Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Парамохин Максим: " Сердце Дракона " - читать онлайн

Сохранить .
Сердце Дракона Максим Леонидович Парамохин
        
        
        
        
        АННОТАЦИЯ:
        Боевые драконы банерчагов - самое смертоносное оружие на земле. И лишь малочисленность крылатых монстров до сих пор позволяла русским ратникам сдерживать их. Но теперь могучая магия грозит нарушить существующее равновесие. И что могут сделать всего четыре воина против сотен магов и тысяч обычных солдат. Но выбора у них все равно нет. Они должны уничтожить Сердце Дракона, чего бы это им не стоило.
        
        
        
        
        
        
        
        
        ПРОЛОГ
        
        
        Четырех толстых восковых свечей, стоявших в простых железных подсвечниках по углам большого дубового стола, было явно недостаточно, чтобы полностью осветить большую комнату. Их свет выхватывал из мрака серые стены, сложенные из грубых, лишь слегка отесанных камней, простые деревянные шкафы с древними свитками, уходившие во тьму, холодный каменный пол. Но хозяину помещения, восседавшему на массивном деревянном полутроне, лишенном каких-либо украшений, света вполне хватало. Он почти не шевелился, лишь короткие толстые пальцы слегка поглаживали крышку небольшого ларца из белой кости, изящная резьба и украшения которого очень резко контрастировали с простым убранством комнаты.
        Разумеется, стоит ему только пожелать, и эта комната будет выглядеть совсем по-другому. Стены, отделанные малахитовыми плитами, чья неповторимая внутренняя структура лучше любого рукотворного узора. Изготовленные из прекрасного дуба шкафы, украшенные резьбой лучших мастеров его народа. Сотни свечей, заливающих комнату светом, подобным сиянию солнца, стоящие в золотых подсвечниках, сделанных искусными ювелирами южных стран. И все остальные его комнаты в этой крепости говорили о богатстве и власти их хозяина.
        Но здесь все это было неуместно. Простота и грубость окружающих вещей пришли сюда очень давно, вместе с первыми магами его народа. И напоминали ему о никчемности земных украшений. Убогая роскошь не должна отвлекать от познания древних тайн.
        Раздался глухой стук в дверь, и через секунду на пороге появилась невысокая широкая фигура в таком же, как у него самого, красном плаще. Стоящий в проеме не произнес ни слова, но в этом не было необходимости. Хозяин крепости и так знал, зачем тот пришел. Все готово.
        Почти сто лет он шел к этому дню. С тех самых пор, как прочитал в старой книге еще более древнюю легенду, которую уже все успели забыть. А те, кто помнил, уже не верили. А он верил, и делал все, чтобы легенда ожила.
        Любой ценой добывал древние книги и свитки, постепенно восстанавливая древний ритуал. В поисках нужных компонентов отправлял множество поисковых отрядов во все стороны света. Большинство из них не вернулись, и он даже не знал, где они сгинули. Некоторые вернулись ни с чем, и им пришлось в полной мере познать его гнев. Но в конечном итоге ему принесли все, что нужно. И теперь уже не имело значения, какой ценой это было достигнуто.
        Сегодня все труды и усилия окупятся сторицей.
        Он встал, осторожно взял в руки ларец, и вышел в коридор. Четыре его лучших ученика, одни из сильнейших магов королевства, ждали за дверью. И каждый держал в руках свой ларец.
        По-прежнему не произнося ни слова, он быстро двинулся по пустынному коридору крепости. В этот час в них не было никого, кроме стражи. И лишь шелест плащей да лязг по камням стальных сапог четырех шагавших впереди телохранителей нарушал тишину. Они спускались по лестницам все ниже, пока не вышли в очень высокий, отделанный каменными плитами коридор.
        Пройдя по нему, небольшая процессия вышла в огромное, поражавшее своими размерами помещение. Почти двести шагов в длину, и примерно столько же в ширину. Пять десятков лет и труд тысяч рабов потребовались, чтобы построить его. Вначале его подданные не понимали, зачем. Сегодня они узнают, и восхитятся мудростью своего короля, способного предвидеть события на много лет вперед.
        Все помещение освещалось бесчисленными факелами, установленными на стенах и высоких каменных колоннах, поддерживавших свод. В ближайшей к входу свободной части помещения располагался алтарь высотой двадцать аршин, сложенный из массивных каменных блоков. На первом его уровне, отстоявшем на пять аршин над полом, стояли сто младших магов. На втором, на уровне пятнадцати, восемь высших магов королевства.
        Справа от алтаря и чуть выше на прочном деревянном помосте лежал большой темно-зеленый дракон. Его кожаные крылья были сложены за спиной, лапы поджаты, голова с закрытыми глазами покоилась на деревянной подставке. Два опытных мага стояли по обе стороны от него, контролируя волю могучего животного. И два огромных чернокожих человека с не менее огромными топорами.
        Большая же часть гигантского помещения была отгорожена шедшей полукругом вокруг алтаря деревянной стеной высотой около десяти саженей. Через каждые пятнадцать шагов в ней были большие, богато украшенные двери. Возле некоторых из них стояли по два воина-мага в закрывавших все тело доспехах. Скоро такие стражи появятся возле каждой.
        Телохранители остались у входа, а он вместе со своими учениками поднялся на самый верхний, третий уровень. Большая глыба гранита на вершине алтаря имела форму идеального круга, а ее поверхность, не считая пяти тщательно выделанных углублений, была абсолютно плоской и гладкой.
        Каждый из четырех магов подошел к одному из углублений по краям алтаря. Раскрыв свои ларцы, они достали покоящиеся в них фигурки.
        Грубая, уродливая фигурка из белой глины заняла свое место на северной стороне. Изображение Тогара, бога йети, сурового племени, обитавшего среди снегов и скал северного полуострова. Сотни лет их шаманы использовали статую в своих ритуалах, наполняя ее так нужной ему силой.
        Изящная серебряная статуэтка женщины с головой змеи заняла место на восточном крае. Жестокая богиня раскосых желтокожих людей, у алтарей которой убивали тысячи рабов и пленных, до краев наполняя кровью огромные пятиметровые бронзовые сосуды. Теперь их кровь послужит ему.
        Блестящая, черная обсидиановая голова, в чьих чертах соединились линии человека и быка, заняла свое место на юге. Он послал почти полсотни экспедиций, чтобы добыть ее, но лишь одна смогла добиться успеха. Бог живущих очень далеко на юге минотавров уже никогда больше не дарует победу своим детям.
        Зеленая, потрескавшаяся от времени статуя получеловека, полурыбы встала на западной стороне алтаря. Изготовивший ее мастер умер много тысяч лет назад, как и вся его раса. Лишь развалины храмов остались на месте некогда великой империи. И потребовались десятки лет поисков, чтобы найти среди них то, что нужно.
        Поставив статуэтки каждую на свое место, его ученики спустились на второй уровень пирамиды. Теперь там образовался полный круг из двенадцати магов. Когда начнется ритуал, они передадут ему свою силу, как и силу тех, кто стоял на первом уровне.
        Преклонив колено, он поставил свой ларец на камень пирамиды и откинул крышку. Огромный, величиной с детский кулак бриллиант в свете сотен огней переливался мириадами оттенков. Сам по себе такой камень стоил, как небольшое королевство. И очень много крови пролилось, прежде чем он попал сюда. А теперь ему предстояло стать намного дороже. Дороже, чем любое сокровище этого мира.
        Осторожно взяв камень, он поместил его в углубление в центре алтаря. Сделал шаг назад, и несколько минут смотрел на гладкую серо-зеленую поверхность и сверкающую прозрачную каплю в самом центре. Пора.
        Он вскинул руки, и начал читать первое заклинание. Короткие, резкие, сухие звуки вырывались из его горла и разносились под сводами. Сто двенадцать магов в унисон подхватили их. Своим внутренним, недоступным простому смертному взором он видел, как вокруг каждого из них замелькали искры магической силы. По мере произнесения заклинаний они становились все гуще, окутывая фигуры подобно сверкающим плащам.
        Слова пошли быстрее, потоки магической силы стали переплетаться между собой, образуя единое кольцо силы на первом уровне алтаря. Оно становилось все толще, все ярче и плотнее. Наконец с него ударили двенадцать потоков вверх, к магам высшего уровня, переполняя силой их собственное кольцо силы. Несколько минут прошло, пока они своей волей упокоили лившиеся к ним снизу потоки энергии. Затем воздели руки, вся магическая сила устремилась к нему.
        Она пронзила его подобно дюжине раскаленных огненных копий. Каждая частичка его пропиталась силой, она переполняла его подобно бушующему потоку водопада, наполняющему глиняный кувшин. Никогда он не испытывал ничего подобного, и сейчас лишь его огромный опыт и сила позволяли ему временно удерживать эту энергию под контролем, не дать вырваться наружу.
        Теперь говорил только он, и слова древних заклинаний, срывавшиеся с его губ, не были известны более никому из смертных. Он раскинул руки, как будто пытался обнять гранитный алтарь, и потоки энергии устремились к древним статуям, охватывая их, и дополнительно вбирая в себя накопленную за столетия силу.
        Дремавшая так много лет сила была столь велика, что теперь светящиеся потоки энергии были видны простым глазом. Невероятно тяжелый гранитный алтарь стал чуть заметно подрагивать, колеблемый невиданной доселе мощью.
        С четырех сторон яркие потоки ударили в находившийся в центре бриллиант. Воздух над алтарем дрожал и звенел. Все мастерство и вся сила старого мага без остатка уходили на то, чтобы удержать магическую мощь в пределах круга, включавшего в себя статуэтки, не дать ей не вырвалась за пределы алтаря. Древние реликвии будто пели тысячами голосов тех, чью жизненную силу когда-то впитали.
        И вдруг в один миг все они рассыпались в прах, полностью высвобождая заключенную в них энергию. Она переполняла его и стремилась освободиться, буквально разрывая мага на части. Даже он не мог удерживать ее под контролем слишком долго. Но к счастью, ему это и не требовалось
        Как только статуи обратились в пыль, невидимые его взору, сконцентрированному на контроле за магической силой, два стоявших по обе стороны дракона колдуна дали знак чернокожим гигантам. Отточенные до невероятной остроты топоры взметнулись вверх, и спустя секунду с двух сторон обрушились на шею дракона, отсекая голову.
        Могучее тело задергалось в агонии, аршинная голова скатилась с помоста вниз. А из перерубленной шеи пульсирующими толчками хлынула густая красная кровь. Она лилась в подставленный желоб, и по нему медленно текла к алтарю.
        И вот уже первые ее капли упали прямо на полыхающий ослепительным огнем алмаз. От этого он вспыхнул еще ярче. Кровь не стекала с камня, а буквально впитывалась в него. Бушующие вокруг и внутри кристалла силы соединялись с кровью и вливались в бриллиант, наполняя его невиданной силой.
        Хотя это казалось уже невозможным, голос мага зазвучал еще громче, слова разносились по помещению подобно звукам гигантскому колоколу. Кровь дракона лилась и впитывалась в камень, и вместе с ней впитывалась и вся чудовищная сила, бушевавшая на вершине пирамиды.
        Последние слова прозвучали подобно божественному грому. В этот миг вся бушевавшая вокруг энергия устремилась внутрь и исчезла внутри бриллианта. Из прозрачного камень стал ярко-красным.
        А в следующую секунду энергия вновь наполнила огромное помещение. Но теперь она уже не рвалась наружу буйными разрушающими потоками, а текла ровно и умиротворенно, подобно теплу гигантского камина, заполняя невероятно большой зал.
        Его руки бессильно упали вдоль туловища. Вся его сила и воля ушли на контроль за той мощью, что еще секунду назад заставляли дрожать своды. Если бы хоть один из участвовавших в ритуале совершил ошибку, энергия разорвала бы сдерживавшие ее магические барьеры, уничтожив их и все здание. Но он хорошо подготовился к этому великому дню. И теперь все кончилось. Прямо перед ним на алтаре лежало легендарное Сердце Дракона.
        Кровь убитого дракона еще капала на него, но теперь уже не впитывалась, а стекала вокруг. Несколько минут он смотрел на дело все своей жизни, каждой частичкой своего тела ощущая исходящую от камня мощь. Затем повернулся к стоявшим внизу магам.
        "Мы совершили это. Грядет новая эра, и именно вы стояли у ее истоков".
        Каждый их, подобно ему, отдал все свои силы этому великому ритуалу. Некоторые рухнули, не в силах больше стоять. Но в желтых глазах каждого он видел гордость за их общее дело.
        Стараясь держаться прямо, он направился к выходу.
        Они сделали самое главное. Остальное было делом времени. Уже скоро. Совсем скоро.
        
        
        
        
        
        
        ГЛАВА 1. ТАИНСТВЕННЫЕ ДРАКОНЫ
        
        
        Тонко свистнув, стрела вонзилась в дверной косяк рядом с головой Велеслава. Чуть правее, и она пробила бы голову. Еще две попали в щит. Выругавшись, он метнулся из дверного проема влево, в темноту, где лучники не могли прицельно стрелять в него. И почти сразу же еще несколько стрел просвистели там, где он только что стоят.
        "Здесь лучники" - крикнул он своим товарищам, шедшим следом. Им удалось бесшумно проникнуть в храм, но там они неожиданно столкнулись с парой местных служителей, которым как-то не спалось. И те успели поднять тревогу. Так что обратно придется прорубаться.
        Прямо на него выбежали два храмовых стражника с копьями наперевес. Велеслав шагнул влево и изогнулся, так что копье первого лишь скользнуло по кольчуге, и рубанул его мечом по шее. Удар второго копья пришелся в щит. На какое-то мгновение стражник буквально уперся в него своим оружием, удерживая противника на месте, но Велеслав рывком столкнул наконечник в сторону и бросился вперед, сближаясь до дистанции, где длинное копье маларца было бесполезно. Гарда меча с силой впечаталась в лицо стражника, разрывая кожу и ломая кости. Противник отшатнулся, его лицо залила кровь. Меч стремительно взметнулся и опустился на голову, легко разрубая кожаный шлем. Велеслав оглянулся назад.
        В десятке шагов справа он различил огромную фигуру Николы. Судя по его уверенным движениям, он успешно избежал встреч со стрелами. А вот шедший следом за ним Игорь замешкался и получил сразу две. Одну в правое плечо и вторую в живот. Велеслав в очередной раз помянул богов. Вот за что он недолюбливал волхвов, так это за их нерасторопность как раз в те моменты, когда надо действовать быстро. И броню почти никогда не носят, все больше на свою магию полагаются. Выскочивший последним Всеволод подхватил Игоря и поспешил к Велеславу.
        Надо уходить. Велеслав издал громкий протяжный боевой клич западных русичей. Не меньше двух десятков гневных воплей маларцев раздалось в ответ. Но вскоре он различил приближающийся топот копыт. Радомир услышал его, и сейчас скакал с лошадьми, чтобы забрать их. Справа раздались крики и звон стали. Значит, Никола тоже наткнулся на стражников.
        Велеслав бросился на звуки боя. Он выскочил сзади на одного из стражников, который пытался обойти Николу, и снес маларцу голову. Еще двое уже лежали на земле, и двое пытались проткнуть Николу копьями. Острие одного ударило в кольчугу огромного русича, но не пробило прочную броню. Никола перехватил древко левой рукой и рванул на себя, одновременной выбрасывая вперед правую с топором. Стальной шип длиной почти целую пядь, торчавший из обуха, пробил голову стражника. Велеслав перерубил древко второго одним ударом, а следующим вогнал клинок в грудь противника. В темноте свистели стрелы, но лучники стреляли скорее на удачу, сейчас они не могли ясно видеть их.
        Из темноты приближался еще десяток фигур. Перехватив топор, Никола двинулся им на встречу, Велеслав последовал за ним. Топот за спиной стражников усилился и из темноты появился Радомир. Мечом он зарубил одного из стражников, несущиеся кони сбили еще двоих. Не ожидавшие атаки сзади, стражники разбежались в стороны.
        "Всеволод, грузи Игоря и скачите отсюда" - крикнул Велеслав. Он поймал уздцы своего коня и прыгнул в седло. Радомир уже двинулся навстречу снова приближающихся стражникам. Вдвоем они прикончили еще троих, остальные решили не рисковать и отступили во тьму.
        "Велеслав, мы готовы" - крикнул Всеволод.
        "Отлично, выбираемся отсюда" - они пришпорили коней, направляясь к городским воротам.
        Впереди послышался стук копыт.
        Им навстречу из-за поворота выскочили четыре маларских всадника, и копье одного из них вонзилось в грудь скачущему первым Радомиру. Маларец не успел порадоваться своей победе, поскольку в следующую секунду топор Николы снес ему голову. Велеслав щитом отбил копье второго конника, а удар меча отсек тому руку. Закричав от боли, всадник поскакал прочь с места боя. Всеволод отбился от атаки остальных двоих, сумев прикончить одного из них.
        "Скачите к воротам, я займусь последним" - крикнул Велеслав.
        Он развернул коня навстречу четвертому маларцу. Тот выхватил свой меч и попытался рубануть Велеслава сверху. Велеслав прикрылся щитом, одновременно выбрасывая вперед свой клинок, пронзивший горло врага.
        Топот ног во тьме означал приближение новых стражников. Велеслав подхватил под уздцы коня Радомира и устремился вслед за товарищами.
        Через пару минут скачки по узким кривым улочкам впереди показались городские ворота. Протянув руку, Велеслав достал из седельной сумы небольшой заряженный самострел, замедляя бег лошади. Никола с Всеволодом сделали то же самое.
        "Стой, куда едете?" - шагнул им навстречу один из стражников. "Что там за шум?" Его глаза расширились от изумления, когда свет факела выхватил самострелы в руках приближающихся всадников.
        Коротко взвизгнула тетива, и стрела Всеволода пробила его грудь. Спустя секунду стрелы Велеслава и Николы достали еще двоих. Третий с криком кинулся башне, охранявшей ворота. Но брошенный Всеволодом нож пробил ему шею.
        Никола подбежал к воротам, сбросил засов, затем налег плечом на створку. Велеслав спрыгнул с коня и бросился на помощь. Массивная, обшитая железом дубовая створка медленно пошла вперед. Всеволод тем временем достал лук и парой стрел сбил подбегавших по стенам стражников, не давая им приблизиться.
        "Все, уходим" - крикнул Велеслав, когда проем ворот открылся достаточно широко, чтобы мог проехать всадник. Вскочив на лошадей, они устремились по темной дороге прочь от города. Им вслед свистели стрелы, но достать русичей уже не могли.
        * * *
        Четыре всадника резвой рысью скакали по грязной дороге. Пятая лошадь была пустой. Радомир умер примерно через час, как они выбрались из города. Его похоронили, воздав воину последние почести, и поехали дальше. Сейчас они были уже на землях русичей. С левой стороны шли черные в апреле поля, справа тянулась березовая роща. Небо было чистым, и полуденное солнце щедро дарило земле тепло новой весны.
        "Что дальше собираешься делать, Никола?" - спросил ехавшего рядом спутника Велеслав, рослый, широкоплечий воин в добротной стальной кольчуге с масссивными наплечниками и зерцалом, дополнительно прикрывающим грудь. Широкоскулое лицо обрамляла аккуратная короткая русая борода. Такого же цвета волосы были сейчас скрыты остроконечным шлемом, закрывавшим также верхнюю половину лица, так, что были видны только карие глаза.
        "Домой поеду" - густым басом ответил Никола. Он был еще больше Велеслава, почти три аршина ростом и с десяток пудов весом. Его кольчуга была гораздо толще, и при этом вся испещрена зазубринами и небольшими прорехами. В бою она принимала на себя множество ударов мечей и копий, но мало кому удавалось пробить надежную сталь. Свой тяжелый шлем Никола снял, позволяя прохладному ветру трепать длинные светлые волосы. Его резкие, будто высеченные из камня черты и шрамы придавали лицу мрачное выражение, предупреждая любого, что с этим человеком опасно связываться. А немногие глупцы, отважившиеся на это, в полной мере испытали на себе свирепый характер уроженца северо-восточного ростовского княжества русичей.
        "Надоело уже вольным ратником шастать. Вернусь к Аксинье и детям, вступлю в дружину князя" - добавил огромный воин.
        "Да, да, вернись, а то она себе и другого найти может" - ехидно произнес Всеволод. Этот среднего роста жилистый воин лет сорока с черными волосами и такого же цвета глазами, выдававшими примесь южной крови, далеко не всегда думал, прежде чем что-то сказать.
        "Что ты сказал?" - Никола ухватился за топор. Он не отличался спокойствием, что очень часто заканчивалось весьма печально для таких обладателей не в меру острых языков, как Всеволод.
        "Спокойно, Никола" - Велеслав с силой прижал его руку к корпусу, не давая размахнуться. "Он пошутил".
        "А что, многие бабы с другими спутываются, когда мужика дома нет" - как бы оправдываясь, произнес Всеволод.
        "Аксинья не такая" - свирепо прорычал Никола. "И если я еще раз услышу от тебя что-то подобное" - его голос превратился в рев разъяренного медведя.
        "Да не такая она, не такая" - примирительно закивал Всеволод. Хотя он и был прекрасным воином, драка с разъяренным гигантом явно не входила в его планы. "Я просто хотел сказать, правильно делаешь, что возвращаешься. Наверняка заждалась она тебя".
        "Это верно. Больше года дома не был" - произнес Никола, мрачно оглядываясь на Всеволода. Как будто искал в его словах скрытую насмешку.
        "Крыланов гонять будешь?" - поинтересовался Велеслав, отвлекая его от спора. Крыланы, племена небольших летающих тварей, напоминавших помесь людей и жаб, жили на севере и востоке сразу за землями княжества, и регулярно нападали на ростовские земли.
        "Ну да, будем их гонять. Или чудь" - кивнул Никола.
        "А как вы вообще справляетесь с этими крыланами, если они летают?" - спросил Всеволод. Родившийся в южных краях, и лишь позднее перебравшийся в центральные земли русичей, он никогда не сталкивался с этими уродцами.
        "Как, как. На лошадях с топорами гоняем" - Никола от души взмахнул своим оружием, со свистом рассекая воздух. "Они ведь хиленькие, в пол тебя размером. И летать долго не могут, часа на два их хватает, не больше. А там догнал и руби в капусту. Или стрелами валить".
        "А если они через реку, например? Как догоните?"
        "Дык, только так и спасаются, жабы летающие. Либо через речку какую глубокую, либо чащу непроходимую. Они и движутся то перелетами. Час в воздухе, потом в лесу прячутся, отдыхают. И снова летят. Ну а наши дозоры по лесам их высматривают. И если найдут, тогда все. Один добрый ратник без проблем справится с десятком таких тварей. Мы с братьями, помниться, однажды втроем против сотни таких рубились" - не без гордости похвалился Никола.
        "Три таких бугая против кучки недомерков" - фыркнул Всеволод. "Нашли чем гордиться. А если б они взлетели и стрелами вас закидали?"
        "У нас тоже стрелы есть. И щиты. Один стреляет, другой прикрывает" - несколько снисходительно пояснил Никола. "Так что они, если меньше, чем десять на одного, связываться не рискуют, отступают. В основном на селян нападают. Когда соберутся шайками по сто-двести голов. Украшения забирают, скотину угоняют, иногда детей похищают. Ну а мы, если выловим, рубим их в окрошку".
        "А ты, Всеволод, что думаешь? Куда направишься, когда деньги от воеводы получим?" - спросил Велеслав.
        "В Киев вернусь. У меня там жена, сыновья подрастают. Вернусь в дружину князю. Говорят, он снова в поход на вельдерцев собирается".
        "А ты так и будешь бродяжничать, Велеслав?" - спросил его самого Никола. "Не думаешь остепениться? Я тебе в Ростове жену хорошую найду. И меч твой дружине пригодится".
        "Хороший меч везде пригодится" - усмехнулся Велеслав. В свои тридцать лет он не ощущал ни малейшего желания где-то оседать. Судьба вольного ратника, предлагающего свой меч и мастерство там, где они в данный момент нужнее всего, его вполне устраивала. Да и плата за это получалась намного больше, чем у тех, кто сидел в одном княжестве. "Так что я пока поброжу. В Суздаль поеду. Говорят, князь Ярополк скоро в поход собирается".
        "Ну смотри, если надумаешь осесть, дай знать" - хмыкнул Никола.
        "Игорь, ты что молчишь" - спросил Велеслав ехавшего позади волхва. Тот и раньше был неразговорчив, а после не слишком удачной стычки с маларцами, где он получил две стрелы, совсем замкнулся. Хотя Игорь и залечил раны с помощью своей магии, это никак не поменяло его мрачное настроение.
        "Буду дальше служить богам" - коротко ответил он. Велеслав подождал с минуту, но волхв молчал, снова погрузившись в какие-то свои мысли.
        Впереди показались стены Стопола. Они почти приехали.
        
        * * *
        Стопол был небольшим городком на рязанско-суздальской дороге. Насыпной земляной вал и стена из бревен огораживали несколько сотен домов. Здесь время от времени останавливались караваны купцов, и сюда съезжались крестьяне окрестных деревень, чтобы продать пшеницу, мед или воск, и купить нужные в хозяйстве вещи или какие заморские диковины.
        Правил Стополом воевода Василий Изеславович. Занимался он в основном тем, что враждовал со своим старшим братом Игорем, единственным сыном бывшего воеводы Изеслава Олеговича от первой жены. Василий был старшим сыном от второй жены. Сам Изеслав погиб два года назад в походе против банерчагов. После смерти на его место претендовали и Василий и Игорь. Большая часть дружины поддержала Василия, а Игорь бежал в Деберск, городок в северной части воеводства. Там он укрепился, и Василий пока не мог справиться с ним.
        Помимо этой вражды воевода со своей небольшой дружиной иногда ходил в походы совместно с рязанскими князьями, поддерживая их притязания на тот или иной княжеский стол. Во время одной из таких отлучек в прошлом году Стопол был разграблен в ходе внезапного набега маларцев, восточных соседей русичей.
        Помимо всего прочего они прихватили с собой идола Даждьбога, покровителя селян. Голова именно этой статуи сейчас торчала из седельной сумы Велеслава. Василий нанял его, Николу, Радомира и Всеволода вернуть ее, и дал им в подмогу своего волхва Игоря.
        Сейчас они ехали по неширокой, так, что едва могли разъехаться две телеги, главной улице Стопола. Встречные горожане смотрели на них и тихо перешептывались, указывая на идола. Не обращая на них внимания, четверка направлялась к центру поселения.
        Въехав во двор большого дома воеводы, они спешились, и кинули поводья подбежавшим конюхам. Велеслав забрал статую, и они двинулись к терему воеводы. Василий Изеславович уже появился на пороге, за ним маячили двое его дружинников.
        "Здорово, богатыри" - приветствовал он их зычным голосом.
        "Здравствуй, воевода" - все четверо склонили головы в знак уважения.
        "Успешной ли была поездка?"
        "Успешной" - Велеслав скинул рогожу и выставил на обозрение статую.
        "Славно, славно" - воевода сошел к ним, и повертел стоявшее на земле метровое изображение Даждьбога. "Вы сделали доброе дело. Теперь процветание придет в наши земли. А вон и Велезар идет. Видать, уже прослышал о вашем возвращении".
        Велеслав оглянулся. По двору к ним шли четыре волхва в серых балахонах. Возглавлял их невысокий, худой седовласый старец.
        "Приветствую тебя, Велезар" - громко произнес Василий Изеславович. "Как я и обещал, мы вернули похищенную маларцами святыню".
        "Рад слышать это" - Велезар обошел статую и широко улыбнулся, затем поднял ее с легкостью, которую трудно было ожидать от столь маленького человека. "Теперь его благоволение вернется к нам" - Велезар передал статую одному из своих учеников, и они удалились. Игорь пошел с ними.
        "Ну а мы пока устроим пир в честь ее возвращения" - Василий указал рукой на терем. "Кстати, а где ваш пятый спутник?"
        "Погиб в драке с маларцами" - коротко ответил Всеволод.
        "Жаль, жаль" - покачал головой воевода. От Велеслава не укрылась его торопливо спрятанная усмешка. Если наемный ратник погиб, ему не надо платить.
        "Такова жизнь. Мы все когда-нибудь падем" - коротко сказал он.
        "Да. Но пока мы живы, будем наслаждаться жизнью" - Василий двинулся наверх, приглашая их следовать за ним.
        В просторной горнице на первом этаже уже суетились слуги, собирая на стол угощения. Телятина, зайчатина, осетрина, икра. И боченки браги. К пирующим присоединились другие дружинники Василия. Вскоре подошли музыканты. Горница наполнилась звуками гуслей и дудок.
        Сначала Велеслав и товарищи рассказали о своем походе, о том, как проникли в маларский храм, где те держали похищенного идола. Василий не рискнул отправлять на это опасное дело кого-то из своей и так малочисленной дружины, и предпочел прибегнуть к услугам вольных ратников.
        Затем разговор перешел на другие события земли русской. Говори, что киевский князь Мирослав осенью собирается в очередной поход на Вельдерскую империю. Илья Сирежский с дружиной ходил в неудачный поход против литвинов, а Владимир Ратиборович прогнал из Новгорода своего дядю Олега, и занял новгородский стол. Русские князья и воеводы постоянно ходили походами на соседей, а в перерывах выясняли отношения между собой.
        Слушая разговоры, Велеслав одновременно разглядывал дворовых девок, подносивших им новые кушанья и ковши браги. Его внимание привлекли три из них, стройные, черноволосые и черноглазые, явно не уроженки здешних мест.
        "Нравятся" - толкнул его в бок Василий, по левую руку которого он сидел. Говорили, что воевода, который был примерно его лет, был большим любителем женщин. "Вельдерийки. Взял в прошлом месяце у проезжих купцов. Ох и хороши" - он закатил глаза. "А как танцуют. Кстати, я тут велел вам баньку справит. Могу отправить прислуживать. Три красавицы для трех богатырей" - хохотнул он.
        "Баня это хорошо" - мечтательно протянул Велеслав. После слов Василия восточные красавицы стали как будто еще привлекательнее.
        "И девки тоже в пору придутся" - добавил слышавший их разговор Всеволод.
        "Не знаю как вы, а я только баньку" - прогудел Никола. "Негоже мужу вдали от жены гулять".
        "Ты не понимаешь, от чего отказываешься, Никола" - подначил его Всеволод. "Соглашайся на милость воеводы. Мы никому не скажем" - хитро прищурился он и осекся, увидев, налились кровью глаза Николы.
        "Ты договоришься, Всеволод, он тебе яйца когда-нибудь оторвет. С чем по девкам бегать будешь?" - усмехнулся Велеслав. Дружинники захохотали.
        "Найду с чем" - недовольно буркнул Всеволод, опасливо косясь на Николу.
        "С копьем, как настоящий воин" - вставил один из сидевших за столом ратников. Горница огласилась новым взрывом хохота.
        "Верный муж заслуживает уважения" - примирительно произнес Василий. "Ну а вы двое как, согласны?"
        "Не откажемся" - улыбнулся Велеслав.
        "Кстати" - наклонился к нему воевода, "Не хочешь вступить в мою дружину. Я хорошо плачу, люди не жалуются. Дом тебе справим, жену найдем. Хороший меч мне пригодится. У спутников твоих жены есть в других княжествах, но тебя ничто не тянет в другие земли".
        Велеслав подавил привычный вздох. Почти каждый князь или воевода желали затянуть его в свою дружину.
        "Но и здесь меня ничто не держит, Василий Изеславович. Скучно мне на одном месте, без дела ратного" - пояснил он.
        "Ну так дело мы найдем" - сразу приободрился воевода. "Вон Игоря из Деберска выгнать надо. Или с киевским князем в поход на вельдерцев отправимся".
        "Вот когда соберетесь, тогда и зовите" - ответил Велеслав. "Я же не против мечом помахать".
        Он взял новый ковш браги и проводил взглядом темноволосую красавицу. Вечер обещал быть очень приятным.
        
        
        * * *
        Пробившиеся сквозь пелену сна тяжелые шаги заставили Велеслава открыть глаза. Слабые солнечные лучи пробивались сквозь резные отверстия в деревянных ставнях, наполняя комнату тусклым светом, позволяющим различить предметы обстановки. Шаги приближались, и Велеслав скосил глаза. Его меч в ножнах стоял у изголовья. Вообще-то здесь, в гостевой комнате терема воеводы, ему нечего бояться, но за долгие годы странствий осторожность вошла в привычку.
        Звуки замерли прямо за дверью, а мгновением позже мощные удары буквально заставили доски прогнуться. Рука непроизвольно метнулась к мечу.
        "Просыпайся, Велеслав" - раздался гулкий голос Николы. "Поехали".
        Велеслав расслабленно откинулся на кровать. Вчера они договорились, что вместе поедут на север. Он в Суздаль, а Никола оттуда дальше в Ростовское княжество. Вот только он вполне мог бы зайти и попозже.
        "Одевайся" - кивнул он смуглокожей Алине, проснувшейся от стука, и сейчас вопросительно смотревшей на него. Василий оказался прав, девушка действительно была хороша.
        "Велеслав" - снова крикнул за дверью Никола.
        "Да проснулся я уже, проснулся, не ори" - он сел и стал натягивать штаны, глядя, как красивое тело Алины исчезает под простым холщевым платьем. Поднявшись, Велеслав откинул щеколду, впуская Николу. Девушка проскользнула мимо того в коридор, на прощанье очаровательно улыбнувшись Велеславу. Иногда ему все же хотелось осесть где-нибудь. Но потом беспокойная натура привычно брала верх.
        "Долго спишь" - буркнул Никола, неодобрительно глядя ей вслед.
        "Поздно уснул" - усмехнулся в ответ Велеслав. "Куда ты так торопишься?"
        "Домой".
        "Часом раньше, часом позже" - пожал плечами Велеслав, натягивая кольчугу. "Воевода нам все дал для отдыха - баня, брага, девицы - красавицы" - он хитро улыбнулся, увидев, как нахмурился при последних словах Никола, и хлопнул приятеля по плечу. "Ладно, не делай такое лицо, сейчас поедем" - подхватив шлем, он вышел.
        Спустившись на кухню, Велеслав взял окорок и краюху хлеба. Надо хоть перекусить по утру. У ворот дворовый мальчишка уже держал под уздцы их коней. Видимо, Никола заранее постарался.
        "Следовало бы попрощаться с воеводой" - произнес Велеслав, вскакивая в седло. "А то нехорошо получится".
        "Я вчера предупредил его, что мы уедем рано" - ответил Никола. "Так что он не обидится".
        Велеслав сжал пятками бока коня, посылая его вперед. Отдохнул немного, и хватит. Можно будет погулять в Суздале, если время найдется. Полученные от воеводы деньги позволяют это. А в столице княжества наверняка найдется и хорошая брага, и красивые девки. Так что действительно, не стоит задерживаться в маленьком Стополе. В Суздале будет по меньшей мере не хуже. А то и лучше.
        * * *
        Синяя излучина внизу ушла вправо, и летевший впереди дракон Мирга Гистаха, правителя Идагира, повернул налево, оставляя позади реку, над которой они летели все это время. Эрбет Сортах, средний сын короля Карса Сортаха, владыки Гимгира, повернул своего дракона следом. Сам Карс Сортах восседал на втором сиденьи на спине дракона, доверив управление сыну.
        Глядя на дракона Гистаха, Карс пытался понять, куда именно они летели. Король Идагира проявил такую настойчивость, приглашая его посетить свои владения, что в конце концов самому Карсу стало интересно, чего же тот добивается. И, не смотря на непростые до сих пор отношения двух королевств, он в итоге решил принять приглашение. Но в первый день Мирг Гистах лишь устроил грандиозный пир в честь его прибытия. И лишь сегодня утром во время завтрака предложил совершить прогулку на драконах и намекнул, что кое-что покажет им. Они покинули Лонтад, столицу Идагира, два часа назад, и Карс просто не представлял, что такого интересного может быть столь далеко от главного города королевства.
        Среди сплошного покрова леса внизу начали мелькать луга, на которых паслись коровы, а вскоре вдали показалась огромная поляна, и пересекавшая ее небольшая река. А на берегу ее расположилась крепость с гигантским зданием в центре. Но Карс никогда не слишал, чтобы так далеко на северо-восток от столицы распологался значительный город. Если только...
        "Неужели он ведет нас к идагирской крепости Драконов" - удивился король Гимгира. Крепость Драконов, где каждое из королевств банерчагов выращивало боевых драконов - основную ударную силу своей армии, было в определенной степени священным местом. Ее расположение скрывалось от чужаков, и любой правитель не щадил сил, чтобы уничтожить каждого, кто случайно узнал, где она.
        С каждой секундой крепость приближалась, и вскоре Карс мог четко различить зубчатые каменные стены, массивные ворота и многочисленные строения. На лугах вокруг крепости паслись стада животных, которых держали для прокорма прожорливых животных. Похоже, это действительно крепость. Но зачем правитель Идагира привел их сюда?
        Огромный дракон Гистаха внезапно устремился вперед, набирая скорость. Эрбет вопросительно взглянул на отца, но Карс отрицательно качнул головой. Он король, и не будет лететь вперед сломя голову. Возможно, Мирг Гистах просто хочет лично отдать распоряжения для соответствующего приема гостей. Хотя это и выглядит странно. Для таких вещей вполне можно послать дракона эскорта, но тот продолжал лететь позади двух драконов Гимгира.
        Дракон Гистаха впереди уже превратился в маленькую точку, кружа над самой крепостью. Карсгор, дракон Сортахов, летел неторопливо, мерно взмахивая огромными, по двадцать шагов в длину крыльями. Когда они уже почти подлетели к крепости, из огромных ворот в центральном здании взлетел вверх дракон, затем еще один, и еще, и еще.
        Карс напрягся. Неужели Гистах решил заманить их в ловушку? Но зачем? Чего он этим добьется, кроме ненависти Шарга, старшего сына Карса, который остался сейчас управлять королевством. Эрбет повернулся к нему, стараясь не выказывать испуга, и ожидая указаний. Карс знаком показал спокойно лететь вперед.
        Если это и была засада, то довольно странная. Драконы перед ними были очевидно молоды. По десять-двенадцать шагов от морды до кончика хвоста, даже самые большие из них были вдвое меньше могучего Карсгоха, старейшего и сильнейшего дракона Гимгира. Да, они смогут взять его количеством, но очень глупо и расточительно кидать молодняк против закаленного в боях ветерана. Драконы растут очень медленно. Как правило, банерчаги растили их по сорок-пятьдесят лет, прежде чем те достигали размера, когда можно бросать их в бой. Да, этих молодых драконов много, но это вовсе не повод разбрасываться ими.
        "Стоп" - резко сказал сам себе Карс, внезапно пораженный этим открытием. "А ведь их действительно много". Как минимум полсотни молодых драконов кружили сейчас над крепостью. Это было вдвое больше, чем число всех взрослых и молодых драконов и дракониц Гимгира. Драконицы несли яйца очень редко, один раз в десять-пятнадцать лет. И чтобы получить такое количество молодых драконов примерно одного возраста, требовалось как минимум полсотни дракониц. Но насколько знал Карс, в Идагире их было чуть более десятка. Так откуда столько молодняка?
        "Отец, ты чувствуешь?" - взволнованно спросил Эрбет.
        "Что?"
        Его сын указал копьем вниз. Глядя на орду идагирских драконов, Карс не сразу почувствовал это. От крепости исходили потоки магической силы. Он не знал, что это, но очевидно, это было Нечто невиданной раньше силы, раз его мощь ощущалась даже на таком значительном расстоянии.
        Справа от них появился дракон Гистаха. Король Идагира очертил своим посохом молодых драконов впереди, как бы давая Карсу понять, зачем привел его сюда. Вдвоем они облетели крепость и стаю драконов над ней, и Гистах направил своего дракона прочь от крепости, знаком предлагая Сортаху следовать за ним. Бросив последний взгляд на десятки молодых драконов и огромное здание, от которого исходила неведомая сила, Карс и его сын полетели обратно.
        "Так вот почему Дарс Лертах, правитель Шангира, и Шолн Орнтах, король Балгира, во всеуслышанье заявили о союзе с Идагиром" - эти вести, пришедшие год назад, сильно удивили Карса. До сих пор все девять банерчагских королевств старательно избегали длительных союзнических обязательств. Союзы заключались на короткий срок, обычно с целью совместного похода или отражения атаки противника. Каждый искал свою выгоду, и не хотел ограничивать себя обременительными связями. И хотя за долгие годы сложились определенные предпочтения или наоборот, вражда, все это было достаточно условно. Вчерашние союзники легко могли стать врагами и наоборот.
        Но теперь, похоже, все изменилось. Лет через двадцать, когда эти драконы вырастут, у Мирга Гистаха будет в несколько раз больше боевых драконов, чем у любого другого королевства. А вместе с Лертахом и Орнтахом они смогут сравниться по их числу со всеми остальными королевствами. Вот почему короли Шангира и Балгира вступили в союз.
        "А теперь он хочет вовлечь в этот союз и меня" - это было единственное объяснение, почему Гистах так настойчиво приглашал его, а сегодня открыто продемонстрировал свою силу. Два месяца назад во дворец Сортаха прибыли посланцы Инза Грынтаха, правителя Менгира, наряду с Идагиром считавшегося самым сильным из банерчагских королевств. Обеспокоенный союзом трех королей, постоянно враждовавший с Идагиром король Грынтах предлагал ему объединиться против них. И Карс, имевший весьма напряженные отношения Лертахом, и воевавший в прошлом году с Орнтахом, предполагал согласиться на союз. Если же им удастся втянуть в него еще кого из банерчагских королей, они вполне смогли бы потягаться с союзом Гистаха, нарушавшим сложившийся столетия назад баланс сил между королевствами.
        Но теперь, увидев многочисленных драконов Гистаха, король Гимгира уже не был так уверен в своем изначальном выборе. Слишком сильно они нарушали столь привычный расклад. Плюс еще этот неизвестный источник магической силы, который они там почувствовали. Наверняка он имеет какое-то отношение к драконам. Вот только непонятно, если король Идагира располагает такой силой, зачем ему все остальные.
        Карс ощутил, как дракон начал снижаться. Они вернулись в Лонтад, столицу королевства Гистаха. Занятый своими мыслями, он даже не заметил, как они прилетели. Теперь, видимо, ему предстоят переговоры с идагирским королем.
        Карсгор мягко сел на лапы в широком дворе королевского дворца. К нему тут же подбежали слуги, и накинули темный чехол на голову, чтобы дракон, выпущенный из под контроля Эрбета, никуда не улетел. Сам Карс вместе с сыном легко спрыгнули на землю. Приземлившийся чуть раньше Гистах уже шел им навстречу.
        Это был среднего роста худощавый банерчаг с очень темной, почти черной кожей, выдававшей большой возраст. Мирг Гистах был самым старым среди королей банерчагов. Никто не знал точно, сколько ему лет, но когда Карс, который уже разменял седьмой десяток, был еще ребенком, Мирг уже правил Идагиром. Лишь благодаря магии жизни банерчаг мог достигнуть такого возраста, и, судя по уверенной походке Гистаха, он превосходно владел ей. Как и магией огня, в которой он также считался сильнейшим среди банерчагов.
        "Ну как вам воздушная прогулка?" - подойдя к ним, ровным вежливым тоном поинтересовался Гистах.
        "Было весьма интересно" - Карс решил также не демонстрировать никаких эмоций. Пусть король Идагира сначала откроет свои карты, а там он уже подумает, как ему поступить, и на чью сторону встать.
        "Прошу вас отобедать вместе со мной" - Гистах сделал знак в сторону дворца. "Возможно, наше королевство может заинтересовать вас еще чем-нибудь" - он многозначительно улыбнулся.
        Обед был организован в небольшой комнате, в которой кроме самих королей разместились лишь по несколько человек свиты. Сначала разговор шел о незначительных делах, так что Карс слушал их в пол уха, более отдавая дань искусным королевским поварам.
        "Кстати, как вам понравились наши драконы, король Сортах?" - поинтересовался генерал Ланг Сиртед, пристально глядя на Карса.
        "Так, вот мы и добрались до сути" - король Гимгира внимательно глянул на сидящего на противоположной стороне длинного стола Гистаха. Тот выжидающе смотрел на него, не выказывая своих чувств.
        "Должен признать, их количество впечатляет" - вслух произнес Карс. "И армия Идагира, безусловно, станет сильнейшей среди всех банерчагских королевств, когда они вырастут. Лет через двадцать" - он сделал особый акцент на последних словах. Сейчас, пока эти драконы еще молоды, другие королевства вполне могут объединиться и нанести упреждающий удар.
        Гистах улыбнулся уголками рта, показывая, что понял его намек.
        "А если они пойдут в бой не через двадцать лет, а года через три-четыре?" - выразительно произнес он.
        "Это не слишком умно. Они еще совсем молоды. Если только вы не бросите их в бой слишком маленьким. Да, у вас их много, но стоит ли ими разбрасываться?".
        "К этому времени они будут достаточно большими, ненамного меньше вашего Карсгора" - усмехнулся Гистах.
        "Это невозможно. Драконы не растут столь быстро" - возразил Карс.
        "И не вылупляются каждый год. У вас. И всех остальных" - Гистах особенно подчеркнул последние слова и расплылся в самодовольной улыбке.
        Его слова поразили Карса подобно молнии. Низкая скорость размножения драконов была главной причиной, почему обладавшие ими банерчаги не слишком-то преуспевали в войнах с окружающими расами, а блестящие победы чередовались с весьма тяжелыми поражениями. Хоть и могучие, драконы вовсе не были неуязвимыми, и использовать их следовало очень осторожно. Каждую потерю было очень сложно восполнить.
        "Хотите сказать, ваши драконицы откладывают яйца быстрее?" - он решил не ходить вокруг и спросить напрямую.
        "И растут наши драконы тоже быстрее" - спокойно ответил Гистах. Похоже, он был не прочь сразу выложить свои козыри. "Те, кого вы сегодня видели, вылупились пять-семь лет назад".
        "Немыслимо. Как это может быть?" - воскликнул Карс.
        "У нас есть свои способы" - загадочно улыбнулся Гистах.
        Это наверняка была та самая магическая сила, которую Карс и Эрбет чувствовали вблизи крепости Драконов.
        "И вы готовы поделиться ими?"
        "Нет, но я предлагаем вам присоединиться ко мне".
        "Это невозможно" - резко произнес Карс. "Король Гимгира никогда и никому не будет подчиняться".
        "Разве я говорил о подчинении" - мягко возразил Гистах. "Разве банерчагские королевства - единственные земли. Разве дальше на запад не лежат богатые земли людей. Или не менее богатые земли на юге и востоке" - он взмахнул рукой, будто пытался охватить необъятные земли других рас. "Если мы завоюем их, каждое из наших королевств будет больше, чем все мы сейчас, вместе взятые. Я предлагаю вам союз. Союз равных".
        "Вы хотите организовать совместный поход?"
        "Да. Но не обычный поход за добычей. Я хочу объединить все банерчагские королевства в единую силу. Хватит сидеть в наших лесах и воевать друг с другом. Пришло время распространить нашу власть на весь мир".
        "Мы уже не раз пытались сделать это" - негромко возразил Энг Люртих, генерал Карса. "Но хотя у наших врагов нет драконов, они весьма сильны. Победить их будет весьма непросто".
        "Непросто" - соглашаясь, кивнул Гистах. "Но возможно. Что вы скажете, король Сортах, если и ваши драконицы смогут приносить потомство намного быстрее?"
        Карс задумался. Это было очень соблазнительное предложение. Вот только навряд ли Гистах хочет просто облагодетельствовать их.
        "Вы же сами только что сказали, что не собираетесь делиться с нами своим секретом, король Гистах?" - вставил тем временем Люртих.
        "Секретом - нет" - ответил Гистах. "Но если вы дадите нам своих дракониц, они будут откладывать по одному яйцу каждый год. Для вас".
        "Отдать вам дракониц?" - удивленно воскликнул Люртих. Карс также был весьма поражен этим предложением. Гистах что, и в самом деле думает, что они пойдут на это. Отдать в чужие руки тех, кто обеспечивает прирост гимгирских драконов. Немыслимо.
        "Если вы беспокоитесь за них, можете приставить к ним своих воинов в количестве, не меньшем, чем наши" - успокоительно произнес Гистах. "Я вовсе не хочу лишить вас ваших драконов, но создать нашу общую армию, которая покорит все остальные земли".
        "Мы поняли вас, король Гистах" - важно кивнул Карс. "Но ваше предложение слишком неожиданно. Нам надо хорошо подумать над ним".
        "Это ваше право" - согласился Гистах. "И когда вы сообщите о своем решении?"
        "Через неделю, не раньше" - осторожно ответил Карс.
        "Все знают, что вы очень мудрый король. Я уверен, вы сделаете правильный выбор" - улыбнулся Гистах. "За наш будущий союз" - он поднял кубок.
        Карс поднял свой. То, что сказал король Идагира, резко меняло издавна сложившийся расклад. Единственным шансом восстановить его была большая война всех против Гистаха. Потому что сам он навряд ли добровольно откажется от своего сокровища. И война эта, безусловно, дорого обойдется победителям. С этой точки зрения союз выглядел куда предпочтительней. Но несмотря на слова Гистаха о равенстве, было очевидно, что король Идагира планирует быть в нем первым. А Карсу очень не хотелось признавать кого-либо выше себя. Ему предстоял очень трудный выбор. И следовало все как хорошенько обдумать, чтобы не ошибиться.
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        ГЛАВА 2. ЗАДАНИЕ КНЯЗЯ
        
        
        До Суздаля Велеслав с Николой без особых приключений добрались через неделю. Лишь один раз из лесу показались разбойники, но оценив размеры и вооружение ратников, благоразумно решили не связываться.
        Столица княжества была центром торговли между русскими купцами и расположенными дальше на востоке королевствами банерчагов. Банерчаги привозили в город на продажу пушнину, шкуры мед, воск, и покупали изящные золотые украшения, хорошие доспехи и оружие, дорогие ткани, южные вина и пряности.
        На улицах города также можно было встретить итильских остакутов, привозивших на продажу осетров и икру, крыланов, забредших сюда с севера, либо кентавров, которые кочевали в южных степях, а здесь сбывали ткани, которые удавалось отобрать у караванов, шедших по Великому Шелковому пути. Встречались также вельдерские или западные купцы, которые рискнули заехать так далеко в чужие земли в надежде подороже продать свои товары.
        В общем, центральный городской рынок был таким местом, где трудно кого-либо удивить необычной одеждой или цветом кожи.
        Остановиться воины решили на постоялом дворе в западной части города. Сняв комнату и оставив в стойле лошадь, Велеслав отправился на княжеский двор. Там он наверняка встретит знакомых по прошлым делам дружинников, у которых можно узнать, когда князь планирует отправиться в ближайший поход. Никола же отправился на рынок, поспрашивать, не нужен идущим на север купцам, хороший боец. Дорога в Ростов местами проходила весьма близко к условной границе между княжествами русичей и территорией банерчагов. А приграничные земли всегда и везде кишели многочисленными шайками головорезов, жаждущими избавить торговый люд от лишнего товару, так что добрый ратник всегда был в цене.
        Терем князя Ярополка находился в северной части Суздаля. Войдя в большие, украшенные резьбой ворота, Велеслав неторопливо оглядел двор. Похоже, тут ничего изменилось с тех пор, как он был здесь последний раз, два года назад.
        На обширной площадке справа несколько опытных воинов гоняли молодых дружинников, обучая их искусству владения мечом. Вокруг, наблюдая за тренировкой, стояли другие ратники, среди которых он заметил несколько западных рыцарей. Дальше у хозяйственных построек суетились княжеские слуги. Слева были расположены конюшни
        Присутствие рыцарей было хорошим знаком. Раз князь их пригласил, значит, точно готовится в поход. Так что самому Велеславу тоже дело наверняка найдется. Вот только знакомых ратников среди находившихся во дворе он не увидел, и уже решил было пройти в терем поискать воеводу, как раздался громкий крик.
        "Велеслав" - закричал на весь двор один из наставников, стаскивая с головы шлем. "Велеслав Кижинский".
        "Здравствуй, Мстислав" - теперь он легко узнал старого знакомого. Это был высокий, уже начинающий седеть, но все еще крепкий и ловкий воитель. Вместе с Мстиславом Велеслав, тогда еще совсем молодой, ходил в свой первый поход против тевтонских рыцарей. Да и потом они не раз встречались, то в походе против вельдерцев или остакутов, то отбивая набеги кипчаков или кентавров.
        "Рад тебя видеть, Велеслав" - хлопнул его по плечу Мстислав. "Решил заглянуть в наши края?"
        "Да вот слышал я, что здесь работа найдется хорошему мечу, решил заехать".
        "Такому бойцу, как ты, дело всегда найдется" - улыбнулся Мстислав.
        "Против кого в поход пойдем, остакутов, али банерчагов?"
        "Говорят, банерчагов" - лицо Мстислава стало серьезным. "Три ихних королевства объединились в союз против нас, и князь Ярополк решил нанести упреждающий удар. Так что ты очень вовремя подъехал".
        Раса банерчагов занимала весьма обширные территории в лесах восточнее русских княжеств. Ростом они были в среднем на две-три пяди ниже людей, и чуть уступали силой хорошему ратнику, но были столь же быстрыми и ловкими. Кожа у них была морщинистой, коричневого цвета, светлая у молодых и постепенно темнеющая с возрастом. Волос на голове не было, но все тело покрыто редкой жесткой щетиной. Глаза банерчагов были круглые, желтые с черными зрачками. Они не имели выраженного носа, только два дыхательных отверстия на лице. Короткие губы не до конца скрывали зубы, так что обычный банерчаг выглядел так, будто постоянно скалился. Уши у них были большие, и слух превосходный.
        Вооруженные в основном луками, копьями и топорами, бились они довольно умело. Сражаться предпочитали в лесах, где бой превращался в хаотичную схватку, в которой каждый сам за себя. Равнинным же строем не владели, конницы не имели, так что если удавалось застичь пеших банерчагов на ровной местности, русские ратники могли рассчитывать на легкую победу.
        Разумеется, в том случае, если при банерчагском отряде не было драконов. В чистом поле эти огромные, двадцать-двадцать пять шагов в длину, крылатые чудища были основной ударной силой банерчагской армии. Повинуясь воле своих всадников-магов, могучими челюстями они легко перекусывали воина в кольчуге, разрывали его лапами, могли поднять в воздух вместе с конем и бросить вниз. Сидевшие же позади драконьего всадника воины-лучники засыпали противников внизу стрелами.
        "Да я вижу, что вы тут летунов собираете" - Велеслав кивнул в сторону рыцарей, которые сейчас пристально наблюдали за ними. Западные рыцари обладали грифонами, двух-трехсаженными крылатыми зверями, чье могучее тело было покрыто перьями, а мощный клюв усеян острыми зубами. Хоть и втрое меньше по размеру, чем драконы банерчагов, грифоны были маневреннее, и вполне могли противостоять крылатым монстрам лесных королевств. Поэтому русские восточные князья часто нанимали отряды рыцарей, когда собирались в очередной поход против банерчагов.
        "А ты сам молодых учишь" - Велеслав указал на два десятка воинов, прекративших упражнения и сейчас глядевших на них.
        "Да вот, гоняю, чтоб не прибили их в первой же драке" - кивнул Мстислав, и зашагал к ним. "Ну что остановились?"
        "Ну-ка дай я посмотрю, как ты их тут учишь" - Велеслав с усмешкой вытащил меч и указал на высокого стройного воина, который выглядел достаточно сильным и ловким.
        "Давай, Ярослав, сразись с настоящим мастером" - подбодрил того Мстислав.
        Немного замешкавшись, молодой ратник решительно шагнул вперед и ударил мечом сверху. Велеслав легко отбил удар, не атакуя и давая сопернику снова размахнуться. Ярослав ударил наискось, и Велеслав отклонился, пропуская клинок всего в пяди от плеча. Неожиданно быстро молодой дружинник ударил обратным движением, и лишь мгновенная реакция Велеслава спасла его.
        "Молодец, Ярослав, так его" - поддержал своего ученика Мстислав.
        "А парень не плох, бьет быстро и сильно" - меч Велеслава одну за другой отбил еще три атаки. "Вот только опыта маловато" - он зацепил летящий сверху меч и увел его вниз, так что его собственный оказался сверху. Мгновенное движение назад - и лезвие застыло у горла молодого воина.
        "Совсем неплохо для начала" - Велеслав кинул в ножны меч, и одобрительно похлопал соперника по плечу. "Больше упражняйся, и сможешь победить любого противника".
        Молодой воин смущенно кивнул.
        "Мы думать, Велеслав Кижинский владеть мечом много лучше" - раздался голос с сильным акцентом у него за спиной. Четыре рыцаря, тевтонца, смотрели на него. В голубых глазах того, который говорил, высокого светловолосого, с гардой меча в виде крыльев, означавших владельца грифона, читалась неприкрытая ненависть. Остальные смотрели мрачно, но не так зло, как первый.
        "Я владею им достаточно хорошо, чтобы подрезать слишком длинные языки" - усмехнулся Велеслав.
        "Ти гаваришь, мой язык очень длинный?" - резко спросил рыцарь.
        "Не знаю. Покажи его, а мы решим, стоит ли его укоротить" - стоявшие вокруг дружинники рассмеялись его последним словам.
        "Я лучше показать свой меч" - с легким шорохом сверкающее стальное лезвие покинуло ножны.
        "Ты счастливый человек, если твой язык столь же длинный, как твой меч. Можешь вылакать им до дна любой кувшин" - от последних слов Велеслава тевтонец побагровел, а стоявшие вокруг дружинники засмеялись еще громче.
        "Я атрежу твой" - рыцарь выхватил из рук стоявшего сзади свой шлем, напоминавший перевернутое ведро, с серебряными крыльями грифона по бокам.
        "Ну попробуй" - Велеслав опустил на голову шлем и вытащил меч. Тевтонец явно нарывался на драку. Что ж, выросший в западном Пскове Велеслав с удовольствием преподаст ему пару уроков.
        "Вы оба служите князю" - бросился было между ними пожилой мужчина в дорогой одежде, видимо, один из приближенных князя. Но Мстислав ухватил его за ворот.
        "Не боись, Василий, никто тут никого убивать не собирается. Так, малость поиграются".
        Меч в руке Велеслава описал стальной круг. Этот противник наверняка будет посерьезнее Ярослава. Грифонов доверяли лишь самым лучшим.
        "Ну давай, рыцарь, покажи, что ты можешь".
        Тевтонец стремительно ринулся вперед, его меч сверкающей молнией устремился к груди Велеслава. Скользящим ударом он сбросил его в сторону. Рыцарь действительно бил значительно быстрее и сильнее молодого дружинника.
        Разъяренный не слишком удачной словесной перепалкой, тевтонец яростно обрушивал на него атаку за атакой, намереваясь взять верх в поединке. Его меч стремительно бил сверху, справа, слева, так что Велеславу пришлось на какое-то время уйти в глухую оборону. Не то, чтобы у него совсем не было возможностей атаковать, но раз противник столь рьяно размахался мечом, надо дать ему немного порезвится, коли уж так хочется. Никто не сможет слишком долго махать мечом в полную силу. Рыцарь скоро выдохнется, и тогда наступит время контратаки. А пока же Велеслав больше уклонялся, экономя силы.
        Через какое-то время яростный натиск рыцаря действительно стал понемногу слабеть. Сквозь шлем доносилось его тяжелое дыхание.
        "Тебе лучше забыть про меч, упражняйся в языке" - поддразнил соперника Велеслав.
        Реплика вызвала вспышку новых яростных атак. Сейчас рыцарь использовал последние силы. Вскоре движение его меча снова замедлилось.
        "Вот теперь пора" - меч Велеслава стремительно и мощно обрушился на противника. Не ожидавший от него такого натиска тевтонец сделал шаг назад. А русич бил снова и снова, не давая противнику опомниться. Выдохшийся рыцарь не успевал уклоняться, вынужденный принимать удары в полную силу, содрогаясь от их мощи.
        Очередной яростный удар отбросил его меч в сторону, оставляя корпус открытым. Велеслав мощно ударил его плечом в грудь. Тевтонец не устоял и упал. Быстрым движением Велеслав шагнул к нему, наступая на меч. Его собственный клинок взлетел вверх, чтобы в следующий миг стремительно обрушиться на рыцаря.
        На пару ударов сердца все замерли, затем по окружавшей их толпе зрителей прокатился вздох облегчения. Меч срубил одно из серебряных крыльев и замер на волоске от шеи тевтонца.
        "Оставлю как трофей" - насмешливо произнес Велеслав, поднимая отрубленное крыло.
        "Я еще заберу его у тебя" - процедил рыцарь, поднимаясь.
        "Не сегодня" - Велеслав демонстративно повернулся к нему спиной.
        "Ты нажил себе весьма серьезного врага" - покачал головой Мстислав.
        "Нуу, это вряд ли" - раздался рядом знакомый голос.
        "Святослав" - Велеслав удивился, что не заметил раньше старого друга. Хотя, возможно, тот подошел, пока он бился с этим тевтонцем. "Рад тебя видеть".
        "Знаешь, кто это?" - Святослав кивнул в сторону поднимавшегося рыцаря. "Олаф Тизицкий".
        "Я должен его знать?" - нахмурился Велеслав. Он не припоминал этого имени.
        "Мог. Он двоюродный брат Гюнтера Вепря".
        В памяти сразу всплыл его поединок с Гюнтером в битве при Кижине три года назад, после которой он и получил свое прозвище. Поражение тевтонца поколебала уверенность остальных, и в тот день русичи легко разбили их.
        "Так что этот парень и так был твоим врагом".
        "Если он так расстроен, что не видет своего родственника, я могу устроить им встречу" - усмехнулся Велеслав, оглядываясь. Но тевтонцы уже уходили. Лишь у ворот этот Олаф оглянулся. Глаза его пылали ненавистью.
        "Не сейчас, дружище" - положил ему руку на плечо Святослав. "Их грифоны нам еще пригодятся, так что князь Ярополк будет очень недоволен, если ты прибьешь его до начала похода. Но будь осторожен".
        * * *
        Вечером они со Святославом и еще двумя ратниками сидели в корчме. Здесь же был и Олаф с несколькими тевтонцами. Они сидели в другом углу просторного зала. Вокруг прыгали скоморохи, девки разносили брагу и медовуху.
        Разговор у русичей в основном шел о предстоящих походах. Пока выходило, что они готовились выступить против банерчагов. Благодаря наличию драконов те были очень опасным противником, но драконов было мало, так что при определенной удаче русичи вполне могли рассчитывать на успех. Захватить какое-либо королевство целиком у них вряд ли получится, а вот отбить у лесных жителей желание ходить в этом году на русские земли вполне могут.
        Громкий женский визг привлек всеобщее внимание. Олаф силой посадил на колени одну из прислуживавших в кормчее девиц, и впился ей в губы. Секунд через десять он отпустил ее.
        "Русский бабы самый доступный" - на всю корчму заявил он, вызывающе глядя на Велеслава.
        "А тевтонские, стало быть, недоступны?" - холодно глядя в его голубые глаза, спросил тот.
        "Нет" - гордо заявил рыцарь.
        "Ну, если только для вас. От кого-то же они рожают" - громко, так что все слышали, произнес Велеслав.
        Корчма взорвалась хохотом. Олаф рванулся было к нему, хватаясь за нож, но двое его спутников ухватили его за руки. Очевидно, рыцарь хотел спровоцировать его на драку, но теперь он уже сам выступал как зачинщик ссоры. Князю, конечно, нужны грифоны, но это вовсе не значит, что он будет бесконечно терпеть их выходки.
        "Достать что ли отрубленное крыло, еще позлить его" - рука скользнула по поясу, нащупав холодный металл. "Хотя ладно, леший с ним, не сегодня. Хорошее мясо, крепкая брага и красивые девицы - это намного лучше, чем объяснять княжеским стражникам, что этот придурок сам нарвался".
        Как будто в подтверждение его мыслей, мимо прошла одна из трактирных девок. Под простым платьем угадывались крепкие бедра. Обернувшись к Велеславу, она одарила его улыбкой.
        "Хрен с ним, с тевтонцем" - он глотнул крепкой браги. "Потом разберусь".
        * * *
        Велеслав заканчивал завтрак, когда в обеденный зал постоялого двора вошел невысокий полный мужчина, судя по знакам на одежде, один из слуг князя. Осмотрев помещение, он направился к ним с Николой.
        "Вы Велеслав Кижинский?" - спросил он Николу.
        "Он" - кивнул в сторону приятеля Никола, вытирая бороду.
        "Князь Ярополк хочет вас видеть" - повернулся к Велеславу посланник.
        "Ну пошли, раз хочет" - Велеслав запихнул в рот последний кусок, отодвинул тарелку и встал из-за стола. Негоже заставлять князя ждать.
        По дороге он попытался выяснить, зачем князь вызывает его, но этот мужик ничего не знал. Или, по меньшей мере, не хотел говорить. Возможно, князь вызвал его из-за стычки с этим Олафом, хотя вряд ли князь лично будет заниматься этим. Слуга провел его в княжеский терем и распахнул двери в приемный зал.
        Велеслав вошел в просторную комнату, где князь принимал других князей или иностранных гостей.
        "Здравствуй, Велеслав" - среднего роста, широкоплечий черноволосый, князь Ярополк шагнул к нему.
        "Здравствуй, князь" - склонил голову Велеслав. Затем окинул взглядом зал. Двоих из присутствовавших здесь людей он знал. Борис Сокол, старший воевода князя, огромный, мощный мужчина, чья борода поседела в битвах, но руки по-прежнему были крепче стали. И Светозар, старший волхв суздальского княжества, высокий, белобородый старец в светлой одежде.
        В комнате присутствовали еще трое. Среднего роста, молодой стройный мужчина с короткими темными волосами в серо-зеленой куртке, какие обычно носили суздальские лесные разведчики. В одиночку или небольшими группами они ходили по приграничным лесам, выискивая идущие в набег отряды банерчагов. Говорили, иногда они даже забирались глубоко на земли своих противников, нападая на спящих на земле драконов.
        Второй, высокий, худощавый, лет сорока, был облачен в светло-серую рубаху с вышитыми сакральными узорами, показывающими принадлежность к волхвам. Велеслав определенно видел его раньше, но сейчас не мог вспомнить имени. Третий, столь же высокий, но толстый, в расшитом золотом кафтане был, судя по всему, богатым купцом.
        "Говорят, ты решил поссорить меня с моими тевтонскими наемниками" - улыбнулся князь.
        "Просто преподал им пару уроков вежливости" - спокойно пожал плечами Велеслав. "Пусть не забывают, на чьей земле они сейчас находятся".
        "И тем не менее, две стычки в первый же день - это многовато" - лицо князя стало серьезным.
        "Не я искал ссоры".
        "В любом случае, я хочу отправить тебя подальше отсюда. Не в качестве наказания" - предостерегающе поднял руку Ярополк, предупреждая гневную реплику, готовую сорваться с губ Велеслава. "Предстоит очень серьезное и опасное дело. Так что я был очень рад, когда услышал, что Велеслав Кижинский прибыл в город".
        Велеслав позволил себе немного расслабиться. Если князь пригласил его для серьезного задания, то это совсем другое дело. Похоже, эти трое незнакомцев будут с ним в одной компании. Надо присмотреться к ним повнимательнее.
        "И что же нам предстоит?"
        "Я думаю, нужно дождаться пятого, кто должен будет пойти с вами. И тогда расскажу всем сразу" - ответил князь.
        Дверь открылась, и в зал вошел еще один человек. Точнее, не человек. Вампир. Высокий, на две головы выше Велеслава, закутанный в традиционный для них черный плащ, скрывавший все тело, он подошел к князю и скинул капюшон, открывая серую, блестящую голову с большими остроконечными ушами.
        "Приветствую тебя, князь" - просвистел он, показывая длинные белые клыки.
        "И я приветствую тебя, Тадеуш" - ответил князь.
        "Тадеуш Кровавый?" - вопросительно посмотрел на вампира Велеслав.
        "Он самый" - как ему показалось, насмешливо просвистел тот.
        Похоже, дело действительно предстоит серьезное, раз князь решил нанять для него вампира. Жившие на Балканах, за юго-западными рубежами Руси, вампиры были одной из двух рас, умевших летать. Другой были крыланы, с которыми собирался воевать Никола. Но в отличие от малорослого северного народа вампиры были более трех аршин ростом. И несмотря на внешнюю тонкость, их руки обладали силой, сравнимой с самыми могучими воинами людей, а большие кожистые крылья позволяли легко парить в небе.
        Близлежащие соседи вампиров ненавидели их, поскольку питались те в основном человеческой кровью, и регулярно совершали похищения из окрестных районов. В ответ местные правители с переменным успехом организовывали карательные походы на занимаемые вампирами земли.
        Что же касалось властителей отдаленных земель, например русичей, то они не испытывали к вампирам особой ненависти, и охотно нанимали отряды и отдельных вампиров для своих походов. Благодаря способности летать и видеть в темноте вампиры были непревзойденными разведчиками, связными или диверсантами. Рассказывали много историй про то, как бесшумно упав во тьме на спящий лагерь и уничтожив часовых, они сотнями безнаказанно вырезали спящих воинов.
        А еще вампиры могли весьма и весьма успешно противостоять драконам банерчагов, так что князь Ярополк регулярно нанимал их, хотя услуги крылатых воинов и стоили довольно дорого. Так что присутствие вампиров никого в Суздале не удивляло.
        Тадеуш Кровавый был известен как один из самых лучших наемных убийц среди вампиров. На его счету значились король банерчагов Долз Грынтах, король поляков Лех Бежицкий, князь Всеволод Полоцкий, вельдерский визирь Тиус Талид и много других вельмож и военачальников. А при его внешности - темно-серая кожа, глаза с красными зрачками, немаленькие клыки - вампир был этаким живым воплощением ночных кошмаров.
        "Это Велеслав Кижинский" - указал на Велеслава князь.
        "Я слышал о нем" - просвистел Тадеуш.
        "Ну, раз все предполагаемые участники в сборе, пришло время рассказать, зачем я собрал вас здесь" - начал Ярополк, привлекая общее внимание. "Как вам известно, русские княжества с незапамятных времен враждуют с королевствами банерчагов. В прошлом году нам стало известно, что три из них, Идагир, Шангир и Балгир, объявили о создании союза, направленного против нас. Даже каждое из королевств по отдельности представляет серьезную угрозу, а при объединении трех из них опасность возрастает многократно. Мы не могли игнорировать это, и активизировали работу наших лазутчиков во всех трех королевствах. И совсем недавно мы получили еще более пугающую информацию" - князь замолчал, как бы подчеркивая важность того, что сейчас скажет.
        "Наши разведчики получили сведения, что у королевства Идагира появилось несколько десятков молодых драконов".
        "Несколько десятков?" - поразился Велеслав. Насколько он знал, каждое отдельно взятое королевство располагало не более, чем двумя десятками взрослых боевых драконов и несколькими молодыми, которым еще рано участвовать в битвах. Драконы появлялись на свет редко и росли медленно, благодаря чему русичам и другим граничившим с банерчагами государствам и племенам удавалось отражать их набеги. В большинстве походов участвовало не более пяти драконов за раз. Если поход был совместный, то десяток.
        "Если это правда, над нами нависла серьезная угроза" - продолжил князь. "Мы сможем отразить атаку, если драконов будет пять, десять. Двадцать. Но если их будет пятьдесят, нам будет очень сложно справиться с ними в одиночку. Мы должны знать, насколько достоверны эти слухи. Именно для этого я и собрал вас сюда".
        "То есть нам предстоит проникнуть вглубь банерчагских земель и выяснить, сколько у них драконов?" - утверждающе спросил Велеслав.
        "Да" - кивнул Ярополк.
        "Непростая и очень опасная задача" - произнес Тадеуш.
        "Потому я и посылаю на нее лучших, кого только смог найти. Никита" - князь указал на разведчика, "Несмотря на молодось, превосходный лазутчик. Он не раз забирался очень глубоко в земли банерчагов, и сумел успешно выбраться из них. Он прекрасно знает их леса. Ярозар" - он указал на волхва, "Один из самых сильных среди суздальских волхвов" - точно, теперь Велеслав вспомнил его. Он видел Ярозара в прошлых походах. "Пафнутий" - рука князя тем временем простерлась к толстяку, "Опытный купец, способный договориться с кем угодно. Ну а Тадеуш Кровавый и Велеслав Кижинский просто не нуждаются в представлениях. Их подвиги и так всем известны".
        "Да, компанию князь собрал весьма серьезную, вот только"
        "Прости князь, а какая роль в нашем предприятии уготована купцу?" - спросил Велеслав. Все повернулись к нему. Пафнутий открыл было рот, но Ярополк поднял руку, прерывая его.
        "Королевство Идагира лежит далеко к востоку от нас. Если вы отправитесь напрямик, придется пробираться через земли Шангира или Балгира. В любом случае это будет очень долгая и опасная дорога. Мы решили, что будет лучше, если вы хоть часть пути сможете проехать открыто. Под видом вельдерских купцов, везущих на продажу свои товары, вы поедете через Менгир, лежащий южнее. Это королевство враждует с Идагиром, а у нас с ними последние два года не было серьезных стычек, так что вы вполне сможете там проехать. Мы также планировали, что дальше вы проедете через Гимгир, но сейчас появились слухи, что это королевство также присоединилось к союзу, так что возможно, вам придется пробираться там тайно. Никита проведет вас".
        "Не было серьезных стычек?" - усмехнулся Велеслав. "А не ихнего ли короля прирезал Тадеуш в прошлом году?" - при последних словах вампир самодовольно окалился, будто подтверждая сказанное.
        "Да, но он тогда был с дружиной муромского князя Владимира" - возразил Ярополк. "И потом, все равно он поедет под видом человека".
        Велеслав с сомнением оглядет высокую худую фигуру Тадеуша. Да уж, тот еще человек. Хотя, если он не будет снимать свой плащ, в темноте вполне может сойти за высокого. Вот только сам Велеслав не решился бы поставить на это деньги. Рискованная затея.
        "А разве мы не сможем выдать себя за купцов без Пафнутия?" - поинтересовался разведчик. "Я полагаю, что нам нужны только те, кто будет действовать непосредственно".
        "Никто из вас никогда не торговал" - быстро ответил Пафнутий. "Так что вы сможете выдать себя за купцов только там, где купцов сроду не видели. Я буду сопровождать вас, пока мы будем ехать открыто. Как только же вам придет время действовать скрытно, я оставлю вас и вернусь в Суздаль. Можете не беспокоиться, я не буду вас стеснять".
        В словах купца был смысл.
        "А как насчет оплаты?" - просвистел вампир. "Задача сложная и рискованная".
        "Разве я когда-нибудь экономил на тех, кто славно служит мне?" - повернулся к нему Ярополк. Не услышав ответа, он продолжил: "Вы все получите достойную награду, если выполните эту миссию. Итак, вы согласны?" - князь смотрел на вампира и Велеслава. С остальными, похоже, уже была достигнута договоренность.
        "Я согласен" - не задумываясь, ответил Велеслав. Дело, кончено, опасное, но ему не привыкать.
        "Согласен" - после короткого раздумья произнес вампир.
        "Ну вот и отлично" - довольно кивнул князь. "Полагаю, вам не стоит задерживаться. У нас уже почти все готово, так что вы можете выехать уже сегодня".
        "Мне надо отдать на починку кузнецу свою кольчугу и шлем" - покачал головой Велеслав. "Не стоит ехать на такое опасное дело с дырками в доспехах. Придется подождать, пока их починят".
        "Я скажу нашим оружейникам, чтобы занялись твоей броней в первую очередь" - сказал Борис. "Сегодня к вечеру все будет готово".
        "Значит, выезжаем завтра на рассвете?" - спросил Пафнутий.
        "Да, собираемся у городских ворот" - подтвердил Велеслав. Остальные кивнули в знак согласия.
        Выйдя из терема, Велеслав сразу отправился на постоялый двор за доспехами. У князя хорошие кузнецы, так что броня будет не хуже новой. А пока они ее чинят, он по рынку побродит. Дорога им предстот дальняя и опасная, так что надо подумать, что еще может им пригодиться.
        * * *
        "Время пришло" - Мирг Гистах внимательно глядел на своих союзников, наблюдая за их реакцией на его слова. Сегодня Дарс Лертах, правитель Шангира, и Шолн Орнтах, король Балгира, прибыли в его дворец, чтобы обсудить планы войны против восточных княжеств русичей.
        Во всяком случае, так было объявлено официально. На самом же деле им еще только предстояло узнать истинную цель атаки.
        "Ты предлагаешь нам совместный пробный поход на земли людей уже сейчас?" - как бы уточняя, спросил Лертах, невысокий, толстый банерчаг, чьи одеяния переливались золотом и драгоценными камнями. Он был ненамного младше Мирга, но давно уже сам не участвовал в битвах, обрюзг, и предпочитал наблюдать за сражениями с безопасного расстояния.
        "Я бы сказал, что это преждевременно" - заявил Орнтах. Самый молодой из них, если это слово применимо к тому, кто видел более пятидесяти зим, он был еще весьма крепок. Говорили, что он регулярно упражняется как с боевым топором, так и с боевой магией. Король Балгира был облачен в ярко начищенную пластинчатую броню, которая, видимо, должна была показать остальным его воинственность. "Хотя наши объединенные армии будут достаточно сильны, чтобы нанести поражение их дружинам, люди сильный противник. Тем более, как нам стало известно, их князья тоже планируют поход в наши земли. Так что я предлагаю не спешить, а подождать, пока сами они придут к нам. На своей земле разбить их будет легче" - уверенно закончи Орнтах.
        "И я предложил бы присоединить к нашему войску армию Гимгира, раз уже король Сортах решил вступить в наш союз" - добавил Лертах.
        "Мы нанесем удар вовсе не по людям" - тихо произнес Гистах. На лицах его союзников отразилось неприкрытое изумления.
        "Но тогда по кому?" - удивленно развел руками Орнтах.
        "Я всегда говорил, что мы должны действовать как единая сила. Не как отдельные королевства. Как банерчаги" - Мирг особенно выделил последние слова. Он надеялся, что однажды они достигнут разума его союзников. "И в первую очередь нам следует сокрушить тех, кто ставит под угрозу наше единство. Королевство Менгира" - изумление, отразившееся на лицах его союзников, порадовало его. Чтобы переиграть оппонента, надо сначала сбить его с толку.
        "Я не понимаю тебя, Мирг" - совладав наконец с удивлением, произнес Орнтах. "Ты то предлагаешь всем нам объединиться, то напасть друг на друга".
        "Разве я говорю о войне против всех банерчагов?" - картинно удивился Гистах. "Да, мы должны объединиться, но не все достаточно мудры, чтобы понять это. Вы двое сразу согласились на мое предложение. Сортах согласился после размышлений. Мостах обещал подумать. Лаптах принял мое приглашение поговорить. И только Инз Грынтах даже не захотел разговаривать со мной" - Мирг постарался, чтобы его голос звучал максимально гневно и возмущенно. "И казнил моих посланников" - заключительные слова были произнесены особенно мрачно.
        На самом деле он специально составил свое послание Грынтаху в крайне оскорбительной форме. И отправил с ним наиболее неприятного из своих вельмож. С тем расчетом, что вспыльчивый Грынтах отрубит тому голову, как и случилось, к его вящему удовольствию. Королевства Идагира и Менгира враждовали столь давно, претендуя на звание первого среди королевств банерчагов, что наследники каждой династии с самого рождения впитывали ненависть друг к другу. А постоянные пограничные стычки не давали ей угаснуть. И сейчас Мирг просто не мог упустить возможность разделаться с извечными конкурентами.
        "Ты конечно прав, король Идагира, но не ослабит ли нас эта война?" - с сомнением произнес Лертах. И судя по виду Орнтаха, тот был вполне с ним согласен.
        "Не ослабит" - уверенно заявил Гистах. "Втроем мы намного сильнее. А их традиционные союзники Гимгир и Думгир почти перешли на нашу сторону. Они не будут вмешиваться. В начале. А потом уже будет поздно. К тому же, у меня есть еще кое-что" - загадочно произнес он, и сделал знак одному из слуг. Тот выбежал из зала.
        Гистах продолжал молча улыбаться, не отвечая на обращенные к нему вопросительные взгляды. Сейчас они сами все узнают. Наконец двери снова растворились, и в помещение вошел лорд Кирс Вастих, год назад сменивший своего убитого отца на посту правителя одной из областей Менгира.
        Несколько секунд Гистах наслаждался изумлением на лицах королей и их приближенных.
        "Благодаря нашему новому другу Кирсу мы теперь знаем, где находится менгирская крепость Драконов" - изумленный выдох Лертаха сделал улыбку Мирга еще шире. И нахмуренное лицо Вастиха не могло испортить его настроение. Тому явно не хотелось, чтобы все знали об этом предательстве, но Мирга не слишком интересовали его чувства. Кирс был всего лишь инструментом, пусть и не догадывался об этом.
        "Откуда нам знать, что мы можем доверять ему?" - бросив недоверчивый взгляд на менгирца, спросил Лертах. Дворцовые пиры растлили тело, но не ум короля Шангира, и он вовсе не страдал излишней доверчивостью.
        "Мой надежный человек летал туда, и видел крепость" - спокойно ответил Гистах.
        "Почему ты решил перейти в наш лагерь?" - требовательно спросил Кирса Орнтах.
        Молодой вельможа мрачно посмотрел на них. Ему явно не нравилось, что с ним здесь разговаривают, как с младшим. Но выбора у него уже не было.
        "Наше семейство и семейство Грынтахов долго боролись за верховенство, но боги отвернулись от нас" - пытаясь держатся как можно увереннее, начал он. "И с тех пор их потомки пытаются извести наш род. Когда в прошлом году погиб мой отец и его дракон, Инз отказался дать нам нового, тем самым сведя древний род на уровень простолюдинов" - голос Вастиха дрожал от возмущения.
        Согласно древней традиции, все драконицы принадлежали королю. Это обеспечивало за ним исключительное право на вновь появившихся на свет драконов и гарантировало его власть. Самцы же выдавались самым знатным вельможам, и вместе со своими хозяевами вставали под королевские знамена, когда приходило время битвы. Рода, не имевшие дракона, всегда считались низшими. И лишив Вастихов дракона, Инз Грынтах своими руками посеял семена измены. Королю Идагира не составило большого труда обработать молодого и честолюбивого Кирса.
        "Как я всегда говорил" - вступил в разговор Мирг, "Банерчаги должны объединиться. Но это невозможно, пока Инз Грынтах правит Менгиром. Он всегда ставит личные амбиции выше общего дела. Для всех будет лучше, если Кирс Вастих сменит его на троне" - торжественно закончил он.
        "Ты хочешь сменить королевскую династию?" - изумился Лертах.
        "А что тебя так пугает, Дарс?" - нарочито спокойно произнес Гистах. "Мы же меняем ее ни кем-либо из моих ставленников, и не простолюдинами, а представителями старинного менгирского рода, чьи права на трон почти столь же велики, как и у самих Грынтахов" - он отметил, как вытянулся при этих словах Вастих.
        "Но... Мы раньше никогда этого не делали" - растерянно произнес король Шангира.
        "Наступает новая эра, время перемен и великих свершений" - Мирг замолчал, будто ожидая возражений. Но похоже, оба его союзника были слишком ошеломлены всеми теми новостями, которые он на них обрушил. А значит, пришло время выдавить из них согласие, пока они не опомнились, и не нашли новые доводы против его замысла. "Вы согласны?" - он испытующе глянул сначала на Лертаха, затем перевел взгляд на Орнтаха, не отпуская его, и не давая времени на размышления.
        "Я согласен" - наконец произнес Орнтах.
        "Я тоже" - несколько секунд спустя кивнул Лертах.
        "Значит, мы договорились" - торжественно произнес Гистах. "Теперь нам надо обсудить план нападения. Все должно быть сделано очень быстро и четко, чтобы избежать лишней крови и не ослаблять наших будущих менгирских союзников" - он выразительно глянул на Вастиха. По его знаку слуга расстелил на столе большой пергамент, на котором были грубо изображены все четыре королевства. На территории Менгира была отмечена столица и крепость Драконов.
        "Мы не будем объявлять обычную войну, нападать на окраинные поселения, или даже столицу. Мы сразу же захватим крепость" - палец Мирга указал на карту. "Когда Грынтах потеряет ее, у него не останется иного выхода, кроме как сдаться и отречься от престола в пользу Вастиха".
        "Но как мы захватим ее?" - удивился Орнтах. "Как мы проведем тысячи воинов незамеченными по их территории?"
        "И что мы будем делать, если Инз Грынтах откажется сдаваться?" - добавил Лертах.
        "Нам не нужно вести наших воинов через леса. Мы вполне можем перенеси их на драконах" - ответил Гистах. "Если мы выставим три-четыре десятка драконов, защитники менгирской крепости не смогут остановить их".
        "Да, но как мы захватим саму крепость? Там внутри не менее тысячи воинов. Если они запрутся в своих башнях, как наши драконы смогут выбить их оттуда. Мы же не можем ждать, пока они умрут с голоду?" - возразил Орнтах.
        "Мы задействуем молодых драконов для переноски дополнительных воинов" - ответил Гистах. "Я нанял для штурма крепости наемников-людей. Почти две сотни отличных воинов, очень сильных в рукопашной схватке. Я полагаю, вместе с нашей поддержкой с неба этого хватит, чтобы сломить сопротивление стражи Грынтаха".
        "Вы собираетесь привести в крепость Драконов людей?" - ужаснулся Вастих.
        "Они прилетят туда ночью. И даже если потом захотят, то все равно не смогут найти дорогу по земле" - успокоил его Гистах.
        "А ты уверен, что их будет достаточно?" - с сомнением спросил Лертах. "Защитников крепости все равно будет значительно больше".
        "Они превосходные бойцы" - уверенно ответил Мирг. "Я не пожалел денег и нанял самых лучших, кого только смог найти. Как не печально это признавать, но в рукопашном бою люди превосходят нас. Так что они должны справиться с воинами Грынтаха. К тому у нас есть драконы, которых нет у защитников. И потом, этим наемникам вовсе не обязательно полностью победить. Они могут лишь обескровить гарнизон крепости. А там в дело вступят наши лучшие воины".
        Оба его союзника короли ничего не ответили, молча обдумывая ситуацию.
        "Ну хорошо, если мы захватим крепость, что дальше?" - наконец спросил Лертах.
        "Без крепости Драконов королевство Менгира не сможет существовать. Грынтаху придется отречься в пользу Вастиха" - ответил Гистах. На самом деле он не особо-то в это верил, но не стал показывать это своим союзникам. Пусть они поверят его словам, а когда колесо войны закрутится, его будет очень сложно остановить. Так что если король Менгира заартачится, они общими силами сокрушат его армию.
        "А если Грынтах все же откажется?" - похоже, его довод не убедил Орнтаха.
        "Тогда мы разобьем его армию и убьем его" - холодно ответил Гистах. "Но я не думаю, что дело дойдет до этого. Даже если их король спятит и будет требовать войны, остальная знать вряд ли поддержит его. Особенно если его преемник" - он взглянул на Вастиха, "Пообещает им гораздо больше, чем приграничные драки за жалкую добычу".
        Молодой вельможа выглядел так, будто мысленно уже примерял корону. Орнтаха слова Мирга тоже вроде бы убедили. А вот Лертах явно сомневался. Следовало подтолкнуть его.
        "Итак, вы согласны?" - спросил он таким тоном, будто даже не допускал отрицательного ответа.
        "Если эти люди действительно хороши, мы справимся" - кивнул Орнтах.
        "Согласен" - обреченно произнес Лертах. Ему это явно не слишком нравилось, но отказываться было уже поздно.
        "Тогда выступим через три дня" - Мирг встал, как бы давая понять, что обсуждать больше нечего.
        От приглашения отобедать оба короля отказались, сославшись на необходимость готовиться к вторжению. Мирга это не особо расстроило. Главное, они согласились напасть на Менгир. Остальное теперь уже не важно.
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        ГЛАВА 3. НАЧАЛО ПУТИ
        
