с низом. Троица быстро оказалась разобщенной, я запер их в разных комнатах и сосредоточился на глазастом. Он заметил моё появление. Несмотря на иллюзии, всегда смотрел точно в то место, где я находился. Это ему не сильно помогало, потому что он пока не понял правил этого места. Настигнув его, я начал с простых ударов. Пробил ему в нос, а следом в живот. Повалил и принялся пытать, давя на разум.
        Парень оказался крепким. Пропускал, драться совсем не умел и не мог дать сдачи, но и я, что бы ни делал, не сказать, что наносил ему серьезный вред. Впервые встречаю такую защиту разума. Словно в мягкую пленку бью. Пробить несложно, но за первым слоем шёл второй, третий и так далее.
        Так ещё и опасный стал пробиваться ко мне. Я запер его в лабиринте, но это его не остановило. Он тупо проламывал стены и шёл к нам напрямую.
        Добраться так и не успел. Как и я предпринять что-либо. Все трое разом исчезли из этого пространства, да и меня тоже выкинуло.
        Несколько секунд я хлопал глазами, приходя в себя. Что это было, черт возьми?!
        Глава 23. Обострение
        Мы втроем встретились в подъезде. Скрываться особо смысла не было, но это перед той группой, с которой мы столкнулись. Остальные, кто прибыл в город, могли ещё не знать наших лиц. Осторожность не помешает. Тем более после такого провала. Сейчас смешно вспоминать, как чуть ранее я строил хитрые планы. Другие их тоже строят. И у них есть свои козыри в рукавах.
        - Что это было? - спросил Кошмар то, на что я и сам хотел бы получить ответ.
        - На нас напали и спалили, - равнодушно ответил Глыба.
        - Серьезно? - с неприкрытым сарказмом переспросил Кошмар. - Хватит прикидываться тупым качком.
        Глыба едва заметно пожал плечами и ничего не сказал. Образ расчётливого, спокойного парня в случае Кошмара начал разрушаться. Слишком он эмоционально реагирует.
        - Они были через две улицы от вас, - всё же дал ответ Глыба. - Это около пятидесяти метров. Сидели в фургоне. Двое спереди, сколько внутри - неизвестно. Как начался замес, так уехали. Почти сразу это произошло, мы их только мельком и увидели.
        - Значит, первая точка отсчёта - пятьдесят метров, - кивнул своим мыслям Кошмар и, заметив мой взгляд, пояснил: - У всех способностей ограниченный радиус действия. У рядовых повелителей он редко когда выше сотни метров.
        Это я и так знал, но пусть думают, что мне известно куда меньше. Также я догадался, что та троица выскочила из дуэли, когда машина удалилась от меня. Глыба смотрел нечитаемым взглядом, но я уверен, для себя отметил, что моя способность действует дальше пятидесяти метров.
        - Получается, у тебя два таланта, - произнёс Кошмар, разглядывая меня. - Но у одного есть очевидная слабость. Те, кто попал в это твоё пространство, беззащитны в реальности.
        - И, если до них добраться, можно сделать очень больно, - добавил Глыба, при этом сверля меня взглядом.
        Ему осталось прямо заявить, что он хочет со мной разобраться. Хотя куда прямее. Единственное, что осталось непонятным, - это когда случится драка и на каких условиях. Я надеялся при нападении воспользоваться ситуацией, но вместо этого засветил способности и то, как они работают. Серьезный промах.
        Кошмар сказал про слабость, но не добавил, что моё тело тоже беззащитно в этот момент. Тактично умолчал. Так-то они оба взяли это на заметку.
        - Курт, что можешь рассказать о своих противниках? - спросил Кошмар.
        Повисшее напряжение после вопроса чуть спало. Прямо сейчас драки не будет, почувствовал я.
        Насколько мне быть откровенным? Подумав, не увидел причин молчать. Лучше рассказать всё, что знаю. Пока не время усугублять.
        - Один из них точно умеет видеть других повелителей.
        - Как ты, - кивнул Кошмар. - Плохо. Это сильный козырь.
        «Поэтому вы за меня и держитесь», - подумалось мне.
        - Он мне не показался сильным бойцом. Тупил, пятился, никак не атаковал. Защищается хорошо.
        - Не получилось его силу по-быстрому забрать, да? - хмыкнул Глыба.
        Стояли мы в подъезде, на лестничной площадке. Замечу, что в довольно узком подъезде. Разукрашенном граффити, с облупленной краской и запахом мочи. Когда зашли сюда, мне интересно стало, есть ли в Низинах места, где никто не ссыт? Или это визитная карточка местных жителей?
        В общем, лестничный пролёт был узким. Кошмар, проявляя завидный пофигизм, сел на ступеньки, что выше. Глыба же стоял на нижних, ну а я, получается, посередине. Сделали они это специально. Кошмар первым пошёл, за собой позвал. Глыба замыкал.
        Сегодня тот день, когда я туплю раз за разом. Сейчас подставился. Тогда, на крыше, допустил то, что Соня в заложниках оказалась. Пора пересмотреть взгляд на свои интеллектуальные способности. Сейчас не школьных гопников нужно гонять. Всё куда серьезнее.
        - У тебя тоже не получилось до них добраться, - осадил Кошмар здоровяка. С таким же успехом он мог бы попытаться пробить кирпичную стену кулаком. - Что ещё заметил, Курт?
        - Один из них мог перемещаться в чужой разум. Так они и наблюдали за нами. Твой подручный атаковал меня.
        - Да, я тоже заметил. Пожадничали они. Как думаешь, это может быть один и тот же человек? Кто видит повелителей и в разум залезает.
        - Нет, - уверенно сказал я. - Разные они. Этот второй трусоватее. Он, когда понял, что спалился и попался, убегать сразу стал. А вот третий наоборот. Атаковал и вёл себя жестко.
        - Наблюдатель, разведчик и атакующий, - перечислил Глыба. - Ещё тот, кто управлял собаками и затравил Смешинку.
        - Что с ней, кстати? - спросил я.
        Сюда мы зашли сразу после происшествия. На улице какое-то безумие творилось. Ну, точнее, в момент драки оно творилось. Школота разбежалась после выстрелов. Сейчас тихо, скорпионы контролируют территорию вокруг нас, никто не подойдёт.
        - Тебя это сильно волнует? - спросил Глыба.
        - Жива. Покусана. Сейчас её перебинтовывают, - ответил Кошмар. - Базовые моменты мы прояснили. Предлагаю двигать отсюда.
        - Нет, - ответил я.
        - Что значит нет? - Глыба расправил плечи и сразу как-то больше стал.
        - Нет, это значит, вы оба идете лесом, пока не отпустите мою девушку. Я вам не доверяю. Тем более не доверяю Итану, который присматривает за ней. Он сам по себе может привлечь внимание, учитывая, что есть те, кто способен видеть таких, как мы.
        - А ты не думал, что я могу забрать твою силу и сам научиться видеть? - Глыба подался вперед.
        - Так что же этого раньше не сделал?
        Между нами всего ничего расстояния. Но у меня оставался один трюк, рискованный, но способный принести победу. Когда человек оказывается в моём пространстве, его тело, как узнали эти двое, остаётся беззащитным. Только вот при должном умении им можно управлять. Эта парочка пусть думает что угодно, но, если они оба сейчас нападут, я обоих затяну в дуэль, а сам отдам команду телу достать пистолет и открыть стрельбу.
        Короткая дистанция не только против меня работает. Против них тоже.
        - Курт… - протянул Кошмар, но ничего больше не сказал.
        Я расслабился, опустил руку и расфокусировал взгляд. Так, сразу их двоих вижу. Ну, давайте же. Мне нужен лишь повод, чтобы разрешить эту ситуацию.
        Молчание длилось долго. Я почувствовал, что эти двое мысленно общаются между собой. Ещё один фактор, который нужно учитывать в будущем.
        Так что, рискнете разрешить наш вопрос прямо сейчас?!
        ***
        Не рискнули.
        - Он прав, - произнёс Кошмар. - Если мы хотим доверять друг другу, то не должны пользоваться такими методами.
        Ложь от и до, но та ложь, что была мне сейчас на руку.
        - И что дальше? - с презрением спросил Глыба. - Ты получишь свою девчонку, и? Будешь гулять с ней за ручку, пока город разносят? На, - достал он мобильный, - почитай.
        Отказываться я не стал и взял телефон. Открыт был чат с Итаном. Он так и был записан. Глыба почти ничего не писал. Зато его напарник частил. Не теряя бдительности, пролистал сообщения. Это были сводки того, что происходит в городе. Всех рабочих в порту заперли там. Без еды и удобств. Волнения уже начались и скоро должны были вылиться в беспорядки. Заводы позакрывали, и сейчас толпа рабочих возвращалась по домам, чтобы узнать новости. Напуганные школьники разбежались по Низинам. Они доберутся домой, если повезет, расскажут о случившемся родителям. Продовольствие в магазинах уже закончилось. Зафиксированы случаи разграбления. Итан и фото посылал, так что это не было пустыми словами. Разбитые витрины, где-то начался пожар. Ещё, с его слов, банды активизировались. В городе ведь не только скорпионы есть. Они в центре обитают. А дальше, в других кварталах, свои группировки.
        - Ознакомился? - спросил Глыба, протягивая руку за телефоном и забирая его. - Ты, детёныш с верхних районов, не в курсе, как тут дела обстоят и что такое игры. То, что сейчас произошло, - это стремительная атака с целью по-быстрому сорвать куш. Не получилось. Ни у них, ни у нас. Дальше обстановка обострится ещё сильнее и даже повелителям на улице станет опасно находиться. Как же ты собираешься драться, когда девчонка будет рядом?
        Вопрос дельный. Если бы не одно но. Альтернатива - Соня остаётся в заложниках, а этого я допустить не могу. Лучше принять всю ответственность на себя, чем довериться чужому, явно враждебно настроенному человеку.
        - Ну давай. Скажи ещё, что Итан будет её защищать до последнего вздоха, - не только Глыба умел говорить с презрением. У меня тоже неплохо получалось.
        - Хорошо, - внезапно согласился он, не став спорить. - Скоро Итан привезет её сюда.
        Он быстро набрал сообщение и показал мне. Без обмана. Итану и правда было сказано везти девушку сюда.
        - Доволен? - спросил Кошмар. - Мы пошли тебе навстречу. Теперь и ты сделай то же самое. Противник силен, надеюсь, ты в этом убедился.
        Снова речи про команду и выживание. Тошнило уже от них. Что там дальше Кошмар скажет на эту тему, мы так и не узнали. Он резко замолчал и посмотрел куда-то в стену. Со стороны улицы послышался шум.
        ***
        Чуть ранее.
        Если бы Злой испытывал потребность в пище, он бы обязательно создал себе попкорн, чтобы насладиться тем, в какую передрягу попал Курт. Ситуация вышла неожиданной для всех. Для самого Курта, для Кошмара и для троицы неизвестных. Ну а уж скорпиону, что попал под замес, так и вовсе досталось.
        Но главное… Главное было то, что никто не заметил Злого. И так слишком много участников. А уж когда Курт стал играться с пространством, путая всех, скрываться стало в десять раз проще.
        Злой пришёл неслучайно. Он искал возможность. Пока доминирующая часть личности из-за своих слабостей, привязанностей и внутренних конфликтов совершала одну ошибку за другой, Злой планировал набраться сил и исправить это. Вскоре ему представился шанс.
        Один из противников оказался трусоват. Из него так и вылетал страх, да желание побыстрее смыться. Не дошло до него, куда он угодил. Переместившись к нему, Злой на пару секунд накрыл парня темнотой. Тот снова не понял, что произошло, и что в его разум проскользнула чужая тень.
        Оставалось подождать.
        Благо это не затянулось надолго. Вскоре дуэль была разорвана, связь разумов распалась… Ну, почти. Этот трусоватый тип в реальность так и не выпал. Злой, как часть личности Курта, обладал и схожими навыками, поэтому создал свою, локальную дуэль, но уже в чужом разуме.
        - Привет-привет, - сказал он типу, который оказался повисшим в пустоте.
        - Что происходит?! - закричал он.
        - Поговорить с тобой хочу.
        - Иди в зад! - крикнул парень и создал под ногами пол, на который и приземлился.
        К сожалению, это был тот самый тип, с которым Курт столкнулся в ресторане. Тот тип, который уже имел опыт дуэли, поэтому, пусть он и боялся, но не растерялся. Да и страх - он ведь разный бывает. Конкретно этот тип боялся того, что его раскроют. Он хотел разорвать дистанцию, чтобы оказаться в безопасности и уже оттуда атаковать.
        Злой появился перед ним в виде чудовища и схватил за руку, открывая кусок. Даррен Купер закричал и принялся отбиваться. До него не дошло, что он находится уже в своём разуме, а значит, правила здесь немного другие. Злой действовал методично и расчётливо. Находил слабые места, удивлял, шокировал и откусывал силу кусок за куском. Он действовал как вирус. Силу отбирал не жестко, а скорее присасывался к ней, делался её частью и тем самым постепенно захватывал разум Даррен…
        Через несколько минут Даррен очнулся. Открыл резко глаза, сделал мощный вдох.
        - Пришёл в себя, наконец-то, - холодно сказал Извлекающий.
        - Идиоты! - выругался Даррен.
        Даррен, чей разум сейчас контролировал Злой. Никто его ругань всерьез не воспринял.
        - Мы где? Куда едем? И что произошло?! - выпалил Даррен, изображая нервозность и эмоции.
        - Тише, - попросил Око, что мучился от головной боли. - Нас обнаружили. Мы уходим.
        - Уходим - это драпаем? - всё ещё на эмоциях спросил Даррен. - Нужно добить противника! Иначе на нас откроют охоту!
        Око отвёл взгляд, а Извлекающий хмыкнул.
        - Думал, ты захочешь сбежать, - сказал он.
        - Трусом меня хочешь назвать?! - моментально взъелся Даррен. - Не путай трусость и осторожность! Они наверняка догадались про Око! А раз так, то откроют охоту на него! Это их территория, быстро нас найдут! Эй! - постучал он по перегородке. - За нами едут?
        - Скорпионы держатся на расстоянии, - ответил Собачник, который и вёл машину.
        Рядом с ним сидел Связующий. По уму, ему надо было в фургоне сидеть, но он наотрез отказался, заявив, что ему нужен хороший обзор.
        Чем больше Злой находился в разуме Даррена и общался с этими повелителями, тем больше памяти осознавал. Ценная информация о противнике.
        - Надо с ними разобраться, - потребовал Даррен, имея в виду преследователей.
        Это поведение вписывалось в то, что узнал Злой. Истеричный параноик, агрессивный и самоуверенный, когда уверен, что в безопасности.
        - Так разберись, - предложил Извлекающий.
        - Ты у нас главная дубина, - ощерился Даррен.
        Настоящий Даррен мог бы разобраться с обычными людьми. Но Злому этот трюк было бы сложно провернуть. Все силы уходили на то, чтобы контролировать чужой разум. На самом деле это был не совсем контроль. Просто Даррен сейчас бегал внутри дуэли и сражался с воображаемыми противниками.
        Извлекающий спорить не стал, прикрыл глаза, и вскоре послышался звук удара металла о металл.
        - Погоня отстала, - сообщил Собачник. - Куда дальше?
        - Возвращаемся, - уверенно сказал Даррен. - Они ждут, что мы будем убегать. Если по уму всё сделать, это шанс напасть внезапно. Теперь, когда знаем об их способностях…
        Договаривать он не стал. И так было понятно, что к чему.
