Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Павлов Игорь: " Звезда Галактического Ринга " - читать онлайн

Сохранить .
Звезда галактического ринга Игорь Павлов
        Чем удивить извращенные умы галактической империи? Возможно, молодой, невероятно красивой, надменной и брезгливой девицей с Земли, которая попала на эротическое шоу насильно.
        Интересно, что с ней будут делать на ринге под вниманием многомиллионной публики? Ведь фантазия похотливых соперниц не знает границ.
        ИГОРЬ ПАВЛОВ
        ХЕНТАЙ. ЗВЕЗДА ГАЛАКТИЧЕСКОГО РИНГА
        Внимание!!
        В романе присутствуют сцены публичного насилия (ЖЖ, ЖМЖ, БДСМ).

* * *
        ПРОЛОГ
        Похищена стерва с планеты Земля для перевоспитания, хм… проведения самого зрелищного шоу империи… Свежее мясо! Свежая кровь и свежие красные щечки смущения. Не пропустите, чемпионат года по женскому реслингу! Разврат, похоть и море фантазии гарантируем. Все ваши самые сокровенные желания будут исполнены здесь! На ринге возможно все! Но в рамках действующего законодательства Империи.
        Желаете приобрести билетик на самое рейтинговое шоу цикла «Звезда галактического ринга»?
        Тысяча триста кредитов на отборочный, куда включен доступ и на зеленую лигу. Восемь тысяч на желтую. Двадцать на красную и пятьдесят на Амировую!!
        ГЛАВА ПЕРВАЯ. СТЕРВОЛОГИЯ
        - Одевай! - Закричал человек с пластиковым лицом. Вздрагиваю, так зол он впервые. Куда делся тот обаятельный инопланетный то ли мужчина, то ли киборг?
        Все - таки он человек, скрывающий свое истинное лицо, или переборщивший с пластикой. Страшно осознавать, что это мой единственный знакомый в этом чужом мире! И от него зависит все! Как же умудрилась так встрять?!
        - Как я это одену?! - Начинаю с позиции слабости, слезу давлю. - Эти трусы еще куда ни шло. А платформы и платье, да на ринг? Топ без лифа? Дайте лифчик, грудь же вывалится. Господи, да тут декольте. А чулки зачем? Ну? Да просто смешно.
        - Среди любимой одежды в анкете ты указала все это. В том числе чулки, - выдает человек с пластиковым лицом. - Ты подписала контракт. Пункт сорок пять, абзац три…
        - Столько текста! Когда бы я успела его прочесть? - Выхожу из себя и вжимаюсь в угол от его резкого взгляда, и уже продолжаю жалобно: - Я доверилась вам. И не могла помыслить, что меня ждет.
        - Подписала, отвечай.
        - Я думала, вы проводите кастинг в модельное агентство! Но не это! - Набираюсь неожиданной смелости. Но все это безнадежно после очередной фразы мужчины.
        - Ты должна нам за билет сюда. Всего один отборочный матч, и ты получишь кредитов столько, что хватит расплатиться по долгам, независимо от исхода боя.
        Сглотнула сухим горлом.
        - Какого исхода? К…какого боя?! Я… я не умею драться! Вы в своем уме?!
        - Твой противник ничем не лучше тебя, такая же девушка без малейшего опыта. Твои опасения напрасны, по правилам шоу, никаких телесных повреждений не допустимо. Это борьба, а не бокс или мужские бои без правил, как у вас на Земле. Успокойся, переодевайся. Время.
        - Я хочу есть. Полдня крошки во рту не держала.
        - Ты не заслужила еды за свое непочтительное поведение, - произносит надменно человек с пластиковым лицом.
        Мурашки катаются по моему телу. Дрожу, как же погано и дискомфортно от всего окружающего. Даже фантастическая красота за окном меркнет в сравнении с этой безумной ситуацией! Его улыбка ввергает в ужас. Впервые он выдает такие яркие эмоции, это страшно… страшно осознавать, что он не тот, за кого выдавал себя вначале.
        Неожиданно погано от понимания, что о тебе просто не кому позаботиться.
        - Сегодня и сейчас у тебя единственная возможность проявить себя, - говорит с некой иронией. - Будет покровитель и желающий заключить новый контракт с тобой, появятся реальные шансы. Ты должна понравиться публике, это единственный выход.
        - Я… я не ваша раба. - Начинаю реветь. - Отпустите меня домой. Я свободный человек. Хочу домой. Пожалуйста.
        - Одевайся, - в голосе сталь. Вздрагиваю от его резкого и угрожающего движения руки в замахе. - Если ты оплошаешь, я выброшу тебя в ближайшем порту. В лучшем случае подберут законники и определят к шахтерам, живущим без женщин годами. В худшем - поймают пираты и разделают на органы. Девочка, ты в сотнях тысяч парсек от своего дома. Не ищи иных путей.
        Человек с пластиковым лицом удаляется, давая мне три минуты на туалет и прочее. Проглатываю слезы. Скидываю халат, беру тугие трусики и натягиваю на гусиную белую кожу…
        Открывается дверь, накрывая меня волной звука и света. Чертов гладиаторский коллизий ждет. Тысячи зрителей в огромном многоярусном зале. Миллионы в своих креслах в уютных домах за платным контентом. Трибуны ревут, а я вижу прямую дорожку к рингу.
        ***
        За девять дней до этого. Солнечная система. Земля, город Москва.
        - Они пришли со своими технологиями и принесли нам грязь! - Разрывает горло святой бомж. Убогое создание.
        Прохожим его лепет, как фоновое радио. А я просто ожидаю следующей мелодии, поэтому услышала этот бред сивого жеребца, грязного и вонючего.
        Лето и мне неслыханно хорошо с виртуальным плеером в ушах.
        В мое личное пространство пытается ворваться назойливый Олег. Жалкий тип с козлиной бородкой. Обещала чего - то там. Ладно, отвечу на звонок.
        Возникает полупрозрачная картинка, которую вижу лишь я. И слышу тоже только я. Музыку делаю тише, злюсь, ибо на самом любимом месте прервана. Многие говорят, что запись можно повторить, человек дороге. Ага, разбежались.
        - Чего тебе, Олежка? - Вымученно выдаю. Люблю капризничать, это помогает быть выше податливых дурочек.
        Начинает тупить. Слова пытается выплюнуть, еще один убогий.
        - Я достал нам билеты на катер Аявар! - Выдал, наконец.
        Хмурю носик. А самой радостно, давно хотела прокатиться до Марса и обратно. Трехчасовой круиз в прозрачном купе с вкуснейшей едой, стоит один билет полугодовой зарплаты моих родителей. А Олежка богатый. Но тупой. Баланс соблюдается во всем.
        - Ладно, - улыбаюсь мило.
        - В субботу, я…
        Киваю, сбрасываю. Сеанс окончен. Терпение кончилось для тебя, малыш.
        - Безликие деграданты! Трусы и бесчестные ублюдки! - Прорывается проповедь бомжа в мое ухо. Звуки, как запахи, терпеть не могу чужую вонь. Уношу ноги. Музыка громче, еще громче…
        На меня смотрят парни. Даже те, что со своими девушками глазеют. Чулочки отпад, я просто супер. Смотрите и знайте, я никогда не буду вашей.
        Сквозь вечернее небо прорываются звезды и разноцветные пульсирующие огни.
        Мы искали жизнь за пределами Солнечной системы. Но нас нашли раньше. Высокоразвитая раса людей предложила нам все блага, а с этим и свою мораль. Мораль… в этом и главный подвох. Прошло пять лет, и мы молодое поколение не жалуемся, нам интересны их шоу и новости, культура и быт. Наши родители сторонятся сего, пытаются запрещать и ограничивать отпрысков. Но как можно ограничить безлимитный бесплатный интернет, что рождается буквально из воздуха силой мысли. Всего один наноробот размером с микроба и вуаля!
        Как можно ограничить мысль? Да практически никак. Все, что возникает в голове вопросом, дается ответом перед глазами. Мягко, умеренно или жестко. Все зависит от желания и возраста. Ограничений все же наши власти добились. Но их легко можно обойти при желании и достаточной сумме межгалактических кредитов. А там есть на что посмотреть, уверяют меня продвинутые и любознательные девочки.
        Земля теперь часть большой империи. И мы - туристическая планета, не имеющая права голоса в совете тысяч разумных рас. Аборигены. Ну да ладно.
        Иду по тротуару, мечтая, о том, что меня заберет какой - нибудь богатый космический принц. И это в наше время не сказка! Недавно одну молодую гимнастку увез к себе в звездную резиденцию один из дальних родственников императора! Земля - планета невест!
        Люблю ходить, а еще больше бегать. В парке тоже море спортсменов, отрицающих технологии инопланетян. Есть еще дурачье считающее, что надо накачивать мускулы натуральными методами. Я и сама качаю попу и подтягиваю бедра бегом. Это дает мне статуса в соцсетях, есть те, кому я позволяю наблюдать за собой, когда мне нужно. Они пишут хорошие комментарии и присылают виртуальные цветы, признаваясь в любви. Я не актриса и не певица, но у меня море поклонников. Потому что у меня клевая фигура и миленькое личико! Я совершенство! Достигнутое естественным путем. В этом мой конек, фишка и бренд.
        Надоела набережная. Как не чистили Москва - реку, все равно в нее продолжают писать бомжи и кошки. Хочу на курорт. Но наши козырные юга заполонили люди с других звездных систем. Хочешь отдыхать - плати втридорога. Да и не везде можно. Куда закрытых зон, взятых в аренду аристократией империи на неизвестные сроки. Может, нас уже давно захватили. Без боя и суеты, а нежно и играючи.
        Подъезжает такси, вызванное силой мысли. Усаживаюсь, водителя нет. Автопилот. Увы, безработица у нас огромная. Даже несмотря на то, что земных шахтеров партиями вывозят с планеты на межзвездные рудники. Естественно на заработки, не рабами же. Империя за свободу! За равенство и братство. За красоту гармонию и эстетику. А что там бомж орал? Дебил…
        Входящий от Милы. Предвкушаю веселье.
        Возникает рыжая, раскосая лиса. Зеленые зрачки с черной окантовкой блестят. Тоненькие губы изогнуты с хитринкой. Снова затейница в ударе.
        - Сколько можно меняться? - Ахаю от восторга. Подруга не очень - то и красива, но страдает постоянной сменой образа.
        - Че делаешь? - Последовал ответ с чавканьем. - Поехали на экстрим.
        - Снова бомжей гонять в полицейской форме? - Смеюсь, сама уже на взводе. Готова на любую авантюру с этой затейницей.
        - Не, просто в клуб, - протягивает с иронией.
        - А экстрим в чем?
        - Так раритетный клуб, без всяких там наворотов. Пойдем туда, где простой народ тусуется.
        - А, - киваю с сомнением.
        - Заедем в салон сперва, а потом шмоток тебе купим нормальных. Ну а дальше посетим быдло - пати.
        В груди потеплело. В последнее время Мила любит меня одевать, будто я ее кукла.
        Растягиваю улыбку. Что тут скажешь? Пользуюсь деньгами подруги, и не считаю, что должна ей за это. И никому ничего не должна. Мой девиз по жизни: любите меня за то, что я есть.
        - Подтвердите новый маршрут? - раздается электронный голос.
        - Я загрузила адрес, - прокомментировала Мила и отключилась.
        Посылаю мысленное подтверждение. Долго тренировалась управлять мыслями, что материализуются в команды. Научилась отделять уровни сознания и подсознания. Целое пособие на эту тему инопланетяне нам скинули. Я даже экзамен сдавала, как раньше люди по вождению, чтобы получить симбионта.
        Пишу маме. Звонить не буду, начнет грузить и нравоучениями заниматься. Все сводится к безопасному сексу. Иных опасений нет, ибо в наше время полиция реагирует мгновенно со скоростью мысли. А система тотального контроля следит за перемещением каждого гражданина. Даже мой паспорт и деньги внутри меня в виде нано устройств. Очень удобно посещать аквапарки и пляжи. ДА и много - много всего.
        Шесть целых семьдесят пять сотых кредита перечисляется с моего скудного счета за транспорт. Мама уже не контролирует мои счета. Я взрослая девочка с балансом в двадцать три кредита.
        - Катюня! - Восклицает Мила, когда покидаю транспорт, прибывший в шикарный магазин одежды от раскрутившегося на классике итальянского модельера Ралетти.
        Рыжая тонконогая девочка в платьишке с хорошей попой, но никакой грудью мне не соперница. Оттого не вижу в ней врага. Мы - контраст, который играет мне на руку.
        Обозначаем поцелуи. С завистью смотрю на ее шикарную сумку и новый браслетик. За последние два года подруга моя поднялась. Стала богата. Сама сетует на родителей, но я почему - то сомневаюсь в этом. Бросила учебу, родителей нет нигде, о них вообще ни слова, всегда боеготовая в любое время дня и ночи. Словом - свободная птица. которую никто не воспитывает кроме меня.
        Заходим в бутик. Девчонка менеджер начинает лизать Миле попку, потому что у нее сумка стоит больше, чем месячная зарплата работника этого магазина.
        - Покажите новую коллекцию белья, - важно произносит подруга, пока я вдыхаю ароматы новизны и просто балдею от предвкушения касания к новому.
        Девочка начинает запинаться, к ней на помощь подскакивает тетечка на высоченных каблуках, строгая на вид и важная, но выдает все мягко и вежливо, распинаясь по поводу тканей и удобства того или иного лифа.
        Мила набирает лифы с объемом чашечек С. Я как дура делаю вид, что не смотрю на цены. А они заоблачны. Подруга набирает мне. Свой первый размер она не особо подчеркивает, стараясь носить пушап и рифленые кофточки. Хотя было как - то, что пришла в маечке без лифа с торчащими сосками. Обкурилась девица.
        - Мерить, - бурчит. - Знаешь почему я выбираю такие магазины?
        Пожимаю плечами, проходя в кабинку.
        - Чтобы в сеть к дрочерам не попасть. Запишут, даже датчики не заметят, потом объясняй в институте, что это монтаж.
        Фу. Сама набралась дурных слов от подруги. Завешиваюсь, принимая горсть лифов. Ценник жесть. Снимаю маечку. Белокожая я, любуюсь, глядя на плоский живот - мое достояние и гордость. Снимаю бежевый лиф, грудь выпадает. Иногда у меня паранойя, думаю, что сиськи мои не ровные, левая ниже правой. А еще они подвисают, хоть и пышные в меру. Но я чувствую, что сила притяжения берет свое. И это в девятнадцать лет! Никакой нано - пластики! Все натурале. Тянусь за розовым лифчиком, Мила заныривает ко мне.
        - Катя. А ну давай заценю, - говорит важно.
        Ну ладно, соглашаюсь со спонсором. Уже представляю, как буду среди завистниц курса в этом белье и полупрозрачной маечке, чтобы все видели такой модельный шедевр и мои буфера.
        Мила пялится на меня, пока мерею.
        - Ты чего? - Замечает мое смущение. - Я не лесбиянка, хватит всякую ерунду обо мне думать. У тебя клевая грудь, хочу такую же. Без пластики же?
        Киваю, смущаясь еще больше.
        - Породистая ты баба, у тебя папа не бразильских корней?
        - Дед, - пожимаю плечами.
        - Талия, любая позавидует, задница отпад, сиськи - кровь с молоком. Да ты в топ - модели первый кандидат.
        - Совсем засмущала, можно салатовый возьму, ой нет, розовый?
        - Давай к ним трусики подберем. А то комплектные мне не нравятся, - загорается Мила и уносится за трусами. Благо, подруга не присутствовала при моей дерганной примерке. Хотя я поверх стрингов своих мерила. Брезгую. Стараюсь нижнее белье стирать перед ноской, мало ли триппер подхвачу, не переживу.
        Дальше дело перешло к шмоткам. Вечернее платье я нашла, будто оно создано именно для меня. Четко подчеркивает фигуру и ягодицы. Бедра, талия вычерчены. Спинка голая.
        - И в этом на бомж - пати?! - Скулю.
        - Посмотрим, что ты после салона скажешь. Погнали! Девушка, заверните нам все и на доставку по адресу…
        Захлебываюсь от восторга. Все мое!! Я просто могу прийти в магазин завтра без подруги и сдать часть, разбогатев несметно!
        Взрослая женщина давит легкую улыбку. Заметила, что я на шее у подруги?! Стреляю в нее хмурым взглядом с нотками презрения. А ну заткнулась, овца. Уводит взгляд, но так надменно и с усмешкой, что хочется сказать гадость. Она меня уже просканировала раз десять. Завидуй молча, стерва.
        Салон красоты. Мир, где тебе дарят кратковременную любовь и заботу. Точат, пилят, красят и лижут все части тела. А еще наводят эстетику по велению клиента, но с нотками своего таланта. Так рождается федеральной красоты я, Екатерина великая и бессердечная.
        Часть процедур вручную, часть с помощью нано. В итоге на меня смотрит голубоглазая голливудская актриса. Невероятно красивая и волшебная.
        - Ну у тебя и глазища, Катюнь, - восклицает кукла Мила, потирая ладоши. - Шампанского в студию!
        Едем в клуб, предварительно накатив по бокальчику белого игристого.
        Дорога, стоянка, дом трехэтажный под снос и вывеска над крыльцом: «Клуб раритета и любви к Родине».
        С улицы уже слышно, как долбит музон. Дом на фоне многоэтажек спального района. Судя по огням в окнах, многие не спят, курят нервно на балконах.
        От самой стоянки очередь. На входе два дядечки шириной, как я в высоту с нано - искателями. Сканируют нелегальных симбионтов и выдворяют с угрозой вызвать полицию.
        Время глубоко за полночь. И стоять я не намерена. Иду вдоль очереди, подхватив оторопевшую Милу. Подружка, теперь мой выход. Если кто не посмотрел на меня, это лишь потому, что занят путешествием в виртуальной сети. Никто и слова не сказал, одна баба успела вякнуть, когда уже к охране подошли. Но поздно, оба громилы пододвинули железный бортик пропуская нас. Улыбнулась мило, в их округлившихся глазах отражается богиня красоты и грации. Никто нас даже не просканировал и задерживать не смел.
        Небольшой холл с голубоватым светом и окошками кассы. Мила расплачивается, нам ставят детские печатки на руки, светящиеся неоном. Проходим дальше, минуя группу быдла, что пытаются разобраться кто кому должен и хватит ли на выпивку. Раздевалка с бабушкой, девочки две стоят, мымры страшные. Ребята к ним пытаются подкатить с пьяными шуточками. Видят нас и млеют. Взгляд мимо всех, никакого внимания окружающим. Бабушке сдаю кофточку, обнажая спину и вечернее платье.
        Завистливые взгляды женщин, как бальзам на душу. На мою задницу пялятся все мужики! Пьяные в открытую, трезвые украдкой. Хватит самолюбования! Проходим в зал с барной стойкой. Разноцветные бутылки за мальчишкой барменом, куча бокалов на рельсах, подвешены за ножки. Бармен подмигивает мне, а я смотрю безразлично. Мебель подмигивает, ладно, бывает.
        На стойке поджигается зеленая самбука. Парень неумело пьет, вдыхает через трубочку. Шагаем дальше, лавируя меж народа. Столики все заняты, диванчики тоже. Следующий зал круглый с балконами в два яруса, обрамляющими его. Танцпол под вспышками в такт музыки, светомузыка создает тот еще раритет. Танцы в разгаре, кое - где пьяные танцы.
        Мила тащит по лестнице вверх. Тут же скачут официантки в обтягивающих белоснежных штанишках и блузках с натянутыми на бюстах пуговицами. Серые мышки, которые подрабатывают за жилье в общагах.
        Поднимаюсь неспешно, каблук двадцать сантиметров, покачиваю бедрами и поправляю челку. На голове произведение искусства. Девочки постарались на славу.
        Вип - ложе наше. Мила забронировала. Балкончик, столик и диван полукругом. Шторка, при желании загораживает от проходимцев, вид на танцпол. Ди-джей зажигает, имитируя работу. Все уже давно само играет, стоит только подумать. Подтанцовка из двух попастых куриц. Обе меня бесят, двигаются плохо, ноги на высоченных каблуках. Под ними стоят ребята и глазеют откровенно, позабыв о танцах.
        Мила заказывает кальян, ролы и б52, сразу четыре шота. Трехцветный напиток, который сперва надо поджечь, затем выпить через трубочку мне никогда не нравился. Всегда опасалась за свои волосы, шикарные натуральные белые волосы. Переполненная позитивом и чувствами, что море по колено, на этот раз пью уверенно…
        Свежо, стою облокотившись на перила верхнего балкона. Мила нашла себе черненького мальчишку и целуется на своей вип - ложе. А я ушла, проявив солидарность. Танцевать не хочется, смотрю на людей. Едва стала вертеть, поперла алкашня знакомиться.
        Господи, сколько ублюдков эта земля носит?! Одно быдло толкнуло другое на площадке у сцены. И понеслось. Тем временем девушки позволяют брать себя за задницы незнакомым проходимцам. Танцуют с неуклюжими пьяными парнями, что лапают из за грудь. Целуются! Фу…
        - Вы свободны? - Очередной смельчак подкатывает. Даже не оборачиваюсь и не отвечаю.
        Пристраивается сбоку. Мельком взглянула. Буквально на секунду. Вроде трезвый. Дядя лет тридцати, ухоженный. Брови прямые, вид джентльмена. Но ничего особенного. Смотрю в другую сторону, этот мне не интересен.
        - Считаете, что не достоин внимания? - Произносит с обидой и укором. Поворачиваюсь к нему, смотрю прямо черные ресницы, подводка и большие голубые глаза дают свой результат. Я как солнце, долго не посмотришь, дядя.
        Пожимаю обнаженными печами. Вонь от дыма, что периодически пускают на площадку, меня раздражает. И навязчивые дяди тоже. Не интересен, отвали.
        - Мое имя Алексей, я совладелец хорошего модельного агентства, - начинает подкат. - Мы могли бы пообщаться в менее шумном месте.
        Растягиваю улыбку и мотаю головой, возвратившись к перилам.
        - Не верите?
        - Тупейший съем, - бросаю.
        - Последний шанс.
        - Отвали, - выдаю без тени страха. Охрана в клубе вокруг меня вьется уже давно. Инциденты были.
        Мужчина уходит, не оборачиваясь. А я все же посмотрела ему в след. Прямиком ушел, будто только я и была его цели. Странный какой - то. Вроде и акцент почуяла, и запах необычный. Послевкусие выдал незнакомец. Спускаюсь к подруге, в душе тревога.
        На нашем диване четверо ребят! По двое с каждой стороны. Пары разные, быстро делаю вывод, что незнакомцы. Одни обособленно пьют водку, двое других общаются с Милой. Девочку развезло. А я совсем уже трезвая.
        - Моя подруга! - Раздается сквозь музыкальный проигрыш. И как по заказу, музыка глохнет, раздается голос ведущего. Вот и наступило время конкурсов и покупок фирменного коктейля по аукциону!
        - Василий! - Поднялся мальчишка, что болтал с Милой.
        - Сергей! - Подорвался тот, что пил водку, следом его друг развалившись еще больше на диване проблеял:
        - Арсен Спарягин, кмс по боксу. Всех размотаю, ты только пальцем покажи.
        - Мила, поехали домой, - фыркаю, хватая за руку. Меня отдергивает дружок Василия.
        - Ээээ, пжи…
        Ненавижу пьяных ублюдков. Животные.
        Арсен встает медленно, отодвигая от себя стол со скрипом.
        - Ты чего бузишь? - Адресовано к тому, кто воспрепятствовал эвакуации подруги. И тут я вижу ее ухмылку. Вот лиса.
        - Пошли выйдем?
        - Че?!
        - А Че?! А ниче!
        Подрывается Мила.
        - Мальчики, покурим.
        - И поговорим, - скалится Арсен, расправив плечи. Друг его придерживает. Двое оппонентов более расслаблены. Давно не видела драк. И вдруг захотелось крови и зрелищ.
        Не успели выйти из клуба, началась потасовка. С визгом и хохотом, мы прыгнули в такси, оставив с носом ухажеров, намеревавшихся нас зацепить на посиделки на хате.
        Такси везет в другой уголок города. За стеклом мелькают огни московских переулков, плотное движение вечером сменилось редким ночью. Вторник, многим на работу. А мы понеслись в круглосуточный спа салон.
        Клонит ко сну. Но я должна отработать своим присутствием и хорошим настроением. Подруга трезвеет, чирикает про чудный спа с красивыми и умелыми мальчиками.
        Подвальное заведение на северо - западе Москвы. Мила тащит уверенно, встречают ее, как частого и дорогого клиента. Проходим, в раздевалке чистенькой и благоухающей оставляем вещи, хватая полотенца. За столиком нас угощают бодрящим кофе… И вот я лежу на кушетке, с полотенчиком на попе. Меня массирует накаченный парень руками, творящими чудеса.
        Проваливаюсь в сон. Но борюсь до конца. В зеркало вижу подругу и желтые огоньки ароматизирующих свечей. Массажист красив, он стоит моего внимания. Но жалок, раз в этом заведении работает. Без кредитов мне совсем не интересен такой. Куда он меня поведет, если начнет клеить?! В забегаловку или шашлычную сомнительную?
        - Как тебе? - Блеет Мила.
        - Кайф, - протягиваю. Мальчишка мнет спину, хребет, ребра пальцами своими настойчивыми прочерчивает, уходит к груди у подмышек. Приподнимаю подбородок и даю телу напряжение, понимая, что слишком много себе позволяет. Тот словно чувствует меня, отступает к пояснице. Переходит на ноги. Массирует их снизу - вверх: пальцы ног, пятки, икры. Теплые сильные руки в сочетании с горячим маслом скользят выше. Это скольжение так неистово приятно… Кушетка широкая. Он слегка разводит мне ноги. Настойчивость воспринята, как нужда доделать работу. Это всего лишь обслуживающий персонал. Ладони касаются внутренней стороны бедра. Боже, как приятно. Еще никто не трогал меня так близко. Ах…
        Руки скользят ближе, уходя к ягодицам под полотенцем. Хочу возмутиться, но утопаю в блаженстве. Это всего лишь ягодицы… переходит на копчик, надавливает и водит круговыми движениями. Охх, приятно. Да и медицина это, так надо…
        Сквозь пелену сна понимаю, что - то не так! Моя попа ощущает слабое дуновение ветра. Точнее анус чувствует. Напрягаю ягодицы, понимая, что на них его ладони! Полотенца нет! Он раздвинул мои ягодицы!! И дует на мой анус!!
        Дергаюсь, как ошпаренная. Мила вскакивает. Парень стоит в трех метрах, а я сжалась. Не знаю, когда успела прихватить полотенце. Массажист Милы куда - то пропал. Сама она отключилась, похоже. А этот урод со злорадством смотрит на меня голую! Что он сделал еще предстоит выяснить. Я ему голову откручу. Обращусь куда надо и открутят.
        Ах ты тварь!
        - Что?! - Мила в недоумении. Ощущаю, что масло давно уже впиталось! Его мерзкие руки трогали мои ягодицы с трением, не скользили! Значит я отключилась надолго!! Передергивает в отвращении.
        - Он… он! - Начинаю, задыхаясь. Щеки кровью наливаются. Мурашки по телу бегают, внизу все сжимается. - Сам ей скажи!
        Парень меняется в лице. Становится податливым и печальным.
        - Простите госпожа, я не хотел напугать, полотенце упало, я понял, и вы…
        - Врешь! - Кричу.
        - Эй, Карен, ты лапал ее?! - Взвинтилась вдруг моя подруга, назвав этого ублюдка по имени.
        - Нет! Что вы! Не в коем случае, госпожа, простите, если доставил неудобства.
        В комнату влетает здоровенный качок в черной обтягивающей майке. Парень сжимается.
        - Что тут за шум?!
        - Зови администратора, - командует подруга важно.
        - Не надо администратора! - Восклицает урод по имени Карен. - У меня мама инвалид на иждивении, кормить надо, не надо жалоб, я вам деньги верну за сеанс. Вдвойне верну, простите только!
        - Простим? - Спрашивает вдруг меня охранник. Щенячий взгляд парня так омерзителен.
        - Нет! Администратора! - Настаиваю.
        Приходит помятая женщина лет сорока пяти, пока охранник общается по понятиям с массажистом.
        - Он трогал меня, - заявляю, набравшись решимости и собравшись с мыслями. - Едва не надругался.
        - Пшел вон! - Рявкнула женщина, что на миг мне стало жалко мужчину. Но лишь на миг. С победным видом проводила его взглядом. Мразь эту кареглазую.
        Оделась без душа, наспех, ждала подругу на улице, как раз такси подошло. Скорее из этого притона с извращенцами! Разлетелись мы с подругой по домам на не очень хорошей ноте. Мила хмурая, я тоже вся зажатая, будто меня изнасиловали. Хотя по ощущениям все в порядке, нигде ничего не саднит. И как хорошо, что миновало.
        На часах четыре утра, и мама не спит. А я без зазрения совести, игнорируя ее иду в ванную. Щелкает автоматический датчик.
        - Обмен данными отключен, - раздается электронное. Облом хакерам, что любят подсматривать за личной жизнью. Блокировка нанопередачи и интернета в туалетной комнате.
        - Я волновалось, - раздается за дверью. - А ты выключила входящие.
        - Прости мам, я случайно, когда в салоне была, - выкрутилась. На кухне зажужжал термопод. Нравоучений не будет, камень с плеч.
        - Тебе посылка, - говорит мама, судя по всему, из той же кухни. Квартирка у нас маленькая.
        - Знаю.
        Скидываю вечернее платье, которое нужно стирать. Масло на нем в любом случае осталось. Лиф новый жалко, его тоже бы постирать. Но скорее всего испорчу товарный вид. Жаба душит, радует, что есть еще куча новых. Мне срочно в душ, смыть всю эту мерзость, след его лап. Стягиваю трусики, кидая их в корзину грязного белья.
        Соски необычно тверды, как камень. Еще снимая лиф, почувствовала укол от трений внизу живота. Он мне подмешал афродизиака в масло! Скорее смыть! Голову не стала, прическу за тысячу кредитов жалко. Косметику… потом. Не до нее, новые нанотехнологии, никаких неудобств с этим делом. Можно даже спать.
        Выхожу из душа, посвежевшая и несколько возбужденная. В большое зеркало смотрит нереально красивая и сексуальная девушка. Гляжу на нее и хочу. Стыдно себе в этом признаться, я возбуждаюсь от себя самой. Люблю себя. Захотелось снова лиф надеть розовый, в нем я просто нереальна. Натягиваю, получая приятное от трения все еще упругих сосков. Вроде и не чувствуется масла от ткани. В зеркало на меня смотрит голубоглазая блондинка с прической в косы и челочкой тоненьким изгибом до гладенькой щеки, игривый такой.
        Румянец и тонкие черты лица. Я нереальна. Ни один ублюдок недостоин касаться меня. Сейчас массажист, наверное, дрочит. Фу, мерзость. А о чем он думает? Сколько времени он смотрел туда? Пусть. Это лучшее, что у тебя было, о большем забудь, тварь.
        Мысль дурная в голову лезет. Смотрю на живот и скольжу взглядом на кису. Трехдневная щетина. Ой, растяпа, не побрила перед клубом. И он видел это?! Помешалась на своем натурале, надо удалить волосы с помощью нано, и дело с концом. А я брею вибрабритвой, кремочком мажу. Мне нравится ухаживать за своей кисой.
        Массажист… А что он там рассматривал? На меня уставились горящие глаза из зеркала. Снова снимаю лиф. Нет, у меня определенно классная грудь, особенно такая возбужденная.
        Мамино зеркальце хватаю с полочки. Я просто посмотрю, как это выглядит, не более. Старая добрая чугунная ванна. Включаю воду в раковине, чтобы мама чего зря не подумала. Ложусь в нагретую от душа ванную. Поворачиваюсь поперек, перекидываю ноги через бортик. Голову ниже, попу выше. Не зря я ходила около года на йогу, шпагат едва не дотягиваю. А тут просто березка в ванной. Таз выше головы, ноги назад к груди согнутые в коленях для баланса. Что я с собой делаю… сама с себя удивляюсь. Но это предвкушение толкает дальше. Беру зеркало мамино размером с две ладошки и подставляю под углом, как нужно.
        Шум воды, льющейся из крана, дает комфорт и ощущение домашнего уюта, полного интима и индивидуального недосягаемого пространства. Мое таинство, мои эксперименты.
        - Объемный свет, - командую шепотом и в зеркале появляется моя растопыривая попа. Никогда не видела свой анус. Тело знаю, да и киску изучала, отодвигая половые губы и с опаской разглядывая красные стенки полости. А вот дырочку попы нет. Белые растянутые ягодицы, сделавшиеся больше, идеальная кожа без единого прыщика. А в середине, в углублении крохотная розовая дырочка, напоминающая губки «пю» в уменьшенном варианте. Такая беззащитная… такая простая и в то же время привлекательная. Моя анальная дырочка. И никакой пигментации вокруг, все идеально, все от природы. Мой изящный каньончик переходит в сомкнутые половые губы. Их эта тварь тоже видела, край, немного, но видела…
        Сжимаю сфинктер. Так забавно получается. Свободной рукой натягиваю кожу на ягодице, создавая легкую деформацию анального колечка. Немного открываю его, размыкая. И нет в этом ничего такого. Я просто изучаю свое тело, свое собственное. Подбираюсь пальцем ближе, между ног ощущаю томное блаженство, предвкушение. Ближе… палец трогает нежную дырочку, оттягивая ее немного в сторону. Касание, палец вверх, снова касание. Такое ощущение, будто чувствую биение сердца, отдающее туда. Страшно подумать, что массажист мог трогать анус, пока спала. Тварь распускала руки и рот. Этот извращенец смотрел и наслаждался беззащитностью моей анальной дырочки.
        Увидел, значит, надругался. Урод… ненавижу его.
        Новые желания. Двигаюсь к киске, половые губы с этой точки зрения тоже мне не знакомы. Раздвигаю, тоненькая блестящая слюнка тянется внутри. Черт возьми, да я довольно возбуждена. Возвращаю тело в нормальное положение, скрипя и получая дискомфорт. Но желание сильнее. Новое, похотливое. Я хочу испытать кое - что, но не знаю как. Озарение приходит быстро: фен! С функцией холодной сушки, режим струи! Хватаю его и возвращаюсь в прежнее положение березки поперек ванной. Ноги расставляю шире, мне нравятся мои проступающие сухожилия от киски. Нащупываю заветную точечку в киске. Она уже набухла. Раньше делала это с помощью душа. Теперь я нажимаю на кнопочку рукояти, и фен выдает тоненькую холодную струю на мой анус. Немного круговых движений, перенаправляя, играя, создавая тот самый эффект. Пальчик трогает клитор. Пять секунд… А - ах! Дыхание перехватывает! Улетаю в неистовое блаженство, едва не выронив фен. Еще немного и поворачиваюсь вдоль ванной, пускаю воду и здесь. Никогда еще я не испытывала такого сильного оргазма.
        Передергивает вдруг. Сжимаю бедра. Что со мной? Раньше никогда такого не делала.
        - Доча? - Мама стучится в дверь по старой привычке. - Ты там не заснула?
        - Нет мам! Выхожу! - Подрываюсь, как ошпаренная. Фен падает с бортика на коврик. Вытираюсь и иду в кроватку, ощущая себя похотливой проституткой.
        Мягким одеялом укрывает меня мама. Нежности хочется, ласки. Меж бедер сжимаю складки одеяла. До чего ж стыдно.

* * *
        День начался с обеда. Простояла в планке пять минут, поприседала немного, сгоняя остатки негатива. Перекусила и в путешествие отправилась.
        Я на первом курсе института среди тупых мышей, чувствую себя старшекурсницей и авторитетом. В нашей стране убогое образование путем физического и умственного труда еще не умерло, но власти империи борются и с этим. Зачем что - то запоминать, если можно просто спросить у сети?
        На лекции хожу, чтобы покрасоваться и послушать сплетни.
        Вторник солнечный, и я проспала почти все пары. Но решила сходить на последнюю, ибо моя любимая. Иногда включают ролики о жизни в центральной империи.
        Прическу расплела еще перед сном, получив кудри до пояса. Хороший салон, ни грамма лака, только заколочки и брошки. Все включено. Жалко, но куда деваться, учебное заведение все - таки. Если прибуду в чересчур презентабельном виде, сокурсницы захлебнуться собственным ядом.
        А так, штанишки, обтягивающие со стрелочками, стринги под них, кофточка полупрозрачная и лиф от итальянского модельера Ралетти. Почему - то захотелось именно обтягивающей одежды на попе и тонких трусиков. Второе уже вынужденно. Не буду же одевать под облегающее обычные трусы, смех, да и только. У нас есть такие курицы, что не видят разницы.
        - Светлова Екатерина Сергеевна почтила нас своим присутствием, - получаю внимание от преподавателя «Новой истории». - Освободите местечко на галерке, граждане.
        - Спасибо, Евгений Алексеевич, - выдаю несколько скрипящим голосом и полностью заглушаю музыку.
        Сорокалетний остряк, который когда - то получил отворот поворот, намекнув на дружеские посиделки в кафе. Нравится мне он, много интересного рассказывает. Но староват и к тому же женат, хмырь.
        Олежка машет с центра аудитории. Сообщение от него приходит: «Катька, я тебе место занял». Впитываю взгляды парней. Пять из аудитории точно от меня без ума. Три ряда прошла, присела рядом с ботаном. Кирилл мне дипломную обещал написать от руки моим почерком. За такой подвиг я готова платить ему лишней улыбкой.
        - Ну, так вот, продолжим, - преподаватель вновь сама серьезность. - Доктриной центральной власти империи является акселерация гуманоидных рас отсталых планет. Здесь нужно обратить внимание на экономический эффект. ВВП…
        Сегодня кина не будет. Музыка окутывает мои мечты о том, что я свалю отсюда отдохнуть на лучший курорт галактики с каким - нибудь галактическим принцем.
        Кирилл что - то спросил, кивнула. Снова спросил.
        - Ну чего? - Приглушила музыку.
        - Пойдешь на катер Аявар?
        Берусь за голову. Сговорились?
        - Ты против? - Выдает угрюмо.
        Обидься еще, осел.
        - Однако не факт, что мы получили их новейшие технологии, - тем временем продолжает распинаться Евгений Алексеевич. - Скорее пережиток прошлого достается нам, Земля - рынок сбыта устаревшего.
        - Катька, ты где тусила, признавайся? - С заднего ряда доносятся хихиканья.
        - Девочки, а вы знаете, что Кристину Дарьянову в столицу империи позвали? - Раздается голос одной болтухи. - В модельное агентство золотого круга.
        - Ты хоть знаешь, что такое Золотой круг, Света, - усмехнулась ее одна подруга.
        - Да не гонит она, действительно, наших русских девочек замечать стали иные…
        - Разговоры! - Не вытерпел преподаватель. - Не наговорились на паре по межгалактическому?!
        Пара завершилась. А я все думаю… Ведь действительно тенденция такая идет, в модели наших приглашают. Подруги облепили, давай расспрашивать, что за фотки выложены в сеть и откуда. Солнце ясное на площади у здания институтского.
        Показалась группа старшекурсниц. И я осунулась, проглотив слова о моих приключениях с Милой. Потому что еще издалека заметила шествующую в толпе подруг Доминику Нестерову, черноглазую брюнетку с толстой косой до пояса.
        Девочка старой закалки и папиного воспитания. Ходит в фитнес центр, приседая со штангой, и кушает протеиновые коктейли собственного приготовления. Пару раз я с ней соревновалась в общей группе на лучшую попу. Оба раза я выиграла уверенно. Но в «мисс бикини» ей равных нет. Уже на проф уровне участвовала сучка. Хотя, что взять с двадцатипятилетней? Ума нет, одна качалка в мыслях и автозагар.
        Направляется к нам. А я делаю вид, что увлечена рассказами. Но не тут - то было. Мои подружки перекидываются вниманием на них.
        - Школа там, - бросает Доминика. Гадкие смешки пошли.
        - Привет, - произношу с застенчивостью.
        - Как там тебя, - смеется. - Хорошие шмотки, ты Милу за них ублажаешь?
        Фотки тусовки нашей полноформатные выставила что ли?! У подруги в попе вода не держится. Хотя ей - то что. Шавки лают, караван идет.
        - Ты несколько дерзковато откомментировала мой супер сет, малая, - говорит Доминика серьезно, прожигая черным взглядом. - Волосы вырву, правь. Репосты, лайки, любовь и уважение. В группе своей по репосту мне в день.
        Сглатываю. За рекламу я деньги беру. Вот сука. Хватает меня за лиф сквозь кофточку. Впадаю в панику.
        - Отпусти, - блею, тянет на себя.
        - Ты поняла, малая?
        Киваю, опускает с ухмылкой. Оттянула, чуть грудь не выпала под чашечки. Неподалеку мои ухажеры стоят смотрят. Первокурсники, как детсадовские мальчишки. С другой стороны парни посерьезнее. И у них пары вот эти суки с выпускного курса.
        - Нано пластика почем нынче? - Продолжает клевать, кивая на мой зад. - Иль у спонсора поинтересоваться?
        - Чуть дороже, чем протеиновое говно, - не вытерпела я, готовая драться. Уверена, что смогу задать этой перекаченной стерве. Года два назад занималась.
        Мальчишка, похожий на спецназовца приходил к нам в школу, набирать кружок по самообороне. Я раза три сходила, заметив его излишнее внимание, пожаловалась директору, его и вытурили, группу распустили.
        Доминика тянется ко мне. Откуда ни возьмись появляется ее парень.
        - Оу, Оу, Ник, хватит маленьких обижать, - говорит симпатяга и буквально оттаскивает протеинового монстра. - На ВДНХ сходка байкеров, поспешим.
        Тебе писец, сказали губы удаляющейся Доминики. Улыбнулась криво в ответ и быстро ретировалась от Олежки, который обогнал ботаника, чтобы пригласить меня куда - нибудь.
        По дороге столкнулась со стариком. Выругалась на его извинения. Мне показалось, что он специально это сделал. Да еще и понюхал мои волосы. Четкий вдох, я ощутила.
        - Старый извращенец, - бросила, когда обернулась и увидела, что он пялится на мой зад.
        Звонка Милы я ждала до вечера, находясь дома в некой хандре. Коза рыжая пробудилась и сразу мне набрала. Пригласила к себе. У нее и бассейн есть. Никогда не навязываюсь и делаю вид, что иду нехотя, а уж на месте беру все, что хочу, пользуюсь всем, что пожелаю. Вот такая я.
        Особняк Милы шикарен, не то слово. Родителями тут и не пахнет. В доме служанка и дворецкий. Хорошо живем. Окна в пол до потолка. Снаружи темные, изнутри все видно. Сталь, стекло и пластик. Да еще и в частной охраняемой коттеджной зоне.
        Мила встретила в купальнике.
        - Пошли плавать. Мой наденешь, пошли, пошли.
        Прохожу мимо полуоткрытой двери второго этажа.
        - Ох, как она ее! Чистый нокаут! Будет комбо? Постойте? Да! Загибает, очнулась, но поздно! - Раздается явно из трансляции, оттуда же орет публика. - Ох - хо!! Вы это видите?! Красная лига обещает быть насыщенной! Стойте, стойте! Дайте повтор! Она засунула…
        Дверь захлопывается у меня перед носом.
        - Запрещенный имперский контент, русскоязычный, - комментирует Мила. - Оно тебе не надо. Брат подсел, теперь из комнаты не выходит уже полгода. Пошли купаться, Катюнь, не зли его. Он у меня странноватый.
        Пожимаю плечами. Роюсь в ее гардеробной. Тут столько вещей, что бутик свой открывай. Как натянуть купальник первого размера на третий. Господи, что я творю. Натянула, ткань эластичная тоненькой полоской соски прикрывает. Меж ягодиц тоненькая ниточка, вообще страшно нагнуться. А во дворе сходка! Три девочки на лежаках балдеют, коктейли попивают. И это вечером!
        Девки на меня смотрят, раскрыв рты.
        - Ты где такую секс бомбу откапала? - Смеются.
        - Ты про эту, - отшучиваюсь, кивая на Милу. Подруги прыскают. Знаю, чертовок. Гуляли не раз. Подруги с местного двора, дочки богатых родителей.
        Хлебаю из бокала, что девочка официантка принесла на подносе, и опускаюсь в водицу. Вот чего мне не хватало весь день. А еще в голову ударяет на старых дрожжах.
        В пространстве возникает картинка. Илья Корнеев из бизнес центра «Газоил плаза». Еще один горе романтик из соцсети. Думает, раз прислал с доставкой букет роз, теперь имеет право требовать ответа на ее сообщения.
        Ставлю статус занятой и купаюсь дальше. Легкость и комфорт, несмотря на тугой купальник Милы.
        Всплеск, прыгает бомбочкой одна из девиц.
        - Дура крашеная, торт намочила! - Блеет еще одна на лежаке.
        - От сладкого полнит, - говорю я, растирая лицо. Мне тоже досталось. А куда деваться, бассейн три на четыре.
        - Так что там с Аяваром? - Говорит Мила подругам, подплывая ко мне ближе.
        - Есть еще местечко, - отвечают ей. - Берем Катьку в субботу?
        - Это уже третье приглашение на круиз, - говорю гнусаво.
        - Не удивительно, - смеется подруга, подплывая в упор, поправляю ткань на выскочившем ореоле. Мила продолжает, сделав разворот вокруг своей оси, будто балерина:
        - Его на ваш универ в эту субботу определили, как бесплатный экскурс с залетом в имперский порт. Кто успел, тот и съел. У нас ВИП как бы.
        - Вот же уроды… - выдала, имея ввиду Олежку и Кирилла.
        Разочарована - это мягко казано. За кого они меня принимают?! За дешевку? Впаривать халявные билеты, да еще с таким видом, будто продали душу дьяволу, конченые уроды. Конечно, я соглашаюсь на приглашение Милы.
        Глава 2. КРУИЗ
        В пятницу вечером меня снова ударил приступ, как после дискотеки и того злополучного спа салона. Захотелось целоваться. Просто почувствовать чьи - то губы. Как раз подвернулся Илья со своей очередной просьбой пообщаться.
        - Приезжай ко мне, - выдала томно.
        Мальчишка сорвался сразу и прибыл в официальном костюме с букетом красных роз, которые я на дух не переношу. Прихватил еще пакет с шампанским и фруктами. Чего удумал наглец. В постель меня затащить?
        Домой не пустила, цветы на подоконник заваленный окурками кинула. Приобняла, смотрю исподлобья. Я - очаровашка, ты наслаждайся пока дают.
        - Не пригласишь домой? - Говорит настойчиво голубоглазый мальчик с кудрявой шевелюрой. Обычный, ничем не примечательный. У него даже бицепса нет, и часы на руке - механическая дешевка.
        - Дома мама, - отвечаю, ощущая руки на своей талии. Я даже не стала краситься и переодевать домашнее. И так сойдет.
        - Тогда ресторан, я знаю хорошее место с вьетнамской кухней. Переодевайся…
        Целую его, прерывая лепет. Никуда я с тобой не пойду. Целует все настойчивее, твердый язык упирается в мои сомкнутые зубы. Не, не, не, проныра. Никакого языка. Я еще маленькая. Чувствую руки на своей заднице, и напряжение в штанах, упирающееся мне в живот, отталкиваю.
        - Что не так?! - Возмущается, тяжело дышит. Силой пытается притянуть.
        - Закричу, - выдаю угрожающе.
        Отскакивает, как от огня. Глаза шальные, выпученные.
        - Прости, - произнес шепотом и поскакал по лестнице быстро.
        Сердце колотится бешено. Стою в тапочках на лестничном пролете. Недолго думаю, подгребаю презент, чтобы отнести домой, мама обрадуется.
        - Тварь, - раздается с первого этажа, подъездная железная дверь закрывается с грохотом, прерывая собачий лай со двора.
        На смех пробивает. Заношу домой все. На столе раскладываю. Мама в шоке.
        - Ты прям так в магазин?!
        Ага. В ванную комнату руки мыть иду. Смотрю на себя, зеркало мамино вижу и взгляд на чертов фен перевожу.
        - Мама, ванну приму, - кричу из - за двери, закрываюсь на защелку, вырубая обмен данными с сетью. Начинается мое таинство…

* * *
        Космопорт Шереметьево. Металлического цвета треугольный корабль с пассажирским блоком на спине, стоит на старте. Мониторы его транслируют из зала. Я не в шоке и даже не впечатлена, а лишь немного заинтересована. Такого добра и похлеще в сети немерено. Смотри в три дэ моделях, лазай в виртуальных отсеках, рули и путешествуй.
        Прошла без проблем металлоискатель и рамку с датчиками, затем погранконтроль наш преодолела с ходу. А вот в имперском контроле заминка. Стою, как дура в кабинке герметичной и жду. Минут через двадцать уже решила отказаться от поездки. Пока женщина на мониторе не кивнула. Стенка растворилась, превращаясь в проход.
        - Добро пожаловать в империю, - произнесла, глядя на меня синими глубокими глазами. Пожимаю плечами, проходя через зеленое поле. Ощущение, будто меня наизнанку вывернули и все клеточки тела просканировали. Надеюсь, волосы не выпадут, мои локоны шикарные до пояса.
        Встречаюсь в зале ожидания со знакомой группой. Институтских море. В том числе два моих подлых ухажера и Доминика с парнем, который мне нравится.
        Мила подбегает, подхватывает за руку, уводя от неизбежного столкновения с врагом.
        - Где мои репосты, малая, я тебе волосы вырву, на корабле бежать некуда, - выдает в след баба - качок.
        - У нас Вип - зал, - смеется Мила и делает вид, что ей глубоко по - барабану эта нервозная бодибилдерша. Даже не стоит внимания. Подруги мажорки уже в зальчике, пьют и куражатся. Старт через полтора часа, регистрация на рейс пройдена, ручная кладь с собой, нано идентификация проставлена.
        Ранний подъем в субботу сказывается. Хочется поспать, что я и делаю, сидя на удобном кресле, раскладывающимся в кровать, как только датчики фиксируют первую стадию сна.
        Будит стройная работница в униформе. Девочки уже у выхода, свои не потрудились разбудить. Лайнер загрузился, ждут только нас. Квадратный длинный переход прошли с грохотом, не выходя на улицу. На борту встречают искренне улыбающиеся стюарды. Поворот направо, салон… Все, будто из пластика.
        - Ну не охамела? - Раздается недовольное из тесного ряда. Снова Доминика не уймется. - Пигалицу ждем.
        - Заткнись там, - фыркает одна из подруг Милы явно поддавшая.
        - Эконом классу слова не давали, - подхватывает другая раззадоренная.
        Смеемся. Суетливые стюардессы просят поторопиться. Проходим в просторную каюту по два кресла с каждой стороны. Комфорт и эстетика.
        Капитан корабля объявляет время старта и маршрут. Усаживаемся. Я под некоторым впечатлением от такой атмосферной обстановки. В эконом зале суета и ругань. А тут мир и покой.
        - Барышни, - раздается учтивое и передо мной возникает учитель Новой истории Евгений Алексеевич!
        Вот это сюрприз! За ним следует декан и два заместителя. На меня смотрят удивленными глазами.
        - О, у нас нарисовался новый педагог, - пошутил старенький седовласый декан, указывая на меня. Дедуля, которому давно пора на пенсию, память барахлит, сколько слухов и сплетен об этом ходит по институту. Говорят, он щупает студенток. Старый проныра.
        Мила уступает мне место у иллюминатора. Тем временем декан просит коньяка сообразить на двоих.
        Вертикальный взлет. Ухает мое сердце, когда уменьшается город. Вскоре и синяя атмосфера Земли под нами. Но никаких перегрузок не ощущается. Вообще ничего! Будто покоимся. Если не смотреть в окошко, можно вообще не переживать. Словно в кинозале сидим.
        Включаем сети, всем же хочется селфи на фоне Земли и спутниковых комплексов.
        - Это боевая станция, глядите, - раздается восторженный голос Евгения Алексеевича. Вот она блокада наша.
        - Аполитично вы выражаетесь, дорогой мой коллега, - заявляет декан. - Давайте за удачный полет выпьем.
        Смотрю на оплот империи. Таких станций вокруг Земли штук пять, охраняют нас от галактических пиратов, нелегалов и прочей нечисти. Ромбовидная станция с круглыми зонтиками натыканными вокруг. Откуда она стреляет, одним только имперцам известно.
        Накидался школьный совет и давай ко мне лезть со своими нравоучениями. Я ж тут одна студентка знакомая. А подружки мои позиционировались на отдельных двух креслах. Тем временем диктор - экскурсовод продолжает рассказывать, как корабли бороздят просторы Вселенной, точнее, как и когда был первый контакт с инопланетянами. Что они предложили и как впечатлили чернокожих астронавтов.
        Луну миновали быстро, до Марса рукой подать. Ускорение искажает звезды. Нам хоть бы что. Сорок минут и вот он марс желтоватого цвета, словно комок серы. На нем уже активно работают кислородные станции, создавая атмосферу, скоро начнем озеленение. Сколько рекламы в сети, вопящей о покупке участков на Марсе.
        Неподалеку и торговая станция обозначилась, напоминающая больше сказочный замок на парящем в небе острове. Куча платформ, словно это улей или елка. Огней море, вереницы судов туда - сюда. Все вроде бы замерло, затаилось, не движется. Но мы приближаемся, куда ни смотрю, мне дают увеличение любого участка, и я вижу, что зона просто кишит.
        Мила сует в руку бокал шампанского. Звон возвращает меня в салон корабля. Глаза мои горят. Бесконечность вокруг - это так нереально здорово!!
        Марс и луна. Все, что предусмотрено увидеть, остальных планет даже не видно. Опускаемся к станции. Да она огромна!! Заметила вспышки.
        - Галактические ворота по принципу искривления пространства, - говорит Мила. Вот это познания! Не зря она имеет доступ к запрещенному контенту. О таких воротах официально ничего нет. И мне не стоит объяснять принцип их действия. Пусть будет просто магия, насмотрелась я фильмов про гипер прыжки и тому подобное. Поэтому подкованная. Русских не удивишь ничем кроме алкоголя.
        Захотелось в туалет в самый неподходящий момент! Прохожу ряды и направляюсь к заветной кабинке. Занято! Жду. Выходит Доминика. Смотрит на меня с высоты на полголовы выше. А итак на платформе.
        - Испугалась? - Спрашивает с усмешкой.
        Молчу, туплю.
        - Радуйся, что декан тут. Теперь ты его любимица. А я тебе задницу еще надеру, ты не думай, что за подруг не ответишь своих с острыми языками.
        - Ау! - Кричу от боли и неожиданности. Толкнула в грудь и пошла. Уже и писать расхотелось, зажалась совсем. Возвращаюсь, не сделав дела. А уже посадка, сбор объявлен у трапа. Из иллюминаторов бьет синеватый свет. Командир корабля говорит, что это поле искусственной атмосферы. Достаем из сумок теплые куртки, заранее заготовленные, утепляемся и выходим.
        Сквозь синее поле просачиваются звезды и огни. Холод пробирает до костей. Надо было шубу норковую брать! Строимся в колонны. Нас уже оккупировала имперская полиция в синей сегментарной форме. Роботы это или люди, хрен его знает. За масками не видно.
        - Не растягиваемся, идем за мной, если потеряетесь, возвращайтесь на сто шестую платформу, - говорит экскурсовод с помощью усилителя. - Сто шестую. Запомнили? Время экскурсии два часа.
        Вижу, что площадку для нас изолировали. Но стоило покинуть территорию посадочного комплекса, как стали появляться плотные толпы прохожих. В основном люди, но есть и гуманоиды. Да и люди разного вида, сразу и не определишь, что у них под плащами, может шесть рук или хитиновый панцирь.
        Вонь знатная. Плетемся с Милой и ее подругами в конце. Два полицейских замыкающие нас подпирают. Вокруг здания похожи на недостроенные дома и комплексы, а то и заводы. Везде движение и стремление. Летают гравитационные транспортники над головами. Ревут двигатели, нарастает гул и гам прохожих.
        Поворот к крытому павильону, похожему на огромный ангар.
        - Рынок! - Объявляет экскурсовод. - Не расходимся далеко! Встречаемся у площади объявлений через тридцать минут. У всех есть связь. И помните, за нами особый контроль, мы представители Земли, и должны вести себя прилично.
        Мила тянет к лавкам с драгоценностями, от блеска рябит. Все это мне сейчас не в радость. Живот режет, космический холод повлиял.
        - Хочу в туалет, - жалуюсь подруге.
        Мила пожимает плечами. Начинаю искать по сети туалет. Навигация работает хорошо. Подруги зазевались на товарах. А я удаляюсь по своим делам. Судя по маршруту, три ряда пройти и будет заветная комната облегчения.
        Иду одна, как баран на новые ворота на прохожих смотрю. Кто в чем. Толерантная Европа отдыхает. Красивые люди и уроды. Женщины, мужчины, разноцветная кожа и прорези глаз. Уж о цветах молчу.
        Пугаюсь. Мужик с накинутым на голову капюшоном пялится. Прям с оборотом, неотрывно, когда мимо прохожу. Ухмылку уловила, мурашки по телу. Спешу по своим мелким делам. Заодно карту виртуальную разворачиваю, выискивая своих. Если ребята и рядом, если что убегу. Второго прохожего встречаю, тоже пялится, глаза горят. Я аж круг дала от него, чуть не столкнулась с женщиной!
        Выругалась на инопланетном. Посмотрела на меня сверху вниз. Полуголая, грудь на выкате, ляжки мощные, одета в стиле амазонки.
        - Простите, - пищу, глядя исподлобья. Та свои неестественно длинные пальцы к моему подбородку тянет, задирает лицо. Я даже возразить не успела на такое хамство.
        Глаза фиолетовые меня насквозь прожигают, смотрит на меня как - то не так, плотоядно что - ли? Пальцев от подбородка не убирает. Сглатываю, боясь противиться такой сильной незнакомке.
        - О! Землянка? На этот раз прощаю, - произнесла надменно и без какого - либо акцента. Усмехнулась и дальше пошла.
        Дошла я, наконец, до указателя. Три шага и туалетные комнаты. Белое помещение, веющее благовоньями, будто на том свете оказалась пред Богом. Вот мне и туалеты империи. Все виды удобств и ни души.
        Закрылась, присела. Сделала дело. Только решила выходить. Слышу потасовку. Грохот! Дым! Дверь выбивается и на меня полицейский смотрит!
        - Пойдешь со мной, - говорит элеткронным голосом. - Свидетель.
        Киваю. А что можно возразить?!
        Десять шагов сделала. Мила возникает. К полицейскому прямо идет. Начинает балакать на ихнем!!
        Полицейский в ответ, напряжен и не намерен уступать, судя по интонации.
        - … Ринекард Дорс, - распознаю в речи Милы некое имя, и полицейский вдруг замолкает, будто соглашается.
        А я начинаю боятся подруги! Она не та, за кого себя выдает! Да даже потому что речь у нее такая складная! Что я о ней знаю?! Познакомились года полтора назад. Родителей ее не видела, чем занимается и зарабатывает не знаю. Только развлекается и ко мне подкатывает при любом удобном случае.
        Нашла на виртуальной карте пару точек, обозначающих туристов с Земли. Буду держаться их!
        Мила отвлеклась, а я умотала. Ряд закончился, контейнеры пошли. А точки четко впереди, судя по детекции. Иду дальше, раз уж преодолела немалое расстояние. Сообщение выскакивает от экскурсовода, что пора собираться и топать к новой достопримечательности. А я выхожу на площадь из - под крыши и вижу вывеску большими русскими буквами:
        «Модельное агентство Амириам приглашает к сотрудничеству девушек с Земли. Кастинг проводится в течении суток. Приходите и пробуйте себя. Не лишайте себя шанса на богатое и светлое будущее в Золотом кольце империи».
        Я бы еще сомневалась, стоит ли. Но увидела у крыльца здания знакомую фигуру. Доминика тащит свою задницу уверенной походкой ко входу и плевать ей на экскурсию!
        Спешу за ней. Вскоре ныряю в распахивающуюся автоматически дверь. В белом холе с радужными орнаментами милая девушка с неестественно большими зелеными глазами.
        - Мое имя Фисалия. Как я могу к вам обращаться?
        - Эм… Катя.
        - Катя, - сразу подхватывает. - Добро пожаловать в сборный пункт претенденток на кастинг в модельное агентство Амириам, вы у нас впервые? Слышали о подобных агентствах?
        Отрицательно мотаю головой, как завороженная. Доминики нет нигде. Слева арка, через которую виднеется большой пустой зал с низкими потолками.
        Зеленоглазая женщина расцветает на глазах, улыбка шире.
        - Желаете ознакомиться с условиями? Присаживайтесь, к вам подойдет менеджер и разъяснит.
        Киваю и вокруг меня вырастают белые стены, чуть позади кресло, впереди круглый столик.
        - Снимите верхнюю одежду и присаживайтесь, Катя, - раздается мягкий мужской голос. - Мое имя Рудольф.
        Мужчина выходит будто из параллельного пространства и принимает напротив меня сидячее положение в появившемся секунду назад кресле. Лицо неестественно белое, поблескивает в мягком голубоватом свете. Словно это маска. Но растянутая до ушей улыбка говорит об обратном. Передо мной мультяшный герой. Забавно и в то же время настораживает.
        - Вы хотели бы жить в золотом кольце империи и посещать любые миры беспрепятственно? - Говорит мужчина, вижу его белые зубы, отдающие пластиком. - Иметь независимость, хороший заработок, а, возможно, и респектабельного мужа?
        Пожимаю плечами. Последний вопрос несколько интимный на мой взгляд.
        - Чем же я смутил вас? - Удивляется. - Ох, не буду продолжать невольно оказанное давление. Скажу проще, у вас есть шанс на выход в большой свет, на популярность и любовь большого числа поклонников. Что вы скажете на это?
        - Девушка на ресепшене упомянула про кастинг, - тушуюсь. - Это долгий процесс?
        - Перелет составит два часа, три на подготовку и час примерно на сам кастинг. Но не волнуйтесь, если не пройдете отбор, дома на Земле будете к полудню воскресенья.
        - Так скоро?! - Восклицаю. Решимости прибавилось. Хотела сперва просто поинтересоваться. Но раз все так быстро, почему бы не попробовать?!
        - Империя - это мир безграничных возможностей, - произносит благоговейно. - Девушка с вашими внешними данными имеет реальный шанс.
        - Я должна связаться с мамой, - выдаю. Рудольф растягивает улыбку.
        - У нас имеется сетевой канал. Но голосовая идет с задержкой в десять секунд, не лучше ли будет отправить мгновенное письменное сообщение?
        Не успеваю согласиться, перед глазами возникает виртуальное окошко. Набираю текст: «Мама, можно я слетаю на кастинг? Не волнуйся, я туда и сразу назад. Завтра вернусь». Стираю текст после недолгих размышлений, пишу другой: «Мама, я задержусь до воскресенья у подруги, не волнуйся за меня…»
        «Хорошо доча, только долго не загуливайся», - приходит мгновенный ответ. Что довольно странно. Но!
        Перед глазами возникает виртуальный лист бумаги с графами и пустыми клетками.
        - Если согласны, заполните анкету, пожалуйста, - произносит ласково человек с пластиковым лицом. - Шапку заполняете полностью, вопросы разбиты на блоки с вариантами ответов с критериями. Просьба выбирать ближайший к верному и отвечать искренне и без утайки. Это поможет подобрать спонсоров и сохранить их до конца вашей, возможно, триумфальной карьеры.
        Спонсоры, карьера… Слова кружат голову. А почему бы и нет?! Концентрируюсь на анкете.
        - Сюда недавно заходила девушка, - спохватываюсь. - Куда она делась?
        - За последние пять минут нас посетило уже сорок три девушки, - отвечает с нотками снисходительности.
        - Доминика Нестерова, - уточняю.
        - Ах, она, хм… в данный момент она заполняет анкету.
        Кидаюсь и я. Здесь надо поработать пальцами по виртуальной клавиатуре. Нано мысли не проходят.
        ФИО, Светлова Екатерина Сергеевна. Желаемый ник (прозвище, псевдоним) …эм, Кэтрин. Полных лет - девятнадцать. Место жительства и так далее… Все заполнила. Дальше пошли блоки с вопросами.
        «Ваш счет пополнен на 50 кредитов, источник МА „Амириам“ за информацию», - приходит сообщение. Ничего себе! Разгораюсь энтузиазмом, заметив мелким шрифтом над очередным блоком: «По завершении получите 200 кредитов». В голове уже вертится магазин косметики, наборы теней от Селестии, о котором я мечтала уже давно.
        Первый блок - простые вопросы: увлечения, хобби, занятия спортом, предпочтения книг и фильмов. Второй блок меня смутил, но после пополнения счета на двести кредитов я принялась отвечать и на эти, правда через силу.
        Вскоре щеки стали гореть синим пламенем. Подняла взгляд, убедившись, что одна, выдохнула с облегчением.
        Ваша сексуальная ориентация? Варианты ответов: «гетеро», «гомо», «би», «не знаю»… Вы девственница? Сколько оргазмов было у вас за последние десять дней? «Не было», «до трех», «до пятнадцати», «больше пятнадцати». А разве такое возможно, больше пятнадцати за десять дней!? Сколько раз вы мастурбировали за последние десять дней? Хм… тут я нагло вру, как и про оргазмы в общем - то.
        Со скрипом ответила, получив моральную компенсацию и удовлетворение от сообщения о пополнении счета на тысячу кредитов.
        Хотела все бросить, когда высветился следующий блок вопросов. Вы любите смотреть, как мучают животных? Вам нравится, когда кричат от боли? Вы допускаете мысль, что вам понравится анальный секс…
        Красная, как рак ответила, не глядя, и получила кругленькую сумму. Думаю, что после заполнения анкеты свалю, к черту, отсюда.
        Дальше пошли легкие вопросы и мизерные деньги, словно система решила загладить вину. Любимая одежда, конкретика о нижнем белье, о типе мужчин, которые мне бы понравились, и где бы я хотела жить. Демонстрация фотографий особняков и природы несколько успокоила меня. Сомнения снова заточили сердце.
        А что если проверяют мою психическую устойчивость?
        Последняя галочка поставлена. С радостью в груди я понимаю, что заработала за полчаса больше, чем за всю жизнь до этого.
        Рудольф аккуратно вышел из своего параллельного измерения с легкой улыбкой.
        - Вот видите, как легко зарабатывать красивой девушке. О ней всегда хотят знать личное и за это готовы платить не малые суммы, - произнес наставнически. - Но это лишь маленькое нравоучение для землянки Кэтрин. Можно вас так называть?
        Кивнула.
        - Остается последнее перед подписанием контракта, моя дорогая. Нужно пройти незначительный медосмотр, после которого я дам вам ознакомиться с контрактом для окончательного решения.
        Снова кивнула, но неуверенно. Не люблю медосмотры, когда лапают и щупают в интимных местах. Но ради такого дела!
        Поднимает меня кресло, превращаясь в гинекологический станок. Перед мужчиной возникает ширма. Сбоку из образовавшейся арки ко мне выходит девушка, похожая по типажу на ту, что на ресепшене, только эта вся в белом, юбка короткая, бедра белые, плотные. Улыбка милая.
        - Мое имя Ралета, снимите штаны и трусы, пожалуйста. Некоторые галактические болезни сканеры определить не могут, ввиду неактивной фазы циклов.
        С горящими щеками выполняю команду девушки прямо в кресле. Она заботливо принимает одежду и кладет на возникшую за мгновение скамейку.
        Теплые руки прошлись по животу, ниже, минуя кису, перешли на бедро. Девушка выпрямилась со строгим видом.
        - У вас нежная натуральная кожа, - комментирует Ралета. - Это очень хорошо. Поднимитесь, примите положение в приседе, разведите колени в стороны.
        Послушно выполняю.
        - Прогните спину, еще, еще, плечи разведите до упора. Хорошо, вот так.
        Лучики выходят снизу, что - то изучают пару секунд.
        - Хорошо, - произносит ласково. - Когда были месячные в последний раз?
        - Эм… шестнадцать дней назад.
        - Хорошо, - кивает. - Поднимайтесь, одевайтесь.
        Только я натянула штанишки, появился мужчина с пластиковым лицом. Ощущения, что за мной наблюдали, не оставляют.
        - Она прекрасна, - произнесла женщина мужчине с таким восторгом, что я поежилась.
        На столе появился бумажный контракт толщиной с учебник!
        - На бумаге?! - Опешила.
        - Да, к сожалению, таковы правила и законы империи, физические документы - пережиток прошлого, но без этого никак. Создаются дубликаты для архивов. Это правовая основа, чтобы ни мы, ни вы не страдали от коллизий и не добросовестных партнеров.
        Ощущаю усталость. А еще вдруг резко захотелось в туалет. И как назло, мужчина оставил меня наедине с бумагами. Читаю бегло, глаза смотрят сквозь, тяжело дается. У нас интерактивная литература, восприятие другое. А это… глаза сломать можно!
        Шапка - преамбулы, уже с моими данными. Права и обязанности сторон. Дошла до пункта «Кастинг», написано черным по белому: в случае провала отбора, контракт расторгается, и кандидат подлежит возврату домой.
        Пролистываю до конца. Ставлю подпись возникшей по необходимости ручкой.
        Комната меняется, превращаясь в коридор. Мужчина с пластиковым лицом стоит и улыбается снисходительно и даже обворожительно.
        - Прошу за мной, Кэтрин.
        Следую за ним. Перехожу в круглый зал. Рамка с двумя неподвижными полицейскими. Мужчина пропускает вперед. Рамка превращается в длинный переход. Меня сканируют зеленые лучи. Вспышка! Стою посреди небольшой комнаты серого цвета. Добавилось звуков, окна круглые, через них видна посадочная площадка и несколько кораблей стоящих на шасси.
        Из ниши выходит Ралета, уже нет той легкости. Даже звуки от стука каблуков слышно четко. В руке у нее колбочка с какой - то квадратной примочкой на дне.
        - Кэтрин, по правилам перелета и пересечение границ золотого кольца я должна взять на временное хранение все ваши нано имплантаты, - произносит с нотками настойчивости. - По возвращении в систему Солнце вы получите их назад.
        Опешила. Не хочу я отдавать свою связь с внешним миром. С какой стати я должна это делать?! Мы об этом не договаривались!
        Женщина встала. Посмотрела на меня озадаченно.
        - Желаете прервать кастинг? - Прозвучал вопрос в лоб. - Второго шанса не будет, милочка. После расторжения контракта в одностороннем порядке, вы причислитесь к неблагонадежным партнерам империи, и вас уже никуда не возьмут, и даже рассматривать не будут.
        - Хорошо, - выдавливаю и сжимаюсь. К глазу подставляют колбочку. Воздух выкачивается из нее в одно мгновение. Больно! Эта хрень высасывает мой глаз! Зажмуриться не могу, что - то блокирует веки!!
        - Ааа! - Кричу, пытаясь сорвать эту штуку. Но руки мои сковало невидимыми оковами! Шею тоже не повернуть!
        Пшик раздается. А вместе с ним облегчение. Колба убирается от разгоревшегося глаза, который начинает щипать и слезиться. Моргаю, что - то мешает. В ужасе понимаю, что вижу мир уже в ином свете. Серая комната, железные стены, как на подводной лодке, только женщина все та же. Ощущения, словно я потеряла нюх или слух. Нет панелек и подсказок. Одномерный мир, без нано. Оковы уже не держат, делаю шаг, второй, третий. Подхожу к иллюминатору. Все то же самое, вот только нет виртуальных вывесок, подсказок и панельки объявлений. У меня украли все это! Паспорт, счет в банке, связь с сетевым миром высосаны через глаз! Я не вижу свою страницу в соцсети, не знаю горячих новостей. Не вижу своих институтских! Ибо интерактивной карты уже тю - тю!
        Мир комфортного пребывания выплюнул меня, оградился. Оставив эту голую реальность. Панический ужас накрывает с головой.
        Глаз пульсирует острой болью. Зрение шалит, у меня всегда была единица. А тут муть пошла на одной стороне. Вижу зеркало, спешу к нему. Не дай Бог… Смотрю на себя, и ахаю!!
        Один глаз больше другого! Да он практически на выкате!
        - Что вы со мной сделали? - Выдаю сипло с желанием разреветься. - Я уродина. Какой теперь кастинг?!
        Отобрали полмира. Вторая половина рушится сама…
        - Успокойся, - подходит со спины мужчина с пластиковым лицом. - За перелет все вернется в норму. Это обычная практика.
        Тихо вою, укутываясь в свою куртку. Иду в сопровождении, не разбирая дороги. Холод ударяет колкий, каблуки бьют по железной площадке, прорезиненный трап, мрачный коридор с красным освещением и каюта с койками, как в поезде.
        Понимаю, что просто хочу домой к маме. Но не в силах возразить и пойти на попятную.
        - Старт через семь минут, - говорит куда - то в сторону Рудольф. - Все кандидаты на отбор прибыли.
        - Принял, разрешение на взлет получено. Конкуренты не дремлют, предлагаю экстренный взлет…
        - Что этим паршивцам из Сиренити неймется, - проворчал мужчина, выходя из каюты. Дверь выехала обратно, раздался щелчок замка.
        Глава 3. КАСТИНГ
        Некоторые правила отборочного тура «Кастинг», перекликающиеся с зеленой лигой:
        Запрещено наносить сопернику увечья, пускать кровь и использовать болевые приемы сверх меры.
        Не допускается оголять интимные части тела соперника намеренно.
        Не допускается касаться оголенных интимных частей тела соперника намеренно.
        Не допускается создавать условия, при которых интимные части тела соперника станут обозримы для зрителя.
        Нарушение данных правил грозит - дисквалификацией, или штрафом в десять тысяч кредитов агентству претендента…
        ***
        Третья столичная система империи. Город - планета Адро.
        Кастинг. Бой первый.
        Противник Кэтрин - Мирэта с отсталой планеты Земля. Выписка из анкеты: двадцать четыре земных года, в Адро год на контракте, проживает в столице, содержание на покровителе, который пожелал остаться неизвестным. Лесбиянка, предпочитает легкий анальный секс и стимуляцию клитора…
        Слепящие огни, в душе пустота и невероятное волнение. Страх заставляет идти, страх просит остаться. Страх не знает… Он просто тлеет и болит.
        - И у нас новая участница! Кэээээтриииин!!
        Взрывается мир вокруг меня. Огни и сотни тысяч глаз. Тут десятки огромнейших мониторов, транслирующих меня крупным планом. Я вышла, как развратная школьница, девочка, тупо попавшая не туда. Ботинки на платформе, чулки в бело - голубую полоску, рифленое синее платьишко до середины бедер. Такое короткое, что если ветер подует, увидят белые трусы все кому не лень. Голый живот, уже впалый от скудной пайки, топ белого цвета, что обтягивает грудь, доставляя дополнительный дискомфорт. Розовые соски через него вполне проступают, если приглядеться. С содроганием вспоминаю принудительную нано депиляцию, волосы просто ссыпались в трусы. Теперь моя киса такая беззащитная.
        Единственное, что сейчас меня защищает, это распущенные волосы, уложенные назад за плечи парочкой брошек.
        Когда стояла перед зеркалом была в таком паническом ужасе. Вырядили как куклу, всю косметику с лица долой. Как это непривычно. Все непривычно, особенно без нано имплантатов. Восприятие мира теперь другое.
        Делаю первый шаг, ощущая, как платье у меня колышется. Смотрю на мониторы, абстрагируясь от всего остального, и краска заливает щеки, начиная с горла. Меня снимают снизу, показывая белые трусы, что плотно вонзились между ягодиц и обтянули их! Но как они это снимают?! Камер нет. Неужели им все доступно без них?!
        Мраморная дорожка светлеет, она под наклоном, будто подгоняет меня вперед. С обеих сторон турникеты, за которыми роятся пестрые толпы стоячих в полный рост зрителей, словно это фанаты в Лужниках перед футболом.
        - Девятнадцать лет! Рост сто шестьдесят сантиметров! Фигура - девяносто пять, пятьдесят семь, девяносто пять!! Девственно чистая и непорочная самочка с остылой планеты Земля! - Продолжает комментатор на весь этот театральный зал. - Ну… почти непорочная!!
        Оговорка меня смущает. Что означает последняя фраза?! Трибуны взрываются неоднозначными звуками. Имперцы смеются?! Аплодируют?!
        Что - то мягко, но настойчиво подгоняет вперед, некая сила. Проявляется зал. Теперь вижу его масштабы. Балконы, лоджии и трибуны, как на футбольном поле. Все это переполненное до отказа и разноцветное от публики конусом сваливается и концентрируется в одном единственном месте - ринге!!
        - Посмотрите, какая красотка, какой самородок нам предоставляет на зрелище Амириам! - Не унимается комментатор, орущий на все пространство. - Как обтягивают ее упругую выпуклую попку трусики… Как жаль, что мы не увидим сейчас, что они скрывают.
        Горю от смущения. Ладони к лицу, не в силах больше терпеть это. Как можно, да на всю зрительскую аудиторию?!
        - О! Она прикрывает личико! Такое искреннее смущение! - Подхватывает комментатор. - А как смущены зрители империи, а живой зал? Вы чувствуете жар? Вы хотите увидеть эту девочку на ринге? Я жажду, а вы?! Голосуйте за эту голубоглазую милаху, покупайте абонементы на зеленую и желтую лиги! Они обещают быть интересными!
        Трибуны взревели. А меня несет к рингу еще быстрее. Страшно, от того, что за соперница меня ждет, какая она. Мучает вопрос - а мне не сделают больно? Это же просто шоу?! Обычное шоу, как у нас на Земле.
        Толпа под рингом расступается. Двое высоких мужчин в бело - синей форме смотрят на меня отнюдь не ласково.
        - Ты по подиуму ходишь, претендентка? А? - Рявкнул один из них. - А ну на ринг быстро! Тебя уже заждались! Получишь штраф, если такое повторится!
        Один раздвигает красные канаты. Пытаюсь вскарабкаться на платформу сама. Не тут - то было! Ворчливый подсаживает. Его огромная ладонь хватаем меня прямо за задницу, пальцы растопырены, чувствую давление между ягодиц и на кису через трусы. Подсаживает вверх. Цепляюсь ногой за край, подтягиваюсь как можно скорее, чтобы избавиться от такой унизительной помощи! Отпускает нехотя, отлепляя лапу. Оборачиваюсь к уроду, хочу сказать что - нибудь, да страшно. Кривлюсь и показываю негодование. А что остается, когда ты ничего ему не в силах сделать?! Беспомощность и бессилие.
        - Огрызается! - Смеется мразь. - Гляди - ка Стефан. Она огрызается. Ну зубастая. А промежность горячая. Давай, давай, дуй на ринг, целка.
        Поворачиваюсь к рингу и перелажу. Вижу ее! Вижу мою соперницу. Да какая бы она ни была, все равно страшно! Сероглазая шатенка, девочка лет двадцати, в лосинах черных и кроссовках, оголенный живот и топ, наподобие моего, обтягивает небольшую грудь. Волосы в мелких косах до плеч, ростом пониже меня будет. Мощности в ней совсем не видно, посему угасает тревога в груди. Личико довольно миленькое, сама, наверное, напуганная, не меньше моего.
        За счет косметики глазастая, девица смотрит на меня оценивающе. Кривая улыбка проступает на лице, и пропадает моя уверенность.
        Между нами стоит не иначе, как судья. В серебряном обтягивающем костюме, довольно рельефная женщина, лет сорока. Мощная, с такой не поспоришь.
        - Участники! К центру! - Командует резко грубоватым голосом.
        Иду послушно, но коленки трясутся. Соперница подскакивает бодро, а меня накрывает очередная волна сомнений и паники. И сразу отпускает, когда вижу, что она почти на голову ниже меня, а ручки тоненькие, как у четырнадцатилетней.
        - Правила кастинга знаете? - С нажимом спрашивает судья, повернув голову к моей сопернице, та кивает, затем ко мне.
        Я пожимаю плечами, женщина мотает головой, но командует:
        - В бой!
        Отходит к канатам. А девушка поднимает кулачки к рукам и начинает обходить меня стороной! Стою, как дура. Пытаюсь скопировать ее положение рук. Тем временем комментатор восхваляет уверенность моей соперницы и ее подкаченные ноги.
        Девка идет на меня! Отступаю к канатам. Страшно! Что она задумала?! Когда выхода не остается, хватаю ее за волосы! Она вцепляется в ответ. Начинаю визжать от боли. Рывок! Резкая боль заставляет ослабить хватку! Теперь только она держит меня за волосы.
        Тянет! Еще рывок! Лечу с визгом и падаю. Лежу на спине, корни волос саднят. Я проиграла, все… хватит с меня. Сдаюсь.
        - Какой бросок! Какая амплитуда! А как колышется грудь! Глядишь и выскочит! Рискует оппонент, очень рискует, но оно того стоит! - Восторгается комментатор. Трибуны ревут. У ринга охают.
        - Вставай зубастая, - слышу голос того, кто подсаживал. - Хватит разлеживаться. Это только начало. Эй, борчиха, поддай ей как следует!
        Не успела сообразить, хватает снова. Острая боль заставляет подчиниться. Поднимаюсь на ноги с визгом. Руками пытаюсь вырваться.
        - Мои волосы! Нет! Пожалуйста! Пожалуйста! - Молю, сгибаясь.
        Сближается, плечо подставляет, освобождая хватку, одна рука проходит у моей шеи. Вторая под юбку между ног! Рука упирается в трусы, хватая за ягодицу. Ощущаю ее когти на своей попе и резко отрываюсь от земли.
        Лечу секунды две. Удар спиной о ринг с переворотом! Не соображаю, как летела. Спина отдает болью. Пытаюсь вздохнуть задыхаюсь!
        - А Мирэта подготовилась! - Раздается голос комментатора. - Кэтрин так легко не отделаться! Да она ревет во всю! Вы только посмотрите!
        - Сдаюсь! - Хриплю. - Хватит, стойте, сдаюсь! Не надо больше! Не трогайте…
        Тянет за волосы! Кричу не своим голосом. Мои бедные волосы, скоро вырвет клок! На слабых ногах поднимаюсь послушно. Снова хватает между ног. Лечу! Резкая боль поражает все тело. Уже не ориентируюсь в пространстве. Надо мной нависает Мирэта с гадкой ухмылкой.
        Подсаживается рядом, толчок на себя, и я как безвольная кукла переворачиваюсь на живот, ощущая, что подо мной ее бедра. Боюсь даже сопротивлятся. Очередного падения я не выдержу. Просто не выдержу. Боль, кожа на голове горит. Все тело ломит, слабость охватила руки и ноги. Уткнулась лбом в пол, боюсь даже дышать! Ее бедра под моим животом.
        - Комбо уже на кастинге? - Слышу голос комментатора. - Это невероятно! Неужели была подготовка? Невероятно и зрелищно уже сейчас! Что она делает?!
        Мне задирают юбку! Тянусь рукой за спину, чтобы предотвратить это! Какой стыд! Моя задница напоказ! Соперница хватает руку и заламывает дальше! Кричу. Отпускает кисть.
        - Рыпнешься, выверну снова, - шепчет злобно. Ее пальцы скользят под тугие трусы у ягодицы. Ахаю, в груди холодеет. Кисть собирает их к центру! Протрезвевший мозг дает мне четкую картинку действа! Она оголяет мои ягодицы!!
        - Вы только посмотрите, что она творит! - Комментирует голос. - Какие белые, нежные ягодицы соперницы нам показывает Мирэта!
        Боюсь пошевелится, ибо вторая рука снова начинает заламывать мою. Ощущаю натяжение! Она тянет мои трусы вместе с рукой!
        - Аааа! - Кричу, такую боль просто не вынести. Отпускает руку, но продолжает тянуть. Трещит материал! Промежность под давлением плотной ткани. Начинает рывками, чтобы я чувствовала лучше.
        Я готова на коленях ползать перед соперницей, чтобы она прекратила! Какой стыд, Господи… Как после такого можно быть?!
        Тянуть перестала. Но складку, врезавшуюся меж половых губ я ощутила четко. Дискомфорт, противные ощущения. Будет раздражение…
        Девушка раздвигает свои ноги, одна ее рука через мой бок уходит на живот. С такой издевательской лаской, что сердце даже екнуло. А в мозгу затесались сомнения: может она жалеет меня?! И все прошло?
        - Мирэта сильно рискует! - Раздается с иронией голос, который уже просто ненавижу. - Куда смотрит судья?!
        Ничего понять не могу. Но рада, если все это прекратится!
        Не прекратилось. Рука девушки спускается ниже, все ближе и ближе к моей промежности, горячая, немного шершавая, поглаживает мой настрадавшийся живот. Мурашки катаются по моему телу.
        - Вот это эффект! - Комментируют мою гусиную кожу на оголенных ягодицах.
        А коготки тем временем обозначаются внизу живота, в месте, где граница трусов. А они оттянуты назад, киса едва не оголена. Чувствую пальцы девки и мне страшно! Считанные миллиметры, и она коснется моего таинства своей грязной лапой! Грудь холодеет волнами. Боюсь возразить ей, она сделает мне больно. И в этом нет сомнений. А я очень - очень боюсь боли.
        Чувствую легкое касание с внутренней стороны коленки. Ладонь поднимается выше, переходит на внутреннюю сторону бедра. В какой - то момент я даже почувствовала облегчение. Сквозь ткань кисой ощущаю прикосновение, легкое, щекотное… Палец проводит черту. Туда, обратно, туда, обратно.
        Что там говорит комментатор мне уже плевать, меня насилуют!! Страх сковал горло. И тут ее пальцы переходя на ягодицу, гладят ее, пошлепывают. Затем соперница подается вперед. Чувствую напряжение в ее бедрах. Следует мягкий поцелуй в ягодицу.
        Лесбиянка чертова! Вторая рука все еще у киски. Сердце бешено стучит. Но эта ласка расслабила меня. После такой жуткой боли, такая ласка легко подкупает меня. Неужели все… кончилось. Отпусти! Я затаила дыхание.
        Шлепок!! Ягодицу, что она ласкала, обжигает резкий удар! Кричу от неожиданности и боли!
        Вокруг ринга разразился смех. Повела задницу в сторону, но не успела! Снова удар по той же ягодице!
        Кричу! Еще несколько ударов неспешных! От которых уже просто хотелось описаться… Сжимаюсь, только не это. После такого позора я покончу собой. Тварь переходит на быстрые и частые удары! Верчусь, но рука на животе контролирует меня. Ведь локоть обхватил сбоку и сжал. А ладонь прижимается сильно, иногда выпускаются грозящие когти, предостерегая от глупостей.
        Мой крик перерастает в визг, затем в хрип и плач. Реву крокодильими слезами, захлебываюсь соплями. Живот ходит, постоянно чувствуя обновленное прикосновение ладони. А она все бьет по той же ягодице и бьет. Уже не чувствую ее. Живот вибрирует от истерики. Она ощущает все своей ладонью, и, наверное, получает удовольствие от полной власти!
        - Как она ее! - Смеется комментатор. - Набила - таки булку! Посмотрите какая она красная. Одна белая, другая красная, какой контраст!
        Обессиленная, опозоренная и готовая сквозь землю провалиться, я блею о пощаде. Толчок и она отпускает меня. Качусь. Прямо на побитую ягодицу. Очередная волна боли! Кожа горит, отдавая в другие части тела. Лежу на спине безвольной куклой с растянутыми трусами, задранной юбкой. Кое - как извернулась, чтобы не давить на побитую ягодицу. Источники света исказились в одну сплошную метаморфозу, слезы все льются.
        Судья нависает надо мной. Распознала по форме. Поправляет трусики внизу живота. Наверное, съехали. Но мне уже плевать. Проваливаюсь в бессознательное ничто.

