Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Нуждин Андрей: " Охотник За Чудовищами " - читать онлайн

Сохранить .
Охотник за чудовищами Андрей Станиславович Нуждин
        Бывший снайпер отряда специальных операций, а ныне попавший в Зону Отчуждения, известную как "Зона Питер", сталкер Старый отправляется на поиски таинственного хабара и вступает в схватку с одним из опаснейших мутантов - деструктором. Во время сражения с ним Старый оказывается в неизвестном лесу. И, как оказалось, в неизвестном мире, полном чудовищ.
        Андрей Нуждин
        Охотник за чудовищами
        Глава 1
        По густому болотистому лесу бежала девчонка. Пятна солнечных зайчиков прыгали по сарафану, совсем недавно сменившему детскую рубашонку, лучики солнца скользили по плечам, спине, босым ногам, изредка на короткий миг слепили глаза, но девочка не замечала этого - страх нёс её сквозь чащу.
        Нырнув в низинку, беглянка тут же начала оступаться в глубоком мягком мху. Кочки бросались под ноги, норовя повалить напуганную бедолагу, деревья будто нарочно цепляли сучьями широкий подол, хлестали по лицу. "Лес-батюшка, кормилец родненький, помоги!".
        Перевалив за поросший ельником пригорок, девчонка без сил повалилась на землю, прижалась к ней, стараясь стать незаметной. Она прислушалась, дрожа от страха и холода. За пригорком, совсем рядом, послышался свист крыльев. Издав тоскливый всхлип, беглянка вскочила и понеслась дальше изо всех оставшихся силёнок.
        Поляна, на которую она выбежала, тонула в полумраке тени, отбрасываемой растущими почти правильным кругом деревьями. Уперевшись в колени и ощущая, как гудят от усталости ноги, девчонка отдышалась, оглянулась назад и с трудом выпрямилась, собираясь бежать дальше. Короткий взвизг прокатился по поляне, перед беглянкой стоял невесть откуда взявшийся крылатый змей.
        Он жадно облизнулся, глядя на настигнутую добычу, и уже было шагнул к ней, когда раздавшийся сухой щелчок заставил чудовище замереть. Девчонка пятилась, не сводя с преследователя полных ужаса глаз, и змей двинулся к ней, наслаждаясь беспомощностью жертвы. Громкий голос, зло бросивший несколько непонятных слов, наотмашь ударил гигантскую ящерицу, взмахнувшую кожистыми крыльями, чтобы не повалиться на землю.
        Девчонка запнулась об попавшуюся кочку, с размаху усевщись на неё. За спиной зашуршали ветки и, обернувшись, она увидела высокую фигуру, скрытую под оплетавшей её растительностью. Фигура двинулась к насмерть перепуганной беглянке, миновала её и встала, заслонив от чудовища.
        Змей насторожённо следил за невиданным существом, ощущая тревогу. Зашевелившаяся добыча напомнила о себе, и голодный монстр вновь облизнулся, шагнув вперёд. Похожая на ожившую частичку леса фигура неспешно завела верхнюю конечность за спину, девчонка увидела зеленоватую ладонь, нырнувшую под сплетение ветвей и листьев. С лёгким шуршанием на свет медленно появилась стальная полоса, солнечный зайчик с размаху ткнулся в неё, заставив металл вспыхнуть яркой искрой.
        Змей, как любая нечисть, боялся железа пуще огня и доброго сквернословия, острый нож длиной в локоть смотрел ему в грудь. Голод и страх перемешались в голове чудовища, превратившись в яростный порыв: взмахнув крыльями, оно ринулось к добыче. Левая конечность "лешего" выстрелила вперёд, хватая тонкую гибкую шею возле уродливой головы, сжала горло. Солнечный зайчик испуганно шарахнулся в сторону, когда нож нырнул в чешуйчатое тело, пронзая сердце незадачливой твари. В полном молчании "леший" смотрел, как змей умирает. Наконец бездыханный монстр свалился на запятнанный кровью мох.
        Лесное существо повернулось к девчонке. Поднеся нож к тому месту, где должно было быть лицо, неожиданный заступник осмотрел оружие, вырвал из-под ног пучок жёсткой травы и тщательно вытер клинок. Бедный ребёнок чуть не завопил от ужаса, когда левая рука существа содрала с правой зелёную грубую кожу, обнажив человеческую руку. Пальцы тронули растительность на груди и потащили её вверх.
        Мужское лицо, испачканное чем-то тёмным, глянуло на девчонку голубыми глазами. Та охнула и потеряла сознание.
        ***
        В это утро Зона вела себя крайне неспокойно. Мутанты будто с цепи сорвались, хаотично проносясь мимо группы сталкеров, шагающих выполнять полученное задание. Твари держались поодаль, не пытаясь напасть, но были до предела взвинчены.
        - Старый, чего это с ними? - спросил у шагавшего первым сталкера молодой новичок.
        Высокий светловолосый мужчина средних лет пожал плечами, накрытыми маскировочной сетью, и махнул затянутой в снайперскую перчатку рукой, призывая следовать за ним. В этой группе он заслужил авторитет практически моментально, трое бывалых сталкеров безоговорочно признали Старого лидером, разок увидев его в деле. Винторез бродяги творил тогда настоящие чудеса, уничтожая незнамо откуда взявшуюся в районе Яслей банду.
        Мародёры предпочитали не забредать в этот лагерь новичков: поживиться тут было нечем, зато ветераны-наставники вполне могли шкуру спустить. А тут на тебе - банда в пятнадцать неимоверно тупых голов пёрла к Яслям, как к себе домой.
        Они вчетвером тогда только вышли на очередной заказ и столкнулись бы с бандитами нос к носу, если бы не Старый. Он насторожился и посоветовал напарникам укрыться, сам же моментально исчез, будто провалился сквозь землю. Мародёры даже не услышали шёпота Винтореза, методично выбивающего всю эту гопоту. Оставалось только добить последних разбежавшихся бандитов.
        С лёгкой руки троих сталкеров об этом узнал весь лагерь. Лабазник Торгованыч, промышлявший продажно-закупочной деятельностью, живо сориентировался, и уже через пару дней налаженный контакт принёс сторонам взаимовыгодную сделку, предполагающую поиск интересующего лабазника предмета. За это время четвёрка суровых мужчин пополнилась молодым парнем, пару месяцев осваивавшим сталкерскую науку, уж больно настойчиво глава ветеранов-наставников Валидол просил за новичка. Все ритуалы для выхода в Зону были соблюдены, и группа бодро пошагала в обозначенную на электронной карте точку, указанную торговцем…
        Путь лежал неблизкий и не очень безопасный. В окрестностях Флоры - крупнейшего в Зоне научного лагеря - предстояло найти укрытый в одном из заброшенных домов хабар. Кто его там оставил, Торгованыч объяснил весьма туманно, как и описал саму цель путешествия, но заплатить посулился щедро, назвав действительно хорошую сумму. В принципе, обычный эпизод из насыщенной сталкерской жизни. Сходи, принеси, получи расчёт.
        Конечно, Старый заподозрил подлянку, по размеру прямо пропорциональную обещанной сумме, но выбирать не приходилось. Лишь бы парень под ноги не лез, а четверо опытных в подобных приключениях мужиков справятся.
        Сталкеры, пользуясь случаем, как могли наставляли пребывающего в восторге новичка, только Старый всё так же молчаливо вёл группу в направлении хабара. Флора оставалась чуть в стороне, напоминая о себе еле слышным урчанием генераторов, когда впереди замаячила бывшая деревенька с непригодными уже для жилья домишками.
        Мутанты продолжали вести себя не как всегда, истерично петляя по округе, и Старый занял наблюдательную позицию, оглядывая деревеньку вдоль и поперёк. То, что он увидел, бывшему снайперу очень не понравилось: зверушки будто на невидимой привязи болтались вокруг бывшего населённого пункта, не в силах далеко отойти и шарахаясь в ужасе от домиков, если приходилось подобраться к ним слишком близко.
        - Как думаешь, командир, что тут за ерунда происходит? - поинтересовался один из напарников, лежащих рядом. Он тоже водил биноклем то по чернеющим избушкам, то по курсирующим мутантам.
        - Как всегда. Плохо там, - коротко отозвался Старый.
        Троица понимающе хмыкнула, не обращая внимания на удивлённо глядящего новичка. Уже привыкшие полагаться на чутьё старшего сталкеры не стали выспрашивать подробности, ожидая дальнейших распоряжений. Старый убрал бинокль и вынул из нагрудной кобуры пистолет.
        - Ждите тут, пойду прогуляюсь. Место плохое, - повторил снайпер. Он накинул на голову маскировку и исчез в зарослях. Новичок привстал, силясь определить путь командира, пока не получил подзатыльник.
        Поначалу Старый пытался держаться подальше от чувствительных мутантов, но скоро понял, что те хоть и засекали его моментально, ничего не могли поделать с непреодолимой силой, ведущей их, заставляя то отдаляться от строений, то вновь возвращаться к ним. Постепенно снайпер подобрался к почти рухнувшей избушке и мысленно выдохнул: в руинах удобно спрятаться и держать оборону.
        Метка на карте утверждала, что искомый хабар притаился неподалёку, всего через дом. Но в условиях Зоны это пространство можно было преодолеть и за несколько секунд, и за несколько часов. Или вообще не преодолеть. Заросли скрывали возможных мутантов и множество подлянок-аномалий.
        Старый доверился интуиции, выбрал направление и пополз, напрягая все доступные органы чувств, включая ни разу не подводившую его "чуйку". Он благополучно миновал пятачок с "паутиной мизгиря", в очередной раз убедившись в правильности своих ощущений. Не будь их, он бы мог вляпаться в едкую массу белёсых нитей, пришлось обползать эту неприятность. Дальше узкий проход между двумя "огнеплюями", потревожь один и сработает второй. Но ты этого не увидишь, будешь в этот момент оседать горячим пеплом и на "паутину", и на домишки, и на бедных мутантов. Всё, пролез.
        Следующая избушка потрескивала, казалось, в такт его движениям, будто следила за передвигающимся на пузе куском мяса. Скрип-скрип-скрип. Даже обученный железному самообладанию профессионал почувствовал ледяной ветер, добравшийся до спины через маскировку и сталкерский "Лесник". Слух уловил лёгкое шипение, доносящееся из недр дома, и снайпер успокоился. "Газировка" медленно "съедала" постройку, растворяла её в своей кислотной среде, заставляя венцы брёвен ритмично поскрипывать.
        Старый даже чуток порадовался, что находится в Зоне, а не в каких-нибудь адских джунглях. Шипучка в них водилась крайне опасная, даже антидот не всегда спасает от какой-нибудь чёрной мамбы, габонской гадюки или королевской кобры. Хотя нет, в джунглях всё же лучше.
        Людям его профессии тяжелее всего приходится, когда их "с почётом" выгоняют со службы. Чем заниматься на пенсии матёрому душегубу, привыкшему решать проблемы с помощью снайперской винтовки? Что может быть проще: поймал врага в перекрестие прицела и выполнил приказ. На гражданке Старый почувствовал себя хуже, чем когда зелёным, в общем-то, юнцом впервые получил задание прикрывать своих, ликвидирующих очередного вскормленного западными спецслужбами террориста. А он думал, что после этого уже ничто его не испугает.
        В сталкера Старый превратился не по своей воле, хотя вины с себя не снимал. Ситуация несвежа, хотя мир, в котором она стала обыденной, возник сравнительно недавно. Мажор с замашками извращенца-садиста почил обезглавленным на полу своей квартиры. Голова, правда, быстро нашлась, лежала на ноутбуке с запиской в зубах, рассказывающей о содержимом компьютера.
        В общем, урод и преступник оказался жертвой, а защитник - убийцей. Вот и пришлось, чтобы не пятнать руки смертью полицейских, уходить в глубокое подполье. В Зону. Проще найти ветер в поле, чем сталкера на аномальной территории. Так и стал снайпер бродягой.
        Затылок кольнуло, будто наметив точку, а потом толстая тупая игла вошла в мозг. Старого скрючило, зубы затрещали, рискуя раскрошиться, почти заложенные уши вычленили рядом тяжёлое дыхание крупного мутанта. Мимик находился в полуметре от сведённого судорогой тела, и это спасло сталкера: игла исчезла, мутант хрипло зарычал, ощущая внимание самого страшного жителя Зоны - деструктора.
        Умная тварь, способная силой мысли остановить сердце любой жертвы, отвлеклась на здоровенного упыря, и истерзанное тело Старого взвилось в воздух. Вскочив на ноги, снайпер молниеносно оказался у "дома с хабаром". Времени на раздумье не было, как и сил размышлять, мозг ощущался сплошной раной. "Пернач" захлопал, посылая пули в проём двери, и мимик благополучно убрался прочь, а вместе с ним всё стадо, которое деструктор держал на поводке. Значит, попал как надо, мутанту уже не до паранормальных способностей.
        Небольшой нож скользнул в руку, и Старый ворвался в на ладан дышащую избушку. Следы крови на полу выдавали раненого уродца, третий выстрел вновь нашёл цель. Рёв твари только разозлил, снайпер в прыжке снёс покачивающегося деструктора с ног, и оба полетели вниз, в подвал, фиолетово подсвеченный очередной дрянью. Вспышка ослепила Старого.
        ***
        Когда глаза "проморгались", вокруг стоял густой лес. Тяжеленная голова лежала на многолетнем ковре из мха, листьев и иголок, пахло грибами. Знакомый с детства запах ласкал не столько обоняние, сколько рвущуюся болью черепную коробку, влажный мох охлаждал казавшееся раскалённым лицо. Придя в себя, сталкер стащил с плеча винтовку взамен запропастившегося куда-то пистолета и только потом взялся за мобильный компьютер. Сигнал отсутствовал, зато молчал и детектор аномалий. Как молчала интуиция, ощущавшая любой намёк на опасность.
        Морщась от боли, Старый сел, оперевшись о ствол ближайшего дерева и вытянув ноги. Через минуту он ощутил присутствие посторонних. Первого опытный снайпер с лёгкостью определил как ребёнка, сломя голову бегущего в его направлении. А вот второй…
        Его Старый увидел через пару минут. Винторез будто сам приник к плечу, но вместо выстрела раздался щелчок осечки. Под впечатлением от пережитого снайпер растерял самообладание и выдал крепкую матерную тираду, отметив, что невиданную тварь аж перекосило от грубых слов. Дальше размышлять стало некогда - крылатый монстр пошёл в атаку.
        Застывшее тело вытянулось у ног Старого. Впервые винтовка подвела хозяина, пистолет же остался где-то там, в избушке деревеньки близ Флоры. Вязкая кровь на боевом клинке показалась довольно безобидной, сталкер стёр её травой и швырнул испачканные стебли на труп.
        Девчонка смотрела на него с таким ужасом, что Старый только сейчас сообразил: маскировочная сеть всё ещё на нём. Стащив перчатку, он поднял полог, открывая лицо. Вымученно улыбнувшись, снайпер протянул руку, желая помочь подняться спасённой девахе, но та предпочла рухнуть в обморок. Старый вздохнул и склонился над беднягой.
        Очнувшись через некоторое время, девчонка уставилась на спину спасшего её незнакомца. Тот сидел на корточках и ломал ветви, собираясь, видимо, разжечь костёр. Вот так, будто у себя дома, не спросясь у здешгего Лешего… а может, это и есть хозяин чащобы?
        Нет, лешие не терпят огня и боятся его. Девчонка приподнялась, уперевшись локтями во что-то мягкое, пружинящее. Никогда она не видела такого: толстое, пористое, будто древесная губка, ложе почти сливалось с лесной травой, приятно грея спину. Сползшая накидка из шерсти всё ещё обнимала согревшиеся сбитые ноги, и никакой мочи не было вылезать из этого уюта.
        Незнакомец придвинул к себе мешок, что-то чуть слышно взвизгнуло, нутро распахнулось. Покопавшись там, "леший" поднёс кулак к шалашику веток и щёлкнул пальцами. Огонёк весело заплясал меж них, перескочил на растопку. Девчонка ойкнула, затыкая себе рот ладошкой.
        - Не бойся меня, - произнёс спокойный голос, чуть странно выговаривавший слова. Он звучал хрипло, будто его хозяину не часто доводилось беседовать с другими. - Ты не спишь уже пару минут, готова поесть?
        Тонкое одеяло, натянутое до подбородка, как будто девочка постаралась спрятаться за ним, дрогнуло и несмело поползло вниз. Не сводя настороженного взгляда от сидящей к ней спиной фигуры, малышка потянула носом, стараясь, чтобы это не выглядело совсем уж непристойно. Сделав вид, что она просто шмыгнула мокрыми ноздрями, девчонка сглотнула набежавшую слюну, пахло чем-то необыкновенным и наверняка очень вкусным. Что ж, раз он сам предложил, можно не опасаться показаться нахлебницей.
        Незнакомец встал, потянулся так, что хрустнули кости, и поднял с земли скатёрочку, усыпанную снедью. Он положил всё это рядом с ложем и сделал приглашающий жест.
        - Пока начинай, сейчас чайник согреется, - кивнул чужак на странную посудину, висящую над весело потрескивающим костерком на трёх металлических прутьях.
        Малышка, настороженно глядящая на огромного незнакомца, вспомнила, насколько легко тот прикасался к железу. Как известно, любая нечисть не жаловала даже сырой руды, прячущейся под мхами болот, а уж прошедший огонь и руки кузнеца металл и вовсе не терпела. Так говори дядька Житеслав, городищенский кузнец.
        Несмело потянув к себе бутерброд с консервированной колбасой, девчонка уставилась на Старого, тот улыбнулся и в один присест умял такой же. Маленькие зубки впились в мягкий батон, запах защекотал ноздри ещё соблазнительнее. Голодный ребёнок, забыв обо всём, наслаждался необыкновенной едой.
        Сталкер удовлетворённо кивнул и заварил в кружке небольшую порцию чая. Он всегда таскал с собой пакетик дущистых листиков и при случае любил согреться не "прозрачным", как называли в Зоне алкоголь, а тёмной крепкой жидкостью, дополненной хорошим куском сахара.
        Во время недавних событий рюкзаку досталось, и большинство сухих листочков перемололо в мелкую труху. Старый огорчённо покачал головой, но другого варианта не было. Парящая кружка встала на скатёрку.
        - Запивай, только осторожно, очень горячо.
        Будто маленький зверёк, девочка наклонилась к питью и вновь принюхалась. Глянув уже более доверчиво, взялась за ручку, отхлебнула. Изумительный сладкий напиток вызвал детский восторг, и полянка заполнилась сёрпаньем и чавканьем.
        - Зови меня Старым. А тебя как…?
        - Дана…Данута, - не очень внятно произнесла малышка. Если Старый что и знал о временах, в которые, похоже, попал, так это наличие множества запретов и табу, в том числе и на сообщение первому встречному своего настоящего имени. Что ж, разве в Зоне не так? Тут и задумаешься о том, как жизнь в опасном аномальном мирке похожа на время, когда рядом с человеком жили и боги, и чудовища.
        Опытный сталкер совсем не удивился факту такого перемещения во времени или даже меж мирами. С такими аномалиями ему встречаться, понятно, не приходилось, но к "чудесам" в Зоне Старый привык достаточно.
        Вспомнив об аномалиях, сталкер помрачнел. Его команда осталась один на один с деструктором, и нужно было как можно скорее вернуться. Если вообще есть такая возможность. Невольный вздох вырвался из широкой груди.
        Девочка замерла, глянув на Старого, медленно доела бутерброд и вытерла руки об мох. Растрёпанная русая коса топорщилась выбившимися прядками, раскрасневшийся маленький носик, согретый тёплым дыханием свежего чая, двигался обеспокоенно. Она совершенно по - детски заглянула в глаза, уловив состояние души нового знакомца.
        - Ты потерялся? - спросила Дана. - Хочешь, отведу тебя к отцу? Он поможет.
        - Что ж, пойдём. Может быть ты и права, - наконец улыбнулся Старый. Он не помнил, чтобы за всю жизнь так много лыбился, с непривычки скулы свело. Смеяться или хохотать приходилось, а так… практически не бывало.
