Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Павлов Игорь: " Женщины Иномирья Половое Превосходство " - читать онлайн

Сохранить .
Женщины Иномирья. Половое превосходство Игорь Павлов
        Космические амазонки нашли Землю и развернули тайную деятельность по похищению мужчин для принудительных работ на других планетах. Воительницы отличались исключительной красотой, презирали противоположный пол и были убеждены в собственном превосходстве.
        Майор полиции, по совместительству опытный пикапер, случайно спасает жизнь инопланетянке и поселяется в сердце фригидной красотки. Вдобавок, заинтересовывает и других звёздных особ на свою голову.
        ИГОРЬ ПАВЛОВ
        ЖЕНЩИНЫ ИНОМИРЬЯ. ПОЛОВОЕ ПРЕВОСХОДСТВО

* * *
        Пролог
        Люди более моральны, чем они думают, и гораздо более аморальны, чем могут себе вообразить.
        Зигмунд Фрейд
        ГДЕ - ТО В ДРУГОЙ ГАЛАКТИКЕ.
        Сильные, лоснящиеся от пота ноги несли девушку прочь, короткое платье развевалось по ветру, тяжёлые чёрные кудри бились по обнажённой спине, лишь небо над головой спокойно и вечно переливалось бугристыми цветами радуги и безразлично нависало над сценой погони.
        Пятеро преследователей в странной, но однообразной одежде, устали меньше, поэтому постепенно сокращали расстояние. Гонимая страхом позора из последних сил неслась к лесу в надежде, что в зелени сумеет укрыться.
        Но там её и ждала засада.
        От неожиданности девушка споткнулась. Болезненные удары о кочки и коряги были ничто, ибо её настигли. Расцарапанная кожа саднила и горела, сердечко билось в груди, готовое проломить рёбрышки. Отдышаться бы, но нет - её тут же скрутили.
        Ослепительно красивое лицо, что радужное солнце, залилось краской, а голубые глаза, что две галактики, брызнули слезами, когда её платье бесцеремонно и решительно задрали. Следом нещадно сорвали и белые трусики, превратив их в изодранный лоскут.
        Она попыталась свести ноги, но силы оказались неравны.
        - Совсем юна, какой позор, - произнесла разочарованно женщина, что являлась лидером отряда преследователей.
        - Скверна заполоняет Радугу! - Прозвучал голос её подчинённой громче, ибо девочка перешла на крик отчаяния, когда стали прощупывать там.
        - Да здравствует новая свободная Радуга! - Завизжала пойманная, теряя остатки сил.
        - Тащите уже, нечего церемониться! - Прогремела команда.
        Жертва забилась, как свежевыловленная рыбёшка, двоим из отряда пришлось сесть на неё сверху. Расцарапанное девичье лицо придавили к земле, и бедняжка захрипела, тут же растеряв все силы. Но почувствовав вмешательство, вновь заскулила громко и протяжно, наконец, задев струны душ своих мучителей…
        Глава 1. Знакомство с инопланетянкой
        Счастье мужчины называется: Я хочу.
        Счастье женщины называется: Он хочет.
        Фридрих Ницше
        ПРИМЕРНО ЗА ПОЛГОДА ДО СОБЫТИЯ. ЗЕМЛЯ, ГОРОД МОСКВА.
        Максим с заметным превосходством обезоруживал новую знакомую обаятельной улыбкой. Он прибыл в кафе примерно за час до назначенного времени и хорошенько посмаковал алкогольный коктейль в гордом одиночестве. Поэтому хорошее настроение, открытый взгляд и задор ему были обеспечены проверенным допингом. В общении не намечалось никаких заминок. Тем более девушка ему определенно нравилась и нисколько не разочаровала ожиданий. Ну и, конечно, они уже успели пообщаться в сети, до первого свидания нашли общие интересы и завязали флирт, к которому плавно, непринуждённо и умело подталкивал именно он.
        Ухоженная блондинка со стрижкой под каре и ясными голубыми глазами смотрела с заметным интересом. Давно ей не попадался такой вот кавалер, сошедший с «картинки» сайта знакомств без особых искажений.
        Мужчина под метр восемьдесят, приятной наружности и крепкий на вид внушал надёжность и возможность безнаказанного флирта, за который ей бы не пришлось отвечать. Аккуратная стрижка с чёлочкой вверх, гладковыбритое, молодцеватое лицо, бежевая рубашка, стильный, явно недешевый пиджак, ароматный мужской парфюм, - всё это, как глоток свежего воздуха для Юлии после двух скучных дней прогулок с собачкой по парку и ничегонеделания дома. Девушке нужны были эмоции, и она их предвкушала.
        - Неделя выдалась тяжёлая, я бы предпочёл чуточку спиртного, - произнёс Макс, делая вид, что без неё бы не посмел употребить.
        - Я вообще - то за здоровый образ жизни, - заявила Юлия, уставившись в плотный узкий лист меню.
        Предлагать девушке выпить на первом свидании было рискованно. Но Макс не хотел строить из себя порядочного, неторопливого и очень хорошего.
        Тем временем девушка мысленно перебесилась. В последнее время манера спонтанно проигнорировать очередного неугодного на экране смартфона пыталась наплыть и на реальную жизнь. Из - за довольно большой популярности в сети Юлия стала страдать резкой переменчивостью и «звездной болезнью».
        - Поверь, разгрузочные дни спортсменам идут только на пользу, - у Максима в голове сейчас витала одна из самых интересных фотографий Юлии, выставленная на сайте знакомств.
        Накаченная задница в спортивных лосинах, тонкая талия и миловидное накрашенное личико… ох, это и подкупило самца, что решил аккуратно, но додавить «фитоняшку» на встречу.
        - Пить на первом свидании? - Усмехнулась Юлия, продолжая абстрактно пялиться в меню. - Да ещё с новым знакомым.
        Открыто повеяло стервозностью.
        - Новым? У меня такое ощущение, что мы знаем друг друга очень давно, - слукавил ухажёр, сработав «на тоненького».
        - Ну да, - согласилась вдруг девица. - Я бы выпила немного красного полусладкого. Но того, что я пью в меню нет.
        - Здесь есть очень хорошее шампанское, - пошёл в атаку Максим.
        - Фу, я не пью шампанское, там эти газики, знаю, как всё это делается…
        Мужчина мысленно схватился за голову. Кажется, блондинка особым умом не отличалась. По переписке таких выводов сделать было нельзя. Односложные фразы порой сменялись очень даже умными. Гугл им всем в помощь… Тем лучше, подумал Макс и улыбнулся шире. Затем подозвал официантку.
        Девочка с уставшими карими глазами и натянутой улыбкой подскочила быстро.
        - Сколько у вас видов красного полусладкого? - Раззадорился мужчина.
        - Пять, - ответила девочка не сразу и начала перечислять ассортимент, который ему ни о чём не говорил.
        - Принесите, пожалуйста, по бокалу каждого, - выдал затейник и посмотрел на округлившиеся глаза Юлии.
        - Не знала, что ты любитель этого дела, - выпалила пассия с брезгливостью.
        - Мы просто попробуем, - развёл руками Макс. - Элементарная дегустация. Слышала о таком процессе?
        - Конечно слышала, - закатила глаза Юлия, показывая вершинку айсберга своего невыносимого характера. - У меня вообще - то высшее образование имеется.
        - Помню, помню, - отмахнулся Макс. - Менеджер по туризму вроде как.
        - Что - нибудь ещё? - Обозначила своё присутствие официантка.
        - Да, - кивнул Макс на блондинку.
        Та сбивчиво сделала заказ, раза три переспросив про горячее. Мясо девочка любила, отметил мужчина и попросил стейк средней прожарки.
        Когда принесли вино Макс откинулся на спинку дивана, с наслаждением рассматривая довольно привлекательную блондинку, что досталась ему на растерзание. Даже если… даже если она сейчас вскочит и уйдет, он найдет себе другую компанию. Скажем, подсядет к тем двум девушкам, что устроились у окошка и довольно часто посматривают на него. Во взгляде одной он даже уловил разочарование, когда появилась Юлия. И незнакомки были ничем не хуже, и уж точно моложе, навскидку лет по двадцать. А если на него, тридцатипятилетнего мужика, засматриваются студентки - это о многом говорит! Он с удовольствием навешает им лапши и пригласит к себе домой. А что обламываться? Две девушки к одному одинокому мужчине поедут смело, особенно если он покажется им адекватным. Тем более является служителем закона и порядка в столице.
        Макса грела перспектива, озаряющая непаханое «Русское поле». Он отчетливо понимал, что нельзя сейчас концентрироваться на одной, растворяться в ней и становиться навязчивым. Он помнил простую истину: даже если ты уверен, что это твоя единственная, не подавай вида, ищи ещё. Даже если эта единственная видится тебе лучше всех прежних.
        Подумать только! Еще год назад он считал, что жизнь кончена, когда ушла любимая женщина, хлопнув дверью, после чего отвалилась вешалка в прихожей. Пару месяцев он пил, затем взялся за голову, пообщавшись с одним очень интересным товарищем капитаном, который будучи коллегой по службе, быстро навёл Макса на путь истинный, показав фотографии женщин, что тот оприходовал за предыдущую неделю.
        Всего - то нужно было получить пощёчину от друга, затем ещё одну. Ну а следом поработать над своим имиджем, слушая знающих людей и опытных пикаперов. Перестать жрать бургеры, начать ходить в спорт зал, запастись брендовым шмотьем, да сходить на фотосессию, не жалея денег и самого фотографа, вытрясая из него весь творческий потенциал.
        Свою фотосессию Макс считал удачным вложением, хотя поначалу жаба душила зверская. Девушки с сайтов знакомств клевали на профессиональное портфолио только так! А никак не на форму майора полиции на фоне служебной машины с мигалками.
        Поначалу Макс знакомился, не сильно задирая планку, выбирал разведенок с детьми, женщин примерно своего возраста. Но сил и времени не хватало на интеллектуальную болтовню. Всё это сборище неудачниц только тянуло его обратно на дно. Особенно когда дамочки рассказывали о своих проблемах и заботах, насылая тем пассивно - депрессивного настроения.
        - Да сходи ты к нормальному парикмахеру! - Критиковал его друг. - А лучше в салон красоты!
        - Я похож на лицо нетрадиционной ориентации? - Возмущался Макс. - Ты хочешь, чтобы в отделе надо мной ржали?
        - Твою пропитую морду теперь только пластика исправить может!
        - Ты чего?!
        - Да шучу я, Макс. Но прическа - это половина успеха!
        - Вот только не плети мне, что вторая - это шмотье.
        - Нет дружище! Мозги.
        Голова у Макса работала. Он схватывал на лету, практиковался в общении. Проведя пять свиданий, он почувствовал «кровь», и началась сладкая жизнь. Он стал фанатично следить за своей опрятностью, буквально поселился в спортзале и понял, что отныне и во веки - веков будет жить беззаботной холостяцкой жизнью. Где нет места быту, скандалам и ревности. Что - то не нравится? До свиданья, дорогая, собирай вещи и возвращайся туда, откуда приехала.
        Новая потенциальная «дорогая», которая за сегодняшнее свидание уже встала ему в «копеечку», наконец, расслабилась. Ухажёр понял, что погорячился, когда увидел четырехзначную цену на нижнюю позицию красного полусладкого. Но было уже поздно.
        Макс рассказал Юле про свою нелегкую службу, про накрытый недавно склад с контрафактом и про перестрелку на Курском вокзале. Вид был у него задушевный, порой страдальческий, в этом ему помогало осознание будущего счета за стол… Блондинка развесила уши, и сама не заметила, как начала попивать сунутый ей под нос бокал. Периодически Макс едва сдерживал смех, ведь в отделе он простой офисный работник, и табельное оружие в руки попадает лишь на сдаче зачетов по стрельбе раз в год. Пять лет назад он с оперативной работы перевелся на административную. С тех пор разжирел, потерял лоск, сексуальную энергию и, как следствие, любимую женщину.
        - Есть желание отправиться со мной на стрельбище в выходные? - Предложил Макс, обозначая конкретные планы. - У меня друг, в морской пехоте служит, организуем шашлыки и тир на полигоне. Никогда не стреляла из СВД? Знаешь, что это такое?
        За такие речи бывший наставник бы не похвалил, но Макс вполне успешно пользовался собственными «рабочими методами». Ещё чего, будет его учить тридцатилетний пацан!
        Подобными разговорами Макс рассчитывал завоевать больше доверия и показать, что он - настоящий боевой офицер. А ещё он где - то слышал, что женщины сильно возбуждаются от избытка адреналина. Кто - то катает подруг на лодках или мотоциклах, кто - то вышвыривает с парашютом из самолёта, а у военных проще всего дать в зубы оружие, послушать визг и повыделываться самому. Потом на природе под вкусный шашлычок водочки и дальше уже никуда она не денется.
        - СВД? Может МВД? - Скривилась Юля и пожала плечами.
        По взгляду легко было определить, что развезло блондинку не на шутку. И здесь сыграло, что выпивку принесли раньше закуски. Но это не оправдывало её недалёкий, поверхностный ум, каким он стал видеться ухажёру.
        - Нет, я о снайперской винтовке Драгунова… Ну не суть, в общем. Ты готова окунуться в военную атмосферу?
        - Я в Доминиканку с подругой улетаю, - заявила вдруг Юля с нотками горделивости в голосе.
        - Уау, - подыграл Макс. - И на долго?
        - На полторы недели, - ответила блондинка, сделавшись важной. - Полгода на море не была.
        - Ну да, это весомый аргумент, - согласился Макс, который моря годами не видел. - Давай, за твой удачный отпуск! Чтобы всё прошло на высоте!
        Принесли горячее, и питься стало ещё лучше. После второго бокала Макс пересел к девушке на один диван. И наметил очередной шаг, выражающийся в тактильном общении.
        - У тебя очень красивые ногти, - начал ухажёр, выказывая наигранный интерес к маникюру. - Можно?
        И ноги тоже, подумал тут же Макс, но с этим он собирался разобраться позже.
        Юлия, не чувствуя подвоха, продемонстрировала свои ухоженные бледно - розовые коготки, которые ей подправляли сегодня в салоне после причёски. Конечно, Максу было плевать на её маникюр, ему нужно было лишь установить телесный контакт прикосновением. Он робко коснулся пальцами её пальцев. Лёгкие касания, только лёгкие касания… А девушка таяла всё больше. Не успел и глазом моргнуть, сама проявила инициативу.
        - Какая шершавая, - прокомментировала, касаясь его ладони.
        - Ну да, мозоли, - произнёс Макс и добавил гордо: - Штанга сто двадцать килограммов.
        - Становая? - Участливо уточнила блондинка.
        - Жим лёжа.
        - Какой молодец, - похвалила Юля и, развеивая всю идиллию, покосилась на живот.
        Макс запоздало его втянул. Пусть в пиджаке и рубашке особо не разобрать недостатков, но живот подметить не трудно. Этот чёртов живот! Если бицепс качался и преумножался, то пивное брюхо никак не хотело сдуваться, чтобы он с ним не делал. А уж о кубиках пресса мужчина мог только мечтать.
        - Кстати! - Воскликнул затейник, выбрав момент поудобнее. - Ты помнишь, что мы собирались посоревноваться в планке?
        - Прямо здесь? - Усмехнулась Юля. - К тебе я уж точно не поеду.
        - Это почему же? - Осунулся Макс, но быстро взял себя в руки и сделал вид, что ему в принципе всё равно.
        - А вдруг ты маньяк? - Заявила пассия в своё оправдание.
        - Да ну брось, - брякнул мужчина, горделиво доставая «ксиву» из внутреннего кармана пиджака. - Вот смотри. Всё, как положено, без утайки. Со мной ты в надёжных руках.
        Майор Рябой Максим Александрович в удостоверении с важным видом в форме полицейского действительно внушал доверие и добавлял иронии, ведь морда на фото была в полтора раза шире нынешней.
        Юля закатила глаза в очередной раз, и даже не потому, что не впечатлила корочка. Конечно её тянуло на приключения, она даже готова была ознакомиться с апартаментами нового знакомого. Но её жутко смущало, что он мог посчитать её проституткой или дешевкой, которая на первом же свидании готова дать.
        - Раз я не маньяк, причин для беспокойства нет. У меня дома кинотеатр свой, мы могли бы посмотреть что - нибудь. А потом, я доставлю тебя до дома в целости и сохранности, обещаю.
        Девушка поняла, что в принципе нет ничего дурного в том, что она просто поедет в гости пообщаться, заодно оценит его благосостояние. А там уж, как пойдёт. Тем более связи в полиции ей бы пригодились на будущее. В пьяной голове даже подумалось, что было бы круто, если бы целый майор полиции имелся у неё на побегушках.
        - Живём лишь раз, живём лишь мгновение, что можно приостановить чем - то новым и интересным, - выдал Макс философски, предвкушая согласие, и тут же пожалел о сказанном.
        В одно мгновение Юлия стала колючей. Она отодвинулась от него и уставилась через стол в сторону выхода.
        Вскоре Рябой понял, что причина не в заумной фразе, которую блондинка могла бы расценить как подоплёку чего - то там аморального. К их столику подошёл приметно широкий мужчина, которого девушка явно узнала.
        - Ты за мной следишь? - Взвинтилась тут же она. - Олег, что за хрень?
        Олег с брутальной бородой сантиметровой густоты впился чёрными глазами в оторопевшего Макса. Старый Юлин знакомый был уверен, что его бывшая не случайно закинула в инстаграм фотку с ужином в кафе, ещё и с геолокацией. Она это сделала, чтобы он сорвался с тренировки и приехал к ней. Сорвался на целых полчаса раньше, недоделав программу!
        - Пойдем на пару слов отойдём, - выдвинул предложение Олег, настроив глотку на брутальный рык.
        Приглашение было адресовано Максиму с таким напором, что тому показалось, его сейчас вытащат из - за стола.
        - Никуда я с вами не пойду, - собравшись с мыслями, ответил тот, но вышло жалко.
        - Встал и вышел! - Рявкнул Олег, растопыриваясь, как уличный кот перед боем.
        Дикие черные глаза пугали на уровне инстинктов, и Макс вдруг поймал себя на мысли, что едва ли не подорвал задницу с места. Но в последнюю секунду придержал взвинченное тело. И сделался майором, нахмурив брови в ответ.
        - Молодые люди! - Подскочила администраторша. - Будьте добры, на улицу.
        Олег резко развернулся и пошагал на свежий воздух. Сидящие за столиками посетители глазели на него по - разному, но все с заметным интересом. Некоторые мысленно делали ставки.
        Недолго думая, Рябой поднялся.
        - Максим, может не стоит? - Жалобно раздалось с дивана.
        Игнорируя блондинку, майор вышел на улицу, где его нетерпеливо со взгретым видом ждал Олег. Он не был выше его ростом, скорее на пол головы ниже, но вот с шириной поспорить было трудно.
        - Мужик, ты что - то перепутал, - начал Олег свой запланированный наезд, решив сразу запугать наглеца.
        Драться он не собирался по нескольким причинам. Мышцы с тренировки были забиты, да и качок всё же опасался, что лицо ему могут подпортить, особенно боялся за зубы, ибо поставить хорошие имплантаты - дорогое удовольствие.
        - А я тебе не мужик, - перебил Макс грозно, включив «майора полиции». - Майор Рябой Максим Александрович.
        Представившись, Макс достал удостоверение четким отточенным движением, которое тренировал долгие годы, сидя в кабинете.
        Олег проглотил остатки фразы. А Рябой продолжил:
        - Уголовный розыск, при исполнении, - напустил ещё. - На пятнадцать суток посажу в КПЗ за нападение на сотрудника при исполнении.
        - Эй, эй, - развел руками Олег, отступая и делаясь милым и добродушным мишкой. - Я ж и не думал чего - то не того. Драться не, не в коем.
        Забавно было наблюдать, как хмурое лицо сперва делается удивленным, затем брови раздвигаются, поднимаются, а морда расплывается в виноватой улыбке.
        - Не думал он, - усмехнулся майор, чувствуя сладость от мимолетной власти над человеком. - А если я на оперативном задании с планом - перехватом? Можно и уголовную статью впаять за срыв операции и содействие преступникам.
        - Товарищ майор, ну виноват, погорячился, - запел Олег, вспомнив свою армию. - Мне эта баба мозги делает. То расстались, то не расстались. У меня от неё крышу рвёт, сам не свой хожу, на людей вот бросаюсь.
        - Да я понимаю, - смягчился Макс, и жестом отведя его ещё на несколько шагов от входа, продолжил шёпотом: - Нужна? Оставайся. Сделаем вид, что ты меня прогнал. Наблюдение снимем. Уже ничего не поделаешь, раз сорвал ты операцию.
        - Какую операцию? - Оторопел Олег.
        - Ты ещё, блин на всю улицу крякни, - прошипел Макс. - Возвращайся к ней, ничего не объясняй. Счёт оплачивай и провожай до дома. Прям до двери, понял? Если с ей что случится, с тебя спросим.
        - А что может случиться?
        - Да ничего, не переживай, но мало ли. Да, по счёту чеки сохрани, потом в местное отделение принесёшь, тебе оплатят. Скажешь, что по оперативному заданию «Бронная восемь» и всё. Понял?
        Олег кивнул с раскрытым ртом. И суетливо принял рукопожатие.
        - Давай, удачи, - усмехнулся Макс, крепко пожимая мясистую лапу качка, и быстро зашагал по улице в сторону ближайшего входа в метро, пока тот не опомнился.

* * *
        На вечно шумных московских улицах вечерело. На дворе стоял май после отгремевшего парада Победы, и вроде бы дождями не отличался, но проносящиеся по широкому шоссе машины безразлично разбрызгивали грязь на прохожих. И Макс свернул на более спокойную улочку, дабы не подпортить новый костюм, что он нацепил второй раз. И второй раз вышло неудачное свидание. В первый - девушка оказалась не в его вкусе вообще, ну а о нынешнем форс - мажоре и говорить нечего. Тем не менее, Макс был весел и доволен собой.
        До метро оставалось не более ста метров, когда он обратил внимание на странных людей. Около двадцати минут он шёл, поглощённый перепиской в смартфоне, не обращая внимания на прохожих. Но на перекрестке был вынужден вернуться в реальный мир, чтобы перейти дорогу. Тут - то и случилось.
        Женщину он увидел мельком, но подметил густую шевелюру светло - русых волос. Она рванула в арку двора, перебежав дорогу в неположенном месте и едва не попав под легковушку. Как раз визг тормозов и привлёк внимание майора. Следом за ней пронёсся мужчина, вот только перелетел он набирающую обороты машину очень неестественно, даже паркуровцы так не летают! И это было не единственное необычное, что удивило. Оба были одеты в какие - то чешуйчатые обтягивающие костюмы с проблесками светящихся синим жилок, похожие на что - то фантастическое из разряда боевых нано - костюмов. Освещения было достаточно, чтобы всё это увидеть, пусть и промелькнули странные люди буквально за две секунды.
        Макс даже и не думал совать свой нос и следовать за ними. И не потому, что полиция в нынешнее время работает только по заявлениям и вызовам. Скорее возобладало равнодушие коренного москвича, что порой включалось часто. Куда бы эти странные личности не бежали, чтобы ни делали - это их личное дело.
        Но из арки вдруг донеслись женские крики вперемешку со звуками погрома.
        «Майор» включился автоматически, как только он услышал звонкий голос. Пусть девушку не рассмотрел, но обладательница столь изумительных звуков представилась в голове мужчины молодой, невинной красавицей, которую надо спасти во что бы то ни стало! Никогда Макс не замечал за собой геройских рвений, но в этот раз что - то изнутри рвалось проявить себя настоящим мужчиной, пусть не отбить, но по крайней мере спугнуть, покричав издалека.
        Он вбежал в арку, как спринтер, и сразу же получил тяжёлую отдышку. Куча наваленных картонных и деревянных коробок в подворотне скорее всего являлась складом тары продуктового магазина. Там и случился погром, учинённый двумя борющимися телами.
        Если бы Рябой заскочил на десять секунд раньше, он бы понял, почему именно в куче мусора, стоящей в стороне от пути, предпочли завязать драку странные неизвестные. Примерно полминуты назад мужчина настиг женщину. Осознав, что убежать уже не выйдет, та перенаправила силы на атаку и ударила ногой в корпус. Удар вышел амплитудный и сильный, но хитрый оппонент, ценой получения по рёбрам, придержал ногу в неудобном положении. Дабы показать своё превосходство второй лапой ухватил в районе промежности и кинул в сторону аккуратно сложенной тары. Бросился следом, чтобы задушить вражину и покончить с ней раз и навсегда. Ведь он выслеживал эту суку вот уже второй год по личному заданию верховного руководства!
        - Это вам не поможет! - Гремел мужчина басистым голосом из груды поломанных деревянных коробок, в которых обычно перевозят фрукты.
        Приблизившись, Макс скривился, воняло откровенной помойкой, но это парочку не смущало. Кажется, смешалось всё: котлеты, мухи и прочее.
        - Наивный идиот! - Прошипела женщина из помойки, вырвавшись из лап. - Мы уже подготовились к вашей жалкой горстке недокораблей!
        - Армаду не остановить! Она сметет все ваши игрушечные станции и тогда… - Ревел мужчина, но замолчал, ибо не удержал хватку, переоценил свои силы. Кибернетические усилители не выдержали борьбы и стали ломаться. Мужчина понял, что пора с ней кончать. Иначе будет поздно!
        Незнакомец потянулся за резаком, который способен в активном положении разрезать даже бетон, как раскалённый нож масло. Что ж, хотел на последок помучить юркую тварь, но ничего. Отрезанная голова этой суки станет хорошей посылкой для Верховного. Изловить и уничтожить самую опасную воительницу - это неслыханный прыжок по карьерной лестнице! Торжеству Двадцать пятого, казалось бы ничто не могло помешать…
        Девушка закричала отчаянно, осознавая, что гибель неминуема. И забилась, как свежевыловленная рыба.
        И тут на горизонте появился землянин!
        - Стоять! Полиция! - Крикнул Макс, не сумев толком отдышаться.
        Но злодей даже не посмотрел в его сторону. Он отчетливо понимал, что недоразвитый абориген вряд ли сумеет нанести ему какой - либо ущерб, тем более без примитивного порохового оружия, до какого только и сумели дойти на этой жалкой грязной планете. То, что у Макса нет такового полу - киборг понял за долю секунды, просканировав наглеца.
        Не получив должной реакции, Макс с голыми руками полез на незнакомца. Перебирая в голове приемы рукопашного боя и методы задержания, он попытался выломать руку, как в старые добрые оперативные времена. Но рука странного мужчины не поддалась, даже не поколебалась! Будто сделанная из камня, она продолжала удерживать отчаявшуюся жертву.
        Рябого дико возмутило даже то, что на него никак не отреагировали. От руки он быстро отстал, и только тогда на него посмотрели светящиеся синим глаза! Стало жутко, будто лазер пронизывает насквозь. Недолго думая, Макс ухватил часть ящика и запустил прямо в страшную морду, в надежде, что хоть гвоздиками расцарапает.
        Двадцать пятый рефлекторно дёрнулся, мало ли, что в него летело. Просканировать он не успел. Как не успел отреагировать и на то, что его оружие было выхвачено из чехла юркой рукой девушки. Всё же вражина оказалась не такой беспомощной, как могла казаться!
        Ударить женщина не успела, полу - киборг, посланный уничтожать таких, как она, вовремя отскочил на три метра и рванул прочь. Но тут мышцы бедра закоротило. Он никак не мог ожидать, что хитрая тварь, вынимая резак, удачно зацепит волокно. Полу - киборг упал и покатился кубарём. Пришлось активировать маяк.
        Макс наблюдал, как тело в полутьме распласталось плашмя, тонкий луч света вылетел из запястья незнакомца и буквально вгрызся в небо. Выглядело это, как мигнуло и вот он, лазерный столбик, уходящий в бесконечность. Через секунду неизвестный испарился на глазах, будто его тут и не было, вместе с лучом. Ни дыма, ни эффекта исчезновения. Просто взял, да пропал, будто один кадр сменился другим.
        Рябой мысленно перекрестился. Как только в коробках зашевелилось, он тут же переключил внимание на спасённую.
        Инопланетный агент по имени Сто третья запоздало активировала маскировку, сменяя вид боевого скафандра на деловой костюм. Свидетели ей были ни к чему. Но убивать аборигена она не хотела, как - никак он спас её жизнь.
        Однако это был мимолётный порыв, инструкций она нарушить не могла. Если он что - то заподозрил… если это выльется в сети… слишком много «если».
        И всё же его следует убить.
        Макс ошалело наблюдал, как чешуйчатая обтягивающая ткань, хорошо подчёркивающая формы незнакомки, превращается, как перекидная стенд - реклама, в блузку. Кажется, он даже успел уловить в несколько искажённом виде сосок во время смены образа! Между ног сладостно кольнуло. Но вся эта фантастика никак не помешала ему подать руку спасённой.
        Женщина не приняла помощь, с лёгкостью поднялась сама. Однако, от такой непринуждённости аборигена несколько оторопела.
        Светло - русая красавица с зачесанными волосами на правую сторону не выглядела потрёпанной. Наоборот! Ни царапины! Словно «спящая красавица» очнулась, как ни в чём не бывало. Пусть не после поцелуя, а после удушения, но не важно.
        Красиво отчерченные зеленые глаза, густые ресницы, прямые брови, тоненький аккуратный носик и губки с хитринкой. Да всем голливудским звездам на зависть! В первое же мгновение она очаровала мужское сознание и поселилась волшебной искоркой в груди. Даже хмурый вид не мог перебить её свежести и миловидности. Навскидку Макс дал бы ей лет двадцать, но эта сексапильная фигура ну никак не могла созреть к такому возрасту! Там только грудь размера четвертого! Сама ростом метр шестьдесят за вычетом каблуков. Мужчина оценил каблук сантиметров в пятнадцать и изумился, как она на таких вообще бежала.
        - С вами всё в порядке? - Поинтересовался он, не ощущая никакой опасности от милой особы. Она не сверкала глазами, как тот киборг, и уж тем более не выглядела злобно.
        Её хотелось взять на руки и нести… нести… нести прямо до постели.
        - Спасибо, хорошо, - ответила стандартно Сто третья. - Кто это был?
        Вопрос застал Макса врасплох. Но что - то в мозгу подсказало, озвучено это не просто так! Хитрый тон… неужели проверка? Будучи прожжённой канцелярской крысой, знающей все подковёрные приёмы, он с лёгкостью мог распознать подвох.
        - Какой - то ряженый, - пожал плечами Макс, отступая. - Скорее всего косплейщик.
        - «Косплейщик»? - Переспросила инопланетянка, ей это слово было незнакомо, но в местной Базе нашёлся ответ довольно быстро.
        С помощью нано - роботов, обитающих в её организме и взаимодействующих с нейронными сетями мозга, она быстро подключилась к местному интернету и разобралась, что имел ввиду этот жалкий и никчёмный абориген.
        - Да, наряжаются во всяких супер - героев и бегают, - ответил Макс, усмехнувшись. - Этот был похож на персонажа из людей икс. Даже линзы не поленился напялить.
        Сто третья улыбнулась слегка, но это была искусственная улыбка, направленная на притупление бдительности жертвы. Очаровательная женская рука за спиной с резаком была готова в любой момент нанести удар. Да и применения оружия не требовалось, чтобы его прикончить. Её навыков и силы хватит, чтобы свернуть ему шею без особого труда.
        - Куда он делся? - Второй контрольный вопрос из её уст оказался ещё более провокационным.
        Но Макс был к нему готов.
        - Куда - то туда убежал, - указал Рябой в темноту.
        - Странно, - произнесла девушка и сделала несколько шагов в сторону места, где исчез Двадцать пятый. - Мне показалось, что он просто испарился, ты не видел луча?
        Конечно Сто третья знала, что Двадцать пятый прибегнул к крайней мере, вызвав экстренную телепортацию на корабль, что завис на орбите Земли. Воин высшего уровня сбежал как трус - такое не могло не льстить молодой и амбициозной особе, что по рангу на несколько ступеней ниже.
        Но сейчас предстояло решить вопрос с жалким аборигеном. И настолько тупым, что он даже не осознает, что его жизнь висит на волоске. Улыбается так, смотрит, что даже сомнения берут. Возможно, она могла бы обойтись без жертв, дать наводку охотницам по нему, чтобы забрали в лагеря для аборигенов, которые базировались на Луне и Марсе. Но стоит ли выказывать заинтересованность, это здорово может ударить по безупречной репутации воительницы.
        - Честно, ничего не разобрал, - выдал Макс, как можно искренней. - Он ослепил меня своим фонариком. А вы уж точно в груде этого хлама не могли ничего разглядеть. У вас посттравматический шок, не иначе.
        - Согласна, - расслабилась Сто третья, записывая видео для протокола по мысленной команде. Возможно ей придётся отчитываться, а сказанное аборигеном сойдёт за оправдание, почему же она его не прикончила сразу.
        - Хотите, я провожу вас, - предложил Макс. - Всё же я полицейский, это мой долг, защищать граждан он противоправных действий.
        - До метро, - пришлось согласиться девушке, чтобы этот идиот от неё отстал.
        Никогда она не питала особой любви к жителям Земли, а с каждым днём только больше презирала аборигенов и раздражалась на их повадки. Среди многих причин была и главная - Сто третья жаждала вернуться домой, на свою родную планету. Радовало лишь то, что ей осталось чалиться тут чуть больше шести месяцев. Затем пятилетняя командировка закончится, и она свалит!
        Затаив дыхание, девушка подумала о том, что ей ещё предстоит дать отчёт Совету. А вдруг они решат, что её шпионская работа слишком успешна и вернут обратно? Умаслят повышением и нагрузят новыми задачами.
        - Максим, - представился Рябой, утопая в роскошных глазах новой знакомой.
        Знал бы он, что эти глазки сейчас смотрят сквозь него, витая в другой галактике…
        - Сара, - представилась ненастоящим именем Сто третья и первой двинулась в сторону арки.
        Мужчину обдало сногсшибательным парфюмом, от которого где - то там внизу что - то ахнуло. Или не только от него? Макс с раскрытым ртом смотрел на шикарные ягодицы и невероятно привлекательные бедра, обтянутые узкой деловой юбкой, что была ниже колен с небольшим разрезом сзади. За которым лоснились колготки телесного цвета, а может и чулки. Подливая масла в огонь, тонкая талия подчеркивала аппетитные формы и совершенство её тела. Мамочки… как же этот вид сзади, походка и грация были сексуальны! Чувствуя себя помойным котом при розовой, начисто вымытой кошечке, он посеменил следом, дабы поравняться с красоткой.
        Остатки мужской спеси схлынули, когда вышли на уличный свет, что озарил Сару и не оставил сомнениям в её совершенстве и шанса. Эффект от алкоголя давно вышел с адреналином, и сердце молодца затрепыхалось. Макс шёл с ней рядом, будто бы и не рядом вовсе. А как - то отдельно. При хорошем освещении новая знакомая сияла во всей красе! Все без исключения прохожие, шедшие навстречу, обращали внимание на эффектную особу. Даже девушки. То - то же! Таких смешанных чувств майор полиции не испытывал очень - очень давно. Наверное, только когда без памяти влюбился в девочку десятиклассницу, будучи шпенделем из третьего.
        Они вышли на большую улицу, и мужчина попытался заговорить, понимая, что шанса упускать нельзя! Через минуту они дойдут до метро, и расстанутся навсегда! Осознание, что он больше никогда не увидит эту женщину отразилось жгучей тоской в груди.
        И неконтролируемым отчаянием.
        Рябой затаив дыхание высматривал кольцо на её безымянном пальце правой руки, но к счастью его там не оказалось.
        - Сара, если вы не замужем, не откажите незнакомцу в радости пригласить вас в ближайшем будущем на чашечку кофе! - Произнес Макс, что мусолил фразу в уме, переделывая десяток раз, прежде чем озвучить.
        Затаив дыхание, он ждал ответа и надеялся… надеялся и верил. Верил и надеялся.
        Но Рябой даже не мог помыслить, что девушка уже скрытно изучает его социальные страницы, которые имелись в открытом доступе. Полминуты потребовалось Сто третьей, чтобы по сфотографированному изображению аборигена найти в интернете все девять анкет Макса, в которых он расписал какой невероятный и классный. Минута, чтобы сопоставить всю связанную информацию и выйти на адрес его места жительства. Будучи шпионкой высшего класса, девушка не могла так просто отпустить свидетеля. Ей придётся вести за ним виртуальное наблюдение как минимум месяц.
        Она посмотрела на него и, замечая, как сильно действует на него её взгляд, увела в сторону вместе с лицом, на котором невольно вырисовывалась гримаса презрения. Земные мужчины жалки и падки на то, что им никогда не будет принадлежать, подумала девушка со сладким высокомерием. Чувство превосходства иногда было отдушиной, пусть и слабой, в этом гнилом, загаженном, примитивном мире.
        В голову инопланетянки продолжали сыпаться информационные потоки по Рябому Максиму Александровичу. Что - то фильтровалось и складывалось в виртуальное досье по заранее заданным параметрам. Образование, профессия, увлечения, занятия. Ссылки переходов в интернете с браузеров по адресу проживания, посещения сайтов… порно сайтов. Сто третья мысленно выдохнула и стряхнула информационный поток в фоновый режим. Впервые она встречала самца с таким обширным кругом извращений в сексе. Ей не было противно.
        Ей было всё равно.
        Она вновь посмотрела на мужчину, что спас её жизнь, но ответа так и не дала. Они подошли к стеклянным дверям метро. Он по - джентельменски юркнул вперед и с излишней силой толкнул стеклянную дверь, едва не задев случайную прохожую, шедшую параллельно. Инопланетянка уверенно прошагала, не выразив никакой благодарности.
        - Что ж, Сара, было приятно с вами познакомиться, - произнес Макс на выдохе, понимая, что на продолжение общения рассчитывать не стоит.
        - И тебе всего хорошего, Максим, - ответила Сара отстранённо, даже не взглянув на него и не сбавляя хода.
        Мужчина в неконтролируемом порыве ринулся было за ней, но вспомнил, что карточка прохода в метрополитен с нулевым балансом. Когда он подскочил к кассам, Сара уже прошла. Кажется, она даже не приложила карту к контрольной области. Но двери всё равно открылись.
        Он с грустью и досадой прожигал её спину, пока та не скрылась на эскалаторе.
        - Молодой человек? - Раздался раздражённый голос бабули кассирши, что явно пыталась достучаться до мужчины не в первый раз.
        - Извините, - Макс вытер со лба испарину и бросил на железный лоток «тройку». - Тысячу, по карте.
        Дабы отвлечься и прийти в себя Рябой взял мобильник. Руки тряслись, только сейчас он понял, что сердце у него бьется, как у загнанного зайца. Вот чёрт… мысли бы в кучу собрать. А тут ещё три сообщения от трёх женщин со знакомств, в том числе и Юлии. Написанное от последней его нисколько не тронуло, несмотря на то, что девушка «дико извинялась» за Олега и предлагала новую встречу, прилепив в конце смайлик с поцелуйчиком в щёчку.
        Все мысли Макса сейчас были только о Саре.
        Лишь на первый взгляд казалось, что всё безнадёжно потеряно.
        «Майор» включился, когда мужчина ждал электричку на платформе. А всего - то нужно было обратить внимание на камеру, по средствам которой ведется наблюдение в метро.
        Ну конечно же! Почему бы не воспользоваться своим служебным положением и не просмотреть все камеры, начиная с этой станции метро. В идеале можно проследить её дорогу до станции, где она выходит, и там по камерам муниципалитета до дома. Или же подкараулить в час пик на выходе из метро, попробовать подкатить вновь с шикарным букетом цветов. Уж на это он скупиться был не намерен! Макс загорелся этой идеей и уже не мог усидеть по дороге домой. Ему хотелось, чтобы завтрашний день наступил как можно скорее.
        Э, нет! Так просто Сару он не упустит! Она ведь не сказала ему «нет»! А молчание - знак согласия. Конечно, Макс и предположить не мог, что открытым проявлением интереса к Саре может накликать на себя беду.
        На выходе из метро Рябой увидел бабулю, торгующую разноцветными тюльпанами. Куртка старая, на ногах всё перебинтовано тряпками, без слёз не взглянешь.
        - Тюльпаны, по тридцать рублей за штуку, - уловив внимание, напала старушка.
        Он мог бы согнать её, показав удостоверение. Но в последнее время воспринимал пожилых людей иначе. После того, как не стало своих, он с большим пониманием начал относиться к пенсионерам. Особенно трогали те, кто пытались хоть как - то работать. Неважно, на свои лекарства, коммуналку или вечно пьяному сыну на карман.
        Он мог бы спросить про пенсию, про родных, как она докатилась до такого. Но на изрезанном глубокими морщинами лице всё было написано. А ведь когда - то она была молодой и красивой, нужной кому - то. Майор остановился.
        - Здоровья вам, - произнес и вынул три тысячи из бумажника. - Возьмите, пожалуйста.
        Бабуля сперва опешила, а затем расплакалась, но этого Рябой уже не видел, он поспешил домой.
        Глава 2
        Хитрость жизни в том,
        чтобы умереть молодым,
        Но как можно позже.
        Китайская мудрость
        Добравшись до дома, Макс бросился к компьютерному столу, не успев толком раздеться. Слишком красива и необычна была эта Сара, тем и задурила ему голову, уведя мысли совершенно в другое русло.
        Рябого забила неконтролируемая дрожь, когда он подумал о том странном мужчине со светящимися глазами и железной рукой, как у терминатора…
        Чёрт! Вряд ли это иностранные агенты. Он исчез, как телепортируются герои фантастических фильмов о космических путешествиях. К выводу, что это могут быть инопланетяне, Макс пришёл практически сразу. Причем из разных структур, скорее враждующих.
        Он помнил фразы, которыми бросались борющиеся. Что - то о станциях (явно орбитальных) и кораблях армады. Но почему же говорили на русском? Чтобы слышал он? А если это розыгрыш, какой - нибудь пранк? Именно по этой причине Рябой и бросился к браузеру, поискать уже выложенные розыгрыши. А уж только следом попробовать разобраться в «свежих новостях» об НЛО.

* * *
        Землянин никак не мог знать, что у инопланетных шпионов с противоборствующих сторон схожие строгие инструкции по поводу применения неземных языков. Если ты в России ведешь работу - говорить можно только на русском языке. Обмен данными всё равно идет в протонном, нейтронном и прочем режиме с помощью кодированных символов, что улетают к станциям - приёмникам на орбите по мысленной команде агента.
        Инопланетный агент Сто третья добралась до квартиры окольными путями, потратив на дорогу на полтора часа больше. Она знала, что вражеский агент Двадцать пятый не сумел бы лично следить за ней после провала. Но это не значило, что завербованные им аборигены не сели на хвост.
        Легким движением руки девушка скинула скафандр с порога и направилась в ванную комнату. Там она окинула свою фигуру удовлетворённым взглядом, стоя у зеркала. Затем открыла дверцу шкафчика и достала пластины с препаратом. Приняла желтую пилюлю, следом красную. Отметила для себя, что красные уже заканчиваются, и надо срочно запросить ещё. Когда она вернётся домой, ей не придётся принимать эту дрянь по часам. Сто третья проглотила, не запивая, и направилась в душевую кабину.
        Квартира была съемная, а сама хозяйка со временем стала завербованная. Девушка привыкала к жилищу долго, бетонные стены её угнетали. Ведь на родной райской планете всё было иначе. Всё было чище и светлее. Лишь тонкие, сильные струи воды, бьющие по усталому телу, могли на время уберечь голову от тоски по дому.
        Освежившись девушка вышла на кухню голышом. Квартира не отличалась особой роскошью, дабы не привлекать внимания. Но имела необходимое количество удобств для инопланетянки. Если бы Сара хотела развлечься, она бы поехала в дорогой отель со Спа - процедурами. По норме раз в неделю ей был положен релакс.
        Но Сто третья не была расточительна, а уж тем более не выходила за рамки бюджета своей организации. В некотором роде она была идеалисткой и патриоткой. Не выносила тех, кто пользуется незаслуженными излишествами.
        Сделав себе кофе, она присела за столик. А затем активировала виртуальную панель орбитальной связи.
        - Девятьсот шестая, принимаю хорошо, - раздался слегка приглушённый голос пигалицы спустя какие - то секунды. - Каков статус срочности?
        Девушка неторопливо отпила из чашки, пытаясь погасить раздражение, вызванное презрением к неопытной связной с низшим рангом.
        - Второй, - ответила Сара кратко, наблюдая уменьшенное в два раза изображение лица только что проснувшейся дежурной. Даже в невесомости на боевом дежурстве эта мелкая сучка умудрялась следить за своей внешностью.
        На станции экипаж из пяти женщин, неужели они и в условиях военного времени заводят отношения, подумала Сто третья с брезгливостью.
        После обозначения статуса девочка с орбиты зашевелилась быстрее. Она ведь не знала, кто с ней вышел на связь. Однако это не ускорило времени контакта с руководством, которого пришлось ждать утомительные сорок минут.
        «Сто третья? Что у тебя?» - возник в воздухе перед глазами полупрозрачный текст. Сара знала, что заявляя статус «второй» она сильно рискует, ведь главу земной разведки по пустякам беспокоить не стоит. А то, что пустяк, а что нет, решать тоже будет Пятьдесят пятая. Сара знала эту редкостную суку все пять лет и понимала, что ничего хорошего от неё ждать нельзя. Пустит в расход, стоит только оплошать. И это не доводы, лучшая подруга тому свидетель. Что сделали с ней враги, одному Квазару только известно.
        Девушка перевела дух, собралась с мыслями.
        - Произошёл контакт с вражеским агентом Двадцать пятым, - произнесла Сара, подбирая каждое слово. Озвученное зашифрованным текстом унеслось к орбитальной станции, а оттуда к окрестностям Марса, где и находился флагманский крейсер.
        «Полный отчёт!» - вылетело требовательное спустя две минуты. Девушка понимала, что ответ был мгновенный, просто сообщение доставляется не сразу.
        Девушка рапортовала в подробностях, но опустила встречу с Максом.
        - Большая удача, что выведен из строя Двадцать пятый, - пришёл голосовой ответ без визуального изображения.
        Это означало, что глава разведки теперь видит своего агента на голограмме перед собой. Саре пришлось сделать бодрый и приветливый вид. Запрос на визуализацию от старшего по чину не требовался.
        - Его корабль ушёл в сторону Меркурия, опасаясь быть засеченным после телепортации, - продолжила глава. - Так и случилось. Теперь он не помеха. За время твоего пребывания - это первая большая удача и успех. Нет, скорее удача. Двадцать пятый мог легко тебя убрать, но недооценил. Самоуверенность всегда подводила мужчин. Жалкие слабаки теряют былую хватку, как и агентов, каковых у них и так мизер! Я доложу в Совет о нашем успехе! Да здравствует Радуга!
        - Да здравствует Радуга, - повторила Сара негромко, понимая, что эфир закончен и её уже никто не слышит.
        Излишняя эмоциональность главы разведки насторожила девушку. А её критика между строк только разозлила. Однако если об успехе узнают на родине, её ждёт награда. Но это в том случае, если речь будет о её успехе, а не об успехе Пятьдесят пятой.
        - Раз такое дело, почему бы не отметить, - брякнула себе под нос Сара и достала из холодильника дорогое шампанское. Некоторые виды спиртного аборигенов ей нравились, и любила она пить только холодные напитки.
        Шикарная попа плюхнулась на диван, подтянутая спинка наконец - таки расслабилась. Пара дней ещё есть, потом нужно на «работу» к аборигенам. И без этого обойтись было нельзя. Если хочешь шпионить за людьми, прими их правила, иначе тебя раскусят. Вряд ли объявят шпионом с планеты Радуга, скорее шпионом из другой страны. Но какая разница в роли какого шпиона сидеть и подвергаться допросам и пыткам? Именно по этой причине Саре приходилось заниматься делом, которое она ненавидела больше всего - работать среди землян и изображать из себя самую настоящую дурочку. А что ей оставалось делать? Ведь она работала секретаршей в крупном автомобильном концерне. Её и взяли за удивительно привлекательную внешность на ту должность, где не нужно предъявлять дипломов об образовании и прочей бумажной ерунды.
        Сара прикончила второй бокал, когда ей пришло сообщение от ухажёра с фирмы. Мужчина состоял в совете директоров и был важной шишкой среди аборигенов. И его не смущала собственная семья, когда он подкатывал к мило улыбающейся Саре, сидящей за стойкой ресепшена. Единственное, что его останавливало от открытых ухаживаний на работе - это ещё с десяток таких же без памяти влюблённых сотрудников офиса.
        «Кошечка, выгляни в окошечко», - написал Семен Сергеевич.
        «Кошечка» выглянула в окошечко третьего этажа с опаской, и была тут же удивлена. Во дворе на асфальте было выложено горящими свечками сердечко на примерной площади в четыре квадратных метра. Прямо на пожарной разметке, на которую совестливые жители не сподобились ставить машины. Пара - тройка свечек уже успела потухнуть. Такой романтический жест тронул бы Сто третью слегка, если бы она не знала, что такое мужчина проделывал и с другими женщинами.
        Сара проверяла всех, с кем общалась. Это была её истинная работа.
        - Жалкие существа, - позлорадствовала девушка.
        Ни у одного мужчины переспать с ней не было и шанса. Не только потому, что она испытывала отвращение к аборигенам. Это противоречило принципам их матриархального государства и веры. А что касается естественных потребностей, у Сары ничего между ног не зудело и не чесалось. Большинство женщин Радуги презирало любые проявления подобного в чувствах и ощущениях. Материнских потребностей у девушки тоже не наблюдалось. Она не хотела иметь дочь и заниматься воспитанием потомства. Пусть этим занимаются женщины низшего сословия Радуги. А она была - потомственным воином, одним из самых лучших воинов Второго круга.
        «Пригласишь на чашку чая?» - пришло следующее сообщение от назойливого женатика.
        Но Сара на него никак не отреагировала. Высосав примерно половину бутылки с шоколадкой, она легла на широкую кровать. Убедившись, что одно оружие под кроватью, а второе под подушкой, Сто третья уснула мёртвым сном, сквозь который не было слышно ни новых сообщений, ни звонков Семена, ни того, как он звонит в дверь, затем отчаянно долбился в неё головой. Но это не означало, что если бы полез Враг, она бы и его проспала. Системы инопланетной охраны распознали бы любое вооруженное вторжение и тут же взбодрили бы сознание, ушедшее в грёзы.
        В которых сейчас почему - то промелькнул Максим.

* * *
        С самого раннего утра день у Рябого не задался. В пять разбудил разъярённый сосед снизу, которого тот залил. Прорвало холодную воду прямо под счётчиком. Ущерба было немного, а вот крика хватило до самого сбора на работу. Перекрыл, успокоил, что возместит ущерб и откланялся, не дождавшись сантехника с управляющей компании.
        В метро уже хотел нырнуть по привычке, но обратил внимание на стенд объявлений на остановке, что была рядом. А всё потому, что слишком много свежих листовок с портретами, на которые раньше не обращал внимания.
        Рябой подошёл ближе и увидел на листовках лица молодых довольно привлекательных парней. А не как обычно бывает - с пропитыми алкашами и старухами без памяти. Объявления о пропаже, написанные отчаявшимися родственниками. Три, пять, десять… пятнадцать молодых мужчин за три последних месяца, разобрал майор в нагромождениях из наклеенных друг на друга реклам и прочей хрени.
        И это только в Митино!
        Странное дело, задумался Рябой, почему нет сводок? По отделам никаких команд, все работают в штатном режиме. Неужели только у нас завёлся маньяк? Может стоит посетить местное отделение и расспросить коллег?
        В метро Макс не стал пялиться в смартфон или спать сидя, как делал это обычно. Несмотря на скудный ночной сон, сейчас он взбодрился, как никогда. В этом мире что - то явно происходило. И если вчера он ничего такого не замечал, то теперь всё виделось в довольно сером цвете. Ощущение беспомощности и уязвимости пугало.
        Он стал всматриваться в лица людей, чего раньше никогда не делал в метро. В Москве так не принято, это может вызвать агрессию, считалось им ранее. А ещё это даёт другим людям возможность тебя запомнить, оперативнику такое было ни к чему. Макс рассматривал девушек и не мог понять, что же было с ними не так.
        На кольцевой его вдруг осенило: слишком заштукатуренные лица, наклеенные ресницы, нарисованные брови, множество дефектов кожи. Из десяти девушек у девяти такое… И что же получается? Почему вдруг он стал обращать на это внимание? Как жил с этим раньше? И общался же с такими искусственными. В голове сплошным баннером был вложен образ Сары, стоило лишь на мгновение задуматься, он тут же видел её идеальное лицо, без всего этого.
        Поиски в интернете ничего толком не дали. Больше мишуры и научных теорий с Дискавери вперемешку. Только теперь Макс понял, что не то искал и не там. Всё дело в самих девушках! Идеально красивых не так много. Почему бы супер моделям и топовым актрисам не быть инопланетянками? Это бы многое объясняло.
        Теория сумасшедшего, подумал тут же Рябой и переключился на пропавших мужчин. Надо копать в этом направлении!
        В здании управления, да и в отделе всё было тихо, как всегда. Потому что никому ничего не надо. Кабинет Макс делил ещё с двумя товарищами. В том числе с тем самым капитаном, что наставил его на путь истинный.
        - Ну что, как выходные? - Тут же обозначился Евгений, наливая себе кипятка для чая.
        - Могли быть и лучше, - буркнул Рябой и стал переодеваться в форму.
        Черненький короткостриженый парень с отчерченными, будто карандашом, глазами показался Максу более худым, чем обычно. Капитан постоянно что - то ел, но никак не мог поправиться. Кормил глиста, ржали над ним коллеги. Но тот не сильно расстраивался, рассказывая всем от мала до велика, что у него член двадцать два сантиметра.
        Тем и объяснялось некоторыми товарищами количество имеющихся у того женщин. Однако вывод был неверный. Прежде чем довести отношения до секса надо зацепить харизмой, а той у Евгения было хоть отбавляй.
        - Что там с Юлей? - Капитан был в курсе всех подобных дел своего товарища. Макс уже начал работать над тем, чтобы перестать откровенничать с другом. Но пока выходило плохо, Евгений манипулировал мастерски, чуть что - сразу в обиду и упрёки.
        - Встретился, но прибежал её бывший прямо в кафешку.
        - Ну дела, - подхватил Евгений и уселся с кружкой в руках прямо на стол Макса одной полупопицей.
        - Короче не…
        - Не, - перебил Макс. - Я свалил, оставил счёт мужику, а она потом написала, что хочет встретиться ещё.
        - Ну значит всё, - усмехнулся Евгений. - Можешь перед свиданием смело брить лобок.
        - Да вы бросьте, а! - Раздалось со стола третьего товарища. Старый лысый подполковник не редко выражал своё недовольство, касаемо пошлых разговоров.
        - А ты Дэн, как выходные провёл? - Евгений часто прибегал к фамильярности, дабы подчеркнуть равенство со старшими по званию, ведь должности у всех примерно одинаковые, как и функции. - Пиво небось жрал, да в танки играл?
        - Да что ты заладил всё танки, да танки! - Возмутился Денис. - Я в них уже полгода не играю. С дочкой в цирк ездил, а потом так, по мелочи.
        - По мелочи с пивом? - Уточнил Евгений. - Пузо пивное хрен сгонишь, вон у Макса спроси.
        - Жень, что ты с утра докопался? - Взвыл подполковник.
        Зазвонил оперативный Евгения и тому пришлось ответить. Воспользовавшись отвлечением товарища, майор устроился на рабочем месте и полез в электронную базу за сводками. По курируемому району дел по розыску пропавших мужчин нашёл немного. Других кураторов дёргать не стал (все друг на друга стучали по поводу и без), двинулся в интернет класс. Евгений за ним.
        - Ты видел, какую тёлку в соседний отдел взяли? - Не унимался капитан. Сегодня он показался Максу чересчур дёрганным и несобранным.
        Впервые за время общения Макс подумал, что у его друга в башке какая - то компьютерная программа, зацикленная на тему баб и размножения. В одночасье майору всё это перестало быть интересным. Он отстранённо отвечал и так же реагировал. Примерно до обеда Макс сидел в интернет классе. Капитан вился рядом первые минут пятнадцать и убежал по своим делам, а потом только к обеду вернулся, зазывая сходить в кафе на ланч, а не есть в ментовской столовой, где одни и те же противные рожи.
        Макс согласился. Ему было что обдумать. По общедоступной статистике ничего подозрительного не освещали. Для общественности всё гладко и хорошо, процент разбоя стабилен, смертей тоже. Про пропажи официальные источники молчали. Про Митино тоже.
        Ещё до обеда Макс позвонил в местное митинское отделение по оперативному, представившись как положено, и попытался выяснить подробнее. Там развели руками, мол, вообще заявлений не было и дел соответственно не заведено. Макс взвыл, если бы он был оперативником, то времени на гулянку по городу было больше. А офисной крысе особо не отлучишься. Напрасно он думал, что легко займется материалом с камер, дабы выследить загадочную Сару. Так просто свалить из отдела в рабочее время не выйдет. Можно отпроситься в поликлинику или по другим вымышленным делам. Пару раз на полдня, не более.
        - Ты чего такой гружёный? - Заметил неладное Евгений за обедом. - Случилось чего?
        - Да так, - Макс не хотел рассказывать товарищу, но всё само рвалось изнутри. - У нас в Митино с десяток объявлений о пропажах мужчин, а в местном отделении даже в ус не дуют. Говорят, никаких заявлений.
        - И чего ты запарился? Не о том думаешь.
        - Жек, запарился. Странно это.
        - Да тебе какое дело? Пусть митинский отдел разбирается или центральное управление, - взвинтился Евгений. - Давай я тебе лучше про новую свою бабу расскажу. Познакомился тут на днях с одной! Просто охренительная! Причём случайно, в магазине, сама подошла спросить про вино, ну я и не растерялся, номерок взял.
        Макс посмотрел на друга и только сейчас обратил внимание на то, как светятся у «Дон Жуана» глаза.
        - Встречался?
        - Не, пока только переписываемся, - ответил горделиво, будто это великое достижение. - Приличная, начитанная. Пока на разврат не поддаётся. Да я и не особо пытаюсь, мало ли спугну.
        - Фотки есть?
        - Да откуда. На Алисию Милано очень похожа. Живёт в отдельной квартире, вообще вариант удобный… Слушай, у нас же концерт по случаю дня полиции скоро. Ты мне свой билет не отдашь? Я бы её пригласил.
        - Хорошо, - кивнул Макс и поинтересовался с набитым ртом. - У тебя есть выход на оперативников СЗАО?
        - Опять ты за своё, - замотал головой Евгений. - Зайди на сайт «Жди меня» или «Ищу тебя» или как - то так. Там же куча форумов. Тему создай, да почитай, что народ пишет.
        Макс отметил для себя, что мысль товарищ подсказал здравую. После обеда он вновь окунулся в бездонный интернет. На этот раз результат был получен. Но не на глобальных сайтах телепередач о пропавших. Там тишь да гладь. А она отдельных форумах и наскоро созданных темах в соцсетях. И от этого результата у Рябого волосы дыбом встали.
        За последние полгода пропавших без вести молодых мужчин больше тысячи. И это только по Москве и области! Вот только куда смотрят власти? Полиция?
        Вскоре он убедился, что большинство источников свежие или дублированные. В какой - то момент майор стал свидетелем того, что тема просто была закрыта во время просмотра, а участники блокированы. Благо, он заходил не через личку, а по протоколу отдела. Его просто выкинуло на базовую страницу.
        Кто - то заметает следы, тут же пришла опасливая мысль. Кто - то имеющий огромные ресурсы и связи. А это ничем хорошим закончиться не может!