* * *
        Очнулась в палате больницы. Минут сорок соображала, что это именно она. Белые стены, белые простыни и мягкая кровать. Датчики пикающие и несколько интерактивных панелей. В конце комнаты окошко с видом на город.
        Ощущение сытости, будто меня все то время, пока лежала, кормили через капельницу. Ягодица саднит противно. Все тело ломит и болит. Но спина лежать. Монитор загорается надо мной, как только принимаю сидячее положение.
        Вероятно, чтобы напомнить мне, какая я ничтожная, начинают крутить мою экзекуцию по каналу. Кадры сменяются умелым оператором, а может и монтажером. Если это вообще не компьютер делает. Виды просто невероятные, даже касание ладони и моего живота засняты. А освещение всего, как белым днем. Смотреть не могу, бьет все это по психике. Летала знатно по рингу, будто и не я вовсе. Неужели ничего не сломала при этом?
        Всего один бой. Как и было условлено. Ад кончился, тяжелое позади. Теперь я хочу домой, к маме. А всю эту грязь, позор и унижения останутся здесь на радость этих извращенцев и любителей зрелищ.
        Мужчина с пластиковым лицом появляется спустя какое - то время. Пока я тупила, глядя в декорированный потолок.
        - Поздравляю, ты прошла кастинг и победила в бою, - заявляет с порога неожиданную новость.
        - Чего?! Вы издеваетесь?!
        - Нет, что ты, Кэртин, - строит из себя снисходительного наставника. - На трансляции это убрали, но судейские камеры зафиксировали неспортивное поведение и нарушение правил твоей соперницы.
        - Ничего себе заявочки, - ахаю. - А бой остановить нельзя было сразу?
        - Боюсь, ты не совсем понимаешь, - произнес с выдохом и нотками осторожности. - Мирэта нарушила правило кастинга. Во время комбо, то есть шлепков она трогала твой клитор.
        Дыхание перехватывает. Что?!
        - Всего долю секунды, - продолжает с утешением уже. - Но каждый раз, как била, касалась его. А это запрещено.
        Передергивает, мурашки разливаются по телу. Начинает трясти, поворачиваюсь на бок, спиной к нему. Складки одеяла сжимаю между ног. Я такая беззащитная. Она трогала мой клитор, отвлекала и касалась. Вот тварь, а. Лесбиянка чертова. Отголоски боли рождают дрожь со вздохом. Всхлипываю, будто я всю ночь ревела.
        Хочу к маме. У меня больше никого нет. Отец ушел, когда я была маленькая. Я о нем ничего не знаю. Возможно, если бы он был, то сумел защитить меня, оградил бы от глупых поступков и решений, ломающих всю мою жизнь. Страшно и горько.
        - Тебе надо на свежий воздух, - произнес Рудольф мягко. - с Секьюрити это возможно. Тут есть специальные зоны…
        - Вы обещали, - шепчу. - Обещали, что смогу вернуться независимо от исхода этого… мероприятия.
        Хотела выругаться, но не стала. Затаила дыхание. Молчит. Повернулась к нему. Смотрит прямо, серьезно, строго. В груди холодеет, сыплется надежда.
        - Часть твоего гонорара пришлось потратить на восстановление после боя, у тебя было треснуто ребро и случилось легкое сотрясение, - выдал скороговоркой. - К сожалению, медицина в столице стоит дорого. Поэтому ты пока останешься под контрактом.
        Истерить не стала. Просто в душе снова пустота. Я знала, что так будет. Меня так просто не отпустят. Теперь я уверена, что будут дурить и оставят у себя до тех пор, пока меня не убьют.
        - Я не хочу больше выходить туда, - заявляю.
        Человек с пластиковым лицом подрывается со стула и идет ко мне. Дуновение ветра и мое горло в его власти. Твердая рука, как сталь. Он никогда еще не касался меня. А теперь показал, что легко сможет!
        Сколько я не дышала, одному году известно, сколько секунд в мои легкие не поступал кислород. Когда я забилась в спазмах, он отпустил.
        - Ты собственность Амириама, - произнес сквозь зубы, пока я откашливалась. - Ты будешь делать то, что я скажу. А я говорю тебе, через пол часа за тобой зайдет Джори и вы прогуляетесь до бара. У тебя сегодня выходной. Ты поняла, Кэтрин?
        Кивнула. Выехал шкафчик с одеждой и остановился напротив кровати. Поднялась, шатает. Натянула комбинезон поверх сорочки. Снимать не стала. Сейчас я хочу натянуть на себя как можно больше одежды несмотря на то, что температура тут комфортная, как убедилась ранее.
        Пришел Джори, в котором я узнала того самого урода, что подсаживал меня на ринг откровенным способом. Зеленоглазый качок смотрит с ухмылкой. Он видел и радовался, как меня унижали и мотали по рингу. И ничего не сделал, чтобы это остановить. Какой это мужик?! Ублюдок.
        Холл с кучей медперсонала и лифт сразу на улицу. Я в Адро. Искусственная планета третьей солнечной системы столицы империи. Еще на подлете через монитор любовалась ею, когда еще не знала, в какой заднице оказалась. Центр планеты круглый, размер его, наверное, с Луну. От него, как от ежа отходят башни колючками. Идут, идут к небу в бесконечность, между собой переплетаются всякими дорогами и каналами, образуя целый клубок и месиво из платформ, площадок и всяких узлов неизвестно чего.
        В общем, довольно экзотично. Разинула рот, как дура. И фирменная поговорка «добро пожаловать в Москву, лохи…» теперь переименовывается мной в «добро пожаловать в империю, наивные землянки…».
        Шагаю по улице, как инвалидка, тело ломит, но скорость у нас одна - Джори. А шаг у него широкий… Все эти площади настолько большие, что не чувствуется того, что ты на каком - то балконе, и сложно вообразить, что вниз лететь тысячи километров, если по дороге не словить другой балкон или тачку летящую поперек. Кстати, они летают и вдоль, и наискосок. Да и этого добра тут тоже море. Но летают практически бесшумно.
        В итоге я просто иду по улице, платформе и в целом, полноценном квартале. Вокруг далекие конструкции за туманом и суетой. А тут свежий летний воздух, светло от ламп. Сверху звездная ночь проступает, а на улочке день, как день. Сплошная фантастика.
        Охранник нагло взял под руку и повел. Прохожих мало, но встречаются. В основном люди, но и роды тоже есть, много людей с пластиковыми лицами. И все, как один улыбаются мне, стоит только проявить интерес.
        Бар. Квадратная коробка из стекла и стали, как бизнес центр у нас. Вот только внутри этажей нет. Просто очень высоки потолки, на которых тоже столики и сидят люди. С гравитацией нашалили. И это смотрится прикольно. Начинаю понемногу отходить от недавнего стресса.
        Барные стойки замкнутые, то есть круговые. И налеплены по всей площади.
        Секьюрити берет меня за руку своей мощной лапой. Такой настойчивости не ждала, и уже не сумела предотвратить такой личный жест в исполнении этого урода. Мужчина ведет меня к барной стойке. Стараюсь смотреть только в пол, ибо вижу, что здесь много людей, и они рассматривают меня. Первый же взрыв смеха за столиком я принимаю на свой адрес. Бармен встречает задорной улыбкой. Обычный черненький парень с обаятельной улыбкой. На него посмотришь и не поверишь, что за тысячи световых лет от Земли находишься.
        Джори заказал незнакомых напитков, усаживаясь за стойкой. Слева к нему подсела девушка неестественно привлекательного образа, будто фея из сказки, только крыльев нет. Кукла неописуемая, но довольно крупная. Секьюрити сразу на нее и переключился.
        - Кэтрин, посиди за столиком неподалеку, - бросил мне, не оборачиваясь.
        Встала, не взяв напитка. Пить хочется, но не этой гадости. От нее несет спиртом, даже не нужно принюхиваться. Бармен окинул сочувствующим взглядом. Я ответила с иронией, мол, ты бармен, один из ста тут, так что не надо меня жалеть. Себя жалей, самодовольный кретин.
        Выбрала столик с креслами на тонких ножках в уголке, чтобы поменьше народа. Почему - то совсем не страшно, что кто - то меня утащит, похитит или ограбит. Я собственность Амириам. Все Адро мне тюрьма.
        Смотрю на парочку у барной стойки. Мой охранник обнимает девицу за тончайшую талию. Здоровенный орк и эльфийка, какая пара. Весь мой выгул состоит в том, чтобы поприсутствовать на его свидании.
        Ко мне подсаживается пресная девочка, у которой только губы ярко красным накрашены. Не сразу я узнала Мирэту!! Тело леденеет. В горле ком, в голове клубок из мыслей. На стол ставятся два бокала с ядрено розовыми жидкостями.
        - Чего ты так уставилась? - Кривится, как закадычная подруга. - Расслабься, мы не на ринге. Здравствуй земляк и добро пожаловать.
        Протягивается рука через стол. Секунду туплю, но неуверенно тяну свою. Мерзко осознавать, что я так быстро сдалась и не выразила, как она мне омерзительна.
        - Ты что обиделась?? - Поднимает бровки. - Эй, это шоу. Мы развлекаем и зарабатываем на этом.
        Щеки загораются.
        - Ты трогала меня… там, - выдавила я, надувая щеки.
        Мирэта отшатнулась, будто я сказала что - то из ряда вон выходящее.
        - О Великий Квазар! - Усмехнулась извращенка, и вдруг сделал виноватый вид. - Прости, если по правде, я возбудилась сильно. И думаю, твои недруги поспособствовали.
        - Что ты имеешь ввиду? - Хрипло говорю, а хочу захлебнуться от возмущения. Да ее совесть не мучает. Она даже не смутилась!
        - Не важно, - отвечает и пододвигает напиток ближе. - Угощайся. Тут нет нано подстав никаких. Обычный бодрящий коктейль. Ну, ты чего так смотришь? Я тоже с Земли, из города - героя Санкт - Петербурга. Начала тут крайне неудачно, влезла в долги и рассорилась с покровителями. Но переспала с секьюрити, и жизнь стала налаживаться. Теперь вышло заявиться на Шоу от левого агентства. Тебе повезло больше ты у Амириама!
        - Я думала, это модельное агентство, - шиплю сквозь зубы, посматривая на охранника.
        Девка рассмеялась, отхлебнув из моего бокала.
        - Эй, да чего ты такая невеселая? Ты видела свои рейтинги?! Нет? Ты когда пересекала имперский контроль, чего ожидала? Славы, денег? Вот, все у тебя в руках. Кэтрин, ну чего ты?
        А чего я?! Глаза влажные.
        - Домой хочу.
        - Домой? От сюда не выбраться. Имплантат у тебя стоит, который за Зоной свободного круга блокирует в мозгу опорно двигательную систему. Зайдешь за него упадешь и еще и обгадишься.
        - Что мне делать? - Шепчу, хватая бокал. В горле пересохло.
        - Девочка, очнись, ты в Лиге, - наседает с такой широкой улыбкой. - Зарабатывай баллы, найдешь покровителя, а дальше жизнь на Земле покажется помойкой.
        - Не понимаю.
        - Знаешь, сколько мне упало кредитов за последний эпизод?
        - Какой такой эпизод?! - Чуть не подавилась напитком, который мне напомнил сок манго с мятой.
        - За одну только порку мне скинули донаторы двенадцать тысяч кредитов!
        Сижу готовая сквозь землю провалиться. Сжимается все внизу. А мысль просачивается, что билет до дома стоит восемь тысяч…
        - Что? За это и тебе к рейтингу пунктов двадцать дали. И это на Кастинге! Ты нос не вешай. Начинай сама фантазии проявлять, не знаешь, смотри прошлый Сезон, там такое, ого - го! Только правила изучи лучше. В каждой лиге свои ограничения. Вот я потянулась к твоему клитору ценой дисквалификации, но не жалею об этом…
        - Перестань.
        - Домой, домой, - гнусавит. - Могу помочь, но за плату.
        - Какую.
        - Ничего сложного, - прошептала, а глаза серые не накрашенные разгораются. - Отойдем в нужник. Дашь вылезать свою кису, и я помогу.
        - Ты в своем уме?! Я позову охрану. Уходи отсюда! - Рычу.
        Охренела такое предлагать?! Ее мерзкий язык там?! Грязная сука. Фу, мерзость.
        На лице девки ироничная ухмылка.
        - Хочешь, чтобы Джори был третьим? - Кивает на моего секьюрити и дальше хищно: - Он не будет против. Хотя, наверное, только смотреть сможет и проводить легкие стимуляции. Тебя ведь в девственную дырку трахать еще нельзя, и так до самой красной лиги.
        - Закрой свой грязный рот, сука, - вырвалось из меня.
        - Хорошо, - говорит вдруг спокойным тоном. - Могу помочь и так. Сама домой намеревалась после неудачи. Поедем вместе.
        - Ты говорила про имплантат, - хочу подловить за ее же слова. - И какую - то Зону.
        - Ах, это, - елейно так произнесла. - Вынем.
        - Как? - Уточняю детали. Через глаз было больно, не хочу испытывать этого вновь.
        - Глаз. Что, не надо через глаз? Тогда через анус, - пожимает плечами. - Если не жалко задницу. Обычно прямая кишка выходит изнанкой, потом твое отверстие будет выглядеть, будто неделю драли в попу без передыху.
        У стола возникает мужчина в костюме, напоминающем наши строгие дресскодовские, только с наворотами. Холеный блондин лет сорока с ярко зелеными глазами и ангельской улыбкой.
        - Прошу простить, что вмешался в вашу идиллию, дамы. Я присяду? - Голос уверенный, и присел тоже, не дожидаясь ответа. - Признаться наблюдал за вами с соседнего стола. И узнал в вас Кэтрин с Кастинга Первого имперского.
        Вперил в меня уверенный взгляд. А я не знаю, куда и деться. Кровь приливает к щекам моим белым.
        - Ой, - поворачивает голову в сторону извращенки. - И вы тут? Вот это да! А каково это, встретиться после унизительного боя? Или вы пара? А на арене игра?! Фарс?!
        У стола возникает Джори. Смотрю исподлобья, виноватой себя почему - то чувствую. А он улыбается широко. Но отвечает злобно:
        - Пшол вон, журналюга.
        Мужчина ретировался, поменявшись в лице. А с ним и Мирэта.
        - Кэтрин, - говорит, поднимая нежно, но настойчиво с кресла за мою ослабевшую лапку. - Тебя узнаю, кастинг ведь в общем доступе, бесплатном. Каждый нищеброд мог глазеть на твою порку и мастурбировать. Представляешь? Как тебе такая новость?
        Молчу.
        - Ты понравилась моей подруге, - добавляет, выводя меня из бара. - Пожалуй, когда тебя выкинет Амириам за ненадобностью, мы подберем в нашу пару третьей. Думаю, это случится уже в зеленой лиге. Потому что ты никакая. Просто мертвая, вялая, скулящая сука. Смотрю, и сразу желание возникает сделать больно, чтоб визжала и рыдала.
        - И после этих слов я должна согласиться на твое предложение? - Решила сострить. Защищаться как - то надо!
        - Как там ваши говорят, - усмехнулась морда широкая. - Куда ты денешься с подводной лодки.
        Глава 4. ЗЕЛЕНАЯ ЛИГА
        В Зеленой лиге открываются новые возможности для участников и более интересное зрелище для гурманов. Спешите приобрести абонемент и билеты. Осталось семь процентов от тиража!
        Некоторые правила первого круга шоу «Реслинг»:
        Запрещено наносить сопернику увечья и пускать кровь.
        Запрещено проникать в интимные места соперника.
        Не допускается оголять интимные части тела соперника намеренно для обозрения зрителя.
        Не допускается создавать условия, при которых интимные части тела соперника станут обозримы для зрителя.
        Допускается касаться оголенных интимных частей соперника, если это скрыто от зрителей.
        Нарушение данных правил грозит - штрафом в пятьдесят тысяч кредитов агентству претендента…
        ***
        Третья столичная система империи. Город - планета Адро.
        Зеленая лига. Бой первый.
        Противник Кэтрин - Нелина с планеты Хеликус семнадцатого круга империи. Выписка из анкеты: шестнадцать лет, эквивалентно двадцати шести земным годам. В Адро два месяца на контракте, проживает в столице, содержание на покровителе, который пожелал остаться неизвестным. Би, предпочитает…
        Снова бой. Горло до сих пор чувствует его хватку. Нельзя спорить с Рудольфом. Три дня на отдых оказалось мало. Я как старая бабка, ковыляю в сторону ринга. С кастинга сразу в лигу. А все потому, что я попала на последний день кастинга! Везучая в кавычках.
        Мое заикание о записях прошлого сезона шоу было воспринято человеком с пластиковым лицом с иронией. Но я получила доступ к зеленой и даже желтой лиге! Абонемент в свой скромный гостиничный номер, куда переехала.
        Желтую лигу и включила. Первый же бой вверг в шок. Я проматывала быстро, но очередные жестокие кадры фиксировались в мозгу, заставляя сжиматься каждую частицу моего тела. Будто это я там, и все это проделывают со мной в реальном времени. Самый впечатлительный был, как девочку раскорячили так откровенно, что половые губы распахнулись на потеху всем зрителям. Срам… которого я попытаюсь избежать, закончив в зеленой лиге свою карьеру рестлерши. Ведь на этом круге оголять интимные части запрещено. Я успела прочесть часть правил, как посоветовала лесбиянка Мирэта.
        Заработать кредиты на издевательствах над соперницами? Это был второй совет извращенки. Бросив затею, решила, что ничего не сумею сделать. Просто не могу. Это не мое, и мне противно вообще прикасаться к женщине. А уж тем более омерзительно, когда прикасается женщина к моему телу.
        Шагаю в сторону ринга, трясусь от страха и слушаю, как мне промывает кости комментатор. Три последних часа я не вылезала из сортира. Волнение, мандраж. Первый бой был, как влет и попадание не туда. А теперь все другое, осознанное, ожидаемое. Мне захотят сделать больно! Меня унизят и растопчут!! Иду, как на казнь, давя из последних сил слезы.
        Я снова в наряде школьницы, ничего не изменилось. Только новые белые трусы стали плотнее прилегать, закрывая уже меньше площади. Эти извращенцы дали мне трусы еще на размер меньше. К тому же, посажены они, практически весь пах голый, только резинка юбки и прикрывает, создавая приличие. Чувствую себя беззащитнее в них.
        Изнутри рвется дрожь от прежних унижений. Но я стараюсь думать только о доме. Пройти это испытание и вернуться к маме, которая себе места не находит. Я обещала вернуться в воскресенье! Сколько уже прошло времени?! Сколько я без вести пропавшая?! Какие меры может принять Земля в блокаде империи. Никакие…
        Уже по второму кругу сопли и слезы. Собираюсь с мыслями и вижу приближающийся ринг. А также харю Джори. Его напарник раздвигает канаты, а этот потирает руки внизу, чтобы подсадить и потрогать меня между ног. Ненавижу эту мразь. Улыбаюсь ему ехидно.
        Не успеваю увернуться. Хватает за талию и поднимает к краю. Только я решила, что обошлось, как почувствовала щипок через ткань на своей половой губе. Тварь!
        - Тварь, - так и сказала. Усмехнулся.
        Выхожу на ринг. Соперница уже тут, как тут. Смуглая девочка с золотыми кудрявыми волосами до плеч. По первому впечатлению милая добрая и ничего не помышляющая. Глаза серо - голубые, черты лица тонкие, носик слегка курносый. Круглое детское лицо с пугливым взглядом придает мне уверенности. Ростом примерно с меня, на маленькой груди натянут топ в виде купальника с перекрестием за шею, да так натянут, что точечки видно. Дальше юбка бардовая, как у меня, гармошкой на довольно хорошеньких округлых бедрах, на которых дополнительным аксессуаром еще и натянуты коричневые подвязочки! Эротично и на мой взгляд с перебором. Ноги стройные и загорелые, каблук с оплетаемой голенью. В общем, девочка, как и я попала не туда.
        Мощный судья созывает к центру. Сердце бьется, как у зайца. Судья проводит ритуал опроса знаем ли правила. Киваю я, кивает и она, поглядывая на меня застенчиво.
        - Посмотрите, какие аппетитные бедра у Нелины! - Комментатор завелся не на шутку, осуждая прелести моей соперницы, когда закончил с моей натуральной грудью. - Никогда не видел такую талию в сочетании с такими ляжками!
        - Представь, если такие ляжки зажмут твою шею? - Раздается голос нового комментатора. Теперь их двое?!
        - О! Это определенно породистая девица!
        - Непременно она заслуживает внимания покровителей! Но почему она так неуверенно выглядит? Даже наша залетная Кэтрин сейчас смотрит на соперницу, как бы ее поиметь!
        Трибуны взрываются хохотом. Авторитетный мужик комментирует, ничего не скажешь.
        - В бой!
        С остервенелого голоса судьи сердце падает, душа ахает. А соперница по имени Нелина начинает отступать к канатам! Жмется! Смотрит на меня с тревогой!
        Вот мой шанс! Выиграю без травм, не отвертится Рудольф, что затраты на лечение выше, чем заработок! Что там Мирэта говорила? Зрелища им подавай? А если я ее отшлепаю?! Сколько мне кредитов насыплют?!
        Наступаю. С каждым шагом все уверенней. Хочу вцепиться в ее русые кудри. Но опасаюсь за свои волосы. Если она потянет, я не выдержу и сдамся! Может не стоит?! Надо обезвредить ее! Руки ее опущенные хватаю за запястья! Первый контакт! Горячие руки, не такие уж и сильные. Сжимаю, смотрит так!! Глаза с мешками, как у ребенка! Прищурилась. И жалко ее, и страшно самой.
        Толкаю в сторону. Валится! Легко, как карточный домик. Кувырок, поднимается неспешно на колени.
        - О! Они нашли друг друга! - Ревет один из комментаторов.
        - Ты видел, какие у нее тоненькие стринги? - Подхватывает второй. - Кажется, если растопырить ягодицы, можно увидеть все дырочки!
        - Не будем заводить наших зрителей! Посмотрит, то будет делать Кэртин!
        А я что?! Немного раззадорилась. Не дала ей встать. Застала врасплох, когда она встала на четвереньки. Схватила за волосы. Шелковые, приятные на ощупь лохмы… В таком положении она не сможет схватить в ответ. Тащу за собой. Слушается, хоть и не поспевает.
        Но молчит! Ни звука, только дышит усиленно. Рву за волосы в сторону. Падает на спину лапками к верху, как хомячок. Смотрю на судью. Эй? Она уже сдалась, что еще нужно?! Бой продолжается. Вокруг ринга возгласы. Трибуны гудят недовольно. А если нас обоих дисквалифицируют, агентство мое получит шраф! Да я с долгами вообще не вылезу. Морду Джори ироничную увидела. Не, ублюдок, я к тебе потом не собираюсь, третьей…
        Сажусь сверху на девочку. Бедрами ощущаю ее горячий живот. Хотите зрелища?! Будет. Бью пощечину! Хлестко выходит, голову ее повернуло аж! Но Нелина не заплакала. Только ахнула и снова повернулась прямо, рассматривая меня заинтересованно!
        Залепила еще! Снова повернула! Еще!! И снова! Да сколько можно?! Очередные пять ударом. Рука устала. Серо - голубые глаза девочки блестят. А у меня сердце обваливается. Поднялась, отшатнулась. Встает! И к канатам пятится, поглядывая на меня исподлобья с такой обидой!
        А бой не останавливают, чувствую в нас уже что - то летит! Рядом с ногой упал здоровенный вибратор и посыпались секс игрушки. Но толпа быстро утихомирилась, видимо, вычислили негодяев. Но гул трибун не унимается ни на мгновение.
        Иду на нее. Хватаю за горло! Душу! Наконец, в глазах страх. Рот открывает свой, задыхаясь. Но не могу долго отпускаю. Дышит тяжело, смотрит с укором. Такая она беззащитная. Не знаю, стоит ли продолжать? Я обижаю ребенка, пусть возраст ее не детский, но на вид…
        Не успела домыслить. Тянется ко мне и целует в губы. Мягко, слегка, будто перышком касается и отступает назад. Смотрит заинтересованно теперь.
        - Не делай мне больно, ладно? - Шепчет Нелина!
        А я и не могу. Такому ангелу сделать плохо. Мир вокруг уже не важен, он просто, как виде запись. Хватаю ее за затылок, сквозь пальцы мои пронизываются ее локоны, создавая приятные ощущения. Желание вновь прикоснуться к ее губам превыше всего остального. Затаив дыхание я тянусь к ним. Дай, пожалуйста, не противься, дай мне их еще.
        Девочка и не противится. Наши губы смыкаются. Целую жадно, хочу с языком. Она приоткрывает ротик больше, дает все то, что хочу. Наши языки встречаются и идут по своим направлениям изучать хозяев друг друга.
        Сладость и блаженство перерастает в страсть. Не могу насытиться ее губами. Ах… через мгновение я понимаю, что ее горячая ладонь уже на моей кисе. А там такое сладкое томное, тепло, что встречает ее прикосновение, которого так не хватало!
        Внутри светлой части сознания понимаю, что все это не правильно. Мы же у всех на виду! Я хотела бы познакомиться с ней в другом месте. В баре, пообщаться в гостях, узнать ее ближе. Мириады мыслей о будущем за секунды. Внизу нарастает что - то неистовое. Нелина перехватывает инициативу, целует яростней, гладит кису сильнее, быстрее.
        Спазм! Волна безумного кайфа вырывается изнутри моей кисы. Космический экстаз. Она не отпускает. Продолжает теребить, когда уже не надо! Отпусти, стой, стой, неееет. Отпустила. И чертов стыд… Испуг. Мы уже не целуемся. Смотрю на соперницу с бешено бьющимся сердцем. А она в ответ хищно!
        Что ты со мной сделала, тварь?!
        Закусывает нижнюю губу. А я ощущаю новые желания. Берет меня за талию с такой нежностью, что я не могу противиться. Снова накатывает одеяло ласки и похоти. Поворачивает к себе спиной. Что - то там кричат комментаторы, трибуны ревут и радуются. А я к ней спиной. Ощущаю, как обнимает. Руки скользят по животу вверх, хватают мою грудь сверху топа и четко нащупывают соски. Которые сейчас стоят, как скала! Боже, какой срам. Сладостный срам… Она начинает трепать соски, переходя на грудь и разминая. Будто я сама ласкаю себя. Все, как и надо, будто она читает мои похотливые мысли. Тискает грудь и периодически переходит на соски. Внизу у меня творится что - то нереальное. Не знаю, чего я хочу. Дрожащие коленки сводятся вместе, жилки на внутренней стороне бедра постреливают. А промежность разгорается.
        Неожиданный толчок в спину. Падаю на живот. Переворачиваюсь быстро на спину, ибо страшно вдруг стало! Попа еще не зажила, хоть и кожу восстановили, но фантомная боль осталась. Не дам себя отшлепать!
        Приподнимаюсь и волна недоумения накрывает меня. Нелина стягивает свои тоненькие трусы!! Неспешно, стараясь не нагибаться, чтобы юбка не задралась. Нельзя ведь обнажать кису для зрителей! Нельзя… но зачем она это делает?!
        Трусики слетают, перешагивает их и идет ко мне, обходя стороной. Справа слева, у моей головы становятся ее ноги. А я вижу… вижу ее кису, что прямо надо мной. Аккуратную щелку, сомкнутые губы, гладко выбритые и такие привлекательные. Она опускается на меня! И я не знаю, что делать! Хочу подняться, сбежать, все, что угодно, только не это! Она садится на мое лицо! Прямо кисой стремится ко моему рту! Все ближе и ближе она. Уже чувствую жар. Киса распахивается, юбка накрывает меня сверху парашютом, темно. Боюсь задохнуться, но носу она дает пространство. Противно, ощущаю запах ее попы. Мои губы чувствуют нежную кожу кисы, которая требует ласки!
        Зажимаю рот. Но… Ощущаю, как ее руки скользнули под топ к моей груди. Голых сосков касается. Разжигаюсь вновь. Внизу нарастает новая волна сладости. Язык сам рвется изо рта, и я начинаю лизать…
        Ахает! Она ахает, томно, сладко! Впервые выдает эмоции. Ей приятно! Она приподнимается и начинает елозить на моем языке. Лежу, ощущая соленое, и это так вкусно, так сладко и так похотливо.
        Попа слезает с моей головы. Соперница подается вперед и цепляет мои бедра, что послушно идут на провокацию. Запрокидывает мои ноги к груди и поднимает мою попу кверху. Вот она излюбленная поза «березки». Расставляю ноги. Грудь сдавливается у подбородка, собираясь вместе. Вижу и ее подбородок, который идет к моей кисе! Нет… нет, нельзя. Такое унижение.
        - Посмотрите, как она взмокла! - Слышу комментаторский голос. - Прям через трусы проступает!
        - Мокрые трусы! А что творится под ними, только самой Кэтрин известно!
        Взмокла… Сама ощущаю, что у меня там уже озеро. И ткань, закрывающая кису, уже пропиталась. Какое унижение и стыд. Она специально возбудила меня! А теперь раскорячила, чтобы показать, как я облажалась! Не смотрите! Хватит! Нет!
        Нелина, пощади… Это только в мыслях. Девочка растопырила мои ноги шире. А они еще больше разошлись, показывая какая я гибкая. Шпагат целый. Что творю…
        Игривый смех! Она смеется. Язык касается кожи у границы трусов, хозяйничает там, доставляя блаженство. Ощущаю, как ее пальцы у границ ткани, что прикрывает кису, оттягивают кожу, распахивая половые губы. Чувствую через трусы, как начинает лизать мое таинство. Свободный палец трогает через ткань мой анус, теребит его круговыми движениями! Эта дополнительная стимуляция и чертов стыд заставляют меня уноситься в космос.
        Неожиданный удар оргазма. Возвращаюсь в положение лежа. Через мокрые трусы на кисе плотной хваткой ее рука. Девушка сидит рядом, не выпуская ее и вылавливая все мои сокращения. Смотрю в ее детские серо - голубые глаза в которых поселился похотливый дьявол.
        Судья останавливает бой. Туманная пелена растворяется, отпуская восприятие. Вижу все ясно и понимаю с горечью острой, как меня поимели. Нелина поднимается бордо со злорадной улыбкой и презрением в глазах. Ее объявляют победителем. А я ухожу с ринга на полусогнутых ножках, ощущая между ног холодное и мерзкое. Спускаюсь через канаты вялая и обессилевая, будто меня выдоили, как корову. Раз десять я, наверное, кончила и все в трусы. Джори хватает. Сил нет сопротивляться. Берет на свои мощные руки, как невесту, и несет с ринга под неистовство толпы. А там уже объявляют очередную пару на схватку.
        - Это было круто, давно в зеленой лиге так никто не зажигал, - смеется секьюрити, унося меня прочь.

* * *
        Прошло три дня моих душевных терзаний и переосмысливания всего. Решила абстрагироваться, принять все, как игру в кино. Я - актриса галактического Голливуда. Пусть порно - актриса, но им не взять мою душу, не пленить и ее. Только тело. Пусть смотрят и онанируют на здоровье. Главное, что на Земле это шоу не транслируется легально. Мало кто сможет узнать во мне знакомого человека. Я очень - очень на это рассчитываю.
        Гостиница с бесконечным количеством этажей. Тут многие участники лиги поселились после кастинга со своими менеджерами, агентами и приставленными секьюрити. А все потому, что зона эта тщательно охраняется самими организаторами глобального шоу от журналистов и проныр, желающих заснять повседневную жизнь участниц. За любой подсмотр и пикантные записи фанаты и извращенцы шоу «Звезда галактического реслинга» платят немалые кредиты.
        Комнатушка с кроватью, диваном и столиком. Ванная комната с душем. Все минимальные удобства есть. Вот только с одеждой беда. Ее выдают перед боем, как убедилась, поставив перед фактом. А повседневная - это серая сорочка, шорты, да комбинезон для прогулок.
        Каждое утро осматривает врач с безразличным лицом. Заставляет глотать какие - то таблетки, называемые витаминами. Не верю им, но деваться не куда. Кормешка скудная каша с сухими хлебцами, напиток, похожий на несладкий чай. После трапезы всегда хочется еще.
        Лежу на диване, смотрю канал о путешествиях к остылым мирам вроде нашего. Все на русском языке. А все это достигнуто нано имплантатом, который дали на прокат. Что еще в моем теле за нано роботы и всяка такая хрень, одному Богу известно. Чувствую себя рабыней, когда приходит Рудольф.
        Вот, как сейчас. Только на этот раз с ним еще один мужчина. В деловом костюме имперца, довольно стройный и презентабельный на вид. На руке блеснул бриллиантами браслет, на другой - золотом часы. Руки в перстнях, словно это сам император. А на лице маска из грубых желтых и белых пикселей.
        - Кэтрин встань, - скомандовал строго человек с пластиковым лицом. Такой тон предвещает беду. Подрываюсь в испуге. Что я сделала не так?! Даже не стала клянчить свободу и заикаться, чтобы отпустили. Ждала, что сами скажут: ты безнадежна, вали.
        Незнакомец стоит немного в сторонке. Чувствую на себе его взгляд.
        - Этот человек возжелал стать твоим покровителем, Кэртин, - произнес Рудольф. - Как она вам?
        - Я бы посмотрел на нее, - произнес незнакомец приятным и несколько необычным голосом.
        - Вы видели презентацию, - осек мой похититель. - И бои тоже.
        - При наших технологиях много фальши, рассказывайте это новичкам в этом деле. А не мне, - ответил незнакомец деловито. - Я настаиваю.
        - Только в моем присутствии. Она еще девственница, я не могу так рисковать.
        Стою, как дура. Обо мне, как о машине. Обсуждают меня в моем присутствии. Да еще такое интимное! И что еще за презентация?!
        - Кэтрин, ты чем - то недовольна? - Произнес Рудольф с нажимом, что мурашки пошли по телу. Отрицательно мотнула головой.
        - У меня с ней могут быть проблемы? - Спросил вдруг незнакомец. - С землянками одни проблемы и убытки.
        - Тогда зачем вы пришли?
        - Я должен посмотреть сам. Вы знаете меня и моя репутация вам известна. Ваше агенство в последнее время в некотором упадке. Выполните мои условия. И я готов на двадцать процентов отчислений и ваше дальнейшее сопровождение.
        - Сопровождение - это не обсуждается. А вот процент хм… двадцать пять. Имейте ввиду, еще три покровителя ждут, чтобы огласить свои предложения.
        - Хочу видеть товар, который покупаю, - настаивает незнакомец.
        Меня трясет, взгляд Рудольфа предостерегающий. Я, мать вашу, не товар! Молу… глотаю желчь возмущений.
        - Будь по - вашему, - произнес с выдохом человек с пластиковым лицом и посмотрел на меня с некоторым презрением, а затем произнес, как вердикт: - Раздевайся полностью, Кэтрин.
        Медлила секунд десять. Понимая, что если не послушаюсь, это будет сделано насильно. Сняла сорочку, шортики с трусами тоже стянула. Стоят два мужика и смотрят без какой - либо реакции.
        - Повернись, - бросил незнакомец после полуминутной паузы.
        Повернулась, кожа гусиная, хочется обхватить себя руками, да разорется Рудольф.
        - Сядь на четвереньки, голову в пол, задницу выше, прогнись и расставь ноги, - произнес незнакомец. Унизительная поза быстро вырисовалась в моей голове. Деваться некуда, опустилась на четвереньки и выполнила требования. Распахнутая и беззащитная, прочувствовала всю свою беспомощность. Меня даже насильно брать не надо. Выполняю команды сама. Подходи, и пользуйся.
        Почувствовала приближение.
        - Трогать нельзя, - выдал со своего места Рудольф.
        - Прелестно, - ответил незнакомец чувственно. - Я согласен тот час же подписать договор о намерении. Но мне нужно с ней пообщаться для окончательного решения.
        - Встать! Одеться! - Скомандовал Рудольф.
        Одеваюсь, чувствуя себя проституткой, которая выгнана после оплаченной ночи с клиентом. Видела пару фильмов на эту тему.
        Нас оставили наедине. Хотя я думаю, человек с пластиковым лицом не упустит шанса подслушать. Вдруг этот не знает, что я похищена?! Что если это мой шанс вернуться домой?! Но этот осмотр говорит лишь о том, что намерения этого товарища не лучше.
        - Мне нужна Амировая лига, и не лигой ниже, - говорит с неким триумфом, но все еще в маске.
        Я даже не слышала о такой, только о желтой. Пожимаю печами, увожу взгляд. Этот видел меня такой распахнутой. Как вообще можно общаться после такого?!
        - Ты знаешь, как хороша? Свои рейтинги видела? - Продолжает с восторгом.
        - Да я с позором провалила оба боя, - решила ответить. - Какие там лиги? Я скоро вылечу.
        Усмехнулся. Но сдержанно.
        - У тебя приятный голос. Бывает же такое… последний бой шоу хорош.
        Усмехнулась я, краснея.
        - Лучше встретить обладательницу поцелуя Сукубы в зеленой лиге, чем в любой другой, поверь. Ты еще легко отделалась.
        - Какой поцелуй?!
        - Амириам еще в худшем положении, чем я думал. Не обучают, не дают консультаций и базовых знаний. А питание скудное. У тебя в крови очень мало питательных веществ. О тебе не заботятся…
        - Что вы хотите? - Перебила.
        - Чтобы ты дошла до конца. Таков будет контракт, иного не приемлет моя компания.
        - Я слабая, - отвечаю. - Не дойду, в той лиге и вылечу.
        Рассмеялся. Сижу, как дерьмом облитая.
        - Ты знаешь в чем заключается шоу? - Выдал вдруг сквозь смех и далее уже серьезно: - Только на кастинге ставят как попало. А уже в лигах слабого с сильным. Не важно, победила или проиграла. Главное - голоса зрителей. Они и дают шанс идти дальше.
        - Не поняла? Сильный со слабым?! Заведомо проигрыш. Так для чего… Чтобы один надругался над другим на потеху?!
        - М - да… - протянул. - У Амириама вообще дела скудны. А я и думаю, почему твоей презентацией занялось агентство Сиренити, а оказалась ты у этих.
        - Я вас не понимаю. Это шоу для зрелища?! Тогда какой спортивный интерес?!
        - Успокойся девочка, - ответил вдруг резко и нетерпеливо. - Мое время подошло к концу. Даю последний шанс. Знай для понимания, что шоу смотрят пол триллиона имперцев, из которых большая часть платит. А еще около пяти - трех процентов, голосует за участников боя. А за особых участниц и более пяти процентов. Каждый голос - это один кредит. За тебя проголосовало на триста тысяч больше, чем за Нелину из Хеликуса. Скажу больше, за тебя проголосовало шесть и три десятых процента!! Понимаешь какие масштабы и сколь благоприятная тенденция? Люди платят за твое продвижение. Шоу богатеет. Так вот, я предлагаю контракт на все лиги с одним сотым процента от голосов. Если бы ты участвовала от нас свой крайний бой, то заработала бы уже пятьдесят тысяч кредитов. Наши аналитики просчитали это с учетом всех агентских и иных отчислений самому шоу. Мы гарантируем хорошее питание и проживание в десятки раз лучшее, чем в этом эконом - классе. Обещаем тренера и спонсорство. Также, получишь хороший уход и доступ к предметам и технике, хм… об этом в свое время. А сейчас давай свой ответ, на раздумье нет времени.
        - А я не умру? - Вопрос в лоб. - Меня не покалечат, не сделают из меня урода? Вы понимаете, что я не хочу, не хотела и…
        - Заткнись! - Рявкнул и продолжил низким тоном: - В офисе Амириама еще трое представителей из разных агентств. И поверь, когда останется последний, тебя продадут, как дешевку, и будешь пахать за бесценок. Поверь, дешевки кончают плохо. Очень плохо. В любом случае Амириам больше не станет содержать тебя, их специализация - подбор на кастинг и сбор первой презентации.
        Сглотнула.
        - Дайте слово, что я вернусь домой после всего этого, - выдала.
        - Вернешься целой и невредимой, наши технологии могут все.
        - Хорошо.
        Поднялся. Развернулся и вышел. А я вдруг прокрутила в голове его ответ. Зачем технологиям мочь все?! Чтобы вылечить меня, восстановить органы и разодранное тело?! Фантазия жжет… Вот я попала, так попала. Выть хочется на луну. Вот только она за тысячи световых лет отсюда.
        Глава 5. СИРЕНИТИ
        Переехала я этажей на сорок вверх, распрощавшись с уродом Рудольфом. И познакомившись с женщиной по имени Алия. Женщина в деловом костюме и белоснежным хвостиком с отливом радуги на челке. На вид лет сорок, высокая, стройная, с накаченными ногами, безумно выразительными сиреневыми глазами и строгой, беспринципной физиономией.
        - Мое имя Алия, я твой новый менеджер, - говорит грубоватым доминирующим голосом, склоняясь надо мной. - Все вопросы ко мне, проблемы, жалобы и пожелания тоже. Несмотря на завизированные данные от агентства необходимо пройти повторное мед обследование. Кажется, у тебя скоро должны начаться месячные, из - за стрессов раньше времени…
        Бой отложили. Оказывается, гуманность Шоу присуща. Или же имперцы чересчур брезгливы? Ага… Зеленая лига в разгаре. В моем шикарном пятикомнатном номере с бассейном, джакузи и собственным баром телек на всю стену, где безлимитный абонемент.
        Научилась пользоваться поисковиком и нашла бой Нелины, что состоялся после нашего с ней. Естественно соперница целовать себя не дала. Покидала девочку, попинала ее. У меня даже сердце защемило, жалко стало. Симпатия к ней есть. А еще губы помнят ее ласку. Досмотрела до конца, как Нелину к канатам в углу приложили, ноги растопырив и запустив руку в трусики.
        Комментаторы исходили в словестном оргазме описывая действо. А потом судья вдруг остановил бой. Зафиксировали проникновение во влагалище. Вот незадача. Внешность Нелины подействовала не только на меня.
        Со стороны посмотришь, немыслимо, чтобы женщина, да вот так без отвращения с женщиной!
        Снова приступ страха, руки холодеют, мурашки катаются по телу. Имперцы помешаны на натуральном. Сами давно уже все под нано, уже с рождения идет коррекция. А тут отсталые человеческие миры подворачиваются, и у этих начинается фетиш на естественные красивые фигуры и миловидные лица.
        Мажусь кремами в ванной, чем - то напоминающей мою в Москве. Только здесь чувствую себя уверенно. Хорошие крема принесла мне Алия и строго наказала пользоваться. Для каждого участка тела свой. И зачем мне быть нежной? Смысл иметь на бедрах шелковистую кожу, а на кисе так вообще кожу младенца.
        Втираю крема и благовонья, душит что - то… Эти извращенки хотят касаться всего этого, моего… моего. Трогать своими грязными лапами, чувствовать мою нежную кису у себя на пальцах. Ненавижу их всех.

* * *
        Третья столичная система империи. Город - планета Адро.
        Зеленая лига. Бой второй.
        Противник Кэтрин - Роксана с планеты Варрок шестого круга империи. Выписка из анкеты: тридцать лет, эквивалентно тридцати трем земным годам. В Адро пять лет на контракте, прошла три Шоу, заработав десять миллионов кредитов. Проживает в столице, содержание на трех покровителях равно пропорционально. Би, предпочитает БДСМ и секс - машины, страпон, доминирование с мужчинами…
        Шествую на ринг в том же образе, только волосы в два хвостика собраны. А чего я ожидала?! Имидж менять не дадут. Я - кукла в руках теперь уже покровителя. В детстве во дворе мальчишки отбирали у меня куклу «Барби» и смотрели, что она под одеждой прячет. Все тоже самое, только у Бабри теперь есть душа и имеются чувства собственного достоинства.
        Страшно и ущербно. Снова тряска, которая вырывается изнутри. Держусь из последних сил, чтобы не выглядеть жалкой перед всеми ними. Я сильная, я вытерплю.
        - Мы соскучились по тебе, Кэтрин с Земли! - Раздается голос комментатора.
        - Опасались, что тебя уже взяли замуж, выкупив контракт! - Кричит второй.
        - Интересно, как быстро на этот раз промочит трусы наша героиня? - Выдает ублюдок. - Интересный факт открывается, с ее планеты проголосовало тридцать тысяч человек. А это значит, что мы захватываем и эту непорочную цивилизацию!
        Охренеть… Меня смотрят с земли тысячи людей. Осунулась, поникла. Если я буду продолжать противиться, пойду по своей моральной линии, возможно, меня не осудят, когда вернусь!
        После этого боя мои новые хозяева грозили дать тренера. Чему он будет учить?! Как срывать трусы и быстро доводить до оргазма соперниц?!
        Ринг в огнях, вокруг трибуны зрителей скандируют имя Роксана. Похоже, против меня будет именитая соперница. Подхожу на подъем и вижу Джори!! Стоит и лыбится у канатов. А его товарищ подходит сбоку, видимо, для подсадки за трусы. Ага, разбежались. Завернула на угол, и поднялась быстро. Бывший секьюрити любезно раздвигает канаты. Исправился?!
        Перелажу, удар по промежности. Отпустил канаты, сученок… Не больно, но неприятно. Заползаю на ринг. Вокруг смех раскатами. Снова я учудила. Встаю и вижу причину появления тут Джори. Тут его подруга, что в баре подходила к нему. Она же его пара, если я правильно поняла.
        Высокая девушка с черных трусах и черном откровенном лифе с грудью на выкате. Ляжки мощные, пресс кубиками. Тогда в платье не разобрать было. А теперь я вижу просто машину из мышц, стройного качка. Да еще такого красивого и сияющего при виде меня. Узнала ведь.
        - В бой! - Командует судья. И Роксана уверенно идет на меня!!
        Пячусь, но не успеваю уйти от ее стремительного рывка. Хватает за волосы! Кричу, не в силах терпеть боль. Ее мощная хватка не оставляет шанса вырваться. Боюсь, что просто останусь без волос, если рвану. Поэтому ничего не остается, как подчиниться такой сильной женщине!
        Притягивает к себе, разворачивая спиной. Хватает под грудь и заставляет присесть, будто собирается сама прыгать. Ощущаю, как рука ее скользит под платье и берет меня за внутреннюю сторону бедра. Мою нежную, шелковую кожу своей шершавой рукой, которая постоянно лапает железо, которая пропитана металлом и ржавчиной, которой уже никакие крема и нано не помогут! Мизинец касается края трусиков, на границе. Этот изгиб на теле крайне уязвим, и он в ее власти. Она взяла меня за ляжку в самой интимной зоне, едва не схватив кису. Но миновало.
        Рывок. Дуновение ветра. Мир переворачивается. Удар! Затылок встречает площадку ринга. По инерции грудь бьется о подбородок. Звездочки в глазах. И послевкусие от болезненного удара. Нарастающий рев зрителей.
        - Какой красивый бросок! - Восхищаются комментаторы. - Через себя! Судья, смотри, чтобы ее грудь не выскочила!
        Мгновение, и я уже развалина. Ленивая и стонущая. Мне больно.
        - Больно, - шепчу, хочется плакать. Но соперница с усмешкой снова берет меня за волосы. Снова ставит спиной и начинает ласкать мою грудь.
        - Как она быстро поставила ей соски! - Снова комментарии в эфире. А я краснею. Но не успела смутиться, как почувствовала ее хватку за ляжку.
        - Нет, нет, пожалуйста! - Кричу, но поздно. Очередной бросок. Болезненный, внутри все болит, погано, словно я заболела лихорадкой. Органы подвешенные на ниточках готовы сорваться, упасть. Чувствую себя сломанной куклой.
        Снова она ставит меня позади себя. Коленки мои трясутся, реву. И ощущаю настойчивую руку между ног. Стальные пальцы хватают за кису.
        Господи. Если после поцелуя Сукубы мир для меня изменился. То теперь я в полном сознании. Мне не приятно, мне стыдно, что на глазах у всех она взяла меня за кису! Надругалась.
        Рука сжала ее, упираясь в копчик. Что ей моя кожа с тканью трусиков. Она железо рвет. А тут всего лишь человеческая плоть. Давление… она поднимает меня за кису! Ноги отрываются от земли. Вторая рука через подмышку взяла за грудь, сжала ее так, что я взвизгнула и начала реветь в голос.
        Мир начинает вращаться. Она раскручивает меня вокруг себя, вращается! Слилось все. Плохо, укачивает. Теряюсь. Отпусти, я сдаюсь…
        Отпускает, лечу и бьюсь об канаты. Сползаю с них.
        - Грудь вывалилась! - Кричит комментатор, - Смотрите! Какой сосочек! О Великий квазар, да он стоит! Изумительное зрелище.
        Судья нависает надо мной, поправляя топ.
        - Роксане предупреждение, - Прогремел судья.
        Та хмыкнула, нависая надо мной и потащила за волосы к центру ринга. Укладывает меня на бок. Я уже боюсь даже пошевелиться. Поднимается и вдруг падает прямо на меня! Удар по груди! Приминает обои, резкая боль бьет по железам. Визжу!! Да сейчас выдавится молоко, которого у меня никогда не было!! Повернулась на спину, от дикой боли не знаю куда и деться. Остановите это… остановите…
        Не успела опомниться, мощные ляжки зажали мою ногу, вытягивая ее в сторону. Корпус подныривает под шею. А рука берем меня за вторую ногу. Затем, словно пресс, она начинает давить, складывая меня пополам, да еще и раздвигая ноги в шпагат!
        Кряхчу. А что остается. Ни кричать, ни дышать нормально не могу. Жилы растянуты до предела, а она давит.
        - Девочка, давай еще, - шепчет злорадно соперница. - Давай, давай, ты гибкая. Вот умница.
        Меня раскорячили на потеху имперцев. Грудь, упирающаяся в подбородок, горит и пульсирует. Ноги в шпагате, трусики на кисе, стянули так, что две дольки проступают.
        Бьет слегка по натянутым ляжкам с неким ободрением, затем переводит внимание на промежность. Гладит вокруг!! Щекотно, особенно после боли, такие необычные ощущения. Щеки мои горят, о чем свидетельствуют голоса комментаторов.
        Связки болят, соперница пытается выдавить из меня уже более чем шпагах. Сдавленный визг все это прекращает. Меня отпускают и тут же сдергивают юбку. Теперь я в трусах!! Какой позор! Ладно она в белье, ей не привыкать, но я! Чувство полной беззащитности накатывает вновь и вновь.
        Ставит на ноги. Хватает обеими руками за трусу сзади и спереди. Начинает тянуть вверх! Прочная ткань не рвется, и я поднимаюсь вверх, ткань врезается в кису, доставляя крайний дискомфорт. Несколько рывкой добавляют боли. Затем она взваливает меня на плечо, теперь только одна рука держит и тянет меня за трусы. Идет краю ринга и демонстрирует там свой податливый трофей.
        - Хочу, чтоб обоссалась, - раздается откуда - то снизу голос Джори, Роксана нагибается, затем встает и возвращается к центру. Публика грохочет от неистовства.
        Чувствую, что противница что - то взяла! Он дал ей что - то! Джори дал ей что - то!!
        Жужжащий звук! В кисе прислоняется что - то вибрирующее и покалывающее! Будто я на морозе, а в носу иней колется. И все это на кисе. Она водит этим круглым и жужжащим предметом там! А я вдруг захотела писать!! Сжимаюсь, чтобы не опозориться окончательно. Терплю. Роксана продолжает тянуть за трусы и стимулировать прибором.
        Почему судья не остановит?! Разве можно такое?! Это против… против… Дискомфорт, манипуляции и искорки сливаются в одно ощущение легкой затаенности. Соперница продолжает, а у меня замирает дыхание. Ибо когда эта штука касается клитора все остальное меркнет. Пытаюсь взбодриться, избежать участи уготованной и насмешек. Мочевой пузырь давит, киса зудит. Сжимаюсь сильнее. Но оргазм все равно застает меня.
        Но я не потеряла контроль, нельзя, не в этот раз. Роксана разочарована. Она опускает меня. Валит на пол, отбрасывая свой прибор, напоминающий микрофон с резиновой штукой на конце, что как шляпка гриба - поганки. Вот от этого я и кончила?!
        Снова я в ее власти. Поднимает на ноги, которые уже не держат. Твердая лапа касается кисы. Пальцы, будто арматура, упираются в нее, захватывая еще и другое отверстие в свои власть. Первая рука отпускает волосы и берет за горло! А дальше происходит невероятное. Она поднимает меня над собой! Нет ни малейшей уверенности, что удержусь! Я на вытянутых руках, что дрожат под таким весом и ходят. Немного и сорвусь! На горло давит ее хватка, на промежность. Меня будто насадили, и собственный вес теперь ощущается на двух точках тела! Самых уязвимых! Руками держусь на ее руку у горла, стараясь немного ослабить давление. Дышать не могу!
        Отпускает и я лезу прямо вниз. Ринг приближается стремительно! Удар по коленям, голове, локтям.
        - Кончай этот мешок с дерьмом! - Кричат вокруг ринга.
        Соперница кладет меня на колени. Стягивает трусы. Возмущение мое умерло еще в зародыше, как только ее рука коснулась паха. Мамочки, только не это!!
        - Что она делает?! - Слышу голос комментатора с облегчением.
        Снимать трусы нельзя, оголять части теля нельзя. Все, хватит… я больше не вынесу этого позора, этой боли. Отпустите меня домой.
        - Почему - то судья не останавливает, - возмущается второй. - Но поглядите на ее шикарную попу. Быть может все дело в том, что мы не видим половых губ и входного отверстия, ягодицы и бедра сомкнуты?
        - Да, так и есть. У девочки хорошие ягодицы, просто идеальной формы. Довольно выпуклые, я бы сказал, в меру, но так особенно. Они закрывают все в таком положении.
        - Невероятно, - продолжают обсуждение моей задницы. - Какая радость для наших зрителей видеть эти обнаженные ягодичные мышцы!! А как они упруги, а как пружинят от ударов!
        А попа горит!! Кричу, не стесняясь. Отчаянно от безысходности. Мир - боль.
        Решаюсь на невероятное. К черту все. Я готова, лишь бы не порола больше. Это хуже всего на свете. Не могу терпеть такую боль! Самое ужасное! Нет! Раздвигаю ноги, выпячивая задницу. Смотрите извращенцы! Судья смотри! Все, бой окончен!
        Лишь мгновение я ликовала. Мощный бицепс соперницы сжал мою талию сбоку, а рука скользнула к промежности, закрывая ее. Средний палец достал даже до ануса. Железная хватка, фиксация на грани проникновения. Сжимаю попу, ощущая твердые пальцы у сфинктера и на кисе. Я в полной власти этой суки. Выть хочется.
        - Что сладкая, не ожидала? - Прошептала ласково соперница. - А ты хитрая, это меня возбуждает. Думаю, надо тебя наказать за подлость.
        И лежу я в позе с расставленными ногами и выпяченной попой, мои прелести через живот закрывает ладонь Роксаны. Для большей уверенности, она даже перекинула через мою шею ногу, зафиксировав сильнее. А вторую согнула, чтобы я не вернулась в ровное положение.
        Ее ладонь на промежности, я будто вся в ее ладошке!
        - Влажная сучка, - шепчет Роксана и шлепает по моей попе. Снова по той же булке!
        Новый удар обжег сильнее первого. Ощущаю, как рука прикрывающая промежность массирует ее легкими движениями. Но мне плевать…
        - Твой анус трясется от страха, - шепчет Роксана и лупит хлестко.
        Кричу.
        - Я чувствую, как гудит твой живот от страданий, - снова раздается надо мной и новый удар вызывает потустороннюю боль, которую уже не могу терпеть.
        Ладонь горячеет подо мной, вода просачивается сквозь пальцы… Какой стыд, я описалась. Роксана одергивает руку с брезгливым фырканьем. Бой остановлен.