        - Надо машину сменить, - предложил Собачник.
        Возражений не последовало. Все они приехали сюда ради охоты, и, если представился шанс добить противника, им захотели воспользоваться.
        ***
        Шум, что отвлек нас от разговора, состоял из встревоженных криков, визга покрышек и последующего столкновения. Кто-то закричал от боли, раздались выстрелы.
        - Они вернулись, - удивленно сказал Кошмар, его брови взлетели вверх. Страха на его лице я не заметил, так, небольшую растерянность.
        - Решили добить, пока не очухались, - прокомментировал Глыба, развернулся и пошёл вниз. - Сами напросились.
        - Я на крышу.
        Не слушая возражений, я обогнул Кошмара и побежал наверх. На ту же самую крышу, на которой уже вёл бой. Только на этот раз я не собирался допускать, чтобы кто-то ко мне подкрался.
        - Прикрывай! - крикнул Кошмар, когда я проскочил лестничный пролёт.
        Разумеется. Прикрою и ещё как.
        Пока залез наверх, пока добрался до края и лег, чтобы в меня случайной пулей не попали, внизу какое-то безумие воцарилось.
        Улица, на которой происходило действо, прилегала к школе. Те повелители, пересев с фургона на грузовик, зачем-то протаранили скорпионов и врезались в столб. Человека три они точно задавили. Ещё парочку натравили друг на друга. Остальные скорпионы разбежались по укрытиям, кто куда. Я видел, что они переговариваются по рации и вызывают подмогу. Пройдет несколько минут, и этот участок будет перекрыт.
        Я совершенно не понимал, что происходит. Как будто наши противники решили напасть, но в последний момент не справились с управлением и тупо врезались.
        Застал момент, когда Глыба добрался до водителя. Тот, видимо, пострадал больше других. Остальные успели выбежать и скрыться в здании напротив нас. Были среди них и стрелки. До сих пор непонятно, на что они рассчитывают. На хитрое наступление это не похоже. Я неплохо знал окружающую нас территорию и был уверен, что так легко сбежать они не смогут.
        Тем временем Глыба буквально оторвал покореженную дверь грузовика. Схватил водителя и вытащил наружу. Откуда ни возьмись появилась собака, обогнула пару скорпионов и напала на здоровяка. В прыжке вцепилась ему в руку и повисла. Глыба на неё посмотрел, будто его комар укусил.
        Я же в этот момент атаковал его жертву, включив дуэль.
        Был риск, что опять несколько противников затащит, но нет, на этот раз повезло. Кошмар и Глыба не знали, что я могу ускорять время в этом пространстве. Не сильно, но раза в два точно. Это было моим преимуществом. Ну и чего уж. Я тупо не хотел отдавать добычу этому уроду, и почему бы, раз представилась возможность, не обойти его?
        Чужой разум мы атаковали одновременно. Водитель и так пострадал из-за аварии. Так Глыба его ещё об грузовик приложил, когда вытаскивал. Этот парень оказался напротив меня, и я нанёс свой удар, целясь сразу в разум. Прессинг же здоровяка выглядел как медленно опускающиеся сверху гигантские руки. Так ускорение проявлялось. В этом пространстве мы двое двигались с обычной скоростью, а Глыба был замедлен.
        Быстро стало понятно, что одному справиться будет тяжело. Это точно не рядовой повелитель. Кто-то опытный и сильный. Он заметил мою атаку и начал парировать её. Внешне это выглядело как кулачный бой, но этот парень, а он был довольно молод, сразу просек, что давление идёт на другом уровне.
        Если бы бой проходил как обычно, неизвестно, насколько бы это затянулось. Но тут на него опустилась ладонь Глыбы. Это был лишь первый удар из серии, но и его хватило, чтобы противник обмяк и замедлился. То есть он замедлился относительно меня, в этом ускоренном пространстве. Чем подарил мне преимущество. Забирание чужой силы чем-то походило на перетягивание каната. Привязанного к разуму и дополнительно удерживаемого, если хозяин сопротивляется. Но когда он замедлился… Я сразу вонзился в несколько точек и дернул на себя. Противник реагировал с опозданием, не успевая отбивать мои атаки. Когда Глыба нанёс второй удар, его сопротивление ослабло на порядок. Можно сказать, что оно прекратилось и передо мной открылась прямая дорога.
        Вцепившись в сгусток силы, я разорвал его на две части и дернул на себя. Удалось ухватить где-то две трети, на этом я и остановился. Пусть Глыба запутается, отвлечется и, возможно, не поймет, что произошло.
        Разорвав дуэль, я снова оказался на крыше, чувствуя, как в голове разливается холодок и разбегается дальше по нервной системе. Хороший кусок удалось ухватить. Даже по меркам того, что я до этого успел поймать. За время моего отсутствия особо ничего не изменилось. Прошло секунды две-три. Оставшиеся четыре повелителя по-прежнему находились в здании напротив, скорпионы не давали им выйти. Кошмар скрылся из виду, и я не знал, где он находится и что задумал.
        Собака прекратила терзать Глыбу. Он отвлекся и отбросил её в сторону. Псина залаяла и сбежала. Кажется, с тем, кто управлял животными, покончено.
        - Курт! - прозвучал в рации требовательный голос Кошмара., - Можешь их достать?!
        - Нет, - ответил я. - Нужна прямая видимость.
        Это было не совсем так. Я мог настроиться на тех, кто в здании. Достаточно уловить колебания разума, чтобы атаковать. Но зачем об этом рассказывать?
        Внезапно один из скорпионов принялся палить по своим. Это был человек Глыбы. Пока бандиты сориентировались, он успел завалить троих. Сам тоже пулю словил. Итого минус четыре человека. Ещё троих сбило грузовиком. Из двадцати человек осталось тринадцать, включая Глыбу и Кошмара.
        Здоровяк пока активных действий не предпринимал. Замер напротив водителя-собачника и тормозил. Кошмар же на месте не сидел. Я по-прежнему его не видел, но чувствовал, что по зданию разливается эмоциональная волна. Это ведь жилой дом. Где хватает жильцов. Они-то и стали способом добраться до противника. В доме послышалась стрельба, крики. Под этот шум внутрь забежали скорпионы. Те, что из отряда Кошмара.
        Я прикидывал расклады и что делать в этой ситуации. Пока заварушка в доме, то почти и нечего. Если только попробовать атаковать дистанционно, но тогда выдам себя и то, что обманул. Что выгоднее, раскрыться и попытаться захватить чужую силы или сохранить козыри? Ситуация разрешилась за меня сама.
        Четверо повелителей выбежали на крышу. Выбрались на неё один за другим. Первым был тот тип, что умеет вселяться в чужой разум, и я был готов поклясться, что он меня увидел и помахал приветственно рукой.
        Атаковал я вовсе не его. Другого парня, в очках, худого и щуплого, в пуховике. Здесь он выглядел несколько иначе, чем в режиме дуэли, но я сразу его узнал - это тот, кто умеет видеть других повелителей.
        - Опять ты! - встревоженно прокричал он, когда мы оказались одни на выдуманной крыше.
        Я время на разговоры тратить не стал и тут же принялся давить на разум. Как и в прошлый раз, он неплохо защищался. Вроде чувствую его силу, но неизменно упираюсь в скользкую пленку, что не дает добраться до главного. Сам он не бил в ответ и принялся бегать от меня.
        ***
        В то же время.
        - Он снова схватил его! - закричал Даррен, который первым заметил, что взгляд Око помутнел. - Закинь меня к нему! - потребовал он у Связующего. - И прикрывайте мой зад!
        - Чего это ты пойдешь? - возмутился Извлекающий, но слова потонули в шуме.
        Залезал он последним, и крики жильцов заглушили его голос. Связующий, напуганный в этот момент и не понимающий, почему их план пошёл к черту, сделал то, что потребовали.
        Закинул Злого в дуэль к Курту.
        ***
        - Да отвали ты от меня! - кричал парень в очках.
        - Сдавайся, и я сохраню тебе жизнь, - продолжал я искать его слабые места.
        Так наш поединок и проходил. В тот единственный раз, когда он попытался атаковать, я почти выдрал из него кусок силы. Больше он таких ошибок не делал. Единственное, что ему оставалось, - это защищаться и ждать, что кто-то ему поможет.
        Признав, что грубое давление против него не сработает, я стал бить тоньше. Давил на эмоции, путал мысли, залезал в память. Прозвище у этого парня говорящее. Око. Казалось бы, получил он его за способность, но нет, за очки.
        - Так я тебе и поверил! - он попытался сбежать, но я возник у него на пути, как и десяток раз до этого. В то же время усилил его желание поверить в мои слова.
        - Зачем мне твоя жизнь? - продолжал я его обрабатывать словесно. - Нужна только сила. Ничего личного. Лишь выживание.
        - Как будто я выживу, если перестану быть полезным!
        Парень оказался робкого десятка. Потел, суетился, плохо просчитывал шаги. Я бы, может, и позлорадствовал, если бы не помнил, что и сам регулярно ошибался.
        Ещё бы немного - и я бы его дожал. Наверное. Мало ли что могло произойти. Но одна из вероятностей всё же сработала. Наш поединок длился около трёх минут внутреннего времени, когда появились ещё два участника. Первый меня не особо удивил. Тот самый парень, что умел влезать в чужой разум и захватывать тело.
        Вторым же оказался… Злой.
        Глава 24. Воссоединение
        Злой выглядел довольным, будто он древний мифический герой, что явился в решающий момент битвы. Он отвесил пинка второму парню, и тот отлетел в сторону. Выглядя при этом потрепанным и каким-то контуженным.
        - Чего тормозишь? - спросил Злой меня.
        Его появление в первые секунды ошарашило, а потом пазл сложился. В прошлом бою он смог внедриться в чужой разум. Возможно, поспособствовал странному поведению вражеской команды. А теперь вернулся.
        Появление сильного союзника должно радовать, но почему-то я напрягся и приготовился с ним драться. Ну не выглядел Злой как друг. Пусть он и является моей частью, но слишком уж своевольной, себе на уме, и что-то я не уверен, что его цели пойдут мне во благо.
        Злой всё понял по моему взгляду. Усмехнулся презрительно, замахнулся рукой, на его пальцах выступили когти, и он ударил в затылок тому, кого привёл, молниеносно оказавшись у него за спиной. Силу хочет забрать. Сталь сильнее, а значит, ещё автономнее. Нельзя было этого допустить.
        Без промедления, ещё когда он начал выпускать когти, я направился к нему. Когда Злой ударил в затылок, я уже метил в грудь, таким же образом, как и он. Когти здесь служили фокусировкой силы для пробития естественной защиты.
        - Дурак! - рассмеялся Злой и отпрыгнул в сторону.
        Сам дурак. Моя иллюзия рассеялась, а я врезал в спину Злому, перехватывая ту силу, что он набрал.
        Хорошую уловку он придумал. Захватил чужой разум, похитил большую часть силы и оставил небольшой кусок как приманку. То ли хотел, чтобы я раскрылся, то ли конфликт пытался обострить. Но вышло то, что вышло. Может, я бы так и не догадался, что происходит, но бой с Оком настроил на нужный лад. Когда внимательно смотришь на происходящее, вглядываешься в саму суть и придумываешь обманные ходы, чтобы запутать противника.
        Я такого раньше не делал, и если Злой отсутствовал в этот момент, он не мог знать, что здесь происходило.
        Он отпрыгнул от меня, разорвал контакт и не позволил забрать всё. Что-то странное с ним произошло в этот момент. Сила внутри него была не такая, как у обычных повелителей. Там она ощущалась естественной частью разума и сопротивлялась, когда её пытались извлечь. Здесь же… Ничего её не удерживало.
        Может, потому что силу я у самого себя забирал.
        - Что за коварство, - сплюнул Злой.
        Как-то он быстро случившееся принял. Задумал что?
        - Приятно смотреть, - продолжил он говорить. - Ну, пока мы одно целое, я не против. Добьешь извращенца? Раз мне не дал.
        От извращенца осталось не так много. Что бы Злой с ним ни сделал, сюда он его доставил уже «пожеванным». Мне не составило труда забрать последние капли силы. После чего этот парень вывалился из дуэли.
        Мы остались втроем. Я, Злой и Око, что внимательно за нами наблюдал, но никаких шагов не предпринял.
        - Это же твоя тень? - сказал он, когда мы посмотрели на него.
        - Я его лучшая часть, - ответил Злой. - Что, разделаем очкарика? Его сила нам не помешает.
        - А ты в курсе, что тени опасны? - спросил Око, глядя на меня. - Он хочет захватить твоё тело, стать главным.
        - Не говори очевидных вещей, - недовольно процедил Злой, бросив на меня взгляд. - Но понятно, к чему клонишь. Хочешь нас поссорить, чтобы мы подрались. Как тебе идея, Курт? Решай быстрее. Мне не нравится, что… - он замялся и изменил то, что хотел сказать: - Наше тело под угрозой, одно, без защиты.
        - Разберемся с ним, - сказал я Злому.
        Задачка решалась математически. Око - точно враг. Злой - враг специфический, с которым лучше разбирать не здесь и не сейчас.
        - Это мне по душе, - ощерился Злой и первым бросился в атаку.
        ***
        Око мы растерзали. Напали с двух сторон, и его защита долго не продержалась. Злой не стал пытаться забрать часть силы. Смиренно отошёл в сторону, а перед тем как вышел из дуэли, слился со мной.
        Это было слишком легко, чтобы я расслабился и не почувствовал подвоха.
        Но об этом можно было подумать и позже. Сейчас же я снова оказался на крыше, проморгался и ощутил, как где-то внутри перемешиваются части меня. Хорошо это или плохо, время покажет. Я пока ещё ни разу столько силы за короткое время не поглощал. Два с половиной объёма, если брать собачника за стандарт. Эти трое оказались плюс-минус равны.
        На соседней крыше драка пока не закончилась. Сколько я отсутствовал? Минуту? Две? Около того. Глыба успел разобраться с собачником и куда-то исчез. Кошмара тоже не видно. Часть скорпионов обнаружилась в здании напротив. Там же, где и была. Засели между этажами, и я не видел, что они там делают. Ждут или штурмовать готовятся.
        Изначально противников пятеро было. Трое выбыли. Осталось двое. Один стоял возле выхода на крышу, с пистолетом в руке. Второй метался от одного края к другому, то ли отслеживая скорпионов, то ли выискивая место для побега. Расстояние между крышами не такое уж большое. Метров пять-шесть. Если разбежаться, можно допрыгнуть до стены. Не крыши, а именно стены. Но в том-то и дело, что оба соседних дома на прилегающих сторонах не имели окон или балконов. Голые, кирпичные стены.
        Эти ребята в западне. Моя способность подходила для того, чтобы разобраться с ними дистанционно, но я этого не собирался делать. Наоборот, отполз в сторону и двинулся к выходу с крыши.
        Пока двигался, завибрировал телефон в кармане. Чертыхнувшись, достал трубку и увидел, что Соня набирает.
        - Курт! - прокричала она, когда я ответил. - Наконец-то! Ты куда пропал? Я этого придурка вырубила! Он меня куда-то везти собирался! Не знаю, где отца оставил! В голове каша какая-то, я помню и не помню, что происходило!
        - Соня, - перебил я поток слов, когда она сделала вдох, чтобы перевести дыхание. - Я возле школы, но здесь опасно. Езжай куда-нибудь в центр, попробую до тебя добраться, там и с отцом вопрос решим. Где тот, кого ты вырубила?