* * *
        Уже на следующий день Сара пожалела о том, что не прикончила аборигена. Она сидела дома за завтраком из разогретых полуфабрикатов, и весь интернет - поток Рябого у неё был выведен голограммой прямо в воздухе над столом. Ей было достаточно его домашних запросов, чтобы разъяриться не на шутку. Инопланетное вторжение? Исчезающие по лазерному лучу? Инопланетянка, борющаяся с киборгом? Занимающаяся с ним любовью?!
        Да он издевается?! Сто третья была в бешенстве. Но понимала, теперь так просто его не убить. Могут возникнуть проблемы, если не разведать местность, где обитает сующий куда не следует нос. Ещё одна проблема нарисовалась - она не учла, что он полицейский. Это может усложнить дело.
        К полудню она прибыла на ранее договоренную встречу с охотницей. Кофейня в крупном торговом центре - было лучшим местом для подобных встреч.
        Брюнетка с крупными карими глазами в джинсах и кофте выглядела, как студентка. Не вызывала никаких подозрений, ибо особо не выделяла свою внешность какой - либо косметикой. Поэтому была на ровне с теми подростковыми девицами, кто любил вызывающе накраситься.
        Кому, как не Сто третьей знать, что на Радуге женщинам не нужно применять никаких средств химии, чтобы выглядеть безупречно, как это делают аборигены - женщины. Кстати, тоже жалкие, слабые и глупые создания.
        Охотница по имени Сто шестьдесят девятая поприветствовала «подругу», как принято у аборигенов.
        - О! Привет Сарочка, - воскликнула девушка и поднялась.
        - Привет Леночка, - произнесла Сто третья так же мило.
        Они обнялись, чмокнули друг друга в щёчки и расселись за столиком.
        В кофейне было трое посетителей, ближайшие столики пустовали. Да и мысленное сканирование не показало никаких враждебных устройств слежения. Поэтому Сара начала открыто. А ещё так требовалось для записей шифрованных протоколов руководству. Однако записи велись не всегда, и не сегодня уж точно.
        - Как обжилась здесь? - Поинтересовалась Сара участливо.
        - Терпимо, - ответила Лена односложно.
        - Ну а работа?
        - Если бы знала, чем придётся заниматься, хрен бы согласилась на эту поездку, - призналась Сто шестьдесят девятая под вымышленным именем Лена.
        - Переводись в нашу группу, - пожала плечами Сара, улыбаясь уголком рта.
        Ей доставляло удовольствие общаться с соплеменницей вживую. Особенно такой заслуженной. У охотницы успехов на своём поприще было немало. Девушка прибыла на планету совсем недавно, но уже отпахала на полтора года вперед, за что отдать ей должное.
        - Вы убиваете, а я так не могу, - выдала Лена.
        - По мне так лучше убить, чем похищать и отправить на стройку в те условия, где выживает не каждый, - парировала Сто третья.
        - Сара, ты не права, любая, даже самая жалкая жизнь лучше смерти. Тебе ли не знать, что случилось с некогда единым родом, когда наши соплеменники ушли на орбиту.
        - Ненавижу их, - фыркнула Сара, вспоминая Двадцать пятого, что едва не лишил её жизни.
        - Не спаслись бы тогда они, многие рода не были бы продолжены, - привела довод в защиту врагов охотница.
        - Хранилища семени хватает на всех, и без жалких ничтожеств мы всегда могли обойтись, - скривилась воительница.
        - Вот поэтому мы и ведем войну, - выдохнула Лена, начав расправляться вилочкой с кусочком суфлейного тортика. - Потому что не понимаем друг друга. Вернее, перестали понимать.
        - Я на Земле уже пятый год, здесь аборигены живут вместе, мужчины с женщинами заводят так называемые семьи. Но в этом нет ничего хорошего. Сплошной обман и блуд, и это мерзко, - Сто третья была сегодня не в духе.
        - Тем не менее, Совет решил, что мы должны защитить их от вторжения. Они ведь подобные нам, пусть и сильно отсталые. Поэтому мы набираем рабов для постройки станций и добычи ресурсов в шахтах Марса. Именно поэтому ты, как многие другие воины Радуги ведете скрытую войну, стараясь обойтись малыми жертвами, чтобы общее дело не утонуло в крови невинных.
        Разгорячённая Лена замолчала, ибо подошла официантка.
        - Вы уже выбрали? - Обратилась она к Саре с натянутой улыбкой.
        - Мафен и американо, - ответила Сто третья, и добавила мягко. - Спасибо.
        - У вас классная причёска, - вдруг выдала официантка, она сразу обратила внимание на волосы цвета соломы, которыми искренне восхитилась.
        - Спасибо, - вежливо ответила Сара и девочка поспешно побежала выполнять заказ.
        Худенькая светленькая официантка лет двадцати показалась Саре никчёмным созданием, которое, как и все женщины Земли никогда не увидят светлого райского мира Радуги.
        - Ты симпатизируешь землянам, - утвердительно заявила Сара.
        - Некоторым, - согласилась Лена.
        - Ты ведь не сношаешься с ними? - Скривилась Сара, ощущая мерзость от одной только мысли.
        - Нет конечно, - усмехнулась охотница. - До этого не доходит. Просто не может дойти.
        Сто шестьдесят девятая солгала. Так случилось, что она пропустила время приёма пилюль, которыми их снабжают станции время от времени, и пару раз дала слабину (самое постыдное, что ей это понравилось). Желтые пилюли как раз приглушали сексуальные потребности, тогда как красные поддерживали жизненную силу, без которой жители Радуги начинали ускоренно стареть, находясь на чужой планете.
        И ничего с этим поделать было нельзя. Агентам приходилось употреблять препараты, разработанные учёными из элементов, получаемых на родной планете, дабы хоть как - то сохранить здоровье воинов на должном уровне. Конечно, на самой Радуге вся жизненная сила впитывалась женщинами с кислородом и пищей и давала столетия молодости и красоты. Именно об этом мечтала каждая земная женщина, раз за разом приходила к таким выводам Сара, изучая аборигенов по долгу службы.
        - Не знаешь, когда будет объявлено об оккупации? - Поинтересовалась Лена, которая довольно редко общалась с высшими по рангу, ей это было не нужно. Она просто работала, поставляя на производство «рабов».
        - Совет ещё не принял такого решения, - ответила Сара и замолчала, ибо заметила приближающуюся официантку.
        Та быстро поставила посуду с перекусом и ретировалась. Сто третья заметила на себе её заинтересованный взгляд и улыбнулась в след уголком рта. Затем продолжила:
        - Наверное, когда достроятся боевые орбитальные крепости. Я и сама жажду сменить видимый статус, чтобы не вести себя унизительно с аборигенами, а при случае давать пинка и ставить на место.
        - Думаешь, они не станут сопротивляться? - Усмехнулась Лена. - Их техника сильна, а боевой дух сравним с нашим.
        - И всё же, я подозреваю, что ты переспала с каким - нибудь аборигеном, - подколола Сара «подругу».
        - В предыдущую встречу ты меньше об этом говорила, - получила язвительное в ответ.
        - Уж не думаешь ли ты, что мне это интересно?
        Охотница была старше Сары на два десятка лет, пусть и выглядела по земным меркам восемнадцатилетней пигалицей. Поэтому Лена сразу раскусила, что в подсознании подруги закралось что - то запретное. Но она не стала раздувать конфликта.
        - Конечно я так не думаю, как и то, что тебя никогда не интересовали таблетки, которые ты принимаешь, - выдала Лена.
        - А что с ними не так? В инструкции сказано, что без них мы подвержены воздействию бактерий аборигенов. Или я не права? - Сара, как и многие другие агенты даже предположить не могла о назначении жёлтых пилюль.
        - Да всё ты права, - отмахнулась Лена, понимая, что взболтнула лишнего. - Как мафен? Вкусно?
        - Ничего так, попробуй. Что - что, а с едой у аборигенов проблем никогда не возникало.
        - Давай теперь к делу, Сара, - посерьезнела охотница.
        Сто третья замешкалась, но, поймав прямой взгляд карих глаз, попыталась собрать мысли в кучу и выдать просьбу, чтобы Лена не заметила подтекста. Что было сделать сложнее после вводного разговора.
        - Хочу дать наводку, но не официально, без протокола, - произнесла Сара шёпотом.
        - Насколько это важно для тебя? И какие сроки? - Уточнила заинтригованная Лена.
        - Я ведь могу тебе доверять? - Девушка буквально впилась зелеными глазищами в охотницу.
        Лена сделала короткий кивок, не отрывая своих глаз от её и приоткрыв пухлые губы. «В гляделки» проиграла Сара, отведя свой взгляд. И продолжила излагать задуманное:
        - Я дам информацию на одного… одного аборигена. Когда будет ближайшая переправа на орбитальную станцию?
        - Через тридцать семь часов, - ответила Охотница. - Ты хочешь, чтобы я занялась этим лично?
        Сара кивнула.
        - Хорошо, - легко согласилась Сто шестьдесят девятая и, приняв листок бумаги с написанным адресом, поняла, насколько важно для Сто третьей сохранить всё в тайне.
        - Я расплачусь, - брякнула Сара, давая понять, что больше не о чем говорить.
        Охотница поднялась из - за стола и с легкой улыбкой посмотрела на воина, которого считала лучшим на этой планете.
        - Ты бы хотела, чтобы я присмотрела за ним? - Выдала Лена.
        Сара кивнула и опустила глаза к черной поверхности недопитого кофе. Охотница ушла, не попрощавшись. А Сто третья ещё около часа сидела в раздумьях. Никогда она так не доверяла другому агенту. Что если Сто шестьдесят девятая сдаст её Главе разведки? Её сошлют к черному Квазару назад с позором! О чём она вообще думала, перекладывая свои проблемы на охотницу такого ранга?! Вот же дура…
        Глава 3
        Женщины умнее мужчин.
        Вы когда-нибудь слышали о женщине, которая бы потеряла голову только от того, что у мужчины красивые ноги?
        Фаина Раневская
        Рабочий день пролетел быстро, и теперь Макс был предоставлен сам себе. В будничной рутине он бы уже спешил домой или на свидание к очередной пассии. Но не в этот вечер. Сейчас он шёл по тротуару вдоль Пятницкого шоссе и смотрел в небо, на котором уже проклёвывались первые звездочки.
        Он чувствовал, что мир замер в преддверье чего - то очень важного, колоссального и необратимого. И это волновало его. Как и ощущение того, что вокруг происходит глобальный, наглый до невозможности, грязный заговор против мужчин!
        Странное дело, когда Макс вышел из метро и направился к стенду с объявлениями, его попросту там не оказалось. Сняли всю раму и куда - то унесли. Когда он подошёл к остановке и удивился сему, сложилось ощущение, что за ним наблюдают. Несколько людей на остановке покосились неприветливо, один быстро втемяшился в телефон, а второй продолжил недовольно смотреть с приподнятой бровью. Девушка через дорогу, разговаривающая по телефону тоже отвлеклась на него. Да и таксист, стоящий на аварийке, показался ему странным. А всё потому, что за рулём сидела женщина.
        Кажется, женщины из внеземной цивилизации хотят захватить наш мир, подумал Макс и увидел, как навстречу по велодорожке мчится девушка на роликах. Несколько неуклюже, а если учесть, что на дворе май - даже нелепо. Плотные лосины стягивали худенькие, но крепкие на вид бедра. Легкая ветровка развивалась по ветру, как и распущенные тёмные волосы.
        Рябой отошёл в сторону, пропуская девушку. Та кивнула милой мордахой и пронеслась в некой стойке, будто тот ещё профессионал.
        Максу она сразу приглянулась, и он обернулся, дабы оценить её сзади. О том, что выпуклая попа была хороша, мужчина думал недолго. Ибо девушка, проехав с десяток метров, шмякнулась. Благо не на асфальт, а в сторону на газон, успев извернуться после того, как неожиданно споткнулась.
        Без тени сомнения и колебаний, мужчина поспешил ей на помощь.
        Сто шестьдесят девятая приняла руку мужчины с наигранным удивлением. К сожалению, времени ей Сара дала на подготовку сущий мизер, пришлось импровизировать.
        Девушка искренне надеялась, что Сто третья не сподобится следить за её работой. Ибо охотницы никогда не раскрывали своих методов другим агентам, а уж тем более воинам с их моральными устоями. Для воина всё кажется простым: схватил, уколол, закинул в багажник бесчувственное тело. Ага, боевые скафандры с усилителями для охотниц не предусмотрены. И это не единственная причина, по которой Сто шестьдесят девятая работала иначе.
        - Ты как? - Макс сразу перешёл на ты, когда прикинул примерный возраст девицы. Мягкая и нежная лапка не спешила расцепляться с его грубой ладонью. Она даже успела приобнять его, когда тот поставил её на ноги.
        - Ой, ой, можно я сяду? - Заверещала Лена, подаваясь задницей обратно.
        - Ну не на траву же, - возмутился джентльмен, прочувствовав нежный тёплый контакт.
        - Помоги, а то я боюсь теперь, - произнесла охотница, играя неловкую и испуганную очень хорошо.
        Они взялись за руки, и он сопроводил её до лавки. Даже на роликах эта крошка была ниже его на полголовы. Он никак не мог заподозрить подвоха.
        - Лена, - представилась Сто шестьдесят девятая, поставила тряпичной портфель, что был за спиной, на жердь и переоделась в кеды.
        - Максим, очень приятно, - ответил мужчина. На девушку он смотрел с интересом. Она была естественно красива, по ощущениям открыта и приветлива, что в Москве считалось редкостью.
        - Мне тоже, - ещё шире улыбнулась Лена и, потерев колено, грустно добавила. - Ну вот, кажется, вывих.
        Макс подумал и решил, что оставлять девушку в таком состоянии не стоит.
        - Давай отвезу в травмпункт? Вон дублёр, такси вызовем, да доедем.
        - Спасибо тебе большое, - чуть ли не со слезами на глазах выдала Лена. - Блин, вот же влипла. У меня через неделю экзамен по лёгкой атлетике.
        - Не переживай, восстановишься, - попытался подбодрить её Макс.
        В груди закралось тепло к этой девушке. Спортсменки ему нравились, особенно бегуньи. Об этом Сто шестьдесят девятая конечно же знала.
        Такси приехало очень быстро. Так показалось Максу, потому что с новой знакомой пошёл складный и приятный разговор пока ждали автомобиль. Нашлось множество общих интересов. Да и болтала с ним Лена, как со сверстником, а не с дядей «за тридцать».
        Охотница поднялась и похромала до такси.
        - Ну ты чего, - усмехнулся Макс и, ловко подхватив её на руки, понёс до автомобиля.
        Лена нежно обхватила его за шею. И тут бы Рябой окончательно растаял, если бы не запах! А точнее лёгкий аромат парфюма до трясучки напоминающего другой! От таинственной Сары пахло чем - то подобным, пусть и запах той был намного сильнее. Макс перенюхал немало женщин и в духах смыслил немало. Таких необычных нот аромата никогда не встречал. Пусть они разные, но в то же время словно из другого времени, измерения. Или планеты… Макса ударило в холодный пот. И даже захотелось сбросить тело, как мешок с картошкой, но здравомыслие возобладало.
        Он помог присесть Лене на заднее сиденье, а сам устроился впереди.
        - Дубравная, сорок три? - Уточнил темненький молодой водитель.
        У Рябого тут же промелькнула мысль, если бы за рулём была женщина - это стало бы перебором!
        - Да, в травмпункт, - подтвердил мужчина, переводя дух.
        - Макс, отвези меня, пожалуйста, домой, - вдруг застонала Лена. - Тут недалеко.
        Не дождавшись ответа, девушка быстро отчеканила адрес. Майор не возражал, он просто «включился». Первой мыслью было - сбежать прямо сейчас. Ведь его собираются похитить, как всех тех несчастных! Но если его нашли так легко, это означало лишь одно - деваться ему некуда. Да и идея удариться в бега его пугала. Зачем и от кого прятаться? От всех подозрительно красивых девушек?
        А может не стоит так переживать? Он всё - таки не простой гражданин, а целый майор полиции. Попробовать поговорить? Обозначить свою позицию, дать понять, что нос свой больше совать не будет. Ведь именно по этой причине его и хотят убрать! Целые отделы держат рот на замке, а какая - то вошь вдруг решила разобраться во всём единолично. Неужели Евгений тоже с ними заодно?! Неужели он его и сдал?!
        Много было дум передумано в отчаявшейся голове, пока ехали до места назначения. Задница Макса прилипла к сиденью, как намагниченная. Тело ослабело, мысли о действиях истончались. Страх сковал и деморализовал. В отчаянной борьбе с самим собой Рябой попытался собраться и виду не подавать, что в ужасе.
        - Пожалуйста, - произнес водитель, завершив маршрут, и озвучил цену.
        - Возьмите, - шустро протянула купюру Лена и спросила мягко. - Макс, не проводишь до двери?
        - Слушай, эм… мне тут срочно надо ехать, - замялся тот. - Подождите, не уезжайте пока, я до подъезда девушку провожу.
        - Ладно, сама как - нибудь, ты и так много для меня сделал, - произнесла Лена на выдохе и вышла из машины без его помощи.
        - Я вижу, тебе уже лучше, - подметил Макс, как бодро задвигалась девица.
        Лена демонстративно захромала пуще прежнего, направляясь к подъезду.
        Глядя на это, Макс замешкался.
        - А я - то думала, не перевелись на Руси богатыри, - произнесла манипуляторша едва слышно, словно себе под нос.
        - Парень, время дорого, едешь дальше, нет? - Обозначился водитель.
        И бедную голову Рябого вновь затерзали сомнения. Быть может ему почудилось, что запахи парфюма так схожи? Паранойя возобладала? Да как за день его могли вычислить, а тем более найти? В таком мега - муравейнике, как Москва - это невозможно. Парень, у тебя в башке просто бред, мания преследования. Девочка приглашает к себе! Да такое бывает раз в жизни! Месяцами ты переписываешься с молодухой ради того, чтобы иметь хоть шанс на встречу, а тут на тебе - на блюдечке с золотой каемочкой!
        Макс рванулся из машины, когда девушка заскочила в подъезд по виду уже не надеясь на то, что мужчина последует за ней. Он поспешил, пока дверь не захлопнулась на магнит. Успел едва - едва. Кому как ни охотнице знать, когда жертва думает, что у неё есть выбор, она расслабляется и идёт на приманку, как миленькая. Если бы он не успел - она конечно же открыла бы ему. А если бы уехал, пришлось бы наведаться самой.
        В лифт они зашли вдвоём. Девушка молча нажала кнопку на двенадцатый этаж. Затем посмотрела на него снизу - вверх довольно эротично закусив нижнюю губу. Ей был интересен Макс, ибо он был интересен Саре. Что же в нём такого, думала охотница. Но пока ничего не находила, кроме напускного мужества и мужской показухи.
        Макс уже не думал о том, что ей нужна помощь. Скорее девчонке нужен был член. Он ещё раз попытался принюхаться к волосам, наклонившись. Но Лена отодвинулась и нахмурила лобик.
        - Эй, а выпить? - Выдала студентка, строя из себя плохую девочку.
        Макс усмехнулся, не скрывая неожиданно захватившего удовольствия от флирта. Выброс после нервного напряжения сказывался.
        - А тебе мама разрешает пить, малявка?
        - Тоже мне дядя нашёлся, да я тебя на тридцать лет старше, - брякнула Лена. И это не было ложью. По времяисчислению земли примерно так и выходило.
        - Чего? - Тупее этой шутки Макс ещё не слышал.
        Добрались до двери. Лена, позвенев ключами, торопливо открыла.
        - За бардак прости, я не готовилась, - предупредила девушка, скидывая обувь. - Проходи налево в гостиную, чувствуй себя, как дома, но не забывай, что я маленькая, слабенькая и всё ещё трезвая. Что будешь пить?
        Не успел Макс опомниться, Лена уже прошмыгнула в ванную, быстренько пошумела водой и, всплеснув руками, суетливо проскочила мимо гостя в зал. Апартаменты у неё были впечатляющие. Сто двадцать квадратов, свежий ремонт, встроенная техника и туда же мебель. Подсветки, коврики из животных и кусочки лофта в стенах. Куда столько «модерна» одной маленькой студентке?
        - Ничего себе «пентхаус», - вырвалось из Макса, когда тот добрался до той части квартиры, где была студия, совмещающая зал с кухней.
        - У меня папа в Газпроме работает, - брякнула Лена, выставляя на массивный стеклянный стол бутылку шотландского виски. - Присаживайся, где удобно.
        Макс посмотрел на неё, как на ангела, спустившегося с небес. Ну какая из неё похитительница мужчин?! Если только десяток бородатых негров в туалете не прячется.
        - Коммуналку тоже папа оплачивает? - Участливо поинтересовался мужчина, разваливаясь на диване с тонкими ножками из красного резного дерева.
        - Ага, и уборщицу, - бросила Лена и метнулась за стаканами к кухонной гарнитуре. - Ты как пьешь? Есть кола и лёд.
        Макс посмотрел на виски, не скрывая удивления. Какого хрена?! Это было его самое любимое виски. Вновь закрались сомнения. А что если она хочет его опоить?! Или отравить. Нет. Бутылка вроде закрыта, да и пить он будет вместе с ней.
        - Чистоганом, - озвучил Макс, исключая всякие примеси. - А ты?
        - Я тоже, ты в курсе, что для виски используют специальные камни, аккумулирующие холод? У меня, к сожалению, нет таких. Но лёд сойдет, если сразу залпом.
        - Откуда такие познания, а ещё спортсменка, - подколол Макс, оценивший после слов «сразу залпом», насколько девушка жаждет накидаться.
        - Бурная молодость, - выдала Лена. - Так что, будешь лёд?
        - Если ты будешь, то и мне положи.
        Хозяйка вынула из холодильника целое ведерко, какие подают обычно в ресторанах капризным посетителям, требующим лёд.
        - Подожди, я сейчас! - Спохватилась она и вышмыгнула в другую комнату. Макс уже не знал, что и думать, подметив отсутствие прежней хромоты.
        Пока гость сидел и рассматривал декоративные потолки Лена сбегала в гардеробную и вернулась уже переодетая в короткие домашние шортики, серые гольфы выше колен и беленькую маечку, под которой уже не было лифа. Грудь второго размера не очень сильно выделялась, а вот соски, проступающие через ткань, вызывающе и бесстыже торчали.
        Мужчина сдержанно улыбнулся, стараясь не выказывать излишнего интереса, а уж тем более не раскрывать рот с капающей слюной и не высовывать язык. Некая внутренняя сила закралась в груди, что твердила: не будь, как все, не трогай её, подожди.
        Со знанием дела он спешно откупорил бутылку и наполнил оба стакана на треть, куда со звоном до этого упало по два кубика льда.
        - За неожиданное знакомство, - Объявил Макс, вознеся свой виски и пожирая глазами большие карие глазища, которые открыто смотрели с такой детской наивностью, что можно было легко почувствовать себя полным хозяином ситуации.
        - За знакомство, - согласилась Лена, опустив слово «неожиданное».
        Но Макс не придал этому значения. Ибо он увидел, как энергично и залпом девушка опрокинула свою тару и со звоном поставила на стол.
        Холодное виски залилось в его рот с лёгкой горечью и унеслось дальше. Верхняя губа коснулась подступивших кубиков льда и получила приятное жжение. В горле разлилась теплота, во рту повеяло приятным послевкусием. А в голову вскоре ударило, ведь Макс с обеда ничего не ел.
        Лена спохватилась и достала из холодильника недоеденные ролы. Гость не стал возражать, накинулся охотно.
        - Хочешь, закажем что - нибудь ещё? - Выдала вдруг Лена с такой заботой, что в груди холостяка потеплело. Давно о нём так не беспокоилась женщина, что бы она там не думала себе.
        - Спасибо, не нужно, всё вкусненькое уже дома есть, - выпалил мужчина, начиная флиртовать в ответ.
        Если удастся её трахнуть, стукнуло в хмельную голову, пусть забирают куда угодно. Таких волнующих чувств предвкушения он давно не испытывал. Обстановка располагала на самые яркие сексуальные приключения. И казалось бы ничто этому не может помешать. Но вот случился парадокс.
        Что - то внутри неожиданно возникло и останавливало от решительных действий. И с каждой минутой воздержания от физического контакта становилось всё более очевидно - ему нравится ощущать себя так, наслаждаясь видом и предвкушением. Тем как она смотрит на него, как выгибается и пытается соблазнить голыми частями тела. Но никак не может спровоцировать, оттого старается больше, и это возбуждало сильнее. Но Макс держался.
        Они выпили ещё. Наконец, Лена ощутила молчаливый вызов. Мужчина не лез к ней, как это делали прежние объекты испытаний. Конечно, она не позволяла никому лишнего. Она не часто доводила до подобного накала, лишь в качестве экспериментов. То, что Сто шестьдесят девятая на планете Земля не так давно, не означало, что она чувствовала себя не в своей тарелке. В отличие от Сары Лена хотела сюда сама. Она изучала землян задолго до прибытия. Ей было интересно познать общество, что живёт по иным устоям, законам и правилам, какие на Радуге считаются дикостью.
        Когда - то она была бунтаркой в своей молодости, пыталась понять, почему же мужчины и женщины её родного мира враждуют, хотя мог быть найдет компромисс. Но её мало кто слушал, мало кто слышал. А те немногие, кому она доверялась в своих теориях, смеялись над ней и предостерегали от опрометчивых открытых высказываний.
        - Максим, как я тебе? - Пошла в наступление Лена, придвинувшись ближе.
        Всем своим видом она показывала, что изрядно пьяна. Но это было не так. Алкоголь перестал на неё действовать стоило только пожелать. Технологии инопланетян позволяли и такое. Но это никак не распространялось на её желания. Желания познать мужчин Земли, а в особенности такого, как Макс. Он нравился ей всё больше и больше. Понимая это, она расстраивалась.
        - Ты мне нравишься, - признался Макс, пребывая в пьяной эйфории. Но ещё не в такой, когда нравятся все, даже самые толстые и страшные. - Ты, ты как что - то особенное, не из этого мира.
        - Почему же? - Удивилась Лена такому высказыванию.
        - Обычно мужчины подкатывают к женщинам, а не наоборот, - выпалил гость и тут же прикусил язык, уловив в карих глазах нездоровый блеск. То ли девушка разозлилась, то ли обиделась. Ни того, ни другого ему не хотелось.
        Сто шестьдесят девятая растянула хитро губки.
        - Что не так? - Прыснул Макс. - Ладно, ладно, только не бей.
        - Ты ж обернулся не просто так, - подловила Лена, наливая сама. - Признавайся, решил поглазеть на мою задницу.
        - Хорошо, так и было, - развел руками Рябой. - Но это нормально, когда мужчина оценивает женщину, как потенциального партнёра. Особенно, если он свободен от отношений с другой.
        - Но ведь в одежде ничего не видно, - удивилась Лена и изогнулась так, что теперь и тугая грудь была выделена обтянувшей тканью и оголившийся животик, ибо маечка задралась. - Даже так намного лучше или нет?
        - Лучше, - согласился Макс. - Но мужчина всегда додумывает, домысливает. Поверь, иногда больше привлекает девушка в одежде, нежели голышом.
        - Ну… соглашусь с вами, товарищ джентльмен. Однако, скажите мне знаток женщин…
        - А с чего ты взяла, что знаток? - Перебил Макс, которому показалась оскорбительной такая характеристика из уст девицы.
        - А ни с чего, - усмехнулась Лена и продолжила мысль. - Тебе нравится большая грудь? Накаченная попа? Какие женщины тебя привлекают больше? С формами или худышки, как я?
        - Ты не худышка.
        - Не переводи внимание. Отвечай, - съехидствовала девушка.
        - Всё индивидуально, - решил он осторожно. - Для меня когда - то была важна привлекательная внешность, но теперь важнее внутренняя составляющая и отношение к мужчине.
        - Пф, - фыркнула Лена и засмеялась.
        - Чего ржёшь? - С обидой выдал пошатнувшийся на диване Макс.
        - Как такое можно заливать адекватной девушке?
        - Ладно, - сдался Рябой. - Меня привлекают формы, как и любого сексуально здорового мужчину. Это на уровне инстинктов, изначальных порывов. Однако, меня не менее привлекает утончённость в женщине, её ум и энергетика. Растолкую понятней. Закон сохранения энергии в этом мире никто не отменял. Девушка, которая видит идеал красоты в сиськах и накаченной заднице цинична и тупа, она тратит силы на внешность, а не на умственное развитие и познание. Есть конечно и такие, что успевают во всём, но их запросы слишком высоки, сами они несчастны, потому как стервозны, мужчины бегут от таких…
        Лена слушала с раскрытым ртом. Никогда ещё подобных откровений она не слышала воочию от пьяного мужчины. Макс ещё минут десять рассказывал ей «Теорию Дарвина». А затем, осознав, что язык его стал заплетаться, поднял очередной бокал и выдал то, чего сам от себя не ожидал.
        - Хочу выпить за красоту, нет не внешнюю, а красоту души. Которую делают красивой добрые дела. Ведь делая что - то доброе для другого, ты становишься красивее в его глазах. Конечно, пока это не становится от избытка приторным, или безвкусным.
        Лена отодвинулась, чувствуя противоречия внутри. А ещё она поняла, что сердце Макса неспокойно. Аборигена точило прошлое. И девушка хотела бы узнать, в чём же дело, почему в этот необычный вечер врывается нежданная грусть этого существа.
        - Мне очень жаль, - выдала Сто шестьдесят девятая, глядя в затуманенные пьяные глаза мужчины. Он мило улыбался, был таким… таким сильным, глубоким, уютным и не злым. Не таким мужчиной, каких она знала врагами на Радуге.
        Девушка бы с удовольствием послушала его ещё. Но сил уже не было держать в себе стремительно накапливающуюся критическую массу. Что - то давило изнутри, ведь завтра мир, каким жил этот абориген, рассыплется на осколки.

* * *
        - С добрым утром, Максим, - раздался в сознании мягкий голос.
        Он открыл глаза, спохватившись, что уснул в гостях, тут же узнал вчерашнюю квартиру и диван, на котором вырубился.
        Лена стояла в трёх метрах. Она была одета в бежевый деловой костюм и выглядела взрослее, красивее и строже. Кареглазая брюнетка с чистым, не накрашенным лицом вызывала тревогу. По своей неземной прекрасности она напоминала Сару.
        - Нам пора, - произнесла девушка без тени сомнений или волнения.
        - Куда? - Макс принял сидячее положение, отбросив махровое одеяло, которым его укрыла заботливая хозяйка.
        Выдержав двухсекундную паузу, Лена присела напротив, сделала деловой и участливый вид.
        - Ты должен понимать, что у тебя есть выбор. Но он тебе не понравится.
        - Я опоздаю на работу, - выпалил Макс, несмотря на то, что часы на стене показывали пять утра.
        Лена нахмурилась и сделалась строгой, как и её речь:
        - Либо вы, Максим Александрович Рябой с Третьей Митинской, дом шесть, поедете со мной для работы по контракту в интересах моего государства. Либо вас завтра лишат жизни, и никакие правоохранительные органы, ФСБ, Контрразведка и прочие спецструктуры вас не спасут.
        - Не смешно, Лен, - произнес Макс неуверенно, но в голове уже развеялись остатки сна, и он окончательно понял, что уже никуда не денется. - Зачем? Что я вам сделал?
        Последняя отчаянная попытка была проигнорирована. Лена просто констатировала, добивая:
        - Сводки о тысяче пропавших без вести в Москве и Московский области за год врут, их больше. И часть из них приняло неверное решение, как вы можете догадаться, товарищ полицейский. Просто мы не оставляем следов.
        Угроза была более чем реальна. Сто шестьдесят девятая не спешила давить дальше. Она ждала, пока Макс обдумает ситуацию. Она искренне надеялась, что он не попытается прямо сейчас сбежать. Тогда придётся применить силу, а девушка этого ой как не хотела!
        Странно, но при реальной угрозе ужас не затмил разум майора. Он чётко понимал, что они вычислили его слишком быстро. Даже запросы о пропавших раскрыли. Он взглянул ещё раз в карие глаза, что вдруг стали так неожиданно сильны. Он не мог смотреть в них долго, будто это было небесное светило, слепящее нещадно любое создание, осмелившееся взглянуть на него.
        - Что я скажу на работе? - Наконец сдался Макс.
        Лена всё ещё сидела напротив и сверлила его взглядом, вылавливая внутреннюю борьбу аборигена. Она была готова к любым неожиданностям.
        - Ничего, там всё улажено. Ты командировке под грифом «эсэс» по решению высшего руководства. Сегодня же поступит команда составить и подписать всеми сотрудниками вашего управления бумаги о неразглашении.
        - От генерала Сидоркина? - Удивился Макс, упомянув начальника управления, который славился своей беспринципной борьбой с коррупцией и независимостью принятия решений во благо общества.
        - От министра вашего, - выдала Лена без тени иронии.
        Рябой выпучил глаза и прокашлялся.
        - Блин, а родители? - Взвыл он и вынул из кармана смартфон.
        - Всё улажено, ты в срочной командировке, - ответила охотница невозмутимо.
        - Вы… вы пообщались с моей матерью? Можно я хотя бы ей наберу, спрошу, как она? - Умоляюще произнёс мужчина и с разочарованием увидел на дисплее, что деления, которые должны показывать связь, отсутствуют.
        Абонент больше не обслуживался.
        - Максим, нам пора, - произнесла на выдохе Лена и поднялась.
        - У матери больное сердце, можно наберу ей с твоего и всё объясню? Лена, ну будь человеком, - взмолился мужчина, поднявшись следом.
        - С матерью твоей уладим, новое сердце синтезируем, - обнадёжила девушка. - А теперь собирайся. Пять минут на ванные процедуры, и без глупостей.
        Какие теперь глупости, подумал Рябой. Из квартиры они вышли спокойно. Мужчина шёл впереди, ощущая, как умело Лена его конвоирует, не ослабляя бдительности.
        У подъезда был припаркован мордатый инфинити куих семьдесят, куда на переднее сиденье пригласила инопланетянка. Сама Лена деловито присела за руль. Судя по запаху, автомобиль был новый. В салоне никто не поджидал.
        Девушка уверенно и ловко управилась с аппаратом, вырулила из плотно заставленного ряда и ударила по газам прямо во дворе, будто ей было плевать на ограничения скорости, на правила и на безопасность окружающих.
        Макс спешно пристегнулся. Было время он мечтал прокатиться на подобной тачке, и вот сбылась мечта идиота.
        Глава 4
        Женщина сама выбирает мужчину, который её выбирает.
        Поль Жеральди
        Утренняя Москва пробками особо не баловала, поэтому Лена вела машину периодически разгоняя до солидной скорости, но на светофорах дисциплинированно притормаживала.
        - Далеко ехать? - Поинтересовался Макс, понимая, что коварная брюнетка выруливает куда - то в область.
        Решился он заговорить не сразу. Ведь Лена теперь была для него не человеком.
        - За Шереметьево, - ответила девушка обычным непринуждённым тоном. - Навигатор показывает сорок пять минут ещё.
        - Какой навигатор? - Усмехнулся Макс, не наблюдающий никаких устройств или программ на дисплее, ведущих по маршруту.
        - В голове у меня навигатор, - выдала Лена. - Чего пристал?
        - Это вы чего пристали? - Огрызнулся Макс.
        Но Лена проигнорировала этот выпад.
        - Как там Сара поживает? Она же из ваших? - Не мог уже уняться землянин.
        - Из своих собственных, - бросила девушка и поинтересовалась с хитринкой: - Нравится она тебе?
        - Теперь уж не знаю, может вы используете синтетические тела, чтобы маскироваться среди нас, - выпалил майор без иронии. - Что ж я теперь на резиновую куклу пойманный?
        - Дурак, всё натуральное, - усмехнулась Лена.
        - Может это какой - то развод? Розыгрыш? Или похищение с целью распилить на органы в странах третьего мира. До аэропорта доставишь, там меня в чемодан запакуют, да самолётом…
        - Максим Александрович, - перебила Сто шестьдесят девятая, набирая обороты по прямой. - Хватит нести чушь.
        Мужчина тяжело выдохнул и всё же поинтересовался.
        - То есть ты хочешь сказать, что ты с другой планеты?
        - Да, именно так. С планеты Радуга. Если переводить по смыслу с нашего языка - спектр цветов, все цвета мира, но звучит красиво на вашем, как «Радуга». Находимся мы от Солнечной системы примерно в восьми сотнях световых лет. Знаешь, что это за величина? Нет? Расстояние, которое проходит свет за год. А скорость света знаешь? Это ж ваши всё измерения.
        - Я знаю уголовный кодекс от корки до корки, - брякнул Макс в свою защиту.
        - Точно? А ну - ка мне статью сто пятую часть два по пунктам? - Усмехнулась Лена, ощущая своё превосходство над гордым аборигеном.
        Макс попытался перечислить на память, он никак не мог знать, что у инопланетянки в голове вся база, листай, как в интернете, только получаешь информацию в сотни раз быстрее.
        - Молодец, - подытожила Лена. - Но пропустил м: «в целях использования органов или тканей потерпевшего». Как раз твоё любимое.
        Макс понял, что тягаться в знаниях с инопланетянкой не стоит, иначе самооценка стремительно скатится вниз.
        - Шестьсот световых умножишь на триста километров в секунду, на шестьдесят, ещё на шестьдесят, на двадцать четыре и на триста шестьдесят пять, - попробовал посчитать Макс. - Да это дохрена на дохрена в дохрена степени. И сколько вы до нас летели? Ты ж не насовсем здесь, до дома далеко? Или вы переселенцы?
        - Не забивай свою голову, человек. У тех, кто среди вас, служебная командировка, - брякнула инопланетянка. - А долетаем мы быстро, несмотря на расстояние. Важнее навигация, а точнее знание о точке выхода.
        - Я слышал, что сюда летит какая - то враждебная армада?
        Лена резко дала вправо, обогнав автобус.
        - Макс, прикуси язык, или придётся стереть всю твою память, будешь писаться, как младенец, - угрожающе прошептала девушка.
        Если он взболтнёт что - то персоналу на орбите, это может ударить по репутации Сары. Те то точно донесут куда следует! И зачем же она ему всё это болтала, с опаской подумала Сто шестьдесят девятая. Стоило бы узнать больше, но не всё так просто. Приближалась зона эвакуации.
        Они миновали аэропорт, проехав вдоль нескольких терминалов. Макс с интересом рассматривал идущие на посадку и взлетающие пассажирские самолёты, людей с сумками, таксистов и служащих аэропорта. Обычная суета, в которой мужчина пытался найти что - то, говорящее - мир изменился, мир не тот. Но всё было, как всегда. И почему же на его долю выпало это? Быть может это честь быть первопроходцем?
        Лена притормозила у шлагбаума. Невзрачная будка примыкала к двухэтажному зданию из белого кирпича. Дальше виднелась стоянка, на которой красовалось два новеньких высоких туристических автобуса. За ними как - то неестественно возвышалась часть взлётно - посадочной полосы, уходящей в туман, что даже линии горизонта не разобрать.
        Мужчина в форме пограничника, с зеленым кантом, вышел навстречу. Обычный сорокалетний прапорщик с помятым, недовольным лицом с задвинутой на затылок фуражке. Он, молча, обошёл вокруг машины, как зомби, а затем вручную поднял шлагбаум. При этом Лена смотрела куда - то вдаль, вообще не обращая на него внимания.
        На парковке инфинити остановилась прямо по центру. Из кабины ближайшего автобуса выпрыгнул очередной пограничник. На этот раз он двинулся прямиком к двери со стороны Макса.
        - Всё, на этом наши пути расходятся, - произнесла Лена и тяжело вздохнула. - Дам один совет на последок: поменьше выказывай, что ты - мужик.
        - Вот же влип, - буркнул себе под нос Рябой и выдал:
        - Будет поцелуй на прощание?
        - Мы и не прощаемся, - парировала Лена, не поворачиваясь к нему. И надеясь на то, что всё - таки когда - нибудь они ещё увидятся.
        Дверь открылась.
        - Прошу, товарищ, - прапорщик подал ему руку, как женщине.
        Макс пожал плечами и принял ухаживание, внимая совету. Ощущение шершавой сильной ладони вызвало у Макса отвращение. Лена усмехнулась беззвучно.
        - Забавное зрелище, - прокомментировала она. - Удачи, землянин.
        - И тебе хорошего улова, - брякнул Макс и выловил нездоровый блеск в глазах Лены. Но та не успела ответить на язвительную фразу, дверь захлопнули.
        Прапорщик отпустил Макса сразу, вернее тот сам вырвал руку.
        - Прошу за мной, - произнес мужчина официальным тоном, окинув майора с ног до головы оценивающим взглядом.
        Инфинити резко стартанул, и, сделав скоростной вираж для разворота, умчался прочь. Через лобовое Макс успел уловить недовольный взгляд Лены, который был устремлён только на дорогу и никак иначе.
        Что же она имела ввиду?! Землянин не долго размышлял над этим, ибо туманное будущее накрывало чёрным пугающим одеялом. Пограничник довёл его до здания, смахивающего на склад из - за стен, выложенных железным шифером. Пропустил вовнутрь первым. Они прошли через рамку металлоискателя и оказались в огромном зале. И тут началась фантастика.
        Майор ожидал чего угодно, но только не обнажённых людей, запаянных в какие - то двухметровые цилиндры с плотным основанием, прозрачные посередине, заполненные голубоватой жидкостью, где и виднелись собственно тела. Всё это стояло плотными рядами вдоль склада. И можно было примерно прикинуть сколько же тут тел. Около сотни мужчин, беззаботно засоленных в пробирке, как недоразвитые эмбрионы из ужастиков. Мертвы они или просто спят? Лишь респираторы на лицах с выведенными куда - то вверх трубками намекали на то, что они могут быть ещё живы.
        Макс настолько был впечатлен, что не сразу заметил приближающихся к нему троих людей.
        - Добровольцы - это хорошо, - произнес приветливо подошедший мужчина лет пятидесяти пяти в зеленой форме с погонами подполковника. Рядом стоящие два прапорщика безразлично смотрели сквозь Макса и выглядели, как настоящие зомбированные.
        - Статус добровольца даёт вам право выбрать работу по контракту, - продолжил подполковник и выразил, наконец, эмоцию на лице, приподняв густые седоватые брови. - Вас смущают транспортировочные капсулы?
        - Эм, да, - попытался взять себя в руки Макс и даже выдавить скудную улыбку.
        - Нет причин для беспокойства, эти люди живы. Сейчас идёт их ускоренная подготовка к транспортировке и нахождению в условиях иной гравитации. Помните, как готовился наш прославленный космонавт Юрий Гагарин? Месяцы, а то и годы тренировок, чтобы переносить космические перегрузки. А вам нужно вылететь уже сегодняшним рейсом. Поэтому прошу за мной.
        На трясущихся ногах и с мурашками на коже Макс поковылял за подполковником, прапорщики двинулись по обе стороны от него, не скрывая своим поведением, что готовы к тому, что придётся скрутить человека, подверженного нервному срыву.
        Рябой и был на грани.
        Песок вперемешку со стеклом и другим мусором скрипел под ботинками, ржавые грузчики, что раньше использовались для разгрузки контейнеров, какие - то накрытые плащ - палатками агрегаты с кучей подведенных проводов, дырявая крыша и прочая антисанитария вгоняла в неконтролируемую депрессию. С каждым шагом ноги слабели всё больше и больше. Казалось, вот - вот его подхватят под руки и поволокут обессилевшего, унылого, беспомощного прямо на плаху.
        Земля уходила из - под ног, ощущение, что ведут на убой, накрывало голову медным тазом. А ведь Макс до последнего надеялся на розыгрыш. Что в этом самом складе его ждут камеры, куча людей, чёртовы цветные шарики, надутые гелием. Как же хотелось сейчас простых праздничных шариков! Солнечного дня, ледяного мороженного и сахарной ваты. Детского смеха под провокацией какой - нибудь ряженой аниматорши, запаха шашлыков и предвкушения холодной газировки. Ему хотелось детства, вернуться лет эдак на двадцать назад и ощущать беззаботность, безопасность и светлое, бескрайнее будущее.
        Рябой мысленно попросил прощение у всех брошенных им женщин и раскаялся в том, что обманывал их ожидания жениться и зажить счастливо. Мысль о том, что пришла расплата пробирала до самопроизвольной дрожи. Как символично, что расплата эта пришла именно от женщин…
        Они миновали хлипкую дверь в перегородке и оказались в довольно чистом светлом кабинете квадратов на тридцать без излишеств. Только несколько коек и некое оборудование, похожее на реанимационное. Как - то Макс отвозил бабушку в больницу, что там было что - то подобное.
        Их встретила женщина в белом коротком халате врача, что не побрезговала и колпаком на густую шевелюру. Выглядела она молодо, свежо и деловито. Довольно привлекательная, высокая, атлетически сложённая (судя по мощным икрам), мелированная блондинка с голубыми глазами показалась Максу исчадием зла. Она посмотрела на него оценивающе - безразлично, как на говяжью тушу.
        Принимающая аборигенов Триста тридцатая действительно презирала их и проклинала свою работу, но ничего поделать не могла. Ведь на неё возложена величайшая ответственность самим Советом! Иной раз, когда её тошнило от обнажённых мужичках тел, это было слабым утешением. Но мудрая, опытная лесбиянка терпела.
        - Личные вещи, одежда, всё в корзину, - прогнусавила встречающая. - Смущаться нет необходимости, надо выполнять.
        Трое сопровождающих замерли, как струны в напряжённом ожидании.
        - Полностью? - Уточнил Макс, но ответа не последовало.
        У врачихи было выражение лица, будто она собирается вырубить его апперкотом.
        - Ладно, понял, - брякнул землянин.
        Дрожь в голосе уже скрыть не удалось. Но мужчина сетовал не на свой испуг, а на то, что на складе было градусов пятнадцать от силы.
        Раздевшись, он убрал всё в корзину, предварительно аккуратно сложив штаны, дабы не помялись. Триста тридцатая так и не поняла, зачем это нужно было делать, ибо всё шло в топку. Вместе с мобильником, часами и цепочкой с шеи.
        - Ценности тоже? - Всё же рискнул подать голос Макс.
        Женщина удостоила его кивком и не стала скрывать брезгливости в выражении лица.
        - Удостоверение куда? - Продолжил трепать нервы землянин.
        - Всё в корзину, - повторила женщина раздражённо.
        - И вы даже не посмотрите их?
        - Ваши бумажки мне не интересны, Максим Александрович, - бросила инопланетянка, играя скулами. - У нас иной порядок документооборота.
        - Хм, понял, - ксива полетела вслед за остальным.
        На душе заточил червячок. Без одежды, ценностей и документов он - никто. И звать его - никак. Просто человек. Тело. Будто всё, что выстрадано и наработано годами беспринципно аннулировалось теперь. Потому что инопланетянам нет до этого никакого дела.
        Так как же им теперь показать кто он есть? Ведь Макс не просто так учился пол жизни, служил пол жизни, у него опыт работы, навыки и деловые качества имелись. Что их интересует, что им нужно от него? Сумбур мыслей оборвался, когда женщина двинулась к нему.
        С непроницаемым выражением лица она обошла Макса вокруг и сделала фотографии для отчёта, незаметно для землянина. Зачем они нужны Совету она могла только догадываться. Может для библиотеки генофонда, но она и мысли не могла допустить, что кто - то возжелает использовать сперму аборигенов, разве что для экспериментов.
        Мужчина трясся, как банный лист на ветру, но старался держаться достойно. Церемония обнажения не была необходимой, ибо после инъекции можно избавить от одежды с тем же успехом. Однако это было необходимо в том случае, если абориген добровольно изъявил желание на работу. Тогда одной из проверок покорности и является требование обнажиться сознательно.
        - Укладывайтесь на кушетку, Максим Александрович, - произнесла издевательски вежливо Триста тридцатая.
        Макс послушно выполнил команду. Девушка ловко подкатила к нему на стуле на колёсиках уже со шприцом в руке.
        - Это средство от перегрузки, боли не почувствуете, - выдала врачиха и без спирта и прочих церемоний, какие бывают в больницах, просто выстрелила чем - то неуловимым из носика шприца.
        Макс почувствовал укол в районе бедра, будто укусила маленькая мошка. Бедро тут же стало холодеть, затем мороз перекинулся на всю ногу и выше к животу. Не прошло и минуты, сознание затуманилось и последнее, что помнил Макс - это отчаяние, что больше не управляет своим телом, оно будто бы куда - то исчезло, оставив в чёрном пространстве его уязвимый мозг, с воспалёнными до предела нейронами.

* * *
        Орбитальная группировка пришельцев насчитывала двенадцать станций, каждая из которых перекрывала свой участок земной площади и ещё дублировала два соседних. То есть для полноценного дежурства требовалось минимум втрое меньше. Но Совет Радуги всегда перестраховывался. Все станции находились на дальней орбите Земли, ибо ближние были засорены мелкими спутниками, которые то и дело своими, порой хаотичными, излучениями нервировали постовых на дежурстве.
        На одну из таких станций и доставили очередную партию аборигенов. Лишь одиннадцать из двух сотен контейнеров были с особыми отметками добровольцев. Остальные бедолаги были выловлены и вывезены с Земли насильно.
        Макс очнулся, когда уже весь гель вылили из уложенного цилиндра и вытащили дыхательную трубку. Состояние было более, чем ужасное, ибо казалось, что он при смерти или секунду назад тонул. Как только он сделал первый шумный вдох, в нос ударил острый запах сырой рыбы, а в глаза синий свет, что тут же отразился бельмом.
        Ещё до того, как стало возвращаться полноценное зрение, из «пробирки» его вытащили сильные руки и пустили дальше под пакостный женский смех. Пара шагов на едва управляемых ногах вышли неожиданно легко. Сказывалась одна четвертая искусственно созданного притяжения Земли. Всё же ноги подкосились, и он мягонько упал на холодный твёрдый пол из неизвестного материала, больше походившего на кафель.
        - Поднимайтесь, нечего разлёживаться, мужчины, мать вашу, - раздался грозный женский голос.
        Неподалёку вновь захихикала вторая присутствующая.
        Макс легко поднялся, продрал от инородной слизи глаза, убедившись, что бельмо истончается, разлепил веки. С каждым мгновением тело слушалось всё больше, отзываясь на команды мозга всё отчётливее и привычнее. Вскоре он уже имел представление, что находится в ангаре, величиной раза в три побольше склада с Шереметьево. Стены, изрезанные лабиринтами неизвестных коммуникаций, замыкали всю площадь в подобие эллипсоида. Синеватый интим, излучаемый откуда - то сверху, нагнетал атмосферы чуждости всего, что окружает. Он поднял глаза и ахнул: над головой был прозрачный потолок, за которым светилась Земля во всей красе. Точнее, её часть, с голубоватыми завихрениями циклонов и кое - где виднеющимися кусками материков. Судя по тому, что около трети шарика было за иллюминатором, станция от неё находилась не так близко, как во времена того же Гагарина. У Рябого не осталось сомнений в том, что он уже не на матушке Земле.
        - Строиться на линии! - Раздался женский рявк. - Да поднимите уже этого здоровяка, мышцы - это бесполезные куски мяса, запомните теперь на всю свою никчёмную оставшуюся жизнь!
        Макс обратился, наконец, внимание на товарищей по несчастью. Соседние мужчины уже поднялись, дальше похищенные суетливо ставили на ноги накаченного темнокожего. Один из поднимающих был типичной азиатской внешности. Майор тут же сделал вывод, что собрали их группу с целого материка. Это ж надо было стать одним из счастливчиков, такой лотерейный билет выпал, с тем же успехом можно было выиграть миллион рублей в какое - нибудь лото с первого же билета. Рябой не верил в эти лохотроны, но горько усмехнулся от сравнения.
        Позади лежали цилиндры, из которых продолжало нести рыбой, под ногами хлюпал гель. Но похоже, его что - то активно всасывало в пол, а тела обдумало теплыми потоками. Какая забота, подумал с кислой иронией Макс, стряхивая жижу с шевелюры.
        Одиннадцать обнажённых мужчин с ошмётками синеватой слизи выстроились на линии спустя несколько минут. Голые висящие письки разных мастей, трясущиеся ягодичные мышцы, озябшие плечи и осунувшийся вид с щурящимися глазками.
        - Жалкие мужчинки, - буркнула себе под нос старшая станции, играя желваками.
        Она, как и большинство сотрудников отдела распределения, не питала никакой симпатии к аборигенам, считая их недоразвитыми и тупыми. А мужчин Земли презирала, борясь с желанием прикончить, ибо на Радуге, увидев мужчину можно было прощаться с жизнью. А с его или своей, тут уже как повезет.
        Вековая война полов затянулась и вошла в привычку. Мужчина - враг, долбили всем девочкам с пеленок. Мужчина - унижение и смерть, внушали женщинам. Мужчина - исчадие зла, пропагандировали власти Радуги, указывая в небо.
        Но так случилось, что мужчины, обосновавшиеся на орбитах Радуги, оказались не единственными. Женщины нашли Землю и теперь отыгрывались на ничего не понимающем «сильном поле».
        Другое дело агенты Радуги, прибывшие на Землю и ведущие там свою деятельность. Те относились лояльнее, окунувшись в мир, где всё иначе.
        Как бы не пыталась скрыть досаду и зависть, но старшую станции грызло, что ей не суждено побывать на Земле. Габариты были не те. Двухметровая мужеподобная баба привлекла бы массу внимания.
        Три женщины стояли напротив строя метрах в десяти. Как только фокус стал наводиться хорошо, Макс тут же оценил всю грозность встречающих. Персонал в чешуйчатых светлых скафандрах, отдающих синевой с потолка. Ткань на них выглядела послушной и удобной, чётко обтягивая фигуру по вторичным половым признакам. Какие у большой женщины в середине выпирали, как у мутанта, а у двух других маленьких подружек смотрелись скромно, но со вкусом. На голове у всех были шапочки, походившие на те, что одевают в бассейнах. Поэтому кто блондинка, кто брюнетка было не разобрать. Все с красивыми лицами дьяволиц или железных леди гестапо - навивали землянину чувств глубочайшего опасения. Ведь если не убили, не значит, что издеваться и пытать не будут!
        - Итак! Все поняли, что зоны вашего комфорта безнадёжно канули в лету! - Усмехнулась старшая. - Поздравляю, вы одни из немногих проявили рвение служить на благо нашего государства и вашего, вернее ваших. С этого дня вы находитесь на контракте сроком на пять земных лет, примите мои соболезнования.
        Женщина замолчала, вновь окидывая всех присутствующих оценивающе и брезгливо.
        Мужчина через одного слева от Макса выдал что - то на немецком сиплым тонким голосом. Рябой тут же посочувствовал иностранцу, и подумал, что не стоило без команды открывать рот, но вроде обошлось.
        Никто из присутствующих гостей понятия не имел, что группа была собрана из шести разных стран. Ни немец, ни китаец даже не подозревали, что сказанное женщиной на их языке передаётся каждому на их собственном.
        - Да что вы всё заладили со своими бумажками, - скривилась женщина. - Ничего подписывать не надо. Для вас тупоголовых может показаться сложным, но я обязана довести: невербальная подпись получена путём зафиксированных параметров в нужный момент и передана в соответствующую базу.
        Одна из девиц двинулась к флангу. Макс до сих пор не чувствовал стеснения, но среди голых мужчин оно уже подступало. Чувство от потенциального сравнения било по самолюбию. Ведь на них смотрят и их сравнивают! Но это были лишь цветочки. Одна из работниц станции промышляла собственными исследованиями, что она проделывала с каждой добровольной группой, прошедшей через их распределительный блок.
        - Девятьсот шестая, подожди, - произнесла повелительно старшая, остановив девушку, и продолжила вещать мужчинам с заметным цинизмом:
        - Вашим же рейсом прибыло двести голов в статусе вынужденных переселенцев. Этим повезло меньше, потому как их не станут спрашивать, закинут на марсианские шахты, где они благополучно подохнут. Но не суть. Вам выпала честь знать более их. Посему высший замысел низшим существам с Земли будет доведен в рамках предусмотренной, пусть и скудной информации.
        Девушка, оставшаяся рядом со старшей, демонстративно закатила глаза и даже отступила. Кому как ни ей знать, что глава станции любила оттачивать своё ораторское искусство на никчёмных аборигенах, что были вынуждены её слушать. А ещё сотрудница подустала и хотела скорее завалиться спать, ведь была её отдыхающая смена, но выпала она на приём очередной партии рабов.
        - Так вот, - продрав горло, продолжила крупная женщина, взглянув на чернокожего как - то чересчур недобро. - Несмотря на отсутствие прежних свобод, статуса, привилегий и комфортна в естественной среде обитания, вы должны понимать всю важность вашей работы. Что вы не пашете на захватчика, а работаете на благо собственного народа. Что под этим подразумевается, э… Мы строим, строим и строим. Что строим? Станции, боевые крепости, корабли, лунные и марсианские базы. Зачем, спросите вы. А я ответу! Не ровен час, и в Солнечную систему примчат враги, что когда - то уничтожили наш родной мир, теперь мы хотим предотвратить подобный геноцид на вашей планете. Нельзя забывать и о другом враге - более малочисленном и пакостном нашем соседе, очень похожим на вас. Но в отличие от мужчинок Земли этот враг является более опасным, умным и как не прискорбно для вас звучит - лучшим. Что б вы знали, для справки, один мужчина - солдат с орбиты Радуги положит вас всех одной левой, даже не моргнув…
        - Блин, я уже не могу, - простонала девушка, стоящая у строя, перебивая главную. - Здесь такая вонь.
        Глава станции замолчала, мгновенно вскипев, но язык прикусила, ибо не хотела обижать девочку при всех. У них были отношения, и эта милая, утончённая малышка никак не выходила из её головы. Тем и пользовалась Девятьсот шестая, нисколько не замечающая своего вызывающего поведения.
        - Несмотря на то, что руководство по рекомендации наших агентурных сетей оказало вам высокое доверие, это не значит, что вы можете чувствовать себя в безопасности, - перестроила речь главная, не желая идти на поводу капризной сучки. - В ближайшее время вам будет дана возможность выбрать участок работы. Но пока вас не переправят, здесь за вами пристально следят. Да будет вам известно, что на станции несут дежурство тысяча боевых роботов, и ещё пять тысяч находится на консервации. Эти роботы микроскопические, они среди вас и в любой момент могут сделать с вами что угодно. Обездвижить, лишить зрения, пустить кровь, заставить описаться, остановить сердце, нарушить работу мозга…
        Пока перекаченная баба - переросток с нескрываемым удовольствием перечисляла невпопад, что же могут сделать некие роботы, Макс стал замечать мелькающие в воздухе частицы. Будто витающая пыль под прямыми лучами солнца возникла перед глазами и тут же испарялась. Затем он стал улавливать едва заметные сверкания, то у самого носа, то в нескольких метрах. И наконец, до землянина дошло, о каких конкретно роботах речь.
        Среди них витали нано - роботы, которые были способны проникнуть в тело человека без особого труда! Он даже не почувствует! Но Максу не было страшно, дискомфорт накрывал сильнее. И чувство замкнутого пространства стало ощутимо поддавливать. Куда ему деться со станции? Да даже если бы никаких устрашающих штук не было, всё равно бы не стал дёргаться. И на женщин уж точно бы не полез, слишком они злобные!
        - Можно теперь я скажу? - Раздалось от девицы, подошедшей к строю.
        - Да давай уже, - отмахнулась старшая.
        - Уважаемые аборигены, сейчас вы получите лёгкий укол, но не пугайтесь, здоровью ничего не сделается, - произнесла девятьсот шестая приподнято.
        Немец вскрикнул первым, строй засуетился. Макс почувствовал укол где - то в основание члена. Не сомневаясь, что это дело лап нано - роботов, он уже хотел возмутиться, как это сделал китаец на китайском. Но глаза расширились в удивлении, ибо он ощутил резкий прилив возбуждения. Стыд накрывал похлеще страха от неведомого.
        Тем временем мелкая сучка хихикала, наслаждаясь реакцией мужчин, у которых вставало само по себе, и они безнадёжно пытались прикрыться. Лишь чернокожий стоял невозмутимо и смотрел почему - то на крупную женщину. А та на него. Ещё бы, африканцу из Франции было нечего стыдиться. В порно актёры просто так не берут.
        Заливаясь краской, Рябой пытался бороться с возбуждением, которое контролировать оказалось невозможным. Вкололи что - то сильное, и оно холодком добралось уже до простаты. Вскоре горела вся промежность. А член вырос до таких размеров, каких он раньше и не видывал в состоянии эрекции.
        - Кажется всё, - выпалила девица и продемонстрировала подобие измерительной рулетки. - Стоим не дергаемся, руки по швам, я просто измерю.
        Макс готов был сквозь палубу провалиться от такого унижения. Но встал, как вкопанный, понимая, что от очередного укола член может и отсохнуть. С этими невменяемыми инопланетянками шутки плохи.
        Девятьсот шестая двигалась от одного к другому, измеряла аккуратно, стараясь не касаться половых органов. Некоторые вызывали у девушки отвращение, некоторые нет, парочку ей вообще хотелось потрогать, в том числе и агрегат Рябого. Но подружка, пристально наблюдающая за действом это бы не одобрила. Она не ободряла и абсурдные замеры разбалованной любовницы, но научная деятельность сотрудников была допустима Советом, и даже поощрялась. Девятьсот шестая как раз и занималась подобием диссертации по исследованию половых органов аборигенов на предмет совместимости и прочего бреда, что показался бы очевидным мужчинам Земли.
        Закончив с унизительной процедурой, аборигенов увели в отдельный блок станции. Проведя по кишкообразному круглому переходу, завели в цилиндрическую секцию со стенами, смахивающими на пчелиные соты, где разместили в тесных каютах по двое. Максу повезло, он был без «пары», поэтому ему досталась одиночная камера.
        В каюте два на полтора метра ничего не было, кроме двух вырастающих из стены кроватей без белья и матрацев. Но как только Макс присел на одну, поверхность тут же приняла форму его голой задницы. Стоять в узком проходе между кроватями резона не было, потолок буквально давил на голову, да и освещение не баловало. Тусклый синеватый свет придавал уныния и угнетал на пару с ограниченным пространством.
        - Абориген, - брякнул себе под нос Рябой. - Вот же встрял.
        Мурашки прокатились по коже бедолаги. Судя по всему, их доставили в тех цилиндрах прямо в геле. Они упомянули несколько сотен, похоже, остальных не вынимая, повезут дальше.
        Пять лет? Майора накрывало запоздалое отчаяние. За что в России могут дать пять лет? За непредумышленное убийство? За воровство в особо крупном размере? За разбой? Но он - то ничего не сделал, а ощущение, что за решетку сел пришло, как только попал в каюту.
        - Эй, контрактник, выше нос, - раздалось над головой. Судя по девичьему голосу, это была та самая дура, что мерила члены рулеткой.
        Он помнил эти блестящие азартом синие глаза, пухлые губы, изогнутые как - то по - кошачьи и грацию, с которой она работала своими тонкими пальчиками.
        - Нос, как и член, - бросил Макс в воздух. - Когда упадёт уже?
        - А ты спусти, легче будет, - выдала девица.
        - Смешно тебе? - Майор не боялся её, она казалась ему взбалмошной, не строгой. Поэтому решил общаться так, как ему и задавался темп, тон и прочее.
        - Да, вы смешные, - раздался ответ. - Не все, из России самые забавные.
        Макс промолчал на это.
        - Ладно, к делу, ты у меня первый в списке приоритетных, - произнесла Девятьсот шестая серьезно. - Тебе присвоено номерное имя, которое привязано к звукам «Максим», поэтому ты будешь представляться этим именем, а будут слышать цифры. Когда будут обращаться к тебе по номерному, слышать будешь своё земное имя. Это сделано для того, чтобы ты не тупил. Так, с этим решили.
        Девятьсот шестая не стала вдаваться в подробности, что в теле Макса уже есть нано - роботы, дающие идентификацию. Об этом аборигенам знать было не положено.
        - Теперь о вакантных местах работы, - продолжила девушка, и в воздухе перед глазами Макса проявилась голограмма с трехмерным изображением тёмной стороны Луны.
        Демонстрация началась с лунных верфей, где шло основное строительство. Наглядно, интересно и захватывающе. Виртуальная три дэ модель транслировала реальное время, даже какое - то движение космических танкеров можно было уловить, но девушка не утруждалась с укрупнением масштаба, иначе пришлось бы возиться с аборигеном больше отведенного времени. А на очереди ещё пятеро. С другими пятью работала напарница.
        Услышав перечисленные вакансии, Макс задумался. Помощник там, да сям. Ничего серьезного или по душе. Много грязной работы, названной по - разному, но с одним смыслом - уборщик, погрузчик. Если выбирать лёгкое, то это надзор, и самое паршивое - смотреть надо за работой других землян, быть непосредственно в контакте с ними, быть над ними неким начальником.
        «Полицаем» он быть не хотел.
        - А есть что - нибудь не связанное с работой с себе подобными? - Набрался наглости землянин.
        - Потыкай сам, там всё написано, - бросила девушка в нетерпении. - На раздумья сутки. Если захочешь поесть, одеться или испражниться коснись стены между койками, выползет меню. Всё, конец связи.
        Над головой что - то щёлкнуло, давая понять, что эфир окончен. И Макс понял, что следующий раз, когда его удостоят внимания, случится не ранее, чем через двадцать четыре часа. Всё время до этого придётся сидеть здесь и изучать виртуальную карту.
        Интересно, до каких масштабов она увеличивает?

* * *
        Немногим позднее на Земле, а точнее в кафе торгового центра разразился скандал.
        - Я не просила, чтобы ты так его опекала, - прошипела Сара. - Он мне нахрен не сдался, а ты от моего имени замолвила словечко.
        - Да неужели, - нахмурилась Сто шестьдесят девятая. - Я тебя насквозь вижу. Что он такого сделал, что ты интересуешься, выполнила ли я просьбу? Стоило ли встречаться?
        - Знаешь, подруга, - не унималась Сто третья, продолжая о своём. - Когда со станции связались и доложили, мол всё с вашим аборигеном хорошо, я чуть своим кофе не подавилась. Мой абориген! Где это видано?!
        - Ты драматизируешь, со следующей партии о нём уже забудут, - попыталась утешить Лена. - Если желаешь, я дам указания, чтобы его отправили в самые дальние шахты Марса, а там долго не живут.
        - Из крайности в крайность, - взялась за голову Сара.
        - Ты поэтому меня позвала? Чтобы отчитать?
        - Нет, - выдохнула Сто третья, взяв над эмоциями контроль. - Извини, дело серьезное.
        Она пододвинулась ближе и произнесла шёпотом:
        - Останови протокол, если он у тебя идёт.
        - Я не записываю наших встреч, - брякнула Лена. - Потому что доверяю тебе.
        - Я тоже доверяю тебе, - зашептала Сара. - Но дело не в этом. Кажется, Двадцать пятый ещё на Земле. Каким - то образом он получил доступ к агентурной сети. Вчера было убито два завербованных аборигена и оставлен его знак устрашения.
        - Мужчины? - Спохватилась Лена.
        - Да, и я боюсь, что наши враги научились расшифровывать сообщения. Секретная линия может перестать быть безопасной.
        - Знаешь, что это может значить? - Лена распахнула ещё больше свои карие глазища.
        - Где - то скрыт мощный корабль. Если в Солнечной системе есть их крейсер - это очень - очень плохо, - выдала свою версию Сара, знающая, чем чревата эта новость.
        В какой - то момент благополучие всего предприятия отошло на второй план. Она вдруг поняла, почему Двадцать пятый убивает её завербованных. Гордый, мстительный воин первого круга, рыцарь орбиты Радуги, гроза, наводящая ужас на добрую часть элитных воительниц… ищет Макса.
        Глава 5
        Дела шли хорошо, но неизвестно куда.
        Чарльз Буковски
        При более подробном изучении вакансий Макс понял, что даже уборщиком ему не светит на более или менее заселенных участках Луны. Лишь ответвления и ответвления ответвлений напичканы маркерами «добро пожаловать».
        - Раздатчик еды в двадцать втором секторе? - Ахнул землянин, рассмотрев, в какой примерно это заднице. Иначе, как самый необитаемый кратер, и не назовёшь!
        - Да, всегда будешь сытым, - выдала девица по связи.
        - А почему только там? Больше нигде не раздают? - Макс как представил себя с телегой дымящихся цистерн, которую катит по пещере, тут же скривился.
        - Нет, просто туда ещё не подвели обеспечивающие системы. Работа временная, но потом можно будет устроиться в том же секторе на базу приёма органики.
        - А сразу нельзя? Почему нет вакансий под куполами? У вас же там целый лунный город, наверняка есть администрация? Одни помощники да помощники помощников в каких - то клоаках.
        - У нас строгие протоколы по стажу. Пока не поработаешь на периферии под началом наставника, и не завоюешь доверие, к основным структурам не допустят. Если не нравится, вали на Марс тогда, там любая должность на добыче имеется. Но потом не жалуйся.
        - Там что, совсем задница? - Макс не верил своим ушам. Повертел он эту голографическую Луну, покрутил, посмотрел маркеры вакантов. И подумал, что он этот контракт как раз - таки и вертел…
        - Там смертность высокая, частые аварии из - за бурь, сейсмической активности и диверсий, хм, не забивай голову. На Марс тебя не пошлём всё равно, - брякнула Девятьсот шестая, понимая, что взболтнула лишнего, тут же прикусила язык.
        - Слушай, неужели нет какой - нибудь тихой спокойно работы в кабинете? - Взвыл Макс. После солидной работы в полиции быть чернорабочим майору казалось немыслимым.
        - Макс, ты наглый меры нет, - произнесла девица беззлобно.
        Если бы он не был ей симпатичен, без церемоний отправила бы его на рудники. Но двадцать четыре часа ещё не прошло. У землянина оставалось время подумать.

* * *
        Девятьсот шестая вырубила связь с каютой наглого раба и воровато обернулась, ибо не хотела, чтобы её укорили в лишней болтовне или симпатии к обездоленным и убогим. Пришла её большая подружка, с которой они уже не занимались сексом целых трое суток.
        На Радуге женские пары - в порядке вещей, ибо других вариантов нет. Не всегда в отношения вступали лесбиянки, были и девушки, не познавшие себя, были и те, что просто хотели отношений. Как раз Девятьсот шестая и была такой, она испытывала потребность в больших и сильных руках, большая «мамочка», вполне подходила. Девушка не знала истинную природу своих потребностей, но никогда не признавала сознательно, что ей нужен именно мужчина. В женском государстве на Радуге подобные душевные состояния были сплошь и рядом. Но ненависть к мужчинам постоянно росла, ибо каждый день приходили новости о том, что враг с орбиты взорвал… разрушил… уничтожил… И жертвы, жертвы, сплошные невинные женские жертвы стояли перед глазами выпятивших грудь патриоток Радуги, поклявшихся отомстить.
        - Есть что интересного? - Бросила бабища, усаживаясь за прямоугольный стол из композитов. Полчаса она просидела в зале стимуляции мышц и теперь ощущала сильную усталость. Зато бицепс надулся до сорока сантиметров! А на животе вновь проступили кубики, которые любит её подружка.
        - Ты ж мне контрабанду возить запретила, - укорила её девица, хитро изогнув пухленькие губки.
        - Ещё бы я дала добро всем протоколистам на радость! - Возмутилась старшая и, скинув шапку, стряхнула кучерявые длинные русые волосы. - Показывай уже, что там тебе передали.
        Елейный тон лаской прошёлся по слуху ушлой девицы. Кажется, сегодня «мамочка» разойдется не на шутку. Особенно, когда увидит контрабанду, запрещенную для ввоза на Радугу.
        Девятьсот шестая приложила лапку к стене и выехал ящик. Она поставила его на стол. Подруга тут же с интересом стала вынимать секс - игрушки. Резиновые фаллосы, анальные пробки, двойные фаллосы, анальные бусы, вагинальные шарики…
        - Вот за такие на чёрном рынке дают шестьсот рад, - ухватила девка белый вибратор. - Там и батарейки можно нашим аналогом заменить.
        - Шестьсот?! - Ахнула женщина. - И что в этой ерунде такого?
        Подруга нажала на кнопочку и продемонстрировала, как вибрирует. Пощёлкала, меняя режимы и удовлетворённо кивнула.
        - Вещь.
        - Прям во внутрь? - Деловито поинтересовалась женщина. - Или как?
        - Не пробовала ещё, - солгала Девятьсот шестая. - Но слышала, что оргазм мгновенный.
        - А это что за бессмыслица? - Спросила старшая, взяв в руки железную пробку средней величины.
        - Это в попу вставляется, - ответила девушка без смущения. - Заметь какая твёрдая, и должно быть тяжёлая.
        Женщина тут же брезгливо бросила её назад.
        - Срам какой, - скривилась. - Да за такие проделки на Радуге к столбу позора, да на порку приговорят.
        - Есть и такое, - усмехнулась девица, продемонстрировав плеть. - Аборигены любят.
        - Ну и какого черного Квазара ты набрала этого позорного хлама, лучше вон вибраторов, да побольше.
        - Смотри ещё бусы, - вынула девица, решив раззадорить подругу сильнее. - Тоже в попу, сперва засовывается маленький шарик, потом больше и больше.
        - Замолчи, - закрыла краснеющее лицо женщина. - Знала бы, что ты такого дерьма набрала, ни в жизнь бы не сунулась смотреть.
        - Это культура Земли, и она имеет место быть, - произнесла Девятьсот шестая серьезным тоном. - Глянь ещё что передали. Ну чего ты? Ну посмотри, лапонька.
        Женщина ухватила страпон с ремнями.
        - А это что? Ремни, как доспехи у воинов древности.
        - Ага, - согласилась девица. - Пристёгивающийся член.
        - Имитировать мужчину?! - Скривилась женщина. - Как низко.
        - Ну как не крути, это длиннее твоих пальчиков, - выпалила подруга, соблазнительно закусив губу. Но такой флирт мало проходил у бабищи. Она считала его детским поведением.
        - А эта штука зачем? - Вынула женщина из ящика очередной агрегат. Этот был черный, с трубками, клапанами и мягкой резиновой накачкой.
        - К сети аборигенов доступ нам перекрыли, так что догадывайся сама, - осунулась девица, но интерес к вещице не потеряла.
        - М - да, извращённые недоразвитые аборигены, - бросила бабища, швырнув агрегат на стол. - Но штука непростая явно. Наверное, за такую можно немало денег срубить.
        - Давай спросим у рабов. Наверняка кто - то из них в курсе? - Предложила вдруг Девятьсот шестая.
        - Ты ж их видела? Всю палубу от страха обоссали, - фыркнула старшая. - Как думаешь, что будет с аборигеном, когда он резиновую балду увидит? Подумает, что его насиловать будут. А у нас есть прецеденты, ты знаешь.
        - Да не, есть один смельчак, можно его попросить.
        - Как знаешь, - пожала плечами бабища, сгибая пополам резиновый фаллоимитатор. - Ты его только припугни, чтоб потом не болтал на стороне.

* * *
        Для Макса стало неожиданностью, что инопланетянка наведалась в его каюту лично. Несмотря на то, что на огромной станции было лишь пять женщин персонала, Девятьсот шестая не рискнула звать аборигена к себе, избегая лишних сплетен.
        Дверь резко въехала в стену и показалась девица в скафандре. Темные волосы были распущены до плеч, глаза выпучены от мимолётного страха. Ведь она никогда не находилась с мужчиной тет - а - тет.
        - Привет, - поздоровался Макс, приподнимаясь с койки и не скрывая удивления. Лёгкий укачивающий гул в каюте притупил остроту ощущений. Но щелчок замка тут же взбодрил.
        Мужчина уже приоделся в серое трико, обтягивающее с ног до шеи всё тело. Когда землянин решил разобраться с меню, одежда выехала из стены на тонкой планочке. Сперва показалось, что это какая - то марля, но по ощущениям ткань оказалась вполне плотной и комфортной. Всё бы хорошо, но теперь ему казалось, что он - балерина.
        Не уловив иронии в выражении лица пришедшей, Макс расслабился и присел. Она же видела его голым, что теперь стесняться?
        Девушка поздоровалась кивком и вошла с коробкой. Как удачно, что в каюте он один, подумала гостья и присела на свободную койку.
        - Слушай, я тут подумал, что…
        - Подожди, - перебила девицы. - Нужна консультация, кое с чем из вашей продукции разобраться не можем.
        Замолчала и тут же увела взгляд, ощущая собственное неожиданно нахлынувшее стеснение. Да когда такое было?! Девятьсот шестая всегда вела себя с аборигенами раскованно и высокомерно. А тут прям засмущалась! Хорошо, что ревнивая любовница не видит.
        Макс заглянул в коробку с наваленными всех мастей секс - игрушками, и у него не осталось сомнений, что эти женщины не с Земли.
        - Эм… это приспособления для любовных утех, - попытался потактичнее объяснить землянин.
        - Да я знаю, что это ваши женщины в себя суют, - отмахнулась инопланетянка и без особых церемоний вынула первый предмет. - А конкретнее? Вот это что такое? Куда это вставляется?
        Макс посмотрел на чёрный агрегат с проводками и насосиком. И почувствовал, как его щёки налились краской посерьезнее, чем у молодой и неопытной гостьи.
        - Тебя это смущает? - Криво усмехнулась девица.
        Для Макса это стало вызовом, и он решил, почему бы не ответить, как следует.
        - Нет, не смущает. Просто эта штука для самых гурманов, уж точно не для новичков.
        - Так, так, так, а подробнее? - Заинтересовалась Девятьсот шестая.
        - Это анальная пробка с регулировкой размера, - начал Макс, взяв штуку в руки. - Вставляешь в разработанную попу, затем надуваешь вот этой фиговиной до ощущений, когда достаточно. Решая вытаскивать, используешь этот клапан, он спускает воздух. В принципе, все хитрости. Для неопытных пользователей лучше начать с маленьких пробочек. А вообще анальный секс хорошо идёт либо после оргазма, либо во время стимуляции клитора. Лучше второе.
        Инопланетянка выслушала, раскрыв рот. А землянин в душе позлорадствовал.
        - Что значит разработанную? - Вырвалось из пухлогубого ротика. Давящая истома на сфинктере застала врасплох. От незнакомых ощущений девушка поёрзала на месте, стараясь делать это незаметно для аборигена.
        - Так, секунду, - Макс порылся в вещах и достал две анальные пробки. Продемонстрировал железную со стразом в основании в виде сердечка. - Вот эта пойдет на первый раз для разработки. Но лучше, чтобы была смазка. Вот, как раз целый набор!
        Землянин нагло начал хозяйничать в ящике, вытаскивая весь хлам на кровать.
        - Разрабатываешь попу пальцем: вставляешь один со смазкой, потом второй. Когда мышцы расслабляются, можно понемногу вводить эту.
        - О, Квазар - чёрная дыра, - ахнула инопланетянка, представив этот процесс.
        - Можно использовать это, - продемонстрировал Макс расширитель. - Но это лучше с партнёром.
        - А это что за штука? - Указала девица на двойной член. - В обе дырочки?!
        - Да, - растянулся в улыбке Макс, чувствуя своё превосходство.
        - А это?
        - Скорее всего вагинальные шарики. Женщины носят такие для тренировки мышц во влагалище.
        - Для тренировки?! Зачем там… тренировать? О, Квазар - чёрная дыра!
        - Чтобы удовольствия от проникновения было больше, - солгал Макс, опустив тот факт, что таким способом женщины восстанавливаются после родов. - Некоторым нравится носить в себе просто так.
        Девушка закусила пересохшие губы.
        - Я и помыслить не могла, что у вас такие ненасытные, извращенные женщины. Как вы с ними уживаетесь? - Выпалила вдруг, скорее себе в защиту, нежели в укор землянкам.
        Красная, как рак, она больше не могла смотреть в глаза мужчине. Тон её изменился, он стал наигранный. Инопланетянка демонстративно отодвинулась от разложенных игрушек, но уходить не спешила. Теперь ей нужно было знать обо всём! И в подробностях. Этот абориген под странным именем Максим знал очень много!
        - Со своими - то? Мы и не уживаемся, сбегаем от одной к другой, пока последняя не окажется паинькой, - начал иронизировать Макс, которому стало забавно смотреть, как смущается девица, некогда мерившая члены вприпрыжку. Это напомнило ему фильм о красной шапочке, шедшей по лесу с корзинкой и поющей «если долго, долго, долго, если долго по дорожке…».
        - Наши вот убежали к звездам, а потом озлобились, - брякнула с грустью, и сама не заметила, как лапки взяли пачку смазок - стимуляторов «ассорти».
        Макс рассказал в подробностях и об этом.
        - Ну а это куда вставлять? - Поинтересовалась девица, наткнувшись на пачку одноразовых женских бритв розового цвета.
        Если бы их кто - нибудь послушал со стороны, то решил, что у пары эротическая игра по совращению девушки, пролежавшей в коме все свои двадцать лет.
        - Это бритвы для интимной гигиены, - ответил Макс без задней мысли.
        - Какой гигиены? - Смутилась инопланетянка.
        - Брить волосы на лобке, - мужчине уже порядком поднадоело разъяснять элементарные вещи. Вначале было забавно, даже тесно в штанах от её реакции, но психологическая усталость брала своё.
        - На писе?! - Переспросила девушка и выпучила глаза.
        - Да, и на попе, - вымученно выдал Рябой. - А вы что, не бреете?
        - Если растут, значит они там и должны быть, - пожала плечами несколько ошалевшая гостья. - А ваши женщины, они… они там что, бреют?!
        - А ваши, значит, нет?
        - Нет конечно, стыд да срам там брить! Это ж разврат такой, что кому скажи, на Радуге, засмеют! У нас принято только на голове стричь.
        Макс усмехнулся, подумав о Саре. Вот он её и раскусил: такая сексапильная, красивая и с кустами между ног… Нет, всё равно она осталась сидеть в его голове. Получается, эти инопланетянки ничего о сексе не знают?!
        - Получается, ваши женщины бреют там?! - Для Девятьсот шестой это было верхом дикости. Но мысль промелькнула, что она всегда восхищалась блондинками, у которых там светло и более привлекательно на её взгляд.
        - Да, и не только, бывают те, что удаляют волосы с корнями. И это нравится мужчинам, - брякнул землянин с улыбкой уголком рта.
        - Тьфу, - перебила Девятьсот шестая, Макс тут же осёкся. - Женщины Радуги не сподобятся, чтобы нравиться врагу! А там и так хорошо, главное комфорт!
        - И не чешется? - Усмехнулся Макс.
        - Эй, не болтай по чём зря, у нас скафандры такие, что мыть ничего не надо. А вот у тебя твои заросли скоро зачешутся, если так и просидишь без дела!
        - Кстати о деле, я тут подобрал несколько вариантов, которые меня могут устроить.
        - Да подожди, ты, - отмахнулась девица. - У нас дела поважнее, а времени в обрез. Всего - то пятьдесят три часа до прибытия транспортника с Луны. За это время ты должен составить мне инструкции по всему товару, без исключения. А ещё дать комментарии и советы по пользованию.
        - Не понял? Я ж всё рассказал.
        - Не всё, там ещё десять ящиков разного хлама. Надо бы отсортировать…
        - Ты что там возишься?! В дежурной рубке никого! - Раздалось вдруг над головой грозное. Старшая по станции разъярилась не на шутку. Девятьсот шестая бросила пост, хотя должна была дождаться смены.
        - Бегу! - Вскочила девица. Макс помог ей покидать всё обратно в коробку.
        Глава станции разозлилась не просто так. Пропущено сообщение с Земли. Теперь придётся давать протокол разбирательства и накладывать штрафы на подчинённых. Несмотря на любовь к безответственной сучке, другого козла отпущения ей найти не удастся…
        Двое суток землянин пахал, распинаясь на микрокамеру, которая была встроена в глаз каждого сотрудника орбитальной группировки, и снимала изображение по желанию носителя. Инопланетянка могла регулировать частоту кадра, расширение и прочие параметры. Чем проще всё, тем легче материал и быстрее его передача.
        Но Девятьсот шестая понимала, что её дело - высшего приоритета ответственности. Ибо она на пороге новых открытий! Сексуальной революции! И её жалкая диссертация лишь крохи славы! Но она же и станет научным поводом патентовать весь этот чудесный товар на Радугу! Добиться официоза. Пусть всё это не сразу, сперва надо провести кучу товара через каналы чёрного рынка, завоевать расположение воспользовавшихся женщин и сыскать как можно больше единомышленниц.
        От предвкушения будущей славы и богатств у Девятьсот шестой горели глаза, как два Радужных солнца. Она смотрела на Макса и готова была его расцеловать! Да что там расцеловать? Она готова была упасть в его спасительные объятия и дать волю разгорающимся чувствам. Что бы он, так много в этом знающий, использовал на ней хотя бы часть тех штук… Сам своими руками засунул в неё что - то, что поднимет к новым вершинам сексуального удовольствия, ведь от его сладких рассказов порой становилось мокро между ног.
        Когда за Максом прибыл корабль Девятьсот шестая поняла, что не хочет с ним расставаться. Но ничего с этим сделать не могла. С поддержки старшей она продержала его на станции максимально возможное время, дабы составить хорошую инструкцию для женщин Радуги. Три дня Рябой прохлаждался на орбите, тогда как десять его товарищей, прибывших с ним, убыли ещё в первые сутки на злополучный Марс.
        По стыковочному шлюзу землянин шёл уже самостоятельно в новеньком коричневом комбинезоне, разработанном специально для рабов с Земли. Обувью тоже не обделили: твёрдая подошва, высокий берец, ткань из высокотехнологичных составов с расчетом, что как раз на пять лет носить и хватит. На правом рукаве панелька с микрокомпьютерной системой управления. Функций мало, но чтобы выжить до прибытия спасателей достаточно.
        На корабль заходил сам по голосовым указаниям прибывшей. Там его встретила замызганная, очень худая, но с красивым лицом рыжеволосая дамочка. Она молча указала куда присесть и вернулась в рубку. Новая инопланетянка источала такое безразличие, что Макс невольно поёжился. Ему ещё повезло, что на станции не пришлось попадаться на глаза бабище. Чего нельзя сказать о чернокожем порно актёре, который получил сотрясение мозга, когда попытался приударить за ней перед отправкой.
        Небольшая удлинённая каюта с двумя десятками посадочных мест, размещенных спинами у обоих переборок, переходила в рубку пилота и напоминала салон самолёта. В каюте было холодно и горел тусклый синий свет местами вообще не освещающий. Потолок был низкий и по нему тянулись неровным строем провода, поэтому заходя, Макс сразу пригнулся, опасаясь зацепить что - нибудь головой.
        - Пристегнись, землянин, - раздалось через громкую связь. - Сейчас свернём быстренько пространство и у Луны будем через двадцать минут. Ты только не обделай мне сиденье, а то слизывать будешь сам!
        Макс пристегнулся, и вскоре почувствовал, как корабль встряхнуло, а затем по хребту пошла вибрация от того, что двигатель набирает обороты.

