Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Павлов Игорь: " Сирус С Планеты Дэрна " - читать онлайн

Сохранить .
Сирус с планеты Дэрна Игорь Дмитриевич Павлов
        Автор предупреждает: в романе присутствуют сцены насилия, жестокости, секса. Их наличие - не самоцель, а лишь возможность придать сюжету максимальную реалистичность.
        КОСМИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ ГАЛАКТИКИ ЭРАР:
        СИРУС С ПЛАНЕТЫ ДЭРНА
        ПРОЛОГ
        Моя надежда, смысл моей жизни ускользает от меня. Когда вижу, что на Эрар спустилась кара Великого Квазара, мое сердце не скорбит о тех, кто умирает под гневом его черных кораблей. Я жажду найти ее и только ее. Одержимость моя превратила меня в беспощадное чудовище. Я с легкостью отдаю тысячи жизней тех, кто верит в высшую цель и идет за мной в неминуемую гибель. Знали бы они, что умирают за жизнь Одной. Скитаясь по Эрар, я понял, что судьба наказала меня, и нет больше сил идти дальше. В голове не умолкает ее отчаянный голос и фраза на языке моего родного народа «Сирус экках онока…». Я безразлично смотрю, как гибнет империя Зинон, военная машина, которая столетиями строилась на крови и костях сотен рас и ресурсах тысяч планет. Мир рассыпается на глазах, семь дней и его нет. Как же просто разрушать. Империя погибла, а я остался. Значит, Великий Квазар дал мне шанс, одарил надеждой, последней надеждой и вселил в мою голову безумную идею обратиться к Нему…
        ***
        События в истории, рассказанной Сирусом, начались за двадцать пять земных лет до гибели империй Креалим и Зинон.
        ГЛАВА ПЕРВАЯ. ПИЛОТ
        Я волок его по песку, схватив за руки. Не знаю, зачем вообще сунулся в это дело. Стоял жаркий день. Хотелось пить, но до ближайшего источника далеко. Фляга почти пуста, нужно экономить. Пилот был еще жив. Вроде и не ранен, возможно, контужен, или все -таки перебит позвоночник? Потому что он не двигался, даже не шевелился, но дышал.
        Откуда взялось столько сил? В нем не менее восьмидесяти килограмм, с учетом формы и экипировки. Хотя из экипировки только пояс. Вакко -меч и бластер я снял и зарыл в песке неподалеку от крушения. Сделал это по трем причинам: во -первых, в нашей колонии оружие запрещено иметь колонистам, во -вторых, это оружие наших врагов, а в -третьих, я не умею с этим оружием обращаться, хотя и знаю названия, видел подобное оружие у наших хозяев. Хозяева нашей колонии - Креалимцы, гуманоидная раса, которая значительно крупнее людей и сильнее физически. Они не сильно вмешиваются в наши дела, лишь требуют выполнения норм добычи ресурсов и соблюдения строжайших правил изоляции и безопасности. Нарушение карается смертью. Гуманоиды с человеческой расой не церемонятся.
        На нашей планете, которую мы называем Дэрна, у них есть военные базы и три колонии, населенные людьми -рабами: Дэрна один, Дэрна два и Дэрна три, к последней принадлежу я. Они находятся у них под контролем, как и вся планета. Да и вся система Поллор тоже их территория.
        Мое имя Сирус, мне шестнадцать планетарных лет. Я, можно сказать, бездомный. Родителей не помню и не знаю, что с ними стало, живы ли они.
        Все, устал. Оставил пилота и присел на желтый песок, опираясь спиной на одиноко стоящий камень. До него и шел, последние сто шагов дались очень тяжело, пожалел, что обозначил именно этот барьер для остановки, а не присел на привал раньше. Я целеустремлен, по крайней мере стараюсь проявлять это в мелочах.
        - Повезло же тебе дружок, что ты свалился почти в зоне купола, - прохрипел я, вытирая со лба пот. У меня была надежда, что он отреагирует. Скажет что -то вроде «спасибо тебе юноша, вот держи кольцо, с ним ты станешь боевым пилотом, завоюешь славу, и тебя будут любить и почитать во всей Эрар!». Но он молчал, жаль, да и кольцами у него даже не пахло…
        Это был человек, в зеленой форме, а значит пилот Зинонского флота. Империи Зинон и Креалим враждуют между собой. Вероятно, его корабль сбили пушки с одной из баз Креалима. Видимо он что -то разведывал и в него попали. Под слоями копоти можно разглядеть немолодое лицо, он мне в отцы годился, это точно. Волосы короткие, темные и в пепле. На вид крепкий, пилот со стажем, наверняка много повидал звезд и систем. Как же я мечтал быть пилотом!
        Сказать по правде, мне не по себе. Зачем полез за купол? Получил суточную дозу радиации, если не больше. В этом плане я особенный. Меня и взяли на работу утилизатором, потому, что могу в двое дольше любого жителя колонии находится вне купола, даже без спец снаряжения. Вообще, купол - это поле, защищающее нашу колонию «Дэрна три» от радиации. Через него можно беспрепятственно выйти, в него легко войти. Сама колония простирается на десять километров, не более. В центре две шахты, вокруг обеспечение, дома с солнечными батареями, источники воды в виде очень глубоких колодцев. Энергии у нас мало, она ценна, также как и вода.
        Хозяева обеспечивают нас всем необходимым, всех все устраивает.
        И вот сижу и смотрю на пилота. Разглядываю его форму. Задумался…Но время терять не стоит, если солнце сядет, температура упадет до минуса, замерзну сам, а пилот и подавно. На мне легкий протертый серый комбинезон, о мехах и мечтать не смел, бездомный же, а за работу получаю только пропитание.
        Что мне сдался этот чужак?! Увидел, как падает его корабль, побрел, любопытный. Хотел поживиться чем -нибудь стоящим. Нажиться на несчастье другого. А там человек, ну ведь и я - человек! Не могу же бросить, хоть и хозяева наши - гуманоиды, враждующие с ними.
        - Сирус?! - раздался дрожащий от бега голос. Со стороны свалки приближался мой друг Манс. Вокруг колонии много свалок. Эта наша с ним территория, других бездомных мы не пускаем.
        - Да! Тут я! - ответил и поднялся, махая рукой.
        Манс был немного старше, на вид крупнее и крепче. Типичный представитель колонии Дэрны: черные кудрявые волосы, белая кожа, голубые глаза, вытянутое слегка лицо, редкие усы и бородка, подчеркивающие его взрослый вид. Такой же старенький комбинезон, как и у меня, тоже бездомный утилизатор, работающий за еду, правда, еще и подворовывающий. Все никак не могу отучить его от старой дурной привычки. Раньше он меня гонял и бил, но в какой -то момент я пересилил свой страх и дал отпор, причем довольно сильный. Теперь мы лучшие друзья, мы вместе, и нас ни одной шайке «Дэрны три» не победить. Уже пытались, и не раз. Всем им благодарен, они общими усилиями сотворили нам славу. Славу непобедимой банды шестого сектора, банды из двух человек!
        Манс приблизился и оцепенел. Он увидел лежащего без сознания пилота, которого я протащил уже добрые три километра.
        - Ты идиот! - вырвалось из него. - Идиотина! Это же…
        - Пилот зинонского флота, - закончил его мысль я и улыбнулся беззаботной улыбкой.
        Манс был в шоке, он боялся. И этот страх был обоснован. Если креалимцы узнают, что я помог их врагу, меня убьют, а за одно и Манса, как сообщника. Ему лишь нужно быть рядом, они не разбираются.
        - Ты помнишь Химов? - продолжал истерить Манс, решив все же обойти вокруг пилота.
        - Да, я помню Химов, - процедил я.
        Настроение резко упало. Семья Химов помогла беглецу из колонии «Дэрна один», приютила его. Не знаю, как он сумел добраться до нас. Между нами сотня километров, если не больше. Ночью с нашего пригорка, что отделяет колонию от нашей свалки, можно увидеть огни первой колонии. Да, примерно сто километров. Наша колония находится в низине, а пригорок сектора шесть - это самая высокая точка под куполом, не считая строений в самом поселении. Не раз местные шайки пытались согнать нас с этого привилегированного места.
        Сто километров! В колониях нет спец снаряжения, чтобы пройти такой долгий путь, радиация убьет через треть пути самого здорового человека в лучшем снаряжении, что можно было найти в колонии. Но тот сумел, и его приютили. Через два дня пришли патрульные и сожгли весь дом вместе с беглецом и всей семьей Химов: двумя девочками лет пяти и семи и пацаном моего нынешнего возраста. Никто не сомневался, что на них донесли. В колонии всем друг на друга плевать, ну или почти всем. Я все это видел, мне тогда было восемь. Ярко горел их дом. Кричали внутри не долго. Но ужас тогда охватил всех, кто видел жестокую казнь. Тот креалимский суд всем был в назидание: нельзя нарушать правила наших хозяев.
        - Это командир первого класса, - задумчиво сказал Манс, присаживаясь на корточки около пилота. - Не простой пилот, командир звена или даже крейсера. Большая шишка…
        - С чего ты взял, Мансик? - усмехнулся я, поднося фляжку ко рту.
        Как же вкусна эта сладкая вода! Последние капли оставил на потом…
        - Видишь три узкие золотые полоски, - ответил Манс, показывая пальцем на прямоугольную нашивку на груди слева. Действительно, там были три вертикальные полоски, золотые, если присматриваться, грязные от копоти, но кое -где видно золотой цвет. Я подавил в себе первую мысль - сорвать эту нашивку и обменять на что -нибудь ценное в колонии.
        - Действительно... - подтвердил я и, подавшись вперед, смахнул копоть с нашивки. Она была необычно красива! Подумать только, это может быть командир целого крейсера!
        - Если мы его сдадим хозяевам… - начал было Манс.
        - Нет! - вырвалось из меня. В нашей команде главный я.
        - Нас отблагодарят Сирус, - пролепетал Манс, озвучивая второй веский аргумент тихим виноватым голом.
        - Нет! - я был непоколебим.
        Хотя и не знал, что делать дальше. Но доносить было не в моих правилах. Он человек, сородич. Да, ненавижу многих людей в нашей колонии, меня тоже не любят. Но к этому человеку я испытывал тепло. Не знаю почему. У меня нет родителей, обо мне никто не заботился. Лишь дядя Кайм и Фрида были ко мне добры. Хотелось помочь этому командиру, тянуло к нему. Возможно, все потому, что он живой символ моих грез о космосе.
        - Хорошо, нет, да и нет! - брякнул Манс. - Дальше -то что? Вон следы, ты его откуда притащил?
        - Его корабль разбился недалеко от купола, - ответил я, и вдруг меня охватило сильное беспокойство.
        Чертовы следы! От пилота по песку тянулись две неглубокие, но отчетливые борозды от сапог. Они найдут корабль, если уже не нашли и пойдут по следам, дойдут до колонии, до нашей свалки!
        Вскочил и помчался на свалку. Манс побежал следом. Он привык так реагировать, не спрашивая, раз побежал я, значит нужно бежать, потом вопросы, сперва - дело.
        Я соорудил веник из проводов и, вернувшись к пилоту, начал разметать борозды. Так и двинулся назад в согнутом положении. Желтый песок переходил в небольшое каменное плато, там следов не было. Дальше снова песок. Я разметал и разметал. Устал, спина заныла. Допил всю воду, сил терпеть не было. Губы уже потрескались. Надо пройти хотя бы еще километр.
        Настроение стремительно падало. Из -за того, что ввязался в это дело, не выполнил дневную норму работы, если узнает дядя Кайм…Не хочу его огорчать! Всегда был ответственным и трудолюбивым. Нельзя подводить того, кто к тебе добр! Поработаю вечером. Плевать на холод, труд согреет мое тело.
        Почти дошел до границы купола. Голубоватый отблеск выдавал его невидимую стену. Всегда удивлялся, почему его видно именно у границы, а не в небе над колонией. Как было бы хорошо не замечать эти серые облака, а видеть голубой купол и подкрашенное от него небо! Дядя Кайм рассказывал, что бывают и голубые облака и синие, и даже аквамариновые! Мне сложно представить, на Дэрне они всегда серые, будто дым.
        Купол это наша защита. Мы зависим от купола, от генератора, что вырабатывает его. Мы любим шум генератора, и с трепетом слушаем его, сердца наши замирают, когда этот шум становится другим. Хозяева контролируют его и поддерживают в рабочем состоянии, два раза за мою сознательную жизнь генератор серьезно ломался, но хозяева всегда вовремя устраняли все неполадки. За это все мы им благодарны, странны эти смешанные чувства: благодарности, страха и ненависти.
        Купол это наша жизнь. Он защищает нас от радиации. И он солнечного загара тоже, вот почему все жители белокожи. Кроме меня. Я смуглый. Когда -то мне дали понять, что я чужак среди них. Смуглый зеленоглазый худой мальчишка с курносым носом и черными волосами сильно отличался от местных, был изгоем. Меня гоняли местные мальчишки. Из -за моего слабого на вид телосложения, чересчур детского вида из -за приподнятой верхней губы, меня колотили все кому не лень. И если бы не дядя Кайм, я давно бы уже умер с голода или от синяков. Он всегда называл меня породистым мальчишкой. Мне эта характеристика не нравилась, но терпел. Кормит, пусть называет, как хочет, думал я. Когда подрос, он же и дал мне работу, вернее подработку, официально меня не нанимали. Тогда же и подружился с Мансом. Когда уже не мог терпеть его издевательства, набросился на него и с легкостью одолел на свое собственное удивление. А как был удивлен он сам и его окружение! Ведь Манс был местным авторитетом. С того дня я открыл в себе новое. Как оказалось, я всегда был сильным, но никогда этого не осознавал. Мой страх блокировал мои действия,
но теперь все по -другому. Я боец, меня все местные знают, побаиваются и уважают. Хотя приходилось часто драться, чтобы доказать свою силу и правоту. Чаще с превосходящими силами, с более экипированными шайками, которые знали, что против них уже не тот забитый мальчишка. И я побеждал всегда.
        Казалось, что мешает завести себе дружную банду из двух десятков беспризорников? Проблема была в том, что я продолжал быть изгоем. Оставался быть не как все. Внешность в колонии играет большую роль. У меня был лишь один друг - Манс, самый лучший и единственный друг. С ним чувствовал себя в полной безопасности, он всегда был готов прикрыть спину. Вместе мы были непобедимы.
        Снова задумался и когда поднял глаза, сердце замерло от ужаса. В трехстах метрах впереди стоял патрульный катер хозяев. Метров пятнадцать в длинную, шесть в высоту, вытянутый, обтекаемый сверху, с широкими крыльями, на которых стояли по два внушительных орудия, темно -красный боевой окрас. Ненавижу этот цвет! Катер стоял на шасси, трап был опущен.
        Через несколько секунд бросился на живот. О Великий Квазар! Лишь бы меня не заметили! Стал всматриваться в катер и вокруг него. Хозяев не видно. Подул теплый ветер. Повеяло запахом от раскаленных двигателей. Они прилетели недавно и вряд ли зашли далеко. Значит, есть время, это хорошо.
        Чуть дальше было место крушения корабля Зинона, где подобрал пилота. Сейчас не видно, оно сразу за пригорком из массивной каменной плиты. Видимо, они искали там, исследовали место крушения. Нужно срочно бежать назад!
        Поднялся рывком и помчался со всех ног к свалке. Жаль не замел все следы, они ведут в нашу колонию, обысков от патрулей не избежать…
        А если Манс сдал пилота администратору колонии? Если так… не знаю, что с ним сделаю! Нет, вряд ли, ему не выгодно портить со мной отношения! О, Квазар! А если меня обвинят, то хозяева…Нет, прочь плохие мысли! Вообще нельзя так думать о друге!
        Манс пилота не выдал. Они были все там же, у камня, недалеко от свалки. Мой друг притащил лист железа и проволоку. Соорудив подобие носилок, он ждал моего возвращения.
        Переложив пилота на лист железа, мы поволокли его к нашему жилищу.
        Наша свалка огромна. В основном это куски пластика, стали, проволоки, поломанное оборудование, в общем всякий хлам, который никому не нужен. Сюда же привозят отработанную породу с шахты номер два, вот ее и нужно утилизировать за пределы купола. Вечером привозят на телегах бочки с породой, забирают пустые. Переношу их за пределы купола в яму, она в ста метрах от купола. С бочками мне приносят фильтр. Сама маска у меня есть, выдал дядя Кайм. Фильтра хватает на день работы, причем едва -едва. К концу уже ощущается, как проникают частицы радиоактивной пыли в мой нос. За день перекатываю все бочки, высыпаю и возвращаю назад. По правилам безопасности, без снаряжения человек может находится за пределами купола не более часа в день, это дневная норма, если ее превысить, то организм начнет разрушаться. Раз в десять дней в своем доме дядя Кайм делает мне инъекцию, очищающую мой организм от радиации. У моего друга Манса несколько иная работа, он увозит мусор из города.
        На свалке мы соорудили себе жилище. Под грудой мусора имеется проход в небольшой вагончик. Вагончик закрывается изнутри на придуманный Мансом засов, представляющий собой толстую изогнутую стальную палку. Она проходит через ручки в люке и стене. Очень важно, чтобы жилище закрывалось. Но сам вагончик - это еще не наш дом, дальше, под листом железа на полу дыра. Там лестница вниз, саму лестницу я нашел на свалке, своего рода железный трап. Очень удобно. Именно под вагончиком наш дом. О нем никто кроме нас двоих не знает.
        Мы дотащили пилота до вагончика. Сбоку от люка расплавленная краска и копоть напоминали о том, как нас хотела поджечь соседская банда. Благо, они не знали, что мы под вагончиком живем, секретный выход, очень узкий, низкий и опасный. Манс с трудом пролезает, а я худой и ловкий, мне полегче. Помню, как огрел одного камнем по голове, когда поджигатели стали убегать. В тот день сильно испугался. За убийство наказание - смерть, это правило хозяев. Тем не менее, это не страшило наших соседей. А может они просто хотели напугать нас. И все же, горючая смесь стоит дорого, ее сложно достать нам, беспризорникам. Дорогая попытка напугать провалилась.
        С трудом мы затащили пилота в вагончик. Предварительно я осмотрел наш проволочный узел, выполняющий роль замка. Наш узел особенный, его не повторить другим. Сочетание цветов и переплетений уникальное. Открыть дверь в наше жилище можно, зайти тоже, но мы об этом узнаем и примем меры. Если проволока сорвана, значит, внутри кто -то или был там, но не потрудился вернуть проволоку на место, если узел изменился, то были внутри и постарались, чтобы мы об этом не узнали. Узел, простая хитрость, но распространенная среди опытных банд колонии.
        В это время на свалке никого не должно быть. Но на всякий случай Манс пробежался осмотреться, нет ли посторонних глаз. Пропустим свидетеля, и придут хозяева, свалку сожгут вместе с нашим вагончиком и пилотом.
        Мы уложили командира на матрац. Вниз по лестнице его тащить было опасно, слишком шаткая конструкция для такого веса.
        В потолке у нас дыры, они служат освещением днем, еще имеются две автономные лампы. Манс когда -то украл их с одной из шахт. Лампы работают от энергии солнечных батарей, днем мы выставляем их на свет, они заряжаются, на ночь хватает.
        Я принес пластиковую бутылку воды из наших запасов. Совершенно не знаю, что делать с пилотом. Мысли только о том, что нужно ждать, когда он очнется и сам скажет, чем же ему помочь.
        Пилот лежал, а я заворожено смотрел на его знак командира, красующийся на груди. В тусклом синем цвете золотые полосы были столь же прекрасны, как и он сам. Манс сидел напротив меня, с другой стороны от пилота и посматривал то на него, то на меня участливым взглядом.
        Пилот задышал глубже. Грудь стала работать с большей амплитудой. Вскоре он открыл глаза и несколько секунд смотрел на дырявый потолок, пребывая в неподвижном состоянии. И вдруг он дернул рукой, его кисть оказалась на месте, где должен был висеть его бластер.
        Вот это реакция! Я не уловил движения, все произошло слишком быстро. Пилот приподнял голову и посмотрел на меня, затем на Манса, потом снова на меня. Его глаза были ярко синие, выразительные и строгие, глаза настоящего командира крейсера! Он за две секунды понял по выражениям наших лиц, что из двух мальчишек главный я.
        У меня бешено заколотилось сердце. Хотел улыбнуться пилоту, но вместо этого оскалился как дикарь. Захватило волнение.
        - Мы не враги, - небрежно вырвалось у меня.
        Пилот продолжал неподвижно смотреть в мои глаза изучающим взглядом.
        - Мы вас спасли, - добавил Манс, его голос был более мужественный, чем мой сейчас.
        Я удивился смелости друга.
        - Кто еще знает, что я здесь? - вдруг произнес пилот.
        Его голос был настолько властным, что мурашки пробежали по всему телу.
        - Никто, - пролепетал я.
        Вдруг пилота охватил спазм, он задергался, взялся за живот и перевернулся на бок. Его стошнило чем -то черным. По -видимому он получил большую дозу радиации.
        Немного отплевавшись, он вытер рот и, как ни в чем не бывало, принял на матрасе почти сидящее положение.
        - Дайте воды, - скомандовал он.
        Я машинально протянул бутылку. Он выпил тремя глотками пол литра, не меньше. Мы замерли в ожидании, что же будет дальше.
        - Далеко я от места крушения корабля? - спросил он меня.
        Его взгляд вселял трепет.
        - Километров пять, - ответил я.
        - Плохо, - обронил пилот, морщась.
        - Я замел следы командир, - поспешил сказать я. - Хозяева, то есть Креалимцы не смогут найти нас какое -то время, хотя они уже рыщут там, видел их…
        - А ты смышленый мальчик, - прервал пилот.
        - Мое имя Сирус! - немного смелее ответил я.
        Пилот протянул мне руку.
        - Я командир первого класса армады Зинона Громур -оун, - представился он.
        Я неуверенно протянул руку в ответ, переваривая в голове его имя, звание... Наши кисти сомкнулись в рукопожатии. Он сжал сильно, я постарался ответить. Его густые черные брови приподнялись от удивления.
        - Крепче жми Сирус, - сказал он, не выпуская моей руки. - Давай сильнее, мужское рукопожатие! Вооот! Молодец!
        Он выпустил мою руку. Кисть заныла. Но я был счастлив!
        - Манс, - представился мой друг и вскрикнул, отдернув руку.
        Рукопожатие командира оказалось ему не по зубам. Громур улыбнулся, мое напряжение как рукой сняло.
        Командир попытался встать, но поморщившись, рухнул на матрац.
        - Чем мы можем вам помочь, командир Громур -оун? - спросил я.
        Командир задумался. Мы ждали.
        - Они не найдут его, - произнес мысли в слух Громур. - Идти я не могу, позвоночник поврежден, в колонию обращаться исключено, она под опекой Креалима… Сирус!
        - Я, командир?!
        - Почему ты помог мне? - вдруг спросил он. - Ты тащил меня один очень долго, замел следы, укрыл, дал воды, ты же раб Креалимцев. Почему помог врагу своих хозяев, говори?
        - Я человек, как и вы, - машинально выдал ответ.
        - Ответ правильный, - выдохнул пилот и лег на спину. - Ты должен помочь мне.
        - Хорошо! - браво ответил я.
        - Ты не выслушал, уже говоришь хорошо, - усмехнулся Громур.
        - Я верю, что ваше дело правое, - выпалил я, спустя мгновение сам с себя удивился даже, что такое мог сказать.
        - Не на своем ты месте мальчишка Сирус, - сказал ровным голосом Громур. - Мне нужна одна вещь с корабля. Ты сможешь вернуться на место падения моего разведчика и принести ее?
        - Да, но там хозяева… - пролепетал грустно я.
        - Они не задержаться, - проговорил Громур. - У них мало солдат, а времена настали не спокойные, они улетели патрулировать, или скоро это сделают. Мне нужна черная прямоугольная коробка, размером с три твоих кулака, она должна быть под креслом в кабине пилота, кабина уцелела, найдешь ее быстро, если нет, то придется поискать поблизости. Она не могла выпасть далеко от корабля.
        - Хорошо, - дернулся я, но пилот задержал меня рукой.
        - Дождись темноты, Сирус…
        Я спустился в нашу секретную комнату. Вторую лампу я взял с собой. У нас с Мансом тут были небольшие запасы еды. Командир был голоден, мы все были голодны.
        Комнатушка пять на пять метров была хорошо благоустроена. На земле куски линолеума. По бокам матрацы, железный ящик, выполняющий роль столика. Стеллажи с разными побрякушками. В основном наворованное Мансом добро: детские игрушки, посуда, статуэтки. У меня был под линолеумом тайничок, там хранилось самое ценное. У Манса где то тоже был тайник, но у нас не принято было спрашивать. В своем я хранил запасные фильтры, которые накопил за время работы, остальное - безделушки. У меня была мечта.
        Где -то на юге Дэрны есть леса и реки, дядя Кайм рассказывал. Там нет радиации, там живут свободные племена. Конечно, он сам отмахивался, что это всего лишь сказки, истории для детей, но я искренне верил. Схватился за эту сказку, она для меня надежда, будущее, ради которого выхожу за купол без защиты, экономя фильтры для дальнего путешествия. Сейчас фильтров не достаточно, чтобы уйти далеко на юг от колоний, но я продолжаю их накапливать. Мечтаю увидеть лес и искупаться в реке. Но сейчас все это ушло на второй план. Когда увидел пилота, когда он пожал мою руку, когда дал поручение, я понял, что хочу стать как он. Хочу летать на боевом корабле, воевать, командовать солдатами, путешествовать по просторам космоса.
        Совсем забыл о бочках с отработанной породой! Скоро должны привезти новые и забрать тару, а она еще не освобождена!
        Выскочил, как угорелый из нижней комнаты, пережевывая на ходу витаминную пластинку. Две кинул Мансу и подал столько же пилоту.
        - Еще рано! - крикнул мне в след командир.
        - Знаю, знаю, скоро вернусь! - ответил я, выходя из вагончика.
        Бежал к краю свалки, где стояли бочки. У меня не было в голове плана действий. Но должен был придумать причину, почему же я не выполнил свою работу сегодня. Мое неестественное поведение может выдать меня. Сегодня смена Горака, он дотошный и злой.
        Он уже там стоял. Его постоянно недовольный вид меня раздражал. Сейчас его вид был еще более недовольный. Он уже привез все бочки и видимо, начав грузить тару, понял, что работу я сегодня не выполнил.
        - Ну, оборвыш, как это понимать? - возмутился Горак, звонко попинывая бочку.
        - Там хозяева, - вырвалось у меня. - Я испугался.
        Горак сделал удивленное лицо и кивнул, чтобы я продолжал свою легенду, ему стало интересно, что же придумаю, как оправдаюсь.
        - Там хозяева, - повторил, сочиняя на ходу. - Они поставили свой катер рядом с ямой, из -за разбитого зинонского корабля, там все было заблокировано, на меня даже оружие наставили, чтобы не лез!
        - Хм… интересно, - задумчиво сказал Горак. - В колонии суматоха из -за разбившегося корабля зинонцев, патрули рыщут. Ты что -то об этом знаешь, оборвыш?
        - Нет, - я посмотрел ему в глаза, стараясь сделать невинный вид. Если опущу их, видно будет, что лгу. - Горак, я говорю правду, из -за корабля хозяева не пустили к яме.
        - Ну, допустим, - усмехнулся злобно Горак. - Мне -то что с этого? Без тары возвращаться буду? А, оборвыш? Или подождать тебя у свалки, пока ты не выгрузишь их?! К утру отправлюсь назад?
        - Давайте выгружу их тут, а завтра перетаскаю все!
        - Нет! - возмутился Горак. - Если Кайм узнает, меня оштрафуют!
        - Закрою все мусором!
        - Не пойдет!
        - Оставлю тебе фильтр! - вдруг предложил я.
        Они на учете, лишних не дают. Поэтому в цене, я знал, что Горак свое не упустит. Это было выгодное предложение.
        - И завтрашний тоже! - сказал строго Горак.
        - Хорошо, - выдавил я, с некоторой досадой.
        За пять минут высыпал все десять бочек, навалил сверху кусками пластика и железа. Горак все это время стоял и подсказывал где еще закрыть и издевательски подгонял. Когда -нибудь врежу ему в наглую морду. Дядя Кайм учил, что старших нужно уважать, но мое терпение не безгранично, хоть Горак и был уже довольно старый, но вел себя как мальчишка.
        Вскоре он покатил тележку с пустой тарой назад в поселение, оставив мой фильтр себе.
        И завтрашний заберет, с горечью подумал я и поспешил в вагончик. По дороге думал, как же перетащу все высыпанное. Отработанная порода разъедает кожу, нужны были перчатки, которых у меня нет, или какой -нибудь савок с ведром. Фрида мне поможет!
        Фрида была добра ко мне. Она подруга дяди Кайма. Они часто ходят друг к другу в гости. Ей лет тридцать, у нее нет детей, что очень странно. Хотя почему странно? У нее очень старый муж, она его очень любит, так бы уже нагуляла себе детишек. Живет в своем доме, работает в мед центре колонии. Всегда когда видит меня, очень радостно улыбается и созывает покушать у нее в доме. Несмотря на негласный запрет дяди Кайма, я все же к ней захаживал, она вкусно готовила. Витаминные пластинки иногда в горле застревают, ничего не поделаешь, это наша основная пища. А вот еда Фриды это что -то особенное!
        Командир настороженно приподнялся, когда я вошел.
        - Ему нужна инъекция, - вдруг сказал Манс. - Он уже два раза…
        - Нет времени, - обрубил Громур. - Меня уже ищут в вашей колонии.
        Откуда он узнал? Или опыт подсказывал ему. Я был удивлен.
        - Могу сам попросить дядю Кайма, - сказал Манс. - А Сирус пойдет по вашему поручению.
        - Кайм спросит, зачем тебе… а ты хитрец, ты хочешь украсть, - сказал я.
        Манс потупил взгляд. Ему стало стыдно перед командиром. Да и я сделал ошибку, очернил друга перед ним.
        - Мальчуганы! - вмешался Громур. - Потом разберетесь между собой, мне нужна та чертова коробка! Сирус, ты понял?!
        - Да командир!
        ГЛАВА ВТОРАЯ. КОЛОНИЯ «ДЭРНА ТРИ»
        Взяв маску и фильтр из своих запасов, я помчался к месту крушения. Уже стемнело. Но у нас не бывает черных ночей. Две луны Дэрны хорошо отражают солнце. Сейчас они обе были в небе и пробивались сквозь серые облака. Температура упала, но еще часа два будет терпимо. Хотел взять из жилища свое синтетическое одеяло, но бросил эту затею. Лишний груз, да и с ним, буду заметнее.
        Меня душило, что отдал два своих фильтра и теперь еще придется использовать один. Дозу радиации уже получил, нельзя получать еще. А завтра придется работать вдвойне. Возможно, еще минус два фильтра. Чертова сволочь этот Горак. Вернусь, попрошу Фриду сделать мне инъекцию вне графика, она добрая, она поможет.
        Дошел до границ купола. Натянул серую маску на лицо, предварительно вставив фильтр. Креалимского катера, как и предположил пилот, уже не было. Но странное предчувствие опасности бросало в дрожь.
        Если меня поймает патруль дальше, чем за триста метров от купола, я - труп. Правила хозяев нарушать нельзя. Но ноги сами несли к месту крушения.
        Прислушивался, принюхивался, присматривался и шел. Дул слабый, но холодный ветер, остужая нагретый от дневного солнца песок. Щипало кожу. Чертова радиация!
        Далеко на горизонте мелькали разноцветные точки. В облаках над головой промелькнули огни какого -то корабля. Странно, раньше не было такой активности со стороны хозяев. На планете что -то происходило. И это пугало еще больше. Мы букашки, наш хрупкий мир легко разрушить. Стоит уничтожить генератор и все, бежать некуда и скрыться негде. Везде радиация. Абсолютная и полная беспомощность, беззащитность перед хозяевами и любыми другими силами.
        Нас содержат до тех пор, пока не иссякнет ресурс. Нас кормят пока мы нужны. Я хочу убежать, прежде чем меня выкинут за ненадобностью, теперь мои запасы фильтров резко сократились. Отброшен назад. Придется снова глотать пыль, хочется быть здоровым, а не инвалидом. У нас треть населения колонии инвалиды, видел я, что происходит с людьми, которые облучены. Это ужасно… Хочу жить, хочу быть здоровым… я слишком мало повидал… не познал еще женщин.
        Мне нравится дочь дяди Кайма. Он ограждает ее от меня, изгоя колонии, но все равно я видел ее не раз. Красивая, стройная Крина, взрослая как я. Однажды мы даже встретились взглядами, ее голубые глаза, будто сказочная река с юга Дэрны. Я испытываю к ней чувства, и ее взгляд делает меня беспомощным, не могу вести себя как хочу. Становлюсь немым идиотом.
        Этот пилот, он моя надежда. Когда стану как он, Крина обязательно полюбит меня. Заберу ее с этой чертовой планеты на свой собственный крейсер и покажу другие планеты, покажу звезды. Спасу ее от хозяев.
        Прибыл на место. Благо, что корабль не горел. Он просто развалился на части. Пилот до последнего сидел за штурвалом, боролся. Посадка была жесткой, но именно посадка, а не падение. Почему пилот не воспользовался спасательной капсулой или катапультой? Дядя Кайм рассказывал, что и то и другое есть на любых звездных кораблях. Может пилот пытался долететь до купола, чтобы не попасть в радиоактивную зону?
        Полез в развалины корабля. Мне не привыкать. Себя я очень хорошо чувствую среди груды мусора и обломков. Умудряюсь не поцарапаться даже среди самых острых кусков металла и пластика. Есть чем гордиться, усмехнулся над самим собой.
        Ничего не изменилось. Хозяева не тронули обломки. Даже пушки оставили. Вон одна валяется, хотя поломанная, зачем она им. Внутри корабля было просторно. В рубку пролез легко через полуразвалившийся корпус. И вот она! Кабина пилота! До сих пор тлели уцелевшие дисплеи и огоньки датчиков. Как зачарованный я ринулся и сел в кресло. Слева заметил рваную пробоину, дурень, сразу не заметил, видимо через нее и вылез пилот. От сюда и нужно было залазить, а не пробираться самым трудным путем. Зато посмотрел, что осталось от корабля. Я был счастлив, на время забыв о беспокойстве.
        Надо будет перетащить это кресло в вагончик! Удобное, мягкое, хочется уснуть прямо в нем. Так устал за сегодняшний день…
        Встряхнулся. Нельзя задерживаться! Нужно искать коробку! Фильтры не вечны.
        Стал искать. Она была под креслом, как и сказал командир. Схватив ее, вылез в пробоину и помчался обратно.
        Почти над головой пронесся катер. Страх пронзил все мое тело, как и холод. Я трясся и бежал, бежал и трясся. Затылок, где была резинка от маски зудел, возникло ощущение, что туда уже смотрит креалимская винтовка. Я был готов бросить любые свои затеи, швырнуть эту чертову коробку, отдать все свои драгоценные фильтры, лишь бы меня отпустили. Хотел жить, очень хотел. Катер умчался в сторону колонии. Ему до меня дела не было.
        Теперь нахлынуло беспокойство за командира. Странно, мне было совершенно наплевать на остальных. За это зол на себя.
        Обратно мчался без остановки … Вдруг увидел бегущего мне на встречу Манса. Он истошно кричал. А внутри у меня что -то оборвалось. Впереди показались густые черно -красные клубы дыма. Горела наша свалка!
        Я остановился и замер. Они нашли его. Друг махал мне, указывая рукой в сторону. Я понял, что нужно скрыться, пока нас не поймали. Возможно, донесли, тот же Горак, он нас знает. Теперь меня ищут хозяева, чтобы убить. Побежал в сторону, куда показывал Манс. Вскоре мы уже вместе рвались прочь. Они убили командира, горечь застилала глаза. Я споткнулся и упал, покатился по песку. Все пропало… Сижу и реву, как мелкий пацан. Локти горят, коленка ноет. Боль ничто, а вот смерть это все.
        Манс сел рядом. Он не видел меня таким никогда, таким слабым и размякшим. Ему было страшно, а я не мог взглянуть другу в глаза. Мне было важно, что он спасся.
        - Они не убили его, - услышал я сквозь собственные рыдания голос друга. - Я видел, как хозяева уносили его…
        - Да? Он жив? - поднял заплаканные глаза на Манса, тот кивнул.
        На нем лица не было, мы потеряли свой дом, свои вещи, все нажитое за все эти годы. Смешно звучит, что бездомные потеряли дом, вернее то, что считали домом. Опять спать на улице и под блоками генератора. В колонии мало теплых мест для бездомных, они все заняты. Придется снова драться, спать по очереди, бояться, что ткнут в спину.
        - Он успел сказать кое -что, - пролепетал Манс. - Точнее прокричать, когда его вели, я слышал, прятался рядом, и это он кричал тебе, Сирус.
        - Что? Что кричал?!
        - Коробка сигнал, найди, - ответил Манс и многозначительно замолчал.
        - И все?
        - Он повторял только это, - сказал Манс и, встав с песка поднял коробку, которая лежала позади меня. Я выронил ее, когда падал.
        - Коробка сигнал, найди, - повторил я задумчиво.
        - Что будем делать? - промямлил Манс, протягивая мне коробку. - Надо идти в колонию, просить дядю Кайма, чтобы укрыл, скажем, что пилот угрожал нам и держал в плену. Он поверит!
        - Нет! - возмутился я. Для меня было дико даже предположить подобную версию. - Про пилота ни слова Манс, даже не намекай.
        - Хорошо! - ответил тот обиженно. - Не думай, что не уважаю его, просто ему уже ничем не помочь, он у хозяев.
        - А вот не правда! - сказал я и вскочил. - Я ему помогу! Он просил найти коробку, я нашел. Он сказал, что коробка это сигнал. В коробке сигнал! Нужно найти по коробке что - то, что искал пилот. Он на этой планете искал что -то, я уверен. Почти нашел и его сбили. Это что -то где -то рядом с нашей колонией!
        - Ты такой умный Сирус, - усмехнулся Манс, приподнимаясь следом. - Ты не знаешь, как пользоваться этой коробкой…
        - Разберусь! - возразил в ответ, рассматривая коробку в руках. - Тут должны быть кнопки или замочек, как -то она открывается.
        - Тише! - обрубил Манс и пригнулся.
        Я сделал тоже самое. К нам кто -то приближался со стороны свалки. По звуку от стука сапог я понял, что это могли быть только хозяева! Мы бросились на утек.
        На бегу я засунул коробку за пазуху. Холодная сталь коснулась разогретого тела. Бежать стало неудобно, но иначе ее увидят посторонние и будут задавать вопросы. Мы бежали к дяде Кайму.
        Впереди показалась колония «Дэрна три». Белые двухэтажные дома из пластика и металла, крыша каждого это одна сплошная солнечная батарея. Дома одинаковые стоят в четыре ряда. Все строго и симметрично. Затем ряды прекращаются, дальше идет шахта номер два, потом снова ряды домов и по центру огромный комплекс - генератор, дальше снова ряды домов, затем шахта номер один, следом - ряды. Некоторые дома выполняют административную функцию, есть дом - мед пункт, есть хозяйственные и обслуживающие дома. Через каждые четыре дома стоят колодцы, источники воды, на окраинах их меньше, в центре колонии больше. Вокруг генератора четыре посадочные площадки. Каждая может вместить не более трех -четырех катеров.
        Население колонии около десяти тысяч человек, из них около двух тысяч беспризорные дети. Треть населения не работоспособна. Если норму добычи не выполняют, то креалимцы забирают часть инвалидов. Куда они их увозят, не знает никто. Бывает так, что колония пополняется людьми. Их привозят хозяева, такое бывает редко. Но я помню несколько случаев. Обычно это работоспособные семьи. Администратор колонии в тесном контакте с хозяевами, он отвечает за трудоустройство всех, в том числе и новых людей. Не смотря на строгое отношение хозяев к выполнению работ людьми, детей креалимцы не трогают. Поэтому развелось много беспризорников, чьи -то родители умерли от радиации, купол не защищает на все сто процентов, это известно всем, чьи -то нарушили закон хозяев и были убиты.
        Дом дяди Кайма был почти на окраине колонии. Нам действительно не куда было идти. У генератора сейчас наверняка катера хозяев. А больше теплых мест на улицах колонии нет.
        Мы прошли по улочке. Все как всегда. Люди чем -то заняты. В основном все уже разбрелись по домам. Никому не было дела до того, что горит свалка у них под носом. Никому не было дела до нас.
        Я постучал в белую пластиковую дверь. Манс мялся позади. Он недавно провинился перед дядей Каймом, стащив что -то из его дома. Искренне надеялся, что дядя его не выгонит.
        Дверь открыла Крина. Я оцепенел при виде этой голубоглазой красавицы. Она была одета в теплый халат. Такому позавидует любой бездомный. Отец очень любил свою дочь и заботился о ней. Она нахмурилась, оглядев меня. Я был весь в песке, забыл даже отряхнуться перед приходом.
        - Паааа?! - протяжно пискнула своим красивым голоском Крина и, отвернувшись, прикрыла дверь.
        Я такой растяпа! Сейчас выглядел хуже обычного! Сердце заскулило. Она увидела меня таким жалким.
        На пороге появился крупный седой старик. Это был дядя Кайм. Под его тяжелым, строгим, наставническим взглядом я съежился.
        Наша вина уже была в том, что мы пришли в это время. Мы не можем приходить в такое время и знаем об этом наказе.
        - Сирус, зачем пожаловал? - проговорил Кайм после недолгого молчания. - И этого воришку еще привел…
        - Наша свалка сгорела, идти некуда дядя Кайм, - жалобно простонал я. Кайм нахмурился.
        - У меня нет места в доме для вас, - оборвал всякую надежду Кайм. - И вы оба это знаете, а еще вы знаете, что бывает с теми, кто нарушает правила хозяев.
        Он нас в чем -то подозревал. В дом не пустит, придется идти к генератору. Придется поколотить пару десятков мальчишек, мне не привыкать. Дядя Кайм закрыл передо мною дверь, щелкнул замок, этот звук, как по сердцу ножом. Мы побрели прочь.
        У них дома тепло, уютно и хорошо. А мы на улице. Пальцы на ногах уже подмерзли.
        Дядя Кайм добр ко мне, но он не мой отец. И мне ничего не должен, у него есть дочь и жена, ему есть чем рисковать. Он тоже помнит Химов, все их помнят.
        - Сирус? - раздался позади женский голос.
        Я обернулся. Это была Фрида. Грудастая, немного полненькая женщина с кучерявыми русыми волосами и добрыми карими глазами. Она стояла на пороге своего дома. Ее дом был напротив дома дяди Кайма.
        - Здравствуйте Фрида! - обрадовался я и зашагал к ней.
        На миг представил, как в ее доме тепло и хорошо, какая вкусная ждет меня еда, даже слюнки потекли!
        - Сирус, ты можешь побыть у меня, - сказала она ласково. Я остановился.
        - А Манс?
        - Только ты, Сирус, - сказала Фрида строгим голосом.
        Обернулся к Мансу. Тот опустил голову, смотрит куда -то в сторону. Меня охватила досада. Не могу бросить друга. Почему они заставляют выбирать?! Я пошел прочь, позади захлопнулась дверь и щелкнул замок.
        Отправились к генератору.
        На улицах уже не было никого, все попрятались в домах. За стенами жилищ раздавались радостные голоса жильцов, детский смех, визг, ссоры. Я прислушивался, пластиковые стены плохо изолировали шум. Шахту мы обошли по большому радиусу. Ее охраняют колонисты, ночью к ней запрещено приближаться. Сбоку возвышался высокий навес над шахтой, который защищал ее от осадков, также он служил и солнечной батареей для питания шахты. Путь до генератора показался вечностью. Мы продрогли до костей. У генератора не было ни хозяев ни и их катеров. Под одним из массивных блоков ютилась группа мальчишек.
        Я не стал церемониться и пошел напрямик.
        Бодрствующий часовой нас заметил. Такие есть в каждой группе беспризорников, он быстро растолкал всех. Они повылазили из -под одеял и стали вставать. Эта группа меня знала. Их оказалось больше, чем я думал.
        Человек пятнадцать встали полукругом, закрывая проход к теплому месту под блоком генератора.
        - Чего надо, Сирус? - раздался хриплый ото сна голос главаря банды. Он был самый крепкий и самый высокий среди них. Не редко самые сильные становятся во главе шаек.
        - Бумка, позволь нам переночевать с вами, - сказал как можно вежливее я.
        Само собой внутри нарастала злость. Организм концентрировался в ожидании предстоящей драки. Это уже привычка. Но я не хотел их бить. Они не нарушали наших договоренностей, это сделали мы. Самое страшное, что в таких случаях им могут помочь другие шайки. Хоть и мог я побить все пятнадцать человек, но сто пятнадцать меня просто затопчут.
        - Хорошо горела ваша свалка, - усмехнулся Бумка, вся банда захихикала.
        Я готов был наброситься на этого невежду. Манс трясся позади толи от холода, толи от страха. Стук его зубов доходил не только до моих ушей. Забавно, мне сейчас не было холодно.
        - Бумка, не хочу вас бить, но если сейчас не пустите, очень -очень сильно побью, так еще не бил, - произнес я сквозь зубы.
        Смех прекратился. Все ждали, что скажет главарь шайки. Мои угрозы не были пустыми.
        - Хорошо, - выдохнул Бумка. - Только эта ночь, Сирус.
        - Только эта ночь Бумка, - согласился я.
        Естественно наше место было с краю. Мы и не жаловались.
        Проснулся рано. Конечностей почти не чувствовал. Лицо покрылось инеем. Ресницы, волосы. Закололо все тело. Давно я так не ночевал! Через десять минут сумел встать и начал расталкивать Манса.
        Бумка тоже поднялся. Я благодарно кивнул ему.
        - Сирус, уходи, ты дал слово! - прохрипел он.
        - Да Бумка, спасибо тебе!
        Главарь шайки посмотрел на меня строгим взглядом. Он был прав, поэтому сейчас сильнее меня.
        Мы пошли прочь. Мне нужно было к Фриде. Вчера из -за друга не пошел к ней. Если бы принял приглашение, Манса бы побили, и он бы ночью замерз.
        Она может обидеться и не пустить сейчас. Но я попытаюсь. Манс откланялся, ему нужно было работать, это у меня сгорели бочки и их содержимое вместе со свалкой. А моего друга ждала работа в колонии, может лет через десять он снова натаскает нам целую свалку, и мы сделаем новый дом. Смешная шутка, что хотелось плакать.
        Не нарваться бы на Рорика, главу второй шахты, он меня ненавидит, обещал шкуру спустить, если попадусь ему на глаза.
        За пазухой болталась коробка. Я снова вспомнил про пилота. Если бы его хотели убить, то убили бы сразу. Может после допроса его убили. Может он жив. Такой сильный человек, уважаемый командир не может быть так легко убит. Так не бывает!
        Улицы оживали. Колонисты в серых и бежевых комбинезонах спешили на работу. Другой одежды в поселении практически нет. Я немного расслабился. В толпе можно чувствовать себя свободнее. Солнце поднималось из -за горизонта, тянулись длинные тени от домов. Скорее бы полдень. Сумасшедший холод, пальцы рук и ног до сих пор болят. Хотелось есть, а еще больше пить. Фрида накормит, она добра ко мне.
        Мимо прошли два медика в бежевых комбинезонах. Только медперсонал носит такой цвет. Они несли на носилках очередного замерзшего за ночь бездомного. У старика не было шансов выжить. На его месте мог бы быть и Манс.
        Фриды дома не оказалось. Вышел ее старый муж. Не сказав ни слова, он захлопнул перед моим носом дверь. Ненавижу эту колонию. Ненавижу всех этих колонистов. Мне стало жалко себя. Куда идти? Что делать?!
        У меня нет больше моих фильтров. Я копил их два года! У меня есть только эта чертова коробка. Зачем полез спасать этого пилота?!
        Присел на пороге дома Фриды.
        Мне нужна инъекция, я слишком много нахватал радиации. Чувствую внутри, что она точит мои органы. Но сначала еда и вода, потом попробую разгадать эту чертову коробку, найти сигнал, отыскать его. Как же боюсь наступления ночи, больше мне не спустят появление у реактора.
        - Сирус? - позвал меня дядя Кайм.
        Я поднял голову, он жестом пригласил в дом. Ни секунды не помедлив, помчался к нему. Мало ли передумает. Как я был рад!
        В доме только он. Жена и дочь ушли в шахты. Мы направились на кухню. Я сел за стол. Он налил воды и дал две пластины. Одним махом я осушил стакан и сжевал сухие пластины. Кайм молча наблюдал.
        - Что у тебя за пазухой? - вдруг спросил он.
        От его слов невольно вздрогнул.
        - Я ни у кого ничего не воровал дядя Кайм, - пролепетал я, но уловив строгий взгляд, вытащил коробку и протянул ему.
        Дядя Кайм с озадаченным видом осмотрел предмет. Нащупал какие -то кнопки и открыл крышку коробки. В воздухе над коробкой возникло полупрозрачное объемное изображение раза в три больше чем само устройство. Оно было пронизано зеленой сеткой. В центре мигала синяя точка. Слева от нее я увидел знакомые очертания своей колонии. Это сигнал, меня захватил восторг! Я знал этот рельеф. Видел эти горы, когда совершал короткие вылазки за купол. Через несколько секунд дядя Кайм захлопнул коробку, изображение пропало.
        - Не буду спрашивать, откуда это у тебя, - сердито и задумчиво сказал дядя Кайм после минутного молчания, за которое я умоляющим взглядом пытался растопить холодное, как лед, мудрое хмурое лицо.
        - Мне нужно туда, - проговорил я чуть слышно.
        Лицо дяди Кайма не изменилось, возможно, он ожидал от меня подобного. Не был удивлен столь дерзкому заявлению. Он думал, перебирал варианты, взвешивал все за и против. Может, знал больше, чем я предполагал.
        - Ты видел себя в зеркало, мальчик? - заявил строго Кайм. - Еще одна вылазка, и ты сляжешь, тебя никакая инъекция не спасет.
        Да, меня выдавали фиолетовые круги под глазами, дядя Кайм не дурак, он все видел и знал, знал, что коплю фильтры и выхожу за купол, используя старые. Он мудрый и осторожный, а я глупый и безрассудный.
        - Дядя Кайм, мне туда нужно, - повторил я уже более настойчиво. - Не выдавайте…
        - Все это мне очень не нравится, - перебил Кайм. - Но тебе помогу. Дам два фильтра и две инъекции, на большее не рассчитывай. Теперь ты не сможешь вернуться в мой дом, если выживешь.
        Последние слова были, как ножом по сердцу. Быстро и коротко кивнул. Дядя Кайм вышел из кухни. Через минуту он вернулся и положил на стол серые круглые фильтры и маленькие белые шприцы с инъекциями. Я подумал о маске, ведь где -то потерял ее.
        - У меня нет маски дядя Кайм, - проговорил как можно жалобней.
        - Хорошо Сирус…
        Маску на ремне я перекинул через плечо. Коробку засунул обратно за пазуху. Инъекции и фильтры распихал по карманам комбинезона. Из шести карманов, только три без дыр, конечно, знал какие именно. Когда направился к выходу, дядя Кайм окликнул меня и протянул полулитровую бутылку воды и две витаминные пластины. Этот момент не забуду никогда. Его взгляд был другим. Такого взгляда никогда не видел. Он будто проникал в меня, так пристально смотрел дядя Кайм в мои мальчишечьи глаза с глубокими фиолетовыми кругами.
        - Почему вы мне помогаете? - вдруг вырвалось из меня.
        - Ты человек Сирус, - ответил он и тяжело вздохнул.
        - Это правильный ответ, - слегка улыбнувшись, сказал я. Кайм помрачнел еще больше.
        - Ты дерзкий мальчишка! - нахмурился и наставнически помотал головой дядя Кайм.
        - Нет, дядя Кайм, - ответил я немного дрожащим голосом. - Я благодарный мальчишка. Человек помог человеку, потому что он человек. Это правильный ответ. Так сказал пилот, командир крейсера. Я тащил его с места крушения до свалки, где был мой дом еще вчера, не взирая на чертовы правила нелюдей…
        - Уходи мальчишка, - процедил Кайм.
        У него блестели глаза. На лице отражалась горечь. Я поспешил уйти из дома, где больше меня не ждут люди.
        Почему -то внутри все кипело. Злился на него, на всех этих трясущихся от страха колонистов. Они все ничтожества. Ненавижу. Они выдали пилота командира крейсера. Я не могу забыть его сильный и гордый взгляд свободного человека, воина. Он так спокойно говорил о своем позвоночнике, не рыдал, не просил медиков. Мужественный командир. Хочу быть таким же. А вы все трясущиеся от страха колонисты бойтесь хозяев нелюдей, выполняйте их правила, закрывайте двери перед замерзающими стариками, а с утра уносите их тела в крематорий.
        Я чуть не сбил с ног Фриду.
        - Ох, Сирус! - воскликнула та. - Муж ушел, ты можешь зайти ко мне.
        Впервые я посмотрел на нее строго. Вчера она выгнала нас. Она уже не нужна мне, все, что хотел, получил от дяди Кайма.
        Она улыбнулась в ответ невинной улыбкой. Я сразу смягчился. Все еще испытывал голод, а Фрида кормила вкусно, а главное бесплатно. Она была ко мне неравнодушна. Может видела во мне сына, ведь детей у нее не было. Я принял приглашение. Все равно свой путь начну не раньше полудня, а то и позже, чтобы скрытно покинуть купол нужно идти вечером.
        Дома у всех колонистов стандартные. Планировка комнат тоже одинаковая. Но у Фриды все было по -особенному. Расстановка мебели, покрывала на стенах, занавески в проемах между комнатами. Самое уютное жилище было у Фриды. Хотя мне особо и сравнить не с чем. Но знал, что это так из рассказов мальчишек о других домах.
        Конечно же, прямиком направился на кухню. Фрида суетливо подала тарелку с жареной рыбой. Такую выращивают в специальных аквариумах для администрации колонии и самых приближенных. Пахло великолепно. Жевал вместе с костями, они больно впивались в десна, но я терпел и перекусывал кости, перемалывал зубами. На столе появился салат из зеленого лука, тоже выращенного в колонии. Фрида знала, что я его очень люблю. Он сладкий. Смел все со стола за считанные минуты.
        - Ты грязнуля, мальчик Сирус, - заметила Фрида, в ответ пожал плечами.
        Обычно мылся у дяди Кайма раз в неделю, а то и реже. Для помывки в душе использовалась специальная вода, непригодная для питья. Она имела замкнутую систему. У Фриды никогда не мылся, она не предлагала, до сегодняшнего дня…
        Она повела меня в ванную комнату. Я не стал возмущаться. Ее намек был ясен, я пачкаю ее жилище, и от меня воняет. Странно тогда, что сразу не предложила помыться. Изумился, увидев вместо душа большую белую пластиковую ванную, наполненную водой, от нее шел пар. Выходит Фрида заранее приготовила ее для меня или себя, или кого -то еще.
        Обернулся и вопросительно посмотрел на хозяйку. Обычно мылся один, сейчас она должна была деликатно выйти, но почему -то не спешила. У нее был странный взгляд. Я пришел в замешательство.
        - Ты не против, если помогу тебе помыться? - спросила Фрида невинным, мягким голосом. Я не ответил, вопрос застал меня врасплох, она повернулась к полкам и по -хозяйски начала выбирать губку и мыло.
        Стоял, как вкопанный. Смущение охватило меня.
        - Раздевайся уже! - скомандовала Фрида, не поворачиваясь ко мне.
        Послушно сбросил маску с плеча, снял разбитые сапоги, комбинезон, коробка со звоном упала на пластиковый пол. Стянул серые дырявые трусы. И снова встал, дожидаясь очередной команды.
        Фрида взглянула через плечо. Смущенный до предела, я прикрыл ладонями свое причинное место.
        - Ну, полезай Сирус, - сказала она и повернулась ко мне лицом, в руках уже было все необходимое.
        Поспешил залезть в воду. Теплая приятная, нежная вода. Как же хорошо! Никогда не испытывал чего -то подобного! В одно мгновение напряжение спало. Я наслаждался, забыв про Фриду, пока она не коснулась меня мочалкой. Ароматы мыла сводили меня с ума. Как же оно приятно пахнет!
        Она начала заботливо мыть меня. Голову, костлявую спину, впалый живот. Просила встать, я снова смущался, но послушно поднимался, она драила мои худые ноги. Черная вода лилась с меня рекой. Грязь въелась в мою кожу на столько, что Фриде придется хорошо потрудиться.
        Она хочет почувствовать себя матерью, подумал я. Но в следующее мгновение понял, что она хочет не только этого.
        Она дотронулась до моего мужского достоинства, быстро, бесцеремонно, начала мылить его. Будто это была нога или рука. Я испытал смешанные чувства. Смущение, волнение, страх и беспомощность, потому что не мог пошевелиться. Сердце забилось с бешеной скоростью. Нахлынуло возбуждение. Испугался и резко опустился в воду. Стало стыдно, она увидит мое возбуждение! Ее вид не изменился. Фрида продолжала мыть, будто ничего и не видела.
        - Бесстыжий мальчик Сирус, - вдруг сказала она таким нежным голосом, что я не узнал прежнюю Фриду.
        Она сбросила свой комбинезон, обнажив большую молочно -белую грудь. Ее большие торчащие коричневые бугорки уставились прямо на меня. Я никогда не видел женской груди прежде. Это что -то невероятное, неистовое. Сейчас Фрида была очень красива. Она мотнула головой, закидывая за плечи свою кучерявую русую гриву. Пышная грудь колыхнулась и подалась к моему смуглому телу.
        - Мамочка хочет покормить своего мальчишку, - прошептала она.
        Мне показалось, что она спятила. Одинокая женщина хотела, чтобы я сыграл роль ее сына, грудного ребенка?! Пососал ее грудь?! Какая мерзость! В тело ударил шок. Я испугался. Но зов плоти настолько сильный, что не могу шевелиться, не могу сопротивляться.
        В черную от грязи воду проскользнула ее рука и схватила меня за возбужденное достоинство. Она начала тереть его, играть пальцами там внизу, мять, жадно сопя. Она сошла с ума! Не могу противиться ей, внизу горячо, очень приятно, что -то нарастает.
        - Что вы делаете Фрида? - прошептал в блаженстве я. Вместо ответа она полезла целоваться.
        В дверь настойчиво постучали. Там, за пластиковыми стенами были обеспокоенные люди. Меня охватила паника… Они пришли за мной! Меня ищут, хотят убить! Я голый и беззащитный! Фрида предала меня!
        В одно мгновение мое затуманенное сознание пробудилось. Меня будто ударило электричеством, взбодрило. Сконцентрировался, перебирая варианты действий. Оттолкнул Фриду. Хотел слегка, но получилось очень грубо, она ударилась головой о полку и сползла вниз. Ее круглые большие груди всколыхнулись от удара. Какая же она красивая эта женская грудь! Выпрыгнул из ванны, на табурете лежало полотенце и чистое белье. Времени вытираться не было, натянул чистые трусы и свой грязный комбинезон на мокрое тело. Экипировался, поднял коробку и замер. Снаружи больше не стучали.
        Неужели ушли? Раздался грохот от падающей двери. Они прорвались! Я выскочил из ванной комнаты. Планировку помнил. Нужно налево! Там окно, только через него могу выскользнуть незамеченным.
        Вбежал в комнату, где должно быть окно. Позади раздавались вопли и брань Фриды. Через стену слышал шум, как минимум трех, ворвавшихся в дом, мужчин. Сколько осталось караулить снаружи, мог только предположить. У них наверняка дубины и электрошокеры. Этим снаряжаются группы, следящие за порядком в колонии. Все эти средства достижения порядка на своей шкуре я испробовал, и не один раз. Сомнений нет, что перед этими вооруженными людьми бессилен.
        Окно было закрыто. Подался за стулом. Нет времени разбираться, как оно открывается. Я с нарастающим ужасом осознал, что на кровати лежит муж Фриды. С распахнутыми остекленелыми глазами и открытым ртом, похоже, не дышит. Фрида, ты точно спятила.
        С размаху разбил окно. Вылез быстро и аккуратно, как настоящий мастер, не коснувшись стеклянных осколков, торчащих из пластиковой рамы.
        - Вон он! - раздался мужской крик.
        Не оборачиваясь, я помчался в противоположную сторону. Бежал быстро, прорываясь сквозь толпу. Над головой пролетел катер хозяев. О нет! Бегу к реактору, как раз туда, куда собирается сесть и катер!
        В голову застучала мысль, что нужно немедленно выбираться за купол. Свернул в сторону и помчался, что есть силы. Меня пока ловили только колонисты, если бы этим занялись хозяева, был бы уже в их руках. Всего лишь жалкие колонисты с шокерами и палками! Убегу, бегаю я быстро, выносливый. Только бы удрать, прежде чем вмешаются хозяева!
        Фрида, как ты могла предать меня? Ты сумасшедшая тварь! Ты была добра ко мне лишь потому, что хотела удовлетворить свои извращенные желания! Выращивала и подкармливала себе игрушку. Ждала когда подросту. Но тут случилось непредвиденное, твоего мальчика хотят наказать, и ты решила на последок утешиться мной, перед тем, как меня схватят хозяева. Я остался один, без Фриды, Кайма и даже Манса, он не пойдет за мной.
        Вспомнил объемную карту местности из коробки. Знал я те горы, где мигала синяя точка. До них километров пятнадцать -двадцать. Но колонию придется обойти, горы с другой стороны. В страхе свернул не туда. Ничего, пройду по краю купола.
        Выбежав на одну из свалок, обогнул ее с внешней стороны, чтобы не нарваться на местную шайку. И сделал большую ошибку! На этой свалке лежала в основном старая мебель. С Мансом мы сюда раньше наведывались, чтобы обустроить свое жилище, таскали матрацы и стулья. Не раз вступали в конфликты с местными. Это вражеская территория, а я сейчас один.
        Они возникли на моем пути. Все. И заметили они меня на много раньше, чем я их. Это те самые сопляки, что пытались поджечь нас, узнал одного из них.
        Слева свалка мебели, справа граница купола, позади погоня, впереди двенадцать беспризорников с палками и стеклами.
        В меня полетели камни. Один больно ударил в плечо. Я едва увернулся от камня летящего прямо мне в голову. Устал, запыхался.
        - Сирус, чернокожий урод! - кричали они. - Пошел вон ублюдок!
        Резко повернул и ринулся к границе купола. Сердце неистово рвалось из груди, горло горело, я начал задыхаться. Если меня собьют с ног, то побьют и отберут все…
        За мной не стали гнаться. Они догадывались, куда направляюсь. Мальчишки орали в след и громко смеялись. Вскоре я пересек синюю черту купола и помчался прочь, надевая на бегу маску. Спасибо дядя Кайм, в ней был неизрасходованный фильтр.
        ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ИЗГОЙ
        Триста метров от купола. Это расстояние, на которое нам, рабам можно выходить. Я постарался уйти из виду шайки и только тогда замедлил бег. Затем перешел на шаг. Сейчас рассчитывал обойти колонию вокруг на расстоянии трехсот метров, не привлекая внимания, а затем собирался напрямик двинуться к горам, что возвышались на юге.
        Часто смотрел на эти горы с нашего пригорка сектора шесть, это был мой первый рубеж на пути к южным лесам планеты. Об этом раньше мечтал, строил планы. Теперь же не знаю, смогу ли когда -нибудь осуществить свою мечту. Или меня поймают хозяева и убьют.
        Сейчас нужно успокоить сердце и восстановить дыхание. Иначе фильтр придет в негодность очень быстро.
        У меня три фильтра. Две инъекции. Воду я оставил Фриде и фляжку где -то выронил, вот растяпа!
        Осмотрелся. Вроде все спокойно. Все как обычно. Только слегка болела голова и подкатывала тошнота. Фрида отравила меня? Или это из -за радиации? Зря не одел маску, когда пересекал купол, самая большая радиация именно на границе. Она там скапливается. Так говорил дядя Кайм. Также, большие камни, железные конструкции хорошо накапливают радиацию, их нужно сторониться. Но вот беда, именно в горы мне и нужно…
        Еще не было полудня. Но солнце уже прогрело желтый песок. Впереди показалась яма, куда обычно сбрасывал отработанную руду. Вспомнил про корабль Громура. В нем должны быть припасы, хотя бы вода. С особой осторожностью я направился к месту крушения. Оно уже близко.
        Закружилась голова. Ноги вдруг подкосились. Едва успел сорвать маску, прежде чем стошнило. Рыбка Фриды, пластинки Кайма, все на песок серо -зеленым и желтым месивом. Я перекатился на спину, совсем без сил. Горло щипало, хотелось воды. Я натянул маску обратно. Нельзя дышать без нее вне купола.
        Что же это со мной? Нащупал в кармане шприц и, вытащив его, воткнул в бедро иглу. Нажал. Скоро должно подействовать…
        Очнулся от хлопка. Это был взрыв в небе. Понял это, потому что последовал еще такой же хлопок буквально через несколько секунд. В атмосфере планеты шел бой. Я присел и присмотрелся, очень далеко и высоко под серыми облаками вокруг друг друга кружили черные точки, то и дело сверкали огни. Насчитал семь точек, семь космических кораблей бились между собой. Кто за кого, сложно определить, слишком далеко.
        На хозяев напали. Это хорошо. Уверен, им до меня нет дела.
        Уже был полдень. А значит, без сознания пребывал часа два. Нужно срочно найти воду! Поспешил к кораблю. Левое плечо заныло. Хорошо попали камнем, сволочи. Я еще к ним вернусь и накажу их. Никому не спускаю обиды.
        Радостно воскликнул, вспомнив про закопанное оружие пилота. Всем им покажу, и их шокеры, и дубинки… проклятые рабы. У меня будет бластер! Бластер настоящего командира крейсера!
        Нахлынула грусть. Я глупый мальчишка, обезоружил пилота. Если бы не я, его бы не пленили, он смог бы отбиться от хозяев. Знаю, что смог бы!
        Аккуратно высунулся из -за каменной плиты. Все чисто. Впереди показался разбитый корабль. Побрел к нему. Тем временем бой в небе затих, а корабли пропали из виду.
        Первым делом я откапал свои трофеи. Место, обозначенное куском обшивки, под ним тайник. Хорошо помню все свои тайнички. У меня на этот счет натренированная память.
        Бережно стряхнул песок с бластера. Видел подобное оружие у хозяев, даже однажды «посчастливилось» наблюдать, как его применяют. Бежевая рукоять была как раз мне на обе руки. Внизу курок. Нажму на него и из ствола вылетит заряд, или что -то очень быстрое, убивающее, сжигающее, разрывающее. Поднял бластер обеими руками и прицелился в корпус корабля. Тяжелый! Приятная тяжесть. Вроде ничего сложного. Не промахнусь если что!
        Теперь вакко -меч, хм… Просто прорезиненная бежевая рукоять. Не тяжелее бластера. Об этом оружии слышал от местных мальчишек. У хозяев подобного не видел. Говорят это оружие благородных, не каждый воин может иметь меч. Не каждый воин может им хорошо владеть. Не знаю, как им пользоваться, просто засунул рукоять в карман комбинезона на левом бедре, туда же, где лежали пластины. Бластер убрал в карман на правом бедре, тот был дырявый, но рукоять оружия не давала проскочить сквозь штанину. Получилась забавная кобура.
        Я вдруг ощутил в себе силу. Теперь Сирус не беспомощный мальчик, не жалкий бездомный. Со мной будут считаться! Мания величия прошла быстро, когда почти над головой пронесся какой -то черный корабль. Таких еще не видел. Он быстро удалялся, набирая высоту. Очень быстрый, маневренный, длинные черные крылья, изящный вытянутый обтекаемый корпус. Этот корабль был похож на птицу, такую, как на картинке в доме дяди Кайма. Как -то видел, что он сам рисовал птиц, а еще он изображал корабли. Фрида однажды обмолвилась, что очень давно Кайм был пилотом, почему -то я вспомнил об этом только сейчас.
        В памяти возникли глаза дяди Кайма, его прощающийся со мной взгляд. Наворачивались слезы. Ведь больше не увижу его. И его дочь Крину тоже не увижу. Теперь я изгой.
        Идиотина, зачем полез спасать этого пилота! С этими мыслями, проглотив слезы, полез в корабль. Нужно быстро найти воду, надолго задерживаться нельзя среди металла, радиации тут много.
        Отчаялся… Перерыв все, что можно было перерыть. Среди груды металла и проводов не было ничего, напоминающего припасы.
        Вылез через пробоину в рубке. Разочарованный взгляд остановился на чем -то блестящем недалеко от корабля. Нехотя, подошел и выкопал из песка прямоугольную коробку зеркального цвета размером тридцать на сорок сантиметров, если на глаз. Она была тяжелой, наверняка что -то ценное. Пощупал ее, слегка проминается, возможно, сделана из пластика или картона. Сперва попробовал руками разорвать упаковку. Без толку. В ход пошли зубы. Они у меня острые, особенно клыки. В результате все разлетелось в клочья. Внутри оказалась бутылка воды и какие -то серые и зеленые упаковки.
        Снял маску и попробовал воду, на вкус не испорчена. Открыл один серый пакет. По запаху что -то съедобное, напоминает витаминную пластину, только побольше.
        Лизнул языком краюшек однородной массы. Солено! На языке растворяется. Принялся жадно поглощать пластину. Она была явно вкуснее тех, что дают в колонии. Я был очень голоден, в желудке пустота постепенно заполнялась едой. Затем та же участь постигла массу из зеленой упаковки. Пластина оказалась менее соленой, больше напоминала именно витаминную пластину, без соли, сахара, чуть кисловатая. Осталось еще две, серая и зеленая. Это мои запасы в поход. Натянул маску обратно. Мои надежды о припасах на корабле оказались верны, я был доволен собой.
        С особым энтузиазмом обшарил вокруг корабля и нашел еще одну коробку! У меня в руках было столько еды! Если экономить, можно неделю не беспокоиться о пропитании! Манс бы сейчас позавидовал моей удаче.
        Мне нужна сумка, ранец, веревки или что -то подобное, чтобы удобней было нести припасы. Иначе все растеряю. С этими мыслями я снова полез в корабль.
        Поиски затянулись. Не было ничего подходящего. Пришлось взять кусок искореженного металла и, скрипя сердцем, распороть черное сиденье кресла пилота на длинные полоски. Материал вполне подошел на роль веревки. Из спинки вырезал как можно больший кусок, это будет мой мешок.
        Все, плакало мое кресло в моем жилище. Хотя уже и некуда его тащить, но все равно жалко!
        Присел в кабине и начал плести веревку. Сделал дырки по краям большого куска, просунул через них веревку, затянул. Получился мешочек на ремне. Подумать только, мой мешок из материала, на котором сидел командир крейсера, на этом материале он провел тысячи битв, пролетел тысячи миров! Да, потел и пукал в этот материал, я хихикнул над своей шуткой.
        Ощутил вибрацию. Душа ушла в пятки. Что -то приземлилось совсем рядом с кораблем. Растревоженные песчинки застучали по корпусу. Песочная пыль просочилась сквозь щели разбитого корабля.
        Замер, боялся даже дышать. Вслушался. Ужас охватил меня. Я услышал мерзкие голоса хозяев. Они говорили на своем языке, нам запрещено его знать, я и не знал. Их тройные звенящие голоса, будто скрежет железа, резали мой слух. Два хозяина, они говорили и говорили, их голоса приближались. Вдруг наступила тишина.
        Они поняли, что я внутри. Увидели следы. Сердце бешено колотилось, отдавая в барабанные перепонки. Страх сковал мышцы.
        Нет! Не сдамся! Им не отобрать мои запасы и мою жизнь!
        Нащупал бластер. Я буду драться. Они уже воюют с людьми из другого мира, люди поддержат меня, возьмут в свой флот, на свой корабль, заберут от сюда! А когда узнают, что помог их командиру еще и вознаградят! Я буду драться!
        Мой торжественный боевой душевный клич прервал шорох. Он раздался совсем близко. Выход из пробоины перегородила тень. Э, нет, в эту дыру ему не пролезть. Хозяева слишком крупные для такого прохода.
        Средний рост креалимца около двух метров с небольшим. Наши хозяева это массивные человекоподобные создания, с желто -зеленой кожей, уродливыми морщинистыми мордами и сплющенными носами, необычайно толстыми волосами, чаще черными, но бывают и других оттенков. Их круглые черные глаза вселяли ужас и трепет. Лишь раз я видел эти глаза смотрящие на меня. Тогда мне было восемь лет, горел дом Химов. И креалимец стоял и озирался на колонистов, надменно, высокомерно, как на ничтожеств. Тогда и встретились наши взгляды. Я сильно напугался в тот вечер. И не забыл эти черные бездонные глаза до сих пор.
        Тень исчезла. Позади заскрипел металл. В корпус пытался пролезть один из них. Где второй? Плевать, убью хотя бы этого.
        Вытащил бластер и прицелился в сторону шума. Руки дрожали. Я с ужасом понял, что палец не может найти курок. Да что ж такое! Волнение заставляло совершать ошибки, спешка тоже не сулила ничего хорошего.
        Сперва показался его темно красный комбинезон, усеянный стальными щитами. Затем его мерзкая морда. Он еще не рассмотрел меня. Я забился в самый дальний угол в рубке пилота, практически слился с кабиной.
        Через несколько секунд его глаза уже смотрели четко в мои. Он замер, заметил направленное на него оружие. И я нажал на курок.
        Ничего не произошло! Еще щелчок. Ничего!
        Одним движением он выхватил бластер и выбросил его в сторону. Раздался звон от удара. В другой руке у него была большая темно -красная винтовка, такой они обычно и орудуют, такой и подожгли дом Химов.
        Освободившейся рукой он схватил меня за комбинезон в районе груди. Его огромная лапа закрывала ее всю. Его ногти ворвались сквозь материю комбинезона и впились в мою кожу. От боли я взвизгнул, как девчонка. Он загоготал, у хозяев это смех, и рванул на себя. Протащив по искореженному полу корабля, там же и слетела маска. Выволок меня на песок и бросил перед напарником.
        Я лежал животом вниз, не смея поднять голову. Они снова заговорили на своем, попутно смеясь.
        Вдруг тот, кто выволок меня, подошел и пнул в бок. Да так, что я подлетел и перевернулся на спину. Ребра трещали, бок пронзила острая боль. Я заорал, а они засмеялись вновь.
        - Где пеленгатор, что дал тебе пилот? - вдруг громко спросил на нашем языке тот, что стоял позади. Видимо он был главный. Я сразу сообразил, что речь шла о коробке, что у меня за пазухой.
        Другой наступил мне на ногу своим огромным сапогом и надавил. Я заревел от боли. Будто на ногу мне давил огромный камень, вот -вот разломится кость под такой тяжестью. А он давил и давил.
        - В рубке! - взвизгнул я что есть силы. Он продолжал нажимать, я сходил с ума от боли. - В рубке пилота! В рубке! В рубке! - кричал и задыхался.
        Он убрал ногу и направился в рубку. Оставшийся креалимец поднял меня с земли, с легкостью, одной рукой, также за грудки. Кожа там уже горела от прежних ран, теперь когти снова вонзились. Дикая боль. Ну, когда ж это все прекратиться?! Я застонал.
        - Если ты соврал маленький раб, ты умрешь! - произнес он.
        Мое корчащееся от боли лицо было на уровне его мерзкой морды.
        - Я итак умру, - прохрипел я, хотелось сказать что -то наперекор.
        Вышло не удачно. Креалимец засмеялся, в лицо мне полетели его мерзкие слюни.
        Кисть как -то сама нащупала рукоять меча, который все еще лежал у меня в кармане. Во мне закипела злость, ненависть к хозяину пересилила страх. Я хотел сделать ему больно, как угодно, вцепиться зубами, когтями, ударить. Сделать хоть что -то. Сопротивляться. Я не хотел проколоться также, как и с бластером. Пальцы лихорадочно перебирали кнопки. Всего лишь две. Какая из них вызывает вакко -лезвие? А какая лишняя?!
        Раздалось два еле слышных щелчка. Я почувствовал некий перенос тяжести с рукояти куда -то еще. Это вышло вакко -лезвие. Креалимец поздно понял в чем дело. Я, не теряя ни секунды, что было сил махнул наотмашь. Клинок вошел в его плоть с легкостью, даже не встретив особого сопротивления стальных щитков костюма. Его тело перерубленное пополам рухнуло. И я вместе с верхней частью упал на бок. Его кисть все еще держала меня. Он хрипел. Из перерубленного живота вываливались желто -зеленые внутренности. Песок окрасился в темно -зеленый цвет. Мой комбинезон тоже. Кровь вытекала из хозяина быстро. Я все еще смотрел в его черные, полные ужаса и удивления глаза, в которых затухала жизнь. А во мне разгоралось торжество.
        Толстые когтистые пальцы разжались. Я вырвался. Меня снова охватил страх. Расправа неминуема, если сейчас покажется второй из корабля!
        И тут я увидел винтовку, она была за спиной убитого, но нижний ремень я перерезал вместе с телом, поэтому она почти свободно лежала. И все же пришлось приложить массу усилий, чтобы выдернуть ее. Очень тяжелая, увесистая винтовка. Я не стал ждать и испытывать удачу. Ствол направил на корабль и нажал. Раздался выстрел, меня сильно дернуло назад, винтовка чуть ли не выпала из рук. Отдача сильная, но терпимая. Красный поток, вырвавшийся из ствола пробил обшивку, но не поджег корабль.
        Внутри корабля началась суета, заскрипел мусор под массивными сапогами. Я не стал ждать пока он выберется. Если он откроет огонь, я - труп. Он обученный стрелок, солдат, воин, который умеет стрелять точно. А я мальчишка. Но я человек, меня так просто не взять!
        Я упал на окровавленный песок и укрылся за трупом креалимца. Поставил винтовку на его предплечье и, что есть силы, надавил на курок. Каркас превратился в решето спустя двадцать секунд. Продолжал стрелять еще минуту, пока не увидел, что корабль полностью развалился.
        Все -таки не смог поверить, что хозяин мертв и пошел с винтовкой к развалинам корабля. Поджилки тряслись. Спесь как рукой сняло, я боялся, что он вот -вот выскочит откуда -нибудь и отомстит мне.
        Но вскоре я вздохнул с облегчением, когда под ногами захлюпала темно -зеленая жидкость. На стальном каркасе ей некуда деться. Разгреб завал. Креалимец превратился в кровавое месиво.
        - Креалимские твари, - прошипел я, когда снова заколол бок.
        Откинув винтовку, принялся разгребать завал. Где -то тут, среди обломков и ошметков лежал мой мешок, мои запасы. Зачем навел такой бардак? Мне срочно нужна маска! Я начал чувствовать, как в горле уже оседает радиоактивная пыль. Странно, что эти креалимские солдаты ходили без масок.
        Отыскал все. Даже бластер. Вернулся и поднял меч. Надавил на кнопку и блестящее лезвие вошло в рукоять, плеснув зеленой кровью во все стороны, в том числе и на мое лицо. Фыркнул, вытерся рукавом. Мерзость. Вонь от трупа вызывала рвотные позывы. Я отшатнулся и осмотрел карманы.
        К счастью мое имущество не пострадало. За исключением комбинезона и пары раскрошенных витаминных пластин в карманах. Никуда они не денутся из упаковки, все равно съем. Из груди сочилась кровь, кожу разодрало всей когтистой пятерней.
        Теперь я уже не житель колонии. Горько усмехнулся. У жителей только серые и бежевые комбинезоны, а у меня уже трехцветный, серо -красно -зеленый! Я так увлекся поисками своего имущества, что не обратил внимания на одиноко стоящий рядом креалимский катер.
        Во мне заиграло любопытство. Там все равно нет никого! Если бы кто и бы, на шум бы прибежали. Я поднялся по черному прорезиненному трапу, который находился под крылом, и полез во внутрь катера.
        От переполняющего меня восторга позабыл обо всем. Один большой отсек, в конце его, в носу корабля два больших кресла, перед которыми красовались мониторы, приборы, разные мигающие кнопки. Пол корабля прорезинен, стенки обшиты чем - то твердым, упругим, какая -то ткань, вроде той, что на креслах. Я пощупал стены, погладил внутренние швы, потрогал твердые выпуклости. Затем бесцеремонно сел в одно из кресел. Такое широкое сиденье, кресло просто огромное! В нем я почувствовал себя жалким ребенком. Нет, мне нужно кресло поменьше, а рулевые панели поближе.
        Покидать кресло совсем не хотелось. Тело ныло, слабость росла в мышцах. Сказывалось недавнее нервное перенапряжение.
        Чуть -чуть отдохну, немного посижу вне радиации. В корабле не должно ее быть. Я спустил маску ниже подбородка. Нельзя тратить фильтр вхолостую. Еще минутку или две и пойду к горам…
        Так я долго просидел в состоянии полудрема. Меня будто загипнотизировали эти бегающие зеленые строчки на панели управления, этот убаюкивающий гудящий звук корабля, это мягкое кресло...
        В голову ворвалась сирена. Она не была громкой, но резанула по ушам достаточно неожиданно, чтобы я очнулся от блаженной медитации.
        Пожал плечами. Левое сразу заныло. Потянулся за сумкой, которую оставил слева, теперь к нытью присоединился и бок. Засаднило кожу груди. Ну и побили же меня сегодня. Достал из сумки бутыль и отхлебнул. Организм резко запросил еды. Ну и прожорливый я! Стоило мне сытно поесть и желудок уже начинает наглеть. Пока терпимо, надо терпеть и экономить.
        Отложил бутыль и достал черную коробку из -за пазухи. Как хозяева узнали о ней? Неужели пилота пытали, и он выдал им меня и рассказал о коробке и сигнале? Он же сильный и мужественный, они не могли сломить командира целого крейсера! Они, видимо, поняли, о чем он кричит мне, когда его уводили со свалки.
        Под пальцами что -то щелкнуло. Крышка открылась. В воздухе снова возникла трехмерная карта. Теперь она была относительно этого корабля. В центре я, слева горы. Три горных пика, один хребет. А вот и синяя точка. Хм…Будто внутри третьей вершины. Слишком мелкий масштаб.
        Без всякого замысла я тыкнул пальцем сквозь синюю точку, и виртуальная карта приблизила мне горы вдвое. Кажется, я понял принцип! Я приблизил еще в четверо. Теперь я четко вижу, где сигнал.
        За время, пока разбирался с картой, сирена на корабле усилилась и была уже в разы громче. Что же это могло значить? Слева на панели мигала большая, полупрозрачная прямоугольная кнопка. Она мигала в такт сирене.
        Сколько можно это слушать! Я стукнул по кнопке. На мое изумление сирена заглохла. Передо мной возникло виртуальное табло, прямо в воздухе. Слева в углу я увидел бегущую строку цифр, значение быстро уменьшалось. Остальные надписи и текст на квадратиках были на непонятном мне языке. По центру возникло изображение корабля. Это был черный корабль похожий на птицу, точь -в -точь такой же, что недавно видел.
        Я в ужасе подскочил с кресла, схватил свои пожитки и помчался из корабля, не теряя ни секунды. До меня, глупого мальчишки дошло, что происходит. Черный корабль хочет атаковать катер хозяев. Катер засек его и сигналил мне несколько минут, предупреждая об опасности.
        Выскочив из корабля, я побежал со всех ног в сторону гор. Судя по солнцу, через два -три часа наступит вечер. Сколько же я дремал внутри катера?! Пробежав на пределе своих сил не менее километра, перешел на более легкий темп. Вне купола нельзя сильно потеть и глубоко дышать долгое время.
        Катер далеко позади. Вокруг песочно - каменная равнина, в некоторых местах беспорядочно торчат каменные плиты. Я в рваном разноцветном комбинезоне, с черной самодельной сумкой через плечо, полной провизии, со мной вакко -меч и бластер, иду покорять горы. Никогда в жизни еще не был так далеко от колонии! Иду искать то, что пытался найти командир Громур. Я закончу его дело, и буду вознагражден!
        Далеко позади прогремел взрыв. Слева от меня в серых облаках пронесся черный корабль. Все вышло так, как я и предполагал. Люди с другого мира уничтожили катер хозяев. Надеюсь, что вскоре они разрушат все их базы и освободят нас.
        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ.ЧТО ЖЕ ИСКАЛ ПИЛОТ НА ДЭРНЕ?
        Война где -то там, далеко. Так всегда думали мы, бездомные мальчишки, рассказывая друг другу истории про битвы двух империй Креалим и Зинон. В основном это были выдумки. Мы питались этими историями, поглощали их, что -то придумывали сами и рассказывали, наслаждаясь восторгом других. А теперь я часть этой войны. Я убил двух креалимцев, двух хозяев. У меня есть оружие и цель.
        Пустыня. Ни одного растения вокруг. Радиация убила все живое. Никогда не спрашивал и не задумывался, откуда она взялась на нашей планете, эта радиация…
        Иду уже больше часа. Почему же я такой не предусмотрительный? Было же время обшарить весь катер, наверняка там была теплая одежда и какая -то хозяйская защита от радиации, нашлась бы и еда, и вода. Ну почему улегся спать?! С таким отношением к делу мне далеко до пилота корабля, и тем более до воина. Я мальчишка, мне лишь бы поспать, кто мне доверит важное задание?! Все провалю!