        - Я его из машины вытолкнула, не знаю, где он сейчас.
        - Хорошо. Будь аккуратнее. Я позвоню.
        Значит, тренировки дали о себе знать, и Соня смогла освободиться. В тот момент я был так напряжен от всего происходящего, что не испытал по этому поводу эмоций. Надо добраться до девушки, тогда и выдохну.
        Правильно, что не расслабился.
        Чтобы попасть на крышу, надо было пройти через подъезд, подняться наверх и выбраться через будку. Замков никаких не было. Сама дверь… Скорее это металлическая створка, ржавая, открывающаяся со скрипом. Стоило мне подойти, как она распахнулась, чуть не отбив мне руку, которой я тянулся к ней.
        Бдительности я не терял и прощупывал обстановку впереди, но поджидающего там Глыбу обнаружить не смог.
        Несмотря на размеры, он метнулся ко мне настолько близко, что я едва различил это движение. Осознал произошедшее постфактум. Как оказался у него в захвате. Он действовал продуманно, меня закрутило, и картинка стабилизировалась, когда я повис над улицей.
        - Давай, примени свою силу, - предложил мне Глыба. - Посмотрим, удержит ли моя рука тебя тогда.
        Держал он меня за грудки. Я повис на собственной куртке и кофте, которую он схватил. Болтал ногами, не чувствуя опоры. Силы в Глыбе было столько, что он легко меня держал, и не видно, что ему это доставляет трудности.
        - Это же ты пришёл отомстить за сестру? Думал, я не узнаю об этом? - злорадствовал Глыба. - Так давай. Мсти.
        Выглядел он как настоящий демон.
        Пока он болтал, а я болтался, рука дотянулась до пистолета. Глыба это заметил и качнул меня, но… Но я направил ствол ему в пах.
        Что-то он такое разглядел в моих глазах.
        Разжав пальцы, отпустил меня. За секунду до этого я выстрелил, ещё раз и ещё. Пули врезались в Глыбу, он начал сгибаться от боли. Время растянулось, и я, хватаясь за удаляющуюся руку, успел разглядеть, как проступает боль на его лице.
        О, это было сладкое зрелище. За такое и умереть не жалко.
        Схватиться нормально я не успел. Хватался левой рукой, нерабочей. Пальцы зацепились за край крыши и сразу же соскользнули. Единственное, чего я добился, - это того, что меня качнуло к стене. Пистолет я сразу отпустил и попытался ухватиться, но снова не преуспел.
        Сердце ухнуло вниз, я следом за ним, и наш полёт закончился на пожарной лестнице.
        Позже я обдумал тот момент и пришёл к выводу, что Глыба собирался шантажировать меня. Потребовать отдать набранную силу. Физическая угроза и то, что Соня в заложниках, были его аргументами. Но он не хотел меня убивать. Нерациональное растрачивание ресурса. Поэтому и выбрал такое место, где даже упади я, были бы шансы выжить.
        Но об этом я подумал позже, когда пришёл в себя. А в тот момент рефлекторно зацепился за пожарную лестницу, мою руку дернуло. Мир закружился и резко остановился, когда я впечатался во что-то твёрдое. В глазах поплыло, я с трудом различил, что передо мной. Не знаю почему, но я соскочил вниз и пролетел ещё один пролёт, от удара на время потеряв сознание.
        Очнулся, когда меня пытались поднять.
        Я увидел Соню, её испуганное лицо. Девушка что-то кричала, но я не слышал. Плохо тогда соображал. Единственное, что дошло, - надо переставлять ноги. Соня дотащила меня до машины, а дальше снова провал.
        ***
        В сознание я приходил медленно. Не резко, не будто вынырнул на поверхность, а медленно. Я бы сказал, что по капле ощущал всю ту боль, что гуляла по телу, и только после этого, когда мозг убедился, что хозяин в полной мере осознаёт проблему, позволил и остальным системам включиться.
        Приоткрыв глаза, увидел, что сижу в машине и мы куда-то едем. То прибавляем ходу, то убавляем, петляем и постоянно кого-то объезжаем.
        Вслед за зрением включились и звуки. Мотор урчал, машина скрипела на поворотах, за окнами шумел ветер. Были слышны крики и выстрелы где-то вдали.
        А ещё сопение. Сосредоточенное, задорное, решительное сопение. Скосив глаза, заметил Соню.
        Несколько секунд осмысливал этот факт, пытаясь разобрать, что она там бормочет себе под нос.
        - Куда ехать, куда ехать… Куда прешь! С дороги, идиоты!
        - Соня… - позвал я.
        Соня взвизгнула и… Сбила человека.
        Не совсем сбила, конечно. Он сам выскочил на дорогу, прямо под колёса, ну и попал на капот. Лобовое стекло треснуло, а пострадавший, вскочив, бросился убегать, прихрамывая.
        Соня же дала по газам, и мы быстро покинуло это место. Единственное, что я успел увидеть, - это группу мелких пацанов, что гналась за сбитым.
        - Ты живой?! - воскликнула девушка.
        - Вроде да.
        Пошевелил руками, ногами, пальцами. Работают. Где-то покалывает, где-то ноет, а где-то откровенно полыхает от боли, но ничего такого, с чем нельзя жить. Наверное. Я не удивлюсь, если ребра сломаны или что-то похожее случилось.
        - Как ты меня нашла?
        - Ты сказал, что возле школы. Ну, я и…
        - Поехала в безопасное место?
        - Так и было сначала. - Соня выкрутила руль и выскочила на встречку, объезжая толпу людей. - Но посмотри, что творится. Безопасных мест нет.
        Я и сам видел, что на улицах творится что-то безумное. Люди собирались в группы, виднелись разбитые витрины магазинов, а в нескольких местах над домами поднимался дым.
        Не хватало ещё массового пожара. Уверен, никто тушить не приедет.
        - Поэтому я и поехала к тебе. Если везде опасно, то… - Соня не договорила, но я и так понял. - Потом увидела, как ты с крыши падаешь. Зачем ты вообще это сделал?! - прокричала она, давая волю эмоциям. - Дурак!
        - Я же не специально.
        - Не специально! Рядом ещё и перестрелка шла! Черте что в городе творится.
        По мере того как Соня говорила, меня в одном месте отпускало, а в другом, наоборот, накрывало. Девушка рядом. Одна задача выполнена. Можно выдохнуть, а потом обратно вдохнуть. Потому что игры только начались, и не думаю, что они закончатся к утру. Нужно найти безопасное место, а ещё отца Сони.
        - Куда мы едем? - спросил я.
        - В то место, где я выкинула того придурка. Или не надо?
        - Нет, нормально. Езжай. Долго нам?
        - Минуты две по такой дороге. Я была рядом, когда звонила, но, когда удирала от школы, в другую сторону поехала.
        - Тогда мне надо подготовиться.
        - Блин…
        Со стороны Сони полыхнуло беспокойством. Она волновалась за всё. И за меня, и за отца, и за то, что будет дальше. О последнем девушка старательно не думала, но мысли нет-нет да и прорывались наружу.
        ***
        Кошмар смотрел на то, как Глыба, облокотившись о стену, истекает кровью.
        - Не буду спрашивать, зачем ты на него полез, - сказал он. - Сам виноват. Где он хотя бы? Ты его убил?
        - Упал с крыши, - ответил Глыба, морщась.
        - Мертв или?
        - Мне было как-то не до того, чтобы проверять, - в голосе здоровяка прозвучало раздражение.
        Кошмар промолчал. Из пятерки противников победить удалось четверых. Троих на себя взяли Курт и Глыба. Четвертого - сам Кошмар. Пятый умудрился скрыться неизвестным образом. Просто взял и исчез с крыши. Ни скорпионы, ни кто другой этого не заметил. Как и Глыба, который в этот момент спускался вниз, истекая кровью.
        - Он забрал половину силы собачника, - рассказал Глыба.
        Кошмар прищурился. Половину от этого и ещё две от других. Тот, кого они собирались использовать, обошёл их.
        Глыба прикрыл глаза. Дышал он тяжело, а крови под ним набежала целая лужа. Кошмар не знал, можно ли ему помочь. Да и не собирался этого узнавать.
        - Что ж… - сказал он сам себе. - Это всё равно случилось бы рано или поздно.
        Тела кольнула слабость. Глыба услышал и понял, что сейчас произойдет.
        Кошмара это не остановило.
        ***
        Когда часы показывали начало шестого, в Низинах вырубили свет. Разом, на всех улицах. Погасли фонари, свет в окнах, редкие вывески. Ночь ещё не наступила, но и солнце уже клонилось к закату. Пройдет час, максимум два - и наступит кромешная тьма.
        Итана мы так и не нашли. Доехали до места, где Соня с ним «рассталась», но я никого не смог засечь. Зато нас заметила толпа агрессивно настроенных людей, и мы поспешили свалить. Зашли с другой стороны. Я выудил из памяти Сони, где именно её держали. Да и без этого можно было догадаться. Место находилось недалеко от её дома. Итан не особо заморачивался, когда перехватывал дочь с отцом.
        В итоге нашли его. Через улицу от дома Сони. Пока её увозили, пока она ехала до меня, пока возвращались, прошло не больше часа. Отца оставили под присмотром всего одного скорпиона. Погрузив мужчину в сон. Несильно Итан заморачивался.
        - Соня? - удивленно спросил он, когда мы его растолкали.
        Скорпиона я отправил в далекое путешествие. Велел идти куда-нибудь подальше. Его судьба меня не сильно интересовала.
        - Пап, тебя вырубили. В Низинах опять беспорядки начались.
        Ах да. Забыл уточнить, что разбудили мы его, после того как засунули в машину и доставили домой. Чтобы лишних вопросов не возникло. Намучались, пока тащили, но что делать-то.
        - Что? Какие беспорядки? - заозирался отец. Его взгляд сфокусировался на мне, и мужчина окончательно растерялся.
        Чтобы не нервировать его, отошёл обратно к машине и дал возможность Соне самой объясниться. Не было у меня сил вести разговор. Падение не прошло бесследно. Только вот про меня не забыли. Минут через десять вышел отец Сони, вместе с девушкой само собой, и они взялись меня обследовать.
        - Ты что, с крыши упал, парень?
        Соня нервно улыбнулась и засуетилась, то пряча руки в карманы, то доставая обратно.
        - Почти так и было, - ответил я и пригасил интерес к этой теме.
        Врачом этот мужчина не был. Но он жил в Низинах, имел большой жизненный опыт и смог определить, что я ничего важного не повредил, но отбил и, возможно, сломал несколько ребер. Так как кровью не харкаю, можно сильно не опасаться.
        Последнюю мысль я ему тоже внедрил. Не то чтобы он за меня сильно переживал. Переживала Соня. А отец поглядывал на неё и, в принципе, пытался разобраться, что происходит. Утром он ехал с дочерью в другой город, потом провал в памяти, и ситуация кардинально изменилась. Кому угодно мозги закоротит.
        Пришедшие на телефон сообщения я не сразу заметил. Одно было от Кошмара.
        - Глыба мертв. У нас нет причин враждовать. А объединиться - есть.
        Отвечать я не стал. Нечего мне ему сказать. Со скорпионами я пока не закончил, и как проявит себя Кошмар в контексте моих планов, неизвестно.
        Второе сообщение испортило настроение куда сильнее. Оно было отправлено с неизвестного номера, но я догадался, кто это мог быть.
        - Будем считать, что начал ты бодро. Ещё есть время подготовиться к следующему раунду. Ты ведь помнишь, кого должен убить в конце?
        Еретик следил за мной, и это нервировало.
        - Курт, ты как?
        Пока отец Сони отвлекся и пытался обзвонить знакомых, чтобы узнать обстановку, девушка хлопотала на кухне и заваривала чай. Спросить она хотела другое. Что за новые проблемы принесло то, что мне написали. Соня заметила, как изменилось выражение моего лица, вот и напряглась.
        - Лучше, - ответил я.
        Когда меня привели в дом, усадили на диване в общей комнате. Он был маленьким, скрипучим и с потертостями. Прямо как я, так что мы подружились на общем фоне.
        - Сколько это продлится - не знаю.
        Конечно же, я видел все те вопросы, что мелькают в голове у Сони и её отца. Непонимание, страх, подбирающаяся паника. Девушка так и вовсе находилась в околошоковом состоянии. Зрачки расширены, движения дерганые, постоянно теребит что-то. Я хотел дать ей хоть какие-то ответы, чтобы успокоить, но конкретики не было. Только небольшой план действий.
        - Надо добыть еду, - сказал я. - А ещё желательно оружие. У меня есть запас, но он в машине, у школы. Можно вернуться за тачкой.
        - Снова ехать через город? Не лучше ли отсидеться здесь? Три года назад наши дома обошли стороной, - сказала Соня.
        Почему-то я был уверен, что меня уж точно в покое не оставят. Спрячусь - найдут. Буду сидеть на одном месте - пригонят толпу.
        Поэтому добыть оружие - может оказаться вопросом жизни и смерти. Желательно пулемет, и я сейчас не шучу. Это пока ехали, я не успевал реагировать из-за боли и общего плохого состояния.
        - Только отцу не говори, - шепнула Соня, когда услышала его шаги.
        - Курт, - вошёл он к нам. - А твои родители не волнуются?
        - У меня только отец, - ответил я. - Он сейчас в отпуске.
        - Не в курсе произошедшего?
        - Надеюсь, нет.
        - Ну да, - покивал мужчина. - Зачем старика волновать. Только отпуск портить.
        Он хотел пошутить, но подумал, что это неуместно, и стушевался.
        - Так и что мы теперь будем делать? - задал он вопрос сам себе.
        Но на самом деле он ждал, что этот вопрос как-то разрешится. Он был благодарен, что я помог его дочери, и в то же время напрягался, что вообще со мной приходится общаться. Так же его напрягало то, что я у него в доме, раненый, и выгнать вроде бы надо, но нельзя. При этом продуктов нет, а, учитывая обстановку в городе, с этим могут возникнуть проблемы.
        Много чего этого мужчину беспокоило.
        - Вы остаетесь сидеть дома, - вбил я ему мысль. - Сейчас опасно выходить. Низины в хаосе. Банды лютуют, магазины грабят, я видел пожары по пути сюда. Не высовывайтесь, и, если повезет, беда пройдет мимо.
        - А ты?
        - Придумаю что-нибудь.
        - Уже придумал, - разозлился мужчина. - Ладно, можешь оставаться.
        Я никак не влиял на это его предложение. Сам предложил, чем немного удивил. Думал он о другом.
        - Папа прав. Тебе надо отдохнуть, - вмешалась Соня, что всё это время стояла в углу комнаты и молилась, чтобы разговор закончился мирно.
        - Да, отдохнуть было бы неплохо… - пробормотал я, делая вид, что устал.
        Я и правда устал. Но на самом деле, раз уж вышла передышка, надо было переварить собранную силу. Это повысит шансы на выживание.
        - Тогда отдохни. А я ещё попробую с кем-нибудь связаться, - сказал отец Сони.
        После чего пошёл к себе в комнату, доставать ружье. Это ведь Низины. Здесь без оружия опасно жить.
        Глава 25. Трагедия
        Когда погружался внутрь себя, думал в первую очередь заняться распределением накопленных сил, а во вторую - разобраться со Злым.
        Вышло наоборот. Меня затянуло в пространство, где он находился и поджидал. Это была зеленая лужайка с бескрайними просторами. Куда ни глянь - везде эта лужайка и идеальная, с салатовым отливом, трава. Злой сидел на булыжнике и поглядывал на меня с иронией.