        Собрался он быстро, привычно уложил вещи в рюкзак, повесил за спину винтовку и пошёл за шустрой знакомицей по лесной тропке.
        Дана вдруг ойкнула, будто на сучок наступила. Девчонка остановилась и завертела головой, силясь найти что-то, известное только ей. Сталкер насторожился и вновь натянул на голову капюшон.
        Пока босоногая попутчица крутилась на месте, Старый скользнул меж ветвей и двинулся вглубь леса, автоматически запоминая ориентиры. По наитию выбранное направление вело сквозь переплетённые еловые лапы с нежными изумрудными кончиками. Ни сетка, ни рюкзак и тем более ни Винторез даже на миг не зацеплялись за душистые иголки, снайпер вьюном проникал всё глубже.
        Фигура в мохнатой телогрейке стояла на поваленном ветром стволе могучей сосны и смотрела туда, где должна была оставаться Дана. Как бы не запаниковала, оказавшись в одиночестве. Потом Старый вспомнил, что она тут и так бегала без провожатых, и чуть успокоился.
        Пожилой мужик, в это время переминавшийся на стволе, шелестящем нежными пластинами тоненькой возле самых ветвей коры, слишком поздно почуял опасность. Выросший за спиной комок листьев обернулся неприятностями.
        - Что нужно? - проговорил сталкер, и от этого голоса дед замер, будто кол проглотил. Ему в этом помогло широкое лезвие ножа, скрипя, трущееся об шерсть телогрейки на груди.
        - Н - н - ничего. Смотрю, идёт кто-то, знакомицу ведёт. Ну и… решил на всякий случай…
        - Идёт и идёт, тебе-то что? Занимайся своими делами, никто твою знакомицу не обидит.
        - Понял, батюшка… дозволь уж вздохнуть, убери железку.
        - Дыши, конечно, - разрешил Старый. - Это полезно. Дух-то какой здесь, хвойный. Проветривай лёгкие.
        Дед шумно выдохнул. Когда он рискнул обернуться, позади не было и следа страшного человека. Травка кивала былинками, совершенно не потревоженная.
        - Ну где ты ходишь? Пошли скорее, мне давно пора дома быть! Матушка заругается! - встретила вынырнувшего из чащобы сталкера девчонка.
        - Да ты остановилась, вот я и решил пока погулять, осмотреться.
        - Нет, это дедушка Леший вздумал пошутить, кругами повёл. Но теперь всё в порядке.
        Леший сидел на сосне и чесал поросшую шерстью грудь там, где её касался острый клинок.
        - "Вот это дела. Не успел как следует обжиться, как уже забил монстра и пообщался с лешим. Кто следующий? Дракон? Или какой-нибудь бог?", - размышлял Старый, шагая за припустившей почти бегом девчушкой.
        Впереди деревья будто расступились, и показалась высокая стена частокола. Ров перед ним чётко выделялся среди зелени нетронутой сохой целины. Городище Даны представляло собой мирное поселение, не слишком защищённое от серьёзного противника.
        Девчонка подбежала к настилу надо рвом, махнула кому - то рукой и поманила за собой забывшего снять накидку сталкера. Толстые подошвы ботинок простучали по доскам, и Старый оказался внутри стены, пройдя массивные створки ворот толщиной в ладонь, покрытые следами острых предметов. Кто - то безуспешно рвался внутрь и ушёл, не солоно хлебавши. В лицо глянуло жало стрелы.
        - Данка, отойди! - приказал рослый мужчина, угрюмо глядя на притопавший из леса клубок веток.
        - Погоди, дядька Желан! Это мой друг! Он меня от цмока спас!
        Тетива ослабла на миллиметр. Старый медленно поднял руку, стащил сетчатый капюшон, собравшиеся жители нестройно выдохнули и зашумели. Желан отдал лук помощнику, шагнул навстречу, положив ладонь на рукоять кинжала, висящего на толстом поясе.
        - За помощь благодарствую, гостюшка. Кто таков будешь?
        - Я охотник. Жильё далеко осталось, не добраться нынче. Дана помощь обещала, - еле выговорил привыкший действовать без болтовни снайпер. Приходилось слегка подражать местной манере изъясняться, что не добавляло удобства.
        Желан неодобрительно покачал головой, глядя на лукаво потупившуюся девочку. В этот момент её за плечо схватила молодая женщина, оттащила в сторону, причитая. Сталкер разобрал только смысл - мама перепугалась за чадушко. Стоящий возле неё русобородый крепыш в кожаном фартуке весело подмигнул Дане и вновь насторожился, переведя взгляд на пришельца. Девчонка громко рассказывала подробности их знакомства, более всего описывая небывалые яства, которыми спаситель потчевал её в лесу.
        Дослушав, Желан вздохнул и махнул рукой, призывая идти за собой. В избу, напоминавшую городскую ратушу или правление колхоза, набился любопытный народ. Рюкзак, накрытый маскировкой, стоял под лавкой, жители городища пялились на невиданный наряд Старого. Комбинезон "Лесник" не блистал новизной, зная на себе и когти мутантов, и аномальные воздействия, и даже пули…
        Снайпер спокойно сидел, насыщаясь холодным, до ломоты в зубах, молоком и закусывая остатками батона. Желан был тут кем-то вроде начальника милиции и командира гарнизона, рядом седой Микула, глава городища, поглаживал длинную бороду, блестя умными глазами. Как ранее Дана, народ тоже чуточку расслабился, когда Старый взял нож, отрезая ломоть белого хлеба.
        Дав гостю поесть, хозяева принялись за расспросы. Сталкер не покривил душой, рассказывая о жизни охотника. Умолчал лишь о добыче, не став говорить про артефакты и прочий хабар. Да ещё утаил, откуда он, понятное дело. Выждав необходимое время, Старый попросился в баню, памятую о её важной роли. Пусть видят, что не совсем чужак пришёл, традиции очищения понимает и соблюдает.
        После бани его определили на постой в общинную избу. Оно и понятно, никто не станет впускать в свой дом - считай, свой мир - невесть кого. Старый расстелил пенку, так понравившуюся Дане, и моментально уснул.
        Во сне он видел свою команду. Четвёрка то рыскала вокруг логова деструктора, не в силах уйти, то сражалась с мутантами на потеху захватившему их чужеродному разуму. Старый силился помочь, но руки не слушались, и Винторез плясал в них, выдавая осечку за осечкой.
        Сжимая нож, сталкер брёл к дому, еле переставляя ватные ноги. Слишком медленно, чтобы успеть добраться до врага раньше, чем его ребята погибнут в схватке с защищавшими свои жизни мутантами. Где - то детский голос кричал неразборчиво, звал за собой, и Старый вертел головой, силясь понять, куда идти.
        Тяжёлый сон давил, душил и ввергал во тьму, откуда на сталкера глядел фиолетовый зрачок, притягательный в своей красоте. Миг, и джунгли возникали перед бывшим снайпером, вставали вокруг. Лай спущенной своры гнал прочь, чего не бывало никогда в жизни. И он бежал, сломя голову.
        Пенка, исправно служившая постелью и дающая отдых, вспухла горбом, смялась под размётанным телом. Берцы своротили ножку лавки, ломая её, застучали по полу так, что выводок общинных домовых порскнул прочь, забиваясь под защиту очага.
        Детский крик настиг сталкера и в джунглях. Тот остановился, будто налетел на стену, и медленно обернулся. Лай не утихал, собаки срывались на хрип где-то там, в пяти минутах ходьбы. Скоро они будут здесь, надо бежать! Но голос звал, и Старый не двигался с места.
        Слабые руки обхватили мощные плечи, обтянутые комбинезоном, встряхнули, раскачивая неподъёмное тело. Разлепив веки, Старый увидел напуганную Дану, склонившуюся над ним.
        Истошный лай собак заставлял сморщиться от пульсирующей боли в правом виске. Немилосердное пробуждение после тяжёлого сна превратило тело в набитый ватой мешок, руки и ноги налились тяжестью, в груди ворочался ком тошноты, грозящий перекрыть горло, хоть воздуха и без того не хватало.
        Рывком подняв непослушное тело, сталкер подавил стон и добрёл до кадки с водой. Чистая, живительная влага полилась в рот, пробила дорогу в пищевод и охладила горящее нутро. Старый вытер со щетинистого подбородка пролитые капли и наконец обратил внимание на дёргавшую его за рукав девчонку.
        - Дядька Старый, на городище напали! - кричала Дана. - Какие-то люди пытаются сломать ворота!
        Сталкер помотал головой и вылил новый ковш прямо на макушку.
        - Сколько их? Чем вооружены? - забыв, кто перед ним, спросил он.
        - Я не знаю…их много, все верхом, копья и луки точно есть! - запинаясь, ответила девчонка и вновь потянула его за рукав. - Пойдём скорее, там помощь нужна! Они вот-вот ворвутся!
        Сграбастав камуфляж, Старый накинул его на плечи, сверху привычно примостился рюкзак. Рванув дверь на себя, сталкер вышел наружу. Какофония звуков вновь уязвила гудящую голову, всюду кричали люди, мелькали факелы, оставляя размытые следы в ночной тьме. Определив направление, Старый поспешил к воротам.
        Несколько крупных мужчин упирали в створки, содрогающиеся от ударов, ошкуренные брёвна, всем телом наваливаясь на стволы. Желан командовал вооружёнными луками и ножами воинами, пытаясь перекричать хрипящий лай. Судя по всему, люди с оружием управляться привыкли только на охоте, где против них выступала крупная и опасная дичь, но не другие люди. Ругнувшись, сталкер встал рядом с Желаном.
        - Чужак, сейчас не до тебя! - прорычал взмыленный воевода. - Уходи, не мешайся под ногами!
        Понимающе кивнув, Старый шагнул к подъёму на стену, попутно ногой поправив непослушное бревно, норовящее выскользнуть из рук теряющего силы парня. Комель взрыл землю и намертво заклинил левую створку. Вытерший лоб неумеха повернулся благодарить, но еле видимая в темноте фигура уже маячила наверху.
        Земля дрожала от взрывающих её копыт, вдоль рва скакали несколько десятков людей, размахивая копьями. Пешие тащили бревно, наспех очищенное от сучков. Видать, только что свалили дерево и второпях посрубали ветви. Громкий свист заставил несущих таран вздрогнуть, гулко роняя лесину чуть не на ноги. Взбежавший вслед за чужаком Желан шарахнулся в сторону, но заставил себя собраться.
        - Ты очумел, лесовик? - грозно осведомился он. В этот момент в круг света, создаваемый факелами, горящими в руках защитников стены, въехал здоровенный всадник, и воевода отвлёкся от неучтивца.
        - Эй, землепашцы, хотите оставить своё сельцо целым? - громко поинтересовался гигант. - Несите откуп, и мы уедем!
        Желан раскрыл было рот, чтобы ответить, но на плечо лёг стальной капкан, рука сталкера заставила скривиться от боли. Гигант счёл молчание за заинтересованность и продолжил:
        - Порешим так: тащите шкуры, зерно, да пару красавиц добавьте, и мы уходим довольными!
        Сбившиеся в кучу разбойники весело переговаривались, стоя за вожаком. Старый шагнул вперёд, сдёргивая рюкзак. Он покопался внутри и что-то достал, зажав в ладони.
        - А что, атаман, не желаешь в подарок то, чего здесь ни у кого нет? - поинтересовался сталкер. Толкнув плечом вздумавшего возмутиться воеводу, он поднял кулак над головой.
        - Ладно, на этот раз без девок обойдёмся! - усмехнулся гигант. - Давай сюда свою диковину!
        Круглый предмет полетел со стены, блестя в свете факелов. Ловко подхватив его, главарь завертел неизвестную вещь в руках. Разбойники полезли смотреть, что за невидаль ему досталась.
        - Ты колечко вытащи, - опередил вопросы Старый.
        Щёлкнув усиками, кольцо вылезло из паза, что-то звякнуло. В этот момент ещё один гостинчик сверкнул рубчатыми гранями, приземляясь на утоптанную землю под ногами коней. Предупреждённые городищенские присели за частоколом. Сшибив любопытного отрока, пялящегося на происходящее, Старый ждал, привычно приоткрыв рот, чтобы не так вдарило по ушам. Двойной взрыв оглушил тут же рухнувших ничком жителей, по дереву ограды хлестнули осколки и громкие крики боли. Сталкер поднялся, к нему медленно присоединялись испуганные люди. Снаружи по почерневшей земле ползали раненые, стоны и крики становились всё громче.
        Ошарашенный Желан увидел, как один из разбойников с трудом выпрямился в седле, развернул сопротивляющегося коня и потрусил прочь. Старый скинул с плеча Винторез, мгновение подумал, вырвал у отрока лук и бросил ему винтовку. Тетива натянулась, жало глядело в затылок удаляющегося седока. Свистнув, оперённая смерть упорхнула прочь и вошла в шею, кроша позвонки. Разбойник кулём свалился на землю, контуженный взрывом коняшка поволок его за собой, тяжело ступая по траве. Через пару шагов он встал и принялся щипать сочные стебли.
        Ворота наконец распахнулись, редкие смельчаки ступили на окровавленную землю. Останки нападавших валялись повсюду, умирающие всё так же стонали. Старый следил за обстановкой, не обращая внимания на то, как постепенно замолкали добиваемые разбойники. Скоро всё стихло, и городищенское ополчение с трофеями вернулось назад, выжившие кони послушно шли за новыми хозяевами.
        Вернувшись в общинную избу, сталкер рухнул на лавку. Отвлёкшийся было организм вновь взбунтовался, и новый ковш воды полился внутрь измождённого тела. Голова закружилась, Старый наклонился, приникнув лбом к прохладной столешнице, унимая подкатывающую к горлу волну. Робкий стук заставил выпрямиться.
        - Иди спать, Дана, завтра увидимся! - вяло крикнул сталкер. Стук повторился. Чертыхнувшись, Старый побрёл к двери и открыл её. Снаружи стоял Микула, за ним прятал глаза Желан. Всё городище было здесь.
        Помолчав, сталкер повернулся и вновь добрёл до лавки. Постепенно изба наполнилась людьми. Подняв руку, чужак остановил поток благодарностей и вопросов. Он обвёл взглядом городищенских, благоговейно-испуганно взирающих на спасшего их от разбоя чужака. Лишь бородатый крепыш в тяжёлом кожаном фартуке, кое-где покрытом подпалинами, глядел с любопытством, но не лез с расспросами.
        - Ты вот что, Старый… оставайся у нас, - медленно проговорил Желан, пялясь в стол. - Будет тебе городище домом, а ты - его защитой.
        - Плохая из меня защита, - нахмурился сталкер, зная, что будет дальше. Всюду одна и та же история - кровь и смерть. Охотники за чужим добром будут приходить сюда постоянно, а ему придётся завалить ров их трупами.
        - Ты не спеши, подумай, - отозвался Микула. Старик просяще глядел из-под густых бровей, и тяжело было выдержать этот взгляд. Бывший снайпер со свистом втянул воздух, сжал пальцами край лавки.
        - Утром нужно глянуть, остался ли ещё кто живым. Если шайка пришла не полной, я найду остальных. Помощь не нужна, - отрезал сталкер, увидев движение воеводы. - Пойду один, так проще. Вернусь, тогда поговорим.
        Заперев, наконец, дверь, Старый лёг и уснул.
        Оставшихся нескольких часов хватило на то, чтобы восстановиться. Выйдя за ворота, сталкер пошагал к лесу, собирая на комбинезон холодную утреннюю росу, покрывающую весело кланяющееся восходу разнотравье. Отойдя подальше, чтобы его не было видно из городища, Старый, будто совершая обряд, привычно подготовился к рейду. Ещё раз осмотрев и разобрав Винторез, сталкер покачал головой, так и не найдя причину осечки. Оставалось только надеяться, что больше винтовка не подведёт.
        Сетка накрыла фигуру с головой, размывая контуры, и бывший снайпер пошагал туда, куда повело его чутьё. Тишина леса периодически нарушалась карканьем ворон, ему вторила быстрая дробь дятла. Зов кукушки прокатывался по лесу, навевая ощущение, что сейчас послышится далёкий гудок электрички.
        Следы банды нашлись довольно быстро: будто стадо прошло по лесной тропе, загадив её всяким хламом. Определившись с направлением, сталкер двинулся вдоль расхоженной дорожки. Очень скоро послышались громкие голоса людей, не привыкших прятаться и чувствовавших себя в полной безопасности. Расположившись у края лагеря, Старый наблюдал за остатками банды, ещё не всполошённой отсутствием уехавших в поисках добычи подельников.
        В это время проспавшая из-за ночных событий Дана решила во что бы то ни стало помочь "дядьке Старому" в его поисках. Непоседа нашла место остановки нового знакомого и отправилась по ещё видимому следу сбитой с травы росы. Если с рождения живёшь лесом, невольно научишься многому.
        Услышав незнакомые голоса, Дана остановилась, и, пригнувшись, медленно прокралась вперёд. Неожиданно чуть ли не прямо перед ней из-за деревьев выросли двое мужчин. Неведомая сила дёрнула за озябшую ногу и поволокла в сторону, жёсткая рука заткнула рот.
        - Что ты здесь делаешь? - над испуганным ребёнком нависало испачканное тёмным лицо. Не убирая ладони, сталкер следил из-под камуфляжа, как буквально в паре метров от них, громко разговаривая, в лес уходят два разбойника. Затащенная под сетку девочка ждала, не пытаясь сопротивляться.
        - Дана, зачем ты сюда пришла? - Старый чувствовал раздражение - девчонка чуть было не обнаружила его перед врагом и почти попалась сама.
        - Дядька Старый, я помогу тебе! Ты же тут ничего не знаешь, а я с закрытыми глазами найду что хочешь! - быстро залопотала Дана. Глазёнки смотрели на сталкера с такой уверенностью в его силах, что тому стало неуютно. Как бы теперь это доверие не разрушить.
        - Придётся вести тебя домой. Скоро разбойники всполошатся и пойдут искать своих, а я потеряю время. Вот что ты за несчастье?
        - А отец мне всегда говорит, что я счастливая… Не тужи, дядька Старый, я тебе не помешаю! Что нужно делать? Говори, я всё умею!
        Снайпер внутренне усмехнулся, чувствуя, что эта егоза скоро начнёт вить из него верёвки. И что теперь? Оставить ей маскировку и надеяться на ротозейство противника? Или всё же отступить и вернуться сюда с городищенскими бойцами? Пока он размышлял, Дана ойкнула. Старый за миг до этого почуял присутствие человека и держал его на прицеле, направив ствол винтовки в грудь бредущему прямо на них мужику.
        Увешанный холодным оружием, тот шагал, придерживая рукой съезжающий с необъятного живота пояс. Позвякивание и хруст веток помогли бы уложить его даже ночью, вслепую. Сталкер прижал указательный палец к губам, положил рядом с девочкой Винторез и выскользнул из-под сетки.
        Разбойник на ходу развязывал тесёмку штанов, шагая к облюбованному месту, когда за его спиной неслышно появилась тень. Бесшумно сблизившись, Старый оглоушил врага кулаком и чуть придушил. "Язык" опростался в полуспущенные штаны и осел на кочку, придавив шустро спелёнутые за спиной руки.
        - Так, жертва, слушай внимательно. Я спрашиваю - ты отвечаешь. Зашумишь или не успеешь ответить - тут же станет очень больно. Убивать тебя рано, а покалечить можно. Если понял, кивни.
        Психологическая обработка привычно настроила захваченного пленника на волну сотрудничества. Мелко закивав, тот лицом изобразил готовность передавать любые сведения. Всего через пару минут стало известно количество противников в лагере, вооружение и цель нахождения. Банда просто выбрала местечко посуше, расположилась тут как у себя дома и основным отрядом отправилась грабить.
        Благодарно кивнув, сталкер достал нож, покрутил его в руках, нахмурился, и, глядя на любопытно глазеющую Дану, спрятал клинок обратно в ножны. Мелькнувший кулак не успел напугать бандита, тот мягко привалился к покрытому брусничными кустиками пригорочку. Девочка восторженно пискнула.