        Только что сменил фильтр. Со старым стало трудно дышать, это явный признак, что он утратил свои свойства и закончился. Остался еще один. В маске фильтра хватит до середины завтрашнего дня, это максимум, если не бегать, часто и глубоко не дышать. Второго еще настолько же, потом часа три я смогу продержаться без фильтра, может пять. А дальше использую последнюю инъекцию. Значит, у меня есть ночь, день и еще одна ночь. Утром второго дня должен быть под куполом, крайний срок до полудня. Использованные фильтры я не выкидывал, они еще пригодятся, на крайний случай, если кончатся все, а я не вернусь под купол, сложу два вместе, может и поможет, дольше продержусь…
        До гор идти дольше, чем мог предположить. До наступления ночи вряд ли успею. Нужно искать укрытие, иначе замерзну.
        Сбежавший колонист с колонии Дэрна в одиночку сумел же как -то преодолеть огромное расстояние и остался жив, пока его не сожгли хозяева. И я смогу выжить! Добраться бы до гор, до наступления ночи, там найду пещеру и укроюсь от холода. Утром сигнал приведет к цели и вернусь в колонию. Только вот куда теперь? Меня там ищут. Об этом не подумал…Может уже и не ищут. Сейчас важно найти укрытие, а о возращении я подумаю, когда найду то, что искал пилот… Глупый, стремлюсь туда, где мне смерть. Я ведь распрощался уже с колоний, и снова о ней думаю. Мне просто не куда идти, вот и все.
        Солнце почти ушло за горизонт. А горы были еще далеко. Хоть и увеличились в размерах. Теперь было хорошо видно три заснеженные верхушки под последними лучами уходящего солнца.
        Мне показалось, что впереди что -то есть. Левее моего курса увидел возвышение, это явно не каменная плита. Я насторожился, и на полусогнутых ногах поспешил разведать. Большая серая, пластиковая коробка, с половину моего роста. Сверху какие -то настилы из искореженных кусков, отдаленно напоминающие листы солнечных батарей. Я подкрался ближе, меня вдруг посетила мысль, что это чей -то дом или укрытие. Наведываться я не спешил.
        В моем мире не любят гостей и никому не рады. Помню разбитые носы, расцарапанные лица, синяки, кровь, рваную, перепачканную одежду. Мир беспризорных мальчишек Дэрны жесток. Раньше дрался часто, теперь заработал авторитет, меня боятся и не лезут, многое можно решить словами, договориться. Хотя бывает, что драки неизбежны. В последний раз я дрался с мальчишками дней десять назад. Мои кулаки разбили не меньше двух десятков мальчишечьих лиц. Когда половина банды оказалась на земле, вторая бросилась наутек, я с веселым смехом догонял и добивал тех, кто не успел ускользнуть. Простому жителю с Дэрны один или Дэрны два сложно было бы поверить, что есть такой изгой Сирус с другой колонии, он дерется, как посланник Квазара, может справиться с тридцатью. Если честно сказать, мои противники настолько слабы, что мне порой было даже жалко их бить. Уверен, что со взрослыми мужчинами тоже смогу справиться.
        И вот, стою у жилища человека… надеюсь, что человека! И этот человек не знает меня, и мне придется с ним драться за укрытие или платить, что я делать не намерен.
        Достал бластер. До сих пор не разобрался, как им пользоваться. Кнопка сбоку, еще одна с какой -то шкалой из цифр, только с курком знаю, как обращаться. Остальное для меня загадка. А если он сумеет отнять бластер и знает, как с ним управляться, я проиграю.
        У меня есть вакко -меч! С ним -то управлюсь. Вспомнились два креалимца. Почему не сожалею о том, что лишил их жизней? Даже когда я просто бил мальчишек испытывал на много больше жалости, мук совести, порой даже сожаления. Бить людей плохо, а убивать хуже некуда. А хозяева, они не люди, я был рад, что они мертвы, ненавидел их. Да и мне есть оправдание. Я защищался, боролся за свою жизнь.
        - Есть кто? - крикнул я, сквозь маску получилось приглушенно.
        Внутри хижины кто -то зашевелился. Я отошел на несколько шагов и замер в ожидании.
        Долго ждать не пришлось. Сбоку отодвинулся кусок пластика, выполняющего роль двери, и наружу выполз человек. В желтых мехах, старый, это я понял по редким седым волосам. Стоя на четвереньках, он поднял голову и посмотрел на меня мутными голубыми глазами, прищурился, будто и не видит вовсе. Его худое красное лицо было изрыто глубокими морщинами, усыпано красными пятнами и желтыми волдырями. Хриплым тихим голосом он проговорил какую -то скороговорку, из которой я ничего не разобрал. Затем быстро юркнул обратно и задвинул дверцу.
        На миг я испугался его. И изумился, он тут не первый день, у него нет маски. А как же радиация? Может он умирает? Слепой обезумевший старик.
        Выдохнув с облегчением, я снова подошел к хижине и постучал в пластиковую стенку.
        - Эй, вернись! - крикнул я. - Мне нужно укрытие или дай мне часть своего меха!
        В ответ я услышал очередное бормотание на непонятном мне языке. Я злился. Старик сошел с ума. Мне нужны его меха, его припасы, его дом. Он слабый, я все заберу себе.
        Только сейчас понял, что без теплой одежды не выживу в своем походе. Я глупый, непредусмотрительный мальчишка, мои поступки опрометчивы. Холодный ветер окатил меня, напоминая о предстоящей ужасной ночи.
        С остервенением я вырвал пластиковую дверцу и отбросил в сторону. Она висела на петлях из проволоки. Старик громко завопил, забормотал громче, изрыгая свой сумасшедший бред. Я просунул голову во внутрь его хижины. Мерзкая вонь, просачивалась сквозь маску. Он забился в угол, его рассеянный взгляд говорил мне о том, что он действительно слепой. Я схватил его за изодранный, протертый сапог. Он начал лягаться, я рванул на себя и выволок истошно орущего старика наружу.
        Судя по тому, с какой легкостью вытащил его, он весил очень мало. Худой и слабый старик. Легко с ним справлюсь.
        Он брыкался и махал руками, пока я тащил его от его жилища. Как только отпустил сапог, он резко прыгнул на четвереньки, так и побежал назад в хижину. Быстрый какой! Я усмехнулся и погнался следом. У самого входа снова схватил его, на этот раз более грубо, предварительно поддав пинка по его костлявой заднице. Он хрипел, видимо устал кричать.
        Выволок его подальше и после очередной попытки безумца побежать обратно, преградил ему путь и стал пинками отгонять прочь.
        Назойливый сумасшедший и мерзкий старик! Я снова взбесился. Он заставляет меня напрягать свои мускулы, от этого я потею, дышу чаще! Мне нельзя расточительно расходовать фильтр! Я саданул его ногой по голове. Только после этого он унялся. Рухнул, уткнувшись своей мерзкой мордой в песок. Захрипел, закашлял, раздувая песчинки.
        - Лежи и не дергайся, или убью тебя! - сказал как можно свирепее я и поспешил осмотреть его хижину изнутри. Вдруг там есть что -то ценное.
        Внутри нашел самодельный нож: кусок железа, замотанный наполовину проволокой, рукоять и лезвие. Просто и умно. Прихватил его с собой. В хижине была куча каких -то подгнивших тряпок. Валялся рваный мешок. Я высыпал его содержимое. Бесполезный хлам, мелкие кости, камни. Ни воды, ни еды. Я злился.
        Он прячет все. Он мне расскажет про все свои тайники!
        Я выскочил нарушу. Дольше оставаться не мог. Вонь невыносимая. Обернулся, старик все также лежал на животе. Я подошел к нему и небрежно перевернул ногой. Дышит, смотрит в облака своими мерзкими глазами.
        - Где вода и еда!? - заорал я, присев к старику и придавив коленом его меховую грудь. Он снова забормотал свой бред.
        Так я ничего не добьюсь. Нет времени на это ничтожество. Я содрал с него куски меховой одежды, разорвав гнилые веревки, на которых они крепились друг к другу. Старик уже не сопротивлялся. Он продолжал бормотать, глядя в небо. Мерзость. По протухшему комбинезону на нем я понял, что это бывший колонист. Забрал меха, нашел проволоку у хижины, соорудил себе жилет, и надел его. По длине он доходил мне почти до колен. Это хорошо, теперь не замерзну! Не оборачиваясь, я побрел в сторону гор. Мех вонял невыносимо, но хорошо согревал мое тело. Пришлось терпеть. Оставаться в хижине не хотелось, там сильно воняло, да и старик ночью попытается меня убить. Рисковать нельзя.
        Вскоре поднялся ветер. Еще более холодный. У нас в колонии ветер - это редкое явление, «Дэрна три» находится в низине. На нашей свалке поддувало сильно, но не часто. Мы всегда могли укрыться. Я знаю, что такое ветер. Но такой сильный я ощущаю на себе впервые.
        Возникла мысль, что нужно вернуться к старику и укрыться в хижине. Но время терять на это не позволительно. Нужно найти укрытие впереди.
        Начался подъем. Уже совсем близко. Я дошел! Под ноги попадались желто - серые камни. Вскоре песок уже практически не встречался на пути, одни только мелкие камешки. Мой мех почти сливался с местностью. Это хорошо, меня будет трудно заметить издалека. Гору обойду немного стороной. Там каньон, он укроет от ветра.
        Прошло минут сорок. Я выбился из сил и уселся на большой камень. Ступни гудели от каменистой дороги. Плечо, грудь, ребра, все болело. Как же тяжело пробираться в гору по неровностям. В небе появилась первая луна Дэрны. Вторая появиться скоро, нужно спешить. У меня осталось мало времени.
        Отхлебнул воды и съел раздробленную витаминную пластину. Все крошечки попали в рот, ни одной не уронил. Снова запил водой. Слушал свист ветра. Он был то громче, то вовсе затихал. Скрипя и корчась от боли, я встал и побрел дальше.
        У меня нет больше сил. До каньона мне не дойти до наступления холода. Слева между валунами, я заметил щель. Там вполне можно укрыться. Направился туда.
        С близкого расстояния проход уже не показался мне щелью. Это был большой вход в пещеру. В полтора моих роста, широкий проход. Радостный, поспешил к нему. И вдруг оцепенел от страха. Из темноты пещеры мне на встречу вышло нечто огромное. Это был четвероногий зверь, не менее полутора метра в высоту, его мех был желтого цвета. Такой же, как и на мне. Красные бешеные глаза сверкали в лунном свете. Зверь широко распахнул пасть усеянную острыми белыми клыками. По два ряда, верху и снизу. Затем он слегка потянулся и клацнул массивной вытянутой челюстью.
        Он увидел меня и вместо того, чтобы наброситься сразу, просто зевнул. Впервые встречаю животное. Дрожащими руками я вытащил вакко -меч. Не хочу испытывать судьбу. Это животное не пустит меня в свое жилище, а я не отступлю. Значит, кто -то из нас сейчас умрет.
        Зверь стоял на расстоянии десяти шагов и пристально изучал меня своими круглыми красными глазами. Я отставил ногу чуть назад, готовясь к маневру. Я не знал, какова его скорость, не знал, что он может и как атакует. Палец нащупал кнопку сбоку над рукоятью, надавил, и выехало вакко -лезвие.
        Мое движение ногой зверь, вероятно, воспринял, как отступление или страх. Через несколько секунд он осторожно пошел вперед, круглые пушистые уши прижались к голове.
        Не осталось сомнений, что он намерен атаковать, когда, оскалившись, басисто зарычал.
        У меня не осталось времени освободить плечо от клади. Сумка, да и мех будут мешать мне двигаться. Я выставил меч впереди себя, обхватив рукоять обеими руками. Зверю явно не было знакомо это оружие, он рычал и шел на меня. Я замер, ждал прыжка. И он прыгнул. Я резко присел, чтобы поднырнуть и достать его брюхо. Лезвие вошло в его тело очень легко. Зверь взвыл. Это не был прыжок, скорее простой наскок, не отрывая задних лап, он хотел меня задавить. Его передняя массивная когтистая лапа ударила мне в больное плечо. Я вскрикнул, отлетев в сторону, на его когтях осталась моя меховая жилетка. Проволочное крепление на меховой шкуре с одной стороны вырвалось с корнем. Я ударился о камень другим плечом. Из глубоких царапин сочилась кровь. Я присел на колено, сожалея, что вакко -меч выпустил из рук, он остался в теле зверя.
        Тот уже полз в мою сторону. Его челюсти жадно щелкали. Из распоротого брюха тянулись красные кишки и внутренности. Он стонал, сопел и полз. Я попятился от него, доставая бластер.
        Передвинул не глядя регулятор на оружии, направил, нажал, ничего! Снова передвинул, направил, нажал, снова ничего!
        Я сильно занервничал. Зверь полз, я пятился. Почему эта тварь не убегает? А пытается убить меня во что бы то ни стало?!
        Я беспорядочно перебрал все кнопки на бластере по несколько раз.
        Не надеясь на выстрел, снова нажал на курок. Через долю секунды ползущий свирепый зверь расплескался по камням. Некоторые куски его шерсти вспыхнули синим пламенем, ошметки плоти разлетелись в сторону пещеры. Визг от разрезающего воздух энергетического потока эхом раздался вокруг.
        Замер, сердце ломилось из груди. Нужно успокоиться, нужно сконцентрироваться. Эта тварь может быть тут не одна. Я трясся от холода, ветра и страха. Этот бластер мощное оружие! Никакая креалимская винтовка с ним не сравниться. Вот оно могущество людей!
        Жилетку свою нашел, она вся была пропитана кровью зверя, он хорошо по ней поездил своим распоротым пузом. Вакко -меч подобрал в десяти метрах в стороне от пещеры, если бы не брызги крови в том направлении, никогда бы не подумал, что он мог туда улететь.
        Нацепил липкую от крови жилетку, снова ударил мерзкий запах прелого тела старика. Мне очень не хотелось идти в пещеру, но выхода другого не видел. Выстрелил в темноту, на секунду красный луч осветил продолговатую пещеру и с искрами врезался в дальнюю каменную стену, прозвучал стук от падающего булыжника и ссыпающейся каменной крошки. Никаких зверей внутри я не разглядел и, затаив дыхание, шагнул в темному.
        Вскоре глаза начали привыкать, и я видел очертания рельефа внутри пещеры. Тут было значительно теплее, чем снаружи. Хорошее убежище! Сделал еще шаг и прислушался. Не хотелось бы попасть в ловушку. Пахло шерстью и мочой. Теперь пещера просматривалась. Никого в ней не увидел. Сделал очередной шаг и споткнулся обо что -то мягкое. Сердце защемило от страха. Чуть не упал, переступил препятствие, дотронулся до него ладонью. Мех? Это мех! Я в ужасе отшатнулся! Никто не набросился, никто не шевелился. Это просто меховая шкура. Пощупал ее, зацепил пальцами, приподнял. Простоя меховая шкура какого -то животного. Большой кусок меха, хватит чтобы обвернуть себя на ночь. Мягкий, густой, с высохшей, вроде бы не гнилой и не дырявой кожей.
        Я сбросил липкую, вонючую шкуру старика, она мне больше не нужна. Забился в самый дальний угол пещеры, постелив предварительно свой новенький, хорошенький и мягонький мех туда. Сел и краями укутался. Ни вони, ни грязи. Мой мех… так уютно и хорошо. Завтра я сооружу из него хорошую жилетку, часть оставлю на одеяло. Я заслужил эту меховую шкуру, я победил зверя. Мой мех, мой…
        Сначала мне приснился старик. Его голубые глаза были за белой пеленой. Он лежал на песке на боку, плакал и трясся от холода. Я протянул ему его мех, он мне уже был не нужен. Он не отреагировал, тогда я бросил ему в ноги, не желая касаться его мерзких рук. Он будто не замечал меня, не видел, что я вернул ему его меховую шкуру. Бери! Ты же замерзнешь, бери! Я кричал, а он продолжал тихо выть. Я пересилил себя, поднял шкуру и сел с ним рядом, чтобы помочь надеть. Взял за руку, она оказалась очень холодной и твердой, я разглядел иней на его пальцах. В ужасе убрал кисть, посмотрел в лицо старика. Он весь был покрыт инеем. Его лицо было неподвижное, белое, он уже не плакал. Забыв об отвращении, я бросился смахивать белые крупинки с его лица, с плеч, со всего тела. Пытался растрясти его, привести в чувства. Нахлынула горечь, жалость давила в горле. Я рыдал.
        И когда стал успокаиваться, перед лицом возникла обнаженная Фрида. Она гладила меня по голове, утишала. Ее большие белые груди прижимались к моей тощей, израненной груди. Я перестал всхлипывать. Все каменное и песочное вокруг исчезло. Я был в ванной комнате Фриды. Только она и я. Фрида нежно гладила меня. Нахлынуло возбуждение. Я жадно мял ее пышные груди, а она теребила меня между ног. Я лежал в теплой воде, мне хорошо, уютно и тепло…
        Открыл глаза. В пещеру проникли лучи восходящего солнца. Я почувствовал тепло у бедер, под коленями. Странная теснота, какое -то посапывание. Дернул ногой, что -то совсем рядом заскулило и прижалось сильнее. Под рукой ощущалось что -то теплое и живое. Оно дышит!
        Осмотрелся вокруг себя. Кучи желтых комочков облепили меня! Да это же маленькие зверьки! Вскочил, как ошпаренный. Маленькие животные, особи не крупнее моего самодельного мешка, заскулили, просыпаясь. Они ныряли в оставленную мной меховую шкуру и выныривали в поисках ее теплого хозяина. Пока я спал, они пригрелись ко мне. Забавно! С чувством полного восторга я насчитал семь маленьких шерстяных зверьков. Они бегали по серому меху, прыгали друг на друга, скулили и сопели.
        Такие милые. Похоже, я убил их мать. Вот почему она раненная ползла ко мне! Она защищала детей. Как трогательно. Я разогнал зверьков ногами и сел обратно в шкуру. Нужно было подкрепиться и двигаться в путь. В пещере уже довольно светло. Утро нового дня. Раны противно ныли. Особенно противно саднило оцарапанное плечо.
        Пока перемалывал сухой паек, зверьки снова прилипли ко мне. Я не стал их разгонять. Пусть порадуются, я виноват перед ними. Едва я успел убрать свою провизию в мешок, как в пещере потемнело. В проходе застыла крупная фигура.
        Я оцепенел от ужаса. Это был большой зверь, даже крупнее вчерашнего. В зубах он держал какого -то другого зверя, серого. Похоже, шкура, от которой я пришел в восторг и присвоил себе, была от подобного животного. Все получается складно. Мать осталась охранять детенышей, отец ушел охотиться на ночь. Что -то подобное я помню из рассказов дяди Кайма о зверях юга Дэрны.
        Туша добычи с шумом рухнула на камни. Детеныши, видимо услышав и учуяв родителя, ринулись к нему.
        Зверь, переступая тушу, медленно двинулся ко мне. Его уши были прижаты. Я знаю, что это может значить. Он смотрел на меня, не обращая внимание на своих малышей.
        Без резких движений я вытащил бластер. Раздался выстрел. Запищали мелкие зверьки и разбежались по укрытиям в пещере. Возможно, вчера они также спрятались, поэтому их и не увидел. Красная кровь и куски плоти окрасили стены пещеры. Смерть зверя была быстрой. Я - воин, я - сила. Теперь с уверенностью могу пользоваться бластером. Звери, ничтожества, решившие, что сильнее меня, вы достойны только смерти.
        Я засмеялся и встал. Нужно собираться в путь.
        В пещере соорудил себе новую жилетку из серого меха, используя проволоку от старой одежды. Часть скрутил и оставил для одеяла. Вакко - мечом нарезал полосок из меховой кожи, что осталась, сплел веревку и обвязал скрутку. К обеду нужно будет снимать меховую жилетку, солнце будет греть хорошо. Поэтому я заготовил еще веревки, чтобы связать одежду и нести через плечо.
        Полностью экипированный я вышел из пещеры. Фильтр в маске уже барахлил. Дышать становилось все труднее. Ничего, перейду второю вершину и сменю его.
        Осмотревшись, направился к каньону. Тихо и спокойно, никто не летает в облаках, никто не гонится за мной. Если бы не радиация, остался бы жить в пещере и в этих горах.
        Менее чем через час вошел в каньон. Он оказался довольно широкий, каменные отвесные стены не ровные, высокие, кое -где просматривались тропки наверх. Люди? Хозяева? Или просто звери? Дорога пошла на спуск. Идти стало легче. Я всматривался в камни, по сторонам, пытаясь обнаружить следы, хоть какие -нибудь. Вскоре пришел к выводу, что места тут мало обитаемы.
        Подумал о Крине. Представил, как она упадет в мои объятия, когда спасу ее с этой мертвой планеты, заберу на свой корабль. У нее такие красивые голубые глаза, она стройная, у нее красивые ноги. Вспомнил груди Фриды, хм, у Крины должны быть великолепные груди, лучше, чем у Фриды. Я стал воином, у меня есть оружие, сумею ее защитить, она полюбит меня. И я буду владеть ею. Брать и ласкать ее груди, а она будет ласкать меня. Эти мысли возбуждали и волновали.
        Я поравнялся со второй вершиной к полудню, она была уже справа. Каньон увел меня немного стороной. Это плохо. Присел передохнуть. Воды осталась одна полулитровая бутылка. Отхлебнул совсем чуть -чуть, не спешил глотать, подержал воду во рту, чтобы насладиться. Последнюю витаминную пластину съел утром. У меня осталось три серых и столько же зеленых упаковок. Распечатал зеленую, серые вкуснее, их оставлю на потом. Путешествие по горам отнимает много сил, поэтому есть хочется постоянно, в колонии я бы не смог позволить себе так часто питаться.
        Услышал звук пролетающего корабля. Небо снова не спокойно. Пронесся он далеко. Вскоре я услышал еще шум, по крайней мере двоих. Они тоже далеко летели и, похоже, в том же направлении. Да, разлетались что -то. Раньше такого не было. Катер хозяев увидеть можно было в небе не чаще, чем раз в месяц. Да и то прилетали на площадку реактора, привозили провизию, инъекции, решали что -то с администратором колонии и улетали. Раз в три месяца прилетал грузовой челнок и забирал добытую руду. Так было всю мою жизнь, но теперь все изменилось. Как только в небе Дэрны появился корабль Зинона, хозяева перестали сидеть спокойно, а вместе с ними и я.
        Сверху, совсем близко посыпались мелкие камни. Вскочил с бластером в руке. Возможно, неосторожный зверь лазит где -то наверху. По центру каньона я открытая мишень. С тревожными мыслями поспешил дальше, теперь я старался идти ближе к одной из сторон каньона.
        Через несколько часов пути каньон стал шире. Впереди я заметил что -то круглое белое, с блестящими линиями.
        Ловушка? Очередная хижина? Приближаться не спешил, а стал красться от камня к камню, чтобы максимально оставаться незамеченным. Если вдруг там рядом кто -то будет, я замечу их первым и буду готов атаковать. Я воин, меня так просто не взять! Не обмануть!
        Я заволновался, плюс ко всему кислорода стало не хватать. Фильтр на исходе. Пришлось сменить, этот был последний.
        Подкрался к объекту совсем близко. Овальный, вытянутый предмет, в высоту не более двух с половиной метров. Камни под ним рассыпаны в мелкую крошку. Высоко падал! Подошел вплотную, обошел объект вокруг. С другой стороны был вход. Открытая полупрозрачная крышка. Заглянул вовнутрь. Кабина?! Это же спасательная капсула! От восторга и волнения меня затрясло.
        Я слышал о спасательных капсулах. Она же с крейсера! Бесцеремонно забрался в кабинку. Примерился в кресле. Почти под мои габариты. Как удобно! Подумать только, кто -то летел в ней, спасался с крейсера! Я заворожено осматривал потухшие панели, водил пальцами по внутренней обшивке капсулы.
        Крейсера гибнут, люди спасаются, в космосе настоящая битва! Где -то рядом с нашей планетой идут бои. Меня переполняли смешанные чувства. Я не хотел покидать кресло. Но вспомнив, что было, когда задержался в катере хозяев, быстро выскочил из капсулы.
        Не это ли искал пилот?! Я сел на камень и достал черную коробку, которую хозяева называли пеленгатором.
        Карта показала, что я близко. Но капсула не была той синей точкой. Нужно идти к третьей горе. Сигнал исходит оттуда.
        Вздрогнул от внезапно посетившей мысли. Где же человек, что спасся в капсуле? Еще один командир? Долго ли он продержится на Дэрне без спец снаряжения? Может, его тоже схватили хозяева?
        Побрел дальше. Дорога снова вела вверх.
        Каменная дорога выровнялась, каньон почти закончился. На пути в трехстах -четырехстах метрах впереди стоял на шасси темно -красный катер хозяев. Как только я увидел его, упал на живот и пополз к ближайшему камню. Совсем потерял бдительность! Так нельзя! Только их мне сейчас не хватало!
        Я испугался. Они будут мстить за своих сородичей. Возможно ищут меня или все же человека из капсулы? Подкрался ближе. На овальной крыше катера отчетливо виднелась широкая борозда. Катер поврежден. Скорее всего был подбит в воздухе. Трап опущен. Вокруг не было никого. Площадка, где стоял катер, хорошо просматривалась, в радиусе ста метров никаких движений не уловил. Подкрался ближе, стал прислушиваться. Тишина, они либо внутри, либо где -то рядом, так катер не оставляют. Я затаился… ждал.
        Прошло много времени. Терпение мое кончилось, и я решил прошмыгнуть мимо корабля. Обойдя его по максимально дальнему радиусу, я помчался дальше.
        Третья гора оказалась ближе, чем думал. Вскоре оказался у протяженного обрыва, который отделял меня от горы. Я достал пеленгатор и посмотрел где сигнал. Он показывал, что где -то внизу есть пещера. А в ней то, что ищу. Нужно спускаться вниз. Побрел вдоль обрыва, выискивая более или менее безопасный спуск. Вниз примерно метров десять, в некоторых местах побольше, но слишком крутой спуск, слишком рискованно.
        Вдруг раздался выстрел. Машинально упал на брюхо, да так, что черная коробка за пазухой звонко стукнулась о каменную поверхность.
        Все стихло. Затем еще выстрел и гоготание хозяев. Что -то происходило внизу, прямо подо мной. Подполз к краю. Чуть дальше по направлению моего движения, внизу за каменными валунами, спиной ко мне сидели трое креалимцев. Их винтовки были направлены в сторону пещеры, которая отчетливо врезана в желтую скалу метрах в сорока от них. Я помню, как звучат выстрелы креалимской винтовки и как стреляет зинонский бластер. Все выстрелы напоминали именно бластер.
        Хозяева загнали в ловушку командира из капсулы! Я должен спасти его! С этими мыслями, трясясь от страха и возбуждения, пополз вдоль обрыва, чтобы сократить расстояние между мной и хозяевами.
        Подполз как можно ближе. Они уже были практически подо мной! Ниже на семь -десять метров и дальше на тридцать -сорок. Стал выбирать себе цель. Все трое, как на ладони. Нужно выбрать того, кто дальше от своих товарищей, чтобы его смерть они не сразу заметили. Когда убью второго, третьего мне поможет убить командир.
        За время пока полз и выбирал позицию, выстрелов не было. Нужно дождаться очередного шума, чтобы постараться как можно быстрее атаковать. Будет менее заметно, если шум от выстрела командира приглушит мой, хотя бы частично.
        Ждал выстрела из пещеры, не отрывая глаз от прицела, сквозь который видел темно -красную спину выбранной жертвы.
        И выстрел прозвучал, когда ближайший к пещере креалимец, противно гогоча, кинул из -за своего укрытия камень в ту сторону.
        Я нажал на курок. При свете дня было видно, как на мгновение пространство впереди всколыхнулось. Моя цель испарилась вместе с камнем, за которым она пряталась. Не ожидал, что выстрел окажется таким мощным. Ближайший к нему товарищ, будто кукла отлетел в сторону подкошенный каменными осколками. Третий был дальше, он успел повернуться и увидеть меня. Я выстрелил в него первым. Красный поток попал ему в ноги, в районе колен. Из -за волнения и спешки выстрел оказался неточным. Но его тело все равно разорвало на части, от ног вообще ничего не осталось, а грудная клетка с головой и руками упала у входа в пещеру. С бьющим в виски, бешеным сердцем я перевел оружие на уцелевшего креалимца. Тот лежал неподвижно, видимо осколками его хорошо приложило! Мертв или жив? Не стал рисковать…
        Истерично усмехнулся над своими расчетами. Все получилось немного иначе, чем предполагал. От нервного напряжения дрожали руки. Я продолжал прислушиваться, лежа на твердой и холодной поверхности. Угнетающая тишина после трех моих выстрелов давила на барабанные перепонки. В ушах звенело.
        Чуть дальше увидел спуск вниз и решился, наконец, действовать по ранее намеченному плану. Оказавшись внизу, с радостными криками побежал к пещере.
        - Командир! - вырвался крик из моего сухого горла. - Командир, я уничтожил врагов! Они мертвы, все чисто! Можете…
        Через секунду мимо моей головы сантиметрах в пяти пронесся красный поток. Визжа от ужаса, отпрыгнул в сторону и упал. За секунду волосы у виска так нагрелись, что чуть было не вспыхнули. Мысль дошла не сразу: в меня выстрелили из пещеры!
        - Я за вас! - верещал отчаянно, содрав защитную маску, чтобы звучало громче. - Не стреляйте, прошу, не стреляйте!!
        Лежу на спине, меня колотит от страха, мой бластер красуется в стороне. Валяюсь на открытом, просматриваемом из пещеры месте. Пришло щемящее осознание, что я на прицеле. От следующего выстрела мне не уйти.
        - Встать! Руки подними, чтобы я видела! - раздался из темноты измученный женский голос. Я повиновался. - А теперь медленно иди ко мне! Без резких движений, ближе! Еще!
        Неспешно войдя в пещеру, увидел за каменным укрытием вытянутую руку с бластером и часть лица девушки. Солнечный свет в пещеру проникал плохо, ее едва было видно, зато оружие узрел отчетливо.
        - Они мертвы! Я не враг, - произнес испуганным голосом. Девушка не спешила выходить, она смотрела изучающим взглядом. Позади меня лежала верхняя часть тела креалимца. Она должна была увидеть останки и сделать правильные выводы. Надеюсь, не сильно ее напугал этими останками.
        - Ты раб креалимских собак, - фыркнула девушка. - Брось все свои вещи на землю и покажи, что прячешь за пазухой. Медленно!
        Послушно снял перевязь со шкурами, отбросил в сторону, мешок скинул с плеча. Вытащил из кармана вакко -меч и бросил его на мешок, чтобы не повредить от удара о камни. Затем достал черную коробку.
        - Что это?! - взвизгнула девушка, нервно тряся бластером.
        Моя душа уже готова покинуть тело от страха!
        - П -пеленгатор, - запинаясь, ответил я, протягивая его вперед.
        - Откуда…
        - Командир Громур дал! - поспешил ответить.
        - Где Громур!? - взволнованно вскрикнула девушка, все также выглядывая из -за камня.
        - Его схватили креалимцы. Перед этим он сказал найти пеленгатор, я нашел, еще он успел попросить найти по нему что -то…
        - Что -то?! - возмутилась девушка. - Меня ты должен был найти, бестолковый маленький раб!
        ГЛАВА ПЯТАЯ. МАЛЕНЬКИЙ РАБ
        Я спешил обратно в пещеру, потому что меня ждала там прекрасная девушка, командир Вальена. Именно ее искал Громур, из -за нее рисковал своей жизнью. Он был готов умереть за эти золотистые длинные вьющиеся каскадами волосы, большие, невероятно красивые голубые глаза, за эту стройную, великолепную и желанную фигуру. Как и я, позабывший о радиации и опасностях мальчишка, побежавший по ее прихоти к капсуле за провизией и какими -то вещами в боковой стенке кабины, что она в спешке там оставила.
        Она четверть часа мучила меня расспросами, прежде чем полностью показаться. Девушка не могла поверить, что это я убил, загнавших ее в угол, креалимцев.
        Когда она все -таки вышла из -за своего укрытия я оцепенел от удивления. Она была чуть ниже меня, хрупкая девочка, на вид моего возраста, только ее суровый взгляд говорил о том, что могла оказаться старше и умнее. Я не мог поверить, что три огромных, уродливых креалимца не могли пленить такую слабенькую девочку. Она бдительно держала оборону все это время! По ее движениям и жестам стало ясно, что сильно измотана.
        С восторженным интересом я рассматривал ее военную форму. Она переливалась синим цветом и хорошо подчеркивала фигурку. Это был не простой комбинезон пилота, а что -то очень сложное: ткань напоминала мелкую чешую, на локтях, плечах, коленях были маленькие, едва отличимые от чешуи синие щитки. Очень красивые блестящие высокие сапоги, на запястьях тоже были какие -то пластины и браслеты. Много всего и в то же время ничего лишнего и сковывающего движения. На поясе у нее висели вакко -меч и бластер. Это была форма настоящего командира!
        Я вбежал в пещеру с контейнером, который вытащил из внутренней боковой стенки капсулы. Вальена долго объясняла мне куда нужно нажимать, чтобы извлечь контейнер. Справился! Радость переполняла меня.
        - Больше так не делай! - ругнулась Вальена и вышла из темноты.
        Она нахмурилась, это выглядело по -особенному красиво, все же мне не следовало так врываться и пугать ее.
        - Извините командир! - еще не отдышавшись, ответил я и положил контейнер у ее ног.
        Вместо слов благодарности она присела и начала возиться с непонятным для меня предметом. Подумать только, для этой девушки я был готов на все!
        - Собери оружие креалимских собак и возвращайся, - скомандовала она.
        Помчался выполнять. Она уже конфисковала мой меч и бластер. Отчитала за то, что сильно растратил заряд. Как оказалось, случайно выставил регулятор мощности бластера почти на максимум! Заряд своего оружия она практически использовала, креалимцы с утра дразнили ее у пещеры, вынуждая стрелять по всяким мелочам. То камень кидали, то топали и орали, имитируя атаку, в общем, брали измором.
        Вальена была измотана и недовольна. Но она все равно мне нравилась. Конечно, меня огорчало, что после того, как узнала мое имя, продолжала звать рабом.
        Я нашел три винтовки и один креалимский бластер. Вывалил перед командиршей кучу всего. Она уже сидела и жадно поглощала свою еду из контейнера. Пахло очень вкусно.
        - Не ешьте все сразу, - посоветовал я.
        Она усмехнулась.
        - Маленький раб дает мне советы, - съязвила она с набитым ртом, не поднимая головы. - Я не ела уже двое ваших планетарных суток.
        - Хотя у меня тоже есть запасы, - виновато признался. - С вами поделюсь!
        Теперь она рассмеялась, затем отхлебнула воды из своей бутылки и посмотрела на меня серьезными глазами. Они были усталые, синие круги под ними ничуть не портили ее безупречной красоты. Она получила большую дозу радиации, как и я. А у меня всего одна инъекция.
        - Не стану я есть рабскую еду! - бросила она.
        - Эта еда совсем не рабская, это провизия с корабля командира Громура! - гордо заявил я.
        - Глупый маленький раб, - заключила Вальена. - Как ты сумел прикончить этих собак? Все никак не укладывается в голове…
        - До этого я убил еще двоих! - заявил в ответ, горделиво выпячивая свою впалую грудь.
        Она с удивлением посмотрела на меня, ее голубые глаза стали еще больше. Мне очень захотелось перед ней похвастать.
        - Если бы не чувствовала андройдов, маленький раб, - начала она. - Решила, что ты андройд. Кто еще знает о твоем местонахождении?
        - Никто, - сказал я, мне почему -то стало обидно от ее реакции.
        Она была не пробиваемой особой!
        - Далеко мы от твоей колонии? - озадаченно спросила девушка.
        Вместо ответа я указал на пеленгатор. Затем открыл его и показал на трехмерной карте. Она раскашлялась.
        - Вы получили большую дозу радиации, - прискорбно отметил я.
        Мне ее было искренне жаль.
        - Вакко -костюм ограждает от подобного, - ответила она, подавив кашель. - Но ненадолго, энергия почти на нуле…
        - По вам не скажешь, что вы не получили дозу…
        - Замолчи! - прикрикнула Вальена и поднялась.
        Отшатнулась назад и прислонилась спиной к стенке пещеры. Затем снова присела на корточки и, схватившись за голову, закрыла глаза. Минут пять стояла гнетущая тишина.
        Запрокинув кудрявые волосы назад, она подняла на меня свой взгляд.
        - Нам нужно сменить укрытие, есть варианты, маленький раб?
        - Да, но вы не сможете идти…
        - Смогу! - ответила она и встала с такой скоростью, будто в ней кипела энергия, и она была полна сил.
        Девушка оказалась очень упряма. Дала мне на сборы пять минут. Заставила взять все оружие креалимцев с собой. Теперь я тащил поклажу, которая весила вчетверо больше прежней. Не знаю, что мне придавало сил. Последний фильтр был на исходе.
        Она вышла из пещеры бодрая, естественно налегке. По ней не скажешь, что упала совсем недавно от слабости. Ей зачем -то понадобился креалимский катер, зря я о нем обмолвился. Хотя, все равно идти придется, минуя его.
        День близился к вечеру. Она шла впереди и перебирала пальцами что -то на запястье костюма, там была панелька управления ее формой.
        Меня охватили смешанные чувства. С одной стороны я рад, что служу командиру и такому красивому. Но ее отношение ко мне было ужасным! Я раб, причем маленький. Хотя выше ее! Я воин, убивший пятерых здоровенных креалимцев. Даже Громур был ко мне более внимателен и относился уважительнее! А эта девица совсем обнаглела. Меня ни во что не ставит, будто перед ней пустое место. Я, между прочим, спас ей жизнь!
        На пути до катера мы не разговаривали. Я был в своих мыслях, а она в своих. Девушка уверенно поднялась по трапу корабля. Последовал за ней. Хотелось по скорее присесть в мягкое кресло. Устал, мои раны ныли. Если бы рядом не было девушки, взвыл бы во весь голос.
        Она заняла кресло пилота. И начала уверенно возиться с панелью управления. Неожиданно включился дисплей перед ее креслом. Я подался вперед, чтобы сесть на второе.
        - Будь там! - резко скомандовала Вальена, выставив в сторону свою ручку.
        Скрипя зубами, послушно сел на пол, облокотился спиной о мягкую внутреннюю обшивку…
        Проснулся от пинка по сапогу. Передо мной стояла Вальена, вид у нее был строгий.
        - Вставай маленький раб! - сказала она твердо. - Нам нужно срочно идти в твое укрытие!
        Кивнул и поднялся. Мы начали выходить с корабля. Но Вальена вдруг отшатнулась назад. В ее глазах стоял ужас.
        - Поздно! Они прилетели! - вырвалось из нее. - Что ж, тем лучше!
        С этими словами она спешно вышла наружу. Я, перепуганный не на шутку, замешкался. Затем, опомнившись, последовал за ней уже с креалимской винтовкой на изготовке к стрельбе. Она весила столько, что если бы не моя поклажа за спиной, кувыркнулся бы вперед головой под такой тяжестью. Что -то предавало мне сил, я готов был броситься на защиту командирши, кто бы там не прилетел!
        Когда выскочил из катера, то замер, изумившись картиной.
        Вальена надменно стояла, держа руки на поясе. Перед ней на колене, склонив голову, находилась черная человеческая фигура, а за ней еще восемь таких же и в той же позе! Ближайший что -то тихо бормотал. До меня доносились лишь звуки его баса. Позади черной группы, метрах в пятидесяти на шасси стоял корабль. Тот самый черный корабль, похожий на птицу, что видел я в небе несколько раз. Может это был другой, не знаю. Но появлялся такой оба раза только один. Форма появившейся группы напоминала костюм Вальены, но была черного цвета и переливалась фиолетовыми линиями на изгибах.
        Я боялся подойти ближе, не понимая, что происходит.
        Вскоре все поднялись, я узрел могучих и вселяющих страх и уважение воинов. Они были прекрасны, по -настоящему красивые и сильные мужчины. Хочу быть как они.
        Черный командир остался стоять перед Вальеной, а остальные направились к кораблю. Командир был огромен, крепок, очень напоминал Громура. Это невозмутимое, строгое и бесстрашное лицо. Я проникся к нему огромным уважением.
        Дальше произошло событие, шокировавшее меня на столько, что затряслась каждая частица моего тела.
        Командирша, эта маленькая, милая девочка, которая значительно ниже черного командира, достала свой вакко -меч и отрубила ему голову. Тот даже не сопротивлялся, стоял, как истукан с невозмутимым лицом, когда она заносила меч… когда лезвие приближалась к его шее… Он достойно принял смерть. Голова глухо стукнулась о камень, обезглавленный труп рухнул следом. А невозмутимая Вальена повернулась ко мне и строго произнесла:
        - Уничтожь их корабль, маленький раб!
        К тому времени черная группа уже поднялась на борт своей «черной птицы».
        Я машинально двинулся вперед, в сознании пустота, животный ужас, охвативший внутри, заставил повиноваться. Винтовка уже была у меня в руках. Я имел представление, что креалимская винтовка может сделать с металлическим корпусом. Чтобы выдержать отдачу сел на колено, прицелился и нажал на спусковой крючок.
        Потоки из ствола вырывались один за другим. Как показалось, первые десять выстрелов не принесли никакого эффекта, обшивка поглощала их, оставаясь без изменений. Но потом увидел, что корабль начинает превращаться в решето. Через полминуты он уже полыхал. Я продолжал стрелять, будто был под гипнозом, мне доставляло удовольствие держать такую разрушительную силу. Мне нравилось уничтожать.
        - Достаточно! - услышал сквозь звуки выстрелов. - Хватит раб! Остановись!! Стой!! Достаточно!!
        Прекратил… Что со мной?! Я убил человека. Вдруг эта мысль поразила мое сознание. Я убил людей… Отбросив винтовку, заревел, как девчонка.
        Тихие рыдания рвались из меня. Я убил людей, убил, убил. Вокруг не существовало мира. Только я, полыхающие останки черного корабля и красивые мужественные лица убитых мною воинов.
        Почувствовал мягкое прикосновение. Рука Вальены опустилась мне на плечо. Я подавил эмоции на сколько это возможно. Вспомнил, что не один.
        - Тебе сколько лет? Есть хотя бы двенадцать? - вдруг мягко спросила она.
        - Мне шестнадцать, - сквозь всхлипы ответил я.
        - Планетарных лет?
        - Н -не знаю, наверное… я не знаю других лет…
        - О Великий Квазар! - отшатнулась Вальена. На секунду мне показалось, что в ее голове идет какая -то внутренняя борьба. - Хватит убиваться по тем, кого ты даже не знал, я убила их, не ты. Я отдала приказ, вставай маленький раб, у нас мало времени!
        - Они были людьми! - вырвалось из меня.
        Уловив ее строгий взгляд, послушно замолчал и встал.
        - Тысячи жизней таких, как они не стоят жизни адмирала… - начала она и вдруг осеклась. Ее голос слегка дрогнул.
        Я вопросительно посмотрел на ее прекрасное невозмутимое лицо. Она кивнула в направлении первой горы. И мы пошли дальше.
        Теперь она шла позади меня. И я не оборачивался, не хотел смотреть на нее, злился на себя, на нее, на окружающий мир. Просто слышал звуки шагов, знал, что она близко. Солнце уже село за горизонт. Первая луна показалась над нами. Я до сих пор не надел свой мех. Был голоден, но не мог есть, хотел пить, но не мог и этого. Хотел наказать себя хотя бы этим.
        Как может жизнь одного стоить больше тысячи жизней других? Да, я убивал хозяев, но это другое. Я спасал свою жизнь, защищался. А эти ведь даже не сопротивлялись. Этот умиротворенный взгляд черного командира… Он же видел, как к его шее приближается лезвие. Он мог увернуться, отойти, отбить удар этой девушки, в конце -то -концов толкнуть ее! Я понял, в чем дело! Она его загипнотизировала! Как и меня! Я не знал, что творю. Это все она! Горечь… Нет, я знал… знал, что делаю…
        Иду, шаркаю по камням. Меня колотит от холода. Вдруг осознал, что больше не слышу позади себя шагов. Обернулся, и меня охватила растерянность. Вальены нет! Вторая луна уже поднялась. Я побежал назад, сердце похолодело от тревоги. Девушку нашел быстро, ибо как сумасшедший бежал со всех ног. Она лежала неподвижно на боку, прижав к животу ноги, в двухстах метрах позади. На камнях увидел следы вышедшей из нее пищи. Ее костюм больше не блестел, энергия иссякла, а вместе с ней и защита.
        Я отбросил ее шелковые кудрявые волосы назад, оголив нежную шею. Проверил… Пульс есть. Живая! Сердце защемило от боли. Не могу ее потерять. Ни на секунду не сомневаясь, вытащил свой последний шприц с инъекцией и вколол ей в шею, единственное подходящее место, не закрытое ее костюмом. Она вздрогнула, по телу прокатилась судорога. Я снял свою маску и надел на нее, развернул меховую скрутку и одел жилет поверх костюма. Она продрогла, ей нельзя замерзать. А я еще потерплю, я сильный. Подхватив на руки хрупкое и обмякшее тело, понес ее вместе со всеми остальными пожитками и креалимским оружием за спиной.
        Пока шел, думал лишь о ней. И это придавало мне сил, и двигаться дальше, и здраво мыслить. Прокручивал в голове варианты. И пришел к выводу, что просто не понимаю, что происходит с этими людьми. Почему она тут, почему убила людей в черной форме, уничтожила их вместе с кораблем, почему не покинула с ними планету? Чего она опасается? И наконец, кто такой Друман?! Это имя в бреду она повторяла и повторяла.
        Весь путь до пещеры я проделал без остановки. Меня колотило от жгучего холода, уже была глубокая ночь. Морозный воздух обжигал легкие. Мне плохо, меня тошнило, хотелось пить. Я почти выбился из сил.
        До меня донеслось рычание зверя. Сознание охватил ужас. Из темной пещеры мне навстречу вышел большой лохматый желтый зверь. Вчера я убил двоих, легко. Сейчас меня застали врасплох. Он был уже на расстоянии прыжка. Его подрагивающая от рычания пасть была вся в крови. Но это была явно не его кровь. Он поел всех детенышей в пещере! Или трапезничал добычей, оставленной его сородичем?!
        - Ты сытый! - крикнул я. - Уйди! Прочь! Посмотри, что сделал с твоими друзьями! Смотри на красные камни! Это они, их ошметки, все что от них осталось! Одумайся и уйди прочь!
        Но зверь медленно шел на меня. Я боялся опустить на землю Вальену, она окажется перед ним, он сможет ее схватить. Если не освобожу руки, он убьет нас обоих, если повернусь и попытаюсь положить девушку в сторону, он нападет, я не успею среагировать. Что делать? Через секунду зверь прыгнул.
        Не нашел ничего лучше, чем развернуться к нему спиной, защищая Вальену от его клыков. Удар невероятной силы сбил меня с ног, позвоночник пронзила острая боль, будто он сейчас переломится. Я повалился на девушку, закрывая ее своим телом. Мы встретились с ней глазами. Не знаю, когда она очнулась. Но ее взгляд был четким, полным смятения и ужаса. Она оцепенела.
        Ее глаза были прекрасны. Они не должны видеть страха мужчины, от которого сейчас зависит ее жизнь!
        Не пойму, как это вышло, но я ухмыльнулся ей в ответ! Злобно оскалился, как умею делать, после лучшего удара беспризорника, который для меня оказался настолько слабым, что я и не упал, и даже не отступил на шаг, как ожидал мой противник. Мою спину защитили три Креалимские винтовки, которые там болтались. Меня вдруг рвануло назад. Зверь начал трепать мое тело, схватив за винтовку. Все мои пожитки разлетелись по сторонам, ремни и веревки разорвались. Меня трепало как куклу это могучее животное. Я потерял ориентацию, постоянно ударяясь о камни. Зверь неожиданно остановился. Вероятно, понял, что схватил не за то место, которое можно прокусить и нанести ущерб. Он не чувствовал на языке крови. А хотел разорвать меня.
        Перевернулся на спину. Огромная пасть зверя склонилась надо мной. Меня охватила ярость.
        - Ничтожество! - взревел я и саданул кулаком по его нижней челюсти.
        Затем еще и еще. Зверь взвизгнул и замотал головой. Воспользовавшись заминкой, я нырнул под него и, цепляясь за шерсть, забрался по могучему боку на звериную спину. Такой прыти и цепкости сам от себя не ожидал. Он попытался сбросить меня, мотнув мощными плечами, я обхватил его шею. Его мерзкая вытянутая морда повернулась и попыталась схватить, клацая челюстью.
        Сцепил вместе пальцы. Длины моих рук едва хватало, чтобы заключить в объятия его мощную, вибрирующую от рычания шею. Он повалился на бок, чтобы скинуть меня, затем начал кувыркаться, надавил всей своей массивной тушей. Я взревел от боли и ярости. Надавил что есть силы на горло, использовав последнюю отчаянную попытку. Что -то хрустнуло под моей хваткой. Тело зверя обмякло. Я не отпускал еще минуту, силы были, а второго шанса может и не представиться, если зверь все же притворился.
        Когда прислушался, понял, что его сердце уже не бьется, и только тогда отпустил. Кряхтя и фыркая, вылез из -под шерстяной туши. Все тело горело, мне было жарко. Когда поднял голову, то увидел стоящую надо мной Вальену. В ее руке был бластер. Но она опоздала. Слава досталась мне! На ней уже не было моей маски, видимо она сорвала ее. Я не мог прочесть этот взгляд. Будто такой дикий и ошалелый. Улыбнулся ей виноватой улыбкой, прищурившись. Рад, что ей лучше, и моя инъекция подействовала.
        - Ты прикасался ко мне! - вдруг заявила она и нацелила на меня оружие.
        Я оцепенел. Не мог поверить тому, что происходит! За что?! Я спас ее, почему все происходит именно так?!
        К горлу подкатил ком. Лежу у ее ног, с глаз катятся слезы сами собой. Нет, я не боялся за свою жизнь. Мне стало обидно, что отдал ей все, а она хочет убить меня.
        Ее рука дрогнула вместе с моим трепещущим сердцем. Девушка резко развернулась, пряча свое лицо. Что с ней не так?! Что с ней происходит?!
        Я сел, облокотившись на теплую тушу. Она все еще стояла спиной.
        - Простите меня, - пролепетал я. - Я испугался, что вы умрете, нес вас, не касаясь, через костюм! - самое нелепое оправдание. Замолчал, чтобы не болтать чепуху дальше.
        - Ты трогал мою шею! - заявила она и повернулась, ее глаза сверкали от гнева. - Как ты посмел, раб! Трогать мою шею!!
        - А ну не ори на меня! - заявил вдруг я, сам от себя такого не ожидал.
        Выходит, и я взбесился не на шутку. Она остолбенела, захлопала глазами от испуга и неожиданности. Я беспризорник и тоже могу быть злым и орать во всю глотку.
        Замешательство на ее лице было видно невооруженным глазом.
        - Я спас тебя! - продолжил на повышенных тонах, совершенно не обращая внимания на смотрящий в меня бластер. - Я отдал тебе свою защитную маску, отдал свою последнюю инъекцию! Отдал свой мех! Нес тебя на руках четыре часа, ни разу не остановившись на отдых! Защитил от зверя, подставив свою спину! И…и я не раб! Я Сирус! Сирус! Поняла?! Не твой раб, которого можно убить и сказать, что моя жизнь ничего не стоит! Я живой! Тебе ясно?!..
        Перевел дыхание и продолжил более тихо:
        - Стреляй. Я уже получил дозу радиации, превышающую все пределы. Я уже мертв, день, два, неделя… если не прикончишь ты или кто -то еще, убьет Дэрна.
        Запнулся. Она стояла невозмутимо, ее не пробиваемый взгляд злил еще больше. Вдохнул побольше воздуха, собираясь вывалить все то, что грызет, что случилось из -за нее:
        - Меня ненавидят все колонисты, с которыми жил, меня не пускают на порог, я бездомный, меня хотела изнасиловать тетя Фрида, которую считал своей матерью, потому что она была добра ко мне, хозяева ищут меня, потому что спас пилота Громура, мое жилище на помойке со всеми пожитками сожгли. Я собирал фильтры, чтобы пройти радиацию и сбежать на юг. У меня была мечта! Мечта увидеть зеленые деревья и море! Я ненавижу эту чертову планету! И меня ненавидят все, даже ты.
        После этих слов, я встал и направился в пещеру. Судя потому, что это был дом зверей, радиации там должно быть меньше чем тут. Звери тоже живые. Меня колотило от гнева, боли и холода. Все старые раны заныли. Я забился в угол пещеры, ударил озноб.
        В мыслях сказал себе - не раскисай, тряпка! Через время нашел силы подняться. Потому что Вальена не зашла в пещеру. Странно. Меня охватила тревога. Совсем недавно ненавидел ее, а теперь снова беспокоюсь. Когда выбежал наружу, не поверил глазам: командирша собирала свои и мои вещи. Ее шатало.
        Поспешил ей на помощь. Стараясь не подавать виду, что между нами была ссора. Но она прятала от меня свой взгляд. Она была виновата, я знал, но гордость ей не позволяла показать это. На ней все еще была моя шкура. Забавно, маской она побрезговала, а шкурой нет. Совсем ведь не дурочка.
        Мы, молча, собрали все и зашли в пещеру. На пути у разодранного трупа серого животного, что притащил вчерашний зверь, копошились детеныши.
        Вальена испугалась и обошла стороной. А я демонстративно погладил одного из зверьков, приговаривая «мои хорошие». Они поскуливали, попискивали и пытались рычать. Интересно, расстроит ли меня, если утром сюда наведается еще один лохматый здоровяк? Звучно усмехнулся. Девушка уже зарылась в дальнюю часть пещеры и, скорее всего, спала.
        Она не продержится больше суток, пришла эта горькая мысль. По ее состоянию видно, что хваленый костюм плохо защищал от радиации. Утолив жажду и голод, я лег недалеко от девушки и укрылся меховым одеялом. Я смотрел на нее, постепенно сдаваясь во власть сна. В полумраке не плохо вырисовывался ее сидячий профиль. Наблюдал за ее дыханием, как приподнимается и опускается грудь в меховой шкуре. Она дышит, значит жива. Я не могу позволить ей умереть. Она плохая, злая, надменная, упрямо называет меня маленьким рабом, хотя сама мелкая! Но хочу заботиться о ней, пока есть силы, пока живу. Обо мне мало кто заботился, знаю, что такое, когда ты никому не нужен, когда все хотят твоей смерти. А я живу наперекор им всем. Даже назло радиации и зубастым зверям, да что скромничаю - назло самой Дэрне!
        ГЛАВА ШЕСТАЯ. ЛЮДИ И НЕЛЮДИ
        Что -то дернулось на моем плече. Распахнул глаза. Вальена лежала, прижавшись ко мне. Она дышала, и это самое важное для меня. По бокам спали пушистые детеныши. Забавно будет, когда командирша проснется в таком окружении. Улыбнулся… почему я сейчас счастлив? Вроде все хуже некуда. Но тепло и радость поселились в моей душе!
        Потянулся за водой. Ее осталось немного. У Вальены тоже на пару глотков, она хлебала всю дорогу неэкономно. Сделал два глотка, пусть ей останется побольше.
        Шорох упаковки разбудил девушку. Она открыла свои большие голубые глаза. В них было недоумение. По ним понял, что ночью она пришла в мои объятия непроизвольно, ненамеренно. Фыркая и тихо причитая, она оттолкнулась. Мне показалось, что ее волновало больше мое присутствие, чем детенышей у ее ног. Круги под ее глазами из синих превратились в фиолетовые. Ей срочно нужна была инъекция. Она попыталась встать, но не смогла. Подал ей воду и остатки ее еды. Воду она попила, от еды отказалась. Плохой признак. Она не могла или не хотела говорить, только недовольно мычала.
        - Пойду в колонию, - заявил я. - Тебе нужна инъекция, попытаюсь достать. В пещере радиации меньше, чем снаружи, оставайся тут. Если придет зверь, стреляй. А детеныши тебя не тронут, не бойся.
        Она слегка кивнула. Ее глаза выражали простую женскую слабость и беспомощность. Я взял часть запасов, они могут понадобиться для обмена и направился к выходу.
        - Удачи Сирус, - услышал тихий хриплый голос Вальены. Я не ответил и не обернулся. Солнце больно ударило в глаза. Голова слегка кружилась. К вечеру должен вернуться. Если буду бежать, то успею.
        И я побежал. Под гору было легче.
        Мчался гордо, высоко подпрыгивая. За моей спиной Она. Ждет, рассчитывает на мою помощь. А я бесстрашен и неосторожен. Из оружия взял только вакко -меч. Заряд бластера Вальены был на исходе, поэтому свой оставил ей. Против колонистов меча будет вполне достаточно, если вдруг меня заходят схватить.
        Сумка за спиной отбила мне все бока. И вот, я достиг хижины старика. Она и была моим ориентиром.
        Настроение упало. Чувствовал вину перед ним. Интересно где он? Я направился к хижине. Дверь все еще была сорвана и валялась на прежнем месте. Сердце защемило. Заглянул вовнутрь. Старик лежал на боку, свернувшись калачиком, он был неподвижен. Я подполз к нему, в моих глазах стояли слезы, ком подступал к горлу. Даже запах внутри хижины теперь не казался мне таким противным. Старик был мертв. Он замерз.
        Вдруг кто -то дернул меня за ногу и вытащил из хижины. Извиваясь, я повернулся. Это были колонисты, экипированные и в масках. Среди них я увидел Рорика. Это был самый страшный человек колонии, глава второй шахты. Сорокалетний жестокий садист. Только ему спускали убийства хозяева. Однажды он забил дубиной до смерти пацана лет десяти, за то, что тот стащил пластину. Он когда -то и мне грозил, что если попадусь ему на глаза, то он спустит с меня шкуру. Он был очень сильный и страшный, я боялся его.
        Меня начали пинать ногами, попадая и тревожа старые раны.
        - Вот мы и нашли тебя мелкий ублюдок! - слышал я радостные голоса.
        - Эта мразь убила отшельника!
        - Мелкая мразь!
        - Мелкий ублюдок, как ты задушил мужа Фриды?
        - Тебе понравилось?
        Я кричал, что не виноват, а они смеялись и продолжали бить ногами. По больным ребрам, исцарапанным плечам, голове, в живот. Я выл от боли.
        - Хватит! На площадь его! - скомандовал Рорик. - Он убил креалимских воинов, двух наших хозяев. Его смерть должна быть показательной и мучительной! Мы должны просить милость хозяев, ублюдка мы покараем сами!
        Колонисты радостно ревели. Мне связали руки за спиной и погнали в колонию.
        В колонии творились беспорядки и суматоха. Что -то изменилось на планете. Сейчас меня это меньше всего волновало. Я трясся от страха. Меня вели на веревке, толпа вокруг плевала в мое лицо. Опустил глаза, чтобы не впитывать их ярость. Один уже порядком заплыл, чей -то сапог удачно попал. Может меня пугают? Побьют и отпустят? Может все обойдется? Что -то больно ударило меня по голове, едва устоял. Это были камни. В меня кидали беспризорники. Второй удар снова пришелся по голове, и я упал. Меня потащили по песку, затем по твердой дороге. Локти содрал в кровь. И уже не чувствовал их. С головы, по волосам текла липкая кровь.
        Приволокли на платформу у реактора. Увидел два столба, вероятно приготовленные именно для меня. Привязали к ним, широко разведя руки и ноги. Впервые решился посмотреть на толпу. Все недовольно галдели и осыпали меня проклятиями. Рорик поднял руку. Все замолчали.
        - Эта мелкая тварь, мелкий черный ублюдок, вылезший когда -то из дерьма, непонятно какого происхождения, - начал торжественную речь Рорик. Я выл и трясся от страха, все тело ныло от боли. А мужчина продолжал:
        - Которого мы приютили, дали пищу и работу, которого вырастили и пригрели, совершил зло! Убил мужа Фриды, что к нему относилась как мать, убил моего деда, отшельника Мирока. Ты слышишь, мелкая тварь? - Он повернулся ко мне, в его черных глазах столько ненависти, я не в силах был смотреть на него.
        - Мы должны были его забрать сегодня! Нам разрешили хозяева вернуть его в колонию! - продолжал Рорик. - А ты мразь убил его!
        - Нет! Нет! Я не… - пытался оправдаться я.
        - Ты не признаешь своей вины?!
        - Нет! - рвался крик из моего горла.
        - Раздеть его! - скомандовал Рорик.
        Ко мне подошли два здоровых колониста и начали ножами разрезать одежду, совершенно не переживая, что заденут и тело.
        - Не нужно! Пожалуйста, не нужно! - кричал я, заливаясь слезами.
        Под одобрительный рев толпы с меня содрали комбинезон, сорвали трусы. Я был абсолютно голый. Беспомощный, голый маленький раб.
        Толпа начала смеяться. Один из колонистов демонстрировал мои грязные трусы.
        - Грязный мелкий ублюдок! - смеялся тот с моими разорванными трусами. - Он кончает в трусы! Ха -ха -ха!
        От стыда и унижения я был готов умереть. Увидел среди людей Фриду, ее глаза сияли. Да когда мне снилась Фрида, испытал что -то особенное… Моей единственной женщиной, которую хоть как -то познал, была жестокая и похотливая Фрида. Я увидел среди колонистов и Крину, она заливалась смехом, попеременно кривя лицо от вида моего грязного белья.
        Я унижен и раздавлен. Через секунду вскрикнул от жгучей боли. Что -то хлестнуло по спине. Обожгло так, что боль взбудоражила сознание, второго удара не выдержу. Я орал как резаный.
        После второго удара сорвал свое горло. После третьего помутился рассудок. Бить перестали. Рорик вышел из -за моей спины с кнутом в руках.
        - Ты признаешь свою вину мелкий ублюдок? - обратился ко мне он, демонстрируя кнут.
        - Я не убивал мужа Фриды! Я не хотел смерти отшельнику Мирону, - оправдывался хриплым голосом в ответ.
        Рорик нахмурился и резким движением хлестнул меня спереди. Удар пришелся на грудь и шею. Я завыл. Боль невыносимая.
        - Да! - вырвалось из меня. - Да! Только не бейте, прошу, больше не бейте!
        Толпа засмеялась. Мне было уже на них плевать. На Крину и остальных. Я просто хотел, что бы это все прекратилось.
        Трое колонистов отвязали меня, завязали на ноге веревку, перебросили через перекладину и с силой дернули. Я взлетел вверх и повис вниз головой за одну ногу. В голову давила кровь, меня затошнило, тело забилось в судорогах. Но рвать было нечем, выходила лишь желчь.
        Увидел перед собой ноги Фриды. Она стояла с кнутом.
        - Не бейте меня тетя Фрида, - взмолился хриплым голосом. - Пожалуйста, не бейте, прошу! - зарыдал я.
        Но она лишь засмеялась и отступила на несколько шагов.
        Первый удар пришелся по внутренней стороне бедра, кнут обвил мою ногу. Боль поразила с новой силой. Я извивался под ударами, все мое тело горело, по груди, шее уже стекала кровь, с кончика носа она тоже капала. Фрида быстро устала и передала орудие пытки какому -то другому нетерпеливому колонисту.
        Кажется, трое еще брали в руки кнут. Потом меня оставили в покое на некоторое время. Я уже не слышал толпу и почти не чувствовал боли. Даже не понимал вишу еще вниз головой или уже просто лежу.
        Все сомнения развеялись, когда меня окатили водой. Я все еще висел. Уже был вечер. Толпа разошлась. Но остались мальчишки. Беспризорники облепили меня. Начали бить руками в живот, а затем колотили и по всему телу.
        - Ну что Сирус? Хорошо тебе? - узнал я голос Бумки.
        Все воспринималось уже иначе. Слышал их плохо, голова гудела. Мир изменился, он был за кровавой пеленой… Вспомнил старика, его взгляд. Наверное, мой сейчас такой же. Я искренне жалею о том, что сделал, и понимаю, что виноват в его смерти. Меня покарали, я унижен перед Криной, раздавлен, обсмеян. Хотел снова зарыдать, но в моем организме уже не осталось жидкости для слез.
        Помню, что меня куда -то волокли и заперли в каком -то темном холодном помещении. Тело вопило от боли, мне было больно лежать в любом положении, но сил не было даже пошевелиться. Провалился во мрак, желая больше не просыпаться…
        Очнулся на свалке. Было утро. Не видел лиц людей. Посмотрел на солнце, его еще сумел рассмотреть сквозь фиолетовые и красные круги.
        - Эта мразь еще стоит на ногах! - услышал я сквозь заложенные уши.
        Меня сбили с ног. Вокруг смеялись. Я снова поднялся. Опять ударили, теперь уже так, что отлетел и ударился о что -то твердое. Израненное тело горело и щипало, боль была дикая, словно с меня содрали кожу.
        Не знаю, что заставило меня снова подняться.
        - Отпустите меня! - заорал я. - Отпустите!
        - Он хочет свободы! - услышал я издевательский голос Рорика. - Дадим ему свободу? Мальчик достаточно настрадался? Он достаточно наказан? Мы же не звери какие?
        - Да! Пусть валит!
        - Иди пацан! - прыснул Рорик.
        Я сделал несколько шагов и был снова сбит с ног. Меня начали пинать. Затем облили водой, чтобы пришел в себя.
        - Отпустите меня, - хрипел я и на изумление толпы снова поднялся.
        - Иди! - скомандовал Рорик. - За купол! Давай, давай!
        - Дайте мне инъекцию! - затребовал я, удивляясь собственной наглости, в таком положении требовать что -то было глупо.
        Но вместо ударов мне кто -то вложил в руку шприц. Я крепко сжал его. Мне нужно дойти до Вальены и дать ей инъекцию. Мне нужно…
        Меня довели до края купола. И я побрел в сторону гор, видел их, словно сквозь мутное, грязное стекло. Забыл обо всех и шел только вперед. У меня не работало колено, левая нога не сгибалась. Я не чувствовал стоп, один глаз заплыл так, что им уже не видел ничего.
        Не знаю, сколько прошел так. Меня кто -то остановил. И начал отнимать шприц. Я взревел в бешенстве стал махать почти обессилевшими руками.
        - Это я! - в заложенные уши ворвался знакомый голос. - Манс я! Манс! Они ушли! Я укрою тебя, пошли со мной! Выкинь это! Он использован, в нем нет ничего.
        После этих слов я зарыдал от отчаяния. Отдернул руку, оттолкнул Манса. Сумел различить лишь его расплывчатый силуэт.
        - Мне нужна инъекция Манс, - проговорил я не своим голосом, мой рот распух так, что языку было тесно. Он итак месил во рту кровь и осколки зубов.
        - Возьми эту, она целая, у Кайма украл! Не двигайся, вколю тебе!
        - Нет! - завизжал я, предотвращая самую главную ошибку в своей жизни. - Просто дай! Друг, дай просто и все, - прозвучала моя мольба.
        Он, молча, вложил шприц мне в руку.
        - Ты умрешь, пошли со мной! - плакал Манс.
        - Ты мне друг Манс, спасибо тебе. Ты помнишь, что сказал пилот?
        - Человек помог человеку, потому что он человек, - проговорил сквозь слезы Манс.
        - Помоги мне Манс, - проговорил я тихо и насколько смог спокойно. - Покажи, где горы, сам уже не вижу, покажи в какую сторону мне идти…
        - Как ты стоишь на ногах после всего того, что с тобой сделали?! - истерил Манс. - Ненавижу этих ублюдков! Квазар покарает их! Ты не убивал и не хотел убивать, я верю тебе, друг!
        - Горы! Горы! - взревел я.
        Манс показал мне куда идти. Я оставил позади рыдающего друга. Он боялся идти со мной, судя по голосу у него не было маски, он все равно смелый, раз вышел за купол без снаряжения. Я был горд, что у меня такой друг, и рад, что Манс выжил без меня.
        Я шел…
        Ковылял, с силой вбирая отравленный воздух. Наконец показались снежные вершины. Манс не обманул, я иду правильно.
        В глазах стояла умирающая Вальена, она смотрела на меня своими печальными красивыми голубыми глазами, но улыбалась мне. Я шел, падал, вставал и снова шел. Мое плечо не чувствовало, боль прошла, но ее золотистые волосы и приятную тяжесть головы я ощущал на своем плече, будто она сейчас находится со мной рядом. Беспомощная, красивая, благодарная мне. Она ждет меня. Я иду к тебе, я не остановлюсь пока не дойду!
        Ноги утопают в вязком песке, идти все труднее. Дышу ртом, жадно глотая радиоактивный воздух. Мне нравится его вкус, это вкус свободы, хоть какой -то, но свободы… Смерть ведь это тоже самая настоящая свобода.
        Я шел…
        - Не стреляйте! Это Сирус! - донесся чей -то басистый голос.
        - О Великий Квазар, что эти дикари сделали с пацаном?!
        - Прикройте его наготу, - сказал снова басистый голос. - Принцесса не должна видеть это…
        - Она совсем плоха командир Громур! - кричал кто -то. - Ей не до ваших рабов, медиков ждать долго, боюсь не успеем!
        Отбросил одеяло, которое ко мне прислонили, оттолкнул какого -то солдата и поднял руку со шприцом вверх.
        - Командир Громур! - крикнул я охрипшим голосом что было сил. - Я принес инъекцию! Возьмите инъекцию! Пожалуйста, возьмите ее!
        У меня из рук выхватили шприц и снова прислонили одеяло. Кожа горела, ткань, будто тысячи острых когтей, доставляла мне дополнительную боль и страдания. В очередной раз попытался скинуть одеяло. Меня прижали чьи -то сильные руки.
        - Не бойся Сирус, я Громур, помнишь меня? Я позабочусь о тебе пацан, ты поправишься…
        - Они сказали, что я вылез из дерьма, непонятного происхождения, меня ненавидят за цвет кожи, вы тоже будете ненавидеть меня…
        - Ты Вариец, Сирус! - прервал Громур, не выпуская меня из своих рук. - Гордись своим происхождением!
        - Вариец?
        - Скоро ты узнаешь, кто такие Варийцы, твои сородичи, - усмехнулся Громур.
        Моих губ коснулась бутылка, я начал жадно пить воду. Язык сперва почувствовал соль от крови, затем стало сладко.
        - Как Вальена? - вдруг спросил я.
        Меня это сейчас больше всего беспокоило.
        - Принцесса Вальена -зэр поправляется, - ответил Громур. - Твоя инъекция спасла жизнь дочери императора.
        Дочь императора? Принцесса?! Я был раздавлен. Я раб. Она любит какого -то там Друмана. А я всего лишь раб…
        - Она очнулась! - донесся торжествующий голос.
        - Принцесса! Принцесса!
        Громур, не выпуская меня из рук опустился на колени. Одним глазом я сумел рассмотреть силуэты десятков солдат, что склонились перед стоящей принцессой.
        Шатаясь, она подошла к нам, на ней уже не было моей меховой жилетки. Я затрясся от ужаса и стыда. Разум прояснился. Я в таком виде перед принцессой!
        - Противник полностью уничтожен принцесса, - начал свой доклад Громур. - Система наша…
        - Сколько колоний на планете? - спросила измученным, но строгим голосом Вальена.
        - Три…
        - Колонию, из которой пришел этот маленький раб сжечь вместе со всеми колонистами, никого не щадить! - произнесла она твердым непоколебимым голосом. В моей душе что -то оборвалось, с глаз полились слезы. - Две другие уничтожить, мужчин обратить в солдат, детей и женщин в рабство.
        - Будет исполнено принцесса! - отчеканил Громур.
        Его голос даже не дрогнул. Когда меня выпустили из рук, я упал на землю и зарыдал во весь свой хриплый голос. Они мучили меня, издевались, но я не хотел их смерти. Там был дядя Кайм, там был мой друг Манс. Они не заслужили смерть…
        Рыдал, умолял не трогать колонистов, но никому не было дела до моих чувств и моих просьб. Я всего лишь маленький раб.
        Я покинул планету Дэрна в этот же день.
        ГЛАВА СЕДЬМАЯ. ВАРИЙЦЫ
        - Ты делаешь успехи, Сирус! - смеялся Громур. Мы тренировались на вакко -мечах в специальном зале. Это оружие не позволено иметь простым солдатам и пилотам армады Зинона. Но мы все же тренировались. Командир Громур не раз говорил, что я стану великим командиром. Когда дорасту до его звания и хотя бы уровня плеч, смогу иметь собственный вакко -меч. Сейчас я командир пятого класса, обязанностей у меня практически нет, а само звание формально, но я упорно учусь военному делу.
        Во флоте я уже полгода по Зинонскому времяисчислению, по исчислению Дэрны почти десять месяцев. Наконец, я увидел настоящий космический флот! Пусть это и было через обзорные дисплеи и иллюминаторы. Но я впечатлен! Огромные корабли, которые вмещают в себя сотни и тысячи таких корабликов, как катер Креалимцев или разведчик Громура. Десятки тысяч солдат, роботов, пилотов - это целая армия, к которой теперь принадлежу и я, бывший раб с колонии «Дэрна три».
        Громур мне как отец. Он строгий, но добрый и справедливый. Искренне люблю его, готов за него жизнь отдать. Он тоже любит меня, как сына. Поначалу настороженно относился к его доброте. После всего, что было в колонии, мне стало сложно доверять людям. Но вскоре мое сердце растаяло, перестал сомневаться в искренности его намерений. При других он был моим строгим командиром, когда мы были вдвоем, он позволял мне много вольностей, я даже мог называть его просто Громуром.
        После Дэрны я восстанавливался долго. Оказалось, что у меня было сломано три ребра, и в организме была смертельная доза радиации, но все обошлось. Меня выходили, обо мне заботились, я спал на мягкой кровати и регулярно питался. Всегда в тепле и сытый, наслаждался чистым воздухом и заботой окружающих меня медиков. Пусть они были роботы и андройды. Забавно, эти нелюди заботились обо мне лучше любых людей. Конечно, я не беру в расчет командира Громура. Если бы не он, страшно подумать, чтобы со мной стало…
        Через два дня я отправлюсь на планету Аштана системы Гало. Наш флот сейчас недалеко от этой системы. На планете живут мои сородичи - варийцы. Очень рад, что скоро увижу свою родную планету. Говорят, там есть леса, реки и озера, а еще море!
        - По окончанию обучения ты получишь звание командира третьего класса, - говорил мне Громур, мы вышли из тренировочного зала. - Это уже настоящее звание, у тебя будут настоящие обязанности.
        - Командир Громур, а где будете вы, пока буду учиться? - спросил я.
        Я часто засыпал Громура глупыми вопросами, он привык к этому. Я был очень любопытный. Он только улыбался и старался отвечать на все, кроме вопросов о принцессе Вальене. Стоило мне упомянуть ее, он становился хмурым и строгим. Любые вопросы о императорской семье были под запретом. Я смирился. После Дэрны больше не видел принцессу и ничего не слышал о ней. Скорее всего она забыла обо мне. Вальена ведь из династии Зэров, правителей империи Зинон. А я - мальчишка с планеты Дэрна.
        - Не забывай, что я командир флагмана и буду на своем месте, с флотом. А ты, Сирус останешься на планете Аштана. Школа Ортар тебя многому научит. Но не переживай, постараюсь тебя навещать. Сейчас война с Креалимом разыгралась с новой силой. Не известно, куда нас пошлет командование Зинона и в какой огонь бросит. Но я буду помнить о тебе и интересоваться твоими успехами. Не подведи меня, пацан!
        - Не подведу командир! - задорно крикнул в ответ, расправив плечи.
        Громур рассмеялся и потрепал меня по лохматой голове. Я был счастлив.
        Планета Аштана, родная планета варийцев была завоевана Зиноном пару десятков лет назад. Сейчас там колонии Зинона, где готовят солдат и рабов. Я не сильно огорчился, что мой родной мир под властью Зинона. Для меня родным стал Зинон.
        Все города варийцев были разрушены еще во время вторжения захватчиков. Сейчас на планете лишь зинонские колонии. Войн на Аштане уже давно нет. Однако, в южной части планеты, которая вся покрыта лесами, все еще было активное сопротивление местного населения. Но копия, луки, мечи и древние мушкеты против вакко -мечей и бластеров выглядели смешно. Дикие племена варийцев просто прятались, в этом и выражалось их сопротивление. Конечно, их активно отлавливали, варийцы очень ценились, особенно женщины.
        Наша раса особенная. Мы люди, но средняя продолжительность жизни Варийца в трое превышает продолжительность жизни обычных подданных Зинона. Мы значительно сильнее. Наши кости плотнее, мышцы более структурированы, организм на много выносливее, раны заживают быстрее. Вот почему я бил всех мальчишек на Дэрне, почему я выжил после стольких издевательств. Я вариец, принадлежу сильнейшей расе в галактике Эрар!
        Филиал школы Ортар размещался на территории одной из колоний планеты. Как мне вкратце объяснил командир Громур, это специальная программа обучения, созданная именно для моей расы. Мне обязательно нужно ее пройти, чтобы продолжить службу во флоте. Я настроился решительно.
        Полетом на разведчике я наслаждался. На крейсере особо не побегаешь. У меня вообще сложилось впечатление, что командир Громур меня прятал ото всех, туда нельзя, сюда нельзя. А тут на маленьком кораблике я излазил все отсеки. Две каюты, рубку пилота и даже в грузовой отсек сунул нос. Командир весело смеялся с кресла пилота, он слышал, как шуршу туда -сюда, как гудят открывающиеся двери.
        Мне, наконец, выдали вакко -костюм. Такой же, как у командира и какой был на принцессе, только зеленый и без знаков отличия. Хотя привык к комбинезону пилота, он мне показался удобнее. Как объяснил Громур, долго костюм носить не придется, школа Ортар дает свою форму. А костюм выдал мне потому, что перед отправкой в колонию командир решил залететь еще в одно место. Там без защитного костюма опасно.
        Место это - лес.
        Командир Громур молчал до последнего. Интрига удалась, я визжал, как девчонка от восторга, когда на дисплее показались кроны зеленых деревьев.
        - Да стой ты, пацан! - крикнул мне в след командир.
        Я уже не слышал, что он дальше кричал, выбежал из корабля, в один прыжок преодолев трап. Планетарное притяжение Аштаны оказалось слабее, минимум на треть, я двигался очень легко. Аштана чуть ли не вдвое меньше Дэрны.
        Голова закружилась от насыщенного кислорода. Я обезумел он сладких запахов. Эти зеленые деревья, кусты, трава. Смех сам вырывался из меня. Трава доходила до колен, чуть дальше были кустарники с красными цветами. Вокруг жужжали насекомые. Добежал до дерева, прикоснулся к стволу. Понюхал его. Этот запах сводил с ума! Изучал все, что было вокруг меня. Моя рассеянность возросла от обилия оттенков зеленого. Я сел на корточки и сорвал пучок травы, понюхал ее. Такие невероятные запахи.
        Голова совсем закружилась, рухнул на спину. Посмотрел вверх. Сквозь густые кроны, просачивались солнечные лучи. Как тепло и хорошо. Уютно среди травы и всей этой зелени. Звуки животных разносились вокруг и вплетались в общую гармонию этого прекрасного мира.
        Надо мной навис рассерженный командир.
        - Ну и как это понимать, Сирус? - сказал строго Громур. Я лежал раскинув ноги и руки, в обеих кулаках по пучку зеленой травы. Даже строгий наставник не мог сейчас испортить мое настроение.
        Улыбнулся ему счастливой, немного виноватой улыбкой.
        - Станешь командиром, буду с тебя три шкуры драть! - продолжал воспитывать меня Громур. Я -то знал, что он добрый! И меня не обидит.
        - Командир Громур, спасибо вам, - пролепетал я. Тот подал мне руку и рывком поднял на ноги.
        - Это опасный лес, Сирус, - сказал уже более спокойно он. - Дикие территории, ты не рос тут, ты не знаешь опасностей природы. Больше не игнорируй меня, больше не беги сломя голову, пропуская мимо ушей мои команды. Ты понял?!
        - Понял командир, - сказал виновато. Спесь, как рукой сняло. Командир прав. Пора забыть свои беспризорные повадки, я будущий командир.
        - Ладно, иди, погуляй тут, - вздохнул Громур, хлопнув меня по плечу. - Только далеко не отходи, насекомых не трогай, в норы не лезь. Потеряешься включи навигацию. Тебе пол часа на все!
        - Понял командир! - крикнул радостно я, развернулся и помчался в гущу.
        - Сирус! - крикнул в след Громур, я остановился и обернулся. Он строго погрозил мне пальцем. - Сдерут же с тебя три шкуры еще до меня, в Ортаре!
        Пожал плечами, улыбнулся ему, кивнув, развернулся и пошел дальше. Спокойно, не торопясь, осторожно, рассматривая деревья. Пройдя метров двадцать, убедившись, что Громур уже не видит меня за густой растительностью, снова помчался со всех ног. Хотелось бежать, давно не бегал, жаждал дышать и задыхаться от усталости, глотать вкусный воздух, напрягать мышцы ног, врезаться в траву. Чувствовать, как листья хлещут меня по ладоням.
        Несся, как ошалелый. Впереди показался просвет. Очутившись у воды, чуть ли не упал в нее. Это было озеро или пруд. Прямо виднелся небольшой обрыв, слева и справа - зеленые берега, переходящие в белый песок. Я такого песка никогда не видел! На Дэрне песок желтый. А тут белый? Разве такой бывает?!
        Прямо на том берегу отвесная каменная скала, обросшая зеленью и лианами с синими цветами. Сверху стекают ручейки воды. Шум падающих потоков завораживал. До того берега не более ста метров. Пруд не большой, прозрачный. Песчаное дно видно метров на сорок вперед!
        Подумать только! Пруд посреди леса! Командир Громур специально выбрал место посадки рядом с водой. Он знал! Он исполнил мою давнюю мечту увидеть лес и водоемы! Счастье переполняло меня. Обошел обрыв стороной и спустился к бережку. Во что бы то ни стало я должен коснуться воды!
        Опустил руку и почувствовал прохладную воду. Солнце играло по поверхности, сейчас дно уже не так видно, как сверху. В воде отражались голубые облака. Голубые! Не серые, настоящие голубые облака! Весело засмеялся.
        Всплеск воды с той стороны берега насторожил меня, будто в воду упало, что -то большое. Отшатнулся, вспомнив слова Громура, предупреждающего об опасностях леса. В воде явно мог кто -то жить, кто -то хищный.
        Настороженно стал всматриваться в воду. Под каменной скалой вдруг кто -то вынырнул. Увидел огненно рыжую шерсть, прилипшую к смуглому телу.
        Звучно ахнул. Это была девушка, абсолютно обнаженная! А то - волосы, а не шерсть! Огненные волосы! Она была далеко, но я видел ее достаточно хорошо. Как она плавает и наслаждается водой. Как взмахивает руками, как колыхается ее грудь, когда выныривает. Даже розовые точки на ее груди смог рассмотреть. Странно, что на лице не смог сфокусироваться. Только очертания и беззаботная улыбка.
        Уверен, что она красивая! Стал обходить вдоль берега, чтобы рассмотреть поближе. Не знаю, что на меня нашло, очень хотелось познакомиться с ней. Она ведь мой сородич, варийка, первая, кого увидел подобного себе!
        Я шел, не смотря куда иду, мой взгляд был прикован к девушке. Остановился и остолбенел. Она стала выходить на берег. Расстояние между нами было не более тридцати метров! Девушка спиной ко мне, выходила из воды на противоположный берег. Вот появилась ее изящная спина, по которой струились рыжие локоны, тонкая талия, затем красивые ягодицы, кругленькие бедра, стройные ножки. Она красиво выходила из воды, ее движения вызывали у меня плотские желания.
        Замер… волнение, смущение, все переполняло меня. В горле застряли слова приветствия, сказать ничего не мог. Хотя очень хотел заговорить с ней, окликнуть, привлечь внимание. Через секунду осознал, что этого делать нельзя, она ведь голая! Я поставлю ее в неловкое положение!
        Она вдруг обернулась. Так резко, что я едва успел спрятаться за куст. Он совершенно случайно был рядом. Мне повезло, что куст тут оказался. Заметила или нет? Стало стыдно, что подсматривал за ней.
        На секунду в голове застыла четкая картинка ее красивого лица, выразительные зеленые круглые от удивления глазки, остренький носик, приоткрытый ротик. Она совершенство. Кто она такая? Что тут делает?! Осторожно выглянул из -за куста. Ее уже не было. Она исчезла!
        Неуверенно высунулся. Затем встал. Ушла. Обидно… Мы улетим в Ортар, оттуда уже не вылезу в лес, а значит не найду ее. Жаль. Стал возвращаться назад. Время, отведенное командиром, уже подошло к концу.
        Когда я поднялся обратно на обрыв, в нос мне уставился длинный ствол ружья. Сердце замерло. Рефлекторно поднял руки ладонями наружу. Я изучал это пороховое оружие древних цивилизаций, когда был во флоте. Хорошо знал, что оно может причинить вред и даже убить. Передо мной стояла та самая огненно рыжая зеленоглазая девушка. Теперь она была в странной бледно зеленой, наверное, выгоревшей на солнце, одежде, похожей на лохмотья, которые не скрывали ни ее красивых спортивных ног, ни плоского живота. Она была босая, через плечо перекинута сумка, древнее ружье в руках, целится в меня. На ее поясе висел огромный нож. На вид девушка чуть старше меня, взрослее, даже крепче. На женском лице торжествующая ухмылка. Она видит мой испуг.
        - Приветствую тебя варийка! - сказал торжественно я, продавив свою неуверенность и страх.
