Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Овчинникова Анна / Шут И Трубадур: " №02 Мир Шута И Трубадура " - читать онлайн

Сохранить .
Анна Овчинникова
        Мир "Шута и трубадура"
        (Шут и трубадур-2)
        Легенда о русалке Инджи из деревни Итурис Из "Исторических хроник" Армана Ливада
        Между повествованиями о государственных делах, войнах и деяниях королей счел я нужным поместить и эту историю, в правдивости которой можно не сомневаться и отзвуки которой дошли и до наших дней. Я записал ее, пользуясь как источниками хрониками Куртиса и Жана Лепелетье, а те, в свою очередь, ссылаются на сочинения аббата Мангрена, не дошедшие до нас, но обладавшие несомненной ценностью: все, что было зафиксировано в них, записывалось со слов очевидцев, в данном случае - со слов священника деревни Итурис отца Тебио. Есть еще много косвенных свидетельств, которые до сих пор к услугам каждого, кто пожелает исследовать это дело, и жители прибрежных селений не дают утихнуть преданию о русалке Инджи из деревни Итурис.
        Это случилось примерно через пятьдесят лет после бунта герцога Лейтарского и отделения юго-западных провинций от Крамии. В то время в Крамии правил Дангрид Белый, внук Этельреда Неистового, а мятежным герцогством Лейтарским, принявшим название королевства Лейтарии, управлял внучатый племянник Дэвида Эмбери, незаконно взявший титул Генриха 1, короля Лейтарии. Именно он, движимый жаждой наживы и власти, начал проводить политику, которой будут придерживаться и трое его потомков и которая через восемьдесят лет приведет к покорению мятежных провинций королем Генрихом III воссоединению герцогства Лейтарского с Крамией...
        В то время главной прибрежной крепостью юго-запада, вокруг которой вскоре разросся город, был Кормингстон. О его могуществе и неприступности говорит хотя бы то, что он единственный из всех северных городов и селений ни разу не был взят и разграблен кеттами, в то время как многие поселения и города Маринары сжигались ими до основания по десять-пятнадцать раз только за полстолетия.
        Но едва кетты уходили, как селения отстраивались вновь, и все шло по-прежнему до следующего набега свирепых морских язычников.
        Самой дальней деревней у южной границы Лейтарского герцогства была деревня Итурис, лежащая у подножья Синих Гор. Уже одно ее местоположение служило ей хорошей защитой от кеттов, которые к тому же частенько с презрением проводили свои корабли мимо кучки покосившихся домишек, едва заметных над скалистым обрывом. Не страдая особенно от грабежей, жители Итурис все же считали за благо при появлении драккаров кеттов заблаговременно укрыться в горах и переждать там, пока опасность не минует.
        В спокойное же время тамошний люд занимался рыбной ловлей, посылая часть улова своему сеньору графу Кормингстонскому.
        Однажды случилось так, что несколько рыбаков попали в шторм и не вернулись с моря. По прошествии нескольких дней священник деревни отец Тебио отслужил по ним заупокойную службу, вручив их души милосердию господа.
        Жена одного из утонувших рыбаков вскоре вышла замуж вторично, и муж ее, чье имя до нас не дошло, был удачливым рыбаком, однако не отличался кротостью нрава и часто бил жену и свою малолетнюю падчерицу. Его падчерица, Инджи, несмотря на малые лета, отличалась угрюмым и замкнутым нравом, и вместо того, чтобы найти утешение в смирении и молитвах, затаила в сердце злобу и жажду мести и продалась дьяволу моря, сгубившему ее отца.
        И тогда дьявол стал присылать за девочкой своих слуг, имевших вид больших рыб мерзостного обличья с острыми зубами и горящими в темноте глазами - рыбаки Маринары называют их обычно морскими зверями, но эти отродья были размерами вдвое больше обыкновенных морских зверей.
        Долгое время встречи Инджи с морскими зверями оставались тайной для жителей деревни, но, наконец, отчиму Инджи показалось странным, что падчерица его каждый день старается тайком уйти к морю, и он незаметно последовал за ней.
        И вот он увидел, затаившись на берегу, как девочка вошла по колена в воду и крикнула по-бесовски так, что рыбак поспешил осенить себя крестным знамением. А Инджи заходила в воду все глубже, и вода ее приняла - тут ее отчим окончательно убедился, что девочка продалась дьяволу, ведь что ни один из жителей Итурис не мог похвалиться тем, что его держит вода. Только продавший дьяволу душу не тонет, если бросить его в воду, это известно всем.
        Еле живой от страха, рыбак увидел, как морские волны расступились, и, поднявшись из глубин, морские звери подхватили Инджи и унесли ее с собой в пучины, где пирует злой дух моря, ополчившийся против господа бога и всего человеческого рода!
        Упав на колени, рыбак возблагодарил господа за то, что тот ослепил слуг дьявола и не дал им его заметить. А потом поспешил в деревню и рассказал обо всем, что видел.
        И в селении поднялся страшный шум и смятение: никто не знал, что думать и что делать; одни кричали, что надо убить отступницу и бросить ее тело в море, другие говорили, что надо сжечь ее на костре, прочие же, не тратя лишних слов, отправились за камнями и за священником, чтобы отвадить дьявола от Итурис.
        Священник, отец Тебио, постарался успокоить своих прихожан. Он сказал, что Господь благосклоннее взглянет на жителей Итурис, если им удастся вырвать грешницу из лап дьявола и вновь обратить ее душу к богу, ибо не может того статься, чтобы столь юное дитя окончательно закоснело в грехе! Он уговаривал рыбаков разойтись по домам и обещал наставить Инджи на путь истинной веры.
        Рыбаки не сразу прислушались к его словам, но потом все же вернулись в свои дома, оставив отца Тебио одного на морском берегу, вооруженного против дьявольских чар лишь непоколебимой верой.
        Когда наступил вечер, у берега появились морские звери, и Инджи сидела на спине у одного из них, и слезла, и поплыла к берегу, и вода держала ее, как и дьявольских слуг. Отец Тебио увидел, что правду рассказывал ее отчим, и сказал себе: "Поистине хитер и беспощаден дьявол, раз даже таких детей заманивает в свои сети". Священник сотворил молитву, и слуги дьявола исчезли в море, а когда Инджи вышла на берег, отец Тебио взял ее за руку и повел в селение.
        Когда жители увидели Инджи, они высыпали из домов, проклиная еретичку и бросая в нее камнями. Но отец Тебио повторял: "Да отступится душа ее от дьявола и вернется к Богу. Да простит ее Господь, как Его сын прощал заблудившихся в своих страстях и ошибках!.."
        Священник привел Инджи в свой дом, дал ей воды и хлеба и стал спрашивать, когда впервые явился ей дьявол, какими обещаниями соблазнил и как она могла ради суетных благ отдать на поругание свою бессмертную душу.
        Но Инджи, снедаемая дьявольской хитростью, отвечала, что никогда не видела дьявола, никогда не продавала ему свою душу и несколько раз перекрестилась, приведя священника в ужас.