* * *
        Третья столичная система империи. Город - планета Адро. Разгар Зеленой лиги. Отдых и реабилитация.
        Алия смотрит безразличным взглядом сиреневых глаз.
        - Все плохо да? - Шепчу, укутываясь в одеяло потуже. Рядом на столике горячий кофе капучино со сливками без сахара и тортик «Тирамису». Все, как я просила.
        - Активируй имплантат. У тебя теперь есть идентификатор и счет, - произнесла, проигнорировав вопрос, и пошла, а уже на пороге произнесла строго: - Завтра начинаем тренировки. Следующий бой у тебя через пять дней.
        Мой строгий менеджер вышел. А я попробовала давно позабытую команду. Чуть выше фокуса глаза в воздухе появилась панелька!! Неужели?! Три сообщения. Первое - активация аккаунта с непонятной мне заоблачной датой и соглашением, в котором куча текста.
        Второе: «На ваше имя открыт счет, баланс пять тысяч кредитов».
        Третье, судя по общему счетчику времени, пришло с утра: «Ваш счет пополнен на тринадцать тысяч двести кредитов с учетом затрат на лечение». И расписано за что дали. Двадцать два пункта! Хм, я чуть от стыда не умерла, выловив в тексе «за непреднамеренное мочеиспускание - восемь тысяч…».
        Физически тело восстановлено, пролежала пол дня в белой капсуле, ничего не почувствовала. Проснулась, как огурчик. А вот душевное равновесие потеряно. Погано, ущербно и больно.
        От прогулки отказалась второй раз. Если меня увидят и узнают, будут ржать, как лошади и тыкать пальцами. Интересно, какую кличку мне придумали комментаторы?!
        Наступило завтра, которое я ненавижу и боюсь. Алия пришла с решительным видом, тащить меня хоть за волосы.
        Выдвинулся шифоньер на всю комнату с одеждой на все случаи жизни.
        - Выбирай спортивный костюм на свой вкус и выходи в холл, - скомандовала железная леди. Теперь я ее так называю.
        Выбрала лосины, топ, сверху еще все обтянула эластичным единым купальником. Сейчас его тонкие полоски меня не смущают. Три слоя одежды вышло, если учесть трусики. Хочется закрыться от этого мира хотя бы этим.
        Дошли до лифта. Скоростное перемещение в неизвестном направлении заняло секунд пять, без каких - либо перегрузок и дополнительных ощущений. Вышли сразу в зал. Спорт площадка двадцать пять на двадцать пять, маты расстелены. На диванчике в углу, уставившись в дисплей на противоположной стене, сидит девушка.
        - Мила, активизируйся, хватит без дела сидеть! - Рявкнула Алия на девушку.
        Подскочила та радостно. И узнала я в ней ту самую Милу из Москвы, что потащила меня в круиз!! Ах ты ж тварь такая. Хотела я ей крикнуть. А вышло хриплым голосом:
        - Привет.
        - Привет родная! - Восклицает бывшая подруга, а ныне подлая тварь, и налетает на меня с обнимашками.
        - Оставляю вас, - раздалось за моей спиной строгое. - Мила, график на тебе, и не забывай отмечаться.
        - Да, Алия. - Ответила Мила послушно и отпряла от меня. Глаза зеленые поблескивают. - Ты куда сорвалась - то? Да в самую задницу попала. Повезло, что мы нашли. Представляешь, три миллиона участников кастинга перекопать! А?! Дура ты заблудшая. Я за тебя между прочим переживала!
        Мотает головой. А меня ком душит. Не знаю, что и думать.
        - Давно ты на меня глаз положила? - Хмурюсь. Я ведь не дура. Понимаю теперь, что она меня все наше время знакомства оценивала и заценивала. Постоянно пялилась и считала, сколько я заработаю на ринге с такой фигурой.
        - Прости, это моя работа, - пожала плечами отступая. - Но я действительно подружилась с тобой, не думай, что все фальшь. Не все. Я запала на тебя.
        - Ты тоже из таких?! - Отшатнулась я.
        - Отбрось стереотипы, милочка, - нахмурилась Мила. - Я готовила презентацию на тебя, не строй из себя ангелочка. Сиренити с самого начала вело твою персону. Последние десять дней мы снимали презентацию.
        - То есть как снимали?!
        - Твою повседневную жизнь, клуб, салоны, поведение в целом. Ну и домашнее… хм.
        - Что?! Вы… вы подсматривали за мной и дома?!
        - Ну да, - ответила непринужденно и стала отступать, будто боялась пощечины от меня. - Все решила ванная комната, где ты не без помощи нано заводилась не на шутку, и делала с собой, ну ты поняла…
        - А ты тварь! - Визгнула негодуя и бросилась на нее. Схватила за волосы и повалила. Хлестанула пощечину, затем еще. Взяла за грудки потрясла. И тут нога сбоку накрыла мою шею, и я уткнулась лбом в пол. Бывшая подруга перекочевала наверх, а ее рука оказалась у меня между ног.
        - Ну ты и запаковалась, - усмехнулась Мила, щупая там, как у себя дома. - Это называется уход от атаки из нижнего партера. А за хватку между ног я получаю очки. А если вот так, то еще очки.
        Легкий удар по ягодице, и я уже боюсь. Шею сдавило колено. Ловкая сучка, заломала меня быстро.
        Мила поднялась, помогла и мне встать. Смотрю на нее злым взглядом. Она лыбится. Волна стыда накрывает, они снимали, как я свой анус рассматривала?! А потом феном на него дула и мастурбировала?!
        Краснею.
        - Да успокойся ты, - скривилась Мила, становясь злой. - А то я тебя раком поставлю. Поняла?!
        Страшно стало. Молчу.
        - Я добрая до поры до времени. Здесь тебе не Земля. И сама я с Варрока родом. Поэтому не рассчитывай на сочувствие. Ты на контракте у Сиренити с влиятельным покровителем. Будешь замечена за халтурой, тебя живо пустят в расход. Ставки слишком высоки. Ты делаешь успехи в своей беспомощности. Но мы должны научиться элементарным приемам, что порадуют зрителя. А визжать и писаться - это дело разовое, единичное. Потом интерес падает. Статистику ведут тут мощную за все года.
        Стою, не знаю, что и думать. Как школьница. Да еще и в шоке легком. Никогда такой строгой Милу не видела.
        - Каждый день у нас будут тренировки в технике и минимум час в качалке. Посещения обязательны. А то у тебя ляжки дряблые, страшно смотреть.
        - Нормальные! - Фыркнула.
        - Нормальные, - согласилась с кривой улыбкой новая тренерша. - Но надо лучше. Итак, начнем. Пэка! Таню, Машу нам загрузи версия тридцать три, дробь шесть.
        - Да, госпожа, раздался явно искусственный женский голос.
        С обеих сторон из - за спины выходят две девочки ростом с меня, внешностью пресненской и довольно одинаковой, почти блезняшки, вот только у одной волосы красные, а у другой синие. Фигуры и одежда, как у японских школьниц, вылетая я на кастинге.
        - Они не кусаются. Простые тренажеры с полной имитацией, - комментирует Мила. - Прием базовый шесть!
        После команды одна девочка подходит к другой и делает подсечку. Та валится, противница следом садиться на нее.
        И так приемов десять мне показали, вроде и не замысловатых.
        - Теперь отрабатываем на куклах, - усмехнулась Мила. - Какую помучаем? М? Можно даже насиловать и ломать кости, они согласные на все. Хрустят и визжат, как настоящие.
        - Хм…
        - Позиция сорок пять, дробь три! - Рявкнула бывшая подруга, а ныне рыжая сука на одного из роботов, киборгов, или хрен разбери, что это такие.
        Девочка на спину. Мила поперек, ногу своими двумя, рукой другую ногу, под голову сама. В итоге поза, в которую меня Роксана поставила, растянув в шпагат. У киборга эластичность хорошая, трусы тонкой ленточкой на кисе. Свободная рука Милы туда потянулась.
        Я рукой лицо закрываю. О, Господи…
        - Растянула, прихватила, - комментирует тем временем рыжая. - Можешь под трусы. Но сперва поласкай так. А лучше поиграй рядом. Так больше любят зрители. Прелюдия должна быть. Итак, показываю по этапам…
        Краснею, бледнею, за голову хватаюсь. Началась практика. Мила знает все, чем я удивлена. Но уважать ее не собираюсь. Это хитрая вероломная тварь.
        - И многих ты похитила? - Спрашиваю деловито по окончании тренировки.
        - На последнем рейсе шесть девочек попало в Сиренити, о другом тебе знать не надо.
        - А в Амириам?
        - О, ты в курсе о конкурентной борьбе? Знаешь, они на мели, но почему - то им везет. Десять девочек они завербовали. Но это потому, что подкупили часть полицейских. Трепыхаются еще, в общем.
        Перешли в тренажерный зал. Куча земных тренажеров и ни души.
        - Все лично для тебя, - выдала Мила елейно. - Цени масштабы и нашу заботу.
        - Угу, прыгаю от радости.
        - Катюнь.
        - М?
        - Когда ты дойдешь до Красной лиги, я с чистой совестью и одобрения покровителей оттрахаю тебя до изнеможения. Давно хочу это сделать.
        - Такая ты добрая, - кривлюсь, делая вид, что не страшно. Приемы приемами, но на вид я мощнее. Научусь и побежду, э… победю, короче выиграю.

* * *
        Вечером расслабляющий массаж в исполнении одной из тренировочных кукол. Мила поняла, что не допущу к себе, как мужчину, так и женщину.
        Спала, как убитая. Утром притопала Алия с Милой.
        - Прогуляемся на крышу, - предложила рыжая, посматривая на Алию с некой мольбой.
        - Хорошо, - ответила за меня менеджер.
        Вообще зашибись, меня никто не спрашивает?!
        Мила с радостью подобрала мне летний прогулочный вариант. Никаких комбинезонов и лифов. Только платья и чулки в сеточку! Эта ее заявка ввергла меня в беспокойство. Но заверения, что никто меня не изнасилует в присутствии Алии подуспокоили.
        Переоделись обе в моем номере. Тут же Мила меня подкрасила с помощью нано одним движением руки. Стоило только выбрать на картинке подходящий стиль, что выданы были за образец.
        Крыша площадью в пару квадратных километров. Та же планета Адро, только место другое, более элитное и изолированное.
        На крыше курорт, Дубай отдыхает. Мало того, что вокруг все голубое и зеленое. В общем, лето. Так еще есть бассейны лужицами, лежаки, где загорают, барные стойки, дискотеки в обособленных затемненных и не затемненных местах, пляжи, боулинги, аттракционы и аквапарки. И все это под непонятно откуда взявшимся солнечным светом. А если посмотреть на небо, то встретишь звезды и огни космических станций и кораблей. Шикарно просто.
        - Ротик прикрой, - смеется Мила. - Ты уже раз пять отказывалась посетить это место, дурында. Значит смотри, тут бывают и внешние гости, не знающие о существовании шоу вообще. У тебя соглашение о неразглашении. Тут никто не говорит о шоу прямо. Все разговоры записываются и блокируются. Можешь проверить. Скажи Зеленая л… вот и у меня также. Блок.
        - Надо было взять купальник, - озвучила мысли вслух, греет, как в тропиках. И я уже глаз положила на песчаный пляжик.
        - Сиренити арендовало все это для тебя, мелкая сучка, так что пользуйся, - выдала Мила, шлепнув меня по заднице. - О Великий квазар, как я хочу вставить палец в твой крохотный розовый анус.
        - Фу, - скривилась я, направляясь в сторону заведомого местечка. - Мила, пусть ты мразь еще та. Но ты единственный тут человек, которого я знаю, хоть немного. Пожалуйста, не говори о грязи. Мне нужна поддержка подруги.
        - Жесть, я прослезилась даже, - раздалось из - за спины.
        Земная атмосфера умиротворяет. Плевать я хотела на нее. И на остальных. Даже на Алию, что подгребает сбоку в чересчур откровенном купальнике. Полоски прикрываю только соски, соединяются и проходят между ног.
        - Первые прогулки под моим чутким контролем, Кэтрин, - произнесла железная леди и кивнула на лежак. - Степень загара определяй сама. Но не переборщи в первый же день. Загар под бельем доработаем в номере. Функции солярия имеются.
        Скольжу глазами по людям, сильно не задерживаюсь, чтобы не получить ответный интерес. В основном девочки. Но есть и мальчики. И это напрягает. Все веселятся, купаются, пьют красивые коктейли. Некоторые обнимаются и целуются. И не только гетеро пары, есть и девочки с девочками, а также мальчики с мальчиками.
        - Не глазей, - делает замечание, шествующая за мной Алия. - Не провоцируй. Веди себя сдержанно и не пей много алкоголя.
        - Хорошо мам, - прошептала я и поспешила занять лежак.
        Мила плюхнулась рядом не сразу. Болталась минут сорок где - то. Принесла коктейли. Я не стала отказываться. Сиренити поит, значит, черт с ними. Я их собственность, отравить не должны.
        Алкоголь ударил в голову практически сразу. И стало, черт побери, так хорошо. В душе даже что - то отпустило. Угрызение совести отошло за некий барьер. Ласкающий жар искусственного солнца, расслабленное тело, на которое никто не посягает и чувство равновесия… Мила смеется, болтает с каким - то красивым парнем, похожим на молодого Алена Дэ Лона. С другой от меня стороны жарится на солнце Алия, тело у нее похоже на масленый пирожок. Приподнимаюсь, та тоже.
        - А вы с какой планеты? - решила влезть в душу этой бабы.
        - Тебе это ни о чем не скажет, - ответила ровно. - Прежде чем решишь заговорить со мной о личном в очередной раз, знай, я не испытываю к тебе даже симпатии. Ты для меня просто работа, не совсем приятная. Так что заткнись и лежи спокойно.
        - Да, мама, - выдала я и повернулась к Миле с корпусом.
        - Значит мне не послышалось, - брякнула себе под нос Алия.
        - Мила? - Окликаю. - Пошли танцевать?
        Сразу ушам не поверила, но раздается танцевальная русская музыка. И сдержаться не могу, ностальгия толкает.
        Тренер в восторге подрывается.
        - Девочка, та держать! Грег, давай своих парней подтягивай, оторвемся!
        Парень созывает друзей. А Мила уже тянет меня за руку, как в старые добрые времена. Будто ничего плохого и не было. Забавляет, что ворчливая Алия спешит за нами в своем откровенном купальнике. Если она ускорится, то грудь точно выпадет!
        Я пьяная от одного коктейля. И хочу еще!
        - Есть что выпить?! - Делаюсь такой невинной овечкой, привыкшей, что за мной ухаживают. На Земле так и было. Заруливаем в бар, около танцплощадки.
        Мила с радостью вручает мне очередной бокал и с тревогой смотрит в сторону. Пью залпом, понимая, что Алия спешит обломать на кайф! С обоюдным хохотом мчим на танцы. Играет зажигательная песня, с ритмом, заставляющим меня двигаться, независимо от того, где я и что со мной. Как электрический ток. Я дергаюсь потому, что слышу эту музыку.
        Девочки и мальчики танцуют… И я решаю показать, как танцуют на Земле. Это мой ринт, и я умею брать от нег овсе.
        - Давай Катюня! - Поддерживает Мила. И понеслось…
        Стрип - пластика мое все. А еще в сочетании с гоу - гоу. Не прошло и пяти минут, как меня заключили в круг. Некоторые танцевать перестали, чтобы посмотреть на меня. А я просто богиня танцпола!! Кручу задом и думаю исключительно о звездах. Мощные руки берут и поднимают меня на площадку с шестом, вероятно предназначенным для подтанцовки. Шест! Вот это сюрприз! Принимаю вызов и разгораюсь еще больше. Я танцую и трахаю эту чертову палку, извиваясь, как проститутка. И мне нравится, что смотрят все. А многие думают, что я тут работаю. Мила кричит, что это ее подруга так зажигает. Алия стоит рядом просто в не в тему, смотрит на меня с укором, но ничего сделать не может. Знаю, что когда стану трезвая, меня отметелят, но простите, я заслужила. Дайте мне отпустить себя, а потом делайте все, что угодно…
        Когда сил не осталось, а крики продолжали «давай, давай». Я сползла на край платформы и приняла объятия какого - то мужика. Вокруг все перемещается. А я мертвая, никакая. Вокруг танцы и всеобщее веселье. Была, теперь ушла. Бывает… Музыка обрывается. Звон в ушах и тошнота.
        - Вот ты сука и попалась, - раздается знакомый голос.
        Трезвею враз, понимая, что нахожусь в белой туалетной комнате наедине с этим ублюдком. Щелчок блокировки меня приговорил. Джори с хищным взглядом усаживает на крышку унитаза. Раздвигает мои ноги шире. Руки его едут по бедрам в направлении тела. Горячие и мерзкие руки… Рвет юбку, избавляя меня от лишнего. Еще рывок и грудь вываливается на обозрение этого урода.
        Целует ее. Лижет соски, руками мнет и сопит при этом.
        - Помогите! - Кричу и получаю затрещину. Валюсь в сторону. Чувствую, как с меня стягивают трусы. Мамочка, я хотела первый раз в белых шелковых простынях с нежным мужчиной, которого полюблю. А не в сортире с ублюдком. Плачу горько, ощущая на языке соль. И не могу сопротивляться. Беспомощная и слабая девочка.
        Грохот. Что - то где - то упало, что - то ввалилось и кричит мое имя. Ураган сносит Джори вместе с боковой стенкой.
        - Ты в порядке? - нависает надо мной Мила. - Он изнасиловал тебя? Протик? Говори?!
        Отрицательно мотаю головой, дрожу. Поднимает подруга на ноги. Перехватывает Алия. Вижу Джори с неестественно вывернутой головой. Мертвее мертвого ублюдок.
        Картинка гаснет, отрубаюсь. Следующий кадр - я вижу потолок своего гостиничного номера. Надо мной нависают незнакомцы.
        - Кэтрин, ты должна рассказать, почему секьюрити агентства Амириам приставал к тебе, рискуя собственной репутацией? - Протараторил седовласый мужчина с круглыми серыми глазами. - Твои показания будут запротоколированы и переданы в судебный иск.
        - Когда я была у них, он приставал ко мне перед боем, трогал за интимные места. А потом давил, чтобы я ушла из агентства и шоу и была третьей в их паре…
        Рассказала, немного приукрасила. Но я боялась за себя, за свою репутацию.
        Люди впитали все как должно, и ушли готовить иск на агентство, что подло похитило меня. А я осталась одна, наедине со своими мыслями.
        Скоро снова на ринг. И я ужасного этого боюсь. До дрожи, до тошноты…
        Глава 6. ЧАСТНАЯ ВЕЧЕРИНКА
        День до боя. Я волнуюсь. Оправилась от насилия быстро, ибо все прошло как в тумане. Алия и слова мне не сказала за самовольство, хотя просверлила взглядом раз десять. Ведь это она ударом ноги свернула шею охраннику, пробив попутно обе стены сортирной кабинки. Вот это мощь!!
        А может я очень дорогая кукла, и меня нельзя обижать?! И за меня готовы убить любого урода?!
        - Можно я сегодня отдохну? - Превращаюсь в милого котенка. Кривится менеджер, но кивает.
        Отдохнуть не вышло. Пришла Мила, которой два дня не было. И одному их Квазару известно, где она шлялась.
        - Сегодня на закрытую вечеринку идем, - заявляет. - Я договорилась с боссом. Алия в пролете.
        - Это как?!
        - Она проштрафилась. К тебе приставят двух секьюрити. А мужикам по - барабану что мы делаем, главное в рамках договора. То есть береги свою щелку и не показывай людям сиськи.
        - У меня завтра бой, - говорю со всей ответственностью.
        Мила начинает раскатисто смеяться.
        - Бой у нее! Избиение. Тебя в очередной раз поимеют, и все на этом. Пройдешь в Желтую лигу.
        - А если поимею я?! - Рычу.
        - О! Какой настрой! Тогда ты получишь сверху пятьдесят штук. Нормальный стимул?!
        Киваю.
        - К хренам Шоу, пошли на вечеринку. Ты танцуешь нереально круто. Я должна показать тебя респектабельным ребятам! Может получиться перепродать тебя на сторону.
        - Чего?!
        - Да шучу, - бьет по плечу слегка. - Просто, ты мне нравишься, и я подумала, что тебе нужен шанс на свое счастье. Мы едем туда, где будут нормальные мужчины, не знающие чем мы тут занимаемся, и не интересующиеся Шоу вообще.
        - То есть на меня не будут показывать пальцами?
        - Нет. Наше агентство имеет доступ к данным трафиков, на вечеринке будут только наши и незнающие о нас ровным счетом ничего.
        Соглашаюсь на авантюру. От Милы исходит мой родной дом. Та, прежняя жизнь. Какой - то откуп что - ли.
        Шифоньер снова раздвигается. Коза ручки потирает, глядя на меня. Любит же одевать свою «живую куклу»…
        Транспортник подлетел к лоджии моего номера. И мы с двумя худенькими ребятами миловидной внешности вступили на борт прообраза лимузина.
        - Ты на них не смотри так, - шепчет на ухо бывшая подруга. - Они с Варрока, как и Алия.
        - И что это может значить?
        - Нечеловеческая сила. Ты уже с Роксаной познакомилась на ринге. Но у таких стоит нано ограничитель на силу. Однако все равно ты ощущаешь, какая у нее власть над тобой.
        - И много вас таких мутантов? - Кривлюсь. Уже приняла на грудь коктейль. Хорошеет…
        - Знаешь, не так уж и много. Мы не любим быть слабыми, лучше уж в тренера или охрану.
        - То есть ты поддавалась, когда я тебя била?
        - Мне даже нравилось, как ты на мне сидела и что - то там делала. Забавно.
        Минут двадцать летели, я наслаждалась видами темной стороны планеты. Вечер все - таки. А тут каскады огней, море рекламы в воздухе в формате три - дэ. Заметила и рекламу Шоу с отрывками красивых бросков и выставленных задниц в трусиках. Легкая эротика, как понимаю, допустима в общественном эфире. А может, каждый видит по - своему.
        Шикарный транспорт с белыми кожаными сиденьями и мини - баром останавливается. Секьюрити в строгих костюмах имперцев выходят первыми. Подают нам руки. Мы, как две соски Голливуда становимся каблуками под двадцать пять сантиметров на золотую ковровую дорожку и смотрим на заведение, занимающее всю круглую платформу, зависшую практически в воздухе. А воздух тут кстати довольно бодрящий, словно в горах мы.
        - Мы на десять километров выше твоего гостиничного номера, - произносит Мила, будто мои мысли прочла.
        Поежилась плечами, на которые тут же накинулся нежнейший мех. А секьюрити, оказывается, джентльмены.
        Шествую под руку с тренером, как парочка самодостаточных во всем женщин, включая половую жизнь. Люди редкими кучками неспешно прогуливаются к широкому входу с колоннами, цветочными клумбами и фонтанами. Античность полная. А музыка скрипки, что играет так живо и непонятно откуда, вообще превозносит сие до уровня королевского бала.
        Широкие двери распахиваются и становится теплее и светлее. Ахаю от величия и красок. Декор, картины, фрески. Лувр отдыхает. Ничего себе вечеринка! Широко и просторно, рельефно и декорировано. Пара ступенек вверх и площадка со столиками, еще несколько ступенек и другая площадка с напитками, выстроенными в пирамиду этажей на десять.
        Прошлись по залу, вылавливая взгляды с интересом, вышли в следующий. Этот потемнее и поменьше. Места более обособлены. Мила предложила овальный стол в стороне от основной дорожки. Я согласилась. Уселись, наши секьюрити присели за соседний, чтобы не палить контору. Под нами вода, за спиной аквариум с диковинными рыбами, светящимися ядреным светом.
        Осматриваюсь. Много прилично одетых мужчин, красивых, живых, болтающих и смеющихся. Девушки все такие блестящие и свеженькие. Ну и какую я тут конкуренцию составлю?! Если это именно частная вечеринка. Но мы должны со всеми познакомиться, если по правилам и этикету. В особенности с хозяином мероприятия.
        - Я волнуюсь, - решила признаться.
        - Бой через четырнадцать часов. - Отмахивается Мила, и подзывает официанта. - Успеешь протрезветь, закинем в капсулу, я договорюсь.
        - Нет, ты не поняла. Я волнуюсь выходить в свет.
        - Да успокойся, будь собой, строй из себя стерву, как раньше, и никому не давай. В этом и есть успех. Смотрела про гейш на Земле? Поучительно кстати. Чем дольше не даешь, тем больше влюбляешь. Мужик волей неволей начинает познавать твой внутренний мир. Если он уже засунул, ему становится плевать на твоих тараканов в голове, это природа. Полигам сплошной.
        Подошел мальчишка худенький.
        - Дамы?
        - Обожаю древний стиль с живыми официантами, - умиляется Мила и начинает быстро перечислять заказ.
        Смотрю на проходящих мимо девушек, кажется, видела парочку в трансляциях прошлогоднего Шоу.
        Секьюрити приподнимаются, привлекая мое внимание. И я понимаю, почему. К нам подходит особа в стильном серебристом одеянии. Мила отмахивается, мол, нормально все. Не сразу я узнала в этой застенчивой на вид даме свою бывшую соперницу, с которой мы устроили на ринге занятие любовью.
        - Нелина! - Восклицаем Мила. - Давай усаживайся.
        Девушка в вечернем стиле, обтягивающем ее фигурку без нижнего белья, как видно, смотрится тем не менее, как застенчивый подросток, не знающий куда деть руки.
        Чуть не поперхнулась. Видеть очередную соперницу несколько неловко. Поле прилюдного бесстыдства! Как бы это не вошло в систему, встречаться с противником. Усаживаясь вплотную к Миле, Нелина делает вид, что не знает меня, даже не смотрит в мою сторону. Стесняется?!
        - Ты моя хорошая, - говорит моя тренерша и целует в губы эту Сукубку!! Та красная, как помидор сидит! А я опасаюсь, что сейчас начнется оргия. Но ничего не произошло. Нелина сидит скромно.
        - Познакомься с моей лучшей земной подругой, - кивает на меня. Нелина смотрит серо - голубыми, ярко раскрашенными глазами застенчиво и говорит едва слышно:
        - Мы уже знакомы. Очень приятно было… познакомиться, - произнесла с запинками и так тихо.
        Такое ощущение, что это я надругалась над девочкой, а не она отравила меня своими чарами, после чего я изошла в десятках оргазмов.
        Молчу, кровь к щекам наливается. В глаза ей смотреть не могу, чувствую в своем рту ее упругий язык отдельными кадрами своей спонтанной фантазии. Мила начинает воодушевленно рассказывать, как она погуляла с друзьями и подругами, пока я отлеживалась после нападения Джори, царство ему небесное, вернее котел в аду кипящий.
        Нелина посматривает украдкой. Я же осматриваюсь и примечаю одиноко стоящего парня, довольно привлекательной внешности. Особенно изгибы глаз и бровей мне приглянулись. Облокотился на перила у бассейна и потягивает голубой коктейль в задумчивости. Чего и следовало ожидать, тут уродов нет. Все красивые не без помощи нано пластики. Абстрагируюсь и получаю эстетическое удовольствие.
        Приносят блюда. Ем и восторгаюсь вкусными яствами. Мила мне стейк из мраморной говядины средней прожарки подсунула. Я такого в жизни не ела, только слышала и облизывалась. Мясо на языке таит, соус изумительный. Исхожу во вкусовом оргазме от каждого прикосновения к языковым рецепторам каждого кусочка. И прихожу к выводу, что ради еды все - таки стоит жить!
        Поев, вытерев ротики полотенчиками, идет «в свет» на верхние ярусы. Мила ведет уверенно вперед. Рассматриваю Нелину в профиль. Та замечает и тоже окидывает мои изгибы оценивающих взглядом. Немного раскачала девицу моя тренерша, споив пару доз спиртного.
        Замечаю парня, на которого глаз положила. Сидит на отдельном столике и болтает с девушкой в салатовом вечернем платье и с короткой стрижкой под каре. Нос курносый довольно красиво смотрится, и разрез боковой тоже, как раз ногу на ногу перекинула, показывая свое круглое бедро. Мой интерес замечают оба. Парень мельком глянул, а девица прямо и недобро. Иду дальше, выпрямившись важно.
        Лесенки с мраморными перилами, на которых тоже люди. Все с болакалми в руках и все здороваются.
        - Кэтрин, - говорит Мила всем подряд.
        - Кэтрин, - повторяют мужчины с разными интонациями. Кто - то просто произносит, кто - то выплевывает, кто - то ласкает мое имя, а есть те, что трахают его.
        Мужчины и женщины представляются в ответ. Киваю, выдавливая улыбку и виляя задницей, иду выше за своими. Позади ковыляют мои парни из секьюрити.
        Попутно оцениваю фигуры, степень декольте и развратности. Все в меру, все приличные. Но такое ощущение, что блядство творится в каждой закрытой комнате этой вечеринки.
        Лоджия с кучей народа. Обособленное место. Меня представляют и тут. Улыбаюсь.
        - Кэтрин! - Восклицает какая - то блондинка моего росточка с учетом тридцатисантиметровой платформы, перехватывая меня за руку. - Я слышала ты дебютировала сама знаешь где. И каково это, когда тебя имеют? Нравится?
        Начало мне нравилось больше. Вырываюсь из ее лап. Подскакивает Мила.
        - Динара, хватит задирать мою гостью.
        - За что такие рейтинги у этой твари?! А?!
        - А ты сядь на шпагат, и вырастит твой, - выдала тренерша.
        - Гибкая, значит… - шипит Динара, готовая меня прибить.
        - Обязательно тут? Тебя пригласили зачем? - Прорычала Мила. - А ну хватит.
        - Я пришла посмотреть на суку, которая завтра будет в моем полном распоряжении.
        Отшатнулась от нее. Оценивая теперь более внимательно. Это что? Моя соперница на завтра?! Рельеф есть, руки, ноги, все в мышцах, хоть и не больших. Но у меня и этого нет. Чувствуется сила. Да и лет ей на вид под двадцать пять. Матерая, блин.
        Отхожу, позади стоят мои охранники. Народ вокруг вострит уши, девочки делают вид, что не понимают. Мужчины не делают вид, они не понимают, но думают чего зря.
        - Позвольте пригласить вас, - раздается мягкое и мужественное.
        Оборачиваюсь, стоит парень, за которым наблюдала внизу. Блондин с немного растрепанной прической, которая выглядит на редкость модельно, улыбается очаровательно. Высокий, чувствуется внутренняя сила и некая власть. Это на ментальном уровне. Секьюрити косятся на него недоверчиво.
        - Все нормально, это свой, - прогнусавила Мила и бросила мне: - Развейся, но много не пей в память о Джори, истинном джентльмене.
        Киваю.
        - Мое имя Коул Дорс, - представляется. - А ваше, насколько внимательно слушал, Кэтрин?
        Киваю застенчиво, посматривая исподлобья. Это моя фишка. В глазах вижу восторг. Что ж, можно и зажечь с этим мужчиной. Поиграться немного. Все равно никакой постели не будет, максимум поцелуи, флирт, объятия и загадочные обещания пропасть надолго и уехать, и улететь. Это романтика. Сейчас я - загадка. Если, конечно, Мила не соврала.
        - Мне показалось, или вы грустите? - Проявляет участие, обаятельно скалясь.
        - Не все за меня, - пожимаю печами. Многозначительно сказала, и ни о чем. Пусть думает.
        - Если люди делают что - то против тебя, это в конечном счете пойдет на тебе на пользу, - проявляет остроумие.
        Пожимаю плечами. Выходит зябко. Люди, да… их много, кто делает и сделает. Могу ли выдержать все?!
        - Не желаете ли прогуляться по особняку. Тут такие виды на крыше, - предлагает деловито.
        - А как же ваша пассия на первом этаже?
        - Знаете, она не в моем вкусе. Вы сами не находите странным, что многие девушки здесь довольно спортивные, даже более чем нужно. А вы единственная такая женственная и правильная на вид. Я удивлен и впечатлен.
        И бла - бла - бла. Пошла лапша на уши в виде кучи комплиментов. Улыбаемся и машем. Я ж блондинка, а они дуры. Мозг мешает девушке обрести счастье, так в соцсетях говорят об умных женщинах.
        С каждой новой похвалой и рассказами о неизвестных мне вещах, этот человек все больше теряет мою симпатию. Слишком навязчив. Встали на перила, глядя вниз, на парк, где гуляют и визжат, убегая и догоняя. Бокал мне вручил. Пригубила, ощущая едреное. Споить меня хочет. Но не прикасается. Никаких контактов кроме, как за руку придерживает слегка, будто я фарфоровая кукла.
        Мужчины ходят мимо, посматривают с завистью. А так и хочется сказать всем, да хоть объявить, что я свободная. А этот продолжает плести чушь о себе любимом. Ничего не понимаю. Отец, компания, что он ярый противник либералов, демократов, партий каких - то и движений всяких там.
        - А вы что об этом думаете?
        - Ага, - отвечаю и вижу на его лице укол обиды. - То есть для меня политика пустой звук. Простите, я не смыслю в ней ничего.
        - Вы такая настоящая, - новый комплимент и прямой взгляд. Руки тянутся к талии. - Позвольте пригласить вас на танец?
        И тут начинает играть музыка. Киваю. Выкрутился проныра. Кружит, исполняю вальс через пень колоду. Я много чего умею.
        Мир крутится, создавая из огней линии. Многоцветный обруч. Смотрит на меня, а я на него. И нет разряда между нами. Ну, нет и все. Обычный, хоть и разодет в дорогущий костюм. Дешевую форму охранников и богатеньких различать научилась быстро.
        Танец закончен. А он не хочет меня отпускать. Снизу раздается взрыв зажигательной музыки.
        Спешу туда, чтобы не обидеть, тащу его за руку. Авось, затеряюсь от него в набегающей толпе. Выхожу на танцпол. Для них всех дискотека прошлого века. А у меня душа расцветает. Начинаю вертеть попой и выгибать талию. Строим из себя развратную девочку. Лезет на контакт, но я строю недовольное лицо и ухожу в гущу танцующих. Он рядом, нелепо танцует, будто ему плевать на свой танец, лишь бы видеть меня. А я завожусь все больше. Появляются другие мужчины. Улыбаются мне и кивают, какая я классная. Улыбаюсь в ответ тем, кого нахожу симпатичным.
        Коул тут как тут. Старается показать, что я его. Но я не его. Мое бедро трется о чье - то мощное, мужское бедро. Мою тонкую талию обхватывают сильные руки. Поднимаю свои выше, вытягиваюсь. Наслаждайся, малыш. Еще мгновения, и я отталкиваюсь в такт меняющейся музыки. Еще один хочет прикасаться к танцующей красотке. Улыбается, как Жан Клод Ван Дамм, танцует и сияет. Слышу, как Коул пытается наехать на мужика, который меня лапал. А мне плевать, я утонцовываю дальше…
        Вырвалась из толпы мужиков спустя пару песен. А все потому, что меня ухватили за задницу! Неслыханная дерзость. Чувство, будто их мир сейчас потерял многое, когда я перестала танцевать, так сладко… С чувством самоудовлетворения возвращаюсь к нашей лоджии. Многие рассосались, но не Нелина. Сидит на диванчике за круглым столиком, гипнотизируя взглядом блюдо.
        Я трезвая, немного раззадоренная. Не знаю почему, но меня немного волнует эта девочка. Усаживаюсь напротив. Приподнимает глазки и снова опускает. Грустная она какая - то. Кудрями золотыми завешивается от внешнего мира.
        Куча бокалов в центре столика.
        - Не пила из этого? - Уточняю на всякий случай. Снова поднимает взгляд.
        Смотрю на нее. Та улыбается уголком рта печально так.
        - Не заразная, - выдает. - Пей, ничего не случится.
        - Что с тобой не так?! - Решаюсь спросить, привлекая внимание.
        - Все хорошо, не люблю, когда много людей, - отвечает. - А ты, похоже, любишь красоваться. Ты красивая.
        Сказано без тени злобы, зависти или негатива. Похвалой восприняла. Хлебаю розово - желтый коктейль. Апельсин, вкуснятина, и ни капли алкоголя не чувствуется.
        - Ты тоже красивая.
        Хочется поспрашивать, разговор завести. Загадочная она, тем и привлекает. А еще мне ее жалко, возникает мимолетное желание обнять и утешить. По волосам погладить, очень уж они притягивают.
        - Я видела последний бой, эм… твой. Тебе было не больно? - Выдаю, запоздало осознавая, что вгоняю девочку в очередную неловкую ситуацию.
        - Зачем смотрела, - буркнула с укором, не поднимая глаз.
        Подскочила Мила, прыгнув между нами и обняв за плечи.
        - Напарницы нашли общий язык? - Говорит непринужденно.
        - Чего?! - Осмысливаю сказанное.
        - Ты моя напарница, - отвечает Нелина, глядя впервые прямо и без тени застенчивости. - В Красной лиге против сильного ставят двоих…
        - Это как покровители договорятся, но частая практика именно такая, - подхватывает Мила.
        Э… я в некотором замешательстве от подобной новости.
        - Так что ожидайте совместных тренировок, - ехидствует Мила. - Вы просто супер пара. Из головы до сих пор не могут выветриться кадры с вашего первого знакомства. Ой! Что я время теряю. Там драка, скорее за мной!
        - Какая драка?! - Спохватываюсь.
        - Твой друг со вторым твоим другом решили в парке силой помериться.
        - У меня только один был… эм… Может, поедем домой?!
        - Поддерживаю, - согласилась со мной Нелина и улыбнулась так открыто и очаровательно.
        Решили поехать домой, игнорируя всеобщий ажиотаж и подвижки на зрелище. Плевать я хотела на щенков, которые дерутся из - за сучки.
        Вышли на фасадную площадь, где все еще гуляет народ, решивший подышать свежим воздухом и насладиться видами города. Теперь я впечатлена отнюдь не зданием, в котором были, а окружающей местностью. Башен и небоскребов, как грибов и поганок. Обилие синего стекла вокруг дает ощущение, чтобы мы в некоем подводном фантастическом царстве. Спиральки и тростинки колонн, ветвистости и переплетения. Каждое здание - произведение архитектурного искусства.
        Легкая красная вспышка, перерастающая в разрастающийся фиолетовый, а затем в синий шар. Фигуры тонких зданий истончились на фоне свечения. Народ вокруг ахает. А до моих ушей доносится звук взрыва, подобный раскату мощного грома. Где - то далеко что - то монументальное сыплется вниз. Красиво и страшно.
        - Активисты и сюда добрались, - произносит Мила на выдохе. - Плохо придется и нам. Контроль ужесточат в столичных космопортах теперь. И патрулей добавят, как в четвертом круге, где уже на каждом шагу останавливают и идентификацию требуют.
        - Гостиницу Эквар взорвали, - шепчет Нелина. - Алисия там была.
        - Выкинь ее из головы, пошли к транспорту, пока нас на досмотре не придержали, - фыркнула Мила и потащила нас за руки чуть ли не силой.
        Ощущаю волнение над головой. Рев усиливающегося мотора насторожил. Поднимаю голову, понимая, что всем окружающим на это плевать. Все смотрят на последствия взрыва. А я на несущуюся в мою сторону обтекаемую серую машину!! Наверное, для всех местных в порядке вещей такое. А я из Москвы, между прочим, любые нестандартные колебания в атмосфере замечаю и дергаюсь, как белка пугливая. У нас за последние годы столько аварий было из - за потери управления. Ввод автопилотов в столице прошел очень болезненно. Много умельцев желало покопаться в оборудовании и вернуть ручное управление. Типа экстрим, ощущение полетов и все такое прочее.
        Метров за пятьдесят из машины что - то выпадает на нашу площадку! Прямо за фигуристый фонтан. Машина проносится над нами спустя секунду. А за ней еще три синего цвета с мигалками. Не сложно догадаться, что полиция преследует преступника.
        Шагаю к нашему «лимузину», не глядя, доверившись Миле. Смотрю на фонтан, и интуиция меня не подводит. Оттуда выходит вполне себе приличный мужчина в деловом синем костюме. Наши взгляды на миг встречаются. Далекие, едва уловимые ниточки. Но я рассмотрела его лицо, не знаю как, но и очертания будто бы непринужденных глаз тоже.
        Пара мгновений, и я уже сажусь в салон. Смотрю в стекло, усевшись в скрипучее сиденье. А его и след простыл. Люди продолжают вести светские беседы и прогуливаться. А погоня унеслась далеко. Но вряд ли там тот, кто полицейским нужен.
        - Кто такие активисты? - Решила умерить любопытство.
        - Те, кто выступает против преобразования планет, - неожиданно отвечает Нелина. Ее ладонь касается моей. Она напряжена.
        - Террористы, - бросает Мила брезгливо. - Расстреливают таких на месте по прямому приказу императора.

* * *
        Третья столичная система империи. Город - планета Адро.
        Зеленая лига. Бой третий (заключительный).
        Противник Кэтрин - Динара с планеты Шеба пятого круга империи. Выписка из анкеты: тридцать девять лет, эквивалентно двадцати пяти земным годам. В Адро девять месяцев на контракте. Проживает в столице, содержание на покровителе, пожелавшем остаться неизвестным. Гетеро, предпочитает классический секс…
        Шествую на ринг в обновленном образе. Каблук никто, конечно, не отменял. А вот чулки я сняла. Теперь платье в красную клетку. Трусики тоньше, уже ближе к стрингам модель, на грудь тугой купальный лиф натянут, и больше ничего. Тот же разврат, только в профиль.
        - Посмотрите, как загорела наша девочка! - Поют комментаторы. А у меня очередная волна паники. Снова волнение крутит живот.
        - Это безусловно добавляет ей привлекательности. Интересно, а под трусиками она тоже загорелая?!
        А как же. Это же фантастический мир нано. Тут все должно быть идеальным. Все для вас, извращенцы.
        - О! Как красиво она морщит носик. Характерная девица, ничего не скажешь. Как повезло ее покровителю!
        Мила помогает подняться. Она мой тренер и секундант на ринге. Будет подсказывать.
        Вижу противника. Вчерашнюю блондинку. Волосы собраны в хвост. Сплошной купальник натянут на маленькую грудь, на животе перекрестие, переходящее в трусики, вязочки на бедрах накаченных и сапожки мягкие. Такие Мила борцовками называет. Мне не дали, мол, покровитель отказал. Оказывается, одежду утверждает он.
        - В бой!
        Комментаторы теперь, как фоновое радио. Трибуны ревут, жаждут зрелищ и разврата. А я перебираю приемы, которым успела научиться у Милы.
        - Нападай сама! - Сквозь весь этот гам раздается голос тренера.
        Иду на нее неуверенно. На руки смотрю. А эта стерва с ухмылкой гадкой уходит стороной. Она даже не напряжена, прогуливается по рингу. Иду на нее, с желанием поймать.
        - Коул запал на тебя. И еще пара мужиков, - говорит хищно. - Ты рада?
        Хватаю ее! Попалась, сука. Делаю подсечку, валится легко! Разгораюсь азартом и пинаю по ляжке.
        - Ох - хо - хо!! - Смеется, не желая подниматься. - Какая агрессия!!
        - Ах ты стерва! Получи!! - Пинаю еще. Хватает мою ногу! Рывок. И я плюхаюсь на задницу от подсечки. Поднимается быстро и хватает меня за волосы. Боль пронзительная. Визжу!!
        Рывок в сторону, слушаюсь и переворачиваюсь на живот. Садится сверху на мою спину!!
        - Гибкая говоришь? - Злорадствует, и еще ладони ныряют под мои колени! Тянут! Выгибает меня дугой! Позвоночник трещит, а она все выше тянет.
        Кряхчу, как беременная. Не могу кричать. Уже и живот поднялся с пола. Трусы видят зрители!! Неистово ревут. Минута мучений, отпускает. Валятся мои ноги без сил. Хочу, чтобы отстала. Боюсь ее! А она берет за волосы, тянет за собой. Снова я - кукла в чьих - то руках. Заходит за спину, просовывает руку между ног и берет за внутреннюю сторону бедра. Совсем рядом с промежностью! Боюсь, что схватит за нее. Очень - очень боюсь!! Только бы не трогала, тварь!! Сжимает бедро больно, поднимает, схватив второй рукой под шею! Она мне ее сломает!! Подныривает и взваливает на плечи. Выгибает…
        - Пожалуйста… нет…
        Боюсь упасть! Играет со мной, спине больно. А еще грязная рука зажала нежную кожу на бедре. Совсем рядом с моей нежной кисой! Эта грязная тварь может без труда коснуться и ее! И я ничего не смогу сделать!!
        Мучала недолго. Сбросила назад. Плюхнулась плашмя. Локти, колени саднят. Начинаю стонать от боли, не решаясь подняться. Снова лезет!
        - Пожалуйста! Я поняла! Прости!! - Визжу, сдаваясь. Переворачивает на живот! Как я боюсь, что она сделает плохое! Надругается у всех на виду!! Я в ее полной власти. Эта стерва закидывает мои руки назад, хватает за горло и выгибает. Теперь отрывается от пола моя грудь. Натягивается под собственным весом и усилиями противника.
        Руки за ее коленями на изгибах. Гнет меня, наслаждаясь, раскачивает и выгибает все сильнее. Ладони спускаются к повисшей груди. Нежно и неспешно, от того вдвойне погано. Что за издевательство?! Мнет ее круговыми движениями!!
        - Нет! Пожалуйста!! - Молю.
        Ее пальцы нащупывают соски через ткань и сдавливают. Визжу, как резанная. Отпускает, бьюсь лбом.
        - Как тебе, земная проститутка? - Смеется и хватает за волосы. - Добро пожаловать в мир боли, тварь нежная.
        Поднимает рывком. Просовывает руку между ног, хватает за ягодицу и шею. Перелетаю через нее, прямо на спину приземляюсь. Дыхание перехватывает от боли. Снова тянет!! Ноги не держат, но кожа на голове горит синим пламенем, поэтому слушаюсь ее. Не могу ничего поделать. Хватает сзади и бросает через себя. Бьюсь шеей, согнутая пополам! Грудь прыгает к подбородку, а коленки бьются об пол по инерции. Звездочки в глазах. Тошнит, как бы не стошнило…
        Не успела я опомниться, как поднимает меня в сидячее положение и усаживается позади. Ноги обхватывают мое туловище.
        Арена почему - то взрывается от очередной волны восторга. Впервые за бой так неистово. А у меня в груди холодеет от дурного предчувствия.
        - Комбо! Комбо!! - Доносится до меня хоровое.
        - Нет! Нет!! - Кричу, пытаясь вырваться.
        Рывок!! Картинка начинает вращаться. Мир с ног на голову! Грудь у подбородка, ноги висят в воздухе. Переворот, я снова в том же положении, пытаясь сообразить. Крутит дальше! Снова вверх тормашками, только теперь не останавливается. Согнутая пополам верчусь по ее прихоти по кругу ринга, грудь то давится о подбородок, то скачет назад. Вот - вот вывалится!! Голова кружится, дыхание сдавливается периодически.
        Вертит меня и вертит. Тело все более расслаблено, коленки уже бьются о грудь, как безвольные сосиски. Вою, когда же все прекратится…
        Прекратилось. Я вверх тормашками, на лопатках, ноги к голове, согнулась в три погибели. Юбка задрана. В горле ком. Что - то толкает в спину, и я еще больше подаюсь в вертикальное положение. Ноги уже к полу, грудь частично вывалилась, сдавило ее. Дышать не могу, пыхчу из последних сил.
        Ощущаю касание на внутренних сторонах бедер. Мурашки бегают по спине и ляжкам. Она берет ладошками и разводит мои бедра!! Сильнее, настойчивее. Раздвигает ноги!! Ладони ниже, чувствую предплечья, и вот уже локти ее сжимают мои разведенные до предела бедра. Давит так, что я практически делаю шпагат вверх тормашками. Чувствую, как под трусами уже разошлись половые губы, задувает туда. Публика ревет. Раскорячила меня эта тварь. Такой позор…
        Судья ударил три раза по полу, и меня отпустили. Бой окончен. Подняла Мила, поправив лиф и увела с ринга. Связки болят, позвоночник ноет. Я как побитая растянутая собака.
        Острое желание уединиться, укутаться и расплакаться было отклонено строгим взглядом Алии.
        - Тебя вызывает к себе покровитель, - произносит, а у меня в груди холодеет.
        - Но я плохо себя чувствую, - вырывается мой стон, остальные аргументы проглатываю, ибо вижу уничтожающий взгляд киборга по имени Алия.
        Мила хлопает по плечу дружески. Улыбку кривую растягивает и говорит елейно:
        - Иди, солнце. И не вздумай нагрубить ему.
        Глава 7. ПОКРОВИТЕЛЬ
        Комфортный транспортник уносит меня прочь с Арены, похожей на круглую елочную игрушку размером с луну. Все из стекла и стали по технологиям нано. Легко и просто, колоссально и впечатляюще. Прикладываюсь на кресле, не комфортно, потому что рядом охранник. Но жутко ноет спина и болит голова. Никто не дал мне отдохнуть и в капсулу восстановления не положил.
        Стонущая и побитая, сворачиваюсь клубочком и засыпаю.
        Легкий толчок. Открываю глаза.
        - Нам нельзя трогать фавориток, - шепчет мне парень. - Придется самой. Ты прости, я бы с удовольствием донес тебя до корабля. Но не могу.
        Встаю, голова раскалывается. Тело ломит и саднит. Выхожу из транспортника на холодную шумную платформу. Сплошной и свежий холод ударяет по коже, спешно накидывается плащ. Вокруг куча платформ, как круглых грибов на дереве на разных уровнях. Море кораблей в небе, море кораблей на шасси. Тучи людей, вереницы караванов, загружающих коробки и всякое разное дерьмо. Кишмя кишит. Я чертова букашка. Но меня подгоняет охрана из шести мальчишек с добрыми, но мощными лицами.
        Встречают такие же добрые молодцы. Все без слов, на уровне нано, то есть мысленно. Корабль, как черный коршун стоит на рее и ждет. Трап опущен. Поднимаюсь по нему на каблуках. Ребристая резина, чтобы не поскользнулась, какая забота.
        Внутри корабль, словно морская яхта. Светло и в дереве все. А запах просто неописуемо изумительный. Уже не кажется, что эта посудина путешествует по космосу. Она по нему плавает, как в море. Почудилось даже, что это простой музейный экспонат.
        Но вот я в кресле, меня пристегивают. Корабль явно без кают, не пассажирский. А как маленький частный самолет. Деревянная стена по левое плечо пропадает, обнажая пространство и все окружающее. То есть площадку и другие корабли на ней. Звездное небо сейчас кажется таким безопасным… Взлет. Если бы не вид из образовавшегося иллюминатора, даже бы и не поняла, что уже оторвались от земли.
        Справа секьюрити в своем кресле, дальше, через проход еще двое по правому борту. Позади четверо и впереди тоже столько же. Когда я стала такой важной птицей?! Я фаворитка?!
        Поднимаемся вертикально вверх, будто я в лифте. Пилот корабля словно специально дает крен влево, чтобы я увидела, как стремительно уменьшается аэропорт, город, планета. Вот уже орбита с нескончаемым потоком кораблей и орбитальных станций. Уже и не различить, где огни звезд, а где космолетов.
        Перед глазами, будто на спинке соседнего кресла высвечивается:
        «Внимание. Переход в гипер - пространство через пять… четыре… три…»
        Корабль впервые тряхнуло, и я стала вжиматься в кресло. Все, что за иллюминатором, переросло в поток линий. Вспышка. Десять секунд непрерывно нарастающего давления, и все прекратилось.
        За «окном» чистейшее звездное небо. Некая первозданность и таинственность завораживают. Довольно яркая синяя звезда вызывает особый интерес. Она приближается и вскоре превращается в синий шар. Чуть дальше и в стороне обозначается красная планета, полу - окантовка которой вдруг неожиданно начинает разгораться. Темнеет стекло. А я понимаю, что из - за планеты выходит солнце!
        Перевожу внимание на синий шар. Внутри него целый мир. И он уже так близко, что видны его темно - синие капилляры. Застывшая в космосе медуза представляется мне. Летим туда стремительно. Не проходит и минуты, как синее уже на весь мой обзорный экран. Секьюрити хоть бы что. Они смотрят прямо, как роботы. Лишь один, что с другого края выказал некий интерес. Но завидев мое внимание, затушевался и сделался статуей в кресле.
        Синяя масса окутывает корабль и тут же сходит на нет, обнажая райский зеленый мир. Он все ближе и ближе. Зеленые горы, голубые реки, цветочные поляны. Озера с островками, и никакой движухи. Словно мир необитаем. Но не тут - то было. Заметила особняк на берегу озера, а вскоре и отдельно стоящие домики и беседки. Вот это усадьба в космосе!!
        Приземлились на зеленый луг. Вышла, вернув накидку секьюрити. Супер современными технологиями не пахнет. Заповедник вокруг, запахи вкусные, звуки сладкие. Цветы и птички. Облака белые на фоне синего. Светло, как днем белым, а солнца самого не видно, как и тени от него. Где там звезды, а черт его знает. Воздух насыщен кислородом, будто в горах, а температура просто идеальная. И не жарко, и не холодно.
        Пока с открытым ртом стояла, подъехал бесшумно транспортник, похожий на кабриолет.
        Идем до транспорта. А у меня щенячий восторг и внутренняя сила рвется, хочется побегать по траве, поваляться и порезвиться. В озере искупаться и порадоваться такому чуду. Вот оно счастье!! Ничего больше не надо!! Я очарована.
        Волосы развиваются на ветру. Это некое обновление. И я готова к нему. Мой принц ждет меня. Не думаю, что тут живет бедный имперец. Мой покровитель должен быть довольно богат и знатен. Неужели я выкарабкалась из этого дерьма?!
        Волнение… Как же я плохо выгляжу! И показываться в этом виде. Да еще с синяками!! А воняет от меня отнюдь не духами! Я провоняла рингом и потом!!
        Не успела и глазом моргнуть, приехали. Газончики, клумбочки и парадный вход. Монументальный дворец предстал передо мной. Особняк оказался больше, чем я думала. Но ничего… Шествую в сопровождении всего одного охранника. Тот доводит меня до крыльца и разворачивается. Рот раскрыла, жду… Дверь открывается с едва слышным скрипом, что не характерно для таких высоких технологий. Вижу на пороге девочку в белом балахоне с поясом на талии перевязанным туго. Вылитая гейша, подводки глаз превращают ее в прообраз азиатки.
        Девушка улыбается и зовет за собой жестом.
        - А где… - только и успела что сказать, девушка строго жестикулировала «тс».
        Что ж. Идем молча, продолжая восхищаться убранствами и декором. Слишком все мудрено на мой взгляд. Пол - мрамор, стены тоже кажутся из каменных пород. Потолки высоченные, ото всюду бьет объемный свет. Ни капельки тени.
        Встала на круг, подсвечивающийся голубой окантовкой, куда указала девушка. Вид вокруг плавно сменяется другим, словно видео переход сцен в кино. Выходит сопровождающая из круга и зовет жестом за собой. Выхожу, восхищаясь волшебством.
        Зал - коридор - зал. Сбилась со счета сколько тут килограммов золота и карат драгоценных камней на декоре. И вот я у красивой, декорированной узорами, белой двери. Девушка отступает, кивая, чтобы я проходила. На ее лице все та же улыбка и благоговение.
        Затаив дыхание тянусь стучать в дверь. А она въезжает вовнутрь в мгновение ока, обнажая светлую простую комнату. Вхожу, скромно сложив ручки. Катя, только не тупи. Это твой шанс!
        Только переступила порог, впереди возникла кровать. А на ней ОН! Человек с пиксельным лицом, в сереньком халате развалился вальяжно на кровати и попивает что - то ядрено - розовое.
        Стою, как дура, готовая поклясться, что секунду назад слышала шум с ринга. Он смотрел что - то?!
        На меня никакого внимания. Куда смотрит покровитель мне неизвестно, но явно не на меня. Делаю шаг. Еще…
        - Стой, - говорит так властно, что мои коленки начинают вибрировать.
        Стою, как статуя, сжимаюсь вся. Допивает залпом и приподнимается. Бокал исчезает из его руки, будто и не было.
        - Здравствуйте, - произношу тихо и сглатываю пересохшим горлом.
        - Ну, здравствуй, маленькая, - говорит снисходительно. Перед глазами возникает прозрачный бокал, наполненный прозрачной жидкостью. - Это вода, выпей. Ты ведь хочешь пить?
        Киваю и послушно беду бокал, словно он на столе стоял. Магия!! Восторг снова наполняет меня. Вкусная, прохладная водица касается губ и языка, льется в сухое горло словно Грааль.
        - Умница, - комментирует. - Оставь.
        Суетливо ставлю на пол. Снова позвоночник напоминает о себе вместе с коленями.
        - Что есть власть, девочка? - Спрашивает вдруг так строго. А я по струнке смирно стою, как школьница.
        - Деньги, положение, любые желания, - отвечаю, пожав плечами.
        - Пол империи за тридцать минут - это власть. - Усмехнулся. - Тридцать минут и ты уже здесь. Прямо с ринга у моих ног. И я могу сделать с тобой все, что пожелаю.
        В груди стремительно холодеет. Оборвалось мое счастье. Это не принц. Это хозяин. А я его рабыня.
        Делаю вид, что не страшно. Хотя изнутри рвется дрожь.
        - А далеко мы? - Решила заговорить его.
        - Хм, - подал признаки ответа не сразу. - Пятый круг империи, особо охраняемая курортная зона туманности Ваеррех. Двенадцать миллионов световых лет до твоей Земли, девочка.
        Ответ не смутил. Знаю, что далеко.
        - А почему вы скрываете лицо? - Продолжаю заговаривать. Он должен проникнуться к моей личности и увидеть интересную девушку, а не мясо!!
        Рассмеялся, распластавшись на кровати, будто перед ним ребенок. Никакого приличия, только вальяжность, а это пугает.
        - Нано роботы в твоей голове делают так, что ты видишь вместо моего лица маску. Или ты считаешь, я должен скрывать свое лицо в ущерб собственному комфорту?
        Отрицательно мотаю головой. Разговор не завязывается.
        - Простите, что не оправдала ваших ожиданий.
        - Оправдала, - кивает. В голосе ирония и что - то еще.
        Замолчал. Чувствую на себе его взгляд. Не вижу, но ощущаю, как изучает меня.
        - Обнажи грудь, - командует властно.
        Секунду я колебалась, не более. Лямку с плеча сняла, с другого стянула. Обнажила одну грудь, другую. Борьбы с собственной застенчивостью не случилось. Я уже стояла перед ним в непотребной позе. Что теперь стесняться?!
        - Подойди ближе, опусти руки.
        Иду к кровати.
        - Ближе, - в голосе нетерпение.
        Подхожу сбоку. Накаченная рука тянется к моей груди. Странно видеть тело без лица. Тем легче… подаюсь вперед. Касается слегка, одним пальцем. Накрывает ладошкой, минует сосок, не трогает его, будто это что - то запретное.
        - Сними все остальное, - командует строго. Стягиваю юбку вместе с трусами. Выпрямляюсь, ужас накрывает меня. Понимаю, что не хочу сейчас секса, не хочу, чтобы он надругался надо мной. Я не готова отдаться сейчас. Я не дешевка!
        - Присядь у моих ног.
        Пристраиваюсь у края кровати, ноги подгребаю. Мурашки катаются по телу, я такая беззащитная. Приподнимается.
        - Говорят, ты презирала слабых мужчин, - говорит с сарказмом. - Была надменная сука, смотрящая на них свысока. Ты смеялась над ухаживаниями. Считала, что они не достойны тебя касаться. Слухи верны?
        - Нет, - вру. Горло сглатывает само.
        - Весьма интересная позиция, - усмехнулся и продолжил надменно: - Что ты чувствовала, когда соперницы трогали тебя там, где никто кроме тебя самой до этого не трогал?
        Краснею стремительно. Но боюсь долго молчать.
        - Грязь, - отвечаю, кривясь.
        - Грязь, - повторяет задумчиво. - Интересная позиция. А ты значит чистая?
        - Уже не знаю, - выдавливаю ответ и увожу взгляд. Реветь хочется.
        - Униженная и раздавленная стерва, - выдал вдруг покровитель и рассмеялся.
        Досада рвется изнутри, готова побить его. Вцепиться в горло. Но страшно!! От него зависит все. Я на его станции или планете. Да хрен его знает, что это!! Кукла, раба…
        - Вы хотите поиздеваться надо мной? - Не вытерпела.
        Прекратил смеяться. Распахнул халат одни махом, обнажая ЕГО! Свой сморщенный член с яйцами!! Фууу… Невольно скривилась. Какая мерзость, господи…
        - Покажи, как благодарна своему господину, - говорит с насмешкой в голосе.
        Отрицательно мотаю головой, давя слезы. Это невозможно контролировать!
        - Соси мой член, сука!! - Рявкнул так, что чуть не описалась от страха.
        Дернулась к нему. Остановил жестом.
        - Ты знаешь, что такое плеть? А? Кэртин? - Спросил злорадно. - Порка ладонью тебе покажется детской забавой. Плеть сдирает кожу и даже портит мясо. Твоя красивая попка будет изувечена и не останется прежней. Станет уродливой, шершавой, словно плавленой от огня. Никто после этого не захочет тебя. Ты будешь рада даже самому неприемлемому мужчине.
        - Я сделаю все, - мямлю и тянусь к его члену, который начинает неожиданно быстро расти в размерах!
        - Если не будешь стараться, получишь плетью, - говорит как бы между делом.
        - Простите, я никогда этого раньше не делала…
        - Девственный рот, - комментирует, протягивая каждый слог. - Целуй его, ну же, шлюха брезгливая.
        Касаюсь губами головки, рот невольно кривится. Не то, чтобы я не видела это раньше. Просто не мыслила, что моя первая близость с мужчиной будет столь унизительна и мерзка. Облизываю его, а он все растет! Омерзительный вкус соли. Понимаю, что надо брать его в рот. Пытаюсь, получается лишь на треть.
        - Массируй яйца, - хрипит угрожающе. - Бездарная шлюха.
        Трогаю гладковыбритые причиндалы. Ни волоска тут, как мило, и как мерзко. Рот быстро устает, боюсь коснуться зубами головки. Чувствую недоволен.
        - Так я не кончу. Ляг на меня сверху, перекинь ногу через грудь… не так. Неуклюжая шлюха. Вот, да… да, девочка…
        Поза шестьдесят девять. Стыд и позор. Мне только роста не хватает. Поэтому моя распахнутая задница на уровне его груди. Ноги растопырены, ляжки касаются его тела, как и грудь, что примялась ближе к паху. Лежу член, как леденец, обыгрывая каждую складку языком. Уже не чувствую соли, просто безвкусная плоть.
        Звуки его удовольствия снимают напряжение на дно лишь мгновение. Ибо рука вдруг касается моего натянутого зада. Нежной кожей на ягодице ощущаю его сильную руку, которая держит его. Присоединяется и вторая. Полная беззащитность.
        Легкий шлепок. И его оханья.
        - Не останавливайся, - произносит на выдохе. - Вся моя, как хочется… нарушить… условия… и вогнать в тебя хотя бы палец…
        Ведет палец к анусу!! Трогает его едва - едва. Мама, какой позор… Весь мой защитный мир разрушен, нет никаких тайн. Просто мясо, которое можно рассматривать под любым углом. Погано и мерзко, я - пустышка, нет ничего недосказанного. Пустое место, резиновая кукла со своими никому не нужными чувствами стыда.
        Переходит на кису, трогает половые губы, не проникая, совсем рядом. Ощущаю, как поток охлажденного воздуха ударяется о мой анус. Он дует, как тот массажист…
        - Тебе нравится?
        Продолжаю свое грязное дело. Головка у него распухла еще больше. А у меня появились новые ощущения. Желания… что - то внутри меня отзывается сладко на его грязные порывы. Но я стараюсь концентрироваться на этом члене, и не думать ни о чем другом. Доставлю ему удовольствие, сама ни за что… нет. Ему не овладеть моим разумом. Нет. Я такая беспомощная… а он смотрит. Он может все… Все…
        Разводит ягодицы сильнее, распахивая мою кису.
        - Ты возбудилась…
        Хватает между ног сильно, напрягается! Второй рукой ягодицу. Взрыв у меня во рту!!
        Зажимает ногами голову. Не успеваю отдернуться!
        - Гло… глотай шлюха! - Прерывисто кричит. - В…все глотай!!
        Давлюсь спермой. Слишком много… Дышать не могу, захлебываюсь. Отпускает и толкает! Лечу с кровати. Смеется.
        Спазм!! Еще. Меня рвет прямо на ковер. А этот ублюдок ржет, как лошадь. Снова этот вкус прогоняется через мой рот. Выходит все с желчью…
        Подает стакан воды. Принимаю. Пью. Немного легче. Сопли и слезы утираю. Платочек протягивает, какой заботливый. Не могу на него смотреть. Я - грязная шлюха.
        - Ты великолепна, - раздается над моим ухом. - У тебя выходной сегодня. Нравится моя станция отдыха?
        - Да, - отвечаю сухо. Стоит ли ему врать? Мысль сказать наперекор «нет» сразу отпадает. Я в его власти, какие в черту капризы?! Нет смысла показывать характер. Мне просто страшно.
        - Можешь погулять по парку или где вздумается, в любой момент тебя вернут, - ответил и вышел из комнаты.
        Я бы в душ сходила. Но никому дела нет до моих потребностей. Гулять по парку. Замечательно. Сижу, облокотившись спиной к кровати. Голова пуста. Периодически мурашки по коже бегают, передергивает как эпилептика.
        - Кэтрин? У вас все хорошо? - Раздается женский голос. - Вам нужно покинуть покои хозяина, он не любит, когда вы и вам подобные остаются.
        Вскакиваю. Что - то кольнуло. Я не одна у него?! Не поднимаю глаз на девочку, стыдно. Она знает, что я тут натворила. А следов на ковре уже нет. Нанотехнологии работают исправно. Выходим.
        - Я бы приняла душ… И выпила бы чего - нибудь крепкого.
        - Быть может подойдет озеро? - Спрашивает девочка с волнением в голосе. - Обед будет там же.
        Пошли на озеро. Уже не мила вся эта зелень. Тошно, вся зажата. Спустились по каменной лесенке. Ковыляю, как инвалид, тело ломит после боя. Доносится девичий смех, всплески, веселье. Осунулась… Я тут не одна! Еще шесть девушек на пляже, куда меня ведут. Заметили нас, притихли, стали рассматривать. В глазах хищность и конкуренция.
        Да нужен мне этот ублюдок!! Воротит от него. Господи, каждая из них наверняка сосала его член и глотала. Но они такие довольные и свежие. А я вся в гусиной коже и бледная. Никакой загар не скроет мои проявления ощущаемого дискомфорта.
        Взгляды, как лазерные выстрелы. Служанка ретировалась быстро, а я дернулась от внезапно появившегося отдельного лежака и столика. На нем стали появляться блюда, как на скатерти - самобранке. Уселась, понимая, что и это чудо - нано не способно вернуть мне равновесие. Душ нужен, чтобы побыть с собой наедине. А тут даже раздеться не смогу, в белье купаться?! Что за бред?!
        Сижу, смотрю на озеро, никого не трогаю. Слышу обрывки фраз. Девочки стали переговариваться, обсуждая меня. Знаю, что язык межгалактический, а воспринимается, как русский. Только матерная часть какая - то чересчур изощренная.
        - Привет, меня зовут Марго, - раздается за спиной звонкое. Вздрагиваю от неожиданности, оборачиваюсь. Невероятно красивая блондинка в довольно откровенном купальнике с голубыми глазами сияет и пышет свежестью. Я на ее фоне - мышь серая.
        - Катя, …э, Кэтрин, - ответила, запнувшись. Рядом возникает лежат, девочка укладывается рядом со мной.
        - Для друзей и земляков Рита, - уточняет и берет бокал с моего столика. - Первый раз тут?
        - Да.
        Рита с Земли?! Земляков…
        - А с какой лиги? - Казалось бы непринужденный вопрос вызывает смущение.
        - С Зеленой.
        Поднимается, принимая сидячее положение, с удивленным лицом.
        - И Ринекард уже вызвал тебя? - Ахнула блондинка, ощущаю, что и группа девушек, греющая уши, фыркнула от недовольства.
        - После боя, - ответила и сглотнула. Совсем недобрая атмосфера. И в глазах Риты сверкнула та еще ведьма. Но блондинка моргнула и снова сделалась ангелом.
        - Удивительно, и вы были близки?!
        Молчу, стремительно краснея.
        - Понятно, - отмахивается Рита. - Девственница значит. Ладно, но что бы покровитель наш сразу с зеленой лиги выдергивал, это надо постараться. Имей ввиду, у тебя теперь куча врагов. Мы все фаворитки тут. А ты, похоже, фаворитка среди фавориток. Скажи, а он кончил?
        А щеки горят… Молодая девочка говорит об этом, как о медицине.
        Хихикает, ложится на спину. Пытаюсь расслабиться, жарко…
        - Ты тоже с Земли? - Прошло минут десять прежде чем я решилась спросить.
        - Да, как и ты, - ответила, щурясь. - Скинь с себя одежду, что стесняешься. Наверное, Желтая лига уже на носу.
        - А вы не…
        - Они каскадами идут. У нас сейчас Красная в разгаре, - ответила непринужденно. - Параллельно, в общем.
        - По дому не скучаешь?
        - Да уже перебесилась, - ответила и усмехнулась. - Забудь о Земле, там такие как мы уже никому не нужны. Наслаждайся вниманием извращенцев и становись такой же. Кстати, твоя зажатость тебе к лицу. Сразу хочется силой стащить с тебя белье.
        Господи… очередная лесбиянка. Хочу уйти, вот только куда?! Уже и природа не мила, окружение напрягает.
        - Кать, я своя в доску, - выдает и усаживается. - Хочешь совет? Отпусти себя, никто не убьет. Всего лишь боль и унижение, как на Земле, только за деньги.
        - Тебя ждет семья? - Решила надавить. Я тоже могу задеть за живое.
        Вышло, молчала минуту.
        - Попытаешься сбежать, можешь попасть в немилость, - отвечает мне. - Есть те, кто могут воспользоваться твоим желанием это сделать, но не факт, что ты получишь свой дом. Скорее станешь чьей - то дешевой рабыней. Варианты есть и реальные. Это стоило двести тысяч кредитов, если мне не изменяет память. Но цены растут. Эти сопротивленцы усложнили задачу проводникам, поэтому сейчас может уже и дороже.
        Вспомнила взрыв и мужчину, что спрыгнул к нам на платформу. Сопротивленец…
        - Видела одного, - выдаю Рите. - За ним гнались, он спрыгнул к нам и затерялся в толпе на светском вечере.
        Блондинка ахнула и сделала мечтательный вид.
        - Они такие мужественные. Пойти против империи, против всей этой системы. Скажи, он красив, тот сопротивленец?
        - Не знаю, - ответила, ощущая некий страх. Тот взгляд, он угрожал мне, чтобы я не проболталась. А я проболталась, что видела. - Зачем…
        - Преобразование планет, - ответила быстро. - Они не хотят, чтобы мертвые планеты превращали в новые, замкнутые. Так никогда не завершится цикл системы и самой галактики. Там целая вера, я в этом не сильна.
        - Не понимаю.
        - У мертвой планеты есть ядро, - в наш разговор встревает еще одна девушка, тоже блондинка, вышедшая из общей группы. - Планету выворачивают наизнанку и солнцем служит ядро. Много систем первого круга имеют такие планеты. Если очутиться там, не сразу поймешь, что внутри. Никаких отличий.
        - Да, только звезд не видно, вечный день, - подхватывает Рита.
        Хрень какая - то… Смотрю на новую собеседницу недоверчиво. Та усаживается на лежак к Рите.
        - Что разлеглась, сука, а? - Новый тон звучит чересчур угрожающе.
        - Мы не на ринге, - отвечает спокойно Рита. - Жду не дождусь, когда тебя выкинет Ринекард.
        - Жду не дождусь, когда мы снова окажемся на ринге, - прошипела в ответ девушка, поглаживая по ноге блондинку. - Я придумала для тебя новое комбо. Кстати, как твое влагалище?
        - Все хорошо, - съехидствовала Рита. - Больше покровитель не пойдет на такое, вряд ли мы встретимся на ринге.
        - Ничего, я найду тебе соперницу с планеты Варрок, какую - нибудь жестокую извращенку…
        Рита рассмеялась.
        - Да ты больше не имеешь такого влияния. Вот твоя замена сидит, молодая и свежая.
        Новая девушка посмотрела на меня теперь по - другому. Злобно, хищно. Ну, Рита, спасибо за очередного врага.
        - Так это она и есть? Новая звезда, описавшаяся от страха уже в Зеленой лиге? - Ахнула девушка, да с такой завистью. А я красная сижу, провалиться сквозь землю…
        - Она самая, - прогнусавила Рита. - Покровитель позвал ее и она, похоже, глотала его сперму.
        Белею, в груди что - то оборвалось. А обе блондинки в восторге. Прячу глаза, задыхаюсь от стыда. Та кучка девок тоже это услышала. Рита, ну ты сука…
        - Ничего себе у нее рейтинги, - ахает подстрекательница, замерев на мгновение. Наверное в сеть вошла и листает информацию о моих успехах. - Вот это да!! Девочка далеко пойдет.
        - Да ты с ума сойдешь в следующей лиге, - шипит на меня с явной обидой вторая блондинка. - И я приложу все усилия, чтобы тебе попортили шкуру, тварь.
        - Она не виновата, - вымученно произносит Рита. - Просто была хорошая реклама. Похитители с каждым разом все больше внедряются в повседневную жизнь будущих участниц до их ввода в шоу.
        Яд продолжает литься из подошедшей. Ей, похоже, плевать, что Рита говорит. Взгляд просто уничтожающий. Начинаю бояться.
        - Все твои дрожащие щелки будут вскрыты самыми изощренными способами. Ты еще пожалеешь о том, что на свет родилась, - бросила девка и пошла к группе своих стерв. А я сжалась вся.
        - Раздевайся уже, - фыркнула вдруг Рита с остервенением. - Искупайся, поешь. Сидишь, как тварь дрожащая и преешь. Противно даже, Землю не позорь.
        Подорвалась вдруг и сорвала с меня одежду за пару секунд. Трусы затрещали, больно впиваясь в кису. Повисли, будто на пять размеров больше. Такое обращение, будто я ее залетевшая дочь. Сколько сил!! Подняла еще за грудки, стянула белье и пинком под попу звонким к озеру послала. Больно, черт. Девки ржут, а я реву и иду к воде, закрывая грудь.
        Метров десять до воды, но это как другой мир. Теплая, почти родная водица. Что бассейны в сравнении с этим. Пальцы ног ощущают горячий песок. Погружаюсь в воду, смывая с себя всю грязь. Плевать на этих куриц, пусть завидуют моей фигуре и облизываются некоторые лесбиянки. Я - совершенство. Ухожу в голубую воду с головой. Хочу быть невесомой, отдохнуть хочу.
        Выныриваю и плыву, что есть силы дальше. Дна уже нет, я словно над пропастью. С другого берега доносится всплеск. Останавливаюсь, держусь на плаву с трудом, зря я затеяла плаванье, болит все… Вижу, что это мужчина. Слышу аханья девушек, зачирикали куры мило. Сквозь кудахтанья доносится, что это сын покровителя. Пытаюсь рассмотреть, мускулистое тело широко размахивает руками, устремляясь в мою сторону. Как неожиданно и волнительно!!
        Позади заплескала вода. Девушки тоже решили искупаться. Хитрые твари, он мой. Не знаю почему так захотелось. Любопытство и соперничество у меня в крови. Двинулась дальше, оставляя соперниц аутсайдерами.
        Мужчина стал уплывать в сторону. Я тоже, уже из последних сил. Вода стала резко теплеть, вскоре и дно почувствовала. Дикий бережок из песочного перерос в травянистый. Сын покровителя, наконец, заметил меня. А я сделала вид, что мне плевать, улегшись прямо на траву. И тут, как кнутом огрело. Я ведь голая! Лежу и думаю, вот дура, а…
        Уселась, грудь прикрыла, смотрю на приближающегося мужчину пристально. Вот ни думала, ни гадала, что увижу тут знакомого со светского вечера!! Тот самый Коул, к которому я потеряла интерес после его болтовни. Высокий блондин смотрит на меня заинтересованно, но как - то отстраненно. Не узнал?!
        Встал метрах в пяти. Он в плавках, но такое ощущение, что в деловом костюме по сравнению со мной.
        - Сегодня мой день, - заявляет строго. - Отец снова затеял свои оргии. Вы же его гостья?!
        - Вы меня не узнали? - Произнесла тоненько. Я как мышь забитая сижу.
        - Ваше лицо скрыто по его условиям, - отвечает и делает еще шаг. - Вы уверены, что хотите представиться? Как понимаю, вы в его необычной организации?
        - Не знаю никаких организаций, - выдаю неуверенно и коленки к подбородку подтягиваю.
        - У вас синяки по всему телу, он бьет вас?
        - Нет, - ответила резко. - Вообще не ваше дело, кто меня там бьет.
        - Значит, вы просто девушка, которая дает за деньги, - фыркнул, развернулся и пошел. Вот это задница.
        - Урод, - фыркнула с досады. Обернулся резко!!
        - Так мы знакомы?!
        - Нет, - соврала.
        - Нет, - раздалось и за моей спиной.
        Покровитель возник из ниоткуда! Но это не смутило парня. Судя по его лицу, для него это обычное дело, когда отец материализуется, когда пожелает.
        - Ты что - то хотел, сын? - Надавил Ринекард.
        Я меж двух огней сижу!!
        - Просто поплавать, а наткнулся на твою очередную шлюху, - усмехнулся и пошел прочь быстрым шагом.
        Сижу, молчу, не решаясь взглянуть на пиксельное лицо своего покровителя. Присел рядом, принимая ту же позу.
        - Вот из - за него и не желаю больше детей, - произнес себе под нос. - Мой сын для тебя строго запрещен. Поняла?
        - Да, - ответила мгновенно.
        - Узнаю, накажу.
        Выдохнула дрожащей грудью. Просто накажет… показалось мне очень страшным словом это «накажу». Вижу, что девки обратно на свой берег вернулись. Видят меня и покровителя, расселись по отдельности.
        Продолжаем сидеть молча. Отец наблюдает, как одевается сын в трехстах метрах от нас, как ему помогает служанка. Отмахнулся от нее нервно, отец усмехнулся.
        - Мужчина растет, - прокомментировал. - Слишком правильный.
        - А вы? - Почему - то спросила, вернув равновесие.
        - Я?! - Выкликнул, что вздрогнула, усмехнулся. - Я умеренно правильный. А ты?
        - А я невольница, похищенная с Земли, - выдала смело.
        - Нет, ты просто грязная, пока еще гордая шлюха, - произнес брезгливо, поднялся и пошел в сторону своих пассий.
        - Урод, - прошипела себе под нос. Остановился, а у меня сердце обвалилось. Мотнул головой, будто сам в себе и дальше пошел.
        Просидев еще часа два, я наблюдала, как резвится Ринекард со своими проститутками. Сильно проголодалась, но дотерпела, пока они не покинули пляж. Прошла вдоль берега до своего лежака. Нашла свою рваную одежду, натянула кое - как завязав порванное и вернулась по той же дорожке к особняку. Казалось, до меня никому дела нет. Но стоило пройти в холл, как появилась служанка. А с ней и охранник, который при виде моего растрепанного одеяния отвернулся.
        - На корабле есть комбинезон, - произнес с укором.
        - Хозяин не велел давать ей одежду, - произнесла девочка пугливо.
        - Все нормально, рабыня, - ответил мужчина. - Кэтрин, мы возвращаемся…
        Обратная дорога в раздумьях. Такое впечатление, что я зацепила покровителя. Он издевается надо мной и ждет реакции, которая его забавляет. Может, стоит быть непредсказуемой?! Девочки были в восторге от его внимания. Он - их царь и бог, он их кормит и защищает. Стоило ли мне так вести себя? Нужно ли лизать задницу какому - то ублюдку?! Есть ли у меня выбор?! Сколько я нажила за сегодня врагов?!
        Мила встречает с трапа. Рада ее видеть. Смотрит сучка пытливо.
        - Ну что?! Ну как?! Рассказывай! Сгораю от любопытства!
        - Ничего не было, просто повалялась на пряже, - ответила сухо.
        - А где твоя одежда? - Нахмурилась Мила и руки в боки поставила.
        - Не дави на нее, - проговорила строго высокая мамочка Алия, показавшись из - за спины. - Твое дело тренировать, а не сплетни выуживать.
        Мила окинула Алию кривым взором, но кивнула послушно. Пошагали с платформы.
        - Желтая лига предстоит, - произнес деловито мой тренер. - Теперь тренироваться будешь в одном только нижнем белье. Никаких слоев мне капустных.
        - С чего это?!
        - С того, что обнажать тебя будут на ринге без всяких сомнений. Детство шарика кончилось, началась взрослая жизнь…
        Мамочки, а что будет в Красной?!
        Глава 8. ЖЕЛТАЯ ЛИГА
        Отбросив все цифры с чертовыми заработками, я поняла, что дальше будет только хуже. Меня не отпустят, пока не пройду весь этот ад. Тренируясь с Милой и напарницей Нелиной, понимаю, какие предстоят бои.
        В желтой лиге можно обнажать соперника. Я в ужасе от этой новости! Особенно, когда прошла дальше, особенно, когда это меня неминуемо ждет. Прошла, какое, мать вашу, счастье! За меня голосуют потому, что хотят увидеть все мои интимные места. Вот и пришел черед их показывать. Но я не желаю, нужно доминировать, нужно самой насиловать соперницу, чтобы не позориться.
        Хочется верить, что смогу. И старательно тренируюсь. До первого боя времени море. Для многих участников еще идет зеленая лига. Но мне она уже не грозит.
        - Делаешь успехи, - хватил Мила, целует в щеку, по попе хлопает.
        Нелину вообще в засос целует постоянно, да так, что я краснею даже больше самой Сукубки!
        На тренировках пару раз с груди сползал лиф. У Милы горели глаза и она едва сдерживалась, чтобы не ухватить за мою грудь.
        - Ты даже не представляешь, как меня ломает, - призналась она на последней тренировке. - Ты такая невинная и желанная.
        День перед боем - это выходной. И у меня прогулка по излюбленным местам. Гостиничная крыша - курорт, уже как родной двор. Хочешь, танцуй… хочешь, загорай. Посылай всех направо и налево. Рядом Алия с планеты Варрок бдит.