        Она отступила назад и нахмурилась. Явно не ожидала, что буду так говорить под дулом ружья. Варийка начала говорить что -то непонятное, ее голос был нежный и приятный, но она старалась басить, делать его грубее для большего устрашения.
        Улыбнулся ей. Она все говорила, дергала ружьям, причитала, понимая, что я не разобрал ни единого ее слова. Затем ее терпение лопнуло, и она ткнула стволом мне в грудь. Показала жестом, что я должен снять костюм.
        Оцепенел от страха… Прежние страшные чувства, что пытался забыть, вырывались изнутри. Не хочу снимать одежду! Не хочу быть перед ней в жалком виде. У меня есть причины стыдиться своего тела.
        Она гневно гаркнула, делая вид, что будет стрелять. Щелкнул взводный механизм. Только сейчас, до меня глупого мальчишки дошло, что она из племени сопротивления. Я Зинонец, а значит ее враг. Дрожащей рукой расстегнул молнию и вскоре сбросил костюм на траву. У меня нет нижнего белья, под вакко -костюм оно не носится.
        Стою абсолютно голый перед красивой женщиной. Да, тоже видел ее голой, и теперь она отомстила, смотрит на неприличного меня.
        Я не понял ее взгляда. Он изменился. И реакцию тоже не мог понять. Она не смеялась, ни нотки усмешки в выражении лица. А меня трясло, я прижал руки, закрывая достоинство. Жалкая поза, меня бросило в дрожь. Смущение было невероятным. На глазах сами собой наворачивались слезы. Не мог поверить, что все еще могу реветь как девчонка. Я стыдился своего уродливого тела.
        Она вдруг опустила оружие и стала обходить меня кругом, хмуро рассматривая мои шрамы, которыми усеяно все мое тело. Вздрогнул, ее теплая нежная рука коснулась моей спины. Палец медленно вел вниз, вызывая щекотку. Она изучала мои шрамы, оставшиеся от кнута! Трогала их. Мое тело покрылось мурашками. Продолжал дрожать, не смея повернуться к ней.
        Жалкий, беспомощный мальчишка! У меня нет с собой оружия. Она опустила свое, знает, что сильнее меня.
        Она обошла вокруг и посмотрела на мою грудь. Девушка была чуть ниже меня ростом. Хотя я уже подрос после Дэрны, сантиметров на пять, сейчас минимум метр шестьдесят, если не больше. Ее изучающий и удивленный взгляд скользил по моему телу. Она не смеялась. Ей не было смешно, ни капли. Заинтересованно потрогала плечо, на котором четко отпечатались когти желтого зверя с Дэрны, потом коснулась груди, где были борозды от когтей креалимцев. Приложила горячую ладонь, будто примеряя или сравнивая размеры. Покачала головой.
        Варийка вдруг посмотрела мне прямо в глаза, так проникновенно, я быстро поморгал, стряхивая влагу. Она коснулась моей щеки внешней стороной ладони, вытерла слезу. Затем неожиданно подалась вперед, прильнула ко мне и обняла. Ее руки обхватили меня, прижали, да так крепко! Сквозь ее зеленые и влажные лохмотья чувствовал горячее женское тело. Затем она отпряла и поцеловала в лоб. Я изумился. Уж чего не ожидал!
        Она отошла на шаг и показала на себя с сияющей улыбкой. В этот момент она стала еще краше. Сердце мое затрепетало, я даже позабыл, что стою голый!
        - Виера, - сказала она. Я понял, что это ее имя.
        - Сирус, - пролепетал я, показывая на себя.
        - Сирус онок Виера, Виера онока Сирус, - произнесла она.
        - Я не понимаю, - прошептал, виновато пожимая плечами. - Что ты говоришь Виера?
        Она нахмурилась и пнула мой вакко -костюм, потоптала его, ворча и что -то приговаривая.
        - Сирус онок Виера, но дра Зинон! - повторяла она. - Но дра Зинон. Виера онока Сирус. Дутро Сирус?
        Девушка вдруг насторожилась. Позади кто -то спешил, продираясь через кустарник. Она вскинула ружье, передернула затвор, ловко поймала патрон, выскочивший из оружия и бросила его мне. Я нерасторопно поймал подарок. Она кивнула с легкой улыбкой уголком губ и спешно скрылась в густых зарослях.
        Стоял, как столб, переваривая произошедшее, пока из леса не выскочил обеспокоенный командир Громур, в руке которого блестел бластер. Он увидел меня.
        - Сирус? Ты купаться тут вздумал? - удивился он. - Что с тобой, ты какой -то озадаченный. Говори.
        - Несколько минут назад тут была… - начал отвечать я и запнулся. Потому что лицо командира начало резко меняться, перерастая в устрашающий вид. Я резко опустился за вакко -костюмом и начал одеваться.
        - Девушка была? Дикарка?
        - Да, - ответил ему дрожащим неуверенным голосом. - Она странно себя вела, заставила раздеться, рассматривала мои шрамы, а потом…хм…
        - Ну, что потом? - Громур смягчился, слегка улыбнулся. - Ты ее того?!
        - Не!! - воскликнул я. Мои щеки загорелись. - Она обняла меня, поцеловала, сказала, что ее зовут Виера…
        Я не успел договорить и застегнуть молнию комбинезона до конца, командир Громур дернул меня за руку, и мы помчались к кораблю.
        - Быстрее пацан!! - орал командир, подгоняя меня сзади. - Не оборачивайся, что ж я с тобой по передрягам встреваю!
        Мы забежали на корабль. К счастью преследования не было. Впервые я видел Громура таким озадаченным, опасающимся чего -то. Он никогда не был трусом, никогда не показывал страх, может и сейчас не боялся, или же все -таки ему было страшно?!
        Корабль взлетел. Только тогда Громур вздохнул с облегчением.
        - Сирус, о Великий Квазар! - заговорил командир, не отрываясь от дисплея, я сидел слева от него. - Как ты умудрился нарваться на самую опасную варийку этих лесов? Она тут шурует со своей бандой давно, наводит шороху. На счету ее банды убийства не одной сотни зинонских солдат. Она ненавидит варийцев, что служат Зинону. Она считает их предателями. Как ты жив остался, не пойму. Да еще и обласкан дикаркой! Ха -ха -ха…
        - Она главная? Как может женщина быть главной? - спросил задумчиво я.
        Меня почему -то не сильно впечатлило, что остался жив. Видимо не осознал всей опасности.
        - У вайцев женщины часто становятся лидерами, таковы старые порядки расы, - ответил Громур. - Вот засранка, поцеловала значит…Что она еще сказала? Ты запомнил фразы? Слова?
        - Сирус онок Виера, Виера онока Сирус, но дра Зинон, дутро Сирус, - произнес я.
        У меня хорошая память. Громур повернулся ко мне с приподнятыми густыми бровями.
        - Она признала тебя братом, - прокомментировал Громур. - Сказала, к черту Зинон, давай ко мне в банду или что -то в этом роде. На их языке «онок» - это брат, «онока» - сестра. Странно, чем же ты ее зацепил… Хм, наверное, увидела твои шрамы и прониклась уважением. Дикие варийцы уважают шрамы, это знак сопротивления, знак мужества.
        Оставшуюся дорогу до колонии мы больше не разговаривали. Я сжимал в руке патрон, подарок Виеры, о котором не сказал Громуру. Это мое личное, не хочу ему говорить.
        Стало тепло на душе. Вспоминал ее объятия, ее поцелуй, нежные прикосновения рук. Вспомнил ее голое желанное тело. Она грозный лидер, которого испугался даже Громур! Командир флагмана испугался девушку варийку! Сильная, бесстрашная, ловкая. Как она быстро застала меня врасплох. Она предлагала пойти с ней! А почему бы и нет?! Если бы не Громур, чтобы тогда случилось? Я бы пошел с ней, наплевав на все. Я беспризорник, привык жить, где попало, а лес это лучшее место, где можно спрятаться и найти пищу, жить и наслаждаться.
        Я запутался. Чего больше хочу, космос, службу во флоте, карьеру командира или же свободу на родной планете, жизнь в лесу с сородичами, с Виерой? А как же принцесса? Если есть малейший шанс увидеть ее, я должен его использовать. Если я останусь тут, то больше никогда не увижу принцессу. Что ж за дела?! Виера или Вальена. Кого я люблю больше?!
        Сейчас мы летели в колонию, где была школа Ортар. Там меня командир Громур и оставит на обучение. Целых три зинонских года я буду в этой школе…
        На дисплее показались высокие белые здания, платформы, длинные башни со шпилями уходящими в облака голубые облака. В глаза бросились укрепления вокруг колонии, высокие стены, башки с турелями, прожекторы, на десятки километров от стен вырублен весь лес, так что с земли незамеченным врагу не подойти. На самой территории тоже множество орудийных установок, посматривающих вверх. Это мне, не колония с Дэрны, это защищенная крепость, как от атаки с земли, так и с воздуха. Сильно же они боятся диких варийцев! Моя раса!
        Громур получил разрешение на посадку через диспетчера, и мы сели на одной из платформ. Мне было сложно справиться с волнением, коленки тряслись, сердце бешено стучало. Командир это заметил, похлопал приободряющее по плечу, и мы вышли из корабля.
        Военных в колонии было предостаточно. Пока шли с командиром до школы варийцев среди них я не увидел. Вероятно, они находились в специальных зданиях и не могли свободно разгуливать по территории.
        Школа Ортар имела свою обособленную территорию, свое ограждение и пропускной режим. Там, в белых казармах жили, обучались мои сородичи, такие же пацаны, как я. Моя родная раса, варийцы…
        Я смирно сидел на скамейке в большом помещении. В нем было еще несколько скамеек, а еще стояли круглые столики. Стены были расписаны золотыми узорами, висели красочные картины, на которых была изображена природа. Как объяснил Громур, это приемная начальника Ортар. Сам командир сейчас был в его кабинете и беседовал обо мне. Дверь была слегка приоткрыта. Я слушал их разговор уже четверть часа.
        - Мы не можем взять твоего пацана на начальную программу, он уже вырос, - говорил начальник, голос его был виноватый. Громур хорошо давил на него. - Староват он для полного обучения, не могу я взяться, ты пойми!
        - Так возьми в старшую группу! - настаивал Громур.
        - Да его там прибьют! - возразил начальник. - Не жалко пацана своего?!
        Я услышал смех Громура. Мне -то совсем не смешно! Куда я попал?!
        - Мой пацан в девятилетнем возрасте прикончил пятерых креалимских солдат, - смеющимся голосом произнес Громур. - У тебя хоть один сопляк видел креалимского солдата? Нет! Любой бы вариец обосрался! Ха -ха -ха!
        Почему в десятилетнем, возмутился про себя я. Шестнадцать же… Потом меня осенило, Громур перевел мой возраст в исчисление Зинона. Как и принцесса когда спрашивая про то, если мне двенадцать…
        - Тем не менее, тут коллектив, - не уступал начальник. - Они все друг друга с детства знают, живут вместе, все как братья. А он чужой, ему не выжить!
        - Ты так говоришь, будто у вас тут беспредел какой -то, правила на что?
        - Правила строгие! Но не исключают контакта! А наказание ты знаешь... Я твоего пацана потеряю и виновника накажу, потеряю…
        - Ты мне должен Кимар, - обрубил Громур. - Давай бери пацана и в расчете мы будем. Я за него ручаюсь. Ты бы видел, что он творил на Дэрне.
        - А что он творил на Дэрне? - с сарказмом спросил Кимар.
        И Громур рассказал ему мои подвиги, упуская конечно, что спасал я принцессу. Про нее вообще речи не шло. Но в красках командира вышло хорошо, я даже загордился собой, какой оказывается герой.
        Громур вышел и по моему взгляду понял, что я все слышал. Я поспешно встал. Уже понял, что меня приняли.
        - Прощаемся Сирус, - вздохнул он и обнял меня крепко. - Ты не подведи, ладно?
        - Буду стараться командир, - пролепетал я. Стало грустно.
        - Сейчас я твой друг, - сказал Громур и отпустил меня из своих объятий, чтобы посмотреть в глаза.
        Слово «друг» кольнуло в сердце. Я нахмурился, давя в горле ком.
        - Единственный, - выдавил в ответ.
        Плакать нельзя, хватит быть размазней!
        - Не прав ты Сирус, - сказал с улыбкой Громур и, прислонившись к моему уху, шепнул. - Манса я вытащил, как и тебя, не думай, что забыл о твоем друге. Он помогал нам обоим, я не мог поступить с ним плохо. Он хорошо устроился во флоте на обслуживающем челноке. Только это наша тайна. Если проболтаешься пацан, меня казнят за невыполнение приказа принцессы.
        Я резко закивал. Радость переполняла меня. Мой друг воскрес из мертвых, я оплакивал его много дней. А теперь узнаю, что он жив здоров. Нахлынула радость! Пройду школу и вернусь на флот, мы с ним обязательно должны увидеться.
        Пока тихонько смеялся, Громур смотрел на меня и улыбался. Потом он вдруг посерьезнел.
        - Теперь слушай внимательно, Сирус, - начал он. - Правила школы суровы, следуй им точно, не нарушай, слушай преподавателей беспрекословно. Эмоций не показывай никому, слезы, смех, можешь в темноте под одеялом, но ни при варийцах. Тебя будут проверять, провоцировать, унижать, говорить гадости, но ты стойко держись и не поддавайся. Будь честен, завоюй любовь коллектива и найди здесь друзей. Будь сильным, каким был на Дэрне, этого будет им всем достаточно.
        Громур рассмеялся и снова обнял меня.
        Вскоре он улетел.
        ГЛАВА ВОСЬМАЯ. ШКОЛА ОРТАР
        День первый.
        Вчера меня сопровождали отдельно, мимо всех местных ребят. Отдельно покормили, положили в отдельной комнате. Сегодня предстоит официальное представление перед коллективом нового ученика. То есть меня.
        Мой наставник командир Берон, он же командир старшей группы, в которой буду проходить обучение. Он вариец, просто огромных размеров, сильного телосложения. Для нашей расы это редкость, так Громур говорил. Наставник строгий, по голосу сразу видно. Он ровесник Громура, точно не младше!
        - Ученики! - взревел Берон, что я невольно вздрогнул.
        Мы с ним стояли перед строем варийских ребят, в большом спортивном зале. Они выпрямились по струнке в одну шеренгу. В конце справа отдельным строем стояли девушки. Что меня больше всего удивило.
        - Приветствуем вас командир Берон -оун! - дружно отчеканили ученики.
        - У нас новый ученик, - объявил Берон.
        Затем он повернулся ко мне. Душа ушла в пятки. Я волновался, краснел, потел в свой новый, выданный мне школой, бежевый комбинезон.
        - Представься ученик!
        - Сирус, - пролепетал я.
        - Громче! - взревел Берон.
        - Сирус! - пискнул еще тоньше. - Сирус с планеты Дэрна!
        В строю кто -то хихикнул.
        - Лечь! - гаркнул бешеным голосом наставник, повернувшись к строю, и придержал меня, чтобы не лег следом за всем строем мальчишек и девчонок.
        Строй же синхронно упал на живот. А я почувствовал свою вину. Мне стало страшно.
        - Кто открывал рот?! - взревел на строй Берон.
        - Я, командир! Ученик Коин! - крикнул один из середины лежащего строя.
        Я изумился его смелости. Сам бы вряд ли смог признаться.
        - Сутки карцера! - объявил Берон - Вперед!
        Коин послушно вскочил и помчался из зала. Меня потрясывало от таких акустических взрывов наставника. Я уже пожалел, что не убежал с Виерой в лес. Берон снова повернулся ко мне.
        - Ученик Сирус с планеты Дэрна, - начал спокойным голосом он. - Ты должен уяснить, у нас одно наказание, и это карцер, помещение полтора на полтора и в высоту на метр, ни стоять, ни лежать. За любую провинность карцер. Срок в карцере определяю я. Первые сутки осознание вины, вторые глубочайшее осознание вины, третьи - ты уже начинаешь сходить с ума, пятые - ты уже сошел с ума, десятые - ты стал бездушным мясом. Больше десяти суток ни один ученик не выдержал, один продержался десять, на одиннадцатые умер. Тебе ясно, ученик Сирус?!
        - Да командир! - пискнул я.
        Ужас переполнял меня. Куда я попал?!
        День второй.
        Утро. Сейчас я в столовой. Хожу за всеми по пятам, чтобы не потеряться. Зданий много, коридоров и переходов немерено. Все белое, стены, потолки, в глазах рябит. Помещения просторные, но однообразные. Ко мне прикрепили ответственного, ученика Рокона, светловолосого крепкого парня, с безразличным, непробиваемым выражением лица. Он на меня почти не смотрит, мало со мной разговаривает, только показывает куда идти и что делать.
        Обычная столовая, как на крейсере, может только по просторнее и освещение ярче. Тут энергию не экономят, ее в избытке. Столы, скамейки. Получаем еду с конвейера и рассаживаемся строго по местам.
        Сижу и ем. Смотрю на всех, озираюсь, как дикий. Никто не разговаривает, две -три пары только шепчутся еле слышно. Посмотрел на вариек. Девушки сидят за своими столами, отдельно, в таких же бежевых комбинезонах. Насчитал двадцать три варийки. Все красивые, глаза разбегаются.
        Заметил, что на меня украдкой многие поглядывают, изучают. Они все на вид крепче чем я, старше, сильнее. Я немного побаивался их взглядов, опасался неправильных мнений, насмешек. Рокон сидел напротив меня и ел из тарелки, не поднимая глаз. Мне нужно завести друга, одному будет тяжело.
        - Рокон, - начал шептать я. - А что тут делают девушки?
        Я хотел завести разговор, но Рокон не ответил, продолжал есть. С лева в бок уперся чей -то локоть.
        - Если ты, малек не заткнешься, я тебя на тренировке изобью до полусмерти, - услышал шепот своего соседа, который произносил все слова с выражением и сквозь зубы.
        Я замолчал, мне не нужны враги из -за моего любопытства.
        День третий.
        Вечер. Меня, наконец, перевели в общую комнату. Теперь буду спать в одной комнате с тремя варийцами. Две двухъярусные кровати вдоль стен небольшой комнаты, напротив стальной двери окошко, под ним письменный стол и два стула. Мне указали на свободную кровать на втором ярусе слева.
        Дверь за мной закрылась, я остался один. Скоро придут ребята с вечерних занятий. У всех кровати застелены хорошо, я бы и не понял, какая из них свободная, если бы не Рокон, который меня привел.
        Сел на стул. В кармане патрон Виеры. Носить его с собой становится сложнее, увидят отберут, а то и накажут. Посмотрел на кровать, оценивая. Пожалуй, сумею спрятать подарок Виеры в комнате.
        Завтра начну ходить на занятия полноценно, так сказал наставник. Пока получается присутствовать только в спорт зале. И то в качестве наблюдателя. Пока ждал окончания занятий своей группы в коридорах, часто встречал другие группы, более младшие. Детвора очень дисциплинированна, я был шокирован. Молча передвигаются строем, но на меня, как на нового человека посматривают с интересом. При виде их командира, я всегда опускался на колено и приветствовал его. Так меня научили во флоте приветствовать старшего по званию. Лишним не будет. На мой жест обычно никак не реагировали, я так и стоял на колене пока командир не уходил из поля зрения.
        В комнату вошли трое ребят. Дверь захлопнулась, щелкнул замок. Как оказалось, на ночь нас снаружи запирают.
        Один из них был рыжий. Я сразу обратил на него внимание. Подобный цвет стал моим любимым после встречи с Виерой. Мы встретились взглядами, он явно был недоволен, что я теперь с ними.
        - Что смотришь малек? - вдруг сказал он.
        Двое других уже расселись по нижним койкам.
        - Меня зовут Сирус, - представился я, стараясь говорить как можно мягче.
        - Ты малек, - усмехнулся темноволосый парень, сидящий напротив.
        - Да, да! - подхватил третий, он среди них был самый крупный на вид - Ты малек, откроешь рот без разрешения в этой комнате и ночь проведешь на полу. Ты понял?!
        Я кивнул. Видимо уже рот открывать было нельзя, эту первую провокацию вроде, как парировал. Мне стало страшно. Их трое, я один, и мы в замкнутом пространстве.
        По ножке стула, на котором я сидел, стукнула нога крупного парнишки. Я вздрогнул от неожиданности.
        - Вали наверх малек, - сказал он. - Не маячь тут.
        Видимо, он в комнате главный, неформальный лидер. Я быстро снял ботинки и полез наверх. Одежду там сниму, не хочу чтобы они смотрели.
        - Малек! Пугливый такой! - издевательски с усмешкой повторил крупный.
        - Малек! Ха -ха -ха! - подхватил темноволосый.
        - Тише! - цыкнул вдруг рыжий. Все замолкли. - Дежурный идет, - добавил он шепотом.
        Вот так прошло мое первое знакомство с местными ребятами. Дальше они тихо болтали о занятиях и каких -то предстоящих маршах. Из их разговоров я узнал, что рыжего зовут Орик, темного Дошен и самого крупного Натэр.
        День шестой.
        Я познакомился с Мориком, у него был добрый взгляд и от него веяло отзывчивостью. Понемногу начал удовлетворять свое любопытство. Дисциплина в школе была на высшем уровне. В столовой нельзя было болтать. Нас водил туда помощник Берона, орал он тише, чем наставник, но все же, слово «карцер» говорить умел не хуже.
        Наконец, я хожу на занятия вместе со всеми! Уже побывал на занятиях по варийскому языку, по оружию и снаряжению, по культуре Зинона и по звездной навигации. У меня горели глаза. Все безумно интересно.
        Мое место в строю почти с краю, потому, что только четверо из шестидесяти семи учеников ниже меня. Строй ведь стоит по ранжиру.
        Сегодня рукопашный бой. Занятия по нему проходят почти каждый день.
        - Приветствуем вас командир Берон -оун! - дружно отчеканили ученики, и я вместе с ними открывал рот. Теперь я в строю.
        - Кто вы, ученики?! - взревел Берон.
        - Мы воины, верноподданные империи Зинон и династии Зэров! - дружно говорили ученики и ученицы.
        Я раскрывал рот, чтобы не заметили, что еще не выучил текст.
        - Кому вы служите?! - орал Берон.
        - Мы служим империи Зинон и династии Зэров!!
        - Какова главная цель вашей жизни?!
        - Служить империи Зинон и династии Зэров! Умереть за империю Зинон счастье для нас и высшая цель!!
        - Великолепно!! - рассмеялся Берон.
        Напряжение в строю немного спало.
        На некоторых занятиях с нами были девушки. Но к ним подходить было нельзя, их держали на дистанции. У них грозная наставница. Морик меня предостерег, чтобы даже не смотрел в их сторону. Их готовили для других целей. Из них делали телохранительниц высших чиновников Зинона, искусных любовниц и преданных рабов, готовых умереть за своего хозяина. Если узнают, что ученик самовольно заговорил с девушкой, ему сразу дадут семь суток карцера. Если самовольно прикоснулся к ней - все десять.
        В зал втащили еще одного ученика. Его волокли под руки двое солдат в зеленых вакко -костюмах. Ученик волочил за собою ноги. Его костюм был грязный от испражнений, голова беспомощно висела.
        - Семь суток карцера! - объявил Берон, когда парня в полуобморочном состоянии бросили на пол перед строем.
        Он задергался в мышечных судорогах. Строй молчал. Я в ужасе смотрел на парня, на его месте могу оказаться и сам.
        - Семь суток! - повторил Берон, оглядывая строй и вылавливая трепещущие взгляды варийцев. - Всего семь и ученик превратился в дерьмо! В ничтожество! Кто хочет семь суток карцера?! А?!
        Все молчали. Дышать даже боялись.
        В зал вошел Кимар. Берон упал перед ним в приветствии, все ученики и ученицы тоже. Я немного замешкался, но вроде бы никто не заметил, что мое правое колено стукнуло об пол чуть позже остальной массы.
        - Приветствую вас командир Кимар -оун! - гаркнул Берон.
        - Приветствуем вас командир Кимар -оун! - дружно повторили ученики.
        После приветствия по команде все встали. Бедолагу с карцера унесли приводить в порядок. Кимар оглядел строй.
        - Ученик Сирус! - крикнул Кимар. У меня екнуло сердце, я упал на колено, а Кимар рассмеялся. - Да брось ты флотские повадки! Надо говорить: «Я командир!»
        - Я командир! - встав, пискнул я. Меня трясло от страха.
        - На ринг вперед!
        - Слушаюсь командир! - ответил я и помчался на ринг, который представлял собой большой квадрат из матов ближе к краю зала.
        Поджилки тряслись. Кимар не зря вызвал, нельзя упасть в грязь лицом и подвести Громура.
        - Мунто на ринг вперед! - крикнул Кимар.
        - Я командир! Слушаюсь командир! - раздался бравый голос позади меня, из строя выбежал крепкий парнишка, мне в глаза сразу бросились его белые, длиною по плечи волосы, такие длинные больше никто не носил.
        Он встал напротив меня. Его серые глаза смотрели сквозь меня. Он будто видел перед собой тренировочную куклу. Я для него не был достойным противником. В строю зашушукались, воспользовавшись тем, что Берон что -то шептал на ухо Кимару.
        Они спорили. Я понял, что наставник не хочет, чтобы новенький дрался с этим учеником. А Кимар напротив, решил кинуть меня в самое пекло. Вот Громур расхвалил меня, а зря! Теперь мне достанется…
        - Хорошо, вы же начальник, - вздохнул Берон. - Мунто, не калечь, понял?!
        - Да командир, - усмехнулся Мунто.
        Я оцепенел от такой уверенности. По знаку наставника строй рассыпался и все побежали к рингу, окружили нас у его границ. Варийцы и варийки смотрели на меня, как на уже побитого мальчишку, прямо -таки обреченного! Мне это не нравилось. Я хоть трясся, но старался, чтобы мой страх никто не заметил. Иначе засмеют. Страх проходит после первого удара, я это знаю, главное, чтобы силы были дать сдачи.
        - Три минуты, вперед! - скомандовал Берон.
        И Мунто ринулся на меня…
        Что оставалось? Увернулся от двух ударов и стал бегать от него по рингу. Для меня гравитация этой планеты была все еще легче обыденной. И поэтому был немного проворнее его. Или мне так казалось.
        Мунто совсем раззадорился и все -таки схватил меня. Его хватка была сильна. Он перекинул меня через себя. Я упал на мат спиной, голова зазвенела, внутренние органы взбудоражились от удара, хорошая амплитуда, ничего не скажешь. Я так легко попался!
        Он не дал мне опомниться и, прыгнув сверху, начал осыпать ударами в лицо.
        Я закрывался как мог, но его кулаки проскальзывали сквозь мою защиту. Тогда попытался дать сдачи. Махнул и тоже попал, вроде в нос. Мунто вскочил. Толпа ахнула. Я разбил ему нос. Ему не было больно, уверен. Но он был явно удивлен! Пока он вытирал кровь, я поднялся на ноги.
        С яростными криками Мунто бросился снова. Его удар ногой был настолько быстр, что я понял его замысел, когда уже пятка коснулась моей грудной клетки. Отлетел метров на пять. Дыхание перехватило, острая боль пронзала грудь. Съежился, пытаясь восстановить дыхание.
        - Можно поддерживать! - скомандовал Берон и толпа начала скандировать «Мунто -Мунто!»…
        Ну, нет! Так легко не сдамся! Поднялся, меня шатало. Лицо мое было разбито. Я демонстративно сплюнул кровь под ноги своему противнику. От такого жеста он разозлился еще больше. Хорошо, когда враг злится, он начинает делать ошибки.
        Мунто снова ринулся на меня, а я на него. Через несколько мгновений его колено коснулось моего лба. Я сделал кувырок назад, удар был такой силы, что потемнело в глазах, шея трещала, ей пришлось не сладко, когда голова от удара резко качнулась назад.
        - Мунто! Мунто! Так его!
        - Показал мальку! Молодец Мунто!
        - Чему его там на флоте учили?!
        - Позорище! Какой из него вариец?!
        Страх прошел. Была лишь злость, стремление дать сдачи. Я не должен позволять говорить им такое! Я не подведу Громура!
        Поднялся. Голова трещала, картинка вернулась, периодически темнело, но я видел своего противника. Его глаза расширились от удивления. Я улыбнулся ему своей фирменной ухмылкой, которой пугал ребят на Дэрне после их лучшего удара.
        - Да он андройд! - услышал я женский голос.
        Толпа засмеялась.
        - Сирус давай! - крикнул кто -то.
        Всего один ученик поддержал меня. И этого оказалось достаточно. Я ринулся на Мунто. Он обрушил на меня кулаки. Бил по лицу, груди. Я пытался блокировать, но тщетно, потому что никогда не умел этого делать. Уличные драки мне давались легко. Удар держать умел. Но это были удары обычных детей, а не взрослых обученных варийцев.
        Я схватил его за горло и надавил. Ничего другого в голову не пришло. Мунто захрипел, в его глазах стоял ужас. Но все же он сумел вырваться, проведя какой -то хитроумный прием, и нанести мне удар в живот, а затем ногой в плечо, я снова упал.
        - Не вставай малек! - крикнула какая -то девушка.
        - Малек лежи, не надо ничего доказывать!
        Ну, уж нет! Снова встал. И повалился на спину от очередного удара по голове. Я перестал ориентироваться в пространстве, кровь пульсировала в мозг. Не знаю, что двигало мной, я снова поднялся. Меня шатало. Но я стоял. Мунто встал напротив в боевой стойке. Он не верил своим глазам, что стою… я видел его глаза. Хотя все остальное уже расплывалось.
        - Время! - гаркнул наставник Берон.
        Меня подхватили под руки и помогли сойти с ринга. Я растолкал помощников и пошел сам во вновь сформировавшийся строй. Мое место было почти с краю. Кажется, я потянул шею, у меня разбита губа, пара фингалов, а в остальном я в порядке. Ну может еще сотрясение мозга. Все раны скажутся утром, исходя из моего беспризорнического опыта.
        На ринг больше никого не вызывали. Командира Кимара я уже не видел в зале, он вышел. Жаль, если он не досмотрел бой до конца, я закончил его на ногах. Всегда встаю, сколько бы меня не били. Это было важно в драках на Дэрне. Быстро вставать на ноги научила жизнь. Будешь лежать, тебя забьют ногами. Лежащий противник беспомощен. Я научу этих мальчишек настоящим дракам, выучить бы пару приемчиков, и Мунто будет побит!
        Берон разбил всех по парам, и ученики начали отрабатывать приемы. С варийками занималась наставница. Мне показалось, что она не старше их. Если бы Морик не сказал, я бы ни за что не угадал, кто из девушек старшая. Единственное ее отличие в форме одежды от других Вариек было в том, что она носила голубую ленту, вплетенную в черную длинную косу.
        Ко мне подошел ответственный за меня Рокон. Он впервые посмотрел мне прямо в глаза.
        - Заниматься можешь? - проговорил он. - Берон разрешает тебе до обеда отдохнуть в комнате.
        - Нет, останусь заниматься, - улыбнулся я разбитой губой, которая сразу защипала.
        Через минуту пришел медик и вытер мне лицо каким -то раствором, пощупал кости, заключив, что все в порядке, удалился.
        День девятый.
        Я узнал, что у нас раз в десять дней бывает выходной. Это когда нет занятий, и ученики могут ходить свободно по специальной территории, отведенной для отдыха. В Ортаре был свой небольшой парк и свой бассейн.
        Сегодня выходной. Я гулял по парку с Роконом. По нему было видно, он злится, что приходится опекать меня. Ему бы веселиться со своими друзьями, а он ходит со мной и выслушивает мои глупые расспросы.
        Шея и грудь побаливали после схватки с Мунто, на голове ныли несколько шишек, лицо украшали желто -зеленые синяки. В общем, я легко отделался от их чемпиона по рукопашному бою.
        В этот день варийцы более или менее бесхозны. Ко мне подошли и, не говоря ни слова, подхватили и понесли прямо в бассейн!
        - Малек будет купаться! Малек будет купаться! - кричали радостно они.
        Я брыкался, как мог, но их было четверо, и еще стягивался народ. Им видимо давно уже надоели обыденные занятия, хотелось нового. И вот он я. Малек, да малек, самое обидное, что по имени из них меня еще никто не назвал. За исключением моего нового друга Морика. Да и то, у него бывает проскакивает. И в беседе с другими я у него тоже малек.
        Меня бросили в бассейн. Вода окутала меня, залилась в комбинезон, в рот и нос. Спина коснулась дна, я оттолкнулся, чтобы подняться. С ужасом понимая, что не умею плавать. Глубина тут была не менее двух метров. Вынырнув, успел ухватить немного воздуха, затем начал тонуть. Ребята, собравшиеся вокруг, весело смеялись. Лишь когда я пошел ко дну, за мной кто -то прыгнул. Я почувствовал, как в мои легкие заливается вода. Спазм нарастал, я хотел дышать и втягивал в себя воду. В глазах почернело.
        Очнулся у бассейна. Меня откачал незнакомый мне парень, один из учеников. Я выкашлял воду. Толпа и не думала расходиться, все пялились на меня. Я с ужасом обнаружил, что верхняя часть комбинезона с меня сорвана. Мое уродливое тело выставлено на показ. Я попытался подняться и натянуть все обратно, но мокрая ткань липла.
        - Ну и урод же ты малек! - послышалось из толпы.
        - Малек урод!
        - Уродливый малек! Ха -ха -ха!
        Я готов был провалиться сквозь землю или снова прыгнуть в бассейн. Кое -как дрожащими от гнева и бессилия руками натянул верхнюю часть комбинезона и поковылял прочь, проглатывая слезы. Хорошо, что лицо мокрое после бассейна, слез не видно.
        Меня догнал Морик.
        - Не обращай внимания на этих ублюдков, - сказал он, похлопав меня по плечу.
        Я улыбнулся ему, пытаясь показать, что мне все равно, и я уже забыл неприятную ситуацию.
        Я был малек, теперь я - уродливый малек, прекрасно…
        День двадцать первый.
        Вечер. Я лежал на своей койке и крутил в руках патрон. Вспомнил парня, которому дали семь суток карцера. Сегодня узнал, что ему дали столько за беседу с одной из вариек. Ходят сплетни, что они любят друг друга. Интересно где сейчас Виера? Я старательно изучаю варийский язык и знаю уже немало слов и фраз. Вот бы перекинуться с ней на ее языке. Как бы она удивилась!
        Из рук выскользнул патрон и упал вниз на пол. Звук был четкий, ребята вряд ли еще спали. Торопливо спрыгнул на пол. Ни разу так прытко не прыгал с кровати! Свет уже потушили. Начал рыскать по полу, под столом, под кроватями. Сердце ныло, вот же растяпа.
        - Малек? Ты не это ищешь?! - послышался голос здоровяка Натэра, который сидел на кровати, наверное, уже немало времени.
        В его руке я увидел свой патрон.
        - Да! - воскликнул я. - Верни!
        - Ты стащил его с занятий, урод? - усмехнулся Натэр.
        Благо ребята спали, я подскочил к здоровяку и молниеносно вырвал подарок Виеры. Он не ожидал подобного и не сразу отреагировал.
        - Нет, это я привез с собой! - заявил в ответ, собираясь лезть наверх.
        Натэр схватил меня за ногу и со злостью рванул. Я брыкнулся и угодил ему пяткой прямо в лоб. Он невольно вскрикнул. Зашуршали его друзья.
        - Всем спать! - послышалось за дверью. Это был дежурный. - Услышу шорох, отправитесь сразу по карцерам!!
        Воспользовавшись заминкой, я влез на кровать.
        День двадцать второй.
        Стою перед строем учеников и учениц в спортивном зале. Ночью в комнате меня троица не трогала. Подумал, что все обошлось, но на первом же занятии меня вывели из строя. В руках командира Берона был мой патрон. Натэр меня сдал, вот собака! Они обшарили мою кровать, в подушке и нашли подарок Виеры.
        - За воровство десять суток карцера! - ревел Берон.
        У меня тряслись коленки, скорей бы уже в карцер, лишь бы не стоять тут!
        - Я не крал, - решился возразить командиру. Строй зашушукал.
        - Заткнулись все! Лечь! Встать! Лечь! Встать! Ублюдки должны видеть провинившегося ублюдка! - орал наставник. Я остался стоять, знал, что команды адресованы не мне. - Ученик Сирус отвечай, где взял!?
        - Это подарок! - ответил я. - Привез его в Ортар, не крал у вас!
        - За вранье семь суток, итого семнадцать! Говори правду!!
        Меня трясло. Будь что будет, скажу как есть.
        - Мне дала его варийка Виера! - крикнул истерично я.
        Строй ахнул. У Берона округлились свирепые глаза. Он кивнул помощнику и тот удалился.
        - Мелкий жалкий лгунишка! - засмеялся Берон.
        Кто -то в строю хихикнул, командир даже не отреагировал, велико было его возбуждение! Сейчас ему плевать на всех кроме меня.
        - Великий Квазар тому свидетель, - лепетал я. - Она дала, в лесу…
        - Сейчас, сейчас, - смеялся Берон. - Сейчас все проверим!
        Проверят? Как проверят?! Я трясся от страха. Ожидание наказания было ужасно. Как им доказать, что это патрон Виеры?!
        Помощник вернулся. У него в руках была гильза. Он протянул ее Берону, тот сравнил с патроном. Его брови поднялись от удивления.
        Я понял! Конечно же, если Виера где -то в лесу стреляла, то могла оставить гильзу. А серия и номер на ней должны совпасть с моим патроном.
        - Пацан не врет, - задумчиво произнес Берон и посмотрел на меня гневным взглядом. - Ты ее шпион!? Говори или тебя казнят!!
        - Нет! Не шпион! - задыхаясь от волнения и страха говорил я. - Перед прилетом в Ортар, командир Громур показал мне лес, я никогда не был в лесу, и мы заехали туда на полчаса. Всего на полчаса, там и встретил Виеру! - я говорил, заикаясь, но быстро, чтобы успеть сказать, как можно больше. После этих слов строй загалдел.
        - Тише ублюдки! - взревел Берон . - Виера страшна для вас маленьких ублюдков, она отрезает яйца ученикам школы Ортар. А твои яйца целы! Она выпила много крови у Зинона, она тут известная личность. Я удивлен, что такой жалкий раб с Дэрны вызвал ее благосклонность! Что она сказала тебе? Говори, нам всем интересно знать, почему твои яйца остались при тебе?!
        Я сглотнул, слюна застряла в сухом горле. Вспомнил тесак на поясе у варийки. Им она и орудует?!
        - Она сказала мне Сирус онок Виера, Виера онока Сирус, но дра Зинон, дутро Сирус! - ответил громко я.
        Варийский язык придавал мне сил, сказал эти слова с гордостью. Строй затих. Берон замер, в его глазах стояло недоумение. По сути, сейчас кроме сказанного, что Виера признала меня братом, я озвучил, что она пропагандировала против Зинона. В этом я сделал большую ошибку, меня могут даже казнить за подобные слова. Чертовы эмоции. Или они считают, что я еще плохо знаю варийский?!
        - За вранье семь суток, пацан, - проговорил спокойным голосом тот после недолгой паузы. - Вперед!
        - Семь суток за правду командир, - ответил я, глядя ему прямо в глаза.
        Через секунду его огромная ладонь опустилась на мою щеку. Голова затрещала, от такого удара я на мгновение потерялся. Теперь лежу на полу. Меня подняли и повели в карцер. Забавно, если бы знал дорогу, пошел бы сам, таковы правила.
        Меня впервые наказывают. Провели по коридору, затем по лестнице на самый нижний этаж. Тут я еще не был. В дверном проеме нас встретил бородатый старый солдат, ему меня и передали. У него был добрый и приветливый взгляд.
        - Ученик? - улыбнулся тот, кивнув.
        - Сирус, ученик Сирус, - представился я, непроизвольно улыбаясь в ответ. Седобородый пригласил вовнутрь. Я зашел в помещение. Конвой из двух солдат удалился.
        - Сколько, ученик Сирус? - спросил спокойным голосом тот, достав свой блокнот.
        - Семь…
        - Ай -яй -яй. Впервые тебя вижу, в первый раз и столько, ай -яй -яй. Ну, держись, маленький вариец. Прямо по коридору, направо, третья дверь слева, - сказал он и нажал кнопку в панели на стене. Рукой дотянулся, даже не вставая.
        Я побрел в карцер. Меня никто не сопровождал уже. В Ортаре принято с честью принимать наказание, и я постарался принять его достойно, ну или почти. Беспризорная жизнь на Дэрне научила, что правда всегда сильнее, я был прав и значит сила на моей стороне. Пусть не сразу они это поймут. Но я прав, поэтому не стану орать и причитать. Приму наказание.
        Дверь передо мной автоматически открылась. Заглянул с опаской. Комната действительно маленькая серая, стены пошарканы, в самом верху маленькое окошечко, в которое пробивался утренний свет. Сейчас у ребят занятия по фехтованию начнутся. Я люблю эти занятия, там могу показать свои успехи. Тяжело вздохнул и сделал шаг.
        Дверь за мной, монотонно гудя, закрылась. Осмотрелся. Стены, пол, потолок - все бетонное. Без какой либо отделки. В углу на полу углубление, вероятно туалет. Оттуда слегка пахло хлоркой. Видимо, все хорошо помыли после прежнего посетителя. Я присел на холодный пол. Что ж, есть время побыть одному и подумать обо всем. Спокойно поспать и не бояться тычков ребят, не слышать «малек» и «уродливый малек». Самонадеянный наставник думает, что сойду с ума. Я и не в таких условиях находился, когда был на Дэрне. Эти нежные ученики еще не знают настоящей суровой реальности. Я им ее покажу…
        В карцере было тепло. Расстегнул верхнюю часть комбинезона, и, спустив ее, подстелил себе под задницу. Сидеть было жестковато. Ноги вытягивались полностью, и это хорошо, не затекут. Сутки тут немного короче, чем на Дэрне, это радует.
        В обед открылось окошко в двери снизу и чья -то рука просунула поднос с едой.
        - Как поешь, ученик Сирус, верни все на поднос, - услышал я голос седобородого солдата.
        Окошко закрылось. Пайка была обычная, только вместо стальных приборов были хрупкие, пластиковые. Все переломал в процессе. Испугался, что накажут. Но солдат, забравший поднос, ничего не сказал.
        В мыслях моих Виера. В камере была полная тишина. Что происходило в коридоре, я не слышал, изоляция шума превосходная. Так что мне никто не мешал думать.
        Она где -то сейчас лежит в траве или купается в озере. Такая свободная. Как же трепещут перед ней командиры. Даже здоровенный Берон настолько испугался, что дал мне семь суток. За что? За правду, за то, что я теперь брат Виеры. Почему она их так ненавидит?! Ведь у нас нет войны. Наш враг Креалим, вот кого надо ненавидеть!
        Прилег на бок, подстелив ткань. Потом на другой, затем на спину, согнув ноги в коленях, потом сел, вытянув ноги вверх в стороны. Каждый раз я держался в определенном положении как можно дольше, чтобы было приятнее менять позицию и наслаждаться свободой усталых мышц.
        Так прошли сутки. Обстановка была угнетающая, ничего не скажешь. Солнце снова ударило в окошко, уже утро. Вечером в камере включат тусклое освещение, на ночь выключат. Седобородый хорошо за этим следит. По нему видно, что он жалеет учеников. Или все это маска? Он больше не говорил со мной, просовывая поднос с едой.
        Интересно, а как дела у той парочки? Его, кажется, зовут Котош, а ее Ариса. Безнадежная любовь. Всегда так, либо ты любишь, а тебя нет, либо наоборот. А если все взаимно, то судьба вершит все наперекор. Им не суждено быть вместе. Арису отдадут какому -нибудь адмиралу, с которым будет бороздить просторы Эрар, а он полетит в другой конец галактики, где его кинут в самое пекло, он же вариец, а она тем временем будет спать в теплой пастели с адмиралом.
        Знать бы, а что она чувствовала, когда парня вытащили из карцера, в таком позорном виде. А каковы были его чувства, он ведь осознавал, что она смотрела на него, такого жалкого.
        Усмехнулся. У меня не лучше. Я за забором школы, которая за забором колонии. А Вмера в лесу. Нас разделяет не только забор, но и сотни пушек обороны колонии. Виера тоже хороша, враждует с Зиноном, но я же служу во флоте Зинона! Мы по разные стороны баррикады. Не могу предать Громура. Не могу разочаровать его. Я ему как сын. Обязан ему многим. Он мой кумир, мои мечты с ним о космосе стали реальны… Не могу предавать человека, который так ко мне хорошо отнесся. В моей жалкой жизни таких искренних людей не было и скорее всего больше не будет. Я должен выбросить ее из головы! Какой же дурак! Зачем было перечить наставнику, зачем строить из себя варийца, который лучше тех, что учатся в школе Ортар?! Кому я, что пытаюсь доказать? Меня вышвырнут и конец моей карьере.
        Третьи сутки в камере. Я стал чаще ворочаться. Надоели эти стены, хоть кричи во все горло. Меня спасало то, что есть о чем подумать. За все эти дни, я много узнал нового и сейчас в неволе прокручивал в своей голове снова и снова.
        На следующий день приободрился. Ведь половину срока я уже просидел! Мышцы рвались на волю, отдохнувшие и переполненные энергией. Так хотелось вытянуться лежа во весь рост, хорошенько потянуться или просто встать прямо, не сгибая спину и шею. Я посмотрел в окошко, впереди через стекло виднелась белая стена. Хоть бы кто гулял что ли. Совсем скучно тут сидеть!
        Осталось трое суток. Скорее бы вечер. Тело ныло. Эта тишина давит на голову! Я стал жить от завтрака до обеда, от обеда до ужина. Мечтал о шуме, чтобы поскорее щелкнуло окошко и рука седобородого солдата протолкнула поднос в камеру.
        Я боялся обделаться, когда начну сходить с ума, меня же вытащат в таком виде, буду вонять. Все начнут смеяться и кричать «вонючий уродливый малек». Вырасту в звании. Самому стало смешно.
        Ходил я в угол комнаты аккуратно, чтобы не испачкаться. Но от меня уже итак, наверное, несло потом. Но все же лучше, чем дерьмом.
        Впереди его двое суток в неволе. Мне показалось, что меня лишили обеда. Стало дико обидно, что ничего не принесли. Я терпеливо ждал и ждал. А еду все не несли. Это оставалось моей единственной радостью тут, в маленькой камере.
        Ну почему он не несет еду?! Про меня забыли? Я крикнул, но меня не услышали. Очень громко кричать не стал. Боялся, страшно было представить, что за эту выходку придется тут сидеть еще дольше. Вспомнил парня, что хихикнул в строю, когда я представлялся в первый день. А тут я крикну. Он хихикнул, а я во все горло. Да меня еще на столько же оставят. Не, я буду послушным! Буду послушным, послушным…
        Наконец еда. Я начал есть. Но вскоре окошко открылось и солдат затребовал поднос назад. Я не доел! Но перечить не стал, боялся, что останусь еще дольше. До ужина весь извелся. Не находил себе место. Спина болела. Нужно срочно расправить плечи, размять мышцы… Я умираю!
        Нельзя, нельзя тут больше оставаться! Иначе я умру. Они все занимаются, ходят, стоят, спят на мягком. Усваивают новые уроки, а я отстаю, мне нельзя отставать, я должен быть наравне или впереди!
        Ноги затекли, задницу уже не чувствовал. Что же это? Мне лень даже встать и сделать свои дела в угол. Превращаюсь в дерьмо, как говорил о Котоше наставник Берон. Меня вытащат перед строем в загаженном костюме! Нет! Нет! Нет! Я вскочил и ударился головой о потолок.
        Сознание немного прояснилось. Что со мной, уныние прочь! Я размял руки, плечи, немного подергал ногами. Похлопал себя по щекам. Я Сирус с Дэрны, я и не такое выдерживал!
        День двадцать девятый.
        Я проснулся от шума открывшейся двери. На пороге стоял седобородый солдат. Он улыбнулся мне.
        - Ученик Сирус! - сказал он с ноткой торжественности. - Срок вашего пребывания тут закончился! Прошу вас покинуть зону исполнения наказания и отправиться в зал фехтования. Командир Берон ждет вас!
        Я вскочил, в последний момент пригнув голову. Скорее бы распрямиться!
        За мной не пришли солдаты. Надсмотрщик знал, что я в силах выйти сам и дойти до зала. Видимо тут стоит камера и за мной наблюдают через дисплей. Прекрасно.
        Вышел, первые шаги дались тяжело. Я растряс ноги, потянулся. Онемевшие конечности стали отходить. Вытянулся по струнке. Как же хорошо. Солдат стоял позади, молчал, не подгонял меня. Я обернулся к нему. Его лицо отражало удивление.
        - Иди, иди, ученик Сирус, - кивнул он, я кивнул в ответ и помчался в холл, оттуда по лестнице, проковылял два этажа наверх.
        Мышцы немного отвыкли от нагрузок. Дальше коридор, еще один. Я разогнался, как прекрасно бежать!
        Влетел в зал, позабыв о воинских ритуалах. Строй не распускали, там видимо уже прошла речь о преданности Зинону и Зэрам. Перед строем стоял Берон, не смотря в мою сторону, он уже начал свои комментарии по поводу карцера.
        - Семь суток, - говорил Берон. - Всего семь суток и ученик превратился в дерьмо! В ничтожество! Кто хочет еще семь суток карцера?! А?! Кто будет лгать командиру?!
        Меня заметили. Я увидел изумленные взгляды учеников и учениц. Берон замолчал, он тоже понял, что все не так, как он говорит. Когда он повернулся в мою сторону, я уже упал на колено.
        - Приветствую вас командир Берон -оун! - отчеканил я.
        Берон не мог подобрать слов. Он явно оплошал перед своими подопечными. Если сейчас в строю кто -то хихикнет, ему влепят дней семь!
        - Иди в душ, через полчаса ты тут! - скомандовал он, в его голосе не было злости.
        - Понял командир! - ответил я, встал и помчался в душевую.
        Любил душевую. Тут у каждого своя закрытая кабинка. Мое тело никто не видит. Я в своем маленьком мирке. Водой я насладился сполна. В шкафчике лежал новый выстиранный комбинезон. Переоделся, старую одежду кинул в специальную корзину, как учили, и помчался в тренировочный зал.
        День прошел хорошо, меня всего лишь раз назвали мальком, без всяких там приставок. Берон вообще не обращал на меня внимание. Я чувствовал, что он раздосадован.
        Казалось, все наладилось и мне больше не нужно переживать, что будут унижать. Но ошибался.
        Вечером, когда нас заперли на ночь в комнате мои соседи, вероятно, решившие, что наказание мне далось легко, начали издеваться надо мной. Здоровяк Натэр не забыл о своей обиде и первым начал лезть.
        - Уродливый малек легко отделался, - прорычал злобно он. - Ты спишь сегодня на полу и без одеяла и одежды. Возражения?
        - Да! - ответил я. - Я сплю на своей кровати. Возражения?
        - Эй, Натэр, - усмехнулся рыжий Орик. Здоровяк уже кипел, еще секунда и он кинется на меня. - Оставь его, этот ублюдок знает правила, если зашумим, пойдем в карцер, а он нет.
        - Это почему же?! - рычал Натэр.
        - У него сутки неприкосновенности, - вмешался Дошен. - Ложись, ложись малек. Смотри ночью не упади с кровати.
        - Тс! - насторожился Орик. - Дежурный идет…
        Я закутался под одеяло, как можно туже. Посматриваю в их сторону, делая вид что засыпаю. Меня передернуло от прокатившихся по телу мурашек. Я чувствовал свою беззащитность. Ночью, когда буду спать, они меня застанут врасплох и неизвестно что сделают. Я буду кричать, будь что будет. Им не позволю ничего с собой сделать!
        Ночью на меня действительно напали. Я очнулся от острой боли в боку. Темнота, дышать тяжело, а кричать невозможно. На меня сверху давила подушка, да еще с такой силой, что голову не повернуть. Колотили по телу, ногам. Били они умело, по болевым точкам и по нескольку раз. Я задыхался. Боль невыносимая.
        Бить перестали. Убедившись, что больше не мычу, подушку подняли.
        К уху опустилась чья -то голова.
        - Проболтаешься, завтра повторим, - прошептал здоровяк.
        Я не ответил. Мне было страшно, просто кивнул. Все тело болело.
        На занятиях хромал, упражнения выполнял плохо, преподаватели меня ругали. Даже мое любимое фехтование было как каторга. Мои соседи постарались хорошо.
        Надо мной украдкой смеялись, особенно на тех занятиях, где преподаватели не были такими строгими, как наставник. С новой силой начали дразнить меня уродливым мальком. Даже девушки подхватили это прозвище, хотя их у бассейна тогда не было и моего уродливого тела они не могли видеть. Даже Морик, как -то стал сторониться меня. Я был подавлен.
        Занятий было много. Большое внимание уделялось физическому развитию и обращению с оружием. Мной занимались мало. Вся группа давно уже отрабатывала приемы в комплексе, а я работал на тренажерах, да в паре, отрабатывая простые элементы. На спарринги меня не звали. Сейчас на рукопашный бой очень часто ставили девушку против парня, также и в фехтовании. Это единственный контакт варийцев с варийками, который одобряли наставники. Я заметил, что девушки дерутся яростнее и лучше ребят. Даже здоровяка Натэра одна худенькая привлекательная брюнетка отделала хорошо. Наставница, которую, как я узнал, звали Шира, смеялась во все горло. Чемпиона Мунто, конечно, с девушками не ставили.
        Они все развивались, а я топтался в низине. Мне было обидно. Даже во владении мечом они все были лучше. Меня учили простому, не спрашивая о навыках, я отрабатывал элементарные выпады, а ребята уже во всю дрались на тренировочных мечах.
        Единственное, где меня отмечали, так это в выносливости, там я был на высоте. Бегал я быстрее любого из группы, мог долго держать высокий темп. Из -за этого ученики меня еще больше невзлюбили.
        День тридцать седьмой.
        В комнате жить стало совсем не выносимо. Вчера очередной раз я отказался спать на полу и меня снова побили ночью. Я решил проучить своих соседей, используя свои старые навыки.
        Дождался, пока все уснут. Аккуратно спустился вниз. Подо мной спал здоровяк Натэр. Я выбрал его своей первой жертвой. По двум причинам выбрал именно его. Во -первых, он их неформальный лидер, а во -вторых, он спит с моей стороны, а это важно для замысла. Взял свою простыню и скрутил ее в веревку. Получилось толстовато, но сойдет.
        Один конец веревки я завязал за перекладину кровати у его головы. Другой - закрутил в петлю. Быстрым движением закинул петлю на шею спящему здоровяку. Тот в ужасе открыл глаза. Рывком я затянул узел. Веревки вязать умею. Если бы не стал его бить в живот, он возможно бы и успел крикнуть. Но теперь он в ужасе задыхался, держась обеими руками за петлю. Когда жертву душат, она не будет размахивать руками.
        Он хрипел, его товарищи ворочались, но спали. Шатающаяся кровать сейчас никак не потревожит других, а на этой он один. Я прислонился к его уху.
        - Ты помнишь мое уродливое тело, красавчик Натэр? - шептал я. Моя рука коснулась его глаза, он в ужасе замотал головой - Я могу сейчас выдавить твой глаз, откусить твой нос или ухо…
        Здоровяк задрожал. Я немного надавил на глаз, он застонал.
        - Мне терять нечего Натэр, - злобно прошипел я. - Я итак урод, а ты еще можешь остаться красавчиком. Если ты меня еще хоть раз со своими дружками тронешь, я выдавлю тебе глаз. Я жил на Дэрне, я убивал там, чтобы выжить, мне ничего не стоит убить и тебя. Какой бы ты сильный и умелый боец не был. Ночью ты спишь, а я рядом, помни…
        Он что -то прохрипел. Я понял, что между нами достигнуто взаимопонимание. Отпустил его, он не набросился в ответ. Эти комнатные мальчишки - трусы. Я их раскусил.
        Следующий вечер. Конечно, мое психологическое воздействие на них не закончено. Натэр не сказал дружкам, что ночью произошло. Они продолжали меня тыкать.
        - Орик, Дошен, - начал я, усаживаясь на свою кровать.
        - Уродливый малек подал голос, - усмехнулся рыжий.
        - Тебе, ублюдок слова не давали! - подхватил Дошен.
        Я тихонько засмеялся. Здоровяк сидел тихо. Я заметил, как рыжий Орик посматривает на него в поисках поддержки.
        - Ребята, сегодня я не сплю и вам двоим ублюдкам не советую, - начал я. Ко мне ринулся Орик - Дежурный!! - крикнул я.
        - Заткнись урод, - прошипел рыжий, занося надо мной руку.
        Ему было не очень удобно в таком положении атаковать, я сидел на втором ярусе, мог легко его лягнуть.
        - Что там за шум! - заворчал солдат из коридора.
        Шаги приближались. Рыжий смирно сел на свою нижнюю кровать, впиваясь в меня ненавидящим взглядом.
        - Я с легкостью приму наказание, Орик, - прошептал я. - А ты? Нас всех посадят в карцеры. Мне там нравится. Потом еще и еще. Я наслаждаюсь одиночеством, а вы будете гадить под себя, вас выволокут, как Котоша. Ты Орик будешь весь в дерьме перед своими братьями и сестрами.
        - Сегодня ночью тебе конец малек, - злобно прошипел Орик.
        - Это вам двоим конец, если кто -то из вас уснет, - тихонько усмехнулся я. - Я эту ночь не собираюсь спать, и вам не советую. Кто уснет тому изуродую морду. Я урод, мне обидно, что я среди вас один такой…
        Орик с Дошеном еще поворчали и начали укладываться. Я же остался сидеть на кровати. В комнате темно, но мой силуэт видно четко, я тоже вижу их лежащих на кроватях. Они моргают, это я тоже вижу, не спят.
        Я был беспризорником, ночевал, где попало и умею спать не только лежа, но и сидя, даже стоя. Сейчас я в сидячем положении. Они видят, что я сижу, не могут рассмотреть моих закрытых глаз, слишком темно. Но мой силуэт сейчас вселяет им ужас.
        Проснулся глубокой ночью. Эти двое спали. Нет у них силы воли! Я аккуратно спустился вниз.
        - Я не сплю! - вдруг послышался испуганный шепот со второго яруса.
        - Малек ублюдок, ложись на место! - прошипел Орик низу.
        Они оба не могут до сих пор уснуть! Я злобно захихикал и вернулся на кровать, вскоре вновь уснул в сидячем положении. Утром включился свет, я открыл глаза. Ребята были уставшие и напуганные. Они не выспались.
        На следующую ночь я повторил трюк. На этот раз ночью ребята все же уснули. Я спустился вниз. Бесцеремонно скинул спящего Дошена, и со всей силы стукнул по голове Орика. Началась потасовка, прибежал дежурный. Нас всех четверых отправили досыпать в карцер.
        Дали двое суток.
        Естественно я отсидел нормально. Дошен тоже вроде вышел бодрый, а вот остальные двое явно пострадали. Особенно здоровяк Натэр, еще сутки и он бы сошел с ума. Сейчас выглядел хуже всех.
        Внутри меня все ликовало и торжествовало. Теперь для вас, ублюдки настанет действительно Дэрна за куполом.
        Вечер после освобождения. Рыжий продолжал огрызаться, он все не унимался. Ведь у него был синяк на пол лица от моего кулака. Я улыбался ему в ответ, кивая «толи еще будет ребят».
        - Орик, тебе что -то не нравится? - усмехнулся я.
        Тот хотел дернуться ко мне, но почему -то передумал. Дошен с Натэром лежали, отвернувшись к стенке. Или это была проверка моей реакции, дернусь ли я в ответ, подамся назад, зажмурюсь или как -то иначе отреагирую. Если бы я так сделал, то это явный признак, что боюсь его.
        Он начал укладываться и осыпать меня тихой бранью.
        - Ты сегодня на полу спишь Орик, - сказал ему я.
        Он усмехнулся и отвернулся к стене. А я сел на кровати.
        - Малек, мы тебе ноги и руки переломаем сегодня ночью, смотри не усни, ублюдок, - прошипел он из -за плеча.
        Уже «мы», это хороший знак. Эти двое молчат и радуются, что я их не трогаю. Скоро посеем раздор в коллективе, это следующий шаг.
        - Сегодня спать не собираюсь и тебе не советую, ублюдок Орик, - прошептал я и захихикал.
        Он ничего не ответил на мое оскорбление. Прогресс пошел. Через полчаса он, делая вид, что спит повернулся. И естественно увидел меня, сидящего на кровати.
        - Спи урод, - прошептал он. - Или я встану, и ты ляжешь на пол.
        - Вообще -то место там твое, - усмехнулся в ответ я. - Как уснешь, тебя туда переложу. Синяк не болит? Туда я намерен еще пару раз стукнуть…
        Я заметил, что Дошен, лежащий на втором ярусе напротив, тоже не спит. Но и в разговор не встревает.
        - О Великий Квазар, - прошипел Орик, он, конечно, хотел оставить за собой последнее слово. - Кто нам прислал этого уродливого малька?!
        - Что там за разговоры, ублюдки?! - заорал в коридоре дежурный. Мы притихли.
        Я проснулся под утро. Орик спал, как убитый. После карцера усталость взяла верх. Спустившись вниз, я подкрался к рыжему.
        - Не надо Сирус, давай прекратим все это, - простонал позади здоровяк Натэр. Он был все еще плох после наказания. Тем лучше. Он уже назвал меня по имени.
        - Натэр, не я это начал, к тебе претензий нет, - ответил я шепотом, не оборачиваясь.
        Резким движением я свалил Орика на пол и начал бить его ногами, пока тот не опомнился. По ребрам, по голове. Он заорал, как резаный. Двое других проснулись, но закутались под одеяла, как можно сильнее в надежде, что их наказание минует. Беспорядок вроде как чинил только я и Орик. Когда заскрипела дверь, я естественно прыгнул обратно на свою койку. Несмотря на правила нам всем дали еще трое суток карцера.
        Как всегда седобородый солдат, смотритель комнат исполнения наказания встретил нас с добродушной улыбкой. Дошен трясся, здоровяк Натэр хныкал, Орик стонал, я хорошо отдубасил его. Перед карцером его осмотрели медики, ничего не сломано, хорошо, иначе бы он избежал наказания.
        Трое суток прошли. Ребята сломались все. Даже я на этот раз весь извелся. Хотя всем своим видом показывал ребятам, что чувствую себя отлично. Да и успехи в создании мира в моей комнате уже вскружили голову. Уверен, что разделил эту троицу, теперь они не вместе. Обвиняют друг друга в случившемся. Мне ли не знать, что когда плохо тебе, другой совсем не нужен, каждый становится сам за себя.
        Очередной вечер. Орик больше не смотрел на меня. Он сломался. Осталось последнее, на его примере показать, кто тут главный.
        - Орик, ты сегодня спишь на полу, - сказал я, усаживаясь на свое коронное место. Рыжий Вариец был на голову выше меня, но сейчас он был ничтожно мал.
        - Нет! - прошептал Орик. - Нет, ублюдок, хватит, я ненавижу тебя, хватит!
        - На пол Орик! - сказал более настойчиво я.
        - Орик, делай, что он сказал, - прохрипел здоровяк Натэр. - Или я тебя сам туда положу, у меня сил хватит, будь уверен.
        - Что ты такое говоришь, брат Натэр?! - взмолился Орик, его начало трясти.
        Лицо его было все в синяках, он мог уже по праву называться уродом. А теперь трясущимся уродом.
        - Я не хочу снова туда, - простонал сквозь зубы Натэр.
        - Что там за шум?! - дежурный был уже за дверью. - Вы меня достали ублюдки, пять суток вам, если вы не уйметесь!! А еще по вам кнут плачет!!
        Жестом я показал Орику на пол. Тот послушно слез с кровати и лег куда я указал…
        День пятидесятый.
        Меня допустили к фехтованию в паре! Я сразу показал успехи. Мы сражались на пластиковых мечах. Я с легкостью побил одного из учеников. Как понял меня поставили с самым слабым.
        - Ученик Сирус, а ты оказывается, что -то умеешь, кто тебя обучал? - удивился преподаватель по фехтованию.
        - Командир флагмана Громур -оун флота адмирала Друман -оуна! - с гордостью заявил я.
        - Знаю, знаю этот флот, его адмиралов и некоторых командиров! - сказал преподаватель. - А ну -ка, наставница Шира, дай в пару ученику Сирусу свою Милису! - скомандовал он.
        Шира кивнула одной девушке и та вышла на исходную. Милиса была ниже среднего роста своих подруг, спортивная фигура, белые волосы, завязанные в хвостик и голубые глаза. Очень симпатичная. Я как -то видел ее в паре с учеником на рукопашном бою, она билась достойно. Как она владеет мечом не знал. Но спускать ей промахи, из -за того что она девушка, не собираюсь!
        - Сирус, не калечь, понял? - сказал строго преподаватель.
        Меня попросили не калечить! Значит, я уже чего -то стою!
        Конечно, я не собирался сильно обижать девчонку! Но показать себя хотелось. Она смотрела на меня злобно, собиралась побить. Позор ей, если проиграет уродливому мальку.
        - Да командир! - крикнул бодро я.
        Громур хорошо меня обучил. А в сочетании с азами Ортар, я понимал этот вид боя еще лучше. Осознал суть и принципы поединка. У меня была хорошая реакция, это мое преимущество.
        Милиса ринулась в бой. Сделала выпад, я с легкостью ушел. Она медленная! Но техника хороша. Преподаватель разрешил поддерживать и все девушки, да часть ребят создали круг вокруг площадки.
        - Милиса покажи этому мальку! - кричали женские голоса.
        - Выруби малька!
        - Малек покажи этой варийке! - услышал я голос парня.
        Это уже интересно. Мужская солидарность это хорошо. Я парировал еще выпад и ушел от пары атак. Варийка нервничала. Я заметил что Шира, которая обычно не болеет за учениц, сейчас выкрикивала Милисе советы, как действовать против меня.
        Мой пластиковый клинок еще ни разу не коснулся тела девушки, только ее клинка. Поэтому иллюзия равной борьбы еще не разрушена. Я сделал свой первый выпад, она парировала. Провел прием, которому меня учил Громур. Очень сложный, его умеют делать профессионалы и то не все. Громур не был профессиональным учителем, он просто был мастером меча. Учил не с азов, а сразу средние приемы, а затем сложные. Пробел я восполнил уже в школе.
        В результате приема Милиса получила клинком по ягодице и взвизгнула. Ребята весело рассмеялись. Я заметил взгляд Ширы, она кипела от злости. Теперь все стало ясно. В следующие свои две атаки я снова шлепнул Милису по заднице. Учитель остановил бой. На глазах девушки наворачивались слезы.
        - Ма -а -лек, ма -а -лек!
        - Ма -алек, ма -алек! - скандировали ребята
        - Сирус! Сирус!
        Шира выхватила меч у ревущей Милисы, дала ей подзатыльник и вышла на исходную. Из ее глаз стреляли молнии. Я вопросительно посмотрел на учителя. Он кивнул. Ну что ж. Главное не ударить в грязь лицом.
        Наставница была высокой варийкой, мне показалось выше меня на пол головы, стройная, она грациозно и в то же время угрожающе двигалась, приближаясь ко мне. Тремя движениями Шира выбила у меня меч из руки и стукнула по голове своим. Так что я упал, мозг сотрясся от удара. Хоть мечи были и пластиковые, но довольно твердые и увесистые. Я прочувствовал это хорошо.
        Попытался встать, но получил удар под ребра. Почему учитель не останавливает бой?! Хочешь драки, варийка, будет тебе драка. Я сделал вид, что встаю, она снова размахнулась, чтобы повторить удар. Когда ее нога была уже близко, я резким движением схватил ее и повалил на пол. Воспользовавшись замешательством Ширы, нашел свой меч.
        Она атаковала яростно, в полную силу. За что она ненавидит меня? Неужели из -за Милисы?! Ее скорость была очень высока, я едва успевал отбиваться. Пропускал, но держался на ногах. Естественно толпа кричала только ее имя и только ее поддерживала. Она была авторитет.
        Я крепко держал меч, больше не выпущу, теперь ей меня так не подловить! Шира злилась, но пробивала мою защиту. Вскоре я упал от сокрушительного удара. Она опять целила в голову. На этот раз пострадала шея. Я вскочил и получил еще. Она начала избивать меня. Учитель остановил бой. После команды стоп она еще пару раз двинула мне, надменно фыркнула и пошла прочь.
        Встал, повертел шеей, размял правое плечо. Все тело ломило от ударов Ширы. Она хороша. Если бы не ее непонятный мне гнев, в реальном бою, был бы мертв через три секунды. Шира не удостоила меня больше своим взглядом. За что же она так ненавидит меня?!
        День пятьдесят седьмой.
        Мои соседи Орик, Натэр и Дошен теперь зовут меня по имени. Орик конечно самый гордый среди них, все же сторонится меня, а вот Натэр искренне общался со мной. Когда рассказал ребятам откуда я, и что произошло со мной последние дни на Дэрне, их глаза загорелись. Естественно я не упомянул принцессу, не говорил о своих унижениях и не называл имен. Но ребята были в восторге, когда рассказал про схватку с первыми креалимцами. В доказательство, я показал свои шрамы на груди. Шрамы от когтей креалимского солдата. Мне поверили, ребята хотели мне верить. Они сами никогда не воевали, в школе с детства, другая жизнь им неведома. Я немного приукрасил, рассказав, что подбил креалимский катер, что в перестрелке убил еще троих, опустив факт, что последние трое сидели ко мне спиной. Я был горд собой, потерял контроль, начал рассказывать про свою беспризорную жизнь, про условия на Дэрне. Ребята слушали, раскрыв рты. Они не могли предположить, что люди могут жить среди радиации, что мальчишки дерутся за еду и ночлег.
        Ребята рассказали про марш. В первые дни я слышал о нем. Раз в сто дней вся группа выходит в ближайший лес, под большой охраной солдат, там в течение десяти -двадцати суток проходит курс выживания. Условия жесткие, занятия усиленные, наставники никого не жалеют. Были случаи гибели учеников, были случаи нападения Виеры и других диких банд леса. Виеру ненавидели, она действительно убивала варийцев. Я был шокирован, ребята не могли лгать, они рассказали, что за прошлый марш, она убила троих. Убила ночью ножом. Я вспомнил ее нож, висящий на поясе, широкое большое лезвие, им не трудно перерезать горло, а тем более гениталии. От этой мысли меня передернуло.
        Значит, наставник Берон не врал и не запугивал меня на счет Виеры. Мою любовь к ней, как рукой сняло. Она жестокая варийка, она убивает своих сородичей.
        Сейчас у нас новые занятия. Я стоял в зале, среди других учеников, меня трясло, придется раздеваться до голого торса. Мы будем изучать болевые точки на теле. Шира преподает этот предмет. Он новый, раньше его не было. Берон тоже пришел.
        Голый торс...От волнения и стеснения у меня тряслись поджилки, заболел живот. Вчера Шира избила меня в рукопашной схватке. Она меня любит, я ее раскусил. В этом есть большой плюс - пользуюсь популярностью, до меня снизошла наставница, целая наставница!
        А сейчас она будет показывать на моем уродливом теле болевые точки. Вот она удивится.
        Я расстегнул молнию до пояса и высвободился из верхней части комбинезона. На меня устремили взоры. Меня трясло, я съежился, мурашки захозяйничали на моем теле.
        - Ну и урод же ты малек, - усмехнулся один из учеников.
        Мы начали разбиваться по парам. Во время перемещения я слышал много комплиментов в свой адрес.
        Шира подошла ко мне.
        - Что это с твоим телом?! - изумилась она, обходя меня кругом без тени улыбки на лице.
        Ученики загалдели, я услышал в свой адрес еще. Девушки тоже кричали, это было особо не приятно. Я уже трясся в открытую, не было сил сдерживать внутренние конвульсии. Обхватил себя руками, чтобы хоть как -то скрыть свое уродство.
        - Все в строй! - взревел Берон. - Ученик Сирус ко мне!!! Ублюдки в строй!!
        Я упал перед ним на колено. Он рывком поднял меня и повернул к строю. Все уже стояли. Даже Шира стояла по струнке.
        - Кто считает, что этот ученик урод, сделайте шаг вперед! - говорил грозным голосом наставник Берон. Все замерли, никто не шевельнулся. - Напоминаю, что за ложь семь суток карцера. Комнат хватит на всех!
        Из строя начали выходить ученики, у краткой озираясь по сторонам, в поисках поддержки. Постепенно вышли почти все. Кроме моего друга Морика, троицы с моей комнаты и… Ширы! Все девушки вышли на шаг, а Шира осталась стоять, где стояла. Почему? Она же ненавидит меня.
        Я немного успокоился.
        - Да не трясись ты! - тыкнул меня Берон и усмехнулся. - Как я упустил такое, хм, да твоим шрамам позавидует любой мужчина! Давай, расскажи этим ублюдкам, что у тебя и откуда. Давай, давай, не скромничай и помни, за ложь семь суток, это к тебе относится тоже, хотя тебе там нравиться, как я понял, ха -ха -ха!
        Я разволновался. Командир это заметил. Развернул меня спиной. Решил взять инициативу в свои руки.
        - Судя по ширине и глубине шрамов, это креалимский кнут «кванна», - начал торжественно он. - Один такой удар и вы расскажите все секреты Зинона, что знали и что сами придумали, от второго из вас полезет дерьмо, после третьего вы сойдете с ума, после четвертого попросите смерти. Ученик Сирус, как часто тебя наказывали и сколько ударов наносили за раз?
        - Это все за раз, - пролепетал я и взглянул на наставника.
        У Берона округлились глаза. У меня ведь все тело было в шрамах, их было не счесть, он еще не видел сколько шрамов у меня на заднице и ногах! Наставник уже приготовился орать и грозить карцером за ложь.
        - Командир Громур подтвердит, я клянусь… - поспешил добавить.
        - О Великий Квазар, - вырвалось из Берона.
        Он повернул меня лицом к строю. Посмотрел на мою грудь.
        - А это что ученик Сирус, я не могу определить?
        - Рука креалимского солдата, хм. командир, вернее его когти, а, эм… двоих, сначала один схватил, потом другой, - сказал виновато я.
        Хотя уже нарастала гордость. Берон засмеялся. Толпа загалдела.
        - Тише ублюдки! - взревел вдруг наставник. Затем примерил свою пятерню к моей груди. - И что, они тебя потрепали и отпустили или ты убежал? - усмехнулся Берон.
        - Убил, - сказал я четко.
        Больше меня не трясло, голос вселял уверенность.
        Берон фыркнул, толпа ахнула.
        - Сирус, я не верю своим ушам, - помотал головой Берон. - За ложь семь суток…
        - Первого вакко -мечом, пополам, когда он держал меня за грудь, - перебил я. -второго из креалимской винтовки, пока он сидел в корабле, от него остались только ошметки. Еще трех я убил, когда те сидели в засаде, бластер был на полной мощности, один выстрелом убил одного, второго отшвырнуло ударной волной, следующим выстрелом убил третьего, ему разорвало ноги, часть туловища и голова остались, затем добил второго. Кровь у креалимца темно -зеленая, вязкая, на вкус как наша белая каша, которую дают на завтрак, добавить немного горчинки и соли, и вы будете знать вкус крови врагов Зинона.
        Я проговорил все быстро, четко и уверенно. Это было со мной, и я не запинался в поисках подходящих слов. Вспомнил, что было, и выдал все как ощущал сам, не стесняясь. Видел лица варийцев и вариек. Изумленные, ошарашенные. Даже Шира раскрыла свой красивый котик. Берон смотрел на меня строго, но заинтересованно.
        - А это, - продолжал я, показывая на плечо, где остались три борозды от нападения желтого зверя. - Когти животного с планеты Дэрна, четвероногого зверя, полтора метра в высоту, в пять раз большего веса чем я, с клыками в четыре ряда, каждый размером с палец. Я сломал ему шею. Еще двоих убил из бластера…
        Я закончил. Наступила полная тишина. Им всем стало стыдно.
        - Кто продолжает считать Сируса уродом, останьтесь на местах, - сказал, вздыхая, наставник после минутной паузы. - Остальные в строй.
        В строй вернулись все. Я больше не стыдился своего тела. Моей благодарности наставнику не было границ. Теперь меня не называли уродливым мальком и даже просто мальком. Я стал для них Сирусом с планеты Дэрна.
        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. НА МАРШЕ
        Близился день похода в лес. Все говорили о марше, с трепетом, с волнением, с восторгом. Белые стены Ортара всем давно уже надоели, лес это было что -то особенное, невероятное. Это свобода, хоть и временная, но свобода...
        - Мы воины, верноподданные империи Зинон и династии Зэров! Мы служим империи Зинон и династии Зэров! Наша цель служить империи Зинон и династии Зэров! Умереть за империю Зинон счастье для нас и высшая цель!! - звучало из варийского строя.
        Я говорил эти слова вместе со всеми громко четко и без запинки. В них была сила, наше предназначение. Когда был во флоте, то по -настоящему испытал гордость за моих сородичей - людей, теперь испытываю гордость за мою сильную варийскую расу. Зинон для меня стал всем, я готов служить ему, куда бы меня не отправили, с честью приму свою долю, как и мой отец, друг и наставник командир Громур.
        Вчера меня подозвал Берон и отправил в рубку связи. Со мной хотели связаться. Я знал, что это может быть только один человек, который знает, что я тут и помнит обо мне, беспокоится и желает узнать мои успехи. Это был командир Громур. Я мало, что успел рассказать, сеанс был коротким и часто прерывался, связь была плохая. Но главное, я узнал, что Громур жив, что они побеждают, теснят врага. Конечно, без подробностей, связь открытая, креалим мог перехватить сообщения. Я горд своим другом, отцом и наставником Громуром. И не должен подводить его.
        Напоследок он так и сказал: «Сирус, не подведи меня, будь силен, будь честен и будь справедлив». Я запомнил эти слова. Они просты и логичны в моем произношении, но сказал их именно он. И они звучали его голосом как что -то иное, что -то высшее. Эти слова в моем сердце. Я должен стать лучшим среди всех варийцев.
        После сеанса Берон вернул мне патрон Виеры. Его поведение показалось мне странным. Он сказал, что я должен ему семь суток карцера и что могу на эти сутки провиниться, мне за это ничего не будет. Забавно, Громур скорее всего успел передо мной поговорить с наставником Бероном и подтвердил ему мои слова о Виере.
        Теперь этот патрон для меня ничего не значил. Выкину его в лесу...
        - Наш сектор семнадцать на семнадцать с половиной километров, ублюдки! - орал Берон. Мы с трепетом в сердце впитывали его слова. - От диких ублюдков нас защищает силовое поле. Вы его увидите, желтая стена, касаться которой запрещено. Кто ослушается превратиться в пепел. Всем ясно?!
        - Да командир! - хором крикнули ученики и ученицы.
        Сейчас мы находились на площадке вблизи леса. Я заметил, как среди ближайших деревьев мелькают солдаты. Да, охрана у нас будет что надо. Они прочесывали лес, который оградили полем генератора. Это временный сектор, как мне рассказали друзья, генератор перевозной. Как только марш закончится, поле уберут.
        - Если вам ввели антидоты, это не значит, что надо совать свои носы во все щели этого леса, - продолжал Берон. - Тут масса живности, что готова вас укусить, откусить кусочек или вовсе сожрать. Руками ничего не трогать, ничего не жрать, не лизать, не грызть! Провизии всем будет достаточно!
        Я слышал его, но уже не слушал, я наслаждался запахом леса. На мне обычный комбинезон и снаряжение ученика. Нам выдали парализующие бластеры и мечи. Первые три дня мы будем жить в палатках в лесу, затем нас поделят на две команды. Мы будем воевать друг с другом в учебных боях под командованием наставников. Вот где можно показать себя!
        Мы вошли в лес. Идем строем, в колонну по два. Впереди наставники Берон и Шира, далее варийки, потом варийцы, я ближе к концу строя. По бокам в нескольких десятках метров мелькают солдаты в зеленых вакко -костюмах с винтовками, явно не парализующего действия, идут они параллельно нам. Охрана учеников действительно серьезная. Позади нас тоже идут солдаты, немного подгоняют строй. В небе то и дело проносятся разведывательные корабли, причем довольно низко. Зинон о нас заботится.
        Лес сгущался, начали пробираться через заросли. Наставники выбрали хороший участок леса. Ни одной протоптанной дороги на пути. Колонна сильно растянулась. Ученики начали понемногу болтать между собой.
        Я борол желание ринуться в самую гущу леса, хотелось затеряться в зелени. Запахи природы дурманили. Соседние ребята посматривали на меня, как на сошедшего с ума, я улыбался, как идиот, мой блаженный вид был им непонятен.
        Мы шли долго. Марш оказался трудным. Постоянно на пути встречались поваленные деревья, густые колючие кусты или негнущиеся ветви деревьев. Ребята разболтались. Берон с Широй уже километра на два ушли вперед, а охране было все равно на дисциплину, лишь бы шли, не нарушая строй.
        - Я хочу за наставницу Ширу, - говорил один.
        - Да Берон ее порвет, он мощнее! - говорил другой.
        - Не, Шира хитрее, ее команда выиграет! - возражал первый.
        - Шира из этих лесов! - вмешался еще кто -то. - Она знает варийские леса лучше всякого из Ортар.
        - Да, я тоже слышал, - подхватил еще один ученик. - Шира давно бросила тупых дикарей и примкнула к Зинону.
        - А сколько Шире лет, кто знает? - не вытерпел я.
        Она казалась мне молодой. Но если верить сплетням, должна быть уже довольно взрослой, имея за плечами такую историю.
        - Я сколько себя помню, она была наставницей, - ответил мне кто -то позади. - Считай, вдвое старше нас, если не втрое.
        - А выглядит, как мы, - удивился я.
        - Сирус, только ты мог так удивиться, - усмехнулся мой сосед по колонне. - Молодость, одна из особенностей нашей гордой и сильной расы. И живем мы дольше обычных людей.
        - Историю и генетику Варийи мы проходили, когда были в средней группе, - сказал ученик, шедший вперед меня. - Сирус в это время колотил морды беспризорников Дэрны.
        Ребята весело засмеялись. Я тоже подхватил смех.
        - А ну заткнулись ублюдки! - взревел приближающийся Берон.
        Он видимо решил обойти колонну. Все притихли.
        Вскоре лес расступился, и мы оказались на поляне. Ее расчистили от деревьев совсем недавно. Срезы на пнях были свежие, сами стволы куда -то исчезли. Я слышал о том, что в такой тяжелой работе часто используются десантные роботы, без сомнения это была их работа. Сотне пятиметровых исполинов ничего не стоит расправиться с кучкой деревьев. Вот бы когда -нибудь их увидеть! А еще лучше десантироваться в нем в самое пекло схватки с креалимскими собаками!
        Мы изучали это чудо техники на уроках. Поистине смертоносное оружие Зинона. Пятиметровые человекообразные безголовые чудовища с огромными орудиями, лезвиями на руках, когтями, пилами и штырями, увешанные бронелистами и способные вырабатывать собственное защитные вакко -поле. Увидеть бы сейчас хоть одного!
        Но наставники позаботились о том, чтобы все лишние убрались к нашему приходу. Мы разбили лагерь. Это проще простого. У каждого есть коробка, занимающая четверть места в рюкзаке. На коробке кнопочка, нажал и вот тебе одноместная палатка распускается на глазах. Хорошее устройство, такое бы на Дэрне мне пригодилось. Палатка сохраняет тепло, а обшивка ее прочна. Ножом так просто не прорезать.
        Развернув лагерь, мы снова построились, торжественно прокричали о нашей высшей цели, затем поели походных пайков и приступили к занятиям.
        Бои на мечах, рукопашные бои, тренировки в стрельбе из парализующих бластеров, которые отличались от настоящих только мощностью. Внешний вид и вес их был схож с боевыми. Нас приучали к настоящей битве!
        На рукопашном бою меня поставили против Котоша. Я не без труда побил его. В конце даже мог добить, однако уловил беспокойный взгляд варийки Арисы и не стал этого делать. Она была очень красива, у Котоша хороший вкус, но их любовь безнадежна, у нее нет будущего. На фехтовании меня два раза побили, вот уж чего не ожидал! Оба раза противники были сильны. Но меня поддерживали не менее чем других. Все бои я вставал на ноги. Всегда встаю после падения. А вот стрельбу совсем провалил, получил даже оплеуху от наставника Берона. Всему виной мои дрожащие руки, Котош был сильный противник, измотал меня хорошо.
        Уже вечер. За нами особо не смотрят, можно и поболтать. Наставники куда -то делись, по периметру ходят караулы из солдат. На границах лагеря горят голубые огни. Ребята из ближайших палаток собрались в круг. Ночи на Аштане темные, нас никто не видит, по крайней мере без специальных приборов нас точно не заметят.
        Воздух насыщенный и чистый, спать совсем не хотелось. Я вылез из палатки на шепот и понял, что ребята уже собрались и тихонько болтают. Никого ни кого не видит, в этом особая таинственная атмосфера.
        - Я слышал, что после марша отберут лучших, - шептал один.
        - Да, ты про гвардию? Наивный, - захихикал другой.
        - А вот и я слышал! - заявил в полголоса еще кто -то, его сразу зашикали. Слишком громко сказал.
        - Гвардию? - прошептал я, протискиваясь между учениками.
        - Сирус? - услышал я голос здоровяка Натэра
        - Да он, он, - захихикал кто -то. - Только Сирус мог спросить такое.