        Отец Тебио сказал, что тот, кто заключает союз с дьявольскими слугами, заключает союз и с самим дьяволом, и что тот, кого держит вода, не может быть верующим христианином. Тогда Инджи, продолжая упорствовать и запираться, дошла в своем богохульстве до того, что сказала: "Ведь и Господа нашего Христа тоже держала вода, а если она не держит людей, значит, они ближе к дьяволу, чем к Богу. Бросьте в воду щенка - и он поплывет, бросьте тюлененка - и вы увидите, что он тоже умеет плавать, а ведь все эти бессловесные твари, сотворенные Богом. Если люди не умеют плавать, то только по своей вине. Может, Богу хочется поскорее отделаться от них, раз Он позволяет им тонуть? Ведь послал же Он некогда великий потоп в наказание людям? И теперь Он не хочет спасать тех, чьи души принадлежат дьяволу, а не Ему".
        Так говорила Инджи, и отец Тебио все больше убеждался, что перед ним слуга дьявола, ибо только дьявол может вложить в уста ребенка такие недетские слова.
        Священник еще раз спросил, когда и как Инджи продала лукавому свою душу. Он напомнил ей про морских зверей, но девочка, проливая лицемерные слезы, сказала, что морские звери - тоже божьи твари, а если она и видела когда-то дьявола, то лишь на земле, а не в море, и дьявол этот жил в людях, почитающихся добрыми христианами. Священник пришел в смущение и ужас от таких речей, но все еще не терял надежды, что Господь поможет ему вразумить заблудшее дитя. Он предложил Инджи признаться, что она была в морской пучине, где живет дьявол, и потребовал рассказать, что она видела там, а потом торжественно отречься от лукавого и очистить свою душу молитвой и покаянием.
        Но Инджи твердила, что никогда не видела дьявола и что морские звери научили ее плавать, ничего не требуя взамен, - и, наконец, терпение жителей Итурис истощилось.
        Они пришли к дому священника, и трое из них, в том числе отчим Инджи, вошли и спросили, отреклась ли еретичка от дьявола. Услышав, что не отреклась, рыбаки потребовали, чтобы ее немедленно сожгли на костре и прах ее бросили в море. Тогда отец Тебио спросил Инджи в последний раз, отрекается ли она от дьявола, и Инджи ответила: "Отрекаюсь". Священник спросил, сознается ли она, то бывала на шабашах в морской пучине, и она ответила, что сознается. Священник спросил, правда ли, что она продала душу дьяволу и что в награду за это дьявол заставил морских зверей служить ей, и Инджи призналась во всех этих злодеяниях.
        Тогда отец Тебио сказал, что если грешница хочет получить прощение, она должна покаяться перед всеми, торжественно отречься от дьявола и два года отбывать покаяние во славу святой церкви, а, кроме того, подозвать к берегу дьявольских слуг, чтобы жители Итурис, вооружившись баграми и святым благословением, могли навсегда отвадить дьявола от Итурис.
        Инджи обещала выполнить все, что он велит. Однако потом девочка обмолвилась, как дьявол предупредил ее однажды, что за каждого убитого морского зверя возьмет себе в жертву двух жителей Итурис - и против последнего требования священника возроптала вся деревня.
        Священник взял Инджи за руку, вывел ее на деревенскую улицу и сказал: "Она покаялась!" Инджи встала на колени и повторила вслед за ним слова отречения, а люди бросали в нее грязью и камнями.
        Инджи два года отбывала покаяние, работая у отца Тебио, и никто не смел прикоснуться к ней и заговорить с ней, а когда закончился срок ее покаяния, вернулась в дом отчима и стала, как прежде, работать там (мать ее к тому времени уже умерла).
        Хотя рыбаки не тронули ни одного морского зверя, никто не слышал больше об этих тварях, и все уж начали было думать, что беда миновала Итурис. Но вскоре случилось несчастье, показавшее всю глубину хитрости, таившийся в безбожной душе Инджи.
        Ее отчим на рассвете в панике прибежал к отцу Тебио и рассказал, что ночью в его дом ворвался дьявол, что все вокруг заполыхало мертвенным светом, а Инджи, вскочив со своего тюфяка, упала перед дьяволом на колени, и глаза ее засветились таким же зеленым жутким огнем.
        Дьявол спросил у девочки: "Ты готова вернуться ко мне и служить мне?" И та ответила: "Да, я готова!" и захохотала так, что у рыбака от безмерного ужаса отнялись ноги.
        "Тогда идем!" - сказал дьявол и вылетел из хижины, а Инджи бросилась за ним.
        Когда рыбак, придя в себя, осмелился выйти наружу, он издали увидел, как дьявол кинулся с крутого откоса в море и как Инджи бросилась вслед за нечистым. Подойдя к обрыву, отчим Инджи увидел светящийся след, уходящий на глубину, увидел слуг дьявола, пляшущих на хвостах с отвратительными ухмылками на мордах и услышал ужасный вопль, от которого упал, словно мертвый.
        Очнувшись, рыбак, бросился в дом священника с вестью, что дьявол вновь ополчился на Итурис и что покаяние Инджи не принесло никакой пользы. Уж лучше было бы сразу сжечь ее на костре! - сказал отчим Инджи.
        Все остальные жители считали так же, и отец Тебио, опасаясь гнева прихожан, тайком ушел в Кормингстон и представил этот вопрос на рассмотрение епископу Кормингстонскому. Епископ вполне справедливо рассудил, что отец Тебио проявил непростительную мягкость в отношении продавшемуся дьяволу отродья и тем самым оставил своих прихожан на милость нечистого.
        За это священный собор лишил отца Тебио сана, а в Итурис прислали нового священника, который провел обряд экзорцизма на берегу, в том месте, где в последний раз видели Инджи.
        В Итурис на два года воцарилось спокойствие, но однажды девочка, посланная своим дядей к лодке, чтобы отнести туда весла, бегом вернулась в деревню, крича, что видела на берегу русалку.
        Волнение вновь охватило Итурис.
        Снова все молились днями напролет, прося Господа защитить их от происков сатаны, а приемный отец Инджи две недели не отваживался выходить в море, опасаясь мести падчерицы и ее дьявольских рыб. Но потом он понял, что умрет с голоду, если не отправится на промысел, и все-таки вышел в море, чтобы порыбачить возле берега. Рыбак благополучно вернулся домой с хорошим уловом, не встретив в море ни русалки, ни морских зверей, и на следующий день отправился на промысел снова. И вновь не увидел в море ни тени морских зверей, и сказал, что у девчонки, которая подняла панику, наверное, помутилось в глазах. На следующий день отчим Инджи снова вышел в море - и больше не вернулся. Он не вернулся ни в тот день, ни через день, ни на третий, и тогда все поняли, что он никогда уже не вернется. По нему отслужили заупокойную службу, и вновь среди рыбаков распространился великий страх.