* * *
        В Желтой лиге открываются новые возможности для участников и более интересное зрелище для гурманов. Спешите приобрести абонемент и билеты. Осталось три процента от тиража!
        Некоторые правила второго круга шоу «Реслинг»:
        Запрещено наносить сопернику увечья и пускать кровь.
        Запрещено проникать в интимные места соперника.
        Допускается оголять интимные части тела соперника намеренно для обозрения зрителя.
        Допускается касаться оголенных интимных частей соперника.
        Нарушение данных правил грозит - штрафом в двести тысяч кредитов агентству претендента…
        ***
        Третья столичная система империи. Город - планета Адро.
        Желтая лига. Бой первый.
        Противник Кэтрин - Каролина с отсталой планеты Земля. Выписка из анкеты: Двадцать два года. В Адро месяц на контракте, проживает в столице, содержание на покровителе, который пожелал остаться неизвестным. Сексуальная ориентация: гетеро, девственница.
        Противница моя… без слез не взглянешь. Красивая и нежная девочка с пугливыми карими глазками. Чулки, юбка в клетку и топ. Мне же пришлось напялить бикини. Комментаторы теперь на заднем плане, у меня перед глазами появилась картинка с видом на себя саму со всех сторон, как пожелаю. В Желтой лиге больше доступа к разным ракурсам. Наверное, так еще хлеще ощущать себя, когда насилие себя можно увидеть со стороны в реальном времени.
        Пугливая девочка с хорошим бюстом и неплохими бедрами попала явно не туда. И выехала скорее всего на своей наивности. Небось и писалась при случае.
        - В бой! - Машет судья, и я иду на нее смело. Мила вдалбливала мне приемы, один из которых я сейчас собираюсь применить.
        Бросаюсь в ноги и валю. Подается легко, визжит в падении. Хороший знак! Я смогу… смогу ее одолеть!
        Толпа ревет, комментаторы восхищаются моей уверенности.
        - Кэтрин, наконец, нашла себе жертву! - Подкалывает один из них. - А мы сомневались, есть ли в Желтой лиге достойная ей. Оказывается, есть!
        - Между прочим Каролина хлебнула побольше Кэртин, - говорит другой комментатор. А мне уже плевать, а лезу по стонущей девушке, чтобы добраться до шеи!
        Давлю на пышную грудь, пытается увернуться в сторону. Держу руки, прижимая к полу. Усаживаюсь на ее груди, так что бедра мои по обе стороны. Все, ты в моей власти детка. Руки мои освободились. Даю пощечину! Еще одну! Она начинает реветь, пытается сбросить меня. Но я бью сильнее. Это ревущее лицо только больше раззадоривает меня.
        Впервые ощущаю такое сомнительное удовольствие. Но девочку не жаль, меня никто не жалел.
        Нахлестав по щам, как выражается Мила, поднимаю ее за волосы. Подается легко. Вот она власть!! Власть над человеком. В груди разгорается торжество и какие - то новые потаенные чувства, что спали ранее. Хочу сделать ей больно, хочу слышать ее крик. Захожу за спину. За этот прием мне дадут много кредитов!
        Вздергиваю топ, вываливая ее большие сиськи наружу. Девочка визжит и пытается закрыться, но я хватаю за мясную грудь. Некое предательство ощущаю, когда понимаю, что зацепила пальцами и чужие едва ощутимые соски. Чувствительное место другой девочки… Ее, только ее. Смогла взять это себе, в свою власть. Сложно осознать это… Хватаю чуть ниже, под мясо, при этом раздается легкий шлепок, от которого толпа буквально взорвалась счастьем. Бросаю через себя. Выходит криво, вместо хорошей амплитуды и чистого приземления соперница утыкается головой. Недовернула на радостях, прогнулась плохо.
        Встаю с опаской, а вдруг она перехватит инициативу?! Но девушка лежит на боку и стонет. Укладываю ровно на живот. Тушка колышется едва, бедра, попа, все такое хорошенькое, белокожее и подтянутое. Хочется сделать больно, поцарапать эту безвольную тварь. Юбка едва закрывает задницу. Какая - то чертова невинная тайна. Эстетика, которую хочется разрушить. Она красивая, у нее хорошая фигура. И она несет в себе недосказанное, которое может привлекать других. Наверное, тех мужчин, что могли бы боготворить только меня!! Этот ее барьер, стена дают ей баллы и шанс. Но имею ли я право рушить таинство девочки? Забирать у нее это… Секундная слабость. Извини, сучка. Это ринг.
        Цепляю резинку, вздрагивает. Спускаю трусы вместе с юбкой до колен, обнажая округлые бедра и ягодицы, которые мгновенно покрываются мурашками. Внимание привлекает середник трусов, который отлипает от ее промежности последним. Белый, сухой, чистенький. Почему я думаю о том, что она могла бы возбудиться?! Страшно осознавать, что ей это нравится, и она просто издевается надо мной. Ждет момента, чтобы показать свою реальную силу, схватить меня и опозорить! Не дам!! Я… я сильная, смогу додавить эту тварь!!
        В груди разгорается неистовство. Злость!! Сажусь на корточки над ней, хватаю за ляжки и тяну на себя. Так проверяли и мою гибкость, а теперь это делаю я. За прием с голой задницей мне отчислят солидную порцию кредитов. Гну безвольную куклу легко. Гибкая зараза, как я. Уже живот оторвался от пола, ноги развожу, но трусы мешают, главное, что гладко выбритую кису демонстрирую. Кряхтит сучка и ноет. А я раскачиваю ее, увеличивая изгиб с каждым разом все больше. Отпускаю одну ногу, ибо ягодицы мешают хорошему обзору. А с одной поднятой ногой открывается ракурс получше. Бью по упавшей ляжке, раздвигая ее шире. Беру под самое бедро, ближе к тащу, обеими руками. Кричит, как резанная. Вот и нашла я предел твоей гибкости.
        Бросаю вторую ногу, убедившись, что помучила хорошо.
        Ни капли жалости. Устраиваюсь поперек нее просовывая одну ногу под бедра, а вторую ставлю сверху на шее. Это хорошая фиксация. Девочка лежит смирно, трясется вся. Подтягиваю за задницу ближе. Внизу живота разгорается сладкая месть. Обхватываю левой рукой, ладонь на плоский живот ложится. Чувствую вибрации, плачет девочка… Глажу едва, коготками обозначаюсь на тонкой жировой прослойке с прессом. Это называется контроль. Спускаюсь к паху… Не хочу касаться ее клитора, противно, но я совсем рядом, пусть боится. Вторая рука похлопывает упругую ягодицу. Колышется, как тугое желе. Кожа нежная, тоненькая. Шелк.
        - Дернешься и схвачу тебя за письку, лежи смирно, тварь дрожащая, - шепчу ей злобно и бью по ягодице со всей силы.
        Визжит и пытается вырваться. Моя ладонь спускается ниже, чувствую ее нежную кожу. Чужая киса, так приятно и неприятно одновременно. Девочка замирает в ужасе, и я набиваю ее белую булку до багрового пятна под вопли и бесполезные болтания ногами.
        Бой окончен. Я победила.
        Стадион ликует, девочка ревет. Вышла с ринга прямо в объятия Милы, та сразу за задницу ухватила, ей лишь бы повод дай.
        - Молодец, девочка! Сегодня гуляем!!
        Отпихиваю ее аккуратно, нечего меня лапать. Мила смотрит с неким укором. Даже на тренировках не даюсь. Если что и Алии можно пожаловаться. Нечего всяким лесбиянкам на мое тело покушаться, причем бесплатно. На ринге хоть кредиты дают за страдания. А эта халявы хочет. Тем более, я теперь фаворитка покровителя.
        Вышагиваю сама по дорожке. Мужчины по обе стороны за бортиками силовыми руки тянут, только бы потрогать меня. А я сторонюсь. Смотрите и дрочите потом наедине со своими фантазиями.
        Среди лиц замечаю знакомое. И не сразу поняла, что видела его где - то. Просто этот смотрит иначе. Не как другие. Без жажды и жадности. А как - то хитро! Прошла мимо, устремившись к выходу, в дрожь бросило непонятно от чего. Мила за попу подтолкнула через порожек. Я окинула ее недовольно, та в ответ язык показала.
        Иду в душ, находящийся в арендованных помещениях моим покровителем. Волнение в груди. С чего бы это?! Захожу под воду, защелкнув замочек двери. Мне никто не нужен сейчас. Я должна побыть одна. Вода бьется по плечам и утопает в волосах, доставляя удовольствие от некоего массажа. Моя ладошка опускается к паху, к кисе. На пальце будто след от кисы моей соперницы. Ощущаю ее складочки и клитор, я трогала… трогала, когда била. Вторглась меж половых губ незнакомой мне девочки. Обжигающая мысль - вымыть руку… Но не могу оторваться от собственной кисы, хочу ощущать плоть. Опускаю пальчик ниже. Это не вода… я взмокла. Грудь на мгновение холодеет. А мне стыдно. Я возбудилась на ринге от того, что мучала ее. От того, что отшлепала?! А может потому, что держала ее за письку?!
        Я люблю только мужчин. Не лесбиянка, не извращенка… Только мужчины интересуют меня. Повторяю это снова и снова. Трогаю свое таинство и уношусь мысленно в космос…
        Гулянки не вышло. Настроение упало ниже плинтуса. Ибо вскоре после душа у меня высветился штраф за увечье соперницы. Тот бросок неудачный чуть ей шею не сломал, но с позвонками случилась беда. Мне прямо в сообщении все скрины снимков с расшифровками пришли. Минус тридцать пять тысяч кредитов, и я осунулась.
        Выйдя на платформу к кораблю, я вдруг осознала, почему в груди острое ощущение беспокойства!! Я узнала того хитрого мужчину из толпы по дороге с ринга! Сопротивленец, которого я видела на вечеринке! Это он!! Точно он!! Ни малейшего сомнения нет!! И что ему от меня нужно?! Он понял, что я его узнала?! А если от тут все подорвет?! Спешу в транспорт.
        - Какая ты молодец, - хвалит Мила, сияя от счастья. - Как отрадно, что ты что - то можешь!
        - Блин, что - то, - фыркаю надменно.
        - Ладно, ладно, - смеется виновато тренерша. - Уже многое. Но это только начало.
        - А что ты ощущала, когда мучила ее? - Произносит Нелина с неким укором.
        Так… Тушуюсь, девочка смотрит пытливо. Больше меня не стесняется. Или добивается чего - то?! Чертовы лесбиянки, вам не забрать мою душу.
        - Эй, ну не ссорьтесь, мои лапоньки, - сюсюкает Мила, целует Нелину в губы и ко мне лезет.
        - Не трогай меня, - фыркаю.
        - Да что с тобой сегодня?! - Возмущается Мила, посматривая на Алию.
        - Не приставай ко мне больше, ладно? - Выпалила я в присутствии своей телохранительницы. Та сразу и прожгла Милу взглядом. А я порадовалась.

* * *
        Желтая лига. Бой второй.
        Противник Кэтрин - Гера с планеты Урат пятого круга империи. Выписка из анкеты: девятнадцать лет, эквивалентно двадцати одному земному году. В Адро три года на контракте, проживает в столице, содержание на покровителе, который пожелал остаться неизвестным. Сексуальная ориентация: гетеро, предпочитает классический секс…
        Спустя неделю снова на ринге. Окидываю девушку в черных стрингах и чулках невольно встревоженным взглядом, быстро увожу его. Страшно, но стараюсь не показывать свою неуверенность. Девица крупнее меня, ноги мощно подкачены, талия тонкая с прорисованным прессом, сиськи, будто силиконовые, выпирают шариками из топа, задница с ляжками, как у бразильянки, танцующей тверк. Не девушка, а тетя, хотя лицо миловидное, и совсем не злое.
        Мила учила меня бороться с такими. Главное поскорее оголить ее и выйти на болевой прием, а лучше нокаутировать ударом в челюсть. Училась я бить, как боксер. Посмотрим, что из этого выйдет. Меня хвалили, значит я уже многое умею. Покажу этой дылде.
        - В бой! - Гаркнул судья. И я оцепенела от страха, потому что девушка бросилась на меня без всяких церемоний!!
        Пощечина застала врасплох. Шея трещит от брошенной в сторону головы. Звездочки летают. Не успела опомниться, новая пощечина!! Валюсь без сил. Как так быстро она меня уделала?! Даже не уловила ее движений! Я думала… думала будем бороться!
        С тревогой окидываю взглядом свой раздельный купальник. Вроде ничего не сдвинулось и не оголилось. Только не надо меня позорить! Лежу, трясусь. Не подходит. Только я расслабилась, как сверху упала огромная туша! Прямо на живот!! Резкая боль и дыхание перехватило. Загнулась в сторону, не в силах терпеть такую боль… Скорее бы она ушла… Ааа… Эта мразь прыгнула на меня. Не оправилась от удара, хватает за волосы, поднимает и ставит на ноги. Лицом к себе ставит!! А взгляд такой доминирующий! Страшно, меры нет!!
        - Не делай мне больно, - шепчу, делаясь овечкой, у Нелины почти подействовало, авось и у меня получиться разжалобить.
        Брови вздергивает в ответ надменно. Обхватывает руками мощными, сжимает и поднимает выше. К груди придавливает своей. Дышать не могу. Бьюсь, как рыбешка. Смеется отпускает и толкает назад. Валюсь на задницу. Грудь правая выпадает, спешно поправляю. Снова усмешка на мою реакцию и стремительный бросок ко мне. Нога попадает мне по груди, падаю. Сколько не больно, сколько обидно.
        Что это за избиение?!
        - Остановите бой, - хриплю. - Она калечит меня…
        Садится у головы, хватает ногу и загибает на себя, складывая пополам. Всего одну ногу держит. Излюбленная поза березки. Дышать тяжело, хватаю мелкими глотками. Вторую ногу рывком забирает и на себя. Коленки мои прижала к полу, прямо к ушам. Сама своими ногами мощными придавила. Боюсь сопротивляться, ударит ведь! Попа кверху, грудь у подбородка. Ненавижу эту беспомощную позу, которую Мила называет «на попах».
        На полупрозрачном экранчике моего зрения высвечивается картинка сверху. Вижу, как смотрюсь жалко. Соперница смеется надо мной, не спешит ничего делать. Хватает за задницу сильной хваткой и трепет в разные стороны мои булки. Глядишь и разорвет их. Благо я в трусах. Но какое это унижение. Хлопает слегка по натянутым ляжкам и ягодицам. Тянет за трусы, которые впиваются в кису! Мамочки… теперь видно. Половая губа показалась. Стыд. Пытаюсь вырваться, мотаю задницей. А она рывками тянет мои трусы, начесывая тканью в промежности. Довольно неприятно и противно. Стадион смеется.
        - Остановись, прошу, - молю ее. - Не надо…
        - Боишься показать свои прелести, детка? - Смеется соперница, впервые услышала ее голос. Такой женский, такой сильный.
        Удар по ляжке обжигает. Кричу. Ее ноги расходятся и отпускают меня. Я благодарна, что не стала раздевать. Возвращаюсь в положение на спине и выправляю спешно трусики. Хватает за волосы и поднимает.
        Обходит сзади! Ее рука просовывается между ног, мои пятки отрываются от земли. Схватила и подняла легко! Такое ощущение, что с каждым боем притяжение все меньше на ринге. Жесткий хват на животе, промежность чувствует ее стальное предплечье. Второй рукой держит под грудь. Стала кружить!! Неспешно разгоняется. Слилось все в одну картинку длинную! Тошнит! Голова кругом… Рывок!! Удар!! Падаю с грохотом на пол. Кожа на животе и внутреннем стороне бедра горит. В груди ахает от понимания, что на мне уже нет ни лифчика, ни трусиков!! Я полностью голая!! Она сорвала все на лету. Цинично, легко и с насмешкой.
        Грудь болит, потрепало сильно. Поворачиваюсь на бок, стараясь скорее прикрыться. Люди смотрят же!! Нельзя показывать ничего!! Поднимает меня снова, сильным рывком за волосы, что вою и забываю на миг обо всем другом. И тут же ее рука хватает за промежность! Пытаюсь убрать, но мои руки слишком слабы по сравнению с ее хваткой. Скользят, как по маслу. Спешно и нервно.
        - Там же нежная кожа, нельзя грубо!! - Визжу.
        В ответ сильнее сжимает там! Вот растяпа, зря я ее спровоцировала!! Вторая рука касается горла. Снова поднимает!! Трепыхаюсь, хочу вырваться. Но так неуверенно, ибо все выше над землей я. Давит между ног собственный вел. Я уже над ней. Картинка в глазу показывает мне все. Голая беспомощная девка поднята за письку на обозрение всем вокруг. Моя грудь бесстыже свисает, увеличиваясь в размерах, позвоночник прогнулся. Держусь обеими руками за ее руку у горла, стараясь минимизировать давление на него. Сжимаю бедрами ее вторую руку, упирающуюся там, чтобы не дай бог, не выронила. А еще стараюсь не показывать свои дырочки другим. Она держит меня на вытянутых руках! Делает поворот корпусом, демонстрируя всем, как держит меня!!
        Страх сковывает все, даже мысли. Лишь бы не уронила!! А она демонстрирует меня, словно я на вертеле каком! Ладонь упирается в копчик, бедная моя кожа на кисе. Бедрами пытаюсь снизить давление. Но долго ли смогу держаться?!
        Ухает сердце, когда понимаю, что лечу вниз!! Удар!! Мутнеет в глазах. Что - то даже треснуло, ребра не иначе! Хочу просить остановки боя. Но не могу даже дышать. Не то, чтобы пискнуть слово. Переворачивает на живот. Хватает под кису!! Ладонь прям ее накрывает нагло и бесцеремонно! Саднит все. Под горло берет. Колени ее в спину упираются. Рывок и я снова сверху! Только теперь она сама на спине. Я на коленках ее, как на сваях, что ходят туда - сюда. А меня выгнуло за шею и кису. Ногами дергает, покачивая свою жертву беспомощную. Хребет трещит. Девке хоть бы что! Она мою кису массирует, доставляя крайне неприятные ощущения, не говоря уже о смущении!!
        Мой интимный мир разрушен. Какой позор… как неудобно… как погано…
        - Оэээ… Больно, - хриплю с зажатой челюстью.
        Хват ее не дает ничего сказать толком. Снова вижу трансляцию камеры со стороны, вижу себя в непотребном виде, и готова сдохнуть от срама такого. Ноги мои безвольные болтаются в разные стороны бессовестно. Соперница кису сжимает сильнее, будто это ее самая ненавистная часть тела. Визжу хрипло. Ноги, словно пружина, меня толкают, валюсь на пол, как мешок с дерьмом. Не могу больше терпеть. Реву надрывно. А она ложится поперек, ноги мне разводит… вою. Двумя своими сжимает одну ногу, рукой вторую. Все видят… все!! Всем все видно!! Распахнула меня на обозрение империи!! Этот чертов кошмар, как ненавижу тот день, когда согласилась на кастинг. Как ненавижу тварь Милу. Моя жизнь кончена. Соперница начинает хлопать по раскрытой кисе!! Легкий шлепок, еще. Даже звук такой бесстыжий от которого щеки мои кровью наливаются. Сжимаюсь, как могу. Краснеют половые губы. А она все бьет и бьет. Вскоре пися уже огнем разгорается, а ладонь ее, словно крапива!!
        - Посмотрите, какая у нее красная писька!! - Смеются комментаторы, будто специально вкладывая в мой слух все это. - Набила ее хорошо!! Хотим еще зрелищ! Давай, великая Гера, накажи недотрогу!!
        И Гера наказывает, поднимая снова за писю, которая ощущается сплошным ожогом. Скулю, как сука, ноги поджимаю. Покружила и бросила на пол. Не успела опомниться, ставит на четвереньки. Не могу ей сопротивляться, поэтому подчиняюсь и жду очередного наказания. Лишь бы не бросала, лишь бы больше не трогала мою израненную кису. Страшно даже глянуть, что там с половыми губами.
        Присела у головы моей. Ничего казалось бы не делает. Просто аккуратно ставит ляжки с обеих сторон от головы моей. Словно не хочет спугнуть. Ушами ощущаю кожу горячую. Нежность обманчивая, я - то знаю! Спустя секунду моя голова уже между ее ног сжата. Не сильно, но достаточно, чтобы приглушить окружающий мир. Стою на четвереньках, теперь и не уйти никуда, иначе шея сломается!!
        Хотела задницу уже опустить, не дала, подпихнув мощной рукой в живот. Послушно вернулась в прежнее положение. Стала гладить меня по животу, по спине, так нежно и ласково, что мурашки покатились по коже. Какой контраст, голову сдавила, а там гладит. Руки приближаются к свисающей вниз груди!! Сжимаюсь вся, внутри холодеет, дышать перестала. Если бы взяла силой, ударила - это одно. Но сейчас чертова ласка совсем не к месту!! Ладошки мягкие едут по сиськам, идут к соскам. Внутренняя сторона ладоней едва касаются их. Водит по кругу, пытаясь возбудить. Мне страшно, казалось бы, это невозможно. Ведь собственное тело не может предать! Разминает грудь и снова лезет к чувствительным местам… И мои соски начитают отзываться!! Кольнуло сладостью легкой, что я испугалась еще больше. Пальцами сильными ухватила за них, потрогала, убедившись, что встали. Какой позор!! Это все равно, что у мужика в общественном месте член встанет и это увидят!!
        Голову зажимает сильно - сильно, под грудь хватает и тянет на себя, усаживаясь. Зад мой задирается, голова в тисках, деться никуда не могу!! Позвонки трещат, ни в лево, ни в право!! Снова я сложена пополам вверх тормашками, только теперь спиной к ней. Мощные пальцы сдавливают возбужденные соски!!. Я уже забыла, что расставила ноги, что носками практически касаются пола. Вижу свою позорную позу. Расставила ноги, промежность напоказ. А соперница продолжает мучать мою грудь. Очередного давления на соски не могу выдержать. Визжу из последних сил, не останавливаясь. Дичайшая боль сводит с ума.
        Такой боли на своих нежным сосках я не испытывала! Она даже ногтями прихватила!! Ору, как резаная. Плевать на всех и вся.
        Сквозь безумие слышу комментаторов. Да они у меня в голове говорят! Как специально!! Трансляция видео картинки, идущая со стороны, разделяется на части. Мое зареванное и кричащее перевернутое и зажатое ляжками лицо - одна картинка, вторая приближает распахнутую попу!!
        Мой сфинктер набух и выпучился. Какой позор, и на это обращают внимание?! Замолкаю, несмотря на боль, анус опускается назад. Чертов крик дал давление на живот. Этого и добивалась соперница. Сосок мой отпустили, как и меня саму.
        Но недолго я радовалась, думая, что бой окончен. Снова схватила за промежность, ее ладонь теперь не рука, а колючая проволока. Помотала и бросила. Затем снова ухватила и подтащила к канатам!! Ногу мою перебросила через веревку, теперь та между ног!! Впивается под моим же весом. А Гера придерживает, чтобы не упала с нее.
        Мотаю головой.
        - Нет, пожалуйста… прошу, я сдаюсь, - давлюсь соплями со словами сквозь слезы. - Сколько можно мучить?! Что я тебе сделала?! Если сделала, прости, прости… меня похитили, я не собиралась тут быть. К маме хочу, домой хочу. Пожалуйста…
        Толкнула слегка вперед! Острая боль и жжение!! Трясет все конечности от нестерпимой боли. Умираю!!
        Остановилась, наслаждаясь тем, как рву свое многострадальное горло. Придержала, чтобы за ринг не свалилась. Погладила по голове, утешая.
        - Тише, девочка, тише. Все позади, успокойся, - шепчет цинично.
        Прихватывает меня, подаюсь. Снимает с канатов легко. Реву с нотами острой обиды. Прижимает крепче. Обхватываю ее руками и ногами, лишь бы больше больно не делала! Чувствую, как все вокруг откровенно ржут, и еще сильнее реву. Отлипать от нее не хочу. Какие сейчас противоречивые и поганые ощущения! Опускает меня на пол аккуратно и уходит с ринга сама. Вот это поворот…
        Мою израненную тушку уносит на руках Алия прямиком в капсулу восстановления. Между ног как сковородкой прижгли, писька кроваво красная. И ощущение, что меня просто тупо пожалели не оставляют ни на мгновение. И Гера скорее всего выполняла чей - то заказ, но решила остановиться в последний момент. Страшно подумать, что было уготовано в конце. Неужели те сучки с резиденции решили подпортить мою шкуру, как обещали?!
        Минута, и боль прошла. Все восстанавливается легко в белой, комфортной медицинской капсуле. Говорят, даже девственность. Но это другая тема, по закону империи по этому поводу целая эпопея правовая есть. Ладно там кожу, все как было. А вот девственное плево восстановленное - это уже для ценителей и извращенцев смотрящих шоу - как силиконовая грудь в моем мире. Раз синтетика, то фу…
        - Ты как? - Интересуется Мила.
        Физически здорова. Но…
        Молчу, натягивая халат. Во всей моей боли виноваты вы все, ублюдки и твари.
        - Фантомная боль, - вдруг отвечает за меня Нелина, что теперь часто тусуется с моим тренером.
        Скорее всего они даже спят вместе. Сукубка давно не девственница, что не удивительно. Заводит с одного только поцелуя любого, независимо от его ориентации. И самое что интересное, делает это по желанию: одни поцелуи холостые, другие со сладким ядом, от которого теряешь себя.
        - Когда следующий бой? - Интересуюсь с желанием получить законный выходной, а лучше два, чтобы нажраться и ни о чем не думать. Мой выпученный анус теперь на всю империю прогремел. Щеки наливаются кровью от очередной волны стыда. Мила смотрит заботливо, пожимает плечами.
        - Четыре дня и будет парный бой, - говорит деловито Алия. Она мне Геру напоминает, такая же мощная. Меня передергивает, Нелина вдруг резко обнимает. От нее не ожидала, слишком скромная. Прижимается, от чего еще поганей. Не нужно меня жалеть. Отталкиваю. Мою кису чуть в месиво не превратили, разрушив все потаенное. Я как распахнутая книга теперь.
        - Парный бой в желтой лиге?! - Возмутилась вдруг Мила. - Какой нахрен толк от этого?!
        - Против нас выступит Доминика с Земли, - отвечает Алия. - Она делает большие успехи. К тому же Кэтрин с ней лично знакома.
        - Жесть, - все, что могу сказать на это. Доминика Нестерова?! Та, что ненавидит меня, из - за которой я не смогла нормально сходить в туалет!! А дальше загремела сюда!! Да она меня порвет!! Да нас обоих с этой нежной девочкой. Какая из нас пара?!
        - Забавно, - выдает Нелина.
        - Знаем, знаем, - потирает ладоши воодушевленная Мила, тоже вспомнила бодибилдершу. - Расквитаться с ней хочешь? А, Катюня?
        - Да мне плевать на нее, - фыркаю.
        - А она, похоже, твои рейтинги видела, и бои тоже, - прогнусавила тренерша. - Бой встречный, то есть по обоюдному согласию агентств, следовательно, не случайно это.
        - У нее красивое тело, - говорит Нелина непринужденно и вдруг тушуется от ревнивого взгляда Милы.
        В личку приходит сообщение о том, что мне выплатили ущерб за травмы. Двадцать пять тысяч кредитов. Какое счастье…
        - Я хочу выпить, - заявляю и смотрю на Алию преданными побитыми глазками. Обычно действует. Чувствую, что телохранительница, она же мой менеджер, ко мне неравнодушна. Капризы выполняются в большинстве случаев.
        Вот, как и сейчас. Место предложила Мила, я не возражала, ибо не знала чему. Двинулись на транспортнике. Я в комбинезоне, с плотным и мягким бельем, от которого комфортно. Девочки же в парадно - выходных нарядах, пусть куражатся. А я просто на стакан подсяду. Мне никто не нужен.

* * *
        Круглая площадка с круговым видом на город, стекла в пол будто мы в куполе. И столиков так с десяток. Отдельный ресторанчик на тоненькой ножке выглядит более чем экзотически. Напитки рождаются по одному только зову, а кредиты с моего счета убегают, как вода. Но мне плевать, я просто хочу стать пьяной и ничего не соображающей дурой. Алия потом дотащит куда надо и девственность мою сбережет. Ценник - то на моей шкурке не маленький.
        Бракую очередной коктейль. Достали эти ядреные сладкие краски.
        - Водка есть?! - Выдаю, окосевшая от дегустации.
        Нелина с Алией смотрят недоверчиво. А Мила растягивается в довольной улыбке. Все - таки моя похитительница, вернее та, кто способствовал сему, знает, о чем речь. Жила ж на Земле энное количество времени, вербовала, сука такая, всяких красавиц.
        Успела я поднакраситься, но наряд так и не сменила. Хочу побыть в комбинезоне. Прочь от моего тела все, прочь, ублюдки имперские…
        Водка возникла спустя пару минут. Прозрачная «водица» смутила местных. Рюмки тоже. Никогда прежде не пила такого, но видела, как хлещут другие. А теперь вдруг захотелось чего - то горького и уничтожающего сознание.
        Неподалеку столик с мужчинами. Бурная беседа, живое общение. Остальные столики перемешаны парами. За спиной свободный. У меня ощущение, будто из тюрьмы вышла. Ну, судя по всяким там фильмам, именно так. Меня поимели и чуть не угробили совсем. Перерождение испытала, надо отметить.
        Беру рюмку, девочки тоже. Алия отказалась, я пожала плечами. Пусть бдит, моя мышечная масса, пусть защищает от всех - всех, превсех уродов и уродок.
        Звон от рассыпающихся осколков, стакан спихнула на пол. На нас даже обратили внимание мужчины с соседнего столика. Ох, что же мы тут пьем. Мужские напитки, пидоры вы еще те. Розовые и голубые бокалы создают свечение и те самые выводы. Опрокидываю рюмку, вливая горечь. Горячее проходит в горло, и сразу в груди хорошеет. Спазм в гландах недолгий, закусываю сочной, мясной вафелькой. Какой, черт возьми, кайф…
        Полчаса горечи со вкусными закусками, и я накидалась так, что начала показывать язык мужикам с соседнего столика.
        - Что вы себе позволяете? - Возмутился один из них, подскочив.
        - Знаешь кто я? - Фыркнула на него. - Звезда, которую охраняют миленькие девочки с Варрока.
        Опешил задира. Но произнес вдруг с нотками укора:
        - Я тоже с Варрока.
        - Извините нас, - произносит Алия и смотрит на меня строго. - За такое поведение ты можешь быть наказана.
        Мужик стал отходить, но услышал это. При нем - то зачем унижать меня?! Самолюбие задето. На ринге я актриса, а тут про меня никто не знает. До последнего я буду строить из себя недотрогу. Хотя бы здесь могу показать свое достоинство. Отдых - хорошая отдушина. А еще у меня появились козыри.
        - Попробуй тронь, и я пожалуюсь Ринекарду, - выдаю самый главный, и Алия расширяет глаза. Ага, я знаю своего покровителя благодаря болтливым фавориткам.
        - Ты много возомнила себе, - говорит телохранительница и хватает меня за ворот. Сила… но совсем не страшно. Боль ничто, я уже хлебнула сполна.
        - Остынь, Алия, - вступилась за меня Мила. - Она пьяна водкой. Мелет, не фильтруя. Сейчас отрезвительного дадим и все, ей сразу станет стыдно.
        Деваться некуда. Мне просто влили в горло кислой хрени. И вскоре действительно стало стыдно. Но никто никуда уходить не собирается. Алия пошла и уселась за соседний стол, болтать с мужчинами с ее родной планеты. А я попросилась в туалетную комнату, где меня благополучно стошнило.
        Сидим втроем, народа прибавилось мужского. А я пожалела, что в комбинезоне пришла, а еще у меня морда опухла. Именно морда, после зеркала в сортире по - другому сказать не решаюсь.
        - Ринекард Дорс владелец нашего Сиренити, - произносит Мила, воровато пригнувшись ко мне. - Ты уверена, что именно он твой покровитель?! Такой не раскроет себя даже кастинговому агентству, не то чтобы участнице.
        - Проболтались его курицы, - ответила вымученно. Плохо мне, снова хочется в комнату. От запаха еды воротит.
        - Хм, - озадачилась Мила. - Подумать только, я работаю на самого Ринекарда Дорса!
        - А почему Дорса? - Спросила вдруг я.
        - Слушай, не факт, что это именно Дорс, мало ли сколько этих Ринекардов в покровителях, - выдохнула разочарованно Мила. - Действительно, что это я губу раскатала на одного из самых влиятельных подданных империи.
        Напитки, предложенные тренером, пьются хорошо и ум свежеет. Казалось бы, ничего больше не грузит. На душе отлегло, и я начинаю признаваться девочкам в любви.
        - Вы моя семья, - выдаю, строя глазки.
        - Ну прости, прости девочка, что втянула тебя, - шмыгает носом Мила, приобнимая. - У меня контракт на вербовку, сама в полной зависимости от хозяев. Отгремит шоу и полетишь домой, если захочешь.
        - Мне страшно, - признаюсь и выдыхаю дрожаще, будто всю ночь истерила.
        Обнимает крепче, гладит чертовка.
        - Настрадалась девочка, но потерпи, все терпят. Кто ж знал, что ты такое нежное создание, - говорит тренерша, да с такой искренностью, что в пору прослезиться.
        Нелина смотрит на свою тарелку, челка закрывает глаза. Этот ее вид будто говорит о том, что мы тут два циника, что хотим умаслить друг друга речами.
        Снова в туалет иду, на этот раз одна. Охрана из ребят на крыльце тусуется. Алия со своими, а Мила полезла к Нелине мелкие сиськи мять. Иногда складывается впечатление, что именно тренерша приучила к насилию бедную девочку, которая смирилась со своей участью.
        Белый туалет с синеватыми полями, отделяющими кабинки. Есть и с пластиковыми бортиками, есть водные туалеты для тех, у кого запор. Сервис на высоте. А мне только раковина да зеркало нужны.
        Умываюсь холодной водицей, получая наслаждение. И в очередной раз взглянув на себя в зеркало, вижу постороннего за спиной! Вздрагиваю, ибо этого быть не может. Техника ограничивает людей друг от друга в туалете полями и всякими там измерениями. А этот позади меня в черном комбинезоне напоминает того повстанца, прыгнувшего на платформу! Да это он и есть!!
        Смотрит пристально, хмурится! Взгляд черный и уничтожающий любые мысли о сопротивлении.
        - Ты видела меня, - заявляет мощным и мужественным голосом.
        Нет желания даже крикнуть. Он подавляет мою волю!! Слабею под таким вниманием. Особенно, когда такая некрасивая, не накрашенная, жалкая и беспомощная!
        - Я… я вам ничего не сделала, - шепчу дрожащим голоском.
        - Рано или поздно ты сдашь меня им, - говорит, будто вынося вердикт.
        - Я пленница, и… и не по своей воле тут. Нет моей вины в том, что видела вас. Нет, понимаете? - Смелею. А мужчина вдруг делает удивленный вид. И это лицо начинает мне нравится все больше.
        - Похоже на правду, - кивает и протягивает руку. - Пойдем со мной. Возможно, мы поможем тебе.
        Секунды две я медлила. А почему бы и нет?! Он знает меня, как участницу шоу. Он же был среди зрителей. Моя ценность выше какой - то портовой девки, я - фаворитка Дорса. Если что, он выкупит меня, стоит только упомянуть покровителя, повстанцы сами продадут за вознаграждение.
        Протягиваю руку. Но мужчина меняется в лице, через мгновение отпрыгивает в сторону и достает пистолет!! Необычный, обтекаемый и черный предмет. И это точно пистолет!! Выстрел едва не задевает меня. Лазер проносится с бульканьем, искривляя пространство. Оборачиваюсь и вижу, как валится бездыханная, обмякшая Алия!!
        Удар! Сквозь пластиковую перегородку пробивается Мила, накидываясь на стрелка. Пистолет вылетает из рук повстанца. Через секунду с визгом на мужчину летит еще и Нелина!! Но быстро отлетает в сторону от случайного удара в борьбе двух сильных соперников.
        Тренерша катается по полу с повстанцем. А я стою, как дура.
        - Беги за помощью! - Хрипит Мила, переворачиваясь в очередном вираже. - Здесь заглушки детекторов! За помощью, Кэт, быстрее!!
        Делаю шаг назад. Борьба на полу переросла в стремление завладеть оружием. Оба тянутся к нему, как тонущие со дна к поверхности.
        - Реплекат дай, - хрипит мужчина из последних сил, обращаясь ко мне. - Реплекат…
        Он хочет свой пистолет?!
        - Кэт, нет! Нет! Нет! - Кричит Мила, понимая, что я хватаю оружие. - Катюня! Мы же друзья! Стой! Не делай глупостей!! Девочка, я тебя прошу…
        Мужчина переворачивается на спину, зажимая Милу над собой и давая мне возможность легко попасть.
        - Да стреляй же ты!! - Гаркнул повстанец. Вздрагиваю, но решаюсь!
        Спускаю курок без сомнений. Получи, мразь. Ты мне всю жизнь испортила. Обмякшее мясо валится в сторону. Мужчина поднимается, выхватывает оружие из моей дрожащей руки, кивает мне с благодарностью, берет за руку своей сильной горячей ладонью и тянет за собой.
        Глава 9. СОПРОТИВЛЕНИЕ
        Мужчина тащит по переходам и уровням. Несемся, как настоящие преступники, налетчики на банк или супермаркет. Адреналин заполнил меня до отказа, поджилки трясутся, ноги слабые, но легкие! Повстанец направляет и управляет, я пушинка в его сильных руках. Ощущение погони не оставляет, и как же рассчитываю на этого мужчину!
        Вышли на людную платформу, притормозил, меня придержал. Пытаюсь отдышаться, задыхаюсь! Уже и легкие готова выплюнуть, лишь бы не горело в груди. Тут еще и сердце пытается выскочить через горло. Погано, сил нет терпеть. А похититель мой, аль спаситель, еще не понятно, в общем, мужчина, как ни в чем не бывало осматривается. Поглядел и на меня с укором и некоторым беспокойством. А глаза на белом свете такие зеленые - зеленые, очень красивые. Легкая щетинка, взлохмаченный вид. Господи, какая романтика.
        - Предъявите идентификацию! - Раздается грозное. На нас идут двое мужчин в разлинованных комбинезонах, будто спортсмены на тренировке. И огромные такие дядьки. Это ему не девок раскидывать, пусть даже и расы нечеловеческой силы.
        - Что - то не так? - Миловидным голосом произносит повстанец, как ни в чем не бывало, и идет на них, раскинув руки.
        - Ваш имплантат сбоит, личность не идентифицируется, пройдемте в комплекс, - пробурчал немного успокоившийся полицейский.
        - И подданная тоже, - брякнул второй.
        - Хорошо, хорошо, - кивнул повстанец и через мгновение один из полицейских упал. Едва уловимое движение, и свалился второй.
        Ахнула в голос. Вот это скорость!
        Мгновение, и новый рывок. Мимо транспортников и людей проносимся, мой спаситель расталкивает всех с такой легкостью, будто перед ним дети. И все это ради меня?! Чтобы спасти?! Миновали платформу. Край. А внизу бесконечная пропасть, обросшая лесом из острых зданий, созданных извращенцами, коих в империи пруд пруди.
        - На лестницу, скорее! - Кричит, смотря куда - то вдаль, поверх меня.
        По боковому трапу потащил. Балкон длинный с перилами. Перемахнул через них, будто акробат, не боящийся высоты. Потянулся за мной. Встала, как вкопанная. Мотнула головой отрицательно. Это самоубийство!
        - Послушай, девочка, - произнес раздраженно. - Я сильно рискую, но ты рискуешь не меньше. Если тебя схватят, считай все, забудь о Земле. Ты - сообщница моя, припишут все, даже тот взрыв. А там только убитыми подданных семьсот.
        Начинает колотить от дрожи. Хватает мужчина, дотянувшись через перила и одной рукой пересаживает. Вот это сила! Правда я помогла и сама.
        - Любишь, когда тебя силой? - Усмехнулся и кивнул в сторону. - Лезь на спину, хватайся руками, ногами, зубами.
        - Чего?! Ты в своем уме?!
        Край в двадцати сантиметрах от ступни. И только теперь я осознаю, как близко этот чертов край!! А вокруг вереницами летают кораблики, проносятся, и кажется, что вот - вот нас снесет каким - нибудь потоком.
        - Убила семьсот человек, - гнусавит с саркастическим выражением лица. - Ай - яй - яй, смертная казнь с пытками светит по законам нашей великой и необъятной империи. Тут хоть упадешь и сразу смерть, а в тюрьме Адро еще и помучают года два. Там ведь такая практика, мужчин с женщинами селят. И чаще к троим одну. К кибер - насильникам и убер - убийцам.
        Дуновение ветерка. И чуть не теряю равновесие!
        - Включили продув вентиляции! Сейчас спецотряды полезут! - Воскликнул и полез вниз по лестнице резво.
        Как обезьянка обхватила его за горячую, мощную шею руками и ногами за таз зацепилась. Ускоряется, а у меня лапки слабеют. Не могу держаться.
        - Держись, немного осталось! - Кричит.
        Чем ниже спускаемся, тем ветренее. Балки сплошные, стекло зеленое отражает нас, вижу, как напряжен он, как испугана я. Мамочки, да моя жизнь висит на волоске! Хватаюсь из последних сил, чувствуя его кадык.
        - Задушишь! - Прокряхтел и остановился. - Замри!
        Прижалась, сердце бешено стучит. Чувствую, как его тело отдалилось от лестницы. Одна рука уже не хватается за поперечную балку! Нажал что - то на груди.
        - Поле, - прокомментировал. - Нано - пульт заблокировали зонтики безопасности. Теперь только в ручную. Идиоты, твои имплантаты тоже накрылись. Рассчитывали найти нас по ультрафиолету. Сейчас, сейчас.
        Мир синеет, зашипело все вокруг, будто помехи легкие на телевизоре.
        - Другое дело, - усмехнулся и двинулся дальше.
        А меня такая жаба задушила… Где мои кредиты?! Где панель вообще!! Черт! Черт! Мои денежки!! Имплантаты мне накрыли, сволочи. Выть хочется. От злости, чуть не задушила повстанца.
        Встал на платформу. Расцепилась, руки ватные, связки бедер болят. Я - развалина. Впереди сетчатый люк в железной стене. Одним ударом ноги, он вмялся полностью и унесся дальше. Удаляющий грохот вверг в такие сомнения, что я заявила:
        - Я туда не полезу! Я… я категорически против! Нет! Не полезу, уверена, что не полезу! Пусть вяжут!
        - Полезешь, - усмехнулся, взял меня за предплечья, как куклу и ногами вперед толкнул в трубу!!
        Понеслась, как в аквапарке, с поступательным ускорением. Визг сам собой вырвался из меня, и уже не мог прекратится, пока скольжение по трубе не превратилось в свободное падение. Тут - то я заорала от души!!
        Будто теплые потоки подхватили меня, а дальше через темень я увидела красные огоньки. Снижение переросло в планирование. Касание, повстанец настиг. И почему - то не стало спокойнее. Спикировали к огонькам. Мужчина схватил меня, прижал и ударился спиной, смягчая тем самым удар мне. Поднялась практически сразу, не выдерживая долгих объятий незнакомца. Порыв его благородства я оценила, когда в красном свете увидела, как он корчится от боли.
        Мужчина неподвижен. А я и не знаю, что делать. Если он больше не встанет, скажу, что похитил, произнесу имя покровителя, чтобы все испугались, и вернусь к извращенцам. Мила с Алией мертвы, я на это надеюсь. А Нелина ничего не должна понять, была без сознания, когда я свершила предательство. Да какое там предательство?! Это тварь первой предала меня! А я жертва, всего - лишь жертва!
        Повстанец завалился на бок и стал подниматься. Уселся на стальной пол. Посмотрел на меня, прищурившись. Не скажу, что выдохнула с облегчением, но заметила, нотки радости в груди имели место быть.
        - Если бы… - начал, но сбитое дыхание не дало закончить фразу. Скривился, поднялся на ноги. - Если бы не продув, разбились бы. А теперь нас не сыскать.
        Схватил за руку вновь наполнившейся силой хваткой, и мы двинулись дальше. Пошли катакомбы, а за ними и трубы диаметром метров под десять. Неужели угодили в канализацию?! Не думала я, что она тут вообще есть?!
        Силуэты, подсвеченные красными огоньками и черные провалы, проходы и отверстия всюду. Вспомнились по дороге все фильмы ужасов о путешествиях в подобных местностях… Мерзкая вонь ударила в нос, когда спустились на очередной уровень. Звук от лопастей все тише, а дыхание мужчины все громче. А я не иду, меня тащат едва не волоком.
        - Вскоре, - говорит, тяжело дыша. - Вскоре они нападут на след. Мы должны как можно дольше пройти, чтобы выйти за радиус сканеров. Давай, поднажми, девочка.
        И я жму. Мужик пыхтит, жалко его… Спотыкаюсь о трещину в бетоне и меня ловят стальные руки. Закон подлости: попросил своими двумя поработать, а теперь несет на руках. И пронес так до самого просвета. Если я думала, что ужаснее запахов нет, ошибалась. Впереди токсическое озеро с отходами. Зеленью веет и ядреными испарениями. Высокий, куполообразный потолок в сетку все это утягивает узкими столбиками паров.
        - Придется вплавь, - произносит и защелкивает на моей шее ошейник.
        Я даже вякнуть не успела. Снова мир переменился, я будто в шаре изолирующим, мне даже дышать легче стало.
        - Нано - маска, - произнес глухо, заметив мое недоумение. - Плавать умеешь? Гравитация с родной планой планетой как?
        - Тут меньше, - решила выпендриться. Кивнул с некими нотками уважения в выражении взмыленного лица.
        Стали погружаться. Вода, как вода. Горячая только, от чего мерзко вдвойне. Терпимая температура. Мужчина пошел работать руками, как собачонка, а я классикой пошла. Шлем прозрачный мне, как поплавок. А ядреная вода вообще выталкивает на поверхность.
        Все бы хорошо, да вскоре кожу под комбезом стало щипать. Ускорилась, завидев берег. Выплыла, вылезла, скрипя и охая. Мужчина еще на полпути застрял, еле тянет. Всплеск воды неподалеку!! Еще один следом! Что - то огромное в воде! Повстанец тоже заметил, но поздно! Не успела глазом моргнуть, а его уже и нет! Утянуло в омут, только разводы остались.
        - Ну встряла…
        Сижу на бетонном бережку, чувствую, как разгорается моя кожа после соприкосновения с токсинами. Воспаляется в нежных местах. Особенно в подмышках. Поежилась. Пленка шлема растворилась и осела на ободе. Попыталась снять. Мерзкая слизь забилась в местах неплотного соприкосновения. Быстро же жидкость загустела на теле… Рванула из последних сил, порядком помучавшись. Слетел ошейник, шлепнулся у ног. Грустно вдруг стало, утонул мой спаситель. Но окольцевать успел, помянем.
        Твердо решила, сама никуда не пойду, пусть находят, кинусь в объятия любому полицейскому. Разревусь, и все простят.
        Булькнуло метрах в десять от берега! Затем еще! Я, как лошадь взбрыкнула, встать уже нет сил, поползла на четвереньках. Всплеск! Хлесткий удар! Оборачиваюсь, поднимается мой проводник из глубин клоаки, вся морда в зеленом, дышит тяжело! В правой руке пистолет. Да он прикончил тварь?! Вижу, что тяжело ему. Да и вроде бы надо помочь. Ползу назад.
        - Не подходи! - Кричит. - Я не… не добил еще.
        Ладно, пожала плечами, обратно поползла. Вылез сам и за мной. На коленки поднялся, посмотрел с укором.
        - Плаваешь хорошо.
        Хотела сказать, что говно не тонет. Да это из другой оперы, может не понять. Улыбнулась, сейчас он похож на мужчину, вылезшего из плаценты, то есть новорожденного. И забавно, и мерзко.
        Прополз на четвереньках до меня, развернулся на спину и распластался. Потрепало его хорошо. Дышит тяжело, отдыхает.
        - Протоплазма образует сгустки вокруг отработанных нано - имплантатов, - комментирует, глядя в потолок. - Бывает, все это взаимодействие образует всяких уродов вроде того, что зацепил и меня.
        - Справился же, - решила проявить участие, поежившись, ибо услышала новые бульканья. - У тебя столько шпионских штук. А пистолет вон какой, даже под водой стреляет.
        Усмехнулся, повернулся на бок.
        - Ну ты и абориген, - хмыкнул. - Моим примочкам тысячи лет. Сопротивленцы такими пользуются, потому что других нет, да и нано - блокаторы и детекторы испортили нам жизнь и мечту обладать технологиями империй. Вот и довольствуемся позапрошлым веком. Недавно нашли герметичный склад на осколке от орбитального астероида времен галактической войны с Варроком. О, там такое нашли. Взрывное устройство как раз оттуда.
        - И чему ты радуешься? Убил столько невинных, - фыркнула.
        - Эта жертва не напрасна, - встрепенулся мужчина. - Вставай, надо спешить!
        Вскочил, меня снова потянул. Фу, какой липкий и вонючий.
        Узкие проходы преодолеваем… Шум воды, от которого мой повстанец возрадовался. Это не труба, из которой льется для бомжей канализации во благо их процветания. А просто прорвавшая магистраль. Не сильно, скорее капает, вода скапливается в лужу и переливается на ступень ниже.
        Без особых церемоний повстанец скинул свой костюм, обнажая мускулистое рельефное тело и стал смывать слизь. Не знала я, что вода зеленая такой эффект дает. У него вся кожа красная! Отвернулась, запоздало, осознавая, что пялюсь на его роскошный зад. Никогда не думала, что буду эту часть оценивать. Да еще в такой ситуации! Вымылся, слышу, снаряжение свое поясное обратно надевает, щелкает бляшкой.
        - Ты как? - Заботливый вопрос. А я вся горю… Уже и на щеки перешло.
        - Нормально, дотянем до твоего лагеря или где вы там прячетесь?
        - Нет, раздевайся, смывай эту дрянь. Попадет в кровь, нервная система может не выдержать. Да и не очень - то и приятные ощущения.
        - Я не стану раздеваться, я тебя не знаю, это… это во - первых!
        - Я пойду вон туда, - произнес указывая на развилку с переплетенными трубами. - А ты давай, обмывайся, пока не поздно. Одежду найдем. Да и чего тебе стесняться?
        С этими словами пошел прочь прямо с голым задом! Так бы и поддала. Что?! Что сказал?! Стесняться мне нечего?! Ах ты ж тварь такая!
        - Придурок! - Визгнула в след. - Меня между прочим насиловали, я… я не виновата, что в этой дебильной империи столько извращенцев! И ты! Ты тоже тот еще извращенец!
        - Не спорю, - буркнул и скрылся в темноте. А мне стало страшно!!
        Кожа невыносимо горит. Сдергиваю комбез, сходит по желе вязкому, нехотя. Обмылась в теплой водице, воровато посматривая в сторону, где должен ждать меня мужчина. Не хочу, чтобы подсматривал. Пришлось снять и трусики с лифчиком. Они тоже гадостью пропитались. Но я девочка находчивая…
        - Что ты там копаешься?! - Раздалось недовольное.
        - Минуточку! - Заявила важно, стирая белье. Я голой не пойду, пусть в мокром буду, но с достоинством! Нечего тут… а то устроил нудистский пляж. Хоботом своим трясет бесстыже. Фу, какая гадость!
        Натянула влажное, мерзкое по ощущениям белье и пошла за мужчиной. Тусклый свет из ниоткуда озарил комнату. Тут значительно холоднее. И ветра тоненькие по ногам босым ходят. Чувствую снова вонь, на этот раз четко выраженный запах испражнений, прошли еще десяток метров, повернули и наткнулись на притон бомжей.
        Повстанец церемониться не стал, сразу отобрал у первого попавшегося одежду. Она порвалась, выбросил остервенело, пошел на седлающего. Бомж попытался уйти, но его зашатало. Упал, пополз и был настигнут. В очередной раз повстанец учел прежние упущения и снял аккуратнее засранные штаны.
        Сделавшись джентльменом, предложил мне. Тем временем кучка бомжей, явно под наркотическим опьянением сбилась в дальний угол помещения, прямо в кучу мусора.
        - Триппер подхватишь, - подкалываю, наблюдая, как задница ловко запрыгивает в штаны, тряся яйцами.
        Забавно, и мне совсем не стыдно смотреть. Пару раз еще вдохнула и поняла, что меня накрывает дурман.
        - О Великий Квазар! - Простонал мужчина. - Что вы тут нюхаете голодранцы помойные?! Эй! Девка, куда нано - маску дела?!
        Мир превратился в море цветочных каруселей и струек из расплавленных ирисок. Чувствую, как мужчина хватает меня. Уже ничего не слышу. Запах цветов и кондитерских изделий вскружил мою голову. Уплываю в мир Оз со счастливой улыбкой на лице…
        Очнулась от удара по щеке. Лицо мужчины, подсвеченное желтым свечением, так зловеще. Поэтому я даже успела пискнуть, прежде чем мне заткнули рот.
        Мы в каких - то пещерах. И всюду капает! Сразу бросило в дрожь. Вроде из неровной стены тлеет, как из камина, а все равно такое ощущение, что где - то рядом тундра.
        - До корабля немного осталось, - говорит повстанец и берет на руки. - Потерпи, девочка, потерпи.
        Терплю. Особенно его объятия. Жутко хочется пить и писать, особенно вторе. Но как ему об этом сказать? Такое противоречивое ощущение, что не хочу его разочаровывать и тормозить лишний раз. А еще лишаться его теплых объятий и соприкосновения с голым накаченным торсом. Все это, оказывается, так приятно. Обхватываю могучую шею. Взглянул на секунду куда - то ниже моего подбородка, скользнул взглядом, будто нехотя уводя. Эх, все вы мужики одинаковые. Но ты… ты особенный.
        Пещера побольше. И нас встречают с радостными воплями. Его дружки, похоже. Поэтому я спокойна. Взбрыкнула, ощущая острое стеснение. Они застали меня в его объятиях! А морды - то вроде приличные, и смотрят не так хищно, как в агентстве охранники.
        - Максон, ну ты дал жару! - Смеется один из парней, хлопая по плечу. - А это она?
        - Она, - с вымученным выдохом ответил мой спаситель. Улыбка невольная расплылась. Его зовут Максон, такое необычное, но мощное имя. Ему подходит!
        Перекинулись парой враз на незнакомом мне языке. Но в фразах моего повстанца столько командирских нот, что я возгордилась даже.
        Обернулся, подавая мне плащ.
        - Мое имя Максон Норес, а ты вроде бы Кэтрин?
        - Да, - произнесла тоненько, закутываясь.
        - Идти сможешь?
        Кивнула. Пошли. Оба новых товарища в полной экипировке, посматривают на меня неоднозначно. А я стараюсь быть просто тенью Максона, не отставать от него. Он мог меня износилось, но не стал. Тащил столько времени, заботился. Он мне нравится, по - настоящему, как мужчина.
        Просвет и холод. Ахнула от морозного дуновения. Позади накинули второй плащ и даже прикутали заботливо. Не Максон, другой мужчина. Белое вокруг сменилось силуэтами рельефа, а затем проявился и корабль, стоящий на каменном плато. Вдалеке виднеются высотки, уходящие вверх. А вокруг пригорки, обрамляющие это место. Сколько же он меня тащил?! Я в шоке от такого героя. Слабость и беспомощность оборачивается некими неведомыми чувствами к тому, от кого зависит сейчас все. Он лидер, он - мой спаситель.
        Я уже представила, как возьму его с собой, как покажу ему Московские достопримечательности и буду водить по любимым местам. И тут показалась женщина в обтягивающем до нельзя черном комбинезоне, будто вылитая женщина - кошка, грациозно подошла в том же стиле. Они обнялись, и стали страстно целоваться в засос.
        Осунулась. Один из мужчин похлопал по плечу, будто заметил мою реакцию.
        - Да нужен он мне, - фыркнула себе под нос. Тот усмехнулся.
        Парочка разлепилась. Она посмотрела на меня огромными голубыми глазами и перевела взор на Максона.
        - Ты же должен был ее прикончить? - Произнесла так непринужденно, будто я - муха тут стою.
        - Обстоятельства изменились, Фара, - произнес мужественно сученок, взял ее за руку и пошел к прорезиненному трапу корабля.
        - Прошу на борт, - с нескрываемым сарказмом брякнул один из повстанцев, что посочувствовал разбитому сердцу. Исполнил при этом подобие реверанса, от чего стало даже весело. Я поклонилась, подыгрывая, и потопала к кораблю босыми ногами по ледяным камням. Но мне уже плевать, я свалю с Адро, какое, мамочки, счастье!