        - Гвардия императора, - ответил один из учеников. - Туда берут лучших из лучших, теперь стали набирать и варийцев. Мы же самые, самые при самые...
        - А то! - подхватил другой. - Я очень хочу в гвардию, смогу увидеть императора и его семью.
        - И я, у него красивые дочери...
        - Не смей говорить подобное, идиот, - перебил его другой. - Тебе отрежут гениталии за одну только мысль...
        - Да я и не имел ввиду...
        - Да поздно, - захихикал кто -то. - Твои гениталии теперь под угрозой.
        Весь круг захихикал едва сдерживающимся смехом. А я подумал о принцессе. Если попаду в гвардию, то смогу ее увидеть. Настроение улучшилось в разы.
        - В этом лесу у всех мальчишек гениталии под угрозой, - добавил чей -то женский шепот. Мы насторожились.
        - Да это Милиса, - выдохнул кто -то.
        - Иди прочь варийка, - зашипел Натэр.
        - Наставники ушли, - прошептала в ответ она. - Можно я с вами посижу, мне страшно в палатке одной?
        - А куда они ушли? - спросил я.
        - Сирус? - переспросила Милиса. - Только ты мог такое спросить! Уединиться они решили.
        Все захихикали. Я смутился.
        - Думаете Виера придет сюда? - произнес ученик, сидящий рядом.
        - Поле она не пройдет, какая бы она ловкая не была, - ответил другой. - Хотя кто ее знает, ребята, держите хозяйство в кулаке!
        - Да фу, - возмутилась Милиса. - Вам доставляет удовольствие обсуждать и дальше чьи гениталии отрежут, как и кто? Или только нож Виеры интересует?
        - Сирус ты видел Виеру, расскажи, как это было - спросил кто -то.
        - Да и почему ты все еще с яйцами, - засмеялся мой сосед.
        - А ты откуда знаешь с яйцами он или нет? - спросил кто -то еще. Ребята захихикали.
        - Она купалась в озере, голой, - начал я, все затихли.
        Мне захотелось рассказать, какой я ее видел, чтобы они не смеялись надо мной, а завидовали. Ведь все кто видел Виеру, мертвы. А я видел ее абсолютно голой, пусть завидуют!
        - Сирус, ну не чеши нам, - возмутилась Милиса.
        - А я верю ему, - возразил Натэр. - Расскажи Сирус, это очень интересно!
        - Да, Сирус, рассказывай все, какова она обнаженная, сколько на ее теле шрамов, какие они... - подхватил еще кто -то.
        - Она прекрасна, - вырвалось из меня. - Огненно рыжая, стройная, очень привлекательная фигура, без шрамов и уродства, красивая грудь, попа...
        - Ну хватит, не при мне же, - пролепетала Милиса.
        - Тебя и не держим, - усмехнулся кто -то из ребят.
        - Да, можешь идти, - поддержали со смешками другие.
        - Красивые зеленые глаза, - продолжил я. - Суровый взгляд, очень красивая девушка. Она раздела меня, увидела мои шрамы, обняла, поцеловала и назвала братом.
        - И ты купился? - усмехнулся кто -то.
        - Нет, испугался, - признался я. - Но потом вспоминал ее, думал, что что -то к ней испытываю...
        - Ты влюбился в нее? - спросила Милиса с нотками цинизма в голосе.
        - Нет, - ответил я резко. - Она враг, красивый, но враг, теперь это понял, узнав ее истинное лицо...
        - Когда я поймаю Виеру, - начал мой сосед. - Сперва я воспользуюсь ею.
        - А ты знаешь, как это делается? - захихикал кто -то.
        Ребята тихонько засмеялись. Я начал жалеть, что рассказал им подробности нашей встречи. Теперь будут смеяться надо мной.
        - Шира тоже знает Виеру, - прошептала Милиса. - Она ненавидит ее. Девушки говорят, что она знала ее до школы Ортар.
        Вот почему она ко мне неравнодушна. Часто срывается на меня из -за Виеры. Нужно сменить тему. Мне уже совсем не приятны эти женские сплетни.
        - А каковы они эти гвардейцы? - спросил я.
        - Черная форма, черные корабли...
        - Кажется, я видел их на Дэрне, - вырвалось из меня.
        Я прикусил язык. Нельзя упоминать о принцессе, обещал ведь Громуру.
        - Это невозможно Сирус, - усмехнулся кто -то. - Гвардия там, где династия Зэров, а на твоей Дэрне им делать нечего.
        Я согласился, вспомнив, как уничтожил корабль с гвардейцами. Ком подкатил к горлу. К темноте глаза привыкли. В кругу нас было человек семь, я видел силуэты. Вскоре ребята начали расходится.
        Моей руки коснулась чья -то маленькая теплая ручка. Это была Милиса.
        - Проводи меня, пожалуйста, до палатки, Сирус, - пролепетала она.
        У меня усиленно заколотилось сердце. Давно меня не касалась нежная рука девушки.
        Я кивнул, хотя она вряд ли заметила, но потащила меня за собой. Мы прошли между палатками, шли и шли. На мгновение меня охватил страх и сомнения, ведь я прикасаюсь к ней, говорю с ней. Мне грозит наказание, самое серьезное, если увидят или узнают. Если ребята донесут на меня, я не смогу отвертеться. Хотя все почти разошлись, когда она подошла, и говорила Милиса очень тихо. Наставники ушли, их тут нет, лагерь спит.
        Я даже не понимал, куда идем, за руку меня тащила варийка. Вскоре мы оказались у ее палатки.
        - Ну вот и пришли, - прошептала она. - Спасибо, Сирус, ты смелый.
        - А ты красивая, - прошептал я, отпуская ее ручку.
        Не знаю, как даже вышло, что это сказал. Но в следующую секунду мои губы коснулись нежных губ Милисы. Она меня поцеловала!
        Поцелуй был коротким, она прошмыгнула в палатку и закрыла за собой тканевую дверь. Жаль не видел ее глаз. Странные ощущения захватили меня. Она стала мне вдруг так дорога. Неужели я люблю ее? Вот так, из -за одного поцелуя? Что за чушь! Однако, моя самооценка взлетела до небес, я нравлюсь девушке. Это так необычно.
        Милиса немного поворочалась в палатке и затихла. Я осмотрелся, с ужасом осознавая, что заблудился, обратной дороги не знаю. Силуэты палаток, ряды, ряды. Нужно хотя бы выбраться из женского сектора. Нельзя, чтобы меня тут заметили. Я побрел, стараясь не шуметь. И вдруг увидел, как в лагерь с освещенной стороны входят двое. По фигурам понял, что это были наши наставники. Они пошли через лагерь. Я попятился назад, в их сторону идти не рискнул, решил обойти. Обойти - значит пойти по границе леса. Где -то там караул. Но я все же рискну!
        Моя палатка должна быть в середине лагеря. Я вышел из лагерной зоны. В центр лагеря шел наставник, у него был фонарик, что освещал дорогу тусклым голубым светом. Шира куда -то делась. Сердце бешено колотиться. Что же делать? А если он проверит в палатке я или нет?!
        Я упал на четвереньки побрел по примятой траве между палатками, лучше пусть поймают меня в лагерной зоне, чем в лесу. Он идет прямо на меня! Я спрятался за палатку. Он прошел по параллельному ряду. Стал обходить лагерь вокруг, затем вернулся к освещенной зоне и удалился. Я минут двадцать просидел у палатки в ожидании, когда же он уйдет.
        Когда все же решился подняться, мне в глаза ударил синий свет. Внутри что -то оборвалось от неожиданности и страха.
        - Так, так, ученик Сирус, - проговорила с насмешкой Шира.
        Я упал перед ней на колено и прошептал приветствие.
        Она ударила меня по опорной ноге, и я свалился на бок. Подняться не осмелился. Сейчас не спарринг, она командир и может наказать меня, как посчитает нужным.
        Шира перевернула меня на спину и села сверху. Залепила несколько пощечин, что у меня в глазах засверкали искры. Фонарик она оставила в стороне, я видел ее слабо освещенное грозное, но красивое лицо.
        - Простите меня командир, - пролепетал я, пытаясь закрыться.
        Она снова начала осыпать меня пощечинами.
        - Что она в тебе нашла? - приговаривала она. - Что нашла в таком ничтожестве? Что заставило ее назвать тебя братом? От родной крови отказалась! А ты чужак стал ее братом, почему? Что, ублюдок в тебе, чего нет во мне...
        Она повторяла все снова и снова. Я рассвирепел, кто бы она ни была, не могу позволить бить меня так! Пусть лучше кулаком в лицо, ногами по ребрам, но не эти унизительные пощечины. Я выгнул спину и хотел увернуться в сторону, но она зажала. Бдительная варийка!
        - Что Сирус, не нравится тебе?! - усмехнулась злобно она. - Не нравится, что женщина сильнее? Ты в моих руках, слабенький и немощный брат Виеры!
        - Она мне не сестра! - возмутился я.
        - Как ты смеешь отказываться от нее! - взревела Шира, позабыв, что в лагере все спят.
        Я обозлился не на шутку. Потерял контроль. Схватил ее за распущенные волосы и рванул, что есть силы в сторону. Она завизжала. Каким бы она не была мастером меча и рукопашного боя, она всего лишь женщина. Я повалил ее на бок, не выпуская большого пучка волос из руки, взобрался на барахтающееся тело и зажал в объятиях, что было сил. Она пыталась высвободиться, но я держал крепко. Сейчас во мне господствовал беспризорник с Дэрны.
        Шира жалобно заскулила. Она начала задыхаться. Я отпустил хват, она не стала отталкивать. В ужасе осознал, что напал на наставника. За это смерть. Я отодвинулся от нее. Она лежала неподвижно, только грудь опускалась и поднималась. Она дышала, смотрела в небо, ее глаза блестели от слез. Я сидел рядом, затаив дыхание. Ожидание наказания хуже самого наказания. Наставница подняла корпус и обхватила себя за ноги согнутые в колени. Она осталась в сидячем положении, пристально посмотрела на меня. Я увидел ее взгляд. Красивый, но жаждущий чего -то плохого. Прощай моя карьера. Будь силен, будь честен и будь справедлив, говорил мне командир Громур. Я подвел его. Она смотрела на меня, будто я уже мертв, она перебирала в голове все варианты наказаний для меня, самые изощренные, самые жестокие. Чтобы я дольше мучился, чтобы брат Виеры испытал самую страшную боль. Я смотрел на нее трепетным и умоляющим взглядом, какой только мог изобразить…
        - Прости, - прошептала Шира.
        Я потерял дар речи. Она резко встала и пошла прочь. Похоже, ей было не до меня. Завтра она расскажет Берону все, и мне попадет. Она даже не взяла свой фонарик. Ни о чем другом не думая, кроме как о завтрашнем наказании я попятился назад и сам того не подозревая, вышел за пределы лагеря.
        - Давай побудем еще немного, - прошептал чей -то женский голос в кустах.
        Я пригнулся и замер, боясь даже дышать. Меня кто -то заметил?!
        - Наставники начали обход, я даже отсюда вижу их фонарь, - ответил вариец, его голос мне показался знакомым.
        Это был Котош! А девушка это его возлюбленная Ариса. Они вдвоем. Сидят в кустах. Меня они явно не заметили.
        Было слышно, как они шуршат в кустах и целуются, как Ариса звучно дышит и наслаждается объятиями. Я попятился прочь, слишком много за вечер всего запретного произошло. Мне было страшно, я должен найти свою палатку, во что бы то ни стало.
        Стал аккуратно покидать заросли. Сердце замерло в новом испуге. Совсем рядом со мной промелькнул тусклый голубой фонарик. Это был солдат, караульный нашего лагеря. Он был не один. За руку он вел еще кого -то. Судя по большой шевелюре и маленькому росту это была варийка. Он вел ее в лес. Зачем? Надругаться? Она не кричит и не сопротивляется. Он хочет овладеть ею? А она не против...
        Они прошли мимо. Девушку я не узнал, и хорошо. В глубине души я желал, чтобы она не оказалась Милисой.
        Все же я нашел свою палатку. Не сразу конечно, сперва поляну, на которой мы сидели. Там была сильно примята трава. Затем нащупал и свой маленький временный домик. Залез и сразу провалился в сон.
        Утренний подъем. Ощущения поганое. Внутреннее беспокойство не оставляло. В строю меня трясло. Берон и Шира, как ни в чем не бывало распределяли учеников по учебным точкам.
        Шира прятала от меня свой взгляд. Котош сиял весь, да и Ариса цвела и пахла. Вот же ночка выдалась!
        Я наблюдал за Котошом, должно быть хорошо, когда тебя любят. Ариса не глупая, выбрала себе красивого варийца, с выразительными черными глазами, крепкой и атлетической фигурой, сколько его видел, он часто улыбался и никогда не отчаивался. Еще бы! Его любит и поддерживает такая красивая девушка. У них нет будущего, но они живут и наслаждаются настоящим.
        Сегодня я показал хороший результат на всех занятиях. Попутно восхитился рукопашному бою чемпиона Мунто и здоровяка Натэра. Оба были хороши, конечно, чемпион выиграл, но и мой сосед не оплошал, держался достойно.
        Обратил внимание на Милису, она тоже посматривала на меня, ее голубые глазки смотрели с большой радостью. Все мои схватки она поддерживала меня. Я побил всех, в бою на мечах даже не оставил шанса рыжему Орику, а он считался одним из лучших в фехтовании! Я бился как зверь, будто на смерть. Вот что может сделать один поцелуй!
        Меня посетила сумасшедшая мысль. А почему бы мне не уединиться с ней в лесу? Хочу обнять ее и расцеловать, хочу нежно прижать, извиниться за то, что побил ее когда -то в бою на мечах, тем самым нанес обиду. Она тогда даже плакала, я помню. А Шира отвесила ей подзатыльник.
        Ночью мы снова собрались. Я с волнением и трепетом ждал момента, когда услышу первый шепот за стенкой палатки. Это значит, что наставники ушли и можно выходить, раз уже кто -то вышел из учеников.
        Мы шептались в темноте. Я был рассеян, почти не слушал болтовню ребят, меня интересовало лишь одно, когда же придет Милиса. Я вслушивался, чтобы распознать ее голосок. Ждал, а она все не приходила. Прошло несколько часов, снова показались наставники, они делали обход, все по расписанию. Ребята быстро и почти бесшумно растворились в темноте.
        Наставники тут, обойдут лагерь и скоро уйдут, но это уже не важно, разочарованный, я шмыгнул в свою палатку.
        Наивный пацан. Она забыла обо мне. С этой горькой мыслью попытался все же уснуть. Но ничего не выходило. Вне палатки была какая -то мелкая суета, кто -то куда -то ходил, шуршала трава. Меня это не касается. Вчера мне повезло, что все обошлось, сегодня могу нарваться на неприятности. Стоит ли из -за какой -то варийки так убиваться? Однажды мой друг Морик рассказал мне, что у вариек есть специальные занятия, на которых их обучают искусству любви. Потому что потом они будут ублажать своих хозяев!
        Злюсь… Они все рабыни, мерзкие рабыни, которые будут отдаваться любому хозяину. Своими нежными губками Милиса будет целовать какого -нибудь дряхлого старика.
        В палатку кто -то пролез. Я приподнял голосу. Это была Милиса. Адреналин ударил в кровь. Она пришла! Смелая, бесстрашная.
        - Наставники ушли, - прошептала она, переступая через меня на четвереньках.
        - Они могут и вернуться, - прошептал я и потянулся, чтобы включить освещение.
        В палатке была такая функция, свет очень тусклый, но лучше чем ничего. Варийка задержала мою руку.
        - Не включай, Сирус, - шептала Милиса, и села рядом. - Думала ты смелый, не разочаровывай меня.
        - Я больше боюсь за тебя, - попытался парировать.
        - Мы товар, нам ничего не угрожает, - обрубила она. - Меня продадут, и я уже никогда не смогу любить. Я действительно для тебя красивая, Сирус?
        - Да, - прошептал я, она взяла мою ладонь и прислонила к своему телу.
        Я почувствовал теплую, нежную, упругую грудь. Милиса была обнажена до пояса. Когда она успела снять свой комбинезон? Входила она точно одетой. Я остолбенел, никогда в жизни, я не трогал женскую грудь. Видел, но не ощущал так. Она почти помещалась в мою дрожащую, жадную лапу. В ладонь уперся ее остренький сосок.
        Сверху накрыли волнение, страх, возбуждение… Она нащупала замок на моем комбинезоне и расстегнула его до пояса, прислонилась ко мне, своим нежным телом, своей грудью. Я обнял ее, такую горячую и нежную. Она поцеловала меня в шею, так необычно, так возбуждающе. Я закрыл глаза в блаженстве.
        Мы долго целовались. Я не хотел прекращать этот сладостный миг. Она хихикала, играла со мной, прятала свои губки, а я жадно искал их в темноте, находил и впивался, прижимал ее крепче. Ее тоненькая талия, нежная спинка, изгибы, я был одурманен ею.
        - Я лучше целуюсь твоей Виеры? - прошептала она, хихикая.
        - Да, да! - твердил я, страстно целуя ее тело.
        - Моя грудь лучше, чем у твоей Виеры? - продолжала она.
        - Да, - шептал я.
        Сейчас Милиса была для меня совершенством, идеалом. Позабыл обо всех опасностях.
        - Тс! - прошептала она и закрыла мои губы своими пальцами.
        Я действительно завелся не на шутку. Не знаю, что со мной. Не знал как, но был готов овладеть ею. Она зашуршала.
        - В чем дело Милиса? - насторожился я.
        - Мне пора идти, если нас застанут вместе, тебя могут жестоко...
        - Хм, - неловко прервал я. - Тебя проводить?
        - Не нужно, лишний риск, - ответила она и впилась в мои губы своими.
        Это был прощальный поцелуй. Она ушла, а я остался. Эйфория счастья охватила меня. Кажется, я люблю ее. Затем нахлынула тоска. Нам не быть вместе, это невозможно. Ее продадут, а я буду служить где -то далеко. У нас нет будущего. Как же плохо мне...
        Я заснул лишь под утро.
        Подъем был тяжелый. Нас построили. Атмосфера была угнетающая, Берон орал громче обычного.
        - Сегодня ночью, один из ублюдков нарушил правила! - начал наставник, у меня затряслись поджилки. - Этот ублюдок прикасался к варийке и чуть было не лишил невинности! За это я отрежу ему гениталии, облегчу задачу для Виеры!
        У меня помутился рассудок. Я еле стоял на ногах. Неужели речь обо мне, не вынесу этого.
        - Кто сегодня ночью был с варийкой?! - орал Берон. - Выйди из строя на шаг, покажись ублюдок, если ты не трус, с честью прими наказание!!
        Будь силен, будь честен и будь справедлив, прозвучало в моей голове. Я подвел Громура, поддался животной природе. Я должен быть наказан, с честью приму наказание, какое бы оно не было. Подал корпус, чтобы сделать шаг, но уловил взгляд Ширы. Она смотрела пристально. Только на меня. Ее лицо еле мотнуло в сторону, она хотела мне что -то сказать. Или предостеречь. Я замер. Через мгновение из строя вышел Котош. Меня трясло, я напрягся, как мог, лишь бы не выдать свое волнение.
        Солдаты подскочили к Котошу и потащили к Берону. Со стороны женского строя послышался плач.
        - Заткнись Ариса! - взревела Шира. - Тебя тоже ждет наказание, я позабочусь о том, чтобы ты страдала долго!
        Берон закипал, копил в себе злость, молча обходя кругом Котоша. Ученика трясло, он не стоял на ногах. Его держали двое солдат в зеленых вакко -костюмах и с винтовками за спиной.
        - Этот ублюдок осмелился пойти против правил! - взревел Берон.
        Котош опустил голову, он плакал. Ариса тихонько похныкивала в строю.
        Я заметил, что Шира смотрит только на меня. Съежился под ее пристальным взглядом. Мурашки прокатились по всему моему телу.
        - Принесите инструмент! - крикнул Берон, к нему подбежал солдат, в руках у него были большие ножницы.
        У меня подкашивались ноги, при виде этих ножниц.
        Ариса громко зарыдала. Шира быстрым шагом направилась к ней. Звучная пощечина прервала рыдания варийки. Та повалилась на землю, Шира на этом не успокоилась, взяла ее за волосы и выволокла из строя, затем с особым цинизмом потащила к Котошу.
        - Раздеть его! - скомандовал Берон.
        С пацана сорвали комбинезон. Я вспомнил, как когда -то на Дэрне со мной сделали то же самое. На моих глазах наворачивались слезы.
        - Смотри на него шлюха! - взревела Шира, не выпуская волос рыдающей Арисы. - Смотри на него! Любишь его? Похотливая сука! Смотри, что ты с ним сделала!
        Наставница высоко вздернула ее голову, та уже не держалась на ногах. Я не могу понять, откуда столько силы у Ширы?
        Подошли еще двое солдат и схватили Котоша. Тот начал орать и извиваться, при виде ножниц. Его держали четверо за ноги и за руки. Ученик истошно орал, будто ему уже отрезали его гениталии. Он был полностью беспомощен. Берон подошел ближе и продемонстрировал инструмент Котошу. Я не мог на это смотреть. Меня выворачивало. На его месте мог оказаться я, если бы не Шира...
        Лязг железных лезвий прервал крик Котоша, теперь он хрипел. Его отпустили, и он упал на траву. Ариса визжала, уже охрипшим голосом. Она сорвала его в ту же секунду, как свершилось наказание. С этого момента я стал ненавидеть школу Ортар.
        Прошел день. Это был самый серый день, из всех, что я провел в школе. Многие ученики пребывали в шоке, занятия шли медленно и мучительно. Ночью я не вышел из палатки. Милиса не пришла, а если бы и пришла, я бы выгнал ее. Мы все получили хороший урок. На ночную беседу никто не вышел, в лагере царила мертвая тишина. Котоша увезли, после реабилитации он продолжит службу. Так сказал сам Берон.
        За ночь я успел о многом подумать. Котош ведь уже был наказан за контакт с Арисой, и он снова полез к ней, или она к нему. Если бы он не нарушил правила, ему бы никто ничего не сделал. Но все равно, это жестоко. Я служу Зинону, я служу Громуру, но все равно ненавижу эту школу и этого наставника Берона. Он жестокий, именно такие, как он били меня кнутом и ногами, именно такие издевались на Дэрне. Я ненавижу его...
        На следующее утро нас начали делить на две команды. Шира забрала меня в свою, вместе с Натэром и Ориком. Дошен, третий мой сосед по комнате, чемпион Мунто, мой друг Морик и Милиса оказались в команде с Бероном. Я уверен, что Шира отдала Милису специально, чтобы мы не наделали глупостей. Я и не расстроился, меня больше не интересовали варийки, усвоил урок, моя любовь к Милисе испарилась быстро, да и была ли она?
        Увидел в нашей команде Арису. С разбитой припухшей губой, красными заплаканными глазами и растрепанными волосами. Ее трясло, до сих пор варийка не оправилась. Думаю, Шира вплотную займется ее воспитанием, когда бы отправимся своей командой в путь.
        - Задача команд проста! - ревел Берон. - Дойти до точек сбора, а дальше команды превращаются в противников! Подробности узнаете у командиров! Моя группа! Пятнадцать минут на сборы, вперед!
        - Моя группа! - закричала Шира. - Десять минут на сбор, вперед варийцы!
        Я помчался. Нужно собрать рюкзак, свернуть палатку, запихать все пайки, что выдаст пункт снабжения. Сначала в пункт, чтобы занять очередь. Не успею, подведу Ширу. Она выбрала меня, она спасла меня, она не выдала меня Берону ночью, даже после того, как грубо с ней обошелся. Она плакала, я видел, что она плакала. Никогда бы не подумал, что она может пустить слезу, такая грозная, сильная наставница.
        Мы выдвинулись отдельной группой. Я заметил, что с нами было всего два солдата в сопровождении. Значит, нам дают большую самостоятельность. Теперь начался настоящий марш.
        Мы шли. Шира часто проходила вдоль строя, назад, вперед, подгоняла отстающих. Идти стало тяжелее, высокая трава, густой кустарник, который не обойти. Ветки исцарапали мне все лицо. Я несколько раз спотыкался и падал.
        Шира объявила привал. Устали все. Я рухнул на траву, прям там, где и стоял. Слишком высокий темп. Многие отстали. Вскоре увидел, как наставница подгоняет пинками к месту привала группу отстающих. Странно, но среди них не было вариек, неужели девушки нашей расы выносливее? Вскоре нас погнали дальше. Лес превратился в непроходимые заросли. Мы продирались сквозь густую зелень долго, преодолевали мало. К позднему вечеру пришли на точку сбора нашей команды. Там стоял маяк, у Ширы был пеленгатор, она вела нас по нему. На этот раз десантные роботы площадку для лагеря нам не расчищали. Местность была относительно не заросшей. Шира строго настрого запретила выдирать кусты. Расставила дозорных из числа учеников, назначила смены. Я был поражен такой организацией. Мы были как на войне.
        - Сирус! - вдруг услышал я за спиной. - Ко мне подойди!
        Это была Шира. Я помчался к ней, споткнулся, чуть не упал. Прыгнул на колено в приветствии, и был сильным рывком поднят за воротник и поставлен на ноги.
        - Никаких ритуалов в полевых условиях, ты понял? - проговорила строго она, ее синие глаза смотрели прямо в мои. - Враг может наблюдать, он вычислит командира и убьет его.
        - Понял командир! - браво ответил я.
        - На деревья когда -нибудь лазил? - спросила вдруг она.
        - Нет, но...
        - Неважно! - перебила она. - Глаз у тебя далеко видит, вот что важно, стрелять ты вроде как научился. Видишь дерево, самое высокое, левее смотри, да, вот то. Вот тебе винтовка, береги ее.
        Она протянула мне винтовку, похожую на креалимскую, только ствол тоньше. В теории я умел такой пользоваться, нас немного учили.
        - Ранним утром ты залезешь на это дерево, выберешь самую густую часть кроны и будешь смотреть в направлении против солнца и на девяносто градусов влево, это твой сектор обзора. Стрелять будешь по всему, что движется, нам сигналить не надо, поймем по звукам выстрелов. Понял, что надо делать?
        - Да командир!
        - Прекрасно, а теперь иди и потренируйся лазанью на дерево! - скомандовала она, в ее голосе звучала нотка иронии.
        Ночью мы не воюем, как нам объяснили. В нашем противостоянии есть определенные правила. Ночью не движемся и не предпринимаем ничего против команды соперников. На дерево я взобрался легко, руки у меня цепкие. Да вот только когда посмотрел вниз, голова закружилась, охватил страх.
        - Молодец Сирус! - крикнула мне снизу Шира.
        Это предало мне сил, полез еще выше, преодолевая страх. Уже почти стемнело. Я поспешил спуститься. Оказалось сложнее, чем подниматься. Внизу оказался, когда было совсем темно. Под деревом меня ждал Натэр с фонариком. Это Шира его поставила дожидаться меня, заботливая варийка!
        Ночь была беспокойной. Лес будто ожил. Хороши травы, звуки животных, треск веток. Я трясся в палатке, прижимая ближе к телу свой парализующий бластер и винтовку, что дала Шира.
        Утром, как и велела наставница, помчался к дереву и начал взбираться на него. В лагере творилась неразбериха. По крикам вокруг я понял, что пропал один из учеников. Его палатка была прорезана ножом. Услышал имя Виеры. Беспокойство охватило меня. Виера пробралась сквозь поле?! Шира орала не своим голосом расставляя позиции. Солдат в лагере прибавилось. Видимо из -за пропажи варийца.
        Я поднялся высоко. Теперь мне хорошо было видно, где мы находимся. Вокруг лес сгущался, у нас было еще более или менее нормально. По середине лагеря возвышался знак нашей команды, синий маяк, в виде цилиндра полтора метра в высоту. Его мы и защищаем, такой же у них. Выигрывает команда, захватившая чужой маяк.
        Кроны были не густые, сквозь них можно было разобрать кустарники и высокую траву, с земли обзор был бы на много хуже. Шира хорошо это предусмотрела. Я представил ее глубокие и насыщенные синие глаза, такие строгие и такие красивые. Я сумел побороть ее, взять силой… Попытался вспомнить ощущения, когда прижимал ее к себе. Она ведь может быть ласковой. Неужели они с Бероном вместе, не может быть, чтобы столь жестокий человек был с этой гордой и чувственной варийкой!
        Задумался. Внизу чуть дальше лагеря что -то промелькнуло и исчезло в зарослях. Растяпа! Пропустил врага. Всматривался в кустарник, где только что скрылась бледно -зеленая фигура. Именно бледно -зеленая. У всех наших комбинезоны бежевые, а у солдат более яркий зеленый цвет.
        Виера? Меня охватила паника. Чуть дальше куста стояла огненно -рыжая Виера и целилась в меня из своей винтовки. Она стояла неподвижно, расстояние между нами было метров сорок, не меньше. Я видел ее строгое лицо и зажмуренный левый глаз. Она целилась в меня! Уже давно! Я у нее на прицеле!
        Замер, моя винтовка была опущена. Не смея, поднять ее, я молил Великий Квазар, чтобы Виера узнала меня.
        Она вдруг опустила винтовку и улыбнулась мне беззаботной улыбкой, помахала рукой и скрылась в гуще леса. Остолбенел, чуть не потерял равновесие, позабыв о том, что сижу на ветке дерева.
        Она узнала меня! Она рада мне, и не упрекает, что сейчас среди тех, кого она ненавидит. Виера тут, она прошла барьер! Она похитила одного ученика, возможно, убила его. Но я рад увидеть ее снова.
        Просидел на дереве до обеда. Больше Виера не показывалась, да и другой активности в моем секторе не заметил. Меня окликнули снизу. Пришла новая смена, я аккуратно спустился, ноги затекли, пришлось разминать по дороге. Жутко голодный, я направился в палатку, мой рюкзак остался там.
        Я уже доедал свой паек, когда услышал голос Ширы за палаткой.
        - Нам нужна еще группа, - говорила она. - Дела плохи Берон.
        - Кимар сказал, что колония больше не даст солдат, - прозвучал слегка искаженный голос Берона. Они говорили по устройству связи.
        - Дай своих! - возмутилась Шира.
        - Ага, делать мне нечего, - усмехнулся Берон. - Я не стану снимать людей с генератора. Ты потом за него платить будешь? Без должной охраны дикари его либо выведут из строя, либо украдут, проще простого! Твоего годового жалования не хватит, чтобы потом расплатиться!
        - Я нашла следы Виеры и ее группы, десять человек прошли щит, не меньше, - не унималась Шира. - Давай свернем эти игрища и отправимся в школу.
        - Э нет! - возразил Берон. - Мы закончим учебный бой, когда я надеру твой роскошный зад и мои ублюдки одолеют твоих!
        - У меня уже одного прикончили, - вздохнула Шира. - Я теряю варийцев, командир.
        - Да и что! - усмехнулся Берон. - Лишь бы не вариек, их -то Виера не трогает…
        - Рабынь не трогает, они для нее ничтожества, а варийцы предатели, она к ним беспощадна…
        - Да плевать на ублюдков, из этой кучи нужно всего десяток. Остальных можно в расход!
        Связь прервалась, или ее выключили. Я сидел в палатке, паника, разочарование, досада и непонимание всего происходящего. Нас в расход? Да как же это, за что? Я слышал то, что не должен был слышать. Нас за людей, что ли не считают?! Не понимаю…
        Энтузиазм совсем пропал. Мысли спутались в голове. Что же тут происходит? Зачем все эти марши, почему он так сказал?! Мои мечты рушатся на глазах. Командир Громур, куда же ты меня привел…
        Мне стало обидно за себя, за других учеников. Они вдруг стали для меня важны. Наконец, я почувствовал признание общества. Меня уважают, меня считают своим. Не легким трудом этого достиг. И теперь узнаю, что мы не нужны. Все эти занятия, подготовка, для чего все это?! Какой смысл делать из нас воинов, если пускать всех собираются в расход. Зачем кормить нас, обучать, давать жилье. Нет смысла, не понимаю я!
        В палатку сунулась голова ученика. Он был сильно обеспокоен, тяжело дышал.
        - Тебя наставница Шира обыскалась! Бегом к маяку!
        Я встряхнулся. В палатке просидел довольно долго, непростительная ошибка. Ушел в свои размышления, не заметил, как прошло время.
        Выскочил, чуть не сбил с ног ученика. До маяка недалеко, наш лагерь компактный. Увидел большое скопление людей у маяка, они окружили Ширу. Я опоздал? Меня, наверное, ждут уже давно.
        Пока бежал, заметил, что в траве по периметру лагеря лежат ученики и ученицы на изготовке к стрельбе. Шира подготовила оборону.
        - Сирус, с этой пятеркой, выдвигаетесь вон в том направлении, Орик со своей группой обходите справа, - начала она, когда я подошел.
        Ожидаемой брани в мою сторону не последовало. Она была увлечена. Дальше наставница объяснила нам, что мы должны имитировать атаку, а затем отступить к лагерю, а далее уйти в стороны, обойти их лагерь с тыла и захватить маяк. Берон по ее замыслу, увидев нашу атаку, решит контр атаковать и захватить маяк, считая, что Шира бросила все силы на атаку.
        До их лагеря два часа, если будем двигаться быстро. Стемнеет через семь, времени достаточно. Я понял, что Шира хочет скорее закончить игры и убраться из леса. Она заботится о нас, ей важнее люди, а не игры. Я был полон решимости. Ведь она назначила меня старшим группы, у меня в подчинении пять человек, из них две варийки. Сейчас пренебрежительные слова Берона были где -то далеко, были едва слышны. В голове отчетливый голос Ширы, я верю ей. Мы нужны ей, мы живем, не чтобы нас пустили в расход, мы нужны Зинону, о нас заботятся. Не может отношение одного наставника быть отношением всей школы. Все зло исходит от Берона. Он жестокий, он ненавидит нас, хотя сам Вариец. Он не Зинон, он не может очернить высокое звание командира, он не командир, он его жалкое подобие. Когда -нибудь я вернусь и убью его.
        Мы мчались через заросли. Я бежал впереди. Ориентир простой, идем по направлению, противоположному падению тени. Ни каких приборов, ни каких пеленгаторов у меня нет. Только глаза, уши и парализующие бластеры и винтовки. Примерно через двадцать минут пути мы уже не слышали группу Орика, сначала она шла параллельно, левее нас, затем повернула еще дальше в сторону.
        Сердце бешено колотилось. Я искренне хотел победить. Это было дело принципа, показать Берону, что он не прав, что он проиграет. Я с особым удовольствием реализую план Ширы.
        Что -то услышал. Мы остановились и замерли. Ребята смотрят на меня с недоверием, варийки с полными надежд взглядами. Они повторили, что сделал я, но они не поняли, почему вдруг присел и затаился.
        Впереди, метрах в пятнадцати я увидел бежевый цвет. Среди всей этой зелени я увидел его. Это был шпион из вражеской группы. Он тоже увидел нас и аккуратно отползал назад, чтобы сообщить своим о приближении противника. Он не знал, или надеялся, что я не заметил его. Но я заметил.
        Жестом я показал своим, чтобы они молчали и замерли. Если противников много, это может быть ловушкой. Парализующие бластеры бьют больно, и мы будем обездвижены на несколько часов, нас возьмут в плен. Этого нельзя допустить. В тоже время нельзя упускать лазутчика, он расскажет о нашем появлении, слишком мы далеко от их лагеря. Задача Ширы будет не выполнена.
        Ринулся за ним. Быстро, почти мгновенно ускорился до предела. Тот не успел даже подняться, я взял его на прицел. Это был Мунто. Забавно.
        - Привет Мунто, - усмехнулся я.
        Тот оскалился и резко дернул рукой с бластером в мою сторону. Я выстрелил. Заряд у винтовки мощнее, чем заряд бластера. Мунто забился в судорогах, его лицо перекосилось от боли. Кричать он не мог, парализовало все мышцы и связки. Он похрипел немного и успокоился. Его тело обмякло, а глаза в ужасе забегали из стороны в сторону.
        Подползли мои ребята.
        - Как ты его уделал, - прошептал один из учеников.
        Ребята захихикали. У Мунто, который лежал на боку в не очень удачной позе, изо рта сползала слюна. Он не мог шевелить даже губами. Я заметил, что он обмочил свой комбинезон. Сильная у меня винтовка. От бластера описаться сложнее.
        - Сирус сильный и ловкий, - пролепетала одна из девушек за спиной.
        Мне было очень приятно это слышать.
        - Мунто описался, хи! - засмеялась другая.
        Ее сразу оборвали, слишком громко. Вот же эти женщины, бесконтрольные создания!
        - Что дальше, командир? - спросил один из учеников.
        От услышанного у меня закипела кровь. Ко мне обратились «командир»! Меня назвали командиром! Теперь я должен соответствовать этому статусу и не подвести доверие братьев.
        Направил группу немного правее, если обнаружат Мунто, подумают, что мы прошли прямо. Но я же командир! Я хитрый, перехитрю Берона в два счета. Мы начали аккуратно пробираться сквозь густой кустарник. Бесшумно не вышло. Сердце колотилось. Я немного рассредоточил группу. Противник может быть близко. Но с такой осторожностью мы жертвуем временем.
        Вдруг сверху послышался треск веток. Жалобный крик ворвался так неожиданно. Сердце будто бы остановилось. По телу прокатился жар. Испуг такой, что хотелось зарыться в землю. В нескольких метрах от меня упал ученик, с винтовкой в руках. Он застонал и попытался подняться. Не теряя не секунды, я выстрелил. Удача нам улыбнулась! Этот идиот сорвался с дерева!
        Выстрелов наблюдателя я не слышал. Хотя моя винтовка тоже стреляет не без шума. Только сейчас до меня дошло, что я выдал нападение шумом своей винтовки. Вот я растяпа! Бластер стреляет тише, хоть и не на много.
        Как бы мы не маневрировали, они уже в курсе нападения. Мы пошли еще правее. По идее, лагерь мы обходим стороной.
        Я наткнулся на что -то зеленое, чешуйчатое, будто дерево, но мягче. В диаметре, как две мои ноги. Мы изучали животный мир Аштаны. Это была огромная змея. Такие вырастают до тридцати метров в длину. Замер от страха, моя дрожащая рука вцепилась в винтовку. Отскочил назад и попятился. Ребята тоже увидели ее. Одна варийка чуть не взвизгнула, другая спешно прикрыла ей рот.
        - Она плотоядна, - прошептал один из ребят.
        - Если она на земле, то охотится, - сказал другой. - Нам не убежать.
        - Тише, все, - процедил я.
        Слева в кустарнике увидел ее большую отрубленную голову. Да! Клыки у нее были не меньше, чем у желтого зверя с Дэрны. Глаза ярко зеленые, пасть раскрыта, красная жижа растеклась на несколько метров. Там уже копошились лесные насекомые. Меня передернуло от отвращения. Без сомнения, это была голова от того змеиного тела, но все же мы решили обойти стороной. Мало ли, какие еще животные пришли полакомиться мясом мертвой змеи.
        Мы шли уже полчаса, когда я услышал чьи -то разгоряченные разговоры. Левее нас была вражеская группа! Я притаился и прислушался, мои ребята замерли.
        - Шестерых взяли, - шептал один из них.
        - Я слышал еще выстрелы, значит их больше, - шептал другой.
        - А может этот идиот Мико сорвался с дерева и винтовка выстрелила!
        - Я не пойду проверять, тем более шум слышал с другой стороны.
        - Что делать будем? А вдруг это Виера!
        - Я вот и думаю, она этот лес знает, как свои пять пальцев...
        Я подполз вперед, оставив свою группу на месте. Сперва увидел одного, затем еще двоих. Они продолжали говорить. Насчитал четыре голоса, последний был дальше. Они смотрели в сторону. Меня осенило: они не ждали нас с этой стороны!
        С той стороны, куда они смотрели, послышался треск ломающихся веток. Ребята замолчали и затаились. У одного дрожала рука с бластером. Они были напуганы. Я решил воспользоваться моментом. Подтянул своих ребят.
        - О -гонь, - шепнул я и сам нажал на спусковой крючок своей винтовки.
        Мой луч попал по назначению, ученик упал, выронив бластер, его тело немного подергалось и стало неподвижным. Почти одновременно со мной выстрелили мои ребята. Еще двое противников упали. Последний избежал попадания и помчался прочь. Я ринулся следом за ним. Он не пробежал не более тридцати метров. Этот неуклюжий вариец споткнулся, а когда поднялся, я уже держал его на прицеле...
        С такими успехами, мы можем сразу захватить их маяк! Расправившись с вражеской группой, мы двинулись дальше. Успех вскружил мне голову. Мы прошли их дозоры, их разведку. Сейчас их защита слаба. Вспомнил про их разговор, Орик, похоже, не был так успешен, скорее всего нашу вторую группу сцапали. Он не я. Ему не достает моей сноровки и моей хитрости.
        Мы шли. Кустов стало меньше. Я заметил притоптанную траву. Тут явно кто -то ходил и не раз!
        - Всем лечь на живот! - скомандовал я, стараясь, не громко кричать. Все мгновенно опустились на траву. - Ползем тихо, рассредоточиться, враг близко, смотрим на деревья.
        Слишком тихо, мне это не нравится. Пополз вперед, периодически останавливаясь и приподнимая голову. Стараясь придерживаться тропинки, так меньше шума при передвижении, я прислушивался к любым шорохам. Кровь играла, волнение вперемешку со страхом и возбуждением обостряли мои чувства.
        Послышались обеспокоенные крики. Этот голос узнаю из тысячи. Орал Берон, он был в бешенстве. Крики были дальше и левее. Судя по всему, Берон и их лагерь находились в двухстах, максимум трехстах метрах от нас. Из всего крика я разобрал только слово «ублюдки» и «ленивые ублюдки».
        Возникло огромное желание засадить лучом в наставника, чтобы он обделался на глазах своих учеников. Сделать это из засады, чтобы он не понял, кто это его так. Иначе обделаюсь я. Мне стало смешно, это уже играли нервы, и смех мог вырваться только истерический.
        Пополз дальше, следом плелась моя команда. Пару раз обернулся, их лица выражали ужас и смятение. Мы в тылу врага. Подмигнул им, показывая свою смелость. Сейчас я - командир и должен показать им свое самообладание.
        Со стороны, где были крики началась стрельба. Сквозь звуки выстрелов парализующих бластеров пробивался шум настоящего боевого вакко -потока. Я его знаю, я его помню, вряд ли мог спутать. Ужас сковал мои мышцы. Творилось что -то плохое.
        - Сирус, - прошептал мой товарищ, лежащий позади. - Мы можем захватить маяк, воспользуемся суматохой.
        - Да, Сирус, - подхватила варийка. - Это наставница Шира напала, я уверена. Мы должны...
        - Тише все! - процедил я.
        Они явно не понимают, что стреляли из боевого оружия. Тут есть посторонние. Уже не до игр. А эти варийцы вдруг осмелели.
        Выстрелы не прекращались, крики тоже. Но они удалялись! Шира или кто бы то ни был отвлекают их! Это наш шанс, ребята правы.
        - Вперед воины! - скомандовал я, и мы поползли с особым рвением.
        Мое тело рвалось вперед. Вскоре показались серые палатки. Чуть дальше я увидел маяк. Цилиндр стального цвета стоял прямо в центре лагеря, без охраны и маскировки, его даже не потрудились завалить ветками. Слишком самонадеянно, Берон!
        Где же все ученики?! Лагерь пуст. Неужели и в правду Берон повел все силы на Ширу, рассчитывая прикрыть тылы лишь теми учениками, что мы уже обезвредили. Шум и выстрелы вдруг прекратились. Сейчас или никогда!
        Я поднялся и рванул к маяку, что было сил. Мои ребята последовали моему примеру. Синий луч пронесся в полуметре от меня. Но это не остановило! Позади кричали свои. Нас начали обстреливать из засады. Неужели ловушка? Одна из вариек вскрикнула, я услышал, как она звучно покатилась и врезалась в палатку.
        Стреляющих трое или четверо. Умно Берон! Я начал двигаться зигзагами, чтобы по мне не попали. В меня целилось не меньше двух стволов. Я увернулся еще от двух выстрелов. До маяка меньше сорока метров! Должен успеть. Шира показывала кнопку, помню эту синюю квадратную кнопку. О Квазар, помоги, если она не с моей стороны, все пропало, я не успею!
        Через десять секунд я понял, что бегу уже один. Всю мою команду настигли парализующие лучи. Теперь по мне стреляют все. Эти растяпы Берона не у маяка, они прячутся по бокам за палатками.
        До маяка еще немного. Прыгнул и перекатился, если бы этого не сделал, то в меня бы попали. Ребята знали, куда я стремлюсь, и целились куда нужно. Но я же командир! И хитрее их. Мой перекат спас меня. Теперь до маяка могу достать рукой. Я услышал бешеный крик бегущего ко мне Берона.
        Подняв голову, понял, что кнопка все -таки не с моей стороны! Ни секунды не медлив, я начал огибать его на четвереньках, щупая холодный стальной корпус. Стрельба не прекращалась, ко мне уже приближались стрелки, да и из леса возвращались остальные. Я нащупал ее! Мою руку обожгло, и я перестал ее чувствовать, она свалилась и заболталась как веревка. Начало неметь плечо. Э, нет! Я повернул корпус и поднял левую руку к кнопке. Мое дыхание перехватило. Острая боль пронзила грудь. Изо рта вырвался отчаянный крик, ноги куда -то исчезли, рухнул, как подкошенный. Сполз по маяку, оставаясь сидеть, увидел приближающегося Берона. Уши заложило, дышать стало тяжело. Я не чувствую своего тела, лишь только полость горла, через которую входит и выходит воздух. Что заставляет легкие дышать? Мне плохо, очень плохо.
        - Мелкая тварь! - прорычал Берон, пнув меня по бесчувственной ноге.
        Мне стало страшно. Он был разъярен. Позади стояли ученики, промелькнул солдат в зеленом вакко -костюме.
        На меня смотрели, будто на злейшего врага. Не чувствую ничего кроме глаз, горла и бьющегося сердца. Мне страшно. Берон заорал что -то невнятное и выстрелил в меня из парализующей винтовки. Горло стало неметь, белая пелена медленно застилала глаза.
        - Командир Берон! - услышал я приглушенный грубый голос солдата. - Он уже обездвижен! Нельзя больше стрелять, сердце не выдержит! Он умрет!
        - Заткнись Прит! - взревел Берон, но я уже слышал его голос очень отдаленно будто в микрофон.
        Уже никого не вижу. Боюсь, очень хочется жить. Не стреляй больше, наставник, пожалуйста, не стреляй.
        - Мелкая тварь, - услышал я шепот.
        Сознание провалилось в черноту...
        Мне снится Шира. Такая красивая, ее синие глаза, они плачут! Слезы так и льются. Она как заботливая мама, которой у меня никогда не было. Обнимает меня, я не могу обнять ее в ответ, мои руки не слушаются.
        О нет, я же парализован! Открыл глаза.
        Белое, нет бежевое! Это палатка. Лежу. Язык почувствовал во рту что -то твердое, уходящее прямо в мое горло! Это трубка. Я напряг спину. Чувствую! Привстал. Горло загорелось от ноющей боли, что -то мешает! Я поднял руки, слушаются! Ухватил трубку и начал тащить изо рта. Она выходит и выходит! Какая же длинная! Я едва подавлял рвотные рефлексы. Наконец она вышла! Дышать стало легче. Увидел, что другой конец трубки прикреплен к какому -то небольшому металлическому овальному прибору. Осмотрелся, палатка больше обычной, по бокам стеллажи с разноцветными цилиндрами. Я в медпункте!
        Хотелось пить. Губы потрескались. Я скинул тоненькое зеленое одеяло. Впервые вижу такое. Мой комбинезон на мне. Меня волновало одно, описался ли я на глазах у всех или нет. Следов не видно, все уже высохло. Но потребности сейчас не было, значит уже...
        Опустил голову на твердую подушку. Стыдно, опозорился перед братьями. Представляю, как меня волокли в испачканной форме в деликатных местах.
        Я встряхнул головой. Жив и это главное. Мунто тоже выглядел не лучше!
        В палатку вошла Шира. Ее лицо сияла. Я начал вставать, чтобы приветствовать ее.
        - Лежи ученик Сирус! - смеясь, скомандовала она. - Ты мой маленький герой!
        Я послушно лег. Нажал кнопку?! У меня получилось?! Она подошла и села рядом. Не знаю почему, мое лицо налилось краской, я это почувствовал, щеки горели. Она смотрела добрым взглядом, молчала.
        - Мы их сделали, Сирус, - прошептала она. - У тебя получилось, ты молодец! Я не зря на тебя рассчитывала, из тебя получится хороший гвардеец императорской гвардии.
        - Императорской? - удивился я, радость вырывалась изнутри, губы сами собой растянулись в улыбке.
        Трещинки защипали, но я продолжал сиять своей улыбкой.
        - Угу, - подтвердила Шира, вдруг вскочила и подошла к полке сбоку. - Что ж я! - воскликнула она и вернулась с бутылкой воды. Я привстал, она сама поднесла мне горлышко ко рту. Мои руки уже могут сами. Но не решился прерывать этот приятный процесс. Наставница поддерживала меня одной рукой за затылок, а другой поила.
        В палатку ворвался Берон.
        - Живой, ублюдок? - хмыкнул он.
        Я отстранился от бутылки и попытался встать. Шира придержала, повернулась к нему и фыркнула:
        - Ага, пятого выстрела из винтовки его сердце бы не выдержало!
        - Соглашусь, что перебор, - кивнул Берон. Он не был так уж и расстроен, скорее раздосадован. - Все из -за этих дикарей...
        - Не надо, не надо! - усмехнулась Шира. - Это я отвлекла!
        - Хм, я с честью приму поражение, - ответил наставник и вышел.
        Посмотрел на Ширу, она снова повернулась ко мне, наклонилась, поцеловала в мой, наверняка соленый от пота лоб и направилась к выходу.
        Радость переполняла. Я герой! Шира ко мне добра! Я не подвел ее. Она поцеловала...
        Я сидел, пребывая в легком шоке. Что же дальше?
        В палатку вошел здоровяк Натэр в его руках был поднос с едой.
        - Сирус! - воскликнул он и поставил поднос. - Мы их сделали! Вот! Это еда, которую едят наши наставники, сегодня у тебя выходной!
        - Приветствую тебя Натэр! - улыбнулся в ответ. - Мы все еще в лесу?
        - Да! В старом лагере! - отвечал он, усаживаясь рядом. - Я тебя с Коином тащил! Сам вызвался. Наши чуть не подрались, кто тебя нести будет! Шира столько оплеух раздала!
        Я засмеялся, изо рта посыпалась еда. Очень вкусная мягкая масса. Но смех победил голод. Натэр похлопал меня по плечу.
        - Я благодарен тебе, друг, - сказал я, немного успокоившись. - Натэр, я слышал в лагере Берона настоящие выстрелы...
        - Говорят дикари, - вздохнул Натэр. - Но это наставник так говорит! Чтобы оправдать свое поражение! Мы -то тоже пошли, когда поняли, что вас наверняка захватили. Шира умная!
        - Ублюдки в строй! - раздался бешеный голос наставника. Здоровяк вскочил, как ошпаренный и помчался к выходу.
        - Отдыхай Сирус! Ты герой! - крикнул он и вышел.
        Я остался один. Доел, допил, встал, немного походил по палатке. Снаружи шли занятия, раздавались команды и шум от перестроений, крики Берона и раскатистый смех Ширы. Я был счастлив. Рвался в бой, хотелось выйти, поучаствовать в занятиях.
        Тело чесалось. Мышцы просили движение. Выбрался наружу, когда занятие подошло к концу. Я должен быть в строю, со всеми. Достаточно отдохнул, быть вместе с братьями, вот что главное!
        - Ученик Сирус! - удивился Берон. - Ты уже отдохнул?!
        Берон не сразу заметил меня в строю, скорее меня выдал переполох, вызванный учениками, которые меня увидели.
        - Да командир! - отчеканил я, голос мой раздался с грозной хрипотцой.
        - Ученик Сирус на исходную! - взревел Берон.
        Я выскочил и помчался на боевую площадку.
        - Ученик Мунто на исходную!
        - Берон? - раздался укоризненный возглас Ширы.
        - Вперед! - скомандовал радостный Берон, не обращая внимание на Ширу.
        Толпа ревела мое имя. Я совсем не страшился Мунто, я его уже сделал в лесу. Он был морально подавлен. Это главное в драке.
        Я набросился на него. Его страх вырывался наружу, он делал ошибки, бил не уверенно, отступал. Но и мне доставалось, пропустил много ударов. Но они лишь разбудили мое тело. Я сократил, как мог дистанцию и зажал его в своих цепких объятиях. Мутно заскулил, как девчонка. Я не отпускал, он начал задыхаться. Берон остановил бой.
        Сейчас уже вечер. Готовимся к отдыху. Сегодня мы стреляли из боевого оружия, разучивали новые приемы. На занятиях я часто ловил красивые нежные глаза Ширы, другие варийки смотрели на меня с изумлением. Я знаю, что нравлюсь им всем. Мои братья и сестры любят меня. Даже у членов проигравшей команды растаяла вся обида и досада уже к вечеру.
        Я старался вести себя обычно, нельзя зазнаваться. Мне помогла моя группа, они отвлекали стрелков во вражеском лагере, они приняли на себя удар. Без них я бы не справился. Без Ширы тоже.
        Возникло дикое желание, почувствовать ее губы у себя на лбу еще хотя бы раз. Что со мной, я влюбляюсь во всех подряд. Все из -за того, что в моей жизни на Дэрне не было девушек, не было благосклонности, добра и тепла, не было любви. А тут мое сердце тает от любого поцелуя, от любых женских добродушных глаз.
        Я сидел в палатке. Вошел Орик и вытащил меня за руку наружу. Был еще вечер. Светло, лагерь и мы как на ладони.
        - Сирус, трусишка! - засмеялись ребята, заметив мое замешательство.
        - Наставники пьют вино!
        - Да они уже готовенькие спят! - услышал я женский голос.
        - Не, не! В прошлый раз до утра ползали по лесу! И песни орали!
        - Что происходит, ребят? - удивился я, оглядывая собравшихся.
        Тут было учеников двадцать. Удивляюсь их смелости.
        - Сегодня крайний вечер марша, - объявила одна из Вариек. - В этот вечер наставники напиваются вина до беспамятства, а мы остаемся без присмотра.
        - Если не считать солдат, - усмехнулся Орик, усаживаясь передо мной.
        - Да им плевать на все что происходит внутри лагеря, лишь бы не целовали вариек, - сказала одна из девушек.
        - Идиотка! - выпалил кто -то из учеников.
        Все вспомнили Котоша. Ребятам не было смешно. Варийка фыркнула, но спорить не стала. Некоторое время мы сидели молча.
        - Орик, как ты умудрился попасть в засаду? - спросил я, стараясь разрядить напряжение.
        - Его наставник Берон схватил за задницу! - усмехнулся Натэр. Ребята весело загоготали.
        - Натэр, а ты я вижу знаток леса! - возмутился Орик. - Он бы и тебя схватил за задницу и даже Сируса, попадись он ему.
        - Не спорю, - поддержал я. - Но все же кнопку я нажал...
        - Да тебе просто повезло! - буркнул Орик.
        - Я была с Сирусом! - возмутилась одна из вариек. - Он действовал знающе, везение тут ни при чем!
        Мне было приятно слышать, что за меня вступаются. Они все были мне братьями. Даже к раздосадованному рыжему Орику я испытывал теплые чувства.
        Раздались боевые выстрелы. Наша милая беседа в одно мгновение прекратилась. В лесу закричали солдаты. Один истошно заорал. Меня охватил неистовый страх. Без наставников мы беззащитны!
        К нам бежал солдат. Все замерли, не смея подняться.
        - По палаткам живо! - закричал он еще из далека и вдруг упал, в его затылке я увидел рукоять ножа.
        Всех учеников и учениц как ветром сдуло. Не понимая своих смешанных чувств, я побежал к солдату. Ведь я командир! И должен защитить лагерь! Кто, если не я. Во мне заиграла кровь, вспомнил Дэрну, вспомнил креалимцев. Мне нужно боевое оружие солдата, я буду сражаться!
        Я мчался. В лесу уже что -то горело, дым валил в сторону лагеря. Перестрелка крики. Что -то грохотало, не похожее на выстрелы бластера или винтовки. Эти хлопки, их было множество, они прерывали крики солдат. Мне стало страшно. Я не видел врага.
        Споткнулся и упал. Снова поднялся.
        Мощный удар сбил меня с ног. Очередное падение. Да сколько можно! Оказался на спине. К моему горлу приставили холодный металл. Я увидел дикаря. Это был вариец в зеленых лохмотьях, весь в перевязях, с темным лицом и большими бешеными глазами. Он стоял надо мной с каким то старинным мечом в руках. Одно движение и я умру! Я трясся от страха.
        - Онок Сирус! - услышал я запыхавшийся женский голос.
        Дикаря оттолкнули, он исчез. Надо мной возникла рыжая шевелюра Виеры. В панике я перевернулся на живот и пополз от нее прочь.
        Раздался выстрел боевого бластера, почти одновременно с хлопком. Вздрогнул и замер. Впереди повалился солдат, где -то с другой стороны раздался жалобный мужской стон. Я встал и повернулся к Виере. Со стороны палатки на ее шел еще один солдат с вакко -мечом. Она направила на него свою винтовку. Щелчок! Выстрела не последовало! Солдат радостно загоготал. Она выругалась и начала пятиться, доставая свой ножик.
        - Что Виера? Патроны кончились, страшно тебе, шлюха!? - огрызнулся солдат и пошел медленно на нее. - Все, конец твоим дружкам, одна осталась!
        Я с ужасом осознал, что против вакко -меча ее стальной нож бесполезен. Солдатский клинок разрежет лезвие ножа, словно лист бумаги. Мы орудовали на марше во время занятий настоящими вакко -мечами. Это оружие прорезает даже обшивку корабля, самые прочные железные щиты, да все что угодно! У нее нет шансов.
        Сквозь панику прорывалось возмущение: откуда у простого солдата вакко -меч?!
        Не знаю, что со мной. Я не хочу ее смерти. Она мне очень дорога. Не могу позволить, чтобы этот солдат прирезал ее.
        Я нащупал в кармане патрон, подарок Виеры, который намеревался выкинуть, но до сих пор этого не сделал.
        - Виера! - крикнул я, что есть силы.
        Она повернулась на мой оклик. Мой патрон сорвался с ладони. Она ловко подхватила его, вставила в патронник, мгновенно передернула затвор и выстрелила без малейших колебаний в голову солдата.
        Что же я наделал?! Меня затрясло.
        - Спасибо брат Сирус! - услышал я на варийском языке, который уже неплохо знаю. На занятиях он давался мне легко, будто и раньше говорил на нем.
        Она подбежала ко мне, мощным и цепким хватом взяла за руку и потащила в лес. Я словно завороженный помчался за ней.
        Я предал своих, я предатель - стучало в моей горе -голове. Мне больше нет места в школе Ортар среди своих братьев, нет места рядом с наставником Громуром, нет места в империи Зинон. Не видать мне службы в гвардии императора. Впереди мрак, иду, не зная куда, меня ведет дикарка Виера. Жестокая, навивающая ужас всем, но невероятно красивая, огненно рыжая, как солнце, сильная и притягательная. Иду за ней, доверяя ей свою жизнь. Что же ждет меня?
        Будь силен, будь честен и будь справедлив, наставлял меня командир Громур. Слезы наворачивались на глазах...
        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ. ВАРИЙЯ
        Она вела меня, крепко держа за руку, не отпускала. Вначале мы бежали, потом стали быстро идти, затем начались густые заросли. За нами никто не шел. Виера не оборачивалась. Уже стемнело, а она шла уверенно, будто отчетливо видела тропинку.
        Перед глазами тьма, только ветки изредка хлещут по лицу, приводя в чувства. Шум ночного леса вокруг меня. Чем дальше идем, тем отчетливее слышу звуки ночных животных. Впереди, сквозь стволы деревьев я увидел пробивающееся желтоватое свечение.
        Мы пошли вперед. Я увидел наш барьер! Энергетическое поле. Оно преграждало нам путь. Подойдя вплотную, Виера выпустила мою руку. Шагнула вперед и начала разгребать кучу наваленных веток.
        Это была нора! Виера сделала подкоп. Вот же умна, эта варийка. Испытал невольный восторг. Она растащила ветки, взяла меня за руку и потянула за собой в земляной тоннель. Я не стал сопротивляться, обратной дороги нет. В полуприседе мы шли через нору, покидая границу отчерченную генератором поля. В тоннеле я понял, что Виера не могла копать его одна, ей кто -то помогал, либо же, это нора какого -то животного, чьей варийка так ловко воспользовалась. Остро пахло землей, никогда я не ощущал этот запах так насыщенно. Метров десять длился тоннель. Мы вышли наверх без особых препятствий. Барьер теперь позади. Не теряя ни секунды, Виера потащила меня дальше.
        Вне периметра лес сильно оживился. Звуки поющих ночных птиц, треск веток, стрекотания, клокотания. Шел слепо за Виерой. Мы уже час шли без отдыха. Она вдруг остановилась. Я чуть не столкнулся с ней.
        Ее что -то беспокоило. Услышал ее дыхание, громкое, сопящее. Она дышала только носом. Я уже задыхался от такого темпа, ртом жадно хватал прохладный воздух. А она дышала только носом. Удивительная девушка!
        - Лезь на дерево, Сирус, - скомандовала она ровным, но властным голосом. Ее что -то явно беспокоило.
        - Устал, не могу, - заверещал я отчаянно.
        Мне действительно не хотелось никуда лезть, от темпа, с которым гнала Виера, ноги стали ватные. Она схватила меня второй рукой и подтолкнула к дереву.
        - Лезь, я сказала! Не заставляй делать тебе больно! - прорычала варийка.
        - Ты мне не командир! - возмутился я.
        Меня охватила досада.
        - Прости брат Сирус, - осеклась Виера и быстренько чмокнула меня в потный лоб. Я почувствовал ее влажные губы и смягчился.
        - Здесь зверь, - продолжала она. - Он охотится, у меня нет снарядов, а ножом его сейчас не убить. Мы проиграем, лезь выше, прошу.
        Послушно полез на дерево, к которому меня подтолкнула варийка. На фоне звездного неба я видел силуэты толстых веток. Мои руки дрожали, еле держался. Что со мной? Я никогда еще не был так слаб.
        Совсем близко услышал гулкое стрекотание. Виера внизу звучно зарычала. Это было забавно. Треск веток раздался почти под деревом. Через три секунды Виера уже подталкивала меня за мой ленивый зад. Я уже был на высоте не менее десяти метров, как она успела?!
        - Брат Сирус, выше, - шептала снизу она. - Зверь сейчас прыгнет, выше.
        От этих слов стало только страшнее. Зверь под деревом! Я услышал его стрекотание прямо подо мной. Виера уже головой упиралась мне в зад. Я зашевелился быстрее, страх придавал сил и прыти.
        Наше толстое дерево что -то качнуло, раздался звук ломающихся веток подо мной, метрах в трех ниже нас, затем стук чего -то массивного на землю. Зверь прыгнул! Виера?!
        - Виера?! - взвизгнул я.
        - Тс! Я ему поддала, - ответила она и захихикала.
        Мы полезли выше. Я слышал, как зверь шумит под нами, бегает вокруг дерева, яростно стрекочет. А Виера смеется. Еще пару минут назад она была готова побить меня, а теперь смеется, странная варийка.
        - Брат Сирус, стой, - скомандовала она. - Выше нельзя, выше тоже звери. Высоты достаточно. Спим!
        Я был шокирован такой непринужденностью. Спим?! Но как?! Неуклюже взобрался на ближайшую раздвоенную ветку, растянулся на ней, чтобы не потерять равновесие. Вроде устойчиво. Вот она какая, эта планета Аштана, которую таким именем окрестили зинонцы. Некогда могучая Варийя, сейчас от нее остались только леса, варийцы в этих лесах и звери внизу, звери вверху. И я теперь принадлежу Варийи, зверь посередине...
        Звучный и наглый птичий гам ворвался в мой сон. Открыл глаза, дернулся при виде далекой земли внизу и чуть не потерял равновесие. Было раннее утро. Повернулся на звук. Зеленые и синие птицы сидели на соседней ветке и щебетали мне почти под ухо. Попытался встать, но что -то держало меня. Это были веревки. Виера обвязала меня? Чтобы я не упал или чтобы не сбежал?!
        Ее нигде не было видно.
        - Виера?! - завопил я. Мое тело онемело и совсем продрогло, нужно слезать с дерева, а без нее это не выйдет. - Виера, ну где ты?!
        - Брат Сирус! - услышал я радостный дергающийся крик бегущей варийки. - Я сейчас, потерпи!
        Увидел ее. Она прыгнула на ствол сразу на несколько метров вверх. Невероятно! Ловко преодолевая ветки, она взобралась очень быстро, будто дерево лежало на земле, а она движется по горизонтали. Ее движения были настолько сильными, что мне показалось, законы притяжения на нее не действуют.
        Она поднялась ко мне и начала заботливо, энергично растирать и разминать мои ноги и руки. И только после этого развязала веревки, которые меня держали.
        Я спускался долго, она страховала. Терпеливо поддерживала, не ворчала и не ругалась. Мы спустились. Нос учуял запах костра. Виера схватила меня за руку своей цепкой теплой рукой и потащила сквозь заросли. Я недовольно замычал, мне бы в туалет отойти не мешало...
        Шли мы метров десять, не больше. Шокированный от увиденного, я замер. Небольшая полянка, тлеет костер. Такие мы разжигали на марше, нас учили. На самодельном вертеле жариться что -то размером с две моих ноги. Но не это шокировало меня, а лежащее позади костра тело огромного зверя серо -зеленой окраски. Его тело было гладкое, слегка поблескивало от первых лучей солнца. Одна лапа была вытянута, мощная у основания, чуть согнутая в трех местах, с огромными острыми шипами. Больше конечностей не увидел.
        - Зверь, - кивнула Виера. - Глупый попался, уснул рядом с добычей.
        - Ты его ножичком своим?! - спросил я, меня охватил ужас - он мертв?!
        - Да, да, - кивнула деловито варийка и жестом пригласила к костру.
        Видел только спину зверя, осторожно двинулся к нему, чтобы рассмотреть со всех сторон. Вблизи оценил его размеры, длинное тело, метра три, в высоту не более полутора. Голова уродливая, огромные многогранные синие глаза, два длинных уса, один обломан. Конечно, меня больше всего интересовала его пасть. Она была большая, необычная, сложная и непонятная мне. Какие -то перепонки, зеленые пластинки. Челюсти распахнуты в четыре стороны. Свисали полупрозрачные слюни. Меня передернуло. Такая мерзость. Я насчитал пять лап, из них одна большая, та что вытянутая, вероятно выполняла функцию ноги. Вторую ногу, как я догадался отрезала Виера и часть ее сжарила на костре.
        Зверь был весь в шипах, я дотронулся до тела. Панцирь твердый. Как она сумела его убить?! На нем не было ни царапины, не считая обломанного уса и отрезанной ноги. Та явно была отхвачена уже после смерти зверя. Рядом в кустах заметил части от его ноги, это, скорее всего, куски его твердого панциря. Виера, видимо, вытащила из ноги мясо, а остальное выкинула за ненадобностью.
        - Как ты его... - залепетал я, отступая назад.
        - Удар ножом в основание шеи, там у него нервный узел, мгновенная смерть, - не дала договорить Виера, она уже срезала куски жаренной плоти. - Сходи, пописай, только далеко не отходи и возвращайся на трапезу.
        Я покраснел от такого откровенного разговора и поспешил в кусты.
        Вернувшись, сел рядом с ней. Она, молча, протянула мне кусок мяса. Запах был необычно притягательный, аппетитный. Осторожно понюхал, попробовал на язык. Виера поглядывала и хихикала, затем демонстративно впилась в свой кусок зубами. Я повторил ее действия. И опьянел от вкуса.
        Это что -то необычное, невообразимое! Я долго жевал кусок мяса, наслаждаясь его вкусом. Мягкое, нежное, правда с частыми прожилками. Варийка протянула мне обшитую лохмотьями фляжку. Вода оказалась кислой. Поспешил выплюнуть то, что успел залить в рот. Получив легкую оплеуху, обиженно посмотрел на Виеру.
        - Сирус, - строго начала она. - Я тебе последнюю воду отдала. До другой воды далеко, а ты паясничаешь!
        - Она не вкусная!
        - Привыкай! Вода из растений, другой нет! На, пей, брат Сирус!
        - Свою я выплюнул, - гордо мотнул головой.
        Мне хотелось пойти на принцип.
        - Упрямый, - зарычала варийка и встала.
        Она пошла к зверю, обошла, нагнулась к брюху. Что она там делала, я не увидел. Через минуту подняла голову и вернулась.
        - Что ты сделала? - удивился я, заметив окрашенный чем -то зеленым нож в ее руке.
        - Крови напилась! - надменно ответила Виера, вытаращив свои выразительные зеленые глаза прямо на меня.
        Сейчас она такая красивая, под таким взглядом я беспомощен.
        Мне вдруг стало смешно. Наблюдает за моей реакцией! Я демонстративно усмехнулся, с намеком, что не поверил. А она открыла рот, умудрившись не поменять выражения лица, и вытащила окровавленный зеленый язык. Отскочил, как ошпаренный.
        - Больше не целуй меня в лоб! - заявил я. - Фу! Фу! Фууу!
        Громко хохоча, Виера набросилась на меня сверху.
        - Хорошо! Хорошо, не лоб, а губы! Я буду целовать тебя в губы! - с этими угрозами она полезла целоваться.
        Отмахивался, как мог, но пару поцелуев все же пропустил. Когда завизжал, как девчонка, она отпрыгнула.
        - Прости Виеру, брат Сирус, - улыбнулась варийка. - Не кричи так громко, разбудишь хекров!
        Она кивнула в сторону лежащего за костром зверя.
        - И этот проснется? - улыбнулся я.
        Виера ехидно сузила глаза и скривила губки.
        - И даже этот с твоего девичьего визга встанет!
        Варийка снова захихикала, не отрывая от меня глаз. Сижу перед ней, как ребенок, досадно.
        - А почему ты рычала ночью? - спросил я.
        Меня этот вопрос мучил еще ночью. Странное необоснованное поведение моей спутницы меня тревожило. Если доверяю ей, должен знать все.
        - Я и сейчас могу порычать, - отвечала с сарказмом она. - Только на этот раз прибегут другие звери на мой зов, те, что питаются хекрами.
        - Значит, рычанием ты ночью отпугивала этого хищника? - уточнил я.
        Она радостно и с большой амплитудой кивнула. Открытость и эмоциональность с ее стороны были так необычны для меня.
        - А те звери, что рычат, они больше хекров? - поинтересовался я, незаметно ухватив фляжку.
        - Больше, и в то же время меньше! - ответила улыбчивая Виера, нарезая еще мяса.
        Мне показалось, что Виера снова рычит, звук вроде бы исходил от нее.
        - Виера? - окликнул я.
        Та на мгновение замерла, прекратив все свои дела. Я понял, что рычала не варийка. В три прыжка она оказалась около меня, подняла. Я уловил ее бешеный взгляд. Эта Виера меняется очень быстро! Она непредсказуема!
        - Сирус, лезь скорее, - прошептала она.
        В голосе было беспокойство. Послушно начал взбираться по толстому стволу, цепляя ногами и руками ветки. Уже кое -что умею!
        Виера лезла следом, подталкивая меня своей рыжей шевелюрой.
        Она придержала меня за ногу, я понял, что выше лезть не нужно. Вскоре донесся шорох травы и веток кустарников. Десятки, сотни шуршащих веток. Лес словно забурлил, заросли ожили. Что -то приближалось. Мое пугливое сердце сжалось от страха и очередного стресса, я посмотрел вниз на Виеру, она медленно поднялась до моего уровня и жестом приказала молчать. Затем показала в направлении трупа хекра.
        Наконец, я увидел зверьков, что создавали столько шума. Именно зверьков, потому, что они были маленькие. Бежевые, удлиненные, плоские многоножки, их становилось все больше и больше. Каждая была не более двадцати сантиметров в длину. Но вместе они превращались в огромную кишащую массу.
        Я услышал, как они рычат, такие маленькие, но столько от них звука!
        Они облепили труп хекра. Эта живая река, шириной не более двух с половиной метров, окутала его полностью. До меня стали доноситься звуки трескающегося панциря. Увидел, как быстро эти существа вгрызаются в него и проникают вовнутрь. Одна за другой, эти маленькие многоножки резво проникали в тело огромного хекра. Мне показалось, что там уже нет места, а они все входят и входят. Вскоре живая река потеряла интерес к туше и хлынула через наше дерево, обогнула его с обеих сторон и устремилась дальше в заросли. Через минуту последняя многоножка скрылась в кустах. Постепенно хоровое рычание удалялось, а затем и вовсе прекратилось.
        - Я дура, - вдруг строго заявила Виера, после недолгих размышлений. - Они учуяли кровь, дура, паясничаю, как маленькая с тобой.
        - Это были те самые? - спросил я, несколько виноватым голосом.
        - Да, это рычащие звери, их больше, но они меньше, как я и сказала. Мурии, очень опасны, но предсказуемы.
        После этих слов, она полезла вниз. Я последовал за ней. Мурии съели все, даже мясо на деревянном вертеле. Присмотрелся: да, и сам вертел порядком изрезан их острыми зубами. Они даже соскабливали слои, пропитанные соком от мяса. Вот же голодные твари! Посмотрел на тушу хекра, на первый взгляд, просто пронизана узкими дырочками. А если присмотреться, осталась лишь оболочка, внутри все выедено.
        - Мы теперь без еды? - вздохнул я.
        Виера достала из своей сумки пару кусочков и подмигнула с ухмылочкой…
        Уже вечер. Мы сидим у тлеющего костра. Как оказалось, Виера разжигает его с помощью какого -то маленького приборчика. Говорит, главное в нем - горючее, доставшееся по наследству от их старого мира Варийи.
        За день мы прошли очень много. Я скулил во все горло, но Виера меня не жалела, гнала, хохотала, целовала в лоб и снова гнала. Во время нелегкой дороги я буквально засыпал ее вопросами о животных этого леса. Их множество, но на окраинах, где мы и путешествовали, теперь практически не осталось. В глубинах живут такие чудовища, что у меня мурашки катались по телу, когда Виера о них рассказывала.
        Я узнал, что хекр, которого убила Виера, был не взрослой особью, взрослые могут достигать пяти метров в длину. Также подчеркнул для себя, что мурии не видят жертву, а ориентируются по запаху, боятся воды и не охотятся ночью. Странно, но об этих животных в школе Ортар на уроках не рассказывали.
        Еще Виера рассказала про опасности у крон деревьев. Там водятся агрессивные насекомые, которые охотятся стаей, как и мурии. Только те умеют летать и боятся света. Насекомые зовутся икли, размер их не более половины пальца, от одного укуса будешь болеть неделю. Укус десяти и более приводит к поражению нервной системы…
        Я кушал кислые плоды, что нарвала варийка. Она смотрела на меня, в ее глазах было много вопросов, странно, но за все время она еще ни одного не задала. Ночная свежесть и прохлада бодрили. Пахло угольками.
        - Зачем я тебе? - вдруг спросил я.
        - Ты мой брат, не спрашивай, - резко ответила она, не сводя с меня своих выразительных и острых глаз.
        - В лагере вас было несколько…
        - Трое и я, - кивнула она. - Они убиты, с честью приняли смерть в борьбе…
        - В борьбе за что?! - перебил возмущенно я.
        - За тебя брат Сирус, - она отвечала ровным голосом, будто для нее смерти товарищей были обыденным делом.
        - Не хочу, чтобы за меня кто -то умирал, - бросил я. - И не просил этого, на моей совести итак… - я осекся, ком подкатил к горлу.
        Вспомнились убитые мною гвардейцы.
        - Расскажи, - настояла Виера, она заметила мою горечь.
        - Я убил восьмерых гвардейцев императора и старого отшельника, - ответил я.
        Не хочу скрывать ничего от нее. Пусть узнает, пусть осуждает. Мне сложно все держать в себе. Может так станет легче?
        Она молчала. Почесала свой рыжий затылок, посмотрела налево, направо, вниз на костер, тяжело вздохнула.
        - А правда, что ты убивала учеников школы Ортар? - настороженно спросил я.
        Она продолжала таращиться на тлеющие угольки.
        - Да.
        - И отрезала там…
        - Да.
        Меня передернуло, после такого ответа. В груди похолодело, мурашки зарезвились по спине. Я думал это россказни ребят, байки учеников, устрашение Берона.
        - Ты жестокая, - сказал я с как можно большей укоризной в голосе.
        - Зинон сделал меня такой, - проговорила Виера без нотки сожаления. - Можешь осуждать меня брат Сирус, даже побить, если станет легче, у меня свои причины и своя месть.
        - Что могли сделать тебе мальчишки?!
        - Замолчи! - взревела Виера и топнула ногой.
        Послушно закрыл рот. В гневе она была страшна. И я действительно испугался ее.
        Выкинул недоеденный фрукт в кусты. Не могу смотреть на нее. Моя ошибка, что полностью доверился монстру. Поджилки затряслись. Я начал терять контроль. Развернуться бы сейчас и уйти, куда глаза глядят! Не могу видеть это чудовище. Сжал кулаки… А может действительно ее побить?!
        Встал, борясь с мыслью действительно это сделать.
        - У меня была дочь, - начала вдруг она, не сводя глаз с тлеющих углей. - В два раза младше тебя, родная кровь, волосы как у меня, цвета солнца, жизнерадостная, умная. Как -то не уследила за ней, была в дозоре. У предателей варийцев был выход в лес, что вы маршем зовете. Я потеряла ее из виду, а когда нашла…
        Она начала тихо плакать, но старалась давить слезы.
        - Эти маленькие ублюдки… Они изнасиловали ее и изуродовали, поймали где -то детеныша мурии и запустили в нее, - прошептала варийка. - Она еще жила три дня, мучилась. Мурия ведь поест когда, ищет темноту, успокаивается, ей не надо искать еду, ее вокруг много… Я убила свою дочь, не в силах помочь, прекратила ее страдания. Ненавижу их.
        В голове все перевернулось вверх дном. Я замер, все претензии куда -то испарились. Что ж это за жизнь такая? Жестокость, месть, убийства. Все правы и все виноваты.
        Шагнул к ней, присел рядом и обнял за подергивающиеся плечи. Она не сопротивлялась. Я был не прав, а она сейчас слаба, ей нужна поддержка, хотя бы слабого мальчишки. Она обняла меня в ответ. Я поцеловал ее в соленый лоб. Сейчас она маленькая сестра, а я старший брат.
        Через полчаса мы были уже на дереве. Спать тут безопаснее…
        Утром меня разбудила Виера. Я чуть было не сорвался. Не могу привыкнуть просыпаться на ветке!
        - Тс! - прошипела Виера, когда открыл рот, чтобы звучно зевнуть.
        Она указала на соседнее дерево. Сперва не понял, что она хочет от меня. Пока неестественно не зашелестели листья на том дереве. Зеленое тело змеи практически сливалось с местной растительностью, ее выдавали поблескивающие на солнце чешуйки. Эта тварь была не меньше той, что мы встретили с ребятами, когда нападали на лагерь Берона. Тогда нам повезло, кто -то отрезал ее голову.
        Сейчас эта огромная тварь была живая, совсем рядом. Метрах в двадцати на соседнем дереве. Я не сводил с этой массивной туши глаз. Позади послышался звук от рубящего дерево ножа. Виера что -то задумала!
        Она спешно срубила ветку, обстругала все мелкие веточки, срезала лишнее, получилась увесистая рогатина. Протянула ее мне, я машинально взял. Через минуту варийка срезала еще ветку и соорудила себе такой же агрегат.
        Змея с интересом наблюдала за тем, как копошимся на соседнем дереве. Но стоило Виере после всех приготовлений громко шикнуть, как чудовище готовилось к броску. Ее длинное тело сжалось в огромную пружину. Виера заранее показала, как я должен расположить рогатину. Сдвоенным к стволу, прижаться боком, обхватить руками у основания, направить острие на змею. Мы ждали, наши спины облокотились на ствол дерева. Виера чуть ниже уровня змеи, я чуть выше. Сердце бешено колотилось, руки дрожали. Увидел эти черные глаза смерти.
        Змея бросилась на меня. Удар пришелся на руки и плечи, если бы не дерево позади, отлетел бы далеко. Голова зазвенела, затылком стукнулся о ствол, чуть не потерялся в пространстве, а самое главное едва не упустил контроль над ситуацией. Еле удержал деревянное оружие. Она молниеносно проглотила рогатину и захрипела. Но я с ужасом осознал, что ее пасть все же приближается ко мне.
        Сила напора змеи вдруг сошла на нет, снизу ударила Виера. Ее рогатина вошла в зеленую чешуйчатую плоть, прямо в голову через нижнюю челюсть. Змея занесла корпус и начала обвивать наше дерево. Варийка вдруг прыгнула на нее, отпустив свою рогатину. В руках Виеры был нож. Она активно им заработала, нанося удар за ударом. Змея, извиваясь и сбивая ветки дерева, полетела вниз вместе с варийкой. Раздался глухой стук о землю.
        Мой бешеный взгляд устремился вниз. Змеиное тело продолжало дергаться и на земле. Под ним неподвижно лежала Виера. Семь -десять метров! С такой высоты упала варийка, да еще и сверху на нее обрушилось массивное тело. Я не помню, как оказался в низу. Это произошло очень быстро. Змея была мертва, ее мозг был мертв, но тело все еще не верило в это. Я вытащил Виеру из -под трупа, дергающегося в конвульсиях. Она открыла глаза. Эта дурочка засмеялась!
        Мы обнялись. Я чуть было не потерял ее. Мне хотелось разреветься от счастья, что она жива.
        - Молодец брат Сирус, - смеялась Виера. - Мясо руко очень -очень вкусное!
        - Вот счастья -то! - издевательски ответил я. - Ты чуть не погибла, идиотка!
        - Я падала и с большей высоты! - ухмыльнулась Виера и, подобрав нож, начала разрезать, только что утихомирившееся тело змеи руко…
        Жареное мясо руко оказалось действительно вкусным. Виера нашла какое -то растение и выдавила во флягу кислой зеленой воды. После трапезы мы двинулись в путь. До вечера шли без особых приключений, очередную ночь снова провели на дереве. Как всегда, варийка обвязала меня страховочной веревкой, я и не возражал.
        Утром встали, поели. До обеда все было тихо и спокойно. Пока перед нами не возник пруд. Небольшой, посреди леса, берега зеленые, вокруг трава, дальше снова лес, вокруг подступают деревья, некоторые уходят в воду своими толстыми корнями. На открытой местности солнце сразу накинулось усиленно греть мое тело. Стало жарко. Пахло сыростью и цветами.
        Виера без особого стеснения скинула свои выцветшие зеленые лохмотья вместе с походной сумкой, поясом с ножом и винтовкой, и, абсолютно обнаженная, полезла в прозрачную воду.
        Вблизи она была просто изумительна. Я украдкой смотрел на нее, и не смог оторвать взгляда. Эти формы, по которым струились ее огненные солнечные волосы, вызывали неистовое возбуждение. Мне стало стыдно, я отвернулся. Она может в любой момент поймать мой взгляд, это очень неловко!
        Сел на траву. Лучше посторожу ее вещи. В воде вряд ли опасность, она знает, что делает. Но я не хочу туда лезть, боюсь.
        - Сирус! - услышал ее радостный крик. - Иди ко мне!
        - Я не умею плавать, - буркнул в ответ. Она повернулась и стала выходить из воды. Я увидел ее красивую грудь, маленькие женские соски, гладкий животик, соблазнительные бедра, рыженький треугольник волос между ног. Она не стеснялась меня. Я больше смущался, чем она, пряча свой взгляд. Ее рука коснулась молнии на моем комбинезоне. Она стянула его без особого труда вместе с трусами и сапогами. Столько в ней сил! Поражаюсь.
        Теперь я голый. Она стоит и смотрит, улыбается, как обычно. В выражении ее лица нет ничего того, чего раньше не видел. Она протягивает руку, хватает мою ладонь и ведет к воде.
        Мои босые ноги почувствовали траву, затем прохладную воду. Виера тащила меня вперед, не церемонясь. Тело ахнуло от свежести. Мурашки пошли по коже. Прохладная гладь неумолимо поднималась по коже все выше. Мое тело взбодрилось. Вода доходила мне до шеи, мы остановились. Стопы чувствовали травяное дно. Вероятно, это озерко появилось тут недавно. Видимо вода залила ров. Виера отпустила мою руку и аккуратно начала отплывать, стараясь не забрызгать. Я остался стоять.
        Завидев, что не шевелюсь, она развернулась и нырнула под воду. В прозрачной глади я видел, как она красиво подплывает ко мне под водой, синхронно разбрасывая ноги и руки в стороны, будто отталкиваясь. Ее макушка показалась из воды прямо передо мной, затем вся Виера аккуратно вынырнула и встала в полный рост. Между нами расстояние было не больше ширины ладони. Как она подгадала так точно?
        Наши взгляды встретились. Не знаю, что со мной случилось. Волнение охватило меня с огромной силой, не говоря о том, что смущение все еще не отпускало. У нее был загадочный и озадаченный вид.
        - Сирус, будем учиться плавать, - вдруг сказала серьезным голосом она. - Наклоняйся вперед, я поддержу, не бойся.
