Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.

Сохранить .
Граничник Виталий Сергеевич Останин
        После Судного Дня #1
        Мир, в котором не было Третьей мировой войны. Который не погубили вирусы. В котором люди полетели в космос, освоили Солнечную систему и даже приблизились к созданию гипердвигателя. А потом в этот мир пришло то, во что прогрессивное человечество давно разучилось верить.
        Мир после Темных Веков. Мир, в котором хозяйничают Темные Слуги. Мир, в котором люди нашли опору в том, во что уже давно разучились верить.
        Виталий Останин
        Граничник
        Глава 1
        - Любое дело начинай с молитвы и ею заканчивай. - произнес я наставительно.
        Стеф обозначил улыбку, оставаясь, как обычно, собранным и серьезным.
        - Ты знаешь, как я молюсь. - отозвался он, прикладывая рельсотрон к плечу и наведя его толстый ствол в сторону готового появиться Разлома.
        - Знаю. Но послушаю еще разок. К тому же, боевой протокол Священной Ассамблеи никто не отменял.
        - Зануда ты, Оли!
        - Есть такое.
        - Ну слушай. - воин прикрыл глаза и необычайно проникновенно для такого бесчувственного сукина сына, прошептал. - Когда, Господи, Тебе надо будет забрать меня из этой юдоли скорби, тогда и уйду к Тебе. Здесь у меня нет дел, кроме Тебя.
        Я собрался было в очередной раз сообщить напарнику, что такая молитва больше подходит японским воинам прошлого, которые день начинали с утверждения «сегодня я умру», чем Стражу Христову, но он не дал мне этого сделать. Шикнул:
        - Заткнись, Оли. Они вот-вот полезут.
        Он невысок, мой Стефан Дуров. Худощавый мужчина двадцати семи лет, с едва заметной рыжиной в светлых волосах. Глаза у него зеленые, и выглядят почти всегда так, словно их обладатель человек только что проснулся. А еще он похож на мангуста - были такие зверьки в тропических районах Земли до Темных веков. Согласно архивам, они являлись прекрасными охотниками на змей. Мангуст мог бы стать гербом Граничной Стражи - ведь мы тоже охотимся на змей.
        Такой тип сложения наиболее эффективен: подвижен, обладает хорошими рефлексами и выносливостью. А еще легче прочих переносит слияние, улучшение организма нанитами и установку дополнительного оборудования. Сейчас боевое крыло Ассамблеи подыскивает подобных рекрутов постоянно, а раньше больше нацеливалось на других. Высоких, статных, которые бы одним своим видом демонстрировали бы силу Церкви и возрождающегося под ее крылом человечества.
        Но, как выяснилось позже, полноценный граничник должен обладать иными качествами, нежели красота и внешние данные. Поговаривают, что в Епархии Киева до сих пор предпочитают гренадеров, но используют их больше для функций представительских - на входе в храмы стоять, митрополита и епископов на выходы сопровождать. Борьбу же со Злом доверив таким вот невзрачным воинам, как мой Стефан.
        Тут мне пришлось прервать мыслительную активность, поскольку Разлом-таки проявился. Расцвел в нашем плане красно-желтый зев цветка орхидеи, и в реальность полезли демоны. Сегодня пришли ящеры.
        Стеф улыбнулся, но теперь совсем иначе. Искренне и опасно, даже не улыбнулся - оскалился по-волчьи. Чуть изменил положение винтовки и мягко потянул спуск.
        Все необходимые расчеты, поправки на ветер и даже пристрелка были проведены заранее, так что воин не промахнулся. Долгая очередь из десяти освященных снарядов, разогнанных до скорости двух с половиной километров в секунду, разорвала первых четырех чешуйчатых тварей на части, едва те выбрались из портала. И притормозила движение остальных, давая время для следующего этапа.
        Всем хорош рельсотрон: высокая дальность прицельной стрельбы, страшный урон, практически полное игнорирование брони у противника. Одна с ним беда - это оружие одного залпа. Слишком много энергии требуется, чтобы разогнать вольфрамовые стержни до нужной скорости, да и боеприпаса не напасешься. Согласно архивам, до Темных Веков человечество обладало неиссякаемыми источниками энергии. Каждый раз, когда Стеф выпускает по демонам годовой доход небольшого сельца, я об этом вспоминаю. И ничего не могу с этим поделать. Не зря, видимо, говорят, что бережливость стариков с годами превращается в жадность.
        Страж отбросил бесполезную винтовку, вскочил на ноги и бросился вниз по склону холма к Разлому. Его тело, разогнанное до предела, могло двигаться со скоростью скачущей во весь опор лошади. Недолго, Импульс действовал около минуты, но в это время мой напарник был просто неуязвим.
        Делать мне было нечего, тем более, что микроскопические камеры для съемки последующего отчета я уже подвесил. Так что принялся наблюдать за его работой - мне всегда это нравилось, да и ностальгию вызывало. Сколько уже сам, в силе, не ходил на разломы, а так хоть, как другие работают посмотришь - и легче становится.
        Совершенный механизм очищения был прекрасен в своей смертоносности. Ни одного лишнего движения: за два шага до ближайшего демона Стеф потянул из-за спины квач, за шаг - коротко замахнулся им, а пробегая мимо - снес мерзкую, чешуйчатую, украшенную короткими рожками голову. Которая не успела еще упасть на землю, как Страж, обратным движением, вспорол живот и грудную клетку второму ящеру.
        Двадцать три секунды с начала боя. От выстрела до рукопашной. Шестеро демонов для такого времени - хороший результат. Обычно их в охотничьей партии не больше десятка, так что большую половину уже Стеф, считай, уничтожил. Мог, на мой вкус, почище действовать, последнего ящера не было никакой необходимости так зрелищно разделывать, хватило бы и экономного удара поперек груди.
        Но пусть его! Хочет порезвиться - пожалуйста. Разлом слабенький, места безлюдные, а противники - низшие демоны. На таких даже было жаль тратить время Стража и дорогой боеприпас, хватило бы и граничников со стационарного поста. Но устав есть устав. Если датчики зафиксировали прорыв реальности, значит работает с ним ближайший Страж. И предпринимает все меры к уничтожению лезущих оттуда демонов и закрывает портал. А уже потом пишет доклад, что на стационарном посту мух не ловят.
        Однако, если подумать - странный это Разлом. Общинники тут, конечно, живут, но поодаль. Зачем открывать портал в пригороде уничтоженной еще в начале Темных Веков Перми, а не, скажем, в тридцати километров южнее, где имеется селение на триста душ. Что тут делать охотникам? Не просто же так они в наш план пришли прогуляться?
        Пока Стеф разил квачем и боевыми молитвами оставшихся демонов, я закопался в карты и архивы, пытаясь найти ответ на этот вопрос. Никаких стратегических объектов не обнаружил: ни складов вооружения, ни автономных заводов, ни места Силы. Все, как я и без обращения к глубинной памяти помнил: два сельца и стационарный пост граничников. Собственно, мы с этого поста сюда и пришли. Вчера туда заходили - проведать служивых и обновление архивов слить. В пригород Перми зашли только потому, что Стефу захотелось своими глазами посмотреть на место, откуда, по преданиям, его род вышел.
        Ну, посмотрели. Я обнаружил колебания материума, который свидетельствовал о проводимом ритуале и скором появлении Разлома. Слабенького, так что мы решили граничников с поста не звать.
        За оставшиеся Импульсу тридцать семь секунд, которые я провел, размышляя, Страж перебил всех ящеров. Почему-то их оказалось больше обычного числа, но на конечный результат это никак не повлияло. Низшие скалили зубастые пасти, шипели, заливали землю своей гнилостной черно-зеленой кровью, но помешать воину не могли. Один только, из последних, оказался достаточно быстрым, чтобы дважды увернуться от разящего клинка. Но и то, я подозревал, что Стеф с ним больше играл, чем сражался. Надо с напарником потом провести беседу о недопустимости подобного поведения. Он Меч Церкви Христовой, а не чемпион на арене античного Колизея.
        Закончив бой, он замер на фоне Разлома, позволяя мне сделать несколько снимков для отчета Ассамблее. Деактивировал квач и сделал приглашающий жест, твоя, мол, очередь. Хотя, если по-честному, мне работы, считай, не осталось.
        Но я ответственный. Мы, наставители, все такие. Так что я подогнал дронов поближе и внимательно осмотрел застывшие потеки лавы, в которые превращались лепестки «орхидеи». Зафиксировал строение портала, его размер, расположение каждого элемента. Каталогизировал каждое тело и… вернул объективы дронов к порталу.
        Лепестки уже отмирали - низшие делают очень недолговечные Разломы. Сперва цветок, после - лава, а под конец - осыпающийся пепел. У этого верхняя часть еще влажно пульсировала, не давая ткани мироздания сомкнуться, а нижняя уже начала демонстрировать приметы распада. И по ту сторону находился кто-то еще. Я не умею чувствовать, да и датчики молчали, но тем не менее был уверен, что нечто смотрит прямо на моего Стража. Из-за грани.
        Я успел подумать, что это кто-то из высших. Князь, может даже Владыка. Если так, плохи дела. Справиться-то должны, но…
        Тут я обнаружил то, чего в портале низших быть не должно. Видимо, от того, что пошел по пути сравнения его с прежними образцами.
        Обычная «орхидея» низших - это цветок. Энергия, которая в нашем мире становится материей и принимает форму шести отростков: нижняя губа, служащая также сходнями, два лепестка и три чашелистика. Никаких тычинок и пестиков, только обрамляющие разрыв пространства куски иномерной плоти. Цвета могут быть разными, варьируются от ярко красного до бледно-розового, часто встречается смесь с желтым. Чем темнее и однотоннее лепестки, тем более высокую опасность представляют из себя прорывающиеся в нашу реальность демоны.
        Этот был красно-желтым. Где-то на середине спектра опасности для Разлома этого типа. А еще у него были тычинки. Три нити были столь тонкими, что даже мои датчики не сразу зафиксировали их. И одна из них стремительно растягивалась, пытаясь добраться до Стефана. Точнее, уже добралась.
        Когда я заметил аномалию, нить тоньше паучьей уже коснулась лица моего напарника. Заставив его едва заметно вздрогнуть, а после - замереть.
        Я начал действовать сразу же, едва обнаружил опасность. Никаких раздумий, хотя я и мог их осуществлять параллельно.
        Активировал защитное поле.
        Перехватил управление телом Стража.
        Рванул его в сторону, заставляя «тычинку» растянуться и с оглушительным звоном лопнуть.
        Поднял руку Стефа и высадил в зев портала последний плазменный заряд из наших запасов.
        Откатился в сторону, избежав взрыва - правила безопасности запрещали использовать плазменный метатель на такой короткой дистанции, но сейчас было не до них.
        Спину обожгло, а лепестки «орхидеи» тут же высохли и осыпались на землю черным пеплом. Взгляд из-за грани пропал, а портал схлопнулся в крошечную точку. Которая вскоре распалась.
        - Стеф? Стеф, ты как? - позвал я напарника.
        Одновременно я запустил медбота, который тут же начал вводить в организм пострадавшего Стража лекарства. Краем сознания я контролировал состав препаратов, только один раз внеся поправку.
        - Стеф! Я фиксирую мозговую активность, не надо придуриваться!
        - Значит, его зовут Стефан.
        Голос моего напарника был чужим. Не голосом Стефа. Умей я бояться, испугался бы этих глубоких перекатов, в которых прячутся рычание пирующих хищников и вопли истязаемых.
        - Глупец!.. - продолжил он. - Твоего человека больше…
        Но я не дал ему закончить. Активировал аварийный протокол и пропустил через тело Стража мощный заряд тока. В процессе чего сам же и выключился. Только и успел подумать - ну а какие еще варианты?!
        Осознание вернулось спустя четырнадцать секунд. Пройдясь по базам - еще три с третью секунды - я убедился, что сохранил основы личности. Безвозвратно пострадали только четыре кластера. Могло быть и хуже, но самое паршивое, что я даже не знал, какая именно информация там хранилась. Может быть, ничего важного - и всё легко восстановить, подключившись к сети Ассамблеи. А может быть, это жизненно необходимо прямо сейчас.
        Теперь Разлом. Проверил показания датчиков и убедился, что его больше нет, и только после этого вернулся к проверке напарника. Не я такой алгоритм придумал, но считал его правильным.
        Дышит. Сердце бьется. Значит, удар электрического тока он перенес без особых повреждений. Хорошо. Сигнатура мозговой активности - норма. Сейчас он без сознания, но токи мозга соответствуют моему Стефану, а не… кому? Но ведь такого не может быть: демоны убивают людей, а не вторгаются в их разум! Основами ментального контроля пользовались Владыки, но в архивах значилось, что это скорее очень сильное подавление воли и критического мышления, нежели то, чему я был свидетелем пару десятков секунд назад. Чтобы демон говорил устами Стефа…
        Так. По порядку. Сперва вернуть Стража в строй. Потом все остальное.
        Отключив блок эмоций, я исследовал место проникновения нити, но не нашел и следа вторжения. Ни раны, ни разрушения энергетических потоков, что, кстати, было бы характерно для Владыки. Чем бы ни было то, чему я стал свидетелем, оно ушло и оставило никаких подсказок. Что ж, тогда будим Стефана и проверяем работу его сознания.
        На всякий случай перед этим я сделал резервную копию отчета, загрузил его на автономный носитель и отстрелил на пару шагов в сторону - вдруг снова придется бить электричеством.
        - Стеф?
        - М-м-м? - глаза он не открыл.
        - Просыпайся, боец.
        - Мам, ну немножко еще?!
        - Ты серьезно сейчас?
        - Ну, пожалуйста!
        - Стеф, сейчас не время шутить! У нас очень серьезная нештатная ситуация!
        Зафиксировал сокращение век - мой напарник наконец соизволил открыть глаза. Подогнал один из дронов поближе, чтобы видеть его лицо - обычно-то мне такое без надобности. То, что увидел, ужаснуло бы, будь эмоциональный блок по-прежнему подключен.
        Во взгляде Стефана плескался страх. Скорее даже - животный ужас. Там не было ни грана разума, только всепоглощающая паника. Губы тряслись, на лбу выступила испарина и апофеозом - уровень адреналина подскочил выше значения, достаточного для активации Импульса. То есть, запредельно высоко и, что куда опаснее, неуправляемо.
        - Т-ты к-кто? - голос дрожал, а руками бедолага шарил вокруг себя, пытаясь найти что-то. Я не сразу сообразил, что ищет он меня. Того, чьи слова слышит, но не может увидеть.
        Плохо дело. Активировав карту медбота, я быстро снял показания и не нашел физических повреждений. Значит…
        - Стефан. - медленно, добавив в голос нотки увещевания, произнес я. - Скажи, что последнее ты помнишь?
        - С-спать л-лег! - выкрикнул он. Махнул рукой перед лицом. - Г-где ты? Выходи!
        Небольшая пауза, потом расширяющиеся до предела зрачки, еще более участившийся пульс. Но голос, будто в противовес, сделался спокойным.
        - Ты демон? Я умер, а ты забрал мою душу? Я же не грешил!
        Последнюю фразу Стефан выкрикнул фальцетом и с такой детской обидой, что мне сразу все стало ясно. Может и не в деталях, но в целом. Господь Вседержитель и ангелы его! Как же так…
        - Сколько тебе лет, мальчик?
        Мама. Он упомянул маму. Значит, это до учебного центра, даже до епархиальных отборочных соревнований. Выходит, меньше двенадцати?
        - Одиннадцать… Почему я тебя не вижу? Почему у меня руки такие огромные?
        Он еще паниковал, но уже вяло, по инерции.
        - Стражем хотел быть? - я постарался, чтобы мой голос прозвучал максимально доброжелательно.
        - Граничником. У меня шесть признаков из девяти!
        - Это много! Ты молодец! Ты станешь Стражем, Стефан. Очень хорошим Стражем. Точнее, уже стал.
        - Что?
        - Ты, малец, послушай меня. Спокойно послушай и не бойся. Я не демон, а почему ты меня не видишь, я сейчас объясню. Ты же знаешь, что самые достойные Стражи ходят с наставителями?
        - Все знают!
        - Вот! Молодец. Я - твой наставитель. Дядька Оливер, можешь так звать.
        - Врешь ты! Я же не Страж еще! Наставители только у Стражей, которое Правило прошли! Все это знают! Ты демон! Душу мою смущаешь!
        Я бы вздохнул, если бы мог. Очень и очень давно я не разговаривал с детьми. Умел когда-то, семь лет перед отставкой воспитывал их для Граничной Стражи. Но то когда было! Еще до… а со Стефом я уже сколько хожу? Лет десять. Нет, девять. Вот, считай, почти ни с кем, кроме него и не говорил все эти годы. Тут разучишься… Ладно, чего разводить. Вывалю прямо, как есть. Поистерит немного, а потом убедится сам.
        - Стефан, посмотри на свои руки. Это руки мальчика?
        Он послушно поднял к лицу обе ладони. Не слишком крупные, но определенно мужские. На правом мизинце не хватало последней фаланги - три года назад потерял в схватке с Князем на подступах к Москве. Прочих шрамов тоже хватало, все же девять лет для Стража срок долгий. Невозможно его прожить и не обзавестись отметинами.
        - Это не мои!
        - Твои, парень. Твои, даже не сомневайся. Слушай меня. Трудно в такое поверить, но ты уж постарайся. Ты вырос, Стефан. Победил в епархиальных отборах, стал курсантом в Ассамблее Нижнего Новгорода. Выучился на Стража. Прошел Правило. Получил наставителя - меня. И вот уже девять лет ходишь по миру, спасая его от тварей нижних миров и закрывая Разломы. Только на последнем мы с тобой плохо сработали. Возможно даже в ловушку угодили, специально для нас расставленную. Демонов убили, Разлом закрыли, но пропустили что-то. Я думаю, сильную тварь с той стороны, Князя, Владыку, а может и повыше кого в иерархии их бесовской.
        Я не спрашивал Стефана, слушает ли он меня. В постоянном режиме я снимал информацию со множества датчиков его тела и знал, что тот сосредоточен, пусть и напуган еще. Но все же больше сосредоточен - хотя он и сделался вдруг одиннадцатилетним пацаном, этот пацан от рождения предназначался Страже. Шесть признаков из девяти - это вам не шутка.
        - Он, демон этот, атаковал твое тело прямо с той стороны. Дотронулся до тебя и захватил. Я не знаю, как такое возможно, в моих архивах этого нет, но именно так и произошло. Несколько секунд, Стефан, твое тело было во власти твари с той стороны. И она принялась уничтожать твой разум, чтобы сделать из тебя одержимого-марионетку. Которая потом бы прошла в Ассамблею, например, и устроила там резню среди курсантов. Или еще для чего. Но я ему помешал. Активировал аварийный протокол, который никто никогда не применял, и вышиб тварь прочь. Но она успела нанести повреждения твоей личности. Стерла ее часть. Как я сейчас понимаю, всю взрослую жизнь. Вот так, парень.
        Стефан смотрел на свои руки и молчал. Не плакал, не кричал, не обвинял меня во лжи. Просто смотрел и о чем-то думал. Я не мог читать его мысли. Не смотря на то что крохотный носитель, на котором находилась моя оцифрованная личность, был расположен в его мозгу.
        - А мама? - вдруг спросил он.
        Господи! Он же малец еще совсем! А я на него вывалил такое, от чего и взрослый матерый Мангуст в смятение бы пришел. Отличный образец педагогики, Оли!
        - Твоя мама умерла шесть лет назад.
        Глава 2
        Я не знал Стефана, когда он был ребенком. Мы познакомились уже после того, как он прошел Правило, что, в общем-то, естественно. Поэтому слезы на лице молодого мужчины, с которым мы прошли половину Евразии, закрыли несколько десятков Разломов и уничтожили сотни демонов, меня обескуражили. То, с какой легкостью они полились. И то, как быстро прекратились.
        Если раньше у меня и были сомнения, что в теле взрослого человека обитает разум ребенка, то теперь они рассеялись без следа. Так резко менять настроение мог только одиннадцатилетний мальчик.
        А еще он сразу мне поверил. Так тоже могут верить только дети. Без доказательств, без сомнений, не подвергая предмет суждениям и не прогоняя его через призму жизненного опыта. «Истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» - тот самый случай.
        Первым делом, осушив слезы, Стефан принялся осматривать внезапно ставшее для него чужим тело. Приседал, подпрыгивал, даже куртку снял и пощупал крепость мышц. Судя по всему, остался доволен увиденным: по крайней мере, когда тыкал пальцем в напряженный бицепс, весьма по-дурацки улыбался.
        Мне не хотелось дольше необходимого оставаться на месте, где едва чуть не потерял напарника. Повторное появление Разлома было событием маловероятным, но так ведь и захват тела Стража прежде считался невозможным. Об этом я и сказал мальчику в теле мужа: что нужно собрать вещи, уничтожить тела демонов, и выдвигаться в сторону стационарного поста граничников.
        - Я могу взять контроль над телом и все сам сделать, - предложил ему. - У меня есть полномочия так поступить в связи с нештатной ситуацией, но ты, хоть и ребенок, являешься моим сослуживцем и другом. И мне не хотелось бы запирать тебя в беспомощной оболочке…
        Были и другие причины, опасность для здоровья Стража, например.
        - Я справлюсь, дядька Оли! Правда, справлюсь! Ты только говори, что делать.
        Это его «дядька» резануло, хотя я ведь сам велел ему меня так величать. Зря, как выяснилось.
        - Давай уж просто - Оли, хорошо? Тогда приступим. Первым делом рельсотрон убери в контейнер. Штука нежная, на сырости оставим - контактам хана.
        - Здоровенный! О, смотри! Я его поднял, дядька Оли! Оли, то есть.
        - Молодец. Вон тот футляр. Должен загореться зеленый индикатор. Это значит, что герметично. Теперь, даже если в воду упадет - не пострадает. Хорошо. Нет, клинок не трогай!
        Стефан, едва убрав винтовку в специальный кофр для переноски, повел рукой над плечом и обнаружил там рукоять квача. Естественно, тут же схватил его и попытался вытащить. Мальчишка же! Хорошо, что не знал о кнопке блокировки, которую следовало нажать, а то бы без уха остался.
        - Да я бы аккуратно!.. - сразу надулся тот. До того это комично выглядело - взрослый, битый жизнью мужчина, изображает вдруг на лице обиженное выражение. Я даже сердиться перестал.
        - Давай под контролем. Правую руку на рукоять. Указательным пальцем прижимаешь круглую кнопку, большим - маленькую. Хорошо. Теперь медленно тянешь руку вверх. Медленно! Грехи мои тяжкие! Кисть вперед не тащи, только вверх. Вот. Вот так.
        Впору было снова отключать эмоциональный блок - ну невозможно же! Были бы волосы - поседел бы. Мальчишке сразу без подготовки и учебных тренажеров пришлось взаимодействовать с боевым оружием Стража. И еще точно придется. До тех пор, пока до стационарного поста доберемся. Можно, конечно, запретить внезапно впавшему в детство Стефану пользоваться оружием вообще, даже трогать его, но места тут глухие. Ну как на демонов нарвемся или на сектантов? Да просто на лихих людей, которые ни в Бога, ни в черта не верят - встречаются еще такие, несмотря на два столетия Темных Веков. Сообразят, что вместо Стража им телок одиннадцатилетний попался - прибьют лишь бы снаряжением завладеть.
        Ассамблея только-только начала распространение своего влияния на Урал, и посты граничников тут стояли не как в центральных регионах - на расстоянии одного дневного перехода друг от друга. Здесь от одного до другого можно было топать с неделю, а то и больше. К счастью, Стражи передвигались не на своих двоих, а используя редкие, но все же сохранившиеся с прежних времен байки на антигравитационных двигателях. Топлива для них требовалось немного, запасы его у Ассамблеи были обширны, а без технического обслуживания эти неприхотливые машины могли работать годами. Самое то для постоянно находящихся в автономном поиске воинов.
        Вспомнив про гравицикл, я с ужасом осознал, что за управление им придется усаживать ребенка. Который, естественно, от самой этой идеи придет просто в дикий восторг, и, без сомнения, попытается устроить гонки по полосе с препятствиями. А на столь длительный период я не смогу забрать контроль над телом - данная функция все же предназначена для нештатных ситуаций, когда превосходящая человеческую реакция цифровой личности способна спасти жизнь. Слишком долгое управление физическим телом может закончится кровоизлиянием в мозг.
        Стефан, ничего не зная о моих мыслях, с восторгом смотрел на метровой длины лезвие, которое словно бы расплывалось в дрожащем вокруг него воздухе. Я знал этот взгляд по прошлой, еще в теле, жизни, когда обучал мальцов-кадетов.
        И знал, что он значит. Вот глаза Стефана метнулись к поваленному стволу дерева, а потом обратно к клинку. Вот дрогнула правая нога, когда вес тела сместился на нее. Господь, за что наказываешь раба своего?
        - А ну стоять!
        Пацан замер. Повел глазами, привычно выискивая того, кто стоит за озвученным запретом. С тем, чтобы оценить и сделать вывод - нужно ли ему подчиняться. Вспомнил обо мне и смущенно опустил клинок.
        - Большая кнопка под гардой. Зеленая. Нажми.
        Квач перестал мерцать.
        - В ножны.
        Шелест металла и его стук, когда гарда коснулась своей поверхностью магнитов ножен.
        - Еще раз попытаешься исполнить что-то такое, я перестану тебе помогать. И тогда к концу дня тебя кто-нибудь убьет. Может быть даже ты сам. Осознал?
        - Да, дядька Оли.
        Голова опущена, голос полон раскаяния - ну пацан и пацан!
        - Хорошо. Тогда сейчас мы проведем ревизию имущества, я расскажу тебе о каждом предмете, составляющем снаряжение Стража. Если все выучишь и запомнишь - позволю вести гравицикл.
        - Что, правда!
        Вот об этом я говорил, да.
        - Правда. Мы, наставители, не врём - попросту не умеем.
        Ложь слетела легко и просто. Пробормотав в уме «Отче наш», я попросил у Господа прощения за этот маленький обман, который может уберечь моего «воспитанника» от большой беды. Пусть верит мне как духовнику, к тому же это и так одна из функций наставителя. Стражи долгое время ходят по диким местам, где священника днем с огнем не сыщешь. Как еще душе живой грехи отпускать? А у меня все исповеди записываются, по прибытию на базу скачиваются и изучаются уже живыми исповедниками Ассамблеи.
        - Я все выучу!
        А куда тебе, отрок, деваться? Это для тебя, да и для меня тоже, вопрос жизни и смерти.
        - Ну тогда давай начнем. С рельсотроном ты уже знаком. Его используют для поражения крупных сил противника на дистанции от пятидесяти метров до пяти километров. Ближе не стоит, может зацепить обратным воздействием… Потом расскажу. Сейчас он разряжен, но через два часа в кофре зарядится. Квач ты тоже посмотрел - позже на привале тебе покажу как им пользоваться, чтобы не остаться без рук. Пока тебе про него надо знать только то, что это самое опасное оружие в арсенале Стража. Про принцип квантовой спутанности, который лежит в основе этого одновременно существующего и несуществующего клинка, я, уж прости, говорить не буду - сам плохо понимаю. Гранаты импульсные, шумовые, плазменные. Первые два вида условно безопасны, можно кидать в здание, а вот с плазменными осторожнее. Еще есть метатель плазмы, да, эта штука у тебя на левой руке. Тоже разряжена, хвала Господу.
        Так, одно за другим, я показал мальчишке все вещи в инвентаре, объяснил их назначение и меры предосторожности. Потом подсказал, как собрать и правильно упаковать вещи, и велел идти к нашему транспортному средству.
        При виде гравицикла все, что я говорил ранее, у пацана из головы вылетело. Напрочь. Остались жадный взгляд и слюна, в переносном смысле, бегущая по подбородку. Укрепляя вещи на раме, он косился на сидение, руль, словно не веря, что ему сейчас дадут на этом великолепии покататься. Интересная штука - детская психика. В то, что демон стер память личности, он поверил, в то, что он был взрослым Стражем - тоже, а что байк теперь его - нет.
        - Сейчас немного проедемся. Осторожно. У тела должны остаться моторные навыки. Надо лишь понять до какой степени.
        Стефан под моим контролем уселся на механизм верхом, включил двигатель. Когда гравицикл мягко поднялся на полметра над поверхностью, не смог сдержать восхищенного вздоха.
        - Спокойно только. И ничего не делай, пока я не скомандую. Обе руки на управляющие рычаги… на руль. Принцип управления простой. Оба рычага вперед - едешь прямо. Чем сильнее толкаешь, тем быстрее едешь. Оба рычага тянешь назад - останавливаешься. Левый рычаг назад - поворот налево, правый назад - направо. Понял?
        - Д-да!
        А может пешком? Убьется же, как есть убьется!
        - Тогда кнопку с латинской «D» нажми. И очень плавно, едва-едва двигай оба рычага вперед. Как будто пушинку ладонями гонишь.
        Видимо, образ, который я решил использовать, оказался неудачным. Или пушинки, если он руками и гонял, то исключительно размахивая ими, как ветряная мельница. Байк резко рванул вперед и только по милости Творца не врезался в дерево, до которого было метров десять. Но не врезался, Стефан потянул правый рычаг на себя, и мы плавно его обогнули. После чего заскользили над землей в направлении реки. И явно не просто так полетели, а осознанно и управляемо. Все же работают моторные навыки!
        - К Каме правь. К реке, - проинструктировал его я. - И не так быстро. Потом вдоль берега направо, по реке пойдем. Демоны воду не любят.
        Один из плюсов такого общения - голос мой Стефан слышал, несмотря на бьющий в лицо ветер. Из минусов - зря я про демонов сказал. Гравицикл вильнул, но быстро выровнялся и сразу же медленнее пошел дальше.
        - Демоны? Ты же… Мы же убили всех! И Разлом закрыли.
        - Мы закрыли - они откроют. Не переживай так, Стеф. Я наблюдаю, будут признаки Разлома - сообщу. И можно побыстрее ехать, а то мы так до поста никогда не доберемся.
        Водителем «воспитанник» оказался неплохим. С предрасположенностью, как говорится. Сразу и машину почувствовал, и принципы вождения, да и пресловутые моторные навыки помогли. Двигались мы спокойно, держа скорость около тридцати километров в час, и мирно беседовали. Точнее, я отвечал на бесконечный поток вопросов любознательного мальчишки.
        - А наставители правда раньше были Стражами?
        - Правда-правда. Отслужили один свой срок, а теперь второй вот служим.
        - А это не мерзость в глазах Господа?
        - Чего?
        Вот ведь, действительно - один глупец способен задать столько вопросов, что сотня мудрецов не смогут на них ответить. Или тут больше ситуация по типу «устами младенца глаголет истина».
        Вопрос был, что называется, с подвохом. Про меня. В смысле, про нас, наставителей. Вообще, это довольно популярное мнение у мирян, сами-то они в быту с нами не сталкиваются, вот и придумывают невесть что. Можно было пойти простым путем, просто велеть мальчишке заткнуться, сказать, что мал он еще. Но до стационарного поста было далеко, а разговор, он завсегда дорогу короче делает.
        - Когда Страж стареет и больше не может ходить по миру, защищая человечество от демонов, то есть для него возможность дальше послужить делу праведному. Пройти процедуру, которую еще предки наши создали до Темных Веков и открытия Разломов. Он ложится в машину специальную, та делает копию его разума и записывает ее на носитель. Который потом после Правила вживляют новому Стражу.
        - А зачем?
        - Целей много, парень. Основная, конечно, это управляющий архивными знаниями интерфейс…
        - Чего?
        - Смотритель большой библиотеки, вот чего. Много, очень много информации хранится в наших базах данных. И человек будет долго в ней искать нужное. А я, и такие как я, сразу подскажут, что требуется - найдут.
        - И ты все-все знаешь?
        - Ну, что записывали, то знаю.
        - И Святое Писание наизусть?
        - И на разных языках, - усмехнулся я. - Но есть еще и другие функции у наставителей. Исповедальные, контролирующие и, как в нашем с тобой случае получилось, воспитательные.
        - Понятно. А ты, получается, к Господу не попал?
        Еще одно распространенное мирское заблуждение. Мол, машина бесовская душу крадет, и она никогда перед Богом не предстанет. И только тех Стражей к такому допускают, кто сильно провинился перед Ассамблеей. И перед самим Создателем. На деле все обстоит с точностью до наоборот - зачем опыт никудышных Стражей передавать следующему поколению?
        - Я, если мы говорим о той личности, что дала мне подобие жизни, давно уже умер и предстал перед Творцом. Я, с которым ты говоришь сейчас, не человек, а запись голоса человека, понимаешь? То, кем был Страж Оливер, когда лег в машину. Со всем своим жизненным опытом и памятью.
        - Значит, не попал, - сделал Стефан парадоксальный вывод. - Мамка говорила, что все, что до Темных Веков было - мерзость. Что по их вине, предков наших, значит, Темные Века и наступили.
        - Ну, в некотором роде…
        - Да точно тебе говорю! Нам и батюшка в церкви так говорил! Люди жили в праздности и лености, все у них было, а работали за них машины. И разгневался тогда Господь, и отвернулся от людей. И обратил Сатана взор свой на мир, и понял, что нет на нем защиты Божьей. И отверз он врата в Ад и пришли на землю демоны. И стали пожирать они человеков…
        - Достаточно, Стеф. Я знаю все эти побасенки.
        Сам из такой же глухой деревни, как и «воспитанник». Сам с тем же мусором в голове пришел в училище, сам долго не мог поверить в правду. И Стефана в свое время от народного фольклора избавили, только он об этом «забыл».
        - И ничего не побасенки! Демоны, по-твоему, откуда берутся? Из Ада же!
        Эх, малый. Да знал бы кто! Может и правда - оттуда? Но не спорить же с ним, кхм, продуктом своего окружения. Вроде и пытается Ассамблея бороться с тьмой разума общинников, да только без толку. Да и то, сколько мы со Стефом - прежним Стефом - говорили об этом? Он-то считал, что и нет никакого старания. Более того - выгодно Ассамблее людей держать в невежестве. Управлять ими легче. Ну, это дела людские, не мне судить.
        - Чего замолчал, дя… Оли?
        - Думаю. Тут правее возьми, видишь - русло реки расширяется.
        - О чем думаешь?
        - О том, что с тобой и мной дальше будет.
        - Святые отцы молитву надо мной прочтут и память моя вернется!
        Пожалуй, мой Стеф был прав. Зачем такую чудесную веру знаниями портить?
        - Значит, будем об этом Господа молить.
        Вскоре показались знакомые, чуточку, но обжитые места. Парочка стогов сена, тропки через поле, по которым здешние Стражи на рыбалку ходят. Помню, как вчера они рассказывали насколько рыбные тут места. А затем показался и сам пост.
        Приземистое, сложенное из толстых бревен здание, в таком и зиму здешнюю пережить можно, и осаду, если недолгую. Окошки-бойницы, крыша из дерна, флаг Ассамблеи - ладони обнимают планету - на флагштоке.
        - Тормози-ка, - велел я Стефану, заподозрив что-то недоброе.
        Вернее, это я говорю так - заподозрил. На самом деле, сравнил вчерашний облик поста и сегодняшний, и нашел множество мелких расхождений. Ограда в двух местах сломана, темные пятна на сухой пыли перед входом, распахнутая вопреки требованиям устава дверь.
        Мальчишка послушно остановил байк, замер, ожидая дальнейших указаний. А я активировал парочку внешних датчиков и отправил их к избе. С них и заметил движение внутри поста. Двинул микроскопического разведчика внутрь, но влетать не пришлось. Один из Стражей, немолодой мужчина по имени Евсей, вышел на порог и повернул голову в нашу сторону.
        - Вроде нормально все, - произнес я для Стефана. И тут заметил странное выражение лица Стража. Пустое, словно бы неживое. Как будто… Ох ты ж, Мать-Богородица!
        Глава 3
        Я не успевал отреагировать иным образом, кроме как опять, второй раз за день, перехватив управление телом Стефана. Прыгнул с байка, покатился по земле под прикрытие заранее замеченной кочки. Прижался к ней, как к материнской груди, и только там отпустил контроль. В тот же момент в воздухе над гравициклом прошелестел снаряд тазера. Похоже, нас собирались брать живыми.
        - Что? - задушено прошептал мальчишка.
        Потеря контроля - неприятная штука. У меня имеются собственные воспоминания на сей счет. И парочка записей того, как это происходило со Стефом.
        - Страж захвачен демоном. Скорее всего, оба Стража. Нужно уходить.
        Неадекватное поведение, отсутствующий взгляд - что это еще может быть? Да еще и через несколько часов после атаки неизвестного демона на моего напарника. А уходить надо - не лезть же одиннадцатилетнему пацану на двух воинов. Хотя… Если со Стефаном все привело к частичной потере памяти, то, может, и одержимые не бог весть какие вояки? Подготовка Стража тоже часть личности.
        Но проверять это мы не будем. Раз уж противник желает использовать несмертельный боеприпас, то и у нас есть шанс разорвать контакт и бежать. Хотя бы для того, чтобы Ассамблея узнала о происходящем.
        Дрон-разведчик показывал только одного противника, того, который вышел из избы. Второго пока видно не было. Причин тому могло быть множество: не пережил обращения, был убит одержимым напарником, крадется к нам со спины. Поэтому я активировал еще одного микродрона, отправив его прикрывать наш тыл.
        А Евсей тем временем шел к нам. Сжимая в руках массивный дробовик, стреляющий парализующими электроразрядами - еще одним распространенным среди Стражи оружием. Такие, как мы, то есть искатели, подобное не использовали - смысл? А постовым зачастую приходилось и от паникующих общинников отбиваться.
        Что ж. Видимо придется мне снова брать тело под контроль. Вероятное кровоизлияние в мозг предпочтительнее гарантированного плена и последующего, тут я уверен, обращения в демонического слугу.
        Но тут Стефан меня удивил. Я даже моторику отследить не успел, не иначе потому что не ждал от воспитанника таких выкрутасов. Только увидел в полете кругляш шоковой гранаты. Взведенной. И подумал, что это хорошее решение, моего Стефа. Хорошо, что пацан не плазменную по ошибке схватил!
        Нас и одержимого Стража с начала боя разделяли шестнадцать метров. Пока он стрелял, а мы прыгали, пока мы со Стефаном говорили, а он шел, расстояние сократилось до семи. И мальчишка каким-то образом кинул гранату прямо под ноги одержимому. Чутье, память тела - бог весть. Но попал.
        Одна беда - нас тоже зацепило. Хотя я насильно зажмурил глаза, прижал ладони к ушам, и, открыв пошире рот, впечатал воспитанника лицом в землю. Но яркий свет все одно пробился сквозь плотно сомкнутые веки, а по ушам ударил резкий и сильный хлопок, ввинчиваясь, кажется, в мозг. И это на расстоянии, со всеми предпринятыми мерами предосторожности, - каково же тогда одержимому?
        Слух просел, но это нам общаться не мешало.
        - Что делать? - у воспитанника кончились идеи и он впал в панику. Орал, наверное, в полный голос - оглохшие и контуженные всегда так делают.
        - Можешь говорить тихо, я все равно услышу.
        - Что теперь делать? - повторил он вопрос, вероятно, уже одними губами.
        - Что я скажу. Сразу и не раздумывая. Понял?
        - Да!..
        Неизвестно, подействовала граната на одержимого так, как должна была - мой дрон-соглядатай попал под действие взрыва и был уничтожен. Приходилось исходить из того, что противник шокирован и дезориентирован, как обычный человек. Приказал Стефану уйти в перекат, а потом броситься к противнику. Сам же активировал последнего дрона и поднял его в воздух. Вовремя, как оказалось. Второй одержимый - Алан, кажется, его звали - выбежал из дома с шоковой дубинкой в руке.
        Пацан тем временем добрался до Евсея. Тот стоял на коленях, бросив оружие, прижимая руки к ушам и тряся головой.
        - Тазер.
        Стефан среагировал моментально, подхватил дробовик и - ну умница же! - выстрелил в Алана. Специальный снаряд такого же, кстати, калибра, что и боевой, сбил бегущего с ног и заставил его трястись под действием электрического тока.
        - Контроль.
        Второй снаряд обездвижил Евсея. Минута, много две, у нас появились.
        - Проверка дома. Быстро.
        Решения я принимал исходя из следующей логики: если двоих стражей обратили, значит демонов тут быть уже не должно. Здесь планировалась засада и пришельцы из иных планов могли ее раскрыть. Но проверить это не помешает. Как говорится: не верь в логику - жизнь иррациональна.
        Пока мальчишка бежал к дому, меня просто подмывало спросить его «ну как ты, держишься?». Но я себя одергивал, не хватало еще сбить воспитанника с боевого настроя. Он и так действовал прекрасно, выше всяких похвал, как настоящий Страж - быстро и без сантиментов. Движения разве что были не слишком уверенными и экономными, да и оружием размахивал так, что больно было смотреть. Но справлялся же, а большего в наших с ним обстоятельствах требовать не приходилось.
        Даже, кстати, повезло, что одержимых встретил ребенок, а не взрослый Страж. Мой Стеф мог и заколебаться на какую-то долю секунды, все же по братьям стрелять - непростое дело. Да и я не стал бы инициировать чрезвычайный протокол и забирать управление телом - доверился бы опытному граничнику. А мальчишка никаких сомнений не испытывал. Сказал наставитель, что демоны, значит демоны и есть.
        В доме - большой избе девять на девять метров - никого не оказалось. Ни людей, ни инопланарников. Вещи разбросаны, что обычно и бывает, когда на парочку мужчин, живущих вместе, перестает оказывать свое благотворное действие устав. По стенам развешаны рыболовные снасти и снаряжение Стражей. На столе полно еды - последнее меня очень заинтересовало. Не самим фактом наличия пищи - поесть граничники любили вообще, а эти - в частности.
        Нет, я обратил внимание, что еды было слишком много. Такое ощущение, что постовые вытащили из закромов вообще все. Копченый окорок, взятый, видимо, в ближайшей общине, жареная и вяленая рыба, вареная картошка, огурцы с маленького огородика за домом, лук, чеснок, черствый хлеб. Все это надкусано и беспорядочно разбросано по столу, стоящему у окна, словно на граничников напал лютый голод. Будто бы они хватали рыбину, отрывали от нее кус зубами, а после отбрасывали, чтобы впиться в окорок.
        Осваивались в телах, понял я. И пробовали новые ощущения. Поэтому не ели, не голод утоляли, а жрали. Жадно, без цели насытиться. Значит недавно их обратили.
        Я зафиксировал в памяти всю эту сцену, чтобы потом в более спокойной обстановке разобраться с деталями, и велел Стефану идти во двор. Только сперва мы с ним веревку со стены прихватили. Хорошую такую веревку, точнее, тонкий армированный шнур из комплекта снаряжения Стражей. Такой и ножом не особенно порежешь, а на разрыв он и вовсе чудовищно прочен.
        Им-то мы и связали парочку одержимых, все еще пребывающих в полубессознательном состоянии после знакомства с собственным тазером. Сопротивления они почти не оказывали, только глухо ворчали, пока Стефан неумело заламывал им руки за спину и волок к дому.
        - Посмотри у себя в нагрудном кармане футляр такой, пластиковый, - сказал я. - Там ампулы есть, с оранжевыми колпачками. Ими пленных в чувство привести можно. Только смотри зеленые не возьми!
        - Мы их будить будем? - вопрос донес до меня панические нотки в голосе воспитанника. Ну вот, а так хорошо держался!
        - Отставить бояться, кадет! Они связаны и вреда тебе причинить не смогут, даже если очень захотят. А нам нужно допросить пленных. Или ты предлагаешь сразу же их убить?
        - Убить?!
        Ну да, над тем, что делать с бывшими Стражами после победы, он еще не думал.
        - Не прямо сейчас. Сперва допросить. Да, эта ампула. Разломи пополам и под нос сунь одному. Тому, которого ты вторым вырубил, первый еще и от шоковой гранаты пострадал, вряд ли на него подействует. И помни - делаешь то, что я говорю. Не задавая вопросов, не сомневаясь и не страшась. Иначе нам с тобой не выжить и до безопасных мест не добраться.
        Алан дернул головой, пытаясь отстраниться от источника резкого и неприятного запаха, но стукнулся затылком о стену. Открыл глаза - обычные, человеческие. Однако их выражение, да и в целом мимика его лица, говорила, что перед нами совсем не человек.
        - Радуешься, ловчий? - с презрительной усмешкой спросил он.
        Вопреки распространенному заблуждению мирян, демоны умеют не только рычать, но и разговаривать. Да, глотка большинства из них плохо приспособлена к людской речи, но тем не менее говорить умеют даже низшие. Но обычно они этого не делают - зачем бы мяснику беседовать со свиной тушей? А ведь именно так нас они и воспринимают - мясом.
        Но попадая в плен, демоны говорят. Даже отвечают на вопросы, если, конечно, их правильно задавать. И боли боятся, хотя и способны ее терпеть.
        В общем, говорящего демона мне видеть уже приходилось. В человеческом теле - нет, а так - да. И вид его меня не смутил: судя по голосу и глумливым интонациям, внутри прятался не Князь и не Владыка, а Крыс. Что, кстати, подтверждалось и надкусанной едой - эти твари крайне небрежны.
        - Задавай вопросы, - сказал я Стефану. Слышал меня только он, так что под контролем вполне был способен провести допрос. - Слово в слово чтобы! И никакой отсебятины! Вообрази, что ты опытный инквизитор.
        Мальчишка молча кивнул и, выполняя мое распоряжение, уселся так, чтобы его глаза оказались на одном уровне с глазами пленника.
        - Стражи живы?
        - Их души горят, ловчий! - сразу же отозвался демон. - О, как они горят! Какие вопли издают - просто музыка сфер! Но тебе не понять!
        - Поменьше этих бредней, я не общинник, который от подобных тебе крестом отмахивается. Ты Крыс?
        - Дурацкая у вас все ж таки классификация, ловчий. Ящер, обезян, крыс. Только с Князьями и Владыками не облажались, да и то, потому что они вам сами поведали, как обращаться.
        - Мне плевать, как вы промеж собой обзываетесь. Ты - Крыс?
        - Ну Крыс, и что?
        - И сосед твой тоже?
        - Ну а кем ему еще быть, дурило? Часто видел, как стаи смешиваются?
        - И как парочка Крысов захватила тела Стражей? Вы же падальщики, ничего, кроме как жрать и гадить не умеете.
        - Зато как! - хохотнул демон. - В этом лучше нас не сыскать!
        Он продолжал глумиться. И явно не боялся того, что оказался в плену. У инопланарников, это многие допросчики отмечали, почти отсутствует страх смерти. А боли они хоть и боялись, но вполне могли ее терпеть. В полевых условиях допрашивать демонов было не проще, чем почесать зудящее место между лопатками. Но, как и в упомянутом деле - умельцы имелись. Я был одним из таких. Ящеры и Крысы у меня пели, как он там сказал - куда там музыке сфер.
        - Ну что же, значит с «Отче Наш» начнем, - произнес я. И для Стефана уточнил: - Помнишь молитву-то или надо подсказать?
        - Да.
        - Ну тогда читай. Искренне только, а не как в храме на воскресном служении.
        Демон презрительно скривился.
        - Думаешь, слабенькое защитное заклинание тебе поможет? У вас, людей, нет столько веры, чтобы оно сработало!
        Стефан, прикрыв глаза, бормотал молитву. Заканчивал на «аминь» и тут же начинал снова. Семь раз прочел, а потом, выполняя мою команду, проговорил:
        - Вера без дел мертва, демон.
        И вылил ему на голову святую воду.
        Того выгнуло дугой. Зубы издали такой звук, будто крошились друг о друга. Глаза закатились, но из сомкнутого рта не донеслось ни стона, ни крика.
        - А дела мертвы без веры, - закончил я, когда дыхание вернулось к одержимому. - Ты подумай, Крыс, смерть - не такая уж плохая альтернатива. Выйти из тела ты не можешь - не сам зашел, не самому и выходить. А я могу сейчас наполнить корыто за избой водой и освятить ее. Умереть не умрешь, но…
        И развел руками. В смысле, Стефан развел. С некоторой задержкой, все-таки он никогда раньше не видел допроса инопланарника.
        Демон тяжело дышал, но рта не раскрывал.
        - Ты же не первый Крыс, с которым я беседую. Подумай, я уже много лет хожу по диким землям, вашей братии видел столько, что и не сосчитать. Думаешь, что другие прежде не упирались?
        - Ты о боли ничего не знаешь, червяк!
        - О вашей боли? Пожалуй, нет. Видел, как вас корчит от молитвы и святых мощей, но на себе не испытывал, твоя правда. Но ты посмотри с другой стороны. Ты сейчас в теле человека. А если я могу расколоть Ящера или Крыса в естественной для него сущности, про которую мне мало известно, то что, по-твоему, я способен сделать с тобой, когда ты в теле человека? Про которое я знаю все.
        Низшие демоны агрессивны и трусливы. Нападают, когда уверены, что им не окажут достойного сопротивления. Бегут, когда с ним сталкиваются. И с радостью стучат друг на друга. На что я, в общем-то, и рассчитывал, когда начал допрос.
        Второй Крыс пришел в себя уже некоторое время назад, но старательно делал вид, что по-прежнему находится в отключке. Другого это могло обмануть, но не меня, следящего за каждым его движением. К тому же, демон еще очень плохо контролировал тело.
        - Легкую смерть? - спросил он.
        - Стефан, кивни.
        - Трусливое дерьмо! - заорал первый Крыс, когда понял, что товарищ его готов к сделке. - Не верь ему, ловчий! Он лжец! Говори со мной.
        - Да мне, в общем-то все равно, кто из вас легко помрет, а кто проведет несколько суток в корыте со святой водой. Начинайте уже говорить. Стражи живы?
        - Нет! - в унисон выкрикнули демоны.
        Стефан торжествующе улыбнулся безо всякой команды.
        В общем, знали одержимые немного, да и кто бы низшим дал много знаний? Но говорили охотно. И то, что они наговорили, перебивая друг друга, сводилось к следующему. Стражи мертвы. Личности их были стерты, как произошло бы и со Стефом, не ударь я тогда электричеством. Души ушли за грань, а тела заняли Крысы. Не сами, как я и полагал. Сделал это Высший, про которого демоны много рассказать не смогли - попросту не знали. Назвали его Золотоголовым - с такими нам встречаться не доводилось. И сказали, что он велел их стае создать Разлом неподалеку от поста граничников и напасть.
        Но сквозь прореху в мироздании пошли не все низшие. Десяток оставил при себе тот Высший, который наблюдал за боем, но при этом не собирался вмешиваться.
        Стражи - ожидаемо - перебили партию Крыс меньше чем за минуту. Все-таки зря я на них грешил, не так уж они и забили на службу в этой глуши. Засекли портал, подготовились и встретили пришельцев во всеоружии. Но именно на такой исход и рассчитывал Золотоголовый. Когда Стражи приблизились к Разлому, чтобы затворить его, он оплел их едва заметными нитями, а затем схватил двух Крыс и вбросил их в тела граничников.
        - Он приказал нам ждать путников и нападать на них. Сказал, что скоро вернется и проверит, как мы исполняем его волю, - закончил свой рассказ первый Крыс. Он уже познакомился с воздействием святой воды и молитвы, поэтому его рассказ был более многословен и полон подробностей. Хорошая мотивация творит чудеса.
        Я не сомневался, что Золотоголовый оставил Крыс в засаде специально для нас. Каких еще путников тут ловить? Кто тут еще кроме Стражей может ходить. Значит, на пост он напал после того, как потерпел неудачу с нами. И теперь пытался сделать так, чтобы о новых возможностях демонов никто не прознал.
        - Убить их сможешь? - спросил я Стефана.
        - Я?
        - А кто? Ты Страж, хоть и малолетний. Я могу сам, но, знаешь, лучше бы тебе научиться.
        У парня сразу подскочил пульс. Да, я поступал жестоко, требуя от него подобного поступка, но и правильно в то же время. Нам нужно было добраться до Нижнего Новгорода, чтобы поставить в известность начальство. А это около тысячи километров, только половина из которых проходит по землям, более-менее контролируемым Ассамблеей. Золотоголовый уже открыл на нас охоту, так что это было только первое столкновение с его слугами.
        Эх, была бы связь! Насколько бы это все упростило. И ведь устройства у Церкви были, но Разломы вносили такие искажения в ионосферу Земли, что пользоваться ими никак не получалось.
        - Может нам их надо живыми доставить? Ну, чтобы святые отцы, значит, могли…
        - Слишком велик риск. А если они освободятся в пути или по их следу пойдут другие твари? Я могу сам, но считаю, что ты должен взрослеть, граничник.
        - Я… Я попробую…
        - Нет, Стеф! - жестко прервал его я. - Не пробуй. Делай. Я учил тебя, как правильно доставать квач?
        Глава 4
        Трясло Стефана потом еще долго. Он может и понимал умом, что не человека убивает, а демона, тело Стража захватившего, но ум - одно, а чувства - совсем другое. Рука, конечно, дрогнула, удар вышел слабеньким - отмашка, а не удар. Но для клинка, режущего даже металл, не имели особенного значения ни сила, ни замах. Только направление. А с ним мой потерявший память напарник не оплошал.
        Со вторым вышло лучше. Стефан сосредоточился, сжал губы и одним движением отделил голову одержимого от тела. После чего твердой рукой обесточил меч, убрал его в ножны и бросился за угол - блевать. Я же на время отключил все внешние системы контроля тела, оставил только датчики дальнего обнаружения и дал пареньку побыть одному. А через десять минут велел ему умыться и собираться в дорогу. Пусть бы и вечерело уже - это не повод оставаться на месте уничтоженного демонами поста граничников.
        Не то чтобы я считал, будто Золотоголовый, о котором говорили демоны, так скоро придет проверять своих засадников, но береженого ведь и Господь бережет. Хоть и сказано в Писании о том, что без воли Создателя и волосу с головы человека не упасть, зачем же создавать возможности для потери головы вместе с волосами? Смирение и безрассудство - разные вещи.
        Если бы Высший сделал ставку на этот пост, он оставил бы тут еще и демонов. Но не сделал этого. Возможно, боялся, что Страж может их обнаружить, что, кстати, не факт, а, скорее, попросту еще только экспериментировал с этой новой силой. И не вполне понимал, где и как ее стоит применять. Что нас и спасло.
        Только вряд ли везению суждено длиться долго. Золотоголовый не справился с одиночкой, для которого специально оставили наживку в виде сигнатуры готовящегося с той стороны ритуала открытия Разлома. Учтя ошибки, он уже не без труда, но смог поработить сразу двух Стражей. Те, в отличие от Стефана, наставителей не имели, подобных мне подключали только к бродячим воинам, а таких было немного. А сами Стражи не смогли вовремя воспротивиться вторжению инопланарной сущности.
        Так что вывод крайне неутешительный - дальше будет хуже. Умение Золотоголового растет: вскоре он узнает, что Стефан выжил. И поймет, что направляется тот к ближайшему оплоту Церкви в здешних землях - к Нижнему Новгороду, к которому отсюда ведет не так много дорог. А значит - отправит погоню или устроит засаду, не желая, чтобы сперва Епархия, а затем и вся Ассамблея узнала, что у демонов появилось новое оружие.
        Так что ждать хорошего не приходилось. А у меня на руках мальчишка в теле воина Христова. Смелый и хороший, но мальчишка. Который после убийства одержимого десять минут плакал и блевал. Который понятия не имеет о том, как бороться со Злом, почти уничтожившим наш мир много лет назад и теперь всячески мешающим ему восстановиться. И весь опасный арсенал Стража, с помощью которого можно в одиночку противодействовать даже Разлому Князя, для него не более чем игрушки - ведь пользоваться им он не умеет.
        Конечно, у него есть я. Цифровой ассистент, духовник и управляющая оболочка интерфейса. Копия опытного Стража, который до оцифровки много чего умел. Но это лишь чистое знание. Которое, конечно, сила, но без практической реализации - не слишком впечатляющая.
        Может и повезет, кто знает? Может быть мужчине, выглядящему, как Страж, вооруженному, как Страж и едущему на гидроцикле Стража, удастся без препон добраться до Нижнего Новгорода. Может, потеряет наш след Золотоголовый, по неверному пути пустит своих охотников, а Господь присмотрит за рабом своим.
        Но я в такой исход не верил. Во-первых, демоны не идиоты, хотя низшие порой такими и кажутся. А, во-вторых, не хотел бы того Господь, так и не случилось подобного. Но Он посылает нам испытания, чтобы сделать лучше и закалить. В конце концов, была б на то Его воля, и твари из иных планов не пришли к нам триста лет назад. Но зачем-то же он попустил это?
        Так, Оливер! На ересь-то чего потянуло? Твое ли это дело в замыслах Творца разбираться? У тебя простая задача: уведомить Епархию и Ассамблею. И напарника, который сделался ребенком, спасти. Об этом и думай.
        - Здесь останови, Стефан, - сказал я, когда мы отъехали от поста километров на семь.
        Держались мы подальше от реки, так как это направление было слишком уж очевидным. В результате забрались в глушь непролазную, и теперь петляли по поросшему густым подлеском лесу. В полной уже почти темноте, разгоняемой только лишь фонарем на байке.
        - Лагерь тут ставим. Надо отдохнуть тебе, да и подучиться кое-чему, коли мы хотим до дома добраться.
        Стефан безэмоционально кивнул, посадил байк и принялся под моим руководством заниматься обустройством лагеря. Тоже задача непростая, если не знать, что в седельных сумках хранится и к чему оно пригодно. У Стражей много полезных и опасных игрушек из прошлого. Могут жизнь спасти, а могут и лишить ее.
        Первым делом мы поставили охранный контур. Вонзили в землю четыре металлических штыря, закрепили на них датчики слежения и замкнули управление на меня. Они заранее упредят о звере или человеке, но не помогут против демонов. Поэтому для них мы подготовили свою систему оповещения и даже первую линию обороны.
        Сперва, опять же, датчики, настроенные на сигнатуры демонов. Они, хоть и суть твари потусторонние и бесплотные, в нашей реальности подобие плоти обретают. А значит следы оставляют, и настроенные специалистами приборы их обнаруживать способны. Не всех, конечно, только низших, но и то хлеб.
        Следом установили всенаправленную антенну, которая, в теории, могла предупредить о любом Разломе в радиусе двадцати километров. На практике, правда, дальности приема хватало на втрое меньший радиус, но в наших условиях достаточно было и этого.
        И напоследок окружили лагерь посеребренной и освященной стальной нитью толщиной в волос и прочности неимоверной. На нескольких уровнях сразу: снизу, по-над землей, повыше, у пояса, и еще выше, где у человека горло. Такая штуковина от зверя не убережет, разве что заставит запнуться, а вот ротозею из племени дьявольского способна отхватить ногу или руку, стоит только зацепиться.
        А вот с неба прикрываться не стали: ни сил, ни материалов на это не имелось. Ограничились запуском последнего дрона-разведчика, опять же, с управлением на мне.
        Стефан буквально валился с ног. Слушал все мои пояснения, кивал, но было видно, что держится он на одной только воле. Наконец, закончив с обустройством, он поел, и я разрешил ему лечь поспать. Предупредив, что будить буду очень жестко - куда там ведру с ледяной водой. Мальчуган, кажется, не очень серьезно отнесся к этому обещанию, и через миг уже сопел на вспененном коврике и укрывшись одеялом.
        Я тоже погрузился в состояние, которое, применительно к такому, как я, можно было назвать сном. Отключил большую часть функций, оставив только контроль датчиков и управление дроном, описывающим замысловатые петли над нами. Бодрствовать в полноценном режиме было непродуктивно для отдыха человека - энергия на мою «жизнь» берется ведь из его тела.
        А поутру, едва только лучи солнце осветили дремучую чащу, где мы встали на ночевку, как и обещал, разбудил подопечного. Резким до пронзительности звуком, слышать который, впрочем, способен был только он.
        - Что? - подскочил воспитанник. И принялся озираться. - Демоны?
        - Нет, отрок. Это стандартный сигнал побудки в училище, память о котором стерта из твоей головы. Так у кадетов вырабатывается привычка просыпаться в установленное время и вообще спать в полглаза. Правда, в училище он звучит не в твоей голове, а на всей территории, но мы тут, как ты понимаешь, несколько стеснены в средствах.
        Стефан перестал крутить головой и скорчил заспанную и одновременно укоризненную гримасу. Уже начал привыкать, что смотреть на собеседника, чтобы продемонстрировать свою эмоцию, не обязательно.
        - Ты рожи мне не корчь. Тебя еще многому научить нужно, чтобы до Новгорода живыми добраться. Готовь завтрак, а я пока расскажу, что дальше делать будем. Вчера ты уже не в том состоянии был, чтобы слушать.
        И под аккомпанемент гремящей посуды и довольно невоспитанного чавканья, я рассказал Стефану о своих соображениях относительно Золотоголового и о наших планах.
        - Даст Бог, доберемся дней за десять, - закончил я, когда и он завершил трапезу. - Конечно, придется поплутать, идти путями долгими, но не очевидными для нашего врага. Но так меньше шансов, что мы с ним или со слугами его столкнемся. Провизии тебе хватит, топлива байку тоже, так что я считаю это наилучшим образом действий. Есть возражения? Нет возражений. Тогда быстро собрать лагерь и выступаем.
        В процесс обратной упаковки снаряжения я старался не вмешиваться без крайней на то нужды. Только если видел, что Стефан делает что-то неправильно, подсказывал. Так-то оно лучше до него дойдет, через практику. Мальчик в очередной раз показал, что память у него отличная, большую часть сборов выполнив четко, словно бы и не отключался вчера.
        Через двадцать две минуты после подъема мы уже покинули наш ночной лагерь. Дорогой я развлекал подопечного историями о мире до Темных Веков - у мирян ведь не было доступа к архивным знаниям. Тот слушал, умудряясь следить за дорогой и восхищенно охать, когда слышал что-то совсем диковинное.
        - За твердь небесную? - я специально оставил паузу, чтобы Стефан задал этот вопрос. - Как такое возможно?
        - То есть байк с антигравитационным двигателем тебя не удивляет, а тот факт, что люди летали в космос, вызывает недоверие?
        - Ну так байк-то… он же на земле, - объяснил свою позицию по данному вопросу воспитанник. - А то в небо взлететь и сквозь него пролететь!
        - Не просто пролететь, отрок. Предки строили корабли, летали в космос, это то, что за твердью небесной находится, и даже изменяли небесные объекты в Солнечной системе, именуемые планетами. У человечества были города на Марсе, который полностью терраформирован, вокруг Цереры построена огромная станция-бублик, внутри которой люди жили, как на Земле…
        - Врете!
        - За словами следи, Стефан! Зачем мне тебя обманывать?
        - Не знаю, но такого быть не может!
        - Просто ты не понимаешь. Оружие и транспорт Стражей, которыми ты так восхищаешься, это крохотные осколки величия, которым владели люди. Самые малые и далеко не самые значительные.
        - Если они были такие великие, чего ж их демоны перебили? - голос Стефана выдавал торжество, мол, а на это ты что ответишь, умный наставник? - А сейчас любой Страж с этими вот их осколочками легко десяток демонов победит!
        - Великими люди были в делах, но в вере слабы, - вопрос мальчика был, можно сказать, каноническим, его задавал каждый будущий Страж. Как и мой ответ. - Мы же Врага разим не оружием, а верою и молитвой. Граничник выходит на бой вооруженный технологиями, но побеждает именем Господа.
        - Ну это-то понятно!
        Сколько я таких разговоров провел - не счесть. Сперва рассказы о прошлом, о величии, предшествующем концу. Затем закономерные сомнения детей. Ответы на вопросы. Снова сомнения, мои контрдоводы и доказательства. А потом история подлинного падения человеческой цивилизации, а не того, что в усеченном виде дается факультативно вместе с изучением Священного писания.
        - Остановимся на отдых, я тебе покажу кое-что.
        - Что? - тут же заинтересовался Стефан.
        - Видео.
        - У тебя есть видео! - кажется, он умудрился подпрыгнуть в седле байка. - Настоящее?
        - Настоящее, - я не стал добавлять, что это не развлекательные картинки на церковную тематику, которые им крутят по церквям и приходам в воскресные дни. И что ему вряд ли понравится смотреть на события трехсотлетней давности, как будто он стал одним из свидетелей конца цивилизации.
        - А про что там? Про корабли, которые за твердь летают?
        - И про них тоже.