* * *
        Полёт был не из лёгких. Космический транспорт без иллюминаторов и какой - либо визуальной поддержки для пассажиров, давал впечатление глухой консервной банки.
        Корабль прибыл в четвертый Лунный аэропорт промышленной зоны. По сути это даже не был аэропорт, скорее крупный шлюз для транспортировки руды. Как раз лёгкий корабль с землянином на борту прошмыгнул мимо вылетающего груженого танкера. Макса встряхнуло так, что он даже перепугался, не падают ли они. Лунную гравитацию землянин прочувствовал позвоночником сполна. Тело взвыло и потянуло к палубе. А голова была готова разлететься от давления как переспелый помидор. Но это был скорее эффект посадки, нежели взаимодействия со спутником Земли.
        Макс весь извелся пока летел, благо удержал тошноту, когда шасси коснулись посадочной площадки. А так хотелось выдать рыжей порцию недавнего обеда, ибо сложилось ощущение, что она специально сажала корабль так небрежно.
        Шасси коснулись твёрдого, и гул быстро стал стихать. Шлюзовая дверь шикнула, ознаменовав разгерметизацию в салоне. Тут же пахнуло затхлой пылью и чем - то пережжённым.
        - Выметайся! - Рявкнула рыжая, высунувшись из рубки. - Много чести одного раба возить! Давно такого не было. Докатились.
        Чем она была недовольна, Рябой так и не понял. Шатаясь, он вылез из корабля. Как оказалось, гравитация стала ещё ниже, чем была на станции. Землянин сошёл с трапа и тут же начал парить с каждым шагом, как надувной шарик.
        С восторгом в груди Рябой осознал, что действительно находится на Луне! Это было круто! Это было самое серьезное событие в его рутинной жизни! И стало это совсем не малым утешением в текущем положении.
        Снаружи оказалось холодно и тихо, как на кладбище. Если не считать гула, сбавляющих обороты турбин. Плотная площадка площадью не менее пятисот квадратных метров чем - то походила на сплошную бетонную плиту. Вдалеке она резко обрубалась скалистой породой, в которой неровно был врезан обод пещеры. Неподалёку от него замерли две грузовые машины, судя по масштабам кабины - не меньше, чем белорусские белазы.
        Выше породы, метрах в пяти - семи начинался купол, беспорядочно изрезанный укрепляющими железными балками без какой - либо логики. Где - то их больше, где - то они вообще обрываются. Видимо, часто проводились ремонты со сварочными работами. Купол уходил вверх, закругляясь к центру, где имелся выход в створчатый шлюз, размером в несколько футбольных полей, если навскидку.
        От сегментов купола шло тусклое белое свечение, которое и давало большую часть освещения на посадочную площадку. В некоторых местах на стенах породы имелись круглые фонари, горящие через одного, но они больше выполняли функцию затемнения того, что было у подножья.
        Посадочная площадь, на которой стоял один единственный корабль, доставивший Макса, не была пустой. С противоположной стороны от пещеры с «белазами» примерно на треть она была заставлена контейнерами в несколько этажей. Рядом замер погрузочный робот метра под три.
        С заметным любопытством землянин обратил свой взор и на корабль рыжей, отступив на десяток метров, чтобы лучшее рассмотреть. Гладкая металлическая поверхность хорошо отражала белое свечение, часть балок и самого землянина. Если покрытие показалось Максу логичным, то форма нет. Похоже, инопланетянки на аэродинамику наплевали в принципе: цилиндр поменьше врастал в цилиндр побольше, который переходил в самый крупный. Ни крыльев не было, ни хвоста. А о кабине в носу поди догадайся, никаких иллюминаторов для пилота и в помине. Всё это дико незамысловатое строение длинною метров в тридцать стояло на тоненьких ножках. Выход был из среднего цилиндра, трап уже поднялся обратно, но землянин помнил примерно, откуда вышел. Иначе тут хрен разберешь что к чему и где вход.
        Осмотревшись, Макс двинулся в сторону пещеры, ибо заметил там какое - то движение. На полпути он почувствовал сильную отдышку и замедлился. Он не сразу понял, почему его сердце заколотилось в полуторном ритме. В воздухе ощущался солидный, катастрофически неприятный недостаток кислорода.
        Уже и рот открыл, чтобы во все дыры залетало, и как собака язык высунул, а паника накатывала и накатывала. А самое страшное, деваться от этих ощущений было некуда. Поэтому землянин остановился, отдышался, попытался успокоить сердце и только после этого пошёл осторожно, стараясь не сильно напрягать тело излишними физическими нагрузками.
        Приблизившись к грузовым машинам, он понял, что погорячился в сравнении. Эти были длиннее и вместительнее. Ещё бы! Веса можно было брать намного больше из - за пониженной гравитации. Люди были замечены под одной из машин. Два бородатых парня в засмоленных, протёртых коричневых комбинезонах расположились на матраце в полусидящем положении и рубились в карты. Больше на посадочной площади никого видно не было.
        - Привет, ребята, - добродушно поздоровался Макс и встретил недовольные взгляды.
        - Ребята, - повторил сипло и усмехнулся себе под нос более заросший и более потасканный.
        Судя по бородам, бриться здесь было негде, или не было нужды. Но это не так тревожило, как излишняя худоба, что насторожила Макса больше всего прочего. Комбезы висят, будто на три размера больше, ручонки тоненькие, глаза впалые. Неужели тут не кормят?! Если присмотреться, им лет по двадцать пять, а выглядят, как старые иссохшие деды - отшельники.
        - Весь такой новенький, прям свежак, - продолжил комментировать местный.
        - Левин, не гони на пацана, - вступился второй. - Давай, лучше карту бросай.
        Макс был удивлен не только таким контингентом. Ему было не понятно, почему никто не встретил, не показал жилье и место работы. Сложилось ощущение, что до него просто никому нет дела. И от этого становилось тревожно.
        - Сигареты есть? - Кивнул первый. - Три года соски во рту не держал.
        - Да откуда у него, - усмехнулся напарник.
        - Нет, - подтвердил Макс, который никогда и не курил.
        - Мало ли, - пожал плечами более заросший. - Шагай тогда, дух.
        На характеристику майор никак не отреагировал. Он делал выводы и анализировал.
        - Так куда шагать - то? - Макс чувствовал, что может навалять обоим легко, но конфликтовать не собирался.
        - По тоннелю километров пятнадцать, - ответил менее заросший. - Идёшь прямо, потом на повороте налево и прямо до диспетчерской. Там должны вроде как отмечать вас, зеленых.
        - Пятнадцать километров?! - Ахнул Макс.
        - Да, с мелочью, - кивнул добрый. - И смотри, где фиолетовый свет увидишь, сразу беги или забивайся в любую дыру. А двери с индикаторами фиолетовыми стороной обходи за километр, не то что бы сунуться туда.
        - А что с этим светом не так? - Макс попытался выяснить как можно больше.
        - Лунная королева под ним ходит, её ещё «Сейлормун» в простонародье кличут, - выдал заросший. - На первый раз тебя могут и простить, а на второй как повезет. Я вот всё свою жену вспоминаю, думаю, каким же идиотом был, что на руках не носил того ангела, а повёлся на молодую сучку, которая меня сюда и упекла.
        - Да брось ты, оттрубишь своё да домой к жене вернешься, - попытался поддержать второй своего поникшего товарища.
        - Ага, чушь собачья, - взбеленился заросший. - Помнишь Сергея Стрельцова, что тут до прораба дорос? Ну его ещё звали Сергей визгливый.
        - Ну да. Он один из первых. Ещё Лунбург строил.
        - Так вот, ходят слухи, что не домой его вернули, а на Марс хотели заслать. Взбунтовался мужик, что после пятилетнего ещё столько же накинули, его по тихой и пришибли, чтобы панику не наводил. Им же невыгодно, чтобы на Земле были те, кто в курсе, что творится здесь. Эти пришлые бабы всё так зашифровали, что мы уже никто и звать нас никак. Так что парень, дали тебе билет в один конец. Надеюсь, тебя дома жена с детьми не ждёт, а то хрен дождётся. Я уже и забыл, как мои выглядят.
        - Да всё, не нагнетай, - перебил товарищ и бросил растрёпанную карту. Похоже, гоняли они эту колоду часто.
        - Всё, вали, - фыркнул заросший, недовольно глядя на карты. - Нам полчаса на игру осталось, а тут ты ещё с тупыми вопросами.
        - А потом обратно поедите? - Уточнил Макс, в надежде, что можно будет напроситься попутчиком.
        - Нет, потом новый танкер прибудет, на разгрузку. Один загрузили, второй разгрузили и так мать вашу уже десять смен на этой грёбанной новой должности!
        - Парень, ты бы лучше спешил, без отметки у диспетчера тебя за зайца могут принять, - проявил заботу второй. Прибывший на Луну примерно полтора года назад, он ещё помнил такие тонкости.
        Макс понял, что стоит послушать местных и двинул в пещеру.

* * *
        НЕМНОГИМ РАНЕЕ. ЗЕМЛЯ, ГОРОД МОСКВА.
        С разбитой губы сочилась кровь, но Лена храбро скалилась. И это всё, что она могла сделать, связанная по рукам и ногам.
        Высокий блондин, лет двадцати семи на вид, походил на голливудского актёра Дольфа Лундгрена в расцвете сил. Его голубые безжалостные глаза смотрели на девушку, как на мелкую добычу, ничего не значащий улов для матёрого рыбака. Незначительного противника, очередную ступеньку на лестнице к цели. И то, что она была обнажённой, маленькой, хрупкой на вид, не добавляло жалости. Не вызывало желания.
        Аппетитное подтянутое тело с небольшой, но красиво отчерченной, острой грудью, плоский живот с кубиками пресса и оттопыренные ягодицы, - всё это для него было лишь мясом. Ничего не значащим, убогим мясом. Пусть и собранным во что - то привлекательное. Ему ничего не стоило прикончить охотницу, но все пути вели именно через неё.
        В свою очередь девушка и понятия не имела, что это за тип, сумевший обойти все системы защиты в её квартире. Жаль, никакой борьбы не вышло. Лена, не ожидая подвоха, вернулась домой вечером, сходила в душ, а когда вышла, её встретил незнакомец с широкой улыбкой и дезинтегратором. Оружие не земное и довольно действенное, поэтому Сто шестьдесят девятая сдалась без боя, застигнутая врасплох.
        И правильно сделала, против Двадцать пятого у неё не было и шанса.
        - Во сколько сеанс связи, спрашиваю второй раз, - произнес спокойно агент орбиталов Радуги.
        - В чёрном Квазаре гори, - прошипела Лена, понимая, что это очень сильный и умный враг, раз заблокировал все её каналы связи.
        Двадцать пятый славился своей особой жестокостью с женщинами. Если дамы Радуги брали количеством засланных агентов, то его руководство - качеством.
        Без особых церемоний мужчина всадил кухонный нож прямо в бедро. От дикой боли Лена закричала на всю квартиру, и если бы не инопланетная шума изоляция - вышло бы на весь дом. Но увы, их никто не слышал.
        Мужчина - полукиборг насладился её агонией сполна, подождал, когда она проорётся и притихнет, затем спросил вновь:
        - Во сколько сеанс связи? Спрашиваю в третий и последний раз.
        - В двадцать два пятнадцать доклад, - прошептала Лена, сдаваясь на милость победителю. На ковре уже образовалась немалая лужа крови. Но не это пугало её больше всего. Она поняла, наконец, с кем имеет дело.
        - Хорошо, подождём, - произнес мужчина, усаживаясь на диван поудобнее и закидывая ногу на ногу. Он и предполагал такое время, но были сомнения.
        - Чего тебе надо? - Лена попыталась выведать как можно больше. В надежде, что когда он свалит, у неё будет какая - то информация.
        Но она не знала, что Двадцать пятый не оставляет агентов врага в живых. Исключением стала Сара. Но он это вскоре собирался исправить. Однако сперва надо было разобраться с делом чести.
        - Чтобы вы все сдохли, - бросил без каких - либо эмоций на лице.
        - Хорошо, зачем вам земляне?
        - Земляне? - Произнёс с иронией и ответил кратко: - Земля.
        - Освободи мне руки, я истекаю кровью, - спохватилась Лена. - Или я не доживу до сеанса.
        - Хорошо, - после некоторых раздумий ответил агент. - Но если ты сделаешь хоть одно резкое движение, я расцеплю тебе обе руки и буду смотреть, как ты подыхаешь.
        Время сеанса подошло, и Лена сделала запрос под контролем Двадцать пятого. Она не понимала, зачем ему нужен был этот сеанс. Но цель полу - киборга была в другом: узнать какая именно распределительная орбитальная станция покрывает эту территорию.
        Но случилось странное.
        - Почему нет ответа? - Поинтересовался Двадцать пятый.
        - Не знаю, - ахнула и Лена, недоумевая.
        Впервые за всю её карьеру на Земле вместо ответа «Девятьсот шестая, принимаю хорошо» было молчание! Нет, конечно контакт прошёл, и агент выяснил, что ему требуется. Но почему ответа не было?!
        Мужчина тут же прокрутил в голове самые серьезные предположения. И пришёл к выводу, что о его присутствии здесь уже знают! Дабы перестраховаться от ринулся, чтобы добить девку и свалить, ибо не знал, как близко сейчас облава.
        Заминка в раздумьях длилась какие - то секунды. Тем временем Лена, понимая, что ей настала крышка, активировала экстренную эвакуацию. Спасибо дураку, что освободил ей руки. Красный лазер взмыл в потолок, пробил его, как и все последующие бетонные препятствия и унёсся ввысь. Дальше сработала автоматика, мгновенно вычислив координаты и телепортировав объект на дежурный корабль. И это за долю секунды до того, как Двадцать пятый спустил курок, прицелившись чётко в голову брюнетке.
        Разрушительный поток энергии ударил в ковёр и частично зацепил диван. Искры посыпались в разные стороны, вызывая задымление квартиры. Не заставив себя долго ждать, сработала пожарная сигнализация, и мужчину тут же обдало струями холодной воды.
        Не желая рисковать, полу - киборг выпрыгнул через окно, пробив новенькие стеклопакеты, словно тонкую ледяную корку.
        Если бы пришелец знал, что Макс вновь явился причиной неудачи, бился бы головой о бетонную стену, пока не проломилась бы последняя. Ведь Девятьсот шестая не ответила на запрос лишь потому, что покинула пост и была в каюте с землянином в то самое время.
        Оказавшись в транспортной камере на борту дежурного корабля, Лена возрадовалась своему спасению. Но длилось это недолго. Девушка чётко понимала последствия своих действий. Экстренная эвакуация означало одно - провал её, как агента. Особенно в месте собственного жилья, ведь луч прошил три квартиры сверху. И даже если без жертв, всё равно жители вызовут полицию, а та, поняв, что факты необъяснимы обратится к спецслужбам.
        Лена схватилась за голову, вопреки не стихающей боли в бедре. Сколько сил и средств потребуется агентству Радуги, чтобы замять и замести всю ту грязь, что она оставила?! Успешной карьере конец, она влетела на немалые деньги Совету. А в условиях войны такое недопустимо. Теперь её ждёт позорный отзыв на Радугу.
        Девушка кипела от злости. И как же Двадцать пятый вышел на неё? Неужели через Сару. Эта зазнайка строит из себя опытную, просидела на Земле четыре года с лихвой и расслабилась. И зачем рыцарю орбиталов нужна простая охотница? На кой чёрный Квазар сдалась она ему?! Неужели всё дело в…
        Когда Сто шестьдесят девятую латали в медкапсуле она думала о том, что не хочет покидать Солнечную систему. Да, с Земли её точно попрут. Но ведь можно воспользоваться связями и попроситься в штат Луны или Марса?
        Глава 6
        Многое мы охотно бросили бы, если бы не боязнь, что кто-нибудь другой это подберет.
        Оскар Уайльд
        НЕМНОГИМ ПОЗДНЕЕ. ЛУНА, СЕМНАДЦАТЫЙ СЕКТОР.
        Пещера походила на нору крота размером с динозавра, у которого были большие и неровные когти, потому как копали здесь, похоже, те ещё калеки. Особенно это отражалось на неровных стенах, чего нельзя было сказать о дороге. Тут она была отполирована частой ездой техники. Вдоль по стенам шли тонкие провода, висящие будто гирлянды, в некоторых местах провисающие до самой земли. Света мало, подвешенных на потолке неоновых ламп по одной на сотню метров. В общем, как у шахтёров. Только отличие в том, что на Земле спасение ожидало на поверхности. А здесь чёрт его знает, что там над головой творится. И будет ли кому дело до погребенных вообще.
        Макс шёл по грунтовой дороге вприпрыжку первые несколько часов, периодически подлетая с непривычки. Затем он чуть не попал под встречную колонну грузовиков. Сперва показался свет, затем он стал ослепительным, отдалённый шум перерос в гул движков, грунт под ногами задрожал баллов на девять. Он прижался к стене и его обдало плотной пылью с ног до головы.
        - Посторонись дух! - Раздался задорный голос, усиленный рупором.
        - Да дави его, дави! - Засмеялись грузчики, сидящие на кузовах.
        - Чур комбинезон мой!
        - Ага, разбежался!
        Четыре грузовика промчались в сторону шлюза. Видимо, танкер прибыл, подумал сдрейфивший новичок. Колеса прошли в метре от носа. И кажется, водилы специально сместили машины в его сторону. Вот уроды!
        Километров через пять пути тоннель стал уходить вниз. Скорее всего и раньше был наклон, но землянин его не ощущал. Пещера то светлела, то темнела. Участками была настолько мрачной, что становилось страшно. Лишь отдалённые голоса и звуки моторов придавали уверенности, что люди здесь никого не боятся. Монстров нет, маньяков тоже. Несколько раз землянин напоролся на лужи, чёрными каплями запачкал штанину. На второй половине пути звуки оживленной деятельности значительно усилились.
        Добравшись до перекрёстка, он повернул налево. Разглядел, что творится и в других направлениях. Если бы он шёл дальше прямо, то нарвался бы на глобальную погрузку руды, в которой было задействовано несколько сотен рабочих и немало техники. К той точке прибывали вагонетки, гружёные до отказа. Направо взглянул - там дорога расширялась и уходила вверх. А по его направлению наоборот сужалась и вела резко вниз.
        Появились первые группы шествующих навстречу. Они активно беседовали между собой и прошли мимо Макса, даже не обратив на него внимания. Первым делом землянин подчеркнул, что ходят они все более приземисто, чем он. Пусть и на первый взгляд выглядит смешно. Видимо, поэтому легко и вычисляют, что новичок, не имеющий выработанной походки, подпрыгивает, где надо и где не надо.
        Из бесед майор улавливал, что это тоже относительные новички, впечатлённые агрегатами, техникой и кораблями. Но судя по худобе такого сказать было нельзя. Неужто и он скоро сбросит свою массу? Потеряет накаченные мышцы, над которыми работал годами, пыхтя в качалке?
        А ведь организм по привычному режиму уже требовал нагрузки. Силы переполняли его, ожидая тренировок. Но как с таким притяжением можно эффективно заниматься?! Настроение стремительно падало. Быть задохликом? Сбавить за месяц два десятка килограммов, чтобы кожа на пузе повисла, как у бульдога.
        Тоннель вывел к диспетчерской, когда Макс уже был на грани взвыть. Без документов, без знакомых людей или проводника он почувствовал в полной мере, что всем плевать, кто он, что он. В горле пересохло, и не было ни малейшего представления, где взять воды. Ещё хотелось в туалет, и пришлось даже испражниться в темноте. Но совесть его не мучала, запах аммиака периодически бил в нос на некоторых отрезках движения.
        Грунтовая дорога вывела к большой пещере с куполом, на подобие того, что бы в шлюзовой. Здесь тоже имелись створки над головой. Но так как площадь была утыкана зданиями, смахивающими на времянки у стройки, и агрегатами неизвестного назначения, можно было сделать вывод, что корабли тут не садились. Здесь было много людей. И большая часть вилась у огромной круговой стойки, подсвеченной голубым светом. Посередине её обосновался столб, переходящий в широкую тарелку, от которой тянулись провода к потолку под разными углами. Тянулись необычно, ибо смотрелись, как натянутые струны, а в целом стойка выглядела, как разросшийся гигантский борщевик.
        - Извините, не подскажите, где диспетчерская, - обратился Макс к бородатому парню в затёртом комбезе.
        Тот молча указал на стойку и усмехнулся злорадно.
        На стойке была куча одинаковых панелей, и у каждой стояла очередь, как это бывало у банкоматов. Люди что - то листами, получая информацию, тыкали на дисплейные кнопки. Макс обошёл вокруг и встал, где поменьше народа. До сего момента он надеялся, что его встретит какой - нибудь дежурный диспетчер и расскажет, что к чему. Но тут работала автоматика.
        Примерно через полчаса очередь дошла и до Макса. Он не знал, как пользоваться панелью. Тыкнул на виртуальную иконку в виде ромбика. И система тут же нашла его в базе, считав данные от скафандра.
        «Добро пожаловать в семнадцатый сектор Луны, Максим», - выскочила надпись и сменилась другой. - «Поздравляю, вы успешно зарегистрировались в системе. Должность помощника посыльного подтверждена. В течение часа вам необходимо проследовать до пункта, указанного на карте».
        Высветилась карта местности, с указанием точки, где он стоял и пункта, куда надо добраться. Минут десять Макс разбирался, пока не начались возгласы.
        - Эй, зеленый, ты не один тут вообще - то!
        - Да что ты там возишься?!
        - Дух, встань в конец очереди! Мы по - быстрому отметимся в бригаде и продолжишь!
        - Ребят, я уже всё, не могу по карте сориентироваться, - признался Рябой.
        - Ну - ка, - подскочил стоящий позади. - Ёптыть, в трёх соснах заблудился. Да это вон в десятый тоннель тебе надо, к этим, к гонцам.
        Тоннель номер десять оказался довольно светлым и оживлённым. Целая вереница рабочих тащила навстречу какие - то светящиеся зеленым светом метровые цилиндры. Макс шёл буквально по стеночке, боясь, что его сметут грузчики с недовольными мордами.
        Выйдя под очередной купол, Рябой сориентировался быстро, направившись к зданию, наиболее вероятно подходящему по форме и расположению.
        Это было одноэтажное строение, походящее на вагончик, вырастающий из монолитной стенной плиты. Широкий проём приглашающе подсвечивался зеленым. И Макс направился туда. Постучав по хлипкому пластику у дверной рамы и не получив никакого ответа, он вошёл во внутрь. Холл перерастал в кабинет, в котором за столом сидел бородатый лысый мужчина лет сорока на вид и увлеченно тыкал по столу одним пальцем.
        - Добрый день, - обозначился Макс. - Меня вроде как сюда направили.
        Мужчина резко поднял свои крупные карие глаза, попутно что - то быстро набрав на панели. Недоумение на лице сменилось милостью.
        - Так - так, зелёный пожаловал. Доброй смены здесь говорят! Заходи, присаживайся, - заговорил важно с картавинкой в голосе.
        Макс послушно присел на табуретку напротив.
        - И как там на Земле? Не захватили ещё нас? Что интересного в мире творится? Какой курс доллара? Кто президент сейчас? Олимпиаду где ща проводят?
        Расспрос длился недолго. Макс отвечал, как мог, но похоже, человека мало интересовали ответы, он просто вылил поток вопросов, не слушая. А затем нахмурился, посерьезнел, уставившись в электронный журнал, встроенный в стол.
        - Вводный инструктаж значит, - загнусавил мужчина, сделавшись деловым и ещё более важным. - Тебя зовут Максим, а фамилия?
        - Рябой.
        - Будешь Макс Рябой, даже кличка не требуется, - тем же гнусавым голосом продолжил старший. - А я Сергей Мельник, старший посыльный по сектору семнадцать. Ты же мой стажёр на месяц, затем будешь посыльный по сектору семнадцать.
        Сергей продрал горло, почесал нос и продолжил медленным тоном, будто у мужика подсела батарейка:
        - Посыльный - должность тупая, но почётная. Поэтому ходи с гордо поднятой головой. И если захотят дать в морду, начнут задирать или ещё как провоцировать, говори, что идёшь к Сейлормун или от неё, там уж сориентируешься, в каком - направлении заловят. Если не действует, делай ноги. Если попался, и тебя отпинали, а встать не можешь, вызывай медика. Если панель на рукаве разбили, ползи, кричи, зови на помощь. С панелью - то разобрался?
        - Нет ещё, - выдал ошарашенный Макс сипло. Сложилось ощущение, что он попал в лагерь заключённых или бандитский район.
        - Ну разберешься. Там всё на русском, - отмахнулся старший. - Главное следуй подсказкам и таймерам на рукавчике. Что там ещё я должен сказать. Пищеблок твой тут, но посыльный имеет доступ ко всем пищеблокам сектора. Однако, в подземках третьего уровня старайся не питаться, там такого не любят, народ озлобленный, могут и надавать. Тогда ты помнишь, что надо делать.
        - Ага, уползать к Сейлормун, - выпалил Макс.
        - Молодец, схватываешь на лету, - криво улыбнулся Сергей. - Да, чуть не забыл. У посыльного есть доступ к картам на всех диспетчерских любого сектора, как у прорабов, поэтому если заблудился, обратись к карте. Но это не значит, что каждой рабочей морде по просьбе ты должен давать карту посмотреть. На шею сядут, будешь стоять, пока харя своё натыкает, потом с посылкой опоздаешь. У нас сектор, как Бермудский треугольник. Руда везде связь глушит, поэтому и ввели полгода назад эту халтурную должность. Но если не доставишь посылку вовремя, пойдут сбои, вплоть до срыва поставки. А этого руководство не любит, могут снять и бросить на третий уровень к копателям, там шляпа полная.
        Макс слушал и пытался внимать каждому слову, но вопросов по ходу накапливалось много.
        - Что ещё я мог упустить? - Продолжал монотонно вещать старший. - Времяисчисление здесь идёт сменами по восемь часов. Три смены - это одни сутки. Раз в шесть часов, то есть четыре раза за сутки ты можешь активировать норму пищеблока. Если не активировал в течение смены ни разу, истекшая норма сгорает. Накопительного эффекта нет, так что не закатывай губу накопить норм и торговать ими. Да, и вот ещё что: если будут предлагать подкрутить твою панель на скафандре, не вздумай соглашаться.
        - Что значит подкрутить?
        - Программисты наши тут водятся, которые пытаются разобраться в технике пришельцев подпольно. Под этим поводам новичкам предлагают бесплатно увеличивать нормы, путём подкрутки счётчиков и как - то там ещё. Но ты не ведись. Тебя, как посыльного, могут просканить в один прекрасный момент и выявить халтуру. Тогда скатишься к землекопам.
        - Понял, - кивнул Макс с глазами по пять копеек.
        - Молодец, что понял. А теперь пойдём, твою коморку покажу, - Сергей поднялся, Макс вскочил следом.
        Походка старшего показалась ему забавной. Худощавый Сергей старался не сильно скакать, больше мельтешил. Видимо, экономил энергию. Да и в целом его ходьба походила на вполне земную.
        Интересно, сумеет ли он сделать хоть шаг в условиях земного притяжения, с противоречивыми чувствами подумал Макс.
        Выбравшись из вагончика, они направились вдоль стены. Затем повернули налево и оказались на площади, где рядами стояли здания высотой метра под четыре, напоминающие своей удлинённостью и овальными крышами военные ангары. Белый материал, балки, составляющие скелет - этим они больше походили на парники в огороде, но были значительно крупнее. Всего имелось шесть таких зданий. Два ряда по три, или три по два. Народу здесь вилось довольно много, и все в движении.
        К площади, окружённой бетонными подпорками, стенами и просто грунтовым срезом, со всех сторон подведены пути, хода, пещеры. Люди расходились на работы или возвращались со смен на отдых. Макс обратил внимание на потолок. Здесь он был не купольный, а пещерный, высотой в пятнадцать метров. Поперечные балки держали породы от обрушений. На балках имелись фонари и куча проводки, не редко провисающей над головами. И всё это давило на лоб и глаза.
        - Вон пищеблок, - указал на отдельно стоящее здание Сергей. Оно примыкало к стене, как и вагончик, и напоминало крытый рынок: крыша из балок с белым шифером, стен не наблюдалось, только столбики. Поэтому было хорошо видно, как много там толпилось рабочих.
        - Соваться туда лучше в пересменок, рабочих меньше, ну, со временем и сам разберешься, - прокомментировал Сергей и остановился. - А ну - ка, покажи рукав. Глянем, куда тебя диспетчер определил.
        Макс послушно выставил правую руку и панель на рукаве сама подсветилась.
        - Ничего себе ты счастливчик, - ухмыльнулся старший. - Первый ЖБ! Похоже, с тобой надо дружить, мужик.
        Как оказалось, первый жилой блок был из шести самым лучшим. Во - первых, потому что находился ближе всех к пищевому блоку, во - вторых, слыл самым современным и новым, а в - третьих, к нему был подведен полный набор систем жизнеобеспечения и быта. Чего нельзя было сказать об остальных пяти блоках.
        У входа в ЖБ Сергей остановился.
        - Дальше мне доступа нет, - произнес он с грустью. - Ключ на запястье, подносишь к кругу. И также к двери. В общем, разберешься. Дорогу до офиса моего запомнил? Если вызову, мчи ко мне. Пока указаний не было, тишь да гладь. Бывай.
        - Спасибо, хорошего дня, - распрощался землянин и, затаив дыхание, поднёс запястье к небольшому белому кругу.
        Подсвеченная белым светом дверь разъехалась, впуская вовнутрь. То, что этот блок оказался блатным, видно было и по мизерному количеству народа, вьющегося рядом. Внутри был узкий хорошо освещаемый коридор, по правую и левую сторону - двери. Судя по их частоте, на хорошую жил - площадь рассчитывать не получится. По пятьдесят дверей с каждой стороны, хотя снаружи барак не казался таким уж длинным.
        Макс двинулся до своей заветной двери под номером шестьдесят девять. Щёлкая каблуками по идеально чистому полу, из серого материала, напоминающего пластик с сетками в мельчайшие поры через каждые несколько метров, он получал некое эстетическое удовольствие после путешествия по запыленным транспортным каналам Луны. Здесь даже кислорода было побольше, мозг сразу взбодрился и заработал, как надо.
        Замок двери среагировал на запястье без сбоев, заехав вниз мгновенно. В это же время в коридоре показалось несколько людей, вышедших из своих коморок. Они недовольно покосились на новенького, но Рябой поспешил вовнутрь, как и предполагал, дверь тут же закрылась за ним. Тёмная комната наполнилась тусклым желтоватым светом, как только распознала хозяина.
        Внутри пахло стерильностью и сверкало белизной. Площадь примерно два на три метра с узкой кроватью слева и мелкой тумбой - вот и всё, что досталось майору. Ни телевизора, ни радиоприёмника… от безделья можно было умереть. Но не тут - то было.
        Заметив знакомую панель в стене прямо над тумбой, землянин поспешил потыкать на кнопочки, как это делал в каюте орбитальной станции. Вскоре выяснилось, что здесь имеется полный набор аналогичных функций: пусть не набор полноценной еды, но стакан воды, выдвигающийся из стены всегда можно было получить, туалетное сиденье, выезжающее из пола - всегда пожалуйста, там же отходник для мусора. С душем Макс разобрался не сразу, как оказалось, всё по норме - раз в неделю можно расходовать небольшое количество воды. Сама кабина была напротив кровати: поднимался заслон, и вода лилась с потолка. Затем тёплые потоки высушивали за несколько секунд всё тело.
        Из развлечений предоставлялись - классическая музыка и звуки природы. Ещё можно было вызвать голографическую панель, но Макс не разобрался с ней до конца, тайна синего экрана оказалась новичку не по зубам.
        Землянин принял душ, прогулялся до пищеблока. Под крытой площадкой стояло десять панелей, встроенных в большой блок. И очередь у каждой метров под тридцать. Пришлось подождать и послушать о зеленом духе, а также побороться с желанием всем навалять. Когда добрался до панельки, ему выехал лоток, перетянутый плёнкой.
        Еду можно было брать с собой в конуру, что он и сделал. Пища откровенно разочаровала, безвкусные пересушенные брикеты. Даже не ясно, где тут мясо, где гарнир, а где хлеб. С таким притяжением по весу не определишь. С ощущением, что поел какой - то синтетической дряни, землянин улёгся на кровать, стянув комбез. Температура была комфортной и одеяло не требовалось. Его и не было.
        Макс успел даже прикорнуть, прежде чем раздался вызов из динамика.
        - Рябой, отдохнул? - Ворвалось в создание картавое. - Я тебе не сказал, что на посыльных смены не распространяются? Первое задание нарисовалось, давай, ноги в руки и ко мне!

* * *
        ТЕМ ВРЕМЕНЕМ. ЗЕМЛЯ, МОСКВА.
        Сара рвала и метала. Досталось посуде, стулу, следом и столу. Но от квартиры перевернутой вверх дном легче не стало.
        - Один единственный вражеский агент! - Отчитывала её некоторое время назад глава разведки. Чтобы оплошавший агент прочувствовал её гнев сполна Пятьдесят пятая включила громкую связь.
        - Я не…
        - Закрой свой рот, Сто третья!! - Женщина перешла на визг. Где это видано, чтобы низшая по рангу ещё и пыталась перебивать?!
        Сара кивнула в знак покорности, но тело в сидячем положении перед дисплеем стреляло иголками. Она была готова вцепиться зубами в эту стерву, сидящую на крейсере далеко и безопасно.
        А после того, как накрыли квартиру Лены, Сто третья не могла чувствовать себя комфортно! Если охотница вызвала экстренную телепортацию, дела плохи. Связи с дежурным кораблём нет, поэтому спросить она никак не могла. Но ковёр залитый кровью… Это была кровь её подруги. Сара стиснула зубы, опустила чернеющий взгляд.
        - Есть основания полагать, что ты скрываешь что - то от меня, - выдала Пятьдесят пятая спокойно, но угрожающе. - Ваша встреча с Двадцать пятым покрыта мраком. Если есть что добавить, сделай это сейчас.
        Наступила вопросительная тишина, набирающая с каждой секундой критическую массу. И казалось, что Сара вот - вот раскроет все карты. Но девушка даже под пытками не призналась бы, что её жизнь спас какой - то жалкий абориген с Земли.
        - Добавить нечего, - ответила Сара.
        - Что ж, - бросила глава. - Комиссия по расследованию уже прибыла на Землю. Ей будет поручено выяснить все обстоятельства и вашей встречи. Тебе же предписано быть под домашним арестом на это время.
        Ответа или подтверждения команды не требовалось, что и дала понять Пятьдесят пятая, вырубив связь после сказанного.
        Завершив вымещать зло на мебели, Сара уселась. Бросила спину на уцелевшую кровать и уставилась в белый потолок со светодиодными лампами. Лениво махнув рукой по лучу сенсора, она вырубила свет во всей квартире. В темноте думалось лучше.
        По предварительным данным Двадцать пятый появился на Земле примерно пять месяцев назад. Сперва он не проявлял активности. Ещё бы! Один агент орбиталов на всю страну, и это всё, что могли позволить себе враги. Однако теперь он держит в напряжении всё руководство разведки. И кто всему виной? С чего начался провал?
        А что если та встреча являлась постановочной?
        Сара раньше не думала о том, что абориген, спасший её мог быть завербованным врагами агентом. Неужели Двадцать пятый не сумел бы уничтожить залётного аборигена ещё на подходе? Бред! Смог бы легко. Но не сделал этого. А почему? Да потому что он свой! Эврика, Сто третья! Ты сама помогла агенту врага внедриться в производство на Луне! Теперь неизвестно, что натворит там этот Максим. Всему предприятию может настать конец!
        Девушка подорвалась с кровати, как будто в квартире пожар. В мозгу ядерным взрывом рванула мысль отчаяния.
        - Идиотка, - ахнула Сара в голос и схватилась за светлую гриву обеими руками, готовая рвать на себе волосы. - Долбанная идиотка!
        Только что она подписала себе смертный приговор, ибо не призналась в том, что Макс был там. Для любого, хоть немного соображающего в агентурном деле сотрудника очевидно, что это может значить лишь одно. Предательство.
        Рано или поздно её в этом обвинят. Прибывшей комиссии ничего не будет стоить вычислить человека, что был с ней в момент борьбы. Достаточно будет записей со спутников, быть может источники землян понадобятся: интернет, данные камер, данные сотовых сетей из базы. Нельзя забывать и о Лене, если она конечно выжила. Её показаний будет достаточно, чтобы выявить ложь Сто третьей.
        Этот чёртов землянин не спас ей жизнь, он лишь отсрочил её смерть! Девушка взвыла в бессильной ярости.
        Гордыня сгубила Сару. Ведь ничего не стоило признаться в том, что ей помог абориген. А теперь он - агент врагов, внедрённый на Луну. Да ещё и раскрывший деятельность охотницы Лены. Иначе как ещё объяснить, что её так быстро накрыли? Сара горько усмехнулась, ведь её поимели, как безмозглую малолетку.
        Она не удивится, если в скором времени накроют и точку отправки в Шереметьево. А стоит ли предупреждать об этом? Стоит ли раньше времени ставить на себе крест? Или подождать, когда случится первый саботаж на лунных верфях и начнётся кипишь?
        Сара собралась с мыслями, и начала перебирать варианты.
        Вскоре она поняла, что ей нужно действовать, а не отсиживаться. Но домашний арест - это не просто слова. Если она пересечёт границу квартиры, об этом в скором времени узнают наверху.
        Но иного девушка не видела, ей нужно было как можно скорее отправиться по следам Макса и обезвредить его лично.
        Глава 7
        Всё в женщине - загадка, и всё в женщине имеет одну разгадку: она называется беременностью.
        Фридрих Ницше
        - И что там у нас, - пропел Сергей, потирая лысину и изображая интерес к панели за столом, хотя всё уже прочёл. И ужаснулся.
        Макс сидел на взводе. Первое задание случилось так скоро, сумеет ли он с ним справиться? Что нужно делать, куда бежать и не заблудиться бы вообще! Старший мнётся, нагнетая атмосферы.
        Карие глаза уставились прямо в глаза новичка с наигранным сочувствием.
        - Дело ответственное, но ничего сложного, - продолжил старший посыльный. - Просто передать флешку лично в руки. Я отмечу на карте, изучишь и в путь. Один косяк - надо побыстрее, ни в коем случае тупить нельзя.
        По инструкции они должны были отправиться вместе, как и в дальнейшем во время стажировки. Но Макс и понятия не имел об этом. Обычно Сергей ленился поднимать свою задницу и куда - то мчать. Последние трое новичков справлялись нормально и без него. Но на этот раз дело было не только в лени. Старший едва мог скрыть свой страх.
        - Держи, - протянул он флешку с информацией. - Убери в карман и береги, как собственные яйца, вся информация о пункте доставки у тебя на панели.
        - Так куда мне? - Оторопел Макс, не получив никакой конкретики.
        - Ты к этому, к диспетчеру, к диспетчеру иди, - отмахнулся Сергей. - Всё, зеленый, давай. Мне другие дела решать надо.
        Из вагончика Макса буквально вытолкнули. Старший рванул и сам в сторону бараков, как ошпаренный. Землянин пожал плечами и двинулся к диспетчерской. Путь до неё он уже знал.
        По пути народу вообще не встретилось. Да и на площади с диспетчером людей оказалось мало. Он сразу добрался до терминала и поднёс рукав.
        Терминал поприветствовал и тут же вывел карту сектора семнадцать с линией маршрута от точки «А» к точке «Б».
        - О! Ты гонец! Дай карту посмотреть! - Пристал парень с соседнего терминала, сунувший любопытный нос.
        - Не мешайте, пожалуйста, - ответил Макс вежливо, но с нотками раздражения. Не успел разобраться, куда идти, уже полезли.
        - Доделаешь дела, дашь? - Не унимался парень.
        - Лёня, что к парню пристал? - Вмешался один из тех, кто встал в очередь.
        - Да это гонец, - отозвался Лёня.
        - А ну - ка! - Пятеро человек тут же облепили Макса. Один полез тыкать по дисплею, листая куда - то в сторону. - Я быстро гляну.
        - Потом я, - брякнули у самого уха.
        - Да подожди ты, - фыркнул Лёня. - Я вообще первый должен быть.
        Макс не ожидал такой наглости, отпихнул того, кто полез тыкать без спроса. Оттолкнул ещё одного.
        - Я же попросил, - рыкнул Макс. - Не мешайте, а?!
        - Урод… - посыпалась брань и похлеще, но люди не лезли. - Чтоб тебя Сейлормун заловила и трахнула!
        От последнего пожелания стало смешно. Макс вспомнил, что был такой мультик с анимешкой, превращающейся в супер - героя. Японские школьницы с коронами и мечами, чулочками и юбочками, да с глазами на пол лица. Безобидные такие, со злом вроде как боролись.
        Разобравшись с картой, землянин принципиально не спешил уйти от терминала. Пусть только кто - то вякнет. Тут же получит в нос. Если здесь колония - поселение, пусть знают, кто авторитет. Он даже ждал тычка, после которого готов был вмазать. Не получив тренировки и выплеска энергии, мужчина готов был и подраться. Этих доходяг разбросать ему ничего не стоило. Дашь в морду одному, второй уже не полезет.
        Лезть никто и не собирался. Макс не знал, что у диспетчера драки запрещены. Они фиксируются, и может прибыть полицейский отряд. От кары не уйдёт никто, не поленятся наведаться даже в барак. Особо приближённые к пришельцам мужчины с отрепьем вроде рабочих сектора семнадцать не церемонились.
        Макс полистал карту, приблизил, где было интересно, и в целом разобрался. Особенно, его интересовал единственный лунный город, от которого в разные стороны расходились крупные транспортные тоннели к куполам поменьше, а те в свою очередь дальше разветвлялись на паутинки путей. Землянин понял, что его определили, если не на самую периферию, то около того. Судя по карте от семнадцатого сектора до Лунбурга километров сто пятьдесят. Не так уж и много, если учесть, что расстояние здесь преодолеть несколько легче, чем на Земле. Но это, видимо, временный эффект.
        Землянина больше всего сейчас заботило собственное состояние и физическая форма. Не трудно было понять, что от этого завесила выживаемость. Возможно с утратой массы и силы придётся смириться. Пять долбанных лет на Луне…
        Закончив, он двинулся в нужном направлении. Заскочил в ещё не знакомый тоннель шириной метров пять. Убедился, что справа проходит железная дорога для вагонеток и уверенно ускорился. Вдоль железки нужно было пройти три километра, а потом свернуть в узенький тоннель. По карте он был показан тонкой линией, и Макс переживал, что пропустит его.
        Почему нет встроенного навигатора, подумал землянин изучая по дороге дисплей на рукаве скафандра. Никаких встроенных карт, одни цифровые счетчики. Время доставки с обратным отсчетом в полтора часа, время текущей смены с точкой начального отчёта, взятой за отметку у диспетчера. Ещё таймеры на приём пищи и на воду. С остальными не разобрался.
        Застучало по рельсам показались вагонетки с рудой. Завоняло ржавчиной, тут же поднялась пыль. Деваться было некуда, но землянин постарался уберечь нос, задрав воротничок. Пыль улеглась на удивление быстро. Кажется, сверху активно заработала всасывающая вентиляция. Впереди показались люди.
        Они бежали, причём очень быстро. Человек двадцать мчащихся навстречу насторожило Рябого, и он посторонился. Люди пронеслись с перепуганными лицами, вновь поднимая пыль. За ними показались ребята в белых комбезах с носилками. Трое носилок, на каждом по стонущему человеку. Побитому, подвернувшему ногу или вытащенному из - под завалов, на первый взгляд и не понятно, что случилось.
        - Что стряслось? - Поинтересовался Макс, встречая последних медиков. Но ответа не последовало. Группа пронеслась дальше, и у землянина возникла тревожная мысль, что впереди не безопасно.
        Но спустя двадцать минут навстречу уже шли спокойным шагом рабочие.
        - Доброй смены, парни, что там стряслось? - Пытался выяснить у прохожих хоть что - то.
        Кто - то разводил руками, кто - то смеялся вместо ответа, кто - то просто игнорировал, видя упитанного новичка в новеньком комбинезоне. Наконец нашёлся милый человек, разъяснивший ситуацию за пару фраз:
        - Это люди с танкера, пилотка там кого - то подстрелила и дала группе старт.
        - Какой старт? - Недоумевал землянин, понимая лишь, что речь идёт о какой - то невменяемой женщине, пилотирующей танкер.
        - Дала время добраться до диспетчера, кто не успеет, без норм на неделю останется. Видать, ей что - то там не понравилось…
        - Концлагерь какой - то, - фыркнул Макс.
        - Хуже, парень. Учись на чужих ошибках, бабам на Луне лучше не попадаться, - скривился рабочий и побежал догонять своих товарищей.
        Ужас какой, подумал Рябой и двинулся дальше. Время неминуемо иссякало, а что будет, если он не успеет вовремя доставить флешку, страшно было даже представлять. Похоже, мужиков тут периодически отстреливают, мстя неверным за измены и полигамность.
        Узкий тоннель он нашёл сразу. И двинулся по нему уверенно, хоть и ширина его была метра два, зато пол и стены здесь оказались отделанными на славу. То ли пластик, то ли что - то в этом роде. Посветлело, чистотой повеяло и свежестью. Сразу задышалось полной грудью.
        На перекрестке землянин повернул в нужном направлении и через двадцать минут встал у двери, напоминающей круглую шлюзовую, как на подводных лодках.
        Всё бы хорошо, и даже отсутствие людей по дороге его не смутило. А вот прямоугольный индикатор фиолетового цвета над дверью нагнал сомнений. Об этом и предупреждали грузчики!
        Он ещё раз прокрутил карту в голове, посчитал повороты. Вроде нужный не пропустил, да и последние километры карта вела прямо, минуя несколько перекрёстков. Может следовало свернуть раньше или с грунтовки он рано повернул налево?!
        Осталось пятнадцать минут с мелочью до конца доставки. И ни о каком возвращении речи уже не шло. Макс, мысленно перекрестившись, поднёс рукав к панели, подсвеченной справа от шлюза. Ибо ручек никаких, чтобы дёрнуть не было.
        Что - то пикнуло, где - то шикнуло. И дверь приоткрылась, отойдя от рамы сантиметров на пять. Дальше никаких действий со стороны механизмов не наблюдалось. Недолго думая, он стал прощупывать выступы двери и края. Дверь поддалась и поехала. Как оказалось, она была на петлях, и никуда не собиралась въезжать.
        Землянин вошёл. По ощущениям это напоминало некое здание. Если не знать, что снаружи, можно решить - это офис или что - то в этом роде. Широкий холл со стойкой в конце походившей на диспетчера, а дальше три прямоугольные двери в трёх разных сторонах. Позади шикнуло, доводчик сам закрыл за гостем дверь.
        Макс уверенно зашагал, приметив на стойке знакомую панель. Неужели всё так просто? Вставить флешку в какое - нибудь гнездо и пойти себе обратно? Но не тут - то было.
        Через три шага его обдало зелеными лучами сканера, будто попал в эпицентр лазерного шоу. Затем прокоптило дымом с потолка, что Макс чуть не упал от неожиданности. Так только пожары огнетушителями тушат. Рябой разразился кашлем, схватился за глаза от едких газов, но вскоре всё закончилось и очень быстро развеялось.
        Отсканированный и продезинфицированный он сумел подобраться к «оракулу».
        - Посыльный прибыл, - раздалось над головой женское электронное. - Проследуй по зеленому указателю.
        На пластиковом белом полу от ног потянулся зеленый пунктир света до нужной двери.
        - Прям для дебилов, - прокомментировал Макс и пошёл по светящимся чёрточкам.
        Дверь приглашающе въехала в стену, открывая новый коридор, переходящий в холл. А там синевой отдаёт по белым стенам. Посередине бассейн метров десять. А в нём дамочка голая плещется, не обращая внимания на пришедшего. Плаваньем это не назовёшь, заныривает, по дну проходит половину и выныривает.
        Мужское в Максе тут же отметило атлетическое, сексуально привлекательное тело. Доплыв до края, она вынырнула и смахнула руками воду с головы, поправила русые волосы, и только после этого взглянула своими голубыми глазами на гостя.
        Макс раскрыл рот от неописуемой миловидности и одновременной мужественности этой инопланетянки. Грудь третьего размера торчала, тут же бицепс, плечики рельефом. Не перекачено, но вполне, как у олимпийских прыгуний с шестом или гимнасток. Сделав удивлённый или скорее надменный вид, она рывком оказалась сидящей на бортике. Сработала на трицепс, подумал Макс. А девушка уже поднялась в полный рост, демонстрируя вычерченный пресс на тонкой талии и атлетические бёдра, за которые можно даже умереть. Но эта почему - то чёрная волосистость на промежности всё портила!
        Вопросительный, строгий взгляд сбросил пелену восхищения с землянина. На вид ей было лет тридцать. Это первая встретившаяся инопланетянка, вызывающая у него такое яркое ощущение, что он намного младше.
        - Доброй смены! - Выдал Макс. - Вам флешка.
        Женщина надвинула красиво отчерченные брови, ничего не ответив.
        Какой на хрен доброй смены, подумала она, взяв с выдвигающейся табуретки халат. Инопланетянка была настолько шокирована наглостью, что не знала, как поступить. А у неё ведь в системе был полный набор карательных мер. В том числе и микро - роботы готовые вмешаться и нанести любой ущерб по велению её мысли.
        - Извините, что вот так ворвался, - спохватился Макс и резко отвернулся, понимая отчаянно, что должен был сделать это сразу!
        И дабы исправиться добавил:
        - Вы настолько идеальны, что глаз не оторвать.
        Пропел землянин и закусил губу, затаив дыхание. Мало ли выстрелит!
        Женщина была удивлена не только неожиданно уверенному комплименту, но и внешности прибывшего. Увидев свеженького раба, в чистой, не засранной одежде, довольно ухоженного и крепкого на вид, не пришибленного в осанке и с блестящими в азарте глазами.
        Так получилось, что по выработанной системе, неопытные зеленые стажёры теряли свой лоск и презентабельный вид ещё до того, как добирались по карьерной лестнице до должностей, при которых можно было иметь честь узреть женщин Радуги. Даже на посыльных это распространялось. Но случилось так, что Сергей Мельник, который должен был пойти сюда лично, схалтурил, отправив зелёного стажёра.
        Большую часть времени на должности старшего он добросовестно выполнял все протоколы, а потом стал сдавать, опасаться за свою шкуру, ища любой повод не пересекаться с высшим руководством.
        Двести девятнадцатая презирала мужчин Земли, считая их жалкой пародией тех, что были их врагами на Радуге. В подтверждение она повседневно видела замызганных худощавых работников, что заполонили всю Луну своим смрадом и фекалиями. В отличие от агентов, посланных на Землю, сотрудницы баз Луны и Марса не имели представления о людях, живущих самобытно на планете. Пришельцы здесь вели себя вальяжно, жестоко и не знали порой меры. Для них все мужчины Земли считались пленниками, бесправными рабами, которые при любой удобной возможности перебегут в стан врага. Ведь мужчины всегда притягиваются к мужчинам, думала женщина.
        - Да повернись ты уже, - бросила женщина строгим голосом, в котором прослеживался лёгкий кошачий рык.
        Это было эротичней некуда, особенно в данной ситуации! От голоса будто ласковый язычок по мочке уха прошёлся.
        Макс обернулся и увидел, что девушка уже с высушенными волосами, облачена в обтягивающий скафандр. Он тут же вспомнил Сару, красоту которой затмить было сложно даже этой девице. Но как же хороши все эти женщины…
        Ещё бы! Но он видел только воинов или тех, кто выполнял военные задачи. Народ, состоящий из одних только женщин был разнообразен. Да, многие считали за основу, что надо становиться сильнее, мужественнее, дабы защититься от орбиталов. А в условиях, приближенных к боевым, уж и подавно! Поэтому в командировке в Солнечной системе все кушали таблеточки и стимулировали мышцы время от времени, ибо знали (особенно на Луне), как пагубно действует низкая гравитация на боеготовность тела.
        - Вставь, - брякнула женщина и уселась на выдвинутое почти мгновенно кресло прямо перед бассейном. Сейчас их разделял десяток метров, но землянину казалось, что он вдыхает цитрусовый аромат её длинных до груди прямых волос.
        - Куда? - Уточнил недоумевая Рябой. Авось ей надо вставить, подумал с сарказмом, дабы поддержать собственную уверенность.
        - Вон терминал, - кивнула в сторону, не теряя к землянину интереса.
        Обычно уже раздражалась, а тут и не хотелось. Безделье и скука бросали то в гнев, то в радость от того, что мужчинки, как мыши разбегались, чувствуя её рядом. Ведь она была единственной женщиной во всём секторе! Самом грязном и шумном. И ей нужно было контролировать всю эту свору бездельников. И это надоело настолько, что уже к горлу подкатывало. Когда уже будет команда начать экспансию?! Сколько ещё можно строить во благо тупых, недоразвитых животных Земли. От кого охранять этот заповедник?
        Макс нашёл терминал у стены и безошибочно вставил флешку.
        - Готово, - прокомментировал и повернулся. - Оставить или…
        - Максим, - произнесла девушка, игнорируя вопрос. - Мне всегда было интересно, а правда, что вас там тысячи?
        Землянин был удивлен, что она назвала его по имени.
        - На Земле - то? - Почесал затылок Рябой. - Миллиарды уж точно.
        - Да ладно, - ахнула женщина, отрывая спину и избавляясь от вальяжной позы. - Это ж вас там кишмя кишит.
        - По - разному, но в нашей столице, да, - согласился Макс, улыбаясь. Отточенная улыбка должна была расположить особу, на что майор очень надеялся.
        - А правда, что вы живёте с женщинами в мире? - Начала расспрашивать дамочка.
        Она не собиралась предлагать рабу воды, или кресло, чтобы тот присел. Макс стоял, как идиот, но недолго. Облокотился о стену с руками в карманах и содержательно рассказал о процессе знакомства, свадебном ритуале и функциях в создавшейся семье, как ему виделось.
        Получив объемный ответ, Двести девятнадцатая заинтересовалась ещё больше.
        - Мужчина защитник? - Удивилась на утверждения нахального. Но вопросы в голове инопланетянки только множились, и она не собиралась прямо сейчас проявлять гнев и калечить наглого раба.
        Если агентам на Земле можно было знать всё о людях, то на орбитальных станциях уже такой возможности не было, интернет блокировали, а на Луне вообще существовала цензура, которая по строгости могла сравниться с порядками Радуги. Информационную блокаду для своих сотрудников высшее руководство сделало не случайно. Они опасались, что женщины начнут проникаться к землянам. На Землю же отбирали истинных идеалистов и патриотов.
        - На Земле все войны из - за женщин, мужчины с древних веков воевали с другими за обладание женщинами.
        - Это как так? Женщины побеждённых не боролись? Они что…
        - Да, отдавались на милость победителю. Зато оставались живы, рожали детей, продолжали род.
        - Меня это мало волнует, - отмахнулась Двести девятнадцатая. - Я думала, что мужчины у вас аморальны, а выходит, что женщины ещё более аморальны и слабы духом.
        - Да, - согласился Макс, ликуя в душе. - Вы намного красивее и лучше наших женщин.
        - Ну, я и сама так думаю, - женщина впервые улыбнулась открыто. И землянин понял, что попал в точку. Ему сложно было не поддаться очарованию, начать тупить, нести пургу. Но опасение, что женщина потеряет интерес, собирало мысли в кучу.
        - А можно я тоже поспрашиваю? - Выдал Макс.
        Женщина уже хотела разъяриться. Но в то же время вдруг поняла, что ей хочется поговорить с этим наглецом, который вдруг посчитал себя равным ей. Это будет забавно, когда она его обломает, предвкушала глава сектора.
        - А давай, - усмехнулась она хитро. - Быть может, хочешь чего?
        - Могу я составить вам компанию в вашем досуге? - Выпалил гость.
        Девятьсот девятнадцатая голова была подавиться тот час же ядом. Но удержалась. Это было что - то новенькое для неё.
        - Присаживайся, Максим, - произнесла с сарказмом, указывая на выехавший по мысленной команде стул.
        Макс уверенно зашагал вдоль бассейна, но ощущение вдруг накатило, что он идёт по лезвию бритвы.
        Присел рядом с особой, в нос шибануло ароматами цветов. Свежая, пышущая сексом женщина была всего - то в паре метров от него и смотрела слегка раскосыми глазками с таким неподдельным интересом и обаянием, что хотелось наброситься на неё и оттрахать.
        Когда мужчина распознал иной тон в голосе, включился «майор». Возможно его проверяют, или же издеваются над ним. Но идти на попятную было поздно.
        - Меня зовут Максим, - землянин протянул ей руку, женщина захлопала глазами, пришлось пояснить. - Так на Земле начинается знакомство.
        - Двести девятнадцатая, - представилась женщина, не подавая руки в ответ, и добавила с некой неловкостью. - Но рабы зовут меня Сейлормун, звучит не плохо. Но зовут исподтишка, значит ли это оскорблением?
        Макс сглотнул сухим горлом, понимая, что влип. Сейлор мать её мун?! Чтобы не показывать замешательства, землянин рассмеялся. Вышло искусственно.
        - Им конец, - прошипела женщина.
        - Не, не, всё наоборот, - спохватился Макс и рассказал о персонаже из мультика. Естественно он акцентировал внимание на том, что это была девушка - воин, борющаяся со всякими монстрами.
        - Ха, - выдохнула после рассказа женщина. - Тогда ладно.
        - Получается, вы руководите здесь? - Перевел тему Макс.
        - Да, всем сектором, - кивнула женщина с усмешкой. - Три тысячи рабов под моей дланью.
        Издевательский тон майор оценил, как и набирающуюся критическую массу. Женщина - существо не уравновешенное и непостоянное, говорил Рябому молодой наставник. Им нужны эмоции, любые. Если мужчина не будет давать их, женщина начинает истерить, впадая в депрессию.
        - Тяжёлая работа, - кивнул понимающе Макс. - И как расслабляетесь?
        - Водные процедуры, ублажение тела, - выдала женщина, имея ввиду разные капсулы для массажей и стимуляции мышц. О чём подумал Рябой, ей было лучше не знать.
        - А по - нашему не пробовали? - Подхватил Макс, расцветая лотосом. - По - земному?
        - А как это?
        - Алкогольные напитки - лучший способ, - заявил мужчина.
        - Какие? Есть вода, соки, смеси из молотых фруктов. Всё это синтезируется. Скажи, что именно, давай синтезируем? - Пожала плечами девушка и вызвала синтезатор прямо к его ногам. Выехала прямоугольная штуковина с конусовидной ямкой посередине.
        - Водка, коньяк или виски есть?
        - А что это? - Подняла бровки девушка и вызвала голографическую панель. Затем стала перебирать меню, но вскоре заключила: - Ничего подобного нет в списке. Если знаешь формулу, можно ввести, но тогда ты первый будешь пробовать это.
        Макс не готов был отступать. Так близко у цели и всё напрасно? С наскока вышло перейти барьер. А что если другой возможности не будет подкатить к самой важной особе участка? Он должен был что - то придумать. И придумал!
        - А спирт есть? - Уточнил на всякий случай. - Медицинский земной спирт? Если есть медики, наверное, есть и спирт?
        - Спирт? - Приподняла одну бровку женщина. - Да, есть. Если речь об этиловом спирте, формула имеется. Синтезировать? Но я это пить не буду, а ты будешь. Раз запросил.
        Повелительный тон не смутил. Макс принял это за каприз и некий принцип.
        - Тогда можно ещё апельсинового сока туда добавить?
        - В какой пропорции?
        - Пять к одному, - выпалил Макс, но пожалел, ибо понимал, что медицинский спирт имеет крепость отнюдь не сорок процентов.
        Конус синтезатора заволокло синее беспросветное марево, и уже через несколько секунд наверх выехал полулитровый пластиковый стакан, наполненный желтой жидкостью до самых краёв.
        - Угощайся, Максим, - съехидствовала Сейлормун, смахивая голографическую панель. - А я посмотрю, как ты выхлебаешь это до дна.
        - А потом ты, - перешёл Макс на личное общение.
        - Я не буду это пить, наивный, - фыркнула женщина.
        - Странно, - произнес Макс задумчиво, цепляясь за последнюю соломинку. - Ваши воины на Земле не боятся это пить. С одной я даже соревновался.
        - Да врешь ведь! - Взвинтилась женщина, готовая вдарить нахалу за то, что мелет, не думая.
        - Секунду, - Макс взял стакан и опрокинул залпом половину, как пиво. Сейчас, как никогда ему нужна была помощь видоизмененного сознания.
        Алкоголь ударил в голову так, будто он не пил целый год.
        - Её зовут Лена, - произнес Макс, выдержав паузу. - Она предложила мне службу на ваше государство Радугу, я согласился.
        - Это планета наша, дурень.
        - Извиняюсь, что задел твои чувства, - землянин понял, что в ударе. - Но сказал, как знаю. Однако не в этом суть. Она не сумела перепить меня. Хотя пыталась.
        - Не верю я тебе, - произнесла женщина неуверенно. Но её что - то зацепило. На планете Земля все агенты без исключения выше рангом, чем те же сотрудницы на Луне или Марсе. Там элита, посланная в стан аборигенов и терпящая все тяготы и лишения. Он соревновался с охотницей?! Да что за ересь он мелет?!
        - Много у вас Лен среди наших? Та в Москве, спроси есть ли такая, - пожал плечами землянин и выхлебал до дна.
        - У нас нет доступа, - почему - то решила оправдаться перед наглецом Двести девятнадцатая и подала мысленную команду выдать ей того же напитка.
        Анализ состава не показал критического вреда. Токсины выведутся быстро, если лечь в капсулу. Дерзкий абориген перепил элитного бойца Радуги? В голосе его нет дрожи, показатели интонации и частоты биения сердца не выявили признаков лжи. Откуда у него столько уверенности?!
        Двести девятнадцатая не знала, что алкоголь придает столько уверенности, что ещё стакан и Макс будет готов идти в бой.
        Глава сектора семнадцать неуверенно пригубила, пробуя коктейль на вкус. Немного горчинки ничем не смутило. А в остальном напиток походил на грейпфрутовый сок, рецепт которого поставляли с Земли.
        - Я принимаю вызов, Максим, - произнесла женщина решительно и залпом выдула всю ёмкость.
        У Сейлормун не было микро - роботов в организме, подобных тем, что имелись у агентов на Земле. Поэтому алкоголь подействовал на неё как надо.
        - Ты как? - Поинтересовался землянин, заметив в глазах бедняжки признаки помутнения.
        - Твой напиток расслабляет, - призналась женщина и улыбнулась. - Продолжим?
        - Подожди, в этом деле нельзя спешить. Да и надо бы закуски, ну в смысле еды какой - нибудь, а то свалимся оба.
        - Всё, что хочешь, - брякнула Двести девятнадцатая вальяжно и вызвала в воздух меню на языке землянина.
        Макс быстро разобрался что к чему и заказал всякого мяса, да побольше! Ещё сыра, овощей к мясу и жареной картошки. Он жуть как хотел именно жареной картошки!
        Вскоре синтезатор еды заработал на полную, как скатерть самобранка, только вынимать успевали. Женщина сориентировалась быстро, по мысленной команде выдвинув из пола стол. Полы в этом помещении могли конструировать любую простую мебель за считанные секунды, обеспечивая тем самым комфорт для главы сектора.
        Макс дёрнулся, чтобы пододвинуться к новой знакомой, но стул оказался припаян намертво.
        - Пересаживайся, - кивнула на своё кресло женщина, заметив порыв. И её кресло стало разъезжаться на глазах, превращаясь в диван. Землянин немедленно перебазировался ближе.
        И это со ста грамм спирта, восторжествовал, потирая ладоши. Выехали ещё два стакана ядрёной смеси.
        - Подожди, - остановил Рябой. - Давай по чуть - чуть пить. Не налегай.
        - Дерзкий, - фыркнула женщина, надменность пробудилась, но уже не казалась такой опасной. - Впервые такого раба встречаю.
        - А я впервые встречаю такую богиню красоты, - выпалил очередной комплимент Макс. - Шикарней женщины никогда в своей жизни не видел. Отведай кушанья, моя королева!
        - Ой, ой, - усмехнулась женщина, краснея. - Самая вкусная еда на Радуге, а это всё синтетика.
        Про королеву она не возражала, ей было очень приятно услышать что - то хорошее о своей внешности. Давно такие сладкие речи не ласкали её слух.
        - С пылу с жару вообще, как настоящая, - оценил Макс, вцепившись в говяжий стейк. Раздел меню «пища аборигенов Земли» оказался очень кстати, иначе пришлось бы тыкать наугад.
        Женщина распробовала картофель и сыр, не побрезговала и мясом. Еда ей понравилась. Причина тому и алкоголь в крови, что вызывало аппетит.
        - Так себе, но есть можно, - слукавила ехидно, но заработала челюстями сильнее.
        Прикончив второй бокал, Макс пошёл в наступление, и попытался взять её за руку. Двести девятнадцатая отдёрнула рефлекторно, для её это считалось нападением.
        - Мы не пожали друг другу руки, традиция знакомства, - попытался сгладить Макс.
        - Ладно, раз уж пьем ваш спиртовой напиток, давай пройдемся и по традициям, - согласилась пьяная женщина и подала руку.
        Первый контакт в виде прикосновения прошёл на ура. Максу было приятно, что женщина сжала в ответ. Сама же Двести девятнадцатая испытала противоречивые чувства. Для неё это отразилось доверием, но в то же время чувством некого предательства по отношению к государству. Однако всё это меркло на фоне разрастающихся чувств, которых она ранее не испытывала никогда.
        Одиночка по жизни, она никогда не была в отношениях, и не знала, что значит простое ощущение чьего - то прикосновения.
        Макс отставил свой бокал, не в силах больше держаться.
        - Повернись ко мне, - скомандовал Макс нежно, но настойчиво, и женщина поддалась. - Есть ещё традиции, не пугайся.
        Он взял ещё в области затылка обеими руками. Мягко, нежно, чтобы не спугнуть. Неуверенный взгляд голубых глаз сверкнул испугом и полной беспомощностью в руках этого самца… А он уже подался целовать. Сперва коснулся верхней губы, поцеловал туда. Женщина ахнула, раскрыв рот от блаженства. Получив нужный эффект, мужчина стал целовать настойчивее. А когда засунул язык в её ротик, все барьеры окончательно пали, ибо Двести девятнадцатая тут же испытала оргазм. Пусть лёгкий, незначительный, но такой сладкий.
        Девушка завелась и стала целовать в ответ. Сперва неуклюже, но она училась, смаковала, мычала и причмокивала. Землянин умело гладил по волосам, доставляя ещё большее удовольствие. А его язык буквально творил чудеса.
        - Потрогай меня, - раздалось из её уст.
        - Где ты хочешь, чтобы я потрогал? - Эротично прошептал землянин на ушко.
        - Везде, где хочешь ты, - заявила женщина на грани экстаза.
        Макс хотел всё последовательно сделать, даже потянулся к груди, в надежде, что она через свой скафандр что - то почувствует. Но женщина взяла его руку и сунула себе между ног. Ткань не могла удержать разгорающегося там жара. Землянин попытался погладить, но женщина вдруг отпряла, сжимаясь. Двести девятнадцатая будто опомнилась, смахнула наваждение. Всё это напиток! Но…
        Она ухватила стакан Макса и выдула залпом. Она не могла допустить, чтобы какой - то раб трогал её самое сладкое место. Но она хотела целоваться ещё! Его поцелуи сводили её с ума. И она полезла сама.
        Они целовались недолго. Желудок инопланетянки сдавил спазм и всё съеденное полезло наружу. Неожиданно стало невыносимо плохо.
        Макс сочувственно придерживал волосы, пока инопланетянка блевала на свой высокотехнологичный пол. Первые брызги чудом не попали на его скафандр, если не считать забрызганной обуви.
        - Возьми, - землянин протянул стакан воды, когда она закончила.
        - Ты орбитал, - промямлила женщина, пребывая в состоянии токсического отравления. - Мерзкий коварный, ты отравил меня.
        Снова пошли спазмы, стакан воды она отпихнула, выказав недоверие.
        - За что вы убиваете наших сестер? За что… - завела свой бред, выдавив из себя ещё. - Моих предков, моих друзей, когда ж вы сдохните, когда ж всё это закончится, бэээ…
        Над головой взвыла сирена, пульсируя красным.
        - Зафиксирована интоксикация! - Раздался электронный голос. - Немедленно пройдите в капсулу, немедленно пройдите в капсулу! Состояние близко к критическому!
        - Где капсула?! - Заметался Макс.
        - Туда, - заблеяла в полусознательном состоянии женщина, показывая дверь.
        Макс взял её на руки, как пушинку и понёс в другую каюту. Там уже ждала распахнутая капсула в виде гроба на ножках с прозрачной крышкой - классика жанра. Землянин аккуратно уложил, теряющую сознание девушку.
        Крышка захлопнулась и сразу же утихла тревога, скафандр с Сейлормун испарился, обнажая подтянутое тело, через мгновение всё заполонил белый пар.
        Землянин ждал. Не в его правилах бросать женщин, когда им плохо по его вине. Крышка распахнулась минут через десять, и Двести девятнадцатая поднялась, как ни в чём не бывало.
        - Ты как? - Ахнул Макс и подался к женщине. Но она остановила его рукой.
        - Пошёл прочь, пока я тебя на кусочки не разделала! - Рыкнула женщина, трясясь от гнева. Грудь третьего размера вздымалась, мама не горюй. Инопланетянка была в бешенстве.
        - Извини, я же просил не налегать…
        - Вон отсюда, раб!! - Перебила, перейдя на визг.
        Макса не сдуло ветром, и он даже не дёрнулся сразу выполнять. Мужчина выдержал паузу в несколько секунд, изучая её взглядом с некоторым укором. А затем с гордо поднятым подбородком развернулся и пошёл прочь (опасаясь, конечно, пинка). Хмель, как рукой сняло, но пьяная эйфория осталась. Ибо нечего на меня орать, подумал Рябой, стиснув зубы. Впервые пришла мысль, что это не инопланетянки, это всего лишь женщины, ничем не отличающиеся от землянок. Противоречивые существа, желающие тепла, ласки, любви и мужского мозга.
        Землянин и помыслить не мог, что причина её гнева не в том, что она отравилась, а в том, что проиграла рабу в его мерзкой земной игре.
        Глава 8
        О женской логике хотя бы говорят!
        О мужской - вообще ничего не известно!
        Автор неизвестен
        ТЕМ ВРЕМЕНЕМ. ЗЕМЛЯ, МОСКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ.
        - Это вне протокола, я не могу! Я обязана доложить! - Взвинтилась Триста тридцатая. Врачиха с пункта отправки в Шереметьево недоумевала, зачем Саре покидать Землю таким способом?! Да и в чём собственно срочность?
        Сара прибыла в пункт ночью. И если бы врачиха знала, что вся охрана из пограничников разбросана поломанными куклами, не стала бы разговаривать с ней вообще. А объявила бы тревогу по всей агентурной сети. Но сейчас Сто третья застала её прямо в постели, обойдя всю защиту кубрика, и потребовала отправить экстренным рейсом на распределительную станцию.
        - Вызывай транспорт, и без глупостей, - рыкнула Сара, угрожающе скорчившись. - Ты знаешь кто я, шею сверну запросто.
        - Ты угрожаешь мне? - Прошипела Триста тридцатая, понимая, что здесь дела не чисты.
        Врачиха уже готова была дёрнуться к бластеру, спрятанному под койкой. Но тут случилось неожиданное.
        - Не помешал? - Голубоглазый блондин возник буквально из неоткуда. И взял на прицел обеих. - Как же я удачно зашёл.
        - А ты кто такой?! - Ахнула Триста тридцатая.
        - Враг! - Рявкнула Сара и рванула в сторону, даже не обернувшись к Двадцать пятому.
        Она понимала, что с таким противником доля секунды промедления может стать роковой ошибкой. Девушка без труда пробила собой стенку кабинета, затем рванула к выходу вдоль транспортных капсул, частично укомплектованных людьми для отправки.
        Полу - киборг мог легко уложить её. Но закрались сомнения, ибо Сара собственными руками устранила всю охрану Приёмного пункта, сделав за него всю грязную работу. С чего бы этой жалкой твари действовать против своих же?
        Триста тридцатая рванула за бластером и не успела. Луч дезинтегратора разрезал её пополам в районе живота. Она ещё в сознании рухнула на пол, понимая, что пришёл конец.
        Двадцать пятый разразился хохотом, догадываясь, чем всё это чревато для Сары. Теперь всё повесят на неё, и вся бабская разведка начнёт охоту на предательницу.
        Он спокойно вышел на площадку, зная немного больше, чем непутёвая Сто третья. Примерно полтора часа пришлось подождать в режиме маскировки под тенью автобуса. А затем полу - киборг поднял голову на звездное небо. Одна звёздочка показалась ему слишком яркой, нестабильной. Вскоре она стала стремительно приближаться, огни помножились, превращаясь в габаритные. Кажется, прибыл транспортник.