        - Так, сиди под маскировкой и не двигайся с места, поняла? Я прогуляюсь.
        - А как же…
        - Дана, если ты мне помешаешь, мы оба погибнем. И городище со всеми твоими родными и друзьями тоже.
        Обомлевшая девчонка кивнула и дала накрыть себя маскировкой. Привязав обморочного разбойника к дереву так, чтобы тот не шумел, если очнётся, Старый двинулся в лагерь.
        Поставленные кое-где шатры перемешались с обычными шалашами, в обилии понатыканными на поляне. Пара костров чадила возле импровизированной кухни, и было непонятно, почему такое бесстыдство допускает местный Леший. Сталкер прошёл ещё пару шагов, затем сел на землю, прижавшись спиной к холстине одного из шатров. Напротив домика лежали два тела, которые он принял за трупы. Обнажённые мужчина и женщина были привязаны к забитым в землю кольям так, что не могли двинуться. Мужское тело покрывали многочисленные раны и кровоподтёки, его, видимо, крепко били. Женщина была истерзана похотливыми тварями, зовущимися людьми. Деревянное ложе Винтореза заскрипело в руках.
        Ну и всё, сами напросились, теперь уже иного не будет. Посмотрев на приглушённо застонавшую пленницу, Старый нарочито громко лязгнул затвором и поймал в прицел лицо выглянувшего на звук разбойника. Запоздало подумав о возможных неполадках, он нажал на крючок спуска. Минус один.
        Отстреляв обойму, сталкер закинул винтовку за спину и вооружился копьём. Он метался среди шалашей, пронзал покрытые ветками стены, ориентируясь на звуки внутри, вгонял острый наконечник в тела попадающихся на его пути врагов. В полном молчании он убивал завывающих от страха разбойников, пока не остался один, последний.
        Пятясь назад, бандит, похожий на большинство мародёров, уничтоженных Старым и его друзьями в Зоне, с искажённой ужасом физиономией глядел на невесть откуда взявшегося одиночку, легко перерезавшего всех его дружков. Измазанное тёмным лицо само по себе было чернее тучи, а глаза сверкали яростью.
        Споткнувшись об лежащее тело пленника, разбойник повалился на него, заскрёб руками по земле и с трудом поднялся. Он прижался ногой к женщине и заскулил, глядя на качающееся перед лицом остриё копья. За его спиной очнувшаяся пленница повернула голову и попыталась плюнуть в спину одного из мучителей, но пересохшие губы лишь скривились болью. Копьё прянуло вперёд, в пронзённом горле забулькало. Женщина удовлетворённо опустила голову и замерла.
        Через минуту Дана мчалась домой, выбирая самый тяжёлый путь, чтобы не столкнуться с ушедшей парой бандитов, а сталкер, освободив пленников от пут, потрошил одну из своих аптечек.
        Лагерь окончательно уничтоженной шайки был разрушен, бывших пленников унесли в городище, прихватив заодно попавшихся спешащим на помощь людям разбойников, стреноженного "языка". Их казнили, перед этим устроив допрос, и теперь со стены скалились три головы, незряче пялясь в лес.
        Старый сидел на лавке возле общинной избы и наблюдал, как Дана копается в диковинных вещах, которые он позволил достать из рюкзака. Сталкер точно знал, что скажет Желану. Тот появился под вечер, подошёл так, будто боялся рассердить странного и опасного чужака.
        - Я принял решение. Прости, но у меня своя дорога, - Старый кивнул в сторону частокола и голов над ним. - Думаю, вас больше не рискнут тронуть. А нет, так теперь будете готовы… Мне же нужно найти путь домой. Если он существует.
        - Если есть этот путь, ты его найдёшь, - ответил воевода, понимающе кивнув, и отправился восвояси. Погрустневшая девчонка подлезла под руку и прижалась к Старому.
        - Ты уходишь, да? - спросила она.
        - Уйду, но не сейчас. А потом может и вернусь. Ты говорила, что у тебя дядя - кузнец? Познакомь меня с ним.
        Ворона, сидевшая над их головами, улетела в лес. Опустившись на плечо тёмной фигуры, она незряче уставилась перед собой. Беззвучно "выслушав" птицу, облачённый в странное одеяние человек высокого роста, повернул скрытое капюшоном лицо. Леший, повинуясь зазвучавшему в голове приказу, отправился на осквернённую поляну и принялся командовать многочисленной нечистью, собиравшей тела разбойников.
        Глава 2
        - Что за дивный умелец такое ковал? - в который раз спрашивал кузнец Житеслав, разглядывая сталкерское оружие. Рядом шорник Родомир, отец Даны, чесал русую бороду, вертя в руках берцы и размышляя, как ему в мастерской совладать такую удобную обувку.
        Старый, переодевшись в льняные штаны, одолженные у кузнеца, правил оселком лезвие ножа, поглядывая на обоих городищенских жителей. Дана только заикнулась отцу, и тот, благодаря за спасение дочки, тут же свёл сталкера с кузнецом. Старый понимал, что поиски способа вернуться обратно в свой мир могут затянуться, поэтому вооружиться придётся чем - то таким, что побережёт расход крайне дефицитных теперь патронов и гранат.
        - У нас кузнецы владеют секретами, которые вы сочтёте за волшебство, - уклончиво ответил сталкер, убирая нож и разглядывая образцы оружия, висящие на стене кузни. - Но ведь, как я слышал, у вас мастера тоже могут гораздо больше, чем обычные люди.
        - Это так, - отозвался Житеслав без тени хвастовства. Просто констатировал факт. Он пощёлкал предохранителем винтовки и нажал на спусковой крючок. Винторез приветливо сработал вхолостую.
        Старый забрал винтовку, открыл дверь кузницы и посмотрел в прицел, потом вновь передал оружие кузнецу. Тот приник к резиновому наглазнику, от неожиданности отпрянул, вновь осторожно глянул.
        - Святые Боги, как такое возможно? - проговорил Житеслав, ошарашено созерцая кажущиеся такими близкими деревья, находящиеся чуть ли не в версте от городища. Рядом приплясывал шорник, изнемогая от любопытства.
        Пока дождавштйся своей очереди Родомир восхищённо ахал, осматривая всё, до чего мог "дотянуться" стандартный ПСО - 1, установленный на винтовке, кузнец задумчиво гладил бороду.
        - Твой народ воистину владеет колдовством, не сильно уступающим силе Богов, - наконец заговорил он. - Не завидую тем, на кого вы захотите напасть.
        - В том и дело, что нам постоянно приходится не нападать, а обороняться, потому наши умельцы и создают такое оружие, - сталкер умолчал о том, что они с кузнецом и шорником принадлежат, скорее всего, к одному народу. Хоть Старый пока так и не понял, где очутился на самом деле.
        - А как это оружие попало к тебе? - осторожно спросил Житеслав.
        ***
        Когда Старый ушёл в Зону, при нём был только пистолет, который ещё до увольнения в запас хранился в тайнике его квартиры. Но, как говорил инструктор в школе снайперов, если есть хоть один патрон, можно добыть себе ещё. И в новой Зоне со временем появились люди, жажда наживы у которых намного сильнее голоса совести, так что первый же напавший на новичка стяжатель чужих пожитков лишился не только жизни, но и оружия.
        Вообще, их было двое. Сил избыток, а желания работать ни на грош, вот и пасли тех, кто не походил на опытного бродягу. Лицо путника, направлявшегося в тренировочный лагерь новичков, было последним, что они видели. Два выстрела - два тела. Плюс обрез, пара простеньких ПМ и полноразмерный автомат Калашникова с маркировкой М - модернизированный. Ну и патроны к этому арсеналу. АКМ не бог весть какой ухоженный, но в опытных руках оружие вернулось в нужные кондиции и довольно заблестело начищенными боками.
        Ветераны - воспитатели молоди рядом с таким новобранцем чувствовали себя неловко: вроде новичок нихрена не смыслит в аномалиях, мутантах и артефактах, зато со своим навыками и чутьём первые избегает даже с завязанными глазами, вторых уничтожает мгновенно, а третьи… научится ещё отличать и собирать. Матёрый такой новичок, с боевым опытом. При желании он мог бы стать реальным геморроем не только для сталкеров - одиночек, но и для военизированной группировки "борцов с аномальными проявлениями Зоны" под названием "Фронт".
        Старый такого желания не имел. Хотелось просто жить без моральных дилемм типа тех, где нужно решать, кем являются соседи, по ночам устраивающие шум и скандалы - врагами или людьми с непростой судьбой. Кстати, из - за своих убеждений и привычек новичок такое прозвище и получил. Мол, старой закалки мужик. Не ретроград, не зануда, а вот так, уважительно - Старый.
        После памятной стычки с бандитами, желающими получить под свой контроль тренировочный лагерь, новичок досрочно стал сталкером. А после того, как отверг предложение вступить в ряды "Фронта", репутацию заработал окончательно. И пусть не особо горазд в поиске хабара, зато надёжен. Пойдёшь с ним, будь уверен - вернёшься целым.
        Раз ватажка Старого на краю заброшенного военного полигона перехватила сообщение о помощи. Бывший снайпер в такие моменты обычно не медлил, шёл выручать. Вот и сейчас вышли на группу сталкеров, отбивающихся от редких в этих местах зомби. Хорошо вооружённый противник, наверное, двигался со стороны Сумрачной Пади - территории малоизученной и довольно зловредной. То ли вояки под выплеск аномальной энергии попали, то ли в какой секретной лаборатории день открытых дверей случился, но ковыляющие фигуры в камуфляже упрямо пёрли, стреляя "от бедра" обильно и метко, чего от обычных безмозгликов редко ожидать можно. Не поспей Старый вовремя, полегла бы группа собирателей артефактов. После боя единогласно отплатили командиру ватажки трофейным Винторезом, не пожалели. С тех пор бывший снайпер с ним не расставался.
        ***
        Вспомнив ту историю, Старый внутренне улыбнулся. Но рассказать её кузнецу не рискнул, иначе пришлось бы долго объяснять подробности, а время терять не хотелось. Пора вооружаться и идти искать дорогу домой.
        Сталкер заранее осмотрелся в кузне, разглядывая оружие, в изобилии висящее на стенах. Тут были разнообразные приспособления для умерщвления: метательные, режущие, колющие, рубящие. И всяческие их сочетания. Но большинство требовало особых навыков, тренировки. К тому же, львиную долю всего этого великолепия мог заменить большой нож с пока недосягаемым для местных умельцев качеством стали и уровнем исполнения.
        Зато самострел привлёк внимание. Этот был совсем небольшим, с верёвочной тетивой и деревянными плечами, что-то вроде маленького лука на компактном ложе. Такие использовали для охоты, развешивая их вдоль звериной тропы. Мощности хватало, чтобы в упор пробить шкуру крупного животного, задевшего шнур насторожённого оружия.
        Снайперу приходилось пользоваться арбалетом, имелись и навыки создания подобных приспособлений на случай непредвиденных ситуаций. Вот и пригодилось.
        - Смотри, Житеслав, сможешь вместо деревяшки сделать железные части? Нужны плечи помощнее и потолще, чтобы самострел вышел большим и мог посылать стрелы на большое расстояние.
        - Вот это по мне работа! За ночь выкую!
        - А жилы найдёшь? Из них бы шнур сплести.
        - Есть такие, будет тебе крепкая тетива, - вмешался шорник.
        Уточнив нужные параметры и объяснив принцип работы быстрого взвода "козья ножка", сталкер раздобыл деревяшку и уселся под звон наковальни вырезать деревянное ложе для будущего боевого самострела. Утром заснувшего после кропотливой работы Старого разбудили друзья-ремесленники. Собранное оружие покоилось на наковальне, возле него лежал пучок болтов с разными наконечниками. Улыбающийся Родомир достал колчан, мастерски сшитый из светло-коричневой кожи.
        - Благодарю, друзья, - только и смог сказать Старый. - Чем я могу вам отплатить?
        - Мы не возьмём от тебя ничего, - твёрдо ответил шорник, и кузнец, соглашаясь, стукнул молотком по наковальне. - Поверь, ты сделал для нас гораздо больше! Возьми вот ещё в подарок кожушок. Носи, чтобы тебя больше не принимали за чужака.
        Кожух легко натягивался на плечи, скрывая, "Лесник" от посторонних глаз и доходя до середины бедра. Он не сковывал движения и точь в точь подходил Старому. Грудь и спину прикрывали металлические пластины, прикреплённые в виде рыбьей чешуи. Никогда ещё сталкер не получал такие усовершенствования даром и от тех, кому был бы рад заплатить.
        - Благодарю, - повторил он. Плечи загудели от дружеских шлепков.
        День ушёл на освоение самострела. Родомир подогнал ремни так, что оружие, висящее за спиной, легко перемещалось вперёд, в боевое положение. Колчан крепился к ремню, и короткие болты легко извлекались из него. Пяточки каждого были окрашены в свой цвет, указывающий на нужный наконечник. Оставшемуся довольным сталкеру кузнец всучил ещё и небольшой кистень. Шипастый шар на короткой цепи не казался опасным оружием до тех пор, пока не разнёс увесистую колоду в щепки с нескольких ударов.
        Ранним утром сталкер собрался и покинул ставшую добрым приютом избу. Возле ворот его встретили Родомир с дочкой и Житеслав. Дана сначала жалась к отцу, тоскливо глядя в сторону, но потом не выдержала и обняла Старого.
        - Возвращайся, друже. Возвращайся, если не сможешь найти дорогу домой. А найдёшь - всё равно приходи, мы будем рады! - торжественно сказал кузнец, улыбаясь в густую бороду. - И они будут.
        Повинуясь движению его руки, сталкер обернулся. Позади стояло всё городище. Воевода Желан кивнул, прощаясь.
        - Я вернусь, - пообещал Старый и посмотрел на Дану. - Жди меня здесь, хорошо?
        Девчонка поняла и засмеялась сквозь текущие слёзы. Ворота раскрылись, и сталкер покинул гостеприимные стены. Войдя в лес, он снял рюкзак, откинул клапан вместе с прикреплённым к нему Винторезом. На самом верху, на камуфляжной сети лежала маленькая соломенная куколка. Старый тронул её пальцами, вынул из рюкзака и засунул под кожух, в левый нагрудный карман "Лесника". Ему показалось, что куколка сама прижалась к груди. Подняв рюкзак, сталкер отправился туда, куда вело его чутьё. Удаляющуюся фигуру провожала глазом сидящая на ели ворона. Снявшись с ветки, птица молча полетела вглубь леса.
        Глава 3
        Старый стоял перед крайне странным домом, такого он в жизни не видел. Вдобавок ко всему это место окружал самый мрачный лес, повидавший многое снайпер-сталкер никогда не ощущал столь сильного желания повернуться и бежать прочь, паля изо всех стволов - в основном, оружейных. Казалось, за каждым деревом притаился враг, это ощущение росло вместе с приближением ночи.
        Снайпер привык скрываться в таких дебрях, где самым добрым существом были медведь или ягуар. Сталкер ночевал в развалинах домов, когда вокруг бесновались опаснейшие твари, мутировавшие в совсем уж дьявольские отродья. Тут все эти ощущения сливались в липкий комок дискомфорта. Нехорошее такое чувство, в общем.
        Дом вырос перед Старым неожиданно, только что впереди были лишь стволы поросших какой-то пакостью деревьев, и сталкер надеялся, что это обычные мхи или лишайники, а не аналог едкой субстанции, именуемой "паутиной мизгиря". И тут он чуть было не упёрся лбом в дверь. На вид её можно было снести разве что танком. Оглядевшись, Старый задумался над затейливой архитектурой: высоченная стена уходила вверх метров на тридцать, и ни единого выступа не было на ней. Окна ровным рядом шли под самой крышей, шатром накрывающей строение, в них слабо светились огни.
        Обойдя эту крепость по периметру, сталкер убедился в полной неприступности домика для наземной атаки и вновь оказался перед дверью. На гулкий стук открылось незаметное снаружи сторожевое оконце, толщина двери оказалась просто колоссальной. В темноте, царившей внутри, кто-то внимательно разглядывал пришельца, сыто порыгивая.
        - Что надо, путник? - раздался глухой голос. Похоже, ещё и не слишком трезвый.
        - Заночевать, - в тон ему ответил Старый и замолк.
        Молчал и привратник, обшаривая взглядом лицо и одежду пришельца. Что-то загремело, створка поползла внутрь, открывая неширокую щель. Пожав плечами, Старый шагнул в темноту, тут же вспыхнул свет множества факелов, и дверь вернулась на место. Интересно, зачем жить в таком месте, если опасаешься из дома нос высунуть?
        - Располагайся, путник, где понравится, - произнёс здоровый мужик, хмуро глядя из-под косматых бровей. Жилистая ручища поглаживала сучковатую дубинку, покоящуюся за поясом. - Главное - не балуй и за оружие не хватайся, тогда не придётся тебя выгонять.
        Услыхав привычные для Зоны условия, сталкер внутренне усмехнулся, кивнул привратнику и взял из его рук факел. Молодой парнишка проводил заностальгировавшего посетителя длинными коридорами вглубь "крепости" и привёл в светлый зал, заставленный столами.
        - Садись, - кивнула гостю крупная, подстать привратнику, женщина. Она дождалась, когда пришелец расположится на одной из лавок, и поставила перед ним тарелку с мясом и кружку густого тёмного пива, после чего удалилась в соседнее помещение, откуда несло жаром и запахом готовящейся снеди.
        Жестковатое мясо, добытое, как понял сталкер, в окружающем лесу, хорошо легло в почти пустой желудок, а пиво вызвало тёплую волну в районе солнечного сплетения. Старый склонил голову на столешницу и засопел.
        Очнулся он в сыром помещении, заполненном чадом от нескольких факелов, обмотанных какими-то тряпками, источающими странный запашок. В бок упирался чужой локоть, убрать который не получилось - руки сталкера были плотно примотаны к телу, ноги тоже спеленали на совесть. Старый подумал и не стал афишировать свой приход в сознание.
        - Ещё двое, это очень хорошо! - проговорил женский голос, по которому можно было узнать угостившую гостя снотворным кухарку.
        - Вещи их прибери, потом разберём, что там. Скоро наведается Волкаш, расторгуемся!
        - Тише ты! Что шумишь?
        - Да не бойся, не проснутся. Они очнутся, только когда зверушки в них коготки запустят! То-то поорут всласть!
        - Жестокий ты, Молчан! И жадный! Небось, уже прибрал что получше, пока вязал этого, последнего.
        - Леший его побери! А ведь забыл! Ну, давай сейчас посмотрим!
        Над Старым склонились два силуэта, и мужик заорал, получив пинок связанными ногами. Стена, в которую он врезался, прогнулась и затрещала. Сталкер понадеялся, что трещит не столько она, сколько рёбра мародёра. Одновременно он выгнулся, угощая кухарку ударом головы в лицо. Тут отчётливо хрупнуло и обильно брызнуло тёмной кровью - нос лиходейки был изувечен. Визг резанул по ушам в замкнутом пространстве.
        - Убил! Ах ты, ублюдок! Молчан, бей его!
        На Старого обрушился град ударов, от которых застонали старые раны. Мужик пару минут тешился, вдоволь выбивая пыль из новенького кожушка. Пластины держали надёжно, кузнец с шорником знали своё дело. Наконец душегуб устал.
        - Пошли отсюда, пусть эта падаль помучается! Ничего, скоро мы его скормим тем, кто прячется в лесу!
        Парочка убралась из застенка, в темноте зашевелившийся собрат по несчастью убрал локоть.
        - И чего ты добился, человече? - спросил незнакомец.
        Сталкер пожал плечами, зная, что это движение лежащий рядом почувствует. "Обыскать забыли" - мог бы сказать Старый, но промолчал. Странно было, что и новый кожух не попытались стащить, и ботинки оставили. Видать, боялись, что по ним кто-нибудь ненароком опознает пропавшего знакомца или родича.