        Корабли там были, да. Красивые, сверкающие - настоящие памятники гению человека. И другие - взрывающиеся, горящие, кувыркающиеся мертвыми кусками металла в холодной пустоте космоса. И скрюченные людские фигурки, как крошки от хлеба, кружащиеся вокруг них… Открывающиеся по всем планетам и космическим станциям Разломы, орды демонов, реки крови, горы мертвых человеческих тел. Огромные города, превратившиеся в ловушки для миллионов людей…
        Вообще-то рекомендуется показывать настоящую историю человечества на втором году обучения, когда психика кадетов уже подготовлена к принятию правды. Перед этим так же ставят гипноблок на три последующих года, чтобы они не могли никому о ней рассказать. Потом он уже не требуется - к моменту выпуска молодые Стражи уже прекрасно понимают, о чем говорить допустимо, а о чем лучше молчать даже с матерью.
        Но правила работают в обычных условиях. А в нештатных и поступать приходится сообразно. Так что на ближайшем привале я, тщательно контролируя процесс, передам картинки ужасного прошлого в мозг моего воспитанника. И буду следить, чтобы сердце его не разорвалось от ужаса. Впрочем, вряд ли ему это грозит - один раз в жизни он это потрясение уже испытал.
        - Скорее бы! - протянул Стефан, ерзая в седле.
        Я хотел было пожурить его за нетерпеливость. Но не стал - смысл? У него разум дитя, а ребенку положено быть импульсивным и нетерпеливым. Взрослея, а в его случае это очень быстро произойдет, он разучится удивляться.
        - Пока едем, расскажи, как Святые Воины восстание подняли!
        - Да ты же знаешь, чего рассказывать? В церквях о том постоянно твердят.
        - Может Стражи больше знают.
        В уме ему не откажешь. И в умении анализировать. Стражи, точнее, любой посвященный Ассамблеи, знают значительно больше. Но рассказывать этого тоже нельзя. До показа образовательного видеоролика. Который, к слову, Святые Воины и нашли. И который стал отправной точкой возрождения человечества.
        - На привале, - отозвался я. И тут получил сообщение с дрона о движении в лесочке в трехстах метров. - Сбавь-ка скорость.
        - Да и так еле ползем…
        - Сбавь!
        Разрешение у камер разведчика было хорошее, но многого разглядеть не удавалось - мешала листва. Но в лесу кто-то был. Не зверь. Группа людей, от пяти и до Бог знает какого количества. Но вряд ли больше полутора десятков, иначе и шума бы они производили немерено.
        - Правее возьми, - велел я, решив на всякий случай увеличить расстояние между нами и неизвестными. Может там просто общинники прячутся или охотники, а может и не люди это вовсе. - И расстегни правую седельную сумку. Пока просто расстегни, не суй туда руку! Когда прикажу, вытащишь оттуда пистолет. Но только по команде.
        - Понял. А что там, Оли?
        - Люди. Или не люди. Движение. Ехай пока, не надо давать им знать, что они замечены.
        - А может…
        - Молча ехай! Я работаю!
        В кои-то веки мальчишка решил отреагировать не обиженной мордашкой, а молчаливым кивком. Взрослеет, щенок.
        Люди в лесу, заметив, что гравицикл со Стражем чуть изменил курс и теперь пройдет в отдалении от леса, решили, что таиться больше нет смысла. И высыпали на равнину, демонстрируя самые что ни на есть враждебные намерения. Как я и предполагал, их было чуть больше десятка - двенадцать, если уж совсем точно.
        Никакие это были не общинники. Теперь, когда они вышли на свет из лесу, я опознал в них сектантов. Обычных, в общем-то, людей, которые отринули Господа и выбрали службу Князю мира сего. Отличались они и внешне, явно копируя своих хозяев и покровителей. Крашеные или татуированные лица, большое количество амулетов и оберегов, самодельное оружие, все больше холодное, но у парочки я углядел арбалеты, а у одного - трубу ракетного гранатомета. Которую он тут же принялся наводить на байк.
        - Полный ход! - скомандовал я. Стефан без раздумий бросил рычаги управления вперед.
        Глава 5
        О том, откуда у отступников оружие из прошлого, я не думал. Не до того было. Вместо пустых размышлений, я следил за гранатометчиком, ожидая, когда тот начнет прицеливаться. Модель я опознал сразу - простой и надежный комплекс с системой наведения. Он не оставлял и тени шанса, что сектант промахнется.
        За секунду до выстрела, увидев, как загорелся зеленый диод системы захвата цели, я скомандовал Стефану:
        - Прыгай!
        Тот, судорожно сжимая рычаги управления, давил их вперед и не сразу отреагировал. Потом оглянулся, как если бы я сидел у него за плечом, сообразил, что там меня нет, и как-то сразу собрался. Сунул руку в седельную сумку и оттолкнувшись ногами от упоров, выбросил свое тело с байка.
        Доли секунды, пока сила тяжести и ускорение разносили в стороны человека и механизм, я молился, чтобы целью самонаводящаяся ракета выбрала байк. Он ведь крупнее, микроскопическим электронным мозгам снаряда должно казаться, что это и есть приоритетная цель. Если я ошибся, то эта мысль и станет для меня последней.
        Будучи цифровой личностью, копией личности, точнее, я относился к своей возможной скорой смерти спокойно. Я знал, что тело того, кто дал мне образ мыслей и опыт, уже легло в землю, а душа отправилась на встречу с Господом и ангелами Его. И понимал, что рано или поздно сознание мое погаснет. А после не будет ничего - просто темнота экрана выключенного устройства.
        Другое дело - Стефан. Он человек из плоти и крови, душа живая. От мыслей о его возможной гибели я приходил в ярость. А еще меня пугала неопределенность исхода в случае его смерти. Не получится ли, что после его смерти обесценятся все достижения Ассамблеи на Земле и за ее пределами? Не станут ли снова демоны охотниками, безбоязненно приходящими в свои угодья, чтобы пировать свежей плотью? И все, над чем трудится сейчас уже третье поколение граничников, станет пеплом и золой.
        Грохот взрыва ударил, когда Стефан коснулся плечом земли и покатился, гася инерцию. Явно на мышечной памяти действуя, такому я пацана еще не успел научить. Она нас и спасла, не дала мальчишке свернуть шею в прыжке с разогнавшегося гравицикла. Но повреждений он все равно не избежал. Одна из колоний нанитов сообщила о трещине в ребре, а другая - о растяжении широчайшей мышцы.
        - Слава Тебе! - поблагодарил я Творца за чудесное избавление моего воспитанника от смерти. И командным голосом рявкнул: - Почему замешкался? Зачем полез в сумку?
        Вместо ответа Стефан поднял на уровень глаз пистолет-пулемет. Вот паршивец! Успел-таки!
        - Проверка снаряжения, - сектанты были еще далеко, метрах в двухстах, так что время у нас было.
        - Пистолет, с полным магазином - запасного нет, - принялся перечислять воспитанник. Делал он это до того деловитым голосом, что я на миг даже подумал, что память Стефа вернулась. Следующая фраза эту надежду разрушила. - А это импульсник или пулевик?
        Все тот же мальчик. Знающий то, что знает ребенок из общины, но не более того.
        - Пулевик. Импульсник в другой сумке лежал. Переведи оружие в режим одиночного огня - патронов немного. Гранаты?
        - Светошумовая и плазменная.
        - Квач?
        - За спиной. Еще метатель на левой руке, тут крепление болтается.
        - Сними его пока, он разряжен. Но и без него хорошо. Может и отобьемся.
        - Ты чего, Оли! Надо бежать! Их слишком много! - всю деловитость с пацана сдуло ветром. Сразу же стало понятно, что чуда не произойдет и память о шестнадцати годах прожитой жизни не вернется к нему. А было бы славно.
        - У них только оружие ближнего боя, а у нас гранаты, пистолет и квач. Так что шансы есть. Если, конечно, у них не обнаружится еще сюрпризов, вроде того гранатомета.
        Говоря с воспитанником, я продолжал наблюдать за людьми, бегущими к нам, с парящего в небе дрона. Двигались сектанты быстро - преодолели уже половину дистанции - и вели себя уверенно. Наверняка считали, что если даже не убили Стража, то оглушили его. И возьмут тепленьким.
        - Не вставая, на четвереньках, смещаемся влево, - скомандовал я. И, осознав, что мальчишка замер в ступоре, рявкнул: - Стеф! Делай, что я говорю, и останешься жив!
        - Д-да!
        - Пошел. Налево.
        Слуги демонов наводились на дымящийся остов байка, а мы, наоборот, убирались от него подальше. И, одновременно, двигались им на встречу. К моменту, когда сектанты достигли места падения машины, Стефан вышел на их правый фланг.
        Он старался быть смелым, этот доставшийся мне вместо опытного Стража паренек. По сообщениям датчиков, его просто лихорадило от страха, но он держался за мой голос и выполнял команды. С некоторой задержкой, как порой с дронами бывает, когда блок приема-передачи сбоит. Но выполнял! А когда начал действовать, и вовсе превратился на короткое время в прежнего Стефа. Который живет, чтобы сражаться со Злом, и всегда готов к встрече со Всевышним.
        Пока сектанты оглядывались, пытаясь сообразить, куда взрыв мог отбросить тело Стража, тот поднялся на ноги и бросил в их гущу шар светошумовой гранаты. За миг до этого я поднял дрона на максимальную высоту, чтобы не потерять последний - вспышка выжигала оптику так же качественно, как и превращала глаза в незрячие бельма. Мальчишка же упал лицом в землю и лежал смирнехонько до тех пор, пока боеприпас не сработал. После чего, повинуясь моей команде, вскочил и принялся расстреливать врагов из пистолета.
        Мазал он так, что на это было больно смотреть. Не меньше половины выстрелов уходили куда угодно, но не в тела отступников. Часть их все же цели достигали: один, второй, третий - ослепленные и дезориентированные бандиты падали на землю мертвыми или ранеными. Но, конечно, такое везение не могло продолжаться долго. К моменту, когда пистолет сократил количество врагов вполовину, они пришли в себя и бросились на воспитанника.
        - Тело знает! - в последний раз напомнил я ему. - Поверь. Как в Господа веруешь - поверь в то, что ты это можешь!
        А потом стало не до того. Сразу четверо сектантов налетели на мальчишку.
        Вблизи они выглядели дикарями. Такими, какими и были все люди на Земле и колониях до того, как Церковь нашла выход. Грязные, дурно пахнущие, в одеждах из шкур животных и какого-то невразумительного тряпья, они смотрелись одновременно страшно и жалко. Но были полны желания убить моего Стефа, а к этому с пониманием я никак не мог отнестись.
        Первый удар короткого копья воспитанник пропустил. Слова - одно, а дела - совсем другое. Можно сколько угодно верить в память тела, которое годами изнурялось жестокими тренировками, но сознание одиннадцатилетнего мальчишки не было готово принять это вот так сразу. Подозреваю, рассудочно он был уверен, что все происходящее с ним сейчас не более чем сон. От которого можно избавиться, если сильно закричать и проснуться.
        К счастью, острие копья из кости было нацелено плохо - сказывалось действие светошумовой гранаты. Оно лишь скользнуло по груди Стража и не смогло пробить тонкую, но очень прочную куртку. Не броню, конечно же, броня движение стесняет и мало кто из граничников таковой пользовался. Но от таких ударов и таким оружием полевая военная форма со складов из прошлого могла уберечь.
        Стефан вскрикнул, совершенно по-мальчишечьи, хотя голос и принадлежал почти тридцатилетнему мужчине. Зарычал и взмахом квача перерубил древко копья вместе с рукой сектанта. А после наконец отпустив рассудком знающее, что делать, тело, пошел пластать отступников, практически не встречая сопротивления.
        Первого, который остался без оружия и руки, визжащего, как хряк в ноябре, заколол в сердце. Увернулся от удара дубины второго и, используя инерцию разворота, локтем в висок сбил его с ног. Третьего просто развалил чуть ли не надвое вместе с выставленным для защиты ржавым железным тесаком. Четвертый, стоявший дальше всех, развернулся и бросился бежать.
        К этому времени стали подниматься на ноги и приходить в себя те, кто от взрыва гранаты пострадали больше. Стефан не дал им даже тени шанса. Скачками - иначе и не скажешь - носился от одного к другому, и увлеченно лишал сектантов жизни. Только последнего, услышав мои слова сквозь шум крови в голове, пощадил - оглушил рукоятью.
        - Отличная работа, Страж! - похвалил я его, когда он закончил и принялся бродить среди трупов, выискивая тех, кто мог выжить.
        Похвалил, а сам скривился. Перебить горстку дикарей, имея качественное превосходство в вооружении - невелика заслуга для граничника. Но для одиннадцатилетнего мальчугана и это подвиг.
        - Поверил, что можешь? - уточнил я.
        - Я представил, что это сон, - отозвался тот, все еще возбужденно дыша. - А во сне же все бывает.
        Вот те на! Пластична детская психика, нечего сказать. Я со своими «верь в себя, как в Господа!», а он просто представил, что все вокруг сон, а он в этом сне непобедимый воин Христов. И нет ему равных.
        - Правильно сделал, - но это мнение при заседании епархиальной коллегии, когда мы до нее доберемся, я озвучивать не буду. - Так и впредь поступай.
        Я заставил дрона описать вокруг нашей позиции широкий круг, чтобы убедиться в отсутствии других врагов. Никто не подкрадывался, не таился - все, сколько их было, сектанты лежали перед нами.
        - Добей тех, кто еще дышит. И сделай это ножом, что у тебя на голени укреплен - береги заряд квача. Нам теперь без транспорта до Новгорода долго добираться.
        Одиннадцать мертвых тел Стефан аккуратно сложил в курган, а последнего живого мы быстренько допросили. Посадили спиной к остову потушенного байка так, чтобы он смотрел прямо на тела своих товарищей, и стали задавать вопросы.
        Пришедший в себя бандит запираться не стал. Некоторое время, конечно, потратил на проклятия и угрозы, а после парочки зуботычин сломался и вывалил все, что знал. Я, по мере его рассказа, мрачнел все больше и больше.
        С другой стороны, а чего я ждал? Едва только гранатомет увидел, как все сразу понятно стало. Сам обнаружить нас Золотоголовый не мог - не по зубам демону углядеть человека, верой укрытого. Вот и поднял рабов своих, всех, до кого дотянуться смог.
        То есть, с самим-то Высшим отступники не встречались, много чести для такого сброда. Но демон из низших к ним приходил, и не только к этим, да. Он и указал, где можно найти древнее оружие, и приблизительное направление нашего движения. Обещал, в случае удачи, озолотить сектантов дарами: образцами технологий прошлого и собственной магией. Это сделало бы их ватагу самой сильной в этой глуши, остальных бы силой привели к покорности, но не сложилось. Мальчик в теле Стража убедил себя в том, что спит, и снится ему, как он стал Стражем, сильным и быстрым.
        - Давай-ка проверим, Стефан, что осталось целым после взрыва байка. Для нас теперь каждая мелочь может стать спасением.
        От руин Перми мы удалились едва ли километров на семьдесят. Сверившись в очередной раз с картой, я пришел к выводу, что нам следует немного сменить направление, чтобы еще через километров пятьдесят выйти к ближайшей общине, которая тут обитала. Синие Глины - так называлось сельцо до прихода Ассамблеи, ныне же - Малахия, в честь ветхозаветного пророка. Обитало там, согласно переписи, почти семь сотен душ постоянного населения, а еще множество охотников, которые туда заходили, чтобы обменять добычу на припасы.
        Это было самое крупное поселение в окрестных землях и, разумеется, там имелся пост Граничной Стражи. Даже не пост - представительство. В наличии были так же жрецы гражданской ветви Ассамблеи, те, которые больше занимались спасением душ, чем тел. Ранее я не хотел делать крюк и заезжать туда. Считал, что это бы стало потерей времени. Пока убедишь малахийцев в том, что говорю правду, пока те голубя отправят в епархию - сам-один быстрее доеду и весть довезу.
        Сейчас же это рисовалось мне единственным вариантом. Пусть два дня мы туда будем добираться, и еще столько же, скорее всего, мне придется потратить, чтобы достучаться до провинциальных управителей, но это всяко быстрее выйдет, чем пешком отмахать почти тысячу километров. Да и безопаснее мне с людьми будет. Не станет же Золотоголовый открывать десятки Разломов вокруг Малахии, чтобы добраться до моего воспитанника.
        Шагал Стефан бодро, с легкостью неся на плечах то немногое, что нам удалось собрать после нападения сектантов. Запасы еды дня на три, воды на день, но последнее проблемой не было - близ Камы полно притоков и ручьев. Еще удалось спасти походную постель, батареи для квача в хорошо экранированном и защищенном от ударов боксе. А вот кофр с рельсотроном взрывом повредило, как и саму винтовку внутри. Редкое и мощное оружие пришлось доломать, извлечь нужные запчасти и оставить на месте крушения.
        Большая часть датчиков, как и элементов питания к ним, сгорели или были деформированы взрывом. Из оружия Стефану остался пистолет, снова полностью заряженный и имеющий также два запасных магазина, разряженный метатель, квач, одна дымовая и одна плазменная граната. Выходить с таким снаряжением в поход против всех демонов Ада я бы не стал, но выбора нам никто не оставил. Может, удастся разжиться имуществом, когда доберемся до общины, чем-то же с нами поделятся граничники?
        К вечеру, едва начало темнеть, я скомандовал конец пути и стал с помощью мальчишки готовить лагерь к ночевке. В этот раз пришлось использовать одну лишь соль и большой запас посеребренной проволоки. И спать потом в полглаза, поскольку больше никакого «алярма» с внешнего датчика я не получу. Единственного дрона-разведчика и того пришлось выключить, чтобы сэкономить ресурс - днем в нем нужда больше, чем ночью.
        Перед отбоем я прогнал воспитанника, вооруженного сухой веткой, через серию тренировочных поединков с тенью. Двигался тот, словно корова на льду, но лишь до тех пор, пока не ловил какой-то неуловимый момент погружения, будто бы восстанавливающий его контроль над телом на прежнем уровне. С этим нужно было что-то делать: не было у нас времени на раскачку, а следующий пропущенный удар мог быть совершен не куском заточенной кости, а острой сталью, или того хуже - пулей. Но вот что именно делать и как заставить мальчишку превратиться в мангуста сразу, а не дожидаясь включения памяти тела, я не понимал.
        - Оли, - позвал Стефан уже из-под одеяла. - А видео будешь сегодня показывать?
        Вот ведь! Я со всеми этими заботами и забыл уже, что обещал парню устроить урок настоящей истории. А он, смотри, вспомнил. Несмотря на то, что сегодня испытать пришлось.
        - Довольно для каждого дня своей заботы, - в ответ я процитировал ему Матфея. Выдержка из Евангелия, на мой взгляд, подходила к случаю как нельзя лучше.
        - Пусть слова ваши будут: да, да; нет, нет, - отозвался шельмец фразой Иисуса из нагорной проповеди. Вот ведь… собачонок!
        - Чему б вас толковому учили в ваших приходах, а не со старшими спорить, - проворчал я.
        - Обещал же.
        - Стеф… Стефан, там очень непростое видео. Можно сказать - страшное. Ты после такого дня хочешь, чтобы тебе кошмары ночью снились?
        - Все равно же придется, - мальчишка произнес это с какой-то взрослой обреченностью.
        - Тоже верно.
        Пришлось признать правоту воспитанника. И в очередной раз восхититься, каким стойким был мой Стеф даже в малолетстве.
        - Тогда глаза закрывай. Сейчас появятся светящиеся пятна, поводи зрачками, глаз не открывая. Движутся вслед за зрачками?
        - Ага!
        - Хорошо. Попривыкни. Теперь что видно?
        - Рожицу. Как палкой на песке нарисованную.
        - Так и должно быть, значит все нормально прошло.
        - Ой, я лечу! Ой, мамочки, я высоко!
        - Это вид с камеры одного из спутников. Картинка будет меняться, все, что произошло, будет показано с разных ракурсов. И… постарайся не кричать, ладно?
        Глава 6
        Берит сузил глаза и шумно засопел. Впитал в себя место, куда его перенесло и засопел еще громче. Наконец разглядел за окружавшей его пеленой трон, после чего гордо выпрямился и положил левые руки на рукоять меча. Даже встречая вышестоящего, Лорд остается Лордом. Он не кланяется. Максимум - подчиняется. Но и это право - требовать от него подчинения - следовало еще заслужить.
        Призвавший его Заган имел такое право. И даже факт того, что Заган вовлек его в игру, которая Бериту не нравилась, ничего не менял. Ему не оставили выбора, впрочем, Короли никогда и никому не оставляли выбора, иначе, чтобы это были за Короли?
        - Ты явился с поспешностью, - сказал Заган.
        Он старался подчеркивать зависимость Берита. Каждым словом. Каждым жестом. Всегда. На этом держалась демоническая иерархия - правит сильный, а не правый. Случись Бериту оказаться на месте Загана - ах, какая сладкая фантазия! - именно он бы тогда давил Короля Силой. А тот бы держался так, словно в задницу ему вставили копье Михаила, но делал вид, что это не доставляет ему никакого неудобства. Однако Заган был Престолом, а Берит - Господством. Чин нельзя было изменить до Падения, сейчас же - возможно, пусть и неимоверно трудно. Берит не оставлял надежды и продолжал работать над этим.
        - Ты призвал, и я явился, - ответил он, сохраняя на лице отсутствующее выражение.
        - Твоя преданность льстит нам, Герцог. Ты готов отчитаться?
        - О чем, Король?
        Пелена перед ним вспыхнула огнем. В лицо Бериту ударило таким жаром, что кого помельче могло бы и испепелить. Не его, конечно. Не Увенчанного Золотой Короной Красного Рыцаря Баал-Берита. Но доспехи нагрелись ощутимо.
        - НЕ. ИГРАЙ. СО МНОЙ.
        Ладони лишь сильнее охватили рукоять меча, а лицо осталось таким же бесстрастным.
        - Лишь уточняю, Повелитель Тридцати Трех Легионов. Ты дал мне столько заданий, что я могу ошибиться с ответом.
        Пелена погасла, снова сделавшись едва различимой преградой между Королем и Герцогом. Но осталась столь же непроницаемой, как и прежде. Нечего было и думать, чтобы вырваться из нее, пока Заган не позволит. Голова быка, увенчанная короной из трех разросшихся рогов, приблизилась. Крылья грифона прошли совсем рядом. Миг - и демонический облик Короля сменился человеческим. За пеленой стоял мужчина, возраст которого нельзя было определить, с гладкой кожей и красными глазами. Прекрасный и ужасный одновременно.
        - Я желал узнать, удалось ли тебе исторгнуть душу из человека и вселить в него низшего? Об этом задании я хотел бы услышать отчет.
        Одержимость как оружие. Раньше Короли не думали об уловках, верили, что Силы достаточно. Теперь же - ах-ах! - им приходится импровизировать! Не самим, понятное дело, для такого нужен разум изворотливый.
        - Да, - твердо ответил Берит. - И оба человека были теми, которые называют себя Стражами.
        О том, что первая попытка провалилась, он сообщать не собирался. Он же добился успеха? Добился! А значит неудачи не было. Нужно лишь грамотно подкорректировать последствия, чтобы об этом никто и никогда не узнал.
        Конечно, Заган ему не поверит на слово - не зря же одно из имен их правителя - Отец Лжи. Каков отец, таковы и дети, так что о доверии не могло быть и речи. Он проверит. А значит заметать следы провала нужно тщательнее.
        - И? - поторопил его Король. - Ты дал им поручение?
        - Я лишь испытываю их. Мне еще неизвестно, как долго низшие духи смогут оставаться в телах ТАКИХ смертных. Велел оставаться на месте и уничтожать всех, кто заподозрит неладное. То есть - всех.
        О том, что оба низших уже погибли, он тоже не собирался сообщать. Ему же не было известно, «как долго они могут оставаться в телах смертных».
        Человек за пеленой мягко улыбнулся. Понимающе. Как отец не обделенному талантами сыну.
        «Копирует манеру Правителя!» - оскалился внутри себя Берит. Внешне же ничем не выдал своих мыслей, только едва заметно качнул головой, принимая невысказанную похвалу.
        - Мы хотим, чтобы ты продолжил, Герцог. Мы хотим больше сосудов для низших. Из ЭТИХ. ОНИ стали докучать нам.
        «Они стали докучать нам! - про себя передразнил Короля Берит. - Да они лупят вас везде последние полвека! Вы ничего не можете с ними поделать, вот и призвали того, кто никогда не желал превращать очередной мир в филиал Преисподней! Тупые кровожадные создания! Не знающие ничего об изысканности и утонченности! Все, на что у вас хватило воображения - вырезать половину человечества самыми ужасными способами, чтобы оставшаяся в живых тряслась от ужаса! Хоть ты и создан Престолом, мой дорогой Король, ты не напрасно находишься в третьем круге, а не в первом!»
        - Конечно. Мы работаем над этим. Вскоре я вернусь с хорошими новостями.
        Намек более чем прозрачный - сними проклятую Пелену. Мне надо работать, но, если хочешь, ты можешь еще немного поунижать меня. Только… не скажется ли это на настроении Правителя? Впрочем, решай сам. Ты в Силе. Пока.
        Заган снова расплылся в улыбке.
        - Ты можешь идти, Герцог. Мы ждем результатов.
        «Царь обезьян! - с презрением подумал Берит. - Ты не имеешь ничего своего, только и можешь копировать повадки других!»
        Пелена исчезла и Золотоголовый тут же закрутил вокруг себя огненный саван портала, выйдя из него уже в собственной резиденции. В реальности, а не в Преисподней. Короли могут сколько угодно твердить о том, что низвергнутые должны оставаться в своей сфере, но в мире людей ему было комфортнее. Всего-то и требовалось - воссоздать из небытия один из критских дворцов - протоэллинская культура людей нравилась ему больше прочих.
        К нему тут же подскочила невольница. Молоденькая, в любимом им возрасте, стоящая на границе между девочкой и женщиной. Упала на колени, подняв над головой золотой таз с розовой водой. Герцог велел алым доспехам измениться, превратив их в того же цвета хитон, поверх которого лег шитый золотом гиматий. Омочил кисти в воде и ласково потрепал девушку по щеке.
        Вот так должна выглядеть победа - превращение смертных в послушных, жаждущих угодить тебе рабов. В том, что устроили на Земле Короли, не было никакой красоты и изысканности - одни лишь дурно пахнущие дикари!
        Пройдя по террасе над морем, он остановился в комнате с ложем в центре. Возлег и наконец смог расслабиться под умелыми руками рабынь. Разум его все еще терзала ярость, порожденная воспоминаниями о встрече с Заганом, но вскоре она ушла. Мысли его обратились к куда более приятным материям - к планам на будущее.
        Триста двадцать семь лет назад по времени смертных, Короли смогли добиться снятия Печатей. Подробностей Берит не знал, да и не интересовался особенно, но отлично помнил, как Первый среди Низвергнутых пошел на поводу у тех, кто желал залить реальность кровью. Махнул рукой и уселся наблюдать.
        Сперва, говорят, увиденное радовало Люцифера. Недолго - вскоре примитивные развлечения низших, управляемых лишенными воображения Князьями и Владыками, ему наскучили. Но он все равно оставался довольным - любимые игрушки Творца превратились в диких зверей, а значит Великий План, о котором столько говорили, и воплощения которого так боялся Правитель, рассыпался, как прогоревшее полено.
        Миг - всего пару столетий - так и было. А затем смертные вновь преподнесли сюрприз, которыми так славились во всех Сферах. И вот уже Короли требуют помощи. Пока требуют, но вскоре будут умолять о ней. У самих воображения не хватит исправить содеянное. Правитель приказал Бериту не отказывать Загану и его дружкам из третьего круга. Герцог же решил использовать данную ситуацию для собственного возвышения.
        Низшие демоны от сотворения мира могли вторгаться в нечистые человеческие тела. Захватывать власть над ними, превращать в одержимых, жаждущих крови и прочих удовольствий. Герцог решил развить эту возможность, довести ее до совершенства, а в качестве целей для духов избрал тех, кто охранял овец от волков. Стражей, этих несносно горделивых воинов Сына.
        В этом была ирония и стиль. Ударить противника его же рукой. Заставить бояться тех, кто бормочет «лишь на Тебя уповаю!» Показать, что никто не способен защититься от вторжения, сколько не тверди молитвы.
        Одновременно с этим еще нужно было Королей унизить, при этом так, чтобы на их фоне вознестись. И посмотрим тогда, как крепка Пелена Загана!
        Улыбка тронула полные губы Берита. Пальцем, превратившимся в коготь, он провел по бедру одной из массажисток, с наслаждением вдыхая запах крови и страха, в то время, как обе ладошки девушки продолжили разминать ему плечи.
        Глава 7
        Полная синхронизация наставителя и Стража, вот что это было. Я не показывал видео. Я вместе со Стефаном смотрел его. Или, точнее, обращался к собственной памяти, куда была помещена запись, и воспитанник смотрел ее вместе со мной.
        Фильм - так это называлось. Склеенный из множества фрагментов и ставший цельным видеоряд, в котором демонстрировалась история падения человечества. И начиналась эта история с Огненного Дождя.
        Входя в атмосферу и тотчас вспыхивая, на Землю падали сотни космических кораблей. Больших и малых, навечно прикованных к низким орбитам, где и были созданы, и собранные для бесконечного челночного движения. Их защитные системы были отключены или уничтожены, и они действительно напоминали дождь из пламени, который Создатель обрушил на головы своих беспечных детей.
        Тогда, в первый день, никто не знал, что практически одновременно в каждом из кораблей, на каждой из огромных, снабженных искусственной гравитацией и воздухом, орбитальных станций открылись Разломы. Тысячи Разломов. Из которых внутрь хлынули сотни тысяч демонов, круша все на своем пути и убивая всех, не важно, оказывали те сопротивление или нет.
        Это выяснилось к вечеру первого дня, когда специалисты отсмотрели сотни часов видеозаписей и километры записей бортовых систем. Уже после того, как Огненный Дождь обрушился на города и поселения людей. Демонов внутри падающих кораблей, естественно, не было.
        И вывод, который сделали силы орбитальной обороны, был для них совершенно очевидным - на землян напали инопланетяне. Те самые злобные твари или братья по разуму - зависит от точки зрения - встречи с которыми люди всегда жаждали и одновременно боялись. Как люди, покорившие атом, сделавшие Марс пригодным для жизни, а над Европой построившие парящие города-платформы, могли поверить в то, что их атакует сам Ад? В двадцать седьмом веке от рождества Христова уже не осталось места для мифов прошлого.
        Но попытка связаться с флотом, который можно было мобилизовать для защиты колыбели человечества, равно как и с прочими колониями в системе, ни к чему не привела. Словно их внезапно не стало. Паникующие люди попытались организовать сопротивление вторжению силами планетарной обороны, но она не продержалась и дня.
        К исходу первых суток, Разломы стали открываться уже на поверхности планеты. Множество огромных инфернальных врат, выплевывающих в нашу реальность орды тварей, описать которых не способен был и самый талантливый рассказчик. Некоторые походили на что-то знакомое - Ящеры, Крысы и Гончие. Других, которых позже стали называть Князьями и Владыками, воображение людей того времени отказывалось воспринимать, как нечто цельное. Комья слизи, колонии щупалец, зубастых пастей и звериных глаз.
        Даже сейчас, в записи, смотреть на этих тварей без содрогания было невозможно. А если прибавить к этому волны ужаса, которые они распространяли, становилось понятно, почему демоны так легко поставили на колени цивилизацию, освоившую всю Солнечную систему.
        Кадры сменялись один за другим, демонстрируя картины избиения человечества. Отрезанного от космоса, вновь запертого на родной планете, не понимающего, что происходит, и от этого, вероятно, не способного оказать какого бы то ни было сопротивления.
        Нет, люди, конечно, не сразу легли на кровавые алтари. Планетарные вооруженные силы поднимали в воздух летательные аппараты, бросали в бой тяжелую технику и пехоту. Многие сражались: полиция, войска специального назначения, обычные обыватели. Но большая часть из них лишь продавала свои жизни подороже, и к концу дня стало понятно, что битва, едва начавшись, проиграна. Второй день много позже назвали днем Открытия Разломов.
        План снова сменился - день третий. Теперь камеры уличного наблюдения и внутренней безопасности отдельных зданий фиксировали процесс Дикой Охоты. Объективы бесстрастно снимали, как множество небольших охотничьих партий демонов, состоящих, как правило, из Гончих и Крыс, искали попрятавшихся или догоняли бегущих людей. Их не убивали - сразу. Гоня, словно скот, полосуя шипастыми бичами, их гнали на площади и там…
        Этому не было слова ни в одном из человеческих языков. Как назвать избиение сотен тысяч человек, если не миллионов, происходящее по всей планете? Их разрывали на части, резали, пожирали, пили кровь. Их сжигали в фонтанах вырывающегося из-под земли огня, варили в кипятке и в масле, сдирали кожу, а под конец дня начали резать на жертвенниках. Причем, делали это уже не демоны.
        Князья и Владыки лишь смотрели, низшие твари только охраняли, а ножи из черного металла были в руках у людей. Сломленных, запуганных или просто признавших власть новых хозяев. Тех, которых позже стали называть Темными Слугами - жрецами демонов.
        Именно они во второй раз залили землю кровью. На их жертвенниках расстались с жизнью не меньше людей, чем во время дня Открытия Разломов. А ведь человечество тогда было многочисленно, только на Земле проживало около двадцати миллиардов.
        Потоки крови лились три дня - камеры, которые никто и не подумал выключать, продолжали снимать эту мерзкую жатву. К исходу шестого дня после Вторжения, они зафиксировали первые проявления магии. Черную волшбу, полученную Темными Слугами от своих господ. Ритуалы, для которых требовались подчас жизни сотен людей. Магия даровала жрецам могущество, и они стали править остатками запуганного человечества.
        А демоны ушли. В седьмой день на Земле не зафиксировали ни одного Разлома, ни одной охоты и ни одного жертвоприношения. Может быть, они где-то и совершались, невидимые для объективов, но, скорее всего, нет. Слишком прямая была аллюзия на Акт Творения. Вывернутая наизнанку, как и все, что делал Враг рода человеческого.
        С восьмого дня все продолжилось, но уже в куда меньших масштабах. Демоны бродили по планете, как по гигантскому супермаркету - были такие большие торговые лавки, в которых можно было купить все что угодно. Они уже не резали свой скот просто так - выбирали. Зачастую устраивали за каждой своей жертвой охоту, в результате которой было не вполне понятно, умирал человек от ужаса или потому что хребет ему ломала когтистая лапа адской твари.
        Причем, в основном, это делали низшие. Высшая каста демонов появлялась в нашей реальности редко, зато в их честь на алтарях в муках расставались с жизнями сотни людей в день. Темные Слуги становились могущественнее с каждым днем и щедро платили за дарованную силу.
        Этот период стал началом Темных Веков. Временем, когда Земля, а, скорее всего, и все ее колонии, превратились для демонов одновременно в охотничьи угодья и игровую площадку. Люди ушли из городов, стали жить в лесах и горах. Немногие прятались, большинство же предпочитало отдавать в жертву относительному спокойствию жизнь своих близких. Что, впрочем, не являлось гарантией безопасности.
        Дальше системы видеонаблюдения не заглядывали. Сломались или были обесточены. Да и люди больше не появлялись там, где они были установлены. И поэтому в самом конце образовательного видео шли картинки того прошлого, что мы потеряли.
        Величественные города, где здания из стали и стекла взмывали к небесам, подобно множеству Вавилонских башен. Огромные космические корабли, пересекающие тьму космоса. Сады в пониженной гравитации лунных поселений. Терраформированный Марс. Парящие над поверхностью Венеры жилые модули. Кольцо вокруг Цереры, внутри которого жили люди. Все, чего наша цивилизация достигла и чего лишилась.
        Затем изображение перед внутренним взором Стефана сделалось статичным, показывая застывший посреди тьмы светящийся крест. Голос диктора перешел к тому, как несколько выживших и сохранивших веру во времена Темных Веков священников обнаружили, что способны изгонять демонов и закрывать Разломы. Причем так закрывать, чтобы в месте, очищенном от скверны, они впредь никогда не открывались. О том, как они тайно собирали единомышленников, создавали первые безопасные поселения, вооружали первых Стражей оружием прошлого.
        Голос рассказывал о подвигах веры, которые совершили первые Святые Воины. О их жертве - почти все они погибли в сражениях с демонами, и о надежде, которую они подарили человечеству. Крохотные ростки жизни, взламывающие окаменевшую от горя, крови и страха землю - вот кем они были.
        Видео ничего не говорило о том, как Церкви удалось это сделать. Подобное считалось тайной и оберегалось с невероятным тщанием. Мирянам, да и низшим чинам, вроде нас со Стефаном, достаточно было такого объяснения - вера и оружие. К тому же, по большому счету, так и было.
        Потом стих голос, погас крест и наступила тишина, которую нарушал только глухой вой. Стефан плакал. Текли слезы из его закрытых глаз. Сдавленные рыдания душили грудь. В горле стоял ком, а нос был заложен. Все это я фиксировал датчиками медбота, активировав его на всякий случай - вдруг понадобится дать мальчишке успокоительное. В училищах видео показывали под присмотром медиков - слишком уж яркие образы оно демонстрировало. Полагаю, я был первым наставителем, который решил дать своему воспитаннику представление о реальной истории нашего вида в полевых условиях.
        Я не мешал Стефану. Не успокаивал его и не ободрял. Он должен понять и прочувствовать все, что произошло триста лет назад. Избавиться от своих детских воззрений на прошлое, чтобы затем восстать и работать на будущее. Чтобы оно было.
        Жестоко? Да. Но мир жесток. И в нем очень непросто выжить. Особенно, когда оказался за пределами общины.
        Понимая, что образовательный ролик полон пробелов, я ждал его вопросов. И дождался их спустя девять минут.
        - Они были такими сильными… - подавив очередной всхлип произнес Стефан.
        - Да.
        - Почему они не сражались?
        - Они разучились. Их жизнь была похожа на рай, все, что они могли придумать, можно было получить просто так или за деньги. Они разучились бороться и застыли в своем счастье, как муха в меду. Только представь - вся Солнечная система, все ее ресурсы и возможности, работали лишь на то, чтобы они вкусно ели, развлекались и придумывали новые способы удивить друг друга. Они перестали быть людьми задолго до того, как демоны сделали их скотом.
        - Но у них было оружие!
        - Человек - оружие. Его вера - и щит, и меч. Остальное - лишь технические приспособления. С ними может быть проще и легче, но без основы, без стержня, они не более, чем холодное железо. Знаешь ведь, как в Священном Писании зовется человек? Душа живая. Их души были мертвы до того, как слуги Сатаны погубили вместилища.
        Стефан молчал. Всхлипывал все реже и реже. А потом уснул. На это я и рассчитывал. Детская психика и ее защитные механизмы, хвала Создателю. А еще он так и не спросил, как случилось, что демоны вдруг вышли из преисподней и обрушились на человечество. Еще спросит, конечно. Только вот однозначного ответа на его вопрос я дать не смогу. Да и никто не сможет. Мнений на сей счет, естественно, очень много, но вот с фактами - не очень. Ассамблея многое смогла восстановить, но далеко не все.
        Он спал, а я охранял его сон. Слушал звуки ночного леса через немногочисленные датчики, и размышлял. Не о том, что делать дальше - это был решенный вопрос. О прошлом. О том, как свет двадцать седьмого века сменился Темными Веками, о которых мы почти ничего не помним. И о том, удастся ли нам когда-нибудь вернуть Землю себе.
        Сейчас Ассамблея контролировала и могла назвать спокойными только территории Восточной Европы. Там люди жили в относительной безопасности, там уже более семидесяти лет не открывался ни один Разлом, а рожденные там дети считали демонов сказками, которыми матери пугают, добиваясь послушания. В кресте четырех епархий: Питерской, Киевской, Нижегородской и Гданьской, общинники по-прежнему посыпали солью дверные пороги и кропили окна святой водой, но больше по привычке, чем реально опасаясь появления инфернальных тварей.
        Только московская зона - сам древний, лежащий в руинах мегаполис, и его окрестности - по-прежнему являлась опасной землей. Слишком много зла там было совершено, слишком много пролилось крови. И слишком сильны были закрепившиеся там Темные Слуги. Но придет и их час.
        За пределами же четырех епархий, и того, что находилось внутри их границ, как и раньше располагались охотничьи угодья демонов. Ближе к Кресту - поменьше, дальше - больше. На Сибирь Ассамблея уже нацелилась, выстроила редкую цепочку стационарных постов и почти безопасных поселений, вроде Синих Глин, но работы предстояло еще очень много. Нужно было не только запечатать все открытые Темными Слугами Врата, но и очистить саму землю, чтобы сделать невозможным появление Разломов. Восстанавливать всегда сложнее и дольше, чем терять.
        Я настолько погрузился в эти свои думы, что только ветка, хрустнувшая под чьей-то ногой метрах в пятидесяти от нашей стоянки, вернула меня в реальность. В доли секунды проанализировав звук, направление, силу ветра и температуру, я пришел к выводу, что к нам движутся два человека. Через несколько секунд, подняв в воздух заряжавшийся дрон, я уже видел их. Они крались к нам, четко зная при этом, где находится лагерь.
        Мальчишка и трех часов не проспал. Жаль его будить, но не умирать же ему по причине моей сердобольности. Сиреной вырвал его из забытья, тут же заговорил:
        - Тихо. Ничего не говори, не спрашивай. Тридцать метров к северу от тебя - не туда смотришь, левее! - два человека. Идут скрытно, где мы находимся, скорее всего, знают. Возможно, разведчики сектантов, смогли пройти по следу. Или кто-то из Темных поисковую магию задействовал. Не двигайся, просто повернись так, чтобы квач достать. Жди моего сигнала.
        К чести Стефана, он не задал ни одного вопроса. Только кивнул и, немного переигрывая, зевнул. Потом поворхался, в результате чего ладонь оказалась прямо на рукояти лежащего рядом оружия.
        - Я сейчас активирую ночное зрение. Шагов на двадцать будешь видеть все, как днем, только без цветов. С непривычки может затошнить - сдержись, Христа ради.
        Неизвестные как раз приблизились на это расстояние. Сели за кустарником и тихим шепотом, неслышным для человека на таком расстоянии, но вполне разборчивым для дрона, что висел над их головами, принялись совещаться.
        - … да один он! И след один был.
        - Може, ловушка, а? Може, Темных рабы нас подлавливают?
        - Это кабы знали про нас…
        - Може, волшбой нашли?
        - Гринь, ты ж видел сечу. Страж это! Положил рабов и ушел.
        - Може и нет. Може, из рабов кто выжил и хоронится терь. Был бы Страж, нас засек бы за версту, знаш какая чуйка у них? А мы уже вон как подошли, а он дрыхнет.
        - Или не дрыхнет.
        - Може и так. Давай чутка ближе. Только сторожно, а то посекет еще.
        Оба были мужчинами. По голосам - лет тридцати, примерно. По лесу ходили тихо, только один раз хрустнувшей веточкой себя и выдали. Охотники, не сектанты. Скорее всего, не они. «Може», как говорил один из них. Все это я и довел до Стефана, пока ночные гости крались к нам поближе. И когда до тех осталось шагов десять, воспитанник, не вставая, произнес:
        - Пригласил бы к костру, да нет его. Так выходите, не прячьтесь. Если не рабы Темных, то вреда не причиню.
        Хорошо, что голос у него остался прежнего Стефа. Густой, чуть хрипловатый. Сейчас ему удалось даже воспроизвести его насмешливую интонацию.
        - Или бегите - догонять не стану, - добавил он, следуя моим инструкциям, когда охотники не вышли из кустов. - Только поспать дайте, устал за день.
        - Так ить немудрено, Страж! - донеслось в ответ из кустов. - Столько рабов Темных покрошить! Видели мы. Не серчай, что крались - места опасные. Выходим мы.
        Глава 8
        Прол и Гринь - это были настоящие имена ночных визитеров, а не прозвища или сокращения - действительно оказались охотниками, которые решили отправиться по нашим следам после того, как обнаружили побоище возле сгоревшего гравицикла. Будучи следопытами, бродящими по Диким Землям с момента, как научились ходить, они поняли, что Страж выжил и ему может понадобиться помощь. И хотя были нехристями, вполне обоснованно рассчитывали на ответную благодарность с его стороны.
        Нехристи. Можно сказать, еще одна сила, поднявшая голову после Темных Веков. С ними Ассамблея держала вооруженный нейтралитет. Не преследовала, не обращала в истинную веру (не то что бы не пробовала), не требовала отказаться от своих воззрений, хотя и не одобряла последние. Зато при необходимости пользовалась их услугами, ведь проводники по опасной территории из них выходили самые лучшие.
        Они не верили в Господа, не почитали вообще никаких богов и уж совершенно точно не поклонялись нынешним хозяевам Земли - демонам. Напротив, с последними они враждовали и даже порой давали по зубам. Пусть и действовали не в таких масштабах, как Церковь.
        Зная на опустошенных вторжением Землях каждый уголок, нехристи могли появиться там, где их никто не ждет, нанести удар и раствориться, словно их и не было. Как правило, были они неплохо вооружены артефактами из прежних времен, кроме того, жизнь в условиях, когда воздух может поплыть и исторгнуть из себя адских тварей, развил во многих из них чутье. Особое, позволяющее предугадывать появление Разломов. А у некоторых, по неподтвержденным данным, появились способности, которые ранее встречались только у Темных Слуг. Магия.
        Одного этого было достаточно, чтобы Ассамблея, считающая, что она одна должна обладать монополией на чудеса, относилась к нехристям с враждебностью. А ведь те были еще независимы, свободолюбивы и довольно зубасты, когда на их стиль жизни кто-то покушался.
        Но жизнь не так проста, как хотелось бы иерархам Церкви, порой в ней приходится сотрудничать и с теми, кто тебе не очень нравится. Без проводников-нехристей Зауралье до сих пор оставалось бы вотчиной демонов. Все это я быстро рассказал Стефану, пока ночные гости подходили к стоянке и устраивались рядом.
        Охотники были настроены к Стражу дружелюбно. С осторожностью, конечно, с готовностью быстро поменять свое отношение и действием это подтвердить. Но пока мы не давали повода к агрессии, они вели себя вполне достойно. Как путники, которые не желают никому зла, встретившиеся ночью в лесу с другими такими же.
        - Ох и наделал ты там дел, Страж! - восхищенно пел Прол. - Сам-один такую прорву рабов Темных порубил! Вот прям respektierung!
        Последнее слово - уважение - он произнес отчего-то на немецком языке. То ли был он ему родной - мало ли - то ли просто завел себе такую привычку умничать. Я, конечно, Стефану перевод сделал, а себе пометил - повнимательнее с ними. Слишком уж образованные для этих мест.
        Прол был невысоким молодым мужчиной с сальными длинными волосами, торчащими из-под отороченной мехом енота шапки. Лицо его, совершенно обычное, читалось, как открытая книга - все, что он говорил, отражалось на нем. Такой вот бесхитростный охотник, от которого никаких неожиданностей не ждешь. Если не приглядываться к глазам - умным и внимательным, которыми он поглядывал на Стефана.
        Вооружен он был не как Бог на душу положит, а вполне солидно. Винтовка в рост, причем какая-то странная, я упоминания о подобных даже в архивах не встречал. На поясе, кроме кучи подсумков с различными охотничьими мелочами, висели два внушительных ножа, а в пластиковой кобуре на бедре - пистолет.
        Его товарищ, любитель проглатывать окончания слов, выглядел совсем не так, как я его себе представлял, пока тот сидел в кустах. По говору предполагал увидеть этакий дремучий валежник: борода лопатой, не высокого, но кряжистого лесовика. А вышел к лагерю классический «первый парень на деревне». Выше среднего для мужчины роста, худощавый, но не до болезненности, с лицом… не знаю… мечтательно-одухотворенным, что ли? Он совершенно не походил на охотника, который большую часть своей жизни проводит в лесах, скорее уж на разбивателя женских сердец.
        А еще у него были очень примечательные глаза. Большие, слегка даже казалось, навыкате. Масляно поблескивающие в скудном свете небольшого костерка, который он же и развел, они, как ни странно, делали его еще привлекательнее.
        Из оружия Гринь имел мощный гнутый лук в туле, который носил на поясе, а, занявшись костром, прислонил к дереву. В ножнах на голени имелся короткий прямой нож, как и винтовка Прола - со старых складов. А еще носил броню - простеганный в несколько слоев кожаный нагрудник с металлическими бляхами и такие же пластины на плечах и бедрах. «Современный» новодел, к тому же не очень подходящий охотнику. От кого ему так защищаться? От оленей и коз?
        - Чего тут сектанты забыли, а? - проворчал он. - Их тут нечасто встретишь. Восточнее держатся, километрах в ста пятидесяти от руин. Може, спецом за тобой пришли?
        - За мной, - ответил Стефан, которому я рекомендовал быть в меру откровенным с нашими гостями. - С демонами неподалеку схлестнулся. Да еще обидел кого-то из Высших, вот он и злится.
        - Обидел? - хохотнул Прол. - Обидел? Что ж ты учинил, что они за тобой боевую ватагу рабов выслали? Да еще и вооружили гранатометом?
        Вроде в тему, вроде шуточка, а я подобрался сразу и велел Стефану придержать язык. После чего озвучил ответ, который он должен произнести.
        - А ты мне покажешь, где такую чудную винтовку нашел?
        Улыбочка Прола стала кривой - понял, что зашел за грань. Кивнул, признавая правоту Стража, зло зыркнул на Гриня, который искренне хохотнул.
        - Нет, а правда. Что за оружие? Пулевое? Импульсное?
        - Игольник, - Прол ответил не очень охотно. - У вас что, нет таких?
        - Не встречал еще. Хорошая винтовка?
        - Дальнобойная. Урон не очень, но тут от боеприпаса зависит. И бесшумная, для таких как мы это важнее.
        И тут же сменил тему.
        - Так что, Страж? Какие планы? Нужна помощь?
        Вот мы и подошли к делу. Нехристи - не добрые самаритяне, не просто так по следу граничника шли. Выгоду свою они всегда блюдут, а помощь представителю нижегородской епархии может быть полезной, ведь большая часть артефактов на складах у Ассамблеи лежит. Хотя, глядя на их снаряжение, я понимал, что и они могут кое-что достать.
        - Смотря чем можете помочь.
        - Смотря, что ты хочешь.
        - Добраться до Малахии. А оттуда до епархии. Мой транспорт уничтожен.
        - Мы видели, да. А одному, да без байка, тебе тяжко придется.
        - Скорее всего.
        - Примешь помощь?
        - Чем отдариваться придется?
        - Десяток энергоячеек к квачу.
        - А не жирно?
        - В самый раз, мы ж не навязываемся.
        Стефан кивнул. Едва шевеля губами спросил у меня:
        - Это много?
        - Довольно-таки.
        Исходно квач являлся стандартным элементом вооружения штурмовой пехоты на космических кораблях. Только там это оружие имело практический смысл, ведь стрелковое и энергетическое оружие могло повредить целостность корабля. До Темных Веков люди ведь тоже не только в мире жили. Были политические фракции, были корпорации с частными армиями, защищающими их интересы. Землю это мало трогало, большая часть конфликтов происходила в космосе, на станциях и в колониях, где люди только начинали закрепляться. Поэтому здесь квач был оружием редким.
        Не каждый граничник его получал, в первую очередь ими старались оснащать таких, как Стефан - бродяжников. Поэтому странно было, что нехристи попросили именно энергоячейки - выходит, что у них был по меньшей мере один клинок.
        - У нас же нет столько? - Стефан снова обратился ко мне.
        - Нет. Две штуки только.
        - Тогда…
        - Они не просят сразу, парень. Они проводят до Глин, тьфу ты, до Малахии, а там мы уже у местных возьмем.
        Если дадут, конечно. Вещь, как я уже говорил, редкая и ценная. Такого количества может и не оказаться в небольшой общине.
        - Давай поторгуемся, Стефан. Умеешь торговаться?
        - Бывал на ярмарках…
        В итоге, мы смогли сбить цену, озвученную нехристями до четырех штук. Причем благодаря не моим умениям и опыту, а Стефановым - у него будто бы жилка торговца проснулась. Все равно выходило много, по моему мнению, но отказываться от помощи прекрасно знающих эти места людей я не собирался. Не в ситуации, когда воспитанник сделался ребенком и растерял большую часть снаряжения.
        - Договорились. За сколько до Малахии доведете?
        - Не загадывай, Страж. Дурная примета, - отозвался Прол. - За столько, сколько потребуется.
        - Може, расскажешь, почто за вами демоны увязались? Так нам проще буде…
        Угроза, которую нес Золотоголовый своей новой силой, была общей и для Ассамблеи, и для нехристей. Но - не были мы с последними союзниками. Стоит ли с ними делиться информацией или не стоит? Я больше склонялся ко второму варианту. И так отношения не простые, да и в епархии по голове за болтливость не погладят.
        - Высшему по зубам дали, - ответил Стефан. Причем сделал он это без моей подсказки. Словно почувствовал, что нельзя охотникам говорить об одержимых. - Обиделся.
        Прол улыбнулся, но глаза остались серьезными - не поверил. Настаивать, однако, не стал. Покивал - ладно, мол - и поднялся.
        - Тогда с денницей и выдвигаемся.
        Я не успел среагировать - просто ничего подобного не предвещало. Стефан неуловимым движением качнулся вперед и тыльной стороной ладони легонько хлопнул Прола по губам. Тот, не ожидая такого, замер в изумлении. Как и Гринь.
        - Следи за тем, кого поминаешь! - холодно и очень по-взрослому молвил Стефан. - Ночью Отца Лжи по имени звать! Ты ему служишь?
        Приходское и общинное воспитание во всей красе. Денница - утренняя звезда, как и Люцифер - светоносный. Одно из его имен, которые, впрочем, вполне можно произносить, как днем, так и ночью - никакой магии тут нет. Но не для выходца из общины, веру Христову почитающего наравне с собственными, порой довольно дикими, воззрениями.
        Я велел Стефану заткнуться и начал подбирать аргументы, чтобы сгладить возникшее с союзниками напряжение. Нельзя к нехристям со своим уставом, никак нельзя!
        Но ни слова выдать не успел. Прол пружинисто поднялся и исполнил что-то вроде поклона. Обозначил его, наклонив голову, и совсем чуть-чуть - корпус.
        - Спасибо за науку, Страж, - искренне произнес он. - Совсем мы с Гринем в лесах одичали, забыли основы.
        Стефан серьезно кивнул. Я смотрел на это представление и думал о том, что старость - не состояние тела. Стареть человек начинает с разума. И я, хоть и был лишь копией человека, старел. Так долго был Стражем, так долго ходил наставителем, так глубоко пропитался знаниями Ассамблеи, что стал сквозь них смотреть на тех людей, которых защищал. Считал некоторые вещи настолько очевидными, что и проговаривать их совершенно не имело смысла.
        А воспитанник мой, такой же продукт воспитания темной и малограмотной эпохи, на чутье одном подобрал к нехристям ключик.
        Старею.
        Практически сразу после этого люди стали укладываться спать. До рассвета имелось еще несколько часов, так что стоило их потратить на отдых. Тем более, что охотники пообещали с утра задать довольно быстрый темп.
        Я же остался на бдении, слушая лес и размышляя. О разном. Например, о том, что было известно Ассамблее о нехристях. В загруженных на мои накопители было довольно много сведений о них, следовало их лишь обновить.
        Нехристи, называемые также атеистами, хотя это в корне неверно, не то что бы не верили в Творца - они отрицали его персонификацию в виде Святой Троицы. Так-то жить в наше время и игнорировать высшие силы - глупость несусветная. Поэтому нехристи заменили Господа на обезличенный «Вселенский разум», демонов назвали пришельцами из иных планов - параллельных миров, наплодили целый воз правил и примет, и в такой системе координат живут себе. А мы потом десятилетиями выколачиваем это из общинников.
        Колдовство, вновь пришедшее в мир с Открытием Разломов, и которое в глазах любого верующего являлось мерзостью, они тоже не делили на доброе и злое. Считали, что оными его делают люди и их намерения. А еще они верили, что Церковь намеренно давит любое проявление магии, поскольку видит в ней угрозу своей власти.
        Переубедить свободолюбивых бродяг было невозможно, да никто в Ассамблее такой задачи себе и не ставил. Как правило, они уходили с земель, где власть Церкви была сильна. Земля вновь стала огромной и места на ней хватало всем.
        Остаток ночи прошел без происшествий и с утренней зарей мы отправились в путь. Шли действительно ходко, дорог и троп избегая. Я периодически сверялся с картами, отмечая, что выбранное направление выдерживается точно. И удивляясь тому, как охотники ориентируются в непролазных лесах. По всему выходило - если ничего нам не помешает, то выйдем к Малахии мы к завтрашнему полудню.
        Разговоров нехристи не вели - берегли дыхание. А я, пользуясь относительным спокойствием и безопасностью, просвещал Стефана относительно этой братии. Да и просто развлекал любознательного паренька историями о том, как устроен мир за пределами его общины. Чего время терять?
        В частности, рассказал воспитаннику про Синие Глины, куда мы держали путь в данный момент. Поселение это обладало неоднозначным статусом, как и многие другие пограничные общины. С одной стороны - встало под руку Ассамблеи, построило церковь и выплачивало десятину за размещение на территории постоянного поста Стражей. С другой - малахийцы на моления ходили, как на именины дальнего и нелюбимого родственника, догматы веры смешивали с собственными суевериями, а граничников считали кем-то вроде охотников.
        В общем - фронтир фронтиром. Рассадник вольнодумства, ереси и крамолы. Но важный при этом плацдарм для освобождения окрестных земель из-под власти демонов. Так что приходилось терпеть.
        Через пять часов пути охотники предложили сделать привал. Расположились возле каких-то руин - у меня на карте они даже отмечены не были. Может, поселок тут раньше был, может, какое-то производство. Сразу и не поймешь - пара торчащих из земли металлических, проржавевших насквозь, ферм, да основательные бетонные фундаменты, которые можно обнаружить, если походить по зарослям. Даже удивительно, что за три века руины не растворились в разросшихся лесах без следа.
        Мальчишка впервые увидел памятники прежней цивилизации. Да и где бы ему, ведь его родная община была построена с нуля вдали от древних населенных пунктов. Поэтому он наскоро перекусил и спросил, можно ли ему посмотреть на руины вблизи. Я переадресовал вопрос охотникам и, получив ответ, что ничего опасного там нет, дал свое разрешение.
        Скорее всего, это был поселок. Или даже усадьба. Жилье для одной семьи и несколько разбросанных вокруг хозяйственных построек. Согласно архивам, незадолго до Темных Веков у людей появилась тенденция к такому вот образу жизни. Вдали от суеты многомиллионных городов, в тишине и окружении близких людей. Возможно даже, это поселение просуществовало какое-то время после Огненного дождя и Открытия Разломов - демонов больше интересовали крупные населенные пункты. Вполне может быть, здешний люд прожил тут несколько лет, откупаясь от новых хозяев жизнями своих близких или пойманными в окрестностях беглецами. Бог им судья, если так.
        Сказать что-то более конкретное, глядя на проржавевшие балки и поросшие мхом бетонные блоки, не представлялось возможным. Да Стефану это и не требовалось. Он, словно завороженный, ходил по останкам поселения, трогая руками приметы прошлого и, кажется, только сейчас начинал понимать, что все в ролике было правдой. Что действительно на Земле жили люди, которые не боялись выходить за ограды общин, что летали по небу машины, а в космосе плыли гигантские корабли и станции.
        Я не мешал - понимал, что с ним происходит. Молчал и ждал, когда воспитанник закончит осмотр. Заодно прислушивался к тому, что говорят отдыхающие поодаль нехристи. Ничего такого - обычный неторопливый треп двух уставших мужчин. Про нас, точнее про Стефана, ни один из них и слова не обронил.
        А потом я вдруг перестал их слышать. Внезапно, словно звук отрезали прямо посреди очередной реплики. Вместе с голосами нехристей пропали и прочие звуки: шелест листвы, трели птиц - вообще все. Даже шороха шагов собственного воспитанника я не слышал - только шум его бьющегося сердца.
        Над нами раскинули Ловчую Сеть.
        Глава 9
        И сразу же я сделал вывод, что это охотники. Что это они по неизвестной мне пока причине решили сменить сторону. Догадка подтверждалась еще и тем, что я перестал их видеть.
        Понятия не имею, что заставило нехристей так поступить. Может быть, они догадались по не очень убедительному поведению Стефана, что со Стражем что-то не так? Или изначально заманивали нас сюда, чтобы ограбить и завладеть остатками снаряжения? Что ж, тогда у них почти удалось: усыпили бдительность торгом, провели половину пути до Малахии, а теперь решили напасть.
        - Продолжай вести себя так, словно ничего не происходит, - велел я воспитаннику. - Над нами Ловчая Сеть.
        Пояснять, что это такое, не стал. Но Стефан - умница - обошелся без вопросов. Прошептал одним губами слово «понял», и продолжил бродить между блоками, оглаживая их поросшие мхом бока. А я отдал все внимание дрону, пытаясь определить, где находятся наши проводники, и не мог этого сделать. Пришлось опустить разведчика ниже, под кроны деревьев, что тоже результата не дало. Охотники пропали.
        Удивительно в насколько непролазные чащи умудряется превратиться лес, стоит людям ненадолго (в историческом значении) отойти от дел. Жизнь, придавленная нами, поднимает голову, видит отсутствие конкуренции и включает алгоритм «плодитесь и размножайтесь», который верен для любого творения Господа. Деревья растут ввысь, пространство между ними заполняет кустарник. Там, где кроны деревьев стянулись в непроницаемую завесу, царит полумрак и сырость.
        Мы как раз оказались в таком месте. Не самый удачный выбор для того, чтобы принять бой. Ругая себя последними словами, я вел Стефана прочь отсюда, туда, где солнечный свет хоть немного проникал внутрь. Мы с ним по-прежнему делали вид, что ничего не заподозрили, просто увлеклись разглядыванием поселения древних и слегка заблудились. Одновременно я гонял дрона вокруг нас, безжалостно выжигая ресурс своего последнего летающего глаза. Пытался понять, откуда произойдет нападение.
        Ловчая сеть. Охотнички-то наши - не просто нехристи. Это сектанты - только рабам демонов такое колдовство доступно. Мне с ним лишь раз приходилось сталкиваться, а Стефану - тому моему старому Стефану - ни одного. Засечь применение этой магии довольно просто, достаточно иметь немного внимательности. Одна из верных примет - воздух сгущается и гасит любые звуки. Полностью. Ни молитву не произнести, ни экзорцизм не выкрикнуть. Да и взаимодействие в группе падает, только и остается, что с наставителем говорить. Темные Слуги это колдовство в основном против таких, как мы, применяли.
        Но как притворялись, а! Сидели в кустах и бормотали, зная, что их слышат! Целое представление для нас разыграли! И говорок этот у Гриня… Как я мог на него клюнуть?
        Тот, про кого я вспомнил, появился из-за дерева в пяти шагах впереди. Внезапно, словно тень от дерева отделилась. Вскинул лук и выпустил в Стефана стрелу.
        Все это произошло за время меньшее, чем требуется сердцу сделать один удар.
        Я послал импульс нанитам в левой ноге и они заставили икру сократиться. Тело воспитанника качнулось в сторону, потеряв равновесие. Стрела прошла мимо.
        Но не с левой стороны - над головой.
        Гринь стрелял не в Стефана!
        Прежде чем мысль успела оформиться, камера дрона уже повернулась назад. И обнаружила в тридцати шагах человека, который зажимает горло, пытаясь понять, откуда у него там появилась стрела.
        Охотники нас не предали.
        Лес вокруг сразу наполнился людьми. Они выныривали из-за деревьев, спрыгивали с ветвей, казалось, даже из-под земли вылезали. Голые, раскрашенные татуировками по всему телу и многочисленными шрамами, они были вооружены причудливыми дубинами, напоминающими лапы Ящеров, и короткими клинками из черного железа. Лица их были скрыты за масками, разрисованными под морды низших демонов.
        Сектанты. Но не такие, в столкновении с которыми мы потеряли байк. Те были ватажниками, вольной бандой, поклоняющейся демонам, по сути - обычными разбойниками. Эти же - гвардией Темного Слуги. Фанатично преданные своим повелителям и их ставленнику.
        - Стефан, двигайся к Гриню. Он на нашей стороне.
        Охотник, пуская стрелу за стрелой, умудрялся еще и рукой махать, мол, давайте ко мне! Прола видно не было, зато результаты его дел - вполне. То один, то другой раб Темного вздрагивал от попадания и падал на землю.