        Если бы он смотрел с ненавистью, вызовом или ещё как-то проявлял агрессию, это было бы куда лучше. А так, демонстрируя спектр эмоций, он показывал, что не стоит на месте и развивается.
        - Ну и почему ты хочешь со мной разобраться? - спросил он.
        Ага, значит, намерение моё он почувствовал и смог перехватить меня, чтобы… А вот что именно он задумал, предстояло выяснить.
        - Потому что ты угроза, - ответил я, осматриваясь.
        - Ещё я приношу пользу. Если бы не я, ты не получил бы столько силы.
        - Ты переместился в чужой разум с риском потерять себя, если бы проиграл. Для меня бы это прошло бесследно?
        - Нет, конечно.
        Сейчас, имея возможность осмыслить то, что произошло, я понимаю, как всё было. Тень не только свалил, но и прихватил кусочек силы, что подпитывала его. Погибни он или пропади надолго, я бы потерял как силу, так и в буквальном смысле часть своей личности.
        В этом и заключалась основная проблема. Злой не обычная тень. Он именно что здоровенный кусок меня. Убить его в буквальном смысле означает убить себя. Или отрубить себе руку.
        - Но вместе мы бы могли столько всего сделать, - с жаром сказал он, встал с камня и подался вперед. - Вдвоем атаковать эффективнее и проще. Ты сам в этом убедился. А возможность захватить чужой разум? Это ведь я вернул группу к вам! Обеспечил победу! Так почему ты хочешь отказаться от этой возможности?
        - Потому что как только ты окрепнешь, то захватишь тело.
        - И что с того? Фактически, ты сам захватишь своё же тело. В чем проблема?
        На это я усмехнулся.
        Злой… Его неправильно было так и дальше называть, но имя прижилось и другое искать не хотелось. В общем, то, что он менялся, несло угрозу не только для меня, но и для него. Сейчас я это видел отчетливо. Он вкусил свободы, автономности, но при этом понимал, что заигрался, что у меня по-прежнему есть власть над ним. Иначе говоря, он испытывал страх.
        И тут меня осенило.
        Агрессия - это ведь то, что наверху. За ней скрываются совсем другие вещи. Не злость и ненависть сами по себе, а страх испытать боль, потерять что-то или кого-то, умереть, проиграть.
        Раньше я был уверен, что меня ничем не напугать. На деле это оказалось ложью самому себе. Следствием того, что я заблокировал эмоции. Подавленный страх, да и другие негативные эмоции, копились и вылились… В Злого и вылились. В того меня, который готов наброситься на любого, чтобы хоть как-то снизить то напряжение, что нарастает внутри. То, что он сейчас улыбается и выглядит «нормальным». Ну и что? Я тоже умел мастерски притворяться, обманывая не только других, но и себя.
        Это осознание подняло настроение мне и испортило его Злому.
        - Ещё увидимся, - пообещал он и исчез.
        Нырнул куда-то в глубь психики, зная, что у меня нет времени его искать. Больше не отвлекаясь, я переключился на главную задачу. Прокрутил в голове все события несколько раз. Какие способности видел, как действовали другие повелители и какие угрозы ждут меня впереди.
        Совсем недавно мне казалось, что надо поднимать защиту и атаку. Но это общие слова, защищаться и атаковать можно по-разному. Было бы неплохо улучшить дуэль, возможность ещё сильнее замедлять там время. Дистанцию своих способностей увеличить. Контроль над телом во время дуэли также было бы неплохо развить. Чтобы оно действовало автономно и реагировало на происходящее. Я ощущал, что это возможно реализовать, но не спешил. Если с рядовыми повелителями я научился дуэль использовать и побеждать, то при столкновении с Атой и Еретиком… Да ладно, хотя бы с Пауком, это никак не поможет.
        Воздействие на животных как у собачника отменяется. Так себе способность, завязанная на наличии животных рядом. Вот если бы насекомых насылать, да желательно за километр, это было бы имбовое умение, но не чувствовал я в себе задела такое создать. Возможность вламываться в чужой разум и захватывать тело куда интереснее. Какой простор открывается. Как в плане безопасности, так и любых других дел. Захватить тело бармена и расстрелять Паука, когда тот ожидать не будет. Воздействие на толпу как у Кошмара. Ослабление тела как у Глыбы. Наблюдательность и чувствительность как у Око.
        Всё это мне не подходило. Не даст козыря против главных противников.
        А что, если…
        Озарение было ярким, захватывающим дух. Это могло сработать. Определившись, чего хочу, я принялся перестраивать разум.
        ***
        Случай проверить способность представился сразу, как очнулся. Не по своей воле очнулся. Меня хлопали по щекам, приговаривая:
        - Курт! Курт! Курт!
        Хлопала Соня. Не отец же её. Сомневаюсь, что тот хлопал бы нежно, приговаривая встревоженным голосом.
        - А? - открыл я глаза.
        В голове немного гудело. Не сильно, освоение сил прошло как надо, но я бы не отказался ещё полчаса полежать, приходя в себя.
        - У нас проблемы, - зашептала Соня. - На улице собралась толпа мародеров. Вламывается в дома. Скоро и до нас дойдут. Ты можешь что-то сделать?
        На улице раздался выстрел. Соня вздрогнула и побежала к окну. Встала с краю и быстро выглянула.
        В её голове я читал, что происходит. Минут десять назад раздался первый выстрел. Тогда же отец Сони вышел наружу, чтобы проверить, что происходит. Вернулся почти сразу, увидев толпу людей, что выгоняли жильцов на улицу и грабили дома.
        Грабить здесь было нечего, но мародеров это не останавливало. Они вели себя как звери. Это я уже считал из мыслей других людей. Мне потребовалось меньше минуты, чтобы разобраться в происходящем. Всего мародеров было около пятнадцати человек. Вооружены. Действуют методично и бессмысленно жестоко. Пару человек уже застрелили. Им пытались дать отпор, так что с их стороны тоже был убитый, но это не остановило толпу.
        Почему так, тоже обнаружил. Ими управлял повелитель. Из Низин он или из другого города и что здесь вообще забыл, не определил.
        - Их контролируют, - поделился с Соней. - Зови отца и спрячьтесь где-нибудь.
        - А ты?
        - А я разберусь с проблемой.
        Всего один повелитель. Я ощущал его, но не мог точно определить, где он скрывается среди толпы. Рисковый, раз залез в самую гущу.
        Пока Соня ходила за отцом, я встал и с кряхтением потянулся. Тело затекло и болело. Ну да, ожидаемо. Двигаться я мог, а вот бегать и драться - на это рассчитывать не стоит.
        Времени на составление плана оставалось не так много. Толпа почти добралась до этого дома. Я уже слышал их крики и возмущение жильцов.
        - Они совсем рядом, - проворчал отец Сони, крепче стискивая ружье.
        Я послал ему мысль, чтобы уходили через задний двор и спрятались где-нибудь. Также приглушил мысли обо мне. Пусть лучше мужчина забудет, что у него в доме есть гость. Соня бросила на меня взгляд, но возмущаться не стала и последовала за отцом. Я же переключил внимание на толпу и…
        И это стало ошибкой. Видимо, моё внимание повелитель засек ещё в первый раз, но с местом определиться не смог. Сейчас же, подготовившись, он молниеносно среагировал, натравив мародёров. Окна озарил свет огня, а в следующую секунду под ними полыхнуло. В ход пошли коктейли Молотова, чего я тоже не ожидал. О них в чужих мыслях не мелькало.
        Больше не сдерживаясь, я применил новую способность.
        Моя идея была простой и в некотором роде банальной. Если существует великое множество способностей, то нужно искать универсальное решение, как им противостоять. Сделать идеальный щит не получилось бы. Пришлось чем-то жертвовать. Я решил сэкономить на времени действия. Не блокировать способность постоянно, а сбивать их хотя бы на секунду.
        Чем-то это напоминало ластик. Возможность стереть часть узора, тем самым выиграв время.
        Настроившись на толпу, я принялся наносить один удар за другим. Обычные люди, попавшие под чужое влияние, сбивались с шага и получали диссонанс, внезапно осознавая, что занимаются непонятно чем. Мне повезло на седьмом человеке. Он никакого диссонанса не испытал. Моя атака прошла впустую, потому что на нём не было никаких внушений.
        К этому моменту возле дома взорвалась парочка горючих коктейлей, а мародеры, пусть и разобщенные, ломали забор.
        Решив, что пара секунд у меня есть, активировал дуэль. В тот же самый миг оказавшись снова в доме, но уже выдуманном. Выскочив наружу, пробежал через огонь, перепрыгнул через забор и врезался в повелителя. Остальных людей, которых он контролировал, разметало в стороны.
        Это был мужчина, с бородой, одетый в простую куртку. Он встретил меня ментальным ударом, но именно для таких случаев я и создавал возможность стирать чужие способности. Таранный удар раскололся на две части, а я добрался до него и ударил с ноги, одновременно с этим вцепляясь в чужую силу.
        Та сопротивлялась, но я принялся подрезать все путы. Мужчина закричал, попытался отбиться, но ему оказалось нечего мне противопоставить. Любые удары и попытки защититься я сбивал. Оторвал сначала небольшой кусок силы, потом второй, а за ним и третий. Этого хватило, чтобы он перестал сопротивляться и представлять из себя какую-либо опасность. Ещё несколько секунд, и вся его сила перешла ко мне. Я тут же разорвал дуэль, помня, что опасностей вокруг хватало.
        Дом горел. Стекла лопнули, и пламя проникло внутрь, но до меня ещё не добралось. Я бросился на задний двор, чтобы найти Соню и увести её с отцом отсюда. С домом что-нибудь придумаем потом. Главное - выжить.
        Стоило выскочить наружу, раздался выстрел. Не у меня за спиной, а где-то впереди. Я чувствовал Соню и то, как с её стороны полыхнуло эмоциями. Страхом, ужасом, отчаянием. Не разбирая дороги, я бросился вперед, пролетел мимо забора, выскочил на улицу и увидел…
        Соню.
        Она наклонилась над кем-то, держа в руках ружье отца, и выстрела. От отдачи оружие подбросило вверх, и девушка упала на спину.
        Я сам не заметил, как оказался рядом с ней. Рядом лежал отец Сони с окровавленным лицом. Не ощущалось никаких колебаний разума - он был мертв, окончательно и бесповоротно. Также рядом лежала Грейс. Я едва узнал её. Выстрелом ей разворотило шею, и сейчас она корчилась, захлебываясь.
        Сзади нас поднималось зарево пожара. Подхватив Соню, я потащил её отсюда.
        Соню трясло. Она рыдала, хлюпала носом, подвывала, смотрела в пустоту. Одно сменяло другое, и не было этому конца. Пока тащил к машине и отгонял мародеров, пока ехали через город и отбивался от преследователей, которых подцепил на дороге, пока пробивались сквозь толпу недовольных - всё это время Соня ни на что не обращала внимания, пребывая в шоковом состоянии.
        Я и сам чувствовал себя не лучше. Также был в шоке от произошедшего.
        Случившееся казалось чем-то нереальным. Соня так сильно думала об этом, что я невольно раз за разом проживал с ней событие. Как откуда ни возьмись появилась Грейс. Как отец Сони, смеясь, направил на дочь ружье. Как он внезапно скинул внушение, повернул оружие и выстрелил в Смешинку. Как она выстрелила в ответ из пистолета, которым была вооружена. Как Соня в приступе гнева, забрала ружье и добила Грейс.
        Требовалось что-то сказать, найти слова утешения, но я не знал, что говорить.
        Это ведь я виноват в случившемся. От и до.
        Грейс пришла мстить мне. Отец Сони, как и она сама, не виноваты. Это я спровоцировал её, не добил, когда была возможность.
        Я и только я…
        ***
        Я завез нас на какой-то пустырь, где в округе не было людей. Заглушил мотор, выключил фары. Соня к этому моменту тихо всхлипывала, у неё кончились силы, и она больше не могла рыдать.
        - А если… - прошептала она, но замолчала.
        А если отец жив. Вот о чём она думала. Думала, но знала, что это не так. Логические доводы, как за, так и против, кружили в её голове с бешеной скоростью.
        - Прости, - выдавил я из себя слова.
        - За что? - дернулась Соня.
        - За то, что так вышло.
        Соня цокнула языком и отвернулась к окну. По всем законам жанра должен был пойти дождь, подчеркивая трагедию. Но он не шёл.
        Я видел, о чём думает девушка, и это было больно. Не так, как ей, по-другому, но тоже больно.
        Она хотела бы меня винить. И винила. Ругала себя за это, приводила доводы, что я не всесильный бог, чтобы успеть повсюду. И так по кругу. Раз за разом.
        - Я тебя не виню, - тихо сказала она, так и не повернувшись.
        Соня знала, что я вижу её насквозь. Это не добавляло понимания и легкости между нами. Лишь усложняло и запутывало.
        - Надо пережить игры. Потом я помогу тебе уехать из города и нормально устроиться. Новая, хорошая школа. Новый дом, всё что захочешь.
        Соня едва заметно кивнула, но отклика мои слова не нашли. Проскользнули мимо, улетели вдаль, там и затерялись.
        ИНТЕРЛЮДИЯ
        Три года назад, 23 января
        В машине сидели двое мужчин. Один молодой, а второй постарше. У первого были короткие, кудрявые, черные волосы. Он нервно тарабанил пальцами по рулю.
        - Это твой последний шанс, Томас, - сказал второй. - Мы перепробовали разные методы, и я чувствую, что твой потенциал что-то сдерживает. Нужен сильный стресс, чтобы ты стал избранным.
        - Я не могу, - ответил Томас, мотая головой. - Не могу.
        - Жаль… - медленно проговорил второй. - Жаль, что ты такой слабак, и я впустую потратил на тебя время. А ещё жаль, что ты такой идиот, раз думаешь, будто можно сойти с этого пути. Иди и убей их.
        Последние слова прозвучали повелительно. Томас ощутил, что тело перестаёт его слушаться. Рука потянулась к ручке и открыла дверь. Томас вышел наружу и шагнул в сторону дома.
        - Нет… - шептал он, не веря, что это происходит. - Нет! Нет! Нет!
        Он этого не видел, но мужчина внутри машины усмехнулся.
        Томас пытался бороться. Не получалось. Он осознавал, что происходит, но не мог перехватить контроль над телом. Жена увидела через окно, как он идёт, и помахала рукой.
        - Беги! - закричал Томас что было сил, надрывая связки. - Бегите!
        ***
        25 января, спустя два дня
        Марк Гроссен шёл следом за полицейским. Они спустились вниз, в морг. Прошли через серый коридор. Там их встретил сотрудник. Дождавшись указаний от полицейского, он достал два тела. Одно взрослой женщины, второе маленькой девочки.
        - Сможете их опознать? - спросил равнодушно полицейский.
        Такую картину он видел не в первый раз и успел насмотреться на весь спектр человеческих эмоций.
        Гроссен опознал. Знал изначально, что там увидит. До последнего не верил, но тела не оставили сомнений. В голове зашумело, и старик покачнулся, после чего осел на пол.
        Так у него окончательно пробудились способности.
        ***
        6 июня
        Томас вышел из машины и направился к дому. Вид он имел взъерошенный. Волосы были давно немытыми, под глазами синяки, щёки впали.
        Не успел он дойти до дома, как дверь открыли. Его встретил полноватый мужчина с темной кожей, в очках.