        - Что он там говорил про прячущихся в лесу? - напряжённо проговорил незнакомец. - Не то, чтобы я боялся, но лучше нам с тобой выйти в лес со свободными руками.
        - Посмотрим, - буркнул Старый.
        - Я Мстиша, - представился лежащий рядом человек.
        - Здорово, Мстиша. Прости, что не жму тебе руку.
        Тот хмыкнул и замолчал. Спросить, как зовут мрачного "напарника", он не решился. Старый же устроился поудобнее и заснул - силы скоро понадобятся.
        Скрежет двери разбудил сталкера, его грубо подняли и куда-то потащили. Бросили на лавку, через пару минут рядом приземлился Мстиша. В свете факелов сталкер разглядел парня лет тридцати, светлобородого и крепкого. Кивнул ему и воззрился на мародёрскую семейку. Рядом столпились не менее крепкие ребята, видимо, младшие члены банды.
        - Что, безобразники, страшно? - прогнусавила сквозь окровавленную тряпицу, охватывающую голову, кухарка. - Недолго вам осталось…
        - Благодарствуем за пожитки, путники, - осклабился Молчан. - Только вот не поняли, что за диковины у тебя в мешке? Да и сам мешок чудной какой-то! Расскажи, сделай милость.
        Сталкер, к которому обращался главарь, безмолвно смотрел на него. Молчан не выдержал, отвёл глаза. Это его разозлило.
        - Тащите их к вратам, пришла пора принести жертвы лесным духам! Да факелы с травой не забудьте, духи их не терпят! Неровён час, принесёт эту нечисть…
        Пленников подхватили и поволокли тёмными коридорами. Сталкер пару раз ударился об стены плечами и стал мстительно задевать за углы ногами в берцах, замедляя передвижение. Разбойники обливались потом и злословили, но почем-то робели перед связанным пленником, зато Мстишу тащили, как куль с сухарями. Мол, лучше не ронять, но если пара сухариков треснет, так и не страшно.
        Наконец дошли. Молчан осторожно отворил окошко в огромной двери и долго пялился наружу. В конце концов створка приоткрылась, дюжие парни, опасливо озираясь, вынесли связанных людей наружу. Обстановка нервозности бросалась в глаза, страх витал над компашкой, будто газы. Впрочем, может быть это они и были.
        - Борзо поспешай, молодцы! Скоро духи явятся! Вот тут клади!
        Бросив пленников в паре сотен метров от "крепости", банда бегом помчалась обратно. Кто-то заорал, прося подождать его, крик сорвался на рёв ужаса, хлопнула тяжеленная створка. И тут же раздался жуткий влажный звук, с каким в ещё живую плоть входит что-то острое, раздирая её. Рёв захлебнулся, чавкающие звуки указывали на то, что бедолагу терзают в несколько лап. Что-то зашелестело листвой над головами пленников, на задрожавшего Мстишу шлёпнулся окровавленный ком, повернулся, скатываясь, и глянул пустыми глазницами на сталкера.
        Дело - дрянь, напавшие на разбойника твари приближались. Старый лежал, не двигаясь, и "сканировал" окружающую территорию. Пятеро противников, не меньше. Двигаются тихо, еле слышно, значит, не слишком тяжелы, подбираются полукругом со стороны дома. Парень рядом старался собраться, но дрожь била его всё сильнее. Что-то неведомое надвигалось на них из тьмы, неумолимо приближалось, зная, что жертвы никуда не денутся.
        Первая тень возникла над Мстишей, незримо полоснула когтем по путам, развлекаясь, через мгновение сталкер тоже ощутил, как верёвка ослабла. Еле различимые силуэты встали за спиной ближайшей твари. Та шумно дышала, сглатывала, чуя поживу.
        Мстиша пропустил момент, когда сосед взвился в воздух. Вжикнуло, и нечеловеческая глотка исторгла полустон-полувздох. Вбитый в грудь нож выскользнул из раны, сталкер что было сил пнул издыхающее тело в его собратьев. Ещё один "дух" упал, почти обезглавленный. И тьма разразилась адом.
        Откатившись прочь, парень нащупал увесистую палку, поднялся, силясь рассмотреть хоть что-нибудь. Рядом творилось смертоубийство, брызги крови шумно пятнали одежду, заставляли отшатываться, ложась на лицо. Треск веток и рычание, предсмертный вой и приглушённая ругань - всё это звучало жутко.
        Какая-то тень высоко подпрыгнула, силуэт мелькнул на фоне неба и пошёл вниз. Смачный хруст прервался мгновенным визгом издыхающей твари, нарвавшейся на что-то поострее собственных когтей. Ликующий возглас, полный сквернословия, принёс уверенность - мрачный пленник жив, да ещё и наслаждается битвой. Недобитки завыли и пошли в новую атаку.
        Под ноги подкатилось что-то, Мстиша, выдохнув, огулял дрыном податливое тело. Палка взлетала и опускалась, разбрызгивая кровь, а парень не мог остановиться. Лишь когда железная рука схватила за запястье, он вздрогнул и попытался вырваться.
        - Тихо, Мстиша, оно мертво, - проговорил сталкер. - Все мертвы. Так что расслабься.
        - Ты… ты убил их? Но тут же ничего не видно, - глупо пробормотал парень, стараясь удержаться на ногах.
        - Убил, извиняй уж. Тебе вот одного оставил, так ты его чуть в труху не стёр. Лютый ты, Мстиша! - явная лесть сделала своё дело, парень расслабился и уселся на землю.
        - И что теперь? - спросил он.
        - Вокруг никого, так что посидим тут. Дальше видно будет.
        Что дальше? Этого сталкер и сам не знал, но предполагал, что утром душегубы не преминут наведаться на место "кормления" и убедиться, что с путниками покончено. А зачем им это? Пахан явно с садистскими зачатками и парней своих приучает не бояться кровушки жертв. А если не вылезут? Всё равно нужно забрать рюкзак, там милые сердцу вещи. Сталкеру показалось, что куколка в нагрудном кармане зашевелилась, будто говорила: "вылезут, куда им деваться". Старый приложил руку к груди и успокоился.
        Зябко ёжась, Мстиша сидел, спиной прижимаясь к спине незнакомца. Ночь в лесу, да ещё и наводнённом какими-то "духами", играючи раздирающими дюжего мужика, не способствовала комфорту.
        - Хорошо, что эти… сначала разорвали верёвки, да? - чтобы не слышать страшную тишину, проговорил парень.
        - Конечно, хорошо. А то пришлось бы попотеть, - отозвался сталкер.
        Мстиша смолчал, переваривая услышанное. Незаметно стало светать. Повернувшись в очередной раз, парень разглядел то, что он измолотил палкой. Существо, покрытое короткой чёрной шерстью, было уродливым донельзя. Поджарое тело, длинные руки с узкими ладонями и узловатыми пальцами, сильные ноги. Морда скалилась клыками. Похоже было, будто обычной собаке врезали как следует по носу, плюща голову, вминая челюсти.
        - Упыри, - выдохнул Мстиша.
        - Да ладно! Это какие-то псы-переростки! - удивился сталкер, рассматривая тела.
        - Правильно, собачья мертвечина, поднятая из могильника. Ежели б знал, помер бы ещё перед боем. От страха.
        - Ну, видишь, как хорошо. В темноте не разобрал, кто перед тобой, и жив остался. А упыри сдохли. Так что в следующий раз погоди помирать заранее.
        - А чем он верёвку-то перерезал? - пролепетал покрывшийся ледяным потом парень.
        - Лапкой погладил, - ответил Старый. Он приподнял руку существа, взял за один из пальцев и нажал. Подушечка промялась, обнажая кривой коготь.
        - Священные Боги, - только и выдавил Мстиша. - Ты поаккуратнее! Поцарапаешься таким, сам станешь упырём! Экая пакость!
        - Да не, просто зверюга, пакость осталась там, за дверью. Пойдём-ка, побеседуем.
        Сталкер поднялся и пошагал к дому, Мстиша поплёлся за ним. Привалившись к стенке, Старый прижался к деревяшке затылком и закрыл глаза. Наконец вновь распахнулось окошко, а за ним внутрь ушла створка.
        Парень вновь не уловил движения, но незнакомец уже был внутри. Голосящие разбойники, похоже, погибали гораздо быстрее, чем ночные твари. Мстиша шагнул за порог и поскользнулся в крови. Она была везде: на стенах веерами блестели красные капли, по полу из-под трупов вырастали лужи. Как ни странно, вид поверженных мучителей придал сил, и парень твёрдо зашагал вслед удаляющемуся шуму.
        Он нашёл спасителя в зале со столами. Так же уютно пахло горячей снедью, но теперь утварь валялась в беспорядке, запятнанная кровавыми потёками и разломанная бездыханными телами.
        - Осталась только парочка главарей, их мальчишки прекратили портить воздух этого мира, - повернулся к парню сталкер. - Мстиша, будь другом, поищи мой рюкзак. Ты его сразу узнаешь, он очень необычный. А я пока закончу зачистку.
        Последнее слово Мстиша не понял, но не стал переспрашивать. Он вышел в коридор и пошагал искать, где тут прячут барахло честных путников. Приближающиеся шаги заставили парня нырнуть за скрывающую часть стены завесу. Мимо прошёл десяток крепких мужчин с обнажёнными мечами в руках. Когда они скрылись, Мстиша выбрался из убежища и засуетился, лихорадочно пытаясь придумать способ предупредить нового знакомого. Не придумав ничего путного, он последовал за вооружёнными людьми.
        В зале за поставленным на место столом сидели ещё более потрёпанные хозяева притона, перед ними стоял убийца чудовищ с заломленными за спину руками, их придерживала пара новых "гостей". Рослый мужчина, одетый богаче остальных, подошёл к хозяевам.
        - Это что за чучело, - спросил он. - Очередная жертва оказалась вам не по зубам?
        - Чучело, - хмыкнул Молчан. - Он убил лесных духов и всех моих людей! Не появись вы, нас бы тоже порешил!
        - А ты сам кто? - поинтересовался вдруг сталкер.
        - Я-то? Меня зовут Волкашом, чучело, - лениво отозвался разбойник.
        - Тот самый, что скармливает мирных путников упырям, а сам потом их шмотки торгует налево?
        - Чудно как-то разговариваешь. Скармливаю не я, а вот эти добрые люди. Ну а ты как хотел? Место здесь тихое, благостное, но к ночи страх изо всех щелей выползает. Вот и ищут прохожие местечко, где можно заночевать. Тут Молчан их и обирает до нитки.
        - А упыри тоже есть хотят, - отозвался Молчан. - И если их не накормить, начинают ко мне в дом ломиться. Так что или ты, или я. А дом этот каково было строить? Я семерых потерял, в траты великие вошёл!
        - Неплохая криминальная схема, - кивнул сталкер. - Честно жить ведь тяжелее, чем кормить шелудивых псов людьми, да? Любишь, говорю, посмотреть, как они путников разрывают? Били тебя в детстве, наверное.
        Молчан побелел от ярости, заворчал угрожающе. Волкаш захохотал, запрокинув голову.
        - Так что нет моей вины в том, что здесь творится. Я только покупаю вещи у уважаемых людей и продаю их другим людям, - приторно улыбаясь, сказал главарь. - И это последнее, о чём ты спросил. Теперь я…
        - Согласен, последнее, - перебил Старый и вдруг нырнул в подмышку одному из держащих его мужиков. Тот попытался удержать захват, сам себе выкручивая руки. Рывок, и второй налетел подбородком на неловко выставленный локоть, отчего выпустил пленника и почти потерял сознание.
        Ошалевшие разбойники не сразу бросились на одиночку, поэтому первый "конвоир" беспрепятственно получил толчок в горло и одновременно в подмышку и сильно приложился спиной об пол, в падении задрав ноги. Следующий бросившийся в бой тать пробежал мимо отпрянувшего сталкера, его развернуло, и, следуя за выкручиваемым запястьем, разбойник стриганул в воздухе ногами, снося двоих своих подельников. И понеслось. Захват, рывок - живой снаряд сносит соседа. Уклонение, и два бойца неловко хватают руками воздух, а потом, мешая друг другу, валятся на пол.
        Новый противник взвизгнул, когда его выкрученный локоть глянул в потолок, даже на цыпочки встал. Остановившиеся разбойники изумлённо наблюдали, как он выполнял всё, что хотел одиночка, поскуливая от боли в почти затрещавших костях. Выхватив меч, самый торопливый попытался рубануть по открытой спине пленника, но на его месте возник "послушный" бедолага. Сталь врубилась в тело и застряла в нём.
        Следующий меч, сменив хозяина, висящего на собственной конечности вплотную к одиночке, вошёл в живот разбойника и выскочил обратно, забрызгав лицо ещё одного бойца. Шаг, поворот, голова улетает в угол. Вот Мстиша еле увернулся от сжимавшей меч руки, на конце которой не оказалось положенного тела, кровавый обрубок повис на воткнувшемся в стену клинке. Не обращая внимания на тошноту, парень зачарованно смотрел на пляску смерти.
        Одиночка успевал отводить удары чужих мечей, свободной рукой выхватывая чужие поясные ножи и вбивая клинки в горла их хозяевам. Последний полуоглушённый соперник поднялся, чтобы свистнувший кинжал вошёл в его левый глаз. Тело шумно упало, и наступила тишина.
        Волкаш расстегнул пояс, швырнул его на колени Молчану и вышел вперёд, сжимая нож. Бывший пленник бросил меч, запустил руку под кожух и достал свой. Сталь ярко блеснула в свете факелов, главарь прыгнул вперёд.
        Он был хорош. Короткий клинок в его руке свистел, стремительно двигаясь, но каждый раз настигал пустоту. Лязг металла и топот ног заполнил зал, по стенам плясали тени двух сражающихся людей. Старый бился с холодным упорством, видя перед собой лишь очередного мародёра, бандита, не заслужившего пощады. И тот вскоре понял это. Движения его стали судорожными, будто Волкаш осознал, что уже не жилец. В какой-то момент самообладание утекло вместе с кровью из нескольких ран, и лезвие ножа подвело черту на горле и всей жизни разбойника. Он ещё стоял, когда сталкер вытер нож и убрал его.
        Завизжавшая кухарка кинулась на бывшего пленника, сшибла его с ног, запоздавший Молчан вырвал из ножен меч Волкаша и бросился следом. Он больше мешал оказавшейся опасным бойцом жене, и только благодаря этому Старый уходил от чуть не ставших смертельными ударов. Пару раз и металлические пластины кожуха удержали тесак безумной женщины.
        Очередной замах Старый подправил, и сунувшаяся вперёд кухарка споткнулась, оперевшись вооружённой рукой на стол. Вырвав из ладони безумицы нож, сталкер пригвоздил её к столешнице. Зарычавший Молчан кинулся на обидчика и повторил судьбу разбойников Волкаша. Меч выпорхнул из руки, впиваясь в плоть. Последний удар обезглавил подвывающую кухарку, и труп свалился на пол, переворачивая на себя многострадальный стол. Сталкер равнодушно швырнул сверху окровавленную сталь.
        - Пошли искать наши пожитки, - бросил он зелёному Мстише, проходя мимо него.
        Рюкзак нашёлся не сразу, пришлось побегать. Он лежал целёхонький, только Винторез валялся в углу вместе с самострелом. Старый, сжав зубы, затирал царапину на крышке, скрывавшей затвор, и жалел, что не оставил в живых хотя бы Молчана. Потом долго и тщательно проверял содержимое рюкзака. Вроде бы всё на месте, кроме еды, пришлось набрать местной снеди. Хорошо ещё, что разбойникам не взбрело в голову ковыряться в гранатах, а то вся снаряга сейчас была бы утрачена.
        Мстиша следил за опасным знакомцем, прижимая к себе собственные вещи. Старый увидел коммуникатор и решил включить его, сверкнувший экраном наладонник привлёк внимание изумлённого "напарника". Заметив это, сталкер врубил музыку и хулигански залюбовался ужасом отпрянувшего парня.
        - Поющий туесок? Ты…ты колдун?
        - Зови меня Старым, это теперь единственное моё имя. Да какой я колдун, из чудес умею только живое превращать в мёртвое. Ты сам видел. Думаю, таких факиров в ваших краях очень много.
        - Но этот чудесный коробок и то, что ты смог одолеть лесных духов… нет, ты совсем не простой человек!
        - Одного из них пришиб ты сам, помнишь? Значит, мы с тобой два сапога пара.
        Мстиша пришёл в восторг от фразеологизма и долго "вертел" его, примеряя к разным обстоятельствам. От подозрительности и робости перед таинственным человеком не осталось и следа.
        - Знаешь, Старый, есть у меня знакомец - Лютай. Он охотник на чудовищ. Может, тебе с ним сойтись?
        - Что, прямо на чудовищ? Бегает по лесам и убивает таких вот "духов"?
        - Ну… разных убивает. Может, и таких тоже, я ж сам не охотник. А вам будет о чём поговорить.
        - Нет, Мстиша, мне нужно искать дорогу домой. И чем раньше я её найду, тем лучше.
        - Так это тебе точно к Лютаю надо! Он, это, немного колдун. Я сам видал!
        - И чем он мне может помочь? - с сомнением проговорил сталкер.
        - Да кто ж их, кодунов, знает! Знают многое, если не врут, конечно. А то был у нас один, ведуном себя называл. А сам только по девкам охотник… Но этот не врёт, и звери его чтят, он с ними разговаривает! Птицы тож, одна ему на плечо села, прощебетала что-то, и Лютай тот час нашёл логово волколаков!
        - Что, прям оборотней?
        - Смейся, но только с того дня соседняя деревушка спокойно зажила и дети пропадать перестали.
        - А у Лютая появилась красивая куртка из волчьего меха.
        - Откуда ты знаешь, Старый?! Вы с ним знакомцы?!
        Вздохнув, сталкер приторочил Винторез обратно под клапан рюкзака, накинул на себя камуфляж и повернулся ко вновь заробевшему при виде сталкера в полной боевой готовности Мстише.
        - Ладно, пойдём к твоему охотнику. Всё равно нужно что-то делать. Только последнее дело закончу.
        Два путника уходили прочь. На запертой створке двери скалились две человеческие головы вперемешку с башками "лесных духов". Под ними кроваво алел знак радиационного заражения.
        ***
        Добротная изба стояла на краю светлого леса. Над невысокой оградой качали тонкими ветвями высоченные берёзы, из травы под ними выглядывали крупные подберёзовики. Высокое крыльцо и дверь из толстого горбыля освещали закатные лучи солнца кроваво-красного цвета, предвещавшего тихую ночь и ясный, тёплый денёк.
        От открытого окна потянуло вечерней свежестью. Сидящий за столом человек поднял голову и всмотрелся в наползающие сумерки. Лежащие перед ним предметы говорили о том, что человек жил охотой на крупных зверей, он только что закончил править лезвие большого ножа и теперь любовно пробовал ногтем его остроту. Лежащий на столе топор напоминал больше боевую секиру - широченный, тяжёлый, на длинной рукояти.
        Ограду позади дома перемахнули какие-то тени, они стремительно двигались в опускающейся темноте, будто несли её на своих плечах. Охотник насторожился, спрятал нож в висящие на поясе ножны и потянул к себе топор.
        По стене что-то проскрежетало, звук медленно пополз к двери, запертой на мощный засов. Одним движением человек метнулся к окошку, прижался спиной к бревенчатой стене и осторожно выглянул наружу. Узкий проём не позволял проникнуть в него кому-то крупнее лисицы, но охотник знал - на свете водились твари гораздо меньшего размера, каждая из которых могла убить взрослого мужчину.
        Прячущиеся снаружи будто играли. Шорох и скрежет повторились, теперь пришельцы обходили избу навстречу друг другу, но так и не попали в поле зрения. Постояв в раздумьях, охотник сунул в кожаную торбу горсть самодельных коротких факелов. Дружба с детьми природы - полезная штука. Животные многое могли бы рассказать людям, если бы те слушали созданий, которых считали в лучшем случае младшими братьями, а то и просто - букашками. Особая смесь на концах факелов легко воспламенялась, стоило только посильнее чиркнуть обо что-нибудь сухое и достаточно жёсткое. Горело ярко, жарко и долго.