        
        Из Суздаля Велеслав и его спутники выехали рано на рассвете. Скакали налегке. Пафнутий сказал, что все необходимые товары и вьючные лошади для маленького купеческого каравана заранее отправлены в приграничный Терден, и сейчас в лишней поклаже нет необходимости. Она бы только задерживала небольшой отряд. За день отмахали почти четыре десятка верст, и остановились на постоялом дворе в маленьком селе.
        Народу в это время года почти не было. Их небольшой отряд удвоил число всех имеющихся постояльцев, так что хозяина корчмы был весьма рад их прибытию. Правда, поначалу он с большой опаской отнесся к вампиру, но Велеслав и остальные заверили его, что все будет в порядке.
        Оставив вещи в своих комнаты, четверо людей спустились на ужин в небольшой, пропахший дымом и едой обеденный зал. Тадеуш остался наверху. Навряд ли среди здешней пищи было что-то, что могло его заинтересовать. Кроме них в харчевне были лишь два крестьянина-постояльца, да хозяин со своей женой, обслуживавшие посетителей. Пока готовились заказанное мясо и овещи, Велеслав решил узнать побольше о лесных жителях и их стране.
        "Ты можешь рассказать нам поподробнее о банерчагских лесах, Никита?" - спросил он разведчика. "А то лично я лишь один раз ходил с войском князя в поход на банерчагов. Но тайно и малой группой - это совсем другое, сам понимаешь. Хотелось бы знать, как оно там, и что нас там ждет".
        "С хлебом, солью нас там точно никто не ждет" - усмехнулся тот. "В принципе, в общих чертах ты наверняка и сам должен все знать, там нет каких-то особых тайн" - уже более серьезно продолжил разведчик. "Банерчаги обитают на весьма обширной территории к востоку от нас. Земли их преимущественно покрыты лесами и болотами, так что живут они в основном охотой, те, кто живет возле рек, рыбалкой. Землепашцы и скотоводы среди них тоже есть, но очень мало. Ремесленных тоже мало, делают исключительно для себя, на продажу почти ничего нет. Наоборот, приобретают такни и оружие в обмен на свои шкуры. Если сравнивать, сколько у них народу, с тем, сколько земель они при этом занимают, то живут банерчаги весьма вольготно. Поселки ихние расположены довольно редко, часто прямо среди леса, а не на открытых пространствах, как наши деревни. Так что, если ходить по лесам осторожно, вполне можно избежать нежелательных встреч".
        "Это хорошо" - кивнул Велеслав
        "Земли их разделены на девять королевств" - продолжил Никита. "Отношения между собой довольно сложные и запутанные, сегодня одни с другими воюют, завтра объединяются против еще кого-то. Точь в точь, как наши князья. Разве что правители в городах не меняются. Иногда собираются для походов против русских княжеств либо итильских остакутов. Поскольку сосчитать их всех в этих лесах никто даже и не пробовал, очень сложно сказать, сколько бойцов может выставить отдельное королевство. В обычных ежегодных набегах участвуют от сотни до тысячи банерчагов. В крупных вторжениях армии целого королевства может участвовать до десяти тысяч воинов. Сильны они в основном своим умением воевать в лесах, где нападают на противника небольшими отрядами, и нельзя развернуть армию в строй для большой битвы, как любят наши воеводы. А вот на равнинах их войска сами по себе достаточно слабы, строем воевать не умеют, конницы нет".
        Тем временем принесли заказанную еду, так что на несколько минут Никита прервал свой рассказ, переключившись на жареную говядину.
        "Но на равнинах, как известно, основную опасность представляют их драконы" - наконец продолжил он, вытирая бороду. "Жуткие крылатые твари, быстрые, сильные и смертоносные. Каждая несет на спине двух магов, один из которых управляет драконом, а второй метает огненные молнии. И еще пяток солдат с луками, которые с высоты стреляют по тем, кто внизу".
        "Но самую страшную силу представляет сам дракон. Хвост этой твари имеет длину десять и более шагов. Обычно банерчаги привязывают к нему дюжину стальных шаров на тонких железных цепочках, это у них называется стальная плеть. Когда боевой дракон начинает махать ей, получается эдакий стальной вихрь, и горе тем, кто попал в него. Эти шары легко сносят любую голову, никакой шлем не помогает. Были случаи, когда дракон за пару минут убивал так сотню застигнутых на равнинах конных дружинников".
        "Еще говорят, они могут легко перекусить всадника вместе с лошадью" - вставил Пафнутий.
        "Могут, но обычно не рискуют" - усмехнулся Никита. "Если снизиться слишком низко, тогда догда можно будет достать не только стрелами, но даже мечами и копьми, а банерчаги не любят рисковать своими тварями. Они слишком долго растут, к счастью для нас. Даже для применения стальной плети им приходится снижаться так, что их можно поразить из луков или тяжелых самострелов. Так что они применяют ее, лишь когда лучников поблизости нет, или их мало. Хотя тело и шея дракона обычно прикрыты кожаными доспехами, стрелы вполне могут изодрать крылья, и тогда тварь не сможет улететь далеко. Или же можно подстрелить управляющего монстром мага, и тогда бесконтрольный дракон просто улетит".
        "Кстати, я всегда хотел узнать, почему именно маг? Разве драконы не подчиняются человеку, как лошади?" - спросил Велеслав.
        "Нет" - вступил в разговор Ярозар. "Они дикие и их нельзя приручить. Каждый из них управляется магом, контролирующим сознание дракона. Если его убить, дракон улетит".
        "Или будет хаотично нападать на бойцов внизу" - добавил Никита. "Но в таком случае его относительно легко убить. А банерчаги слишком трясутся над ними, поскольку их всегда мало. Драконы откладывают яйца очень редко, и медленно растут. Отдельное королевство располагает примерно двумя десятками взрослых драконов. В набегах участвуют обычно от одного до пяти. Банерчаги берегут их и стараются свести риск к минимуму. В начале битвы они обычно атакуют сверху, там, где стрелы их не достанут. Используют своих лучников, либо сбрасывают на шеренги большие камни. Или льют расплавленную смолу, если до битвы подготовят котлы".
        "Да, я слышал, как три дракона таким образом рассеяли вельдерский строй в битве при Птекосе" - кивнул Велеслав. "Благодаря этому кхантарийская конница тогда смогла легко разбить их".
        "Иногда они ходят как наемники в другие страны" - подтвердил Никита. "Благодаря своим драконам банерчаги получают большие деньги. Особенно хороши они при осаде городов".
        "А как вы умудряетесь с ними осправляться?" - во время своего единственного похода Велеславу не пришлось сталкиваться с драконами. Тогда дружина без помех добралась до банерчагских лесов, а под кронами деревьев они были надежно укрыты от крылатых тварей. Так что Велеслав сталкивался лишь с обычными воинами. Он много слышал о схватках с драконами, но не слишком доверял тем рассказчикам.
        "Есть несколько способов" - начал объяснять Никита, отхлебнув из кружки принесенной браги. "Как я уже говорил, можно попытаться поразить дракона или его всадников из луков, когда они спустятся достаточно низко, но банерчаги знают это, и не рискуют спускаться низко там, где есть много лучников. Можно поразить их с помощью боевой магии волхвов. Они могут достать дракона огненной молнией, или нанести ментальный удар его всаднику. Также можно выставить против них западных рыцарей на грифонах, типа того тевтонца, с которым ты сцепился на княжьем дворе. Или вампиров, таких, как Тадеуш".
        "А насколько успешно они могут воевать с драконами?" - спросил Велеслав. "Они же намного меньше".
        "Обычно они пытаются достать не самого дракона, а всадника" - пояснил Никита. "А без всадника дракон, как я уже говорил, не так страшен. Или могут крылья подрезать. Ну и еще иногда дракона выводим из строя мы, разведчики".
        "Это как же?"
        "Ну, когда отряд банерчагов движется на наши земли, драконы летят по воздуху, а основная масса воинов идет или едет на лошадях по земле".
        "У них же нет конницы".
        "Да, боевой нет" - согласился Никита. "В лесу от нее не так много пользы, как на равнине. Но в набеговых отрядах лошадей используют, чтобы быстрее перемещаться. Как правило, в набег идут несколько сотен воинов. Плюс три-пять драконов. Так вот, ночью драконы спускаются на землю, где отдыхают вместе с остальным отрядом. Вот тут и появляется наш шанс" - усмехнулся Никита. "Подкрадываемся в темноте, и достаем драконов вот этим" - он достал из чехла на бедре острый стальной диск диаметром с человеческую голову. "Удачный бросок может сделать в крыле дракона разрез длинной до аршина. Дракон уже не сможет так хорошо летать, как раньше, и его отправляют обратно. А без драконов банерчаги не страшны".
        "Но вокруг них наверняка есть охрана" - воскликнул Пафнутий.
        "Есть" - усмехнулся Никита. "Ну так в том-то и заключается наша работа, чтобы достать его, несмотря на охрану".
        "И как вы ее обходите?"
        "По разному. Есть одиночки на подобии Игната-Тени, которые умудряются незаметно проскользнуть сквозь все посты и выйти на дистанцию убойного броска. Говорят, Игнат проделывал такое не менее трех десятков раз. Банерчаги обещают сотню золотых за его голову".
        "Как же можно пробраться в чужой лагерь" - удивился Пафнутий. "И тем более выбраться оттуда. Там же наверняка шум поднимается".
        "Тем не менее, некоторым это удается" - ответил Никита. "Некоторые говорят, что Игнат может стать невидимым, другие, что он может обернуться зверем или птицей, и так пробраться в лагерь. В любом случае, у него как-то получается пробраться в лагерь, поразить дракона и уйти. Мы же, например, действуем небольшой группой. Если удалось выйти за ночь к месту их ночевки, пытаемся тихо убрать часовых, а затем пробраться к дракону и достать его".
        "Опасно это" - заметил Велеслав.
        "Да уж куда опаснее" - кивнул Никита. "А что делать. Днем на равнине дракон страшная сила. Так что приходится рисковать, пока он на земле. А потом удирать от погони банерчагов" - он немного помолчал. "Лучше всего, конечно, толпой налетать, не меньше, чем у них. Мы помнится, три года назад уже на нашей земле выследили толпу таких в роще на ночевке. Шесть сотен банерчагов и три дракона. Было поблизости две сотни наших конных дружинников. Как налетели. Крылья драконам мечами порубили, а потом и самих копьями да стрелами добили. И самих воинов порубили. Вот это была славная драка. Балгирцы до сих пор не осмеливались на наши земли ходить".
        "А сами мы как по банерчагским землям как проберемся? Они нам вряд ли обрадуются"
        "По Менгиру пойдем как купцы. Вон, Пафнутий им головы запудрит" - кивнул на толстяка Никита. "А дальше тайно лесными тропами пойдем в Идагир. Как я уже говорил, поселения расположены редко, так что вполне можно проскочить".
        "Скрываться в лесах от лесного народа" - с сомнением покачал головой Велеслав.
        "Ну мы же, разведчики, скрываемся" - пожал плечами Никита. "Проберемся, нас будет всего четверо".
        "Плюс у нас будет Дарк" - добавил Ярозар, имея в виду своего огромного волка. Тот весь день бежал рядом с ними, а сейчас лежал у стола, немало пугая своим видом дочку хозяина, приносившую им еду. "Если рядом появятся банерчаги, он их учует и предупредит нас".
        "В крайнем случае будем прорываться" - весело сказал Никита. "Тебя же князь как раз для этого нанял. Банерчаги ходят по лесу охотничьими партиями по пять - пятнадцать голов. Так что справимся".
        Ну что ж, с маленьким отрядом они действительно справятся. Велеслав один мог выйти против пятерых банерчагов. Да и Никита наверняка хороший боец, если князь его послал. Плюс еще вампир. Если хотя бы половина ходивших про Тадеуша слухов была правдой, он воин не хуже Велеслава.
        "Ну а когда мы выберемся к Идагиру, как дальше действовать будем? Не просто же так подойдем и спросим".
        "Попытаемся похитить кого-нибудь, кто может знать" - ответил Ярозар. "Возможно, нападем на отряд какого-нибудь вельможи, который будет ехать в город или из города. Или Тадеуш ночью проникнет в город и выкрадет кого-нибудь".
        "Вы его для этого взяли?" - спросил Пафнутий.
        "В первую очередь да, для этого" - кивнул Ярозар. "Да и вообще вампир очень полезен".
        "Не доверяю я ему" - буркнул купец. "В Вельдерской империи про них много чего нехорошего рассказывают".
        "Про нас рассказывают не меньше" - усмехнулся Велеслав. Ему доводилось бывать на вельдерских рынках, и там про русичей ходило много бредовых слухов. Впрочем, так же, как и про всех остальных. На любом рынке всегда полно самых разных слухов.
        "Не знаю, как там у них с вельдерцами, но для нас они служат хорошую службу" - произнес Никита. "Хотя и просят за нее очень дорого, насколько я знаю".
        Поговорив еще немного, они встали из-за стола. Дорога завтра предстояла не менее долгая, чем сегодня, так что следовало хорошо отдохнуть".
        Поднимаясь в комнату, Велеслав подумал, что задачку князь им подкинул ту еще. Тайно пройтись по землям лесного народа и выяснить, сколько у них драконов. Ну да ладно. Раз Никита говорит, что проскочим, шанс есть. Если же что, будем прорубаться. Не впервой.
        * * *
        К Тердену они выехали вечером следующего дня. Принял их посадский глава города Даберя. По прибытии Пафнутий первым делом пошел смотреть подготовленный караван. Остальные тоже пошли, скорее для интереса. Никиту и остальных десять вьючных лошадей и товар не слишком-то заинтересовали, а вот Пафнутий после осмотра явно повеселен. Что ж, у купцов свои привычки.
        После сытного ужина все они собрались в горнице Дабери.
        "Ярозар" - окликнул Велеслав волхва. "Хотелось бы узнать, какими именно магическими силами ты владеешь. На что мы можем рассчитывать, если банерчаги все же обнаружат нас, и дело дойдет до драки? Насколько я понял, ты владеешь магией сознания?"
        Никита заинтересованно прислушался. Он почти всю свою жизнь провел в лесах. Сначала как охотник на зверя, а потом охотясь на банерчагов и их драконов. С волхвами и боевой магией он почти не сталкивался, и их возможности представлял довольно смутно. Легенды и слухи говорили о мощи, способной в мгновение испепелить целую армию, но сам он никогда не видел ничего подобного. К тому же, если маг может один испепелить всех своих врагов, зачем тогда правители держат армии обычных солдат.
        "Да, я выбрал для изучения магию сознания и довольно хорошо овладел ей" - кивнул Ярозар. "Могу взять под свой контроль до нескольких человек одновременно. Или банерчагов, если понадобиться. Могу отвести взор случайного стражника или охотника, либо заставить командира вражеского отряда оставить нас в покое. Наконец, могу оглушать их, или внушать страх".
        "А дракона ты взять под контроль сможешь?"
        "С драконом все гораздо сложнее" - отрицательно покачал головой волхв. "Управляющий им банерчаг всегда сам силен в такой магии, и он очень давно находится с в контакте со своим монстром. А чем дольше находишься в контакте с управляемым, тем легче его контролировать, тем меньше для этого требуется сил. Ты как бы сливаешься со взятым под контроль. Я, например, могу управлять своим Дарком, видеть его глазами, чуять его носом, практически не затрачивая никаких усилий" - Ярозар замолчал и оглядел сидевших, как бы убеждаясь, что его слушатели понимают, что он говорит.
        "То же самое у банерчагов" - наконец продолжил он. "Драконьему всаднику намного проще управлять своий тварью, чем мне перехватить управление. К тому же расстояние также играет свою роль. Только если противник будет неопытен и слаб, у меня будут шансы на победу".
        "Но ведь ты же можешь атаковать и самого всадника?"
        "Собственно, в бою я обычно так и поступаю" - усмехнулся Ярозар.
        "То есть ты можешь взять под контроль драконьего всадника?" - удивился Никита.
        "Ну, не все так просто" - покачал головой волхв. "Не забывай, что они сами также хорошо владеют магическими силами, и победить их не так просто. На драконов редко сажают слабых магов. Но если они чувствуют, что слабее нас, или хотя бы равны, то предпочитают улететь прочь. Сам знаешь, для банерчагов драконы слишком ценны, чтобы рисковать ими. Таким образом, нам удается вывести из игры крылатых тварей, а пешие воины уже воюют с остальными".
        "Понятно" - задумчиво протянул Велеслав. "А как насчет огненной магии?"
        "Я владею только основами" - отрицательно покачал головой Ярозар. "Костер там разжечь, или что-то в этом роде".
        "Костер разжечь я и сам могу" - пожал плечами Велеслав.
        "Каждый волхв отдает предпочтение какому-то одному навыку" - спокойно ответил Ярозар. "Кто-то хорошо владеет силами огня. Светозар может легко испепелить сотню воинов. Другие, как я, могут захватить контроль над разумом. Третьи способны исцелить любые хвори и раны, либо наоборот, наслать смертельные болезни. Некоторые могут вызывать дожди, или даже бури. Кто-то может поднимать мертвых и заставлять их служить себе. Я никогда не слышал о маге, хорошо владеющем сразу несколькими силами".
        "То есть от огненных ударов ты нас прикрыть не сможешь?" - как бы заключил Велеслав.
        "Нет" - отрицательно покачал головой волхв. "От попыток атаковать ваш разум могу. Но я могу ударить по сознанию колдуну, пускающему огонь. После чего ему будет уже не до магии" - быстро добавил он, заметив, как помрачнело лицо Велеслава.
        "Если только он не испепелит тебя раньше" - мрачно буркнул тот.
        "Светозар изготовил для меня специальный амулет, в который вложил часть своей силы" - Ярозар поднял искусно вырезанную деревянную фигурку Ярилы, висевшую на шее. "Он прикроет меня на некоторое время, а там я уже успею пустить в дело свою магию".
        "А почему он не сделал такие амулеты для всех?" - спросил Никита. У него были свои обереги, но их сил не хватало ненамного, и защита от главного волхва княжества ему бы пригодилась.
        "Каждый такой амулет изготавливается несколько месяцев" - пояснил Ярозар. "Светозар не может сделать такие для всех желающих".
        "Ладно, если ты сможешь отвлечь банерчагских колдунов на время, за которое я или Никита всадим в них пару стрел, это уже хорошо" - заключил Велеслав. "Я так полагаю, и на хорошее лечение особо рассчитывать не стоит?"
        "Нет" - все так же спокойно ответил Ярозар. "Мы должны действовать тайно, и не можем тащить с собой волхвов на все случаи жизни. Так у нас получится целая колонна, которую никак не замаскируешь под маленький купеческий караван. Решили послать меня, поскольку я могу отвести взор любопытных банерчагов, или добыть информацию от пленника. Но у меня есть несколько снадобий".
        "Ты владеешь их речью?" - перебил его Велеслав. Похоже, лечебные снадобья его не слишком заинтересовали.
        "Не очень хорошо, но дорогу спросить смогу" - ответил Ярозар. "Но Никита владеет их речью намного лучше".
        В ответ на вопросительный взгляд Велеслава Никита согласно кивнул. За годы странствий он неплохо научился понимать речь врага. Иногда это очень помогало.
        "Но чтобы добыть информацию, мне даже не обязательно знать язык" - продолжил волхв. "Я вполне могу извлекать их мысли из головы напрямую".
        "Это хорошо" - кивнул Велеслав. "Ну а пленника, я думаю, нам будет несложно захватить".
        "Кроме того, я могу, например, взять под контроль сознание животного или птицы. И получить информацию, глядя их глазами и слыша их ушами. Так что мы вполне можем все узнать, не вступая в прямое столкновение. Хотя князь и нанял тебя как главного мастера мечом помахать, наше основное оружие - скрытность".
        "Ну да, скрытность" - Велеслав даже не пытался скрыть скепсис.
        Никита частично разделял его. Если бы остальные тоже были разведчиками, они легко бы проскочили. Но из четверых бойцов группы лишь он раньше был в тех лесах. Впрочем, шансы у них были, а уж он сделает все от него зависящее, чтобы они добрались до Идагира и смогли узнать все, что нужно.
        Они еще немного посидели, расспрашивая Даберю об обстановке в приграничной полосе, потом разошлись по своим комнатам.
        * * *
        Тадеуш мерно покачивался в седле в такт шагам лошади. На третий день животное почти привыкло к своему необычному всаднику и шло достаточно спокойно, лишь изредка оборачивая голову и косясь глазом. Так что он мог отпустить поводья и ехать расслабленно, накинув на голову капюшон. Большой плащ полностью скрывал его фигуру, и благодаря посадке на лошадь рост уже не столь сильно бросался в глаза, так что со стороны он вполне мог сойти за всего лишь очень высокого человека.
        Из под капюшона была видна только пыльная дорога, но Тадеушу не на что было смотреть. Вампиры не любили солнечный свет, он слишком сильно бил по их глазам, более предпочитающим темноту, да и местные пейзажи из сменявшихся рощ и пашен его мало интересовали. Так что он позволил своим спутникам вести себя. Они знают, куда надо ехать.
        Хотя все четверо и считались одним отрядом, люди сторонились его. Они ехали впереди, переговариваясь о каких-то своих людских делах, оставив его позади. Впрочем, Тадеуша это вполне устраивало. Они другой расы, сегодня на одной стороне, завтра на разных. Иногда он прислушивался к их разговорам, не столько в надежде услышать что-то интересное или полезное, сколько потому, что делать в пути все равно было больше не чего. Теперь, когда они выехали из Тердена с караваном вьючных животных, загруженных товарами для продажи банерчагам, двигались совсем медленно.
        Изредка навстречу попадались телеги куда-то едущих крестьян, но по большому счету дорога было пустынна. Насколько Тадеуш знал людскую жизнь, сейчас селяне готовились сажать свою пшеницу и прочие растения. Им нечего делать на дорогах до осени, когда они повезут урожай в города на продажу.
        Впереди застучали копыта нескольких приближающийся лошадей.
        "Стой" - раздался властный окрик.
        Подняв голову, сквозь тонкую ткань полностью закрывавшего голову капюшона Тадеуш разглядел трех всадников в доспехах.
        "Кто такие, куда едете?" - требовательно спросил один из них.
        "Купцы мы. Едем с товаром в банерчагское королевство" - ответил Пафнутий. "Вот грамота княжеская на проезд" - он протянул всаднику свиток.
        "А что ж вы в Суздале свои товары не обменяете?" - спросил всадник, разглядывая грамоту. "Банерчагские купцы туда захаживают".
        "Только цены хорошей за товары не дают" - возразил Пафнутий.
        "Торгаши" - презрительно фыркнул другой всадник. "За грош удавиться готовы. Не боитесь, что банерчаги с вас головы снимут, да товары даром заберут?"
        "Я слышал, они вполне разумны" - ответил Пафнутий. "И поймут, что честная торговля выгоднее разбоя".
        "Ну езжайте" - первый всадник не пытался скрыть насмешку в своем голосе. "Дальше на три десятка верст спорная земля, так что будьте осторожны. Там полно лихих людей. Или банерчагов".
        "Спасибо" - Пафнутий тронул коня, проезжая мимо всадников, остальной караван последовал за ним. "Лихих людей?" - вопросительно произнес он, когда топот копыт всадников за спиной затих.
        "Да" - ответил Никита. "Приграничные районы всегда кишат беглецами с обеих сторон, которые не прочь пощипать проезжающих торговцем. Но я думаю, имея такого волхва, как Ярозар, и воина, как Велеслав, мы вполне сможем отбиться от обычной банды. Так что можно не беспокоиться".
        Они неторопливо ехали вперед, оставляя позади версту за верстой. Дорога нырнула в небольшой лес, кроны деревьев скрыли солнце. Начинало смеркаться.
        "Впереди люди. Дарк их чувствует" - внезапно произнес волхв. Они остановились. Тадеуш скинул капюшон и оглядел на спутников.
        "Сколько?" - быстро спросил Велеслав. Ярозар молчал, невидящим взором глядя вдаль.
        "Десятка три. С двух сторон от дороги" - наконец ответил он.
        "Что будем делать?" - несколько нервно спросил Пафнутий. Перспектива столкнуться с бандитами явно не радовала купца.
        "Вперед поедем" - усмехнулся Велеслав, проверяя, как скользит в ножнах меч. "Если они рискнут нас остановить, очень сильно пожалеют об этом".
        "Очень сильно пожалеют" - улыбнулся про себя Тадеуш. "Особенно те, кто выживет". Он снова накинул капюшон. Не следовало пугать добычу раньше времени. В отличии от Пафнутия, он, да и все остальные, был воином, и возможная драка совсем не пугала его.
        "Стой" - раздался крик, не проехали они и ста шагов. На дороге стоял человек в доспехах дружинника. Вот только были они весьма грязные и помятые. "Кто такие?"
        Тадеуш медленно повернул голову налево. Среди деревьев смутно угадывались несколько темных фигур. Глядеть сквозь капюшон не слишком удобно, ну да ладно.
        "Купцы. Едем торговать с банерчагами" - выкрикнул в ответ Пафнутий.
        "Купцы" - весело воскликнул стоящий на дороге, радостно ухмыляясь во весь рот, в котором не доставало нескольких зубов. "Ну платите пошлину за проезд, раз купцы" - он протянул руку.
        "И какова же пошлина?" - поинтересовался Велеслав.
        "Половина товара" - оскалился стоявший на дороге.
        "Я возьму его под контроль и заставлю пропустить нас" - прошептал Ярозар. Тадеуш яростно скрипнул зубами. Какого черта этот маг лезет. Он то уже надеялся на драку.
        "Не слишком ли много хотите?" - громко спросил Велеслав.
        "В самый раз" - самоуверенно ответил разбойник. Но через несколько секунд ухмылка спала с его лица, оно сделалось равнодушным и спокойным.
        "Магия" - раздался визг откуда-то справа. Среди деревьев прыгал человек, обвешанный каким-то побрякушками. "Волхв хочет поработить атамана". Похоже, у разбойников был свой маг, который распознал попытку Ярозара. "Убейте их" - колдун вытянул в их сторону посох. Сорвавшаяся с него молния прошла над их головами.
        Уже замеченные им слева люди с криком бросились на них. Вопли справа возвестили о другой волне атакующих. Свистнуло несколько стрел, одна из которых вонзилась в луку седла, а другая пробила левое крыло, заставив зашипеть от боли.
        "Никита, займись лучниками" - крикнул Велеслав, направляя коня к толпе атакующих справа.
        Тадуеш спешился и сбросил плащ, демонстрируя бандитам, с кем они столкнулись. Те остановились, сбившись в кучу, со страхом глядя на вампира. Они явно не ожидали такого от маленького купеческого каравана. Выхватив две висевших за спиной слегка изогнутые сабли, вампир быстрым шагом двинулся на них. Разумеется, в бою он предпочитал летать, но здесь, среди деревьев, с его крыльями особо не развернешься. Но их это не спасет.
        Разбойники оказались не робкого десятка.
        "Убьем его" - крикнул высокий худой бородач, направляя в его сторону копье. Над головой Тадеуша свистнула пара стрел, выпущенных сидевшими на деревьях лучниками. Это придало бандитам еще больше смелости, и они с криком бросились на него.
        Отклонив одной саблей направленное в живот копье, обратным движением Тадеуш перерезал горло бандита. Другая сабля, прочертив серебряную молнию, перерубила руку толстяку, размахнувшемуся топором. Он стремительно скользнул вперед, уклоняясь от меча и второго копья, и выбросил вперед руки, пронзая своих противников.
        Отбив новый летящий к нему топор левым клинком, Тадеуш ударил рукоятью правой в висок еще одного бандита, оглушая того. Хриплый вдох сзади заставил его пригнуться и круговым движением уйти в сторону, пропуская над плечом дубину. Клинок полоснул по ребрам противника, оставляя длинную резанную рану, из которой рекой хлынула кровь.
        Со сторону лучников раздался крик, затем звук падающего тела. Похоже, Никита достал одного из них своими стрелами. Тадеуш отбыл мечами копье и саблю двух новых противников, сокращая расстояние. Ударом локтя в лицо он отбросил назад копьеносца и по сходящимся траекториям ударил клинками второго противника. Тот сумел блокировать правый, но левый легко отделил его голову от шеи.
        Несмотря на разбитое лицо, первый снова бросился в атаку. Отведя саблей копье, Тадеуш гардой ударил в лицо разбойника, опрокидывая того на землю. В двадцати шагах впереди треснули кусты, скрывая последнего бандита. Он не рискнул биться с убившим его товарищей вампиром в одиночку.
        Тадеуш глянул в сторону деревьев, на которых засели лучники. Под ними лежали три тела, сраженных Никитой. Шум боя с другой стороны дороги стих. Похоже, этот Велеслав также сумел разобрался со своими противниками.
        Шесть мертвых, два оглушенных, и один с отрубленной рукой, истекающий кровью. Замечательно. Вот только зачем лить кровь понапрасну. Он сунул клинки в ножны, и шагнул к бандиту, который пытался отползти, держась за обрубок руки. Правой рукой схватив разбойника за грудки, он поднял его выше, левой запрокинул голову и вонзил клыки в горло незадачливого любителя чужого добра.
        Тадеуш с наслаждением пил липкую теплую кровь, чувствую, как конвульсии человека постепенно затихают вместе с уходящей из тела жидкостью. А вот его самого она наполняла энергией и силой. Он услышал вскрик ужаса и шорох листьев. Не отрываясь от жертвы, он повернулся и увидел еще одного бандита-лучника, чье лицо буквально побелело от страшного зрелища.
        Минуту Тадеуш смотрел в его наполненные страхом глаза, вытягивая последнии капли крови из умирающего. Затем бросил обмякшее тело, и, подхватив одно из лежавших на земле копий, тупым концом метнул его в бандита. Удар сбил того на землю. Теперь осталось только связать трех пленников.
        "Что ты делаешь?" - на дороге появился Велеслав. Его доспехи были забрызганы кровью. Чужой.
        "Еда" - произнес Тадеуш, улыбаясь залитым кровью ртом. "Хорошая еда".
        "Ты, ты хочешь выпить их кровь?" - лицо стоявшего рядом с Велеславом купца исказилось ужасом и отвращением.
        "А что такого?" - оскалился Тадеуш. "Что делают дружинники князя с пойманными бандитами?" - спросил он, закончив связывать первого бандита и переходя ко второму. "Убивают" - он сам же ответил на свой вопрос, так и не дождавшись реакции людей. "Какая разница, как они умрут".
        Судя по их виду, для них разница все же была.
        "А без этого никак?" - яростно спросил Велеслав.
        "Никак" - связав всех троих, Тадеуш встряхнул пленников, приводя их в сознание, и потащил к своей лошади, привязав сзади. Затем по очереди посмотрел на лица своих спутников. Похоже, они все разделяли чувства Пафнутия, хоть и не выражали это так явно.
        "Теперь понятно, почему тебя зовут Кровавый" - мрачно произнес Велеслав, отворачиваясь.
        Тадеуш никогда не понимал эту особенность людей. Он видел, как они привязывали своих соплеменников за ноги и волочили за лошадью, пока те не превращались в ободранный кусок мяса. Распинали на крестах, оставляя медленно умирать под палящим солнцем. До смерти забивали плетьми. Заживо варили в кипящем масле. И подвергали десяткам других медленных и мучительных казней.
        И все это под радостные крики толп народа. Но когда сам Тадецш или кто-то из его соплеменников убивал людей, выпивая их кровь, они отворачивались с таким вот брезгливым отвращением. Чем такая гибель хуже всех остальных? Почему они так к этому относятся?
        Глянув в спины удалявшимся спутникам, он залез на коня. Не нравится, и ладно. Лишь бы не мешали. А у него теперь еды на две недели.
        * * *
        На ночевку они расположились в небольшой роще. Пока люди разогревали себе на костре еду, Тадеуш стоял возле трех затравленно глядевших на него пленников, размышляя, не поесть ли ему сегодня еще раз. Но в итоге решил оставить их на потом. Он выпил много крови из того бандита, так что сейчас был очень даже сыт. А путь им предстоит долгий, и только богам известно, когда ему снова попадутся люди, которых можно будет использовать как пищу. Так что лучше оставить их на потом.
        Когда он подошел к костру, разговор людей прекратился. Его спутники мрачно смотрели, как он усаживается рядом с ними. Первые два дня, когда останавливались на постоялых дворах, он не выходил из комнаты, так что они как бы не замечали его. Но теперь им придется терпеть его соседство.
        "Ну что, убил еще одного?" - зло спросил Пафнутий.
        "Нет" - спокойно ответил Тадеуш. "Я пока сыт. Выпью его кровь на рассвете, когда поедем" - в свете костра он увидел, как их лица исказились брезгливыми гримасами.
        "И что, тебе каждый день по человеку нужно?" - после недолгого молчания мрачно поинтересовался Велеслав.
        "Мы не такие кровожадные, как считают некоторые" - усмехнулся Тадеуш. "Если перерезать жертве горло и собрать всю кровь в хороший сосуд, ее хватит дней на пять. Так что ближайшие две недели мне не надо думать о пропитании".
        "И где же ты берешь людей, когда находишься в землях княжества?" - снова спросил Велеслав. Вопрос был с подвохом.
        "Людей по ночам похищают" - зло произнес Пафнутий. "И пьют их кровь" - он с ненавистью посмотрел на вампира.
        "Да, похоже, этот купец нас ненавидит" - внутренне усмехнулся Тадеуш. "Видимо, у него было неприятное знакомство с кем-то из наших". "Зачем же нам кого-то похищать" - растягивая слова, вслух произнес он. "Есть и другие, вполне законные способы насытиться".
        "Это какие же?" - заинтересовался Велеслав.
        "Кого из бандитов поймать. Вот как сейчас, например. Или взять кого из преступников, княжеским судом к смерти приговоренных. Им же все равно помирать, так хоть какая-то польза будет. Наконец, можно на законных основаниях купить невольника. Князь Ярополк щедро платит, так что я могу себе это позволить" - он похлопал себя по поясу, где лежали монеты. "Что же касается ночных похищений" - он холодно посмотрел на Пафнутия, так, что купец содрогнулся под его взглядом. "То в этом нет никакой необходимости. Это лишь создает лишние проблемы".
        "Ага, был я в ваших местах" - горячо возразил Пафнутий, оглядываясь на остальных. "Наслушался про это твое "нет необходимости". Как вы людей по ночам воруете во всех окрестных городах и селах. И в нашем караване немало украли".
        "Так и есть. Столкнулся с дикими, и теперь на всех обижен" - подумал Тадеуш.
        "Как я уже говорил, у нормальных вампиров нет в этом необходимости" - он сделал небольшую паузу, как бы подчеркивая сказанное. "Нам проще присоединиться к походу какого-нибудь из ваших князей, либо других властителей, и взять свою долю пленников. Либо купить их у работорговцев. И ни у кого из людей не будет никаких претензий. Все законно" - Тадеуш снова замолчал, давая им возможность осмыслить сказанное.
        "Есть конечно, пара диких кланов, которые мечтают о господстве нашей расы над всеми землями" - наконец продолжил он. "Эти да, устраивают похищения из людских селений или проходящих караванов. Но нормальных больше".
        "Но в любом случае вы все убиваете людей" - резко сказал Пафнутий.
        "Можно подумать, вы друг друга не убиваете" - полупрезрительно процедил Тадеуш. "В своих внутренних разборках крошите народу намного больше, чем это делаем мы. Столько крови без всякой пользы проливаете".
        "Почему ты называешь тех, кто мечтает о господстве, дикими?" - поинтересовался Велеслав. Очевидно, привычки вампиров его так же не радовали, но, похоже, любопытство было сильнее. "Вы сильны и умеете летать. Что вам мешает завоевывать остальных?"
        "Мало нас" - угрюмо ответил Тадеуш. "В каждом клане от нескольких сотен до тысячи вампиров. Включая молодых. При этом некоторые из одиннадцати семейств враждуют между собой так сильно, что союз между ними невозможен. Что же касается диких" - он сделал паузу.
        "Говорят, раньше все кланы только нападали на людей и уносили их. В ответ люди устраивали походы, в ходе которых гибли и они, и вампиры. Но потом самые умные из нас поняли, что участвовать в походах людей против других людей гораздо выгоднее, чем воевать со всеми без исключения. И с тех пор мы получаем много золота, выполняя разные задачи для людей, как группами, так и поодиночке, как я. И добываем кровь на вполне законных основаниях. А дикие так и продолжают нападать на людей из приграничных с нами сел, иногда провоцируя ответные походы".
        "И в ходе таких походов вы все становитесь на их защиту" - горячо заявил Пафнутий.
        "Разумеется" - кивнул Тадеуш. "Ведь люди же не различают членов разных кланов, а убивают всех подряд. Нам приходится защищаться".
        "А почему вы сами с ними не разберетесь?" - выкрикнул купец. "Раз уже вы тоже страдаете от таких походов, как ты тут нам говоришь".
        "А почему вы не изловите всех своих бандитов" - Тадеуш ткнул в сторону, где сидели три его пленника. "Ведь они вообще грабят лишь вас. Мы же не делаем выводов обо всей вашей расе только на основе нескольких отдельно взятых бандитов".
        "Ты говоришь, что вас мало. Но я слышал, что укушенный вампиром сам превращается в вампира, если останется жить?" - спросил Велеслав.
        "Врут" - отрицательно покачал головой Тадеуш. "Иначе мы бы уже давно заполонили все земли. Лишь самые сильные наши колдуны могут с помощью особой магии превращать своих жертв в полувампиров. Остальные не могут и этого".
        "Полувампиров?"
        "Ну да. Они чуть пониже ростом, но умеют летать. При этом, они довольно безмозглы, так что могут использоваться лишь в качестве слуг. Никто из истинных вампиров не считает их за равных".
        "Нас вы тоже считаете за низших?" - с вызовом спросил Пафнутий.
        "Вы не низшие. Вы другие. Другая раса".
        "Ладно, давайте спать ложиться" - произнес Велеслав, обрывая новое противостояние. "Нам надо отдохнуть после драки. Весело путь начался, ничего не скажешь. А дорога еще предстоит долгая. Поскольку мы сейчас на чужой территории, кто-то один должен бодрствовать. Я буду дежурить первый, потом Никита, потом".
        "Не стоит" - оборвал его Тадеуш. "Я не нуждаюсь во сне. Так что вы все можете спать спокойно".
        Несколько секунд они неуверенно переглядывались. Очевидно, их не слишком радовала перспектива спать под охраной того, кто вполне мог просто съесть их. С другой стороны, он был их союзником. А у вампиров в суздальском княжестве в целом была хорошая репутация. Они никогда не предавали тех, кто нанимал их.
        "Хорошо" - наконец сказал Велеслав. "Раз ты можешь взять это на себя, нам же лучше".
        Люди стали устраиваться, а Тадеуш взлетел на одно из деревьев. Отсюда обзор гораздо лучше, чем с земли, так что если кто попытается подкрасться к лагерю, Тадеуш их заметит. А вот они его вряд ли. Мало кому придет в голову выглядывать наблюдателя на дереве, у которого на восемь саженей от земли нет ни единого сучка.
        Тадеуш достал из сумки, которую он всегда держал при себе, купленную в два года назад на рынке Сонгамира, столицы Вельдерской империи, книгу о некромантии. Как и любые сведения о магии, такие книги были редки и стоили очень дорого. Маги не любили делиться своими секретами с остальными. А Тадеуш очень хотел стать некромантом. Поэтому он и работал на хорошо плативших людей, чтобы позволить себе покупать такие книиги.
        Разумеется, можно было попроситься в ученики. Но маги обращались с начинающими учениками почти как с рабами, и в лучшем случае лишь один из десяти достигал значительных высот мастерства. Гордого Тадеуша это не устраивало, и он нашел дркгой путь. Раскрыв книгу, он погрузился в изучение древних тайн. Его глаза прекрасно позволяли ему читать при тусклом свете луны.
        * * *
        Велеслав подтянул седельные сумы и сел на коня. Пора было двигаться в путь. Из-за деревьев появился Тадеуш, тащивший за собой двух пленников с искаженными ужасом лицами. Видимо, он только что на их глазах убил третьего и выпил его кровь. Да уж, бандитам не позавидуешь. Жить, зная, что очень скоро станешь пищей вампира.
        Ему не слишком нравилось это соседство. Хотя вампиры и считались надежными союзниками, прекрасными разведчиками и убийцами, любому будет не по себе, если ночевать рядом с тем, кто в любой момент мог решить, что ты его ужин. Велеслав не доверял ему до конца, хотя и не демонстрировал свою неприязнь столь явно, как Пафнутий. Тот утром рассказал, что когда они четыре года назад шли с караваном мимо земель вампиров, те напали на них, и унесли с собой многих, включая его молодого племянника, которого Пафнутий хотел приобщить к торговле. Так что ненависть купца к ним была понятна.
        Тем временем Тадеуш привязал своих жертв к седлу и залез на своего коня. Можно было ехать.
        День прошел спокойно. То ли встретившиеся им незадачливые разбойники были единственной бандой на этой дороге, то ли другие решили не рисковать, связываясь с ними. На ночлег они остановились на поляне у небольшого ручья примерно в сотне шагов от дороги. Место нашел Дарк, который постоянно рыскал вокруг них.
        "Велеслав, я слышал, ты владеешь магией огненного меча. Это правда?" - за ужином неожиданно спросил его Ярозар.
        Велеслав глянул на волхва, затем положил ладонь на рукоять меча.
        "Правда".
        "То есть ты тоже маг?" - удивленно посмотрел на него Никита.
        "Нет. Я воин".
        "Но ведь ты же сам сказал" - недоуменно начал было Пафнутий.
        "Сила огненного меча не является магией в привычном виде, какой ее используют волхвы и прочие маги" - перебил его Велеслав. "Но владеющий ей может на короткое время наполнить меч своей жизненной силой".
        "И что тогда?" - спросил купец.
        "Тогда меч приобретает особую разящую мощь. Он легко перерубает чужие мечи, разрубает самые прочные щиты и доспехи. Обычное оружие не может остановить его".
        "То есть ты можешь легко прорубиться сквозь любые отряды противника" - изумленно воскликнул Никита.
        "Не все так просто" - покачал головой Велеслав. "Я же говорю, огненный меч забирает жизненную силу человека. И очень быстро. Ты используешь его совсем недолго, но устаешь так, как будто махал мечом целый день. Или таскал тяжелые камни. Это очень опасно. Многие не успевали вовремя остановиться, и падали замертво, когда меч выпивал все их жизненные соки. Так что не стоит прибегать к этой силе, если можно обойтись без этого".
        "А как ты стал обладателем такого меча?" - после небольшой паузы спросил Пафнутий. "Его можно купить?"
        "Нет конечно" - усмехнулся Велеслав. "Далеко не каждый человек может овладеть этой силой, и отнюдь не каждому из тех, кто может, кузнецы позволят ей овладеть. В псковской земле, где я родился, есть орден кузнецов, обладающих этим тайным знанием. Их всего двенадцать человек. Два раза в год они выбирают одного из достойнейших воинов, чтобы передать ему это грозную силу.
        В течении года воин работает подмастерьем у одного из них, постигая премудрости огня и стали. Затем он приступает к работе над своим мечом" - Велеслав как будто вернулся на пять лет назад в прошлое, в мастерскую мудрого Вариты. С раннего утра он приходил в кузню, бросал в горн новую порцию руды и раздувал меха, добывая сталь. Затем принимался собственно за ковку, раз за разом раскаляя кусок стали, и ударяя по нему молотом, придавая ему нужную форму. Затем приходил мастер, оглядывал его работу, пробовал сталь и выкидывал, как ни на что не годную железку. А Велеслав начинал всю работу заново.
        Наконец, оглядев очередной клинок, Варита решил, что он достаточно хорош. Оставалось нанести магические руны и соединить меч с его владельцем. Для каждого воина существовала своя комбинация рун, определяемая звездами, под которыми он родился, и лишь самый старший из кузнецов мог вычислить ее. Одна ошибка, и магия уже не сработает.
        Раз в полгода, в самую длинную или самую короткую ночь в году, все двенадцать кузнецов собирались на обряд инициации в священном капище. Стоя вокруг раскаленного горна, они пели гимн огненной силы, пока Велеслав один за другим выбивал на раскаленной добела стали двенадцать заветных знаков. Кровь каждого кузнеца, смешанная с его собственной кровью, должна была накрыть каждую из рун. Ее тяжелые капли капали на раскаленное лезвие и с шипением исчезают, впитывая силу огня, каждого из мастеров, и самого воина. И с каждой руной клинок светится все сильнее. Наконец последняя руна на самом острие была покрыта кровью. Отступившие мастера начали читать главное заклинание. С каждым звуком горн гудел все сильнее, хотя никто не поддувал его и не подбрасывал уголь. Велеслав чувствовал, как огненная сила печи буквально наполняет клинок. И с последними словами заклинания он приложил раскаленное лезвие к груди, напротив сердца. И сквозь адскую боль ощутил невиданное доселе единение со своим оружием.
        "Вот так воин и становится обладателем такой силы" - закончил Велелслав. Затем вытащил из ножен меч, демонстрируя выбитые вдоль клинка двенадцать сакральных символов, по шесть с каждой стороны.
        "И часто тебе приходилось пользоваться этой магией?" - спросил Пафнутий после недолгого молчания, рассматривая клинок.
        "До сих пор ни разу" - усмехнулся Велеслав. "Мне всегда хватало собственной силы и ратного искусства".
        "Будем надеяться, что и на этот раз она тебе не понадобится, и мы обойдемся обычными методами" - произнес Ярозар.
        "Да" - Велеслав поднялся. "Надо ложиться спать" - он накинул свой плащ на кучу притащенных им еловых веток, заменявших им постель, и вытянулся во весь рост. Все последовали его примеру, кроме вампира, который во сне вообще не нуждался, и сейчас опять взобрался на одно из деревьев, где он до утра будет наблюдать за окрестностями.
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        ГЛАВА 4. ПАДЕНИЕ МЕНГИРА
        
        
        Маркос Линид в очередной раз подергал самодельную застежку, которая должна была удержать его меч в ножнах во время полета. Хотя его наниматели и заверяли, что без проблем доставят весь отряд прямо на стены крепости, и сама высадка будет ничуть не сложнее, чем просто спрыгнуть с телеги, каждый из его людей сделал себе нечто подобное. Никто из наемников никогда раньше не летал на драконах, и не желал в начале битвы обнаружить, что его оружие выпало в полете. Меч Маркоса вроде держался надежно. Он посмотрел на толпившихся во дворе воинов. Его люди негромко переговаривались, собравшись в небольшие кучки. Несколько банерчагов стояли отдельно, наблюдая за ними.
        Он никогда не предполагал, что судьба забросит его так далеко от родины. Родившийся в уважаемой вельдерской фамилии, он всегда видел себя лишь в качестве воина могучих легионов империи. Но жизнь распорядилась иначе. После скоропостижной кончины от какой-то непонятной болезни не оставившего прямых наследников императора Константина Маркос выступил на стороне претендовавшего на трон племянника Константина Глависа, в легионе которого служил.
        Но их войска были разбиты армией другого претендента на престол, Тибуркана, известного в империи военачальника и двоюродного брата умершего императора. Сам Главис погиб в решающей битве. Сев на трон, жестокий Тибуркан не простил своих бывших противников, и Маркосу, как и многими другим, пришлось бежать подальше от центральных областей империи, где сильнее всего ощущалась железная рука нового повелителя Вельдера.
        Поскольку бывшие легионеры не умели ничего, кроме как сражаться, они стали наемниками. Благодаря имперской закалке почти никто не мог тягаться с ними в жестоких рукопашных схватках, и очень скоро их отряд приобрел грозную репутацию. Поэтому Маркос ни сколько не удивился, когда однажды к нему подошел невысокий щуплый человек, назвавшийся представителем короля банерчагов Мирга Гистаха, и сказал, что его хозяин хотел бы нанять отряд Линида. Хотя королевство Идагир, по слова посланца, находилось очень далеко, щедрый аванс и обещание еще более щедрой оплаты после завершения работы склонили Маркоса принять предложение.
        Вот только сейчас он уже не был столь уверен в правильности сделанного тогда выбора. Эти банерчаги оказались вовсе не людьми, а невысокими, обитающими в лесах существами. Разумеется, само по себе это не создавало проблем, наемникам было все равно, на чьей стороне сражаться, главное, чтобы хорошо платили. Но в королевстве Идагир почти не было других людей, лишь некоторые местные вельможи держали отдельных невольников, захваченных в набегах на окрестные земли. Сами банерчаги так же не слишком-то стремились общаться с людьми, так что отряд оказался предоставлен самому себе. Отсутствие женщин, вина, и иных привычных развлечений порядком угнетало боевой дух воинов, и среди них не раз возникали разговоры о том, чтобы на все плюнуть, и вернуться туда, где людей гораздо больше, чем этих коричневых уродцев. И лишь привычка к дисциплине да жестокие тренировки Маркоса не позволили отряду развалиться.
        Так что он очень обрадовался, когда вчера появился этот Корг Мартих, через которого отдавал приказы наемника король Гистах, и сообщил, что наконец-то пришло время действовать. Сегодня ночью они выполнят свою работу, заберут обещанное золото, и никогда больше не станут залезать в такую глушь.
        Сверху раздалось хлопанье крыльев, и через несколько секунд во двор один за другим спустились три дракона. Мартих сразу же подошел к Маркосу.
        "Грузите своих воинов, командир Линид" - сухо приказал он. По плану драконы должны были высадить наемников на стены крепости, которую им и предстояло захватить. Во всяком случае, так ему объяснил король Гистах при единственной личной встрече. Вот только ни ему, ни его людям вовсе не улыбалось лететь на одной из этих огромных крылатых твари, которых они до этого лишь видели издалека. Это беспокоило его гораздо больше, чем последующая схватка с куда более многочисленными банерчагами. Тут-то он был спокоен. Проигрывавшие людям в росте и силе, лесные жители не должны были составить проблем для его закаленных в боях воинов.
        Впрочем, выбора у них все равно не было. Полет на драконах был единственной возможностью доставить их на место.
        "Фолкис, вы грузитесь первыми" - крикнул он десятнику, возглавлявшему его лучников, для надежности указав копьем на драконов. Опасливо косясь на огромных тварей, его люди начали неохотно взбираться на них.
        "Поживее" - рявкнул он. Раз уж пришло время действовать, не было смысла тянуть с этим. Вряд ли банерчаги послали бы их, не будь они уверены в своих ручных монстрах.
        Один за другим его бойцы садились на все новых прибывающих драконов, которые заменяли уносившихся в ночное небо. Маркос сел последним, убедившись, что весь его отряд погрузился и отправился в путь. Его тряхнуло, когда монстр подпрыгнул, взмахивая гигантскими крыльями. Поток холодного ночного воздуха ударил в лицо. Он покрепче ухватился за ремень седла, на котором устроился. Эта тварь явно летела быстрее любого коня, а земля темнела слишком далеко внизу.
        Впрочем, очень скоро Маркос успокоился. Мерные взмахи огромных крыльев уверенно несли их вперед. Дракон полностью повиновался воле своего всадника-банерчага, так что они, скорее всего, действительно достигнут цели. Полет на самом деле протекал почти как поездка на телеге, разве что без привычной тряски на ухабах. А там они как-нибудь слезут и займутся более привычной для них работой.
        * * *
        Сидя в высоком кресле на спине Тарнгора, Мирг Гистах напряженно всматривался в темную землю, раскинувшуюся внизу. По его оценке, они летели уже почти два часа, и очень скоро должны были обнаружить указательные костры, которые точно скажут, в каком направлении находится менгирская крепость Драконов.
        Сегодня ночью началась вторая часть его грандиозного плана. Драконы Идагира, Балгира и Шалгира объединились для атаки на главную крепость короля Грынтаха. Три десятка могучих животных, несущих на своих спинах почти две сотни лучших воинов и магов, гордо рассекали воздух своими огромными крыльями. А молодые драконы позади, выросшие благодаря созданному им Сердцу Дракона, несли еще почти две сотни наемников-людей, которым предстояло в рукопашной схватке уничтожить менгирских стражников и проложить дорогу в саму крепость, где содержались драконицы.
        А когда его банерчаги захватят крепость Драконов, Грынтаху не останется никакого иного выхода, кроме как сдаться. Или умереть. В любом случае сегодня его самый сильной и непримеримый противник в борьбе за право называться первым среди всех банерчагов будет сокрушен.
        Справа от него появился дракон, летящий наискось к их общему направлению. Мирг повернул голову. Несмотря на темноту, благодаря примененному заклинанию "взора совы" он мог видеть почти так же хорошо, как и днем. Сидевший на спине приближавшегося дракона Ланг Сиртед указал копьем в сторону. Проследив взглядом направление, Мирг различил две слабые огненные точки.
        "Сигнал Вастиха" - улыбнулся он.
        Хотя благодаря магии они могли ночью видеть почти как днем, у них было слишком мало ориентиров, чтобы выдерживать точное направление в столь длительном перелете. Поэтому Мирг с Вастихом договорились, что банерчаги менгирца примерно на половине пути разожгут два больших костра, точно указывающие путь.
        И действительно, они несколько отклонились влево от правильного направления. Но сейчас все будет исправлено. Осталось совсем немного.
        Наконец вдали показались темные строения, опоясанные каменной стеной с крепостными башнями. Они подлетали к крепости. По сигналу Мирга все боевые драконы перестроились в боевой порядок, готовясь атаковать стражников и расчистить кусок стены для высадки для наемников-людей.
        Впереди раздался звук сигнального рога. Похоже, наблюдатели противника заметили их. Поздно, слишком поздно. На крепостных стенах замелькали факелы, забегали фигурки защитников. Но пока в воздухе не было видно ни одного дракона. Очевидно, все они спали внутри загона.
        Мирг начал нараспев читать одно из боевых заклинаний, готовясь обрушить свою силу на находившихся внизу. За спиной запели тетивы луков, его стрелки вступили в битву чуть раньше. Когда до стены оставалось три десятка шагов, он выкрикнул последние слова. Неровная голубая молния сорвалась с посоха вниз, пробегая по стене, и сжигая стрелявших им навстречу лучников.
        Тарнгор пронесся над стеной, взмахнув хвостом. Его стальная плеть снесла еще несколько защитников, избежавших удара огненной молнии. Дракон взмыл вверх, оставляя позади крики боли покалечнных воинов. С высоты Мирг мог оценить обстановку, в то время, как остальные развернулись и устремились на второй заход. Менгирцы не ожидали нападения, и бойцов на стене было мало, так что крылатому отряду Гистаха удалось первым же ударом почти полностью очистить верхний ярус крепостных стен от защитников. А значит, молодые драконы вполне могут безопасно приблизиться и высадить наемников-людей.
        Движение внизу привлекло его внимание. Огромные ворота в центральном строении стали медленно раскрываться. Очень скоро Менгир выпустит своих драконов.
        * * *
        Маркос вогнал свой меч в грудь последнему стояшему перед ним противнику-банерчагу, и быстро окинул взглядом поле боя. Его наниматели не обманули, драконы доставили его людей прямо на стены почти без потерь, лишь несколько человек оступились и упали вниз, перебираясь с животных на стены. Врагов на верхнем ярусе почти не оказалось, первая атака драконов буквально смела их. Бойцам Маркоса осталось лишь добить несколько выживших. Но бегущие к стенам и башням фигурки внизу показывали, что очень скоро начнется настоящая драка. Так что им следует поскорее захватить башню, высившуюся в десяти шагах впереди.
        Оттуда выскочили еще два воина, и бросились к ним. Отразив щитом удар копья, Маркос всадил свой клинок под подбородок противника. Второго стоявший на краю стены Лацукир просто столкнул вниз.
        Слева внизу полыхнула устремившаяся вверх вспышка зеленого пламени. Позади них раздались дикие крики. Вырывавшийся из рук стоявшего внизу колдуна-банерчага поток огня охватил трех его воинов, заживо пожирая их.
        Подхватив копье мертвого врага, Маркос метнул его в мага. Удар легко пробил грудь банерчага и отбросил его назад. Пламя погасло.
        "Фолкис" - рявкнул он, "отстреливайте этих проклятых колдунов, поглоти их бездна".
        "Маркос, смотри" - воскликнул Лацукир.
        Из открытых ворот в большом строении в полусотне шагов от них выскочил дракон и большими прыжками бросился в их сторону. В десятке шагов от стены тварь остановилась и развернулась, взмахивая хвостом. Дюжина стальных шаров на цепях стальным смерчем пронеслись над стенами, легко смахивая вниз его людей.
        "Вот дерьмо" - пронеслось в голове Маркоса. Эта тварь скосит их со стены, как жнец спелую пшеницу. В его большой прямоугольный щит ударила стрела, стоявший чуть сзади Тит со стоном осел на колено, из которого торчала другая. А из башни полетели новые стрелы. Одна из них вонзилась в шею Тита, найдя щель между панцирем и шлемом. Хвост дракона размахнулся для нового удара.
        "Ложись" - крикнул Марк, падая на стену и закрываясь щитом, чтобы хоть как-то спастись от летевших из башни стрел. Мысли метались в голове, ища хоть какой-то выход из положения. Зажатые лучниками и драконом, они погибнут очень быстро. Стальные шары просвистели над ним и его людьми, зацепив еще троих.
        Сверху мелькнула черная тень, и над свирепствовавшим во дворе монстром пронеслась вторая такая же тварь. Ее смертоносные шары мелькнули в свете факелов, обрушиваясь на дракона, разбивая морду и ломая крылья, а также сбив всадника. Похоже, его наниматели следили за боем сверху, и очень вовремя пришли на помощь.
        Искалеченный дракон яростно заревел. Он попытался взлететь, но переломанное крыло не давало ему сделать это. Тогда он в ярости начал крутиться, удаляясь от стены. Его хвост чертил огромные смертоносные круги, раскидывая во все стороны своих недавних хозяев. К счастью, до людей Маркоса он уже не доставал.
        А в шлем ударила новая стрела, отрывая от зрелища разъяренного дракона. Тот отстал, а вот стрелки в башне остались. Но с ними его люди справятся.
        "Строиться" - скомандовал он. Его бойцы быстро собрались вокруг, создавая своими прямоугольными щитами сплошную стену, прикрывшую их от стрел.
        "К башне" - наемники устремились вперед. Им навстречу выскочили несколько банерчагов с топорами и копьями, но люди буквально смяли их и ворвались внутрь. Вбежав на верхний ярус, Маркос и еще двое принялись рубить лучников. Вооруженные лишь короткими мечами, без щитов и доспехов, те не имели никаких шансов против его бойцов.
        Покончив с ними, он выглянул через бойницу наружу. Раненый дракон продолжал бессмысленно кружить, но теперь вокруг него уже никого не было. Из ворот появился еще один, но почти сразу же взлетел. Проносясь над стеной, он сбил несколько человек и взмыл вверх, где кружили драконы их нанимателей.
        Маркос огляделся. Они полностью очистили от врагов стены, но от строений к ним приближались новые защитники крепости.
        "Вниз и строиться" - приказал он.
        Спустившись на землю, его бойцы быстро выстроили стену щитов прямо перед надвигающимися банерчагами. Те нахлынули на них, как волны на скалы, но точно также и разбились. Защитники отчаянно колотили в щиты топорами и копьями, а бойцы Маркоса безжалостно разили их своими мечами. Пару раз врагам отчаянным натиском почти удалось сломать строй, но люди выстояли. Дополнительно драконы сверху несколько раз обрушивались на атаковавших банерчагов, десятками выкашивая их ударами стальных плетей. Очень скоро остатки нападавших откатились к воротам в центральное здание, где, как понял Марк, находились драконы.
        Маркос окинул взглядом строй. Хотя его отряд и заметно поредел, они по-прежнему могли сражаться. Справа из темноты появился Мартих, с ним еще два десятка банерчагов, половина с оружием, другие с посохами магов.
        "Ведите своих людей вперед и захватите загон драконов" - банерчаг указал на темный зев распахнутых ворот, в котором угадывалось шевеление выживших защитников.
        Секунду Маркос размышлял, затем поднял меч.
        "Приготовиться к атаке".
        Выстроившись тупым клином, его бойцы ринулись на противника. Банерчаги явно не обладали навыками битвы в сомкнутом строю, так что наемникам удалось относительно легко проломиться сквозь их боевые порядки. Закипела яростная ближняя схватка, в которой его опытные, вооруженные подходящими для такого дела мечами воины легко побеждали не способных из-за тесноты воспользоваться своим численным преимуществом банерчагов.
        Но несмотря на гибель своих товарищей, выжившие яростно бросались на врага, стараясь убить хоть кого-то из нападавших прежде, чем погибнут сами. Наконец сопротивление стражников было сломлено, воины Маркоса добивали последних уцелевших в жестокой сече.
        Маркос с остальными двинулись вперед по короткому коридору, на выходе которого угадывалось огромное помещение, когда перед ними появился еще один дракон. Хотя он и не мог размахнуться здесь своим ужасным хвостом, гигантская тварь по-прежнему была смертельно опасна.
        "Сомкнуть ряды" - приказал Маркос, и его люди в очередной раз выстроили ощетинившуюся копьями стену щитов. Дракон медленно сделал шаг вперед.
        "Назад" - раздался позади крик Мартиха. Банерчаг пробился сквозь их ряды и встал перед Маркосом.
        "Отведите своих людей и охраняйте здание снаружи" - он указал ворота за их спиной. "Вы сделали свою работу, дальше мы сами справимся".
        Несколько банерчагов-лучников выскочили вперед, и их стрелы поразили сидевшего на драконе всадника. Дракон заревел, и двинулся было вперед, но Мартих уверенно шагнул ему навстречу. Внезапно дракон замер, будто оглушенный. Он несколько раз дернулся, как будто пытаясь разорвать неведомые путы, но вскоре склонил голову. Мартих поднялся по его шее и сел в седло. Теперь он был новым хозяином дракона.
        "Похоже, наша работа действительно закончена" - отвернулся Маркос, наблюдавший за этим поединком монстра и мага. Мимо них пробежали еще несколько десятков воинов-банерчагов с отличительными знаками Идагира, направлявшихся вглубь строения. Бой снаружи закончился.
        Сейчас надо заняться своими ранеными людьми, а затем они заберут свои деньги и отправятся туда, где их можно будет весело потратить.
        * * *
        Мирг Гистах аккуратно спустился со спины Тарнгора на землю. Весь двор крепости был усеян телами мертвых защитников вперемешку с погибшими наемниками-людьми, но банерчагов было намного больше. Эти люди полностью оправдали возлагаемые на них надежды, сломив сопротивление менгирцев.
        В одном из углов лежал мертвый дракон. Его всадник был убит, а крылья изломаны в бою, так что его добили, чтобы не мучился.
        Кроме этого, армия Менгира потеряла четырех драконов в воздушной схватке. Еще двум удалось ускользнуть от круживших над крепостью воинов Гистаха и улететь к столице. Они известят о случившемся Грынтаха, так что скоро король должен появиться здесь со своей основной армией. Отряд самого Мирга потерял в этом бою лишь одного дракона, еще один, из армии Балгира, был серьезно искалечен, и вряд ли когда снова поднимется в воздух.
        В общем можно было сказать, что первая часть его плана выполнена успешно. Крепость захвачена, а менгирская армия понесла тяжелые потери, от которых очень нескоро оправится.
        Мирг прошел мимо поредевшего отряда наемников, расположившегося у входа в драконий загон, и вступил в огромное помещение. "Хотя" - не без самодовольства отметил он, "оно явно меньше идагиского загона". И драконов, благодаря Сердцу, у Мирга сейчас намного больше. Навстречу ему шагнул Корг Мартих, который со своим отрядом магов должен был взять под контроль загон и драконов внутри.
        "Мой король" - Мартих опустился на одно колено.
        "Докладывай"
        "Мы захватили четырех дракониц. Плюс семь детенышей драконов и одно яйцо" - гордо произнес Мартих.
        "Еще четыре драконицы" - улыбнулся Гистах. Они позволят ему еще быстрее наращивать свою армию. А молодые драконы очень скоро пополнят его крылатые легионы. Правда, Лертах и Орнтах наверняка захотят свою долю трофеев. Ну да обойдутся. В конце концов, это он творец всех их планов и побед.
        "Поздравляю вас, король Гистах" - раздался голос у него за спиной. Мирг повернулся. Вот и Лертах пожаловал. В битве тостый король Шангира непосредственно не участвовал, а вот за трофеями поторопился. На входе в огромное помещение показался и Орнтах со своей свитой. Похоже, его союзникам не терпелось попасть в святая святых их противников.
        "Мы сегодня одержали блистательную победу" - продолжил между тем Лертах. Он говорил так, как будто лично участвовал в битве с воинами Менгира. "К тому же взяли очень хорошую добычу" - в его взгляде, скользившем вокруг, читалась неприкрытая алчность.
        "Да, сегодня успешный день для всех наших королевств" - поддержал его подошедший Орнтах. "Мы победили, настало время делить добычу".
        "А что тут делить" - небрежно бросил Мирг. "Четыре драконицы, по одной каждому из наших королевству, и одну оставим менгирцам. Одного детеныша дракона отдадим вам, Лертах, двух Орнтаху, и трех заберу я" - он с трудом скрыл улыбку, увидев, как вытянулось лицо шангирского короля.
        "Я что-то не понимаю, почему мы получим лишь одного, а вы целых три?" - нахмурившись, спросил Лертах.
        "Ну как же" - Мирг развел руками так, будто это было совершенно очевидно. "Мое войско и войско короля Балгира потеряли в битве по одному дракону. Нам нужно как-то компенсировать потери. И потом, не забывайте, именно войска Идагира внесли самый крупный вклад в нашу общую победу. Будет вполне справедливо, если наши трофеи будут чуть больше ваших".
        "В его словах есть резон" - согласился Орнтах.
        "Но я вижу здесь семь маленьких драконов" - резко возразил Лертах, указывая на центр помещения, где маги Идагира собрали захваченных животных.
        "Ну мы же должны оставить хоть одного нашему союзнику Вастиху" - ответил Мирг. "Его королевство и так будет теперь самым слабым. Не можем же мы совсем лишать их драконов. Это только озлобит их. Не забывайте, Менгир скоро будет на нашей стороне".
        "Но у вас и так больше всех драконов благодаря вашему Сердцу" - снова попытался начать спор Лертах.
        "У вас их может быть не меньше" - довольно резко и холодно перебил его Мирг. "Я ведь уже не раз предлагал вам передать хотя бы часть своих дракониц в мою крепость, чтобы они попали под действие Сердца. И тогда они каждый год будут приносить вам по одному дракону, которые к тому же будут расти в пять раз быстрее".
        На лицах обоих королей отразилось уже привычное недоверие к этому предложению. Они по-прежнему не доверяли ему и опасались, что он попытается забрать у них драконов.
        "Возможно, мы скоро передадим вам одну из наших дракониц. Для начала" - наконец выдавил Лертах.
        Втроем они обошли пещеру, оценивая богатое убранство. Никогда прежде короли одной страны не попадали внутрь чужой крепости Драконов. Даже Гистах показывал свою лишь снаружи, да драконов, и давал остальным возможность ощутить исходившую от Сердца мощь.
        Подойдя наконец к собранным с центре захваченным дракончикам, Лертах с Орнтахом сразу же заспорили, кто заберет себе самого старшего, драконицу, которой было на вид лет тридцать. Уже скоро она полностью созреет, так что каждый из его союзников хотел забрать ее себе. Сам Мирг с тайной улыбкой наблюдал за этим спором, не принимая участия. Пока они яростно грызутся друг с другом за мелочь, он без помех сосредоточится на главном.
        В помещение вбежал один из воинов Идагира.
        "Мой король, мы заметили летящих сюда драконов Менгира".
        Лертах с Орнтахом сразу прекратили перепираться.
        "А вот и король Грынтах пожаловал" - с улыбкой произнес Мирг. "Пойдемте, встретим его".
        "Пусть они запрут ворота и перекроют боковые проходы из крепости. Если кто-то из воинов Менгира сумеет прорваться сквозь наши ряды, они должны остановить его" - приказал он Мартиху, проходя мимо наемников. Корг произнес несклько слов, и командир людей начал поднимать и строить своих бойцов. Мирг же подошел к своему Тарнгору и вскоре уже был над крепостью.
        Благодаря все еще действовавшему заклинанию "взора совы" он различил на ночном небе темные точки, которые быстро приближались. Он насчитал четырнадцать драконов, которых привел Грынтах. У них самих было двадцать девять, вдвое больше, чем у противника. Но если начнется битва, потери все равно будут неоправданно велики. С обеих сторон. Когда армия Менгира подлетела достаточно близко, Мирг быстро прочитал нужное заклинание.
        "Король Грынтах" - его усиленный магией голос звучал достаточно громко, чтобы его услышали все, и свои, и чужие. "Твои войска разбиты, твоя крепость Драконов пала. У тебя нет ни единого шанса на победу. Но я не хочу ненужного кровопролития. Отрекись от престола, и я сохраню тебе жизнь".
        "Разбиты, говоришь" - закричал в ответ Грынтах и разразился грубым хохотом. "Да они еще даже не вступали в битву" - он указал на взмахивавших крыльями драконов за спиной. "А из нашей крепости мы вас скоро выкинем".
        "У вас не хватит сил" - холодно парировал Гистах. "Вас в два раза меньше".
        "Когда другие короли узнают, что вы сделали, они присоединятся ко мне" - выкрикнул Грынтах. "Мы раздавим вас".
        "Король Сортах и король Мостах уже заключили союз со мной" - насмешливо сказал Мирг. "А король Арнгира слишком занят стычками с людьми, чтобы связываться еще и с нами. Ты обречен. Никто не придет тебе на помощь".
        "Я убью тебя, Мирг Гистах" - выкрикнул Грынтах. Его дракон устремился к Миргу.
        "Вперед" - тихо шепнул он своему ученику Шелту, управлявшему драконом. Молодой и горячий король Менгира сам облегчил ему задачу. Сейчас Мирг прикончит его, и тогда остальным не останется ничего, кроме как склониться перед ним.
        Грынтах попытался было поразить Мирга огненной молнией, но ему не составило труда отбить эту первую плохо подготовленную атаку. Дракон Грынтаха взмахнул своим смертоносным хвостом, но Шелт предвидел этот маневр, и очень легко уклонился от удара. Несколько стрел, выпущенных лучниками, также не достигли своей цели.
        Драконы кружить вокруг, выбирая момент для нового нападения. Остальные не вмешивались, наблюдая за поединком королей.
        "Ты должен уклониться от его атаки" - сказал Мирг Шелту. Затем сосредоточился, собирая все силы для одного сокрушительного удара. Никто не должен усомниться в его мощи и способности раздавить этого сопляка.
        Своей торопливостью Грынтах сам помог им. Он буквально привстал в седле, вытянув в их сторону свой посох, по которому бегали алые молнии. Когда на самом конце запульсировал огненный шар, Шелт резко бросил Тарнгора в сторону. Удар Грынтаха прошел мимо, огонь лишь слегка опалил крыло дракона.
        В следующий миг Мирг Гистах обрушил на противника всю свою силу. Магическая защита короля Менгира держалась чуть более секунды, но затем была прорвана мощной атакой, и поток зеленого пламени охватил Грынтаха. Тот пытался было сбить его, собирая все свои силы, но Мирг лишь усилил свой натиск. Сопротивление пожираемого магическим огнем Грынтаха быстро слабело, пламя перекинулось на его возницу, затем лучников, и наконец, охватило самого дракона.
        На несколько секунд они исчезли из виду, скрытые потоками магического огня. Затем Мирг прекратил атаку, и обгорелые останки короля Грынтаха и его дракона рухнули на землю. Несколько секунд над полем боя царила тишина, нарушаемая лишь свистом рассекающих воздух крыльев драконов.
        "Я не хочу кровопролития" - громко произнес Мирг, обращаясь к воинам Менгира. "Моя цель - объединить всех банерчагов для великих завоеваний. Присоединяйтесь ко мне под знаменем короля Вастиха, и вы получите такую славу и богатство, о которых до сих пор не могли даже помыслить".
        "Вастиха?" - удивленно воскликнул Калс Хонтих, один из самых знатных вельмож Менгира.
        "Да. Он наследник древнего рода, и имеет все права на трон".
        По рядам менгирских воинов прокатилась волна возмущенных возгласох. Они явно были ошеломлены тем, что Вастих находится на стороне короля Идагира, их извечного противника.
        "Мы должны обсудить это" - наконец произнес Хонтих, обрывая хаотичные реплики.
        "Разве вы не понимаете, что у вас все равно нет другого выбора?" - выкрикнул Лертах. "Если вы не рпимете наше великодушное предложение, вы обречены" - с пафосом заявил он.
        Мирг поморщился. Какого демона этот дурак лезет в его переговоры.
        "Выбор всегда есть" - гордо выпрямился в седле Хонтих. "Лучше смерть в бою, чем позор и бесчестье". Остальные дружно выкрикнули боевой клич Менгира, демонстрируя свою готовность умереть в сражении.
        "Разве вы не цените свои головы?" - спросил Мирг.
        "Мы ценим их" - холодно посмотрел ему в глаза Хонтих. "Так что, если ты, король Идагира, действительно не хочешь лишней крови, дай нам время обсудить твое предложение".
        "Хорошо" - важно кивнул Мирг, не отводя взор. "Мы будем ждать вашего ответа ровно через сутки".
        "Договорились" - Хонтих взмахнул рукой, и драконы Менгира полетели обратно.
        "Ты думаешь, они согласятся?" - подлетел к Миргу Лертах.
        "Они уже почти сделали это" - улыбнулся король Идагира. "Если бы они хотели сложить свои головы в безнадежной борьбе, они бы сразу набросились на нас. Сейчас они просто желают хоть как-то сохранить свое лицо, и выторговать себе условия получше".
        "Мы не должны давать им слишком много" - недовольно пробурчал Лертах.
        "Не беспокойся, Дарс" - с растяжкой произнес Мирг. "Очень скоро мы завоюем такие богатства, что любые уступки покажутся тебе незначительной мелочью, не достойной твоего королевского внимания" - он сделал паузу.
        "А сейчас я попросил бы вас отправиться во дворцы Сортаха и Мостаха, и рассказать им, что здесь произошло" - произнес он, обращаясь одновременно и к Лертаху, и к подлетевшему Орнтаху.
        "Зачем?" - изумился Лертах. "Ты же сам говорил, что договорился с ними о союзе".
        "Да. Но менгирцы наверняка обратятся к ним за помощью. И чтобы наши пока не столь надежные союзники не передумали, узнав о столь важных событиях, мы должны известить их обо всем сами. Пусть знают, что мы помним о них и учитываем их интересы. К тому же мы можем рассказать все так, как это выгодно для нас. Объяснить, что лишь глупость и гордыня короля Грынтаха стала причиной всех события. И потом, неизвестно, что могут наплести королям посланцы того же Хонтиха. Мы должны опередить их".
        "Но зачем лететь именно нам?" - удивился Орнтах. "Разве мы не можем послать гонцов попроще".
        "Не забывай, мы говорим о королях, Шолн" - мягко напомнил Мирг. "Это не простое сообщение, это вопросы высшей дипломатии. Произошедшие сегодня события столь важны, что лишь королям следует обсуждать их".
        "Хорошо, мы полетим" - буркнул Орнтах. Через несколько секунд Лертах также согласно кивнул.
        "Вот и отлично" - улыбнулся Мирг, провожая взглядом удалявшихся драконов. Пусть младшие короли, а Гистах считал таковыми всех остальных, объясняются друг с другом. А он пока займется более серьезными вещами. Он спустился на землю и подозвал к себе Мартиха.
        "Готовьте трех дракониц к отправке в наши холмы" - коротко приказал он. "И двух детенышей тоже"
        "Но мой король, ведь вы говорили остальным, что разделите их" - удивился тот.
        "Я договорюсь с ними" - холодно ответил Мирг. "А ты делай, что приказано".
        "Слушаюсь" - Мартих поклонился, после чего ушел к пещере.
        Взгляд Мирга упал на людей, охранявших крепость. Он обещал им много золота. Вот только они видели слишком много, чтобы можно было просто так отпустить их. К тому же, свое дело наемники сделали, больше они не нужны. А его новые менгирские союзники наверняка обрадуются возможности расквитаться с теми, кто убил столько их воинов.
        Все складывалось поразительно хорошо. Каждый новый кирпичик на редкость удачно дополнял его план. И скоро построенный из них дворец затмит собой все остальные.
        * * *
        Лертах и Орнтах вернулись на рассвете следующего дня. Им удалось убедить королей Гимгира и Думгира, что сегодняшняя атака связано только с личной позицией короля Грынтаха и направлена исключительно на удаление последних препятствий перед их общим великим походом. Так что когда туда прибыли посланцы Хонтиха, искавшие помощи, им не удалось ничего добиться.
        Это были очень хорошие новости. Несмотря на внешнее спокойствие и уверенность, Мирг прекрасно осознавал, что захват менгирской крепости Драконов был самой рискованной частью его плана по объединению банерчагов. Все короли очень пристально следили друг за другом и подозрительно относились к любому усилению своих соперников. Если остальные решат, что он рвется к единоличной власти, они вполне могут объединиться против него. И тогда даже Сердце Дракона не поможет ему выстоять против их армий.
        Но все обошлось благополучно. Правда, ему сразу же пришлось выдержать еще один бой. Сначала с прилетевшим первым Лертахом. Он ворвался в комнату, где отдыхал Мирг, нарушая все нормы приличия.
        "Проклятье преисподней, Мирг. Ты же сказал, что каждый из нас получит по одной драконице" - сразу выпалил король Шангира.
        "Ну да" - стараясь казаться удивленным и непонимающим, ответил Мирг. "Я полагаю, это вполне честный раздел добычи".
        "Так какого лешего ты забрал наших дракониц себе?" - свирепо посмотрел на него Лертах.
        "Дарс, но ты же сам согласился передать нам одну из дракониц, чтобы благодаря моей магии она приносила тебе намного большее потомство, чем обычно" - спокойно напомнил Мирг. "Ты разве забыл?"
        "Да" - Лертах был несколько сбит с толку, однако вовсе не собирался сдаваться. "Но я предполагал, что это будет мое решение".
        "Я думал, ты уже принял его, король Шангира" - изобразил удивление Гистах. "Ты же сам сказал, что передашь нам одну из дракониц, и я решил - зачем терять время. Так будет лучше именно для вас".
        Судя по его лицу, Лертах пытался найти новые возражения, так что Мирг решил продолжить атаку и окончательно выбить у него согласие.
        "Скажи мне, Дарс, я хоть раз обманывал тебя?" - он испытующе посмотрел на короля Шангира. "Я сказал, что у меня есть средство ускорить размножение и рост драконов. Разве я обманул тебя?"
        "Нет".
        "Я сказал, что мы разобьем Грынтаха и получим хорошие трофеи. Разве это не так? Разве вы не получили еще одну драконицу и маленького дракона?"
        "Получили, но..."
        "Так почему ты считаешь, что на этот раз я обману тебя" - голос Гистаха зазвучал возмущенно и обиженно. "Неужели ты всерьез полагаешь, что я продам своего самого надежного союзника за одну-единственную драконицу?"
        "Нет" - внутри Лертаха шла явная борьба между врожденным недоверием банерчагов ко всем, кто пытался покуситься на их дракониц, и необходимостью признать правоту слов короля Идагира.
        "Если ты так не доверяешь мне, я могу вернуть тебе эту драконицу" - бросил в ход последние аргументы Мирг. "Но учти, уже через пару лет мои молодые драконицы достигнут зрелого возраста, и тогда они займут все места в крепости Драконов. И ты навсегда упустишь шанс стать вторым по силе королем среди банерчагов. Это место займет кто-то другой. Возможно, тот же Вастих захочет с моей помощью восполнить понесенные его королевством потери".
        "Хорошо, пусть эта драконица останется у тебя" - несколько обреченно произнес Лертах.
        "Ты можешь прислать своих надежных слуг, чтобы они следили за ней" - успокаивающе произнес Мирг. "И каждый год забирать полученное от нее яйцо, если хочешь, чтобы твои драконы по-прежнему росли пятьдесят лет".
        "Я пришлю своих банерчагов, а насчет яиц подумаю" - ответил Лертах.
        "Вот и отлично. Я не сомневался, что король Шангира примет мудрой решение" - изобразил радость Гистах, мягко выпроваживая его. "Сейчас тебе нужно отдохнуть, ты наверняка не спал этой ночью. Скоро вернутся вельможи Менгира, мы должны выслушать их ответ".
        Разговор с Орнтахом был еще более сложным, но Миргу удалось и его убедить, что это вовсе не предательство и не кража, и так будет лучше для всех. Гистаха всегда раздражало это бесконечное юление и маневры между различными королями, каждый из которых пытался тупо урвать себе кусочек побольше в ущерб их общему великому делу. Но что делать.
        Уже когда совсем рассвело, прибыл Кирс Вастих. Но Мирг не успел поговорить с ним. Наблюдатели сообщили, что летят посланцы Менгира.
        На этот раз их было лишь трое. Гистах и остальные короли плюс Вастих ожидали во дворе, как бы приглашая спуститься. Когда драконы сели, трое вельмож Менгира спустились и направились к ожидавшим королям. В пяти шагах от них они остановились, и вперед вышел генерал Онг Пестир.
        "Мы согласны с вашим предложением, но лишь при одном условии, король Гистах" - торжественно начал он. "Нашим новым королем станет Калс Хонтих".
        Мирг услышал, как возмущенно выдохнул стоявший сзади Вастих. Впрочем, он его сейчас не интересовал. Он предполагал, что знать Менгира может и не захотеть признать своим королем того, кто предал их прежнего повелителя. А значит, ему придется либо сражаться со всеми вельможами Менгира, либо пожертвовать Вастихом. И он уже заранее решил, каким будет его выбор при таком раскладе.
        "Я согласен при одном условии" - столь же торжественно произнес он. "Вы передадите Вастиху одного из молодых драконов".
        "Что?" - раздался сзади вопль Вастиха. Менгирский вельможа выбежал перед ним. "Ты же обещал, что я буду королем".
        Боковым зрением Мирг отметил, что Лертах и Орнтах явно удивлены его ответом. Возможно, они считают, что он совершает предательство. Надо развеять их сомнения.
        "Я обещал?" - властно загремел он. "Это ты" - его посох обвиняюще уставился в грудь Вастиха: "обещал мне, что если не будет Грынтаха, все с радостью признают тебя королем. Ты рассказывал мне, что вся знать Менгира уважает ваш род. Что все возмущены решением короля лишить ваш род дракона. И что же я теперь слышу? Что они предпочитают другого короля? Это ты обманул меня. Новый дракон - вот все, что я могу обещать тебе в этих условиях".
        "Ты лжец и предатель, Мирг Гистах" - выкрикнул Вастих.
        Мирг пропустил это оскорбление мимо ушей. Его слова были предназначены не менгирцу, а другим королям. И похоже, они вняли им. Их обвиняющие взгляды сместились с него на Вастиха.
        "Смешно слышать такие обвинения от тебя, Кирс" - презрительно произнес Пестир.
        "И не забывай, что ты разговариваешь с королем" - грозно добавил Орнтах.
        "Мы согласны" - произнес Хонтих, глядя на Мирга и демонстративно игнорируя молодого претендента на трон. "Мы дадим роду Вастихов нового дракона".
        "Теперь я не сомневаюсь, что вы будете мудрым королем, Калс Хонтах" - улыбнулся Мирг, намеренно изменяя фамилию Калса, как бы давая понять, что уже считает его новым королем Менгира. И отметил его последнюю фразу. Этот Калс весьма умен.
        "Вы все предатели" - отчаянно выкрикнул Вастих, затравленно озираясь то на тройку королей, то на вельмож Менгира. "Мой род должен править королевством".
        "Твои речи пахнут изменой" - сурово произнес Пестир, а его свирепый взгляд говорил, что он не прочь прямо сейчас самолично казнить предателя.
        "Король Хонтах обещал дракона роду Вастихов, но если ты не заткнешься, отнюдь не ты полетишь на нем в бой" - холодно произнес третий, незнакомый Миргу вельможа.
        "Я не оставлю этого просто так. Вы все еще пожалеете" - зашипел Вастих.
        "Стража" - властно скомандовал Хонтих. "Взять его".
        Три солдата спрыгнул с его дракона и подбежали к Вастиху. Тот выхватил было меч, но те в ответ натянули луки. Три стрелы смотрели в грудь мятежника. Несколько секунд он смотрел на них, затем бросил меч на землю.
        "Вы еще пожалеете" - бросил он через плечо, когда солдаты уводили его.
        "Я сделал для него все, что мог. Очень жаль, что он не оценил моих усилий" - как бы сожалея, произнес Мирг. Затем обратился к новому королю Менгира. "Как вы знаете, нашей целью является объединение всех королевств банерчагов. Многие столетия наши соседи притесняли нас, пользуясь нашей разобщенностью. Но теперь пришло время объединиться, и взять то, что принадлежит нам по праву. Я предлагаю вам вступить в наш союз, король Хонтах".
        "Мы принимаем ваше приглашение" - после секундной заминки ответил тот. Очевидно, это также уже обговаривалось, и они понимали, что у сейчас у Менгира нет особого выбора.
        "Превосходно" - торжественно произнес Мирг. "В знак нашего союза мы передаем вам этих двух молодых драконов" - он сделал знак рукой, и его люди вывели двух молодых драконов. Придется расстаться с частью добычи, раз уж королем будет не Вастих, с которым он изначально договаривался. Но он готов отдать часть своей доли ради будущего союза. "А к полудню мы освободим крепость Драконов, она снова будет вашей".
        "Двух молодых драконов!" - закричал Пестир, его глаза налились кровью. "Их было здесь гораздо больше. И еще взрослые драконицы".
        "Мы были вынуждены забрать трех из них себе, что бы компенсировать потери, нанесенные нам глупым сопротивлением короля Грынтаха" - изобразил искреннее сожаление Гистах. "Но я могу вам сказать" - он поднял руку, прерывая поток возможных возражений: "что располагают способом, который может намного ускорить размножение драконов. И если вы согласитесь с моим предложением, очень скоро у вас будет намного больше драконов, чем в самые лучшие годы правления Грынтахов".
        "И вы считаете, что мы вам поверим?" - свирепо спросил Хонтах.
        "Вы можете спросить наших новых союзников, королей Гимгира и Думгира" - спокойно ответил Мирг. "Вы разве не задумывались, почему они присоединились к нам?" - замешательство на их лицах подсказало ему, что он попал в цель. "Присоединяйтесь к нам, король Хонтах, и очень скоро ваша новая добыча будет столь велика, что нынешние потери покажутся вам сущим пустяком, а наши споры будут просто смешными".
        "Мы спросим их" - мрачно ответил Хонтих. Очевидно, он не верил ему, но сейчас у менгирца просто не было иного выбора. Их армия ослаблена, их крепость занята противником. Будущему королю оставалось либо умереть, либо принять условия победителей и надеяться, что когда-нибудь боги снова повернутся к ним лицом.
        "Я в очередной раз убеждаюсь, что выбрав королем вас, менгирцы сделали очень мудрый выбор" - польстил ему Мирг. "Кирс Вастих явно не слишком соответствовал этому высокому званию. Я полагаю, очень скоро остальные короли присоединятся к нашему союзу, и тогда мы сможем обсудить планы наших великих завоеваний".
        "Хорошо".
        "А теперь позвольте начать наши сборы. Солнце еще не достигнет зенита, когда эта крепость снова станет вашей".
        Когда Лертах и Орнтах отошли к своим подданным давать распоряжения собираться, Мирг подошел близко к Хонтиху.
        "Я полагаю, вы не хотите, чтобы люди знали путь в крепость Драконов вашего королевства" - тихо произнес он в ответ на вопросительный взгляд будущего короля Менгира и кивнул в сторону расположившихся перед воротами наемников.
        "Разумеется нет" - обращенный к людям взгляд Хонтаха был полон ненависти.
        "В таком случае, мы улетим без них" - все так же тихо сказал Мирг и пошел к своим драконам. Все складывалось очень хорошо. Он одновременно избавится от необходимости платить людям и бросит кость своим новым союзникам. "Разделяй и властвуй" - так, кажется, говорил один очень мудрый правитель людей. И Мирг Гистах намеревался в полной мере воспользоваться этой его мудростью.
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        ГЛАВА 5. КРУШЕНИЕ ПЛАНОВ
        