        Послушно стал подаваться вперед, немного в сторону от нее. Затем почувствовал ее теплую ладонь у себя на животе. Она с легкостью подняла меня над водой. Вторая ее теплая и нежная рука коснулась груди.
        - Ты видел, как я плыла? - спросила она, кивнул. - Повторяй движения руками и ногами…
        Через двадцать минут я научился плавать. Неуклюже и немного мог проплыть, плохо держался на воде. Варийка была терпелива и серьезна. Я уже начал скучать по ее улыбке и смеху. Лишь, когда начал плыть сам, она засмеялась.
        Затем Виера взбесилась. Громко смеясь, она начала плескаться. Я ответил, она завизжала. Наш водный бой разразился с нарастающей силой. Меня переполнял восторг и азарт. Я хотел залепить ей в лицо струю, да побольше!
        В этом деле я оказался сильнее варийки. Поняв, что проигрывает, она начала подбираться ко мне ближе и вскоре заключила в свои цепкие объятия. Я почувствовал, как ее горячая грудь касается моей, а мое возбужденное достоинство упирается ей в твердый животик. Вдруг прошли и спесь, и детская игривость. Покраснел от запретных желаний. Она смотрела на меня слегка, улыбаясь уголком рта. Изучала мою реакцию, молча, издевалась. Будто для нее контакт наших обнаженных тел ничего не значил. Мы вышли из воды, после того, как она удостоила меня быстрым поцелуем в губы, прервав тем самым неловкий момент.
        Виера одевалась, стоя спиной ко мне. Вот и отлично, мне не пришлось прикрывать свое возбуждение. Я быстро натянул трусы и стал, не спеша, одеваться дальше.
        Вскоре мы продолжили путь. Вечером снова взобрались на дерево для ночлега. Ночь была беспокойна, рядом охотились хекры. Их стрекотание долго не давало уснуть. Со временем привык, мысли уже были не о зверях. Я думал о Виере, перебирал в голове неловкие моменты. Вспомнил, как она прижала меня к себе. Вот идиот, даже не поднял рук и не прижал ее в ответ, она этого хотела, уверен. Мне нужно быть смелее. Возбуждение снова начало разогревать меня, я будто вновь почувствовал ее теплую ладонь у себя на животе. Она взялась так близко, едва касаясь моего возбужденного достоинства, сперва напугался, а теперь вспоминаю приятное и нежное прикосновение.
        Смотрел на ее силуэт в темноте. Свисающие с двойной ветки коленки и локти. Как она так держится? Виера всегда уступает мне лучшую ветку, всегда страхует, привязывая веревкой, кормит, защищает, обучает. Ее забота и теплота так дурманит. Как, такая добрая и нежная варийка могла быть жестокой с моими братьями? Неужели они все участвовали в том зверстве. Из -за двух -трех уродов страдают все. На миг я представил, как она хватает своими цепкими руками ученика и режет его гениталии. Представить было не сложно, я видел, как она расправлялась с тушами зверей, как она ловко орудует своим ножом. Меня несколько раз передернуло от мерзости, что преподнесло богатое воображение. Нет, я не могу любить такую жестокую женщину…
        Под утро пошел дождь, я промок до нитки. Когда он закончился, мы спустились. Увидел маленьких, желтых змеек, вылезающих из земли, и закричал, в страхе полез обратно. Виера рассмеялась и остановила меня.
        - Хещь не опасна, глупый брат Сирус! - сказала варийка и направилась к кусту с широкими листьями.
        Она дополнила свою фляжку дождевой водой, которая задержалась на листьях. Чуть -чуть и сама похлебала с листьев. Забавное зрелище. Перешагивая на носочках хещь, тоже поспешил напиться дождевой воды.
        - Посмотрел бы я на тебя, окажись ты на моей планете Дэрна! - возмутился я и начал импровизировать:
        - Глупая, при -глупая сестра Виера! Ай -яй -яй, нельзя дышать радиацией, а закапываться в песок не опасно!
        Артистично попричитав, я замолчал, по выражению лица, Виере было не смешно и не интересно. Она даже на меня не смотрела!
        - Что такое радиация знаю, - проговорила Виера, рассматривая что -то дальше куста. - А вот про Дэрну я бы послушала. Это планета, где ты получил свои мужественные шрамы?
        - Да, - пролепетал я.
        - Не стоит их стыдиться, гордись ими! - воскликнула Виера. - Многие воины Варийи и не мечтали о таких! Многие воины Варийи позавидуют брату Сирусу! Я полюбила тебя за твои шрамы, брат Сирус.
        - Только за шрамы? - хмыкнул я.
        - Прости, - ответила она и обернулась. Посмотрела так ласково, будто мы снова обнимаемся в озере. - Конечно уже и не только за них. Ты будешь лучшим воином Варийи, я в тебе не сомневаюсь. А теперь нам нужно двигаться. Дальше опасные леса.
        - А что было до этого? - удивился я и поспешил за Виерой.
        Леса начались действительно другие. Деревья стали выше, заросли гуще и непроходимее. Появились какие -то лианы, которые обвивали все вокруг, и кустарники на земле, и деревья сверху. Множество ярких цветов, новые острые запахи и непривычные звуки. Виера шла осторожно, сказала, чтобы шел след в след и ничего не трогал, особенно цветы.
        - Замри, - прошептала она.
        Я оцепенел. Мне было и без того страшно. Виера начала принюхиваться, затем сняла из -за спины винтовку и потыкала ей впереди себя землю. Там что -то активно зашевелилось.
        - Так я и думала, - заключила варийка. - Уже и до троп добрались, пакостные создания.
        - А…
        - Тс! - оборвала шепотом Виера, махнув рукой - Тс! Ни звука.
        Проглотил вопрос и последовал за ней. Мы что -то начали обходить. Я так и не рассмотрел, что там шевелилось в земле, среди травы и лиан.
        Мы шли медленно. До меня, наконец, дошло, что Виера идет строго по своим тропинкам, которые уже знает. И с самого начала так было.
        Вскоре варийка начала размахивать своим ножом, прорубая дорогу. Иногда замирал по ее команде, и мы снова обходили. Бывало, что она не прорубала лианы, а пролазила. Где -то рубила с шумом, а где -то тихо резала.
        Вокруг постоянно шелестела трава, по началу, я не обращал на это внимание, шум был далеко, он был монотонный. А теперь то слева что -то проползет мимо, то справа, то позади. Виера шла, не обращая внимания. Значит и мне не стоило беспокоиться. Вокруг головы постоянно вились мелкие насекомые, будто песчинки Дэрны или радиоактивная пыль, я нервно отмахивался, они не отступали.
        Варийка часто оглядывалась, контролируя мое передвижение. Это происходило быстро, кивнет головой в мою сторону так, что я не успевал уловить ее взгляда, и дальше продолжает путь. Для меня было сейчас очень важно увидеть ее выражение лица. Потому что страшно, аж жуть. Мне хотелось знать, что она улыбается смелой улыбкой, тогда буду знать, что все хорошо и с нами точно ничего не случится.
        Мы остановились. Впереди было какое -то препятствие. Но заросли расступились, будто изображая тоннель, построенный из лиан.
        Аккуратно подошел к Виере сзади и глянул через ее плечо. Впереди даже не было травы. Просто бледно -коричневая идеально ровная земля.
        - Сирус, - шептала она, я почувствовал беспокойство. - Ты быстро бегаешь?
        - Да, - прошептал я в ответ.
        - Видишь, дальше на двадцати шагах начинается трава, рядом пенек и старое сухое дерево?
        - Да.
        - По моей команде ты должен очень -очень быстро пробежать по этой вязкой дороге, наступить на край травы и, не касаясь, пенька, залезть на дерево. Запомни, что пня касаться нельзя, иначе смерть. Ты понял?!
        - Д -да, - шепнул не уверенно я.
        Виера пропустила меня вперед. С ужасом осознал, что это какая -то жидкость впереди, мне нужно по ней пробежать. Сердце бешено стучало, разгоняя кровь и нагоняя еще больший страх.
        - Беги брат Сирус, - шепнула Виера, и я рванул вперед.
        Сапоги взбудоражили коричневую вязкую массу. Первый же удар стоны по жиже и моя нога стала вязнуть. Вырвался, стал семенить, позади не своим голосом взревела Виера, чтобы двигался быстрее. Я ожидал бега по нормальной поверхности, да, Виера сказала, что она вязкая, но не думал, что настолько!
        Бежал, ноги уходили все глубже с каждым шагом. К концу завяз почти по колено. Бега у меня не вышло, скорее ускоренный и неуклюжий шаг. После криков варийки что -то подо мной глухо заревело. В панике, выбрался на траву и полез на указанное дерево, не касаясь пня. Через пару секунд мне в задницу уже упиралась голова Виеры, которая, ворча и причитая, подталкивала вверх. Как же она быстро!
        Мы лезли все выше. С моих ног и рук труха от дерева сыпалась на огненно рыжую шевелюру варийки.
        - Быстрее на ветку! - взревела та. - Я вздрогнул, считая, что мы уже в безопасности, и ни как не ожидал такого беспокойства Виеры.
        Присел на ветку и обхватил ствол дерева обеими руками, она взобралась на соседнюю, нагнулась ко мне, быстрым движением сбросила один мой сапог, затем другой. Оба упали в жижу.
        - Эй! - возмутился я.
        Она достала нож и ловко срезала обе штанины моего комбинезона до колен. Избавилась от ткани, испачканной в коричневой массе. Я был в шоке, даже не шевельнулся. Затем она достала флягу и начала обмывать мои ноги. С внутренней стороны коленки защипало. Она помыла и там, будто чувствовала. Я посмотрел на ее ноги, они были чистые. Значит мой быстрый бег, оказался не такой уж и быстрый. Остатками фляги она помыла подошву своих обветшалых лохматых ботинок.
        Внизу что -то зашевелилось. С тревогой взглянул на Виеру. Она кивнула, мол сидим нормально, достаточно высоко. Посмотрел вниз. Пенек зашевелился, стал быстро расти, затем изогнулся и окунулся в коричневую жижу.
        - Это его язык, - прошептала Виера и улыбнулась.
        Я был счастлив увидеть ее улыбку. И вдруг оцепенел от ужаса, осознав, сказанные только что слова.
        - Язык??
        - Да, мы зовем их куари, - шептала она. - Та вязкая жидкость его желудочный сок. Переваривает все живое за часы, тебя скушает за десять минут.
        - А тебя? - огрызнулся я.
        - Меня не поймает, - хихикнула Виера.
        - Да я самый быстрый в Ортаре. И тебя обгоню. Я быстрее тебя бегаю, просто не ожидал, что так прилипнет все, потом запаниковал… - начал оправдываться.
        Варийка растянула губки в широкой ехидной улыбке.
        Я злился. Теперь без обуви, сижу и разглядываю куари. Подумать только, что за звери водятся в варийских лесах. Моего воображения не хватало, чтобы понять всей опасности от такого создания.
        - Почему мы не обошли стороной?
        - Из -за дурмана, - шептала Виера. - По обе руки от куари его дурманящий запах. Он ведет всех в его ловушку. Обходить еще дальше не решилась, не знаю там леса.
        - Ну, ты же не первый раз тут? - спросил я. Варийка кивнула. - И всегда преодолеваешь его так?
        - Не так, как сегодня, - снова захихикала она.
        Внизу раздался всплеск. Я опустил глаза. Из жижи показались несколько рядов огромных белых зубьев, затем они исчезли, огромный язык все еще шевелился, вращался кругом, иногда касаясь дерева, то увеличивался, то сокращался.
        - Мне жаль воду, что ты потратила на меня, - с досадой пролепетал я.
        - А мне не жаль, ни сколько, - улыбнулась Виера. - Ты молодец, с первого же раза прошел.
        - А куари дает несколько попыток? - ехидно уточнил я.
        Виера захихикала.
        - Скоро он успокоится, - прошептала она. - И мы пойдем дальше, до корабля к закату доберемся.
        - До корабля?! - вскрикнул я.
        Виера посмотрела на меня с укором.
        - Плюс еще полчаса на дереве, - прошептала она. - Тс!
        На дереве мы действительно просидели долго, до тех пор, пока язык куари не вернулся в исходное положение и не стал снова пеньком. Виера была очень умна, она знала лес, знала все растения, всех животных. Мы пошли дальше, по дороге она пояснила, что безопаснее всего было идти именно через куари потому, что звери сторонятся его. Любой житель леса знает, где опасность и обходит стороной. А нам как раз на руку, не встречаться с лишними зверьми. Тем более куари отпугивает всех в радиусе на сотни метров. Немного попотев, мы обеспечили себе безопасность на приличный отрезок пути.
        Про корабль Виера загадочно молчала. Я с замиранием сердца ждал, когда же мы придем к нему.
        К вечеру мы дошли. Путь был изнурительный, даже Виера еле плелась. Еще бы! Быть в постоянном напряжении! На нашем пути любой ошибке цена смерть. Я вообще чуть ли не полз, валился с ног. Обе ступни разбил практически в кровь, даже не помогла ткань, которую Виера срезала с рукавов моего комбинезона и обвязала мне стопы. Если бы не перевязка, то порезы могли быть до крови, и на нас накинулись бы все звери в округе. Варийка предусмотрела все.
        Среди зарослей возвышался корпус разбитого челнока. Судя по боевой красной окраске, которая сохранилась в некоторых местах, это был креалимский корабль. Лианы опутали его уже намертво. Поваленные им деревья практически рассыпались в труху. Значит, упал он сюда достаточно давно. Сам корабль вроде бы не подвергся сильному разрушению. Виера рассчитывала переночевать внутри. Мы направились к ближайшей пробоине.
        - Креалимский челнок, - прошептал я, рассчитывая блеснуть знаниями перед Виерой.
        - Не видела никогда живых креалимцев, они должно быть огромные, - ответила Виера, не оборачиваясь.
        - Да, как два твоих роста, я их видел, - похвастался в ответ. - Даже сражался с ними, убил пятерых.
        - Ох, брат Сирус, - удивленно произнесла Виера. - А на груди у тебя шрамы от них?
        - Да, как догадалась? - с издевкой спросил я.
        - Да там пара уцелевших скелетов покоится внутри, - усмехнулась Виера. - Достойные противники Зинону.
        - Интересно, что их сюда занесло?! - размышлял вслух.
        - Это не единственный их след на Варийи, - обмолвилась девушка.
        Мы подошли к пробоине. Она была узкая, шириной метр, не больше. Но в высоту достаточной, чтобы пройти в полный рост. Виеру что -то насторожило. Я забеспокоился.
        - Что не так? - спросил, наблюдая, как Виера щупает края искореженной обшивки.
        - Внутри хекр, - задумчиво проговорила она, доставая нож. - Жди здесь, я постараюсь быстро.
        - Не -ет! - возразил я и придержал ее за руку.
        Она обернулась, улыбнулась уголком рта.
        - Не беспокойся, брат Сирус за Виеру, она знает, что делает, - проговорила мягким голосом варийка, и я отпустил.
        - Виера оставляет меня одного, - пролепетал я.
        - У меня нет выбора. Там детеныш, он еще спит, но если помедлить, то скоро проснется, я справлюсь быстро. Не отобьем жилище, останемся тут. А снаружи в этой области леса нам ночевать нельзя, верная смерть.
        После этих слов она нырнула вовнутрь корабля. Меня трясло, я остался один. Прислушался, внутри все тихо, Виера двигается бесшумно. Зато лес будто ожил, я дергался от каждого шороха. Сел и поджался под корабль как можно ниже.
        Сердце забилось в тревоге. По телу прокатился жар. Я услышал внутри корабля стрекотание хекра и отчетливые звуки завязавшейся борьбы. Виера вскрикнула. Все затихло. У меня затряслись колени. Я боролся со страхом не более минуты, затем решил встать и пойти за ней.
        На входе показалась Виера. Она морщилась от боли. Держалась за правое бедро. Сквозь пальцы капала кровь. Подскочил к ней, чтобы придержать.
        - Их двое оказалось, - прошептала она. - Прям у арсенала сидели, умники.
        - К -какого арсенала?!
        - Моего! - ухмыльнулась Виера. - Помоги перевязать рану.
        - Что я должен делать?! - задал вопрос, пребывая в полной растерянности.
        - Нужна ткань, полоска шириной с ладонь, или две, если получится, скорее, Сирус! - взмолилась Виера.
        Ее шатало. Я помог ей облокотиться о корпус корабля и начал яростно рвать на себе комбинезон, ничего не получалось. Слишком плотная ткань!
        - Где нож?! - негодуя, завопил я.
        - Там остался, брат Сирус, рви мою одежду, смелее, мужчина Варийи!
        Одним махом разорвал на ней лохматую кофту, обнажив одну грудь. Первый же попавшийся кусок приложил на рану. Это задержит кровь. Сконцентрировался. Думай Сирус! Веревка! Нет…Ремень, я снял с нее ремень и затянул выше раны. Так учили в Ортаре. Затем с помощью веревки и ткани сделал повязку. Как я понял в бедро варийки вошел шип, довольно глубоко. Но раз она дошла, возможно, кость не задета. Виера сползла вниз и села на землю. У нее не осталось сил. Под ногами была уже приличная лужа крови. Я поднял ее на руки, она была легкой для меня, и аккуратно занес в корабль. Там было темно, как она вообще ориентировалась? Я знал одно, нужно зайти как можно глубже, чтобы звери не добрались до нас, чтобы не учуяли кровь.
        Виера шепнула о своем устройстве огня и протянула его мне. Я опустил ее на землю, взял его и нажал, как это делала она. Оранжевый тусклый свет озарил помещение. Это был большой переход или коридор. Увидел большие капли крови, которые Виера оставила, выходя из корабля. Несмотря на мелкий мусор и пыль сумел их разглядеть. Они помогли мне сориентироваться, где же ее загадочный арсенал. Устройство потухло быстро, я убрал его в нагрудный карман, подхватил варийку и осторожно пошел дальше. На полпути снова опустил Виеру и зажег устройство. Оценив расстояние, снова продолжил путь. Дальше был ангар, где я чуть было не натолкнулся на труп хекра. Второй лежал и преграждал путь в каюту. Больше дверей не обнаружил, следовательно, арсенал Виеры был именно там. Опустил варийку на пол, и уложил аккуратно на спину, чтобы оставшаяся кровь равномерно распределилась по ее телу и достаточно питала мозг, так учили в Ортаре. Стал думать, что же делать дальше.
        - Сирус, - прошептала Виера. - Ты должен вытащить хекра и закрыть им проход, иначе эту ночь нам не пережить…
        Я не стал задавать лишних вопросов и занялся делом.
        Мое тело передернуло в отвращении, когда коснулся ноги хекра. Толкнул его с усилием, чтобы повернуть к проходу, он поддался. Не такой уж и тяжелый. Этот достигал не более полутора метра в длину. Конечно, Виера знала, что они тут сидят маленькие, крупный хекр сюда не пролезет. Одной рукой взялся за утончающуюся в конце ногу, другой - за крайний шип на ней и потащил зверя, пятясь спиной к выходу. Вытащил в коридор через шлюз. Пришлось приложить массу усилий, чтобы преодолеть порог. Но я справился.
        Дальше коридор. Я остановился и посветил устройством Виеры. Все чисто, тридцать - тридцать пять шагов и я у цели. Не теряя ни секунды, я потащил тушу дальше. Проход я чуть было не прошел мимо. Уже стемнело. Я залился потом, пальцы дрожали. Что теперь? Его нужно поставить в полный рост, чтобы закрыть проход. Иначе нет смысла его тут оставлять.
        Попытался поднять его вертикально. Не вышло. Нужно отдохнуть. Отдышавшись, снова стал пытаться. Шипы упирались мне в тело, я старался перехватить, чтобы не пораниться. До чего же мерзкие эти создания! От него пахло травой и чем -то еще горьким. У меня получилось его поднять, пару раз его болтающиеся безжизненные лапы стукнули мне по голове. Подался вперед, половина его тела вывалилась наружу. Вот растяпа.
        Что -то сверху гулко и прерывисто рыкнуло. Затем тело хекра резко рванулось вперед и вверх, через мгновение исчезло в темноте.
        Еще секунд десять я соображал, что же произошло. Мертвая тишина пожирала мой слух. Охваченный паникой, я помчался обратно.
        - Сирус? - прохрипела Виера, услышав мой бег. - Брат Сирус, где ты?
        - Я тут, Виера, - запинаясь, ответил я и приблизился к ней.
        - Что, что случилось?
        - У меня не вышло закрыть проход, хекра кто -то утащил… - шептал я, стоя перед Виерой с дрожащими коленками.
        - Это хорошо…
        - Хорошо?! - удивился я. Меня трясло.
        - Да, снаружи буа, - шептала она. - На время трапезы он отпугнет зверей. У нас есть немного времени, чтобы подготовиться.
        - Значит, я покормил какого -то буа?!
        - Да, это большой зверь, хозяин здешнего леса, - хрипела Виера. - Я тебе говорила о нем, не внимательный брат Сирус. Мне нужна вода, я потеряла много крови. Не ищи, брат Сирус, фляга снаружи, туда хода больше нет.
        - Но что тогда делать? - пролепетал я, лег рядом с варийкой и обнял, ее тело тряслось от холода. Она была такая холодная в моих объятиях. Пришел в ужас от мысли, что она может умереть, что потеряю ее - Что делать Виера?! Я сделаю что угодно, только скажи!
        - Тише, - прохрипела она. - Кровь хекра. Нож где -то на полу, я выронила рядом с телом второго…
        - Нет…
        -Ты должен подойти со стороны брюха и вспороть его, - продолжала она.
        - Нет! Нет! Нет!
        - Посередине на брюхе между нижними маленькими лапами, там его артерия…
        - Нет…
        - Вспори, набери в рот и принеси мне, - шептала она, не обращая внимания на мои возгласы.
        - Я не могу, - сдавленно ответил, ибо горло напряглось, предотвращая рвотные позывы.
        - Ты справишься, брат Сирус, - сказала совсем тихо она. - Кровь хекра нужна мне.
        - Я не могу.
        - Прости брат Сирус самонадеянную сестру Виеру, - прошептала она и прижалась ко мне, как только могла, хотя силы ее уже практически оставили.
        Я сумею ее подтащить к хекру! Меня осенила эта гениальная мысль. Привстал и попытался поднять ее, она застонала. Любое движение приносит ей муки и боль. Иного выхода нет. Зажег устройство и отыскал нож.
        Не могу потерять ее. С этой мыслью я вспорол брюхо мертвой твари. Раздался мерзкий треск ломающегося покрова. Нож вошел легко, несмотря на панцирь, со стороны живота он был тонкий и нежный. Кровь полилась ручьем. Давя в себе рвотные спазмы, я нагнулся и прислонил губы к кровоточащей ране хекра. Язык почувствовал соль, кислоту и горечь одновременно. Надул щеки и понес жидкость Виере. Присел перед ней, нащупал ее поникшую голову, приподнял ее и прислонился к губам. Она почувствовала меня и приоткрыла свой рот. Начал медленно заливать ей кровь хекра, стараясь не разлить, в то же время хотелось быстрее избавиться от этой мерзости. Она жадно глотала.
        Когда мой рот опустел, рвотные позывы забили с новой силой. Это мерзкое послевкусие выворачивало наизнанку.
        - Еще… - прошептала Виера.
        О, Великий Квазар! Еще два раза я носил ей кровь. Во второй раз мой рот наполнялся очень долго, из тела хекра почти уже вышла вся кровь. Больше всего мне было противно прислоняться губами к брюху зверя. Если бы в ангаре было светло, я бы вряд ли смог перебороть отвращение, при виде этой уродливой твари.
        - Больше не целуй меня в губы, - хрипло захихикала Виера.
        Она заметно оживилась, но шевелиться не решалась. Мне было совсем не смешно, стоял и отплевывался. Нашу идиллию прервал шум снаружи корабля. Треск ломающихся ветвей деревьев было слышно даже тут.
        - Буа ушел, - прошептала Виера. - Мой арсенал…
        Я вскочил и направился к мертвому хекру. Оттащил его и на ощупь открыл шлюзовую дверь, надавив на большую ручку. Скрежет металла резанул слух.
        Зажег огонь. Комнату озарил тусклый свет. Это была не большая комната со стеллажами и ящиками. Ничего особенного. Начал рыскать по комнате, у меня большой беспризорничий опыт еще с Дэрны по поиску чего -нибудь полезного. В первом ящике были какие -то цилиндры и блоки. Во втором обнаружил коробки, похожие на зинонские пайки. Если вода в них уже испортилась за такой срок пребывания корабля на планете, то еда возможно еще пригодна. В третьем ящике нащупал креалимские винтовки.
        Зажег свет. Да, это были именно они! С трудом вытащил одну. Приятная тяжесть, учитывая наше нынешнее положение. Нащупав кнопку, с трепетом и надеждой в сердце щелкнул предохранитель. Тоненький едва слышный звук взводимого вакко -заряда порадовал мой слух. Все еще боеспособна! Я вытащил еще две. Обе закинул за спину, одну взял в руки. В ящике осталось еще. Одной винтовкой ограничиваться не стал, кто знает, на сколько выстрелов ее хватит.
        Поспешил в ангар к Виере. В коридоре или где -то в той стороне послышался шорок. На секунду зажег свет, в ангаре никого постороннего. Медленно, держа винтовку на изготовке к стрельбе, я пошел в сторону выхода в коридор. Прислушиваясь к каждому шороху, старался идти бесшумно. Видимость нулевая, двигался по памяти. Решил твердо, если услышу любые шевеления, стреляю сразу в том направлении, не раздумывая!
        У выхода было тихо. В коридор сунуться еще не решился. У меня очень плохая позиция сейчас. Нужно держать оборону в коридоре. Но там страшно! Я трясся. Зажег свет и выглянул в коридор. Никого! Слава Великому Квазару. Выскочил и сел, прицелившись в сторону пробоины. Если кто -то пойдет, услышу. В длинном прямом коридоре положу любую тварь.
        За обшивкой корабля послышались первые стрекотания хекров. Буа ушел, и ночные хищники вышли на охоту, кушать подано…
        Звуки приближались. И вдруг затихли. Такая тишина, что в барабанные перепонки отдавало бешеное биение сердца.
        Зажег свет, в коридоре пусто. Подождал, зажег вскоре снова. Никого! Через минуту еще. Неужели ушли?
        Когда я зажег свет в четвертый раз, в пяти метрах от меня замерла темная фигура хекра. От неожиданности я чуть было не вскрикнул. Его усы были прижаты, а пасть приоткрыта. Он смотрел прямо на меня, весь прижался к земле, готовый в любую секунду прыгнуть. Мое сердце тоже было уже готово прыгнуть из меня. Я нажал на спусковой крючок.
        Красный вакко -поток вырвался из винтовки, поднимая вокруг пыль. Его будто прорвало из твердых глубин после долгой спячки. Больно ударил в плечо приклад, я чуть не упал. Звук взбудоражил весь корабль. Замкнутое пространство сыграло свою роль, я чуть не оглох. Хекра разметало по всему коридору.
        Через несколько секунд ослепленное вспышкой зрение вновь стало приходить в норму. Теперь, благодаря уголькам, я мог видеть коридор. Маленькие угольки валялись повсюду и тлели. Это, скорее всего, останки его панциря. Очень слабое освещение, однако, позволяло видеть новые цели.
        В проходе показался еще хекр. Вероятно, его не смутил шум от выстрела. Мерзкая голова и половина туловища возникли в коридоре почти мгновенно и так бесшумно. Этот вид сбоку был очень угрожающим. Он пошевелил немного усами и медленно, переставляя шипастые лапки, полностью вошел в коридор. Никакого шума, вот же хитрые эти твари!
        Не дав ему развернуть свой корпус, выстрелил. Время прицелиться у меня было. Теперь коридор освещают больше угольков. Третий сунулся следом почти сразу. Я стрелял точно. В коридоре стоял запах паленой плоти и гари, от дыма пощипывало и без того раздраженные глаза.
        Четвертого ждать пришлось долго... Угли практически все затухли. Появись он на две -три минуты позже, я бы уже не увидел... Дело плохо. Не смогу быть бдительным всю ночь. Нужно как -то забаррикадироваться.
        Пока думал, что делать в щель сунулась голова здоровенного хекра! Он явно не пролазил, но яростно пытался это сделать. Шумел он как следует. Вокруг снова послышались стрекотания хекров. Недолго думая, я снес ему голову. Тело должно было остаться снаружи. Вот уже и часть баррикады!
        Вскоре маленький хекр также засунул голову, она показалась чуть выше, он явно сидел сверху тела своего старшего сородича.
        Я выстрелил, но тот успел дернуться назад. Красный поток защепил зверя, задев морду, усы и глаза. Он звучно заверещал и скрылся. Усталость взяла верх, я больше не мог держать позицию. Пошел вперед к пробоине. Либо я их всех перестреляю и лягу спать, либо завалю проход их трупами и все равно лягу спать!
        Когда подошел ближе, то увидел, что обезглавленный труп большого хекра почти закрыл проход, а маленький сверху все равно бы не пролез, ему помешают большие ноги.
        Вернулся в ангар и сел рядом с лежащей Виерой, прислонился к ней с тревогой и трепетом. Дышит. Просто спит. Ири винтовки я положил у левой руки. Пощупал пол около ее правого бедра. Сухо, значит, кровь не идет из ее раны. Лег и обнял ее продрогшее тело и провалился в сон.
        В моих руках самопроизвольно дернулось тело спящей Варийки. Сквозь мелкие щели в корпусе пробивало солнце. Судя по направлению лучей, был уже почти полдень. Мы спали очень долго! Посмотрел на нее, спит, дышит, голая грудь так и просит нежной ласки и моих объятий. Бедро не кровоточит, ткань на ране всего на треть была пропитана кровью, которая уже засохла и потемнела. Попытался высвободиться из вариичьих объятий. Виера открыла глаза. В них отразился мимолетный испуг.
        - Что я пропустила? - проскрипела она, приподнялась и огляделась.
        - Ночь и утро, - улыбнулся я, и, высвободившись из ее цепких лап, встал на ноги.
        - Ты умеешь пользоваться их оружием, - заметила Виера, посматривая на винтовки, что лежали на полу.
        В ангаре стоял запах жаренной плоти, он так и не выветрился как следует.
        - Да, пять -шесть хекров я прикончил, - похвастал и полез в комнату, где были ящики.
        Меня интересовали пайки. Жутко хотелось есть.
        Это оказались именно они. Немного больше чем зинонские, а в остальном тоже самое: серебристая упаковка, вода, прямоугольные сухие массы. К сожалению, вода в бутылках оказалась непригодной. Она давно уже зацвела, стала зелено -черной, и, похоже, там уже что -то жило.
        Мы поели всухомятку. Еда была безвкусной и сыпалась из рук, словно песок. Когда речь зашла о воде, Виера намекала на кровь херка, что закрывал проход, но я корчился в отвращении при одной только мысли об этом. Потерплю, а она пусть пьет.
        Виера смогла идти сама, скуля и прихрамывая, она зашла в арсенал. Покопалась там в ящиках и нашла спрятанные когда -то ею же патроны от древней винтовки, целую коробку. Саму винтовку мы отыскали у тела хекра в ангаре.
        - Креалимское оружие тебе придется оставить здесь, - обрубила Виера, когда я нацепил на себя все три винтовки, готовясь к выходу.
        - Неа, - возразил я.
        - Сирус, не спорь! - возмутилась девушка, глядя на меня строго. - Зинон не должен узнать, что мы имеем доступ к оружию равному их оружию. Это важно для всей Варийи! Прошу, не спорь.
        Скрипя сердцем, я скинул тяжелый, но приятный груз. В политику вникать не собирался, поэтому спорить не стал. Мы вышли в коридор, я придерживал ее за предплечье.
        Большого хекра, что закрывал щель, никто не съел и не утащил с прохода. Вылез по нему наружу, ухватил тушу за ноги и с силой потянул. С неимоверными усилиями все же сумел отодвинуть его с прохода, чтобы раненная Виера прошла. Она сразу и бесцеремонно вскрыла зверю брюхо и напилась крови. Меня передернуло, отвернулся, вспомнив этот мерзкий вкус у себя на языке.
        Посмотрел на Виеру, а она на меня. Опять этот неунывающий взгляд.
        - Ты не сможешь теперь залезть на дерево, - заметил я.
        - Уже и не потребуется, - улыбнулась Варийка. - Дальше напрямик, до первого дозорного поста Варийи дойдем сегодня к исходу дня.
        - Это как? - опешил я. - Как это напрямик? А жижа, лес, цветки и всякая другая мерзость?
        - Поднимись на корабль, сам все увидишь, - ответила Виера и переключила свое внимание на винтовку и патроны, которые из коробки начала укладывать в сумку.
        Полез по корпусу наверх, цепляясь за лианы. Его верхняя часть была практически на уровне ближайших деревьев. Когда я поднялся, то понял, о чем говорила варийка. Креалимский корабль, совершая аварийную посадку, пропахал на брюхе десяток километров. Впереди была дорога из поваленных, давно сгнивших деревьев. Лес все еще не сумел восстановиться после аварии корабля. Я ликовал.
        Мы поплелись с хромающей Виерой по прямой дорожке. Впереди лишь лианы да кусты, кое -где прорастали молодые деревья, кое -где подступался лес.
        - Ты храбрый брат Сирус, - щебетала по дороге Виера. - Я в тебе не ошиблась.
        - И я в тебе не ошибся, - ответил я. - Ты красивая и добрая.
        - Что красивая ты понял еще в нашу первую встречу, - захихикала Виера.
        Я смутился, но собрался с мыслями, чтобы попробовать дать достойный ответ:
        - И ты поняла, что я красивый в нашу первую встречу!
        - О дааа! - затянула Виера. - Думала о тебе почти все дни! Мучилась и терзалась, зачем же раздела тебя…
        - А зачем раздела? - хмыкнул я. - Вообще -то я еще несовершеннолетний по порядкам Зинона.
        - Ни один живой мужчина не видел меня обнаженной, кроме тебя, - совершенно серьезно сказала она, не обращая внимания на мою претензию.
        - А я думал ты сама по себе такая непринужденная Варийка… - выпалил я.
        - Какая я?! - возмутилась Виера. - Ты не думай, что я раненая не смогу тебе поддать!
        - Не догонишь! - усмехнулся я и демонстративно отбежал вперед.
        - Брат Сирус, обними Виеру, ей очень нужно, - пролепетала варийка ехидным голоском.
        Я чуть было не поддался соблазну и не попал в ловушку.
        - Ага, обойдешься! - усмехнулся в ответ. - Меня не проведешь! Тысячи беспризорников Дэрны не могли перехитрить меня!
        Лишь на секунду отвернулся от нее и был обхвачен сзади ее мертвой хваткой. Смеясь, она повалила меня на траву, прижала. Попытался вырваться, но безуспешно.
        - Ну, Сирус? - усмехнулась она. - Что ты теперь скажешь?
        - Отвяжись! - зашипел я, мне стало досадно.
        Она отпустила, перевернула меня на спину, залезла сверху, посмотрела так ласково… ее рыжие волосы свисали вокруг, закрывая нас от внешнего мира. Мне стало вдруг так хорошо. Она такая красивая. Я нежно взял ее за затылок и потянул к себе. Она легко поддалась, мы поцеловались, еще и еще. Мне было плевать на то, что на ее губах был вкус крови хекра.
        - Нам нужно двигаться, - сказала вдруг Виера, прерывая сладостный момент объятий.
        Она отпустила меня и поднялась, затем подала руку и мне, с легкостью вздернув и поставив на ноги.
        Мы двинулись дальше. Виера заметно взбодрилась и шагала наравне со мной. Ее быстрое прихрамывание смотрелось забавно. Я улыбался ей, а она мне в ответ. Хотелось пить, мы шли по открытой местности, солнце разыгралось и грело нещадно. Мои ноги устали, а ступни горели и ныли, я мечтал о теплой пастели. Но когда видел, как смотрит на меня она, становился счастливым человеком, забывая о своих потребностях. Мне было так хорошо.
        Виера вдруг остановилась. Ее рука потянулась к открытой груди. Она застенчиво прикрыла ее. Впервые заметил такие эмоции на ее лице. Впереди возникли две человеческие фигуры. Двое мужчин. Один помахал нам рукой. Судя по разорванной зеленой одежде, это были дикари.
        Варийка посмотрела на них еще немного и снова зашагала. Они двинулись навстречу. Она не взялась за оружие, значит это ее друзья. Надеюсь, что это так. Иначе мы с ней оба пожалеем, что я не взял хотя бы одну креалимскую винтовку.
        - Сестра Виера! - радостно воскликнул один из них и кивнул, находясь уже довольно близко.
        Я вздохнул с облегчением, похоже, действительно свои.
        - Брат Хоэк, - кивнула в ответ Виера. - Брат Деар.
        - А это должно быть Сирус? - поинтересовался Хоэк.
        Он был чуть выше меня, худощавый, как и многие варийцы. На вид намного старше. Голова побрита, глаза черные, нос острый, лицо в шрамах. Сам весь в веревочных перевязях, сумка на плече, за спиной виднелся ствол древней винтовки напоминающей ту, что носила Виера. Второй шел позади, видно, что молодой, возможно младше меня. Чумазый пацан, ростом даже ниже Виеры. У него тоже за спиной была винтовка, только немного другая, ствол тоньше.
        - Да это брат Сирус, - улыбнулась Виера, покосившись на меня.
        - А братья…? - начал было Хоэк, но замолк.
        Виера отрицательно мотнула головой, с ее губ улыбка мгновенно исчезла. Я заметил, как у Деара заблестели глаза от слез.
        - Право каждого, - проговорила Виера.
        - Право каждого, - хором повторили Хоэк и Деар.
        Наступило минутное молчание. Я стоял, как вкопанный. Деар смотрел на меня изучающим и наполненным болью взглядом.
        - Сестра Виера, - прервал тишину Хоэк. - Передовой лагерь в твоем распоряжении, тут недалеко…
        ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ. ВИЕРА
        Передовой лагерь. Это бункер посреди леса. Хорошо укрепленный, защищенный от посягательств извне. Если ты не местный, ты вряд ли его найдешь, проход хорошо замаскирован.
        Нас с Виерой отвели в бункер. Пришлось прошагать еще не менее трех километров, прежде чем дойти до него. Деар сразу проявил ко мне заботу, напоив водой. Хоэк по дороге придерживал Виеру.
        Мы спустились в бункер. Глубина не менее десяти метров, бетонная лестница вела глубоко под землю. Дальше были тесные коридоры с низкими потолками, комнаты, общие залы, склады. Освещение тусклое, откуда -то из углов на стыках потолков и стен, его устройство мне не разъясняли. Запах плесени и сырости говорил о том, что где -то рядом есть источник воды. В бункере веяло прохладой.
        По дороге Виера рассказала мне, что в передовом лагере варийцы постоянно не живут. Это был временный пункт, где можно укрыться, отдохнуть и действительно пополнить запасы воды, а также боеприпасов. Смена охраняющих бункер менялась раз в сто двадцать дней.
        Виере предложили отдельную комнату, но она забрала меня к себе. Мы зашли, рассматривая две кровати по бокам с залатанными матрасами и глухие бетонные стены. Виера плюхнулась на кровать, та звучно заскрипела и хорошо просела. Под матрасом были пружины, что жалобно постреливали даже от незначительных движений.
        В комнату забежал Эрон, Виера спешно прикрыла свою грудь. В его руках была бежевая коробка. Он сел перед ней рядом на корточки, раскрыл на кровати ношу, вытащил шприцы, похожие на инъекции с Дэрны, и вколол ей один в правое бедро. Та даже не моргнула. Затем он вколол еще. Снял ремень и повязку с веревками, выражая одобрительным мычанием, что первая помощь оказана достойно. Я невольно улыбнулся. Вариец делал все аккуратно, бережно. Достал пузырек с прозрачной жидкостью, бинты. Обработал рану, перебинтовал. За весь процесс варийка даже не поморщилась. Посматривала то на меня, то на Эрона, то на медицинский набор в коробке.
        Вскоре пришел Деар и принес нам еды. Это было жаренное мясо хекра. Мы поели и улеглись по своим койкам. Спина сразу же расслабилась, я ощутил невероятное блаженство. Как же хорошо лежать на мягком и чувствовать себя в полной безопасности.
        Как я понял, в бункере больше не было людей, кроме нас четверых.
        Повернулся на бок в сторону Виеры. Она спала на боку, лицом ко мне, ее ладошка на половину сползла с груди, которую она так старательно прикрывала от посторонних. Сквозь пальцы виднелся розовый сосочек… Как же она красива. Умиляясь, я любовался ею. Сколько же пришлось испытать девушке, прежде чем найти меня, да и привести к своим было не так просто. Ведь она проделала этот путь ради меня. Она любит меня, а я, кажется, действительно люблю ее…
        Проснулся от скрипа соседней кровати. Виера сидела и старательно латала свою кофточку. В руках у нее были ниточки и крючочки. Потянула немного на обнаженную грудь, с другой стороны ткань начала звучно расползаться, обнажая другую. Я захихикал.
        - С одеждой на рейдах у нас туговато, - деловито прокомментировала Виера, не поднимая на меня глаз.
        Пока она ковырялась со своей рваной кофтой, я смеялся все громче.
        Вскоре варийка фыркнула и отшвырнула инструменты. Психанула бедняжка. Поднялся и сел на кровати, с моей стороны у входа стояли старенькие протертые ботинки.
        - Это мне?
        - Да, брат Сирус, - улыбнулась Виера, от недовольства ее не осталось и следа. - Носи с гордостью.
        Усмехнулся, когда понял, что она говорит это абсолютно серьезно. Затем подошел к ней, подняв с пола крючок и нитки. Присел на кровать рядом с ней.
        - Повернись Виера, - скомандовал я важным голосом. - Сирус не совсем безнадежный брат, от него есть какая -то польза.
        После этих слов я принялся за дело. Пока латал ее кофточку, она сидела неподвижно, одной рукой придерживая свои рыжие волосы, чтобы не мешали. Ее глазки с любовью наблюдали за моими руками, как я старательно зашиваю ткань, трогаю ее грудь, примеряя лоскуты. За работой запоздало замечал, как пару раз задел сосок. Но она даже не пошевелилась. А у меня, похоже, загорелись щеки…
        Когда закончил, Виера с грустью выдохнула, похоже, ей нравился процесс... И работой была довольна. Теперь залатанная кофточка скрывала лишь грудь, и то не всю, только самые деликатные места, однако сидели эти лохмотья неплохо.
        - Виера благодарна брату Сирусу, - пролепетала она и чмокнула меня в губы. Я кивнул, рассматривая свою работу на предмет, не упустил ли чего, попятился и сел на свою кровать.
        - Как твое бедро? - спросил я.
        - Заживает, - отвечала она, деловито перебирая свою сумку. - Через три дня смогу идти дальше.
        - А нам еще далеко идти?
        - Треть пути мы прошли, - вздохнула она. - Дальше будет легче, мы пойдем по краю леса, не углубляясь.
        - А куда мы идем? - этот вопрос мучил меня давно.
        - К моим братьям, в наш город, в мой дом.
        В бункере было холодно, в первые же часы первой ночи я весь продрог. Стучал зубами недолго. Ночью, будто чувствуя мой озноб, Виера перелезла на мою кровать и обняла сзади, когда лежал на боку. Без вопросов, без слов… Теперь мою спину грели грудь и живот варийки. В таком положении мы проспали до утра. Три следующие ночи мы тоже спали в обнимку на одной тесной кровати. Теперь уже я обнимал ее, обхватив сзади за живот. Так было намного теплее! Раньше никогда не спал с женщиной, это оказалось довольно приятно.
        Через три дня, на утро четвертого, как и сказала Виера, мы двинулись дальше. Теперь и у меня была древняя винтовка, поменьше, чем у варийки, но тоже не плохая. Ее мне вручил Эрон из арсенала передового лагеря и целых пятнадцать патронов в придачу. Заверил, что работает оружие безотказно. Еще у меня появилась сумка из кожи какого -то животного, фляжка, ремень и небольшой, но острый ножик. Подаренные Деаром ботинки пришлись мне почти в пору. Я рад, что теперь экипирован не хуже варийки и смогу за себя постоять.
        Нас провожали несколько километров все по той же большой борозде, что оставил креалимский челнок, а дальше мы пошли вдвоем. Как я понял, Виеру очень уважают местные жители. А она при тех двоих вела себя немного надменно. Я могу узнать надменность и высокомерие по ряду признаков, даже по простому приподнятому подбородку. Виера вела себя так непроизвольно, но я заметил, как она это делала, когда говорила с ними. Плюс ее голос становился грубее и властнее. Хотя все это меня не очень беспокоило, со мной Виера была абсолютно другим человеком, мягким, добрым, ласковым и веселым.
        Дорога, проделанная креалимским кораблем, закончилась. Мы снова вошли в лес. Он оказался не настолько суров, как прежний, редкие деревья и кустарники. Было где развернуться, видимость хорошая. Сами деревья отличались, ветви были в сетчатых зеленых листьях, и такие густые, что закрывали все небо. Трава была очень маленькая, видимо из -за недостатка солнечного света росла плохо.
        - Здесь обитают мурии, - как будто между делом сообщила Виера, заводя меня в диковинный лес.
        - Тут стволы деревьев внизу без веток, как мы залезем на такие деревья? - возмущался я.
        - Главное не вставать у них на пути и не шуметь, когда они рядом, - ответила Виера. - Слушайся меня и выполняй все команды точно и быстро, брат Сирус и останешься жив…
        Мурий долго ждать не пришлось. Первая же живая река, рыча, пронеслась в пятнадцати шагах от нас. Ее протяженность была небольшой, метров тридцать. Немногочисленная стайка, как прокомментировала потом Виера. Следующая была побольше и прошла совсем рядом, мы замерли, они чувствуют вибрацию, если жертва рядом.
        Ближе к вечеру достигли окраины леса. Дальше была степь, вся покрытая мелкой зеленой травой, будто ковриком. Во все стороны, до самого горизонта степь. Лишь вдалеке я заметил острые шпили, уходящие в темнеющее голубое небо. Виера сказала, что это одна из военных баз Зинона. Я замер, наслаждаясь зрелищем, солнце садилось за горизонт, окрашивая облака оранжевыми и красными красками. Впервые я увидел закат. Виера тоже смотрела на него, как завороженная.
        - Заночуем в степи, - сказала она безмятежным голосом. - Утром вернемся в лес и пойдем по краю. Днем в степи опасно, Зинонцы нас могут увидеть.
        Я всецело доверял ее решениям и принимал, как факт. Надо, так надо. Виера знает, что делает. Кивнул и улыбнулся ей. Она вернулась к окраине, начала рубить ветки кустарника, собирать их. Поспешил помощь, варийка никогда не просила моей помощи, ни в готовке еды, ни в чем -либо другом. Но теперь я знаю, что должен ей во всем помогать, хотя бы потому, что она ранена.
        Мы нарубили веток и направились в степь. Отошли метров на двести и варийка стала выбирать место для ночлега. Выбирала она по принципу, нет ли по близости нор и следов животных, не проходят ли тут их тропы. Ей не хотелось, чтобы нас ночью потревожили степные звери или того хуже съели, пока мы спим.
        Место она выбрала, ветки я с облегчением сбросил на траву. Куда ей столько?
        Она отчертила ножом прямоугольник, примерно два на три метра. Нож она всадило глубоко в землю, когда прорезала, я слышал, как она сопит от усилий. Затем прочертила второй по внутреннему контуру и начала нарезать квадратики, стала поддевать траву с кусками земли. Я с изумлением наблюдал, как варийка портит такую прекрасную природу, выковыривая траву с кусками земли. Она сделала прямоугольную замкнутую канавку, шириной сантиметров в двадцать, глубиной не более пятнадцати. Подошла к куче веток, что мы нарубили, и потащила часть к зеленому островку, что образовался внутри канавы. Не прошло и часа, а я уже любовался построенным ей жилищем из веток. По бокам она обложила его травой с землей, что выкопала.
        Мне стало стыдно, что не предложил помощь. Виера пригласила внутрь. Там тоже были ветки. Для подстилки она выбрала самые пушистые части. Хотя и трава бы меня устроила, она была мягкой и приятной на ощупь. В нос ударил аромат срубленных ветвей, они пахли особенно, даже вкусно.
        Я умиротворенно посмотрел на Виеру. Мы подкрепились запасами с бункера. Затем она улеглась на своей половине.
        - Запоминай, как строить в степи жилище, - прошептала она, когда я лег рядом. Варийка объяснила мне, что траву с землей срезала, чтобы исключить проникновение к нам каких -то маленьких противных зверьков урутов, их норки и ходы проходят почти над землей. Также она проверила, нет ли уже нор и ходов в наш островок. А запах ветвей и само жилище, как пояснила она, отпугнет степных хищников, для которых лес это смерть. Так что мы в полной безопасности до самого утра.
        Ночь была беспокойной. В небе то и дело проносились корабли. Все летали и летали. Виера тоже не спала, делала вид, что спит, но я чувствовал, как дергалось ее дыхание на каждый неожиданно возникающий рев двигателя.
        В середине ночи я все же уснул. Утром обнаружилось, что моя нога заброшена чуть ли не на живот Виеры, а рука обнимает сверху, бесстыже прихватив женскую грудь. Забавно, она это стерпела до самого утра, судя по затекшим мышцам, я так давно лежал. Отодвинулся, стараясь не будить ее. Она спала или притворялась. Привстал, конечности замерзли, меня всего колотило. Утро в степи на подъем оказалось тяжелее, чем даже на ветке дерева в лесу. Еще какие -то ветра начали завывать и просачиваться в наше жилище вместе с лучами восходящего солнца.
        Я выглянул наружу. Мой визг вырвался из горла сам по себе, когда увидел канаву, кишащую маленькими пушистыми серыми зверьками. Они не могли выбраться из ловушки Виеры. Это были уруты. Они тихонько попискивали, видимо солнечный свет им был неприятен.
        Позади пакостно захихикала варийка. Злобно рыча, от досады, я перешагнул канавку и выпрямился, озираясь по сторонам. Как приятно было ловить лучи солнца. Они прикосновением согревали мое тело. Трава была мокрой от росы. Следом вышла Виера и изящно потянулась, звучно зевая во весь свой ротик.
        Она вдруг замерла, уставившись куда -то в небо, в сторону военной базы. Затем спешно нырнула в жилище, и показалась уже со своими вещами, прихватив и мои. Я не стал спрашивать, молча экипировался, и мы побежали к лесу. Теперь я и сам слышал в небе приближающийся рев двигателя…
        Укрыться мы успели. Я сумел рассмотреть корабль, который пронесся совсем рядом с нами. Это был зинонский разведчик. Летел он достаточно низко. Конечно, технологии корабля позволяют увидеть человека на много сотен километров, для этого не нужно видеть его визуально. Однако, в лесу, который кишит разными животными, тяжело определить кто есть кто. А может, ему было просто не до нас. У разведчика могут быть и другие задачи.
        Снова лес, снова странные деревья с плотными кронами, снова мурии. Хотя за день на окраине мы услышали их только раз, и то они пробежали очень далеко.
        День близился к полудню, когда мы услышали выстрелы. Пригнулись практически одновременно и насторожились. Это были выстрелы не варийских ружей, а звуки вакко -потоков. Они доносились далеко, из глубины леса.
        Виера вытащила ружье и уверенными движениями достала патрон в патронник. Я повторил за ней, только неуверенно и неуклюже. Чуть ли не на четвереньках мы поспешили к ближайшему густому кустарнику. В таком лесу это была редкость, но нужный куст мы нашли быстро. Пока бежали, Виера фыркнула на меня пару раз. Она двигалась бесшумно, а я шуршал и топал на весь лес.
        - Дальше я сама, - прошептала Виера. - Ты прикроешь мою спину отсюда, а я займу позицию вон там. Ни в коем случае не высовывайся из этого места. Ты понял Сирус?!
        Она была очень строга. Я быстро кивнул, передо мной настоящий грозный командир. Такою Виеру я мог только опасаться.
        На этот раз варийка пригнулась еще ниже и побежала в два раза быстрее. Никакого шума, настоящий воин леса! Она остановилась в сорока метрах от меня, упала на живот и затаилась. Я с трепетом смотрел на нее, а затем стал озираться по сторонам и высматривать направление, куда смотрела и Виера, судя по направлению ствола ее винтовки. Мой правый глаз глядел через мушку ружья, приклад упирался в плечо.
        Сквозь редкие деревья я увидел мелькающие вдалеке фигуры. Это были люди, они бежали по диагонали практически в нашем направлении. Я стал считать, примерно человек шесть, а может и больше, сложно было разобрать, так как они бежали не в колонну, а цепью. Чудь ближе бежал кто -то еще. Его почему -то я увидел не сразу, фигура была меньше. Наверное, он убегает, а они догоняют. Сейчас расстояние между нами и ими не меньше двухсот метров. Кто -то из преследователей останавливался и стрелял по беглецу, кто -то делал это на бегу. Я вернул свой взгляд к Виере, вернее туда, где она сидела десять секунд назад. С ужасом осознал, что она исчезла!
        От волнения перехватило дыхание. Теперь я насчитывал уже десяток преследователей, расстояние между нами сокращалось. Если я рвану из куста и побегу, меня заметят. Я пригнулся еще ниже. Ну, где же ты Виера!?
        Это были солдаты Зинона, я сумел их рассмотреть. Зеленые вакко -костюмы, но и убегающий тоже в зеленом вакко -костюме! Я увидел черные, развивающиеся на бегу волосы. Это была девушка, возможно, варийка, других девушек на этой планете я не встречал.
        Выстрелы участились. Девушка упала и покатилась. Неужели попали? Нет! Она снова встала и помчалась дальше. Все двигались с неестественной скоростью, это все действия вакко -костюма, он может ускорять движения, командир Громур мне рассказывал о его боевых свойствах и возможных режимах применения.
        Девушка пронеслась слева от меня, метрах в тридцати в сторону степи. Видимо она решила покинуть лес, по каким -то своим соображениям. Нелепо, даже я понимал это, на открытой местности у нее нет шансов. Я узнал ее и пришел в недоумение. Это была наставница Шира.
        Почему она бежит? Почему стреляют по ней солдаты Зинона? Она решила сбежать? Все эти вопросы одновременно возникли в моей голове. Но больше всего меня волновало, где же Виера!
        Раздался мощнейший выстрел, ударной волной, вместе с землей и стружкой дерева Ширу отбросило в сторону. Послышалось радостное ликование преследователей.
        - Надо было сразу так командир! - услышал я запыхавшийся голос.
        - Не уйдешь тварь! - смеялся другой.
        - Где чертов воздух? Чуть не упустили шлюху! - кричал третий.
        - У них сейчас другие проблемы, с бабой и сами разберемся.
        - Зацепил?
        - Да нет, не зацепил, не беспокойтесь командир!
        - Вяжи ее! Иди, иди, смелей! Бластер она выронила!
        - А я не вижу ее!
        - Да вон же она, лежит, шлюха, задом к верху!
        Солдаты весело рассмеялись. Они были в полусотне метров от меня! На миг перед глазами возник командир Громур, он очень строго смотрел на меня, ведь я его подвел. Что мне делать? На мне нет формы, у меня в руках ружье дикарей. Я дикарь. И уже не солдат зинонского флота, не ученик командира Громура. Я предатель, меня ждет смерть. Если они найдут меня, могут прикончить, не церемонясь. Взрослые дикие варийцы им не нужны, это варийских женщин ловят на продажу в рабство. Горько и страшно… Теперь зинонцы мои враги.
        С дрожащими руками прицелился в тело впереди идущего солдата. Если он заметит меня, выстрелю, не задумываясь.
        Они стали приближаться. Я не досчитался двоих. Вроде их было десять, уже восемь. Двое решили обойти меня? Окружить?! Ужас охватил с новой силой, я обречен. Это опытные воины, они знают, что делают. Мой куст хорошо простреливается, мне не скрыться.
        Позади солдат что -то мелькнуло. Раздался истошный вопль последнего идущего. Почти мгновенно прогремел выстрел из бластера, затем сразу второй, упало еще двое солдат. Оставшиеся залегли и попрятались. Кто -то покрался с тыла и застал их врасплох!
        Двух ближайших к себе солдат я видел. Они лежали практически у меня перед носом. Смотрели в противоположном направлении. Это мой шанс! Я хорошенько прицелился и выстрелил. Пуля высекла искру, столкнувшись с щитком на плече вакко -костюма. Солдат резко развернулся в мою сторону. Едва я успел отпрыгнуть, половина куста, за которым я прятался, почти мгновенно испарилась. Я помчался со всех ног к дереву, чтобы хоть как -то укрыться. По мне уже палило трое.
        О Великий Квазар! Я идиот и растяпа! Стрелять нужно в голову, эти древние Варийские ружья бессильны против вакко -костюмов. Одновременно с выстрелами из бластеров прозвучали и хлопки.
        Это Виера! Она спасет меня! Я мчался все дальше. Солдаты не решались встать и погнаться за мной, они лежа продолжали стрелять. По разбросу вакко -потоков, проносящихся по обе стороны от меня, я понял, что уже далеко оторвался и решил спрятаться за дерево.
        Выстрелы прекратились. Я ждал… Истошный мужской крик прервал тишину. Снова задолбили бластеры, только уже в другом направлении. Послышался рык командира с командой «отставить огонь». Все затаились. Снова тишина.
        Хлопок от выстрела винтовки Виеры, снова забарабанили бластеры, судя по частоте выстрелов, стреляло уже только двое -трое. Затем хлопок еще и еще. Все стихло. Я решился высунуться. В мою сторону бежал солдат, в его руке был бластер, но он просто убегал. В его глазах стоял ужас, на расстоянии тридцати метров я это отчетливо увидел. Я прицелился и выстрелил. Тот упал и застонал. Опять промазал!
        Позади появилась Виера. Она подбежала к ползущему солдату. Варийка быстро взглянула на меня, всего на секунду задержался на мне ее взгляд. Ее бешеные глаза горели огнем. Выражение лица привело меня в ужас. Такой Виеры я еще не видел. Пинком она отбросила бластер, который уронил солдат, толчком ноги перевернула его на спину. У меня не укладывалось в голове, как раненная Виера так легко разделалась с группой вооруженных бронированных воинов, да еще и практически на открытой местности?! Что же она может, когда ничто не сковывает ее движения?
        - В -виера, н -не надо, прошу, - заикался солдат, говорил он на варийском. - Я командир, за меня ты получишь выкуп! А хочешь, сделаем обмен пленными? У нас много ваших воинов! Зинон пойдет на обмен, я гарантирую! А хочешь провизии? Много! Медикаменты!? Не убивай! Мы не за вашими охотились…
        Виера слушала, слушала, затем со всего размаху ударила командира ногой по голове. Тот завопил и захрипел с новыми мольбами о пощаде. Я вышел из своего укрытия. Если Виера стоит и не боится, значит уже не опасно.
        Не обращая на меня внимания, варийка продолжила свою расправу над командиром.
        - Вы не оставляете пленных варийцев в живых, - ответила сквозь зубы Виера и заехала ногой в бок, тот скорчился от боли.
        - Вы не держите своего слова, - продолжила она и ударила еще.
        - Вы тут не хозяева, чтобы что -то нам давать! - взревела Виера и прострелила дрожащему командиру голову.
        Затем она посмотрела на меня. Я стоял и не мог шевельнуться, меня охватил ужас и трепет, от шока тряслись коленки. Вроде и я пытался убить командира. Но Виера это сделала так страшно и с таким удовольствием, что все мое тело забилось от дрожи, которая исходила, будто изнутри, и никак не хотела прекращаться. Она слегка поморщилась и, повернувшись, направилась к месту, где должна была быть Шира.
        Я поплелся следом. В глазах стояло свирепое лицо Виеры. На секунду взглянул на труп командира. Молодой еще. Я вздрогнул с тяжелым вздохом и поспешил к Виере. Она двигалась слишком быстро. Шира была без сознания. Виера с ней не церемонилась, залепила пощечину и встряхнула за грудки.
        Та открыла свои синие глаза, в которых мгновенно отразился ужас. Виера взяла ее за волосы, рванула так, что Шира взвизгнула, и тут же ощутила приставленный к горлу нож.
        - Зачем ты шла за нами Шира? - прошипела Виера.
        - Право каждого, - прохрипела Шира.
        - Что?! - злобно вспыхнула Виера. - Ты не воин Варийи! Ты знаешь, что изгнана и тебе нет возврата! Я могу убить тебя прямо сейчас!
        - Давай сестра Виера! Ты всегда права, давай! - захихикала хрипло Шира.
        - Ты мне не сестра! - взревела Виера.
        - Не убивай ее! - вмешался я. - Не убивай, Виера, прошу!
        - Не вмешиваться! - заорала не своим голосом разъяренная Виера, не поворачиваясь ко мне. - Ты не знаешь, что она сделала, молчи и не суйся!! Мальчишка!
        Ее воля полностью подавила мою. Я будто стал ничтожно мал перед ее властью и величием. Всю нежность, что она источала ранее, все воспоминания об этом улетучились в миг. Словно прежняя лесть лжеца рушится, когда раскрывают, что он лжец. Как и сейчас, в одночасье все рухнуло. Накатило разочарование, и обуяла злость.
        - Я не люблю тебя! - заявил я, давя в себе горечь. - Знал бы тебя такую раньше, не пошел бы с тобой. Ты чудовище, беспощадное, злое, такое же, как те люди с Дэрны, что изувечили мое тело. Твой взгляд сейчас такой же, как был у них! Я вас всех ненавижу! Режь ей горло! Ну! Что ждешь?! Режь!
        Наступила давящая тишина. Дрожа от истерики, я набрал воздуха.
        - Не люблю, - повторил снова. - Ту, что любил… ее нет! Не существует, ты лицемерная тварь! Режь Шире горло, давай!
        Виера тряслась от гнева, но обернуться не смела. Я высказал ей все, что накипело. Легче не стало. Мы с ней многое прошли, по крайней мере, для меня это было очень много и значимо. А для ее это капля воды в озере. Пусть так.
        Я пошел прочь. Не могу смотреть на убийство варийки, устал.
        Что ж, если я остался один, нужно экипироваться. Трупы солдат особо искать не пришлось. Я снял пояс с одного, нацепил пару бластеров, еще два засунул в мешок. Странные ощущения. Я смотрел на мертвых солдат с неким безразличием. У первых трупов, что встретил, прострелены головы винтовкой, Виера точно бьет. Дальше тела, продырявленные с бластера, еще дальше - с перерезанными глотками. Тех, что не досчитался, когда их стало восемь, я тоже нашел со смертельными ножевыми ранениями в головы. Первых Виера устранила незаметно для остальных. Ловкая тварь. Вот почему Громур ее боялся. У нее нет чести, она нападает из -за спины или с дерева. Ненавижу ее…
        - Брат Сирус? - услышал я плачущий голос Виеры позади себя. - Прости Виеру, брат Сирус.
        Я обернулся, меня колотило от злости, а она стояла и рыдала. Совершенно другая Виера… сейчас показалась мне такой маленькой и беззащитной. Мое сжимающееся сердце рвалось к ней. Теплота к этой варийке охватила меня всего с ног до головы. Что же со мной? Еще мгновение назад я ненавидел ее, а сейчас хочу к ней бежать и любить ее. Нет! Пусть мучается!
        - Чего ты от меня хочешь Виера?! - буркнул я, сделав строгий вид.
        - Сестра Виера, - поправила она. - Люби меня брат Сирус.
        - Нет! Ты жестокая тварь!
        - Я жестокая тварь, - повторила она сквозь слезы.
        - Ты чудовище!
        - Я чудовище…
        - Хватит! - взревел я. - Не издевайся надо мной, ты, ты… Где Шира, что ты с ней сделала?!
        - Ничего, - ответила тихо Виера. - Люби меня брат Сирус, мне нужно, чтобы ты любил меня.
        - Заслужи! - заявил я.
        - Не унижай меня, я итак унижена! - замотала головой варийка.
        Я подошел к ней ближе и посмотрел сверху вниз. Не знаю, вышло ли у меня строгое лицо, старался. Она смотрела как маленькая нашкодившая девочка. Слезы все еще беспрепятственно лились из ее красивых зеленых глаз.
        - Ты жестокая чудовищная лицемерная тварь, которая не заслуживает моей любви - прошептал я. Эти слова отразились болью в собственном сердце.
        - Я жестокая чудовищная лицемерная тварь, которая не заслуживает твоей любви, - повторила тихо Виера. Я обнял ее, прижал крепко - крепко. Сил больше не было держаться. Она звучно разрыдалась, обхватив меня своими цепкими лапками, которыми так ловко резала горла солдат. Через плечо я увидел стоящую позади Виеры Ширу. Она тоже плакала. Наверное, Шира, мы с тобой в расчете…
        Обида прошла, слезы тоже. Только мы едва не угодили под живую реку мурий. Звери учуяли кровь и ринулись с нескольких сторон. От солдат ничего не осталось, кроме костей и их экипировки. У меня и мысли не возникло после этого облачиться в чей -нибудь вакко -костюм.
        - Она не пойдет с нами, - заявила мне Виера. Она снова стала главной, будто забыла, что недавно произошло наше выяснение отношений.
        - Виера, прошу, - жалобно шептала Шира. - Я хочу вернуться, пусть мою судьбу решит совет.
        - Ты глупая Шира, - усмехнулась Виера. - Не потому, что ты хочешь вернуться…
        - Почему? Что я сделала не так? Я шла по вашим следам, ты учила меня. Я потеряла…
        - Ты потеряла след у куари, - прервала Виера и усмехнулась. - Ты думаешь, я не знала, что ты идешь за нами? Глупая.
        - Я не глупая! - возразила Шира.
        - Тогда скажи, как ты попалась зинонскому патрулю?
        - Не знаю, - призналась поникшая Шира. - Они высадились на разведчике в трех километрах от сюда и погнали меня.
        - Вот! - заключила Виера и ухмыльнулась, затем кивнула мне. - Пошли брат Сирус, скоро тут будут еще солдаты.
        - Давай возьмем ее, сестра Виера, - пытался настоять я, Виера уже двинулась вперед.
        - Пусть снимает свою форму, тогда разрешу идти с нами! - заявила Виера. Я опешил от такого заявления.
        - Виера, ты хочешь унизить меня перед Сирусом? - жалобно застонала Шира и поплелась следом.
        - Тебя отыскали по твоему костюму, дурочка! - усмехнулась Виера. - В нем маяк, ты не знала, зинонской командир?! Вот почему мы никогда не снимаем форму с убитых нами зинонских солдат!
        - Я не могу ее снять, - жалобно залепетала Шира.
        - Тогда ты останешься, - твердо ответила Виера.
        Я обернулся на Ширу. Она остановилась, ее глазки сузились.
        - Не смотри на меня Сирус! - пискнула она и потянулась к молнии. Я отвернулся и пошел за Виерой. Позади заковыляла обнаженная Шира. Именно обнаженная, ибо я знаю, что под вакко -костюм одежда не надевается.
        Мы шли. Однажды, украдкой я все же взглянул на нее. Мне было ее искренне жаль. Она заметила это и фыркнула в ответ, прикрывая красивую грудь и низ живота. На ней не было даже пояса, и никакого оружия Виера ей в руки брать не позволила.
        - Тебе доставляет удовольствие видеть меня такой жалкой, - бормотала она себе под нос. - Не смотри на меня, прошу…
        Вместо того, чтобы выполнить ее требования, я остановился, скинул все перевязи, снял с себя ботинки, свой укороченный комбинезон и, не поворачиваясь, протянул его ей. Сам остался в одни трусах, нацепив ботинки и вернув экипировку, поспешил догнать Виеру. Теперь самый голый был я.
        - Шира благодарна брату Сирусу, - пролепетала она, поравнявшись со мной. Теперь она назвала меня «братом», забавно слышать от наставницы и командира. Хотя теперь она никто, даже я имею лучшее положение.
        Я взглянул на нее и улыбнулся в ответ. Мой некогда бежевый комбинезон, а ныне уже многоцветный, сидел на ней просто великолепно.
        Мы шли до вечера по краю леса, затем свернули в степь, Виера с Широй соорудили хижину, по образу и подобию предыдущей. Делали они это дружно, но не разговаривая друг с другом. Когда дело на первом месте, нет времени ссорам и выяснениям отношений.
        Мы доели припасы, осталось немного воды. С Широй поделились справедливо, тут Виера не проявляла свою ненависть к бывшей сестре. На Варийи это не принято. Пища всегда делится поровну на всех. В хижине мне пришлось лечь посередине.
        Ночью меня грели с обеих сторон, было уютно и приятно.
        Утром я проснулся в объятиях Ширы и поспешил из них высвободиться, пока Виера спит. Своими шевелениями я разбудил Ширу. Она привстала с выражением неловкости на лице и некоторым смущением. Странная варийка! Это ведь она меня обнимала, а не я ее.
        На этот раз Виера с Широй наловили маленьких урутов в канавке и в лесу пожарили их. Есть с них, как оказалось, особо нечего, поэтому утоляли голод количеством. После затоптали, засыпали костер и двинулись в путь. Виера впереди метров на десять, а мы с Широй следом.
        - Что ты сделала Виере? - наконец отважился спросить я, стараясь говорить тихо, чтобы Виера не услышала мой вопрос.
        - Если Виера тебе не сказала, значит и я не стану, - прошептала в ответ Шира.
        Посмотрел на Виеру, она все это время не сказала ничего, не улыбнулась мне. В присутствии Ширы она изменилась. Или просто обиделась на меня из -за того, что проявляю внимание к ее сестре? Ну и пусть. Сам решу с кем мне общаться.
        - Я не настаиваю, - кивнул в ответ. - Но меня беспокоит, что ждет тебя там, куда мы придем?
        - Может смерть, а может прощение, - ответила Шира, тяжело вздохнув.
        - Хочу, чтобы тебя простили, чтобы ты там не натворила.
        - Я благодарна тебе, брат Сирус, - улыбнулась Шира. - Теперь понимаю, что в тебе нашла сестра Виера, почему так рисковала из -за тебя…
        - А скажи, Шира, - перебил я, мне не хотелось сейчас касаться темы, почему Виера пришла за мной. - Я и в правду был хорошим учеником? Почему ты невзлюбила меня и колотила на занятиях?
        - Думала, ты это понял, когда мы встретились ночью на марше, ты тогда чуть не угодил в сети дурнушки Милисы…
        - Я тогда испугался, что ты накажешь меня или расскажешь Берону, что напал на тебя…
        - Я никогда не была подлой, Сирус, - ответила Шира и снова тяжело вздохнула. - Или почти никогда…
        - И все же…
        - Когда услышала, что Виера признала тебя братом, - начала шептать Шира. - Стала сама не своя. Прости, корю себя еще с Ортара, когда узнала, через что ты прошел…
        - Ты мне нравилась Шира, - вдруг признался я. - Когда разговаривала с Бероном по связи…хм, да, слышал, что он сказал про учеников. Мы для него расходный материал. А ты вступилась. И за твой знак спасибо, я мог стоять вместо Котоша. О Великий Квазар, я отомщу командиру Берону за его жестокость.
        - Ты сможешь, я в тебе не сомневаюсь, Сирус, - усмехнулась Шира.
        - А вы и в правду с ним уединялись на марше? - вдруг спросил я. Сам себе удивляюсь, обнаглел.
        - По порядкам Зинона, на которые мне уже кстати плевать, но все -таки…Ты несовершеннолетний и тебе такое знать еще рано! - ответила Шира, сузив глазки.
        - Значит, уединялись, - заключил я, чувствуя, как наливаются собственные щеки.
        Шира фыркнула и ускорила шаг. Не хочет больше со мной говорить, ну и пусть. Я обогнал Ширу и поравнялся с Виерой. Та не обратила на меня внимания, шла себе и шла.
        - Виера, а ты знаешь, как ловко я перехитрил командира Берона и его неуклюжую команду? - решил похвастать я и тем самым завести с ней разговор.
        - Знаю, - буркнула Виера с безразличием в голосе. И даже не повернулась ко мне!
        - Не знаешь, - усмехнулся горделиво я. - Расскажу…
        - Первого твоего противника я отвлекла, - перебила Виера. - Второго скинула с дерева, когда он в тебя целился, потом прикончила руко, чтобы он вас не съел, далее отвлекла их группу, чтобы ты подобрался ближе, затем увела их командира с основной массой противников в другую сторону, чтобы лагерь опустел. Чего я не знаю, брат Сирус? Я за тобой наблюдала с первого дня вашего похода в лес.
        Меня как кнутом ударило после ее признания. Шокированный от услышанного, я остановился. Виера даже не обернулась. Досадно осознать, что все для меня сделала она. И молчала же до последнего! Она мне это со злости сказала! Обиженная мне тут нашлась!
        Сзади подошла Шира и похлопала по плечу, выражая поддержку. Она слышала все сказанное Виерой, та говорила достаточно громко. Мы снова пошли с Широй позади.
        - Ты мне все еще нравишься Шира, - заявил я, стараясь, чтобы это услышала Виера.
        - Ты мне тоже нравишься, Сирус, - прошептала в ответ та.
        Я заметил, что Виера со злости сжимает кулачки, и настроение сразу пошло в гору.
        Вечер. Снова ночевка в степи. Наутро мы углубились в лес. Нужна была еда. Виера нашла ручей и прикончила небольшого руко. Она умела находить следы, настоящая охотница. Я восхищался ей. Но старался не показывать этого. Мы не разговаривали. Взаимная обида мешала. Если бы не было Ширы, давно бы все выяснили. А эта игра на публику ни к чему хорошему не приведет.
        В один из дней блеснула своим мастерством и Шира. Она нашла спящего хекра и прикончила его, тот плохо замаскировался. Оказывается, они спят в земле, зарываются на дневную спячку, прячутся в укрытиях или норах.
        Несколько десятков суток миновало с момента, как мы вышли из передового лагеря. Уставших и измотанных, нас, наконец, встретил дозорный отряд воинов Варийи.
        Мы дошли до Варийского города!
        ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ. ЛЕГЕНДА ВАРИЙИ
        Город находился в лесу, под землей. И ближайшие окрестности леса были тоже обитаемы. Однако Варийцы старались скрыть это, чтобы не выдать город. В радиусе десяти -пятнадцати километров вокруг все было под их контролем.
        Нас проводили до границ тайного город. Только Виера чувствовала себя отлично, хотя я заметил, что на повязке бедра проступили потемневшие пятна крови. Я же чувствовал себя ужасно, исцарапанное, искусанное тело ныло и зудело.
        Вдруг осознавал, что это место для меня чужое. Я подошел к Виере, последние дни пути она со мной не говорила и даже не смотрела в мою сторону. Мне стало страшно, не знаю тут никого кроме нее. Она не может отвернуться от меня, когда я беспомощен. Ведь я шел за ней.
        - Ты можешь дуться на меня сколько угодно, сестра Виера, - прошептал я, подойдя к ней вплотную, когда мы прибыли к обозначенным патрулем границам города и встали посреди леса в ожидании встречающих. - Но не бросай меня в этом незнакомом месте, я тут никому не нужен. Не оставляй меня одного.
        Вместо ответа она взяла мою руку. Наши пальцы сцепились вместе. Я понял, что нужен ей. Все барьеры и пропасти растворились в теплоте наших ладоней.
        К нам подошли статные воины. Виеру сразу подхватил на руки один из них. Самый большой, с белыми волосами длиною до плеч, мощным телосложением и искрящейся улыбкой. Он взял ее, на руки, басисто хохоча. Виера взвизгнула от радости, засмеялась, обхватила воина за шею, забыв обо мне. И он унес нее куда -то. Двое других, со строгим видом увели Ширу. А я остался… Вокруг лес и ничего кроме него. Где же город?
        Из зарослей вышел парень с девушкой, оба зеленоглазые, белокурые, красивые и молодые, может моего возраста.
        - Ты Сирус? - начал парень, рассматривая меня вместе с девушкой удивленными, даже скорее ошарашенными глазами. Кивнул, давя эмоции по поводу Виеры, говорить я не мог.
        - Сестра Ники и брат Конок, - представилась нежным голоском девушка, улыбнулась, взяла меня за руку и повела за собой. - Мы о тебе позаботимся брат Сирус…
        Город диких варийцев. Оказался он не такой уж и дикий, несмотря на местных жителей, которые были одеты, в чем попало. Ники и Конок сопроводили меня в тщательно замаскированный бункер. Все как в передовом лагере. Но это на первый взгляд. Там я сдал все свое оружие худому седобородому варийцу. Затем мы прошли несколько подземных бетонных коридоров бункера и спустились еще ниже. Я вышел на площадку. В глаза ударил яркий синий свет. Вот он и город, настоящий, подземный город.
        Огромные и просторные площади, уходящие далеко вперед, что не видно конца. Каменные потолки высотой не менее двухсот метров с обильным освещением. Деревянные дома на земле, дома и домики, подвешенные на канатах, веревочные лесенки и каменные лестницы. Вдалеке я даже приметил несколько каменных домов, а еще дальше текла подземная река, через которую перекинулись различные мостики. Я посмотрел в сторону, в ближайшей боковой скале все изрезанно проходами. Внизу копошились местные жители, что -то носили, что -то катали на тележках, были и те, что просто прогуливались. Внизу, под балкончиком, на котором я стоял, судя по визгу и смеху резвилась детвора. Жизнь под землей кипела.
        Я стоял практически на самом верху, над городом. Почти на уровне со мной висел каменный небесный потолок. Ребята дали мне время для впечатлений, подождали немного, пока я рассматриваю город сверху, затем мы спустились еще ниже по веревочной лестнице и меня проводили в хижину.
        Заметил, что вход в город, по которому вошел не единственный, а значит и бункеров, замаскированных снаружи еще не мало.
        Меня проводили до отдельно стоящей маленькой деревянной хижины. Там был матрас, низенький столик, несколько полочек, ящичек. Первые дни меня навещали часто, вылечили ступни и царапины на теле. Дали мне одежду. Лохмотья бледно -зеленого цвета подошли мне в пору. Как я узнал позднее, варийцы носят такой цвет, чтобы хорошо маскироваться в лесу. Маскировка очень важна для народа Варийи, ведь у них нет мощи, чтобы вступить в прямое столкновение с Зиноном, они могут лишь прятаться и тыкать исподтишка.
        Мне рассказали основные правила и ознакомили с обязанностями. В городе не должно быть бездельников, сказал мне дружески Конок, как -то за трапезой, а затем отвел в ближайшую пещеру и познакомил со старшим по здешним работам. Мне надлежало помогать в новых пещерах, которые рыли варийцы, расширяя город. Работа не сложная, катай тележки туда -сюда. Я был рад, что помогаю своим сородичам и зарабатываю себе на кров и пищу.
        Отношение ко мне было хорошим, все жители были добры. В Варийи все друг другу братья, все друг о друге заботятся и помогают. Я чувствовал себя в полной безопасности среди них, хотя волнение само собой иногда накатывало по непонятной причине.
        По вечерам, когда оставался в хижине один, становилось грустно. Думал о Виере, которую так и не посчастливилось увидеть после прибытия в город. Уже прошло двенадцать дней, а она так и не дала о себе знать.
        Сегодня уже тринадцатый день моего пребывания в подземельях. Мне разрешили выйти на поверхность. Как я узнал, поверхность для варийцев это большая привилегия, туда поднимаются только воины, разведчики и охотники, а дети и простые рабочие лишь несколько раз в десять дней.
        Стоило снова побывать в лесу, как нахлынули горькие чувства. Гулявшие со мной Ники и Конок замечали мою печаль, но не смели спрашивать. Эта парочка была своего рода моими опекунами, они мне все рассказывали, показывали подземный город, когда были не рабочие часы.
        Виера появилась на четырнадцатые сутки, когда я решил, что обо мне забыла.
        Очень хотел обидеться, долгое время до ее появления репетировал, как буду дуться на нее, когда она все -таки явится, и что буду высказывать. Но когда она вошла, радостный крик сам вырвался из моей груди, и я помчался обнимать ее. Она смеялась, схватила крепко -крепко в свои приятные объятия и целовала, не отпуская минут десять. Потом мы сели на кровать, очень хотелось пообщаться, у меня накопилась масса вопросов.
        - Прости, брат Сирус, что оставила тебя на такое время, - пролепетала она. - Я должна была решить очень много вопросов, слишком долго здесь не была…
        Я грустно улыбнулся в ответ.
        - Как же ты тут устроился брат Сирус? - спросила улыбчивая Виера, рассматривая меня во все свои выразительные зеленые глаза.
        Такие красивые, что не мог на них налюбоваться. Посвежевшие, выспавшиеся и сияющие.
        - У меня появились друзья, - начал я. - А еще я работаю…
        - Это временно, - прервала вдруг она. В голосе строгость. - Ты будешь учиться мастерству меча и схватки без оружия, ты станешь настоящим мужчиной Варийи…
        - Ах, я для тебя значит не мужчина? - возмущению моему не было предела. Меня задело, что она еще не считает меня мужчиной Варийи.
        - Сирус, не сердись, - произнесла она вдруг ласково и мягко. - Без нужных навыков ты не воин, а если не воин, то мужчиной называться не можешь в полном смысле этого понятия.
        - Ну да, куда мне тягаться с тем белобрысым, - хмыкнул я.
        Виера рассмеялась, замотала головой.
        - Сирус ревнует? - с сарказмом произнесла она.
        Покраснел и отвернулся. А она встала и пересела на ту сторону, куда теперь смотрел я.
        - Да, ревную, - не выдержал я. - Ты с ним провела столько времени…
        - Это мой отец, - ответила варийка. - Виера вновь просит прощения у брата Сируса, что покинула его на столь долгий срок. Такого больше не будет, обещаю.
        Мне стало стыдно. Отец… Это, наверное, важно. Мне не понять этого. Своего настоящего отца я не помню. А Громур… он будет ненавидеть меня. Настроение стало падать. Обнял Виеру, чтобы не смотрела в мои погрустневшие глаза. Она была такая теплая и мягкая. Все в той же залатанной мною кофточке.
        - Я знаю, что ты важная персона среди своих, - сказал я, когда мы снова отлепились друг от друга. - Не отрицай это, скажи как мне себя вести, когда мы с тобой на людях?
        - Как вздумается, Сирус, - ответила Виера, улыбаясь широко. - Все знают, что я люблю тебя. Даже мужчины, что претендовали на меня…
        - Какие такие мужчины? - возмутился я.
        - Да их не мало, Сирус. Много кто хотел быть со мной, - усмехнулась Виера. - В моем сердце был лишь погибший муж долгое время, а потом увидела тебя.
        - Что прям, так много варийцев жаждут твоих поцелуев и объятий? - ухмыльнулся ехидно.
        - Угу, - горделиво ответила она.
        - А ты прямо -таки рада?
        - Угу.
        - Ну и радуйся! - возмутился я.
        - Ну и буду! - захихикала Виера. - Сирус, собирайся.
        - Зачем? - насторожился я.
        - Я же говорила, тебе в лесу, - отвечала Виера. - Что мы идем в мой дом. Виера от своих слов не отказывается, обещания помнит. Собирайся брат Сирус, у меня побольше места…
        Она жила в большом каменном доме.
        - Ну и какое же положение в городе занимает моя сестра Виера? - ехидно спросил, когда осмотрел дом.
        Я был впечатлен, у нее едва ли не лучшие хоромы во всем городе, такие большие. Видел, как в маленьких хижинах города ютятся целые семьи. А тут Виера одна в доме, настолько большом, что можно поселить сюда семей десять.
        - Я дочь главы нашего города и член совета, - ответила Виера. - Но у нас не принято замечать должности, главное уважение и сила. Важнее количество убитых тобою врагов и добытой пищи. Я не веду себя, как ваши командиры, не требую преклонений.
        - Ну, ну! - усмехнулся я, демонстрируя высоко поднятый подбородок и надменный взгляд. - Вот так, я Виера, мой подбородок слишком низко поднят, ты не находишь братец Хоэк?
        - Умник, да? - обиженно возмутилась Виера, сузив глазки. - Я обидчивая, могу обидеться и наподдать для воспитания.
        - Можешь, ты же дочь главы…
        - Хватит, - взмолилась Виера. - Давай лучше обниматься, я хочу послушать о твоей Дэрне!
        Теперь мы постоянно были вместе. Виера стала тренировать меня рукопашному бою. Показала, где тренируются будущие воины, познакомила с тренерами. У них тут тоже были занятия по фехтованию!
        Если по рукопашному бою мне сразу дали понять, что я дилетант и школа Ортар это посмешище, то в фехтовании я наделся показать себя с сильной стороны.
        - Зинонские вакко -мечи очень хороши, - говорил тренер. - Но вот руки зинонских захватчиков плоховаты. До вторжения Зинона наш мир знал лишь ружья и мечи. Меч для наших племен был основным оружием, а не как у Зинона побрякушкой в руках их адмиралов.
        Он продемонстрировал свой меч. Обычная сталь, острая, тонкая, гибкая. Вакко -лезвие разрежет такой без труда. Но не мечи свои хватил тренер, не об этом говорил. А о том, что только коренной вариец старого времени может научить по -настоящему владеть искусством меча.
        Мои первые схватки на деревянных мечах были своего рода проверкой моих навыков и степени владения. Тренер меня хвалил, однако я был собою крайне недоволен.
        Виера часто навещала мои занятия. Как -то не сдержалась и вызвала тренера на бой на мечах. Бой был не равный, тренер хорошенько наполучал от варийки. Я был горд за Виеру. Мы взяли комплект деревянных мечей с собой домой. Виера не могла отказать мне в просьбе обучать меня и фехтованию. Помимо занятий с тренером, теперь по вечерам меня тренировала Виера.