        Засов бесшумно ушёл в сторону, хозяин избы покинул жилище, его тень мелькнула над перильцами крыльца и исчезла в темноте. Из-за угла донёсся уже знакомый звук, что-то приближалось. Оружие в руках опустилось вниз, готовое врубиться в плоть, в этот момент над головой хрипло прокричала ворона.
        Что-то крупное обрушилось на спину, оплело сильными руками тело и вцепилось в топор. Тут же второй пришелец выметнулся из-за угла, и только звериное чутьё спасло глаза от летевших в них когтей. Щёку рвануло болью, кровь брызнула на сухие брёвна родного жилища. Охотник расплющил напавшего сзади об стену, освобождая руку, и закрутил топором перед мечущейся тенью второго. Ворона вновь прокаркала что-то непонятное.
        Локтём раздавив нос осевшего сзади противника, охотник подпрыгнул и вцепился в перила высокого крыльца. Икру левой ноги тут же пронзили раскалённые гвозди. Застонав, человек повис на одной руке, махнув зажатым в ладони другой топором. Безрезультатно, но хоть ногу освободил. Взметнув тело вверх, он приземлился на здоровую конечность и попытался позвать на помощь сидящую в ветвях птицу. Та забила крыльями и будто захохотала. Человек похолодел: впервые лесной житель не просто отказал в помощи, он помогал врагам!
        Ведающий язык младших охотник изумлённо опёрся на раненую ногу и чуть не задохнулся от поднявшейся к горлу дурноты. Пятная доски кровью, он перевалился через порог и рухнул на пол. Медленно закрывающаяся дверь замерла, лапища невидимого врага держала её снаружи, будто издеваясь, поигрывая пальцами с острыми, перепачканными кровью человека когтями. Створка распахнулась, и в лицо твари полетел плюющийся белым огнём факелок. Нападавший взревел, шерсть на его гибком теле занялась вонючим пламенем. Огромные лапы потянулись к сидящему на полу охотнику, позади возникла тень второго существа.
        Старый издалека разглядел вспышку, напоминающую сполох свето-шумовой гранаты. Придержав за руку своего попутчика, он остановился и прислушался. Треск фосфорной смеси и вой какого-то существа отчётливо слышались в свежем ночном воздухе, наполненном стрекотанием сверчков. Кивнув Мстише, сталкер двинулся к избе, невидимой в опустившейся темноте.
        Пахло горелой шерстью, из дома доносился шум борьбы. Прижимая самострел к груди, Старый бесшумно взлетел по ступеням. Торопящийся за ним парень поскользнулся на кровавом пятне и приглушённо ругнулся. В тот же момент чёртова ворона вновь раззявила клюв, и сталкер нос к носу столкнулся с каким-то уродом. Шерстистое нечто подпирало головой притолоку, распахнутый рот угрожающе щерился немаленькими зубами.
        Сталкер в упор вогнал гранёный болт в грудь неизвестного противника и добавил сунувшемуся вперёд зверю коленом в пах, одновременно хватаясь правой рукой за шерсть на затылке. Приложив тварь зубами об перильце, Старый упёрся второй рукой в шею и сломал её, дёрнув голову на себя. Разряженный самострел повис за спиной, перезаряжать его не было времени. Вооружившись ножом, сталкер вломился в избу.
        Кровью сражавшихся внутри было покрыто всё вокруг. Раненый охотник из последних сил отбивался от второй твари, вонь сгоревшей шерсти била в ноздри. Отшвырнув палёного урода в сторону, сталкер шагнул следом. Тот приложился спиной об стену и скрёб по ней когтями. Старый опрокинул на противника тяжеленный стол и навалился сверху, пытаясь достать ножом клацающего зубами монстра. Лезвие звякнуло по ним, и клинок вырвался из рук. Кулак заплясал по твёрдой башке, но тварь не думала сдыхать.
        - Вот собака сутулая! - рычал Старый. - Сдохни, урод ты зубастый в душу мать!
        Что-то коснулось ноги сталкера. Обернувшись, он увидел, как охотник последним усилием поднял руку, протягивая огромный топор. Перехватив его поудобнее, Старый рассёк череп живучего монстра. Ввалившийся наконец внутрь Мстиша кинулся к потерявшему сознание ведуну Лютаю.
        - Зажми ему раны, я сейчас!
        Обтерев нож и убрав его на место, Старый перезарядил самострел. Не почувствовав присутствия новых врагов, он спустился к сброшенному рядом с крыльцом рюкзаку, наклонился поднять его. Забившая крыльями ворона заставила выпрямиться и обернуться, хриплое карканье оборвалось, когда болт сшиб птицу с ветки. Постояв пару секунд над замершей тушкой, Старый нахмурился, затем подхватил рюкзак и поспешил в избу.
        Глава 4
        - Здрав будь, охотник! Что привело тебя ко мне?
        - Батюшка Волос, неладно на нашей земле! Младшие больше не слышат меня! Супротив того, врагам подмога! Не иначе навьи снова проникли в людской мир!
        Сидящий перед Лютаем старик, в своей косматой шубе похожий на медведя, нахмурился, глядя куда-то в такие дали, где нет места смертным. Взгляд ожил, опустился на охотника.
        - Ты прав, что-то изменилось в мире. И навьи уже учуяли то Зло, что пришло из грядущего. Скоро Морана проведает о нём, подчиняющем своей воле любое создание.
        - Что же нам делать, батюшка Волос? Может, кликнешь Сварожичей на подмогу?
        - Богам сейчас несладко приходится. Видим мы - грядёт Последняя Битва, в которой можем проиграть и оставить вас, внуков, одних… Ну, речь не об этом! Самим вам надобно справиться с напастью, изгнать пришлое Зло из мира.
        - Но батюшка Волос…
        - Тот человек, что помог тебе, тоже пришёл из грядущего. Он знает, как победить эту напасть, но ему нужна помощь. И передай, что он сможет вернуться домой, когда убьёт врага. Мы же сдержим Морану и её приспешников.
        ***
        - А это что у тебя? - снова и снова спрашивал Мстиша, глядя на врачующего раненого охотника Старого.
        Тот для начала обколол беднягу всяческими противозаразными препаратами, искренне надеясь, что Лютай не аллергик. Обработал раны и замотал бинтами, израсходовав часть аптечных запасов. Охотник вздрагивал в беспамятстве, шептал что-то бессвязное.
        - Много будешь знать - плохо будешь спать, - ответил Старый, снова приведя в восторг бесхитростного парня. - Ну вот, теперь баиньки, утром будет как огурчик. А ты поставь воду кипятиться, сядем ужинать.
        Мстиша боязливо оглянулся на чернеющее окно, побрёл с ведёрком к двери. Сталкер покачал головой, хлопнул парня по плечу и указал на печь. Радостно закивав, тот затеял растопку.
        Старый вышел наружу и направился к колодцу, отметив, что трупик вороны никуда не делся. И то ладно, от этой жуткой птицы можно всего ожидать.
        Колодец с журавлём поделился холодной водицей. Отпив из ведра, сталкер зачерпнул горсть живительной влаги и умылся. Щетина на лице стала просто неприличной, однако сбрить её означало привлечь внимание любого человека, встреченного на пути. Вздохнув, военный в отставке принял намечающуюся бороду как часть камуфляжа.
        В печке уютно трещали чурки, светлое пятно мерцало на полу, освещало избу, пуская по стене привычные тени. Лютай сопел на кровати, благодаря препаратам, спал, не обращая внимания на поднявшуюся температуру. Походный котелок занял место пожарче, и скоро над ним запарило, сладкий чай принялся настаиваться в кружках.
        - Вот тебе и сходили к ведуну, - проговорил Старый, извлекая позаимствованную у лиходеев снедь.
        - Ничего, поправится, - уверенно ответил Мстиша, наблюдавший за тем, как еда появляется из странной торбы попутчика. Голодный организм обиженно урчал.
        - А это вообще нормально, чтобы на охотника всякая нечисть бросалась? - поинтересовался сталкер.
        - Я никогда такого не видел! Обычно Лютай выслеживает чудовищ и нападает на них, но чтобы наоборот…
        - Может, мстят ему? Ну, убил оборотней, а у тех родичи остались, вот и пришли по душу охотника.
        - Что ты! Ведуна тропить - смерти искать! Ему и звери, и птицы помогают. И самые младшие, вроде мурашей да пчёл. И с Богами, говорят, ведуны разговаривают, под их защитой живут.
        - Что-то не слишком божья защита ему помогла. Если б мы не подоспели, тут бы мёртвый ведун валялся, - сталкер не слишком обратил внимание на слова о богах. Зато углядел кое-что другое. По стене кралась тень, непонятно откуда взявшаяся.
        Не переставая прихлёбывать горячий чаёк и хрустеть коркой засохшего, но очень вкусного хлеба, Старый следил за перемещениями аномалии. Он и впрямь почувствовал себя в Зоне, будто вновь охотился на морока - зловредного мутанта, наводящего иллюзии.
        Чувство опасности хлестнуло по загривку, сталкер вскочил, крутнулся на пятке, выхватывая нож, и всадил лезвие во что-то, подкрадывавшееся со спины. Нож застрял на полпути, теперь виднелись лишь зажатая в ладони рукоять и сантиметр стали, орошённый кровью. Сориентировавшийся вовремя Старый выдернул нож из невидимого тела, и оно упало, разбрызгивая по полу алую жидкость.
        - У вас тут что, мимики водятся? - успел спросить сталкер и увидел прежнюю тень, стремительно приближающуюся к спящему Лютаю.
        Зацепив носком ботинка стул, Старый метнул его туда, где по его расчётам находился невидимый враг. Стул врезался во что-то, тень на стене опрокинулась и завозилась на полу. Тут же руку с ножом полоснуло болью, что-то впилось в неё острыми когтями или клыками. Оружие улетело в сторону, но и нападавшего сталкер стряхнул, приложив об стену. Покатились с полки горшки, усеивая половицы осколками.
        Сметливый Мстиша сыпанул в печь горсть сухой бересты, огонь ярко вспыхнул, обрисовывая тени.
        - Глупые людишки, - зашептало вокруг. Голоса шли отовсюду, злобно шипя. - Вы все умрёте.
        - Не, это не мимики, те не разговаривают, - определил Старый, вспоминая жутких тварей Зоны, умеющих становиться практически невидимыми.
        Нож валялся в углу возле кровати. Шагнув к нему, сталкер интуитивно подставил руку, ощущая новую опасность. Отбросив тут же напавшего нового невидимку назад, он выставил вперёд левую руку, а правую отвёл за спину. Прыгнувшая тень коротко взвизгнула, когда кистень перехватил её в полёте, размозжив голову. Хруст заставил Мстишу передёрнуться и отступить назад, подальше от мокрых пятен, возникших у его ног.
        Кистень крутнулся в воздухе, зашиб ещё кого-то, визжало долго и мерзко. Удар толстой подошвы берца угомонил шумную тварь, и тяжёлый шар припечатал буйную голову.
        - Сколько же их тут! Мстиша, охраняй охотника, живее!
        - Это злыдни! Но они никогда не нападали на людей! - крикнул парень, перекрыв дорогу к лежащему Лютаю.
        - Кто! Такие! Злыдни? - выговорил сталкер, после каждого слова нанося удары по юрким невидимкам. Приходилось довольствоваться интуицией и мельтешащими тенями. Зато нож добыл и теперь полосовал нелюдь, вгоняя лезвие в податливую плоть.
        - Это навьи слуги! Заводятся в домах и доводят хозяев до нищеты!
        - А, и у вас тут приживалки! На тебе! Минус ещё один!
        Мстиша почувствовал удар под дых и согнулся от резкой боли. Тут же что-то уселось на шею, вцепилось в волосы, нанося удары по затылку. Парень упал на колени, покачнулся и рухнул на пол. На стене тень протянула лапы к раненому охотнику.
        Старый вогнал нож в очередного противника и бросился на подмогу, но запнулся об невидимку. Когда он вновь поднял глаза, Лютай глядел на свою руку, сжимавшую пойманного врага. Пальцы давили всё сильнее, хрип сменился треском, и охотник отшвырнул от себя ставшее видимым тельце злыдня, похожего на злобного гнома с рогами. Обернувшись, Старый увидел раскиданных по избе маленьких мертвецов.
        - Круто тут у вас, - оценил сталкер. - Ты там как, живой?
        - Живой, - хором ответили охотник и с трудом поднимающийся Мстиша.
        Вышвырнув в глубокий овраг тела и кинув сверху ворону, "напарники" вернулись в избу, Лютай сидел за столом и подкреплялся оставленной снедью. Мстиша принялся оттирать половицы и стены от крови злыдней, пока сталкер присел перевязать раненую руку. Охотник с интересом следил за его занятием.
        - Во второй раз меня спасаете, этак я вовек не расплачусь, - слабо улыбнулся он.
        - Хабаром отдашь, - отозвался Старый, и парень опять ухватил понравившееся выражение. - Ты на чай налегай, он с травами. Поправишься быстрее.
        - Благодарствую, мне уже лучше. Силы нам всем скоро ох как понадобятся.
        - Объясни.
        - Я говорил с Волосом, пока ты врачевал мои раны. Он рассказал, что в наш мир пришло какое-то Зло из грядущего, умеющее подчинять своей воле любое существо. И про тебя говорил, ты тоже явился сюда из дней, что ещё не настали.
        - Волос - это же бог… Ты, правда, можешь говорить с богами, Лютай? - осторожно спросил Старый. Происходящее здесь показалось ему чем-то нереальным: сидит в какой-то избушке за столом с человеком, говорящим с животными и Богами. Даже любимое присловье "это Зона" казалось теперь чем-то неуместным.
        - С одним только, с Волосом. Он покровительствует всем, кого мы, ведуны, зовём младшими братьями. И с ними я тоже могу говорить, - как-то совсем обыденно молвил охотник. - Но, видно, даже Боги не всегда могут помочь. Навьи послали сюда злыдней, превратив их в убийц, а такого на моей памяти не случалось никогда. Злыдни вредили человеку издавна, покушаясь на его благополучие и ввергая в нищету. Убивать они не стремились.
        - Что ж, в моих краях говорят: "на бога надейся, а сам не плошай". Будем справляться своими силами. Вернее, будете, мне нужно искать дорогу домой и как можно скорее.
        - Об этом великий Волос тоже поведал. Он сказал, что ты попадёшь домой, когда убьёшь Зло. Ты знаешь, как его победить, и когда оно падёт, окажешься дома.
        Старый нахмурился, задумавшись. Не каждый день сам Волос, он же Велес, отправляет тебя в квест. Снова пойди туда, не знаю, куда… Стоп! Зло из будущего, из того же времени, что и он сам! Подчиняет воле любое существо… Значит, в аномалию свалился не только сталкер, но и деструктор!
        В первый момент Старый почувствовал, как лежащий на сердце камень испаряется: его ватажка не осталась один на один с мутантом-мозголомом! Что ж, теперь можно не торопиться вернуться, всего и делов, что найти главного зоновского паскудника и вышибить его чёрные от радиации и Зона знает ещё от чего мозги. Что Старый и так намеревался сделать, вернувшись домой.
        - Я понял, что за Зло здесь появилось, и готов прижучить урода, пока он тут не натворил дел.
        - Жаль, что я потерял умение говорить с младшими, это бы помогло в наших поисках…
        - Ты о той вороне? Лютай, она находилась во власти деструктора. В моём мире такого зла достаточно, эти мутанты сильны, но смертны. Он видел всё глазами птицы и командовал теми псами, что на тебя напали.
        - Это были два вурдалака. Сильные, хоть и не очень умные чудовища. Но если тот…деструктор вёл их, теперь понятно, почему они чуть было не погубили меня.
        - Перед тем, как я убил ворону, он понял, что вурдалаки сдохли. Значит, он знает обо мне и пытается помешать… Жихарь ему на голову, а уродец умнее, чем я думал! Вот попал: то два кровососа, то невидимки. А мы ещё жалуемся, что житья в Зоне нет от мутантов. У вас они вон по всей земле бегают беспрепятственно!
        - Расскажи мне о твоём доме? Как называется это место?
        - Ну, это не то чтобы дом, Лютай. Это место, полное опасностей, но там я могу быть самим собой. Называется оно "Зона Питер" или просто Зона… - и сталкер начал рассказывать, полагая, что перед новым союзником не за чем таиться. Севший рядом Мстиша с открытым ртом слушал Старого.
        Ночь за окном повернула к утру, когда уставший сталкер смолк.
        - Нащи миры похожи, как капли воды, - заговорил Лютай. - Значит, ты тоже охотник на чудовищ?
        - Какой я охотник, что ты. Если только раньше, в прошлой жизни… А сейчас просто живу голодно, но свободно, помогаю лишь тем, кому считаю нужным помочь, да они часто и без меня отлично справляются. И с животными разговаривать не умею, тем более с Богами, в которых, кстати, верить так и не научился. А вот есть у нас один сталкер - это так называют наших охотников - его зовут Котэ, так он со своим котом здорово общается. Сам видел, отлично они понимают друг друга. Эх, сюда бы хоть одного такого бойца… Я по сравнению с Котэ в сталкерском… в охотничьем деле - салага.
        - Ты несправедлив к себе, друже. Говоришь, что мало кому помогаешь, но не успел появиться в нашем мире, как спас от аспидёнка маленькую девочку. Да, не удивляйся, о твоих подвигах мне Волос поведал. И городище Даны, и Мстиша были спасены тобой. А меня вовсе два раза от гибели избавил.
        - Знаешь, Лютай, если бы я здесь не появился, так и тебе бы не пришлось на своей шкуре испытать все эти неприятности.
        - Кто знает. Поступки Богов нам, смертным, неведомы. Просто поверь опытному человеку, ты - охотник на чудовищ. Стезя твоя - творить добро и спасать невинных от всякого зла. К тому же…
        - К тому же у меня нет иного выхода, - перебил Старый. - Если я не избавлю вас от монстра моего мира, не вернусь домой.
        - Хорошо, когда охотник имеет ум недюжинный, а не только сноровку зверя, - улыбнулся Лютай в пышные усы. - Теперь слушай внимательно. Следует тебе отправиться в Старый Град и найти там воина, который окажет великую подмогу нашему делу. Отправляйся немедля, а в помощь возьми Мстишу. Он поможет тебе в нашем мире, подскажет, если что понадобится.
        - Зачем нам воин? Неужели вдвоём…втроём не справимся с деструктором?
        - Будь это так, великий Волос не заставлял бы нас выполнять эту задачу. Знать, без подмоги никак. Враг силён и уже собрал целый сонм помощников, хоть и помимо их воли.
        - Какую задачу Волос поставил перед тобой?
        - Мне нужно подготовиться к предстоящей битве и созвать младших в помощь. Я уйду вскоре после того, как вы покинете мой дом.
        - Но ты слаб сейчас! Может, проводить…. куда ты там собрался?
        - Не беспокойся, Старый. Больше враги не застанут меня врасплох. Я в безопасности сейчас и буду в безопасности там, куда отправляюсь. Времени мало, перед рассветом уходите, чтобы вас не заметил ещё какой соглядатай. А сейчас ложитесь спать.
        - Погоди-ка! Как хоть звать того воина? Внешние данные, отличительные черты, особые приметы?
        - Сие мне открыть Волос не пожелал. Сказал лишь, что воина этого ты отличишь из тысячи подобных ему.
        - Понятно, стандартный квест. Вот тебе метка на ПДА, там найдёшь всё, что требуется, и принесёшь сюда. Хорошей охоты.
        - Схватываешь на лету, как и положено охотнику! Ещё есть что-то непонятное?
        - У меня есть вопрос, Лютай. А кто такой аспидёныш?