        
        Удобно устроившись на толстой ветке высокой сосны, Тадеуш внимательно изучал свиток, купленный год назад на сонгамирском рынке. По обыкновению он взял на себя необходимость охранять ночной покой своих спутников. А заодно и узнать еще что-нибудь о магических силах. Ночь подходила к концу, еще пара часов, и над вершинами деревьев взойдет солнце.
        Они уже находились на землях банерчагского королевства Менгир. После встречи с той бандой людей их дальнейший путь через спорные земли прошел без каких-либо столкновений. То ли это была единственная банда, орудовавшая на данной тропе, то ли остальные, узнав об печальной участи этих разбойников, не рискнули нападать на их внешне малочисленный и плохозащищенный караван. О чем сам Тадеуш несколько сожалел. Еще пара бурдюков человесческой крови ему не помешала бы.
        Два дня назад они встретили приграничный патруль банерчагов. Пафнутий через владевшего их языком Никиту поговорил с ними, и, уплатив пошлину, они получили торговую грамоту, которая должна была защищать их от дальнейших поборов. Пафнутий проинструктировал их, что Никита должен изображать проводника, Велеслав и Тадеуш охранников, а Ярозар молчаливого помощника купца. При этом говорить по возможности должен только Пафнутий, чтобы остальные своим отсутствием купеческих повадок не вызвали лишних подозрений.
        За два дня путешествия по землям банерчагов Тадеуш не увидел тут ничего примечательного. Дорога, а точнее лесная тропа, петляла среди деревьев. Три раза им попадались банерчагские деревушки. В отличии от людских сел, они располагались прямо среди деревьев. Два-три десятка крепко сколоченных домиков на берегу речки или возле ручья, с одной-двумя сотнями жителей.
        Хотя их конечным пунктом было столица Менгира, проезжая через эти деревни, Пафнутий все же сумел обменять некоторое количество тканей и украшений на шкуры, которые добывали охотники-банерчаги. Хотя выгодная торговля и не была их основной целью, глаза купца загорались огнем каждый раз, когда намечалась возможность провернуть выгодную сделку.
        Тадеуша все это мало интересовало. Днем он мерно покачивался в седле, скрытый от любопытных глаз большим плащом. Ночью же изучал свои свитки и книги. Из множества магических искусств он выбрал некромантию - способность вызывать и подчинять своей воле существ из потусторонних миров. Самым простейшим вариантом этого было оживление мертвецов, умение, которым в совершенстве владел правивший на юге король Арчингба. Тадеуш никогда не был там, но говорили, что зомби во владениях "повелителя мертвых", как прозвали Арчингбу, было куда больше, чем живых.
        Сам он также почти овладел знаниями, достаточными, чтобы поднять из земли мертвого человека. И сейчас даже немного жалел, что пришлось убить тех двух пленников на подъезде к банерчагским границам. Сейчас он вполне мог бы опробовать на одном из них свои знания.
        Но Велеслав заявил, что эти пленники будут привлекать лишнее внимание, а остальные поддержали его. Так что Тадеуш убил их, и слил кровь в два кожаных бурдюка, добавив туда же щепотку магического порошка, чтобы кровь не свернулась. Хотя этот порошок и несколько портил вкус крови, это было все равно лучше, чем пить кровь животных. Ничего. Князь Ярополк обещал много золота, так что после этого похода он с полученными деньгами вернется домой, и ближайшие пару лет потратит исключительно на изучение магии. И рано или позно сделает то, что не удавалось еще никому - создаст вампира-зомби.
        Посторонний шорох веток внизу оторвал его от чтения свитка. Тадеуш быстро глянул вниз. Сквозь ветви деревьев проглядвались несколько невысоких банерчагских фигур, крадущихся к лагерю. Осторожная походка и оружие в руках не оставляли сомнений относительно их планов.
        Он издал громкий предупреждающий крик, затем расправил крылья и взмыл вверх. Какие-то мгновения внизу все было тихо, затем с нескольких сторон раздались воинственные вопли банерчагов. Уже не скрываясь, они с шумом ломанулись сквозь кусты. Велеслав внизу что-то кричал, выстраивая маленький отряд для отражения атаки. Спустя несколько секунд внизу послышался звон стали.
        Тадеуш почти бесшумно опустился на землю за спинами нападавших. Сложил мешающие в лесном бою крылья, и, выхватив сабли, быстро двинулся к ничего не подозревающим банерчагам.
        Те яростно наседали на его спутников. Могучий Велеслав стоял в центре, подобно скале разбивая волну набегавших противников. Его меч взлетал и опускался с поразительной скоростью, легко разрубая тонкие кожаные доспехи банерчагов, и тела под ними.
        Никита и Пафнутий прикрывали его по бокам, отражая атаки тех, кто пытался обойти смертоносный меч русского витязя. Ярозар стоял позади и использовал свою магию, на короткое время оглушая противников, которых тут же добивали мечи. Где-то слева раздался рык, а затем отчаянный вопль банерчага. Дарк также нашел свою жертву.
        В несколько шагов Тадеуш достиг кипевшей битвы. Стальные клинки ударили почти одновременно, легко перерубив шеи двум ничего не подозревавшим противникам. Еще шаг вперед, новый двойной взмах, и у них стало еще на двух врагов меньше. Один из банерчагов обернулся, почувствовав неладное. Увидев позади высокого, почти в полтора раза превосходившего их ростом Тадеуша, он отчаянно завопил, и попытался проткнуть вампира копьем.
        Тадеушу не составило труда отбить эту жалкую атаку, а удар второй сабли легко снес полголовы его противнику. Еще трое бросились на него, вынудив своими атаками на несколько секунд перейти к обороне. Но отбив несколько их беспорядочных ударов, Тадеуш большим шагом сблизился с левым, вооруженным копьем противником, не давая ему возможности воспользоваться своим длинным оружием. Прикрывясь им как щитом, он воспользовался длиной своих рук и перерубил державшую топор кисть второго банерчага.
        Первый бросил свое копье и выхватил нож, но тот лишь уткнулся в доспехи Тадеуша, не пробив их. Сделав шаг назад, вампир взмахнул саблей, и голова банерчага отделилась от туловища. Последний противник развернулся и кинулся наутек, громко крича.
        Это послужило сигналом для нескольких выживших банерчагов. Все они бросились в разные стороны, кроме одного, которого нагнал и сбил Велеслав.
        "Все целы?" - коротко спросил он, прижимая коленом к земле пленника.
        "Я в порядке" - ответил Никита.
        "Я тоже" - добавил Тадеуш.
        "Меня тут немного зацепило" - раздраженно произнес Пафнутий. На рубахе сбоку и на штанах купца расплывались два кровавых пятна. Морщась от боли, он задрал рубаху, обнажив небольшую рану от банерчагского копья.
        "Ярозар, помоги ему" - скомандовал Велелслав. "Кстати, ты как?"
        "Меня не задело" - Ярозар покопался в своих сумках, и, достав какое-то снадобье, подошел к Пафнутию.
        "Никита, ты пока допроси этого урода, а я посмотрю, что там с лошадьми" - Велеслав поднялся, на всякий случай отбросив ногой подальше топор, которым был вооружен банерчаг.
        Пока волхв перевязывал раны Пафнутия, разведчик о чем-то говорил с банерчагом, тыкая его кинжалом, чтобы тот отвечал поживее. На поляну тем временем выбрался прихрамывающий Дарк. Мех на боку его был пропитан кровью, показывая, что зверю также досталось в этой битве. Закончив перевязывать купца, Ярозар бросился к своему волку.
        "С лошадьми все в порядке" - сообщил вернувшийся Велеслав. "Что он сказал?" - ткнул он в сторону лежавшего банерчага.
        "Ничего интересного" - поднялся Никита. "Два десятка молодых ублюдков из последней пройденной нами деревни решили порезать человеческих купцов и завладеть их товарами" - он презрительно усмехнулся. "Рассчитывали на легкую добычу".
        "Понятно" - Велеслав сразу потерял интерес к пленнику и подошел к Пафнутию.
        "Жить буду. Идти смогу" - ответил тот на его невысказанный вопрос.
        "С этим то что делать будем?" - ткнул кинжалом пленника Никита. "Прирежем?"
        "Тадеушу отдадим. Будшь пить кровь банерчага, Тадеуш?" - повернулся к вампиру Велеслав.
        Вопрос несколько озадачил его. Что это, ехидство? Или его спутники привыкли к его трапезе. Хотя, судя по мрачному взгляду, который бросил на него купец, по меньшей мере не все.
        "Их кровь на вкус, как у скота" - после недолгого раздумья поморщился он. Во время одного из прошлых походов Тадеушу уже приходилось пробовать на вкус этих лесных жителей "А у меня еще осталось немало крови тех бандитов. Кровь банерчагов можно пить разве что с большой голодухи".
        Несколько секунд его спутники мрачно смотрели на него. Ответ Тадеуша их явно не обрадовал, хотя было непонятно, чего они, собственно, ожидали.
        "Тогда отпустим его" - наконец предложил Велеслав. "Пусть расскажет другим, что мы вовсе не источник легкой наживы" - пояснил он в ответ на удивленные взгляды. "Мне не улыбается просыпаться среди ночи каждый раз, когда очередной местный подонок решил поживиться за наш счет".
        Никита что-то сказал лежавшему на земле банерчагу. Тот удивленно уставился на них, очевидно не веря, что его отпускают. Так что разведчик отвесил ему хорошего пинка, дабы тот не задерживался.
        "Я думаю, ложиться снова спать нет смысла" - сказал Велеслав, когда в лесу стих треск веток, ломаемых убегающим банерчагом. "Предлагаю поесть и отправляться в путь. Мы можем остановиться пораньше сегодня вечером".
        Все согласились, и после короткого завтрака стали собираться в дорогу.
        "Так значит, вы можете пить кровь не только людей?" - раздался за спиной Тадеуша, привязывавшего к седлу бурдюк с кровью, негромкий холодный голос Велеслава.
        Он обернулся. Было непонятно, то ли русич пытается обвинить его, то ли просто спрашивает.
        "Мы можем питаться любой теплой кровью".
        "Тогда почему же вы не перейдете на кровь быков или свиней?"
        "Людская кровь самая вкусная" - спокойно ответил вампир. В глазах воина мелькнула вспышка гнева, несколько секунд они молча смотрели друг на друга, потом Велеслав отошел к своему коню.
        Тадеуш никогда не уставал удивляться этой особенности людей. Когда люди тысячами резали друг другу глотки, они считали это нормальным. Когда сам Тадеуш или кто-нибудь из его соплеменников убивал одних людей по заказу других, они радовались, и даже платили хорошие деньги. Тот же Велеслав отнюдь не возражал, когда вампир убил шесть бандитов в той драке. Да и сам ратник за свою жизнь проломил десятки, если не сотни голов таких же людей. Если ходившие о его силе и мастерстве рассказы были правдой. Но стоило только вампирам начать пить кровь, и все люди начинали проявлять какую-то совершенно непонятную ему неприязнь.
        Ну да ладно. Пока они платят деньги за работу и не вмешиваются в его трапезу, ему наплевать на их отношение. Тадеуш уже привык. Он закрепил последнюю вещь и залез на лошадь, ожидая остальных. Поскольку он не спал, а для еды использовал только бурдюк с кровью, его сборы всегда были самыми коротким. Последним собрался Ярозар, которому пришлось размещать раненого волка на своей лошади. Та явно пугалась такому соседству, так что волхву пришлось использовать магию, чтобы успокоить ее.
        Наконец все сборы были закончены, и маленький караван двинулся в дальнейший путь.
        * * *
        К вечеру они добрались до небольшого банерчагского городка, огороженного насыпным валом и частоколом высотой примерно в рост человека. В отличии от обычных деревушек, он размещался на открытой местности, на берегу небольшой речки.
        Предъявив стражникам у ворот торговую грамоту и заплатив пошлину за въезд, они проехали за городские стены. Недалеко от ворот был небольшой постоялый двор, где они и решили заночевать. Велеслав вместе с Никитой занялись размещением лошадей, а купец и волхв сразу пошли внутрь. Тадеуш остался стоять снаружи. Конюшни тут не было, банерчаги почти не использовали лошадей, лишь небольшой навес, где могли раместиться не более четырех животных. Так что остальных пришлось стреножить и привязывать друг к другу.
        Устроив лошадей, они пошли внутрь, дав сигнал вампиру следовать за ними. Пафнутий и Ярозар о чем-то оживленно спорили с хозяином двора, невысоким сморщенным банерчагом.
        "Ну что тут?" - поинтересовался Велеслав.
        "Он говорит, что есть всего две комнаты" - ткнул пальцем в хозяина купец. "А нам нужно больше".
        "Ну две так две" - пожал плечами Велеслав. "Все лучше, чем в лесу ночевать".
        "Ты бы видел эти комнаты" - горячился Пафнутий. "Мы ни в одну из них не влезем вчетвером".
        "А зачем влезать в одну комнату вчетвером" - удивился Велеслав. "Три человека в одной комнате, и два в другой".
        "И кто согласится спать в одной комнате с вампиром? Ты?" - резко спросил Пафнутий, не обращая внимания на слышавшего их разговор Тадеуша.
        Велеслав на секунду задумался. Этот вампир, пивший кровь людей лишь потому, что она вкуснее, был далеко не самым лучшим товарищем по комнате. С другой стороны, раз уж князь дал им его в качестве одного из спутников, придется мириться с этим соседством.
        "А почему бы и нет" - он пожал плечами. Несколько секунд купец неверящими глазами смотрел на него, наконец махнул рукой. "Ну смотри. Скажи ему, мы согласны" - повернулся он к Никите. "И пусть нам приготовят приличный ужин".
        Пока еда готовилась, Велеслав поднялся в отведенную им комнату, находившуюся в самом конце коридора. Видал он и получше. Три на четыре аршина с двумя топчанами, покрытыми шкурами не первой свежести. Впрочем, на одну ночь сойдет.
        В комнату, согнувшись, вошел вампир. Постоялый двор делался в расчете на низкорослых банерчагов, так что голова самого Велеслава почти упиралась в потолок, а еще более высокий Тадеуш вообще не мог выпрямиться во весь рост. Велеслав бросил на одну из кроватей мешок и вышел, оставив вампира обустраиваться.
        Внизу в харчевне уже сидел Никита.
        "Ну как тебе ваша комната?"
        "На ночь сойдет" - спокойно ответил разведчик. Очевидно, он ночевал и не в таких условиях.
        Через несколько минут к ним спустился Пафнутий.
        "Долбанный клоповник" - проворчал он.
        "Да уж, до постоялых дворов сонгамира местным далеко" - усмехнулся Велеслав.
        "Ты бывал там?" - оживился купец.
        "Доводилось. Где там Ярозар?"
        "Волком своим занимается".
        "А твои раны как?"
        "Нормально, заживают" - повеселел Пафнутий. "Не знаю, кто делал эту мазь, но действует она превосходно. Вернусь в Суздаль, обязательно куплю себе такую же. Думаю, когда прибудем в Менгир, останутся только рубцы".
        По лестнице спустился Ярозар.
        "Никита, спроси хозяина, когда нам ужин принесут?" - попросил разведчика Пафнутий.
        "Говорит, скоро" - сообщил вернувшийся через минуту Никита.
        И действительно, через несколько минут им принесли жареное мясо с овощами и местной брагой. На вкус все было вполне съедобно.
        "Так ты не боишься ночевать в одной комнате с этим?" - спросил за едой купец.
        Велеслав помолчал, прожевывая мясо.
        "Если бы он хотел нас убить, он вполне мог попытаться сделать это, еще когда мы шли по лесам" - подумав, наконец ответил он. "Не забывай, именно его мы каждую ночь оставляем на страже. Да и зачем ему это? Убив нас, денег от князя он не получит. Ты же не думаешь, что он поперся в такую даль, лишь чтобы прикончить четверых людей? Судя по тому, как лихо он разбирался с разбойниками, он вполне может набрать достаточно крови гораздо ближе к дому"
        "Не доверяю я этим кровососам" - процедил Пафнутий. "Они только и думают, как бы вцепиться тебе зубами в горло. Зачем только князь нам его навязал?"
        "Он умеет летать" - ответил Ярозар. "И потом, не забывай, о ночной атаке он нас предупредил".
        "Ну да, предупредил" - купец мрачно уставился в свою тарелку.
        После ужина все пошли в свои комнаты. Вампир сидел на кровати, разглядывая какой-то свиток. Велеслав, не снимая кольчуги, лег на свой топчан, и уже через несколько минут провалился в сон.
        * * *
        Гокх Чентук проснулся от настойчивого стука в дверь.
        "Какая сволочь долбится ко мне среди ночи?" - раздраженно подумал он, подходя к окну и распахивая ставни. Внизу у порога стояли начальник ночной смены Ланг Марсит, который собственно и стучал в дверь, и с ним какой-то незнакомый Гокху банерчаг. Похоже, случилось что-то весьма серьезное, раз Марсит решил разбудить его.
        "Проклятье, Ланг, что у тебя стряслось?" - крикнул Гокх. Начальник смены задрал голову.
        "Господин Чентук, это гонец из Келиха" - Ланг ткнул пальцем в стоявшего рядом. "Вы должны выслушать его".
        "А это не может подождать до утра?" - раздраженно спросил Гокх. Он догадывался, что ответит Марсит, но так не хотелось среди ночи заниматься делами.
        "Это очень срочно и важно" - крикнул в ответ Ланг.
        "Хорошо" - Гокх захлопнул окно и взял с табурета свой плащ.
        "Что там стряслось?" - стук и крики разбудили не только его, но и жену. Да и всех остальных домочадцев, судя по голосам за стеной.
        "Сейчас схожу и узнаю" - мрачно ответил он. У должности начальника городской стражи Антбира было немало преимуществ, но иногда за них приходилось платить. Такими вот срочными пробуждениями. Он спустился на первый этаж и открыл дверь.
        "Ну говори" - потребовал он у стоявшего рядом с Марситом банерчага.
        "Господин Чентук, я послан к вам от старейшины Келиха" - торопливо начал тот.
        "Да мне все равно, откуда ты послан" - грубо перебил его Гокх. "Говори сразу, зачем ты приперся ко мне в такое время".
        Гонец несколько замешкался, потом торопливо начал рассказывать.
        "Прошлой ночью несколько людей, выдающих себя за купцов, напали на жителей нашей деревни, и убили многих из них. Меня послали сообщить вам об этом".
        "Людей-купцов" - на минуту задумался Гокх. "Это случайно не те, что прибыли сегодня в город?" - спросил он Марсита.
        "Я сразу подумал, что это они" - кивнул тот. "Потому и пришел к вам в такое время. Их пятеро, и у них несколько вьючных лошадей. Говорят, что едут в столицу торговать".
        "Хм. А зачем они тогда нападают на банерчагов?" - Гокх с подозрением посмотрел на гонца. Купцы редко промышляли разбоем, хотя он и слышал о таких, кто не гнушался любыми способами добыть еще немного золота. Но заниматься такими делами на чужой территории? Это было по меньшей мере глупо.
        "Наши охотники возвращались с хорошей добычей. Они спали, когда люди набросились на них. Лишь нескольким удалось убежать".
        "Может, они вовсе не купцы?" - предположил Ланг. "А очень хитрые разбойники".
        "Все равно странно" - задумался Гокх, разглядывая гонца.
        "Думаю, надо арестовать их, и все выяснить" - предложил Ланг.
        .Действительно. Сейчас их можно арестовать, а утром уже можно будет разбраться, кто они на самом деле, и зачем напали на охотников из Келиха.
        "Поднимай всех" - скомандовал Гокх. "Они остановились на постоялом дворе Фастела?"
        "Да. Я уже отправил туда пару стражников проследить" - ответил Марсит.
        "Хорошо. Буду ждать тебя и остальных там" - Гокх вернулся в дом и стал собираться. Если это действительно разбойники, то наверняка будет драка. Так что, хотя он и не планировал участвовать в схватке лично, панцирь и боевой топор ему не помешают. Если же это купцы, доспехи придадут ему солидности.
        Постоялый двор находился недалеко от ворот, так что Гокху пришлось пройти пол города. Перед небольшим двухэтажным домом были привязаны полтора десятка лошадей, многие с тюками. Вся эта история была очень странной. Но он разберется.
        На другой стороне улицы стояли два стражника ночной смены. Один из них доложил ему, что пока все тихо. Марсит с остальными еще не подошли.
        Немного подумав, Гокх приказал одному из стражников тихо пройти к хозяину двора и выяснить, где разместились эти люди. Тот ушел, и очень скоро вернулся с Дасгом Фастелом, самим хозяином. Тот был явно напуган известием, что у него остановились разбойники. Гокх успокоил его и выяснил, что люди расположились в двух комнатах в правом крыле.
        Со стороны, где находилась казарма, донесся шум множества шагов, и вскоре из темноты появился Марсит с остальными стражниками. Хотя Дасг и сообщил, что один из людей был почти в полтора раза выше любого банерчага, полсотни стражников должно будет вполне хватить, чтобы справиться с пятью людьми.
        Два десятка Гокх решил расположить вокруг здания на случай, если кто-то из них попытается выбраться через окна. Остальным предстояло войти и арестовать этих купцов, или кто они там были.
        * * *
        "Велеслав" - свистящий голос Тадеуша заставил его проснуться. В ответ на вопросительный взгляд вампир кивнул на дверь. Велеслав различил топот множества ног, поднимавшихся по лестнице. За окном также послышался звук шагов. Тадеуш глянул наружу.
        "Там стражники, окружают дом".
        Велеслав метнулся к стене и дважды ударил по ней кулаком, будя Никиту и остальных. Мысли хаотично прыгали в голове.
        "Неужели они нас раскусили? Или же они пришли за кем-то другим?"
        Топот ног и бряцанье оружия раздавались уже на втором этаже. Подхватив шлем, Велеслав выглянул в коридор. С лестницы сплошной толпой валили стражники. Увидев его, один из них закричал, и они бросились к нему.
        "Тревога" - заорал Велеслав и ринулся навстречу нападающим, выхватывая меч. Мощный удар разрубил наискосок тело стражника, защищенное лишь легкими кожаными доспехами. Кинжал в левой руке нашел горло еще одной противника. На пару секунд банерчаги отпрянули. Похоже, городские стражники не привыкли встречаться с таким яростным сопротивлением. Тем временем из соседней комнаты выскочил Никита, и с мечом встал рядом.
        Позади рядов стражников раздалась команда, и, выставив копья, они двинулись на них. Но меч Велеслава легко отклонял прямые удары, заставляя наконечники лишь скользить по стальным звеньям кольчугам. А кожаные панцири банерчагов почти не защищали их от его мощных ударов.
        Не располагавший достаточно прочной броней Никита расположился чуть сзади, разбираясь с теми, кто пытался обойти Велеслава справа. Вдвоем они перекрывали узкий коридор. Но хотя враги и не могли как следует использовать в узком коридоре свое численное преимущество, все равно их было слишком много, и лишь вопрос времени, когда они доберутся до Велеслава и остальных.
        "Здесь мы не вырвемся, надо уходить через окно" - просвистел над ухом голос Тадеуша. Две его сабли метнулись вперед, пробив горло одному стражнику, и рассекая лицо второму.
        "Но там тоже банерчаги, сам говорил" - ответил Велеслав, отбивая кинжалом очередной удар и пронзая противника мечом.
        "Всего один ряд. Мы легко прорвемся" - используя свои длинные руки, Тадеуш из-за их спин снова выбросил саблю далеко вперед, перерезая горло еще одному противнику.
        Велеслав бросил взгляд в дверной проем. Окно выглядело достаточно широким, чтобы они могли пролезть.
        "Хорошо. Давай иди первым. Потом Ярозар и Пафнутий. Мы с Никитой прикрываем".
        Вампир шагнул в комнату, спустя мгновение оттуда раздался треск разламываемой рамы. Когда через секунду Велеслав глянул в комнату, Тадеуша внутри уже не было. Снаружи донеслись крики банерчагов. Навряд ли они ожидали столкнуться с вампиром.
        "Никита, по моей команде отходим в комнату" - Велеслав с удвоенной силой набросился на стражников, кроша передних, и вынуждая остальных отступить, затем они с Никитой дружно метнулись в комнату и захлопнули дверь. Через несколько секунд в нее вонзилась пара копий, почти пробивших доски, затем ударили топоры. Долго она не продержится. Но им времени хватит.
        "Ярозар, выбирайся через окно" - крикнул Велеслав. "Потом Пафнутий и Никита".
        Ярозар выпустил наружу волка, потом залез на подоконник и прыгнул вниз во тьму, где раздавались крики и звон стали рубившегося со стражниками Тадеуша. После несколько неуклюже выбрался купец, а почти сразу следом за ним выпрыгнул Никита.
        В двери уже зияли здоровенные проломы, сделанные топорами. Еще несколько секунд, и она будет окончательно разбита. Велеслав выбросил вперед меч, пронзая одного из ломившихся стражников, и заставляя остальных на мгновение отпрянуть. Затем бросился к окну и выпрыгнул наружу.
        В темноте он различил несколько тел на земле, слева от него отбивался от четверых противников Никита, справа сражались Пафнутий и Ярозар. А вот Тадеуша нигде не было видно. Впрочем, вампир обнаружился почти сразу. Скользнув с неба, он легко снес головы двум нападавшим на Пафнутия банерчагам.
        Велеслав бросился на подмогу Никите. Вдвоем они быстро прикончили троих стражников, а последний бросились бежать.
        "Уходим из города" - крикнул разведчику Велелслав.
        Они атаковали троих банерчагов, с одним из которых сражался Пафнутий, а двух удерживал магией волхв. Разобравшись с ними, Велеслав указал на городскую стену.
        "Выбираемся отсюда".
        "А лошади, товары?" - удивленно спросил купец.
        Велеслав бросил взгляд на постоялый двор. Лошади были привязаны спереди, и оттуда уже доносились крики городских стражников. Забрать свое имущество было уже невозможно, да и легенда их, похоже, провалилась.
        "К черту лошадей. Самим бы выбраться" - ответил он. Пафнутий с тоской глянул на невидимый за стеной караван. "Пошли" - хлопнул его по плечу Велеслав, чтобы тот не слишком задерживался.
        Они побежали к стене. Стоявший на ней стражник натянул было лук, но позади мелькнула черная тень вампира, и он рухнул на землю с перерубленной шеей. Когда они уже почти достигли стены, позади раздались громкие крики банерчагов. Велеслав обернулся.
        "Проклятье" - Пафнутий хромал далеко позади. "Его же в ногу ранило" - вспомнил Велеслав. "Да и прыжок этот со второго этажа мог сказаться" - он бросился навстречу купцу.
        "Как ты?" - он подхватил Пафнутия за руку, помогая двигаться.
        "Хреново" - превозмогая боль, ответил тот. На штанине расплывалось кровавое пятно. Крики позади раздавались уже совсем близко.
        "Беги" - легко подтолкнул его Велеслав, разворачиваясь навстречу настигавшим их банерчагам. Над головой свистнула стрела, вонзившись в грудь одного из стражников, но остальные налетели на него. Один сразу рухнул с разрубленной головой, еще один получил удар кинжалом в грудь. Велеслав яростно бил направо и налево, уклоняясь корпусом от прямых ударов копьями. Скользящие же пока держала кольчуга.
        Но банерчагов было слишком много, некоторые просто обошли его. Позади раздался хрип Пафнутия.
        Велеслав обернулся. Купец лежал на земле, а два стражника над ним уже занесли копья для удара. Велеслав бросился на помощь, сбив двух уже обошедших его банерчагов, но он был слишком далеко. Один из стражников свалился со стрелой в горле, выпущенной со стены Никитой, но копье второго вонзилось в грудь Пафнутия. И хотя в следующую секунду меч Велеслава снес банерчагу голову, купцу это уже не могло помочь. Два больших темных пятна сливались в одно на его груди. Голова Пафнутия бессильно опустилась на землю.
        Велеслав яростно перерубил двух оказавшихся поблизости стражников, и встал над телом. Остальные, наученные горьким опытом и опасаясь смертоносного меча, начали окружать его.
        "Прорывайся, Велеслав" - раздался сверху свистящий голос Тадеуша. "Ты ему уже не поможешь".
        Вампир приземлился за спиной стражников, отрезавших Велеслава от стены. Его сабли мелькнули в тусклом свете луны, отправляя на тот свет еще двух банерчагов.
        Велеслав в последний раз взглянул на Пафнутия. Тадеуш прав, купца уже не спасти. Он яростно ринулся на трех сражавшихся с вампиром стражников. Два взмаха меча, и путь к стене свободен. В спину ударило брошеное копье, наконечник сумел пробить кольчугу, но не смог глубоко проникнуть в плоть, и копье упало на землю.
        Не обращая внимания на рану, Велеслав побежал к стене. Краем глаза он увидел, как вампир снова расправил крылья, взлетая. Банерчаги позади замешкались и немного отстали. Он залез на стену и оглянулся. Их противники остановились в десятке шагов от стены. Постояв пару секунд, они бросились в стороны. Очевидно, не решились лезть на стену, а будут обходить их, поднявшись наверх по боковым лестницам.
        Что ж. Это даст им время добраться до леса и скрыться. А если стражники рискнут их дальше преследовать, они пожалеют об этом.
        "Уходим".
        Они быстро спустились со стены и побежали к черневшему в сотне шагов лесу. На опушке Велеслав обернулся. Банерчаги толпились на стенах, но пока не преследовали их. Значит, есть возможность хоть немного оторваться.
        * * *
        Поднявшись на стену, Гокх Чентук посмотрел в сторону леса, но ничего не увидел. Пламя факелов разгоняло тьму лишь на два десятка шагов, дальше все снова скрывала ночь. Лес стоял массивной темной стеной, в которой невозможно было различить даже отдельных деревьев, не говоря уже о скрывшихся среди них беглецах.
        "Отправим погоню?" - с явным сомнением в голосе спросил стоявший рядом Марсит. Очевидно, Ланг нисколько не горел желанием прямо сейчас бежать в лес за скрывшимися там людьми. И Гокх прекрасно понимал его. Эти купцы-бандиты оказали необычайно яростное сопротивление, сумели прорубиться сквозь ряды его стражников и вырваться из города. Все, кроме одного, которого банерчаги все-таки смогли прикончить.
        Он оглядел собравшихся на стенах. Их было почти в два раза меньше, чем пришло сюда вначале. Полтора десятка трупов лежали на земле, и еще сколько-то погибло внутри постоялого двора. Слишком дорогая цена за одного человека. И слишком опасно гоняться по ночному лесу за остальными.
        "Не сейчас" - решительно сказал он, спускаясь вниз. "Все равно мы их не найдем в ночном лесу. Утром соберем охотников и устроим полноценную облаву на этих бандитов" - в том, что эти люди действительно бандиты, он теперь не сомневался. Иначе зачем им было сразу бросаться в драку, даже не пытаясь уладить дело миром. Честные торговцы так не поступали.
        К тому же, один из них оказался не человеком, а вампиром. Гокх слышал о них от ходивших на людей солдат, хотя сам никогда сталкивался с ними раньше. Нет, это определенно были не купцы.
        Не обращая внимания на жителей ближайших домов, которые выходили на улицу, разбуженные шумом схватки, он подошел к одной из привязанных у постоялого двора лошадей. Хотелось узнать, что же было в этих тюках.
        К немалому его удивлению, там действительно оказались ткани, такие, какие возили на продажу заграничные купцы. Гокх приказал проверить и остальные мешки. В большинстве из них так же оказались пряности, украшения, вино. Лишь один мешок был наполнен шкурами, явно раздобытыми у банерчагов.
        В свете факелов он задумчиво разглядывал серебряный кубок. Судя по содержимому тюков, это действительно были купцы. Те шкуры, которые были лишь в одном, явно стоили дешевле остальных товаров. Зачем они напали на охотников, если могли легко купить то же самое? И зачем стали рубиться с его стражей? Одни вопросы.
        В любом случае люди сбежали. А значит, все это добро им уже не принадлежит. Он еще раз оглядел тюки, теперь уже совсем другим взглядом. По закону награбленное имущество возвращалось хозяевам. А все остальное?
        "А остального нет" - сразу подсказал ему внутренний голос. "Это ведь бандиты, а не купцы. Правильно?"
        Конечно, часть добычи придется отдать своим стражникам, чтобы они не болтали лишнего. Но в любом случае его доля будет самой большой. Да, этой ночью он определено стал богаче.
        "Отгони животных к нашим казармам" - приказал он Марситу. "И собери утром охотников, не меньше сотни. Нужно найти этих бандитов и прикончить. Мы не позволим этим людям безнаказанно убивать банерчагов".
        Оставив часть стражников убирать тела убитых, Гокх направился к себе. Мысленно он уже составлял донесение в столицу, где рассказывал об уничтожении большой банды людей, и о тяжелых потерях среди своих стражников. И в этом донесении не должно быть ни слова о тех товарах, которые лежали в тюках лошадей, которых сейчас гнал к казарме Марсит.
        * * *
        Когда отблески факелов городской стражи совсем исчезли за стеной деревьев, Велеслав предложил перейти на быстрый шаг. Раз уж погоня пока не идет за ними по пятам, нет смысла нестись сломя голову неизвестно куда. Следует экономно распределять силы, чтобы не свалиться от усталости, когда действительно понадобится бежать.
        "Никита, у них есть собаки?" - спросил он, когда наконец восстановил дыхание.
        "Скорее всего, нет" - ответил разведчик. "Банерчаги живут в основном лесной охотой, и почти не держать домашних животных. За исключением драконов" - мрачно добавил он после небольшой паузы. "Охотничьи собаки не редки в приграничных поселениях, чьи жители постоянно общаются с людьми, и много что они них переняли, в том числе и домашних животных. Но я сомневаюсь, что хоть одна подходящая собака найдется в этом городке".
        "Значит, устроить ночную погоню они не смогут?"
        "Думаю, нет. Найти следы в свете факелов очень трудно, а для масштабной облавы их слишком мало. Скорее всего, полноценную охоту на нас они начнут утром" - спокойно произнес разведчик.
        "Может, нам свернуть в сторону" - тяжело дыша, предложил Ярозар. Из них троих волхв меньше всего был подготовлен к таким прогулкам.
        "Кстати, надо бы вообще определить, куда нам двигаться" - добавил Велеслав. Весь их первоначальный план полетел в преиподню, даже толком не начавшись. "Вон справа полянка виднеется, сейчас выйдем и по звездам сориентируемся".
        На поляне их уже ждал Тадеуш.
        "Как ты?"
        "В порядке" - коротко ответил вампир.
        "Ярозар, меня тут копье зацепило, когда отходил. Посмотри рану" - попросил волхва Велеслав, стаскивая кольчугу. Пока тот накладывал повязку с какой-то жгучей мазью, Велеслав и Никита прикидывали направление.
        "Движемся пока на север" - наконец решил Никита. "Ярозар, вы с Тадеушем идите вперед. А мы с Велеславом тут пока потопчемся, постараемся запутать следы".
        "А вы нас потом найдете?" - с сомнением поинтересовался Тадеуш. "Не разойдемся в темном лесу?"
        "А вы идите строго на полярную звезду" - указал на небо Никита. "Мы вас догоним. Сигналом будет крик совы" - он издал гулкий звук. "Когда услышите его, пусть Дарк подаст голос. Мы найдем вас".
        "Хорошо" - кивнул вампир. Они с Ярозаром пересекли поляну и углубились в черный лес. Велеслав же с Никитой начали ходить по полянке и опушке кругами и петлями, глубоко вминая землю, стараясь четкими следами скрыть направление их истинного движения. При этом они напряженно прислушивались, нет ли звуков погони. Но посторонние звуки не нарушали жизнь ночного леса.
        Когда Никита наконец решил, что следов достаточно, они разделились и обогнули полянку с разных сторон, так, на всякий случай. Снова встретившись в месте, где вошли в лес Ярозар и Тадеуш, они двинулись следом за ними.
        Как оказалось, их спутники двигались весьма быстро, так что догнать их удалось только через полтора часа, когда небо уже начало светлеть. Волхв и вампир стояли на берегу небольшой реки.
        "Что, боитесь ноги замочить?" - усмехнулся Велеслав.
        "Ладно ноги, а вот снадобья, это да" - не поддержал его юмора Ярозар.
        "Отдай Тадеушу, он перелететь может" - предложил разведчик.
        "Я вот думаю, может, нам по реке немного спуститься, след сбить" - не обращая внимания на его слова, предложил Ярозар. Велеслав окинул взглядом речку. Волхв прав. Хотя они и запутали следы на той полянке, нельзя с уверенностью сказать, что следопыты банерчагов не разберутся в них. Это все же был народ охотников. В лесу они чувствовали себя, как дома.
        "Хорошо. Спустимся примерно на версту вниз по течению, и пойдем дальше".
        Идти оказалось нелегко, ноги увязали в илистом дне, и каждый шаг давался с трудом. Никита предложил перебраться на тот берег и идти вдоль него. Вода на середине доходила рослому Велеславу до подбородка, так что меньшему ростом Никите приходилось плыть. Тадеуш же легко перелетел на другую сторону, спокойно перенеся мешок Ярозара.
        Впрочем, дно оказалось здесь таким же, как на другом берегу, и за исключением самого факта переправы они ничего не выиграли. Правда, вскоре ил сменился более твердой почвой, идти стало намного легче. По нормальному дну они прошли ещ примерно пол версты, затем снова пошел ил. Уже почти совсем рассвело. Еще немного, и над верхушками деревьев покажется солнце.
        "Давайте выходить на берег" - предложил Никита. "В этом иле мы только время зря потеряем. А тут хоть почва потверже, следов меньше оставим".
        "Предлагаю пройти еще сто шагов и выйти там" - указал вперед вампир.
        "Ты что, там же мягкая глина. Наши следы будут за версту видны" - возразил разведчик.
        "Я смогу перенести вас к лесу по воздуху" - Тадеуш недвусмысленно расправил крылья.
        "А наши преследователи никогда не догадаются, что мы смогли выйти в таком месте, не оставляя следов" - понял его задумку Велеслав. "Соображаешь" - он уважительно глянул на вампира. Несмотря на свои кровавые привычки, Тадеуш уже не раз показал себя очень ценным союзником. Да и дрался он просто превосходно. Так что князь не прогадал, когда отправил его с ними.
        Не говоря ни слова, вампир двинулся вдоль берега, люди пошли следом. Дойдя до места, где берег представлял собой мягкую глину, вампир расправил крылья и взлетел. Сделав над ними круг, он подхватил Ярозара и аккуратно перенес его к опушке леса в полусотне шагов от воды. Вторым рейсом он забрал волка.
        "Теперь ты" - вампир подхватил под мышки Велеслава и с усилием вытащил его из воды. Похоже, могучий ратник оказался для него слишком тяжелой ношей, их полет проходил неровными рывками почти над самой землей. Над своей головой Велеслав слышал тяжелое, прерывистое дыхание Тадеуша. Вампир все же смог дотащить его до опушки, и сам почти рухнул рядом.
        "Ну и здоров же ты" - произнес он, немного отдышавшись. "Надо подкрепиться" - Тадеуш достал бурдюк. Велеслав почуял запах крови.
        "Успел забрать, прежде чем свалил из комнаты" - пояснил вампир в ответ на его удивленный взгляд.
        Велеслав отвернулся. Князь Ярополк был безусловно мудр, и вампир уже не раз в этом походе доказал свою исключительную ценность. Но вот к этим его трапезам человеческой кровью привыкнуть было невозможно. Тем временем Тадеуш закончил пить и опустил бурдюк на землю. Затем снял перевязь с саблями.
        "Ну его, лишний вес таскать" - он снова взлетел и отправился за все еще ожидавшим в воде разведчиком. На этот раз он не стал забирать его сразу, а сначала заставил снять куртку с нашитыми стальными пластинами и перенес ее вместе с мечом и шлемом.
        "Надо было и с тебя сначала броню снять" - он бросил доспехи на землю. "Еле дотащил".
        Наконец весь маленький отряд был в сборе.
        "Ну, что теперь?" - спросил Никита.
        "Предлагаю найти где-нибудь укрытое местечко и развести костер" - сказал Велеслав.
        "Зачем?" - недоуменно спросил Тадеуш. "Спать уже поздно".
        "А мы спать и не будем" - спокойно ответил Велеслав. "Нам с Никитой доспехи и оружие просушить надо. Это ты выше колен ничего не замочил, а мы по грудь шли. Заржавеет кольчуга, и все".
        Вампир коротко кивнул. Через полчаса они нашли небольшой овражек в достаточно глухой чаще. Место хорошее, и костра снаружи не видно, а случайно никто сюда не полезет. Оставался, правда, дым, но тут уж ничего не поделаешь. Придется рискнуть, чтобы спасти броню и мечи. Вскоре затрещал костер, и оба ратника развесили над ним на толстых палках доспехи и оружие, чтобы огонь выжег всю воду, и ржавчина не проела их.
        "И что мы теперь делать будем?" - спросил Тадеуш, когда они закончили возиться со своим железом.
        "То же, что и планировали" - ответил Велеслав. Он всю дорогу размышлял над случившимся и дальнейшими планами, и ожидал этого вопросу. "Мы же все равно собирались оставить Пафнутия, после того, как приедем в столицу Менгира, и самостоятельно двигаться дальше в Идагир. Теперь придется просто сделать это чуть раньше. Ты что думаешь, Никита? Ты наш проводник".
        "А что тут говорить" - пожал плечами разведчик. "Ты прав, пойдем, как планировали, только чуть дольше. Пафнутия вот жалко. Да и имущество почти все банерчагам досталось. Откуда они про нас узнали?" - ни к кому не обращаясь, зло произнес он.
        "Теперь это уже не важно" - мрачно ответил Велеслав. "Нам нужно добраться до Идагира и выяснить про этих новых драконов, если они есть. А без оставленного снаряжения придется как-то обходиться".
        "Да обойтись то мы обойдемся" - уже спокойно ответил Никита. "Зверя или птицу на еду как-нибудь подстрелим. На ночлег тоже устроимся, не впервой. Для нас теперь основная опасность - это охотники. Разумеется, с десятком банерчагов мы справимся, но если кто-то убежит, то может поднять толпу других. И если они устроят на нас полноценную облаву, нам не скрыться".
        "Значит, нам не надо попадаться им на глаза" - веско сказал Велеслав. "Идти будем осторожно, и каждый пусть держит глаза открытыми. Ярозар" - он повернулся к волхву. "Особая надежда на твоего Дарка. Он у нас может быстро бегать, а если и попадется кому на глаза, то не вызовет особых подозрений. Мало ли тут волков бегает".
        "Он не подведет" - Ярозар потрепал за загривок лежащего рядом зверя. Тот лишь глухо заурчал.
        "А если с кем и столкнемся, то теперь никого не отпускаем" - сурово продолжил Велеслав. "Наоборот, пытаемся прикончить всех. Тут уже расчет на тебя, Тадеуш. Ты у нас летаешь, так что сможешь догнать кого угодно".
        "Догоню" - оскалился вампир, показывая длинные белые клыки, при виде которых Велеслав едва сдержал гримасу отвращения.
        "Ну так куда идем, Никита?" - спросил он разведчика. Тот ненадолго задумался.
        "Выйдем к одному из притоков Шелора" - он указал на северо-восток. "Вдоль него пойдем вниз. Лонтад, столица идагирского королевства, стоит на реке, так что мы как раз к нему выйдем".
        "Далеко идти?" - спросил Ярозар.
        "До притока дней двадцать, двадцать пять" - неопределенно сказал Никита. "А вдоль еще пятнадцать-двадцать. Там осторожным надо быть. Банерчагов много".
        Позади треснуло дерево и звякнула сталь. Все обернулись. Палка, на которой сушились кольчуга Велеслава, подгорела, и доспехи упали в багровые угли костра.
        "О, поджарилась" - усмехнулся он и вытащил ее из огня. Затем еловой веткой сбил пепел и критично осмотрел. Звенья закоптились и почернели, но следов ржавчины нигде не было видно. Это хорошо. Значит, они успели до того, как вода сделала свое губительное дело.
        "Ладно, отдохнули и хватит, пора идти".
        Он облачился в еще теплую от костра броню, а Никита натянул свою просохшую куртку, и двинулся вперед в выбранном направлении. За ним Тадеуш и Ярозар. Велеслав немного задержался, закидывая землей кострище, чтоб не слишком заметно было, затем пошел следом за своими спутниками.
        * * *
        Ни на второй, ни на третий день после бегства из города они не обнаружили никакой погони. Похоже, их маневр там, у реки, сбил след, и банерчаги потеряли их. Хотя это вовсе не значило, что можно расслабиться, и забыть об осторожности. Несколько раз они все же видели небольшие группы банерчагов, но все это были простые охотники. Таких просто следовало обходить стороной. Так что Никита ни на секунду не терял бдительности, настороженно ища любые признаки опасности.
        Как всегда, он шел первый, полагаясь на выработанное за годы хождения по лесам чутье. В отличии от жителей городов и степей, которые в лесу неизбежно начинали блуждать и кружить, Никита легко мог выдерживать нужное направление.
        Перескочив через ствол упавшего дерева, он двинулся было к журчавшему совсем рядом ручью, как был остановлен шепотом волхва.
        "Никита, Дарк чует косулю".
        Он остановился. Благодаря магической связи со своим волком, Ярозар мог видеть его глазами, слышать и чувствовать то же, что и Дарк, и мог оценивать обстановку вокруг не хуже, а в некоторых ситуациях даже лучше, чем проведший почти всю жизнь в лесу Никита. А косуля - это хорошо. Это мясо на три-четыре дня, да и шкура им очень даже пригодится. Особенно после потери почти всего имущества в городе банерчагов.
        "Где?" - также шепотом спросил он.
        "Справа по ручью в полусотне шагов".
        Никита осторожно достал лук.
        "Я подкрадусь, а Дарк пусть обойдет с другой стороны, если она вдруг бросится бежать".
        "Что тут у вас?" - позади появились Велеслав и Тадеуш. Хотя они и не видели рядом врага, сразу достали оружие.
        "Тихо, я сейчас вернусь" - ответил Никита и медленно пошел направо, ориентируясь по журчанию ручья. И вскоре действительно различил среди деревьев рыжую шкуру животного. Очевидно, зверь пришел на водопой. Пригнувшись, Никита очень осторожно сделал еще несколько шагов, теперь уже не приближаясь, а выбирая позицию, откуда стволы и ветви деревьев не помешают стрелять.
        Сейчас он четко различал тело. Медленно натянул лук, и выпустил стрелу. Зверь вскрикнул, и ломанулся сквозь кусты, но Никита сразу отметил, что прыжки были не столь быстры, как обычно. Стрела нашла цель, и косуля долго не протянет.
        Никита быстро бросился за ней. Сил животному хватило лишь на две сотни шагов. Вторая стрела пронзила бок животного, вызвав второй отчаянный рывок, но лишь на полсотни шагов. Косуля еще дышала, когда Никита подошел. Нож прекратил агонию, и взвалив тушу на спину, он двинулся к спутникам.
        "Пострелил нам ужин" - усмехнулся при его появлении Велеслав.
        "Да, теперь дня три можно будет не отвлекаться на охоту" - Никита сбросил тушу на землю.
        "Привал сделаем?" - предложил Ярозар.
        "Предлагаю не задерживаться" - возразил Велеслав. "У нас есть еще часа четыре, пока стемнеет. Надо двигаться".
        "От костей и лишнего надо бы избавиться" - кивнул на косулю Никита. "Зачем лишнее таскать".
        "Не такая она и тяжелая" - могучий воин легко закинул тушу на спину. "Пошли".
        * * *
        Вечером после сытного обеда они с Велеславом занялись шкурой. Оказалось, что ратник на удивление хорошо разбирался в свежевании туш и приготовлении шкур. Обычно дружинники мало смыслили в таких вещах. Они больше привыкли к тому, что за них все делали княжеские слуги. Сами воины занимались исключительно ратным делом.
        Хотя, Велеслав же из вольных ратников. Тех, кто не принадлежал ни к одной дружине, нанимаясь то к одному князю, то к другому. Никита не особо доверял таким, считая, что их интересует лишь золото. Хотя мечом такие, кА кправило, владели превосходно.
        "Почему ты ни присоединишься к дружине?" - спросил он Велеслава, скребя камнем расстеленную шкуру. "Заведешь семью, детей. Перестанешь скитаться из одного края в другой. Князь Ярополк хорошо платит, ты не будешь обижен".
        "Не в деньгах дело" - после недолгого молчания ответил Велеслав.
        "А в чем?" - удивленно спросил Никита.
        "Не хочу убивать своих" - холодно ответил ратник.
        "Что ты имеешь в виду?" - еще больше удивился Никита. "Когда это наш князь воевал против своих же?"
        "Прошлым летом, например" - мрачно произнес Велеслав. "Ходил с дружиной, чтобы помочь брату Владимиру занять смоленский стол".
        "Дак святое дело брату помочь" - согласился Никита.
        "Что тут святого?" - неожиданно яростно возразил воин. "Идти рубиться с такими же русичами, как и мы. Кипчаки в прошлом году Курск сожгли, кентавры почти до Чернигова все разграбили. В Сонгамире опять купцов побили, товары отняли. Рыцари на Полоцк ходили. Со всех сторон враги ходят на землю русскую, а мы друг с другом воюем".
        "Смоленский стол принадлежит князю Владимиру. Олег Святославович напрасно его занял" - упрямо возразил Никита. "Наш князь лишь восстановил справедливость".
        "Только сам Олег думает совсем по-другому" - резко ответил Велеслав. "Вот придет этим летом с дружиной своего отца, и опять выгонит Владимира. Так и будете друг на друга ходить, пока банерчаги да прочие земли наши разоряют".
        "Остальные князья не оставляют нам выбора" - хмуро ответил Никита. Ему тоже не слишком нравилось, что русские князья бьются друг с другом, но он был верен своему князю и не обсуждал его действий. "Если не сгонять их с чужих столов, они скоро и в Суздаль придут. И потом, мы в основном по лесам бродим, с банерчагами разбираемся. Против других князей я ни разу не ходил".
        "А если князь прикажет, пойдешь?"
        Никита задумался. Да, это тоже были русичи, но свой князь важнее.
        "Если прикажет, пойду" - твердо ответил он.
        "А я не хочу со своими рубиться" - зло сказал Велеслав. "Не хочу убивать тебя, или Мстислава, или еще кого из ваших. И из других дружин тоже никого убивать не собираюсь. Мы все русичи" - он замолчал. "Поэтому я и не принадлежу ни к одной дружине" - уже спокойнее добавил он через несколько секунд.
        "А при чем тут это?" - снова не понял Никита. "Ты же все равно воюешь".
        "Только против чужаков" - ответил Велеслав. "Я ходил против банерчагов и западных рыцарей, Согамира и южных королевств, кипчаков. Но я никогда не поднимаю меч против таких же русичей. А если вступать в дружину, очень скоро придется идти в поход за очередным столом".
        Никита молчал. В чем-то он понимал Велеслава, но все равно не видел выхода из существовавшей ситуации.
        "Раньше Русь была единой" - после недолгого молчания продолжил Велеслав. "И мало кто осмеливался бросить нам вызов. Княжьи дружины ходили на Сонгамир и на запад. На южных рубежах каждый год гоняли кипчаков, так что купцы могли почти без страха плыть по Днепру к Чремному морю. А сейчас лишь одному каравану из двух удается проскочить через их степи".
        "Это было слишком давно" - пожал плечами Никита. "Да и знаем мы об этом лишь по сказкам. Где сейчас единство?" - в пустоту спросил он, не ожидая ответа. "У банерчагов тоже девять королевств. Вампиры разделены на кланы, как говорит Тадеуш" - он кивнул в сторону сидевшего под деревом вампираа. "Так везде".
        "Так неправильно" - уверенно произнес Велеслав.
        "Откуда ты знаешь, как правильно?" - возразил Никита. "Ты вот сражаешься с западными рыцарями, а они наши союзники куда в большей степени, чем тот же князь Олег" - пришел ему в голову новый аргумент.
        "Они сражаются за золото".
        "Как и ты. По крайней мере, они сражаются на нашей стороне. А Олег и его отец Святослав лишь пользуются нашими проблемами здесь, чтобы захватить Смоленский стол. Западники нам гораздо ближе".
        "Они чужаки. В западных княжествах они враги, такие же, как тут банерчаги" - горячо возразил Велеслав. "Поживи в Новгороде, Полоцке, западных киевских землях, и узнаешь, какие это союзники. От вас они просто отделены той же дружиной Святослава. И тот даже иногда нанимает банерчагов с драконами против ихних грифонов. А что до золота, то ваши дружинники тоже деньги от князя Ярополка получают. Даром никто службу не несет".
        "Мы все по крайней мере верны своему князю, и всегда на его стороне" - ответил Никита.
        "Я тоже против Ярополка никогда не пойду. Но и против других князей тоже. Против банерчагов готов биться не хуже любого другого, но против русичей никогда не буду" - твердо заявил Велеслав.
        Никита молча рассматривал выскобленную шкуру. До утра подсушить над углями, и можно будет сшить жилами сумку для продуктов. Мясо вяленое про запас положить, например, или еще чего. Он аккуратно растянул шкуру над еще пышушими жаром углями. Хоть как-то восстановить запасы, а то из-за этих проклятых банерчагов они почти все потеряли.
        "И что, ты так и планируешь скитаться от княжества к княжеству?" - наконец спросил он Велеслава, который тем временем занимался обработкой жил. Тонкими можно будет сшивать сумку, а толстые подойдут для запасной тетивы. "Как насчет жены, детей?"
        "Пока не планирую" - пожал плечами Велеслав. "А там, кто знает. Жизнь такая, что в любой момент можно погибнуть, что далеко планировать".
        "Все равно надо" - уверенно сказал Никита. "Дабы род не прерывался. Нехорошо это".
        "Сам то что без семьи ходишь?" - усмехнулся Велеслав.
        "Как-то все времени нет" - пожал плечами Никита. "Все по лесам против банерчагов, не до баб. Вот сейчас вернемся, и обязательно семьей обзаведусь" - внезапно решил он. Он еще не представлял, на ком именно он женится, но твердо решил, что по возращении отправится в отцовское село, и подыщет там невесту.
        "Ну, пусть Ярило даст тебе много сыновей" - улыбнулся Велеслав.
        Закончив с отделкой, они стали устраиваться спать на еловых ветках рядом с уже спавшим Ярозаром. И скоро лишь не нуждающийся во сне вампир привычно бодрствовал над своими непонятными свитками.
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        ГЛАВА 6. ПРИГРАНИЧНЫЙ ЛЕС
        