* * *
        Корабль - развалина полная. Все перегрузки отражаются на позвоночнике, желудке и затылке. Куда летим? Чего несемся?
        Лежу, закутавшись тремя одеялами на жесткой койке в двухместной каюте. Меня знобит, заболела. Видимо, когда мы удирали, все мои нано - имплантаты, в том числе, отвечающие за иммунитет, накрылись медным тазом, и теперь я тупо Никто.
        Приходит невзрачный серенький повстанец, кормит с ложечки и болтает о преобразовании планет всякую несуразицу. Ем, в благодарность слушаю. А мы летим и летим. Счет времени потерян, сплю много. И гул за дребезжащими переборками, будто я в поезде, действует усыпляюще.
        Наконец появился Максон. Как я его ждала!! А увидела и почувствовала себя жалкой. Я до сих пор полноценно не помылась, кое - как обтерлась нано - салфетками, которых дали раз - два и обчелся. А как, наверное, от меня несет. Сама уже не чувствую, нос заложен.
        Мужчина виду не подал. Глаза смотрят с некой жалостью, захотелось сквозь палубу провалиться и прямо в космос.
        - Кэтрин, как ты себя чувствуешь?
        Простой вопрос, и такое тепло в груди. Тут и антибиотиков не надо. Все пройдет. Вот мой луч… Катя, стоп! Возвращаю контроль, он с мымрой голубоглазой. А я - самая красивая и желанная. Нечего слюни пускать, все это моя слабость и беспомощность.
        - Болею, что не видишь? Куда мы летим? Когда я попаду на Землю?
        - Хм, - потупил взгляд, прикутал заботливо. Таю… да что б тебя!
        - Максон? Ты обещал, - давлю на мужскую честь.
        - Все будет, но не сразу. На этом челноке только до штаба, а там решим. Все равно тебе лучше здесь… Чем в агентстве.
        Не ответила. Ну это как посмотреть, там комфорт и забота, будто я кошка породистая и привередливая. А здесь дерьмокорабль с дерьмоповстанцами. Куда я попала…
        Прилет оказался неожиданным. Корабль просто перестал гудеть. По ощущениям летела неделю, если не больше. Мысль паршивая заставила передернуться: там у них, наверное, уже красная лига… Господи, мерзкие извращенцы, как я рада, что все это закончилось. И Мила получила по заслугам. Хотя, легко отделалась тварь такая.
        Мы в здоровенной холодной пещере с дырами в потолке, через которые пробивается звездное небо. Накинули на меня мех, воняющий соляркой, и повели в свои катакомбы. Чувствую легкость и нехватку кислорода. Хоть и купол блестит синевой над нами. Притяжение примерно на две трети ниже, и я как порхающая бабочка.
        - Заброшенные шахты, - комментирует повстанец по имени Гуол, привязался он ко мне, ухаживал, а теперь решил, что может со мной флиртовать. - Пояс астероидов хорош, кого тут только в округе не водится, и пираты, и людоеды, и работорговцы. Даже парочка гигантских кораблей - призраков есть. Линкоров с великой войны империй. Разграбленных давно, с них до сих пор железо скребут на нужды лагерей. Мы туда не суемся, там своих распрей хватает, как бы под раздачу не попасть…
        И эту хрень он втирает мне до самой базы. Тошнит, не то от его речей, не то от стоящего комом к горле армейского сухого пайка, которым питалась в полете.
        База повстанцев в астероиде, ну дела! Помещения широкие, потолки низкие, свет на веревочках, всюду провода и грязные женщины с чумазыми детьми, затравленно смотрящими волком. Классика… Прошли еще, и появились люди поприличнее. Бравые, но худые повстанцы. Очередная горькая мысль убила настроение напрочь: с таким притяжением моя фигура превратится в черти что. Пропала подтянутая задница и упругие ляжки. А вот груди наоборот легче.
        Обосновалась в отдельной уютной пещерке под ворчливые звуки женщины, которая причитала, что мне слишком много чести после всех хлопот. Пещерка похожа на склад, и коробок много. И до боли знакомых надписей.
        - Контрабанда, - произнес Гуол, притащивший зассанную перину. - С отсталой Земли, знаешь такую? Недавно нашли расу, что совсем страх потеряла. Скоро и ее преобразуют, слишком много ресурсов в недрах. А аборигенов сгонят на действующие шахты руду добывать.
        - А ты не пугай девочку, это ее родная планета, - раздался самый желанный голос в этой богадельни. - Она сама оттуда. Империя еще не скоро заинтересуется Землей всерьез. Но если мы победим, этому не бывать вообще.
        Кивнула с застенчивостью. Щеки наливаются кровью. Кажется, я уже выздоровела. Но в жар начинает бросать от его внимания и теплой заботы.
        - Долго я здесь пробуду? - Спрашиваю наболевшее.
        - Корабль с контрабандистами с Солнечной системы прибудет через пару месяцев, это новый канал, так что не переживай, Кэтрин, - произнес Максон. - Люди надежные, назад с ними и полетишь.
        Осунулась. Слишком долго!
        Ушли оба, оставив выцветший желтый комбинезон мне вместо нормальной одежды. С едой туго, это дали понять сразу, выделив на обед треть брикета армейских сухарей. Вода вообще мутная. И свет синеватый на глаза давит. Сидела, думала час, два… надоело. Рядом коробки с добром. Интересно стало, решила покопаться. Все равно они картонные, часть перемотана скотчем, другая разбросана.
        И никому же не нужно это добро, раз оставили без охраны. В первой же коробке обнаружилась туалетная бумага! Дальше шампуни, гели для душа и тому подобная ерунда. Увлеклась так, что вскоре разворошила все, найдя и косметику. О! Вот Фара, кошка драная у меня попляшет. Бутылку воды, оставленную мне для питья не пожалела, чтобы нормально умыться. Подкрасилась, глазки подвела, привела себя в относительный порядок.
        Жду Максона. А его все нет и нет. Решила выйти сама, дверка пластиковая держится на соплях и честном слове. Путем проб и ошибок добралась и до ставки командования этим жалким бандитским войском.
        Два десятка повстанцев за круглым столом горячо обсуждают о следующих ударах по империи и где раздобыть еду.
        - Надо брать лайнер Карсент! - Кричит один повстанец, хлопая кулаком по столу. - Ювелирных изделий нам хватит на годовое обеспечение.
        - А рынок сбыта? - Ревет второй. - Никто не купит много! Круизный лайнер богачей брать, ты в своем уме?! У них у каждого по Варроку в охране минимум…
        Меня заметили не сразу. Как раз девка и заметила. Единственная женщина среди всего этого отрепья - это кошка Фара.
        - Какого черного Квазара, Максон?! - Визгнула овца. - Бойн, Ларк, запереть эту шлюху в старой бойлерной! Да она разнюхивает…
        Шлюху?! Я чуть ядом не поперхнулась.
        - Фара, не горячить, - осек Максон, впиваясь в меня взглядом. То - то же!
        Улыбаюсь ему сдержанно, делаясь милой и несчастной, увожу взгляд с объемными ресницами. А уже подходят парни, смотрят вопросительно на мужественного лидера. Фара вся желчью изошла, увидев такую красавицу.
        - Мне скучно там сидеть, - произношу ангельским голосом, но выходит с хрипотцой.
        - Пошли, провожу, - произнес в ответ и одним только взглядом разогнал мальцов. Стрельнула победным взглядом в сторону Фары с округлившимися фарами.
        Довел быстро, всю дорогу молчал. А я так надеялась, что заговорит, расскажет об опасностях и подвигах, сколько народу замочил и в каких клоаках плавал. Обернулась, посмотрела с надеждой. А в ответ строгость.
        - Кэтрин, мы не весь астероид контролируем, тут есть свободные бродяжьи и транзитные транспортные корабли, которые просто платят за заправку. Уйдешь не туда, могут похитить и неизвестно, что потом с тобой будет.
        - Мне страшно, - выдала вдруг так правдоподобно, сама от себя не ожидала. Хотя нихрена мне не страшно. С таким - то мужчиной неподалеку. Да и Гуол ошивается, чувствую его запах.
        - Дверь заблокировать полем мы не можем, - отвечает мне чувственно. - Полная экономия энергии на купол и жизнеобеспечение. Но если ты останешься здесь, тебя никто не тронет. Кэтрин?
        Смотрю на него исподлобья. Строю обиженку.
        - Иного не дано, пойми…
        Продолжаю смотреть. А этот разворачивается и уходит. У поворота как раз его пассия показалась с Гуолом.
        Три дня миновало, и я прокляла все. Дни считаю по приносам еды. Чувствую, что гравитация постепенно и неминуемо делает из меня тряпку. Но как же Максон справляется?! От безделья распотрошила все коробки, соорудила из рулонов пирамиду в половину роста. Обложилась товарами, практически комната вышла, или детский штаб. Уныние периодически приходит. Я - бомж на помойке.
        Пятый день, проснулась с прокусанным до крови языком. Больно, черт… Нет Максона, а я начинаю нервничать. Он любит бывать в передрягах, взрывать, кувыркаться и наблюдать за светскими делами богачей. А если он действительно покинул астероид, оставив меня одну? В распоряжении этой Фары!
        Вышла вопреки всем запретам. В комбезе, сапогах армейских и закутанная одеялом. Хотела попасть в их каюту, где они проводят совещания. А оказалась непонятно где. Захотела вернуться, вышла вообще не туда. Встречаю людей, кого не спрошу, все сторонятся и жмутся, лежат прямо в проходах. Бомжи. Вскоре все это начинает меня бесить. Жила я хорошо, а теперь в притоне триппера и вечного голода. А еще этот холод, от которого до мозга костей продрогла. Никакие одеяла не помогают. Пробовала даже обмотаться туалетной бумагой, как раз в фильме про бомжа видела подобное.
        С каменной дорожки вступила на трап из арматуры. Путь вперед перекрыт, завален. Поднимаюсь выше, ощущая дуновение ветерка, щеки, пазухи носа чувствуют мороз. Грандиозностью запахло, ибо почему - то решила, что сейчас увижу снег. А наткнулась на огромную бочку, покрытую инеем. Словно это водонапорная башня, вот только крыша ее упирается в каменный потолок. За ней светится синими огоньками круг. Во всех зале ни души. Естественно я пошла туда.
        От железной платформы повеяло механизмами. Запах масла, ржавчины, и иона… Вступила в круг. Защелкало где - то близко, и я стала подниматься выше. Ни перил, ни ручек. Держусь на ногах, едва не срываясь в низ, балансирую. Лифт вывел на новый уровень. Вижу впереди открытое пространство и небо звездное. Всматриваюсь в черное пространство, камни вереницей стоят, закругляются, и будто замерли. Это и есть астероидный пояс?! Ближе иду, вижу пленку синюю, которая кислород держит. Прямо в упор к ней подошла, чтобы почувствовать открытый космос. Веет холодом и смертью, а я все равно стою, и не могу оторваться от видов. Как завороженная слежу за огоньками, что иногда вспыхивают и быстро гаснут. Некоторые держаться дольше. Но камни при этом стоят, как стояли, даже крошки, что вокруг больших булыжников, не движутся.
        Кутаюсь яростнее, ощущения, словно я голая стою. Брр… Замечаю пульсирующую красную точку. И не могу понять, почему обеспокоена. Поворачиваю голову, а она все еще со мной. В углу, над правым глазом. Еще мгновение, и понимаю, что точка эта у меня в мозгу засела!
        Эврика! Не все нано - имплантаты вырубились! А этому что надо?! Почему именно сейчас он проявил себя. Подаю мысленные команды, некий стандарт, которому учили. Азы, тест на отклик. Ничего, но ощущаются попытки от некого импульса. Может я сумею восстановить свой кошелек и быстренько перевести деньги на счет какого - нибудь гражданина империи, заправляющегося здесь, за процент? Вот только какой? У меня там прилично накопилось, но на два дома не хватит, если много дам. А я хочу жить отдельно от мамы. И машину, джип, найму водителя, или буду пользоваться автопилотом, а найму охранника… Так, а я еще хотела яхту. Но для этого нужно пройти курс обучения, а он тоже стоит не малых денег. А если брать с искусственным интеллектом корабль?
        Решаюсь вернуться, ибо задубела. Стило спуститься к цилиндру, точка пропала и все надежды улетучились. Приуныла и пошла назад.
        На лестнице наткнулась на повстанца, судя по физиономии и комбезу.
        - Я Кэтрин, подруга Максона, - решила воспользоваться его услугами. Попросила проводить, попыталась разузнать, куда делся лидер. Повстанец молчит, как партизан. Но глазами все равно пожирает. Еще бы! Я тут на станции самая красивая!
        День миновал, другой… Бьюсь головой об стену от скуки, пинаю коробки, лью вязкие шампуни на каменный пол от безделья.
        - Фара сказала, ты была в городе богачей на Адро, - подкатил как - то Гуол.
        Принес мне бутылку вина всю в пыли. С пробкой не справился, расковырял, в итоге вдавил вообще, теперь хлебаем с крошками, которые желательно не глотать.
        - Похищена я была, - отвечаю, язык развязался от пары капель. - Подвергалась публичному насилию и не раз, Максон вытащил.
        - Так ты из этих, - отшатнулся повстанец.
        - Каких?! - В противоположную сторону отшатнулась и я.
        - Ну, э… участниц ринга. Максон не говорил подробно, но был на одном из таких мероприятий. Точно! И тебя там искал. Мы ж его вели по обходным, чтоб без детекторов. Кэтрин, каково это?
        - Каково что? - Начинаю обижаться.
        - Это же бесчестие, - произнес вдруг с такой брезгливостью, видимо, тоже накидался, что язык мелет…
        А у меня слеза скупая с глаз.
        - Прости, - осекся, но снова оплошал: - для нас женщина - это истинное таинство, а там вас наизнанку выворачивают. Видел э… старую трансляцию по молодости. Это мерзко, не знаю, мог бы смириться с тем, что у меня была бы жена из этих… даже такая красивая, как ты.
        - Уйди.
        И повстанец с радостью ретировался. А я разревелась в голос.
        Вот уроды. Честь?! Я виновата в том, что надо мной издевались? Меня и не спрашивали! Идиот чертов. Даже такая красивая, как я? Урод, в зеркало себя - то видел?! В твоей жизни я самая прекрасная, и будешь всю жизнь вспоминать, как пил с такой красоткой и звездой империи… Новая волна горечи накрыла с головой. Максон тоже так думает!! Меня обесчестили, и эти видят во мне только мясо, которое не достойно нормальной семейной жизни… Вою.
        Суета ощущается вокруг. Вскоре слышу и стрельбу. Отползла в дальний угол пещерки, спряталась за гору из коробок. Вжалась от страха в стену. Не к добру все это!! Точка красная снова запульсировала у меня в глазу, только теперь как бельмо.
        - Эта мразь где - то здесь! - Раздается бешеный визг. - Ищите!
        - Реактор нестабилен, поле скоро упадет! - Кричат в ответ.
        - Так шевелите булками!!
        Незнакомцы в моей пещере. Сердце бьет в барабанные перепонки. Адреналин скачет, кровь бурлит, руки трясутся. Подсознание уже знает, кто сюда пришел. Вскоре и я понимаю… Коробки разлетаются в разные стороны. И вижу фигуру в красном светящемся нано - костюме до боли знакомую морду… Мила.
        - Ну что тварь? Думала уйдешь от меня? - Раздалось хищное. Морда искривилась и сделалась еще более страшной.
        Трясусь от ужаса, не скрывая сего. Мамочки, что со мной теперь будет?!
        В руках ее реплекат, похожий на тот, каким я в нее стреляла. Она направляет его на меня. А я готова уже обделаться и ползать у ног, лишь бы не трогала.
        - Это очень - очень болезненно, отходняк вообще на грани желания умереть, - прокомментировала моя бывшая тренерша.
        - Не надо, не… не надо, Мила, - пищу. - Это… это повстанцы, они похитили меня. Хочешь, я скажу, что они затевают? Я… я все знаю, только не делай мне больно, пожалуйста!
        Мила кивнула с хищной ухмылкой. И меня понесло. Из недр прояснившейся вдруг памяти я вытащила многое, что казалось мне затертым, не важным, на что не обращала внимания. А вышло, что выложила все их планы и проблемы, которые успела услышать. Оказывается, и Максон озвучивал, куда он собирается, а я только под дулом пистолета это вспомнила.
        - Молчи тварь! - Раздался визг Фары. - Я убью тебя, убью…
        И эту схватили и сюда привели Миле показать. Видимо, в их группе захвата она главная. Мощные солдаты в железных доспехах заполонили собой всю мою пещерку. Один даже вляпался в лужу из геля.
        Меня слушают дальше с завидным интересом. Им даже не надо записывать, все делают имплантаты, а может сразу и передают в центр какой - нибудь аналитический. Рассказываю и наполняюсь уверенностью, что меня пощадят.
        - Эвакуируйте местных, - не унимается повстанка. - невинные люди, дети, старики. Что вы за твари такие?! Великий Квазар все видит!
        - Эту тоже с собой, - кивнула Мила с цинизмом в голосе. - За ущерб агентству сойдет. Пройдитесь по коммуникациям, может еще есть девушки, желательно помоложе.
        - Но реактор…
        - Выполнять! - Рявкнула Мила и спустила курок. Мою нервную систему поразила невыносимая боль. За мгновение ощущаю, как из меня легко выходят испражнения. А затем наступила тьма, как истинное облегчение.
        Глава 10. КРАСНАЯ ЛИГА
        Удар. Открываю глаза. Ухает сердце, задыхаюсь от потока, бьющего в лицо, но это ненадолго. Руки натянуты, ноги тоже. Что - то сдавливает запястья и лодыжки. Стальные оковы! Цепи! Я распластанная, вишу в позе звездочки и, кажется, нахожусь в центре светлой комнаты, у которой почему - то затемнены границы. Очередной поток заставляет напрягаться каждый мускул, а с этим, мое тело наполняется тупой болью.
        Сознание полностью проясняется от очередного потока воды в лицо. Меня поливают из шланга! Напор, словно непрерывные удары бревном. Так болезненно и некуда деться! Кричу от отчаяния. Раздается злорадный хохот. И вода прекращает бить меня. Приближается Мила.
        - Как же тяжело очистить тебя и вымыть все это дерьмицо, - произнесла тварь, подходя с ножницами в руках.
        - Мила я… прости меня, я больше так не буду! - Молю. - Не надо пожалуйста, я поняла, все поняла. Мне больно, подруга… мы ведь подруги?!
        Хмыкнула тренерша. Посмотрела на меня строго и с некоторой жалостью. А ножницы уже подцепили промокший до нитки комбинезон в районе груди.
        Мотаю головой, страх сдавил горло. Поехала ткань под ножницами острыми, высвобождая мое тело. Грудь вывалилась, Мила отступила немного, усмехнулась.
        - Интересно, а ты знала, что реплекат не убивает? - Выдала неожиданный вопрос.
        Киваю быстро, авось прокатит.
        - Подлая твоя душонка, - произнесла, кривясь, и продолжила избавлять меня от одежды с помощью ножниц.
        Дрожу и боюсь, что она поранит меня. Но к счастью, все обошлось. Запах ударил не лицеприятный. Я все в той же одежде. Мила с отвращением отшвырнула ножницы, отошла спешно к шлангу, что как черная змея расположился кольцами на полу. Поворот рубильника, и мое голое тело избавилось от остатков прилипших лоскутов и всего остального… Прошлась Мила и вокруг, щедро окатив мою задницу.
        Дрожу от холода и страха. Кожа гусиная, мерзко, погано, сжаться бы, да раскорячили так, что не пошевелиться.
        Наконечник шланга звонко ударился о пол. Мила вышла из - за спины с литровой пластиковой бутылкой в руках с желтой жидкостью. Мотаю головой отрицательно. Не буду это пить. Нет!
        - Так, чуть не забыла, - говорит деловито, ставит бутыль и вынимает резинку из кармана. Затем старательно сгребает мои растрепанные мокрые волосы и затягивает в кулек, оголяя шею.
        Снова хватает свой бутыль, переворачивает и выдавливает мне на плечо его содержимое! Горячая вязкая жидкость касается кожи и тянется вниз, сползая меж груди. Тварь давит еще больше. Затем на второе плечо. Жидкость тонкими струйками затекает в изгибы и щели, отдавая тепло. Полив щедро, Мила отставила бутылку и потянулась ко мне. В ответ дернулась с испуга, та усмехнулась и начала растирать мою грудь своими мерзкими лапами! Так старательно, постоянно касаясь сосков, мерзко стало до такой степени, что не могла скрыть выражение лица… А это - чертово масло.
        Растерла грудь, соски предательски затвердели. Мила с горящими глазами перешла на живот, затем на бедра. Небрежно все, будто я куриная туша, что готовится отправиться в духовку. Перешла на спину, затем на задницу…
        - Жопа отвисла, - комментирует девка, растирая ее. - Дааа, ляжки дряблые. Подпортила же ты фигуру слабой гравитацией. Это три месяца спорт зала, как минимум. С тебя бы надо ущерб за это взять. С такой фигурой уже не будет столько поклонников. Фу, мерзость какая…
        - Заткнись! - Взвизгнула я, не вытерпев оскорблений.
        Пошлепала по заду в ответ, ниже пошла. Рука ее скользнула меж бедер. Сжалась я, как могла. А толку? Ноги мои широко, да с этим маслом она сможет пролезть, куда захочет.
        - Я все еще девственница, - шепчу, голос вибрирует. - Меня, меня нельзя так. Мила, нельзя…
        - Да ну? - Произносит томно.
        Палец касается ануса, растирает его, угрожая вторжением. Но не делая этого, а идет дальше к кисе. Меж половых губ скользит. Вверх до клитора, вниз… Ахнуло вдруг тело, но это лишь искра, которая переросла в ужас от осознания, что я в полной ее власти.
        Сжалась я, как могла. Мила чувствует напряжение, посмеивается и массирует.
        - Горячая промежность, - комментирует. - Подлой циничной сучки.
        Рука прошла кису и вверх к паху. Я почувствовала ее бицепс у себя между ног. Сжала вдруг, даже приподняла немного. Такая мощь… Что пикнуть страшно. Перешла на внутренние стороны бедер, а я выдохнула с облегчением.
        Масло кончилось, но Мила не перестала растирать. Снова перешла на грудь. Ей этот процесс, похоже, понравился. А я вся сплошная стонущая боль. На кисти рук давит собственный вес. Понимаю, что гравитация тут не сильная, скорее щадящая. Но жилы принимают всю нагрузку на себя, ибо мышцы уже не работают, они сдались и не держат.
        Стена впереди вдруг разгорается и будто - то бы приближается ко мне. Понимаю, что это виртуальный дисплей. Мгновение, и я вижу себя на экранах во всех проекциях! Даже снизу, где ягодицы примыкают к краям сжатых половых губ, которые почему - то блестят больше всего остального.
        Мила начинает ржать, глядя на мое выражение лица.
        - Отпусти, - продолжаю клянчить. - Ну, пожалуйста. Я раскаиваюсь, что так вышло. Он угрожал, он… он преследовал меня. И я боялась, что он не один, что меня проверяют. И если бы я не нажала, меня бы прикончили, как и хотели…
        - Бла - бла - бла!! - Перебила моя мучительница и нахмурилась. - Хорошо льешь, заливаешь. Ты подлая, эгоистичная сучка. Которая заслуживает наказания.
        - Я не достаточно настрадалась, Мила? - Отвечаю ей с искренней печалью и ловлю некоторое удивление.
        - Ты о чем?!
        - На ринге. Сколько раз мне делали больно? Я должна за это любить вас?
        - То есть мы все - таки не подруги? - Подловила сука с такой неподдельной радостью, что стало жутко. - Как тебе видок?
        - Отпусти, - вырывается мой протяжный стон.
        - Ой, забыла еще одну деталь, - спохватилась тварь и достала из кармана ошейник!! Обычный собачий ошейник.
        - Нет! Убери! Сука! - Визжу, мотая головой. А она застегивает его на моей шее. Да так туго затягивает, что становится тяжело даже глотать! - Я задыхаюсь!! Дышать нечем! Что ты делаешь, зачем…
        Голос переходит на шепот. Я вижу себя на экране чуть ли не в упор. Растянутая в звездочку, обмазанная маслом и с ошейником на шее. Таких издевательств я еще не видела.
        Мила смотрит неожиданно строго.
        - Благодаря тебе мы раскрыли целую сеть. Большую группу террористов. Лишь по этой причине, ты еще жива, - говорит тренерша, обходя меня вокруг. - Но это не освобождает тебя от наказания.
        - К… какого наказания?! - Ахаю. - А это что по - вашему?! Я не чувствую рук. Мне страшно, холодно, мерзко. Я пить хочу, Мила. Милочка, отпусти… дай водички, в горле пересохло.
        - Ути, бедная, - смеется, стоя позади. - Литров пятьдесят воды я на тебя вылила. Или ты хочешь воду в другое место?!
        Новая усмешка гадкая. Но быстро замолкает, чувствую касание ладони на ягодице. Ведет пальцами, так ласково…
        - Нежная кожа, - говорит с издевкой. - От этого масла она еще нежнее. Как попка младенца.
        Похлопала по заднице, вышла из - за спины и снова взглянула на меня, теперь с презрением.
        - На тебя сейчас смотрят все подданные империи, что подписались на твои бои, - говорит негромко. - Ввиду сорванного боя, что должен был состоятся с твоей землячкой Доминикой, пришлось пойти на такое, беспрецедентное и эксклюзивное.
        Что?! Осознала сказанное. Меня сейчас транслируют на всю империю?! От возмущения чуть не задохнулась. Ошейник давит и давит. Мамочки, когда все это кончится?! Не успела прослезиться, подавить на жалость. Вспыхнули стены, обнажая меня перед всем миром. Я в центре огромной арены! Вокруг трибуны со зрителями. А я вишу в центре, в прозрачной клетке. В таком непотребном жалком виде, с обвисшей задницей и не накрашенным лицом!!
        - Всегда было интересно, - продолжает Мила с заметным цинизмом в голосе. - Каково это, знать, что по твоей вине погибли десятки тысяч невинных людей. Пусть даже семей террористов, но все же… Малолетние дети, старики. Мы ведь не починили реактор. Улетели, не эвакуировав жителей астероида. Их всех разорвало и разметало по космосу. Детишечек, беременных женщин, всяких там инвалидов радиации. Зрелище было покруче любого салюта на Красной площади.
        - Не перекладывай на меня свою вину, - фыркнула ей в ответ. Меня судят публично? Пусть! Но я не стану молчать!! - Если бы не ваше вторжение, ничего бы не случилось! Это… это твоя вина. На тебе эти несчастные и обездоленные. На тебе!!
        Мила засмеялась, изменившись в лице. Злорадство напугало меня.
        - Подленькая сучка, - хмыкнула. - Никто ничего не слышит. Пока не слышит. Но не переживай, когда ты начнешь кричать, они получат полный доступ. Полный вижэн, как говорят у тебя на Земле.
        - Что бы ты не хотела сделать, не надо, прошу, - молю ее, чувствуя неладное.
        - Мы ведь подруги, да? - Подхватила Мила с сарказмом, киваю, а она добавляет: - Нет… не могу сама.
        Последняя фраза сказана уже не мне! Из ниоткуда появляется Алия, живая и здоровая. В деловом костюме и белоснежным хвостиком с отливом радуги на челке, стандартный имидж работника агентства. Вид такой отстраненный, что страшно. А в руке ее зажата рукоять черного кнута вместе с намотанными кольцами!!
        - Мила?! - Кричу, тем временем Алия заходит за спину. - Алия, нет! Стой! Я все поняла! Все - все поняла! Простите меня! Я больше так не буду!! Алия? Ты ведь не станешь бить меня?! Я больше не буду…
        Ужас накрывает, будто надо мной навис многотонный пресс и вот - вот раздавит. Слезы сыплются сами. И я смотрю на Милу.
        - Конечно не будешь, - скривилась та, показывая всем своим видом, как ей неприятно видеть мои слезы. - Десять ударов с нее более, чем достаточно.
        Это адресовано Алии!! Начинаю трястись, каждая частица тела будто живет собственной жизнью. Слышу и чувствую всеми фибрами, как позади на пол сыплются кольца разматывающегося кнута… размахивается Алия. Женщина с планеты Варрок, сильнее любого мужчины Земли. Киборг - убийца, который может просто разорвать меня пополам.
        Ожидание удара хуже всего на свете! Свист! Щелчок! И мою спину поражает острейшая нестерпимая боль!! Горит спина! Визжу, как резанная. Слезы полились рекой, как и сопли. Визг сменяется плачем. Громким. Мне больно, очень, и я хочу показать это им, чтобы поняли, чтобы отстали.
        - Боже, как больно, - мямлю. - Мила, прекрати это…
        Мила стоит в сторонке с руками, скрещенными на груди, сосредоточенно смотрит. Алия ждет. А моя спина тлеет жгучей болью.
        - Масло впиталось, кожа нежная, - говорит в ответ с издевкой и кивает. - Алия.
        - Я собственность Реникарда Дорса! Вы поплатитесь! - Взвизгнула и очередной удар сотряс мое сознание. Кричу, и не могу остановится. Этот сильнее, и пришелся он по ягодицам. Четко поперек…
        - Нельзя портить шкурку самой дорогой сучки империи, - выдала Мила, посмеиваясь. - Плюс пять ударов, Алия. Итого пятнадцать.
        Следующий удар пришелся по ляжкам. Я чуть не сошла с ума от дикой боли. Кричу, и не могу остановиться.
        Еще удар по горящей заднице! Внезапная слабость застает врасплох. Ноги готовы подкосится, а все нагрузка переходит полностью на обессилевшие руки. На запястья давит весь мой вес. Ощущение, что они вот - вот оторвутся не самое страшное. Я жду очередного удара!
        И он не заставляет долго ждать. Удар настолько сильный, что крик срывается на хрип. Все тело горит синим пламенем. Вою… И повыть мне дают какое - то время, наслаждаясь моей агонией.
        Следующий удар уже не чувствуется, как первые… А сколько их прошло, да хрен его знает. Сознание мутнеет. Мила смотрит с некоторой тревогой. Картинка гаснет, теряю сознание. Какое счастье, мира нет…

* * *
        То яркие огни, то кромешная тьма. То краски, то просто белое полотно или черно - белая картинка. Мир вокруг, и я то слышу его, то нет. Иногда он слышит меня, и это самое паршивое. Мир вокруг - это информация… реклама. Бесконечное навязывание потребления.
        Мне бы отвлечься и не думать ни о чем, но я в Красной лиге.
        В Красной лиге открываются новые возможности для участников и более интересное зрелище для гурманов. Спешите приобрести абонемент и билеты! Осталось полтора процента от тиража!
        Некоторые правила третьего круга шоу «Реслинг»:
        Допускается оголять интимные части тела соперника, а также проникать в них.
        Однако, запрещено наносить сопернику увечья. Нарушение данного правила грозит - штрафом в сто пятьдесят тысяч кредитов агентству участника…
        ***
        Вторая столичная система империи. Город - планета Эриэр.
        Красная лига. Бой первый.
        Противник Кэтрин - Фара, активистка сопротивления, выступающего против преобразования планет. Выписка из анкеты: Двадцать девять лет по земным меркам. Заключенная, приговоренная к смерти, но помилованная по ходатайству агентства. Сексуальная ориентация: гетеро.
        Подавлена, разбита и чувство, что я ничтожество, не оставляют меня. Рабыня, над телом которой они имеют власть. Вскоре заберут и душу, не могу сопротивляться. Сил моральных нет терпеть боль, ум утягивает липкое осознание безысходности. Деваться просто некуда. Даже в бессознательном состоянии долго лежать не дали.
        Иду к рингу, как израненный зверь с двумя косами на башке. Спина, задница, бедра, все горит огнем. Меня не лечили, в медкапсуле отлежаться не дали. По словам Милы я должна все прочувствовать до конца. Пять дней не было боев, а вот тренировки стали мукой и издевательством. Сразу дали понять, что на обиженных не только воду возят…
        Гордость моя втоптана в грязь, ибо на мне нет одежды. Заменяют ее кожаные клепаные ремни шириной не более полутора сантиметра, они стягивают мое саднящее и стонущее тело. Проходят поперек груди двумя дорожками, да так, что одно неверное движение, и сдавливает соски, которые предательски стоят. И я подозреваю, что мне просто подмешали афродизиака в напиток перед выходом. Продольные ремни соединяются с ошейником, тем самым… его теперь снимать запрещено. Дальше они идут по спине и сходятся там на большом железном кольце. От него отходит ремень до самого копчика, оттуда - опоясывающий талию, и другой накрест вниз, он меня больше других нервирует, потому как невероятно сильно стягивает мою промежность. Его Мила хорошо подтянула, несмотря на то, что я возмущалась и даже кричала.
        - Паршивая симулянтка, - поговаривала она злобно.
        Все эти жесткие, скрипящие от новой кожи ремни идут четко там, где их и хотели увидеть извращенцы, это обеспечивается дополнительными поперечными креплениями, чтоб те не сползали в особенности с груди.
        Иду, как старая бабка, скрипя и охая от трения. Жесткая кожа ремней беспокоит обожженную нежную кожу, а внизу просто натирает все по новой. Надо мной ржут все зеваки, что стоят по оба борта вдоль дорожки до ринга. А я стараюсь абстрагироваться, концентрируясь на собственном теле и всех его проблемах. Хочу отработать, отваляться на ринге сколь угодно и потом просто полежать в гордом одиночестве в номере, ни о чем не думая, ибо боюсь собственных мыслей и воспоминаний.
        Соперницу увидела и чуть не повело от ужаса. Фара!! Вот почему Мила обронила фразу, мол, ты будешь в восторге от противника. Вот, тварь. Что же они делают?!
        Фара узнала меня. Мурашки по коже от ее испепеляющего взгляда. Не знаю, что хуже, кнут или эта встреча?! Она ведь тоже думает, что я убила всех ее людей, детей там и всех остальных.
        - О! Какая встреча! - Комментируют ублюдки комментаторы. - Девушка лидера повстанцев против той, что предала их доверие. Бой обещает быть интересным!
        Интересным. Забавляет то, что и Фара в таком же бандаже из ремней. И судя по тому, что сжалась вся, ей это совсем не привычно. Гордая повстанка на публике без чести. Если меня приучали постепенно, представляю каково ей вот так сразу в таком виде. Смешно, и даже не от истерики. Меня считала шлюхой, получи сама. С одной стороны, забавно. Но страх перетягивает на себя все. Она хочет меня убить! Ведь, как только увидела, взгляд жалкой и униженной женщины сменился злорадством и предвкушением расплаты!!
        Судья пригласил к центру. Я подошла, Фара следом, не отрывая от меня взгляда. Походка смешнее моей. Кажется, даже выпячивает зад, будто ее за невидимую ниточку тянут. Зад кстати, единственное, чем она может похвалиться. Сисек нет, ремни их перетянули, что без слез не посмотришь. Впала в невольное сравнение, у женщин это в крови. У меня, к тому же, виртуальная трансляция идет от нано - имплантатов, как бельмо над правым глазом, отключить никак. Наверное, организаторы шоу считают, так я еще больше опущусь в собственных глазах. А я и вижу со стороны, какие мы экзотичные. Как борцы сумо, только вместо тканей это жесткое и крайне неудобное, колючее, жгучее и натирающее. Ой, у нее чуть ниже копчика к ремню прилеплен рыжий лисий хвост, сразу и не обратила внимание, потому как он практически между ягодиц, направлен вниз. Как у поджавшей хвост собаки.
        Соперница ростом немного выше, а вот телосложение ничем не примечательное. Я думала, она накаченная и боевая баба. Оказалось иначе. Умеет лишь размахивать бластером и хамить.
        - Помните о правилах, - произнесла мощная судья и, резво отступая, скомандовала: - В бой!!
        Фара бросилась на меня, шипя как кошка! Если я с гравитацией стандартной совладала быстро, то эта дурында нет! Я оказалась быстрее и увернулась от атаки. Вижу, на ее белом теле нет ни царапины. Никто ее не бил и не пытал. Так чем же она недовольна?!
        - Убью, подлая хещь, - хрипит, как невменяемая. - Убью.
        - Нельзя! - Осек судья. - Запрещено наносить даже увечья, а убивать уж тем более.
        С таким и не поспоришь, как даст под дых, и вся спесь сойдет на нет. Когда своя шкура на кону, плевать на все остальное. Что она тут изображает?! Жертву?!
        - Фара! - Ревут за канатами ринга. - Помни, что жизнь Максона зависит от тебя! Оплошаешь, и он умрет в муках!
        Взревела повстанка, показывая свое бессилие, и снова пошла на меня, стараясь зажать в углу. Страшно, что позабывала о всех приемах на свете! Все, что учила из башки вылетело!
        С несуразным криком девка выбросила вперед ногу и попала мне в живот. Сгибаюсь от дикой боли. Хватает за ремни на спине, тянет! Врезаются жесткие стяжки, ой - ей - ей! Толкает на центр ринга. Лечу, не в силах сопротивляться. Кожа разгорается, вспоминая старые раны, что в одно мгновение воспламеняются и тлеют по новой.
        Лежу на животе. Хватает за ремень поясной и тянет! В кису врезается ремень и трет половые губы. Кричу от боли. Вторая рука хватает выше, заставляя подняться. Рывок! И я отрываюсь от пола. Она начинает раскручивать меня вокруг своей оси! Сквозь нарастающий рев зрителей прорывается ее бешеный рык. Пять - шесть витков, и я потеряла ориентацию в пространстве. Еще немного и уже не держат ее руки. Лечу к канатам. Падаю! Колено, локоть, спина, всему досталось. Пытаюсь встать. Да не тут - то было! Острая боль пронзает сосок. Ремни сдавливают его из - за неудачного положения.
        Изворачиваюсь в другое положение, но не успеваю подняться. Фара тут как тут! Хватает за ногу, тащит к центру. Похоже, ей понравилось. Взбрыкнула я резко. Соперница не удержалась и плюхнулась на задницу. Ахнула даже, скривилась, изогнулась от боли. А я поднялась. Силы будто бы вновь вернулись ко мне. Вижу, как корчится эта тварь и хочется сделать ей еще больнее.
        - Одно падение, и ты спеклась уже? - Злорадствую, хватая ее за распущенные не длинные волосы.
        Хороший клок прихватила. Фара попыталась сопротивляться, но я нещадно рванула на себя. Визг ударил по барабанным перепонкам, но это меня не остановила. Я дернула еще. Опыт рвать волосы у меня большой! Власть над человеком - это сладкое ощущение. Пусть мимолетное.
        Швырнула ее, что было силы, поднять не получилось. Зато удалось оттолкнуть к канатам, те отпружинили ее назад. И тут я вспомнила бросок, которому меня не то чтобы научили, а просто закормили в последние дни, бросая постоянно на тренировках при любой возможности.
        Бросок через бедро или вроде того вышел не очень удачный, зато я упала на нее сверху и придавила. Фара в ужасе, стонет, и даже не желает шевелиться. Будто у нее внутри что - то болит. Однако я не поддаюсь на ее уловки. Даю пощечину, усевшись на груди. Затем еще. После третьего удара она стала выгибаться, стараясь сбросить меня. Ожила, сучка такая!
        Вскакиваю и ловлю ее, когда та поднимается следом. Снова в руке моей охапка волос. Ну держись, соперница! Максона, значит, тоже схватили? И он, наверное, смотрит, как мы деремся. Организаторы не упустят возможности позлорадствовать над порядочным мужчиной. И скорее всего повстанец оценивает нас. Мужики все такие. Они тоже сравнивают своих женщин. Вернее, выбирают лучшую. А я лучшая!!
        Воодушевленная сей мыслью рванула остервенело, да так, что выдрала приличный клок. В ответ лишь протяжный стон. Фара на четвереньках, видно, что устала. Гравитация ее быстро выбила из сил. Все, теперь можно и поиздеваться. Заработать кредиты! А они нужны мне. После побега счет не просто обнулился, а пошел в приличный минус, говорящий о том, что я задолжала.
        Кредиты… Нет, что - то движет мной иное. Я бью ногой под дых, девка валится, как вареная сосиска. Усаживаюсь поудобнее, сквозь боль от ремней. Просовываю ноги под ее животом. Примеряю размах руки к заднице. Давно хотела сделать с ней это.
        - За хвост ее! За хвост подергай! - Раздается голос Милы через крики зрителей, что ожидают порку.
        Хвост торчит из ремня и естественно мешает. Но не так, чтобы опустить такую возможность. Подгребаю безвольную тушу ближе, обхватываю одной рукой живот. Мягкий, тощий, горячий. Под ремень протиснула ладонь и ниже к паху стала протискиваться. Контроль… его никто не отменял. И Фара ощущает, что я врываюсь в ее интимную зону.
        Поправляю хвост, убирая его к дальней ягодице. Пушистый, лисий хвостик. Основание вполне жесткое. И оно не так просто поддается, как я думала. Касаюсь его. А Фара начинает стонать, будто бы тревожу ее рану. Протяжно так. Не слышно этого, но вибрирующий живот о многом говорит. А уходящая от меня задница, уж вдвойне. Прихватываю ее, но та не в какую! Хватаю за хвост, как советовала Мила. Тяну в исходное положение. Фара отчаянно стонет, но поддается. Берусь за основание, такое ощущение, что оно тут не заканчивается.
        - Раскрывается замысел организаторов, - слышу оживившихся комментаторов. - У Фары не простой бандаж, в отличие от ее соперницы. Что за ужас у Кэтрин в глазах? О! Это для нее большой сюрприз! Знаешь, девочка, бывают такие штуки, поверь, бывают.
        А Фара продолжает стонать и снова рвется из моих объятий. А я веду ладонь ниже, к ее кисе. Мерзко, противно, но за это мне дадут денег. И не только за это. А руки после боя обработаю мираместином, вымою с мылом в обязательном порядке.
        - Не дергайся! - Заявляю Фаре, зажимая ее половые губы, которые не так сильно сжал ремень, в отличие от моего бандажа.
        - Мерзкая шлюха, - шипит в ответ, но слушается.
        Пододвигаюсь, примеряюсь к ягодице.
        - Что ты собираешься… что тебе нужно?! - Стонет соперница.
        - Лежи смирно, или я засуну в тебя пальцы, - заявляю ей и кривлюсь от выданной собственным ртом грязи.
        Бью по заднице. Шлепок вышел увесистый! Дернулась! А я ухватилась за кису крепче, вторгаясь пальцем меж половых губ. Сухо там, вышла мысль с облегчением… Ремень сверху надежно прижимает мою руку. Не выскочит! Бью еще! Два удара, и булка красная! Ага! Никогда, значит, не били по заднице. Нежная ты у нас! Ну посмотрим!
        Фара визжит. Голос прорезался. А я луплю, порой задевая хвост. От чего она стонет, кряхтит, вырывается. Хватаю за его основание, жесткий, прямо врос. Рукой, что на кисе, веду к анусу. И натыкаюсь на препятствие. И тут до меня доходит! О, Великий Квазар, не может быть…
        На виртуальном дисплее в глазу появляется счетчик кредитов и чат, который буквально разрывается от сообщений, что валятся ко мне десятками в доли секунды. Такого меню раньше не было! Понимаю, что эти люди в данный момент смотрят мой бой! И они хотят, чтобы я подергала ее за хвост?! Каждое второе сообщение об этом! И мне перечисляют кредиты. Копейки… но с миру по нитке на свитер. Хвост хотят. А там дальше он перерастает… мамочки, я даже представить не могу! Вернее могу, но… вот почему она так реагирует. Эта штука у нее в попе. И когда я трогаю основание хвоста, агрегат шевелится там. И насколько же он глубоко, самой страшно.
        Может попробовать вытащить?! Чисто из женской солидарности. Не думаю, что она в восторге от того, что это у нее там. Хватаю… тащу.
        - Аааа!! - Визжит Фара. - Ты долбанная извращенка, не трогай!!
        - Да не дергайся, я просто вытащу…
        - Какой позор, - мямлит сквозь слезы.
        А я хватаю решительно и тащу. Кричит, будто роды у нее. А эта черная штука все не кончается. И ремень не дает полностью вынуть ее! Вижу застежку чуть выше. Отпускаю, и ремень силой натяжения вгоняет эту штуку обратно со скрипом. Соперница охает, трибуны ревут.
        - Да что ж ты делаешь, тварь такая! - Кричит повстанка.
        - Сейчас, сейчас, я помогу, - шепчу ей на ухо, убрав руку с кисы.
        Фара рыдает, уводит задницу в сторону и ложится на бок. А я расцепляю защелку и начинаю вынимать это вместе с хвостом. Сперва толстый шарик выходит с большим сопротивлением, которое сопровождается оханьем соперницы. Штука оказалась ребристой, и сфинктер ее скачет от каждого препятствия. Приходится смотреть, ибо я боюсь ей навредить…
        - Ууууу… Боги Квазара, - кряхтит и причитает Фара. - Больно, как больно.
        А штука все не кончается, девка стонет, но не шевелится. Ждет избавления. Хреновина все тоньше и тоньше. Вынула, отшатнулась, узрев ее величину.
        Мурашки по телу, ужас накрывает. Они способны на такое?! Мое сознание отказывается воспринимать. И с этим она еще ходила, двигалась?!
        Повстанка лежит тихо и всхлипывает. Я слышу это, ибо трибуны притихли. На экранах крупным планом раздолбанный анус Фары, который все еще нервно дергается. И ее зареванное лицо с закрытыми глазами. Анус и лицо, какое, мать твою сочетание.
        Валюсь на ринг без сил, раскинув лапки. Чувство грязи охватило меня, как никогда раньше. В такой ситуации мне не жалко ее. Мне жалко только себя.
        Звон гонга, который я почему - то раньше не слышала.
        - Бой окончен! - Объявляет судья.
        Меня никто не трогает, поднимаюсь сама. Мила стоит за канатами внизу и смотрит хищно. Оборачиваюсь к Фаре. А ее уже привели в чувства, поднимается сама. Красный голый зад и свисающий ремень, болтающийся между ляжками с этой штуковиной, перерастающей в лисий хвост, что подметает сейчас пол. Отвратительное зрелище, но женщине, похоже, уже все равно.
        Спускаюсь к своим.
        - Я думаю, Максон тебя простил, - выдала Мила с сарказмом. - Впервые, за все время пребывания в империи ты сделала какое - то благородное дело.
        Мила разразилась хохотом, охранники тоже заржали. Лишь Алия недовольно мотнула головой и жесток скомандовала валить с этой арены, полной извращенцев. Там уже объявили новых участников.
        В личном обзорном пространстве панелька показала мне кругленькую сумму, что я заработала за этот бой. На душе отлегло, минут практически погашен.
        - В следующий шоу - матч готовься потерять свою девственную чистоту, - обронила Мила, обогнав меня.
        Все настроение испортила, тварь рыжая.
        Глава 11. ДЕВСТВЕННОСТЬ
        Смуглая девочка с золотыми кудрявыми волосами до плеч смотрит серо - голубыми, казалось бы, наивными глазами. Нелина, сучка, которая постоянно всего смущается, пока не целует сама. От чего заводится и заводит жертву. Эффект суккуба, так Мила говорит.
        Нелина высвобождает меня из ремней в отдельной комнатке. Она единственная, кто ко мне остался добр среди этого сброда, называемого командой агентства Сиренити.
        - Ты как? - Спрашивает. - Больно?
        Избавляюсь от ремней легко. Что за наивные вопросы? Поэтому не отвечая ей, иду в душ.
        - Тебе разрешили использовать капсулу, - раздается за спиной.
        Это Мила вернулась. Закрываю перед ее носом душевую кабинку.
        - Может стоит сперва подлечить кожу? - Выдает вдруг с такой заботой.
        - Нет спасибо, - отвечаю и врубаю воду.
        Кожа загорается болью, но вскоре стихает. Вот и убеждаюсь, что человек - это тварь, что может привыкнуть ко всему. Чувствую себя живой, и это лучше, чем быть резиновой куклой, не чувствующей последствий.
        - Как знаешь, - фыркнула Мила. - Следующий бой через два дня. Отдыхай пока.
        Мыльная пена доставляет новый дискомфорт. Но мне он нравится. После встречи на ринге с Фарой что - то внутри перевернулось. А может, это случилось немного раньше. Знаю, что одна, и обо мне никто не заботится. Истязают, выкачивая деньги из зрителей. И каждый тут сам за себя.
        Полдень на новой планете Эриэр. Как напели птички, это уже практически сердце империи, абсолютно безопасное место, куда не то что террорист или муха, нано - робот без регистрации не проскочит. Три прогулочных рейса за два последних дня, и я уже состроила некое первое впечатление о новом мире.
        Планета в корне отличается от предыдущей индустриальной. Здесь больше зелени, меньше народа и техники. Куча парков и полей со стеклянными беседками и такими же ресторанами в стиле: «граненые купола над куполами, куполами подгоняют». Здания не такие уж и высокие. А если и вижу длинные строения, пролетая на гравере, то это скорее напоминает гигантское дерево, чем жилые, развлекательные или рабочие комплексы. Гравитация чуть ниже стандартной, от того легче. А вот воздух здесь мне не понравился, слишком сладкий, слишком искусственный.
        Ресторанчик в чистом поле создает атмосферу, будто я на поле гольфа. Деревянный настил, столы, барная стойка и купол из граней над нами. Говорят, солнце здесь довольно радиоактивно, поэтому выше облаков такие же граненые заслоны, что рассеивают всякие там гамма, бета и прочие излучения.
        Попиваю коктейль, посматриваю вдаль. Нелина отошла к бортику, стоит спиной, рассматривает рыбок в прозрачном пруду, что рядом. Мила сидит напротив меня, хмурится. Я так и не посетила медпункт. Уже пожалела об этом не раз. Но с другой стороны, хотя бы так показала, что обижена и могу проявить характер. А это дорогого стоит. На мне комбинезон, ошейник на шее, от которого уже не исходит чувства унижения. Скорее некая защищенность, что странно.
        - Так и будешь дуться? - Произносит тренерша, непринужденно посасывая алкогольную смесь. В последнее время она много пьет. От чего страдает моя задница на тренировках.
        - Где Алия? - Спрашиваю отстраненно, игнорируя вопрос.
        - В ней нет необходимости, не от кого защищаться и некуда бежать, - отвечает Мила. - Хотя можешь пробежаться до следующего заведения. Ничего не болит?
        - За нами следят? - Снова я не в тему говорю, показывая насколько мне наплевать на ее вопросы.
        - Да, - кивает. - Стоит замахнуться, скажем на бармена, и тебя мгновенно телепортируют для разбирательств в отдельную комнату.
        - Разве интересно так жить?
        - Жить? Отдыхать вполне, - пожимает плечами. - Абсолютная безопасность. Это же круто.
        - То есть, если ты на меня замахнешься, то попадешь за решетку? - Подхватываю ехидно.
        - Неа, - усмехнулась Мила, доцедив бокал. - Ты - вещь, собственность Ринекарда Дорса, как вопила недавно сама.
        Передернуло даже, взгляд увела. Мила выдохнула тяжело, понимая, что зацепила за живое.
        - И сколько стоит моя свобода? - Бросаю с брезгливостью.
        - Верно мыслишь, - усмехнулась девка в ответ, возник еще один бокал перед ее носом. - Цены контракта я не знаю, только глава Амириам и сам Дорс, они и заключили сделку купли - продажи. Но ты не переживай. Сколько ты еще накосячишь, одному только Квазару известно. Продадим тебя на органы и дело с концом.
        Поежилась, но не подала виду. Меня уже не так просто запугать. Оглядываюсь, народа нет. Меня оградили тупо от всех посторонних. А еще Мила активно пытается снизить мою самооценку. Что - то не так. Я чувствую.
        Поднимаюсь резко. Мила вскакивает следом, ее беспокойный взгляд сменяется безмятежным. Артистка.
        - Могу пройтись? - Спрашиваю, улыбаясь искусственно.
        - Да пожалуйста, только не покончи жизнь самоубийством, ладно?
        - Переживаешь?
        - Вычтут из моей зарплаты, - скривилась рыжая ехидно.
        Вышла с ресторанной площадки, вступила на траву мягкими тапочками, да побрела куда глаза глядят.
        Сверкающая точка переросла в ветряную мельницу, что крутится на пригорке. Рядом с ней и батарея солнечная, пластинами раскинулась, будто спутник на орбите. И людей там приметила. Почему - то даже не боюсь, если меня узнают. Послушаю хоть, что скажут. Боевое настроение, хочется поругаться с кем - нибудь.
        Иду, метрах в ста позади плетутся Мила с Нелиной. Ну не могут без меня, лесбиянки чертовы.
        На пригорок устремилась. Там лесенка из дерева на вид, но стоило ступить, показалось, что камень. Кожа тянет на ранах, но я иду уверенно. Три пролета и новая зеленая поверхность, будто ковролин из мелкой - мелкой травки. Цветные клумбы, лавочки и столики, на которых рождается все, что пожелаешь, судя по отдельной барной стойке неподалеку. Это тоже ресторан, который принимает плату. Вот только у меня с кредитами сейчас беда. Я в минусе. Платит Мила.
        Подсела к одиноко сидящему мужчине, дабы разозлить свой хвостик. А тут мужчина лет тридцати на вид, с которым можно попробовать завести разговор. И лицо русское, даже отдаленно знакомым кажется. Что, конечно, маловероятно, учитывая величину империи.
        - Вы не возражаете? - Поинтересовалась, уже присев с другого краю.
        Усмехнулся не глядя, затем только повернулся и посмотрел так оценивающе, как и все в общем - то мужчины в моей жизни!
        - Меня зовут Кэтрин, я тут проездом, - представилась с явной неловкостью в голосе.
        - Алкес Лескес, он же Алексей, - представился в ответ мужчина и вдруг заявил так непринужденно: - Мы встречались на Земле, в клубе. Я предлагал вам работать в моем агентстве. Но вас перехватили и на более худших условиях перепродали в Сиренити. Они тем и славятся, что берут за бесценок и продают за дорого.
        Захлебнуться бы ядом от сказанного, да меня давно отпустило, я как будто выше всего этого оказалась. Саму радует такое блаженное состояния контроля.
        - Какая неожиданность встретить вас здесь, - не смогла скрыть удивления и совершенно не расстраиваясь такой прямоте и осведомленности.
        - Ничего удивительного, - ответили и улыбнулся галантно. - Восемь десятых всей планеты заняты под резиденции императора, одна десятая под арены шоу, а участникам и менеджерам Красной лиги тут клочок небольшой для отдыха.
        Потупила взгляд, понимая, что он в теме довольно глубоко. И возможно, видел, как меня наказывали.
        Вспомнила его. Подкатывал, предлагая работать в агентстве, а я лишь посмеялась. А потом получила…
        - Согласись я тогда, чтобы изменилось?!
        - Естественно условия контракта и в особенности гонорары и права, - выдал серьезно.
        Подскочили мои подружки.
        - О, Алкес, ну здравствуй дорогой, - скривилась Мила в отвращении.
        - Привет конкурент, - усмехнулся в ответ мужчина и кивнул на меня. - Нормально девочка рубит кредитов. Вам повезло, что она очень гордая, и отказала мне тогда.
        Поежилась я. Обо мне, как о товаре или цирковой лошади. Поднялась, пошла спешно дальше.
        - Кэтрин! - Раздался позади мужской голос. Вскочил, следом пошел.
        Поравнялся, улыбнулся. Я в ответ нахмурилась, выказывая презрение.
        - А как ты хотела вырваться с отсталой планеты последнего круга империи? - Произнес мягко. - Поверь, сейчас твоей карьере позавидует любая модель с Земли.
        - К чему уговоры, Алкес?! - На слезу неожиданно пробрало. Проглотила, нельзя показывать слабость перед этим.
        - Следующий бой мы выставляемся против тебя, - произнес с опаской. Остановилась резко, дыхание перехватило даже. А он продолжает: - Это Красная лига, но я попрошу Анастаси быть с тобой предельно мягкой.
        Сглотнула. Но постаралась вернуть самообладание.
        - А ты уверен, что она сильнее? - Вышло сдавленно, даже хрипло. Выдала свое беспокойство, о чем засвидетельствовала его улыбка.
        - Специфическая раса, не Варрок, но близко к нему. А тем более опытный боец, на контракте три года.
        У меня в горле пересохло. Позади Мила с Нелиной подгребают.
        - Буду благодарна, Алкес, - выдала спешно шепотом.
        Кивнул, им откланялся пошел дальше.
        - Чего ему надо? - Фыркнула Мила. - Катюня, я понимаю, что ты в обиде на меня. Но и ты доставила мне кучу проблем. Давай мириться, давай жить дружно и решать все проблемы вместе? Тебе понравилось жить в клоаке с вонючими повстанцами?! Лучше в номере высшего класса с обслуживанием и хорошим питанием, развлечениями и выпивкой. М? Девочка, ну не беси меня своей никчемной гордостью, а.
        - Мила, - выдохнула на подъеме.
        - Да, моя девочка? - Улыбнулась стерва.
        - Иди ты на хрен, сука рыжая.
        И будто бы по заказу заиграла музыка веселая. Не дожидаясь ответа или чего похуже, помчалась на веселые колебания к праздной атмосфере. Преодолела метров сто по прямой аллее и увидела танцплощадку. Все женщины в платьях вечерних, мужчины в костюмах. Сверху купол накрывает, у них там ночь и лазерное шоу!
        Встала, опомнившись. На мне серый комбез, я не накрашенная, волосы не уложены. Да еще и в тапках мягких. Мне каблук нужен, чтобы попа выпирала лучше и ноги подтянутее выглядели.
        - Что встала тусовщица? - Злорадствует подскочившая Мила.
        Они, как две собачонки за мной носятся.
        - А ты типа не догадалась?! - Язвлю, чувствуя над ней власть. Если человек виноват, и осознает это, из него можно веревки вить.
        - Вот если бы у тебя были кредиты, - начинает давить рыжая.
        - Одолжи, - делаю бровки, как у песика. Жалобный просящий вид срабатывает.
        - И ты больше не станешь обижаться на меня? - Мила за свое.
        - Это твой первый шаг к примирению, - делаю обольстительный вид, и действует!
        Мила послала сигнал нано - роботам в своей башке, те передали дальше. И ву - аля: у меня ширма образовалась с кучей платьев, возникших из ниоткуда и висящих в воздухе. Вышли все втроем в иное измерение, а точнее примерочную.
        - За этот трюк я отдала десять тысяч кредитов, - прогнусавила рыжая.
        Ага, спасибо. Улыбаюсь ей так открыто впервые после побега.
        - И это без учета покупок, - продолжает. Чмокаю ее в носик. Ты мой кошелечек.
        Начинаю спешно мерить.
        - Лучше с закрытой спиной и без разреза, - советует Мила, как ни в чем не бывало. Нелина вообще наблюдает со стороны задумчиво. Взгляд, будто сквозь меня проходит. Думает о своем сукубка.
        - Что не так? - Спрашиваю, посматривая из - за голого плеча.
        - Красные полоски, - отвечает рыжая с неловкостью.
        - Совесть замучила? - Не могу скрыть сарказма. - Можете со мной не ходить.
        Мила мотнула головой, мол я дура. Чувствую, бесится. Получая от этого удовольствие, выбираю, чтобы вообще вся спина была голая.
        Короткое летнее платье, платформы под двадцать сантиметров. И никакого нижнего белья вопреки рычаниям Милы оставить хотя бы домашние трусы.
        Вернулись к дискотеке уже накрашенные, уложенные и поддатые слегка. Девочки тоже принарядились. Настроение резко пошло в гору. Проблемы на третьем плане, затерты, заглушены музыкой. Я увидела пьяненьких мужчин и не очень красивых женщин - формула успеха. Бальзам на душу и стимул стать звездой и этого танцпола.
        - А ну вернись! - Топает Мила каблуком. - Нет, я передумала. Трусы быстро напялила. Или платье длиннее. Я что сказала?!
        - Охраняй мою задницу, - ответила игриво и помчалась на веселье. Почему - то такое удовольствие позлить эту рыжую суку я для себя открыла!
        Круглая площадка посередине с площадками поменьше, зависшими вокруг. На них столики, а все люди с этих столиков в центре на танцах. Их не много, человек двадцать. Сидеть осталась парочка и одна девушка. Нас не замечают до тех пор, пока не пересекает границу света и тьмы.
        Секунду назад пекло солнце, а теперь его нет! Ахаю от эффекта. Да вокруг звездная ночь! А музыка играет так объемно и проникновенно, что каждая клеточка тела вибрирует в такт. И хочется двигаться, двигаться и двигаться, утонуть в ней, и вообще раствориться!
        Посетители расступаются, предоставляя мне пространство. Танцую, крутя задницей и гривой отращенной. Ловлю восторженные взгляды мужчин и даже женщин. Некая искренность вокруг, никто не злится и не завидует. Всем интересно посмотреть на веселую девочку, зажигающую так необычно для этого мира.
        Две незнакомые девчонки подскакивают, весело визжа. И мы образуем свой бабский круг. Краем глаза увидела, как Нелина устраивается за свободный столик. А Мила тем временем общается с высоким смуглым мужчиной, разодетым в блестящий костюм с высоким воротом. Тут у них, похоже, принято, ходить, как вампиры из фильмов.
        В круг вторгаются два молодых парня и пялятся на меня, при этом стараясь еще как - то двигаться в такт. Несмотря на веселье, устала быстро. Пошла к стойке барной, где сидела одинокая дамочка. Крупная, вернее накаченная. Ей на все веселье плевать, сидит спиной, общается с девочкой барменом.
        Подсаживаюсь рядом.
        - Землянка? - Спрашивает, не поворачиваясь. При этом голос ее будто вне звуков музыки. Одно другому не мешает. И я хорошо ее слышу.
        - Да, как вы догадались?
        - Хорошо вписываешься в их культурный уголок, - ответила, усмехнувшись. - В последнее время заведения с данным маркером популярны.
        - А вы не с Земли? - Спрашиваю. И перед носом возникает зеленый коктейль, через прозрачное стекло бокала вижу, что в нем целая ядерная реакция проходит.
        Смутилась немного. Не привыкла, что угощают посторонние.
        - Угощайся, - произнесла, проигнорировав вопрос. - Хорошо двигаешься.
        - Отдушина, - ответила откровенно и приняла угощение. Такой ядреной хрени я еще не пробовала.
        Повернулась лицом ко мне. Красивая, взрослая, глаза фиолетовые с такой же ядерной реакцией, как в стакане. В них мир целый, чуть не засосало.
        - Ты красивая, - говорит ровным тоном. - Желаешь отношений со мной?
        Прямой вопрос меня смутил. Она меня клеит?! Отвернулась от нее, отодвинув угощение.
        - Уверена? - Продолжает так же спокойно.
        - Я не такая, - выдаю с гордостью.
        Рассмеялась в ответ, поднялась и пошла танцевать. А я посидела немного, появился новый коктейль и возникла морда Милы.
        Хлебнула, вкусненький. Такими и накидались перед танцами. Развернулась, наблюдаю, как женщина, предлагавшая отношения, как мужик схватила за задницу одну из девушек и сосется с ней, не стесняясь.
        На женщине вечернее платье до голени с глубоким вырезом, что видно даже бок накаченной ягодицы. Убойное декольте и такая же грудь, сквозь ткань вуалевую торчат возбужденные соски, тонкую талию опоясывает ремешок.
        Наши взгляды встретились на миг. Кивнула ей, не знаю почему. Наверное, ссорится не хотелось. Но тут же домыслила сей порыв: увидела, как насторожилась Мила. Она и к стойке пришла сама не своя, дерганная. Если дело в женщине с фиолетовыми глазами… поднялась резко и к ней двинула. Шатает!
        Подошла к парочке вплотную и давай крутить попой. Мужчины оценили сей порыв. Двое сразу ко мне. Но я скривила мордаху, сделала отворот - поворот. И это заметила женщина! Отпихнула девушку и ко мне. Но я строю из себя недотрогу и не даю себя обнять. Танцую соблазнительно перед ней, глядя в глаза исподлобья. Они мне очень понравились. Да и как еще смотреть на женщину, что выше тебя на голову! Она тоже пожирает меня глазами.
        Все же ей удается взять меня за руки, которые она тут же повела к себе. Но я вывернулась и развернулась к ней попой, та обхватила сзади за талию, прижала к себе. Холодные, длинные пальцы, необычные, сильные и в тоже время ласковые. Я оттолкнула, развернулась снова, глядя на нее с укором. А она присела соблазнительно и выгибаясь стала подниматься вновь.
        Ее большая упругая грудь потерлась о мою, показывая, что моя не такая уж и упругая. Зато натуральная. Трение сосков по соскам тоненько откликнулось внизу живота. Но я быстро подавила этот порыв. Я не такая! Кладу руки на ее живот с намерением снова оттолкнуть. Сквозь тонкую ткань чувствую кубики пресса. О, да… Какой кайф. Мои руки спускаются ниже, бедра… попа. Вот это точеная мощь! При этом я неотрывно смотрю в ее глаза, которые тонут в омуте вожделения.
        Отрываю от себя с трудом. Да она меня просто облапала всю! Красивый мужчина пытается втиснуться, дабы потрогать меня. Почему - то счел, что я доступная. Женщина протягивает руку. Хватаюсь. Снова эти холодные пальцы… Тянет с площадки, за барную стойку заворачиваем. А там лоджия и вид на водоем, в котором отражается звездное небо. Если присмотреться, то можно увидеть спины медленно и вальяжно плавающих рыбешек.
        Встали к бортику, музыка где - то на втором плане. А мы вдвоем… И недолго я наслаждалась прохладой. Женщина полезла обнимать. Ладонью погладила по голой спине, чувствую, будто старается не тревожить красные полоски минует их. Такой заботы я не могла не заметить. Усыпляет такая нежность.
        И нет сил отталкивать. Невинные поцелуи намечаются. Губы касаются губ. И упругий язык проникает в мой рот. Как приятно, о Боже… Но ее рука скользит под платьем вверх по внутренней стороне бедра, довольно холодная и такая настойчивая.
        - Ты без трусиков, как мило, - шепчет заведенная женщина. - Давай крошка, расслабься в бедрах.
        - Нет, - отдергиваю резко, опомнившись. Едва успела.
        Смотрит с укором. Злится.
        - Ты сама возбудила меня, - заявляет прямо. - Мне нужна разрядка.
        - Я тебе нравлюсь или просто разрядка? - Решила поиграть с ней немного. Невинный взгляд действует как надо.
        - Нравишься, - отвечает без утайки и снова лезет.
        - Не хочу, чтобы ты трогала меня, - произношу, отступая на шаг. Второй… третий.
        - Тогда потрогай ты меня, - предлагает, глядя с такой надеждой. - Мне было приятно.
        - А мне нет! - Выпалила ей наперекор.
        Хотя это неправда, мне понравились кубики ее пресса и накаченные бедра, да и грудь тоже. Ну а задница - само собой.
        - Ты имеешь наглость отказывать мне? - Зарычала незнакомка, нахмурившись, что страшно стало.
        Но я быстро согнала страх. Я неприкосновенна!
        - А чему ты удивляешься? - Взвинчиваюсь и сама. - Я тебе не дешевка какая, чтобы вставлять в меня пальцы, как в резиновую куклу!
        - Ах да, я забыла, - усмехнулась вдруг женщина. - Самая дорогая сучка империи. Ну - ну.
        - Да как ты смеешь, коза мужеподобная! - Взвизгнула в ответ, увидев, что Мила уже подоспела, можно и достойный отпор дать. При этом не выхватить.
        Баба с хищным и немного обиженным видом скрестила руки на мощной груди, наблюдая, как Мила подходит деловито и кивает, мол, что случилось. А должна была накинуться на мою обидчицу с кулаками! Я же чуть девственности не лишилась!
        - Она домогалась, - киваю на лесбиянку.
        Та сразу меняется в лице. Будто я ее любовь предала. Как трогательно!
        - Анастаси, тебе ринга мало? - Выдает Мила с наездом. - Ты в курсе, что была на волоске от крупного иска? Кэтрин, а ты чего голым задом крутишь? Докрутишься.
        Наигранное замечание, на которое я скривилась с презрением.
        - Кэтрин с Земли, - произнесла женщина задумчиво, затем усмехнулась себе под нос, развернулась с хитрой ухмылкой и пошла прочь.
        Кажется, я вспомнила ее. Когда была на экскурсии, перед тем как попасть в рабство. Искала туалет на рынке торговой станции и столкнулась с амазонкой. Это она! Точно она.
        - У тебя с ней бой следующий, на кой хрен ты ее злишь? - Произнесла Мила сквозь зубы, когда женщина пропала из виду.
        От осознания сказанного меня бросило в холодный пот.

* * *
        Вторая столичная система империи. Город - планета Эриэр.
        Красная лига. Бой второй.
        Противник Кэтрин - Анастаси, с планеты Урат пятого круга империи. Выписка из анкеты: тридцать пять лет по земным меркам. Три года на контракте у агентства Амириам. Выписка из анкеты: сексуальная ориентация: би, предпочитает доминировать, имеет значительную склонность к насилию.
        Иду с трясущимися коленками. Живот крутит, и это с самого раннего утра!
        - О! Для Кэтрин наступает момент истины, дорогие подписчики шоу! - Подливают масла в огонь комментаторы. - Красная лига, и тут возможно все. Никаких запретов! Ну… практически никаких. И снова наша героиня в своем фирменном наряде!
        Да, лучше бы я была в ремнях, как в прошлый раз. Они хоть наглухо закрывали… Но не тут - то было! В медкапсулу меня затащила Алия, причем за волосы. Это после первого моего возражения. Церемонится не стала. Подлатали, вернув коже первозданную белизну, безукоризненность и нежность. Приодели в юбку рифленую, что выше колен достаточно, чтобы увидеть пятисантиметровую полоску голых бедер, что затем закрываются белоснежными кружевными чулками. Все это завершают мягкие тапочки - балетки. Топ тугой, но я - то знаю, грудь из него выскочит, как только захочет мой противник. Из нижнего белья только тонкие белые трусики, спасибо, что не стринги. От них толку нет.
        Теплится маленькая надежда на спасение. Надеюсь, мой новый знакомый Алкес уговорил свою подопечную, не делать мне больно. И она, несмотря на оскорбления, не станет мстить. Двое суток достаточно, чтобы переосмыслить и простить такую милую, напуганную девочку, как я!
        Анастаси встречает насмешливым взглядом. Меня сразу и передернуло с испуга. Хищница, готовая взять свое. И никто ей не помешает! Симпатичная при свете дня, волосы собраны в косы. Одета в стиле амазонки, как при первой нашей встрече на станции. Коричневая коша собранными тонкими ремнями скрывает самые причинные места. Грудь на выкате, только сосков не видно, живот голый, да какой там живот? Кубики пресса на тонкой талии при всей ее мощи! С голени вниз плетеные сандалии с каблуком. От чего она еще выше, мамочки…
        Взгляд становится плотоядным в процессе рассматривания меня. А может возымел эффект моего испуганного вида. Да, я впечатлена, но еще больше боюсь за свою честь!!
        Передо мной удав, смотрящий на кролика. Коленки слабеют.
        Сходимся к центру. Она бодро, а я нехотя. Команда в бой звучит, как приговор. Трибуны воют от предвкушения.
        Отступаю, идет на меня! Руками машет, издеваясь. Уклоняюсь от боксерских ударов. Рывок и охапка моих волос в ее лапе. Хватаюсь обеими руками, чтобы попытаться освободиться. Держит стальной хваткой, пригибает. Ниже гнет! Сопротивляюсь спиной, стараясь зацепить руками ее ноги. Может получиться повалить. Она вдруг резко отпускает, и я, как пружина натянутая, опрокидываюсь назад и плюхаюсь на попу. Копчик звенит, и в ушах звенит от хохота зрителей.
        Женщина идет на меня! Поднимаюсь быстро и отскакиваю в сторону. Ухмылка на точеном загорелом лице ввергает в панический ужас. Нет, в ужас ввергает ее взгляд! Она замыслила что - то недоброе!
        - Кэтрин оценила силу соперницы и решила, что лучше будет не связываться с ней! - смеются комментаторы. - Но долго ли она сможет бегать? В Красной лиге не так уж и легко закончить бой!
        Недолго. Анастаси настигает меня. Лепит размашистую пощечину, от которой я валюсь на пол, как мешок с навозом. Такая силища, что на полу поспешила пощупать языком, дабы убедиться все ли зубы на месте.
        Звездочки перед глазами. Мгновение сомневалась, стоит ли вставать. А зря! Перевернула меня на живот. Села на поясницу.
        - Крошка, ты слишком напряжена, - произнесла с иронией. - Расслабься в бедрах.
        После этих слов ее холодные руки касаются моих бедер выше колена. Ведет пальцы выше, к попе! Прямо под юбку!
        - Нет, пожалуйста! - Молю ее, пытаясь подняться, но меня придавил грузовик, груда мышц обхватила мощными бедрами с обеих сторон. Остается только кряхтеть и глотать кусками воздух. А еще молить, чтобы ничего не делала дурного!
        Резким движением задирает мне юбку выше трусов.
        - Моя задница, - говорит похотливо и шлепает по ней слегка, затем треплет ягодицы, хлопает снова. - Я говорю расслабься в бедрах, крошка.
        Ее пальцы уходят на внутренние стороны бедер и начинают их сжимать. Сильно, настойчиво проминая. Приятно, черт побери. Сквозь опасения я чувствую хоть что - то хорошее. Она разминает их, уходя в сторону колен и назад. От силы и настойчивости ноги мои разводятся все шире.
        - Ммм, - замечает Анастаси мою реакцию. - Крошке нравится такое.
        Холодный палец проникает к изгибу бедра и кисы. Сквозь ткань чувствую касания. И она тоже чувствует, вторая рука с другой стороны пододвинулась к трусикам и начинает мять в самой нежной части бедра в опасной близости с интимным местом!
        Я уже не сопротивляюсь. Но напряжение не оставляет. Но вскоре все заканчивается. Похлопала по заднице, поднялась. Сразу облегчение наступило. Однако, ненадолго! Подняла меня за волосы на ноги, повернула к себе спиной. Прижала, обхватив за живот, как на дискотеке! Волосы отвела и лизнула мне шею, да так, что мурашки по телу и электрический ток где - то между бедер.
        - Я не хочу тебе делать больно, крошка, - шепчет мне на ухо. - Но это Красная лига, я должна отработать зрелищно. Мы должны вместе. Понимаешь?
        - Не делай мне больно, прошу, - шепчу в ответ, прижимаясь.
        - Как скажешь, крошка, - раздается томный ответ.
        - Не унижай… не позорь… - хочу сказать, но задыхаюсь от волнения. Она слушает меня! Она понимает! Она… она…
        Руки ее под юбку лезут. Рывок и трусы мои спускаются до колен. Вот тварь! Хочу возмутится, но она принимает одной рукой за живот. Этот холодный контроль не оставляет шанса. Уже скованна не только им, но и трусами на коленях. Так я точно никуда не убегу. Полная власть надо мной. Понимаю, что она может сделать мне больно, очень больно. Это Красная лига. Я страшно боюсь.
        Ее свободная рука скользит под резинку юбки сзади!
        - Прошу, не надо, - молю, мурашки катаются по бедрам и попе. А рука ее уже внедряется между ягодиц!
        - Как скажешь, крошка, - шепчет на ухо с издевкой. - Но мы должны показать шоу. Не сопротивляйся, и больно не будет. Ты готова подыграть мне?
        Киваю неровно, а у самой сердце замирает.
        - Ножки чуть по шире, крошка, - льется ее речь тонкой жгучей струйкой. Слушаюсь ее, ладошка накрывает мою промежность полностью. А она добавляет победно: - Горячая, нежная. Мояяяя.
        Вторая рука с живота скользит под топик и хватает за грудь. Мнет ее. Мерзкие ощущения граничат с замиранием в сердце. Одно ее желание и длинные холодные пальцы войдут в кису. Надругаются надо мной. И я боюсь, что она может почувствовать возбуждение! Тогда она точно войдет легко, проскользнет с полной уверенность, что мне это нравится. И эта сука продолжает мять мою грудь, периодически треплет сосок. Делает все, как надо. Будто это ее собственное тело, и она знает, куда нажать, чтобы полыхнуло.
        - Ты не против, если мы изобразим борьбу? - Шепчет лесбиянка и отодвигает меня от себя.
        Ничего не ответила, она и не требовала ответа. Это игра. И я просто боюсь. Я в ее полной власти. Холодная рука между ног прикасается там ровной ладонью.
        - Ох, как они пульсируют, - комментирует Анастаси. - Твои девственные дырочки… Сейчас мы немного покатаемся. Не пугайся, крошка. Не уроню.
        Рука под топом спускается под обе груди и обхватывает. А нижняя рывком тянет меня вверх! Отрываются ноги от земли! Страшно!! Все выше и выше! Сердце ухает. И я боюсь, что перекинет через себя! Будет ужасно больно! Меня уже кидали с большой амплитудой. Я чуть не задохнулась от острейшей, нестерпимой боли!
        Кричу со страха!! Ноги с растянутыми трусиками на коленях поднимаются до уровня ее груди. Мгновение я вишу в воздухе в горизонтальном положении. Только рука на промежности держит меня в таком положении. Дрожит, но все равно держит. Сколько же сил в ней?!
        Понеслась назад! Снова сердце ухает! Ринг возникает снизу. И вот он пол. От страха ноги в коленях согнуты, и я лечу еще ниже. Удар пятками о пол! Болезненный импульс передается всему телу. Упасть мне не дает хват. Анастаси все еще держит. Не роняет, как и обещала.
        - Вот видишь, крошка, ничего страшного, - произносит с иронией. - Это просто качели.
        Не успела опомниться! Снова рывок! Ноги вверх, перед глазами потолок с бесчисленным количеством ярких ламп. Арена почему - то ревет громче обычного. Разрывает пространство ликованием. Неужели какие - то качели могут вызвать такой эффект?!
        Дошли до верхней точки и назад. Сжалась вся, напряглась, ожидая удар! И снова пятки встречают пол ринга. Импульс болезненный, но терпимый.
        - Еще разок, крошка, - Анастаси тяжело дышит толи от напряжения, толи от возбуждения.
        Снова ноги от земли отрываются. Я и сама чувствую волнение, лишь бы не уронила. И если это нравится толпе, пусть, стерплю.
        На этот раз подняла так высоко, что юбка задралась. А я практически вверх тормашками, даже ноги не удалось сразу свести. Но перед тем, как это сделать, я почувствовала новую волну взрыва эмоций с трибун. Они не просто в восторге от этого! А буквально исходят оргазмом.
        Анастаси сделала оборот вокруг своей оси неспешный, демонстрируя меня в положении вверх тормашками. Утешало лишь то, что ее рука прикрывает мою промежность. И эти ублюдки ничего не видят. Каждый ее шаг я ожидала падения вниз. Мои бедра сжали ее холодную руку. Хотела почувствовать ее, как инородную, потому как в какой - то момент потеряла ощущение чужого у себя на промежности.
        Полетела вниз! Ухнуло сердце так, будто я в с самой жестокой горки аквапарка слетела. Удар на пятки слишком болезненный. Под ультразвуковой рев толпы, я падаю на колени, ибо рука, что была у груди уже не держит. Мне задирают юбку, рука между ног не дает опуститься тазу. Толчок, и я в поза раком с мордахой в пол.
        Счастье, что все закончилось сменяется беспокойством. Ибо чувствую, что живот мой снова мутит. И… что - то выходит из меня! Сжимаю анус, как могу, дабы предотвратить срам! Это просто убьет меня. Этого нельзя допустить!! Но что - то продолжает болезненно вытягиваться!! Прямо из попы, длинное, холодное, твердое!! Палец Анастаси!!
        Хотела было дернуться в сторону, но вторая рука обхватила талию и не дала уйти. Я в тисках. И из моей попы со скрипом вытаскивают палец!
        - Аааа, больно… Пожалуйста не надо. Прикрой, прикрой это!
        - Поздно, крошка, - смеется тварь. И палец выходит полностью, оставляя жгучий неприятный след внутри. Меня отпускают с хлопком по попе. Валюсь на живот не в силах даже трусы напялить. Я в глубоком шоке от того, что меня так поимели. Дискомфорт в анальном отверстии невыносим. Сжимаю зубы, ягодицы. Передергивает, как эпилептика.
        Одного не понимаю. Как он там оказался?! Я… я даже не почувствовала, иначе бы успела предотвратить!
        В восприятие внешнего мира врывается экранчик. И уже слышны комментарии комментаторов, которые прежде почему - то заглушили. Это повтор, который включили, видимо, для меня. Анастаси снова садится на поясницу, но мое внимание приковано к ответу на экране. Снова проекции моего тела, ракурсы позы. Мои вздернутые в первый раз ноги, вид испуганный и наивный. Ее длинные пальцы между ног. Все, как я чувствовала, до тех пор, пока мои пятки не коснулись пола. В этот момент ее средний палец, нацеленный на анус вошел туда на целую фалангу! Из - за импульса от удара я даже не почувствовала этого! Отвлеклась на другое! И организаторы знали это! Предвидели! Или это известный прием, рассчитанный на незнающую, неопытную?! Рассчитанный на свежее мясо! Дальше, не вынимая палец, она снова подняла меня. Уже видно, что фаланга погружена в мой анус, сфинктер сжимает ее палец, ни о чем не подозревая. О!! Как же стыдно… Новый удар о пол и палец уже наполовину во мне!! В третий раз она подняла меня так высоко, что все и увидели этот срам! Почему и отреагировали так. Ну, а с третьим ударом весь палец вошел.
        Щеки наливаются кровью, я опозорена. Все равно не понимаю, как не заметила вторжения.
        Повтор завершился. А я уже чувствую, руки у себя на ягодицах. Гладит их, треплет в разные стороны, обнажая анус и кису для публики. Ноги сдвигаю, опомнившись. Напрягаю ягодицы, сопротивляюсь. Сдавила их, разжать пытается. Но недолго.
        - Не хочешь подчиняться? - Усмехнулась соперница, похлопывая.
        Снова мне показывают трансляцию камер со стороны. Вижу себя, лежащую со спущенными трусами и заданной юбкой. Анастаси встает на корточки и хватает ноги в районе голеней. Тянет на себя! Перехватывает и заводит за свои подмышки, тянет еще!
        Кожа на ляжках тянется, поясница трещит. Отрывается живот от пола. А грудь с лицом наоборот утыкается. Гнет меня тварь, вздымая задницу. Больше нет контакта с поверхностью ринга, который защищал меня хотя бы психологически. Теперь со всех сторон пространство, пах мой открыт, кожа натягивается. Кряхчу, как беременная. Выгнула дугой, выставив на показ мою промежность. А еще эти трусы на коленях, которые ни туда, ни сюда. Спущенные трусы, придающие еще большей пикантности всему этому.
        - Опусти, ааа! Больно, - крик, стон, слезы. Соперница начала играть в свои излюбленные «качели», периодически надавливая на схваченные бедра, затем отпуская немного.
        Помучив минуту, что показалась вечностью, отпустила ляжки. Ноги шмякнулись, а она снова села на поясницу. От внутренней боли слабость. Позвоночник, мой стержень, сломлен. И нет сил. Лежу, реву тихонько. Соперница снова к заднице лезет. Я ноги свела, и вскрикнула от боли. Обожгла мне ляжку хлестким ударом пятерни. Вторую следом шлепнула!
        - Не вздумай крошка, - произнесла злорадно. - Я хочу видеть эту распахнутую задницу. Которая в моем полном распоряжении. Полном абсолютном распоряжении.
        Снова ладошками разводит, толкая с внутренней стороны бедра. Пришлось подчиниться и развести ноги до предела, что ограничивают трусы на коленях. Не могу терпеть такую боль…
        - Вот молодец, - говорит ласково. - Хорошая девочка.
        Холодный палец утыкается в мой крохотный сжатый, что есть силы анус. Но не лезет, а лишь обозначается и отступает, переходя на ягодицу. Вторая лапа на другой ягодице. Разводит их с силой, растягивается попа и даже половые губы расходятся, обнажая красную полость. Все это мне виртуальным экранчиком суют в поле зрения!
        Мамочки, какой позор. Провалиться сквозь ринг через грунт до самого ядра, раскаленного. Рассматривает в таком ракурсе не только соперница, все - все! Но меня больше волнует другое! Ожидание отдает замиранием в промежности. Ощущение неминуемого вторжения давит на сфинктер. И я с тревогой не понимаю, что это за чувства.
        Она уже входила в мою попу. Эта поганая мысль стонет в груди. И женщина хочет еще. В уже палец снова идет к саднящему от дискомфорта анусу. Вторглись, надругались. И вот снова! Сжимаюсь, как могу. Палец утыкается и пытается пройти. Больно от трения. Но я не пускаю, не думаю о наказании за неподчинение. Не могу! Просто не могу позволить так просто это сделать!
        - Что ж, - прекращает попытки. - Не хочу делать тебе по - настоящему больно.
        На трансляции вижу, как она опускается к моей попе головой! Руками держит ноги разведенными, страхуется, мало ли я сожму ей шею. Чувствую губы на ягодице. Горячие, мягкие… тело откликается, сама ахаю. Только что она доставляла боль, а теперь ласка. Такая сладкая от такой сильной и злой, особенно сладкая… Губы, язык… С ягодицы переходит на бедно, нежная кожа в мурашках, но не могу удержать томного выдоха. Внутренняя сторона бедра под ее ласками, делаюсь беспомощной. Отвожу ногу еще дальше, чтобы не мешать. Мне просто хочется выгнуться, распахнуться для этих ласк. Поцелуи возвращаются на ягодицы, язык скользит между них и идет к анусу. Легкий разряд тока и затаившаяся сладость внизу живота и на анусе, что борется сейчас со здравомыслием, логикой и порядочностью. Нет! Эта грязная сука хочет дотронутся до ануса языком!
        Но я не в силах противится. Она мучала меня. А теперь ласкает, и сила этих ласк многократна. Она, как наркотик. Язык касается сфинктера.
        - Моя сладкая дырочка, - шепчет лесбиянка, наслаждаясь.
        Оооо… Никогда не испытывала томной сладости там. Круговые, упругие движения сводят с ума. И промежность пышет от сладкого тепла и предвкушения.
        Прекратила. И я опомнилась. Она превращает меня в животное! Но я не такая! Нет!
        Ягодицы раздвигаются до предела, и в увлажненный анус врывается поток воздуха. Она дует на него! И я снова улетаю в мир блаженства… Это самое - самое.
        - Нравится, сучка? - Смеется Анастаси. - На презентации ты делала это какой - то черной штуковиной.
        О Боже… вспомнила, что они отсняли, как я мастурбировала в ванной на Земле. Она видела?! Знает мои слабости?! Кажется, больше, чем я сама.
        - Крохотная сжатая дырочка, - говорит, издеваясь. - Моя сладкая дырочка…
        Холодный палец касается ануса. И продавливает сфинктер без особого труда. Длинный твердый настойчивый палец уходит все глубже. Медленно, но верно. Я не ощущаю насколько он глубоко. Сложно понять, внутреннюю полость просто жжет, ощущается нарастающий дискомфорт. Чтобы я насладилась зрелищем, у меня перед глазами виртуальное окошко с крупным планом действа. И щеки мои горят. Как же стыдно… Я расслаблена, мне больно и уже ничего не изменить. Она во мне, барьер сломлен окончательно.
        - Тугая попа, - комментирует соперница. - Давай, расслабься в ягодицах крошка. Так будет приятнее.
        Но я не могу разжать сфинктер. Трение доставляет боль, но все равно не могу. Палец пошел назад, и я почувствовала это. Эффект оказался выше ожидаемого. Вот оно, анальное удовольствие, смешно, что плакать хочется. Средний палец вышел полностью. На крупном плане, как Анастаси облизывает свой указательный. Снова ощущение ожидания давит. Но вскоре холодное влажное вновь встречается с моим раздраженным анусом. И входит с такой настойчивостью, будто у себя дома. Свободная рука оттопыривает ягодицу, чтобы всем было лучше видно действо.
        А я уже не сопротивляюсь, жду, когда все это закончится. Чертово насилие.
        Вынула указательный, вставила средний. Этот холоднее, свежее и идет туже. Жмурюсь, не желая больше видеть этого. Мне не приятно, больно, мерзко. Нет в этом никакого удовольствия. Палец заходил быстрее, туда - сюда. Жжет все сильнее, анус больше не сопротивляется. Очередной толчок, и чувствую, что внутри меня он сгибается, проминает стенки, хозяйничает. Новые ощущения непонятны… Стиснув зубы терплю и это. Ощупывает изнутри, как гинеколог. Новая волна насилия уничтожает во мне остатки гордости. Сфинктер натягивается сильнее. Открываю глаза и вижу, что во меня входит уже два пальца!!
        Дергаюсь, ибо немыслимо! Два пальца! Бьюсь под ней, как птица раненная, мотаю задом, ногами, руками долблю. Освобождает меня. Поднимаюсь, промежность горит. В анусе дикий дискомфорт, жжение, от которого передергивает стоит только вспомнить причину.
        Пячусь в угол ринга. Анастаси смотрит злорадно.
        - Я хочу разработать твою задницу, - говорит с досадой и идет на меня!
        Зрители взрываются новой волной восторга.
        Не успеваю уйти. Прижимает в углу. Рука хватает между ног, а я даже трусы не успела натянуть. Юркий палец входит в анус без церемоний, прицельно точно. Хватаюсь за запястье обеими лапками. Давлю на руку всем своим весом, дабы вынула палец. Но вместо этого отрываются от пола мои ноги. Да она меня на палец свой насадила! Вторая рука хватает за горло. Рывок! И я перелетаю через нее. Еще на лету чувствую, как из меня вышел ее палец со скрипом. Ударяюсь о пол болезненно.
        Не успеваю подняться, трусы срывает легко, следом слетает топ. Затем за волосы поднимает на ноги. Новый бросок через себя. Сиськи бьются, как колокола. И я уже не могу встать. Лежу на спине, и боюсь пошевелиться, ибо страшусь отклика боли в конечностях. Позвоночник трещит, органы внутренние будто в подвешенном состоянии, чуть потревожишь, и сразу начинают тлеть.
        Нависает надо мной. Смотрит фиолетовыми глазами с некой тревогой. Склоняется, целует в губы. Адреналин бьет в голову, прихожу в себя. Сознание неожиданно ясное, будто ее поцелуй имеет реанимирующие свойства. Не успела обрадоваться, меня тут же ставят раком лицом в пол.
        Влажный палец входит в саднящий анус. Затем второй. Оба ходят поршнем, сгибаются, продавливая полость в сторону кисы. Чувствую что - то иное, но боль от жжения перетягивает на себя все. Влаги вдруг стало больше, скольжение пошло. Легкое, свободное. Не уловила, когда появилась смазка. Да, от нее легче. Но не от того, что в мою попу входят уже три пальца! Она разрабатывает мою задницу! Дырка все больше, я даже не ожидала, что она может так растянуться. Немыслимо, но вскоре их уже четыре! И они входят легко, входят и выходят. А я чувствую лишь дискомфорт, жжение, натяжение и слабость там… Бессилие. Рука ее работает уже в разные стороны, пальцы будто обтесывают мою дыру, трутся в сторону ягодиц и вверх. Ходят, разминают. А дыра уже не закрывается. Я даже боюсь напрячь ее, дабы не вызвать боль. Красная полость на всех экранах, а еще там мое очумевшее лицо, едва закрытое тонкими прядями волос.
        Анастасия старательно разрабатывает мою задницу. Часто вынимает пальцы полностью, чтобы полюбоваться не закрывающейся задницей. Во мне дыра! Как теперь я буду ходить в туалет?! Рядом со мной появляется корзина! И трибуны просто разрывает от эмоций. А меня начинает трясти от новой волны страха!
        - О! Крошка, теперь самое интересное, - шепчет Анастаси, не выпуская меня.
        Хватает черную штуку, похожую на каплю и засовывает в мой зад. Та легко заходит, даже страшно. Тяжесть, холод, постороннее… От нее ее идет провод и круглая штуковина. Соперница давит на кружок, и тот накачивает воздух в пробку, делая ее больше. Натяжение внутри, наполнение. Стенки прямой кишки податливо растягиваются перед настойчиво разрастающейся пробкой, что заполняет меня полностью.
        Скулю, как сука, прося пощады и боясь даже пошевелиться.
        - Терпи, крошка, терпи сучка стыдливая, - шепчет, тяжело дыша.
        Накачивать перестала, потянула!! Сфинктер разрывается от натяжения. А пробка тянется, но будто уже что - то свое. Чувства противоречивы, хочу избавиться от чужеродного тела, но боюсь порвать свое мышечное кольцо. А еще я начинаю реветь, ибо моя задница раздолблена до такой степени, что страшно уже смотреть.
        - Ууууу, - не могу ничего больше издать, кроме этого. Вспоминаю Фару.
        Пробка выходит через режущую боль. Страх заставляет смотреть за этой корзиной с извращенскими штуками! Но Анастаси не берет больше ничего. Она переворачивает меня на спину. Ложится за моей головой, подгребает одну ногу своими двумя. Вторую ногу берет руками. Тянет, затылок упирается в ее пресс, подбородок утыкается к груди. Мы, словно лук: я - древко, она - тетива. Раскорячила меня в новой позе. Я и сопротивляться боюсь. Руки отпустили ногу. Одна со спины снова полезла к заднице и легко прошла туда сразу двумя пальцами. У меня уже не анус, а пластилин раздолбанный. Ногами сжала сильнее мою ляжку и раскорячила сильнее. Вторая рука легла на живот и пошла прямиком к кисе.
        - Пожалуйста, я не вынесу, - молю, сквозь слезы. - Куда уж хуже?!
        Внимая моим мольбам, а может и делая задуманное, Анастаси вторглась меж половых губ и остановилась в районе клитора. Потрогала там, потрепала немного, надеясь, что я уже влажная. Но нет… Тогда послюнявила пальцы и уже влажными продолжила трепать его умело. Сначала я не реагировала, и ничто в моем теле не реагировало на это. Массаж прямой кишки мешал, отвлекал, мучил…
        Но вскоре что - то изменилось. Зажатая нога в ее ляжках… сильные пальца во мне. И эта легкость, с которой она треплет кису, не проникая. Публика и все вокруг перестало смущать меня. Она перестала быть спустя время. Волна пришла, как я ее не отгоняла и как не боялась неведомого. Думала, если поддамся, то она полностью поимеет меня… В разработанный анус входит уже вся ее рука! Эта мысль разрывает мое сознание даже больше чем вся боль! Щиплет сфинктер горит внутри. Но это натяжение внутри, беспомощная поза с растянутыми связками, ее сильные бедра, сжавшие мое, холодный палец, что не оставляет мое укромное сладкое местечко ни на секунду - все это глушит боль и дискомфорт.
        Ниточки блаженства собираются в промежности, нарастая одной общей сладкой волной. Я держусь, хочу продлить это состояние до наступления пика блаженства. Дольше… дольше… Это феерический наркотик высшей степени удовольствия. Анастаси опускается к моей груди губами, сжимает сосок, оттягивает его, прихватив аккуратно зубками. И я уже не могу! Взрыв такой мощи, что все тело содрогнулось в конвульсиях сладости. Но соперница не отпускает меня. Продолжает трепать клитор! Анус сжимается, чувствую внутри себя пальцы, которые сдавливают мои мышцы в неконтролируемых конвульсиях.
        Анастаси замерла, наблюдая как я бьюсь в оргазме, что взрывает мой мозг, открывая на безумный миг похотливый мир без стеснений и предрассудков…
        Но все хорошее когда - нибудь заканчивается. И приходит разум.
        - Отпусти, - шепчу и начинаю ахать от того, что ее пальцы медленно выходят из моего горячего, податливого ануса.
        Звук гонга оповестил, что мои мучения закончились. И что на нас смотрят миллионы.
        - Мне понравилось, как ты сокращаешься, крошка, - произнесла женщина, поднялась и пошла с ринга. А я осталась лежать, как публично оттраханная проститутка. Попа горит, киса стонет. А я тяжело дышу, сжимая высвободившиеся бедра. На экранах мое, будто вывернутое наизнанку, красное анальное отверстие.
        В моем поле зрения появляется Мила. Лицо хмурое, я бы даже предположила, что заботливое.
        - Ты кончила с рукой в заднице, - выдала вдруг с такой неподдельной претензией.
        А мне так стало стыдно, что повернулась на бок и сжалась вся, обхватив руками голое тело. Или почти голове, на мне все еще юбка.
        - Следующий бой будет с мужиком, - произнесла рыжая, окончательно добивая меня. - Тебе Нелина в пару. Я не знаю, что он с тобой сделает, судя по сегодняшнему бою. Я больше за Нелину переживаю. А ты ведь ей хрен поможешь, потаскуха немощная.
        Поднимаюсь сама, дабы не наслаждались моим выражением лица зеваки.
        - Кэтрин! Кэтрин! Кэтрин! - Скандирует арена с восторгом. А я в шоке покидаю ее, как та еще стыдливая сука.
        Глава 12. ДУШУ ДЬЯВОЛУ ЗА ПОЦЕЛУИ
        Еще на выходе я увидела кровь, текущую ручьем по бедру. Острая боль вонзилась в мой пылающий жаром анус. И я просто потеряла сознание. Очнулась, лежащая в капсуле. Через стекло смотрит на мои голые сиськи Алия. Задумчиво так…
        А я задаюсь вопросом, что произошло?!
        Перед глазами возникает голограмма, на которой в трехмерной проекции показана анатомия человека. Причем все в натуральных цветах только с подсветкой. Вскоре понимаю, что это я изнутри так выгляжу. Диагноз: разрыв прямой кишки в нескольких местах. Поежилась, опасливо сжала там. Отпустило беспокойство сразу, ибо не почувствовала ничего, что не чувствовала до встречи с Анастаси. Подлатали, вернули все, как было.
        Даже не опасаясь, что Алия видит то же, что и я, решила в этом убедиться, вызывая интерактивную картинку с моим вылеченным анусом.
        Вылезла из капсулы, уселась с краю. Алия смотрит с заботой, стоя в полуметре. Сука, которая меня била кнутом, теперь заботится обо мне. Мир построен на противоречиях, сколько раз вдалбливали это мудрецы.
        - Агентство, выставившее бойца, получило крупный штраф, - выдала, утешая. - Часть ушла на твое восстановление, другая тебе. Плюс гонорар.
        Ага, вижу, что баланс мой, наконец, стал положительным. Сто сорок три тысячи кредитов. Какое - то время назад я интересовалась стоимостью билетов до Земли. От шестидесяти тысяч и до половины миллиона, в зависимости от класса и самого лайнера. Самый дешевый вариант: три пересадки, тридцать шесть суток в пути, еда с собой.
        - Как себя ощущаешь? - Спрашивает заботливо.
        Ощущаешь? Спрашивает о душевном состоянии, как трогательно. Пожимаю плечами, увожу взгляд. Меня трахнули в девственную задницу с особым цинизмом и жесткостью. Первый раз, и такой откровенный беспредел. Мир перевернулся, идеалы тоже. Нет больше таинства, я вывернута наизнанку. Никогда не думала, особенно после кнута, что может быть еще хуже. Может… А если мужчина еще страшнее?!
        Мурашки по телу голому катаются. Алия накидывает махровый халатик.
        - Почему я не скончалась на ринге? - Этот вопрос логичный, учитывая мои повреждения. Я не дура, в соцсетях много об этом. На моем веку столько гомиков передохло от излишней страсти.
        - Как и Нелина, Анастаси обладает нано - поцелуем, - отвечает телохранительница, открывая мне до селе неведомое. - Свойства у них разные, как и степень воздействия, как и срок действия. На ринге ты испытала поцелуй под названием «Насилие девственницы». Он притупляет боль, спасает какое - то время от кровотечений. И скажи за это спасибо сопернице. Иначе бы да, ты бы умерла от болевого шока.
        - Ничего себе, - вырвалось из моего очумевшего рта.
        - Не думаю, что она сразу хотела с тобой сделать то, что сделала, - продолжает Алия. - Ты сама ее спровоцировала. И началось все задолго до ринга. Хм… Кэтрин.
        Телохранительница посмотрела так наставнически. Ощущение, будто еще чуть - чуть и встанет на корточки передо мной, как перед ребенком.
        - Что? - Шепчу, глядя исподлобья и кутаясь сильнее.
        - Всем приключениям на свою задницу, ты обязана только себе, - продолжает, поучая. - Не только характеру. Отчасти и своей внешности, которая вызывает желание, а у некоторых неконтролируемые порывы сделать тебе больно. Я и сама…
        Осеклась, выдохнула. Головой мотнула и пошла к двери.
        - Я хочу обладать нано - поцелуем, - заявляю ей в след.
        Алия останавливается. Думает…
        - Это стоит дорого, Кэтрин, - произносит, не оборачиваясь. - И… пока тебе недоступно. Отдыхай, сегодня нет тренировок. И никто тебя не потревожит, если сама того не захочешь.