        - Ты смерти ищешь? - смерил он взглядом незваного гостя.
        - Нет, - ответил Томас с промедлением. - Ищу собратьев. По учителю.
        - А-а… - протянул хозяин дома. - Напасть хочешь или поговорить?
        - Поговорить.
        - Давно это с тобой случилось?
        - Полгода назад, - ответил Томас.
        - Ясно… Проходи. Напитки предлагать не буду. Если не понял, то я тебе не рад. Ну, спрашивай, чего хотел, - сказал мужчина, когда провёл Томаса на кухню.
        - С тобой он поступил так же?
        - Если ты про его поиски верного метода создания повелителей разума и то, что он путешествует по городам, находит доверчивых идиотов, что хотят приобщиться к силе, и ставит над ними опыты, то да. Со мной он поступил так же. Опробовал ряд своих методов.
        - Он заставил меня убить семью, - процедил с ненавистью Томас.
        - Ну, стандартно.
        Томас дернулся, услышав настолько обыденную характеристику.
        - А что ты хотел? - развёл руками мужчина. - Сочувствия? Пришёл не по адресу. Тем более, силу ты получил. Дьявол исполнил обязательства.
        - В гробу я видел такие сделки.
        - Наш учитель обычно не спрашивает мнения подопытных крыс. Если это всё, что ты хотел узнать, уходи.
        - У меня есть вопросы. Где его найти?
        - Хочешь отомстить, - понимающе сказал мужчина. - Ты уже догадался, что не один такой. Иначе бы не нашёл меня. И все хотят отомстить ему.
        - Но не ты, - догадался Томас.
        - Не я. Мне хватило ума узнать чуть больше и разобраться, в чём его замысел.
        - И в чем же?
        - Ты знаешь, как становиться сильнее? - пристально посмотрел на Томаса хозяин дома. Звали его Абель.
        - Знаю.
        Томас к этому моменту успел встретить парочку повелителей разума. Встретить и победить, забрать их силу.
        - Тогда сможешь понять. Мы, его ученики, всего лишь соленья.
        - Соленья?
        - Да. Знаешь, что это такое? Когда заготавливают еду и дают ей промариноваться. Желающие отомстить ходят от одного города к другому, ищут учителя. Закаляются, становятся сильнее и в какой-то момент находят его. Догадываешься, что происходит дальше? Он поглощает ещё кусочек силы, а очередной мститель, выполнив свою функцию корма, умирает.
        - Так, значит, моя семья погибла, чтобы этот ублюдок поел? - процедил Томас.
        - Это так. Зря ты поверил в его россказни про силу. Это и правда сила, но не для тебя.
        - А сам не боишься, что он за тобой придёт?
        - Боюсь. Но я не поднимаюсь выше определенного уровня и надеюсь, что не заинтересую его. Не знаю, сколько так получится протянуть. Но, глядишь, успею пожить.
        - Знаешь, где его искать?
        - Знаю, что есть его родной город. Но лучше туда не соваться.
        Абель говорил это, но видел, что гость не послушает его.
        Так и вышло.
        ***
        13 сентября
        Марк Гроссен заглушил мотор и вышел из машины. Проверив оружие, он медленно направился в сторону зданий. Это была частная территория. Всего тринадцать домов, не самых дорогих, но и не дешевых.
        Чуть ранее, когда Гроссен проезжал через пост охраны, он увидел открытые ворота и мужчину с пустым стеклянным взглядом.
        Осмотревшись, старик прикинул, где может находиться тот, кого он искал. Солнце клонилось к закату, стремительно темнело, в некоторых домах горел свет, но никаких признаков жизни не было.
        В центре поселка стоял особняк, крупнее, чем остальные. Оттуда тот, кого Гроссен выслеживал который день, и вышел… Он был одет в пальто и забрызган кровью с ног до головы.
        Двое мужчин встретились взглядами. Томас ничуть не удивился, увидев старика. К нему он и направлялся.
        - Давно не виделись, отец, - сказал он.
        - Зачем? - прохрипел Гроссен-старший вмиг охрипшим голосом.
        Этот вопрос мучал его с тех самых пор, как он узнал о смерти невестки и внучки.
        - Потому что мир сложнее, чем тебе кажется, отец. Ты не понимаешь, что происходит, и не поймешь…
        Томас не успел договорить. Старик вскинул пистолет. Его сын успел заметить движение и среагировал. Атаковал разум отца, но что-то пошло не так. Он не ожидал, что у старика тоже пробудились способности. Выстрел не получилось заблокировать, он прошёл вскользь, Томас попытался уклониться и…
        И пуля прошла параллельно лицу, угодив сначала в правый глаз, разнесла переносицу, а следом и в левый глаз.
        Закричав от боли, Томас инстинктивно усилил давление и сам не заметил, как отправил отца в нокаут. Гроссен-старший рухнул на землю, где и затих, а Томас упал на колени, зажимая страшную рану.
        ***
        23 января, следующего года
        Старик Гроссен снова выследил сына. Прошёл по тому кровавому следу, что он оставлял. Но на этот раз встреча прошла совсем иначе.
        Марк очнулся связанным, в каком-то подвале. Напротив стоял его сын, с повязкой на глазах.
        - Очнулся, - сказал он. - А ты упорный, отец.
        - Я тебя прикончу, - пообещал старик. - Прибью, как бешеную собаку.
        - Может, так и будет, но сомневаюсь. Я сильнее. Ты должен понять, что означает разница в силе, отец. Я тебе покажу.
        - Гори в аду.
        - Уже.
        Томас Гроссен подошёл к отцу со спины, положил ладонь старику на затылок.
        - Я буду с тобой милосерден. Подарю тебе вечное одиночество, чтобы ты понял, каково это, не иметь возможности сопротивляться тому, кто сильнее, - прошептал он, перед тем как начал.
        ***
        Настоящее время
        Еретик сидел на одной из крыш и наблюдал за тем, как в городе разворачивается бойня.
        - Пора переходить к финальному акту, - подумал он.
        Глава 26. Решительность
        Долго страдать и убиваться по горю не вышло. Не прошло и получаса, как на нас вышла толпа байкеров. Одна из городских группировок. Сами вышли, или подослал кто, не имело значения - пришлось убегать и разбираться.
        - Сможешь сесть за руль? - прокричал я, когда нас догнали и принялись лупить битами по машине.
        - Шутишь!
        Стоило появиться неприятностям, как Соня переключилась. Сложно думать о плохом, да вообще о чём-либо, когда тебя хотят растерзать.
        - Тогда держи руль!
        - Черт!
        Сосредоточившись, я принялся наносить точечные удары по преследователям. Тот, кто замахивался битой, промазал и угодил по напарнику. Другой не справился с управлением и слетел с обочины. Третий повторил его путь, а дальше я добрался до их предводителя.
        История повторилась, как и в предыдущий раз. Дуэль и точечное уничтожение чужих способностей подарили мне легкую победу. Я вырвал чужую силу, поглотил её с необычайной легкостью. После этого оторваться не составило труда.
        На этом наши проблемы не закончились, а только начались. Кончился бензин, и машина заглохла. Это случилось минут через пять, после того как мы оторвались. Остановились посреди дороги. По бокам возвышались трехэтажные дома. До центра отсюда на машине ехать минут пятнадцать. Повезло, что никакой толпы не видно. Пустые, вымершие улицы.
        - Выбирайся, - сказал я Соне. - Уходим.
        Где-то в этот момент с ней и случилось нечто странное. Я ведь постоянно ощущал эмоции и мысли Сони. А сейчас их будто выключили. Исчезло цветное облако вокруг её тела, поток мыслей резко снизился. При этом и выглядела она плохо. Зрачки расширены, лицо застыло, руки потряхивает.
        Стоять на улице и разбираться не вариант. Взяв Соню за руку, повёл в сторону домов. Чем меньше нас видно, тем лучше. Она послушалась беспрекословно. Не понимай я, что происходит, подумал бы, что девушка превратилась в зомби и сейчас первая стадия.
        Было страшно. Не за себя, за Соню. Слишком много на неё навалилось, и сейчас единственное, что я мог сделать для неё, - найти в этом аду безопасное место.
        ***
        Когда подошли к домам, Соню повело. Её ладонь в моей руке ослабла, девушка пошатнулась и начала завалиться. Я едва успел подхватить её и не дать упасть.
        Разум окончательно окуклился, чтобы преобразиться и одарить хозяйку то ли даром, то ли проклятьем.
        Стресс последних дней, раскачка по эмоциям, влияния на её разум и смерть отца как финальный триггер. Разум раскалился и принялся эволюционировать, чтобы справиться с тем безумием, в которое окунулась девушка.
        Коснувшись этого процесса, я увидел, как он разворачивается внутри. Пришло понимание, что Соня очнётся нескоро.
        К добру это или к худу, разбираться буду потом. Я закинул Соню на плечо и потащил так. Шёл с трудом. На руках бы и вовсе не унёс, после падения с крыши. Да и так в глазах потемнело. Как добрался до здания, как затащил наверх, не запомнил. В голове билась лишь одна мысль - нужно найти укрытие.
        В доме, куда я сунулся, на втором этаже нашёл открытую квартиру. Хозяева валялись там же. Мужчина на лестничной площадке, с пулей в голове. Хозяйка внутри. Изнасилованная и убитая, судя по следам. Выбора лучше не было, я пронёс Соню в их спальню и бережно уложил. Сам вернулся и вытащил тела из квартиры. Проверил их карманы перед этим, но единственные ключи были в дверном замке. Кажется, они сами и открыли дверь. На свою погибель. Кто-то зачистил этот дом полностью. Живых я внутри не ощущал. То ли разбежались, то ли так же валяются трупами. Скорее первый вариант, потому что больше ничего такого, пока поднимался, не заметил.
        Света по-прежнему не было, зато вода имелась. Я оттер руки и умылся. Напился воды. Проверил холодильник и нашёл еду. Есть не хотелось, но заставил себя. Нужна еда. Хорошая, с жирами, чтобы мозг подпитать. Я уже чувствовал, что подхожу к очередному пределу.
        Осмотрел Соню. Она спала. Как бабочка в коконе, собираясь вот-вот переродиться. Смотреть на неё было физически больно. Из-за меня с ней столько всего случилось, и это уже никак не исправить.
        Присев на кресло, прикрыл глаза. Винить себя буду позже. Сначала - выживание. Распределение набранного потенциала много времени не заняло. Я даже не отключился. Не обманули меня, когда говорили, что с каждым разом продвинуться будет сложнее. Доработал то, что было, на этом потенциал и закончился.
        Снова завибрировал телефон.
        Пришло всего одно сообщение. С неизвестного номера, который мне уже писал.
        - Раз, два, три, четыре, пять, больше нет времени ждать.
        Если Еретик сдержит обещание и натравит на меня других повелителей, оставаться на одном месте опасно. Соню я на себе не утащу. Если найду машину, появляются шансы, но… Слишком много неучтенных факторов. Опасно Соню оставлять одну, опасно оставаться вместе здесь, опасно брать её с собой. Вопрос в том, какую опасность выбрать.
        Эмоции не помогли определиться. Я постарался успокоиться, посмотреть на ситуацию трезво. Почему Еретик хочет убить Ату? Возможно, там есть личные мотивы, но они меня не касаются и большой роли не играют. Если бы он был сильнее, прихлопнул бы её как муху. Значит, Ата сильнее его, и требуются ухищрения, чтобы подловить. Если бы не моя заинтересованность в том, чтобы она умерла, отправился бы к ней и рассказал про Еретика. Или нет, потому что он может отомстить, и, уверен, найти способ такому человеку несложно.
        Если исходить из того, что Ата сильнее и что она прямо сейчас контролирует все Низины, как трудолюбивый фермер, возделывая землю, то… То, по идее, Еретик не может действовать так уж свободно и обеспечить мне проблемы, направив всех повелителей, что здесь собрались. Это будет слишком заметно, привлечет внимание Аты, и тогда его план провалится. Она не подпустит меня к себе. Если так, опасаться особо нечего и можно остаться здесь. Если же я ошибаюсь, Соня в смертельной опасности. У неё пробуждаются силы, и она лакомство для любого паразита, который разобрался, что к чему. Когда сюда доберется кто-нибудь из них и заметит её, сразу же атакует.
        Я не решился оставить Соню одну в бессознательном состоянии. Остался с ней и приготовился отбиваться.
        - Так и знал, что смалодушничаешь, - пришло сообщение спустя минут десять.
        А вслед за ним фото.
        Мой друг, Дин, про которого я забыл во всех этих событиях, стоял возле зеркала с пустыми глазами. Он сам себя и сфотографировал. Одной рукой телефон держал, а второй - нож у горла.
        Еретик позаботился о том, чтобы у меня была железная мотивация не сидеть на месте.
        ***
        Соню я оставил.
        Осознал всю бессмысленность моих попыток её защитить. Как уберечь девушку от Еретика, Аты или хотя бы Паука? Никак. Уверен, Еретик находится здесь, в Низинах. Выжидает своего часа. А фото Дина пришло из его дома, что за Низинами. При этом Еретик как-то отслеживает то, чем я занимаюсь.
        Вот и получается, что в любой момент он может дотянуться до моего разума и приказать убить Соню. Или что-нибудь в таком духе провернуть, чтобы я перестал артачиться и занялся делом.
        Соню закрыл в квартире, оставил ей объяснительную записку. Попросил набрать меня, как очнётся. Надеюсь, связь работать будет. Сам же отправился к центру. У меня ещё оставались дела, которые требовалось решить, и, раз уж вышел на охоту, совмещу.
        ***
        - Это было обязательно? - спросил Кошмар, когда мы с ним встретились.
        - Да, - коротко ответил я, наблюдая за тем, как под скорпионами растекается лужа крови.
        - Они могли пригодиться.
        Я промолчал и отошёл в сторону.
        С Кошмаром встретились через пару часов, после того как я выбрался на улицу. По пути встретил парочку повелителей и разобрался с ними. А потом и скорпионов нашёл. Они под руководительством Кошмара воевали с другой вооруженной бандой. Дела у парня шли плохо. Против него выступили сразу двое паразитов, достаточно сильных, чтобы доставить проблемы. Неизвестно, чем бы это закончился, но тут появился я и взял одного из них на себя.
        Перед этим просканировав разум того самого скорпиона, которому отдали мою сестру торговцы талантами. Так и узнал подробности, как именно случилось изнасилование. Я не ошибся, когда посчитал Глыбу причастным к этому. Жаль, что не я лично его прикончил, но и так его смерть - хорошая новость.
        Осталось найти Итана, который был на побегушках у Глыбы и тоже принимал участие в истории с моей сестрой.
        Когда определился с целями, перехватил контроль и послал скорпионов на убой. В перестрелке они и погибли. Чужими руками всё сделал. Потом был бой с повелителями, а там дальше и Кошмар до меня добрался.
        - Ты готов присоединиться ко мне? - спросил Кошмар.
        - Если ты выступишь против Паука, то да.
        - Для этого надо усилиться по максимуму.
        - Со мной это сделать проще.
        Так и договорились.
        ***
        Остаток ночи прошёл в разъездах по городу. Передвигаться было опасно. Для любого. Могли и пальнуть из винтовки без всякого предупреждения, ещё до того как что-то почувствуешь. Но мы всё равно ездили и выискивали других повелителей.
        Получилась настоящая бойня, о которой я не хочу ни думать, ни вспоминать.