        ***
        Две тени скользили в холодном предутреннем тумане, направляясь в далёкий Старый Град. Непривычный Мстиша спотыкался, плохо видя сквозь рыбацкую сеть, с головой скрывавшую парня. К ячеям сталкер примотал ветки с листьями, умело замаскировав своего "гида", который поначалу строил из себя опытного бродягу, но быстро выдохся на марше, даже таща на себе весьма далёкую от полной выкладки ношу. Шум, по мнению бывшего снайпера, стоял жуткий, все приспешники деструктора просто обязаны были обнаружить неумёху, а вместе с ним и самого Старого.
        Однако уже рассвело, а лес вокруг жил своей жизнью, не обращая на людей никакого внимания. "Сканирование" подтверждало спокойную обстановку, интуиция помогала лишь не отклониться от маршрута, не подавая сигналов тревоги.
        - Ты как, "отмычка"? Не устал? - поинтересовался Старый у заметно приунывшего напарника.
        - Что ещё за отмычка? - прохрипел Мстиша.
        - А это такой специальный человечек. Молодой и неопытный. Идёт впереди, чтобы опытный вовремя заметил аномалию.
        - И что?
        - А ничего, "отмычку" или молнией шибанёт, или огнём спалит. Ещё может в лепёшку расплющить на почти пустом месте. Или раскрутить и порвать на лоскуты. Кровавые.
        - Зачем же посылать вперёд такого неумеху? Как потом людям в глаза смотреть, если он погибнет?
        - Согласен с тобой. Поступать так хуже некуда. И ты совсем пропащий, если прячешься за спину, особенно когда спина эта слабая и беззащитная.
        - Не возьму в толк, Старый, - помолчав, продолжил Мстиша, из-за разговоров забывший о тяготах начавшегося квеста. - Как же ваш Боги попускают такое? Ни Перун, ни Огонь не позволят умертвить невинную душу.
        - Это слишком сложный вопрос, Мстиша. Наверное, люди сами заигрались в Богов, из-за чего и получили Зону. А в ней и вовсе ничего божественного нет, только чудовища и горстка людей. Не поверишь, но и в остальных уголках моего мира Боги давно не появлялись. Наверное, на их месте я бы тоже избегал внуков, настолько по-свински относящихся к своим дедам.
        Парень долго молчал, переваривая услышанное. Он не мог представить, каково это - жить в мире без светлых Богов, строгих, но бесконечно добрых к своим детям. В мире, где есть только чудовища, а ещё непонятная страна Зонпитер, где и вовсе творится непотребное.
        Старый сам задумался, продолжая при этом контролировать обстановку вокруг. Картина жизни выходила очень мерзкая, таких мыслей в голове не появлялось даже в самые чёрные дни, даже при Выплеске, когда аномальная энергия с заброшенной АЭС волной прокатывалась по территории внутри периметра, убивая всё живое, что не успело схорониться. Вот так, стоило попасть сюда, чтобы взглянуть на свою жизнь со стороны.
        - Стой! - произнёс сталкер тихо и чётко.
        Парень оказался дельным новичком и послушно замер, держа ногу на весу. Возникший рядом Старый прислушался к ощущениям.
        - Рядом враг. Кто - неизвестно. Живо вон под ту ёлку, лёг на живот и замер! Пошёл!
        Мстиша проворно шмыгнул под раскидистые лапы и исчез из виду. Сталкер удовлетворённо кивнул и занял позицию по-соседству. По ветвям деревьев скользнула тень крупной птицы, хищник зорко всматривался в чащобу, паря над лесом. Словно вражеский вертолёт, он медленно проплыл мимо и удалился в сторону от проложенного напарниками маршрута.
        Значит, мутант не знает, куда делся его враг, и, возможно, разослал птиц во все стороны. Интересно, как там Лютай. Не попал бы в лапы каких-нибудь местных уродов! А что будет, если деструктор захватит охотника?
        Старый содрогнулся от такой перспективы. Получить противника в лице ведуна совсем не улыбалось. К тому же, спасти охотника без потерь будет очень сложной задачей.
        Ладно, всё равно сейчас ничего не изменишь. Оставалось надеяться, что слова Лютая о безопасности - не просто слова. Ведун знал, на что идёт, ему можно верить. И нужно. Успокоившись, Старый глубоко вздохнул и щёлкнул пальцами, привлекая внимание напарника. Пара заранее выученных жестов, и две тени поплыли дальше.
        Они шли вдоль ручья, весело плещущегося в своём маленьком русле. Скоро маленький поток вольётся в широкую реку, над которой стоит городок Лебедянск. Там можно передохнуть.
        Ворота в город, украшенные лебедями, поражали своей основательностью. Видимо, опасно было жить в этом мире, раз каждый населённый пункт скрывался за высокими стенами и крепкими дверьми. На подходах бдела стража во главе с "офицером". Старому подумалось, что сейчас начнётся ритуал мздоимства.
        - Здравы будьте, путники вольные, - кивнул подошедшим напарникам главный страж. Камуфляж покоился в рюкзаках, так что одетые в "цивильное" сталкер и проводник не вызывали особого беспокойства.
        - И тебе поздорову, служивый, - отозвался Мстиша, поклонившись согласно местному уставу. - Дозволь войти в город, находящийся под твоей охраной.
        - Отчего ж не дозволить? Три резана в казну, и милости прошу в славный Лебедянск!
        Старый только сейчас вспомнил, что в любом мире нужны деньги, и теперь лихорадочно соображал, чем их можно заменить. В это время Мстиша протянул на ладони несколько блестящих предметов, которые перекочевали к "офицеру". Тот передал оплату за вход в город подошедшему стражнику, который, в свою очередь, кинул резаны в сундучок, стоящий на столе неподалёку.
        Удивлённый прозрачности хранения доходов сталкер посмотрел на сидящего рядом с "казной" охранника и поймал его спокойный взгляд. Однако! Опасность опасностью, а местные служаки коррупцией явно не страдали. И не опасались за сохранность материальных ценностей. Интересненько, насколько хороши эти несуетливые до флегматизма воины.
        Следующей мыслью увлекаемого напарником за собой Старого была попытка определить уровень подготовки искомого объекта, на которого объявлен этот квест. "Ладно, дойдём до цели - разберёмся".
        Город встретил шумом голосов и красотой деревянной архитектуры. Мимо шагал многочисленный люд, за хозяевами степенно брели разномастные кони. Мелкий рогатый скот пасся на многочисленных "газонах", даря удобрения специально обученным мальчишкам, тут же очищающим городское пространство от нечистот и различного мусора. Все были при деле, кроме таких же, как напарники, гостей. Приезжие глазели и шлялись.
        Придав лицу суровый и независимый вид, Старый мотнул подбородком, без слов вопрошая о дальнейших планах. Уставший парень махнул рукой в сторону местной гостиницы с вывеской "Полесье" на фасаде двухэтажного здания.
        - За чей счёт гуляем? - поинтересовался сталкер, тревожно шаря в рюкзаке. И поймал себя на мысли, что после попадания в этот мир вспомнил не только о том, как улыбаться, но и шутить начал. - Я говорю, чем отплатить могу, Мстиша?
        Парень укоризненно глянул на него и побрёл к дверям заведения, волоча ноги и поднимая лёгкую пыль. Старый ощутил холодок, пробежавший по спине, когда осознал наконец, где слышал название гостиницы. Ясное дело, в Припяти, в мёртвом городе, бывшем когда-то одним из страшнейших мест той, старой Зоны, сгинувшей в одночасье и возникшей вновь под боком у Петербурга.
        Пока сталкер рефлексировал, напарник уже сговорился о комнате, даже успел оплатить её. Поймав на себе пристальный взгляд "администратора", Старый вежливо поздоровался и потопал отдыхать. Принявший оплату мужик подозвал болтавшегося неподалёку мальчишку, что-то сказал ему, и прыткий ребятёнок тут же бросился прочь.
        Глава 5
        Устроившись в "номере" - небольшой комнатушке с двумя широченными лавками, накрытыми шкурами - Старый привычно организовал схрон, упрятав на стропила рюкзак с пожитками. Через полчаса напарники спустились вниз и уселись за стол харчевни, заменявшего банкетный зал.
        Мстиша доверчиво рассказал, что заказать можно всё и не по одной порции, поэтому на столе присутствовали мясо, рыба, овощи и грибы в солёном виде. Сталкер, не одобрявший алкоголь, особенно в квесте, наслаждался холодным квасом, осознав, что продающийся в двадцать первом веке напиток с таким названием является бесстыдной и грубой подделкой. Парень, следовавший всем повадкам новоиспечённого охотника, отпивал квасок мелкими глотками.
        - В следующий раз морс закажем, брусничный, - терзая печёного судака, невнятно проговорил Старый. - Тоже офигенно.
        - Офигенно, - вторил Мстиша, по лицу которого было понятно, что он из всей фразы понял только слова "брусничный морс".
        - Великолепно, говорю! Морс прекрасен, - парень просветлел и уже осознанно выразил одобрение. - Учи матчасть, а то мы с тобой погорим на длинных и витиеватых фразах.
        - Всё будет о…офигенно, - чуть запнувшись, выразился "отмычка".
        В тот же момент интуиция взвыла, словно скорбящий брюхом волколак. Что-то вокруг пошло не по плану, иначе не скажешь. Вон те два осанистых красавца явно с малолетства в коннице отчизну защищают, выправка видна даже в полутьме харчевни. А у этих запястья такие, что кажется, будто при одном неловком движении кружки в их ладонях разлетятся на черепки. Обложили и наблюдают.
        Снайперское прошлое помогло вычленить всех посторонних на этом празднике чревоугодия, но Старый не подал и виду. Жрал так, что аж хозяйка выглянула из кухни и одобрительно покивала, не нарадуясь на уминающего её разносолы гостя. Купчишки вон тож разохотились, рвут дичь пальцами, усыпанными перстнями с разноцветным жуковиньем - драгоценными камнями.
        - Пасут нас, Мстиша. То есть, за нами пригляд появился. Крепкие парни в разных углах явно не просто так тут столуются.
        - Офигеть, - на этот раз без запинки высказался напарник. - Думаешь, это пособники того самого Зла?
        - Нет, это обычные люди. Глаза живые, движения обычные. Подручных ты узнаешь по пустым зенкам, смотрит на тебя, как… на навоз. Без интереса, будто даже брезгливо. Но стрелять начинает внезапно и метко. Ты ещё штаны не успел подтянуть, а он уже ковыляет к тебе на прямых ногах и скалится.
        - А, как равк, что ли? Ну, живой мертвяк? Вылезает из могилы и медленно идёт за своей жертвой. Мычит только.
        - Ого, у вас тоже зомби водятся?
        - Что за зомби? - удивился Мстиша, и сталкер прикусил язык.
        Пока они точили лясы, в харчевне прибавилось служивых, косящих под завсегдатаев. Старый внутренне нахмурился и прикинул, как будет выбираться из гостеприимного ресторанчика, чтобы не обидеть ласковую хозяюшку-повариху. В этот момент дверь раскрылась, казалось, шире, чем была рассчитана, и внутрь шагнул мужичок, похожий на бургомистра или, на худой конец, на главу администрации. Такой весь телом обильный, в высокой шапке и с думой о чаяниях народа в глазах.
        За местным начальником ввалились телохранители в лице стражников, напоминаюших встреченную у входа в город заставу. Вот и появилась возможность испытать, чего стоит здешний воин. Даже не один, несколько.
        - Здравь будь, гостюшка, - махнул вдруг шапкой, оказавшейся в руке, "бургомистр". - Прости за то, что мешаю угощаться. Скажи, не ты ли охотник?
        - Смотря до чего, уважаемый, - ответил слегка удивлённый Старый. Он-то ждал заварушки и обвинений в каких-либо прегрешениях, а тут голос заискивающий, в глазах уважение и страх. - Охотиться я мастак, врать не буду. На волков так и вовсе успешен.
        - Да Волос нынче жаловал, волки нас не беспокоят, - не понял юмора нарочитый, то есть важный, человечек. - Я что хотел спросить-то? Не ты ли охотник на этих, ну, на… чудовищ.
        Выдохнул и сам от своей дерзости обмер. Однако крепко тут уважают таких, как Лютай! Старый приосанился, успокоившись, глянул озорно по сторонам и шумно отхлебнул кваса.
        - Аааа, на этих! На этих да, тоже охочусь. Но позволь и мне спросить, почто интересуешься? Али волколаки на девок местных заглядываются, бесстыдники? Или злыдни дворец съездов разорить грозятся? А может, упыри какие кровь народа пьют?
        - Так я потому и пришёл, милостивец! Зовут меня Честилой, я над Лебедянском воевода. Напасть приключилась, хоть вой! Ой, да что это я? Совсем за заботами ум растерял! Прежде дозволь за твой стол присесть, с утра ни крохи во рту, чрево к хребту присохло.
        Чрево чуток далековато располагалось от позвоночника на взгляд сталкера, но, важно кивнув, он высмотрел хозяюшку и поднял руку, привлекая внимание достойной всяческих похвал за свои кулинарные навыки женщины. Та обалдела от высоких гостей в обычно тихой кафешке, через пару минут перед тремя мужчинами, сидящими за столом, всё свободное пространство покрылось закуской, запивкой и хмельным, стыдливо заказанным для себя Честилой. Молодые люди из охраны, расположившиеся по соседству, получили свои порции сразу после.
        Обсудив за едой погоду, светские новости и солёные груздочки, троица приступила к делу.
        - Так что там приключилось такого, раз почтенный воевода решил заглянуть к нам на огонёк? - косясь на Мстишу, начал сталкер. Мол, смотри, если я чего ляпну, так ты помогай. Парень незаметно кивнул, одобряя высокий слог.
        - Уверен, для опытного охотника всё это покажется обычным и даже скучным делом, но я, честно сказать, ума не приложу, как совладать с бедой!
        - Прошу меня простить, я человек прямой и привык действовать, - вздохнув, прервал изливания воеводы Старый. Его вновь приобретённое чувство юмора быстро отказало, проявив натуру бойца сил специальных операций. Все эти рассуждения и сетования гражданские пусть используют, когда он уже на полпути к выполнению поставленной задачи. Чего-то озлился Старый, короче. - Переходи к делу. Что случилось?
        Будто опомнившись, Честила перестал охать, залпом выдул остатки медовухи и со стуком поставил кружку, припечатав последние душевные метания.
        - Ты прав, охотник, и прощение просить в пору мне, не тебе. В городе объявилось какое-то Зло. Напасть эта ворует людей, ночью шастает меж домов и творит душегубства. Редкие собаки рискуют защитить хозяев и добро, так их находят разорванными в клочья.
        - Видоки есть? - подал голос Мстиша, извиняющее глянув на "старшего". Сталкер одобрительно кивнул.
        - Есть один. Смех, а не видок. Мальчонка схоронился под корытом и видел, будто мамка утащила сестру и отца. Хорошее такое корыто, крепкое. С коваными ушками.
        - Где его можно найти?
        - Да кузнец здешний делает, а продаёт жена.
        - Где. Можно. Найти. Мальчишку? - закипая, отчеканил Старый.
        Воевода вскинулся было, но под взглядом охотника усох и съёжился. Понимающе косящиеся охранники не двинулись с места.
        - Его тётка к себе забрала, живёт в южной части города.
        - А нападения где случились?
        - На севере. Почитай в половину квартала ткачей лютует это самое Зло. И даже чуток дальше вылезает.
        Снова зло, везде и всегда. Куда деструктор-то сунулся, тут и своего барахла хватает. Неискоренимы твари, лезут всюду, и Добру их превозмочь нельзя, если только само Добро для Зла Злом не окажется. Да так, чтобы кишки и кровища во все стороны. Старый почесал зудящую от щетины шею.
        - Что сделано для отлова этого самого Зла? Квартал оцепили? Засады делали?
        - Ээээ… воины ночью на улицах ходят, только никого чужого или подозрительного не встретили. Раз будто почудилось: тень шмыгнула по стене. Бросились искать, только хозяина на ноги подняли. А утром его сосед стариков-родителей не досчитался. Ты скажи, охотник, возьмёшься помочь?
        Воевода выжидательно уставился на хмурого Старого, с надеждой ловя его взгляд. Сталкер, не долго думая, кивнул.
        - Иди, Честила, нам с напарником покумекать надо. И своим скажи, чтобы не мешали искать, что за тварь тут завелась.
        Воевода обрадовано кивнул и убыл, напоследок подробно указав дорогу до места нападения. Харчевня опустела, Старый, раздосадованный любопытными взглядами постояльцев и раскрытым статусом охотника, нанятого городской властью, потерял аппетит и встал из-за стола.
        В "номере" он достал заныканый рюкзак и выложил на столе то, что могло пригодиться.
        - Ну, помощничек, что скажешь? - спросил он, проверяя остроту лезвия ножа.
        - Скажу, что нечистью пахнет, - отозвался Мстиша. - Но понять это проще всего. А вот какая именно нечисть, сказать пока не берусь. И есть у меня уверенность, что твой враг тут руку не приложил.
        - Молодец, толковый ученик. Но я надеялся, по описанию ты мне назовёшь тварей, привыкших себя вести таким вот странным образом.
        Мстиша сокрушённо покачал головой:
        - Прости, я всё же не охотник. Лютай бы назвал.
        - Ладно, раз нет Лютая, будем обходиться своими силами. Значит, сейчас ложимся спать, а ночью погуляем по ткацкому райончику.
        ***
        Будильник запищал, переполошив своими звуками бедолагу-напарника. Через пару минут оба выскользнули в окно, избегая встречи с ябедой-"администратором", коридорными девками или каким-нибудь наладившимся не ко времени "по нужде" постояльцем.
        Город спал. Жители ещё не научились гулять ночь напролёт, мешая отдыхать соседям, не орали пьяные или "гости города". Лишь сверчки, шелест листвы на лёгком ветерке и чуть слышный треск пламени факелов бдящей стражи, тихо прохаживающейся по улицам. Всё это не мешало пробираться к цели, темнота не сбивала запомнивших путь напарников.
        Вот и квартал ткачей. Интуиция говорила о присутствии опасности, сталкер отдал указания Мстише и повёл передёрнувшего от страха плечами парня вглубь уютного райончика. Правила городского боя действовали и тут, но самострел покоился за плечом - пока и ножа в руке довольно. Напарник крался следом, сжимая клинок обратным хватом. Ладно, хоть здешние молодцы с детства с ножами знакомы, всё проще.
        Тень, отделившуюся от сумрачной стены, Старый засёк случайно, краем глаза, интуиция на этот раз не сработала. Неизвестный дождался, когда патруль пройдёт мимо и завернёт за угол, проскочил через двор и скрылся за дверью одного из домов. Махнув напарнику, сталкер метнулся вдогонку. У двери Мстиша неслышно возник за спиной наставника, оба прислушались, в доме стояла полнейшая тишина, и лёгкий скрип двери показался сиреной тревоги.
        Прыгнув вперёд, Старый втолкнул обратно в дом возникшую на пороге фигуру и приложил её об стену, выбивая воздух из лёгких. Неизвестный мягко осел на пол, потом сжался, подтянув ноги к животу. Динамо-фонарь вспыхнул, ослепив пойманного противника, сидящая у стены женщина напугано отшатнулась.
        - Так, это что у нас за нарушитель? - озадаченно протянул сталкер. Он ожидал увидеть совсем не человека. Симпатичная молодая лебёдушка, как тут называли жительниц города, жалась к стене и испуганно глядела на двоих здоровых мужиков, высящихся над ней.
        - Ты кто, красавица? - повторил вопрос Старый.
        - Я живу здесь, - еле слышно отозвалась та.
        - И чем докажешь? Прописку покажи, - потребовал сталкер.
        Девица недоумённо таращилась, морщась от мощного луча света, направленного в лицо. Старый было опустил фонарь ниже, но тут же вернул обратно: одета ночная бродяга оказалась слегка легкомысленно.
        - Мой это дом, - наконец вымолвила "задержанная". По щеке, блеснув, прокатилась слеза.
        Старый покачал головой, кивнул на женщину Мстише и обвёл лучом горницу, стараясь, чтобы свет не заметили снаружи. Нехитрый скарб на стенах, обычная обстановка… Шагнув к стене, сталкер снял с крюка корыто с железными ушками. Он повертел находку в руках и подошёл к предполагаемой хозяйке дома.