        Жены провожали мужей на промысел с воплями и плачем, многие рыбаки тайком брали с собой кроме креста и ладанки монету или жемчужину, чтобы откупиться от гнева русалки Инджи. Некоторые утверждали, что видели ее в море вместе с морскими зверями, слугами дьявола. Тогда, становясь на колени в лодке, рыбаки творили молитву, а кое-кто и кидал в воду свои языческие кощунственные приношения. Но больше никто не погиб, и снова русалка исчезла на два года.
        Все уже думали, что она утолила свой гнев, но дьявольская злоба сжигала сердце дьявольского отродья, и Инджи задумала дело куда более страшное, чем убийство своего отчима. В Итурис жила девочка девяти лет, и, так как была она сирота, ее взял к себе бездетный двоюродный дядя. Однажды он послал ее на берег просушить сети, и девочка увидела на берегу проклятую русалку Инджи.
        Когда на крик девочки сбежались рыбаки, русалки уже не было, но с тех пор у берегов снова стали появляться морские звери, и напрасно священник пытался справиться с этой напастью. Однако на этот раз Инджи не тронула ни одного из рыбаков, ее замыслы оказались страшнее - она задумала предать дьяволу душу невинного ребенка. Она обольстила девочку коварными речами, усыпила в ее сердце любовь к богу, вдохнула нечестивую страсть к дьяволу и уговорила стать его слугой.
        Однажды ранним утром рыбаки спустились к причалу, увидели русалку, обольщающую девочку коварными речами, и ужас объял их сердца. Кто-то крикнул: "Смотрите! Еще одно дьявольское создание появилось среди нас! Надо убить уже отравленное дьявольскими наущениями дитя!" Все бросились вперед, но русалка Инджи оказалась проворнее - схватила девочку и кинулась с ней в прибой. Не нашлось храбрецов, решившихся бы преследовать ее в море, и вместо одной русалки теперь стало две.
        Матери дрожали отныне не только за своих мужей, но и за детей своих и боялись отпускать их одних на берег, чтобы не постигла их та же участь.
        Инджи стали называть Пожирательницей Детей, и священник в отчаянии написал главному приору Турской церкви, прося его совета. Тот в ответном письме посоветовал поставить у берега каменный крест с вмурованными в него мощами и каждый день кропить его святой водой. Священник немедленно последовал его совету и поставил у берега такой крест, но это не отпугнуло русалок от несчастной деревни.
        На берегу и в море еще много раз видели русалку Инджи и Маленькую Русалку, и в течение двух веков пропадали дети из деревни Итурис и других прибрежных селений - мальчики и девочки превращались в русалок и морских людей не только в Итурис, но и по всему побережью: в Слипинге, Бруне, Брадже, Кете и даже в самом Кормингстоне. У всех пристаней стояли тогда каменные кресты и камни с изображением святых, многих из них стоят и поныне как напоминание о тех страшных временах.
        В Итурис убивали русалок и морских людей, появившихся на берегу, но морских зверей не трогали, помня признание Инджи, что за каждого убитого морского зверя дьявол заберет трех рыбаков Итурис. В других же селениях убивали и морских зверей тоже, ловили их сетями и забивали острогами. Иногда удавалось тем же способом добывать и русалок: например, однажды в Бруне рыбак увидел морского человека, выпутывающего из сетей дельфина, и убил обоих острогой. Часто, поймав дельфина и привязав его на крепкий канат на мелководье, можно было подманить таким образом других дельфинов, а иногда русалок и морских людей. Некоторые рыбаки верили, что дельфины тоже крадут детей, и церковь выдавала индульгенцию на десять лет за плавники десяти убитых дельфинов.
        Иногда русалки крали и взрослых детей. Был известен случай, когда морской человек стал каждый вечер приплывать к одной прибрежной деревне севернее Кормингстона и обольщать девушку, склоняя ее продаться сатане. В конце концов она не смогла больше противиться и ушла в море вслед за ним, отдавши ему свое тело, а дьяволу - душу.
        Говорят, морские люди и русалки имеют человеческий вид, но не носят одежды и закрываются, когда им холодно, своими волосами, которые достигают значительной длины. Они почти не умеют ходить по суше и на земле слабы, как младенцы, поэтому, увидев морского человека, надо прежде всего отрезать ему путь к морю, а потом прикончить и бросить тело в воду, чтобы отпугнуть других русалок и морских зверей. Но это безопаснее делать ночью, чтобы русалки и дельфины не смогли узнать убийцу и потом ему отомстить.
        Русалки и морские звери часто плавают вместе и, видимо, глупые звери не делают разницы между русалками и обычными людьми, вот почему дельфины иногда спасают последних во время кораблекрушений, видимо, приняв за русалок. Раньше таких людей, спасенных морскими зверями, подозревали в том, что они тоже дьяволовы слуги и убивали, но после того, как морские звери спасли архиепископа Кормингстонского после крушения корабля "Диг", архиепископ добился пересмотра этого положения. В конце концов церковь согласилась, что морские звери могут спасать и обыкновенных людей, по глупости принимая их за продавшихся дьяволу.
        Несмотря на принимаемые меры, русалки до сих пор иногда появляются на побережье, унося в море детей, а порой уводя и взрослых. Святая церковь с прискорбием должна заметить, что все попытки избавиться от этого зла не привели к успеху из-за греховности самих людей, подверженных дьявольскому соблазну. В 1414 году в Итурис во время сожжения пятидесяти четырех ведьм одна из осужденных схватила свою пятилетнюю дочь, также уличенную в колдовстве, и бросила в море, воскликнув: "Мать русалок, спаси мое дитя! Пусть защитит ее дьявол, если от нее отступился Господь!" Еще две матери малолетних колдуний пытались последовать ее примеру, но их схватили и сожгли на костре вместе с их дочерьми. Что сталось с брошенной в море маленькой ведьмой, неизвестно.
        Распространению слухов о русалках во многом способствовали лживость моряков, которые приносили слухи о русалочьем острове, лежащем якобы где-то далеко в океане; об острове, на котором есть дворцы сказочной красоты и где на деревьях растут всевозможные чудесные фрукты и даже самоцветы. Но увидеть этот остров, по словам моряков, может лишь тот, кто отречется от Бога и пожелает добра дьяволу и его отродьям.
        Пожалуй, некоторые алчные моряки и согласились бы добраться до сокровищ на таких ужасных условиях, но никто не знает толком, где лежит пресловутый остров. Одни помещают его севернее, другие южнее Кормингстона, а некоторые вообще говорят, что остров может менять местоположение по воле своих обитателей.
        В 1399 году известный историк и географ Эжен Бедо высказал предположение, что "островом русалок" является остров, находящийся в 70 милях от берега напротив селения Бино. Он основывался на том, что именно в тех водах чаще всего встречали русалок. Архиепископ Муньерс даже послал церковную комиссию на этот остров, хоть ему и нелегко было найти добровольцев; но корабль не смог подойти к острову, окруженному стеной непроходимых рифов, и даже послать на берег лодку не представилось возможным. Наблюдение же с борта корабля не дало никакой уверенности, что на острове кто-то обитает: он невелик, на нем много изрезанных трещинами утесов с заросшими лесом склонами, и, по-видимому, там живут только дикие животные, а на прибрежных скалах гнездятся птицы. Но многие моряки и по сей день стараются обходить этот остров стороной, называя его Русалочьим или Дьяволовым и уверяя, что дьявол жестоко расправится с тем. кто покусится на его владения.