        На рассвете решили сделать паузу. Было видно, что Кошмару плохо. И он, и я выложились на полную. Силы собрали где-то поровну, сложно было сказать, у кого больше. Но если считать по противникам, то да, поровну. Я находил цели, Кошмар давил силой, позволяя мне наносить точечные выпады. Идеальная связка. Если и был кто-то сильнее среди участников, то нам он не попался.
        Машину я добыл себе новую. Как и запас оружия с провизией. Подготовился на все случаи жизни. Кошмар отправился к себе в берлогу, куда не рассказывал, а я к Соне. Девушка так и не вышла на связь, что пугало. В чужую квартиру поднимался с опаской. Дверь можно было открыть изнутри, поэтому ключи я забрал с собой и спокойно вошёл, когда вернулся.
        Соня встретила меня голой, с наставленным пистолетом.
        - Ты чего? - спросил я, подумав, что после трансформации разума ожидать можно чего угодно.
        - Курт? - спросила Соня и моргнула. - Я… пыталась помыться и услышала, как кто-то дверь открывает.
        - Это я, - на всякий случай не стал делать резких движений. - Опустишь пистолет?
        - А? - Соня посмотрела на оружие, которое я ей оставил, и отшвырнула его в сторону.
        - Курт! - она подбежала ко мне, я её обнял, и Соня принялась колотить меня кулачками по груди. - Ты меня оставил!
        Некоторое время ушло на то, чтобы дать Соне выпустить эмоции. Я молчал, принимая всё, что она говорила.
        - Прости, что-то я разошлась, - сказала она, когда успокоилась. - Но всё же, так необходимо было уйти?
        - Моего друга взяли в плен. Обещали натравить на меня других повелителей. Я счёл, что остаться одной для тебя безопаснее, чем со мной.
        - Дурак! - с настоящей обидой произнесла Соня. - Я чуть с ума не сошла, когда очнулась!!
        - Как себя чувствуешь? - осторожно спросил я, не видя чувств и мыслей девушки.
        - Странно, непонятно. Будто внутрь головы цемент залили.
        - Я еды привез. Хочешь?
        - Нет, - ответила она резко.
        - Но надо бы поесть. Силы пригодятся.
        - Ты прав, но…
        Я и без чтения мыслей видел, о чём думает девушка. О том, что её отец погиб.
        - А мы ведь его там оставили… - сказала она обреченно. - Одного. Ему, наверное, ужасно холодно.
        И что на это надо было сказать? Я не знал. Поэтому молча обнял Соню и прижал к себе, покрепче. Непонятно было, кому это больше надо. Ей или мне. А может, мы оба нуждались в тепле.
        ***
        Соня предпочла переключиться на суету. Не захотела опять погружаться в пучину страданий. Забрала у меня то, что я привёз, и попыталась из этого сделать нам завтрак.
        - Хлеб, шоколадная паста, тушенка и сосиски. За продуктами тебя лучше не посылать. - пошутила она, не зная, что еда досталась мне после жестокого боя, где погибло много людей.
        Другие повелители так просто сдаваться не хотели. Многие из них использовали обычных граждан, посылая на убой.
        - Сейчас с продуктами туго.
        - Да понимаю, - отмахнулась Соня. - Это была шутка.
        - Я твоих чувств больше не вижу, - рискнул озвучить я.
        - А? - Соня подняла на меня взгляд. - Я не хотела верить, что теперь такая же.
        Прозвучало обидно. Я ведь и сам такой же.
        - Но раз ты говоришь, наверное, это хорошо? Меня так всё достало, я так устала, что ничего не могу запомнить, постоянно узнаю новое о мире и о том, что со мной могут сделать всякое. Может, поэтому и закрылась?
        - Может. У тебя теперь есть защита. Это точно хорошо.
        - И как? Непривычно не видеть меня насквозь?
        - Ну… Я вижу.
        - Эй! - возмутилась она. - Я не настолько предсказуемая!
        Это была ещё одна наша попытка пошутить, чтобы закрыть те раны, что нанесла нам эта ночь.
        ***
        Поев, я отключился. Хотел провести время с Соней, помочь ей разобраться со способностями, но сам не заметил, как уснул. Прямо там, где сидел.
        Очнулся на кровати. Соня обнимала, закинув на меня ногу и руку. Я ощутил жар её тела, и внутри что-то разжалось. Если она так обнимает меня, может, не всё испорчено, что-то сохранилось. Девушка спала. Судя по свету за окнами, вечер ещё не наступил, но и утро прошло. Нестерпимо захотелось в туалет, я пошевелился, тут-то Соня и очнулась.
        - Курт? - позвала она. - Проснулся наконец?
        - Долго я спал?
        - Не знаю. Мой мобильник разрядился, а света до сих пор нет. На кухне есть настенные часы, могу глянуть.
        - Я сам посмотрю, если отпустишь.
        - А если не отпущу? - прошептала Соня мне в ухо.
        Это не было заигрыванием. Скорее желанием человека не вылезать из постели и прятаться от всех бед дальше.
        - Тогда случится непоправимое.
        - Что?
        - Я не успею добежать до туалета.
        - Я знала, что у парочек со временем уходит романтика, но не думала, что у нас она уйдет… - Соня запнулась, осознав, что фраза звучит двояко. - Ладно, иди, - сказала она погрустневшим тоном.
        Идти по чужой квартире, видеть фотографии, пользоваться их туалетом и ванной было неловко. Я ведь знал, где лежат их трупы. Сомневаюсь, что их кто-то убрал. Так и валяются на лестничной площадке, гниют.
        Выкинув эти мысли из головы, умылся и вернулся к Соне. Она стояла одетая, возле окна с краю, и осторожно выглядывала на улицу.
        - Третий час, - ответила она. - На улице тишина, но это здесь.
        - Уверен, ничего не кончилось.
        - Да. Пару часов назад мимо проходила толпа. Я собиралась тебя будить, но они ушли, и снова наступила тишина. А почему я не вижу твои мысли?
        - Ну… Не знаю, - развёл я руками. - Хочешь проверить, на что теперь способна?
        - Было бы неплохо разобраться.
        Сейчас я снова видел её мысли и чувства. Моя сила значительно возросла. Это измерялось во всём. В дальности - настроившись, мог почувствовать людей за несколько домов отсюда. Там прятались жильцы, а внизу, на улице, ходили те, кто искал еду и приключения. Проникающая способность тоже увеличилась. Больше не надо было вызывать ассоциации, чтобы достать то, что нужно. Ещё я видел защиту Сони. Её разум и правда защитился, стал крепче. Но этого было недостаточно, чтобы защититься от моего взгляда. Без давления, ухищрений и прочего. Всего лишь взгляд, что проникал за эту хлипкую заслонку. Которой вполне хватит против обычного повелителя.
        Вот, значит, как Паук видит мир. Наверняка мои потуги спрятать секреты забавляли его. Но учитывал ли он то, что наша охота с Кошмаром окажется настолько удачной? Я сомневался, что один выстою против Паука, но вдвоем… Если подготовимся, у нас будут шансы.
        Несколько часов я провёл с Соней. По молчаливому сговору, не касаясь острых тем. Изучали её способности, я помогал научиться с ними обращаться. Приоткрывал и свой разум, давая ей возможность увидеть меня в новом свете.
        - Так вот как это выглядит! - восхищенно говорила она, на краткий миг позабыв о трагедии.
        Слишком краткий. Тень на лицо Сони часто набегала в этот день.
        Тем не менее это были хорошие часы.
        - Ты должна остаться здесь, - сказал я, когда начало темнеть.
        - А ты?
        - Отправлюсь на улицу.
        - Будешь сражаться?
        - Да.
        - Потому что нет выбора?
        Вопрос был слишком проницательным.
        - Отчасти.
        Паук знал о том, что произошло с моей сестрой. Знал и ничего не сказал, никак не захотел помочь. Это не делало его виноватым, но… Это не единственная причина, почему я хочу с ним разобраться. Надо обрубить концы, если хочу жить свободно. Избавиться от его влияния. Паук, Кошмар, Ата, Еретик. Вот список целей, с которыми надо что-то сделать.
        История повторялась.
        Когда спускался в Низины, я не знал, с чем столкнусь. Сейчас тоже не знаю, как справиться, не пасть по пути. Не знал, но всё равно собирался пройти этим путем.
        - И ты хочешь, чтобы я здесь сходила с ума одна, не зная, что с тобой? - завелась Соня. - Не зная, вернёшься ты или нет?! - последние слова она прокричала.
        - Да, - ответил я спокойно. - Мне так будет проще.
        Про то, что так она будет хоть в какой-то безопасности, я промолчал. Специально отталкивал, зная, что могу и не вернуться.
        - Дурак. Не отпущу.
        Соня подошла и вцепилась в меня. Поцеловала, жадно, до боли в губах, до сбитого дыхания.
        Я хотел тогда остаться. Очень хотел.
        Но вскоре ушёл.
        Глава 27. Паук
        - Что ты знаешь о Пауке? - спросил я Кошмара, когда мы встретились.
        Ещё до того, как подошёл, узнал кое-что новое. То, как изменилось моё восприятие сил Сони, показывало, как изменился я сам. В случае Кошмара то же самое. Его разум был крепко защищен, но сейчас я мог увидеть степень этой защиты.
        - Знаю, что он опасен и сидит на своём месте лет десять, - ответил Кошмар. - А ты?
        Встретились мы с ним вдвоем. Без скорпионов. В надежде скрыть сам факт встречи.
        - То, что он может влиять на тело, - выдал я известную конкретику, на что Кошмар кивнул.
        - Думаю, он сильнее нас. Влияние на нервную систему - это фишка, которую он выпячивает и всем демонстрирует. Опасная штука, но её можно обойти, если знать, к чему готовиться. Если бы это было единственной его силой, я бы не опасался встречи, - сказал парень.
        - Тогда зачем нападать, если так рисково? - спросил я, чтобы прояснить мотивы Кошмара.
        - А сам как думаешь? - посмотрел он с иронией. - Паук не будет ждать, когда мы его превзойдем. Игры закончатся, сразу и нападет. Слишком мы с тобой выросли в силе.
        - План-то есть?
        Инициатором встречи и нападения на Паука выступил именно Кошмар, поэтому и вопрос был адресован ему.
        - Ты отвлекаешь, я добиваю. Силу делим поровну, но тут как пойдет.
        Иначе говоря, плана никакого нет, и удар в спину будет вполне себе ожидаемым событием.
        Спрашивается, зачем я тогда в это лезу? Ответ прост на самом деле, потому что считаю, что шансы у меня есть выбраться как минимум живым. Если с Пауком не получится справиться, то уж с Еретиком и Атой подавно. Так чего бояться? Что умру на несколько часов раньше?
        ***
        Видеть улицу, на которой располагались бары, было непривычно. Никаких скорпионов, забулдыг и работяг, что приходили сюда выпить.
        Вышли мы вдвоем. В боях Кошмар потерял часть своих людей, осталось всего пять человек, но в бою против Паука они будут скорее обузой и источником опасности, чем помощью. Поэтому и были отосланы.
        Пришли мы в восьмом часу. Без работающих фонарей было необычайно темно. Шёл снег. Мелкими хлопьями, он припорошил асфальт и покрыл его ровным слоем. Было видно, что в последние часы здесь никто не проходил. Казалось, улица вымерла, и мы остались одни в городе.
        Перед выходом я проверил сообщения на телефоне. Смотрел, напишет кто или нет. Глянул и прошлые сообщения, которых не обнаружил. Это было глюком, как тогда, с зеркалом, когда Еретик появился. Мог и сразу мне в голову ворваться, но зачем-то создал иллюзию, будто я получаю сообщения на мобильник.
        Шли мы с Кошмаром, полностью закрыв разумы, сквозь темноту и холод. Ошибочно было считать, что улица вымерла. Люди прятались по домам, но главное - нас ждали. Вокруг бара Паука квадратом, полностью его закрыв, в два ряда стояли люди. Они не шевелились, были одеты кто во что, стояли, как манекены, и смотрели в пустоту.
        Так сразу и не заметишь их. Глазами видно, когда ближе подходишь, а вот когда внимание прощупываешь - пустые места вместо разумов. Полностью и безоговорочно подчиненные.
        - Это он нас так ждёт или от других защищается? - тихо спросил я, но Кошмар услышал.
        Мы подошли на расстояние тридцати шагов, но никто из «живого забора» не шелохнулся. И почему у меня четкое ощущение, что охотники здесь вовсе не мы?
        - Опрометчиво было бы считать его дураком, - ответил парень. - Поэтому исходим из того, что ждёт он именно нас.
        - Тогда вся твоя подготовка для него не сюрприз.
        - Как и твоя, - мрачно ответил Кошмар. - Он полностью подавил людей. Не за что зацепиться.
        Что было ещё одной демонстрацией силы и превосходства. Я привык к тому, что для воздействия на человека надо зацепиться за его мысли и эмоции. Но что делать, если внутри пустота? Напрашивается решение вбивать приказы напрямую, но что-то подсказывало, что Паук расставил свои сети.
        Внезапно Кошмар упал на колени. Я никак на это не отреагировал, сосредоточившись на усилении собственной защиты. Покряхтев, парень и сам смог быстро подняться.
        - Он здесь. Обозначил, что в курсе нашего прихода. Сволочь, - с жаром сказал Кошмар.
        - Теперь пора бы и над планом подумать.
        - Зачем, если он может его услышать и выудить из наших голов?
        У меня было другое мнение на этот счёт, но в чём-то Кошмар прав. Невозможно составить план, когда силы противника неизвестны. Я не ожидал, что Паук выставит живое ограждение. Да и чего уж там. Если бы знал, то не факт, что придумал бы хороший план. Планы - это не моё.
        Тем временем Кошмар ждать не стал. Использовал свою силу. Когда-то я видел, как он управлял эмоциями толпы. Сейчас же его способности вышли на новый уровень. Толпа, что ждала впереди, никаких эмоций не показывала, и первый удар Кошмара был направлен как раз на это. Пробить ледяную плотину и раскачать эмоции.
        У него это получилось. Над головами людей стала формировать фигура. Потоки разных цветов, как мрачных, так и светлых, сливались во что-то единое. Кошмар не просто провоцировал на эмоции, он вытаскивал их из глубины, скопом, сразу все. Не уверен, что для людей это пройдет бесследно. Но кого я обманываю. Люди в этой войне - расходный материал.
        Дальше случилось то, за что Кошмар и получил своё прозвище. Впервые я увидел его настоящую силу. Тот козырь, который он берег на крайний случай.
        Эмоции оформились… в кошмар. Чем-то это походило на тень, принявшую форму чудовища. Без четкой формы, расплывчатую, со щупальцами, клешнями, зубами и когтями. Казалось, существо само не может определиться, каким ему стать. Форму оно имело вполне себе материальную. Сформировавшись над головами людей, оно рухнуло вниз, раздавив несколько человек, а тех, кто был рядом, но не упал - ранило. Как это возможно, я представлял слабо. Но я и не учёный, чтобы попытаться это объяснить. Кошмар был опасен, и это стоило учитывать.
        Существо пробило себе путь к бару и вынесло дверь, скрывшись внутри здания. Паука я никак не ощущал. Прощупывал всеми способами, но не чувствовал его. Либо он настолько хорошо скрывается, либо находится дальше радиуса моих способностей. Тогда он не в баре. С чего мы, кстати, решили, что Паук будет находиться именно в баре?