        - Ну-ка, подержи, - улыбнулся Старый, протянув корыто.
        Молодка недоумённо вскинула брови и потянулась к ушку, взялась аккуратно. Её вскрик сталкер пресёк, зажав рукой рот. По запястью женщины протянулся лёгкий порез, появившийся, когда Старый в момент прикосновения к корыту махнул ножом.
        - Тихо, не кричи и не плачь. Всё, больше не буду. Вставай, на лавочке всяко удобнее.
        Посадив белую от страха молодку на скамью, Старый сел рядом, Мстиша оседлал стоящий возле окна сундук.
        - Ну, со статусом этой ночницы определились. Она человек. Значит что? Не тот, кого мы ищем.
        - Это ты как понял, Старый?
        - Ты меня удивляешь. Кто из нас местный, ты или я? Забыл, что бывает с нечистью, взявшейся за кованое железо?
        - Святые Боги, а ведь ты прав! Но зачем ты тогда порезал бедную хозяюшку? Она ведь хозяйка, да?
        - Видимо, да. А порезал я её чуток, почти не больно. Пометил, так сказать. Есть у меня одна догадка, но об этом потом.
        - Доверюсь тебе, охотник. Что дальше?
        Старый помолчал, глядя на всё ещё бледную женщину.
        - Ты что-нибудь знаешь о пропаже людей? - спросил он наконец.
        Молодка кивнула, не поднимая головы. Сталкер вытащил аптечку, демонстративно положил перед ней и вынул продолговатый "карандаш" антисептика. Протерев тонкое запястье, мазнул йодом, не дал скривившейся женщине отдёрнуть руку. Он мягко заставил опустить запястье на столешницу и легонько подул на рану.
        - Ну вот, теперь быстро заживёт. Ты не обижайся, ладно? Мы зла причинить не хотим, так помоги, расскажи что знаешь.
        Психологический приём подействовал на хозяйку дома. Она впервые взглянула в глаза Старому и судорожно вздохнула.
        - Моя подруга пропала вчера. Я ходила покормить её детей.
        - Умница. Ты видела что-нибудь? Или кого-нибудь?
        - Нет…никого.
        - Не бойся, мы сейчас уйдём. Эту тварь нужно остановить, иначе она рано или поздно может прийти за тобой. Или твоими детьми.
        Молодая женщина вскинулась и оглянулась на дверь, ведущую в соседнюю комнату. Помолчав, она вновь повернулась к сталкеру.
        - Я… вроде видела Заряну… мою подругу. Она заметила меня и исчезла. Может быть, мне показалось?
        - Может и показалось. Ладно, мы пошли. Прости за рану, но так было нужно. Закрой дверь покрепче.
        Вновь оказавшись на ночной улице, Старый задумался.
        - Светает, - сказал Мстиша. - Нужно поторопиться.
        - Нет, эта ночь для нас закончилась. Тварь уже не придёт, не захочет вновь столкнуться с теми, кто может её узнать. Пошли отдыхать, утром навестим того мальчика, которого спасло корыто.
        - Ты знаешь, кто ворует людей?
        - Пока нет. Но догадываюсь, как это Зло прячется.
        ***
        День мало что дал, к сожалению и досаде Старого. Тётка мальчишки с каким-то суеверным ужасом глазела на сталкера и его напарника, мальчонка был слишком мал и напуган. Всё, что удалось узнать - это "мамочка забрала Снежку и отца. Меня не нашла. Зачем спрятался, не знаю, испугался".
        В довершение ко всему взбесила толпа людей, сопровождающая их, ходящая по пятам, куда бы они не пошли. Старый чувствовал себя участником шоу про псевдоэкстрасенсов, что не способствовало умиротворённому настроению. Поймав эту мысль, сталкер выждал, когда толпа расслабится, и вдруг заорал благим матом:
        - Боги, я слышу вас! Укажите же на убийцу, терзающего этих бедных людей!
        Он оскалился и зарычал, как жихарь, прыгучий и особо живучий мутант Зоны, а затем ткнул пальцем в застывших от страха людей.
        - Вижу душегуба! Я принесу его голову в дар, а кожу с задницы пущу на новые сапоги! И курточку! Покайся, тать, ибо через мой перст смотрят Боги!
        В этот момент шарахнула молния, и раскат грома ударил по ушам жителей Лебедянска, повергая их в ужас. Люди бросились в рассыпную, и улица моментально опустела. Обалдевший от такого совпадения сталкер посмотрел на стоящего рядом Мстишу, парень укоризненно покачал головой:
        - Не смеши Перуна, Старый, а то дождь начнётся. Пошли думать.
        В "гостинице" тоже оказалось необычно тихо. Когда напарники вошли, "администратор" выглядывал из-за своего стола и очень жалел, что не умеет исчезать. Чтобы не нервировать постояльцев, охотник и "отмычка" укрылись в своей комнатушке.
        - Что мы имеем на данный момент? - невнятно проговорил Старый, закусывая крепкий чай здоровенным бутером. - Какая-то хреновина шарит по ткацкому концу, как у себя дома. Стоп! Может так и есть? Где-то рядом его гнездо!
        - Остаётся найти его и выкурить, правильно? - поддержал наставника нахватавшийся словечек "грядущего" Мстиша. - Только вот с чего начать? Где у него лёжка?
        - Или у неё, - задумчиво проговорил сталкер. - Не красиво, брат, в каждом кровопийце видеть самца. Самочки иногда бывают куда опаснее, запомни это, когда станешь свататься.
        - Понял, - посерьёзнел Мстиша. - Но самец там или самочка, нам нужно избавить город от опасности.
        - Да, и сегодня вечером мы повторим вылазку. Только, надеюсь, больше не попадётся на дороге добрых женщин, мешающих изловить настоящего убийцу.
        - Жаль, что мальчишка нам никак не помог. И самого его жаль.
        - Найдём мы его родню! Ну, может, маму не спасём… И не так уж бесполезен был разговор с парнишкой, я кое-что подтвердил в своих догадках.
        - Каков план, сталкер?
        - Ловля на живца. Подсунем приманку и выманим нечисть.
        - А кто будет приманкой?
        - Мы.
        ***
        Тело под рубахой грубой выделки зудело так, будто лён, пошедший на её изготовление, вырос прямо посреди четвёртого энергоблока Чернобыльской АЭС. Старый пожалел, что не захватил с собой из рюкзака счётчик Гейгера - стало очень любопытно, что он покажет. Пришлось успокоить себя тем, что треск отреагировавшего на все эти зиверты и рентгены прибора всполошит искомую тварь и заставит её чесать отсюда во все лопатки. Сталкер вздохнул и яростно потёрся спиной об удачно расположенный выступ стены.
        Перед закатом двое свирепых мужиков вломились в один из домов, перепугав уважаемого местного ткача с чадами и домочадцами. С криками "слово и дело" и "где тепло и ласка, что Честила обещал?" жильцы были переселены в подпол, а их места заняли напарники с группой поддержки в виде пятерых гвардейцев лебедянского гарнизона.
        Разложив воинов по нарам и посильно придав крепким ребятам вид мирных жителей, два волчары замаскировались под ткачей и засели в засаду. Проблема состояла в том, что ни одно текстильное изделие не желало налезать не только на "Лесника", но и на кожушок с металлическими изделиями. Пришлось Старому из снаряги оставить на себе лишь берцы, повив их тряпицами для камуфляжу. Мстише было проще, он просто перешёл из походных портков в домашние.
        Шёл четвёртый час ночи, спать не хотелось только опытному сталко-снайперу. Клюющему носом напарнику он предложил пырнуть "отмычку" в наименьшее сосредоточение жизненно важных органов, тогда "сонливость как рукой снимет". Парень отказался и стал бодрячком самостоятельно.
        Откуда охотник узнал, что нападение будет именно здесь, Старый предпочёл утаить. Сталкер и сам не знал точно, но интуиция… Да, здешний обыватель не поймёт заклинания "это Зона", ему вынь да положь весь расклад. Даже ссылка на богов не катит. Зато авторитет охотника в этих краях бежал впереди самого охотника, так что мрачное "чую, тут нападёт" оказалось железобетонным аргументом.
        Внутренняя тревога сработала почти как сигнальная растяжка. Голова озарилась предвкушением, сердце забилось в такт приближающейся опасности. Условленно сообщив участникам облавы о готовности номер один, Старый напрягся. Тишину нарушил топот шагов по крыльцу, дверь тихонько заскрипела, и в светлицу входит… воевода. Служивых посметало со спальных мест и вытянуло в струну.
        С воплем "откуда тут этот хрен?" сталкер разрушил идиллию и практически в исподнем ринулся за задавшим стрекача толстяком. Когда Старый выскочил наружу, того и след простыл. В полном молчании бывший снайпер встал на след.
        Мстиша, припоздавший за наставником, углядел в свете луны мелькнувшую спину напарника и бросился догонять. Запыхавшись, он вылетел в небольшой скверик и остановился в полной растерянности: четыре домика окружали ухоженный газон, и нигде никаких следов. Парень побрёл вдоль кустов, озираясь и пытаясь понять, куда же девался Старый.
        - Эй, ты где? - в полголоса позвал Мстиша. Тишина.
        Внезапно земля ушла из-под ног, и стажёр с размаху приложился спиной об мощёную камнем дорожку. Сильные руки втянули его под кусты, зажали рот.
        - Тихо. Эта тварь чуткая, - еле уловимо проговорили рядом голосом Старого. Рука исчезла с лица.
        - Где он? Это воевода? - зашептал пришедший в себя Мстиша.
        - Я вижу её. Смотри, - проследив за пальцем, парень вгляделся в темень кустов в дальнем углу сквера. Там шевелилась какая-то тень, она принюхивалась и вертела головой по сторонам. Подняшись, неизвестный медленно пошёл в сторону, показывая дородное тело. Оказавшийся Честилой остановился, издал тихое рычание, повернул к крыльцу ближайшего дома и скрылся за его дверью.
        - Идём, - бросил сталкер, моментально выкатываясь из-под куста.
        Закрытая дверь поддалась нажиму и тихо открылась, изнутри пахнуло землёй, сыростью и жутким страхом. Мстиша ощутил жгучее желание убраться отсюда, но наставник уже проскользнул внутрь. Оглянувшись в поисках обязанной уже явиться подмоги, парень чуть не завыл с досады, но последовал за Старым.
        Луч фонаря шарил по стенам, освещая обычный домашний скарб. Печка заинтересовала сталкера, он подошёл к стоящему на поде горшку, осмотрел его, провёл пальцем по горнилу печи и кивнул.
        - Всё в пыли, печкой и посудой давно не пользовались. Будто тут не живёт никто.
        - Как такое может быть? - удивился Мстиша. - Дом жилой, вон как снаружи обихожен! Даже дверь не скрипнула!
        - Потому что это логово, а не дом, - ответил Старый. Луч фонаря пробежал по потолку и соскользнул на пол. - Вот и вход. Ну что, готов залезть в нору твари?
        Не дожидаясь ответа, сталкер подковырнул ножом крышку подпола и аккуратно опустил её на пол. Миг, и он будто нырнул внутрь.
        - Ну, ты идёшь? - высунулась его голова, до икоты перепугав и так мандражирующего парня. Сильная рука помогла спуститься.
        Обычный подпол переходил в нетрадиционный тоннель, прорытый в одной из стен. Он наклонно вёл куда-то вглубь, оттуда несло падалью и смертью.
        - Смотри, лаз ведёт в сторону городской стены. Бьюсь об заклад, тварь прорыла его извне и вылезла сюда. Хозяева давно мертвы. Интересно, они хоть поняли, что произошло? - размышлял на ходу Старый, увлекая за собой еле переступающего ногами напарника.
        - Это воевода, - прошептал прыгающими губами Мстиша. - Почему…
        - Почему воевода? Скоро узнаешь. Увидишь его - скажи мне, сам не убивай.
        Несмотря на полуобморок, стажёр ухмыльнулся. Убить? Да тут бы самому не помереть от страха. Или от зубов Честилы.
        Тоннель привёл к широкому "залу", вонь стала маловыносимой. Фонарь высветил лежащие на полу кости, в углу валялась ветошь. Откуда-то донёсся стон, что-то завозилось в темноте, и луч мгновенно переместился на источник звука. Там, за решёткой, шевелились нагие тела, прикрывая лица от света. Дети и взрослые щурились, кто-то стонал.
        - А вот и потеряшки. Живые, - удовлетворённо проговорил Старый.
        - Почему все… без одежды?
        - Спроси у него, - ответил сталкер, светя в проём тоннеля, уходяшего дальше.
        - Воевода!
        - Это не воевода, Мстиша.
        - А это? - спросил вдруг парень, указывая на возникшего из бокового ответвления человека. Ещё один Честила вошёл в "зал", озираясь.
        - Не знаю, - признался сталкер, переводя свет с одного на другого. Те пялились друг на друга и на охотника.
        - Старый, это я, Честила! Что… почему он похож на меня? - завопил вдруг один из толстяков.
        - Я-то Старый, а вот ты кто? Что за неведома зверушка? - процедил сбитый с толку сталкер.
        - Да ты белены объелся? Я ж тебя и нанял!
        - А откуда ты тут взялся?
        - Вои мои прибежали, кричат, что меня видели. Насилу разобрались, чуть не порешили в моём же доме! Я сюда! Пока поняли, что и как, Услада появилась…
        - Чего? Какая там у тебя услада появилась?
        - Это та молодуха, что соседских детей кормить бегала, - ответил за задохнувшегося воеводу Мстиша.
        - Она всё рвалась куда-то, просила спасти детей, а потом оттолкнула меня и в дом, я за ней. Хорошо, углядел, как девка сигает в подпол, а то бы в темноте провалился вниз головой. Как мои ребятушки. Не стал их дожидаться, время терять, там такая куча образовалась… И заплутал тут!
        - Гладко стелешь, нечего сказать. Ну, а ты что нам поведаешь? - перевёл свет сталкер на другого толстяка.
        Тот пару мгновений молчал, а потом вдруг глубоко вдохнул и завыл так, что даже Старый вздрогнул. Свистящий звук ударил по ушам, заставил покрыться холодным потом. Щелчок тетивы прервал его, болт ударил в плечо твари, и рычащий "воевода", отшвырнув вырванную стрелу, кинулся прочь, сбив с ног настоящего Честилу.
        - Воевода, жди своих! И освободи людей! - крикнул Старый. - Мстиша, за мной!
        Бросившись следом, напарники влетели в боковой проход. Где-то впереди раздавалось приглушённое рычание.
        - Этот перевёртыш не должен уйти! Иначе спрячется, потом не найдём! - сипло проговорил сталкер, быстро пробираясь вперёд.
        - Перевёртыш! Как же я не понял! - взвыл от досады Мстиша. - Осторожнее, он может быть не один!
        - Чо, правда есть такой? - бросил на ходу Старый. - Ладно, стажёр, в последний раз прощаю! А в следующий…
        Он не успел договорить, столкнувшись с живым телом, то отлетело в сторону и забилось на земле. Фонарь озарил женское тело, Услада в ужасе смотрела на выскочивших прямо на неё знакомцев.
        - Так, вот она, пропажа. Ты зачем, дурында, сюда полезла?
        - Я… я искала подругу… дети без неё погибнут…, - заикаясь, проговорила молодка.
        - Понятно. Вставай, застудишь всякое. С нами пойдёшь. Мстиш, отвечаешь за неё. Ага, головой отвечаешь. Двинули.
        Троица пошагала вслед за пятном света, тишину нарушал шорох земли, осыпающейся с потолка. Следы на песчаной поверхности еле виднелись, но сталкер уверенно шёл вперёд. Он чуть не заорал, когда неожиданно появившаяся тень заступила дорогу, перед ним стояла… Услада.
        - Ну, а что я ждал? - выдавил Старый. - Мстиш, отойди от девки.
        Парень пятился обратно в темноту, стоящая перед ним женщина с побелевшим лицом смотрела на своего двойника. Та Услада почти точь в точь повторяла её движения.
        - Приехали, - вздохнул сталкер, прижимаясь спиной к стенке. - Кто из вас кто? Честные девушки направо, твари налево!
        Обе не двинулись с места. Пожав плечами, сталкер достал нож и шагнул к той, что пришла с ними, Услада попятилась, подняла руку, прикрывая живот. Старый ощерился, размахнулся и крутнулся на пятках. Нож коротко свистнул, входя в горло молодки, появившейся позже. Хрипя и обливаясь кровью, она осела на землю. Внезапно тело её выгнулось дугой, визг оглушил ринувшегося вперёд охотника. С влажным звуком кистень разнёс лицо, превращающееся в мерзкую морду, перевёртыш замолк.
        - Не шали, - угрюмо проговорил Старый. Выдернул нож из раны и устало привалился к стене. Рядом плюхнулся Мстиша, насильно усадивший Усладу. - Ну, кто ещё хочет сдохнуть?
        - Он был один, - сказала вдруг молодуха. На сталкера глянули строгие, хоть и испуганные глаза.
        - Дело закрыто, - кивнул Старый.
        - И когда ты понял… - начал напарник и замолк, вытирая пот со лба.
        - Честила рассказал, что его бойцы встречали горожан на месте, где видели тварь. Уже тогда мелькнула мысль о маскировке, он превращался в человека и легко уходил.
        - Значит, у вас такие тоже есть?
        - Никого у нас нет! - быстро ответил Старый, покосившись на впившуюся в него внимательным взглядом Усладу. - Только легенды и мифы.
        - А как ты понял, которая из них перевёртыш? - поинтересовался напарник.
        - Услада, покажи руку.
        Женщина медленно выполнила просьбу. На запястье темнела коричневая полоска йода.
        - Офигенно, - сказал Мстиша.
        В "резиденции" Честилы собранные в путь охотники расположились перед хозяином города. Повеселевшая Услада сидела рядом с Мстишей.
        - Вот, воевода, оказывается, у тебя тут своя охотница есть. А ты нас нанимал, - балагурил Старый. Если бы его видела сейчас ватажка, она бы не узнала командира.
        Услада смущённо улыбнулась и поклонилась, прижав руку к груди.
        - Я не охотница, Старый. Бабка была ведуньей, научила, чему успела. Но слишком малому, только и смогла я, что понять, кто людей ворует.
        - И найти его логово, - подхватил Мстиша. - Один я тут бездельником вышел.
        Довольно скромничать, - проворчал воевода. - Расскажи, девка, что этой нечисти в квартале ткачей понадобилось.
        - Или не помнишь? - потемнела вдруг лицом Услада, в голосе зазвучала гроза. - Говорили тебе: нельзя Заболотное поле трогать! Не послушал!
        - Цыть, девка! - строго, но пристыжено ответил Честила.
        - Сам цыть. Рассказывай, ведунья, - вступился Старый.
        - Поле то на месте старого погоста появилось, ещё когда моей бабки на свете не было. Городище, что в Лебедянск разрослось, хоронило там своих покойников в льняных саванах. А ткачи наши что удумали? Распахали поле над тем погостом и льном засадили! От того и поплатились, привадили нечисть в город. Не послушали меня…
        - Но погибли не только ткачи и их близкие, - заметил Мстиша.
        - Погибшие, по-твоему, в чьих одеждах ходили? - ответил за ведунью воевода.
        - Понятно, - сказал Старый, ничуть не удивившись. - Обычное дело. Не трогай мёртвых, и они не тронут тебя, так?
        Мстиша кивнул. Услада вновь смягчилась.
        - Поэтому у нас умерших огню придают, - отозвался воевода и виновато глянул на молодую ведунью. - Ну, теперь у меня есть кого слушать! Ты, Услада, прости старого олуха. А вам, охотники, поклон от города и награда.
        Дождавшись, когда напарник уберёт плату в свой рюкзак, сталкер поднялся.
        - Ну, если что, шлите сообщения, заедем, - высказался с ухмылкой Старый. - Слушай, Честила, как бы нам огородами уйти? Толпа снаружи собралась, а нам некогда.