        
        До границ Менгирского королевства они добирались одиннадцать дней. К счастью, поселения лесного народа действительно были разбросаны столь редко, что мимо них можно было без особого труда проскочить незаметно. В куда более густо заселенных областях Вельдерской империи, западных королевств или тех же княжеств русичей такое вряд ли удалось было.
        И хотя почти каждый день они натыкались на небольшие партии охотников, благодаря опыту Никиты и нюху Дарка им каждый раз удавалось вовремя затаиться, или свернуть в сторону, так что банерчаги проходили мимо, не заметив людей.
        Но это ходжение по лезвию в конечном итоге просто не могло хорошо закрнчиться, выбраться из менгирского королевства совсем без боя им все же не удалось. Они как раз делали очередной большой крюк, чтобы обойти обнаруженный волком отряд из пяти банерчагов-охотников, когда из кустов справа в них полетели стрелы. Большинство просвистели мимо, но одна все же вонзилась в кожаный панцирь Тадеуша, пробив его. Правда, на это ушла почти вся ее энергия, и сам он отделался легкой царапиной. Еще одна стрела попала в плечо разведчику.
        Они все залегли, кроме Велеслава, который укрылся за деревом. Над головами пролетела очередная порция стрел.
        "Тадуеш, обходим их" - пригибаясь, Велеслав рванулся вперед, по возможности перемещаясь от дерева к дереву. Снова запели банерчагские луки, стрелы свистели вокруг ратника, но попадали они в основном в стволы деревьев.
        Самому Тадеушу было не нужно вот так вот бегать. Он просто расправил крылья и взмыл вверх. Через просвет в кронах поднялся над деревьями и полетел вперед. Уже через полсотни шагов он различил внизу сквозь листву несколько фигурок. А там уже зазвенела сталь и раздался первый крик умирающего. Очевидно, Велеслав добрался до позиций лучников.
        Тадеуш сложил крылья, фактически проваливаясь сквозь ветви вниз. Два банерчага с луками обернулись и в ужасе застыли, увидев спускающегося на них с неба вампира. В следующую секунду сабли Тадеуша перерубили обоим горла.
        Он стремительно бросился к еще трем лучникам, которые пытались выцелить Велеслава, сражавшегося еще с парой противников. Один из стрелков обернулся на шум шагов и вскрикнул, увидев приближавшегося Тадеуша. Банерчаг не целясь выстрелил из лука, но стрела ушла выше. Двое других также развернулись, и ему пришлось шагнуть за ствол дерева. Одна стрела вонзилась в ствол, другая просвистела мимо.
        Две-три секунды, пока они достанут новые стрелы. Ему этого вполне хватит. Тадеуш ринулся в атаку. Правая сабля легко перерубила лук первого банерчага, пытавшегося выпустить еще одну стрелу. А удар левой легко распорол живот противника. Лесные охотники вообще не носили доспехов. Как правило, они здесь ни к чему. Второй банерчаг бросил лук и кинулся на него с топором. Вампир легко парировал угрозу одним клинком, а удар другого перерубил банерчагу руку.
        Третий с криком бросился бежать. Тадеуш рванул за ним, помятуя, что отпускать никого нельзя. Он почти настиг лесного жителя, когда тот проскочил под веткой, одновременно зачем-то цепляя ее рукой. Тадеуш пригнулся, пытаясь проскочить следом, когда банерчаг отпустил ветку. Та сильно и хлестко ударила вампира в лицо.
        Несмотря на превосхоную реакцию, он успел лишь только прикрыть глаза. Удар был столь силен, что несколько секунд он ничего не видел. Когда же Тадеуш восстановился, шум шагов убегающего уже затих. Проведя рукой по лицу, он увидел на пальцах кровь. Зашипев от ярости, поднялся вверх и полетел в направлении, куда скрылся этот проклятый банерчаг.
        Тадеуш кружил над кронами, но их густая листва не давала ему разглядеть своего противника. На этот раз лес надежно скрыл своего жителя, давая ему возможность уйти.
        Внизу раздались крики Велеслава и остальных, звавших его. Сделав последний круг, он полетел обратно.
        Здесь волхв уже обрабатывал рану Никиты. Стрела вошла неглубоко, так что разведчик вполне сможет идти.
        "Тебе тоже досталось?" - спросил Велеслав, увидев кровь на лице.
        "Да" - мрачно ответил Тадеуш. "Ушел, ублюдок. Специально зацепил ветку, когда я за ним гнал, а потом отпустил".
        "Старый лесной трюк" - усмехнулся разведчик.
        "Хреново, что ушел" - процедил Велеслав. "Он наверняка своих позовет".
        "Оторвемся. Опыт у нас есть" - спокойно сказал Ярозар.
        "Время потеряем".
        "Зачем?" - возразил Никита. "Мы уже почти добрались до границы. Дальше они не сунутся".
        "Ты уверен?" - с сомнением спросил Велеслав.
        "Нуу, почти".
        "Тогда перевязывай его быстрее, Ярозар, и пошли".
        "Я сейчас" - Тадеуш направился к месту, где лежали убитые им банерчаги. Достал веревку, и привязав ее к ногам одного из них, подвесил тело вниз головой на высокий сук. Одним ударом отрубил голову и подставил кожаный бурдюк, собирая вытекающую кровь. Кровь тех разбойников уже почти закончилась, а питаться чем-то надо. Затем он повторил операцию с другим убитым.
        Теперь у него еды еще на несколько дней. Запах, конечно, не очень. Да и на вкус та еще гадость. Ну да ладно, потерпим. Похоже, разжиться хорошей крови в ближайшее время не светит. Надо обходиться тем, что есть.
        * * *
        Хотя они и шли с максимально возможной скоростью, на следующий день банерчаги все же догнали их.
        "Идут за нами" - внезапно произнес Ярозар, глядя как бы в пустоту. Мысленно он сейчас был в шкуре своего оставшегося позади волка, видя все его глазами.
        "Много их?" - спросил Велеслав.
        "Десятка три-четыре. Может больше".
        "Далеко?"
        "Полверсты, может меньше".
        "Сколько еще до этой самой границы, Никита? Ты же говорил, она рядом".
        "Тадеуш, ты можешь взлететь и посмотреть?" - спросил разведчик.
        "А как я вообще определю, где тут граница. Лес, он сверху одинаковый".
        "Там он должен быть явно темнее" - пояснил Никита.
        "Хорошо, сейчас" - Тадеуш выбрал просвет в ветвях и взлетел над кронами. Яркое дневное солнце слепило глаза, но он все же поднялся еще выше. Действительно, в нескольких верстах лес становился гораздо темнее того, по которому они сейчас шли.
        "Версты четыре" - сообщил он, спустившись. "Там".
        "Тогда пошли. Нечего время зря терять" - сказал Велеслав.
        Они почти бегом направились сквозь чащу к спасительной границе. Идти становилось все труднее, все чаще попадались густые заросли или буреломы, которые приходилось обходить. И несмотря на все их усилия, расстояние между ними и банерчагами неуклонно сокращалось. Все же как Ярозар не старался, он не мог состязаться в скорости и выносливости с жителями леса.
        Когда шедший первым Велеслав начал проламываться сквозь очередную чащу, Тадеуш решил, что с него хватит. Пусть по буреломам лезут те, у кого нет крыльев.
        "Я по верху" - коротко сообщил он, расправляя крылья. "Заодно их немного задержу".
        Взлетев над верхушками деревьев, он сделал круг и полетел в сторону их преследователей. Те не слишком-то таились, и очень скоро Тадеуш услышал внизу, крики которыми они себя подбадривали. Похоже, уже предвкушают, как расправятся с забредшими на их землю людьми. Что ж, стоит малость охладить их пыл.
        Тадеуш издал пронзительный боевой клич вампиров, и пролетел над самыми верхушками деревьев. Разумеется, он вовсе не собирался атаковать их в одиночку. Это был лишь отвлекающий маневр. Азартные выкрики охотников сразу сменились возгласами удивления и испуга. Сквозь листву с земли вылетели несколько стрел, но ни одна из них не нашла своей цели. Тадеуш еще немного покружил, оглашая лес пронзительным криком.
        Эти банерчаги оказались не так уж и глупы, и довольно быстро поняли, что вампир всего один и вовсе не собирается нападать на них, так что они снова бросились по следу его спутников. Тадеуш надеялся, что его маневры дал людям достаточно времени, чтобы добраться до границы. Он быстро полетел вперед, и уже через десять минут светлые березы под ним сменились куда более темными елями.
        Он спустился на землю, и густые ветви наконец заслонили его от так раздражающего солнца. Через какое-то время он услышал шум ломаемых веток, и появился Велеслав. За ним Ярозар и последним Никита.
        "Ты что там, войну с ними устроил?" - спросил Велеслав.
        "Просто попугал" - усмехнулся Тадеуш. "Отвлек внимание и немного притормозил".
        "Это хорошо" - кивнул ратник. "А то они уже почти догнали нас" - он кивнул головой назад. Оттуда уже доносились крики их преследователей.
        "Они точно сюда не полезут?" - тяжело дыша, спросил Ярозар.
        "Далеко они не пойдут точно" - уверенно ответил разведчик. "Но здесь задерживаться нельзя. Чем дальше мы уйдем от границы, тем лучше".
        Волхв тяжело вздохнул, и решительно двинулся вглубь леса. Остальные последовали за ним. Густые темные ветви елей пропускали на землю совсем мало солнечного света, так что растительности на земле было немного, кусты почти не росли, и идти было гораздо легче, чем раньше.
        Крики их преследователей сначала доносились громче, но затем постепенно отстали и стихли.
        "Они что, так уважают границы государств?" - спросил Никиту Тадеуш. "Или боятся стражников чужого королевства?" - почтение к чужим землям было довольно необычно. Сколько Тадеуш до этого странствовал, границы везде представляли собой некую условность. Как правило, вельможи с обеих сторон претендовали на пограничные земли, что выливалось в бесконечные стычки и набеги. И уж тем более мало кто останавливались перед границей, если требовалось кого-то поймать..
        "Стражников тут нет" - ответил Никита. "А опасаются они скорее леших, которых тут, говорят, немало. Потому и не преследуют нас. Полагают, лешие все сделают за них" - невозмутимо добавил разведчик.
        "Вот нифига себе" - удивленно протянул Велеслав. "Насчет леших ты нам ничего не говорил".
        "Зачем пугать заранее" - пожал плечами Никита. "Все равно нам пришлось бы пройти через эти земли. Обходить их - значит делать крюк в сто с лишним верст. У нас в любом случае нет особого выбора".
        "То есть соседние банерчаги друг с другом не общаются?" - утвердительно спросил Тадеуш.
        "Ну почему же, общаются. Через этот лес есть одна дорога. Соберут караван в несколько сотен голов и едут торговать-меняться".
        "Но нас то всего четверо".
        "Так мы и проскочить незаметно можем" - спокойно ответил Никита. "Эти лешие не под каждым деревом сидят. На самом деле их даже меньше, чем банерчагов в своих лесах. Так что проберемся".
        "Ну хорошо, если проберемся" - судя по мрачному тону Велеслава, он как-то не особо в это верил. "Тогда ты иди впереди, и гляди в оба. За тобой Ярозар. Не расслабляйся со своим волком. Следом Тадеуш и я замыкающий".
        Никита сориентировался по слабо пробивавшемуся сквозь кроны солнцу и двинулся вперед. Ярозар пустил в лес догнавшего их Дарка и пошел за ним. Тадеуш направился следом, подозрительно оглядываясь. Он никогда раньше не сталкивался с лешими, но раз местные жители не рискуют сюда соваться, наверняка они весьма опасные противники.
        * * *
        До конца дня они шли через сумрачный еловый лес. Но пока никаких леших так и не встретили. Здесь даже звери и птицы были редкостью, лес казался пустым. Перед ночлегом все же решили разжечь костер, зажарить пару подстреленных Никитой зайцев. Пусть и опасно, но не помирать же с голоду.
        Утром снова отправились в путь. Все было спокойно, пока Ярозар вдруг не замер, подняв руку.
        "Что?" - тревожно спросил Никита.
        "Дарк заметил кого-то впереди справа. Похож на человека" - ответил волхв. "Сейчас он подберется поближе".
        "Не надо" - резко перебил его Никита. "Лешие питаются мясом. Если он заметит волка, вполне может броситься в погоню. А нам это совсем не нужно. Будем надеяться, леший нас не заметит".
        Они пошли дальше. Ярозар еще пару раз через глаза Дарка замечал мелькавшие среди деревьев тени, но трудно было сказать, были это разные, или один леший преследовал их. После предупреждений Ярозара тишина и пустота леса как будто стали угрожающими. Тадеушу начало казаться, среди деревьев кто-то крадется, следя за ними, хотя он и не стал бы утверждать, что действительно видел кого-то. Все же лес не был для вампиров родной стихией. Впрочем, Тадеуш решительно отогнал от себя эти наваждения. Раз разведчик и волхв со своим волком никого не видять, значит, никого и нет.
        Ночевать решили в небольшой лощине, которая скрывала огонь костра от любопытных глаз. После короткого ужина люди легли спать.
        Тадеуш осмотрелся в поисках подходящего дерева. Из-за своих покрытых иголками густых ветвей ели, составлявшие большинство местного леса, были совершенно непригодны для наблюдательного пункта. Впрочем, в двух десятках шагов он заметил высокую сосну. Устроившись на толстой ветке почти наверху, он достал один из свитков.
        Луна медленно катилась по черному небу, давая ему достаточно света для чтения. Внезапно раздался резкий шум веток, явно не вписывающийся в привычные звуки ночного леса. Через несколько секунд он повторился, затем еще раз, теперь уже совсем рядом. Новый резкий шорох, и ствол дерева, где он сидел, буквально содрогнулся.
        На три сажени ниже Тадеуша на стволе сидела тварь почти с него ростом. Тело продолговатое, похожее на бревно. И кожа тоже морщинистая, подобная коре дерева. Руки и ноги были явно коротки для столь длинного тела, но судя по тому, как ловко оно стало перебираться с ветки на ветку, существо очень хорошо ими пользовалось. Сделав новый прыжок, оно скрылось в ветвях ели почти в десяти шагах от сосны. Двигалось оно к месту ночлега людей.
        "Так вот какие эти лешие" - подумал Тадеуш. "И он явно направляется к нам в гости" - он расправил крылья и взмыл над лагерем. "Леший" - громко крикнул он, будя спутников.
        Внизу раздался шум проснувшихся людей, затем крики и звуки ударов. Тадеуш быстро спустился вниз. Леших оказалось двое. Видимо, второй подобрался к лагерю с другой стороны. Один атаковал Никиту и волхва, другой бросился на Велеслава. Ратник уклонился в сторону от противника, одновременно нанося мощный удар, отрубивший лешему одну из рук.
        Тадеуш уже выхватил сабли, собираясь помочь разведчику, как справа раздался громкий шорох ветвей. В нескольких шагах от него сидел еще один леший. В следующий момент он прыгнул на вампира.
        Тадеуш стремительно выбросил вперед клинки, рассчитывая просто нанизать на них противника. Но налетевшее на него тело было на удивление твердым, как будто дерево, на которое леший очень похож. Одна сабля ковырнула тело и соскочила в сторону. А вот вторая, на которую пришлась основная масса, не выдержала и со звоном сломалась.
        В следующий миг леший врезался в вампира, опрокидывая его на землю. Заревев то ли от боли, то ли от ярости, леший выбросил руку, хватая Тадеуша за горло. Тот попытался было ударить оставшимся у него клинком, но его положение не давало размахнуться и нанести хороший удар. Он успел перехватить свободной рукой вторую руку лешего, но стальные пальцы первой неумолимо сжимали горло.
        Бросив бесполезную саблю, Тадуеш попытался ослабить хватку, вот только эта тварь нисколько не уступала ему силой, и разжать стальные пальцы никак не получалось. Бросив это бесполезное дело, Тадеуш выхватил кинжал и воткнул его в бок противнику. Хватка на мгновение ослабла, леший яростно заревел, и тут же набросился на него с удвоенной силой.
        Тадеуш отчаянно наносил удар за ударом, второй рукой пытаясь удержать на расстоянии пасть, уже тянувшуюся к его горлу. Но проклятый леший будто не чувствовал ударов, кривые зубы были все ближе. Буквально перед лицом мелькнула сталь, и его враг заревел еще яростнее. В следующую секунду он свалился с Тадеуша в сторону. Сверху появилась человеческая фигура, взмахнувшая мечом.
        Новый рев боли, а затем топот убегающего. Тадеуш освободился от все еще сжимавшей горло, но теперь уже отрубленной руки. Над ним с мечом стоял Велеслав.
        "Ты в порядке?" - спросил он.
        "Не знаю" - пошатываясь, Тадеуш встал, потирая горло. На земле валялись две руки, еще недавно пытавшиеся прикончить его. Чуть поодаль лежал изрубленный мощными ударами второй леший. Третий неподвижно стоял рядом, возле него был сосредоточенный Ярозар. Очевидно, магу удалось взять под контроль волю противника.
        Пока Тадеуш разглядывал его, леший внезапно повернулся и решительно двинулся через лес. Когда он скрылся за деревьями, волхв облегченно вздохнул.
        "Зря ты его отпустил. Надо было прикончить" - неодобрительно произнес Велеслав. "А то еще вернется".
        "Не вернется" - устало покачал головой Ярозар. "Я внушил ему, что он целый день должен идти вперед. Так что он нам больше не помеха".
        Тадеуш подобрал рукоять сломанной сабли. Обломанного клинка видно не было. Скорее всего, он застрял в туловище сбежавшей твари.
        "Прочные, уроды" - кивнул на обломок подошедший Велеслав. "Против надо бы оружие помощнее" - он качнул своим тяжелым мечом, который был вдвое толще сабель Тадеуша.
        "Да уж" - он направился к телу мертвого лешего и надавил уцелевшей саблей. Клинок входил медленно и неохотно, как будто это и вправду было дерево.
        "Не налегай так сильно, а то и вторую сломаешь" - усмехнулся Велеслав. Тадеуш спрятал оружие в ножны.
        "Здесь могут быть еще такие твари?" - спросил он Никиту.
        "Возможно" - мрачно пожал плечами тот. "Никто точно не знает, сколько их, и как они живут. И не имеет особого желания выяснять".
        "То есть мы можем ждать новых гостей?" - утвердительно спросил Ярозар.
        Никита лишь неопределенно пожал плечами.
        "Тогда надо уходить отсюда" - решительно произнес Велеслав. "Что-то мне совсем не улыбается драться с толпой таких тварей".
        Тадеуша тоже не слишком прельщала такая идея, как, впрочем, и остальных. Так что после коротких сборов маленький отряд продолжил свой путь.
        * * *
        Остановились они только под утро возле небольшого ручья. Немного передохнули и доели остатки вчерашнего ужина.
        "Долго нам еще идти через этот проклятый лес?" - спросил Велеслав Никиту.
        "Не знаю" - пожал плечами разведчик. "Мы тут никогда не ходили. Так что оценивать все можно лишь по слухам. Надеюсь, к вечеру выберемся, Тадеуш" - он повернулся к вампиру, "Ты можешь взлететь повыше, посмотреть, когда этот лес кончится".
        "Без проблем" - оскалился тот, и взмыл вверх. Вернулся вампир через несколько несколько минут вампир.
        "Ещи примерно пятнадцать верст. В ту сторону" - он указал направление, чуть отличающееся от прежнего.
        "То есть еще топать и топать. Давайте сегодня выберемся и этого леса, и там уже делаем привал" - поднялся Велеслав.
        "Только там опять банерчаги будут" - мрачно буркнул Никита.
        "По мне лучше они, чем эти деревяшки. Их хоть сабли берут" - просвистел Тадеуш.
        "Ну да. От банерчагов бежим к лешим, от леших к банерчагам" - невесело усмехнулся волхв.
        "Вот так и развлекаемся. Ладно, пошли" - Велеслав быстро двинулся в указанном вампиром направлении.
        Он постоянно оглядывался, но никакой погони пока не было видно. Впрочем, в таком лесу он заметит ее не раньше, чем она подберется на расстояние полусотни шагов. Их единственным способом получить предупреждение заранее был Дарк. Но привычка была сильнее, и он продолжал оглядываться.
        Солнце уже близилось к зениту, и Велеслав начал подумывать об очередном коротком привале. Пусть у них и не было никакой еды, оставшееся с ужина они съели утром, но даже просто немного передохнуть будет не лишним. Но шедший впереди волхв внезапно замер.
        "Они сзади. Не менее десятка".
        "Проклятье. Бежим" - все бросились вперед с максимальной скоростью. Но постепенно их скорость неуклонно стала падать. Волхв явно не мог двигаться так же быстро, как хорошо подготовленные воины. Он бежал самым последним, а его тяжелое хриплое дыхание явственно говорило, что долго Ярозар так не протянет.
        Оглянувшись в очередной раз, Велеслав различил среди деревьев пригнувшую с одного дерева на другое фигуру лешего. Их почти догнали. Он вытащил меч. Похоже, им все равно не удастся избежать неравной драки.
        Вскоре он различал позади уже несколько фигур, прыгавших с дерева на дерево. Их преследователи медленно, но верно сокращали расстояние от забредших в их леса людей. Наконец один из леших прыгнул на ствол всего в десяти шагах.
        "Беги" - Велеслав коротко подтолкнул в спину Ярозара и развернулся, следя за противником. Тот несколько секунд смотрел на него, затем прыгнул, вытягивая вперед руки.
        Лучше бы он остался сидеть на дереве. Столь примитивные атаки, может, и годились против лесной живности, но очень плохо кончится, если имеешь дело с таким опытным воином, каким был Велеслав. Быстрый шаг влево и мощный взмах меч. Острый клинок легко перерубил правую руку лешего, и тот с ревом покатился по земле. Затем неуклюже поднялся и снова бросился в атаку. По земле он явно двигался не так ловко, как прыгал по деревьям.
        Велеслав легко уклонился от лапы с растопыренными пальцами, а новый удар меча перерубил лешему ногу.
        "Теперь попробуй догони" - Велеслав бросился догонять остальных, оставляя противника позади. Еще один леший прыгнул на ствол в пяти метрах от него, затем бросился в атаку. На этот раз Велеслав просто пригнулся, и побежал дальше, не вступая в схватку. Впереди мелькнула очередная темная фигура, приземлившаяся прямо перед ним.
        Но Велеслав уже понял, как эффективно воевать с этими древесными тварями. Нырок под протянутые к нему руки и мощный удар вверх. На этот раз ему не удалось полностью перерубить руку. Меч застрял в плотной ткани, но он резко рванул его, освобождая, и вынуждая противника покачнутся. Спустя секунду леший восстановил равновесие, но меч уже устремился к его бедру, почти перерубив его. Велеслав толкнул лешего ногой на землю, одновременно высвобождая меч. Еще одним врагом меньше.
        Он снова бросился за своими спутниками. А впереди уже раздавались крики и глухие удары. Сквозь деревья он различил, как Никита уклоняется от атак одного из леших. Ярозар стоял неподвижно, удерживая сразу двух. Чуть в стороне мелькнула высокая фигура вампира.
        Велеслав на ходу плечом сбил еще одного двигавшегося к волхву противника, затем с силой обрушил меч на другого. Справа раздался победный крик Никиты. Краем глаза Велеслав отметил, что его леший рухнул с перерубленной ногой. Двумя мощными ударами он сам перерубил руки противнику, и отступил поближе к Ярозару. Сбоку появился Никита.
        Велеслав огляделся. Еще минимум пять тварей одна за другой прыгнули на близлежащие деревья и замерли, выбирая момент для атаки. По земле к ним ковыляли сбитый им и еще один.
        "Проклятье" - они с Никитой еще смогут как-то уклоняться от атак и рубиться с этими на редкость прочными лешими, но волхва эти твари просто разорвут на куски. У него не будет шансов. Если только...
        "Ярозар, по моей команде отпускай их и просто пытайся увернуться" - коротко приказал он волхву. "Просто делай" - рявкнул он, увидев удивление в глазах волхва. Пришло время несколько иной магии.
        Велеслав вызвал в голове огненную вспышку, соединявшую его с мечом. В следующий миг его плоть будто слилась со сталью, жизненная энергия потекла к клинку, наполняя его невиданной мощью. Он буквально тянулся к своим врагам.
        Сразу три леших прыгнули вперед.
        "Отпускай" - крикнул Велеслав, делая шаг вперед и взмахивая мечом. Клинок прочертил смертоносный полукруг, пересекая траекторию сразу двух противников. И легко рассек их еще недавно столь неподатливые тела. Один из вышедших из под контроля Ярозара леших шагнул к нему, но Велеслав просто перерубил его пополам.
        Остальные также бросились в атаку, но теперь у них практически не было шансов. Мощь огненного клинка вкупе со скоростью и опытом Велеслава позволяли ему вставать на пути любой атаки, легко сокрушая противника. Спустя несколько секунд все было кончено. Еще четыре разрубленных тел рухнули на землю, а последние двое леших бросились бежать.
        Велеслав бросил последний яростный взгляд вокруг, и разорвал связь.
        Невероятная усталость обрушилась на него подобно могильной каменной плите. Руки тянуло к земле будто тяжелыми кандалами, на спине повис мешок весом в пяток пудов. В глазах потемнело, в голове гудел колокол, а дышал он так, будто только что пару минут сидел под водой. Он неуклюже свалился на землю, прислонившись спиной к стволу.
        "Велеслав, что с тобой?" - бросился к нему Никита.
        "Все нормально" - с хрипов выдавил он. Огненный меч был страшным оружием, но за его использование приходилось дорого платить. "Сейчас малость отдохну, и пойдем дальше".
        "Магия меча забирает много сил" - спокойно пояснил Никите подошедший Ярозар. "Он скоро сможет идти, и нам не следует оставаться здесь. Но сделать привал на еду придется".
        "Но у нас же все кончилось" - удивленно протянул разведчик, затем лицо его просветлело. "Понял, добуду".
        Через пару минут дыхание Велеслава постепенно успокоилось, усталость немного прошла. Тем временем откуда-то сверху появился вампир. Увидев тела перерубленных пополам леших, он удивленно покачал головой.
        "Ты где был?" - спросил его Никита.
        "Пытался их отвлечь" - неохотно ответил Тадеуш.
        "Или решил, что глупо погибать вместе с нами" - подумал про себя Велеслав. Вслух он ничего высказывать не стал. Вампир безусловно очень полезен. Но навряд ли он горит желанием погибнуть рядом с ними. А тем самые крылья, которые делают его столь ценных, дают и возможность в любой момент скрыться от опасности. Одному.
        "Что с ним, ранен?" - услышал он вопрос Тадеуша. Очевидно, это про него.
        "Рубить устал" - с усмешкой произнес Никита. "Сейчас отдышится, и дальше пойдем".
        Опершись на меч, Велеслав встал. Затем убрал клинок в ножны. Первичная слабость уже отпустила его.
        "Я в порядке, можно идти".
        Первое время он еще опирался на плечо Никиты, но вскоре уже достаточно твердо шел сам. Разведчик же скрылся где-то среди деревьев. Появился он примерно через час, неся на плече тушку дикой свиньи.
        "Предлагаю поесть, сил набраться" - весело объявил он.
        "От места драки мы достаточно далеко, а силы нам еще понадобятся" - поддержал его волхв.
        Велеслав лишь кивнул. Они правы. Как бы ни хотелось им уйти подальше, без сил сделать это было очень сложно. Вскоре под массивной елью уже трещал костер, над которым разведчик вращал насаженную на длинную палку свинью, распространявшую восхитительный запах жареного мяса.
        На вкус она показалась Велеславу не хуже самых изысканных лакомств, которые ему доводилось пробовать на княжьих дворах. Он чувствовал, как с каждым проглоченным куском к нему возвращаются силы. Никита предложил было кусок мяса и вампиру, но тот отказался.
        После обеда Велеслав почувствовал себя почти восстановившимся. Теперь он уже вполне мог двигаться так же быстро, как Ярозар, и их отряд шел со своей привычной скоростью. Границы леса они достигли ближе к вечеру. После короткого совещания лагерь решили разбить уже на территории банерчагов. Все же они были не так опасны, как лешие.
        Никита сказал, что сейчас они находятся на территории Шангира, королевства, которое объявило о союзе с Идагиром против людей. На территорию же самого Идагира они попадут через несколько дней, если опять не будет никаких нежелательных встреч.
        Съев на ужин трех куропаток, которых подстрелил разведчик, они легли спать, кроме по обыкновению оставшегося на страже вампира.
        
        
        
        
        
        
        ГЛАВА 7. ПОХОД НА ОСТАКУТОВ
        
        
        Мирг Гистах окинул взглядом всех собравшихся в главном зале его дворца, и не смог сдержать довольной улыбки. Главная цель его жизни с каждым днем становилась все ближе, все реальнее. Сегодня впервые в истории сразу семь из девяти банерчагских правителей, включая его самого, собрались в одном месте, чтобы обсудить совместные завоевательные планы. В том числе и глава Менгира, давнего противника Идагира. И хотя новый король Калс Хонтах бросил весьма мрачный взгляд на вошедшего Мирга, он прибыл на совещание, а это сейчас главное.
        "Приветствую вас, владыки банерчагов" - громко и торжественно произнес Мирг. В ответ раздался нестройных хор приветствий. Он опустился в свое кресло во главе стола.
        "Долгое время банерчаги были разобщены и воевали друг с другом, на радость своим врагам" - после недолгой паузы начал Мирг. "Но теперь все изменилось. Мы преодолели мелкие личные разногласия и образовали союз. Пришло время нашим армиям собраться в единую, невиданную доселе силу, и у остальных рас не останется иного выбора, кроме как склониться перед нами. Те же, кто откажется - погибнут" - он особо выделил последнее слово.
        "Ты полагаешь, уже пришло время выступить?" - спросил Элер Лаптах, король Арнгира.
        "А чего ждать" - уверенно произнес Мирг. "Вместе наши королевства могут выставить не пять, и не десять драконов. Мы можем поднять в небо намного больше. Кто сможет противостоять сразу сотне повелителей неба?"
        Несколько секунд все молчали, представляя себе мощь сотни драконов.
        "Все это хорошо, король Идагира, но мы предполагали, что драконов будет еще больше" - нарушил молчание Калс Хонтах.
        "Да, ты утверждал, что у тебя есть способ ускорить рождение и рост драконов. Что у всех нас будет их гораздо больше, чем раньше" - поддержал его Чанг Мостах, король Думгира. "Но сейчас ты говоришь так, будто мы должны опираться лишь на тех драконов, которые есть у нас сейчас. В чем тогда смысл твоих слов? Где обещанные тобой драконы?"
        Остальные короли одобрительно закивали. Мирг обвел их холодным спокойным взглядом.
        "Разве я не демонстрировал тебе стаи своих молодых драконов, Чанг" - его немигающий взор уперся в короля Думгира. "Ты ведь летал над идагирской крепостью Драконов. Разве ты не чувствовал мощь Сердца Дракона? Ответь?"
        "Я чувствовал, но" - начал было Мостах, но Мирг сразу же перебил его.
        "Так почему ты сомневаешься, что созданная магами Идагира сила способна действительно ускорить их рост?" - Мостах не нашелся, что ответил, и Мирг продолжил. "Я никогда не делал секрета из того, что Сердце Дракона всего одно, и оно действует лишь тогда, когда драконицы находятся вблизи его. И я каждому из вас предлагал поместить ваших дракониц в нашу крепость, дабы и вы могли воспользоваться его мощью. Но лишь короли Шангира и Балгира решились дать мне по одной драконице, чтобы те приносили им намного более многочисленное потомство. И уже в следующем году они пожнут первые плоды своих мудрых решений. Как я могу помочь тебе, Чанг, если ты сам не хочешь себе помочь?" - Мирг замолчал, в упор глядя на Мостаха.
        Какое-то время все молчали.
        "Мы дадим тебе дракониц. Потом" - неохотно, будто не желая признавать его правоту, произнес Мостах.
        "Как хочешь, Чанг. В конце концов, твоя задержка играет исключительно против тебя" - совсем равнодушным голосом произнес Мирг. "Но я в любом случае не понимаю, зачем нам ждать. Новые драконы помогут нам в новых завоеваниях. Но вы разве считаете, что сейчас у нас мало сил?" - он испытующе оглядел присутствующих. Все отрицательно покачали головой.
        "В таком случае я предлагаю собрать наши общие силы и обрушить их на Остакутское ханство" - решительно произнес он. Среди королей пронесся удивленный ропот.
        "Но мы же предполагали, что пойдем войной против русичей" - воскликнул Орнтах.
        "Да. С остакутами сражается Кринтах, который заявил, не желает присоединиться к нам. Вот пусть он один и воюет. Зачем нам помогать ему?" - поддержал его Лертах.
        Король Идагира подавил возникшее было раздражение. Эти двое были его самыми надежными союзниками, если слово "надежный" вообще применимо к тем, кто в людом деле жаждал исключительно личной выгоды. Но когда дело касалось стратегических планов, они проявляли удивительную близорукость. Да и остальные, судя по их реакции, не слишком от них отличались.
        Неужели никто, кроме него самого, не способен подняться над жалким желанием урвать кусочек побольше для своего королевства, и не хочет посмотреть на ситуацию как часть общего замысла, заглянуть хотя бы на пять лет вперед. Или ему всю жизнь придется сталкиваться с этой убогой жадностью остальных правителей.
        "Вот как раз потому, что Брес Кринтах до сих пор не присоединился к нам, мы и идем войной на остакутов" - уверенно произнес он. Удивление в глазах всех без исключения шести королей и их советников показало ему, что они действительно не понимают. "Я слышал, король Отсгира собирает войска в новый поход на них. Но что сможет сделать Брес Кринтах один?" - Мирг демонстративно развел руками. "Обычный маленький набег с убогой добычей. Ничего, достойного внимания короля" - он замолчал, давая всем возможность осмыслить это.
        "Но когда на остакутов обрушится объединенная мощь семи королевств, жалкое государство людей просто не сможет противостоять нашей армии. Мы легко сокрушим их" - теперь его голос властно гремел, заполняя просторный зал. "И тогда Брес Кринтах наконец поймет, как глупо пытаться воевать в одиночку. Что объединившись, мы захватим такие богатства, о которых не мог и мечтать каждый по отдельности. А когда он и его союзник Сарок Тинтах, король Сингира присоединятся к нам, вот тогда весь мир содрогнется перед мощью банерчагов. К тому же мы захватим столицу остакутов, и все их богатства" - он раздраженно отметил, как загорелись глаза каждого при последних словах.
        Похоже, их действительно не интересуют великие завоевания. Лишь холодные куски желтого металла способны вызвать отклик в их сердцах. Что ж. Тем лучше для него. Потому что лишь тот, кто имеет цель и видит будущее, способен вести остальных. И именно он станет первых среди всех. А когда эти глупцы поймут, что власть важнее всякого золота, будет уже слишком поздно.
        "Итак, вы все согласны, что наш поход начнется с остакутов?"
        Один за другим короли банерчагов неуверенно соглашались с его предложением. От внимания Мирга не скрылось, что Хонтах согласился последним. Все же он оставался менгирцем, и явно не хотел идти на поводу у своих давних противников. Сейчас у него нет иного выбора, но в любом случае следует присматривать за ним.
        "Отлично" - он удовлетворенно кивнул, добившись от всех согласия. "Я слышал, армия Кринтаха уже выступила, так что и нам не следует задерживаться. Полагаю, каждое королевство должно выставить не менее восьми драконов и пяти сотен пеших воинов. Общий сбор можем назначить во владениях короля Лаптаха, если он не возражает" - Мирг отвесил Элеру легкий поклон. "Из его королевства самая короткая дорога на земли остакутов".
        "Мы не против" - после короткого колебания ответил Лаптах.
        "А разве все королевства должны выставлять равное войско?" - резко спросил Хонтах. "Далеко не все имеют одинаковые возможности" - он выразительно посмотрел на Мирга, как бы намекая на недавние потери своего королевства.
        "Я сказал не менее" - мягко возразил Мирг. "Восемь драконов сможет выставить любой из нас. Но каждый может послать больше. Я например, возьму с собой двенадцать, а то и все пятнадцать. Ведь трофеи будут делиться в зависимости от сил, которые каждый выделил для общей победы" - он одарил Хонтаха жесткой улыбкой. "Так будет справедливо, вы согласны?"
        Остальные короли неуверенно закивали.
        "Тогда собираемся во владениях короля Лаптаха через двадцать дней" - решительно произнес Мирг, как бы подводя итог. "А теперь вы вольны насладиться идагирским гостеприимством, если пожелаете, или вернуться к себе, собирать армию" - он дал сигнал, и в дверях появились его слуги с изысканными кушаньями. Тем самым он как бы пресекал все дальнейшие возражения, вынуждая остальных согласиться.
        Некая растерянность королей сменилась улыбками, когда столы заполнились изысканными лакомствами. У дальней стены заиграли музыканты. Даже Хонтах остался за общим столом.
        "Великолепно" - подумал Мирг, делая глоток превосходного вина, привезенного из южных стран. Сегодня он не только смог собрать их в первый совместный поход. Но и понял, что никто их них не способен видеть дальше собственного носа. Так что он легко заберет себе главную драгоценность - власть. А они пусть грызутся за жалкие объедки.
        * * *
        Хотя после выхода из приграничного леса они шли уже по землям другого королевства, Ярозар не заметил никакой разницы по сравнению с первым. Все те же деревья, и все та же осторжность, чтобы не натолкнуться на рыскающих по лесам охотников.
        На второй день зарядил дождь. Но им это было только на руку, вода размывала все следы. Да и вообще в дождь все предпочитают сидеть дома, в том числе и охотники. Во всяком случае, за два дня, пока он лил, они не обнаружили ни одной группы банерчагов. Правда, за это приходилось платить тем, что они сами промокли, да и костер развести было проблематично, но они готовы были мириться с этими неудобствами. Лучше быть мокрым, чем мертвым.
        Правда, когда дождь кончился, это их расслабленность едва не вышла боком. По обыкновению шедший впереди Никита внезапно вскинул руку. Прислушавшись, он тут же сделал знак ложиться. Ярозар, как и остальные, залег в траве. Спустя несколько секунд слева послышался шорох шагов, затем донесся голос какого-то банерчага.
        Чуть подняв над травой голову, Ярозар различил среди деревьев пару фигур. Похоже, они едва не напоролись на охотничью партию. Его Дарк был в это время в другой стороне, так что на этот раз не предупредил их. А охотники тем временем направлялись прямо в их сторону. Если они обнаружат людей, опять придется драться.
        Он протянул мыслесвязь к волку. Теперь он видел все его глазами, чуткий слух отмечал все шорохи леса, в том числе и различимые уже шаги банерчагов, в нос ударили сотни запахов. Глядя на мир глазами Дарка, Ярозар направил его в обход охотничьей партии, пытаясь оценить их число.
        Вот и они. Один, два, три - он пустил волка вокруг их группы, оценивая врагов. Те тоже заметили его. Один из них вскрикнул, указывая на зверя, другой поднял луг. Дарк прыгнул, и стрела ушла в сторону. Еще два охотника взяли луки, но Ярозар пустил волка огромными прыжками в обход них. Попасть в бегущего волка было почти невозможно, но он отвлек внимание банерчагов в другую сторону от залегших в не слишком густой траве людей.
        Охотники не стали гнаться за Дарком. Волчье мясо они не ели, а бегать за волком из-за одной шкуры сочли бессмысленным. И тем не менее, отвлекающий маневр сработал, они прошли в стороне, не заметив людей, и вскоре их голоса стали неразличимы. Ярозар немного проводил их при помощи Дарка, затем показал, что можно подниматься.
        "Проклятье, чуть опять не напоролись" - с облегчением произнес Никита.
        "Их вроде мало было, мы бы справились" - пожал плечами Велеслав.
        "Ну да, один уйдет, а потом опять от них по лесам бегать" - мрачно ответил Никита. "Ладно, пошли дальше".
        Из препятствий в этот день им встретилась только небольшая река, которую они легко переплыли. Следующий день также прошел без особых приключений. Ближе к вечеру они вышли на довольно хорошую по банерчагским меркам дорогу. Разумеется, в русских княжествах это считалось бы скорее широкой тропой в лесу, но здесь это была именно дорога.
        "Похоже, мы вышли на дорогу из Шангира в Идагир" - определил Никита.
        "Пойдем вдоль нее?" - спросил Велеслав.
        "Нет, слишком рискованно. Вдоль нее стоит немало их селений, соответственно, тут постоянно ошиваются банерчаги, так что не стоит".
        Внезапно Ярозар почувствовал беспокойство Дарка. Быстро переместившись в его сознание, он сразу услышал вдалеке слабый еще шум множества шагов и голосов.
        "Кто-то идет" - кивнул он в ту сторону. "И их очень много". Они быстро сбежали с дороги и укрылись в густых кустах. Судя по шуму, который слышал Дарк, шедших было действительно много. Отправив волка вдоль дороги, Ярозар уже через сто шагов увидел впереди банерчагских воинов.
        "Похоже, военная колонна" - прошептал он своим спутникам.
        "Тогда подождем и посмотрим" - решил Никита.
        Вскоре они и сами уже слышали звук шагов приближающейся колонны. Затем среди деревьев показались первые воины. Одетые в кожаные доспехи банерчаги длинной вереницей тянулись мимо них. Наконец поток солдат закончился, а вскоре вдали стих и звук их шагов.
        "Сотен пять-шесть" - произнес Никита. "И идут они в сторону Идагира. Интересно, зачем?"
        "Война?" - предположил Велеслав.
        "Не знаю. И потом, если верить слухам, у них вроде союз" - пожал плечами разведчик. "Да и маловато такого отряда для полноценной войны будет".
        "Тогда набег".
        "Кто знает" - задумался Никита. "Надо бы выяснить".
        "И как ты предлагаешь это сделать?" - поинтересовался Ярозар.
        "Устроим засаду на дороге" - после недолгого раздумья решил разведчик. "Наверняка тут скоро опять кто-нибудь пройдет. Вот у него и спросим".
        "А заодно и засветимся" - мрачно сказал Велеслав. "У нас другая цель".
        "Это тоже надо выяснить" - резко возразил Никита. "Кто знает, что там затевают эти шангирцы. Вполне возможно, это что-то против нашего княжества" - похоже, в разведчике проснулась привычка все выведывать.
        "Ладно" - буркнул Велеслав. "Нападаем, только если не больше четверых. Каждый берет по одному. Ярозар своего оглушает, мы валим. Трупы спрячем в лесу. Когда их найдут, мы будем уже далеко".
        Они чуть прошли по дороге и спрятались в кустах орешника, которые подходили к дороге на десять шагов. Им пришлось ждать почти час, пока вдали не показались два охотника-банерчага.
        "Отлично. Никита, ты подстрелишь одного, а Ярозар возьмет второго" - прошептал Велеслав.
        "Нет" - возразил Ярозар. "Я возьму обоих. Так мы обойдемся без крови".
        Он закрыл глаза, переключаясь на внутренний магический взор. Местность вокруг как будто сразу превратилась в пустыню. Деревья не обладали сознанием, лишь слабыми задатками чувствительности, выглядевшими, как тонкие синие нити. Он различил вокруг десятки зеленых и слабо-желтых точек, принадлежавших обладавшим совсем слабым сознанием насекомым, и несколько желто-оранжевых точек, принадлежавших мелким животным или птицам.
        Сами его спутники выглядели как три ярко-красных сгустка, как и два приближавшихся к ним по дороге банерчага. Он внимательно пригляделся к ним. Простые охотники, никаких заметных магических щитов, которые прикрывали бы их разум от ментальной атаки. Это будет не слишком сложно.
        Когда они почти поравнялись с ним, он бросил вперед первый мысленный захват. Магические щупальца протянулись к банерчагу и стремительно вонзились в его разум, сразу же беря его под контроль. Охотник был расслаблен, и волхву ничего не стоило подчинить его волю.
        Теперь второй такой же захват, и вот уже оба банерчага стоят на дороге. Ярозар решил не захватывать их сознание полностью, а лишь внушит определенное желание. И сейчас охотники как будто просто захотели молча постоять на дороге.
        Так, а теперь надо найти в их головах какие-нибудь сведения об этой колонне. Вот она. Он как будто видел глазами охотника, как мимо него проходит колонна воинов-банерчагов. Но это неинтересно само по себе, колонну Ярозар и сам видел. "А вот что с этой колонной связано. Ага, нашел". Разговор старосты деревни с группой охотников, среди которых был и этот самый банерчаг.
        "Король Шангира собрался в поход против итильских остакутов. Совместно с королем Идагира и другими банерчагами. Большой союз - это уже интересно. Что еще у тебя в голове есть интересного".
        Ярозар прошелся по мыслевоспоминаниям, но не нашел больше ничего относящегося к их делу.
        "Так, ну ладно, со вторым возиться не будем. Отправляем их по дороге, стираем воспоминания о задержке, и быстро отпускаем".
        Мир снова вернулся в свои привычные очертания. Сквозь густые ветви орешника он видел, как банерчаги недоуменно переглянулись, огляделись вокруг, затем неуверенно пошли дальше по дороге. Отлично, значит, у них остались только смутные воспоминания, что что-то было не так. Навряд ли они обратят на них какое-то внимание, а значит, так никогда и не узнают, что предоставили информацию разведчикам-людям.
        Когда охотники скрылись за деревьями, провожавший их взглядом Никита повернулся к нему.
        "Их король отправился на войну с итильскими остакутами" - ответил Ярозар на невысказанный вопрос.
        "С остакутами?" - удивился разведчик. "До них же намного дальше, чем до наших княжеств. Шангирцы никогда не участвовали в войнах против остакутами".
        "Похоже, у них там общий союз" - пояснил Ярозар. "Там еще идагирцы и вообще чуть ли не все королевства разом".
        "Все разом?" - воскликнул Велеслав.
        "Ну. Все не все, но союз похоже большой. Это обычный охотник, много он не знает в любом случае".
        "Это плохо" - мрачно произнес Никита. "Если на нас попрут несколько королевств разом, нам туго придется".
        "Да уж" - кивнул Ярозар. Если они соберут полсотни драконов, он с трудом представлял, как у них получиться отбиться от них.
        "Вот, похоже, и ответ на наши поиски" - произнес Тадеуш. "Виденная толпа драконов - это объединенные силы нескольких королевств".
        Объяснение выглядело вполне правдоподобным. Вот только слишком мало у них информации. Обычный охотник просто не может знать слишком много.
        "Мы в любом случае должны идти дальше" - решительно произнес Ярозар. "Из слов охотника известно лишь, что у банерчагов большой союз. Но это мы знали и раньше. Увиденное сегодня лишь подтверждение. То, что они решили начать с остакутов, еще ничего не значит. Мы должны получит более подробную информацию".
        "То есть идем дальше в Идагир?" - уточнил Велеслав.
        "Да. Судя по всему, именно они являются главными в союзе. Значит, именно там мы сможем получить самую подробную информацию".
        "Хорошо" - Велеслав повернулся к разведчику. "Куда идти?"
        Никита огляделся по сторонам, ориентируясь.
        "За мной, как обычно" - он двинулся сквозь заросли.
        К вечеру следующего дня они вышли к довольно широкой реке.
        "Похоже, мы вышли к Шелору" - довольно сказал Никита. "Теперь двигаемся вдоль русла, и примерно через две недели выйдем к столице Идагира".
        "А как насчет плыть?" - поинтересовался Велеслав.
        "Не советую. По берегам живет немало банерчагов-рыбаков. Заметят, опять придется бегать. Так что пойдем по земле в паре верст от реки".
        "Ясно" - кивнул Велеслав. "Сегодня, я думаю, идти уже нет смысла. Надо искать место для ночлега".
        Они с разведчиком разошлись в разные стороны. Сам Ярозар никуда не пошел. Дарк бегает гораздо быстрее него, так что место найдет намного раньше.
        * * *
        За ужином у Велеслава из головы никак не выходили мысли об этом банерчагском союзе. Это было плохо, очень плохо для русских княжеств. Пока банерчаги совершали небольшие набеги, либо нападали армиями отдельных королевств, князь Ярополк и другие еще могли успешно отбивать их атаки. Но теперь, если лесные жители соберутся в единую армию, шансов на победу у отдельного князя будет совсем немного. Давняя мысль Велеслава об объединении всех княжеств теперь казалось не только очевидной, но и просто необходимой для выживания.
        "Если все банерчаги объединятся, русским восточным княжествам придется очень плохо" - не обращаясь ни к кому конкретно, произнес он.
        "Это верно" - кивнул Никита. "Я даже не представляю, как мы сможем остановить их, если они всей толпой на нас навалятся".
        Его ответ неожиданно разозлил Велеслава. Неужели он не понимает, что все должны делать.
        "Нам тоже надо объединяться" - резко сказал он. "Так же, как сделали банерчаги. Только вместе мы сможем остановить их и не опустить разорения земли русской. Князья должны забить старые претензии и обиды, и наконец вспомнить, что все мы в первую очередь русичи".
        "Ты так говоришь, как будто все остальные против этого объединения" - мрачно усмехнулся Никита. "Лично я только за, но как этого достичь. Кто из князей откажется от своих претензий на стол ради общего блага?"
        "Не знаю" - хмуро ответил Велеслав. "Надо как-то убедить их. Ярозар, почему волхвы стоят в стороне и не вмешиваются в братоубийственные походы князей?" - спросил он не принимавшего участия в разговоре волхва.
        "Потому что мы, как и ты, не желаем убивать своих. Мы все поклоняемся одним богам" - спокойно ответил волхв.
        "Но раз вы все служите одним богам, вы должны быть едины" - удивленно воскликнул Велеслав. Ему это казалось совершенно очевидно. "И у вас наверняка есть влияние на князей. Не поверю, что тот же князь Ярополк не прислушивается к мудрому Светозару".
        "Прислушиваться то прислушивается, да только не особо" - после недолгого молчания ответил волхв. "Не надо преувеличивать наше влияние. В первую очередь мы служим богам, и лишь потом уделяем внимание делам земным".
        "Как вы сможете служить богам, если банерчаги сожгут ваши алтари?" - зло спросил Велеслав.
        "Мы встанем на их защиту" - ответил Ярозар.
        "Вы не сможете в одиночку остановить такую орду".
        "Тогда мы умрем, защищая их" - все так же спокойно ответил волхв.
        "Да как вы можете так спокойно это воспринимать" - возмутился Велеслав. "Никита, неужели ты тоже не понимаешь, что нужно объединяться?"
        "Я разве против единого союза?" - спросил Никита. "Но что нам делать, если князь Олег опять придет за смоленским столом? Отдать? А если он потом захочет и суздальский? Ты бы сам попробовал убеждить князей? И посмотрим, что у тебя выйдет?"
        "Я по крайней мере не хожу воевать против своих" - мрачно ответил Велеслав. Он действительно не раз пытался заговорить с князьями о том, чтобы воевать не друг с другом, а с внешними врагами, но все его слова разбивались о стену непонимания. Так что ему оставалось лишь утешать себя мыслью, что он сам не проливает крови своих же братьев-русичей.
        "Все не могут, как ты, бродить из княжества в княжество" - возразил Никита. "Так получится, что в одном воины есть, а в другом дружины совсем нет. И разграбят враги беззащитный народ. Кто его защитит, если все уйдут, как ты?"
        "Все равно надо объединяться, ты же видишь, что сейчас происходит?" - убежденно заявил Велеслав.
        "Вижу, да только не от нас с тобой это зависит" - ответил разведчик и уставился на костер.
        Велеслав доел подстрелено днем кролика и стал укладываться спать. Мысль об объединении банерчагов долго не давала ему заснуть. Для него было очевидно, что лишь совместные усилия всех русских князей могут остановить страшное бедствие. Но как убедить всех стоять плечом к плечу, когда воины вроде Никиты ставят интересы одного князя выше остальных, волхвы согласны просто умереть, защищая свои святыни, а сами князья больше озабочены дележкой столов, чем защитой русской земли. Он долго думал, но так и не нашел ответа на свои вопросы.
        * * *
        Из леса внизу появилась колонна воинов-банерчагов. Впереди шли королевские гвардейцы, выделявшиеся среди остальных блестящими на солнце стальными доспехами. Мирг Гистах не экономил на своей личной страже. Туда отбирали самых лучших бойцы, и каждый из них получал за счет казны хорошую броню. Среди остальных воинов преобладали кожаные доспехи, лишь укрепленные отдельными стальными пластинами. Вооружены банерчаги были короткими, пригодными для боя в лесу копьями и небольшими круглыми щитами. Помимо копий у солдат были большие топоры, и почти каждый воин имел лук, из которого хорошо стрелял.
        Отряд быстро двигался к небольшой остакутской деревушке в полуверсте от них. С высоты полета Мирг Гистах мог легко различить темные точки бегущих к забору людей. Они спешили так, будто это могло им помочь.
        После еще одного неспешного круга над полями, по которым двигались его воины, Мирг отдал команду управлявшему Тарнгором Шелту. Повинуясь воле своего всадника, огромный дракон устремился вперед и вниз. За ним последовали еще четыре дракона, сопровождавших Мирга.
        За окружавшим деревеньку частоколом столпилось примерно три десятка мужчин, вооруженных луками и копьями. Завидев атакующих драконов, большинство из них в ужасе бросились бежать. Лишь несколько самых отчаянных вскинули свои луки. Но стрелы просвистели мимо, либо застряли в защищавших грудь дракона кожаных доспехах. А вот сидевшие позади Мирга лучники поразили двоих защитников.
        Затем пришел черед дракона. Свист стальной плети сменился дикими криками боли. Они пролетели над деревней, лучники посылали вниз стрелы в разбегавшихся в панике защитников. Сам Мирг просто наблюдал, эти жалкие людишки просто не стоили каких-либо его усилий. Шелт развернул Тарнгора и полетел обратно к воротам. Возле них уже не было ни одного живого защитника. Все они были поражены стрелами или буквально разорваны на куски стальными плетями. А передовые пехотинцы банерчагов уже были в трех сотнях шагов от села.
        "Займись воротами, Шелт" - приказал Мирг.
        Тот кивнул и направил дракона вниз, на ворота. Мирг почувствовал, как напрягается тело дракона, когда его могучий хвост взмахивал плетью, затем рывок удара, когда они пролетели над воротами. Позади раздался громкий треск ломаемой древесины. Он оглянулся. Полупудовые стальные шары буквально разнесли створки в щепки. Теперь его бойцы войдут без задержек.
        Шелт поднял Тарнгора на высоту двухсот аршин над землей, откуда было удобно наблюдать за всем происходившим внизу. Мирг смотрел, как его воины растекаются по деревне. Они вытаскивали из домов людей и сгоняли их на центральную площадь. Тех, кто пытался сопротивляться, убивали. А почти над самыми крышами домов кружили четыре дракона его армии, наводя ужас на жителей и отбивая всякую охоту сопротивляться.
        Мирг улыбнулся. Пусть это была всего лишь жалкая деревушка, но это только начало их похода.
        Как и было решено на совете королей, они собрали свои армии в Арнгире. Точнее, это были не армии целиком, а отдельные отряды, которые сообща должны были сокрушить войско остакутов. И показать королю Отсгира Бресу Кринтаху, насколько их союз эффективнее действий в одиночку. Сам Гистах привел с собой семь сотен отборных воинов и четырнадцать драконов, а всего их объединенное войско насчитывало более четырех тысяч пеших банерчагов и шестьдесят пять драконов с экипажами.
        Сначала они предполагали идти на соединение с войсками Кринтаха, но Элеру Лаптаху пришла в голову другая идея. Его королевство тоже граничило с Остакутским ханством, а значит, они могли просто вторгнуться в страну с другой стороны, грабя населенные пункты, нетронутые армией Отсгира.
        Самого Гистаха возможность разграбить несколько жалких приграничных поселений не интересовала, но остальные восприняли это предложение с таким энтузиазмом, что он не стал возражать. Пусть немного порезвятся, а заодно почувствуют, что тоже имеют право принимать решения. В конце концов, такие мелочи все равно не имеют какого-либо значения. На последнем совещании короли решили, что каждый из семи отрядов пойдет в глубь ханства своей дорогой, захватывая все расположенные на пути города и села.
        Лежавшая сейчас внизу деревушка была очередной из нескольких, павших на пути идагирского войска. Ни одна из них не сумела оказать мало-мальски достойного сопротивления, но и стоящей добычи там, разумеется, также не оказалось. Домашние животные, которых можно использовать для прокорма драконов, да дешевые украшения, что годились лишь простым воинам.
        Впрочем, в пяти верстах к югу лежал небольшой городок, где наверняка можно будет взять добычу получше. Так что не стоило задерживаться среди этих убогих хижин. Мирг сделал Шелту знак снижаться, и, пролетая на своими воинами, знаком посоха приказал им двигаться дальше. Оставив несколько бойцов приглядывать за пленными и добычей, отряд снова двинулся вперед.
        Сам Мирг и остальные драконы направились к городу. Они быстро пролетели над полями, на которых росла пшеница, небольшим лесом, и уже через десять минут под ними были сгрудившиеся за невысоким земляным валом домики. Примерно полторы сотни крыш. Не так много, но наверняка здесь найдется хоть что-нибудь ценное. С высоты Мирг видел бегавших по улочкам людей, которые, увидев кружвших над ними драконов, засуетились еще больше. То ли к обороне готовяться, то ли имущество свое пытаются спрятать.
        Шелт вопросительно оглянулся, ожидая приказа атаковать, но Мирг отрицательно покачал головой и сделал знак лететь обратно. Сами они все равно не станут занимать город, это удел пеших бойцов, так что лучше дождаться их.
        Те еще даже не добрались до леса, пыля по дороге примерно на пол пути к нему. Неизбежная медлительность наземных бойцов всегда раздражала Мирга. Как было бы хорошо, если бы все они могли разместиться на драконах. Тогда войско сможет двигаться в десять раз быстрее. Но даже для такого небольшого отряда потребуется по меньшей мере семь десятков взрослых драконов. А если говорить обо всей армии Идагира, то тут вообще понадобятся немыслимые до сих пор пять сотен.
        Мирг подумывал взять с собой в поход молодых драконов, дабы использовать их для переноски воинов так же, как он сделал это при захвате крепости короля Грынтаха, но он отказался от этой идеи. Их все равно не хватало на всех, так что пусть лучше побыстрее растут под благотворным влиянием Сердца Дракона. Всему свое время. А ему пока придется смириться с низкой скоростью пехотинцев.
        Тем временем его воины достигли леса. Двигаясь в таком темпе, города они достигнут часа через полтора. А пока же Тарнгор и остальные драконы кружили над деревьями, мерно взмахивая гигантскими крыльями.
        Спокойная обстановка была внезапно нарушена громкими криками людей. Спустя секунду внизу раздались звон стали и шум боя, раздался боевой клич банерчагов.
        Не дожидаясь его команды, Шелт уже пустил дракона вниз над самыми верхушками деревьев. Сквозь листву Мирг различил под лесным покровом фигурки людей, сражавшихся с его воинами.
        Проклятье. Похоже, эти остакуты не так уж глупы и трусливы. Они заранее выдвинули своих бойцов в лес, где кроны деревьев прикрывали их от атак драконов, и сейчас вступили в бой с пешими воинами Идагира. Весьма разумно. Впрочем, банерчаги привыкли биться в лесах, так что его солдаты несомненно победят.
        Тем не менее Мирг сделал знак стрелкам приготовиться, а управляемый Шелтом Тарнгор кружил над самыми кронами деревьев. Лучники пускали стрелы в тех противников, кого удавалось различить среди деревьев, и, хотя точность такой стрельбы оставляла желать лучшего, это была хоть какая-то помощь сражавшимся внизу.
        Постепенно победные крики его бойцов стали раздаваться все чаще, и вскоре Мирг различил, что люди бегут. Идагирские воины одержали победу, и сейчас гнали своих врагов. Наконец убегающие люди выбрались их леса на поля. Они, очевидно, пытались добраться до стен городка. Но на открытой местности остакуты были беззащитны против атак драконов, и банерчаги тут же воспользовались этим.
        Тарнгор скользнул вниз, и его огромная пасть захватила одного из бегущих. Дикий, хоть и приглушенный вопль схваченного дракона человеком оборвался, когда мощные челюсти сомкнулись. Нижняя часть туловища упала на землю, верхнюю же Тарнгор проглотил.
        Драконы носились над оказавшимися на открытом пространстве людьми, разрывая их на части, лучники на спинах разили бегущих. Несколько уцелевших бросились было обратно в лес, но появившиеся на опушке воины-банерчаги безжалостно добили их, после чего двинулись к городу.
        По сигналу Мирга дракону устремились вперед. Теперь можно было заняться защитниками. Они покончат с ними как раз к прибытию его пехоты.
        Тарнгор в очередной раз ринулся вниз. Мирг начал читать заклинание, на конце посоха запрыгали огненные искры. Для разнообразия можно немного повоевать и самому. Не стоит уподобляться Лертаху и превращаться в старую развалину. Огненная молния ударила вниз, в группу приготовившихся стрелять лучников. Пламя охватило четверых из них, обратив в бегство остальных. Стрелы банерчагов разили убегавших, стальная плеть дракона буквально смела группу воинов с копьями.
        Они пролетели над крышами, Мирг играючи пускал огненные молнии в соломенные крыши, поджигая дома. Сделав круг, дракон понесся обратно. Внезапно с земли вверх к одному из драконов метнулась желтая струя огня. Похоже, один из местных магов решил вступить в битву и потягаться с ними. Но сидевший на спине атакованного дракона Грег Исартед был начеку, и атака остакута бессильно разбилась об его магический щит.
        Дракон Мирга стал снижаться, сам он вскинул посох и обрушил магический огонь на посмевшего противостоять им колдуна. Тот выставил было вперед ладони, вокруг которых замерцало белое облачко защитных сил, но где ему было тягаться со старейшим и самым могущественным магом банерчагов. Спустя лишь секунду огненная молния Мирга прорвала защиту, и пламя охватило остакута. Несколько секунд Мирг держал молнию, пока Тарнгор летел вокруг мага, затем прекратил атаку. От глупого человека осталась лишь кучка пепла.
        Слева от него вдоль улицы полыхнула огненная волна. Это разгневанный атакой Исардет решил проучить вздумавших сопротивляться остакутов. Драконы реяли над деревней, смертоносные стрелы и огненные молнии обрушивались на метавшихся внизу людей. А все жалкие попытки самих остакутов поразить крылатых воинов не имели ни малейшего успеха.
        Тем временем к городу подошли пешие воины. Местные ворота были потолще, чем в той деревне, к тому же обшиты железом, так что потребовалось три удара стальной плети, чтобы разбить их, и впустить воинов внутрь. Банерчаги с громкими криками ворвались в город, врываясь в дома, выгоняя людей на улицу и вытаскивая все ценное.
        Поняв, что городские ворота и стены не стали преградой на пути захватчиков, уцелевшие жители бросились врассыпную к лесу. Драконы набросились на них, сея смерть. Мирг нахмурился. Не следовало позволять им скрыться в лесу, но и просто убивать будущих рабов также глупо и расточительно. Тарнгор опередил пытавшихся убегать людей, и Мирг вырастил огненную стену, отрезавшую им путь к бегству. Повинуясь его сигналу, остальные всадники создали еще несколько преград между лесом и бегущими.
        Некоторые отчаянные головы все же попытались прорваться сквозь стену огня, но тех, кто сумел проскочить сквозь огонь и бросился дальше, на ходу срывая горящую одежду, добили лучники. Остальные же сгрудились у стен в окружении пеших воинов.
        Мирг дал знак садиться.
        "Покорми Тарнгора" - приказал он Шелту, спрыгивая на землю. К нему уже спешил Бошк Зултер, командовавший его наземным отрядом.
        "Мой король, город пал к вашим ногам" - произнес он, склоняя голову.
        "Это я и сам вижу" - холодно ответил Мирг. "Что там произошло в лесу?"
        "Нас ждал в засаде отряд людей, человек двести. Но мы сумели сокрушить их".
        "Потери?"
        "Десяток наших воинов убит, и примерно полтора десятка раненых" - ответил Зултер.
        Не так плохо. Хотя впредь следует быть осторожнее. Если терять слишком много бойцов в таких вот мелких стычках, к моменту решающей битвы можно остаться с одними драконами.
        Он неторопливо прошелся по улице до самого большого дома, где наверняка жил глава этого городка. Там уже вовсю орудовали его солдаты, растаскивая ткани, посуду и украшения. На улицу были вытащены два бочонка вина, и несколько банерчагов черпали из них вино.
        "Мой король, примите первые трофеи" - подбежал к нему сотник, протягивая пару грубых серебрянных кубков.
        "Оставьте их себе" - повертев в руках один их них, Мирг вернул его своему подданному. "Этот город я дарю вам целиком" - громко крикнул он, вскинув руку.
        Его солдаты разразились восторженными воплями. Согласно закону треть всех захваченных солдатом трофеев он должен был передать в королевскую казну. Еще треть своим более мелким начальникам, и лишь треть оставлял себе. Этот городишко не имел ничего, что могло бы существенно обогатить королевскую казну, но такой щедрый жест безусловно поднимет боевой дух бойцов. Для рядовых солдат даже мелкая добыча имела значение.
        Мирг улыбнулся и пошел прочь из разграбляемого солдатами города. Все идет очень, очень хорошо.
        * * *
        Вечером следующего дня все участвовавшие в походе короли слетелись на общий совет в идагирском лагере. Предстояло решить, как лучше действовать дальше.
        Настроение у всех было превосходное. Пограничные поселения остакутов пали, не сумев оказать вторгшимся войскам сколько-нибудь серьезного сопротивления. Разумеется, захваченные там трофеи пока не слишком впечатляли, но общая легкость, с которой банерчаги продвигались вперед, с лихвой это компенсировала, и обещала хорошую добычу, когда они доберутся до богатых внутренних районов ханства.
        Мирг Гистах оглядел остальных правителей, собравшихся в большом походном шатре. Почти все они, за исключением его самого и Лертаха, были в богато украшенных доспехах, как будто военные успехи зависели от золотых узоров на броне. Короли находились в благодушном настроении, обмениваясь впечатлениями о первых стычках.
        "Ну как вам первые дни нашего похода, господа?" - громко произнес Мирг, ни к кому конкретно не обращаясь.
        "Пока все идет слишком легко, я даже не ожидал этого" - ответил Карс Сортах. "Раньше эти люди оказывали куда более упорное сопротивление".
        Остальные одобрительно загудели.
        "Правда, добыча пока тоже достаточно убога" - вставил король Орнтах.
        "Это нищие крестьянские деревни. Что с них можно взять" - развел руками Мирг. "Через пару дней мы подойдем к столице провинции Лансе. Думаю, там мы наверняка найдем немало золота и других богатств".
        Как и всегда, когда речь шла о добыче, их глаза алчно загорелись.
        "Но настоящие сокровища" - продолжил Мирг, привлекая внимание, "Мы захватим, когда возьмем Докшар, их столицу".
        "Если мы и дальше будет продвигаться так же легко, то будем там максимум дней через десять" - воодущевленно заявил Калс Хонтах. Став королем всего лишь месяц назад, новый правитель Менгира активно участвовал во всех обсуждениях, будто пытлся показать, что он тут один из равных. Чем сильно забавлял Мирга.
        "Я бы не стал недооценивать людей" - заметил он. "Остакуты очень хитрый и опасный противник. К тому же сейчас их основное войско противостоит армии Отсгира, но когда до столицы дойдут вести о нашем вторжении, они наверняка выставят против нас серьезное войско".
        "Ерунда, с таким количеством драконов мы легко разобьем любую армию, которую они смогут собрать" - махнул рукой Орнтах.
        "Тем не менее я бы предложил, чтобы наши войска двигались достаточно близко, так, чтобы придти на помощь, если у кого-то вдруг возникнут проблемы" - дневная засад там, в лесу показал Миргу, что драконы драконами, но не стоит забывать об осторожности.
        "О каких проблемах ты говоришь, король Идагира?" - спросил Дарс Лертах. "Тут одни крестьяне, разве они могут противостоять нашим воинам. Я думаю, имеет смысл собираться лишь перед крупными городами. К той же Лансе мы соберемся вместе, потому что там должно быть много золота, и каждый из нас хочет получить свою долю" - одобрительные смешки остальных сопроводили его последнюю фразу. "А в остальном лучше двигаться отдельными отрядами. Так мы охватим большую территорию".
        Остальные, кроме не раз ходившего на остакутов короля Арнгира, одобрительно закивали. Жадность у них явно перевешивала осторожность.
        "Король Лертах прав" - заявил Хонтах. "Послезавтра к вечеру мы соберемся возле Лансы, утром захватим ее, а потом снова пойдем отдельными отрядами, чтобы охватить максимальную территорию".
        "Ну, раз вы так хотите, быть по сему" - согласился Гистах. Не стоит вступать в споры из-за таких мелочей. А если же у кого-то возникнут неприятности, то он, Мирг, их предупреждал.
        Когда остальные короли покинули шатер и разлетелись по своим армиям, он вызвал генерала Зултера.
        "Когда будем подходить к Лансе, не бросай наших воинов впереди всех. Пусть они держатся чуть сзади. Нам не нужны лишние потери в битве за второстепенные города. Помни, настоящий поход еще даже не начался".
        