        Этим соображением я делиться не стал. Уверен, Кошмар и так понимает. В любом случае бар проверить надо, и раз уж парень заслал туда своего питомца…
        Ничего не произошло. Я понял это по тому, как замер и нахмурился Кошмар. Как закрутил нервно головой, оглядываясь.
        - Кошмар исчез, - объяснил он.
        Эта фраза послужила спусковым крючком. Из домов вокруг начали выходить люди. Которых я до этого так же не ощущал, как и Паука. Он выходили с битами, цепями, ножами и молча окружали нас. Произошло это настолько синхронно и быстро, что пути к отступлению моментально были перекрыты.
        План не нужен, да? Если выберусь отсюда, постараюсь научиться составлять нормальные планы.
        Люди остановились от нас в пяти шагах, образовав идеальный круг. Если набросятся, разорвут на части.
        - Сам напросился, - зло процедил Кошмар.
        Было видно, что его самого одолевают эмоции. Прошло несколько секунд, раздался свист, гул, над нашими головами что-то пролетело, и в бар Паука угодил снаряд. Взрыв был настолько громким, что меня оглушило, и я рефлекторно бросился на асфальт. Толпу впереди, тех, что стояли между мной и баром, разметало, превращая некоторых в разорванные куски мяса.
        Кошмар же стоял как ни в чём не бывало. Лишь лицо прикрыл рукой в момент взрыва. Он снова принялся формировать существо, на этот раз собирая эмоции с куда большего количества людей.
        - Он в здании! - прокричал Кошмар, но его голос донёсся словно издалека. - Живой ещё! Концентрацию ему сбило, но моего человека он уже перехватил, больше выстрелов не будет!
        Значит, Кошмар всё же не отпустил скорпионов. Или, что более вероятно, кого-то другого подготовил. Скорпионы постоянно рядом с Пауком находились и могли быть им обработаны.
        С этого момента прелюдия закончилась, и события пустились вскачь. Толпа пришла в движение и разом попыталась на нас навалиться. Я ударил широким кругом, сбивая запал ближайшим людям. Те опускали оружие, и в них упирались следующие ряды. Кошмар тоже действовал, вытягивал эмоции и ослаблял. Ему потребовалось около десяти секунд, чтобы создать нового монстра, и вот тогда началась бойня.
        Это был настоящий… кошмар.
        Существо набрасывалось на людей, рвало их на части. Куски тел разлетались в разные стороны, хлестала кровища, и я, вроде повидав до этого разное, замер, чувствуя первобытный ужас.
        Шок длился несколько секунд, а потом я по привычке уничтожил эту эмоцию, превратился в хладнокровную машину и продолжил действовать, выбивая тех, кто мог причинить нам вред. Когда казалось, что мы легко разделаемся с толпой, Паук сделал свой ход. Я ощутил, как не могу вдохнуть, как мои веки прикрылись и отказываются открываться.
        Но я уже не был тем парнем, которого Паук вырубил в машине и отвез на железное кладбище. Сейчас я хорошо видел его воздействия. Он словно гвозди в нервную систему вбивал, блокируя сигналы. Небольшое усилие, и эти гвозди удалось выдернуть. Способность дышать вернулась, я открыл глаза, чтобы увидеть бегущего на меня мужика. Монстр резвился в стороне, оставалась пара мгновений, прежде чем мне битой разобьют голову.
        - Стоять! - прокричал я, усиливая эффект.
        Мужик не остановился, но запнулся и полетел к моим ногам.
        Рядом свалился Кошмар. Его монстр тоже изменил направление и бросился… на нас. Пришлось наносить сдвоенный удар. Первым прикрыл Кошмара, а я сбил контроль Пауку над существом. Монстр затормозил, проскользил несколько метров и чуть не навалился на своего главного хозяина.
        - Идем к бару! - крикнул парень.
        И мы пошли. Отбиваясь от людей. Были среди них не только с холодным оружием, но и с огнестрелом, поэтому требовалась двойная бдительность, чтобы не схлопотать пулю.
        В сам бар зайти не смогли. Снаряд залетел в окно, пробил его и взорвался внутри. Удачно попал. Внутри разгорался пожар, и было очевидно, что там никто выжить не сможет.
        - Задний вход! - крикнул Кошмар.
        Никакого заднего хода не было, но имелась пожарная лестница, ведущая с крыши. Там мы Паука и заметили. Он был одет, цел и готов к встрече. Я бы даже сказал, что сам нас поджидал.
        - Это было ожидаемо, Фрэнк, - обратился он к Кошмару. - Но…
        Кошмар споткнулся и полетел на землю. В тот же миг я выхватил пистолет, вскинул оружие и… Потеряв возможность дышать, ощущая, как стремительно руки наливаются свинцом, точечно разрушил это воздействие и открыл стрельбу.
        Первая же пуля угодила Пауку в грудь.
        Он отшатнулся, прошёл несколько шагов и ударился спиной о стену. Недоуменно посмотрев на рану, Паук коснулся её пальцами, что тут же окрасились красным.
        Посмотрев на меня, он свёл брови и атаковал, но снова впустую. Его сила коснулась меня, но я разрушил самую значимую часть.
        - Я недооценил тебя, новичок, - хмыкнул он, сползая по стене.
        Я собирался потянуться к его силе, но меня опередил Кошмар. Не поднимаясь, он закричал от злости и сам набросился на Паука. Разум против разума. При этом парень остался лежать на земле.
        Больше об этом поединке мне нечего сказать. Вскоре Паук потерял сознание от кровопотери. Мы едва успели забрать его силу и, как договаривались, поделили её на две части.
        - Я не чувствую ног, - сказал Кошмар, перевернувшись на спину.
        Взгляд его при этом был затравленным. Он понимал, что у меня преимущество.
        - Надеюсь, больше не увидимся, - бросил я ему и, не разворачиваясь, медленно отступил назад.
        Кошмар так и остался лежать на асфальте, в снегу.
        ***
        Разобравшись с Пауком, я вернулся к Соне. Нашёл её в той же самой квартире. Когда зашёл, девушка меня молча обняла. Так мы и стояли какое-то время.
        - Ты закончил? - спросила она глухо, сглотнув ком в горле.
        - Почти.
        - Опять это почти, - с досадой сказала она.
        - Пока здесь отсидимся. Думаю, безумие скоро закончится.
        - Хотелось бы, - вздохнула Соня.
        Она провела меня в комнату, усадила на диван, опустилась и сняла ботинки. Я был настолько морально выжат, что единственно, на что меня хватило - едва заметно улыбнуться. Соня присела рядом, прижалась. Я вдыхал запах её волос и старался ни о чем не думать.
        Сам не заметил, как отключился, забывшись безмятежным сном.
        ***
        Прошла ночь. Я проснулся, когда ещё темно было. Мы так и заснули на диване. Мышцы затекли от неудобной позы, и я пошевелился, стараясь не разбудить Соню. Убедившись, что никто на нас не нападает, взялся за переваривание полученной силы.
        Проснулся утром, когда Соня зашевелилась. Она встала, посмотрела на меня сонно и сморщилась, пошевелив головой.
        - Шея затекла, - пояснила она. - Надо было оттащить тебя в постель.
        Я не ответил, потому что ощутил кое-что важное. Из города схлынуло безумие. Легче дышать стало.
        - Чувствуешь? - спросил я.
        - Что? - свела брови девушка.
        - Игры закончились.
        - Так это же хорошо? - неуверенно спросила она.
        - Не знаю. Игры подразумевают награждение победителей, и кто знает, к чему это приведет.
        - Что будет, то будет, - философски ответила Соня.
        Я присмотрелся к ней, отмечая, что разум уже перестроился, адаптировался к стрессу. Сейчас она воспринимает случившееся как страшный сон. Который закончился и был где-то там, в другой реальности.
        - Надо поесть, - сказал ей. - Осталось что?
        - Нет, но я ещё раз посмотрю.
        Еды не нашлось. Решили пока остаться здесь. Единственное, я прошёлся по округе и смог добыть пропитание. Хватило бы, чтобы пережить день, но этого не потребовалось. Ближе к обеду по громкой связи объявили, что комендантский час закончен и начинает действовать полиция, чтобы навести порядок.
        Спустя несколько часов мы увидели первую группу людей. Они прошли через двор и двинулись дальше. Несколько раз слышались выстрелы, поэтому решили отсидеться ещё ночь. Не получилось. Где-то в районе одиннадцати вечера мы с Соней разом ощутили чужой приказ немедленно явиться.
        Соня вскрикнула и заозиралась, выискивая место, откуда шёл приказ. В квартире его, конечно же, не было.
        - Ты это тоже слышал? - испуганно спросила она.
        - Да. Игры закончились, настала пора подводить итоги. Ты не пойдешь.
        - Почему это? Меня тоже позвали. Я это ощутила в своей голове.
        - Это было не точечное приглашение, а приказ, разосланный широкой волной. Нечего тебе там делать.
        - А тебе есть? Опять уйдешь?
        Я промолчал.
        - Поедешь ко мне домой. Из Низин уже должны выпускать. Ключи я тебе дам. Дождешься меня там. После уедем из города.
        Глава 28. Отцы и дети
        По пути меня перехватил Кошмар. Позвонил и сказал, что лучше прийти вместе.
        - В городе случился передел власти, и лучше держаться рядом.
        - Плевать мне на передел и на власть, - ответил я несколько грубо, думая совсем о другом.
        - Больше не собираешься задерживаться в Низинах? - в его голосе прозвучало понимание. - Но к Ате-то ты явиться собираешься или уже сбежал?
        - Собираюсь.
        Я бы с превеликим удовольствием убрался отсюда, но кто мне позволит?
        - Тогда, раз ты всё равно к Ате едешь, то там всякое случиться может. И будет лучше, если найдутся те, кому можно довериться.
        Его слова звучали убедительно. Тогда, когда убивали Паука, конфликта между нами так и не случилось. Чем не почва для продолжения сотрудничества? Или повод для того, чтобы закончить так и не начавшееся.
        - Я уж не говорю про то, что сейчас мы приписаны к одной команде, и, если покажем слабость, придя по отдельности, ничем хорошим это не закончится.
        - Что предлагаешь?
        - Ты на машине?
        - Да.
        - Тогда встретимся у закусочной неподалеку. Знаешь где?
        - Нет. Я же неместный.
        - Точно… - в голосе появилась задумчивость. - Всё время забываю. Ты здесь легко зашёл за своего.
        - Не уверен, что это комплимент.
        - Это в тебе говорит снобизм. Подъезжай тогда к бару Паука, оттуда вместе двинем. По времени успеваем.
        - Хорошо, - сказал я и отключился.
        Этот разговор выбил из колеи и заставил задуматься. Колеи-то разные бывают. Сейчас я отловил себя на том, что ехал на убой. На эшафот отправлялся, понимая, что победить Ату и Еретика шансов крайне мало.
        И вот когда я ехал на смерть, Кошмар и позвонил, с этим своим дурацким беспокойством о том, как мы выглядеть будем. Да какая разница? Вечер в любом случае хорошо не закончится.
        Мне хватило ума понять, что с таким настроением ничего добиться не получится. Пока ехал, разбирался в себе и настраивался на боевой лад. Помогло простое осознание. Моя смерть никому не поможет и проблемы не решит. Соня теперь сама повелительница, а значит, верная цель для паразитов. Я уж не говорю про отца, сестру и Дина, который в заложниках у Еретика.
        Нет, если и погибать, то так, чтобы врагов не осталось. А ещё лучше выжить, потому что дел у меня хватает. Как и обязанностей.
        ***
        Место, где назначили встречу, больше всего походило на театр. Приличного вида здание, без вывесок, с большими панорамными окнами. Когда мы приехали, там уже собралась небольшая толпа возле входа. Люди кучковались по группам, и, увидев это, я подумал, что в чём-то Кошмар прав. Ему, как новому боссу, могут попытаться бросить вызов, и, если я выступлю на его стороне, устоять будет проще. Но мне-то это зачем? Не было ответа. Я хотел только, чтобы эта история побыстрее закончилась.
        Чтобы повысить свои шансы, отправил сообщение старику Гроссену, где произойдет сходка, и что Еретик, скорее всего, там появится. Старик ничего не ответил. Я даже не знал, жив он или нет.
        Сразу нас внутрь не пустили. Кошмар приехал на машине, и вылезти ему помогла пара скорпионов. После чего он пересел в инвалидное кресло, приковав к себе чужие взгляды. И не сказать, что они были дружелюбными.
        То, что Кошмар теперь на инвалидной коляске, стало для меня неожиданностью. Он тогда, в нашу последнюю встречу, не мог встать, но… Не думал я, что Паук ударил настолько сильно. Воспринял это как кратковременный эффект. Получается, ошибся.
        Стоило ли оно того? Не уверен, что Кошмар расскажет о своих чувствах.
        Удивления я показывать не стал. Молча пристроился рядом и поглядывал на остальных.
        Сейчас я мог определить приблизительно, у кого какая сила. В основном стояли рядовые повелители. Кто-то совсем слабый, растерянный, не понимающий, куда и зачем пришёл. Кто-то наоборот. С уверенным взглядом, отчетливо понимающий, что происходит. Неудивительно, что именно эти люди воспринимались сильнее, чем «потеряшки».
        Никогда до этого такую толпу паразитов не встречал. Необычное зрелище. Как будто наблюдаешь за пятью десятками дырявых защит. Мало у кого разум был настолько защищен, чтобы я не мог легко в него проникнуть.
        В течение получаса собралось человек сто, и я порадовался, что отправил Соню подальше. Нечего ей здесь делать.
        Сотня людей… Большая часть из которых новоиспеченные паразиты, и остаётся лишь гадать, сколько страданий им пришлось вытерпеть, чтобы разум не выдержал и эволюционировал.
        Когда прибыли «капитаны», это сразу стало понятно. Каждый приехал на хорошей машине. Никакой растерянности, одна лишь уверенность. Они сразу зашли внутрь. Трое человек. Ещё один, поколебавшись, отправился за ними, но остановился. Это был такой же претендент, как и Кошмар.
        Снова потянулось ожидание. Прошло полчаса, не меньше, я успел замерзнуть, когда всех нас запустили внутрь.
        Мы прошли через коридор и собрались в просторном зале. Не удивлюсь, если здесь раньше и правда театральные постановки проводили. Только вот кресла убрали. Зато сцену оставили.
        И зачем нас здесь всех собрали?
        ***
        Кошмар, смотря на здание и то, как главари районов заходят внутрь, подумывал о том, не отправиться ли за ними следом. Он не почувствовал приглашения, но и слишком уж скромничать не стоило. Так авторитет не завоюешь.
        Когда из толпы вышел молодой парень и пошёл к двери, Кошмар про себя выругался, что промедлил. Когда парень резко остановился и, потупившись, отошёл обратно, выдохнул и похвалил себя за сдержанность.
        Спина болела. Кошмар этого не показывал, но, закинувшись обезболивающими, всё равно чувствовал боль, что волнами набегала вдоль спины.
        Ноги он так и не почувствовал. Паук бил наверняка и выжег часть нервной системы. Пройдет это или нет, Кошмар не знал.
        Спустя некоторое время его пригласили внутрь. Вместе с тем парнем, что хотел поспешно зайти. Этот парень посмотрел на Кошмара с презрением, когда тот подъехал на коляске, и проскользнул первым. Чтобы попасть внутрь, потребовалось приложить усилия. Пока Кошмар не научился передвигаться в новом своём состоянии.