        Я восхищался ее быстроте и силе. Она учила старательно, показывала ошибки, мелкие недочеты, приводящие к поражению. Из ее уст я жадно впитывал все.
        Узнал, что Виера в рукопашном бою одна из сильнейших в городе, даже может потягаться с самыми сильными варийскими мужчинами -воинами. В этом я убедился, когда она дралась на тренировке с одним своим бывшим воздыхателем, могучим и сильным варийцем, который по своим размерам был не меньше командира Берона.
        Конечно, она не смогла довести бой до победы, его было просто не пробить. Если бы бой велся по -настоящему, насмерть, она бы безусловно победила, сломав ему что -нибудь. Но на тренировке братья не наносят друг другу увечий, это немыслимо для варийца.
        Хохоча и фыркая, Виера сдалась. Ее противник поиграл передо мною мышцами, надменно хмыкнул и удалился. В нем я увидел соперника.
        Это был Кодос. Он действительно считался лучшим из воинов города. Долгое время он пытался добиться Виеры, как она сама мне призналась после боя. Но она не позволила ему приблизиться…
        Сегодня Кодос пришел и на фехтование. Виера часто была со мной на занятиях, и тот решил помаячить. Он был очень красивым воином, значительно крупнее меня, сильнее, у него были красивые черные глаза, которые на меня смотрели со скрытым презрением. От его присутствия мне было не комфортно. Это единственный человек в городе, кто мне был неприятен. И вот он пришел. Вызвал Виеру на тренировочный бой.
        Я внимательно наблюдал за их сражением. На тренировочной площади были и другие варийцы.
        Виера пропустила удар, который пришелся ей по заднице. Кодос рассмеялся, а Виера негодуя, фыркнула. Она считала, что их бой дружеский, а теперь поняла, что Кодос решил ее унизить.
        Несмотря на свои размеры Кодос оказался так же быстр, как и Виера. Конечно, она была проворнее и немного резче, но сейчас она проигрывала. В моей голове возникло возмущение, когда я увидел ошибки, которые делает Кодос, а Виера за них не наказывает. Когда меня учил командир Громур, он показал несколько приемов очень высокого класса, такие не разучивают в Ортаре, таких не знают и варийцы, живущие здесь, как я уже убедился. Пока я вспоминал в голове все элементы приема, Кодос прижал Виеру к стене.
        Увидел, как его могучий кулак ударил в стену между ног Виеры, а затем рука стала подниматься вверх вместе с ней. Моему возмущения не было предела, но я смолчал. Виера выронила деревянный меч и хотела залепить пощечину Кодосу, но тот придержал ее ручонку своим большим хватом.
        - Отпусти, - прошипела она. Варийцы, что были вокруг начали возмущаться и Кодос небрежно выпустил Виеру, та спрыгнула и с обиженным видом удалилась. Я поспешил за ней.
        - Виера, стой! - крикнул я в след. Она пошла медленнее, давая возможность догнать ее.
        - Он меня раздражает, - прошипела Виера. Она все еще была в бешенстве. - Как он смеет так со мной обходиться?
        - Ну да, ты же…
        - Брат Сирус, не потому что я дочь главы города, а потому что я варийская женщина! - ругалась она. - Ну я ему покажу…
        - Я помогу! - браво сказал я, забегая вперед Виеры. Я повернулся к ней, чтобы она остановилась, я хотел обнять ее и поддержать. Она с легкостью поддалась.
        - Что ты можешь против Кодоса, если и я не могу. Он мстит мне за то, что я отвергла его, унижает, - прошептала она в моих объятиях уже спокойным голосом. Меня ничуть не задело ее утверждение, я ведь даже не был для нее мужчиной. Это мой шанс дать ей понять, что могу многое и даже невозможное в моих силах!
        - Я покажу тебе один очень интересный прием! - загадочно начал я. - Моего мастерства, быстроты и силы не хватает, чтобы исполнить его хорошо, а вот тебе поможет наподдать, как ты любишь выражаться, своему неугомонному Кодосу!
        Через два дня Кодос снова появился на тренировочной площадке. На этот раз мы его с нетерпением ждали.
        - Виера хочет реванш? - усмехнулся Кодос. - На этот раз я так быстро тебя не отпущу!
        - На этот раз Виера будет биться в серьез! - заявила Виера, размахивая своим деревянным мечом.
        - Ох, как! - усмехнулся Кодос. - Ну тогда и я буду биться в серьез!
        Мой прием был направлен на сокрушительное поражение противника. Даже от деревянного меча некоторые попадания очень болезненны, особенно колющие удары. Стоило лишь раз ударить, как следует, чтобы противник потерял скорость и бдительность, а затем быстро поколотить его, пока он не опомнился. Через минуту боя Кодос упал. Виера подскочила сверху и направила меч к горлу.
        Прием в исполнении Виеры превзошел все мои ожидания.
        - Сестра Виера чемпион! - крикнул я, моей открытой радости не было предела. Хотя все зрители вокруг особо не радовались. Кодос вскочил, отбросив меч, и раздосадованный направился ко мне. Я испугался и попятился. Он настиг меня. Его огромная лапа сдавила мое горло, ноги оторвались от пола, я беспомощно забарахтался. Стал задыхаться, подтягиваясь обеими своими руками за его держащую мое горло.
        - И этот мальчик занял сердце Виеры? - усмехнулся Кодос. - Этот жалкий мальчик с отравленной планеты, с гнилой школы зинонской хещи? Может ты и брат ее, но никому более в этом городе, я раздавлю…
        На этом его фраза оборвалась. Он выпустил меня из рук, я упал и стукнулся спиной о деревянный пол. А Кодос опустился на колени и застонал, оборачиваясь.
        - Это жалкий мальчишка научил тебя бить в спину своих братьев? - захрипел он, обращаясь к Виере.
        - Этот опасный мальчишка, - усмехнулась Виера. - Научил меня приему, с помощью которого я тебя и победила. Знай это Кодос, помни, что тебя, лучшего воина города Варийи победил мальчишка с Дэрны!
        Кодос зарычал и с сидячего положения ринулся на Виеру. А та в прыжке ударила его ногой по голове, да так, что Кодос упал в сторону и не смог больше подняться. В глубине души, я переживал за него, не хочу, чтобы за меня Виера убивала братьев.
        Под возмущения толпы мы с Виерой удалились с площадки, оставив лежащего без сознания Кодоса. К нему уже подбежали, с облегчением объявив, что он жив. А мы с Виерой умчались прочь. Она повела меня на поверхность, не выпуская мою руку из своей цепкой ладошки.
        Веревочная лестница… затем каменная… переход… снова лестница… скрип стальной двери и шум падающей крышки люка на подсохшие ветки. Я глубоко вдохнул свежий вечерний воздух. Виера не дала мне долго стоять, а потащила куда -то в заросли. Лес шумел.
        - Это продлиться еще три дня, - говорила радостно Виера, я ощутил в ее голове нотки волнения. - А потом ждать год!
        - О чем ты говоришь Виера? - пробираясь сквозь кусты спрашивал я.
        - Увидишь и услышишь! - смеялась Виера. - Я еще вчера хотела тебя вывести из норы, если бы не умник Кодос…
        - Я переживаю, что тебя будут ругать за него, - признался я.
        - Будут! - усмехнулась Виера. - Еще как будут! И из совета выгонят, и из города, если посчитают необходимым!
        - Ты ради меня побила брата, - вздохнул я, продолжая плестись за варийкой.
        - Ради тебя я и не на такое способна, брат Сирус, - ответила ласково она. - Скорее, поспешим, скоро начнется!
        Не менее часа мы были в пути, впереди показалась поляна. Вдалеке расступился лес. Я увидел белые горы.
        Виера все тащила и тащила меня вперед. Мы уже подошли к краю. Это оказался большой обрыв. Внизу простирался густой лес, а дальше равнина, переходящая в горный хребет. Мне показалось, что ему нет конца и края, будто вся планета разделена этим хребтом. Солнце уже практически село, спряталось слева за кроны деревьев. Ветра не было вообще, теплый воздух и в тоже время свежий и ароматный добавлял наслаждения, к тому, что я испытывал в обществе Виеры.
        Мы сели у края. Она загадочно молчала.
        - Что мы… - начал я.
        - Тише! - прошипела с ехидной улыбкой Варийка. - Просто слушай.
        Я замолчал и прислушался. Под нами клокотали, какие -то животные. Вскоре их звуки подхватили другие. Началась раскатистая трель, щелчки и легкий мелодичный писк. Звери издавали звуки под общий ритм, это было забавно. Меня охватил восторг, я взглянул на Виеру.
        - Музыка варийского леса, - прошептала она с трепетом.
        И вдруг вскочила, перевязывая свои рыжие волосы веревочкой, отошла от меня на пару шагов, встав у самого края обрыва, повернулась ко мне и начала извиваться под звуки животных. Двигалась в такт этих звуков. Задрав руки высоко над головой, она вращала своим животом, тазом, бедрами, играла плечами и грудью. Она была великолепна. Восхитился ее пластике и изяществу. Не мог оторвать глаз. Красота варийки поглотила меня. Она смотрела вниз, будто сама смущалась от своих движений. Это еще больше поразило меня, все мое тело, каждую частицу. Мое дыхание замерло, желал, чтобы она никогда не останавливалась, все танцевала и танцевала. Жажда видеть ее была безгранична и неутолима.
        Животные смолкли, а Виера замерла с поднятыми вверх руками. Ее взгляд все еще был направлен вниз. Мои ноги сами подпрыгнули. Подошел к Виере и обнял. Она вся горела. Ее выразительные глаза вдруг посмотрели на меня. Этот взгляд был особенным, не таким, как обычно, не таким когда она злилась или радовалась. Просто другой взгляд.
        Подхватил ее на руки и отнес от края обрыва, уложил на траву. Мне хотелось обнять вновь. Желал не только этого. Она была внизу, а я возвышался над ней.
        Мои губы коснулись ее мягких губ… Она оттолкнула, не сильно, но все -таки почувствовал. Нахлынуло возмущение. Как же так?! Для меня это стало обычным делом, целовать Виеру, а теперь она сопротивляется!
        Прижался к ней, снова оттолкнула. Негодуя, полез целовать ее живот, обнаженный горячий. Соленый и потный. Она отстранила мою голову, глубоко дыша и улыбаясь. Все тот же новый взгляд. Взял за оба ее запястья, раскинул руки в стороны и прижал к траве. Она напряглась, высвобождаясь. Сжал их крепче и придавил сильнее. Она расслабилась. Теперь ее руки не мешают мне.
        Варийка со мной играла, ей нравилось заводить меня еще больше. Если бы хотела на самом деле вырваться, уже давно бы это сделала. Не раз убеждался на тренировках, что с ней мне тягаться не по силам.
        Снова поцеловал в губы. Она ответила, но не далась надолго. Стал целовать шею. Потом вдруг мне захотелось целовать ее грудь. Освободил свои руки от запястий, ее руки остались раскинутыми на траве. Она больше не двигала ими, хотя и не держал. Приподнял ей кофточку, затем и вовсе разорвал ее, обнажив красивую грудь Виеры. Та соблазнительно всколыхнулась, когда высвободилась из тугой одежды. Целовал грудь, наслаждался ею, не мог насытиться. Она протяжно и тихо застонала.
        Вскоре захотел большего и стянул ее короткие лохматые шорты, спустил свои штаны. Ее рука вдруг потянулась к моему достоинству, чтобы немного помощь неопытному в этом деле варийцу. Решительно и спешно вошел в горячую Виеру. Этот немыслимо блаженный миг опьянил мое сознание… Тело, будто всегда знало как, задвигалось уверенно. Вскоре одурманенный разум вознесся к звездам. Таких наслаждений я никогда раньше не испытывал. Крики нашего удовольствия разносились далеко. Теперь наступила очередь зверей леса слушать нашу музыку…
        - Я ждала, когда же ты осмелишься взять меня, как настоящий мужчина Варийи, - прошептала Виера.
        Мы лежали абсолютно голые в объятия друг друга. Вокруг была разбросана наша разорванная одежда. Нас не заботили никакие хекры и мурии, мы просто наслаждались друг другом под звездным небом Эрар.
        - Как давно? - удивился я.
        Но мой голос был настолько умиротворен, что интонации не могли быть различимы.
        - Не спрашивай такое у женщины, - ответила Виера. - Просто давно, знай это и жалей, что мы упустили время.
        - Наверстаю…
        - А у тебя и нет выбора, - захихикала варийка и залезла на меня сверху…
        На этот раз было приятней вдвойне. Она мастерски хозяйничала над моим телом, она умела то, о чем я даже не догадывался…
        - Ты любишь истории? - спросила она, мы снова лежали, разглядывая звезды.
        - Да, я этим и жил на Дэрне…
        - Да, у вас там было исчадие Квазара, а не планета, - прошептала она. - Какие там могут быть истории?!
        Я рассказал ей пару наших историй о космических битвах и героях. Пересказал истории, что рассказывал мне командир Громур. Чтобы не портить настроение Виере, империю Зинон я ни разу не упомянул.
        - Ты мечтаешь о космосе, - заключила Виера с нотками грусти в голосе. - Для меня свобода это лес, а для тебя это что -то большее, космос.
        - Да, - признался я. - Но в моих мечтах космос с тобой. Я хочу лететь на быстроходном корабле, рваться в бой и знать, что дома ты ждешь меня. Что когда я вернусь, обниму тебя, расскажу тебе много новых историй, поведаю о новых победах.
        Она который раз поцеловала меня, нежно, сладко и страстно.
        - В Варийи ходит легенда, - начала вдруг торжественно она. - Вариец Аро и варийка Ора любили друг друга. Но однажды, по вине Аро враги выкрали варийку и заточили высоко в горах Ходар, под огромной и сильной охраной. Вариец нашел Ору, подобрался к ее окну высокой каменной башни и предложил тайно сбежать по веревке. Она отказалась!
        - Почему? - удивился я.
        - Она сказала, что настоящий мужчина Варийи должен убить всех ее обидчиков голыми руками и освободить ее через дверь. Устлать трупами врагов, что заточили ее, весь путь до объятий любимого.
        - И что он сделал?
        - Он умер, спасая ее способом, который она возжелала, - вздохнула Виера.
        - По -моему это глупо, - брякнул я.
        - У них была настоящая любовь! - возмутилась варийка.
        - Я тоже люблю тебя по -настоящему! - попытался исправиться. - Ты не знаешь, на что способен ради тебя, дай только подучиться вашему мастерству немного!
        - Ох, ты мой мужчина, - умиляясь, произнесла Виера, повернулась и обняла меня - Ты станешь лучшим воином Варийи. Я люблю тебя и готова сама устлать твой путь трупами твоих обидчиков.
        Мы немного помолчали.
        - А сколько тебе лет? - спросил вдруг я.
        Она моя, я должен знать о ней все.
        - Тридцать семь, - вздохнув, ответила Виера. - Я была примерно твоего возраста, когда напали зинонцы. Ненавижу этих стервятников…
        - А много ты убила зинонцев?
        - Много, даже больше чем Кодос и кто -либо еще, - горделиво заявила она.
        Мы вернулись поздней ночью, голые, кое -как прикрываясь кусками одежды, пробрались через весь город в ее каменную хижину.
        - У тебя была еще одежда?! - воскликнул я, когда Виера вытащила из своего сундука кучу тряпок.
        - Да, я живу тут довольно долго, запасливая…
        - А зачем ты продолжала носить штопаные лохмотья, если у тебя тут много хорошей одежды?! - усмехнулся я.
        - Потому что ты штопал, вот и носила! - усмехнулась в ответ Виера и ласково обняла меня, состроив игривый взгляд. Теперь я знал, что он означает…
        Утром за Виерой пришли. Ее вызвали на совет. Мне туда хода не было. Я ждал в ее доме, места себе не находил, не мог есть. Я вспоминал ее сладостные объятия и нашу ночь, нашу страсть, ее тепло и ласку, как я овладевал ею, как она овладевала мной… Мы сбежим. Если они заходят наказать ее, мы сбежим, не раздумывая, куда угодно. С ней я готов жить на дереве хоть вечность. Мне не нужна эта безопасность и уют, если нет ее…
        За мной пришли в обед. Сердце бешено заколотилось, затряслись коленки, когда на пороге я увидел не Виеру, а высокого, белокурого варийца.
        - Сирус, тебя просят быть на совете по делу Ширы, - объявил мне посланник. Я с облегчением выдохнул и пошел вместе с ним. Я совсем забыл про Ширу, видимо решается ее судьба. Мне ее жаль. Но если станет выбор между ней и Виерой, я выберу Виеру, не раздумывая.
        Мы перешли подземную реку. Потом повернули в сторону, посланник повел меня к каменной стене города. Там была пещера, укрепленная деревянной аркой. Дальше тускло освещенные коридоры, несколько пустующих залов. Перед нами появилась дверь. Ее охраняли два рослых варийца в полной боевой экипировке. Впервые я вижу в городе, чтобы что -то охраняли. Впервые я вижу полностью снаряженных воинов с винтовками и ножами.
        По требованию охраны я назвал имя, двери распахнули и пригласили вовнутрь.
        Зал был очень темный. Потолки высокие, их и не видно, будто и нет вовсе. Посередине горел огонь. Вокруг было темно, но я чувствовал, что тут немало людей. В конце зала напротив меня одиноко стояла Шира, опустив голову, ее я узнал. Остальные прятались в темноте. За мной звучно захлопнулась дверь.
        - Подойди и стань рядом с Широй, брат Виеры Сирус, - сказал громкий властный голос откуда -то сверху. Я послушно подошел к ней и встал, как приказали. Та даже не подняла на меня глаз. Ее коленки слегка подрагивали, видимо долго уже тут стоит, но она не смела пошевелиться.
        - Мы уже все решили, мальчик, - продолжал голос. - Не переживай, от тебя мало что зависит, судьба Ширы уже решена.
        Я молчал. Мне было страшно и волнительно. Переживания за Ширу усилились.
        - Скажи нам, - начал другой. - Почему ты помешал Виере исполнить ее долг?
        После этих слов я стал бояться за себя. Меня хотят обвинить? Изгнать? Я не увижу Виеру. Это все Кодос, он хочет избавиться от меня.
        - Сирус? - переспросил властный голос. - Ты можешь нам ответить, не бойся. Мы не считаем тебя виновным, но хотим знать причину.
        - Шира спасла меня, - вырвалось оправдание. - Если бы не она не быть мне с сестрой Виерой.
        - Что она сделала? Как спасла? - услышал я взволнованный голос Виеры.
        - Она предотвратила расправу надо мной, меня бы изувечили, если бы не она. По своей глупости я чуть не получил наказание, которое убило бы во мне мужчину навсегда…
        - Достаточно! - гаркнула Виера.
        - Нет, не достаточно! - услышал я властный голос. - Что ты сделал?
        - Был с варийкой Милисой, - сказал я и опустил голову. Мне было больно это говорить при Виере.
        - Совокуплялся с ней? - спросил властный голос.
        - Нет! - воскликнул я.
        - А что тогда?
        - Целовал ее…
        - За это кастрируют? - удивился тот.
        - Да, таковы порядки школы Ортар, - ответил я.
        - Все ясно, - заключил он. Люди вокруг зашептались. Но вдруг все стихло. Я стоял, мысли совсем спутались.
        - Уведите Ширу, Сирус останься, - скомандовал властный голос.
        - Не делайте ей плохо! - вырвалось из меня.
        - Мальчишка! - взревел кто -то из темноты, это был Кодос, я узнал его. - Совет не давал тебе слова!
        - Говори брат Сирус, - послышался насмешливый голос Виеры.
        Из темноты появилось двое, подхватили Ширу и направились к выходу.
        - Что с ней будет? - спросил я, мне было искренне жаль ее.
        - Она навсегда изгнана из нашего города и прилегающих лесов, - ответил властный голос. - Если она снова появиться тут, то ее убьет любой житель Варийи как зинонца, врага нашего народа.
        - Сестра Шира, брат Сирус не убьет тебя никогда, брат Сирус любит Ширу! - крикнул я ей в след. Она не ответила, дверь за ней захлопнулась. Понимаю своей головой, что сказанное мной ранит Виеру, но сердцем знал, что должен был хоть что -то сказать той, что стала Изгоем.
        - Теперь ты Виера! - гаркнул властный голос. - Спускайся на место Ширы!
        - Отец? - услышал я возглас Виеры. Значит это ее отец. Он тут главный.
        - Спускайся, сейчас я глава города для тебя!
        Виера вышла из темноты и встала рядом. Ее ладонь коснулась моей. Она взяла меня за руку и мягко улыбнулась. Дала понять, что не сердится за слова в адрес Ширы, поддерживает. Видит мой страх и смятение.
        - Ты напала вне тренировки, ударила в спину брата Кодоса, - говорил ее отец. - Назови свой мотив.
        - Я защищала брата Сируса! - гордо ответила Виера, сжимая мою руку.
        - Сирус оскорбил Кодоса! - прикрикнул ее отец.
        - Этот гордец заслужил! - надменно ответила моя женщина.
        - Как ты можешь так говорить? - возмутился Кодос. - Я же твой брат, а этот мальчишка еще неизвестно кто таков. Может он зинонский шпион, погубишь нас всех своей детской прихотью!
        - Кодос прав, - услышал я еще чей -то голос. - Мальчишка может оказаться шпионом наших врагов, вы проверяли его на наличие излучающих сигналов?
        - Проверяли! - отозвался кто -то. Я в ужасе понял, что меня уже видимо не раз сканировали и пристально наблюдали. Мне не доверяют. Я съежился, чужак всегда остается чужаком. Урок мне.
        - Вернемся ко второй повестке, - проговорил отец Виеры.
        - Не все еще высказались, - издевательски прокомментировала Виера. - Мальчишку значит можно брать за горло, не обученного, гостя в нашем городе, беззащитного, а хекру Кодосу, который меня домогался, я поддать не могу?!
        - Виера! - взревел Кодос. - Ты нарываешься на поединок!
        - Кодос, я же тебя прикончу, ты это знаешь, - совершенно спокойно ответила Виера. Наши ладони вспотели.
        - Хватит! - взревел отец Виеры. - Кодос, становись рядом с Виерой!
        - Но брат Крэй!
        - Вниз! - взревел отец Виеры. Вскоре появился огромный Кодос. С недовольным видом он посмотрел на меня. Его щека нервно дернулась. Виера впилась в него злобным взглядом. Я не видел этот взгляд, я чувствовал его. Мою ладонь Виера сжимала сильнее.
        Зал начал шептаться. Минут пять мы стояли и ждали чего -то.
        - Сестра Виера и брат Кодос исключены из совета за нарушение порядков братства, - начал оглашать вердикт отец Виеры Крэй. - Сирус получает предупреждение совета. При повторном - последует изгнание, мы тут никого не держим!
        Мы с Виерой спешно удалились из зала.
        Я заметил, что она не сильно расстроилась исключению из состава совета города, а вот Кодос ее успел взбесить на короткое время.
        - Кодос меня испугался, - захихикала Виера, когда мы сидели за столом и трапезничали.
        - Еще бы, - усмехнулся я. - Я сам тебя иногда боюсь.
        - Брат Сирус, - обиженно произнесла Виера. Моя шутка не удалась.
        - Брат Сирус просит прощения у сестры Виеры, - произнес я с набитым ртом. Так извиняться проще, получается будто непринужденно.
        - Прощаю, - хмыкнула Виера. - На первый раз!
        Я смутился. А она громко рассмеялась. Ее шутка удалась лучше. От досады я кинул в нее недоеденным куском мяса. Угодил прямо по макушке. Мясо ударило не сильно, лишь задело. Но бросок получился как надо. Почему -то я знал, что она не сделает мне ничего плохого. Между нами уже не было барьеров. Я владел ею полностью, у меня над ней власть, я помню, как она стонала, как была беспомощна в моих объятиях.
        Она знала, что провинилась своей шуткой и просто продолжила есть. Видимо затаилась. Затем она вскочила раньше меня из -за стола, да так, что я вздрогнул и был готов уже ко всему. Варийка промчалась, лишь слегка потрепав по макушке мои лохматые волосы. Вернулась она с загадочным видом. В руках держала какие -то тканевые браслеты.
        - Это то, что поможет тебе стать сильнее и раскрыть сильную природу твоего тела, - торжественно заявила Виера и протянула мне браслеты.
        Я с интересом принял их. Когда она выпустила подарок, мою руку потянуло резко вниз, еле удержал. Такие тяжелые!
        Она рассмеялась. Я угрожающе замахнулся одним из браслетов. Виера послушно умолкла, выставляя ладони в знак поражения.
        - Теперь ты должен надеть их на ноги и носить всегда, - сказала Виера совершенно серьезно. Я вопросительно посмотрел на нее. Зачем мне надевать тяжесть.
        - Наше тело создано природой для условий куда более опасных и сложных, чем те, что на Варийи, - продолжала Виера. - Раньше на нашей планете сила притяжения была больше в разы. Но потом произошли большие изменения, тяжелые породы создали огромный горный хребет и притяжение ослабилось. Еще несколько поколений и народ Варийи станет слабее.
        - То есть я должен мучиться с прежним притяжением, - грустно усмехнулся я.
        - Сирус, ты не понял, - вздохнула Виера. - Ты должен был заметить, что сильнее многих учеников школы Ортар.
        - Возможно, - горделиво подтвердил я.
        - Это потому, что более сильная гравитация Дэрны…
        - Ох, ты знаешь это слово? - ехидно перебил я.
        - Не паясничай, поддам! - рыкнула Виера.
        Я прильнул к этой рычащей варийке. Мы обнялись. Как легко ее задобрить. Люблю свою женщину.
        - Да гравитация тут ниже, - прошептал я, не выпуская Виеру из своих объятий.
        - Поэтому твои мышцы тренированы лучше, чем у умников с Ортара, - продолжала ласково она. - Тебе будет легче вернуть их в форму, которую ты утратил после Дэрны, а затем и подняться выше.
        - А это как? - удивился я, высвободившись из цепких вариичьих лап.
        - Ты видел, как я лажу по деревьям и как двигаюсь? - усмехнулась Виера.
        - Да, за тобой не угнаться, - согласился я и улыбнулся в ответ - Я восхищаюсь твоей силой.
        - А я твоей силе духа, - ответила Виера и своей похвалой.
        - Сколько нужно их носить времени в день?
        - Всегда, - оборвала Варийка. - Даже когда спишь, моешься, ходишь на занятия по фехтованию и бою, владеешь мной…
        Прошло много времени. В городе я уже целый варийский год. С Виерой мы не расстаемся. Кодос куда -то исчез практически сразу, после исключения из совета. Говорят, ушел в другой город.
        Я стал сильнее, немного крупнее, подрос еще на пол головы, Виера уже была для меня маленькой. В городе меня стали уважать за упорство, ибо многого достиг на тренировках. Еще научился охотиться на хекров. Таскал много мяса для братьев с особым энтузиазмом. Виера была всегда со мной, даже на охоте. Но на мою добычу не посягала никогда. Бывало, мы соревновались в скорости, я стал достойным соперником, но всегда проигрывал. Мне до Виеры было еще далеко, но все же я старался.
        Она превратилась в смысл моей жизни, стала моей живой мечтой. Если я расставался с ней больше чем на час, то внутри меня закипало волнение и жажда видеть ее, слышать голос и любоваться улыбкой. Без нее я не мог сосредоточиться, мои мысли путались. Она сладкий дурман, без которого уже не могу.
        Чувствовал, подобное творилось и с ней. Знал, что уже тогда, после нашей первой встречи на озере она себе места не находила, понимая что я за стенами школы. Уже после первого расставания она не могла без меня. Это признание Варийка сделала не слишком быстро. Видимо, не готова была поделиться сокровенным, и полностью вверить себя в мою власть. Эти женщины, они всегда думают иначе.
        Прошло еще немного времени и оказалось, что есть вещи, о которых Виера мне раньше не говорила. Она была членом тайного совета. Совета вне города.
        - Сирус, мы отправимся в сторону гор, - сказала она. - Ты достаточно обучен и силен, чтобы преодолеть расстояние, которое нам предстоит…
        - Но куда мы пойдем? - озадаченно спросил я.
        С ней я был готов пойти куда угодно, просто было любопытно знать.
        - В леса близ белых гор Варийи, - ответила она. - Больше я пока сказать не могу…
        Виера показалась мне очень загадочной и совершенно другой. Совсем посерьезнела, давно я не наблюдал ее такой. Непривычно.
        На следующее утро мы отправились в путь. С нами еще было десять варийцев и три варийки. Это были воины и охотники, члены тайного совета, о котором не знают местные власти.
        Виера раздобыла бластеры. Это те, что я снял с трупов зинонцев, которые преследовали Ширу.
        Мы шли больше сорока суток до цели. Пробирались через густые опасные леса, звериные ловушки и смертоносную растительность. Перед походом я, наконец, сбросил шесть тяжелых браслетов, что доводили мое тело до совершенства все это время. Сначала была всего пара, через полгода я добавил еще по одному браслету, а шестьдесят суток назад прицепил еще. В городе мало кто занимается подобными тренировками тела, но самые сильные воины пользовались этими хитростями всегда.
        Я стал быстр, как никогда, прыгал высоко, мог уйти даже от хекра. Мне доставляло удовольствие играть со своей добычей. За что однажды Виера дала мне подзатыльник. В ответ она была жестоко расцелована, и мы занялись любовью прямо на дереве. Как же я люблю эту варийку, она постоянно меня возбуждала, иногда сама того не подозревая.
        В пути мы не потеряли ни кого из братьев. У нас была еджиная команда, работали слаженно, под строгим руководством Виеры. Только ко мне она относилась с лаской, остальные боялись разбудить ее гнев. Я привык, что Виера могла превратиться в злобного хекра и наподдавать любой ослушавшейся ее варийке. Странно, что именно женщины больше всего пытались возразить ей и сделать все по - своему. Виера была прирожденным лидером, только со мной она дурачилась, остальных редко когда одаривала хотя бы улыбкой.
        Сейчас мы стоим у пропасти, вдыхая жаркий полуденный воздух. Мы дошли. Вопрос только куда и зачем.
        Осмотрелся. Это какая -то необычная впадина. У подножья горы, с трех сторон лес, впереди плавно возвышалась вершина. Я посмотрел вниз. Будто что -то провалилось через корку земли, пробило хрупкую породу. Внизу темнота, корни деревьев чуть выше. Солнце сейчас за горным хребтом, прямые лучи в пропасть не попадают. Дыра в земле просто огромная, несколько километров в диаметре. Похоже, и часть деревьев провалилась во впадину. Сюда явно что -то упало, что -то очень большое.
        Я взглянул в лица наших спутников. Похоже, они были удивлены не меньше меня. Только Виера знала, куда и зачем мы идем. Вот хитрая варийка!
        Пока мы изучали загадочный феномен, топчась у подножья обрыва, Виера размотала веревку, взяла еще у троих мотки, чтобы связать вместе. Затем привязала веревку к стволу ближайшего дерева и начала спускаться во впадину. На миг мое сердце замерло от волнения за мою женщину. Но уверенность в движениях варийки вернула мне равновесие.
        Вскоре вся команда была внизу. Ощущение жуткого дискомфорта охватили мое тело, когда я спускался в эту бездонную пропасть.
        Виера уверенно повела нас вперед. По грунту зашагала, будто шла по лесу, где она знала свои тропинки. Вывод пришел сам собой - она тут уже побывала. За спиной Виеры ничего не страшно. Но переживания за саму Виеру не отпускают ни на секунду. Помню, как она получила от двух маленьких хекров ранение в бедро. Сейчас я бы играючи расправился с ними, имея лишь нож. Да и Виера, будучи отдохнувшей и знающей, что хекров двое, тоже бы справилась с легкостью.
        Мы шли, дыра уже далеко позади, над нами еще метров триста пустоты, выше - стометровый слой породы навис над головами. Запахло сталью. Неужели тут спрятан корабль?!
        Виера зажгла дополнительный огонь. Впереди показалась красная боевая раскраска на огромном стальном корпусе.
        - Креалимский крейсер, - с изумлением прошептал я. - О Великий Квазар, как он здесь оказался?!
        Все ахнули. Виера помчалась к нему со всех ног. Пройдя под ним достаточно утомительный путь, мы, наконец, нашли опущенный трап. Не сложно догадаться, что он совершил аварийную посадку. Даже сумел приподняться на шасси! Но где же команда? Я насторожился.
        - Виера? - окрикнул я неугомонную и бесстрашную варийку. - Не спеши, дождись меня!
        - Мой Сирус испугался? - усмехнулась Виера. Варийки засмеялись.
        - Только за твою прелестную попу! - браво произнес в ответ.
        Теперь засмеялись варийцы. Она не отреагировала, скрылась в темной шлюзовой комнате. Мы поспешили следом. Внутри был тусклый синий свет. Виера где -то раздобыла креалимский фонарь!
        Она остановилась. Мы оказались в небольшом ангаре.
        - Я нашла его одиннадцать лет назад, - начала она. - Тут уже было все кончено. Креалимцы попали под воздействие поля хребта, их крейсер потянуло вниз, и он упал. Кора оказалась хрупкая, и он провалился в подземные пещеры. Корабль остался почти цел, и смог бы даже взлететь. Они сумели лишь встать на шасси. Верхнюю кору, что их держит, разрушить не вышло. Спустили трап, чтобы разведать местность. К ним хлынули мурии через этот проход и через пробоины. Креалимцы блокировали двери, отбивались, как могли. Я видела следы. Но вентиляция погубила их. Мурии найдут вход, если он имеется. А глупцам нужно было лишь не шуметь, сидеть тихо.
        - А почему Зинон еще не нашел его? - спросила одна из вариек.
        - Зинон не может найти его по двум причинам, - отвечала Виера, шагая дальше. Мы повернули в очередной коридор, а она продолжила: - Хребет со своим полем не дает их разведчикам летать безопасно, а породы скрывают корабль, не дают им его запеленговать.
        - Это не обычный креалимский крейсер, - заключил я. Его размеры превышали стандартный. Такие выводы я сделал, исходя из размеров шасси и ширины задней части, которую мы увидели первой. Во флоте я изучал креалимские корабли, командир Громур с особой охотой показал мне, как пользоваться интерактивной панелью и обучающими программами. Я много сидел над ними в каюте Громура.
        - Да брат Сирус, - усмехнулась Виера. - Подожди еще немного, я покажу тебе в чем его необычность!
        Мы стали натыкаться на останки креалимских солдат. Кости, красная броня, оружие. Все чаще и чаще приходилось переступать через все это. Наконец вышли в большой ангар.
        - Вот! - воскликнула Виера, включив аварийное питание. Я изумился тому, что варийка знает такие тонкости. Ее ухмылка была бесподобна. Представил, как с такой же она пытает зинонских солдат, чтобы выведать, как пользоваться панелями управления современной техники. Виера была умна, многое знала о противнике, хотя дурачилась и притворялась глупенькой, храня такой великий секрет о крейсере! Я бы не выдержал и разболтал все давно!
        Застыл в изумлении. Весь ангар был заставлен пятиметровыми десантными человекообразными роботами. Я знал, что это такое, изучал их в кабинете командира Громура. Практически ничем не отличались от Зинонских моделей. Кто у кого украл технологию, для меня осталось загадкой. Часть стояла рядами, часть была заключена в специальных десантных кассетах. Сотни, нет… тысячи роботов.
        - О Великий Квазар, - ахнул я.
        - О боги Варийи, - хором подхватила группа. Одна Виера стояла и наслаждалась нашими эмоциями.
        - Они ведь работают и без пилота? - спросил один из варийцев. Виера демонстративно кивнула в мою сторону. Ну конечно, я тут самый знающий вариец! Лихорадочно пытаюсь вспомнить хоть что -то, связанное с этим видом техники. Нахлынувшие чувства не дают сосредоточиться.
        Подошел к ближайшему. Шустро залез на него. Давно я не чувствовал металл. Эта мощь возрождала память о старых ощущениях, промелькнули воспоминания о флоте. Странно, что это не произошло сразу, как только я увидел крейсер.
        В кабине виднелась маленькая красная пульсирующая лампочка. Спрыгнул на стальной пол, в душе ликование.
        - Они на боевом взводе, - вынес я свой вердикт. - Но что им там запрограммировали, мы сможем узнать, только если доберемся до рубки.
        - Доберемся, - улыбнулась Виера.
        - Сколько их здесь? - спросил один из варийцев.
        - Пять тысяч семьсот пятьдесят единиц, всего шесть ангаров, переполненных ими, - ответила, не раздумывая Виера. Даже я открыл рот.
        - Это же целая армия, - пискнула одна из вариек. - Можно всю Варийю отбить от Зинона!
        - Вот именно! Захватить колонии с противокорабельными пушками, организовать оборону, - говорила грозно Виера. - Но нам нужна скрытая подготовка, если Зинон узнает, что мы владеем таким войском, они бросят все силы, чтобы зарубить наше восстание еще в зародыше.
        Я вспомнил, как Виера настойчиво заставила меня оставить креалимские винтовки в том разбившемся челноке. Теперь я понял почему. Зинон не должен знать, что Виера добралась до креалимского оружия, даже намека на это нельзя было допустить. Она все продумала. Я не переставал восхищаться этой варийской женщиной.
        Мы добрались до рубки. Виера шла уверенно, видимо все тут уже излазила до нас. Шли долго, без скоростных лифтов путь вышел не из легких. Отвык я от замкнутых пространств, которые теперь угнетали на пару с останками, разбросанными всюду. Часть заблокированных дверей, что были на пути, пришлось расстреливать из бластеров. В голове я прикинул, какой же должен быть экипаж у флагманского крейсера. Не менее тысячи. А если учесть, что креалимцы не используют солдат -роботов, то тысяч пять.
        - Брат Сирус, ты сможешь разобраться с их панелью управления? - спросила встревоженная Виера, когда мы зашли в рубку.
        - Во флоте я изучал креалимский язык, - начал я, вздыхая. - Но только разговорный, а вот знаки и символы их не знаю.
        Виера издала протяжный вздох и села в огромное кресло пилота. Перед ней в воздухе возникла интерактивная панель. Она не торопливо стала листать опции.
        - Но я могу попробовать, - сказал я, пытаясь вселить надежду в соратников. - По крайней мере, можно их запустить, они будут действовать против зинонцев, в этом я не сомневаюсь…
        - А если против всех? - оборвала из -за кресла Виера, продолжая бессмысленно изучать панель.
        - Рисковать мы не можем, - добавил один из варийцев.
        - Тут должно быть много креалимских винтовок, мы сможем вооружить наш город - предлагал другой.
        - Да, это выход! - воскликнул третий.
        - Не выход! - возразила Виера. - А самоубийство! Ну, захватим мы одну колонию, а дальше что? Нас без наземной техники перебьют. Нужно использовать роботов. Надо подумать…
        Я полез к панели управления. Хочу помочь, от меня должна быть какая -то польза. Виера рассчитывала на меня.
        Больше часа возился с панелью. Ничего не выходило. Виера терпеливо капалась в своей.
        - Нам надо раздобыть зинонский вакко -костюм, - произнес я, опуская руки. - Там есть ретранслятор, он и символы знает…
        Позади что -то упало. Я резко обернулся и встал. Мои браться куда -то исчезли. На борту еще кто -то!
        - А где наш амировый мальчик! - услышал я чей -то издевательский голос на зинонском языке. Я присел и направил в сторону выхода бластер. В проеме темно и ничего не видно. Как мы пропустили врага?
        - Виера, выходи или твои братья умрут, они все на прицеле! - взревел еще чей -то голос, он говорил на варийском языке. Я увидел, как Виера подползает сбоку. Она была напугана и застигнута врасплох, в ее глазах отражалась горечь и разочарование. Зинонцы нас нашли и загнали в угол.
        В проходе показался Берон, выставив вперед себя варийца из нашей команды. Хороший и подлый щит.
        За ним я увидел начальника школы Кимара и ... Холодный пот ударил по всему моему телу, когда я осознал, что сюда пришел Громур!
        Включился яркий белый свет, будто по нервам ударил. Он озарил всю рубку и дал понять, что мы с Виерой оказались как на ладони.
        Нас неторопливо окружали солдаты, держа на прицеле. Я посмотрел на командира Громура. Внутри возникли противоречивые чувства и сомнения. Он не должен был знать, кем я стал и что делаю тут, только не он! Я вспомнил его наставления, его отцовское тепло. В то же время я увидел его с теми, кого ненавижу. Что со мной происходит?!
        - Иди сюда пацан, все кончено! - скомандовал Громур строго и протянул мне руку.
        С бешеным сердцем я перевел взгляд на лежащую Виеру. Она посмотрела на Громура, а затем перевела свой вопросительный взгляд на меня.
        - Амировый мальчик сделал все правильно, - усмехнулся Кимар, произнося слова на варийском. - Все, как мы и планировали. За эту шлюху мне дают хорошую цену. А за этот крейсер Зинон вознаградит нас миллионами ринн. Каждый получит целое состояние, за проведение такой успешной операции!
        Виера обреченно встала и отбросила свою древнюю винтовку в сторону.
        - Мне не нужны ваши деньги! - усмехнулся Громур. - Пацана верните. Сирус, опусти бластер, все кончено, ты не в себе пацан. Тебя ждет служба в императорской гвардии. Не лишайся этой привилегии из -за своего детского безрассудства!
        Дрожащей рукой я опустил оружие.
        - Сирус предал Виеру, - прошептала Виера, опустив голову. К ней подошли двое солдат, надев стальные наручники, повели ее из рубки под радостный смех Кимара. Она не сопротивлялась.
        - Я не знал… - мой голос прозвучал сдавленно, слезы сами выкатывались из глаз. Я давил их в себе, как мог. Виера даже не взглянула на меня.
        - Сестра Виера, я не знал! - это уже крик отчаяния.
        - Предатель! - услышал я рыдания варийки. - Сирус больше не брат, Сирус предал сестру Виеру! Предатель! Ненавижу! Ненавижу…
        «Сирус экках онока Виера», прозвучало для тех, кто не знает варийского языка. Именно эти слова в этом звучании пронзали мое кровоточащее сердце. Боль от досады и бессилия сдавила горло.
        Я услышал звук выстрела из парализующего бластера. Он и прервал ее яростные крики и рыдания. Страх мешал мне броситься ей на помощь, страх маленького мальчика перед наставником, страх от последствий непослушания.
        Громур подошел ко мне. В рубке остались только мы вдвоем. Наши взгляды встретились. Передо мной возникло наставническое выражение лица. Он с некоторым удивлением рассматривал меня. Я молчал, сейчас хотелось громко кричать. Мою любимую женщину уводят в рабство, а я стою и ничего не могу сделать. Если бы не Громур, я вряд ли сдался так просто. Они знали, что я не смогу ослушаться того, кто был мне как отец. Я никогда не смогу ослушаться Громура.
        - Ты стал очень силен Сирус, - сказал вдруг он. - И духом и телом. Тебе не место среди повстанцев, среди лесов и пещер. Ты нужен Зинону, как командир, как почетный гвардеец императорской гвардии. Тебя ждут. Тебя ждет принцесса Вальена -зэр. Она лично ходатайствовала…
        - Будь силен, будь честен и будь справедлив, - перебил я его сквозь слезы. - Я подвел вас командир.
        - Что ты такое бормочешь пацан?!
        - Я потерял честь! Я предал любимую! - взревел я. Громур обнял меня. Больше не в силах сдержаться, я зарыдал в голос.
        - У тебя будет много женщин Сирус, - шептал Громур. - А ты у меня один, слышишь пацан, один ты у меня. Как сын мне родной, не губи себя, перестань вести себя, как предатель Зинона. Я положу свою жизнь, если ты погубишь свою. Не губи нас Сирус…
        ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ. ИМПЕРАТОРСКАЯ ГВАРДИЯ.
        - Наши спутники видят вдоль хребта лишь черное длинное сто километровое пятно. Но благодаря тебе мальчик, мы сумели отыскать этот долгожданный подарок, - говорил Кимар, когда мы направлялись на челноке в колонию. - И за дикарку благодарю! Сколько же крови она попила! У -у! Как вспомню, аж мурашки по коже бегать начинают!
        Я был будто в трансе, где -то в облаках. Меня не волновало, что со мной будет дальше. Все потеряло смысл. Бывало, злость и ненависть врывались в мою голову, пульсируя в глазах. И я прокручивал в голове мысли о том, как меня провели. Они знали, что Виера нашла крейсер, а я был их орудием и приманкой. Виера доверилась мне полностью, и это ее погубило.
        - Помнишь прививку, что мы делали всем ученикам? Это были вакко -маячки! - радостно говорил Берон. - В выключенном состоянии такой не засечь. Шира активировала твой, когда вы ее изгнали. Спросить как? В один из ее зубов было встроено спец устройство. Четко сработанно, не правда ли? Молодец варийка, справилась великолепно… Жаль вот только солдат, ни за что ни про что. Но цель оправдывает средства!
        Я молчал. Перебирал способы, как я убью лживую тварь Ширу. Лишь бы до нее добраться. Месть хорошо заполняет опустевшую душу, как я убедился. Но по прибытию в колонию меня разместили вместе с Громуром в отдельной комнате за территорией школы. А вечером прибыл транспортник, и мы отправились во флот.
        На флагманском крейсере я присоединился к группе учеников, что были отобраны для службы в гвардии. Девять лучших учеников школы Ортар и я. Среди них были и знакомые - рыжий Орик и здоровяк Натэр. Удивлен, что среди них не оказалось чемпиона Мунто. Видимо, Кимар оставил способного варийца себе.
        Ученики встретили меня взглядами, полными изумления и страха. Я сильно изменился, а мое убийственное выражение лица просто пугало «комнатных» мальчишек.
        На следующий день за нами прилетел черный корабль. Я сухо распрощался с Громуром, с которым за все время после пленения Виеры практически не разговаривал, и отбыл на корабле гвардии в направлении столицы империи. Это был корабль, подобный тому, что я сжег на Дэрне по приказу принцессы. Данное воспоминание никак не отразилось на моем настроении, я больше не переживал по этому поводу. В душе лишь боль об утрате.
        На корабле нас заставили переодеться в черные вакко -костюмы со знаками различия командира третьего класса. Подумать только, я не особо обрадовался, что теперь имею полное право на боевой вакко -костюм, о котором всегда мечтал и что стал, наконец -таки, командиром. Мои мысли были только о Виере. Вчера один из учеников с насмешкой обмолвился, что ее купил какой -то состоятельный адмирал, как экзотическую рабыню для развлечений, выложив за нее полмиллиона ринн. В ярости я чуть не убил болтуна, меня едва сдержали остальные восемь варийцев.
        Теперь меня боялись вдвойне. Ведь я мог голыми руками убить их всех, не выходя из общей комнаты, где нас держали до прибытия в столицу.
        Из системы Гало наш корабль прибыл в галактический порт Адро, через который мы переместились в порт Эра, а оттуда полетели прямиком в систему Зинондрес, которая являлась столицей империи Зинон.
        У меня было время подумать обо всем. За шестьдесят пять суток полета на черном корабле я много раз переосмысливал путь, что прошел на Варийи вместе с Виерой. А еще я скучал по ней с горечью в сердце.
        Мне не хватало ее дыхания. Каждый раз я просыпался, и монотонный гул корпуса корабля развеивал иллюзию прекрасного сна, а следом и ее руки на моем теле. Туман реальности рассеивал ее тело в моих объятиях, а я, как безумец пытался поймать хотя бы частицу самого родного. Она любила целовать в уголки рта, в глаза, жадно, настойчиво и игриво…
        Безграничная зеленая свобода сменилась стальными стенами. Я молча выл, впадая в кратковременное отчаяние.
        Первое время мои мысли путались, я был рассеян, никого не слушал и ничего не слышал. В ушах стояли последние слова моей женщины. Порой вспоминал наши вечера любви, ее счастливую улыбку, тот ласковый и умиленный взгляд. Ком подкатывал каждый раз, когда я видел улыбающийся образ Виеры. Она больше не знает счастья, ее лишили леса и свободы. Она слишком красивая, чтобы остаться неприкосновенной, ее насилует какой -то адмирал, иначе не будет, она вряд ли дастся так просто. А значит, физической боли и страданий ей не избежать… Эти твари с Ортара поплатятся! Мне хотелось громко рыдать. Но больше никто кроме Виеры не увидит моих слез, никогда.
        Все адмиралы периодически посещают столицу. Я узнаю, кто ее купил, найду и заберу. Я гвардеец, у нас будут особые полномочия, так сказал Громур. Я рискну всем ради нее, вот только осмотрюсь и приспособлюсь к новым условиям. Потерпи моя вариечка, я искуплю свою вину.
        Вторую половину пути было немного легче. Я смирился, что ее нет. Здравомыслие стало преобладать. У меня появилась новая идея, выстроился новый план. В душе грело утешение от призрачной надежды. Я обращусь к принцессе Вальене. Она передо мной в долгу, а значит, не откажет. Только бы скорее увидеть ее. Она ведь сама определила меня в гвардию, она мой друг, который все поймет.
        И вот наш корабль прибыл в столицу на искусственную планету семьи императора Зэрдин. Это громадная платформа в системе Зинондрес, окруженная вакко -полем образующим атмосферу, с искусственными озерами, реками, полями и парками. С множеством развлечений, домов и других строений для родственников императора, династии Зэров.
        Несколько статных воинов в черной форме сопроводили нас из корабля. Мы вышли на небольшую закрытую платформу. По боковым створкам я понял, что через те ворота и прилетел наш корабль.
        Мы выстроились в шеренгу. На платформе было около сотни гвардейцев, все при оружии и на стороже. К нам подошел худощавый человек средних лет, невысокий с белыми короткими волосами и черными глазами. По его знакам различия я понял, что это не простой командир гвардии, а знатный чиновник. Была мысль упасть на колено и поприветствовать его, но вроде бы и не командир, знаков различия нет.
        - Хм, вот они какие, эти варийцы, - задумчиво произнес тот, разглядывая каждого, на мне его взгляд задержался чуть дольше - Я Ихэр, наставник детей императора, отвечаю за их личную безопасность помимо гвардии. Для вас я минимум адмирал высшего класса, но обращайтесь ко мне просто - наставник. Я могу без объяснения причины наказать любого из вас или лишить жизни. Вам ясно варийские воины?!
        - Да наставник! - хором ответили мы.
        - Зачем вы прибыли сюда варийцы?! - рыкнул Ихэр.
        - Мы воины, верноподданные империи Зинон и династии Зэров! Мы служим империи Зинон и династии Зэров! Наша цель служить империи Зинон и династии Зэров! Умереть за империю Зинон счастье для нас и высшая цель!! - отчеканили мы.
        Ихэр приподнял бровь.
        - Великолепно, - хмыкнул он, и напряжение вновь прибывших немного спало. - Но не все из вас искренне верят в свое предназначение. Вот ты? - он указал на одного из варийцев. - Кажется, гвардеец Дохон?
        - Да наставник! - отчеканил Дохон и упал на колено. Даже я почувствовал его волнение и трепет перед наставником.
        Вакко -лезвие свистнуло, разрезая воздух, голова Дохона слетела в ту же секунду, труп завалился на бок. Я вздрогнул от неожиданности, горло сдавил внезапно поразивший меня страха. Так быстро еще никто не доставал свой меч. Варийцы замерли от ужаса и недоумения.
        - Далеко же забрались, - усмехнулся Ихэр. - Предатели Зинона, но от меня никто не скроется!
        Мы молчали, ожидая с трепетом, что же будет дальше. Он взглянул на меня, его черные глаза блеснули. Кровь запульсировала в висок. Я испугался его. Ведь и моя голова может слететь с плеч.
        - Гвардеец Сирус? - удивленно произнес он. В груди похолодело.
        - Да наставник! - сказал я и упал на колено, склонив голову. Перед глазами пронеслась ласковая улыбка Виеры. Смятение охватило душу. Жажда жить кричала изнутри. Не убивай меня наставник! Жить...
        - Хм, вот значит ты какой, - вдруг усмехнулся Ихэр. - Очень хотел познакомится с человеком, который помог поймать самую опасную преступницу Аштаны, да еще и с таким приданным в груженный до отказа десантом креалимский флагман! Ты заслуживаешь должности командира высшего ранга!
        - Для меня честь служить империи, - прохрипел я.
        Страх отпускал. Внутри нарастала злость. Ихэр будто специально злил меня. Он рассмеялся и дал команду подняться.
        - Не кори себя гвардеец Сирус, - сказал Ихэр, заглядывая в мои полные злобы глаза. - Как можно не влюбиться в женщину, которую желают купить за любые деньги самые знатные чиновники и адмиралы империи.
        На секунду я представил, как настигаю Ихэра, как рву его глотку своими руками. Он не успеет воспользоваться своим мечом, я быстрее, чем он думает. Его глаз еле заметно дернулся, затем он отступил, и, повернувшись, направился прочь.
        - Командир первого класса Ноко! - крикнул он, кому -то из гвардейцев. - Займись своей новой группой!
        - Да наставник! - гаркнул Ноко и побежал к нам.
        Перед нами встал высокий, крупный человек с черными короткими волосами и небольшой бородкой. У него были строгие карие вытаращенные глаза и выдвинутый вперед подбородок, придающий ему особую мужественность.
        Почти одновременно мы рухнули на колено в приветствии.
        - Встать! - скомандовал он. Мы поднялись. - Кто из вас считается самым сильным в рукопашном бою?
        Все молчали. Я понял, что должен сказать о себе.
        - Струсили? - рассмеялся Ноко. - Никогда не видел варийцев, вы оказывается трусы.
        - Я командир! - прервал я его смех. - Гвардеец Сирус.
        - Выйди на середину гвардеец Сирус, - заинтересованно сказал Ноко. - Скольких гвардейцев ты можешь побить в одиночку? Двух? А пятерых сможешь?
        - Всех, - ответил, не раздумывая, я. - Всех, что в ангаре, кроме вас командир.
        - Хм. Интересно, - усмехнулся Ноко. - Дисциплина и уважение к командиру привита, однако тщеславие, воин, из тебя еще нужно выбить.
        - Гвардеец Сирус просит прощения у командира, - произнес я. Тот рассмеялся.
        - Тут четыре группы по тридцать человек, - смеялся он. - Уверен?
        - Да, - ответил, сжимая кулаки.
        До сих пор грызла злость из -за слов Ихэра, нужна была разрядка. Мышцы довольно долгое время просили движения, пульсируя сейчас от переизбытка энергии.
        Ноко поставил против меня группу. Я их побил, стараясь не калечить. Слабая раса. Откуда они набрали этих немощных воинов?
        Теперь местные гвардейцы смотрели на меня и всех варийцев с трепетом в глазах. Ноко и сам удивился, теперь он не сомневается, что я смог бы побить и все четыре группы.
        - Школа Ортар сделала из тебя настоящего воина и мастера рукопашного боя, - похвалил Ноко. Я, молча, не согласился, не стал возражать. Даже варийцы, что прибыли со мной, знали, что это утверждение ложно.
        Нас отвели в казарму. Ноко назначил меня старшим группы. Мы были ознакомлены с распорядком и графиком службы, нам показали все бытовые помещения.
        Казармы гвардейцев размещались в самой платформе, под землей Зэрдина. Тут было много коммуникаций, коридоров, залов, а также площадок для быстрых черных кораблей гвардии.
        Кроме службы и выполнения своих обязанностей подданного мы должны тренироваться и учиться. С нами планировалось проводить тренировки по стрельбе, бою на мечах и без оружия, а также занятия по изучению порядков и истории Зинона. Так сказал Ноко. Пока меня волнует служба, а точнее, когда я встречусь с принцессой Вальеной…
        Уже прошло суток тридцать, а нас все еще не привлекали в сопровождение членов императорской семьи. Еще бы. Пока до нас дойдет очередь, пройдет лет десять. Гвардейцев у императора больше тридцати тысяч, как я недавно узнал. Мы понемногу начали общаться с местными соратниками. Нас уважали, слухи среди черных воинов императора распространялись быстро.
        Тренер стал часто привлекать меня на занятия по фехтованию и рукопашному бою. Вместо того, чтобы тренироваться самому, я обучал местных гвардейцев. Забавно, я стал учителем, наставником для мужчин, что были и постарше и опытнее меня. Учитель был мною доволен. Я значительно превосходил в мастерстве даже собственных собратьев вариейцев. Вот почему тренер поставил меня себе в помощники. Даже его самого я мог бы многому научить.
        Через полгода меня представили лично главе императорской гвардии Аларосу. Его имя произносилось без звания и знаков различий.
        - Просто глава Аларос или эр Аларос, - сказал, посмеиваясь он, когда я пришел в его огромный кабинет и упал на колено в приветствии.
        Не увидев знаков различий, в растерянности назвал его адмиралом высшего класса. Лучше возвысить, чем принизить, посчитал я.
        Аларос не выглядел надменно. Просто обычный человек, возраста Громура, среднего роста, обычного телосложения, круглые маленькие глаза, пристально уставившиеся на меня, и выразительные скулы, которые часто подергивались. Конечно, я ожидал увидеть великого воина, а это был скорее кабинетный чиновник.
        - Ты делаешь большие успехи, командир Сирус, - говорил Аларос. - Такой молодой и уже учитель для наших бездарей, надеюсь, они хоть стараются? Достигли чего то, как считаешь?
        Я опешил от такого непринужденного разговора. Смею ли разговаривать с главой всей императорской гвардии откровенно?
        - Они очень стараются, глава Аларос, - ответил я. Это было правдой. - Но успехов добились не многие…
        - Прекрасно, - перебил Аларос. - Все равно прекрасно. Я даю тебе группу в тридцать человек и назначаю тебя командиром второго класса!
        - Для меня честь служить вам глава Аларос! - отчеканил я, упав на колено. Волнение взбудоражило мое тело, радость нахлынула так быстро, что едва справился и задавил улыбку на лице. Невольный восторг переполнял меня…
        Теперь я стал жить отдельно от своих сородичей варийцев. У меня появилась своя группа из хрупких и слабых мальчишек, практически новобранцев. Я отвечал за их подготовку, за их службу. Мог наказывать и даже имел права лишить жизни, если были на то основания. Таковы жестокие порядки Зинона. Но не все было так просто. Любой убитый тобою гвардеец мог оказаться сыном чиновника, который подговорив какого -нибудь адмирала, сумеет прекратить его руками и твою жизнь. А за мою смерть уже полетит голова адмирала. Все сложно и взаимосвязано. Такие тонкости мне рассказывали командиры других групп.
        Испытав чувство радости, я вспоминал о Виере. Сердце заливалось кровью, ведь время бежит, а я все еще не виделся с принцессой. Завяз тут в службе Зинону. Все настолько великолепно идет, что я начинаю забывать о тех, кто мне дорог. Успехи и похвалы вскружили голову, я стал отгонять надменные мысли прочь, а они, будто назло, все чаще и чаще посещали меня.
        Моя группа никуда не годилась. Я часто срывался на них. Слава грозного наставника разлетелась по всей гвардии.
        - Встать! - орал я на гвардейца, что упал после сокрушительного удара. - Нельзя лежать! Упал, значит уже практически труп! Вставай!
        - Я не могу, - стонал тот.
        Да и его противник тоже едва держался на ногах. Что за слабая раса эти зинонцы?!
        Одним махом я поднял его рукой и с силой швырнул в сторону. Пролетел он метров десять. В два прыжка я снова оказался около него и поднял его за шкирку.
        - Ты жалок! - орал я, встряхивая это немощное расслабленное тельце. - Ни на что не годишься!
        Отпустил это безвольное существо, к которому было противно прикасаться, и скомандовал ползти в строй.
        - Вы все жалкое подобие зинонской расы! - ревел я. - Как вы сможете защитить императорскую семью, если и себя защитить не сможете! Как такая хещь сможет защитить кого -то вообще!
        Через секунду моя группа упала на колено. Я обернулся и тоже спешно опустился в приветствии. Мое сердце бешено забилось…
        - Приветствую тебя Сирус, - произнесла принцесса Вальена и жестом подняла меня.
        Она была прекрасна, в синем пышном платье, по которому каскадами падали и вились длинные золотистые волосы. На меня смотрели яркие голубые глаза с длинными черными ресницами, которые придавали ее взгляду ослепительную мощь солнца. Ее нереальная красота ворвалась в мое сердце, я не мог больше ни о ком и ни о чем думать, кроме как о Вальене…
        Позади стоял глава гвардии Аларос и наставник Ихэр.
        - Они и в правду так слабы и никуда не годны, Сирус? - спросила несколько надменно принцесса.
        Я опешил, она слышала мою брань.
        - Н -нет, - рот мой мямлил. - Нет принцесса, конечно, это лишь в целях воспитания…
        - Воспитания пришедшего еще с Дэрны? - усмехнулась она, намекая на жестокость колонистов.
        Я смутился, но поспешил ответить, вышло сбивчиво:
        - Нет, с Варийи, то есть с Аштаны…
        - Да, такое воспитание дало свои плоды, - сказала задумчиво она, посмотрев на меня оценивающе сверху вниз и снизу вверх.
        Затем она удалилась, оставив меня наедине со своими мыслями и с немощной группой, стоящей позади на коленях.
        Ее красота и надменный властный вид делали меня слабее. Перед ней я ничтожный раб. Она пришла ко мне, на мои занятия. Сама лично. Этому может позавидовать любой наставник гвардии. Под ее стеклянным и непробиваемым взором скрывается благодарность и трепет. Я самый сильный мужчина в гвардии. И заслуживаю уважение. Когда -то я был готов отдать за нее жизнь, зная, что она всего лишь командир. Защищал ее и заботился. Оценила ли она это…
        Прошло трое мучительных и тоскливых суток. Сейчас меня переполняют эмоции. Я радуюсь тому, что вскоре увижу принцессу вновь. Десять лучших гвардейцев императора должны сопровождать Вальену на светский вечер, который будет проходить на флагманском крейсере командующего всей зинонской армадой. И, безусловно, я в числе этих десяти. Мы будем всегда рядом, не отходя ни на шаг, всюду сопровождая принцессу. Мы будем вправе убить любого, будь то даже адмирал, если он посягнет на честь принцессы, не говоря уже о ее жизни и здоровье.
        Если мы не справимся, то умрем, если ее похитят или она сама сбежит, Ихэр казнит нас без колебаний, мы примем смерть с позором. Я вспомнил тех гвардейцев с Дэрны. Я так и не узнал истиной причины казни тех черных воинов. Их ведь тоже было примерно десять, как и нас будет на вечере. Вероятно, они допустили ситуацию, в которой она оказалась, видимо не спасли с уничтоженного крейсера. Она была вынуждена спасаться сама. За это они и получили смерть. Все вроде бы складывается.
        Но меня смутила фраза принцессы, что до сих пор не дает мне покоя: «Тысячи жизней таких, как они не стоят жизни адмирала». Жизни адмирала Друмана, она хотела сказать, но остановилась. Друман, возможно тоже был замешан в ее беде. Чтобы спасти его голову она убила гвардейцев, как лишних свидетелей его позора. Вот почему Громур запретил мне упоминать о принцессе. Для всех - ее на Дэрне никогда и не было. Громур спас честь своего адмирала. Молодец, его винить не в чем.
        Еще мне не дает покоя ее форма. Она была одета в форму командира. Вряд ли при крушении успела бы сменить свое светское женское одеяние на вакко -костюм. Значит, она уже была в форме, скрывала свое происхождение. Но зачем? Хотела сбежать из столицы, развеяться, попутешествовать с Друманом? А тут нападение и она спасается на капсуле. Уже ближе к истине.
        Так я размышлял до самого вечера, проведя в душе несколько последних часов. Мы часто мылись. От гвардейца не должно исходить неприятных запахов, которые доставляли бы хоть малейший дискомфорт господам. Личная гигиена занимала добрую часть приготовлений.
        Лучшие воины собрались на площадке с трепетными мыслями, что принцесса прибудет с минуты на минуту. Сам чуть не опоздал. Глава Аларос погрозил мне кулаком, я виновато пожал плечами и встал в строй. Этих девятерых видел впервые. Но теперь мы одна команда и наша цель общая. Наши жизни в руках друг друга. Наши сердца в руках принцессы.
        Отборные гвардейцы были внушительных размеров, хорошей выправки и мужественной красоты. Только я не вписывался в их подбор, значительно ниже и на вид слабее. Забавно быть коротышкой, который опаснее всех этих гигантов.
        Вальена появилась в сопровождении Ихэра спустя почти час. Зря Аларос тревожился. Она была просто прекрасна. Белоснежное пышное платье со скромным, но подчеркивающим ее грудь разрезом, красивые убранные вверх волосы, обнажающие ее нежную шею, и ослепительный взгляд одурманили меня с первой же секунды. Я даже упал на колено, немного помедлив, забылся, растяпа. На себе я почувствовал взгляд наставника Ихэра, тот ничего не упускает, видит все.
        Не говоря ни слова, принцесса поспешила на борт черного корабля. Аларос поднял нас с колен, когда она скрылась внутри, и погнал следом за ней. При нас были вакко -бластеры и вакко -мечи. Только черный гвардеец императора имеет право носить оружие там, где его запрещено носить адмиралам любых рангов. Мы не падаем на колено ни перед кем, кроме своих командиров и самих Зэров. Мы не падаем на колено перед адмиралами. Они падают перед принцессой, а мы стоим и смотрим на их склонившиеся головы. Один лишь приказ принцессы, и голова любого адмирала будет снесена вакко -мечом черного гвардейца. Мы самые доверенные воины императорской семьи, их защита и опора.
        Когда летели в качестве новобранцев, мы не могли видеть, что находится вокруг нас. Теперь же, в качестве полноценных гвардейцев на боевом дежурстве, мы наблюдали через дисплеи корабля, куда мы летим, видели, кто нас еще сопровождает. Я, наконец, смог увидеть, где нахожусь, смог в полной мере получить представление о столице. В глаза непривычно впивалось множество разноцветных огней, выстроенных в дорожки, по которым вереницей двигались транспортные корабли. Вся система изрезана этими дорожками. Поражали воображение возникающие в пространстве космоса нереальных размеров изображения, видео трансляции, какие -то новости и реклама. Ни одного боевого корабля, за исключением черных кораблей гвардии в систему не допускается. Сама система защищена огромной армадой и сотнями тысяч боевых станций.
        У границ системы нас и ждал огромный крейсер командующего, его размеры превышали стандартный зинонский боевой крейсер в десятки раз. Впервые я увидел его своими глазами. Вот оно олицетворение мощи армады Зинона и его могущества в Эрар! Я сидел с раскрытым ртом. Гвардейцы, что летели со мной, тихонько давили свои улыбки, глядя на мое удивление. Эти опытные бойцы, похоже, много где побывали, для них видеть подобное дело обыденное. Если оправдаю доверие, меня будут чаще брать в сопровождение. Я заметил, как они смотрят на меня, одного их старого товарища я потеснил, в этом сомнения нет. На протяжении всего пути их изучающие взгляды были направлены только на меня.
        Огромный флагман втянул наш маленький черный кораблик. Остальные черные корабли сопровождения, которых набралось десятка три, встали на боевое дежурство вокруг флагмана.
        Трап опустился, и мы ринулись впереди принцессы. Перед взором стал огромнейший ангар, в сравнении с которым наш корабль был ничтожно мал. Больше в ангаре кораблей не заметил. Перед нами, метрах в двадцати от трапа, стоял на колене адмирал в ослепительно белом вакко -костюме в белом плаще с золотыми полосками, плащ разлился на полу сдержанной, но достаточно обширной лужицей. Это был командующий, по знакам отличия адмирал высшего класса. Впервые я вижу столь высокий ранг военного. Командующий встречал один, без охраны и без оружия, как и полагается по порядкам Зинона.
        Мы прошли немного вперед и встали вряд с двух сторон от него. Так полагается делать. Я уже осмотрел ангар, в зоне досягаемости моего зрения не было никого постороннего. Любой, кто приблизиться сейчас к нашей делегации ближе, чем на двести метров будет убит.
        Принцесса, не спеша, статно зашагала вниз по трапу, сложив элегантно ручки впереди на пышное белое платье.
        - Приветствую вас принцесса Вальена -зэр на борту моего флагмана! - отчеканил грозным и мужественным голосом командующий, не поднимая головы. Он не выглядел старым, но пепельный цвет коротких волос выдавал его возраст. Он был постарше Громура, однако, и не старик. Удивился, если бы командующий всей армадой был молодым адмиралом. Во главе может быть только опытный человек, а лишь старость и зрелость лицо опыта.
        - Приветствую тебя адмирал Берид! - проговорила властным голосом Вальена и едва коснулась мощного плеча адмирала. Тот, не спеша, и без резких движений поднялся, и они пошли дальше вдвоем. Мы последовали за ними строем, в колонную по два. Я шел с одним из замыкающих, на нас двоих тыл. Максимальная концентрация и напряжение держало мое тело на боевом взводе. Я всегда хожу с полуторной гравитацией, которую научился настраивать на своем вакко -костюме, так я тренирую свои мышцы по методике Виеры. Сейчас на боевом дежурстве - гравитация стандартная.
        Такие просторные помещения наиболее опасные и настораживают вдвойне. Я чувствовал, как гвардейцы нервничают. Но долго по бескрайнему ангару идти не пришлось. Впереди возник подпалубный скоростной лифт.
        Поместились в него все. Он был большим и удобным. Двадцать секунд скоростного перемещения и мы очутились в просторном ярко освещенном коридоре. Пройдя его, оказались у входа в зал, в который гвардейцы ринулись первыми.
        Самое главное внимание на людей. Двадцать один адмирал, все безоружные, стоят на колене в приветствии, ожидают принцессу, склонив головы. Все двери закрыты, посторонних нет. Выдохнув с некоторым облегчением, можно полюбоваться украдкой и самой красотой помещения.
        Зал был с высокими потолками, полностью покрытыми дисплеями с видом на звезды. Белые стены зала красиво расписаны золотом и очень хорошо подсвечивались голубым светом. Позади поднявшихся с колен адмиралов размещался удлиненный стол с разными блюдами и напитками. Вряд ли что -то из этого может отравить принцессу, она носит специальные вакко -кольца.
        Адмиралы перед ней начали откровенно пресмыкаться и заискивать. Это выглядело смешно. Мы немного рассредоточились по залу, но находились на небольшом расстоянии от принцессы.
        Все расселись за столы. Адмирал Берид разместился во главе стола, напротив принцессы. В зал вошли две прислужницы в бежевых обтягивающих одеждах, довольно красивые молодые девушки с напуганными глазами, два ближайших гвардейца ринулись на них, чтобы осмотреть на предмет выявления оружия. На нас уже не обращали внимания. Все беседовали за столом. Зазвучала мелодичная музыка. Что такое музыка в полной мере, я узнал на Зэрдине. Я вспомнил музыку зверей Варийского леса, под которую танцевала Виера. Сердце взвыло, горечь сдавила горло, оказывается она далеко и не уходила, эта горечь. Я помню… я люблю. Даже нереальная красота принцессы ничто по сравнению с ласковой улыбкой моей вариечки. Эта боль пришла с этой музыкой вновь.
        Вальена смеялась, адмиралы вились вокруг нее. Я внимательно ловил каждое движение их рук. Всего две секунды мне потребуется, чтобы быть рядом с принцессой, чтобы отрубить руку обидчика.
        - Что за дикарка Виера? - услышал я принцессу, только до боли знакомое имя заставило меня вслушаться в их разговоры. Имя ножом полоснуло по сердцу.
        До этого часы бессмысленной для меня болтовни монотонно утомляли мой слух. Но не теперь.
        - Кимар, начальник филиала Ортара на Аштане, поймал дикарку, - отвечал один из адмиралов. - А у той оказался еще и похороненный когда -то под землей креалимский флагман, полностью груженый десантом, представляете какой успех?
        - Да Друман, удивительный успех, - кивнула принцесса.
        Это был тот самый адмирал Друман. Я выделил его из всей этой синей адмиральской массы и постарался запомнить. Высокий, крепкий на вид, мужественное красивое немного вытянутое лица, яркий взгляд, пожирающий принцессу.
        - А что теперь с этой дикаркой? - спросил кто -то.
        Мое бешеное сердце замерло, я стал терять контроль. Один из гвардейцев посмотрел на меня с опасением и подозрением.
        - За нее командующий портом Адро адмирал второго класса Стэш выложил целое состояние! - ответил Друман и рассмеялся.
        - Так, а на что она ему? У него мало рабынь? - удивился кто -то.
        - Я видел ее в бою на арене Адро, - подхватил еще один адмирал. - Она чертовски хороша, ей нет равных. Даже Друман перед ней падет!
        - Но, но Ставрос! - возмутился Друман. - Я бывший чемпион Адро, если бы не война и этот год был бы моим!
        - Ты не видел ее в деле! - смеялся Ставрос. - Эта варийка, сущее исчадие Квазара. Она с таким удовольствием расправляется с зинонскими мастерами!
        - Кимар говорил, что на ее счету больше убитых Зинонцев, чем мы потеряли при взятии их планеты! - гоготал кто -то еще.
        - А что, варийцы настолько сильны? - услышал я возглас командующего адмирала Берида.
        За столом он меньше всех говорил, но сейчас не вытерпел.
        - У нас в гвардии уже есть варийцы, - похвалилась принцесса, отхлебнув красный напиток из тончайшего бокала. - Первая партия пришла в том году.
        - И как они вам? - усмехнулся Друман.
        - Да Друман, у тебя есть шанс доказать, что ты побьешь варийца на деле, а не на языке, - смеялись подвыпившие уже адмиралы. - Тебе даже не надо спешить в порт Адро!
        - Они очень сильны и выносливы, - непринужденно ответила принцесса. - Вы можете убедиться и в их мастерстве, один сейчас среди моей охраны.
        Она кивнула в мою сторону. Все адмиралы почти синхронно посмотрели на меня. Их изучающие пристальные взгляды заставили смутиться. Я потупил свой взор, чтобы не отвечать им своим взглядом. Это было бы дерзко с моей стороны.
        - Он не выглядит опасным, - заключил Друман. - Сперва я подумал, его по ошибке засунули в ваше сопровождения, принцесса. Слишком мелкий.
        Адмиралы за столом рассмеялись, их взоры снова обратились в сторону пищи на столе, главным деликатесом на нем была, конечно же, принцесса.
        Больше о Виере я не слышал. Но узнал уже больше, чем ожидал. Она в порту Адро, ближайшем порту от системы Гало, где наша родная планета Варийя, она у некого адмирала Стэша, главы порта, добывает себе славу мечем на арене. Развлекает толпу, славит Варийскую расу. Мне не стало легче. Виера умеет убивать и ей нет равных, но все же я волнуюсь за любимую. Она может потерять бдительность, когда легкий успех вскружит ей голову. Я должен как -то повлиять на ее судьбу.
        Адмиралы пьянели и уже не контролировали свою речь, не контролировали субординацию. Принцесса оставалось трезвой, ее вакко -кольца обезвреживали любые дурманящие вещества, попадающие в организм. Она смеялась над ними. Ей было весело наблюдать, как адмиралы благородных кровей превращаются в животных.
        Поведение Друмана насторожило меня. Он пододвигался к принцессе все ближе. Сидел практически вплотную к Вальене. Наклонялся к ней и шептал что -то на ухо. Его рука все чаще поднималась к ее талии. Стоит ей только сказать, и я отрублю его мерзкую лапу.
        Я наблюдал за выражением ее лица. Оно изменилось, в нем читалось невольное отвращение. Друман был довольно пьян. Я увидел строгий взгляд Берида, направленный на него, он тоже был недоволен поведением своего адмирала, однако, старшая за столом была принцесса. А она молчала. Хотя отвращения уже не скрывала. Другие адмиралы сбились в кучки и беседовали между собой, делая вид, что их эта парочка не интересует.
        Любой другой адмирал не позволил бы себе таких вольностей. Видимо между ними было что -то. Это подтверждает мои предположения о событиях на Дэрне. Я вспомнил, как она произносила его имя в бреду. Они любят друг друга, или остался любить лишь он.
        Вальена отдернула его руку. Между ними что -то вспыхнуло, буквально на секунду. Она не хотела его прогонять, но и не могла терпеть. Что с ней? Она же принцесса, одно ее слово и он труп или просто разжалованный солдат, никто, пустота, мрак космоса. Я злился. Он снова полез. Она взглянула на меня тревожным взглядом. Этого было достаточно.
        Через секунду я оказался за спиной Друмана, схватил его стул, на котором он сидел и вместе с ним выбросил из -за стола. Тот полетел до самой стены. Все притихли. Один лишь Берид вскочил. У него был гневный вид, он смотрел не на меня, а на откидывающего обломки стула, лежащего Друмана. На миг наши взгляды с принцессой встретились. Она была благодарна. Жестом попросила отойти и поднялась из -за стола.
        Не подчинившись, я встал между ней и Друманом, который поднялся на ноги.
        - Он оскорбил меня! - взревел Друман. - Дайте меч!
        - Адмирал Друман! - рыкнул Берид. - Прекратить! Адмиралы Ставрос и Джеван, выведите его из помещения, у нас предстоит серьезный и неприятный разговор!
        - Нет! - вмешалась принцесса. - Пусть бьется за свою честь, он же ей так дорожит! Она дороже тысячи жизней гвардейцев, не так ли адмирал Друман?
        - Так принцесса! - с гордостью заявил Друман.
        - Это немыслимо принцесса, прошу вас, - взмолился Берид. - Он же пьян! Он не соображает, что говорит!
        - Принесите ему раствор хихтины! - скомандовала принцесса, зло посмеиваясь. - Двойную дозу! Гвардеец Герок, отдашь свой меч адмиралу Друману, когда он протрезвеет!
        - Да принцесса! - ровно произнес Герок, склонив слегка голову.
        Прислужницы умчались за раствором.
        - А ты гвардеец Сирус, - продолжала надменно она - можешь убить его в схватке, я не возражаю!
        - Да принцесса, - выдавил я. Она села обратно за стол.
        Принцесса была выведена из равновесия, я это понимал. Между ними произошла ссора. Я твердо решил, что не буду убивать его, лишь дам понять, что он проиграл.
        Через полчаса адмирал Друман уже размахивал в воздухе мечом и демонстративно разминал плечи и кисть.
        - Друман, давай покажи, на что способен, чемпион! - подбадривали подвыпившие адмиралы.
        - Покажи ему Зинонца, этой низшей расе. Кто такие варийцы, впервые о них слышу! Га -га -га.
        - Да это те, что пользовались железными мечами и порохом!
        - Ах, эти! У них еще были копья и луки из деревьев! Га -га -га.
        - Всем замолчать! - скомандовал Берид.
        Гам прекратился. Все из -за столов смотрели на нас с Друманом.
        Друман пошел в атаку, не дожидаясь команды. Я отбил один удар, второй. Он был быстрый, но я был еще быстрее. Наши лезвия высекали искры, лязг разносился по всему залу. Я парировал его выпады. Друман злился, все яростней и яростней атаковал. Я расслабился, его удары стали медленнее, точность оставляла желать лучшего. Через секунду я понял, что меня провели. Вакко -меч вылетел из моей руки и со звоном ударился об пол. Он провел меня! Усыпил бдительность, сыграв на моей силе! Нужными движениями заставил меня выкинуть мой собственный меч, используя мои же усилия. Ловко! Но я запомнил прием. Мое удивление сменилось разочарованием от поражения и страхом. Его лезвие упиралось мне в грудь. Адмиралы одобрительно загоготали.
        Он демонстративно взмахнул в стороны, показывая свою истинную скорость. Обманул, подлый Друман. Лезвие вновь коснулось груди.
        - Вариец, хм, говорите принцесса у вас их там сколько? - издевательски произнес он, не сводя с меня торжествующих глаз.
        Я посмотрел на нее. Она была в гневе.
        - Доверять свою безопасность этим криворуким и недоразвитым созданиям я бы не стал, - завершил мысль адмирал.
        - Гвардеец Сирус! - возмутилась принцесса. - А если бы он угрожал сейчас моей жизни?!
        В один миг я поставил одну руку снизу под плоскую сторону лезвия как можно дальше от себя, другой с силой ударил сверху по краю лезвия ближе к себе, нижняя служила опорой для рычага. Меч вырвался из рук Друмана, вращаясь, ударился о потолок и со звоном упал недалеко от нас. Едва адмирал опомнился, я уже схватил его за мягкое горло. Поднял, отрывая одной рукой от земли, и, протащив так десять шагов, упер в стену. Мои пальцы давили не сильно, на четверть возможного. Он хрипел, беспомощно барахтался, пытался бить по руке и корпусу, а когда понял, что я несокрушимый камень, попытался обеими руками расцепить хватку.
        - Прекратить! - услышал я визг принцессы. Отпустил. Друман упал, звучно и жадно вдыхая воздух. Я отошел, повернулся к принцессе. Все адмиралы стояли и смотрели на меня с настороженностью и гневом. Принцесса старалась скрыть свой испуг, но я видел в ее глазах ужас. Заметил, как она часто и взволнованно дышит. Она чуть не потеряла любимого.
        Вскоре мы улетели на Зэрдин.
        Я продолжил тренировать своих мальчишек. Сутки летели быстро. Мои мысли были только о Виере и о том, что в следующую нашу встречу с принцессой я попрошу помощь мне вернуть ее на Варийю. Я стал больше общаться с другими командирами моего ранга. После светского вечера у Берида молва о моей силе разнеслась среди командиров с новым витком. Я унизил величайшего бойца, чемпиона Адро, отстоял честь императорской гвардии. Моих сородичей варийцев тоже повысили до командиров второго класса, через полгода после меня, хотя такой славы они не сыскали.
        Помимо тренировок убивать врагов я стал посещать тренировки по управлению легким кораблем. С помощью специальных тренажеров научиться было не сложно.
        Несколько раз меня брал в свою личную охрану младший брат Вальены молодой принц Бекорус. Мне очень понравились путешествия с ним, он был всегда добр со своими подданными, весел и жизнерадостен. Но больше я занимался не охраной, а тренировкой гвардейцев, их с каждым разом становилось все больше на моих занятиях.
        Пошел уже второй зинонский год моего пребывания в гвардии. Недавно Кимар прислал новую партию варийцев, эти были моложе, менее опытны и хуже обучены. Видимо Зинон поспешил их купить, мы оказались хорошей рекламой. Варийцы стали цениться в империи.
        К моей группе немощных мальчишек пригнали еще и новых варийцев. Работы прибавилось, а желания совсем нет. Эти худые низкорослые пацаны напомнили мне меня, нахлынули воспоминания о Варийских лесах, о той свободе, о том счастье рядом с любимой вариечкой. Тоска накрыла новой волной, энтузиазм тренировать совсем пропал. Вместо тренировок, я зверствовал и гонял мальчишек, сдирая по три шкуры.
        Недавно я узнал от старших командиров, что некая дикарка с Аштаны стала чемпионкой порта Адро, что она в рукопашном бою одна побила двадцать лучших бойцов галактического порта. Я был горд за Виеру. Ее хозяин должен к ней хорошо относиться, она приносит ему доход от зрелищ, она сокровище. Мое сокровище, вернее, потерянное мной. Сердце сжимается, когда осознаю, что возможно навсегда потерянное. Утешало лишь то, что жива.
        От новых варийцев я узнал, что всех Вариек из Ортара продали чиновникам Зинона, набрали новых. Выяснил, что Шира стала злой и бешеной, как Берон. Они на пару теперь наводят ужас на учеников. Ничего, я когда -нибудь до них доберусь.
        Остыв от кратковременного бешенства, я стал больше общаться с тренерами. Обмениваться опытом. Они с удовольствием делились своими навыками, я показывал свои.
        Наконец, меня снова назначили сопровождать принцессу. На этот раз она собиралась в колонию Цохако. Перед отправкой я внимательно изучил эту колонию с помощью базы данных Зинона. Цохако это колония для отдыха очень богатых особ, на планете лучшие погодные условия, какие себе можно только представить, красивые и экзотические места, великолепная и безопасная природа. Колония находится недалеко от столицы, ее охраняет целый флот и две большие группировки боевых станций. Абсолютно безопасное место для императорской особы.
        Мы стояли на платформе впереди черного корабля в ожидании принцессы. Все тот же состав, что и в прошлый раз. Ребята взбодрились, когда увидели меня. Я и их в обиду не дам, если что случится.
        Вальена появилась в сопровождении Ихэра и пяти своих служанок. На этот раз она была в более практичной одежде, напоминающей обычный комбинезон бежевого цвета, тоже красивый, подчеркивающий ее стройность. По чешуйчатой ткани я понял, что это разновидность вакко -костюма. Я знал, что это не единственная ее одежда, остальные вещи уже загрузили на другие корабли гвардии, что отправятся в путь вместе с нами.
        Мы поприветствовали принцессу. Она как всегда прошла мимо. Я увидел перед собой черные блестящие сапоги Ихэра. Он поднял нас.
        - Старшим группы назначаю командира второго класса Сируса, - начал говорить он. - Ваша задача вам известна, но кое - что я хочу напомнить. Если я узнаю, что кто -то из вас прикоснулся к принцессе или же вы допустили подобное, а я узнаю, в этом не сомневайтесь, я казню вас, несмотря на все ваши заслуги. Вы будете умирать долго и мучительно. Вам ясно, гвардейцы императора?!
        - Да наставник! - гаркнули хором мы.
        Ихэр не сводил с меня своих черных пронизывающих глаз. Она что -то ему рассказала. Или это просто такое воздействие?
        Ихэр ушел, а мы поднялись на борт.