        Что еще можно казать о русалках? Некоторые утверждают, что русалки получают от дьявола вечную молодость и чуть ли не бессмертие. На это можно возразить, что не в силах нечистого дать бессмертие смертному созданию, хотя, быть может, сатана и дает русалкам вечную молодость, смеясь в душе над теми, кто все равно обречен потом на вечную загробную муку. Но наиболее вероятным кажется предположением, что русалки и морские люди умирают, не дожив до старости, платя этим за жизнь, полную скверны и греха. Бесспорно одно: никто еще не видел старой русалки.
        Еще много всякой чепухи болтают о Матери Русалок Инджи, уверяя, что она до сих пор плавает по морю, ворует детей из прибрежных деревень и правит своим народом на Острове Русалок. Но Инджи давно уже корчится в серном огне, в когтях своего господина, и ее племя все реже появляется у берегов и в открытом море, глумясь над божьими и человеческими законами.
        Кет, 1436 год от Рождества Христова
        Из книги Доники Леймица "Беседы с Матерью Русалок"
        - Разве может человек жить в море вместе с рыбами? Человек так устроен, что ему потребен огонь, чтобы обогреться и поджарить пищу, потребна твердая земля, чтобы по ней ходить и спать на ней, потребно общество других людей, чтобы не потерять дар речи и человеческий облик...
        - Твои слова верны, - ответила Мать Русалок, - но знай, что все это у меня есть, и сверх того имеется многое, чего вы, люди, лишены. Далеко в море лежит остров, где поселился мой народ и основал свое государство. Вообще-то слово "государство" не совсем здесь уместно, - поправилась Инджи, - ибо у нас на острове нет ни правителей, ни подданных, ни богатых, ни бедных, ни армии, ни полиции, нет и соседних государств, которые хотели бы воевать или торговать с нами. Нас немного, и остров дает нам все, что потребно для жизни: фрукты с деревьев и воду из ручьев, а рыбу мы ловим в море...
        - А но что будет, когда вас станет так много, что вам начнет не хватать на всех еды? - спросила девочка.
        - Этого никогда не случится, - успокоила ее Инджи, - только неразумные народы полагают, будто чем больше у них рождается детей, тем лучше. Возможно, для них, живущих на материке и постоянно страдающих от войн и болезней, это действительно благо, но мы, живущие на острове, относимся к рождению детей по-другому... Только со смертью кого-либо из русалок на острове появляется новый ребенок. Это случается крайне редко, ведь мы, русалки, живем очень долго, поэтому рождение ребенка для нас всегда большое событие. У нас не рожают детей в перерывах между приготовлением обеда и стиркой, как поступают матери у вас, на большой земле. Появление ребенка для нас - большой праздник, хотя и притупленный болью недавней утраты. Живущие на материке люди забывают, что материк - по сути, тоже остров, и хотя он очень велик, размеры его все же ограничены. Однажды люди расселятся по земле так густо, что начнут убивать друга только ради того, чтобы освободить немного места для себя и своих детей. Нас же, русалок, так мало, что каждая жизнь для нас - величайшая ценность.
        - А мне говорили, что век у вас очень короткий, - сказала девочка, спустившись ниже к воде. - Ведь еще никто из матросов или рыбаков не видел старой русалки?
        Русалка Инджи засмеялась и перекувырнулась в море.
        - Это правда и неправда, дитя мое, - ответила она. - Нет, мы живем очень долго, куда дольше обычных людей. Но совершают длинные путешествия у нас только молодые русалки, их-то и видят матросы со своих кораблей. Когда же русалка взрослеет, ей, как правило, надоедать странствовать по свету, и она остается на острове, чтобы заняться другими делами.
        - Какими делами? - с любопытством спросила девочка.
        - Каждый выбирает дело себе по душе, - объяснила Инджи. - Кто-то строит чудесные дворцы, кто-то расписывает стены этих дворцов великолепными рисунками, кто-то описывает свои путешествия и жизнь людей в далеких странах, а еще сочиняет увлекательные истории о никогда не случавшемся. Есть у нас и певцы, и музыканты, и изобретатели - последние делают дивные вещи и мечтают соорудить корабль, способный летать по воздуху. Но самым большим почетом на нашем острове пользуются учителя - учителями маленьких русалок становятся самые мудрые, самые добрые и самые уважаемые обитатели острова. Это единственная должность, на которую избирают с согласия всех русалок - тогда как художником, архитектором или писателем у нас может стать каждый...
        - А если кто-нибудь вообще ничего не захочет делать? - перебила девочка русалку.
        - У нас таких нет, - ответила Инджи, - ведь ничего не делать - это так утомительно и скучно, не правда ли? Как такое вообще могло прийти тебе в голову? Мы работаем не потому, что нужда заставляет нас работать, а ради собственного удовольствия и чтобы доставить удовольствие другим.
        - Но ведь русалки, которые умеют работать лучше, должны иметь больше всяких красивых вещей, - рассудительно молвила девочка. - И остальные должны завидовать им.
        Русалка Инджи снова засмеялась.
        - Все, что делают русалки, принадлежит не только им, - сказала она. - Если кто-нибудь нарисовал прекрасную картину, этой картиной любуются все, если кто-нибудь сочинил новую музыку, ее слушают все, и в новом дворце тоже могут гулять все русалки. Некоторые строят себе собственные дома сообразно со своим вкусом, но в этих домах нет ничего такого, чему могли бы позавидовать остальные. Каждый может построить себе собственный дом, и ему помогут в этом другие русалки. У нас завидуют только интересным приключениям, но это не та зависть, которая рождает злобу и вражду.
        - Но как же вы живете без армии, без денег, без военных, без церкви? - спросила девочка. - А если на вас кто-нибудь нападет? И если у вас нет церкви, кто спасет наши души?
        - Если на нас нападут, мы будем защищаться, - ответила Инджи. - Мы знаем все рифы и мели вокруг нашего острова, мы знаем тайные подземные пещеры, мы знаем все тропинки в горах и холмах нашего острова. Мы будем сталкивать камни со скал на врагов, мы будем защищаться не хуже воинственных кеттов - но неужели из-за того, что к нам однажды могут прийти враги, мы должны терпеть среди нас зло и притеснение, которые дают вам, людям, государство, армия, деньги? Лучше уж сразу погибнуть в бою с врагом, чем из года в год терпеть зло от своих же соотечественников. И неужели ради мнимой угрозы нашим душам мы должны сносить алчность и лживость церкви? Мы не учим своих детей насилию, и это лучше всего показывает им, что насилие нестерпимо; но если придет беда, они будут сражаться с врагом не хуже ваших сызмальства обученных убийц. И даже ваши священники признают, что лишь души алчных, жестоких и корыстолюбивых после смерти будут мучаться в аду - так не лучше ли просто не быть жестоким, алчным и корыстолюбивым, чем тратить время на покаяния, молитвы и посещение церквей?