        
        * * *
        Банерчаг яростно бросился на него, замахиваясь топором. Тахир шагнул вперед и высоко поднял щит, цепляя руку с занесенным оружием, не давая ему толком опуститься. Они с противником буквально столкнулись щит в щит. Пользуясь преимуществом в росте, он перекинул меч на обратный хват, размахнулся и сверху вонзил его в основание шеи противника. Тот с хрипом рухнул на землю.
        Из-за деревьев впереди снова полетели стрелы. Одна вонзилась в ствол березы слева, другая ударила в край щита. Еще одна попала в ногу появившемуся рядом Олнису. Впрочем, банерчаги уже отходили. Поняв, что столкнулись с достаточно многочисленным и готовым к бою отрядом остакутов, они решили отступить, оставив среди деревьев примерно сотню погибших. Впрочем, сами остакуты тоже потеряли немало воинов.
        Воевода Тахир Сежевид закинул за спину щит и направился к расположенному в паре верст отсюда базовому лагерю его ополчения, насчитывавшего около тысячи человек. Они перекрывали направление между речками Дужей и Прятой.
        Собственно, их война в основном и состояла из таких вот больших и не очень стычек между его отрядами и группами банерчагов. Пока его войску удавалось относительно успешно противостоять пытающимся прорваться вглубь страны войскам короля Кринтаха. Локальные лесные стычки с банерчагами обычно оканчивались вничью или же с перевесом его воинов. Более того, группе его колдунов удалось поджарить крылья одного из драконов. И хотя тому удалось удрать, в этой войне он больше участвовать не будет. Еще одна маленькая победа.
        В целом его расположенное в лесах войско, будучи укрытым от атак с воздуха, успешно сдерживало противника. Лишь один раз отряд его солдат был застигнут драконами на переходе. Тогда они потеряли более сотни человек.
        Всего же вторжению банерчагов противостояло около семи тысяч воинов в шести отрядах под командованием таких же воевод. По доходившим слухам почти все они действовали столь же успешно, как и армия самого Тахира. Лишь войско князя Алатера Нешевида потерпело серьезное поражение, когда большой конный отряд был застигнут драконами на открытой местности. И это было опасно, поскольку войска Алатера прикрывали редколесье, за которым тянулись достаточно широкие равнинные полосы, по которым отряды банерчагов могут двигаться вперед, избегая лесов. А на открытой местности остакуты будут слишком уязвимы для атак драконов.
        Тахир вернулся в расположенный среди деревьев лагерь. Туда же стягивались остальные бойцы, обсуждая прошедшую схватку. Подойдя к шатру, Тахир бросил шлем слуге и взял у него кувшин с водой.
        "Воевода Тахир Сежевид" - раздался голос справа. Он повернулся. Перед ним стоял молодой воин, судя по доспехам, принадлежавший к не слишком богатому роду. А запыленный дорожный плащ говорил, что этот парень долго скакал.
        "Да, это я" - Тахир отставил кувшин.
        "У меня для вас приказ от хана Кудулака" - произнес тот, подтверждая догадку, что он гонец. "Вы должны взять пятьсот воинов и быстро двигаться на сборный пункт в Бикар".
        "Неужели им удалось прорваться сквозь войска Нешевида" - мелькнуло у Тахира.
        "Что случилось?" - строго спросил он.
        "Армия Арнгира также вторглась на наши земли" - ответил гонец. "Говорят, они уже подошли к Лансе".
        Проклятье, только еще одного вторжения им не хватало. Каждое из трех граничивших с Остакутским ханством банерчагских королевств было серьезным противником, но когда они вторгались сразу два, сложность возрастала многократно.
        "Возвращайся к хану и скажи, что мы скоро будем там" - мрачно ответил Тахир.
        Вот ведь незадача какая. Только выставили войско против одного противника, как уже показался другой. Уже у Лансы, разорви их демоны. Прошлый год даже набегов почти не было, а теперь сразу два полноценных вторжения. Разумеется, у хана еще были резервы, которые он сможет послать против второй армии. Вот только если их заслоны здесь станут вдвое слабее, оставшимся туго придется. Правда, выбора у остакутов все равно не было.
        Он собрал своих начальников и коротко рассказал им о новом вторжении. Хотя новость эта не могла никого порадовать, лица командиров выражали решимость, что немало порадовало Тахира. Выходить решили завтра на рассвете. А сегодня следовало собраться в дорогу и хорошенько отдохнуть. Идти придется быстро, особенно по открытой местности.
        * * *
        Полог шатра откинулся, и внутрь вошел генерал Сиртед.
        "Мой король" - он коротко поклонился, "Я только что прилетел от Бикара. Как вы и приказали, мы захватили несколько пленных, которые сообщили, что собираемое там ханом Кудулаком войско выступает завтра".
        "Завтра" - улыбнулся Мирг. "Завтра они ужаснутся объединенной мощи банерчагских королевств".
        Как выяснили его разведчики, на драконах залетавшие глубоко на вражескую территорию, Бикар был пунктом сбора остакутских войск, которые должны были остановить их вторжение. С тех пор вот уже почти неделю его драконы каждый день летали высоко над городом, наблюдая, как туда стягиваются войска. А по ночам воины Сиртеда похищали одного-двух человек, чтобы выведать, когда те наконец выступят против банерчагской армии. И вот, настал день решающей битвы.
        "А что насчет численности? Сколько их будет?"
        "Шестьсот конных и тысяча триста пеших лучников. Пять сотен тяжелой кавалерии. И примерно три с половиной тысячи пеших ратников. Магов, по слухам, сотни полторы. Идут еще отряды, но князь Белтогур решил их не дожидаться".
        "Ну что ж, значит, завтра будет первая значительная битва" - Мирг встал и прошелся по шатру. "Пошли гонцов к остальным королям, пусть завтра на рассвете поднимают в воздух всех своих драконов. Пришла время показать этим людям всю мощь нашей армии. И всю бесполезность их сопротивления. Иди".
        Сиртед вышел. Через несколько минут снаружи раздалось хлопанье крыльев. Это идагирские гонцы улетали к другим королям союза.
        Сам Мирг не хотел спать. Завтра им предстоит первое серьезное испытание. До сих пор они лишь захватывали маленькие города. Местные военачальники пытались со своими немногочисленными отрядами пытались остановить их, но банерчагские войска легко громили их. Даже Ланса смогла выставить лишь отряд чуть более тысячи человек. И хотя, как и опасался Мирг, в самом начале остакутом удалось навязать жесткий бой двигавшемуся впереди отряду короля Орнтаха, очень скоро в битву вступили армии Арнгира и Гимгира. А когда с тыла людей обошли воины самого Гистаха, сопротивление было окончательно сломлено. Часть воинов попыталась вернуться в Лансу, но были истреблены драконами на открытой местности, остальные разбежались, прячась по окрестным лесам.
        Сам же город продержался ненамного дольше обычных приграничных деревушек. Если его защитники и рассчитывали на стены, они им не слишком помогли. Драконы легко сметали защитников со стен своими стальными плетьми, а маги поджигали крыши домов. Засов мощных ворот был уничтожен совместным магическим ударом Гистаха и Лаптаха, после чего пешие войска ворвались в город.
        Как и предполагал Мирг, в столице провинции они взяли очень неплохую добычу. На этот раз даже он принял участие в дележе трофеев, и его казна пополнилась множеством дорогих изделий.
        Но сейчас это было не важно. Если завтра они сумеют разбить выходящую из города основную армию остакутов до того, как те займут оборону в лесах, путь на столицу ханства будет открыт. А там их будут ждать настоящие сокровища.
        * * *
        Крылатые отряды остальных королевств начали стекаться в идагирский лагерь еще затемно. Удар по остакутской армии нужно будет нанести сразу, когда она выступит из города. В этот момент они будут меньше всего ждать атаки, и, соответственно, не смогут отразить ее. Так что, если банерчаги будут действовать согласованно, их ожидает легкая победа. Когда солнце показалось над горизонтом, все уже были в сборе, и ждали лишь разведчика, который собщит, что остакутская армия выступает из города.
        Хотя каждый отряд располагался отдельно от остальных, наблюдавшееся в Арнгире взаимное отчуждение воинов разных королевств постепенно проходило, все больше банерчагов вовлекалось в обсуждение событий этого похода, и нехитрый обмен захваченными трофеями, что немало радовало Мирга. Это совместное вторжение не только покажет остальным всю выгоду общих действий, но и наладит связи между рядовыми воинами разных государств. Что безусловно пригодится им в будущем.
        Сам он молча стоял в стороне, погруженный в мысли о предстоящей битве. Они уже спланировали свои действия, но в любом случае драка предстояла очень серьезная.
        По лагерю прокатилось оживление. Он поднял голову, следуя общему взору. Со стороны Бикара к ним приближался дракон.
        Несмотря на свой возраст, Мирг почувствовал, как кровь закипает в жилах. Это должен быть его разведчик. И дествительно, когда дракон приблизился, Мирг узнал Грега Исартеда. Тот приземлился рядом с шатром, спрыгнул на землю и быстро подошел к Миргу.
        "Мой король, колонна людей выступает из города".
        "Время пришло" - энергия буквально клокотала внутри Гистаха. "Вылетаем" - громко крикнул он.
        Весь лагерь пришла в оживление. Драконьи всадники и боевые маги устраивались в седлах, лучники занимали свои места на спинах огромных животных. С громким хлопаньем крыльев, поднимая маленькие вихри пыли, драконы один за другим отрывались от земли.
        Примерно на полпути к Бикару Мирг огляделся вокруг. И увиденное наполнило его необычайной гордостью. Шесть десятков драконов, невиданная до сих пор армия, летела, чтобы сокрушить ничего не подозревающих врагов. И это именно он, Мирг Гистах, собрал ее.
        Вскоре вдали показались стены и купола храмов Бикара. И длинная колонна конных и пеших людей, растянувшаяся от ворот почти до леса.
        Шелт поднял Тарнгора чуть повыше, давая Миргу возможность обозреть поле битвы. Очень, очень хорошо. Передовая часть войска вполне может скрыться в лесу, задние ряды сбегут обратно в город. Но основная масса остакутской армии была на ровной местности слишком далеко от ближайших укрытий. Они обречены.
        Внизу под ним раздались громкие воинственные крики. Драконы остальных королевств один за другим устремлялись вниз, на колонну. Мирг видел, как люди бросились врассыпную, как заблестели в лучах восходящего солнца стальные плети, раскидывая воинов, как ударили в толпу огненные молнии.
        Он сделал знак, и Шелт также бросил Тарнгора вниз, в атаку. За ним последовали остальные драконы Идагира. Прямо под ними замелькали щиты и выставленные вверх копья, он мог видеть наполненные ужасом глаза, смотревшие на них из под стальных шлемов. Они правильно боятся, их жалкое оружие не спасет от смертоносных владык неба.
        Раздался привычный свист стальной плети, а затем хруст ломаемых щитов и дикие вопли ужаса и боли тех, кто попал под беспощадный удар могучего Тарнгора. Мирг оглянулся. Как минимум полтора десятка убитых или покалеченных всего от одной атаки. Остальные его драконы один за другим наносили удары, легко сметая остальных пехотинцев.
        Шелт снова поднял дракона вверх, и Мирг еще раз оглядел поле боя. Их первая атака прошла без помех и нанесла ужасающие потери не готовым к ней остакутам. Но к чести людей, большинство из них не дрогнули. Лишь некоторые бросились бежать врассыпную, остальные же сейчас смыкали ряды. Сверху он мог видеть, как легкие всадники достали луки и сейчас озирались вверх, готовясь встретить стальным дождем новую атаку. Как десятки маленьких жал устремились навстречу идущим на второй заход драконам. Как невидимые простому взору, яркими вспышками запульсировали ауры магических сил, и первые огненные стрелы остакутских магов ударили по приближающимся банерчагам.
        Не торопясь снова кидаться в опрометчивую атаку, Мирг сделал еще один круг над полем боя. Один из атаковавших людей драконов рухнул на землю, пораженный тучей стальных стрел. К нему тут же бросились пехотинцы, рубя мечами крылья, пронзая тело копьями, стаскивая и буквально разрывая на части сидевших на спине дракона лучников. Воздух наполнился радостными криками. Первая потеря банерчагского войска. И хотя много людей погибло под ударами остальных драконов, не успев выстроится в защитные порядки, остальные вовсе не собирались сдаваться.
        Мощная огненная молния, выпущенная создавшими круг силы остакутскими магами, поразила еще одного дракона. Его всадники не смогли отразить объединенный удар такой силы. Несколько секунд дракон пытался вырваться из объятий пламени, но затем стал падать вниз.
        Мирг указал Шелту на эту группу. Их нужно уничтожить в первую очередь.
        "Когда они снова нанесут удар, атакуй".
        Им не понадобилось долго ждать. Очередной дракон ударом хвоста раскидал нескольких пехотинцев вблизи магов, и в него ударила новая огненная струя. Очевидно, его всадники были начеку, и огненный поток натолкнулся в магический щит. Шелт бросил дракона вниз.
        "Приготовить луки" - крикнул Мирг лучникам сзади. Сам он собрал магические силы, готовясь отражать атаки других колдунов.
        Увлеченные новой атакой, остакутские маги не заметили несущегося на них Тарнгора. Свистнула стальная плеть, и огненный поток исчез. Загудели тетивы луков, посылая стрелы в незащищенных от стальных жал колдунов. Сам Мирг без особого труда отразил три пущенные одиночками магические молнии.
        Дракон снова взмыл вверх, и Мирг оглянул вниз, на результаты атаки. По меньшей мере дюжина окровавленных тел в магических мантиях. Очень хорошо. Но они, похоже, успели сделать свое дело. Атакованный ими дракон терял высоту, несмотря на отчаянные взмахи обгоревших крыльев. И это был Карсгор. Очевидно, сил Сортаха не хватило на отражение атаки. Пролетев еще две сотни шагов, дракон рухнул.
        Мирг увидел, как несколько десятков остакутов с радостными воплями кинулись к упавшему. Остальные воины Гимгира, очевидно, не заметили падения своего короля, иначе наверняка встали бы на его защиту. Он указал Шелту на бегущих людей. Гибель одного из королей может подорвать уверенность остальных, и их будет гораздо сложнее собрать в новый поход. А Мирг ненавидел любые нарушения своих планов.
        Тарнгор легко снес нескольких пехотинцев, еще пару прикончили лучники, но люди атаковали рассеянной цепью, что не давало возможности прикончить их всех разом. Еще два дракона Идагира присоединились к своему королю. Затем один из воинов Гимгира также заметил падение своего повелителя и поспешил на выручку.
        Совместно им удалось раскидать рвавшихся к павшему дракону копьеносцев, но остановить удар конников они уже не смогли. Полсотни тяжелых кавалеристов остакутов рассеянной цепью неслись в атаку. Большая часть из них погибла под ударами драконов, стрелами и огненными молниями, но как минимум десяток прорвались. Двоих из них сумел прикончить своей магией переживший атаку остакутских колдунов и последующее падение Сортах, но копья остальных на полной скорости вонзились в тело упавшего Карсгора.
        Могучий дракон заревел, его хвост взметнулся, снося троих своих врагов, но остальные лишь еще яростнее бросились на него. Один начал рубить мечом тонкое кожистое крыло, двое бросились к голове, два оставшихся атаковали короля Гимгира.
        Карсгор сумел огромными челюстями ухватить одного из нападавших, но другому удалось вонзить меч ему в горло. Карс Сортах отчаянно отбивался от двух людей. Мирг выискивал момент, чтобы ударить магией, но противники были слишком близко, чтобы он мог сжечь людей, не задев банерчага.
        "Стреляйте" - крикнул он своим лучникам. Несколько стрел сломалось о доспехи остакутов, одна из них поразила в ногу одного из нападавших. Но второму уже удалось опрокинуть Сортаха на землю. Он занес меч, но сверху пронеслась гигантская фигура, и прямо на него прыгнул один из гимгирских лучников. Они покатились по земле, нанося друг другу удары. Человек оказался сильнее, через несколько секунд он вскочил, держа в руке покрытый кровью нож, и снова двинулся к королю. Одна стрела сломалась о его шлем, еще две ударили в кольчугу, но он не обращал на них внимания.
        Но теперь их с Сортахом разделяло три шага, и Мирг без опаски ударить своей магией. Голубая огненная струя сорвалась с его посоха, охватив фигуру человека. Тот страшно закричал, но крик его очень скоро оборвался, и он рухнул на землю.
        Мирг огляделся вокруг. Уже пять драконов Гимгира летали вокруг, несколько банерчагов спустились и бежали к своему королю. Что ж, теперь они сумеют защитить его. А битва продолжается.
        По всему полю лежали сотни мертвых или искалеченных людей. Помимо Карсгора он насчитал еще четверых лежащих на земле драконов. Большая часть выживших людей уже разбежалась. Те, кто были впереди, скрылись в спасительных лесах, оставшиеся позади спрятались за городскими стенами. Драконы преследовали и тех, и других, стремясь уничтожить как можно больше врагов до того, как те достигнут укрытий. Конные лучники рассеянной цепью удирали к лесу, отстреливаясь от атаковавших их драконов.
        Но большая часть уцелевших пехотинцев собралась в единый строй. Щиты прикрывали их от летевших сверху стрел, а лучники и выжившие маги дружно встречали налетавших драконов. У них явно был единый командующий, и сейчас они медленно, но верно двигались к городу, отбиваясь от атак с воздуха. Лишь несколько банерчагов кружили над нимим, остальные переключилось на более легкие жертвы. Но этих людей в любом случае следовало сокрушить.
        "Собраться всем. Собраться всем" - усиленный магией голос Мирга разнесся над полем боя. Его не сразу послушали, увлеченные атаками на убегающих воинов, но очень скоро в единую группу собрались уже четыре десятка драконов.
        "Атакуем их вместе со всех сторон" - скомандовал Мирг.
        Драконы разлетелись, и по его сигналу дружно устремились вниз. Внизу запели луки, сотни стрел устремились им навстречу. Следом ударили потоки магического огня. Но Мирг был наготове, и легко отбыл две огненные молнии. А затем стальные плети драконов обрушились на людей, разбивая щиты и разрывая на куски тела.
        Не обошлось и без проблем. Два дракона столкнулись в воздухе, и упали вниз, давя находившихся под ними воинов. Но на этот раз люди не успели среагировать, занятый попыткой отразить ужасающую совместную атаку. Оба дракона успели вскочить и взлететь до того, как пехотинцы смогли подрубить им крылья.
        При этом один дракон устремился прочь от схватки. Мирг различил, что на его спине не было всадников. Похоже, оба они вылетели из седел при падении, и освободившийся от их власти дракон сейчас летел, повинуясь лишь своему разуму.
        Отпускать его не следовало, и Мирг указал на него Коргу Мартиху. Тот наверняка сможет укротить его. А остальные драконы яростно атаковали поредевший и смешавший строй последний отряд людей. Те еще пытались сопротивляться, лучники пускали стрелы, пешие воины метали вверх копья, маги собирали последние силы для атаки. Но смертоносные удары банерчагов раз за разом безжалостно выкашивали их ряды. Не выдержав ужаса разившей сверху смерти, последние выжившие остакутские воины бросились врассыпную. Теперь каждый лишь отчаянно пытался спастись
        Драконы носились над полем боя, добивая уцелевших. Сам Мирг не принимал в этом участия, оценивая взглядом итоги битвы. Но уничтожив последних людей, стая драконов повернулась к городу. Вниз ударили огненные молнии, и вскоре вверх потянулись столбы дыма от горящих домов. Бежавшие в город остатки войска пытались сопротивляться, но у них не было шансов остановить крылатых убийц.
        Мирг думал было остановить это бессмысленное разрушение, но потом решил не препятствовать, он просто наблюдал, как город постепенно исчезает в огне пожаров. Многие его жители пытались выбраться и скрыться в лесу, но драконы безжалостно настигали бегущих. Другие же пытались тушить дома или прятаться в подвалах.
        "Пора возвращаться, мой король" - повернулся к нему Шелт. "Я чувствую, Тарнгор начал уставать".
        Ну да, они долго летели, а потом сама битва. Драконы сильны, но их сила не бесконечна. Следует вернуться в лагерь. Часть людей успела скрыться в лесах. Не хватало только, чтобы они застигли их на земле с уставшими драконами. Мирг дал команду, и вместе с остальными драконами Идагира полетел обратно в лагерь. За ними потянулись и все остальные драконы их союза. Главная задача была выполнена, а город они захватят позднее.
        * * *
        По возвращении в лагерь все короли опять собрали военный совет в шатре Гистаха.
        "Итак, господа, для начала позвольте поздравить вас всех с этой великой победой" - начал Мирг. "Разгром остакутской армии не только оставляет беззащитным Бикар и всю провинцию, но и открывает нам дорогу на столицу. Не думаю, что хан Кудулак сможет выставить против нас еще одну достойную армию" - он замолчал, давая остальным возможность осознать то, что сегодня произошло.
        "Но расслабляться нам не стоит" - продолжил Мирг после паузы. "Люди в очередной раз показали себя достойным противником. Нам надо оценить потери и решить, и спланировать, как действовать дальше. Войско Идагира потеряло одного дракона" - дракон этот был лишь ранен, и через несколько месяцев снова сможет вступить в бой. Но лучше не слишком заострять внимание на малости его потерь.
        Не у всех дела оказались столь хороши. Лишь Менгир, подобно его армии, вышел из сражения с одним раненым драконом, которого можно вылечить. Шангир, Гимгир и Думгир потеряли по одному дракону убитыми. Наиболее тяжелые потери понесли королевства Балгира и Арнгир, потерявшие по одному дракону убитыми и ранеными.
        "Что-то очень дорогая победа получается" - мрачно произнес Шолн Орнтах. "Сразу пять драконов убиты. Это не слишком похоже на ту легкую победу, которую ты всем нам обещал, Мирг. Мы не далеко уйдем, если будем терять своих драконов такими темпами. Для тебя потери, возможно, и не важны, но для нас весьма ощутимы" - остальные согласно закивали. Потери действительно были выше, чем все рассчитывали. Но Мирг вовсе не собирался из-за этого отказываться от своих планов
        "Ты прав, король Балгира, драконов погибло больше, чем мы предполагали" - согласился он. "Но я с самого начала похода говорил, что остакуты опасный противник. И потом, мы и раньше теряли драконов в боях и набегах, при этом достигая куда меньших результатов. Разве не твое войско потеряло трех драконов несколько лет назад в неудачном набеге против русичей, не захватив никакой добычи?" - по исказившемуся лицу Орнтаха Мирг понял, что его слова достигли цели.
        "А сегодня ты потерял лишь одного, и при этом сможешь получить свою часть добычи при неизбежном теперь падении Остакутского ханства" - не дождавшись ответа короля Балгира, продолжил Мирг. "И потом, мы сделаем правильные выводы из этой битвы. Мы все несколько переоценили мощь драконов. Думаю, в будущем нам надо больше привлекать наземные отряды. Они отвлекут внимание воинов, и драконы без помех нанесут свой разящий удар. Так, как мы делали раньше. Но теперь мы будем каждый раз захватывать куда более богатую добычу. Нам открыт путь в сердце страны людей" - он попытался переключить внимание остальных с потерь на будущую добычу.
        "Значит, идем на остакутскую столицу?" - спросил Хонтах.
        "Разумеется. Сначала захватим и разграбим Бикар, затем пойдем дальше" - зло ответил Элер Лаптах. "Король Гистах правильно сказал, путь открыт. Не будем же мы останавливаться после того, как разбили армию" - глаза короля Арнгира горели в предвкушении будущих трофеев.
        "Зря вы подожгли город после битвы" - остудил его пыл Мирг.
        "Это еще почему?" - удивленно повернулся к нему Лаптах.
        "Вы их напугали. Показали что городские стены - плохая защита. Сейчас они наверняка будут разбегаться из города, уходить в столицу или прятаться в лесах. И золотишко свое прихватят. Лови их потом".
        Все помрачнели.
        "Поймаем" - уверенно сказал Лаптах. "Найдем и все отберем"
        Разговор был прерван внезапно вошедшим в шатер Мартихом.
        "Мой король, наши разведчики обнаружили летевшего к нам посланца короля Кринтаха. Он сейчас здесь, ждет снаружи".
        "Ну так пусть войдет" - приказал Мирг. Через несколько секунд в шатер вошел Черд Бонтих, один из самых знаменитых военачальников Отсгира. Он замер у входа, очевидно пораженный, что видит сразу семь банерчагских королей.
        "И количество драконов снаружи тоже наверняка произвело на него впечатление" - усмехнулся про себя Мирг.
        "Подходи ближе, генерал Бонтих" - он сделал приглашающий жест рукой. "Как я полагаю, Брес Кринтах прислал тебя узнать наши силы и планы?"
        "Да" - после некоторого замешательства ответил Бонтих. "Но он предполагал"
        "Что здесь только войско короля Арнгира" - перебил его Мирг.
        Растерянный вид Бонтиха лучше всяких слов показывал это.
        "Ты ведь наверняка слышал, что мы собираем общий союз банерчагских королей?" - Мирг дождался, пока отсгирский генерал согласно кивнет. "Как видишь" - Мирг обвел рукой стоящих вокруг, "Уже почти все банерчагские короли объединились в единую силу. Наступила новая эра. Время великих походов и огромной добычи. Лишь ваш король да правитель Сингира еще думают, что могут чего-то добиться поодиночке" - он замолчал, давая генералу время осмыслить сказанное.
        "Мы решили, что Остакутское ханство станет первой жертвой нашего союза. Передай королю Кринтаху, что мы уже разгромили выставленную против нас армию, и очень скоро захватим столицу их государства. Сейчас мы направляемся в Бикар. Если Отсгир желает присоединиться к нашему союзу, мы ждем вашего короля в Бикаре через четыре дня. Если же вы по-прежнему желаете воевать в одиночку, можете и дальше сражаться с отрядами остакутов в приграничных лесах, и грабить нищих крестьян" - он презрительно усмехнулся, демонстрируя свое отношение к подобным компаниям. "Когда полетишь обратно, можешь сделать крюк до Бикара. Поле перед ним просто завалено трупами убитых людей" - Мирг кивнул на выход, давая понять, что разговор окончен.
        "Ты думаешь, он присоединиться к нам?" - спросил Лертах, когда Бонтих вышел.
        "Если у Кринтаха есть хоть немного разума, то безусловно. Если же нет - тем хуже для него" - пожал плечами Мирг.
        "Но зачем он нам нужен? Мы и без него справимся с остакутами" - уверенно заявил Лаптах.
        Мирг уже перестал удивляться таким вопросам. Он смирился с тем, что все остальные никогда не поднимутся выше желания урвать еще чуточку золота.
        "Во-первых, у него довольно сильная пешая армия. Мы можем использовать ее, чтобы прорываться сквозь лесные заслоны. Во-вторых, я думал, никто уже не сомневается, что вместе мы можем сделать гораздо больше, чем по одиночке. И это лишь первый из наших победоносных походов".
        Все молчали. То ли были согласны, то ли просто не знали, что возразить.
        "Думаю, нам следует быстро выдвигаться к Бикару. Пока местные не скрылись в окрестных лесах со своим золотом".
        Короли закивали и стали выходить из шатра. Оставшись один, Мирг опустился в походное кресло. Ему отряду не следует торопиться. На их пути наверняка окажутся выжившие отряды людей. Жаждущие мести. Пусть его более жадные союзники прорубят путь сквозь возможные заслоны.
        * * *
        Тахир ехал на коне в середине колонны своих бойцов. Его отряд, как и три сотни воинов Атанака Дихтовида, также переброшенного противостоять новой угрозе, уже почти вышел к Бикару. Скоро они выедут из леса и увидят стены города.
        Впереди показался скачущий навстречу всадник. Тахир напрягся, предчувствуя неприятные известия. Это был один из его конных разведчиков.
        "Воевода, город горит" - выпалил он.
        "Бикар?"
        "Да".
        Проклятье. Неужели враги уже взяли его? Но как они успели так быстро?
        "Я поеду вперед. Найди Атанака Дихтовида. Он где-то сзади. Скажи, пусть едет ко мне" - приказал он. Затем пришпорил коня, и устремился вперед, вдоль колонны тревожно перешептывавшихся воинов.
        Выехав на опушку леса, Тахир остановился рядом с передовыми воинами отряда. Вдали, над городскими стенами поднимался дым десятков пожаров. Неужели они опоздали? Сзади подъехал Атанак. Несколько минут они молча глядели на город.
        "Драконов не видно" - наконец произнес Атанак.
        "Далеко" - пожал плечами Тахир. "А может, они их посадили уже, кто знает?"
        "Что делать будем?"
        "Из леса выходить не будем, здесь мы, по крайней мере, хоть от банерчагским крылатых тварей защищены. Я пошлю с десяток конных разведчиков, пусть посмотрят поближе".
        Новости вернувшихся во второй половине дня разведчиков были хуже их самых мрачных прогнозов. Многочисленные драконы внезапно атаковали войско князя Белтогура, выдвигавшееся навстречу вторгшейся армии банерчагов, и полностью уничтожили его. Лишь несколько сотен бойцов скрылись за стенами, и еще небольшая часть всадников добралась до леса. Остальные полегли на поле перед городом. Сам князь был убил. Бикар еще не был захвачен, после битвы банерчагские маги лишь подожгли его в нескольких местах, и улетели. Но теперь, после разгрома армии, спасти город могло лишь чудо.
        И это было еще только пол беды, как бы странно это сейчас не звучало. Если верить словам горожан, на войско князя Белтогура обрушилос никак не менее полусотни драконов. Это было немыслимо. Никогда еще банерчаги не выставляли столь огромной крылатой армии. Пять - десять, очень редко больше. Тахир просто не хотел в это верить. Как они смогут остановить такие силы. Остальные также были поражены многочисленностью врага.
        "Что делать будем, воевода?" - наконец спросил один из его сотников.
        "Скрываться надо" - обреченно произнес Атанак. "Они легко разгромили армию князя Белтогураа, а она была намного больше нашего отряда. Мы все равно ничего не сможем против них сделать".
        В чем-то молодой воевода был прав. Силы действительно слишком неравны. Но оставить страну без защиты?
        "Хан Кудулак наверняка соберет другую" - решительно возразил Тахир. "Возможно, уже собирает".
        "Кого он соберет?" - отчаянно воскликнул Атанак. "Почти все войска выставили или против отсгирцев, или отправили с армией Белтогура. Если только кого из южных земель. Но что они смогут сделать против полусотни драконов? Бежать надо. Прятаться" - он почти выкрикнул последние слова.
        "Бежать? Прятаться?" - эти слова буквально резанули Тахира. "Мы воины, и не будем трусливо прятаться по лесам. Наш долг - защищать людей".
        "Как мы сможем их защитить против такой армии?" - голос Атанака был полон отчаяния и безнадежности.
        "Как и всегда" - холодно ответил Тахир. Вид очевидно струсившего Атанака будто наполнил его неведомой ранее решимостью. Сражаться или умереть. "Лесами пойдем им наперерез. Деревья скроют нас от драконов, а их пешие бойцы не сильнее наших. Мы вполне сможем с ними потягаться".
        "Вот только сколько их там, этих пеших?" - зло спросил Атанак. "Десять тысяч, или двадцать? А может, и все пятьдесят. Нас же меньше тысячи. Что мы можем?"
        Тахир ничего не ответил. Он понимал, что Атанак прав, что врагов много больше, чем их. Но его честь не позволяла ему просто убежать, спрятаться, оставить родную землю на растерзание захватчикам.
        "Нужно идти к столице" - вдруг произнес Атанак.
        "Что?"
        "Да, да, в Докшар" - совсем радостно произнес молодой воевода. "Ты же сам сказал, что хан соберет новое войско. И мы должны присоединиться к нему. А не гибнуть понапрасну в неравном бою".
        Но по его лицу Тахир видел, что тот лишь пытается оправдать свое трусливое бегство. И эта радость, что он нашел весомый повод сбежать, вызывала отвращение у воеводы.
        "Мы останемся" - резко произнес он. Командиры вокруг удивленно загудели. "Хану потребуется время, чтобы собрать армию. И мы дадим ему время, сдерживая армию банерчагов" - он произнес последние слова, громко, чтобы все их слышали. На несколько секунд воцарилось молчание.
        "Но это глупо" - вскочил Атанак. "Мы должны соединиться с основной армией. Да и не сможем мы надолго задержать такое большое войско. Нельзя дать им разбить нас по частям". Большинство закивали. Никто не хотел умирать в битве против многократно превосходящего их врага.
        Тахир окинул всех мрачным взглядом.
        "Хорошо. Кто хочет уйти с Атанаком и присоединиться к ханской армии, пусть уходят. Я остаюсь. Если кто готов вместе со мной задержать вражескую армию, вставайте рядом".
        Атанак не стал спорить. И задерживаться тоже не стал, очевидно, не хотел оставаться с решившим биться насмерть Тахиром. Он быстро собрал отряд и ушел на юг, в сторону столицы. И многие воины Тахира последовали за ним. Осталось лишь около трехсот воинов его ополчения.
        К городу идти не было смысла. Стены не спасут их от летающих монстров. И Тахир повел свой маленький отряд в сторону предполагаемого направления движения неприятеля. Уже поздно вечером они добрались до остатков укрывшихся в лесах войск князя Белтогура. Теперь их было уже больше семи сотен. И хотя это не могло изменить общий расклад, но подняло настроение и тем, и другим. Они твердо решили сражаться с захватчиками, и либо остановить их, либо погибнуть в бою.
        * * *
        Для боя Тахир и Бовсак, старший из командиров уцелевшей после рагрома конницы, выбрали довольно густые леса в двенадцати верстах от города. Они как могли торопили свои отряды, опасаясь, что противник пройдет эту удобную для обороны местность раньше. Но наземное войско банерчагов появилось лишь через два дня.
        Воины Тахира укрылись на опушке леса по обе стороны дороги на Бикар, наблюдая, как дымится подожженная банерчагами деревня в полях перед ними. Жители ее заблаговременно укрылись в лесах, а полсотни мужчин с копьями присоединились к его отряду. Пару раз над деревьями промелькнули тени драконов. Гигантские твари прикрывали сверху своих воинов.
        Передовые группы банерчагов выдвинулись в их сторону, за ними потянулась основная масса солдат. Когда враги подошли достаточно близко, Тахир различил, что это были воины Арнгира, давнего противника остакутов.
        Он махнул рукой и вместе с несколькими дозорными отошел на сотню шагов вглубь леса, где засела большая часть его бойцов. Здесь им предстояло встретить врага. Вскоре перед ними показались первые банерчаги. Их было около двух десятков. Дозорные, высматривают путь перед основным войском. Остакуты затаились, подпуская противника как можно ближе. Пятьдесят шагов, сорок, тридцать.
        На другой стороне дороги, где засела вторая часть отряда, послышались крики и шум схватки.
        "Вперед" - закричал Тахир и бросился в атаку. Засвистели стрелы, и несколько банерчагов упали на землю. Остальные с криками бросились бежать. Половину из них остакутам удалось догнать и прикончить, но нескольким удалось вырваться на открытое пространство. Бойцы Тахира не стали их преследовать. Наверху были драконы.
        Двигавшися по дороге отряд банерчагов начал перестраиваться в боевой порядок. Тахир тоже начал располагать на опушке лучников, которым предстояло первым встретить врага. Над головами захлопали крылья, со свистом рассекая воздух, закружили над кронами гигантские фигуры. Драконы пришли на помощь наземным воинам. Но стволы деревьев не давали им применить свои ужасные стальные плети, а листва мешала хорошо прицелиться лучникам. Так что большинство летевших сверху стрел просто вонзалось в землю, лишь двое бойцов было ранено.
        Остакуты не обращали на драконов внимания, они готовились встретить пеших воинов. Когда банерчаги подошли на расстояние ста шагов, в них полетели стрелы. Прикрывшись щитами, солдаты Арнгира бегом бросились в атаку. Остакутские лучники стреляли с максимально возможной скоростью, стараясь причинить наибольший урон. Большинство стрел пришлось в щиты, но часть нашла свои жертвы. Примерно три десятка врагов остались на поле, остальные влетели под кроны деревьев.
        Завязался ожесточенный рукопашный бой. Тахир и его бойцы яростно рубились, остакутские мечи разрубали банерчагские головы, пронзали прикрытые кожаными доспехами тела, отрубали руки. Но врагов было почти в три раза больше. Один за другим остакутские воины падали, пронзенные копьями или зарубленные топорами.
        Точным ударом перерезав горло очередному противнику, Тахир решил, что пришло время отступить.
        "Труби отход" - крикнул он находившемуся позади сигнальщику. Над лесом раздались звуки рога. Последним отчаянным натиском отбросив наседающих врагов на пару шагов назад, остакуты бросились бежать.
        Позади раздались громкие победные крики, затем треск веток бросившихся в погоню банерчагов. Воины Тахира бежали, тяжело дыша после яростной схватки. Еще совсем немного. Впереди послышался храп коней.
        Над головами запели тетивы засевших на деревьях лучников, превращая победные крики в стоны боли. Вновь загудел рог, теперь снова сигнализируя атаку. Сотня скрытых в густых зарослях тяжелых кавалеристов ринулась на хаотично бегущих вперед банерчагов. Могучие кони втаптывали пехотинцев в землю, тяжелые мечи безжалостно рубили сверху.
        Но коннице в лесу не разогнаться, и пережившие первый натиск пешие воины смогли завязать схватку, пытаясь стащить всадников вниз или ударить копьем в живот. Но на уцелевших банерчагов налетели развернувшиеся воины Тахира. Сам он проткнул в спину пытавшегося свалить всадника воина, затем мощным ударом снес голову еще одному.
        Не выдержав совместного натиска, теперь уже банерчаги бросились бежать. Всадники и пехотинцы гнали их до самой опушки. С десяток конников слишком увлеклись, и пытались было преследовать врага и в поле. Но налетевший дракон одним взмахом хвоста убил сразу троих, еще одного поразили сидевшие на спине лучники. Остальные повернули назад, достигнув спасительного покрова леса до того, как второй дракон добрался до них.
        Из леса на другой стороне дороги также выбегали банерчаги, гонимые вторым отрядом под командованием Бовсака. Обе группы банерчагов собрались на расстоянии двухсот шагов от леса, где их не могли достать остакутские стрелы. Вокруг них, охраняя, кружили три дракона. Глядя на противника, Тахир довольно усмехнулся. Отряд врага был теперь примерно в два раза меньше. Они хорошо пустили им кровь.
        Тем временем его воины обходили павших банерчагов, добивая тех, кто уцелел, и собирая их оружие.
        "Что теперь?" - спросил его подошедший Борис, командовавший лучниками. "Будем ждать здесь?"
        "Они вряд ли купятся второй раз на ложное отступление, так что отойдем вглубь" - спокойно ответил Тахир. "Эти ублюдки хорошо получили, и навряд ли снова полезут вперед без подкрепления. Мы выиграли по меньшей мере один день для хана Кудулака".
        Подсчет потерь показал, что они потеряли примерно сотню убитыми и ранеными. Банерчагов же осталось лежать в лесах более трех сотен. Отправив раненых дальше в лес, где можно будет спрятаться от банерчагских отрядов, остальные разместились возле дороги в паре верст от места первой битвы.
        Новых банерчагов действительно пришлось ожидать очень долго. Лишь на следующий день выставленные впереди дозоры доложили, что приближается большой отряд. Тахир вскочил на коня и одел шлем. Ну что ж, грядет новая битва.
        Первыми в бой, как обычно, вступили лучники. Но теперь, среди деревьев, привычный к таких схваткам противник мог вполне успешно стрелять в ответ. Уступая числом, остакуты стали медленно отходить.
        Наконец банерчаги бросились в рукопашную. Среди деревьев зазвенели мечи, раздались яростные крики победителей и стоны умирающих.
        "Вперед" - крикнул Бовсак, бросая в бой свою конницу. Тахир повел в атаку полсотни своих всадников. Они яростно врубились в гущу сражавшихся. Конь сбил одного из противников, меч сверху обрушился на другого. Привстав на стременах, Тахир яростно рубил сверху банерчагов. Двое попытались пронзить его копьями, но одно лишь скользнуло по щиту, второе по панцирю. Он воткнул меч прямо в лицо первому, затем выдернул его и перерубил руку второму. Тот с криком упал на землю.
        Конь под ним внезапно вскинулся на дыбы и захрипел. Третий противник не стал атаковать всадника, а вонзил копье в бок животного. Его рывок вырвал древко из рук, и пока банерчаг соображал, что делать, Тахир разможжил ему голову.
        Конь пошатнулся. Жизнь вытекала из него вместе с кровью. Но времени на жалость не было. Тахир спрыгнул на землю навстречу двум набегавшим банерчагам. Яростный удар щитом отбросил одного, а меч отрубил по плечо руку другому. Шагнув к упавшему противнику, он поднял меч и безжалостно вонзил его в грудь банерчага.
        Судя по звукам боя, остакуты начали теснить противника.
        "Вперед" - громко крикнул Тахир, подбадривая своих воинов, и бросился на шум схватки. За стволом дерева он увидел банерчага, вытаскивавшего копье из живота его бойца. Увидев набегавшего человека, банерчаг поднял было свое оружие, но Тахир отбил его в сторону щитом, и, врезавшись в противника, опрокинул его на землю. Спустя секунду мечом снес голову врага.
        Неожиданно слева послышались многочисленные крики банерчагов. Тахир двинулся было в ту сторону, но через несколько шагов навстречу выскочил один из его воинов.
        "Там новый отряд" - выкрикнул он, пробегая мимо.
        Крики раздавались уже и позади еще сражавшихся воинов. Понимая, что их окружают, все больше людей обращалось в бегство. Тахир прикончил выбежавшего на него банерчага, но среди деревьев уже маячили десятки новых фигур в кожаных доспехах. А вокруг почти не осталось его воинов.
        "Отходим" - крикнул он троим еще остававшимся с ним бойцам. Теперь у них действительно не было иного выбора. Они и так сдерживали врага, сколько могли. Оставалось только надеяться, что хан Кудулак сможет собрать новое войско, и сокрушить вторгшихся банерчагов.
        
        
        * * *
        Сидя на спине парившего на высоте более тысячи шагов над землей Тарнгора, Мирг Гистах смотрел сверху на раскинувшийся под ним Докшар, столицу Остакутского ханства. Их поход наконец то подошел к своей конечной цели.
        После разгрома под стенами Бикара армии князя Белтогура объединенные войска банерчагов двинулись к городу. Шли они по-прежнему отдельными отрядами, грабя попадающиеся на пути села, что в конечном итоге довольно дорого им обошлось. Уже совсем недалеко от Бикара войско шедшего первым короля Лаптаха столкнулось с довольно крупным отрядом людей, переживших ту битву.
        Притворным бегством заманив воинов Арнгира в глубь леса, где те не могли рассчитывать на поддержку своих драконов, остакуты обрушились на них всеми силами. В результате уцелевшие банерчаги были вынуждены бежать. Всего отряд Лаптаха потерял в том бою почти половину своих воинов.
        Лишь когда подтянулись отряды Думгира и Балгира, им удалось оттеснить отчаянно сражавшихся людей. Окончательно же ход боя переломили воины самого Гистаха, которые обошли людей с фланга и с тыла. Только тогда оставшиеся остакуты бросились бежать.
        Хотя люди в конечном итоге и были разбиты, Мирг рассматривал это столкновение скорее как неудачу. Наземные войска банерчагов потеряли почти пять сотен воинов в той схватке. И в отличии от битвы с основной армией остакутов, этот бой не открывал новой дороги в глубь страны, и не давал никаких трофеев. Потери были напрасны.
        Впрочем, его это не особо расстроило. Хотя и битва с армией под стенами, и последующий бой в лесу с выжившими обошлись банерчагам относительно дорого, он сделал из этого два очень важных вывода.
        Во-первых, не стоит атаковать крупные армии противника силами одних драконов. Люди вовсе не разбежались, столкнувшись с таким количеством драконов, как он надеялся, а оказали яростное сопротивление. В будущем следует привлекать к битвам наземные войска, если они не хотят в один прекрасный день остаться вообще без драконов. А во-вторых, отдельным отрядам не стоит слишком расходиться и увлекаться грабежом селян. Нужно держаться на таких расстояниях, чтобы обеспечить друг другу поддержку, если она потребуется.
        Штурм же самого Бикара не вызвал особых проблем. Благодаря своим драконам банерчаги достаточно легко расчистили участок стен возле ворот, и их пехота ворвалась в город. Некоторые защитники пытались сопротивляться, засев в домах и кремле в самом центре, но банерчаги либо брали здания штурмом, либо поджигали, выкуривая защитников. Город перешел в их руки в течении нескольких часов.
        Но увы, как и предполагал Мирг, большая часть жителей вместе со своим золотом успела скрыться в лесах. Некоторые короли предлагали устроить по окрестностям облаву, но он отговорил их, напомнив о судьбе арнгирского отряда. Неизвестно, сколько там еще пряталось остакутских воинов. К тому же эти беглецы были второстепенной целью по сравнению со столицей страны.
        На следующий день в город прилетел Брес Кринтах. Успехи его собственного вторжения были куда более скромными. Им удалось лишь захватить центр приграничной волости, а дальше они уперлись в заслоны остакутской армии. Прорваться вглубь страны им не удалось.
        Так что, имея столь убедительное доказательство преимуществ общего союза, Мирг смог достаточно легко убедить короля Отсгира присоединиться к ним. И несмотря на протесты нескольких других королей, требовавших сразу идти на остакутскую столицу, он настоял на помощи Кринтаху в его войне.
        Около полутора тысяч банерчагских воинов были переброшены на захваченных лошадях в тыл войскам остакутов на самом слабом участке. Зажатые с двух сторон, те в конечном итоге не выдержали и обратились в бегство. Армия Кринтаха прошлась по незащищенным провинциям и через неделю соединилась у Бикара с другими войсками.
        Оставшиеся же здесь отряды в это время занимались разграблением окрестных земель. Опасения Мирга не оправдались, крупных боев с отрядами остакутов больше не было, лишь несколько небольших стычек с малыми потерями. Король Арнгира за это время успел привести почти тысячу новых воинов взамен тех, что потерял в злополучной стычке.
        Дальнейший путь до столицы их насчитывавшей теперь почти десять тысяч пеших воинов армии прошел без каких-либо серьезных затруднений. Леса здесь чередовались с полями и лугами, так что их отряды преимущественно шли по равнинной части, где драконы могли легко отбить любое нападение.
        Схватки в основном происходили при захвате очередного города или деревни, где оставались отдельные смельчаки или глупцы, решившие сражаться за свое имущество. Большинство же либо пряталось в лесах, либо бежало к столице.
        Банерчаги вышли к расположенному на берегу Итиля Докшару лишь на восьмой день после выхода из Бикара. Сейчас армия обустраивала главный лагерь в двух верстах от города.
        Сама же столица была заполнена крестьянами, бежавшими от банерчагов под защиту своего хана. Впрочем, как сообщили захваченные Сиртедом пленники, сейчас войско Кудулака насчитывало около двух тысяч воинов и примерно шесть-семь тысяч плохо вооруженного и обученного ополчения. Даже без драконов банерчаги без труда должны были разгромить их. Говорили, правда, что из южных областей идет еще тысяча воинов и две тысячи ополченцев, но в город они пройти еще не успели. А если попытаются, их ждет судьба армии князя Белтогура.
        Сделав еще круг над городом, Мирг приказал лететь в лагерь. Решающий штурм наметили на следующий день.
        * * *
        Утром, когда Мирг заканчивал завтрак, появился Исартед, сообщив, что из города выехал отряд в десять человек, направляющийся к лагерю банерчагов.
        "Посольство" - Мирг встал, накинул мантию и надел корону. Посмотрим, что именно хан остакутов сможет предложить им.
        Короли встретили посланников у центрального шатра. Глава делегации, высокий, толстый человек в расшитой золотом одежде и дорогими перстнями на пальцах спешился, подошел к ним на расстояние пяти шагов, поклонился и заговорил.
        "Он глава торговой гильдии остакутов и советник хана Кудулака" - перевел для всех стоявший рядом Сиртед, хорошо понимавший речь людей. "Говорит, что его хан выказывает нам свое уважение, посылает дары и желает знать, чего мы хотим".
        По сигналу посланника шесть человек поднесли и открыли три сундука. Один из них был наполнен золотыми монетами, другой золотой посудой, и третий украшениями.
        "Передай ему, что мы хотим разграбить город и забрать все его сокровища. Малая их часть нас не интересует" - громко произнес Лаптах, и презрительно пнул один из сундуков. Из-за своих потерь, самых больших среди всех отрядов, он был настроен агрессивнее всех, и жажал мести. Сиртед вопросительно посмотрел на Мирга, и тот отрицательно качнул головой. Не стоит сразу впадать в крайности.
        "Я думаю, король Арнгира" - он повернулся к Лаптаху, "Нет смысла воевать за то, что мы можем получить без всякой драки" - спокойно произнес он.
        "Ты же не думаешь, Мирг, что они просто так отдадут нам все свои сокровища" - уверенно сказал Лаптах. "Они просто хотят откупиться тремя жалкими сундуками. У вас ничего не выйдет" - он резко повернулся к посланцу.
        "А кто сказал, что мы обойдемся тремя сундуками?" - обращаясь к остальным королям, произнес Мирг. Краем глаза он заметил, как один из людей что-то шепчет на ухо посланцу, видимо, переводит их разговор. "Мы можем попросить гораздо больше. И сделать остакутских ханов своими вассалами, ежегодно платящими дань".
        "Вассалами?" - удивился Кринтах.
        "Да. Зачем каждый год пытаться завоевать то, что можно получать, вообще не выступая в поход?" - судя по лицам его союзников, им это раньше не приходило в голову, и сейчас они пытались осмыслить новую возможность.
        "А где гарантия, что они не разорвут договор сразу, как только мы уйдем" - резко спросил Лаптах. Он, очевидно, был настроен против мирного исхода.
        "Мы должны выставить соответствующие условия" - уверенно ответил Мирг. "Если мы все сделаем правильно, то без боя получим гораздо больше, чем сможем здесь награбить" - эта последняя фраза явно пришлась по душе остальным.
        "Так что ты предлагаешь?" - наконец спросил Хонтах.
        "Мы возьмем дары и скажем, что остакутский хан должен стать вассалом банерчагского союза и ежегодно выплачивать нам дань. Размер мы обговорим и сообщим позднее. Если же он откажется, мы сожжем Докшар и разорим всю страну. Передай ему" - приказал он Сирдету.
        Услышав слова Сирдета, посланец хана радостно закивал. Он наверняка и без перевода понимал, что далеко не все короли согласны решить дело миром, и некоторые жаждут спалить остакутскую столицу.
        "Пусть к вечеру хан Кудулак сам приезжает, и выслушает наши условия. Мы будем говорить лишь с тем, кто принимает решение" - добавил Мирг. "А теперь пусть едет назад".
        Когда делегация остакутов уехала, Мирг пригласил всех в шатер.
        "Теперь, господа, нам следует обсудить, какие трофеи мы сможем обсудить с нашей победы".
        Споры о размере потенциальной дани продолжались очень долго. Миргу постоянно приходилось одергивать своих не в меру жадных союзников. У него были свои планы на остакутов, и не следовало позволять чужой алчности нарушить их.
        Наконец сошлись на том, что каждое из восьми королевств потребует по пол пуда золота и пуд серебра за каждого выставленного в поход дракона или сотню солдат в качестве разовой выплаты. Плюс по две тысячи голов крупного и три мелкого скота каждому королевству.
        В дальнейшем остакуты должны будут выплачивать по два пуда золота и пять серебра в год каждому королевству, а также по пятьсот голов крупного и тысяче мелкого скота и по десять тысяч пудов зерна.
        Они также должны будут выставлять армию по требованию банерчагского союза для военных походов. Сначала остальные запротестовали, не понимая, зачем это нужно. Но Мирг указал им, что остакутов можно пускать впереди, чтобы они сражались в стычках на подобии той, в которой был разгромлен отряд Лаптаха, и всем в очередной раз пришлось признать его правоту.
        Плюс они должны пропускать через свои земли союзников банерчагов и обеспечивать их провиантом на время движения. Большинство это предложение не поняли, но согласились.
        Наконец, решили потребовать, что воинам всех отрядов было разрешено войти в город и взять столько, сколько каждый может унести, в качестве личной добычи. Рядовые воины тоже должны получить свою долю трофеев.
        В качестве гарантии выполнения остакутами своих обязательств Мирг предложил взять по одному сыну от ханского и семи самых знатных семейств, которые будут "гостями" при дворе каждого из банерчагских королевств. Кроме того, остакуты должны будут разрушить крепостные стены всех пограничных с банерчагскими королевствами городов.
        Хан Кудулак, среднего роста, уже седой, но пока еще уверенно и гордо державшийся мужчина, прибыл со свитой в их лагерь перед самым заходом солнца. Услышав их весьма жесткие условия, он содрогнулся, но повернулся и начал обсуждать условия с приближенными, иногда через переводчика пытаясь торговаться с банерчагами.
        Как и предполагал Мирг, самое бурное возмущение вызвал пункт о фактическом грабеже столицы рядовыми воинами. Остакуты очень не хотели его принимать, но он холодно напомнил им, что если они откажутся, солдаты все равно возьмут все, что захотят. Но только перед этим перебьют людей. А потом сожгут город. Воины участвовали в походе, а значит, должны получить свою долю добычи.
        Остакуты долго спорили. Особенно громко говорил один довольно молодой воин в богато украшенной броне. Очевидно, предлагал доблестно погибнуть в битве. Но остальным это явно не улыбалось. Так что наконец хан Кудулак повернулся и сообщил, что они согласны на условия банерчагов. Но им потребуется время, чтобы собрать скот и золото.
        Мирг милостиво кивнул.
        "Они явно унижены, так что за ними придется следить" - думал Мирг, глядя на удаляющегося хана и его свиту. Поступь Кудулака была уже не столь горда, как раньше. А тот молодой воин оглянулся на них, в его взгляде пылала ненависть.
        Впрочем, почти за всеми его союзниками следовало приглядывать. За одними меньше, как например, за Орнтахом, а вот Хонтах наверняка держит на него злобу не меньшую, чем остакуты. Хотя именно благодаря Миргу он сейчас король Менгира. Так что для него это привычное дело.
        Остальные короли разошлись по своим шатрам. Теперь осталось только получить свою законную добычу, и можно возвращаться домой. Планировать новый поход.
        * * *
        Сидя на стволе поваленного дерева, Тахир Сежевид мрачно наблюдал, как его воины сворачивают лагерь. Настроение его было хуже некуда. Сегодня они должны будут выйти к столице, и он боялся, что она уже сожжена, как и Бикар.
        После того второго боя, когда удар обошедших их с фланга банерчагов обратил отряд в бегство, удача отвернулась от них. Ему удалось собрать лишь около полустони бойцов. Остальные либо погибли, либо разбежались по лесам. Он еще пытался как-то сражаться с грабившими провинцию отрядами банерчагов, но многочисленность врагов не оставляла остакутам шансов на победу. Они только потеряли почти половину людей.
        Поэтому, когда спустя десять дней банерчагская армия ушла от Бикара к столице страны, Тахир решил идти следом. И если получится, соединится с армией Кудулака, как предлагал Атанак.
        Доходившие до них от крестьян слухи были один хуже другого. Говорили, что отряд Алатера Нешевида был разбит банерчагами, и отряды Отсгира прорвались вглубь страны. Под Бикаром они соединились со второй армией, и сейчас вся эта орда двигалась к Докшару, разоряя оказавшиеся на пути города и села. О судьбе второй половины своего ополчения и прочих противостоявших отсгирцам отрядов Тахиру не было ничего известно.
        Его воины, которых осталось всего три десятка, собрались, и он решительно повел их к столице. Если войска еще держатся, они попытаются им хоть чем-то помочь. Если же город уже пал, тогда Тахир планировал идти в свою волость, и там хоть как-то защитить ее от разграбления банерчагами.
        Идти приходилось по лесам, вдоль дорог рыскали шайки банерчагов. Открытые поля остакуты старались проходить ночью.
        Около полудня им навстречу вышел один из его разведчиков.
        "Что случилось, Игор? Банерчаги?"
        "Мы встретили пару крестьян. Они говорят, что хан Кудулак сдал столицу и согласился выплатить банерчагам дань".
        "Как сдал?" - изумился Тахир. "А что с армией? Ее разбили?"
        "Нет" - хмуро ответил Игор. "Говорят, столицу сдали без боя. Мы теперь данники и союзники банерчагов".
        "Данники? Союзники?" - Тахир не мог в это поверить. "Крестьяне наверняка что-то напутали. Пойдем в столицу, и сами все выясним" - он решительно двинулся сквозь чащу леса.
        Через два часа они вышли на холмы, откуда уже была видна столица. Каких-то следов пожаров Тахир не увидел, как и банерчагского войска. Они быстро пошли вперед, и спустя час уже вошли в город. Городские стены и ворота были целы, внутри же лишь некоторые здания носили следы незначительных повреждений.
        На улицах говорили, что хан согласился выплатить банерчагам дань и стал их союзником, отдав им в заложники своего среднего сына, и детей еще семи самых знатных семейств. Плюс отдал город на частичное разграбление. Одни считали, что хан поступил правильно, и столица отделалась довольно легко по сравнению с тем, что могло быть. Другие говорили, что лучше гибель, чем такой позор.
        Навстречу Тахиру попался Атанак.
        "Я же говорил, надо идти в столицу" - несколько самодовольно заявил он, оглядывая остатки тахирова отряда. "Хан Кудулак решил дело миром, ты лишь зря положил своих воинов".
        Еще совсем недавно Тахир счел бы такие слова изменой, и не задумываясь, снес бы голову произнесшему это. Но теперь он был так подавлен всеми свалившимся на него известиями, что лишь молча прошел мимо. Он направлялся к ханскому дворцу.
        Двор был заполнен народом гораздо больше, чем обычно, основная масса их были воины. Среди них Тахир заметил Сотугара, старшего сына хана, и стоявшего рядом Бовсака. Значит, тому тоже удалось скрытся от банерчагов, и он также решил вернуться в столицу.
        Увидев вновь прибывших, Сотугар направился к ним. Тахир склонил голову.
        "Я слышал, как доблестно вы сражались" - негромко, но уважительно произнес наследник Кудулака. "Но мой отец не захотел сражаться, и отдал нашу страну на разграбление поганым банерчагам" - его голос дрожал от гнева. "Несмотря на то, что даже после гибели армии моего дяди Белтогура у нас осталось еще много славных воинов. Но трусливые купцы убедили отца сдаться, и даже стать союзником банерчагов. Ты знаешь, что мы должны отдатьим восемь наших знатным юношей в заложники. И твой сын Грестир будет в их числе" - совсем тихо добавил Сотугар.
        "Что?" - воскликнул Тахир. Новость поразила его, подобно удару молнии. "Мой сын?"
        "Да" - тихо и мрачно произнес Сотугар, обнимая его за плечо и уводя в сторону от остальных людей. "Такое решение принял ханский совет, и у тебя нет выбора".
        "Я не отдам им сына" - решительно заявил Тахир. Он просто отказывался в это верить. Он давно знал Кудулака, и не верил, что тот может так с ним поступить.
        "Ты можешь, конечно, пойти к моему отцу, но он вряд ли изменит свое решение" - сочувственно произнес Сотугар. "Кого-то должны были отдать, и пока ты доблестно сражался с нашими врагами, некому было защитить твоего сына здесь. Мой брат Менжит тоже отправится к банерчагам. Но мы не простим им этого" - в голосе принца будто зазвенела сталь. "На этот раз они застали нас врасплох, но больше такое не повториться. Я обещаю тебе, Тахир, что найду способ расквитаться с ними, и вернуть своего брата, как и твоего сына. Я могу рассчитывать на твою поддержку?" - Сотугар испытующе заглянул в глаза воеводы.
        "Вы можете распоряжаться моей жизнью" - уверенно произнес Тахир. "Я пойду за вами против них, даже если это будет стоить мне головы".
        "Я знал, что могу рассчитывать на тебя. Будь уверен, наш позор не продлится слишком долго" - последний раз глянув в его глаза, Сотугар отошел к своей свите.
        Пару секунд Тахир глядел в его широкую спину, затем решительно двинулся во дворец. Что бы там не говорил Сотугар, но он не собирался вот так просто отдавать банерчагам своего сына.
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        ГЛАВА 8. СЕРДЦЕ ДРАКОНА
        
        
        Дорога до столицы Идагира заняла у Велеслава и его спутников куда больше предполагавшихся двух недель. Приходилось идти предельно осторожно, чтобы не встретиться с ходившими по лесам охотниками. К тому же всякий раз, когда на пути попадались небольшие города или села, приходилось делать большой крюк, обходя их, чтобы случайно не столкнуться с зашедшим в лес по делам банерчагом.
        А по мере приближения к столице местность становилась все более заселенной, избегать нежелательных встреч становилось все труднее. Наконец, после того, как едва не столкнулись нос к носу с тремя банерчагами, внимание которых лишь в самый последний момент удалось отвлечь своей магией Ярозару, все решили, что дальше так двигаться слишком рискованно.
        Теперь они спали днем, в утренние часы, на которые приходилась наибольшая активность лесных жителей. Места для этого старались выбирать уже не столько с точки зрения удобства, а больше по мере их скрытности и труднодоступности, чтобы никакой случайно бродящий по лесам охотник не набрел для них. Разумеется, такого было несложно ликвидировать, но пропавшего наверняка начнут искать, и вполне могут выйти на их след.
        Но даже несмотря на это незаметно пробираться вперед было очень трудно. Несколько раз лишь магия волхва спасала их от обнаружения группой банерчагов, шедших прямо в их сторону. На пути также стали попадаться небольшие поля, которые обрабатывали сами банерчаги, или же иногда невольники-люди. Встречалиь и немногочисленные стада скота.
        Когда до идагирской столицы оставалось примерно десять верст, Никита предложил остановиться. Долго скрываться в окрестностях города было почти невозможно, слишком велика вероятность наткнуться если не на охотника, то на какого-нибудь заготовщика дров или банерчагских детей, решивших погулять. Так что если и выдвигаться туда, то уже точно зная цель.
        После короткого обсуждения все с ним согласились. Решили, что для начала Тадеуш просто слетает на разведку, посмотрит город и окрестности. Но в ту и на следующую ночь погода была ясная, луна была хоть и не полная, но света давала вполне достаточно, чтобы с земли можно было заметить вампира летящего. И только на третью ночь, когда рваные облака закрыли ночное светило, Тадеуш наконец отправился на разведку.
        Он летел на довольно большой высоте, так что различить его с земли на фоне темных облаков было невозможно. А ему самому ночная тьма не мешала, и он уже вполне различал городские стены вдали. Спустя примерно полчаса после отправления он уже был над городом.
        В этот час столица банерчагского королевства спала. На улицах почти никого не было, лишь редкие патрули городской стражи да случайные прохожие, по каким-то причинам вынужденные куда-то идти в это время. Город был погружен во тьму, лишь кое-где возле дверей горели факелы. На речной пристани стояли небольшие местные суда, и лишь одно из них сейчас разгружалось. Очевидно, его хозяин очень торопился.
        Тадеуш полетел к королевскому дворцу, стоявшему в самом центре города. Двор был окружен каменной стеной в три сажени ростом, по всему периметру горели факелы и ходили стражники. Охрана перекрывала все входы во дворец, а так же стояла на крыше. При наличии драконов такая предосторожность определенно была нелишней.
        Вампир неторопливо облетел дворец на расстоянии примерно в три сотни шагов. На таком удалении он мог довольно хорошо рассмотреть крупные и средние детали дворца, входы, различить стражников. При этом, как показывал его опыт, вероятность быть замеченным стражниками на стенах была минимальна, во всяком случае, до сих пор его ни разу не замечали при таких облетах.
        Осмотрев здание, Тадеуш задумался, не проникнуть ли ему внутрь. Им нужна информация о драконах, а уж где о них точно знают, так это в королевском дворце. Несмотря на охрану, он не сомневался в своей способности проникнуть внутрь. Она была рассчитана на обычных банерчагов или крупных драконов, и вряд ли сможет заметить относительно небольшого, и при этом много раз проделывавшего такие дела вампира.
        Вот только стоит ли торопиться. С одной стороны, ему уже надоело пить довольно мерзкую на вкус кровь животных, которых отлавливал Никита. Так что чем раньше они вернутся обратно к людям, тем лучше. С другой стороны, он не знал точно, где найти владеющего нужной информацией пленника. Ясно, что это должен быть довольно важный банерчаг, и в случае необходимости он мог найти такого.
        Но при проникновении внутрь всегда есть риск столкнуться со слишком ретивым стражником, обходящим коридоры, или просто вставшим по своим делам слугой. Разумеется, такого нетрудно тихо ликвидировать, но тогда по утру, когда найдут тело, неизбежно поднимется тревога. А это серьезно осложнит их задачу, если вдруг окажется, что полученной информации недостаточно.
        Взвесив все, Тадеуш решил, что пока достаточно ограничиться разведкой. Вот вернется в лагерь, а там уже они все обсудят, как действовать дальше.
        Вокруг дворца располагались дома поменьше, принадлежавшие, очевидно, местной знати. И они охранялись гораздо слабее, чем королевский дворец. В некоторых была вообще лишь пара стражников у самих ворот, в других также были один-два стражника на стенах и на крыше.
        Тадеуш решил сесть на крышу одного из таких слабо охраняемых особняков. Несомненно, похитить какого-нибудь банерчага из такого дома будет гораздо проще, чем из резиденции короля.
        Он тихо приземлился на деревянный скат. Единственный стражник у ворот не услышал его. Это хорошо. Тадеуш прошелся по крыше дома, свесился через край и пару раз заглянул в темные окна. В одной из комнат было пусто, в другой кто-то спал. Мелькнула мысль, а не захватить ли пленника прямо сейчас. Кто догадается, куда тот исчез.
        Внезапно во дворе залаяла собака. Похоже, учуяла его. Внизу раздался голос стражника, что-то говорившего ей. Собака не унималась, за ней залилась лаем еще одна. Послышались голоса еще нескольких разбуженных банерчагов.
        Следовало улетать отсюда, пока его кто-нибудь случайно не обнаружил. Тадеуш взлетел с противоположной от входа стороны, и вновь поднялся над городом. Идея взять пленника попроще так захватила его внимание, так он начал кружить над темными улицами, ища подходящий дом.
        Достаточно большой, говорящий о статусе владельца, но при этом не слишком хорошо охраняемый, дабы можно было легко проникнуть, и потом улететь с пленником. И чтобы ворота были с наветренной стороны, а то его опять учуют сторожевые собаки.
        Немного покружив над спящей столицей, он наконец нашел подходящее здание внизу. Тихо опустился на крышу и стал осторожно заглядывать в окна, рассчитывая найти нужное. Две комнаты были пусты, еще в одной спали двое. Тоже не годится. Тащить двоих он не сможет, а убить одного значит поднять лишний шум.
        В четвертом по счету окне он различил лишь одно тело на кровати. Комната выглядела достаточно богатой, а значит, будущий пленник не рядовой слуга. Просунув в щель окна тонкое лезвие небольшого кинжала, который часто служил ему в таких делах, Тадеуш осторожно откинул защелку.
        Так, теперь упереться руками и ногами в резные выступы и сложить крылья. Насколько они были полезны для того, чтобы добраться до окна, настолько же мешали, когда приходило время лезть внутрь. Ладно еще, вампиры имели весьма тонкое телосложение. Здоровяк типа Велеслава просто не пролез бы в столь малое окошко.
        Наконец Тадеуш сложил крылья так, что они максимально прилегали к телу. Быстро распахнул окно и ногами вперед полез внутрь. Непростой акробатический трюк, но за годы странствий и выполнения таких операций он в совершенстве освоил его. Спустя пару секунд он уже стоял на полу спальни.
        Лежавший на кровати заворочался. То ли его разбудил скрип окна, то ли свежий ночной воздух, ворвавшийся в комнату. Но теперь это было уже неважно.
        Тадеуш быстро шагнул к кровати. Банерчаг уже проснулся, его лицо исказилось от ужаса, когда он увидел приближающегося вампира. Тадеуш выбросил вперед руку, хватая его за горло, задавливая готовый уже вырваться крик. Пальца второй руки легли поверх первых, сжимая шею отчаянно дергавшегося банерчага. Тот пытался разжать стальные пальцы, но ничего не вышло. Попытка ударить также не прошла, из-за значительно более длинных рук Тадеуша его противник просто не доставал до головы вампира.
        Сопротивление стало слабеть, и через несколько секунд его жертва совсем обмякла. Тадеуш сразу отпустил шею, еще не хватало, чтобы тот задохнулся. Банерчаг хрипло втянул в себя воздух. А пока он пытался прийти в себя, вампир сильно ударил его под основание черепа рукоятью сабли. Тот мешком рухнул на кровать. И еще один удар, для надежности.
        Тадеуш быстро связал пленника имевшейся у него веревкой, затем заткнул рот, и прикинул добычу на вес. Прилично, но из города он его вытащит. А там вполне можно и передохнуть по пути обратно.
        Вылезать из окна с пленником оказалось номером еще почище, чем забираться внутрь. Тадеуш чуть не выронил свою добычу на землю. Но все же смог вытащить связанного банерчага на крышу. Вокруг было тихо. То ли хозяин дома решил обойтись без собаки, то ли она его не учуяла.
        Тяжело поднявшись в воздух, он полетел туда, где его ждали спутники. Лететь с грузом было намного сложнее, приходилось активно работать крыльями, так что довольно быстро Тадеуш начал уставать. Впрочем, городскую стену он без проблем пересек на большой высоте, а над лесом в любое время можно приземлиться и отдохнуть.
        Вскоре пленник задергался, очевидно, пришел в себя. Тадеуш начал спускаться на землю. Он и так уже устал тащить эту тушу, а теперь тот еще и вырывался, усложняя и без того непростую задачу. Скользнув в просвет между деревьями, он бросил добычу на землю.
        "Уф, так гораздо легче" - он глянул на дергавшегося в путах банерчага. И почему все нелетающие расы такие тяжелые. В голове мелькнула мысль дальше вести его по земле. Так будет намного легче. Хотя. До лагеря еще верст семь, а это часа на три, не меньше. А светать начнет уже через полтора. И банерчагские охотники снова потянутся в леса. И он не Никита, чтобы пробираться сквозь заросли, обходя их партии. Да и ориентировался Тадеуш под лесным покровом с трудом. Так что придется тащить этого на себе.
        Он отдыхал примерно десять минут, затем снова оглушил пленника и полетел дальше. Пришлось сделать еще одну остановку, но до лагеря Тадеуш добрался без проблем.
        "Привез добычу" - он уронил на землю еще не пришедшего в чувство банерчага.
        "Зачем ты его притащил?" - резко спросил Велеслав. "Мы же решили, на первый раз только разведка. Они же наверняка всполошатся".
        "Не думаю. Я все сделал чисто" - чуть презрительно ответил Тадеуш. Велеслав был, конечно, прекрасный боец, но что он смыслит в ночных операциях, которыми занимался Тадеуш. "Никто меня не видел, следов крови нет. Ну пропал банерчаг, и что дальше. Может, сам куда ушел. А про нас никто не знает, так что никаких проблем не возникнет".
        Несколько секунд Велеслав молча смотрел на него.
        "Ладно" - наконец сказал он. "Будем надеяться, ты прав" - он повернулся к Никите. "Пошли, приведем его в чувство, и допросишь".
        "Не надо" - возразил Ярозар. "Я займусь им. А то, что он без сознания, мне даже удобнее".
        "Хорошо. А ты пока расскажи нам, что видел в городе" - Велеслав снова повернулся к Тадеушу.
        Выслушав его рассказ, оба человека задумались.
        "Мы так в город пробраться не сможем" - будто размышляя, произнес Велеслав.
        "Да уж тебя я точно не потащу" - заметил Тадеуш. "Их двоих еще можно. По одному. А тебя нет" - он тогда еле протащил тяжелого воина сто шагов от реки. А протащить его хотя бы полверсты и еще перелететь через городскую стену он точно не сможет. Впрочем, Велеслав его сарказм не заметил, или же не обратил внимания.
        "То есть либо опять тебе одному кого-то похищать, либо брать не в городе?" - продолжил свою мысль он.
        "А где?" - поинтересовался Тадеуш.
        "На дороге, где еще" - удивился его вопросу ратник. "Там наверняка много их шастает. Вот и выцепим одного".
        "Вот именно, что много. Нам сразу на хвост сядут" - возразил Никита.
        "Значит, надо брать так, чтобы не сели" - веско заметил Велеслав. "Ты посмотрел, как там с дорогами?" - он снова повернулся к вампиру. Тадеуш вызвал в памяти карту города.
        "Одна идет на юг от переправы через реку. Одна на восток, еще одна на северо-запад. Но примерно через пару верст она разделяется, одна идет на запад, другая на север".
        "Южная отпадает, западная тоже. Остаются северная или восточная" - после недолгого раздумья сказал Велеслав.
        "Почему южная отпадает?" - спросил Тадеуш. "Там как раз окажется река между нами и погоней из города, если она будет".
        "Южная соединяет Идагир с другими королевствами. Не факт, что банерчаг, которого мы захватим, будет именно тот, кто нужен, а не заезжий купец или вельможа, ничего не знающий о местных делах. То же самое с западной. Она наверняка ведет в Балгир, через который мы шли".
        Тадеуш задумался. В принципе, человек был прав. Хотя лично ему все равно, на какой дороге делать засаду.
        "Значит, устроим засаду на северной дороге?" - подытожил Никита.
        "Для начала подождем Ярозара, посмотрим, что он нароет в голове подарка, который нам Тадеуш принес. А там будем решать" - пожал плечами Велеслав.
        Волхв появился примерно через полчаса.
        "Ну как, узнал что-нибудь ценное?" - спросил Велеслав.
        "В определенном смысле да" - ответил Ярозар.
        "Ну рассказывай" - поторопил его Тадеуш.
        "Ты залез в дом купца. Это его дальний родственник, один из помощников. Так что насчет военной силы Идагира он мало что знает".
        "Сверху невидно, чей это дом" - пожал плечами Тадеуш.
        "Но на базаре он слушает" - не обратил внимания на его реплику Ярозар. "Если слухи верны, то уже восемь королевств во главе с Идагиром объединились в союз и сейчас воюют с остакутами. Говорят, банерчаги уже разбили выставленные против них армии и скоро захватят столицу".
        "Ну еще бы, такой то ордой, да не победить" - мрачно процедил Никита. "Хорошо хоть, что они не на нас поперли".
        "Ты думаешь, они разграбят итильское ханство и успокоятся?" - резко спросил его Велеслав. "Покончат с остакутами, и на Русь пойдут".
        "Это точно" - кивнул волхв. "Они вряд ли остановятся на этом походе. Так что следующие, скорее всего, будем либо мы, либо Муром".
        "Надо сообщить князю" - резко встал Никита. "Нужно подготовиться"
        "Подожди" - одернул его Велеслав. "Этот банерчаг знает что-нибудь насчет драконов?"
        "Точно он ничего не знает" - покачал головой Ярозар. "Но по рынку ходят слухи, что у Идагира их действительно очень много, гораздо больше, чем было еще несколько лет назад".
        "Это мы и сами слышали. Потому и пришли сюда" - несколько разочарованно протянул Тадеуш.
        "Ну, у кого какие мысли?" - оглядел всех Велеслав.
        "Нужно сообщить князю об этом союзе" - быстро сказал Никита. "Нужно попытаться объединиться с муромскими, ростовским, а по возможности и другими княжествами. По одиночке никто не сможет отбиться от такой армии".
        "Это и без банерчагов понятно, что объединяться надо" - невесело усмехнулся Велеслав. "Я имел в виду насчет главной задачи?"
        "Я могу выкрасть еще одного. Завтра ночью" - предложил Тадеуш. Судьба противостояния русичей с банерчагами его мало волновала, а вот бродить по местным лесам порядком надоело. Так что чем скорее они вернутся, тем лучше лично для него.
        "А если он опять будет купец какой?" - спросил Велеслав. "Сам же говоришь, сверху не видно".
        "Буду дальше искать" - пожал плечами Тадеуш.
        "Может, одно исчезновение никого и не взбудоражит, а два уже вызовут подозрения. Третье, и тут точно начнутся серьезные поиски" - возразил ратник.
        "Ты что предлагаешь?"
        "Засаду. На северном или восточном пути. Возьмем сразу крупную шишку. Наверняка он знает больше".
        "И сразу поднимем шум" - возразил Тадеуш. "А если и он не знает то, что нам нужно?"
        "В любом случае нам придется рисковать. Вы что скажете?" - Велеслав повернулся к Ярозару с Никитой.
        "Я за засаду" - высказался разведчик.
        "Мне все равно" - пожал плечами волхв. "Вы лучше меня разбираетесь в таких делах, вот сами и решайте".
        "Ну так как?" - снова повернулся к Тадеушу Велеслав.
        "Мне в принципе, тоже все равно" - ответил он.
        "Значит засада" - подытожил ратник. "Дорогу предлагаю взять северную, она ближе".
        "Хорошо" - кивнул вампир.
        "А с этим банерчагом что делать будем?" - кивнул Ярозар в сторону, где лежал пленник.
        "Отпускать его нельзя" - сухо произнес Велеслав.
        "Я заберу его себе" - сказал Тадеуш. Несколько секунд люди мрачно смотрели на него. Они понимали, зачем вампиру банерчаг.
        "Забирай" - наконец кивнул Велеслав.
        Они начали укладываться спать, а Тадеуш направился к своим вещам и достал бурдюк. Пусть кровь этих банерчагов не так вкусна, как у людей, но сойдет. Не голодным же ему летать, особенно на такие тяжелые разведки.
        * * *
        Два следующих дня, а точнее ночи, они потратили на поиски места для засады. Позиция наконец была выбрана примерно в четырех верстах от самого города. Это достаточно далеко, чтобы лес вокруг не кишел разными банерчагами, но при этом вполне близко, чтобы любой, едущий в столицу, или из нее в провинцию, проезжал мимо них. Основной лагерь устроили в густых зарослях шиповника в полусотне шагов от дороги. Даже если кто и пойдет мимо, вряд ли он туда полезет.
        Наблюдение за дорогой осуществлял Ярозар через своего Дарка. Волк единственный из них мог быть замеченным, и при этом не поднять никакой тревоги. Но в первые два дня на дороге не появлялось никого подходящего. И в город, и обратно шли в основном деревенские торговцы или охотники, несшие на продажу свою добычу. Один раз, правда, на дороге появились три воина-банерчага, но их так же решили не трогать. Судя по простым кожаным доспехам, они не были высокого ранга, а значит, навряд ли знают что-то важное.
        На третий день Велеславу стало совсем скучно. Из всех четверых он наиболее тяготился этим бездействием. Ярозар все время наблюдал через Дарка за дорогой. Вампир круглые сутки читал какую-то книгу. На его вопрос ответил, что о магии. Никита в основном спал. Похоже, разведчик было не привыкать к лесному одиночеству и длительным ожиданиям.
        А вот сам Велеслав всегда был человеком действия. Пока же они весь день неподвижно сидели в этих проклятых кустах, и лишь вечером, когда темнело, и вероятность столкнуться со случайным банерчагом была минимальна, выбирались к дороге и вели наблюдение вместо волхва. Сейчас солнце уже перевалило зенит и возможно, сегодня снова ничего не будет.
        Первые два дня Велеслав развлекался тем, что ловил на лету комаров и мух. На третий ему это надоело, тем более, что их от этого меньше не становилось. Он попробовал было рубить их мечом, но свист рассекаемого клинком воздуха заставил его отказаться от этой идеи. Так что сейчас он просто выстругивал ножом непонятно что из подвернувшейся ветки.
        Паршивое настроение усугубляло голодное бурчание в животе. Здесь они уже не могли так активно охотиться, как по пути сюда, да и костер разводить не рисковали. Разведчик нашел пару птичьих гнезд, но для троих здоровых людей это было очень мало.
        Перехватив нож за лезвие, Велеслав метнул его в ствол дерева в четырех шагах, перерубив пополам ползшую гусеницу. Никита приоткрыл глаза, мрачно глянув сначала на нож, затем на Велеслава. В принципе он прав, лишний шум им не нужен.
        "Идут" - раздался шепот Ярозара. Велеслав мгновенно оказался на ногах, а спустя секунду был уже возле волхва. Через пару секунд к ним присоединились Никита и Тадеуш.
        "Похоже на свиту вельможи" - начал тихо говорить волхв. "Вижу паланкин и десяток стражников. Плюс несколько десятков невоенных".
        "Пошли, надо самим глянуть" - кивнул Велеслав в сторону дороги. Хоть это и было рискованно, нападать вслепую еще опаснее. Они подобрались к самому краю бывшего в пяти метрах от дороги леса, и глянули сквозь густые кусты.
        Точно, какая-то большая шишка едет из города домой. Десяток воинов впереди и вокруг паланкина, который несли два банерчага и два человека. Скорее всего, невольники. За ними еще десяток банерчагов в довольно дорогой одежде. Очевидно, свита. Дальше тянулся с десяток телег, запряженных лошадьми или быками. Наверняка тот, что в паланкине, очень важный.
        "Надо брать" - решительно повернулся к остальным Велеслав. Ему уже надоело сидеть и ждать.
        "Против такой оравы?" - с сомнением просвистел Тадеуш.
        "Какой оравы. Там охранников всего десяток, справимся. Остальные не в счет".
        Велеслав не слишком разбирался в мимике вампиров, но очевидно, тот не слишком был с ним согласен.
        "Ну?" - требовательно спросил он. У них не было времени раздумывать. Тадеуш коротко кивнул. За ним Никита и Ярозар.
        "Значит мы втроем вылетаем из леса, валим охрану, забираем этого урода и сваливаем. Ярозар, ты в резерве" - коротко изложил свой план Велеслав.
        "Нет" - коротко, но твердо возразил волхв, немало удивив его. "Пленника я возьму на себя. Он сам побежит, куда нам надо. Вы вдвоем возьмите охрану и мага, это тот, в красном плаще. Тадеуш останется в резерве. Им лучше не знать, что в отряде есть вампир. Это будет наш козырь. Как только пленник войдет в лес, хватай и тащи его, Тадеуш".
        Вампир кивнул. Секунду Велеслав размышлял над планом. Вполне разумно.
        "Действуем" - кивнул он.
        "Стреляйте по моему сигналу" - уже совсем тихо сказал Ярозар.
        Велеслав с Никитой приготовили оружие, пригнувшись и краем глаза наблюдая за волхвом. Караван поравнялся с их местонахождением, и Ярозар коротко махнул рукой. Воины дружно встали, натягивая луки.
        Две тетивы загудели почти одновременно. С расстояния в пятнадцать шагов стрела Велеслава пробила шею одного из стражников. Боковым зрением он отметил, что Никита положил свою точно в голову банерчага в красном плаще. Среди каравана раздались громкие крики. Охранники повернулись в их сторону, когда Велеслав уже наложил на тетиву новую стрелу. Спустя секунду она уже вошла в грудь еще одного стражника. Рядом с ним рухнул третий, подстреленный Никитой.
        Остальные с криками бросились на них. Велеслав сунул лук в чехол и выхватил меч. Кинжал удобно лег в левую руку. Бежавший первым банерчаг получил стрелу от Никиты. Уклонившись от копья следующего, Велеслав снес ему голову мечом, кинжал отбил второе копье, а удар плечом опрокинул по инерции бежавшего вперед банерчага на землю.
        Очередной стражник буквально напоролся на выброшенный вперед меч, пронзивший его насквозь. Велеслав резко крутанулся вокруг оси, рывком освобождая оружие, и продолжая движение, снес пол черепа набегавшему слева банерчагу. Кинжал отразил очередной направленный в грудь наконечник, а удар ногой в грудь отбросил банерчага назад. Отлетая, он попутно сбил своего товарища.
        Никита тем временем подстрелил еще двоих. В стороне от Велеслава пробежал толстый банерчаг в богатой одежде. Судя по его безумному взгляду и несколько неуверенным движением, он двигался под контролем волхва. Засмотревшись на него, Велеслав чуть не пропустил удар топора банерчага из свиты, лишь в последний момент отведя удар кинжалом. Его собственный меч пронзил тело противника.
        "Мы отходим" - раздался сзади крик Ярозара. Отлично, значит, пленник уже в руках Тадеуша.
        Два сбитых им банерчага быстро вскочили, и снова бросились на него. Еще двое приближались справа, но им навстречу уже двинулся Никита. Мощным ударом меча Велеслав перерубил копье первого, и чуть отклонившись, пропустил слева удар топором второго. Кинжал в его руке описал дугу и вонзился в горло противнику над краем кожаных доспехов.
        Размехнувшись, он обрушил меч на голову оставшегося стражника. Тот подставил было свой топор, но сила удара была такова, что стальной клинок просто переломила рукоять, заодно разрубив тело от плеча до середины корпуса. Теперь надо помочь Никите.
        Один противник уже лежал у ног разведчика, но наседали еще двое. Велеслав метнул кинжал, прикончив одного из них, спустя секунду Никита быстрым ударом перерезал горло второму. Велеслав быстро подошел к месту схватки и вытащил свой кинжал из груди банерчага. Еще трое из свиты показались среди деревьев, но завидев двух закованных в броню людей, и дюжину своих мертвых сородичей, неуверенно начали отступать.
        Велеслав резко дернулся в их сторону, будто собирался напасть, и они бросились из леса.
        "Уходим" - коротко сказал он, засовывая клинки в ножны. Они побежали к кустам, забрали свои пожитки и направились вслед за ушедшими вперед волхвом и вампиром. Догнали их уже у северо-западной дороги. Тадеуш тащил за собой связанного банерчага, Ярозар бежал чуть дальше. На самой дороге было пусто, только вдалеке виднелись три фигуры. На них решили не обращать внимания, время было дороже.
        Перебежав дорогу, они снова углубились в лес. Сейчас они двигались к реке, которая была примерно в семи верстах к югу. Пробежав еще примерно пару верст, продираясь сквозь заросли, Велеслав сделал знак остановиться.
        "Ну что, на первое время мы оторвались" - он обвел взглядом тяжело дышавших спутников. "Так что предлагаю вытащить из башки этого урода то, ради чего мы вообще затеяли эту драку. А то он нас только тормозить будет".
        Остальные согласились. Ярозар отвел пленника чуть в сторону, его взгляд стал пустым, как всегда, когда он применял свою магию. Велеслав с Никитой шагнули в сторону.
        "Как думаешь, скоро они погоню организуют?" - спросил он разведчика.
        "Сами они за нами гнаться не рискнут" - начал размышлять Никита. "До города почти четыре версты. То есть грубо час туда, час с подкреплением обратно. Следы мы не скрывали, так что пройти за нами для них не составит особого труда. Я думаю, погоня будет здесь часа через два, два с половиной. Это если они в окрестных селах не попросят помощи" - обеспокоенно добавил он. "Тогда могут уже и через час появиться".
        "Стемнеет часа через четыре" - глянул на небо Велеслав. Если мы к этому времени выберемся к реке, то сможем переправиться, и создадим за ночь приличный отрыв от этих ребят.
        Ярозар по-прежнему сидел возле банерчага, сейчас он явно был не с ними. Велеслав мерил шагами пространство под деревьями, а Никита занялся очисткой одежды от пятен крови.
        "Велеслав" - через пару минут окликнул он его. "Раз уже тебе так хочется ходить, то ходи кругами вокруг наших следов. Хоть как-то их запутаешь".
        Это была мысль. Не самое интересное занятие, но за неимением другого сойдет. Он начал нарезать большие круги и петли вдоль места их движения.
        Прошло примерно полчаса, прежде чем Ярозар наконец встал и повернулся к своим спутникам.
        "Ну как, выяснил?" - сразу спросил Велеслав.
        "Выяснил" - устало ответил волхв. "Все еще хуже, чем мы даже могли предположить".
        "Хуже? Что может быть хуже союза восьми банерчагских королевств?" - удивился Велеслав.
        "Сердце Дракона" - мрачно ответил Ярозар. "Могущественный артефакт, который несколько лет назад создал король Идагира Мирг Гистах. И это проклятое Сердце ускоряет в несколько раз вылупление и рост драконов. У Идагира благодаря этому уже есть полсотни молодых драконов, которые через три-четыре года окончательно вырастут"
        "Вот дерьмо" - мрачно процедил Велеслав. "Против полусотни сразу туго придется".
        "Это еще не все. Они же теперь постоянно с такой скоростью плодиться будут".
        Велеслав замолчал. Новости были действительно хуже некуда.
        "Ну, что делать будем?" - оглядел их Ярозар.
        "Для начала уйти отсюда надо" - просвистел Тадеуш. "А там будет время и подумать".
        "Тоже верно" - кивнул Велеслав. "До темноты движемся параллельно реке. А там сразу к ней и на тот берег. Пошли" - он кивнул в сторону движения. Затем шагнул к банерчагу, доставая свой кинжал. Тот вряд ли понимал их речь, но он их видел и мог сказать, куда они ушли. Значит, он обречен.
        Велеслав ударил его в сердце, вытер о богато расшитый кафтан кинжал и сунул в ножны. Никита и Ярозар уже ушли, а вампир по-прежнему стоял рядом.
        "Чего ты ждешь, уходить надо" - бросил ему Велеслав.
        "Драгоценности бы забрать. Ему они уже не понадобятся" - Тадеуш указал на толстые пальцы баренчага, где сверкали дорогие перстни.
        Ну да, вампир же тут только ради золота. Судьба Руси его не волнует. Впрочем, Велеслав и сам был не против забрать драгоценности, раз уж они подвернулись. В самом деле, не оставлять же их баренчагам.
        Тем временем Тадеуш быстро стащил кольца и снял амулеты, затем разрезал пояс убитого и снял вместе с ножнами богато украшенный кинжал явно южной работы.
        "Разделим на четверых" - холодно произнес Велеслав.
        "Разумеется" - оскалился вампир.
        Теперь их ничто не задерживало, и они побежали вслед за ушедшими сперед спутниками.
        * * *
        Глава городской стражи Идагира Торк Зултер быстро шагал по ведущей в северные провинции страны дороге. Шедшим за ним помощникам приходилось почти бежать, чтобы не отстать от него
        Зултер был весьма высокий банерчаг, ростом не уступавший среднему человеку. Хотя его очень темная кожа выдавала большой возраст, он был все еще весьма силен, и в тренировочных поединках легко побеждал молодых воинов своей стражи. Облачен Торк был не в обычный для банерчагов кожаный панцирь со стальным пластинами, а в полноценную кольчугу. Десять лет назад его семейство купило в соседнем Шангире невольника-кузнеца с Руси, который с тех пор обеспечивал хорошими доспехами весь их род.
        Торк уже собирался домой после очередного забитого большими и не очень делами дня, когда прибежал один из его стражников и сообщил, что на северной дороге несколько человек напали на караван Агса Кантиха, убили всех стражников и похитили самого Агса. Хотя по должности глава городской стражи и сталкивался с самыми разными неприятностями, это сообщение немало удивило его. Идагирское королевство не граничило напрямую с землями людей, так что с ними редко возникали проблемы. И он не слышал, чтобы где-то сбежали невольники, которые могли сделать это. Но прибежавший посланец утверждал, что это были именно люди.
        Поскольку род Кантихов был одним из самых уважаемых в королевстве, Торк решил лично отправиться на место нападения. С собой он взял полсотни своих стражников, на случай, если понадобиться организовать погоню.
        Впереди на дороге показалась толпа банерчагов. Они прибыли на место.
        "Разойдись" - выбежал вперед его помощник Гонт Ментик.
        Увидев главу городской стражи, все расступились. Торк прошел вперед и увидел на земле более десятка сложенных в ряд мертвых банерчагов. Некоторые из них были убиты стрелами, но большинство зарублены. И судя по огромным ранам, их убийца обладал огромной силой и мастерски владел своим оружием. Не похоже на беглых невольников.
        Осмотрев толпу, Торк быстро выделил в первых рядах несколько банерчагов, знаки на одежде которых говорили, что они служат роду Кантихов.
        "Что здесь произошло?" - он ткнул рукой в одного из них. Все сразу начали наперебой говорить, рассказывая о появившихся из лесу людях.
        "Я сказал говорить ему" - резко перебил он их.
        "На нас напали люди" - начал рассказывать банерчаг. "Сначала в нас стреляли из луков, потом началась рукопашная схватка. Они убили всех охранников, схватили господина Кантиха и скрылись в лесу. Там" - указал он рукой в сторону леса.
        Торк посмотрел на пустой паланкин, в котором путешествовал Кантих, затем шагнул сквозь расступающуюся толпу на опушку. По земле тянулись кровавые следы. Сделав еще пару шагов, он увидел несколько больших луж уже засохшей крови.
        "Ну-ка повтори, как все было" - он поманил банерчага к себе.
        "Они начали стрелять, потом напали на нас" - неуверенно начал было тот.
        "А эти следы откуда?" - Торк указал на огромные лужи крови.
        "Ну, когда люди стали стрелять, наши воины пытались напасть на них" - ответил банерчаг.
        Торк схватил его за горло и впечатал спиной в дерево.
        "Так, а теперь" - медленно и зло произнес он, "еще раз подумай, вспомни, и подробно расскажи, как тут все было". Возможно, для этих идиотов и не имело никакого значения, люди бросились на охранников или наоборот, но для него все это очень важно.
        "Можно я расскажу" - попросил стоявший справа старый банерчаг. "Я Билд Дастук, служу Кантихам".
        Торк кивнул.
        "Мы шли по дороге, когда из леса полетели стрелы. Они сразу убили мага Нирга и несколько наших воинов. Остальные ринулись в лес и напали на стрелявших. Я и еще несколько банерчагов из свиты бросились им на помощь. Но эти люди были очень сильны, они зарубили всех стражников и четверых из свиты. Нас осталось всего трое, а они встальных кольчугах и шлемах. Мы не могли справиться с ними" - как бы оправдываясь, закончил свой рассказ банерчаг.
        "В кольчугах? Вы уверены?" - резко переспросил Торк.
        "Да, в кольчугах, какие носят русичи" - подтвердил банерчаг. Двое стоявших за его спиной закивали.
        "Значит, это точно не бежавшие невольники" - задумался Торк. Он разжал руку, отпуская первого банерчага. "Тем просто негде взять полноценную броню. Да и характер ран говорит о том, что тут были мастера. Но откуда, демон раздери, они здесь взялись. И зачем им похищать господина Кантиха. Стоп. Кантих".
        "Ты сказал, рубились вы здесь" - он посмотрел в глаза старого банерчага. "Но мне сказали, что они похитили господина Кантиха".
        "Да, они его забрали" - кивнул тот, отводя взгляд.
        "Как?"
        "Он сам бросился в лес" - неуверенно ответил другой банерчаг.
        "Что значит сам?" - мрачно спросил Торк. Ему это все больше и больше не нравилось.
        "Ну, мы сами не знаем" - растерянно произнес Дастук. "Он внезапно спрыгнул с паланкина и бросился в лес. Больше мы его не видели. После того, как все стражники были убиты, а мы отступили, остальные люди также скрылись в лесу".
        "Он спрыгнул и сам побежал в лес?" - удивился стоявший рядом с Торком Ментик.
        "Да" - растерянно кивнул Дастук.
        "Вы что, хотите сказать, господин Кантих был заодно с людьми?" - зловеще оглядел их помощник Зултера.
        Гастед и остальные испуганно начали все отрицать.
        "Подожди, Гонт, дай подумать" - одернул помощника Торк. "Мага, значит, вашего сразу убили?" - спросил он Дастука.
        "Да, в самом начале, из лука".
        Торк снова вышел на дорогу и посмотрел сначала на тело в красном плаще, из головы которого торчала стрела, затем на мертвых стражников с огромными рублеными ранами. Мало кто из банерчагов мог нанести такие. А господин Кантих значит, сам побежал.
        Итого, что же в итоге получается? Несколько бойцов людей, сильных, мастеров, в хороших доспехах, которые расправляются со стражей. И маг, который подчинил себе волю Кантиха и заставил его бежать к ним. Для того они и убили в самом начале этого Нирга, чтобы его магия не смогла помешать им.
        Оставались только два вопроса. Откуда они здесь появились и зачем забрали с собой господина Кантиха?
        "Ты что думаешь, Гонт?" - повернулся он к стоявшему рядом помощнику.
        "Врут они все" - уверенно зашептал тот, озираясь на Дастука и остальных. "Сами убили своего господина, а нам тут сказки рассказывают. Люди, сам побежал" - Гонт презрительно скривился. "Брать их надо и каленым железом. Отдадим в подвал Шигу, они у него через час расколются" - он вопросительно поглядел на своего начальника, будто ожидая команды.
        "Погоди, не стоит пороть горячку" - процедил Торк. Со стороны города послышался шум голосов. Сквозь толпу к нему шел Сарг Кантих, один из сыновей Агса, сотник идагирской армии. За ним шли несколько десятков воинов.
        "Что здесь случилось?" - требовательно спросил он. "Дастук, где отец?" - он повернулся к старому банерчагу.
        Торк жестом подозвал его и отвел в сторону. Тихо, чтобы никто не слышал, рассказал ему о случившемся, по словам свиты, и о версии Ментика.
        "Это невозможно" - сразу вспылил молодой Кантих. "Дастук почти сорок лет верно служит нашему роду. И его отец служил, и дед, и вся семья. Это невозможно" - убежденно повторил он.
        "Но если это действительно были люди, зачем им похищать вашего отца? Я имею в виду, у вас есть какие-нибудь догадки?" - быстро добавил Торк, видя, что Кантих снова вспыхнул. Молодой сотник задумался.
        "Возможно, они хотят получить выкуп" - предположил он. "Наш род очень богат".
        Эта весьма правдоподобная версия. Хотя. Эти люди действительно дураки, если рискнули залезть так глубоко на чужие земли лишь в надежде на выкуп.
        "Или их наняли наши враги" - задумчиво продолжил Кантих. "Точно" - оживился он. "Это наверняка Мартихи, я уверен. Наняли людей, чтобы отвести от себя подозрение. Они давно ненавидят наш род" - с неприкрытой злобой процедил он.
        Тоже интересно. И объясняет, как люди пробрались столь глубоко на идагирские земли. И почему не тронули никого из остального каравана. Король Гистах недавно нанимал людей, чтобы разобраться с воинами Инза Грынтаха, теперь уже мертвого правителя Менгира. Вполне возможно, кто-то из идагирцев решил последовать примеру своего короля, что разобраться со своими врагами. И при этом отвести от себя все подозрения.
        Вот только самому Торку этот вариант нравился меньше всего. Оба рода стояли выше Зултеров в иерархии Идагира, так что ему совсем не улыбалось встревать в их стародавние разборками. Но искать преступников надо. Кстати, о поисках.
        "Вы уже отправили следопытов по их следу?" - громко спросил он Дастука.
        "Нет" - растерянно ответил тот.
        Проклятье. Прошло уже часа три, не меньше. Кто бы ни были эти похитители, они уже наверняка ушли довольно далеко.
        "Вот что, Сарг" - обратился он к молодому вельможе: "Ты, я вижу, привел с собой немало воинов. Так что будет лучше, если ты непосредственно отправишься в погоню. Там твои следопыты наверняка найдут следы людей" - он указал в сторону леса. "А я со своими стражниками пока займусь опросом по окрестным селам. Возможно, кто-то видел их, или слуг Мартихов. И дам указание своим осведомителям поспрашивать в городе".
        "Хорошо" - загорелись глаза Кантиха. Он бросился к своим солдатам, отдавая команды, и скоро все его воины исчезли в лесу. Вскоре там раздались возгласы, возвещающие об обнаружении следов, и шум голосов стал удаляться.
        "Может быть, это и Мартихи" - задумался Торк. "А возможно, кто-то из старших братьев Сарга решил стать главой рода, не дожидаясь, пока старик умрет сам" - он уже давно не обманывался относительно родственных уз. Слишком часто за тридцать лет службы в городской страже ему приходилось сталкиваться с такими случаями. Он подозвал Ментика.
        "Пошли пару наших вместе с этим Кантихом. Если они что-то найдут, я хочу, чтобы там были и наши стражники. Опросите по одиночке всех в свите Агса Кантиха. Возможно, этот Дастук забыл еще что-то важное. Потом походите по окрестным селам, расспросите местных, не видел ли тут кто странных банерчагов или еще чего. Я пока вернусь в город, нужно кое-что выяснить там. Иди".
        Его помощник побежал раздавать указания стражникам. Двое из них скрылись в лесу, остальные начали расталкивать и разводить банерчагов, чтобы расспросить их по отдельности.
        Бросив последний взгляд на трупы, Торк Зултер быстро пошел обратно в город.
        Итак, у него есть несколько версий. Похищение в целью выкупа, месть Мартихов, или еще кого, жадность нетерпеливых наследников. Плюс не стоит сбрасывать со счетов версию Ментика.
        Торк вернется в город как раз к вечеру. Даст соответствующие указания своим агентам, пусть слушают разговоры в тавернах и на улицах. Глядишь, и промелькнет какой полезный слух. И тогда можно работать уже более конкретно.
        Ну и не стоит забывать, что люди могли сделать это по каким-то своим людским делам, никак не связанным с банерчагскими разборками.
        * * *
        До темноты они три часа шли примерно вдоль реки на восток. Первым, по обыкновению, двигался разведчик, за ним волхв и вампир, и замыкал колонну Велеслав. Дарк бежал впереди, вынюхивая возможных банерчагов. Пару раз им действительно приходилось сворачивать, чтобы избежать нежелательной встречи.
        Начало понемногу смеркаться. Впереди показался ствол упавшего дерева. Остальные прошли мимо, а Велеслав, не доходя примерно пять шагов, свернул в сторону. Сделал петлю примерно в полсотни шагов, затем шагнул сначала на толстую ветвь, а затем и на ствол дерева. Он уже несколько раз делал такие петли. Навряд ли это собьет их преследователей с толку, но по меньшей мере задержит. Во всяком случае, Велеслав надеялся на это. Пройдя по стволу, он спрыгнул на землю.
        Остальных он догнал через несколько минут. Они стояли, ожидая его.
        "Думаю, пора уходить к реке" - ответил на его вопросительный взгляд Никита.
        "Не рано?" - удивился Велеслав. Красный диск Солнца еще только скрывался за верхушками деревьев. "Мы же собирались свернуть, когда станет совсем темно".
        "Преследователи где-то позади. Когда они будут здесь, станет уже достаточно темно. Почва тут довольно твердая, так что наши следы непросто будет найти в темноте даже при свете факелов" - пояснил разведчик.
        "Хорошо".
        Они направились к реке. Вдоль нее прошли еще пару верст, дожидаясь, пока ночь окончательно спустится на землю, так, что случайный взор не заметит их переправы. Небо сегодня было покрыто рваными облаками, сквозь которые проглядывало ночное светило. Дождавшись, когда облака в очередной раз скрыли луну, они втроем поплыли через реку. Тадеуш, как обычно, просто перелететь ее.
        Вот в такие моменты Велеслав особенно сильно завидовал вампиру. Несколько минут, и тот уже стоял на другом берегу. Самому ему приходилось труднее всех. Он единственный из отряда носил полную боевую броню: кольчуга с наплечами, шлем, наручи и поножи, меч. Ладно еще, хоть щит раньше бросил. Банерчаги были все же послабее людей, так что от их ударов вполне защищала кольчуга, а Велеслав сражался мечом и кинжалом.
        Но и без щита остального железа хватало, чтобы тянуть его на дно, так, что приходилось напрягать все силы, дабы остаться на поверхности. Первым из них достиг берега Никита. Он был весьма силен и вынослив, а его куртка со стальными пластинами, равно как и меч были намного легче доспехов Велеслава. Потом приплыл волхв. Сам Велеслав выбрался на отмель последним. Эта переправа буквально вытянула у него все силы, легкие горели огнем, руки и плечи будто налились свинцом.
        "Пройдем немного вниз по реке" - махнул рукой Никита.
        "Зачем?" - удивился Тадеуш. "Нам же в другую сторону".
        "И они будут искать наши следы в первую очередь именно там" - пояснил разведчик и зашагал вверх по реке по колено в воде.
        "Тадеуш" - хрипло окликнул вампира Велеслав, еще не до конца восстановивший дыхание, "Следи за тем берегом, ты хорошо ночью видишь". Вампир оглянулся на него, затем кивнул.
        Пройдя примерно полверсты, разведчик свернул в чащу. Они вновь шагали сквозь ночной лес, спотыкаясь об коряги.
        "Нам нужно решить, что делать дальше" - внезапно произнес Ярозар.
        "Возвращаться в Суздаль" - так, будто это было очевидно, ответил Тадеуш. "Мы узнали то, ради чего он отправил нас".
        "Не все так просто" - Велеслав не видел в темноте лица волхва, но его голос звучал необычайно серьезно, даже мрачно. "Нам нужно обсудить, что теперь делать с этим проклятым Сердцем".
        "А разве мы можем с ним что-то сделать?" - удивился вампир.
        "Не знаю. Как раз над этим и надо подумать" - ответил Ярозар.
        "Тогда предлагаю сделать привал" - предложил Велеслав. "Все равно мне надо броню сушить после реки. Да и остальные вещи высушить неплохо бы".
        Они нашли небольшую впадину, где костер будет не так заметен, и натаскали хворосту. Вскоре уже потрескивал огонь, вокруг которого Велеслав и остальные развесили одежду.
        "Ну теперь можешь рассказать подробно, что тебе удалось узнать от этого банерчага" - обратился к волхву Велеслав.
        "Про то, что восемь банерчагских королевств объединились в союз, направленный против людей, мы уже знаем" - начал Ярозар. "Несколько дней назад в Идагир прибыл гонец, сообщивший, что их объединенное войско разгромило остакутскую армию под Бикаром и захватило сам город".
        "То есть они недалеко от столицы ханства" - Велеслав припомнил поход, в котором участвовал в молодости. Бикар лежал во внутренних землях остакутов, до которых они тогда не дошли. Взяли лишь несколько провинциальных городов.
        "Да, и похоже, собираются захватить ее" - кивнул Ярозар. "А после, наверняка, повернут на нас. Но этот их союз не самая главная опасность. Я думаю, при желании наши князья все же сумеют объединиться против общего врага. Но вот Сердце Дракона. Король Гистах создал его с помощью магии несколько лет назад, и с тех пор драконы Идагира растут в несколько раз быстрее, чем это было до сих пор. И если это будет продолжаться дальше, скоро он один сможет поднять в небо сотни крылатых тварей" - Ярозар замолчал и оглядел остальных.
        Все молчали. Сотня драконов - это действительно страшная сила. Такую не остановишь. Особенно, если на ее место быстро встанет новая сотня.
        "Даже если восточные княжества объединятся, мы не сможем остановить такую орду" - наконец мрачно произнес Никита.
        "Поэтому у нас нет иного выбора, кроме как уничтожить Сердце Дракона" - твердо произнес волхв.
        "Уничтожить?" - оба воина и вампир удивленно уставились на него.
        "Да. Найти и уничтожить" - решительно подтвердил Ярозар. "Пока оно существует, мы не можем рассчитывать на победу в этой войне".
        "Но мы даже не знаем, где оно" - произнес Велеслав.
        "В идагирской крепости Драконов. Там, где банерчаги растят своих монстров".
        "И ты знаешь, где эта крепость?" - поинтересовался Тадеуш.
        "Я вытащил из этого банерчага примерное направление" - несколько неуверенно ответил волхв. "Они летают туда на драконах. Примерно два часа вдоль реки, затем на излучине повернуть на северо-восток, и еще примерно час лета".
        "То есть примерно сто верст" - прикинул Велеслав. "Найдешь дорогу?" - спросил он разведчика.
        "Найду" - мрачно ответил тот. "Все равно у нас нет иного выбора".
        "Есть" - резко возразил Тадеуш. "Вернуться и сообщить все князю Ярополку. Пусть он решает, что дальше делать".
        "Он скажет то же самое. Сердце должно быть уничтожено. Это наш единственный шанс остановить банерчагов" - ответил Ярозар.
        "Вот пусть и отправляет отдельный отряд для его уничтожения. Нас послали только выяснить про драконов. Мы выяснили, так что можем возвращаться. Ты же не думаешь, что оно там лежит открыто. В этой крепости наверняка куча охраны. А нас всего четверо" - возразил Тадеуш.
        "Князь все равно не сможет послать отряд, которого будет достаточно для лобового штурма. А действовать тайно и мы можем. Тут большая численность будет скорее помехой" - твердо сказал Велеслав. Ярозар был прав, так что для себя он принял решение. Сердце и его хозяин угрожали всем русским княжествам. А значит, они должны попытаться уничтожить его.
        "Там наверняка сплошное кольцо охраны, мы не сможем проникнуть тайно" - ответил Тадеуш. Похоже, его вовсе не воодушевляла идея охотиться на Сердце.
        "Ты добрался до многих, несмотря на всю их охрану" - возразил Велеслав. "В крайнем случае будем прорываться. Не впервой".
        "Вот и надо бойцов побольше" - не сдавался Тадеуш.
        "Время играет против нас" - ответил Ярозар.
        "Ты сам сказал, Сердце создано несколько лет назад. Один месяц не сыграет особой роли".
        "Да, только отрядам придется снова пробираться сквозь банерчагские земли. Если хоть один будет замечен, они усилят охрану, и тогда все пропало" - произнес Никита.
        "И что?" - спросил Тадеуш. "Сами же собирались прорываться".
        "А то, что мы уже здесь, в самом центре этого проклятого королевства" - резко ответил Велеслав. "Мы сможем проникнуть тайно".
        "Еще не факт" - холодно просвистел вампир.
        Велеслав оглядел остальных. Похоже, и Ярозар, и Никита готовы были рискнуть и отправиться в эту проклятую крепость, где бы она не находилась. А вот Тадеуш явно не и спытывал ни малейшего желания туда идти. Ну да, это же не над его землями нависла смертельная угроза.
        "Все равно кто-то должен сообщить князю Ярополку о Сердце" - после нескольких минут молчания произнес вампир. "Если у нас не получится, он должен узнать об этом, чтобы послать еще кого-нибудь. Да и о союзе банерчагов тоже надо рассказать".
        Тут вампир прав. Сообщить князю надо. Вот только кто пойдет. Никита может выбраться, но кто тогда поведет отряд. Ярозар один не пройдет по чужим лесам. Сам Велеслав, может, и проскочит, а кто тогда будет прорываться, если что. Остается Тадеуш. Он может лететь высоко и днем, и ночью. Ну да, он идеальный гонец.
        Хитер. Таким образом, он не участвует в охоте на Сердце, и при этом полностью выполняет обязательства перед князем. Получит золото, и отправится домой. Или еще куда.
        Вот только не хотелось Велеславу отпускать его. Да, Тадеуш пил кровь людей только потому, что она вкуснее. Во всяком случае, он так говорил. И эта его мерзкая привычка вызывала у Велеслава и остальных справедливое отвращение. Но крылья вампира значительно расширяли возможности их отряда. Если он улетит, это существенно снизит их и без того небольшие шансы на успех.
        Судя по задумчивым лицам Ярозара и Никиты, они думали примерно о том же самом. Как сообщить князю об опасности, не ослабляя существенно их маленький отряд.
        "Здесь наверняка есть люди-невольники" - внезапно произнес Никита. "Нужно найти кого-то из них, освободить и послать с сообщением князю".
        "Ты думаешь, они смогут выбраться?" - презрительно усмехнулся вампир.
        "У нас нет других вариантов" - поддержал разведчика Велеслав. "Если пойдет кто-то из нас, отряд станет намного слабее. Нужно отправить кого-то другого".
        "Князь Ярополк отправил нас только на разведку" - упрямо произнес Тадеуш.
        "Он отправил тебя как крылатого воина нашего общего отряда" - возразил Ярозар. "Когда мы вернемся, он вознаградит тебя вдвойне. Он оценит угрозу, которую таит Сердце".
        "Ты не можешь говорить за него" - холодно процедил вампир.
        "Князь справедлив, и ты это знаешь" - ответил волхв.
        "Хорошо" - после нескольких минут раздумья кивнул Тадеуш. Очевидно, возможное удвоение награды изменило его мнение. "Что теперь?"
        "Нужно двигаться к южной дороге от столицы. Вдоль нее есть поместья знатных банерчагов, а значит, и люди-невольники. Найдем там кого-нибудь, и отправим к князю. А сами пойдем по реке искать эту чертову крепость" - предложил Никита.
        "Годится" - немного подумав, кивнул Велеслав, затем потрогал кольчугу. Та уже полностью высохла и прокалилась. Значит, можно собираться и идти дальше. То, что представлялось им конечной целью, на самом деле оказалось лишь началом куда более сложной и опасной задачи.
        * * *
        Вернувшись в Идагир, Зултер первым делом приказал собрать в главном здании городской стражи всех осведомителей и агентов. О случившемся уже было известно в городе, столица буквально бурлила, взбудораженная случившимся. Тем не менее, он коротко сообщил им о случившемся, дабы они знали реальные подробности дела, и приказал слушать все сплетни и слухи.
        Базовой версией он выложил похищение ради выкупа. Остальные были слишком щекотливыми, чтобы вот так просто выдавать их рядовым агентам. Отправив большинство в город, он оставил несколько самых доверенных агентов. Им он приказал сосредоточиться на версиях по мести Мартихов и старшим наследникам похищенного Кантиха. Эти варианты также следовало проверить.
        Раздав необходимые указания, Торк отправился в городскую резиденцию похищенного вельможи. Он коротко рассказал о случившемся сестре Кантиха и другим находившимся там родственникам. Рассказывая, он параллельно по их лицам и поведению пытался определить, не демонстрирует кто-то слишком большую осведомленность, либо наоборот, спокойствие. Но нет, все выглядели ничего не знающими и обеспокоенными. Либо никто из присутствующих не имеет к этому преступлению никакого отношения, либо этот кто-то весьма искусно маскируются.
        В конце он заверил их, что обязательно найдет Агса Кантиха и жестоко покарает тех, кто это сделал. После его слов все немного успокоились. За годы службы в городской страже Зултер приобрел репутацию банерчага, который всегда доводил дело до конца. За это его уважали, хотя и не любили.
        Обратно к зданию городской стражи он возвращался уже в темноте. На улице было довольно много банерчагов для этого времени. По долетавшим до него обрывкам разговоров он понял, что говорили в основном о нападении. Узнав его, многие бросались с вопросами, но он отмахивался дежурными фразами. Не следовало давать пищи для лишних слухов, пока он сам не выяснит все обстоятельства.
        Впереди раздался топот ног, и из-за угла прямо на него выбежал стражник. Это был один из тех двух, кого Ментик отправил с солдатами Сарга. Кажется, его звали Чес.
        "Господин Зултер, мы нашли господина Кантиха" - задыхаясь, выпалил он.
        По его виду и спешке Торк уже догадался, что он сейчас услышит. Но не следовало, чтобы это сразу узнал весь город. Схватив подчиненного за шиворот, он оттащил его подальше от приблизившихся было к ним любопытных.
        "Он жив?" - очень тихо спросил он.
        "Нет" - кивнул стражник, и сразу сжался под свирепым взглядом главы стражи. "Его убили" - уже совсем тихо произнес он.
        Торк оглянулся. Вряд ли остальные слышат их слова. Но в любом случае этот разговор вовсе не предназначен для посторонних ушей.
        "Ты сам видел тело?"
        Стражник кивнул.
        "Пошли обратно, там все расскажешь".
        В здании стражи он провел его в свою комнату, сам сел на стул напротив.
        "Рассказывай".
        "Мы шли по следу" - торопливо начал стражник, "Пересекли дорогу на Балгир, дальше снова в лес, прошли еще около двух верст и обнаружили тело убитого господина Кантиха".
        "Как он был убит?"
        "Его ударили в сердце ножом или кинжалом. Он был связан".
        Значит, это не похищение с целью выкупа. Что же тогда получается? Месть?
        "Как выглядело место, где его убили? Его драгоценности?"
        "Драгоценностей не было. Видимо, их сняли" - ответил стражник. "Там была небольшая поляна, вся истоптана следами человека. И еще много петель, эти люди явно пытались запутать следы. Но следопыты Сарга Кантиха легко разобрались в них. Убийцы ушли на восток вдоль реки. Ролм, мой напарник, пошел с ними, как вы и велели" - добавил в конце Чес.
        Это хорошо, что один из его стражников идет с ними. У этих воинов нет опыта поиска преступников, затопчут важные улики, и даже не заметят, а Ролм вроде толковый. Однако, что мы теперь имеем. Труп. И снятые драгоценности. И кучу следов.
        Если основной целью было убийство, зачем они тащили Кантиха так далеко. Почти четыре версты. Могли ведь без проблем убить там же на месте. Хотели снять драгоценности? Возможно. Но все равно это можно было сделать раньше. И пытались запутать следы. Неужели эти люди думают, что могут парой петель сбить банерчагских следопытов.
        Судя по тому, что они пробрались так далеко на их земли, убийцы весьма умны и неплохо знакомы с банерчагскими лесами. Если только, опять же, их не нанял кто-то из местных. Проклятье. Слишком много вариантов. Вдруг это все лишь хитроумные отвлекающие маневры.
        "Тело господина Кантиха везут в город?" - резко спросил он стражника.
        "Ну да" - тот явно удивился его вопросу.
        "Тогда пошли" - быстро поднялся Торк. Проходя мимо комнат охраны, он приказал одному из командиров собрать два десятка стажников и идти к западным воротам.
        Сам он, не задерживаясь, пошел туда же. Ворота были заперты, как это и бывает ночью. На вопрос, проходили ли солдаты с телом Кантиха, начальник смены ответил отрицательно.
        Отлично. Значит, он успел. Через несколько минут появились его стражники. Десятник вопросительно глянул на него, но он лишь приказал ждать.
        Наконец возглас за воротами возвестил о прибытии процессии с телом Кантиха. По сигналу Торка стражники открыли ворота и вошли десять солдат. Четверо из них несли сделанные из копий носилки. Торк подошел к ним и скинул покрывавший тело плащ.
        В свете факелов он сразу узнал толстого старого банерчага. Никаких сомнений, это был Агс Кантих. Его расшитый золотыми нитями кафтан из дорогого, привозимого с далекого востока шелка, был пропитан уже засохшей кровью.
        "Когда вы его нашли, он уже давно был мертв?" - спросил он солдат. Это могло быть важно.
        "Мы не знаем" - растерянно ответил их командир.
        "Идиоты. Его кровь уже засохла?" - Торк ткнул пальцем в огромное бурое пятно на кафтане.
        "Кажется, да" - после короткого размышления неуверенно ответил один из них.
        "Она была засохшей, господин Зултер" - произнес из-за спины Чес.
        "Значит, его убили задолго до того, как вы появились там" - задумчиво протянул Торк. Вариант с избавлением от пленника из-за погони отпадал. Но это по-прежнему не говорило, кто и зачем похитил и убил его. Он еще раз глянул на толстого старика. Наверняка тот задерживал их движение. Но они его тащили. Зачем?
        У него был надежный вариант прояснить ситуацию, но он очень не хотел применять его. Если Кантихи узнают, они наверняка очень сильно разозлятся. Даже если это и поможет найти убийц. Вот только в этом деле было слишком много неясного. Слишком много странностей и разных вариантов. И если это убийство окажется нераскрытым, на него могут разозлиться не только Кантихи, но и король Гистах. Старый Агс был его близким соратником, и правитель наверняка потребует принести ему головы тех, кто это сделал.
        Торк принял решение.
        "Возьмите тело и отнесите его в здание городской стражи" - приказал он своим банерчагам.
        "Но господин Кантих приказал" - начал было десятник.
        "Нам надо обследовать тело" - резко перебил его Торк. "Возможно, мы найдет следы, которые укажут на убийц. А вы отправляйтесь в их дом и сообщите о случившемся. Скажите, мы передадим тело к полудню" - не терпящим возражения тоном приказал он солдату.
        Тот пару секунд смотрел на него, затем отступил и сделал знак своим банерчагам передать носилки. Десятник не рискнул спорить с главой городской стражи Идагира.
        "Книр, собери Одека и остальных" - приказал он одному из своих доверенных помощников, когда они отошли на достаточно большое расстояние, и солдаты уже не могли слышать, о чем они говорили. "На рассвете все должно быть готово к ритуалу. И найди Ментика, пусть любой ценой догонит поисковый отряд Сарга Кантиха. Утром я уже должен знать о результатах погони. И все наши осведомители в городе тоже должны сообщить, что они узнали. Понял?"
        Книр кивнул.
        "Я буду у себя" - напоследок бросил Торк и зашагал к дому. Если ситуация до утра никак не проясниться, ему придется пойти на серьезные меры. И его чутье подсказывало, что так и будет. А значит, ему следует набраться сил и захватить кое-что для завтрашнего ритуала.
        * * *
        Как Торк и предполагал, утро нового дня не принесло никаких хороших вестей. Прибывший Ментик доложил, что погоня за убийцами временно прекратилась с наступлением темноты. Сарг Кантих не догадался взять с собой собак, а ночью его следопыты мало что могли.
        С рассветом преследование возобновилось, но у людей была целая ночь, чтобы уйти и запутать следы. Так что Торк Зултер не особо рассчитывал на молодого Кантиха. Хотя тот, безусловно, и жаждет догнать убивших его отца, он вряд ли сможет осуществить это в ближайшее время.
        Осведомители в городе так же вернулись ни с чем. Ну, точнее, информации то они принесли много. Весь город обсуждал это преступление, и слухи ходили самые невероятные, как в рамках имевшихся у Торка версий, так и совершенно новых, в том числе и абсолютно бредовых. Но у него не было особого желания в них копаться. Поток таких слухов рождался после любого громкого преступления, и, как правило, не имел ни малейшей ценности для поимки преступников.
        Он надеялся, что кто-либо из пьющих в кабаках проговорится относительно своей роли или причастности к этому делу, что укажет им, в каком направлении искать дальше, но все слухи были лишь пересказами других слухов.
        Так что из всех направлений работы у него оставался только ритуал. Торку очень не хотелось этого делать. Он только что еще раз говарил с сестрой убитого и ее мужем, и еле убедил их оставить тело в казарме стражи еще на какое-то время. Медлить было нельзя, и все равно он колебался. Размышления были прерваны стуком в дверь. Через секунду в проеме появился Ролм, который должен был следовать с поисковым отрядом Сарга Кантиха.
        "Что-нибудь нашли?" - с надеждой, и в то же время каким-то мрачным предчувствием спросил Торк.
        "Скорее потеряли, господин Зултер" - мрачно ответил Ролм. "На рассвете мы снова пошли по следу, но он очень скоро завел нас в реку".
        "Проклятье Жерга" - выругался бывший в комнате Ментик. "Они наверняка все рассчитали, чтобы выйти к реке как стемнеет, чтобы получить ночь форы".
        Да уж, за это время люди наверняка ушли очень далеко, и будут еще дальше, пока следопыты снова возьмут след. Да и вообще неизвестно, смогут ли теперь банерчаги найти его. Так что на погоню можно не рассчитывать. Торк решительно встал.
        "Я буду в своем подвале. В ближайшие четыре часа не беспокоить меня".
        Ментик кивнул. Он понимал, что это означает.
        Торк спустился вниз. Через несколько ступеней лестница в подвал разделялась. Поворот налево вел в пыточную, где сидели Шиг и его подручные. Они могли разговорить любого, если он был жив.
        А поворот направо вел в подземелье самого Торка, куда доступ был разрешен лишь нескольким избранным. Там он мог заставить говорить тех, против кого был бессилен Шиг. Мертвых. В детстве Торк выбрал некромантию, и с тех пор достиг в ней больших высот. Это искусство довольно часто выручало его раньше. Очень многие убийцы думали, что их жертва никогда ничего не скажет. Как же все они заблуждались.
        Разумеется, семья Кантиха очень сильно разозлится, если узнает, что он сделал из Агса Кантиха зомби, ну да ладно. Сейчас главное - поймать убийц.
        Торк прошел мимо четырех мертвых часовых, бессменно стоявших на своем посту, и вошел в подземелье. Сюда никогда не проникал солнечный свет, но распиханные по стенам факелы давали достаточно света. Запах разложения, смешанный со не менее неприятными испарениями колдовских ингредиентов, мог вывернуть наизнанку того, кто первый раз попал в такое место, но сам Торк уже давно привык к нему.
        "Все готово, учитель" - вскочил при его появлении Одек, его самый старший ученик. Через несколько лет он уже сможет работать самостоятельно.
        Торк и сам это видел. Голое и обмытое тело Кантиха лежало на ритуальной каменной плите внутри магического двенадцатиугольника, голова его была обрита. В каждом углу стояли черные свечи, изготовленные из воска, смешанного с пеплом заживо сожженых баренчагов. Живой баренчаг, осужденный на смерть преступник, был привязан к кресту. Его взгляд был полон ужаса. Навряд ли он точно знал, для чего его сюда притащили, но понимал, что это будет нечто страшное. Впрочем, он совершенно не интересовал Торка.
        Облачившись в ритуальный черный плащ некроманта, Торк шагнул к магической чаше, идеальной полусфере из черного обсидиана. Одек до половины наполнил ее водой, и Торк начал читать магические заклинания, в нужной последовательности добавляя магические ингредиенты. Жидкость в чаше стала черной, в ней постепенно стали образовываться водовороты и вихри. По мере чтения заклинаний движение жидкости стало все быстрее.
        Наконец хаотичное движение превратилось в водоворот, жидкость стала светлеть. Торк шагнул внутрь двенадцатиугольника, и в следующую секунду его ученики зажгли свечи. Он быстро нарисовал на черепе трупа символ мертвых, произнося очередное заклинание. Видимый лишь магическим взором поток ударил из чаши в символ, открывая канал из земель мертвых в этот мир. Тело на каменном столе резко дернулось, затем мелко задрожало.
        По сигналу Торка Одек поднял распятого на кресте преступника. Крест был подвешен к проходящей точно над столом балке. Одек подвез его над камнем, где лежал дрожащий труп. Впрочем, живой баренчаг трясся еще сильнее. Взяв ритуальный кинжал, Торк начал читать последнее заклинание. Быстрым движением перерезал горло преступника, кровь полилась на лицо трупа.
        Торк раскрыл рот тела, так, что кровь попадала внутрь. Чем больше крови попадет, тем сильнее будет оживший зомби. Впрочем, на этот раз особой силы не надо, так что, как только тело перестало дергаться, и он почувствовал, что мертвец восстал, он отпустил его рот и сделал знак Одеку убрать тело. Из него потом можно будет сделать нового зомби.
        "Встань" - приказал он бывшему Кантихом. Мертвец послушно встал на ритуальном столе. Отлично. Торк приказал потушить свечи и вышел из магического двенадцатиугольника. Теперь он точно узнает, что же произошло.
        "Подойди ко мне" - зомби послушно подошел.
        "Ты помнишь, кто ты?"
        "Я был Агсом Кантихом, князем Идагирского королевства".
        "Ты помнишь вчерашний день, когда был убит?"
        "Помню".
        "Расскажи, что произошло"
        "Утром я проснулся" - начал мертвец.
        "Стоп" - оборвал его Торк. Зомби были на редкость тупы. "Начинай с момента, когда на вас напали".
        "Я сидел в паланкине. Внезапно раздались крики. Я выглянул и увидел, что трое моих воинов убиты стрелами. Мое сознание помутилось. Дальше я уже помню, что оказался в лесу. Там были человек в светло-серой вышитой рубахе и огромное существо с серой кожей. Оно сбило меня на землю и связало руки".
        "Стой" - прервал его Торк. "Что еще за существо, опиши подробнее".
        "Ростом более трех аршин, тонкие руки и ноги, кожа серая, гладкая, глаза красные, в кожаных доспехах и черном плаще".
        Описание очень подходило для вампиров. Торк слышал рассказы о них от своего брата Бошка, много раз участвовавшего в походах против людей. Говорят, они жили далеко на западе, и русские князья нанимали их, поскольку те умели летать, и могли противостоять банерчагским драконам.
        "У него были крылья?"
        "Я не видел, на нем был большой черный плащ".
        "Продолжай, что было после того, как они связали тебя".
        "Существо подняло меня на ноги и заставило бежать с ними. Возле дороги на Балгир нас догнали еще двое людей. Мы пересекли дорогу и побежали дальше через лес. Наконец остановились на небольшой прогалине. Мой разум снова замутился. Очнулся я на том же месте. Потом я помню, как они разговаривали на своем языке. Затем трое ушли в лес, а один убил меня".
        "Помутнение сознания" - задумался Торк. Этот человек в светло-серой рубахе точно маг, способный подчинить разум. Как с самого начала и предполагал Торк.
        "Сколько их всего было?"
        "Три человека и это существо".
        "Опиши мне последних двоих".
        "Один из них ростом примерно с вас, но более худой. В серо-зеленой куртке и штанах, на голове легкий шлем. С мечом и луком. Второй высокий и очень широкий, в стальной кольчуге и шлеме, также с мечом и луком".
        Итого один здоровяк-воин, один маг сознания, один предположительно вампир и еще четвертый. Слишком разношерстная компания, чтобы собраться случайно. Они наверняка действуют вместе, и прибыли из земель русичей. Но для чего? Зачем им похищать и убивать Кантиха? Что они хотели забрать или узнать.
        Узнать! Точно! Первый раз сознание Кантиха помутилось, когда маг заставил его бежать к ним. А второй, когда он проник в его мозг, чтобы получить какую-то информацию. Но что именно они хотели узнать у Кантиха?
        "Ты понимаешь их речь?" - спросил Торк скорее для очистки совести. Вряд ли вельможа такого ранга утруждал себя изучением языка людей.
        "Нет".
        Это плохо, разговор людей мог существенно помочь им. Наверняка этот маг поделился добытыми сведениями с товарищами. Или, по крайней мере, они решили, куда идти дальше.
        "Ты знаешь какие-то тайны?" - Торк тут же проклял себя за глупый вопрос. В силу своей тупости зомби не мог разделить тайну о каких-нибудь сокровищах от тайны, как он в детстве подпилил ножки стула у своего брата.
        "Ты знаешь о местонахождении каких-либо сокровищ, драгоценностей?"
        "Я знаю, где хранятся драгоценности Кантихов. В нашем поместье".
        Это опеределенно не та информация, ради которой стоит затевать такое похищение. То, что драгоценности в родовом поместье, и так понятно. Торк задумался. Это был первый случай за всю его службу, когда даже оживление убитого не слишком помогало поймать убийц. Ну почему бы этому Кантиху не выучить язык людей.
        А если бы знал. Или?
        "Одек, иди и скажи Книру, пусть найдет кого-то надежного, кто знает язык людей, и веди его сюда" - быстро приказал он.
        Одек вернулся через несколько минут.
        "Есть надежный стражник, знающий язык русичей, и еще один, знающий язык остакутов. Книр спрашивает, какой именно нам нужен?".
        "Давай того, который знает русичей" - по всем описаниям это, скорее всего, были именно они, так что начнем с них.
        Через минуту Одек вернулся с испуганно озирающимся стражником. Увидев стоящего Кантиха, тот вообще застыл в ужасе.
        "Он сейчас будет говорить, а ты потом переведешь, что он сказал" - указывая на ожившего мертвеца, приказал стражнику Торк. Тот растерянно кивнул.
        "Воспроизведи те слова, которые говорили люди после того, как ты второй раз очнулся" - скомандовал он зомби. Тот послушно начал произносит чужие звуки. Если бы Агс Кантих был жив, он вряд ли смог бы воспроизвести хоть слово. Но что было хорошо в зомби, они, в отличии от живых банерчагов, никогда ничего не забывали. Даже если и не понимали из услышанных звуков абсолютно ничего.
        "Ну, о чем они говорили" - нетерпеливо спросил он стражника, когда мертвец закончил говорить.
        "Насколько я понял, речь шла о Сердце Дракона" - растерянно ответил стражник.
        "Дерьмо преисподней. Как же я сразу не догадался. Они что-то пронюхали и решили уточнить. Что ты знаешь о Сердце Дракона" - вслух спросил он бывшего Кантихом.
        Знал тот очень много. В конце концов, Агс Кантих был один из тех, кто вместе с королем Гистахом создавал его. Так что от него люди вполне могли узнать и о существовании Сердца, и о быстром росте драконов, и даже где находятся крепость Драконов. И похоже, узнали. А значит, они наверняка будут готовиться к войне. Этих разведчиков надо перехватить. Точно, четвертый наверняка следопыт-разведчик, Бошк и о них рассказывал.
        "Они не обсуждали, куда пойдут?" - спросил он стражника-переводчика.
        "Вроде вдоль реки, а в темноте на тот берег" - ответил тот.
        "И все?"
        "Все".
        Он и так уже знал, что они перебрались ночью на другой берег. А вот где их дальше искать?
        "Значит так, забудь все, что ты здесь видел" - ледяным тоном произнес он.
        Стражник испуганно закивал.
        Отпустив его, Торк начал мерить шагами комнату. Проклятье. Разведчики людей узнали о Сердце и сейчас уходят куда-то на восток в свои земли. И этот молодой Кантих потерял на реке след. А достать их надо любой ценой.
        Он скинул ритуальный плащ и быстро поднялся наверх. Вызвал Книра и Ментика и коротко рассказал им о том, что удалось выяснить.
        "Их надо поймать" - твердо закончил он. "Они сейчас идут на восток. Гонт, ты собери наших стражников и охотников, устрой большую облаву на этом берегу реки. Книр, ты на другом. О том, где мы взяли информацию, ни слова. Пусть Сарг Кантих и другие просто помогают нам. Я возьму у армии пару драконов, и сообщим в западные города и поселения, устроим заслоны на их пути. Мы должны найти их. Не теряйте времени".
        Он первый встал и вышел из комнаты. С каждой минутой эти проклятые люди уходили все дальше. И чем раньше будет организована облава, тем больше шансов, что им не удасться выбраться из банерчагских земель.
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        ГЛАВА 9. НОВЫЙ СПУТНИК
        