        Внутри, когда он проехал через коридор, увидел просторное помещение. Впереди - сцену. На ней женщина сидела в мягком кресле, а трое мужчин, смотрящих за районами, стояли напротив неё, внизу. Сейчас они повернулись и встречали взглядами двоих претендентов.
        - Так, значит, вы убили своих боссов, - сказала женщина, когда Кошмар подъехал. - И теперь хотите занять их места. Это так?
        Вопрос был риторическим. Пока говорила, она сканировала разумы двух парней. Жестко, без церемоний, оставляя свои закладки на верность и выуживая подробности игры. Сделано это было настолько быстро и профессионально, что у Кошмара дух захватило от осознания пропасти между ним и госпожой.
        - Решено. Территории остаются за вами. Обязанности тоже. Постарайтесь не разочаровать меня. Остался последний вопрос.
        Кошмар знал какой. Видел уже такое три года назад.
        - Я определила победителя. По очкам лидирует наш новенький. Теперь я буду звать тебя Пауком. Твоё прежнее имя меня не интересует. Ты получаешь возможность взять десять паразитов под своё начало. Остальные - по пять человек.
        Кошмар про себя удивился. Он не ожидал, что станет победителем в играх. Если подумать, они много кого уничтожить успели вместе с Куртом, но чтобы больше остальных? Приятная новость, обещающая многие проблемы.
        - Сколько человек у тебя в команде? - спросила Ата.
        - Один, - ответил Кошмар, подумав про Курта.
        Это было не совсем так. Курт обозначил, что дальше сотрудничать не хочет и собирается убраться из Низин. Скорее всего, из города тоже. Но если сейчас его не выгородить, парень отсюда живым не уйдет.
        - Тогда ты можешь отобрать девять человек, - сказала Ата. - Остальные тоже могут заполнить лимиты. Идите, впустите сюда всех и отберите кандидатов.
        Кошмар, дождавшись, когда остальные сдвинутся с места, тоже поехал на выход. Стоял он от госпожи Аты дальше всех, поэтому у него была фора. Которая не играла особой роли. Пока он ждал, успел осмотреть толпу.
        Когда люди стали заходить внутрь, Кошмар хотел коснуться разума Курта, но тот наглухо закрылся. Никаких мыслей и чувств. Не человек, а пустое место. Проехать к нему тоже был не вариант. Не инвалиду с коляской. Пришлось доставать телефон и отправлять сообщение. На этом Кошмар решил, что сделал всё, что мог, и, если Курт не придёт, это его выбор. Но он пришёл и молча встал рядом, пустым взглядом поглядывая на толпу.
        - Кто готов присоединиться ко мне, подходите. Я готов взять девять человек! - прокричал Кошмар.
        - Да кому ты нужен, инвалидик? - рассмеялся кто-то.
        Кошмар нашёл его взглядом, и парень упал на пол.
        Как ни странно, после этого желающие нашлись. Всего шесть человек. Две девушки и четыре парня. Они встали рядом. Когда время вышло, Кошмар отвёл их группу в сторону.
        Так они и стояли, пока на сцену снова не вышла госпожа Ата. Паук-Кошмар отметил, что мало кто понимает, что это за женщина.
        - Я рада, что вы все пришли сюда, - сказала она. - В этот раз мы собрали большой урожай. А теперь - заключительная часть. Чтобы в городе не возник хаос от наплыва новых паразитов, устроим пир! - сказала она с лживым воодушевлением.
        Люди стали непонимающе оглядываться. Никаких столов с закусками не было.
        - Что это значит? - спросила нервно новенькая.
        - Это значит, - сухо ответил Кошмар, - что те, кто в группах, должны перебить тех, кто не в группах. И если хотите выйти отсюда живыми, нападайте и высасывайте силу. Я буду прикрывать. Начали.
        Первые напавшие были из других групп. Опытные. Новички тупили. Поэтому Кошмару пришлось брать своих под контроль, подавлять их слабости и усиливать агрессию. Не прошло и минуты, как внутри разразилась бойня. Один за другим люди в центре зала падали на пол с выжженными мозгами. Кто-то кричал, пытался выбраться наружу, но никому этого не удалось.
        Единственный, кто не участвовал, - это Курт. Кошмар поглядывал на него, но парень стоял с невозмутимым видом, ничему не удивляясь. Сам Кошмар успел поглотить силу троих, пока не понял, что ему это почти ничего не даёт. Проще оставить грязную работу остальным. Может, поэтому Курт и бездействовал. Не хотел тратиться на то, в чем нет смысла.
        Когда всё закончилось, повисла оглушительная тишина. Кошмар сам не заметил, как ладони вспотели, а сердце бешено забилось, грозясь вот-вот разорваться. Он снова пережил жатву, но, как и в первый раз, чувствовал себя загнанным в угол.
        - Вы двое, - прозвучал повелительный голос. - Два чемпиона игр. В одной команде. Это не дело.
        Кошмар замер. Такого он в прошлый раз не слышал.
        - Разберитесь между собой.
        - Госпожа? - подал голос Кошмар. - Курт готов мне подчиняться.
        Парень ощутил, как его разом в прорубь окунули. Холод был куда острее, чем боль в спине.
        - Когда госпожа говорит, - сказал один из смотрящих. - Ты исполняешь, а не задаешь вопросы.
        - Кажется, это судьба, - сказал Курт.
        Кошмар посмотрел на него.
        - Наверное, так и есть.
        Кошмар при всё желании не смог бы проехать. Зал был завален трупами. Поэтому Курт сам отошёл, шагая прямо по телам, шагов на двадцать.
        - Я поддаваться не буду. Нападай, - сказал он.
        Кошмар приготовился. Ему требовалось ещё раз доказать свою силу.
        Ещё раз, чтобы следующие три года жить спокойно.
        ***
        Марк Гроссе достал мобильный и прочитал сообщение от Курта. Хмыкнул. Убрал мобильный обратно в карман.
        Спустя некоторое время Гроссе сидел в кабине бензовоза. Игра прошла для него плодотворно. Еретик, показавший перед этим, превосходит старика в силе, заставил его отказаться от устаревших принципов и открыть охоту на паразитов с целью забрать их силу.
        Так что сейчас Гроссен ехал к зданию, где должно было всё случиться, надеясь, что его никто не заметит.
        Возможно, это было действительно так. Никто его не остановил. Не приказал заглушить мотор.
        За полминуты до того, как приехал, Гроссе отправил сообщение Курту. Если тот успеет спастись, значит, так тому и быть.
        ***
        Кошмар отбросил все сомнения. Сейчас ему нельзя было показывать слабость, чего бы это ни стоило.
        Курт стоял напротив, с безразличным видом, его взгляд был расфокусирован. Пока его что-то не отвлекло. Достав телефон, он прочитал сообщение и изменился в лице. Маска отрешенности дала брешь.
        А в следующий миг он сорвался с места и побежал. Не к главному входу, а ко второму выходу, что ждал с правой стороны. Курт успел пробежать по телам половину пути, когда споткнулся.
        - Что ты делаешь? - возмущенно спросила госпожа Ата.
        Какая-то часть разума Кошмара отметила, что женщина не смогла увидеть ответов в голове Курта. Что это значит и что происходит, он пока не осознал.
        Курт применил силу, сбросил оцепенение, подпрыгнул и снова пробежал. Метра на три его хватило, после чего парня снова осадили. Он снова сбросил давление и снова побежал. Ещё раз и ещё.
        Когда он почти добрался до выхода, со стороны входа раздался грохот. Обернувшись, Кошмар увидел, как разносит двери и внутрь влетает грузовик.
        А дальше произошёл взрыв.
        ***
        Взрыв я услышал, уже вбегая в коридор. Сначала первый, а следом за ним второй. Что бы там старик Гроссен ни придумал, ничего хорошего это не сулило.
        Я успел пробежать метров пять, когда меня настигла взрывная волна и бросила вперед. Пролетев, я покатился по полу, перестав понимать, где вверх, а где низ. Дохнуло нестерпимым жаром, я инстинктивно заслонил лицо руками и принялся ползти в сторону от источника пожара.
        Как выбрался, сам не знаю. Сначала полз, как смог продохнуть, поднялся и побрел. Вовремя вышел. Сзади что-то обрушилось, и, судя по грохоту, зданию сильно досталось.
        Поблуждав по коридорам, которые стремительно заволакивало дымом, как-то поднялся на второй этаж. Там увидел окно и, недолго думая, открыл его и выпрыгнул наружу. Упал на мягкую землю. В тот момент я не особо думал о здравомыслии прыжка. Просто хотел убраться отсюда подальше.
        Кто же знал, что я свалюсь Ате прямо под ноги. Женщина стояла, смотрела на разваливающееся здание. Как я выпал, перевела взгляд на меня. Сосредоточилась и прочитала в голове то, что хотела.
        - Курт Бакер, значит. Ты знал о том, что произойдет.
        Отвечать не было смысла.
        Я представил образ матери и дал считать его. Ата нахмурила брови.
        - Так ты её сын.
        - Это ты её убила, да? - спросил я, желая докопаться до правды.
        - Нет, не я. Хотя собиралась именно так поступить, - ответила Ата.
        Я не ожидал такой откровенности от неё. В любой момент ждал, что она нападет.
        - Тогда кто?
        - Ты так хочешь знать это перед смертью? - посмотрела она на меня пристально.
        - Да.
        - Его зовут Измаил.
        - Кто это?
        - Это уже неважно.
        Её голос отдалился, исчез. Я почувствовал, как накатывает уныние, а следом за ним и темнота.
        Я сбил её атаку и выхватил пистолет. Попытался. Его не было в кармане. Ата снова надавила, и я упал на колени.
        Отбив и это давление, применил дуэль.
        - Что это? - спросила она, оказавшись в черной пустоте.
        - Кто такой Измаил? - спросил я.
        Я не строил иллюзий, что у меня есть шансы против этой женщины. Она пока не дралась в полную силу. Так прихлопывают надоедливого комара.
        - Наш отец, - ответил она. - Твой дед.
        Смысл сказанного дошёл до меня с трудом.
        Ата разорвала пространство дуэли. Мы снова оказались в реальном мире. Не одни.
        Сзади неё стоял Еретик. Он положил пальцы на виски женщины. Они оба замерли, не шевелясь.
        Поднявшись, я достал нож и дошёл до Аты. Вбил нож ей в живот и провернул. Вытащил и вбил ещё раз. Она покачнулась и начала оседать, но Еретик держал крепко.
        Обойдя их, я собирался ударить и его, но… Не смог. Что-то заблокировало мою руку.
        «Закладка», - осознал я и тут же ударил по ней, разрушая.
        Рука освободилась, но не полностью. В глазах мигнуло, и я обнаружил, что нож выпал из ладони. Я был в плачевном состоянии, ели стоял на ногах. Кое-как смог опуститься и поднял нож, повёл в сторону Еретика. Тот не шевелился. Я чувствовал, что они с Атой сражаются, и сколько это продлится, неизвестно.
        Я успел коснуться его шеи. Не ударил, не пробил, а именно коснулся. Кровь побежала маленькой струйкой, Еретик отвёл от головы Аты руку и ударил меня в грудь. Движения не заметил. Я пролетел несколько метров и упал на землю, где затих. Ощущение, будто кувалдой в грудь получил.
        Приподняв голову, увидел, как Еретик склонился над упавшей Атой. Он выдирал из неё силу, но не только. Копался в памяти и делал боги знают что ещё.
        Надо было подняться. Сделать хоть что-нибудь. Но этот день доконал меня. Каждый вдох давался с большим трудом.
        Хорошо, что я был не один.
        Марк Гроссен вышел из-за угла здания молчаливой тенью. Еретик повернул голову и посмотрел на старика, несмотря на отсутствие глаз. Выглядело это жутко.
        - Привет, отец, - поздоровался Еретик.
        В этот день я услышал слишком много, чтобы поверить в то, что уши меня не обманывают. Отец?
        Гроссен начал стрелять метров за тридцать. Навёл винтовку и открыл огонь. В то, что случилось дальше, верилось ещё меньше, чем в их родственную связь.
        Еретик двигался… Очень быстро. Я едва улавливал его движения, отмечая лишь то, что пули пролетают мимо. Он легко добрался до старика и вырвал оружие из его рук. Старик не растерялся, достал пистолет, но и тот отправился в полёт. А следом за ним и сам Гроссен. Еретик перекинул его через себя, и, кувыркаясь, он упал метрах в десяти от меня.
        - Хватит, старик, - услышал я голос Еретика. - Ты так и не понял, что тогда произошло. Но ничего, я покажу тебе, упертый ты баран. Но сначала…
        Еретик, пока говорил, дошёл до Аты и добил её. Вот так, почти без сопротивления, погибла госпожа, контролирующая целые Низины, по чьей вине за последние двое суток погибли тысячи человек.
        - Теперь ты, - повернулся Еретик ко мне и коснулся шеи, там, где был порез. - Я не удивлен, что ты попытался меня убить. Но у всего есть последствия.
        Я атаковал. Применил дуэль, но Еретик даже не заметил. Рядом корчился старик. Он пытался подняться, но руки его скользили по земле. Гроссен снова падал, не в силах встать.
        Еретик, достав телефон, дождался, когда ему ответят.
        - Перережь себе горло, - сказал он.
        Нет… Нет… Нет!
        Со всей доступной мне ненавистью я обрушился на него снова, но ничего не добился. Всё уходило в пустоту.
        Встав, я собирался броситься на него, но хватило одного удара, чтобы я опять отлетел в сторону.
        - Теперь ты, отец. Поднимайся, - приказал Еретик, и старик наконец-то послушно встал. - В тот день я отказался их убивать. Но Измаил… Он… Приказал мне это сделать. Почувствуй, что это такое, делать что-то против своей воли. Убей мальчишку.
        Гроссен перевёл взгляд на меня. Посмотрел отрешенными глазами. Её лицо исказило напряжение. Еретик молча наблюдал за тем, как, не в силах сопротивляться, старик шагает ко мне.
        Я же с ужасом думал о том, кому предназначался звонок. Дину? Соне? Сестре? Отцу?
        Ну уж нет… Так просто я сдаваться не собираюсь.
        Гроссен что-то достал из кармана. Это было не оружие. Не пистолет, не нож. Это была кнопка, с проводом, что уходил под куртку, скрывающую, что там под ней.
        Собрав остатки сил, ударил по внушению Еретика. Взгляд старика прояснился. Он качнулся в сторону и прыгнул. Еретик встретил это с кривой усмешкой.
        А потом прогремел взрыв.
        Эпилог
        Бип-бип-бип.
        Мерное пиканье врезалось в разум.
        Сложно сказать, в какой момент я осознал себя. До того как это пиканье стало раздражать или после.
        С трудом продрав глаза, увидел белые стены и медицинское оборудование. Тело не слушалось. Взгляду открылось то, что я перебинтован, а мои ноги и руки привязаны. Капельницы, датчики, что бы со мной ни произошло, это было серьезным.
        Накатила ломота по всему телу и тянущие, ноющие ощущения. Вслед за ними включилась и память. Я с трудом вспомнил, что старик Гроссен подорвал себя.
        Но что происходит? Где я?
        И где все остальные?! Где Соня, отец, сестра…
        Я забился в панике, но единственное, чего добился, - датчики запищали интенсивнее. Силы быстро кончились, и чувствуя, как снова проваливаюсь в забытье, я увидел открывающуюся дверь и вбегающую медсестру.
        Послесловие
        
        СТРАНИЦА КНИГИ:Повелитель Разума 2. В поисках ответовПовелитель Разума 2. В поисках ответов(164475)

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к