        Летели двое суток. В этот полет за штурвал сел я. Легкий курс, первый настоящий полет, не сложное боевое крещение. С нами сотня кораблей гвардии в сопровождении. В каждом из которых по группе гвардейцев оцепления. Мы самые приближенные к императорской особе, а они как усиление и охрана подступов к месту, где будет принцесса. Так называемая вторая ступень доверия, а мы первая. Конечно, есть и третья - это войска Зинона, его флот на орбите планеты Цохако.
        И вот она, Цохако, голубая планета, излучающая роскошь и комфорт. Теплое солнце, моря и зелень. Чистейший воздух и сладкие ароматы цветов. Тут отдыхают только самые богатые и знатные люди империи.
        Мы приземлились на посадочную площадку. Нас встречал глава Цохако, вся платформа была усыпана цветами. Это было что -то невероятное. Принцесса пищала от восторга, позабыв о всех ритуалах приветствия. Только мы бдительно наблюдали за окружающей лучезарной местностью. Вокруг нас садились остальные черные корабли гвардии, я, затаив дыхание, наблюдал, как высыпают из кораблей гвардейцы, наши помощники и наша опора.
        У меня было хорошее настроение, вызванное многообещающей обстановкой, в которой я не раз сумею заговорить с принцессой и попросить ее о помощи.
        ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ. В ЦОХАКО
        Принцесса развлекается, а мы охраняем. Пляж, море, солнце, веселый смех Вальены и ее светских подруг, разносящийся по округе. Мы ненавязчиво стоим недалеко, наблюдаем за всем, что движется, что приближается или неестественно ведет себя. С прибытием принцессы колония для многих превратилась из отдыха в одно сплошное напряжение. Хозяева заведений, да и сам глава колонии то краснели, то бледнели, то исходили потом, а бывало все сразу. Но всегда с широкой и добродушной улыбкой. Не понимаю, как они это делают.
        Я посетил множество интересных и шокирующих воображение мест. Один многослойный бассейн чего только стоит или направленные потоки воды в аквапарке. У них тут напитки и еда появляются из воздуха. От соратников гвардейцев я узнал, что это вакко -потоки, на Зэрдине с помощью них даже летают! Невероятно. Хорошо, что на Цохако нет таких потоков, иначе нам за принцессой будет не угнаться.
        Я не слышал их светские беседы, но наблюдал за принцессой иногда, когда не видят другие гвардейцы. Она была прекрасна, идеальная фигура, которую она открывала на пляже, вызывала особое волнение и трепет. Да и ее подруги были тоже не дурны собой.
        Однажды я поймал взгляд соратника. Недавно я застукал его со служанкой принцессы. Этот мне благодарен, что я не рассказал, по его взгляду видно, он сильно переживает по этому поводу. Но я своих ребят не выдаю, да и Ихэр ничего на счет служанок не говорил. Может как -нибудь и я смогу разрядиться с девушкой. Одна светленькая с красивой грудью на меня иногда посматривает.
        От такой жары наши черные вакко -костюмы едва поддерживали комфорт в теле. Хотелось сбросить одежду и искупаться в этой мягкой прохладной воде. Насладиться Цохако, но мы на службе, в постоянной боевой готовности.
        Сегодня днем принцесса позвала меня в свои апартаменты. Гостиница была огромна и имела необычную форму строений. Четыре длинные здания уходили до облаков, закрученные вокруг друг друга по спирали, сверху они утолщались. Я не мог понять, как они вообще держатся вопреки законам физики и гравитации.
        Она уже не раз вызывала гвардейцев, чтобы дать какое -нибудь мелкое поручение. Я ожидал, что она пошлет меня за какой -нибудь своей подругой или же прикажет собираться в новую гостиницу.
        Четверо гвардейцев у входа пропустили меня без особых вопросов. В округе есть несколько командиров первого класса, но их задачи связаны с внешней защитой. А в первой ступени доверия старший я.
        Вошел. Лишь в третьей комнате я нашел ее лежащей в разложенном белом кресле с бокалом в руке и смотрящей в сторону моря. Я видел лишь ее загорелую ручку и стопы, потому что встал позади нее. Похоже, служанок в гостиничном номере нет, она была одна.
        - Приветствую вас принцесса! - отчеканил я, звучно упав на колено.
        Она выронила бокал от испуга. Охнула и поднялась. Осколки вместе с разлитым вином через секунду унес вакко - поток.
        - Кто тебя научил так бесшумно красться! - возмутилась она. - Вставай уже, не терплю эти ритуалы. Разбитый бокал со мной солидарен.
        - Гвардеец Сирус просит прощения…
        - Ай -ай -ай, - усмехнулась она, перебив меня.
        Я стоял, недоумевая, впервые вижу ее такой расслабленной и разбалованной. Она была в многоцветном купальнике, и совершенно не смущалась меня. Зато засмущался я сам. Мало кому дозволено видеть принцессу в таком виде, да еще так близко. Даже на пляже мы стоим к ней и ее подругам спиной.
        В ее руке появилось два бокала. Сердце екнуло от неожиданности. Она заметила мое удивление и рассмеялась.
        - Садись напротив, гвардеец, - сказала она с приподнятой бровью.
        Вдруг появилось второе кресло и столик между нами. Я вздрогнул, она снова усмехнулась и жестом показала на место. Я послушно сел, она протянула бокал, полностью повернувшись в мою сторону. На ее голове был какой -то полупрозрачный колпак, который держал волосы наверху, обнажая нежную красивую шею. Ее большая грудь откровенно выпирала из купальника. Она была особенно выразительна при такой тонкой талии и таком плоском красивом животике.
        - Я на службе, - возразил в ответ.
        Она сдвинула брови, я спешно принял бокал. В душе я был счастлив, что смогу с ней поговорить наедине, но в тоже время боялся подобного контакта. Опасения были небезосновательны. Ихэр все узнает, среди нас есть шпион или встроен в форму какой -нибудь датчик, который транслирует ему наши действия и слова. Но у меня не было выбора, я должен беспрекословно подчиняться ей.
        - Помню тебя еще мальчиком на Дэрне, - начала она. - А сейчас вижу мужчину. Ты быстро вырос, стал очень сильным, я бы сказала самым сильным воином из тех, кого когда -либо встречала. Пей!
        Я послушно отхлебнул зеленой жидкости. Сладкий прохладный напиток обжег мое горло. Я закашлял, стараясь поскорее подавить звуки неприятные принцессе. Она снова засмеялась, а я не смел взглянуть на нее.
        - Я видела, как ты смотришь на меня, - сказала она ровным голосом. - Я тебе нравлюсь? Ты желаешь меня?
        - Нет, что вы! - замотал головой я, стало неловко.
        - Не нравлюсь?! - взвизгнула она и бросила бокал в сторону, тот разлетелся на мелкие частицы, ударившись о стекло. Я растерялся, упал на колено.
        - Для меня честь принять смерть от вашей руки! - отчеканил я.
        Мой бокал тоже упал. Я услышал нарастающий хохот.
        - Да что ж творится, - с издевкой произнесла она. - Что с вами со всеми происходит? Ты сейчас готов умереть? Прям рад?
        - Не готов, - произнес тихо, не поднимая головы.
        Жестом она подняла меня, я сел на место. Снова в руке оказался бокал.
        - Не готов отдать за меня жизнь? - усмехнулась она, приподнимая бровь. Принцесса делала это особо красиво.
        - Готов.
        - Ты можешь перестать отвечать, как робот? - будто взмолилась Вальена.
        - Я был готов отдать за вас жизнь еще на Дэрне, зная, что вы просто командир зинонского флота, готов был рискнуть всем ради вас, - вырвалось из меня.
        Она кивнула, заставляя пить еще. Послушно влил в себя эту гадость. Вновь обдало горло, стерпел, уже привычней. В груди нарастал жар, напряжение спало.
        - Ты спас мне жизнь на Дэрне, - проговорила она и, осушив свой бокал одним залпом, швырнула его в сторону. - Я тебе за это благодарна. А сейчас ты гвардеец, а я принцесса, и когда ты спасешь мою жизнь вновь, я даже не улыбнусь тебе.
        Я молчал. Она подняла бокал и жестом дала понять, чтобы и я поднял свой. Она легонько стукнула бокалом о бокал.
        - За тебя гвардеец Сирус! - произнесла Вальена и сделала пару глотков. Повторил за ней и посмотрел в ее красивые голубые глаза. Они мне показались печальными.
        Принцесса легла обратно в разложенное кресло, тяжело вздохнула.
        - Так я нравлюсь тебе, как женщина, Сирус? - вдруг снова спросила она.
        - Да, я любил вас, - сказал я и не поверил своим ушам.
        Что со мной? Слишком смело…
        - Любил? - удивленно спросила она. - А сейчас?!
        - Не знаю, могу ли я, - запнулся и выдавил каждое следующее слово: - Вы принцесса, а я солдат, мои чувства для вас презренны. За них меня могут казнить, за одну только мысль…
        - Я думала ты ничего не боишься, думала ты сильный, - вздохнула она. - А ты слабак, хуже Друмана, этого ничтожества…
        Я молчал. Что могу ей ответить? Да, могу высказать ей все, что думаю об их империи, порядках и зверских законах, тирании и жестокости. Но тогда не смогу завоевать ее расположения, которое мне нужно сейчас, как никогда. Хочу попросить ее помочь мне вернуть Виеру. Но что -то подсказывает, сейчас не время, сейчас все может обернуться против меня.
        - Я была молода и спонтанна, - вдруг начала принцесса. - Под поводом посещения цветущей колонии моих братьев вблизи столицы сбежала к Друману… я любила его. Мне хотелось вырваться из дома, из этого искусственного мира. Хотелось побывать на боевом крейсере, мечталось путешествовать с любимым. Он ждал меня, звал, осыпал романтическими обещаниями. На нашу флотилию напали, когда летела к нему. Спаслась на капсуле. Вместо себя он прислал командира Громура, а сам под поводом боевых действий с Креалимом не явился даже в систему. Потом я узнала, что он принимал одного из заместителей командующего на своем флагмане. Мой отец и кто -либо из семьи не знают о моем опрометчивом поступке, никто не узнает, что я испытала на Дэрне, никто и не догадывается, через что прошла. В последнее время в мою голову приходят ужасные мысли, быть может он хотел, чтобы я осталась на Дэрне.
        Она замолчала. А я допил вино без ее команды. Мне хотелось еще, в голове уже хозяйничал дурман. Почувствовал безрассудную смелость, вернее мои мысли стали смелее.
        - Вы очень красивая, - вдруг сказал я. - Вас желают все адмиралы империи, не грустите понапрасну.
        Она рассмеялась. Мои утешения для нее были смешны. Я до сих пор держал в руке пустой бокал, в другой появился полный. Машинально отхлебнул.
        - Что мне эти роботы? - усмехнулась Вальена. - Их заботит лишь карьера, славу чтоб никто не увел, чужие заслуги, чтоб никто не присвоил себе, а только им, им, им. Роботы, роботы, вокруг одни роботы! Для меня честь, для меня честь…Тошнит!
        - Это ваши порядки, вот и мучайтесь, - усмехнулся я.
        Мне уже было ничего не страшно ей говорить. Она первая пошла на откровенный разговор, значит и мне можно высказаться. Аккуратно поставил пустой бокал на пол, через две секунды он исчез.
        - Осмелел, да? - усмехнулась принцесса. - Два бокала мэро, и гвардеец Сирус превращается в дерзкого гвардейца Сируса. Сейчас ты вроде, как должен упасть на колено и сказать свою любимую фразу про честь и смерть.
        Принцесса рассмеялась. А я остался сидеть на кресле. Она всего лишь женщина, могу сейчас свернуть ей шею за оскорбление варийца, разорвать на части. Меня вдруг, как кнутом ударило и взбодрило. Что за мысли? Что со мной?
        - Ложись тоже, скинь свою тугую форму и ложись на свое кресло, - сказала она мягким, но в то же время властным голосом.
        - Но я буду абсолютно голый, - возмутился я. Она приподнялась и повернула на меня свой строгий взгляд.
        - Меня это ничуть не волнует, гвардеец, - фыркнула она. - Твое дело выполнять мои приказы.
        Я скинул вакко -костюм. Она ахнула, увидев мое изрезанное шрамами тело. Я поспешно лег.
        - Это сделали колонисты с Дэрны? - спросила она строгим тоном, в голосе чувствовалась и злоба.
        - Да.
        - Больше не жалею, что покарала их.
        - А я жалею, не все они были злыми.
        - А ну -ка встань передо мной! - скомандовала она. Я нехотя поднялся и встал перед ней, прикрывая свое мужское достоинство.
        Мышцы сами собой заиграли перед взором прекрасной женщины. Я не смущался и не жался, как мальчишка, а расправил грудь и сделал гордый вид. Пусть смотрит. Я Вариец, моим шрамам позавидует любой варийский мужчина.
        Она с изумлением смотрела на мое тело. Вижу, что растерялась, не ожидала лицезреть такой уверенный вид. Но быстро вернула контроль и нахмурилась.
        - Сколько же нужно злости и ненависти, чтобы истязать так мальчишку? За что…
        - В чем -то была и моя вина, - опустил голову я.
        - Глядя на тебя, думаю, что и смерть тебе не страшна и любые пытки.
        - Возможно, - согласился я. - Но я должен жить пока не исполню…
        Запнулся… замолчал. Поздно. Язык уже болтает сам собой.
        - Договаривай! - ухмыльнулась принцесса и сузила свои роскошные глазки.
        - Я должен спасти Виеру, дикарку Виеру, - выдавил я.
        - Садись на место, что за Виера?! - Принцесса вздернула брови.
        - Варийка с Аштаны, которую купил глава порта Адро адмирал Стэш для своих потех на арене.
        - Это та самая женщина, что навивала страх на весь зинонский гарнизон Аштаны? - усмехнулась она.
        Я промолчал, ее реакция встревожила меня.
        - Откуда ты знаешь ее? - продолжила допрос Вальена.
        - Она моя сестра, - начал я, но запнулся. - В смысле не родная, по обычаям Варийи сестра, мы были долгое время вместе…
        - Вместе убивали зинонских солдат?
        - Нет! - возразил я. Конечно, ей не нужно знать о тех бедолагах, что преследовали Ширу. - Мы вместе жили в лесу и охотились…
        - Ой, как интересно, расскажи! - вскрикнула Вальена и нетерпеливыми движениями указала на соседний лежак.
        Я присел обратно. А она резко перевернувшись на живот, пристально уставилась на меня своими загоревшимися от любопытства глазками. Ее красивая тоненькая спинка изящно изогнулась, а круглые ягодицы бесстыже приподнялись.
        Я целый час с азартом рассказывал про Варийский лес, про животных и охоту. Она слушала с большим интересом и многое переспрашивала, просила подробностей. Попутно мы прикончили еще по три бокала зеленого вина под названием «мэро».
        - Между вами что -то было? - спросила вдруг она.
        - Да, мы любили друг друга, - вздохнул я, не считая, что это нужно скрывать.
        - А сейчас?
        - Она ненавидит меня, считает, что предал, это из -за меня ее поймали, Я навел главу Ортара на ее след, - последовал опечаленный ответ.
        В таком состоянии тянуло на мягкость и сентиментальность. Сердце готово было разорваться от тоски и боли, перед глазами стоял игривый и счастливый взгляд Виеры
        - А я все так же люблю ее и хочу исправить…
        - За что ты любишь ее? - перебила принцесса.
        - Она знала, чего хочет и не скрывала этого, - отвечал с тоской в голосе. - Она искренна и жизнерадостна, когда она улыбалась мне, я забывал о мире вокруг нас, о том жестоком беспощадном мире. Она сильней любого мужчины Варийи, настолько же она слабее в моих объятиях и поддаваясь ласке. Ее любовь открыта и безгранична, она была готова отдать за меня жизнь. Она знала, чего она хотела и получала это своей силой и слабостью, и красотой…
        - Я тоже знаю, чего я хочу, - задумчиво сказала принцесса.
        - Чего же? - проявил участие я.
        Хотя было все равно.
        - Хочу ребенка от тебя! - вдруг заявила она. - Сильного, как ты сына или красивую как ты дочь.
        Я остолбенел от этих слов. Сознание мгновенно встряхнулось, ее речи прошлись по мне обжигающим кнутом. Потупил взгляд, не могу на нее смотреть. Она пьяна и не понимает, что говорит. Своим соучастным и добрым взглядом я потакаю ей, провоцирую ее на решительные смелые мысли.
        Ощущаю себя использованным. Все, что сказал ей о своих чувствах она приняла на себя. Ей безразлична судьба моей Виеры. Какой же я идиот…
        - Нет! - гаркнул я, решительно вскочив с лежака.
        Меня зашатало во все стороны, только сейчас понял насколько пьян. Ноги стали путаться в вакко -костюме, который пытался надеть. Свалился на пол. Принцесса громко смеялась. Я лежал, подняться совсем не было сил и даже желания. Хотелось просто уснуть, отдохнуть.
        Почувствовал на своем теле ее прикосновение. Теплая рука скользила по бедру выше и выше, касаясь живота… груди… Увидел ее красивое лицо и похотливый взгляд, теперь я их легко различаю. Она уже распустила свои волосы, локоны слегка касались моего тела, щекотали его. Ощутил ее сладкий аромат и страстное дыхание, которое било мне в лицо. Ее нежные холодные губы коснулись моих. А ее рука жадно схватила мое мужское достоинство, через мгновение осознал, что возбужден до предела…
        Очнулся вечером. Лежу на полу, все еще голый. На затылке почувствовал чью -то теплую ручку, глаза проморгали белую пелену. Мою голову придерживала темненькая служанка, поднеся стакан, пыталась влить в мой рот его содержимое.
        - Хихтина, пейте, - прошептала она с опаской.
        Я жадно проглотил всю эту кислую дрянь. Голова звенела, в памяти лишь обрывки о событиях после падения на пол. С ужасом осознал, произошло самое плохое, что могло произойти. Память возвращалась отдельными картинками и кусками. Мы совокуплялись с принцессой. Помню все эти ощущения, как перекатывался, кидал ее на спину и брал инициативу в свои руки, как она стонала, а я рвал ее за волосы. Помню, как старался рассчитывать силу. Но входил в нее без контроля. Помню ее глаза и морщащийся от удовольствия лобик. Ее стоны до сих пор стоят в моих ушах.
        Вскочил, как бешеный, сбив с ног служанку, и вздернул на себя вакко -костюм. В гостиничном номере принцессы не было. Я спешно вышел прочь. На выходе тоже не было гвардейцев, вероятно, они ушли с ней. Чувство опасности и вины поедало изнутри, и некуда было деться. К счастью, номера отдыха гвардейцев первой ступени доверия близко к номеру принцессы, и они отдельные. Я отправился в свой номер. Сейчас неофициально у меня выходной.
        Помывшись и приведя себя в порядок, снова оделся и стал ожидать. Только бы скорее увидеть ее и по взгляду понять, что все в порядке, что ничего не произошло. Моя изоляция и безучастие в ее прогулках грызет меня. Может обидел ее или нанес травму? Ощущение давящей тишины, предчувствие того, что сейчас вот -вот ворвутся гвардейцы, появится Ихэр и отрубит мою дурную голову.
        Она опоила меня, соблазнила сама. Кто мне поверит? Я солдат, посягнувший на честь принцессы, на честь самих Зэров! Мне нельзя возвращаться в Зэрдин. Мои соратники донесут. Меня видели, как я входил к ней, может даже слышали наши сладострастные крики. Меня выдадут. Я пропал, я не сумею вызволить Виеру, любовь моя, я изменил тебе. Самому себе изменил. Я снова предатель. Великий Квазар покарает меня…
        Служанка принесла еды. Красивая, фигуристая, маленькая девочка. Та самая, что разбудила. Она -то уж точно видела меня и поняла, что к чему.
        - Ты знаешь, что я делал у принцессы? - спросил я.
        - Нет, - ответила она дрожащим голосом и увела взгляд.
        - Знаешь, - заключил я. - И если взболтнешь кому, разорву тебя на куски…
        - Не нужно угроз командир, - взмолилась служанка. - Достаточно тех, что я получила от принцессы…
        Я снова остался один. Связался по панели связи вакко -костюма с гвардейцем из своей группы. Он сказал, что поддержка не требуется. Тон был обычный, все вроде бы хорошо, я успокоился. Поел, сытость придала еще немного спокойствия.
        Ночью спал плохо, торопил наступление утра, переживал. На рассвете мы выстроились у ее покоев. Я вылавливал взгляды соратников. Все, как всегда. В их взглядах не было неловкости или чего -то необычного. Скорее я сам выдавал свою вину. Нужно успокоиться.
        Вышла принцесса со своими пятью служанками и помчалась к лифту. На меня даже не посмотрела. Все хорошо, забудем этот инцидент.
        Меня вдруг обожгла мысль, что мы больше не увидимся с ней наедине. Она ведь получила что хотела. Но мне нужно увидеть ее еще хоть раз, настоять на просьбе о Виере. Иначе все зря.
        Мы поспешили следом. Внизу нас ждал транспортник, корабль длинной не более пяти метров с открытой крышей, позади стояли еще два для размещения охраны. Принцесса без особых церемоний забралась в транспорт. Трое гвардейцев и я последовали за ней, остальная часть группы и служанки разместилась на двоих оставшихся.
        Заметил, что в небо подняты почти все черные корабли гвардии. Вывод сам напрашивался в голову, Вальена едет куда -то от моря и пляжей, куда -то близко, чтобы не воспользоваться кораблем, но и далеко, чтобы гвардия была поднята вся на уши. Через полчаса путешествия с ветерком мы очутились у огромного парка. Даже не парка, а аккуратно посаженного леса.
        Я давил в себе восторг. Как же скучаю по зеленой растительности, по лесу. Язык вспомнил отдаленный вкус жаренного на костре мяса хекра. Нахлынули чувства азарта от охоты. Понял, как скучаю по чувству опасности, что испытывал, находясь в самых диких участках Варийского леса. Как же я тоскую по Виере! Сердце вдруг защемило, я до глубины души осознал, как варийка тоскует по лесам Варийи.
        Мы спрыгнули с транспортника первыми. Я устремился, чтобы подать руку принцессе. Она с легкой улыбкой приняла мои ухаживания. Гвардейские корабли торопливо нависли над лесом. Часть гвардейцев второй ступени доверия уже прочесывала периметр.
        Мы вошли в лес. Он не был похож на Варийский. Деревья тут были другие, отличались окраской стволов, формой листьев, низенькой и мясистой травой, кустарников и вовсе не было. Одним словом, обычный парк без оформленных дорожек. Даже запах местных цветов был чужд мне. Ничего общего с лесом Варийи, только лишь зеленый цвет и общая атмосфера.
        - Я хочу залезть на дерево! - заявила Вальена. Она была одета в мягкий белый комбинезон, конечно, в нем таились вакко -технологии. Принцесса заранее подготовилась к подобной прогулке. Мне стало забавно смотреть, как она корячится у ствола дерева. Она вдохновилась от моих рассказов о лесах Варийи, в этом сомнений у меня не было.
        Гвардейцы суетились, стараясь быть ближе, чтобы поймать ее, в случае падения. Эти ребята не знают, что такое лес.
        - Сирус?! - прокряхтела принцесса, не оборачиваясь. - Покажи, что умеешь этим тупым роботам, покажи, где и как нужно страховать даму!
        Я не сразу сообразил, что она имеет ввиду. Прыгнул на соседнее дерево, подтянулся до ближайшей ветки. Поднялся еще выше, молниеносно, почти до самой кроны, как научила меня Виера. Перепрыгнул на ее дерево, спустился ниже и подал ей руку. Наши ладони встретились и сомкнулись, она взялась и второй. С легкостью подтянул ее повыше, до ближайших удобных веток. Мы были на уровне пяти метров. Внизу кряхтели гвардейцы. Их обязанность была страховать, но они не умели лазить по деревьям! Ветви были слишком высоко.
        Вальена посмотрела вниз и рассмеялась. Затем взглянула на меня. Ее волосы слегка растрепались на легком ветру, я вспомнил, как наматывал их на свой кулак и запрокидывал ее голову.
        - Выше, - прошептала она с азартом в глазах. - Хочу на самый верх…
        Вскоре мы сидели на ветке, практически на верхушке дерева. Принцесса сияла от восторга и рассматривала с высоты пятнадцати метров, как копошатся снизу маленькие черные человечки. Я и сам был рад, что мне позволили побывать в лесу, что лазанием хорошенько размял свои одеревеневшие мышцы.
        - Теперь я тебя понимаю, - сказала Вальена и улыбнулась. - Это свобода!
        - Не понимаете, - ухмыльнулся я. - Это только ее запах!
        - Что ты имеешь ввиду? - удивилась принцесса, приподняв свои красивые бровки.
        - Я покажу вам частичку свободы, чтобы вы поняли, - сказал я. Мне хотелось двигаться, я нашел хороший повод. - Держитесь крепко за ствол, я ненадолго оставлю вас.
        Выгнул спину и подался назад. Полетел вниз, зацепился за ветку. Она приятно хлестнула меня. Я прыгнул еще ниже до следующей, едва касаясь ее, спрыгнул на землю. Веду себя, будто взбесился. Так и было! Организм требовал скорости. Я побежал и буквально взлетел на другое дерево, с него прыгнул на третье. Скакал по деревьям, как бешеный, будто спасаясь от Икли или Руко. Слышал, как визжит от восторга Вальена. А я раззадоренный прыгал вниз, приземлялся на ноги, вскакивал и снова взлетал на деревья. Прыгал с ветки на ветку, крутился на них. Пару раз и неуклюже падал, но боль была настолько приятная, что еще больше хотел резвиться.
        Вдруг я увидел, что Вальена срывается с ветки. Она лихорадочно хваталась за мягкие веточки, которые ускользали из ее рук. Завизжали служанки.
        - Спасайте принцессу! - ревели гвардейцы.
        Пока они суетились, я уже поймал ее практически у самой земли, растолкав неуклюжих соратников в стороны. Я успевал бы схватить ее и раньше, но боялся нанести травму. А так вышло наверняка. Она упала в мои объятия. Легкая, мягкая и напуганная до смерти. Мимолетное ощущение полной власти над слабой беззащитной женщиной мне очень понравилось.
        Несколько секунд она смотрела на меня перепуганными глазами. Затем медленно сползла из моих объятий и встала на ноги. Моя спесь прошла. Я чуть было не покалечил принцессу. Хотя медицина Зинона вылечивает все, но это не спасло бы меня от наказания и расправы Ихэра.
        От падения принцесса оправилась быстро. Она ничего себе не повредила, немного поцарапала ладони. Но скрыла это от большинства своих подданных, кроме меня, конечно. Я все видел. Она не хотела, чтобы меня наказали, и терпела, хотя уверен, что щипало хорошо. Мы отправились гулять по лесу.
        - Ты невероятно двигался Сирус, - призналась принцесса.
        Мы шли вдвоем, остальные позади. Я дал команду, чтобы шли на расстоянии десяти шагов. Я тут командир.
        Пожал плечами и улыбнулся ей.
        - Ты ведь не включал режим костюма?
        - Нет, что вы, - усмехнулся я. - Если бы был в обычном комбинезоне, двигался даже быстрее. Единственное, признаю, костюм хорошо гасил удары, когда я падал на спину. Мне хотелось больше боли…
        - Почему?
        - Организм просит боли, мышцы растяжений, большего напряжения, больших опасностей, - отвечал я. - Варийцу вредно жить в безопасности, он становится слабым.
        - А разве охранять меня безопасно? - возмутилась Вальена.
        - Если бы вы хоть раз в жизни увидели взрослого живого хекра, о котором я рассказывал, вы бы так не удивлялись.
        - То есть, ты хочешь сказать, что я девочка, выросшая в тепле уюте и безопасности, и мне не ведом опасный мир вокруг? - взвилась принцесса.
        - Нет, нет! - обнадежил я. - Видел вас на Дэрне, минимум подготовка командира, минимум пару практик и одна военная операция за плечами!
        - Смеешься, да?! - возмутилась принцесса, посчитав мою лесть за сарказм.
        - На самом деле, нет, - поспешил ответить я, пока другие гвардейцы не посчитали, что оскорбил принцессу, и не напали сзади.
        - Меня хорошо обучали, - сказала она с гордостью. - Лучшие мастера проводили со мной десятки занятий. Я умею стрелять, биться на мечах, сражаться в рукопашную, хорошо управляю легким кораблем, могу и средний пилотировать.
        - Из вас вышел бы отличный боевой командир, - улыбнулся я.
        Она надменно фыркнула, ей эта шутка не понравилась. Понял, что нужно отступить на десять шагов и примкнуть к своим товарищам. Что я и сделал.
        Вскоре принцесса пожелала покинуть лес, и мы отправились на пляж. Опять я не использовал попытку! Опять оплошал, не найдя удобного момента, чтобы обратиться к принцессе с просьбой о Виере.
        Ночью проснулся от легкой вибрации. Она длилась всего несколько секунд, но я почувствовал неладное. Подошел к окну. Внизу все было тихо. Слишком тихо. Обычно веселятся до утра, что -то изменилось. С бешеным сердцем я облачился в форму, нацепил пояс с оружием и выскочил к Вальене.
        Холодный пот пробил мое тело, когда увидел на полу двух гвардейцев, что охраняли покои принцессы. У них были перерезаны глотки. Ринулся в ее покои, никого.
        Ее похитили! Мысли взорвали голову. Куда ее могут увести и сколько еще у меня времени?! Я выбежал в коридор, проверил гвардейцев, судя по температуре тел, убиты недавно.
        Отправил автоматический сигнал тревоги гвардейцам второго круга и побежал к лифтам. Заблокированы! Ринулся к лестнице, триста этажей, я буду спускаться до утра! Вернулся в ее покои. Одни махом разбил оконное стекло и прыгнул вниз, на ходу выставляя режим усиления. Пока летел, старался цепляться за края, чтобы сбавить ускорение, а в конце вообще оттолкнулся от стены. В ноги резанула острая боль. Я приземлился. Но вроде ничего не сломал. От удара в разные стороны разлетелись бластер и меч.
        - Гвардеец! - услышал я чей -то рев. Из гостиницы выбегали люди. Среди них я рассмотрел принцессу.
        - Он безоружен! - крикнул кто -то еще.
        - Откуда он взялся? Сейчас я его хлопну!
        - Не стреляй, прирежь! Стрельбу засекут зинонские собаки с орбиты!
        Я преградил им путь. Их было человек сорок. Все в зеленых вакко -костюмах, маскируются твари. Вперед вышли трое с вакко -мечами. Принцессу уводили в сторону. У меня не было времени искать свое оружие. Я сделал шаг и понял, что ноги повреждены. Все -таки приземление не прошло бесследно. Острая боль вновь поразила мои колени и пятки.
        - Всем предлагаю сдаться! - проревел я. - И вам будет гарантирована быстрая смерть!
        В ответ толпа рассмеялась. А я пришел в ярость.
        - Сирус, не лезь! - услышал я крики принцессы. - Они не смогут покинуть планету, не рискуй понапрасну!
        Это еще больше раззадорило меня. Оскалился. Три вакко -лезвия, три руки…
        Выпад первого. Я ушел от удара, сломал ему руку и отобрал вакко -меч. Двух других я зарубил через две секунды. Ноги невыносимо болели, я с трудом передвигался. И это при режиме усиления! Все -таки что -то сломал.
        Превозмогая боль, я пошел за остальными. Они скрылись в темном парке. Ну где же гвардейцы! Я же послал сигнал, а ни одного черного корабля в звездном небе не видно. Все приходится делать самому!
        Ко мне на встречу вышло еще с десяток людей с мечами.
        - Не стрелять! - ревел их главарь. - Иначе все пропало!
        - Эта собака убила Хоа!
        - Не психуй Сенк! Я его сейчас достану!
        На меня шли самонадеянные разбойники, переодетые в зинонских солдат. Я не стал с ними церемониться. Блок - удар - труп, блок - удар - труп, удар - труп. С особым удовольствием я отрезал их конечности. Троих последних оставил мучиться с отрубленными частями тела.
        Почувствовал, что в сапоги стекает кровь. Где -то возможно лопнули капилляры или есть открытый перелом. Что есть силы, через дикую боль я ринулся за оставшимися. У одного убитого на поясе я нашел бластер. Вот это удача.
        Я их слышал, но не видел в этом мраке. Они все продумали, отключили свет вокруг и заглушили чем -то связь. Преступники явно спешат на корабль. Если успеют, все пропало. Поторопился… В мышцах пульсировала слабость и ощущался острый недостаток кислорода. Я терял кровь.
        Впереди увидел их корабль, вернее его огни и свет от разогревающихся двигателей. Это был челнок. Взвел бластер на полную мощность и открыл огонь по кораблю. С третьего выстрела я пробил обшивку, вакко -поле на посадке не включишь.
        На меня ринулась толпа. Начали стрелять. Укрылся за парковыми деревьями. Им уже терять нечего. Успел выстрелить пять раз, каждый выстрел нашел свою цель, затем дистанция с врагом сократилась, что стрелять было уже невозможно. Из последних сил я ринулся в атаку. Рубил мечом, давил глотки руками, ломал кости. Мне хорошенько рубанули по спине. Но я устоял и добил последних. Переступая через трупы, я двинулся дальше. Принцессы нигде не было.
        Наконец, услышал шум двигателей. В небе показались черные гвардейские корабли. Челнок уже полыхал, оттуда высыпал экипаж. Без особых церемоний я убил их всех и двинулся дальше.
        - Я сдаюсь! - услышал я голос из темноты - Пощадите! Сдаюсь!
        - Сирус! - визжала принцесса. - Все кончено! Он бросил оружие, иди сюда!
        В тридцати метрах от нас уже высадились гвардейцы второй ступени доверия. Сзади подбегала и моя группа, которая спустилась по лестнице. Похититель стоял на коленях перед принцессой. Он сдался на ее милость. Я вздохнул с облегчением, ноги подкосились. Мое тело рухнуло на землю, в глазах чернело.
        Меня подхватили дрожащие руки. Это была принцесса.
        - Зачем ты прыгал с такой высоты, дурной? - всхлипывала Вальена.
        - Я же хотел боли, - усмехнулся я. - Да и вы мне еще пригодитесь.
        - Дерзкий гвардеец Сирус, - усмехнулась принцесса и поцеловала меня в щеку. - Поняла я тебя, помогу, обещаю…
        Меня лечили на крейсере, что в составе флота стоит на орбите Цохако. С моими открытыми переломами на планете справиться не смогли. Валяюсь уже пятые сутки в медицинском пункте. Еще пять и смогу вернуться на планету и увидеть принцессу. Меня кроме медицинских роботов никто не посещал, но это до сегодняшнего дня.
        В проеме каюты появился наставник Ихэр. В тело ударил холодный пот, сердце бешено забилось, когда я увидел хмурое выражение его лица. Эти пронизывающие насквозь черные глаза, говорили о том, что ему что -то известно. Я был прикован к постели и не мог должным образом поприветствовать его. Он это знал. Молча, подошел ко мне и сел рядом в кресло.
        - Приветствую вас наставник, - прохрипел неуверенно я. Он кивнул, с участием и интересом во взгляде посмотрел на мои ноги, что были помещены в специальную медицинскую полупрозрачную вакко -оболочку. Затем он взглянул в мои глаза.
        - Ты меня удивляешь, гвардеец Сирус, - произнес, наконец, наставник. - Такая любовь, такая самоотверженность, не жалея сил…
        Он усмехнулся. Встал и пошел прогуливаться по комнате, задирая голову вверх.
        - Подумать только! - продолжал он. - Спрыгнул с такой высоты и убил практически всю банду злоумышленников голыми руками, да еще и со сломанными ногами! Любой член императорской семьи позавидовал бы принцессе, что у нее такой телохранитель. Но, если бы они знали, что тебя заставила идти на жертвы не любовь к принцессе, а любовь к дикарке. Что бы с тобой сделали, гвардеец, как думаешь?
        От его слов тревожно кольнуло в сердце, которое резко затрепыхалось в груди. В голове путались мысли, принцесса ему все рассказала, иначе, как он мог такое узнать? Все рушится на глазах. Моя доверчивость меня погубила. Открыл рот, чтобы начать оправдываться, но Ихэр перебил, не дождавшись ответа.
        - Ты же гвардеец! - воскликнул он с некой иронией. - Ты должен любить империю, любить Зэров и с радостным криком из самого сердца отдавать за них свою жизнь. А ты, вместо этого думаешь о какой -то дикарке. Ай -яй -яй, что за молодежь пошла?
        Я молчал. Нет смысла оправдываться, хотел бы убить, убил...
        - Да, тебя я не могу убить, - произнес с сожалением наставник, будто слышал мои мысли. - Ты под защитой принцессы, что в тебе такого, чего нет в Друмане? М?
        Я приподнялся. Если и это ему известно, мне страшно думать, о чем же еще он знает. Мои ноги частично восстановлены, я вырвусь из вакко -оболочки и задавлю его, чтобы это мне не стоило, если он будет угрожать принцессе, ее чести.
        Он резко обернулся и посмотрел на меня.
        - Что скажешь, гвардеец Сирус? - усмехнулся он. - Что в тебе особенного?
        - Я Вариец, - прошипел в ответ. Ихэр прыгнул в мою сторону, обнажив свой меч. Вакко -лезвие смотрело в мое открытое горло. Я не испугался этого выпада.
        - Что мне мешает вогнать в это горло лезвие, Вариец? - прошипел Ихэр.
        - Я полагаю принцесса, - усмехнулся я. Раздражение наставника было на лицо, это придавало мне сил и уверенности.
        Через секунду я выбил меч, тем же способом, каким действовал с Друманом. Мои руки были быстрее его глаз. Ихэр с испуганным взглядом отпрыгнул и подобрал свой меч.
        - Впечатляет! - воскликнул он. Его раздражение куда -то испарилось. Он играл со мной. - Впечатляет, вся империя знает, каковы варийцы в деле, и все благодаря тебе и твоей дикарке. Вы навиваете ужас на врагов Зинона и уважение в смеси со страхом соратников.
        - Жаль, что вы под защитой Зэров, - усмехнулся я. Ихэр рассмеялся.
        - Я тебя действительно опасаюсь Вариец, - проговорил наставник, стоя на достаточной дистанции от меня. - Даже боюсь, ты иногда действуешь очень быстро, опережая свои мысли.
        - Как принцесса? - спросил я.
        - В порядке, у нее все получилось, - ответил непринужденно наставник.
        По моей изувеченной спине пробежали мурашки.
        - Получилось что? - опешил я.
        - Ну, этот, как там его, эм… ребенок от вас, девочка, такая же, как ты Сирус, красавица будет! - смеялся Ихэр.
        Я оцепенел, его слова разрывали мое тело изнутри. Он знает все. Принцесса забеременела от меня. Она взяла свое. Но как он узнал?!
        - Что будет дальше? - прошептал я, эйфория безразличия охватила мой разум.
        Я будто пьянел от вина. Отчаялся. В один миг смирился со своей смертью, смирился с тем, что никогда не увижу любимую вариечку. В этот миг мне было не все равно, что случится с принцессой и нашим ребенком.
        - Вариантов несколько, - сказал Ихэр и вернулся в кресло рядом со мной. Он уже не боялся меня. Да и не к чему, морально я был полностью раздавлен. - Первый вариант: принцесса рожает, ее изгоняют, ребенка отдают в рабство, тебя казнят. Второй: принцесса не рожает, ее не изгоняют, ты жив здоров, летишь на встречу к своей дикарке…
        - Что значит не рожает? - насторожился я.
        - Ты натворил дел, тебе и исправлять! - рявкнул наставник. Да так, что я вздрогнул.
        - Она опоила меня! - вырвалось мое оправдание.
        - Да всем плевать! - взревел Ихэр и снова вскочил. - Смерть ребенка в утробе матери в обмен на твою свободу!
        - Я не могу! - взмолился я.
        - Я дам самый быстрый корабль с провизией, - шептал наставник с горящими черными глазами. - Открытый коридор и легенду твоей гибели для Зинона, тебя не будут искать, ты будешь свободен. Доберешься до Адро, вырвешь свою дикарку из лап Стэша, и летите хоть в Квазар. Убей плод бесчестия Зэров, и я отпущу тебя, даю слово.
        - Я не могу, - вырвался хрип из моего пересохшего рта. - Убить дитя, это немыслимо.
        - Через пять дней ты вернешься на Цохако к принцессе, - сказал Ихэр. - Там я свяжусь с тобой через некоторое время, и ты дашь свой ответ. Думай гвардеец Сирус, не спеши отвечать сейчас. Вальена -зэр долго будет на Цохако, ей есть, что скрывать от семьи и подданных, она рассчитывает тайно родить в колонии. Время у тебя есть, пока ее живот не стал слишком большим, думай гвардеец.
        После этих слов наставник направился к выходу. И вдруг остановился.
        - Она больше не бьется на арене, - начал Ихэр, повернув немного голову мою сторону. - С ней больше никто не хочет мериться силой. Стэш больше не рассматривает ее, как потеху на арене. Она лишилась последней отдушины, последней радости. Ей обрили голову. Ее рыжие волосы, как экзотические сувениры Стэш раздает своим друзьям. Он морит ее голодом, чтобы она просила и унижалась.
        У меня перехватило дыхание. Каждое его слово пронзало мое сознание. Ярость начала поедать меня изнутри.
        - Он вводит ей препараты, от которых она дуреет, - продолжал цинично Ихэр. - А когда она приходит в норму, ей показывают видеозаписи, что с ней делали в этом состоянии, убивая ее гордость, уничтожая личность. И поверь мне, с ней делали все, что хотели, как с куклой. Она три раза пыталась убить себя, теперь ее держат прикованной к стене...
        - Прекрати! - взревел я. Злость выжигала меня изнутри. Еще немного, и вырвусь с постели, чтобы задушить хотя бы Ихэра. И буду рад убить любого, кто принадлежит к их мерзкой империи.
        - Ты прекрати! - рыкнул с неким укором Ихэр, не поворачиваясь. - Прекрати страдания Виеры! Твоя вина Сирус, что она там! Твоооооя! В бреду она произносит твое имя. Тебя она и любит, и ненавидит. Ее мучители для нее все на одно лицо! Но ты… ты для нее все! Все в твоих руках Сирус! Убей ребенка! Убей плод бесчестия Зэров!
        После этих слов Ихэр скрылся за дверью, а я истошно и отчаянно закричал. Рванулся с кровати, невыносимая боль поразила мои ноги, парализуя сознания и сбивая спесь. Несмотря на это, я все же вывалился с кровати и с разгорающимся бешенством пополз к выходу. В комнату вбежали медики и вкололи мне что -то. В глазах потемнело.
        Мучительно долгие дни в медпункте крейсера прошли. Из -за моего нервного срыва пришлось на несколько дней задержаться. Я сумел успокоиться и вернуть контроль над собой. Все обдумал и решил.
        Вернулся на Цохако. Черных кораблей гвардии прибавилось. Теперь принцессу охраняло больше трех тысяч гвардейцев, их них сто человек первой ступени доверия. Среди вновь прибывших я узнал командира Ноко, что когда -то был во главе нашей молодой варийской группы.
        Мы стояли на посадочной площадке вблизи той самой злополучной гостиницы. Я только прибыл, меня встретила моя группа, теперь ее усилили до двадцати человек, еще четыре группы находились рядом с принцессой. Она переехала в отдельный особняк.
        - Командир Сирус! - воскликнул Ноко, ему совсем не шла улыбка, с его -то выдвинутым подбородком она смотрелась забавно. Он еще больше вытаращил свои круглые и без того вытаращенные глаза при виде меня. Когда -то он был мне командиром, теперь мы практически на одном уровне. Помню те занятия, что проводил с ним. Ему, конечно, еще многому нужно учиться.
        - Командир Ноко! - улыбнулся я.
        У меня не было ненависти к гвардейцам. Мы обнялись. Сейчас мы тут главные, ни к чему церемонии.
        - Девятьсот метров! Девятьсо -от! - гоготал Ноко. - Ты без башки Сирус! Ха -ха -ха!
        - Гвардейцы, не повторяйте мой трюк, - повернулся я к своей группе. - Максимальная высота пятьсот, и то приземляться нужно в режиме усиления и на носочки.
        - Да командир! - гаркнули хором гвардейцы. Отрадно ловить на себе взгляды восхищения. Я герой, сверхчеловек для них, этих слабых, но полных надежд и романтики, молодых гвардейцев. Сделал важный вид, все, что сейчас им сказал, они и так знают, просто подчеркнул свою сверхчеловеческую силу.
        - Только вчера улетел Аларос, - шепнул мне Ноко. - Его трясло, он не смог уговорить принцессу вернуться. Ей взбрендило в голову пожить тут подольше. И это после покушения!
        - А император ей не может приказать?
        - Тс! - прошипел Ноко. - Ему не до нее. Только наставник может.
        - Ихэр?!
        - Да, он имеет такие права, гонять туда -сюда детей Зэров, что ему вверили.
        - А он был тут? - спросил я, меня насторожила эта новость. Ихэр имеет власть над принцессой.
        - Нет, не был…
        Это меня больше всего удивило. Ихэр не появился на планете. Но как он узнал обо всем? Ему кто -то помогает, докладывает все, что творится вокруг принцессы. Это может быть кто угодно, служанка или гвардеец первой ступени доверия. Я в западне. Все плохо.
        - Ты в порядке Сирус? - удивился Ноко.
        Я задумался.
        - Да Ноко, - выдохнул в ответ и повернулся к группе. - Все на корабль, ждите меня.
        - Да командир! - отчеканили гвардейцы и помчались на борт, не нарушая строя.
        Вскоре мы отправились к особняку. Когда летели, думал об Ихэре, о его мотивах. Если ему вверена принцесса, как обмолвился Ноко, значит, он отвечает за ее благополучие. И если она обесчещена солдатом, наставнику тоже не поздоровится. Вот я тебя и раскусил наставник. Если узнают о ребенке, тебя и самого казнят. Заступник за честь Зэров оказался заступником за свою шкуру.
        Но мне не дает покоя его источник информации. Кто все рассказал? Служанка, только она могла взболтнуть. Я должен ее выловить и допросить.
        Приземлился вблизи огромного особняка и направился в дом. Группа пусть побудет на корабле, если надо вызову. Еще неизвестно, что с их размещением.
        Вспомнил высотную гостиницу, из которой прыгал. Принцесса любила пребывать среди других знатных особ более низшего положения, питаясь их восхищениями и нервами. А теперь забилась от всех подальше.
        Дом был прямоугольный с зеркальными стенами, в которых отражались вечерние звезды. Уже темнело. Повсюду горели фонари. Дом стоял на возвышенности, чуть дальше было море. Перед ним большая зеленая территория с лужайками и бассейнами. Периметр огорожен вакко -полем, посторонним не войти. Осмотрелся… да тут целая армия гвардейцев! В небе курсируют корабли, в парках патрулируют отряды. Бедолагам предстоит так охранять целый год, если принцесса не изменит решения остаться.
        Прошел через вакко -поле. Оно меня пропустило, патрульные вздохнули с облегчением и отвернулись от меня. Вряд ли кто -то понял, что очередной черный солдат это именно вариец Сирус.
        Услышал смех. Впереди левее меня, почти у самого крыльца стояло двое гвардейцев. Они о чем -то тихо разговаривали. Эти идиоты не должны делать этого на посту. Я стал приближаться, они даже не смотрели в мою сторону.
        - Да он стал ее любимчиком, - хихикал один.
        - Кто его знает, чем он там с ней по вечерам занимался, проныра…
        Они увидели меня. Оба раскрыли рты в удивлении и растерянности. Стало понятно, что их насмешки и сплетни были обо мне. К разуму подступала ярость.
        - Приветствуем вас командир Сирус! - отчеканили оба, упав на колено.
        - Речь шла обо мне?! - спросил на всякий случай, подойдя к обоим вплотную. - Встать!
        Оба вскочили, тот, что назвал меня пронырой, дрожал сильнее другого.
        - Я разорву ваши поганые рты, - процедил я. - И вырву ваши мягкие глотки. Думаете, мне это сделать трудно?!
        - Прошу прощения командир, - дрожащим голосом пролепетал один.
        - Пощадите командир, - проговорил следом второй.
        Одному я залепил пощечину, вроде не сильно, но тот отлетел в сторону, голова как тяжелый камень метнула за собой тело словно веревку. Он застонал, выплевывая зубы и кашляя от крови. Второго, дрожащего от страха при виде, что произошло с товарищем, я схватил за горло и бросил о стену. Он замычал от удара, захрипел и сполз по стене, как обмякший труп.
        - Встать! - взревел я. Позади уже подтянулись другие гвардейцы. - Встать, я сказал жалкое подобие гвардии!
        Они, пошатываясь, поднялись. Дрожащие твари, прячущие слови бесстыжие глазки.
        - Несите службу, - усмехнулся я и повернулся к подошедшим гвардейцам.
        Те сразу упали на колено. Среди них не было командира моего ранга, в зоне охраны сейчас старший я.
        - Что сбежались сюда?! На зрелище!? - взревел на очередных. - Кому еще поддать?! Вон от сюда на периметр!
        Через десять секунд уже никого не было, словно поглотил всех Квазар. На душе стало полегче. Отправился в здание, вход в которое охраняли те двое болтливых гвардейцев. Меня встретила служанка и проводила в мою комнату.
        - Приведи сюда маленькую черненькую служанку, - скомандовал я, заходя в свои небольшие, но уютные покои.
        - Все остальные служанки сейчас с принцессой, - робко ответила девушка. - Может быть я смогу вам чем -то помочь?
        Я оглядел ее оценивающим взглядом. Белый балахон на ней не давал рассмотреть фигуру и привлекательные части женского тела. Но лицо было молодым и хорошеньким. У принцессы все служанки были красивые. Этой вроде бы никто не пользовался из гвардейцев. А что мне скромничать? Я же командир. С доносчицей разберусь позже.
        - Оставайся, - сказал я, взяв ее за русые волосы и потащив вовнутрь.
        Она слегка пискнула, ее лицо налилось краской. Поставил ее перед собой и разорвал на ней балахон, красивая небольшая грудь маняще всколыхнулась.
        - Ох, - вырвалось из ее пышных губ. - Я давно мечтала об этом сладостном моменте, - прошептала она.
        Скинул с себя форму на пол и овладел ею, в глазах стоял образ Виеры. Думал о ней и только о ней…
        С раннего утра я выгнал теплую мягкую служанку прочь, обошел все посты и проверил последовательность и организацию смен. Остававшийся за меня гвардеец в роли командира группы сделал все верно. При обходе залепил несколько подзатыльников двум спящим гвардейцам в парке. Как можно так нести службу?! Да еще после покушения?!
        К утреннему подъему принцессы мы выстроились в холле. Как всегда, она вышла очень красивая, в новом пышном платье, снова не обратила своего императорского внимания ни на кого. Мы отправились в особняк одной ее светской подруги. Вальена была очень веселая. Пару раз встречались взглядами. Ее красивые голубые глаза горели от счастья. Я же был серьезен, не показывал, что рад видеть ее, не подавал виду, что внутри закралась боль. Я должен убить наше дитя, не знаю, как и когда. Ихэр свяжется со мной и даст инструкции. Уже не сомневаюсь, что дам положительный ответ. Но что -то внутри болит, когда вижу ее такую радостную. Однако, когда вспоминаю слова наставника о боли Виеры, все сомнения испаряются в ту же секунду.
        Через трое суток я получил послание от Ихэра. Его принес гвардеец, принадлежащий группе второй ступени доверия. Его пропустили лишь потому, что он нес мне послание. Он пришел в мою комнату, молча, дал мне маленькую белую карточку и крохотную прозрачную ампулу с едва заметной иглой. На всякий случай я хорошенько запомнил этого посланника. Когда он вышел, карточка просканировала мной глаз, затем я услышал негромкий голос Ихэра. Он будто звучал в моей голове.
        - Приветствую тебя Сирус, - услышал я его неприятный голос. - Комната проверена, нас никто не слышит, к тому же звук настроен на твое восприятие, можешь расслабиться. Буду краток. Нужен всего лишь укол, она практически не почувствует его. Ампула содержит вещество, которое ты должен лично ввести принцессе, при этом она должна снять вакко -кольца. Его действие таково: плод умрет, она останется невредима. У тебя сто двадцать два дня, после этого срока ущерб от вещества будет нанесет и принцессе. Ответ твой не требуется. Узнаю его итак, не позднее, чем через сто двадцать два дня. Как только вещество подействует в ее организме, ты получишь корабль и проводника к нему. Все мои обещания, что озвучивал ранее, будут исполнены. За честь Зэров, гвардеец Сирус.
        Через секунду карточка рассыпала в моей вспотевшей ладони. Я сидел и думал, как буду осуществлять задуманное. В дверь вломился один из моих гвардейцев.
        - У нас происшествие командир Сирус! - ревел он, упав на колено. - Гвардеец, что приходил к вам с посланием прострелил себе голову на лужайке перед домом!
        Я вскочил, незаметно убирая ампулу в карман и отряхивая ладонь от белой пыли, что осталась от карточки. Почему -то не сильно расстроился этой смерти, лишь легкое волнение играло в животе.
        - Принцесса видела? - обеспокоенно спросил я.
        Ей нельзя волноваться, и тем более знать это. Ихэр продумал все. Он легко убрал свидетеля. Но как он внушил бедолаге, чтоб тот застрелился?
        - Нет! - ответил гвардеец, не поднимая глаз. - Она в своих покоях.
        - Уберите тело и поскорее, - скомандовал я.
        По инструкции я должен был доложить об этом главе гвардии Аларосу. Но возложил это на командира погибшего гвардейца, он был со второй ступени доверия, пусть и разбирается вторая ступень сама. А мне нужно подумать, как осуществлю замысел Ихэра. Не так легко заставить принцессу снять вакко -кольца и вколоть ей ампулу. А просить служанку об этом рискованно. Не зря наставник акцентировал внимание на личном участии.
        Вечером ко мне пришла та маленькая черненькая служанка. Видимо, другая, что была со мной вчера, передала ей, что хочу видеть. Я злорадно усмехнулся при виде девочки с застенчивым взглядом. Сама пришла на мою расправу, думает, хочу овладеть ею. Мечтает об этом.
        Я затащил эту тварь в комнату, схватив за длинные черные волосы. Она запищала, как пищат маленькие ночные зверьки, попавшие под лучи солнца в степи Варийи. Служанка явно не ожидала такого грубого обращения. Я взял ее за грудки и встряхнул.
        - Ты тварь, - прошипел у нее над ухом. - Донесла на меня.
        - Я ничего не делала, - пропищала жалобно служанка, мотая головой. - Ничего, О Великий Квазар, молю…
        Я легонько щелкнул ее по щеке, она упала на пол и захныкала. К ней испытывал только ненависть, никакой жалости. Схватил за волосы и поставил на ноги. Она дрожала, эта тварь из -за которой мне теперь придется творить расправу над невинным ребенком!
        - О, Великий Квазар, пощадите, - рыдала и тряслась служанка.
        - Признавайся тварь! - рыкнул со звериным оскалом. - Разорву тебя на части, сдеру с твоей мерзкой подлой башки скальп, говори тварь!
        Она мотала головой, не переставая рыдать. Мои пальцы вцепились в ее балахон чтобы еще раз хорошенько встряхнуть. Ткань затрещала по швам, балахон разорвался в области шеи и груди. Наружу вывалилась ее большая белая грудь. Я был в бешенстве. Но это не помещало мне возбудиться. Рыдающую, я кинул ее животом на кровать. С особым остервенением разорвал одежду на заднице, обнажив белые ягодицы. Увидел, как она раскинула вперед руки и сжала в свои маленькие кулачки одеяло. Не в силах больше мучить это слабое существо, просто грубо вошел в нее. Она едва слышно пискнула. Смышленая служанка, понимает, что нельзя громко кричать, иначе услышат…
        Шли дни. Принцесса не вызывала никого из гвардейцев к себе, старалась либо ездить к подругам в дома, либо быть у себя одна. Иногда плавала в бассейнах особняка с подругами, но чаще была там в гордом одиночестве. Только я понимал, что Вальена теперь бережет себя и ребенка, не суется в места активного отдыха и бурных развлечений.
        Я стал нервничать. Принцесса не подпускала к себе. Забыла о своих обещаниях по поводу моей варийки. Ее заботили лишь ребенок и сохранение тайны о нем.
        Сроки, что поставил наставник Ихэр, поджимали. Теперь принцесса ходила в более свободной одежде и перестала плавать в бассейнах. Она скрывала свой животик, он, вероятно, еще был маленький, но ее тоненькая талия могла выставить все на показ.
        - Что ты себе позволяешь? - возмутилась Вальена, когда приблизился к ней без разрешения. Я не мог ждать, нужно было действовать. Позади мои гвардейцы насторожились. Они были готовы наброситься на меня, если принцесса продолжит гневаться.
        - Я знаю о ребенке, - прошептал в ответ.
        У меня не было возможности договорить долго, ограничился одной прямой и многозначительной фразой, затем отступил. В ее глазах отразился испуг.
        - Вернись, - шепнула она.
        Я ускорил шаг и снова поравнялся с ней.
        - Почему ты так решил? Говори, если посчитаю, что ты оскорбил меня, можешь прощаться со своей никчемной жизнью, - прошипела она.
        - У вас будет от меня дочь, - прошептал я.
        Она взмахнула рукой, чтобы замолчал.
        - Закрой рот гвардеец, - пискнула нервно она. - Молчи и не вздумай, понял? Не вздумай никому ничего сказать. И теперь бойся за свою никчемную жизнь, в любую секунду она может оборваться.
        - То, что я узнал, узнал от другого, - спешно заявил я.
        - Кто посмел? - прошипела принцесса.
        - Наедине поговорим, - прошептал я.
        Ее затрясло от гнева. При всех я не мог воспользоваться ампулой, а наедине легко ее введу, а если потребуется, введу силой.
        - Да как ты смеешь, - шептала она. - Дерзкий гвардеец. Сейчас же говори имя.
        - Нет, - обрубил я. - Важно, чтобы мы были наедине.
        Она не ответила, махнула рукой, чтобы отстал на десять шагов и шел в своей группе гвардейцев. Что я и сделал. Она примет меня вечером, уверен. Теперь твердо решил, что исполню волю Ихэра. Вальена позабыла о своем обещании, сейчас я для нее пустое место, ей важно сохранить свой секрет. Для нее не существует ни меня, ни моей Виеры, только плод бесчестия Зэров у нее на уме.
        Вечером за мной пришла черненькая служанка. На всю щеку у нее был синяк. Она застенчиво улыбнулась мне. А я почувствовал себя неловко. Стало немного стыдно, что обижал эту слабую девочку. Возможно, она ни в чем не виновата. Ихэр может следить за принцессой и с помощью технологий Зинона.
        Поднялись на этаж выше. В коридоре стояло четверо моих гвардейцев, среди них был и один из тех сплетников. Все разошлись в страхе, я зашел в покои принцессы.
        Долго искать не пришлось в этих бесконечных комнатах. Она встретила меня сама, в бежевом балахоне с распущенными золотистыми, бесконечно вьющимися волосами. В ее глазах была тревога. У нее было время подумать и по -настоящему испугаться, что тайна раскрыта. Императорская спесь и надменность куда -то испарились.
        Я приклонил колено, она подняла.
        - Что тебе известно, говори, - взмолилась она, в движениях нервозность.
        - Все принцесса, - ответил я, мы сели на большой диван, вполоборота друг к другу.
        - Кто еще знает? О Великий Квазар! - простонала она, ее широко раскрытые пытливые глаза блестели от слез.
        Вспомнил слова Ихэра о девочке, что она будет красавица, как я. Подобную фразу произнесла и принцесса. Служанка не виновата, она не могла слышать эту фразу. Ихэр прослушивает нас. Я не могу сказать ей правду. Одно неверное движение, и я труп, а Виера останется вечной рабыней. Зря сболтнул ей, что знает кто -то еще. Но у меня не было выхода, она угрожала мне и просто так бы не приняла.
        - Говори Сирус, - настаивала Вальена, хмурясь. - Или я прикажу вскрыть твою голову и все равно узнаю, кто этот изменник.
        - Глава гвардии Аларос, - выпалил я.
        - О Великий Квазар! - ахнула принцесса и запрокинула голову. Ей стало не по себе, я это чувствовал. Не теряя ни секунды, наклонился к ней, достал ампулу и воткнул в шею, надавил пока принцесса тихонько хныкала. Она вздрогнула. На мизинцах рук я заметил два вакко -кольца. Через секунду я сорвал их. Едва она опомнилась, я зажал ей рот. Она забилась руками и ногами, пытаясь высвободиться. В ее глазах стоял ужас.
        Свободной рукой рванул ее балахон и оторвал кусок тряпки. Надавил на горло, чтобы она не кричала, когда открою ей рот, чтобы засунуть туда ткань. Она захрипела, я убрал руку ото рта и молниеносно засунул туда тряпку, как можно глубже. Сел на нее сверху. Оторвал от балахона еще кусок, разделил на длинные полоски, быстро связал в веревку, перевернул, закинув руки за спину, и связал. Затем перевернул обратно.
        Только теперь она опомнилась, поняла, что произошло, смотрела на меня взглядом полным ужаса и отчаяния. Ее грудь была обнажена, как и живот. Я посмотрел на него, да действительно чуть больше. Там сейчас ее дочь… наша дочь. О Великий Квазар, что я натворил? В мыслях завязалась борьба. В этом животике сейчас моя дочь!
        Из глаз Вальены катились слезы, она билась в истерике. Ее беззвучная мольба разрывала мое сердце. Сейчас погибает плод бесчестия Зэров. Она поняла, что я отравил ее… она все поняла. Уже тысячу раз пожалела, что отдалилась от меня и не сдержала обещание по поводу Виеры. Нужно было просто поговорить! Спуститься с небес, опустить свой надменный подбородок и поговорить с отцом своего ребенка! Гордыня, как я ненавижу ее!! Надо было просто поговорить! Быть может тогда, я бы принял иное решение. Мы бы нашли другой выход. А теперь… теперь дитя гибнет. Невинное дитя. Дочь, похожая на меня. Мурашки прокатились по моему телу.
        Не могу… Нет!! Как бы не любил Виеру, не могу убить собственное дитя!
        Только сейчас в моей голове отчетливо кричало подсознание. Какой же глупец! Нет ничего важнее этого дитя! Не могу убить мою дочь, мою родную кровь… Я сам сирота, не помнящий своих родителей, и вот судьба дает мне того, чьи глаза будут смотреть, будто смотрю я сам. Это часть меня, ее ручки, ножки… душа. Я помню себя на Дэрне, помню, как хотел жить! И в рабстве, и в муках! Пусть ее отдадут в неволю, но она сумеет и там порадоваться жизни. У нее будет шанс… Он всегда есть этот шанс. Я знаю это лучше многих других.
        Нет сил свершить такое зло...
        Скорее! Я должен все исправить, пока не стало слишком поздно. Я найду другой путь спасения Виеры!
        Вскочил с дивана, осматриваясь вокруг. Где эти кольца? Душа взвыла, когда понял, что их еще нужно поискать! Стал лихорадочно шарить по полу, шаря руками от одного рисунка на ковре до другого.
        Увидел одно! Потянулся за ним, и вдруг мой вакко -костюм заблокировался! Я стал, как вкопанный, не могу пошевелится. Ихэр! Это его рук дело!
        Напрягся, что есть силы. Принцесса поняла, что не могу шевелиться, и начала подниматься с дивана. Если она добежит до двери, сюда ворвутся гвардейцы, и я - труп. Мои руки налились сталь до предела. Костюм стал поддаваться. Порог сопротивления я все же поборол, стало легче. Принцесса упала, сбитая мною с ног. Рванул рукой и добрался до молнии. Расстегнул костюм, высвободил руку, прижал ею принцессу, затем высвободил вторую. Этот костюм был тверд как камень. Создатели явно не рассчитывали на такого сильного носителя, идеальная блокировка и контроль над гвардейцами. Но только не над Варийцами!
        Я нашел оба кольца, вырвавшись из костюма. Ихэр предал! Нет мне пути с планеты, меня убьют, как только исполню волю наставника. Нужно было раньше догадаться об этом, когда покончил собой посланник. Не трудно догадаться, чьих это рук дело. Ихэр не станет допускать утечки информации. Все его обещания пусты…
        Пусть так, но я не допущу гибели своего ребенка! Принцесса должна знать, кто такой Ихэр и что он хотел с ней сделать. Он ведь ни перед чем не остановиться.
        Принцесса пыталась сопротивляться! Эта глупая Вальена не понимает что делает! Я нацепил ей кольца на дрожащие пальцы. Одно сразу, со вторым пришлось повозиться.
        - Не дергайся! - прошипел я. - Или наша дочь умрет!
        Она в ужасе замерла. Ее забила дрожь. От нервного перенапряжения по всему телу прокатилась слабость. Поднял ее с пола и положил на мягкий диван. Скоро сюда ворвутся гвардейцы, а я сижу голый и без экипировки. Ихэр контролирует все, каждую секунду текущего времени. Он наблюдает, надеется, что я все же убью плод. Если не убью нашего ребенка, это сделает кто -то другой. А сейчас у меня еще один шанс. Она должна знать.
        Я привел ее в чувства легкими пощечинами.
        - Слушай внимательно, - начал шептать я. - Ихэр дал мне ампулу, чтобы я отравил твой плод. Ихэр, твой наставник. Он, слышишь, Вальена?
        В страхе она быстро кивнула. Я понял, что бесполезно ее убеждать, принцесса на все согласится.
        - Ихэр все знает, - продолжал мысль. - Но я не могу убить наше дитя, не могу. Он заблокировал костюм, чтобы не вышло вернуть кольца, что нейтрализуют яд. Боюсь, он наблюдает. Сейчас я уйду и если выберусь с планеты, ты больше никогда не увидишь меня. В любом случае, он попытается отравить тебя снова, попытается убить ребенка до его рождения. Ты должна что -то сделать, как -то защититься.
        Она закивала. Я понял, что, наконец, услышала меня. Встал и поискал одежду. Забавно, на кресле неподалеку была женская ночнушка. Натянул ее, сорвал рукава и кружевные украшения, нацепил ремень с вакко -мечом и бластером. Принцесса смотрела на меня широко распахнутыми пугливыми глазами, сидя на кресле со связанными руками и тряпкой во рту.
        Я снова подошел к ней. С ее прекрасных глаз катились слезы.
        - Назови ее Сабри, - прошептал я. - Это имя одной Варийской богини. По этому имени я смогу найти нашу дочь, когда ее продадут в рабство. Сейчас это немыслимая для тебя просьба, но ты поймешь меня позже. Клянусь тебе и Великому Квазару, что найду ее и позабочусь о нашем ребенке, буду любить сильно, как мою Виеру.
        Я поцеловал ее в лоб. Она нервно дернулась. Это было лишнее, но я должен был это сделать на прощание. В ее глазах стояло безумие, страх и отчаяние. Единственный выход защитить себя от Ихэра это признаться в беременности родителям. Она это поняла.
        - Гвардейцы сюда! - крикнул я, притаившись сбоку от двери.
        Через секунду четверо ворвались с бластерами в руках. Без церемоний, лишних движений и жалости я зарубил своих бывших соратников. Только последний понял, в чем дело, но не успел ничего сделать.
        Вышел в коридор. Никого. Я должен пробраться в подвал, там генератор вакко -поля. Без костюма я не выйду за территорию периметра, генератор надо отключить. Придется перебить всю гвардию первой ступени доверия. Но это худший вариант.
        Спустился в холл. Там было еще двое гвардейцев. В два прыжка настиг их. Расправился нещадно и наверняка. Они не успели ничего понять. В подвале охраны не было. Дверь пришлось резать вакко -лезвием. Поле может отключить только сама принцесса. Я вошел в генераторную комнату и мечом изрубил все элементы питания.
        Как можно скорее выбрался снова в холл. Туда уже ворвались гвардейцы на защиту принцессы. Я начал расстреливать их в упор из -за укрытия. Они были как на ладони. Эти дураки все шли и шли, гибли и гибли. Такая самоотверженность! Только когда поняли, что идут на убой, прорыв прекратился. А это произошло, когда через трупы в дом было уже не войти.
        Выбежал в холл, подобрав новый бластер. Гвардейцы снаружи боятся стрелять, потому что тут принцесса. Помчался по коридору к заднему выходу во двор. Навстречу выбежали трое гвардейцев. Тремя прицельными выстрелами я устранил препятствие на своем пути.
        Выбежав во двор, устремился прочь в парковую зону. Вокруг было темно. Я же вырубил генератор, оказывается, он питал не только поле, но и давал свет снаружи. В небе кружили корабли, поднятые по тревоге. В парке высаживались первые группы второй ступени доверия. Я устремился к приземлившемуся кораблю. Темнота, парк и деревья помогали мне двигаться скрытно. Однако светлая одежда демаскировала меня. А еще я вспомнил, что у вакко -костюмов имеется режим ночного видения. Только бы не догадались включить!
        В лоб прорываться не стал. Я один, а их на пути двадцать пять. Оглянулся, за мной погони нет. Основная часть гвардии прорывается в дом, сохранность принцессы на первом месте. Я притаился около дерева. Группа пробежала мимо. Я умею двигаться быстро и скрытно, как учила Виера. Сейчас мне это очень пригодилось. Вбежал по трапу корабля. Сердце бешено колотилось, в затылок давило ощущение, что за мной наблюдают. Меня уже должны были заметить сканеры кораблей в воздухе. Человек без вакко -костюма обязательно вызовет подозрения. Да он будет первым подозреваемым!
        - Сирус, что на тебе, что происходит?! - вскрикнул от неожиданности Ноко.
        Он был в рубке корабля. Видимо пустил вперед группу, а сам докладывал обстановку другим командирам. Я направил на него оружие, тот, недоумевая, поднял руки.
        - Я не хочу убивать тебя, выходи из корабля! - взревел я.
        Ноко нахмурился. Он все понял.
        - Ты же знаешь, что я не могу отступить, Сирус? - произнес обреченно Ноко.
        Без колебаний я выстрелил в него. Переступил через его труп и уселся в кресло пилота. Первым делом поднял трап, затем включил вакко -поле, произвел сканирование корабля, живых на борту кроме меня нет. Взлет…
        Только теперь они опомнились, увидели, что корабль захвачен. По мне стали палить из бластеров. Несмотря на то, что черный корабль достаточно маневренный, я все же получил несколько попаданий и от других черных кораблей гвардии. Однако вырваться из атмосферы сумел без особых повреждений. По мне открыли огонь станции на орбите, эти били не точно. Хотя одного попадания было бы достаточно, чтобы стереть меня вместе с кораблем в пыль. Против пушек «Черная грави» ни одно вакко -поле не устоит. Что говорить о легком корабле, если тяжелый от прямого попадания этого исполинского орудия станции выходит из строя. Радар показал приближение множественных целей. Быстро они среагировали, выпустив истребители. Нужно срочно уходить от перехвата, скорость позволяет.
        Я не стал стрелять и даже ловить в прицел корабли. Все внимание на маневры и скорость. Черный корабль гвардии движется и разгоняется быстрее истребителей и разведчиков. Смертоносные вакко -потоки проносились совсем рядом, но вскоре точность уже была не та, они отставали. Я быстро составил примерный курс, подальше от столицы, прочь от Цохако. Скорректирую маршрут потом. А сейчас нужно оторваться от погони. За мной увязалось не менее десяти кораблей гвардии. И это на видимом расстоянии. С планеты наверняка поднимаются еще пол сотни.
        Сердце бешено колотилось. Все мысли были о том, как оторваться от разъяренных гвардейцев…
        ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ. НА ПРОСТОРАХ ЭРАР
        Через час я ушел от погони. Эти идиоты загрузили корабли гвардейцами до отказа. Мой корабль был легче и поэтому ускорялся быстрее. Ввел курс заново, стремясь выбирать маршрут, пролегающий подальше от звездных систем. Так меньше шансов, что меня обнаружат местные станции и корабли. Несколько раз я плавно менял направления движения, теперь погоня точно не достанет.
        Автопилот включен. Я встал, снял с пояса мертвого Ноко оружие. Его вакко -костюм мне не нужен. На нем есть маячок. Труп я выволок в шлюз и выбросил в космос.
        При осмотре корабля я нашел пятьдесят пайков. По два на двадцать пять членов экипажа - стандартная двухсуточная норма на максимальное количество людей в легком корабле. Мне хватит этого на сто суток, если буду экономить. А если вспомнить жизнь Дэрны, затянуть по туже ремень на поясе, смогу растянуть провизию на все двести. В грузовом отсеке еще нашел пять новеньких комбинезонов и столько же зинонских винтовок.
        Переоделся и сел за штурвал, развернул интерактивную панель управления и стал изучать звездные карты. Вскоре с ужасом осознал, что минуя порты и станции, до Адро мне не долететь. Потребуется двести восемьдесят суток при максимальной скорости. Но не в провизии дело. Энергии корабля хватит лишь наполовину пути. Об этом я узнал, когда бортовая панель выдала все летные ресурсы и линию маршрута, которая была на первую половину зеленая, а дальше красная. Спешно выключил вакко -поле, про которое напрочь забыл. Значит, труп Ноко, что я выбросил в космос, сгорел в поле корабля, тем лучше. Нажал перерасчет. Теперь зеленая линия немного подросла. Но положение по -прежнему оставалось ужасное.
        Первые сутки я отдыхал, не поднимаясь с кресла. Мой беспокойный сон часто прерывался. Думал, что делать дальше и как лететь, куда лететь. Не все же вокруг принадлежит империи Зинон. Стал листать звездные карты, искать неизученные места, темные прорехи, системы без названий. Ведь если есть такие, значит там нет Зинона.
        Через семь -десять суток беспокойство притупилось. Гвардейцы вряд ли преследуют меня. Да и нет в этом нужды, принцессу не похищал и здоровью ее не навредил… я на это надеюсь.
        Вспоминал лица гвардейцев, что убил. Все они приклоняли передо мной колено, уважали, многих я обучал на своих занятиях. На меня смотрели с гордостью и восхищением. Муки совести не оставляли меня. Мог ли я бросить затею Ихэра и сразу улететь с Цохако? Вполне, но мне не хватило смекалки выбрать именно этот вариант. Однако, тогда бы принцесса не узнала, что Ихэр хочет убить нашего ребенка. Жизнь дочери за жизни всех этих ребят. Что теперь обо мне думают в гвардии? Предатель. И никак иначе, предатель для Варийи, предатель для Зинона, даже для Креалима я таков. Куда мне податься? Опрометчиво сразу рваться в порт Адро. Меня там будут ждать. Нужно затаиться, исследовать порт со стороны, спланировать все. И только тогда пускаться вызволять мою вариечку. Держись Виера, я иду за тобой...
        Прошло сто девяносто суток. Я возненавидел эту черноту космоса вокруг, бесконечное пространство снаружи и замкнутое внутри. Сейчас осознаю, что к столь продолжительному полету был абсолютно не готов.
        За долгое время в пути на радарах несколько раз появлялись вереницы транспортников, один раз даже крупная группировка зинонских войск. Бывало, мелькали на радаре и разведчики. Я сразу менял курс и направление полета.
        А теперь на моем пути, как нельзя кстати - Мотис. Это мертвая система с планетами непригодными для жизни, но еще с действующим, почти затухшим солнцем. Для независимой станции эта система была в самый раз.
        Независимая станция Мотис. Раса людей. Станция, формально принадлежащая к империи Зинон, но принимающая всех без исключения, потому что не в состоянии защититься от кого бы то ни было, пришлась мне очень кстати. Мне повезло наткнуться на нее. Когда не осталось моральных сил и ресурсов лететь дальше, я нашел первую попавшуюся станцию без опознавательных знаков и совершил посадку на платформу.
        Меня встретили настороженно. Не часто в их краях появляются черные корабли гвардии. Но я дал понять, что не тот за кого себя выдаю. Сразу нашелся умелец, который за оплату в три винтовки убрал все маячки с моего корабля и приборы распознавания. Видимо тут часто появляются угнанные краденные корабли. Еще одну винтовку я продал за наличные деньги. Мне дали двадцать пять ринн в виде пяти маленьких квадратных золотых пластин с маркировкой «Э», что означало денежную единицу Эрар. Это были пиратские деньги.
        Умелец, что помог мне с кораблем, научил пользоваться солнечными батареями на корабле, о которых я даже и не знал. А также скорректировал мне маршрут. Оказалось, я отклонился от курса дней на двадцать. Хотя считал, что вплотную приблизился к Адро, и оставалось почти четверть пути, хотя на самом деле мне предстояло пройти еще треть. Что тоже не плохо.
        Отдыхал я вне корабля, наслаждаясь открытым пространством. Станция Мотис представляла собой большую платформу, дрейфующую по благоприятной орбите солнца системы. На платформе было не так много посадочных мест, имелись отдельные здания, гостиница, столовая и жилой корпус местных жителей станции. По толщине платформы я сделал выводы: пару этажей подземных коммуникаций тоже имеется. Вся платформа защищалась пассивным вакко -полем, создающим искусственную атмосферу. Сама станция была не очень -то и большая, не более квадратного километра площадью. Сейчас кроме моего черного корабля на посадочной площадке ютились два челнока и один легкий корабль, чем -то напоминающий разведчика, но без орудий и боевой окраски. Видимо, когда -то списанный из рядов флота Зинона.
        Меня сильно беспокоило, что среди этого хлама красуется мой черный боевой кораблик. За время долгого полета я разобрался в панели управления и научился блокировать трап. Теперь тот открывается только после сканирования моего глаза. Так что никто его не угонит, оставив меня в этой дыре. Не настолько я глуп, чтобы довериться здешним проходимцам.
        Сейчас сижу в столовой Мотиса. На мне серый комбинезон, опоясанный черным ремнем от гвардейской формы, при себе вакко -меч и бластер. Сижу, доедаю местную пищу и наслаждаюсь сладким напитком. После приевшихся гвардейских пайков эта еда мне показалась весьма сносной. Мурашки резвились по моей спине и рукам, я весь продрог, на станции очень холодно. Хотя местные ходят примерно, как и я, видимо привыкли. Холод заставлял тело идти на корабль, а голова просилась еще посидеть в просторном зале столовой. Здесь я уже пятый день. Корабль стоит с расправленными солнечными парусами, восстанавливает энергию. Через пару дней можно будет двинуться дальше. В грузовом отсеке припасено еще десять пайков. При практически неподвижном образе жизни в полете, есть особо не хотелось.
        На корабле, пока летел, думал о многом, взвешивал все за и против. Мне нужна команда, каких -нибудь идеалистов, ненавидящих Зинон, чтобы можно было ими легко манипулировать. Только так я сумею осуществить свой план по освобождению Виеры. В одиночку мне не справиться.
        На станции поспрашивал местных. Варианты заиметь свою команду есть, и все они платные. Еще заметил, что люди тут запуганные. Мне не пришлось долго гадать, почему. Станцию часто посещают корабли пиратов и наемников. Наемники доставляют еду, пираты ее покупают, сбывают краденное, которое покупают наемники. Станция далеко от империй, властям до нее нет дела, вот и устраивают тут обменный пункт.
        - Как тебя зовут наемник? - обратился ко мне один из гостей столовой.
        Я его тут впервые увидел. Сижу, пью свой напиток, трапезничаю, никого не трогаю. И вдруг подходит ко мне крупный воин в сером плаще, позади него еще семеро. Я осмотрел их, оценил опасность. Все одеты в черные комбинезоны. Стреляющее оружие лишь у ближайшего ко мне. Справлюсь легко, если потребуется.
        - Мое имя Экках, - представился я.
        На варийском «экках» означает предатель, а для них просто имя. Я решил наказать себя этим именем. Это ничтожно малое, что могу сделать на пути к прощению.
        Я заметил, что столовая оживилась, много новых посетителей.
        - Наемник Экках, я Барко, - сказал он, нависая практически надо мной. - Мне сказали, что это ты хозяин того великолепного черного ворона.
        - Да, - коротко ответил я, наблюдая, как за соседние столы рассаживаются его ребята.
        - Продай, - гаркнул Барко, его глаза горели.
        По его взгляду было видно, что он из тех, кто получает, что желает. Он так привык.
        - Нет.
        - Ты получишь другой с доплатой и мою благосклонность в придачу! - настаивал Барко. Его команда одобрительно загалдела.
        - Нет, - обрезал я. - Корабль не продается.
        - Ты не выйдешь из трапезной живым! - прошипел Барко. - Продай!
        Через секунду я уже держал его на мушке. Он моргал ошалелыми глазами, явно не уловил момента, когда я достал оружие.
        - Нет, - повторил уверенно. - На следующее твое возражение ответит мой бластер.
        - Иногда оглядывайся, пацан, - хмыкнул Барко, развернулся, демонстративно махнув плащом, и пошел прочь.
        Его ребята, заскрипев стульями, встали и пошли следом, попутно награждая меня своими презренными взглядами. Я убрал оружие и принялся за остывшую еду. Тело продрогло, пора бы уже и на корабль, пока не случилось чего плохого.
        Донеслись детские крики. В столовую приволокли мальчишку лет десяти. Его тащил за шкирку высокий человек, видимо принадлежащий всей этой команде.
        - Поймал засранца! - хохотал он. - Барко! Сюда бездельник, почему мне приходится его ловить самому?! А?
        Это видимо был их главарь. Тоже в плаще, судя по качеству вышивки, довольно дорогом. Мальчишку он дотащил до середины зала. До меня шагов тридцать. Раздался лязг выдвигающегося вакко -лезвия. Судя по звуку меч у главаря староват. Позади подошли еще человек десять. Я оценил обстановку, в зале было не менее тридцати мужчин с одной шайки, у двоих заметил стреляющее оружие.
        Мальчишка ревел и извивался, его перехватил уже другой человек.
        - Держи ему руки Гер! - скомандовал главарь - Я тебя маленькая тварь предупреждал? Предупреждал! А красть краденное нехорошо!
        Люди вокруг рассмеялись, заглушая отчаянный визг ребенка. Я пришел в ярость. Тот пацан напомнил мне меня. Судя по всему, ему хотят отрубить руку, в наказание за какое -то мелкое воровство. Что же может украсть ценного десятилетний мальчишка?
        Встал, демонстративно отшвырнув стол ногой. Он отлетел далеко и упал с таким грохотом, что все внимание устремилось на место где упал стол, а потом на меня. Я двинулся на толпу обидчиков.
        - Это что за выходец? - взревел главарь.
        - Это наемник Экках, - проблеял с усмешкой Барко. - Это его корабль встал на ваше место командир Шорой!
        - Мальчишку пусти! - скомандовал я, нацеливая на главаря бластер. В ответ в меня уставилось стволов десять. Откуда они взялись, эти винтовки?! Что -то я проглядел.
        - Эй! - окликнул нас кто -то у стола заказов. - Никаких вакко -потоков внутри станции, Шорой! И тебя проходимец на черном корабле тоже касается!
        Это был хозяин заведения. В руках он держал одну из проданных мою винтовок. Я увидел еще двоих работников с моими винтовками. Вздохнул с облегчением, власть все же на платформе есть, и она с моим прилетом подкрепилась оружием.
        Посмотрел на пацана, тот ответил полным надежды взглядом. Бедолага в рваной одежде, когда тащили, еще больше ее порвали. Видел его пару раз на станции. Он тут, похоже, беспризорник. Сердце защемило… В обиду его не дам.
        Банда, ворча и бранясь, оружие все же попрятала. Я сделал тоже самое. Не успел вздохнуть с облегчением, как два десятка вакко -лезвий уже направились в мою сторону.
        - Что выходец? - усмехнулся Шорой. - Небось, пожалел уже, что не продал корабль!?
        - Что не отдал! - подхватил один из его людей и засмеялся.
        - Что не попросил забрать и еще за это хотел доплатить! - присоединился третий.
        Хохот разразился на всю столовую. Я вытащил вакко -меч.
        Через две секунды голова Шороя слетела на пол, упав мальчишке в руки. О Великий Квазар, этого я не хотел! Мальчишка истошно завизжал и кинулся под стол, выбросив голову своего обидчика.
        Я начал рубить и резать всю его команду, одного за другим, пока те еще не опомнились. Фехтовальщики из них были хуже некуда. После первого десятка убитых, я стал гонять их по всему залу, команда Шороя в страхе ринулась из столовой.
        - Эй! Проходимец на черном корабле! - окликнул меня хозяин. - Не иди за ними. Это очень опасные пираты, их много и они контролируют весь сектор. Снаружи моей защиты не жди.
        Я не ответил ему. Азарт захватил меня полностью. Я жаждал крови, мое тело разгоралось после долгой спячки. Мне уже не было так холодно, битва хорошо разогревает.
        - Безумец! - услышал я вслед крик хозяина.
        Выбежал наружу. Пираты разбежались, кто к кораблям, кто к зданию гостиницы. Я помчался следом. Мне хотелось бегать, я жаждал прыжков и скорости, которые может дать мое тело, мои мышцы. Я настигал их и нещадно рубил, вакко -лезвие входило в плоть, будто рассекало воздух. Горячая пиратская кровь лилась рекой. Сам весь перепачкался в ней.
        До кораблей не добежал никто. Развернулся, вот это зрелище, дорожка из трупов от столовой до посадочной площадки. Взмахнул мечом, стряхивая капли крови. Посмотрел на корабли. У пиратов с этим оказалось грустновато: один ржавый челнок и три легких корабля, все в заплатках. На зеленых боевой окрас Зинона небрежно разлита черная краска. Пираты, как и черная гвардия, любят черный цвет. Забавно.