* * *
        ЛУНА, СЕМНАДЦАТЫЙ СЕКТОР.
        По протоколу безопасности о критическом состоянии всех сотрудниц Радуги автоматически докладывалось в центр. Далее принимались меры, в зависимости от причин. С рабом они однозначно вышли бы карательными. Но Максу повезло, что действо свершилось в секторе семнадцать, где связи с центром не было из - за излучений руды. Иначе на кой чёрт там ввели должность посыльных?
        Несколько дней землянин ощущал себя угнетенно, будто над головой навис топор и вот - вот рубанёт. Каждый прием пищи в пищевом блоке рабочие сплетничали о том, как расправлялась с неугодными Сейлормун, как она забивала ногами бедных мужичков, если ей кто попадался на пути. А что она творила на злачном третьем уровне, от услышанного волосы вставали дыбом.
        На третьи сутки Макса отпустило. Он решил, что женщина не держит на него зла. Такая властная сразу бы нагрянула или вызвала группу полиции, чтобы притащить полумёртвое избитое тело к её ногам. По слухам, полицейским было за радость, выполнить любую грязну работу госпожи.
        В коморке землянин пытался взяться за спорт, отжимаясь и приседая. Затеял бег вокруг поселения, наматывая круги. На него смотрели, как на идиота и ржали. Но землянину было плевать, он жаждал работать над формой, брал количеством нагрузки, компенсируя качество. Пробовал статику: напрягал мышцы, задерживая их в максимальном усилии. Макс боролся с периодически нападающей депрессией по поводу неминуемого превращения в доходягу. Годы тренировок, литры пота, уйма боли и масса потраченного времени на построение собственного тела неминуемо шли насмарку.
        Некоторые злились на бездельника, ибо посыльный чаще маялся без работы, тогда как основная масса похищенных трудилась постоянно. Особенно в последнее время, ибо зачастили танкеры - увеличилась норма добычи.
        Рябого всё устраивало, он понял, что в должности сделал удачный выбор. Но землянин рано расслабил булки.
        Пару раз прогулявшись до прорабов с посылками, он уже уверенно стал разбираться по маршрутам карты, шастал со знанием дела, и ничего не предвещало… Однако, спустя двенадцать смен, вернувшись из цеха сварщиков, он встретил побелевшее лицо Мельника. Тот сам бежал ему навстречу, как ужаленный в задницу.
        - Макс! Сейлормун, - задыхаясь, выдал старший. - Сейлормун требует к себе, бросай всё, беги к ней! Грузчик от неё ещё два часа назад прибежал с распоряжением. Мужик перепуганный, вся морда разбита, ой, беда. Попал ты походу.
        И Макс пошёл с поникшей головой, как на казнь. Старший посмотрел ему в след, мысленно возрадовался, что «не всё коту масленица», и с лёгким сердцем пошёл раскладывать «косынку» в офисе…
        Чтобы не думать о том, что его истерзанный, брошенный с особым цинизмом труп вскоре найдут на грунтовой дороге, нужно было отвлечь мысли. По пути Макс вспомнил и о других сплетнях, которых порой становился невольный слушатель. Рабочие любили поболтать не только о прошлой жизни, но и о впечатлениях здешних, помимо забав Сейлормун.
        Один нагонял страху, с интригой рассказывая, что в пригородном секторе проводятся опыты над землянами. Мол, появилась какая - то высокопоставленная кибернетическая дамочка с ужимками особой жестокости к земным мужчинам. Что она с ними творит, одному Богу известно. Двое вернувшихся от неё молчат, как рыбы, ни в чём сознаваться не хотят, как сговорились.
        Рябой слышал байки о и том, что на третьем уровне, где копают усиленно, нашли ледник и уродливых вмерзших гигантских червей. Одного разморозили, и он кого - то сожрал. Про подземную кислотную реку, в которой один дебил искупался.
        Вспомнился посыльный по имени Василий, которого Макс случайно встретил в вагончике Мельника. Это был первый добродушный знакомый новичка, что не стал задирать нос и подкалывать незнающего. Он сгрустнул о семье, рассказал, что был на Земле успешным бизнесменом. А затем поразил майора своей бесхитростностью, показав золотой самородок размером со сливу, который он якобы нашёл в ответвлениях зоны копателей. Но обмолвился, что там опасно, много обвалов и смрада от трупов, про которые никто и не вспоминает.
        Кроме страшилок в уши залетало и позитивное. Грузчики с танкеров восторженно рассказывали о верфях, что зависли за тёмной стороной Луны. О их колоссальности и том, что у пришельцев оказывается много разной робота - техники приспособлено для стройки в вакууме. Это, мол, здесь на Луне используют людей, а там их мизер. Про трехсотметровые корабли, которые строят и всякие там космические явления, типа северного сияния, только краше и ближе.
        А несколько смен назад прокатились разговоры о странном крепком парне, что был явно не из здешних. Он без очереди прошёл к терминалу диспетчера, и все терминалы сразу зависли. Люди начали возражать и ругаться, а он две минуты повозился и, послав всех на хрен, ушёл в тоннели…
        На повороте в узкий проход Макс вернулся мысленно к своей проблеме. И понял, что ему очень не хватает кислорода. Сердцебиение участилось, волнение играло где - то в районе таза.
        Через шлюз прошёл беспрепятственно. Снова лучи сканера, дым, теперь заметил, что даже с обуви грязь в пол всасывается. Не успел к панели подойти, ему уже дверь нужная подсвечивается зеленым. Теперь уже другая.
        Пыточная, подумал Макс отчаянно, но двинулся уверенным шагом.
        Женщина полу - лежала в белоснежном нижнем белье на сером кресле, окутанная зеленоватым маревом, который изредка потрескивал разрядами. Заметив гостя, она резко завершила процедуры и быстро вскочила. Загорелое тело поблёскивало от пота, подчёркивая рельеф. Мышцы были в мощнейшем тонусе, ибо только что подвергались стимуляции. Но землянина сейчас не волновало насколько она спортивна, сексуальна и прочее…
        - Доброй смены. Вызывали? - Произнес Макс на выдохе, чтобы голос не дрожал.
        Женщина застыла, не дав ответа, и посмотрела на землянина с хищным интересом. С подросшей щетиной он выглядел ещё привлекательнее. Хотя майор уже практически решил проблему с бритьем: оказывается, контрабанду на Луну возили. И рабочим тоже перепадало.
        Сейлормун вполне могла бы побороться со своим эго ещё пару смен, не давая о себе знать нахальному рабу, но случилось неожиданное. К ней собственной персоной пришла Сто шестьдесят девятая. Своими ножками, да в эту дыру!
        Что тут забыла элитная охотница, сперва было неясным. Но когда речь зашла о Максе, опытная старая хищница не стала раскрывать свои карты.
        - Землянин Максим определен у вас в секторе посыльным. Нельзя ли вызвать его сюда? - Спросила напрямую Лена, не ожидая от сотрудницы подвоха.
        Если бы она могла, то связалась бы с главой сектора по связи и расспросила без необходимости встречаться лично. Но как раз с этим в семнадцатом и были проблемы. Пришлось выдвигаться из Лунбурга под предлогом навестить подругу. Но Сейлормун не обязательно было об этом знать, как и о том, зачем ей понадобился землянин.
        - Кажется, он отправлен на третий уровень, где ведутся работы по прокладке новых дорог и разработке магнитных руд, - солгала Сайлормун. - Посыльных у нас мало, кажется, я не ошиблась. Да, именно его и отправили.
        - Сколько это может занять времени? - Спросила Лена, пытаясь скрыть разочарование.
        - Полагаю, он там на всю смену, путь знаешь ли не близкий. Вызвать не могу, связь туда не бьет.
        - Поняла, тогда у меня будет просьба. Ты не могла бы при первой же возможности послать его в Лунбург? Куда конкретно, я укажу на карте.
        - Да без проблем, - кивнула женщина, растягиваясь в улыбке. Она не стала расспрашивать, дабы не вызвать тем подозрения в собственной заинтересованности в рабе. Но она поняла, что эта охотница взволнована и хочет видеть Макса по неким субъективным причинам, вряд ли для общего дела.
        Двести девятнадцатая была матёрой женщиной, возраст которой по меркам Земли уже перевалил за сотню лет. Она прочла в глазах девушки то, что заставило её саму немедленно шевелиться, когда Лена откланялась.
        И вот, Макс пришёл, как ни в чём не бывало.
        Она подошла без слов. И землянин всё понял, выдохнув с облегчением. Окинул оценивающим взглядом бельишко, что показалось ему эротичным, хоть не являлось сплетением из тонких полос, через которые бы вываливались половые губы, соски и волосы. Всё очень прилично, и это возбуждало вдвойне.
        - Думаешь победил меня? - Прошептала женщина, хватая его за грудки. - Что? Испугался, Максим?
        - Испугался? - Бросил Рябой с иронией. - Соскучился.
        Женщина подумала, к чёрному Квазару всё. Скажет, что его там завалило, переоформит регистрацию на новое имя и дело с концом. Потому что этот раб её!
        Жадные поцелуи не застали Макса врасплох, он уже всё видел в мутнеющих глазах дикого, безмозглого животного. Холодный настойчивый рот с наглым языком ворвался в его. Языки заиграли друг с другом, а лапы землянина ухватили за накаченные ягодицы, разводя их как можно шире, мол пусть остудится немного. Сейлормун завелась ещё больше, когда он полез под резинку трусиков.
        Но стоило Максу продемонстрировать свой член, женщина вдруг поменялась в лице и отступила.
        - Это не войдёт, - выдала глупая.
        Она никогда не видела мужского полового органа, а в состоянии эрекции уж тем более. Зная это, Макс бы сказал, что свои сто лет дура прожила напрасно.
        - Хочу твоих пальцев, - произнесла, пытаясь исправить ситуацию. - Этого я боюсь, а пальцев не боюсь.
        За слова признания о страхе она спохватилась, ибо сказанное было в порыве чувств. Но это ничего не меняло. Рябой взял её на руки и потащил к кровати. А затем применил свои пальцевые и языковые техники, как только умел, опытно владея эрогенными зонами и легко доводя глупышку до неминуемого оргазма.
        Когда уже сил не осталось, он упал на спину, тяжело дыша.
        - Как ты это делаешь, - ахала женщина, продолжая содрогаться от спазмов. Четырнадцать оргазмов за полтора часа выжали её как губку.
        - Хочу трахнуть тебя по - настоящему, - выдал Макс неудовлетворённо.
        - Даже не представляю, что может быть лучше, - прошептала Двести девятнадцатая и вдруг загрустила.
        Повернулась на бок, посмотрела на мужчину своими похотливыми голубыми глазищами и поняла, что не хочет расставаться с ним.
        - Теперь ты будешь жить тут, - брякнула она мягко, но повелительно.
        И зажил землянин во дворце у «королевы лунной». О работе забыл, стал кушать вкусно, пить постоянно, периодически плясать голышом и заниматься «лёгким петтингом». Оприходовал бассейн и выклянчил стимулятор мышц. В прежней коморке зеркал не было, поэтому насколько он сдулся, тяжело было судить. А вот в покоях главы сектора в отражение взглянул и ахнул.
        Хозяйничать в каютах женщины Макс приспособился быстро. Когда она отлучались на тумбе нашёл подозрительные красные пилюли. Такие же были у Лены на полочке перед рукомойником. Забыть тот день невозможно, как и последние минуты в ванной комнате, перед отъездом в Шереметьево. Ему уже тогда показалось странным почему красных пилюль мало, а жёлтых целая пачка нетронутая? Здесь была аналогичная ситуация. На всякий случай Макс прихватил по две штуки и сунул себе в карман. Авось это лекарство от рака!
        Пользуясь своим положением, Макс попытался убедить женщину не обижать рабочих и относиться к ним с пониманием. Они ведь, как и она, далеко от дома. Сейлормун посочувствовала во время оргазма, но потом всё равно осталась при своём.
        Казалось, что жизнь землянина наладилась. Но всё хорошее когда - нибудь заканчивается. Шестнадцать смен они резвились без забот. А потом в самый разгар сексуальных игр в каюте вырубился свет, и только через минуту загорелся тусклый аварийный.
        - Какого хрена? - Вырвалось из перепуганной женщины.
        Макса беспокоило не сколько электричество, сколько ощущение вибрации под ногами. Балла четыре по шкале Рихтера прошлось по их комнате за секунды. И если учесть, насколько офис главы сектора защищён, это говорило о некоем катаклизме. Макс и раньше ощущал дрожь под ногами, отдыхая в коморке, но она была незначительной, мелкой. А эта… будто грунт поехал, плиты разошлись и каких - нибудь бедняг придавило.
        Двести девятнадцатая ринулась к панели управления и попыталась понять в чём может быть дело.
        - Филимон?! - Рявкнула женщина, нажав кнопку проводной связи. - Слышишь меня?! На связь, придурок!
        Допотопная проводная связь была и в обычных условиях основной внутри сектора. Но провели её только между главой и комендантом Филимоном, который дальше раздавал задачи уже своими методами. В рядовых условиях для Сейлормун это было удобно, заморачиваться не надо. А теперь она рвала и метала.
        И не только потому, что комендант ответил не сразу. Женщина успела взбеситься, но слушала его внимательно.
        - Обвал в результате взрыва, госпожа, - залепетал приглушённо мужчина.
        Услышав такое обращение, Макс понял, что Филимон тот ещё проныра.
        - Что?! Кто?! Как допустили?! - Тряслась глава сектора.
        - Выясняем, госпожа. Но скорее всего это саботаж. Основная магистраль и обходная завалены полностью, взорван наш рабочий шлюз. Но утечку воздуха перекрыть успели. Три бригады рабочих отрезаны и скорее всего погибли от удушья. По ходу действий спасателей буду докладывать.
        - О Чёрная дыра, мать вашу приплыли, - выругалась женщина и посмотрела на Рябого. Глаза её почернели.
        - Что случилось? - Затаив дыхание, спросил землянин с нарастающим ужасом в груди.
        - Что, что, - прошипела женщина. - Сам всё слышал. Сектор отрезан, и не просто так это сделано, чуя я неладное.
        - Что значит отрезан? - Ахнул Макс.
        Но на этот вопрос женщина уже не ответила. Она взяла из стенного шкафа скафандр, облачилась в него не спеша, затем хмуро посмотрела на недоумевающего мужчину.
        - А теперь я слушаю, что охотнице от тебя надо? - Раньше она не решалась спросить, мало ли спугнёт его, или тот смекнёт, что она держит его не просто так.
        - Какой охотнице?
        - Вот этой, - женщина вывела голографическое изображение недавней гостьи.
        Макс узнал в ней ту самую…
        - Лена?!
        - Это и есть та самая Лена? - Вздёрнула брови женщина. - Так с ней ты тоже спал?! Отвечай, сволочь!
        - Да не спал! Даже не целовался, у нас были чисто, эм… чисто деловые отношения.
        - Так что ей от тебя надо? Она в Лунбурге тебя ждёт, но теперь похоже ещё долго не дождётся.
        - Сейлор, кошечка моя, ну перестань уже ревновать, - запел Макс, ей нравилось, когда он её так называл. Цифровое имя было слишком длинным и чересчур грубым.
        Землянин подошёл к ней. Чмокнул стоящую статую, и лишь после этого она растаяла.
        - Одевай и ты боевой скафандр, я попробую настроить, - взбодрилась женщина, проявляя заботу о мужчине. - Если это саботаж с тремя взрывами, их должна быть организованная группа. И скорее всего враг знает карту, следовательно, знает и моё место положение. Возможно, нам придётся отбиваться.
        Макс оделся в чешуйчатый скафандр, который принял его, как родного. Ткань изнутри оказалась намного комфортнее прежней с его комбеза. Сейлор немного поковырялась с нарукавным пультом, что - то настраивая, и вскоре заключила:
        - Сойдет.
        - Что теперь? - Поинтересовался майор.
        - Шлюз! - Спохватилась женщина. - Закрой шлюз вручную, там ручка. Скорее!
        Землянин помчался через холл к круглой двери. Изнутри ручка имелась, и даже в тусклом красноватом свете её можно было легко разглядеть. Макс с волосами дыбом на затылке ринулся закрывать. Ведь электрические двери сейчас были нараспашку!
        Ухватил за ручку. Повернул до щелчка. И тут же раздался удар!! Макс отлетел от массива, но удержался на ногах. В дверь кто - то начал ломиться снаружи, причём с такой силой, что пол дрожал, а дверь трещала и скрипела по швам.
        - Отойди оттуда! - Выскочила женщина с бластером в руках. - Сейчас я этим сучатам покажу!
        - Не вздумай стрелять, - Осек землянин. - Высадишь дверь, и оно ворвётся. А если это монстр с подземки?!
        - Чего?! - Опешила дама.
        За шлюзовой неожиданно стихло, от чего стало жутко вдвойне. Нечто прислушивалось, уловив разговоры!
        - Тс! - Шикнул на девушку землянин и увел её в холл. - Есть чёрный ход?
        - Зачем, я никуда не пойду, женщины Радуги никогда не бегут от врага! - Заявила Двести девятнадцатая. - Выбери себе оружие, да поскорее, посмотрим, чего ты стоишь, любимец охотниц.
        - Вот же заладила, - фыркнул Макс и проследовал в оружейную, что была скрыта за стеной спальни.
        Целая куча разнообразного фантастического оружия обескуражила майора.
        - А можно несколько? - Уточнил он на всякий случай.
        - Всё с возвратом, не раскатывай губу, - брякнула Сейлор, заняв позицию в спальне, будто ожидая, что сейчас сюда нападут.
        С оружием он разбирался недолго: ручка, спусковой крючок, предохранитель, прицел - всё, как у обычного стрелкового оружия. Выбрал себе пистолет, что хорошо примагнитился к поясу, и кобуры не надо, а основным в руки винтовку взял. При том, что у женщины был только бластер с удлинённым набалдашником, как у мини - пылесоса.
        Минут двадцать они просидели, затаившись, пока не раздался сигнал вызова от коменданта. Только женщина бросилась к пульту, как раздался взрыв! Шлюзовую дверь внесло прямо в холл ударной волной.
        Ещё не улеглась пыль, и звон в ушах ребят не прошёл, а полу - киборг во взведенном боевом режиме влетел в помещение! Он был в ярости и некоторой растерянности, ибо большинство его сканеров глушила проклятая руда, которую рыли в этом секторе.
        - Да здравствует Радуга! - Взревела женщина не своим голосов, увидев через проём самого злейшего врага, какого можно было только представить.
        Это был орбитал, и теперь воительница собиралась стоять насмерть.
        Она открыла огонь первой, но Двадцать пятый легко увернулся, прыгая, как стрекозёл. Розоватые лучи покромсали обшивку холла и влетели в комнату с бассейном, зацепили часть систем в стене. Пошло задымление.
        В ответ полу - киборг не стал стрелять. Дым развеялся, а его и след простыл.
        - Где он?! - Засуетилась женщина, у которой бешено колотилось сердце.
        Макс дураком не был, и смотрел много фильмов, как «хорошие парни» прятались где - то сверху.
        - Тише ты, - прошипел он, продолжая удерживать позицию за кроватью. По его расчётам неизвестный солдат не должен был его засечь. Поэтому силы мог и не рассчитать.
        - Куда он делся? - Уже шёпотом произнесла Сейлор, пребывая в сильнейшем напряжении.
        - Вентиляция там? - Макс указал вверх. Женщина кивнула, понимая, к чему от клонит.
        Землянин начал показывать жестами, чтобы шла за ним и не шумела. Им нужно было срочно сменить позицию, пока на голову не свалился противник. Сейлор охотно слушалась, уловив в его движениях уверенность и чёткость настоящего профессионала.
        Через смежную комнату они вышли к бассейну и затаились там, держа на прицеле оба входа.
        - Кажется, пара микро - роботов уцелело, - прошептала женщина, получая слабые сигналы маленьких помощников. - Я попробую его найти, а ты не ослабляй бдительности.
        Макс вновь шикнул на неё, стиснув от злости зубы. Через несколько секунд в спальне, где они до этого прятались, раздался хлопок и пошло задымление, проникая к ним.
        - Активируй шлем! - Взвизгнула Двести девятнадцатая и бросилась помогать со скафандром Максу, понимая, что этот идиот не разберется сам.
        Но было уже поздно едкий газ защипал на коже землянина, вызывая неконтролируемую панику. Недолго думая, он плюхнулся в бассейн с головой. Спустя мгновение над поверхностью пронеслось что - то сплошное, энергетическое с красными отблесками, будто ударная волна от взрыва. По ширине оно покрыло всё пространство, деться напарнице было практически не куда. В бассейн плюхнуться она не успела.
        В полутьме под водой землянин потыкал на рукаве что - то, и вскоре силовое поле накрыло его голову непроницаемым колпаком, создав воздушный карман и тут же нейтрализовав едкие частицы с кожи. Макс сразу ощутил эффект, когда сумел спокойно дышать под водой.
        Не решаясь поспешно выныривать, он попытался понять в чём дело. Отплыл к дальнему углу и увидел, что женщина, сбитая с ног, сидит облокотившись о стену неподвижно. А чуть левее над ней возвышается фигура. Свет от синих глаз Макс распознал бы из тысячи огней праздничной гирлянды. Если это был не тот самый урод с подворотни, то очень сильно похожий на него урод! Тем более форма у этого такая же.
        Орбитальный рыцарь оплошал. Потому как переоценил возможности Двести девятнадцатой, считая, что она действовала в одиночку. Из - за мусора, плавающего на поверхности бассейна, он не рассмотрел в нём ещё кого - то. А звуковой импульс атакующего выброса заглушил всплеск воды от упавшего туда землянина.
        Нет, конечно, он предполагал, что женщина может быть не одна в этот момент. Но чтобы воительница Радуги доверила рабу боевой скафандр, что защитит от едкого дыма, а тем более дала оружие, это было немыслимым. Невозможным! Кто бы не находился сейчас в резиденции главы сектора, он должен был быть уже обезврежен.
        Двадцать пятый считал, что предусмотрел всё. До начала действий он спокойно исследовал карту, разобрался во всех системах сектора, установил взрывчатки и дёрнул за веревочку в запланированное время. Он знал, что в данный момент во всём секторе лишь один значимый враг, остальные - это стадо беспомощных аборигенов, не способных даже защитить себя. А в условиях паники готовых слушаться любого, на чьей стороне сила.
        Макс следил за каждым движением полу - киборга, и, казалось бы, уже настроился на решительные действия. Но это только ему казалось. Орбитал легко взял за ногу беспомощное тело и поволок из помещения. Когда землянин вынырнул, до него доносилось шарканье тела по грунтовой крошке на пластике уже где - то на выходе. Мужчина уволакивал его подружку куда - то к себе! Жива ли она ещё землянин не знал, но надеялся и верил, ведь иначе зачем ему труп?
        Выждав ещё немного, он вылез из воды полностью и двинулся следом. А что ещё оставалось? Ждать, пока сюда придут другие бабы и спросят, что ж ты мужик нашу подругу не спас? Перевелись у вас рыцари на Земле, укорит снова Лена. Макс вдруг понял, что мнение этой девушки для него важно. Ощущение, что сейчас он представлял всю мужскую половину Земли, нахлынуло с неистовой силой и воодушевило на подвиги.
        Рябой крался, ориентируясь по шуму. На удивление его скафандр быстро высох и никак не стеснял движений. На грунтовку вышел, сперва выглянув: оторвавшись метров на сто, полу - киборг волок Сейлор, будто невесомый мешок с картошкой. Шёл быстро, словно в собственной комфортной гравитации. Уверенной, важной походкой победителя.
        Майор мчался короткими перебежками от укрытия к укрытию, от стены к стене с винтовкой в руках, как истинный спецназовец. Вскоре он понял, что воин тащит девушку в сторону запасного шлюза и смекнул, что тот собирается её похитить! У него там наверняка корабль, догадался землянин. Ведь у саботажников должны быть пути к отступлению, они же не идиоты.
        На это герой очень сильно рассчитывал, мало ли тут всё обвалится. Судя по тому, что в тоннеле потемнело, и ощущалось присутствие дыма, дела в секторе плохи, а сбежать отсюда можно было только через шлюз. Все эти мысли проносились вновь и вновь, пока он шёл за Двадцать пятым.
        Шествие до шлюза вышло изнурительным. По дороге не встретилось ни одного человека. Если бы Макс убрал защитный колпак скафандра, то понял бы почему. Кислород в воздухе стремительно падал, и большинство людей попрятались в своих герметичных бараках, в надежде, что прибудет помощь. Лишь несколько специальных бригад в шлюзовых костюмах, имеющих замкнутую систему дыхания, работали на завалах в поисках выживших. Но надежды было мало.
        На посадочной площадке, заставленной контейнерами, в тесноте стоял корабль один одинёшенек, смахивающий на тот, что доставил сюда Рябого. Конечно майор и не думал, что это тот самый корабль, в грузовом трюме которого сейчас лежит связанная силовыми тросами та самая рыжая и бессильно барахтается, покрывая матом орбиталов и почему - то аборигенов.
        Полу - киборг неожиданно скрылся за контейнером, что стоял перед кораблём, и Макс потерял его из виду. Растерянность переросла в панику, землянин замедлился. Ведь за поворотом могла быть засада. Белый купол здесь светился едва - едва, и видимости было мало. Если бы Рябой разбирался в функциях своего скафандра, но давно бы включил систему ночного вижена. Но техника в руках дикаря - груда металлолома, так сказала бы бедняжка Сейлор.
        Сработав на хитрость, Макс обошёл с другой стороны и наткнулся на очередной контейнер. Пока петлял между массивами, сверху заработали красные маячки, предупреждающие об экстренном открытии шлюза! Землянин так и не понял, что Двадцать пятый лишь проверяет готовность систем выпустить его корабль. Улетать без Макса он не собирался.
        Закинув в грузовой отсек бессознательное тело, орбитальный рыцарь сошел с трапа. Вид его был довольный и даже расслабленный. Ведь он всё предусмотрел, а ещё взял в плен элитных бойцов Радуги на потеху высшему руководству. Остается дело за малым, вернуться в бараки, где забились крысы и отыскать ту, которой не повезло больше других, ибо она перешла дорогу величайшему воину, непобедимому рыцарю, грозе всей Радуги…
        Отчаянная мысль в полу - электронном мозгу прокатилась за долю секунды. Часто пользуясь навигацией, он ослеп там, где сканеры давали сбой, ведь этот сектор, как чёрная дыра, глушил всё! Рыцарь потерял хватку, ослабив бдительность, и случилось то, чего он не мог предусмотреть.
        Прямо на него наткнулся тот самый землянин с мощнейшей лучевой пушкой на изготовке! От неожиданности Макс спустил курок до того, как сообразил, что это надо сделать, и луч достал - таки прыткого ублюдка! Разрушительный поток врубился в правую сторону живота Двадцать пятого. Если бы не реакция киборга, что попытался отпрыгнуть, луч пришёлся бы прямо в грудную клетку, нанося критические повреждения. Развороченное тело упало в пяти метрах и, неожиданно сильно дёрнувшись, скрылось за контейнером. Такой прыти от человека с раной на пол тела землянин не ожидал. Но Двадцать пятый уже давно перестал быть человеком. На бетонке осталась чёрная лужа, и Рябой понял, что перед ним тот ещё мутант!
        И надо было его добивать, как можно скорее, пока не восстановился или того хуже - регенерировался! Эта мысль пульсировала в голове отчаянного стрелка на перегонки с бухающим в перепонки сердцем. Он рванулся следом и заметил, как в дальнем конце препятствия мелькнула нога убегающего. Плюнув на игру в «кошки - мышки», Рябой рывком взобрался на крышу контейнера. И вновь очутился лицом к лицу с противником!
        Тот явно не ожидал той же хитрости, но полез в рукопашную! Человек легко был сбит с ног. Если бы не скафандр, пару костей умелый воин ему бы сломал и завершил эту возню в свою пользу. Киборг не стал душить, ибо силы быстро покидали его, надо было скорее кончать с ретивым, поэтому орбитал рванул оружие. Майор и не собирался бороться за винтовку. Модельной внешности блондин с перекошенным лицом со светящимися глазами был страшнее любого самого страшного монстра. Из живота торчали провода и синтетические трубки, чёрная вязкая жидкость продолжала хлестать прямо на боевой скафандр землянина.
        - Да подавись! - Майор отпихнул орбитала ногой, отдавая оружие.
        Киборг с оскалом зашипел в ответ. И блеснул торжествующими глазами.
        Через мгновение прозвучал тонкий выстрел. Поток из бластера в упор пробил шею, белобрысая голова повисла на бок, перевернувшись вверх тормашками и демонстрируя ужасающее зрелище. Если бы выстрел пришёлся в грудь, силовое поле брони сумело бы сдержать удар лёгкого бластера. Но везенье Двадцать пятого, наконец, закончилось. Если бы он только знал, что Макс это проделывал впервые, стреляя по - ковбойски, прямо с пояса…
        Из горла захрипело и забулькало, вызывая отвратный ужас. И даже в таком, казалось бы безнадёжном положении киборг ещё теплил надежду дать выстрел в ответ, отчаянно посылая команды из мозга на мышцы рук, в которых всё ещё была винтовка. Импульсы, словно точки в лабиринте, бились о тупики разорванных нейро - каналов, лихорадочно ища путь. Лишь локоть дёрнулся нелепо, провоцируя испуганного землянина.
        - Ах ты ж тварь живучая! - Взвизгнул майор и высадил в киборга ещё два десятка зарядов, чтобы наверняка. Страшнее зрелища он в своей жизни даже в кино не видел! Только когда тело злодея превратилось в месиво из железа плоти и полимеров он остановился.
        Отряхнувшись и забрав запачканную винтовку за спину, майор подался было к кораблю. Но трап был уже поднят. Тогда он вернулся и нашёл в месиве оторванную правую руку, решив, что аналогия верна, поводил ею по обшивке. И не ошибся, лесенка выехала, приглашая вовнутрь.
        Бортовой процессор тут же зафиксировал утечку кислорода на борту и закрыл за землянином трап. Рябой нашёл девушек быстро, услышав рыжую. Девушка выпучила глаза, когда увидела замызганного землянина с винтовкой наперевес. В целом, она не особо различала мужчин, которых возила сюда. Но этот запомнился ей.
        - Ты?! - Выдохнула сиплым голосом. Горло рыжая сорвала ещё на подлёте сюда.
        - Да, да я. Как это снять? - Засуетился майор, окинув взглядом обилие светящейся проволоки.
        - Где эта падаль? Вы с ним заодно?! - Не унималась рыжая и дёрнулась истерично, когда тот полез помогать.
        - Заодно, - фыркнул Макс и подпнул руку орбитала к её ногам. - Одолжил вот.
        Рыжая проглотила остаток язвительной фразы, сразу распознав чья это лапа.
        Землянин спешно переключился на Сейлор, которая лежала неподвижно. У неё были связаны чем - то руки, вероятно полу - киборг посчитал, что этого будет достаточно. И вскоре Макс поднял почему. Женщина была ранена в живот и потеряла уже довольно много крови.
        - Вот дерьмо, - выругалась рыжая, понимая в чём дело. - Быстрее освобождай меня. Ей надо в медкапсулу!
        Макс состриг силовые оковы инструментом из ящика под нетерпеливые возгласы рыжей. Девушка рванулась в рубку и схватилась за голову:
        - О чёрный Квазар меня раздери, у вас тут полная задница, ничего ж не работает! Хрен с кем свяжешься! Надо лететь в Лунбург. Спасибо, мудак за ручную активацию шлюза. Это я не тебе, а тому, чью руку ты откусил.
        - Да я понял, - горько усмехнулся Макс, зажимая рану Двести девятнадцатой, как его учили делать при первой помощи.
        Только когда он ощутил взлёт корабля, пришло понимание, что всё закончилось. Руки затряслись, поджилки тоже. Боевой шок прошёл, и психика готова была выключить перегруженный мозг человека. Но Макс держался из последних сил, понимая, что в его руках жизнь этой несносной подруги.
        Глава 9
        Красота - пустяк. Ты и сам не понимаешь, как тебе повезло, что ты некрасив, ведь если ты нравишься людям, то знаешь, что дело в другом.
        Чарльз Буковски
        НЕМНОГИМ РАНЕЕ. ОКОЛОЗЕМНАЯ ОРБИТА.
        Девятьсот шестая ревела в голос и никак не могла успокоиться. Автоматика спасательной капсулы продолжала вещать, что кислорода осталось мало и стоит принять очередную порцию успокоительного, что предлагалось в ассортименте медицинского бардачка.
        Отчаяние накрывало снова и снова. Она уже возненавидела этот чёртов шарик с белыми завихрениями и завитушками, да с голубыми океанами. Её невыносимо достало вылавливать балаканье аборигенов по радиоволнам. Она лихорадочно посылала сигналы о помощи, но ответа не было и не было. Только этот мерзкий базар…
        Вот уже вторые сутки пошли, как она болталась в капсуле, как рыба, закатанная в банку. Конечностям перестала помогать лёгкая стимуляция, они постоянно немели. Тело требовало движений, порой от ломки девушка начинала биться лбом о иллюминатор. С этим справиться помогали истерики, накатывающие волнами.
        Когда Двадцать пятый нагрянул на станцию, армия нано - роботов не помогла, только и успела ссыпаться песком на палубу от электромагнитного удара. Грозный воин без особого труда перебил почти весь экипаж. Спаслась лишь любительница секс - игрушек Девятьсот шестая, которую ценой своей жизни, запихала в капсулу глава станции и отправила подальше от разъярённого монстра. Тогда ещё полу - киборг чувствовал себя, как лиса в курятнике против неподготовленных к встрече воительниц ничтожного ранга.
        Станцию взрывать не стал, ибо явная провокация была преждевременна. Оставил без экипажа, а пока разберутся что к чему, пришлют группу эвакуации, он уже завершит миссию на Луне.
        Не завершил.

* * *
        НЕМНОГИМ ПОЗДНЕЕ. ЛУНА, ГОРОД ЛУНБУРГ
        Ещё на подлёте рыжая выложила всю обстановку, как она её видела. Поэтому выскочив из корабля с раненной на руках, Макс не удивился медикам, что перехватили бедняжку и засунули в мобильную капсулу прямо на посадочной площадке.
        Рябой геройски выпятил грудь, но подскочили полицейские в зеленых скафандрах, тут же отобрали оружие, взяли под стражу и повели на допрос. Рябой поозирался на виды необычно округлых и светлых жилых построек с высокой посадочной площадки пока его сопровождали на лифт. А потом уже и смотреть было не на что. Переходы, лестницы, мрачные тона. Всё ниже и ниже спускали его, пока не привели к главе полиции в бункер, что находился на самом нижнем уровне Лунбурга.
        В поле деактивации скафандр стал тяжелее, и уже в комнате для допроса Макс заковылял на полусогнутых, с ощущением, что прибавил в весе втрое. Поэтому с особой радостью и облегчением он бросил вспотевшую задницу на предложенный ему стул. Метрах в пяти от него за массивным, сплошным до пола столом уже ожидала очередная инопланетная незнакомка. Злые полицейские быстро и молча ретировались, оставив их двоих в светлой, квадратной комнате без излишеств.
        Макс сложил руки перед собой, пытаясь унять волнение и рассматривая с интересом девушку в той части, что ему была видна.
        Миниатюрная брюнетка в обтягивающем серебристом комбинезоне с округлой причёской была пострижена практически под мальчика. Нос выглядел вороним, но внешности в целом не портил, скорее добавлял харизматичности к лёгким морщинкам и изгибу не пухлых губ. Эту землянин оценил лет на тридцать пять - тридцать семь, с внешностью на твёрдую четверку, по высоким критериям инопланетянок, что он уже видел. Милая симпатяжка, без косметики и дефектов на лице, глаза серо - голубые, выраженные густыми ресницами. Она изучала интерактивную панель, встроенную в стол, не поднимая глаз. И казалось, что новый товарищ её вообще не интересовал.
        - Здравствуйте, - первым поприветствовал Рябой женщину, растянувшись в улыбке. - Доброй смены.
        Женщина окинула его циничным взором и вновь уставилась в панель.
        - Вы очаровательны, сколько не встречал ваших, одна краше другой. И вы ничуть не уступаете предшественницам, - выпалил Макс, пытаясь расположить незнакомку.
        Но это помогало мало, глава полиции никак не отреагировала на лесть.
        - Максим с Земли, - констатировала брюнетка серьезным тоном с такой гримасой, будто на поминки пришла. Она продолжила пялиться в свою панель, что - то там вычитывая.
        - Да, это я, - кивнул несколько оторопевший Рябой и поинтересовался. - Как там Сейлор, э… начальница семнадцатого сектора, всё ли с ней хорошо?
        - Тебя это не касается, - произнесла важно и отторгающе, не глядя на землянина.
        - Извините, - проявил тактичность Макс, понимая, что всё очень и очень серьёзно!
        - Как на тебе оказалась функциональная боевая форма? - Выдала брюнетка с претензией, но взгляда на него не подняла.
        - Так напали ж, глава сектора и дала. Оружие тоже, - пожал плечами Макс.
        - Это кое - что объясняет, - произнесла задумчиво. - То есть ты хочешь сказать, что Двести девятнадцатая взяла и доверила тебе, аборигену с Земли, нашу экипировку?
        - В тех условиях - это было верным решением, я её прикрыл, когда ворвался тот киборг.
        - Прикрыл, - повторила женщина, глядя задумчиво уже в прострацию. - Имеешь боевую подготовку?
        - Да, - кивнул Рябой, осознавая, что это настоящий допрос, в котором нет места флирту, кокетству и обнимашкам.
        - Какой функционал был на Земле?
        - Эм, в смысле профессия? Я - полицейский. Одиннадцать лет проработал, оружием владеть умею, оно схоже с вашим. По крайней мере, система спуска и прицеливания, как у наших образцов.
        - Почему на Луне выбрал работу посыльным? Были же вакансии контроля? - Спросила, вновь уставившись в панельку на столе.
        - Я посчитал, что контролировать и гонять своих будет аморальным, - Макс стал отвечать официозно. Раз пошла такая пьянка.
        - А на Земле так не было?
        - В таких условиях нет.
        - Каких? - Бросила женщина цинично, скривив рот брезгливо.
        - В условиях плена, - выпалил землянин.
        - Интересная позиция, - прокомментировала дамочка с нотками иронии в голосе. - Земляне, что конвоировали тебя сюда, такую позицию не разделили.
        Макс не сразу сообразил, что те мужчины были тоже с Земли. Слишком сильно они косили под инопланетянок. Форма чистая, сами накрахмаленные, важные, подкаченные. Но из оружия только какие - то палки были. И это всё, что им доверили.
        Около минуты она молчала, что - то вычитывая, землянин ждал. Он и предположить не мог, что она сейчас мысленными сообщениями переговаривалась с коллегами, что сидели за стенкой и слушали допрос.
        - Ты упомянул, что встречал ещё из «наших», и кого же? - Поинтересовалась, уставившись вдруг прямо в глаза своим серо - голубым, проникновенно строгим и непробиваемым взглядом.
        Макс смутился, но быстро собрался и перечислил, как мог. И впервые уловил удивление на строгом лице.
        - О Саре подробнее, - с нажимом произнесла женщина, вновь опустив глаза к панели.
        Вначале она считала, что этот землянин ничем не отличается от других аборигенов. И его вполне можно было определить в полицию, если не будет выявлено ничего дурного после расследования инцидента. Но теперь она видела, что с ним что - то явно не так. Слишком он расслаблен, слишком прост и одновременно сложен. Она не смогла выдержать его взгляда долго, потому что чувствовала - он силён, а значит опасен. И не тем, что может нанести физический вред сейчас (это было исключено). Она опасалась вреда иного рода. Какого именно, женщина не понимала, но чувствовала всеми фибрами, что его надо убрать, да подальше.
        Майор вспомнил о просьбе Лены, если это можно было назвать таковой. Скорее это была угроза. Зря он вообще упомянул Сару. Но было уже поздно.
        Землянин начал описывать её, но женщина прервала.
        - Мы знаем, как она выглядит. Обстоятельства вашей первой встречи меня интересуют больше.
        Вот тут - то в груди землянина похолодело. Глава полиции посмотрела на него вопросительно, подчёркивая своё нетерпение.
        - Я возвращался с работы и заметил, как мужчина гнался за женщиной, перебегая дорогу в неположенном месте. Одеты они были странно… - Макс рассказал, как было с его точки зрения до момента его подката к Саре.
        - Просто проводил? И тебе не показалось странным, что тот мужчина исчез на твоих глазах? - С ехидством спросила женщина.
        Теперь она не отрывала от его лица глаз и чувствовала при этом силу, ибо нащупала некую уязвимость землянина. Он что - то утаивал, возможно они были заодно.
        - Показалось, - согласился Макс.
        - Странное поведение, - прокомментировала брюнетка. И имела ввиду не только поведение землянина. Скорее действия Сары, она должна была его убрать, как свидетеля, но не сделала этого!
        Землянин понял к чему она клонит.
        - Когда тот киборг исчез, Сара расспросила меня, что я видел. И я притворился, что ничего не заметил странного. Почувствовал опасность что ли. Теперь - то я понимаю, что и она не была простой девушкой.
        - Теперь? Когда именно ты стал это понимать?
        Макс прикусил язык. Неужели придётся выложить и про Лену. Или не придётся?
        - Она слишком красива, необычна, - попробовал выкрутиться так. - Да и тот костюм, что вдруг превратился в другой…
        - Понятно, - прервала женщина, не желая слушать о предательнице что - то положительное. - Сколько раз вы встречались?
        - Только в тот вечер.
        - Хорошо. Теперь я хочу послушать об инциденте в семнадцатом секторе. Как ты получил боевой скафандр и оружие. При каких обстоятельствах была ранена Двести девятнадцатая и куда исчез орбитальный рыцарь Двадцать пятый.
        Макс не стал упоминать их отношения с Сейлор.
        - Я оказался в её офисе, когда случились взрывы…
        Минуты три он расписывал, как шла их борьба, и он оказался в итоге незамеченным. Брюнетка слушала, не уловив, в какой момент приоткрылся её рот. Но на месте, когда они встретились с Двадцать пятым лицом к лицу, она его неожиданно закрыла, едва ли не щёлкнув зубами.
        - Что значит ты в него попал?! - Прервала рассказ брюнетка.
        - Из винтовки в живот, но летело чётко в грудь, я помню. Он ещё так извернулся, как в «Матрице» практически. Но луч ему там нормально разворотил, он стал убегать, я за ним. Но киборг оказался прытким, я на крышу, а он уже там. Набросился на меня, я винтовку ему отдал, как отвлекающий манёвр, а сам с пистолета выстрелил в горло.
        - Быстрее, чем выстрелил он?!
        - Да, быстрее, я по - ковбойски с локтя стрелял. У меня в любом случае преимущество было в ближнем бою. Длинный ствол пока повернёшь рукой… а пистолет - кистью раз и всё. Это ж как в тире, пистолет опаснее для других направлений, им вертеть легче, чем тем же автоматом.
        - То есть ты утверждаешь, что уничтожил орбитального рыцаря первого круга Двадцать пятого? - Переспросила женщина, у которой это в голове не укладывалось.
        - Наверное уничтожил, - пожал плечами майор. - Вряд ли та куча мусора восстанет. Я не знаю, кто он там у вас был. И тот ли, кого вы имеете ввиду. Но кажется, мой и напал на Сару. Ну, или похожий. Мне не известно, как там их производят, пачками или индивидуально.
        - Индивидуально, - выпалила женщина на эмоциях.
        Ей из - за стенки в голову сразу прилетело сообщение, чтобы она прикусила язык и не выдала информации допрашиваемому. Всё, что он сказал, ещё не факт, что правда. Расследование покажет. Комиссия уже отправилась в семнадцатый сектор и вскоре предоставит материалы.
        Если бы не завал на магистрали и электромагнитная руда, всё уже было бы доложено по связи. А именно: что останки Двадцать пятого нашли там, где сказал землянин. Но пока допрашивающие об этом не знали. И не были уверены, что этот необычный землянин не завербованный шпион орбиталов.
        - Он оказался такой живущий и прыткий, - на эмоциях продолжил Рябой. - А ещё хитрый, хотел куда - то уволочь ваших подруг…
        - Всё, стоп, - прервала брюнетка, получив команду от подслушивающих. - Увести.
        Сказано было не громко, но полицейские вошли в комнату, будто и не уходили. Конечно, инопланетянки позаботились о том, чтобы комната была изолирована от лишних ушей во время допроса.
        Оторопевшего Макса подняли под локти довольно грубо. Землянин хотел было кинуть обиженный взгляд на брюнетку, но та уже на него не смотрела, уставилась в свою панель, пытаясь утихомирить ускоренный ритм в груди.

* * *
        Когда его увели, боковая стена разъехалась беспорядочно, словно по пикселям, обнажая комнату отдыха с тремя восседающими там дамами.
        - Его надо изолировать, он опасен, - выдала крупная круглолицая блондинка с кудряшками до пояса. Она была комендантом Лунбурга и чувствовала, что их может ждать та же участь, что случилась с сектором, где побывал этот абориген.
        - Почему ты так решила? - Усмехнулась глава разведки Пятьдесят пятая, она знала больше своих коллег и не спешила что - то выкладывать. Скорее впитывала побольше информации, чтобы лично выложить всё Совету в более выгодной для себя интерпретации.
        - И не только она, - вмешалась чёрненькая худенькая девица, похожая скорее на девочку, нежели на женщину. Если бы землянин знал, что она руководит всем местным боевым флотом, то истерично бы рассмеялся.
        - Я чего - то не знаю, Аксель? - Съехидствовала глава разведки.
        - Не в нашей компетенции знать, что ты знаешь, а чего нет, - брякнула в ответ глава флота. - Я лишь действую по инструкции и в рамках своей компетенции. Это означает, что я должна допрашивать всех, кто попадает на борт моих кораблей. Вам же известно, что станция Эр восемь осталась фактически без экипажа. Выжила лишь связная Девятьсот шестая, эвакуировавшаяся в капсуле. Её нашли и допросили.
        - Ну, я изучила этот материал, - пожала плечами глава разведки. Но на душе заскребло. Эти суки хотят тыкнуть её носом?!
        Эти «суки» с удовольствием тыкнули бы её носом, ибо никто главу разведки не любил. Женщина была выскочкой и интерпретировала всю полученную информацию в свою пользу с акцентом на то, что именно она работает, а все остальные должностные лица - дебилы.
        - Ну, так получается, что где бы не появился этот абориген, после него остаются руины, в буквальном или переносном, но это так, - выдала блондинка, что выглядела самой наивной среди сидящих. - И я опасаюсь за лунную базу.
        - Суеверная? - Усмехнулась глава разведки.
        - А что мне остаётся, моя задача обеспечивать верфи ресурсами и развивать лунную базу. Совет собирается делать здесь опорный пункт.
        - Сейчас речь не об этом, - перебила глава флота Аксель. - А о том, что глава разведки умалчивает тот факт, что её агент Сто третья вышла из - под контроля.
        - А говоришь, в рамках своей компетенции, - укорила глава разведки.
        - А ты не юли, Пятьдесят пятая, - тыкнула Аксель. - Не только тебе известно, что орбитальный рыцарь бегал за ней и едва не настиг. А теперь неизвестно, что с ним, и что с ней. И какая роль отведена этому аборигену.
        - Простите, что вмешиваюсь, но нам стоит подождать итогов расследования, - высказала свою позицию глава полиции, что до этого просто слушала.
        - И ты веришь, что этот землянин прикончил Орбитального рыцаря первого круга?! - Взвинтилась глава разведки. - Это невозможно.
        - Согласна, что стоит подождать, - поддержала брюнетку глава флота. - В его голосе не было лжи.
        - Его надо уничтожить, - настаивала Пятьдесят пятая, понимая, что это единственный выход, чтобы потом пустить в расход и Сару, а дальше представить всё в самых ярких красках для Совета. Если землянин начнёт болтать и дальше, это чревато. И это надо прекратить. Почему бы Сто третьей не быть двойным агентом? Глава разведки не ходатайствовала о её назначении. А те, кто это сделал, были главе совсем не друзья. Почему бы не насолить им и не показать свою безупречную работу и преданность?
        - Уже не получится, - сказала, как отрезала Аксель. - По крайней мере в ближайшее время.
        - И кто это решил? - Фыркнула Пятьдесят пятая, что считала себя тут высшей по рангу. Лишь глава флота могла что - то там вякнуть, и то с опаской.
        - Тринадцатая заинтересовалась Максимом, - прозвучал ответ главы флота. И все возражения сразу пропали. Ведь с членом Совета никто не хотел сталкиваться.
        И что этой старухе нужно от него, подумала глава разведки, трясясь от бешенства.
        - Достопочтенная прибывает в скором времени, - сообщила Аксель елейным тоном. - И это будет её третий визит на Луну.
        - И откуда интересно она узнала об этом землянине? - Прошипела Пятьдесят пятая, не сумев справиться со своим гневом.
        - По постановлению научного совета Радуги, я должна докладывать о необычных аборигенах мужского пола лично достопочтенной, - ответила глава флота горделиво. - Материалы допроса Девятьсот шестой были направлены ей незамедлительно.
        Глава разведки мысленно схватилась за голову. Но не отчаялась. Пусть эта старуха проводит свои опыты, а потом она найдёт способ его устранить!

* * *
        На обзорной площадке прибывающего крейсера Тринадцатая смотрела на большую голубую планету, которая для неё и самой Радуги была истинным сокровищем и надеждой.
        Ей так хотелось провести побольше времени здесь. Но жизнь утекала из двухсотлетней женщины слишком быстро вне атмосферы Радуги, даже пилюли не могли остановить этот процесс, лишь замедляли его. А ведь столько ещё предстояло познать и возможно понять почему этот мир ей напоминает их прародительский.
        Возможно, когда - нибудь она сумеет понять почему…
        Женщина помнила, как ещё маленькой девочкой смотрела в радужное небо и ждала отца. А мать молчала, порой лгала дочери, говоря, что он вернётся. А он уже не был её отцом. Перестал им быть, когда начались те непонятные взрывы, бесконечный гул в небе, слепящие вспышки и паника. Тогда началась война между мужчинами и женщинами за выживание. А всё потому, что одни жаждали жить на планете, а другие просто не могли.
        Глава науки прибыла на Луну ненадолго. Для неё уже собрали аборигенов для исследований, за которые необходимо было взяться в экстренном порядке.
        Макс сидел на лавке в коридоре, с холодеющей грудью, будто его собирается принимать стоматолог.
        Немногим ранее, когда его привели в отдельную комнатку велели сразу же раздеться. Забрали скафандр и закрыли за собой пластиковую дверь. Землянин освоился быстро, вычислив где душ и отыскав чистую серую одежду, смахивающую больше на балахонную форму больного в госпитале. Он поел из синтезатора, у которого было не более десятка функций и завалился спать без задних ног.
        Когда его подняли, он чувствовал себя отдохнувшим. Волнение нахлынуло от спешки и суеты полицейских, что заявились его куда - то опять вести. Но по - настоящему он струхнул, когда эти полицейские передали его дамам в белых халатах, напоминающих врачебные. Все девицы были явно инопланетянками, судя по фиолетовому цвету глаз, но слишком скромными, без надменного вида. Обычные, примерно одинаково невысокого роста красотки, которые даже не могли посмотреть прямо в глаза. Они просто взяли Макса в оборот, приглашающим жестом указали путь и пошли следом. По пути встречались ещё молоденькие врачихи, суетливо таскающие какие - то чересчур страшные банки с трубками.
        И вот он сидит в какой - то лаборатории с тремя такими же как он бедолагами. Все хлопают глазами и смотрят друг на друга испуганно и удручённо. Когда Макса сюда привели их сидело четверо. А потом одного пригласили вовнутрь. Он шёл, как на расстрел или пытку, чернеющий взгляд парня, что окинул всех сидящих, был прощальным что ли.
        Дверь въехала в стену, сердце землянина забилось, как бешеное. Минут тридцать возились с четвертым. Это хороший знак, мучают не долго.
        - Лукас, - произнесла тоненьким сладеньким голоском высунувшаяся девочка с фиолетовыми глазами. - Проходи.
        Все сидящие понимали, что отсюда никто ещё не вышел, но ничего поделать не могли. Страх и удрученность примагнитили задницы к скамейке. Мужчины послушно ждали своей участи в надежде, что милые, добрый девушки (по сравнению с предыдущими инопланетянками) не могут быть монстрами, что разрезают на кусочки людей и достают из них внутренности!
        Высокий парень, явно бывший спортсмен профессионального уровня, немного помедлив, поднялся бодро и прошёл следующим. Теперь их осталось всего трое.
        Макс вслушивался, пытаясь уловить шумы, крики или женский злорадный хохот. Но гнетущая тишина отвечала ему циничным молчанием. Лишь изредка из смежных коридоров доносился лёгкий стук каблуков медсестер. Сосед слева иногда продирал своё горло и ерзал на лавке. А дальний товарищ сидел статуей и, похоже, медитировал.
        Из всех мужчин Рябой был самым старшим. И зачем им старое мясо, в истерических мыслях подумал майор, когда спустя двадцать минут вызвали очередного.
        - Ты откуда? - Решился спросить Макс, когда они остались наедине с суетливым парнем.
        - Из Красноярска, - ответил тот сипло и продрал горло. - А ты?
        - Из Москвы. А здесь давно?
        - Да чёрт его знает, - буркнул парень. - Неделю, наверное. Связался с бабой, а она оказалась из этих.
        - М - да, вот бы никогда не подумал, что буду на Луне, - выдохнул Макс.
        - Где?! - Ахнул парень. - Это бред, чувак, мы на дне Тихого океана.
        - Ага, а это жители Атлантиды, - брякнул невпопад Рябой. - Притяжение слабое тебе ни о чём не говорит?
        - Домой хочу, - фыркнул парень себе под нос. - Плохо мне здесь, со мной, как с уголовником. А я в олимпийской сборной, между прочим. Марафоны щёлкал только так, а теперь что? Сезон пропущен, и я даже не знаю, что этим лунатикам от меня надо. За что со мной так?
        Около часа ждали нового вызова, с парнем разговор не завязался, одно нытье.
        - Максим, - прозвучало с приговором буквально через десять минут.
        И землянин покорно вошёл в белоснежный холл, а оттуда большой медицинский кабинет. Где восседала за отдельным столом женщина с двумя робкими помощницами. Мужчин не было, крови или ошмётков на чистом белом полу тоже не наблюдалось. Имелось несколько кушеток, полочки с баночками, что - то типа капельниц вдоль одной стены, а вдоль другой - большой удлинённый экран, на котором сейчас были изображены белые таблички с непонятными символами, будто это школьная доска с записями примеров или формул.
        - Обнажайся и становись в квадрат, - произнесла мягко позвавшая и указала квадрат у стола женщины.
        Макса мало интересовали робкие помощницы. Они показались ему искусственными, а всё потому что от них исходил лёгкий запах резины. Никаких других ароматов, в том числе парфюма или спирта не улавливал его нос.
        От мягкого, приятного обращения Рябой послушно и без колебаний разделся, не отрывая глаз от женщины за столом. Дама с прямыми пепельными волосами до плеч выглядела сногсшибательно. Её волосы не были седыми, скорее отливали живым блеском серебра. В белой блузке с грудью размера пятого на выкате, смахивала на матёрую порно актрису. Россыпь ресниц опущенных к столу век, там же уложенных на столешнице сисек, будто на эти подушки она и опиралась, склонившись к панели, кожа немного загорелая и идеальная в местах оголения, щёки покрыты естественным румянцем, носик удлинён и слегка вздёрнут.
        Когда Макс встал в отчерченный квадрат перед врачихой, она сразу же поднялась, и землянин оценил насколько коротка её юбка и какие там аппетитные бёдра. Он не знал, что подобные мысли не просто так возникли в условиях стресса. Тринадцатой необходимо было, чтобы все исследуемые аборигены чувствовали себя комфортно. Если этого нельзя было добиться с помощью атмосферы в короткий срок, то это достигалось нано - роботами, что незаметно впрыскивали препараты через кожу, пока тот раздевался.
        Именно поэтому Макс уже не думал о возможных пытках. А оценивал потенциального партнёра.
        Конечно, Тринадцатую не интересовало половое влечение. Её интерес был другой, пусть и связан с этим.
        - Здравствуй, Максим, - произнесла женщина учительским голосом, взглянув своими голубыми - преголубыми глазами прямо в глаза мужчины.
        - Здравствуйте, - отозвался землянин скромно.
        - Смущаться не стоит, я врач, - продолжила с лёгкой улыбкой. - И бояться тоже, ничего плохого с тобой не произойдёт. Я исследую мужчин в научных целях, без ущерба для вашего здоровья. Если ты будешь послушно выполнять мои требования, мы быстро тебя отпустим. Будь добр, руки по швам.
        Рябой неуверенно развёл руки, прикрывающие хозяйство.
        Ага, отпустите, подумал Макс и выловил направление её взгляда. Она смотрела на член не без интереса.
        По политическим причинам и стараниям ярых патриотов во власти наука Радуги утратила знания по исследованию мужского здоровья, поэтому Тринадцатая некоторое время назад пришла к выводу, что изучение медицины аборигенов пойдёт на пользу общему делу. Что - то она заимствовала оттуда, накладывая на фундамент имеющихся знаний, что - то дорабатывала сама в собственных методиках. Поначалу специальный отдел передавал ей материалы с Земли, брал образцы самостоятельно и переправлял на Радугу. Но вскоре она решила заняться всем этим лично, ибо всё делалось не так, как нужно. А ещё она подозревала, что её работу саботируют свои же, облучая материал.
        - Как давно ты мастурбировал? - Первый же вопрос женщины, и в лоб. - Постарайся сказать с точностью до часов.
        Макс вспомнил Сейлор, с ней и мастурбировал, что уж тут?
        - Часов десять, - пожал плечами.
        - Так, - озадачилась женщина, но это её не остановило. Непонятным для землянина образом на руках у женщины появились бежевые резиновые перчатки. - Я должна осмотреть.
        С этими словами она потрогала пах, пощупала между мошонкой и внутренней стороной бедра. Затем перешла на яйца, слегка размяла и прощупала. Аккуратные тёплые профессиональные прикосновения получали отклик в мужской голове. Макс стоял смирно, но что - то внизу живота кольнуло и уже вот - вот собиралась налиться предательская эрекция! Но это был бы полнейший провал для него, ибо он сгорит со стыда! Ведь ему же ничего не кололи, чтобы встало? Нет, ну он бы почувствовал…
        - Очень хорошо, - произнесла женщина деловито и, отступив, добавила. - Теперь на кушетку встань на четвереньки.
        Макс помедлил, но взгляд её решительно гнал выполнять. Широкая мягкая кушетка приняла и руки, и коленки. Землянин встал в позу собачки, член с яйцами свесился, и он подумал, что это самый постыдный момент в его жизни.
        - Процедура может показаться неприятной, но это временно, - раздалось за спиной.
        И Макс почувствовал холод на сфинктере. Его смазывали, пришла отчаянная мысль. От ужаса сжался весь, но сопротивляться не стал. Он лишь раз был у проктолога, и то на плановой диспансеризации. Но там был мужчина, который просто поспрашивал и отпустил. А здесь… Макс взвыл, когда ощутил, что в задний проход входит её палец с лёгким скрипом резиновой перчатки.
        - Очень хорошо, - протянула женщина, задвинув до упора.
        - А можно без комментариев? - Не выдержал Макс, ощущая стыд и позор. К кушетке женщина стояла боком, при желании он мог даже посмотреть на неё. Но загорелого бедра было достаточно.
        Женщина не ответила на дерзость. Палец пошёл обратно, но вошёл уже со вторым. Ощущая натяжение Макс выкатил глаза и вспомнил всех тех женщин, которых он таким же способом стимулировал. Он не сомневался, что все они отомщены.
        Со знанием дела Тридцатая нащупала область простаты и начала массировать там под активный резиновый скрип. Вторая рука взялась за основание мошонки и, не касаясь члена, начала свои грязные манипуляции.
        Чтобы подготовить аборигена к получению нужного материала, женщина должна была простимулировать его максимально эффективно. Опыты показали, что получение семени естественным путём очень важно, помимо прочего это даст более достоверную информацию по исследованиям.
        Когда землянин уже смирился с унижением пришло новое испытание. Закончив с массажами, Тринадцатая подозвала помощницу. Подопытному нацепили специальный ремень с различными примочками, который в соединённом виде походил больше на трусы. Колбочка ловко была одета на член, зафиксирована ремнями между ягодиц, что - то холодное и твёрдое засунули в задницу. Судя по всему, не больше толщины пальца, но основанием прикрепленное к полоске конструкции. Всё это перекрыли ремнями и плотно застегнули. Макс никогда не участвовал в ДБСМ, но даже если и собирался, то на стороне мучителя, а никак не жертвы.
        - Удобно? - Поинтересовалась врач деловито и участливо.
        - Вы издеваетесь? - Скривился Макс, ощущая, что все его эрогенные зоны теперь в чужих руках и под какими - то датчиками или что это за хрень?!
        - Нет, не в коем случае, - совершенно серьезно ответила женщина. - Этот прибор, специально разработанный мной под мужчин с Земли, очень эффективен в получении необходимого количества семени. Сейчас ты перейдёшь в приватную комнату и в течение небольшого времени он будет воздействовать на половой орган с целью получения семени. Как только колба заполнится, его снимут, и ты будешь свободен.
        - А если у меня не получится? Сколько я буду с этим ходить? - Взвыл Макс, посмотрев на женщину жалобно.
        - Если бы не получилась, я бы выявила это на стадии осмотра, молодой человек, - произнесла врач строго. - В комнату.
        Команда была дана ему и девочке, которая помогла слезть с кушетки и добраться до комнаты. В коридоре, куда они вышли, дверей было с десяток. И, похоже, в некоторых комнатах корчились в оргазме его соотечественники. В комнате, куда завели Рябого, была кушетка и кулер с водой.
        Ему помогли улечься. Ощущение возникли, что надет пояс верности, но это было только первое впечатление. Потом началось… В заднице завибрировало, токи пошли и на член, который напрягся в колбе за считанные секунды. Не прошло и тридцати секунд, как случился первый оргазм с выплеском огромного количества сокровища, над которым чахли женщины Радуги. Во время спазмов и сокращений вибрация прекратилась, и это добавляло ощущения некоего издевательства.
        Несколько часов майора «доили». Умный прибор периодически останавливался и давал отдых, но потом начинал вновь. К концу процедур член болел так, что вышибало слезу. Но Рябой мужественно и стойко отдал им всё, что смог.
        Когда Макса провожали назад, полицейские посмеивались между собой, но в открытую не подкалывали. А майор чувствовал, что его поимели по полной. Вот только жаловаться было не кому. Лучше вообще держать язык за зубами и ни в коем случае ничего не рассказывать…
        Тринадцатая посчитала колбы, внимательно рассмотрела каждую. Это была не просто сперма, а последний шанс на продление их рода. Это было её самое дорогое сокровище. Немало пришлось дискутировать и убеждать Совет в необходимости использовать аборигенов. Ведь все исследования показали полную совместимость, пусть гордые воительницы и били пятками в грудь, что их благородная кровь никогда не будет смешана с отсталыми рабами. Им не обязательно всего знать. А забеременевшую женщину уже никто не будет проверять. Особенно из рода изначальных.
        Женщина горько вздохнула, понимая, что ей и самой придётся нести жертвы. Когда женщины на Радуге рожали мальчиков, младенцы не проживали больше недели. И что только не делали: изолировали новорожденных, изолировали и беременных, даже организовывали рождения не на Радуге, а в космосе. Всё равно младенцы мужского пола умирали. И со временем Тринадцатая пришла к выводу, что женщины, рождённые на Радуге не смогут явить на свет мальчиков, ибо все их такни до мозга костей пропитаны самой Радугой. Тех женщин, что прибыли на планету в великое переселение, осталось немного. Их можно по пальцам пересчитать, но не все из них согласятся ещё рожать, не все разделяют её мнения.
        Банк семени иссяк и устарел. А орбиталы из мужчин превратились в бесплодных киборгов, живущих лишь за счёт химии и механизмов. Тринадцатая чётко осознавала, что если ничего не предпринять, вскоре на Радуге уже не будут появляться даже девочки.
        С появлением семени аборигенов всё могло измениться.
        Глава 10
        Если не можете быть джентльменом, так не будьте хотя бы свиньей.
        Чарльз Буковски
        НЕМНОГИМ РАНЕЕ. ОРБИТА ЗЕМЛИ.
        Сара рванулась из камеры телепорта навстречу солдатам, как оголодавший хищник. Патрульный корабль не предусматривал изоляцию объекта телепортации, поэтому её бросились брать врукопашную.
        О том, что она предательница сообщили незадолго до того, как Сара активировала луч. Сто третья промедлила, поэтому пришлось работать грязно. Что ж, уже и так наследила, больше некуда.
        С этой мыслью, она вырубила первую девочку ударом в челюсть, затем атаковала вторую, сломав запястье и забрав оружие. Трое, бегущие в подкрепление, открыли огонь на поражение. Ещё бы, ведь их подружка истошно завопила. Но Сару так просто не взять! Ответным выстрелом она перебила ногу ещё одному бойцу. И пришлось залечь. Перестрелка в узком проходе не могла увенчаться успехом, если девушка решила никого не убивать. И Сара, пробив тонкую переборку сбоку, проникла в каюту, из неё перешла дальше. Затем воспользовавшись суматохой, обезвредила оставшихся пятерых членов экипажа, полностью взяв под контроль патрульный корвет.
        До рубки она добиралась уже на последних щитах боевого скафандра. Нано - роботы продолжали яростно атаковать её, пытаясь пробиться к телу, но стоило деактивировать их в центре управления, и всё, можно было выдохнуть с облегчением.
        Но это не значило что всё закончено. Ещё около часа она возилась, запихивая изломанных и израненных в капсулы эвакуации. На корабле воительниц оставлять было нельзя, дабы спокойно закончить начатое.
        - Три тысячи сто шестнадцатая? Вы взяли её? - Разрывался эфир в рубке.
        Сара, восседающая на кресле первого пилота, усмехнулась. Ага разбежались. Она вырубила связь и двинулась в сторону Луны. Радар пеленговал ещё несколько патрульных кораблей среднего класса. Но они были далеко, и никак не могли успеть наперехват. А если бы успели, всё равно ничего бы не сделали. Этот корвет разметает их в клочья без особого ущерба для себя. Хотя бы в этом удача, горько ухмыльнулась Сто третья, ощущая, что весь мир теперь против неё.
        Но она не собиралась сдаваться. И молила великий Квазар и всех богов Радуги, что сумеет добраться до Макса быстрее Двадцать пятого. Ну а там выбьет всю дурь из этого хитреца, получив все необходимые признания и очистив своё доброе имя.
        Главное своих не убивать, подумала девушка, скрипя зубами. А как чесались руки прикончить тех дерзких сучек. А как чешутся руки отметелить Макса.