* * *
        Гостиничный номер мягок, словно утешения продолжаются. Лежу на кровати, от фантомной боли капсула не лечит. И внизу живота ощущение порой, будто из меня что - то вновь вынимают. Почему - то не сержусь на Анастаси. Она не лишила девственности. А могла, легко. Вот только продемонстрировала меня вверх тормашками с пальцем в заднице, когда я этого даже не подозревала. Почему - то этот эпизод самый яркий. Дальше, как в тумане…
        «Бои прошлого сезона женщин с мужчинами» - подаю мысленную команду искусственному интеллекту номера, затаив дыхание. - «Красная лига».
        Посмотрим, что меня ждет. И надо морально готовиться к встрече с мужчиной. У них есть то, чего нет у женщин. Я жутко боюсь члена. Агрессивного, толстого, нещадно рвущего плоть, члена…
        Возникает окошко на комфортном расстоянии с лентой внизу бессчетного количества страниц. На экране штук сто окошек поменьше с двигающимися кадрами презентации боев на ринге. Самые яркие моменты, броски, эффектные вхождения в соперницу, распахнутые попы, растянутые дырки… В общем, глаза разбегаются и блевать тянет.
        Вижу накаченных голых мужчин со стоящими членами. Такими огромными!! Мамочки, я таких волосатых обезьян еще не видела. Но не все такие огромные, есть и красавчики среднего роста, смуглые мальчишки. Смотрела недолго. Мужчина против женщины - это другое. Чаще он вялый по неясной причине. Но в любом случае силища неимоверная. Бабы летают по рингу и за его пределы только так. Пощады нет. Вот он взобрался на нее и вошел. Истошный вопль взбудоражил душу. Вырубила ролик сразу. Потому как невыносимо смотреть.
        Дух перевела и новый запрос формирую:
        «Бои Анастаси с планеты Урат, Красная лига».
        Выкатывают мне штук двадцать боев. Глаза разбегаются, и я задаю дополнительный параметр:
        «Бои с мужчинами».
        Отсеивается больше половины. Посмотрим, как тебя трахают, сучка. Потираю ладоши, но сомнения внутри. А если возможность победить мужчину?!
        «Победы Анастаси», - добавляю параметр для фильтра выбранных видеороликов.
        И отсеивается лишь половина! Я в некотором смятении. Она побеждает и мужчин?!
        Начинается ролик. Перематываю всю прелюдию в виде выхода на ринг. Мужчина обычный слащавый красавчик, даже не накаченный, что и следовало ожидать. С качками ей не совладать. Она в своем брутальном одеянии амазонки, он в плавках. Походили немного в стойке, и он пошел на нее. Сцепились, повалил. Заломал, обнажил грудь рывком.
        Почувствовала внезапное, тоненькое волнение в животе. Ох, какая у нее мясистая, стоячая как скала грудь! Женщина пользуется моментом и целует его! Мужчина отшатнулся, вскочил. С досады даже поднял ее и перекинул через себя. Снова поднял и бросил уже более вяло. С хохотом в очередной сцепке она срывает с него трусы. А у мужчины член стоит, как кол! Большой, непропорциональный телу, даже больше, чем у качков, что я успела увидеть.
        Ставлю на паузу, приближаю. Хочется рассмотреть агрегат поближе, но поспешно командую продолжить. Мало ли кто смотрит за мной! Видит, чем интересуюсь!
        Анастаси берет верх, набрасываясь, словно львица. Его неуклюжесть налицо. И всем, похоже, плевать, что это тот самый нано - поцелуй, что возбудил его и сделал вялым! Комментаторы шутки шутят, публика ревет и клянчит извращений. Тугие ляжки смыкаются на шее и сжимают голову бедолаге, морда стремительно краснеет от натуги. Лежа и сжимая его, она начинает играться с твердым членом. Хватает его, дергает. Мужчина охает и ахает. Мощные бедра давят все сильнее. И мне это нравится. Я тоже так хочу сделать с мужчиной, взять над ним власть и трогать уязвимый, беззащитный член. Она дергает все интенсивнее. Он ревет! Амазонка теребит агрегат, периодически переходит на головку и проводит манипуляции, от которых он еще и дергает ногами. Очередной рывок члена и неожиданный захват мошонки вызывает взрывной фонтан спермы, что попадает Анастаси на лицо, волосы и вообще куда ни попадя.
        Вырубаю на хрен. Чувствую, сердце бьется учащенно. Да и между ног не спокойно. Проверяю пальцем. М - да. Влажно… возбудилась. Щелкаю еще на одну иконку с победой Анастаси над мужчиной. Пролистываю все до момента, когда она уже заламывает и этого самца. На этот раз это вообще мальчишка, похожий на студента, задница у него выпуклая, довольно привлекательная, а еще плоский живот с кубиками пресса. Снова он становится жертвой ее нано - поцелуя. Член стоит, сам вялый. Амазонка ставит его в позу березки, оттягивает яйца с особой жестокостью и вгоняет палец в задницу. Причем с таким скрипом, что я и сама будто бы почувствовала его жгучую боль. Все это крупным планом и в любых желаемых ракурсах. Стоит только подать мысленную команду.
        И я отматываю назад, не в силах оторваться. Лицо парня с реакцией во время действа неожиданно кольнуло сладостью от ануса до кисы. Не знала, что его реакция меня так возбудит. Отогнала мысль, что надо посмотреть еще раз. Вот так и подсаживаются люди на эту дрянь …
        Решила все же досмотреть. Он взбрыкивает из последних сил и валится на спину. А женщина ложится в позу «шестьдесят девять», накрывая своей промежностью его лицо. Делает ему минет, массируя анальное отверстие двумя пальцами. Вскоре кончает и этот бедолага.
        Делаю выводы: чтобы победить, нужно заставить соперника кончить. У Нелины есть поцелуй суккуба. Но вот сможет ли им ослабить соперника? Мужчина сильный, он не даст над собой властвовать. А стоячий член - это страшное оружие! Как хочется зажать его шею ляжками, почувствовать власть и схватить за яйца, сдавить их.
        Отгоняю дурные мысли. Я не такая. Листаю бои Красной лиги других девушек. Хочется убедиться, что не единственная такая слабачка, которой вертят, как хотят и вставляют куда пожелают. Бои разные, но тенденции проведения похожи. Женщины дерутся в основном на равных, срывают одежду друг с друга, проводят приемы, броски с хорошей амплитудой, хватают за интимные места, загибают друг друга в неудобные позы. Со временем одна из соперниц устает больше другой. И этим пользуются… Увидела бои, где одна заведомо слабее другой. Тут начинается игра «кошки с мышкой». Вот это мой случай. Эффектный бросок с пальцем в попе вызвал невольный восторг и тут же всколыхнул и мою рану. Фантомная боль вернулась. Выключила трансляцию, повернувшись на бок на мягкой кровати.
        Снова подумалось об Анастаси. Как же она этих мужиков… Дернулась, снова включила ее бой с мужчиной. Хотела Амировую лигу посмотреть. А мне доступа нет. Что же там особенного?! Пролистываю, что дают. Нашла все же бой амазонки с качком. Кадр, как они катались по полу, мастурбируя друг другу меня просто поразил. В конце он оказался снизу, а она сверху. Снова в позе «шестьдесят десять» и снова она вогнала палец в задницу, после чего мужчина изверг сперму прямо ей в рот, она почти все и проглотила! С губ закапало… Меня чуть не стошнило на кровать. От чего не сразу увидела, что и он ей тоже вставил пальцы в оба отверстия незадолго до окончания боя.
        Получая некое удовлетворение, я нашла ее проигрышные бои, когда мужчина разрабатывал ей зад, как это делала она мне. Зрелище двоякое. С одной стороны, по делом суке, а с другой - жалко. Она кричала, как резанная и ничего не могла сделать в смертельной сцепке из мускул.
        Усаживаюсь на кровати, с желанием сорваться на прогулку. Между ног мокро, как будто описалась. Отправилась в ванную под душ и быстренько кончила под впечатлением увиденного.
        Нужно овладеть поцелуями, во что бы то ни стало! Мысль навязчивая, и верная. Набрала Нелине, та пришла не одна, а с Милой. У рыжей вид, будто я ей изменила.
        - Откуда у тебя нано - поцелуй? - Спрашиваю нежную сучку от которой сейчас почему - то воротит.
        Нелина мнется.
        - О! - Подпрыгивает Мила. - Ты в курсе дела! Полмиллиона кредитов на бочку, и я найду тебе нужные нано - имплантаты, что присасываются к железам и дают определенный рецепт на выработку по сигналу твоего мозга.
        - Одолжи, - произношу ангельским голоском.
        - Покровителя проси, - усмехнулась Мила. - Ринекарда Дорса, он же в тебе души не чает, особенно после такого жесткого анала.
        - Мила, ты дура? Что я могла сделать?!
        - Твои рейтинги упали, Кэт, - скривилась Мила. - Тебя трахнули жестко, и ты уже не интересна половине подписчиков.
        Новость плохая. Делаю вид, что плевать. Выходит плохо, судя по виду рыжей твари.
        - Хочу проветриться в том парке, - говорю, меняя тему. - Нелина, ты со мной?
        Специально обращаюсь к сукубке. Она не рыбы ни мяса, как обычно. Но тут происходит неожиданный поворот. Нелина улыбается открыто и кивает.
        - А мне с вами можно? - Спрашивает Мила с явным сарказмом. Естественно, она хрен останется.
        Я бы вообще одна пошла. У меня есть задумка. Конечно, никто одну не отпускает. А тот ресторан с танцевальной площадкой нужен мне. Приодевшись в школьницу с красной юбкой и белыми чулками, двинула на миссию. Снова без трусиков. На этот раз Мила даже не возразила, хотя поняла это, когда юбка всколыхнулась в процессе запрыгивания в транспортный гравер.
        Естественно девушкам я не сказала истиной цели похода. Однако избавиться от них не вышло. В ресторане снова музыка. Из дня в ночь за один шаг. Ищу Анастаси, но ее нигде нет. У девочки бармена поинтересовалась, где она может быть. Но та лишь пожала плечами. Зато дама в вечернем платье изрядно пьяная посоветовала посетить еще одно заведение.
        На свой страх и риск вышла через туалет на лоджию, вызвала гравер и назвала заведение. Умчалась без Милы и Нелины, с камнем на душе. Ибо мне может и достаться, если они решат, что я хотела сбежать.
        Заведение с бассейнами в десяток уровней и кучей спиральных и волнистых горок, словно это аквапарк. Народа довольно много. Но меня привлекла отдельная темная сфера, парящая прямо в центре. В ней я разглядела этажи и лазерное шоу. Подняться удалось легко. Поспрашивала, с удовольствием ответили, куда встать и где нажать. Скоростные лифты работают каждый в своем измерении пространства, нигде ничего не мешает, в глаза не бросается и архитектурные виды водных горок не портит.
        Моргнула пару раз и уже в помещении наполненном атмосферой ночной жизни. В центре на сцене крутятся голые мужчины и женщины. Никто не танцует из посетителей, все смотрят, сидя на диванах и попивая всякое дерьмо. Короче, я попала в стриптиз - клуб.
        Залы средней величины. Прошлась по одному этажу минут за десять, поднялась выше. Затем еще выше, с каждым разом площади все меньше. Общественная зона сменяется на вип, с обособленными местами. Если бы я расслабленно прогуливалась, ко мне бы давно пристали. А у меня вид взмыленный и обеспокоенный. Если кто и решился подкатить, то я просто убежала, ибо на месте не стою.
        Обратившись к бармену, нашла Анастаси на отдельном диване в уголке. Женщина в платье вечернем, стоит на четвереньках, ягодицы торчат облегаемые тугой тканью. В полумраке разглядела девку под ней, что сразу же одарила меня блаженным, беззаботным взглядом. Молодая, с обнаженной грудью девица выглядит, как красавица с картинки. Слишком миловидная, глаза большие, как у анимешки. Я бы и сама не прочь такую иметь в подружки, чтобы любоваться, да всем показывать.
        - Анастаси, - произношу тихо. Не реагирует, сопит. Рука ее уже под юбкой девочки хозяйничает. - Анастаси!
        Оборачивается резко. Смотрит, прищурившись.
        - А, ты. Чего надо? - Гнусавит и обратно поворачивается. - М, целуй, крошка, давай свои губки, язычок…
        Целуются. Плевать ей на меня.
        - Анастаси, можем поговорить? - Настаиваю.
        - Отвали, от тебя одни неприятности, - рычит и дальше елейно своей партнерше. - Давай, потереби мой клиторочек, не стесняйся крошка.
        Стою, как идиотка. Знаю, что скоро примчатся Мила с Нелиной. И сорвется моя задумка.
        Решаюсь! Усаживаюсь сбоку, чтобы видеть их и помаячить немного. Целуются в засос, трогают друг друга.
        - Давай поговорим, пожалуйста, - вырывается мой стон. - Я тебе все еще нравлюсь, Анастаси?
        Замерла амазонка. На меня посмотрела испытывающе. Страшно стало, она может мне задницу на две части порвать. Но почему - то эта мысль приводит меня к еще одной. Если она будет ласкова со мной… Подтягиваю края юбки к поясу, демонстрируя отсутствие трусов.
        - Свободна! - Рявкнула Анастаси, и я дернулась, но она остановила меня рукой. - Не ты!
        И анимешка с плачем навзрыд помчалась прочь, на бегу натягивая трусы. Анастаси уселась, подперла голову задумчиво.
        - Хочешь отношений со мной? - Спрашивает прямо.
        - Не совсем, но я готова… эм…
        - Кэтрин, чего тебе надо? А? - Произнесла женщина и откинулась на подлокотник. - Я и так проштрафилась из - за тебя. Попала на круглую сумму.
        - Спасибо за анестезию, - проговорила шепотом.
        - Извини, - выдала вдруг так искренне и снова подалась вперед.
        - Помоги мне, - шепчу, пододвигаясь, будто ко льву в клетке. - Мне нужен нано - поцелуй.
        Анастаси выпрямилась. На лице ухмылка.
        - Не дают покровители? Хотят, чтобы тебя еще больше терзали. Им натуральное подавай, непорочное и нежное. Желают выжать максимум, а потом сама вертись, как хочешь, - вынесла женщина вердикт. - Какой поцелуй хочешь? Их десятки видов. И цены разные. На черном рынке можно достать, но я этим не занимаюсь. Я и так встряла и контракт на волоске, Кэтрин.
        - Я дам тебе отлизать мою кису, - шепчу, яростно и стремительно краснея.
        Анастаси так рот и открыла, пребывая в некотором замешательстве. Я и сама сморозила, что от себя не ожидала. И как только язык повернулся! Не успела она ответить, как я пододвинулась ближе. Взяла его за руку, почувствовала сцепку с холодными пальцами. Потянулась другой рукой, погладила по бедру. Та ахнула, глаза закатила. Что с ней?! Убрала руки. Опасная львица, играть с ней не хочу. Порвет мою задницу, и глазом моргнуть не успею, даже шоколадным.
        Как она оказалась сверху, я понять не успела. Губы коснулись моих. И я испугалась, что она как - нибудь воздействует на мой организм. Но ничего не ощутила, кроме языка у себя во рту. Ладонь коснулась ее груди, сквозь тонкую ткань ощутила сосок, который стоит, как каменный. Анастаси отпряла, обнажая ее и давая мне волю. А я просто хочу потрогать эту мясную грудь, чисто из интереса! Нет, ну прадва, чисто спортивного интереса!
        Напирает, отодвигаюсь, не давая ей овладеть мною до конца. В итоге оказались у стеклянной стены с видом на бассейны, куда лететь этажей десять. К стене прижала. Холодные руки опустились под юбку, прямо под ягодицы. Теряться не стала, прыгнула на ее, обхватив в районе талии. Так по крайней мене не достанет мою кису.
        - Горячая, нежная крошка, - поговаривает Анастаси, целуя в шею. И я начинаю терять контроль от таких сладостных нежностей.
        Язык спускается ниже. Рывок, и моя грудь вываливается из топа. Сразу попадает под горячие ласки. Губы целуют сосок, язык играет с ним. А меня уносит в мир наслаждения. Не хочу, чтобы это заканчивалось. Мало кто делал мне так приятно… Наигравшись с грудью, лесбиянка поднимает меня выше. Руки поршнями давят на ягодицы. Вот уже бедра цепляются за ее грудь. Она разводит мои ноги, поднимаюсь еще выше. Ноги взваливаются на ее плечи. И вот кисы касается ее твердый, наглый язык. Туда же идет и палец.
        - Нет, не надо, не проникай, - шепчу. А сама только этого и хочу!
        Палец играет сверху. А внутри все горит. Хлюпает между ног. Я теку, как последняя сука. Язык только сейчас касается клитора, а холодный палец, увлажненный от моих соков идет к анусу!
        - Не делай мне больно, - стону. - Не надо туда.
        - Тебе понравится, крошка, - произносит томно, и я чувствую, как легко в меня входит палец. Снова она вторглась в мой анус. Но это уже не так болезненно, особенно в сочетании с удовольствием от ласк… Язык касается клитора настойчиво, и я уже не могу держаться.
        Взрыв и мириады звезд разлетаются в клочья в моем сознании, цунами блаженства несется с промежности, через живот и выше в обезумевший мозг. Спазм, от которого сжимается все тело. Бедра сжимают ее шею. Это уже не контролируемо. Анус бьется в спазмах, сжимая холодный палец. Анастаси тянет его назад, вынимает, наблюдая за моей реакцией. Стыдно, черт побери… Усаживает на диван мягко и легко. Смотрит сверху, такая довольная, будто это она только что испытала.
        А у меня никогда еще такого сильного оргазма не было!
        - Детка, теперь твоя очередь доставить мне удовольствие, - произносит томно.
        И я не могу ей отказать, пребывая в горячем блаженстве. Хочу отплатить тем же, отблагодарить. Мне нравится, что она вертела мой так. Подняла над собой, такая большая, сильная, знающая как доставить удовольствие, женщина.
        Задирает свое платье, укладываясь поудобнее на диване. Снимает трусы, раздвигает ноги. С волнением в груди касаюсь ее накаченных бедер. Никогда такого не делала вот так вот, по желанию. Тугие ляжки поддаются моим скромным ласкам и расходятся еще. Чужой женский половой орган мне противен, особенно с влагой от возбуждения. Но я борюсь с этим. Я должна добиться цели, а если это единственное средство… пусть, я готова, если об этом никто не узнает. По крайней мере, после публичных изнасилований, такое уединение кажется очень и очень надежным. Будто я в норе какой, и никому нет дела до наших игрищ.
        Язык мой пробует соленый клитор. Слюни эти омерзительны, и я стараюсь лизать выше, где нет выделений. Анастаси выгибается, но она вскоре поймет, что я халтурю. Затаив дыхание засовываю палец во влагалище. И женщина начинает стонать.
        - Хочу второй, - шепчет, извиваясь.
        Всовываю два. Тугая полость, складки, хозяйничаю там. Приподнимаюсь, второй рукой к кисе, мажу палец в выделениях. Веду палец к попе, нащупываю анус. Тугая дырка в моем распоряжении. С мыслями, что хочу ей отомстить, вхожу. Продавливаю сфинктер с трудом. Преодолеваю кольцо и проникаю дальше. Плотная полость со всех сторон сжимает палец, облегает его. И это необычное ощущение. Некая власть, которая сладка. Проталкиваю его до предела длинны. Горячее анальное отверстие периодически сдавливает и отпускает.
        - О, да Крошка… - стонет Анастаси. И я начинаю уверенно трахать ее пальцами, наполняясь азартом.
        Смотрю на выгибающуюся от блаженства женщину под иным углом. Накаченное тело, которому не хватает члена. Почему - то думаю о мужчине. А не о слащавой девочке, которой можно вертеть. А уж тем более не о той, что сейчас со мной. Мне нужен сильный, чтоб обхватил, завладел…
        За этим занятием нас застает Мила с Нелиной.
        - Охренеть! - Ахает рыжая и выдает неконтролируемый хохот.
        А я усаживаюсь деловито, Анастаси поправляет платье, делает тот же непринужденный вид. Кивает, мол, чего хотели.
        - Тебе штрафа мало? - Фыркнула Мила с руками скрещенными на груди.
        - Целка у Кэтрин на месте, - выдала женщина. - Можете проверить, а еще лучше отлизать, девочке это нравится.
        - Верим на слово, ты все равно никуда не денешься, - ответила рыжая с ехидством. - Кэтрин, да ты оказывается гнусная лесбиянка!
        - Мила, у меня выходной, отвали, а?! - Произнесла я, придвигаясь назад к Анастаси и прижимаясь к ней, как к мамочке.
        Рыжая скривилась недовольно.
        - Никаких контактов больше, - озвучила угрозу.
        - Она имеет право на личное пространство, госпожа Мила, - произнесла в мою защиту амазонка и приобняла, как подруга за талию. - Подождите за дверью, или я вызову охрану клуба.
        - Мила, пошли, выпьем, - прошептала Нелина, одарив меня серо - голубоглазым укором.
        Ушли мои ненавистные подруги. На столике появились коктейли. Опять ядреный мне сует. Принимаю из вежливости.
        - Ты хоть что - то знаешь о том, что просишь? - Переходит к делу Анастаси.
        Пожимаю плечами. Нет конечно. И она начинает перечислять все виды поцелуев. А я пытаюсь намотать на ус, уловить как можно больше смысла и запомнить наиболее важное.
        Первое различие в применении: есть поцелуи без языка, такие дороже, другие действуют только если засунуть язык в рот противника. А это сделать значительно сложнее, если жертва в курсе дела. Теперь о том, что они делают. Возбуждающий эффект, расслабляющий, клонящий в сон даже есть. А еще увлажняющий в отверстиях! То есть можно поцеловать, а потом просто засунуть палец во влажный анус. Назвала парочку, что притупляют зрение и вызывают галлюцинации. Узнала я, что бывают еще поцелуи, вызывающие страх, смущение, откровенную панику. Есть даже такие, что вызывают резкую тошноту или неконтролируемое желание обделаться. От такой новости, я просто в шоке! Даже представила, как целую мужика, и он тут же блюет. Настолько я ему не нравлюсь?! Смешно, что жутко! Действий на соперника она перечислила несколько десятков. Но все это не так популярно, как возбуждающий и обессиливающий поцелуи.
        О них я и заикнулась.
        - Но есть и защита от этого, - выдала Анастаси вдруг плохую новость. - Поэтому на них ставку делать не стоит. Хотя, в твоем случае иного нет. Ты слишком слабая, слишком натуральная.
        - А ты?!
        - После этого круга, ты можешь свободно использовать нано - усилители, стимулирующие твои мышцы. Быстрее накачаешь их, перестанешь быть девочкой для битья. Хотя так ты и заработала свой рейтинг.
        - Который благодаря тебе упал, - произнесла смело, ибо уже наклюкалась.
        - Трахните с Нелиной мужика и все тебе воздастся, - ответила такая же пьяная Анастаси.
        - Легко сказать, - говорю. Мы с ней как подружки теперь. Молочные сестры. Я ей полизала, она мне полизала. Все честно и на доверии.