        - Я, кажется, все больше люблю ваш остров, - сказала девочка. - Наверное, там чудесно! Но разве вы никогда не скучаете по большой земле, по остальным людям?
        - По правде говоря, ваши люди почти не стоят того, чтобы по ним скучать, - сказала Инджи, и улыбка ее стала зловещей. - Но мы путешествуем не только по морю, но и по суше...
        - Как?! - воскликнула девочка. - Почему же никто никогда не видел русалок на суше?
        - Потому что люди считают, что русалка непременно должна быть с рыбьим хвостом - но скажи-ка, разве ты видишь у меня рыбий хвост, или чешую? Если я облачусь в ваши одежды, никто не отличит меня от обычной женщины. Когда мы ходим по земле, мы стараемся во всем подражать обычаям людей, и есть русалки, которые побывали во многих странах, оставаясь неузнанными, и изучили много человеческих языков. Научиться носить человечью одежду легко, куда труднее понять людские нравы и законы. Например, никому из русалок и в голову бы не пришло отдавать прекрасные картины, интересные книги и даже собственных детей за красивые шарики, которые вы называете жемчужинами... Но уж коли вы, люди, питаете такую страсть к подобным безделушкам, русалки берут с собой побольше жемчужин и свободно гуляют по земле, дивясь на странные обычаи людей. Ведь среди русалок много таких, которые родились на нашем острове, и все это им в диковинку.
        - Нет, я просто должна побывать на вашем замечательном острове! - пылко воскликнула девочка.
        - Так за чем же дело стало? - спросила Мать Русалок, подплывая совсем близко. - Дельфины к нашим услугам. Иногда мы плаваем и одни, но с дельфинами можно передвигаться куда быстрее.
        - Так я иду, - сказала девочка, но задала еще один вопрос:
        - А почему дельфины соглашаются вас возить? Потому что так им приказал морской дьявол?
        - Ну что ты, - ответила Инджи. - Я ведь уже объяснила тебе, что все рассказы про дьявола - гнусная клевета. А дельфинам мы платим, доставляя им любимую еду.
        - Какую же? - сгорая от любопытства, спросила девочка и спустилась к самой воде.
        - Маленьких детей! - ответила Мать Русалок, схватила свою собеседницу и бросила ее в жадно раскрытые пасти морских зверей.
        1556 г
        * * *
        Столь нравоучительный конец не помог Донике Леймицу, как не помогло ему и то, что он посвятил свой труд своему покровителю герцогу Эральскому. Книга Леймица была изъята сразу после выхода в свет, и лишь заступничество герцога помогло автору избежать суда святой инквизиции. Однако Леймицу пришлось бежать, и вскоре он закончил жизнь в одной из деревушек Иберии - кто говорит, что от скоротечной чахотки, но большинство считают, что его постигла кара Господня за написание столь богохульной книги.
        Легенда о Санта-Глории Из "Исторических хроник" Армана Ливада
        В конце десятого века, когда кеттские воины выжигали прибрежные селения от Кеттского плоскогорья до Рудных гор и поднимались по рекам до самого Шека (столица королей пять раз была подожжена и разграблена кеттами), король Дангрид Белый решил раз и навсегда покончить с этими вторжениями и закрыть северным воинам доступ в свою страну. Он велел одному из своих вассалов, графу Ивельсу, поставить крепость на скалистом мысу Анхилан, а вторую крепость - напротив, на острове Делл, дабы закрыть проход в узкий залив между этим островом и материком. По этому проходу из века в век кетты вели свои корабли в грабительские походы, и между множеством мелких и больших островов, подводных скал и сталкивающихся друг с другом течений не было другого морского пути от Кеттского плоскогорья к Рудным горам, ведь тогда еще никому не удавалось обогнуть Тысячу Островов.
        Граф Ивельс знал, что кетты не позволят ему закрыть перед их носом дверь, ведущую к богатым странам и теплым морям, и понимал, что единственный способ выполнить приказ короля - это успеть построить крепости, пока море покрыто льдом и корабли кеттов не могут появиться в этих местах. За пять месяцев он успел поставить на мысу Анхилан и на острове Дел укрепления, которые могли носить название крепостей, а после того, как сошел лед, перегородил пролив цепями. Все укрепления в целом носили название "Шатдо"; две береговых крепости состояли наполовину из естественных пещер, служивших прежде местами стоянок кеттов на пути их к Крамию, а наполовину из возведенных вручную грубых стен.
        Запасы еды к весне у людей графа почти истощились, и оставшиеся в живых после тягот суровой зимы пытались заниматься рыболовством и ловлей птиц на скалах, бунтовали и требовали возвращения домой из скалистой богом проклятой бесплодной пустыни.
        Едва сошел лед, на трех драккарах появились кетты - разведчики нового года. Передовой драккар наткнулся на подводную цепь и затонул, остальные попытались причалить к берегу Делла, но вооруженные луками и горящими стрелами отчаявшиеся люди на острове не дали язычникам даже приблизиться к нему. Уцелевшие драккары ушли, а через месяц у Шатдо появилось уже шестнадцать драккаров.
        Две крепости - береговая и островная - несколько дней защищали пролив, но на этот раз не смогли помешать кеттам высадиться на сушу. Крепости были окружены, в них начался ужасный голод. Островная крепость сдалась первой, и кетты повели ее корабли вместе со своими драккарами против крепости береговой; уцелевшие враги служили им лоцманами, с мачт свисали отрубленные головы прочих островитян. В береговой крепости начался бунт, и графа Ивельса, запрещавшего сдаваться, убили.
        После этого кетты ворвались в крепость.
        Дружина графа пыталась защищаться и была вырезана до последнего человека. Остались лишь сервы, которых граф привел с собой на строительство крепости, и несколько женщин и детей, в том числе малолетняя дочь графа Ивельса - Глория.
        В память об этой победе вождь кеттов Эрвин (в том походе три главаря северян объединились под властью одного вождя; потомком этого вождя будет Эрвин Победоносный, первый король династии Гольденрассов), приказал высечь в скалах гигантскую фигуру кеттской воительницы, указывающую мечом на юго-восток - чтобы жители Крамии вечно помнили о нависшем над ними мече северного народа и не пытались больше становиться на пути северян. Шатдо (как и многие другие крепости и города к северу) после этого еще триста лет оставался в руках кеттов, и самая северная провинция Крамии и по сей день зовется Кет-номом.