* * *
        НЕМНОГИМ ПОЗДНЕЕ. ЛУНА, ЛУНБУРГ.
        - На тебе лица нет, - призналась Лена, что, наконец, добилась встречи с Максом.
        - Ещё бы, - буркнул землянин, посматривая на девушку с укором.
        Хотелось уткнуться в её плечо и пожаловаться, как над ним издевались. Пустить скупую слезу и прижать худенькое тело крепко - крепко. Но это был лишь порыв.
        - Тебе здесь нравится? - Спросила Сто шестьдесят девятая, кивая на потолок, где раскинулся на всю его площадь огромный иллюминатор, за которым сверкали звезды.
        К сожалению, с тёмной стороны Луны голубого шарика было не видно. Однако и на такой вид приятно полюбоваться, ведь он придавал особых ощущений близости к космосу, который совсем ведь не кусается и в мелкие дырочки не засасывает, и не замораживает.
        Макс пожал плечами. Из жилого блока, где его заселили можно было выходить в оранжерею и сюда, на смотровую площадку. Ощущение, что он в какой - то психиатрической лечебнице, не оставляло. Всё везде под замком, никуда нельзя и ничем заняться не дают. Даже работой не озадачивают. И таких, как он было два десятка человек, живших в особой зоне Лунбурга под тщательным присмотром властей. Все грустные, все в себе. Те четверо ребят тоже были здесь. Похоже, все стали братьями по несчастью, над которыми надругались.
        Рябой мысленно позлорадствовал. Наверное, стоило собираться в круг и рассказывать у кого, что болит.
        - Зачем пожаловала? - Поинтересовался Рябой и спокойно, медленно, как старик уселся на мягкую белую лавочку, за которой красовалась зеленая ковровая аллейка.
        Недавно землянин даже щупал посадку и убедился, что травка настоящая, как и вся зелень оранжереи.
        Лена присела рядом у самого края, скромно сложив руки.
        - Знаешь, после твоего появления, всё наперекосяк, - произнесла она беззлобно. - Зря мы тебя втянули.
        - Жалеешь? - Усмехнулся Макс.
        - Да, - ответила искренне. - Но знаешь, есть и плюсы в нашем знакомстве.
        - Ага, и какие же?
        - Я успела распорядиться, чтобы твоей маме вылечили сердце. Так что она теперь здорова и полна сил, - заявила девушка.
        - Так ты не шутила тогда? - Ахнул Макс.
        - Нет, я никогда не бросаю слов на ветер, - брякнула Лена.
        - Ну да, - произнёс Макс на выдохе. - Сказала, что не прощаемся. Вот и встретились.
        - Здесь я могла и оплошать, - призналась девушка. - Двадцать пятый шёл по твоему следу, жаль не сразу это поняла.
        - Другие тоже интересовались каким - то рыцарем. Получается, что он не случайно оказался в секторе? Меня искал?
        - Да, Максим.
        - И зачем?
        - А это ты мне скажи, зачем, - надавила Лена. - И про Сару расскажи. Что у вас было. Почему она так опекала тебя?
        - Опекала?!
        - Уж поверь, Луна, лучший барак, лучшая должность.
        - М - да, - Макс тяжело вздохнул и решился рассказать и этой. - Я отбил её от какого - то киборга со светящимися синими глазами, потом он прилетел на Луну. Взял в плен двух ваших, и я его прикончил. А что он там хотел, за мной ли шёл или просто прогуливался, мне неизвестно.
        - Никогда не встречала таких как ты, - искренне сказала Лена, ощущая от общения с ним некий позитив.
        Макс взглянул на кареглазую худенькую девицу, которая хотела соблазнить его, а утром от неё в пот бросило и шок не отпускал до самого Шереметьево. Куда делась та важная и загадочная особа? Теперь она теплее и ближе.
        Макс подался, чтобы поцеловать её. Лена потянулась в ответ. Но вовремя опомнилась и смахнула наваждение, ведь за ними следили!
        - Что? - Нахмурился землянин. - Выполнила свою роль? Да?
        - Ты мне нравишься, это правда. Но… - Лена замялась, переводя дух. - Вскоре меня отправят на Радугу, и я уже не вернусь сюда. Вероятнее всего мы больше с тобой не увидимся.
        - Ты не хочешь домой?
        - Нет.
        - Почему же? Куда не гляну, везде ваши ходят с брезгливым видом, будто нас с помойки выловили. Земля для вас не помойка?
        - Многие судят, не побывав на Земле, - ответила Лена с грустью. - А я вижу у вас гармонию. Мужчины и женщины вместе. Говорят, когда - то и у нас была гармония, до того, как мы переселились на Радугу.
        - Я не понимаю этого отношения к мужчинам, будто вас там насилуют с пристрастием ваши, а вы на нас отыгрываетесь, - не удержался Макс, высказав, как думает.
        - Мы воюем, - ответила Лена и, уловив недоумение, пояснила. - Война идёт против мужчин. Мы живём на Радуге, а они на орбите, вернее уже даже дальше.
        - Это как такое возможно?!
        - Это не великая тайна или история, покрытая мраком. Знать её не запрещено, - Лена даже улыбнулась. - Могу вкратце рассказать, тогда ты, возможно, начнёшь понимать нас.
        - Я никогда не понимал женщин, а уж тем более таких, как вы, играющие роль и баб и мужиков одновременно, - взъелся землянин.
        - На что ты обижен? Может дело не во мне, - съехидствовала Лена.
        - Ладно, рассказывай, - отмахнулся землянин.
        Лена вздохнула и начала рассказ.
        - Когда - то на нашу родную планету напали Поглотители. Легко подавив наши силы обороны численным превосходством. Пришельцы стали истреблять наши миры, не щадя никого и ничего. Они истребляли всё живое, сравнивали с землей города и пожирали все ресурсы, как изголодавшийся рой. Мы бежали, снарядив корабли и собрав как можно больше уцелевших. С планеты вырвались не многие. В системе и их ждала целая армада. В гиперпространство сумел уйти лишь один лайнер.
        На его борту было одиннадцать тысяч выживших. Три года мы блуждали в космосе, и вот чудо - на горизонте появилась надежда. Планета, сияющая всеми спектрами, манила отчаявшихся. За время полёта умерло около трёх тысяч, а остальные были истощены до предела. Ещё бы немного, и мы бы не дотянули.
        Радуга оказалась пригодна для жизни, более того, на ней практически не было хищников. Мы быстро освоились и зажили счастливо. Но примерно через полгода умерло трое мужчин от рака крови. Случай списали на патологию, но через месяц ещё двадцать мужчин скончалось с тем же диагнозом. И ни одной женщины.
        Вскоре выяснилось, что все мужчины Радуги обречены на смерть, если они останутся и дальше на планете. Всё дело оказалось в воздухе планеты, который вдыхали.
        Дабы спасти оставшихся, на орбите построили станции, куда переселили всех мужчин. Казалось бы, что все проблемы решены: женщины рожали, зачав детей на орбитах, если появлялся мальчик - его отправляли к мужчинам, если девочка - она оставалась на Радуге. Некогда живущие вместе пары были разделены. Но женщины посещали своих мужчин, жили там какое - то время и возвращались, потому что спешили обратно. А всё из - за того, что Радуга давала женщинам жизненные силы, молодость и долголетие. Раньше мы жили недолго, как вы, но на Радуге дожить до двухсот лет стало в порядке вещей. Женщинам нравилось быть вечно молодыми, красивыми и здоровыми.
        Тем временем мужчины из - за слабой гравитации, нехватки витаминов и солнечного света на орбите чахли и набирались злости. Ведь они не могли насладиться всеми прелестями планеты. Они увядали, пока их женщины цвели и пахли. Гнева прибавляло и то, что с каждым годом становилось всё меньше женщин, посещающих своих мужчин. Со временем наши миры разделились. Больше не было единого народа. Мужчины отдавали своё семя в обмен на товары и прочее, с каждым разом задирая цену всё выше.
        Самое ужасное началось, когда мужчины стали делать вылазки. Они нападали на мирные сёла и похищали женщин, чтобы держать их на орбите. Пока мы спохватились, поняли, что на орбите уже не те станции, какие были раньше. Там появились настоящие крепости. И мы поняли, что коварные мужчины готовились заранее к своей подлости.
        Мы ответили тем, что перестали поставлять им продукты. Тогда они осмелились совершать налёты в открытую. И с этого началась война, в которой не было места жалости. Ибо мужчины, в стремлении компенсировать свою физическую слабость, превратились в безжалостных роботов.
        Со временем мы поняли, что в открытую не можем истреблять друг друга, потому что жертвы были с обеих сторон. Нас становилось всё меньше. А мужчин вообще оставался мизер. Тогда война перешла в обоюдно - оборонительную.
        И вот, спустя ещё несколько десятков лет после затишья мы снарядили поисковые корабли, дабы найти миры и для орбиталов. И наткнулись на вас. Совет изменил свою доктрину, понимая, что врагу нельзя давать столько людских и прочих ресурсов. Видимо, наши правители опасаются отмщения. А теперь ты видишь то, что из этого всего вышло.
        Лена закончила и задумчиво уставилась на звездное небо.
        - М - да, история, - прокомментировал Макс, чувствуя насколько далёк он от этого бреда. - Я слышал, что вы опасаетесь нападения Поглотителей и здесь? Боитесь повторения истории?
        - Я не знаю подробностей, - начала Лена. - Но слышала, что это возможно. А с другой стороны, наши учёные утверждали, что пришельцы не обладали технологиями сворачивания пространства. Мы - то прыгнули очень - очень далеко. А вы ещё дальше находитесь, судя по звёздным картам. Но исключать опасности нельзя.
        Лена не стала говорить, что Совет Радуги рассматривает Землю, как свою будущую колонию. Если бы она это упомянула, ей бы врезали по первое чисто.
        - Так, а если вы не сумели целой планетой отбиться, что можно противопоставить им, строя какие - то там базы на Луне и Марсе?
        - Сейчас мы сильнее, - обнадёжила Лена. - Вот смотри.
        Лёгким движением руки, будто волшебница, она надвинула звездное небо прямо на них. Визуальный эффект появления три дэ модели на этот раз удивил землянина. Прямо над головой развернулась объёмная карта около лунного пространства. Девушка стала увеличивать ещё, и Макс увидел разноцветные огни, которые переросли в целые скопления. А вскоре они уже отошли на второй план, ибо во всей красе предстали верфи, о которых рассказывали рабочие с танкеров.
        - Ваши планеты на редкость богаты всеми необходимыми ресурсами для строительства боевых судов, - прокомментировала Лена. - Поэтому мы строим его здесь. Со стапелей уже сошло немало крейсеров, даже больше, чем когда - то было у нас на родине. Вас никогда не хвалили, но именно благодаря работе землян мы так быстро наладили производство.
        Лунные верфи впечатляли. И не только по тому, что в интерактивном режиме всё двигалось, всё сияло. Голову вскружили масштабы, ведь если те маленькие цилиндрические кораблики, мельтешащие по всюду, такие же, каким управляла рыжая… Да каждая эта конструкция не менее километра в длину. По две выстроенные из более мелких сегментов палки, соединены рёбрами, да ещё и переплетены строительными механизмами, кранами и прочим. Двенадцать штук в ряду насчитал Макс. И каждая что - то строит. На двух уже стоят готовые корабли, дальше только вырисовываются, на трёх верфях каркасы заложены. На некоторых строится что - то мелкое, будто сразу с десяток кораблей. И они не цилиндрической формы, а больше эллипсоидной, с заострением в носу. Если это, конечно, нос, а не корма.
        - Это запись полугодовой давности, - пояснила Лена. - Ну как тебе?
        Она могла и не спрашивать, а просто оценить, как низко упала челюсть землянина. Ибо всё, что он видел в коморке станции на голографике, меркло по сравнению с этим.
        - И много вы уже наклепали? - Выпалил Рябой.
        - Это секретная информация, - раздалось строгое со спины.
        Макс обернулся и вновь раскрыл рот от удивления, Лена же осталась невозмутимо сидеть.
        - Привет, Сара, - произнесла охотница в ответ, не оборачиваясь. - Надеюсь, ты больше не совершишь глупостей.
        Девушка в синем боевом скафандре выглядела усталой и взвинченной. Ещё бы! Чтобы добраться в самое сердце Луны незамеченной пришлось попотеть. Макса заточили в административный блок, куда не так просто попасть. Но Сто третья не искала лёгких путей, она всё предусмотрела.
        Сара впилась ошалелыми зелёными глазами в Макса. Русая красавица с ошеломительной фигурой сейчас смотрелась как прекрасная богиня смерти.
        - Да здравствует Радуга, Сто шестьдесят девятая, - ответила девушка, немного помедлив и подчёркивая истинное приветствие своей родины. - Надеюсь, ты не станешь у меня на пути.
        Лена поднялась.
        - Не совсем понимаю тебя, - ответила худенькая брюнетка.
        - Всё ты понимаешь, он мой, - бросила Сара и двинулась на Макса с решительным видом за что - то там покарать.
        К сожалению, или к счастью, оружия с собой ей было не взять. Иначе сканеры бы выявили несанкционированное проникновение на территорию научного блока, где и обитали подопытные мужчины.
        - Да не буду я с тобой обниматься! - Выпалил Макс, подскочил и начал пятиться.
        - Я выбью из тебя всё, что мне нужно, - прошипела Сара и перепрыгнула через лавку, словно коша.
        И тут Лена преградила ей путь!
        - Не смей, он не предатель! - Прикрикнула она на подругу.
        Сара выбросила руку, попытавшись вырубить её сразу, чтобы не мешала. Но Лена ловко ушла с линии атаки. Атакующая была мощнее, но охотница не уступала ей в быстроте.
        Сто третья не ожидала такой прыти, но тут же решила наказать дерзкую девку. Хай - кик пролетел буквально в пяти сантиметрах от носа Лены. Не успела брюнетка опомниться от миновавшего её удара, тут же прилетело и по ногам. Подножка удалась, и Лена упала, но быстро перекатилась, избежав попадания по голове пяткой.
        - Сама напросилась! - Будто в оправдание рявкнула Сара.
        - Ну давай! - Фыркнула в ответ Лена и решила атаковать!
        Удары обрушились на Сару, как дождь. Но Лена явно уступала по боевой подготовке бывшей подруге. Сара легко блокировала удары и с ухмылкой ждала, пока эта сучка выдохнется. Пару контратак, и спесь охотницы сошла на нет. Удары оказались болезненны, но Лена не показывала боли, просто начала отступать.
        Макс смотрел на то, как дрались за него бабы. Со стороны смотрелось забавно. Ему и в голову не могло прийти, что от исхода их борьбы зависит его благополучие. По крайней мере, Сара уж точно выбьет ему все зубы после того, как вырубит Лену.
        Очередной удар с разворота застал охотницу врасплох. Живот прострелила острая боль, и она уже не смогла так быстро подняться, как хотелось. Но Сара не стала её добивать.
        - Уймись, девка, он предатель, - произнесла победно и повернулась в сторону Макса.
        Но тут случилось непредвиденное! Откуда ни возьмись появилась Сейлор! И тоже преградила путь к землянину.
        - А тебе тут что надо, жалкая?! - Развела руками Сара.
        - Он спас мне жизнь! - Заявила бывшая глава семнадцатого сектора. - Не смей трогать его!
        - Ну как знаешь, - прошипела Сара и набросилась на Двести девятнадцатую, как на злейшего врага, ибо её это всё уже достало!
        В отличие от Лены Сейлор продержалась недолго. Три точных и быстрых удара вывели неповоротливую атлетику из строя, как тех солдат, что пытались взять Сару на корабле.
        Разделавшись со второй неравнодушной к землянину женщиной, Сто третья двинулась на Макса, предвкушая расправу.
        Рябой понимал, что его ждёт, если уж она своей подруге по лицу надавала, а вторую вообще одной левой уложила. Но мужчина не был дураком, чтобы сейчас убегать или драться по её правилам. Ещё в школе он занимался греко - римской борьбой, а будучи оперативником получил навыки по приёмам обезвреживания преступников.
        Сара прыгнула на него, как каратист с вытянутой ногой. И она никак не могла ожидать, что землянин резко сократит дистанцию и просто повалит её, сделав хороший тейкдаун. К счастью Рябого борьбой в партере девушка не владела. Она лишь могла беспомощно колотить его по спине, ведь он не давал ей подлезть ногой между ними и даже рукой. Прижатая вплотную девушка могла ещё и кусаться. Но Сара не собиралась опускаться до такого.
        Рябой не учёл важной детали - Сара была в боевом скафандре. И недолго думая, активировала усилители. Ухватив мощной хваткой за волосы, она стала оттягивать его от себя, а следом ухватила за горло на вытянутой руке.
        От лап разъярённой женщины, что оказались железными тисками, у майора охваченного ужасом смерти, выкатились глаза. Лишь поэтому Рябой преступил все свои принципы и рубанул левый прямой точно в нос разъярённой красавице. От потрясения Сара ослабила хватку, но двинула в ответ. Удар оказался смазанным, и только разозлил землянина.
        Ярость овладела землянином. Во имя мести за все события и нервные срывы последних недель Макс ударил ещё. Ну а затем ещё и ещё, уже не разбирая куда прилетают удары. Отыгрался мужчина и за пальцы в заднице, и за отданную сперму тут же. Вскоре сопротивление девушки полностью было сломлено, но это не остановило. Лишь когда Лена оттащила его, он понял, что перестарался. А ещё осознал, что ему очень жаль.
        - Что я полезла? - Промямлила Лена. - Ты и сам мог за себя постоять.
        Сто третья быстро восстановилась, но продолжала лежать, хмыкая и неотрывно пялясь в звездное небо через огромный иллюминатор обзорной площадки. Она больше не могла бороться, что - то в душе надломилось и сыпалось дальше. Лишь один вопрос стоял в отчаянной голове. Как так?!
        Для Сары стало неожиданностью, что Макс дал ей такой отпор. На Земле она легко обезвреживала врагов, пользуясь чёткими, внезапными ударами. В большинстве случаев от красивой милой, хрупкой на вид девушки ничего подобного не ждали. Поэтому Сара возомнила себя непобедимой. Конечно, в первые встречи, она бы легко застала врасплох Рябого. Лена тоже сумела бы вырубить его, скрутить или обезвредить, воздействуя на болевые точки. Но в таких условиях, когда Сара показала на что способна, мужчина настроился на серьезную драку, и победил.
        Прибежала полиция во главе с миниатюрной брюнеткой в серебристом комбезе, которая его допрашивала. Пятеро ребят с дубинками окружили действо, брюнетка выставила бластер.
        - Воин второго круга Сто третья, ты арестована! - Торжественно объявила голубоглазая глава полиции.
        Для неё взять предателя вперед той же Пятьдесят пятой было большой удачей!
        Сара поднялась сама, пошатываясь. Утёрла кровавый нос, сплюнула кровь вместе с передним зубом. С заплывшим глазом посмотрела на землянина в балахоне, забрызганном её кровью. Макс тут же уловил укор и женскую обиду, и опустил глаза, ощущая глубочайший стыд.
        Сто третья была повержена. Но она больше не злилась на землянина, ибо проиграла окончательно и бесповоротно. Проиграла не ему конкретно, а всем своим врагам…
        Тринадцатая захлопала в ладоши, не сдерживая радости. Она наблюдала за происшествием с самого начала, находясь в своём кабинете, смотрела трансляцию камер в лучшем качестве. С ней была и глава Лунбурга. Круглолицая крупная блондинка не разделяла радости Тринадцатой, но всё равно смеялась, поддавшись авторитету.
        - Сохрани записи в наилучшем качестве с возможностью менять ракурсы, - скомандовала она чиновнице. - Добавь в архивы разведки и войск. Отдельную копию со всем подробным анализом подготовь для высылки в Совет от моего имени. И материалы расследования по семнадцатому сектору тоже туда заверни, и чтоб без искажений. Пусть полюбуются.
        - Да, достопочтенная, - пропела блондинка покорно, но добавила опасливо. - Они будут недовольны.
        - Да? - Выдала с сарказмом тётечка Тринадцатая. - Больше! Они будут в ярости. Но следом придет удивление и непонимание.
        - Непонимание?
        - Да, непонимание того, почему шесть последних лет они заблуждались.
        - Совет не может заблуждаться, как и вы, - прогнулась блондинка перед высшим руководством Радуги.
        - Ты ещё молода и глупа, девочка, - бросила Тринадцатая. - Посмотри на него. Он побил одного из лучших воинов разведки, не имея боевого скафандра. А до этого превратил в кашу самого опасного и прежде неуловимого рыцаря, что мог в одиночку уничтожить твой город и даже верфи. Все эти годы мы считали, что лучше землян, сильнее и могущественнее, принимая за своё тот дар, что дала нам коварная и циничная Радуга.
        - Зачем вы говорите так? - Осунулась глава Лунбурга.
        - Девочка, именно наш райский уголок явился причиной раскола. А мы, женщины, предали своих мужчин, променяв верность на красоту и долголетие.
        Тринадцатая вздохнула, этот землянин вызывал у неё огромный интерес и расставаться с ним ей не хотелось. Но дело всей её жизни было важнее.
        - Что будем делать с этим Максимом? - Нарушила недолгую паузу блондинка. - За то, что он поднял руку на Сто третью его следует казнить, таков протокол.
        - Девочка, ты безмозглая овца, - скривилась женщина.
        - Простите, - закусила губу девушка.
        - Мне пора возвращаться, а ты позаботься о том, чтобы все мои подопытные были в сохранности, в том числе Максим. Когда я добьюсь положительного решения от Совета, мы начнем третий этап экспериментов.
        - И в чем он заключается? - Поинтересовалась блондинка.
        - Не забивай свою голову, девочка, - Тринадцатая не считала нужным посвящать кого попало.
        Женщина улыбнулась, глядя в след уходящей группе полиции, понимая, что после видео с Максимом Совет сам захочет на него посмотреть. Поэтому переправка собранных мужчин с Земли на Радугу вопрос почти решенный.
        - Вызови ко мне главу флота, - скомандовала она строго.
        Тринадцатая хотела лично переговорить со своей доверенной. Только Аксель она могла доверять полноценно. Да и лишняя страховка не помешает. Кажется, на её научный проект точат зуб ярые противники во власти. Максим и другие могут быть в большой опасности.
        Но сейчас она не могла взять никого с собой.
        Глава 11
        Всё, что вы делаете в постели, - прекрасно и абсолютно правильно.
        Лишь бы это нравилось обоим.
        Если есть эта гармония - то вы и только вы правы, а все осуждающие вас - извращенцы.
        Зигмунд Фрейд
        НЕМНОГИМ ПОЗДНЕЕ. ЛУНБУРГ.
        Саре не предоставили даже медицинской помощи, лицо медленно зарастало и болело. Это наказание казалось ей издевательством. Лучше бы сразу казнили, думала она с грузом на сердце от туманного будущего.
        Арестованная не ожидала так скоро увидеть землянина. Находясь у себя в коморке, где в синтезатор было добавлено много новых функций, в том числе и создание алкоголя, он запил и опечалился.
        Мысли были только о Саре. Когда землянин загорланил душевные песни в оранжерее, на него обратили внимание. Полицейские хотели заткнуть, но вмешалась глава Лунбурга, что стала грешить частым наблюдением за своим новым кумиром. Глава города была так растрогана, что вняла просьбе землянина навестить Сто третью, вопреки возгласам главы полиции.
        И вот Макс пришёл. В своём новеньком комбинезоне, сытый, свежий и постриженный. Камера оказалась классического вида, но вместо обычных решеток - силовые или энергетические, через которые было видно, насколько жалкий вид сейчас у заключённой. Её раздели до нижнего белья и, судя по всему, даже не стали лечить, на лице всё зарастало само. А на белой ткани лифа так и остались почерневшие пятна крови.
        Сара взглянула на него украдкой и продолжила жаться в углу с опущенными потускневшими глазами. Сидячая поза с подобранными коленями и обхватившими тело руками говорила о многом. Девушка была сломлена и не чувствовала себя в безопасности.
        - Извините ребята, вы не могли бы постоять в коридоре? - Авторитетно попросил Рябой сопровождающих.
        Среди них было трое полицейских и два андройда - девушки с фиолетовыми глазами, что являлось новейшей разработкой Радуги, которая создавалась, дабы облегчить жизнь жителям. Целую толпу таких «кукол» бабуля Тринадцатая привезла с собой и оставила в помощь медицинскому блоку по всем нуждам, потому как они были универсальны и одновременно неприхотливы.
        Полицейские отнеслись с понимаем и вышли. А андройды остались. Макс знал, что это бездушные куклы, поэтому посчитал, что просьба его максимально удовлетворена.
        - Сара? Ты как? - Раздался нелепый вопрос Рябого, на который девушка даже не отреагировала.
        Майор хотел было уже взяться за решётки и яростно потрясти, протестуя против гнусной бабской системы, но от искрящих прутьев повеяло чем - то жгучим.
        - Прости меня, пожалуйста, - продолжил расшатывать психику инопланетянки землянин. - Я потерял контроль я… я никогда прежде не поднимал руку на девушку, и мне очень - очень стыдно за своё неджентльменское поведение. Но и ты хороша, напала ни за что ни про что.
        И тут Сара не выдержала и рванулась к нему. Если бы не силовые прутья, руки легко бы прошли и ухватили за горло. На лице оскал, на глазах слёзы наворачиваются.
        - Следовало бы прикончить тебя ещё в нашу первую встречу, - прошипела девушка.
        - Да хрен бы у тебя получилось, - фыркнул майор в ответ и тут же осёкся. - Извини.
        - Может быть, - осунулась сразу та. Уже ни в чём не уверенная отступила в свой угол. - Что пришёл? Насладиться своей победой? Унизить меня ещё больше? Смотри, больше нет воительницы второго круга. Мой позор разлетится по всей Радуге. Смотри, Максим, смотри на жалкую и никчёмную.
        Сара замолчала, закусила губу, ибо хотелось рыдать.
        Взгляд зеленых глаз исподлобья окончательно добил Рябого.
        - Почему, Сара? Почему ты так со мной?
        - Не спрашивай, ответа не будет.
        - За что ты меня так ненавидишь? - Не унимался майор.
        - Уже не ненавижу, - ответила девушка искренне и увела взгляд. - Больше никого. Я потеряла всё, и жду своей участи.
        - А что тебе грозит? Прости, я ваших нравов и законов не знаю.
        Сара горько усмехнулась, проглотив сопельки. Девушка никогда не ревела в открытую, никогда не показывала слабости окружающим, а тем более врагам. А сейчас при этом необычном землянине почему - то хотелось быть слабой.
        - Смерть или заточение с позором, но я бы предпочла смерть, - ответила всё же.
        - Ты сильная, - произнёс Макс, ощущая, как легко она это сказала.
        - Уже нет, - призналась девушка.
        - Я не хочу, чтобы с тобой случилось что - то плохое, - произнёс Рябой, ощущая, как задавило в груди. - Ты не заслужила всего этого. Ты ведь никого не убила из ваших?
        - Нет, надеюсь, что нет.
        - Я не хочу, - повторил Макс шёпотом, чувствуя, как у него самого слёзы наворачиваются и какая - то злость из нутра рвётся.
        - Почему? - Спросила девушка шёпотом.
        - Потому что ты мне очень нравишься. И я жалею о том, что не дал тебе меня прикончить, - выпалил Макс. Конечно он утрировал, но что - то подобное и хотелось сейчас сказать. Чувствуя её нрав, он понимал, что только так может донести до воительницы свои чувства.
        Сара всмотрелась в него. Попыталась увидеть сарказм на лице, усмешку, лукавство. Трое суток она уже не принимала пилюль, это сказалось на её чувствительности. Это сказалось на её мироощущении. Это сказалось на её желании быть просто женщиной.
        Минуты две они смотрели друг на друга. А затем она произнесла, как чувствовала:
        - Ты мне тоже нравишься, землянин Максим.
        Признание решило всё в голове Рябого. Сердце забилось чаще, а мышцы заиграли силой и заряженностью, будто тело вошло в боевую трансформацию. Сара поймала решительный взгляд землянина и подалась вперед с таким же решительным настроем. Именно в этот момент она поняла, что не готова сдаваться.
        - Просто скажи, что мне сделать. Прямо сейчас, скажи, - прошептал землянин, сжимая кулаки.
        - Толки этих кукол на решетку, дальше, я всё сделаю сама, - прошептала Сара с хитрой ухмылкой, обнажая рот и позабыв о том, что не хватает одного зуба…
        Немногим позднее. Лунбург.
        Женщина в скафандре андройда, важно шествующая с мужчиной в полицейской форме, не вызывала бы подозрений у жителей Лунбурга, если бы не лицо в синяках и ссадинах. Именно по этой причине пришлось навестить главу полиции в её резиденции, который та отгрохала для себя любимой на нижнем уровне города.
        Пока бежали по центральным улицам и площади, Макс успел получить немало впечатлений от построек под огромным куполом. Завихрени многоэтажных домов, опоясанные спиралью дорожек больше походили на некое подобие фантастической Атлантиды, скрытой под толщами воды. Утончённые белые дома верхушками подпирали купол и являлись его основанием. Сам же купол напоминал пчелиные соты под лучами дневного солнца. Откуда шёл белый свет, было непонятно. Но на центральной площади и близлежащих окрестностях было светло, как днём. А дальше наплывал привычный глазу полумрак. У землянина назрело много вопросов к строителям, но самый главный был - зачем строить столько домов, если людей по городу ходит раз - два и обчёлся. Больше полицейских, чем работников. А инопланетных дамочек так вообще не видно. Наверное, так можно было объяснить насыщенность кислорода в воздухе, ибо бежалось ой как хорошо.
        Возможно, этот город создан для будущего заселения, подумалось землянину с тоской. Наверное, рано или поздно переселят людей на Луну и Марс, а сами заживут на Земле счастливо и беззаботно…
        Довольная собой миниатюрная брюнетка с причёской всё ещё под мальчика томилась и блаженствовала в ванной, наполненной синеватой водой. Это была специальная среда, которая омолаживала кожу и приятно колола в чувствительных местах, вызывая тем самым сладостную медитацию, в которой главе полиции было комфортно думать о самом приятном.
        Женщина была довольна собой и не чувствовала вины, ведь её возражения зафиксированы протоколом. Поэтому задница прикрыта.
        По своим обязанностям она сделала всё, пустив по следу имеющиеся отряды полиции и несколько групп андройдов. Она предвкушала скорое повышение, потому как нынешняя глава города обделалась по полной программе, нарушив сразу несколько протоколов. А когда она станет главой Лунбурга, контрабанда польётся рекой, и уже не придётся объяснять этой тупой жирной блондинке что это за груз и странные коробки.
        Чтобы выслужиться глава полиции готова была исправить косяки Триста пятой, показав своё рвение, и настичь дерзких беглецов, где бы они ни скрывались. Но она не была готова увидеть их у себя в доме!
        Сара действовала безжалостно. Ворвавшись в ванную комнату, она сразу же попыталась вытащить голую, распаренную девицу, ухватив за волосы. Но они оказались слишком короткие. Серо - голубые глаза на выкате встретили незваную гостью с ужасом, а рот успел издать двухсекундный фальцет прежде, чем погрузился вместе с головой в воду.
        Подержав сучку немного под водой, Сара выпустила её, повторила процедуру несколько раз, затем выкинула из ванной, как куклу. Это было не сложно, потому как жертва с радостью вылезла оттуда.
        Ошарашенная чиновница выдала все пароли доступа, как только сильная рука воительницы придавила её вновь. Когда Сто третья убедилась, что её не обманули, вырубила брюнетку и связала подручными средствами. Всё это время Макс тактично следил за выходом, не проявляя живого интереса к полуголым разборкам. Судя по воплям и визгу, Сара справлялась легко.
        - Ты уверена, что я не нужен? - Уточнил на всякий случай Макс перед вторжением. После того, как девушка расправилась со всей его охраной играючи, это был риторический вопрос.
        - Уверена, - усмехнулась Сто третья. - Прикрой меня на входе.
        Когда всё было кончено, она позвала напарника, которого ожидал сюрприз. Зайдя через холл в медблок, он охнул и тут же отвернулся, ибо впервые увидел девушку своей мечты обнажённой! От волнующих образов, словно сфотографированных в голове, перехватило дыхание. Особенно врезалась в сознание пышная грудь на фоне тонкой талии и плоского животика, с торчащими розовыми сосками, нисколько не обвисшая, а такая, о какой и мечтать не хватит фантазии. Сара предстала без одежды в готовности прилечь в лечебную камеру, не предполагая, что напарник может так смутиться. Она даже не думала о том, что поколеблет тем мужские чувства. До тех пор, пока Макс не показал своей реакции.
        - Извини, - брякнула с неловкостью и стала укладываться. - Я забыла, что ты не подружка.
        - Не жалеешь ты мою психику, - усмехнулся Макс, вытирая проступившую на лбу испарину.
        - Мне всегда было сложно понять мужчин Земли, - произнесла на выдохе Сара и добавила строго. - Процедура длится десять минут, последи за входом. Если что - то не так, стукни по заслону.
        Сара закрыла глаза, мысленно установив параметры процедур. Макс взглянул на неё ещё раз украдкой через стекло и вновь восхитился фигурой. И поймал себя на мысли, что не мог не посмотреть, глаза, как магнитом тянуло. Переборов похоть, он стал осматриваться, пока шёл процесс восстановления тканей напарницы.
        На встроенной полке в стене он нашёл коробочку с отдельными секциями, в которых лежали красные и жёлтые пилюли. Землянин задумался и обеспокоился за Сару. Если они имелись у каждой инопланетянки, значит ли это, что им необходимо принимать эти препараты регулярно?
        Закончив процедуры, Сара поднялась и встала уже спиной к Максу, учтя его прежнюю реакцию. Но землянину легче не стало. Внеземная женщина будто издевалась над ним, демонстрируя посвежевшее крепкое тело, осиную талию, подкаченную попу и округлые бёдра. Сексуальное влечение граничило с чувством безудержной нежности к этой женщине. Мысль о том, что когда - нибудь она может стать его добавляла томного предвкушения, волнения и вороватых чувств.
        Дыхание перехватило, когда она обернулась из - за плеча и взглянула на него в ответ, так робко и казалось бы напугано. Светлым, прекрасным девичьим лицом и ослепительными глазами, словно каждое - маленькое солнышко. Отчаяние нахлынуло внезапно, и Макс увел взгляд, глубоко и жадно вздохнув, будто не дышал минуты, а то и вечность. Он с грустью осознавал, что теперь весь мир против них. Становилось больно от ощущений шаткости и того, что он может потерять её навсегда.
        Теперь неловко стало Саре, с алеющими щеками она прикрыла грудь и засуетилась. Быстро залезла в приготовленный заранее новенький боевой скафандр, доставшийся от главы полиции, и начала искать пилюли, потребность в которых уже граничила с жаждой.
        - Случайно не это ищешь? - Макс показал прихваченную коробочку, проявив заботу и понимание.
        - Отлично! - Возрадовалась Сара, и, схватив упаковку, энергично сунула в рот две разные. - Всё, поспешим.
        - И куда мы теперь? - Спросил Макс, абсолютно уверенный, что готов с ней хоть в пекло с головой.

* * *
        НЕМНОГИМ РАНЕЕ. ОРБИТА ЛУНЫ. ФЛАГМАНСКИЙ КОРАБЛЬ.
        - Я не… я не понимаю, что это, - раздалось в эфире тоненькое.
        - Выводи на дисплей, бездарь! - Рявкнула глава флота командиру патрульного корабля.
        Два часа назад в Солнечной системе в зоне Плутона был выявлен гравитационный всплеск настолько мощный, что пошатнулись все приборы патрулей за миллиарды километров до аномалии.
        - Вы что с ним сделали? - Спросила Аксель, глядя на развороченный корпус, смахивающий на обтекаемого жука со свешенными лапками, у которого ещё какие - то ленточки позади развивались, словно по ветру летит. Вот только какой в космосе ветер?!
        - Он атаковал без предупреждения, - докладывала пилот. - Наш корвет повреждён критически, если бы крейсер не подоспел, мы бы потеряли корабль. Крейсеру тоже досталось. Потеря хода и связи, ремонт часов на шесть.
        - Не поняла, а какого эта штука размера?!
        - Примерно, как наш лёгкий корабль, - ответила патрульная виновато.
        Ведь им пришлось дать несколько залпов, чтобы хоть как - то притормозить пришельца. Защитное поле у незваного гостя оказалось мощнейшее, иссякло не сразу, приняв на себя море разрушительной энергии.
        - И эта штука сумела нанести ущерб крейсеру?! - Взвинтилась командующая, зная какую ставку флот делает на новые боевые разработки.
        - Да, госпожа. Мы пытались связаться, следуя протоколу, но по нам сразу же открыли огонь из какой - то плазмы…
        - Всего один? - Перебила командующая.
        - Да… новых пока не обнаружено.
        - Хорошо. Ожидайте подкрепление и пришлите подробный отчёт, - бросила Аксель и вырубила связь.
        Затем полезла в старую базу, и вскоре нашла что искала. Грудь девушки похолодела от осознания скорой беды, ведь это был разведчик Поглотителей. Всего лишь, мать его, разведчик…
        Военную историю командующая знала хорошо. О событиях краха имела представление лучше многих своих коллег. Когда Поглотители напали на родную планету космического флота толком и не было. Да с кем было воевать в космосе? Так, имелся экспериментальный корпус, блуждающий где - то на окраинах и исследующий там что - то. Оно случилось нежданно - негадано, Поглотители пришли в систему и сразу же высадили на планету свои огромные корабли со смертоносной пехотой и техникой. Они - то знали цели и действовали наверняка. А ещё имели полную картину о новом мире. А всё потому что разведчики их добрались туда заблаговременно. У жителей тогда и технологий не было, способных обнаружить мелкие поползновения на дальних космических рубежах.
        Планетарная война продлилась недолго. За несколько месяцев были уничтожены все крупные наземные формирования и военные базы. А дальше началось партизанское сопротивление из подземных и водных глубин, куда сбежали уцелевшие. Лет десять подпольно строили новые корабли, способные сворачивать пространство. К счастью, в то время прогресс дошёл до новых гипер - двигателей, что до нападения были в экспериментальной стадии. Но война, а точнее истребление ускорило процесс. Учёные не жалели сил, испытатели рисковали самоотверженно. По иронии судьбы недостающие элементы технологий были получены от подбитых кораблей пришельцев.
        Аксель представила картину, как из здоровенного гриба на изломанных тоненьких ножках вываливаются насекомоподобные уроды и распространяются по цветущим лугам, селам и городам, как саранча, перемалывая всё и вся на своём пути. Не жалея ни женщин, ни детей. Ведь они для завоевателей всё одно - паразиты их нового мира.
        - Глава Лунбурга запрашивает связь! - От неожиданного писка диспетчера глава флота даже вздрогнула, ибо успела погрузиться в раздумья.
        - Да что ей надо? - Рыкнула Аксель, восседая в мягком кресле командующего, как на императорском троне.
        - Говорит, срочное, госпожа, - брякнула помощница, читая информацию с панели.
        - Врубай, - выдохнула командующая. - Ну чего тебе, Триста пятая? У меня тут проблемы поважнее твоей Луны.
        - У нас ЧП, - простонала блондинка. - Исчезли землянин Максим и арестованная Сара.
        - Одновременно?! - Ахнула Аксель, выпрямив на кресле тоненькую спинку. - Как такое могло случиться?!
        Час от часу не легче!
        - Он попросил навестить её, и я отпустила…
        - Чего?! О, черная задница Квазара! Попросил?! Он же в научном блоке, из которого строго - настрого самой достопочтенной наказано не выпускать! Ты дура? Тебя попросишь, ты сразу на четвереньки встанешь, чтобы пинка отвесили под зад?!
        - Не ругайся, - произнесла блондинка жалобно. - Он же тоже воин. Да как я могла отказать невинной просьбе воину, порвавшему в клочья самого Двадцать пятого? Он всего лишь хотел проведать её. Ты бы видела, как он переживал! Да и я дала охрану в сопровождение.
        - И где она, твоя охрана?
        - Хм, да кто мог знать, что так случится?! А может их украли? О Квазар, что же теперь будет?!
        - Всё, хватит ныть, работай, - бросила Аксель. - Конец связи.
        Глава флота тяжело вздохнула. Как ни крути это и её проблема. Тринадцатая рассчитывала на неё. Выходит, что подвела достопочтенную. Тут уж делом чести запахло. Этого ещё не хватало…
        В мыслях промелькнули Максим с Сарой, бегущие будто в замедленной съемке за руку и смеющиеся навстречу ветру. Тут же и Радужные луга, и белогривые лошади, мчащиеся параллельно…
        - Раздери меня орбитал! - Рявкнула Аксель и ударила кулачком по подлокотнику, сразу полегчало.
        Быстро придя в равновесия, она подумала о приоритетах. Мелкие проблемы не должны отнимать её время. Надо усиливать патрули, причём срочно! Перегруппировать флотилии и ускорить строительство почти завершённых крейсеров, перенаправив ресурсы с только начатых. Много всего надо было сделать, продумав немало деталей. И нельзя забывать о самом деликатном - как доложить об этому Совету?
        Видеть и слышать никого не хотелось, но вскоре позвонила глава разведки Пятьдесят пятая.
        - Что за день?! - Схватилась за голову Аксель.
        - Мы ошиблись, предполагая, что Максим шпион орбиталов, - произнесла Пятьдесят пятая, смакуя фразу. - Он шпион землян.
        Аксель хотела уже плюнуть в панель на изображение чёрненькой курносой сучки, но сдержалась. Гори и плавься в Чёрной дыре уже, этот землянин!!
        - Ага, и эта идиотка с ним за одно, работала на аборигенов, - скривилась Аксель, стараясь не выдавать крайней нервозности. - Ничего подобного не доказано. Помни, что за его шкуру Тринадцатая порвёт нас всех. А Сто третья ещё не предстала перед Советом. Поэтому её участь не решена. Следовательно, не надо им приписывать шпионаж и уничтожать без разбора.
        - Думаю, за его истерзанный труп ещё и по голове погладят в Совете. Смотри, что мы нашли в его комбезе, оставленном в блоке Двести девятнадцатой, - глава разведки продемонстрировала пилюли, что Макс прихватил у Сейлор и о которых забыл во время нападения.
        Командующая никак не отреагировала. А Пятьдесят пятая продолжила давить:
        - Промышленный шпионаж налицо! Ещё неизвестно какие у него приоритеты и полномочия. Мы никогда не считались с интеллектом аборигенов, допуская их к стройке. А ты посчитай сколько уже добровольцев на контракте. Вполне возможно, что у них здесь целая шпионская сеть. И по команде их правительства на Луне и Марсе всё разлетится на куски!
        - Это ваша работа сети всякие распутывать! Меня это не касается, - взвинтилась Аксель, которую хитрая коллега хотела нагрузить проблемами. У неё своих хватает! И пострашнее есть угрозы, но об этом глава флота не собиралась говорить ушлой главе разведки.
        - Да? - Взъелась ещё больше Пятьдесят пятая. - А что ты скажешь по этому поводу?
        На входящий прилетело видео. Аксель из любопытства запустила сразу.
        - Полюбуйся, - прокомментировала глава разведки. - А ведь эта потаскуха тоже вступалась за него в научном блоке. С чего бы, как думаешь? Ты смотри, смотри, за что наши воины продаются.
        Сейлор всегда подчищала записи с Максом, но одну из последних удалить не успела. Хитрая глава разведки позаботилась о том, чтобы заполучить её. И сделала самую пикантную вырезку бурных сексуальных игр. На криках от оргазма Аксель вырубила, отшатнувшись.
        - Радужная срань, - выругалась глава флота, ничего подобного она в жизни не видела. - Что он с ней делал?
        - Удовлетворял, - выдала брезгливо.
        - Чего? Как она выжила после такого? Это гнусный срам, - прокомментировала ошарашенная Аксель, не зная, какие вообще сюда можно подобрать слова.
        Пятьдесят пятая была довольна реакцией. Конечно, она знала побольше о сексе, чем та же флотская. Ведь большая часть её сотрудниц и варилась в этом развратном смешении, среди аборигенов. Порой приходили такие ошеломительные материалы, что женщина сутками места себе не находила.
        - Думаешь, как на это отреагирует Совет? - Подхватила глава разведки. - А будет ли он после такого слушать эту ополоумевшую старуху?
        - Ты говоришь о Тринадцатой, - укорила Аксель.
        - На неё у меня тоже кое - что имеется, - продолжила заливаться соловьем женщина. - Эти её опыты… к сожалению, я не располагаю прямыми доказательствами, но есть информация о том, что она занимается похожими гнусностями.
        - Не мне её судить, и не тебе, - бросила глава флота, собрав в кучу мысли. Подлая Пятьдесят пятая могла записывать их эфир, поэтому с ней надо было быть предельно осторожной.
        - Не нам, не нам, а Совету, - не унималась хитрая, пытаясь получить поддержку флота. - А он будет опираться на информацию, которую получит с нашей помощью.
        - Если только с твоей помощью, я не стану на неё доносить, не имея веских на то причин, - настаивала на своём флотская.
        - Как знаешь, - брякнула Пятьдесят пятая, в душе шипя от злости. Она первой вырубила связь.
        Аксель проморгала развратные образы, что никак не растворялись в её сознании полностью, и принялась за планирование сил и средств.
        Девушку потрясывало, от осознания возможной полномасштабной войны с древним врагом бросало в неконтролируемую дрожь.
        Глава 12
        Любовь - это самый проверенный способ преодолеть чувство стыда.
        Зигмунд Фрейд
        Сара расцепила руки у выхода из тоннеля на большую магистраль. Ей вдруг показалось странным, что они вообще бежали какое - то время, держась за руки. Тёплые чувства к землянину отошли на второй план, виделись теперь миновавшей слабостью.
        Макс проглотил досаду и не стал выражать недовольство. С одной стороны, правильно сделать вид на людной территории, что они не так близки. А с другой - он вдруг понял, что Сара охладела к нему. И причина могла крыться в этих капсулах. Червячок сомнения заточил на сердце. Ему бы следовало разобраться, почему они все регулярно их принимают. Довольная мордаха Сары после того, как она их в себя закинула, насторожила Рябого. Быть может они все наркоманки?! И власть у них на этом строится, держа в узде весь зависимый народ.
        Землянин приуныл, испарились те ощущения романтизма в погоне, когда они бежали, держась за руки, неслись против всего мира хоть в огонь, хоть в воду, хоть в медные трубы…
        Девушка вела землянина уверенно, ибо имела путь отступления, предусмотренный заранее. Шестой сектор встретил парочку «доброжелательно». Рабочие шарахались по стенкам при виде «Сейлормун - 6», ибо в промышленных зонах появление женщины никогда не было к добру. Каждый работяга знал, что все бабы тут - инопланетянки, и на целую Луну их штук двадцать, это не считая пилотов. Потому как управление кораблями аборигенам ещё не доверяли. А раскопки, доставка, погрузка, разгрузка и прочая грязная работа - всегда пожалуйста.
        Слишком опрометчиво было шествовать по центральной магистрали, даже после того, как миновали ближайшие к Лунбургу сектора по окольным путям. Не прошло и пятнадцати минут, навстречу уже бежали полицейские, разгоняя всех зевак, спешащих от парочки подальше.
        Завидев у преследователей оружие, Сара бросилась в поперечный коммуникационный тоннель. Макс едва поспевая, двинулся за ней. Что - то звякнуло гулко, и красный луч пронёсся в полуметре, перед тем как он занырнул. Второй выстрел угодил прямо в опорный обод тоннеля, и землянина окатило дождём искр.
        - Плохо дело, - произнесла Сара, спеша дальше. - Если уж вашим доверили лучевые, плохо дело.
        - А ты думала не доверят? - Горько усмехнулся Макс, озираясь. Противник вот - вот должен был показаться в проходе! Шум преследования нагнетал и накручивал до трясучки.
        - По протоколу даже полиции нельзя, - раздалось от Сары. - А если так, то высшее руководство знает о нас. Теперь тут каждый землянин может представлять опасность. Не исключаю скорые засады. Но это не помешает нам покинуть Луну, будь уверен.
        Саре льстило, что её поимка так важна, раз уж главы пошли на крайние меры. Но она и предположить не могла, что Макс представляет гораздо большую ценность для Совета. И лишь его шкуру нужно было сохранить. Об этом полицейские знали, и одному нерадивому стрелку уже зарядили подзатыльник после того, как разъярённая глава шестого сектора пригрозила оторвать всей группе яйца, а заодно и руки.
        Тоннель оказался техническим и непроходимым. Толстые кабеля тянулись по стенам и порой падали на пол, мешая продвигаться свободно. Выпирающие из стен щитовые то и дело вынуждали протискиваться в узкий лаз и запутываться в мелких проводах. Полицейский скафандр землянина вскоре изодрался до дыр, цепляясь за острые выступы железа, пластика и небрежно скрученной проволоки.
        У Сары броня ещё держалась, но девушке тоже не нравилось, как всё это скребло по новенькому скафандру, который должен ещё послужить немало времени.
        - Нам понадобится оружие, - произнесла шёпотом девушка на узком перекрёстке, объясняя их остановку. - Затаись с другой стороны и попробуй взять на себя крайнего четвертого. Первые трое мои, пока они не отвлекутся на меня, не высовывайся.
        - Ты уверена? - Ахнул Макс, не ожидая, что придётся нападать на преследователей. А ещё он был удивлён, что девушка подсчитала, сколько за ними шло.
        Сто третья расправилась с полицейскими, как с детьми. Точными ударами вывела из строя подкаченных полицейских. Только четвертый мог успеть отреагировать выстрелом. Но тут подоспел Макс сзади и, взяв за оружие, им же начал душить бедолагу. Не желая смотреть, чем же закончится эта неуклюжая борьба, Сара пришла на помощь.
        Обезвредив погоню и вооружившись, беглецы двинулись дальше уже спокойнее.
        Девушка без сомнений знала дорогу, имея в голове всю карту. Для Максе же это был сущий лабиринт, поэтому он шёл за ней послушно, как собачка, и выполнял все указания. Порой нужно было останавливаться, по команде затаиться или быстро перебежать открытый тоннель.
        Около трёх часов они петляли, обходя поисковые отряды и вырываясь из смыкающихся колец окружения. И вот он - заветный ремонтный ангар, где Сара припрятала корабль, позаботившись заранее, чтобы его не распознали, как посторонний, какое - то время.
        Ремонтную зону она выбрала не случайно. Проанализировав карту лунных секторов ещё на орбите, она прибыла сюда по идентификации танкера на ремонт. Пока выявят не состыковку пройдет немало времени. Особенно если учесть, что до Марса грузовые корабли идут около недели.
        В ангаре кипела работа. Фонтаном сыпались искры от сварки, шумели агрегаты, скрипели рельсы, гудели механизмы и стоял мат - перемат. По всей площади размером в три - четыре футбольных поля шла суета, которой не было дело до двух залётных. Но это лишь на первый взгляд. Засада ждала и здесь. Полицейские подоспели заблаговременно, шлюзов в секторах было не так много, везде расставили своих людей, а в последний момент подумали и о ремонтном цехе, где имелся выход в открытый космос.
        Сто третья почуяла неладное, когда поняла, что рабочие никак не реагируют на них. Неестественное поведение насторожило. Странное чувство затаившегося врага где - то близко сразу охватило её, и у очередного сварочного аппарата Сара ринулась в сторону. И это спасло её от луча парализатора! Натренированный Макс последовал её примеру. Три синих луча едва не зацепили и его. Измотанный дорогой, он не хотел показывать слабости и рвался из последних сил. Быть обузой и подводить напарницу стало делом последним.
        Завязалась перестрелка. Агрегаты все как один резко затихли. И вскоре можно было понять, что ангар заполоняют всё новые и новые отряды полиции, а рабочие спешно покидают его.
        Если бы враг знал, какой корабль среди ждущих ремонта - их, всё было бы безнадёжно. Но не понимающие ситуации до конца земляне просто отстреливались, пытаясь окружить беглецов и повязать их.
        Понимая, что время работает против, Сара бросилась на прорыв. Она не хотела убивать землян, ибо это были сородичи Макса. Поэтому старалась лишь ранить, но и тяжёлые ранения могли дать летальный исход. Рябой тоже стрелял скорее пугая, но пару раз зацепил конструкции, что обрушились и придавили троих неудачников. Разбираться было некогда, совершив несколько перебежек, Сара помчалась к кораблю уже по прямой линии. Резко, неожиданно для врага и довольно дерзко. Макс, не получив нужной команды, смекнул сам, что надо прикрывать, и открыл беглый огонь по всему, что движется. Винтовка стреляла без отдачи, и как пулемёт.
        - Скорее! - Рявкнула Сара, вбегая в открывшийся трап, развернулась и дала очередь поверх Макса, прикрывая его отход.
        Когда майор вбежал, луч ударил ему в район пояса. Ноги подкосились, и тело безвольно рухнуло. Трап заехал, прозвучал щелчок, и шикнула герметизация. Сара подскочила к Максу с холодеющей грудью, но у девушки быстро отлегло.
        - Парализатор, - заключила с облегчением и бросилась в рубку управления, оставив напарника в шлюзовой.
        Когда корабль оторвался от площадки, выдувая турбинами прилегающие ремонтные конструкции и раскидывая надвигающиеся отряды, Макс уже не чувствовал ног и стонал от дикой боли в животе. Ему показалось, что он даже обмочился. Бросив оружие попытался ползти к Саре, требуя незамедлительной помощи. Какого - нибудь обезболивающего или пусть к чертям вырубит, дабы не терпеть невыносимого… Но девушка была занята другим. Направив орудия на огромный шлюз, она стала разносить его в клочья, дабы вырваться из этого убого улья поскорее и не нарваться на патрульных, что уже спешили к Луне на перехват.
        Макс бы посмеялся, если бы узнал, что Сара проложила курс именно до Марса, не найдя иного пути. В планах не было посещать планету, но по крайней мере первые треть пути пройти под прикрытием танкеров казалось ей лучшим решением. Если бы она рванула к Земле, то попала бы под оборонительные пушки верфей. Если бы ушла в отрытый космос, её бы сбил плотный орудийный шквал подоспевших кораблей.
        Дав залпы по непутёвым челном, решившим, что могут что - то противопоставить корвету, Сара вырулила с курса надвигающегося крейсера и ушла на реверсе к космической магистрали, на которой тянулась встречная вереница из гружёных танкеров. Один раз корвет сотрясло от прямого попадания, но щиты выдержали, ослабнув на треть. Когда крейсера, опасаясь зацепить своих, перестали долбить вдогонку из дальнобойных установок, девушка выдохнула с облегчением, понимая, что ушли, и только тогда вспомнила о землянине. К тому времени напарник уже вырубился, промучившись первые десять минут полёта.
        Из - за боевого настроя Сара не испытывала к нему жалости. Но проявив заботу, перенесла в каюту и оставила там.
        Убедившись, что в радиусе радара погони нет, Сто третья перепроверила ресурсы корабля и заключила, что они могут спокойно болтаться в космосе год, а то и больше. Сорокаметровый корабль, рассчитанный на двадцать человек экипажа, имел достаточно запасов кислорода и воды с замкнутой системой, а также органику для синтеза. Реакторный ресурс позволял совершить ещё пару - тройку скачков в пространстве. А если учесть, что вскоре придётся прыгнуть в неизвестность хотя бы для того, чтобы их след был потерян, и того меньше.
        Очнувшись, Макс отстегнулся от койки и приплыл в рубку в невесомости. Сара вырубила имитацию гравитации, дабы экономить энергию корабля. С освещением была та же история, свет разливался по каютам скудный, едва можно было разобрать где переборки и силуэт человека. В рубке даже от панелей света было побольше.
        - Как обстановка? - Поинтересовался землянин, чувствуя недомогание и лёгкую головную боль.
        На дисплее показался крупным планом плывущий параллельно им танкер. Удлинённая сто метровая сигарета с пульсирующими огнями шла в сторону Марса на загрузку. Интерактивная шкала показывала размер соседнего тела, скорость и расстояние до цели.
        - Обстановка оставляет желать лучшего, - произнесла Сара, не оборачиваясь. Она восседала в кресле первого пилота и продолжала листать карту, обдумывая следующий шаг.
        - Мы же оторвались, - констатировал Макс.
        Обогнув кресло, он примостился на соседнее и пристегнул ремень.
        - Видишь этот корабль, - кивнула Сара на танкер. - Он передал о нас на Марс. Думаю, навстречу уже летит марсианский корпус. Сообщение я прочла, а вот ответ уже нет. Это говорит о том, что они перешли на секретную линию. Ещё два часа назад я могла по эфиру понять, что происходит, и кто за нами идёт, но теперь вылавливаю только лишь обмен гражданских.
        - Никогда не думал, что окажусь здесь, - произнёс Макс, абстрагируясь от всех проблем.
        Словно понимая значение сказанного, Сара активировала визуализацию.
        Рубка из непрозрачной превратилась в подобие обзорной площадки, будто они сидели в кабине американского бомбардировщика времен второй мировой, что состоит из одних только иллюминаторов, и лишь тонкие полоски металла соединяют их, давая полный обзор всего вокруг. Землянина будто окутала чернота со сверкающими изредка далёкими звёздами. Уже не было ни танкера, ни его огней, и даже солнечного света, что здесь рассеивался полностью. Просто чёрный вакуум повсюду. И они вдвоём, зависшие в пустоте. Какой - то внутренний страх пытался пробить до дрожи от ощущения замкнутости, от ощущения ничтожности и незначительности. Землянин подумал, что очень хочется назад, туда, где есть небо над головой и бескрайние, но ощутимые просторы. Где есть ветер, погода и живые звуки. Туда, где он чувствовал свои мелкие проблемы и не было чёрного, холодного и пустого.
        - Почему бы нам не полететь на Землю? - Предложил Макс, немного помолчав. - Высадимся и затеряемся в толпе. Заживём счастливо.
        - Нас найдут, - выдала уверенно. - А если нет, я вряд ли смогу долго жить без препаратов. Этих - то хватит на несколько месяцев, если растягивать.
        - Что вы пьете? - Зацепился Макс.
        - Точно не знаю, - замялась Сара. - Но без этого будет акселерация.
        - Чего?! - Скривился землянин.
        - Ускоренное старение, быстрая смерть, - выпалила Сто третья. - Это всё, что мне известно.
        - А что мы будем делать, когда твои таблетки закончатся?
        - Не знаю, - призналась с грустью Сара, понимая, что об этом она не подумала.
        - Откуда этот корабль? Он твой? - Поинтересовался Макс, отметив для себя, как ловко с судном управилась напарница.
        - Теперь мой, - усмехнулась Сара и возрадовалась. - Здесь должно быть ещё!
        Действительно, на корвете имелись запасы пилюль для экипажа. Их должно было хватить надолго. Но девушку перспектива заточения на корабле не сильно радовала, как и землянина. Пусть тот и готов был пойти на жертвы ради неё. С девушкой своей мечты на одном корабле, где им никто не помешает…
        - Я тебе всё ещё нравлюсь? - Поинтересовался неожиданно для подруги землянин и накрыл её ладонь своей.
        - Да, но что - то изменилось, - ответила Сара без утайки и сжала ладонь землянина в ответ в знак того, что не бросает слов на ветер. - Мы вместе, и теперь я буду тебя защищать.
        Это было не то, что бы хотел услышать Макс.
        - Когда я был в гостях у Двести девятнадцатой, заметил, что желтые пилюли у неё не тронуты, - вновь завел эту тему Рябой. - У Лены тоже жёлтых было много. Может не обязательно пить их?
        - Я не желаю слушать о предательнице, - фыркнула Сара, переводя тему, и освободилась из руки землянина. - Да и вторая твоя защитница ничем не лучше. Не пойму до сих, чем они тебе так обязаны.
        Сара замолчала, переводя дух и, переборов противоречия внутри, призналась:
        - Теперь я понимаю, что ты спас мою жизнь дважды. И обязана тебе. Но эти…
        - Не обязана, - перебил Макс, чувствуя разочарование. - Я не помогал тебе, чтобы ты была мне обязана.
        - У тебя ко мне влечение, - деликатным тоном констатировала Сара. - Я понимаю, но… не знаю, чем помочь тебе.
        Мысль о том, что ей придётся с ним спать, выбивала из колеи. В голове промелькнули те гнусные картинки, которые ей пришлось увидеть, когда полезла узнавать о новом знакомом в ту первую встречу. Ничего из того, что ему нравилось ей бы делать не хотелось! Но лгать и изворачиваться она не собиралась. Нужно было расставить все точки и обозначить рамки. Они друзья, боевые товарищи, но ничего другого. Для Сары и таких уже не осталось. На Радуге, узнав о её предательстве, мать отречется, как и все прежние подруги. Получается, Макс - самый близкий человек теперь.
        Землянин отстегнулся и поднялся из кресла, стараясь держаться достойно.
        - Я и не собираюсь требовать от тебя близости, только потому, что спас тебе жизнь. Не отрицаю, что нравишься, но мне достаточно общения. Так что не переживай.
        - Тебя влечет ко мне, - повторила Сара непринуждённо, даже не взглянув на него. - Я это сразу почувствовала.
        - Подумаешь, меня и к Лене влекло, и к Сейлор, ну той девушке, которую я отбил у киборга.
        - Ты спал с Леной? - Этот вопрос застал Макса, когда он уплывал в коридор.
        Желание свалить из рубки было вызвано тем, что ему хотелось побыть одному, обдумать и понять, чего же он на самом деле хочет. А то, что Сара выглядела сейчас противоречиво, его забавляло. И давало некоторых надежд.
        Он проигнорировал вопрос и отправился исследовать корабль. Коридор по периметру довёл его до следов драки, дырявых переборок и камеры телепортации. Проплыв по каютам, Макс понял, что здесь обитали только женщины. Судя по относительному комфорту и хлипкости дверей содержание заключенных здесь не предусмотрено.
        В корме корабля он наткнулся на большую каюту со столом в центре и несколькими выходами. Смахивала она на кают - компанию или столовую, судя по количеству стульев.
        Стоило пересечь порог, как потянуло вниз. Зацепившись за края, землянин принял стоячее положение, и вскоре ноги примагнитило к полу. Гравитация на корабле оказалась разграниченной, здесь она составляла примерно лунную. Тем не менее, тело сразу же почуяло дискомфорт от резкой тяжести, и землянин присел за стол.
        При его появлении освещения прибавилось. Каюта посветлела и стала доброжелательной. До Рябого быстро дошло, как активировать в центре стола синтезатор еды. Жутко хотелось пить в первую очередь, да и закинуть чего - нибудь органического не мешало. Желательно не безвкусного.
        Разобравшись, как добыть из цилиндрической штуки воду, он полистал зависшее в воздухе для него меню и потыкал на блюда. Вскоре весь стол был заставлен ароматными яствами, за что Сара дала бы по шее. Потому что планировала экономию.
        Выпивка тоже имелась в ассортименте. Но пить спиртного не хотелось, особенно после физического труда, выраженного в беготне от всех подряд.
        Мозг сытого человека заработал на полную. Макс решил разобраться, что же за пилюли пьют инопланетянки. Парочку он с собой прихватил, пошарив в каютах. В синтезаторе было и поисковое меню, куда он и набрал символы с красной пилюли, какими маркированы были капсулы. Машина тут же извинилась, мол, не могу синтезировать их, не хватает ингредиентов. Вылез список с кучей непонятных элементов, которых недоставало. Повозившись ещё, землянин разобрался, что основная часть красной пилюли - это некий белок, который имеется и в обычных блюдах, но в мизерных количествах по сравнению с содержанием в препарате. Остальное - это простые витамины, ничем не отличающиеся от тех, что на Земле.
        В меню синтезатора имелись и земные продукты, судя по графическим картинкам. Он разложил их по составу и разобрался, что как называется у инопланетян. Такого белка ни в одном продукте Земли не было. Вскоре майор пришёл к выводу, что пришельцы употребляли белок со своей планеты. Сопоставив с историей Лены, он подумал, что это вполне может быть источником их молодости и долголетия.
        - Ладно, - брякнул сам себе под нос Рябой. - Посмотрим, что с этими.
        Жёлтые капсулы оказались попроще. Три ингредиента, один из которых сильно преобладал над другими. Синтезировать эти капсулы можно было в приличном количестве, на них материала хватало. Макс озадачился, когда понял, что нет в них ничего особенного.
        Разломил капсулу, обнажая серебристый порошок. Попробовал: на вкус мел, немного соли отдельными кристалликами. В химии майор был не силён, он только умел сопоставлять информацию из разных источников.
        - Эх, была не была, - брякнул землянин и слизал весь порошок.
        - Чем занят? - Раздалось по громкой связи и Макса обдало холодом, ибо он понял, что Сара могла наблюдать за ним из рубки.
        С другой стороны, она могла и не следить за ним.
        - Ужинаю, - ответил негромко. - Присоединяйся.
        Сара ничего не ответила, но приплыла спустя пять минут. Взяла недоеденное и холодное со стола и начала трапезу, не поднимая на Макса усталых зеленых глаз.
        - Я скорректировала маршрут, - произнесла девушка, констатируя. - Обогнём Марс, сбивая с толку флотских, и по дальнему радиусу вернёмся на Землю.
        - Ты же сказала, нас найдут?
        - Разделимся, - пожала плечами. - Высажу тебя, а сама уж как - нибудь. Может на Радугу, а может в пиратство подамся.
        - Нет, теперь мы не разлей вода, - заявил Макс ехидно. - Сара? А ну посмотри на меня.
        Девушка взглянула печальным взглядом. Как же хотелось ему узнать об этом грустном ангеле побольше.
        - Куда ты - туда и я. Поняла?
        Сто третья кивнула и закатила глаза. Максу показалось, что от её сложного характера он ещё намучается.
        Закончив с ужином, оба вернулись в рубку и задремали прямо в креслах пилотов.
        Но долго им отдыхать не дали. В эфир ворвались сигналы бедствия по открытым линиям. Вскоре выяснилось, что на Марсианские базы напал флот орбиталов.
        Воспользовавшись перегруппировкой сил для возможного отражения нападения Поглотителей, мужчины Радуги решили ударить по наиболее уязвимым участкам своих врагов. Заодно отомстить за Двадцать пятого, в гибели которого уже не сомневались.
        Восемнадцать крейсеров вышли из гипер - пространства примерно восемь часов назад в районе Сатурна, затем, получив информацию от своей разведки в системе, сделали второй скачок к Марсу. Сходу подавили единственную орбитальную крепость, потеряв один корабль, и разбомбили центральную марсианскую базу. Подоспевшая с опозданием группировка женщин из трёх крейсеров и шести корветов вступила в неравный бой и вскоре была разбита. После серьезной трёпки орбиталы на тринадцати уцелевших кораблях начали обстреливать транспортную магистраль, разнося в клочья танкера без разбора.
        Когда радар заполонили точки от приближающихся гражданских судов, что спасались бегством с Марса, Сара поняла, что дела у женщин плохи.
        Но она и предположить не могла, что разъярённая Аксель бросила в отражение нападения целых два флота, которые с двух сторон шли параллельными курсами к Марсу. Намечалась серьезная драка, где беглецы могли оказаться меж двух огней.
        - Мы должны помочь, - Сара не могла проигнорировать призывы о помощи.
        Пусть её считали предателем, но за Радугу она была готова биться, даже если нет никакого признания её заслуг. Взыграл патриотизм. Орбиталы подло напали! Да когда такое было видано?!
        - Я только за, - согласился Макс, не понимая, что именно она хочет сделать.
        Когда на дисплее показались модели и характеристики предстоящих целей, землянин осунулся. Крейсера орбиталов были огромными и страшными. Корвет, габариты которого Макс примерно мог оценить, ничего бы им не сделал.
        Через полтора часа показались первые обломки кораблей. Сара вела корвет прямиком через обломки побоища, чтобы не быть обнаруженной раньше времени. Судя по навигации, вражеские корабли были ещё очень далеко, но у крейсеров система обнаружения била намного дальше. Поэтому стоило перестраховаться.
        Когда взревела тревога, у Макса волосы встали дыбом. Сара же, взвинченная на бой, успела среагировать, увела корабль на резкий вираж, избегая потока энергии.
        - Идиоты! - Взревела девушка в открытый эфир. - Я - своя!
        До Рябого дошло, что стрелял недобитый корвет женщин. Безжизненно и одиноко дрейфующий он вдруг ожил, когда беглецы приблизились на расстояние удара.
        Сара не стала стрелять в ответ. Да и корвет дал лишь один залп, видимо, струхнул на корабль без идентификации. И стрелял он не с крупного калибра, а со среднего, щиты бы сдержали первый удар легко.
        - Им конец, - сделала выводы Сара, просканировав повреждённый корабль. - Два отсека уцелело. Но и там идёт утечка. Какого чёрного Квазара вообще стали стрелять, с ума что ли сошли?! Сто третья, запрашиваю связь!
        Ответа не последовало. В рубке вновь воцарился хаос по открытой линии. Крики, вопли, мольбы о помощи, брань и строгие команды приближающихся военных.
        Сара продолжила путь мимо, но вывела на дисплей разбитый корвет.
        - Ненавижу этих тварей, - прошипела Сара, имея ввиду орбиталов. - Вот почему мы ненавидим мужчин, Макс. Это у нас в крови, поэтому придёт время прежде, чем я смогу тебе доверять так, как хотелось бы. Ты меня понимаешь?
        Землянин ответить не успел. Сара подпрыгнула в кресле, когда увидела, как красный луч, против обшивку умирающего корвета, уносится в черноту, теряя с каждым мгновением свою мощь. Мигнул и тут же исчез. А из последней некогда герметичной каюты стал быстро уходить кислород.
        - Ай, дура! - Вскрикнула Сара, подорвалась и с оружием в руках понеслась из рубки.
        - Что случилось?! - Подскочил и Макс.
        - Телепортационная камера! Быстрее!
        Сто третья поняла, что оплошала, когда увидела луч, ибо их корабль имел функцию экстренной телепортации, и автоматически принимал на борт по лучу, если был ближайшим. А он и был ближайшим!
        В камере она застала лежащую на боку девушку со скрюченными от мороза пальцами, побледневшим лицом в инее, трясущуюся и задыхающуюся в спазмах от удушья, грозившего ей смертью буквально секунды назад.
        - Какого хрена ты тут делаешь?! - Выпалила Сара, направив винтовку на Сто шестьдесят девятую, несмотря на то, что спасшаяся не представляла никакой опасности сейчас.
        Лена перевернулась на спину, ощущая искреннюю эйфорию, что у неё получилось спастись. Её колотило и сводило в судорогах. Кровь, застывшая в жилах, колола иголками, что хотелось реветь в голос. Но девушка стиснула зубы и терпела. А ещё она радовалась и ликовала, что сумела найти беглецов вперед карательных отрядов Пятьдесят пятой.
        Глава 13
        Всегда говори то, что чувствуешь и делай то, что думаешь.
        Молчание ломает судьбы.
        Пауло Коэльо
        - Больше я ей не доверяю, - настаивала на своём Сара. - И не стану выпускать, чтобы она свободно разгуливала…
        - Но ведь она оказалась права, - не унимался Макс. - Если бы не её информация, нас бы уже выловили.
        - Охотницы хитры, - скривилась Сара. - Она ведь не дала нам выбора. А что ждёт нас на Радуге? Да и ты… ты же погибнешь на нашей планете.
        - Не погибну, я побуду на корабле, пока вы всё уладите. А потом вернёмся назад. Ну, или я один вернусь.
        Спасённая Лена сразу же рассказала о надвигающихся флотах и многочисленных группах поиска, что смыкались в сферу, из которой выйти было практически невозможно. Прорываться через орбиталов выглядело рискованным, они бы легко разметали корвет без опознавательных знаков, опасаясь, что он может быть заминирован. Оставалось лишь одно - сворачивать пространство и прыгать прямо из гущи событий. Ресурса хватало на один хороший скачок. И если бы они прыгнули абы куда, могли оказаться в беззвёздном пространстве и кануть в лету, когда кончится кислород.
        Охотница уверила, что нужно прыгать на Радугу, где они сумеют лично убедить Совет в своей невиновности. А не сетовать на искажённую информацию чиновниц, которая подаётся в выгодном для них свете.
        Корвет ушёл в гипер - пространство буквально за считанные минуты до начала боя между инопланетянами. Можно было сделать это и раньше, но Сара до последнего сомневалась, стоит ли верить бывшей подруге. Теперь они шли на огромной скорости по беззвёздной черноте, будто в пустоте по ту сторону жизни. По расчетам бортового компьютера время в пути до системы составляло триста восемьдесят часов, или шестнадцать земных суток.
        Две недели в замкнутом пространстве с двумя красивыми девушками - такая перспектива Максу определенно нравилась. В гипер - тоннеле их вообще никто не смог бы потревожить извне. Когда прыгнули, Сара заметно расслабилась и перестала обращаться к навигации, что стала бесполезной на время скачка.
        Однако костью в горле теперь встала её бывшая подруга, что волей судьбы, аль по коварному плану оказалась с ними на одном кораблей. И это не могло не напрягать Сто третью.
        Лена сидела в отведенной ей каюте в силовых наручниках и думала о том, что ей предстоит ещё сделать, и как она повлияет на мнение своей матери, которая являлась членом того самого Совета. О своём высшем происхождении девушка предпочитала не рассказывать. Но Сара и так знала о том, что эта охотница не проста. И слова её не пусты и не беспочвенны, если дело касается высшего руководства.
        Макс деликатно постучал по пластику.
        - Да, да, - отозвалась Лена, которой определенно нравилось, что он так делает.
        - Кушать пойдём? - Открыв тоненькую пластиковую дверь, произнёс землянин.
        - Я не голодна, но от кофе в твоей компании не откажусь, - ответила Лена приветливо.
        После телепортации на девушку было страшно смотреть, но медкапсула сделала своё дело, вернула отмороженным пальцам ткани, восстановила обожжённую кожу. Теперь девушка выглядела так, как и при первой встрече, с той лишь разницей, что уже не казалась такой наивной и маленькой. В крупных карих глазах отражалась мудрость и опыт.
        В коридоре теперь установили слабую гравитация, и плыть как прежде не требовалось. Землянин пропустил Лену вперед, а сам пошёл следом, так настоятельно рекомендовала Сара. Но Максу это был лишь повод полюбоваться обтянутой в комбинезонную ткань хорошенькой попой охотницы.
        В столовой было пусто. Вот уже второй день Сара предпочитала питаться одна, оставляя этих двоих наедине. Конечно, это была провокация опытного агента, Сто третья частенько прослушивала их разговоры, опасаясь, что Макс с Леной заодно.
        - Держи, - Макс протянул ей чашечку американо, усевшись напротив, и заулыбался хитро, когда Лена приняла закованными руками горячий напиток.
        - Что? - Расплылась Лена в кокетливой улыбке. - Почему ты так смотришь на меня? Уже который раз замечаю.
        - Приём с роликами повторился, - брякнул Рябой, намекая, что не так глуп, как кажется.
        - Ага, - усмехнулась Лена. - Только я не рассчитала малость.
        - Надеюсь, там не было больше ваших?
        - Все попрыгали в спасательные капсулы, думаю их уже подобрали. Почему ты беспокоишься о моих сестрах?
        - Когда понимаю, что пропадает такая красота, слёзы наворачиваются, - выпалил Макс. - Вы ж все красавицы неписанные, войной потрёпанные, вам бы давно уже расслабиться под крылом мужским. Становиться ласковыми, женственными и любящими.
        Лена задержала кружку на губах, увидев жёлтую капсулу, которую аккуратно демонстрировал ей землянин.
        - Ты же не пьёшь их, - произнёс Рябой утвердительно. - Наверное нет необходимости?
        - Нет, - кивнула Лена. - В таких нет.
        Поставила чашку, выдохнула тяжело. И ответила без утайки:
        - В них водный минерал Радуги, который притупляет сексуальные потребности. В составе экспансии Солнечной системы все пьют их под строгий отчёт. А на Радуге воительницы пьют воду из минеральных источников.
        - А ты не пьёшь, - подметил Макс.
        - Нет, моя работа была в соблазнении мужчин, делать это естественным путём, не ломая себя, можно было только без них.
        - Почему ты со мной откровенна?
        - Наверное… потому что я могу считать тебя другом, - пожала плечиками Лена и увела взгляд.
        - А друзья могут поцеловаться? - Пошёл в наступление землянин.
        - С чего ты решил? - Округлила глаза Лена, озвученное стало неожиданностью.
        - Ты ведь мужчин охмуряла и отправляла на каторгу, иногда тебе приходилось и целоваться. Или будешь отрицать?
        - Не буду.
        - Но среди них у тебя не было друзей. Получается я, он же твой друг, не заслуживаю поцелуя, тогда как ты целовалась с совершенно незнакомыми тебе людьми…
        - Максим, - прервала Лена, впившись карими глазами в хитрого майора. - То была работа.
        - Интересная работа, целоваться с мужчинами, - усмехнулся Макс, делаясь невыносимым. - А если бы я был твоим другом уже тогда. Тебе бы не было стыдно, что…
        Лена вдруг вскочила, повезла на стол на четвереньках, разбрасывая пластиковую посуду. Даже оковы на руках не помешали ей дотянуться до землянина и влепить горячий поцелуй, затыкая его своим настойчивым языком.
        Рябой перехватил инициативу быстро. Отодвинулся ногой от стола прямо на стуле, ухватил Лену руками и усадил себе на коленки лицом, при этом не отрывая поцелуя. С тоненькой талии руки быстро спустились до задницы, которую майор уже давно мечтал пощупать.
        - Помоги мне расстегнуть, - прошептала Лена, оторвавшись всё же от сладких ласк.
        Макс спешно подался к молнии на шее и рванул её вниз. Сисечки с острыми сосочками с легким шлепком встретились с жадными лапами. Прежде землянин любил смаковать, рассматривая, и не стал бы сразу хватать, но тут возобладало животное.
        - Что вы тут устроили? - Раздалось с прохода.
        Сара возникла в самый неподходящий момент! Макс замер, повернувшись к Сто третьей с вопросительным взглядом. Лена недовольно мотнула гривой волос, поднялась и, не застёгиваясь, вышла из каюты с другой стороны.
        Русая красавица прожгла землянина взглядом, не найдя никаких слов, кроме матерных. Но сдержалась. Зашла в каюту, уселась напротив и синтезировала себе сладкое пирожное.
        Макс понаблюдал за резкостью в её движениях, а затем спросил:
        - Ты ревнуешь?
        - Нет, - неуверенно ответила Сара, но быстро перестроившись, добавила уже ровным тоном. - Я ей не доверяю, и ты не должен.
        - Ну, если не ревнуешь, тогда мы продолжим, - выпалил Макс и, поднявшись, добавил. - Надеюсь, ты больше не станешь за нами подглядывать?
        Сара сдержалась от нелестного ответа. Макс вышел в коридор с намерением довести дело до конца. И тут из столовой донеслось едва слышное:
        - Ревную…
        Макс усмехнулся. И позлорадствовал. Недавно он на свой страх и риск подменил Саре жёлтые пилюли, что она держала в рубке. То, что ему рассказала Лена о них сегодня было лишь подтверждением его собственных доводов. Землянин синтезировал жёлтую оболочку, заменив их содержание на порошок из креатина. Всю эту бутафорию он подсунул воительнице, когда та завтракала в столовой. И уже через сутки был получен эффект.
        Землянин вернулся в столовую решительно. Подошёл к удивлённой Саре, опустился к ней. И аккуратно, едва - едва касаясь, поцеловал в уголок рта. Оцепеневшая девушка даже не дёрнулась. Дёрнулось что - то внизу её живота сладко. Да так, что бёдра напряглись и сомкнулись от странных ощущений.
        - Я всё слышал, - прошептал он ей на ухо нежно, вдыхая аромат русых волос и борясь с желанием прихватить выпирающую грудь четвертого размера.
        Без лишних телодвижений он ретировался в рубку победной походкой, оставив оцепеневшую от происходящего воительницу. Рябой довольный собой подумал, что осталось только решить, какую трахнуть первой. И как это сделать, чтобы вторая не узнала.
        Ещё сутки землянин не проявлял никакой активности, наблюдая за поведением обеих. От Сары он получал неоднозначный взгляд, а ещё заметил, что та стала чаще виться около него. Лена же сделалась более раскованной, особенно после того, как в грузовом отсеке нашли контрабанду с Земли!
        А всё началось с того, что Сара, умирая от скуки полезла осматривать небольшой отсек, заполненный непримечательными пластиковыми коробками, в которых обычно хранилась органика или сухой кислород. Всё было бы иначе, если бы бортовой взял всё это добро в расчёт, но компьютер не идентифицировал груз никак, это и вызвало интерес командира корабля.
        - Вот же радужная срань! - Выругалась Сара, вынимая охапки нижнего белья разной формации. Дальше пошли эротические пеньюары, чулки и прочее женское шмотье.
        Лена с Максом стояли в сторонке и наблюдали за действом, посмеиваясь.
        - Вот же подстава! - Фыркала Сара. - Мы тут за честное имя летим бороться, а нас за контрабанду повяжут. Лена, что ржёшь?
        - Да так, у нас война, а женщины наши шмотками затариваются эротическими, не зная их истинного предназначения. Ну животный инстинкт, не иначе.
        - У нас обычно на это говорят - как ворона на блестящее, - произнес Макс, с ухмылкой.
        - Надо выбросить всё через шлюз, - решительно заявила Сара.
        - Раньше выхода из гипер - пространства сделать это не получится. Иначе разорвёт корабль к чертям, - остерегла Лена и кивнула на ящик. - С удовольствием что - нибудь бы примерила.
        - Ага, и не надейся, руки расковывать не стану, - фыркнула Сара, рассматривая лифы, и брякнула задумчиво. - М - да, на мой размер ничего и нет.
        - А ты получше поищи, - съязвила Лена. - Даже я отсюда вижу хорошее бикини для тебя.
        - Вот этот срам? - Усмехнулась Сара, поняв куда подруга кивает. - И что он прикрывает?
        - Это белье такое, чтобы больше кожи загорело, - ответила охотница. - Ты ж на Земле столько времени провела и не знаешь.
        - Знаток нашлась! - Взъелась Сара.
        - Девочки, не ссорьтесь, - вмешался Макс.
        - А чего она несет, что больше меня знает? - Произнесла с обидой Сара.
        - Истина глаз колет? - Продолжила клевать Лена.
        - Так! - Притопнул ногой Макс, разнимая баб. - Предлагаю пари.
        - Чего?! - Скривилась Сара, готовая воспринимать всё, что ни попадя в штыки.
        - Да любое! - Подхватила Лена, предвкушая провокацию. - Готова, ничего не боюсь!
        - И я никакого пари не боюсь, - фыркнула Сара, принимая некий вызов.
        - Хорошо, - произнес Макс приподнято, выставив обе ладони вперед. - Устроим конкурс красоты.
        - Чего?! - Вновь нахмурилась Сара. Предложение, выданное невпопад её не радовало.
        - Попрошу не перебивать, - произнес землянин строго. - На пари согласились? Вот и всё, настоящие воины слов на ветер не бросают. Условия пари такие, выбираете по пять нарядов, любых и устраиваем показ - смотр.
        - Согласна, - хлопнула в ладоши Лена, чувствуя свою стихию.
        - А оценивать будешь ты? - Съехидничала Сара, впившись в Макса укоризненным взглядом.
        - Да, я, - пожал плечами Рябой. - Это будет объективно в сложившейся ситуации…
        - Ну хорошо, - сузила глазки Сто третья, сделав ещё губища свои бантиком.
        Она с облегчением подумала, что ничего в этом страшного нет, если уж он видел её голой, то в белье срама всяко меньше. Наивная, заключил бы Макс без зазрения совести.
        Он дал обеим сутки на подготовку. И постарался уйти из помещения как можно скорее, ибо у него неприлично выступила эрекция.
        Конкурс решили проводить в столовой. Девушки как раз могли выходить с разных сторон к центру, не зная заранее, что оденет соперница.
        Тем временем у девушек начался ажиотаж. Саре пришлось освободить Лену, и они начали копошиться в белье вместе, периодически задевая друг друга словестно и физически. К счастью, до драки не доходило, размеры у них разные, делить было нечего. Или почти нечего…
        За несколько часов до начала конкурса Сара заметила неладное. Слишком откровенное белье выбрала Лена. Примерив что - то подобное, Сто третья разочаровалась видом. И подумывала уже посмеяться над соперницей, что ничего у той не выйдет эстетичного, но вдруг обнаружила, что та в медкапсуле что - то там затевает.
        - Что это ты там делала? - Взвинтилась Сара, застав врасплох выбирающуюся из медицинского ложа Лену.
        - А ничего, - бросила ехидно соперница, прикрываясь и быстро ретировалась наводить последние штрихи.
        Недолго думая, Сара полезла в капсулу смотреть историю функций и ахнула увидев, чем же занималась Лена.
        Максу, как и любому похотливому аборигену с Земли это явно должно понравиться, подумала Сто третья и в азарте соперничества решилась на депиляцию в интимной зоне. По её расчётам до прибытия на Радугу между ног отрастёт обратно и примет приличный вид. Единственное, чего не учла неопытная в этом деле женщина - это была операция по удалению волос вместе с корнями, а не какое - то там бритьё.
        Пока девушки готовились, Макс готовил «подиум». Разобрался, как сложить стулья и уменьшить стол, приросший к палубе по центру. Добавил белого света, чтобы лучше можно было разглядеть модниц. Синтезировал шампанское, расставил наполненные стаканчики отдельно, приготовил эстетически красиво разложенные закуски. Запустил трансляцию классической музыки, которую нашёл в библиотеке бортового.
        И вот наступил час пари!
        - Девочки! - Раздался торжественный голос землянина, что устроился, как король в центре. - Готовы? Прошу к началу! Первая будет Сара!
        - Почему я?! - Воительница сразу восприняла в штыки.
        - Ладно, буду я, - бросила Лена с усмешкой из - за своего проёма.
        - Итак! На подиум выходит в своём первом наряде, единственная и неповторимая красавица Лена! - Объявил Макс и единолично, как идиот захлопал в ладоши. Потому, что уже принял немного на грудь.
        Пышущая чистотой и свежестью, Лена показалась на входе слева. Сразу бросился в глаза блеск накрученных в кудри волос и сияние подкрашенных карих глаз, что выдавали насколько девушка решительна в своей вульгарности.
        Демонстративно согнув ножку в колене, она эротично осмотрелась. Сплошные чёрные чулки до середины бедра сменялись короткой рифлёной юбкой золотого цвета, что сзади приподнималась вверх из - за выпуклой попы и можно было сразу восхититься выразительным переходом бедра в ягодицу. Выше демонстрировался обнажённый плоский животик и чёрный топ, сдавивший грудь без лифа нещадно, что сосков не разглядеть. Макс тут же обратил внимание на поблёскивающие лоском бёдра. Кажется, Лена где - то раздобыла крем.
        Первая участница зашагала под музыку уверенно в сторону «судьи». Прошлась мимо него, обдав ароматами сладких духов, развернулась эффектно у противоположной двери. Мелькнула практически голая попка в чёрных тонких трусиках. Лена уверенно зашагала обратно, не глядя на Макса, но тот остановил, переборов желание шлёпнуть по ягодице.
        - Шампанское пьем до дна и готовимся ко второму выдоху, - брякнул землянин, вручая бокал.
        У самого уже сперма подскочила до сотни градусов. Но надо было терпеть и держаться невозмутимо!
        - Не поняла? - Удивилась Лена, но уловив строгий взгляд мужчины, послушно приняла стакан. Тут же опрокинула его залпом и двинулась в свой проём.
        - А теперь! На подиум выходит в своём первом наряде, единственная и неповторимая красавица Сара! - Объявил Макс вторую и вновь захлопал в ладоши.
        Справа возникла вторая участница, заставив ждать себя около минуты.
        Если Лена шагала на цыпочках, то эта находчивая где - то раздобыла туфли! А точнее целый ящик, о котором не сказала сопернице. Сара вышла в эротическом бежевом пеньюаре с разрезами на бёдрах до самого пояса. Девушка знала, чем брать, сексапильность фигуры была неоспорима. Аппетитные бедра оголены, грудь навыкате. Пусть лифчик она удосужилась надеть, но лучше бы не одевала, у землянина челюсть чуть не свалилась до земли, когда он понял, что куда не взгляни, везде искрится и пышет секс.
        С причёской и косметикой Сара не заморачивалась. Но духами не побрезговала. Зачёсанные на бок волосы и милое ослепительное лицо, в какое Макс и влюбился в первую их встречу, встретило сияющей очаровательной улыбкой. Можно было уже заканчивать этот бредовый цирк, брать вторую на руки и нести в спальню. Но это было бы свинством. Да и стало интересно, что же они приготовили ещё.
        Сара зашагала, смуглые бёдра вышли из разрезов ещё больше оголяясь. Дошла до противоположной стороны, демонстрируя шикарную по - женски женскую смуглую фигуру, развернулась и уверенно дошла за своим стаканом шампанского. Макс втянул слюну и подал даме выпить.
        Вероятно, почуяв скорое поражение, а точнее подглядев за реакцией землянина, Лена пошла на крайние меры.
        Она вышла почти в прежнем стиле. Только вместо топа был белый лиф с пушапом, от которого сразу грудь подросла на худеньком теле на полтора размера и округлилась. Пройдя до конца, она также эффектно развернулась, юбка задралась, демонстрируя очередные трусики и остренький зад. Макс радостно захлопал в ладоши, ибо Лена уставилась на него хищно в ожидании чего - то. Но она просто выбирала момент, ибо вскоре быстрым движением опустила край чашечки лица, демонстрируя сосок правой груди на аккуратном розовом ореоле. Секунду дала насладиться зрелищем и вернув обратно, пошла, как ни в чём не бывало мимо.
        Землянину дико захотелось целоваться с ней. Впиться в губы, сжать в ладошку маленькую тугую сисю, сжать пальцами сосок…
        - Стой, а шампанское? - Выдал он сипло и хотел было встать, но не смог.
        Лена с ехидной победной улыбкой вернулась, приняла стакан и убралась в свою «примерочную».
        Наступила очередь Сары, которая вышла в классическом чёрном белье в чёрных чулках в крупную клеточку. Всё бы хорошо, вот только грудь в чашечки едва помещалась, виднелись ореолы, но похоже, девушку это не смущало. Как и то, что трусы были явно маловаты и сильно стягивали промежность. Но именно это и нравилось девушке.
        На повороте она тоже остановилась. От вида практически оголённой, невероятно сексуальной задницы Макс чуть не кончил в трусы. Сердце землянина замерло в ожидании, чего же придумает Сара. А та просто шлёпнула себя резинкой от трусов, подцепив пальцами у бедер и пошла, как королева обратно. Получила свою порцию допинга и скрылась.
        К третьему выходу Лену развезло и появилась мания, что она проигрывает с треском. Девушка вышла в белых чулках, классических белых трусиках и в полоске топа, что прикрывал только соски. Как она его прицепила, что он не сползал, Макс мог только догадываться. Но ему эта идея понравилась.
        Девушка прошла до Макса, развернулась к нему спиной, выгнулась как кошка, облокотившись к стене. А затем запустив сзади под ткань трусов ладошки, подобрала её к центру и потянула вверх, превращая обычные трусы в стринги. Ткань впилась между ягодиц. Девушка себя не жалела, потому как натяжение было настолько велико, что проступил рельеф половых губ. Затем она начала тянуть их то вправо, то влево, едва ли не раскрывая деликатные места, но благо для психики мужчины обошлось… Поигравшись с трусами около минуты, Лена опрокинула стакан и двинулась обратно.
        За всем этим безобразием наблюдала Сара, которую тоже прежде заточил червячок сомнения. Именно по этой причине, она немного задержалась во время очередного переодевания.
        Когда она показалась, Макс не поверил глазам, полупрозрачный пеньюар не скрывал ничего! Пышная голая грудь под слабой вуальную смачно заколыхалась от шагов. Сара прошлась, как ураган до конца и обратно. Соски бесстыже стояли, а трусики были настолько тонкие, что казалось их вовсе нет. Женщине и самой показалось, что она неприлично голая, чересчур развратная. А эта бритая налысо киса казалась беззащитной, будто её наизнанку вывернули.
        Землянин заметил по резкости в движениях, что Сто третья сильно пожалела о том, что так оголилась. Она даже шампанское не взяла, умотала сразу с недовольным видом.
        А Лена продолжала соблазнять своими выходками и дальше. Вышла в увеличивающем грудь лифе, платьишко нацепила. Дошла до конца, прокрутилась вокруг своей оси пару раз, демонстрируя отсутствие трусиков вообще! И гладкость идеально выбритой промежности показала.
        Сара ответила на этот раз достойно, переборов своё эго. Показалась с голой грудью и с трусами настолько мизерными, что одно неловкое движение - и треугольник ткани покажет не только половую губу, но и то, что там уже блестит выделившаяся от возбуждения смазка. Наливная круглая сочная грудь манила и звала присосаться губами.
        От такого разврата Макс оцепенел, и не знал куда ему деваться. Бабы взбесились!
        Бессовестно подсмотрев за соперницей, Лена поняла, что такой груди ей нечего противопоставить. И решила продолжить завоёвывать развратом.
        Вышла, как и в прошлый раз, потому как переодеться не успела. Дошла до бьющегося в мысленном экстазе землянина, встала спинкой и начала задирать юбку уже более медленно и уверенно. При этом ещё повернула голову и смотрела за реакцией оторопевшего. Ноги шире расставила, и прогнулась, а под конец по напряжённым ягодицам себя шлёпнула.
        Когда платье упало обратно, закрывая красивые белые ягодицы, Макс чуть не умер с горя, пытаясь удержать пикантный образ, что был так реален секунды назад. Несмотря на расставленные ножки тугие ягодичные мышцы прилично закрывали крохотную дырочку попы, но не скрывали сомкнутых гладеньких, аккуратненьких половых губ под ними, что примыкали к сильным бедрам - эта идеальная картина совершенства снилась ему по ночам в голодные годы. Все его девушки с сайтов и в подмётки не годились эстетическому совершенству Лены - сзади.
        Исполнив и запив всё это шампанским, охотница вышла с победным шествием. Но задержалась в проходе, ожидая последнего показа Сары. И не дождалась.
        Потому как перестав пить жёлтые капсулы к Саре пришло не только желание, но и застенчивость. Она вышла в первом бежевом пеньюаре с разрезами и с гордо поднятым подбородком заявила:
        - Эта потаскуха победила!
        - Это я - то потаскуха? - Фыркнула Лена с заплетающимся языком. - Да ты течешь вся.
        В отличие от Лены, Сара схалтурила, нейтрализовав хмель на последнем этапе. И трезвым сознанием вдруг озарилась, что перешла все рамки. Ведь вначале приготовила пять пеньюаров и вполне приличное белье! А эта сучка загнала её в поле разврата и похоти. Да и этот хорош!
        - И ты вся течешь! - Выпалила Сара, не отрицая обвинений.
        Макс едва сдержал взрыв лошадиного ржания. К счастью догадался подняться и хлопнуть по столу. Музыка над головой стихла по мысленной команде Сары, что устремила своё внимание на не совсем трезвого мужчину.
        - Девочки! Давайте уважать друг друга! - Выдал Рябой. - Так, внимание. Я объявляю результат.
        Обе прикусили языки, ожидая вердикта. Макс понимал, что назвав любое имя, он потеряет одну из девушек. Чего допустить было нельзя.
        - У вас ничья, - брякнул и быстро запил слова шампанским.
        Лена осунулась, ведь она сделала на один выход больше, показав ему всё самое интересное. А эта целка больше капризничала!
        - Максим, мне кажется, ты просто не хочешь меня расстраивать, - наигранно усмехнулась Сара. - Я проиграла, это очевидно было по твоей реакции. Ты только её глазами и сверлил.
        - Когда ты стала такой ревнивой? - Скривилась Лена и уселась рядом с Максом, разложив стул. - Дай мне что покрепче, надоела эта газировка. А ты воин, похоже, трезвая, с чего бы это? Боишься, что не справишься с собой? А?
        - Не справлюсь? Не справлюсь?! - Воскликнула Сара, наполняясь гневом и одновременным азартом. - А ну Макс, стол раскладывай шире. Что там у нас есть покрепче…
        У некоторых людей есть стадия алкогольного опьянения, когда сознательное переходит в бессознательное. Чему подвержены в большей степени инопланетянки, которые никогда прежде не напивались до слюней или «белки». При этом имея даже все средства нейтрализации токсинов, ни Сара, ни Лена ими воспользоваться уже не могли, ибо мысленную команду в какой - то момент сформулировать стало невозможным.
        Поначалу Макс радовался сложившейся обстановке, невзначай позволяя себе тискать то одну, то другую. Особенно его заводило осознание, что Лена всё ещё без трусиков, а у Сары нет лифа. Девушки делали вид, что нет в их контакте ничего зазорного. Но потом всё перевернулось, инопланетянки сами стали лезть к нему и домогаться в открытую. Землянин, считавший себя по жизни джентльменом и ответственным за всех баб, которых когда - либо приручал, не мог воспользоваться беспомощностью красавиц.
        Полумёртвые тела пришлось разносить по каютам. Спасибо гравитации, это оказалось не сложным делом.
        Гораздо сложнее было покидать их обеих. Впервые Макс подумал с горечью, что не знает, какую девушку из этих ему хочется больше. Сара казалась ему идеалом красоты, и сердце, как и прежде грело мысли и таило благородные помыслы…
        Но она была грубее Лены, и явно уступала в опыте. Охотница же выглядела нежнее и раскрепощённые, тем и цепляла похотливого самца.
        В пьяных лабиринтах мыслей Макс и уснул, так и не разобравшись в себе.
        Но когда спустя время он проснулся обнаженным всё стало на свои места.
        Глава 14
        Тот, кто думает, что может обойтись без других, сильно ошибается; но тот, кто думает, что другие не могут обойтись без него, ошибается вдвойне.
        Франсуа де Ларошфуко
        НЕМНОГИМ ПОЗДНЕЕ. ГИПЕР - ТОННЕЛЬ, БОРТ КОРВЕТА.
        Обе девушки голышом обнимали его, ютясь на узкой кровати удивительно гармонично. Макс так и не понял, когда они успели его раздеть, да и почему сами без стыда и совести, без суда и следствия… а было ли что - то?!
        Макс шевельнулся, ощущая, какой жар исходит от этих «грелок». Сара, уложившая голову на его груди, первой открыла зеленые глаза и посмотрела ласково и спокойно. Лена следом приподнялась с другой стороны, её пальчик мягко погладил по бедру, и землянин понял, что утренний стояк никто не отменял.
        - Мы многое обсудили с Леной, - прошептала Сара скрипучим ото сна голосом. - И пришли к выводу, что обе хотим быть тебе парой.
        Сара начала гладить по другому бедру, борясь с желанием ухватить за напрягшийся половой орган. Во всеобщей невозмутимости крылось потаённое сладкое возбуждение и предвкушение.
        - Поэтому ты должен знать наверняка, кто тебе нужен, - произнесла ласково Лена, не переставая наглаживать со своей стороны, но теперь уже пальцем.
        - А чтобы это знать, и не ошибиться, нужна интимная близость, - выдала Сара, от которой Макс никак не ожидал услышать подобного!
        Землянин посмотрел обалделыми глазами в потолок. Воззвал в сознание, проверил ощущения. Нет, это не может быть сон!
        - А если я не хочу выбирать? - Отважился подать голос Рябой, и ощутив тревогу обеих, продолжил свою мысль. - Что если я не хочу расставаться ни с одной из вас? У нас же бывают на Земле не только пары, но и трио.
        Макс кончено загнул, рассчитывая на свой авторитет. Сара с Леной не стали укорять его за то, что он имеет ввиду горем.
        - На Радуге бывают семьи из трёх сестёр и даже четырех, это не запрещается законом, - произнесла Сара в поддержку. - Но там другое, там только женщины. Бывают и одиночки, что не создают семьи вообще.
        - Сара, я тебе не говорила, но у меня когда - то были отношения с девушкой, - призналась Лена, понимая, к чему клонит подруга.
        Макс тоже догадался, что Сара намекает о своей нормальной ориентации. Не сложно догадаться, что девушка к тому же всё ещё девственница.
        - То есть ты можешь полюбить меня? - Спросила вдруг Сара приподнято, обратившись к подруге.
        - Мы могли бы попробовать быть вместе, - предложила Лена воодушевлённо. - Все втроём. Пока нас не разлучит воля великого Квазара или Совет Радуги. Почему бы не насладиться друг другом в эти чудесные дни без забот?
        - Что нас ждёт на Радуге, - выдохнула Сара, прильнув к Максу плотнее и закинув на него ногу. - Быть может нам дано это время, чтобы мы радовались жизни. А кто его знает, что будет по ту сторону гипер - тоннеля, может и не жизнь вовсе.
        - Золотые слова, - произнёс Макс на выдохе. - Мои девочки, как же я вас обожаю.
        Землянину, наконец, воздалось его «гусарское» благородство. После бурной пьянки он спал мёртвым сном более десяти часов, тогда как девушки проснулись уже через пять. Сара первой побежала в рубку смотреть записи недавних событий. Следом присоединилась и Лена. Обе с раскрытыми ртами и разгорающейся теплотой в груди смотрели, как старательно и нежно укладывал Макс обеих, словно они уже породнились. Он не воспользовался беспомощностью, не стал заглядывать куда не следует и не надругался над «полумёртвыми» телами.
        - Какой красивый, - не сумела скрыть эмоций Сара, увидев напряжённый член.
        - Вылез из зарослей, - усмехнулась Лена и заявила со всей ответственностью. - Макс, так дело не пойдёт. Мы голенькие теперь, и ты иди, избавляйся от этих кустов…
        Всё оставшееся время, проведённое в гипер - тоннеле для троицы стало беззаботным раем. Помимо развлечений, думали и о физике. Постепенно подняли гравитацию до нормы, стимулируя мышцы. Максу инопланетная технология так понравилась, что стала не менее желанна, чем секс. Халявное построение мышц сперва казалось ему нечестным и несправедливым. Ведь одна процедура в капсуле заменяла полгода, а то и год тренировок в обычном зале. И все понимали, что возвращаться в форму нужно, мало ли в какие условия они попадут. Да и по протоколам экспансии Солнечной системы воительницы постоянно этим занимались.
        От подкаченного, подтянутого во всех смыслах землянина девушки впадали в ещё больший экстаз, влюблялись по уши и отдавались без остатка. Лена уж точно, Сара всё же была скромнее. Вскоре Макс понял, что сердце его не обмануло. Расставаться с Сарой ему не хотелось ни на мгновение.
        Но всё хорошее и беззаботное неминуемо заканчивалось. Не успели оглянуться, а на горизонте уже показались чернеющие тучи неопределённости.
        За сутки до выхода в систему Радуги Лена разревелась, и уже не смогла скрыть своей депрессии. Она даже не попыталась объяснить своим друзьям, что же её так гложет.
        - Ты знаешь больше, чем мы, - укорила Сара, и подруга разревелась сильнее.
        Когда корабль вынырнул в систему обе девушки были в таком диком напряжении, что не могли проронить и слова. Один только Макс шёл навстречу неведомому с боевым настроем и заметным интересом.
        Судно ворвалось в Систему Радуги эффектно и неожиданно. Всполохнуло на окраине в черноте и тут же привлекло внимание дрейфующей неподалёку пиратской яхты. Но завидев стремительно приближающийся крейсер, искательницы удачи рванули на всех порах прочь.
        - Да здравствует Радуга, - прошептала Сара с нарастающим волнением в груди.
        - Да здравствует Радуга, - повторила Лена и обняла подругу.
        - Да здравствует ваша Радуга, - произнёс Макс с глазами по пять копеек, ибо на мониторе картина открылась завораживающая.
        Вся система состояла из зеленоватого маленького солнца и трёх планет. Единственной пригодной для жизни, самой сияющей и красочной была Радуга - родной мир инопланетянок. Атмосфера планеты волнистыми разноцветными линиями собиралась в сочетание радуги, постепенно меняя спектры света по кругу. Белая космическая пыль, образованная от пояса астероидов неподалёку, отлично отражала радужный свет и тоже искрилась всеми цветами. При всём при этом ничего не накладывалось и не перемешивалось, будто частицы одного цвета имели некий барьер с другими, который не могли перейти.
        Пояс астероидов состоял из множества, и лишь частью из белых глыб льда, что и создавали пыль вокруг планеты. Но удивительным образом ни один астероид не падал на планету, хоть и был в относительной близости. Казалось, что пояс замер. Тем более, что основная его часть уходила в бесконечность и была скрыта чернотой. Лишь отблески зеленого от солнца на айсбергах в составе вереницы астероидов давали проследить его путь. Но и они постепенно гасли и пропадали.
        Хвост астероидов, занесённый в систему, создавал тонкое кольцо вокруг огромной чёрной планеты, что покоилась и являлась центром системы, потому как именно вокруг неё вращались две другие планеты. Казалось, что и солнце покоится, но оно совершало полёт по своей большой траектории вокруг этой же загадочной планеты, которая некогда являлась огромным солнцем, но постепенно потухло и уплотнилось.
        Сама система была в десятки раз меньше Солнечной, как и сама Радуга в четверо меньше Земли. Но за счёт массы из - за тяжёлых металлов в недрах давала притяжение лишь на пятнадцать процентов ниже.
        Как оказалось, помимо пыли, вокруг Радуги вращались и айсберги, которые нельзя было рассмотреть, не приблизив достаточно планету. Компактная Система с окраины была, как на ладони, если учесть, что на корвете беглецов стояла мощнейшая оптика.
        - Добро пожаловать в наш мир, землянин Максим, - раздался неожиданно бодрый голос Лены. - Так далеко ещё ни один житель Земли не забирался. Исторический момент для вас.
        - Пара недель в пути, - усмехнулся Рябой, не переставая восхищаться красками. - Это как на пароходе через Атлантический океан.
        - Или как на корвете в другую галактику, - брякнула Сара.
        - А где ваши орбиталы? - Поинтересовался Макс, продолжая любоваться радужной планетой.
        - Когда у нас появились пушки, способные сбивать станции с орбиты, они перебежали в астероидный пояс, - ответила Лена. - Теперь у них там базы. Мы не суемся, и они не лезут.
        - Кстати, нам наперехват летит крейсер. - Брякнула Сара. - Надо удирать.
        - Мы не будем удирать, - твёрдо ответила Лена, она восседала в кресле первого пилота, и когда охотница успела посадить туда задницу обоим стало вопросом только сейчас.
        - Мы же обсуждали, - подняла брови Сара со второго кресла и посмотрела на Лену хмуро.
        - Давайте не будем ругаться? - Выступил Макс в роли рефери, стоя по - джентльменски позади, облокотившись на оба кресла.
        - Рвануть на Радугу мимо кордонов и таможни, а потом пуститься в бега по лесам? - Усмехнулась Лена и, сделавшись серьезной, продолжила со сталью в голосе. - Мы не преступники, чтобы бегать. Мы предстанем перед Советом и докажем свою правоту.
        - Правоту, - фыркнула Сара.
        - А о Максе ты подумала? Он не протянет на планете больше полугода.
        - Ты говорила, что мы сами заявимся на Совет, а не под конвоем, - не унималась Сара. - Сами, по своей доброй воле. Но нас, похоже, ждали.
        По молчаливому согласию команды корвет послушно двинулся навстречу крейсеру, за которым уже тянулись ещё четыре. Вскоре стало ясно, что целый флот в секторе пасся рассредоточенными кораблями, прорваться было невозможно.
        Когда крейсер приблизился на расстояние прямой связи в эфир ворвались требования сдаваться.
        - Мы подчиняемся, - ответила Лена, выключив щиты в знак отсутствия агрессии.
        - Следуйте за нами до таможенной станции, - раздался грозный женский голос. - И без глупостей, ваше корыто на прицеле.