* * *
        Вторая столичная система империи. Город - планета Эриэр.
        Красная лига. Бой третий (заключительный бой перед переходом в Амировую лигу).
        Противник Кэтрин и Нелины - Зейник Кортис, мужчина с планеты Шейдир второго круга империи. Выписка из анкеты: двадцать два года по земным меркам. Два месяца на контракте у агентства.
        Две «школьницы» идут под ручку. Влажная лапка Нелины выдает ее волнение. А я совсем не боюсь! Мы - две школьницы, шествующие на изнасилование под рев зрительского зала, Колизея, стадиона, или как там его… Моей напарнице этот образ под стать, сисек нет, мордаха детская и печальная.
        На ринг поднялась и охнула. Накаченный двухметровый мужчина в плавках смотрит с кривой улыбкой на меня, как на очередное мясо. Сам красавчик зеленоглазый, плечи широченные, бицепс, как моя голова, ручища больше моих ног. Груда мышц играет на свету, ляжки мощные, взглянула между. Похоже, член не особо выдающийся, судя по небольшой выпуклости под эластичной тканью. Страшно стало вдвойне от того, что ничего мы ему сделать не сможем, ибо как об стенку горох. Папочка против малолетних детей, отшлепает и дело с концом.
        Издевательство я оценила после сигнала о начале боя. Мужчина схватил подброшенную ему бутылку с маслом и стал поливать нас, даже не притронувшись. С визгом разбегаемся, но вскоре загоняет в угол. Одежда масленая прилипла быстро, соски проступили, волосы слиплись. Зрители в экстазе от такого поворота. А мне мерзко до невозможности. К моим ногам прикатывается еще одна бутылка! Теряться не стала, подняла быстро, направила на него и надавила. Желтоватая струя ударилась в мощную грудь. Мужчина засмеялся! Стал активнее поливать нас, а я ему на морду нацелила, визжа и пряча лицо. Вскоре мы уже были с ног до головы в липком, скользком масле.
        А еще весь ринг залили, что шаг не сделать. Как на льду. Выжимаю остатки масла под ноги ему. Мужчина откидывает бутылку с видом, что ему это уже надоело и тянется ко мне. Поскальзывается и падает!
        Нелина на него резко пошла! Я аж охренела от такой смелости. Мелкая сучка прыгнула сверху, как обезумевшая! Но не вышло ничего. Зажимает ее мужчина, перекатывает через себя, как игрушку мягкую. Вижу, что старается не придавить девчонку. За платье тянет. А не тут - то было! Уже не так просто снять одежду. Мчусь подруге на помощь, что делать не знаю. Обычно за волосы хватала, а тут за что?! Делает подсечку, падаю на него. Горячее мощное тело прижимает, трется о мое. Страшно и волнительно. Выскальзываю кое - как, лезу к шее, пытаюсь ляжками зажать! Должно работать. Хохочет сученок!
        Рывок и я перелетаю через него и падаю спиной. Запоздалая боль поражает живот. Тыкнул туда своими пальцами. Перекатилась в сторону. Нелина кряхтит, обхватил рукой за талию. Избавляет от платья, разрывая его. На четвереньках подкрадываюсь к шее на вторую попытку. Отбрасывает напарницу уже без платья. Меня хватает за предплечье, подтягивает ближе и за талию перехватывает мощной сцепкой. Чувствую, что не хочет сильно давить, но и выпустить не желает. Оказался за спиной, лежим на боку. Чувствую его твердый член, упирающийся мне в копчик. Схватил за топ грубо и дернул. Грудь вывалилась. Ухватился за нее, тереть соски стал, грудь разминать мощной лапой!
        Скулю от беспомощности. Скользит моя плоть о его плоть. Соски приобретают упругость, играет с ними пальцами, тварь такая знает свое дело. Спиной чувствую его мощную грудь и горячее тело. Отзывается внизу живота предательски…
        Зарычал вдруг. На мой немой вопрос выскочил экранчик камеры, транслирующей нас со стороны. Нелина схватила за резинку и оттягивает мужчине трусы, воспользовавшись отвлечением. Вот дрянь такая! Только больше злит его. А трусы впиваются ему между накаченных ягодиц, ох, ну и видок. Отпускает меня и перекидывается на напарницу. Хватает ее за трусы, поднимается сам и вздергивает! Визжит девочка. Рвутся трусы и падают оба. У соперника трусы на месте, только превратились в стринги на десять размеров больше, да вывалились причиндалы.
        Мужчина зол на Нелину и берет ее снова. Между ног хватает и под грудь второй рукой. Раскручивает, поскальзывается и падает вместе с ней, накрывая всей своей тушей. Не знаю, что на меня нашло, я прыгаю на них сверху. Хотела подруге помочь, а вышло наоборот. Сыплется наша гора из тел. Мужчина перекатывается и меня на живот переворачивает, сдергивает вязкую юбку. Рывок и трусики впиваются меж половых губ. Крайне неприятно. И мне досталась эта забава… Ткань не выдерживает, рвется. Затем он обхватывает за живот, поднимает кверху попой… оголившейся белой попой.
        В перевернутом положении вижу, что Нелина лежит, не шевелится даже. Я осталась одна! И от этой мысли в живот нахлынул страх. Соперник сидит, голова моя между его бедер, чувствую затылком твердый член. Возбудился урод. И сделать ничего не могу, сдавил сильно живот, что кишки перекрутились. Ноги выпрямила, но они болтаются в разные стороны, и никакой пользы. Чувствую касание у себя между ног. Трогает мою кису! Массирует ее. Мои беззащитные масленые дырочки легко поддадутся вторжению.
        Замерла промежность в ожидании. Сердце забилось чаще.
        В анус входит горячий палец без особого дискомфорта. И это показывают крупным платом! Вторая рука пошла выше, к кисе, ослабив хватку. Скулю, не в силах сопротивляться. Слабею в этой масляной пытке. Палец в заднице ходит неспешно туда - сюда, раздражая слизистую… Горячо внутри. Трибуны ревут, а у головы мужчины возникает Нелина!
        Поцелуй! Есть контакт! Меня отпускают, вынимая палец. Хотел видимо, еще в кису залезть, ублюдок…
        Сфинктер саднит, неприятные ощущения остались от резкого выхода.
        С чувством облегчения я отползла в сторону. Хрен с ней, с Нелиной, теперь он возбужден и очень опасен. Пусть трахнет ее и кончит. Тогда мы победили. А я в сторонке посижу. И действительно. Мужчина набросился на беззащитную девочку, как медведь на белочку. Увидела я член и дыхание перехватило. Он стал еще больше! Страшнее, мощнее! С венами и надутой головкой размером чуть ли не с кулак. Я в ужасе забилась в угол ринга. До этого он с нами игрался, а теперь разозлился!
        Схватил Нелину сзади за живот и с тугим скрипом натянул на свой член одним рывком! Будто та резиновая кукла. Взвизгнула девка, завопила истошно, заревела, как маленькая. А он пошел работать тазом, все яростнее и яростнее. Заходил член, как поршень. Мощные ягодицы сжимаются и блестят от масла. Плач прекратился быстро. Стонет напарница, будто ее раздирают. Такой большущий член… И как только он влез в нее?! От криков ее страшно вдвойне, втройне… трясусь, мурашки оккупировали тело. Не могу даже приблизиться к этому монстру, не то чтобы напасть или отвлечь, он и меня порвет, как тузик - грелку.
        От стонов, переходящих во вскрики, волосы дыбом. Вскоре он укладывается на спину, не вынимая из Нелины. Она сверху остается, рывок и ноги подхватил под колени и к шее. Там в замок сомкнул. Раскорячилась напарница, как лягушка. А член все еще в ней. Вид у Нелины испуганный. Подбородок к груди прижат. На меня смотрит с мольбой, как перед повешеньем.
        Удар мясной машины! Глаза выпучились у девки. Вскрикнула! Что я вздрогнула и вжалась в канаты. Снова заходила груда мышц, секс - машина, вгоняя член в беззащитное раздолбанное влагалище. Нелина орет сильнее прежнего. Вопит сильнее рева толпы. Скорее всего, приглушили публику для видео трансляции. Поза такая Нелине совсем не нравится. Зато видно всем, как он глубоко входит.
        Не расцепляя замка, поднялся садист, привстал вместе с ней и продолжил трахать на весу, показывая, как надо трахать тряпичную куклу. Заревел, будто нарастает у него что - то. О да! Давай! Давай, детка поднажми и кончи!
        Возрадовалась только, что уже вот - вот извергнет. Но он вдруг прекратил! Снял ее со своего члена и выкинул в сторону, как ненужную сломанную куклу.
        Шмякнулась Нелина в неприличной позе, тяжело дышит. А мужик на меня пошел. Вернее его член на меня пошел, как кол устремился, стрела, копье, таран!!
        Остановился в метре. Смотрю на него с ужасом в глазах.
        - Не делай мне больно, пожалуйста, - шепчу, строя из себя невинную. Должно сработать!
        - Боишься меня!? - Рявкнул, оскалившись.
        Уползаю с визгом. Хватает за ногу, тянет! Лапа здоровая, обхватывает полностью, так что не ускользнуть. Сверху садится! Шлепает по заднице, что кричу сильнее Нелины во время жесткого секса. Второй удар пришелся по другой ягодице. Усмехнулся вдруг, опустил. Сидит, подперев себя руками, ноги врозь, член колом. А я рядом вся в слезах, сжимаюсь и боюсь пошевелиться.
        - Ну что ты? - Нахмурился. - Подруге не помогла, теперь я с вами поодиночке расправлюсь.
        - Слабую женщину бить не делает тебе чести, - выдала со злости, что глаза округлил.
        Рванулась на него. Схватила за член обеими руками! Не ожидал! Горячий, мощный, влажный и скользкий. Сжала яйца, что есть силы! Оттянула! Зарычал, закатывая глаза, и даже не попытался смахнуть мои объятия. Ему нравится?! Головку массирую в ладони, заохал! Второй рукой ниже веду. К анусу! Вот сейчас ты у меня и кончишь, дружок! Только коснулась его сфинктера. Дернулся, поднялся резко. Подскочила к лицу и поцеловала в соленые губы, и даже язык просунула меж зубов. Готово!
        Отскочила подальше, ожидая действия. Проморгал мужик, соображая, что произошло, тряхнул головой, пытаясь стряхнуть наваждение и поднялся, уже шатаясь!
        Анастаси подарила мне нано - поцелуй. Вышло это сделать почти перед самым боем. Девушка сдержала слово и достала, что могла. Эффект его прост: человек теряет ориентацию в пространстве, становится пьяным. «Поцелуй пьяной бабочки», так она назвала его.
        Заплетаясь и путаясь в собственных ногах, мужчина пошел в мою сторону. А если учесть скользкий пол, то ему вообще не повезло. Резво рванула к Нелине. Судья не остановил, значит, она жива и здорова, просто притворяется, сучка такая. Растормошила ее быстро. И мы решили мстить!
        Тем временем мужик упал и пополз на шум. Как крокодил пьяный, или боец ползущий по - пластунски, виляя задом. Видно, что изо всех сил борется с воздействием. И, кажется, что все скоро пройдет. Нелина, увидев такой поворот, сразу ринулась к мужчине. Откуда у нее сил хватило его перевернуть на спину, для меня осталось загадкой. Она сразу же припала к нему между ног и начала лизать член. Если бы он поместился ей в рот, она бы и пососать была не против.
        Недолго думая, я подошла со стороны головы. Примерилась, уселась рядом с головой и обхватила шею бедрами. С мыслью, что Бог любит троицу, сомкнула скрещенные голени пятками. Напрягла выпрямленные ноги, сжала сильнее. Закряхтел от натуги. А я усмехнулась злорадно. Мощные, но вялые руки попытались скинуть меня, подперев ляжки, но я сдавила сильнее.
        - Вставь ему палец в задницу, - выдала я, наслаждаясь своей властью.
        Мужик зарычал хрипло. Дернулся, но я ждала этого, и не дала вырваться. Камера от третьего лица показала, как моя скромная подружка, не переставая мастурбировать рукой член, вгоняет палец в тугой мужской анус. Масло уже порядком впиталось, и он продавливался в непослушные ворота очень тяжело. Соперник кряхтит, но не шевелится.
        Заревел вдруг. Нелина вогнала второй, продолжая яростно надрачивать член. Головка увеличилась еще!! И вдруг произошел взрыв. За секунду до этого, напарница направила его в сторону головы соперника, и большая часть биомассы угодила на лицо ее хозяина. Как ловко придумано. Нелина тот еще затейник, оказывается!
        Прозвучал гонг, и я расцепила ноги. Когда мы покинули ринг, мужик только поднялся. Я даже оглянулась, покидая зал. Он хищно смотрел нам в след, вытираясь белым полотенцем.
        Черт возьми! Меня распирают эмоции. И я обнимаю Алию, Милу, Нелину хлопаю по спине. Целовать не стала, ну его нафиг! Смеюсь. Мы мужика победили! А напарница оказывается та еще садистка. Вставила пальцы, и не постеснялась даже! Отомстила за жесткий секс.
        - Умничка, - говорю ей искренне. А она глаза от меня уводит и идет обниматься с подружкой лесбиянкой.
        - Нелина, вот это моя девочка! - Визжит от счастья Мила, тиская свою подругу.
        - А я?! - Делаю хмурые бровки.
        - А ты трусиха и предательница, - отмахнулась от меня Мила, не дав второй раз обнять ее.
        Осунулась с досады от таких заявок.
        - Ой, ну и пошли к чертовой бабушке, - фыркнула и устремилась в душ.
        Вам не испоганить мое настроение. Я девственница! Я все еще девственница! Мне удалось сохранить невинность! И это очень круто. Но больше эмоций испытываю от победы над мужчиной!
        Глава 13. РАЗРЯДКА
        Переехали в какую - то резиденцию в соседнюю систему с маленькой зеленой звездой в роли солнца. Платформа - курорт, словно остров, парящий в космосе. Еще на подлете к нему насытилась рекламными голографическими баннерами, транслируемыми со спутников. Все о благах и развлечениях. На одном реклама Амировой лиги, свою мордаху увидела улыбающуюся и задницу следом распахнутую. Вот уроды, дети ведь смотрят. Или для их восприятия там будут транслироваться только мультики? Вполне возможно, что так. У империи ведь тотальный контроль подданных благодаря имплантатам.
        Гостиница этажей десять, сложенная типа из бревен, прямо в лесу. Деревья вокруг высокие, смахивают на бамбук. Цветы благоухают, птички поют. Хотя, судя по тому, что птиц я там не увидела, все это имитация.
        Обязательных тренировок больше нет, какое счастье. А еще мне открылся доступ к базе записей Амировой лиги прошлого сезона. Но я не смогла это смотреть… Девчонки на меня обиделись и гулять не зовут. От безделья роюсь в прообразе интернета, только тут такая помойка, что восприятие притупляется довольно быстро.
        - Девственница в Амировой лиге! Немыслимо! - Разрываются имперские сети, добавляя масла в огонь и беспокойства в живот.
        Наткнулась на букмекерскую контору. И там нашла ставки на меня. На какой секунде боя лишат девственности - самая популярная. Это вообще в голове не укладывается!
        Вышла на балкон проветриться. Не хочется думать о том, что меня ждет. Три этажа вниз и клумбы с беседками. А сквозь деревья я вижу синеву вдалеке. Вот это поворот! Море?! А меня тут упрятали, ничего не рассказав. Внизу ходят все в балахонах, как в психбольнице. Похоже, плевать хотели на имидж и общественное мнение.
        От мыслей о пляже настроение резко поднялось. Открыла шкаф, убедившись, что тут все надо делать ручками и вообще физический труд приветствуется. Никаких иных измерений и доставки по волшебству. В шкафу куча балахонов. И купальники! Вот с купальниками все отлично, как раз на мой размер груди. Перемерила с десяток, все хороши. Натянула серебристый, грудь обтягивает классно, правда на кисе маленький треугольник ткани, что мама родная. Благо попе повезло больше. Сверху балахон накинула и вышла в коридор, оттуда на лестницу. И пешком - пешком.
        Никто не держит, никто не контролирует. Знаю, что если понадоблюсь, меня тут же телепортируют, прибудет гонец или прилетит транспорт.
        Площадка перед подъездом вымощена толи досками, толи камнем в виде досок. В беседке неподалеку девицы сидят, смеются. Меня увидала одна, другой шепнула, все пять обернулись. Взгляды изучающие. Но недолго, стали дальше шептаться. А я сделала вид, что мне плевать и потопала на мягких сланцах ускоренно.
        По дороге встретилось двое мужчин широкоплечих, на меня посмотрели плотоядно практически сразу, но улыбнулись широко и даже поздоровались. Ощущение секты не оставляло до самого пляжа, до которого я шла по тропинке из бревен. Пятки убиты, ноги ватные. Но все это на втором плане, когда вижу бесконечную ровную линию синевы на горизонте и бескрайнюю водную гладь.
        Океан! Судя по тому, что космическая платформа размером с треть планеты, это вполне возможный факт. Омрачает искусственность. Все миры, особенно те, что ближе к центру империи, уже давно были бы мертвы, если бы не технологии, что поддерживают жизнь всеми доступными методами.
        Пляж. На каждых десяти квадратах по человеку, не больше. А в море вообще единицы плещутся. В основном женщины, которых стараюсь игнорировать. Включаю «москвичку» и вперед. Но красивых, мускулистых самцов я не пропускаю…
        Бескрайняя береговая линия. Навесы со столиками и богатым ассортиментом напитков. Холодильники с мороженным и всякими другими вкусностями. Вижу, что часть их периодически заезжает в землю и выезжает вновь. Да, тут точно нет технологий вторых, третьих, десятых измерений.
        Сланцы в руки и вперед босиком по песчаному берегу. Солнце зеленым светом совсем не давит, довольно быстро привыкла. Под ногами бежевый песочек, мягкий, будто мука. Какой, мать вашу, кайф… Какие ощущения ностальгии и восторга. Ухожу подальше от скоплений народа. Если судить объективно, все необычные, все особенные. Нет откровенных уродов. Фигуры подтянутые, будто я в модельное агентство попала.
        Ковыляю по мокрому песку, посматриваю на накаченные женские спины и бедра украдкой. Коробит, что жирных нет, только сочные в наличии. Ко мне интереса особого не проявляют. Разве что по причине того, что я мышь белая, совсем незагорелая по сравнению с другими. Все течет лениво и размеренно. Лежаки везде, и полотенца висят на специальных вешалках, бери, пользуйся. Точно, секта…
        Доковыляла до камня, торчащего из воды. Рифы всегда меня привлекали. Чуть дальше целая арка из камня. Видимо, проточила вода. Хотя, все это тоже искусственное, как не натурально выглядит. Солнце зеленое не сильно жарит, но загар на плечах, как автозагаром натерли, быстро прилипло. Скинула балахон и обратно к воде пошла.
        Теплая волна накатила ласково на снопы, сразу чувства нахлынули. Вспомнила про дом родной. В миллионах световых лет похожий пляж, и люди Земли смотрят на небо из - под зонтиков, и знают, что есть где - то инопланетяне, что щедро одарили технологиями и живут себе на каких - нибудь термоядерных планетах или астероидах вместе с уродливыми гуманоидами. Вся фантазия по Голливудским фильмам. А на деле тут только люди и им очень - очень подобные. И любят они натуральное, первозданное и настоящее. А мы имеем сие, и не ценим нисколько.
        Ударившись в философию, погружаюсь в комфортную прохладу. Погрузилась с головой. К рифу подплываю. До дна метра два, не больше. Рыбки разноцветные мелькают, непуганые, кораллы, прилепленные к камню медленно, колышутся. Сказка, песня, безмолвный мир. Хватаю воздуха побольше, и заныриваю до самого дна. Вижу все под водой открытыми глазами, которые ничуть не щиплет. И даже дискомфорта нет. Странно, никогда бы не подумала, что могу так. А все потому, что искусственный водоем это. И все равно классно!
        Змея перед глазами мелькнула! Пузырьки пошли. Визжать хочется, воздух из меня выходит, отталкиваюсь от дна и вверх. Воду взбаламутила от чего еще страшнее! Ржет кто - то раскатисто! А меня змея склизкая обвила и снова тянет ко дну! Мерзость не дает работать руками. Ужас накрывает медным тазом, и я тону…
        Дернули со дна и вверх. Сильные руки потянули за собой. Мускулистое тело работает, как вечный двигатель и тащит из воды. Долго гадать не пришлось: меня спас мужчина.
        - И зачем было так шутить?! - Рыкнул великолепным голосом мой спаситель в сторону рифа. Краем глаза увидела, что на нем сидят две абсолютно голые девушки.
        - Она же дохлая! - Возразила одна сквозь смех.
        - Нечего нам тут рыбалку портить, - фыркнула другая.
        Вытащил на песок, уложил. Красавчик с зелеными глазами и загорелой мордахой. Тонкие черты лица и одновременная мужественность.
        - Ты как? Впервые здесь? - Спрашивает.
        - Да ты ее целуй сразу, - раздалось с рифа. Но красавчик накаченный не обратил на них внимания.
        - Все хорошо, я решила, что эта тварь живая. Я… я жутко боюсь змей.
        - Это мурена, - произнес важно и отступил. - Мертвая, точнее нейтрализованная. Они заплывают в поисках пищи в нашу зону и подвергаются атаке системы защиты. Тебе ничего не угрожает. Не пугайся, участница.
        Участница?! Смутил.
        - Все хорошо, - ответила, нервно поправляя купальник.
        Все на месте, ничего не вывалилось и не сдвинулось.
        - Принести тебе воды?
        - Сама, - оборвала, скривив улыбку.
        Откланялся быстро и пошел на обособленную спорт - площадку, что красовалась метрах в сорока от меня. Выдохнула с тоской. Вот это задница, ягодицы просто отпад…
        Поднялась, выискав место под зонтиком неподалеку от площадки. Устроилась на лежаке, прихватив коктейльчик ледяной. А там трое накаченных красивых мужчин, в том числе и мой спаситель, упражняются в навыках рукопашного боя, периодически отжимаясь и подтягиваясь. Мышцы перекатываются, ягодицы напрягаются, бедра мужские поблескивают мощью. Ох, какие самцы…
        Посматриваю и на сучек, которые напугали. Сидят, сговорились. А я отодвигаю лямку купальника. Чертовы белые полоски, как некрасив такой загар. А эти без купальников загорают. При том, что ни сисек, ни писек у плоскодонок нет. И не стесняются же своих неполноценных, даже детских тел!
        Линия береговая уходит далеко. И чем дальше, тем народа меньше. Решила углубиться, заодно свалить от недоброжелателей. Прихватила полотенце и потопала, пока не вышла на кусочек пляжа, окруженного барханами. Райский уголок, где даже кустики виднеются зеленые. Вот только никаких штуковин цивилизованных не видно. А у меня с собой бутылочка воды, которую прихватила с выдвижной стойки. Расстелила ткань на мягкий песок, на котором ни следа от стон. Места не хоженые, а значит, следующая моя мысль здравая. Улеглась на спину, стянула трусики и лиф. Комочки тряпок в одной ладошке умещаются. Были у меня порывы по поводу нудистского пляжа когда - то. И вот, сбылась мечта похищенной землянки.
        Хорошо… спокойно. Море шумит, погружая в умиротворение. Такой все - таки хороший мужчина попался. И так нес меня заботливо, без всяких там грязных касаний… Перевернулась на живот. Так лучше. В глазах бельмо зеленое от солнца. Ох, перележала. Вроде и не сильно устала, а так быстро стало уносить в сон, что противиться не смогла. И снится мне мужчина зеленоглазый, как целует меня в шею нежно, ласкает мою грудь. А я глажу его по ягодицам, сжимаю их, впиваясь когтями, пробуя упругость. Он кладет меня нежно на мягкую перину. Вроде бы он должен быть сверху. Но я чувствую, что перед носом простое бежевое полотенце! Открываю глаза шире, ощущая, как между ног у меня холодеет от легкого порыва воздуха.
        Дернулась, понимая, что мои ноги разведены больше, чем это было до сна! Чьи - то руки спешно отпускают раздвинутые ягодицы. И я с ужасом понимаю, что мой анус и кису с распахнутыми половыми губами только что рассматривали. Я уже вижу его, сомкнув ноги и сжавшись в пол - оборота.
        - Я же говорил это она, - произносит нахальный ублюдок.
        Узнала его. Тот самый массажист с Земли, что дул в мою задницу, перед тем, как я попала в оборот к Миле. Это точно он! Съежилась, скомкалась. Ибо поняла, что и на этот раз он сделал то же самое! А еще с ним трое мужчин! Смотрят с азартом.
        - Мокрая Кэтрин, - усмехнулся один из них. Рыжий, с глазами шальными и длинными шортами до колен.
        Страшно, слова сказать не могу. Ибо знаю, какую силу имеют мужчины. И кричать нет мысли, неизвестно, кто с ними заодно. Да и только больше взбесятся.
        Смотрят оценивающе, как я пытаюсь натянуть купальник спешно, затем трусики. Вскоре понимаю, что между ног мокро, и это возбуждение вызвано тем самым спасителем. Вернее, мыслями о нем. А эти ублюдки все видели. Раздвинули мне половые губы и пялились, пока я спала. И, черт побери, воля этого урода, что я пробудилась. Не подул бы, хрен его знает, сколько еще бы так лежала!
        - Узнала? - Злорадствует парень. - Массажист Карэн, он самый. Только не думай, что тогда порешала мою судьбу. То была постановка, для выявления твоей стервозности. Реклама хорошая для агентских сценаристов. А то не стоило бы и суетится и лезть в грязь на отсталую планету даже ради просто красивой бабы. А ты хорошо устроилась, видел твои бои и наказание. О, Квазар, как кричала. Как вспомню, начинает вставать, вот как сейчас.
        Заржали мужчины, а меня затрясло, не то от гнева, не то от страха.
        - Что тебе нужно? - Пропищала, сжимаясь сильнее и наливаясь краской. Ибо подошел и тот красавчик, что спас меня.
        - Все в порядке? - Кивнул мне спаситель с невозмутимым лицом.
        - Ой, да нам делать больше нечего, трогать эту суку, - выдал мужик из числа дружков Карена, и они пошли прочь.
        Поднялась, решила в людное место пойти. Поправила завязочки, перевязала одну сторону, нагнувшись к спасителю попой. А мужчине хоть бы что. Обгоняет и уходит, виляя задницей в плавках. Озираюсь, убедиться, чтобы никто не увидел, как пялюсь. Между ног сжалось все. Передернуло даже. Надо скорее окунуться и смыть слюни этого хмыря…
        Когда наплескалась вдоволь, успокоила нервы и вышла на берег, заметила Анастаси! Женщина топлес, сидит на лежаке и мило болтает с мужчиной. Сразу ее узнала, и даже с особой радостью пошла, чтобы поздороваться. Нисколько не смущаясь ее щупленького собеседника. Мне даже стало интересно. Он все время кивал и смотрел на нее, как на госпожу.
        Позвала подругу. Та обернулась, подскочила сразу же и обхватила меня сильными руками. Утонул мой нос в загорелой груди, от чего не смогла дышать пару секунд, которые та держала. И держала бы дальше, если бы я не показала свою беспомощность.
        - Ты моя крошка, - проговорила тоном на подъеме. - Как освоилась? Хоть скучала по мне, признавайся?
        Кивнула скромно, улыбнулась уголком рта. Уселась с другой стороны. Неподалеку сидящие дамочки, одарили меня брезгливыми взглядами. Поежилась в очередной раз. Что я им сделала?! Хотя одна, с удлиненным лицом азиатки посмотрела как - то не так.
        - Почему на меня так смотрят? - Прошептала я воровато.
        Мужчина улегся, закрыл глаза, напялив очки на пол лица и сделав вид, что ему не интересна наша болтовня. Не смогла не отметить его выточенные кубики пресса. Анастаси деловито вручила мне стакан с голубым льдом и повернулась спиной к мужчине, дабы лучше видеть объект своего вожделения.
        - Ты популярна, и каждый второй участник хочет боя с тобой. Считай, одна половина - враги, другая - друзья.
        - Не поняла подтекста?! - Ахнула и приподнялась, выцедив половину стакана с освежающей живительной влагой, что практически сразу дала по мозгам, будто голову в колодец с ледяной водой окунули.
        - Тут на пляже Ивлен только участники Амировой лиги, крошка. Любой из них может завтра встать с тобой на ринг, - выдала Анастаси, а у меня глаза из орбит полезли.
        - И кто он?! - От тона этого вопроса даже мужчина дернулся.
        - Никому из участников знать этого не дано до самого выхода на ринг, - ответила. - В этом и интрига Амировой лиги. Поэтому ни с кем не ссорься, детка.
        - Вот же я попала. А кто это все делает?!
        - Собирает нас вместе? О, крошка, организаторы шоу просто так забавляют публику. Уверена, сейчас делаются ставки, кто с кем будет драться. На этом целый бизнес строится. Ты бы голой походила, пора привыкать к этому, Кэтрин.
        - При мужчинах неудобно как - то, - признаюсь подруге.
        Моей единственной подруге. Других у меня, как оказалось нет. И даже на Нелину с Милой нельзя положиться. Стервы надулись, да и черт с ними.
        - Твоя застенчивость, твой конек. И Квазар тебе судья. - Отмахнулась Анастаси и улеглась обратно.
        Я тоже припала к лежаку. Мысли бьются головой о бетонную стену. Больше я на пляж не пойду!
        Долго и спокойно лежать не дали. Подскочил новый мужчина.
        - Кэтрин, я давно мечтал с тобой познакомиться, - произнес браво, полностью проигнорировав присутствие Анастаси и ее друга.
        Приподнялась, рассматривая его и с трудом игнорируя оттопыренный под плавками член. Черненький, слегка бородатый и добрый на вид мужичок. В то же время довольно брутальный и грозный. От чего его вежливость и доброжелательный тон показались вдвойне искренними.
        - А ты? - Решила подружиться, мало ли, он и будет моим соперником.
        Человек двести на пляже я насчитала, вполне возможно, с вероятностью в один процент, он и будет. Обнадеживающе.
        - Я Лесли, помимо шоу, увлекаюсь фото арт и нано - ретро. Ты очень красива и натуральна. По окончании года я выставлю галерею своих работ и хотел бы, чтобы и твои изображения были среди топовых и эксклюзивных.
        О как заливает. Переспать захотел? Даже штуковина, похожая на камеру, в руках есть для пущей лапши для блондинки.
        - О, я рада, - кривлюсь, теряя интерес.
        - А можно тебя попросить, покрутиться немного на камеру? Для презентации. Этот купальник просто великолепно сидит на твоей шикарной фигуре, коей позавидует большая часть женщин империи.
        Растопил сердце. Поднялась, посматривая на Анастаси. Взгляд одобрительный, ну что ж… Можно и попозировать. Если что, подруга отобьет меня, свою сучку.
        - Как стать? Так? Или так? - Решила взять инициативу.
        Выгибаюсь, выпячивая попу, бердами играю, строю страстное лицо, меняю на сосредоточенный взгляд, на игривый, на счастливый и открытый, на застенчивый и испуганный, на злой с оскалом, добавляю импровизации, кошкин рык вообще моя фишка… Было время, я репетировала, а иногда и выкладывала свои селфи в сеть. Можно сказать, я профессиональная модель. Всегда знала, что это мое призвание и будущая профессия.
        Глаза фотографа горят, но это не мешает ему щелкать своей штуковиной. Купальные трусики на попе собираются в промежность гармошкой, выглядит очень хорошо. Не люблю, когда ниточка вместо трусов между ягодиц, будто зад голый. Лучше недосказанность. Пусть спереди трусики низковатые, одно неверное движение и видно начало рождения половых губ. Но я так хотела показать свой подтянутый животик и выбритый по технологии нано пах… Вроде бы и никто мне не нужен. А выбрала именно такой купальник. Сейчас понимаю, что хочу внимания, хочу, чтобы меня хотели, любили, обожали. Хочу восхищений. При этом никому ничего не хочу давать!
        - Продолжай Кэтрин, ты великолепна, - слышу абсолютно искренний тон фотографа и завожусь еще больше. Ведь это только начало!
        Вьюсь вокруг лежака, как кошка, принимая всякие эротические позы. Фиксация лишь секунду, судя по мерцаниям прибора этого достаточно. Все вокруг меня не важно, я будто бы нашла свое призвание.
        - Какая горячая! - Комментирует мужчина. - Неужели можешь еще что - то показать?! Ох…
        Встаю, обнажая грудь, сперва одну. Затем вторую, играю с тканью, прикрывая лишь соски. Скидываю лиф вообще, встаю на четвереньки, выгибаю попу. Волосами перемахиваю, как в танце.
        Устала, присела. Опомнилась, ибо народу вокруг собралось великое множество. Горят их глаза удивлением. А как пылают они у моей подружки! Аж страшно!!
        - Спасибо, Кэтрин, - откланялся фотограф с довольной мордахой.
        - Пойдем, - ухватилась за руку Анастаси и повела прочь от участников. Холодные пальцы и нетерпеливость.
        - Анастаси, я не хочу, - спешу предотвратить ее планы на счет меня.
        Подружка резко в море завернула и с головой нырнула прямо с берега. Поплескалась чуть - чуть на мели, лицо обдала раз десять, пофыркала. Освежилась и вышла.
        - Не помогает, - констатировала. - Мне нужна разрядка. Хочешь развлечься? Нет, не со мной. Вернее со мной, но по желанию. То есть мы просто пойдем в одно место и развлечемся с другими. Если не хочешь, будешь просто смотреть. Поверь, это весело.
        - Ничего не поняла, - хлопаю глазами, борясь с чувством острого беспокойства.
        - Так, - встала в позу, делаясь строгой. - С пляжа надо уходить в любом случае. К тебе начнут приставать и провоцировать. Станешь между любовниками, и тебя на ринге убьют. Ты слишком многих спровоцировала своим кокетством.
        Осунулась, понимая, что снова встряла. Натянула тунику на покрывшуюся мурашками кожу.
        - Давай уйдем отсюда? - Чуть ли не прижимаюсь к ней. Смеется, коза.
        Участники, что неподалеку разлеглись, косятся на нас. А я думаю, что Анастаси первой себе на задницу врагов нажила. Ну никак не я. Меня, такую крошку обижать нельзя, меня любить и на руках носить надо. Вот сейчас чувствую именно такое, что я тот еще самородок. И вскоре каждый ублюдок это поймет.
        Повела меня подруга от моря в заросли. И страшно, и интересно. Метров триста прошли и наткнулись на высокий забор из плотно собранных древен. Тропинка привела прямо к дверке небольшой, в которой окошко открыто.
        - Это для разрядки участников лиги, - прокомментировала и к окошку облокотилась. - Нам два билета.
        - Каких вам? - Раздалось писклявое. Будто там за дверкой ребенок сидит.
        - Девятый уровень давай, гулять, так гулять.
        Вроде бы ничего не произошло. Подружка отошла от окна, взяла меня за руку и повела вдоль стены. Дошли до арки небольшой. Калитка серебристая кованная двухстворчатая распахнулась и впустила со скрипом. Оказались в предбаннике со скамейками, похожем на раздевалку при фитнес - клубе.
        - Надо переодеться, чтобы сразу не выдать себя висечкам.
        - Кому?!
        - Висечкам, ну… жителям, живущим здесь и горя не знающим, - усмехнулась Анастаси и открыла шкафчик. - Покуда не посещают их люди с уровнем высоким.
        Вывалила кучу платьев небрежно, прямо на пол деревянный. Перекинулась на другой шкаф и торжественно воскликнула:
        - О! Мы в школу пойдем!
        Какую на хрен школу?! Я в недоумении пребываю, пока Анастаси натягивает белоснежные гольфы на свои мощные икры, затем черную юбку рифленую, что едва до середины бедер, рубашечку белую, которая тут же натягивается, глядишь, и пуговицы вылетят, ну и галстук в клеточку красную. Как же без галстука?!
        Кивает мне на гардеробную. Давай мол, следуй примеру.
        - Для аборигенов с Земли говорю, размер саморегулируется, - выдала и вытряхнула все содержимое на пол, вероятно считая, мне так брать будет удобнее.
        Язык ей в ответ показала и не стала вестись на ролевые игры.
        Накаченная лошадь в костюме школьницы хихикнула и к барному серванту подошла, что ютился в дальнем углу. Поставила на стеклянный круглый стол две рюмки, из графина налила что - то розовое.
        - Надо выпить, иначе твои нервы просто не выдержат, - прозвучало командирским тоном.
        Пожала плечами, подошла. Я уже немного веселая, поэтому все по цепной реакции. Отказываться пить, мысли не возникло. Хлопнула, не кривясь. В горле похорошело, пошел алкоголь в тело. Сладкое, мятное послевкусие стало приятной неожиданностью. Настроение на подъем пошло резко. Да и Анастаси перестала быть в моих глазах грозной и неконтролируемой, особенно в этом образе.
        Подумалось, раз в школу собрались, надо одеться, как полагается. Вроде все невинно, главное не нарваться на стадо каких - нибудь голодных японцев…
        - Ах да! Самое главное чуть не забыла! - Воскликнула подружка и вытащила с нижнего ящика небольшую черную сумочку. - Без игрушек не интересно.
        - Ты в образе, да? - Прогнусавила я и потянула из кучи одежды чулок.
        Облачилась в школьницу, даже каблучки с цветочками на носах нашлись. Тем временем Анастаси возилась с белыми пышными бантиками, которые в итоге напялила криво, собрав волосы в хвосты. А я с распущенными осталась. Извращение полное, так думала, пока не вышли из комнаты на улицу.
        Мысли вышибло напрочь, когда озарил мягкий дневной свет, сменяющийся антуражем. Мы в провинциальном городке! Будто в другом мире. Дорожки асфальтированные блестят ровной синей гладью с яркой белой разметкой, которую словно только что нарисовали. Домики однообразные, двухэтажные в основном, улочки чистенькие. Приметила бутик с витринами, кафешка с открытой площадкой. Ни машин, ни транспортников, зато жители городка наяривают на велосипедах по главным дорогам, все в шлемах, наколенниках и налокотниках. Через окошки на улочки глядят симпатичные девочки, такие же восседают на лавочках и катаются на роликах в коротких шортиках, белыми ляшечками сверкая. Через витринное стекло магазина видно, как девчонка кружится перед зеркалом, выбирая себе платье, парочка других попивают кофе и кушают тортики за столиком. В общем, легкая суета, размеренная жизнь. Девочки в чистенькой, приличной одежде, тематично все как - то. Ощущение противоречивые, на нас смотрят, как на своих, без особого интереса. Хотя Анастаси раза в полтора больше любой здешней!
        - Добро пожаловать в Кафлиф, - произнесла торжественно Анастаси. А меня уже повело от рюмки огненной воды, что оказалась похлеще водки.
        - А где все мужчины?! - Ахнула, ибо особей мужского пола не увидела вообще.
        - Ушли на войну с Варроком, - раздалось с сарказком. - Пошли скорее, в школу опаздываем!
        Ухватила меня за руку, бежим, как две девчонки, каблуками стучим, юбки по ветру, волосы тоже.
        Школа в два этажа, дворик с газоном и одиноко стоящим деревом, под которым сидит ботаничка в очках и читает книжечку. Фонтанчик в центре, на мраморных бортиках сидит еще три девочки, смеются, что - то горячо обсуждая.
        Бежать перестали, перешли на шаг. На лавочке две девицы жуют жвачки. Глаза большие, лица милые. Ну, няшечки няшечками! Вот только смотрят с нахмуренными носами.
        - Эй, ты! - Пискнула одна, обращаясь к Анастаси. - Жвачка есть?!
        - Отвали, вися, - отмахнулась подружка моя и даже не посмотрев на нее, потянула меня к крыльцу.
        - Я тебя запомнила, - раздалось гнусавое позади.
        - Местные хулиганки, - произнесла Анастаси со злорадством. - Надо было десятый уровень брать. Эх…
        Судя по тишине, сейчас идут уроки. Небольшой холл и турникеты, сбоку стойка с охраной. Девочка в форме охраны американского гипермаркета выглядит смешно. Глазастая блондинка, смахивающая на анимешку, вид строгий, важный. Поднялась даже, увидев незнакомцев, как я считала.
        - Не поняла, нарушаем распорядок?! - Возмутилась, подняв черную бровку, а значит блондинка все же крашеная.
        - Простите, висечка, - пропела Анастаси с сарказмом неподдельным. - Мы отпрашивались.
        - А ну живо в класс! Бездельницы! - Визгнула висечка, притопнув ножкой.
        Турникеты зеленым загорелись, прошли. Шагаю, и понять не могу, что это за постановка такая?!
        Прошли до лестницы, поднялись на второй этаж и через пару дверей, на третьей и остановились. Анастаси деликатно постучала и вошла.
        - Можно? - Произнесла шепотом. Я и сама уже убедилась, что идет урок. Писклявый учитель распинается у доски.
        - Да пожалуйста, вы новенькие? - Раздалось в ответ.
        Зашла. Три ряда парт, девочек двадцать, все, как на подбор, красавицы с глазами большими и ясными, умницы, да еще и в форме школьной.
        - Выпускницы! У нас две новые девочки! - Объявила торжественно учительница, которая по виду не сильно - то и отличалась по возрасту от учениц. - Как вас зовут? Представьтесь классу.
        - Висечка и висечка, - сходу произнесла Анастаси серьезным тоном. А я просто ушам не поверила. Что за хрень?!
        - Очень приятно, - кивнула учительница, не заметив подвоха.
        Если бы не ее прикид, волосы собранные в хвост на затылке, рубашка с рюшками, строгая обтягивающая юбка, каблук, я бы подумала, она просто сумасшедшая. А еще у нее ведь и указка длинная есть, да очки на столе с стопками тетрадей.
        Может они все просто умственно отсталые. Хотя таковыми не выглядят!
        - Ой, а нам как приятно, - произнесла Анастаси с широко распахнутой улыбкой. Она тут такая дылда по сравнению с этими белобрысыми выпускницами!
        Расселись порознь. Мест было не особо много. Сижу, как дура на среднем ряду, впереди на левом Анастаси с девочкой за одной партой. Не знала бы откуда ноги растут, подумала, что эта дылда на второй год оставалась раз десять. Дебил - переросток, да еще и эти бантики. Ни у кого кроме нее их нет. А няшкам вокруг плевать, словно мы свои в доску.
        Учительница объясняет что - то о принципах действия каких - то вакко - потоков. С чувством, толком и расстановкой, постукивая указкой по доске. Все жадно записывают в тетрадочки, иногда поглядывают на доску, где учительница легкими движениями проецирует три - дэ картинки с метаморфозами, объясняя примеры.
        - Держи, - шепчет мягко и ласково моя соседка, пододвигая листок, вырванный из собственной тетради. - Скоро семинар, записывай тоже. Учительница проверяет конспекты.
        Карандаш мне дала ручонкой своей белой, улыбнулась, поймав мой недоумевающий взгляд. Такое солнце ясное, что потискать хочется няшку, аж колбасит. Но держусь невозмутимо. Мы, как бы, гости.
        - Спасибо за заботу, - шепчу ей.
        - Да не за что, давай учись, а то в наше время без труда из Кафлифа не выберешься. Я вообще хочу стать пилотом яхты, на худой конец круизного лайнера. Рассекать просторы космоса - это же так чудесно…
        Щелкает указка по столу, вздрагиваю, а со мной подпрыгивает и соседка.
        - Разговоры! - Рявкнула учительницы и как ни в чем не бывало продолжила преподавать, а девочка болтунья записывать.
        Все бы хорошо, но мне четко видно, как Анастаси опускает руку под парту и прислоняет ладонь к обнаженному бедру девочки. Та вздрагивает, но решительно убирает чужую лапу. Анастаси не унимается и дергает соседку, что впереди нее за косички.
        Обе потревоженные девочки явно опасаются гнева учителя, скорее всего именно поэтому не жалуются. Но женщина не унимается, снова начинает лезть к соседке под юбку.
        - Я не успеваю записывать! - Не вытерпела девчонка.
        Снова раздается удар указкой по столу, да такой силы, что вздрагивает пол класса. М - да тут, похоже, дисциплина Гестапо.
        - Да что сегодня за день такой?! - Взвизгнула учительница. - Висечка?!
        Обиженная поднялась со стула, будто обращаются к ней. Хотя, нас с Анастаси тоже представили так!
        - Висечка, она, она мешаем мне записывать, - оправдывается девочка, стоя. Весь класс сосредоточенно смотрит на нее, как при коммунизме на двоечницу.
        Анастаси молниеносным ловким движением сует руки под юбку провинившейся и рывком стягивает трусы до гольфов. Та даже среагировать не успела. Или под гипнозом гневной учительницы не заметила. Зато заметил преподаватель и многие девочки!
        - А это что такое?! - Чуть не осипла учительница, топнув еще и ножкой. - А ну живо к директору!
        Поднялась Анастаси. Девочка со спущенными трусами так и стоит трясется.
        - Простите, я больше так не буду, - выдала моя подруга, мило улыбаясь.
        Учительница сразу же смягчилась.
        - Хорошо, пока присядьте. Обе!
        Так и плюхнулась обиженная с трусами на коленках. Анастаси тоже присела и тут же прихватила трусы, дабы не дать соседке натянуть их обратно. Суета под партой не видна учителю. Тот начинает прежним тоном объяснять предмет. А на левом фланге борьба не на жизнь, а на смерть. Меня пробирает на смех. Девка старается не шуметь, при этом отчаянно рвет свои трусы назад.
        Звук рвущейся ткани прервал учителя. Анастаси резко убрала руки, поставив их на парту. Мол ни при делах. Девочка тоже так сделала. Вижу стремительно краснеющее лицо висечки, и мне хочется жрать, как лошади. Толи алкоголь так действует, толи ситуация.
        Только учительница снова перешла на тему занятия, подруга полезла под юбку снова. На этот раз девочка ничего не смогла сделать. А вскоре и вовсе расслабилась, растопырив ноги шире и не препятствуя никак вторжению. Не прошло минуты заходил и таз взад - вперед, затрещал стул, начались едва сдержанные оханья. Ноги девочки вытянулись по струнке. Ученицы в шоке. Учительница в ступоре, рот раскрыла, двух слов связать не может.
        - К… к дир - дир - директору!!
        Анастаси вынимает палец из девочки, подскакивает и в два прыжка настигает учительницу. Мордахой в письменный стол, срывается юбка, белые трусы рвутся не сразу, слишком элестичные… Крики, визг. Класс срывается с мест, минута хаоса, и нас осталось трое: я, Анастаси и учительница!
        Трясется бедная, а после угрозы выколоть глаз указкой, начинает подчиняться. Сижу, пребывая в некотором замешательстве. И не знаю, как быть. Если полезу, получу от сильной женщины. Должна прибыть полиция или кто тут у них за представителей закона, да арестовать дебошира и сексуального домогателя.
        - Да ты не бойся, подходи ближе, - заводится Анастаси и шлепает девочку по заду. - Раздвигай шире, сука такая.
        И учительница разводит белые ягодицы, растягивая белую аккуратную дырочку и распахивая, гладко выбритые половые губы. Розовая плоть нисколько не вызывает отвращения, а наоборот. Борюсь с мыслями грязными.
        - Ты не думай, все оплачено, - усмехнулась подружка - извращенка и устремила свой длинный палец к анусу. Девочка ахнула, а он прошел свершено беспрепятственно.
        - Может хватит?! - Вырывается мой стон, жалко девочку!
        - Висечки всегда с влажными дырками, - ответила Анастаси, погружая палец на всю длину. При этом учительница ягодицы свои не отпустила, держит покорно. И даже постанывает!
        Анастаси обратилась к сумке, доставая оттуда страпон! Я чуть из окна не выпрыгнула, когда его увидела. Ребристая, здоровенная балда на ремнях! Пристегнула и начала трахать жертву. Учительница стонет, кричит, похоже, ей нравится. А я ничего понять не могу. Меня накрывает.
        Звенит звонок. И слышу, как оживают коридоры за стеной. Мне становится не по себе, что дети могут увидеть сцену насилия. Встаю у двери, чтобы никого не пускать.
        Минут десять прошло… Стучатся!
        Анастаси отпускает полудохлую учительницу, которую принялась уже трахать пальцами. Страпон ее не устроил почему - то. Скинула ее со стола на пол и поправила свое платье, втерев об него влажные руки.
        - Да, да, - произнесла непринужденно, схватив указку.
        - А урок вакко - физики здесь? - Засунулась красивая голубоглазая мордаха.
        - Да, да, заходите, висечки, - ответила важным тоном Анастаси и подмигнула мне.
        А я вдруг обнаружила, что это те же девчонки!!
        - Что это за хрень тут творится?! - Шепчу подруге.
        - У висечек память короткая, они все забыли, - выдала Анастаси и перевела взгляд в сторону класса. - Рассаживаемся быстрее!
        - Учительнице плохо? - Произнесла одна из девчонок, покосившись на лежащую учительницу. Та в ответ застонала протяжно. Выпускница кивнула и пошла наивная на свое место. Бред сивой кобылы я оценила.
        - Дверь держи, чтоб никто не ушел, - прошептала мне Анастаси и рявкнула: - Класс! Встать!
        Класс подорвался в испуге. А я к двери. Не потому что она так сказала, а потому что страшно от такого тона!
        Тупые висечки стоят, не успев разложить тетрадки, некоторые недоумевают, почему их вещи на партах уже лежат.
        - Строится в одну шеренгу! - Поступила следующая команда, и Анастаси начала раздвигать парты, высвобождая пространство, попутно подпихивая под попы ошалелых идиоток.
        От вида испуганных няшек испытала невольный восторг. И забаву оценила. Но тут подруга начала дальше загибать. И я не знаю, как на это реагировать. Выстроила, повернула задницами и скомандовала спустить трусы, затем нагнуться и раздвинуть булки.
        Кто не слушался сразу, получал пинка увесистого, а следом и трепку за волосы. Одна, что моей соседкой была, вообще возмутилась:
        - Я директору пожалуюсь! А то и охране!
        От чего я просто выпала в осадок и не смогла сдержать смех. Анастаси выпорола ее указкой, после чего возражений от других не последовало. Девочка визжала и это мне почему - то понравилось, несмотря на то, что сама я была в ее шкуре. И знаю, что такое боль.
        Забава подруги границ не знает. Анастаси прошлась по всем, всунув пальцы в каждую дырку между ног. И самое что интересное, ни у одной волос там нет…
        - Попробуй, это забавно, - предложила мне.
        - Ты походу сумасшедшая, - отвечаю, дабы очистить совесть.
        - Да это же просто клоны! - Рассмеялась Ананстаси, хлопая по попке одну из девочек. - Они созданы для развлечений, это не живые люди. Хоть и сами считают себя полноценными. Однако памяти текущей у них на полчаса, потом перезагрузка, и они уже не вспомнят, что было.
        - Жесть какая, - отшатнулась.
        - Да попробуй сама, ты чего? Пни вон ту сучку, она меня укусить пыталась. Характеры - то у них еще какие!
        Осознание себя колышется на грани. И человечность проявить хочется, и нечеловечность. А все эта водка! Вроде бы ясно все видится, восприятие чистое. А мысли грязные витают! И я иду к дрожащему ряду распахнутых поп с безупречной белой кожей.
        Скулят няшки, трясутся, но ягодицы раздвинутыми держат, правда не все так сильно. У некоторых попы такие классные, что позавидовала даже. А дырочки поблескивают от влаги, зазывают…
        - Засунь палец уже! - Подливает масла в огонь подружка и достает из сумочки большую штуковину, похожу на фонарь с резиновой головкой. Такую она уж точно не в кого не засунет, подумалось с облегчением.
        Щелчок, зажужжала штуковина. Вспомнила я похожую. От такой чуть не описалась. И правда, она. Подставила Анастаси между ног одной девице, та и пустила буквально через тридцать секунд. Та же участь успела постичь еще троих.
        Дверь выбивается с ноги. А я так и не притронулась к няшкам. Жалко, блин. А хочется попробовать, как там у них все устроено.
        - Не с места! - Кричит, врываясь няшка в форме охраны. - Что тут за непотребство устроили?! Весь класс к директору! Быстро!
        Учительница поднялась с недоумевающим видом и голой задницей.
        - А вы будете уволены! - Добавила няшка охранница. Похоже, она тут многое решает.
        На меня двинулась с грозным видом.
        - Ты зачинщица?! - Визгнула и руки в боки. - На второй год останешься!
        Не знаю, что на меня нашло… Наверное, просто взбесила мелкая няшка, думающая, что главная тут! Хватаю за грудки. Ткань рвется, пуговки сыплются на пол с треском. Выпадает грудь размера третьего с половиной, пышная, белая, что молоко, соски розовые - розовые. Стоячие! Сантиметра под полтора скалами стоят. Глаза, что озеро голубое чистое, по пять копеек выпучены.
        - Моя форма, - ахнула охранница и попыталась вырваться. - А ну отстань от меня! Как же я в такой форме работать буду?!
        Дорываю рубаху с особым цинизмом под непрекращающиеся возмущения. Но один лишь толчок к стене, и охранница замирает в ступоре. Ладони кладу на животик плоский, нежный и горячий, под грудь веду, мамочки, до чего ж приятно! Девочка в шоке, к стене прижалась, смотрит с ужасом. Чувствую, как сердечко бьется часто - часто. А я пальцы на упругую грудь кладу, просто помять хочется. Повторяю себе, это же всего лишь кукла бездушная, имитация, и ничего более. Но грудь такая натуральная и нежная… Ну ни грамма силикона. Соски трогаю, и девочка отзывается, млеет, глазки закатывает, позабыв о своей порванной форме.
        Выпускницы не пикают. Ведь я расправляюсь с самой крутой няшкой школы. Анастаси время зря не теряет, выбрала троих, раскинула ляжки и приказала им лизать…
        А я решилась на насилие, ибо завело меня все до такой степени, что вот - вот кончу к чертям собачьим. Отпустила охранницу, та побежала жаловаться директору, тряся сиськами. А я высмотрела свою соседку, что советовала мне учиться. Именно она мне приглянулась, попка хороша… Уложила на парту животом вниз, загнула, как куклу.
        - Что ты собираешься делать? - Раздалось ее писклявое. - Что бы не собиралась, не надо. Я учиться хочу! Я в летную академию хочу!
        Шлепнула по заднице, та и заткнулась. Ноги развела шире. Глажу по бедрам, веду к промежности. Кожа на кисе нежная, как попка младенца. Палец проходил легко, влажно и горячо. Вхожу, получая эстетическое и некое потустороннее удовольствие. Из оперы про запретный плод, что сладок. Второй палец заходит с трудом, стонет сучка, а я завожусь. В горячий анус вхожу, палец обволакивается, сжимается. Никогда не испытывала ничего подобного. У самой в промежности сладкое тепло пошло - пошло и разлилось.
        Воспользовавшись отвлечением, многие смотались. За непотребным занятием меня застала Анастаси, я не заметила, как она поднялась. Ей стоило только просунуть руку сзади к моей кисе, провести пальцем через ткань по клитору. И случился оргазмический взрыв…
        Но на этом ничего не закончилось. Я завелась еще больше. А глядя на меня, раззадорилась и лесбиянка, вытряхивая сумку с секс - игрушками. Смешно самой от того, что когда речь шла о игрушках, я думала о плюшевых мишках и тому подобной хрени.
        Наигравшись с одной, я полезла к другой. Они все вроде похожи, но в то же время разные, у кого попа шикарнее, у кого грудь. Да и мордахи, ну просто хочется уже попробовать и других на вкус. Целую няшку в пухлые губки. Самую губастую выбрала. Очень уж захотелось попробовать. А она, тварь такая взбрыкнула и бежать от меня! Через дверь вышмыгнула, я за ней.
        Судя по недавнему звонку, уроки начались. В коридоре никого. Мелькнула беглянка за поворот. Я следом помчалась, как маньяк. Тут уже дело принципа. А трусы пляжные мокрые. Ибо особо не впитывают, они же наоборот влагостойкие в некоторой мере. Поэтому между ног болото! Плюю на девку, пробежалась, голова прояснилась. Что я делаю?! Что творю?! Туалет нашла, и тут явная провокация. Только женский. Им не кажется странным, что мужчин нет?! Следующий вопрос возник уже в туалете при виде двоих девочек, сидящих на подоконнике и целующихся в засос. А они знаю, что существуют еще и мужчины?!
        От моего взмыленного ошалелого вида перепугались не на шутку. Вскочили, к противоположным дверям кабинок разошлись.
        - Не говори директору, - произнесла левая няша неуверенно. - А то мы тебя запомним.
        От угрозы смешно даже стало. Снова возбуждение начинает управлять моими мыслями и поступками. Хватаю девицу, что пригрозила и разрываю ее рубаху. И снова вываливается грудь без лифа. У этой твердая двоечка. Ох… какая твердая.
        - Охрана!! - Вторая вылетела с визгом. Так, а у той сиськи, похоже, больше. Целую эту в носик, опускаю руку под юбку меж бедер, под трусики пальчик и в попку до самого конца. Сжало внутри, ох… Девочка взвыла тихонько, налилась краской. Вынула палец резко, как пробку из бутылки, и помчалась за второй сучкой.
        - Я это так не оставлю! - Раздается за спиной с обидой.
        Ржу, не могу… Догоняю вторую, хватаю на бегу за юбку. Рвется, обнажая белые трусики. Визжит на весь коридор няшка, снова вырывается. Двери открываются, из них учительницы высовываются с недовольным видом.
        Мимо пробегаю, настигая крикливую висечку на лестничной клетке. В рубашке и трусах она сама эротика. Беру за волосы, тащу куда - нибудь в укромное местечко. Чувствую себя охотником, поймавших золотую антилопу. Хочется скорее увидеть, какая у нее грудь, какие соски, как выглядят дырочки, как там у нее внутри. Но больше всего, как она стонет…
        Вышла на первый этаж в холл. А там охранница в рваной рубахе сидит за стойкой, всхлипывает. Меня увидела, глаза выпучила, язык проглотила. Несколько поворотов, вышла в большой зал, оказался спортивный, в котором еще и занятия идут!
        - Спасите! - Взвизгнула моя жертва, и я ринулась назад, завернула в раздевалку.
        А там одна няша сидит и плачет. В лосинах обтягивающих и топике. Животик белый, голенький, глазки большие, зареванные. Прежней девке под трусы руку сунула, палец вставила в попец с шикарными булками для самоудовлетворения, да отпустила с миром. Мне эта больше понравилась, хочу надругаться над обиженной.
        - И чего мы ревем? - Подсаживаюсь к няшечке. Ляжка теплая моей касается. Нежность такая, аж не могу, трясет, скорее хочется сунуть и в эту сучку палец, а то и отлизать ей кису, вообще от мысли этой самой страшно.
        Глаза поднимает, ну красива. Наверное, самая - самая, что я тут увидела.
        - Забыла, если по правде, - отвечает висечка сипло. - А ты почему не на занятиях. Ой, а меня же могут наругать!
        - Да стой ты, - хватаю за бедра и усаживаю себе на коленки.
        Испуганный вид возбуждает еще больше. Ручки складывает на бедрах, смотрит жалобно и выдает с надеждой:
        - Не делай ничего плохого, ладно?
        Киваю, глажу по бедрам, перехожу на животик. Ммм… Заветная грудь под топом, а соски торчат через ткань.
        - Слушай, мне на занятия пора, ты меня отпусти, пожалуйста, а потом у фонтана встретимся после школы и погуляем. Хочешь, на горки сходим? Прокат роликов недорого. А еще тут есть озеро, - затараторила с надеждой в голосе. - А у моей соседки бабут появился, я тебя с ней познакомлю…
        Сижу, умиляюсь. Дернулась няшка, вероятно думая, что уболтала, но я придержала.
        - Я тебя раньше не видела, - снова пищит о своем, пытаясь заговорить и спасти свою попку от надругательств. - Ты новенькая? Не была на озере? Хочешь, искупаемся вместе? Я хорошо ныряю, можем поиграть…
        Целую наивное существо в губки влажные, язык просовываю, встречаю ее язычок. Обнимаю, прижимаю, изучая ротик. Сладкий, с нотками лимончика. Меня уже третьим медным тазом сверху накрывает. Алкоголь в крови надо мной издевается, не желая расщепляться, наоборот размножается путем деления. Вот же Анастаси сука такая, отравила нано - водкой.
        Завелась девочка сама, задрала мне юбку и трусики спустила, стала лизать кису, да так хорошо и искусно, что я кончила через пару мгновений. А затем еще и еще… Такое ощущение, что она знает мое тело лучше меня самой раз в сто, все самые сладкие точки обработала, забыв о своем детском лепете и опасениях быть изнасилованной.
        Анастаси нашла меня на полу, выжатую, как лимон. Пинком отогнала няшку, которая не останавливалась ни на секунду и уже ласкала мою грудь, да и вообще облизала к этому моменту все тело.
        - Вижу, ты тут сориентировалась, - выпалила подружка, поднимая на ноги. - Пойдем, покушаем в кафешке, сил наберемся.
        Шмотки свои собрала, натянула. Вышли из школы. На лавке все те же две хулиганки. До этого я успела посмеяться над растрепанной охранницей, что невозмутимо восседая за стойкой, пожелала нам всего хорошего.
        - Жвачку дай, - раздалось наглое со стороны скамейки. И Анастаси с радостью направилась к дерзким сучкам…
        По улочке идем. Няшка на роликах едет в шортиках, что ягодицы торчат, круги и виражи наворачивает прямо на дороге перед нами. Такая важная, волосы в каре распущенные, глазища большие, носик тоненький.
        - Пропустите, пожалуйста, - пищит, решив к школе двинуть.
        Анастаси ее в газон и спихнула и трусы, не снимая шорт вытянула. Вот няшка визжала истошно… Дальше пошли. В кафешку одноэтажную. Внутри две няшки за столиком да одна официантка. Присели к окошку за круглый стол. Я хоть и голодная, но у клонов есть не хочу. Официантка подошла, улыбнулась нам с лаской неподдельной.
        - Чего желаете?
        - Тебя, - выдала Анастаси.
        - Моя смена заканчивается через два с половиной часа, - не растерялась зеленоглазая няша. - Можем погулять в парке или сходить в кино. Заказывать будете, почтенные висечки?
        Заказала подруга кучу еды и выпивку. Пока ждали, еще три девчонки вошли, судя по шлемам в руках и наколенникам, велосипедистки. Борясь с острым желанием посмотреть, какие у них сиськи, опрокинула три рюмки подряд. Официантка ловкая попалась, бегом все приносит, ловко расставляет.
        Барменша появилась, ибо три велосипедистки за стойку уселись, прямо к нам своими задницами. На нас вообще не смотрят, болтают, посмеиваются и молочные коктейли пьют, со своего места даже чую это молочное, клубничное пойло.
        - Сколько зарабатываешь? - Тормозит официантку Анастаси.
        - Пять кредитов за смену, - пожимает плечами и улыбается мило. Так потискать хочется, миленькую.
        - На кой черный Квазар тебе кредиты? - Выпалила уже изрядно пьяная подруга.
        - Вообще - то я коплю на велосипед! - Торжественно заявила официантка. - Что - нибудь еще желаете?
        - Ныряй под стол, хочу чтобы ты мне отлизала, - произнесла Анастаси серьезным тоном.
        - Знаете, я не такая, - возмутилась висечка. - Мы же договорились на свидание вечером, м? Сначала надо пообщаться там, узнать друг друга получше…
        - Десять тысяч кредитов тебе на велик хватит? - Перебила Анастаси вымученно.
        Официантка рот открыла, думает.
        - Пятьдесят, - не оставили шансов женщина.
        Полезла висечка под стол, и начала свое грязное дело. Женщина довольная, борется с наваждением блаженства, даже пытается кушать. А я отодвинулась подальше, посматриваю на троих. А те на нас. Видно же, что официантка под столом. И просидела она там немало, пока от удара из - под стола не попадали бокалы. Няшка головой ударилась о столешницу, неожиданно вскочив. Видимо, забыла, что она под столом, между ног у незнакомки делает.
        Выскочила, щеки красные, оглянулась воровато на посетителей у стойки и умчалась прочь.
        - Ты ведь ей ни хрена не заплатишь? - Смеюсь, а самой даже жалко.
        Еще рюмку хлопнула.
        - Забыла уже. - Кивает. - А вот тех трех я бы немного осадила, они высмеивают мои бантики.
        - Тебе лишь бы повод найти.
        - Ну а та слева, разве не нравится тебе? - Провоцирует Анастаси.
        А я уже в мясо пьяная, плывет все. Девочки вообще супер, но сил их насиловать просто нет.
        - Эй, сучка, чего ржешь? - Промямлила в сторону висечек. Те подорвались сразу и к нам. Две, что за столом сидели, уже ушли.
        - А ты чего грубишь, вися? - Кивнула одна из девчонок, на вид самая кругленькая и сисястая.
        Удивлена смелости девиц, но понимаю, они видят нас обычными. И сетуют лишь на количество. Их трое, нас двое. Значит, они должны победить.
        - Эй, потасовок мне тут не надо! - Раздалось с бара визгливое. - А - то группу порядка вызову!
        Группу порядка? Полицию что ли?! Даже забавно. Анастаси уловила мой интерес, подскочила, схватила одну девку, швырнула, как мягкую игрушку через стойку бара, попутно разорвав на груди майку. Посыпались склянки. Две другие полезли в драку. Няшки оказались агрессивными и выхватили по первое число. Ни с кого одежда не срывалась, видимо, это и сыграло в пользу их смелости. А вот если бы мы занялись насилием, тут был бы больший испуг. Анастаси об этом знала, а я догадалась.
        Вскоре приехала на велосипедах полиция. Через стекло обширного окна видно, как группируются няшки, одетые в черный обтягивающий латекс. Красивые чернобровые брюнетки с тонкими чертами лица в количестве десяти штук полны решимости, вот только оружия у них никакого. Лишь рации увидела на красивых поясках.
        Куча женщин - кошек встали перед крыльцом кафешки, как проститутки на Тверской.
        - Нарушители! - Раздалось в рупор. - Выходите с поднятыми руками без одежды!
        Я чуть водкой не подавилась. Анастаси ржет, как лошадь, и начинает раздеваться с азартом в глазах. Тем временем барменша, официанта и три велосипедистки тоже начинают спешно скидывать с себя шмотье! Лица испуганные, ну не идиотки, а?!
        - Ты дура что ли?! - Шиплю на подругу, стремительно трезвея от адреналина, ударившего в кровь.
        - Что не так, Кэт? - Произносит хитро, вываливая грудь мясистую на показ. - Мы правонарушители и должны понести наказание в соответствии с законами Кафлифа.
        - Давай просто свалим отсюда?! Убежим, у них нет оружия, а ноги короткие!
        - Висечки бегают быстро, от них не удрать, - это явный сарказм.
        Вперед вышли местные нагишом, их сразу скрутили и в сторону. Уже не десять няшек полицейских, а все двадцать. Да еще народ няшный сбежался посмотреть. Велосипедисты, прохожие, даже школьницы.
        Ухватили и нас цепкими лапами. Эти девахи посильнее прежних, действуют стремительно. А мне стыдно, когда столько красивых глаз смотрит на мою грудь. Смутиться бы. Да это только начало!
        - Обыскать! - Рявкнула злая полицейская, вероятно главная.
        - Куда обыскивать - то, мы голые?! - Возмутилась я и меня тут же приставили к стеклу окна кафешки, как и мою подругу неподалеку. Две девки держат, одна обыскивает. Латексные перчатки касаются кожи и ведут выше по бедрам, на внешнюю сторону. Невольно ахнула, испытывая необъяснимые чувства от контакта с латексом. Пошла ручонка обратно и прямо между ног. Латексный палец к половым губам пошел, потер слегка клитор и к анусу, не проникая в кису. Надавил и стал проходить со скрипом, все глубже. Вторая рука обхватила спереди кису, сжала ее, не давая тазу сопротивляться. Киса моя ахнула, ноги сами раздвинулись шире.
        - Что ты делаешь, тварь такая, - кряхчу от дискомфорта в анусе. Я же не няша с вечно влажными дырами. Чертов латекс, почему он меня так возбуждает?!
        - Кажется ничего не прячет, - произнесла няшка и вынула палец из моей попы довольно резко. Вот я и ощутила, что та девочка в туалете.
        - Ау! - Возмутилась от крайне неприятного ощущения, что в сочетании с другими быстро переплыло в что - то назревающее в паху… Меня потащили назад. На газон поставили на четвереньки силой. Вокруг народ, а я голая в позе собачки, грудь свисает, тут еще ноги шире сделали небрежными ударами по внутренним сторонам бедер, опустился таз. Полицейских много, и не дернуться. Становится стыдно и страшно, и все же это тоже возбуждает.
        Подо мной проползает девка в латексе.
        - Спину ниже! Ноги шире, заключенный! - Рявкнула та, что сзади и шлепнула звучно по ягодице.
        Няшки, что вокруг смеются гадко. Та, что снизу, хватает руками за ягодицы и раздвигает их до предела. Чувствую, как деформируется кольцо сфинктера, натягиваясь, и разлипаются губы. Именно разлипаются, я возбуждена!
        Два пальца в латексе окунаются в кису. Мажут там небрежно, будто мазок у меня берется.
        - Злой умысел доказан! - Говорит главная, демонстрируя мне, а затем и публике мои вязкие соки, растянутые струйками меж пальцев.
        Народ ахает, во дебилы! Мои ягодицы никто не отпускает. Кисы касается язык сучки, что снизу, она же и держит меня такой распахнутой. Удовольствия не особое, ибо в животе страх и смущение. Через мгновение в попу проскальзывает палец главной, легко проходит, так как смазку я ей обеспечила.
        - Ууууу, - скулю, чувствуя, как он все глубже проникает в меня. Сжимаю анус, чувствуя инородную, настойчивую твердь.
        Заходил палец, одновременно заработал язык на кисе. Разгорается промежность, анус дергается от манипуляций с клитором. Эти сучки знают свое дело. Еще две полицейские няшки подлезают под грудь, устраиваясь на животе той, что лижет кису, их губы почти одновременно касаются моих сосков, прям четко, без всяких иных касаний. От чего я просто чуть не улетела в иное измерение. Все же латексные лапки начинают мять мои сиськи. Меня берет за волосы пятая девка в латексе и вздымает голову, во рту море слюны, и она все выделяется и выделяется. Шестая мучительница становится на четвереньки напротив, подпирает мой подбородок и целует в засос. А у меня уже ручьем льются слюни… Язык входит в мой рот. Трахают в попу с одновременными ласками кисы, а еще обсасывают грудь. Весь этот ком блаженства копится и нарастает. Я уже столько раз кончала. И не могла вообразить, что могу в скором времени еще, ибо выжата, как лимон. Но меня так трахают, что кончаю буквально за минуту от прокусанных внезапно сосков. На этом не останавливаются, продолжая владеть моими эрогенными зонами и мстя за своих школьных товарищей. Кончаю еще
раза три, и няшки прекращают издеваться, шлепают по заднице, опускают.
        Лежу на газоне, глядя в голубое небо, белые облака проносятся, мыслей нет, я в прострации строю из них воображаемые фигуры.
        Надо мной нависает висечка. Вздрагиваю, мамочки нет…
        - Что с тобой? - Пищит, приподнимаюсь с облегчением. Ибо больше няшек рядом не наблюдаю.
        Что со мной? Промежность дергается, попа горит, губы пересохли, пить хочется сильно - сильно, а еще в низу живота побаливает.
        От сборища, в том числе грозных сучек в латексе, ни следа. Город снова живет своей жизнью, перезагрузились мозги клонов, все на круги своя. Неподалеку лежит распластанная Анастаси, на меня голова повернула, взгляд плещет счастьем. Ее ведь тоже няшки отделали по самое небалуйся. Подруге досталось больше, судя по игрушкам, валяющимся неподалеку. Это ведь из ее сумки вещи. Припоминаю сквозь пытку, как добрые девочки со школы кричали, что это ее штуки.
        Поднимается. Мне помогает. А меня колбасит все еще. Но уже трезвая и мне жутко стыдно перед незнакомой няшкой. Висечка смотрит так дружелюбно, застенчиво, старается не пялиться на мои голые сиськи. Еще одна подходит вероятно из магазина одежды, плащик подает, чтоб укрылась.
        - Простите меня, - выпалила девочке.
        - Ничего, ничего, со всеми бывает, - пожала плечиками няша.
        - Да ты успокойся, было очень весело! - Заявляет Анастаси, хватает за руку, и мы идем на выход.
        После такой оргии мне и Амировая лига не страшна. А первый бой уже завтра! И противники в строжайшем секрете! Блин… у меня задница так болит! А капсул медицинских я в гостинице не наблюдала.
        Глава 14. АМИРОВАЯ ЛИГА
        В Амировой лиге открываются новые возможности для участников и более волнующее зрелище для гурманов. Спешите приобрести абонемент и билеты! Осталось пол процента от тиража!
        Некоторые правила четвертого круга шоу «Реслинг»:
        Допускается любые сексуальные и насильственные действия с использованием приспособлений или без них.
        Допускается наносить увечья сопернику, с тем учетом, что лечение того оплачивает агентство нанесшего увечья.
        Однако, запрещено лишать жизни соперника. Нарушение данного правила грозит - штрафом в пятьсот тысяч кредитов агентству участника…

* * *
        С Анастаси разошлись практически сразу, дорожку прямую показала мне и ушла в своем направлении. Вернулась в гостиницу опустошенная физически, но наполненная морально. В животе какие - то бабочки порхают, такого удовлетворения я еще не выхватывала. Мелькнула в образах картинка черненьких няшек в латексе, и у меня внизу кольнуло сладко. И сразу заболел низ живота… Да что ж такое?! Выдоили, сучки, расквитались от души. Никогда бы не подумала, что такие милые, беззащитные могут дать сдачи.
        В номере одна. Всем моим надсмотрщикам, похоже, плевать, чем я занимаюсь.
        Попила воды, что нашла в холодильнике, улеглась на кровать мягкую. Клонит в сон от недавнего марафона. Но любопытство не отпускает. Хочу узнать побольше о клонах, не знаю, почему так заинтересовалась ими. Жалость в душе затаилась, гуманизм или человечность может. Аль иные желания? Даже себе на трезвую голову признаться страшно. Мысленно вызываю поисковую панель имперской сети. Набираю «Висечки» и выкатывается пара сотен окон с рекламой и информацией. Официальные источники и не очень. Даже упоминание о черном рынке имеется. Научные статьи и тому подобная хрень. Отзывы…
        Сон вышибло напрочь, когда стала смотреть конкретику.
        Городов клонов для развлечений куча, по всем кольцам систем империи натыкано. Даже карта звездная выкатилась в трехмерной проекции. Все они зовутся «Кафлиф», ибо это патент какого - то затейника. Клонов штампуют для развлечений в массовом производстве. Сразу ценник выкатился, от которого охренела. За наш девятый уровень доступа, а если своими словами - вседозволенности, Анастаси отдала по пятнадцать тысяч кредитов за билет за одни сутки пребывания! На следующем, десятом уровне можно даже убить, ограничение только по количеству висечек. В ассортименте имеется оружие и разного рода предметы и штуки… Ахнула, узнав, что всего двадцать уровней. С одиннадцатого начинается беспредел похлеще насилия над бедными созданиями, а дальше вообще жесть, хоть на мясо их пускай. Последний с характеристикой - дозволено абсолютно все. Походу даже город спалить можно. У меня волосы дыбом. Цена максимального билета полтора миллиона за сутки пребывания.
        Бедные клоны. Сердце защемило. И тут же выкатилось окно с активистами, что против убийств этих чудных няшек. «Ежедневно погибает сотни, тысячи несчастных, трупы идут на переработку и снова…», свернула окно, от которого чуть не стошнило. Лучше мне этого не знать, лучше жить, как в сказке и думать, что мир розовый и по закону сохранения энергии на твоей улице тоже наступит праздник.
        Открыла статью про самих клонов. Оказывается, их вариаций великое множество. И, тем не менее, они все под рамками госта, то есть под строгими стандартами и ограничениями имперских законов.
        Листаю текст, которого море. Проявляю внимание, и абзацы увеличиваются. Восприятие получает информацию мгновенно. Добралась до «Составь свою висечку и закажи прямо сейчас». Вот это уже интересно! Даже дух перехватило! Нет предела фантазии: можно составить тело в деталях: размер и форму груди, сосков, всякую там пигментацию, все черты лица: цвет глаз и бла - бла - бла… даже там внизу, лепи половые губы, как вздумается, но в рамках госта. То есть нельзя сделать собачьи уши, лисий хвост или член на лбу. Ой, ахнуло в груди, когда поняла, что можно добавить висечке вместо кисы член. Так, изучаем дальше, окунаясь в дебри генной инженерии для извращенцев.
        Характеры и стиль поведения клонов тоже задаются параметрами, сотни видов и подвидов, только галочки ставь по своим предпочтениям. Особенно меня порадовало, что можно задавать стиль поведения или же включать им свободу воли, при этом играет роль сам характер. Оказывается, висечки полицейские как раз из разряда желающих трахнуть хозяина. Но и тут все разветвляется дальше, с конкретными пожеланиями и ограничениями. В общем, возиться можно неделю, лепя свою висечку. А создадут ее, как уверяет реклама за пару часов и доставят хоть на орбитальную станцию. Нашла шаблоны с презентациями для особо ленивых и не любящих думать. Там и висечек полицейских нашла.
        Между ног мокро, но изучаем дальше. Висечка само восстанавливается, если повредить, питается едой человеческой, все естественные надобности у нее имеются. Она может ухаживать за тобой, готовить и убирать в квартире.
        Но от самой главной фишки, на которую акцентируют внимание все - все презентации данных чудо - клонов, я просто в шоке! Любая висечка думает, что она полноценный человек! Конечно, меня расстроил один ограничитель, что создан законами империи: краткосрочная память, ее много не дают. У висечек есть базовая, туда закладывается все основы и память о хозяине. А если ты купил и решишь ее перевоспитать и нянчиться, как с ребенком, такое не прокатывает. Вернее, минут на тридцать. А потом все по новой.
        И все - таки они мыслят, пусть ограниченно, но… Жалко их. Но с другой стороны, клонов не смогут использовать всякие там движения в своих политических целях. Блин… что я несу? Хочу висечку! Но стоит такое удовольствие от ста тысяч кредитов! У меня сейчас впритык на билет домой. А как будет круто иметь у себя такое домашнее животное.
        Надо выклянчить у Анастаси. Денег у нее куры не клюют, раз угостила меня походом в Кафлиф. С этой мыслью и уснула…
        Разбудило меня касание, что почувствовала на щеке. Открыла глаза, приподнялась. Кто - то сидит в кресле!
        Человек с пиксельным лицом, в серебристом деловом костюме, попивает что - то ядрено - розовое в стакане.
        - И снова здравствуй, маленькая, - произнес снисходительно. Звон от удара стакана со стеклянным столиком заставил невольно вздрогнуть.
        Это Ринекард Дорс, мой господин, хозяин, собственник. Смысл один! Я та еще висечка!! Только с памятью и желанием свалить домой, да поскорее! Вот почему им не дают память, если накопится обида, хозяин рискует быть утраханным. Но я не думаю об убийстве, я просто боюсь этого всемогущего человека, что может сотворить со мной все что угодно. У него двадцатый уровень! Безлимитка! Страх душит, ком в горле… И это еще потому, что я сама с рыльцем в пушку. Надругалась над слабыми няшками, и уверена, что он знает все! Все - привсе!! Надо быть наивной дурой, чтобы думать иначе.
        - Ты не рада меня видеть, Кэтрин? Может тебе лучше, когда звучит твое истинное имя с Земли? А, Катя? - Произнес с некоторой иронией.
        - Добрый вечер, мистер Дорс… - Выпалила. Усмехнулся.
        - У нас говорят эр Дорс, но ты можешь звать меня просто Ринекард, я обожаю это имя. А ты любишь свое?
        - Ну… да.
        - Ну да? - Произнес, повышая голос, что у меня волосы вздыбились на затылке. - Я могу переименовать тебя силой лишь мысли. Во всех нано - базах ты будешь значится иначе. Так как ты не отзываешься сразу, наверное, имя тебя не устраивает.
        Сглотнула сухим горлом. Отрицательно мотнула головой.
        - Соскучилась по моим объятиям, Катя? - Произнес вдруг мягко и от того цинично.
        - Да, Р… Ринекард.
        - Врешь ведь, - выдал с укором.
        - Хм, - запнулась, дух перевела.
        Так соберись, Катя… Дорс смотрит, наверняка смотрит. Пиксельное лицо, как же неприятно общаться с таким! Но я же фотомодель! Самая топовая красавица империи! Меня хотят, меня желают. А этот заставил сосать его член и глотать…
        - Я видела только ваш член, - выпалила ответ, борясь с волнением. - И знаете, просто по члену скучать, э… совсем не то. Вот если бы вы показали лицо, эм… я уверена, вы очень красивы.
        Усмехнулся. Задумался, подбородок подпер рукой.
        - Еще ни одна моя рабыня не была столь дерзка. Предложить мне показать свое лицо? Весьма, весьма… И я никогда этого не делал. Что в тебе особенного? Девственность? Я могу лишить тебя ее. Хм… но тогда потеряю много кредитов. А я очень люблю деньги, их не бывает бесконечно много. И лишь те, кто любят деньги, становятся богаче. Ты любишь деньги?
        Киваю, продолжая бороться со смятением в душе. Я как на неадекватном фанатичном суде, одно неверное движение и голову с плеч.
        - Конечно, ты же хочешь себе клона, - произнес с иронией, а я стремительно краснею. - Понравилось в Кафлифе? Ну признайся, как же они стараются, бедные существа, думающие, что полноценной жизнью живут. Даже смешно.
        Вот я и убедилась, что он видит все. Любую секунду моей жизни может прокрутить еще раз. Я - открытая книга, разве что мысли мои не читает… наверное. Хотя, судя по тому, что о запросах в сети ему известно… Ох, мамочки.
        - Катя, почему ты все еще не сдалась? - Произнес вдруг с таким удивлением. - Ты же считаешь себя недотрогой, презираешь мужчин и смеешься над менее красивыми женщинами. При этом тебя не раз унижали на ринге перед взорами миллионов подписчиков. Объясни мне, самому могущественному человеку в империи. Почему так?
        В замешательстве. А что тут сказать? Я во сне, играю вынужденную роль, дабы просто не умереть. Мной вертят, как куклой, пичкая алкоголем, нано - имплантатами, видоизменяя мое восприятие и внутренние процессы в организме. Однако, я стараюсь оставаться прежней, пусть даже стервой, как считают некоторые, но я лелею надежду вернуться домой. И очень боюсь сломаться.
        - Знаете, Ринекард, - воодушевившись от собственных мыслей, отвечаю. - Я бы с удовольствием показала вам, как необычен при этом оргазм.
        - Что ты имеешь ввиду?! - Насторожился мой хозяин.
        - Я бы оттрахала вас, как хочу сама, - прошипела, сузив глазки.
        Вскочил с кресла! А я вжалась в спинку кровати. Дура!! Ой, дура!! Подошел, уселся на краю, уже более спокоен, судя по движениям. Рукой потянулся к моему лицу. Дрожу, не в силах противиться. Локоны поправил перчаткой черной, к губам повел, растер их небрежно и отступил, поднявшись.
        Развернулся спиной и пошел к выходу демонстративно. Но я - то понимаю, что он может просто исчезнуть силой своей мысли, не изображая, как натурален этот мир для тупой землянки.
        Остановился у двери.
        - Тебя нашел мой сын, - произнес спокойным тоном, не оборачиваясь. - Помни о моем предостережении.
        - Что мне делать, если он захочет взять меня силой? - Уточняю на всякий случай.
        Усмехнулся покровитель. Мотнул головой сам себе и вышел.
        Меня передернуло, как истинную эпилептичку. Сон вышибло, особенно, когда над глазами появился счетчик времени, говорящий, что до боя осталось семь с половиной часов. Вскочила, вышла на балкон. Ночь, огни, музыка далекая. Видимо, на пляже гуляют, а мне страшно, тревожно, не по себе. В душе опустошенность, ибо нет у меня тут никакой личной жизни, я под микроскопом у хозяина. И надо же было получить такое внимание. Радуйся Катя, что не заставил сосать.