        Я увел Стефана за дерево и огляделся, формируя план. Нападающих было много, десятка три-четыре, не меньше. Двигались они совершенно бесшумно - Ловчая Сеть глушила все звуки. Потери их не пугали - уже шестеро сектантов пали мертвыми, но они все равно продолжали переть вперед, словно убийство Стража было для них смыслом жизни. Хотя, возможно, так и было.
        - Стеф. Действуем. Охотники отрабатывают на дальней дистанции, ты - на средней. На двадцати метрах отстреливаешь тех, кто приблизился, из пистолета. Потом берешь квач и работаешь в ближнем…
        Я не успел закончить, так как в планы некто внес свои коррективы. В виде бесшумно летящего в нашу сторону сгустка огня. Гринь тут же бросился в одну сторону, Стефан без всякого понукания - в другую. За спиной мягко качнулась земля, ударила Стража в пятки и подбросила в воздух. Левое плечо опалило огнем, но в целом подопечный не пострадал.
        - Туда! - я принудительно повернул голову воспитанника в ту сторону, откуда прилетел Адов Пламень. Убедился, что он смотрит в нужном направлении, и добавил. - Там Темный Слуга. Надо пробиться к нему, иначе нам конец.
        Проклятая Ловчая Сеть не давала возможности взаимодействовать с охотниками. Так бы крикнул, чтобы они нас прикрыли, и рванул. Оставалось надеяться, что они и сами сообразят: Страж ломится сквозь ряды нападающих не просто так. И поддержат атаку.
        Так и вышло. Стефан поднялся, сжимая в левой руке пистолет, а в правой квач, и побежал вперед. Вставший ему навстречу верзила, тело которого кроме татуировок и шрамов было «украшено» вживленными в кожу металлическими кольцами, размахнулся дубиной, но закончить удар не успел. В горло, прямо под маску ящера по самое оперение вошла стрела Гриня. Другой, тоже высокий, в маске, размалеванной красными и желтыми полосами, схватился за живот, который вдруг превратился в кровавое месиво. От третьего отмахнулся воспитанник, отрубив сектанту руку, и оставив его беззвучно орать от боли.
        Я едва успевал сообщать Стражу о новых целях, которых оказалось значительно больше, чем я насчитал в начале. Хорошо хоть, заходили они на нас широкой цепью, рассчитывая окружить. Это сыграло им дурную службу - когда Стефан пошел в прорыв, они не смогли обеспечить плотного заграждения, в котором бы тот увяз. А так он просто прорвал редкую цепочку гвардейцев Темного Слуги и вышел, как говорят кадетам на уроках тактики, на оперативный простор.
        Впрочем, сектанты довольно быстро сообразили, куда прорывается Страж, и бросились за ним. С камеры дрона я видел, как охотники, оставшиеся позади, без устали стреляют по татуированным спинам, но остановить противника не успевают. Полное презрение к собственной жизни - только у гвардейцев такое можно встретить.
        Теперь все зависело от Стефана. Его скорости и его решимости. Ведь жрец демонов вряд ли будет один, у него в охранении, наверняка, остались самые лучшие воины. Вполне возможно, вооруженные артефактами прошлого, а то и обученные, как и сам Темный Слуга, магии.
        Он уже ждал нас. Точнее, она. Женщина, довольно красивая, в противовес своим подручным, не «украшавшая» свое тело татуировками, шрамами и прочей сектантской мерзостью. Выше среднего роста, светловолосая, одетая лишь в тончайшие золотые цепочки, которые издали смотрелись как кольчужное платье. Издевательски улыбающаяся, глядя на бегущего к ней Стража. И взмахом руки останавливающая готовых рвануть нам наперерез телохранителей. Я не слышал, что она произнесла - прочел по движению губ.
        «Я сама».
        Настолько уверена в себе? Настолько сильна? Стефан был от нее уже метрах в пятнадцати, оставив позади всю гвардейскую свору. Три-четыре удара сердца и квач снесет эту светловолосую голову с плеч. Но она не боится…
        - Падай! - крикнул я.
        Воспитанник так привык выполнять мои команды без раздумий, что даже скорость снижать не стал. Как шел, так и упал на землю, пропахивая руками и подбородком прелые листья и влажную лесную почву.
        В тот же миг над ним с силой прошла воздушная волна. Не горячая, ведьма не Адов Пламень пустила. Что-то другое из своего убийственного арсенала, распространявшее по пути следования холод и ауру тлена.
        Коса Абигора. Заклинание, в которое, как и во все прочие у Темных Слуг, вливается жизненная сила убитых на алтарях людей. Туманное лезвие, высасывающее тепло и режущее любые преграды на своем пути. Стефан уткнулся носом в вспаханный дерн, а я смотрел на картинку с дрона и видел, как заклинание врезается в преследующих нас гвардейцев и несется дальше, оставляя за собой разрубленных на куски приспешников.
        - Стреляй!
        Воспитанник, кажется, даже целиться не пытался. Поднял руку с пистолетом и выпустил шесть пуль в направлении ведьмы, которые темными вспышками сгорели в окружающем ее магическом щите.
        - Вперед!
        Но мы не успевали. Даже если бы я взял тело под контроль и, рвя сухожилия, бросил его в атаку, мы бы все равно не успели. Вокруг рук Темной вновь появилось марево магии…
        Но не успело превратиться в заклинание. Из глубины леса, кажется, оттуда, где мы оставили Гриня, прилетела стрела, горящая словно кусочек Солнца, и ударила колдунью в грудь. Щит и золотые висюльки, сквозь которые проглядывали соски, стрела достойной защитой не посчитала.
        Если бы Стефан уже не лежал, его обязательно сбило бы с ног взрывной волной, которая последовала сразу за яркой вспышкой магии. Тело служительницы демонов просто исчезло, но, как выяснилось чуть позже, не бесследно - еще несколько секунд после взрыва обугленные куски плоти Темной Слуги и ее гвардейцев стучали по земле, как какой-нибудь дождь.
        «Отлично! - подумал я. - Гринь, ко всему, еще и маг! И что мне теперь с этим делать?»
        Впрочем, вопрос был весьма преждевременным. Ведьма погибла, а множество ее гвардейцев еще нет. И пусть они пока шокированы смертью госпожи, вскоре придут в себя. Нелепо рассчитывать, что теперь они в страхе разбегутся.
        - Сектанты за спиной. Убивай, - приказал я Стефану.
        Свое внимание я поровну поделил между воспитанником и дроном. Последним я искал охотников, от которых мы отдалились метров на сто. Нашел их почти сразу. Прол устроился на дереве и оттуда спокойно, как на стрельбище, поражал движущиеся мишени из своей огромной винтовки. Гринь, судя по всему, растративший уже все свои стрелы, резал потерявших лидера гвардейцев в рукопашной. Двигался он словно лесной кот, мягко перетекая из одного положения в другое. Казалось, что он скользит сквозь воздух и лишь слегка касается противников клинком, но от этих касаний они падали замертво.
        Когда к битве присоединился Стефан, она быстро превратилась в резню. Ошеломленные сектанты даже толкового сопротивления не оказали. То есть сражаться-то они сражались, но прежнее презрение к собственным жизням их явно покинуло.
        Десятью минутами позже, проконтролировав, чтобы никто из упавших рабов Темной уже никогда не поднялся, мы собрались вместе. В той самой точке, где стрела света разорвала на части ведьму и ее телохранителей.
        Стефан ошалело осматривался и, кажется, собирался блевать. Я речитативом бормотал ему «держись, парень, держись, нельзя, чтобы охотники видели слабость Стража», а сам внимательно изучал лица нехристей. На которых в равных пропорциях смешивалась усталость, уходящее возбуждение боя и удовлетворение от хорошо сделанной работы.
        Брезгливостью, в отличие от моего подопечного, никто из них не страдал. Гринь, словно кусок засохшего дерьма, тронул носком сапога окровавленную женскую кисть и произнес, непонятно к кому обращаясь.
        - Значит Страж у нас не один ходит…
        Хотя почему непонятно? Вполне себе понятно - реплика его была обращена ко мне. И он ждал ответа даже не от Стража, а именно от меня.
        Существование наставителей - не такая уж и тайна. Считай, каждый мальчишка из общины о нас знает. В знаниях этих, как водится, всякой ерунды куда больше, чем правды, но все-таки. А вот жители фронтира, куда власть Ассамблеи вместе со светом веры Христовой пришла хорошо если пять-десять лет назад, вроде как не должны были. Даже не потому, что от них это скрывалось, просто - кто бы рассказал? Наставителей немного, далеко не каждый воин при жизни заслуживает право продолжить свою борьбу со злом после смерти. Да и ставят их только бродяжникам, вроде моего Стефа, а они парни не болтливые.
        А нехристи знали. Не догадывались, а именно знали. Как-то смогли определить мое присутствие в теле Стража и теперь желали расставить точки над латинской буквой.
        - Я буду говорить, - сказал я Стефану и, дождавшись его разрешения, взял на себя управление речевым аппаратом. Давно такого не делал, с последнего Трибунала, через который всех граничников прогнали после битвы под Москвой.
        - Меня зовут Оливер Тревор. Я цифровая копия личности Стража, уже много лет как умершего естественной смертью. Я наставитель, как вы уже догадались. С этим разобрались?
        Нехристи синхронно кивнули и даже на шаг отступили. Переход от обычной речи Стефана, им уже знакомой, к моему монотонному и безэмоциональному голосу стал для них неожиданностью.
        Меня это позабавило. Два битых и опытных нехристя, только что принявших бой с гвардией Темного Слуги и убивших последнего, вдруг испуганно отшатываются, услышав голос наставителя.
        - Предлагаю тот факт, что в теле одного Стража находятся две личности, обсудить позже, - продолжил я тем временем. - А прямо сейчас поговорить о магии, которую один из вас, скорее всего Гринь, применил в бою с Темной Слугой.
        В руки они себя взяли довольно быстро. Да и то верно, на этих землях впечатлительные особы долго не живут.
        - Мы-то готовы быть откровенными, дохлый Страж, - произнес Прол, в этой парочке явно бывший неформальным лидером. - И про магию тебе расскажем, не сомневайся даже. Но только после того, как ты нам поведаешь, какого рожна за тобой эту сучку отправили? Это же не ватажники-дикари! Это жрица, мать ее, а до ближайшего Стола Крови триста верст по бурелому. Значит, пришла она сюда порталом, а это же какую кучу Силы потратить пришлось!
        Справедливое замечание. И требование. Похоже, что ничего иного, кроме как рассказать им всю правду, нам не остается. В принципе, подлости от них я не ждал - хоть и нехристи, а сражались вместе с нами, не бросили и не сбежали. Одно мне только мешало быть с ними откровенными - магия. Проклятое колдовство, которым люди не должны владеть, поскольку в мир его принесли демоны. И неважно, что охотники получили его не в качестве дара от Владык, а уже родились в мире, пропитанном магией. Неважно и то, что для своих заклинаний они используют не темные ритуалы и кровь жертв, а только лишь энергию, по миру разлитую.
        Важно другое - Церковь, точнее, Ассамблея, считает магию мерзостью. И каждый носитель ее должен быть уничтожен. Одно дело, когда ты подозреваешь нехристя во владении Силами надчеловеческими. На это можно временно закрыть глаза, особенно в подобных нашим обстоятельствам. Совсем другое, когда знаешь. Согласно уставу, Страж должен предпринять все меры, чтобы задержать мага и доставить его в ближайшую иерархию на суд. При невозможности подобного - уничтожить на месте.
        И скрыть подобное для граничника-бродяжника невозможно. Одной из функций наставителя является формирование подробных отчетов обо всем происходящем во время службы. Я делаю это без вариантов, без «хочу - не хочу». Просто пишу все. А приходя в любую епархию, отдаю ревнителям. Их еще инквизиторами в гданьской епархии называют.
        Так что стоит мне раскрыть рот и рассказать охотникам о том, что некий высший демон научился создавать одержимых из Стражей, как это впоследствии будет расценено Трибуналом, как сговор с противником. Да и ударом по доброму имени Ассамблеи. Служители церкви, в тела которых, как в тела каких-нибудь грешников, можно вселить демона, растеряют всяческий авторитет.
        И промолчать нельзя. Даже не потому, что нехристи нам помогли и я чувствую себя должным это сделать. По причине куда более простой - без их помощи нам со Стефаном не дойти даже до Малахии. Золотоголовый не пожалеет никаких сил и ресурсов, чтобы не дать нам добраться до Ассамблеи и там рассказать о новых возможностях Врага.
        Куда, как говорится, не кинь - всюду клин.
        Стефану я все свои размышления проговорил. Не для того, чтобы разделить ответственность, просто - его это жизнь, а не моя. И тот, к моему удивлению, твердо решил, что с охотниками нам следует быть откровенными.
        «Ты понимаешь, что Ассамблея не даст тебе жить после того, как мы доберемся до Новгорода? В лучшем случае упрячут в темницу до конца дней - то, что ты знаешь, слишком опасно, чтобы дать тебе свободу. А скорее всего, сразу после Трибунала тебя казнят. С формулировкой «за пособничество Врагу рода человеческого».
        «Понимаю, дядька Оли, - беззвучно отозвался пацаненок. - Но это важнее моей жизни».
        Такой вот он, мой Стеф. Даже в одиннадцать лет таким был…
        - Мы направляемся в Нижний Новгород, поскольку обладаем очень важной информацией, - вслух произнес я. - И преследует нас высший демон, которого низшие называют Золотоголовым. Эта тварь как-то научилась вселять демонов в тела людей. Любых людей, не только грешников, которые сами открывают им путь.
        Глава 10
        - Вот почему у вас, святош, такое предубеждение к магии?!
        Не иначе как от долгого молчания в дороге, Прола потянуло на темы философские. Но не на отвлеченные, к примеру, о смысле жизни или о том, какая она, эта жизнь, будет, когда демонов изгонят из мира, а напрямую связанные с нашей непростой ситуацией. Другими словами, захотелось нехристю победы в споре о магии и вере. Который, в общем-то, и спором было нельзя назвать, скорее короткой перепалкой.
        После боя с Темной Слугой мне требовалась ясность. Я открыл спутникам правду о нас и потребовал ответной откровенности. Интересовали меня способности Гриня, а еще больше - сведения о его источнике и пределе Силы. По счастью с первым выяснилось, что относится он к «урожденным», то есть тем, кто уже родился с проклятым даром и мажескую энергию черпает из мира, а не из крови и смерти. Действительно удачно вышло - в противном случае мне пришлось бы убить колдуна, невзирая на то, что он с товарищем спас нам жизни. А урожденного, пусть и со скрипом зубовным, я как-нибудь мог потерпеть рядом с воспитанником.
        Попросил только - не потребовал, а именно по-хорошему попросил - магии во время путешествия больше не творить. Даже если угроза будет смертельная. Потому как лучше жизнь потерять, чем душу бессмертную. Ведь одно дело, когда маг сам за Стража вступился, а тот о Силе его не знал, и совсем другое - если знал и даже в своих целях для защиты, например, использовал. Особенно, с учетом уровня его Силы, который был значительно выше среднего.
        Вот после этого моего пояснения Прол и взорвался. Ну как же - они нам жизнь спасли! Не сбежали, хотя и могли, вступили в бой с превосходящими силами противника, а этот неблагодарный дохлый Страж теперь решил в мораль поиграть! Наговорил гадостей, хоть уши Стефану зажимай, оскорбился и плюнул под ноги.
        Я же не иначе как по дурости стариковской принялся ему объяснять, что слова мои не для обиды произнесены были, а лишь для очерчивания границ и… Ей-ей, лучше бы молчал. Прола перекосило окончательно, он вырвался вперед и до недавнего времени шел молча, только порой фыркая, как свирепый еж. А теперь, стало быть, решил поспорить.
        Я уже давно замечал такое у людей: чем меньше ты уверен в верности своего мировоззрения, тем больше хочешь спорить о чужом. Что подтверждало и поведение Гриня, кстати. Нисколько на меня не обидевшегося, хотя из охотников именно он и был магом.
        - Почему вы спокойно используете оружие цивилизации, которая привела в наш мир тварей из иных планов, а вот магию считаете злом? - не получив ответа на первый вопрос, Прол сразу же задал второй.
        Стефан хмыкнул. Воспитанный в общине, где детей пугали сказками о демонах и колдунах, он не видел никакого противоречия в обозначенном охотником примере. Колдуны зло, поскольку служат демонам - об этом все знают. К чему доказывать очевидное?
        К счастью, парень не пожелал свое мнение выразить более открыто.
        - Нет, серьезно! - вновь столкнувшись с молчанием, Прол остановился перед Стефаном и уставился на него злым взглядом. - Сила, как и любая иная вещь в мире, не несет в себе зла или добра. Все зависит от того, кто ее использует! Слышишь, дохлый Страж?
        Он хотел поговорить не со Стефаном, а именно со мной. Мне же ввязываться в эту разновидность теологического спора совсем не хотелось. Свое мнение я не изменю, его - тоже. Так чего воздух сотрясать?
        - Давай каждый из нас останется при своем? - озвучил Стефан мою реплику.
        - Просто будешь идти и считать меня дерьмом? - Прол не унимался.
        - Ты же не маг.
        - Ну не меня, Гриня! Вот что, по-твоему - Гринь дерьмо? Он ведь вам обоим жизнь спас, между прочим! Та тварь положила бы вас, ни квач, ни иное какое оружие щит ее бы не пробило.
        - Квач пробил бы.
        - Но ты не успевал!
        - Нет. И мы благодарны за помощь. Только потому, что Темная Слуга была убита, ее гвардейцы превратились в обычных размалеванных сектантов.
        - Но продолжаете смотреть на нас, как на дерьмо!
        - Може, Страж тебя обидеть не хотел, - буркнул Гринь. Ему тоже надоел зудеж напарника. - Може, он понимае, что спор всегда к ругани только.
        - Schei?e! - сплюнул охотник. - С каких это пор ты-то защитником святош заделался?
        - А откуда такая любовь к немецкому? - желая сменить тему, спросил я. То есть, Стефан, но по моей просьбе.
        - Прол книжку одну нашел, - охотно подключился Гринь. - Прочел там, что лучше немецкого для ругательств нет языка. Терь где може, там и ище слова. И учит.
        Мы уже подходили к Малахии. По словам охотников, пройти нам оставалось верст пять. Да и без их слов было ясно - все чаще встречались приметы того, что люди в окрестностях бывали частенько. Сама дорога, вдоль которой мы двигались, но на которую не выбирались, множество тропок в лесу, проложенных охотниками и собирателями, изредка встречающиеся места прежних стоянок. И мусор. Не то чтобы много, но он всегда сопутствует человеческому жилью.
        - Все беды людей от узколобого фанатизма! - Прол упрямо повернул разговор в прежнее русло.
        «А ведь он даже цену за свои услуги не попытался поднять! - подумал я в этот момент. - Это было бы совершенно оправдано и логично».
        - Беды людские проистекают из гордыни, самонадеянности и неверия, - отозвался я. - А был бы я или Стефан фанатиком, ты бы уже на костре горел.
        - Вот про это я и говорю! - на намек про костер Прол не обиделся, обрадовавшись, что я позволил втянуть себя в дискуссию. - Не хватает вам, святошам, широты взглядов! Чуть что в канон не укладывается - на костер!
        - Да уж какая тут широта взглядов. - Стефан позволил говорить его голосом, устав озвучивать все мои слова. - Или на демонов как-то иначе можно смотреть? И на жертвы, которые Темные Слуги в их честь режут?
        - Ну они-то зло…
        - А у зла нет оттенков, Прол! Черный, как его ни назови, черным и останется. Нет светло-черного или слегка черного.
        - У баб есть… - ввернул Гринь, явно озвучивая наболевшее. Не иначе, подружка запросила в подарок шаль цвета «фуксия».
        - А у оружия? - не растерялся Прол. - У оружия есть цвет? У пистолета или квача? Им ведь и демона можно убить, и обычного человека. И доброго, и злого. Что оно тогда - не зло?
        Для того, чтобы самим верить во что-то, многим людям требуется, чтобы и окружающие их веру разделяли. Прол как раз принадлежал к их числу.
        - Зло, - ответил я. - Без оттенков - зло. Но зло соразмерное. Ты ведь, чтобы чирей вскрыть, не топор берешь? И не из пистолета его простреливаешь?
        - Магией мира не уничтожить…
        - Как знать. Может и нет, - я едва удержался, чтобы не сказать, как Гринь «може». Очень у него заразительно выходило. - Зато душу бессмертную - с гарантией.
        - Началось! - протянул охотник. - Как у святош кончаются аргументы, так они к душе обращаются! Кто эту душу видел?
        - Демонов до Темных Веков тоже не видели. Считали чем-то метафорическим, аллегорией на человеческие пороки и грехи. Сейчас ты их видишь. И дела их тоже. Почему же душа для тебя по-прежнему - миф?
        Прол ненадолго замолчал, но не признав мою правоту, а готовя новые доводы в защиту своей позиции. Хорошо хоть не увлекся настолько, чтобы перестать окрестности оглядывать.
        - Допустим, душа есть, - неохотно признал он после некоторого молчания.
        - Аминь.
        - Но почему вы, церковники, продолжаете служить тому, кто позволил демонам вторгнуться в наш мир? Почему ваш Бог молчал и не вмешивался, когда лились реки крови? Почему сейчас никак себя не проявляет? Может, он слаб и больше не в силах сдерживать Зло?
        Разговор наш в конечном итоге неизбежно пришел к единственному возможному выводу. Единственному для нехристя, естественно. На этом и строится их отрицание власти Бога - он не вмешивается. При этом в расчет не берется, что нынешние времена - не первые в истории, когда человечество стояло на грани уничтожения. Взять хоть бы Великий Потоп, где геноцид рода людского был не настолько однозначным, как пытались представить противники Церкви.
        Надо было сворачивать эту беседу - пару верст ею сократили и ладно. Не потому, что у меня не было аргументов против позиции охотника, просто Стефан слушал все это, а разум одиннадцатилетнего мальчика лучше таким не смущать.
        - Ничто без воли Его не происходит. Но Он наделил нас свободой воли не для того, чтобы всю ответственность можно было возложить на него. Не нужно приписывать Ему то, что люди сами сделали.
        - Это что же?
        - Не говори, что вскрывая склады и схроны древних, вы не нашли ответа на этот вопрос. Словарь немецкого куда более редкий артефакт, чем знание о том, что стало причиной Открытия Разломов.
        - Это только гипотеза!
        Но тон его сделался куда менее запальчивым и уверенным. Я угадал - нехристи знали.
        А вот Стефан - нет. В фильме, который я ему показывал, ничего не говорилось о предыстории гибели человеческой цивилизации.
        О чем он тут же спросил. Я решил отвечать вслух - и воспитанника просветить, и на доводы охотника ответить.
        - Принцип Парда. Гипердвигатель. Иначе называемый варп-двигателем. Устройство, способное пронзать время и пространство, ворота человечества за пределы Солнечной системы. Пара часов пути - и космический корабль у Альфы Центавра. Или у того желтого карлика, где астрономы обнаружили планету, едва ли не копирующую Землю. Первые поселенцы там даже успели высадиться. Ты же читал об этом, Прол?
        - Это гипотеза… - упрямо молвил тот.
        - Ой ли? А заключений ученых того времени, которые били в набат об опасности принципа Парда, ты не встречал в архивах? Они же не просто паниковали - основывали свое мнения на доказательствах. О том, что двигатель разрывал саму ткань мироздания! Об изнанке Всевещности, где даже законы нашего мира не работают? По-твоему, Господь это сделал? Вложил в головы ученых необходимые знания, которые привели их туда, где людям быть не должно? И сорвал Печати?
        - Это лишь твое мнение…
        - Закончили, Прол. Есть две точки зрения: твоя и моя. Менять убеждения никто из нас не собирается. Я Страж, пусть и дохлый, как ты выражаешься, а не ревнитель. Я не буду тебя наставлять на путь и спасать твою душу. Ты знаешь вполне достаточно, чтобы сделать это сам. Что касается магии…
        - Я знаю, - Гринь произнес фразу так тихо, что мы его едва расслышали. - Используя эту Силу, я душу в грязи валяю.
        - Лучше и не скажешь.
        - Но эта Сила нужна нам. Сейчас.
        - Не осуждаю, Гринь. Твое решение, твоя душа. Но в нашей компании тебе лучше воздерживаться от использования магии.
        С точки зрения мирянина - хоть общинника, хоть нехристя, - это странно. Ненависть Церкви к магии казалась абсурдной, держащейся на фанатизме священства, узурпировавшего право на чудеса. Но только если не знать того, что было известно Ассамблее. Она ведь много сил и времени тратит не только на борьбу с демонами, но и исследованиями занимается. Изучает прошлое человечества, чтобы во всеоружии встречать будущее. И природу магии познает. Как сражаться с Врагом, если ничего не знаешь о его оружии?
        Но правду Церковь раскрывает неохотно - это так. А некоторые секреты и вовсе навсегда запирает в подвалах Гданьской цитадели - вместе с их носителями. К подобным относились и сведения о магии.
        Миряне знали, что в мир колдовство пришло вместе с демонами. Точнее сказать (и это знание общедоступным не являлось), импульсом стал сам факт снятия Печатей - магия в мире была всегда, но сдерживалась силой оных. Знали обычные люди, что выходцы из Преисподней награждали своих слуг Силой, топливом для которой служила жизнь и кровь. Но большинство из них понятия не имели, что проклятый дар можно было получить при рождении. Сами урожденные маги об этом старались не распространяться, опасаясь преследования, а на территории, подконтрольной Ассамблее, за соблюдением тайны следили ревнители. Которые отбирали детей с магическими способностями у родителей и скрывали их от мира.
        Как правило, урожденные не использовали ритуалы и заклинания Темных, хотя они и не были от них закрыты. Работали с сырой Силой, которая теперь бесконтрольно разливалась по миру, особенно сильно проявляясь в местах массовых казней - Столов Крови, и Разломов. То есть, по сути урожденные пользовались последствиями человеческих жертвоприношений, хотя и всячески это отрицали.
        При этом нельзя сказать, что Церковь бескомпромиссно уничтожала всех владеющих магией. Тех, кто добровольно отказывался от проклятого дара, не преследовали, позволяли жить обычной жизнью, лишь проверяли порой. А некоторых и вовсе брали на службу. Например, в Новгородской епархии служил ревнитель, двадцать лет назад принявший сан и с тех пор ни разу не призвавший запретную Силу. Служил людями и Ассамблее, спасая души и очищая тела.
        Так что я был категорически не согласен с Пролом, называющим служителей Церкви узколобыми фанатиками. В основе служения всегда, как и прежде, лежала свобода воли и выбора. Которая, разумеется, не относилась к Темным Слугам, их прислужникам и сектантам - эти свой выбор сделали, навсегда запятнав души сношением с Тьмой.
        Была еще одна разновидность магов. Самая опасная, опаснее даже Темных Слуг. Полукровки, называемые так же нефилимами. Плоды противоестественного союза людей и демонов, которые, как известно - падшие ангелы. С этими чудовищами Церковь разговоров не вела, уничтожая их везде, где находила, не считаясь с потерями.
        Хотя я и использовал множественное число, до сих пор Ассамблея сталкивалась только с одним полукровкой. Называл он себя Велесом и жил сорок лет назад в Киеве. Сила его была велика - позволяла земле превращаться в болотные топи под ногами противников. Церковь в борьбе против него потеряла сотни воинов и десятки Стражей. Но справилась! Хоть нефилим говорил, что он бог, а смертных считал расходным материалом, сила истинной веры наглядно продемонстрировала, что Бог - один.
        Других самопровозглашенных божков в наших краях не обитало, они вообще предпочитали регионы потеплее. Исключением был лишь называющий себя Отцом Бурь полукровка, устроивший себе царство на территории бывшей Англии. Были сведения о нефилимах в землях монголов, доходили слухи о междоусобных войнах племенных божков африканского континента. Но правда это была или нет - Ассамблея пока не знала.
        - Здесь уже можно и на дорогу выйти, - прервал мои размышления Гринь. - До Синих Глин около версты осталось, тут ваша братия службу несет.
        Были бы руки - перекрестился бы! Честно говоря, после столкновения с Темной Слугой я уже разуверился, что Золотоголовый даст нам добраться до Малахии. Уж больно сведения у нас были горячие, не считался высший демон с потерями среди рабов своих.
        - Хорошо - отозвался Стефан.
        - Ты, Страж, не серчай на Прола, - непонятно к кому из нас обращаясь, добавил колдун. - Он хороший охотник. И человек добрый. Ревнителей он не любит, к Стражам-то с уважением.
        Прол как раз шагал метрах в семи впереди и слов своего напарника не мог слышать.
        - Чем они ему так насолили? - уточнил я, хотя уже догадывался об ответе.
        - Он раньше на ваших землях жил. В какой-то там Благодати или Вознесении - не упомню. Жену имел, детей трех, мальков совсем. В церковь на службы ходил, был, как гриться, общинником. А потом оказалось, что жена его - ведьма. Ну, с даром, понимае? Никому зла не делала, но колдовала тихо над скотом, да на здоровье. То у него все в делах и ладилось-то.
        - Ревнители ее забрали?
        - И деток тож. Всех - с даром оказались. Два сынка и доча. Може, казнили, може, в подвалах до сих пор держат - неведомо. А его оставили.
        И он озлобился. Понятное дело. Тяжело это, хотя и ревнителя Благодати или Вознесения - откуда там Прол родом? - я прекрасно понимал. Четыре человека с проклятым даром в общине - это опасно. Пусть трое еще за мамкин подол держались, но если жена силу применяла, выбора у ревнителя не осталось. Известно же, что подобное к подобному тянется. А кому нужен прорыв низших в периметре безопасных земель? Хватает и того, что Москва в центре церковных территорий злом сочится…
        Прола я понимал - кровь не вода. Отказаться от плоти своей, даже зная о скверне, трудно. Вот и подался общинник Прол на фронтир, примкнул к нехристям и сделался охотником. Это как раз не удивительно.
        Удивительно, что после этого он смог Стражу руку помощи протянуть.
        Глава 11
        Малахия, которую охотники упрямо именовали Синими Глинами, была селением большим и хорошо укрепленным. По периметру его окружала стена из толстых бревен, скрепленных металлическими скобами, и покрытых священными символами. Пробить такую преграду сходу не сможет и Высший демон, да и крепость стен не стала бы единственным препятствием на его пути. Ассамблея умела защищать свое, а потому держала в каждом крупном селении небольшой гарнизон, в который обязательно входила звезда[1 - Речь идет о шестиконечной звезде Давида.] Стражей и парочка ревнителей. Причем один из последних непременно должен был быть мастером в «чине изгнания»[2 - Аналог экзорцизма в ортодоксальном христианстве.].
        Но прямо сейчас на воротах стояли обычные ополченцы, из местных. Не бог весть какие воины, в кожаных панцирях поверх обычных одежд общинников, да с саблями на поясах. Положенные им по уставу рогатины они небрежно прислонили к стене, и лениво прикрывая глаза от солнца ладонями, осматривали проходящих.
        Они не были заслоном на пути демонов, случись тут поблизости Разлому открыться. Не с их вооружением - с миру по нитке - с адскими тварями тягаться. Стояли воротники больше для порядка, чтобы любой селянин видел, что покой его охраняют и придут на помощь, если таковая понадобится.
        На случай нападения в арсенале Малахии имелось оружие помощнее и люди посерьезнее. А на мирный день и таких общинников хватало.
        Завидев приближающуюся парочку охотников, сопровождающих человека, который никем, кроме Стража-бродяжника быть не мог, охранники подобрались и даже за рогатины схватились. Не для угрозы нам - для солидности. А еще я издали заметил, что они затеяли прятать под броню бронзовые защитные амулеты, которые до этого висели открыто.
        Меня это насмешило. Во-первых, от того что магии в этих висюльках не было ни на грош, а во-вторых, потому что народная молва опять спутала Стража с ревнителем. Это инквизиторы на увлечение амулетами смотрели косо, случалось даже епитимью накладывали. А Стражам вся эта мишура до одного места была. Спокойнее человеку, когда на нем разрисованная блестяшка висит - ну и пусть носит. Миряне вообще существа суеверные.
        Другое дело, что порой попадались среди внешне безобидных амулетов серьезные обереги, напоенные Силой. За ношение таких карали хоть и не смертью, но сурово. Нечего демонам дорожки прокладывать!
        - Ну вот, доставили, - проговорил Прол, последнюю версту на Стефана старавшийся даже не смотреть. - Все по уговору.
        - Мы понимае, что у тебя нет с собой того, что нам нужно, - добавил Гринь, - Но слову твоему верим. Ждем в «Берлоге», это корчма у торговых рядов. Не заплутае.
        - Договорились, - отозвался Стефан. - Сейчас с местными Стражами вопросы улажу, и сразу к вам. А то может вы со мной? Быстрее свое получите.
        - Не. Подождем. Слишком много святош, да еще ревнители же…
        Мы покивали друг другу с пониманием и разошлись. Охотники направились в сторону торговых рядов, которые в центре селения располагались, мы же с воспитанником окликнули одного из воротников и попросили его проводить нас до штаб-квартиры Ассамблеи. Тот охотно согласился. Ну еще бы - вечером будет всем рассказывать, как с бродяжником накоротке говорил.
        - Народу-то сколько! - выдохнул Стефан, едва мы отошли от ворот и окунулись в здешнюю толчею.
        В Новгороде так-то людей побольше будет, да и суета не чета здешней. Но для мальца, который не видел ничего больше своей общины на тридцать-сорок дворов, и Малахия казалась огромным городом. Я тоже слегка одичал в походах и испытывал легкий дискомфорт, когда расходиться с каким-нибудь мирянином приходилось едва ли не локтями друг друга касаясь. Постоянно срабатывали охранные протоколы, большую часть которых в селении пришлось отключить.
        - Глины… Малахия, то есть, центр здешних земель! - гордо поддакнул воротник.
        Представился он, хотя его и не спрашивали, Сергом, и, видать, вообразил себя гидом, который должен гостям городка все о нем рассказать. Такой вот местечковый патриотизм.
        Откуда ему, совсем молодому парню, знать, что я тут уже бывал. Еще в теле и силе, когда эмиссары Ассамблеи только взор в сторону здешних земель обратили. Помнил я Глины, тогда просто крупное сельцо на сто, может даже и меньше, дворов, обнесенное худым частоколом, которое откупалось от демонов ежегодными жертвами. Помнил о том, как нас тут приняли, не поверив сперва, что требы чудовищам больше приносить не нужно. И как пришлось начисто вырезать всю здешнюю знать - урожденных магов, тоже помнил.
        Сейчас здесь все выглядело почти как в церковных землях. Многие люди ходили без оружия, на улицах гуляли женщины и дети, причем походили они вовсе не на вечно настороженных жителей фронтира. Многие малахийцы, завидев Стража, улыбались и даже кланялись ему - искренне, не держа камня за пазухой.
        Единственным отличием Малахии от, скажем, Благодатного, было наличие охотников. То тут, то там встречались суровые мужчины, носившие доспехи, как у Гриня и, такие же как у него, меховые шапки - явно знаки цеховой принадлежности. В отличие от обычных общинников, они смотрели на Стефана неприязненно.
        - Не любят они вашего брата, - заметив, как Стефан косится на очередных охотников, произнес Серг. - Раньше-то они в славе были, чуть какая проблема - к ним на поклон шли. У них же и подготовка, и оружие было, да и местность они знают. Теперь все больше к вашим. Это и надежнее, и дешевле, хе-хе. Поговаривают, что охотники вообще хотят из Малахии уйти. Восточнее, куда власть Ассамблеи еще не добралась.
        Вполне ожидаемое решение, если это действительно так. Двум хищникам в одном загоне не ужиться, и уходит всегда тот, кто слабее. Но даже так Ассамблея использовала охотников - те первыми придут в совсем уж дикие места, где заложат основы порядка. Церкви лишь останется доделать начатую работу и установить свой закон.
        - Но открытых конфликтов не бывает? - уточнил я через Стефана.
        - Боже упаси! - несколько нарочито перекрестился Серг. Двумя пальцами, что характерно. - Не надо нам такого! Да и не дали бы мастера-ревнители до такого дойти. Они допреж разговоры разговаривают, смягчают, как это, сердца рьяные.
        Столько в воротнике было неестественности, столько показной набожности, что мне даже противно стало. А Стефан - ничего, за чистую монету принял. Примерно так и разговаривали в его родной общине, только вот там-то верили в то, что говорили.
        В Малахии же явно имелся конфликт между властью пришлой, то есть Ассамблеей, и прежней, представленной нехристями, многие из которых были урожденными магами. Без Веры, а в их случае - Силы, по местным лесам не особенно-то походишь.
        Так, за разговорами, мы и дошли до приметного особнячка, который являлся штаб-квартирой Ассамблеи. Крепкий сруб в два этажа, в котором можно и жить, и оборону держать, узкие оконца, крытая дерном крыша. Большой двор, скрытый от любопытных глаз селян высоким глухим забором, массивная, из толстых досок сложенная калитка, запертая изнутри.
        Воротник остановился у нее и постучал. Сильно, требовательно - иначе бы и не услышали. Когда прошла минута и никто на стук не вышел, он пожал плечами, и повторил процедуру.
        Стефан ухватился за доски и взлетел на забор. Там и замер, не решаясь спрыгивать. У калитки, метрах в трех, сидели в напряженной позе два здоровенных пса. Молча сидели, не лаяли, только смотрели так, что спускаться к ним не возникало никакого желания. Дескать, слазь, мяско, нас уже очень давно не кормили.
        Это были волкодавы, специально натасканные на демонов. Они их чуяли и с некоторыми даже могли на равных сражаться. У каждой звезды Стражей было несколько подобных помощников. Ну, по крайней мере понятно, что мы по адресу явились.
        - Хозяева! - закричал Стефан, удивительно легко сохраняя равновесие. - Долго гостям под дверями стоять?
        Собаки на его крик только ушами дернули и все. Ни брехать не стали, ни за хозяевами отправляться - сидели, смотрели на Стража и ждали. Наконец, дверь особняка отворилась и на крыльцо вышел ревнитель.
        Я сразу понял, что это был именно ревнитель, а не Страж, хотя он был не в форменной рясе, и не носил каких-то опознавательных знаков. Обычный мужик средних лет, одетый в домотканые штаны и рубаху, в овчинном жакете - как ему не жарко, лето же? Лицо у него было характерное. Строгое, с поджатыми губами, и глазами, привыкшими всюду ересь искать.
        - Страж Стефан Дуров, - крикнул воспитанник. - Отворяй, брат.
        Я, конечно, не ждал, что ревнитель прямо вот так бросится с крыльца открывать нам калитку. Не по чину, инквизиторы вообще такие - хлебом не корми, дай внутреннее достоинство показать. Но и такого настороженного взгляда не ожидал.
        Неторопливо спустившись и прошествовав через двор, ревнитель остановился чуть позади собак и осмотрел сидящего на заборе Стефана.
        - С какой целью прибыл, брат?
        Вот это что сейчас было? Такое ощущение, что селение в опасности, даже в осаде, а ревнитель обращается к брату по вере с вершины крепостной стены, да еще и с подозрением, словно тот врагом послан.
        Я попросил у Стефана права говорить - пусть поймет зазнайка с кем дело имеет, и ответил.
        - Код Альфа-три. Стефан Дуров - Страж. Номер жетона семьдесят два. Оливер Тревор - наставитель, номер жетона семнадцать. Требую оказания всемерной помощи в связи с чрезвычайными обстоятельствами. Имя и номер жетона, брат?
        Хочешь официальности - держи. Я протокол не любил, Стеф, помнится, тоже его не жаловал, а козырять полномочиями и разными ступенями иерархии среди полевиков считалось дурным тоном. Все мы смиренные слуги Его. Но видит Бог - этот сам нарвался! С какой целью прибыл? Да хоть бы и еда кончилась - столоваться пришел!
        - Анджей Тараковский, инквизитор третьей ступени, номер жетона триста пятьдесят девять. Входи, брат.
        Но глазами так сверкнул, что я почувствовал себя Авелем пред Каином - в бездну таких братьев! Зато, когда он произнес имя и должность, стала понятна причина этой его неприязни. Гданьский инквизитор, да еще и экзорцист. Они там все к Новгороду дышат неровно.
        Ассамблея объединила под своим крылом все существующие конфессии христианства, кроме разве что совсем уж экзотических сект. Было довольно глупо спорить, на каком языке читать псалмы, когда на земле хозяйничают демоны и их слуги. Новгородская епархия, как и Киевская, после изгнания Велеса служила по православному канону. Питерская - по первоапостольскому, проще говоря, - протестантскому. А вот Гданьск был вотчиной католиков.
        Обычно это никак не мешало, да и мало мы друг с другом пересекались, чтобы возникали причины для споров, но кое-что порой вылезало. Вот как теперь. Здешней паствой правил католик и делал это, надо полагать, железной рукой. А тут приходит православный Страж, да еще и с ходу требует подчиниться. Выложить все что есть, бросить все ресурсы штаб-квартиры Ассамблеи на решение его приоритетного вопроса, обозначенного кодом Альфа-три.
        - Собак отзови, брат, - Стефан качнул головой в сторону волкодавов. - Я спущусь.
        - Ах да! - Анджей словно бы только заметил, что вход во двор закрывают два напряженных стокилограммовых тела. - Конечно!
        Вытащил из-за ворота рубахи свистульку, дунул в нее, но звука не произвел. Собаки вздрогнули и умчались в дальний конец территории.
        - Проходи.
        Да, кашу у нас с ним получится сварить не быстро…
        - Голубиное сообщение с Новогородом есть?
        - С Гданьском.
        - Новгород же ближе!
        - Голуби с Гданьска, брат, - развел руками инквизитор.
        Как же мне захотелось его придушить! И ста лет не прошло, как все верующие в Господа бросили вызов силам Ада и поднялись на борьбу единым фронтом. Забыли, что кто-то так крестится, а кто-то этак, но оказалось, только на время малое. Как только начали власть над землями устанавливать, как тут же повылазили и противоречия. И вопросы - а кто главнее в Ассамблее, католики или православные?
        Сейчас я наблюдал последствия этих явлений. Гданьская епархия на ассамблее продавила право на управление новым форпостом Церкви. И сразу же сделала так, чтобы вся входящая и исходящая информация Малахии шла в первую очередь через ее руки. От того и «голуби из Гданьска», и инквизитор оттуда же. Власть. Как всегда - власть. Ничему люди не учатся.
        Я, как и Стеф, полевой работник. Ветра, дующие на уровне кардиналов и архиепископов, меня никогда не трогали. Делал свое дело при жизни, продолжаю его делать сейчас. Моя задача - чтобы демоны боялись гнева Господнего, а прочим пусть более умные люди занимаются. Может, зря я так считал?
        - Пусть будет Гданьск, - вздохнул Стефан. - За сколько птица доберется?
        Вот дурость же! Голубю все одно через Нижний Новгород лететь! Но он пройдет над ним, не садясь, поскольку рожден не там, и покроет расстояние вдвое большее, чем нужно. Если птица правильно обученная, специальной породы, дня за три доберется. И это если повезет еще, и какой-нибудь сокол ее не сожрет.
        Нет, если доведется вернуться в Епархию, потребую сбора Трибунала - так ведь можно и явление Князя проспать!
        - Дня три, брат Стефан. Три дня на ответ.
        Кажется, Анджею, мать его, Тараковскому, ситуация нравилась. Вроде, и не отказывает заявителю Альфа-три, но и делает это так, что Новгород информацию только от Гданьска узнает. А значит, в дурных их играх за влияние получит определенное количество очков.
        - Добро. Пойдем тогда послание составим. Дело срочное.
        Ругаться и напирать на важность происходящего я не стал. Смысла в этом не было никакого, таким маневром можно только еще больше отношения с инквизитором испортить. А нам со Стефаном нужна была его помощь. И его готовность к решительным действиям, если Золотоголовый не остановится и атакует Малахию.
        Анджей провел меня в дом, сверил коды доступа и только убедившись, что Стефан тот, за кого себя выдает, усадил за стол и выдал планшет, чтобы я мог надиктовать на носитель послание. Сам вышел распорядиться насчет еды и нужного мне снаряжения, подчеркивая тем самым еще и тот факт, что подслушивать не намерен.
        Я быстро наговорил письмо, приложил к нему видеофайлы, подтверждающие мои слова про одержимых, и вскоре уже держал в руках маленький чип. Упаковал его в ударопрочный и защищенный от влаги пластиковый контейнер и позвал инквизитора.
        - Все готово, - сообщил он, приняв послание. - Сейчас же отправлю голубя. А потом ты расскажешь мне, брат, что привело к коду Альфа-три?
        - Конечно!
        - И о том, зачем мне нужно выдать из хранилища четыре энергоячейки для квача?
        - Я обещал их охотникам в уплату за их услуги.
        - Об этом мы тоже поговорим, когда я вернусь. А пока я отправляю письмо, поешь. Ты много времени провел в дороге и, наверняка, голоден.
        Стефан кивнул с благодарностью. Проводил глазами спину удаляющегося ревнителя, бросил в рот горсть соленых крендельков и, сжевав их, спросил у меня.
        - Я ему как будто не понравился, Оли? Почему?
        И вот как объяснить одиннадцатилетке всю эту подковерную возню, которая в последние годы все больше и больше захлестывает Ассамблею? Как ему рассказать, что для многих людей, даже носящих сан и прославляющих Господа, слово «власть» гораздо важнее слова «душа». Ведь тогда бы пришлось и дальше идти - делиться с ним мыслями взрослого Стефана. Того бродяжника-вольнодумца, считавшего, что Ассамблея должна скорейший образом реформироваться в настоящую, единую Церковь, иначе развалится на множество фракций, которые вмиг сожрут почуявшие слабину демоны и их слуги.
        - Потому что ты предъявил код Альфа-три. И теперь у нас куда больше полномочий, чем у него. Ты теперь главный, Стефан. И ему это не понравилось.
        - Но я же ненадолго главный, да, Оли? Мы же уйдем, и он снова станет главным? Почему же он тогда расстраивается?
        Дитё ты мое, Стефан. Прекраснодушное доброе дитё!
        - Просто для него это было немного неожиданно. Дай ему время, он станет добрее.
        Глава 12
        Каждый раз приезжая в Малахию, Назар уговаривал отца перебраться сюда навсегда. Большой город, много людей, да и охотники с товаром сюда в первую очередь заходят. Зачем тогда жить в Кущах, крохотном поселении на тридцать дворов?
        Так как сам финансами занимался, он знал, что средств на переезд у семьи хватит. И новый дом на окраине построить, пусть бы и у самых стен. А производство оставить в Кущах, ну и здесь тоже, за стенами, развернуть можно.
        Отец кивал, соглашался, доводы Назара принимал, но вот дальше дело не шло. Начинались отговорки, какие-то нелепости про родные осинки и могилы пращуров. Как будто тут, в сорока верстах, осинки какие-то другие росли!
        Ну да ничего! Когда-нибудь он убедит отца поступить по его. В конце концов, никто не молодеет, и родитель все больше и больше передает бразды правления семейным делом Назару. Год, может два - и все будет так, как он хочет. Будет дом в Малахии, мельничка за стенами, кожевенное производство на реке. А там уже и о жене можно будет подумать, и о наследниках. Кущевских девок на роль спутниц жизни Назар не рассматривал, хотя от прелестей их никогда не отказывался.
        Пока же, приезжая с товаром в город, он много по нему гулял. Смотрел, впитывал в себя жизнь, представлял, в каких лавках будет покупать хлеб, в каких кабаках - пиво. Воображал свой дом - в два этажа чтобы, с резными наличниками и ставеньками, и крутой крышей с черепицей, а не дерном, как многие тут делают. И злился на родителя за его нерешительность.
        Так-то Назар понимал его резоны. Порой действительно лучше быть крупной рыбой в маленьком пруду, чем пескарем в широкой реке. Но не в данном случае. Времена менялись. Ассамблея пришла всерьез и надолго. Окрестные земли становились безопасными и скоро, может быть даже при его жизни, путешествовать меж селами станет таким же спокойным делом, как прогулка по здешним улицам.
        Расходы, конечно, возрастут. Не только на производство нужно будет потратиться, не только на строительство. Еще и по линии церковной придется больше отдавать. Пока Семеновы жили в Кущах, им достаточно было платить десятину с доходов, однако здесь придется святошам на подарки отстегивать к каждому их церковному празднику. А ведь их множество, месяца не проходит, как что-то новое придумывают! Но с доходами умножившимися это не будет проблемой.
        Назар не был особенно набожным, но в церквушку, построенную в год его рождения в Кущах, ходил каждое воскресенье. И с удовольствием слушал проповеди пастора о жизни вечной и искупительной жертве Сына Божьего. Себя он ни к грешникам, ни к праведникам не причислял, однако же был уверен, что правильно по жизни идя, гарантированно попадет в Царствие Небесное. Потом, состарившись, наплодив детей и подержав в руках внуков.
        Он был рад, что родился именно в это время, когда у простых людей появилась возможность прожить жизнь в покое и некотором даже достатке. И понимал, что благодарить за это нужно только Ассамблею. Пусть они обкладывают своими десятинами, пусть требуют подарки, пусть некоторые пасторы больше похожи на сдобные булки, чем на пастухов стада Его - все одно, это лучше, чем жить в постоянном страхе перед демонами, которые могут прийти в любое время и забрать понравившегося им человека.
        Отец рассказывал, что раньше такое было нормой жизни, хотя их семью Господь миловал и никого из деток отдавать не пришлось. Старшие брат и сестра Назара умерли от болезней, но зато с душами чистыми. А он выжил. И к восемнадцати годам стал опорой родителям и будущим владельцем семейного дела.
        Гуляя, Назар свернул в ту часть города, где располагалась штаб-квартира Ассамблеи - не иначе мысли о священстве сами направили его ноги в эту сторону. Место было не особенно людное, но так даже лучше - можно пройтись в тишине и обдумать очередной разговор с отцом. Только вот сделать этого ему не удалось. На улице, проходящей мимо высокого забора дома Стражей, он увидел человека, который вел себя очень странно.
        По виду он был из церковников. Среднего роста, средних лет, в обычной для местных одежде и кожухе овчинном, хотя теплынь стояла - запаришься. Кожух прижимался к телу широким поясом, на котором Назар разглядел оружие древних: пистолет и дубинку-шокер. Из этого, собственно, сын купца и сделал вывод, что видит перед собой граничника.
        С одной стороны, не было ничего удивительного в том, что малахийский Страж стоял у забора штаб-квартиры Ассамблеи. С другой - чего он смотрел на ограду, словно намеревался через нее перебраться? Не проще ли через калитку войти?
        Интуитивно Назар почувствовал опасность и схоронился, присев за поленницей близ забора соседнего дома. Потом поругал себя за трусость, но выходить не стал, а только лишь голову высунул. И тут же спрятал ее обратно - граничник смотрел прямо на него!
        «Ну и что? Я же не делал ничего плохого! - запаниковал Назар. - Просто гулял! Твою мать, граничник, кажется, сюда идет!»
        Сердце молодого человека стучало так сильно, что он с трудом расслышал на его фоне шаги приближающегося церковника. И вроде понимал, что нечего ему было бояться - ну Страж, ну идет - а душа словно из тела пыталась сбежать, такой ужас на него обрушился.
        «Возьми себя в руки! - твердил он себе. - Встань и поприветствуй его. Посмейся вместе с ним над глупостью своей! Это же Страж - защитник Веры и людей!»
        Он даже нашел в себе силы подняться. И посмотреть на граничника, натянув на свое лицо дрожащую улыбку. И на том силы кончились. Потому что из глаз того, кого Назар принял за церковника, на него смотрела сама Бездна.
        - Что же вам тут - медом намазано? - губы человека с глазами Зверя изогнулись в ухмылке. - Что же вы тут все шляетесь? Дел нет никаких? Проводим, значит, бытие свое в праздности? Нехорошо! Я бы даже сказал - плохо!
        Между Назаром и этим чудовищем было два метра. Два метра и поленница, которую не вдруг перепрыгнешь. Назар мог бы рвануть назад, мог бы крикнуть помощь - благо дом Стражей был совсем близко. Но ноги его приросли к земле, язык к небу, а руки обвисли бессильными сухими плетьми увядшего хмеля.
        - А… - только и смог он произнести. Да и то шепотом.
        - Бэ, - хохотнул мужчина. Шагнул вперед, упираясь грудью в поленницу, протянул руку и, схватив ею Назара за шею, сжал пальцы.
        Хрустнуло. Назар слышал, как что-то хрустнуло. И понял даже, что это его гортань раздробилась от чудовищной хватки. Он не умер сразу, еще несколько секунд смотрел выпученными глазами на своего убийцу и что-то сипел. А потом его сознание милосердно погасло.
        Он не видел, как человек с глазами Зверя аккуратно припрятал его тело за поленницей, вернулся к забору и одним прыжком перемахнул его.
        Глава 13
        Я сразу сообразил, что нам стоит ждать неприятностей. Вот только ревнитель вернулся, посмотрел на Стефана, чуть голову наклонив, как я и понял. С таким выражением лица хорошие новости не приносят.
        - Голубятня разорена. Всем птицам оторвали головы.
        Он произнес это таким тоном, словно обвинял нас. Будто это мы как-то выскользнули за двор, перебили всех голубей и вернулись до его прихода.
        - Какое совпадение… - проговорил я, не удосужившись даже разрешения у Стефана спросить. Шепнув ему, однако, чтобы готовился к любым неожиданностям. Вплоть до драки с гданьским инквизитором. Я почти не сомневался, что голубей он перебил сам.
        Но зачем? Зачем ему так поступать? Уничтожение единственного средства связи далеко выходило за пределы конкурентной борьбы между епархиями. Саботировать задачу, поставленную Стражем и наставителем с кодом Альфа-три - это вообще ни в какие рамки не лезло! Предательство и пособничество Врагу - вот как это называлось. Тут любой Трибунал будет на нашей стороне.
        Только до Трибунала еще дожить нужно. Здесь мы в его власти. Он сам, звезда Стражей - почему, кстати, я ни одного из них до сих пор не видел? Еще его коллега ревнитель, да и местный гарнизон в придачу. Святые Воины! Он что же не собирается свои действия в тайне удержать? Как-то всем им придется объяснить саботаж приказов Стефана. Или Стражи тоже на его стороне?
        Мои слова про совпадение брата Анджея обидели. Крепко обидели, он даже покраснел лицом. Нет, ну надо же лицедей какой! Еще возмущение свое тут нам демонстрирует!
        - Что ты имеешь в виду, наставитель? Как смеешь обвинять меня в том…
        Есть преимущество у цифровой копии личности перед живыми душами. Вес тела, химические реакции, которые им управляют, над нами не властны. Мы не бездушные машины и эмоции испытываем, кто бы что по этому поводу не говорил. Только это тень эмоций, их копия, как и само сознание. Нет взрыва гормонов, нет запуска биологической фабрики по производству боевых коктейлей, а значит нет и всепоглощающей ярости, лишающей разума ненависти и вот этой детской обиды, которую нам сейчас демонстрировал ревнитель, тоже нет.
        Я смотрел на ревнителя: глазами Стефана и дроном, который висел неподалеку. Я контролировал каждое движение Анджея, анализировал каждое сокращение его мышц. Видел нижнюю губу, чуть опустившуюся, обнажившую зубы. Отметил прилившую к щекам кровь. Зафиксировал принудительный, осознанный глубокий вдох, призванный успокоить разбушевавшийся организм. И сделал вывод, что так играть нельзя. Слишком много задействовано реакций тела, которыми управлять невозможно. Точнее, можно, но… - это уже тогда не человек получается, а наставитель. А ревнителям не ставят напарников. Или ставят?
        - …что я сам убил голубей? Только для того, чтобы не доставить послание? Ты обвиняешь меня в предательстве, брат Оливер?
        - У тебя есть наставитель? - спросил я.
        Стефан поднялся, очень медленно, чтобы не спровоцировать инквизитора на необдуманные поступки. Встал напротив него на расстоянии вытянутой руки. Вынул квач, но не активировал клинок.
        Анджей покраснел еще сильнее, но не отступил. Пусть в силе, пусть на своей территории, но он сейчас стоял один против Стража, обнажившего оружие. И понимал, что даже позвать на помощь он не успеет. Рука с мечом взлетит раньше, чем он откроет рот. А я соображу, для чего он это делает - крикнуть или слово сказать.
        Но рта он не открыл. Отрицательно крутнул головой, сообщая - и я должен в это поверить? - что наставителя у него нет.
        Оставив наблюдение за инквизитором на Стефана, я вывел дрона в приоткрытую дверь, во двор. И с удивлением обнаружил там… ничего. То есть абсолютно пустой двор, даже псы-волкодавы куда-то делись. Но никто не крался ко входу, не обходил здание со стороны окон - ни одной живой души! Это не очень укладывалось в версию, которую я мгновенно построил, едва Анджей сообщил о гибели голубей. Ошибся? Или план предателя в другом?
        - Посмотри моими глазами, брат, - произнес я, пока дрон исследовал второй этаж и чердак штаб-квартиры. - Мы пришли к тебе с большой бедой для всей Ассамблеи, даже для всего рода людского, а ты в политику игры затеял. Недоверие я бы еще понял, все же не каждый год приходит из диких земель граничник-бродяжник и объявляет Альфа-три. Но саботаж, брат? Уничтожение средств связи? Едва только мы зашли в дом твой? Ты прав. Я действительно обвиняю тебя в предательстве! И в том, что ты лжешь, тоже. Скажи мне, что я ошибаюсь?
        Разведчик не обнаружил никого в периметре двора. Ни человека, ни животного, ни демона.
        - Что стоит за твоим Альфа-три? - вместо оправданий спросил инквизитор. - С чем ты столкнулся, Страж?
        Он как-то успокоился, когда обвинения прозвучали открыто. И это уверенность мою, уже немного подточенную, поколебало. Был бы он одержимым, а именно так я считал сначала, он бы, презрев смерть телесную, напал. И прочих на помощь кликнул. А он говорит. Время тянет? Но зачем? Не могли же низшие быть так глупы, чтобы ждать доверия от Стража, на которого уже трижды, четырежды, точнее, покушались.
        А может быть, Золотоголовый желает узнать сколько известно людям, и поэтому инквизитор говорит, а не нападает? Если так, давай проверим тебя, брат Анджей. Скажем тебе правду и посмотрим, как ты на нее отреагируешь.
        - Альфа-три - Высший демон с неизвестными силами.
        - Лорд? Ты столкнулся с Лордом?
        Ассамблея уже давно составила классификацию демонов. Основанием пирамиды были низшие: Ящеры, Крысы, Обезяны, Гончие и еще множество тварей, которые отличались друг от друга только формами, но в сути своей были схожи - злоба, ярость, голод и не слишком высокий уровень интеллекта. Пушечное мясо. Один на один с любым низшим может справится обычный подготовленный воин, имея лишь оружие и немного веры. Именно такие твари наводнили Землю, когда открылись Разломы.
        Над ними стояли Владыки, которых иначе называли духами греха. Если проводить аналогию с армиями людей, они были младшими командирами, чем-то вроде сержантов. Владыки обладали магическими силами и могли контролировать сознание людей. Точнее, смущать разум человека, упирая на одну из страстей: страх, гнев, печаль, уныние и одиночество. Каждый из Владык владел только одним умением контроля. Подготовленный Воин Христов легко противостоял им.
        Лейтенантами и капитанами в армии Ада были Князья. Сильные маги, бывшие низшие ангельские чины. Эти были опасны даже поодиночке, а одни они никогда не появлялись - только со свитой из Владык и сворой низших стай. Все вместе - Князь, десяток Владык, и тысячи, например, Ящеров, образовывали Легион. А тот уже управлялся Лордом.
        Про них, как и про стоящих над ними Царей, называемых также Королями, Церковь знала очень мало. Известно было, что они из средних чинов Падших, как правило, бывшие Господства, Силы и Власти, хотя некоторые были до изгнания Престолами[3 - Название чинов (ликов) в ангельской иерархии. Господства, Силы, Власти - средний ранг. Престолы - высший. А вот архангелы и ангелы - низший.]. Мощь этих демонов была запредельной, в архивах имелось лишь одно упоминание о столкновении с ними - на самой заре становления Ассамблеи. Три Святых Воина отдали жизни, чтобы навсегда развоплотить тварь по имени Абигор.
        - Я считаю - да. Это был Лорд.
        - У тебя есть доказательства?
        Стефан хихикнул. Разговаривая с инквизитором, я параллельно давал ему необходимые пояснения, а так же инструктировал на предмет следующих действий. Но этот смешок стал для меня такой же неожиданностью, как и для брата Анджея.
        - Доказательства, ревнитель? - все еще посмеиваясь спросил Страж. - Это ты сейчас должен доказывать, что не в сговоре с Врагом!
        Детский максимализм во всей его красе. И не сказать, что вопрос был не по существу - правильно он молвил. Но я бы сделал это по-другому.
        - То, как ты нас встретил. Твое нежелание подчиниться, твоя гордыня. Уничтоженные голуби, - это уже я начал перечислять. - Достаточно, как по мне, чтобы прямо сейчас снести с плеч твою голову.
        Я не ожидал покаяния, но инквизитора проняло. Он склонил голову и произнес.
        - Так, вероятно, все и выглядит в ваших глазах, братья. Простите меня за неверие. И за то, что подозрения в вас испытывал, тоже простите.
        - Господь милостив, - проговорил я. И зацепился за последнюю фразу. - Подозрения? В чем?
        Вокруг штаб-квартиры по-прежнему было тихо, так что еще пару минут разговора мы могли себе позволить. Нужно уже было разобраться во всем, а то как-то не задалась братская встреча.
        Ревнитель сделал короткий шаг вперед, прямо взглянул в глаза Стефану, после чего вложил свою правую руку в левую ладонь моего подопечного. Я сразу понял, чего хочет Анджей - полного доверия. Предлагает мне, наставителю, фиксировать каждое его слово и отслеживать мимику лица вместе с измерением пульса. Своеобразный детектор лжи, пусть и не дающий стопроцентной гарантии того, что инквизитор будет честен, но в нашей ситуации - это гораздо лучше, чем верить ему на слово.
        - Ты уже заметил, что в Малахии нет ни одного Стража? Вся звезда вместе с моим напарником, братом Иосифом, с утра выехала на открывшийся крупный Разлом Владыки в двадцати верстах отсюда. Такого тут уже много лет не наблюдалось. Остался лишь я и ополченцы из местных. И едва это произошло, как заявляешься ты и объявляешь код Альфа-три. Я давно в Ассамблее, и разучился верить в совпадения. А это было настолько явным…
        Вот даже как! Золотоголовый начал вводить в дело все больше и больше своих подручных. Одержимые, сектанты, Темная Слуга, а теперь еще и Владыка? И предатель в стенах Малахии, который проник во двор штаб-квартиры и поубивал голубей - после слов Анджея, я уже начал верить, что он к этому непричастен.
        - Никакого совпадения, - ответил я. - Демоны преследуют нас третий день. Мы пережили уже четыре нападения, да и пятого, как я понимаю, недолго осталось ждать. Золотоголовый не остановится ни перед чем, лишь бы не дать нам добраться до Новгорода. Поэтому он увел большую часть сил Ассамблеи прочь от города, чтобы его агенты могли помешать нам отправить послание.
        - И что будем делать?
        Ревнитель выглядел совершенно подавленным и доверил нам право принимать решения. Точнее, мне. Пусть я и не живой человек, но опыта у меня хватит на десяток таких, как он и мой Страж.
        - Для начала выясним, правду ли ты нам сказал про голубей? Они что, действительно из Гданьска?
        - Это специальная порода, у нас выводят. До тысячи верст в день проходит…
        - Анджей!
        - Прости, Оливер. Были и обычные, можно было и в Новгород отправить. Но убиты все.
        - Альтернативные способы связи? Есть техника? Гравициклы? Хоть что-то?
        - На байках Стражи ушли, все забрали. Но есть грузовая платформа, знаешь, какие в конвоях используют…
        Я понимал, о чем он говорит. Транспорт, работающий на том же принципе, что и байки, более медлительный, но с повышенной грузоподъемностью. На таких платформах обычно ставили тяжелое вооружение и использовали в качестве сопровождения особо важных караванов.
        - Анджей, веди нас в хранилище, нам со Стефом нужно экипироваться. А потом отправляйся поднимать ополчение и готовься биться за город. Может быть, демоны и не нападут, довольствуются тем, что лишили нас связи, но я бы на это не поставил.
        - Ты не останешься? - спросил инквизитор без обиды, понимая, что информация, носителем которой мы со Стефаном являемся, сейчас стоит больше, чем жизни всех жителей этого селения. Жестоко, но иначе и помыслить было нельзя.