        
        Этой ночью они вышли на южный тракт и более часа шли по нему. Днем по дороге проходили сотни торговцев, крестьян, воинов, так что теперь их следы будут надежно скрыты от преследователей. Уже почти под утро им попалась отходящая на восток узкая дорожка, по которой с трудом могла проехать одна повозка, и они свернули на нее.
        Пройдя еще пару верст вдоль дороги, наконец решили остановиться на ночлег. Солнце уже всходило, так что идти сейчас было слишком рискованно. Обычно баренчаги выходят на охоту или в лес ранним утром. Выберя довольно густые заросли елей, куда никто просто так не полезет, устроили ночлег. Костер решили не разжигать, а сразу легли спать.
        Проснувшись после полудня, после короткого совещания решили двигаться дальше. Сейчас шансы наткнуться на случайных банерчагов были гораздо ниже, чем утром, к тому же они теперь снова пойдут от дороги к находившейся севернее реке, где поселения были довольно редки. Так что нет смысла терять времени.
        И они действительно шли, вообще не встречая банерчагов, как вдруг Ярозар замер и поднял руку.
        "Сюда кто-то бежит" - тихо произнес он. Все четверо залегли, достав оружие
        * * *
        Не разбирая дороги, она бежала по лесу. Ветки хлестали по лицу и рукам, цепляли льняное платье, отрывая небольшие клочки, вполне достаточные, чтобы ее преслователи легко нашли свою жертву. В прочем, сейчас даже такие подсказки были им не нужны. Их сухие голоса отчетливо раздавались позади, они наверняка видели ее среди деревьев.
        Где-то в глубине души Дарья понимала, что не сможет уйти. Они быстрее и сильнее, и несмотря на все отчаянные попытки, рано или поздно догонят ее. Но как только в ее голове мелькала мысль сдаться, в памяти сразу вырастало холодное, мертвое лицо брата, и новый приступ ужаса гнал ее дальше, хотя в обычной жизни она уже давно свалилась бы от усталости и боли в разбитых долгим бегом по лесу ногах.
        Продравшись сквозь очередной орешник, оставивший на лице новые царапины, она заметила правее несколько новых фигур. Спустя секунду один из них что-то крикнул, и они тоже бросились к ней. Последним отчаянным рывком девушка метнулась левее, уже понимая всю всю безнадежность своих попыток.
        "Стой" - раздался позади голос на таком знакомом языке, но сейчас она ничего не слушала. Голоса преследователей-банерчагов сменились громкими выкриками, к которым почти тут же добавился лязг стали. Новый вопль позади был теперь полон ужаса и боли, а через мгновение и он оборвался.
        "Да стой ты, подожди" - раздался отчаянный выкрик уже совсем рядом, а через пару секунд сильные руки подхватили ее. Дарья отчаянно задергалась, но ее новый преследователь был намного сильнее, у нее просто не было шансов вырваться.
        "Да успокойся ты наконец, свои мы, свои" - только теперь она взглянула на его лицо. Это было лицо человека, простого русского человека, а не скалящаяся морда очередного банерчага.
        А из-за деревьев появился еще один, мощный воин в стальной кольчуге и с длинным окровавленным мечом.
        "Догнал?" - поинтересовался он, глядя прямо на нее.
        "Догнал" - с легкой усмешкой ответил первый, ставя ее на землю. "Что с банерчагами?"
        "Двоих я прикончил, третьего Тадеуш" - ответил большой, срывая пучок травы, котором он начал вытирать лезвие. "Ярозар говорит, это все. Дарк больше никого не чует. Ну рассказывай, девица, откуда ты?" - обратился он к ней.
        Она глядела на них, и не могла поверить. Русичи. Здесь. Но откуда?
        Внезапно, как пробившийся сквозь тучи луч солнца, пришло осознание, что все кончилось. Кто бы ни были эти воины, они люди. Свои. Они не позволят банерчагам забрать ее. А следом пришла боль в расцарапанных руках и разбитых ногах, и невероятная усталость этой страшной погони. Державший ее на ногах ужас исчез, и она упала. Точнее, упала бы, если бы ее снова не подхватил тот, первый.
        Второй что-то сказал, но сейчас она их не слышала. В затопивших ее слезах непонятным образом смешалась и радость избавления, и боль, и горечь об умершем Василии, и наверняка убитом проклятыми банерчагами Кирюше.
        Из-за деревьев тем временем показался третий, без оружия, но с посохом, невероятно напомнивший ее знахаря Михаила, только чуть моложе. Но глаза его излучали такое же тепло, как и у лечившего ее прошлым летом старого волхва. Они все что-то говорили, но она их буквально не слышала, Дарью просто затопили чувства, и сейчас она ничего не могла им ответить.
        В себя ее привело только появление еще одного. Невероятно высокий, выше даже большого воина, но при этом очень худой, с серой блестящей, закутанный в черный плащ, он был кем угодно, но только не человеком. Скорее ночным кошмаром. И когда он взглянул на нее, в красных глазах его не было и капли тепла. Вскрикнув, она отшатнулась.
        "Спокойно, это Тадеуш" - быстро оглянувшись на серого, произнес большой. "Он с нами. Я Велеслав, это Никита" - он кивнул на второго воина. "И Ярозар" - он указал на волхва. "Тебя то как зовут?"
        "Дарья" - тихо ответила она.
        "Отлично, Дарья" - широко улыбнулся воин. "Так откуда ты?"
        "Да подожди ты со своими расспросами, Велеслав" - перебил его волхв. "Ты что, не видишь, как она измучилась? Дай ей хоть отдохнуть немного. Есть хочешь?" - Ярозар присел рядом с ней, доставая их своего мешка кусок мяса. "Держи".
        Знакомый аромат жареного мяса сразу пробудил желудок. Еще минуту назад он сжимался от ужаса, а сейчас уже напоминал, что она ничего не ела со вчерашнего вечера, и Дарья с удовольствием принялась за еду еду. А волхв тем временем достал из своей сумки какую-то мазь, и начал намазывать ее царапины, еще больше напомнив ей убитого банерчагами Михаила.
        "Откуда вы?" - робко спросила она. Еда и забота волхва постепенно вернули ей самобладание.
        "Из Суздаля" - коротко ответил Ярозар. "А ты?"
        "Тоже. То есть, не из самого Суздаля, а из княжества. На деревню в прошлом году напали банерчаги. Некоторых убили, остальных увели. Нас продавали то одному, то другому, а потом" - на нее снова нахлынули воспоминания, горло перехватило, слезы сами собой потекли из глаз.
        "Ну все, все, успокойся" - положил ей руку на плечо волхв. "С нами ты в безопасности".
        Его спокойное лицо и добрая улыбка необыкновенно действовали на ее, Дарья снова успокоилась.
        "Так что же случилось?" - мягко спросил Ярозар.
        "Мы попали к одному банерчагу, который" - она запнулась, подыскивая нужное слово. "Который колдун. У него мертвые слуги. Мы сначала испугались, но они нас не трогали. А потом" - Дарья снова запнулась, к горлу подступил новый комок. "Они забрали Василия, моего брата. А потом я его снова увидела, и он уже был мертвый. Но он ходил, как и остальные слуги. Мертвый, но как бы живой. И он не замечал меня, как будто совсем не знает, будто я чужая" - ужасные воспоминания вызвали очередной поток слез.
        "И ты решила убежать?" - спросил Велеслав, когда Дарья снова успокоилась.
        "Да" - кивнула она. "Мы слышали, что нас всех превратят в таких. И мы с Кирюшей решили бежать. Они не особо следили за нами и остальными, так что мы смогли выбраться за стену".
        "Мы шли всю ночь, но днем они как-то выследили нас" - после недолгой заминки продолжила Дарья. "Не знаю, как. Кирилл пытался было отвлечь их, но потом они все равно догнали меня. А потом появились вы" - слабо улыбнулась она.
        "Понятно" - судя по лицу, Велеслав над чем-то напряженно думал.
        "А вы как здесь оказались? Тоже убежали?"
        "Нет. У нас тут так, дела" - немного помедлив, ответил ей Ярозар.
        "Дела?" - изумилась Дарья. Она просто не представляла, что за дела могут быть у людей в чужив банерчагских лесах.
        "Да" - кивнул волхв, заканчивая мазать ее царапины. "Но это сейчас не важно. Что делать будем?" - он повернулся к своим спутникам. В его голосе звучала непонятная ей тревога. Несколько секунд все молчали.
        "Привал сделаем" - наконец ответил Никита. "Все равно Дарья сейчас идти не сможет".
        "Я смогу" - быстро встала она. Хотя она и не понимала их беспокойства, оно передалось ей. К тому же, еда придала ей сил, так что если надо, она пойдет, сколько потребуется.
        "Далеко ты не уйдешь" - покачал головой воин. "Отдыхать придется в любом случае. А мы пока подумаем, что с тобой делать".
        "Но разве вы не идете в Суздаль?"
        "Нет. Мы же сказали, у нас тут дела" - пояснил Никита. "Только не спрашивай, какие".
        Ее сердце сжалось в холодном предчувствии.
        "Не бойся, мы тебя тут одну не бросим" - будто прочитав ее мысли, мягко произнес Ярозар. "Пока ты отдыхаешь, что-нибудь придумаем".
        "Обязательно придумаем" - подтвердил Велеслав. "Вы пока подыщите место для лагеря, а мы с Тадеушем пойдем трупы спрячем, чтобы на них какой случайный охотник не наткнулся".
        Огромный воин скрылся в лесу с этим жутковатым Тадеушем, а они втроем довольно быстро нашли густые еловые заросли, куда мало кто захочет соваться. И уже через несколько минут Дарья провалилась в сон, устроишись на мягком еловом лапнике, накрытом одеялом, которое ей дал Никита.
        * * *
        "Велеслав, Ярозар" - тихо окликнул Никита спутников. "Нужно решать, что нам теперь делать" - он бросил взгляд на все еще спавшую Дарью. Сколько Никита не думал, как им с ней поступить, ничего путного так и не придумал.
        Эта девушка стала весьма серьезной проблемой, хотя сама и не подозревала об этом. Разумеется, они не могли тащить ее с собой к крепости Драконов, это была бы откровенная глупость. Никто и так не мог сказать, как все там обернется, и смогут ли они сами выбраться, а уже взять туда слабую девушку вообще безумие. Но и просто так оставлять Дарью одну здесь, в чужих лесах, особенно после того, как вытащили ее из лап преследователей-банерчагов, тоже нельзя. Сама она ни за что не выберется из этих лесов. Либо на зверя наткнется, либо на местных охотников. Но Никита просто не представлял, как они могут помочь ей добраться до родной земли, не отклоняясь от основной цели.
        "У меня тоже пока нет никаких мыслей" - невесело покачал головой Ярозар, выслушав его. "Пока ничего толкового в голову не приходит".
        "Я придумал, что мы должны делать" - бодро заявил Велеслав. "Мы должны освободить остальных".
        "Каких остальных?" - не понял Никита. Судя по удивленном взгляду волхва, тот тоже не слишком понимал, о ком идет речь.
        "Ну Дарья же говорила, что с ней этот банерчан, колдун, купил еще полтора десятка невольников. Вот их мы и освободим" - уверенно закончил Велеслав.
        "Ты спятил?" - изумился Никита. "Мы с ней-то не знаем, что делать, а ты предлагаешь освободить еще. Даже если мы их освободим, дальше-то что делать будем?"
        "Мы пойдем к крепости, а они все попытаются пробраться на Русь. Если их будет несколько человек, у них будет больше шансов выбраться отсюда" - убежденно произнес воин. "Да, одна Дарья не выберутся, но если освободить всех, тогда все изменится. Кто знает, возможно, среди них найдется охотник, который сможет провести их по этим лесам. По крайней мере, у них может получиться".
        "Все равно, даже их будет несколько, шансов очень мало" - покачал головой Никита.
        "Но они все же есть" - возразил Велеслав. "К тому же, если мы освободим их вечером, у них будет целая ночь, чтобы уйти и запутать следы. Далеко не факт, что все обнаружат этим же утром. Может, в это поместье и через неделю никто не заедет".
        Несколько секунд Никита молча думал.
        "Все равно я сомневаюсь, что им удасться выбраться".
        "И потом, мы можем с ними передать сообщение о Сердце и о союзе" - добавил Велеслав. "Ты же сам предлагал освободить кого-нибудь, что князя предупредили. На случай, если у нас что-то не получится".
        "Можно подумать, у них шансов больше" - мрачно буркнул Никита. Да, он предлагал такой вариант, но скорее для того, чтобы оставить в отряде столь нужного им Тадеуша. И не слишком верил в то, что группа случайных людей сможет выбраться из банерчагских лесов. Даже они они сами, несмотря на весь опыт самого Никиты и волка Ярозара, с трудом избегали обнаружения.
        И потом, если они нападут на поместье этого банерчага, другие снова сядут им на хвост. В их деле главное - скрытность. А этому Велеславу, похоже, лишь бы мечом помахать.
        "И потом, мы даже не знаем, где это чертово поместье. Она бежала ночью. Ты же не думаешь, что Дарья сможет найти дорогу обратно?" - привел Никита новый аргумент.
        "Ты сможешь" - неожиданно просвистел сидевший чуть в стороне Тадеуш.
        "Я?"
        "Ну ты же следопыт" - пожал плечами вампир. "Они навряд ли скрывали свои следы".
        "Подожди, ты что, тоже за план Велеслава" - удивленно глянул на него Никита. Вот уж от кого, а от Тадеуша он такого не ожидал. Ему всегда казалось, что вампира мало что интересует, кроме денег. И вообще, желает лишь поскорее отсюда выбраться.
        "Да" - коротко ответил тот.
        "Но почему" - Никита совершенно непонимал, что вдруг нашло на вампира, да и Велеслава ответ Тадеуша явно удивил. "Неужели тебя беспокоит судьба этой девушки?"
        "Ее судьба?" - оскалился Тадеуш, бросив взгляд на спящую Дарью. "Может быть, в определенном смысле. Но дело не в ней, а в ее хозяине. Бывшем. Если она сказала правду, то он некромант" - вампир замолчал, как будто это полностью объясняло его решение, хотя Никита по прежнему ничего не понимал.
        "И что с того, что он некромант?"
        "У него наверняка найдутся интересные книги и свитки. Я хочу забрать их себе" - пояснил Тадеуш.
        "Ну, он же что-то там изучает" - вспомнил Никита. "Вообще-то мы здесь не для того, чтобы банерчагов-колдунов грабить" - вслух возразил он.
        "И уничтожать Сердце Дракона нас тоже никто не посылал" - холодно ответил вампир, глядя на Никиту своим красными зрачками. "Князь Ярополк поручил нам только узнать про драконов. Мы узнали. И сейчас сможем смело возвращаться в Суздаль. Вместе с ней" - Тадеуш кивнул на девушку.
        "Это совсем другое дело".
        "Для тебя, не для меня" - возразил Тадеуш. "Я помогаю вам, вы мне. Это справедливо".
        "Справедливо" - кивнул Велеслав, пока Никита соображал, что сказать. "К тому же, не забывай, так мы сможем отправить ее домой с людьми, и передадим весть князю. Если каждый решит свои проблемы, что в этом плохого?"
        Никита растерянно оглянулся на Ярозара, как бы спрашивая его мнение.
        "Возможно, Велеслав и прав" - ответил волхв. "Все равно мы должны как-то разбираться с этим, и я пока не вижу, как еще мы можем поступить".
        "Ну так что, согласен?" - настойчиво спросил его Велеслав
        "Согласен" - обреченно махнул рукой Никита. Все равно плана получше у них нет. Так что сейчас надо найти это проклятое поместье, а там видно будет, как быть дальше. Глядишь, что-то и получится. "Пойду искать следы" - он поднялся на ноги.
        По крайней мере, относительно следов вампир оказался прав. Никита без особого труда различил оставленные банерчагами следы. Пройти по ним до усадьбы будет несложно. А там посмотрим.
        * * *
        Стоя на опушке темного ночного леса, Велеслав разглядывал располагавшуюся в сотне шагов усадьбу банерчага. Хотя окружавший ее частокол в сажень высотой позволял различить лишь крыши пары зданий внутри. Оставалось только надеяться, что летающий сейчас над поместьем Тадеуш сможет собрать куда больше информации. И никто из обитателей не будет сейчас разглядывать безоблачное небо. Ну и еще придумать, как незаметно хотя бы подобраться к стене.
        Как и предполагал вампир, Никите не составило особого труда выйти по следам к усадьбе, из которой сбежала Дарья. Днем они не рискнули слишком приближаться, здесь легко можно было наткнуться на случайного слугу некроманта.
        Со слов девушки выходило, что у колдуна есть по меньшей мере десяток живых охранников, и еще больше мертвых. Плюс слуги, которых было не менее полусотни. И несколько десятков невольников, среди которых были как люди, так и другие банерчаги.
        В результате получалось, что когда они освободяь пленных, то по численности если и будут уступать слугам некроманта, то не слишком сильно. Вот только далеко не все живые могли на равных сражаться с не чувствующими боли и страха зомби.
        А победить их надо, иначе вся затея бессмысленна. Если просто организовать побег, колдун быстро организует погоню, и рано или поздно всех переловят.
        "Пошли" - толкнул Велеслава локтем стоявший рядом Никита, коротко кивая на небо. Темная крылатая фигура Тадеуша проскользнула высоко над их головами. Вампир увидел все, что хотел, и теперь надо будет придумать, что делать дальше.
        Когда они вернулись к расположенному примерно в версте лагерю, где остались Ярозар и Дарья, Тадеуш уже сидел у костра. Все же хорошо иметь крылья.
        "Ну что там?" - сразу же спросил Велеслав.
        "Охранников на стенах примерно два десятка" - начал рассказывать вампир. "Все мертвецы. Еще примерно три десятка зомби в загоне слева от ворот. Это, скорее, слуги и работники. Сарай для невольников, если я правильно понял, в трех десятках шагов справа от ворот" - Тадеуш вопросительно глянул на девушку.
        "Да, он там" - кивнула Дарья. "Там держат как наших, так и банерчагов".
        "А сам колдун, и прочие живые слуги, я так понимаю, в доме?" - поинтересовался Никита.
        "Да".
        "То есть, нам надо прикончить два десятка стражником, и самого колдуна" - как бы подытожил Велеслав.
        "Не забывай про слуг-зомби" - добавил Тадеуш.
        "Думаешь, они вмешаются?"
        "Если некромант прикажет, то безусловно. А так они ко всему совершенно безразличны, и не будут проявлять инициативы. Зомби действуют только по прямому приказу" - пояснил вампир.
        "А если убить их хозяина, что тогда? Они умрут?" - эта мысль пришла в голову Велеславу, еще когда он наблюдал за поместьем. Если получится, это может разом вывести из строя всех оживших мертвецов, а уж с остальными банерчагами они как-нибудь разберутся.
        "Они уже умерли" - мрачно оскалился вампир. Красные отблески костра играли на белых клыках, вкупе с серой кожей и кровавыми зрачками создавая поистине жуткое зрелище.
        "И все же, что с ними будет-то?" - похоже, Никиту тоже интересовал этот вопрос.
        "Откуда я знаю" - развел руками Тадеуш. "Даже если зомби вдруг теряет хозяина, закаченная в него энергия никуда не исчезает. Он становится бесхозным, до тех пор, пока другой некромант не подчинит его, или не будет уничтожено тело. У него останутся лишь самые примитивные инстинкты, наиболее сильные из тех, что были в человеке, пока он не умер. Возможно, он будет бросаться на всех подряд, а возможно, просто встанет на одном месте, и все. Это нельзя предсказать заранее".
        "А ты сможешь их подчинить? Раз уж ты изучаешь эту магию?" - спросил вампира Ярозар.
        "Нет. Я не настолько силен, чтобы совершить такое" - покачал головой Тадеуш.
        "А ты сам, Ярозар?" - повернулся к волхву Велеслав. "Ведь ты же можешь подчинить сознание?".
        "У зомби нет сознания. Против них я бессилен" - покачал головой Ярозар.
        "Но все равно, если мы прикончим этого банерчага, и хотя бы часть его зомби перестанет выполнять его команды, нам уже будет легче" - уверенно заявил Велеслав, стараясь подбодрить спутников. Расклад пока вырисовывался далеко не самый радужный.
        "Ага. Осталось только прорубиться сквозь толпу живой и мертвой стражи" - мрачно заметил Никита. Пару минут все молчали, думая, что делать дальше.
        "Может, выманить их оттуда" - наконец предложил Ярозар.
        "А как? Они же не пошлют десяток стражников и зомби за одним человеком" - ответил Велеслав. "Отправят двух-трех, как тех, что гнались за Дарьей. Это ничего не даст".
        "Ну, не знаю" - пожал плечами волхв.
        "Я могу пожечь что-нибудь" - предложил Тадеуш. "Там, за главным домом, какие-то постройки. Запалю пару штук, будет банерчагам развлечение. Правда, охрану на стенах это не отвлечет" - задумчиво добавил вампир. "Они вообще могут стоять посреди огня, и продолжать выполнять свой приказ".
        "Тогда смысл?" - разочарованно протянул Никита.
        "Это отвлечет слуг из дома" - оживился Велеслав. "Если незаметно подобраться к стенам, то пока они тушат, мы прорвемся сквозь этих проклятых зомби. Они же там не фалангой в пять рядов стоят, а по одному. А потом прикончим этого колдуна".
        "Осталось только до стен незаметно добраться" - проворчал Никита.
        "Доберемся" - улыбнулся Ярозар. "Есть у меня одна идея".
        * * *
        Стараясь ступать как можно тише, Велеслав шел по ночному лесу, наложив стрелу на изгиб лука. Ра зумеется, основным сейчас был Никита, который стрелял гораздо лучше, но ему самому тоже надо быть готовым, если разведчик все же промахнется, либо пастухов окажется двое.
        А впереди среди деревьев уже можно было различить темные туши спящих коров. Помимо все прочего, у банерчага было и небольшое стадо коров, которое держалось вне стен основного поместься, и которое Велеслав и остальные сейчас планировали использовать.
        Когда до животных оталось лишь несколько шагов, одна из коров внезапно зашевелилась, а затем с негромким мычанием начала подниматься. За ней вторая. А следом, разбуженный шумом, поднялся и банерчаг.
        Но не успел он даже оглядеться вокруг, дабы понять, что же потревожило животных, как тонко свистнувшая стрела Никиты пронзила его грудь. Лесной житель со стоном осел на землю, а разведчик уже бросился к нему с ножом. Один удар, и теперь банерчаг уже никогда не встанет.
        "Готово" - тихо произнес Никита, вытирая лезвие. "Иди, скажи Тадеушу, пусть поджигает" - пожар, который должен был устроить вампир, был второй составляющей их плана.
        Велеслав быстро вышел на опушку, где неподвижно стоял крылатый воин.
        "Все готово, начинай".
        Вампир не ответил, лишь коротко оглянулся, и взмыл вверх. Велеслав мог видеть, как черная фигура сделала пару кругов над поместьем, затем устремилась вниз, скрывшись за домами. Какое-то время все было тихо, затем раздался почти не слышимый на таком расстоянии голос банерчага. К нему присоединились еще несколько. А над крышами показались очень слабое красное марево. Собственно. Велеслав и не сомневался, что Тадеуш без проблем справится с этой задачей.
        Он окинул взглядом небо, но так и не увидел самого вампира. Впрочем, разглядеть черную тень на почти столь же черном небе можно было, лишь если точно знать, где та находится. Так что Тадеуш наверняка сейчас где-то над поместьем.
        Шум внутри поместья тем временем становился все громче, равно как и огненные всплохи все заметнее, так что Велеслав отправился обратно к стаду. Банерчаги сейчас достаточно заняты огнем, чтобы пропустить их рывок.
        Ярозар и Никита уже ждали его. Как и полтора десятка бесцелно бродивших по лесу потревоженных коров.
        "Ну что?" - поинтересовался разведчик.
        "Пока все как задумали, усадьба горит. Теперь твоя очередь, Ярозар".
        Волхв коротко кивнул и закрыл глаза. Через несколько секунд хаотично двигавшиеся животные начали собираться в более плотную группу, оглашая ночной лес беспокойным мычанием. Велеслав с Никитой двинулись к ним, смешавшись с общей кучей.
        Наконец раздался дикий вой Дарка, и все коровы в ужасе ломонулись сквозь лес в направлении усадьбы. А вместе с ними и оба воина. Когда стадо выбежало из леса, они пригнулись, чтобы зомби на стенах не заметили их среди бегущих животных. Краем глаза Велеслав все же отметил, что устроенный вампиром пожар разрастался, отблески пламени красили алым крыши всех построек.
        А коровы тем временем продолжали нестись к частоколу, подгоняемые сзади волчьим воем. Когда до стены оставалась пара десятков шагов, они начали отворачивать от стены в разные стороны, а оба воина продолжали бежать прямо. Теперь уже не важно, заметят их часовые, или нет. Сейчас все решала скорость.
        Достигнув частокола, Велеслав подпрыгнул, цепляясь за верхний край рассчитанной на защиту от низкорослых банерчагов стены. Еще один рывок, и он перевалился внутрь, буквально свалившись на шедшую на высоте аршина площадку, по которой ходили часовые. И лишь мгновенная реакция спасла его от топора одного из них. В ноздри ударил хорошо знакомый запах мертвичины.
        Велеслав вскочил на ноги, с тихим шорохом выхватывая меч. Зомби снова взмахнул своим оружием, но воин легко уклонился, его клинок перерубил державшую топор руку. Следующий взмах отделил голову от туловища, а удар ноги отправил тело на настил. Один, можно сказать, готов.
        Ближайший часовой был в десятке шагов, так что Велеслав перегнулся через стену и быстро втащил наверх Никиту, который сам не мог допрыгнуть до края стены.
        "Возьми того" - Велеслав указал на одиночного зомби, а сам развернулся к двум, приближавшимся с другой стороны, одному бывшему человеку, второму банерчагу. Легко перерубив ногу первому противнику, воин просто столкнул его вниз, и уже шагнул было ко второму, как кто-то ухватил его за ногу.
        Не удержавшись, Велеслав упал прямо под ноги своему противнику. Попытался было откатиться, но второй, а это было как раз безголовое тело самого первого зомби, удерживал его, и копье мертвого часового не промахнулось.
        Кольчуга не выдеражала прямого удара, бок прозила острая бок. Резко рванув ногу, Велеслав все же освободился от хватки второго, и вскочил буквально вплотную к копейщику. Запах разложения стал просто невыносим. Закованный в стальную перчатку кулаком он ударил в лице трупа, дробя кости, но тот просто не заметил удара, который с гарантией вывел бы из строй обычного человека.
        Велеслав пнул противника по ногам, нарушая равновесие мертвеца, и толчком скинул его с помоста. Подхватил меч, и отрубил вторую руку снова тянувшегося к нему зомби.
        А первый скинутый им противник все же поднялся, и, балансируя на единственной ноге, взмахнул своим топором, очевидно, намереваясь отрубить ногу самому Велеславу. Но топор пролетел под ногами подпрыгнувшего воина, а последующий пинок в голову снова отправил зомби на землю.
        А к ним уже приближались новые часовые. Велеслав приготовился было встретить их, по позади часовых уже опустился на стену Тадеуш. Он не стал размахивать своей саблей, а ухватил одного из стражников, и просто перекинул его за стену. Второй ударил своим копьем, но вампир легко уклонился, перехватывая руку зомби, а через секунду второй противник отправился вслед за первым.
        "Не надо с ними рубиться, это не живые. Просто выкидывай их за стену" - крикнул Тадеуш, делая шаг навстречу очередному мертвецу.
        Возможно, вампир и прав. Велеслав коснулся раны. Не так плохо, как могло быть, наконечник проник не слишком глубоко. Он бросился на помощь Никите, который рубился сразу с двумя зомби. Легко обезоружил одного из них, и перебросил противника через частокол. А через пару секунд швырнул туда же и второго. Никита бросил на него удивленный взгляд, затем посмотрел за стену.
        Велеслав тоже глянул, что там. Зомби подпрыгивали, пытаясь достать края стены, но им не хватало роста, чтобы дотянутся. Эти точно выведены из игры. На стене в непосредственной близости также никого не было. А вот через двор к ним уже бежали несколько банерчагов. Похоже, услышали шум схватки, и решили вмешаться.
        Что ж, пришло время заняться основной задачей.
        Оба воина спрыгнули на землю, и ринулись навстречу живым слугам колдуна. С ними разобраться было намного проще, чем с живыми трупами. После короткой схватки четверо остались лежать на земле, а два оставшихся бросились к дому, оглашаю ночь громкими воплями.
        Среди тушивших пожар прошло движение, еще несколько фигур направились к чужакам, но Велеслав уже был возле сарая, где держали невольников. Скинув массивный засов, он распахнул дверь.
        В отблесках пожара он увидел взволнованно глядевших на него людей и банерчагов. Похоже, шум пожара и драки уже разбудил их.
        "Беритесь за оружие" - громко крикнул Велеслав. Но в первый момент никто не двинулся с места. На лицах невольников лишь отражалась странная смесь удивления и страха.
        "Кто ты?" - наконец спросил один из мужчин.
        "Я Велеслав. Из Суздаля. Если вы не хотите стать однажды живыми трупам, сражайтесь, Семаргл вас забери" - буквально зарычал Велеслав. Крики банерчагов позади были уже совсем близко. "Вперед" - снова крикнул он, разворачиваясь, и бросился на новых противников.
        Уклонившись от выставленного копья, плечом сбил на землю воина, меч пронзил еще одного. Резко вырвав оружие, Велеслав обрушил его на голову третьего.
        "Вперед" - раздался чей-то крик позади. Рабы колдуна наконец сбросили первое оцепенение, и бросились на своих хозяев. Подхватывая оружие убитых банерчагов, они вступали в бой, и с каждым поверженным тюремщиком становилось на одного вооруженного пленника больше. Не ожидавшие такого, несколько оставшихся слуг колдуна обратились в бегство.
        Велеслав бросил быстрый взгляд вокруг. Тушившие пожар банерчаги теперь сполпились на другой стороне двора, очевидно, пытаясь сообразить, что им теперь делать - гасить огонь или сражаться с взбунтовавшимися рабами. Несколько стражников уже двигались к ним, но как-то неуверенно. Их было гораздо меньше, и толпа невольников наверняка справится с ними. А вот зомби-работники некроманта так и стояли в своем загоне, безучастно взирая на происходящее вокруг. Похоже, Тадеуш и тут оказался прав. Тупые исполнители, не способные сами думать.
        Но Велеслав не успел порадоваться этому. Со стороны дома раздался резкий, громкий крик, и через секунду вся толпа живых мертвецов двинулась на них. А в дверях стоял банерчаг в черном плаще, указывавший на невольников. Похоже, некромант решил бросить в бой своих зомби.
        Вырвав копье у ближайшего из освобожденных им людей, Велеслав метнул его в колдуна. Наконечник пробил грудь банерчага и вошел в деревянную стену за ним, буквально пригвоздив некроманта. Но зомби продолжали надвигаться. У них не было оружия, и без этого они были смертельно опасны. А с другой стороны двора уже надвигались живые слуги, ободренные таким подкреплением.
        "Идите в дом, и прикончите некроманта" - раздался сверху голос Тадеуша. Темной тенью скользнув над их головами, вампир устремился к живым банерчагам, его клинок тускло блестнула в отблесках пламени, отправляя на тот свет одного из противников. Остальные на мгновение притормозили, пытаясь отследить вновь взмывшего выше вампира.
        "Я уже прикончил его" - крикнул в ответ Велеслав.
        "Ты скорее всего убил одного из учеников" - делая над ними круг, возразил вампир. "Главный где-то внутри. Так что не стойте тут. Заодно от зомби на какое-то время укроетесь" - живие мертвецы были уже всего в нескольких шагах.
        Думать было некогда.
        "В дом" - крикнул Велеслав, устремляясь к жилищу некроманта. Несколько стражников с копьями и топорами пытались задержать его, но он легко прорвался, оставив в проеме еще несколько мертвых тел. Остальные невольники следовали за ним, заполняя просторный холл.
        "Никита, возьми несколько человек, и закройте пока вход, а я найду этого колдуна" - скомандовал Велеслав, оглядываясь. Два коридора шли вправо и влево, и еще лестница на второй этаж. И другая вниз. Тадеуш, кажется, говорил, что для некромантии солнечный свет не нужен. Велеслав подошел к уходившим вниз ступеням.
        Омерзительный запах разложения и еще непонятно чего подсказал, что он на правильном пути. Часть бывших невольников тем временем разбежались по дому, ища своих бывших хозяев, чтобы наконец-то отомстить за весь пережитый ужас. Дом наполнился криками и звоном стали. Никита еще с несколькими захлопнули массивную входную дверь, и сейчас тащили шкаф, чтобы подпереть ее. Это хоть как-то задержит зомби снаружи.
        Велеслав же решительно двинулся вниз, сопровождаемый еще парой людей, и тремя банерчагами. Спустившись, они увидели черную, богато украшенную дверь, и сразу двух зомби перед ней. В проеме мелькнуло лицо какого-то банерчага, а спустя секунду оттуда раздался громкий крик. Подняв топоры, зомби довольно шустро двинулись на вторгшихся в обитель некроманта.
        Велеслав принял было удар первого мечом, рассчитывая сбросить топор вниз, а потом и отрубить державшую его руку, но удар оказался неожиданно мощен. Оружие зомби просто отбросило клинок назад, лезвие прошло по кольчуге, разрывая звенья, вынуждая Велеслава сделать шаг назад. Второй страж некроманта просто развалил подставленое копье, и проломил голову одному из людей.
        Зомби снова взмахнули топорами, вынуждая Велеслава и остальных улоняться, что было весьма непросто в нешироком коридоре. Впрочем, стены почти сразу сыграли против стражей некроманта. Один из них взмахнул топором почти горизонтально, и пролетев над головой пригнувшегося Велеслава, лезвие глубоко ушло в стену.
        И не успел зомби его освободить, русич одним ударом перерубил обе руки противника. Второго пронзил копьем один из банерчагов, но мертвец лишь рванулся вперед, еще больше насаживая себя на копье, и одной рукой вцепился в плечо противнику. А спустя мгновение топор снес коричневую голову.
        Но убивая несчастного банерчага, зомби на секунду отвлекся, и его голова покатилась по полу вслед за головой убитого. На пару секунд живой труп замешкался, и Велеславу хватило этого, обрубить ему обе руки. Тепреь еще пара ударов по ногам, и вот уже оба стража беспомощно валяются на полу. Оставив добивание мертвецов своим спутникам, воин двинулся к двери, откуда просто невероятно смердело.
        Шагнув в проем, Велеслав различил в тусклом свете факелов несколько фигар в черных плащах, стоявших вокруг нарисованной на полу светящейся фигуры, внутри которой бешено кружился мерцающий вихрь. Раздался резкий грохот, и вихрь распался, открывая высокую уродливую фигуру с длинными тоникими руками и ногами, чем-то напоминавшую Тадеуша. Вот только рук у демона было сразу четыре.
        Один из колдунов что-то приказал, и монстр двинулся на Велеслава, вытаскивая сразу четыре коротких широких меча.
        И орудовал он ими весьма щустро, сразу вынудив Велеслава уйти в глухую защиту. Работая мечом и кинжалом, воин был вынужден шаг за шагом отходить под натиском адской твари. Второй спустившийся с ним человек бросился было на помощь, но он явно не был хорошим воином, один клинок демона легко отбил в сторону копье, второй перерубил шею.
        Один из двух оставшихся банерчагов бросился на демона. Ему удалось проскользнуть под клинком, ударив топором в бедро монстра. Но тут же второй клинок ударил вонзился ему в плечо сверху. Но умирая, банерчаг лишь отчаянно вцепился в убившую его руку. Пытаясь отцепиться, демон на мгновение забыл Велеслава, который тут же отрубил противнику одну из рук.
        Тот тут же обрушил на воина двойную атаку, но Велеслав отбил ее мечом и кинжалом, снова атакуя, заставляя защищаться уже демона. А мимо них уже проскочил последний оставшися банерчаг, прорываясь в покои бывшего хозяина.
        Внутри раздался воинственный вопль, тут же сопровождаемый хрипом боли. А демон уже стряхнул с третьей руки умирающего банерчага, и в три клинка снова атаковал Велеслава. Внезапно монстр странно дернулся, отпрыгнул назад, и быстро оглянулся на проем. А затем бросился внутрь.
        Воин последовал за ним. Из четверых бывших там колдунов три уже лежали на полу в лужах крови, а тот банерчаг, что проскочил, уже сцепился с последним. Но демон бросился не к ним, а к одному из лежавших на полу.
        По помещению произошло какое-то непонятное, но отчетливое дуновение, хотя и было непонятно, откуда оно могло здесь взяться. Магическая фигура, из которой появился этот проклятый демон, внезапно замерцала.
        Демон снова повернулся было к Весеславу, глаза его горели бешанной ненавистью. Но затем он быстро оглянулся на ту мерцающую фигуру, из которой попал в этот мир. Затем снова на Велеслава, как будто решал, что ему делать. Наконец дико завыл, и бросился внутрь. Новая вспышка, и фигура погасла, а демон исчез.
        Прикончив последнего из колдунов, банерчаг встал, держа в руке окровавленный нож. Велеслав подошел по очереди к трем другим, но все они уже умерли. В том числе и тот, к которому бросился демон. Этот банерчаг был очевидно очень стар. Похоже, они наконец-то прикончили главного колдуна.
        "Пошли наверх" - в сопровождение своих слов Велеслав ткнул вверх рукоятью меча. Тот все равно не понимал обычных слов.
        * * *
        Со смертью старого колдуна его слуги были фактически обречены. Как и предсказывал Тадеуш, основная ударная сила некроманта - зомби, в большинстве своем потеряли всякий интерес к людям и банерчанам. Некоторые даже набросились на живых слуг некроманта, тем самым помогая Велеславу и остальным. Уцелевшие же банерчаги были именно слугами, а не воинами, и не могли противостоять ненависти уже простившихся было с жизнью невольников.
        Несколько банерчагов пытались бежать, но круживший в небе Тадеуш безжалостно прикончил всех. Никто не должен уйти, чтобы сообщить другим. Очень скоро в поместье не осталось живых защитников.
        Звон стали и крики смолкли, ярость боя уступила место привычной в таких случая усталости и боли в ранах. Несколько секунд Велеслав просто стоял, опустив меч, и оглядывался вокруг. Освобожденные люди постепенно начали собираться в одну группу вокруг них, тем самым признавая за главных.
        Чуть поодаль собирались банерчаги. Вот за этими надо на всякий случай приглядывать. Они хоть и сражались вместе против своего бывшего хозяина, но кто знает, что теперь придет в головы лесным уродцам.
        Рядом с Велеславом приземлился Тадеуш, притащивший Ярозара, который все это время был за стенами.
        "Как вы?" - сразу бросился к воинам волхв.
        "Нормально" - чуть поморщившись, ответил Велеслав. "Немного зацепило" Теперь, когда ярость боя прошла, раны, оставленные пробившими кольчугу топорами и копьями болели намного сильнее.
        "Я сейчас займусь" - начал копаться в своей сумке Ярозар. "Стаскивай кольчугу".
        Но Велеслав медлил. Еще не ясно, как поступить с недавними союзниками, так что будет лучше, если кольчуга пока будет на нем.
        "Кто вы, браты?" - от бывших пленников выступил высокий худой мужчина лет сорока с иссеченным шрамами лицом.
        "Мы воины суздальского князя Ярополка" - ответил Никита. "Я Никита, это Велеслав, Ярозар, и Тадеуш" - он указал на своих спутников.
        "Я Дмитрий, служил в дружине муромского князя Владимира" - шагнул им навстречу русич. "Меня захватили в прошлом году. Неужели суздальский князь послал вас так далеко, чтобы освободить нас?" - в глазах его читалось недоверие.
        "Не совсем. Мы здесь по другому делу" - Никита вопросительно оглянулся на Велеслава и Ярозара.
        "Расскажи им" - махнул рукой воин.
        Разведчик коротко рассказал освобожденным русичам о Сердце Дракона. Среди людей прошло волнение. Перспектива столкнуться с сотней драконов кого угодно приведет в ужас.
        "Как же мы справимся с такой ордой, ежели она на Русь двинется?" - растерянно произнес Дмитрий. Радость от освобождения как-то сама собой угасла, сменившись отчаянием. "Куда бежать?"
        "Мы идем, чтобы уничтожить это проклятое Сердце" - уверенно заявил Велеслав. "Если у нас получиться, бежать никуда не придется. Надо будет лишь сражаться с остальными банерчагами"
        "Уничтожить? Но ведь оно же наверняка охраняется" - воскликнул один из людей.
        "Ничего, мы придумаем, как до него добраться" - Велеслав еще не знал, как, но не сомневался, что они найдут способ. "А вы должны вернуться на Русь, и сообщить все нашим князьям. Они должны приготовиться к битве".
        Это вызвало новую волну обсуждения, которая была прервана банерчагом. Велеслав и раньше заметил, что они внимательно случает, и один из них постоянно что-то говорит, очевидно, переводит остальным. А теперь он вышел вперед.
        "Ты скажешь, Мирг Гистах сделал Сердце Дракона, и теперь они растут слишком быстро?" - спросил банерчаг Никиту. Он действительно владел языком русичей, пусть и весьма прашиво.
        "Да" - коротко ответил разведчик. Лесные жители снова о чем-то засовещались. Велеслав отметил, что больше всего говорил тот, что был с ним в подземелье, и прикончил колдуна.
        "И вы ходите разбить его?" - снова спросил банерчаг.
        "Да, мы намерены уничтожить его" - подтвердил Никита.
        Ладонь Велеслава легла на рукоять меча. Неизвестно, как эти уродцы отнесутся к этому. Но если попытаются помешать, он прикончит их без всяких колебаний. Лесные жители тем временем снова о чем-то говорили.
        "Мой господин ходит с вами" - наконец произнес переводчик. Уже знакомый Велеславу банерчаг вышел вперед, и внимательно оглядел людей. Похоже, переводчик все же что-то не так перевел. Они вряд ли поняли, что именно собираются сделать люди.
        "Он не пойдет с нами" - резко отрезал воин.
        "Почему?" - удивлся банерчаг. "Вы ходите разбить Сердце. Мой господин ходит разбить Сердце. Вы ходите вместе" - он развел руками.
        "Он что, напрашивается с нами?" - тихо спросил своих спутников Велеслав.
        "Похоже" - пожал плечами Никита.
        "Он вообще соображает?" - Велеслав просто не понимал поступок этого лесного жителя. "Ему то это зачем? Спроси его" - он указал на ждущего их ответа банерчага.
        Услышав вопрос, банерчаг выдал весьма длинную речь.
        "Что он говорит?" - нетерпеливо спросил Никиту Велеслав.
        "Если я правильно понял, он был большой шишкой в Менгире. После гибели его короля их род не подчинился решению остальных. Их родовое поместье было разграблено, а его продали этому колдуну. А теперь он хочет отомстить королю Идагира, разбив это самое Сердце".
        "Мститель, значит" - протянул Велеслав, разглядывая банерчага. Переводчик тем временем начал говорить, на ломаном языке рассказывая то же, что и Никита.
        "Он нам не нужен" - перебил Велеслав говорившего. "Мы пойдем одни".
        Переводчик снова начал что-то говорить, но воин его уже не слушал.
        "Почему ты не хочешь взять его?" - неожиданно спросил Тадеуш.
        "Он же банерчаг" - удивленно повернулся к вампиру Велеслав.
        "Ну и что" - тот пожал плечами. "Они не из Идагира. И сегодня сражались на нашей стороне".
        "Какая разница. Все равно мы не можем ему доверять. Сегодня он с нами, а завтра решит сдать нас своим соплеменникам".
        "Это не всегда самое главное. Иногда ненависть внутри гораздо сильнее, чем против внешних с врагов" - многозначительно произнес вампир.
        Следовало признать, что довольно часто так и было. Велеслав и сам много раз сталкивался с таким. И тем не менее.
        "Он не человек" - упрямо заявил он.
        "Как и я" - оскалился Тадеуш.
        Ну да.
        "Относительно тебя мы хоть понимаем, зачем тебе это".
        "Он тоже уже сказал, почему намерен "ходить" с нами" - слегка передразнил перводчика вампир.
        "И ты веришь ему?" - в упор посмотрел на Тадеуша Велеслав.
        "Волхв может проверить" - вампир кивнул в сторону Ярозара. "Он без труда может проникнуть в разум этого банерчага. И если он лжет, Ярозар это сразу поймет".
        "В принципе, да" - кивнул волхв в ответ на вопросительный взгляд воина.
        "Но зачем он нам?" - Велеслав действительно не понимал, зачем Тадеуш так уцепился за этого горячего мстителя, который сейчас молча ждал, чем закончится их спор.
        "А ты разве не понимаешь?" - как показалось, несколько снисходительно усмехнулся вампир. "Он же банерчаг" - Тадеуш ткнул в сторону коричневого воина. "Он выглядит, как местные. Мы можем послать его на разведку, или еще куда. Туда, куда не сможете пойти ни вы, ни я. А он сможет. Если он не врет, он нам очень пригодится".
        "В принципе, Тадеуш прав" - задумчиво протянул Никита. "Если он действительно на нашей стороне, он будет очень полезен".
        Велеслав снова окинул взглядом банерчага. Даже если его спутники и правы, он все равно не доверял этому скалящемуся уродцу. Чужак он. А тот тем временем, воспоьзовавшись паузой, снова что-то залопотал на своем.
        "Он говорит, что если мы возьмем его с собой, то остальные проведут людей через банерчагские земли до границы с Русью" - перевел Никита.
        "Можно подумать, без них никак" - усмехнулся воин.
        "Возможно" - пожал плечами разведчик. "Это все же их леса".
        "А Дмитрий что скажет?" - после короткого раздумья Велеслав поглядел на муромца.
        "Их помощь нам не помешает" - ответил тот. "Пока мы все были пленниками, отношения у нвс были нормальными. Надеюсь, дальше все будет так же".
        "Ну так что, берем?" - холодно спросил Тадеуш.
        Велеслав посмотрел сначала на него, потом на остальных. Никита определенно за, Ярозар тоже вроде не возражает. Как и бывшие невольники, которые не против пройти путь до дома вместе с бывшими товарищами по несчастью. Так что тут он, похоже, один.
        "Ладно" - наконец махнул он рукой. "Если Ярозар подтвердит, что этот банерчаг не врет, возьмем с собой".
        Теперь, когда все было решено, все сразу оживились. Люди и банерчаги разошлись по дому, отыскивая, что из припасов они могут взять с собой в дорогу. Тадеуш спросил, где покои некроманта, и отправился туда, посмотреть, найдется ли для него что-либо А Велеслав наконец стянул кольчугу, чтобы волхв наконец смог перевязать раны.
        Через полтора часа они разошлись. Три десятка людей, включая Дарью, вместе с банерчагами направились в сторону далекого Менгира, откуда русичам предстояло вернуться домой, и сообщить князьям весть о страшной угрозе.
        А Велеслав и остальные, вместе с новым спутником, продолжили свой путь к далекой крепости, оставляя позади полыхающую усадьбу. Огонь уничтожит все следы, и банерчаги никогда не догадаются, что тут произошло.
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        ТЯЖЕЛАЯ ПОТЕРЯ
        