        Побежденных, по обычаю, кетты должны были сделать рабами, "прахом под ногами", и либо оставить себе, либо продать на восточных рынках. Но кеттский вождь Эрвин, пируя со своими воинами в главном зале береговой крепости Шатдо, еще не пресытился кровью и зверствами, творимыми язычниками при взятии крепостей. Он приказал выстроить перед собой всех пленных и предложил им выпить из черепа крови убитых, поклявшись своим языческим богом Одином, что тот, кто выполнит этот обряд, отречется от христианской веры и поклянется в верности языческим богам, останется в живых, прочие же станут кровавой потехой для него и его воинов. Многие сервы согласились выполнить обряд и поклялись служить богу Одину и его жене Фрейе. Но другие отказались предать истинную веру.
        Эрвин начал насмехаться на ними, говоря, что они должны быть ему благодарны - ведь христианская вера обещает вечное блаженство тем, кто в этой жизни будет "прахом под ногами" или мученически умрет за Христа. И сейчас он дарует им именно такую кончину. Эрвин сказал, что лучших рабов, чем христиане, ему еще не приходилось видеть, потому что только христиане сами именуют себя "рабами" и даже, сдается, кичатся своим рабством. Потом он велел принести бочонок нефтара, вывезенного из греческих земель, окунул в бочонок пропитанную маслом пеньковую веревку и объявил, что тому из пленных, кто отважится подойти и загасить фитиль руками, он подарит свободу и жизнь. С этими словами он поджег конец веревки, но никто не тронулся с места, потому что фитиль был слишком короток, а о страшной смертоносной силе греческого огня были наслышаны все. Только Глория, дочь графа Ивельса, бросилась на середину зала и хотела схватить руками фитиль, но не успела этого сделать, и бочонок взорвался, послав огонь во все стороны. Шестеро пленных и двое кеттских воинов сгорели в страшных мучениях, Глория же чудом осталась жива, но
ослепла, и у нее было изуродовано лицо.
        Вождь Эрвин поклялся всеми языческими богами, что Глории следовало было родиться в Сингре, а не в стране христианских трусов, и предложил удочерить ее и увезти с собой. Но Глория отказалась, и тогда Эрвин пообещал, что исполнит любое ее желание. По ее просьбе он дал свободу всем, кто не принял языческой веры, и дал клятву в тот год не грабить селений ее страны. Мудрая слепая Глория не попросила большего, но и из-за такой клятвы Эрвин чуть было не лишился власти верховного вождя. Однако он все же заставил своих соплеменников отказаться в тот год от военных набегов в тех краях и не нарушил клятвы.
        Жители Луста (теперь город Кет) были поражены, когда к их берегу подошли драккары, но без наводящих ужас боевых украшений на ахтерштевнях, что означало - кетты явились с миром. Один из драккаров причалил к берегу, из него вышли воины и вывели пленников, потом человек в золотом шлеме с крыльями вынес на берег маленькую девочку. После чего все воины снова поднялись на свой корабль - и драккары кеттов исчезли, не разрушив ни одного жилища и не убив ни одного человека.
        Ошеломленные жители рискнули выйти на берег, только когда драккары скрылись вдали, и от бывших пленников узнали, чьему заступничеству обязаны столь необычной удаче.
        Почет, которым окружили Глорию жители Луста, делает им честь; но они не удовольствовались обыкновенным гостеприимством и начали приписывать чудесному ребенку множество волшебных свойств. В конце концов ее окружили чуть ли не ореолом святости. Ей вели на исцеление больных, и есть много свидетельств о том, как она излечивала неизлечимых только при помощи "тихой беседы". Из других городов стали приезжать, чтобы посмотреть на маленькую святую.
        Но Глория недолго прожила в Лусте (где до сих пор сохранился "дом Глории" - там она жила у приютившей ее семьи). Она сказала, что ей явилась дева Марии и пообещала вернуть ей зрение на берегу озера с ярко-синей водой. С того времени начались скитания Глории, с которыми связано столько легенд, что я не буду тратить времени даже на простое их перечисление.
        А Кет-номе в каждом округе есть какая-нибудь реликвия, связанная со "скитаниями Санта-Глории", и еще больше таких реликвий находится в Глория-номе.
        В конце концов "озеро с синей водой" было найдено, и Глория поселилась на его берегах. Слава святой во время ее скитаний возросла настолько, что на следующий год вокруг ее хижины выросло целое селение, где жили люди, желавшие быть рядом со знаменитой Глорией. Некоторые верили, что уже одним подобным соседством обеспечат себе вход в царствие небесное. К славе любого другого земного "святого" церковь наверняка отнеслась бы ревниво, но почтение к Санта-Глории было так велико, что ни один служитель церкви не осмеливался возражать против этого титула, и Глорию канонизировали еще при жизни. Сам епископ Кормингстонский навещал Санта-Глорию в ее жилище и в конце концов уговорил посвятить себя деве Марии.
        На берегу "озера Глории" вырос монастырь, который назвали монастырем Глории, хотя та была в нем простой монашенкой, отказавшись от чина настоятельницы.
        Легенда гласит, что Глория прозревала, глядя в воду синего озера, и не только видела все, что отражено в его водах, но и могла видеть в них все, что произойдет в грядущем и все, что происходило в прошлом. Ее тихое слово было законом для всех, кто приходил к озеру Глории, и названия излюбленных народных баллад - "Глория и разбойник", "Санта-Глория и неверный", "Заступничество Санта-Глории" - говорят сами за себя. От легенды о Санта-Глории пошло и выражение "видеть ясно, как в синем озере", т. е. видеть насквозь, разгадывать обман.
        Постепенно вокруг монастыря, озера и других монастырей, теснившихся вокруг монастыря девы Марии, вырос город, названный Санта-Глорией.
        Санта-Глория умерла в глубокой старости и была похоронена в склепе монастыря.
        Торнихоз Альбус Гольд, "История нашей страны"
        Название нашей стране дала Крамийская долина между Рудными горами и Кеттским плоскогорьем, а равнину так окрестили римляне по имени жившего там некогда племени крамов. Кроме этого племени, Крамийскую долину населяло еще множество племен, которые ссорились или заключали друг с другом союзы.
        Когда в эту долину хлынули кочевники-варвары и, после векового спора сравняв с землей римские крепости, основали там свои поселения, название долины осталось прежним. По нему и страна, которую основал Генстон, вождь племени эсвеев, стала называться Крамией, а народ, населяющий ее - эсвеями; эти названия остались даже после того, как империя Генстона распалась, и каждый вождь и владелец клочка земли перестали подчиняться королевской власти.
        Когда пришли римские воины, они начали вырубать леса, чтобы расчистить землю под виноградники и пашни.
        Племя лесных охотников крамов отступало вслед за уничтожаемыми лесами, пока граница лесов не дошла до нижнего течения Альсенны. Дальше этой границы римлянам не удалось продвинуться за все время их владычества, и там, в непроходимых лесах, племя крамов осталось жить свободным от римских законов; туда же бежали другие лесные племена, не желавшие мириться с новыми порядками. Там они поклонялись старым богам, и ни один римский воин не смел углубиться в лес дальше чем на полсотни шагов без риска, что его настигнет отравленная стрела или не заведет в болота куматан - Хранитель Засечной Черты. Считалось, что старые духи: альки - хранители кладов; торни - лесные стражи; маленькие жители холмов; слуги волшебницы Эхо, живущие в дуплах деревьев и заманивающие в трясину и в дебри; речные и озерные русалки до сих пор обитают в дебрях Торнихоза и никому не позволяют вторгаться в свои владения.