* * *
        Шестой пояс курортов империи. Резиденция Ивлен.
        Амировая лига. Бой первый.
        Интрига удалась. Не зная, кто меня ждет, ковыляю под злорадный хохот толпы. На мне шорты, из которых выпадают загорелые ягодицы, на груди тугой топ. Под всем этим делом чисто символический откровенный купальник на завязочках. На попе тонкая ниточка, впивающаяся между булок, треугольник на кисе, что влево или вправо и все тайное станет явным, это при условии, что шорты сняты. Лиф тоже - два треугольника на сосках с функцией гулять по поперечной ниточке. А еще меня заставили одевать черные чулки и обувь! Платформа под двадцать сантиметров сделала мои ноги стройнее некуда, а ягодицы просто невероятно накаченные. На голове кулек собранных волос, чтобы те вообще нигде не мешали. Шейка моя обнажена и беззащитна.
        - Посмотрите, какая загорелая теперь наша Кэтрин! - Разразились комментаторы в самый неподходящий момент. - Похоже, она старалась именно для мужчин!
        - Не знаю, как ты, - подхватывает второй. - А я балдею от ее стройных ног и задницы! О!! Такую задницу принесла нам сегодня участница, идущая буквально на убой и растерзание.
        Вот ублюдки. К ужасному самочувствию добавляется то, что попа немного саднит после пальца в латексе. Не стала я обращаться к Миле, чтобы она нашла мне медкапсулу, не хотелось признаваться извращенке в посещении Кафлифа. Раньше обвиняла ее в лесбиянстве, а сама ударилась по бабам. Ладно бы один раз. Но связалась с Анастаси и пошло - поехало.
        На ринге меня дожидаются двое мужчин. Хочется просто упасть в обморок и не чувствовать всего, что предстоит. Меня точно лишат девственности, и без сомнения сделают больно. И я не смогу ничего поделать, они же мужчины! Оба одеты в плавки, между ног то самое. И я этого боюсь. Когда меня насиловали женщины, они все равно подсознательно были солидарны со мной, держались определенной планки, понимали в чем - то, рассчитывали силы и пределы. А эти?! Просто животные, которым в этой лиге дозволено все!
        Накаченные самцы, один худенький, поджарый с кубиками пресса, другой - перекаченная горилла. Этих не знаю, не ссорилась с ними, и вроде не одаривала презренными взглядами. Может сострою милаху, прокатит?!
        Поднимаюсь на ринг, потряхивает. У Мужчин глаза горят. Конечно, пришли на блюдце сочные сиськи, накаченная загорелая попа, да еще и мордаха самая - самая. Черт, да еще такая платформа на загорелых ногах. Почему бы и не порадоваться?
        - Какой сюрприз для Кэтрин! - Снова клюют комментаторы. - Видимо, агентства решили, что девочке пора становится взрослой, теперь наверняка. Ставки горят!
        - Интересно, а сколько мужчин империи хотели бы оказаться на месте соперников…
        Иду к центру, нехотя и стараясь даже не смотреть на монстров. Судья, как фоновое радио, говорит, кивает всем по очереди, киваю и я. Хотя от меня вообще ничего не зависит. Что - то там про лишение жизни сказала. Разве что яйца откушу.
        Бой начинается, и я отступаю, как и здоровяк уходит в угол ринга, уступивший начало боя мелкому товарищу. Глаза мужчины горят, как у одержимого насильника. Но есть и нотки усмешки. Рывок в его исполнении! И я успеваю увернуться, бегу вокруг.
        - Прыткая сучка, - произносит с кривой ухмылкой. - Хочешь поиграть?
        - Два здоровенных лба на беззащитную девушку! - Произнесла с укором, не вытерпев.
        Через пару мгновений мужчина настигает меня с одного прыжка. Взвизгнула. Схватил! Просто обхватил всю, своими мощными лапами, прижал к телу. Придавил, визг перешел в вяк. Трибуны ржут, а я с досады хочу его укусить. Но тут вспоминаю о своем секретном оружии! Тянусь целовать его. Он ослабляет хватку, идет навстречу наивный. Обнимаю его, обхватывая накаченную спину, дабы еще больше ослабить бдительность. Впиваюсь губами, наши языки встречаются… Сильный, настойчивый, знающий свое дело мужской язык хозяйничает у меня во рту, а я пробую что - нибудь противопоставить. Вот только контроль уходит куда - то. Между ног через шорты ощущаю его касание, перерастающее в давление. Он схватил меня за кису и теребит через два слоя ткани, и мамочки, я все чувствую. Мужчина заводится все больше, и я не знаю, что со мной…
        Но в какой - то момент все прекращается. Мужчина отталкивает меня с мимолетной тревогой. А затем смотрит с укором.
        - Подлая сучка, - прыскает. - На нас такое не действует, третий круг уже наматываем. Значит не хочешь по - хорошему? Грек? Давай, поиграйся с девочкой.
        Относительно мелкий мужчина отступает, и на меня идет здоровый с рассерженной мордой. Вот уж страшно стало по - настоящему! Убегать от него и мысли не возникло, просто коленки подкосились. Вздернул за подмышки, подойдя сзади. Мощная культяпка просунулась между со стороны попы и надавила на кису. Под такой силой, что ткань, что без нее, никакой разницы. Разве что, если бы кожа была голая, она бы превратилась в месиво. Вторая лапа ухватила за грудь. При этом с его стороны раздался восторженный выдох, будто всю жизнь мечтал потрогать сиську Кэтрин.
        И вот меня поднимают, ухватив за кису и грудь. И я ничего не могу с этим поделать. Только кричу и прошу пощады. Повертел как мишкой плюшевым и уронил небрежно. Благо ринг пружинит, а гравитация на четверть ниже стандартной. Отлеживаться не дал, снова схватил, но на этот раз обхватил живот, согнув меня в три погибели. Поднял вверх ногами, помотал немного и прямо головой устремил к настилу, едва успела чайничек свой приклонить, как Мила учила, называя это «самостраховкой при падении головой вниз». Шея трещит, а я сложена пополам, сиськи к подбородку. Все это мы уже проходили… На живот перевернул рывком и сверху села туша. Затрещали позвонки. Даже слезу вышибло. Прокашляться бы, да нет пространства для вдоха.
        - Как тебе не стыдно, кобыла такая? - Шиплю на него, кряхтя. Смеется!
        Предплечья хватает и за коленки свои заправляет, будто я курица и мне можно вот так легко лапки вывернуть. И можно ведь. От очередной порции боли вскрикнула и даже проплакалась. Но недолго, циничный зрительский зал стимулирует желание держаться достойно. И я пытаюсь. Но мою верхнюю часть тянут выше, выгибаюсь дугой. Не щадит меня соперник, ноги напрягает, привставая, и тем тянет выше. Башка на уровне, будто я сижу, грудь отрывается от пола. Никогда не думала, что смогу быть такой гибкой при этом еще живой… Хватает за мои нежные, красивые и всеми желанные сиськи своими мерзкими лапами! Стал мять жадно и не умеючи. В таком положении она еще больше. Мамочки, как противно и больно…
        - Что б тебя висечки весь день драли! - Выругалась.
        Заржал, нажимая яростнее.
        - Это тебе не свои яйца чесать! Полегче обезьяна, - продолжаю возмущаться. - Это все - таки грудь! Ты такую в детстве сосал!
        - Хочешь полегче? - Подхватил приближающийся напарник.
        Стало страшно. Я такая уязвимая для его лап!!
        Здоровяк мять прекратил. Руки его опустились ниже к краю ткани. Схватил, потянул наверх, цепляя и купальник. Грудь одна за другой выпала на обозрение публике. Ахнули комментаторы, у тощего напарника глаза сверкнули. А вот обезьяна потянул еще на себя, вздымая и натягивая ее еще больше. Напарник его подлез под меня, напомнив висечку в латексе. И стал лизать соски на весу. Один за другим, вероятно желая их быстро поставить.
        К моему ужасу, тело вскоре стало отзываться на его манипуляции. Между ног кольнуло. И будто бы чувствуя мою борьбу, здоровяк нащупал резинку трусиков сзади и потянул. Тонкая нитка впилась между половых губ. Урод не просто потянул, а с рывками, попеременно ослабляя и снова натягивая.
        Наигрались быстро, видимо, на ринге время ограничено. Трусы отпустили, тело тоже, шмякнулась, как взведенная пружина, голыми сиськами с возбужденными сосками о твердый, как показалось теперь настил. Не успела выдохнуть с облегчением, как здоровяк снова сел на меня! От возмущения вскрикнула, что сама чуть не оглохла. А он за ноги хватает, сгибает назад, поднимает таз над полом. Снова выгнуть меня решил, вот только с другой стороны. Хорошо, что я с гибкостью более или менее дружу. На тренировках пришлось. Так бы поломали к чертовой бабушке.
        Лежу и думаю, да пусть забавляются, гнут. Время тикает. Покрикиваю для большего задора. Вот только все бы хорошо, если бы мне шорты с трусами не приспустили! Совсем немного, но достаточно, чтобы обнажить промежность!
        Почувствовала легкое касание на паху. Погладили, оценивая нежную кожу, да безупречную нано - стрижку. Приятно от толики ласки среди боли и грубости. Мимолетная слабость. Здоровяк потянул еще выше, затрещали позвонки, вскрикнула.
        Трибуны ревут от восторга. А я просто боюсь, что со мной будет дальше. Ноги сомкнуты, а верх… Появилась трансляция, показывающая мне действо. Мелкий полез к моей кисе! Извернулся и достал языком клитор! Даже сомкнутые половые губы не помешали ворваться сильной похотливой мышце.
        Мордаха моя в пол, грудь придавлена, ляжки натянуты, живот натянут. Я, как резиновая женщина, не в силах ничего сделать, только если нарваться на косяк и сдуться нахрен. Взбрыкнула, когда потеряли бдительность. Нога выскользнула и попала по шее мастера лизуна. Он выругался и получил каблуком второй выпущенной ноги. Меня выпустили, выползла, поднялась. Натянула шорты обратно и поправила топ. Правда лиф уже криво - косо. Зато не видно.
        Оба мужика смотрели за мной со своих прежних позиций как - то уж совсем не бодро. Вздернула гордо подбородок, посмотрев на сидящих с некоторого высока. Меня так просто не взять. Даже двоим мутантам мужского пола.
        - Прыткая сучка, - прокомментировал тощий.
        - Ага, не простая, - выдала, сдувая челку. - Подрочите друг у друга и закончим уже наше свидание.
        Вскочил здоровяк резко. Что я взвизгнула и бросилась через канаты бежать с ринга! Да не тут - то было! Ухватил за шорты на полпути. Рванул назад, бросил на пол. Потянулся к шортам. Зацепил двумя пальцами разных рук под резинки и рванул. Ткань затрещала не по швам явно. И разлетелась моя защита на два лоскута, что остались в руках здоровяка. А я голая! Дальше разъярившаяся по неясной причине обезьяна разорвала мой топ с лифом. И вот я в каблуках и чулках, с голых задом лежу, борясь с новой волной липкого страха.
        Схватил, завалил на себя рывком, да так, что ноги вздернулись. Не успели назад пойти по инерции, как мощные лапы просунулись под колени и не дали этого сделать. Попыталась выгнуться, он надавил еще сильнее скрючив меня. Лапы сомкнулись за моей шеей в замок. Подбородок к собранной к центру груди. Дышать тяжело, не то, чтобы орать во все горло. Осознание пришло быстро. Ибо положили меня в позу лягушки, в которой недавно страшнейшим образом трахали на ринге мою напарницу Нелину. Как она вопила, и это не было удовольствием. Судя по крику, ее будто резали.
        Ноги в разные стороны, все дырочки на виду. Сверху нависает мелкий, здоровый сковал сзади, ощущаю его мощную спину, тепло и бьющееся сердце.
        - Неужели! - Раздается мерзкий голос комментатора. - Они решились ее распечатать! Вся империя во внимании. О, эта поза девственности так привлекательна для таких очаровашек, как Кэтрин. Распахнутая, беспомощная. Наслаждайтесь, подписчики…
        Мужчина потянулся к кисе.
        - Стой сученок! - Визгнула сдавленно, рассмеялся и похлопал по натянутой заднице.
        Погладил ее немного и снова полез к кисе. Нагло раздвинул половые губы, все… А мне это крупным планом со сторонней камеры показывают. Красно - розовая плоть обнажена. И я такого же цвета. Стыд, позор. Так меня еще не унижали.
        - Нежный, сочный цветок, - выдал мужчина, распахнувший мое таинство.
        Шевельнула тазом отчаянно, выскользнули губки мои. Сзади надавили на шею, которая тут же затрещала. А сознание мое стало бороться на грани света и тьмы. От боли уже стало плевать на то, что там у меня внизу. Намек на то, чтобы не рыпалась от обезьяны я уловила.
        Скинул с себя в сторону. Лежу, откашливаюсь. По спине бьет мужчина, утишает. Затем переворачивает на спину и заползает на меня, будто он паук, а я та еще муха.
        - Лежи, не дергайся, - прошептал поджарый, прислоняясь к ушу. Мамочки, да он без трусов уже!!
        Его голый торс коснулся моей обнаженной груди, трение… Назад, приподнялся. Смотрит с коварством. Я даже не поняла, как его тело оказалось у меня между ног, а те сами разошлись податливо. Сетую на бессилие и безысходность. Боюсь, то будет дальше. Чувствую внизу постороннее напряжение, но ничего не могу поделать. Неминуемая кара в виде горячей агрессивной головки упирается в мою кису. Ходит по ней вверх, вниз, утопая в половых губах. Мамочки, какой же крупный у него член!
        - Пожалуйста, пожалуйста, не надо, - шепчу, умоляя его.
        Урод смотрит сочувственно, оперев тело на прямые руки. А я словно под прицелом, с членом у самой моей дырки.
        - Он не влезет, сжалься, - дрожащий стон, тянусь погладить его, задобрить. Начинаю реветь. Опускается ко мне. Целует.
        - Ну что ты, деточка, рано или поздно тебя распечатают, - прошептал, и головка надавила! Пошла под его силой таза дальше. Медленно, верно и продавливая все еще сухую плоть. В какой - то момент я почувствовала смазку. Видимо, сработал его какой - нибудь нано - поцелуй. Дикое жжение сменяется ощущением горячего внутри, некого наполнения и натянутости. Член пошел назад. Облегчение…
        Но не долгое! Глаза мои на лоб. Он вставил всего лишь головку. И вот она снова пошла в меня. На этот раз сильнее и настойчивее. Половина члена едва поместилась, натягивая меня, словно куклу с кукольного театра.
        Кричу, не контролируя себя. Толи от боли, толи от ужаса. Он должен понять, как мне больно!! Иначе просто убьет!
        Снова вынул. Приподнялся, красные точки поднимаются в воздух и испаряются. Имперцы не любят грязи, ее быстро убирает система.
        Между ног саднит, дикий дискомфорт и ничего хорошего. Что - то мне там еще порвали кроме девственного плева. Повернулась на бок и взвыла протяжно, сжимаясь и комкаясь, словно еж во время опасности. Все о чем, могу сейчас думать, это о целебных лучах медкапсулы…
        Реветь долго не дали. Усадили, мощные лапы здоровяка вздернули меня за ляжки к плотному животу. И тут я вскрикнула, почувствовав, как в меня вновь входит член! Теперь за меня принялась и обезьяна. Ногами в каблуках болтаю бесталково, он вошел в саднящую плоть и проходит дальше. Уже не чувствую ничего конкретного, сплошная боль. Как там что, даже страшно представить! Закрыла глаза, и плевать на экранчики, сующиеся мне в восприятие.
        Понимаю, что лечу назад. Ладно, что со здоровяком вместе! Так еще с членом его в моем влагалище. Удар! Твердые, решительные руки держат под бедра и тормозят тело от страшного! Я чуть не села на член полностью. Ой, чтобы было… И тут я тоже рано порадовалась. Подскочил мелкий.
        - Девочка напугалась? - Циничный вопрос, киваю и реву. Смеется и целует в сопливые губы.
        Что - то проскользнуло с его поцелуем. Почти сразу пропала ужасная боль и жжение внизу.
        - Спасибо, - прохрипела.
        - Не стоит, - выдал вдруг злорадно.
        На плечи упали его руки и надавили. И поехала я с душераздирающим криком прямиком на член, что до этого был во мне лишь наполовину.
        Кричу и принимаю его в себя под давлением собственного веса и некоторых усилий. Ублюдок обезболил поцелуем, чтобы я вновь почувствовала каково это!! Заходила обезьяна подо мной, заработал внутри поршень. Скачу на нем под чутким контролем второго. Подбрасывает так, что иногда член полностью выходит из кисы. Но снова, будто родные, они соединяются. У здоровяка член меньше, о счастье - то. Снизу помогает руками обезьяна, сверху хитрый ублюдок. Сиськи некрасиво и мощно подбрасываются, и это крайне неприятно.
        Оханья вырываются из моего рта. Нет, мне не становится приятней. Чтобы заглушить боль, я поймала волну. Тонкую ниточку какого - то удовольствия. Не более!! Нет!! Очередной рывок и здоровяк вынул член, судя по движениям, слишком нервно. Меня отбросили, как оттраханный и уже не пригодный к употреблению американский пирог.
        Уползаю к канатам, где обычно стоит Мила. Спаси меня, сука рыжая.
        - Куда?! - Разразился хохотом мелкий и потащил за ноги. Перехватила лапа помощнее. И я сделала пару разворотов в воздухе. Меня схватили за кису, кажется. Туда даже прошел обезьяний палец, а то и два. Затем я оказалась на его плече, перевернутая кверху попой с расставленными ногами, словно рогатинами. Поза страшная, держусь сама, дабы не упасть вниз. А он гнет меня, растопыривая все больше ноги. Подскочил второй, перехватил за живот, типа страхуя. И в этой позиции цинично похлопал по раздолбанной кисе. А затем сунул туда пальцы, которые вошли слишком легко.
        И я почувствовала, как они трогают меня изнутри, щупают там что - то и… Это что - то визжит от восторга и отзывается чем - то неистовым и ранее неведомым. Плохо вверх тормашками, вниз головой. Но то, что он делает своими пальцами понемногу начинает перетягивать мое сознание на себя. Здоровяк держит на плече, а этот трахает. Внутри нарастает… нарастает. Сильные пальцы второй руки касаются клитора. Одно касание и пошла волна, второе - волна переросла в цунами. Сжалась, лишь бы не кончить вот так. В таком непотребном виде. И после третьего касания произошел взрыв! Вынул пальцы, придержал, чтобы с плеча не соскочила.
        Еще в процессе я увидела, даже быстрее чем почувствовала, как мои половые губы раздвинуты до предела, а сладкие конвульсии, сокращениями красной полости внутри показаны всей публике. Сама никогда не видела свою кису такой открытой. Боже… срам какой. Хоть сквозь землю до самого раскаленного ядра провались, а так наизнанку меня еще никто не выворачивал. Да еще в процессе… Глаза закрыла, чтобы не видеть этого. Просто перетерпеть. А он трогает мой клитор, внутри все дергается.
        Публика в восторге. Кэтрин теперь все свои дырки засветила, ее можно на помойку, как использованный материал!
        - Ой, ой! Стой, не надо, не трогай! - Кричу и срываюсь все же с плеча.
        А может и не случайно это. Падаю спиной. Больно, черт… Начинаю реветь и кашлять. Ноги быстро свожу, чувствуя крайнюю беззащитность.
        Пол минуты ревела, не больше.
        - Хватит слюни пускать! - Рявкнул здоровяк, подошел сзади и схватил за сиськи. Характерный шлепок воспринят был публикой с особым восторгом.
        Рывок, и ноги от земли. Мир перевернулся с ног на голову, а затем обратно. А я острой болью в голове, шее и ребрах попыталась еще и дышать. Отчаянно хватая глоток воздуха, думала, поскорее бы сдохнуть. Может в капсуле откачают!
        Здоровяк поднял за ноги, схватив за лодыжки. Причем сделала это довольно легко. Я как рыбешка, попыталась пару раз дернуться, да бес толку. Мне итак хреново, что уже некуда, а тут еще в голову кровь наливается и давит… Лицом к нему вишу. А точнее к его члену стоячему. Обезьяна, которая явным интеллектом не отличалась, стала бить меня своим челном по щекам. Мощный таз работает, сосиска лупит.
        - Давай сюда ее, - раздалось строгое. - Как так можно с дамами?!
        Развернул меня лицом от себя. Снова я вверх ногами в полный рост. Мерзкая рука трогает мое тело, гладит его, затем переходит на промежность. Через трансляцию видно, что там в таком положении уже щель видна, стоит только раздвинуть губы. Так должно быть?! Или я инвалидом стала?!
        Здоровяк держать устал и шмякнул головой вниз. Чуть сознание не потеряла, и даже не поняла, как оказалась сверху на поджаром ублюдке. Движение тазом, и его член входит в меня, как к себе домой. Протискивается через плоть. Скользкие соки дают ему волю. Мы в миссионерской позе, где женщина сверху, но при этом мужчина двигается. Таз его работает сильнее и яростнее с каждым толчком. И снова внутри меня нарастает что - то. А еще его мерзкие руки на моих ягодицах оказались. При том, что я сама держусь, оперевшись на руки, лишь бы только не касаться его потной груди. Сиськи мои висят и смотрят прямо на его счастливую морду, которая искажается в нарастающем блаженстве.
        Чувствую, как пальцы подбираются к анусу в процессе действа. Хитрая тварь думает, я не замечаю. Толчки усиливаются! Такое ощущение, что внутри стало еще теснее. Головка его набухает, член стал толще и длиннее! Заходит глубже. И тут я вижу на картинке с камеры, эта тварь засунула пол пальца в мою задницу! Стоило только отвлечься на секунду.
        Вынул, вероятно, заметив мое негодование. Долбит дальше. Ноги мои все шире, он их разводит своими, ягодицы тянет и работает поршнем. Вскоре предательский оргазм настигает и здесь! Вот только он не прекращает трахать.
        А я вижу на трансляции, что сзади ко мне пристраивается здоровяк! Захотела соскочить. Не вышло!
        - Куда, прыткая сука?! - Рявкнул мужик подо мной, явно запыхавшись. - Самое интересное для тебя только начинается.
        Действо резко прекращается, когда член полностью во мне. Руки держат задницу, как клещи. Смотрю на мужчину жалобно, моля о пощаде и пребывая в ужасе от неведения. Палец обезьяны касается анус, и я вздрагиваю. Ибо там остался центр моей некой сторонней концентрации, помогающей справиться, сдержаться!! Там мое упрямство и стойкость.
        - Это моя попа, - скулю, как сука. - Пожалуйста, только не туда - А!!
        Палец грубо вторгается, затем второй. Сопротивление ослабленного долбежкой ануса ничто против сильных пальцев. Боль вернулась. Чувствую, как легко поддается моя плоть. Два тычка и вынул. А я выдохнула с облегчением. И зря… Глаза вылезают из орбит, когда ощущаю на анусе горячую мощную головку. Она лезет внутрь, но сфинктер отчаянно сопротивляется.
        Член заходил вновь в моем влагалище, отвлекая на себя. И в момент, когда он почти вышел, я ощутила, как уже влажная головка продавливает сдавшийся сфинктер, заставляя его расширятся до предельных размеров. Рывок и анус поразила острейшая боль, что я не смогла сдержать вопль, который был похлеще даже того, что выдавала Нелина в наш совместный бой. Ужас накрывает сознание. А в анусе разгорается костер. Во мне ходят два члена, и они просто рвут пополам, как клещи гигантского краба. Мне кажется, моя плоть, что отделяет один член от другого перетирается, истончается, горит и плавиться.
        Острая боль пульсирует. Вижу от ускорившегося поршня обезьяны!! Горит попа синим пламенем. Моя бедная… Ору, как мужик уже. В анус ударяет мощный поток. Ощущение, будто у меня вот - вот случится диарея. И это сквозь боль. Вынул член, полегчало. Скинули в сторону, как оттраханное мелко рогатое животное. Крупным планом показывают, как из раздолбанной красной, еще не закрытой дыры, называемой анусом, вытекаем сперма. Обезьяна кончила, вот уж счастье.
        Не слышу зрителей, не слышу никого. Сжалась, грудь бьет спазм от прорывающейся икоты, а я просто без задних ног лежу. И страшно даже напрячь там внизу и проверить ощущения.
        Мелкий переворачивает на живот и ставит раком. Подчиняюсь, мне уже плевать, чтобы он там не делала. Воспаленная дыра на экранах. Туда снова идет член. Проходит до самого конца, и я хрипло стону от боли, протяжно, выказывая свои муки всем - всем… Поджарый мужчина долбит меня в задницу, как электровеник. В анусе сплошной ожег. И я просто жду, когда он кончит и отвалится…. Очередной поток спермы фарширует меня, словно курицу перед духовкой.
        Шлепок по заднице, как манна небесная. Валюсь на настил, как туша, не издавая больше громких звуков и не давя слезы. Все уже выплакано. Тихо скулю от боли, стараясь не шевелиться.
        Бой окончен. С ринга уносит Алия.
        ***
        Три минуты в медкапсуле и впереди трое суток на отдых. Полдня примерно убивалась по поводу и без… Пережить, переосмыслишь… Вспомнила бои других. У некоторых было и похлеще. Утешилась, успокоилась. Воспаряла духом немного.
        Нарисовались сучки Мила и Нелина. Обе смотрят с сочувствием. Мы, мол, по одну сторону баррикады и все мужики - уроды.
        А мне плевать на них. На счету четыреста тысяч кредитов. И я уже предвкушаю, как свалю отсюда. Этим и живу. Всего - то пара боев осталась. Что бы там ни было. Я абстрагировалась, перегорела. Мне даже не стыдно, что трахали одновременно два мужика. Они все для меня никто!! Никто!!
        - Как ты? - Спрашивает Нелина с видом откровенно сочувствующей.
        - Чувствую себя отлично, - отвечаю с ехидством, а на самом деле ощущаю себя раздолбанным мясом. Сколько я еще буду ходить в туалет спермой…
        - Поспишь, может сходить на песочные замки, - подлизывается Мила. - Там веселая музыка. Можно хорошо оторваться, как ты любишь.
        - Нет, спасибо, - выдала, понимая, что противоречу себе.
        Мне теперь не стоит из номера вообще показываться, дабы не встретить насильников. Они, наверное, всем растрепали, как у меня там горячо. Хотя, многие смотрели мое выступление на шоу. Уверена, что смотрели.
        - Как знаешь, - пожала плечами Мила и прихватила с собой Нелину на выход.
        Вышла на лоджию, в последнее время это единственное место, где мне хорошо. Облака меркнут, сквозь них проявляются звезды. А с ними и мечта о доме кажется такой близкой. Я преодолела испытания, пережила встречу с мужчинами. И… страшно признаться себе, какой - то частичке моей души понравилось, как они делали это до того, как покушались на мой зад. Как владели мной, вертели и крутили. Как живой пульсирующий член пронимал в меня, такой агрессивный, горячий… В древности ведь так и было. Помню мультик про древних людей. Голая женщина убегает от голого мужчины. Он догоняет ее, делает дело и убегает за следующей. В этом их сущность. А наша? Хотеть, но делать вид, что убегаем?
        Отгоняю дурные мысли. Это слабость. Нет, я ненавижу мужчин. Они животные…
        В дверь деликатно постучали. Хотя это не обязательно, можно обозначить свое присутствие просто подойдя к двери и силой мысли вызвав проекцию для хозяина.
        Впускаю. Входит мужчина, и я даже не сомневаюсь кто это. Дорс младший.
        Высокий блондин с голубыми глазами одет по - деловому, будто это должно меня впечатлить. А я в халате, а под ним ничего. В последнее время, я ненавижу, когда стягивает там, внизу.
        - Добрый вечер, Коул, - произношу строго, от чего мужчина невольно смущается.
        - Кэтрин, здравствуйте, не так легко было вас найти, при том, что отец…
        - Нам не о чем разговаривать, - перебила. Осунулся, нахмурился. Но такой красавчик, и отталкивать его - это сущая мука.
        - Я знаю, во что вы вовлечены, - заявляет вдруг с решимостью на лице, делая шаг. - Мы можем покинуть это место. Я сумею вас защитить.
        - К чему все это, Коул? - Произношу вымученно, запахиваясь потуже. - Еще два выхода, и я свободна, вольна делать, что хочу. У меня будут деньги, чтобы вернуться домой и жить, ни в чем не нуждаясь.
        - Отец не отпустит тебя. Слишком велик его интерес. Если мы поженимся, и ты забеременеешь, он уже ничего не сможет изменить.
        - Все продумал? - Усмехнулась, усаживаясь на кресло, где восседал его папочка. - А если я не хочу, чтобы ты был моим мужем?
        Быстро я перешла на «ты», чувствую свое превосходство.
        - Катя, я люблю тебя, - произнес чувственно и опустился передо мной на корточки.
        Ошалела в миг. Какого черта происходит?! Случайный встречный признается мне в любви. А по каким ракурсам он судит обо мне, если мог видеть только там.
        - Ты смотрел?! - Вжалась в спинку кресла. Стыдно? Нет. Противно!
        - Я хотел узнать о тебе больше. И… да, я смотрел. Но мне от этого больно. И стыдно, поверь, - залепетал. - Даже не представляю, как ты чувствуешь себя. Гордая девушка с Земли, ты как мученица истоков зарождения Квазара. Я уважаю твою стойкость и восхищен.
        - А называл шлюхой в нашу последнюю встречу, - произнесла с издевкой, вспомнив короткий разговор в резиденции Дорса.
        - Так это была ты? Там?! - Ахнул даже. - Я не знал, прости меня, Катя. Представляю, что ты тогда чувствовала…
        - Да вряд ли!! - Снова перебиваю. - Ты там против озеленения планет был или как там это называется?
        - Преобразование, - выдал с некоторым недоумением.
        - По моей вине захватили очаг сопротивления и его лидера Максона. А еще кучу народа на астероиде умерло. Знаешь об этом?
        Вскочил резко. Задышал тяжело, в глазах ужас. А я пожалела о сказанном. Не знал, значит.
        - Ты… ты чудовище! - Крикнул и выскочил.
        - Я согласна! - Крикнула ему в след и рассмеялась. В смысле, согласна с тем, что чудовище, а не с предложением замуж.
        Отшила сына Дорса, бальзам на душу. Со стороны балкона раздались аплодисменты.
        - Кажется, я знаю каким сделать твой второй бой, - выдал Ринекард Дорс, показавшись собственной персоной.
        - И какой же? - Фыркнула на хозяина, пребывая все еще на боевом взводе.
        Рассмеялся, как истинный злодей всей империи и рассыпался в воздухе на пиксели, которые тут же растворились. Страшно? Нет. Даже интересно, что же Дорс для меня приготовил. Я же выполнила его наказ, отшила сынка. Должна быть награда! Или это был сарказм?!
        Глава 15. ФИНАЛ
        Несмотря на угрозу Дорса, настроение на подъеме. Столько внимания от самого могущественного человека в империи.
        Однако, ощущение, что за мной наблюдают пристально, теперь не оставляет. Решила все же прогуляться, проветриться, поплавать и позагорать. С чувством, что выполняю роль в некоем сериале, работаю на публику: откровенный купальник, сверху короткое полупрозрачное платьишко. За мной смотрят, и я должна вести себя достойно. Это не ринг, это типа моя повседневная жизнь. Тут я настоящая…
        Добралась до пляжа без приключений и излишнего внимания. Людям плевать, что я унижена и раздавлена. Что все это прогремело на целую галактику. Недавно поняла, что важнее, как ты сам реагируешь на это. Глаз, как говорится, замыливается. Если у тебя так о своем, то у других и подавно. Но это не значит, что не вздрагиваю от вида плотоядно настроенных мужчин. Ассоциации поганые. Это и топором не вырубить. Ненависть к ним растет с каждым мгновением. Теперь уже не восхищаюсь голым накаченным торсом и задницей с ямками по бокам. Кажется, что между ног ублюдков болтаются стоячие члены, которые я готова голыми руками переломить.
        На девушек смотрю, как на союзниц. Ловлю взгляды чаще с сочувствием, чем с презрением. Нужно вести себя достойно, в любой ситуации стараться не терять лица. Каждая из них может оказаться в моей шкуре. И еще неизвестно, как это обернется. Они все это понимают. Я вижу во взглядах. Вот она, истинная женская солидарность.
        Может, прошла боевое крещение. Ведь мне уже ничего не страшно. Что может быть хуже? Укладываюсь на лежак, не стесняясь посторонних. Я - боец. У меня есть деньги, поклонники и внимание покровителя.
        Внезапно кольнула неприятная мысль. А если Ринекард не отпустит меня после окончания шоу?! Мужчины - собственники. А вдруг он не захочет возвращать меня на Землю. Ведь там я не буду под его пристальным наблюдением. Туда может прилететь его сынок и продолжить клеиться ко мне. Возникает вопрос: а кто ему важнее? Я или Коул? Глупо… конечно, сын. Но здесь выбор может быть иным: его собственная похоть и принципы против упрямства непокорного отпрыска.
        А если я останусь с покровителем, как быстро надоем ему? Ведь у него могут быть тысячи девушек, что лучше меня. И это объективное мнение. Отбросив гордыню и включив мозг, я это понимаю. Даже сейчас вижу красивых смазливых девочек. Пусть немного. Но такие есть, и они притягивают меня. Возникает желание надругаться над ними, сделать больно, заставить реветь. Как с висечками. Те - то хоть сдачи могут дать, что мало не покажется. А вот та блондинка с хорошей попочкой и нежным круглым личиком? Неужели я была такая же наивная дурочка? Наивность ведь этой сучки налицо…
        Цежу коктейль нетерпеливо. Поднимаюсь и иду к морю. Выбираю траекторию, чтобы получше рассмотреть блондинку. Она в окружении матерых друзей сидит, скромненько сложив ручонки. Мужчины посматривают оценивающе. Но меня это не страшит. Когда я близко, наши взгляды с девочкой встречаются. Застенчиво смотрит, щеки красные. Неужели они смущают ее? Или я?
        Девочке лет семнадцать на вид. Подмигиваю ей и спешу в воду, скинув на ходу платье. Плевать я хотела на него, в номере их куча, они бесплатные.
        От воды получаю особое наслаждение. Она окутывает мое тело заботливо, ласкает кожу. А частичная невесомость дает хороший отдых, расслабляет. Отплываю от мужчин подальше, не хочу контактов и всяких обменов фразами. Просто не желаю даже разговаривать и выказывать любезности.
        Наблюдаю за блондиночкой, которая мне понравилась. В коллективе всплеск эмоций, смех. Девочка хихикает, раскрепостилась после коктейльчика. Интересно вдруг стало посмотреть ее бои. Как там ее унижают. Узнать бы имя…
        Визг, и девочка побежала от худощавого мужчины в плавательных шортах. Он явно заигрывает с ней. Хватает, та падает, отбрыкивается. Бежит к воде, потряхивая сисечками второго размера, они у нее словно деревянные, колышутся слабо. Оба приближаются именно ко мне.
        - Крек, отвали, - кричит блондинка, а мужчина ныряет под воду, желая настичь ее там. И, вероятно, пощупать, воспользовавшись иной средой.
        Так и выходит. Визг уже привлек многих на пляже. Мужчина торжественно выныривает с ее трусами в руках. А девочка стремительно краснеет. Загар у нее слабый, и прилив крови к щекам виден хорошо. На берегу смеются, увидев результат. Преследователь с трусиками возвращается обратно к своим.
        - Верни! - Кричит блондинка.
        - Они все равно порваны, возвращайся, дам полотенце, - отвечает мужчина и, нюхнув комок из трусиков, добавляет: - А ты возбудилась, Эллия.
        Эллия разворачивается в мою сторону. Нос нахмурила, сама раздосадованная. Улыбаюсь ей уголком рта.
        - Кэтрин, можно я возьму твое платье? - Выдает девка, подплыв ко мне на расстояние вытянутой руки.
        Удивление я скрыть не сумела. Даже эта сикуха знает мое имя!
        - Знаешь меня? - Насторожилась я. Эллия смутилась от такого вопроса. Видно, что рыльце у нее в некотором пушку. Смотрела мои бои? Интересовалась мной?
        - Эм… - затушевалась девка. - Мне доступна только Желтая лига. И я… ну ты держись. Я за тебя болею.
        - Хм, ясно. Так ты участница с Желтой?
        - Угу, - кивнула красная, как помидор сучка.
        Ничего не понимаю. Думала, тут только с Амировой лиги участники. Оказывается, нет. Плыву в сторону, ну ее нафиг. Слишком много нам двоим внимания, надо разделиться. На берегу творится что - то странное. Мужчины устроили потасовку, терзая трусы Эллии. Двое рванули в воду, за ними еще двое. И все в нашу сторону!
        Девка за мной, я дальше плыву, чуя неладное. Вскоре приходит понимание, что нас настигают! Почему - то стала переживать за дуреху без трусов. Если она в Желтой лиге, ее еще не трахали. Хотя… может она уже изначально не девственница.
        - Лови их! - Кричит погоня.
        Эллия начинает визжать, я подхватываю! Адреналин скачет, ускоряюсь! На глубину надо уходить, да страшно. Мурена вспомнилась! Девка не поспевает, к мели уходит. А мужчины за мной все четверо плывут, друг друга перегоняя.
        Всплески совсем близко. А я выбилась из сил. Ухожу на мель, ноги касаются дна. Мужчина ныряет под воду! Чувствую небрежное касание. Брыкаюсь, цепляет за трусы, рвет их, не жалея. Лягаю его ногой. Кажется, по голове попала. Выныривает с торжеством, демонстрируя мои сорванные трусы. Хохочут дружки. Все уплывают. А я без трусов… Вот же, твари такие.
        До пояса дошла. Эллия смотрит, товарищ по несчастью.
        - Что за забавы детские? - Фыркаю, еще не отдышавшись.
        - Это только начало, - произнесла Эллия и кивнула в сторону берега.
        Мужчины взбесились. Цепной реакцией пошла суета по всей береговой линии. Женщины стали лишаться своих трусов, не отходя от кассы. Погони, драки, дикий хохот и визг.
        Под шумок мы вышли, прикрывая промежности. На пляже появились новые люди. Причем не в пляжном одеянии. Увидела я и Алию, спешащую ко мне с решительным видом. Вскоре порядок навели. После появления телохранителей, все успокоились.
        Улеглась отдельно, сняв еще и лиф. Эллия со мной устроилась, последовав примеру. Алия с нами осталась, скинула свои шорты и майку, улеглась прямо на песок в нижнем белье. Почему - то оно показалось мне слишком вульгарным по сравнению с тем же бикини.
        Вскоре я узнала, что Эллия тоже с Земли. Внезапно нахлынули теплые чувства к мелкой сучке. Если бы не Алия и телохранительница девки, что пришла чуть позже, я бы ее с удовольствием потискала.
        Часа два повалялась и решила прогуляться. Эллия ушла с каким - то мужчиной в сопровождении телохранителей, даже не попрощавшись. А я с Алией по бережку потопала. Встретила моего недавнего спасителя от дохлой мурены. Вид у него озадаченный. Мне улыбнулся и поздоровался. Я ответила милой улыбкой. Однако же, не все мужики уроды. Этот вызывает у меня непонятные чувства и некоторое волнение. Я бы с удовольствием провела с ним время в ресторане или на прогулке. Но инициативу брать на себя не буду. Мужчина сам должен догадываться, стоит ли ухаживать за дамой или нет. Знак внимания в виде улыбки он получил.
        Единственное меня коробило, что на Алию он посмотрел с удивлением, и в глазах сверкнула заинтересованность.
        ***
        Амировая лига. Бой второй (предзаключительный).
        Три дня пролетело быстро. От безделья и скуки чуть не умерла. От Анастаси не слуху, ни духу. Кажется, что обиделась на меня. Или я ее просто больше не интересую, раз отдалась мужикам полностью.
        - Вот, - с насмешкой произнесла Мила, кинув на диван костюм из блестящего черного латекса.
        Мы в раздевалке. До боя минуты. Вся на нервах и в неведении. Милу увидела, прикрылась, нечего ей пялиться на мои прелести. Пусть в записях смотрит и че хочет там делает, хоть сознание теряет от частой мастурбации.
        - Бедра - то округлились, хороша стала Катюнечка, - произносит Мила елейным голосом, не отрывая глаз от моей задницы.
        - Разжирела, - фыркаю, критикуя себя.
        Зеркало в полный рост распахнуло мне глаза. Талия благо есть, причем хорошая. Животик не накачен, пресса не видно, зато плоский, аккуратный. При вдохе даже ребра проступают. А вот с бедрами беда. Однако и сиськи выросли, округлились и налились, как у порно - актрисы после хирурга. Все это последствия поедания вкусной еды на курорте. Никто ведь не контролировал меня.
        Смотрю на латекс, мамочки… да лучше голой выйти, чем в этом.
        - Ты издеваешься?! - Ахнула я. Вот почему мне нижнего белья не дали.
        - Это не издевательство, - прогнусавила рыжая и, улыбнувшись хитро, добавила: - А вот это уже поинтереснее.
        Продемонстрировала мне анальную пробку металлического цвета с большим синим камнем у основания.
        - Не поняла?!
        - Аксессуар в дополнение, - выдала Мила хищно.
        - Я ЭТО не буду в себя вставлять! - Крикнула возмущенная до глубины души. - Даже не думай, сучка крашеная!!
        - Подарок Ринекарда Дорса. - Прокомментировала цинично и спокойно рыжая, протягивая мне. - Металл - амир, камень - редкий бриллиант. Очень дорогая штука, скажу тебе. Миллиона три кредитов стоит. Но…
        Отвела руку, когда я уже почти схватила, пребывая будто под гипнозом. Дразнящий взгляд меня взбесил. Черт с ним, что пробка анальная! Это можно продать и получить целое состояние!!
        - Что но?! - Рычу.
        - Одно условие он озвучил, ты должна с этой штукой на бой выйти и носить потом еще до следующего боя.
        - Чего?! - Отшатнулась. - А как же в туалет ходить?!
        - Ну… детали мы опустим.
        Так… понятно. Вот, что за сюрприз мне приготовил затейник эдакий.
        - Хорошо, - выдавила я, сделав недовольный вид. А у самой аж коленки затряслись. Три миллиона кредитов!!
        - Нагибайся, раздвигай булки, - произнесла со злорадством стерва рыжая.
        Уловила блеск в моих глазах?!
        - Я сама, - ответила и дернулась за драгоценностью. Мила отпрыгнула, усмехнулась.
        - Время! - Рявкнула за тонкой стенкой Алия, добавляя суеты.
        - Ну, ты можешь выйти без нее, тогда я верну босу непринятый подарок, - съехидствовала тварь. - Давай решайся, я буду нежной, не бойся за свою отнюдь не девственную попку.
        Колебалась я недолго. Развернулась, наклонилась, раздвинула ягодицы. Жду… Стыдно, даже противно.
        - О, какой вид, - раздалось приближающееся протяжно - кошачье.
        Холодный металл касается ануса. Давит, но не пролезает. Я даже выдохнула и попыталась расслабить мышцы.
        - Нужна смазка, - произнесла и, судя по звуку, вложила себе в рот, мою пробочку.
        Снова на анус давит уже влажной. И все равно туго идет. Мила давит, сфинктер поддается с трудом.
        - Расслабься, детка. Ты слишком напряжена, - произнесла, снова убирая драгоценность. А я уже устала так стоять!
        Касается кисы, дергаюсь, поднимаюсь.
        - Эй. Не трогай меня. Поняла?!
        - Ладно, ладно, давай нагибайся уже, - произнесла рыжая с нотками обиды, ухватив одной рукой за ляжку спереди.
        Через пару мгновений я вскрикнула от острой боли. Пробку тварь вогнала очень грубо и не церемонясь.
        Сжала сфинктер, холодную твердь почувствовала. Три миллиона… потерплю. Латекс хватаю и быстрее натягиваю на покрытое мурашками тело. Мила ржет, как лошадь, наблюдая за мной. Да, все ведутся на деньги! Если кто - то кривится от предложений, надо дать в сто раз больше, и он уже начнет думать. Ибо купить можно все, всему есть цена.
        Сидеть не очень удобно, основание с камнем не дает пробке полностью погрузиться в анус. Любое ерзанье и чувствуется присутствие металла. Но он нагревается, и вскоре уже не так и плохи ощущения. Просто некоторое наполнение присутствует. Однако, когда вышла, почувствовала и основание, булки - то трутся. Латекс стянул фигуру, что будто голышом вышла. Перетянуло мне все, что можно. Особенно грудь, задницу и промежность. Не прошла и половину ковровой дорожки, соски предательски встали.
        Шагаю широко сапогами до колен с платформой под двадцать сантиметров. Комментаторы исходят в экстазе от моего вида. Трибуны ревут, будто я чемпион на гладиаторской арене. А у меня пробка за три миллиона кредитов в попе. И я, черт побери, не хочу ее никому отдавать!! В груди стремительно холодеет. А если на ринге у меня отберут это сокровище?! И эта мысль пришла только сейчас!
        От латекса по идее должна вспотеть, по крайней мере в промежности. Но чувствую, что этот материал не такой уж и простой. А высокотехнологичный. Просто туго мне везде. Скрипит кожа едва слышно, сквозь вопли извращенцев. Костюм не сплошной, а очень даже откровенный, хоть и закрывает все интимные места. По центру узкая эллипсовидная дыра, открывающая полностью живот, видно нижнюю часть груди, что придавлена к телу туго. А еще весь пах, сантиметра полтора до кисы остается. Внешние стороны бедер тоже частично обнажены, от чего они кажутся мне еще больше.
        Поднимаюсь на ринг с опаской поднимая ногу. Если порвется мой костюм, его дорвут до конца и вытащат мое сокровище! Чувствую себя хомяком, что нашел богатую добычу и пытается уйти от всяких там чаек.
        На ринге самое страшное, что могло случиться: двое мужчин… Убежать хочется! Оба в плавках, на мой взгляд слишком откровенных для мужского пола. Сами не такие уж и огромные, и даже не накаченные.
        Выходим в центр. Кажется, что я иду уверенней соперников.
        Обычные мужчины, сейчас они ниже меня. Я ведь на каблуках. Вид пришибленный у обоих. Смотрят недоверчиво, и даже не на меня. А в район живота или на грудь пялятся. Это даже не мужчины, а мальчишки. Один парень - блондин кареглазый, другой - рыжий с ярко зелеными глазами. Мысль промелькнула… няшки какие - то. И совсем не страшные от того, что зажатые.
        - В бой! - Рявкнула женщина судья и вышмыгнула с ринга вообще. А ребята попятились к канатам.
        Что за хрень творится?!
        Передо мной упал вибратор. Взвизгнула от неожиданности. Через секунду из ниоткуда на ринг посыпались различные секс - игрушки, веревки, наручники, ремни.
        Рыжий присел, ухватив здоровенную ребристую пробку. Его напарник последовал примеру и ухватил резиновый член. Оба выставили свои орудия вперед с явной угрозой! Но никто не нападает и не насилует. Просто стоят, как идиоты и смотрят, словно защищаются.
        - О! - Восклицает комментатор. - Кэтрин еще не встречала мужчин с отсталой планеты Либрусия! Для нее будет явным сюрпризом…
        Сюрприз в том, что меня опасаются. Отступаю сама. Что - то здесь не так! Ловушка вполне возможна. И тут рыжий воодушевляется и идет вперед с пробкой на изготовке. Что за бред?! Напарник следом ковыляет, не спеша.
        Рывок рыжего довольно неожиданный. Хватает меня за руки и… пытается бросить в сторону. Но сил, как у ребенка. Сопротивляюсь и швыряю его. Ощущение, что весит слишком мало. Мужчины с планеты Либрусия?! Они слабее обычных женщин?! Второй к канатам прижался, я за ним иду. Вот это подарок, дали мужиков на растерзание! Хватаю за голову, пригибаю. Пытается вырваться, но тщетно. Возрадовавшись, роняю и его на пол.
        Расшвыряла обоих и думаю. Как закончить бой?! Для этого надо заставить их кончить. Фу, какая мерзость. Срываю плавки с кареглазого блондина. Член сосиской вялой, противно даже смотреть. Выбритый гладко, ухоженный. Няшка, ему бы парик и можно в Кафлиф отправлять Висечкой работать. Или для них же утеха.
        Трибуны ревут. Ждут чего - то.
        - Насилуй дрыщей! - Кричит Мила с угла. - Кредиты зарабатывай, что встала, дубина?!
        Хватаю кареглазого. Напарник летит на меня с криком визгливым. Ухожу с линии атаки, как на тренировках учили, перелетает через мою спину. Кареглазому пощечину даю, тот сразу ахает и валится. Перехожу на рыжего.
        - Смелый, значит?! - Смеюсь со злорадством, пожирая его глазами.
        Задница ничего так. Пинка увесистого даю, когда пытается подняться. Еще даю, на бок валится. Пинаю под дых. Кричит, зажимается.
        То - то же. Оборачиваюсь, первый тоже пытается подняться. Разбегаюсь и бью по ноге. Кажется, что - то сломала. Валится, как подкошенный и вопит. Наручники подбераю с пола, руки назад заламываю и одеваю их. Теперь он нам не помешает. Возвращаюсь к смельчаку. Хочу его задницу…
        Усаживаюсь рядом, в нужную позицию и подхватываю под трясущийся живот. Плоский, твердый, даже кубики чувствуются. Вот только силы нет никакой, дохлый мужчинка. Размахиваюсь и бью по ягодице. Пусть он в трусах, но они филейные части не закрывают. Терпит от первого удара, трибуны жрут.
        Ладонь с живота веду ниже. Под резинку трусов, встречаясь в нежной писькой. Под нее ладонь, стараясь не трогать ее. Фиксирую на пахе и начинаю бить по ягодице. Сильно, размашисто. Звук шлепков вызывает у меня некие химические реакции. Мне нравится это. Чувствую напряжение над ладошкой. Член мужчины встает. А я давлю на пах и бью, что есть силы по одной и той же полупопице.
        Набиваю булку до красна и отпускаю стонущего мужчинку. Поднимаюсь, хватаю за волосы и вздергиваю голову. Зеленые глаза смотрят с покорностью, в трусах у него явно тесно. Какая мерзость… или не мерзость?! Хочу подчинить этого мальчишку. Боится, ибо второй до сих пор стонет, валясь и корчась от боли.
        - На четвереньки, быстро! - Командую с оскалом.
        И он подчиняется! Каблук ему подставляю, начинает целовать его. Фу, ублюдок… отдергиваю. Сажусь, голову его пригибаю к полу. Носом прямо на твердый ринг. Задница оттопырена, тонкая ниточка трусов на ней, как у женщины, не сильно то и скрывает сжатую коричневую… Поднимаюсь, а мальчишка не решается сдвинуться с места. Смотрю на задницу, борясь с желанием пнуть. Ненавижу мужчин, а таких жалких тем более! Но вместо этого я просто отодвигаю трусы, вываливая его причиндалы. Член стоит, кожа мошонки скукожилась. Член не трогаю, хватаю за яйца, оттягиваю их. Стонет!
        А я на сфинктер смотрю. Мамочки, какие же мысли меня посещают. Вижу здоровенный черный резиновый член с ремнями. Хватаю его и пристегиваю. Ремни туго сжимают промежность и тревожат пробочку в попе. Это добавляет возбуждения. Которое, как я в одно мгновение поняла, исходит именно от ануса. От пробки! Она холодеет внутри меня, давая дополнительную стимуляцию. Сука же ты, Ринекард, сучка, оооо… Держись, Катя. Отгоняю мысли от скорого оргазма. Знаю, Дорс почувствует это. Пробка передаст мои сокращения. Чертовы нанотехнологии.
        Покорный рыжий ждет наказания. Его гладковыбритая задница очень похожа на женскую, если бы не аксессуар, свисающий между ног. Пробую сфинктер пальцем. Туго, горячо, пульс даже прощупывается учащенный. Мужчина дергается, но позу сохраняет покорно, вероятно понимая, что я могу сломать и ему что - нибудь. А может ему все это нравится?!
        Во рту слюне деваться некуда. Это мое собственное возбуждение так проявляется. И я капаю на спину. Тонкая струйка идет вниз к анусу. Растираю ее там. Плюю еще. А затем ввожу палец. Невероятное ощущение от преодоления сжатого сфинктера. Плотно облегающие горячие стенки встречают меня. Вторая рука оттягивает яйца. Парень кряхтит, таращит задницу еще больше. Ввожу полностью, чувствуя, как жмется все внутри. Вынимаю медленно, наслаждаясь процессом. Пробую два, снова использую слюну. На этот раз ввожу настойчивее, не жалея мужчинку. Начинаю разрабатывать задницу обеими руками, убеждаясь, какая бы не была тугая попа, она все равно поддается насилию. Три пальца вогнала, растягиваю сфинктер, стонет жертва. Меня еще больше заводит. Плюю на страпон, растираю штуку ребристую. Ввожу в разработанный зад. Туго идет. Скулит сученок. Беру за таз и толкаю вперед. Маленький экранчик в моем восприятии показывает вид сбоку нашу позу «собачки». Толкнула, вгоняя резину, и качнулся стоячий член. Назад и еще раз толкнула, снова качнулся, будто вырастая еще больше. Как забавно: стоящий член без дела, а в заднице огонь.
        Трахаю парня, стонет, как сучка. Кольцо сфинктера по ребрам страпона так и скачет. Красное, раздраженное. Зрители затаились, ждут чего - то. Стоны учащаются, нарастает возбуждение. Чувствую, что и сама скоро… Хватаю за член, когда ввожу до упора со скрипом. За ствол ухватила, твердый, мощный. Веду к головке набухшей. Секунда, и происходит взрыв. Сперма вылетает, как из водного пистолета ему же на подбородок и губы. Начинаю тащить резиновый член обратно. Кричит бедный, туго идет из - за продолжающихся сокращений. Вынула, анус бьется в экстазе, сфинктер сжимается лихорадочно.
        Толкаю ублюдка, валится без сил. Один готов. Разворачиваюсь к покалеченному, лежит закованный, смотрит с ужасом на нас, не решаясь подняться.
        - Иди сюда, мой маленький, - ехидствую. И он пытается подняться, слушается!
        Не сломала, видимо, просто ушибла сильно. Подхожу сама. Малыш старается, я оценила.
        - Нравится моя грудь?
        Кивает. Расстегиваю молнию на груди, вываливая мясистые сиськи. Вот же откормила, теперь размер четвертый полный. Розовые соски стоят, как скалы. Парень, долго не думая тянется к ним ртом. Аккуратно, с опаской. Вижу, что член у него поднимается. Вот же извращенец маленький…
        - Смелее, - шиплю, едва контролируя себя. И парень начинает лизать мои соски. Я уже на грани… но держусь. Хочется, чтобы он всадил в меня свой агрегат. От этой мысли между ног уже целый пруд. Как бы сверху не проступило. Внезапный сигнал от пробки, что стала снова холодеть, толкает к чему - то иному. Хочется сделать мужчине больно. И я беру за шею, прижимаю лицо меж сисек. Топлю его там. Сопение сменяется хрипом. Мужчина начинает биться, ибо нет доступа к кислороду. А я душу его, получая невероятный кайф от его беспомощности.
        Да будет месть моя страшна, мужчины!
        Член становится вялым, сопротивление тоже. Под каблуками образовалась немаленькая желтая лужа. Оттолкнула резко, упал, как кукла безвольная.
        - Жалкий сученок! - Вскрикнула, меня перекосило от такой мерзости.
        Задышал звучно. Живой, слава Великому Квазару и всем местным богам. Отступаю, что ж я?! Не хотела убивать. Испугался бедный, что напустил тут. Трибуны ревут, вероятно получая эстетическое удовольствие. А мужчина плачет, осознавая случившееся.
        Бой объявлен оконченным. Схожу с ринга, запахнув грудь назад с острым желанием вогнать в себя пальцы в душе и кончить наконец - таки.
        Но мне преграждает путь фотограф с пляжа! Узнала его сразу, даже несмотря на его деловой костюм и прилизанную прическу.
        - Кэтрин, всего пара кадров для полноты презентационного зала! В этом костюме ты просто бомба! Это невероятно!!
        И я соблазнилась на официальную фотосессию. Мои опекуны не препятствовали сему, а даже поддержали. Особенно Мила, у которой просто в глазах море восторга. Я и сама чувствую некое насыщение в душе от того, что надругалась над слабыми мужчинами.
        Большой зал, куча журналистов. Постамент для меня, пара десятков камер и море световых эффектов. Фотограф вертится вокруг меня, а я расслабленно позирую. Кручу своей шикарной гривой, выгибаю спину, таращу задницу. Возбуждена, от того действую инстинктивно. Вскоре демонстрирую грудь, сперва прикрываю, затем уже показываю торчащие соски. При виде их фотограф округляет глаза и исходит слюной, но дело свое продолжает, за что отдать ему должное, профессионал. Но я не сдаюсь на этом и опускаю руку под латекс на паху. Мокрая киса ждет меня. И я кончаю. Скромно, едва заметно, ибо вокруг столько профессионального внимания. А я та еще бесстыжая сука… В моих глазах расширились зрачки, и я потеряла на какое - то время ориентацию в пространстве, превратившись в животное.
        Дальше я стала избавляться от латекса. И вскоре уже позировала голой. Эротичные позы, прикрывающие все мне очень пришлись по душе.
        Я очень хотела себя, томно тянула время до уединения с собой. Это особое удовольствие, когда все вокруг тебя хотят и наслаждаются видом твоего неприступного тела. Думают, что твой похотливый взгляд адресован им. Но на самом деле я хочу только себя саму…
        Пробка в анусе завибрировала в самый неподходящий момент. И я кончила в очередной позе для фотосессии.
        Распоясалась еще больше. Раздвинула ноги шире, и зеваки заметили блестящий камушек. Фотограф явно кончил в трусы, что я поняла по взгляду, как и многие другие мужчины, что воспользовались моментом и подгребли посмотреть на звезду Империи.
        Пришлось позировать и дальше, распахиваться шире и демонстрировать, какая я похотливая и мокрая сучка.
        Измотанная, но довольная вернулась в номер к вечеру. А там меня уже дожидался Ринекард Дорс в излюбленном кресле.
        - Здравствуйте, Ринекард, - проговорила неуверенно.
        Увлеклась и даже не переоделась в раздевалке. Так и приехала в этом латексе, что теперь возбуждает меня волнами стоит только воззвать в голове образы плодов сессии.
        - Наслаждаешься собой? - Выдал сразу и с некой усмешкой.
        Сглотнула. Такое чувство, что изменила мужу. Но у меня его нет. Отрицательно мотнула головой. Шел бы ты…
        Усмехнулось пиксельное лицо, судя по звуку. Решаюсь подойти ближе. Чувствую, не знаю как, но чувствую, что сердцебиение у моего господина учащается. Действует мой образ?!
        Остановилась с опаской. Ощущаю его напряжение, об этом говорит сжатый кулак.
        - Что - то не так, простите? - Произношу скромно, но глаза мои разгораются от ощущений некой власти над таким человеком. А вдруг если… Но он молчит. Я делаю еще шаг… затем следующий.
        Напряжение нарастает. Набираюсь смелости и становлю ноги с обеих сторон от его колена. А главное - теперь моя нога между его. Рука Ринекарта потянулась к оголенной части бедра. Касание, как некий особенный контакт. И я поняла, он чего - то опасается! Ладонь ведет выше, к паху. Хочет властвовать, сунув пальцы в мою все еще мокрую кису. Но я вдруг беру его руку. Хватаю сильно.
        Он дергается, отбирая ее назад. Замирает.
        - Госпожа не позволяет лезть туда, - выдаю уверенно под действием своего образа.
        Усмехнулся слишком наигранно.
        - А выше? - Уточняет с хрипотцой. - трогать выше можно… госпожа?
        Киваю с ухмылкой. Внутри я на грани между самообладанием и полным испугом. Я слишком нагло веду себя с человеком, наделенным такой властью. Но Дорс покорно трогает живот. Легкое касание и рука пошла назад.
        - Ты слишком многое о себе возомнила, - произносит вдруг так властно!
        И я опомнилась, отшатнувшись назад.
        - Простите…
        - Как тебе мой подарок?
        - Спасибо, классный, - выдала и улыбнулась.
        - Но сможешь ли ты его удержать, алчная сука, - произнес брезгливо. - Действительно, алчная сука Кэтрин. На что способна ты ради денег?
        Молчу. А что ему ответить?! Спесь моя сошла, я слишком сильно разозлила его, пребывая в образе доминанта. С этим не прокатило.
        Пробка начинает нагреваться в анусе. Дорс смотрит, уверена. А я пытаюсь терпеть, показывая свою стойкость и решимость.
        - Что, сучка с Земли? Думала будет легко?
        - Я… я выдержу! - Заявляю и ахаю. В анусе разгорается огонь!
        Срываю латексный костюм, не в силах держаться. Сиськи колышутся, кожа на заднице взмокла от пота. Внутри все горит, жжется! Боль уже невыносима. Нащупываю камень меж ягодиц. Холодный, крепкий. Тащу! Кричу от боли. Пробка будто прикипела к стенкам кишки. Рву через муки отчаянно, выходит!
        За камень держу, не хочу отпускать. Раскалена металлическая часть до красна! Ужас накрывает. Анус буквально кипит и не может успокоиться. Ожог я точно выхватила.
        Дорс смеется. А пробка теряя форму, начинает капать на пол. Бросаю ее и с досадой смотрю, как дымится лужица, в которой остался драгоценный камень.
        - Алчная сука, - повторил Ринекард, поднялся и вышел.
        Смотрю на место, где несколько секунд назад была лужа. Исчез даже камень, и не следа от раскаленного металла. А вот анус горит синим пламенем. Боль не утихает.
        Набрала Милу, рыдая и причитая. Получила ответ, что по наказу Дорса, в услугах медицинской капсулы отказано…
        Глава 15-2
        Амировая лига. Бой третий (заключительный бой круга).
        Обычные белые трусы смотрятся вульгарнее стрингов. Особенно в сочетании с белыми плотными чулками чуть выше колен. Топ маечкой и торчащие сиськи под ним в дополнение. Юбка в красную клетку слишком коротка, едва закрывает круглую задницу.
        Меня вдруг осенило: я действительно сильно располнела. Чего раньше не замечала. Задница теперь, как две сдобные булочки, однако без грамма целлюлита. При этом живот плоский, ну… если немного втянуть.
        Заключительный бой, и это радует. Вот только анус разгорается стоит только сжать там. О, какие муки я испытала в туалетной комнате… Жадность погубила, аль забавы Ринекарда или его урок. Плевать я хотела. Стерплю, лишь бы только не убили.
        Пышная грива радует меня, кудряшки вьются до середины спины. Нано - расческа одним движением делает любые формы. Впервые накрасили визажисты местные. Да так, что я, как та еще проститутка. Саму себя все чаще хочу, думаю о том, как засуну в свою кису пару пальцев… Шлепаю на платформах до ринга и вижу, как всплывают и гаснут рекламные баннеры, виртуальные дисплеи. На разных расстояниях и под всеми возможными углами.
        Читаю текст на них и прихожу в откровенное замешательство.
        «Светлова Екатерина Сергеевна, известная, как Кэтрин. Жительница Земли с города под названием Москва, учащаяся…».
        Бежит текст, и я краснею стремительно.
        «Только сегодня для всех жителей ее родной планеты, страны, города, района, дома и квартиры финальный бой будет транслироваться в бесплатном режиме на всех доступных источниках. Каждый землянин сможет узреть, чего добилась Кэтрин. Поболеть за нее и увидеть, как ее насилуют и унижают, как она кричит и молит о пощаде. Возможно, вы желали ее на Земле, но она отказала вам. Теперь эта надменная сучка будет наказана по полной программе…»
        Ужас крутит в животе. Закрываю глаза, понимая, что в моем родном городе каждый ублюдок сможет посмотреть финал. И больше чем уверена, это замутил Дорс! Перебираю в голове всех мудаков, что раньше клеились ко мне, а потом таили обиды какие - то. Да их было море…
        По обе стороны от дорожки поклонники тянут руки, чтобы потрогать меня. А мне свет не мил. Меня покажут моим друзьям и знакомым. И я уже ничего не смогу сделать. Единственный способ - это вести себя достойно, не ударить в грязь лицом. Чтобы не смеялись надо мной. Дорс… ну ты и тварь, хочешь отбить всякое желание вернуться домой? Хочешь, чтобы я осталась здесь, в этой клоаке разврата. Но я не такая! Я выдержу! Я справлюсь!
        На ринге двое: чернокожий мужчина и белокожая женщина, что кажется мне крупнее негра раза в полнота. Он накачен и красив, она с огромными ляжками и сиськами мясными, мощная такая. И оба голые. У мужчины член стоит. И он направлен прямо на меня. Такой здоровый, что связки мои на внутренних сторонах бедер стягиваются в невольной сладости.
        Поспешно оторвала взгляд от выбритого паха и члена, вылавливая взор с превосходством его хозяина. В центру идти не хочется. Руками себя обхватила. Соски твердеют, черт…
        Все же приходится по зову судьи тащиться. Женщина меня пугает больше, чем чернокожий. Он красивый, взгляд добрый. А эта, как безумная мамаша. Задница, как у бразильянки, ляжки накаченные, на животе пресс, а грудь размера шестого с крупными коричневыми сосками, стоячая. Явно не без помощи нано.
        Оба на голову выше меня несмотря на то, что они босые, а я на каблуках. Страшно, взгляд женщины плотоядный. И боюсь, что даже с места ее не сдвину. А эта ее задница приводит меня в ужас.
        - Какая сладкая девочка нам сегодня досталась, Гора, - проговорила женщина, произнеся имя с ударением на первую гласную, за пару секунд до начала боя. Мужчина усмехнулся, а обезьяна голая добавила: - Она твоя.
        - В бой!!
        Я к канатам, как и женщина к противоположным. А чернокожий на меня неспешно поперся с дефилирующим между ног болтом. Пушка на меня смотрит. И я не знаю, что и думать. У него стоит всегда?! Обожрался афродизиака?!
        Растянул улыбку белозубую и прижал в углу. Я бессильна, член упирается в мой живот. Смотрю исподлобья на соперника, в надежде, что понравлюсь ему и тем задобрю.
        - Не делай мне больно, Гора, - шепчу, хватая за член. Автоматически вышло. Этот его взгляд, такой сильный, такой обаятельный…
        Но не поэтому я схватила. Здравый смысл превыше всякой похоти. Я же блондинка, умная и хитрая. Раньше вертела мужиками, почему бы и сейчас не попробовать?
        Стальной горячий агрегат, в котором я даже пульс ощутила, меня впечатлил. Через топ проступили соски, и они трутся о его тело. Отгоняю все мысли о сексе с этим животным. На меня смотрят земляне! Отдергиваю руку.
        Ой, дура… Нахрен я это делаю?!
        Подныривает под меня. В живот ударяет твердое предплечье, под коленки вторая рука идет. Ноги отрываются от пола! Взвалил меня на плечо. В таком положении я такая беззащитная. Ладони к спине накаченной прислоняю, ощущения противоречивые. К центру тащит, а я сделать ничего не могу. Несет и при этом даже за задницу не трогает. А так, под коленками руку держит, чтобы не спрыгнула. Грудь моя на его спину упирается. Приличный попался, надо будет в фонд голодающих детей Африки отчислить по приезду…
        Лечу вместе с ним на пол. Удар… звезды, сотрясение мозга, катастрофа. Лежу, и не могу понять, как эта черная тварь меня бросила?! А главное - за что?!
        Голова трещит, и прокашляться бы. Да хватает снова за бедро и руку через плечо. Поднимает, теперь уже мельницей. Такой прием я изучала. Раскрутил и нова об пол. Лежу, шевелиться страшно. Плохо, скулю, как раненный зверь.
        Навис сверху, посмотрел на меня с усмешкой. Перевернул быстро на живот. Уселся за бедра ухватил и потянул назад. Излюбленная проверка на гибкость. Позвоночник трещит, гнусь дугой. Мордаха в пол, таз от пола оторвался, а следом и живот. Кряхчу. Больно, уже терпеть не могу. Вот - вот сознание потеряю. Остановился, замер. Чувствую, напарница его подошла со стороны ног. Натянутого живота качается ладонь. Не кисы, не задницы, а живота. И почему - то чувствую себя очень уязвимой, когда она это сделала. Гладит… Смеется.
        - То, что надо, - хлопает по нему, приговаривая, руку к резинке ведет. Юбку снимает деловито.
        Ну, началось, подумала с горечью. Да нет. Обезьяна на юбке и закончила, отступив. Мужчина тоже отпустил, но ненадолго. Поднял, ухватив для очередного броска. Никакой ласки, никаких хватов за интимные места. Я - для него тренировочная кукла. Ударилась так, что чуть руку не сломала. Плечо острая боль пронзила. Не успела очухаться, за волосы потащил, поднял. Ибо ноги уже не держат. Реветь начала, пощады просить. А он за живот обхватил. Да так жестко, что вздохнуть не смогла. Поднял вверх ногами и рухнул со мной на ринг. Головой вниз прямо об пол. Череп раскалывается, ориентация в пространстве потеряна.
        - Хватит, убьешь ее, Гора, - раздается сквозь звезды, боль и рев зрителей.
        Чувствую, как тело мое взваливают на твердые колени. Шлепок по заднице приводит в чувства быстро. Мужчина бьет через трусы, но мне больно. Бьет так, будто отец наказывает. Держит аккуратно, словно для него интимные места запрет. Просто наказывает. И я реву с обидой. А он и по ляжкам голым и по ягодицам, что я откормила за выходные.
        Ощущаю между бедер его член, что упирается мне в тело. И я, несмотря на его грубость и негатив ко мне, все равно хочу… Отпускает, падаю бревном на пол ринга.
        Подстраивается рядом. Рывок, ловкие манипуляции рук, и я уже кверху попой на лопатках. Грудь к подбородку. Дышать тяжело, пыхчу и мямлю, чтобы отпустил. В непотребном положении, раскорячил сученок. И вдвойне обидно, что так. Пытаюсь взбрыкнуть, да не тут - то было. Держит умело. Положение удручающее и крайне неприятное.
        - Отпусти урод, - мямлю, мотая задницей.
        Смеется в ответ. И распахнута и в то же время нет. Трусики на мне. И все равно, будто готова я принять его член. В таком положении он глубоко войдет в меня. Сильный, мощный мужчина, вертит мной, но не трогает интимные места. И это волнует вдвойне. Он может это сделать, я в его полной власти. Но ничего не происходит.
        Подходит женщина! Снова по животу хлопает, складки щупая, в таком положении они проявляются. Затем пальцы касаются кисы через ткань. И чувствую я неладное.
        - Да ты взмокла! - Раздается ее торжественный крик.
        Вот же твари, а! Гладит кису, через ткань, намачивая ее еще больше. Втирает мои соки в нее.
        - Это нано! - Бухчу в ответ. Жалко выходит.
        Мужчина отпускает меня и отходит к канатам. Почему - то очень страшно, когда надо мной нависают полные предвкушения глаза тетки с толстой задницей. Смотрит недолго, пока я прихожу в себя и моргаю, как полоумная. Поднимается ногами обступает и садится мне на лицо! Черная задница накрывает меня всю! Будто сама бездна засосала! Не могу дышать и что - то говорить. Пошевелиться не могу, на меня сел грузовик. Ногами мотаю, чувствуя горячее на носу и соленое губах. Снова живот мой гладит.
        - Хороший животик, - приговаривает глухо.
        Задыхаюсь. Сознание мутнеет…
        Но так легко мне отделаться не дали. Поднялась задница, дав глоток воздуха. За волосы потянула, на ноги поставила. А я уже без трусов стою. И держаться не могу, валюсь. А она схватила локон побольше и тянет вверх. Кое - как удержалась, ноги подкашиваются. Перехватила меня за подмышки и понесла. Перехватила, как пушинку за ягодицы, вздернув обессиленные ноги. Корпусом подалась и на нее облокотилась. Штырь вижу на ножках! Метр в высоту, а на конце его член резиновый. Разворот! Не успела опомниться, чувствую, как входит резина!!
        - Стой! Стой! - Кричу, как резаная. А она меня продолжает насаживать все глубже! Заходит во влагалище со скрипом. И мне страшно. Кол проткнет меня. Держусь за нее, ногами пытаюсь по ее телу вскарабкаться. А она отступает. Руки мои вытягиваются, едва до ее плеч достаю. Ноги хочу выпрямить, а она опускает! Боюсь, что больно будет, что земли не достану!! Ноги в колени сгибаю, держит. Входит в меня резина. Боль от трения, заполоняет низ живота… Остановила, не стала дальше насаживать. Я и сама понимаю, уперся уже. Предел наступил. Держит за ляжки снизу, я кое - как держусь, да толку никакого, если отпустит.
        Смотрит с жалостью наигранной. Сарказм, усмешка. Я на нее, как на последнюю надежду в жизни.
        - Пожалуйста, пожалуйста, - шепчу, глотая слезы. - Прошу вас, не убивайте.
        - Ты мне доверяешь? - Раздается ехидное в ответ.
        Отрицательно мотаю головой. Осекаюсь, киваю ей. Та ржет, приподнимая немного. Ощущаю некоторое облегчение. Но недолго! Снова насаживает… Упор. Вверх… вниз… вверх… вниз. Резина на палке все легче проходит в меня, скользит хорошо. Осознаю, что в ее руках сейчас моя жизнь, и сжимается все там внутри. Член резиновый сжимают стенки влагалища и чувствую со всех сторон его. Завибрировал!
        - Аа - а ах! - Кричу, когда она подбрасывает меня, едва не вынимая со штыря. Быстрее и быстрее поднимает и опускает. А я уже не думаю о том, что на меня смотрят с Земли. Я жить хочу! Стону, как голодная нимфоманка, наблюдая ее одобрение.
        - Давай, сучка, кончай на палке! - Ржет толстозадая, работая мощным бицепсом. - Я скоро устану и насадишься на кол! Давай девочка…
        Уже не слушаю ее. Влагалище горит, меня как куклу мотают, ноги безвольно болтаются.
        Конвульсии оргазма я встречаю уже на плечах женщины. Чувствую, как устали ее руки. Едва успела она снять меня с палки. Теперь меж половых губ пара ее пальцев вылавливает мои сокращения. Остаточные вызываемые ей токи заставляют меня дергаться.
        Слышу, как комментаторы обсуждают, что мня посадили на кол, и хочется повеситься от такого позора.
        Теперь по голове гладит, утешает. Держусь за нее, не хочу отпускать. Но вскоре взваливают на плечо. Вишу поперек, как моток веревки. Пальцы раздвигают ягодицы и половые губы. Конечно, ей же надо продемонстрировать, что я действительно кончила.
        Покрутила, распахнув. Затем неожиданно бросила на пол, как мешок с навозом.
        - Гора, трахни ее…
        И Гора взвалил меня, как безвольную куклу на себя спиной и вошел. Кончила я секунд через пятнадцать. А он продолжил долбить. Подошла женщина и села ему на лицо, оказавшись ко мне спиной. Через пару мгновений ее руки проскользнули под топ. Пальцы ухватили грудь и стали мять ее, попеременно хватая за каменные соски.
        Вскоре я кончила еще раз. Женщина ухватила меня за грудь жестко. Подняла, ссадив с члена и перекинула через себя. Мир пару раз перевернулся, и я уткнулась носом в пол.
        Вибрирующий звук и хохот на этот раз застали врасплох. А я уже собиралась уснуть прямо так. Голову вздернули за охапку кудрявых локонов, и я увидела машинку для стрижки волос!
        - Слишком много ты себе возомнила, сука, - раздался женский голос, и машинка медленно, но верно идет по моей голосе, забирая приличный клок волос.
        Кричу, как резанная. Пытаюсь сбежать, но приходит напарник.
        Мужчина держит, а женщина бреет на лысо. Брыкаюсь, как могу, да все тщетно. Впервые я бьюсь, как тигр в клетки за свои красивые волосы. А меня цинично лишают их. Три лысые дорожки по центру головы, и я уже смирилась. Женщина небрежно добрила, оставив клочки. Экранчик с трансляцией от третьего лица мне любезно продемонстрировал, как все убого. Белая голова, островки белых волос.
        Я - стала уродом. От шока просто села на задницу, когда отпустили. Трясет, крик души стал нем… Выгораю. Мои шикарные, белые волосы, что я растила много лет… натуральные… Мамочки, что вы со мной сделали?!
        - Маленькая деталь, - усмехнулась тварь и сбрила мне еще и брови.
        На этот раз просто запоздало кольнуло в груди. Полная уродина.
        Смотрю на себя и вижу девку, которая болеет раком. Вот теперь впору и сдохнуть. Все вокруг смеются. Скажите, что бой окончен, и я просто закопаюсь под землю. Но этого не объявляют…
        Мир рушится на глазах. Я - некрасивая. Плакали мои белые кудри, моя харизма, да и просто красота. Никто больше не посмотрит на меня. Кому я такая нужна?! Ком в горле, но я уже не плачу. Меня накрывает…
        Женщина срывает топ, обнажая грудь, что беспорядочно всколыхнулась. Усмешка, горящие глаза. Да, сиськи у меня хорошие… но что это меняет?! Мужчина взваливает на плечо одну мою ногу, затем вторую. Поднимает, а я, как безвольная тряпичная игрушка сложилась пополам. Держит за ягодицы, натягивается кожа в районе ануса, да и сам анус обнажился. Засаднило от прежних ожогов, но это мелочи. Вижу черную рельефную спину, и обе мои руки там же.
        - Взбодрись, - раздается мерзкий голос женщины.
        Заходит со спины и впивается в мои губы своими жирными губищами. Сквозь меня, будто разряд тока проходит. Ум проясняется, а с ним и мое положение. Губы половые раздвинуты, снизу веет прохладой. И кажется, одна из камер снимает и этот ракурс… Женщина скрылась из виду и вскоре я почувствовала на своем животе ее ладошку, а на распахнутой кисе волосы, растущие на ее руке.
        - Хороший животик, - говорит, наглаживая грубой рукой. - Нет твердого пресса, нежный, мягкий. Люблю наполнять такие.
        Рука все еще на животе. А в раздраженный анус входит что - то твердое и уже смазанное. Засаднило, зажгло, напоминая о недавнем проявлении моей алчности. Подумалось, пусть трахают и в задницу. Что уже стесняться. Такую уродку еще хотят, спасибо и на этом. Вот только я не сразу поняла, от чего в животе прохлада. В восприятии появилась картинка, транслирующая меня с видом сверху. И вижу я свой распахнутый зад, как у лягушки ноги, перекинутые через плечи мужчины. А еще огромный шприц с синей жидкостью внутри нацеленный между ягодиц! Носик этого шприца во мне, а поршень упирается в грудь женщины. Та ведь все еще держит ладошку на моем животе. Надавила телом тварь, и жидкость стала побежала стремительно, проходя в мой анус, заливаясь в прямую кишку и дальше…
        - Стойте, - хриплю, не решаясь шевелиться. Страшно, а если поранит или чего хуже?! - Ууууу…
        Скулю, как сука, а тварь гладит мой живот, посмеиваясь и давит на поршень все сильнее.
        - Наполним твой животик, девочка, давай, стони детка, стони маленькая стыдливая сучка…
        И я стону. А жидкость все льется и льется. Напор увеличивается от чего резь в животе периодическая вперемешку с болью от ожогов. Внутри ломается барьер за барьером. Кажется, что предел вот уже. А наступает новая грань, а за ней еще… Кричу, а бес толку, мой кишечник продолжает заполняться.
        - Остановись, прошу тебя! - Молю сдавленным голосом. Теснота, тяжесть и бессилие охватили мое тело.
        Арена ржет, и все это в один сплошной злорадный смех сливается. Поршень доходит до конца. Кончилась жидкость.
        - Внимание! - Объявляет женщина. - Сейчас буду вынимать!
        Испытываю некоторое облегчение. Даже выдыхаю с этим облегчением. Еще можно держаться, не умерла, и не сошла с ума. Можно… терпи, Катя, терпи девочка. Ой, живот мой, как же крутит и ноет. Скорей бы в туалет. Но эта мысль дала волну на сфинктер, от чего чуть не выпустила, лишь носик шприца сдержал.
        Только не здесь, только не при всех!
        - Еще не время, - выдает, вынимая неспешно, ручейки синие все же полились, но я сдержала, отчаянно сжимая задницу. Кажется, даже ягодицы затряслись.
        Чувство острой диареи и немыслимого стыда. Я не могу допустить того, чтобы они видели, как это выходит… инородное тело покидает анус, а я напрягаюсь до предела, чтобы остановить поток.
        Дырку спешно затыкает палец женщины. Помощь я оценила. Хотя сфинктер отчаянно сжимаю и сама.
        - Вот умница, - говорит женщина. - Но так легко ты не отделаешься.
        В животе крутит и вертит все сильнее. От ее слов бросило в жар. Новый шприц я увидела спустя миг. Такой же огромный и уже с красной жидкостью внутри.
        - Нет! - Кричу и замолкаю, ибо чуть не пустила из задницы, все что влили. - Во мне больше нет места! Хватит!
        Вопреки воплям палец в роли затычки ловко сменяется входящим в меня наконечником шприца и сразу пошла новая порция жидкости. Два потока встречаются. Синий, что во мне и красный. Но поршень давит сильнее, чем мои кишки.
        Кричу, как резаная. Рука слегка похлопывает по натянутому животу. Боже, да он стал больше! Растет! Горизонтально специально меня держат, чтобы он вниз и оттягивался. Эти твари хотят видеть эффект! От внутреннего давления тяжелее дышать, да еще и в таком положении. Хватаюсь за негра, когтями впиваюсь в спину от боли. А жидкость продолжает заполнять меня.
        - Внимание! Вынимаю! - Раздается с нескрываемым восторгом. Женщина убрала руку с живота. А я закряхтела отчаянно, показывая, как мне хреново, что я на грани…
        Вытащила и зажала анус большим пальцем. Сжала и я, дабы не пустить прям тут на весу. Мужчина, держащий меня подустал, руки уже ниже держат. От чего давит мне на живот.
        Только я решила, что сейчас отпустит, как он снова вздернул. В животе неприятно всколыхнулось, будто я шарик с водой. Резануло, на клапан надавило, едва сдержалась.
        - Поднажмем! - Усмехнулась женщина и вогнала в меня третий шприц с зеленой жидкостью!
        - Я лопну! - Ору сдавленно.
        Жидкость заходит стремительно. Полминуты, как три круга ада. Но кишечник принял и третью порцию. Живот стал еще больше, боль интенсивнее и острее. Вижу, как стал свисать живот. Я будто на девятом месяце беременности.
        - Держим! Держим! - Командует бодро, затыкая задний проход пальцем.
        Снова чуть не сдалась. Но она придержала и второй рукой, подперев и кису. А негр поднял еще выше за задницу. Даже выше моей головы вздернул. На живот надавило. С ужасом осознала, что будет дальше. И сжала, что есть мочи.
        - Ну - ка, девочка покажи, как ты умеешь! - Раздалось злорадное и палец выскочил из ануса, словно пробка из бутылки.
        Невероятными усилиями я сдержала поток, не выпустив ни капли им назло. Анус среагировал быстро. Боль от острой диареи заставила вскрикнуть. Но я не сдалась. Держусь до последнего. Мышцы сжимается от ощущения публичности. Я и раньше не могла ходить в туалет в институте, думая, что кто - то за стенкой слушает. А тут вообще! Смотрят крупным планом. Что бы у меня в животе не творилось, я этого не сделаю. Внутреннее просто не дает. Как стена каменная… пока еще каменная.
        - Отпустите, - хриплю сквозь зубы. - Мне нужно в туалет. Отпустите. Сколько можно унижать… Итак… я не могу больше, опустите.
        Меня аккуратно усаживают, ставя на каблук. Как цинично выглядит это. Вероятно, они решили, что так выйдет все быстрее. Когда давит еще и сила тяжести. Каблуки, чулки и круглый растянутый живот. Боюсь пошевелиться, держу свой живот, сидя в позе кукушки на очке, ну прям, как в армии. Подамся назад, упаду на спину. Вперед - еще хуже, на живот. Ляжки растопырила, чувствую себя пузатым мужиком, пупок чуть ли не наизнанку. По лицу ручьем течет пот. Лысая голова, грудь и даже бедра покрылись крупными каплями пота.
        Живот мутит, крутит, выворачивает, трясет всю. Но я стою, с ужасом осознавая, что не выдержу долго.
        - Какая шикарная клизма! - Комментируют ублюдки комментаторы. - Девочки с земли очень выносливы, что нам и демонстрирует мужественная Кэтрин…
        - Пожалуйста, - молю не своим голосом, будто вот - вот рожу. - Отпустите меня.
        Смотрят оба, стоя в полный рост. Глаза черные, злые… Безразлично, спокойно, не спешат никуда. И меня это просто уничтожает. Трибуны затаились, ожидая результата. Но они его не получат! Кривлюсь от боли, пытаюсь сделать оскал, но печальное выражение лица не сходит. Слюни ручьем капают с нижней губы, слезы и сопли льются сами собой. Шмыгать боюсь, ибо любое колебание живота вызывает дополнительную боль. А если напрячь диафрагму, боюсь, будет конец всему… Смотрят и улыбаются, а я все более жалкая, трясусь на каблуках в приседе. И жидкость внутри рвется наружу. Сфинктер разрывает, но жму задницу, держу живот тяжелый.
        Надули, как лягушку, твари. И теперь смотрят.
        Женщина опускается ко мне. Целует.
        - Ну не держи в себе, девочка, это вредно, - шепчет, слизывая пот с шеи, лаская языком за ухом. Затем ее ласки спускаются ниже, к груди и соскам. Тем же временем рука уходит на кису. Треплет клитор.
        Ужас накрывает плитой бетонной. Если она засунет палец во влагалище, я не выдержу! Эти ласки - полнейшее издевательство!
        - Ууууу, - вырывается из меня стон. Жалоба, мольба. - Отпустите в туалет. Ууууу.
        - Бедненькая, - произносит с издевкой. - Не могу смотреть, как ты мучаешься.
        Поднимается, обходит со спины.
        - Что ты задумала?! Нет! Что бы не задумала! Я против! - Визжу с острой болью в животе.
        Рука к животу, и ануса касается твердое. Дергаюсь, но поздно. Большая, ребристая пробка туго продавливается в меня. Сопротивление сломлено. Успевшая выйти почерневшая ядрено блестящая жидкость все же стекает ручейками и капает. Но плотина встала надежно и движение быстро прекратилось. Теперь все держит анальная пробка.
        Какой - то слой напряжения спадает. Женские руки толкают вперед, и я валюсь на четвереньки, опасаясь лечь на живот, что колышется, будто презерватив, наполненный водой. Так мы в детстве баловались. А теперь я - накаченная неизвестной хренью кукла. Какая ирония.
        На живот опускаются руки. И начинают давить. Острейшая боль заставляет кричать. Она давит с разными усилиями, а я ору в такт. Ей смешно, а мне умереть хочется. Я уже пожалела, что не пустила все сразу, как они и планировали.
        Шлепок по заднице некстати. Еще и еще. Женщина перепрыгивает резво и обхватывает мой живот, стальная хватка фиксирует. Камера показывает мне изображение основания пробки, что не погрузилась в анус. И я с ужасом понимаю, что в ней есть затычка на ниточке, за которую держит сейчас женщина. Рывок!! И пошла жидкость черная напором! Прямо из моей задницы пошла через отверстие в пробке. Пара мгновений и пробку ребристую вырвали. Поток стал еще сильнее, как и резь на сфинктере. Женщина давит на живот и выжимает меня.
        А черной, смешавшейся из трех цветов жидкости нет конца. Она выходит и выходит. Ринг заливается всем этим. Женщина перестает держать, падаю без сил. Вытекает из меня не жидкость, вытекает душа…
        Обессилевшая, не могу пошевелиться. Водные потоки, вскоре становятся привычными. Вот только щиплет в районе сфинктера невыносимо, будто свежие раны от ножа на коже. Облегчение, причем полное настигает через какое - то время.
        - Думаешь с нее хватит, Гора? - Раздается надо мной.
        Меня снова поднимает на плечи мужчина со все еще стоящим членом.
        - Я поняла тебя, Гора, - смеется тварь. А мне вновь раздирают за ягодицы задницу, из которой все еще что - то просачивается. Но я уже не чувствую сфинктера, боюсь его сжимать. Кажется, там сейчас открытая рана и дыра.
        Снова на экранчике вижу шприц огромный. Этот больше, и в нем черная жидкость. Заливается в меня довольно легко. И уже нет той боли. Кишки привыкли. Вот только сфинктер не держит. Палец затыкает его. Держит до появления второго шприца, затем третьего… Снова меня надувают. Палец выходит, а вместе с ним и жидкость бьет струей прямо на женщину. Смеются, радуются, как дети. А я сошла с ума.
        Третий раз накачали в положении пониже. Мужчина взял в охапку ноги с руками и вошел во влагалище. Стал трахать, когда с меня еще лилось прилично… Член входит в полость, выталкивая с дополнительным напором жидкость и попы. Женщина ржет, как обезьяна. А я их ненавижу всех и в то же время отпустила себя. Больше не реагирую так, больше не кричу, и даже не стону. Просто молчу, абстрагируясь от внешнего мира. Огромный твердый агрессивный член занялся и моим анальным отверстием, когда все вышло. Грех не воспользоваться и не трахнуть в стерильную попу, и не кончить в нее же…
        Завершили издевательства и бросили, как мясо, свалив с ринга под аплодисменты зрителей. Лежу на боку, едва дышу. Из задницы щедро вытекает сперма.
        - Бой окончен, - раздается голос судьи.
        Меня берут за руки и волоком уносят с ринга. Кто - то незнакомый тащит, чужой. За мной не пришла ни Мила, ни даже Алия, что заботилась обо мне, когда было плохо, брала на руки и несла в медицинскую капсулу или душ. А теперь ощущение, что оставили и отреклись. Погано не от того, что надругались на публике, сейчас плохо, что нет никого родного, знакомого, своего…
        Руки бросают, уходят, оставляя в черноте и холоде. Спина ощущает холодный металл и вонь канализации. Долго же меня тащили…
        Картина внешнего мира мутная. На меня забирается какой - то мужик, двое смотрят. Не чувствую ничего. Это чья - то охрана, судя по форме.
        - Какая тугая, - раздается восторженный голос того, кто всунул в меня член. Пыхтит, получает удовольствие. А я лежу бревном, шевелюсь только от его толчков, стараюсь не смотреть на него, бритую голову в сторону. Рядом еще двое ублюдков, что хотят засунуть в меня свои грязные причиндалы…

* * *
        Опомнилась, когда давящая тишина уже была готова разорвать мне голову. Лежу на полу, голая, и никому не нужная. Даже насильники ушли. Мурашки по телу, спину свело. На виртуальной панельке перед глазами крупными буквами написано:
        Ваш контракт с агентством Сиренити расторгнут по основным условиям. Вы подлежите депортации за пределы второго круга Империи, если не покинете его самостоятельно в течение суток. С правом возврата по предусмотренным Законом случаям.
        Почему - то не вызвало никаких эмоций это сообщение. Быть может проскользнуло мимолетное сожаление. Но лишь на миг. На счету миллион двести сорок три тысячи семьсот шесть кредитов. Стоило ли оно того?! А стоит ли сейчас об этом думать? Конечно нет. Нужно просто валить из гнездилища извращенцев к себе на родину.
        Поднимаюсь, вопреки боли во всем теле. Меня не заботит, что у меня там внутри повреждено, почему такая боль. Все вылечит мед капсула, просто нужно заплатить и все пройдет, выйду, как новенькая.
        В голову бьет мысль, будь сильной именно сейчас… Именно сейчас. Все, что было - прошло. Все, что было - прошло…
        Ковыляю до раздевалки. Первые встречные смотрят ошарашенно. И спустя какое - то время незнакомая женщина накидывает на меня плащ и ведет до нужного мне места. Апатия, безразличие и некая сила наполняет меня. Мне уже не страшно ничего. Плевать хотела на то, что вы все тут думаете. Если вы это смотрели, вы еще хуже, чем я сама.
        Пустая раздевалка. Накидываю свое летнее платье. Кажется, что его носила другая женщина. Чище, чем я… Они не просто проникли глубоко внутрь меня с помощью воды, они залезли в душу и выжгли ее всю. Я - сама пустота. У меня даже эмоций никаких от всего, что теперь окружает.
        Вызываю такси и лечу к гостинице. Номер оплачен на сутки, как выясняется на ресепшене. Так же выясняется, что мной никто не интересовался, и никаких сообщений не оставлял.
        Собираю вещи, трусики да штанишки, сгребаю платья и купальники… Комкаю и в мешок, что нашла в гардеробной. Понимаю, что ничего мне тут не нужно. Но мало ли.
        Днем нахожу по местному навигатору медицинское заведение. За тринадцать тысяч кредитов меня обследовали, подлатали и вылечили от всех микроорганизмов. Нарастила черные брови. Тонкие и аккуратные, раньше красила свои белые натуральные, а теперь не нужно будет. От услуг по наращиванию волос отказалась, следуя некому внутреннему голосу. Голову добрила, сделав гладкой. Смотрю на себя в зеркало и представляю храм Шаолинь, в который я вылитым монахом подойду.
        Заявилась Анастаси. Неожиданно вышло. Никого видеть не хотелось. Но и эмоций никаких от ее присутствия не испытала. По крайней мере вначале.
        - Как ты? - Первый же вопрос. И душа начинает колыхаться.
        - Никак, - отвечаю быстро, уводя взгляд в сторону.
        Смущение. Дикое, некомфортное. Ее внимание. Раньше она хотела меня, ухаживала даже если можно так выразиться. А теперь что?!
        - Меня тоже вытуривают, - говорит, усаживаясь на кровать рядом. - Ты еще легко отделалась, крошка. Можем погулять и за вторым кругом неплохо. Но платить придется пополам. Ты ведь заработала неплохо. Ну ты чего? Хочешь, слетаем на Либрусию? Я там бывала пару раз. Матриархат - это моя стихия.
        Пытается обнять, не даюсь.
        - Что ты из себя строишь? - Фыркает и поднимается резко, что заставляет смотреть на нее.
        Хмурюсь в ответ, сгоняя опасения.
        - Ты уже не та Кэтрин, - выдает пятясь. - В тебе нет ничего особенного. И не делай вид, что ты особенная. Ты как все. И уже не вызываешь прежнего интереса ни у меня, ни у кого бы то ни было. Ты свое отыграла на Шоу, вряд ли с тобой заключит контракт какое - либо агентство вообще. Ты - отработанный материал для них. Чем быстрее ты смиришься с этим, тем быстрее вернешься к нормальной жизни.
        - Спасибо, Анастаси, - буркнула, уткнувшись взглядом в пол.
        - Прощай, Кэтрин, - ответила и вышла.
        Ну и скатертью дорога…
        Ночь. Огни на пляже бьют сквозь кроны деревьев. Решаюсь пройтись, подышать воздухом и попрощаться с курортом. Все - таки лететь долго. Билет я купила через сеть, потратив сорок пять тысяч кредитов. Бизнес - класс с питанием и без пересадок. Лететь почти двое суток до самой Солнечной системы.
        Конечно, меня пугает, что деньги мои виртуальны, и неизвестно, что с ними будет, когда вернусь на родину. Надеюсь на честность агентства. Я отработала сполна.
        Накинула капюшон от спортивной кофты на голову и пошлепала по тропинке. Люди веселятся и празднуют окончание лиги. Некоторых оставили на новые сезоны. А меня выбросили, как ненужное, отработанное мясо. Выжали все. Рейтинги упали, и нет больше желания выставлять меня. Почему я думаю об этом?!
        Стараюсь отвлечься, дышать глубже.
        Шок прошел, теперь надвигается волна переживаний. В голове прокручивается все само собой, как бы не старалась абстрагироваться. По - настоящему паршиво наступает после всего случившегося.
        На пляже визг, пляски, погони и плескания в воде. Веселится народ, до меня дела нет. А мне дела нет до них. Я просто гуляю по мокрому песочку босиком, сквозь всю прорывающуюся в мысли грязь думаю о доме. Это помогает, это возвращает к желанию двигаться дальше. Ведь я все еще живая. И хочу найти свое настоящее счастье.
        Звездное небо сейчас особенно красиво. Чувствую некое обновление, и это немного пугает меня.
        Эпилог
        Земля - планета одиннадцатого круга Империи. Я воистину охренела, когда это осознала…
        Еще на пути к Солнечной системе узнала, что мой враг с института, бодибилдерша Доминика Нестерова, умерла на ринге от разрыва прямой кишки. Инфосети щедро об этом рассказывают и показывают… Двое суток в пути, я вешалась от скуки и лазила в сети, получив халявный доступ бизнес класса.
        Пусть и ее вина есть в том, что я попала в лапы агентства, мне искренне жаль Доминику. Понимаю, что действительно легко отделалась, ибо мы, земляне, в Империи имеем прав не больше чем искусственно созданные клоны. Все это так, пока до нас не добрались волонтеры и активисты, борцы за права человека в масштабе галактики. Интересно, что стало с Максоном и его девушкой?
        Порой грустно.
        После того, как мама сказала мне, что я - девушка легкого поведения, ушла с чистой совестью из дома. Да, было сказано сгоряча, но мне этого хватило, чтобы уехать от нее если не навсегда, то хотя бы надолго.
        Видео ролики с моим участием на порно - шоу разлетелись по всем порно - сайтам Земли. От первых с Зеленой лиги до последнего издевательства. В сочетании с фото и видео презентацией сессий, где я позировала это было просто бомбой. Нашлись те, кто предъявили это и моей маме. Но мне стало цинично плевать. Я ржала в лицо всем своим бывшим подругам и друзьям, что пытались осудить или пожалеть. Я стала выше всего этого. При том, что стала в сотни раз богаче.
        Мне хорошо.
        Ибо, черт побери, я дома. На Земле, в родной атмосфере, где нет нано - чудес, от которых не знаешь куда деться и откуда прилетит. Деньги у меня остались. Все честь по чести. Приобрела шикарный дом, наняла туда обслугу. Купила машину и взяла на полставки водителя. Часть денег кинула на счет в банк под хорошие проценты, другую вложила в ценные бумаги крупных компаний.
        У меня есть пара довольно богатых мужчин, которыми я верчу, как пожелаю. В этом я испытываю удовольствие, а может даже - счастье.
        Теперь не завишу от кредитов Империи, и от мужского пола. Попробовала себя в бизнесе, и вышло удачно.
        Организовала свой закрытый клуб с шоу, где молоденькие, красивые сучки дерутся друг с другом. Естественно все по высшему разряду, используя собственный опыт и знания желаний извращенцев, которые имеются везде, я имею огромный спрос. Все действо снимается на видео и расходится по интернету на ура. Особые гурманы находятся отовсюду и покупают билеты на мои показы, чтобы присутствовать лично. Сама занимаюсь кастингом и подбором девочек. А их все больше и больше приходит. Ибо многие дуры хотят стать известными и быстро зарабатывать. Легкие деньги привлекают бездельниц. Конечно, я не занимаюсь насилием и унижением. У меня пока еще легкая эротика, относительно приличное шоу. Но постепенно перехожу на большее…

* * *
        Год спустя. Вечер в ресторане. Ужинаю, как обычно с перспективной сочной сучкой. Слишком яркие огни озаряют зал, нарушая легкий интим и удивляя всех посетителей.
        Спустя пару невозмутимых глотков сухого вина передо мной возникает красивый мужчина на вид лет сорока пяти с чересчур синими глазами. Ничего не предвещало…
        - Доброго времени суток. Позвольте лично представиться, госпожа Кэтрин, - начал учтиво незнакомец знакомым голосом, вызывающим невольную дрожь. - Мы могли бы прогуляться?
        - Сперва я допью свой бокал, эр Ринекард, - произнесла спокойно, улавливая на его лице нотки волнения.
        КОНЕЦ ИСТОРИИ.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к