* * *
        НЕМНОГИМ ПОЗДНЕЕ. РАДУГА.
        Таможенная станция представляла собой перевёрнутую новогоднюю ёлку с кучей платформ на всех уровнях, напоминающих ветки с гирляндами. Суммарная площадь её могла поспорить с территорией целой Японии. Она зависла на ближайшей орбите Радуги и выполняла функции не только фильтрации кораблей, прибывающих на планету, но и являлась частью оборонительной группировки, имея мощные дальнобойные пушки, турели и сильнейшие системы дальнего обнаружения.
        Из корабля Сара двинулась первой. С волнением в груди и мурашками на коже, гордо вздымая подбородок, девушка браво зашагала с трапа к встречающим военным.
        Следом вышла Лена с холодеющей грудью и Макс, которому хотелось потягиваться и зевать, ибо светло было как днём, а ощущение сложилось, что они на южном пляже. Лишь болотного цвета отблеск стали от платформы портил всё впечатление. Площадка пустовала, со всех сторон наплывали белые, бугристые облака с отблесками радужных линий синевато - голубоватого цвета, только вдалеке виднелось, как за туманом, основание «ёлки» и пробивающиеся габаритные огни.
        Торжественной встрече не суждено было случиться. Через секунды в них распознали разыскиваемых и расстреляли из парализующего оружия. Сара рухнула плашмя с глазами полными ужаса и непонимания. Лена увернулась от одного луча, но, получив ещё два, рухнула как подкошенная на задницу. Только Макс сумел сдержать с десяток ударов прежде, чем опустился на колено. То ли сила духа сработала, то ли мышц стало слишком много. Уже в тускнеющих глазах не отражался ни ужас, ни разочарование. А некое облегчение. Ведь местные девушки его так испугались, что были готовы применить боевое, если он вот - вот не упадёт.
        Их растащили по отдельным камерам на станции до новых указаний высшего руководства, что пристально следило за их поимкой и разрывалось дискуссиями о дальнейшей судьбе беглецов.
        Оказавшись в довольно просторной камере, Макс ощутил, как скучает по родному миру. Необычайно вкусный насыщенный воздух, свежая прохлада и ощущение непрерывно будущего ветра за стенами - всё это было до трясучки чуждым. На уровне молекул, на уровне колебаний. Подобные ощущения он испытывал, когда впервые попробовал порошок из красной пилюли.
        Землянин не был дураком, чтобы бросаться с головой в мир, где дохнут мужчины. Доверившись при этом глупым девушкам, полагающимся на информацию, полученную без труда и собственных умозаключений. Он анализировал историю Лены о вражде с орбиталами. Не всё было ясно, не всё сходилось. А это значило лишь то, что история Радуги искажена в чьих - то интересах. Рябой не спроста стал принимать пилюли, делая это тайком от подруг. После первого приёма он ощутил лёгкое недомогание, которое прошло уже на следующий день, как и слабость. Тогда майор и предположил, что это для него яд. Но раз так, стоило попробовать привыкнуть к нему, ведь способ имелся. За две недели Макс принимал пилюли с интервалами, увеличивая дозу. А последние тря дня резко прекратил, давая организму восстановиться. При этих процедурах он периодически диагностировал своё состояние в медкапсуле.
        И вот вновь он ощутил нечто неприятное, будто некие частицы входят в ткани и колеблют их, пытаясь расшатать и нарушить структуры.
        Быть может Лена и права, что дело в кислороде. А никак не в белке, на который грешил Макс? Ну или вся Радуга уже пропитала пагубной средой, которая убивает лиц мужского пола. Землянин размышлял, лёжа на кушетке в камере без окон, без форточек, из сплошного металла с прорезиненным полом на который ложились поперечные тени от силовой решетки во всю стену.
        В камере майор не просидел и суток, за ним пришёл отряд из четырех молоденьких дамочек в форме. Все невысокие, худенькие с красивыми свеженькими мордахами, вдобавок блондинки! Щёки нарумяненные, глаза большие и пугливые. Это были не те воительницы, что наводили страха на Луне и шпионили на Земле. Это были салаги, которые в жизни своей не видели мужчин. А только слышали о них страшные истории и в детстве боялись спать по ночам из - за душераздирающих баек о злобных монстрах, поедающих живьем девочек своими штуками между ног.
        - Ой, какие миленькие зайки, - не сдержал Макс эмоций. Даже после того, как его расстреляли он не боялся местных. Он чувствовал их страх и наслаждался этим.
        Девушки захлопали глазами, проглотив языки, несмотря на то, что хорошо понимали его слова благодаря нано - роботам.
        Дёрганным движением, будто бросает в костёр щепотку пороха, блондинка кинула в камеру силовые наручники.
        - Одевай! - Раздался писк с дрожью. - И… и без глупостей пленник!
        - Какие могут быть глупости, губастая? - Усмехнулся Рябой, поднимая наручники. - Разве что я поцелую каждую из вас в сочные губки и получу по яйцам четыре раза.
        - Не поддавайся на искушение этого змея, - прошептала кинувшей другая блондинка.
        - А ну в дальний угол пошёл! Змей! - Рявкнула блондинка, направляя винтовку на землянина. Это был парализатор, но болезненных ударов больше получать не хотелось.
        Макс выполнил все требования дёрганных девиц и поплёлся под их конвоем по коридору до лифта, что оказался совсем близко. В отличие от монолитной посадочной площадки, переход показался землянину хлюпким, сделанным из пластика. А ещё не оставляло ощущение того, что станция, на которой они находятся, движется, а точнее падает.
        Когда створки лифта разъехались навстречу вышли три русые дамочки с фиолетовыми глазами и приняли землянина с распростёртыми объятиями.
        - Дальше мы сами, - бросил один из андройдов ровным тоном. И девочки с радостью отступили, вручив заключённого элитным воинам Тринадцатой.
        Землянин растерял всю свою уверенность, когда его привели к строгой женщине с пепельно - серебристыми волосами.
        Тринадцатая прибыла на станцию, как только узнала о поимке пленников. Её будто ветром туда принесло, как она спешила. Рябого завели в большую белую комнату со скудным количеством мебели волнистого интерьера. Ничем это не напоминало мебель с Земли, даже самую эксклюзивную и навороченную от больного дизайнерского ума. Да даже потому, что поверхности столов и стульев не были горизонтальными. Нелогично смотрелись волнистые столы, на которые нельзя было ничего положить и такие же стулья, на которые не сядешь.
        Но это был лишь визуальный эффект.
        Женщина стояла спиной к нему у панорамного окна во всю стену, за которым простирались радужные облака. Она была одета в льняного эффекта тунику до колен, опоясанную фиолетовым поясом. Никаких украшений и прочего внешнего пафоса не выдавало в ней властительницу. Лишь взгляд голубых глаз говорил об обратном, которым она одарила Макса, когда тот, оставшись наедине с ней, продрал горло, обозначая тем своё присутствие.
        Несмотря на прошлые обиды, землянин почувствовал уверенность, когда убедился, что кабинет не медицинский, ибо нет кушеток и не веет больничными запахами. Зато веяло вкусными женскими духами и строгой очаровательностью.
        - Радужного дня, Максим, - произнесла женщина с улыбкой. - Я рада, что ты посетил наш мир и всё ещё цел.
        - Здравствуйте, эм… - замялся землянин.
        Тринадцатая двинулась к нему элегантной походкой и протянула смуглую руку. Когда землянин понял, что его заднице ничего не угрожает, даже задышалось легче.
        - В знак дружбы, - пояснила и тут же уточнила. - Пусть и тайной дружбы.
        Макс принял слабенькое рукопожатие. Мысль постыдная промелькнула, что именно этими пальцами… Улыбнувшись, он скользнул взглядом мимо груди, через тонкую ткань проступали соски, да и силуэт большого выпирающего размера заставлял волноваться. Несмотря на это землянин старался не выказывать заинтересованности, ибо чувство стыдливости никак не покидало его.
        С этой матёрой блондинкой он никак не мог сыскать ощущения превосходства, и это доставляло дискомфорт.
        - Моё официальное имя Тринадцатая, - представилась женщина. - Но в кругу не официальном я - Зирина. Прошу присаживайся, может быть ты голоден или желаешь выпить, чтобы расслабиться?
        В качестве примера женщина присела на неровное кресло, и оно тут же засияло силовым полем, создающим мягкую подушку. Гость уселся на предложенное место у стенки. Не успел моргнуть, как его переместило на стуле прямо к женщине. Между ними выросла сплошная белая капля, которая видоизменилась в столик.
        - Вижу, ты не сильно удивлён нашим технологиям, - произнесла женщина, явив из воздуха бокал с водой. - На поверхности планеты всё ровно наоборот. Самые настоящие древние века.
        - Странные вы.
        - Почему же? - Удивилась Зирина. - Ни одна даже самая изысканная комната не заменит то, что создано самой природой. Чем тебя угостить?
        - Свободой, - ответил Макс. - Но коль ваши технологии этого не позволяют, можно и что - то с этим связанное. К примеру, шотландский одно солодовый виски вполне сойдет для свободы сознания.
        Женщина усмехнулась, оценив остроумие гостя, и протянула навороченный хрустальный бокал, наполненный до краёв напитком тёмно - рубинового цвета, что возник буквально из ниоткуда в её умелых пальчиках. От вида сего у землянина выделилась слюна. Полторы недели он не пил, и не тянуло, потому как секс заменял всё. А тут такой повод.
        - Что ж, за прибытие, - брякнул себе под нос Макс, ощущая вкусный запах спиртного.
        За прибытие в Горем, продублировал в мыслях мужчина и выпил половину.
        - Хорошо, - прокомментировал он. - Коль нет закуски, сойдёт и поцелуй.
        Зирина замерла, оцепеневшая от такого напора. Макс и сам от себя не ожидал, что осмелится на такое нахальство. Женщина не успела воспрепятствовать мужчине, который влепил поцелуй прямо в губы, но не по причине неожиданности. Всё потому, что она ускоренно останавливала систему защиты, которая нацелилась убить аборигена, осмелившегося напасть на члена Совета.
        - Не веди себя так, - укорила Тринадцатая, отшатнувшись и отпустив свой бокал, что испарился, не успев коснуться белого пола. - Это не приемлемо в наших кругах. Максим, ты понял?
        - Ну конечно понял, - покривлялся землянин. - Только когда это стало у вас нормой, что женщины не терпят поцелуи мужчин?
        - У нас их нет, - выдала Зирина. - Вернее, не было.
        - Были, - брякнул Рябой и опрокинув бокал до дна, добавил. - Только вы их предали, променяв на рай.
        - Ты не можешь судить нас, не зная ровным счётом ничего, - произнесла Тринадцатая на взводе.
        - Я знаю намного больше, чем ты думаешь, - выпалил Макс и поднял бокал. - Ещё.
        - Хватит с тебя наркотика смелости, - произнесла женщина, быстро остывая. - Иначе не будет толку от нашего разговора.
        - Хорошо, зачем позвала?
        Женщина ответила не сразу. Задумчиво рассмотрела землянина, увела взгляд в сторону радужного вида. И решилась.
        - Будет суд, - произнесла горько. - И это всё, чего я сумела добиться.
        - Суд? - Ахнул Макс.
        - Лучше так, чем уничтожение, - начала Тринадцатая, но замялась, выловив ужас в глазах гостя.
        - Суд предполагает вину, - начал рассуждать землянин, собрав мысли в один пучок. - В чём именно меня хотят обвинить? Я же никого не убил.
        - В соблазнении воительниц и пагубном влиянии на них, - заявила Зирина. - Если остальные обвинения не доказаны это весомое - да.
        - Что за бред? - Возмутился землянин. - Вы женщины, я - мужчина. Это природа, которой ты тут кичилась. Природа лучше комнат, как и секс лучше искусственного оплодотворения. Или я не прав?
        - Для Совета это ересь, - произнесла с грустью.
        - А для тебя?
        - Ты не понимаешь, вы для нас низшие существа, недостойные и аморальные. Не ровня нам. И это наша догма.
        - Чего? - Взвинтился Макс. - Да вы обычные бабы! Походу даже более тупые, чем наши. И не потому, что вы технологиями своими атрофировали мозги, а потому что мужское воспитание в вас напрочь отсутствует.
        - Смело, - произнесла Тринадцатая с иронией. После дерзкого поцелуя дерзким словам уже не так удивилась.
        - Ага, не исключаю тот факт, что мы вообще из одного гнезда вылезли. Из какого - нибудь центра галактики наши предки миллионы лет назад колонизировали планеты разные, развивались по - разному и вот пути наши пересеклись через эпохи. Иначе как объяснить полную совместимость? Сама не думала об этом?
        - За эту ересь тебя прямо в зале суда разберут по молекулам, - предостерегла Зирина. - Не зря я решилась на разговор. В тебе много надменности, землянин Максим. И это сыграет не в твою пользу.
        - А ты мне в роли адвоката здесь?
        - Нет, я в составе семнадцати судей буду решать твою судьбу, и мой голос не так весом, как хотелось бы.
        - То есть ты за меня?
        - Да, за твою полную невиновность.
        - Ну спасибо за поддержку. Однако, когда не понимаешь за что тебя хотят прикончить власти целой планеты, как - то даже страшно.
        - Максим, страшиться нечего. В любом неприемлемом случае я позабочусь о том, чтобы тебя вернули обратно в твой родной мир, - обнадёжила Тринадцатая, понимая, что если на суде Макс выдаст страх - это обернётся против него.
        Ощущая свою уязвимость, землянин не находил больше слов.
        - Ты должен отрицать свою вину, - продолжила женщина после недолгого молчания. - Ваша половая связь с Двести девятнадцатой будет, как главное доказательство. Но ты должен отрицать, что соблазнил её. Скажешь, что это сделала она.
        - Но ведь это неправда, - бросил Макс, вспоминая Сейлор с теплом на сердце. - Получается, либо она, либо я?
        - Да.
        - И что с ней будет, если я так скажу?
        - Публичное наказание, может что - то весомее. Но вряд ли смерть.
        - А что с Сарой? Как она? - За неё землянин переживал больше, чем за Лену. Да даже потому что её ещё на Луне заточили, а потом гнали до самого прыжка. Лена же по факту случайно оказалась на борту и ровным счётом ничего плохого не сделала.
        - Там всё очень тяжело, Максим, - не стала юлить Тринадцатая. - Скорее всего тебе придётся свидетельствовать и по её делу. И тут я прошу тебя не поддаваться на провокации, если даже между вами что - то было - это не должно всплыть. Если же признается она - скажешь, что твоей вины в этом нет. Она много натворила дел, тем оттолкнула всякую поддержку членов Совета.
        - Получается, я должен валить всё на ваших женщин? - Фыркнул Макс.
        - Да. И лишь потому что ваши наказания при этом несоизмеримы.
        - Но это же не по - мужски, - сник землянин.
        - Я не совсем понимаю этого выражения, - призналась Тринадцатая.
        - Ещё бы, - усмехнулся Рябой горько. - Где вам понимать, если забыли, что такое настоящий мужчина.
        - У меня всё, - вдруг бросила Тринадцатая властно и понялась.
        Макс поднялся следом и протянул обе руки для объятий.
        - Спасибо, - произнёс чувственно.
        Зирина посмотрела с подозрением, предвосхищая подвох. Но изобразила тот же жест, предполагая что - то вроде рукопожатия. Землянин подался и обнял двухсотлетнюю бабулю, прижав к себе нежно и крепко, чтобы не оттолкнула сразу. Мясная грудь уперлась в его, на твёрдую теплую талию легли его сильные руки и стали спускаться ниже. Но женщина возразила, хоть и ощутила на душе мимолётную разнеженность и тепло.
        - Хватит паясничать. Отпусти.
        Рябой послушно отпрял и посмотрел прямо в строгие глаза женщины, положив свои руки на её плечики. Неожиданно землянину показалось, что все барьеры между ними сломлены, или просто виски ударил в голову.
        - Ты мне как мама, - выпалил с грустью. - Заботишься, переживаешь.
        - Я за сохранение рода переживаю, не обольщайся, - отметила жёстко, но руки его с себя не смахнула. - Да, ты мне симпатичен, но это больше научный интерес. Я рассчитываю ещё поработать с тобой.
        Землянина, как током шибануло, и он убрал руки. А женщина улыбнулась с хитринкой, заметив его реакцию. Колебать чувство собственного достоинства мужчины ей показалось забавным делом. Но она этим не тешила своё самолюбие, сетовала на чисто научный интерес в изучении психологии противоположного пола.
        - Зирина, ты такая… такая мудрая женщина, - выпалил Макс.
        - Удачи тебе, - произнесла на выдохе Тринадцатая и в комнату вошли три куклы с фиолетовыми глазами.
        Пленника вернули в камеру и вскоре выключили свет, намекая на время отдыха. Как вскоре выяснилось, решим дня для аборигена был отдельный, приближенный к земному. Ибо на Радуге продолжительность дня и ночи отличалась и не была постоянной. А уж с сезонами вообще была беда. Зима наступала, когда солнце заходило за пояс астероидов. Она была короткая и при этом температура снижалась незначительно. Поэтому жители на поверхности круглый год, что составлял примерно три земных, ходили в летней одежде и не имели понятия, что такое снег. Даже на полюсах всегда стояла плюсовая температура, одной из причин тому - поверхность покрывал сплошной солёный океан.
        Почти месяц в земном исчислении Макса продержали в заточении на сухом пайке и воде. Но Рябой не сдавался и не отчаивался. Отжимался и приседал в камере, поддерживая форму. Много думал о словах Зирины. Пытался общаться с девочкой, что приносила еду. Но та молчала и тряслась, тряслась и молчала, пряча свои большие карие глаза от прямого наглого взгляда мужчины.

* * *
        Совет заседал во дворце столичного города. В намеченное время Макса доставили в закрытом транспортнике связанного по рукам и ногам, как самого опасного зверя. Так что он не сумел в полной мере насладиться чудесными видами поверхности планеты за три часа полёта. Зато ощутил в полной мере перегрузки, связанные со снижением и ускорением в плотных слоях атмосферы.
        На площади, куда сел транспорт, стояла дневная жара и лил радужный свет. Когда Макса вытащили наружу три пары цепких рук и поставили ногами на мрамор, он прищурился, ибо на глаза начал давить весь арсенал ослепительного спектра. Конечно, он успел увидеть спиралевидные дома вдалеке, и совершенно неуместного здесь вида монументальную стену дворца из шершавого мрамора, словно всё покрыто наждаком. Даже рассмотрел клумбы диковинных белых роз, что расположились по обе стороны вдоль пути до огромной треугольной арки. Но это отразилось вспышками, непроявленной плёнкой и болезненной чернотой. Глаза пришлось прищурить и идти уже вслепую, куда вели на привязи конвоиры.
        Стало полегче, когда нырнул под крышу дворцового холла. Он приоткрыл глаза, но бельмо всё равно мешало и придавало неуверенности в движениях. Тем временем воительницы раздражались всё больше, подталкивая мужчину, к которому испытывали искренне отвращение. Это были уже не салаги со станции, а матёрые накаченные женщины в опоясанных туниках и экипированные, как амазонки с винтовками, пистолетами и резаками, что по камню ездят, как по маслу. Воины самого элитного отряда при дворце сопровождали чужака.
        Куда его завели, землянин не понял, но вскоре догадался, когда одна из сопровождающих заявила:
        - Достопочтенные не должны вдыхать твою вонь, чужак.
        Поток воды ударил сплошной стеной сверху через секунды. Макс ахнул от неожиданности, на что сразу же рассмеялись девицы, оставшиеся стоять на выходе. Землянин распознал душевую, отыскал и мыльные принадлежности. Недолго думая, скинул свой комбез, в котором просидел целый месяц. Как только конвоиры увидели голого мужчину, сразу прикусили языки охваченные интересом и удивлением. Вроде срам, а завели же помыться. Члена ни одна из воительниц в жизни не видела, а тут он ещё и бритый, да мужчина так ловко его трогает, намывая…
        Тунику выдали простую, с белым поясом. Обувью не удостоили, как и нижним бельем. Выйдя распаренным и благоухающим, как из бани, землянин расслабился и воспарял духом. Вновь сковали руки и потолкали дальше.
        Зал совета оказался огромным, чуть ли не с футбольное поле. И больше походил на удлинённый амфитеатр с мраморными сводами над головой. В центре внизу маленькая площадка, куда и поставили землянина, не дав стула и не удостоив радостью присесть. А где - то наверху, в самом - самом конце на полукруглом балконе восседали семнадцать членов Совета, которых землянину было не разглядеть при всём желании. Зато барышни видели диковинного для них мужчину крупным планом.
        Поставив Макса в центре, конвоиры выстроились по обе стороны от него в колонны по пять воительниц и замерли в ожидании. До верховных правителей было метров семьдесят, если учесть, что он сможет преодолеть все эти двухметровые ступени до них, бежать пришлось бы минуты полторы. Поэтому такая кропотливая безопасность и чрезмерная перестраховка майора только возвышала.
        - Раб, представься, - раздался повелительный голос Четвёртой.
        Судя по негромкой, умеренной речи Максу показалось, что она стоит рядом, но это была иллюзия. Глава Совета восседала в центре участников на отдельном постаменте и самом крутом кресле, подчёркивая свою возвышенность перед остальными. Всего в Совете состояло семнадцать женщин с Двадцатой по Четвертую. Вторая и Третья в совете не состояли, но каждая имела голос равный решению всего Совета. Обе никогда не присутствовали на собраниях, но с удовольствием наблюдали за всем из своих резиденций, что находились в разных уголках планеты. О женщине по имени Первая никто не слышал уже лет десять, самая главная правительница пропала куда - то и перестала интересоваться делами Радуги, хоть и имела голос равный трём голосам Совета.
        Хрипотца в голосе Четвертой землянина не обрадовала, можно было сделать вывод, что женщина часто раздражается и орёт. И он поспешил ответить, дабы не гневить неуравновешенных баб.
        - Рябой Максим Александрович, мужчина - полицейский с Земли, - отчеканил громко.
        - Известен, как доброволец на контракт Максим, - раздался строгий голос Тринадцатой. - Говори тише, раб.
        - Доброволец? С этим я бы поспорила, - прозвучал сарказм Одиннадцатой.
        Девица Максу показалась чересчур писклявой. Он даже улыбнулся непроизвольно.
        - Мне дали выбор, - произнёс майор уверенно. - Либо так, либо по - другому. Я согласился на службу, зная куда иду, выполнял все требования и правила. Хотите поспорить? Приведите аргументы.
        - Дерзкий, - фыркнула Одиннадцатая.
        - Не забывай раб, с кем разговариваешь! - Повысила голос глава Совета.
        - Я и не раб, - выдал Макс в ответ. - А ваш гость в лице единственного представителя с Земли, что прибыл сюда добровольно.
        Совет замолчал. Но это была лишь видимость, скрывающая бурное обсуждение внутри. Часть представительниц уже настаивала на казни, другая предлагала довести судебное дело до конца, выяснив всё, затем класть на плаху. И лишь две женщины настаивали на том, что его следует перевести в статус посланца с Земли - это было бы логичным.
        Всё это время Макс стоял и собирал мысли в кучу, пытаясь прийти в равновесие. Нельзя было злить этих баб, отчаянно думал майор. Но неуважения к себе терпеть не собирался. Особенно, когда стал понимать, с кем имеет дело.
        С обычными бабами, одуревшими от власти и отсутствия мужчин.
        - В статусе посла отказано, - раздался, наконец, голос Четвертой с нескрываемой иронией.
        - Ещё одна дерзость с твоей стороны, раб, и будешь казнён на месте, - прозвучал голос Одиннадцатой. - На незнание порядков списывать больше не станем.
        Макс просто кивнул, прикусив язык.
        - Теперь об обвинении, - брякнула Пятая, что являлась матерью Лены. - Раб Максим обвиняется в аморальном поведении и совращении наших воительниц путём применения психотропных веществ, что производятся на Земле. Так же он обвиняется в способствовании саботажей на приёмном пункте на Земле, на станции распределения и в секторе семнадцать базы Луна. С жертвами себе подобных, со срывом агентурной работы на Земле и раскрытии части агентов разведки…
        Пока женщина зачитывала обвинение Макс всё больше погружался в пучину сомнений и страха. Как можно спорить с такими обвинениями, если и слова вставить нельзя?
        - Что ты можешь сказать в свою защиту по обвинениям? - Раздался спасительный голос Тринадцатой.
        Макс начал рассказывать, что не при делах от начала до конца, но его прервали.
        - Много болтаешь раб! Но смысл понятен - ты не согласен. Это и требовалось узнать.
        - Как это всё утомительно, - бросила Четвёртая и дала мысленную команду заводить всех участников событий сразу.
        В зал Совета завели всех свидетелей и обвиняемых. Закованные по рукам в бежевых туниках показались Сара и Сейлор, а также Лена, у которой наручников не наблюдалось. Все с пришибленным видом, поникшие, осунувшиеся. На Макса вообще никто не посмотрел, словно он пустое место. Следом уже без конвоя вышли барышни свидетельницы: глава разведки Пятьдесят пятая и глава флота Аксель.
        Макс с интересом рассмотрел главу разведки. Она была похожа на куклу с чёрными прямыми волосами до плеч, миловидная, очень курносая, но глаза карие показались ему излишне злыми. Стоило женщине заметить, что чужак на неё пялиться, она тут же стрельнула своим хищным и презрительным, словно плюнула в морду самому злейшему врагу.
        Конвой отступил к стеночкам, а прибывшие женщины в центре зала встали примерно в пяти метрах друг от друга на специальные отметки на полу, которые образовались при их появлении.
        - Пятьдесят пятая, говори, - бросила Четвёртая надменно.
        - Да здравствует Радуга, - произнесла вибрирующим голоском свидетельница и, продрав горло, продолжила уже отрепетированный текст. - Землянин состоит в разведке Земли, и у меня есть на то доказательства. Встреча между ним и Сто третьей не была случайной. По данным наших агентов он выслеживал её около года, а затем подгадал нападение Двадцать пятого…
        У Макса уши вяли. Но что - то сдавило горло, чтобы возразить. Если бы он знал, что это дело рук Тринадцатой, то подумал, что никакой она ему не друг. Однако, если бы он перебил показания, то всё бы для него уже закончилось.
        Бельмо постепенно проходило, и вскоре землянин мог спокойно оглядеться. Сара стояла невозмутимо, глядя куда - то вдаль стеклянным взглядом. Лишь Лена боролась со слезами, постоянно моргая бегающими глазами. Сейлор стояла за спиной поэтому Макс её не видел, но мог почувствовать, что у бывшей любовницы волосы дыбом встают от клеветы Пятьдесят пятой, что она могла легко принять на веру.
        Послушав подлую сфабрикованную ложь главы разведки, в которой она обвинила и землянина, и Сару во всех бедах, Совет дал слово Аксель.
        Взглянув украдкой на миниатюрную, тоненькую девочку с чёрными кудряшками, землянин подумал, что та сейчас начнёт расписывать, как он якобы надругался над бедным ребёнком.
        - Да здравствует Радуга, - брякнула глава флота без особого энтузиазма, но взрослым вполне сформировавшимся голосом, и сразу же развеяла все сомнения Рябого по поводу её возраста.
        Её вызвали сюда неожиданно. В разгар подготовки к вторжению Поглотителей это выглядело, как удар в спину со стороны Совета, которому она докладывала о том, что у них куча проблем, и она едва успевает за всем уследить. Девушка с удовольствием бы вылила сейчас весь гнев на никчёмного аборигена, из - за которого её, главу целой армады вызвали сюда лично! Но она помнила о наказе Тринадцатой любой ценой выгородить этого подопытного.
        - Я считаю, что землянин Максим не может быть агентом с Земли, - раздался уверенный голос Аксель. - Я передам данные с бортового пилота, что перевозил его в обоих случаях. Подготовка ни в какие рамки не укладывается. До этого я отправляла материалы по Девятьсот шестой, что имела дело с ним. Никакой весомой информации он у неё не выпытывал, и ничего подозрительного связная не наблюдала. Теперь о саботажах, которые вменяются и ему, и агенту Сто третьей. Я считаю, что это попытка сокрыть халатность на более высоком уровне. Пятьдесят пятая, имея в своём распоряжении две сотни агентов, не сумела остановить не только Сто третью, но и Двадцать пятого. Конечно, всё проще списать на нерадивого агента и вымышленную разведдеятельность аборигенов…
        Макс возрадовался защитнице, но рано было ликовать. Слово дали Лене.
        И она сказала всё, как есть, не выгораживая Сару нисколько. И то, что та просила её поспособствовать похищению и распределению землянина, и что темнила на счёт своего спасения в подворотне. Тем самым Лена выбрала меньшее из зол, как считала сама. Лучше пусть её обвинят в неравнодушии к землянину, чем в служении орбиталам.
        - Ну и сука же ты, - прошипела Сара и, получив укол нано - роботом в бедро, упала на колени. Стиснула зубы и попыталась перетерпеть нарастающую боль, через десять секунд отпустило, но девушка ещё некоторое время не могла встать.
        - Сто третья, - раздался взвинченный голос Четвёртой. - Ты обвиняешься в невыполнении приказа, превышении своих полномочий и халатности. А ещё в нападении и попытке убийства своих соплеменников. Плюс ко всему виновата в смерти главы пункта сбора. Я уже не беру в расчёт ущерб, что висит на твоей семье. Поэтому прикуси свой язык и покорно молчи, пока тебе не дали слово. Двести девятнадцатая, тебе передаём слово.
        Сейлор в подробностях рассказала, как землянин сподобил её на выпивку, воспользовавшись её воинственным духом соперничества и бесхитростностью. В общем, обманул наивного воина, зацепившись за честь, достоинство и непоколебимость. И перевернув всё в свою пользу, как это делают коварные шпионы аборигенов, надругался над ней не единожды.
        - Максим, что скажешь в свою защиту? - Раздался голос Тринадцатой, когда женщина закончила.
        Землянин мысленно выругался и… выдохнул. Он понял, что пора бы женщинам показать пример настоящего мужчины и отвечать за свои поступки.
        - Ничего, - бросил Макс. - Я соблазнил её.
        Ответ вызвал удивление и волну негодования в Совете. Около минуты стоял гомон.
        - И это всё, что ты можешь сказать? - Раздался голос ещё одной участницы Совета. - Никаких раскаяний или мотивов?
        - Мотивы? - Пожал плечами Макс. - Ах да. Был один… секс. Вам сложно понять, но мне нужен был секс с ней.
        - Зачем? - Не унималась допрашивающая, остальной Совет молчал, раскрыв рты от дерзости и непринуждённости раба.
        - Чтобы испытывать оргазм, - пожал плечами Макс. - Спросите и это зачем? Высшая степень удовольствия, данная нам природой. Владеть и чувствовать экстаз.
        - Ты не любил меня? - Прошептала Сейлор за спиной и вскрикнула от боли, упав на колени.
        - Ты не любил её? - Подхватила вопрос допрашивающая.
        - Не знаю, нет, - пожал плечами Макс. - Желал.
        - Но ты же пошёл спасать её? - Вмешалась Тринадцатая. - У нас есть записи, как ты без страха и сомнений пошёл на врага ради неё. Неужели всё это из - за секса?
        - Мужчины на то и мужчины, что идут защищать женщин. И не обязательно любимых, - выдал землянин.
        Совет притих. Но вскоре обозначилась мать Лены.
        - Ты знаешь, что на Радуге не сможешь прожить долго?
        - Да, - ответил Макс без тени переживаний и сомнения.
        - Зачем ты сюда прилетел? И рассчитываешь ли вернуться?
        - Я прилетел ради Сары, - озвучил Макс, душой не кривя. - Я виноват в том, что расположил её к себе, и что она пошла на путь одиночки, против всех. И это было связано прежде всего с опасениями, что я шпион орбиталов. Она рассказала мне, что бросилась за мной вопреки…
        Горло сдавило, Макса прервали.
        - Не оправдывай воина, у тебя нет на это права, раб, - прошипела Четвёртая, пока землянин кашлял. - Сто третья, у тебя есть что сказать в свою защиту?
        Сара выпрямила гордо спину и устремила взгляд на ложе, где восседал Совет. Около минуты стояла гнетущая тишина. И Максу казалось, что вот - вот лопнет терпение «присяжных заседателей». Но вдруг девушка произнесла уверенно и чётко:
        - Я признаю свою вину.
        - В чём именно?! - Взвинтилась Пятая, которая знала о том, что её дочь дружит с этим недоделанным воином.
        - Во всём, - ответила Сара. - И говорю со всей ответственностью, моя вина в том, что землянин попал на контракт и все последующие события, что были следствием - тоже моя вина. По инструкции я должна была убрать свидетеля, но пожалела его. Потому как посчитаю себя обязанной ему жизнью. Уверена, что и Двести девятнадцатая обязана ему жизнью, и ещё две мои сестры, о которых вы сами знаете. А теперь скажу о главном. Орбитальный рыцарь Двадцать пятый мёртв от руки землянина, и этот факт неоспорим. Отомщены тысячи сестер, и дело чести многих свершилось. Он не раб наш, а воин, который честен пред вами даже сейчас, когда ему вменяют упущение мои и только мои. Он заслуживает право быть почётным гостем Радуги, и вы можете с этим согласиться. Потому что он нам не угроза.
        Вновь воцарилось молчание. Макс посмотрел на Сару с укором, та ответила мужественным взглядом.
        Помолчав, Совет дал слово новому члену, что до этого не проронил ни слова. А хитро держал козырь в рукаве.
        - Как же смешно, - обозначилась Седьмая, восседая на трибуне. - Смешно и одновременно горько, что один мужчина с недоразвитой планеты явил столько сомнений в головах младших сестер и разрушил судьбы хороших воинов. Но есть ещё более ужасные дела, которые раскрывают нам истинную цель появления этого так называемого не опасного для нас воина. Он привёл с собою смуту в наш род.
        - Что ты такое говоришь? - Не стерпела Тринадцатая.
        - Ты слишком увлеклась своим подопытным материалом, Зирина, - усмехнулась Четвёртая. - А он оказывается задурил и твою голову, сестра. Пусть слушают все, дабы всё стало на свои места.
        - Набор для разработки попочки от Максима с Земли, - загремел над головой голос Рябого с таким выражением, что хозяину этого голоса захотелось под землю проваливаться, через метровый мрамор, железные балки, грунт и до самого ядра.
        Но это лишь было начало записи, дальше ещё хуже:
        - Если вы думаете, что ваша маленькая дырочка не может доставить удовольствие, вы сильно ошибаетесь. Только вдумайтесь, что ваше крохотное отверстие может принять в себя что - то большое без боли и страданий, а с приятным натяжением. Это откроет для вас новые горизонты и сильнейшие оргазмы, особенно если при этом ласкать свой клитор…
        Уши землянина не просто завяли, они завернулись в трубочку. И он уже не мог поднять стыдливый взгляд, потому как понимал, что обделался по полной. Рябой знал откуда ноги растут, но слова оправдания в горло уже не лезли.
        Девятьсот шестая записывала его голос, когда он рассказывал о каждом предмете будучи ещё на станции распределения. Самую пикантную речь Макс выдал ей в самом конце, охваченный азартом добить смущённую на вид девушку. Но ушлая предпринимательница записала и это. Кое - что подправила, отредактировала и склеила из разных предложений. Перед тем, как на станцию напал Двадцать пятый, она успела отправить товар с сырой инструкцией на пробу по своим каналам. Совету не нужно было ничего перехватывать или шерстить корабли на предмет контрабанды. Всего - то требовалось купить набор игрушек на чёрном рынке через подставных лиц. И вуаля: голос Макса, имя Макса.
        Когда речь закончилась Совет ещё долго молчал, пребывая в шоке. Только Четвёртая и Седьмая посмеивались, глядя друг на друга победно. Им нужно было убрать всех врагов и дискредитировать некоторых членов Совета, и они считали, что у них всё получается.
        Хитрые женщины не сразу обозначили свои позиции, а послушали защитников этого хитрого раба. Теперь те не смогут взять свои слова назад. Интересно, что скажут Вторая и Третья на этот балаган? Интриганы предвкушали, что головы в верхах неминуемо полетят и можно будет засунуть своих дочерей во власть.
        Ещё около часа обвиняемые и свидетели простояли на ногах, ожидая приговора. В Совете не утихали споры, которые велись «за кулисами» и не были слышны низшим по рангу. И вот, наконец, Четвёртая, как глава Совета начала объявлять вердикт:
        - Сто девятнадцатая, бывшая глава сектора семнадцать лунной базы, - начала женщина с объявления судьбы самой младшей по рангу. - За распутство и халатность, повлекшие за собой саботаж и жертвы среди аборигенов Земли ты проговариваешься к семи годам служению Храму Радуги. Ты получишь семь ударов кнутом воина на Площади позора, тебя прилюдно обреют и отправят на исправление духа и тела. Исполнение назначить на седьмые сутки.
        Сейлор упала на колени и разрыдалась. Её тут же утащили под руки, ибо ноги бедняжку не держали. Она знала, что такое кнут воина и никак не ожидала, что наказание будет с ним! Когда - то она её девочкой присутствовала при наказании и видела, как с первого же удара слетели полоски кожи со спины приговорённой, и раздался такой душераздирающий крик, что в ушах звенело. Она потом ещё долго не могла избавиться от его отголосков. А мама предупреждала, что ходить не следовало. А мама о многом предупреждала… в коридоре Сейлор взвыла пуще прежнего.
        Тем временем прогремело и по душу Лены:
        - Сто шестьдесят девятая, за превышение своих полномочий и утаивание фактов ты проговариваешься к снятию с должности и понижению в статусе на два года. Однако за способствование в поимке беглых преступников приговор аннулируется и заменяется штрафом в тысячу рад.
        Пятая выдохнула с облегчением. Ей придётся дать каждой суке из состава Совета в два раза больше за голос в защиту её дочери. Но это был лучший выход, Сто шестьдесят девятую она ещё отчитает, да так, что та на всю жизнь запомнит!
        - Сто третья, бывший воин второго круга, - перешла к самому «сладкому» Четвёртая и, повесив всех возможных и предполагаемых собак на бедняжку, огласила самое неприятное наказание. - За превышение полномочий, халатность, повлекшую смерть Триста тридцатой, за утаивание информации, невыполнение приказов и самовольное оставление поста, за подрыв боевой готовности на станции и попытку пятерного убийства, за разврат и бесчестное поведение… Ты проговариваешься к пятнадцати годам служению Храму Радуги.
        Макс смотрел на Сару. Та держалась мужественно, слушая приговор. Ни один мускул не дрогнул на такой срок.
        - Ты получишь пятнадцать ударов кнутом воина на Площади позора, - продолжала Четвёртая.
        На это Сара мужественно улыбнулась.
        - С испытанием Сафы, - добавила глава Совета, смакуя сию поправку, и улыбка Сто третьей сошла на нет. - Тебя прилюдно обреют и отправят на исправление духа и тела. Исполнение назначить на седьмые сутки.
        Сто третья вышла из зала, едва сдерживая давящий ком и слёзы. Она понимала какой позор её ждёт. Ещё ни один воин на её веку не проходил испытание Сафы! После такого останется только найти способ покончить со своей жизнью, дабы не смотреть сёстрам в глаза.
        - Землянин Максим, - прогремело над головой, и у Рябого тут же ослабели ноги.
        Но мужчина выпрямился и сдвинул брови, с серьезным видом ожидая своей участи.
        - По тебе Совет не принял решение, - брякнула Четвёртая на выдохе. - Более того, ты больше не пленник. Но находиться предписано в гостевых комнатах дворца под домашним арестом до момента, пока не будет определена твоя дальнейшая судьба.
        Макса увели вперед оставшихся двух свидетелей. Аксель проводила Макса кивком и лёгким укором. А Пятьдесят пятая чернеющим взглядом и молчаливыми угрозами.
        Землянин ответил главе разведки, показав средний палец. Эта черная курносая овца больше всех наговорила на Сару и теперь была его врагом номер один. На жест Пятьдесят пятая отреагировала ухмылкой.
        Макс вдруг подумал, что должен добиться помилования Сары, чего бы это ему не стоило. Но что он мог предложить всем этим женщинам, что при слове «оргазм» превращаются в мегер? Интересно, а где источник того самого минерала, что заглушает сексуальное влечение? Если бы землянин мог разобраться в этом, возможно, сердца тысяч фригидных баб растаяли и полюбили всё то, что он с собой несет.
        Глава 15
        - Знание может оказаться весьма опасной штукой…
        - Не столь опасной, как неведение.
        Энн Фортье
        НЕМНОГИМ ПОЗДНЕЕ. РАДУГА. МАЛЫЙ ЗАЛ СОВЕТА.
        - Остатками недобитых сил орбиталы высадились на Марс, и как кость в горле засели, - распиналась Аксель, доказывая, что ей надо как можно быстрее вернуться. - Добыча приостановлена, верфи не производят. Мы не успеем пополнить флота. Мне нужно два корпуса механизированного десанта, пока они там всё не развалили.
        - Эта компания обходится нам слишком дорого, - выдала Седьмая. - Может свернуть базы и отозвать все войска? Или ты хочешь, чтобы мы потеряли всё, воюя с теми, о ком ты нам талдычишь уже который день?
        - Нам нужен этот генофонд, как вы не понимаете! - Стояла на своём Тринадцатая. - Сколько у нас живого населения сейчас?! Тридцать шесть тысяч? А что будет через десять лет? Если у нас лишь две тысячи женщин на малой и средней стадии беременности, отметите пятьдесят процентов мальчиков и ещё десять процентов прерывания. И мы получим прирост минус пять тысяч. Такими темпами мы вымрем через сто пятьдесят лет. Если учесть, что запасы семени иссякнут через три года, то намного раньше.
        - Помнится, ты докладывала год назад, что у нас достаточно запасов, - укорила Четвёртая.
        - Семя стареет и приходит в негодность, нужно обновление, - убеждала Совет Зирина.
        - Дети от аборигенов? - Фыркнула писклявая Одиннадцатая, она больше других ярилась по поводу чистоты своего рода. - Я никогда не признаю детей от низших существ.
        - Тогда создадим классы, - предложила Тринадцатая.
        - Они нас изживут и будут править, - брякнула Седьмая.
        - Замкнутый круг, - взялась за серебристую шевелюру Зирина.
        - Аксель? - Вернула к теме войны глава Совета. - Ты верно служишь Радуге. Какие у тебя прогнозы на возможную войну?
        - Мы же не решили, что это стоит того, - вмешалась Одиннадцатая.
        - Нет, но мы будем голосовать, исходя из всех возможных прогнозов и вероятных последствий, а не на пустом месте, - произнесла глава Совета.