        Когда в Крамийскую долину хлынули варвары-эсвеи, истребляя тамошние римские гарнизоны, племя крамов не признало и этих пришельцев и продолжало жить по старым обычаям, в ладу со старыми духами.
        Много столетий подряд воинственные феодалы эсвеев - то один, то другой - пытались отхватить кусок бесполезной чащи и поставить там свой замок. Время от времени такие попытки удавались, но обычно такие укрепления не стояли долго. Начиная с пятого века владения крамов назвали Торнихозом - в устоявшемся переводе на эсвейский "Домом Домового" - и обитатели тамошних лесов земель внушали эсвеям суеверный трепет.
        В девятом веке архиепископ Шекский призвал христиан вырубить торнихозские леса и обратить язычников-крамов в христианство. Ему удалось собрать отряд в тысячу пятьсот человек, готовых на все, лишь бы получить обещанную щедрую награду и солидный надел земли в вечное пользование. К тому же архиепископ обещал наемникам-крестоносцам надежную защиту от козней нечисти, населяющей торнихозские леса: собранный им отряд под командованием безземельного графа Мальрока охраняли мощи Святого Франциска Сагарского и изображение богоматери, освященное папой. Под таким прикрытием люди решились врубиться в торнихозские леса, но только сотне человек удалось вернуться, а мощи Святого Франциска, и изображение богоматери, и сам граф Мальрок навечно остались в торнихозских болотах и лесах.
        После этого даже граф Роберт Лев, чьи владения подходили вплотную к Торнихозу и который поглотил земли всех соседних мелких и крупных феодалов - даже он ни разу не подумал о том, чтобы увеличить свои владения за счет торнихозских лесов. А может быть, он помнил предсказание Санта-Глории: "С гибелью Торнихоза погибнет весь эсвейский народ, и чужие люди будут жить от Анценны до Маринары".
        В предсказании этом крылся практический смысл. Точно так же, как Рудные горы прикрывали страну от набегов шапарских племен, точно так же, как Кеттское плоскогорье защищало ее от вторжений кеттов, так и дебри Торнихоза служили эсвеям щитом от лимийцев и жителей Голханских степей - более надежным, чем любые укрепления с многочисленными гарнизонами.
        Это понимал Эрвин Победоносный и сдерживал церковь, возмущенную близостью язычников и тем, что столько земли и ценных пород деревьев пропадает зря.
        Однако это не всегда понимали правившие после Эрвина короли династии Гольденрассов и Эмбери, и многие из них делали все, чтобы сломать и уничтожить восточное прикрытие страны.
        Торнихозские леса раздражали их еще и тем, что слишком много бродяг и голи укрывалось в тамошних чащах. Правда, только немногим из беглецов удавалось ужиться с племенем крамов. Бродяги, бежавшие от королевских законов и поклонявшиеся зачастую и христианскому богу, и духам крамов, основали первое поселение, Тенжамен, в верховьях реки Анценны и стали называть себя симпанами - Свободным Народом Лесов.
        Спустя сто лет Гарольд Хитрый согласился признать свободу симпанов, и с тех пор поселения вокруг Тенжамена стали стремительно расти. Наконец-то церковь смогла воздвигнуть в Торнихозе деревянные церкви, куда не очень охотно отправлялись священники - симпаны не отличались благочестием, хоть и называли себя христианами. Зато они были превосходными лесорубами, и половина леса для постройки кораблей и домов в восточных номах сплавлялись по Анценне и Ниде. Королю было выгодно жить в мире с симпанами, а симпанам было выгодно жить в мире с крамами и торнихозской нечистью; только церковь не желала этого, и, едва укрепившись в Торнихозе, стала проповедовать закон божий куда энергичнее, чем того хотелось бы крамам. Поэтому священники часто погибали там от дурных болезней, а поселения симпанов не раз горели и зарастали лесом.
        Но - в войнах и в мире - поселения симпанов росли, превращаясь в города, куда приходили и крамы покупать хлеб и оружие и продавать дичь, которой по-прежнему были полны их леса. Из этих городов уходили в чащу на борьбу с язычеством подвижники-христиане. Многие из них разделили судьбу графа Мальрока и его рыцарей, но некоторым удалось убедить крамов в правоте своих слов. Правда, это больше касалось умения сеять зерно и пользоваться огнестрельным оружием, чем служения христианскому богу, но постепенно крамы учились и тому и другому, хотя по-прежнему, прослушав проповедь о мученичестве Христа, с чистой совестью шли к своим святилищам и оставляли часть добычи духам Озер и Болот.
        Племя крамов было слишком независимо и во всем привыкло полагаться на свои суждения, потому что каждый крам был хозяином в своих владениях и его пропитание и жизнь зависели только от него самого. Смирение не было в чести у крамов: у них почитались умелые охотники, смелые воины, зоркие следопыты. Каждая семья жила в жилище из неотесанных бревен, как можно более искусно спрятанном в чаще или среди болот. В мирное время у крамов не было официальной власти, в военное же все кланы племени выбирали себе вождя, а из вождей кланов избирали вождя вождей. Но еще чаще такой вождь избирался из странствующих охотников-одиночек, не имеющих семьи, не принадлежащих ни к одному клану - такие одиночки назывались альсингами и заменяли крамам и военных вождей, и жрецов. Считалось, что они правдивее других толкуют волю духов, потому что бывали там, где не бывал ни один другой крам и видели сборища духов на вершине холма Спиритсмаунтен.
        Любой крам обязан был оказывать альсингам гостеприимство и прислушиваться к их словам, но те не могли оставаться в каком-либо клане дольше, чем на один год. Почет, любовь и вечные скитания - таков был удел всех альсингов, а их было немало в лесах Торнихоза. Поэтому крамы избежали господства вождей и тирании жрецов. Их жрецы-альсинги были скорее связными между отдельными кланами, рассеянными по огромному лесу, хранителями сказаний и разносчиками новостей, миротворцами при вражде, вспыхивающей между отдельными кланами и военными вождями при опасности, угрожающей всему народу, чем заносчивыми толкователями воли духов, богатеющими от своей близости к ним.
        При своей скитальческой жизни альсинги не могли копить богатства, а обычаи трехтысячелетней давности запрещали им жить иначе. Как только альсинг оседал на одном месте и обзаводился семьей, он переставал быть альсингом, но это случалось редко. Чаще альсинг переставал быть альсингом и оседал в каком-нибудь клане под конец жизни; каждая семья была рада дать приют такому человеку, считая, что к нему особенно благосклонны Духи.
        Мучительная смерть ожидала того, кто убьет альсинга - будь он крам, симпан или эсвей. Тело убийцы бросали в болото, а его семья должна была уйти и поселиться там, где ее никогда не увидит ни один человек. Таков был Древний Закон Леса.