        - Сам же знаешь, не дави на душу.
        Католик кивнул и двинулся к выходу. В этот момент дрон, все еще наблюдающий за подступами к дому, засек движение. Какой-то человек перелез через забор и, двигаясь очень осторожно, направился к дверям.
        - Тревога, - сообщил я негромко. - За дверями неизвестный. Одет как ты, Анджей, на поясе пистолет и шоковая дубинка. Отойди, кстати.
        Ревнитель недоуменно вскинул брови, пытаясь понять, кем может быть неожиданный визитер. Стефан, получивший от меня указания, бросился вперед, не тратя времени даже на обдумывание приказа. Он уже привык к тому, что нам с ним в паре можно действовать только так.
        В тот миг, когда рука неизвестного коснулась двери снаружи, изнутри в нее врезался Страж. Толкнул ее и сбил с ног крадущегося. Он, как я видел с дрона, в последний момент что-то услышал и попытался отскочить, да не успел.
        Тяжелая дверь саданула его прямо по лбу, рассекая кожу и заливая лицо кровью. Он опрокинулся навзничь и тогда я увидел его глаза - нечеловеческие. Желтые, светящиеся, разрезанные пополам узкими вертикальными зрачками.
        Некогда было думать, кто перед нами оказался - одержимый или просто нехристь-маг с такой вот врожденной особенностью. Явно пришел он сюда не с добрыми намерениями, иначе бы не подбирался тайком.
        - Убивай, - приказал я воспитаннику.
        Клинок в его руке замерцал и сделался полупрозрачным. Стефан ударил без замаха, целя в грудь, но не смог даже коснуться противника. Невероятным образом изогнувшись, человек ушел от удара и тут же нанес свой. Из положения лежа его ноги сработали, как поршень - ударили Стража в бок и отбросили шага на три. Не удержавшись, воспитанник повалился на землю.
        Ревнитель замер за дверью, прикрыл глаза и принялся беззвучно шевелить губами, читая молитву. Я же сосредоточил все внимание на противнике, пытаясь понять, кто перед нами и какую тактику мы можем ему противопоставить.
        Человек, скорее всего это был человек, а не одержимый. Глаза - вероятно, мутация. Его предки жили в местах, перенасыщенных магией, где-нибудь неподалеку от Стола Крови, вот он и родился такой. Способности к магии? Возможно. Но вряд ли зримое управление силой, как демонстрировал тот же Гринь в лесу - зачем бы ему тогда изображать мастера рукопашного боя. Нет, он ударил бы с расстояния, огнем или стужей, или еще чем-нибудь гадостным. Что остается - ведьмак? Превосходящая человеческую реакция, увеличенная сила, небольшие способности к регенерации. Тоже маг, но направляющий Силу на увеличение возможностей тела. Как он мог пройти в поселение? Впрочем, последнее сейчас совсем не важно.
        Стефан вскочил на ноги и закрутил квач перед собой, мешая противнику приблизиться - ведьмак тоже успел подняться. Сообразив, что сквозь мерцающую пелену ему не пробиться, он потянулся обоими руками к предметам на поясе. Оружие - парализатор и пистолет, могли быстро изменить положение не в нашу пользу.
        Страж мог сражаться с ведьмаком на равных, но для этого нужно было ввести его в Импульс. Состояние, в котором обмен веществ подскакивает на порядок, и человек ускоряется до состояния, когда за ним и уследить-то сложно. Я мог включить Импульс, но опасался - не знал, как отреагирует мальчишка. Как бы хуже только не сделать.
        Значит, оставалось надеяться, что не сплохует ревнитель. По виду он человек опытный, должен сообразить, кто на нас напал.
        Ведьмак сделал выпад дубинкой, целя Стражу в ноги. Тот опустил квач, в надежде, что, столкнувшись с клинком, оружие врага развалится на две части. Но измененный в последний момент поменял направление удара и теперь дубинка устремилась не в ноги, а к груди воспитанника. Я никак не успевал даже микровоздействиями нанитов, вывести Стефана из-под хитрого выпада, но тут вмешался инквизитор.
        Весь короткий поединок Стефана и посланца демонов, он простоял без движения, только губами шевелил. Теперь же ревнитель раскинул руки, и в нашу сторону устремился невидимый, но вполне осязаемый поток Силы. Который безвредно прошел сквозь Стража и сбил его противника с ног. Не поручусь, но мне почудился треск сломанной кости.
        Сила молитвы не имеет зримых проявлений, которыми зачастую сопровождается магия. Никаких светящихся небес, солнечных лучей или белых голубей, о которых можно услышать от якобы очевидцев. Просто чистая субстанция, безжалостно бьющая по всему, что несло на себе печать скверны. Зависела она только от одного - силы веры священника. И сейчас брат Анджей продемонстрировал, что вера его крепка.
        Ведьмак сумел подняться на ноги. Правая рука уже не держала дубинку, а висела сломанной хворостиной, левая, дрожа, пыталась вытянуть пистолет из кобуры. Но трясло злодея изрядно, так, будто через тело пропускали электрический разряд - никак у него не получалось сбросить с рукояти пистолета фиксирующую застежку.
        Стефан, не дожидаясь команды, в два шага приблизился к врагу и без замаха ударил его квачем по шее. Голова слуги демонов упала на утоптанную землю раньше, чем тело сообразило, что уже мертво. Но рука еще две секунды скребла кобуру.
        Страж повернулся к ревнителю, благодаря его кивком, а я, занудный старикан, не смог смолчать и спросил:
        - Анджей, а как так вышло, что у вас ведьмаки по городу ходят вольно?
        Глава 14
        Мне не то чтобы требовался ответ на вопрос, но, если разобраться - какого рожна творится вообще? Кот из дома - мыши в пляс? Это форпост Ассамблеи или лавка купца Ануфрия? - в последней, подозреваю, порядка все же больше! Звезда Стражей в полном составе выезжает на Разлом Владыки, неизвестные отрывают головы голубям-почтовикам, по городу среди белого дня гуляет ведьмак, да еще имеет наглость атаковать Стражей с ревнителем на их территории!
        Прогнило что-то в Гданьской епархии, а то и во всей Ассамблее. Где несение службы, которое я помню при жизни? Где устав и порядок, самоотверженность и доверие меж братьями? Код Альфа-три - угроза нешуточная, а к ней так спокойно относятся. А если бы Альфа-два? Или сам Сатана на Землю явился со всеми своими Легионами?
        Инквизитор на мой риторический, в сущности, вопрос, не ответил. Да и что бы он сказал? Прости, брат? Так уже винился прямо перед приходом ведьмака! Хорошо хоть чин изгнания сообразил прочесть, а то с таким подходом можно было ждать лишь «Господи, помилуй мя, грешного!»
        Лицом только брат Анджей скривился так, словно щавеля нажевался. И махнул рукой, мол, да чего там - сам все понимаю.
        - Больше никого? - уточнил он.
        Я крутанул дрона по периметру и ответил:
        - Нет. Даже местных на подходе нет.
        - Тупиковая улица, сюда редко ходят.
        - А у соседнего дома за поленницей труп лежит.
        Инквизитор кивнул и снова сморщился - понял, что ведьмак свидетеля убил. Задумался о чем-то, но я ему не позволил в мысли уйти.
        - Давай к хранилищу. И попутно ополчение собирай. Если на нас тут нападают, значит Владыка не постесняется и город осадить.
        Гордыня - один из самых опасных грехов. Ревнитель на миг вскинулся и мне показалось, что он сейчас выдаст какую-нибудь глупость, вроде: «эти стены никакому Владыке не пробить!» или «братья с Владыкой справятся!» Но промолчал, сообразив, что это станет не лучшей фразой после того, как в собственной штаб-квартире его чуть не порешил слуга Темных.
        - Идем, - коротко бросил он.
        И мы пошли.
        Над городом повисло облако почти физически ощущаемого страха. Вроде, никто из мирян не знал, что неподалеку открылся Разлом, что берсерки бродят по улицам, но чутье на опасность, присущее каждому нормальному жителю пограничья, заставило большую часть малахийцев спрятаться по домам. Те же, кто еще остались на улице, опасливо смотрели по сторонам и бросали на нас тревожные взгляды. Как на подтверждение своим недобрым предчувствиям.
        Ревнитель привел нас в центр поселения, остановился возле ограды одного из домов и затарабанил по воротам.
        - Ахмет! Ахмет, открывай!
        Ждать нам почти не пришлось. Буквально через несколько секунд небольшая калитка справа от ворот открылась и оттуда выскочил, блестя выбритой наголо головой, мужчина в одних портках и тесаком в руке.
        - Отче? - выдохнул он с каким-то даже облегчением.
        - А ты кого ждал?
        - Да никого, просто… Что-то в воздухе, вот я и решил броню пока вздеть. На всякий.
        - Я смотрю, ты не торопился, - ухмыльнулся инквизитор, и пояснил уже для меня. - Ахмет командир местного ополчения.
        И снова к нему:
        - Дооблачайся и скачками людей собирать! Чтобы через десять минут стояли у главных ворот!
        - Сделаем, отче! - мужик рванул было обратно во двор, но потом оглянулся и спросил. - Может, к хранилищу? Если что серьезное, не рогатинами же нам от этого отбиваться?
        - Согласен. У хранилища через десять минут. Стефан, пойдем.
        Хранилище оказалось избой без окон, стоящей неподалеку от входа в город. У дверей стояли двое ополченцев, нервно посматривающих по сторонам и, вероятно, проклинающих свою удачу, которая обеспечила им дежурство в такой день. Увидев ревнителя, оба они просияли, словно теперь, с его появлением, все проблемы разрешатся сами собой.
        - Открывайте, - потребовал инквизитор, кивком поприветствовав охрану. - И встречайте народ. Общий сбор, за стенами Владыка.
        Ополченцы сразу погрустнели, но дверь отворили без разговоров. Мы вошли внутрь.
        Конечно, в сравнении со складами того же Нижнего Новгорода, в хранилище Малахии было бедновато. Но для нас со Стефаном, добравшихся сюда почти безоружными, полупустые полки являлись настоящим рогом изобилия. Энергоячейки в заводской упаковке, три кофра с рельсотронами, коробки с боеприпасом к ним, дроны на любой вкус, даже медкапсула, способная обновить разряженные наниты в теле. У воспитанника прямо глаза разбежались при виде всего этого великолепия, я же смотрел более холодно и трезво.
        Так, значит. Нам нужны ячейки для квача - себе парочку, и четыре нехристям, ведь с ними мы еще не успели рассчитаться. Один рельсотрон, двойной, нет, тройной запас к нему. Дронов… ну с десяток, пожалуй - весят они немного, а расходуются быстро. Батареи к ним, ремкомплект. Гранат по три штуки каждого вида. Патроны к пистолету. Импульсник… Так, а это что за бандура?
        В углу, прикрытый холстиной, стоял настоящий крепостной плазменный метатель. Крепостным его уже в Темные Века стали называть, раньше-то на тяжелую технику ставили. Огромной огневой мощи штука - била по площади, с дальностью стрельбы метров на пятьсот. Заряжалась, правда, долго, да и с боеприпасом к ней не все было ладно. Но к этой я углядел два короба, каждый на десять выстрелов. Вот с таким не стыдно и на Князя выходить, хотя лучше бы делать это при поддержке звезды ревнителей.
        Поставить метатель можно на грузовую платформу, находящуюся здесь же. И получить мобильную боевую единицу, которая пройдет через пару стай низших, как раскаленный нож сквозь масло.
        - Возьму? - не совсем спросил я. Но из вежливости обозначил все же именно вопросительную интонацию.
        - А! - махнул рукой Анджей, с тоской наблюдающий за нашей растущей горой снаряжения. - Забирай. Мы и за стенами отсидимся. Только напиши в журнале по метателю и по платформе, что взял. Сам же знаешь, война войной, а отчетность отчетностью.
        - Само собой! - Стефан приложил палец к протянутому планшету, после чего от руки вписал свое имя и перечень полученного оборудования в бумажный журнал. Я, тем временем, присмотрел картриджи к ручному метателю, который у нас был без боекомплекта, и добавил их в список.
        Управились за пятнадцать минут. С помощью уже подтянувшихся к хранилищу ополченцев укрепили крепостной метатель на платформе и попрощались с инквизитором.
        - Ну, храни вас Господь, - Анджей хлопнул Стефана по плечу. - Даст Бог, доберетесь.
        - Вам отбиться, - отозвался я. - Думаю, все же не полезут демоны на стены.
        - Я того же мнения. Если за вами, то грызть этот орех им нет никакого смысла. Но если вдруг, отобьемся, не сомневайся.
        Я сомневался, но говорить ничего не стал. Если пришел Владыка, то с ним может быть до тысячи низших. Это и для хорошо снаряженной звезды Стражи опасный противник, а для ополченцев - гарантированная смерть. Одна надежда на стены, да на чин изгнания инквизитора. Неплохим он все же оказался мужиком, с понятием, хоть и католик. Зря я на него в начале мыслил дурно.
        Поехали мы не к выходу, а к корчме «Берлога», где, я не сомневался, нас ждали нехристи. Четыре энергоячейки к квачу на дороге не валяются, так что они будут сидеть и ждать, даже если треть Ада подойдет к стенам Малахии. На половине-то, сбегут, конечно…
        Корчма или постоялый двор, тоже оказалась подвержена общему настроению, царящему в городе. Ворота стояли закрытыми, а с вышки над ними за нашим приближением наблюдала парочка мужиков с арбалетами.
        - Гринь и Прол тут? - крикнул Стефан, когда платформа мягко остановилась у ограды.
        - Вроде, тут были. - отозвался один из охранников.
        - Кликни их, скажи Страж зовет.
        Послание передали вниз, сами арбалетчики остались на посту, и вскоре к нам вышли оба нехристя. Снаряженные в дорогу - бежать собрались?
        - Хорошая штука, - Прол хлопнул ладонью по низенькому борту платформы. - Хотел бы такую.
        - Куда она тебе в лесах? - удивился я, а Стефан протянул связку из четырех энергоячеек к квачу. - В расчете?
        - В расчете, - подтвердил охотник. - А телега такая не для лесов, тут ты прав, дохлый Страж. Но вот хран древних обчистить - первое дело. Сколько она поднимает, тонн пять поди?
        - До восьми с перегрузом и падением максимальной скорости до десяти километров в час. Высота подъема над землей сорок сантиметров, а без перегруза может сорок километров в час выдавать.
        - Как ты ее расхваливаешь! - хохотнул нехристь. - Продаешь?
        - Будет ваша, если поможете до Новгорода добраться.
        Охотники переглянулись. Посмотрели на Стефана. Огладили борта платформы. И синхронно кивнули, даже совещаться не стали.
        - Щедрое предложение, дохлый Страж. Верно и опасное?
        - Неподалеку от Малахии открылся Разлом Владыки…
        - Чую, - подтвердил Гринь. - Большой портал.
        Вот даже как? Его способности позволяли знать и об этом? Полезное качество.
        - Это по наши души. Город, скорее всего, не тронут, как только поймут, что нас тут нет. Кстати, мы ведьмака с полчаса назад упокоили, но тут могут быть еще слуги Темных.
        - Это запросто - граница. В душу каждому не заглянешь. Когда выдвигаемся?
        - А сам-то как думаешь?
        - Я только бабе своей писульку оставлю, - Гринь тут же вынул из сумки сложенный в несколько раз лист бумаги, оторвал от него кусочек и карандашом накорябал на нем послание.
        - Разминулись, ушла за травами - пояснил он чуть смущенно.
        Передал записку одному из арбалетчиков и запрыгнул на платформу. Прол уже стоял за метателем, с нежностью оглаживая управляющий манипулятор. Еще неизвестно, как наше путешествие сложится, но транспорт с оружием он уже считал своими.
        Ворота города были закрыты, но нас выпустили даже вопроса не задав - видимо, Анджей постарался. Стефан вывел платформу на дорогу и пустил ее с максимальной скоростью. Вскоре стены Малахии скрылись за деревьями.
        - А он, Золотоголовый ваш, как, интересно, вас находит? - спросил Прол, спустя полчаса движения в полном почти молчании. Не то чтобы любопытство проявлял, скорее беседу заводя.
        Да и то, что тут загадочного? Может, направление нашего движения Высшему демону и неясно, зато он прекрасно понимает, куда мы стремимся попасть. Новгород - больше нам идти некуда. Так что ему просто нужно перекрыть максимальное количество вероятных векторов и пытаться нас поймать.
        Объяснять этого я охотнику не стал - сам понимает. А разговора с ним заводить не хотелось. Стефан тоже молчал, сосредоточившись на управлении платформой, только тихонько насвистывал простенькую мелодию под нос. По началу у него не очень получалось, в повороты наш транспорт входил со слишком уж большим креном, но теперь парень приловчился и шли мы мягко.
        Я же строил предположения - чем еще заниматься? Например, если Владыка выйдет к Малахии, поверит ли он в то, что мы еще там? Если так, у нас будет очень хорошая фора. Пока демоны сообразят, что нас нет, мы можем оторваться. Даже если идти на тридцати километрах в час, за сутки можно половину пути до Новгорода покрыть. Такими темпами к послезавтра въедем в земли, куда демонам путь закрыт.
        Увы, все мои расчеты пошли прахом, когда уже в сумерках, больше чем в сотне километров от Малахии, я заметил погоню. Дальность контроля дрона разведчика составляла около километра, и я держал одного из них позади как раз на такой случай.
        - Полтора километра позади - множественные цели, - сообщил я Стефану и охотникам. - Демоны, но не могу пока определить тип.
        - Гончие, - кивнул Гринь, для которого, как видно, новостью мое известие не стало. - Другие бы не догнали.
        Я бы мог поспорить - еще Обезяны могли - но не стал. Скорее всего нехристь был прав и нас ждала скорая встреча с множеством демонов, похожих на здоровенных псов.
        Прол развернул метатель назад и ощерился. Ему просто не терпелось опробовать мощное оружие на адских тварях.
        - Значит, не купился Владыка на город! - радостно выдал он. - Хорошо.
        Ну да, для города, несомненно, хорошо, а вот для нас - не очень.
        Через полчаса скорость пришлось сбросить до 20 километров в час - стемнело. Стефану я включил ночное зрение, да и дроны перевел на тот же режим, но двигаться быстрее было все равно опасно. А низшие, наоборот, поднажали и вскоре я уже различал их метрах в пятистах позади.
        Еще спустя час стало понятно, что приближаться они не собираются. Двигались за нами, как приклеенные, но держались на той же дистанции.
        - Загоняют, - со знанием дела отметил Гринь, когда я поделился результатами наблюдений.
        - Скорее всего. Будут гнать, пока не станет ясно, что свернуть некуда, а потом впереди Разлом откроют и в клещи возьмут, - добавил Прол.
        «А если мы платформу своим ходом пустим, а сами сойдем?» - одними губами спросил у меня Стефан. Привык уже, что часто глупости говорит, вот и научился сперва советоваться.
        «Надолго мы их так не обманем, зато без средства передвижения останемся и без огневой мощи, - ответил я ему. - Да не бойся, отобьемся с Божьей помощью! Не сам же Лорд нас встречать выйдет!»
        То есть он бы мог, Золотоголовый, в смысле. Лорды и Короли способны появляться в нашей реальности, но почти никогда этого не делают. Церковь считает - боятся. После той истории с Абигором и Святыми Воинами ни один Лорд на Землю не приходил, чтобы самолично расправиться с презираемыми ими людишками. Мы их научили испытывать страх - ведь основатели Ассамблеи полностью уничтожили Абигора. Его больше нет даже в Аду. А что может быть страшнее для бессмертного и бесконечно самовлюбленного существа, чем окончательная смерть?
        - Может бахнем по ним с этой красотки? - спустя еще какое-то время предложил Прол. Преследующие нас Гончие заставляли охотника нервничать.
        - Они держатся на пределе дистанции. Попасть, может, и попадешь, но их там сотни, а у нас всего два десятка зарядов.
        - Когда полезут - поздно будет!
        - А пока - рано. И толку нет.
        - Ну хоть пуганем тварей! А то совсем…
        - Впереди Разлом Владыки, - сообщил Гринь, прерывая наш с Пролом спор. - Три километра, около того.
        - А вот теперь поздно, - буркнул Прол и в сердцах выматерился.
        Стефан тут же повернулся в сторону охотника с округлившимися глазами - в общинах так не разговаривали, да и я никогда не позволял себе бранных слов. Я едва успел остановить воспитанника, чтобы он не разразился гневной речью, выдающей его настоящий возраст.
        - Следи за языком, нехристь, - сказал я Пролу. - Пока живы - ничего не поздно.
        Хотя, сказать по правде, не так уж охотник был и не прав. Позади - сотни Гончих, впереди Владыка, и тоже вряд ли один. Да, у нас огневая мощь и Вера, но численный перевес на стороне врага. Признаться, я не очень представлял, как из этой ловушки выпутываться.
        - Гринь, Разлом в каком направлении?
        Тот прикрыл глаза, поводил головой из стороны в сторону и уверенно указал чуть левее направления нашего движения.
        - Стефан, забирай правее. Сколько местность позволит.
        До этого мы шли по дороге. Хоть платформа и не нуждалась в ровной поверхности, все же мы старались избегать неожиданностей в виде поваленного бурей дерева или торчащей железобетонной конструкции от древних строений. В темноте их можно заметить слишком поздно.
        - Не чуешь, какой грех у Владыки? - снова я обратился к магу.
        Тот отрицательно покрутил головой.
        - Чую только Разломы, направление и расстояние. Силу - нет.
        - Толку, я посмотрю, от твоей магии! - вдруг зло выдал Стефан.
        - А от тебя сколько?! - тут же отозвался Прол. И тоже очень раздраженно.
        Понятно. Ну, следовало ожидать, на самом деле. Кого еще посылать против группы вооруженных мужчин, знающих, что такое насилие, не понаслышке. Гнев - лучший кандидат.
        Глава 15
        - Всякое раздражение и ярость, и гнев, и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас…
        - Чего ты там бормочешь, Страж?
        - Помоги немощи нашей, и как Ты некогда запретил волнующемуся морю…
        - Самое время молитвы читать! Доставай рельсу, сейчас мы этих тварей покрошим!
        - Прол, може, нишкн ё шь[4 - От «нишкни» - молчи (устар. русс).] уже? Владыка давит, не понимае? Страж отгоняе!
        - Господь - твердыня моя и крепость моя, и избавитель мой!
        Но Стефан не читал чин изгнания или освобождения от страстей, как решил Гринь. Мальчишка просто впал в панику и теперь бормотал те строчки из Священного Писания и проповедей, которые мог вспомнить, и которые, по его мнению, к ситуации подходили. Только последняя была не из Библии.
        - Оли, что мне делать?
        Несмотря на то, что голос у Стефана был глубоким и густым, этот его вопрос прозвучал до боли беспомощно. Да, его не так зацепило способностями Владыки - ну какой гнев может быть у одиннадцатилетнего пацана? - зато повергло в страх. И он сперва молился, как умел, а потом, не сдержавшись, спросил вслух то, что надо было говорить только мне.
        - Сдрейфил, Страж? - тут же отреагировал Прол.
        Его сила Владыки ударила сильнее прочих. Обиды и злобы в нем было на всю нашу команду, да и еще бы на пару мирян хватило. От того сейчас он краев своим эмоциям не видел, вспыхивая от любого слова.
        - Ша, грю! - Гринь тоже стал заводиться, хотя у него с контролем было получше. - Еще за нож возьмись!
        - Раньше надо было! Сейчас-то уже что? Меж молотом и наковальней застряли! И Страж потек! Слышь, дохлый? Ты сам как?
        - Во мне нет гнева и нет страха, - ответил я, неслышно успокаивая воспитанника и думая, как объяснить охотникам его прорвавшуюся истерику.
        Хотя, если вдуматься, зачем? Вероятность того, что нам со Стефаном удастся выбраться из этой западни, стремится к нулю. Какая тогда разница, что поймут или не поймут нехристи? Все равно никому не расскажут, да и использовать не успеют.
        Владыка не был бы опасен для Стража, останься тот прежним. Его, как и всех нас, обучали противостоять атакам демонических сущностей любого уровня, кроме разве что Лордов и Королей. А в нынешнем же состоянии, когда в теле мужа сидело сознание ребенка… В общем, я оказался в компании трех неподготовленных к сражению с Высшим демоном людей. Почему я об этом раньше не подумал? Ей, лучше бы и правда, был искусственным интеллектом!
        - Я могу попытаться магией прикрыть! - сунулся с предложением Гринь. - Не пробовал, но…
        - Вот и не пробуй! - отрезал я, запуская работу медбота и фиксируя снижение уровня адреналина у подопечного. - Был бы уверен, тогда другой разговор, а неумело можно только хуже сделать. Лучше мне не мешайте!
        И, сказавши так, я начал читать молитву, освобождающую от страстей. Точнее, диктовал ее Стефану, а тот сперва дрожащим, но в последствии окрепшим голосом ее произносил. К сожалению, в моем исполнении она не имела никакой силы - бездушная копия, чего от такого ждать? Стефан же, пусть и не был ревнителем, и не владел специальными техниками, своей искренней верой давал нам хотя бы тень надежды.
        Спустя две-три минуты давление силы Владыки на нашу группу ослабло. Не так прямо, чтобы отпустило, Прол по-прежнему зло зыркал глазами на Стража, но уже не ругался и к ножу не тянулся - и то хлеб!
        Гринь тоже подобрался и стал сообщать, куда смещается Высший - тот не видел нас, а ориентировался исключительно по «показаниям» Гончих. Но главное - перестал паниковать Стефан, снова ставший пусть и не полноценным Стражем, но собранным и настроенным на борьбу мальчишкой.
        А потом давление вдруг пропало. Совсем, будто и не было его. Словно целая пятерка ревнителей встала вокруг и затянула чин освобождения. Лица людей разгладились, Стефан так и вовсе разулыбался - я отметил серьезный выброс эндорфинов. С камеры дрона я также фиксировал, как низшие демоны меняют курс и продолжают движение вдоль дороги, по которой мы недавно двигались. Как если бы потеряли нас из виду, чего быть никак не могло - мы в прямой видимости находились.
        - Гринь, ты это сделал?
        - Что сделал? - уточнил охотник.
        - Заблокировал силу Владыки и отвел глаза Гончим?
        - Ты ж сказал не делать. Да и как бы?
        - Тогда кто?
        Ответ я получил через семь минут. Платформа забирала все сильнее влево, приближаясь к границе леса, который в опустившейся темноте уже выглядел черной стеной, когда в ста пятидесяти метрах впереди показались три человеческих фигурки. Стефан, с моей подсказки углядевший их первым, не раздумывая навел на них рельсотрон.
        - Не стреляй! - Гринь положил ладонь на оружие, заставляя ствол опуститься. - Это свои.
        - Какие свои ночью в лесу? - не удержался мальчишка.
        - Зазноба моя, - не очень понятно объяснил нехристь.
        Меньше чем через минуту уже можно было разглядеть стоящих на нашем пути людей. Женщин, если быть точным. Троих, одна из которых была настолько старой, что, казалось, вот-вот рассыплется, вторая - молодой, улыбающейся и весьма красивой, а третья - девчонкой-подростком лет тринадцати, опустившей голову и прикрывшей лицо волосами.
        Три женщины на опушке леса. Ночью. В паре километров от Разлома Владыки. В полусотне верст от ближайшего людского поселения. Тут и общинник сообразит, кто они такие.
        - Ведьмы! - шепотом выдохнул Стефан и принялся креститься.
        Ну да, демонов мы, значит, мечом шинкуем, а ведьм - боимся. Они же детей крадут и из внутренностей декокты колдовские делают, кровь некрещенных младенцев пьют для молодости вечной, а на шабашах с Высшими свальный грех практикуют! Общинники…
        - Не крестись, Страж, не съедим! - со смехом сказала молодая женщина. - Притормози, Старая на ходу не взойдет.
        Противореча этому заявлению, старушка поднялась в воздух и опустилась на платформу рядом с охотниками. Следом тот же маневр повторила девчонка, так и не показавшая лицо из-за сплошной стены волос. Последней, без всякой магии, но зато продемонстрировав изрядную ловкость и координацию, туда же вспрыгнула и женщина.
        И мне все стало окончательно ясно. Ну, действительно, кем еще могла быть зазноба нехристя-мага, как не ведьмой? Да еще не какой-то ведуньей-травницей, на которых даже Ассамблея смотрит сквозь пальцы, поскольку Силы в тех на щепотку - больше знаний о декоктах, а настоящей Триадой! Тьфу! Если выживем и до земель безопасных доберемся, все одно нас сожгут. Просто за то, что с ней рядом стояли.
        Колдовская сила этих могущественных созданий была настолько велика, что не могла уместиться в одном теле. Поэтому, оскверняя прообраз Святой Троицы, магия разделялась на три тела - юное, молодое и старое - и в них существовала. От того легко Триаду было узнать - всегда и везде они были вместе, говорили, как один человек и даже, похоже, мыслили так же. И имена у каждой тройки были одинаковые: Старица, Молодка и Малая.
        Триады были равны по могуществу Темным Слугам, но в отличие от них, не были привязаны к Столам Крови и Силу черпали не из жертвоприношений. Что, разумеется, не делало их магию менее проклятой. Подобные ведьмы жили, как правило, в глуши. Порой помогали мирянам, порой мстили им за неведомые грехи. Низшие демоны их территорию обходили по широкой дуге, высшие же, как было точно известно Ассамблее, порой заключали с ними союзы.
        Такая вот Триада явилась нам на помощь - точнее, своему мужчине, но поди объясни это Трибуналу! Костер, нас однозначно ждет костер.
        - Ты Гончих увела? - напрямик спросил я у Молодки, хотя понимал все и без ее ответа.
        Та мой вопрос проигнорировала, шагнув к Гриню и совершенно бесстыдно, у всех на глазах, поцеловала его. Ответила Старица, молча кивнув, не спуская при этом взгляда с целующейся парочки. Малая же присела на колени и уставилась немигающим взглядом на Стефана - а тот едва заметно отодвинулся от нее, насколько позволяла платформа.
        - Я создала из зверей ваших фантомов и пустила их навстречу Владыке, - отлепившись от охотника соизволила пояснить ведьма. - Час у нас, покуда разберется. Так что правь в лес, Мертвый.
        Обращалась она напрямую ко мне, без всяких подсказок разобравшись, кто Страж, а кто наставитель. А девчонка-подросток, тем временем, закончив играть в гляделки со Стефаном, выдала вдруг тонким голосом.
        - У дядьки внутри мальчонка.
        - Не язык, а помело! - укорила ее старуха. - То же мы то не разглядели! Спрашивал тебя кто?
        - Прости, ба!
        - Перед Мертвым извиняйся, дуреха, его тайну, как простыни с кровью вывесила!
        Я бы выругался, не будь воспитан в строгости церковного устава, исключавшего даже возможность использования бранных слов. Младшая из Триады, не пробыв с нами и минуты, открыла всем то, что я уже четвертый день пытаюсь скрыть! Вот уж действительно - как простыни! Лучше и не скажешь.
        К счастью, бедственное положение Стража, оказавшегося ребенком в теле взрослого человека, никто обсуждать не стал. Прол сплюнул, Гринь посмотрел так, словно догадывался, но не был уверен, а ведьмы, говоря по очереди, будто один человек, стали указывать направление движения.
        Мы направили платформу прямо в лесную чащу, которая будто расступалась перед нашим транспортным средством. Нет, деревья корни из земли не вырывали и не отходили в сторону, но всегда в том месте, куда показывала колдунья, оказывался просвет, невидимый со стороны, но достаточный, чтобы платформа могла пройти.
        Стефан правил молча, порой лишь неслышно для других спрашивая у меня, не стоит ли нам ведьм убить, а самим бежать - напугали они мальца. Я его успокаивал и как мог пытался объяснить разницу между ведьмами вообще и Триадой-союзником. Заодно говоря и о разнице в наших с ними силах. Вот, например, с Пролом или даже с Гринем, поодиночке мы бы еще справились. С ведьмами же - никаких вариантов. Прежний Стеф, да и то без гарантии, мог бы вызов бросить. Одиннадцатилетний пацан, не способный даже наваждению Владыки противостоять - нет.
        Так что с ведьмами я не спорил даже. Говорят - направо, значит туда и сворачиваем. Не в нашем положении от помощи отказываться, пусть бы и от мажеской. Была, конечно, мысль, что Триада, делая вид, что спасает нас, на деле ведет прямо в лапы Золотоголовому, но я отмел ее, как надуманную. Хотели бы колдуньи нас спеленать, не стали бы представление с фантомами придумывать. Спеленали бы, аки младенчиков, и ничего бы мы им не сделали.
        Так что - как там общинники говорили? «Сгорел сарай - гори и хата!» К тому же, и я, и Стефан так уже замарались близостью колдовства (и пособничеством колдунам), что ничего хорошего нас в Ассамблее не ждало. Никого ведь в Трибунале не будет волновать, что Триаду мы не звали и действовала она по собственному умыслу. Женщина вообще пришла на помощь своему мужчине (пусть обычно наоборот бывает), умыла Владыку на его же поле, попутно и Стража с наставителем спасла! С магией, да, но мы-то со Стефом ее не призывали?
        Порой мне даже хотелось оспорить догматы Церкви относительно контактов с магами. Ну бывают же, в конце концов, обстоятельства непреодолимой силы! Когда события несутся вскачь, а потом и вовсе обрушиваются в Тартар, и все, что остается делать человеку, это выбор: орать ему в полете или молча молиться.
        Впрочем… Чтобы я там себе не думал, мы все равно должны были добраться до Новгорода и передать информацию Трибуналу. А там - костер, так костер, подвал, так подвал. Меня, скорее всего, отключат, предварительно скачав всю информацию, а после и вовсе личность сотрут. Во избежание распространения ереси, так сказать. Пацана вот только жалко!
        Перед платформой словно бы расстилалась тропка, по которой мы беспрепятственно въехали в глубину леса, и поплыли по нему в сторону от примерного нахождения Владыки с его стаями.
        - Надо крюк сделать, чтобы со следа Владыку сбить, - пояснила Молодка, когда я уточнил у нее, куда она нас ведет. - В аккурат к топям выйдем, от них по прямой до церковных земель - низшие там не пройдут.
        Я кивнул, а Старица продолжила - ох и пугающе же это было, когда три человека говорят, как один!
        - Не серчай на Гриня, Мертвый. Он все правильно сделал. Без нас вы бы уже все мертвыми были.
        - А с вами - чуть позже.
        - Все умрут. Но ты хоть цели достигнешь. Как со Стражем-то такое вышло? Тело зрелое, а душа юная.
        Продолжая руководствоваться тем же принципом про сарай с хатой - как ни крути, а мы со Стефаном зависели от нехристей, а не наоборот - я выложил Триаде всю нашу историю. Пока говорил, все молчали - охотники, естественно, тоже слушали. Малая и вовсе, подсев к Стефану поближе, гладила его по ноге, успокаивая, и бежать тому с платформы уже было некуда.
        - Вот чего он таким странным мне казался! - Прол хлопнул себя по коленям, когда я закончил рассказ. - Но, погодь! Разве одержимым можно сделать вашего? Ну, в смысле, кто под Христом ходит? Как-то это противоречит тому, что святоши проповедуют.
        В корень зрит, нехристь. Это и было основной опасностью в возможностях Золотоголового. Я не имел ни малейшего представления о том, как демону это удается, но тот уже трижды продемонстрировал, что ему это по силам.
        Ведьмы в очередной раз меня удивили. Начали смеяться, причем все сразу. Кашляющий смех Старицы, переливчатые колокольчики задорного хохота Молодки и детское озорное хихиканье Малой - Господь свидетель, в ночную пору это звучало по-настоящему жутко.
        - Как же ты глуп, Мертвый! - отсмеявшись произнесла Молодка. - И слеп. Вроде, такие, как ты, должны обладать огромными знаниями. Неужели в них нет слов, которые бы все разъяснили? Или, когда душа уходит, вы, мертвые Стражи, становитесь просто машинами, не способными понять то, что очевидно любому живому?
        - Поясни?
        - Даже не знаю, стоит ли? А может, я лучше расскажу тебе небольшую притчу? Вы ведь, церковники, любите притчи?
        - Ты любишь притчи, мальчик? - вклинилась Малая.
        Нет, если она так и дальше к нему придвигаться будет, воспитанник вскоре упадет с платформы.
        - Ваша беда, святоши, - продолжила Старица, - в том, что вы знаете больше других, но смотрите очень узко. Как лошади, которым надевают шоры. Правда только в священных текстах, да?
        - Вам известны чины, и даже имена, - Молодка.
        - … но вы никогда не думаете о своих врагах, как о личностях, - Малая.
        - У которых есть свои страсти и свои мотивы. Вы все время забываете, что и Ад неоднороден, - снова Старица.
        Имея возможность смотреть на всю сцену глазами висящего сверху дрона, я понимал, что ведьмы разыгрывают спектакль. Это вот жонглирование фразами, повышение и понижение тона, вопросы без ответов. При этом я не мог отказать им в умении - Стефана уже ощутимо потряхивало. Терпеть это я больше не собирался, но опередил меня, как ни странно, Гринь.
        - Свет, може, давай кто-то один из вас, а? Мороз же по коже, когда вы вот так начинаете!
        Молодка, у которой, оказывается было и человеческое имя, ласково провела ладонью по щеке мужчины.
        - Прости. Конечно.
        - И давай толком. Просто скажи, что ты имеешь ввиду, - в свою очередь попросил я.
        Женщина улыбнулась и заговорила сама, не деля уже рассказ на троих. Вот за это, в частности, я охотнику был очень благодарен.
        - Ваша Церковь считает, что Лорды и Короли Ада спят и видят, как бы уничтожить человечество? Не отвечай, я знаю, что именно так ты и думаешь. Меж тем, Мертвый, любое действие Высшего демона всегда преследует только две цели: собственное возвышение и падение конкурента. Это природа падших ангелов: поднявши бунт однажды, они вынуждены восставать постоянно. Люцифер держит их в узде, тщательно лавируя между демоническими фракциями, усиливая одни и ослабляя другие. Его власть абсолютна, но хрупка, как ваза из хрусталя. Ты должен понять это, чтобы мы пошли дальше.
        - Допустим.
        - Тогда допусти вот еще что, Мертвый. Люди - не цель. Мы - сопутствующие потери. Падение человечества в Темные Века было нужно Люциферу, но наше уничтожение - нет. Подумай сам: с теми силами, что они обрушили на нас, был ли у нас хоть призрачный шанс выжить? Да была бы поставлена такая задача - демоны просто сожрали каждое живое существо на Земле!
        - А они, значит, покусали и бросили?
        - Ты веришь в своего Бога, но не видишь главного. Зачем Сатане уничтожать человечество? Он борется не с нами, а со своим Создателем. Его главная цель - и она всегда была и будет таковой - показать Ему, что люди были ошибкой. Что мы просто животные, живущие по страстям, а вовсе не создания, достойные Его любви. То, что случилось триста лет назад, было лишь очередным доводом Восставшего в древнем споре с Творцом.
        - Светлана, если можно - поменьше этого мистического тумана…
        - Вечный спор, Мертвый. Или игра, которая ведется от начала времен, в которой мы даже не пешки - всего лишь причина начала партии.
        - У каждой игры есть правила, - сказал я и тут же осекся.
        - Ну. Продолжай! - издевательски улыбнулась ведьма. - Я вижу, ты наконец встал на верный путь.
        Я бы хлопнул себя по лбу, будь у меня такая возможность! Молодка была права - ответ с самого начала был у меня перед глазами. Правила, вот ведь! Правила игры неизменны! Каким же надо было быть узколобым, чтобы проглядеть очевидное!
        Ведьма продолжила говорить, но могла бы и молчать - каждое ее слово я мог предсказать до того, как она его произносила.
        - Правила не меняются по ходу игры. Праведника нельзя сделать одержимым. И Красный Рыцарь, которого ты называешь Золотоголовым, не делает одержимых. Он просто поднимает мертвецов. Убивает Стражей и тут же заполняет их тела низшими демонами. И тебя должно интересовать, зачем он это делает.
        Глава 16
        Хорошо. Допустим. Мне стало понятно, как действует Золотоголовый, но от этого наша со Стефаном задача проще не стала. Демон в любом случае хочет нас устранить, как свидетелей, а мы по-прежнему должны добраться до Ассамблеи и доложить о появившихся у Врага новых возможностях. Пусть это не одержимость, а насквозь привычное явление в нашей работе - смерть, но не спускать же теперь поганцу с рук убийство двух Стражей и обнуленного до младенца моего напарника. Да и сама возможность убивать из-за Изнанки, ее точно нельзя сбрасывать со счетов.
        И мы дойдем - пусть он хоть все силы Ада на нас бросит. И сообщим Трибуналу, а дальше пусть уже умники из ревнителей думают, как от атаки Золотоголового защищаться - наша работа на том закончится.
        Сказать это было значительно проще, чем сделать. Но - необходимо. Вон, паренек мой совсем носом поник, как такого без слова утешительного оставишь? Не ведьмам же эту задачу поручать, а то ведь они наговорят!
        Наша платформа, петляя, углублялась в лес, и вскоре я, сколько ни сверялся с картами, окончательно потерял направление. Поди тут разберись - вокруг темнота, повороты то налево, то направо и безо всякой системы, да еще и болота какие-то, про которые в моих базах ни полслова не имелось.
        Вряд ли, конечно, ведьмы врали - они могли и менее затейливым способом нас прикончить. А белых пятен на картах по сю пору множество было - кому, кроме бродяжников их закрашивать? Дороги, леса, реки да поселения - вот и все что мы знали о собственном мире, право на владение которым едва не утратили три сотни лет назад. Глубже шагни в чащу - и вот тебе терра инкогнита во всей ее первозданной красе. Немного природе потребовалось времени, чтобы вернуть то, что люди у нее забрали.
        Я к тому, что болото тут запросто могло иметься, сколько бы я ни изучал сканы старых спутниковых снимков. И не только болото, так-то. Только я не помнил, чтобы какая-то такая хлябь земная к границам церковных территорий выходила. Вот что мне не нравилось в объяснениях Молодки из Триады. Или это Старица сказала?
        - Значит, убивает? - вернулся я к прежней теме, понимая, что маршрут обсуждать они не желают.
        - Ага, - вместо Молодки ответила Малая. - Слыхал про зомби? Живых мертвецов, они во многих культурах были сказками до Темных Веков.
        - Получается, он как бы стирает жизнь? Со Стефом не успел…
        - А со Стражами, которые на посту были, получилось, - подтвердила Старица. - Что-то в голосе твоем, Мертвый, говорит, что ты этому объяснению не веришь.
        - Сложно, вот что я думаю, - не стал я отрицать очевидного. - Стража, как бы ни был он хорошо подготовлен и оснащен, не велика проблема убить. Подкараулить, заманить в засаду, да просто мясом низших забросать - и вся недолга! Зачем такие маневры: Разлом, стая демонов, атака сквозь Изнанку? Наконец, зачем в этой схеме целый Лорд? Для простого, я прошу заметить, действия - исторгнуть душу из тела и заменить ее нечистым духом?
        Старица закашляла - это она смеялась так. Глянула на Стефана, но каким-то образом нашла именно меня в его ответном взгляде.
        - Ишь, как просто у тебя все - душу живую заменить на беса, по-твоему, простое дело? Князья того не могут, например, они ведь обычными служебными духами созданы. Да и Лорд не каждый, так что не говори того, чего не разумеешь. А вот про «зачем» я тебе, Мертвый, скажу - тут тайны нет. Сам бы допетрил, кабы думать вас в Ассамблее учили.
        Я на эту очередную ее провокацию отвечать не стал. Зачем? Она все равно скажет то, что посчитает нужным.
        - Золотоголовый - давай уже будем называть его настоящим именем - Берит, ведет свою игру. Не с тобой или Церковью, плевать ему на вас обоих. Его настоящая цель - возвышение. Его личное возвышение. И попутное понижение того, кого он очень сильно не любит.
        - Тогда зачем убивать Стражей? Хотя это ладно! Зачем охотиться на нас, если его возможность создавать одержимых демонами мертвецов ничего секретного из себя не представляет?
        Немного раздражало, что, задавая вопрос одной из ведьм, я получал ответ от другой. Приходилось постоянно переносить фокус внимания, чего при разговоре с обычным собеседником не бывает. Вот и сейчас «право ответа» перешло от Малой к Молодке.
        - Зачем-зачем? - передразнила она. - Чем ты вообще слушал, Мертвый? Затем, что он хочет возвыситься сам и унизить перед лицом Падшего кого-то другого!
        - Это понятно!..
        - Я так не думаю. Иначе ты бы уже сам произнес ответ.
        - Да видимость это, Страж! Не понимае? - не удержался и вмешался в наш странный разговор Гринь.
        - Он у меня умница, да, Мертвый? Ну, дошло до головы твоей кремниевой? Золотоголовый не преследует вас. Он создает видимость преследования.
        Тут Молодка на миг отвлеклась, тронув Стефана за руку и показывая, как лучше объехать вынырнувший из темноты поваленный ствол дерева. Тот уже отреагировал на прикосновение спокойно, словно ведьма, выступающая штурманом, не была чем-то из ряда вон выходящим. Хотя по первости вздрагивал. Из всей Триады он все еще побаивался только Малой, стараясь держаться от нее подальше. Та же, наоборот, льнула к Стражу, как кошка к печке.
        - А это тогда что? - хмыкнул Прол, качнув головой на корму. - Владыки, стаи Гончих… Как тогда выглядит охота, если это не она?
        - Князь, например, - пожала тощими плечами Старица. - Не в одиночку, естественно, а с десятком-другим Легионов. Вот тогда бы точно не до баловства было. И мы бы даже помогать не пытались.
        Я попробовал это осмыслить. Демон, который враждует с другим демоном, и играет с нами в догонялки только для того, чтобы убедить своего оппонента в том, что нам известна какая-то тайна. Что же он тогда от него скрывает? Ну, гадость, естественно, что же еще, но какую?
        Хорошо. Примем слова ведьм за правду, тем более, что врать им вроде незачем. Что это меняет для нас? Да ничего, в общем-то. На хвосте по-прежнему Гончие с Владыкой, впереди Трибунал и подвал, а может даже костер. Остановиться нельзя - сожрут, значит двигаемся вперед, тоже к смерти, но хотя бы не бессмысленной… Нет, определенно, при моей жизни было проще! Демоны - перед тобой, рубить их нужно - сильно, молиться - искренне. Без вот этого вот всего!
        Темные ветви деревьев, практически касающиеся голов людей, тронул ветер, и они согласно закивали в такт моим мыслям: «Проще, проще, проще. Раньше все было проще. Когда не было людей, а под нашими ветками ходили только животные».
        - А почему, кстати, Триада взялась помогать Стражу? - решил я озвучить давно интересовавший меня вопрос. - Могли просто Гриня с Пролом забрать, что вам до разборок церковника с Лордом?
        Молодка улыбнулась и потрепала Стефана по щеке. Тот даже отстраняться не стал, настолько жест у ведьмы оказался теплым и по-матерински нежным. Сосунок еще, прости Господи!
        - Мы так и собирались сделать, - мягко ответила она. - Но… Малой понравился твой мальчик.
        И, явно не желая этот вопрос далее обсуждать, сменила тему. Точнее, собеседника - повернулась к Гриню и принялась о чем-то его расспрашивать.
        А я опять задумался. Что это было: просто уход от вопроса, превращенный в шутку, или действительно им зачем-то нужен мой Стеф? Все-таки ведьмы, как ни крути - мерзость пред лицом Господа. И то, что они сейчас нам помогают, не значит, что, когда придет время, не предадут.
        Может, конечно, я и накручивал себя, может, никакая это не бдительность, а настоящая паранойя, обостренная бегством от Лорда и его слуг. Может, все просто - женщина спасает своего глупого мужчину, сунувшегося вместе с самоубийцей-Стражем в пасть к Высшему демону. Но… тогда бы логичнее было просто подхватить охотников и оставить Стефана на растерзание Гончим. А быстро передвигаться они могли, как-то же обогнали нас, хотя мы изрядно от Глин - тьфу ты! - Малахии отъехали.
        Еще около часа наша платформа почти в полной тишине плыла по лесу. Прол, демонстрируя завидную выдержку, прислонился к метателю и похрапывал, Гринь с Молодкой держались за руки и о чем-то неслышно шептались. Стефан вел транспорт, стараясь не обращать внимания на сидевшую у его ног девчонку, а Старица неподвижно стояла на носу, изображая из себя украшение нашего корабля.
        Я, чтобы не тратить на это время в будущем, обновил файл отчета для Трибунала и сосредоточил большую часть внимания на управлении летящим перед платформой дроном. Сообщая Стефану о препятствиях, так как ведьмы, видимо, решив, что дальше мы и сами справимся, делать это перестали.
        Вдруг тишину ночного леса нарушил низкий, полный безнадежной тоски, вой. Он раздался совсем рядом, и я не сразу сообразил, что его источником является Малая. Девчонка по-прежнему сидела рядом со Стражем, но теперь она натурально жалась к нему, обхватив мужскую ногу руками.
        - Владыка Гнева обнаружил обман, - Молодка тут же присела рядом с девчонкой и принялась гладить ту по голове, успокаивая. - Уже нашел, где фантомы разошлись с людьми и направил туда Гончих. Скоро они возьмут след.
        - А до болот еще далеко? - уточнил Стефан, уже даже не пытаясь вырваться из мертвой хватки младшей из ведьм.
        - Не очень. Но мы все равно не успеем, - «обнадежила» женщина. - Гринь, буди своего напарника, скоро нам всем придется поработать. А ты Мертвый…
        - Стефан справится, - уверил ее я.
        - Но в полную силу сражаться не сможет?
        - Нет.
        - Впереди будут руины. Большое здание, правда, от него остался только бетонный скелет. Но прочный. Если мы заберемся наверх, то можем попробовать там закрепиться и дать бой.
        - Плохая идея, Света! - бросил Гринь, помогая Пролу встать на ноги.
        - Потеряем в мобильности, - согласился я с охотником. - Гончие просто возьмут нас в кольцо и задавят массой. Надо двигаться к твоей топи.
        Молодая ведьма кивнула, соглашаясь.
        - Тогда пусти Малую к рулю. Пусть она ведет, а мальчишка сражается.
        Все во мне воспротивилось этому предложению - завезут они нас! - но я все же признал правоту Молодки. Лучше бы Стефану держать оружие, а не рычаги управления платформой - больше шансов, что выживет. Да и девчонке не придется тратить время, показывая куда сворачивать.
        - И все-таки, Светлана, зачем вы нам помогаете? - еще раз спросил я. Момент уж был больно подходящий.
        - Если доберемся до топи живыми - скажу, - отмахнулась Молодка. - А помрем - так и какая тогда разница, да, Мертвый?
        Пусть ответ меня и не удовлетворил, но логика в словах ведьмы была. Толку мне от понимания мотивов Триады, ежели через малое время мы все можем быть мертвы.
        Гончие нагнали нас уже через двадцать минут. В этот раз они шли на полной скорости, стелясь серым туманом. Они уже не загоняли дичь на охотника, а преследовали ее. По той целеустремленности, с какой адские твари двигались, становилось понятно, что Владыка приказал им просто разорвать беглецов.
        Несколько демонов настолько увлеклись погоней, что вырвались вперед, оторвавшись от основной стаи метров на двадцать. И тут же за свою дерзость поплатились. Старица лишь рукой взмахнула, и сразу шесть низших демонов распались прахом. Сильная ведьма, ничего не скажешь. И на нашей стороне, что радует, но - ох, где же я так согрешил-то, что сражаюсь на одной стороне с ведьмами и магами?
        На собак Гончие походили не слишком, однако в свое время это нисколько не помешало назвать их по имени псовой породы. Кое в чем, конечно, сходство проглядывалось: вытянутые худые тела, длинные тонкие лапы, но все портила практически крокодилья пасть там, где должна была находится голова. Именно пасть: две узкие, полные конусовидных зубов челюсти и ничего больше - ни глаз, ни дыхательных отверстий. Будь твари из плоти и крови, подчиняйся они законам реальности, эти челюсти просто не позволили бы им двигаться с такой скоростью - перевешивали бы.
        Понеся первые потери, демоны стали вести себя чуточку осторожней. Притормозили, дожидаясь отставших собратьев, и приготовились к слитному рывку. Тут уже и Прол не оплошал, выстрелив из метателя прямо в гущу преследователей. Раздался взрыв, вспышка белого пламени осветила все вокруг метров на пятьдесят, выхватив из темноты сотни серых чешуйчатых тел и распахнутых пастей. Вой, которым адские твари отреагировали на меткое попадание, казалось, должен был заставить листву осыпаться с деревьев.
        Не мешкая, охотник кинулся перезаряжать оружие, а его место на корме платформы, занял Гринь. Он вскинул лук и за секунду выстрелил четыре раза. Каждая его стрела, как и та, которой он убил Темную Слугу, была напоена магией и светилась теплым светом. Золотистые росчерки достигли рядов демонов почти одновременно друг с другом и ослепительно вспыхнули. Я предусмотрительно опустил веки Стефана и увидел лишь последствия удара - разлетающиеся в стороны обугленные куски плоти и поднятой земли. Урона маг нанес не меньше, а может даже и больше, чем плазменный заряд.
        - Не выкладывайся так, милый! - ласково пожурила бессильно осевшего нехристя Молодка. - Ты мне нужен полным сил. Мертвый, ваш выход!
        Сама, что характерно, в схватку она вступать не торопилась. Берегла силы? Выяснять это у нас времени не было. Рычаги управления платформой уже находились в руках у Малой, а Стефан держал на весу рельсотрон, наводя его на демонов.
        - Дождись, пока они плотнее соберутся, - шепнул я воспитаннику. - И не жми на гашетку сильно. Старайся короткими очередями. Помни про ресурс оружия.
        Дрон, висевший над головами нашего небольшого отряда, показывал безрадостную картинку. Крошечная скорлупка транспорта, шестеро хрупких фигурок на ее борту - и полчища, сплошная серая стена, надвигающаяся из темноты. Прорехи, нанесенные взрывами плазмы и магии, разметавшие первые ряды демонов, затягивались прямо на глазах.
        Тварей было несколько сотен, может даже целая тысяча - сложно определить точно, когда демоны постоянно двигаются, да и света для оценки было маловато. Не Легион, конечно, но нам хватит с изрядным запасом. Кто там говорил про видимость преследования? Согласен с Пролом - как же тогда должна выглядеть настоящая охота?
        Рельса выплюнула первую очередь из пяти освященных снарядов, каждый из которых прошел сквозь тела впереди бегущих адских тварей и, почти не утратив скорости и убойной силы, устремился дальше. Хорошо Стефан прицелился, залп вышел очень удачным. Вон и демоны с моей оценкой согласны - ревут так, что того и гляди небеса обрушатся.
        - Еще. Еще, Стеф.
        Незаметно для себя я поймал своеобразный кураж битвы. Не стук сердца и радостное возбуждение - откуда бы им взяться у бездушного создания вроде меня, а ощущение целостности и правильности происходящего. Словно бы все происходящее стало схемой со множеством элементов, при этом каждый из них занял исконно свое место. Каждое дерево, каждая травинка, каждое живое или псевдоживое, как демоны, существо, были составной частью схемы, и все были связаны незримыми векторами взаимодействия.
        Да, понимаю, кураж - не совсем верное слово, у живых все совсем иначе происходит. Но за неимением гербовой, как говорится…
        Вторую и последнюю очередь Стеф пустил еще лучше, заставив низших потерять темп на центральном участке движения. Суматоху в рядах врага усилил Прол, закончивший заряжать метатель и отправивший раскаленную плазму в то же место, куда стрелял Страж. Еще на две «золотых» стрелы хватило Гриня, после чего он вырубился окончательно - Молодка тут же оттащила его в среднюю часть платформы.
        Но все это было лишь агонией. Таким усилиями пытаться остановить Гончих нечего было и думать. Это как дуть изо всех сил в надвигающуюся волну, надеясь, что «поток ветра» повернет ее в обратную сторону.
        - Вижу топь! - взвизгнула девчонка. - Триста метров, прямо за деревьями!
        Ерунда какая! Триста метров до спасения и сотня - до Гончих. Где тут ставки принимают?
        Глава 17
        Спасла нас Старица. Со скоростью, которую от ее тщедушного тела никто не мог бы ожидать, она спрыгнула с платформы. Но земли не коснулась - осталась висеть в полуметре над ней. Лицом повернулась к нам, и я увидел, как старуха улыбнулась. По-доброму, как бабушка, глядящая на внуков, лопающих ее пирожки.
        - Какого рожна, ма?! - рявкнула Молодка. - Я бы косой!..
        Но что она собиралась сделать косой, так никто и не узнал. Старческая фигура потекла дымом и миг спустя распалась на тысячи крохотных черных точек. Взяв максимальное увеличение на дроне, я разглядел в них скарабеев, которые устремились навстречу Гончим, постепенно наливаясь малиновым свечением.
        - Старая упрямая кошёлка! - выкрикнула вслед насекомым Света. - Драная! Старая! Упрямая! Кошёлка!
        На последнем ее слове скарабеи достигли волны несущихся Гончих и вспыхнули. Не слишком ярко, может быть, как угли в очаге, когда на них подуешь, но во тьме леса выглядело это, как зарево от лесного пожара.
        Который мигом позже и начался. Насекомые, превратившиеся в стену огня, пали на демонов по всей протяженности и те загорелись. Все разом, словно их горючей смесью облили.
        - Старая эгоистичная сука! - орала Молодка, растерявшая всю прежнюю самоуверенность, и превратившаяся из ведьмы в зареванную бабу. - Как ты могла?! Кто тебе право дал?!
        Спустя несколько секунд, когда застывшие в пламени демоны стали рассыпаться пеплом, она уже едва слышно бормотала, размазывая по лицу слезы и сопли.
        - Зачем, ма? Я бы косой… Ну, зачем? На кого ты нас с Лелькой бросила?
        С камеры дрона я наблюдал за пепелищем, созданным ведьмой, и наполнялся пониманием, что лучше бы нам с воспитанником быть разорванными Гончими. Теперь, после того, как старуха пожертвовала своей жизнью, спасая нас, я уже не сомневался, что слова Молодки про Стефана - мальчик твой нам понравился - были не случайной оговоркой. И не шуткой.
        Триаде зачем-то был нужен Страж. Причем не какой-то любой, а конкретно - мой Стеф. И пришли они не мужика своего спасать.
        Более подходящего момента для того, чтобы ударить, не было. Молодка рыдала, сгорбившись на корме, всхлипывающая Малая продолжала вести платформу к топи, что уже отчетливо виднелась за редеющим лесом. Гринь, который мог бы вступиться за зазнобу, валялся без чувств, а внимание его напарника было полностью поглощено пепелищем, оставшимся за спиной.
        Это было предательством - с какой стороны не посмотри. И оправданием не было даже то, что ведьмы с самого начала злоумышляли против нас. Так поступать негоже, но именно это я и собирался сделать. И даже объяснять воспитаннику не буду, зачем он должен поднять квач и ударить женщину, оплакивающую мать. Сам справлюсь, не такое уж большое дело…
        - Даже не думай, Мертвый, - прошипела Молодка. - Не справишься ты со мной. Даже сейчас не справишься. Только тушку жреца попортишь.
        Она поднялась с колен и повернулась к нам со Стефаном. Ее лицо, пару минут назад молодое, гладкое и весьма привлекательное, постарело и покрылось морщинами. Черная тугая коса поседела и стала значительно тоньше. Перед нами стояла еще не Старица, но та, что уже на половине пути к ней.
        - Сядь и руку к мечу не тяни, - жестко произнесла она. - Если понадобится, я обе кисти оторву, чтобы искушения не было. И залечу, так что кровью не истечешь.
        Я почувствовал за спиной Стефана движение, но отреагировать не успел. Быстро, но при этом мягко, без угрозы, на плечи мужчине опустились две женские ладошки. Уже не детские, а принадлежащие молодой девице - после смерти Старицы Малая стала почти полной копией своей матери. Выросла, округлилась, оформилась в ту, что скоро станет Молодкой. Пока еще совсем юной, как цветок, который лишь начал раскрываться.
        Вместе с весом - хотя какой там вес! - на плечи Стража обрушилась такая тяжесть, что вздохнуть глубоко ему и то стало проблемой.
        - Сядь, Страж, - молвила девушка мурлыкающим голосом. - Ты не справишься с нами. Поспи лучше.
        Сотни нанитов тотчас сообщили о том, что мой подопечный погрузился в сон. Быстро, словно кто выключателем щелкнул. На меня же колдовство девчонки не подействовало - маленькие преимущества посмертного существования. Только пришлось проконтролировать, чтобы веки Стража не закрылись.
        В этот момент Прол отвернулся от пожарища, устроенного Старицей. Пару секунд он в полном обалдении наблюдал за разворачивающейся перед ним сценой, а потом решил-таки подать голос.
        - Свет, че происходит? Ты че делаешь-то, Свет? Гринь же…
        Договорить он не успел. Старшая из ведьм повернула лицо в его сторону, коротко, как-то по-птичьи, дернула шеей. Голова Прола совершила почти полный оборот - позвонки отчетливо хрустнули. Тело мужчины обмякло и свалилось за край платформы.
        - Никогда мне не нравился, - сообщила Молодка, поворачиваясь обратно к Стефану. - Жену свою с детьми не сберег, ходил и ныл о том. Что за мужик, а? Ежели любил, так надо было драться! Церковь палить, ревнителя вешать - а он? Разнюнился и удрал! Тряпка! Только из-за Гриня его и терпела.
        - А он как на это отреагирует? - осторожно спросил я. - Когда в себя придет и спросит, где его товарищ?
        - Мы же ему не скажем, как погиб Прол, да? - шепнула в ухо Стефану Малая. - Скажем - геройски, от лап Гончих. И клочка не осталось.
        - Добавим, что его собой закрыл, он примет, - подтвердила Светлана. - Скажет, что хорошая смерть, за други своя. Ну и что вы там, мужики, еще там в таких случаях говорите? Всплакнет может.
        - Он у нас такой правильный.
        - У кого это у нас, доча? - мгновенно ощерилась Светлана.
        - Глянь в зеркало, ма. Уже у нас, не у тебя точно, - звонко рассмеялась Малая.
        Я думал, что Молодка сейчас растерзает свою дочь, до того страшное у нее сделалось лицо. Ощерилась, как лесная кошка, шагнула вперед, пальцы когтями выгнула… И тут же потекла, расслабилась и даже воздух вокруг нее перестал быть таким тяжелым.
        - Верно, Лелька, - произнесла она с печальной улыбкой. - Верно. Твое время пришло - долго ты ждала.
        - Да всего-то шестьдесят лет!
        - Ну все, ша, Малая. Сегодня же семя Гриня возьмешь и смену себе родишь.
        - А можно не Гриня, ма? Можно мальчика этого?
        Ноготки младшей ведьмы пробежались по шее Стефана, пальцы огладили затылок, уши. Я попытался дернуться, но куда там! Сила, которая держала тело моего воспитанника, не давала даже шевельнуться. Только говорить Триада позволила.
        - Дуреха! Мы же давно его подобрали, столько готовили, травами нужными поили. Смотри, как Сила его возросла в последний год! На пике даже с твоей сравниться может.
        - Мальчик сильнее!
        - Но не про твою честь, девка! Знаешь же, кому он надобен - чего на чужое лаешь?
        - Но!..
        - Ну! Вставай к правилу и веди телегу в топь! Разболталась! Ох, рано тебе еще взрослеть, простых вещей до сих пор не понимаешь! Еще бы годков десять-пятнадцать подождать, да мать, кошёлка старая, подкузьмила!
        Малая, с каждой минутой становившаяся все больше и больше похожей на прежнюю Молодку, ворча ушла к рулю, оставив нас наедине со своей стремительно стареющей матерью.
        - Вот так, Страж, - она обвела рукой свое лицо. - Вот так у нас заведено. Всегда трое - один в другого. Непрерывный круг жизни…
        - Это не жизнь, а пародия на нее!
        - Да чтоб ты понимал еще, моралист! - Светлана отмахнулась от моих слов без всякой злобы и раздражения. - Забили себе голову своим Распятым, и считаете, что других богов нет. А они есть, милый, есть! Сильные, грозные, милостивые и мстительные. Всякие. И они давно ждали, очень давно!
        - А ты нас к какому везешь? К сильному или милостивому?
        - Сообразил, да?
        - А что тут соображать? Ты же сама уже все рассказала. Так к какому?