        
        Раздался стук в дверь и в проеме появился Книр. И по его виду Торк сразу понял, что у того плохие новости.
        "Пока ничего не нашли, господин Зултер" - вслух подтвердил Книр то, что и так было написано на его лице.
        Торк кивнул, отпуская его. Когда дверь закрылась, он погрузился в раздумье. Уже четыре дня почти восемь сотен солдат, стражников и вольных охотников искали по обоим берегам реки этих проклятых людей. Но те как сквозь землю провалились. Их следы уходили в Шелор, и все. По обе стороны реки их больше так и не нашли.
        Снаружи громыхнула молния. Он выглянул в окно. Тяжелые сизо-серые облака предвещали скорый летний ливень. Который смоет следы этих проклятых людей, где бы они их не оставили.
        "Дерьмо преисподней. Как же они смогли проскочить сквозь цепи охотников. И даже не оставили следов, которые могли бы обнаружить банерчагские следопыты. Хотя, облава то была на западе, а кто сказал, что они пошли именно туда. Что, если они пошли на юг. Или вообще на восток. Чтобы сбить перследователей. Инстер!" - Торк взволнованно вскочил.
        Вчера прибывшие в город торговцы сообщили, что было сожжено поместье Ралта Инстера, знатного банерчага, который так же владел некромантией, не хуже самого Зултера. И поэтому его весьма удивила эта весть. У Инстера было немало стражников-зомби, и простая шайка грабителей просто не смогла бы взять поместье. К тому же не выжил никто из слуг старого некроманта.
        "А если это были как раз те люди?" - вначале Зултер не обратил на это событие особого внимания, занятый поисками людей. Для них как раз лучше, чтобы не осталось никого, кто сможет рассказать о них.
        "Хотя, зачем этим людям нападать на поместье? Это слишком глупо, а они явно не дураки. Если только кто-то из слуг случайно увидел их, и они решили всех убить. Правда, поместье располагалось слишком далеко в стороне от путей, ведущих обратно в земли русичей. Ради чего люди сделали такой большой крюк на юго-восток? Сбить со следа погоню? Возможно, но все равно странно".
        И все же Торк решил проверить эту возможность. Говорили, что через два дня должен вернуться из остакутского похода Мирг Гистах, и Торку вовсе не улыбалось докладывать королю, что какие-то люди проникли вглубь Идагира, прикончили Агса Кантиха и благополучно ушли от облавы. Так что следовало использовать любую, даже самую слабую зацепку.
        Разумеется, самого Инстера он выкапывать и воскрешать не будет, наследники не позволят. А вот кого-то из его убитых слуг можно. Правда, пройдет еще по меньшей мере день, пока тело привезут в город. А надвигающийся ливень уже сейчас смоет любые следы, какие там были. Он снова задумался. Неужели эти в любом случае уйдут?
        "Хотя?" - Торк улыбнулся пришедшей в голову мысли, "Это обычные смертные не найдут никаких следов. А некромант его уровня может отправить на поиски кое-кого посерьезнее" - он решительно направился в подвал. Еще не все потеряно.
        * * *
        "Мы нашли их, банерчаг" - проскрипел голос в мозгу Торка. Он посмотрел на существо, сидевшее в магическом восьмиугольнике. Мощное тело примерно полтора аршина длиной могло принадлежать собаке, но было покрыто серо-зеленой чешуей. Короткие лапы были явно не предназначены для быстрого бега. Но большие перепончатые крылья с лихвой возмещали этот недостаток. Голова монстра почти целиком состояла из огромной пасти, из которой на пол капала зеленая слюна. Лишь на самом верху головы были маленькие черные глазки.
        Адская гончая. Крылатая тварь из потустороннего мира демонов, способная выслеживать свою добычу по ментальным следам, которые не так просто смыть обычным дождем.
        Когда Книр привез тела трех мертвых слуг Инстера, Торк с первого взгляда понял, что они на верном пути. Раны были нанесены мечом, а не топором или копьями. А мечи местные разбойники никогда не использовали.
        И когда он поднял этих троих из мертвых, Они сказали, что их убил именно человек. Огромный воин в стальных доспехах. Той ночью они освободили державшихся в поместье невольников: людей и банерчагов, и вместе с ними перебили всю стражу и слуг Инстера, ну и прикончили самого некроманта.
        А один из слуг даже видел летающую бестию, вдвое больше любого банерчага. И это мог быть только вампир. Никаких сомнений - Кантиха и Инстера прикончили одни и те же люди. Хотя и эбыло совершенно непонятно, зачем им потребовался старый некромант. Хотели освободить своих соплеменников? Возможно. Но не особо то важно.
        Гораздо важнее то, что Торк взял след. Так что он вызвал четырех своих гончих, которых ранее смог подчинить, и отправил их по следу этих людей. И вот, спустя три дня поиска его адские слуги нашли их.
        "Где они?"
        "Идут на восток вдоль реки, примерно в полусотне верст отсюда".
        "На восток" - изумился Торк. "Зачем они до сих пор идут на восток. Неужели я ошибся, и это вовсе не разведчики? Что интересного для них есть на востоке?"
        Ответ пришел почти сразу. Сердце Дракона. Но неужели эти люди рассчитывают проникнуть в крепость Драконов и похитить его? Похоже, он все же переоценил их умственные способности. Такой поступок выглядел явным безумием.
        "Схвати их вместе со своими братьями. Я скоро прибуду туда. После этого ваша служба мне закончится" - приказал он демону.
        "Хорошо" - ухнул в его голове ответ демона. Он безусловно предпочел бы завершить свою службу, прикончив самого хозяина, но охранные заклинания некроманта не позволят ему сделать это. Тварь прыгнула в открытое окно. Темные крылья мелькнули на фоне ночного неба и исчезли.
        Торк встал. Надо найти дракона, который доставит его на место, где он может забрать пленных людей у своих демонов. Два дня назад король Гистах вернулся из успешного похода против остакутов. А с ним вернулась половина драконов, остальные сопровождали наземных воинов. В числе вернувшихся был страший сын Агса Кантиха. Он наверняка согласится полететь с Торком, дабы взять убийц своего отца.
        Торк улыбнулся. Эти проклятые люди оказались на редкость хитры. Но теперь он наконец-то поймает их, и восстановит свою несколько пошатнувшуюся репутацию.
        * * *
        В первый момент Ярозар не понял, что разбудило его. Это был какой-то толчек, нарушивший привычную магическую ауру. В ночном лесу было тихо, ничто не нарушало его покой. Но волхв чувствовал, как нечто приближается к ним.
        Он перешел с обычного взора на магический, и почти сразу увидел их. Четыре темные фигуры летели на них с разных сторон.
        "Тревога" - громко крикнул он, вскакивая на ноги. Темные фигуры приближались, и это явно не были существа из этого мира.
        "Что случилось?" - озираясь, спросил Велеслав.
        "Смотри" - крикнул Никита. Четыре кошмарных твари, выгледевшие, как помесь собаки и птицы, с разных сторон атаковали их. Ярозар нанес ментальный удар по устремившемуся к нему монстру. Нападавшая тварь сбилась с атаки и вильнула в сторону. Три других атаковали двух воинов, но те ловко уклонились, взмахивая мечами. Меч Никиты лишь зацепил крыло одной твари, а вот удар Велеслава разрубил другую пополам.
        Обе половинки рухнули на землю, но из них не пролилось ни капли крови. А спустя несколько секунд обе части твари поползли друг к другу, перебирая по земле короткими лапами. Они соединились, и спустя секунду монстр уже взлетел, как ни в чем не бывало.
        "Что за дерьмо?" - изумился разведчик.
        "Демон. Из иного мира" - произнес Тадеуш. Он спустился сверху встал рядом с людьми, вытаскивая сабли, одну свою, и вторую, взятую в том сожженном поместье взамен сломанной об лешего. Тварь присоединилась к трем своим собратьям, которые готовились к новой атаке.
        "Приготовились" - крикнул Велеслав. Ярозар начал читать одно из своих заклинаний, собирая силы.
        Демоны снова ринулись на них. Ярозар ударил мощным ментальным копьем, пронзая разум твари. Демон беззвучно завизжал, корчась от удара. По инерции он пролетел дальше и врезался прямо в волхва, сбив его с ног. Но Ярозар лишь усилил натиск, давя сознание пришельца из иного мира.
        Тадеуш пригнулся, пропуская над головой несущегося на него урода, одновременно взмахивая обоими клинками. Тварь рухнула на землю, ее крылья упали по обе стороны. Демон потянулся было к одному из крыльев, но вампир был быстрее. Он прыгнул сверху и с размаху вонзил один клинок в тушу твари, пронзая ее насквозь и втыкая саблю дальше в землю. Пригвожденный демон противно заверещал и задергался. Тадеуш тем временем быстро откинул ногами оба крыла. Теперь эта тварь не скоро взлетит.
        А к туше уже бросился этот банерчаг, Глэр, как он себя называл, и принялся крошить ее своим топором.
        Мечи Велеслава и Никиты лишь подрубили демонов, но не смогли перерубить их так, как это сделал вампир. А обычные раны на этих тварах затягивались с поразительной быстротой.
        "Никита, спасай Ярозара" - крикнул Велеслав. Разведчик пинком сбросил тело монстра с лежавшего волхва. К его удивлению, на том не было крови, да и демон был какой-то освсем не активный. Он лишь дергался, не пытаясь подняться. А вот горящий взгляд Ярозара, обращенный к твари, был полон силы. Монстр еще пару раз дернулся и затих. Сила мага окончательно раздавила его сознание.
        Два оставшихся демона ринулись в новую атаку. Тадеуш приготовился встретить одного из них, как и вставший рядом банерчаг, но наперерез тварям шагнул Велеслав. Его неожиданно тускло засветившийся меч описал в воздухе молниеносный полукруг, и оба демона рухнули на землю четырьмя кусками. Вампир шагнул было к одному из них, дабы раскидать части демонов в разные стороны, но они вдруг начали съеживаться, и спустя несколько секунд рассыпались прахом.
        А Велеслав уже разрубил пригвожденного вампиром демона. В следующую секунду он опустился на одно колено, огненное свечение его меча погасло. А последний демон также рассыпался в прах.
        "Огненный меч?" - удивленно спросил вампир.
        "Да" - устало ответил Велеслав. "Помогает против таких тварей".
        Последний демон, убитый волхвом, также рассыпался.
        "Что это за твари?" - Никита ткнул мечом в кучку праха. По голосу чувствовалось, что он еще не отошел от схватки.
        "Демоны из иного мира" - просвистел Тадеуш.
        "Никогда раньше не сталкивался" - несколько нервно произнес разведчик. "Откуда они здесь?"
        "Наверно, кто-то из банерчагских магов вызвал их и отправил по нашему следу" - предположил вампир. "Сами они не могут попасть в наш мир".
        "Ты в этом разбираешься?" - спросил его Велеслав.
        "Я же говорил, что изучаю некромантию".
        "И как эти твари нас выследили?"
        "Понятия не имею" - пожал плечами вампир. "Я не знаком с миром демонов настолько хорошо, чтобы знать каждую тварь. Но не исключено, что скоро здесь появятся их хозяин с кучей простых следопытов".
        "Значит, надо убираться отсюда" - решительно поднялся Велеслав. Хоть магия меча и забрала немало сил, оставаться здесь нельзя. И опять придется заметать следы.
        Они быстро собрались свои вещи и направились к реке, решив сразу перебраться через нее, чтобы хоть как-то сбить банерчагов со следа.
        * * *
        Торк Зултер вместе с Орагом Кантихом летел над рекой, на поверхности которой отражался бледный свет Луны. Примерно через полтора часа полета Ораг повернулся к нему.
        "Это где-то здесь".
        Торк прочитал заклинание ментального вызова, собираясь связаться со своими демонами, которые уже должны взять этих людей. Но ответа не услышал. Новая попытка, и опять безрезультатно.
        "Я их пока не слышу. Но они где-то здесь. Лети вдоль реки" - сказал он Орагу.
        Дракон медленно летел вдоль берега, пока Торк пытался связаться со своими адскими слугами, но все было бесполезно. Ему никто не отвечал. Они долетели до излучины, откуда драконы сворачивали к крепости, затем повернули обратно. Ментальное пространство было глухо к его вызовам.
        После двух часов бесплодных поисков Торк наконец решил лететь обратно. Если эти проклятые демоны смогли как-то разорвать связывавшие их путы и удрать, то вернувшись к себе, он использует магию обязательного вызова. Демоны не смогут сопротивляться ей. И пожалеют, что ослушались его.
        Они сели во дворе резиденции Кантихов и пешком отправились к зданию стражи. Злой Ораг решил последовать за ним и твердо выяснить, что случилось с демонами и где те люди, которые убили его отца.
        Войдя в подвал, Торк почти сразу же застыл на месте. Все четыре восьмиугольника, которые обеспечивали канал вызова демонов, потухли.
        "Проклятье"
        "Что случилось?" - спросил стоявший сзади Кантих. Он морщился от запаха мертвичины, но пока держался.
        "Барьеры потухли" - Торк шагнул в комнату и указал на символы. "А это значит, что либо вызванные мною демоны убиты, либо их смог перехватить куда более мощный колдун. Хотя, лично я не знаю в идагирском королевстве некроманта, у кого бы хватило сил на такое".
        "Значит, эти люди оказались сильнее, чем ты предполагал" - процедил, стоя у дверей, Ораг. "Ну ничего, мы найдем их нашими методами".
        "Придется" - зло сказал Торк. Он очень дорого заплатил, чтобы узнать имена этих демонов и заполучить власть над ними, и то, что люди их прикончили, сильно разозлило его. Теперь они уже были его личными врагами. "Тем более" - вслух мрачно добавил он, "Сто мы точно знаем, куда они идут".
        "И куда же?" - с явным сомнением в голосе спросил Ораг.
        "К крепости Драконов".
        "Но они же не знают, где она находятся" - удивился Кантих.
        "Предполагают" - мрачно ответил Торк. "Этот их маг наверняка выудил ее примерное расположение из разума твоего отца, и теперь они определенно идут к ней. Я не вижу другого объяснения, почему они идут вдоль реки в сторону от своих княжеств".
        "Я сейчас же подниму наших лучших следопытов"
        "Нам нужны не следопыты, а просто много воинов" - охладил Торк пыл новго главы рода Кантихов. "Развернем две сети в излучине, и загоним их. На утро мне назначена аудиенция у короля. Это наверняка по поводу смерти твоего отца. Я все расскажу и попрошу его дать нам воинов и драконов, чтобы быстро переправить солдат на место. Надеюсь, он не откажет в таком важном деле".
        "Ты поговори с королем, а мы начнем поиски прямо сейчас" - решительно сказал Ораг и пошел из подвала наверх. Он слишком жаждал расквитаться с убийцами своего отца, чтобы просто ждать.
        Когда стихли его шаги, Торк сел и задумался. Следовало заранее подготовиться к разговору с королем. Мирг Гистах очень не любил неудач, а пока все это дело выглядело именно как одна большая неудача. Так что ему надо очень хорошо подобрать слова, дабы король не приказал отрубить ему голову прямо на выходе из дворца.
        * * *
        "Прибыл глава городской стражи Торк Зултер" - возвестил церимонимейстер.
        "Зултер" - мрачно подумал Мирг. Поход на остакутов закончился очень успешно. Они продемонстрировали силу и возможности объединенного войска. Хан Кудулак выплатил им солидную дань и стал их вассалом, так что Мирг рассчитывал в будущих походах и на остакутские отряды. Пусть они и не слишком надежны, но их вполне можно поставить впереди, где у них не будет иного выбора, кроме как сражаться.
        Брес Кринтах перестал упираться и присоединился к союзу, а в ближайшие дни Мирг намеревался отправиться ко двору Сарока Тинтаха, последнего до сих пор не согласившегося вступить в союз короля банерчагов. Еще немного, и он объединит всех жителей лесов в единую силу.
        И вот, по прибытии домой его ждал очень неприятный сюрприз. Один из старейших вельмож Идагира, Агс Кантих, был похищен среди белого дня чуть ли не под самыми стенами столицы, а затем и убит группой людей. Мало того, что они смогли проникнуть в самое сердце его королевства и совершить задуманное, так им еще и удалось скрыться. Как сообщили Миргу, погоня потеряла их следы. Это было немыслимо. Люди смогли запутать следы и скрыться в родных лесах банерчагов. Первые два дня после возвращения он был слишком занят, но теперь пора разобраться с этим делом.
        Глава городской стражи вошел в зал и преклонил колено в десяти шагах от трона.
        "Приветствую вас, мой король".
        "Ты ведь догадываешься, зачем я вызвал тебя?" - вместо приветствия холодно произнес Мирг.
        "Да, мой король" - голос Зултера был тих, но тверд.
        "Ты можешь сказать мне хоть что-нибудь радостное?"
        "Боюсь, у меня не слишком хорошие новости".
        Хотя и ожидаемый, ответ еще больше разозлил Мирга.
        "Ну рассказывай все" - приказал он.
        "Девять дней назад группа из трех людей и вампира напала на господина Кантиха, возвращавшегося вместе со свитой в свое родовое поместье. Они перебили стражу и похитили самого Агса Кантиха. Уведя его на несколько верст к югу, они с помощью магии узнали от него о Сердце Дракона, и, предположительно, о местонахождении нашей крепости Драконов".
        "О Сердце и крепости" - изумился Мирг. Это было не просто плохо, это было очень плохо. Теперь люди наверняка будут готовиться к серьезной войне, и с ними не получится справиться так же легко, как с остакутами. Он не сомневался в окончательной победе, и тем не менее.
        "Ты уверен?" - мрачно спросил он.
        "Да, мой король" - склонил горову Зултер.
        "Почему вы их до сих пор не поймали?".
        "Мы организовали облаву к западу от места преступления, предполагая, что они попытаются вернуться к себе, дабы сообщить своим князьям, что они узнали. Но оказалось, что они идут вдоль Шелора на восток".
        "Откуда вы это знаете?" - перебил главу стражи Корг Мартих.
        "Я вызвал несколько подчиненных мне демонов, и они по астральным следам смогли выследить их. Я также приказал демонам схватить этих проклятых людей, но тем удалось победить. Так что сейчас они предположительно идут дальше".
        "Зачем?" - снова перебил его Мартих.
        "Не знаю. Возможно, они хотят лично убедиться в существовании Сердца, а может быть, даже похитить либо уничтожить его".
        "В крепости Драконов почти тысяча воинов. У этих жалких людей ничего не выйдет. Они не смогут проникуть туда" - презрительно усмехнулся Мартих.
        "Раз уж ты знаешь, куда идут эти люди, почему не делаешь ничего, чтобы взять их?" - не обращая внимания на его слова, раздраженно спросил Зултера Мирг.
        "Мои демоны выследили их лишь сегодня ночью. И как я уже сказал, я надеялся, что демоны могут взять их, но люди оказались сильнее. Сейчас Ораг Кантих на драконе перебрасывает в излучину Шелора, где мы сворачиваем к крепости, своих воинов, чтобы устроить облаву. Я прошу вас дать нам еще несколько драконов, чтобы мы могли быстро перебросить туда больше охотников и солдат" - произнес Зултер.
        Мирг задумался. С одной стороны, было довольно нелепо задействовать несколько драконов ради охоты за четырьмя жалкими людьми. С другой, поймать их надо. А излучина далеко и места там довольно пустынные. Местных охотников мало. Так что переброска на драконах - единственный вариант.
        "Хорошо. Корг, займись этим. Используйте всех доступных драконов" - приказал он Мартиху.
        "Я, мой король?"
        "Да, именно ты".
        "Слушаюсь" - по лицу Корга было видно, что его не слишком радует перспектива заниматься отловом бандитов-людей, но он не осмелился возразить королю.
        "Идите, и принесте мне их головы" - никто не посмеет безнаказно убивать его подданных, тем более таких, как Агс Кантих. Зултер и Мартих поклонились и вышли, а спустя пару секунд в дверях опять появился церимонимейстер. За три с лишним недели его отсутствия накопилось много желающих пожаловаться королю на свои проблемы.
        * * *
        Солнце уже давно взошло над деревьями, но даже его почти отвесно падающие лучи с трудом пробивались сквозь густую листву, лишь на прогалинах достигая земли. Но обитатели леса привыкли и приспособились к этому, и жили своей обычной жизнью.
        Поднявшийся в предрассветной тьме в воздух Тадеуш сообщил, что им оставалось еще около десятка верст до изгиба реки, где летавшие над ней банерчаги делали поворот, напрявляясь на северо-запад, к своей крепости, где держали драконов. За прошедшее время они покрыли большую часть этого расстояния, пробираясь сквозь заросли.
        "Тихо" - внезапно воскликнул Никита, останавливаясь и глядя вверх.
        Велеслав задрал голову. Над верхушками деревьев в направлении их движения пролетел дракон.
        "Похоже, мы действительно на верном пути" - весело сказал он. Странным образом эта крылатая тварь подняла ему настроение. Все же были сомнения, что они найдут эту проклятую крепость. Но если этот дракон летит туда, они действительно идут правильно, а стало быть, рано или поздно доберутся до места. Все бодро двинулись дальше.
        Внезапно Ярозар остановился: "Впереди банерчаги, Дарк их чует".
        "Сколько?" - спросил Велеслав.
        "Точно не могу сказать. Примерно около десятка. Идут прямо на нас".
        "Проклятье. Откуда они здесь?" - Велеслав решительно достал меч. "Устроим засаду и перебьем их?" - он окинул вопросительным взглядом спутников
        "Нет, сворачиваем на северо-восток" - решительно взмахнул рукой Никита. "Мы все равно почти дошли до места, где поворачивают банерчаги. Свернем верстой раньше, ничего не случится. Будем надеяться, они не заметят наши следы, или не обратят внимания".
        Они быстро пошли в новом направлении. Двигались теперь почти бегом, с максимально возможной скоростью, которую опеределял Ярозар. Но спустя какое-то время волхв сообщил, что банерчаги идут по их следу. Это было плохо, очень плохо. Слишком мало шансов оторваться от погони лесных охотников. К тому же, по словам Ярозара, баренчагов было уже более двух десятков.
        И несмотря на все усилия людей, расстояние между ними и их преследователями сокращалось.
        В голове у Велеслава созрел план. Он был рискованный, и отнюдь не гарантировал успех, но ничего лучше у них не было. Он догнал было Никиту, но тот внезапно остановился.
        "Впереди банерчаги".
        Проклятье. Да откуда же их здесь столько.
        "Бежим" - Никта рванулся перепендикулярно их нынешнему направлению. Но Велеслав понимал, что им не уйти. Его план теперь выглядел единственно возможным. Через сотню шагов он остановил разведчика.
        "Надо разделиться, вместе с Ярозаром мы от них не уйдем".
        "Ты хочешь его бросить?" - ужаснулся разведчик.
        "Нет. Тадеуш сможет перетащить его по воздуху в сторону от нас, не оставляя следов. А без них мы сможем прорваться, отвлечем внимание, да и двигаться сможем намного быстрее. Будем сворачивать к реке, а ночью оторвемся от них".
        "А этот, Глэр?" - Никита кивнул на бежавшего сзади банерчага. Велеслав бросил короткий взгляд на их нового спутника. Ярозар подтвердил, что тот действительно желает отомстить Миргу, но все равно банерчаг не внушал Велеславу доверия. Кто знает, готов ли он сражаться со своими сородичами.
        "Пойдет с нами" - наконец ответил он. "А если решитт переметнуться, прикончим".
        Несколько секунд разведчик думал.
        "Хорошо, попробуем" наконец кивнул он. Велеслав коротко рассказал о плане Тадеушу и Ярозару.
        "А как мы потом найдем друг друга?" - удивился вампир. "Лес велик".
        "Пусть Дарк ровно в полночь выходит на песчаную отмель, что была примерно в версте позади. Когда вернемся, либо мы заметим его, либо он нас" - после секундного размышления ответил разведчик.
        "Хорошо" - кивнул Ярозар. Тадеуш подхватил волхва, и полетел дальше в направлении их движения, петляя между деревьями. Никита коротко объяснил план не понимающему русского языка Глэру, и они втроем решительно двинулись обратно, так, чтобы столкнуться с бывшим впереди отрядом. Прямая стычка была теперь единственным способом увести погоню от волхва и вампира.
        Впереди и правее среди деревьев мелькнули коричневые куртки банерчагов. А спустя пару секунд громкий крик возвестил, что те их также заметили.
        "Вперед" - крикнул Велеслав и ринулся на банерчагов, выхватывая меч и кинжал. Перед ним за деревьями мелькала всего одна фигура, но рядом почти сразу же появились еще две. Похоже, эти банерчаги шли растянутой цепью, а стало быть, прорваться сквозь этот слабый заслон будет не слишком сложно.
        Он вылетел на бежавших навстречу солдат. Изогнувшись влево, пропустил сбоку копье и буквально насадил его обладателя на меч. Кинжалом отбил удар второго и ударом плеча опрокинул на землю более легкого противника. Освободив меч, Велеслав прикончил пытавшегося подняться банерчага.
        Никита зарубил третьего, но с двух сторон уже выпрыгивали новые солдаты. Отбил удар топора мечом, Велеслав вонзил кинжал в бок противника, легко пробив кожаные доспехи. Никита рубился со вторым. Не долго думая, Велеслав перерубил древко копья, а меч разведчика пронизил грудь обезоруженного противника. Третьего прикончил Глэр. Возможно, на него действительно иожно рассчитывать. Шорох кустов справа и слева возвестил о приближении новых банерчагов. Подхватив копье одного из мертвых, Велеслав метнул его в подбегавшего солдата.
        "Уходим".
        Они снова бросились бежать. Спустя несколько секунд сзади раздались вопли и шум новой погони.
        "Заметил, это не охотники. Солдаты" - на бегу произнес Велеслав. "Какого черта они здесь делают?"
        "Судя по тому, как они шли, это облава на нас" - ответил Никита. "Тадеуш был прав, появился хозяин тех добаных демонов".
        Не тратя лишних слов, они побежали дальше. Сверху раздалось хлопанье крыльев, и над самыми макушками деревьев промелькнул дракон. Только его им сейчас и не хватало. Они проскочили небольшой луг.
        "Стой" - коротко окрикнул Велеслава Никита, сдергивая с плеча лук. "А ты беги, мы догоним" - приказал он также остановившемуся Глэру. Преследователи - банерчаги выскочили на открытое пространство, но не успели пробежать и десяти шагов, как первые двое получили по стреле в грудь. Велеслав и Никита подстрелили еще пару, прежде чем остальные скрылись под защитой деревьев на другой стороне поляны.
        "Пошли" - шепнул Никита, убирая лук чехол. Они снова бросились вслед за убежавшим Глэром. За их спинами раздался свист стрел, это банерчаги начали обстреливать опушку. Что ж, хоть какой-то отрыв от преследователей. Догнав Глэра, они сразу свернули в сторону от первоначального направления. Это вряд ли собьет со следа лесных охотников, но по крайней мере хоть немного задержит их. Реальная возможность оторваться от погони появится лишь с наступлением ночи, но сейчас солнце еще только-только перевалило зенит.
        * * *
        Дракон мягко приземлился на поляну и Корг Мартих легко соскочил на землю.
        "Ну что?" - коротко спросил его Торк.
        "Пока ничего" - мрачно ответил тот. "Они уходят на юг параллельно реке, и наши солдаты никак не могут взять их".
        Проклятье. А ведь все так хорошо начиналось. Около полудня один из поисковых отрядов наткнулся на следы и пустился в погоню. А примерно через час высаженные с драконов на предполагаемом направлении движения воины столкнулись с людьми. Но тем удалось прорваться сквозь редкую цепь облавы. Началась погоня.
        И вот уже день близился к вечеру, но банерчагам так и не удалось взять этих проклятых людей. Те постоянно меняли направление и запутывали следы. И хотя опытные охотники всякий раз снова находили след, это постоянно задерживало их. А малое число драконов и лишь пять сотен имевшихся воинов не позволяли им создать против них полноценное кольцо окружения. Пару раз небольшие отряды высаженных с драконов солдат оказывались на пути уходящих людей, но тем всякий раз удавалось прорваться, прикончив еще нескольких банерчагов. И сейчас они, похоже, стараются протянуть до темноты, чтобы повторить свой трюк и скрыться, используя реку.
        Торк высказал свои соображения Мартиху. Тот лишь грязно выругался. Потом задумался.
        "У нас слишком мало драконов" - наконец произнес он. Они так активно гоняли животных в течении дня, высаживая солдат на пути предпологаемого движения людей, что драконы попросту выдохлись. Сейчас семь из девяти выделенных им королем животных были отправлены на поля к крепости, где они могли подкрепиться и хоть немного отдохнуть. Солдатам тоже следовало бы передохнуть, но это была уже непозволительная роскошь. В таком случае люди точно уйдут.
        Была, конечно, слабая надежда, что сами они тоже не выдержать, но Торк предпочитал не полагаться на это. Это будет прямой путь к тому, чтобы упустить их. Так что банерчагам придется терпеть.
        "Сегодня река не спасет их" - после недолгого раздумья произнес Мартих. "Сейчас я отправлю обоих драконов на отдых, а как стемнеет, будем летать над рекой. Как только люди попробуют пересечь реку, мы прикончим их. Их хитрость не пройдет второй раз" - уверенно закончил он.
        "А наши солдаты?" - спросил Торк. План Мартиха выглядел вполне разумным.
        "Пусть пока гонят их. Нельзя давать этим ублюдкам не секунды передышки. Люди наверняка думают, что ночь спасет их. Но сегодня она их прикочит" - зловеще улыбнулся Мартих.
        "Отлично" - Торк позволил себе вторую улыбку за весь день. "Будем надеятся, что на сей раз эти проклятые люди не уйдут от нас".
        * * *
        Они с Велеславом и Глэром бежали по ночному лесу, стараясь не зацепиться за какую-нибудь корягу. Крики позади вроде стихли. Видимо, их преследователи в очередной раз потеряли в темноте их след. Что ж, настало время двигаться к воде, и теперь уже окончательно оторваться от погони.
        Никита повернул к реке, бывшей примерно в полуверсте правее. Через пятнадцать минут они уже стояли на берегу.
        "Ну что, сразу поплывем на ту сторону?" - предложил Никита.
        "Подожди" - тихо прошептал Велеслав. "Пошли" - он быстро пошел вдоль берега. Ничего не понимая, Никита все же последовал за ним. Через триста шагов ратник остановился возле прилично наклонившейся над водой березы.
        "Как насчет поплыть на нем" - он кивнул на дерево. В темноте Никита различил его улыбку. За ночь течение унесет их достаточно далеко, чтобы банерчагам было сложно обнаружить их следы. Сами же они смогут немного отдохнуть после длившейся весь день погони. Правда, их преследователи наверняка найдут пень. Но дерево можно пустить вниз по течению, это еще больше собьет банерчагов с толку. Неплохо задумано. Вот только? Он прикинул толщину ствола.
        "Его рубить как минимум минут двадцать. А звук над рекой далеко заносится. Они тут намного раньше будут".
        "А если быстро?" - через несколько секунд меч Велеслава тускло засветился и спустя секунду легко перерубил ствол. С громким плеском дерево упало в реку.
        "Давайте, вешайте сверху свои куртки" - зашептал Велеслав, стаскивая кольчугу. "А то опять сушить придется, а времени у нас нет". Они быстро погрузили на ствол доспехи и оружие, оттолкнули дерево от берега и стали грести на середину. Сначало дело шло плохо, но вскоре течение подхватило их, и они смогли впервые за весь день хоть немного отдохнуть. Бегство от банерчагов очень тяжело далось им, к тому же за весь день они ни разу не поели, за исключением нескольких сорванных на бегу ягод.
        Порывшись в походном мешке, Никита достал остатки жареного мяса с прошлой стоянки. Часть отдал Велеславу с Глэром, остальное съел сам. Немного, но лучше, чем ничего.
        "Вот всегда бы так" - мечтательно произнес ратник, почти наполовину высовываясь из воды на дерево. Но спустя секунду его лицо изменилось. "Проклятье" - он соскользнул в воду.
        Никита обернулся. Над рекой летел дракон. Нда. Похоже, плыть вместе с деревом было не самой лучшей идеей. Все трое перебрались ближе к кроне, где ветви скрывали их от наблюдения. Мерно взмахивая крыльями, дракон пролетел над ними дальше вниз по течению.
        "Пронесло" - облегченно выдохнул Велеслав.
        Однако было слишком опасно плыть рядом со столь заметным деревом. Как только их преследователи дойдут до пня, сразу все поймут. И тогда дракон уже не пролетит мимо. Никита стал оглядывать реку, прикидывая, где им лучше выбраться на берег.
        "Еще один" - воскликнул Велеслав. "Похоже, эти ублюдки догадались, что мы в темноте попытаемся перебраться через реку. Думают перехватить".
        "И у них может получиться" - мрачно подумал Никита.
        Сначала второй дракон также не обратил на них внимания, но внезапно сделал разворот и пролетел прямо над деревом. Они с головой погрузились в воду, гигантская черная тень скользнула над рекой. Но похоже, проклятый банерчаг, который управлял этой тварью, что-то заподозрил. Гигантская ящерица начала снижаться, вытягивая вперед лапы. Как будто она хотела поднять дерево и посмотреть, нет ли там кого.
        Положение было хуже не придумаешь. В воде они не могли ни спрятаться, ни увернуться от удара.
        А дракон, медленно взмахивая крыльями, приближался к плывущему стволу. Никита уже мог отчетливо различить всадника, который напряженно вглядывался в ветви. А за ним маг и несколько солдат. В голове мелькнула отчаянная мысль.
        "Сможешь кинжалом достать всадника?" - прошептал он Велеславу.
        "Ты имеешь в виду метнуть?" - тихо спросил ратник.
        "Да. Кидай по моей команде" - все равно других вариантов не было. Правая рука сжала метательный диск, левая легла на мокрую кору дерева. Еще чуть ближе.
        "Давай" - Никита оперся на дерево левой рукой, на половину высовываясь из воды, и мощным движением метнул диск в сидевшего за спиной возницы мага. Тот завалился на бок. Следом за ним в воду упал и банерчаг, управлявший драконом. Из его груди торчал кинжал Велеслава.
        Солдаты на спину дракона закричали, но их голоса были перекрыты ревом обретшего свободу дракона. Он мощно взмахнул крыльями, поднимаясь над рекой, и начал метаться, освобождаясь от сидевших на спине. На фоне звездного неба Никита различил, как от крылатой твари отделились несколько темных точек. Спустя несколько секунд крики падающих банерчагов оборвались. Еще через несколько мгновений он уже не мог различить в небе и самого дракона.
        "Как мы разобрались с этой тварью" - весело хлопнул его по плечу Велеслав, так, что разведчик буквально ушел под воду.
        "Да, если его не поймают, одним драконом меньше" - ответил Никита, выныривая и отфыркиваясь. У банерчагов каждый дракон на счету. И любая потеря серьезно облагчала жизнь русичей.
        Однако оставаться дальше возле этого дерева было рискованно. Раз оно привлекло внимание одного, может привлечь и второго. Неизвестно, сколько их тут еще летает. Он снова начал оглядывать берега, прикидывая, где им лучше вылезти, не оставляя лишних следов. Поваленное дерево возле самой воды привлекло его внимание.
        "Да сколько же их тут" - раздался раздраженный голос Велеслава. Над рекой появился еще один дракон, за ним второй. Очевидно, до них донесся рев освободившегося от всадника дракона, и крики падавших банерчагов. Крылатые монстры пролетели над их головами, а им навстречу уже двигался тот, что пролетел над головами людей первым. Через несколько минут к трем драконам присоединился четвертый. Они зависли примерно в версте впереди. Похоже, их хозяева совещались, решая, что делать.
        Наконец три из них разлетелись в разные стороны, а четвертый направился к плывущему дереву.
        "И что оно вас притягивает" - Никита сжал в руке второй диск. Дракон начал кружить над ними, постепенно снижаясь. Пока его хозяева их не заметили, но явно что-то подозревали. И, очевидно, были настороже, так что их не удастся застаь врасплох, как первых.
        Они втроем затаились среди ветвей, надеясь, что банерчаги не заметят их. Но громкий крик безжалостно разбил их надежду. Один из сидевших на драконе как-то сумел различить их, и теперь указывал на крону. А спустя пару секунд вниз полетели первые стрелы.
        Никита ушел под воду, и вынырнул уже с другой стороны ствола. Лучники вслепую стреляли по ветвям, где его уже не было. На конце посоха, что держал один из банерчагов, вспыхнул зеленый огонек, и в следующую секунду поток огня ударил в ствол.
        Затрещали и вспыхнули ветви, от воды пошли клубы пара. Дракон перестал кружить, очевидно, его всадник давал лучникам возможность прицелиться получше.
        Но это был шанс и для людей. Нырнув вниз, Никита проплыл к стволу дерева. Опершись на ствол, выскочил сколько мог из воды, и с размаху метнул второй диск, метя в горло крылатой бестии.
        Дракон яростно заревел и метнулся в сторону. Спустя несколько секунд всаднику все же удалось успокоить его, но он повернул туда, откуда они прилетали, и летел уже не столь уверенно. Похоже, диск серьезно ранил проклятую тварь.
        "Уходить надо, пока еще один не прилетел" - скомандовал Никита своим спутникам.
        Похватав со ствола вещи, они поплыли к берегу. И очень вовремя. Когда им оставалось всего три десятка шагов до берега, над рекой появились сразу два дракона. Они закружили над плывшим по реке деревом, сразу две огненные молнии ударили по стволу. Добравшись до места, где они могли стоять на дне, Никита с Велеславом наблюдали, как банерчаги сжигали дерево, оказавшееся таким неудачным транспортом и прикрытием.
        Огромные монстры кружили над водой, выискивая признаки людей.
        "Вы хорошо наказали воинов Идагира за их беспечность" - неожиданно произнес Глэр. Насколько Никита научился за последние дни понимать его мимику, банерчаг был очень доволен. "Вывели из строя сразу двух драконов".
        "Что он говорит?" - подозрительно покосился на лесного жителя Велеслав. Хотя этот Глэр ни разу не давал никаких поводов для подозрений, и оказался хорошим охотником, частично взяв на себя добычу мяса для всего отряда, ратник не доверял ему. Сам же Никита старался по возможностьи изучить поближе повадки своих давних противников.
        "Говорит, мы хорошо их проучили".
        "Это точно. Славно мы им врезали" - усмехнулся Велеслав.
        "Ага, только теперь эти ублюдки снова сядут нам на хвост" - при других обстоятельствах Никита был бы безусловно рад такой стычке. Два человека за одного дракона - хороший размен. И это при том, что они еще живы. Вот только сейчас ставки были намного выше, чем обычно.
        "Может, они решать, что убили нас на том дереве" - со слабой надеждой в голосе предположил Велеслав. Один из драконов уже поднял из воды обгоревший останки, и, пронеся по воздуху с десяток саженей, снова бросил вниз.
        "Я бы не стал на это особо полагаться" - мрачно ответил Никита. "Уж больно серьезно эти ублюдки за нас взялись. Сначала эти демоны" - он невольно содрогнулся, вспоминая зубастых тварей, которые собирались воедино, даже будучи разрубленными пополам. "Потом эта облава. Они послали против нас минимум семь драконов. Не думаю, что когда-либо еще три человека и один вампир удостаивались столь серьезной охоты. Полагаю, они не успокоятся, пока не найдут наши тела".
        "Мы весьма польщены таким вниманием" - буркнул Велеслав. "Ну что, выбираемся на берег?"
        "Погоди" - Никита стал озираться вокруг. Берега здесь были травянистые, на таких опечатки ног будут весьма заметны, и если банерчаги пустят по берегам охотничьи партии, они без труда снова возьмут их след. Так не годится.
        На другой стороне берег был почти такой же. А вот впереди, похоже, был какой-то приток.
        "Пошли по воде вперед" - шепнул он Велеславу. "Вон приток в пяти сотнях шагов. Возможно, там мы найдем место, где можно выбраться, не оставляя заметных следов".
        Велеслав кивнул. Но сначала им пришлось с головой окунуться в воду, когда один из драконов полетел над рекой обратно. Второй продолжал кружить над поверхностью впереди. Они осторожно пошли вдоль берега, так, что над водой были лишь головы. Путь до притока занял у них почти полчаса. Это была мелкая речка в десяток шагов шириной. Они побрели вверх по ее течению, и скоро круживший над рекой дракон исчез за деревьями.
        Теперь они смогли выбраться уже по колено в воде, и идти стало гораздо легче. Примерно через полторы версты пошли густые заросли камыша и осоки, выбраться на берега без следов было по-прежнему невозможно.
        Впрочем, у Никиты появилась другая мысль, как сбить погоню со следа. Велеславу она не слишком понравилась, но альтернативой было только бегать по здешним лесам от банерчагов до тех пор, пока тем это не надоест. А лесные жители, судя по всему, вовсе не собирались успокаиваться. Так что ему пришлось согласиться.
        Срезав три толстых стебля камыша, они еще поднялись вверх по течению, пока Никита не решил остановиться у зарослей склонившихся над водой ив. Его расчет был на то, чтобы пропустить по берегу поисковую партию банерчагов, и лишь потом выбираться на берег. Пройдя один раз столь далеко от реки, и не обнаружив следов, их преследователи вряд ли заберутся сюда еще раз. А значит, они окончательно потеряют их следы.
        Ожидание тянулось очень медленно. Сам Никита привык сидеть в засаде, и для него это не представляло проблем. А вот ратнику это было явно не по душе. Как только рассвело, он начал проявлять первые признаки беспокойства. Сначала он намеревался было начать ловить рыбу, но Никита одернул его. Глэр же, в отличии от Велеслава, сидел тихо. Очевидно, понимая, что он не самый желанный спутник, банерчаг четко и без возражений выполнял все команды, и сразу согласился с предложением пересидеть погоню в реке.
        По мере того, как солнце прошло зенит, Велеслав начал все больше сомневаться, что их преследователи вообще пойдут здесь. Но Никита твердо настроился ждать. Если охотники не появятся, они пойдут дальше следующей ночью, но не раньше.
        Наконец он различил звуки, которые так долго ожидал услышать. Сухие трескучие голоса банерчагов вдали.
        "Идут" - шепнул он, готовя свой полый камыш.
        Все трое погрузились под воду, оставив лишь концы трубок, чтобы дышать. Через пару минут сквозь колеблющуюся поверхность воды Никита различил, как среди ветвей мелькнули фигурки идущих по берегу банерчагов. Когда последний из них скрылся, Велеслав знаком предложил ему подниматься, но Никита показал, что еще рано. Мало ли кто мог отстать позади основной группы. Следовало подождать, сколько было возможно.
        Они сидели почти десять минут, прежде чем вынырнули на поверхность.
        "Ну что, пошли" - чуть отдышавшись, предложил Велеслав. Все же дышать через тонкий камыш отнюдь не то же самое, что и полной грудью.
        "Подожди, они же еще обратно пойдут".
        "Проклятье" - заскрежетал зубами ратник. "Лучше бы срубились с ними, чем сидеть тут в воде целый день".
        "Ничего, я думаю, уже скоро" - подбодрил его Никита. "К тому же, гляди, дождь собирается" - он указал на сгущавшиеся со стороны реки облака. "Он окончательно смоет все наши следы".
        "Ты же говорил, что они и так не будут нас искать второй раз".
        "Говорил. Да только чем больше способов скрыть следы, тем лучше. Мы здесь вовсе не для того, чтобы по лесам бегать, да простых банерчагов рубить. Не забывай, у нас намного более важная цель" - напомнил Никита.
        "Хорошо, ждем" - мрачно кивнул Велеслав.
        Банерчаги обратно так и не прошли. Видимо, ушли очень далеко вверх по реке. Серьезно же они настроились их поймать. К счастью, погода не подвела. К вечеру все небо было покрыто черно-синими облаками, обещавшими хороший дождь. Так что им не придется еще день голодными сидеть в воде.
        Как только стемнело, они двинулись к заросшему травой берегу в сотне шагов. С первыми каплями дождя трое людей выбрались на берег и углубились в лес. Следовало как можно дальше уйти от реки и возможного района поиска. Банерчагам не хватит сил, чтобы обшаривать все леса, так что если они уйдут достаточно далеко, вряд ли снова наткнуться на какой-то поисковый отряд. Все равно банерчаги будут искать следы в основном по берегам реку. Следовало просто убраться от нее подальше.
        Дождь тем временем припустил весьма сильный, чему Никита был очень рад. Такой с гарантией смоет все их следы, так что следопыты уже не смогут найти их.
        Они шли всю ночь, и остановились, лишь когда совсем рассвело, и дождь прекратился. Велеслав предложил было поймать дичь и поесть, но дым от костра днем могли заметить, так что, несмотря на голод, от этой идеи пришлось отказаться. Они забрались в заросли дикой малины, чуть подкрепились ягодами и рухнули спать. Два дня и две ночи погони без сна и еды буквально вытянули из них все силы.
        * * *
        Проснулся Никита от весьма громкой и грубой ругани Велеслава. Он быстро огляделся, но не заметил ничего подозрительного. Слева поднялся также ничего не понимающий Глэр.
        "Что случилось?" - спросил он чем-то раздраженного ратника.
        "А ты что, сам не видишь?" - зло повернулся к нему Велеслав. "Вся броня проржавела от этой долбанной воды. И нахрена мы там сидели". Действительно, Никита только сейчас обратил внимание, что кольчуга и шлем воина покрылись ржавым налетом. Он быстро вытащил свой меч. Проклятье.
        "Надо найти открытое место" - быстро оглядевшись, он обнаружил просвет и вскоре они действительно вышли на заливаемую солнечными лучами поляну. Быстро развесив на ветвях все еще мокрые вещи, Никита отодрал от дуба кусок коры и начал соскабливать с меча ржавый налет. Надо было сразу этим заняться, но они так устали, что совсем не подумали об этом.
        Примерно через полчаса работы меч блестел почти как новый. Вот только от взгляда Никиты не укрылось, что в одних местах ржавчина выела клинок гораздо больше, чем в других. А значит, при хорошем ударе он вполне может переломиться. Им еще только не хватало в решающий момент остаться без оружия.
        Еще примерно час ушел на охотничий и засапожный ножи, а также нашитые на куртку стальные пластины. Велеслав тем временем все еще занимался своей кольчугой, скобля ржавый налет то ножом, то деревянной палочкой. Да, кольчугу быстро не очистишь. Проще всех было Глэру, у которого были лишь нож да топор.
        Никита оделся и проверил, высохла ли тетива лука.
        "Пойду, подстрелю что-нибудь на ужин" - пояснил он в ответ на вопросительный взгляд Велеслава. Желудок буквально сводило от голода. Очевидно, поняв, куда собирается Никита, банерчаг так же начал натягивать тетиву на свой лук.
        После пары часов хождения по лесу удалось подстрелить зайца и тетерева. Не то, чтобы очень много, но поесть им хватит. Когда Никита вернулся, Велеслав все еще продолжал скоблить свои доспехи. Увидев добычу, он радостно улыбнулся.
        "Наконец-то поедим нормально".
        Чуть позже вернулся и Глэр. Банерчагу удалось подстрелить молодого кабанчика, так что они смогут не только нормально поесть, но и про запас что-то оставить. Как только начало смеркаться, натаскали хворосту и развели костер.
        Никита с наслаждением впивался зубами в жареное мясо, ощущая, как желудок наполняется приятной тяжестью.
        "Что теперь делаем?" - спросил Велеслав. "Возвращаемся к Ярозару и Тадеушу?"
        "Ну да. Мы от того места верстах в пятнадцати-двадцати. Сразу на встречу не пойдем, немного выждем примерно верстах в двух у реки. Я думаю, банерчаги еще дня два-три тут рыскать будут, потом уйдут. Тогда можно будет переправиться и идти на встречу".
        "А ты уверен, что мы найдем их?"
        "Место, где мы расстались, я примерно помню" - ответил Никита. "А там найдем. Мы же с Ярозаром договорились, что Дарк будет выходить в полночь к берегу. Найдет Лишь бы на них там случайно не наткнулись".
        "Это вряд ли" - подумав, ответил Велеслав. "Банерчаги наверняка за нами все ломанулись. А Тадеуш следов не оставляет. К тому же, Ярозар может отвести взор случайному охотнику. Так что я думаю, с ними все в порядке".
        "Хорошо бы".
        Закончив свой первый за три дня нормальный ужин, они забросали костер землей, и Никита повел своих спутников обратно, туда, где их должны были ждать Ярозар и Тадеуш.
        * * *
        Петляя между деревьями, Тадеуш пролетел примерно два сотни шагов, и наконец опустил Ярозара на землю. Летать среди деревьев и без груза очень нелегко, того и гляди в ствол врежешься, или крылом ветки зацепишь, а с человеком и подавно. Позади раздались крики и едва различимый звон стали. Очевидно, их спутники сцепились с банерчагами. Оставалось только надеяться, что они прорвутся и смогут затем оторвать. В противном случае им с Ярозаром придется возвращаться обратно в Суздальское княжество. Нечего было и думать добраться до главного артефакта банерчагов вдвоем всего лишь. Тадеуш с самого начала считал эту идею русичей оправиться за Сердцем глупостью, и сегодняшняя стычка лишь подтвердила это. Утешало только то, что в случае необходимости он всегда может улететь один. Иначе он вообще бы не отправился с ними.
        Они двинулись на запад, туда, откуда еще утром пришли. Надо уйти подальше от рыскающих по лесу банерчагов, пока они все тут не обложили.
        Отойдя на приличное расстояние, разбили небольшой лагерь. Ярозар обустроил себе лежак, а вампир удобное место, где можно изучать свои свитки. Ближе к вечеру Дарк притащил зайца. Волхв быстро разделал его, и когда стемнело, разжег в выкопанной днем небольшой яме костер, чтобы приготовить ужин.
        Тадеуш сидел чуть в стороне, углубившись в свои магические изыскания. За весь день они не перекинулись и десятком фраз, да в этом и не было нужды. У каждого из них своя цель, и каждый предпочитал не вмешиваться в дела другого.
        * * *
        Гонт Ментик запнулся за невидимый во тьме корень и упал на землю. Позади раздались смешки. Проклятые ублюдки. Он сам всю жизнь прожил в Лонтаде, служа под началом Зултера, и, как это было не странно для банерчага, почти не бывал в лесах, особенно ночью, в отличии от остальных солдат, которых дали под его командование. И они постоянно скрытно и не очень насмехались над ним.
        А тот факт, что они никого не нашли, и теперь ни с чем возвращались к лагерю по ночному лесу, еще больше злил его. Весь день его отряд рыскал по лесу, но так и не обнаружил никаких следов людей. Лишь под вечер их нашел гонец из лагеря, и сообщил, что людей обнаружили другие группы охотников, а возможно, уже и поймали. Это еще больше раздражало Гонта. Нет ничего хуже, чем чужой успех там, где мог бы быть твой.
        Внезапно его нос учуял слабый, но очень знакомый запах. Аромат жареного мяса. Он резко остановился и вскинул руку. Снова потянул носом. Запах как будто исчез, но спустя пару секунд снова будто коснулся ноздрей. Очень слабый, как если бы его источник находился довольно далеко.
        "Вы чуете?" - спросил шедший позади посыльный.
        "А зачем я, по-твоему, остановился, кретин" - презрительно бросил через плечо Гонт. Сейчас он опять не чуял запаха, но не стал показывать этого солдату.
        "Кажется, это оттуда" - произнес другой, указывая на юго-запад, развеяв тем самым сомнения Ментика.
        "Наш лагерь?" - предположил еще один.
        "Вроде далеко еще. Он у самой реки" - неуверенно возразил посыльный
        "Тихо" - зашипел Ментик. "Мы с тобой" - он ткнул в ближайшего солдата, "пойдем и посмотрим, кто там. Остальным сидеть без звука" - Он может не был искустным охотником, но за годы работы в страже у него выработалось определенное чутье подсказывало. И сейчас оно говорило, что здесь что-то не так.
        Совсем медленно и осторожно они двинулись в сторону, откуда почти незаметный в лесу ветер доносил аромат жарившегося мяса. Он стал устойчивей, а спустя еще несколько очень осторожных шагов Гонт увидел на листве впереди слабые красные отсветы пламени. Он указал на них солдату и чуть сдвинулся в сторону, пытаясь разглядеть костер. Но так и не различил огонька сквозь просветы в листьях. Зато Гонт увидел темную фигуру, освещенную костром снизу.
        Он сделал знак солдату и так же осторожно, стараясь не шуметь, пошел обратно.
        "Мы нашли их, я видел отсветы костра и сидевшего возле него человека" - уверенно заявил он остальным солдатам.
        "Откуда вы знаете, что это они, а не какой-то наш отряд?" - удивился ходивший с ним солдат.
        "А ты слышал их голоса?" - злобно спросил его Гонт. "Вот именно" - убежденно заявил он, когда тот отрицательно помотал головой. "Если бы это был кто из наших, мы бы наверняка услышали. Ночью звуки хорошо разносятся. А тихо сидеть могли только эти люди. Им как раз надо скрываться. К тому же человек освещался огнем снизу. Они наверняка развели его в какой-нибудь яме, так не видно пламени. Хитрые".
        "Но наши отряды гонят их на юг вдоль реки" - возразил посыльный. "Здесь не может быть людей".
        "И тем не менее, они здесь" - резко ответил Гонт. "Возможно, решили разделиться".
        "Возьмем их" - несколько солдат ухватились за топоры.
        "Тихо, идиоты" - зашипел Гонт, вызывая волну недовольства. "Нас слишком мало. Эти люди очень опасны. Не забывайте, они перебили всю охрану Кантиха. Вы двое" - он указал на пару солдат. "Быстро отыщите наш лагерь и приведите не менее сотни бойцов".
        "Зачем так много?" - раздались недоуменные возгласы.
        "Чтобы окружить их, придурки. Никто не должен уйти" - его порядком раздражали эти вояки со своей дешевой бравадой. Герои хреновы. Городская стража поступала в таких случаях проще. Собиралось столько бойцов, чтобы все перекрыть, и не дать противнику никаких шансов выбраться из кольца.
        Двое солдаты исчезли в лесу. Ментик также отвел остальных чуть подальше от стоянки, дабы эти кретины не подняли шум, когда придет подкрепление. Время тянулось очень медленно, то один, то другой солдат предлагали напасть самим, либо по меньшей мере сходить и убедиться, что люди действительно еще там, но он резко пресекал все такие попытки. Главное сейчас не спугнуть добычу. Сам Гонт уже давно усвоил, что в таких делах спешка может лишь все погубить.
        Наконец послашался шорох множества ног, и спустся несколько секунд появился его начальник Торк Зултер во главе довольно большого отряда стражников и солдат. С их прибытием поднялся такой шум, что ему пришлось прикрикнуть на них.
        Гонт коротко доложил Зултеру о том, что видел. Тот похвалили его, и начал отдавать приказы пришедшим с ним сотникам и десятником. Часть банерчагов должна была по довольно большой дуге охватить лагерь со всех сторон, не оставляя лазеек, и в то же время не поднимая шума раньше времени.
        Они же еще с тремя десятками стражников начали осторожно пробираться туда, откуда Гонт видел отблески костра. Шли очень медленно, стараясь поднимать как можно меньше шума, и одновременно давая остальным время охватить место лагеря людей со всех сторон.
        Наконец, по прикидкам Гонта, они дошли до места, откуда он видел отсветы костра. Теперь их уже не было, хотя, учитывая прошедшее время, люди наверняка просто погасили огонь. Банерчаги продолжили осторожно пробираться сквозь лес, медленно подкрадываясь туда, где спали нчего не подозревавшие люди.
        Внезапно спереди раздались шорохи и тихий голос, мелькнула темная фигура. Похоже, их все же заметили.
        "Вперед" - громко крикнул Зултер, уже в открытую бросаясь на людей. Со всех сторон раздались крики и шум бегущих банерчагов. Уже две темные фигуры мелькнули среди деревьев. Сам Гонт чуть притормозил. Эти люди прекрасно сражались, так что незачем лезть в первых рядах. Он нашел их, и этого достаточно. Пусть теперь эти любители опмахать топорами покажут свою доблесть.
        Впереди раздался звон стали и крики боли. Воинственные кличи банерчагов перекрыл волчий вой, спустя несколько секунд сменившийся пронзительным визгом. Когда сам Ментик подбежал к месту, все было уже кончено.
        На земле лежал оглушенный человек, чуть поодаль тело зарубленного волка. Один банерчаг погиб, загрызенный этим самым волком, еще трех убил второй находившийся в лагере, после бросился бежать. Несколько солдат кинулись в погоню, но очень скоро вернулись ни с чем. Как они сказали, этот высокий просто взлетел, и скрылся в ночном небе. Похоже, это и был тот самый вампир, про которого говорил зомби Кантих. Конечно, было бы неплохо взять и его, только как теперь поймаешь этого крылатого урода. Разве что с драконами, вот только драконов то у них сейчас и не было. Но они взяли по крайней мере одного, что уже неплохо. Правда, здесь вообще было всего двое, хотя Кантих говорил о четверых.
        Тем временем Зултер приказал связать человека и отправляться в лагерь.
        "А как же еще двое? Ведь их было четверо?" - удивленно спросил своего начальника Гонт.
        "Они, очевидно, разделились, остальные сейчас где-то на юге" - ответил Зултер, подтверждая его догадку. "Мартих должен взять их".
        "А с этим, с вампиром что делать будем?"
        "Ждать" - улыбнулся глава стражи.
        "Чего ждать?" - не понял Гонт.
        "Его и ждать" - снисходительно пояснил Зултер. "У нас есть этот человек. И вампир наверняка попытается освободить его".
        "И тут-то мы его и возьмем" - обрадовался Гонт.
        "Именно" - самодовольно кивнул начальник. "Пошли, нам надо подготовиться" - и он быстро зашагал в сторону лагеря. Гонт последовал за ним. Если Зултер прав, очень скоро они возьмут второго. И снова вернутся из этих лесов в куда более родной и привычный Гонту Лонтад.
        * * *
        Заметив крадущихся в темноте банерчагов, Тадеуш попытался было тихо поднять Ярозара, но в результате те заметили его попытку, и уже открыто кинулись в атаку. Их оказалось неожиданно много, и к тому же они каким-то образом обложили лагерь со всех сторон. Он пытался остановить их, но почти сразу понял, что не справится с такой ордой. Вот если бы тут были Велеслав и Никита, тогда они могли бы попытаться вырваться, у него же одного не было никаких шансов.
        Так что, прорвавшись мимо нескольких стоявших на пути солдат, Тадеуш быстро взмыл вверх, над деревьями. Сделав большой крюк в сторону, он легко оторвался от пытавшихся преследовать его по земле банерчагов, и снова пролетел недалеко от места лагеря. Банерчаги теперь не скрывались, он отчетливо слышал внизу их голоса.
        Он не видел сквозь листву, что случилось с Ярозаром, но даже если его и убили, то наверняка заберут тело. Кружа над деревьями, он отследил банерчагов до самого лагеря. Подлетать близко он не стал, а расположился на высоком дереве примерно в паре сотен шагов.
        Надо подождать, пока лагерь уснет. А там уже можно будет и слетать посмтотреть. И если вдруг окажется, что волхв жив, то кто знает, возможно, его и удастся вытащить.
        Доносившийся шум голосов через какое-то время действительно начал стихать, пока наконец Тадеуш вообще не перестал его слышать. Очевидно, банерчаги улеглись спать. Он выждал еще примерно полчаса, потом поднялся в небо. До восхода солнца оставалась еще пара часов, так что время у него есть. Спасательная операция в любом случае не займет много времени.
        Сначала он облетел лагерь на весьма большой высоте, так, что его с гарантией не различат с земли в ночном небе. Не заметив никакой угрозы или тревоги, постепенно стал спускаться все ниже.
        На первый взгляд, банерчаги действительно спали, Тадеуш различал возле костров лежащие фигурки. Особо он отметил одного дракона, расположившегося на краю. Судя по накинутому на голову черному мешку, крылатый монстр также отдыхал.
        Разумеется, спали не все. Несколько часовых расположились по периметру лагеря, еще один банерчаг прохаживался возле дракона. Плюс еще двое стояли возле лежащей фигурки в знакомой серой рубахе.
        Ярозар лежал неподвижно. Навряд ли он спал, скорее всего, его оглушили. Впрочем, сейчас это не имело значения. В любом случае волхва придется вытаскивать по воздуху, так что без разницы, в сознании он, или нет.
        Тадеуш совсем низко сделал очередной круг, оценивая возможную опасность. С парой часовых возле Ярозара он справится без проблем. Остальные вроде спят. А значит, быстро спустившись, он легко подхватит волхва, и улетит. И эти бескрылые никогда его не достанут.
        Оставался, правда, дракон. Лесные жители наверняка поднимут его, а эти твари летают очень быстро. Хотя, нет необходимости улетать с волхвом слишком далеко. Вполне можно спустится в лес, даже всего в паре сотен шагов от лагеря. Кроны деревьев прикроют их от дракона, и пусть эти банерчаги попробуют найти их ночной чаще.
        Тадеуш улыбнулся. Все выглядело довольно просто. Возможно, даже слишком. Так что он сделал еще один круг над лагерем, чтобы убедится, что ничего не пропустил. Но все выглядело по-прежнему тихо. Что ж, надо действовать.
        Он поднялся чуть выше, выбирая позицию для атаки. Затем достал два метательных ножа. Если получится, все будет сделано одним рывком. Остальные даже проснуться не успеют.
        Тадеуш устремился вниз, одновременно замахивась обеими руками. Банерчаги стояли к нему спиной, и даже не видели, как смерть спускается к ним с небес. С расстояния в десять метров он метнул оба кинжала, отмечая, как они вонзаются в спины часовым. Те начали оседать на землю, но Тадеуш уже не смотрел на них. Он ухватил за руки неподвижно лежащего волхва и мощно взмахнул крыльями, набирая высоту.
        У него почти получилось. Но казавшееся довольно легким тело внезапно сильно рвануло его к земле. Уронив Ярозара, Тадеуш и сам покатился по земле. А над лагерем уже разносился громкий вопль, и сотни секунду назад спавших банерчагов вскакивали на ноги.
        Тадеуш выхватил клинки, перерубая двоих ближайших противников, и бросил быстрый взгляд на Ярозара. От удара о землю тот уже очнулся, и сейчас оглядывался вокруг. Но глаз отметил не волхва, а здоровенный, прикрытый рогожей камень, веревка от которого тянулась к пленнику. А бегущие со всех сторон воины в доспехах не оставляли никаких сомнений.
        Засада!
        Но он не зря считался лучшим убийцей среди вампиров. Стальные клинки чертили смертоносные узоры, и каждый выпад отправлял на тот свет еще одного противника. Несколькими стремительными ударами расчистив место вокруг человека, Тадеуш одним взмахом перерубил веревку, связывавшую того с камнем, и похватил волхва, вновь устремляясь в небо, оставляя внизу размахивавших топорами банерчагов.
        Но сегодня была не его ночь. Правое крыло пронзила острая боль, брошенное кем-то копье не только пронзило тонкую кожистую перепонку, но и застряло, попросту не давая нормально взмахнуть.
        Будь он один, возможно, и смог бы улететь, но с грузом снова свалился на землю, сбив пару банерчагов. Крыло вспыхнуло новой волной боли, когда он перекатился по нему всем весом. Но сейчас даже не до него.
        Вскочив на ноги, Тадеуш первым делом выдернул копье, попутно тупым концом ударив в лицо первого из набегавших банерчагов. И обратным движением вонзил его в грудь второму. Клинки вновь покинули ножны, безжалостно кося наиболее ретивых. Ярозар.
        Связанный волхв просто не мог быстро подняться, и на него уже прыгнул один из банерчагов, прижимая к земле. А на другом конце площадки взмахнул своими гигантскими крыльями дракон, убивая последнюю надежду скрыться с волхвом по воздуху. Даже со здоровым крылом и без груза Тадеуш не смог бы улететь от этого монстра, а с Ярозаром можно даже не пытаться.
        Его уже не вытащить, теперь самому бы выбраться.
        Молниеносным ударом прикончив ближайшего банерчага, он, не взирая на боль, снова расправил крылья, устремляясь к бывшему всего в полусотне шагов лесу. Снизу полетели новые копья, но на этот раз, к счастью, неточно. Но теперь в воздухе был дракон, и гигантская тварь уже устремилась к нему.
        В последний момент Тадеуш слажил крылья, падая вниз, огромные лапы с острыми когтями прошли почти над самой головой. До деревьев остался всего с десяток шагов, и три банерчага между ним и опушкой. Но это была, пожалуй, наименьшая из всех сегодняшних неприятностей.
        Несколько точных ударов, и путь свободен. Не глядя, он бросился бежать сквозь чащу от ломившейся за ним толпы солдат. Но те были слишком близко, чтобы он мог вот так просто затеряться среди деревьев. А бег никогда не был сильной стороной вампиров. Оставалось лишь надеятся на небо.
        Над верхушками деревьев снова пролетел дракон, давая ему шанс на спасение. Взлетать вслепую слишком рискованно, но теперь он знает, где дракон. Тадеуш быстро взлетел, сворачивая в другую сторону от уже поворачивавшей твари. Не взирая но боль, он работал крыльями изо всех сил, пытаясь создать наибольший отрыв от наземных преследователей, лишь в последний момент нырнув вниз от неспособного преследовать его под кронами монстра. При этом едва не пропорол второе крыло острым сучком.
        Преследователи теперь были чуть дальше, и уже не видели его, впрочем, всадник дракон наверняка укажет им нужное направление. Так что Тадеуш снова побежал чуть в сторону, дабы его преследователи промахнулись.
        Он повторил свой трюк еще несколько раз, с каждым рывком все дальше уходя от наземных преследователей.
        Наконец голоса позади стали неслышны. Банерчаги не видели его в темном лесу, и перследовали, надеясь лишь на удачи. А Тадеуш продолжал бежать сквозь чащу, теперь уже не рискуя взлетать, что дракон снова не отбнаружил его. И лишь отмахав пару верст, наконец остановился. Они вряд ли найдут его в ближайшее время, значит, можно немного передохнуть и заняться раной.
        Осмотр лишь ухудшил и без того паршивое настроение. Помимо разрыва величиной примерно в ладонь кожаной перепонки он сломал две кости, между которыми она была натянута. А значит, ближайшую неделю ему стоит летать лишь в самых крайних случаях. А летать нормально он сможет недели через две, не раньше. Фактически, Тадеуш лишился своего главного преимущества.
        А банерчаги наверняка будут его искать. И Ярозара вытащить не удалось.
        Да уж, плохо дело. Один из спутников попал в лапы врагов, и теперь можно забыть про попытки вытащить его. Банерчаги явно использовали волхва как приманку, чтобы взять самого Тадеуша. В этот раз они недооценили его, так что ему удалось вырваться, но они тоже не дураки, и учтут свои ошибки. Так что можно даже не пытаться еще раз спасти Ярозара. Даже со здоровым крылом это было бы безнадежно. Он лишь сам погибнет.
        А Велеслав с Никитой и этим банерчагом бегают от погони где-то по лесам, и не факт, что им удастся оторваться от преследователей.
        Тадеуш остался один, с поломанным крылом, в глубине вражеской страны. До сих пор он ни разу не влипал так серьезно, как сейчас. И теперь надо быстро решать, что делать дальше?
        Собсвенно, варинатов осталось всего два. Либо ждать Велеслава и Никиту, как условились, либо выбираться отсюда обратно в Суздальское княжество.
        Первый вариант не нравился ему прежде всего тем, что совершенно не ясно, смогут ли эти трое уйти от банерчагов, и снова вернуться туда, где условились встретится. С ними тоже может случится какая неприятность, и Тадеуш просто зря потеряет время.
        Попытаться вернуться в Суздальское княжество? Это выглядело сейчас самым разумным. Князь Ярополк послал их именно на разведку, а не сражаться с ордой банерчагов, которая наверняка охраняет Сердце Дракона. Тадеушу с самого начала было не понятно, на что именно рассчитывали его спутники, но он не смог переубедить их. Теперь он был один, и в принципе мог с чистой совестью отправиться назад. Не может же он рассчитывать один взять крепость Драконов. Пусть князь русичей посылает сильный отряд, если хочет. Возможно, Тадеуш даже присоединится к нему. За соответствующую плату.
        Вот только один, по земле, найдет ли он дорогу через эти леса? Как и все вампиры, на больших расстояниях Тадеуш предпочитал летать. И не сомневался, что по воздуху легко доберется до земель русичей. Но с таким крылом долго не полетаешь. А на земле он ориентировался с трудом. Поскольку ходил по ней лишь тогда, когда у него были бескрылые спутники. И все поиски дороги он всегда возлагал на них.
        И потом, поверит ли ему князь, если он вернется один? Это еще один очень сложный вопрос. Люди никогда не доверяли вампирам до конца, как и они людям. Не решит ли князь, что он просто сбежал, оставив остальных? Или, еще хуже, убил.
        Похоже, сейчас все же лучшее остаться и подождать воинов. За неделю кости срастутся достаточно, чтобы он мог летать почти свободно. И если в течении этого времени люди не появятся, Тадеуш полетит назад. Сидеть здесь дольше не будет никакого смысла.
        * * *
        Дракон приземлился на траву, и Арис Сиртед быстро спрыгнул на землю.
        "Ну что, вы поймали этого проклятого вампира?" - сразу бросился к нему Зултер.
        "Нет" - мрачно покачал головой Арис. "Он скрылся где-то в лесу, и солдаты потеряли его".
        "Кровь демонов. Как вы умудрились упустить его?"
        "Мы" - вспыхнул молодой Сиртед. "Это вы его упустили. То есть, ваши стражники" - торопливо добавил он. Пусть род Сиртедов и был выше Зултеров, но сам глава городской стражи Лонтада все же был повыше, чем рядовой драконий всадник. "Этот вампир был здесь, в окружении солдат, а они упустили его, позволили прорваться к лесу" - уже спокойно добавил Арис. "А лес - это не город. Он большой. Найти там кого-то ночью почти нереально".
        Торк мрачно посмотрел на него. Ну да, в чем-то молодой Сиртед прав. Хотя приманка и сработала, все почти сразу пошло совсем не так, как предполагалось.
        Этот проклятый вампир появился на удивление неожиданно. Никто не заметил его, пока он не оказал уже над самим лагерем. Одним двойным броском ножей прикончил обоих часовых, которые должны были на несколько секунд задержать его, пока подбегут остальные. И сразу же подхватил этого пленника.
        Если бы не хитрость Ментика, который предложил привязать человека к здоровенному камню, который накрыли рогожей, вампир просто вытащил бы добычу у них из под носа.
        Но и тут он сумел проявил чудеса ловкости и сноровки. Прикончил несколько солдат, перерубить веревку, и едва снова не улетел со своим не слишком удачливым спутником. Хорошо хоть удачно брошенное кем-то из солдат копье, пробившее крыло, снова сбило его на землю. Но и тут этот вампир каким-то непонятным образом прорвался свозь ряды банерчагов и скрылся в лесу. Ладно хоть человек у них остался. А том выглядели бы полными идиотами.
        Восстанавливая в голове картину произошедшего, Торк невольно удивлялся мастерству и смелости этого крылатого воина.
        И что теперь?
        За человеком он явно не вернется. Этот вампир уж кто-кто, но не дурак. Вряд ли он второй раз полезет в эту ловушку. Можно его даже не ждать. Мартих и остальные как улетели с вечера искать над рекой остальных людей, так и не вернулись. Похоже, у них там тоже что-то не заладилось.
        А раз так, самое лучшее сейчас - отвезти этого пленника в Лонтад. Неизвестно, кого там поймают драконьи всадники, но Торк уже взял хотя бы одного. Если Мартих поймает остальных, хорошо. Если нет, тогда на фоне его неудачи успех Торка будет еще явственнее.
        "Нужно отвезти пленника в Лонтад" - заявил он Сиртеду. "На драконе".
        "Хорошо" - после короткой заминки кивнул всадник.
        Стражники Зултера погрузили оглушенного человека на дракона, Зултер и еще несколько сели рядом, и через минуту дракон уже летел в столицу Идагира.
        * * *
        Очнувшись, Ярозар почувствовал, что настил, на котором он лежал, как будто ходит ходуном. Рывок показал, что руки его связаны сзади. Холодный поток воздуха и резкий мускусный запах не оставляли сомнений - его куда то везут на драконе.
        Он вспомнил, как Тадеуш поднял его среди ночи. Как острым чутьем Дарка почувствовал многочисленных банерчагов вокруг. Как пытался прорваться, используя магию и нож. Но его сбили с ног, последовал удар по голове, больше он ничего не помнил.
        Над ним раздался резкий крик банерчага, очевидно, заметившего, что он очнулся. Повернув голову, Ярозар увидел коренастого лесного жителя в кольчуге, смотревшего на него. Тот подал какой-то знак, и в следующую секунду удар сзади снова погрузил его во тьму.
        * * *
        Очнувшись во второй раз, он обнаружил себя лежащим на полу. Вокруг него стояли с десяток банерчагов с копьями, и двое в светло-серых плащах магов. Того, кого он видел на драконе, среди них не было. Его сторожа обнаружили, что пленник очнулся, но на этот раз ничего не предприняли.
        Стражники просто стояли вокруг, держа наготове копья. Тадеуша видно не было. Либо его держали отдельно, либо он смог вырваться и улететь. Это была пусть и слабая, но надежда.
        Не подавая внешних признаков, он осторожно перешел на магическое зрение, различая соответствующие сгустки разума вокруг. Много, слишком много для одного. К тому же голова его еще болела после полученных ударов. И неизвестно, где он сейчас, и что ждет его за той дверью. Так что пока стоит беречь силы, и не демонстрировать их. Пусть банерчаги немного расслабятся.
        Так прошла пара часов. Стражники изредка переговаривались, поглядывая на пленника. Ярозар лежал на полу, по мере возможности восстанавливая силы.
        Наконец дверь открылась, и вошел тот самый банерчаг, что был на драконе. Теперь он был одет в роскошные, расшитые золотом одежды. Он приказал поднять пленника.
        Они спустились на два этажа и вышли на улицу. Похоже, это была банерчагская столица. Прохожие с интересом оглядывались на пленного человека, мелкие банерчаги бегали вокруг, что-то кричали, и даже пару раз бросили в Ярозара камни, пока один из стражников не отогнал их.
        Они шли прямо к огромному дворцу в центре города. Стража у ворот расступилась, пропуская их. Его провели по богато украшенным коридорам и ввели в огромный зал, заполненный разодетыми банерчагами. У дальней стены на троне сидел очень старый банерчаг. Но несмотря на возраст, его глаза пылали силой и ненавистью. Ведущий Ярозара остановился возле трона и поклонился.
        "Мой король, мы поймали одного из тех людей, что убили господина Кантиха" - разобрал в его словах Ярозар.
        "А где остальные?" - бросив короткий взгляд на пленника, спросил сидевший на троне.
        "Князь Мартих преследует их".
        "Вы уже выяснили, зачем они проникли в наши земли" - спросил король.
        "Еще нет. Я привел пленника, как вы и просили. Скоро наши палачи и колдуны займутся им, и он все нам расскажет".
        Ярозар напрягся. Один, среди толпы врагов, он просто не имел шансов выбраться. Они действительно могут получить от него информации, не палачи, так маги. Как поступил он сам с Кантихом. И тогда остальные его спутники будут в опасности, если банерчаги узнают, куда и зачем они направляются. У него оставался лишь один выход.
        "Уведите" - коротко приказал король.
        Один стражник потянул Ярозара за веревку, другой кольнул копьем. Собрав всю силу, Ярозар мгновенно захватил контроль над сознанием стражника. И вонзил в себя копье. Его знания умрут вместе с ним. Вокруг раздались крики, но его гаснущее сознание уже не обращало на них внимания.
        * * *
        Переведя взор с умирающего человека стоявшего рядом на главу городской стражи, Мирг Гитсах обнаружил, что тот улыбается. Это еще больше разозлило его. Мало того, что это пленник умер, так ничего и не рассказав, так облажавшийся Зултер еще и ухмыляется.
        "Ты находишь все это смешным, Торк Зултер?" - ледяным тоном произнес Мирг. Обычно при таких словах его подданные буквально съеживались от ужаса, но сейчас, к его удивлению, улыбка Зултера стала лишь чуть слабее.
        "Да, мой король" - уверенно ответил глава стражи. Исказившая лицо Мирга гримаса ярости тут же стерла улыбку с лица Зултера. "Этот убогий человек думал, что убив себя, он навсегда замолчит" - быстро начал говорить он. "Но я могу заставить говорить даже мертвого" - самоуверенно закончил Зултер.
        "Ах, ну да, Торк же некромант" - вспомнил Мирг. Тогда действительно, эта смерть никак не поможет жалкому человеку. Даже мертвый он все расскажет.
        "Ну так убери его и достань всю нужную информацию" - раздраженно приказал он. Наконец-то поймали хоть одного из этих проклятых людей. Остается надеяться, что Корг также не подведет, и скоро принесет Миргу головы остальных.
        * * *
        Король Идагира мрачно глядел, как Корг Мартих и Торк Зултер неторопливо шли к нему. Глава городской стражи выглядел уверенным и весьма довольным. А вот Мартих шел так, будто пытался спрятаться за широкой спиной Зултера, и если дошедшие до Мирга слухи были хоть на половину правдивы, у него были на то очень веские причины. В десяти шагах оба они остановились, склонив головы.
        "Ну, рассказывай о своих успехах, Корг" - холодно приказал Мирг. "Я надеялся, ты приведешь ко мне тех людей, которых должен был поймать. Но я их не вижу".
        Генерал растерянно глянул на Зултера, будто искал у него поддержки.
        "Ну говори же" - поторопил его Мирг.
        "Мой король, два дня назад нам удалось выследить этих людей, но они смогли прорваться сквозь цепь наших воинов и бросились бежать" - неуверенно начал Мартих. "Мы организовали погоню, но до вечера так и не смогли схватить их. Ночью люди попытались скрыться вплавь по реке, используя дерево вместо лодки. Но мы предполагали, что они попытаются так поступить и смогли обнаружить их. Наши маги полностью сожгли дерево, на котором те плыли, но тела людей не нашли. Следопыты тщательно общарили берега по обе стороны вверх и вниз на двадцать верст, но не нашли следов. Мы полагаем, что они утонули" - от внимания Мирга не укрылась неуверенность последних слов генерала. Зултер бросил на генерала удивленный взгляд. Похоже, он также ожидал от Мартиха результатов получше.
        "Если вы не обнаружили тел, почему ты вообще считаешь, то они пытались скрыться вплавь на этом дереве?" - мрачно поинтересовался Мирг. "Возможно, дерево упало само".
        "Нет" - уверенно возразил Мартих. "Шедшие по следу охотники нашли пень, будто бы срубленный одним ударом. Очень гладкий и свежий срез. И следы людей там заканчиваются. Они определенно были на том дереве".
        "Срублен одним ударом?"
        "Мы полагаем, это какая-то неизвестная нам магия" - сказал Мартих.
        "Хорошо" - задумался Мирг. "А ты не думал, что они пустили это дерево как отвлекающий маневр, а сами ушли по берегу?"
        На лице Мартиха снова отразились неуверенность и колебания, будто тот очень не хотел лтвечать на этот вопрос.
        "Их видел Брок Исартед, когда подлетел к дереву очень близко. Но они атаковали и ранили дракона, так что младший Исартел был вынужден вернуться в крепость. После этого мы не рискнули снижаться, и уничтожили дерево с расстояния".
        Значит, серьезное ранение боевого дракона семейства Исартедов было правдой. Миргу уже докладывали, что стальной диск, какие нередко использовали люди, нанес серьезную рану на шее, и дракон едва не истек кровью, пока добрался до крепости. Хорошо еще, что Сердце благотворно влияло на заживление ран, и через месяц Исартеды снова поведут его в бой. Но ему сообщили и куда более плохие новости.
        "А что насчет Орага Кантиха?" - сурово спросил он.
        "Ораг Кантих погиб" - несколько помешкавшись, мрачно произнес Мартих, подтверждая худшее из слышаного Миргом. Зултер удивленно повернулся к стоящему рядом Мартиху. Похоже, он тоже не понимал, как тот мог так облажаться. "То есть, убит этими людьми" - продолжил меж тем генерал.
        "Как это случилось?"
        Корг бросил мрачный взгляд на главу стражи, затем снова повернулся к королю.
        "Мы нашли тела Орага и Сарга Кантихов ниже по течению от того места, где наши маги спалили то дерево. Шея Орага была перерублена, предположительно таким же диском, каким ранили дракона Исартедов. А в груди Сарга был кинжал одного из этих людей. Именно они первыми обратили внимание на плывущее по реке дерево, и неосторожно снизились слишком близко, на дистанцию броска. И люди убили их. Мы также нашли в лесу тела четырех лучников, которых сбросил освободившийся от власти всадника дракон".
        "А самого дракона вы поймали?" - этот вопрос интересовал Мирга куда больше, чем судьба нескольких лучников.
        "Нет, мой король" - опустил голову Корг. "К тому времени, когда я и остальные прибыли туда, он уже скрылся. Мы пока не смогли найти его".
        Мирг раздраженно вскочил. Жерг забери этих проклятых людей, и Корга Мартиха впридачу. Умудрился потерять двух драконов на ровном месте. И это в тот момент, когда они нужны ему, как никогда раньше.
        "Ты говоришь, что вы нашли тела Кантихов?" - резко спросил он.
        "Да" - кивнул Мартих.
        "И ты предполагаешь, что люди тоже мертвы. Но их тел ты не нашел, верно?" - зловеще спросил он.
        "Мы предполагаем, что они утонули. Они были в боевых доспехах" - неуверенно ответил генерал.
        Мирг спустился с возвышения, на котором стоял трон, и неторопливо обошел Мартиха.
        "Значит" - наконец медленно протянул он, "Я дал тебе девять драконов, несколько сотен воинов, и отправил поймать четырех людей. А теперь, через два дня, ты возвращаешься, и говоришь, что потерял одного дракона, и еще один серьезно ранен. А также убит новый глава рода Кантихов, его брат, и немало других моих солдат. А эти проклятые люди предположительно утонули" - Мирг особенно подчеркнул последние слова. "Так?" - лишь многолетняя выдержка позволила ему не сорваться на крик.
        Мартих молчал. Впрочем, любые его слова сейчас были бессмысленны.
        Мирг просто не понимал, как такое могло случиться. Корг Мартих был, пожалуй, лучшим из его генералом, и сильнейшим магом, после самого Мирга, разумеется. До сих пор он блестяще справлялись со всеми порученными задачами. Ораг Кантих отличился во время остакутского похода, да и Брок Исардет был достойным сыном своего отца. И тут такой серьезный двойной прокол. Как могли два жалких человека сделать такое? Наконец он снова сел на трон.
        "Ну и что ты думаешь теперь делать?"
        "Мы продолжим поиски пропавшего дракона" - сказал Мартих. "Я уверен, он где-то неподалеку. Мы найдем его".
        "Ты найдешь его, Корг" - ткнул в него пальцем Мирг. "Один. Не рассчитывай, что я дам тебе других драконов. Вчера прилетел гонец Лертаха. Суздальский князь Ярополк с дружиной вторгся в его владения, и уже разбил несколько отрядов в пограничных стычках. Так что я забираю остальных драконов, и вместе с другими королями мы поможем нашему союзнику. А ты найди мне этого дракона" - зло произнес он.
        Мартих молчча склонил голову. Несколько секунд Мирг смотрел на него, затем перевел взгляд на Зултера.
        "Ты выяснил, зачем эти люди пришли к нам и куда они шли?".
        "Да, мой король" - уверенно ответил Торк. От Мирга не укрылся злобный взгляд, который бросил на Зултера Мартих. В отличии от генерала, начальник стражи поймал по крайней мере одного из людей, пусть ему и сопутствовала удача. И не потерял столько солдат.
        "Суздальский князь Ярополк как-то пронюхал про наших драконов" - продолжал Зултер. "Поэтому он собрал компанию из этого мага, одного ратника, одного вампира и разведчика, чтобы они проникли в наши земли и выяснили точно, сколько у нас драконов. С ними был еще купец, под видом торговцев они собирались незаметно проникнуть вглубь банерчагских королевств. Но их раскусили еще в Менгире местные стражники, и там же убили купца. Остальные четверо пошли дальше. Им удалось незаметно пробраться через леса к нашей столице. Здесь они похитили господина Кантиха, и от него узнали о Сердце, а также примерное расположение крепости. Люди решили уничтожить Сердце, поскольку иначе у них нет шансов противостоять нашим армиям".
        "Как именно они собираются проникнуть в крепость и уничтожить Сердце?" - перебил его Мирг.
        "Они еще сами не знают" - снисходительно усмехнулся глава стражи. "Планируют выйти к крепости, а там как-нибудь незаметно проникнуть внутрь".
        "И ты ему поверил. Теряешь хватку" - несколько презрительно бросил Мартих. Его очевидно не радовал успех Зултера.
        "Этот человек уже мертв" - самоуверенно улыбнулся начальник стражи. "Я сделал из него зомби. А ожившие мертвецы никогда не лгут своему хозяину. Эти люди действительно сами еще не знают, как будут действовать, когда выйдут к крепости".
        "И этим-то они опасны" - мрачно подумал Мирг. "Суздальский князь наверняка послал самых лучших, и неудача Мартиха подтверждала это".
        "С ними еще идет один банерчаг" - добавил между тем Зултер. "Какой-то Глэр. Менгирец, который хочет отомстить нам за поражение своего королевства. Возможно, они попытаются заслать его под видом стражника крепости".
        "Менгирец? Он то как тут оказался?"
        "Он был невольником в поместье Инстера".
        "Так там тоже были они?"
        "Да".
        "Проклятье богов" - снова вскочил Мирг. Это уже слишком. "Кантих, Инстер, два дракона. И все это дело рук всего лишь нескольких жалких людей? Что дальше? Сердце?" - и Зултер, и Мартих ничего не ответили. Несколько секунд Мирг напряженно размышлял.
        "Передай дела здесь своим заместителям и сразу отправляйся в крепость, Торк. Расскажешь все Слану, начальнику стражи, и останешься там. Вы оба головой отвечаете, чтобы эти проклятые люди не добрались до Сердца".
        "Мой король, вы всерьез верите, что они проберутся в крепость?" - изумился Мартих.
        "Еще вчера я был уверен, что пара простых воинов не сможет справиться с двумя драконами" - после его слов генерал сразу сник. "Эти люди уже наделали столько, что на сотню хватит. Они идут, а значит, на что-то рассчитывают. И ты, Торк Зултер, сделаешь так, чтобы это что-то никогда не произошло. Понял?"
        "Да, мой король. Но мы знаем их примерный маршрут и можем выслать отряды на перехват" - предложил глава стражи.
        "Только не говори мне, что тебе опять понадобятся драконы" - резко и зло перебил его Мирг. "Я уже дал их вам, и что из этого вышло? И потом, я же сказал, что наши отряды вновь выступают в поход. Ты же не думаешь, что вся идагирская армия будет целый месяц гоняться за парой людей? А ты, Корг, найди мне потерянного дракона Кантихов. Все, идите" - махнул рукой Мирг.
        Когда оба вельможи вышли, он еще некоторое время смотрел на закрытые двери. Это надо же, всего четыре жалких человека, а столько проблем. Ну ничего, Торк разберется с ними, он никогда не подводил. А сам Мирг тем временем займется пославшим этих людей князем. Следует раз и навсегда разобраться с теми, кто осмелился встать на его пути.
        * * *
        Возвращение к месту, где они оставили Ярозара и Тадеуша, заняло несколько дней. Они не выходили к реке, так что Велеславу оставалось только надеятся, что разведчик не собьется с курса. Сам он, конечно, пытался ориентироваться по солнцу, но уже к середине первого дня лишь с трудом представлял себе общее направление. Навстречу попадались все такие же деревья и кусты, так что иногда ему казалось, что они ходят по кругу.
        Но Никита уверенно шел вперед, и ему оставалось только полагаться на его чутье.
        Они не торопились, все равно следовало выждать некоторое время, пока банерчаги не успокоятся. Лишь на четвертый день решили выбраться к реке. Пройдя немного вдоль берега, разведчик заявил, что они пересекали ее именно здесь. Спустившись по течению еще немного, обнаружили ту песчаную отмель, на которую должен был выходить, дожидаясь их, Дарк. Велеслав лишь подивился памяти лесного разведчика и ориентации в глухих чащах.
        Дождавшись, пока стемнеет, они затаились в кустах на другом берегу. Теперь в определенной степени настал момент истины. Насколько точно Никите удалось их вывести, и сумели ли Ярозар и Тадеуш успешно скрыться и сами отыскать эту отмель.
        Время тянулось невыносимо медленно. Казалось, оно совсем застыло. Наконец в темноте на том берегу Велеслав заметил движение, и спустя секунду на берег вышел вампир. Велеслав нахмурился. Почему не Дарк, неужели с волком или Ярозаром что-то случилось. Тем временем Тадеуш вышел на отмель и огляделся. Никита вышел из кустов и коротко свистнул.
        В ответ вампир взмахнул рукой, предлагаю им перебраться на другую сторону.
        "Где Ярозар?" - сразу после переправы бросился к нему Велеслав.
        "Нас обнаружили банерчаги" - мрачно ответил Тадеуш. "Они схватили его".
        "А ты? Когда это случилось?"
        "Той же ночью, как мы расстались. Ночью они подкрались к лагерю. Солдаты окружили лагерь со всех сторон и бросились на нас. Я пытался прикрыть Ярозара, но их было слишком много, и слишком близко. Пробовал вытащить его из их лагеря потом. Думал, они уснули. Но эти уроды ждали меня. Еле вырвался. Крыло сломал, теперь еще неделю летать нормально не смогу. А Ярозара они, скорее всего, увезли на драконе в столицу".
        "Надо идти и спасать его" - решительно взялся за меч Велеслав, "Нельзя оставлять его в лапах банерчагов".
        "Бесполезно" - просвистел вампир.
        "Что?"
        "Мы доберемся туда недели через две, не раньше" - спокойно ответил Тадеуш. "Ты думаешь, они оставят его в живых? Скорее всего, он уже мертв. Возвращаясь в Лонтад, мы лишь выдадим себя и сами погибнем".
        "Мы пойдем и спасем его" - разозлился Велеслав.
        "Тадеуш прав, Ярозар, скорее всего, мертв. Или будет мертв, когда мы придем туда" - неожиданно возразил Никита. Велеслав изумленно повернулся к нему.
        "Ты тоже предлагаешь его бросить?"
        "Он мертв, Велеслав. Если бы он был обычный человек, банерчаги могли сделать его простым рабом, как Дарью и остальных. Но они не оставят в живых волхва, тем более такого сильного. Это слишком опасно" - мрачно ответил разведчик. Велеслав яростно переводил взгляд с него на вампира.
        "Мы не можем оставить его".
        "Мы ничем уже ему не поможем. Как и Пафнутию" - печально ответил Никита. "Нужно идти дальше, и уничтожить это проклятое Сердце. Только так мы можем отомстить за их гибель".
        "Проклятье" - Велеслав яростно взмахнул мечом, снося пару молодых сосен. Он чувствовал, что его спутники правы, но не желал признавать эту их правоту. Смириться с гибелью Ярозара, с тем, что тому уже ничем нельзя помочь.
        "Ну что, идем дальше?" - наконец спросил Никита.
        "Теперь они будут ждать нас" - мрачно произнес Тадеуш.
        "Ты полагаешь, Ярозар скажет, зачем мы идем?"
        "Есть много способов узнать тайну" - пожал плечами вампир. "Банерчагам они наверняка известны".
        "Мы все равно пойдем" - решительно ответил Велеслав. Без волхва им придется намного труднее. Но они все равно проникнуть в эту крепость и уничтожат проклятое Сердце. Любой ценой. Он в этом не сомневался.
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        ГЛАВА 10. КРЕПОСТЬ ДРАКОНОВ
        