* * *
        Тем временем землянин рухнул на мягкую кровать без задних ног. Он никак не думал, что заседание невменяемых баб может так вымотать.
        Пребывая в своих новых апартаментах, Рябой и представить не мог, что в это самое время решается судьба его Земли. Будет ли Радуга воевать с Поглотителями или свернёт войска и свалит восвояси…
        Макса разбудила Тринадцатая. Она была встревожена и места себе не находила. Сейчас всё решалось на уровне Второй и Третьей. Совет подал свои голоса и уже не играл особой роли. От этих двоих завесило всё.
        - Добрый вечер, Зирина, - поприветствовал незваную гостью землянин, поднимаясь с кровати, в которой уснул в одежде.
        Тринадцатая ответила кивком и двинулась к лоджии, которая имелась в распоряжении апартаментов землянина. За дверью стояла охрана, уверенная, что с высоты в пятнадцать этажей арестованный никуда не мог деться.
        Рябой двинулся за ней, впервые посетив эту зону. Вид вечернего города впечатлил его с первого взгляда. Спиралевидные тонкие здания уходили до небес, и всё это на фоне далёкого сплошного океана, поблёскивающего огнями от летающих над ним аппаратов. Чуть правее от окраины города виднелись кроны деревьев, сплошными бугристыми жёлто - зелёными шапками закрывающие парковые зоны.
        - У вас красиво, - попытался первым завести разговор мужчина, пристраиваясь к перилам рядышком с собеседницей. - Завитушки, завихрени, прям чудо дизайнерской мысли.
        - Архитектура, привезённая с собой, - брякнула Тринадцатая. - Груда полимеров, ничего особенного. Даже этот дворец бездарное и топорное творение робототехники вызывает у меня смешанные чувства. Вне столицы чаще встречаются дома из природных материалов, они мне прельщают больше.
        - Всё равно ваш мир чудесен, - стоял на своём Макс, представляя, как он будет гулять один среди толп одних только женщин!
        - Это не наш мир, мы здесь гости, - произнесла Зирина с тоской на сердце. - И он разрушил наши семьи, превратив женщин в эгоистичных сук.
        - Самокритично, - выдал Макс и улыбнулся на поворот головы в его сторону с удивлённым выражением лица.
        - Почему ты ничего не боишься, Максим? - Спросила Зирина прямо.
        - Почему же не боюсь? - Пожал плечами майор и уставился в далёкую даль, проиграв в игре взглядов. - Просто не по - мужски выказывать страх перед женщинами.
        - Ты сделал сегодня всё по - своему. Потому что часто кичишься своим мужским достоинством, - укорила Тринадцатая и, немного помолчав, добавила. - Лучше скажи, где нам сыскать спасение от неминуемого краха? Как убедить Совет, что вы мужчины с Земли - наше единственное будущее.
        - Есть у меня одна теория на этот счёт, - брякнул майор.
        - Ты серьезно? - Тринадцатая ну никак не ожидала услышать что - то подобное.
        - Но я тебе, друг мой сердечный, не очень - то и доверяю, - заявил Рябой.
        - Чтоб ты знал, я рискнула своей репутацией, чтобы выгородить тебя, поэтому заткнулся бы лучше, - бросила Зирина беззлобно.
        - Весомо, - согласился Рябой. - Я пока сидел в камере думал, много думал. И понял окончательно в чём ваша беда.
        - Поделись соображениями, или я должна вытягивать по слову?
        - По слову за поцелуй, - усмехнулся Макс.
        - На меня твои приёмы обольщения не действуют, - усмехнулась Тринадцатая.
        - Дай угадаю, ты принимаешь и жёлтые, и красные пилюли, и какие - нибудь фиолетовые.
        - Нет, друг мой сердечный, мне двести пятнадцать лет, по меркам земным я тебе в бабушки гожусь. Поэтому прекрати клеиться к старой деве, моё сердце может не выдержать.
        - Ничего себе ты сохранилась, - ахнул Макс и рассмеялся.
        - Подожди, что ты имел ввиду, говоря о пилюлях? - Спохватилась женщина.
        - Красные - это белок с Радуги, дающий жизненные силы, красоту и долголетие, так? А жёлтые, что в них за минерал?
        - Минерал? - Задумчиво произнесла Тринадцатая. - Мы называем его Белым коралловым, он с океана. Поражена твоей наблюдательностью.
        - И вы добываете его специально для воинов, что находятся в Солнечной системе? Поясни мне этот момент, - завёлся землянин, игнорируя комплимент.
        - Да… Собираем, высушиваем и производим препараты. Но к чему ты клонишь?
        - А сами вы употребляете его здесь?
        - На Радуге большой единый океан занимает семьдесят пять процентов поверхности. Все наши реки солёные, как и озёра, они тоже связаны с океаном в единой водной системе планеты. У нас не бывает дождей, только влажные туманы. Мы получаем пресную воду путём фильтрации от соли, но не минеральных элементов. Белый коралл присутствует во всей нашей воде. Поэтому да, мы его употребляем, Максим. И к чему ты ведешь?
        - А сможешь ли ты сделать так, чтобы какая - то часть вашего населения перестала его употреблять? - Прошептал Макс заговорчески, склонившись к уху собеседницы.
        - Не поняла, - отшатнулась бабуля.
        - Ваша беда не фригидность, а её источник, - дал ещё одну подсказку Макс. - Если его не будет, вы начнёте любить. Я предположил это, когда переспал с вашей Двести девятнадцатой, которая не употребляла жёлтые пилюли. Признаюсь, что на корабле заменил Саре препараты на простые болванки и получил результат уже через несколько дней. Девушка стала чувственней и внимательней ко мне, возможно, полюбила. Я… надеюсь, что эти чувства ко мне искренни. Эх… Так вот. Если у тебя хватит сил и возможностей провернуть что - то подобное в стране, ты получишь женщин, что любят мужчин, а не презирают их и всё, что с ними связанно.
        - Как же это просто звучит, - произнесла Тринадцатая и рассмеялась.
        - Не веришь? - Обиделся Макс. - Что смешного?
        - Я старая дура, вот что смешного.
        - Не переживай, все вы женщины - дуры, - выпалил Макс. - Потому что счастье таких и ищет.
        Тринадцатая проглотила остатки смеха и посмотрела на землянина строго. Но хмурится долго не могла, ибо мысль поймала верную.
        - Сейчас бы отвесила тебе подзатыльник, как внучке своей, да рука не поднимается. Потому что вижу, что ты прав, оказывается.
        - Прав - то прав, да Саре этим не поможешь. Не могу я её оставить.
        - По тебе ещё не решили, а ты о своей подруге думаешь. Она сама виновата. Возомнила себя великим воином - мстителем, да получила подзатыльника от мужчины. Детство своё я помню, отец при нас ещё был. Слово его законом в доме считалось. И меня воспитывал: как гаркнет, и вся моя спесь сходила на нет. А эти молодые девицы взращены в пробирке, думают лишь о том, как карьеру строить и силами меряются только с другими такими же. Мужская сила им не ведома.
        Тринадцатая выдохнула горько, сгоняя грустные воспоминания, и откланялась с мыслями о том, как же коварен и умен этот землянин! А ведь дело ж говорит.

* * *
        Лена пришла навестить Сару на следующий день после приговора. И не встретила недружелюбия, которого очень опасалась. Сто третья была подавлена настолько, что отчаялась и пыталась собрать остатки сил лишь на то, чтобы продержаться хотя бы до наказания достойно.
        - Я не вынесу, - призналась Сара шёпотом, не виня больше подругу ни в чём.
        Она сидела на койке с ногами, свернувшись калачиком и выглядела так жалко и слабо, что было больно смотреть.
        - Мы что - нибудь придумаем, у нас ещё есть время, - утешала Лена, стоя у прутьев камеры.
        Сара казалась ей сейчас самым родным человеком. И хотелось обнять её, как на корабле, ласкать и целовать. У бывшей охотницы текли слёзы, и она не могла их остановить. Она даже не знала, как может поддержать своего друга, боялась, что та возненавидит её за всё. И если не сейчас, то после…
        - Мне поможет Первая, - прошептала Сара, уставившись блестящими зелеными глазами в сочувствующую подругу. - Найди её.
        - Она пропала ещё десять лет назад, и никто не знает, что с ней. Ты ведь сама всё понимаешь.
        - Понимаю, - прошипела вдруг Сара со злостью стиснув зубы. - Я понимаю, что мне конец. И я сама пришла сюда. Дура… на что надеялась?
        - Есть ещё время, - повторила Лена шёпотом, надеясь лишь на чудо.
        - На Площадь позора придут все, - выливала все свои страхи осуждённая, уводя взгляд к босым ногам. - Все мои враги. И те, кого я обставила в академии, и те, кого побеждала на турнирах. Над кем смеялась и чьё самолюбие уничтожала прилюдно. Лира, Меран, Жеридей…
        Воительница перечисляла имена и её трясло всё больше и больше. С именами приходили и минувшие события, в которых Сара тешила своё самолюбие, унижая просто ради забавы соперниц, или нанося позорные поражения на поединках. Когда - то она обставила всех, её рвение было замечено и отмечено прилюдно. Её хвалили, превозносили и ставили в пример. Она помнила угнетенные, ядовитые гримасы своих соперниц и смеялась им в лицо, получая Второй круг. Лучший воин, самая красивая и неприступная. За ней бегали богатейшие женщины, предлагая отношения. Но Сара лишь тешила своё самолюбие, смотрелась в зеркало, мастурбируя на собственную красоту.
        А теперь испытание Сафы убьёт в ней красоту, достоинство, честь.
        - Я не вынесу позора, - прошептала Сто третья. - Если это случится, я не вынесу. Мне нужен яд, достань мне яд.
        - Я… я не могу, - Лена была в ужасе от одной только мысли об этом.
        - Уходи, - прошептала Сара, собрав волю в кулак и проглотив все слёзы. - Уходи!
        От такого рыка у Лены волосы на затылке дыбом стали. Она вскочила, как ошпаренная и умчалась по мраморному коридору наверх. Злость охватила и её, злость на всех вокруг. Даже собственную мать она сейчас ненавидела, ибо именно она убедила её привезти Сару на суд.

* * *
        Спустя двое суток в покои к землянину наведалась Пятьдесят пятая собственной персоной. Макс умирал со скуки и был рад любому обществу, даже этой хмурой пигалице, которая задирала свой нос чересчур высоко. Хотя ростом была на голову ниже землянина, да и выглядела лет на тридцать пять, не больше. Пусть реально ей и было уже под девяносто.
        Глава разведки прибыла в серой посеребрённой тунике с разрезом до пояса, через который едва ли не вываливалась слегка висячая грудь третьего размера. А если бы она наклонила корпус в сторону, это бы свершилось. Перед визитом женщина вымылась и тщательно прихорошилась, побрызгавшись благовоньями. Однако ядовитая, брезгливая мимика смазывала всю притягательность. Тем не менее, Макса располагала её изящная фигура, загорелая кожа и в целом распутный вид.
        - Максим с Земли, - прозвучал растянутый кошачий голос с прохода. - Моё имя Рахена. Прогуляемся?
        - Здравствуй, Рахена. Хм… А можно? - Уточнил Макс и подорвался с кровати.
        За окном стоял вечер. И было бы идеальным пройтись такое время, дабы не слепнуть от разноцветных лучей солнца.
        - Ты же гость, конечно, можно, - пропела сучка и, развернувшись, элегантно завиляла хорошенькими бёдрами.
        Пятьдесят пятая понимала, что во дворце, напичканном технологиями не только их разговоры будут подслушаны Советом, но и ахи, вздохи, дрожь в голосах и частота сердец. За границей обители микро - роботы и прочая дребедень была запрещена. Поэтому лишь снаружи глава разведки могла чувствовать себя в безопасности и плести свои интриги беспрепятственно.
        Охрана из трёх матёрых воительниц третьего круга выпустила их и двинулась следом в сопровождении.
        - Не дышите в затылок, - бросила Пятьдесят пятая хищно, и девушки остыли метров на десять.
        Они прошли по широкому коридору с частыми арками по бокам и потолком этажа в три. Мрамор под ногами больше не беспокоил землянина, ему дали мягкие плетёные сандалии и выдали чистую тунику из материала, походящего на хлопок. Выйдя в сферический холл, напоминающий незапущенный зал планетария, они вынырнули прямо во внутренний двор, представляющий собой сплошную площадь для построений. Сбоку из стены вырастала центральная лоджия, на которой обычно перед воинами выступала одна из членов Совета по тому или иному поводу. Примерно с высоты пятого этажа глаголила. Видимо, чтобы ничего до неё не добросили какие - нибудь террористы.
        Прошлись немного молча. А затем Пятьдесят пятая, шествующая чуть впереди, поравнялась с Максом и выдала:
        - Бедная Сто третья, искренне сочувствую, что её блестящей карьере конец.
        - Сочувствуешь? - Скривился Макс, посмотрев на курносую «барби» сверху - вниз. - Ты ж её и сдала, свою подчинённую.
        - Я спасла её от казни, невежа, - выдала Рахена, глядя перед собой. - Ты многого не знаешь, чтобы судить. Хотя прежде виделся мне умным представителем своего рода.
        - Допустим, к чему ты завела этот разговор?
        - Я хочу помочь, Сто третья не вынесет позора. Публичное наказание и лишение всех титулов и регалий для воина её круга хуже смерти.
        - Где логика? - Макс даже остановился. Девушка тоже, но успела пройти несколько шагов вперед.
        - Логика? - Произнесла Рахена, обернувшись. - Ты останешься верен той, что в душе умерла? Она будет пострижена, опозорена и пуста. Она перестанет следить за собой, и вскоре её красота увянет. А ещё, вы больше не сможете видеться.
        Макс не выдержал более взгляда чёрных глаз и увел свой. Он не хотел такой участи для Сары. Всем сердцем он болел за неё, но что он мог, когда по одной только мысли его могут придушить эти чересчур замороченные бабы. Он тяжело вздохнул, что же делать…
        Вечер был светлым, будто белые ночи Питера наплыли. Свежесть витала со сладкими запахами цветов. Макс с Рахеной стояли прямо в центре придворцовой площади, которая возвышалась над уровнем остального города, словно подиум. Дальше шли широкие лестницы, ведущие уже на улицы. Никакого забора вокруг дворца не было, территория его плавно переходила в городскую. Макс развернулся в сторону дворца. Ни архитектуры, ни формы, просто глыба льда этажей в двадцать с нелепыми балконами, лоджиями и площадками для посадки мелких транспортников. С десяток шпилей, уходящих в небо и куча оконного света, где - то белого холодного, где - то тёплого жёлтого.
        На площади только они и охрана, вставшая в сторонке. Никакой городской суеты, людского гама или гула двигателей. Словно они в огромном пустующем санатории. Неужели все спят в этот приятный тёплый вечер?
        - Не печалься, землянин, - раздался вновь кошачий голосок. - Пойдём, покажу тебе кое - что.
        Макс двинулся за Рахеной, не зная, что и делать. Главное, не заблудиться в случае чего. У края площади их остановили:
        - Дальше арестованному нельзя, - раздался грозный сексуальный голос девушки со светлыми волосами, собранными в толстую косу необычного плетения до середины спины. Макс сразу выделил её из сопровождения, как самую привлекательную.
        Пятьдесят пятая приблизилась к землянину, едва ли не касаясь его плеча.
        - Когда я скажу, оттолкни меня и беги, - прошептала она. - Вон за тем домом транспортник, он доставит тебя к Сто третьей, и вы сбежите.
        Макс окинул Рахену недоумевающим взглядом. Совсем недавно она смаковала рассказывая, какая Сара плохая, а теперь проявляет такое рвение.
        - Меня подстрелят при попытке, ты на это рассчитываешь? - Укорил он, но проговорил шёпотом.
        - Не подстрелят, применение энергетического оружия за территорией дворца запрещено. В городе можно использовать только рукопашное. За тобой никто не погонится, будь уверен. Прыгнешь вниз и побежишь зигзагами.
        - Даже если бы я был уверен в успехе, не стал бы злоупотреблять гостеприимством, - заявил Рябой, прощупав провокацию, рассчитанную на дурака.
        Глава разведки вдруг громко выругалась, отталкивая землянина. Но за счёт массы оттолкнулась сама. Охрана дёрнулась было карать, но Макс поднял руки, развернулся к ним лицом и улыбнулся широко на выставленные винтовки. Если бы он так не сделал, блондинка через секунду спустила бы курок.
        За этой картиной, посмеиваясь, наблюдала одна из членов Совета с прилегающего к площади тренировочного поля. Что находилось несколько в стороне от центральной лестницы, под колпаком деревьев парка. Она как раз собиралась выводить из барака своих кадетов для вечерней тренировки. А тут такое. Глава разведки явно спровоцировала землянина, но тот действовал безупречно.
        Когда вышла группа учениц, Пятнадцатая отправила одну за Максом, которого с фырканьем уводили обратно уже без Рахены.
        - Госпожа просит землянина Максима! - Пропищала шустрая брюнеточка, подскочившая, когда уже пересекали арку.
        - Не велено, - прогремела блондинка, сердито сдвинув брови. Однако вся группа по случаю приближения девочки в тунике кадета остановилась.
        - Мастер Пятнадцатая повелевает, - брякнула девочка, пожимая плечиками и посматривая на Макса застенчиво и с интересом.
        На вид ей было лет пятнадцать, хотя на самом деле все двадцать пять. Но в условиях Радуги расти девушки не особо спешили. Как и учиться.
        - Мы повинуемся, - поклонилась блондинка и одарила землянина прожигающим взглядом. - Только дёрнись ещё раз, дай мне повод тебя прикончить.
        - Расслабься в бёдрах, крошка, - усмехнулся Макс. - И больше не направляй эту штуку на меня, мало ли палец, которым ты себе одно место натираешь, дёрнется.
        Блондинка фыркнула в ответ. Макса повели к члену Совета Пятнадцатой, которая в обыденной жизни учила кадетов боевым искусствам.
        Перед лестницей, ведущей в парковую зону, охрана сложила оружие прямо на мраморную плиту и двинула дальше вооружённая только кинжалами. Макс отметил для себя, что по крайней мере в этом коварная Пятьдесят пятая не набрехала.
        Тренировочная площадка представляла собой полноценную полосу препятствий, где частично были задействованы и деревья, а также песочную часть, где изучались приёмы и проводились поединки. Как раз у неё и были выстроены в одну шеренгу три десятка девочек в бежевых туниках, опоясанных желтыми и зелеными поясами.
        - Верховная, - произнес конвой трепетно и несинхронно, склоняясь на одно колено перед мастером боевых искусств.
        Шустрая брюнетка - кадет встала в строй по короткому жесту учительницы, которая смотрела сейчас только на землянина, будто другие для неё не существовали.
        На суде Пятнадцатая толком не разглядела Максима. Мешали соседки, да и он выглядел жалко, постоянно щурился и переминался с ноги на ногу, как неуверенный в себе раб. Она понимала, что ему не давали прогулок, продержав в камере довольно долго, и привезли в Радужную ночь, свет которой не выносят даже местные. Что смотреть на облака в такой период суток нельзя, ему никто не сподобился сказать. В этот чудный вечер он смотрел на неё прямо и открыто, расправив плечи и выпрямив осанку, как истинный воин - мужчина, победивший Двадцать пятого в неравном бою. Это и вызывало восхищение у матера, этим и подкупил её симпатию землянин.
        А тут ещё такой случай подвернулся.
        Макс и сам не упустил возможности рассмотреть очередную властную красавицу. Открытый интерес, отражающийся на её лице вызывал ответное расположение. Большая часть местных его боялась, другая ненавидела, но имелась пара - тройка женщин, что не были подвержены общей истерии.
        Атлетически сложённая смуглая шатенка ростом примерно метр шестьдесят пять в бежевой тунике с золотистой выработкой смотрелась, как сказочная амазонка. Короткая стрижка, круглые голубые глаза, поблёскивающие чертинкой, тонкий носик и изогнутые губы, придающие выражению ещё большего азарта. Тонкая опоясанная талия переходила в бёдра, выступающие через разрезы по бокам, что в свою очередь переплывали в рельефные икры, всё это с лихвой компенсировало едва заметную крохотную грудь.
        Напротив гостя, вдоль площадки, ровно засыпанной песком, красовался строй из молоденьких курочек, что во все глаза рассматривали диковинного зверя и не боялись его, ибо рядом была их несокрушимая мамаша. Землянин отметил для себя, что среди девиц есть и довольно зрелые, и не очень. Но в целом масса красотой пестрила необычайно. Его радовало, что все они ходили в своих туниках, будто это у них национальная одежда, подкреплённая законами и порядками. Изощрялись по большей части с цветом, разрезами и длинной. У одних до колен, у других до середины бедра. С плечами тоже абы как - у одних голые, как вот у Верховной, а у кадетов рукава широкие торчали в стороны. На тощих ручонках смотрелось не очень.
        Макс сам был в тунике - безрукавке, но выглядело это эстетически привлекательно на накаченных плечах. Чего нельзя было сказать о нижней части, если бы не трусы, больше похожие на шорты, он почувствовал бы себя полным шотландцем. Судя по тому, что туника налезла в обтяжку, размер ему подобрали самый большой из имеющихся. Рябой мысленно торжествовал, что в полёте согнал жир с живота почти до кубиков пресса. Иначе со стыда бы сгорел, пребывая единственным представителем мужского пола.
        - Меня зовут мастер Мираида, я же являюсь членом Верховного Совета, решающего твою судьбу, - произнесла приятным мелодичным голосом Пятнадцатая.
        - Меня зовут Максим, - представился и землянин на всякий случай, и добавил с кривой ухмылкой. - Рад познакомиться с женщиной, которая решает мою судьбу.
        Мираида неоднозначно приподняла бровь, но улыбку губами изогнула приветливую. Высокий подкаченный мужчина в её глазах выглядел грозно и мощно. В последние годы она привыкла иметь дело только с ученицами, лишь малая часть которых могла похвастать отличными физическими данными. Но даже самые сильные воины и рядом не стояли с этим мускулистым самцом.
        - Воины третьего круга, встать в строй, - скомандовала Пятнадцатая охране.
        Подпрыгнув с колен, конвоиры бодро перебежали в общий строй учениц, вспоминая с ностальгией как это было годы назад.
        - Максим, одеяние снимай, - произнесла повелительным тоном Пятнадцатая.
        Рябой пожал плечами, развязал белый пояс и скинул тунику, оставшись лишь в обтягивающих трусах. Он давно хотел похвастать своим телом, и вот представилась такая возможность. Землянин был готов раздеваться и дальше, пусть одичавшие курочки посмотрят, чем именно опасен мужчина.
        Девочки из строя едва сдерживали эмоций, понимая, если хоть кто - то вякнет или охнет, мастер накажет, что мало не покажется. Но глазки у кадеток забегали, сердечки забились при виде такой мощи, рельефа и чего - то там между ног выпирающего, чего они никогда в своей жизни не видели. Но стоило Максу посмотреть в ответ, глазки разлетались, как растревоженные светлячки кто куда.
        - Это мужчина, - ораторским голосом выпалила Мираида в сторону строя. - Посмотрите на мышцы, по воле Великого Квазара женщина создана иной, и не может иметь такие большие мышцы, они гораздо крупнее наших, следовательно, дают больше силы. Посмотрите, как сложены руки…
        Учительница подошла ближе и давай рассказывать им анатомию мужского тела, показывая пальцами и иногда командуя землянину как - то подвигать своим телом. Девочки смотрели во все глаза и слушали, раскрыв рты.
        А потом Мириада вдруг бросила:
        - Но сила не только в мышцах, но и в жилах. Так же сила компенсируется скоростью. Скорость - это ловкость и быстрота реакции, с которой вы можете уходить от ударов и наносить свои по болевым точкам. Они у мужчин там же, где и у женщин. Вдобавок паховая область, но не обольщайтесь, это злит мужчину, не давая нужного эффекта. Однако может отвлечь и решить схватку в вашу пользу. Не будем забывать и о выносливости, чем враг крупнее, тем быстрее он выдохнется, если примет ваш темп. А теперь попробуем на практике использовать наши сильные стороны!
        Землянин было уже осунулся, понимая, что его будут использовать как грушу для битья. Но через мгновение это было уже ничто, потому как мастер скомандовала дальше:
        - Форма «А»!
        Девушки стали развязывать пояса и снимать свои одежды, оставаясь лишь в бежевом белье. Шортики ещё куда ни шло, обтягивали попки прилично, а вот топики, перетягивающие грудь, оказались из довольно тонкой ткани, через которую просвечивались цвета ореолов и соски. Менее чем через минуту форма кадеток была сложена аккуратно позади них, а сами девочки встали по стойке смирно, ожидая новых команд. Пока они суетливо переодевались Макс оценивал молоденькие, подтянутые смуглые тела и приметил для себя несколько невероятно шикарных задниц, от вида которых даже ёкнуло что - то там на кончике хоботка.
        - Кто желает испробовать на себе его силу? - Спросила Мираида с нескрываемым сарказмом.
        От предложения Макс смутился. Видимо, она шутит?
        После этого предложения кадетки перестали дышать, уставившись в землю, дабы не выловить встречный взгляд мастера. Сердечки юных красавиц заколотились, как бешеные. У некоторых поджилки затряслись. Девочки даже не думали, что мастер затеет что - то серьезное с чужаком.
        - Что нет среди вас смелых? - Бросила Пятнадцатая с кривой ухмылкой.
        Землянин заметил, что даже женщины из состава конвоя забегали глазками, видимо, их тоже касалось предложение. С оружием они были смелы, а вот в рукопашную боялись оплошать. Конечно, публичного позора не хотела ни одна из воительниц третьего круга.
        Пара минут гнетущего молчания прибавила майору ещё большей уверенности в собственном авторитете.
        - Селеста! - Торжественно вскрикнула Мираида, прерывая волнующую паузу. - Единственная подающая надежды среди этого сброда, даже ты испугалась?
        - Нет, госпожа мастер! - Раздался тоненький рык из середины строя, по которому следом прокатился едва уловимый выдох облегчения других.
        Макс нашёл глазами белобрысую девчушку, подавшую голос, та уставилась в ответ с волнением и врывающейся решимостью в бирюзовых глазах. Кажется, эта хозяйка одной из двух задниц, которые приметил Рябой.
        - Я в тебе не разочарована! На позицию! - Скомандовала Пятнадцатая браво, посылая свою лучшую ученицу на мясо.
        Блондиночка ростом метр шестьдесят от силы, с двумя косами, завёрнутыми гармонично на затылке, вышла на песок с выражением, как на смертный бой. Мордаха ослепительно красивая, пусть и сисек не наблюдалось вообще, только соски острые проступали через ткань, зато пресс кубиками на тончайшей талии, да попка с ногами, как у олимпийского спринтера. Макс мысленно схватился за голову, когда посмотрел сверху - вниз на малявку, что кулачки сжала, встав в боевую стойку. Девяносто килограммов мышечной массы против сорока восьми… походило на извращение.
        Мираида подошла к землянину и шепнула на ухо.
        - Делай с ней, что хочешь, только не насилуй и не наноси увечий. Однако и не поддавайся, иначе расценю, как неуважение ко мне.
        Макс неуверенно кивнул. Мастер отошла в сторонку с лёгкой улыбочкой. Пусть на суде не было озвучено, дабы не дискредитировать доктрину превосходства их расы, но все члены Совета посмотрели запись, как землянин отделал Сару. Мираида очень заинтересовалась его стилем боя и надеялась, что успеет до принятия решения что - то для своей сферы деятельности почерпнуть.
        Но не по этой причине мастер излучала сарказм. Селеста была любимой внучкой главы Совета госпожи Четвёртой. Да и вся её группа состояла сплошняком из детей самых знатных родов Радуги. А всё потому, что это была самая блатная группа в Академии, ибо считалось очень престижно попасть в ученики к мастеру Мираиде.
        - В бой! - Раздалась бравая команда.
        И пигалица неуверенно и осторожно, каратистскими шагами пошла на противника. Вблизи глазища у мелкой заразы оказались фантастические, аж дух захватывало. На Земле девушек с такими зенками Макс в жизни не встречал.
        Он всей душой не хотел обижать девчушку, что выглядела, как студентка. Но и позориться не собирался, сдаваясь сразу.
        Может, обойдемся парочкой приёмов и согласимся на ничью, подумал в надежде майор. Которая тут же рассыпалась, когда девчушка неожиданно пошла в яростную атаку!
        Прыжок оказался чересчур сильным, и пятка пронеслась в сантиметрах от челюсти. Землянин даже не успел испугаться, только рефлекторное дёрганье спасло от нокаута. Пигалица приземлилась с перекатом и встала в боевую стойку для новой атаки. Тем временем в строю стояла гробовая тишина. Только во время удара кто - то там охнул. После безнаказанной атаки Селеста осмелела и вновь прыгнула на землянина. На этот раз Макс ждал подобно и просто отступил.
        - Максим, - раздалось с нотками предостережения от Пятнадцатой.
        Пришлось нападать. Понимая, что юная особа может вывести его из строя только глубоким нокаутом, Макс прикрылся, встав в боксёрскую стойку, которой его обучал как - то друг ещё в школе. Левое плечо к подбородку, рука вытянута и держит на дистанции противника, правая - в кулаке прижата к щеке и готовая к выстрелу. Так и пошёл на пигалицу, чувствуя себя поганей некуда.
        Та стала уходить стороной, дабы выбрать более удобное направление атаки. Но землянин зажимал, не упуская её из поля зрения ни на секунду. Селеста внезапно атаковала по голени. Хлёсткий удар ногой звучал эффектнее, чем нанесённый ущерб. Девушка скривилась, ощущая боль. Ей показалось, что долбанула она по дереву. Замахнулась для удара туда же, но обманула, саданув рукой в живот, а затем ещё по бедру зарядила со смачным шлепком.
        Макс хотел было ответить прямым в лоб, но передумал уже в конце, когда кулак не долетел каких - то сантиметров. Жалко было бить в лицо. В этот же момент девушка воспользовалась заминкой, ухватив за кисть обеими руками, и попыталась провести болевой с выворачиванием. Но силы были не равны. Макс сразу ухватил её свободной рукой за кисть и высвободился, пусть и боль была на грани. Девушка хотела отпрыгнуть, но землянину это надоело, и он просто толкнул её, придав приличного ускорения. Селеста упала, не удержав равновесие. Но перекатившись, вновь поднялась, и это ей не помогло, противник набежал, как чёрная туча на голову и застал врасплох.
        Придавив девчушку всем своим весом, как в борьбе, которой занимался когда - то, он ушёл от захвата головы ногами и перекатился на положение в крест, зажав между своих ног одну её руку, тем самым отключив от борьбы. Вторую прихватил своей, а свободной замахнулся для удара по лицу.
        Селеста зашипела, как кошка не в силах высвободиться.
        - Сдавайся, или я ударю - произнёс Макс, искренне желая, чтобы всё разрешилось миром.
        - Никогда! - Взвизгнула кадетка и схватила за яйца! Даже прихватила без разбора и член - это и спасло мошонку от полного сдавливания.
        Макс был в ужасе. Рванулся, но она так вцепилась, что даже вывернув её руку, кисть разжать не удалось. Землянин зазевался, и тут же прилетело коленом в голову.
        Мираида захлопала в ладоши, пребывая в явном восторге.
        - Молодец, против врага, когда на кону жизнь, нет никаких правил и все средства хороши! - Прокомментировала Пятнадцатая сей грязный приём.
        Заручившись поддержкой мастера, мелкая сучка вцепилась зубами в предплечье, всё ещё сжимая майору мошонку что было сил. Больше Макс не мог сдерживать злость, и, наконец, двинул локтем по зубам, поднялся, сбросив ретивую с себя, как кошку. Селеста попыталась встать, но получила под дых.
        Играться мужчина больше не собирался. Он понял, что надо заканчивать всё болевым, иначе эта дура искусает его, и сама без зубов останется. Взъерошенная Селеста полезла сама и вновь оказалась придавленная. На этот раз Макс не церемонился. Болевой на руку вышел отличный, будто он тренировался на борцовской кукле.
        - Сдаюсь! - Взвизгнула Селеста практически сразу.
        Макс отпустил и поднялся. Хотел помочь, подав руку, но мастер рявкнула:
        - Назад!
        Землянин отряхнулся от песка и отошёл с желанием поскорее посмотреть, что там между ног творится, не вытекли ли яйца, ибо болело, что выть хотелось. Потёр укус, окинул взором ошарашенный строй. Все уставились на подружку, что продолжала лежать на песке.
        Мираида подошла к распластанной ученике и склонилась над ней.
        - Позор проигравшей, - произнесла, ухватила за топ в районе ворота и разорвала его, обнажая плоскую грудь, о которой можно догадаться лишь по соскам, что торчали сантиметра на полтора.
        Так Пятнадцатая подчеркнула кадетам, что с проигравшим можно делать всё, что угодно. Селеста еле слышно пискнула, но сопротивляться не смела. У Макса тем временем дух перехватило.
        - Уйди с глаз моих, недовоин, - бросила мастер жестоко.
        Девочка поднялась, едва сдерживая рыдания, и умчалась прочь. Руками даже не прикрывалась.
        Весь строй кадетов стоял, пребывая в шоке и трясясь от страха, что их настигнет та же участь. Но Мираида поняла, что дух кадетов сломлен, и уже бесполезно вызывать очередную, та проиграет ещё позорнее, и придётся стягивать трусы. А то и пороть.
        - Воины третьего круга, не желаете показать пример ученикам? - Елейно выдала Пятнадцатая, обратившись к конвою землянина.
        - Я готова, - раздался напускной уверенностью голос блондинки, что больше всех кривлялась на Макса.
        - Ну давай, - усмехнулась Мираида.
        Воительница скинула перевязь, затем тунику, обнажая тело до нижнего белья, похожего стиля, только, более качественного на вид.
        Макс оценивающе рассмотрел фигуру. Эта хорошо сложённая девушка была с хорошенькой грудью, да и мышц побольше. Церемониться с ней он не собирался, раззадорился не на шутку, понимая, как всё серьезно, и нет разделения по половому признаку. И первым пошёл в атаку.
        Блондинка попыталась поднырнуть под выставленную руку. Даже проредила двоечку по корпусу, ушла с линии атаки и стрельнула ногой под колено. Макс присел на одно колено. Торжествующая блондинка рванулась добивать в голову, но Макс неожиданно для всех перекатился вперед, создавая целую песчаную бурю вокруг себя. Поднялся на ноги бросился на шуструю козу. Получил два смазанных удара кулаками в голову и повалил девушку, накрыв сверху.
        - Ах ты ж сука, - прошипел землянин, ощущая, как она елозит между ног в поисках его потрёпанных яиц.
        Дал пощёчину, получив в ответ коленом по спине. Разъярился ещё больше, рванул за косу, поднимая на ноги. Блондинка завизжала, ощущая острую, почти критическую боль в районе скальпа. Просунув вторую руку между ног, он ухватил её между ягодиц, где было ой как горячо! В стиле реслинга поднял, развернув вверх тормашками, и с высоты своего роста шмякнул об землю. Не давая очухаться, провёл удушающий сзади.
        Блондинка очнулась быстро, но Макс уже стоял с гордо поднятым подбородком, как победитель.
        - Как его одолеть? - Взвинтилась проигравшая, поднимаясь. - Без оружия физически невозможно!
        Ей лиф разрывать Пятнадцатая не стала, но желание двинуть по скуле было. Землянин разочарованно выдохнул, не получив такого приза второй раз, ведь там было на что посмотреть.
        - Что ж, - бросила Мираида, развязывая свой пояс. - Кто, если не я.
        Рябой с раскрытым ртом смотрел на решимость мастера вступить с ним в схватку и думал, стоит ли колотить и ту, что решает его судьбу?!
        Не успела туника коснуться пола, женщина ринулась в бой. На землянина тут же обрушился шквал молниеносных ударов. По лицу, по печени, да куда ни попадя била, как будто он - её муж, признавшийся в подлой измене. Макс пытался отбиваться или хотя бы отпихиваться, но это было бесполезно. Мираида подныривала под его длинные руки и била по корпусу, будто издевалась. Но мужчина стоял, даже когда она думала, что ему пора падать. Масса и мышцы брали своё, пробить женщине весом в пятьдесят пять килограммов здоровенную гориллу было действительно из разряда фантастики.
        Тогда она, подгадав момент, решилась на свой коронный удар - в прыжке с колена по подбородку. Но Макс сумел блокировать его, более того, ухватил её под колени и повалил. Мираида с ужасом вспомнила, как было с Сарой, и забилась отчаянно как от насильника. Но от борца было не так просто убежать в партере. Однако Макс не учёл силу спины и ног, которой обладала соперница. Она взбрыкнула, подбросив его тушу, и тут же ухватила ногами за шею, соединив их в замок. Напрягла мощные ляжки и сдавила сильнее, а двумя руками ещё и одну его руку взяла.
        Макс чувствовал, что есть ещё силы подняться, и время пока не пережало артерию окончательно. Он даже привстал вместе с вцепившейся, словно обвитая змея, женщиной. Он легко дотягивался до её волос, и мог спокойно стукнуть противницу головой об землю. Если полностью подняться - удар как минимум вызовет сотрясение.
        Но Рябой не стал ничего делать. Упал обратно и обмяк.
        Пятнадцатая тут же отпустила, поднялась сама и даже подала руку. Землянин бодренько встал, стараясь не злоупотреблять её помощью. Дисциплинированный строй даже не пикнул, но в глазах преданных учениц играли овации.
        - Ты сделал всё правильно, - прошептала мудрая женщина, не успев толком отдышаться. - Мне известно, на что ты способен. Если Двадцать пятого одолел не без удачи, то со Сто третьей расправился уверенно.
        Она чувствовала, что Макс ей поддался, и по достоинству оценила его хладнокровие и рассудительность в экстремальной ситуации.
        - Ты знаешь её лично? - Подхватил землянин, когда та упомянула его подругу.
        - Да, она была моей лучшей ученицей. Тот выпуск оказался хорош, многие воительницы пересекли второй круг, - проговорила женщина с нотками ностальгии.
        - Помоги ей, - взмолился Макс.
        - Это уже невозможно, - выдохнула, не скрывая грусти. - Но я давала свой голос в пользу меньшего наказания.
        - Неужели нельзя ничего изменить, смягчить приговор, обжаловать, пересмотреть?
        Мираида отрицательно покачала головой, искренне сожалея, что так вышло.
        - Я могу хотя бы повидаться с ней?
        - Да, это можно устроить.
        Пятнадцатая лично проводила Макса до дворца, взяв обещание, что он позанимается с её девочками и обучит своим приёмам, пока его не осудили. Сама пообещала, что не станет больше стравливать учениц на серьезные стычки с ним. Мираиду тронуло, что Макс настоял на этом, и ещё больше прониклась к чужаку, ощущая в нём давно забытое качество. Доброту.

* * *
        ТЕМ ВРЕМЕНЕМ В БАРАКЕ.
        Селеста беззвучно рыдала в душевой. Опозоренная и униженная она больше не считалась самым сильным кадетом в группе. Она получила потрясение и серьезный урок, который не забудет.
        Когда услышала шум в казарме, поднялась и спешно смысла с тела остатки песка. Построение пропускать было нельзя, и девочка вышмыгнула, когда все уже стояли. Ощущая себя полным ничтожеством, она пристроилась на край шеренги, как опоздавшая. Хотя только вчера спокойно расталкивала соседок и занимала место в центре. Но теперь её побил злейший враг рода. И его невозмутимая физиономия отныне не выходила из её головы. Она пыталась утешить себя тем, что сумела уязвить его, сделать больно, она сопротивлялась, как могла. Но всё равно проиграла, когда боль стала невыносимой. И так внезапно, так быстро она сдалась, что становилось стыдно и хотелось умереть от мысли, что теперь она никчёмная и жалкая. Когда слух о её проигрыше разлетится по всей Академии, ей придётся отчисляться с позором.
        А ещё она сгорала со стыда, что мужчина увидел её недоразвитое тело. Селеста очень комплексовала по поводу своей груди и её неожиданно сильно взволновала мысль, что чужак посмеется над этим и расскажет кому - то из своих…
        В тот вечер все девочки группы пережили серьёзное потрясение, особенно после поражения воина третьего круга. Даже победа Мираиды не могла смазать впечатлений непобедимости воина - мужчины. Мастер - то понятно, что всех - всех победит, но чтобы с таким трудом! В группе зародились сомнения, прокатились споры и неоднозначные мнения. Обсудили, с каким треском проиграла блондинка из конвоя. Неслыханно чтобы воина третьего круга, да как куклу тренировочную… Когда наступило время сна, многие ученицы не могли долго уснуть, находясь под впечатлением. А две девицы даже занялись мастурбацией тайком под одеялами, думая о Максе.
        Селена тоже думала о том, кто так легко разрушил её жизнь. И тихо ненавидела чужака, вынашивая свою вымышленную, изощрённую расправу.
        Глава 16
        Нередко сам порок толкает нас на добрые дела.
        Мишель де Монтень
        НЕМНОГИМ ПОЗДНЕЕ. РАДУГА. ДВОРЕЦ СОВЕТА.
        Откуда столько агрессии и бесстрашия, размышлял Макс, стоя под плотным душевым потоком. Как он повёл себя на Совете с теми, кто был властен лишить его жизни, не моргнув и глазом. Уму не постижимо! А что если это действие Белого коралла? Он же пил воду, и пока был в заточении на станции, и уже здесь в апартаментах, он постоянно её хлестал из питьевого крана.
        Землянин чувствовал, что с ним что - то не так. Хотелось вырваться из этих стен из этих невидимых оков, до стреляющих жил в пятках… до тошноты, будто его что - то здесь душило. Постоянно, каждую минуту, каждое мгновение. Хотелось бежать, наворачивать круги, выгонять недуг с потом и кровью, кричать во всё горло и злиться, злиться, злиться на всех этих тупорылых баб, что вцепились в него и не отпускают.
        Он ждал вестей от Мираиды, но наведалась Тринадцатая. Заглянула прямо в душевую комнату, что представляла собой квадратное помещение немалой площадью, где с потолка лило дождём, куда ни встань. Просто землянин так и не научился им толково пользоваться.
        Лить сразу перестало, когда зашла Зирина. Окинула голого и мокрого саркастическим взглядом и произнесла:
        - Знаешь, на наших женщин ты производишь очень хорошее впечатление. Полагаю, каждая третья согласиться заняться с тобой сексом. И тебе хорошо, и нам.
        Не прикрываясь и не отрывая взгляда от бабули, Макс встал под просушку. Коль не постеснялась сунуться, подумал майор, смотри и дальше. Когда пришла гостья, ему полегчало, ломка отошла на второй план, и жизнь, казалось бы, наладилась.
        - Ты изменился в лучшую сторону, похорошел, распустился и окрылился, - продолжила напевать Тринадцатая. - Заводишь новых знакомых и заручаешься новой поддержкой. Молодец, схватываешь на лету.
        Бабуля не стала бахвалиться, что именно она сразу после заседания подала мысль Мираиде использовать землянина в обучающих целях.
        Всё ещё продолжая молчать, Макс взял новенькую тунику из стопки, что выдвинулась, как только закончил бить тёплый воздух, и пошёл прямо на Зирину.
        Ошарашенная от такой наглости, женщина отступила. Сверкая булками, Макс прошёл до лоджии, так и не одевшись. Ему виделось забавным дать подобный вызов этой наглой женщине, которая продолжает видеть в нём только быка - производителя.
        Пусть полюбуется его на лысо бритыми яйцами и накаченными ляжками.
        - У меня есть новости, - раздалось за спиной.
        Бабуля быстро остыла, понимая, что не сможет ничего ему сделать. По крайней мере при условии, что отношения не будут испорчены.
        - Ага, - брякнул землянин, облокотившись на перила и поглядывая на дневной город, как на обои рабочего стола виндовс.
        Радужной ночи, когда лучи своими спектрами ослепляют глаз, сейчас не было. А сиял вполне обычный день с зеленоватым солнцем, только в облаках спектральными линиями скромно поигрывала на белом фоне отступившая в это время суток радуга. Это был так называемый Радужный день, которого все друг другу желали, длился он всего шесть - семь часов и переходил в Радужную ночь, которая по окончании резко обрывалась и сменялась вечером. Обычной тёмной ночи на Радуге не было, просто вечер делился пополам и во вторую половину жители отдыхали.
        Одним из частых феноменом планеты были затмения. Когда солнце было ровно с противоположной стороны и заслонялось Чёрной планетой Радугу накрывала кромешная тьма, но это длилось не более часа.
        - Одевайся, мы навестим Сто третью, - снова обозначилась Тринадцатая, рассчитывая поделиться с ним информацией вне стен дворца.
        Макс сразу же взбодрился и зашевелился быстрее. У подножья дворца ждал личный транспортник бабули, которым она любила управлять сама.
        Сару держали на тюремной станции, что нависала в десяти километрах над океаном примерно в тридцати километрах от побережья столицы. Попасть туда было легко, а вот выбраться практически невозможно. Держали там особо опасных преступников, которых было не так много, в отличие от обилия камер.
        Серо - чёрная коробка с десятиэтажный дом походила на корабль боргов из старого кинофильма. Она легко вобрала в себя транспортник, и даже не подавилась. По пути Тринадцатая рассказала, что решила проблему с фильтрацией воды. Она уже заменила тайком часть фильтров в столичных водоочистительных сооружениях и составила годовой план на замену всех, что существовали на Радуге. Но в первую очередь женщина намеревалась очистить от Белого коралла столичные источники.
        Ещё она поведала по секрету, что Совет отложил его дело ещё на десять дней. Появились некие обстоятельства, которые неизвестны даже ей.
        На площадке их встретила замызганная и перепуганная от присутствия мужчины глава станции, поклонилась низко и предложила свой гостевой кабинет с дороги. Но Макс решительно вмешался и настоял на встрече с Сарой сразу.
        Коридоры с сетчатым стальным полом казались хлипкими, один только скрип балок чего только стоил. Но тюремщица вела посетителей уверенно по переходам и вскоре вывела в блок камер, в одной из которых содержали Сару.
        - Я отойду если нужно. А вы поговорите наедине, - предложила Зирина, подхватив под руку недоумевающую главу.
        Макс кивнул с комом в горле. Ему хватило и того, что он видел по дороге сюда. Дерьмовое, злачное местечко, а камера и того хуже. За что ей всё это?!
        Силовые прутья монотонно гудели. А за ними в камере три на три метра под тусклым желтоватым светом в самом уголке, свернувшись калачиком, лежала на грязной кушетке Сара. Её истрепанные волосы поблёкли от грязи, бежевая туника перепачкана в какой - то саже, кожа на плечах покрылась мурашками. Ей явно не хватало элементарного одеяла. Быстро смирившись с вонью, въевшейся в холодные железные стены, Макс подошёл вплотную.
        - Сара? - Позвал он девушку.
        Сто третья зашевелилась не сразу. И поднималась в сидячее положение, даже не взглянув в его сторону. Волосы свесились на поникшее лицо, закрывая его. Девушка сгорбилась, будто её еле - еле держит позвоночник. Хотя на вид она была всё ещё крепка телом. Макс до боли в душе надеялся, что и духом она тоже крепка.
        - Ты пришёл, - произнесла спокойно и сипло, не поворачивая головы. - Значит ли это, что тебя миловали?
        - Я под домашним арестом, решение ещё не принято, - брякнул Макс на выдохе.
        - Сомневаются, значит, - ухмыльнулась Сара бессильно. - И правильно делают. Убившего Двадцать пятого рука ни у кого не поднимется карать.
        Сара умолкла, борясь с желанием рассказать, как она разочаровалась в справедливости Совета, который смакуя слушал тварь Пятьдесят пятую.
        - Как ты? - Глупый вопрос сам сорвался с губ землянина.
        Сара горько усмехнулась.
        - Как видишь.
        Она больше не впадала в истерику по поводу предстоящего позорного наказания. Она смирилась с ним, в мыслях прожила всё от начала до конца. И поняла, что умереть всегда успеет. А жить можно даже ради того, чтобы убедиться, что и Макс жив. А ещё она пригрела месть.
        - Сколько прошло времени? - Прозвучал вопрос из её уст.
        - Я не до конца разобрался в ваших сутках, но вроде как четыре дня…
        - Скорее бы уже покончить со всем этим, - фыркнула себе под нос Сара.
        - Почему ты не смотришь на меня? - Прошептал землянин, у которого внезапно задавило в груди с такой силой, что хотелось кричать.
        - Хочу, чтобы в твоей памяти я осталась красивой, а не такой, как сейчас.
        - Ты всегда для меня будешь самой красивой, - выдал Макс, но это не было утешением, а скорее наоборот. Говорило о том, что дальше будет только хуже.
        - Тебе нельзя оставаться на планете, - немного помолчав, заявила Сара. - Скажи им, что нельзя. Если не хотят отпускать, пусть отправят во флот. А лучше обратно в Солнечную систему. Неужели они забыли, что Радуга убивает мужчин? Или намеренно ждут, что ты умрёшь сам?
        - Ты думаешь обо мне даже в таких условиях.
        - Ты моё единственное светлое воспоминание.
        - Уверен, что в твоей жизни было много хорошего. Зря ты так. Да и я уж точно не воспоминание.
        - Лучше уже не будет, - обрубила Сара, вспоминая с теплом, как они отделились от всего мира на корвете и не думали ни о чём кроме друг друга. Вспомнилась и Лена, которая тут же вызвала волну негатива.
        - Хочу всё исправить, - заявил Рябой с решимостью. - Скажи как, и я сделаю всё, что от меня зависит, даже больше. Рискну, если нужно. Для меня это не проблема, ты знаешь. У меня есть силы, но я не знаю, куда их направить. Помоги мне.
        - Нет смысла, - выдохнула Сара. - Решение Совета состоялось, и только Первая могла бы его изменить.
        - Макс, - окликнула Тринадцатая, не собираясь даже подходить к заключённой. - Надо возвращаться, иначе Совет узнает о том, что мы здесь были. В этом случае достанется мне. Идём скорее.
        - Иди, - раздалось с нажимом из камеры. - Максим, иди.
        - Ты самая сильная, самая лучшая женщина, которую я когда - либо встречал, - выдал землянин напоследок. - ТЫ поняла? Не вешай нос, мы ещё им всем покажем.
        - Иди! - Рыкнула Сара, не восприняв его поддержку серьезно.
        Макс даже отшатнулся. С бешенством, разгорающимся внутри направился к Тринадцатой, что стояла с главой тюрьмы в сторонке.
        - Одеяло ей принеси, и горячее чтоб постоянно было. Поняла?! - Рявкнул Макс сам не свой на тюремщицу.
        Та, вздыбленная как кошка, посмотрела на Тринадцатую в поисках защиты.
        - Лучшее содержание ей обеспечь, - поддержала Макса Зирина. - Отдай свои покои, приведи её в порядок.
        - Слушаюсь, госпожа, - ответила глава тюрьмы покорно, но зубами всё же заскрипела.
        Потому как до этого успела в открытую позлорадствовать над заключённой.
        Вернувшись во дворец, в свои покои, Рябой выплеснул всё своё негодование в беззвучном крике под подушкой. В этот миг ему казалось, что он ненавидел всех. Даже Лену, которая предложила сюда лететь. Он никогда ещё не ощущал себя таким бессильным. Всегда легче отвечать только за себя. Но если есть другой, и на твоих глазах его убивают…. И ничего сделать нельзя, даже как следует крикнуть, проклясть, пообещать отмщение, да просто дать волю эмоциям… Тринадцатая предупредила, что за ним могут наблюдать даже в туалете.
        Что же делать? Смиренно ждать и своей смерти. Ведь Радуга убивает мужчин. И все надежды на чудесное исцеление так призрачны, что страшно. Чтобы он не делал проверять на своей шкуре и рисковать жизнью не хотелось. Ведь ошибиться нельзя, ошибка приравнивалась к смерти.
        Перебесившись, Рябой вылез из кровати. Ему захотелось выпить, и в синтезаторе, что ему предоставили были варианты алкоголя, пусть и скудного, больше похожего на лёгкие винные напитки.
        Радужной ночью он никак не ожидал увидеть у себя в спальне незваных гостей!
        Две огненно - рыжие девушки с каскадами кудрей до поясов, в бардовых туниках с розовым орнаментом, похожие друг на друга, как две капли воды, восседали с двух сторон на широком диване, которого в номере и в помине не было час назад, когда он падал на кровать в истерике.
        С яркой искринкой две пары светло - зеленых глаз с интересом рассматривали взъерошенного чужака. Они выглядели молодо и приятно, веснушки на белой коже смотрелись гармонично и придавали им ещё большей миловидности и девичьей непринуждённости, с которой те обычно принимали свои решения.
        - Здравствуйте дамы, мы невероятно и ослепительно прекрасны, - выпалил Макс без энтузиазма и соответствующего выражения в голосе.
        Обе переглянулись с видом, что им попался какой - то дебил.
        - Простите, - выдохнул Рябой и присел на кровать. - Чем могу вам помочь, красавицы?
        - Там на суде Двести девятнадцатая солгала, но ты не стал защищаться, - произнесла искристым голоском девушка, сидящая слева. - Воительница дала тебе боевую экипировку и доверила оружие не по своей наивности и не пребывая в так называемом оргазме или экстазе. Она посчитала тебя своим боевым товарищем. И ты оправдал надежды, спас её и второго значимого для нас. И тебя не коробит, что Двести девятнадцатая выгородилась сама? Получила от тебя всё, не давая взамен ничего. Не исполнив долга за жизнь, не объяснившись с тобой, не попытавшись даже найти возможность встречи?
        Тирада речи вызвала замешательство. Но землянин собрал мысли по осколочкам, вдохнул глубоко, перестроился.
        - Нет, - ответил односложно.
        - А что на счёт тех гнусностей, что записаны инструкцией к грязным предметам для утех? - Подхватила вторая гостья с горящими глазами. - Тебя ведь подставила Девятьсот шестая. Ты не ведал, что она распространит это на Радуге. Ведь надо быть идиотом, чтобы смело прилетать сюда, зная, что народ выявит в тебе срамного учителя. Ты настолько глуп или жизнь тебе не дорога? Почему ты не упомянул о коварстве Девятьсот шестой?
        Макс выдохнул. Это был допрос по судебному делу. Иначе что этим рыжим козам надо?!
        - Не думаю, что она хотела меня подставить, - пожал плечами Рябой. - Вряд ли тогда представляла, что заберусь я так далеко. Обычный раб с Земли, как и тысячи других. Во мне не было ничего особенного.
        - Ответь Максим с Земли, что ты хочешь от посещения Радуги, какие цели преследуешь? - Вновь заговорила первая рыжая лиса.
        - Я хотел спасти Сару, ту, что вы зовёте Сто третьей, - признался землянин. - Ведь это я освободил её из тюрьмы Лунбурга, и мы бежали. Думали, что здесь найдём справедливость. Но вижу, что вы слишком жестоки со своими подданными.
        Женщины округлили глаза и посмотрели на землянина пристально. Макс замолчал, опасаясь, что разгневает незнакомок и получит какое - нибудь удушение или чего хуже.
        Но обе неожиданно рассмеялись звонко и по - девичьи. Не успел Рябой и глазом моргнуть, их накрыло дождём светящихся синих линий, возникших с потолка, а через секунду обе пропали вместе с диваном. Пахнуло холодом и пошатнуло от гравитационного всплеска, изменившего на мгновение силу притяжения в радиусе ближайших метров.
        Макс растёр лицо ладонями и пошёл наливать себе вина. Он даже не имел представления кто это мог быть, но намеревался расспросить в ближайшее время Мираиду, которая собиралась в наступающий Радужный день вытащить его на тренировку своих пигалиц.
        Рябого заинтриговало не только их появление. Что имели ввиду рыжие, говоря о своём значимом, которого он спас? Неужели речь о той рыжей женщине, что пилотировала корабль до Луны, а потом ещё везла их с раненной Сейлор до Лунбурга? Ведь Двадцать пятый тогда и её повязал с намерениями не добрыми.
        Вспоминая кадетов, он с уверенностью мог отметить, что среди них не было рыжих девочек. Если такие редкость здесь, могло ли это значить, что близняшки родственники того пилота?