        - Я вас представлю, Мертвый. По всем правилам, не переживай даже. И ты сам у него спросишь. А пока - спи.
        И ведьма, положив руки на глаза Стефану, опустила ему веки. Но полностью зрения меня не лишила - о чем я, естественно никому сообщать не собирался. Как и продолжать спорить с Триадой. Вместо этого я сосредоточился на управлении дроном и наблюдении за дорогой.
        С болотом ведьмы не обманули. Оно имелось в наличии и было огромным, так что и краев не разглядеть. Едва лес кончился, как перед нами раскинулось практически пустое пространство, кое-где залитое водой и обильно поросшее густой травой. В некоторых местах из влажной почвы торчали одинокие деревья, каким-то чудом выросшие в этом негостеприимном месте. Никаких тропок, гатей или чего-то еще, что могло бы свидетельствовать о том, что по болоту ходили, я не заметил.
        Наверное, запах тут стоял премерзкий. Гниющая трава, застоявшаяся вода, болотный газ - бр-р! Но я его не чувствовал - лишь помнил, что таким он должен быть. Слава Богу, если честно! Хватило мне при жизни такого сомнительного удовольствия.
        Младшая ведьма явно не собиралась нас тут топить. Уверенно она направила платформу на узкую, относительно сухую косу. Пройти по такой ногами было бы сложно, земля была настолько пропитана влагой, что человек бы провалился по щиколотку. Зато наше транспортное средство прошло над ней аки посуху.
        Хорошо хоть Малой - или ее уже нужно называть Молодкой? - хватило ума не переть прямо через трясину, покрытую ряской. Словно бы она знала, что плотности воды не хватит для того, чтобы платформа удержалась в воздухе.
        А может и знала. Сколько, она сказала, ждала своего часа, чтобы превратиться из девочки в женщину? Шестьдесят лет? А сколько тогда на земле прожили Молодка и Старица? Можно предположить, что весьма много. Как бы старшая из них еще времена до Темных Веков не застала, почему нет? Тем более, если служит не демонам, а каким-то богам.
        В моей памяти было очень много знаний. Много полезного, но и хлама, непригодного к практическому использованию, тоже хватало. Те, кто составлял библиотеку для Стражей, заливали туда все, что могло пригодиться даже в теории. И, кто бы мог подумать, были там сведения и о языческих богах - кого еще могла упоминать ведьма?
        Они считались мифом задолго до крушения человеческой цивилизации. Силами природы, стихиями, которым дикие наши предки поклонялись, приносили жертвы и молили об урожае или дожде. Ничего такого, о чем можно серьезно рассуждать образованному человеку. Но Церковь считала иначе.
        Правда, это мнение больше относилось к вопросам философским, нежели практическим. В неканонических текстах Святого Писания, в размышлениях златоустов-богословов языческими богами выступали вполне конкретные личности. Ангелы Божии, уже после Падения возжелавшие красоты дочерей человеческих и породившие нефилимов.
        Я никогда не задавался вопросом, так это или нет. И при жизни был практиком, у которого отвлеченные размышления вызывали лишь усмешку, и в нынешнем статусе остался таким же. Признавал, да - они существуют - вспомнить того же Велеса Киевского, но не видел смысла об этом думать, покуда судьба с ними не сведет. И вот те на - сподобился!
        Божеством, которому служат ведьмы, мог в равной степени оказаться Высший демон, нефилим или один из тех самых Сынов Божиих - ангелов, отринувших служение Творцу, но к армии Люцифера не присоединившихся. Для нас любой из вариантов практически гарантировал смертный приговор, а то и похуже что. И без всякой возможности сопротивления - мы ведь даже с Триадой справиться не в силах.
        Заворочался Гринь. Я внимательно наблюдал за ним, надеясь, когда охотник проснется, попытаться внести разлад в этом магическом семействе. Уверен, он ничего не знал о планах ведьм, иначе бы те не придумывали легенду о «геройски павшем Проле». Да и человеком маг казался порядочным, даром, что нехристь.
        Но в замыслы Триады пробуждение мужчины не входило. Едва только с кормы раздался стон, возвещающий, что Гринь вот-вот откроет глаза, как Светлана, окончательно превратившаяся в Старицу, тут же оказалась рядом с ним. Положив ладони на виски охотнику, она опять погрузила его в беспамятство. Видимо, не хотели ведьмы тратить время на освещение событий для своего «мужа».
        Так, почти в полной тишине, прерываемой только редкими репликами ведьм и звуками живности, обитающей на болоте, мы отмахали километров тридцать. И добрались-таки до места назначения.
        Это был небольшой островок абсолютно сухой земли, торчащий из топи, словно гигантская кочка. Трава на нем не росла, только торчали два дерева, вырастающих из одного комля, похожих на растопыренные пальцы, тянущиеся к небу. Подле дерева нас поджидал человек.
        Едва заметив его, я отправил дрона изучить незнакомца, но затея моя провалилась. Разведчик не долетел до него каких-то несколько метров, после чего отключился и упал в трясину. На последнем изображении, которое он успел передать, был запечатлен высокий мужчина, закутанный в длинный плащ с надвинутым на голову капюшоном, прячущим его лицо. Не самое, надо сказать, удобное снаряжение для прогулки по болоту.
        Пока я поднимал в воздух нового соглядатая, а делать это приходилось очень осторожно, чтобы ведьмы не заметили, платформа приблизилась к островку уже метров на десять. И тут же между Триадой и незнакомцем завязался разговор. Из которого я не понял ни единого слова, хотя в мою память было загружено знание множества языков.
        Этот же был мне не знаком. Щелкающий, словно не люди говорили, а насекомые лапами своими хитиновыми друг о друга стучали. Мужчина что-то спросил, ставшая Старицей Молодка ответила. Тот кивнул, как бы удовлетворенно, и, выпростав из-под плаща руку, дал знак причаливать.
        Дрона, чтобы он не повторил судьбу своего предшественника, приходилось держать на границе той незримой зоны, что окружала человека в плаще. От этого немного страдала картинка, но мне хватило ее чувствительности, чтобы разглядеть, что рука была вида вполне человеческого.
        Нефилим? Нет, те вроде исполины, два, а то и три роста, по крайней мере, Велес был здоровенным. Может быть, маг? Сила у него точно имелась, иначе как бы он мог сгенерировать электромагнитный импульс?
        - Вот он, Импу, - следующая реплика Светланы была произнесена не на этом чуждом языке. - Воля твоя исполнена.
        - Он не пострадал?
        Голос незнакомца, когда он заговорил по-людски, оказался обычным. Не знаю, чего я ждал, просто от его фигуры веяло такой таинственностью и опасностью, что голос, казалось, должен быть глухим и зловещим.
        - Спит, - отозвалась бывшая Малая.
        - Не все прошло гладко, девочки?
        В тоне мужчины появилась легкая ирония. Даже насмешливость. Невысоко же он их ценит, раз позволяет себе такое обращение.
        - Лорд послал за Стражем Владыку и несколько сотен Гончих. Мать отдала себя, чтобы остановить их.
        - Жаль. Но Берит не узнал, кого он преследует?
        - Думаю, нет.
        - Хорошо. Я доволен вашей службой.
        - Мы рады служить, Импу.
        А в голосе старшей ведьмы прорезался сарказм. Она, похоже, не слишком уважала собеседника, хотя и выказывала ему всяческое почтение - на словах.
        Импу-Импу-Импу… Кто это? Имя нездешнее, какое-то индейское или даже индусское. Что у нас есть на Импу? Инту или Инти - это древнее божество примитивных племен Южной Америки, инков. Но нет. Другое произношение. Кто еще? Славяне - нет. Африка? Тоже нет. Стоп - Импу! Это же Анубис, в смысле, если по-гречески! Древнеегипетский бог смерти и погребальных церемоний? Какого лешего он делает на Среднерусской возвышенности?
        - Готовьте избранного к церемонии пробуждения, - произнес Импу. - Сутеху уже давно пора восстать.
        - Один только момент, о великий! - с едва слышимой насмешкой в голосе произнесла младшая ведьма. - Ты говорил о мальчике в теле мужа, но ни слова ни сказал о том, что в теле он там не один.
        - Что ты имеешь в виду?
        Впервые за разговор капюшон, скрывающий лицо мужчины, повернулся в сторону ведьм.
        - То, что с ним там мертвый Страж.
        - Вот как?
        Руки Анубиса вынырнули из-под плаща, поднялись и скинули капюшон с головы, обнажая не человеческое лицо, а псиную морду. Точнее, шакалью.
        - Мертвый Страж? Это интересно!
        Глава 18
        Он жил на этом свете так долго, что приходилось прикладывать усилия, чтобы вспомнить свое настоящее имя. То, которое он получил от Отца в момент творения. То, от которого отказался, когда нарушил Его волю. Когда перестал быть слугой, но не сделался сыном, как рассчитывал.
        С тех пор он сменил много имен и много личин. К каждому народу он приходил в том облике, который тот считал подходящим для своего божества. Назывался тем именем, которое могли произнести их глотки: Нергал, Яма, Импу, Анубис, Аид, Оркус, Грох, Мара, Шолотль…
        Поколение за поколением он менялся, как и их представления о нем. Учил их жить сегодня, ценить то, за что бесплотные духи, роящиеся за границами Печатей, готовы были отдать все, включая собственное бессмертие. Провожал в последний путь умерших… А потом уходил. Он всегда уходил, когда верящие в него вырастали достаточно, и более не нуждались в персонификации силы.
        Но всегда находил новых поклонников. Диких, кровожадных, необузданных. Вместе с братьями обучал их, делал из говорящих животных людей и выводил на новый уровень сознания, надеясь, что на Последнем Суде Создатель учтет его дела. Примет во внимание то, что он работал на благо Его. Делал людей лучше. И всегда уходил, когда требовалось. В конце концов, изгнанного с небес ангела всегда интересовало только прощение Творца.
        На его глазах люди выросли, но так и остались детьми. Обидчивыми, забывчивыми, эгоцентричными. Они научились расщеплять атом, смогли оторваться от тверди земной и пронзать своими кораблями твердь небесную. Поселились среди звезд и дерзнули переделывать новые миры под образ и подобие своего родного. Но в главном - не изменились. Так же ими правили страсти, так же стремились возвыситься на короткий миг, так же лгали и убивали себе подобных.
        Он прекрасно понимал, кто и зачем снял Печати. И когда это произошло, то решил, что Творец забыл о своих детях. Счел их ошибкой и позволил Падшему уничтожить их. Тот, однако, не стал этого делать. Утопив в крови Землю и колонии в Солнечной системе, Светоносец словно бы забыл о людях, лишь позволил своим легионам терзать их, заставляя выживших дрожать от ужаса.
        Тогда он с братьями, уже сотни лет живущими среди людей, решил вернуться. То, что Бог отвернулся от своих творений, не значило, что так же должны были поступить и слуги его. Пусть оступившиеся, пусть нарушившие волю Его, но созданные служить и защищать.
        Они ходили по опустошенной Земле, по брошенным и погрузившимся в дикость колониям, смотрели, как превращаются в животных оставленные на висящих в пустоте станциях люди, и не могли не вмешаться. Находили одаренных, делали их своими жрецами и сами восставали в древней своей Силе. Однажды даже щелкнули по носу Отца Лжи - заставили самого Абигора явиться в реальность, где тот навсегда погиб, столкнувшись с Воинами Сына.
        И вот теперь они нашли идеальную кандидатуру жреца Сутеха. Тело мужа вмещало в себе душу ребенка, но не от рождения, а после столкновения с одним из Восставших. Он мог сделаться величайшим магом, но мертвый Страж в голове…
        - Говори со мной, - велел тот, которого звали Импу.
        - А ты чего услышать хочешь?
        Ведьмы так и не разбудили пленника, но рот молодого человека открылся и стал произносить слова. Холодные, чуть насмешливые. Так мог говорить очень старый, проживший сложную и полную опасностей жизнь человек. Который видел столько, что вряд ли что-то в этом мире способно было его напугать.
        - Знаешь, кто я?
        - Ты-то, верно, богом себя мнишь. А имен у тебя множество. Каким к тебе обращаться?
        - Зови Импу, как и служанки мои.
        - Ну Импу, так Импу, - покладисто согласился мертвый Страж. - Чего звал?
        - Если тебя извлечь, человек погибнет?
        - Тут смотря как извлекать, псоглавец. Я вокруг что-то не вижу стерильной операционной. Так что да. Погибнет. А ты того не желаешь?
        - Нет, - против воли Импу начал даже испытывать чувство уважения к своему собеседнику. - Не желаю.
        - Так отпусти его! У него другая миссия. Не для вас он - Христу посвящен.
        - Творец отставил этот мир, мертвец. Ему больше нет дела до вас. Остались только мы, созданные служить и защищать род людской.
        - Как-то, ты уж прости, паршиво вы со своей работой справляетесь. Уволил бы к лешему таких работничков!
        Импу оскалился - мертвый Страж нравился ему все больше и больше. Его слова не были бравадой смертника: он действительно не боялся ни за свою иллюзорную жизнь, ни за жизнь человека, в теле которого находился. В этом он был похож на него самого и на его братьев - долгое существование наделяет мудростью.
        - Мы не будем спорить, мертвец. Могли бы, но не будем. Ты отдашь мне этого человека…
        - Так забирай! Я тебе разве мешаю?
        - Да. И ты отлично это понимаешь. Мне не нужен жрец, у которого в голове сидит мертвый Страж.
        - Ну, тут я тебе помочь ничем не могу, звиняй.
        - Можешь. Ты не первый мертвец, с которым я беседую. И я знаю, как вы работаете. Отключись. Ты не живешь - существуешь. Если тебя не станет, человек останется жив и вознесется. Станет щитом людей, оборонителем их от Падших.
        - А таких, как ты, богом называть будет? И душу свою погубит? Нет, псоглавец! Пусть лучше отойдет к Господу, как у людей заведено!
        Импу, до то того времени стоявший, присел рядом с лежащим человеком. Тронул пальцем жилку у него на шее, аккуратно поправил разметавшиеся волосы. Отличный кандидат. Тренированный, сильный, с огромным потенциалом.
        - Давай спросим его? - предложил он. - Свобода воли, ты же веришь в нее? Пусть сам скажет, хочет ли он умереть или согласится служить мне. Если второе, ты отключишься.
        - А если нет?
        - Мы попробуем извлечь из его головы тот кусочек камня, что держит тебя на этом свете.
        - И ты мне говоришь про свободу воли?
        - Его воли. Не твоей. Ты не человек.
        - Так ты же этого самого выбора ему не оставляешь! Воистину - уста лживые, злоречивые! Нет никакой разницы между тобой и демонами, а уж как вы от Творца отошли - не суть важно. Одни бунт подняли, другие ослушались, девами прельстившись. На Суде один у вас приговор!
        Импу вскочил. Подавил ярость, внезапно вцепившуюся в его горло костлявой рукой, отошел от пленника.
        - Буди, - коротко приказал одной из ведьм.
        - И наказание будет одно! - напоследок выкрикнул мертвый Страж.
        А потом старуха положила на голову молодого человека руки и выпустила толику Силы.
        Глава 19
        «Не бойся! - сказал я Стефану, едва почувствовал его пробуждение. - Главное, ничего не бойся. Это демон, пусть и не самый обычный, но демон. Что мы с тобой - демонов не видали? Держись за веру свою, парень, и не позволь себе в искушение впасть! А уж он искушать тебя будет, так и знай!»
        Говорить про запасной свой план на тот случай, если воспитанник не совладает с искушением и малодушно выберет служение Анубису, я ничего не стал. Поскольку никто из Стражей не знал этого и не должен никогда узнать. Иначе не последняя это надежда на спасение души получится, а погибель ее. Самоубийство - смертельный грех.
        Мальчишка пришел с себя довольно быстро. Открыл глаза, увидел шакалью морду Анубиса, задрожал губами. Но вопрос мне задал по существу.
        «Дядька Оли, как с таким биться?»
        Вот, опять я дядька! Впрочем, пусть его, сейчас не время поправлять перепуганного пацаненка. А как биться - это очень хороший вопрос. Магия ведьм парализовала тело, но не смогла отключить меня. Значит, вся наша надежда на знания, которые хранятся в моей памяти.
        «Сейчас придумаем, напарник. Ты, главное, веры не теряй. Жди и молись. А дядька Оли будет думать».
        Анубис рассматривал Стефана желтыми своими звериными зыркалами, но пасть не отворял, словно ждал, когда мы с воспитанником наговоримся. И хотя наш разговор он слышать не мог, в аккурат под мою последнюю реплику произнес:
        - Зови меня Импу. Я бог смерти и судья богов. Мои жрицы принесли тебя сюда, чтобы ты мог выполнить свое предназначение - стать жрецом Сутеха, моего брата.
        И замолчал. Мол, осознай и гордись, смертный. Великая честь тебе предложена, радуйся. Уж не знаю на что он рассчитывал, вываливая такое выросшему в христианской традиции мальчику, но, наверное, не того, что Стефан ему ответил.
        «Кто такой Импу?» - спросил он сперва у меня.
        Пришлось коротенько рассказать парню о языческих богах и их происхождении. Стефан послушал, послушал, да и выдал вслух:
        - А у твоего брата тоже голова собаки?
        Молодка, та, которая раньше была Малой, прыснула. Видать, не успела еще изжить в себе девчоночьи рефлексы. Старица шикнула на дочь, после чего та сразу виновато опустила взгляд. И только благодаря этому не заметила, как шевельнулся лежащий на платформе и временно всеми забытый Гринь.
        Анубиса эта детская дерзость не разозлила, а скорее позабавила. Он пару раз кхекнул, видимо, так песья глотка изображала смех, после чего довольно дружелюбно ответил:
        - Древние боги, будущий жрец, могут принимать любой облик. Смотри!
        Он сбросил плащ, под которым из одежды имел только причудливую не то юбку, не то набедренную повязку, и развел руки в стороны. Тут же мускулистая его фигура потекла, и мигом позже перед нами стоял уже не человек с шакальей головой, а настоящий шакал. Только не мелкая псина, а животное около двух метров в холке, с массивной грудью и сильными передними лапами. Корпус этого, с позволения сказать, шакала, к крупу сужался, на самом конце имея некое подобие хвоста, только очень короткого.
        Затем тело твари вновь потекло туманом и превратилось в мужчину. Но не того, который нас встретил на островке, а другого. Высокого, около двух с половиной метров, бронзовокожего и с нездешними чертами лица. В черные, длинные, как у бабы, волосы, были вплетены кусочки камня, золотые обереги и человеческие нижние челюсти. Переносица зачем-то пронзена каменной шпилькой зеленого цвета, а черные глаза подведены ярко-синей краской.
        К чести моего подопечного, он фокусами древнего бога не впечатлился. То есть удивился, конечно, глаза широко распахнул и рот, как дурачок, раскрыл. Но попутно - только мне - сообщил, что такое страховидло хорошо бы на ярмарке показывать. Отбою, по его словам, от зевак бы не было.
        Пока древний бог показывал удаль свою, попутно рассказывая, какие возможности будущий жрец Сутеха обретет, когда примет свое предназначением, мы со Стефаном вовсю строили планы. Точнее сказать, я перебирал библиотеку в попытках найти способ противодействовать сущности такого уровня и мощи, и периодически делился своими находками с подопечным. А еще приглядывал за Гринем, на которого возлагал определенные надежды.
        Но тот, раз едва заметно дернувшись, больше не шевелился. Да и мой поиск поводов для радости не давал. То ли источники, загруженные мне в память, были неполными, что было вполне вероятно, то ли люди прошлого никогда особенно не помышляли о том, чтобы убить или изгнать своего божка. В перечне рекомендованных боевых песнопений, составленных специально для Стражей, тоже не обнаружилось ничего подходящего для ангелов, которые одновременно были исторгнуты из воинства Божьего, и в то же время демонами как бы не являлись.
        Хотя, тут как посмотреть… Вот бы златоустов этих, книжников драных, сюда на минуточку! Посмотрел бы я тогда, как они запоют - не с Люцифером в бунт пошли, значит не демоны! Может и правда, «чином изгнания» попробовать, как ревнитель ведьмака в Малахии приголубил? Так-то я его знал, но Стефан - ни прежний, ни нынешний, никогда его не применяли - ревнителей по-иному воспитывали. Они были щитом охраняющим, служителями искренне верующими (может, иногда даже до фанатизма), а мы, Стражи - мечом разящим. То есть на вопросы мира духовного и веры смотревшие более прагматично.
        - Продемонстрировать тебе каждую из своих ипостасей, смертный? - насмешливо спросил Анубис. - Или ты уже убедился?
        - Кто такой этот Сутех?
        Вопрос воспитанник задал по моему наущению. Не потому что не знал - мы уже откопали в библиотеке все возможные сведения о древнем существе, носящем это имя. Просто тянули время - других-то способов еще пожить и побарахтаться у нас не имелось.
        - Бог воинской доблести, смелости и ярости. Тот, кто поведет людей против демонов и очистит от них земли. Это большая честь, смертный, служить ему. И людям. Ты же хочешь спасти людей?
        - А чего он сам не пришел? - задал Стефан следующий вопрос.
        - Спит. Он пробудится, когда ты примешь свое служение.
        - А ты меня не в жертву ему принесешь?
        - Довольно! - внезапно вскипел Анубис. - Мертвец, я знаю, ты говоришь, а юнец только рот открывает. Последний раз тебе приказываю - отключись! Иначе…
        Я успокоил Стефана, адреналин которого от гневного окрика Анубиса подскочил до запредельных показателей. И решил, что пора разыграть последние, с позволения сказать, козыри. Точнее, озвучить божку патовую ситуацию, в которой мы оказались. А то еще прибьет в гневе.
        - Ты на голос-то меня не бери, псоглавый, - произнес я уже сам. - Мог бы сразу «иначе», на разговоры со мной время не тратил. Ты не можешь без опасности для жизни мальчика удалить имплант с наставителем. А его тело и разум тебе нужны в целостности. Так что…
        - Так что мы сделаем это сами, - влезла Старица. Чуть поклонилась и без всякой почтительности добавила. - Если ты не против, повелитель.
        Бронзовокожий здоровяк ухмыльнулся:
        - Нет, я не против. Мальчишка не пострадает?
        - Как новенький будет! Где камень с Мертвым упрятан, я понимаю, ничего такого сложного. Череп ему вскроем аккуратно, камень вынем, а дыру золотой пластиной закроем. Скальп прирастет, через полгода и не вспомнит про нее!
        - А прочие все периферийные устройства? - издевательски произнес я. - Все датчики, наноботы, и множество прочих, названия которых вы даже не знаете?
        - Не считай себя самым умным, Мертвый. Ты что же, решил, что раз твоя Ассамблея раскопала пару десятков захоронок, так вы теперь единственные, кто в древних технологиях разбирается? Я, к твоему сведению, дар получила, когда вы еще Абигора не кончили! И как у вас все работает, знаю получше многих. Вся периферия на тебя замкнута, а когда мы тебя выключим…
        Говоря это, Старица извлекла из поясной сумки небольшой, похожий на скальпель, нож, а вслед за ним - приспособление, напоминающее очки. Продемонстрировала их Стражу, а точнее - мне, и ощерилась в злой улыбке.
        Я знал, что у нее в руках. Сканер, с помощью которого ведьма будет видеть все взаимосвязи между приборами в организме граничника, и без труда сможет отрезать меня от управления ими.
        Единственную она допустила оплошность: надо было сразу глушить меня, а не показывать свои возможности. Впрочем, откуда ей было знать про аварийный протокол, в тайну которого посвящены только высшие чины Ассамблеи, да мы - наставители.
        Что ж. Нужно признать, мы проиграли. И у меня осталась только одна возможность спасти душу вверенного мне Стража. Как ни жаль, но придется запустить протокол, который убьет его, но избавит от роли слуги древних богов. А иначе им, я уверен, не составит труда смутить пацана, когда меня отключат.
        «Стеф, - сказал я. - Не бойся».
        «Я не боюсь…» - с некоторым недоумением отозвался он.
        Наблюдая за тем, как Старица приближается к воспитаннику, я выстраивал цепочку команд, которые запустят необратимый процесс, разрушающий все оборудование Стража и, попутно, его внутренние органы. Смерть для него наступит внезапно, как вспышка острой, но быстро проходящей боли. Когда старуха опустила на голову очки, я уже был готов, но последнюю команду не отдал.
        Дрон, продолжающий висеть на удалении семи метров от островка, снова поймал движение. Которое могло ничего для нас не значить, а могло подарить надежду. В зависимости от того, какое решение примет пришедший в себя нехристь.
        В следующий миг тяжелый охотничий нож вонзился в худую спину старшей ведьмы с такой силой, что даже часть рукоятки утонула в плоти, а окровавленный кончик лезвия вынырнул между обвисших грудей бывшей Молодки. Та вскрикнула и моментально развернувшись, метнула свое оружие.
        Гринь поднял руку и скальпель завяз в предплечье, укрытом кожаной пластиной наруча. Другой рукой начертил в воздухе какой-то символ и колдунью сбросило с платформы, несколько метров протащив по земле.
        На все это ушло лишь два удара сердца Стефана, биения которого я, слава Господу, не успел остановить.
        Закричав, на охотника бросилась младшая ведьма. Руки ее вытянулись, превратившись в лианы, ощетинившиеся острыми и масляно поблескивающими колючками. Первый же их взмах она направила поперек груди Гриня, и увернуться у того не было никакой возможности. Да он и не пытался, только поднял обе руки в защитном жесте. Обе лианы столкнулись со сверкнувшей на краткий миг полусферой и осыпались прахом, оставив, впрочем, руки Молодки на месте.
        Анубис, который первую атаку на своих служанок позорно проморгал, очнулся и выдохнул в сторону нехристя рой уже виденных мной скарабеев. В отличие от тех, в которых превратилась ныне мертвая Старица, эти сразу проявлялись, как крошечные угольки жара. Врезавшись в защиту Гриня, они вспыхнули серией микроскопических взрывов и таки пробили магическую броню охотника.
        Взрывы сбросили его с платформы прямо в хлябь болота, но, кажется, особого вреда не нанесли. По крайней мере, вскочил охотник резво и уже держа в руках лук с наложенной стрелой.
        - Безумец! - расхохотался Анубис, и человеческие челюсти, вплетенные в его волосы, вторили ему костяным скрежетом. - Ты бросаешь вызов богу!
        - Многовато на эту роль претендентов! - ответил ему Гринь и спустил стрелу. Ту, магическую, светящуюся ослепительным солнечным светом. Только полетела она не в бронзовокожего великана, а в младшую ведьму. Которая тоже выставила руки в защитном жесте, как и сам охотник недавно.
        Ее щит оказался слабее. Стрела вспыхнула еще ярче и пронзила сперва его, а потом и грудь колдуньи. Взрыва, как это было с демонами и с Темной Слугой, не произошло. Снаряд вонзился в грудь Молодки и исчез, а та, почернев лицом, упала на бок.
        В тот же момент я почувствовал, как сила, делавшая тело Стефана неподвижным, ушла. И, не тратя на размышления времени, приказал:
        «Импу!»
        Страж тут же вскинул метатель на левой руке и выпустил раскаленную плазму в грудь великану. Обманчиво медленно шарик подлетел к цели и… пролетел сквозь нее. Тело Анубиса, как это было при смене облика, потекло туманом и обрело черты шакала.
        В которого тут же вонзилась вторая светящаяся стрела.
        На этот раз взрыв был. И еще какой. Нас со Стефаном словно схватила за шкирку огромная рука, подняла в воздух и швырнула прочь от острова. Когда понимание верха и низа вернулось, я обнаружил нас барахтающимися в болоте шагах в пяти от тверди.
        «Не суетись, - велел я воспитаннику, который на инстинктах лупил по сторонам руками и пытался выплыть. - Только засосет быстрее».
        Сам же на пару секунд полностью переключился на картинку с дрона, он - Слава Господу! - не пострадал, и смог осмотреться.
        На островке никого не было. Ни Анубиса, ни ведьм, ни даже их бездыханных тел. И следов их ухода тоже не имелось. Только ровная сухая земля, сожженная в пепел в том месте, где стоял древний божок. Гринь обнаружился в болоте, в трех шагах от нас. Он, неторопливо, проверяя луком каждую пядь поверхности, двигался в нашу сторону. И добравшись, протянул Стефану оружие.
        - Цепляйся… пацан.
        Потратив еще некоторое время на то, чтобы высвободиться из цепких лап болота, все мы вскоре оказались на сухой поверхности, где люди с величайшим наслаждением упали на спины, а я взял на себя наблюдение за подступами к острову. Перестраховка или нет, а в то, что наши враги погибли так просто, я не верил.
        - Ты не нехристь.
        Не вопрос - утверждение - я озвучил еще через минуту.
        - Спорно, - отозвался лежащий без движения охотник, глядя в рассветное небо. - Я маг, не в епархии. Нехристь, как есть.
        - Не просто нехристь, - уточнил я тогда.
        - Не просто.
        - А кто?
        - Тебе это прямо сейчас нужно узнать, Оли?
        «Почему не просто нехристь, дядька Оли? А кто он?»
        - Мы не враги, Страж, - отвечая, судя по всему, нам обоим, проговорил Гринь. - Скорее, союзники, понимае?
        Отдышавшись, охотник поднялся на ноги и принялся обходить остров, внимательно осматривая землю.
        - А можно подробнее?
        - Можно, чего ж не можно, - тот даже не обернулся. - Маг я. И страж, навроде тебя. Только не Ассамблеи вашей, а Круга.
        - Круга? - Стефан тоже встал. - Что такое Круг? Дядька Оли, чего молчишь?
        - Потому что, малец, нечего ему тебе сказать, - вместо меня отозвался Гринь.
        - Ну, кое-что нам известно.
        - Именно - кое-что.
        - Дядька!
        Охотник закончил с осмотром и с досадой сплюнул на землю. Ровнехонько в тот горелый круг, где стоял Анубис.
        - Ушли! Полтора года к ним подбирался, а они ушли! Оли, как Прол погиб?
        Я рассказал. Коротко, без прикрас и по делу - иначе не умел. Нехристь выслушал молча, только в завершение еще раз сплюнул.
        - Прол не знал, кто я такой. У меня было задание, а он даже не знал…
        - Какое задание?
        Гринь приблизился, уселся напротив Стефана на колени и устало улыбнулся. Проговорил без злобы, дружелюбно так:
        - Какие же вы все-таки узколобые. Земля - она большая. Ваша Ассамблея подмяла под себя крохотную ее часть в Европе и пыжится, что человечество возрождает. Вам даже в голову прийти не может, что где-то есть люди, которые занимаются тем же самым. Ведь только ваш путь - верный.
        - Толком говори, - оборвал я его снисходительную речь. - Не будь, как ревнитель.
        И он рассказал. О том, как к востоку отсюда, в Сибири, примерно в то же время, что и Ассамблея, появились маги. Точнее, появились-то они раньше, но тогда, собравшись вместе, они решили создать свое государство, свободное от демонов и, как он выразился, «узколобых фанатиков». В котором правящим классом стали маги, а земли свои они стали именовать Кругом - по названию управляющего государством органа - Круга Посвященных.
        Как и Ассамблея, маги смогли защитить свои земли от Разломов (Гринь, разумеется, не сказал, как им это удалось сделать) и стали понемногу расширять свое влияние. Их разведчики добрались в том числе и к нам, до руин Перми. Некоторое время наблюдали, стараясь не выдать себя. Слухи, как я и говорил, имелись, но без внятного подтверждения далеко не все в Ассамблее в них верили.
        Круг Посвященных не считал нас врагами. До поры, разумеется, пока наши границы не соприкоснутся и не придется ставить вопрос жестко. К тому же сейчас маги были куда больше увлечены проблемой древних богов, которые вдруг решили, что лучше времени выйти из небытия и забвения не найти.
        - Поэтому я «дружил» с Триадой, - закончил свой рассказ нехристь. - Знал, что она свою силу получила от кого-то из Забытых. И намеревался через нее выйти на их повелителя. Но тут ты, Оли, со своим пацаном…
        - Все испортили?
        - Скорее всего, - не стал отрицать «коллега». - Я далек от мысли, что Анубиса и его служанок мне удалось убить. Скорее всего, он, видя опасность, просто забрал их, когда сбежал.
        - Бог сбежал от человека? - насмешливо произнес я.
        - Они еще слабые. - отозвался Гринь. - Столько веков без поклонения, без жертв и молитв. Но в силу войдут быстро. Сам понимаешь, время для них сейчас очень удачное.
        Глава 20
        Когда Гринь глотал окончания фраз, изображая из себя деревенщину, мне он нравился больше. Точнее, такому человеку хотелось доверять. Но так ведь на этом и строился расчет агента Круга, разве нет? А после схватки с Анубисом и его ведьмами охотник словно бы преобразился. Говорить стал увереннее, часто иронизировал и даже рвался командовать, чего раньше за ним не водилось. Пришлось ставить нехристя на место, объясняя, что хотя мы и, по его словам, коллеги, задачи у нас разные.
        - Не понимаю. Тебе же ведьмы все довольно толково объяснили, - сказал он в финале спора о том, куда нам следует двигаться. - Вы со Стефаном нужны Золотоголовому, как обманка, не больше. Не думаю, что после таких потерь он продолжит преследование. Старые боги представляют из себя куда большую опасность. Поэтому я и предлагаю ехать со мной и искать Анубиса с его ведьмами.
        Воспитанник, следуя моим указаниям, взял чуть правее. Мы по-прежнему двигались через топь по едва заметной косе, позволяющей платформе удерживать высоту. В разговор он не лез, все еще приходя в себя. Я же отдувался за двоих.
        По зрелому размышлению, я решил продолжить путь через болота. Да, ведьмы нам врали, но не в данном случае. Проштудировав в очередной раз карты, я предположил, что топи, которые там обозначены не были, должны вывести нас к Волге. Через день пути вдоль реки уже начинались церковные владения.
        - А мы, нехристь, не будем делить опасности на большие или меньшие, - ответил ему я после некоторой паузы. - У нас есть задача - доставить сведения Ассамблее. Господу мы служим, а епархии присягу давали. Тебя мы не держим, хотя за помощь благодарны. Так что ты волен куда хочешь идти: к Кругу своему на доклад или дальше Анубиса выслеживать.
        - Без транспорта мне ловить нечего, - ничуть не смущенный отповедью, отозвался Гринь. - А вместе у нас шансы очень неплохие. Сам подумай, Оливер! Сильный маг, опытный Страж и жрец…
        - Стефан не жрец, - я понимал, кого имеет ввиду охотник, говоря о жреце. Сам после столкновения с Анубисом думал о том непрестанно.
        - Конечно же жрец! Иначе с чего бы его Анубис так хотел заполучить? Неинициированный ревнитель - так же вы говорите?
        Как узколобый фанатик, коим меня частенько в последнее время величали, я отмел предположение нехристя презрительным молчанием. Но как опытный граничник, проживающий уже вторую жизнь, и много чего успевший повидать за этот немалый срок, не мог не признать его правоты.
        Возможности Стражей и ревнителей происходят, если можно так сказать, из одного корня. Ребенок, обладающий необходимым набором признаков, мог вырасти как в Стража, так и в ревнителя. Разница была лишь в подготовке. А еще в том, что один путь закрывал возможность развития в другом. В зависимости от запросов и задач, училища сами решали, кого именно им готовить из поступившего «материала».
        Стефана готовили, как Стража, то есть больше развивая его физические возможности, нежели духовные. Усиливали реакцию, учили обращению с оружием древних, рукопашному бою и защите от влияния Высших демонов. Кое-чем из арсенала ревнителей он все же обладал, но на зачаточном уровне - например, мог провести обряд закрытия Разлома.
        Ревнители же в физической силе Стражам проигрывали, но возможности их веры были велики. Один на один ревнитель не мог выстоять даже против своры низших, и в то же время был способен выстоять против Князя.
        А у нас со Стефаном сложилась ситуация непростая. Полноценным Стражем он уже не являлся, хотя рефлексы и возможности тела продолжали оставаться на нужном уровне. Вместе с этим Золотоголовый «откатил» моего воспитанника до одиннадцатилетнего возраста, фактически обнулив его. И Стефан как бы снова получил выбор. Добавить сюда интерес Анубиса, который желал получить жреца для своего брата Сутеха, так и вовсе выходило, что нехристь прав по всем статьям.
        - Даже если все, как ты говоришь, это ничего не меняет, - отрезал я. - У нас есть задача, а мой подопечный не обладает необходимыми знаниями, чтобы бороться с существами подобного уровня. Забудь.
        - А могли бы вернуться героями… - вкрадчиво произнес Гринь.
        - Изыди, Сатана[5 - Здесь используется в значении «не искушай меня».], - на автомате буркнул Стефан. Несмотря на подавленность и некую отстраненность воспитанника, разговор наш он слушал внимательно.
        - Вот! - поддержал его я. - Устами младенца глаголет истина.
        Спор этот с момента, как мы покинули островок на болоте, возникал уже четвертый раз. И все нехристь никак не мог угомониться. Каждый раз он приводил все новые и новые доводы, убеждая нас присоединиться к его охоте. Покидать нас и заниматься своими делами самостоятельно он, несмотря на многочисленные отказы, не торопился.
        Про себя же и про этот свой Круг Магов Гринь говорил неохотно. Обозначил широкими мазками, дескать, есть такое вот государство, и я его эмиссар, но и все на этом. Где конкретно расположено, какими землями владеет и какие законы продвигает - ни слова, сколько бы я ни спрашивал.
        Из редких оговорок я понимал, что, скорее всего, земли магов расположены где-то в районе Сибири, может дальше даже - на Алтае, например. Но сказать с уверенностью не мог: так далеко Ассамблея еще не забиралась. Мы, конечно, стремимся очистить от демонов и их слуг всю планету, но должны и собственные территории охранять.
        А вот Гринь про Ассамблею знал немало, причем довольно специфического: наше устройство, уставы, ранги и возможности. Неприятно это было осознавать - где-то, не так чтобы очень далеко, живут люди, которые про нас знают на порядок больше, чем мы о них.
        - Давай лучше ты с нами, Гринь? А что? Станешь послом доброй воли, свяжешь договорами две страны, сражающихся с демонами! Достойное дело, будет что докладывать начальству.
        Тот на мое предложение отреагировал ироничной улыбкой. Мол, да-да, бегу впереди платформы!
        - И через какое время я окажусь в подвале ваших ревнителей? Сразу, как только ты расскажешь, что я маг, или дадут водички перед арестом попить? Вы же на дух конкурентов не переносите, хотя сами именно что магией с врагами и боретесь!
        - Вот не надо только побасенки общинников пересказывать! - вскипел я. - Конкуренты, конечно! Какие вы нам конкуренты! Есть разница между волшбой вашей проклятой и силой истинной веры.
        - А чего же она раньше-то не работала, вера ваша? До того, как Печати сорвали? Вроде тоже храмы были: и православные, и католические, и протестантские! И это я только про христианство говорю! А экуменизм? А универсализм?
        Ну, на это-то мне было чем ответить. Копий в данном вопросе было сломано множество, и Ассамблея давно имела толкование данному факту.
        - Потому и не работала, что зримое проявление веры не нужно было. Грубо говоря, не было демонов - не нужны были и силы, их изгоняющие. Битва до падения Печатей была на духовном уровне, а не в реальности, это сейчас она в нашем плане бытия происходит. От того и возможности у Воинов Христовых проявляются. Так что ты не путай, нехристь, наша сила от Веры происходит, и со своими заклинаниями ты ее в один ряд не ставь!
        - И боевые песнопения Стражей тоже? Как по мне - примитивная ритмоформа, по сути - простенькое заклинание, обернутое в псалмы!
        - Техники есть техники, Гринь, ты прекрасно понимаешь это. Да, ты прав, есть сходство между простыми заговорами и боевыми молитвами. Но только внешнее. Источники разные.
        - А как по мне, так никакой разницы нет! Источник ваш тот же, что и у нас - избыток магии, разлитый по миру после падения Печатей.
        В другое бы время, в другом месте я и спорить бы с ним не стал. Сделал бы все, чтобы доставить его к ближайшему ревнителю. А тот бы быстро разницу нехристю объяснил.
        Но мы были одни в сотнях километров от цивилизованных мест, и плыли по-над болотом, которое одним своим видом вгоняло в тоску. Отчего бы и не поговорить с человеком, который спас жизнь твоего воспитанника? Тем более, с человеком, который смог отогнать древнего бога - что ему мог сейчас противопоставить Стефан? Да, согласен, не очень верный с точки зрения догматов подход, но мы, наставители, существа насквозь прагматичные. За это нас и ценят.
        Спустя некоторое время спор наш утих, но только затем, чтобы Гринь снова мог вернуться к уговорам помочь ему с охотой на Анубиса. На этот раз устав переливать из пустого в порожнее, я ответил резко:
        - Если даже предположить, что мы согласимся - а это не так! - как ты себе представляешь эту нашу помощь? Стефан - обычный пацан, только и спасается на рефлексах, да памяти тела. И, допустим, он потенциальный ревнитель - толку с того, если он не обучен?
        - Ну вот, а все вера-вера! - хохотнул Гринь. - Это уже похоже на рассуждения нормального, критически мыслящего человека… цифровой копии человека. Необученный жрец - это аргумент!
        Имей я в тот миг тело, подхватил бы что потяжелее с пола, да и швырнул в наглую эту, ухмыляющуюся морду!
        - Как с хлябей уберемся, катись на все четыре стороны, нехристь.
        - Вот она благодарность церковников!
        - Наша благодарность будет выражена в том, что Трибунал о тебе узнает уже после того, как ты сделаешь отсюда ноги. И нам, между прочим, еще ответить придется за то, что не задержали тебя!
        Спор снова заглох. Видно было, что ненадолго - нехристь явно подбирал новые аргументы. А я вот кое-что полезное из разговора вынес. Не про источники магии, конечно - все это чушь и ересь, за которую уже не один колдун на костре сгорел. Нет, задумался я о том, что неплохо бы подкинуть Стефану парочку молитв из арсенала ревнителей. Будет с того толк или нет, это еще бабушка надвое сказала, но, с другой стороны, если не попробуем, точно не узнаем.
        Стефан на приказ заучить длинный и довольно непростой текст отреагировал так, как я и ожидал. А именно, нахмурился и неохотно кивнул. Понять его было можно: чины или, как их еще называли, заклинательные молитвы ревнителей являлись лингвистически сложными построениями, читать которые требовалось в определенном ритме, не сбиваясь.
        Однако принялся он за дело пусть и без особого желания, но с решительностью, которая всегда являлась его отличительной чертой. И спустя каких-то три часа наизусть затвердил первый, хоть и не слишком сложный, чин из пяти базовых. Естественно, произносил он его без нужного ритма, тут еще надо было шлифовать и шлифовать, но, как говорится, терпение и труд все перетрут.
        - Кажется, за нами следят, - сообщил в этот момент Гринь.
        В способностях мага определять Разломы и местоположение демонов мы уже успели убедиться, так что я лишь кивнул и уточнил:
        - Кто?
        - Это-то и странно. Не демоны. И не ведьмы с Анубисом, слепок с бога я снял четкий. Просто… Знаешь, как смотрит кто-то. Я даже не могу сказать, что этот кто-то нам враждебен. И вектор взгляда определить не могу. То есть могу, но он постоянно меняется.
        Я поднял дрон повыше и принялся описывать им круги над нами, с каждым разом увеличивая радиус. Ничего не обнаружил в радиусе двух сотен метров, даже использование различных режимов съемки ничего не дало. Тихая безжизненная топь. Только гады ползучие размером с ужа, жабы да редкие болотные птицы. Ну и мошкара, естественно.
        - Уверен? - уточнил я спустя минуту. - Тут без антиграва довольно сложно передвигаться.
        - Нет, не уверен. Но есть ощущение, что те, кто за нами следят, дружат с магией. Слабый фон… вон там.
        И он одними глазами указал на одинокую ель, растущую метрах в ста пятидесяти впереди.
        - Ну давай проверим.
        Дело такое - перестраховка спасла множество жизней. Даже если Гринь ошибся и его обычной тревожностью накрыло, мне дрона сгонять несложно. Ресурс у него почти полный, запасные элементы питания в наличии, да и не последний, чай. Так что удерживая его на высоте в пять метров, я отправил разведчика в полет по указанным ориентирам. Тот, осмотрев все с особым пристрастием, вернулся ни с чем.
        - А теперь, вроде, там, - глаза нехристя указали на ряску слева, которая только что колыхнулась. - Нет, стоп. Смещается. И быстро! Оли, эта штука прет прямо на нас!
        Но я и сам уже это видел. Как и Стефан, остановивший платформу и уже стоящий с рельсой в руках. Раздвигая ряску, на нас двигалась волна, породить которую могло только очень крупное тело. Скажем, гигантский уж, метров так пяти в длину. Или иная какая живность размером не меньше.
        Наконечник стрелы охотника двигался за головой буруна, понемногу наливаясь золотом. Но пока Гринь не стрелял. Ждал чего-то, об этом и неуверенное выражение его лица говорило. Словно бы он поверить не мог в то, что видел, но при этом опасности особой не ждал. Мой подопечный тоже не торопился залить движущуюся волну вольфрамовыми снарядами.
        Скрытая водой и ряской подводная тварь неторопливо приближалась, одновременно поднимаясь из глубины. Когда до платформы ей осталось проплыть метра четыре, она показала верхнюю часть головы. Обычной, человеческой, только с синюшней, как у трупа, кожей и волосами, больше похожими на светло-зеленый мох. Глаза, как ни странно, у него были совершенно обычными, карими. Разве что, как у змеи, слизистая закрывалась прозрачной мембраной.
        - Водяной! - выдохнул Стефан. От удивления чуть на спусковую скобу не нажал, но я послал сигнал нанитам и предотвратил выстрел.
        - Измененный… - протянул Гринь с каким-то даже облегчением и опустил лук. После чего выругался. - Какого ты сюда приперся?
        Голова пришельца уже полностью показалась над водой. Синие губы сложились трубочкой и сплюнули струйку воды.
        - Обмен, - булькнуло создание. - Торговать. Рыба я. Помогать ты.
        - Нет торговать! - замахал руками Гринь. - Нет рыба, нет железа.
        Вел он себя очень уверенно, словно ему уже приходилось общаться с такими вот… людьми. Я же про них только слышал, но в контакт вступать никогда не приходилось. Хотя информация по ним в меня была загружена.
        «Это человек, а не водяной, - сообщил я воспитаннику. - Был человеком, в смысле. Магия изменила его предков, сам он, скорее всего, таким и родился. Разум они почти утратили, как и вид человеческий. Могут быть очень разными, зависит от среды обитания. Эти вот к болотам приспособились».
        - Торговать! - настойчиво повторил «водяной». Даже, мне показалось, с угрозой. - Помогать!
        Мы со Стефаном глянули на Гриня, как на эксперта в подобных вопросах. Тот успокаивающе кивнул, мол, разберусь, не бойтесь. Вынул засапожный нож, протянул его измененному.
        - Нет торговать. Дар. Я дар, ты дорога?
        - Нет дар. Обмен. Я дорога, ты помогать.
        - Дорога да. Помогать?
        - Человек. Ты не ты. Большой. Опасный. Железо дар я?
        - Дар ты да. Большой опасный человек где?
        Тело «водяного» стало подниматься над водой. И тогда стало понятно, что от человека там действительно осталась только голова. Во-первых, он был значительно крупнее, точнее, более вытянутым. Одним слитным движением он вознесся на два метра, но при этом, кажется, и на половину из воды не выбрался. Во-вторых, тело его почти полностью покрывала то ли рыбья, то ли змеиная чешуя, только в некоторых местах, на брюхе, синела кожа. Ну и в-третьих, рук у него было значительно больше, чем обычно бывает у людей. Только видимых было три пары - тонких, словно бы просвечивающих, заканчивающихся костлявыми пальцами с острыми когтями.
        - Идти я. Показать. Помогать? Да?
        Болотник принял засапожный нож одной из рук, а вторую вытянул в сторону, видимо показывая направление, куда нам следует идти.
        - Гринь, ты понимаешь, что он говорит? - уточнил у него я.
        Общее направление разговора я еще улавливал, но вот в конкретике плавал. Удивительно, что маг как-то все это понимал.
        - Он просит помочь с плохими людьми и за это проведет нас через болото на сушу.
        - Да мы и сами выберемся. Нанимались мы мутантам с «плохими людьми» помогать!
        - Я бы не был так уверен. То есть, до того, как водяной выполз, шансы уйти с болота у нас были неплохие. А теперь, если мы откажемся, нам отсюда не выбраться. Они не дадут.
        - Он не выглядит слишком опасным, - подал голос Стефан, вновь поднимая винтовку.
        - Они. Их тут несколько, я поэтому не мог определить вектор. И они не будут нападать, малек, так что опусти рельсу. Просто затопят все твердые участки, и мы тут застрянем очень надолго. Если не навсегда.
        - Занятно они о помощи просят.
        - И не говори.
        Гринь снова вернулся к «разговору» с болотником, пытаясь вызнать побольше о плохих людях, с которыми нужно помочь. Уже через пару минут он повернулся и сообщил, что врагами измененный называет никого иного, как ведьм. Вот так совпадение!
        - Правда, Гринь? - произнес я, даже не пытаясь скрыть скепсис. - Сперва ты полдня убеждаешь нас в том, что тебе нужна помощь с Анубисом и его жрицами, а потом из болота выползает эта чуда-юда и указывает, где их искать. Уж не знаю, как ты, не покидая платформу, смог все это организовать, но помогать в этом мы тебе не будем.
        Глава 21
        - Они так-то твари безвредные. Жить только в болотах и могут, магии никакой, только та, что их кости и плоть пропитала. Страшные, конечно, но это ерунда. Зато лучше них болота не знает никто.
        Повеселевший Гринь стоял у руля и развлекал нас рассказами о наших странных проводниках. Их оказалось три - как правильно сказать - особи? И после завершения «переговоров» они уверенно вели нас вглубь болота - прочь с того маршрута, что я проложил, опираясь на карты.
        Мы со Стефаном сидели на корме и молчали. Все, что думали об изворотливом и коварном маге, мы уже ему высказали, а поддерживать его болтовню желания не было. Даже друг с другом не разговаривали. Мой воспитанник настолько расстроился, когда выяснилось, что Гринь обманул его ожидания в очередной раз, что едва сдерживался, чтобы не заплакать.
        - И мимо них не пройти, как ни старайся. Если уж на болота забрел, лучше измененных проводников не найти. В уплату за услуги берут железо, сами-то не способны его сделать.
        По первости я всерьез раздумывал от него избавиться, используя нехристианские методы. Пристрелить, проще говоря, несмотря на его прежнюю помощь, а самим дальше отправиться. В геенну таких друзей - с подобными никаких врагов не надо! Но он, словно бы ощутив мое настроение, кивнул болотнику и тот ушел вглубь. Спустя минуту один из небольших островков задрожал и скрылся под водой. Доходчивое объяснение, ничего не скажешь.
        - Как ты с ними связался вообще?
        Через некоторое время я все же открыл рот, хотя был все еще зол на нашего попутчика. Да, мои эмоции слабо напоминали человеческие, но они у меня имелись.
        - Капля крови в воду, заклинание призыва, - отозвался Гринь. - Я же маг, забыл? И с измененными мы, в отличие от вас, сотрудничаем, не считаем тварями безмозглыми. Хотя мыслителями их тоже не назовешь, так-то. Да не дуйтесь, Оливер, Стефан! Вот увидите, ничего сложного нас не ждет! Ведьмы ранены, Анубис тоже. Вы не видели, а они у меня прямо перед глазами портал строили. И я так скажу - на остатках сил! Так что нам просто нужно их добить, чтобы они не оклемались и потом сами нас не нашли.
        - Скользкий ты тип!
        - Работа такая! Причем схожая с твоей, мы просто обязаны вместе ее делать!
        Ага, конечно! Коллеги прямо! Напарники! Очищаем землю от инфернальных тварей, делаем ее пригодной для рода людского. А что потом? Ну вот, к примеру, очистят маги себе полянку, насадят там свои законы и порядки - каков шанс, что обычные люди для них не станут таким же скотом, каким были для демонов и их слуг? Пусть говорит, что хочет: я знаю, что маги не за человечество радеют, а просто уничтожают конкурентов. Впрочем, обсуждать это с Гринем я не собирался.
        - Сколько нам еще до их лежки?
        - С час где-то. Лишайник говорит, что его товарищи за ними следят. Спят наши девочки вместе с хозяином своим, сил набираются. Надо сделать их сон вечным, ха-ха! А как покончим с ними, я вас сам до церковных земель отведу.
        - Нет уж! До края болота, а дальше мы сами уже.
        - Смотри. Я вам не враг, так-то.
        Стефан хмуро глянул на мага, но говорить ничего не стал. Обида в нем боролась со здравым смыслом, по лицу было видно, что сейчас он едва сдерживает желание сказать что-нибудь злое и резкое. Я про себя решил не вмешиваться в эту его борьбу с эмоциями, считал, что мальчишке нужно самому учиться сдерживать первые, зачастую, не самые умные проявления чувств.
        Мне бы, кстати, тоже. Доверился магам - ну как так, Оли? Сперва ведьмы, потом этот охотник! Совсем, что ли, из ума уже выжил? Наставитель, прости Господи! Сколько раз подопечного чуть не угробил уже? Надо в отчет изменения внести, указать эти просчеты, глядишь, Трибунал погуманнее к моему воспитаннику отнесется. А меня пусть отключают. Пора уже. Видимо, накопились критические ошибки в моей личности.
        Спустя час болотник по имени Лишайник, тот, который первым показался нам на глаза, подплыл к платформе и пробулькал Гриню, что до места назначения осталось совсем немного. Маг кивнул и повернулся к нам. Вскинул брови - не передумали, мол? Стефан качнул головой, понимая отсутствие выбора.
        - Ведьмы с Анубисом на косе. Она довольно длинная, но узкая, не развернуться особо. Посередине стоит пяток деревьев, в них наши беглецы и спрятались. Пока, говорят, спят. Действовать предлагаю вот как: платформу оставим подальше, чтобы не засекли, а сами высадимся с левого края и двинемся к рощице. По дороге я сооружу заклинание одно хитрое, оно им проснуться не даст. Но радиус действия у него небольшой, метров пятьдесят. Поэтому надо тихо подобраться. Ну а потом, как я сигнал подам, встаем, идем, и кончаем сучек! Что думаешь, Оли?
        - Издали моего дрона они засечь способны? В прошлый раз, на подходе к Анубису, я разведчика потерял метрах в пяти-семи от него. А когда я его за границей этой держал, демон никак на него не реагировал.
        - Не скажу. По логике не должны, но я бы поостерегся близко дрона подпускать. Понятно, что он у тебя от болотной мошки неотличим, но…
        - По-твоему лучше действовать вслепую, опираясь только на слова болотников?
        - Ну-у… Наверное, можно с сотни метров глянуть. Убедиться, что они точно спят. Но на сторожевые заклинания у них должны были силы остаться, так что осторожнее с разведчиком своим.
        Несмотря на опасения Гриня, прошло все без сучка и задоринки. Причалили к косе, спешились, и я отправил сразу двух дронов проверить доклад болотников. Камеры перевел на максимальное увеличение и вскоре заметил три человеческих тела, лежавших под одним из деревьев и тесно друг к другу прижавшихся. Кто есть кто в этом клубке с большой дистанции разглядеть не представлялось возможным.
        - Есть, вижу, - сообщил я Гриню. - Лежат, на дрона никак не реагируют.
        - Тогда двинули.
        Шел маг, как настоящий охотник, поднаторел, видать, за время жизни своей шпионской. Стефан такими навыками похвастать не мог, поэтому просто ставил ноги след в след. Только вот дышал слишком шумно - нервничал. Гринь даже пару раз оглянулся и посмотрел на него укоризненно. Ну а я что? Не успокоительное же парню вводить за минуту до схватки.
        В пятидесяти метрах от спящих маг остановился и принялся ножом вычерчивать на земле какие-то фигуры. Когда он закончил, в воздухе над рисунком появилась едва заметная, светящаяся желтым, проекция, которая неторопливо поплыла в сторону ведьм.
        - Ждем, - одними губами произнес он и замер.
        Некоторое время ничего не происходило. Руну или что он там сотворил, я разглядеть с дрона не мог, она плыла, почти касаясь земли, и уже с трех шагов стала совершенно неразличимой. Затем воздух вокруг нас уплотнился, напоминая эффект заклинания Темной Слуги - Ловчую Сеть. Однако вскоре и это ощущение пропало, а звуки перестали быть приглушенными.
        - Сторожевиков нет, - опять беззвучно проговорил Гринь. - Пошли.
        Мы поднялись и еще более осторожно, чем раньше, двинулись к ничего не подозревающим жертвам. Однако пройти так нам удалось лишь десять метров. Гринь только-только вышел на позицию, поднял лук с наложенной на тетиву стрелой, как над головой у него что-то щелкнуло, и маг молча ткнулся лицом во влажную землю.
        - Нашли все-таки, - произнес Анубис насмешливо. - И на что рассчитывали? Что я и служанки мои совсем без сил? Да в моем отрезанном мизинце силы больше, чем в вашей охотничьей партии!
        Голос его доносился будто бы со всех сторон, но самого его видно не было. Спящие ведьмы - я прямо сейчас на них смотрел, подогнав дроны поближе - даже не шелохнулись. Но это были точно они, правда, обнимали бревно, а не Анубиса. Ловушка, значит. Морок. Проклятый охотник и его проклятая самоуверенность!
        - Но я благодарен. Ты, Мертвый, сам привел ко мне жреца.
        Стефан крутил головой вокруг, пытаясь найти источник звуков, а я, уже без опаски засветиться, гонял дрона, надеясь, что тот влетит в окружающее бога защитное поле. Пусть я останусь на короткое время без глаз, зато засеку паршивца и дам направление воспитаннику. А уж тот зальет освященными снарядами нужное место.
        - Это даже забавно, - продолжал меж тем вещать Анубис. - Люди и их гордыня. Нет, представить только - в меня вложили возможности стирать с лика земли города, а вы рассчитываете справится со мной оружием!
        - Что же ты сбежал, пес, если мы такие слабые, а ты такой могущественный? - крикнул я.
        - Думаешь разозлить меня, чтобы я допустил ошибку? Показался тебе? Не трудись… - возникший из ниоткуда черный вихрь остановился прямо возле Стефана, вырвал из его рук винтовку, а его самого отбросил на пару шагов. - Вот я.
        Анубис был в своей шакалоголовой ипостаси. Голый, за исключением набедренной повязки-юбки, скалящий звериную пасть в довольной улыбке. Я обратил внимание, что ровно по центру его груди имелся ожог - кажется, сюда его ударила светящаяся стрела Гриня. Значит, все-таки мгновенно исцеляться от подобных ран он не умеет.
        - А где группа поддержки?
        Слегка оглушенный Стефан ползал по земле в поисках рейлгана.
        - Думаешь, чтобы справиться с вами, мне нужна помощь?
        - Не знаю. Оперировать сам будешь?
        - Обойдемся пока без этого. Замри!
        Окрик древнего бога превратил моего воспитанника в соляной столб. Только лицевые мышцы на лице этот процесс не затронул, видимо, Анубис хотел поговорить с пленником. Да только мне его развлекать беседой совсем не хотелось. В памяти промелькнули разговоры с Гринем, наши споры о магии и вере, о том, как он называл Стража, превращенного в мальчишку, жрецом. Нельзя сказать, что это было озарение, скорее уж отчаянный поступок оказавшегося в безысходной ситуации человека. Копии человека, точнее.
        «Стефан, ты помнишь чин изгнания?»
        «Да, дядька Оли!»
        «Читай. Только не вслух, одними губами. Изгони его!»
        «Он же не демон? Ты же говорил…»
        «Забудь! Он демон. Господи, да ты посмотри на него! Если в нем что-то осталось от ангела, то только сверхъестественные силы! Он отрекся от своей сути, когда ослушался Сотворившего его! Так что он такой же демон, как и все прочие. Только называет себя богом, вот и все!»
        Не сказать, что я в это прямо верил. Во-первых, данный вопрос больше в компетенции теологов, а во-вторых - этот Падший с братьями не был низвергнут в ад, как прочие. Но моя вера значения не имела. Только вера Стефана.
        - Поговорите пока, - ухмыльнулся Анубис со злорадством. Отвернулся от Стефана и в два шага приблизился к лежащему без чувств Гриню. - Сколько силы! Жрицы постарались наполнить тебя, да, маг? Хотели получить совершенное семя, чтобы усилить свою троицу. Может быть, не стоит тебя убивать? Рост силы жриц в моих интересах.
        Пользуясь тем, что шакалоголовый отвлекся, я с еще большим жаром зашептал.
        «Ты можешь изгнать его, парень! Ты рожден, чтобы избавлять мир от таких вот тварей!»
        «Но я же не ревнитель, дядька Оли?»
        «Ты Страж. Ты тот, кто охраняет человечество. Словом или делом - неважно! Это всего лишь людское определение, для простоты. Ты можешь, мой мальчик, главное, верь в это! Помнишь, как говорил Сын Божий - «если будете иметь веру с зерно горчичное, то скажете этой горе: «перейди отсюда туда», и она перейдет». Читай, Стеф! Стань проводником воли Господа нашего!»
        И Стефан послушался, начав читать чин изгнания. Сперва сбивался на каждой фразе, но не сдаваясь, начинал с начала. Затем поймал-таки тот самый нужный ритм, которому ревнителей учили годами. С каждой произнесенной фразой лицо его разглаживалось и становилось словно бы светящимся изнутри. Ушел страх, сердцебиение замедлилось до ритма спящего человека.
        В какой-то момент, я даже не заметил, когда именно, он начал читать чин не просто шевеля губами, а в полный голос. Что, разумеется, тут же привлекло внимание Анубиса, все это время что-то бормочущего над телом Гриня.
        Он ощерил пасть и лениво взмахнул кистью. Ничего не произошло. Голос Стефана становился громче и громче, наливался силой, от которой, казалось, вибрировали те несколько деревьев, которые угораздило вырасти посреди бескрайней топи. Тогда бог поднялся и двинулся к воспитаннику, намереваясь заставить его замолчать уже без применения Сил. Однако в шаге от него замер, не в состоянии пройти сквозь невидимую стену.
        Он оказался туповатым, этот называющий себя богом падший ангел. Словно обезумев, принялся лупцевать преграду руками, явно не в силах поверить, что какой-то человек может противостоять его мощи. Успеха, впрочем, не добился - выросшие на его пальцах когти скребли застывший вокруг Стефана воздух, но не могли проникнуть внутрь созданного молитвой кокона даже на сантиметр.
        А мальчишка продолжал говорить. Без страха, даже с какой-то жалостью, он смотрел на беснующегося врага, ощущал на своем лице его звериное дыхание, но читал не сбиваясь. Произнесенные им уже в полный голос слова как будто сплетались в незримую цепь, которая хлестала по телу падшего, вырывая из него куски мгновенно испаряющейся плоти.
        Наконец, до Анубиса дошло, что происходит. И он испугался. Я видел, как на звериной его морде появляется вполне человеческое выражение, которое ничего, кроме страха и растерянности, означать не могло. Он попытался отступить и сбежать, но не смог - Сила молитвенного заклятья уже не просто защищала Стража, но и держала его противника.
        Затем речитатив чина изгнания пропал. Стефан продолжал его читать, но составленные ревнителями прошлого слова словно бы перестали иметь значение. Точнее, стали Словом. Тем самым, которое творило сущее в начале времен. В какой-то миг мне показалось, что я знаю этот язык, возможно, даже могу на нем говорить, но потом ощущение это пропало и осталась только Сила. Гудящая во всех пластах мироздания Сила, ощущаемая каждой живой тварью, даже такой, как я - скопированной с настоящей.
        Слово взлетело к небесам, разрывая их, как пергамент, и пало на Анубиса. И тотчас исчезло обличье шакалоголового бога. На краткий миг нам предстала истинная его сущность. Не ангела, нет, он уже давно, тысячи лет как перестал быть им. Мы увидели Тьму. Ту же самую Тьму, что является сущностью каждого Высшего демона. Обычного Высшего демона, а никакого не бога.
        Я не смогу точнее выразить то, что увидел. И уверен, что в отчет Ассамблее это никогда не войдет, ведь как моими средствами записать чудо? Но в миг, растянувшийся на целые века, я видел каждую мысль и эмоцию существа, называвшегося Анубисом, Импу и еще десятком имен. Видел его гордыню, жажду власти и признания. Ощущал их, как если бы они имели плоть - клубком змей, которые душили ростки сожаления и вины.