        
        К крепости они вышли через семь дней. На шестой им стали попадаться стада коров, которых банерчаги использовали для прокорма своих крылатых тварей. А потом они едва не наткнулись на группу охотников из крепости, решивших разжиться свежим мясом.
        Ночью на восьмой день Тадеуш, поднявшись высоко вверх, сообщил, что видел вдали стены крепости. Как сказал вампир, она располагалась на берегу небольшой речки. Посовещавшись, основной лагерь решили устроить с северной стороны на противоположном от крепости берегу. Дальше в той стороне лежали густые леса, где обитали лишь малочисленные банерчаги, обычно никому не подчинявшиеся. Рассчет был на то, что стража крепости редко перебирается через реку, предпочитая охотиться в лесах южнее. И на северной стороне вероятность того, что на них случайно кто-то наткнется, будет гораздо меньше.
        Обход крепости по большой дуге и устройство лагеря заняли у них еще три дня. И лишь ближе к вечеру они все отправились смотреть саму крепость.
        И сейчас Глэр Вастих смотрел на крепость своих врагов, и чем дольше он глядел, тем яростнее полыхала в его сердце ненависть к идагирцам.
        Их род всегда был одним из наиболее богатых и уважаемых в Менгире. Но в один день все неожиданно изменилось. После гибели отца и его дракона проклятый Грынтах отказался дать им нового. А этот дурак Кирс, страший брат Глэра, не придумал ничего лучше, чем вступить в союз с Гистахом, поверив, что подлый идагирец отдаст ему корону.
        В результате предательства Кирса вековые враги менгирцев смогли захватить крепость Драконов, а сам Грынтах погиб в поединке с Гистахом, хотя Глэр меньше всего сожалел о гибели этого короля, который был не намного умнее Кирса.
        Но, разумееется менгирцы не простили его старшему брату предательства. Они поставили условием присоединения к союзу Гистаха то, что новым королем будет Калс Хонтих, и тот согласился. В результате вместо трона Вастихи навсегда получили клеймо предателей, а самого Кирса арестовали. Глэр тогда еще не знал всего этого, и попытался с верными ему банерчагами освободить схваченного старшего брата. Но лишь попался сам.
        В результате Кирса казнили, а его самого продали этому некроманту Инстеру, который едва не сделал из Глэра одного из своих зомби. Но тут так удачно подвернулись эти люди. Которые, еще одна удача, как раз собирались уничтожить это проклятое Сердце.
        Разумеется, он сразу ухватился за эту возможность поквитаться с Гистахом, и восстановить доброе имя всего рода. Вначале он надеялся как-то выкрасть это Сердце, но теперь, рядом с крепостью, понимал, что из этого ничего не выйдет. Даже на расстоянии более версты Глэр ощущал мощь, исходившую от срытого внутри крепости артефакта. А значит, если он попытается бежать с Сердцем, идагирские маги легко найдут его очень легко.
        Что ж, остается только уничтожить созданный Гистахом артефакт, что и собираются сделать эти люди, которые о чем-то сейчас разговаривают на своем языке.
        Разумеется, Глэру не хотелось уничтожать столь ценную вещь, но оставить ее в руках проклятого Гистаха еще хуже. А если Сердце будет уничтожено, король Идагира уже не сможет претендовать на звание первого среди банерчагов. И потом, теперь Глэр знает, где эта крепость, а значит, менгирцы вполне смогут нанести Гистаху ответный визит. И их месть будет страшной.
        Его спутники о чем-то переговаривались на своем языке, затем высокий вампир развернулся и пошел в сторону лагеря, а оба человека остались наблюдать за крепостью. Как понял за время совместного похода Глэр, вампир был наемником, который в этом деле работал на людей. Как и сам Глэр, он держался несколько особняком от пары людей, которые, в свою очередь, так же не стремились сблизится ни с ним, ни с Глэром.
        Впрочем, сейчас это было неважно, поскольку, как оказалось, у этих людей нет конкретного плана, как проникнуть внутрь крепости, и уничтожить Сердце. Они тоько сейчас должны его придумать, так что он сосредоточился на крепости.
        Та жила своей жизнью. Из лесов на том берегу внутрь тянулись выглядевшие с такого расстояния как черные точки банерчаги, очевидно, ушедшие утром охотники. Потом появился обоз из десятка телег. Уже когда солнце было совсем низко, в воздух неожиданно поднялось почти полсотни драконов, вызвав немалое оживление у этих двоих людей.
        В прочем, Глэра они заинтересовали не меньше. Только теперь он наконец увидел реальное воплощение той мощи, которую таило в себе это Сердце. Десятки боевых драконов. Мощь, которой никогда ранее не обладало ни одно из банерчагских королевств. Даже во времена расцыкта менгирского королевства число драконов едва превышало три десятка, в худшие скатываясь до менее, чем двадцати.
        Глэр никогда раньше не видел столько драконов за раз. И хотя его глаз сразу отметил, что они еще молоды, это не так важно. Если люди сказали правду, растут теперь драконы также гораздо быстрее обычных пятидесяти.
        "Хотя" - его рот расплылся в улыбке, "Им все равно понадобится время. А значит, у нас еще есть щанс поквитаться с ненавистым врагом. А если повезет, то мы даже сможем захватить часть тех крылатых убийц, что летают сейчас над крепостью" - от последней мысли Глэр совсем повеселел. "Еще не все потеряно".
        Молодые драконы летали над крепостью, выполняя разные маневры. Очевидно, Гистах готовил к бою свое новое пополнение. Лишь когда большой красный диск солнца полностью скрылся за далекими лесами, драконы вернулись в крепость.
        Вскоре стемнело так, что он уже не различали стен, лишь далекие точки факелов. Глэр уже собрался было возвращаться к лагерю, тем более, что живот начал напоминать, что совсем пуст.
        Но люди внезапно двинулись в сторону крепости.
        "Вы куда?" - удивленно спросил он.
        "Подойдем поближе, посмотрим" - коротко ответил невысокий, владевший наречием банерчагов. Второй, очень большой, лишь бросил короткий взгляд на Глэра, и снова двинулся вперед. Глэр решительно двинулся следом. Действительно, под покровом ночи они смогут незаметно подобраться довольно близко к стенам.
        Впрочем, с расстояния примерно в пять сотен шагов они также разглядели не так много. Отсюда уже различались освещенные многочисленными факелами зубцы стен, и мелькавшие среди них фигурки стражников. И их было много, очень много.
        Спутники снова о чем-то тихо заспросили, судя по жестам, большой предлагал подобраться еще ближе, а второй был против. Наконец они развернулись и пошли обратно, жестом показав следовать за ними. Бросив последний взгляд на крепость, от которой исходила мощь Сердца, Глэр последовал за ними.
        * * *
        Вернувшись в лагерь, Велеслав не обнаружил в нем Тадеуша. Он повертел головой, рассчитывая увидеть фигуру вампира где-либо на деревьях, где тот любил устраивать свои посты, но там его так же не было.
        "Тадеуш" - негромко позвал Никита, никто не откликнулся.
        "Наверное, на разведку полетел" - предположил Велеслав. Днем вампир говорил, что собирается ночью посмотреть крепость поближе.
        "Будем надеятся, он не сунется слишом близко" - буркнул Никита. "Там и так куча охраны, и если они еще что-то заподозрят, тогда туда вообще не проберешься"
        "Он-то точно не полезет ближе, чем нужно" - мрачно усмехнулся Велеслав, доставая кремень и огниво. Вампир никогда не скрывал, что считает эту их идею с попыткой уничтожть Сердце не слишком умной. "Тадеуш явно не хочет рисковать. Он и сюда-то пришел лишь потому, что мы так решили. Будь его воля, сразу после Лонтада свалил бы обратно в Суздаль" - продолжил он, резким ударом высекая искры. Сухой мох задымился, а через пару секунд показался и слабый огонек. Велеслав начал осторожно подкладывать тонкие веточки
        "Это не его родине угрожают крылатые монстры" - пожал плечами Никита. Вскоре костер уже разгорелся в полную силу, и они втроем сели вокруг, протягивая к огню палки с насаженными кусками мяса кабана, подстреленного днем этим банерчагом. Надо признать, охотником он был хорошим, да и во время той стычки неплохо себя показал.
        "Что думаешь насчет крепости?" - спросил Велеслав.
        "Даже не знаю" - пожал плечами разведчик. "Я же все больше по лесам хожу, так что тут ничего сказать не могу. Это вы с Тадеушем больше все по городам ходите, вам и думать, как туда проникнуть".
        "Тайно" - улыбнулся Велеслав. "Вопрос только, как. Ладно, подождем Тадеуша, посмотрим, что он скажет".
        Вампир вернулся, когда они уже закончили ужин.
        "Ну как, что видел?" - сразу спросил Велеслав.
        "Крепость как крепость" - спокойно ответил Тадеуш. Он взял ветку и начал чертить примерный план. "Стены, около трех саженей, главные ворота. И ров вокруг, заполнен водой из реки. Охраны полно, как пробраться за стены незамеченными, я не представляю. В центре здоровенное здание, где они держат драконов. Ворота там также на ночь запираются, так что вы не сможете проникнуть туда незаметно" - убежденно закончил вампир.
        Сам он, очевидно, и не собирался лезть внутрь. Велеслав молча разглядывал план. Пока они шли сюда, их главной задачей было добраться, не попадаясь на глаза лесным жителям. О том, как действовать дальше, когда они, наконец, выйдут к крепости, никто как-то не задумывался. Полагали, что вот когда доберутся, тогда на месте и решат. Но вот они добрались. А идей пока не было. Велеслав еще раз посмотрел на схему.
        "А в этом здании есть боковые входы, или постройки рядом?" - наконец спросил он.
        "Насчет боковых дверей не знаю" - раздраженно ответил Тадеуш. "Сверху такие не видно. Постройки вплотную есть, но насчет проходов из них в загон для драконов я ничего не могу сказать".
        "Они наверняка должны быть. А значит, мы сможем пробраться, минуя главные ворота" - уверенно заключил Велеслав. У него уже появилась идея, как подобраться к самим стенам. Осталось только придумать, как попасть внутрь крепости.
        "Как вы через стену незаметно переберетесь?" - будто читая его мысли, спросил Тадеуш.
        "Придумаем" - решительно заявил Велеслав.
        * * *
        План действительно появился. Он был очень рискован, но учитывая, что им предстояло сделать, по-другому быть просто не могло. Главное, все решили, что он может сработать, оставалось только дождаться подходящего времени.
        Наконец наступило новолуние. Тьма стояла такая, что на расстоянии в полсотни шагов уже не различить было фигуру человека. Или банерчага. Подходящее время для задуманного дела. Как только ночь вступила в свои права, они вчетвером вышли из скрывавшего их леса, и по берегу направились к крепости.
        Когда до нее оставалась примерно пять сотен шагов, Тадеуш остановился, а Велеслав, Никита и Глэр вошли в реку. Теперь они шли по горло в воде, лишь головы находились над поверхностью. Когда темная каменная стена с яркими огненными точками факелов была уже всего в сотне шагов, Никита и его спутники достали приготовленные стебли камыша. Вспомнив их хитрость там, на реке, Велеслав предложил снова использовать ее, на этот раз, чтобы незаметно подобраться к крепостным стенам.
        Теперь, когда они были полностью под водой, с задранной вверх, чтобы дышать через полую трубку, головой, идти стало совсем тяжело. Каждый шаг давался с большим трудом, казалось, что тускло мерцавшие сквозь поверхность факелы на стенах почти не приближались.
        Но они все же преодолели эти последние шаги, и выбрались на небольшой склон у самой стены. Чуть отдышавшись, Никита глянул наверх. Сложенная из неровных каменных блоков стена была в три человеческих роста высотой. Слышались мерные шаги стражников, и изредка короткие фразы банерчагов. Те пока не заметили их. Теперь предстояло залезть наверх.
        Он коснулся плеча Велеслава, и когда тот повернулся, коротко кивнул. Мощный ратник подошел к самой стене, и Никита, стараясь не шуметь, влез ему на плечи. До края он все равно не доставал, так что осторожно достал один из имевшихся у них ножей, и вставил его в щель между камнями. Банерчаги почти не строили каменных зданий, предпочитая деревянные, так что щелей в кладке было предостаточно. Еще три один за другим вставленых кинжала, и он достиг зубца.
        Почти рядом раздавались шаги банерчага, затем тот чуть удалился, там раздались голоса двух стражников. Никита несколько раз взмахнул рукой, подавая сигнал невидимому сейчас вампиру. Теперь оставалось только надеяться, что Тадеуш видит их, и выполнить свою часть плана. Никита же достал крюк с веревкой и приготовился.
        Ждать пришлось недолго. Ночную тишину прорезал громкий, леденящий душу вопль. Хотя Никита и ждал его, он чуть не свалился, когда раздался жуткий крик вампира. Зацепив крюк за край одного из зубцов, Никита быстро перевалил за стену. Справа он различил несколько стражников, всматривавшихся в темноту туда, где был Тадеуш. Слева была башня, закрывавшая их с другой стороны.
        Он быстро шагнул к стоявшему в пяти шагах банерчагу. В последний момент тот повернулся, но было уже поздно. Меч пронзил горло, а сам Никита подхватил падающее тело. В ночи с другой стороны крепости раздался новый вопль Тадеуша, и Никита сбросил мертвого банерчага со стены. Остальные стражники тем временем неуверенно двинулись в сторону жутких криков, и не смотрели, что происходит за их спинами.
        Никита обернулся. Забравшись на стену, Велеслав сразу сбросил вторую веревку вниз, и сейчас уже спускался вниз. Как только поднялся Глэр, Никита сбросил вниз первый крюк, и бросил взгляд на стражников. Те по-прежнему пытались разглядеть во тьме вампира. Отлично.
        Он уже спустился, когда раздался очередной вопль, и почти сразу за ним тревожный гонг. Теперь стража попрет на стены, но они уже оказались за ними. Не таясь, люди метнулись по темному двору к находившейся в двух десятках шагов стене строения, которое соединялось с башней шедшим на высоте полутора саженей переходом. Они едва достигли мрака под самым переходом, когда над головами загрохотали шаги стражников, спешивших занять места на стенах.
        * * *
        Стоя на расстоянии пять сотен шагов от крепости, Тадеуш наблюдал, как трое его спутников сначали шли, держа над поверхностью лишь головы, потом окончательно скрылись под водой. Теперь следовало подождать, пока они преодолеют последние шаги. Ждать пришлось довольно долго, но люди все же выбрались на землю у самой стены. Подошли к одной из башен, и маленькая фигурка полезла наверх.
        Темная фигура была плохо различима на фоне таких же темных стен, так что Тадеушу пришлось внимательно вглядываться, чтобы не пропустить сигнал. Наконец он различил взмахи руки. Что ж, теперь пришел его черед действовать. Отвлечь внимание банерчагов, давая остальным возможность незаметно попасть в крепость.
        Расправив крылья, Тадеуш. поднялся в ночное небо, быстро набирая высоту. Когда земля осталась далеко внизу, он устремился к крепости, в считанные минуты оказавшись прямо над ней.
        По стене мерно ходили стражники, даже не подозревавшие об угрозе над их головами. Вот и отлично. Достав сабли, вампир быстро спикировал вниз. Привыкший к ночной тьме глаз различал маленькие фигурки с копьями. И выделил пару банерчагов в плащах магов. Отлично, они и станут его первой жертвой.
        Никем не замеченный, он скользнул над стеной и ударом клинка отделил голову одного из стоявших к нему спиной магов от туловища. Лишь когда он взлетал вверх перед стеной, раздался крик одного из заметивших его стражников. Значит, пора привлечь побольше внимания. Тадеуш издал громкий, пронзительный боевой клич вампиров, и сделав разворот, устремился к очередной жертве. Маг начал читать заклинание, вокруг его посоха запрыгали огненные искры, но закончить он просто не успел. Сабля Тадеуша разрубила его голову.
        Снова взлетая вверх, он издал новый клич. Пусть все стражники смотрят в его сторону. Достать его эти бескрылые не смогут, да и видят они в темноте намного хуже, чем он. Тадеуш устремился к участку стены в сотне шагов от места первой атаки. Стоявшие там банерчаги смотрели куда-то в сторону, лишь в самый последний момент увидев несущегося на них вампира. Быстрый взмах сабель, и еще два тела рухнули со стены.
        Сделав круг, Тадеуш с громким воплем снова спикировал на стену. На этот раз его противник видел его, и выставил вперед копье, но оно не слишком помогло ему. Вампир легко уклонился от наконечника, его клинок разрубил лицо противника. Банерчаг сделал шаг назад и с криком рухнул вниз.
        Теперь стражники забегали уже по все стене. Они громко кричали, пытаясь обнаружить в ночной тьме вампира. Некоторые указывали на него, некоторые в сторону, где, как им казалось, видели его. Тадеушу была только на руку эта неразбериха. Пролетев над двором, он снова скользнул над стеной, его сабля отправила на тот свет еще одного воина.
        Наконец раздался звук гонга, ради которого он и затеял всю эту возню с полетами. Кто-то решил вызвать подмогу, поднять всех спавших в казармах. А значит, его основное дело сделано. Очень скоро все стражники будут на стенах, давая Велеславу и остальным возможность проскочить через опустевшие коридоры и уничтожить это проклятое Сердце.
        Теперь он уже не атаковал, а кружил над крепостью, оглашая тьму громкими воплями и наблюдая, как сотни банерчагов заполняют стены. Их гневные крики вскоре сменились свистом стрел, вынудив его чуть увеличить расстояние. Стрелы достигали его уже на излете, растратив всю свою энергию. Ради интереса он поймал пару из них, и бросил вниз. Банерчаги продолжали стрелять, несмотря на бесполезность этого занятия, вампир кружил над ними, отвлекая внимание и давая людям возможность пробраться внутрь.
        К лучникам присоединились несколько магов, но их огненные молнии также были бессильны на таком расстоянии. Тадеуш громко расхохотался, демонстрируя врагам все их бессилие. Казавшийся ему поначалу сумашедшим план Велеслава выглядел теперь не таким уж и безнадежным. Вся многочисленная охрана крепости сейчас собралась на стенах, пытаясь хоть как-то достать вампира, а люди в это время наверняка уже где-то внутри.
        Тадеуш сделал еще один круг над стенами, наслаждаясь своей безнаказанностью и беспомощными криками гнева банерчагов внизу. Внезапно его внимание привлекла тусклая полоска света в массивном здании драконника. Огромные ворота медленно раскрывались. Похоже, его враги решили бросил против него свое главное оружие - драконов. И действительно, сквозь щель он увидел гигантскую фигуру крылатой твари.
        А вот это уже плохо. Драконы летали быстрее вампиров, а стрелки на спине еще больше усложняли ситуацию. У одинокого вампира в небе было очень мало шансов победить. А значит, пора убираться отсюда к лесу. Дракон просто не сможет преследовать его там.
        Тадеуш развернулся и со всей возможной скоростью устремился к темной полосе деревьев. Солдаты на стенах разразились восторженными криками. Ну да ладно. Он сделал свою задачу, так что еще посмотрим, кто будет смеяться последним.
        Бросив взгляд назад, Тадеуш обнаружил, что дракон уже поднимается в воздух. А спустя секунду крылатая тварь устремилась в погоню. Очевидно, ее всадник использовал заклинание "взора совы", иначе он не смог бы разглядеть Тадеуша в темноте. А лес все еще очень далеко. Тадеуш во всю мощь работал крыльями, но новый взгляд назад показал, что он не успеет. Дракон настигнет его раньше, чем он достигнет спасительного леса.
        Проклятье. Он начал набирать высоту, глядя, как дракон поднимается следом. Полная зубов пасть была все ближе. Когда дракону оставался всего один взмах крыльев, Тадеуш быстро сложил свои, и камнем устремился к земле.
        Острые зубы клацнули совсем рядом с головой, но дракон промахнулся. Гигантская фигура пролетела над его головой. А вампир уже вновь расправлял крылья, устремляясь над самой землей к уже совсем близкому лесу.
        Дракон сделал разворот, устремляясь в новую атаку. Загудели тетивы луков, сидевшие на спине стрелки пытались достать его стрелами. Тадеуш резко затормозил, раправляя крылья поперек направления полета, лапы с острыми когтями снова скользнули над ним.
        Еще примерно сотня шагов. Взмах, другой, теперь он не оглядывался на дракона за спиной, спасительный лес был совсем рядом. Ногу пронзила боль, когда один из лучников все же попал в него, но вампир уже не обращал на это внимания. Он буквально рухнул под первое дерево, гигантские крылья просвистели сверху. Еще рывок, и Тадеуш скрылся под сенью деревьев. Дракон кружил сверху, он явно не хотел отпускать добычу.
        Вампир вытащил сабли. Если управляющий монстром банерчаг настолько глуп, что будет и дальше летать здесь, Тадеуш быстро покажет ему всю глубину его ошибки.
        * * *
        Торк Зултер бросил последний взгляд наружу и захлопнул створки окна. Вампир. Вампир, кружащий над крепостными стенами, привлекая внимание местных стражников. И Торк прекрасно понимал, что это за вампир.
        Те люди не утонули, как надеялся Мартих, и во что совершенно справедливо не верил король Гистах. Они сейчас здесь, они пришли за Сердцем. Вампир очевидно лишь отвлекает внимание стражи, остальные наверняка уже внутри.
        И он, Торк, знает, куда они идут. У него уже все готово к встрече.
        Глава гарнизона Слан Мартих, родной брат облажавшегося на реке Корга, скептически выслушал Торка, и с большим недоверием отнесся к сообщению, что два человека и вампир попытаются проникнуть в крепость и уничтожить Сердце Дракона. Он так и не предпринял никаких дополнительных мер, полагая, что охрана крепости прекрасно справляется со своими обязанностями.
        Торка это не слишком расстроило. Если Слан прав, его воины возьмут людей, и тем самым он хоть как-то исправит ошибки своего брата. А ежели нет, тогда их перехватит Торк. И Мирг Гистах будет довлен им. Он уже обещал их роду дракона из новой волны, но возможно, даст его гораздо раньше. Заберет у постоянно ошибающихся Мартихов
        Торк быстро зажег свечи по углам восьмиугольника, и начал читать заклинание. Комната задрожала, наполняясь силой. Внутри восьмиугольника полыхнул маленький огонек. Он становился все больше, пока наконец не вырос в огромную, высотой более сажени пламенную фигуру. Огненный демон глядел на своего хозяина. Что ж, теперь Торк готов.
        Он взял свой топор. Разумеется, его слуги должны справиться и без него, но если вдруг подвернется такая возможность, Торк и сам не упустит случая лично прикончить кого-то из этих людей. Он первым пошел по ведущему к главному входу драконьего загона кордору, за ним, пригибая голову, шагал демон, и дополнительно еще шесть его зомби.
        Этого вполне должно хватить на пару людей. А когда он прикончит тех, кто проскользнул мимо сотен обычных охранников, король Гистах наверняка по достоинству оценит это.
        * * *
        По доскам над головами прогрохотала еще пара ног и все стихло. Велеслав и остальные сидели в темноте под этим самым переходом, по которому еще минуту назад бежали многочисленные солдаты, занимая позиции на стенах. Отвлекающий маневр Тадеуша сработал превосходно, стены были заполнены воинами, пытавшимися достать его из луков.
        "Пошли" - шепнул Велеслав, направляясь к небольшой двери в десяти шагах. Банерчаги были сейчас слишком заняты летающим над крепостью вампиром, и не смотрели назад, так что их бросок прошел незамеченным. Оказавшись внутри, они быстро двинулись по узким пустым коридорам.
        Впереди послышались шаги, и Велеслав устремился вперед. Кто бы это ни был, нельзя дать ему поднять шум. Два банерчага появились из-за поворота, только чтобы увидеть приближающуюся к ним смерть. Один из них был сразу проткнут мечом, второго Велеслав просто двинул свободной рукой об стену. Солдат обмяк, но Велеслав все же добавил ему правой, надежно вырубая его.
        Они с Никитой затащили тела в ближайшую комнату, оказавшуюся пустой. На полу остались лужи крови, ну да ладно. Все равно их рано или поздно обнаружат. Сейчас важнее быстро пробраться к Сердцу и уничтожить его.
        Подхватив копье одного из стражников, Велеслав быстро двинулся дальше. Пройдя по коридору и открыв следующую дверь, они обнаружили еще одного солдата. Тот успел лишь вскрикнуть, прежде чем брошенное Велеславом копье пробило его грудь. Но этого оказалось достаточно, чтобы спустя несколько секунд из-за угла появились еще три банерчага. На секунду они замерли, не ожидая встретить врагов внутри крепости, но тут же опомнились и ринулись на людей. В короткой яростной схватке Велеслав и Никита быстро прикончили двоих. Третьего, пытавшегося бежать, достал точным броском копья Глэр.
        На этот раз трупы даже не стали прятать. Выход в главный коридор был совсем близко. Подъем на этаж выше, еще одна дверь, коридор, спуск, и за очередным поворотом они обнаружили четырех солдат у двери. Секунду те смотрели на них, затем с криком бросились в атаку.
        Меч Велеслава описал сверкающую дугу, перерубая шею одного из них, кинжал отбил копье второго. Быстро взмахнув мечом, он разрубил второму банерчагу грудную клетку. Никита пронзил третьего, а спустя секунду они прикончили и четвертого.
        Распахнув двери, они вышли прямо в широкий коридор. Массивные ворота на одном конце его были распахнуты, возле них суетились с десяток солдат. С другой стороны проглядывалась огромная пещера, и несколько освещенных огнем фигур в самом коридоре.
        Велеслав с Никитой ринулись на стражников у ворот, сразу опрокинув троих и безжалостно круша остальных. Мечи подобно молниям мелькали в свете факелов, легко разрубая кожаные доспехи и тела под ними. Через несколько секунд у ворот не осталось ни одного солдата, но шум схватки уже наверняка привлек внимание находившихся снаружи. Очень скоро здесь будет такая толпа, что им не справиться.
        Позади раздался громкий крик Глэра.
        Велеслав оглянулся. Огромное полыхающее языками пламени лезвие летело к нему. Он, пригибаясь, метнулся в сторону, огненный клинок прошел над головой, обдавая его жаром. Дерьмо демонов.
        То, что он принял за большой костер, оказалось как раз таки огромным огненным демоном, который уже снова размахнулся своим полыхающим жаром мечом. А следом к ним уже приближались новые противники. Причем не простые воины, а ожившие мертвецы. Распространяемый ими запах разложения ни с чем нельзя спутать.
        Велеслав уклонился от очередного взмаха адского меча, одновременно нанося удар своим клинком. Но лезвие лишь прошло сквозь тело демона, не встречая сопротивления и не причиняя тому вреда. Меч ударившего с другой стороны Никиты демон также не заметил. Проклятые жители преисподней. Ну почему им почти не страшно обычное оружие.
        Велеслав отшатнулся, пропуская в стороне очередной удар. Шарканье ног за спиной раздавалось совсем рядом, и он с разворотом яростно ударил назад, снося голову одному из зомби. Разумеется, это не убило того, кто уже был мертв, но теперь Велеслав, по крайней мере, пропал из его поля зрения. Но их еще пятеро, и демон за спиной.
        Остается только бросить в дело последний козырь.
        Усилием мысли он вызвал огненный меч, чувствуя, как оружие в руке наполняется смертоносной силой. Два зомби были перерублены в одно мгновенье, и рухнули на пол быстро гниющими кусками плоти. Мощный удар меча отбил атаку демона, а обратное движение перерубило его руку, угасающим огнем рухнувшую на землю. Еще один удар прошелся по телу, а третий мощный замах обрушился на голову.
        Демон рухнул вниз, превращаясь в кучку пепла. Велеслав бросился в пещеру, на ходу перерубив еще одного зомби. Стоящий на его пути банерчаг отшатнулся в сторону, но ратник не удостоил его даже лишним взглядом. Добраться до Сердца, пока жизненная сила еще позволяет поддерживать магию меча.
        На самом входе появились несколько солдат и дракон. Но Велеслав одним движением перерубил трех банерчагов вместе с их щитами. Дракон стремительно выбросил вперед голову на длинной шее, но Велеслав легко укронился, а его меч легко отделил голову гигантской твари от туловища. Не обращая внимания на задергавшееся в агонии тело, он ворвался в пещеру.
        Излучаемая Сердцем мощь была здесь так велика, что он легко чуял ее. Гигантскими скачками он бросился на вершину пирамиды и прыжком вскочил на круглый алтарь около трех шагов в диаметре.
        В небольшом углублении в самом центре лежал пульсирующий красным цветом бриллиант величиной с детский кулачок.
        Не теряя ни секунды, Велеслав взмахнул мечом, и обрушил клинок на камень. Усиленное магией лезвие легко разрубило бриллиант и по самую рукоять ушло в гранитную плиту. В следующую секунду мощный удар бросил его вниз к подножью пирамиды.
        * * *
        Дракон сделал круг над лесом, затем второй. Тадеуш слышал возбужденные голоса банерчагов, пытающихся разглядеть его. Что ж, раз они не хотят улетать, значит, останутся здесь навсегда. Прикинув траекторию дракона, вампир взмахнул крыльями и устремился наперерез кружившей чуть выше крон твари. Лавировать среди деревьев было непросто, так что Тадеуш лишь уворачивался от крупных веток, не обращая внимания на мелкие, хлеставшие по телу и крыльям.
        А вот и дракон впереди. Взмах, еще чуть-чуть и резко вверх. В последний момент крылатый монстр заметил его, но челюсти клацнули уже позади, совсем немного не достав до тела. А вот сам Тадеуш стремительно ударил обеими руками, распарывая клинками крыло дракона.
        Тот яростно заревел от боли, отчаянными рывками пытаясь удержаться в воздухе, но с одним крылом сделать это было невозможно. С громким треском ломая ветви деревьев, дракон рухнул на землю. Тадеуш сделал над ним круг, раздумывая, не прикончить ли ему эту тварь окончательно. Огромное животное с ревом переваливалось с бока на бок, давя не успевших спрыгнуть седоков. При падении дракон поломал второе крыло, и поднятся в воздух явно не мог.
        Ну и демон с ним. Тадеуш перевел взгляд на крепость. Новых драконов банерчаги пока не подняли. Похоже, защитники крепости решили, что с него хватит и одного. Отлично. Он поднялся вверх и полетел к темным стенам. На большой высоте его не заметят, а сам он в случае необходимости сможет прикрыть этих людей, которые полезли в самое логово жителей леса.
        Тадеуш сделал круг над крепостью. Банерчаги явно не видели его в темноте, глядя больше вперед, чем вверх, так что он снизился наполовину. Неожиданно среди стражников пришла волна оживления, а спустя несколько секунд часть из них по помостам направилась к огромным воротам в драконий загон.
        Возле самих ворот Тадеуш различил несколько лежащих тел и сражающиеся фигурки. Похоже, его спутники сумели добраться до главных ворот. Он прикинул высоту огромного коридора. Копьем его не достанут, а значит, можно рискнуть.
        Тадеуш стремительно спикировал вниз, влетая в огромный коридор. У самых ворот лежали с десяток солдат, чуть дальше еще три тела. И рубящийся с двумя противниками Никита и Глэр. В ноздри ударил такй знакомый запах мертвичины. Зомби. Разведчик и банерчаг рубились не с живыми солдатами, а с зомби. Точно, у одного из них не хватало руки, но оживший труп это не смущало.
        А вот, похоже, и их хозяин с топором, решительно двигавшийся к Никите. Тадеуш устремился к нему. Легко уклонился от мощного, но слишком предсказуемого замаха, и молниеносным ударом клинка перерезал горло банерчага. Рывок застрявшего в теле оружия позволил ему погасить скорость, и спустя секунду он уже стоял на земле. С гибелью своего хозяина зомби на мгновение растерялись, но затем снова двинулись на своих противников.
        Тадеуш быстро прочитал заклинание позволявшее подчинять не имевших хозяина живых мертвецов. Вообще-то оно было рассчитано на зомби-людей, но он решил попробовать. И почувствовал, как устанавливается магическая связь между ним и этими ходячими трупами. Вот только сейчас не было времени радоваться, и Тадеуш просто отправил их наружу с приказом всех убивать. Это хоть как-то задержит остальных стражников.
        "Где Велеслав?" - крикнул он разведчику, растерянно смотревшему то на него, то на удалявшихся зомби.
        Внезапно все здание буквально содрогнулась, сверху посыпалась каменная крошка, и мощь Сердца, которую он чувствовал все время, находясь вблизи крепости, исчезла. Вот и ответ. У них все же получилось.
        "Туда" - скомандовал Тадеуш, указывая на выход из коридора, за которым угадывалось огромных размеров помещение. Там раздался мощный рев десятков глоток драконов, лишившихся своего главного артефакта. Один из них, с отрубленной головой, дергался в агонии у самого выхода. Видимо, Велеслав прикончил его, когда прорывался внутрь.
        Скинув оцепенение, Никита и Глэр бросились внутрь, на ходу свалив пару оказавшихся на пути растерянных банерчагов. Тадеуш пролетел рядом, срубив еще одного.
        Огромное помещение буквально сотрясалось от рева разъяренных животных. Десятки вышедших из под контроля драконов крушили перегородки, пока их хозяева пытались восстановить былую власть над своими монстрами. Кому то это удавалось, а кто-то уже исчез в пасти того, кто еще недавно безоговорочно подчинялся ему.
        Но основное внимание Тадеуша состедоточилось на высокой пирамиде. Сердце должно было быть именно там. Он взлетел вверх. На вершине стоял огромный круглый алтарь, в самом центре которого из гранита торчал знакомый меч Велеслава, и блестящие красные осколки вокруг. Самого ратника не было, но бросив быстрый взгляд вокруг, у подножья сбоку пирамиды Тадеуш сразу заметил тело в кольчуге.
        "Вот он, Никита" - указал он начавшему было подниматься наверх разведчику.
        Через пару секунд они уже стояли возле не подававшего признаков жизни воина. Шлем ратника был смят, по голове стекала струйка крови. Но приложив пальцы к шее, Тадеуш почувствовал слабый пульс. Велеслав был жив.
        Стащив с него шлем, Тадеуш подхватил тело.
        "Уходим".
        Вдвоем они потащили тело к выходу. Рев внутри постепенно утихал, еще немного, и банерчаги полностью вернут контроль над драконами.
        Никита что-то крикнул, и отпустил Велеслава, которого тут же подхватил Глэр.
        "Я сейчас" - пояснил разведчик Тадеушу, и доставая лук. Три стрелы одна за другой поразили колдунов, уже подчинивших себе гигантских тварей. Новый рев лишившихся контроля тварей заполнил пещеру. Один из драконов набросился на своего соседа, другой огромными скачками бросился к выходу и свободе.
        Тадеуш, Глэр и Никита поспешили следом, таща на себе ратника. А впереди уже маячили вернувшиеся со стен стражники. Дракон впереди раскидал первые ряды и взлетел. Но остальные уже были почти у самого входа
        "Вытаскивайте его, а я пока отвлеку их" - Никита снова подхватил Велеслава, а Тадеуш расправил крылья, поднимаясь к потолку. Спустя пару секунд он вылетел наружу, на ходу снеся головы двум стражникам, чьи ряды уже были смешаны вырвавшимся на волю драконом. Остальные замешкались. Они явно не ожидали столкнуться с тем, кого, как они думали, прикончил дракон.
        Тадеуш взмыл выше, уклоняясь от двух брошенных вверх копий. Вырвавшийся ранее дракон улетал прочь, так что он не представляет угрозы. Безмозглые банерчаги тем временем столпились, задрав головы и пытаясь рассмотреть его в ночи. Боковым зрением он отметил, как люди скрылись в боковом коридоре. Отлично, он дал им шанс выжить, пусть они им теперь воспользуются.
        Сделав круг над двором, он в который раз за ночь издал ужасающий боевой клич вампиров, привлекая общее внимание, и давая своим спутникам еще несколько секунд, пока остальные банерчаги глупо пялятся на него. Тадеуш совершил еще несколько отвлекающих маневров на виду хаотично бегавших по двору и стенам банерчагов, после чего быстро набирал высоту, скрываясь в ночной тьме. Так его вряд ли кто увидит на фоне черного безлунного неба, а сам он вполне может вмешаться, если это опять понадобится.
        * * *
        Втащив тело Велеслава в боковой коридор, откуда они пришли, Никита захлопнул массивную дверь, и задвинул засов. Это хоть немного задержит преследователей, давая им шанс выбраться. Снаружи раздался пронзительный крик Тадеуша, перекрывший нестройные вопли банерчагов. Опять отвлекает. Все же хорошо, что князь нанял его, без вампира они бы не справились.
        Вдвоем с Глэром они потащили Велеслава вверх по лестнице. Ратник был очень тяжел, так что они с трудов поднялись на второй этаж.
        "Подожди" - банерчаг отпустил тело и заглянул в одну из дверей. Спустя несколько секунд он появился с ковшем, из которого плеснул на лицо воина. Велеслав застонал и начал шевелить головой.
        "Очнись" - потряс его Никита. Через несколько секунд в глазах ратника появилось осмысленное выражение. "Идти можешь?" - полуувердительно спросил Никита. Велеслав с трудом кивнул, все еще неуверенно пытаясь удержаться на ноги.
        Теперь двигаться было намного легче, но далеко уйти им не дали. В коридоре впереди показались несколько банерчагов. Отпустив шатающегося Велеслава, Никита бросился на них. Хотя силы и не равны, другого выбора просто не было. Либо он прорвется сквозь них, либо они погибнут.
        Пригнувшись под копьями, он пронзил одного, выдернул меч и сразу обрушил его на другого. Оставшиеся побросали копья и схватились за топоры. На пару секунд они вынудили его перейти к обороне, но тут рядом появился Глэр со своим топором, которым он владел очень даже неплохо. Узкий коридор на давал стражникам возможности нападать более, чем по двое, так что практически они сражались один на один. И эти банерчаги были явно не из мастеров, так что после короткой яростной схватки они вдвоем сумели прикончить оставшихся солдат. Путь был пока свободен.
        Велеслав же с каждым шагом двигался все уверннее, проходя мимо павших солдат, он подхватил топор одного из них.
        Они выскочили в коридор, и сразу чуть ниже по лестнице обнаружили еще несколько солдат. Быстрым ударом Никита перерубил горло одному, и мощным пинком опрокинул второго на своих товарищей. Это даст им еще несколько секунд форы перед преследователями.
        Они рванули по лестнице наверх, затем снова по коридору в сторону стены. Коридор был пуст, но на лестнице их ожидали новые солдаты. Никита снова бросился на них, и внезапно обнаружил рядом Велеслава. Тот все еще двигался медленнее, чем обычно, но два топора в его руках были достаточно смертоносны, чтобы вдвоем они проложили путь сквозь группу солдат, круша их и сталкивая вниз по лестнице.
        "Снова плечом к плечу" - улыбнулся Никита.
        "Да" - ответил Велеслав, мощным ударом топора проламывая голову одному из поднимавшихся наверх банерчагов. Они бросились по коридору вперед, но перед ними появились новые солдаты. И на этот раз их было много, очень много.
        "Сюда" - державшийся теперь чуть сзади Глэр распахнул одну из боковых дверей. Они захлопнули ее, создавая преграду между собой и солдатами. Никита огляделся. Окно было слишком маленьким, Велеслав не пролезет. Но тот нашел другой путь. Резко вбив лезвие в шель между половыми досками, он налег на рукоять, и спустя секунду отодрал одну из них. Комната внизу была пуста. Еще пара отломанных досок, и они все уже могут пролезть.
        С одной стороны коридора они увидели несколько солдат, а с другой уже была дверь на улицу. Не обращая внимания на крики за спиной, они бросились наружу. Пара появившихся в проеме банерчагов была сбита почти восстановившимся Велеславом.
        Не обращая ни на что внимания, все трое пересекли оставшееся до стены растояние и стали подниматься по внутренней лестнице. Трое стоявших наверху стражников пыталась остановить их, но Никита и Велеслав без труда прикончили их.
        Никита быстро зацепил оставшуюся у него веревку и скинул конец вниз. Первым вниз полез Глэр, пока Велеслав разбирался с еще двумя стражников, а сам Никита парой стрел успокоил самых шустрых из бежавших к ним через двор. Велеслав спустился вторым, а сам Никита последним. Они быстро перебрались через ров, не обращая внимания на первые полетевшие им вслед стрелы, и бросились бежать к лесу.
        Очень скоро расстояние до стен стало таким, что лучники уже не могли достать их. А вскоре и сами стены стали почти неразличимы во тьме, лишь благодаря огням факелов они знали, где крепость.
        "Сворачиваем" - сказал Никита, меняя направление. Их преследователи наверняка бросятся по прямой, так что лучше пусть их дорога будет дольше, но при этом безопасней. Крики позади стали громче.
        Никита обернулся. Сначала он ничего не увидел, но спустя секунду темная точка на секунду скрыла одну из звезд.
        "Проклятье. Они выпустили дракона. Ложимся, возможно, он нас не заметит" - разведчик и остальные вжались в землю. Левее раздался шум крыльев, и он различил пролетевшую над землей чуть в стороне темную тень.
        "Бежим, пока он летит вперед" - они снова бросились к пока еще далекому лесу. Он пытался отследить движение дракона, так что пару раз они вовремя залегали, оставаясь незамеченными. Но все же не смогли добраться до леса без проблем.
        Похоже, драконий всадник все же сумел как-то заметить двигавшихся по полю людей, поскольку теперь дракон летел прямо на них. В последний миг они прыгнули в разные стороны, уклоняясь от когтей и зубов дракона. Перекатываясь по земле, Никита услышал отчаянный вопль Глэра. Вскочив на ноги, он различил крылатую фигуру. Спустя мгновение вниз полетело тело. Оно упало, и крик банерчага оборвался. А дракон устремился на оставшихся людей.
        Никита решительно достал лук. Они все равно не успеют добраться до спасительного леса. У него будет лишь один шанс подстрелить всадника. Если он промахнется, им всем конец. Дракон стремительно приближался, его темный силуэт становился все больше.
        Только одна стрела. Только один шанс. Когда до дракона оставалось лишь два десятка шагов, он вскинул лук и выстрелил в темную фигуру, мгновением позже бросаясь в сторону. Но гигантская лапа все же защепила его, подбросив в воздух. Спустя секунду он рухнул на землю. Правая рука хрустнула, все тело до плеча пронзила дикая боль.
        Дракон взмыл вверх, делая над ним круг. Внезапно он странно дернулся, и с ревом начал падать на землю.
        "Ты цел?" - подхватил было его за руку Велеслав, вызвав новую вспышку боли.
        "Рука" - процедил сквозь зубы Никита, пытаясь освободиться.
        "Что с драконом?" - спросил ратник, снова пытаясь его поддержать.
        "Не знаю" - наконец вывернувшись, ответил Никита. "Оставь руку, она, похоже, сломана. Я мог подстрелить всадника, но непонятно, почему упал сам дракон".
        "Трудно летать с перерубленным крылом" - раздался позади знакомый свистящий голос. В двух шагах опустился на землю Тадеуш. "Бегите к лесу. Они поднимают еще двух тварей. Я отвлеку их" - вампир расправил крылья и снова исчез в ночи. Через несколько секунд в стороне раздался его пронзительный крик.
        "Нужно помочь Глэру" - Никита бросился туда, где упал их спутник. Огромные зубы дракона без труда прокусили кожаный доспех банерчага, из рваных ран сочились ручейки крови. Но Глэр еще дышал, хотя и был без сознания.
        "Надо вытащить его" - Никита подхватил тело.
        "Я сейчас" Велеслав решительно двинулся к дергавшейся в полусотне шагов твари. На его пути встал было ее всадник, но воин легко отшвырнул его ударом топора. Дракон пыталась было достать приближающегося человека хвостом, но ратник легко проскочил под ним, и мощным ударом топора перерубил шею. Осталось только уйти, пока не появились новые монстры.
        Спустя несколько минут они уже добрались до спасительных деревьев. Теперь им предстояла совсем простая задача. Уйти от погони разъяренных гибелью Сердца банерчагов.
        * * *
        Спустя полчаса они выбрались к месту своей стоянки. Здесь они оставили те вещи, которые не могли непосредственно пригодиться при нападении на крепость. Почти сразу за ними появился и Тадеуш.
        "Он жив" - вампир кивнул на Глэра.
        "Да" - кивнул Никита. Как только они добрались до леса, сразу перевязали раны банерчага. Зубы дракона не проникли слишком глубоко, так что был шанс, что Глэр выживет.
        "Вам надо уходить быстрее" - просвистел Тадеуш, забирая свою сумку. "Из крепости уже вышли солдаты, которые пойдут за вами".
        "Мы тут не задержимся" - здоровой рукой Никита закинул за спину мешок. Вещи были собраны еще с вечера, так что они не будут терять время. "Велеслав, что ты там возишься?" - он повернулся к выбивавшему из кремня искры ратнику.
        "Послание князю дописать надо" - буркнул воин, разжигая лучину, затем достал небольшой берестяной сверток.
        Ах, ну да, послание. Даже без Сердца Дракона объединенная армия банерчагов представляла серьезную угрозу для русских княжеств. Так что они решили сразу после уничтожения Сердца отправить Тадеуша с сообщением князю Ярополку. Неизвестно, смогут ли добраться до русских земель Дмитрий и остальные освобожденные ими невольники. А известия были слишком важные, да и время поджимало. Вампир на своих крыльях доберется до Суздаля намного раньше, чем Никита с Велеславом, а возможно, даже опередит Дмитрия.
        Нацарапав на бересте последнее сообщение об уничтожении ими Сердца, Велеслав протянул грамоту вампиру.
        "Отдашь князю".
        "Ну что, теперь идем?" - весело сказал Никита. Несмотря на сломанную руку и предстоящую облаву на них, он находился в приподнятом настроении. Они смогли уничтожить Сердце, главную угрозу их княжеству. И это стоило любых опасностей, усилий и потерь. А погони он сейчас не особо боялся. Ночью вышедшие из крепости банерчаги могут лишь организовать слепое прочесывание, которое им ничего не даст. Выйти на след они смогут в лучшем случае часа через три, когда рассветет. А три часа - хорошая фора.
        "Мне надо вернуться" - неожиданно произнес Велеслав.
        "Вернуться? Зачем?".
        "Меч. Там остался мой меч" - с поразившей Никиту горячностью сказал Велеслав, и шагнул в сторону крепости.
        "Ты что, рехнулся" - Никита не понимал, что опять взбрело в голову ратнику, но решительно преградил ему дорогу в сторону крепости. "Туда нельзя возвращаться. Ради простого меча. Оставь его. Купишь себе новый".
        "Это не простой меч" - навис над ним Велеслав. "Это огненный меч, если ты помнишь. И я должен вернуть его".
        Ну да, Никита и забыл, что оставленный меч был отнюдь не из тех, что можно купить у простого деревенского кузнеца. И наверняка для Велеслава он значил гораздо больше, чем для Никиты его собственное лежавшее в ножнах оружие. Но возвращаться за ним в крепость все равно было безумием.
        "А разве нельзя сделать другой такой же клинок?" - пришла ему в голову спасительная мысль.
        "Нет" - зло ответил воин. "Огненный меч дается лишь раз в жизни. И если я не верну его, навсегда останусь простым воином. Надо забрать его. Еще никогда хозяина меча не лишался его, будучи живым" - Велеслав решительно двинулся вперед, отодвигая Никиту.
        "Меч остался в драконнике" - вампир ухватил воина за плечо и развернул. "Вы и так с трудом смогли проникнуть туда. А сейчас там наверняка все кишит стражей. Возвращаться будет самоубийством. Ты не можешь вернуть свой меч. Только бессмысленно погибнешь сам, если пойдешь туда".
        "Значит, такова моя судьба" - мрачно произнес ратник, пытаясь освободиться, но внешне тонкие руки вампира не уступали ему силой, а через секунду Никита вцепился в него с другой стороны.
        "Отпустите меня и уходите сами" - резко рванулся Велеслав. "Я должен вернуть меч, или погибнуть".
        "Раньше надо предупреждать" - насмешливо произнес Тадеуш, снова становясь у него на пути. Мы бы не стали тогда вытаскивать тебя из пещеры. Оставили банерчагам, раз ты так хочешь умереть рядом с мечом".
        "Успокойся, Велеслав" - встал рядом с вампиром Никита. "Ты все равно не сможешь вернуть меч. И мы в любом случае не пустим тебя".
        Несколько секунд ратник молча смотрел на них.
        "Вы не понимаете, что значит этот меч".
        "Но мы понимаем, что нельзя вернуть то, что пропало" - спокойно ответил Никита. "Пафнутий, Ярозар и Игнат погибли, и их нельзя воскресить. Нам остается лишь смирится с потерей, и надеятся, что боги достойно наградят их на том свете. И точно так же нельзя вернуть твой меч. Но мы будем помнить, что именно он спас русские земли от страшной угрозы. Меч - не самая дорогая плата за такое".
        Велеслав молча смотрел в сторону крепости.
        "И потом, один я не смогу вытащить этого Глэра" - добавил Никита.
        "Он банерчаг" - неожиданно холодно ответил Велеслав.
        "Он тебя вытаскивал".
        Несколько секунд Велеслав молча смотрел на него.
        "Хорошо" - наконец произнес он и встряхнул головой, будто отгоняя наваждение. "Надо идти, пока эти солдаты не нашли нас".
        "Точно. Давно пора" - обрадовался Никита. Надо быстрее уйти подальше, пока Велеславу опять не взбрело идти за своим мечом. "Давай, берем его и уходим".
        "Ну что, вы уходите?" - просвистел вампир, все еще подозрительно глядя на Велеслава.
        "Да" - тот решительно закинул за спину мешок и подхватил банерчага. "А ты лети к князю".
        "Хорошо" - произнес вампир, оглядывая двоих людей. "Удачи" - он развернулся и расправил крылья. Спустя несколько секунд его темная фигура уже исчезла в ночном небе.
        На секунду Никита позавидовал ему. Вампир без проблем доберется до княжества дней через десять. И ему не страшны наземные погони. Впрочем, они сами сейчас пройдут пару верст по реке, а затем северными краями домой, в обход основных банерчагских земель. И надеяться, что Глэр быстро оклемается, так что они смогул двигаться достаточно быстро.
        Им предстоял долгий путь домой, но Никита не сомневался, что теперь они благополучно вернутся. И не из таких передряг выбирались.
        * * *
        Проснувшись, Мирг Гистах несколько секунд смотрел на резной потолок. После двухнедельного остутствия он снова вернулся во дворец. Компания против русичей оказалась почти столь же удачной, как и остакутская. Их князь явно не ожидал, что на помощь шангирским войскам прибудут отряды еще трех королевств. Общими усилиями они нанесли поражение нескольким отрядам русичей, и вынудили остальных отступить. Банерчаги преследовали их, драконам удалось застигнуть на открытых пространствах и уничтожить еще пару отрядов. Тем не помогли даже три десятка рыцарей-наемников на грифонах.
        Воодушевленный Лертах предлагал сразу идти на Суздаль, но остальные охладили его пыл. Все же люди были весьма сильным противником, банерчаги также понесли серьезные потери в этих столкновениях. Так что следовало как минимум собрать для похода армию посерьезнее.
        И все же Мирг был очень доволен. Его союз в очередной раз доказал свою ценность и силу. А скоро благодаря Сердцу и крылатым армиям весь мир склонится перед ним.
        "Пока же можно заняться делами дома" - эта мысль неожиданно вызвала сильнейшее отвращение. Раньше, когда он лишь мечтал о великих походах, и готовился к ним, дворцовая рутина казалась нормальной, и в чем-то даже необходимой. Но теперь, когда он ощутил вкус первых побед, необходимость заниматься обычными делами, разбирать мелкие ссоры приближенных и выслушивать их просьбы раздражала его. Все это казалось таким убогим.
        "Надо будет поставить толкового заместителя, которому можно доверять" - решил Мирг. "Например, Торка Зултера, если он принесет головы этих людей" - последняя мысль снова испортила настроение. Только что они разбили целую армию этих людей, включая грифонов и десяток вампиров. А тут всего несколько человек, и столько проблем.
        Ладно, хватит лежать. Мирг протянул руку и позвонил в колокольчик, давая сигнал слугам, что он уже проснулся. Спустя несколько секунд вошел его камердинер Хнаг, неся новое платье, и другие слуги с тазом воды для умывания.
        "Вас ждет Слан Мартих" - тихо произнес Хнаг, помогая ему одеться.
        "Давно?"
        "Уже часа два"
        Первое сообщение Хнага обрадовало Мирга. Наверняка Мартих прибыл, чтобы сообщить о поимке тех людей. Но два часа. Эти люди не были столь важны, чтобы начальник гарнизона крепости Драконов сразу примчался сюда. Мирга кольнуло нехорошее предчувствие. Он быстро закончил умываться и вышел в коридор.
        При прявлении его Мартих упал на колени. Его бледный, дрожащий вид явно говорил, что принесенные новости вряд ли обрадуют Мирга.
        "Мой король" - дрожь в голосе Мартиха была слишком очевидна.
        "Что случилось, Слан? Зачем ты прибыл?" - холодно спросил Мирг.
        "Мой король. Мы, мы потеряли Сердце Дракона" - обреченно выдохнул Мартих.
        Мирг решил, что ослышался. Это было просто невозможно.
        "Что значит потеряли?" - его тон заставил начальника гарнизона содрогнуться.
        "Оно уничтожено, мой король. Сердце уничтожено" - жалобно произнес он.
        Его слова ударили Мирга подобно молоту. Уничтожено. Дело всей его жизни. Оно просто не может быть уничтожено. Это немыслимо. Он отказывался в это верить.
        "Как оно могло быть уничтожено?" - начальник крепости лишь секунду выдерживал его взгляд, и тут же опустил глаза.
        "Несколько людей проникли в крепость и уничтожили его" - наконец выдохнул он.
        "А куда смотрел ты и остальные стражники?" - теперь Мирга переполняла ярость.
        "Мы пытались остановить их, но они обманули нас и пробрались к Сердцу" - еле слышно произнес Мартих.
        Огненные молнии собрались вокруг рук Мирга, а спустя секунду магический огонь охватил тело начальника гарнизона. Мирг позволил своей ярости превратиться в пламя, пожиравшее того, кто не смог сохранить главное сокровище Идагира. Спустя несколько секунд лишь кучка пепла да оплавленные доспехи лежала на полу.
        "Найди Шелта, пусть немедленно приготовит Тарнгора" - приказал Мирг Хнагу. Он все еще до конца не верил в случившееся. Сейчас он отправится в крепость, и уже на месте разберется, что там случилось.
        Через десять минут Мирг на спине Тарнгора уже поднялся в воздух, направляясь к холмам. Всю дорогу он убеждал себя, что этого не может быть. Что Сердце Дракона не может быть уничтожено. Что Мартих что-то напутал, и все будет в порядке.
        И когда на горизонте показались стены крепости, он отчаянно пытался уловить исходившую от артефакта мощь. Но крепость была безжизненно холодна. Мощь Сердца действительно не чувствовалась.
        На него обрушилось холодное отчаяние. Нет, только не сейчас. Не тогда, когда он стоит всего лишь в шаге от величайшей победы в истории банерчагов. Как же такое могло случиться.
        Тарнгор опустился во двор, и Мирг спрыгнул на землю, оглядываясь вокруг. Внутри не было видно каких-то следов боя, не считая мертвого дракона, чья отрубленная голова лежала рядом с телом. Кто и как сумел проникнуть в самую главную крепость, и нанести такой урон.
        Не обращая внимания на подбежавшего заместителя Мартиха, Мирг быстрым шагом пошел прямо в драконий загон. Здесь все было разбито и разгромлено, перегородки поломаны. Он быстро поднялся на самый верх алтаря.
        Уйдя в гранит по самую рукоять, меч русичей торчал над гладкой поверхностью. И осколки бриллианта вокруг, еще недавно бывшие Сердцем Дракона.
        Несколько минут Мирг безмолвно смотрел на них. Сердце, ради которого он потратил столько сил и средств, на которое возлагал столько надежд, на котором были основаны все его планы, превратилось в бесполезные осколки камня. На его походе можно ставить жирный крест.
        "Мой король" - раздался справа голос заместителя Мартиха. Повернувшись, Мирг ударом сбил его вниз, к подножью. Тот не двигался, но ему было плевать. Они все тут залуживали участи своего начальника.
        Он медленно спустился и оглядел понуро стоявших стражников. Мирг буквально ощущал их страх перед неминуемой карой.
        "Шелт, выясни, что тут произошло. Прилетишь и доложишь. Я отправляюсь в столицу" - коротко приказал он своему ученику и пошел наверх.
        По прибытии в Идагир он отменил все встречи и аудиенции, и закрылся в своих покоях. Сердце было уничтожено, и это следовало принять. И решить, что делать дальше, как действовать.
        Его верный ученик появился лишь к вечеру.
        "Рассказывай" - мрачно произнес Мирг.
        "Пока один проклятый вампир отвлекал стражников на стенах, несколько людей незаметно пробрались внутрь крепости" - начал Шелт. "Торк Зултер со своими зомби пытался перехватить их уже в главном коридоре, но они убили его. Прорвались в загон и уничтожили Сердце, после чего каким-то непонятным образом сумели пробиться обратно через заполненные солдатами коридоры" - мрачно закончил Шелт.
        "Вампир и люди" - задумался Мирг. "Ну да, Зултер ведь говорил, что среди убивших Кантиха был один вампир. Ему повезло, что люди убили его в крепости. Иначе он пожалел бы, что упустил их еще тогда".
        "Мы потеряли только одного дракона?" - спросил он Шелта.
        "Убитыми двух. Но еще трое тяжело ранены, у одного порублены крылья этим проклятым вампиром, еще два серьезно пострадали, когда началась свалка после уничтожения Сердца. Эти вышли из строя как минимум до конца года. Трое получили раны средней тяжести, и смогут участвовать в походах, если потребуется. Кроме Зултера погибли еще сорок семь воинов и магов".
        Миргу было плевать на погибших воинов и магов. Они заслуживали смерти, как и те, кто там выжил. Сначала он даже хотел казнить всех стражников. Из-за их беспечности он из самого могущественного короля банерчагов в один миг превратился лишь в одного из девяти. Во всяком случае, пока не вырастет первая волна молодых, а теперь это случится лет через двадцать, не раньше.
        Но сейчас первая ярость улеглась. Он сохранит жизни стражников, чтобы бросить их в бой первыми в предстоящей войне.
        Мирг весь день думал, и уже не собирался, как в первый момент, отказываться от похода. Сейчас мало кто знает об уничтожении Сердца даже среди его подданных. А среди остальных банерчагских королей тем более. А значит, пока они будут действовать так, будто Сердце действительно есть. И союз девяти королевств тоже пока не распался. У них вполне хватит сил, чтобы сокрушить проклятых людей.
        Эти люди наверняка думают, что избавились от угрозы. Но он очень быстро покажет им, как они заблуждаются. Девять королевств - это почти сотня драконов, десятки тысяч воинов. И с северными крыланами у него есть предварительная договоренность о союзе. И остакуты теперь выставят свою армию, которая придет биться рядом с ними. И кочующие далеко на юге кентавры не против пройтись по землям русичей.
        А начнет он как раз с Суздаля. Это ведь их князь послал тех людей, если Зултер не соврал. И месть Мирга будет страшной, хотя остальные короли и не должны узнать ее причин. А затем они обрушатся и на остальные княжества. Русичам не выстоять против объединенной мощи их армии.
        А пока идет война, он придумает, как перехитрить своих коллег-королей. Губы Мирга растянулись в зловещей улыбке.
        Ничего не закончено, все еще только начинается.
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        ЭПИЛОГ
        
        
        Велеслав с Никитой уже почти выбрались из проклятых банерчагских лесов. Позади осталась погоня, которая все таки вышла на их след через четыре дня после боя в крепости. Хорошо хоть, Глэр к этому времени сумел несколько оправиться от ран, и они сумели оторваться от преследователей, запутав следы в северных болотах.
        Потом они расстались с банерчагом, который отправился в свой Менгир. Они же пошли дальше в Суздаль. По оценке Никиты, им оставалось всего три перехода до спорных земель, на которые пертендовали и люди, и банерчаги. А там уже будет и княжество Ярополка.
        Велеслав буквально ощущал, что каждый последующий шаг, приближавший их к родной земле, был легче предыдущего. Они покинули Суздаль в начале мая, а сейчас уже шел август. Три месяца они скитались по чужим лесам, без нормальной еды и ночлега. Но теперь очень скоро они будут среди своих.
        Занятый своими мыслями, он едва не наскочил на спину внезапно остановившегося Никиты. Они вышли на пролегавшую через лес дорогу, по которой ездили торговавшие купцы людей и банерчагов. Никого не увидев, Велеслав уже собирался было пересечь ее, как Никита поднял руку.
        "Оттуда идет большая колонна" - он указал в западном направлении. "Посмотрим, кто это".
        В первый момент Велеслав ничего не услышал, но через несколько минут раздался постепенно нарастающий шум множества шагов, крики и шелканье кнутов. Они с Никитой спрятались в придорожных зарослях, ожидая, кто же появится из-за поворота. Сначала на дороге показались первые воины-банерчаги, а затем потянулась колонна пленников. Это были русичи. Большинство из них были крестьяне, но Велеслав разглядел и ремесленников, и воинов.
        Мужчины шли нестройной колонной, руки у всех были связаны, и длинная веревка соединяла их вместе, не давая убежать. Женщин гнали просто толпой, они все равно не могли никуда скрыться.
        Колонна проходила мимо, банерчаги кнутами подгоняли тех, кто не особо торопился.
        Велеслава заполнила ярость. Это были люди, его соплеменники, и сейчас их куда-то гнали эти проклятые жители леса. Вспомнился ему и навсегда потерянный меч. Прямо напротив его банерчаг ударил уже немолодую женщину, сбив ее с ног. Конвоир заорал на нее, снова замахиваясь древком копья.
        Уже не думая, Велеслав метнул топор в банерчага. Его не волновало то, что их было около полусотни. Он воин, и должен защищать своих, чего бы это ему не стоило. В этом смысл жизни русского ратника. С громким боевым кличем русичей он вылетел на дорогу.
        Никита позади что-то крикнул, но Велеслав не обращал на это внимания. Он уже жил предстоящей схваткой. Ближайший солдат развернулся было к нему, но второй топор снес ему голову. Бросившись к колонне, Велеслав перерубил веревки двух мужчин, по виду воинов.
        "К оружию" - крикнул он, обрушиваясь на бегущих к нему стражников. "Смерть банерчагам" - как бы подавая пример, он раскроил голову ближайшему конвоиру. Пусть банерчагские топоры были и не так удобны, как его меч, он хорошо владел любым оружием. И под топором головы его противников разбивались почти так же, как и под клинком мечом.
        Позади раздался громкий крик Никиты, звон стали и вопль умирающего банерчага. Поняв, что скрываться уже поздно, разведчик присоединился к схватке.
        В первый момент и русичи, и банерчаги пришли в замешательство, никто из них не ожидал нападения. По веренице пленных пошло волнение. Женщины с криками бросились в лес, мужчины пытались освободиться и набрасывались на стражников. Велеслав перерубал веревки, помогая им освободиться, когда ему не приходилось разбираться с очередными подбегавшими стражниками.
        Все больше и больше русичей освобождались, и подхватывая оружие, бросались в бой со стражниками. Первое время у банерчагов еще было какое-то преимущество, но все больше людей освобождались и вступали в схватку, и очень быстро чаша весов склонилась на сторону русичей. Вскоре последние уцелевшие конвоиры бросились бежать.
        Выдернув топор из последнего сраженного им банерчага, Велеслав огляделся. Несмотря на то, что несколько десятков людей погибли, остальные разразились радостными криками по поводу победы и избавления от плена.
        "Тихо" - громко крикнул находившийся где-то в толпе Никита. "Надо уходить. Скоро эти ублюдки прибудут сюда с подкреплением, так что чем скорее мы уйдем, тем лучше".
        "Кто вы?" - спросил Велеслава мужчина лет сорока, державший в руках окровавленный банерчагский топор. Судя по властной осанке и остаткам дорогой одежды, он был не простым крестьенином.
        "Мы воины князя Ярополка" - ответил Велеслав. "Никита прав. Пусть все мужчины разберут оружие, и уходим отсюда" - скомандовал он.
        Среди потянувшихся в лес людей Велеслав неожиданно узнал одного из рыцарей, бывших с Олафом, а потом заметил молодого ратника, с которым бился тогда на княжеском дворе.
        "Ярослав" - окликнул он. Тот обернулся, в глазах его мелькнула радость узнавания. "Что случилось?" - подойдя, быстро спросил Велеслав. "Как вы попали в плен?"
        В то, что рассказал молодой воин, просто невозможно было поверить. Поход князя Ярополка против шангирского королевства банерчагов окончился поражением. После первых удачных для русичей пограничных стычек из лесов подтянулись многочисленные свежие отряды, вынудившие отступить войско князя. На ровной местности отходившие отряды суздальцев понесли еще большие потери от неожиданно многочисленных драконов.
        А три недели назад лесные разведчики сообщили, что на княжество движутся сразу три больших армии. Ярополк послал за помощью к другим князьям, но банерчаги обрушились на Суздаль раньше, чем кто-либо из других княжеств подоспел на помощь. Помимо самих лесных жителей среди вторгшейся армии были отряды крыланов, остакуты, и даже кентавры.
        Все вместе они довольно легко сломили сопротивление немногочисленной княжеской дружины, разграбили и сожгли Суздаль. Ярополк, как и большинство защитников, был убит при штурме, лишь немногих взяли в плен. Говорили, что сейчас банерчагские армии обрушились на Ростов и Муром.
        Когда Ярослав закончил, Велеслав просто не мог ничего сказать. Он не хотел верить услышаному. К ним подошел Никита, и, судя по его лицу, он уже знал эти страшные новости.
        "Неужели все, что мы сделали, было напрасно?" - растерянно произнес разведчик.
        Перед глазами Велеслава промелькнул их долгий путь по банерчагских землям. Убитый Пафнутий, попавший в руки врагов Ярозар. Нет, они погибли не напрасно.
        "Мы уничтожили лишь Сердце, армия банерчагов осталась. Но хотя они сильны, теперь у нас есть шанс на победу" - произнес Велеслав, засовывая топор за пояс. "Я думаю, князья центральных и южных земель поймут нависшую над Русью угрозу, и объединят свои силы, забывая о личных счетах. И тогда мы сокрушим банерчагов, как крушили всех, кто приходил на нашу землю. Пошли" - он решительно шагнул в сторону леса, где уже скрылись все остальные.
        Велеслав давно понял, что служба воина никогда не заканчивается. Стоит сокрушить одного врага, как тут же появляется новый, жаждущий разграбить русские земли, и увести в полон ее жителей. А значит, мечу всегда найдется работа.
        

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к