* * *
        Миранда выстроила своих девчушек уже без туник. Землянина ждали, затаив дыхание. Трепет и волнение витали над строем молодых красавиц. День стоял великолепный, тёплый, как раз комфортно в одних трусах ходить, да перед курочками торсом своим бахвалиться. Рябой уже начал отжиматься в своих апартаментах. И широким хватом, и узким, и обратным. Пресс закачал до изнеможения, приседаниями занялся. Потому что надо держать себя в тонусе в мире, где море красавиц, и он - мужчина единственный и неповторимый.
        - Мужчина - мастер поделится своими знаниями и опытом в боевых искусствах своего мира! - Объявила Пятнадцатая тожественно. - Такого ценного опыта никогда не получали ваши предшественницы. Возгордитесь смиренно и старайтесь, дабы не посрамить Академию Радуги!
        - Да здравствует Радуга! - Взорвался писклявый строй. - Да здравствует мужчина - мастер!
        Отрадно было слышать и лестно, явно репетировали. Землянин даже расплылся в улыбке, но быстро её подавил, дабы подчеркнуть свою серьезность.
        - Слушаться его, как меня, - произнесла Мираида не громко, но угрожающе.
        - Да госпожа мастер! - Раздалось бодрое, хоровое.
        Женщина переключилась на Макса.
        - Дурному не учить, ты понял? - Прошептала с наездом.
        - Какому?! - Смутился Рябой.
        - Тому самому, - прошипела Мираида, чтобы ученицы не слышали.
        - Я похож на извращенца? - Прошипел землянин в ответ, понимая о чём она.
        - Похож, - кивнула женщина со всей серьезностью.
        - Хорошо, дурному учить не буду, - сдался Рябой.
        - Ну и отлично, оставляю тебя с ними до Радужной ночи, - произнесла с ухмылкой и пошла спешно прочь.
        - Эй, я что с ними один останусь?! - Крикнул Макс в след, не ожидавший такого поворота.
        - Почему же? Воины третьего круга тебе в помощь, - рассмеялась Пятнадцатая, указывая на охранников землянина, которых всё больше раздражало, что его пускают погулять за территорию дворца вопреки приговору. Надо бы пожаловаться на произвол, но с Пятнадцатой ссориться простые воины не хотели, поэтому молчали в тряпочку.
        Землянин обернулся к строю. И осознал, что теперь здесь только он и эти пигалицы, что смотрели на него, будто голодные сомалийские дети. Кстати, три воительницы с краю тоже смотрели похожим образом.
        В прошлый раз, пребывая под впечатлением, Макс не всматривался в каждую по отдельности. Теперь же он мог рассмотреть всех учениц на полных правах учителя.
        Несмотря на всеобщую загорелость и спортивную фигуру с минимумом жира, все они были абсолютно разные. Пусть не накрашены, не красиво или подчёркнуто одеты, но среди тридцати девиц можно было отыскать любой типаж, что встречался в его жизни на Земле. Тут была и блондинка, очень похожая на девочку, которую он любил безответно в школе. И страдал… страдал… страдал… И пара девочек, напоминающих первых красавиц его района, за одну из которых знакомый парнишка покалечил кого - то и сел на три года. И шатенка - вылитая коллега из полицейского управления, за которой бегала вся холостяцкая половина отдела. Среди учениц можно было сыскать топовых актрис Голливуда, певиц и даже именитых спортсменок.
        Им бы всем уверенности в глазах. Видимо, не ведают, как хороши.
        Оглядев строй и выдержав небольшую паузу, Макс решил больше не тянуть кота за яйца. До Радужного дня было часа три навскидку. И это время он должен был их чем - то занять. Он состроил в голове примерный план занятий, взяв за основу обычный тренировочный день греко - римских борцов.
        - Так! Начнём с разминки! - Объявил Макс и только сейчас заметил отсутствие девочки, с которой он дрался. - Девчат, а где Селеста?
        Землянин переживал за то, что мог навредить бедняжке. Кадеты захлопали глазами, не решаясь открыть рты. К такому демократическому обращению в массы они не привыкли.
        - С ней всё в порядке, что молчите, как немые? - Рассердился землянин.
        - Наказана она, - пронеслось неуверенное по строю.
        - За что?!
        - Мастер Максим, делай своё дело, - вмешалась блондинка из состава воинов. - Им такое говорить не велено.
        Макс призадумался, но скандалить не стал. Надо у Мираиды спрашивать.
        - Так! В шеренгу по три становись! - Скомандовал землянин бодро и, получив в ответ недоумение, стал показывать жестами. - Сюда, раз, два, три. Шаг в сторону, ты за ней, а ты за ней.
        - Построение «В - 3»! - Скомандовала блондинка, смекнув, что за строй нужен горе - учителю.
        Кадеты шустро встали, как Макс и хотел. Чтобы не выглядеть дураком, Рябой подозвал блондинку ближе.
        - Можешь провести разминку? Ну, упражнения на все группы мышц, чтоб девчонки ничего не потянули во время отработки приёмов.
        Воительница кивнула и принялась за дело. Гоняла она девочек вместе с двумя конвоирами, как сидоровых коз. Какие только упражнения они не вытворяли, от простых, до сложных в паре. Разогрев, растяжки, немного силовых со своим весом, прыжки и даже сальто. Девочки оказались очень прыгучими и довольно гибкими. Шпагат для каждой был делом плёвым.
        Макс слюной изошёл, когда увидел, как откровенно выгибаются чертовки.
        Через двадцать минут разогретые и растянутые они выстроились обратно и посмотрели вопросительно на Макса.
        - Хм, давайте начнём что - ли, - замямлил Макс, но понял, что так дело не пойдёт. - Ты, выходи сюда.
        Землянин выбрал девицу покрупнее, чтобы нагляднее выглядел показ. Черноволосая кадетка выскочила из строя, как ошпаренная и подошла, встав по стойке смирно, в карих глазах отражался ужас и что - то ещё.
        - Не переживай, это простая отработка, - произнёс с улыбкой Рябой и обратился к строю. - Смотрим внимательно, я покажу сейчас самый распространённый у нас болевой приём на руку, который можно выполнить из нескольких положений…
        Макс успешно показал рычаг на руку из положения лёжа и когда противник нависает сверху с перекидкой ноги. Затем разбил девушек по парам, и они стали отрабатывать уже сами. После он продемонстрировал несколько удушающих. Ученицы схватывали на лету и легко выполняли технику уже после трёх - пяти повторений.
        К концу последнего часа девочки расслабились настолько, что стали уже подавать свои голоса, спрашивая о конкретных деталях приёма. Они поняли, что мужчину - мастера бояться не стоит, он не сделает им ничего плохого. Он него исходило приятное тепло и очень вкусный запах.
        Землянин так увлекся занятиями, что не заметил, как к ним подошла Мираида. Кадеты подскочили и через двадцать секунд уже стояли ровным строем с мордахами и волосами в песке. Зато какими! Сияющими от счастья.
        - Занятие окончено! - Объявил Макс. - Вопросы есть?
        Землянин не мог предположить, что его стандартная на первый взгляд реплика спровоцирует кадетов на бурю эмоций.
        Все уставились на учительницу, та кивнула. Сразу лес рук, вернее ладони перед лицами. Такой жест землянин воспринял, как желание спросить.
        - Дейра, спрашивай, - перехватила инициативу Мираида, зная своих учениц очень хорошо, она понимала, кто задаст умные вопросы по существу, а кто может брякнуть хрень несусветную.
        - Мастер Максим, - начала кареглазая брюнетка, похожая на топ модель, скромно опустив свои глазки вниз. - А ты обучишь нас своим броскам? Тот нам очень понравился, и мы хотели бы научиться.
        Две трети рук опустились, видимо, девушки хотели задать похожий вопрос. Землянин сразу смекнул, что им понравилось, как он шмякнул блондинку. Это было эффектно.
        - Конечно, - ответил он бордо. - Если конечно ваш мастер позволит мне.
        - Позволю, - подхватила Мираида с удовлетворением в голосе. - Кто ещё хочет спросить? Леонелла?
        - Мастер Максим, - зачирикала русоволосая девчушка с округлыми бёдрами и хорошенькой попочкой. - А ты в своём мире был воином какого круга?
        - Первого конечно, - пошутил Макс, но было уже поздно идти на попятную.
        Кадеты ахнули в голос. У них вертелись в голове вопросы похлеще и поинтереснее, но они не решались их задать, особенно при Мираиде.
        - Последний вопрос, - обозначила границы Пятнадцатая. - Элия, говори.
        - А сколько воинов ты убил? - Раздался вопрос из пухлогубого ротика худенькой блондиночки.
        - Одного, - не стал лгать Рябой.
        - Одного? Только одного? Всего лишь одного? Почему одного?! - Прокатилось по строю разочарованное.
        Пятнадцатая подняла руку и все затихли.
        - Орбитального рыцаря Двадцать пятого он прикончил, - пояснила она с иронией.
        Шок накрыл медным тазом почти все юные головы. Ведь упомянутый был самым страшным злодеем их мира. Каждой второй семьи из присутствующих так или иначе коснулось несчастье от его злодеяний.
        Не дожидаясь пока девочки опомнятся, учительница рявкнула, и все по цепочке помчались через парк на территорию Академии.
        - Мираида, - обратился Макс, провожая убегающие попки взглядом. - Я не видел Селесту, с ней что - то случилось?
        - Да, она борется со своим сломленным эго, - бросила женщина. - Совсем недавно она была лидером группы, а теперь перестала учиться и внимать команды. Самое важное в её жизни испытание уже наступило. И от того, как она сумеет справиться зависит её дальнейшая судьба.
        - Я чувствую свою вину…
        - Это глупо, - усмехнулась Мираида, перебив. - Наш мир жесток, многие ломаются и пропадают в черноте Квазара.
        - И всё же, Мираида, слишком перегибать нельзя, она же девочка.
        - Мы все тут девочки, - подметила женщина с иронией. - Не переживай, когда ей расскажут кого ты победил, она пересмотрит своё поражение.
        - Слушай, тут ещё такое дело, ко мне наведались какие - то рыжие близняшки - хохотушки и стали задавать щекотливые вопросы по моему делу.
        Пятнадцатая поменялась в лице. Если правительницы удостоили чести посетить землянина лично, то значимость его она недооценила.
        - Это были Третья и Вторая, наши правительницы, - ответила женщина. - Поспешим, нельзя чтобы Радужная ночь застала нас без крыши над головой. Это вредно для кожи.
        - А скажи, пожалуйста, где у вас можно тренироваться? Может есть какие - нибудь тренажёры для мышц? - Спросил на ходу Рябой.
        - Есть залы в Академии, утром пришлю ученика, проводит.
        Макс вернулся в покои усталым и немного счастливым. Потому как чувствовал себя не бесполезным. Нырнув под душ, он подумал об ученицах. Их взгляды изменились, теперь они смотрели на него не так, как в первую встречу. Возможно это молодое поколение не будет так враждебно к мужчинам. Землянин поймал себя на мысли, что прокручивает в голове сценарий очередного занятия и получает при этом огромное удовольствие.
        Может его призванием и было преподавание?
        Скорее развращение, как сказала бы Пятьдесят пятая, шипя от злости в пластиковом доме напротив дворца. Она негодовала, почему землянина до сих пор не казнили, и почему он свободно разгуливает, да ещё и находится в контакте с девочками из влиятельных семей! Её утешало лишь то, что Сару ждёт публичная расправа, зрелище, которое доставит ей удовольствие на уровне экстаза. А ещё она наделась, что дерзкому ублюдку на Радуге не долго жить осталось. Если не Совет, то планета сама прикончит его…
        Утро было с приятным сюрпризом. Охрана, что сменилась недавно, бесцеремонно разбудила землянина и заявила, что вызывает госпожа. Ученица, что должна была проводить в тренажёрку скромно стояла в коридоре. И это была Селеста.
        Выглядела она как забитая мышь, даже бирюзовых глаз не смела поднять. Но Макс, чувствуя свою полную ответственность за её депрессию, решил приободрить малышку.
        - С твоей хваткой ты бы точно побила Двадцать пятого, уж я - то знаю это наверняка, - заявил Рябой.
        И когда ученица подняла ошарашенные глаза ещё и подмигнул ей. Селеста, готовая секунду назад проклясть воздух, которым дышал землянин, неожиданно для себя самой улыбнулась. Неподдельно, счастливо, как ребёнок.
        - Если тебя Мираида отпустит, мы можем с тобой позаниматься в зале, я покажу тебе приёмы, которых не будет знать вся твоя группа. Как ты на это смотришь?
        - Не велено, - раздалось за спиной от старшей охранницы.
        - Заткнись, а? - Выдал Макс, даже повернувшись к нахалке. - Ты меня пасёшь? Вот и паси моча. Ты воин третьего круга, а я первого, так что прикуси язык. Поняла?
        Женщина захлопала глазами, ошарашенная таким напором. Она сменила блондинку, которая уверяла её, что этот землянин безобидный и тупой. А ей почему - то так не показалось.
        Селеста хихикнула. Охранница тут же на неё зашипела. Макс прожёг женщину взглядом, той оставалось только защёлкнуть пасть и упасть на спину лапками кверху.
        - Веди уже, лучшая ученица группы, - выдохнул Рябой.
        И девочка вприпрыжку поспешила вперед. Неожиданно она ощутила, что жизнь её вновь окрасилась в цвета радуги и приобрела смысл.
        Спустившись с площади, они двинулись по просторным улочкам парка. На этот раз Макс приметил женщин, гуляющих вдалеке меж деревьев и по одиночке, и группами, и парами. Скорее всего это были обычные жители города, которые при виде крупной фигуры сторонились, некоторые останавливались чтобы рассмотреть землянина, другие не замечали, пребывая в своих мыслях.
        За последние дни парк оживился. И это было неспроста.
        Внешне Академия представляла собой сеть метало - пластиковых зданий, маскирующего зеленого цвета, похожих на казармы или ангары, соединённые между собой переходами. Так было задумано из - за войны, чтобы скрыть важный объект под кронами величественных деревьев. Основная часть, где размещались казармы, оружейные комнаты и аудитории для занятий, находилась под землёй. А большая часть построек сверху не несла основного значения. Как раз в одном из таких зданий и имелся тренировочный зал для воинов.
        Зал пустовал. Он представлял собой длинную площадку с большим количеством турников, сваренных между собой в целую паутину. Имелись свисающие с пятиметрового потолка канаты, непонятные агрегаты с цельнометаллическими шарами, судя по блеску, походящие на тренажёры.
        - Госпожа мастер велела мне показать вам всё, - прочирикала девочка. Конвой из трёх воинов остался на входе сторожить, поэтому все надежды и были только на малышку.
        Макс одарил крошку улыбкой. Та ответила застенчивым взглядом, несмотря на смуглую кожу, на щеках можно было разглядеть румянец. Изумительные глазки, в которых девочка ещё пока не видит силу, слегка закруглённый на кончике носик, верхняя губа приподнята, частично обнажая верхние белые резцы. Миленькая зайка, о которой и не скажешь, что может в прыжке с колена или с разворота в челюсть, или за яйца зубами.
        - Покажи мне, пожалуйста, как вы качаете вот эти мышцы, - указал на бицепс Макс, чувствуя, что он уже начинает «сдуваться».
        - Конечно мастер! - Кивнула Селеста и помчалась к тренажёром.
        Взахлёб и запинаясь, она чеканила о том, как и куда садиться, как регулировать степень нагрузки. Ошибалась, извинялась, краснела и волновалась. Вскоре Макс разобрался что к чему и мог уже сам ориентироваться по другим тренажёрам. Он и не рассчитывал на халяву, как было на кораблях в стимуляторах мышц. На Радуге будущие воины и даже воины достигали совершенства своим трудом.
        - Спасибо, Селеста, - прервал землянин мягко. - Если ты не против, я приступлю.
        Кадетка смирно встала в сторонке наблюдать за его тренировками.
        - Если ты куда - то спешишь, то я не держу, - произнес Макс, сделав один подход.
        - Не велено уходить, - выдала Селеста с довольной мордахой.
        Ей очень понравилось, как выглядели мышцы мужчины в напряжении. И хорошо, что мастер Мираида приказала быть с ним до конца тренировки.
        - Тогда давай тоже занимайся, - пожал плечами Рябой, чувствуя, что такая навязчивость доставляет ему некоторую неловкость.
        - Что мне делать, мастер? - Едва ли не в рот заглянула ученица.
        - Покачай ягодицы, ноги, я не знаю, что вы обычно тут качаете.
        - Здесь нам нельзя заниматься, мастер. Этот зал только для воинов второго круга и выше. Мы обычно бегаем, прыгаем и лазим по деревьям. Если госпожа узнает, что я здесь занималась, меня накажут.
        Селеста сама не ожидала, что так разоткровенничается перед мужчиной. Макс пожал плечами и начал свою программу занятий, ориентированную на имеющиеся агрегаты.
        Вскоре он привык к тому, что за ним смотрит девчушка во все глаза, скромно посиживая на скамейке одного из агрегатов. Сейчас у её группы занятия по истории и следом по математике, которые она не любила и к которым не подготовила домашнего задания из - за карцера, в котором просидела сутки. Учителей не волновали причины дисциплинарного характера, ей бы влетело вдвойне. Поэтому ученице очень повезло, что мастер дала именно ей это поручение.
        В зале появилась посторонняя. Кто бы сомневался, что Пятьдесят пятая не упустит возможности вновь подействовать на нервы землянину.
        Сунув свой курносый нос прямо под тренажёр, она поздоровалась, как ни в чём не бывало. У землянина возникло желание прямо здесь взять её за неубранные чёрные волосы и оттрепать, как следует. Эта сука здесь сияла, тогда как Сара гнила в темнице по её наговорам. Но Макс сдержался, нельзя было вестись на провокации.
        - Решила задницу покачать? - Произнёс Макс, напрягая бицепс до выступающих вен. - Тебе бы не мешало.
        - И зачем? - Скривилась Рахена.
        - Действительно, не за чем, - подколол Рябой. - Чего припёрлась?
        Рахена жестом отогнала Селесту подальше, чтобы та не подслушивала.
        - Ты почему такой невежливый? Думаешь Пятнадцатая тебя защитит? - Прошипела угрожающе. - Вряд ли она что - то сможет противопоставить всему Совету.
        - Тогда чего ты ядом плещешь ходишь? - Усмехнулся Макс, расшатывая женщину ещё больше. - Как будет, так будет, не тебе решать.
        - Считаешь, из - под крыла Тринадцатой можешь тявкать? - Не унималась Рахена. - Чтобы ты знал, её считают в Совете старой ополоумевшей старухой. Если она хочет семя, она его получит от тебя. Половина Совета склонна, что пора тебе прекратить разгуливать тут, как у себя дома. Тебе отрежут конечности и поместят в маленькую капсулу тело, чтобы ты не подох раньше времени. Для семени руки и ноги не нужны. Поэтому не стоит ничего качать, напрасная трата времени.
        Поднялся, борясь с желанием придушить прямо тут, встал в полный рост, нависая над курносой гиеной.
        Рахена поймала себя на мысли, что ей вдруг стало страшно, оставшись с ним здесь без охраны.
        - Если вы нас так ненавидите, зачем было прилетать и устраивать грандиозные стройки в Солнечной системе? Почему не оставили нас в покое? Что вам от нас надо? - Рубанул прямой вопрос и пошёл к следующему тренажёру, выпускать пар.
        - Идиот, мы хотели, чтобы вы не достались орбиталам, только и всего, - раздался ответ. - Если бы они заполучили столько людских ресурсов, то легко бы сумели нас победить.
        - Ясно, ни себе, ни людям.
        - Орбиталы давно уже не люди.
        - Как и вы, просто фригидные бабы, - бросил землянин, усаживаясь для выполнения упражнений на трицепс. - У тебя есть хоть какие - то радости в жизни? Любовь в сердце? Стремления в мозгу? В чём твоё счастье, Рахена?
        Пятьдесят пятая хотела выдать пару язвительных фраз, но с каждым мгновением её всё больше захватывала тоска. И что - то точило сердце. Она не хотела показывать врагу своих слабостей. Именно поэтому, выдержав паузу, она спокойным тоном ранила его прямо в сердце.
        - Ты должно быть заметил, что в городе появилось больше подданных. Они съезжаются со всех провинций Радуги, чтобы посмотреть, как вершится наказание Сто третьей. Испытание Сафы - зрелище то ещё. Ты спросил в чём моё счастье? Так вот в том, чтобы смотреть, как сломленные враги корчатся, как их взгляды тускнеют от осознания омерзительного позора. Твоя возлюбленная даже не догадывается, сколько жителей Радуги собирается поглазеть на её унижение на Площади позора. Я позаботилась о том. Ты тоже будешь смотреть на её некрасивое, корчащееся лицо. А я буду получать свою порцию экстаза, о котором ты так любишь говорить.
        Закончив с угрозами, Рахена удалилась, удовлетворённая реакцией землянина.
        Макс сжал кулаки и потерял смысл в дальнейшей тренировке.
        - Ты опечален, потянул что - то? - Поинтересовалась Селена, подойдя к мужчине, сидящему неподвижно на скамье. Она бы никогда не осмелилась спрашивать без спроса, никогда бы не равняла себя с мастером. Но ей так хотелось… узнать его лучше!
        - Нет, всё хорошо. Просто я не знаю, как помочь другу, - признался Макс, улыбнувшись участливым глазкам. - Меня уверили, что я бессилен, что может помочь только Первая.
        - Первая не может помочь, потому что её среди нас нет. И уже давно. О ком ты говоришь, мастер? Кто тот счастливец, что значится твоим другом?
        - Сто третья, - ответил Рябой без утайки.
        - Ох, - не нашла, что сказать Селеста, но брякнула искренне, не удержав в себе порыв. - Я бы тоже хотела стать твоим другом.
        Макс протянул ей руку. Девочка даже дёрнулась в недоумении.
        - Это предложение дружбы, - прокомментировал Рябой. - Пожми мою руку своей, если согласна стать мне другом.
        С бешено бьющимся сердечком Селена протянула лапку в ответ и неуверенно пожала огромную лапу мужчины. Макс улыбнулся, хотя в глазах отражалась грусть.
        Ведь через два дня на Площади позора накажут Сару.
        Глава 17
        Пусть вашей уздой будут лишь ваши наклонности, законами - лишь ваши желания, моралью - сама Природа.
        Маркиз де Сад
        ДЕНЬ НАКАЗАНИЯ. РАДУГА, ПЛОЩАДЬ ПОЗОРА.
        Радужный день только начался, а площадь уже была заполнена зеваками до отказа. Со всех ближайших провинций прибыли девушки на зрелище. В истории Радуги ещё не было, чтобы подвергали такому наказанию воина второго круга. И не простого, а некогда самого прославенного и одного из лучших.
        Макс тоже был здесь, прямо у постамента. Когда его вывели на площадь закованного наручниками в сопровождении десяти воительниц зеваки стали шарахаться в страхе, тем самым освобождая путь до самого центра.
        В центр площади на специальный постамент вывели двух заключённых. Сару и Сейлор. Перед появлением на публике женщины были вымыты и одеты в чистые белоснежные туники наказуемых. Они выглядели послушными и смиренными, но это было лишь снаружи.
        Сейлор тряслась от страха, ноги едва держали её. Сара же стояла мужественно, смотрела поверх толпы в сторону синего горизонта океана. Она чувствовала себя свободной в этот миг, будто что - то её отпустило. Но эта мимолётная сила исчезла, когда громко огласили приговор, когда их начали обривать наголо.
        Машинка напоминала Максу обычную земную. Она ехала по голове Сары, оставляя лысую полоску. Русые волосы клоками падали на деревянный постамент, пропитанный кровью, потом и испражнениями. У Сары вот - вот были готовы брызнуть слёзы, будто они живут сами собой, как же она любила свои волосы! Но эта коварная машинка делала так, что волосы никогда больше не вырастут. По крайней мере, пока она будет в том проклятом Храме.
        Она почувствовала искреннюю жалость к себе, ведь на глазах толпы превращалась из красавицы в урода. Но Сара давила это… отчаянно давила, глотая предательскую влагу. Ибо нельзя было показывать никому свою слабость. Никогда и ни при каких обстоятельствах, так её учили в Академии, так она видела мир, когда была сильной и независимой… одиночкой.
        Четыре столба на постаменте были установлены быстро, ловко, со знанием дела за какие - то минуты. Они не были вертикально поставлены, наклон вперед составлял заметные градусы. Задумка была проста: чтобы кнут ложился лучше и грязное испытание не составило неудобств публике. К столбам подвели женщин и привязали сперва руки, а затем ноги. Механизм заработал и потянул веревки, растягивая осуждённых по рукам и ногам, подвешивая над поверхностью. Сейлор вскрикнула, Сара же не издала ни звука, стиснув зубы.
        Сто третью обступили двое палачей, и только тогда она забилась, как пойманная птица. Что они делали Макс не понял, но напрягся так, что его мышцы вздулись, а наручники заскрипели от натуги. Конвой заметно занервничал. Сара вскрикнула и стала захлёбываться, тогда до Рябого дошло, что ей в горло насильно заливали воду! Полтора литра по испытанию ей должны были залить, с тем расчётом, что часть может пролиться. Это была обычная питьевая вода, но для девушки это был сущая адовая смесь, которая и есть то самое испытание Сафы.
        Толпа уповала жалким звукам, которые Сара не могла контролировать. Сейлор миновала эта участь.
        Когда в Сару залили воду, её оставили в покое на какое - то время. На постамент вышла огромная перекаченная коротко стриженная брюнетка в чёрной тунике, которая была ей явно не по размеру. Лицо было грубым, мужеподобным, и оно хорошо гармонировало с огромными ляжками, что блестели рельефом мышц, грудь размера седьмого выпирала, но не выглядела нелепо на фоне мощных рук, которые легко можно было бы перепутать с мужскими.
        В руке у неё был зловещий чёрный крут. Она встала позади Сейлор метрах в пяти и замахнулась.
        Кнут со свистом хлестнул, оставляя красную полосу на белой тунике, и бывшая глава семнадцатого сектора вскрикнула, как резанная с первого же удара. Опытный палач подождала около минуты, чтобы Сейлор сполна прочувствовала боль от удара и прооралась на радость зевакам. А затем врезала ещё, и на этот раз сильнее. Кровь тонким ручейком побежала по ляжке. Девушка кричала, срываясь на визг, не в силах больше терпеть. После третьего удара она осипла. После четвертого голова её свесилась. После пятого спину она не чувствовала, там уже была не спина, а кровавое месиво, вся туника с одной стороны пропиталась кровью.
        На последние два удара Сейлор уже не реагировала, как бы хотела толпа. Многие сразу же потеряли к ней интерес, переключив внимание на Сару. Закончив с наказанием, её сняли и уволокли, чтобы отдать в заботливые руки служительниц Храма Радуги. Те уже прибыли на транспортнике и ждали на окраине площади новых послушниц. В Храме им приготовили койки в общем бараке и строгий режим с нескончаемой работой и молитвенными ритуалами.
        Тем временем Макс уже стоял на коленях, ибо его огрели разрядом за излишнюю нервозность. Смотреть на то, как истязают его женщин было выше всяких сил.
        Сару не спешили наказывать. Церемония испытания для неё только начиналась. Самое «сладкое» власти для толпы оставили напоследок.
        Отсутствие Белого коралла в питьевой воде жителей столицы уже подействовало на некоторых. Больше не было в их сердцах жёсткости и безразличия. Кое - кто из женщин видел в наказании красивых воительниц нечто, рождающее сексуальную искру, которая разжигала что - то глубоко внутри извращённых умов. Но были и те, что сочувствовали и даже давили в себе слёзы, дабы не выказать слабости и солидарности перед другими.
        Когда Сара на постаменте осталась одна, к ней подошла палач и одним движением с остервенением, будто она ей злейший враг, сорвала тунику. Растянутое тело обнажилось перед толпой. Под туникой не оказалось ни лифа, ни трусиков. Зеваки ахнули, и не только потому что увидели голое тело. Между ног у Сары было всё подчистую сбрито ещё со времен путешествия на корвете. Жители Радуги считали бритье сущим срамом, а тут предстала провинившаяся красавица с обнажённой, распахнутой кисой. Они - то свою через волосы не могли разглядеть, а тут такое!
        Да ещё и фигура у бедняжки хороша. Пусть в камере мышцы потеряли прежний тонус, теперь тело было с жирком. И всё это идеально и женственно легло волнующим зрелищем в толпу. Ноги были разведены достаточно широко, чтобы разглядеть пах, аккуратные половые губы, что были даже в таком положении сомкнуты. От них отходили жилы, перерастающие в бёдра, напряжённые от натяжения до предела. Выше поблёскивал в мягком свете плоский, даже исхудавший живот, на котором проступали рёбра. Но худоба его никак не сказалась на красивой мясистой груди, что была многим местным на зависть. А в положении задранных рук она выглядела высокой, сочной и манила всех окружающих лесбиянок. Как и обнажившаяся беззащитная киса.
        Палач отошла и стала перебирать свой крут.
        - Чего они ждут? - Макса трясло. Он видел выражение лица Сары. Ей было больно, каждую секунду в таком положении она испытывала муки. И физические, и моральные.
        Она висела обнажённой, обесчещенной, а он не мог этому помешать и выгорал изнутри.
        - Испытание Сафы, - ответила блондинка из конвоя. - Нужно ждать.
        - Сколько можно издеваться? - Не унимался Макс. - Вы же не дикари?!
        - Чужак, не тебе судить об этом, - фыркнула блондинка и добавила грозно. - Не усугубляй своё и её положение. Смиренно прими.
        Сара опустила глаза и уже не смотрела на толпу, а будто бы спала или медитировала. Она чувствовала, как тело её покрывается потом от воды, что в неё влили, она ощущала, как вода внутри неё опускается всё ниже и ниже, как организм перегоняет воду и наполняет мочевой пузырь.
        Распятое на столбах тело в капельках пота сверкало под лучами солнца, как невероятно красивый ангел. Или невероятно красивый… мученик. Что - то сыпалось по кирпичикам внутри землянина. Что - то доброе и хорошее превращалось в пыль. В эти моменты он не видел в женщинах Радуги ничего светлого. Если они позволили быть такому, значит они заслужили всё, что получили здесь. Отсутствие мужчин, а как следствие - отсутствие любви. Такие женщины не заслуживали этого.
        Два часа на столбах показались Саре адовой вечностью. Она пропотела и следом замерзла, а ещё ощущала тонкую давящую боль внизу, что нарастала и нарастала.
        Она успела осмыслить и переосмыслить всё, что она делала. То её охватывало отчаяние, сменяющееся безразличием, то жалость к себе, перерастающая в некую внутреннюю силу и решимость. Она молила Великий Квазар, чтобы дал ей шанс не опозориться. Чтобы она смогла с достоинством получить все удары и не посрамить свой род и имя…
        Палач поднялась со своей табуретки! И сердце землянина сжалось.
        Женщина подошла к осуждённой и прощупала низ живота, оценивая, насколько твёрд мочевой пузырь. Окружающим тоже было видно из - за худобы, что он уплотнился и округлился внизу.
        - Славно, очень славно, - прокомментировала бабища, рассматривая голый пах.
        В ответ Сара мотнулась, рыкнула злобно и бессильно, чувствуя острое давление от вмешательства извне.
        - Ретивая, - выдала бабища, переведя взгляд на исказившееся лицо.
        Сара даже зашипела на неё, не в силах на большее. Ощущение, что все эти люди забрались ей в самое нутро, вызывало стыд и отчаяние.
        И горькое, критическое осознание предстоящей боли и унижений. Ведь мочевой пузырь был переполнен! И мысли уносили только к низменной потребности напрудить прямо здесь и прямо сейчас. Но она держалась. Обоссаться перед всеми, только не это!
        - Можно начинать, - бросила бабища с усмешкой. Она была ближе всех к осужденной и чувствовала её агонию и отчаянное напряженные ягодичных мышц.
        - Испытание Сафы! - Объявила вторая женщина с постамента. - Удары кнутом, пока не будет испущен срам! До пятнадцати ударов!
        Сара сжалась что было сил. Если она продержится пятнадцать ударов и не описается, это будет знаком её великой силы и воли. Этим она покажет всем своим врагам, что не сломлена, что готова бороться и дальше. Этим она покажет Пятьдесят пятой, что когда - нибудь доберется до её горла.
        Бабища расправила кнут, встав на позицию. Ощущая позади движение, Сто третья сжала задницу, как могла. Лишь бы не обоссаться, твердила она себе. Никогда, нет, нельзя. Только ни при всей этой многотысячной толпе.
        Свист кнута, хлесткий удар, разрывающий плоть! На миг Саре показалось, что она не чувствует боли, лишь холод. Но боль пришла неистовая…
        Глаза осуждённой выкатились. Она не издала ни звука, но рот был открыт в беззвучном крике. Зевакам казалось, что её каким - то чудом миновало потрясение. Мало кто заметил, что через несколько секунд сдержанный ручеек испражнений пошёл по ляжке вниз. Но девушка каким - то чудом остановила его, издав звериный рык, с которым выходила и боль. Переборов слабость, Сара восторжествовала, приготовившись к новой порции боли.
        Но бабища, оставила кнут на табуретке и пошла с видом, будто что - то собирается поправить в оковах, натянуть веревки. Может, удар вышел вскользь, раз она не кричала как следует, или какая другая причина вызвала заминку. Приближение палача к наказуемой не выглядело подозрительным или из ряда вон выходящим.
        Грубая шершавая от кнута ладонь легла на напряжённую ягодицу Сары. И тут же пошла вниз, накрывая собой середину обеих. Средний, самый длинный палец скользнул между ягодиц и нащупал твёрдое кольцо сжатого ануса. Сквозь не остывающую боль от рубца на спине Сара ощутила прикосновение и сразу же заподозрила неладное. Распахнув зелёные глаза, что вдруг наполнились отчаянным ужасом, она попыталась мотнуться, но вторая лапа бабищи ухватила за внутреннюю сторону бедра спереди, едва ли не касаясь промежности и явно угрожая это сделать.
        Сара напрягла ягодицы неистово, сжимая пробравшийся к анальному отверстию палец. Она берегла это место до особого случая, и даже Максу не позволила туда лезть. Пусть и с интересом смотрела, как землянин проделывал это с Леной. Но теперь это утратило всякий смысл.
        Руша все барьеры, влажный от пота палец бескомпромиссно продавил сфинктер и вошёл в плотно обволакивающую, горячую, пульсирующую полость примерно на две трети своей длины.
        Сара вскрикнула от испуга и отчаяния. Рванул напор, звеня по деревянному полу. Нарастающий вопль бедняжки сопровождался усиливающимся потоком, который было уже не остановить. Он лился и лился, и, казалось, не было ему конца…
        - С первого же удара пустила! - Рассмеялась гадко Пятьдесят пятая, оказавшаяся неподалёку.
        - С первого удара описалась, - прокатилось по толпе.
        Вопль Сары перерос в рыдания от унижений и обиды. Они поступили нечестно…
        С лёгким чавканьем палец был вынут, когда Сара закончила испражняться, тем и напомнил о себе. Жгучая боль, которую при этом испытала девушка, была уже ничто. Бабища с влагой между ног и ощущением, что она вот - вот кончит, шлёпнула по расслабленным ягодицам жертвы пару раз и отступила. Ей понравилось держать палец внутри Сары, когда та писала, она чувствовала все её сокращения и заводилась как никогда. Если бы они были наедине, матёрая лесбиянка с удовольствием бы вылизала ей кису.
        - Никогда не зли палача, - бросила она напоследок.
        За этот грязный приём ей хорошо заплатила Пятьдесят пятая. Зевакам было всё равно, чем занят палач, когда не бьёт кнутом. Подумаешь, подошёл сзади, что - то поправить. Многие и не поняли, почему она придерживала её за попу. А то, что средний палец был погружён в анус, мало кто заметил.
        Бабища цинично объявила, что ударов больше не будет. Девушка ревела и не могла уняться. А толпа упивалась её агонией и радовалась. Сильнейший воин Радуги оказался слабой и никчёмной пустышкой. Под Сарой поблёскивала большая лужа, которая никак не хотела просачиваться через доски.
        Когда сил реветь уже не осталось Сто третья обмякла, повиснув без сил, продолжая неконтролируемо всхлипывать.
        Макс пытался поймать её взгляд, дабы поддержать, сказать, что ему плевать на всё это. Что он сам готов нассать им всем на головы… Он звал её и кричал, что любит, что очень - очень любит, не смотря ни на что, не взирая на то, что с ней сделали… но Сто третья уже не была прежней. Когда её развязали, она пошатнулась, но смиренно пошла прочь принимать свой новый мир. Внутри неё что - то умерло, и уже не хотелось видеть ни одного человека с площади, даже Максима. А месть, которую она пригрела, сидя в камере, теперь показалась ей нелепой глупостью. Как и жизнь, которая перестала нести всякий смысл.

* * *
        ДВАДЦАТЬ ДНЕЙ СПУСТЯ.
        Рацион землянина изменился. Ему стало доступно только земное меню, о чем позаботилась Тринадцатая. Теперь Макс употреблял продукты из элементов, привозимых с Земли на торговых судах. Зирина хотела минимизировать риски, решив исключить и угрозу, связанную с белковыми соединениями, существующими на Радуге.
        Всё это время он продолжал оставаться под домашним арестом во дворце. Совет всё ещё медлил с принятием решения. Каждый раз, когда Рябой пытался узнать о судьбе Сары, получал строгий отказ даже от членов Совета, которые ему симпатизировали.
        Единственной отдушиной стали занятия с кадетами Мираиды.
        А ученицы вскоре распоясались не на шутку, что выливалось в безобразную дисциплину, когда мастер Мираида оставляла мужчину с ними без присмотра.
        У девочек горели глаза, как у безумных, когда на очередном занятии появился Максим. Мираида ушла, и они могли смело спрашивать его о чём угодно! Но девочки хотели не только спрашивать, но и заниматься с ним.
        - Что сегодня хотите отработать, красотули? - Обратился землянин к девицам, встав напротив стоя уже в привычном для него месте.
        - Борьбу в партере! - Выкрикнули одни, нарушая дисциплину.
        - Броски! - Возразили другие.
        - Реванш хочу! - Заявила вдруг Селеста с игривым взглядом.
        В бирюзовых глазках резвились чёртики. И Макс не знал, что с этим делать уже на протяжении нескольких занятий. На прошлом она напросилась в пару по новому приёму и во время показа землянин почувствовал, что у девочки колом стояли соски, которые он случайно зацепил.
        Стоило ученицам стать наглее, Макс начал перед ними робеть. Ведь большинство из них выглядело вполне взрослыми девицами в полном расцвете и в самом соку, подобных в бытности своей всегда цеплял мужской глаз.
        В прошлом не ведающие о мужчине ученицы теперь уже не мыслили дни без него. Взращенные в казармах, как спецназ ГРУ, боевые самки отныне не жили своими скудными фантазиями о будущем служении во флоте. Отвечая на вопросы развёрнуто, Макс расширил их горизонты на немыслимую величину.
        - Всё, не галдите! - Выставил он ладони вперед. - Проведем разминку, затем разучим броски и борьбу в партере. Ну и напоследок проведем тренировочные спарринги. Только, пожалуйста, без разрывания белья.
        - Хотим тот бросок! Тот бросок хотим!
        Девушки были в восторге от броска, который провёл Рябой с блондинкой в первую их встречу. Пусть в реальном бою такой вряд ли выйдет использовать, но он - был зрелищный. И этим пигалицам нравился, особенно когда учитель - мужчина настоял на том, чтобы в бросках стали использоваться маты. Бросать девочек на песок было негуманно, не эстетично, сердце порой кровью обливалось, когда красотки шмякались мордами в песок с задницами кверху.
        После разминки принялись разучивать то, что все занятия клянчили. Макс понимал всю бесполезность пробовать бросок в реальной схватке. Ведь столько сил потребуется, чтобы поднять соперника. Поэтому переиграл на мельницу из самбо.
        - Кто желает в ассистенты? - Спросил деловито Макс, и вырос лес рук.
        Рябой выбрал девочку покрепче. И продемонстрировал бросок, аккуратно уложив её на мат. Показал ещё раз и ещё с подробными комментариями. Когда в четвёртый заключительный раз решил показывать, медленно проговаривая все движения, ощутил, что с ассистенткой творится неладное. Мало того, что щёки её горели, а грудь ходила ходуном, так ещё между ног у неё проступило пятнышко влаги. Грешным делом Макс подумал, что она припустила от счастья. Но девочка тихонечко кончила ещё во время второго показа, и влага сочилась уже во всю.
        Ах вот зачем вам этот приём, заразы, подумал майор, отпуская возбудившуюся.
        После того, как Тринадцатая лишила всех воды с минералом Белый коралл, в Академии воцарился хаос. Учёба скатилась, в коллективах стало больше ссор, а под одеялами увеличилось число мастурбаций с мыслями о единственном мужчине, что они видели за всю свою жизнь. Учителя ещё не до конца поняли, с чем это связанно, но чувствовали, что пагубное воздействие исходит от мастера - мужчины, который теперь был у всех на устах.
        На парной отработке броска девочки смело трогали друг друга, ручки проскальзывали между ног напарниц, задевая чувствительные области и вызывая тончайшие волны возбуждения, а то и лёгкие спазмы тихого оргазма.
        Борьба в партере тоже явилась способом близкого контакта. Девочки без зазрения совести трогали эрогенные зоны, задевали друг друга за соски, просовывали руки сзади, хватали друг друга между ног. Особо ушлые поддавались, выставляя свои задницы для этого и раздвигая ноги пошире. Не редкость, задирались топы, обнажая упругие сиси, при этом не все замечали, что у них оголено, продолжая бороться. Благо этого балагана пока ещё не видела Мираида, иначе бы Макс умер со стыда.
        Ранее неведомые чувства оказались для кадетов сладки. Каждая считала это своим секретом, каждая боялась обсудить с подругой или с кем - либо ещё. И ни одна не подумывала о том, что кто - то посторонний может знать от чего у неё порой затуманенный взгляд и внезапная слабость, которой отзывалось тело. Почему вдруг набухают соски и там внизу…
        - Что ты делаешь? - Попытался вмешаться землянин в борьбу одной из пар. - Ты могла пропустить болевой, а ты чего зеваешь? Центр тяжести переноси, вот так. Топ, поправь, а то сполз почти. Эй, а ты чего её не сбрасываешь, мостиком выгибаешься и в сторону разворот делаешь. Нет, не так, нельзя отдавать сопернику спину, сразу последует удушающий. Да что с вами сегодня?!
        Ощущая неконтролируемую эрекцию, Макс бросил это дело и даже отошёл, дав девицам самостоятельно побороться ещё какое - то время. Мысли о Саре вернули его мозг обратно наверх. Но долго прохлаждаться не получилось.
        - Мастер, осталось мало времени. Позвольте реванш? - Раздался скромный, но настойчивый голосок Селесты.
        - Хорошо! Все в строй! - Хлопнув в ладоши, скомандовал Макс. - Селеста, только в рамках тренировки, поняла?
        - А это как пойдет, мастер, - ухмыльнулась коза и сыскала поддержку в виде усмешек своих распоясавшихся подружек.
        Ещё не все встали в шеренгу, а мелкая бестия уже полезла. Она не хотела применять удары, поэтому сразу вцепилась в учителя и сделала подсечку. Конечно, Рябой решил поддаться, и даже проиграть. Но не без сопротивления. Упала она на него и попыталась обозначить пару ударов, но майор тут же ухватил её за тонкую талию и перекатился, оказавшись сверху. Девушка взбрыкнула, как он её учил, затем воспользовавшись ногами, вновь перехватила инициативу. Удушение скрещенными ногами на голове было неприятным, но он это перетерпел. Селеста, как бы невзначай задела промежность во время смены позиции. Макс мог списать это на неловкость, но она делала это несколько раз, пока они боролись. Изображая сопротивление, он сцепил в замок её ногу под колено и шею. Скрюченная девица даже не пикнула, в глазах искрились бесики.
        Чтобы высвободиться, она прибегла к грязному приёму, ухватив его за промежность. Макс отпустил с укором в глазах. И заметил, что и у этой дуранды уже между ног проступает влага. Слишком тонкая была ткань у трусиков и лифчиков кадетских. Понимая, что этот петтинг пора кончать, Рябой спровоцировал девку на приём, и она с удовольствием провела болевой на руку. Упор на локоть как раз встал ей в район паха, что способствовало ещё большему впитыванию в ткань выделившейся смазки.
        - Сдаюсь, - брякнул Макс спокойно без всякого визга.
        Он даже мог высвободиться, сбросить её к чертям, но не стал этого делать. Изобразив усталость, не стал сразу подниматься.
        - Позор проигравшему! - Воскликнула вдруг Селеста и, ухватив за резинку трусов Рябого, рванула что было сил!
        И это оказался час её расплаты.
        Строй ойкнул и айкнул, ибо причиндалы вывалились на всеобщее обозрение. Макс подался, чтобы как можно скорее прикрыться, но Селеста вдруг села прямо ему на шею с раздвинутыми ногами и придавила своим весом. Подбородок тут же ощутил горячую влагу, проступившую через трусики. Девочка сильно возбудилась и превратилась в неуправляемое животное.
        - Стой, мастер, мы хотим рассмотреть, - заявила решительно.
        Землянин хотел уже скинуть наглую, но на обе руки вдруг надавили подоспевшие помощницы. Буквально через мгновение вокруг собрались все пигалицы.
        Только сейчас до Макса дошло, что это был хорошо спланированный заговор.
        - Ах вот он какой, - прокомментировала одна из девиц, и Макс неожиданно для себя ослабел.
        Он ощущал потоки от дыханий вокруг своего члена, робкие касания рядом. И понял, что агрегат начинает расти. Эмоции учениц зашкаливали, и они не хотели отпускать мужчину так скоро. Пусть им всем было уже достаточно лет, чтобы заниматься сексом и беременеть, тем не менее Макс не мог воспринимать некоторых, как половозрелых женщин. Оттого чувства неправильного боролись с мужским естеством.
        - Что вы там устроили?! - Раздалось женское грозное.
        И сучки разлетелись, как растревоженная стая ворон с куска мяса, оставив Макса лежать с разорванными трусами и стоячим членом.
        Это была бабуля Тринадцатая, она примчалась с ошалелым видом и даже не обратила внимание на то, что землянин поднялся и встал, заслонив руками причиндалы.
        - Максим, надо спешить. Совет принял решение, - прозвучало из её уст.
        В груди землянина похолодело. Возбуждение схлынуло почти мгновенно.
        - Ну пойдём…
        - Нет, ты не понял, тебе нужно бежать. И лучше прямо сейчас, - заявила женщина.
        - Ты серьезно? - Взвился Макс, демонстрируя всю свою наготу.
        - Максим, Совет решил тебя стерилизовать, - произнесла Тринадцатая, глядя на пах без особого восторга. - Как думаешь, насколько для тебя это серьезно?..
        Голый мужчина, мощно бегущий по парку, вызывал бурю эмоций у местных жительниц. Особенно когда всё это сопровождалось бьющейся о ляжки мошонкой с характерами шлепками. Женщины ещё не оправились от казни над Сарой, а тут такое!
        Но Рябой не думал о вреде женской психике. Он думал лишь о транспортнике, что ждал его через несколько километров лесной гущи на проталине. И молил, чтобы его не догнали воительницы, пущенные в погоню десятками.
        Глава 18
        «В основе всех наших поступков лежат два мотива: желание стать великим и сексуальное влечение»
        Зигмунд Фрейд
        Тринадцатая не успела составить план. И решила отправить прямиком в своё секретное убежище.
        Её верные андройды обеспечили Рябому молниеносный побег и доставили в дом бабули, что обосновался на небольшом острове посреди океана. И путь туда оказался не близким.
        Они пролетели с десяток километров над лесом, затем была широченная серо - коричневая равнина с кучками белых булыжников наваленных по всему видимому пространству, переходящая в огромный бесснежный хребет. Дальше раскинулась извилистая река, вливающаяся в озеро, из которого выходило несколько речек, разрезающих зеленые луга своими капиллярами, словно паутиной. Если на Земле все реки впадали в море, то здесь было с точностью, да наоборот.
        На лугах Макс разглядел поселения с белыми и серами округлыми постройками и множество троп. Транспортных дорог не наблюдалось, все летали на машинах с гравитационными двигателями. Когда кончился материк, началась бескрайняя водная гладь. На фоне радужного неба синева смотрелась, будто перед ними картина японского художника Иноуэ Наохиса.
        Около трёх с половиной часов транспортник нёсся на высоте в несколько километров со скоростью реактивного самолёта. В закрытой кабине с парочкой невозмутимых андройдов голый мужчина провёл это время в полном молчании. Когда прибыли на место, сразу же попросили пройти в глубокий бункер, вход в который был не доходя огромного полу - стеклянного особняка. Насладиться видами майору не дали, потому как нужно было срочно класть его в медкапсулу и вытаскивать всех паразитических нано - роботов, которые вот - вот могли сдетонировать.
        Первые и последующие сутки Макс провёл в изоляции, довольствуясь обществом пластиковых девиц. Тем временем на Радуге было объявлено чуть ли не военное положение по поводу сбежавшего землянина. Тринадцатая, дабы увести от себя подозрения оставалась при Совете.
        Лишь через неделю, когда всё улеглось, она сумела навестить землянина, всё ещё сидящего в бункере. Несмотря на то, что в районе был целый архипелаг островов, где имелись резиденции с полсотни семей, проявлять транспортную активность на острове было рискованным.
        Когда появилась Тринадцатая, поблёскивая своими серебристыми локонами, они обнялись. И никто из двоих не понял, как так вышло, и кто был инициатором.
        - Я думал, тебя повязали, - озвучил свои опасения землянин. - Из меня столько дерьма достали, получается всё это время во мне была бомба замедленного действия. Аж жутко становится. И как всё это туда попало?
        - С едой и даже по воздуху, когда ты спал, - ответила Зирина. - Мы вовремя тебя вывезли, сигнал не успел дойти до микро - роботов. Центр управления был во дворце, тебя рассчитывали взять так, но просчитались. Они подозревают, что тебе оказал поддержку кто - то из состава Совета. Поэтому всё в свои руки взяли Вторая и Третья.
        - Две рыжие близняшки?
        - Они самые. А мы теперь ничего не решаем, только грызёмся между собой. Ну ещё Четвёртая вошла в круг их доверия. Она и предложила кастрацию взамен процедуры консервации.
        Землянин поёжился. Про консервацию ему Пятьдесят пятая как раз и пела в последнюю их встречу.
        - Жесть какая…
        - Совет ополчился на тебя, Максим. И неспроста. - произнесла бабуля, глядя голубыми глазами с проблесками укора. - Ты их детей и внучек соблазнил, что в группе у Мираиды. Ей тоже досталось, через три дня после твоего побега её отстранили от работы в Академии до выяснения обстоятельств, почему кадеты только и говорят о тебе.
        - Они тебя не выдали? - Макс помнил, при каких обстоятельствах он бежал.
        - Нет, они не слышали, нашего разговора.
        - Микро - роботы, - заключил Макс, понимая, что именно они транслировали её речь в голову, а когда он говорил, перекрывали звучание и передавали тем же способом назад. В общем, полная техно - телепатия.
        Тринадцатая понимала, что и сама натворила дел с этим Белым кораллом… эффект акселерации превзошёл все ожидания. Если у молодняка это вылилось в невинные сексуальные игры, то у старых кошёлок из Совета это прорвало в излишнюю кровожадность и садизм. Что там только с Рябым не хотели сделать, даже кожу спустить и на кол посадить на площади, чтобы корчился.
        - Что теперь будем делать? - Со скептическим настроем спросил Макс, понимая, что его жизнь висит на волоске.
        - С планеты тебя надо вывозить, - заключила Тринадцатая. - Но это будет сложнее. Намного сложнее.
        Если в космосе не проблема найти космический корабль без идентификации, то на Радуге такое практически невозможно, а прорваться с ним через кордоны орбитальных станций на грани фантастики. Женщине предстояло решить эту задачу, и она понимала, что придётся обращаться к нелегальным группировкам, а точнее к контрабандистам и пиратам.
        - Почему ты помогаешь мне? - На всякий случай спросил Макс.
        - Мы же друзья, - улыбнулась Тринадцатая, приглашая землянина на выход. - К тому же от твоего материала уже забеременело семьдесят три женщины, которые непременно произведут потомство. Но это страшная тайна, о которой никому нельзя рассказывать. И если тебя всё же поймают и будут пытать, я всё стану отрицать.
        Бабуля излучала иронию. Но говорила о серьезном. Максу эти шутки не показались смешными. Когда они вышли на поверхность, ему полегчало, он даже смог отвлечься от дурных мыслей.
        Вид открылся великолепный. Остров площадью не более километра был с их высоты, как на ладони. Мелкая растительность, жёлтый песок, немного камней и звук прибоя. На миг Макс даже вообразил, что находится на Земле. Лишь играющее всеми спектрами небо говорило об обратном.
        - Хорошо у тебя тут, - произнес он на выходе.
        - Я здесь почти не бываю. Забыла те времена, когда могла прохлаждаться беззаботно. Ты только в воду не лезь, здешние медузы очень опасны.
        - А рыба водится? - Загорелся азартом Макс, он бы с удовольствием порыбачил. От безделья в четырёх стенах был готов лезть на потолок.
        - Водится, только на что она тебе? Тем более Белый коралл в ней, как и всём, что в воде. Я привезла ингредиенты для синтеза еды с Земли. Постарайся не есть ничего нашего.
        - Я помню.
        - Вот и хорошо…
        Тринадцатая сумела выйти на пиратов, с которыми когда - то работала подпольно в научных интересах. И даже уговорила одну команду «сорви - голова» помочь. Но они наотрез отказались действовать, пока не переговорят с землянином о чём - то своём. Зирина согласилась и вскоре на остров высадились странные женщины.
        Под покровом ночи они прибыли на раздолбанном катере и завалились в особняк. Семеро женщин в засаленных разноцветных комбезах устроились в гостиной и начали сразу пить вино и гоготать, не дождавшись Макса. Гостеприимная Тринадцатая со своими андройдами накрыли преступницам шикарный стол.
        Когда Макс вышел на публику, женщины вдруг повыскакивали из - за стола, проглотив остатки фраз и выплёвывая непрожёванное на пол.
        - Да ну чёрный Квазар меня раздери! - Взвизгнула старшая, вынимая лучевик.
        Андройды сразу же нацелили винтовки в ответ. Остальные пираты тут же наставили свои пукалки на всех, кого ни попадя. Одна даже потерялась, нацелившись на свою подружку, но быстро исправилась.
        - Мы так не договаривались, - прогремела Тринадцатая, которая могла силой мысли всех тут положить. Но пока решила не рубить с плеча.
        Однако она не знала, что пираты в любую секунду были готовы долбануть электро - магнитной волной, которая бы всю технику вывела из строя, включая и микро роботов.
        Поэтому ситуация была на грани: кто первый нажмет на курок, тот и победил.
        - Ты ж тот самый, так ведь? - Уточнила на всякий случай главарь. - Ну тот, что по товарам спец вашим, извращенским?
        Эта невысокая кудрявая блондинка выглядела как самая - настоящая проститутка со своими выпученными чёрными глазами и изогнутыми губёхами, которыми, как показалось Максу, она себе на пиратский корабль и насосала.
        - Я ж не знал, что девка мою речь записывала, - выдал землянин вымучено с поднятыми руками. - Приношу свои искренние извинения, что задел этим ваши моральные принципы.
        Женщина рассмеялась вдруг резко и убрала оружие.
        - Товар отличнейший, как вы до такого додумались, только ума не приложу, - брякнула вдруг по - свойски.
        Напряжение спало. Все расселись обратно.
        - Убедилась, что настоящий, что не подстава? - Вмешалась Тринадцатая в нетерпении и готовности уже вышвырнуть эту банду из своего дома.
        - Не совсем, - ответила девка елейно. - Мужчина, а мужчина. У тебя то самое есть?
        - Ни вибратора, ни пробки, уж простите, - фыркнул землянин. - Но могу в подробностях рассказать, куда что вставлять и где теребить.
        - Не валяй дурака, - скривилась женщина, и глазки её тёмно - карие ещё больше разгорелись. - Показывай, что между ног. И без шуточек тут мне. Я пол планеты пропилила, чтобы это увидеть.
        Макс задрал тунику, придержав край подбородком, и спустил трусы. Пираты ахнули в голос, уставившись на член.
        - Не понимаю, - осунулась главарь. - Что - то не так.
        - Нет состояния эрекции, - пояснила Тринадцатая, блистая своими познаниями. - При возбуждении он вырастает и становится похожим на фаллоимитатор, которыми вы торгуете, господа рейдеры.
        - Я хочу посмотреть, - заявила блондинка с нажимом.
        - Нет уж, - фыркнула Тринадцатая.
        - Подожди, Зирина, - брякнул Макс со всей серьезностью. - Хочешь посмотреть? Точно? Пошли, если будем наедине, он встанет.
        - А он что, сам по себе? Живой? - Удивилась главарь.
        - Пошли, всё тебе покажу, - бросил Макс и двинулся из комнаты, не получив согласия.
        Надо отдать ей должное, женщина не испугалась и пошла за ним. Она была хороша собой, хоть от неё и несло ядрёным потом. Макс пригласил её в душевую комнату и попросил раздеться. Девушка без стеснения выполнила его просьбу. Под грязным бесформенным комбезом скрывалась отличная фигура, остренькая грудь небольшого размера и шикарная подкаченная попка. Этого было достаточно, чтобы Макс возбудился.
        Девушке не было страшно, любопытство поглощало её. Тем более грешным делом она уже пользовалась вибратором на корабле в скучные часы досуга, и голос землянина из инструкций ей был как родной - на него она тоже мастурбировала. Макс начал аккуратно, с лёгких прикосновений, под душевым потоком, будто под дождём, это выглядело весьма романтично. Девушка поддалась, и вскоре они уже целовались…
        Землянин оттрахал кудрявую блондинку так, что на весь дом были слышны её крики. Если бы Тринадцатая не пояснила остальной команде, что там происходит, те бы ворвались с оружием прямо в разгар их совокупления.
        Пираты пообещали помочь и свалили в ту же ночь.
        Через три дня на Тринадцатую вышел лидер некоего горного сопротивления. Зирина не сомневалась, что пираты слили информацию и спешно собирала Макса в путь на новое место укрытия. Но когда она вдруг поняла кто с ней связался, то быстро передумала.
        На этот раз пришлось принимать приглашение Максу с Тринадцатой. И они отправились на секретную базу повстанцев. То, что лидер сопротивления раскрыла своё местоположение уже говорило о большом доверии и добрых намерениях. Тем более пираты мешкали с кораблём, сетуя на сложную остановку на орбите.
        Путешествие до базы вышло не из лёгких. По пути их пытались арестовать патрульные транспортники, и пришлось поддать хода. На горной гряде погоню отпугнули повстанцы, открыв огонь из винтовок. Затем своими граверами они взяли в кольцо транспорт Макса и сопроводили до входа в огромную пещеру, где у её подножия и заставили приземлиться на расчищенной площадке.
        Гостей сразу же встретили горные воительницы. Ожидая увидеть мужчину, они не сильно испугались его, но опасений не оставили, поэтому повели в свой стан, будучи на чеку.
        История появления повстанцев на Радуге была проста. После исчезновения Верховной правительницы - госпожи Первой появились недовольные произволом Совета и двух рыжих сестёр (которые отличались своим безрассудством). Несколько прежних членов возглавили политическое движение, но были подло осуждены, тогда их сторонники укрылись в горах, где всё же имелась пресная вода. Белого коралла в ней не содержалось, поэтому вскоре женщины «прозрели» и стали видеть всё иначе. Постепенно сторонников их становилось всё больше. На почве обычных недовольств, женщины прибывали в стан в поисках себя, а через несколько дней, употребляя воду из источников и вкушая местную растительную наркому, чувствовали свободу и счастье.
        Внутри пещеры был целый город, выстроенный из подручных средств и привезенных пластиковых материалов. Монументальных строений не было, но в целом, селение выглядело внушительно. Всего повстанческое движение к этому времени насчитывало около полутора тысяч женщин.
        Тринадцатая была ошарашена, когда увидела, сколько генофонда прячется здесь и возрадовалась такой удаче.
        А лидер движения возрадовалась появлению у них мужчины, о котором предсказывали местные жрицы, обкурившиеся пещерными грибами.
        На центральной улице, куда смотрели собственно все дома, пещерные входы и балкончики, Макса окружили. О его скором появлении слух разлетелся по всей пещерной сети. И когда он прибыл, все повстанцы со всех уголков базы уже стеклись на него поглазеть.
        Три полуголые девицы вышли навстречу. Макс сразу почуял неладное, когда увидел их лица. Впервые он наблюдал на Радуге женщин, применяющих косметику. А на этих она выглядела устрашающе красиво. Будто персонажи аниме ожили и вышли с экранов. Это и были жрицы, которые укрепляли всё это время веру в сердцах сопротивления.
        - Максим с Земли! Мы ждали тебя давно! - Воскликнула самая крупная с туникой наискось, что одна сиська пятого размера бесхозно болталась на обозрение всех желающих.
        В отличие от Рябого, Тринадцатая не удивилась такой осведомлённости. Слухи о посланце с другого мира, пуще прежнего разогрели женские сердца.
        Ещё на пути сюда, землянин выдул целую бутылку вина. Сдавали нервы от осознания, что он перестал контролировать ситуацию, что над его яйцами навис Дамоклов меч, что неизвестно сколько ему ещё дней отпустит эта чёртова планета… И вот сейчас, от него что - то хочет огромная толпа баб, а ему очень - очень захотелось в туалет.
        - Мы хотим видеть! - Разразилась толпа.
        - Покажи! - Закричали остервенело.
        Макс уже не переспрашивал. Снял тунику, обнажая накаченный торс, после чего собравшиеся затаили дыхание, в пещере воцарилась гробовая тишина, что было слышно, как сопит землянин. Спуская трусы, он наблюдал за реакцией жриц. Те распахнули свои рты и выпучили и без того огромные глаза. Ещё немного и языки бы ковриками раскатались до земли. Из пяти сотен присутствующих женщин его член увидели лишь треть, но всеобщее благоговение разнеслось по всем присутствующим.
        Рябой мысленно схватился за голову и понял, что он очень хочет здесь остаться.
        Главная жрица неспешным, даже опасливым шагом, направилась к Максу. Бесцеремонно ухватила за член и стала его прощупывать с нескрываемым восторгом. Землянин подумал, что не стоит и в этом случае сопротивляться, перетерпел все её лобызания.
        Жрицу оторвали от занятия две другие.
        - Сестра! Ты не одна! - Заявили в голос.
        Та нехотя отступила и торжественно выдала:
        - Ты истинный посланник, Максим с Земли! Мы просим тебя дать нам своё первое слово!
        Хмель, как рукой сняло. Рябой занервничал, понимая, что не был готов к речам. А тем более самым первым, самым быть может значимым для этих потерянных женщин.
        Пауза затянулась. Но Макс, собрав волю в кулак, начал свою речь:
        - Ваш мир потерял страсть, он забыл, что такое любовь, в нём остались только женщины… Женщины, не знающие настоящей любви, страсти и секса. Вы все здесь потому, что чувствуете некую потерю, но не можете объяснить, чего же вам не хватает. Вы не знаете, потому что власти скрывают от вас истину. А я отвечу в чём она.
        Макс почувствовал ещё большую уверенность, ибо все слушали с раскрытыми ртами, впитывая каждый звук.
        - Всю жизнь вам врали! - Заявил вдруг землянин воодушевлённо, что толпа ахнула. - Врали о причинах войны! Вы не виноваты в этом, ни женщины, не ваши нынешние враги мужчины. Планета Радуга дала вам испытание, но вы его провалили.
        Толпа осунулась. Но Рябой уже не мог остановиться, пока не выскажет им всё.
        - Всему причина Белый коралл, что растёт в море! - После такой заявки по женщинам прокатилось недоумение, но Рябой поспешил пояснить.
        Он рассказал о минерале в воде, которую пьет большинство жителей планеты, что даже в космосе этот коварный коралл употребляется в капсулах. В качестве примера он рассказал о Саре и Лене, как они изменились. Не утаил и отношения на корабле, понимая, что нет смысла скрывать, если и так на Площади позора всё это разлетелось с цинизмом.
        Когда Макс упомянул о том, что потерял любимую, в женских глазах проступили слёзы. У землянина и самого ком в горле стал. Слова утихли и потеряли цвет, он закончил своё слово на низких нотах и затаив дыхание, стал ждать реакции.
        Женщины молчали, пропустив через себя всё сказанное. Если вначале мужчина говорил о вещах далёких, то в конце - об очень близких, до боли близких вещах. Откровение сильного мужчины, его чувства вызвали у многих неконтролируемую жажду быть с ним.
        - Миссия, - прошептала вдруг главная жрица и рухнула на колени, как подкошенная.
        - Миссия! - Подхватила толпа. - Миссия теперь с нами!
        Жрицы упали на колени первыми, а за ними посыпалась вся толпа, как обратная волна океана.
        Позади подкралась охреневшая от всего этого Тринадцатая и шепнула на ухо стоящему в шоке землянину:
        - Ты понимаешь, что теперь убраться с этой планеты от них будет сущим свинством?
        - Да, - прошептал Рябой, сглатывая слюну. - Я и не собираюсь.
        - Что ж, я в тебе не разочарована, - шептала Зинина дальше. - Постарайся только переспать с как можно большим числом женщин детородного возраста, перед тем как отдать душу Великому Квазару.
        Тринадцатая знала наверняка, что официальная версия гибели мужчин на Радуге - пагубное действие кислорода. Но это была лишь официальная версия.
        Женщина не сказала землянину, что до сих пор никто не знает истинной причины. По сути Макс был её экспериментом. Исключить продукты радуги и посмотреть, что из этого выйдет. Как бы не была привязана к нему, женщина понимала, что интересы её народа важнее. Она всегда сумеет найти нового мужчину и попробовать исключить что - то другое, скажем воздействие света. Порой бабуля корила себя, что поддалась чувствам и рискнула ради Максима. Но она твердила самой себе - нет, она рискнула ради завершения эксперимента, даже ценою бесценного для неё времени.

* * *
        ТРИ МЕСЯЦА СПУСТЯ. РАДУГА, ПЕЩЕРЫ ПОВСТАНЦЕВ.
        Голова раскалывалась, но Макс всё же поднялся, отпуская тёплое женское тело. Накинул халат и вышел из своих покоев. В зале приёмов его уже который час ждали две новые паломницы, в окружении охраны из мощных представительниц прекрасного пола, воительниц высшего круга лорда Максима, Миссии Радуги, единственного мужчины в этом мире.
        Он, молча, подошёл, взял одну за подбородочек, затем удостоил чести другую. Совсем молодые, отметил для себя Рябой, рассматривая усталые и напуганные лица. Очень миленькая и застенчивая на вид блондинка с большими иссиня - голубыми глазами походила на невинного ангелочка, пухлые губки зазывали, и Макс не удержался и провёл пальцем по ним. Вторая была шатенкой с длинными голосами, собранными в хвост, она смотрела более уверенно, более вызывающе.
        - Обнажитесь, - произнёс вдруг так цинично он, повернулся к ним спиной и вернулся на исходную.
        Девушки, чьи сердца были наполнены сомнениями, стали нехотя скидывать свои одеяния и, недоумевая смотреть, как это делают и воины, бросающие своё оружие, экипировку и бельё на пол, устланный мягким ковролином.
        Рябой развернулся. Около полуминуты он рассматривал обнажённые тела вновь прибывших, оценивал их достоинства и игнорировал недостатки. Обе были белокожие, как и многие женщины стана. Насладившись ожиданием и предвкушением, он скомандовал обеим подойти ближе.
        Девочки послушно направились к нему, не отрывая от него глаз, из приоткрытых ротиков шло частное дыхание. Когда они приблизились, он встал посередине и обеими руками провёл по изгибам их тел, едва касаясь. Пальцы его скользнули по соскам, задевая тонкие эрогенные струны. Ладони опускались всё ниже и ниже… Пальцы коснулись нежной кожи без единого волосика. Шатенка, что была справа у самого уха испустила «ах», а застенчивая блондинка, молча, задрожала от удовольствия. Пальцы скользнули по половым губам дальше. Бедняжки ещё были сухие, видимо, волнение взяло своё. Миновав сладкие нежные кисы, пальцы пошли дальше. И вскоре нащупали твёрдые основания инородных предметов.
        Член Макса пошатнулся и стал набираться сил.
        - Вы мои маленькие, похотливые сучки, - прошептал он, лаская слух.
        Затем отступил от обоих, ощущая мимолётную девичью тоску. Взял коробку с вибраторами и высыпал всё прямо на ковёр перед голыми воительницами, что тут же, как собачонки ринулись хватать самые большие штуковины, расталкивая друг друга, будто это куски золота или хлеб «голодающим с Поволжья».
        Под нарастающие звуки удовольствия Макс поставил обеих на четвереньки и наказал прогнуть спины, как можно сильнее. Выждал небольшую паузу, чтобы девочки успели посмотреть, как развлекаются воительницы. А чтобы они не уводили взглядов, держал их за волосы.
        А после принялся медленно вынимать пробочки из анальных отверстий. Девочки стонали от неприятных ощущений, но были смиренны. У шатенки она вышла небольшой, а вот скромная блондиночка оказалась вовсе не такой уж скромной, из ещё попы Макс достал тяжёлую железную пробку большого размера. Она ещё очень туго шла, вызывая у девочки неприятное жжение. Но блондиночка терпела, принимая все эти испытания, как должное. А когда он вынул, сфинктер ещё какое - то время не закрывался, пребывая в раздражении.
        Макс похлопал по упругим попам.
        - Добро пожаловать в стан, - произнес он и, взяв с собой за руку блондинку, убрался с места оргии в свои покои.
        Позади раздался вскрик неожиданности, который был прерван поцелуем. Возбуждённые воительницы набросились на оставленную мастером добычу.
        Женщинам могло достаться и больше свеженьких и несмышлёных. Но из пятерых подруг с аксессуарами в попе до лагеря Миссии добралось лишь две. Остальных выловила полиция. Рябому было забавно представлять, как девочки удирают от погони с пробками в задницах.
        Миновало ещё три дня безделья и сексуальных оргий. И в стан прибыла целая группа девушек. Ими оказались кадеты Академии, решившие сбежать. Среди них было несколько девочек из группы Мираиды, Макс их узнал, но вида не подал. Ему было жаль, что среди них не оказалось Селены.
        Если бы землянин только знал, сколько раз та пыталась сбежать к повстанцам, он бы возгордился своим маленьким другом. Но Четвёртая, хлебнув от её выходок сполна, держала теперь свою внучку под семью замками.
        Но сейчас все мысли землянина были о новой церемонии развращения. Два десятка девушек неделями бежали по лесам и горам, спали, где попало и ели, что придётся. В стан они прибыли два дня назад, и были приняты с распростёртыми объятиями, их сразу накормили, искупали и по всем правилам подготовили для своего мужчины.
        В длинном зале горели камины, встроенные в стену пещеры. Языки пламени тенью своей играли на упругих телах, некоторые из которых покрылись мурашками. Двадцать две девушки, выстроенные в одну шеренгу, стояли на четвереньках, повёрнутые лицом к противоположной стене, а попами к своему мужчине. Каждая стояла, как умела и как могла. Одни ставили шире ноги, другие сильнее прогибали спины, выпячивая и распахиваясь как можно больше. От усталости почти ни одна уже не опиралась руками. Головы их уткнулись в ворсистый пол, груди свисали вниз и у кого побольше - тоже касались пола.
        Макс вошёл в зал и замер. У девочек не было аксессуаров, принесенных с собой, и в этом было особое удовольствие - самому расширять их горизонты. Ему казалось прекрасным лицезреть ряд покорно распахнутых попочек, ждущих, лелеющих надежду или не ведающих что их ждёт… Попочек, с которыми он может делать, что захочет. А ведь за каждым распахнутым телом была женщина, мыслящее существо со своим восприятием и чувствами. Ощущение полной власти над женщинами наполняло его нескончаемой сексуальной энергией, размеренностью и сдержанностью.
        Сдержанность… которая дарила экстаз от сладкого предвкушения.
        Он медленно пошёл вдоль строя, до конца, рассматривая и подмечая особенности каждой. Развернулся и двинулся обратно, уже сблизившись. Он смотрел, иногда трогал ягодицы легкими непринуждёнными прикосновениями, но не переходил границы интимных мест, намеренно воздерживался… При этом девушки старались не шевелиться, и не издавать никаких звуков. Хотя животы ходили ходуном. Но вот, у одной мужчина остановился, ибо увидел, как меж половых губ поблёскивает влага. От ожидания, от ощущения, что он смотрит, от чувства полной доступности, невозможности что - либо сделать и глубочайшего унижения она горела и сочилась вся. Миссия коснулся пальцами, раздвинул губки с чавканьем, и девочка ахнула, заливаясь краской стыда и похоти.
        Он поднял её. Это была рыжеволосая девушка с веснушками на щёчках. Взгляд зелёных глаз, приоткрытый с лёгкой наивностью ротик - нескончаемое желание быть оттраханной, вот что она испаряла. Макс опустился к её идеальной груди почти третьего размера и стал с наслаждением посасывать молоденькие розовые соски, пока они не превратились в камень. Всё это время девочка стояла смиренно и сдержанно скулила от неистовых ощущений блаженства. Затем он трахнул её прямо в зале, где продолжали стоять в поставленных позах другие вновь прибывшие…
        Иногда Макса мучала совесть. Но он заливал её вином. Каждый день прибывало по нескольку девушек в стан. И не всегда выходило так, как хотелось бы. Однажды гостья разрыдалась, испугавшись его, и не смогла раскрепоститься. Бывало и такое, но землянин никого не насиловал и не принуждал.
        Тем временем Тринадцатая навезла море оборудования и прочего барахла на базу, дабы как можно серьезнее подойти к санитарным условиям в стане, где землянин стал не только символом сопротивления и безоговорочным лидером, а ещё и сексуальным маньяком. Бабуля понимала, что вскоре её раскроют и осудят за предательство, поэтому шла ва - банк, отдавая всё, что у неё было на благо «популяции». А ещё тщательно следила за рационом Макса, надеясь, что она всё же не ошиблась, и землянина не постигнет участь её предков.
        Но надежды стали сыпаться, когда Рябой, почувствовав недомогание, слёг не дотянув и до пяти месяцев пребывая на Радуге.
        Зирина распорядилась поместить его в медкапсулу и отправить на орбиту. К этому времени десятки пиратских группировок были готовы предоставить свои раздолбанные корабли. Но Макс напрочь отказался.
        Он решил, что пришла его кара. Кара за вседозволенность, которую он упорно заслуживал за неминуемую смерть. Радуга не дала ему времени, но она дала ему всех своих женщин. Землянин принял дары и теперь был готов расплатиться.
        Верные воительницы Миссии, исполняя его волю, не дали Тринадцатой решительно действовать, и бабуля опустила руки, охарактеризовав всех, кто попался под руку, обкуренными проститутками.
        Голова землянина погрузилась в пучину недуга. Здравые мысли периодически перерастали в агонию и душевные муки. Болезненность поразила каждую клеточку его тела. В игру нелепых метаморфоз или черноту до ужаса пугающей неизвестности. Рябой чувствовал, что умирает и всё, что он пытался сделать, оказалось напрасным. Как и сказала Лена, убивает кислород, а не что - то другое. Почему было не разобраться? Не докопаться до истины? Ведь это была его жизнь, а он так халатно подошёл к этому. А может Тринадцатая намеренно убила его? Не опровергла его версий, потакала всему, зная истину? А может убивает солнце? Или эти чёртовы облака, от которых в глазах рябит…
        Как ненавидел он эти облака. Как его тошнило от нескончаемого количества женских половых органов. Их крики, стоны, переходящие в рёв монстра и гоготание дьявольской силы творили хаос в мыслях и не давали спокойно спать.
        Когда вдруг случился перелом? Перелом барьера собственной морали… Когда майор Рябой Максим Александрович вдруг стал просто Миссией? И он знал ответ, он пропитался им настолько, что целый нескончаемый слой мыслей в мозгу был всегда, существовал каждое мгновение сознания. Это случилось на Площади позора.
        В тот самый момент, когда потускнел взгляд его Сары. Все прочие, все - все женщины Радуги стали для него теми зрителями, что упивались её страданиями…
        Стан отчаялся и погряз в истерии. Женщины ревели, едва не сходили с ума и постоянно дрались за право навестить Макса. Особенно те, что носили от него дитя.
        Но Макс уже не чувствовал людей. Он умирал.

* * *
        На базу повстанцев опустился крейсер. Его никто не расстреливал, и женщин, вышедших по трапу, никто не останавливал. Две рыжие близняшки беспрепятственно вошли в пещеру. Они двигались вдвоём, без оружия и охраны, поэтому ни у кого не вызывало беспокойства появление посторонних. А вот о корабле в стане вскоре заговорили, но было уже поздно. Воины преградили чужакам путь только у входа в покои умирающего.
        - Позвольте проститься с единственным мужчиной на Радуге, - пропела Третья с грустью на лице.
        Но не поэтому она грустила, мысли были лишь о собственном благополучии.
        - Пожалуйста, это всё, что нам нужно, - добавила Вторая, поблёскивая слезами в зелёных глазах.
        Воины пустили безоружных, не чувствуя подвоха. Рыжие подошли к нему и скривились. Зрелище было жалкое. Землянин вот - вот собирался откидывать коньки, хвост и что - то, что ещё могут откидывать мужчины.
        И ради этого они должны были снизойти сюда, проскочило в мыслях одной из них надменное.
        - Если хочешь сделать что - то хорошо, сделай сам, - брякнула Третья с горькой усмешкой.
        И недолго думая, врубила красный луч эвакуации, пробивая потолок пещеры в считанные секунды. Не успели воины и глазом моргнуть, как все трое исчезли из покоев, оставив стан с носом, полным соплей…
        Когда власти узнали о набирающей влияние секте было уже поздно. Войска Радуги могли легко уничтожить весь стан. Но никак не захватить его, ибо Свет имел большие опасения, что без боя там уже никто не сдастся. К тому же среди повстанцев были и их родственники, попавшие под влияние сексуальной революции. Туда засылались шпионы, но проходило несколько дней, и женщины прекращали выходить на связь, попадая под влияние неких сил, какими вдруг стал обладать землянин.
        Совет не решился отдать приказ на уничтожение, никто не готов был взять на себя ответственность за уничтожение двадцати процентов всего населения Радуги.
        Но время расставило всё на свои места.

* * *
        Когда мужчины и женщины Радуги разделились, не было таких технологий, как теперь. Ни огромных кораблей, ни величественных космических станций, где можно было создать свой собственный рай, где будет хорошо всем. В нарастающем хаосе всё было шатко и хрупко. И казалось, что никогда не будет альтернативы. Но это было тогда…
        В заранее подготовленной капсуле для землянина было всё необходимое, даже кровь для пары переливаний. И любые биологические материалы для постройки всех тканей тела заново.
        Когда Макс очнулся, он с ужасом осознал, что находится не там, где должен. Стекло уже было открыто, и он сумел подняться, его никто не держал. Он не был закован и не пребывал в тюремной камере с решетками.
        В белой комнате вообще не было никого. Она напоминала жилой номер, в каком его держали в городе на Луне. Имелась койка, прямоугольный ящик с синтезом еды и уголок для отправления естественных надобностей. Он поднялся, но тут же упал. Дополз до койки и принял сидячее положение. Ложиться не хотелось, спину дико ломило от долгой лежанки.
        Он посмотрел на свои руки, ни о каких мышцах речи уже не шло, он сдулся, превратившись в тощего и немощного. Руки дрожали, когда он пытался с силой сжать кулаки. Но вскоре это перестало его тревожить. Тишина и спокойствие, царившие вокруг, были так непривычны. Осязание этого умиротворяло и усыпляло. Не хотелось никуда бежать, ничего делать. События на Радуге от начала и до конца, когда он ещё что - то помнил, показались ему теперь страшным сном.
        А что если это и был сон? Рябой посидел немного. Активировал синтезатор, в котором было скудное меню - каши да чай нескольких сортов, ну и вода. Вода… Белый коралл. А был ли он, были ли все те женщины, которых он унижал и трахал? Макс потрогал свой член, затаив дыхание. Убедившись, что всё на месте, выдохнул с облегчением.
        Где он? Почему никого нет? Отсутствие внимания было так непривычно…
        Прошло несколько дней, но никто так и не навестил Рябого. Когда он уже мог нормально ходить, попытался обозначить присутствие, подолбив в дверь. Потрясение отразилось болью в позвоночнике, и он оставил это дело.
        Две недели он набирался сил в гордом одиночестве, оставив всякие попытки достучаться до тех, кто его здесь держит. По лёгкой вибрации он стал чувствовать, что работает реактор, и это означало - он уж точно не на планете. Скорее на корабле, но гравитация… она была вполне серьезной. И это давало понять, что корабль мог быть очень большим.
        Дверь открылась, когда Макс наяривал кашу.
        На пороге появилась женщина. И она была ему незнакома.
        Высокая дама лет сорока на вид с удлинённым, бледным лицом, прямыми соломенными неубранными волосами до пояса, была одета в белую тунику с золотыми и голубыми узорами, под цвет её серо - голубых глаз. Ткань доходила до колен, на тонких бледных ногах были плетеные бежевые сандалии. В ней не было ничего примечательного, за исключением выражения лица, которое излучало некую глобальную озадаченность.
        Выдержав паузу, она вошла, дверь за ней резко закрылась. Не говоря ни слова, она уселась на койке рядом с землянином, сложив белые тонкие ручки на бедрах. Почти минуту она молча сидела, обдумывая что - то, а Рябой вдыхал травяной запах её волос.
        Затем она повернулась, оказавшись почти нос к носу с ним, и, наконец, произнесла:
        - Что ты желаешь?
        Её голос был мягок, силён и будоражил душу. Макс не сразу понял значения слов, даже интонация вопроса показалась ему сперва неясной. Он с восторгом воспринял приятные женские звуки, которых был лишён всё это время, и очарование прошлось волной по сердцу.
        Макс посмотрел на неё набирающимся сил взглядом и ответил спустя какое - то время:
        - А что ты можешь мне дать?
        - Всё, - ответила женщина.
        Одиннадцать лет назад она отправилась путешествовать в гордом одиночестве на яхте по просторам космоса. И когда вернулась, не возжелала сразу явить себя подданным. Новый мир, что открыли они, стал им судьбоносным испытанием. С высоты своего сверхсовершенного корабля она наблюдала за всем тем безобразием, что творилось в Солнечной системе и на Радуге. Она перехватывала сообщения, слушала речи Совета и сигналы кораблей. Путешественница смеялась над мирном, который погружался в истерию из - за одного единственного мужчины. А потом вдруг осознала, что теряет этот мир. И лишь Макс виделся ей спасением.
        Землянину показалось, что сейчас перед ним предстал джин. И от того, что пожелает, зависит его судьба. Он чувствовал подвох и думал, думал и думал, не решаясь ничего брякнуть лишнего. Мало ли…
        Но сердце тоскливо твердило об одном, вопреки всему прочему.
        - Верни мне Сару, - произнес он, затаив дыхание. И женщина увела взгляд, уставившись в пол.
        - Хорошо, - раздался спокойный ответ.
        - И волосы ей, - завелся землянин.
        - Хорошо.
        - И имя доброе, и…
        - Хорошо.
        - Чтобы она забыла все унижения. Стала прежней! И это тебе по силам? - Это уже был его отчаянный сарказм.
        - Да…
        - Ты издеваешься?! - Взвинтился вдруг Макс, ощущая, как легко она соглашается со всеми его просьбами, словно это несерьезный разговор с ребёнком. Где он и есть тот самый ребёнок.
        - Я выполню всё, что ты скажешь, - ответила женщина, посмотрев прямо ему в глаза. - Я сотру ей воспоминания, какие будет необходимо, и дам ей новое имя, неопороченное и славное. Она расцветёт, как прежде и будет твоей. Такой ответ тебя устраивает? Чего ты ещё желаешь, землянин Максим?
        - Нет, я не хочу, чтобы она стала куклой…
        - Хватит неопределённости, - выдохнула девушка. - Больше её не должно быть.
        Внезапно Рябой осознал, что это может быть вполне даже значимая дама, если не правительница. Но это не становило его, а лишь раззадорило.
        - Да? А если я скажу, что хочу совокупиться с тобой. Как тебе такая определённость? - Напал Рябой на правительницу, не чувствуя такта.
        - Всё, что пожелаешь, - повторила низким тоном женщина с алеющими щеками, уводя взгляд.
        - А ты сама чего желаешь? - Выдал Макс и всем корпусом повернулся к ней, закинув ногу на койку. - Если можешь всё, не скучна ли жизнь?
        - Я могу всё, но… - начала она, но выдохнула тяжело, не решаясь продолжить.
        - Но что?
        - Всё, но только для тебя. Я не могу предложить это всем твоим сородичам.
        - К чему ты это говоришь? - У Рябого похолодело в груди.
        - На Землю напали Поглотители, - произнесла с сожалением. - Я бросила на помощь немало сил, но проиграла, потеряв непомерно много. Пришельцы выжгли Луну и Марс, и вторглись на твою родную планету. И больше мы не может возвращаться туда прежними путями, все выходы из гипер - тоннелей под прицелом. Я не знаю, как долго будет сопротивляться твой мир. Но я знаю точно - ты единственный мужчина, который у нас есть.
        Рябой переварил всё это на удивление легко. Потому что верилось её словам с трудом.
        - А если я пожелаю вернуться домой? - Брякнул всё равно.
        Женщина впервые открыто улыбнулась. Она нисколько не разочаровалась в землянине. Но женский ум не смог бы до конца понять его чувств.
        Ведь больше ему не хотелось быть единственным мужчиной.
        - Я приложу все силы, чтобы это свершилось, - ответила она и пригласила Макса покинуть приевшуюся ему палату. - Прошу, нас ждёт военный совет, где будут обсуждаться все возможности контрнаступления.
        - Ты ведь Первая? - Спросил Макс на всякий случай.
        - Да, и ты можешь звать меня неофициально Эйран, - ответила Верховная Правительница и добавила с лёгкой улыбкой:
        - Первому дано такое право.
        КОНЕЦ ИСТОРИИ.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к