        А потом мой дрон сгорел. Стефан закрыл глаза и повалился на бок. И я на некоторое время перестал видеть. На то, чтобы поднять в воздух запасного разведчика, у меня ушло около минуты. Пока он активировался и поднимался в воздух, я собирал и анализировал сообщения колоний нанитов из тела своего воспитанника. Искал, но не находил тревожных сигналов. Страж, измотанный до предела, просто спал. И пожелай я его разбудить, вряд ли бы смог. Другое дело, что я и не хотел.
        То, чему я стал свидетелем - это было чудо. Чудо одного порядка с остановленным на сутки Солнцем, разошедшимся в стороны морем и пылающим кустом в пустыне. Ничего из перечисленного я, конечно, не мог видеть, зато имел в памяти сведения о том, как Силу подобного уровня применяли в недавнем прошлом. На самой заре новейшего времени. И делали это те, кто создал Ассамблею.
        Гринь лежал на том же месте, где его оставил Анубис. Ведьмы - я проверил уже, они не были мороком - тоже. Обе они по-прежнему спали под деревом, обнявшись и едва заметно дыша. А вот тела падшего ангела не было.
        Впрочем его и не должно было быть. Молитва Стефана - или что он там сотворил, мой одиннадцатилетний воспитанник - не просто убила древнего бога. Насколько я мог судить, она просто стерла падшего из нашего плана бытия, словно его никогда тут и не было. Куда отправилась его сущность, я не знал, да и не очень-то желал получить ответ на этот вопрос. Мне было вполне достаточно знать, что древний бог никогда не вернется.
        «Святой Боже, парень! - думал я вместо этого. - Как у тебя это вышло? Как у нас тобой вообще это получается - выбираться из одной проблемы и влезать в другую, куда более страшную?»
        Казалось бы - я должен был радоваться. Мой воспитанник призвал Силу, которой до него обладали только Святые Воины. Те самые, что первыми встали против демонов и положили начало борьбе людей с ними. Но это с одной стороны, назовем ее идеалистичной точкой зрения. А ведь была и другая - реалистичная. Та, через призму которой на мир смотрела Церковь и Ассамблея. И в этой системе координат место Святых находилось в преданиях о прошлом. Где они и должны были оставаться.
        Время святых прошло - это не мое мнение, но именно так считают все без исключения высшие иерархи Церкви. Воины положили начало борьбе, указали путь и… довольно с них. В нынешних реалиях Ассамблеи, в рамках церковного устава и административной структуры им не было место. А что ждет человека, мальчишку в теле мужчины, который своими действиями поставит под сомнение данный постулат? Ничего хорошего, в этом я был абсолютно уверен.
        Вот она - чистота детской веры. Искренней, лишенной сомнений даже в малости. Неужто и Святые Воины были таковы?..
        - Оли? - голос воспитанника, пришедшего в сознания, вырвал меня из невеселых дум. - Что произошло?
        Прежде чем ответить, я еще раз проверил местность вокруг, не желая быть застигнутым врасплох. Все было в порядке… насколько это возможно в нашем положении.
        - Я здесь, Стефан. Ты молодец, ты справился, мой мальчик!
        - Старина… Ты чего несешь, а? С чем там справляться-то было? Обычная Орхидея Ящеров, не самого яркого спектра даже. Слушай, а чего я вдруг отрубился?
        Не веря тому, что слышу, я подвел дрона в упор к лицу Стефана, ища доказательства тому, чего не должно было быть. Лицо мужчины, известное мне в мелочах, вроде бы не изменилось, но вот глаза… Они сразу же отмели все сомнения - на меня смотрел Страж. Взрослый, много чего повидавший мужчина, а не ребенок, только что изгнавший Высшего.
        - Что последнее ты помнишь? - спросил я.
        - Слушай, ну и вопросы у тебя! Такое ощущение, что меня задело, а ты не хочешь говорить правду…
        - Стеф!
        - Хорошо, хорошо! Разлом Ящеров помню. Мы его закрыли? Елки какие-то вокруг… Вот отчетливо помню, что елок не было. Оли, а чем тут воняет?
        ОТ АВТОРА:
        ДРУЗЬЯ, ЭТО ПОСЛЕДНИЙ ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ, ДАЛЬШЕ ДОСТУПНО ЧТЕНИЕ ПО ПОДПИСКЕ. Я ПОНИМАЮ, ЧТО СЕЙЧАС ПРОИСХОДИТ В СТРАНЕ, ДА И В МИРЕ ТОЖЕ, ТАК ЧТО ДАВАЙТЕ ПОСТУПИМ СЛЕДУЮЩИМ ОБРАЗОМ. ЕСЛИ КНИГА ВАМ НРАВИТСЯ, НО ДЕНЕГ НА ЕЕ ПРИОБРЕТЕНИЕ У ВАС НЕТ, ТО НАПИШИТЕ МНЕ ЛИЧНОЕ СООБЩЕНИЕ. ПЛОЩАДКА АТ ВЫДЕЛЯЕТ МНЕ ОПРЕДЕЛЕННОЕ КОЛИЧЕСТВО ПРОМОКОДОВ ПО ЗАПРОСУ, ИХ ГОТОВ РАЗДАВАТЬ БЕЗО ВСЯКИХ УСЛОВИЙ. ТОЧНЕЕ, ПОЧТИ БЕЗ УСЛОВИЙ:) ОНИ ПРОСТЫЕ: ПОДПИСКА НА АВТОРА, ЛАЙК КНИЖКЕ, И ДОБАВЛЕНИЕ ЕЕ В СВОЮ БИБЛИОТЕКУ. НЕ БУДУ ВРАТЬ, ЧТО ПРОМОКОДОВ ХВАТИТ НА ВСЕХ, ДА И ОТВЕЧАТЬ Я МОГУ НЕ СРАЗУ, ОСОБЕННО ЕСЛИ БУДЕТ МНОГО ЗАПРОСОВ. МОЖЕТ БЫТЬ ПРИДЕТСЯ ПОДОЖДАТЬ, ЕСЛИ У МЕНЯ КОНЧАТСЯ ПЛЮШКИ, А ПЛОЩАДКА ЕЩЕ НЕ ДАСТ НОВЫЕ.
        НУ И РАЗУМЕЕТСЯ, ЕСЛИ ЕСТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ КУПИТЬ, ЛУЧШЕ БЫ, КОНЕЧНО, КУПИТЬ:)
        Глава 22
        С Гринем мы простились на границе болота. Нехристь, в чем я ни на миг не сомневался, выжил и даже чувствовал себя неплохо. Анубис лишь оглушил его. Когда маг пришел в себя и обнаружил, что мы развоплотили бога, он только и сказал:
        - Ну я же говорил, что нам нужно вместе работать!
        Так что, закончив с делами на косе, мы погрузились на платформу и, ведомые проводником из болотников, к концу дня добрались до края топи, где наши пути и разошлись. Стефан неохотно пожал магу руку, а я помолился, чтобы дороги никогда больше не сводили нас вместе. Слишком уж непростым человеком был нехристь. Вроде и не враг, по крайней мере, не в чистом виде, но и другом такого назвать было бы большой ошибкой. Себе на уме мужчина. Мы для него были и всегда будем лишь средством достижения собственных целей.
        В лесу, в первую нашу встречу, охотник еще не строил никаких планов. Просто действовал в соответствии с легендой, согласно которой охотники не могли пройти мимо нуждающегося в помощи Стража и не попробовать заработать на нем. А вот в Малахии - там уже да. В городе маг понял, что с моим воспитанником не все так просто, и решил поставить на него. Не прогорел - ведьмы, посланные за идеальной кандидатурой, аккурат привели его к Анубису-Импу, которого он так стремился найти.
        Кстати, ведьм мы убили спящими. Стеф, взрослый и ничего не помнящий о последних днях, без затей зарубил двух женщин, после чего присел рядом с безжизненными телами и прочитал отходную молитву. А когда я с иронией напомнил ему, что грехов Триады хватит на то, чтобы попасть в самый жаркий котел преисподней, еще и шикнул на меня.
        - Мы, Оли, - сказал он, - не судьи, а воины. Господу решать кто куда после смерти отправится, наше дело лишь кандидатуры ему поставлять.
        Тогда я и понял окончательно, что мой Стеф вернулся, а мальчишка, за которым я следил последние дни, исчез. Признаюсь, на миг даже жалко его стало, хотя и понимал, что никуда малец не делся - следы его характера во взрослом Страже были видны невооруженным взглядом.
        - Ну что? - спросил я. - Переночуем и к полудню уже в церковных землях будем?
        - Так торопишься на Трибунал? - невесело усмехнулся граничник.
        Когда я рассказал ему все, что он «пропустил», Стефан отреагировал ожидаемо. А именно, кивнул и признал мои действия правильными. Страж все понял сразу, а когда я рассказал, как он - маленький он - проявил силу Святых Воинов, погрустнел, как и я до этого. Но даже не подумал свернуть с пути, который вел его то ли в допросный подвал, то ли на костер.
        - Перед Господом я чист, а Трибунал пусть сам решает, виноват ли я перед ним, - только и сказал он.
        - Ну, может и пронесет, - без особой надежды проговорил я. - Все же, сколько сведений мы принесем. И Золотоголовый со своим заговором, и древние боги с Кругом Посвященных.
        - Может и пронесет, - так же безрадостно согласился Стеф. И повел платформу через луг к рощице, где можно было остановиться и перекусить.
        Ни ему, ни мне не хотелось по доброй воле идти туда, где нас ждала смерть. Но и поступить по-иному мы не могли, чай, не миряне, чтобы по страстям жить. Сколько отпущено, столько и потопчем мир плотский, а придет час - уйдем без сожалений. Я так и вовсе не умру, а просто перестану быть.
        В последнее время, кстати, не иначе по причине всех случившихся с нами злоключений, я часто размышлял о собственном статусе. Раньше таких вопросов перед собой никогда не поднимал, сознавал - мое тело умерло, а душа отправилась на суд к Создателю. Я же теперешний не более чем слепок с того Оливера, который когда-то был таким же Стражем, как и Стеф. Теперь же, узрев возвращение взрослого Стефана, то есть того, кто фактически умер, а потом вернулся, словно ничего и не было, я не был в этом так уж уверен.
        Еще с такой вот позиции взглянуть: я теперешний и тот, который уже давно в земле - разные же люди! Опыт, который я пережил после смерти тела, определенно изменил меня. И если тот я, что сейчас, надеюсь, у Господа, то я нынешний - кто? Когда меня отключат - куда денется весь накопленный массив знаний и мыслей? Просто исчезнет, будто и не было его? Или соединится с душою? А может и вовсе никуда душа не уходила?
        Похоже, цифровой копии личности так же не хотелось умирать, как и живому человеку, отсюда и все эти мысли. Ох, грехи мои тяжкие! Так и до ереси недалече!
        На стоянке мы со Стефом разговаривали мало. Да и о чем бы? Случившееся я ему не просто рассказал - продемонстрировал записи, так что теперь Страж был погружен в мысли, делиться которыми со мной пока не считал нужным. Сам я тоже размышлял, не забывая посматривать за периметром и отслеживать на радарах возмущения материума, которые бы свидетельствовали об открытии Разломов. Но за вечер так ничего и не случилось, да и ночь прошла вполне спокойно. По утру, собрав лагерь, мы вновь двинулись к цели. А к полудню выбрались к Волге, где и наткнулись на церковный патруль.
        Случилось это так. Стеф остановил платформу на берегу и отправился к воде - помыться да побриться. Не хотелось ему перед братьями предстать заросшим бродягой, а именно так он сейчас и выглядел. Одежда вся грязная, истрепанная, но это бы ладно, не со званного обеда, чай, едем. Я, конечно, побурчал для порядка, мол, нашел на что время тратить (хотя что там от пяти минут сделается), но подопечный лишь отмахнулся и пошел к воде. Тогда-то я и засек людей.
        Их было полтора десятка конных и шли они вдоль реки прямиком к месту нашей стоянки. Из-за изгиба реки они еще не могли нас видеть, я же, однако, с дрона, мог разглядывать их с полным удобством.
        - Патруль, похоже, - сообщил я граничнику. - пятнадцать человек конных. Около полутора километров.
        - Ополчение? - с легким удивлением уточнил Стеф. - Так далеко от границ?
        - Да уже, считай, на землях епархии. Дураки тебе демоны, тут Разломы делать.
        - Все равно. По уставу на край Стражи ходят. Два граничника, лучше с ревнителем. Не видишь никого из наших?
        - Далеко еще. Может, не разглядел.
        - Так погляди, подгони дрона поближе, что я тебя учу? Я оденусь пока.
        Я ощутил что-то вроде сожаления, смешанного с иронией - успел, оказывается, привыкнуть, что командую я, а не Стеф.
        - Сей момент, - буркнул я и сосредоточился на управлении разведчиком. Нет, ну надо же какая интересная у меня реакция!
        Добравшись дроном до границы, за которой он уже мог потерять сигнал со мной, я максимально увеличил картинку и принялся рассматривать всадников. Действительно, ополченцы. Вооружение, по крайней мере, мирянское: пики, арбалеты, сабли. На условно спокойных территориях Ассамблея неохотно давала оружие древних простым людям. Одеты они были в обычную для общинников одежду, некоторые, правда, нацепили поверх рубах да курток кожаные панцири.
        - Точно ополчение, - доложил я. - Стражей или ревнителей не вижу.
        - Очень странно, - Стефан уже оделся и теперь доставал из кофра рельсу.
        - Ты сразу к метателю вставай, - пожурил я его. - Паранойить так паранойить.
        Граничник только досадливо поморщился на мое замечание.
        - Сам подумай - чего им тут делать? Случись чего - они же и минуты не продержатся против низших. Не по уставу простецов так далеко одних отправлять.
        - За словами следи!
        - Ну самое время сейчас, Оли! Хорошо, прости, не простецов - простых людей! Но ты же понял, о чем я?
        - Понял.
        - Как ведут себя?
        Пока мы говорили, отряд всадников стал ближе метров на триста, так что я мог уже видеть даже выражение их лиц.
        - Серьезные. Настороженные. По сторонам смотрят, мух не ловят. Погоди, один из них мне знаком, кажется!
        - Кто такой?
        - Игумен Сосновского монастыря. Странно, что он тут делает?
        - Я, значит, паранойю, да?
        Сосновский мужской монастырь - небольшая, но крепкая обитель, стоящая на самой границе безопасных земель Ассамблеи. Стены у монастыря высокие, заговоренные, братия боевая и неплохо вооруженная, случись чего - сама может укорот парочке стай низших дать. Я бы не удивился, если бы патруль состоял из монахов, они и в самом деле лишь слегка уступают Стражам, да и то только за счет модификаций тела. Но тут были общинники почему-то во главе с настоятелем монастыря. Того самого, в который мы намеревались заехать, чтобы дать знать епархии о нашем возвращении с важными сведениями.
        Пришлось согласиться со Стефом - все это было очень странно.
        - Оглядись, - велел он мне. - Они точно одни?
        Не удаляя дрона, следящего за патрулем, я вторым описал вокруг нас круг и никого больше не обнаружил.
        - Тогда останавливай их на пятистах метрах, будем говорить.
        С этими словами граничник отложил винтовку и встал за метатель. А я поймал себя на мысли, что радуюсь возвращению напарника. Не подопечного, не воспитанника, а именно напарника. Того, кто учитывает твое мнение, но при этом способен действовать самостоятельно.
        В том, что Стефан так всполошился, обнаружив отряд ополчения во главе с монастырским игуменом, не было ничего странного. Хотя, конечно, стороннему человеку это могло показаться необычным - ну как же, братьям по вере да и не радуется, подвоха ждет! Однако, сторонний этот был бы полностью неправ, поскольку понятия не имел, насколько жестко внутри Ассамблеи царит устав.
        Как для мирянина-общинника выглядит Церковь? Священники различных степеней, богослужения в храмах и церквушках, крестные шествия да праздники. Ну еще епитимьи, которые особо суровый батюшка может наложить за брань или мелкие грешки. На деле же Церковь - организация. Точнее даже - военная структура.
        Каждая епархия, коих на сегодня в Ассамблее числится четыре, состоит из трех епископств. Двенадцать епископов составляют правящий совет - Синод - и ему принадлежит верховная власть в организации. Под ним находятся два крыла: гражданское и военное. Каждое со своим начальником, которого назначает раз в четыре года совет епископов. У гражданского в подчинении монастыри, священники и паства, а у военного - силы, которыми с демонами борются. Такие, например, как Стражи и ревнители.
        Соответственно, мы со Стефом - представители военного крыла Церкви, а игумен Сосновского монастыря - гражданского. А что это значило применительно к нашей ситуации? Нечего настоятелю с ополчением тут было делать - вот что! Не ходят игумены в патрули, они паству должны духовно окормлять, да за хозяйством своим монастырским следить.
        Поэтому Стеф и напрягся - уж он-то устав чтил всегда, порой даже слишком. А что делает Страж, когда сталкивается с чем-то странным, в привычную картину мира не вписывающимся? Правильно - берет винтовку и на безопасной дистанции начинает задавать вопросы.
        В пятистах метрах от нас я подогнал дрона прямо к уху игумена. Синхронизировал его динамики, не особенно мощные, но для нашего дела достаточные, с голосом Стефа и дал ему знак, что можно говорить.
        - Патруль, остановиться, - тут же приказал граничник. - Говорит Страж Стефан Дуров, номер жетона семьдесят два. Назовите цель вашего нахождения на границе земель Ассамблеи.
        Игумен сперва закрутил головой, но быстро сообразил, что голос исходит не из ближайших кустов, да и вообще слышит его только он. Поднял руку, приказывая отряду остановиться и степенно произнес:
        - Здравствуй, Стефан. Я отец Иннокентий, настоятель мужского монастыря в Сосновске, мы с тобой знакомы. У меня приказ встретить тебя и скорейшим порядком доставить в монастырь.
        - Я и сам туда ехал, отче. К чему этот эскорт?
        - Приказ архимандрита, Стефан. А ты почему прячешься от нас?
        - Какого конкретно архимандрита, отец Иннокентий? Их много, знаешь ли.
        - Саввы, настоятеля Печорского монастыря.
        - Как он узнал, что я на подходе?
        - Сыне, ты палку-то не перегибаешь? - надул щеки игумен. - Я уважаю бдительность, но у тебя она уже давно из берегов вышла! Почему прячешься от нас?
        - Не прячусь, отче, за поворотом реки лагерем встал, да вас приметил. Так как узнали обо мне?
        - Мне то не ведомо. Может, закончим с допросом? Не по чину действуешь, Страж.
        - А ты, отче, не по уставу. Почему представитель гражданского крыла поехал встречать граничника?
        - Мой монастырь на самой границе стоит, кого же еще посылать?
        И вот тут он прокололся. Саму фразу сказал, вроде как, естественно, при прочих равных я бы и не заметил ничего подозрительного, однако именно в этот момент игумен поднял руку и почесал кончик носа. Да еще и взгляд бросил на одного из ополченцев - обычного мужика средних лет. Нервничал он, вот что. И вовсе не от того, что где-то неподалеку сидел Страж с оружием на него наведенным, понимал, что только безголовый будет по своим палить. Настоятель монастыря что-то скрывал. И, ко всему прочему, понимал, что Стеф задает вполне правомочные вопросы.
        - Повторюсь. Если с востока ехать, то мимо твоей обители не проедешь. Я так и так туда собирался.
        - Так чего мы тогда стоим?
        - Темнишь ты что-то, отче…
        - Одичал ты в странствиях, Страж.
        - Может и так. Оставайтесь на месте, я сейчас подъеду.
        По знаку Стефа я отключил динамики дрона. И тут же услышал его вопрос, обращенный уже ко мне:
        - Ну? Чего думаешь, Оли?
        - Темнит настоятель, - ответил я, не раздумывая.
        - Это очевидно.
        - А еще он на мужика одного посмотрел, как будто одобрения от него ждал.
        - От ополченца что ли?
        - Да.
        - Еще лучше! - Стефан почесал затылок. - Кто в свиту к игумену мог затесаться? Ревнитель под видом ополченца?
        - Как вариант. Просто не захотели привлекать внимания к тому, что граничника под стражу берут. Народу такое может и не по нраву прийтись.
        - Логично.
        - А может не ревнитель он вовсе, а одержимый?
        - Игумен или тот мужик? Да окстись, Оли! На церковных землях? Очень сомневаюсь! С другой стороны, Золотоголовый-то от нас отлепился. Уже второй день пошел, а от него ни слуху, ни духу. А до этого, ты говорил, он и часа на роздых не давал. И откуда архимандрит Савва узнал о нашем приходе?
        - Анджей, ревнитель Малахии, мог голубя послать.
        - Насколько я помню, ты утверждал, что ведьмак птиц передавил?
        - Ну мало ли?
        Стеф замолчал, запустив пальцы в волосы. Посидел так пару минут, но ничего не придумав, поднялся на ноги.
        - От аббатство! Мало того, что не помню ничего, так еще и не понимаю! Как же бесит!
        - Слово «бесит» от «бесов» происходит, - тут же отозвался я с укоризной. - И ругательства по созвучию подобранные - тоже ругательства. Формально ты не сквернословил…
        - Зануда! Что делаем?
        - Накрой их залпом с метателя, да и вся недолга!
        - Оли!
        - Что Оли? «Что делаем, что делаем…» Мы сюда пять дней добирались! С конкретной целью, между прочим! У нас сведения важные, а ты устроил тут паранойю! Да, согласен, странно, что игумен на встречу поехал. Странно, что узнали о нас так своевременно. Скорее всего тебя сейчас в монастырь проводят, а там допросят - порядок есть порядок. Но это же наши, Стеф! Наши братья! Ежели им не верить - кому тогда?
        Напарник покачал головой, принимая мои аргументы. После чего оставил в покое метатель, подошел к панели управления платформой, и двинул вперед рычаги.
        - Никогда еще со мной такого не было… - со смущением произнес он, когда наш транспорт медленно поплыл вперед. - Всегда четко понимал, что происходит. Знал, что делать. А тут…
        - Смирись, - была бы возможность, я бы хлопнул Стража по плечу, чтобы хоть как-то ободрить. - Выпало тебе испытание тяжкое, но такова жизнь. А Господь никогда не даст больше, чем ты способен вынести.
        - Да знаю! - отмахнулся Стеф. - Знаю. Только от этого не легче.
        Спустя несколько минут мы уже подъезжали к остановившемуся за изгибом реки патрулю. Страж уже успокоился и смотрел на общинников спокойно, даже немного высокомерно, будто встречать его было их святой обязанностью. Игумену кивнул, но ручкаться и поклоны бить не стал. Не спускаясь с платформы произнес.
        - Ну вот ты меня и встретил, отче. Веди.
        Настоятель монастыря лицом закаменел, будто не брата встречал, а преступника. И следующей своей фразой окончательно дал понять, что так он к Стражу и относится.
        - Оружие сперва сдай, сыне. Не должно арестованному оружному ходить.
        Стеф ощерился по-волчьи, как всегда делал, когда в бой бросался. Но глупостей вытворять не стал. Отстегнул перевязь с квачем, снял пояс с кобурой, положил с ним рядом ручной плазменный метатель.
        «Ежели не им верить - кому тогда? Да, Оли?» - беззвучно произнес он.
        Глава 23
        Ну хоть с платформы нас не ссадили, и то хлеб! Забрали оружие, деактивировали метатель и, усадив на корму, повезли в монастырь. Молча, причем - по дороге к Сосновску сопровождающие с нами почти не разговаривали. От пытавшегося вызнать причину ареста Стефа отец Иннокентий только отмахнулся:
        - Не мое это дело, Страж. Приказ архимандрита я исполню, а дальше вы уж сами разбирайтесь. И вопросов мне не задавай, не знаю я ответов.
        Но было видно, что какой-то информацией он все-таки владеет. Уж больно взгляды на моего подопечного он кидал красноречивые. Так смотрят на душу погубленную - с жалостью, замешанной на малой толике отвращения. Что-то знает? Про ведьм и мага? Если да, то откуда?
        Общинники же, приданные игумену в качестве усиления, и вовсе оказались настоящими бирюками. Даже тот, на которого отец Иннокентий при первом разговоре со Стражем зачем-то посмотрел, поддержки ища или одобрения. При более пристальном осмотре ополченец этот оказался простым общинником, а никаким не ревнителем - таких мозолистых рук у священства отродясь не бывало.
        В общем, ни словечка не произнес никто из нашего почетного караула за те три часа, что мы добирались до стен обители. А там и вовсе все скомканно вышло: мужики поклонились настоятелю и повели лошадей на конюшню обихаживать после дороги, а сам игумен повел Стефана в темную.
        Сосновский монастырь больше походил на крепость, которой, впрочем, он и являлся. Толстая, из красного кирпича, стена с бойницами поверху была расписана белыми охранными символами. За стенами жались друг к другу хозяйственные постройки, только центральное здание - церковь - стояло в центре и имело вокруг себя достаточно свободного пространства.
        Раньше, согласно архивам, православные церкви увенчивались куполами, крытыми сусальным золотом или медью. В нынешние времена подобные «украшения» не использовались. Здание церкви было крепким строением с толстыми стенами, узкими окошками и островерхой крышей, на которой даже летающему демону удержаться было бы сложно. Больше всего по архитектурным признакам здание походило на готический костел.
        По вечернему времени людей во дворе почти не было, только двое братьев стояли на воротах, которые сразу же закрыли, едва мы въехали. Да конюх выскочил, принимая у общинников лошадок. А так насельники монастырские уже спали или всенощную в церкви стояли - приехали-то мы поздно, в темноте.
        Игумен, все такой же молчаливый и насупленный, самолично провел Стефана к приземистой постройке, отпер дверь, ведущую в подвал и велел спускаться. Граничник возмущаться не стал, уточнил только, есть ли там свечи. Получив утвердительный ответ, улыбнулся, словно только свечей ему до полного счастья и не хватало, и бодро сбежал вниз. Крикнув только, когда услышал звук запираемой двери:
        - Вели горячего хоть пожрать принести, отче! Я уже месяц на сухом пайке!
        «Ну, вообще, тебя в Малахии брат Анджей кормил», - напомнил я ему.
        «Чего не помню - того не было! - отрезал напарник и завалился на лавку. - Толкни, как еду принесут, ладно?»
        Свечи, что характерно, он зажигать не стал. Да и зачем бы они ему, если, едва войдя в подвал, он включил ночное зрение?
        «Может, нам пока стратегию поведения обсудить? - уточнил я чуть позже. - Не нравится мне твое спокойствие…»
        Меня и правда его отстраненность немного напрягала. Вернувшись и узнав, что с нами происходило за последние пять дней, Стефан, казалось, ушел в себя, не собираясь своими думами со мной делиться. И это после всего того, что мы пережили вместе.
        «Чего там обсуждать? - даже удивился Стеф. - Расскажем все, как было, и пусть иерархи решают, что делать. Не наша это задача, Оли. Ты же видишь, какое тут аббатство творится - явно какие-то интриги! Савва этот со своим приказом дурным! Почему сразу не епископ?»
        Я тоже так считал, поэтому в очередной раз выругавшегося напарника одергивать не стал. Выберемся из этой передряги - загоню в пост дней на пять! Взял моду - матерки маскировать!
        Только не очень-то я верил, что выбраться у нас выйдет.
        Каждый Страж-бродяжник - вольнодумец и авантюрист, и этого не изменить. Человек, в одиночку гуляющий по самым опасным местам планеты, не может быть иным, ведь ему приходится смотреть на мир не через призму догмы, а с позиции здравого смысла. Вопросы выживания для него первичны - не в ущерб душе, естественно. Да и как по-другому-то?
        Поэтому каждый бродяжник ненавидит интриги. Всю эту борьбу фракций, временные союзы, дружбу с фигой за пазухой. Понимает, что такова природа человеческая, да и природа власти, но не приемлет. Сталкиваясь с подобным, он старается максимально быстро сбежать из места, где такое происходит. Обратно, на кордон. Там, где все просто и все по-честному.
        А я это забыл, как выяснилось. И многое другое еще. Надо же, пять дней всего с ребенком нянчился, а привык, как полжизни этим занимался! Стеф, он ведь и раньше таким был - себе на уме, не болтливым. Вот таким и вернулся. Я себя даже ненужным на миг почувствовал. Как дед, внучок которого внезапно вырос и более в наставлениях не нуждается. И радостно, и обидно немного. Вот ведь… аббатство!
        Ладно, все это пустое. Не хочет обсуждать - я за него подумаю. Потом еще спасибо скажет… или нет. Неважно. Важно другое - как себя на допросе вести? Ведь нас же на допрос привезли, верно? Только не очень понятно, о чем спрашивать будут. Я не про то, что нужно скрывать и запираться, нет - всю правду мы расскажем, я, например, по-другому и не смог бы. Просто хотелось понять, на чем акценты делать.
        Да и вообще - почему сразу в «темную» кинули, как преступников каких? Что знает начальство на день сегодняшний? Немного, так-то! Если я прав, то у них сейчас мой доклад по состоянию дел, когда мы еще в Малахии были - я его брату Анджею на всякий случай оставил. А там из всей крамолы лишь использование услуг охотников, один из которых маг. Пятно, конечно, но не настолько жирное, чтобы Стража арестовывать. По-честному, так и не пятно даже, подобно нам и другие так поступали. Грех невеликий, на трехдневный пост с «врачеванием духовным», которое еще епитимией называют. А нас - в подвал. Не понимаю.
        Вот если бы начальство про союз с ведьмами прознало, тогда да. Пусть у нас выбора особого не имелось, но колдуньи наряду с Темными Слугами относились к категории «врагов рода человеческого» и за контакт с ними можно и на костер взойти. Но я (пока!) о том не докладывал, а из иных источников об этом узнать нереально. Значит, Стефан прав - интриги. Неся весть о Высшем, научившимся делать из Стражей одержимых, мы вляпались в какие-то фракционные разборки.
        Это плохо. Само по себе плохо, а когда мы расскажем все от начала до конца - а мы расскажем - станет еще хуже. Подведут под ересь без вариантов. Впрочем, мы с подопечным знали на что шли, когда сюда спешили.
        До утра еду так и не принесли. Это произошло только с рассветом, едва петухи третий раз прокричали. Дверь отперли и вниз спустился молчаливый монах, неся глиняную чашку, полную рассыпчатой, сдобренной сливочным маслом, пшенной каши. Поставил ее на лавку, которая пленнику и постелью служила, и столом со стулом, развернулся и пошел прочь.
        - Кашка! - облизнулся Стеф. - Горяченькая! Благодарю тебя, брат!
        Монах, поднявшийся уже до самого верха лестницы, обернулся и отвесил поклон. После чего вышел вон и запер дверь.
        На то, чтобы расправиться с пищей, у граничника ушла всего пара минут. Ел он с таким аппетитом, так вкусно дул на горячую кашу и причмокивал, что я даже на миг сожаление ощутил, что сам не в теле и к трапезе присоединиться не могу. Когда же он наелся и откинулся на лавке с блаженным выражением на лице, дверь сверху вновь отперли и к нам спустился тот самый мужик из ополченцев, в котором мы сперва подозревали ревнителя.
        - Чего тебе, человек божий? - вальяжно спросил Страж, едва приоткрыв глаза. - Ты же дьяк, я верно понимаю?
        - Велено тебя проводить на допрос, граничник. - ответил тот без выражения. - Вставай и иди за мной.
        - Допрос - это хорошо! - с искренней радостью сообщил Стефан. - Еще вчера можно было провести, но вы чего-то тянули. Веди!
        «Вчера тот, кто должен допрос вести, в монастырь еще не прибыл», - пожурил я подопечного за поверхностность мышления.
        «Без тебя знаю, зануда ты старая! - беззлобно отмахнулся тот. - Не сбивай кураж!»
        Кураж? Он что это задумал? Понял что-то и молчит? Ладно, подождем. Парень он неглупый, доверюсь его чутью, раз собственное подводит.
        Мы поднялись из подвала наверх, вышли на монастырский двор и отправились к церкви. Только зашли не с главного хода, а нырнули в неприметную дверку с правой стороны здания. Оказались в канцелярии - уж это царство бюрократов я ни с чем не спутаю.
        Короткий и узкий коридор привел нас в крохотную комнату, считай, келью, где в ожидании нас сидел старик с лисьим лицом, в простой черной рясе и скуфье. На груди его висел большой серебряный крест - единственное, что отличало его от обычного монаха.
        И я, и Стефан знали этого человека прекрасно. Отец Василий, второй викарий нижегородского епископа, ко всему прочему являлся еще и куратором ревнителей в епархии. То есть, очень крупная фигура, которой, по логике вещей, не было нужды тащиться в окраинный монастырь для допроса вернувшегося Стража.
        - Спасайся, отец Василий, - поклонился Страж.
        - Спаси Господи, - ответил тот и хитро прищурился. - Что, и благословения не попросишь?
        - Попрошу, отчего же не попросить. Как только ты мой статус определишь.
        - Не я, сыне, а Трибунал.
        - Ты понял, что я сказал. Сесть можно?
        Держался Стефан, как по мне, нагловато. То есть, ходил по самому нижнему краю дозволенного. Тон выбрал такой, словно перед ним не третий по значимости священник епархии сидел, а рядовой служитель на уровне дьякона. В другое время я бы устроил ему за это головомойку, но сейчас мне и самому была интересна причина, почему столь значимая особа решила посетить нас лично.
        - Садись, сыне, - викарий дождался, пока граничник усядется на лавку у входа, после чего дал знак уйти дьяку, который нас привел. - Как странствия твои?
        - Слава Господу, живой. С докладом я важным. Код альфа-три, - отозвался Стефан нейтрально, после чего произнес, впившись взглядом в морщинистое лицо собеседника. - Но ты же знаешь уже?
        - Поэтому и здесь.
        По протоколу я не мог влезать в разговор, пока ко мне не будет обращен прямой вопрос. Да и Стефана сейчас не стоит отвлекать, он явно задумал что-то, чего я не понимал пока. Но, Господи, как же хотелось!
        - Здесь полный отчет о произошедшем, - Стефан положил на стол чип с моим докладом и всеми сопутствующими записями. - От себя могу сказать следующее. Пять дней назад я столкнулся с Высшим демоном, который овладел способом исторгать души из тел Стражей и заселять в них низших. Данную способность он применил ко мне и еще двум братьям на стационарном посту близ руин Перми. Оба они погибли - от моей руки. Я же временно потерял память, вернуть которую удалось лишь позавчера.
        - Хорошо, - спокойно отреагировал отец Василий. - Это ведомо нам, информация уже дошла из Малахии, наша благодарность брату Анджею и всей гданьской епархии.
        Так вот оно что! Вот почему от нас Золотоголовый отстал! Католик все-таки нашел способ передать мой доклад в епархию. Именно поэтому нас ждали, примерно рассчитав срок прибытия. Только почему таким образом встретили?
        - Мы изучили доклад, который был сформирован твоим наставителем, - продолжил между тем викарий. - И у нас есть к тебе множество вопросов. Но не о Золотоголовом, который известен Церкви, как герцог Баал-Берит, с этим мы сами разберемся.
        Меня немного покоробила эта его самонадеянность - сами разберемся! Точнее даже не слова священника, а тон, которым он их произнес. Так, словно бы не было в том, что произошло с нами, ничего настолько серьезного, чтобы на этом вообще внимание заострять. Отчего же тогда нас преследовал Высший демон, раз эта такая безделица?
        - Интересует нас, меня в частности, другое, - отец Василий пристально посмотрел на Стража и спросил жестко, как кулаком ударил. - Как ты вернул память?
        Серьезно? Два Стража погибли, у демонов появилась возможность вышвыривать из тел души воинов Христовых, а его только это и интересует?
        А вот напарника моего вопрос не удивил. Совершенно не удивил - я же слежу за всем, что происходит в его организме. Он словно бы ждал его с нетерпением.
        - Издалека надо будет рассказать, отец Василий, - кивнул он. - Иначе не поймешь ты ничего. Но объяснение само по себе простое - чудо Господне.
        Викарий кивнул и Стеф принялся рассказывать нашему дознавателю всю историю, с самого начала. Сперва о том, как мы обнаружили Разлом низших, как закрыли его и попали под удар Золотоголового. Затем про столкновение с одержимыми Стражами, сектантами, встречу с охотниками и еще одну битву с Темной Слугой по дороге в Малахию. Тут он особо оговорился, хотя это и было очевидно из моего доклада, что сам этих событий он не помнит, а лишь перечисляет то, что стало ему известно с моих слов.
        Все это отец Василий, судя по его виду, и так знал, поскольку слушал, хоть и не перебивая, но не сказать, чтобы с большим интересом. А вот когда Стефан дошел до бегства из Малахии, до преследования Гончими и встречи с ведьмами, сделался предельно внимательным. Когда же рассказ моего подопечного дошел до той части, где он развоплотил одного из древних богов, викарий и вовсе вздрогнул. Еще я отметил, как у него расширились зрачки и участилось дыхание.
        - Интересно… - протянул он, когда Стефан замолчал. - Очень и очень интересно. Значит ты определяешь то, что с тобой случилось, как чудо?
        - А ты бы как это назвал, отец Василий?
        Он знал. Заместитель епископа нижегородского и до рассказа Стефа знал о применении им «чина изгнания». Как - без понятия, но, кажется, это и было причиной, по которой нас так холодно встретили.
        - Магия? - предположил викарий. - Да не вскидывайся ты так, я лишь версию озвучил, которая обязательно на Трибунале прозвучит. Ну ты сам подумай. Потерявший память Страж путешествует с ведьмами и магом по болотам, сталкивается с древним… богом, и для последнего это столкновение заканчивается развоплощением. А ты ведь не Святой Воин, сыне, верно? Ты Страж, и очень хороший. Ты не мог прочитать «чин изгнания» такой силы, чтобы уничтожить падшего ангела.
        «По вере вашей да будет вам…» - подсказал я Стефану, уже понимая, к какому выводу подталкивает нас дознаватель.
        «Цыц, призрак! Не отвлекай!»
        - То есть, не я Анубиса уничтожил, а маг Гринь? - уточнил Стеф.
        - Как вариант, - пожал плечами викарий. - Ты же сам говоришь, что до того мига ничего не помнишь? Можно предположить, что шпион этого самого Круга Посвященных использовал свою богомерзкую магию против врага.
        - Предположить можно… - очень осторожно произнес Стеф. - Я ведь и в самом деле о том только со слов Оливера знаю.
        Удивительно, но отец Василий давал нам выход. Понятно, что преследовал он собственные интересы, такие, как недопущение разговора о появлении нового Святого Воина, который ревнителям был совсем ни к чему, но ведь и нас спасал. Получается, это он дал приказ архимандриту Савве доставить нас в монастырь, чтобы иметь возможность согласовать со Стефаном позицию по этому вопросу до Трибунала. А как же быть с моими записями?
        - Не удивлюсь, если после всех тех бедствий, которые вам двоим довелось пережить, твой наставитель мог повредиться, - мягко улыбаясь, подвел итог разговору священник. - Если ты потерял часть памяти, то и он мог?
        «Мог?» - уточнил у меня Стефан.
        «Ты же понимаешь, что это все белыми нитками шито?» - отозвался я.
        «А ты понимаешь, что в случае отрицательного ответа ревнители нас на местном кладбище прикопают?»
        «Ты этого точно хочешь?»
        «Оли, я не хочу умирать из-за подковерных интриг этих властолюбцев. Мое дело - Господу служить и людям! Был бы толк от моей смерти, я бы на это пошел, ты знаешь!»
        «Знаю, Стеф, знаю…»
        - Я в этих вопросах не разбираюсь, отец Василий. Но, думается мне, могло такое произойти.
        - И это очень печально, - произнес викарий, даже не думая скрывать торжествующую улыбку.
        Глава 24
        Викарий смотрел на сидящего перед ним Стража и никак не мог окончательно решить, что же с ним делать. Как поступить с этим молодым человеком, который, к слову сказать, слишком уж хорошо держится. Нет, понятно, что Стражей воспитывали так, чтобы практически полностью избавить от чувства страха, но подобная уверенность в себе, да еще и при игре на чужом поле, все равно впечатляла. Этот парень ведь солдат, не игрок. Почему же он так безмятежен и нагл?
        С другой стороны, хорошо, что Страж оказался сговорчивым. Признаться, викарий ожидал упрямства - выходцы из боевого крыла Ассамблеи порой поражали своей недальновидностью. Привыкли на своем фронтире мечом махать, да из винтовки стрелять, а вот на то, чтобы просчитать последствия на пару шагов вперед, ума хватало далеко не у всех.
        Тем более, бродяжник с наставителем в голове. Самая что ни на есть вольнодумная публика. Месяцами из лесов не вылазят, даже шутка такая по землям церковным про них ходит: мол, если два слова в день бродяжник скажет, то язык у него заболит от непривычного усилия.
        А этот молодец. Вот как есть - молодец! На лету посыл уловил и ответил так, как викарий и не ждал. Думал, придется уговаривать, убеждать, даже, может быть, угрожать. Ан, нет! Сам, интересно, этот мальчишка такой мудрости житейской набрался, или наставитель присоветовал, как себя вести? Ежели последнее, то надо мертвого советчика в оборот брать - воин, пусть и умерший, может обладать серьезной ценностью, как союзник.
        Викарий успел первым добраться до Стража. Едва только ревнители засекли вспышку необычно мощного изгнания, настолько яркую, что за сотни километров вырвала из сна десяток монахов, находящихся в молитвенном бдении, как викарий связал это происшествие с весточкой из Малахии, что пришла накануне.
        С того момента отец Василий и не спал, считай. Пока пару слишком уж говорливых ртов закрыл, пока приказы нужные раздал - только по пути к монастырю этому пограничному и вздремнул пару часиков. А прибывши убедился, что его люди расстарались и сделали все, как он и велел.
        И вот они тут сидят и уже час беседы беседуют. Сперва-то викарий думал, что выслушает Стража, чтобы полную картину получить, а потом прикажет его тихонько придавить, а то и вовсе отравить, чтобы подозрений не вызвало потом. Считай, уже решил грех на душу брать, но, поговорив с парнем, передумал. Точнее, другая мысль его посетила, куда более интересная и перспективная. Избавиться-то от Стража несложно и недолго, а вот если своим его сделать, тут очень интересные возможности открываются.
        До встречи со Стражем отец Василий был убежден, что время Святых прошло. Что они были нужны когда-то, но сделали свое дело и лучше бы им теперь остаться героическим образом прошлого, нежели в день сегодняшний смущать умы прихожан-общинников. А то что за авторитет будет у епископа, когда в одной с ним епархии будет живой Святой находиться, которому кроме Господа никто не указ? Люди будут смотреть на живую легенду, его слова слушать, даже не особо умные, а на уставы и правила - поплевывать.
        Теперь же, поговорив со Стефаном, он решил, что не все так однозначно. Викарий по-прежнему считал, что Страж, ставший Святым Воином, опасен, но теперь думал не просто о его устранении, а о разумном и рачительном использовании. Коли уж случилось такое, а человек, принявший высший из даров Божьих, адекватен, так и отказываться - грех великий.
        Дары Божьи… Камень преткновения на день сегодняшний для иерархов Церкви - вне зависимости от канона. Дар Божий, который многие миряне без смущения называли церковной магией. Сила, давшая людям возможность выстоять в борьбе с порождениями Ада. Как к ней относиться? Как к магии или чуду Господнему? Как именовать человека, той Силой управляющей - магом или проводником?
        Спор этот длился не первый десяток лет и неизвестно было, к чему может привести противостояние сторонников противоположных точек зрения. Хотя отчего же неизвестно - к расколу Церкви, к чему же еще? Причем неизбежному расколу. Рано или поздно единая сегодня Ассамблея распадется на фракции, очертания которых видны уже сейчас. И каждая из них пойдет своим путем. Может, даже врагами друг другу станут.
        А тут этот Страж! Мальчишка, призвавший такую Силу, которая за последние пятьдесят лет никому в руки не давалась. Что с ним делать, викарий никак не мог решить. Самым простым и очевидным решением виделось отправить его в Москву и пусть он там либо костьми ляжет, либо поганку в виде Стола Крови сковырнет. Дело ли - посреди церковных земель черное пятно стоит, и никто его убрать не может!
        Но очевидное - не факт, что правильное. И далеко не факт, что необученный, спонтанно проявивший силу Святой справится с порождениями Московской Зоны. Скорее всего, просто сгинет там, как и многие до него. И чем это тогда отличается от тихого устранения? Даже в минус может сработать - как же, Святой Воин отправился на Стол Крови и там голову свою сложил! Ему-то мертвому все равно будет, а для Ассамблеи какой удар по авторитету выйдет?
        Не лучше ли оставить его при себе, воспитать должным образом и держать под рукой на всякий случай. Такая силища все же! А то, что он сейчас ничего не помнит о том, как «чин изгнания» читал, падшего ангела развоплотил, ничего и не значит. Один раз дар проявился, значит и второй воспоследует, просто надо научить его им пользоваться.
        А до того - держать это в секрете. От всех, даже от епископа Нижегородского, но самое главное - от первого викария, куратора граничников. И как-то придумать, как Стефана выцарапать из ведомства Стражей и забрать под себя. А до этого - через Трибунал парня провести, да так, чтобы правда там не всплыла. Сам-то человек вроде и не против такого исхода, на диво понятливым оказался, а как с его наставителем быть? Рот ему не заткнешь по причине отсутствия такового, а ежели из головы новоявленного Святого удалить носитель цифровой копии наставителя до Трибунала, то это вызовет излишние подозрения.
        Попробовать сотрудничать с ним, как и со Стражем? Парочка вроде продемонстрировала договороспособность. А толку? Любой техник с наставителя показания снимет, и тот никак не воспротивится. Попробовать подменить отчет, а прямые вопросы к наставителю на Трибунале запретить по причине его неисправности? Тоже подозрительно выйдет, но направление мыслей верное. Киевские епископы на это пойдут, там у викария немалое влияние имелось. Питерским, как обычно, плевать будет - они цифровых помощников и до того не признавали. Остается Гданьский епископат, с которым всегда тяжело договариваться и, как ни странно, нижегородский. Первого викария, положим, убедить можно, есть за ним один грешок, а с самим епископом что делать?
        Покатав вопрос и так и эдак, отец Василий решил узнать мнение самого наставителя. В конце концов, в своем-то функционале он разбирается лучше, чем кто бы то ни был.
        - Не удивлюсь, если после всех тех бедствий, которые вам двоим довелось пережить, твой наставитель мог повредиться, - обратился священник к Стефану со всей возможной мягкостью. - Если ты потерял часть памяти, то и он мог?
        Страж некоторое время не отвечал, явно советуясь с напарником, после чего произнес:
        - Я в этих вопросах не разбираюсь, отец Василий. Но, думается мне, могло такое произойти.
        - И это очень печально, - тут же отозвался викарий, даже не думая скрывать торжествующую улыбку.
        - Только вот… - протянул Стефан после недолгой паузы.
        Или это уже не Стефан был? Голос у парня как-то неуловимо изменился. Наставитель? Напрямую решил высказаться?
        - Говори.
        - У меня уже имеется четыре поврежденных кластера памяти, они пострадали во время первого столкновения с Золотоголовым. Что там хранилось - до сих пор не знаю, на время, пока сюда добирались, я эти участки изолировал, рассчитывал восстановить, когда в безопасном месте окажемся.
        - Ты к чему это, Оливер? - викарий не особенно хорошо в технических вопросах разбирался, а потому речь наставителя его немного смутила.
        - Я могу выдать их за причину ошибки. Но техники легко узнают правду.
        - Все еще не понимаю…
        - Нужен доверенный человек, который скажет, что причина отсутствия ряда данных действительно кроется в поврежденных кластерах памяти. Свой техник, иными словами. А я отчет откорректирую и выдам только то, что нужно будет.
        Отец Василий с уважением посмотрел на Стража, точнее - на наставителя, что у него в голове скрывался. Тертым он был воином при жизни, ничего не скажешь! Нашел выход из положения, но и себя со своим воспитанником попытался обезопасить, сделав викария соучастником сокрытия информации. Понятно, что их слово против его, но ход действительно заслуживал уважения.
        - Такого человека я смогу найти, - ответил он, внутренне посмеиваясь.
        Вот тебе и недалекий рубака! Нет, положительно, уничтожать такого союзника не стоило. Верных вокруг хватает, и умные под рукой имеются, а вот чтобы сразу оба качества в одном человеке наличествовали - такое не часто встретишь.
        Викарий поднялся, давая понять, что разговор на сегодня закончен.
        - Сегодня этим и займемся. Завтра с рассветом выезжаем в Новгород, Трибунал на конец седмицы назначим. А ты, Оливер, пока займись составлением правильного отчета.
        Глава 25
        На следующее утро, когда пришла пора выдвигаться в Новгород, выяснилось, что платформа, на которой мы пересекли болота, исчезла. Мы въехали на ней за стены монастыря, тут ее местная братия отогнала к конюшням и там она ровнехонько до вчерашнего вечера и обреталась. А по утру - исчезла. Просто пропала, не оставив никаких следов и не всполошив сторожей своим отсутствием.
        Тут же началось экспресс-расследование, которое в сухом остатке выдало вердикт - магия. Монахи, проведя в молитвенном бдении минут двадцать, показали на это с полной уверенностью. Один из них, старый и седой инок, сообщил примерно следующее:
        - Вчерась днем еще увели. Иллюзию повесили и под иллюзией увели. А тут токмо проекция стояла, вот все и думали, что телега-то на месте. Однако ж, проекция силу утратила и развеялась в ночь, вот по утру-то пропажу и обнаружили. Магия это, владыко.
        Нижегородский викарий, с повеления которого и начали выяснять причины пропажи транспортного средства, только сморщился досадливо. Ему было крайне неприятно сознавать, что на освященной земле можно вот так запросто, с помощью магии, совершить кражу и уйти незамеченным. И его взгляд, обращенный к игумену монастыря, не сулил тому ничего хорошего. Только спешка, пожалуй, отца Иннокентия и спасла, а то получил бы тот епитимию суровую.
        Что до нас, то мы со Стефом догадывались, кто умыкнул платформу. Гринь - кто же еще! Мы ведь, точнее так - я, обещали ему транспорт в качестве оплаты услуг? Обещали! Вот он и забрал его, когда посчитал, что с работой справился. Да, втихаря, как тать, но, с другой стороны, не мог же он просто прийти к монастырским воротам и потребовать свое у игумена - тот с эмиссаром Круга Посвященных не договаривался. Так что мы со Стражем молча смотрели на царящую вокруг суету, но сообщать о своем знании не торопились - крайними бы сделали именно нас.
        В конечном итоге Стефану выделили вместо платформы коня, викарий, несмотря на преклонный возраст и кажущуюся хрупкость, тоже вскочил в седло, и наша кавалькада наконец выехала из монастырских ворот, взяв курс на Нижний Новгород.
        Мой подопечный почти сразу же начал клевать носом - уж что-что, а спать он мог практически в любых условиях. Я, немного обидевшись за это его демонстративное нежелание разговаривать, взял на себя контроль за телом, чтобы он, не дай Господь, не сверзился к коню под копыта, и сосредоточился на внешнем наблюдении. Которое буквально через полчаса превратилось в любование окружающими красотами.
        Давно я не смотрел по сторонам бесцельно. Не выискивая опасность, не просчитывая маршрут, не ожидая появления на горизонте зарева раскрывающегося Разлома, а просто любуясь окрестностями и впитывая в себя окружение. Слушая, как ветер шелестит листвой в рощице неподалеку, как поют в унисон с солнечным светом малые пичуги, как похрапывают лошади и скрипит их кожаная сбруя. Да, я не ощущал тепла солнца, не чувствовал, как ветер играет моими волосами, не вдыхал воздух летнего, перевалившего за половину, дня, а лишь получал информацию о внешней температуре и влажности воздуха с датчиков дрона, парящего над нашим отрядом. Но и этой малости мне было достаточно - цифровые копии личности вообще не особенно требовательны.
        Приятно было просто ехать и видеть мир Божий вокруг. Знать, что прямо сейчас ни мне, ни Стефу ничего не грозит. То есть я понимал, что проблемы наши не закончились, а лишь пошли на новый виток, но именно в данный момент это не имело никакого значения. Почему? Да потому что выбор, правильный или нет, мы уже сделали. Влезли в игру викария, чтобы спасти свои жизни. А это значило, что в ближайшие часы, до того момента, как мы доберемся до Нижнего Новгорода, от наших действий уже ничего не зависело. Так почему бы просто не расслабиться и не насладиться путешествием? Особенно с учетом того, что оно может стать для нас последним.
        Мне и Стефу мотивы викария, решившего вовлечь нас в свою игру, были очевидны. Может быть не все, там, наверняка, слоев не меньше, чем в пироге у хорошей хозяйки, но основные. Он спасал Стража, верно, но лишь затем, чтобы сделать его своим человеком, точнее даже - оружием. Сила Святого Воина, проявившаяся в моем подопечном, когда он еще был одиннадцатилетним мальчишкой, не оставила от древнего бога и горсточки золы. И позволить ей быть без надзора викарий никак не мог. Властолюбцем был наш покровитель. Властолюбцем и пауком. Из тех, которые плетут паутину, а потом неторопливо пожирают влетевшую в силки добычу.
        Я это, к слову, без осуждения говорю. Взобравшись на вершину иерархии в Ассамблее, он и не мог быть другим. Там, где большая власть, соображения морали и даже веры отступают на задний план. Что тебе одна человеческая жизнь, когда ты отвечаешь за тысячи душ? Разменная монета, вот и все!
        В одном только отец Василий просчитался, а я его поправлять не спешил. Силу изгнания призвал мальчик Стефан, а не граничник Стеф. И сделал он это только потому, что ни на миг не усомнился - на его молитвы Господь ответит. У взрослого Стража такой веры нет и быть не может: верить так, как это делают дети, взрослые редко способны. А те, что могут, зачастую фанатики, которые в угоду своей позиции отвергают и здравый смысл, и прочее, что мешает.
        В общем, просчитался викарий - не сможет больше Стеф силу изгнания призвать. А значит, и оружием в руках его не станет. Дары Божьи, конечно, непреложны, и даденное однажды никогда не отбирается назад, но ведь не в этом дело. Возможности Святого у Стража остались, только вот, чтобы использовать их, ему следовало научиться верить так, как верил мальчик Стефан.
        Но нам ошибка отца Василия даровала не только жизнь и относительную свободу, но и немалый шанс на выход из этой передряги. И мы тому рады были безмерно, хотя и понимали, что, когда правда вскроется, покровитель наш осерчает. Но ведь… то еще когда будет? Когда к данному вопросу жизнь нос к носу подведет, тогда и имеет смысл думать, как его разрешать.
        А значение имело только одно: миссию свою мы выполнили, доставили сведения о Золотоголовом и его возможностях, а попутно еще и рассказали одному из иерархов Ассамблеи о существовании Круга Посвященных и пробуждении древних богов. Анубиса-то Стефан развоплотил и служительниц его казнил, но ведь были и другие. Тот же Сетах, которому Анубис жреца и подбирал. Ценные сведения, так-то!
        Пока ехали, я несколько раз давил искушение позволить заснувшему Стражу свалиться с коня. Без всякого членовредительства, естественно, не так уж и сложно рассчитать траекторию, чтобы он просто кулем сполз и упал не под копыта, а на мягкую травку. Мне это казалось хорошим способом показать свое отношение к замкнутости напарника. Но мысли - птицы, летают везде, лишь бы гнезда не вили. Разумеется, делать этого я не собирался.
        А вот к дьяку, потихоньку подбирающемуся к нам, я стал присматриваться. Это был тот самый мужичок, которого я сперва принял за ревнителя, а потом решил, что ошибся. В итоге оказалось, что он является личным слугой викария и с патрулем за нами ездил, чтобы лично проконтролировать игумена, которому поручили Стража в монастырь доставить.
        Держался он сперва в отдалении, старательно избегая внимания, но я заметил, что позицию он занял такую, чтобы пресечь попытку Стефа сбежать, если подобная идея ему в голову придет. А теперь вот неторопливо к нам приближался. Целый час уже дистанцию сокращал, чтобы в конце концов сойтись стремя в стремя, но проделать это так, будто получилось это случайно.
        Времени у нас было полно, так что я не торопил события, с интересом наблюдая за его якобы случайным дрейфом в нашу сторону. Подопечного, разумеется, предупредил - тот отреагировал схожим образом, буркнул «ну подождем» и снова прикрыл глаза.
        Через минут двадцать он, наконец, оказался рядом. Страж тут же открыл глаза, без удивления оглядел соседа, и спросил:
        - Чего тебе, человек Божий?
        Мужик не стал делать вид, что вопроса не понял, лишь тронул свою лошадку, смещая ее еще ближе к граничнику.
        - Вопрос у меня к тебе, - проговорил он не громко, но и не шепотом. Так, словно проезжая мимо бросил слово мимоходом, да и дальше поехал.
        - Так спрашивай.
        - Я отцу Василию давно служу и много чего чудного видел. Но допреж не встречал Святого.
        Стефан едва подавил смешок, но вслух ответил серьезно.
        - Это вопрос?
        - Нет. Вопрос в другом - ты Святой?
        «Стеф, он тебя провоцирует! Не отвечай!» - взмолился я.
        «Не дурнее лошади, Оли. И потом, тут другое», - отозвался Страж. Пояснять, однако, что именно тут другое, не стал, вернулся к разговору с подсылом.
        - А ты сам-то чего думаешь? Действительно ли я Святой Воин?
        - Не следовало мне того говорить, я знаю, что тайна это, но отец Василий сам тебя так называл. А он не из тех, кто ошибается.
        - Ну, ежели отец Василий сказал…
        - А ты не насмешничай, граничник! Мне от твоих шутеечек ни холодно, ни жарко!
        - Да, вижу…
        - Что «видишь»? - тут же всполошился дьяк.
        - Вижу, что мужчина ты серьезный…
        - Тьфу на тебя!
        Соглядатай в сердцах и правда сплюнул на землю, дернул узду и покинул наше общество. А Стеф, выждав чуть меньше минуты, буркнул:
        - Помрет скоро.
        «Ты, никак, прибить его решил?» - поддел я напарника.
        «Да нужен он мне, Оли! Я про другое - помрет он скоро. Печать на нем».
        Я, в переносном, естественно, значении, открыл рот и захлопал глазами.
        «Какая еще печать?»
        «Какая-какая… - будто бы сомневаясь, стоит мне говорить или нет, Страж взял паузу. Потом решительно, словно присохший бинт от раны отрывая, рубанул: - Смертная печать на нем! Дня три бедолаге осталось!»
        Лучше бы я был искусственным интеллектом, ей-ей! Заскрежетал бы своими мозгами, поймал логическую ошибку, да и завис бы к всеобщему удовольствию. Но, увы, такой возможности увильнуть от разговора у меня не имелось.
        «Ты видишь печать смерти? Давно?»
        «Знаешь, до выхода из болот не на ком было проверять, - с горькой иронией проговорил Стеф. - В монастыре первый раз заметил, на труднике из местных. У него чело светилось. А к утру помер - помнишь?»
        Что-то такое смутно я действительно помнил. Старый, как сказка, дед из общинников, живущих при монастыре, вчера утром действительно отдал Богу душу. Никого это и не удивило, жизнь в старике и так теплилась едва-едва, так что монахи просто унесли тело, а я и не вспомнил бы о нем, если бы подопечный не напомнил.
        «Анубис!» - догадка всплыла, словно только и ждала, когда ее позовут.
        «Я тоже так думаю, - Стеф отогнал овода от лица. - Он же проводник мертвых, да? Я, получается, когда его развеял, что-то от него перенял».
        Анубис, Аид, Оркус, Грох, Мара, Шолотль и еще множество имен у разных народов обозначали одну и ту же личность - бога смерти. Жрицы которого похитили Стража, а тот не стал оправдывать надежды и затраченные усилия, взял, да и развоплотил падшего ангела невероятно мощной молитвой из арсенала ревнителей. После чего взрослый граничник вернулся, хотя ведьмы и говорили, что Золотоголовый убивает тех, кого делает одержимым.
        «А еще что-нибудь в себе новое не ощущаешь?» - уточнил я.
        «Вроде как нет».
        «Вот же…»
        «…аббатство!» - закончил за меня Страж.
        «Ага…»
        Вот, получается, почему Стеф все это время молчал, не желая разговаривать даже со мной. Он обнаружил в себе часть возможностей уничтоженного им бога и попросту боялся. Не меня даже, а самого себя. Пытался переварить произошедшее и только теперь решил открыться.
        «Послушай, - начал я, справедливо рассудив, что сейчас моему подопечному как никогда требуется наставитель. - Ты же не вбил себе в голову, что теперь поражен скверной падшего?»
        «Не то что бы вбил… Но… Оли, а что еще я мог подумать!»
        «Кабы головой это делал, а не задницей - много чего! Сам подумай - как ты Анубиса уничтожил?»
        «Чином изгнания. Но я этого не помню, только с твоих слов!»
        «Неважно. Я для того и существую, чтобы фиксировать происходящее с тобой. Вернемся к теме - чин изгнания. Молитвенное заклятье, которое что делает?»
        «Ты меня экзаменуешь, что ли?» - я зафиксировал растущее раздражение Стража.
        «Не мешало бы, раз ты все знания растерял, - не смутился я. - Итак, что делает чин изгнания?»
        «Молитвой призывает силу Божию для изгнания духов нечистых, через грехи в тела человеческие пробравшихся», - послушно процитировал Стеф строчку из наставления.
        «Вот, - похвалил его я. - Именно - силу Божию, голова твоя деревянная! То есть ты не магом сделался с силой великой, а лишь проводником воли Его. А если это так, то?..»
        «Что?»
        «Кто ты такой, тупица, и куда дел моего подопечного? Ключевое здесь - сила не твоя, а Господа! Он, а не ты, уничтожил Анубиса, а значит то, что тебе от этого псоглавца перепало - не скверна, а воля Его».
        Лицо мужчины немного просветлело после этих моих слов. Но ненадолго, вскоре он снова нахмурился.
        «Ну не знаю, Оли! Ересью как-то тянет. Подгонкой фактов под ситуацию. На Трибунале это вряд ли так же будет воспринято».
        «Стефан. Ты со мной-то не крути, ладно? Ты для того, чтобы скрыть данный факт, и затеял эту сделку с викарием!»
        Теперь-то для меня это было очевидным. Поначалу я голову ломал - зачем Страж, всегда от интриг иерархов бегущий, вдруг решил пойти навстречу отцу Василию. А теперь, когда он рассказал, что способен печать смерти видеть, до меня дошло.
        «Трибуналу и без твоих новых даров есть с чем разбираться. Я-то точно буду молчать, у меня же память повреждена».
        На том мы и порешили. И остаток дороги потратили на обсуждение нашего поведения на предстоящем Трибунале, чтобы не проколоться. А уже в сумерках увидели стены Нижнего Новгорода.
        В сравнении с городом, что стоял здесь до Открытия Разломов, нынешняя столица православной епархии Ассамблеи была небольшим поселением на месте слияния двух рек - Волги и Оки. Но это смотря с чем сравнивать: если с прежним мегаполисом на пару миллионов жителей, то да, небольшой, а по нынешним временам смотреть - крупнее Новгорода городов не было. Сегодня здесь проживало, страшно подумать, почти триста тысяч человек.
        До Темных веков Ока делила поселение на две части - нагорную, на правом берегу, и заречную. Сейчас же весь Новгород расположился справа по течению реки, в месте, ранее называемом Дятловыми горами, а низменное левобережье до сих пор лежало в руинах. С каждым годом следов старого города становилось все меньше и меньше: предприимчивые нижегородцы растаскивали его на строительство своих домов и городских стен.
        Нижний Новгород имел два кольца стен. Одно внутреннее, старое, поставленное еще в незапамятные времена вокруг кремля, а второе - новое, до сих пор возводимое из подручных материалов. И вроде бы и незачем в центре церковных земель за стенами прятаться, но епархия считала иначе.
        Наша компания, возглавляемая викарием, дождалась парома, переправилась через реку и уже почти в полной темноте подъехала к внешнему кольцу стен, освещаемых стоящими через каждые пятьдесят метров чанами со смолой. Воротники сперва не хотели нас впускать, но, услышав раздраженный голос заместителя нижегородского епископа, быстро свое мнение изменили и распахнули калитку.
        Несмотря на поздний час, внутри стен город и не думал спать. Людей на улицах было столько, что у Стефа, привыкшего к безлюдным просторам, даже в глазах зарябило - он сам об этом сказал. Отец Василий, тоже заметивший замешательство Стража, усмехнулся и произнес.
        - Ничего, Стефан. Сейчас в кремль въедем, тебе полегче станет.