        Из гостиницы вышла группа пиратов, что сумела от меня скрыться. Куда им деваться, я стою около их кораблей. Они осмелели, уверенно двигались к кораблям, меня это насторожило. Достал бластер, если что, выстрелю первым. В гвардии стрелять научили хорошо.
        - Проходимец! - кричал приближающийся Барко. - Остынь! Как на счет достойного противника? Не хорошо убивать моих необученных людей!
        Я оценил обстановку. Семнадцать человек, семнадцать мечей, несколько бластеров. Убил уже больше.
        - Не хорошо обижать беззащитных детей, - ответил спокойным голосом я. - А вас преступников даже за людей не воспринимаю.
        - Хватит слов! - услышал я басистый голос позади толпы.
        Все расступились. Я увидел невысокого воина в черном вакко -костюме, это не был гвардейский костюм, этот отливал фиолетовыми линиями на изгибах. Воин уверенно шел на меня, в его руке был вакко -меч. Я увидел его черные лохматые волосы и черные круглые глаза, отражающие безумие и нетерпимость.
        - Убери бластер трус! - сказал кто -то из толпы.
        - Бейся с Гекром на мечах! - крикнул еще кто -то.
        - Наемник! Ты достойный воин! - обратился ко мне Гекр, встав напротив. - Вызываю тебя на бой на мечах! Бой до смерти. Ты принимаешь вызов Гекра?!
        - Какие гарантии, что во время боя мне не выстрелят в спину? - усмехнулся я. - Или когда я прикончу тебя…
        - Наемник не знает, кто перед ним стоит! - рассмеялся Барко, толпа подхватила.
        - Я благородный воин! - возмутился Гекр. - Честный бой. Победитель забирает имущество побежденного. Никто из этих людей не тронет тебя, если ты убьешь меня.
        - Даю слово! - смеясь, крикнул Барко, толпа разразилась новой волной смеха. - Даю слово, что будет, как сказал Гекр!
        - А он сказал, что порубит тебя на мелкие кусочки! - смеялись пираты.
        Меня насторожило, что они так уверены в победе своего защитника. Но они ведь не знали, на что способен я. Те простейшие выпады и приемы, что проводил, когда перебил большую часть их команды, не могли раскрыть моего мастерства и силы. Вряд ли Гекр, да и сам Барко, который сейчас остался, как я понял, за главного, могли предположить с кем они имеют дело.
        Вернул бластер на пояс и поднял свой меч.
        - Я принимаю вызов, - раздался мой ответ.
        Гекр ухмыльнулся и пошел в атаку. Пираты начали поддерживать своего воина.
        Первый выпад Гекра был очень осторожен. Он проверил мою реакцию. Вторым проверил мастерство. Затем, убедившись, что я едва сдержал натиск, он начал атаковать с особой яростью. Конечно, я притворился. Однажды Друман преподал мне урок, выбив меч на светском вечере. Если ты сильный притворись слабым. Что я и старался сейчас сделать, притвориться…
        Быстрота его ошеломляла, я едва успевал отбиваться. Только вакко -костюм мог дать ему такую скорость. Вот он так называемый честный бой с пиратом. Я старался отбивать как можно неуклюже. Вскоре понял, что сила Гекра тоже исходит от его вакко -костюма. Мы яростно высекали искры, наши лезвия теряли вакко -роботов.
        Я знал все приемы, что пытался провести Гекр под шумный рев его товарищей. Десять минут боя миновало, наконец, я разогрел свои мышцы. Очередной выпад Гекра парирован с неожиданной контратакой. Мой удар пришелся ему по правому плечу. Но вместо того, чтобы вонзиться в тело противника меч просто отскочил! Невероятно!
        От удивления и досады я потерял контроль и чуть не получил тяжелое ранение. Его лезвие прорезало мне штанину и поцарапало бедро. Пираты весело гоготали. В Глазах Гекра я увидел торжествующую улыбку. Хотя десять секунд назад видел в них удивление и искру отчаяния. Впервые ему попался боец, что готов противопоставить его костюму свой простенький рабский комбинезон.
        Хватит играть со своей жертвой. Мной овладела ярость. Ни один пират не смеет вставать на моем пути! Я прошел через многое, чтобы какая -то тварь, возомнившая себя великим воином, остановила меня. Будь он хоть в десантном роботе, я вырвал бы его из кабины с корнем!
        Стал ускоряться, доводя быстроту до предела. Сбил его с ног. Ударом ноги выбил меч. С особым удовольствием вонзил в его незащищенный череп свое вакко -лезвие. На его глазах застыл мертвый ужас. Все пираты вокруг молчали, обреченно опустив головы. Никто не направлял на меня бластер или винтовку. Барко стоял и смотрел на труп Гекра с раскрытым ртом, его глазки сузились. Когда взглянул в них, они забегали.
        - Ну? - хмыкнул я. - Еще есть благородные воины?
        Пираты попятились. Барко махнул им рукой, те встали как вкопанные.
        - Не убивай нас, - проблеял Барко. - Возьми в покровительство меча. Мы будем платить, ты не здешний, если не торопишься улетать, ты мог бы заработать много ринн! У нас есть база, там дом Гекра, он твой вместе со всем имуществом…
        - Пожалуй, я возьму только его костюмчик, - усмехнулся я. - Мне до вас дела нет.
        - Наемник Экках! - взмолился Барко. - Сто ринн за тридцать суток! Нет, триста!
        Я помотал головой, мне это не интересно. Хотя пират деньги предлагает хорошие. Больше меня беспокоило то, куда меня хотят ввязать эти космические разбойники.
        - Провизия, энергия! - продолжал соблазнять меня Барко. - Тридцать суток, всего лишь! Даю триста ринн и провизии на двадцать дней! Соглашайся!
        - Что такое покровительство меча? - поинтересовался я, хотя примерно уже понял суть.
        - У каждой группировки есть свой меч покровитель, воин лучше всех владеющий мечом, - спешно отвечал Барко, его голос задрожал. - Пираты не воюют друг с другом, это не выгодно всем. Но мы защищаем свои интересы с помощью мечей покровителей.
        - За что должен буду биться, если соглашусь?
        - За территорию влияния, за торговые пути, - отвечал Барко, в его глазах сверкнула надежда.
        Я подумал, а почему бы и нет. Вот они мои будущие воины освобождения. Если не выйдет ничего, загружу корабль до отказа и удалюсь. Но мне нужны верные люди. Пиратам я не доверяю. Хотя бы один верный человек, что будет не спать, когда сплю я, что будет прикрывать мне спину, когда смотрю вперед. Такого, как Манс, слабого, но верного.
        - Хорошо, - буркнул я. - Пацана, что вы поймали возьму с собой, он под моей защитой…
        Мальчишку я нашел в столовой под одним из столов. Он до сих пор не оправился от шока. Видимо ожидал моей смерти, а следом неминуемой расправы.
        - Наемник? - ахнул хозяин. - Живой, о Великий Квазар!
        - У пацана родители есть? - спросил я, кивнув на мальчишку, который выглядывал из -под стола.
        Тот не сразу узнал меня, потому что я облачился в вакко -костюм убитого мною Гекра, когда пираты разошлись по кораблям. Он пришелся мне почти по размеру. А вакко -технологии довершили подгонку мгновенно. Это был явно амировый сплав, иначе я объяснить не могу, почему его не прорезало лезвие.
        - Ни родителей, ни имени, - вздохнул хозяин. - Подкармливаю иногда, жалко пацана.
        - Эй, - окликнул я и нагнулся перед столом, где он сидел. - Я всех побил пацан, бояться нечего. Видел мой черный блестящий корабль?
        Парень кивнул. Конечно, он там ошивался, даже щупал его шасси.
        - Хочешь на борт? - усмехнулся я. - Будем путешествовать вместе, тебя никто не тронет, ты под моей защитой.
        - С чего мне это? - буркнул пацан. - Я не глуп, чтобы верить проходимцам. Зачем тебе помогать мне?
        - Я командир и наставник, у меня было много учеников, как ты, - отвечал я. - Наставник учит и помогает, чтобы ученик, когда вырос стал добрым и благородным воином.
        - Не верю я тебе проходимец, продашь меня в рабство…
        - Не знаю, стоит ли раб жизни сорока пиратов, - усмехнулся я, встал и направился к выходу. - Жду десять минут…
        Пацан пришел. Пираты на борту своих кораблей терпеливо ждали моей готовности. Уложил купленную у хозяина столовой провизию в грузовой отсек, поднял трап, свернул солнечные паруса и неспешно стал взлетать. Включил вакко -поле. Затем, подождав взлета моих новых соратников, направился за колонной пиратских кораблей к их базе. У меня было достаточно вооружения, чтобы развеять все их дырявые суденышки по космосу. Даже если будет засада, я вырвусь легко.
        Подмигнул пацану, сидящему с довольным видом в кресле второго пилота. В его глазах излучался восторг и радость. В нем я видел себя.
        - Тебя зовут Экках? - спросил парень.
        - Для тебя наставник Экках, - уточнил я и улыбнулся. - А тебя как юный воин?
        - Мое старое имя мне не нравится, - буркнул пацан. - Хочу твое, только наоборот. Хакке мое имя! Зови меня так.
        - Договорились Хакке, - усмехнулся я.
        - И все -таки…
        - Почему тебе помогаю? - перебил я. - Мой наставник говорил, человек помогает человеку, потому что он человек. Я расскажу тебе об этом интересную историю, Хакке…
        Прошло дней сто, как я примкнул к рядам пиратов. И ровно день, как я стал их предводителем.
        База пиратов оказалась на мертвой планете, в трех сутках пути от станции Мотис, если двигаться на скорости их кораблей. На черном вороне, как его окрестили пираты, я бы долетел за сутки. База в скале со своим огромным ангаром и неплохой защитой от внешних погодных условий. Пираты называли планету - Охани, она была очень холодная, на ней никогда не утихали бури. Радар мой сразу сбился, когда мы вошли в атмосферу. На планете, как я понял, много железосодержащей руды, идеальное укрытие от незваных гостей, а главное маскировка от зинонских патрулей. У Барко была большая группировка, более трех тысяч людей, были семьи и даже дети. База, напоминала маленький подземный городок, для трех тысяч довольно просторный.
        Через множество мер предосторожности я прошел, но вскоре пиратам стал доверять, хоть и частично, не забывая перестраховываться. Через десять планетарных дней одним ударом меча я сделал группировку Барко в несколько раз влиятельней, победив меча покровителя соседней группировки. Дальше я перебрался в дом Гекра, судя по его укрепленности и мерам защиты, он тоже не очень -то и доверял пиратам.
        Со временем ко мне стали набиваться в ученики. Отказать я не мог. Скучал по прежней жизни. А еще больше тосковал по Виере. Только из -за моей одержимой идеи спасти ее, влился в ряды разбойников, которые не знают чести и справедливости. Переступая через себя, я выступал их защитником. Через тридцать суток пребывания на базе я уже не спешил улетать. Ко мне пришло понимание, что сумею найти верных мне людей. Пусть они будут иных взглядов и принципов, но за мной пойдут и в огонь, и в воду.
        - Я не знаю, откуда ты появился и какой у тебя путь позади, командир Экках, - говорил мне Барко. - Но в прошлом ты был командиром высокого ранга, это видно, возможно, служил в зинонском флоте, ты очень силен и ты справедлив. Мы провели тайное собрание командиров, где обсуждали, кто займет место Шороя. Мы выбрали тебя. Прими командование группировкой и назови ее своим именем…
        Я назвал свою группировку именем пацана, что спас от пиратов. Пусть это будет группировка Хакке. Однажды мужчина Хакке возглавит ее, нет сомнений. Он далеко пойдет, уверен, именно такие добиваются многого, хватаются за любой шанс и делают все лучше других. Мне ли не знать. Ну а если пацан оплошает, тут уже ничего не поделаешь. Я же вложу в него силу и мастерство, он будет лидером или умрет, пытаясь им стать…
        Почти год миновал с момента моего прибытия на пиратскую базу Охани.
        Благодаря моему мастерству меча за это время мы отогнали три соперничавшие с нами группировки. Под нашим контролем теперь было несколько обширных секторов с обитаемыми планетами. К нам примкнули новые группы, не желающие оставаться у слабых главарей без добычи. Барко советовал относиться к ним осторожно. Также к нам присоединялись мелкие группы пиратов. Своей политикой я старался привить воинам понятие чести и справедливости. Был наставникам многим, обучал искусству рукопашного боя и боя на мечах. Наряду с физическим воспитанием хорошо получалось и духовное. Люди слушали меня и воспринимали открыто. Ведь я самый сильный среди пиратов. Сильному не нужна хитрость и подлость, чтобы побеждать. С меня хотели брать пример.
        - Командир Эккох, - смеялся Барко. - С вами у нас стало больше легких кораблей, больше воинов и добычи! Благодаря пацану мы повстречались, и вы сейчас наш успех! Я благодарю Великий Квазар!
        - Хватит похвал и песен, Барко, - усмехнулся я, восседая на своем лидерском кресле в зале советов.
        В помещении было еще двадцать три командира. У Барко горели глаза, он что -то замыслил.
        - К делу Барко! - усмехнулся один из командиров, его поддержали остальные.
        - Легких -то много командир, - оскалился хитрой улыбкой Барко - А вот тяжелых нет!
        - Барко хочет угнать зинонский крейсер, патрулирующий на Олду! - вмешался один из командиров.
        - Завязывай Барко. Раскроют нас и базу всю накроют, куда мы потом?! - возражали другие.
        - Куда нам до крейсера! Итак дела идут как никогда не шли! - присоединялись третьи.
        Я хлопнул в ладоши. Все сразу затихли. Разговорились что -то командиры. Много тут было мудрых воинов, опытных пилотов и просто хитрецов. Но если у нас будет крейсер, я смогу осуществить свои планы по поводу Адро. Мне плевать на их базу. Мне важна Виера. Им об этом знать не надо. Обсудим варианты, а я надавлю в нужную сторону.
        - Говори Барко, - кивнул я.
        У того блестели глаза. Этот взгляд я уже изучил. Взгляд, жаждущий добычи и новых высот. Три раза мы шли у него на поводу и рисковали, и все три раза получали хорошую добычу.
        - В Олду у меня свои люди, - начал Барко.
        Я усмехнулся, не удивляясь этому. У него везде были свои люди. Этот Барко проныра еще тот.
        - Сейчас крейсер стоит на планете, не на орбите, где его не взять, - продолжил пират. - А на шасси, бери без боя и радуйся!
        - Откуда знать, что не засада? - вмешался один из пиратов.
        - Гонт, а почему я думаю, что это не засада, вот тебе вторая новость! - воскликнул торжествующе Барко. - Креалимцы бушуют на подступах. Вчера прилетел мой хороший друг с новостями. Зинон мобилизует все силы. Крейсер с Олду пополняет запасы и энергию, чтобы присоединиться к флоту и погнать зеленомордых с Эрар. У нас три дня решиться, пять туда лету, через восемь крейсер отбудет!
        - Да и пусть валит! - воскликнул Гонт. - Разграбим колонию!
        - Да мы ее итак разграбим! - воскликнул другой командир. - А вот крейсер на шасси взять - это мысль!
        - Сколько на крейсере солдат? - спросил я.
        - Пятьсот, не больше, - хмыкнул Барко. - Это ж вахтовый крейсер. Две тысячи бездельников кормить никто не станет!
        - А роботы? Зинон от них без ума, - не унимался я. Нужно было все взвесить.
        - Либо отключены, либо нет вообще, - ответил Барко. - Энергия, как и провизия, экономится, когда нет боевых действий. В войне все до отказала и на полную, а на вахте колонии, да еще и далеко от границы…
        - А разведчики? - продолжал я. - Нас засекут и крейсер поднимется в воздух.
        - Есть варианты командир, - загадочно улыбнулся Барко.
        Через сутки мы собрали большую команду и в составе челнока и моего черного корабля отправились на Олду.
        На дисплее я залюбовался красочной туманностью, вызванной космической пылью и звездами. Такие краски в космосе видел впервые. Туманность была достаточно далеко от нас, но ее свет озарял все обзорные дисплеи моего черного корабля. Мы обогнули астероидное поле и вышли на прямой курс к системе Дреолду, где нас ожидала маленькая зелено -серая планета Олду.
        Мы перестроились по задуманному пиратом Барко сценарию: гражданский челнок, свежевыкрашенный в зеленый цвет с распознавательными сигналами гражданского флота Зинона пытается уйти от пиратского корабля. Я настигаю, атакую, а они совершают вынужденную посадку на планету. Все просто. Попутно поогрызаюсь на разведчиков, а затем уйду в атмосферу. Из -за одного легкого корабля крейсер с планеты подниматься не будет.
        Не прицельно обстреливая друг друга, мой корабль и челнок направились прямо на планету. На подступах к системе показались первые разведчики. Они должны были увидеть, что к чему. Я отстал от челнока пиратов и направил корабль в атаку на ближайшего разведчика. Маневренность черного ворона лучше, как и вооружение корабля гвардии императора. За время пиратства я научился отлично им управлять.
        Первый разведчик получил прямое попадание и потерял управление. Он явно не ожидал такой мощи от пиратского корабля. Со вторым пришлось возиться. Но я успел уничтожить его до подхода третьего. С двух сторон заходили еще корабли. Биться смысла уже не было, я сманеврировал, уходя из тройных клещей, разогнался к планете и нырнул в атмосферу. Там у разведчиков скорость падает вдвое, а мой корабль ее практически не теряет благодаря аэродинамическому строению корпуса. Гвардейские корабли хорошо приспособлены к планетарным полетам ввиду своей специфики деятельности. Охрана семьи императора в основном и осуществлялась на планетах и требовала молниеносного реагирования, которое достигалось именно с помощью таких кораблей.
        Радар быстро отыскал колонию. Я спустил корабль ниже облаков, дыхание перехватило от увиденной местности. Километры зеленых лиан, перекрученных в спирали образовывали прочные сплетения, которые уходили ввысь и в стороны, соединялись и расходились дорожками. Мой корабль был ничтожно мал по сравнению с этими гигантскими диковинами природы. Легко проскакивал под огромными кольцами, что они образовывали, подныривал под мостики. В этих зеленых сплетениях таился целый животный мир. Стоило мне пролететь мимо, как территория оживала, пугливые звери разлетались кто куда.
        В некоторых местах лианы образовывали огромные площади, на одной из которых и стояла колония Олду, а рядом на соседней площадке красовался грациозный полуторакилометровый крейсер. Я просканировал поверхность и понял, что внизу нет суши, лишь только вода. На много километров вокруг лишь вода и огромные сплетения из лиан, что растут из самых глубин. Вывел на дисплей колонию, она оказалась относительно небольшой, километра два -три площадью. Это скорее была переносная станция по добыче ресурсов с планеты. Обычные строения на такой необычной местности не поставишь.
        По мне открыли огонь из турелей. Прямое попадание. Вот растяпа! Засмотрелся на эти диковинные лианы! Увел корабль в сторону, из -под обстрела, повреждений нет, но поле пострадало хорошо. Челнок уже был рядом с крейсером. Я ликовал. Все -таки зинонцы поверили! Барко представился посланником командующего, даже зеленую форму командира первого класса где -то раздобыл. Ввиду наступления креалима зинонцы сейчас верят всему, главное знать имена адмиралов и военную обстановку. Барко подготовился безупречно.
        Пираты скорее всего уже на борту крейсера. Я спешно посадил черного ворона вплотную к крейсеру, с другой стороны от колонии, чтобы турели не доставали. С двадцатью хорошо подготовленными ребятами мы высыпали из корабля. Пахнуло насыщенным теплым, влажным воздухом. Зеленая поверхность из лиан оказалась весьма твердой, я спрыгнул, ощущая под собою камень. Непривычно было передвигаться по неровной поверхности, которая напоминала большие волокна и сплетения. Гравитация была, грубо говоря, на треть ниже стандартной, это помогло двигаться быстрее.
        Я, мои ребята и пираты с челнока вооружились по полной: соскребли с базы все что было, оставив ее практически без ручного оружия. Да, риск велик, но добыча этого стоит.
        Нас встретила группа зинонских солдат. Завязалась перестрелка. Часть группы я оставил, с остальными ринулся по трапу в крейсер. Не все успели проскочить, трап закрыли. Зазвенела тревога внутри корабля. Это сигнал для Барко, что мы внутри.
        С семью пиратами я начал прорываться через шлюз. Блокировка дверей их не спасла, вакко -лезвие прорезало все. Мы расстреливали солдат, едва они нас замечали. Секунда промедления с их стороны, что была выиграна с помощью нашей зеленой формы, стоила им жизни. Мы разделились. Я двинулся к рубке управления. Снова эти прорезиненные слабоосвещенные коридоры, план которых изучил хорошо, как и пираты.
        Через сорок минут динамичного боя тревога прекратила давить на уши. Значит, Барко добрался до рубки управления, возможно, взял в плен командира крейсера.
        Так все и вышло. Вскоре крейсер был захвачен. Мы потеряли сорок три человека, зинонцы человек триста. В рубке наши умельцы активировали роботов, что были на борту и перепрограммировали их задачи. У уцелевших на борту зинонцев не осталось даже шанса. Подняв крейсер в воздух, мы расстреляли все оборонительные сооружения колонии и предложили им сдаться.
        - Я не пойду на это! - рычал взятый в плен командир крейсера.
        Ему уже хорошо надавали по мужественной морде пираты и сам Барко, пока я разбирался с панелью управления крейсером.
        - Отзывай всех разведчиков! - орал Барко, залепив очередную размашистую пощечину пленному. - Всех на борт или вырву твой бесполезный язык!
        - Послужи добрым людям командир! - поддакивали пираты.
        - Дайте я отрежу от него что -нибудь! - усмехнулся другой, демонстрируя вакко -лезвие у носа пленного, которого держали еще двое.
        - Чтобы вас всех сожрал Квазар! - шипел командир крейсера. - Вам мало собаки?! Я умру с честью! Ну же, стреляйте, режьте! Я готов к смерти за свою империю! За Зэров!!
        До сих пор я держал себя в руках. Но последние слова пленника вывели меня из себя. Кто он такой, чтобы говорить о чести?! Этот ничтожный слабак отдал крейсер почти без боя, он всего лишь человек! Какая у него может быть честь?!
        Я вскочил, быстрым шагом через всю рубку, расталкивая своих ребят, добрался до пленника.
        - Какая у тебя честь, а?! - взревел я, подняв его за грудки. Пираты, что держали командира крейсера, расступились в невольном страхе. - Если ты сдал корабль, как последний идиот. Если мы провели вас, как пацанов?! А!? Какая тебе честь, если ты подарил крейсер пиратам?! Зэрам ты нужен после этого?! Ты мертвый, уже труп, который еще умеет говорить! Ты даже семье своей не нужен, предатель!
        - Я готов к смерти! - прохрипел беспомощно трепыхающийся пленник.
        В его глазах стояла обреченность, но не было страха. Меня это еще больше взбесило. Он был молод, несмотря на разукрашенное лицо моими умельцами у него не было жалкого вида. Молодой смельчак, пытающийся сохранить хотя бы часть своих людей.
        С остервенением я бросил его в сторону. Он ударился о кресло и упал. Подошел, надавил коленом на горло, он захрипел. Без жалости и церемоний я сломал ему палец. Он истошно закричал, я сломал второй.
        -Хорошо! Я сделаю, хорошо! - услышал из его едва разборчивого крика. Поднял его на ноги и повел к панели связи. Пираты притихли.
        Дрожащей рукой командир крейсера набрал код, панель идентифицировала его, просканировав глаз.
        - На связи командир первого класса армады Зинона Арео, - прохрипел он и на секунду замялся. - Крейсер захвачен, бегите! - неожиданно для всех нас проревел он. Через секунду я сломал ему шею...
        Пока пираты грабили колонию, я расстреливал в системе оставшихся разведчиков вместе с тремя нашими развед кораблями, что захватили в ангаре крейсера. Я думал о командире Арео, глупый, молодой, но смелый, он умно прервал свои мучения, его смерть была быстрой. Сыграл на гневе своего врага и получил желаемое.
        После успешной операции на Олду мы стали самой грозной группировкой пиратов во всех ближайших секторах. Я стал чаще вылетать на своем черном корабле в одиночку, исследуя пути до порта Адро и рассматривая возможные варианты нападения на него.
        Война с Креалимом была нам на руку. Зинон стянул все силы к границам своих владений, оставив без защиты много колоний, станций, а главное и сам порт Адро.
        - Мы вышли на новый уровень, - заявил мне однажды Барко. - Теперь у нас крейсер, оружия, что не счесть, роботов целая армия, даже десантники есть!
        - Что ты затеял Барко? - усмехнулся я.
        Он просто так лично не появляется на пороге моего дома. Только вчера я прибыл из большого одиночного рейда. На уме лишь Адро.
        Я пригласил его вовнутрь дома.
        - Мы не самая сильная и влиятельная группировка, - вздохнул Барко. - И если не поторопимся, нас сожрут конкуренты.
        - Что за конкуренты? - усмехнулся я. - У нас же крейсер, нам теперь никто не соперник.
        - Есть группировка и повлиятельнее нас, - вздохнул Барко. - У них есть два крейсера, хоть и слабо оснащены, уже тысячу раз ремонтированы, но боевой мощи достаточно, чтобы навредить нам.
        - Меч покровитель?
        - Да командир Экках, - виновато ответил Барко. - Они готовы принять спор. С крейсером наш статус теперь позволяет заявить о равенстве и своих притязаниях.
        Я восхитился таланту этого пирата. Он далеко все продумал. Когда мы еще планировали захват крейсера, он уже думал о моем мече в новом статусе.
        - А что нам от них надо? - удивился я. Мне совсем не хотелось тратить время на поединки, движение в противоположную сторону от Адро уже не интересовало.
        - Они контролируют сектор, где предполагаются боевые действия Зинона и Креалима, он нам нужен! - взволнованно и с чувством ответил Барко.
        - Что нам с этого опасного сектора?!
        - Трофеи, подбитые истребители, оружие, детали от крейсеров, энергоблоки. Все это будет наше, собирай после битвы, хоть лопни! Если вовремя оказаться там, если мы будем контролировать сектор, если другие пираты не полезут...
        - Наживаться на смертях воинов, - скривился я. - Не вижу в этом достойного занятия для нашей группировки. Нет Барко.
        - Давай сделку Экках! - воскликнул Барко, его глаза горели, он вряд ли отступит, придется пинками выгонять.
        - Нет. - Твердо ответил я. Мое «нет» знает любой пират, дальше бесполезно возражать. Но Барко не отступил:
        - Мы поможем тебе с Адро! Я знаю, что ты туда летаешь часто, знаю, что у тебя к ней интерес, еще с Мотиса знаю. Твой меч за мою поддержку!
        Старый пират знал, как надавить. Поединок назначили на одной из независимых станций, подобной Мотису. Я не сомневался в своей победе, даже не стал одевать свой трофейный черный костюм.
        Воин был даже не в вакко -костюме. В обычном темном комбинезоне, на нем нелепо смотрелся плащ. Высокий, крупный и в черной маске в виде черепа, он показался мне необычным пиратом. Если учесть, что у них такая огромная группировка, то ее меч -покровитель должен быть достойным противником.
        Нас обступили люди с обеих группировок, образуя круг.
        Он увидел меня. Моя слава и мой авторитет должны быть известны ему. Уже полгода никто не осмеливался вызвать меня на поединок. Этот, видимо, слишком уверен в своих силах.
        - О! - воскликнул воин. - А я - то думал, что это за грозный Экках, совпадение ли?! А ты оказывается просто варийский предатель, который этого и не скрывает!
        Он рассмеялся, а мое невозмутимое сердце все же кольнуло от его слов. Он либо знает мой язык, либо один из нас. Он знает меня? Я насторожился. Придется поднапрячься, если это вариец.
        - А как твое имя меч покровитель? - ухмыльнулся я. Щелчок и вакко -лезвие выросло из моей черной прорезиненной рукояти.
        - Меня знают под именем Ахеонок, - ответил грозным ревом он. - Тебе ли не знать, что оно означает, вариец!
        Его вакко -лезвие блеснуло от демонстративного яростного взмаха руки. Он пошел на меня. Это был вариец, который по неизвестным мне причинам назвался «ахе онок», что на варийском значит «убийца брата». Что ж, мы оба заслуживаем смерти за свои преступления перед сородичами. Оба правы и оба виноваты.
        Я отбил его яростный выпад. Рука сразу онемела, столько сил и злобы Ахеонок вложил в свой первый удар. Он атаковал, а я отбивался. Давно не бился с вариейцем, совсем отвык от такой огромной атакующей силы.
        У него была хорошая техника боя. Если бы не моя, немного превосходящая, скорость, ранений мне не избежать. Через несколько минут боя всем стало ясно, что ожидаемый скоротечный бой отменяется. Пираты притихли. А мы начали выдыхаться.
        Я вспомнил прием Громура, который подсказал Виере в бою с Кодосом. В одно мгновение ускорился до возможного, парировал удар и провел свой смертельный прием. Ахеонок среагировал верно и успешно уклонился от контратаки! Я сразу отчаялся, все мои силы ушли именно на этот прием. Ахеонок усмехнулся и стал еще яростнее атаковать. А я отступал, стараясь, хоть немного отдохнуть. Мало кто знает этот прием. Как он сумел?!
        - Виера была не права, утверждая, что ты станешь лучшим воином! - ревел Ахеонок, нанося удары. От его слов в моей жаркой груди похолодело. Он говорил на варийском, чтобы не поняли о чем речь пираты. - А ты жалок! Так ничему и не научился! Значит, ты ее предал мальчишка Сирус! Прими наказание от сородича с честью!
        - Кто ты?! - хрипел я.
        У меня уже не было сил. С трудом уходил от ударов.
        - Кодос! - прогремел вариец. - Тот, кто убил отца Виеры Крэя, эту цену я заплатил, чтобы вырваться с планеты! Чтобы достать тебя и отомстить за Виеру!
        - Ты безумец! Она не простит тебе смерть отца! - рычал я отчаянно.
        - Она не узнает! Ты предал не только ее, но и наше сопротивление Зинону, забрал последнюю надежду! Забрал мою Виеру! Превратил в ничтожную рабыню! Умри предатель!!
        Мощным ударом ноги в грудь он отбросил меня. Я упал, выронив меч. Когда поднялся, его лезвие упиралось мне в горло. Кодос рассмеялся.
        Если бы он не сказал, что убил отца Виеры, я тотчас бы сдался.
        Через секунду я выбил его меч своим излюбленным приемом и налетел на врага с голыми руками. Во мне нарастала ярость. Пробудилась отчаянная злость. Я вспомнил, как он обращался с Виерой, как оскорбил ее и говорил плохо обо мне. Насмехался. В голову новой волной пришло осознание того, что он убил ее отца. Я помню ее безмерное счастье, когда Крей взял ее на руки. Себя я готов убить тысячу раз за то, что по моей вине схватили Виеру, но ничего себе сделать не могу, а любого другого за одни лишь плохие слова в сторону моей любимой варийки готов разорвать голыми руками. А за боль придать мучительной смерти.
        Я сбил его с ног и сорвал маску. Да, это был Кодос. Эти черные безумные глаза отражали ужас и смятение. Он не ожидал, что пацан Сирус может быть так силен. Я осыпал его ударами. С отчаянным криком он все же отшвырнул меня в сторону. Мы поднялись, все его лицо было залито кровью. Я снова налетел на него. Пусть они великолепные фехтовальщики, эти коренные варийцы, но в рукопашном бою им есть чему поучиться у черных гвардейцев. Он упал под моими яростными ударами. Я сел сверху и снова начал осыпать его кулаками. Вскоре его руки обмякли, он больше не пытался сопротивляться.
        Я поднялся. Посмотрел на это ничтожество, его лицо превратилось в кровавое месиво. Вроде дышит.
        - Бой до смерти, - скромно напомнил мне Барко.
        Без сомнения и жалости я свернул проигравшему шею...
        Кодос был не просто мечом покровителем, он был командиром всей группировки, которая теперь добровольно перешла под мое командование. Я стал планировать нападение на порт Адро, который остался без защиты. Война Креалима и Зинона была в самом разгаре. Это лучший момент напасть, пока на нас никто не обращает внимания.
        Я лично разведывал обстановку. Вереницы обслуживающих кораблей и транспортников тянулись бесконечно от самого порта. Флотилии из боевых кораблей стягивались со всех уголков и также спешили к границам. Многое я узнавал от Барко, у него в порту были свои люди, они дали много полезной информации о расписании открытия окон галактических ворот.
        Самая главная мотивация для пиратов - это добыча. В порту ее много. Но никто, в том числе и Барко не знали истиной причины, зачем я рвусь в этот порт. Даже без войск Адро был хорошо защищен боевыми станциями и орудиями, размещенными на платформах. Риск велик. Но люди за мной пошли...
        Операция началась. С трепетом внутри я повел крейсер к порту Адро.
        - На связи командир крейсера Орон! - отвечал я на запрос диспетчера. - В составе флота адмирала Друман -оуна, требуется срочный ремонт реактора и внешнего корпуса. Просим выделить ремонтный док!
        - Вас понял командир Орон! - отозвался диспетчер. - Ждите...
        Позывные Барко дал верные, имя командира тоже принято без вопросов. Главное зайти в периметр. Крейсер загружен по полной. Роботы, десантники и полторы тысячи пиратов, знающих, как управлять любым зинонским кораблем.
        Я вспомнил Друмана, он же адмирал флота, в котором служит мой наставник Громур. Лишь бы мой названный отец был далеко от сюда. Страшно подумать, даже допустить мысль, что он может оказаться в составе моих врагов в этом порту...
        Я сжал кулаки. В голове пробежали словно картинки, воспоминания о последнем дне с Виерой, разговор с Громуром. «Я положу свою жизнь, если ты погубишь свою», сказал мне наставник. Сердце кровью обливается. Я давно сделал свой выбор, но почему сейчас начинаю сомневаться?!
        - Шестая платформа, док три, - прозвучал долгожданный ответ.
        Мне аккуратно улыбнулась вспотевшая морда Барко. Я кивнул ему. Мы медленно проплыли рядом с боевой станцией. На дисплее четко был виден огромный ствол пушки «Черная грави», один ее выстрел распылит нас по пространству вместе со всеми боевыми единицами на борту, что мы накапливали все это долгое время. Зайдем в док, и крейсеру ничего не будет угрожать.
        На радаре отобразились три зинонских крейсера и один авианосец. Неожиданно.
        - Эти покинут порт даже раньше, чем мы зайдем в док, спешат надрать зад креалимцам, - приободрил меня Барко. - Пилот, не спеши так! Мы же раненая посудина, забыл тупица?!
        - Нет командир! - откликнулся пилот. - Все, все, сбавляю!
        Действительно, боевые корабли покидали порт. По данным шпионов Барко следующее окно ворот из порта Эра не скоро, еще одни ворота из другого порта откроются через сутки, а остальные трое ворот не работают. Зинон экономит энергию.
        Мы приближались к платформе с ремонтными доками. Зловещая мощь станций была уже позади. Но в порту было достаточно средних и легких кораблей. Стоит допустить ошибку, они набросятся на нас и растерзают. Скорее, скорее зайти в док...
        Я наблюдал за боевой флотилией, что покидала порт. Эти ребята служат империи, возможно, идут на смерть. Я мог оказаться среди них. Когда -то мечтал быть среди подобных, сейчас презираю Зинон и все что с ним связано. Лишь Громур путает мои мысли. Надеюсь, он никогда не узнает, что я сделал и что собираюсь делать. Пусть пацан Сирус сгинул в черном Квазаре, заблудился в космосе, умер с голода.
        Мы вошли в док. По плану расположения платформ порта станция адмирала Стэша вблизи ворот ведущих в столицу. На черном вороне я домчу быстро, пока мои парни наводят порядок на платформе и в системе.
        Ангар закрылся. Опустились два трапа и в док высыпали роботы, а за ними армия пиратов, пожирая словно мурии всю живую силу у себя на пути. Не теряя ни секунды, я спустился в ангар нашего крейсера и вылетел на черном вороне, а затем, расстреляв ворота, проскользнул наружу. За мной последовали пиратские истребители.
        Снаружи уже начали орудовать наши пятиметровые десантные роботы. Соседние доки тоже стали заполняться нашими войсками. Мы вылетели в пространство порта. Со всех сторон уже стягивались встревоженные зинонские истребители. Но пока численный перевес на нашей стороне, пираты расправлялись с зинонцами без потерь. Тем временем я устремился к станции адмирала Стэша.
        По мне начали палить грави, я легко уходил от атак. Вывел из строя пушки и ворвался в объятый пассивным вакко -полем ангар станции, не сажая корабль расстрелял все что движется, и только после этого сел на шасси.
        Вырвался с корабля. В трофейном черном вакко -костюме, с винтовкой в руках, двумя мечами и бластером. За мной последовали пираты. Из прибывших на платформу скоростных лифтов высыпали зинонские роботы и солдаты. У меня хорошая поддержка с воздуха, все они разлетались на частицы от залпов моих истребителей.
        Не дожидаясь подкрепления, я ринулся вперед, оставляя позади своих. Моя скорость невероятна. За мной никому не угнаться. Вскоре сюда прибудут челноки с нашим десантом. Я расчистил им путь, уничтожив ближайшие турели.
        Вбежал в коридор. Разрывая, разрубая, сжигая всех кто на моем пути, двигался к покоям главы порта. Когда я его захвачу, все будет кончено. По времени суток в исчислении Зинона сейчас три утра, он точно спит. Вернее находится в своих покоях.
        Мне неважно, сколько их, лишь бы не кончился заряд. Я выкинул пустую винтовку, подбирая другую. Слева выбежала группа солдат и начала палить по мне. Через считанные секунды они умерли с честью за свой поганый Зинон.
        - Командир Экках! - услышал я Барко по панели связи на рукаве костюма. - Мы захватили рем станцию! Галактические ворота, ведущие в порт Эра наши!.. О, черный Квазар, крейсера возвращаются! Попробуем отбиться!
        У меня не было времени ответить ему. Я нещадно уничтожал врага. Наступило затишье. Видимо все силы гарнизон станции бросил в ангар. В коридоре почернело, а затем включилось тусклое резервное питание. Пираты сделали все вовремя, молодцы, добрались до реактора станции. Я убрал бластер и достал вакко -мечи, чтобы не шуметь и не привлекать лишних солдат.
        На секунду остановился и проверил свое местоположение. Еще два поворота и покои адмирала. На перекрестке на меня выскочило два робота. Я расправился с ними до того, как они поняли что произошло. Эти бежали в сторону покоев адмирала, значит, тот усиливает охрану. Это хороший знак, Стэш все еще у себя.
        Ускорился. В холе меня встретили два десятка роботов. Я расстрелял их из винтовки. У этих нет инстинкта самосохранения, стоят как деревья, легкие мишени. Искромсав дверь, ворвался в покои адмирала.
        В меня ударил вакко -поток, я упал и перекатился. В покоях трое, видимо два командира и сам адмирал. Костюм полностью поглотил поток, хороший трофей, не раз меня спасал. Правда энергии ест много и хватает полных батарей на всего несколько суток.
        - Кто ты?! - ревел один из них. - Сдавайся! Ваша дерзкая попытка захвата порта провалилась! Сдавайся и ты умрешь быстро!
        Пока он говорил, я уже подобрался сбоку к одному из командиров и проткнул его насквозь. Выстрелом разнес голову другому. Адмирал обернулся, через мгновение я выбил из его рук бластер, сорвал его меч с пояса и схватил за горло. В тусклом свете было не сложно определить кто из них адмирал, только у него был плащ и это он предлагал сдаться.
        - Кто ты такой!? - хрипел и беспомощно барахтался Стэш.
        Маленький, пузатый, человечек с заплывшим от жира лицом. Его испуганные круглые глаза в ужасе выкатились от моей сильной хватки. Я едва сдерживался от быстрой расправы, он мне еще нужен живым. Успею еще разорвать его на куски, он умрет мучительной и позорной смертью.
        - Где Виера! - прошипел я. - Отвечай тварь, или я отрежу твои яйца.
        Стэш хрипло засмеялся. Его смех привел меня в замешательство. Я отшвырнул его в сторону. Он упал на стол, пронзительно вскрикнул и согнулся на боку. Я шагнул к нему и схватил за грудки, хорошенько встряхнул.
        - Где Виера, последний раз спрашиваю!
        - Командир Экках! Беда! - ворвался в эфир голос Барко. - Нас давят! Что с главой порта?!
        Я не ответил ему. Подвел прихрамывающего Стэша к панели связи.
        - Скажи своим сдаться! - взревел я.
        - Нет! - гаркнул адмирал. - Я с честью приму...
        Я вцепился в его лицо, не дав договорить, и оторвал ему ухо. Он истошно закричал, я ударил в живот, прекращая этот мерзкий визг. Сорвал с него форму, он сжался и задрожал.
        - О Великий Квазар! Прошу нет! - взмолился Стэш, когда я сдавил его гениталии. Хватит мне неожиданных героев. Командир с захваченного крейсера на Олду меня научил.
        - Командуй тварь! - взревел я - Будет тебе честь! Найдут голого без гениталий! Позорная смерть для любого адмирала! Хочешь такую?!
        - Прекратить атаку! Всем сдаться! - крикнул Стэш.
        - Адмирал, как это понимать?! - услышал я чей -то ответ.
        - Стэш, ты не в себе, это же пираты?! - возразил кто -то еще.
        - Мы их почти додавили!
        - Это приказ командующего! - взвизгнул Стэш. - Всех придам смерти!
        - Адмирал Стэш, вы не в себе!
        - Отзываю группу!
        - Отзываю группу!
        Я пристально посмотрел на дрожащую тварь, некогда носившую форму адмирала. Перед этой жалкой тварью приклоняли колено, перед тварью, что купила мою любимую. Гнев переполнял меня. Эта тварь заказала Виеру, как вещь, пользовалась ею, пыталась подчинить, выставляла на арену. Эта тварь истязала ее, издевалась, убивала ее гордость и достоинство. Эта тварь уже мертва, она просто еще это не осознала.
        - Вопрос второй... - зашипел я.
        - Она, она тут! - быстро заговорил Стэш. - Недалеко, несколько переходов! Иди, забирай ее!
        Я взял его за предплечье и вывел из комнаты в холл, где беспорядочно валялись искореженные тела роботов.
        - Верни мне одежду, прошу! - хныкал адмирал. - Я не могу быть в таком виде, это позор! Позор мне! Молю! О Великий Квазар!
        Я гнал его впереди себя, борясь с мыслью разрубить пополам. На повороте прикончил несколько солдат, что торопились нам на встречу.
        Адмирал спотыкался, переступая через продырявленные трупы, скользил босыми ногами по крови, еле держался на ногах. Его шатало и трясло.
        - Она за этой дверью, - прохрипел адмирал. - Теперь отпусти меня!
        - Открывай! - взревел я.
        Он послушно отворил дверь. Внутри был небольшой зал. Четыре робота невозмутимо стояли около дальней стены. Стена была полупрозрачная. За ней я увидел закованную, стоящую в полный рост фигуру в зеленом комбинезоне, с поникшей головой, короткими рыжими волосами. Сердце защемило, душа заликовала. Это Виера!
        - Сестра Виера! - вырвалось у меня из пересохшей глотки.
        Я расправился с роботами и помчался к полупрозрачной стене, отбросив Стэша. Стал бить по стеклу мечем, руками, кулаками. Оно не разбивалось! Я потерял контроль, отошел на несколько шагов и выстрелил в стекло. Безрезультатно. Поставил регулятор мощности бластера на максимум, выстрелил снова. Стена не дрогнула! А Виера даже не отреагировала. Она спит и не видит, что происходит вокруг, может и не слышит вовсе.
        Стал орать от бессилия и гнева. Повернулся к адмиралу. Он пропал! Эта тварь убежала от меня!
        Ринулся из зала, с обеих сторон на меня бежали роботы вперемешку с солдатами. Я начал расстреливать их. Роботы падали, а солдаты укрывались за ними и отстреливались в ответ. Несколько выстрелов угодили мне в плечо и грудь. Костюм их поглотил. Его энергия была уже на исходе. Просто так мне не прорваться. Внутри меня разгоралась паника.
        - Командир Экках! - услышал я голос Барко. Его обеспокоенный тон немного встряхнул меня. - У нас сложная ситуация! Раздолбили мы с пушек станции два зинонских крейсера, с ворот валят еще! Не знаю как у тебя, друг мой, но мы убираемся или задавят!
        - Действуй, как знаешь, - рыкнул я. - У меня дела на станции не закончены!
        - Понял командир! Береги себя!
        Я обернулся к Виере. С ужасом увидел, что Стэш, уже одетый в форму, стоит за стеклом и вместе с солдатами высвобождает варийку. Она все еще без сознания. Вариечка моя, что они с тобой сделали? Накачали чем -то.
        С яростным криком и сильным прыжком я влетел в стекло. Оно даже не пошатнулось. Рубил его мечом, долбил кулаками. Руки в крови… силы на исходе… я стою и смотрю, как уводят мою Виеру. Стэш, смеясь, помахал мне рукой и скрылся за дверью вместе с солдатами, что несли Виеру.
        Раздосадованный и взбешенный я повернулся к проходу. Через секунду оттуда повалили роботы. Западня, я обреченно выдохнул. Наша атака захлебнулась, Виеру увели у меня из -под носа.
        Нет! Просто так я не сдамся!
        Словно загнанный хекр, я ринулся на зинонцев. Прорубая, прожигая себе проход через тела людей и роботов, я вырвался и помчался в сторону, куда могли увести Виеру. Верил, что у меня есть еще время.
        Метался я по коридорам долго. Пока не понял по трупам, которыми усеяны все переходы, что хожу по кругу. Адмирал ушел, с горечью пришло понимание. Нужно выбираться со станции, пока сюда не высадилось зинонское подкрепление...
        Мы потеряли больше, чем награбили. Но это дерзкое нападение порт Адро запомнит надолго. С захваченных станций пираты расстреляли большую часть коммуникаций Адро, вывели из строя половину ворот, в том числе разрушили и ворота в столицу. Зинон надолго запомнит дерзкую группировку Хакке.
        Мы потеряли много ребят, но мне было плевать, меня грызло лишь то, что я был так близок к Виере и не смог вырвать ее из лап какого -то мерзкого ублюдка. Меня провели, на моих глазах увели мою любимую. Второй раз я допускаю это! Не знаю, как еще держусь, не знаю за что держусь. Меня больше не волновало положение среди пиратов и их успехи. Я покинул всех, может на время, может навсегда…
        Стал рыскать в поисках любой информации касаемо Виеры и Стэша, но безрезультатно. Только слухи и ложные следы. Отчаялся… бросался в самые опасные затеи по любой наводке и выживал, уничтожая всех врагов. Со мной были верные люди, что шли за мной. Они все гибли, а я выживал. Набирал новых соратников, они гибли тоже. Я стал черным посланником Квазара, я был проклят им. Нес смерть всем, кто был вокруг меня, нес смерть и врагам и соратникам. Проклятье Великого Квазара очернило мою душу. И когда я превратился в ходячую черную смерть на черном корабле, мою черную душу озарила она...
        В эфир по открытой связи ворвался детский смех. Это была маленькая девочка! Сквозь переговоры и ругань, сквозь изречения на разных языках и шумный обмен данными я услышал невинный детский раскатистый смех. И вспомнил, что у меня есть дочь. «Назови ее Сабри», - сказал принцессе перед тем, как покинул Цохако - «Так, я смогу найти ее».
        Я мало знал о том, где она может быть. Но должен был с чего -то начать…
        И вот я на Варийи. Уже больше ста дней изучаю подступы к школе Ортар и шныряю по лесу. У маленьких ублюдков начался марш.
        Сейчас сижу на дереве в зеленом вакко -костюме зинонского командира и смотрю, как Берон развлекается с Широй. Вечер тихий и теплый. Голые тела извиваются в жаркой страсти прямо на траве. Он лениво трахает ее, а она тихонько стонет под ним, вцепившись в траву руками. Палаточный лагерь недалеко, все уже спят, а эти не выдержали, не смогли отдалиться далеко, не соизволили дойти до колонии. Бесстыдство. Подумать только, десять лет назад никто бы не осмелился высунуться в лес без должной охраны, а тем более совокупляться тут. Все знали, кто хозяин здешних Варийских лесов. А теперь о Виере забыли. Но я напомню всем.
        Я спрыгнул прямо на спину Берону. Он прогнулся и вскрикнул от неожиданности. Я отскочил и с размаху ударил его под ребра, тот отлетел, ударился о ствол дерева и застонал. Шира в ужасе вскочила и попыталась бежать. Она не узнала меня. Я настиг ее, схватил за руку и без жалости вывернул так, что она пронзительно и истошно завизжала. Ударом в челюсть я прекратил этот шум. На меня набросился Берон, схватив сзади и сдавив массивным хватом горло. Я сбросил его и обрушил на скривившуюся в ужасе морду свои каменные кулаки. Это были уже не варийцы, а обмякшие, как простые люди, слабые создания, которые разжирели в безопасной и размеренной жизни.
        За руки я выволок избитых до полусмерти наставников в центр лагеря. Позади валялись убитые мною зинонские солдаты.
        - Ублюдки! Все из палаток в строй! - взревел я.
        Лагерь зашумел. Было уже темно, но я отыскал несколько ламп, которые озарили синим светом место построения учеников. Перепуганная толпа высыпала из палаток и выстроилась.
        Из всех этих варийцев мне нужен был лишь один. Я наблюдал за учениками уже дней пять, среди них я узнал Котоша, он был младшим наставником у ребят. Жил с ними, обучал и контролировал дисциплину. Он был добрым по отношению к своим подопечным и спокойным, отчасти грустный на вид, в его некогда сияющих и жизнерадостных глазах теперь отражалось безразличие.
        По моей команде четверо испуганных учеников по двое подхватили Ширу и Берона, подняв и поставив их на ноги. Оба еще были в сознании. Шира голая с жалким видом, пыталась прикрыть свою наготу. Один ее глаз припух, челюсть скорее всего сломана. Она стонала с полуоткрытым не шевелящимся ртом. Нагой Берон дрожал, ему досталось побольше, чем Шире. Минимум сотрясение мозга, сломанная рука и ребра. Из носа, распухших губ сочилась кровь, перемешиваясь с соплями, она лилась вниз по волосатому телу. Он пытался всмотреться в меня, понять что происходит.
        Оглядел учеников, что стояли в строю. Слева строй вариек, дальше Котош с варийцами. Все стоят, хлопают глазами, не понимают, что творится с их наставниками и кто такой этот зинонский командир, приволокший сюда этот срам.
        - Сегодня вечером, один из ублюдков нарушил правила, - начал я с особым цинизмом в голосе. - Этот ублюдок прикасался к варийке и чуть было не лишил невинности! Хотя нет. Эта шлюха уже давно с ним трахается! Но не суть важно!
        - Кто ты такой? - прохрипел Берон, пытаясь вырваться.
        Я шагнул к нему и безжалостным хватом сдавил ему горло. Его глаза чуть было не вылезли из орбит. Немного не рассчитал силу.
        - Ты знаешь меня, Берон, - прошептал ехидно в ответ. - Я помогу тебе вспомнить, просто наслаждайся действом!
        Шира зарыдала полуоткрытым. Из -за сломанной челюсти она боялась говорить. Она поняла, кто я, вспомнила о своем предательстве.
        Подошел к ней. Сейчас я был выше ее на целую голову. Мой стальной хват взял за черные растрепанные волосы, я поднял за них, оторвав от земли это жалкое голое тельце. Она беспомощно затрепыхалась и пронзительно завизжала, но вдруг резко прекратила, невыносимая боль пронзила ее челюсть. Она басисто заохала, разрывая хрипом свое горло и схватилась обеими руками за мою держащую руку. Ее кругленькая грудь бесстыже моталась из стороны в сторону. Шире было не до скромности, когда такая боль поражает ее сознание. Берон взревел и рванулся из рук учеников. Не выпуская Ширу, я встретил его ногой в живот. Он упал, попытался встать, но по моей команде четверо учеников придержали его. Шира зарыдала с новой нарастающей силой. Но сломанная челюсть мешала ей визжать громко. Она уже не сопротивлялась. Силы оставили ее.
        Я с наслаждением упивался их болью и страданиями. Эти два ничтожества сломали мою жизнь и жизнь Виеры. Перед глазами только боль и страдания моей варийки. Подлая Шира, сыгравшая на моих чувствах и наивности, поучаствовала в коварном плане Кимара. Неистовая ярость выжигала меня изнутри. Подумать только! Из -за этой твари я заставил гордую Виеру унижаться передо мной, когда воспрепятствовал насилию! Не нужно было останавливать Виеру! Еще тогда я совершил страшную ошибку, вступившись за нее.
        - Ничтожная тварь Шира, - усмехнулся я и обернулся к ученикам. - Кто хочет ее взять как варийский мужчина?
        Строй молчал. Ученики пребывали в шоке и недоумении.
        - Неужели никто не мечтал с ней совокупиться? - усмехнулся я. - Нет мужчин?! Никто не хочет трахнуть шлюху Ширу?! Вот ты!
        Я указал на пацана, напомнившего мне Орика.
        - Выходи сюда! Бегом ублюдок! - взревел я. - Имя, ученик?!
        Он выскочил из строя, упал на колено, я резко откинул Ширу и поднял его.
        - Ученик Вердо! - пропищал он, захлопав трепещущими юношескими глазами.
        - Вердо, хочешь ее трахнуть?! - спросил с соучастием я и усмехнулся. Тот испуганно замотал головой. Шира попыталась уползти, я настиг ее и за волосы подтащил к ученику. Она жалобно заблеяла. Жалкая тварь. - Смотри какая прыткая варийка. Трахай ее! Это приказ!
        Вердо замялся. Я залепил ему легкую пощечину, чуть не выбил при этом зубы.
        - Ты! - указал я на одну из вариек, выбрав самую на мой взгляд взрослую и зрелую ученицу. - Иди сюда маленькая шлюшка! Имя, варийка?!
        Она подбежала, такая жалкая дрожащая тварь. Я взял ее за волосы, вздернул слегка голову и взглянул в красивые блестящие от слез глазки.
        - Дира, - проговорила та, сглатывая слюну.
        - Покажи Дира, чему вас учит Ортар! - рыкнул я. - Ублажи ученика Вердо своим красивым ротиком, чтобы он смог трахнуть эту шлюху!
        Мой бешеный взгляд навивал окружающим ужас. Стоило мне только замахнуться, как варийка принялась к делу. Вердо перестал реветь, проглотил слезы. Он пребывал в шоке.
        - Дира, покажи Вердо свое тело! - оскалился я. - Видишь, пацан не может возбудиться! Ты его не возбуждаешь жалкая шлюшка!
        Дира повиновалась, сняв верхнюю часть комбинезона и обнажив свои остренькие маленькие сисечки. Она ублажала ученика, заливаясь бесстыжими слезами.
        Дира оказалась опытной рабыней, школа Ортар хорошо ее обучила.
        Я поставил Ширу на четвереньки лицом к строю, наклонился к ней.
        - Задницу выше, тварь! Выше! - прошипел я, поднимая ее за волосы. - Спину прогни! Смотри на учеников! Пусть видят твой похотливый бесстыжий взгляд, когда тебя трахают! Смотри!! - ревел я.
        Шира повиновалась.
        Я выпрямился и обошел сзади, эта тварь, стоящая на четвереньках, дрожала. Все ее поджилки и мышцы тряслись и сокращались от страха. Она не посмела повернуться в мою сторону, поразивший ее ужас мешал ей даже пошевелиться. Она послушно стояла на четвереньках. Несмотря на ненависть к Шире, я все же отметил для себя ее привлекательные формы. Она всего лишь жалкая слабая женщина. Мерзкая тварь, я отогнал грязные мысли прочь. Только не она, я буду честен перед Виерой.
        Я злорадно ухмыльнулся, давно хотел полюбоваться на Ширу с такого ракурса. Неожиданно для Ширы моя ладонь с размаху опустилась на ее, выставленную на показ, хорошенькую ягодицу, обжигая плотно покрытую мурашками и в то же время мокрую от пота кожу. Раздался звучный шлепок, она дернулась и охнула, выгибаясь.
        - Прости, прости, не делай мне больно, прошу, - молила едва разборчиво Шира, заливаясь слезами.
        Я раззадорено шлепнул еще и еще по той же раскрасневшейся ягодице. Она мычала от боли, извиваясь своим задом из стороны в сторону, и просила пощады, но продолжала стоять в позе, что я ее поставил. Смиренно принимала наказание, хоть и рука у меня тяжелая.
        Я громко усмехнулся. Наивная Шира думает, что легко отделается лишь поркой. Как же я наслаждался ее унижением перед учениками! Подумать только! Она, в роли наставницы, издевалась над ними и унижала, а теперь они смотрят на нее ошарашенными, испуганными взглядами, сверкающими запретным, едва заметным умилением.
        Выпоров ее как следует, я подозвал Вердо ближе, а сам посмотрел Шире в глаза. Такие жалкие, подлые и мокрые от слез. Ее униженный взгляд заводил меня еще больше. За Виеру я отыграюсь на этих двух сполна.
        Ученик принялся за дело. Наставница скривилась. Я снова рванул ее за волосы и щелкнул по рту. У нее закатились глаза от невыносимой боли.
        - Стони тварь! - зашипел я. - Стони от удовольствия! Или я пропущу тебя через весь строй, через всех учеников Ортара! Бесстыжая, похотливая тварь.
        Берон отчаянно осыпал меня бранью и пытался вразумить Ширу. А она, не слушая его, начала мычать и изображать стон. Из ее неподвижного рта сползали слюни, перемешиваясь с соплями и слезами. Эта тварь потеряла честь. Страх перед невыносимой болью подчинил ее, растворил гордость и превратил в животное. Ее осознание огромной вины передо мной, дает мне безграничную силу делать с ней, что захочу. Кукла!
        Я истерично усмехнулся. И это ничтожество хотело быть сестрой Виеры! Шира, вся твоя боль, ничто по сравнению с той, что мужественно и стойко переносила Виера. Азарт захватил меня.
        - Вердо, хватай ее за груди! - продолжал изгаляться я. - Вижу тебе это нравится, давай, она вся твоя, делай с этой похотливой сукой все, что хочешь!
        Ученик Вердо проявил себя как настоящий мужчина Варийи. Под беспомощный рев Берона, голову которого я держал, чтобы тот не сводил глаз с действа, ученик брал наставницу с нарастающей силой и до самого конца.
        Когда все закончилось, я приказал, чтобы оцепеневшую в безумии Ширу поставили на ноги. Теперь ее очередь смотреть.
        - Этот ублюдок осмелился пойти против правил! - взревел я, указывая на Берона, который беззвучно рыдал. - Он прикасался к варийке! Так, наставник Котош!
        - Я, командир! - отозвался испуганный наставник.
        - Принеси инструмент! - скомандовал браво я. Котош замешкался - Нет ножниц?! Вон у мертвого солдата меч возьми! Бегом, ублюдок!
        Котош вернулся с вакко -мечом в руках. Он посмотрел ошалелым взглядом на меня, затем на Берона, тот отчаянно мотал головой. Его держали четверо учеников. По моему приказу подвели Ширу, у которой был вид ничего не соображающей дрожащей твари.
        - Смотри на него, шлюха, - усмехнулся я, мой тон заливался сарказмом. - Смотри на него! Любишь его? Похотливая тварь! Смотри, что ты с ним сделала! Котош, ты знаешь что делать.
        - Да командир! - отчеканил тот.
        Истошный вопль Берона ворвался в спящий Варийский лес и вскоре угас.
        Когда возмездие завершилось, я выгнал всех в строй. Два покалеченных наставника корчились, валяясь у моих ног. Шира без чести и гордости, Берон без гениталий.
        - Мое имя Сирус, - начал грозным голосом я. - Я бывший ученик школы Ортар, бывший командир второго класса гвардии императора, бывший брат свободной и гордой варийки Виеры, а ныне командир Экках, глава пиратской группировки Хакке, известной дерзким нападением на порт Адро. Я, варийский мужчина, пришел сюда, чтобы отомстить за Виеру. Берон, ничтожество, что ввязало меня в подлый план по поимке Виеры и Шира, никчемная шлюха, что дважды предала сестру и подло обманула меня, вы оба запомните месть Виеры руками ее бывшего брата Сируса. Вы будете жить и помнить это.
        Я вздохнул. Передо мной лежали и стонали подлые ничтожные существа. С ними я был безжалостен, моя черная душа вырвалась наружу. Отомстил, но легче не стало. Стало только стыдно перед этими пацанами и девочками. Они ведь ни в чем не виноваты. Я превратился в безжалостного зверя. Потерял благоразумие, человечность.
        Секундная слабость прошла. Нужно двигаться дальше.
        - Дира и Вердо ждите меня тут, - проговорил командным голосом я. - Если хотите жить, вам тут уже нет места, полетите со мной. Котош, пошли в колонию, ты мне нужен сейчас...
        С помощью младшего наставника я без боя и особых проблем пробрался в колонию на территорию Ортар. К счастью для главы школы Кимара, его там не застал. Он отбыл в столицу полгода назад, как сказал Котош. Ну ничего, и до него доберусь.
        В кабинете Кимара через интерактивную панель его компьютера я вошел в общую базу данных Ортара. Изначально именно за этим я сюда и прилетел. Узнал, что в центральные школы Ортара попало три рабыни с именем Сабри. В базе было вся нужная информация: когда поступили, возраст, описание, кто купил или забронировал для будущей покупки, когда купил, куда перевезли, если купили. Лишь одна Сабри подходила под возраст моей дочери. Душа возликовала, по описанию она походила на мать, это была именно моя дочь! Я нашел ее. Она находилась в главной школе на Зинондресе. Маленькая девочка, которую отобрали у матери, которая не знает своего отца, не знает жив ли он, не знает, нужна ли она в этом мире кому -то, кроме купца, торгующего живым товаром и будущего хозяина.
        С планеты Варийя я улетел вместе с тремя новыми пассажирами. Дира и Вердо дождались меня, Котош попросился сам. На планете Охани, на базе пиратов я нашел для них дом, а сам отправился за дочерью в столицу. Меня невозможно было остановить.
        Но я ошибался. Не сумев пробиться в столицу, я кружил вокруг да около, как хищник у дерева с жертвой. Искал возможность вырвать свою дочь из лап зинонцев. За мной стали охотиться, на моем счету накопилось больше убитых наемников, чем было у всех опасных преступников империи вместе взятых. Мне нравилось убивать. Постепенно военное положение империи вытеснило меня прочь из ее центра.
        Я узнал, что мою дочь купили. Ее больше нет в столичном Ортаре. У меня появилась отличная возможность вызволить ее…
        Вакко -лезвие моего меча пронзительно скрежетало, выскребая стальной пол в переходе торговой станции Акрон. Черные сапоги выстукивали стремительный шаг. Впереди истерично визжал и пятился купец в расписном золотом халате. У меня была надежда, наконец, найти и забрать свою дочь.
        Я тихо пробрался на станцию порта Дароэр, также тихо прикончил всех изнутри, а теперь иду узнать у хозяина где же моя дочь Сабри. Бывало приходилось пробиваться в лоб, но мой костюм меня всегда спасал от прямых попаданий. Я черное исчадие Квазара, которое не остановить.
        - Я продал, продал, и… и заботился о ней, как о родной дочери, поверьте! О Великий Квазар! - захлебывался измотанный побегом купец. Я легонько пнул его, стараясь не калечить. Горький опыт показал, что гражданские часто умирают от болевого шока, не успев рассказать мне нужную информацию.
        - Кому ты ее продал?! Кому тварь дрожащая? Почему нет в базе данных?! - взревел я.
        У меня было немного времени, скоро зинонцы поднимут тревогу, стоит лишь кому -то увидеть трупы.
        - Адмиралу Лин -оуну! - зарыдал купец, поджимаясь к стене.
        Меня будто кнутом ударило после этих слов. Я слышал об этом безжалостном адмирале. Сердце сжалось, это худшее, что могло произойти.
        - Почему он выбрал ее?! Ты постарался, тварь?! - в бешенстве закричал я.
        Над головой завыла тревожная сирена. Купец в ужасе посмотрел на меня, будто виновато.
        - Он тогда всех рабынь скупил! - завопил купец. - Я слышал, что он, взял всех, н -на службу! О Великий Квазар, молю не убивайте! Она служит теперь в его флоте, как командир. Не рабыня, командир на службе адмирала!
        Я раскрыл рот от изумления. Куда катиться эта империя?! Я сдавил купцу горло, он трепыхался и повторял сказанное ранее. Теперь поверил ему. Смятение охватило меня, мысли спутались. Не до купца, пусть живет...
        В Дароэре концентрировались невиданные до этих времен силы Зинона. Вскоре я узнал, что адмирал Лин -оун вместе с флотом предал империю, уничтожил подступы к новой галактике и скрылся в ней. Я отчаялся.
        Восставший против Зинона боевой флот к себе не подпустит. Я был в бешенстве. Сабри становилась вне зоны моей досягаемости, за пределами Эрар звездная карта черна. Нет станций, где можно укрыться и узнать информацию. А если я все же найду адмирала Лина, приближусь к мятежному флоту, со мной не будут церемониться, уничтожат на подлете. Для них все вокруг враги и шпионы.
        Еще больше я отчаялся, когда узнал о смерти моего бывшего наставника командира Громура. Я нашел сводки и записи боев многолетней давности. Он погиб в битве с креалимом, в то самое время, когда мы атаковали порт Адро. Это наша пиратская группировка нарушила снабжение зинонской армады, выведя из строя часть галактических ворот порта. Если бы не наше нападение, Громур не остался бы на флагмане против целого креалимского флота, подоспела бы та флотилия, что отвлеклась на нас, подоспел бы флот, что прибыл на защиту порта. Он умер с достоинством, защищая свою империю и свою честь. Настоящий и бессмертный воин, благодаря которому Зинон тогда одержал победу. А его адмирал сумел спастись. Друман сбежал. В очередной раз, такие люди не меняются…
        Я обезумел от осознания, что по моей вине погиб мой отец. «Будь силен, будь честен и будь справедлив», говорил мне Громур. Я подвел его. Беззвучные отчаянные крики и нескончаемая безумная боль обитали на моем маленьком черном корабле. Я остался один...
        «Сирус онок Виера, но дра Зинон! Виера онока Сирус. Дутро Сирус?»
        «Я давно жду, когда же ты осмелишься взять меня, как настоящий мужчина Варийи»
        «Я тоже люблю тебя по -настоящему! Ты не знаешь, на что я способен ради тебя, дай только подучиться вашему мастерству немного!»
        «Ох, ты мой мужчина. Ты станешь лучшим воином Варийи. Я люблю тебя и готова сама устлать твой путь трупами твоих обидчиков»
        «У тебя была еще одежда?!»
        «Да, я живу тут довольно долго, запасливая»
        «А зачем ты продолжала носить штопаные лохмотья, если у тебя тут много хорошей одежды?!»
        «Потому что ты штопал, вот и носила!»
        «Ни один живой мужчина не видел меня обнаженной, кроме тебя»
        «А я думал ты сама по себе такая непринужденная Варийка…»
        «Какая я?! Ты не думай, что я раненая не смогу тебе поддать!»
        «Не догонишь!»
        «Брат Сирус, обними Виеру, ей очень нужно...»
        «Предатель! Сирус больше не брат, Сирус предал сестру Виеру! Предатель! Ненавижу! Ненавижу… Сирус экках онока Виера!»
        «Он вводит ей препараты, от которых она дуреет... Она три раза пыталась убить себя, теперь ее держат прикованной к стене...»
        «Прекрати!»
        «Ты прекрати! Прекрати страдания Виеры! Твоя вина Сирус, что она там! Твоооооя! В бреду она произносит твое имя. Тебя она и любит и ненавидит. Ее мучители для нее все на одно лицо! Но ты, ты для нее все! Все в твоих руках Сирус!»
        «Чего ты от меня хочешь Виера?!»
        «Люби меня брат Сирус»
        «Нет! Ты жестокая тварь!»
        «Я жестокая тварь»
        «Ты чудовище!»
        «Я чудовище…»
        «Хватит! Не издевайся надо мной, ты, ты…Где Шира, что ты с ней сделала?!»
        «Ничего. Люби меня брат Сирус, мне нужно, чтобы ты любил меня»
        «Заслужи!»
        «Не унижай меня, я итак унижена!»
        «Ты жестокая чудовищная лицемерная тварь, которая не заслуживает моей любви» «Я жестокая чудовищная лицемерная тварь, которая не заслуживает твоей любви».
        «Прекрати страдания Виеры! Все в твоих руках Сирус!»
        «Твоя вина и только твоя...»
        Виера, ты здесь, ты со мной? Почему ты не отвечаешь? Я чувствую твое дыхание и твой запах, не мучай меня. Где же ты?
        Кричащая тишина...
        ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ. МУЖЧИНА ВАРИЙИ
        Моя надежда, смысл моей жизни ускользает от меня. Когда я вижу, что на Эрар спустилась кара Великого Квазара, мое сердце не скорбит о тех, кто умирает под гневом его черных кораблей. Я жажду найти ее и только ее. Одержимость моя превратила меня в беспощадное чудовище. Я с легкостью отдаю тысячи жизней тех, кто верит в высшую цель и идет за мной в неминуемую гибель. Знали бы они, что умирают за жизнь одной. Скитаясь по Эрар, я понял, что судьба наказала меня, и нет больше сил идти дальше. В голове не умолкает ее отчаянный голос и фраза на языке моего родного народа «Сирус экках онока…». Я просто безразлично смотрю, как гибнет империя Зинон, военная машина, которая столетиями строилась на крови и костях тысяч рас и ресурсах тысяч планет, рассыпается на глазах, семь дней и ее нет. Как же просто разрушать. Империя погибла, а я остался жив. Значит, я достоин жить, Великий Квазар дал мне шанс и надежду, последнюю надежду и вселил безумную идею обратиться к нему…
        Прошло много лет с тех пор, как я потерял свою любовь, в голове все еще таился размазанный образ моей Виеры. В ужасе осознал, что стал забывать ее.
        Сейчас я сижу на приеме у самого великого и могущественного человека в галактике Эрар. Я и в мыслях не мог вообразить, что моя безрассудная идея воплотится в жизнь, и смогу добиться его аудиенции.
        Я рассказал ему свою историю, от начала и до конца. Но мне казалось, что он слушал меня с интересом подобным интересу учителя, что перепроверяет знания ученика, проверяет, говорит ли тот правду.
        Адмирал Лин -оун, в синем вакко -костюме с тремя алмазными печатями героя галактики и с золотыми полосками на груди, красивым кольцом на среднем пальце правой руки и широким фиолетовым браслетом на левом запястье сидел напротив, неподвижно, и смотрел на меня своим строгим проникновенным взглядом.
        Много слышал о нем, едва сумел перебороть самопроизвольный страх и трепет перед ним, прежде чем начал свой рассказ. В его кабинете мы были вдвоем, никакой охраны, даже не было роботов. Адмирал мог в любую секунду убить меня, почему -то мое сознание смирилось с этой мыслью, как только я вошел в кабинет, мысль сама пришла мне в голову.
        - Я прилетел увидеть свою дочь Сабри, - сказал как можно мягче, чтобы не оскорбить его своим тоном.
        Я знал, что она находится у него. Проследил ее путь до флагмана адмирала Лин -оуна, к которому я так и не сумел подобраться ранее. А он, на мое удивление, спас ее от участи рабыни и позаботился о ней.
        - Командир Сабри, хм, - проговорил задумчиво адмирал Лин -оун. - Сходство с тобой определенное есть. Да, она твоя дочь и дочь изгнанной принцессы Вальены -зэр. То есть, в ней течет императорская кровь. Хм, династия Зэров не совсем потеряна…
        Я молчал. Ждал его решения, впитывал каждое слово, пытаясь осмыслить.
        - Получается, мы с тобой в некотором смысле родственники, - совершенно серьезно сказал адмирал. - Ведь командир Сабри, которая сейчас руководит флотилией, кстати, очень хвалю ее за старания, ты можешь гордиться ею! В общем, о чем я? А! Она мне как дочь, а я ей, как отец, а, следовательно, мы два отца одной дочери, то есть родня. И вот еще незадача с вашей «сантабарбарой»…Я помню, как она говорила, что у нее есть две сестры, хм. Она не знает, что они ей не родные, пусть останется как есть. Хотя сложно утаить правду, о матери ты должен ей сказать. Сабри с династии Зэров, подумать только!
        Он задумался, затем пристально посмотрел на меня, сердце защемило от тревоги.
        - Ты хочешь заявить о правах Сабри на империю Зинон, вернее на то, что от нее осталось? - усмехнулся адмирал.
        - Нет, нет, что вы! - замотал головой я. - И в мыслях не было!
        - Не нужна империя, точно? - спросил с сарказмом адмирал Лин -оун. - Так чего же ты от меня хочешь Сирус с планеты Дэрна?
        - Увидеть дочь, - умоляюще произнес я.
        Он медленно кивнул и покружил ладонью, это знак, чтобы я продолжал. Он понял, что я хочу попросить его о чем -то еще.
        - И… мне… кое -что нужно от вас еще, - добавил я. - Помогите отыскать мне Виеру, только вы сможете это сделать. Она бесследно исчезла, я в отчаянии.
        Он усмехнулся. Я увидел совершенно другого человека. Кто сказал, что адмирал Лин -оун надменный, жестокий правитель и очень опасный человек? Да, он полностью стер с лица Эрар за семь дней две империи, и Зинон, и Креалим. И даже подчинил пиратов! Но сейчас передо мной был добрый и отзывчивый человек. Хотя я уже весь взмок от волнения перед ним. Но это не был страх потерять свою жизнь, это был трепет за дочь Сабри и мольба отыскать Виеру. Затаенная надежда потерявшего себя зверя…
        - Я обращаюсь к вам, потому, что знаю… - пролепетал я и запнулся. - Вернее надеюсь, что вы сможете…
        - Она в двадцати сутках пути отсюда, - прервал Лин -оун. - Может в двадцати трех, максимум.
        В груди все замерло. Я раскрыл рот от удивления и шока. Такое смелое утверждение. Но откуда он узнал? Как?
        - Ты рассказал мне свою историю, - продолжал адмирал Лин -оун, словно отвечал, прочитав на лице мой вопрос. - О некоторых ее событиях кроме тебя думает еще один человек, именно так я сумел найти разум из общей массы, что доступна мне. Варийка Виера на челноке колонистов, ее держит в неволе тот самый Кимар, бывший глава Ортара на Аштане. Твоя Виера так и не покорилась ему и другим, прежним ее «ухажерам», ты можешь и ей гордиться. Бабы у тебя боевые. Ха -ха -ха!
        - Так близко?! - моему восторгу и удивлению не было предела.
        - Не близко, - оборвал Лин -оун. - Но и не далеко. Их корабль плетется на второй крейсерской уже шесть зинонских лет, все не могу забыть это дурное исчисление. Короче, они в нашей галактике, летят в сторону ядра в поисках пригодной для жизни планеты. На флагмане мы догоним их быстро, благодаря нашим читерам и умельцам, мы на девятой домчимся с ветерком…
        - Мы?! Вы…
        - Да, прям не отходя от кассы, как говорится, сиди и наслаждайся полетом, - усмехнулся адмирал. - У меня свой интерес посетить мадам Виеру.
        - Какой? - насторожился я. Лин -оун рассмеялся.
        - Она мать моей старой подруги Оники, благодаря тебе, я это узнал.
        - Какой Оники?! - вскрикнул я. Мои мысли спутались, на секунду потерял контроль, забыл с кем разговариваю.
        - У тебя есть еще дочь, балбес, ты Сирус! Настругал детей, не сосчитать! Ха -ха -ха!
        - От Виеры?! - с трепетом в сердце спросил я.
        - Да! - ответил адмирал. По моему тело прокатился и холод и жар одновременно, я еле держался чтобы не закричать от радости, от переполняющего меня восторга и счастья.
        У меня есть дочь от моей любимой!! Тысячи вопросов прокручивались в голове почти одновременно. Какая она? Какого цвета глаза? Волосы матери? Сколько ей сейчас? Счастлива ли…
        - Она жива, - продолжал адмирал. - Сейчас в данный момент таскает за гриву Дарэн, не поделили крейсер! Вот, сучки, уже там с жиру бесятся.
        - Г..где она? - мой голос дрожал.
        - На Варийи, по картам Зинона значится, как Аштана! Туда я направлял флот под ее командованием, чтобы отбить планету. Но так вышло, что я всех врагов прихлопнул и сам. Варийя теперь принадлежит варийцам, одна из главных там Оника, твоя дочь от Виеры!
        - А что на счет Сабри? - спросил вдруг я. Мне очень хотелось ее увидеть, все же, я летел именно к ней. Надежда узнать, где Виера была призрачна, а вот увидеть дочь Сабри - реальна.
        - На счет твоей дочери императорских кровей? - усмехнулся Лин -оун. - Она уже приземлилась на разведчике в ангаре, бежит со всех ног по коридорам флагмана…
        - Но как она узнала, что…
        - Что ты ее отец и что сидишь у меня в кабинете? - перебил Лин -оун. - Пол часа назад сказал, тем же способом, каким узнал, где твоя возлюбленная варийка Виера! Иди встречай, папаша!..
        Я бережно и ласково обнял свою дочь. Она была похожа на мать. Ее большие голубые глаза и черты лица напоминали мне о принцессе Вальене. Хотя адмирал Лин -оун и сказал, что Сабри похожа на меня, я, молча, не согласился.
        Сабри была безумно рада мне. Она достигла много, больше, чем ее отец в том же возрасте. Уже была командиром первого класса, выросла девочка моя. Гордость переполняла.
        Мы долго говорили, я рассказал ей о матери, рассказал и о Виере, к которой направлялись на флагмане адмирала Лин -оуна…
        Флагман настиг челнок командира Кимара через двадцать суток, как и сказал адмирал. Кимару ничего не оставалось, кроме как сдаться и совершить посадку в ангаре огромного флагманского крейсера.
        Конечно, Кимар даже представить себе не мог, что на борту флагмана его встречу я. Он, будучи командиром своего корабля, как и требуют порядки, гордо вышел приветствовать адмирала Лин -оуна, падать ниц и просить пощады. Но в ангаре был только Сирус. Адмирал Лин -оун с хитрой улыбкой и загадочным выражением лица согласился выполнить мою просьбу, не выходить в ангар и не давать мне в охрану солдат, Сабри почему -то тоже не особо возражала оставить меня одного против команды Кимара.
        Мне было все равно, сколько на борту человек, пусть даже сотня. Хотя в глубине души я рассчитывал на стандартный экипаж челнока в пятнадцать -двадцать человек. Если учесть, что они пробыли в космосе столько времени без пополнения запасов, большую команду там не встречу. На большую провизии не хватило бы.
        Меня волновало лишь одно, в каком состоянии Виера. Пусть она не простит меня, будет осыпать проклятиями и колотить. Если придется, свяжу ее, силой доставлю на родную планету и воссоединю с дочерью Оникой. Уйду прочь, исчезну из ее жизни, но буду знать, что вернул ей хотя бы частичку того, что когда -то виной своей детской наивности украл.
        Седой Кимар в зеленом вакко -костюме командира первого класса взглянул на меня замученными круглыми и удивленными глазами. Его костюм был разряжен, долгий поход требует экономии энергии, а вакко -форма сосет ее из корабля постоянно. Поэтому костюм отключают при необходимости. При нем не было оружия, когда выходишь приветствовать старшего на боевом флоте, оружие брать запрещено. Его удивление переросло в ужас, когда он в полной мере осознал, кто перед ним стоит.
        - Сирус?! - воскликнул Кимар - Т..ты тут главный? Как ты тут оказался?
        Он начал дрожать, прочитал мой взгляд.
        - Сирус, как ты нашел меня? Мы, мы все решим, я скажу, где она, скажу координаты планеты, где ее искать, она жива и здорова, ждет тебя, - лепетал Кимар, пятясь к трапу.
        Я увидел на воротнике его формы нечто, что взбудоражило мое сознание, застелило красной пеленой глаза. Два рыжих волоска.
        Он насиловал ее. Принуждал. Кимар что -то бормотал и пятился. Я не сказал ему ни слова, не ответил ни на один его вопрос. Не важно, что говорит мертвый человек и не важно, что ты скажешь мертвому человеку.
        В три пряжка я настиг его. Мощным ударом ноги сломал ему голень. Он истошно закричал, уползая прочь. Я просунул руку в его поганый рот, которым он целовал Виеру, и без особого труда вырвал нижнюю челюсть. Кимар умер мгновенно. Он был простым человеком, хрупким и беспомощным против варийца.
        Вошел по трапу в корабль Кимара и с особой жестокостью убил всех членов экипажа голыми руками. Их там оказалось семеро, все были варийцами. Среди них я настиг и Мунто. Он не потерял своего навыка в рукопашном бою, как я убедился, провозившись с ним на три секунды дольше, чем с остальными. Я убил тех, кто держал в неволе Виеру. Так делает мужчина Варийи, доказывая свою силу и отвагу, идя на риск в одиночку.
        Есть лишь одно место, где могут держать Виеру. Это карцер для пленных. План стандартного зинонского челнока прекрасно знаю. Я затащил в комнату всех убитых мною людей Кимара и самого Кимара и кинул их трупы перед дверью, где держали Виеру. Затем с кипящим остервенением вырвал дверь вместе со всеми открывающими механизмами и замками.
        Я увидел ее. Она была привязана к стене карцера. Практически висела на этой холодной железной стене, обнаженная, беспомощная, вся в синяках и ссадинах. У меня защемило сердце. Она была очень худая, ее волосы были растрепаны, рыжие клочки валялись по всему карцеру. Она посмотрела на меня измученным и удивленным взглядом. Эти зеленые глаза сверкнули, все та же гордая Варийка! «Она так и не покорилась Кимару и другим», сказал мне адмирал Лин -оун.
        Смотрел лишь секунду. Для меня она мало изменилась, была все также красива, несмотря на ее жалкое положение.
        Вырвал оковы с корнями из стальных стен. Она начала сползать вниз, я пытался поддержать, но варийка оттолкнула, с силой, что в ней еще таилась. Удивление и гордость взыграли, разбавляя мою горечь. Она всегда умела беречь свои силы, на самый крайний случай. Если враг потеряет бдительность, сделает хоть малейшую ошибку, она найдет силы убить его. Я вышел из карцера. Она хочет сама, пусть. Встречу ее снаружи среди трупов ее обидчиков, убитых с особой жестокостью.
        Она вышла мне на встречу, едва держась на ногах. Мы посмотрели друг на друга. В ее глазах была ненависть и презрение. Она даже не взглянула на пол, хотя уже поняла, кто перед ней лежит.
        До сих пор она молчала. И сухие губы, наконец, разомкнулись.
        - Чего ты хочешь Сирус? - прошептала она охрипшим голосом.
        Звучание взбудоражило душу. Как я скучал по этому голосу! Как давно не слышал! Дрожу, сдерживаясь на грани… Нет сил быть так близко и не рвануть в ее объятия. Но я стою, наказывая себя так, как никогда не наказывал прежде. Пытка невыносима, и она затаилась в груди, готовая разорвать меня изнутри, обнажая сердце перед той, что дороже жизни.
        - Прости меня, - произнес я тихо, прекратив дышать. - Люби меня…
        - Ты подлый предатель! - оборвала она.
        - Я подлый предатель, - согласился я, на моих глазах наворачивались слезы.
        Она стояла и дрожала, а я не смел подойти и обнять ее. Возможно, я сумею ей рассказать, как меня подло обманули, но не сейчас.
        - Ты жестокая подлая тварь, разрушившая мою жизнь, укравшая свободу! - крикнула она.
        Сейчас я был ничтожно мал перед ней, этой обессилевшей, но гордой Варийкой.
        - Я жестокая подлая тварь, разрушившая твою жизнь, укравшая твою свободу, - повторил в ответ.
        - Ты мерзкий предатель, лишивший меня всего, что любила, ты не достоин моего прощения и моей любви, - это был уже шепот.
        - Я мерзкий предатель, лишивший тебя всего, что любила, я не достоин твоего прощения и твоей любви, - повторил, захлебываясь слезами.
        Виера переступила через труп Кимара и вдруг обняла меня своими цепкими почти обессилившими ручками. Мои руки коснулись ее худенькой спинки, изрубленной шрамами. Ее тело забилось в беззвучном плаче. Я прижал ее крепко -крепко и бережно, как умеют только настоящие мужчины Варийи.
        ЭПИЛОГ
        «Во всей галактике Эрар людей и судеб не счесть... Но именно детский смех малолетней девочки Кары, звучавший на расстоянии тысяч звезд, вернул Сирусу смысл к жизни, напомнил о том, что у него дочь, и есть к чему стремиться. На своем пути Сирус спас будущего известного пирата Хакке. А тот в свою очередь, замыкая круг, поддержал Кару и помог мне вернуть семью и покарать злодеев… Это лишь кое -что… А мир… Что там мир? Он тесен, как и вся бесконечная Эрар...»
        Адмирал Лин -оун (Из Космических хроник галактики Эрар).
        СЕНТЯБРЬ - НОЯБРЬ 2014 ГОДА. КАЛИНИНГРАД, МОСКВА, СТАВРОПОЛЬ.
        Романы серии «Космические хроники галактики Эрар»:
        1. Момент истины для планеты Земля.
        2. Космические хроники галактики Эрар: Сирус с планеты Дэрна.
        3. Космические хроники галактики Эрар: Большие мечты маленьких людей.
        4. Космические хроники галактики Эрар: Голод.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к