        Этих законов у крамов существовало множество; они почти никогда не нарушались и пережили три тысячелетия. Письменности у крамов не было, но каждый из них с раннего детства выучивал законы наизусть: Законы леса, Законы людей и Законы людей.
        Среди крамов порой вспыхивала кровная вражда; бывало, от этого погибала вся семья, а если месть случалась среди семей разных кланов - то и целый клан. Все же в большинстве случаев альсингам удавалось помирить враждующих. При случайном убийстве две семьи могли породниться и тем самым замириться через родившихся от такого брака детей. При умышленном убийстве (которые случались редко, ведь Закон людей запрещал убивать людей своего племени и освящал обычаи гостеприимства), семья убийцы могла заплатить выкуп за кровь, назначенный семьей жертвы. Выкуп этот принимался крайне неохотно, все предпочитали выкуп кровью, так как убийство из мести не считалось убийством. Вражда могла прекратиться, если семья убийцы выдавала его, но такого почти никогда не случалось. Более приемлемым для обеих сторон был другой выход: убийца обрекал себя на добровольное изгнание, или его изгонял клан. Такой изгнанник становился одиноким странником вроде альсинга, с тем большим отличием, что встречали его далеко не так гостеприимно, как альсинга, и называли пронсимальдом - запятнанным кровью.
        Так или иначе, но с появлением общей военной опасности кровная вражда мгновенно прекращалась, и бывало, что кровники становились побратимами, а бывший пронсимальд получал право вернуться в свой клан с общего согласия семьи убитого.
        Вообще связи между семьями, составляющими клан и тем более между отдельными кланами в обычное время были довольно слабы, потому что семьи селились на больших расстояниях друг от друга, чтобы не мешать друг другу охотиться. Но в праздники, общие для клана, все его члены собирались в традиционном месте - на большой поляне, обычно служившей для таких праздников из года в год, а то и из века в век. В общий для всех крамов праздник - Асмакан, Праздник Весны, - все кланы собирались на огромной поляне недалеко от холма Спиритсмаунтен, и в это время прекращалась любая вражда.
        Ни один эсвей и ни один симпан до восемнадцатого века не проникали на праздник Асмакан (в Торнихозе до сих пор упорно продолжают различать эсвеев - жителей всей Крамии, кроме Торнихоза, и симпанов - жителей городов и поселков Торнихоза, хотя для всех остальных симпаны - те же самые эсвеи, потомки средневековых голодранцев, бежавших в леса Торнихоза).
        После того, как крамы попробовали христианской религии и нашли, что кусок хлеба иногда приятно разнообразит их стол, они стали возделывать небольшие участки в лесу, чаще всего на полянах и у болот. Каждая семья обрабатывала свой участок, но по-прежнему основной их пищей была дичь и лесные растения, которые никогда не иссякали благодаря строгим правилам Закона Леса.
        Так, исподволь, христианская религия и эсвейская цивилизация начали проникать в торнихозские леса, но при малейшей неосторожности дело шло прахом и все приходилось начинать сначала.
        Так было в 1762 году, когда лесорубы начали вырубать лес возле Волчьей Горы. Волчья Гора была посвящены Волку, как Олений дол - Оленю, Лисий яр - Лисе, и там никто не смел охотиться на этих животных. Когда по приказанию Генриха II началась вырубка у Волчьей Горы, крамы объединились, как объединились бы при вторжении врагов. В то время уже около ста лет не было сколько-нибудь серьезных столкновений с крамами и торнихозской нечистью, и многие начали думать, что не так страшен черт, как его малюют, что крамы - это всего лишь горстка неразвитых туземцев, и что людям, действующим по приказу короля, не стоит обращать на них внимания. Начальник лесорубов всю жизнь прожил в Шеке, о крамах знал понаслышке и лишь засмеялся, когда вышедший из лесу человек спокойно запретил рубить здесь деревья и приказал ему и его людям уйти отсюда к закату.
        На шапке у этого человека было перо ворона, что означало - кланы объединились против общего врага и вождь вождей посылает к врагам гонца-альсинга. Несколько лесорубов, сообразивших, что их ждет, не стали дожидаться заката, но остальным было плевать и на Волчью гору, и на угрозы крамов. В результате гибель отряда лесорубов дала толчок началу "лесной войны", которая закончилась быстро и бесславно, как и все другие акции неразумного короля.
        Преемник Генриха II, Генрих III, потратил много сил на то, чтобы загладить глупости своего вспыльчивого деда, и в его долгое царствование было многое сделано для налаживания мирного сосуществования крамов, симпанов и эсвеев. В Торнихозе до сих пор с уважением вспоминают этого короля, насколько крамы способны уважать человека чужого племени.
        Говоря о характере и нравах крамов, не надо забывать, что их нравы часто противоположны по отношению к друг другу и по отношению к чужакам. Чужих крамы не любят и не доверяют им и, как ни странно, даже больше, чем эсвеев, недолюбливают симпанов, хотя последние куда ближе к ним, чем жители остальных областей Крамии. До сих пор существует глухая вражда между "лесными крамами", живущими в лесу так, как тысячи лет назад жили их предки, и симпанами в немногочисленных городках Торнихоза.
        Хотя теперь прошли те времена, когда нельзя было сунуться в торнихозский лес из боязни отравленных стрел и порчи, все же в Торнихозе есть места, в которые до сих пор небезопасно углубляться.
        Стоит рассказать еще немного о торнихозской нечисти и торнихозских суевериях. Один только список всех Обитателей Леса занял бы, пожалуй, целую книгу, и предания крамов говорят, что в прежние времена эти загадочные существа жили по всей Крамии вплоть до самой Маринары.
        Любопытно, что в Сэтерленд-номе и в Шек-номе при рождении ребенка принято бросать в проточную воду серебряную монету, чтобы умилостивить торни и не дать им украсть малыша - как поступают и в Торнихозе. (Кстати, торни - маленькие волшебные человечки, делятся на торни-хоз, домашних торни, хранителей очага и семьи, и торни-кун, диких торни, которые и воруют детей). Во многом верованиях северных провинций и Торнихоза совпадают: так, например, в Кете и Глории тоже верят в хранителей очага, которым нужно оставлять у камина еду, только называют их не торни-хозами, а минни.
        С древних времен крамы (и, особенно, альсинги) считались непререкаемыми авторитетами по части укрощения нечисти, и в случае мора, черной порчи и других колдовских бедах смельчаки из разных номов отправлялись с дарами в торнихозские дебри, чтобы уговорить альсингов унять разгневанных духов. Возможно, эти альсинги-миротворцы как раз и способствовали распространению культа торнихозской нечисти по всей стране.
        1923 г.
        Оглавление
        - Легенда о русалке Инджи из деревни Итурис . Из "Исторических хроник" Армана Ливада
        - Из книги Доники Леймица "Беседы с Матерью Русалок"
        - Легенда о Санта-Глории . Из "Исторических хроник" Армана Ливада
        - Торнихоз . Альбус Гольд, "История нашей страны"

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к