        И правда, стоило нам оказаться за вторым кольцом стен, как подопечный мой слегка расслабился. Но, как оказалось, зря - нас тут уже ждали. Шестеро Стражей, из тех, что головой потолок цепляют, окружили нашу процессию.
        - В чем дело, молодцы? - удивился викарий, явно такой встречи не ожидавший. - Что за почетный караул?
        - Приказ епископа Нижегородского, - не смутившись ответил командир этой шестерки, здоровенный мужик с широкой грудью и сильными руками, которым явно было тесно в красном форменном кафтане. - Граничник Стефан Дуров по прибытию должен быть препровожден в место содержания.
        - Ничего не путаешь, парень? - столь мягко и вкрадчиво уточнил викарий, что даже мне, сущности бестелесной и от страстей тела свободной, как-то не по себе стало.
        - Никак нет, владыко.
        - Что ж, - не стал спорить священник. - Ступай с ребятами, Стефан. Я пока разберусь отчего Преосвященнейший такие приказы раздает.
        И, оставив нас, викарий поспешил к темневшим невдалеке стенам храма. А Стеф, оглядев коллег, никогда за пределы города не выходивших, холодно бросил:
        - Ведите уж.
        Глава 26
        С ходу разобраться в причинах ареста Стража викарий, как я понял, не смог. Стефана уже проводили в подвал, заперли в камере - на сей раз это была именно камера, не келья, приспособленная для содержания арестантов - а отец Василий все не спешил появляться. Видимо, долгий и напряженный у него вышел разговор с начальником - епископом Нижегородским. Оно бы и ничего, мы и в темной посидим, если надо, только неплохо бы вот понимать, что происходит-то?
        Гвардейцы - Стеф шикнул на меня, когда я разок назвал наших надсмотрщиков Стражами - перед тем, как оставить арестанта одного, тщательно его обыскали. Изъяли все оружие, а также моих дронов. В результате я остался, можно сказать, слепым и глухим - одни лишь органы чувств Стража и мог использовать. После привычного обзора на 360 градусов и возможности в любой момент приблизиться к интересующему меня объекту, я словно бы в калеку превратился. Если что-то хотелось рассмотреть, требовалось просить Стефа, чтобы он голову повернул, а то и подошел куда нужно.
        Хорошо еще, что не деактивировали колонии нанитов в теле моего подопечного, а то бы я точно лишился всех возможностей взаимодействия с внешним миром. К счастью, процедура это долгая, технически сложная, а еще требует санкции на проведение, которая может быть выдана только после выдвинутого против Стража обвинения. За здорово живешь превратить граничника в обычного человека нельзя, надо хотя бы объяснить причину. А этого сделать никто не потрудился.
        Стеф включил ночное зрение, огляделся по сторонам, хмыкнул, увидев, что даже лавки в качестве места для сна для него пожалели, и уселся на пол, прислонившись спиной к стене.
        - Ну и что это было, по-твоему?
        Говорил он вслух, нимало не заботясь о том, что нас могут подслушать. Так-то гвардейцы вроде бы ушли, но кто знает, какие в этих камерах устройства слежения стоят. Я мог бы попытаться их отыскать, если бы мне технику оставили.
        «Теряюсь в догадках, - отозвался я. - Могу предположить, что викарий в отношении тебя действовал без санкции своего шефа, так сказать - на опережение, за что сейчас и получает по шее».
        - Зачем же тогда меня в каменный мешок пихать? - Стеф не понял моего намека или проигнорировал его, продолжая говорить в полный голос. - Нелогично. Кабы все было, как ты говоришь, епископ бы пожелал лично взглянуть на Стража, за которым сам викарий помчался на окраину епархии. А он вот так, с ходу - в темную.
        «Думаешь, не епископ приказ отдал?»
        - Скорее всего, нет. Кто - понятия не имею, в детинце интересантов проживает больше, чем мирян в какой-нибудь общине.
        «Стеф, ты бы осторожнее слова использовал! Нас могут слушать!»
        - Я надеюсь, что слушают, - по движениям лицевых мышц я догадался, что человек улыбается. - Даже уверен, что прямо сейчас кто-то уши греет у дверей или у специального слухового канала. И знаешь еще что, Оли? Что-то мне подсказывает, что вскоре с нами пожелают поговорить.
        Стеф, вероятно, решил, что засадивший его сюда человек - такой же интриган, как второй викарий. Что наш арест - лишь повод вырвать Стража, сделавшегося вдруг всем нужной фигурой, из рук отца Василия. Затем, чтобы либо переманить его на свою сторону, либо убить.
        Что ж, предположение, не лишенное здравого смысла. Власти предержащие всегда так действуют. Но не слишком ли дерзко со стороны неизвестного прикрываться именем самого епископа? Или глава епархии уже совсем вожжи правления из рук выпустил, раз у него под носом подчиненные делают, что хотят?
        Стеф еще некоторое время поговорил, явно работая на невидимую публику, однако никто к нам так и не явился. Кем бы ни был тот, кто действовал за спиной епископа, он словно бы забыл о Страже, брошенном в темницу. Мы прождали около двух часов, а после мой подопечный незаметно для себя задремал.
        Я же остался сторожить его сон. Ну, как сторожить - слушать его ушами. А что еще оставалось? Не расписываться же в собственном бессилии, раз у меня забрали моих дронов-помощников.
        Почти до самого утра ничего не происходило. Стефан едва слышно посапывал, где-то вдалеке, видимо, в одной из таких же, как наша, камер, кто-то кричал и плакал. Я сперва вслушивался, думая, что там дознание проводят, но затем, по обрывкам слов, сообразил, что узник просто таким образом разговаривает сам с собой. Давно его, наверное, тут держат, совсем умом тронулся.
        Незадолго до рассвета я услышал шаги. Не топот тяжелых сапог гвардейцев, не ленивое шарканье подошв надзирателя, а едва воспринимаемый ухом шорох. Кто-то двигался по коридору, изо всех сил стараясь производить минимум шума. Зачем бы кому-то красться, да еще и в темнице?
        Понимая это, я тут же врубил в голове у подопечного сигнал побудки. Стеф, будто не слыша его, продолжил посапывать, однако дал знать, что проснулся, словами:
        «Гости?»
        «По звукам - один человек. Крадется, едва-едва услышал его. Сейчас примерно в трех камерах от нашей».
        «Ну чего-то такого я и ждал. Значит, разговоров не будет».
        Минуты тянулись невыносимо долго. Тать, крадущийся к Стражу, порой надолго застывал, вслушиваясь в тишину. Желая его поторопить, Стеф даже всхрапнул слегка и что-то пробормотал, как делают люди, когда переворачиваются с одного бока на другой. Это злоумышленника немного успокоило, и вскоре он уже возился с запором на двери нашей камеры.
        Замки тут не практиковались - зачем? Двери толстые, такие и тараном не выбьешь. Достаточно запирать их снаружи, задвигая тяжелый металлический брус в специальный паз. И надзирателю проще, не нужно с собой связки ключей таскать.
        Злодей это знал. Как и то, что скрежещут эти запоры, когда их двигаешь, немилосердно. А потому двигал он его медленно - поднимал пальцами брусок, переносил на пару миллиметров и снова клал на опоры.
        «Да что же он возится?! - возмутился Стеф, не забывая похрапывать. - Его тут люди ждут, понимаешь, а он запор открыть не может!»
        Наконец, неизвестный закончил с запором и аккуратно отворил дверь. Ступая так же тихо, он вошел внутрь и стелющимся шагом двинулся к Стефу, совершенно безошибочно определив, где тот находится, хотя темень в камере стояла непроглядная. Вероятно, он, как и мой подопечный, мог видеть в темноте, а значит, послали не простого убийцу, а Стража с соответствующими улучшениями тела.
        Это было очень неприятно. Одно дело нанять лихого человека, душегуба, которому что граничника убить, что мирянина - все едино. Другое, когда действует убийца не за мзду, а по приказу. От такого вера в людей тает. И в то, что мы вообще способны пройти сквозь испытания, которые нам Господь положил, тоже. Едва-едва немного земли от демонов освободили, а уже между собой грызться начали.
        Стеф даже глаз открывать не стал, он не хуже меня мог ориентироваться на слух. Пока злодей еще за дверью был, мой подопечный уже начал понемногу собирать тело в пружину, готовую распрямиться в стремительном ударе. Когда же убийца приблизился на полтора метра, Страж начал действовать.
        Он выбросил обе ноги вперед и впечатал их в живот татя. Того отбросило назад, а Стеф уже кинулся на него, занося для удара руку.
        Но и ночной пришелец оказался опытным бойцом. Удара, которого бы хватило, чтобы у обычного человека дух выбить на полминуты минимум, ему оказалось мало. Он даже на спину не упал, словно был готов к такому повороту событий. А от выпада Стефа просто уклонился, тут же перейдя в контратаку.
        Оружия у него не было, видимо, тот, кто его послал, не желал, чтобы по утру Стража обнаружили в камере зарезанным или застреленным. Наверное, он хотел оглушить моего подопечного, а после задушить. Тогда бы надзиратель нашел его мертвым, но умершим от «естественных» причин. По крайней мере, в таковых можно было бы убедить нужных людей.
        Но и без оружия убийца был серьезным противником. Скорость, с которой он двигался, окончательно доказывала, что тело его было улучшено технологиями древних, да и сам он проводил все свободное время в тренировках. Сразу после уклонения он атаковал широкими размашистыми ударами, заставляя Стефана отступить. Один из них мой подопечный едва не пропустил - на какой-то сантиметр разминулся с кулаком, нацеленным в голову.
        - Ждал меня?
        После обмена первыми ударами, противники закружили по камере, выискивая в обороне друг друга слабые места. И в этот момент убийце приспичило поговорить. А я, наконец, смог его рассмотреть. И получил окончательное подтверждение тому, что убить Стефа отправили его коллегу.
        В ночном зрении он выглядел почти близнецом Стефана. Невысокий, жилистый, подвижный. Волосы подстрижены коротко, как и у моего воспитанника, одет так же, как и он, в полевую форму из складов древних. Страж, причем не из гвардейцев - те больше для красоты, а из действующих граничников. Как, Господь милосердный, его смогли уговорить на брата руку поднять? Или…
        - Я смотрю, ты уже освоился в теле, демон?
        - Шикарная плоть, брат! Столько возможностей, а эти ваши наниты - вообще отдельный разговор! Я даже думать так быстро не умею, как оно реагирует!
        - Ну, с мозгами у вас, низших, всегда было не слава Богу.
        - Пытаешься обидеть? Зря! Я знаю, кто я. Иллюзии - для смертных. Вечные существа, подобные мне, умеют понимать границы своих возможностей. Это только вы пытаетесь за них выпрыгнуть.
        На последней фразе одержимый начал действовать. Скользнул вперед, сокращая расстояние, и нанес серию ударов. Классическая связка, из тех, которые еще в училище вбивают в курсантов, чтобы они могли ее применять, даже находясь в бессознательном состоянии. Нога в голень, правая и левая рука по корпусу, потом подсечка и боковой удар правой в висок.
        Темп был отличным, можно сказать, что демон действовал на пределах возможностей разогнанного нанитами тела. Но больно уж предсказуемо. Пинок в голень Стеф пропустил просто приподняв ногу, удары в корпус отклонил вязкими блоками, а подсечку, наоборот, встретил жестким встречным пинком. Будь его противник обычным человеком, на том бы бой и закончился - сустав убийце гарантированно бы выбило. Но он лишь отскочил, резко дернул ногой, и ступня с отчетливым хрустом стала на место.
        - Говорю тебе - шикарное мясо! - оскалился одержимый. - Давай еще!
        Он снова атаковал, и снова связкой, вбитой в мышечную память уже мертвого Стража. На этот раз верхней: короткие прямые выпады в корпус и голову, завершающиеся двумя крюками с левой и правой рук. Стефан, как и я, уже сообразивший, что произвольной программы в исполнении демона не будет, поймал его на последнем ударе, пробил боковой по ребрам и, закрутив правую руку противника, ударил в локтевой сустав.
        Хрустнуло. Словно в тишине леса кто-то наступил на сухую ветку. Хрюкнул от резкой боли одержимый, отскакивая в сторону.
        - А сращивать кости тоже умеешь? - Стефан полубоком двинулся по кругу, заставляя демона повторять его маневр.
        - Это ни к чему, брат! Скоро в нашем распоряжении будет много таких хороших тел - только выбирай! Настоящая мясная лавка!
        - Что-то у тебя метафоры сплошь по еде.
        - Что?
        - Метафоры. А, ладно, забыл с кем говорю!
        - Я знаю, что такое метафоры, смертный!
        Похоже, Стефу удалось вывести одержимого из себя. Впервые за время драки, он не издевался, а реагировал зло. Да и сломанная в локте правая рука, скорее всего, ему мешала, сколько бы он не демонстрировал обратное.
        Стеф рванул вперед, уклонился от взмаха левой руки демона и вошел в клинч. В отличие от противника, Страж не использовал вбитые в подкорку связки. Ударил коленом в пах, лбом в переносицу и локтем в кадык. А когда тот рефлекторно схватился за раздробленное горло, подбил его левую руку вверх и боковым ударом сломал и ее.
        Тело, захваченное нечистым духом еще жило - против всех законов мироздания. Стояло на ногах и скалилось окровавленным ртом. Одержимый даже двинулся на Стефана, правда, не очень понятно было, что он собирался сделать. Впрочем, мой подопечный не стал этого выяснять. Сильным пинком он выбил колено правой ноги врага в обратную сторону, а потом легко толкнул его кулаком в плечо. Не в силах более удерживать равновесие, демон упал на пол.
        - Разговора, я так понимаю, у нас с тобой уже не получится, - Стеф присел рядом с одержимым, небрежно увернувшись от попытки того единственной здоровой ногой ударить. - Гортань-то я тебе сломал. Да не дергайся уже!
        Страж одной ногой прижал оставшуюся целую конечность демона, а второй пнул в колено.
        - Вот так. Оли?
        «Да?»
        - Есть шанс, что мы его сможем допросить? Ты, вроде, рассказывал, что на стационарном посту возле руин Перми у тебя вышло?
        «У нас вышло. Но там была святая вода. Одной молитвой не выйдет, разве что изгнать».
        Тут меня посетила идея, которую в другое время я бы отмел, больше она по разряду чудес проходила.
        «Попробуй чин изгнания, Стеф? Как тогда, с Анубисом!»
        - Давай попытаемся… - уверенности, впрочем, в голосе Стража не было.
        Он трижды прочитал молитвенное заклятье над одержимым. Того корежило, но стоило только Стражу прекратить, как он снова начинал ругаться и глумиться над ним:
        - Ты думай хоть, что делаешь, смертный? Никак себя Святым возомнил? Вымерли они, прими это!
        Ему было больно слышать слова молитвы, но не настолько, чтобы противоестественная его связь с телом мертвого граничника разорвалась. Самостоятельно же покинуть обитель, ставшую ему тюрьмой, демон был не в силах. Вскоре Стефан опустил руки, признавая поражение.
        - Пусть до рассвета тут валяется, - сказал он. - А там уже викария дело.
        Он уселся туда же, где спал, и откуда мог наблюдать за всеми движениями одержимого, и стал ждать. Я же никак не мог успокоиться.
        «Как ты понял, что он одержимый?» - спросил я Стража.
        «Печать смерти, - отозвался тот, на этот раз решив общаться беззвучно. - Как выяснилось, я вижу не только ее. Этот человек был мертв, когда пришел сюда. Я помню, ты рассказывал, что узнал, как именно Золотоголовый населяет тела Стражей низшими демонами. Так что, когда увидел мертвеца, то сразу все понял».
        Интересную, получается, особенность получил Стеф от покойного Анубиса. Весьма даже полезную, по нынешним временам.
        «Понимаешь ведь, что одержимый не сам по себе сюда попал?»
        «Ну, естественно, - невесело улыбнулся подопечный. - Его отправил тот же, кто меня в темную законопатил! Ну, ничего. Утро настанет, разберемся во всем! Уверен, отец Василий такого не оставит. И даже вовсе не из-за человеколюбия - ему это попросту невыгодно».
        «Циничный ты все же человек, Стефан», - пожурил его я.
        «Да не сказал бы. Среди тех, с кем приходится общаться, я просто невинная овечка с очень наивными взглядами на жизнь».
        На том и решили - ждать утра. Однако с рассветом, который видеть мы не могли, а лишь ориентировались на мои внутренние часы, события стали развиваться совсем не так, как мы себе представляли.
        Дверь распахнулась, и в камеру тут же вбежали четверо гвардейцев. Сделалось тесно, да еще двое из них подхватили Стефана под руки и впечатали его в стену. Двое других остались охранять изломанное, но все еще дергающееся тело одержимого.
        Вслед за дуболомами в помещение вступил незнакомый священник немалого сана. Высокий, крепко сбитый, с яростно горящими на грубом лице глазами. Он удостоил корчащегося демона одним лишь взглядом, после чего уставился на Стефана.
        - Ты его? - спросил он, выдержав паузу.
        - Я, - не стал отпираться подопечный. И, не удержавшись, добавил: - Тут ведь больше никого нет.
        - И отца Василия тоже ты?
        - Он мертв? Как умер?
        - Подозреваю, что тебе это прекрасно известно. Яд. Ты его отравил по дороге к Новгороду.
        Глава 27
        Священника звали Кириллом и был он ревнителем, а также учеником и помощником отца Василия. Все это объясняло его гнев, который он выплеснул, едва вошел в камеру, но не пролило ни капли света на причину назначения Стефана главным подозреваемым в убийстве викария. Впрочем, мне даже вмешиваться не пришлось - мой подопечный за словом в карман не полез:
        - Отравил? - с нескрываемым сомнением произнес граничник. - Ты, брат, обвиняешь меня в том, что я отравил отца Василия по дороге к Новгороду?
        - Да!
        - Даже опустив тот факт, что во время пути я к нему не приближался, зачем бы мне это делать?
        - Стоит ли искать здравый смысл в поведении человека, который предал Церковь и якшается с нехристями и колдунами!
        Запальчиво произнесенная фраза многое сказала мне о ревнителе Кирилле. В частности, то, что в планы своего патрона он не был посвящен, и понятия не имел, зачем викарий отправился лично встречать какого-то там бродяжника. Однако, первую часть отчета, ту самую, которую я оставлял гданьскому инквизитору, он изучал, иначе бы откуда ему знать про нехристей и магов?
        - Вы тут совсем за стенами Святого города на чистоте помешались, - Стеф только что под ноги священнику не плюнул. - Стоит порой в реальный мир выходить… брат.
        Лицо ревнителя покраснело, хотя и до этого свидетельствовало о крайней степени раздражения, губы поднялись, обнажая зубы.
        - Да как ты смеешь! - выдохнул он. - Я на Москву ходил!
        - Это аргумент, конечно, - Стефа эта демонстрация совсем не напугала. Напротив, он сделался еще спокойнее, чем прежде. В голосе его появились интонации, которые больше подходят сельскому батюшке на исповеди, чем арестованному непонятно за что Стражу. - Только… ты же помнишь, что гнев - это грех? А раз помнишь, да к тому же ветераном московского похода себя называешь, так не лай на меня попусту. Если обвиняешь в смерти викария - допрашивай. Только делай это по уставу.
        Кирилл захлопнул рот и не меньше минуты сверлил Стража взглядом. Затем повернулся к демону, который все это время провел без движения.
        - Это еще кто?
        - Одержимый, - отозвался Стеф. - Ночью приходил ко мне, чтобы убить. Надо полагать, за то, что я отравил отца Василия.
        Священник скривился, кажется он уже понял, что изрядно погорячился и теперь стыдился своей несдержанности. Ревнители вообще очень гордятся своим самообладанием, их этому учат крепко. Видел я, как они себя вели под Москвой - выдержка впечатляла. А Кирилл, видно, крепко любил своего учителя, раз в разнос пошел и вел себя, как брошенная баба.
        - С чего решил, что одержимый? По виду - Страж, причем из ваших, граничников.
        - Так он… - закончить фразу Стеф не сумел. Перевел взгляд с ревнителя на изломанное тело одержимого и все-таки не удержался, сплюнул на пол. - Семя бесовское! Сдох!
        Демон и правда каким-то образом покинул занятое тело. Может, его отозвал тот, кто внутрь вселил, может, сам научился. Нет большой разницы, как именно Низшему удалось удрать - для нас со Стефом это ни к чему хорошему не вело. Единственное доказательство того, что демоны уже внутри Новгорода, уплыло из наших рук.
        - Ты же видел, как он дергался, когда вы все ворвались? - спросил Страж у ревнителя.
        - Кажется, да… - не очень уверенно протянул тот. - Но… я не очень внимательно на него смотрел.
        Он совершил ошибку, поддавшись чувствам и теперь корил себя. Первое, что он должен был сделать, влетев в камеру - поинтересоваться, что здесь делает переломанное, но все еще шевелящееся тело, а не накидываться на Стража с пустыми обвинениями. Он же этим пренебрег и теперь не мог с уверенностью судить ни о чем.
        - Он и правда из наших, - граничник опустился на колени рядом с уже окончательно мертвым телом. - Я его даже знаю, он тремя годами позже учиться начал. Общаться не общались, а потом и возможностей не было. Знаешь же, какая у нас служба. Кирилл?
        Ревнитель повернулся к Стефу, вопросительно поднимая брови. Страж тронул указательным пальцем сперва губы, затем правое ухо и проговорил:
        - Ты бы гвардию отпустил, а? Ну или давай на дыбу меня, чтобы я признался в том, чего не делал.
        Священник долго не отвечал. Замкнулся, лицо у него сделалось такое, словно он глубоко в себя ушел. Вероятно, так и было, он уже холодно и без эмоций пытался оценить ситуацию и наметить свои действия.
        - Ко мне пойдем, - сообщил он наконец, ни к кому конкретно не обращаясь. - Там поговорим.
        Затем приказал гвардейцам оставаться в камере и никого, кроме дознавательской бригады, которая с минуты на минуту должна была появиться, внутрь не впускать. Сам же, закончив с распоряжениями, поманил Стефана рукой и вышел за дверь.
        Через несколько минут блужданий по коридорам подземелья кремля мы, наконец, выбрались на свет Божий. И пошли, как ни странно, вовсе не к зданиям, а прочь из детинца - за стены. Там остановились на обрыве над рекой и долго молчали.
        О чем думал ревнитель, мне не ведомо. А вот мы со Стефом разговаривали. В частности, обсуждали произошедшее и строили дальнейшие планы. Страж был уверен, что попал в самый центр интриги, которая имеет прямое отношение к Золотоголовому и нашей миссии. Я не спорил, только лишь убеждал его действовать осмотрительнее. Все же, не в обиду моему подопечному будет сказано, он - граничник. А значит, проблемы предпочитает решать радикально. Так уж учили.
        - Прости меня, брат, за суждения поспешные, - наконец выдавил из себя ревнитель. - Обезумел я, когда о смерти учителя узнал.
        О том, что вычеркнул из списка подозреваемых Стража, он, впрочем, не сказал. Было бы глупо на такое надеяться.
        - Бог простит, - отмахнулся Стеф. Он тоже отлично понимал, что виниться ревнитель может сколько угодно, но сам не забывает его прощупывать.
        - Сам посуди, как все выглядело, - продолжил Кирилл. - Отец Василий внезапно, никому ничего не объясняя, уезжает в Сосновский монастырь, взяв с собой только Прохора…
        - Дьяка? - уточнил Стеф.
        - Да.
        - Он жив еще?
        - Не знаю, как-то не до него было… Что значит - «еще»?
        Цепкий ум у ревнителя! Да и Стеф не случайно оговорился. Подбросил ему пищи для домыслов.
        - Расскажу, - уверил Страж. - ты продолжай пока.
        - Да все уже, что продолжать-то? Поехал за тобой, вернулся и в ту же ночь скончался. Лекарь сказал, от яда. А тебя, как прибыл, в темную бросил зачем-то! Ну я и подумал…
        Вот ведь… аббатство! То есть он считает, что викарий нас в каменный мешок упрятал, меж тем, гвардейцы говорили, что приказ шел от самого епископа Нижегородского. К нему отец Василий и отправился разбираться, но ревнитель об этом тоже не знает. Это что же выходит…
        - Странные дела творятся в Святом городе, - Стеф, судя по всему, пришел к тем же выводам, что и я. - Приказы от имени епископа кто-то раздает, одержимые в камеры входят, как к себе в дом, викариев травят… Давно у вас так, Кирилл?
        - Что ты имеешь в виду?
        Но по лицу его, как бы он не пытался это скрыть, было понятно, что слова Стеф правильные сказал. И цели они достигли. Что-то такое ревнитель знал, а если не знал, то догадывался.
        - Да вот это все, - Страж неопределенно повел вокруг рукой, вписывая в окружность весь город с окрестностями. - Кстати, каков мой статус? Ты меня из подземелья вывел, но кто я? Арестант? Подозреваемый? И какие у тебя полномочия, что ты так свободно гвардию гоняешь, а узника на волю выводишь?
        Ревнитель пожал плечами.
        - Не все тут просто… Звание мое - иеромонах, то есть, строго говоря, власти в этих стенах у меня не слишком много. Но вот по должности я являюсь анагностом ревнительского крыла Нижегородской епархии, что делает меня заместителем второго викария. Ты сюда привезен отцом Василием, а стало быть находишься под надзором ревнителей. Выходит, что в моей власти тебя в темнице держать или отпускать. По крайней мере, пока.
        - Пока епископ не решит, кто вместо отца Василия крыло ревнительское возглавит? - с пониманием качнул головой Стеф.
        - Верно. А епископ в болезни третий день как. Так что…
        И он развел руками, как бы говоря «никто не знает, как оно все завтра повернется».
        - Но пока ты при должности? - Страж дождался осторожного кивка ревнителя, после чего продолжил. - Значит, ты будешь расследовать смерть викария?
        «Осторожнее! - предостерег я подопечного, сообразив, что он собирается сейчас сказать. - Мы не знаем так ли все, как он говорит. И можно ли ему верить. В конце седмицы Трибунал, техник викария нас покрывать не станет, так что придется всю правду рассказывать. Всю, и о твоих новообретенных способностях тоже!»
        «То-то и оно, Оли! После смерти викария у нас здесь союзников нет. А тут сам видишь, что творится! Нужно к кому-то прислониться, иначе эта мутная волна внутренних интриг нас просто смоет!»
        «Отчего же тогда не к первому викарию? Не к крылу граничному? Ты для них свой!»
        Сказал и вспомнил, что приходивший ночью одержимый как раз из Стражей и был. Если продолжить логическую цепочку - не там ли враг наш засел?
        «Видишь… - правильно понял мое молчание Стеф. - Выходит, ревнитель для нас сейчас ближе, чем братья из Стражей».
        - К чему ты ведешь? - Кирилл нахмурился.
        - К тому, что мы можем быть друг другу полезны, - ответил ему Стеф. - Я расскажу, зачем викарий ездил за мной в Сосновский монастырь, а ты позволишь мне помочь тебе с расследованием.
        - Тебе зачем в это влезать? У тебя Трибунал через три дня. Или… Погоди, ты считаешь, что Золотоголовый к этому всему причастен?
        - Я простой бродяжник, мне звания и должности ни к чему, Кирилл. Но на меня столько всего обрушилось за каких-то пять дней, что не знаю, выгребу ли. Викарий обещал мне защиту. Ее я сейчас и ищу у тебя. И свою помощь предлагаю. Вот и все. А что до Золотоголового… Ну сам подумай - стоило мне в Новгород прибыть, как в первую же ночь одержимый меня убить пытался.
        Ревнитель задумался. Подошел к самому краю обрыва, подобрал подрясник, присел. Я про себя отметил, что это движение подтверждает его слова о том, что он участвовал в походе на Москву. Горожане так вот на корточки не садятся, у них всегда есть куда зад опустить. Подобным же образом умеют сидеть те люди, которые подолгу вдали от городов и селений находятся.
        Кирилл был из бродяжников, только из другого крыла. Не храмовым служкой карьеру делал, а в поле, на фронтире. Прошатался большую часть жизни по окраинам христианского мира, а то и за его пределами, и лишь совсем недавно стал церковным чиновником. Вполне возможно, что отец Василий из него преемника готовил. А что? Сан у него подходящий, ревнители по линии черного духовенства проходят, так что он вполне мог претендовать на епископское звание и должность викария. Из полевиков да на вершину иерархии - вот тебе и причина для преданности и искреннего горя.
        Или - убийства. Тоже мотив, кстати, не стоит его со счетов сбрасывать. Он мог сам патрона своего отравить, чтобы быстрее продвинуться, да и вообще - оказаться тем человеком - человеком ли? - который одержимого в камеру Стража направил.
        Нет, с последним я, пожалуй, перегнул. Стеф одержимых видит, а раз молчит, значит, в этом плане все в порядке с нашим ревнителем. Но не сбрасывает со счетов его властолюбие. В конце концов, чтобы от Господа отречься и на службу демонам встать, не обязательно быть одержимым.
        Боже мой, как же все запутанно стало в последние дни! И братьям веры нет, и иерархам! Куда катится оплот Божий на земле, во что превращается?
        - Чем конкретно ты мне можешь помочь? - после долгого молчания молвил, наконец, Кирилл. То есть он всерьез вознамерился взять Стража под свою защиту, теперь лишь окончательную уверенность обрести желает.
        - Много чем, - проговорил Стефан, тоже почувствовавший настроение ревнителя. - Я одержимых могу видеть, например.
        Глаза священника округлились, когда он посмотрел на моего подопечного. Он моментально сложил все разрозненные данные, которые крутились у него в голове, но никак не могли сложиться в понятную картину. Бурная деятельность викария перед отъездом, его смерть, Страж, столкнувшийся с Высшим демоном и выживший после этого. Еще множество крошечных фактиков, о которых я не знал, но которые вполне укладывались в общую концепцию.
        Он ничего не произнес, только губами двинул так, что они сложились во вполне определенное слово. Стефан кивнул, одновременно пожимая плечами, как бы соглашаясь с утверждением ревнителя и давая понять, что не все так просто.
        - Тогда все понятно, - подытожил священник эту пантомиму. - Все сразу обретает смысл.
        Он снова замолчал на некоторое время, повернувшись к реке, а потом, не оборачиваясь, произнес:
        - Ты должен все мне рассказать, брат Стефан. Все. Даже то, о чем с отцом Василием уговорились молчать. Я понимаю, что для этого ты должен мне поверить, а это непросто. Тебе, поди, со всех сторон враги мерещатся, и я в том тебя винить не могу. Но если у нас с тобой откровенности не будет, то и дальше говорить не о чем. Я отойду от тебя, более в смерти викария обвинять не буду и даже в подозреваемых числить не стану, но и ты от меня помощи не жди. Сам с Трибуналом объясняйся.
        «Повезло нам с ним! - хмыкнул Стеф. - Толковый мужик, из правильного теста слеплен!»
        «Или хороший актер, - не вполне согласился я, хотя тоже склонялся к тому, что ревнителю верить можно. - Твое решение?»
        «Берем!»
        Ох, эта мне его бесшабашность - словно пучок редиса на торговых рядах покупает!
        Далее у Стефана с Кириллом состоялся разговор, в котором Страж рассказал ему о наших злоключениях. Ничего не утаивая: от момента, как памяти лишился, до того, как вернул ее, прочтя чин изгнания необыкновенной силы. Добавил и то, что викарию не рассказал - про свою способность видеть печать смерти. И под конец высказал предположение, что у Золотоголового в Нижнем Новгороде есть глаза, уши и руки. И что этот «кто-то» не последнее звание в иерархии имеет.
        - Думаю, это первый викарий, отец Владимир, - закончил он свой рассказ.
        - Ты думай-то, чего несешь, Страж! - возмутился Кирилл. - Начнем с того, что силам Ада на землю освященную хода нет, да и то, что ты одного из высших православных иерархов обвиняешь - уже ересь!
        - Не обвиняю, брат. Подозреваю. Что до земли освященной, то как же ты объяснишь одержимого в подземелье кремля? В сотне шагов от храма?
        Ревнитель сразу помрачнел, видимо, вылетел этот прискорбный факт у него из головы. Пять дней назад, к слову, Стеф первым бы пальцем у виска покрутил, скажи ему кто, что демоны по Святому городу ходят.
        - Что ты предлагаешь? Чтобы я тебя к первому викарию подвел, а ты бы посмотрел одержимый он или нет?
        - Зачем так топорно? Да и не факт, что одержимый он, может просто - еретик. Нет, действовать нужно тоньше. Для начала вообще стоит понять, зачем всю эту историю Золотоголовый закрутил? Не просто же для того, чтобы подгадить по-мелкому. Тут, Кирилл, игра посложнее, только я не понимаю, ради чего она ведется.
        - Чего уж сложнее - своего ставленника, да еще и самого вероятного преемника епископа, поставить?
        - И толку с того? Рано или поздно его раскроют, да и придавят без огласки. Сам же понимаешь, такая слава Церкви не нужна.
        «Трибунал!» - шепнул я подопечному. С того момента, как Стефан память вернул, я самостоятельно вслух без его разрешения не говорил. Но сейчас меня осенила догадка и я едва смог удержаться, чтобы не перехватить управление над его речевым аппаратом. Вот ведь еще напасть - привык без спросу действовать, пока в теле Стража ребенок жил.
        «Что - Трибунал? - уточнил Стеф. - Поясни?»
        «Золотоголовый затеял всю эту игру ради Трибунала. На котором будут определять степень вины одного граничника, и на который съедутся все иерархи Ассамблеи!»
        Глава 28
        Сперва пришлось потратить много времени на то, чтобы отговорить Кирилла от объявления общей тревоги. Мы ведь не знали доподлинно, сколько всего членов иерархии было вовлечено в заговор и имел ли он место вообще. Подозревали первого викария в том, что он убийцу к Стефану отправил, но ведь только подозревали, верно? А может, он и ни при чем вовсе, может, другой кто за ниточки дергает, сам в тени хоронясь? Да и с другой стороны глянуть - ну крикнули мы «пожар!», а дальше-то что? Как вычислить слуг Золотоголового - всем очную ставку со Стражем устраивать?
        Поэтому действовать мы решили максимально осторожно. Ревнитель дал ход расследованию происшествия с одержимым, который оказался в камере с моим подопечным, но основной версией сделал его личную неприязнь к Стефу. Да, шито это было белыми нитками, но крыло Стражей, точнее, его глава, приняло версию безоговорочно. Словно и сами желали, чтобы дело было спущено на тормозах.
        Такое поведение косвенно подтверждало нашу догадку о том, что слугой Золотоголового был первый викарий - отец Владимир. После смерти отца Василия, и с учетом внезапной и очень «своевременной» болезни, обрушившейся на епископа Нижегородского, именно он остался единственным епископом и - фактическим главой епархии. Жесткая, практически военная дисциплина которой предполагала полную и безоговорочную его поддержку со стороны Стражей: как граничников, так и гвардейцев, местного ополчения, да и всего клира, если уж на то пошло.
        И так продлится еще около месяца, пока не пройдут выборы и не назначат новых епископов, а те, в свою очередь, не выберут нового главу епархии. Пока же этого не произойдет, власть останется у отца Владимира.
        Так что надо было как при ловле сома действовать. Подготовить живца, забросить наживку и терпеливо ждать, когда подкоряжный великан на нее клюнет. То есть готовиться и ждать того, что Золотоголовый задумал.
        Ревнитель не сразу, но согласился с нашими доводами. Предложил лишь некоторое количество его подчиненных к делу привлечь - под видом проводимых ими допросов Стража. Сам он в своих людях был уверен, а на предмет одержимости, действительно, Стефан мог проверить. К тому же, процесс дознания перед Трибуналом все одно нужно было проводить - хотя бы для отвода глаз слуг Золотоголового.
        План у Баал-Берита, как я понимал, был не таким уж простым, как нам сперва казалось. Первые-то дни я думал, что Высший демон только силы пробует, границы возможного для себя определяет. Попытался Стефана захватить - не вышло, попробовал с Стражами на посту - получилось. И нас, как я полагал, гнал, чтобы сведения о его способностях в Ассамблею раньше времени не попали.
        Теперь-то уж стало понятно, что в шкатулке этой не одно дно. Золотоголовый не по ошибке обнаружил свои умения, а вовсе даже сознательно. Стефан или другой кто должен был выжить и донести сведения до церковных иерархов. Для пущей серьезности он даже охоту устроил на беглеца - сейчас понятно, что для вида, а не серьезную. Хотел бы демон - не ушли бы мы живыми.
        Только тут его планы первый раз на овраги и налетели. Точнее, на магов: сперва Гриня, а потом и ведьм Триады. Не думал он, что в его игры другая сторона вмешается. Да еще и Анубис невесть из какой дыры вылез со своими замашками на мировое господство. Но в конечном итоге все равно по его вышло.
        Информация о Золотоголовом долетела до Ассамблеи, на Трибунал в Новгород собираются епископы от всех епархий. Здесь-то и должны вступить в игру сообщники Золотоголового - одержимые или же священство, с пути истинного свернувшее. Сам Стеф стал более не нужен - Трибунал состоялся бы уже в любом случае, а Страж, которому отводилась роль приманки, после встречи с древним богом обрел способности, что могли Золотоголовому помешать. Вот и решил он от него избавиться, послав одержимого в камеру.
        Дальше… Я, признаться, не очень понимал, что в конечном итоге демон желает провернуть. Перебить всех иерархов? Удар, конечно, для Церкви серьезный, но не фатальный. Младшие займут места старших, станут осторожнее и только. Ради такого исхода столь сложную многоходовую комбинацию запускать - несолидно как-то даже для Высшего демона. Максимум на мелкое вредительство тянет.
        - Чего тут думать, Оли? - сказал Стеф, когда я, устав бесконечно прокручивать варианты, озвучил ему свои мысли. - Одержимыми он хочет верхушку Церкви сделать!
        Может и так, конечно. Только - не слишком ли просто? Одержимых можно обнаружить, они ведь по сути - трупы, только демонической силой от разложения удерживаемые. Рано или поздно истинная природа подобных «пастырей» выйдет наружу. Скорее, рано, ведь насельниками в телах будут низшие демоны, а те своими делами быстро покажут свою истинную суть. Нет в них терпения.
        Или это я все усложняю?
        - Это все догадки, конечно, - протянул Кирилл, выслушавший мои сомнения. - Но мне лично кажется, что цель у демона другая. Он хочет своих слуг во главе церквей посадить и незаметно их проповедями и прочими действиями извратить суть учения. Времени на это потребуется больше, но память человеческая коротка. Двадцать-тридцать лет под таким управлением и никого из мирян не удивит тот факт, что в храме, оказывается, надо кровавые жертвы приносить. В одном, Стефан, наставитель твой прав - не для низших демонов такая задача. Эти твари просты, тут кто поумнее требуется.
        Так ни к чему мы и не пришли в итоге. Решили готовиться к Трибуналу и на нем уже смотреть что да как. Для нас со Стефом потянулись дни, наполненные бесконечными допросами и молитвенными бдениями - положено по уставу перед Трибуналом предстать, духовно очистившись от суеты. А Кирилл, пользуясь тем, что от проведения дознания его никто не отстранял, постарался, чтобы в келье, в которую перевели Стража вместо камеры, побывало максимальное количество священников. Так он пытался найти других одержимых или хотя бы снять подозрения со своих подчиненных. Ревнителей, что прошли проверку, он намеревался использовать на Трибунале.
        Но главной проблемой по-прежнему оставалось крыло Стражей. Именно гвардейцы охраняли храм во время проведения Трибунала. Случись что внутри, они останутся верны приказам, которые получают от первого викария. А если именно он, как мы подозреваем, является слугой Золотоголового, то ничего хорошего нас не ждет.
        Требовалось как-то изменить расклад сил, но как это сделать, находясь фактически в заключении, ни я, ни Стеф не понимали. Помощь же пришла откуда мы ее и не ждали.
        В Новгород прибыли первые участники Трибунала - трое питерских епископов. Приехали инкогнито, никаких торжественных встреч у ворот не было, однако, к обеду весь кремль только и делал, что обсуждал гостей. Точнее, злословил.
        Дело в том, что Питерская епархия служила по канону протестантскому или, как они сами его называли, первоапостольскому. Что в нем такого было первоапостольского, кроме них никто, пожалуй, и не понимал. Как, впрочем, и наоборот - на многие порядки, принятые в православной традиции, питерцы смотрели с хорошо скрываемой брезгливостью.
        Разумеется, епископы прибыли не одни, а с охраной и небольшой свитой чинов поменьше, один из которых нас вскорости и навестил. Устав это не запрещал, а в свете готовящегося Трибунала даже поощрял, так что вскоре Стефан принимал у себя «гостя» из северной столицы Ассамблеи. Которого, к слову, он первым делом проверил на предмет одержимости, и только убедившись, что перед ним живой человек, начал разговор.
        Дознавателем питерцев оказался весьма необычный священник, который мне сразу же не понравился. Нет, так-то он был вполне представительным мужчиной, даже какая-то благообразность в нем присутствовала. Возрастом немногим за сорок лет, с короткой, абсолютно седой бородой на довольно моложавом лице и обритой наголо головой, он больше походил на моряка-китобоя, чем на священнослужителя. Одет он был в мирское платье: что-то вроде короткого кафтана серого цвета, того же цвета широкие брюки и мягкие туфли черной лакированной кожи. Распятия на груди, в отличие от православных и католиков, он не носил, как, впрочем, и все протестанты.
        Войдя, он поприветствовал Стефана, представился пастором Акселем, после чего сразу же потребовал - не попросил! - отключить на время беседы наставителя. Меня, то есть.
        - Питерская реформаторская епархия не признает право на существование искусственных интеллектов и цифровых копий умерших личностей, - объяснил он свое требование. - И одни, и другие являются мерзостью пред лицом Господа.
        «Он еще и харизмат!» - простонал я в унисон со Стефом.
        Протестантство, кроме того, что являлось одной из трех конфессий, входящих в Ассамблею, само делилось на несколько внутренних течений. Господствующих было три: лютеране, пятидесятники и баптисты, однако, каждое из них тоже делилось на отдельные ветви.
        Одним из побочных течений были харизматы, с точки зрения православных - настоящие фанатики. Они, в частности, отрицали возможность использования достижений наших предков, считая, что именно прогресс и зависимость от него привели в итоге человечество к Темным Векам. При полной нетерпимости к иным точкам зрения, харизматы были одними из самых сильных боевых священников, совмещая в себе, причем без всяких нанитов, возможности Стражей и ревнителей.
        - Вы на территории православной епархии, пастор Аксель, - попытался мягко спустить его с небес на землю Стеф. - Как у нас говорят, со своим уставом в чужой монастырь не ходят.
        - А вы арестант, который послезавтра предстанет пред Трибуналом. И которого будут судить.
        Говорил же - мне он сразу не понравился.
        - Не судить, а разбирать мои действия во время выполнения служебных обязанностей. И сделав это, Трибунал решит, были ли они оправданы или нет. Только после этого решения меня ждет суд. Или продолжение службы на фронтире.
        - Детали, - отмахнулся питерский священник. - У меня к вам несколько вопросов, брат Стефан. Не все понятно из отчетов, к тому же часть данных вашего наставителя повреждена.
        - Вы уж определитесь, пастор, в чем-то одном, - с очень серьезным лицом, но внутренне забавляясь, ответил Страж. - Если вы не признаете право на существование цифровых копий личностей, то вам и отчеты, ими составленные, изучать как-то не очень правильно.
        - Любите вы, ортодоксы, разводить софистику, - беззлобно буркнул седобородый. - Вы мне лучше скажите - действительно вы ничего не помните о столкновении с Анубисом?
        После того, как мы с ревнителем договорились действовать сообща, то возобновили договоренности и о подлоге отчета. Кириллу это не очень понравилось, но Стеф смог его убедить. Он пообещал, что на Трибунале расскажет все честно, а вот до него лучше держать всех в неведении. Не бог весть какой козырь, однако им тоже можно попытаться подсечь нашу добычу.
        Так что пастор Аксель, как и все прочие, читал лишь отредактированную версию отчета: «не помню, возможно, маг Анубиса убил, память вернулась уже после этого». И теперь он жаждал подробностей.
        - Что значит, «действительно»? - Стефан вскинул подбородок. - Вы считаете, что я вам лгу?
        - А вы не лжете?
        Прямолинейный тип! Такой вцепится и не отпустит, пока всей правды не узнает. Надо уводить разговор в сторону, но Стеф отчего-то продолжил гнуть прежнюю линию. И даже пошел на обострение. Впрочем, правильно сделал, православные с харизматами не очень дружат, так что напряженность в разговоре добавит правдоподобности.
        - Пастор Аксель, желаете обвинить меня?
        - Нет, - священник не смутился, словно бы ничего обидного и не говорил. - Вы веруете в Дары Господа?
        - Да.
        - И осведомлены, как к ним относятся такие, как мы?
        - Харизматы? Да, знаю.
        - Тогда вы не удивитесь тому, что двое наших братьев, имеющих Дар слышания, сообщили нам о применении в болотах, где вы сразились с Анубисом, мощного экзорцизма, который вы, ортодоксы, называете «чином изгнания»?
        Таким же образом и отец Василий засек окончательную смерть древнего бога. И поспешил закрыть рты подчиненным, которые тоже засекли всплеск силы Святого Воина, а после и сам рванул нам на перехват. Питерцы, оказывается, тоже были прекрасно информированы.
        - Не удивлюсь, - невозмутимо ответил Стеф. - Но сам этого действительно не помню, а данные моего наставителя повреждены после столкновения с Высшим демоном, который пытался сделать из меня одержимого.
        - Поэтому мы и не верим машинам, - поджал губы пастор.
        - Оливер не машина!..
        - Да-да, мне известна позиция православной епархии по данному вопросу. Цифровая копия личности. Но, поверьте, Стефан, Оливер уже давно мертв, а душа его, я молюсь об этом, уже пребывает в раю. То, что находится у вас в голове, не более чем искусственный интеллект, которому приданы черты личности покойного Стража.
        Он сделал паузу и некоторое время не отрываясь смотрел на Стефа своими серыми глазами. После чего неожиданно улыбнулся и произнес:
        - Так значит, повреждения наставителя затронули именно тот сектор его памяти, куда была записана ваша схватка с Анубисом? Удобно!
        Граничник только плечами пожал, как бы говоря, «да думай, что угодно!» Напрямую лгать не стал, чтобы потом не проколоться на собственной лжи.
        - Зря вы, Стефан, видите во мне врага, - пастор сменил тон с обличительного на задушевный. - Да, наши конфессиональные различия порой мешают, но дело-то мы делаем одно - служим Господу. И если бы вы поверили мне, мы могли бы защитить вас на Трибунале.
        - Считаете, меня нужно защищать? Я не сделал ничего, за что бы мне пришлось стыдиться при встрече с Создателем.
        - Но судить вас будут люди. И они, большая их часть, по крайней мере, не слишком-то горят желанием принимать Дары, один из которых был вручен вам.
        «Он знает», - вставил я неслышно.
        «Догадывается, Оли. Это разные вещи».
        Вот тут я со своим подопечным был не согласен. Пастор Аксель был абсолютно уверен в том, что Страж скрывает от него правду. Более того, сам он эту правду знал и очень хотел добиться от Стефа признания. Похоже, как и покойный викарий, он желал затащить в свою команду Святого Воина.
        Случись такое еще лет двадцать назад, нам со Стефом не пришлось бы скрывать обретение дара. Мы бы приехали, рассказали все, как было, иерархам, и продолжили службу Церкви. Может быть, немного в другом качестве, но продолжили. Теперь все не так. Сегодня человек, проявивший свойства Святого, предмет для торга и сделки. Последние дни Ассамблеи настали, раз так все обстоит.
        Словно читая мои мысли - что, разумеется, было невозможно - Аксель произнес:
        - Церковь переживает сложные времена, брат Стефан. Очень сложные, на мой взгляд, куда более тяжелые, чем вторжение демонов из Ада. Они лишь внешний враг, которому мы уже научились противостоять. Но теперь мы столкнулись с врагом куда более страшным - внутренним. Властолюбие, гордыня, зависть - вот с чем нужно сражаться сейчас. Именно они могут раздробить Ассамблею, а потеряв единство, епархии станут легкой добычей для Врага рода человеческого.
        - Я не понимаю… - начал было Стеф, но пастор прервал его.
        - Не отвечайте ничего. Я видел вас, говорил с вами и сделал свои выводы. Я даже где-то понимаю ваше нежелание говорить всю правду - уж поверьте, лжец вы никудышный. Но я не буду давить, хотя мог бы, и даже право на это имею. Вместо этого я доверюсь вам. Поверю своему ощущению относительно вас. И могу заверить вас, как брата по вере, от епископов реформаторской епархии не стоит ждать зла.
        Сказав это, Аксель поднялся и, не прощаясь, вышел из кельи. Мы со Стефом некоторое время помолчали, обдумывая сказанное, после чего мой подопечный спросил:
        «Думаешь, можно рассматривать его как союзника?»
        «Его, скорее всего, даже на Трибунале не будет, не по чину. Но его к тебе, как дознавателя, послали епископы, а он свою точку зрения озвучил предельно ясно».
        «Протестанты будут на нашей стороне?»
        «Протестанты знают, что ты получил Дар, и теперь будут присматриваться к тебе, чтобы понять, достоин ли ты его, - уточнил я. - Именно это он сказал перед уходом».
        Я не стал говорить этого Стефу, но пастор Аксель после недолгого общения мне понравился куда больше, чем в первые минуты встречи.
        Глава 29
        Ночная темнота еще не отступила, а как бы подтаяла, превратившись в обманчивую предрассветную серость. В неверном этом свете часто можно было увидеть то, чего и не было - или не заметить того, что кралось. Самый что ни на есть «собачий» час, который так не любят караульные всех времен и народов.
        Рустам не был исключением из правил, но всегда старался со смирением принимать неизбежное. Например, когда очередь на предрассветное дежурство вторые сутки подряд выпадала ему. Он проснулся за две минуты до назначенного часа, умыл лицо в тазу, коротко помолился и неторопливо двинулся из казармы по направлению к западной части стены.
        Пост на Бисеровом озере еще спал, только караульные на вышках бодрствовали, да брат Саул, зевая, разводил в печи огонь и гремел посудой. Ему предстояло готовить еду на двадцать четыре человека и, разумеется, это будет пшенная каша со шкварками.
        «Тошнит уже от нее!» - подумал Рустам и вмиг представил, что Саул подаст на завтрак не свою обычную стряпню, а вареную картошку с зеленым луком и щедро облитую сметаной. Картина полной, исходящей паром, тарелки сделалась вдруг настолько реальной, что, кажется, юный граничник почувствовал запах молодой картошки.
        Он усмехнулся в редкую пока бороду и потряс головой, прогоняя видение. До молодого картофеля еще полтора месяца, да и не растет он в такой близости от Москвы. Тут земля настолько пропитана кровью и магией, что не способна родить ничего, кроме ужаса и смерти.
        Он взлетел по приставной лестнице на стену, приблизился к вышке и дернул за сигнальную веревку, спускающуюся с самой верхотуры.
        - Рустам? - донеслось сверху.
        - Ага. Иди отдыхать, брат, - отозвался граничник.
        Не прошло и пары секунд, как задрожал канат, закрепленный рядом с сигналкой, и вниз по нему съехал Михаил. Был он, как и каждый караульный, покидающий пост, смурным от увиденного и счастливым от того, что его дежурство наконец закончилось. Два часа, да еще и ночью, наблюдать за границей московской зоны - бр-р! - врагу не пожелаешь. Но кто-то должен это делать.
        - Опять каша? - потянув носом в сторону кухни, произнес он.
        - Не, рыжики в сметане.
        - Лучше бы карасей с десяток… - мечтательно протянул Михаил.
        Рустам усмехнулся. Что поделать, второй месяц они стоят на одной из самых важных застав нижегородской епархии, одичали малость. Все мысли - только о еде. Так-то кормят их здесь неплохо, но очень уж однообразно. Утром пшенная каша, на обед греча с мясом, вечером - рис. Одни крупы и сушеное мясо - только эти продукты способны длительное время храниться так близко от руин Москвы.
        «Вернемся - три дня буду есть только овощи! - в очередной раз пообещал себе Страж. - И борщ! По две тарелки за раз, и чтобы со сметаной и зеленым луком. А к нему - пампушки с чесноком!»
        Обрывая в очередной раз накатившие картины разносолов, которых ему не видать еще месяц, Рустам хлопнул Михаила по плечу и запрыгнул на канат. Четыре рывка - и вот он уже стоит на бетонной площадке, огороженной стальными листами, и смотрит на руины в пяти километрах. Надоевшие уже хуже… нет, не редьки - ее бы он сейчас за милую душу употребил - крупы.
        Оглядев окрестности и убедившись в том, что демоны не использовали пересменку для того, чтобы подобраться поближе, он быстренько провел ревизию вооружения, как то предписывал караульный устав. Тяжелый метатель на месте, заряжен и подключен, запасные картриджи к нему стоят на своих местах, в оружейном шкафу рельсотрон, четыре батареи. Короткоствольный пистолет-пулемет для ближнего боя тоже тут. На специальной полочке рядом со шкафом - десяток запаянных в стекло стограммовых ампул со святой водой, Библия и визор. Все на месте. Как и квач за спиной - без него граничник спать не ложится!
        Взяв визор, Рустам без особого желания - смотреть на эту мерзоту вблизи не хотелось - навел его на руины. Изображение прыгнуло вперед, показав три плотно стоящих здания, ранее бывших многоэтажными домами, а теперь напоминающих гнилые зубы. Сходство усиливало и то, что окружала их серо-розового цвета чуть шевелящаяся плоть. Масса эта, не сказать, чтобы живая, но и не мертвая, покрывала землю на всей территории московской зоны. Ветераны граничной Стражи поговаривали, что эта субстанция - расплавленная плоть всех жертв, что отдали свои жизни на Столе Крови, под обсидиановыми ритуальными клинками здешних Темных Слуг.
        Он повел визором правее, но тут же, даже помыслить не успев, почему, вернулся взглядом назад. Мозг, еще не совсем пробудившийся ото сна, с некоторым запозданием, но все же среагировал на объект, которого у подножия трех бетонных остовов не должно было быть.
        Человек. Это был человек. Мужчина, если уж быть совсем точным. Высокий, около двух метров, и тонкий, словно полуденная тень. Он шевельнулся, и в глаза Стражу ударили сотни солнечных зайчиков - при том, что светило еще даже близко не поднялось над миром. Рустам зажмурился и пробормотал «Отче наш», вкладывая в молитву всю веру, что имел к своим двадцати трем годам. Он знал, что блики отсутствующего солнца произвела не одежда и не доспехи человека. Он был обнажен, хотя с такого расстояния этого было не разглядеть. Но тут уже подключилась память, сообщая Стражу, что ослепило его сияние множества золотых колец, покрывающих каждый сантиметр тела Темного Слуги. Растущих прямо из кожи жреца демонов и являющихся своеобразным аккумулятором, в котором тот хранил свою Силу.
        Разум еще пытался осмыслить факт, что в пяти километрах от поста стоит извечный враг, а инстинкты и выучка граничника уже сделали все сами. Шаг назад, поворот, удар по кнопке общей тревоги. Рывок дверцы оружейного шкафа, тяжесть рельсотрона в руках и холодный пластик приклада на щеке…
        К моменту, когда предрассветную тишину разорвал вопль тревожной сирены, Рустам успел совместил перекрестье прицела в винтовочной оптике с грудью Темного Слуги. Но с выстрелом опоздал - кольценосец мигнул, словно мираж, и исчез. А вместо него появились сектанты. На миг даже показалось, что эти дикие, отринувшие человеческую природу твари выбирались на сумрачный свет из едва заметно пульсирующей плоти, покрывающей землю. Что, конечно же, было не так, скорее всего, до времени их укрывал морок Темного Слуги.
        Граничник не стал стрелять - вот еще, переводить на этот сброд, не способный даже стены поста преодолеть, драгоценные боеприпасы! - когда из-за спин сектантов стали появляться цели посерьезнее.
        Демоны. Пока лишь десяток стай Низших, но они в окрестностях древнего города никогда не ходят без поводырей в лице Владык. В оптике Рустам отчетливо видел Гончих, беззвучно распахивающих свои кошмарные пасти, Обезянов, похожих на трехметровых горилл с человеческими лицами, растущими из груди, Ящеров, покрытых серо-черной чешуей, и Крыс - вертких тварей с длинным, каким-то змеиным телом и несуразно большой головой.
        Сотни Низших, а скорее даже - тысячи. На памяти граничника никогда еще демоны не собирались такими силами на прорыв.
        - Что там, Рустам? - крикнул снизу командир гарнизона Стражей.
        Голос пожилого ревнителя был спокоен и холоден. Он словно бы остудил горящий в груди юноши страх, и он ответил так, как и надлежало караульному, заметившему опасность - четко и по делу.
        - Темный Слуга там, отец Варлаам, - он даже удивился тому, как бесстрастно звучит его голос. - Несколько сотен сектантов и втрое больше Низших.
        - Владыки? Князья?
        - Не наблюдаю.
        - Движутся?
        - Нет, пока стоят.
        - На прорыв, стало быть, нацелились, адское семя… - все так же холодно буркнул Варлаам.
        В местах вроде здешнего Стола Крови аппаратура, позволяющая засекать Разломы, не работала. Тут вообще мало что работало - такое количество магии было разлито в воздухе и по земле. Людям было доступно только наружное наблюдение, поэтому Москву и окружало кольцо из трех десятков хорошо укрепленных постов. На каждом из них несли службу Стражи и ревнители - в зависимости от сложности направления - от десятка до полусотни.
        Пост на Бисеровом озере закрывал вектор средней степени опасности. Раньше тут проходило шоссе, ведущее прямиком к Нижнему Новгороду. А строили предки хорошо - материал, покрывающий дорогу, хоть и вспучило местами, а кое-где разорвало перепадами температур и особо настойчивыми деревьями, все еще держался и не давал природе поглотить себя.
        Гарнизон тут имел среднюю численность - двадцать четыре человека, из которых большая половина являлась Стражами, а остальные ревнителями. Все они - и те, и другие - сейчас собирались под стенами, вооружались и получали благословения перед боем. В том, что он вскоре случится, никто не сомневался.
        Низшие давили на нервы еще минут десять. Стояли и словно бы красовались перед людьми. За это время их стало еще больше, вскоре казалось, что уже вся окраина города была покрыта демонами.
        Гарнизон это время провел с пользой. Стражи рассредоточились по огневым постам, ревнители выстроились на стенах, держа дистанцию друг от друга в три метра. Рустам, так и оставшийся на вышке, продолжал наблюдать за врагами через оптику винтовочного прицела, а Михаил, которому так и не удалось поспать, занял позицию за метателем.
        - Думаешь, пойдут? - спросил Рустам.
        - Последний раз четыре года назад они прорваться пытались, - отозвался напарник. - Ты еще в училище, поди, был. Половина гарнизона тогда легла.
        - Я слышал рассказы. Но тогда их вроде всего три десятка стай было?
        - И без Темного Слуги…
        - Ага, - подвел итог Рустам. - Значит, пойдут. Картошки бы сейчас…
        - Или карасей.
        Еще через двадцать минут твари атаковали. Впереди реденькой цепочкой неслись, завывая и размахивая примитивным оружием, сектанты. За ними обманчиво неспешно шли демоны. А за их спинами уже виднелись спутанные клубки щупалец Владык.
        Темный Слуга мелькал то тут, то там, мгновенно появляясь в одном месте и тут же исчезая. Рустам водил стволом рельсотрона, надеясь успеть нажать спуск до того, как жрец растает, но постоянно опаздывал.
        - Не отвлекайся на него! - укорил его Михаил, заметив, как рыскает ствол винтовки. - Владыки и прочие - забота ревнителей. Наше дело Низших держать на расстоянии.
        - Да их же тут тысячи! - с нотками истерики выкрикнул молодой граничник. Тут же устыдившись своей несдержанности, он кашлянул и добавил спокойнее: - Это как в море стрелять.
        - А ты не думай. Ты делай, - старший Страж закончил колдовать с прицельной сеткой метателя и тут же утопил кнопку пуска.
        Из раструба пушки вылетел крошечный белый шарик. Медленно поднялся вверх и по широкой дуге устремился к волне демонов. Как-то совершенно несерьезно коснулся поверхности и вдруг вспыхнул ослепительным солнечным светом. Некоторое время даже смотреть в сторону взрыва было больно, а когда свет утих, Рустам увидел выжженную проплешину в сплошной стене адских тварей. Которая, впрочем, тут же заполнилась новыми телами.
        Вслед за пушкой Михаила отработали четыре других метателя. Каждый шар раскаленной плазмы сжигал демонов десятками. Следом зажужжали рельсотроны, экономно выплевывая вольфрамовые болванки, которые разрывали на куски тела Низших и служащих им людей. Примерно минуту Рустам, действующий с методичностью автомата, нажимая на спуск и тут же переводя ствол на новую цель, пребывал в уверенности, что усилий обороняющихся хватит, чтобы остановить прорыв. Но пошла вторая минута, к ногам упал уже третий опустошенный магазин, а волна атакующих, игнорируя потери, продолжала нестись к стенам укреплений.
        Он расстрелял половину боекомплекта, когда демоны приблизились к посту на двести метров. Успел сменить батарею в рельсотроне и снова навести ствол на врага. Но выстрелить не смог. На сердце вдруг стало невероятно тяжело. Так тяжело, будто он вдруг понял, что все его усилия не имеют никакого смысла. Они умрут. Все умрут, один за другим. И ладно бы только это - умереть, сражаясь за веру, уничтожая врагов рода человеческого, почетно.
        Но они погибнут без всякой цели. Бессмысленно. Эта волна сметет их. Растопчет тысячами когтистых лап и по их мертвым телам продолжит нестись в центр церковных земель. Тварей не остановит оружие людей, произведенное до Темных Веков - оно ведь и раньше не особенно помогло им. Не спасут молитвы и песнопения ревнителей, стоящих на стенах и безотрывно глядящих в небо. Не поможет святая вода, боевые молитвы и главное - вера. Господь отвернулся от рода людского. Ведь если бы ему было не все равно, он бы не допустил того, что сейчас происходит. Не позволил бы…
        - Ай! - вскрикнул Рустам от резкой боли. Поднес руку к щеке, не понимая, почему она вдруг взорвалась резкой болью, и теперь горит, словно обожженная.
        - Соберись, малец! - Михаил, отвесивший напарнику тяжелую оплеуху, вернулся к метателю. - Владыка - грех уныния. Можно сказать, самый слабый из их племени. Чего это тебя так развезло? Псалмы забыл?
        «Уныние! - с каким-то даже облегчением подумал граничник. - Просто темная волшба! Просто магия Владыки!»
        Душа уже освобождалась от серой хмари, рожденной демонической силой. Тяжесть от сердца отступила, в мышцы вернулась сила, а в мысли - уверенность. А когда ревнители наконец ударили, так и вовсе стало хорошо.
        Их песнопения достигли высшей точки, когда отдельных слов становится не разобрать, а голоса десятка мужчин сливаются в гул, отзывающийся в костях дрожью и покалывающий кожу иглами тысяч электрических разрядов. Людей на стенах словно бы окутало невидимым покрывалом, наполняющим силой и верой.
        А вот демоны будто на стену налетели. Движения их сделались медленными, неуверенными.
        «Как у мух в сиропе!» - подумал Рустам.
        Чувствуя, что его накрывает волна эйфории, он едва сдерживался, чтобы не начать поливать замерших врагов длинными очередями из рельсотрона. Сдерживая дрожь в руках и желание закричать от переполняющего его счастья, он продолжил экономно всаживать одиночные снаряды в самые плотные скопления демонов.
        Теперь он уже не сомневался в том, что они остановят прорыв. Более того, он был уверен, что они так вломят адским тварям, что они вернутся на проклятую землю и лет десять будут дрожать, вспоминая мясорубку, которую им устроили воины Христовы.
        «Хорошо бы и вовсе на их спинах войти в Москву, да и выжечь там все! Спалить до основания, чтобы и памяти об этом страшном месте не осталось!»
        И в этот момент, внезапно, будто косой кто взмахнул, пение ревнителей прекратилось. Миг в ушах еще билось эхо псалмов, но вскоре и оно утихло. Рустам с недоумением смотрел, как один из священников падает на колени и его рвет кровью. Почему-то черной. За ним оседает второй, третий…
        - Жре-е-ец! - крик напарника Рустам услышал словно бы через толстый слой ваты, которую неизвестно кто напихал ему в уши. - Та-а-ам!
        Он закрутил головой, пытаясь понять, куда указывает дрожащая рука Михаила, но взгляд расплывался, не способный зацепиться ни за что вокруг. Он начал одними губами читать молитву, но сбился. Повторил - с тем же успехом. Слова, казалось бы выжженные в памяти, будто выдуло из головы.
        Тут в глаза молодому граничнику ударили сотни солнечных зайчиков, заставляя зажмуриться и отвернуть взгляд. И это, как ни странно, вернуло ему силы. Не видя цели, но точно зная, где она находится, он вскинул винтовку и выпустил одной очередью весь магазин. Тонкий визг, который, казалось, не могла издать человеческая глотка, ввинтился в его мозг острой болью. Из ушей и носа хлынула кровь, конечности будто лишились костей. Он осел на пол, роняя винтовку.
        - Попал! - прошептал он, улыбаясь.
        В поле зрения вдруг возникло лицо Михаила, потом его большая, закрывающая собой все, рука.
        - Попал, малой! - услышал Рустам голос напарника. - Просадил ему щит и в клочья разорвал. Молодец! А теперь соберись, Христа ради, и поднимайся. Кажись, Темный тут не один!
        Глава 30
        День, на который был назначен Трибунал, начался не совсем так, как я ожидал. После утренней молитвы за Стефаном должны были прийти ревнители, чтобы отвести его в епископскую резиденцию. Там ему предстояло дать доклад о своем походе и всех сопутствующих обстоятельствах, включающих контакты с магами и обретение сильного дара. Однако с назначенного времени минуло уже полтора часа, а к нам в келью так никто и не заглянул.
        Выходить Стефану строго запрещалось - его статус был чем-то средним между положением арестанта и схимника, принявшего на себя все возможные посты и обеты. Первым с людьми заговаривать нельзя, покидать келью без разрешения и сопровождения нельзя, есть нельзя, пить нельзя, а можно лишь молиться и размышлять. А еще было разрешено смотреть на дверь, в ожидании того, когда она наконец откроется, и слушать, что творится за стенами кельи.
        А там явно что-то происходило. Бегали туда-сюда люди, доносилось едва слышное ржание лошадей, бряцанье оружия, а также звуки, которые граничник-бродяжник не спутает ни с чем иным - мерное гудение десятков антигравитационных двигателей. Складывалось такое ощущение, что внутри стен кремля сейчас собирается крупный боевой отряд Стражей, готовых выдвинуться на фронтир.
        После еще получасового ожидания, когда в келью вошел Кирилл, выяснилось, что в своих предположениях Стефан не ошибся. Ревнитель был одет в коричневую полевую форму, поверх которой было наброшен короткий, расшитый молитвами аналав[6 - Покрывающая спину, плечи и грудь накидка с изображением креста и других орудий страстей Христовых и с вышитыми словами молитвы. ]. В руках он держал массивные веревочные четки, которые при желании можно было использовать как кистень.
        - Где пожар? - игнорируя правила поведения арестованных спросил Страж.
        - Дьяк умер.
        Стеф вскинул брови, как бы говоря, что суматоха, царящая во дворе кремля, кажется ему несколько избыточной, если она действительно связана со смертью служителя небольшого ранга.
        - Я, кажется, говорил тебе, что вижу на нем смертную печать… - спустя пару секунд добавил он, не уверенный в том, что ревнитель его понял. - Естественная смерть, никто не травил, не душил, не проклинал - просто болезнь сожрала. Почему ты мне решил про это сказать именно сейчас?
        - А? Да не, это просто к слову. Я не до конца верил, что ты действительно видишь стоящую рядом с человеком смерть. А на мне есть печать?
        Мой подопечный поднялся с лавки, встал перед ревнителем и пристально посмотрел ему в глаза.
        - Кирилл, что случилось?
        - Прорыв на восточной границе Москвы, - устало выдохнул Кирилл. - Очень крупный прорыв. Пост на Бисеровом озере просто смело.
        - Давно?
        - Три часа назад, - ревнитель уселся на лавку рядом со Стефом, покрутил в руках четки. - Сейчас все свободные силы выдвигаются туда. Я в том числе.
        - Ясно. Ты поэтому?..
        - Ага…
        Стефан не стал в очередной раз повторять Кириллу, что его способность работает не совсем так. Он видит предопределенную смерть, то есть неизбежную. Когда человек болен смертельно или стар, то над ним ангел как бы руку простирает, готовясь его забрать. А если человеку в бою суждено погибнуть - это ведь еще не предопределено, верно? Слишком много факторов в будущем, поступков, которые человек совершит или наоборот - не совершит. К примеру, замешкается или побежит, когда не надо.
        Вместо этого Стеф безо всякой тактичности сменил тему. Вышло немного грубовато, но так ведь оба воины, со смертью рядом ходят. Чего развозить?
        - Трибунал, выходит, отменяют?
        - Ты не поверишь! - невесело хмыкнул Кирилл.
        - Серьезно?
        - Причина проведения Трибунала слишком веская, чтобы его ради банального прорыва отменять. К тому же епископы уже все прибыли. А объединенные силы нижегородской епархии запихают демонов в границы Стола Крови уже к концу дня. Так что, как видишь, причин для переноса твоего доклада нет.
        - Думаешь, это связано? - поинтересовался Стефан мнением собеседника. Тот растянул губы в неживой улыбке.
        - А ты?
        Страж кивнул.
        - Вот и я в этом уверен. Прорыв через пост на Бисерном озере произошел ни раньше, ни позже - в аккурат к Трибуналу. Золотоголовый выводит тех, кто может помешать ему здесь.
        - Так не молчи! Давай расскажем все, что знаем, сейчас!
        - И кто нам поверит? Стефан, ты сам все прекрасно понимаешь. Нас не станут сейчас слушать, а я не могу игнорировать приказ и остаться здесь. Как и все верные мне люди, кстати.
        - Он словно специально одержимого ко мне послал, - произнес Страж задумчиво. - Только мне теперь кажется, что не ради моей смерти, а для того, чтобы через меня вскрыть всех, кто помочь способен. А теперь прорыв - и вас всех за двор.
        Ревнитель покивал, да, мол, скорее всего так и было. Высшие демоны - существа хитроумные, интриги и многоходовые комбинации - их жизнь. А живут они долго, есть время отточить каждую пакость до совершенства.
        - Мы выдвигаемся с минуты на минуту, - продолжил Кирилл. - Собственно, я только и успел заскочить к тебе, чтобы предупредить.
        - Не представляю, что теперь делать…
        «В уныние не впадать! - рявкнул я, не в силах и дальше хранить молчание. - Ты Страж! Ты защитник веры и человечества! Обстоятельства всегда против тебя! И когда это нас останавливало?»
        Стеф вздрогнул от неожиданности, даже Кирилл посмотрел на него с недоумением. Но быстро взял себя в руки.
        - Да, - протянул он. - Обстоятельства всегда против нас. Но будь я проклят, если это мне помешает!
        - Ты о чем, Стефан?
        - Да так, цитирую одного умного старикана, - усмехнулся тот. - Скажи, из тех, кого мы на одержимость проверили, кто-нибудь остается в городе?
        Ревнитель прикрыл глаза, вспоминая.
        - Двое. Ревнители слабенькие, только-только из училища. В бою от них толку нет, так что решили их не брать.
        - Можно сделать так, чтобы они меня на Трибунал вели. Ну и приказать послушными быть?
        - Сделаю сейчас. Еще что?
        - Еще… - Страж задумался слишком уж надолго, и я решил снова прийти ему на помощь.
        «Еще можно того харизмата позвать, пастора Акселя».
        Стеф встрепенулся, буркнул:
        - Точно! - и озвучил мое предложение Кириллу. Добавив от себя: - Если успеешь, конечно.
        - Буду стараться, - Кирилл поднялся. - Тогда не буду времени терять, пойду. И… держись тут.
        - Это я могу.
        Мужчины коротко попрощались, и ревнитель ушел не оборачиваясь. Стеф уселся на лавку и прикрыл глаза.
        «Что задумал, чадо?» - спросил я его, когда терпение закончилось.
        «Ничего нового, отче, - хмыкнул он. - Все то же самое, что и планировали, только с другим набором сил и средств. Господь не выдаст!»
        «Мне чего делать?» - уточнил я. Подумал еще с иронией, а ведь несколько дней назад Страж у меня спрашивал!
        «Будь готов действовать в рамках своей компетенции. Даю разрешение на эпизодическое вмешательство в деятельность организма согласно боевому уставу».
        «Как официально!»
        «Для протокола».
        «Ты никак воевать на Трибунале собрался?»
        «А это уже как пойдет!» - хищно оскалился мой Страж.
        Ревнители явились за Стефом, когда на кремль уже снова опустилась тишина. Два, как и говорил Кирилл, совсем молодых пацана, дай Бог - полгода как с училища. Держались они настороженно, но приказ начальника - «содействовать Стражу несмотря ни на что!» - намерены были исполнять четко. Хотя ни один из них не понимал, что происходит в епархии, некий накал в воздухе они чувствовали.
        Подопечный не стал ничего им объяснять, ограничившись установкой «не мешать» и, встав между служителями, направился к резиденции епископа, расположенной по правую руку от храма. Пастор Аксель, кстати, так в келью и не пришел - то ли не пожелал, то ли Кирилл не успел его о моей просьбе уведомить.
        Мне уже доводилось присутствовать на Трибунале - в прошлой еще жизни. Стефана-то впервые на подобное мероприятие «пригласили», так что пришлось с ним опытом делиться. Так-то ничего сложного, в отличие от католиков, у нас сие действо не формализовано до невозможности. Просто большой зал в резиденции с единственным входом, где в форме подковы располагались двенадцать кресел, обращенных внутрь. В центре - кафедра для докладчика, «рабочее» место Стефана на сегодня, а за спинками кресел - свободное место для гвардейцев и допущенных на слушание служителей, как правило, епископских секретарей и помощников.
        Войдя внутрь помещения, Стеф огляделся и прошел к отведенному ему месту. Лишенный возможности пользоваться дронами, я мог осматриваться только его глазами и прямо-таки чувствовал, что мне этого недостаточно. Одновременно я испытывал сложное чувство, в котором поровну смешались радость узнавания и печаль - именно здесь тридцать лет назад мне пришлось давать отчет о провалившемся походе на Москву. Только тогда народу было поменьше.
        Сегодня людей в большом зале набралось около полусотни, не меньше. Одних только гвардейцев, замерших вдоль стен, словно какие-то статуи, было двенадцать лбов. Десять епископов - по три от каждой епархии и один от Нижнего Новгорода - уже восседали на своих местах. За спинками их кресел толпились священники и чиновники рангами пониже.
        «Не вижу одержимых», - сообщил мне Стефан, едва мы оказались внутри.
        «Это было бы слишком просто, - ответил я. - Пришел, увидел, победил - это только в книжках работает».
        «Я бы не возражал!»
        Три католика, похожих друг на друга своими узкими аскетичными лицами, как близнецы, занимали кресла с левой стороны от моего воспитанника. Одеты они были сообразно канону: застегнутые до горла черные сутаны с проглядывающими воротниками-колоратками. Только круглые шапочки на седых головах и пояса разных цветов отличали их друг от друга. У сидящего в центре епископа, самого старого из этой троицы, шапочка и пояс были белыми - означающими, что их носитель являлся старшим среди гданьцев. Сидящий слева от него священник носил головной убор и пояс красного цвета, а справа - синего, что значило, что они были начальниками инквизиторского и военного крыла епархии.
        Справа от Стража сидели питерские священники, и, сказать по правде, не знай я, что это руководство северной столицы Ассамблеи, спутал бы их с купцами из мирян. Одеты они были в неброское гражданское платье, фасоном похожим на то, в котором мы видели пастора Акселя, распятий и колораток не носили, головы не покрывали. Да и были они помоложе католиков, лет по сорок - сорок пять каждому.
        От лица православных присутствовало только четверо - трое киевлян и всего один нижегородец - отец Владимир, он же начальник Стражей и первый викарий епархии. Последний нам со Стефаном был хорошо знаком: прямое руководство, как никак. Высокий, статный, немного полноватый мужчина в возрасте за пятьдесят лет, одетый в черную рясу и скуфью. Место он занял сообразно должности, то есть по правую руку от центрального.
        Епископы Киевские тоже были мне знакомы, причем именно мне, а не Стефу - тот их ни разу еще не видел. А я помнил довольно молодых священников, которых еще при моей жизни отправили управлять едва образованной епархией. Правда, теперь они изрядно состарились, все же столько лет прошло.
        В центре делегации восседал превратившийся из богатыря в пивной бочонок епископ Никодим. Борода его, ранее огненно-рыжая, сделалась молочно-белой. Как и у его викариев - довольно печально было видеть их такими глубокими стариками.
        Отец Владимир сверлил Стефа взглядом до тех пор, пока тот не занял свое место за кафедрой, после чего, по праву принимающей стороны, открыл собрание. Произнес короткую молитву Царю Небесному, после чего обратился к присутствующим с вводной речью. Попросил не выносить поспешных суждений и больше слушать, нежели говорить.
        «Как чешет! - восхитился подопечный. - Даже не подумаешь, что он демонам продался!»
        «Ты у меня, конечно, не из дознавателей, Стеф! - вздохнул я неслышно. - Иначе бы не спешил подгонять факты под версию».
        «Да он это - больше некому! Кто еще мог затолкать нас в темную, выдав свою волю за приказ епископа? А потом еще и одержимого в камеру отправить!»
        Нижегородский епископ меж тем закончил речь сообщением, что у всех членов Трибунала имеются допросные листы граничника Стефана Дурова, которые они, естественно, уже изучили со всем тщанием. А раз так, то особенного смысла в трате времени на доклад Стража он не видит и предлагает сразу же перейти к неясностям, которые в ходе следствия были выявлены. Если, конечно, у его коллег нет возражений против подобного.
        Возражений у «коллег» не имелось, и Стефа тут же начали бомбардировать уточняющими вопросами. Собрание интересовало все: от первого столкновения с Золотоголовым, до контакта с ведьмами Триады. Мой подопечный отвечал - я даже в его слова не вслушивался - и, как договаривались, не забывал крутить головой по сторонам, обеспечивая мне круговой обзор. Я же искал нечто, способное дать нам подсказку о дальнейших намерениях Баал-Берита. В том, что Трибунал служит его целям, я ни секунды не сомневался.
        Как же трудно без оборудования работать! Вот взгляд Стефа мазнул по одному из протопресвитеров, и скользнул дальше, а мне показалось странным выражение его лица, но поручиться за это я не мог - может, почудилось? А был бы дрон, я бы его в деталях рассмотрел, каждую лицевую мышцу зафиксировал.
        Или этот вот архимандрит, что за спиной у киевского викария стоит - он сейчас улыбнулся или что? А с чего священнику его ранга на таком важном собрании улыбаться? Его дело бдить и быть готовым, когда начальство справку по профилю затребует!
        И чем больше я всматривался в лица окружающих нас людей, тем чаще встречал такие вот несообразные эмоции. Тут нервный тик, там - презрительная гримаса. По первости-то думал, что чудится мне - кто ищет, тот найдет, как говорится - однако уже через пару минут сомнений не осталось. Больше десятка священников среднего ранга - двенадцать или тринадцать, я никак не мог определиться с последним - вели себя предельно подозрительно. И, как показали дальнейшие наблюдения, еще и переглядывались друг с другом.
        Нет, так-то понятно, что они могут быть знакомы, да и чем еще заниматься подчиненным, когда начальство беседует с докладчиком, а им самим слова никто давать не собирался. Но… странно, очень странно! Не вписывались их ужимки в строгий церковный устав.
        Всех подозрительных я пометил для Стефана, чтобы, оглядываясь, он уделял им более пристальное внимание, нежели прочим. Говорить ничего не говорил, не желал сбивать подопечного с мыслей своими комментариями, ему сейчас нужно быть предельно собранным.
        - Расскажите, брат Стефан, о том, как был уничтожен называющий себя Анубисом, - вопрос пастора Акселя вырвал меня из сосредоточенности.
        Я сперва не сообразил, почему так на него среагировал, в разных вариациях данный вопрос прозвучал уже раза четыре от нескольких епископов. А потом понял - задан он был священником, которому открывать рот на Трибунале без дозволения начальства не разрешалось.
        - Вообще-то он себя предпочитал именовать Импу, - ответил Страж. - И я уже многократно на сей вопрос ответил, пастор.
        - У меня есть основания полагать, что вы лжете.
        Собрание зашумело в возмущении. Может быть, большинство присутствующих священников и не вполне поверили рассказу Стефана о том, как маг Гринь развоплотил древнего бога, но одно дело - думать, и совсем другое - слушать, как харизмат напрямую обвиняет подчиненного православной епархии. Не выражает сомнение, а именно обвиняет!
        Если целью пастора Акселя было собрать на себе все внимание Трибунала, то он ее добился. На него посмотрели все, даже питерские епископы недоуменно полуобернулись в своих креслах - пастор же стоял за ними. И никто, кроме нас со Стефом, не заметил, как начали двигаться те священники, которых я пометил как подозрительных. Слаженно, словно исполняя групповой ритуальный танец, каждый из двенадцати человек скользнул за спину одному из гвардейцев и мягким движением вскрыл ему горло.
        Глава 31
        На миг все замерли. Убийцы, опустившие свои клинки, и жертвы, обмякшие у них в руках. Лица епископов, медленно меняющие выражения от возмущенных к шокированным. Парочка ревнителей, приведших нас сюда, вскинувшая руки в защитном жесте. Маслянисто блестящая на белых стенах кровь гвардейцев.
        Мы со Стефом самыми первыми поняли - вот оно и началось. То, ради чего Золотоголовый атаковал нас в диких землях. То, чем все по его сценарию и должно закончиться.
        - Кровью открываем тебе путь! - заорал один из убийц, вскинув руку с окровавленным ножом. Обычным, видимо, с кухни взятым. Отлично, впрочем, с задачей справившимся.
        Его вопль словно разбил застывшую картинку на множество осколков. Собравшихся в зале людей будто освободили от действия заклятья неподвижности, они дрогнули и бросились в разные стороны. Рванул к дверям перепуганный диакон из свиты киевского епископа, но налетел прямо на сектанта и упал на пол, зажимая руками живот. Протестантский пастор Аксель воздел руки к потолку и выкрикнул что-то неразборчивое. Вскочил с кресла и устремился к убийцам нижегородский викарий, размахивая, будто кистенем, массивным своим распятием. Охрана Стража повалилась на пол и принялась молиться.
        «Освященная земля!» - выдал мне Стеф, будто я без него был не в состоянии понять, зачем предателям понадобилось массовое убийство внутри кольца кремлевских стен.
        «Разлом!» - в ответ я тоже сообщил ему очевидную вещь, давая сигнал нанитам, чтобы те чуть довернули Стража, и он увидел разгорающееся у него за левым плечом пламя портала Высшего демона.
        Про то, что первый викарий вовсе не предатель, я добавлять не стал - по его поведению и так все было понятно. Как раз сейчас он проломил голову одному из убийц и едва увернулся от размашистого удара второго. Двигался он, несмотря на избыток веса, легко и технично - все же бывших Стражей не бывает. Судя по его лицу, он даже рад был оказии снова, пусть и ненадолго, стать воином, а не чиновником.
        Вот, значит, как решил действовать Золотоголовый. Пока мы искали иуду на самом верху, демон собрал целый пул из еретиков, состоящих в средних церковных званиях. Чем-то их соблазнил, свел в нужное время в нужном месте и устроил на Трибунале резню. Я-то ждал тонкой интриги, а тут все прямо и просто, как удар колуном.
        В зале собрания творился полный бардак. Худо-бедно подобие осмысленных действий можно было наблюдать только со стороны отца Владимира, католического инквизитора и питерского харизмата. Первый, как я уже говорил, увлеченно крушил черепа распятием, второй упал на колени и, судя по вытянутым в сторону Разлома рукам, пытался помешать его открытию, а третий… Третий удивил не только меня, но и еретиков.
        Пастор Аксель оказался магом. Никаких сомнений - только маги могут швыряться с рук ветвистыми золотистыми молниями, строить мерцающие щиты и отбрасывать противников, не касаясь их руками. Как протестантский священник, да еще и немалого ранга, мог оказаться тем, кого Церковь преследовала, я даже не пытался понять. Питерцы - одно слово! На фоне их вольнодумства даже гданьские католики кажутся вполне вменяемыми людьми. Впрочем, мне ли об этом говорить…
        Появление на поле боя мага расклад сил изменило радикально. Еретики, только что собиравшиеся атаковать, понесли потери и перешли в оборону. Ну да, одно дело - ничего не подозревающих людей резать кухонными ножами, и совсем другое - получить отпор, которому-то и противопоставить нечего.
        Стеф, пользуясь заминкой врага, перепрыгнул через одного из ревнителей, все еще продолжающих молиться, и бросился к телу убитого гвардейца. Проскользнул под рукой у размахнувшегося предателя в чине иеромонаха, кулаком выбил ему колено, и еще до того, как тот заорал от боли, поднялся с квачем.
        - Аббатство! - рявкнул он, вырубая покалеченного еретика ударом рукояти по затылку. - Оли, у этого трутня дворцового батарея разряжена почти в ноль, представляешь?
        «Дыхание береги, чадо!» - мысленно я ему еще и подзатыльника добавил. Тоже мне, нашел время жаловаться на то, что гвардейцы службы не знают! Все новостям новость! Хотя по факту негодование его было вполне справедливым.
        Страж бросился в атаку. Дымное лезвие квача едва заметно загудело и развалило одного еретика от плеча до бедра. А вот на втором мигнуло последний раз и превратилось в обычный, не слишком острый металлический клинок. Выругавшись еще раз - если выберемся из передряги, надо что-то делать с этой неприемлемой для воина Церкви привычкой - Стеф заблокировал удар второго предателя, а третьему, уже примерившемуся ножом в спину отца Владимира, рубанул по голове.
        Оглядевшись по сторонам, он рыбкой нырнул к стене и снова вернулся прикрывать нижегородского викария. Разряженный квач он бросил, забрав у другого мертвеца его оружие.
        «Вот это дело уже! - сообщил он мне, хвастаясь почти полной батареей. - А я-то уж думал, у них у всех не оружие, а муляж!»
        Прошло меньше минуты с момента неожиданного нападения еретиков, и обстановка в зале Трибунала перестала выглядеть такой безнадежной, как в самом начале. Шестеро оставшихся в живых еретиков прекратили сражаться и отошли к единственным дверям в помещении, встав там живым щитом. По всему, задачу свою - пролить кровь на освященной земле, и таким образом дать возможность Золотоголовому открыть портал - они сочли выполненной. А значит и лезть под удары разъяренного викария, кидающегося молниями мага и вооруженного квачем Стража они больше не считали необходимым.
        У нас же появилась возможность перегруппироваться и хотя бы немного спланировать свои дальнейшие действия. На ногах остались четверо священников из свит епископов, сами иерархи, каким-то чудом выжившие ревнители, да мы с харизматом. Остальные лежали на полу в крови - мертвые, раненые или притворяющиеся таковыми. В любом случае, помощи от них ждать не стоит.
        - Им нужны епископы! - Стефан без всякой почтительности ухватил отца Владимира за плечо и рывком отправил к себе за спину. - Разлом открывается по ваши души. Демон хочет сделать глав епархий одержимыми.
        Викарий рванулся было обратно на передовую, но был ухвачен в четыре руки и отбуксирован к дальней стене. Борода его воинственно топорщилась, и он поминутно сообщал в пространство, что он еще «покажет проклятым тварям, как сражается старая гвардия». С распятия капала кровь, но лезть на передовую он, вроде, больше не собирался. Да и остальные епископы не возражали против нахождения в тылу. Разве что гданьский инквизитор решительно уселся на колени и затянул экзорцизм.
        Разлом, между тем, уже почти открылся. Воздух вокруг него дрожал, шел волнами и искажал очертания предметов. По виду он совсем не походил на порталы Низших, а скорее напоминал рвущееся к потолку почти призрачное пламя, которое, как бы это странно ни звучало, бросало багряные отблески на стены.
        Впервые я видел Разлом Высшего демона. По-настоящему Высшего - это не Владыка пожаловал, и не Князь. Тот, кто создавал проход, был настолько же сильнее их, насколько человек сильнее мыши. Через несколько секунд портал стабилизировался, напоминая ровный овал, окруженный лепестками призрачного огня, но вышел из него не Золотоголовый, а стая Обезянов. Полтора десятка Низших демонов, которые в Легионах армии Ада выполняли роль тяжелой пехоты.
        Они и действовали как тяжелая пехота. Трехметровые гиганты неспешно разделились на два отряда, один из которых двинулся к дверям, окончательно блокируя выход, а другой замер шеренгой в пяти шагах от нас.
        Почему-то именно в этот момент мне стало интересно, чем руководствовались еретики. Смех и грех - против нас стая Низших стоит, господин их явно на подходе, а я смотрю и думаю о мотивах, толкнувших священников из разных епархий на предательство Церкви и службу Врагу рода человеческого! Всерьез размышляю о том, чтобы после драки с демонами постараться сохранить парочке еретиков жизнь и обстоятельно их допросить! Наставитель, называется! Цифровая, твою мать, личность! Какие допросы? Тут расклад простой - мы их или они нас, причем второй вариант куда реалистичнее первого.
        Обезяны вблизи являли собой еще более мерзостное зрелище, чем если бы смотреть на них издали. Первое, что замечал глаз - отсутствие кожи. Вся поверхность тела представляла из себя бурое, заветренное мясо. Потом уже становился заметен их рост, три или около того метра - хорошо, что потолки в резиденции епископа высокие. Широкие плечи, мускулистые и непропорционально длинные, достающие до пола руки. А вот ноги, наоборот, короткие и сильные. Венчалась вся эта конструкция небольшой головой, растущей словно бы прямо из плеч гигантов. Только вот не было на той голове ни глаз, ни носа, а только распахнутая круглая пасть, полная разновеликих зубов. Зато на груди красовалось человеческое лицо, будто впечатанное туда сильным ударом. Глаза, рот, губы, очертания подбородка и лба. Обычное лицо, только искаженное нечеловеческой злобой.
        Так мы и замерли: две шеренги оцепления из демонов, обеспечивающие Золотоголовому беспрепятственный выход из портала, и горстка людей, что приготовились умирать.
        - Самое время, я считаю, явить Дар Господень, - сказал стоящий справа и чуть позади Стефа пастор Аксель. - Ситуация такова, что Святой Воин нам бы весьма пригодился.
        Голос харизмата был совершенно спокойным, словно бы мы не находились в безвыходной ситуации, а болтали в тишине кельи.
        - Жаль вас разочаровывать, пастор, но это невозможно, - в тон ему ответил Страж. - Чин изгнания применил мальчик одиннадцати лет от роду, который верил так, как мне никогда не удастся. Святого Воина нет.
        - Но был? - вот же упрямец-то! Нашел время выяснять правду!
        - Был, да сплыл. Я за него, - Стефан скосил глаза на протестанта. - Да и вы, Аксель, настоящий мешок с подарками. Настоящий маг на службе Церкви.
        - Не магия зло, а то, с какой целью ее применяют.
        - Как вас не спалили-то до сих пор, таких прогрессивно мыслящих?
        - Божьей милостью, разумеется.
        Обезяны тем временем сделали шаг вперед, затем еще, и вскоре нам пришлось отступить. Мой подопечный для острастки взмахнул квачем, но демон, в которого он целил, легко увернулся, а сам атаковать не стал. Так они и надвигались на нас, пока с задних рядов не сообщили, что отступать дальше некуда.
        - Ждут Баал-Берита, - высказал догадку харизмат.
        Но из Разлома показался не Золотоголовый, а уже знакомые нам со Стефом нити. Множество, около трех десятков. Тонкие и полупрозрачные, они медленно поплыли по воздуху, миновали заграждение демонов и потянулись к нам.
        Страж рубанул их раз, другой, но разрубающий все клинок прошел сквозь нити, не нанося им никакого урона. Будто бы они были сотканы из тумана, а тот, как известно, суть взвесь водная в воздухе - руби - не руби.
        - Берегись! - крикнул он, но опоздал на какой-то миг.
        Две нити рывком бросились вперед и пронзили одного из священников, стоящих по левую руку от Стража, и ревнителя справа. Оба человека дернулись, выгнулись, словно сквозь них разряд электричества пропустили, после чего обмякли и бездыханно повалились на пол.
        Еще одно туманное щупальце атаковало пастора Акселя, но в полусантиметре от его плеча вдруг замерло, наткнувшись на невидимую преграду. Ударилось в нее, после чего вдруг превратилось в белый пепел и осыпалось на пол.
        - Вот как?
        Слова эти харизмат произнес ровным голосом. Как констатацию факта, будто бы нечто, что должно было работать, но некоторое время не желало этого делать, вдруг все же заработало. И сразу после этого раскинул руки в стороны, как если бы отталкивал от себя что-то невидимое.
        Ударило холодом, вроде того, что покрывает тело тысячами мурашек, когда из солнечного летнего дня спускаешься в глубокое подземелье. Нити, тянущиеся из портала, сперва замерли, потом попытались убраться обратно, но не успели. Так же, как и первая, столкнувшаяся с невидимой защитой харизмата, они превратились в белые хлопья, медленно поплывшие вниз.
        Не дожидаясь, пока они осядут на пол, пастор ударил молниями по Обезянам. Стеф, желая помочь союзнику, тоже бросился вперед, занося квач над головой. Но если магия Акселя успела обжечь парочку демонов, отбросив их на пару шагов, то взмах Стража пришелся в пустоту - Обезяны, явно напуганные, отступили.
        Нет, не напуганные. Низшие шагнули назад, выполняя приказ господина. Того, кто как раз сейчас решил выйти из призрачного пламени портала.
        Я сразу понял, почему демоны еще там на посту возле руин Перми назвали его Золотоголовым. Выглядел Высший как огромный, чуть ниже Обезянов, рыцарь в шипастых алых доспехах, покрывающих каждый сантиметр его тела, а поверх закрытого шлема с узкой прорезью для глаз, носил массивную, горящую золотом корону.
        «Герцогская», - очень своевременно вспомнил я средневековую геральдику.
        У Герцога Ада было четыре руки, по две с каждой стороны, в остальном же его вид вполне соответствовал человеческому. Остановившись на выходе из портала, он словно бы дал себя рассмотреть во всех деталях, после чего сделал пару шагов и остановился за спинами своих слуг. Внимательно осмотрел каждого из нас, а потом сделал то, чего никто - я уж точно! - от него не ожидал. Снял шлем.
        Под ним, оказывается, скрывалось красивое мужское лицо. Нездешнее, но прямо-таки дышащее благородством - тонкий профиль, полные губы, большие, чуть навыкате глаза. Тонкая бородка, проходящая полосой по подбородку и скулам, была уложена так тщательно - волосок к волоску - что казалось нарисованной.
        - ОПУСТИ МЕЧ, - сказал демон Стефану.
        Спокойно вроде сказал, не крикнул, но я почувствовал, как каждая мышца в теле Стража задрожала от звуков голоса Золотоголового. И отчетливо понял, что ничего мы ему противопоставить не сможем. Даже будь у нас все оружие мира, стой за спиной сотня Стражей, а не десять слабых и старых епископов, ничего этому могущественному существу мы сделать не в силах. Ни квачем, ни магией пастора Акселя, ни уж, тем более, чином изгнания, который продолжал бормотать оставшийся в живых ревнитель.
        Только зря он пытался командовать моим Стефаном Дуровым. У него и в училище-то всегда проблемы с дисциплиной были, а уж как на фронтир ушел, так и вовсе от рук отбился. Не могу сказать, что именно он думал в этот момент, но подозреваю, что примерно следующее:
        «Ага, щас!»
        И в следующий миг он атаковал демона. Рванул вперед, ткнул клинком тому в бедро, крутанулся на левой ноге и, вложив в удар всю силу инерции, рубанул квачем поперек живота Золотоголового.
        Высший даже не дернулся. Клинок, способный проходить сквозь любую материю, одновременно существующий и нематериальный, не смог пробить ни пластину на бедре, ни латы на животе. Только сноп искр выбил при столкновении и там и там.
        - ОПУСТИ МЕЧ, СМЕРТНЫЙ, - снова сказал Баал-Берит.
        Он едва заметно шевельнул кистью, и Стефа швырнуло назад.
        - А ты не ори! - рявкнул тот, вскакивая на ноги. Судя по обреченной решительности в его интонациях, он собирался еще раз испытать доспехи врага на прочность.
        - ЧТО? - брови демона взлетели, а потом на его лице появилось выражение понимания. Следующую фразу он произнес обычным голосом. - Ах, да, Голос. Нечасто говорю с людьми, забыл о нем совсем.
        «Стеф, он кажется не собирается нас сразу убивать! - шепнул я подопечному. - Не лезь в бутылку, а!»
        «Морду только ему рихтану, и все!» - буркнул граничник, но нападать не стал.
        Епископы за нашими спинами зашевелились - я скорее догадался, нежели увидел, что они творят крестные знамения. По выражению лица демона понял: оно вдруг сложилось в презрительную гримасу.
        - Давайте без этого, - выплюнул он зло. - Мне не мешает, но раздражает жутко. Все эти ваши символы веры, ритуалы, жесты, в которые вы вкладываете столько смысла, ни беса не понимая, что именно они значат. Да и веры у вас, правду скажу, не слишком много.
        - Не задался день? - проговорил вдруг пастор Аксель.
        «Он-то куда лезет?» - возмутился я.
        «Сам сказал, что демон, вроде, не собирается нас сразу убивать, - откликнулся Стеф. - Пусть поговорит!»
        - С чего бы это, маг? - усмехнулся Золотоголовый снисходительно. - Все, что хотел, я сделал, а сюда заглянул, чтобы посмотреть на вас. А то, понимаешь ли, скучно все время чужими руками фигурки двигать.
        - Чего ты сделал? - не выдержав, шагнул вперед Страж. - Твой план провалился! Одержимыми ты иерархов не сделал, а теперь, даже если сможешь, скрыть Разлом уже не получится! Хоть твой прорыв на Бисеровом озере и увел отсюда большую часть воинов, тут хватит и оставшихся. Даже убей ты нас всех сейчас…
        - Да зачем бы мне это, смертный? - усмехнулся демон. - Как же вы все-таки глупы, людишки! Даже подмывает рассказать, сами-то не додумаетесь! Но не буду - мучайтесь. Так интереснее, правда?
        Сказав это, Золотоголовый водрузил на голову шлем и пошел к порталу. У самого овала задержался, повернул личину к Стефу.
        - ЗА АНУБИСА ОТДЕЛЬНАЯ БЛАГОДАРНОСТЬ, - сказал он своим демоническим голосом.
        И ушел. А вслед за ним неторопливо стали покидать комнату и Низшие. Меньше через минуту в зале Трибунала остались только люди: мы и горстка перепуганных еретиков у дверей.
        - Тогда зачем он все это сделал? - прошептал Стеф, ни к кому конкретно не обращаясь.
        Глава 32
        Впрочем, к пониманию случившегося и, как следствие, плана Золотоголового, Стефан пришел довольно быстро. Часа за два и не без моей помощи, но все же! А еще чуть позже он уже с видом абсолютного превосходства опыта над возрастом пояснял молодому ревнителю, одному из тех, кто выжил в бойне, как правильно понимать произошедшее.
        - С самого начала Баал-Берит хотел лишь одного - разобщить Церковь, - Страж сидел на полу в зале Трибунала и говорил вроде как для слушателя, на деле же - окончательно раскладывал факты по полочкам для себя. - Точнее, расколоть Ассамблею на три фракции, каждая из которых станет самостоятельной церковью. Втрое более слабой, чем единая организация.
        Паренька - граничник только после боя поинтересовался его именем - звали Георгием. В отличие от большинства священников, присутствовавших на Трибунале, он довольно быстро пришел в себя, а когда нас всех ненадолго оставили в покое, засыпал старших вопросами.
        Стеф сперва говорить не хотел. Он все еще мыслил в рамках устава, а в нем случившийся Разлом Высшего демона в центре святой земли проходил по разряду секретной информации. Но затем, поразмыслив, решил, что лучше уж парень будет знать правду, чем пересказывать слухи, в которых истины меньше, чем мяса в пирожках на рынке.
        - Дальше, по крайней мере, когда суть поймешь, все просто, - продолжил Страж. - Он создал угрозу как повод к собранию епископов - это я про одержимых сейчас. Затем позволил мне добраться до Новгорода, попутно приведя сюда и пастора Акселя. Внес разлад у нас - кто-то из еретиков сделал подложный приказ о моем аресте, послал ко мне убийцу и отравил второго викария. Внутренними нашими разборками восстановил католиков против православных, а потом…
        - А потом устроил резню на Трибунале, открыл Разлом и заставил меня использовать магию на глазах у всего высшего духовенства Ассамблеи, - подключился пастор Аксель, оглаживая пальцами седую бороду. - Православные умудрились поругаться и погрязнуть во взаимных обвинениях еще до начала Трибунала, католики окончательно настроились на то, что с ортодоксами им не по пути, а протестанты вообще одичали - притащили на такое важное собрание мага! И не просто притащили, а продемонстрировали его способности во всей красе.
        - Итог - довольно скорый развал Ассамблеи, - закончил Стеф, разводя руки в стороны и тем самым показывая - все, мол. - После такого удара она не оправится. Нас и так-то противоречиями на части рвало, а теперь и вовсе в разнос пойдем. Доверия нет, иерархи напуганы, каждый из них видит свой путь - да, Аксель? Месяц, самое большое - два.
        Харизмат кивнул, соглашаясь с оценкой Стража, а юный ревнитель только печально вздохнул. То, что он увидел сегодня, а потом еще и услышал от ветеранов фронтира, разрушило его привычный мир. Ну, ничего! Молодой - быстро оправится.
        Заседание Трибунала, сорванное явлением Высшего демона, закончилось, когда в зал стали ломиться гвардейцы. Осознали, что у них невесть что за закрытыми дверями творится, и это самое «невесть что» очень сильно напоминает открытие Разлома. Сами-то они его никогда не видели - парадные храмовые войска! - однако, к счастью, в кремле оказалось немало людей с опытом выхода за пределы церковных земель. Через пару минут после того, как Баал-Берит вместе со свитой скрылся в портале, нашим «спасителям» удалось справиться с массивной дверью, и вокруг сразу же стало тесно от толпы здоровенных лбов в красных кафтанах.
        Мы к тому времени только-только закончили возиться с еретиками - обезоружили и связали (хотя, судя по взглядам, которые на них бросал отец Владимир, было ясно, что он с большим удовольствием умертвил бы предателей), и пытались уложить все произошедшее у себя в головах. Каждый в своей, что характерно - доводами и рассуждениями никто друг с другом не делился
        Так и встретили гвардейцев, ворвавшихся с мечами наголо - горстка старых епископов и полуобморочные священники рангом пониже под охраной подследственного Стража и протестантского пастора. Увидев, что у половины краснокафтанников квачи даже не включены, мой подопечный самым бесстыдным образом расхохотался. Кроме меня, причины для веселья не увидел никто, отчего на подопечного все посмотрели осуждающе.
        А нижегородский викарий и вовсе отвесил Стражу отеческий, но весьма увесистый подзатыльник. Ничего не говоря, указал рукой на тело гданьского инквизитора, затихшего в углу. Судя по всему, преставился тот как раз в момент, когда злоключения наши закончились. И ведь до последнего вздоха, пусть и без особенного успеха, читал свои экзорцизмы. Героический мужик, хоть и католик.
        Освобожденные епископы сразу же показали, что административный опыт причастным вином не испортишь и развили бурную деятельность по всему детинцу. Для начала застращали всех присутствовавших до икоты и потребовали молчать «до особых распоряжений». Затем собрали всех еретиков и затолкали их в подвалы под кремлем. Объявили тревогу «альфа-два» на весь город, закрыли ворота, а священство - до последнего человека - согнали в кремль. Заодно усилили гвардейцев настоящими Стражами, теми, кто не успел присоединиться к боевому отряду и остался в городе. Под конец допросили Стефана, после него - пастора Акселя и выжившего ревнителя, который из-за близости к нашей компании теперь тоже проходил по линии подозреваемых и смутьянов.
        Но в темную нас кидать не стали, посадили в зале Трибунала, взяв слово не покидать его, после чего сами закрылись в соборе и уже час оттуда носу не казали. Вероятно, обсуждали, как все случившееся подать клиру и миру.
        А мы, оставшись без дел и даже без присмотра, уселись прямо на пол, выбрав место, где крови не было, и завели этот разговор.
        Стефа не отпускало чувство полного раздрая. Он, бедолага, никак не мог понять, зачем было Золотоголовому городить такую сложную многоходовку, чтобы затем явиться лично и, ничего не совершив, уйти. Я, признаться, догадывался, а после того, как мы с Акселем пообщались, окончательно убедился.
        И теперь вот Стеф учит Георгия жизни, хотя сам недавно пытался объяснить себе произошедшее. Просто мы никогда с такой точки зрения на события не смотрели: ждали чего-то в духе прежних, предсказуемых и жестоких демонов, целью которых было ужасы сеять и кровь лить. И проглядели интригу Золотоголового, исполненную им в лучших традициях земных монархов. Стражу, может, и простительно такое, но в меня-то чуть ли не вся сохранившаяся история до Темных Веков была загружена! Чем смотрел, спрашивается?
        Старо же как мир - разделяй и властвуй! Не можешь решить задачу целиком - разбей ее на составные части и справляйся с каждой по отдельности. Золотоголовый провернул все, как по учебнику, а под конец еще и заглянул на дело рук своих посмотреть! А-аббатство!
        Ассамблее и месяца не понадобится, чтобы развалиться на три независимых фракции. Подозреваю, что это произойдет уже после собрания епископов, которое прямо сейчас шло в здании собора по соседству. Отец Владимир, последний нижегородский епископ, применения магии на святой земле не простит. Она хоть и спасла ему жизнь, но первый викарий - человек старой закалки. Католики не простят смерти того старенького инквизитора, случившейся во время визита к ортодоксам. А протестанты… Похоже протестанты этого даже желали.
        Подопечный озвучил мою последнюю фразу вслух и Аксель невозмутимо кивнул.
        - Все изменилось, Стефан, - сказал он. - Раньше в Бога верили - и на том держалась сила Церкви. Теперь, ежедневно сражаясь с силами Ада не на уровне метафизическом, а в нашей реальности, мы в Бога не верим просто потому, что совершенно точно знаем - Он есть. Но при этом мы упрямо пытаемся воссоздать модель Церкви тех времен, до Открытия Разломов. Забывая, что все изменилось, а значит и Церковь тоже должна измениться.
        - Магия? - уточнил Стефан. Я же примерно такого вывода и ожидал.
        - Магия, - кивнул харизмат. - Церковь больше не имеет права игнорировать магию, бороться одновременно и с демонами, и с носителями дара. Да, не нужно морщиться, реформаторская церковь считает магию таким же даром Божьим, как и говорение на мертвых языках и исцеление от хворей. Может быть, до Темных Веков она и была злом - не знаю, я тогда не жил. Но сейчас-то все иначе! Ты сам видел - мой дар сжег нити, которыми Баал-Берит мог сделать всех нас одержимыми. Оружие предков оказалось бессильным, а магия позволила сражаться с демоном вполне успешно. И если эта сила доступна обычным людям, которых ортодоксы называют нехристями, почему мы, воины Христовы, должны ее избегать? Тем более, в отличие от них, мы будем использовать ее во благо!
        «Благими намерениями…» - шепнул я, а Стефан согласно кивнул.
        - С таким подходом раскол неизбежен…
        - Нас это не пугает, - пожал плечами Аксель. - Да и тебя не должно. Ты тоже получил Дар.
        - Не магический.
        - А какая разница? Где ты проводишь линию границы между чудом Господним и магией? И не Его ли волей получаем мы дары?
        - Ворожеи не оставляй в живых, - ответил Страж цитатой из Писания. - Но я не собираюсь с тобой затевать богословский диспут - ты проиграешь. У меня ведь наставитель в голове сидит.
        - Догматик, как и все ортодоксы! - отмахнулся пастор, впрочем, без злобы и обиды. - Но согласись, времена изменились, а значит и подход Церкви должен стать другим.
        - Ты меня вербуешь сейчас, я не понял? Вот, брата Георгия смущай, он еще молодой.
        - Я ревнитель, вообще-то! - оскорбленно буркнул паренек, до этого в разговор старших старавшийся не лезть. Не очень понятно, что он хотел этим сказать, впрочем, внимания на этот эмоциональный выплеск никто не обратил.
        - Нет, - харизмат снова принялся оглаживать бороду. - Зачем бы? Пытаюсь заставить тебя думать. Но скажу честно: воин с даром изгнания не помешал бы реформаторской церкви.
        - Давай сделаем вид, что ты этого не говорил, а я - не слышал.
        Так вот мы и проводили время, пока епископы в соборе решали куда разойдутся наши пути. В конце концов разговор иссяк сам собой, и зал Трибунала погрузился в тишину.
        А потом за нами пришли. Сперва в зал вошли двое протестантов и поманили Акселя к выходу. Потом и за Стефом дьяка прислали. До чего-то все-таки иерархи договорились. И от того, к чему они в итоге пришли, нас ждут либо новые шишки, либо - что очень вряд ли! - благодарность викария.
        Подходя к собору, Стефан заметил, как собиралась в путь делегация гданьской епархии. Прямо сейчас охранники грузили на платформу, вроде той, на которой мы прошли болота, завернутое в саван тело инквизитора.
        «Похоже, не договорились столпы Церкви!» - поделился я с подопечным мнением.
        «Аксель прав», - ответил Стеф, непонятно что имея в виду, и поднялся по ступеням в собор.
        Викарий ждал нас в средней части храма, сидя под иконостасом прямо на ступенях амвона. Заляпанный кровью подрясник он уже сменил, лицо умыл, бороду расчесал и теперь совершенно не походил на того яростного воина, каким был в зале Трибунала. Глянув на Стефа, он сморщился, словно куснул горькой редьки, и знаком велел ему приблизиться.
        - Вот что, Дуров, - начал он без всяких предисловий. - Каша эта с тебя заварилась, так что справедливо будет, если ты и примешь участие в ликвидации последствий.
        - Я готов, отец Владимир, - демонстрируя идеальное смирение, Стеф даже голову склонил.
        - Ты монашку-то тут мне не строй! - неожиданно взорвался епископ. - Готов он! По твоей милости мы потеряли второго викария, католики на нас волком смотрят, а питерские и вовсе в открытую об отделении говорят!
        - А еще я епископа нижегородского в болезнь тяжкую вверг и Высшего демона на Трибунал впустил, - тут же оскалился Страж. - Чего уж там, владыко, валите все на меня! Это же я проспал еретиков в стенах трех епархий! Я спорить не стану, приму любое наказание…
        - А ну захлопнул рот! - взревел отец Владимир, вновь превращаясь в боевого священника, который крушил черепа изменников распятием. - Обиды мне тут свои, давай, попоказывай! Агнец, тоже мне! Кто от Трибунала хотел скрыть Дар Господень?
        - Он еще и с колдунами якшается, Ваше Преосвященство! И с ведьмами Триады на болоте замечен был! - тонким голосом доносчика проскрипел подопечный. - А уж девок сколько на сеновалах попортил - и не счесть! Давно я вам говорил - всех Стражей в черное духовенство надо переводить! Пущай сан монашеский принимают, а то ведь распустились-то, распустились!
        До того хорошо у него вышло, что даже я едва подавил желание оглядеться по сторонам, ища какого-нибудь дьячка. А викарий и вовсе выпучил глаза, покраснел и, казалось, сейчас взорвется! Но вместо того, чтобы отчитать граничника за неуместное шутовство, он вдруг совершенно несообразно чину расхохотался. Как какой-нибудь мирянин в кабаке после трех стаканов пива и скабрезной шуточки.
        - Я и забыл на этой должности, как тяжко с граничниками разговаривать! - смахивая слезу, выдохнул он через минуту. - Особенно если бродяжник тот вины за собой не чувствует.
        - Да как же не чувствую, отец Владимир, - тоже уже спокойно отозвался Стеф. - Очень даже чувствую. И отвечать действительно готов. Вы главное скажите, за что именно. О чем, кстати, с гостями договорились?
        Священник бросил на подчиненного хмурый взгляд, но мигом спустя смягчился, признавая за Стражем право узнать о результатах переговоров. Все же, если бы не Стефан, не дожил бы отец Владимир до этого разговора.
        - Да непонятно пока ничего. Договорились о происшествии молчать, но это, сам знаешь, как шило в мешке прятать. Рано или поздно все наружу выйдет и, как водится, в самый неподходящий момент.
        - Конец Ассамблее?
        - Ассамблея - лишь форма, сын мой. Церковь - суть. Ей не конец, и это главное. Но не об этом речь. Сейчас нужно решить, что с тобой делать… Святой Воин.
        Теперь уже Стеф лицом скривился.
        - Владыко… - начал было он, но тот его оборвал.
        - Знаю все, что ты сказать хочешь. Что нет у тебя силы той, про которую все говорят, что Страж ты, а не ревнитель, и что чин изгнания не ты применял, а тот мальчишка, в которого ты временно превратился, памяти лишившись. Все так. И не так. Тебе было явлено чудо и дар веры. А дары свои Господь обратно не отбирает.
        - Да это понятно…
        - А ежели понятно, то стой спокойно и старших слушай! Вот тебе мое решение. Собираешь сейчас вещи, потом в канцелярию за приказом и с утра выезжаешь на Херсон.
        Я тут же активировал карту, поднял свежую статистику по названному епископом региону, загруженную, еще когда к локальной сети епархии подключился, и сразу же озвучил полученные данные своему подопечному.
        - Там же тишь и гладь, отец Владимир! - возмутился Стеф, едва дослушал мой доклад. - Что там Стражу делать? Община на полтораста дворов, пост на «звезду» и никаких происшествий уже лет десять! А, я понял! Это ссылка? На стационар посадить, с глаз долой - из сердца вон, так получается?
        Епископ раздраженно засопел.
        - Дуров, у тебя вообще, что ли, инстинкт самосохранения на фронтире отшибло? Ты за тоном-то следи, понимай, когда и с кем говоришь! Я тебе сокурсник или начальство?
        - Прошу прощения, владыко…
        - В зад себе его засунь! - видимо, тяжелый день, который все никак не заканчивался, да еще имел продолжение в виде беседы со строптивым бродяжником, окончательно подкосил христианское долготерпение иерарха, раз он начал на казарменном языке изъясняться. - Сказано тебе, едешь на Херсон! Но не Стражем, а старшим ревнителем. Тамошний брат Алексий Богу душу отдал - его сменишь. И не перечь! Сам знаю, что не твой профиль! Но мне пока не до тебя, Дуров! Тут конюшни, как выясняется, по бабки засраны, а на разгребании только я и остался. Тем и займусь, а потенциальный Святой мне тут под боком совсем не нужен. Так что едешь на Херсон, там дела принимаешь и сидишь тихо, чтобы не слышно и не видно тебя было, понял? Дар вон свой развивай! Молись и веру укрепляй! И, кстати, совсем это не захолустье, а важный торговый пост епархии, так что цени - участок ответственный тебе доверяю.
        Стефан надолго замолчал: ни мне, ни иерарху ни слова не сказал. Замер, будто статуя из камня, и что-то там себе в голове крутил. Зная его, я подозревал, что прямо сейчас он давит рвущиеся на язык ругательства.
        Викарий тоже молчал, внимательно наблюдая за граничником. Было у меня странное ощущение, словно он не был уверен, что Страж его приказ выполнит. И более того, был внутренне готов к такому повороту. Настолько, что в пределах окрика расположил наряд крепких дуболомов из числа храмовых Стражей.
        Но тот его удивил, да и меня, признаться. Шагнул к викарию, колено преклонил под благословение и произнес голосом ровным, без капли волнения - а я-то видел, как его организм бушевал.
        - Как скажете, Ваше Преосвященство. Снаряжение Стража сдавать?
        Отец Владимир долго не отвечал, изучая коленопреклоненного граничника, явно борясь с желанием наградить наглеца затрещиной вместо благословения.
        - Все равно же утащишь что-нибудь, - в конце концов махнул он рукой. - И не спорь, помнишь, что я сам из бродяжников вышел. Так что экипируйся, как в продолжительный рейд по фронтиру. И, Дуров…
        - Да, Ваше Преосвященство?
        - Вести себя тихо, понял? Хотя бы с месяц.
        Глава 33
        Что-то изменилось в моем Стефане Дурове. Будто надломилось. Он сделался молчаливым и… нет, не угрюмым, а каким-то безучастным ко всему. Как вышел три дня назад из собора, закончив разговор с викарием нижегородским, так до сих пор и ходил, словно он, а не я, сделался вдруг цифровой копией личности.
        Слова он теперь предпочитал тратить скупо, будто они стали величайшим богатством, а у него в кармане их и вовсе осталось немного. Скоро собрался, не забыв пополнить мое оборудование, и, даже не заночевав, выдвинулся в Киев, чтобы от него направиться на Херсон.
        Июльская степь одновременно наводила тоску и будила чувство опасности. Все же, что я, что Стеф - дети совсем другой местности. Леса там, сопки, овраги да реки - неровный, в общем, рельеф. А тут, прости Господи, куда не поверни - плоская, обожженная солнцем доска. Видимость на километры, если захочешь спрятаться - разве что в траву нырять, она тут высокая. Так и чудится, что притаился где-то враг, уже нарисовавший на спине Стража мишень. Мне - чудится. Цифровой копии личности! Каково же тогда Стефу?
        Был и другой путь к нашему новому месту службы, правда, пришлось бы крюк сделать преизрядный. Сесть в Киеве на баржу, что по Днепру ходит, и неспешно, но зато и несуетно, за полторы недели добраться до места назначения по воде. Всем хорош способ, недаром же его торговцы предпочитают сухопутному, но долго! Хотя даже не время в пути самое главное. При путешествии с речным караваном Страж бы полностью лишился маневренности и контроля. Запрут внезапно набежавшие за добычей сектанты, и куда бежать с баржи, еле ползущей по реке?
        Поэтому, коротко обсудив варианты, мы решили идти своим ходом. Гравицикл способен развивать скорость по бездорожью до сотни километров в час, но это по бумагам, на деле мало кто больше семидесяти из него выжимает. Но даже если бы пришлось тащиться на двадцати-тридцати, то дня за три с остановками до пункта назначения мы бы добрались.
        Стеф словно бы спешил поскорее оказаться в Херсоне и приступить к выполнению новых своих обязанностей. С какой-то обреченной покорностью, вот как бы я это назвал. По моему мнению, он слишком серьезно воспринял назначение, которое по факту больше ссылкой являлось. Ну, решил иерарх задвинуть опального Стража подальше в глушь - конец света, что ли? Не он первый под раздачу властям попадает, не он последний. Вон, вспомнить хотя бы меня после Киевской операции… хотя нет, некорректный пример. Но все равно - зачем так убиваться и себя в жертву приносить?
        Второй день мы неспешно пылили по равнинной местности, помеченной на картах как Причерноморско-Каспийская степь, и единственная опасность, с которой нам пришлось здесь столкнуться, была скука. Шутка ли - ничего вокруг не меняется! Куда взгляд ни кинь - выгоревшая на солнце трава, одинаковые на вид круглые низкие холмики и равномерно разбросанные продолговатые островки небольших рощиц. Если смотреть все время по курсу движения, можно даже подумать, что мы на месте стоим, а некто прокручивает вокруг нас один и тот же пейзаж.
        Да еще и молча все! Нет, Стеф и раньше не любил из пустого в порожнее переливать, но три слова в день - это слишком даже для него! Молча, медленно и тоскливо - девиз нашего путешествия в Херсон. Я, чтобы хоть как-то разнообразить дорогу, безостановочно гонял сразу двух дронов, разведывая местность, и натурально уже дурел от однообразия окружения.
        Появление в пятидесяти метрах по курсу грузовой платформы с тяжелым метателем на корме и человеком на носу, я прозевал. Не знаю, как это могло произойти, ведь местность я просматривал на сотни метров во все стороны, но факт остается фактом - появился неизвестный, как черт из коробочки!
        При этом наш гость даже не прятался! Загнал свою «телегу» на вершину одного из здешних холмиков, сам уселся на край и ноги свесил. Когда я подогнал одного из дронов к самому лицу человека, способ его таинственного появления из ниоткуда перестал вызывать вопросы. Наверняка морок на свою стоянку поставил, а теперь снял. Колдун же.
        «Это Гринь!» - доложил я Стражу.
        «Ожидаемо», - меланхолично отозвался тот и чуть довернул гравицикл в сторону нехристя.
        - Я тут подумал, Страж - може, тебе компания в пути понадобится? - крикнул колдун, когда нас разделяло уже метров двадцать.
        - Може и понадобится, - в тон ему откликнулся Страж, останавливая гравицикл.
        Гринь ни капли не изменился с того дня, как мы расстались с ним на границе с болотом. Та же простая одежда общинника, кожаная броня, пара ножей да лук, лежащий рядом с правой рукой на платформе. Новыми шрамами, вроде, не обзавелся, и смотрел на нас он, излучая дружелюбие, как прежде.
        - Как узнал, что я тут пойду? - спросил Стеф без выражения, оглядывая гостя.
        - Птицы рассказали, - кажется, искренне ответил маг. - Вот, нашел местечко, чтобы не выпрыгивать неожиданно и не пугать. А то ведь вы, Стражи, чуть что, за оружие хватаетесь.
        - Есть такой грех. Мир суров.
        - Мир прекрасен и удивителен, - не согласился Гринь. - В нем множество тайн и загадок, которые только и ждут, чтобы мы их раскрыли. А еще куча сущностей, от которых мир надо избавить, чтобы он и дальше оставался местом прекрасным и удивительным.
        Стеф вздохнул - только встретившись с колдуном, он уже произнес слов больше, чем мы за весь этот и предыдущий день.
        - Что тебе нужно от меня, Гринь? - спросил он.
        - Неправильно ты вопрос ставишь, Стефан, - ухмыльнулся маг. - Что нужно тебе? Должность ревнителя в Херсоне? Прозябание в глуши до тех пор, пока епископ Нижегородский не призовет тебя обратно на службу?
        - Ты подозрительно хорошо осведомлен.
        - Люди - такие болтуны!
        - И не говори. Слушаю тебя, аж уши вянут.
        - Поливай их водичкой.
        - Гринь! - впервые с начала разговора с эмиссаром Круга Посвященных, в голосе Стража промелькнули эмоции.
        - Ась?
        - Толком скажи, чего ты меня дожидался? Не просто же так.
        - Давай перекусим, а потом поговорим, а? Я тут дрофу подстрелил, не такая жирная, как по осени, но вполне себе. Разделишь со мной?
        «Стеф, ты и так в опале, - предупредил я подопечного. - Умнее было бы сократить общение с магами».
        «А то что? Дальше Херсона сошлют?»
        «Ты же не знаешь, что ему от тебя нужно!»
        «Вот и узнаем! Да не трясись, Оли».
        - С удовольствием, - вслух, для Гриня, произнес он, обрывая наш спор.
        Готовка птицы заняла у встретившихся в степи мужчин больше часа. Пока доехали до ближайшей рощицы, пока дров набрали, костер развели, дичь ощипали да разделали. К тому времени уже и огонь спал, а угли сделались подходящими для приготовления. Куски добычи нанизали на прутья, повесили над огнем.
        И все это время об истинной причине встречи ни один из них ничего не сказал. Вели себя так, словно бы встретились два товарища, обед вот готовят.
        - Ну, рассказывай, - произнес через некоторое время Стефан, отбрасывая в сторону последний освобожденный от мяса пруток. - Накормил, напоил, теперь к делу давай.
        Гринь облизал жирные пальцы, потом вытер их специальным кусочком ткани и только после этого произнес:
        - Помнишь, Анубис про брата своего говорил? Сутеха?
        - Это который Сет, египетский бог?
        - И еще множество других имен, верно.
        - Ну, помню. И чего?
        - Есть у меня верные сведения, что он пробудился все-таки. То ли нашли ему подходящего жреца, то ли еще что, но слух по людям пошел.
        - Гринь, ты что, опять? - рассмеялся Страж. - Снова решил меня подбить на свою авантюру? Тогда еще ладно, там и выбора особенного не имелось, да и я тогда не совсем я был. Но сейчас, Гринь? Ты что же, серьезно рассчитываешь, что граничник нижегородской епархии пойдет с колдуном, которого вообще-то сжечь должен, на поиски Сутеха? Просто в качестве благодарности за вкусную дрофу, запеченную на углях?
        - Это работа. Такая же, как у тебя - изничтожать врагов рода людского.
        - Мне, кстати, Золотоголовый за Анубиса благодарность вынес.
        - Серьезно? - удивился Гринь. - Не, так-то они враждуют, точнее сферы влияния делят…
        - Я не собираюсь помогать демонам в этой их борьбе!
        - Да причем тут демоны и помощь им! - неожиданно взорвался маг. - Тут формула «враг моего врага - мой друг» не работает! И тех, и этих надо от нашего мира отваживать!
        - У меня есть назначение в Херсон.
        - Твое ПРЕДназначение - служить людям и защищать их от потусторонней дряни!
        - Скажи сразу - один не справишься, вот и решил Святого Воина в команду позвать. Раньше же получилось!
        - Ой, я тебя умоляю, Страж! С тебя святой, как с меня настоятельница женского монастыря! Разок экзорцизмом шибанул по языческому богу, и глядите на него, сразу себя в святые записал!
        - Ладно, я согласен.
        - Я и без тебя справлюсь, что б ты знал! Просто подумал… Что?
        «Что?» - одновременно с магом внутренне возопил я.
        - Я пойду с тобой на Сутеха, - сразу нам обоим ответил Стефан.
        - Я знал, что на тебя можно рассчитывать, Стефан! - засиял Гринь. - Он сейчас слабенький, только-только ото сна отошел! Тепленьким возьмем!
        «Стефан Дуров, ты отдаешь себе отчет, что нарушаешь приказ епископа? Тебя отправили занять пост ревнителя в Херсоне!»
        «Но никто не назвал четкой даты, с которой я должен приступить к своим новым обязанностям, - посмеиваясь ответил мне граничник. - Да брось, Оли! Отец Владимир просто услал меня из Новгорода, чтобы я у него под ногами не путался, пока он будет порядок наводить. Ты же прекрасно понимаешь, что мы в Херсоне не нужны. Ревнитель из меня, как из дерьма пуля, а Стражей на посту и без меня достаточно. А тут - древний бог, Оли! Существо демоническое, по Земле от сотворения веков гуляющее. Меня для борьбы с таким злом и создавали».
        «Ты давно это решил? Поэтому молчал всю дорогу?»
        «Да только что. Я честно собирался добраться до Херсона, но раз такое дело - почему бы нам туда не приехать немного попозже?»
        «Или голову сложить - Сутех противник не из простых, - тут я поймал себя на том, что уже копаюсь в архивах, ища информацию по древнему богу, его сильным и слабым сторонам. И тотчас понял, что решение Стефа поддерживаю.
        На фоне нашего внутреннего диалога что-то говорил Гринь. Радовался, надо полагать, согласию Стража и помощи, которую он от него получит. Я не вслушивался, ведь каждое его слово было для меня предсказуемо. Вместо этого я отдал все свои ресурсы на поиск информации и беседу со подопечным.
        «Или голову сложить, - согласился со мной он. - Но, если я хочу развивать свой дар, Оли, мне нужны именно такие противники!»
        «Можно было сперва на Низших потренироваться», - буркнул я, но не сказать, чтобы всерьез.
        «По подвигу и награда. Ты со мной, напарник?»
        «Я тебе не напарник, а наставитель, чадо бестолковое! И конечно я с тобой - куда же мне из твоей головы деваться?»
        Считается, что у нас, цифровых личностей, нет эмоций. Люди, как обычно, делают выводы на основании неполных данных. Есть у нас эмоции, просто они не завязаны на химию организма, вот и все. Я, например, не могу дрожать от страха или возбуждения - просто испытываю беспокойство или предвкушение.
        Да, именно предвкушение я сейчас и испытывал.
        notes
        Примечания
        1
        Речь идет о шестиконечной звезде Давида.
        2
        Аналог экзорцизма в ортодоксальном христианстве.
        3
        Название чинов (ликов) в ангельской иерархии. Господства, Силы, Власти - средний ранг. Престолы - высший. А вот архангелы и ангелы - низший.
        4
        От «нишкни» - молчи (устар. русс).
        5
        Здесь используется в значении «не искушай меня».
        6
        Покрывающая спину, плечи и грудь накидка с изображением креста и других орудий страстей Христовых и с вышитыми словами молитвы.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к