        Воевода захохотал и пошёл во двор.
        Двое уходили прочь, таща на себе потяжелевшие рюкзаки. Услада стояла у ворот и смотрела им в след.
        - Кажется, ты ей глянулся, - обернувшись, сказал Мстиша.
        - Не неси чепухи, - ответил сталкер и прибавил шагу. - Поднажми, "отмычка".
        Глава 6
        Из пещеры явно несло чем-то кисловатым, будто внутри хранились бочки с концентратом низкокачественной бытовой химии или подобной дряни. Ни звука не доносилось из распахнутого каменного зева, только прерывистое дыхание склонившегося рядом на одно колено Мстиши нарушало тишину. Парень напряжённо всматривался в темноту, скрывающую неведомое существо, из-за которого страшной смертью умерли пять взрослых мужиков из ближайшего городища.
        - Не пыхти, стажёр. Будь ты сейчас в Зоне, мимики бы уже панически носились вокруг, - прошептал Старый, унимая взбесившуюся интуицию. А вдобавок разыгралось и дежавю вперемешку с лёгким офигеванием - фантастическое кино представало ожившей реальностью.
        Мстиша виновато потёр лицо и всем видом выразил готовность к действию. Он подобрался к входу в пещеру, посветил заимствованным у наставника фонарём.
        - Движения не наблюдаю. Противник отсутствует. Чисто, - старательно выговорил парень, повернувшись к сталкеру. В этот момент он потерял равновесие и рухнул на землю от резкого рывка. Что-то схватило его, скрываясь в тени, и медленно утягивало внутрь. Старый мгновение зачарованно глядел в расширившиеся от ужаса глаза, выделявшиеся на побелевшем лице, и бросился вперёд. Протянутые руки парня вцепились в ладони сталкера, но соскользнули, когда что-то с неимоверной силой потащило молодого помощника в чрево пещеры, он мгновенно скрылся в темноте.
        - Мстиша! - заорал сталкер, кинулся за ним и остановился, наткнувшись на кровавую полосу, уходящую туда, где только что мелькнуло тело парня. Фонарь, покачиваясь, лежал у самого входа.
        ***
        Сутки назад.
        Напарники продолжали квест, продвигаясь к Старому Граду, по дороге скрываясь от многочисленных шпионов деструктора, умело шмонающих все возможные пути к конечной точке. Поход становился однообразным и нетрудным, сталкер в пути успевал не только учить стажёра, но и пересказывал любимые фильмы, развлекая парня. Наконец, как часто бывает, идиллия наскучивает и высшим силам, поэтому они подкидывают расслабившимся людям всяческие заковыки и неожиданности.
        На одной светлой полянке, покрытой нежной зеленью и лиловыми цветами, лежал труп. Ну, бывает и такое, обошли и пошли дальше, если бы не причина смерти, особенно не понравившаяся остановившемуся возле покойника сталкеру. Мстиша от вида тела тоже не пришёл в восторг, что и выразил путём аварийного избавления от недавнего перекуса через не предназначенный для этого шлюз.
        Казалось бы, сколько обычных соседей человека могут при нападении выпустить кишки этому самому человеку? Да множество. Начиная от медведей и заканчивая излишне агрессивным хомяком. Плюс к тому, существа, всё ещё обитающие в этом мире: всякие там оборотни, упыри, перевёртыши и аспиды. Разорвать, выпотрошить, загрызть - да, но когда брюшко выглядит так, будто кто-то вылез "изнутри" - это уже небывальщина даже для мира легендарных чудовищ.
        На памяти Старого таким паскудством занималось одно существо, выдуманное, но тоже ставшее легендарным. Хотя, если поковыряться в микромире средней полосы России, можно найти насекомых, выводящих потомство в чужих телах. Так что вместо киношного урода вполне можно было представить себе гигантскую летающую хрень, отложившую яйца или личинок в лежащего на траве бедолагу.
        Пока напарник заканчивал извергаться, сталкер осмотрел тело и следы вокруг. За этими занятиями обоих и застали появившиеся жители расположенного неподалёку поселения со знаковым названием Надёжная Заимка, при переводе на английский легко превращаемым в наименование некой звёздной колонии. Разглядев тело, жители рассвирепели и набросились на охотника на почве внезапно возникшей неприязни.
        Старый не успел вспотеть под камуфляжем, когда противники кончились, теперь на тропинке возле трупа шевелились растерявшие агрессию и слегка потрёпанные тела.
        - Так, граждане, давайте разберёмся. Вероятно, вы решили, что мы с приятелем виновны в смерти этого человека. Нифига подобного, мы его таким и нашли, поэтому претензии предъявлять не зачем. Короче говоря, охолоните, сорванцы.
        "Граждане" не стали спорить, баюкая отбитые места и с опаской поглядывая на нависшего над ними незнакомца, по-доброму, участливо глядевшего умными глазами. Зеленоватый Мстиша, пропустивший инцидент, недоумённо прохаживался среди вновь пришедших. Оказавшись слишком близко к трупу, парень вновь забулькал горлом, ближайший побитый пытался откатиться в сторону от греха, но не превозмог и бессильно уронил гудящую голову, смирившись с участью. К счастью, порывы на этот раз удалось сдержать.
        - Так что? Кто вы такие и откуда знаете потерпевшего? - кивнул в сторону тела Старый.
        - Это сосед мой, вчера домой не вернулся, - хмуро ответил один из нападавших, здоровый мужик средних лет с длинными руками, одну из которых сейчас и баюкал.
        - А чего ж искать не пошли? - осведомился Мстиша.
        - Три дня назад это началось. Сосед четвёртый, - пробурчал мужик и замолк.
        - То есть до этого трое погибли? Так? И что, у всех животы разорваны? - предчувствуя ответ, спросил сталкер.
        - У всех. Никогда такого не видали, - раскрыл рот молодой парень, держащийся за отбитую грудину. - Аккурат из самих чрев дырищи. Будто…
        - Будто что-то вылезло из этих самых чрев, - закончил за него Старый, и парень кивнул.
        - А следы? Были какие-нибудь следы? - поинтересовался Мстиша. Побитые переглянулись и развели руками.
        - Говорите уже, не тяните. Старый, они что-то знают, - заметил напарник.
        Мужик с длинными руками вдруг вскинулся.
        - Старый? Не охотник ли за чудовищами? - с надеждой спросил он, пытаясь подняться.
        - Ну, предположим, я, - нехотя отозвался сталкер. - А что?
        - Прости, охотник! Не знали мы!
        - Меня больше интересует, откуда вы обо мне слышали. А то куда не пойду, тут же на поклонников нарываюсь, - протянул Старый.
        - Да кто ж не слышал о тебе, охотник? - удивился мужик, но внятно объяснить происхождение слухов не смог. Сталкер начал подозревать божественную руку.
        - Первым тоже охотник был, только простой. На медведя ходил, волков в одиночку… а тут нашли его с потрохами наружу, и лицо такое, будто за ним все твари нижнего мира гнались. Никто и никогда до этого охотника напугать не мог, никого сильнее не было, - продолжил длиннорукий.
        - А вторым Горшу нашли. Кожемяку нашего. Он хоть и не сильно умом горазд, зато силушки неимоверной. И лицо…такое же было, - продолжил ещё один мужик, худой и длинный, как жердь.
        - Видимо, третий тоже не последний человек на деревне? - протянул Старый.
        - В лесу живём, охотник. Днём даже дети бегают, грибы-ягоды собирают, а как стемнеет, за тын нос не каждый высунет.
        Сталкер снова подошёл к трупу, стащил окровавленную рубаху. Тело свело судорогой, все мышцы напряжены. На месте пупка месиво, не разобрать, чем умертвили. Кожа то ли прорвана, то ли прорезана, лоскутами висит. А в глазах, и правда, ужас такой, что даже Старый ощутил холодный порыв ветра, скользнувший по позвоночнику.
        - Ну-ка, мужики, помогите, - попросил он, и несколько рук опасливо вцепились в мертвеца, переворачивая его.
        На спине мышцы страшно вздулись. Видимо, боль человек чувствовал до последнего, пока сердце не остановилось. И снова ничего необычного, никаких следов. В портки сталкер лезть не решился: при соседях-родичах не слишком прилично, да и не было никакой охоты. Труп вернули на место.
        - Смотри, Старый, что это у него? - спросил вдруг Мстиша, указывая на бороду. Сталкер пригляделся и увидел, что волосы под нижней губой оплавились и сильно завились, будто опалены сильным жаром.
        - Ну, например, костёр раздувал, - предположил Старый. - Или головнёй…
        Он осёкся, вовремя остановившись перед словом "прикуривал". Да кто его знает, чем там мужик бородищу прижёг.
        - А ведь у всех такие отметины! - воскликнул молодой парень, будто подслушавший мысли охотника.
        - "Твою за ногу!" - подумал Старый и от души сплюнул в траву. Стебли, на которые попала слюна, окрасились вдруг в красный цвет.
        Сталкер в панике провёл рукой по губам, глянул на руку. Ладонь осталась прозрачной, никаких следов. Новый плевок тоже не дал никакого эффекта. А трава под ногами прямо таки светилась багрово.
        Мстиша скинул рюкзак и достал кожаную флягу с водой. Он зашагал по траве, разбрызгивая перед собой влагу, и скоро "прочертил" след, ведущий от трупа. Красная полоса шла в сторону, отчётливо огибая препятствия.
        - "За ногу и в душу мать!" - на этот раз сталкер сдержался от плевка. Находка рушила последние надежды на нападение обычного хищника.
        - Дело к вечеру, надо бы уходить, - прогудел длиннорукий. Его спутники, пришедшие в себя, с тревогой смотрели на охотника. Тот колебался не долго.
        - Берите его на руки, несите домой. Мы пойдём с вами, - сказал сталкер. Мстиша, наблюдавший за встревоженным наставником, выдохнул с облегчением. - Прогуляемся, вас проводим, а потом двинем своей дорогой. Вы, думаю, сами тут разберётесь, правда? Небось, такой след до утра не простынет. Наверное.
        ***
        Дорога к Надёжной Заимке оказалась долгой и наполненной проблемами. Помятые сталкером городищенские ковыляли по лесной тропе, отдуваясь и постанывая от боли в ушибленных местах. К тому же, нести мёртвого человека, пусть и знакомого при жизни, было крайне неприятно для живущих в мире, где смерть вообще воспринималась как потенциальная опасность всему живому. Лучше не касаться, в общем, чтобы не накликать.
        Первым как всегда озаботился Старый. Что-то наблюдало за их небольшой группой из лесной чащи, из-под тёмных ветвей почерневших от старости елей. Плотоядный взгляд почувствовал и Мстиша, среагировал он уже гораздо быстрее, чем раньше. Парень заозирался, зябко шевеля лопатками под маскировочной сетью, пока не наткнулся глазами на упреждающий взгляд наставника. После этого парень сделался строг, и только резковатые движения выдавали его волнение. А ещё страх. Липкий и холодный, он проникал за шиворот, будто капли с мокрых веток после сильного дождя, заставляя вздрагивать и мечтать о том, чтобы оказаться подальше отсюда.
        - Что-то не то вокруг, - прогудел вдруг длиннорукий, тормозя похоронную процессию. Молодой запнулся и чуть было не заставил остальных уронить тело, покоящееся на плечах.
        - Что не то, дядька Сивой? - прошептал юнец, вертя головой и бледнея до состояния чистой простыни.
        - Смотрит кто-то, - ответил за длиннорукого тощий мужик, резонно названный Жердяем. - Надо бы сходить…
        - Пошли, что ли, - подал голос четвёртый, до этого молча переносящий явную головную боль, судя по тому, как он морщился при каждом движении.
        Было не понятно, что он имел в виду: то ли согласился, что стоило разведать, кто затаился среди деревьев, то ли призывал шагать дальше. "Процессия" переминалась с ноги на ногу, поглядывая на охотника.
        Старый "сканировал" направление, откуда явственно тёк студёный поток враждебного взгляда. Что-то крупное глядело из засады, выбирая жертву и прикидывая, кого убить первым. Такое ощущение возникало на ночных стоянках, когда сидящих у костра сталкеров разглядывали мимик или брысь - огромная рысеподобная кошка-мутант.
        Старый цапнул ремень на груди и вместо автомата разочарованно тронул тетиву самострела. Да, его мощности и скорострельности не хватило бы в Зоне, как ни крути. Подавив в себе крамольную мысль воспользоваться Винторезом, сталкер повернулся к городищенским.
        - Идите дальше, а мы глянем, что там за упырь на нас смотрит. В лесу кто только не шастает, бардак полный.
        Мстиша послушно возник рядом с наставником, накидывая на голову маскировку. Расположившись так, чтобы между невидимым наблюдателем и напарниками оказалась четвёрка с трупом, оба скользнули в чащу и растаяли среди деревьев. Мужики переглянулись, похмыкали и двинули дальше.
        - А что если это та тварь… ну… из чрева? - тихо высказался стажёр, крадясь след в след за Старым.
        - Сомнительно. Если бы оно так откровенно пялилось, вряд ли застало бы местных врасплох, вон как они всполошились, - отозвался сталкер. - Но что-то там есть, это точно. Сейчас поглядим что оно за хрен с горы.
        - Тогда не соглядатай ли это де…структора, - выговорил Мстиша, перебираясь через поваленные стволы деревьев.
        - Нет, - ответил Старый. Больше он не произнёс ни звука.
        Парень, повинуясь движению руки наставника, присел, превратившись в кучу листьев. Сталкер вглядывался в чащу по ту сторону тропы, пытаясь засечь хоть какое-то движение. Напарники сделали крюк, выйдя на собственные следы, впереди четверо мужиков медленно удалялись, держа на плечах свою тяжёлую ношу, и какое-то тёмное пятно маячило среди ветвей.
        Тень шевельнулась и двинулась за уходящей добычей. Заметив это движение, Старый указал цель. Крупное тело легко продвигалось среди еловых веток, не позволяя шелохнуться ни одной.
        Сместившись влево, охотники пересекли тропу и крались за неведомым хищником, тот не приближался, но и не отставал от четвёрки. Старый убедился, что неизвестный зверь один, и выжидал, пока он постарается напасть на "живца", мужики же ускорили шаг, ощущая себя крайне неуютно.
        Болт сопровождал цель, на мгновенье исчезающую и вновь появляющуюся за деревьями, но когда хищник в очередной раз скрылся за широким стволом, сталкер потерял его. Он исчез, будто растворился в воздухе. Скомандовав Мстише остановиться, Старый искал цель. Ловкая тварь вдруг вынырнула совсем близко к городищенским мужикам, и напарники сорвались с места.
        Юнец всем существом почувствовал опасность, будто клыки и когти уже вонзились в его спину. Парень завертелся и уронил-таки тело себе на ноги. В это мгновение что-то свистнуло, два силуэта мелькнули в чаще, и раздавшийся было вой захлебнулся.
        Мужики замерли, не в силах двинуться с места. Юнец слабо пихал труп, барахтался, пытаясь вылезти из-под его гнёта и заорал, когда позади раздался какой-то звук.
        - Волколак охотился, молоденький, - поделился Мстиша. Напарники возникли за спинами новых знакомых, напугав их до чёртиков. В чаще, метрах в пятнадцати от тропы, истекал кровью мёртвый оборотень.
        - Чего расселись-то? Подъём, пошли дальше. Дело к вечеру, тут сейчас другие желающие горячего мясца появятся, - скомандовал Старый.
        Когда за процессией, добредшей до поселения, захлопнулись ворота, все шестеро выдохнули с облегчением - сумерки уже опускались на стремительно темнеющий лес. Набежавшие жители Заимки с изумлением разглядывали двоих незнакомцев, даже не обратив внимания на принесённого мертвеца.
        Первой заголосила какая-то баба, за ней подтянулись другие представительницы прекрасного пола. Мужики переглянулись, уступили дорогу старцу с длиннющей бородой. Староста подошёл к лежащему на земле телу и, казалось, уснул, облокотившись на резной посох.
        В этот момент с караульной башни во всю мощь заорал дозорный:
        - Богуслав возвращается!!!
        - И что ты хочешь? - отозвался неожиданно сильным голосом старик.
        - Пускать?! - проорал дозорный.
        - Не надо, пусть за воротами ночует! - ответил староста.
        Мужик на башенке вытаращил глаза. Старик подождал чуток и шагнул вперёд:
        - Ты совсем сдурел? Отворяйте скорее!
        Трое пришельцев проскользнули в приоткрытую створку и встали перед стариком. Одетые по-походному, с луками и лёгкими копьями, они тоже с удивлением уставились на напарников.
        - Ну, Богуслав, говори. Что видел? И где Линь?
        - Худо, батюшка Чурила! Потеряли мы Линя…
        Баба вновь завыла, за ней потянулись остальные. Мужики зашумели, но наткнулись на взгляд обернувшегося всем телом старосты. Повисла тишина.
        - Говори! - велел старик.
        - В Чёрном Бору были. Стадо кабанов гнали к оврагу, Линь вперёд вырвался. Свиньи вдруг врассыпную, а он встал, как вкопанный. Из-под выворотня какая-то чёрная тень выползла…хвост выше головы, шипит…
        Старый почувствовал, как по позвоночнику потекли вниз ледяные горошины.
        - …И тут вдруг блеснуло багрово, тень будто выплюнула комок света Линю в лицо, аж борода вспыхнула. Рухнул он наземь, а тень под выворотнем сгинула.
        - Дальше! - рыкнул Чурила.
        - Мы обождали и к Линю. Лежит, всего скрючило, вокруг рта волосья горелые. Но живой, дышал тяжело, аж хрипел. Мы носилки соорудили, потащили его, да только не донесли. Он вдруг горлом забулькал, а парни мои, что сзади шли, заорали, будто саму смерть углядели! Бросили носилки, Линь ворочался и хрипел так… Тут чрево разорвалось, всё вокруг кровью забрызгало! Из раны словно черви полезли, много-много… тут кончился Линь, голову уронил… а из него такая погань вылезла…, - Богуслав содрогнулся от омерзения. - Склизкая, вся в кровище… а черви - это её щупалы! Ну, мы бегом оттуда.
        Договорив, он опустил голову. Молчание повисло над городищем.
        - Чурила, - позвал вдруг длиннорукий Сивой. - Мы охотников привели. Вот этот Старым зовётся.
        На этот раз староста повернулся ещё быстрее. На сталкера глянули молодые глаза, сверкающие на тёмном, морщинистом лице.
        - Ты охотник на чудовищ? Старый? - спросил старик.
        Тот кивнул в ответ. Чурила оглядел напарников, посмотрел на стоящего рядом Богуслава и вдруг поклонился.
        - Не откажи, охотник, помоги с напастью справиться.
        Уже понявший, что от такой ситуации не отвертеться, сталкер вновь кивнул. Делать было нечего, квест вновь откладывался.
        ***
        Унылый вечер затянулся. Вызнав всё, что известно жителям Заимки, и устав отвечать на их вопросы, Старый простился с Чурилой и увёл Мстишу спать. Ранним утром напарники, погрозив кулаками вознамерившемуся поздороваться дозорному, вышли за ворота. Богуслав с его парнями наотрез отказались проводить их к тому месту, где бросили Линя, и сталкер не стал их за это винить.
        - Угораздило ж нас связаться, - с досадой произнёс Старый, шагая по мшистому взгорку. - Сейчас бы уже к Старграду подходили.
        - Такова доля охотника, - отозвался Мстиша, уже привыкший к быстрому темпу и переставший отставать от наставника.
        - Надо было нам Лютая с собой взять. Пока он тут разбирается, мы дальше чешем. "Я задержу их, ничего!". А мы такие: мы встретимся, Лютай, обязательно встретимся!
        - Горазд ты придумывать! Как у тебя это выходит? - восхитился стажёр.
        - Во мне мудрость множества лет и поколений, - пошутил сталкер. - Хочешь, я тебе расскажу сказочку о том, как в далёком мире из людей тоже всякое вылезало?
        Напарник лицом изобразил явное нежелание, но перечить не решился. Рассказ, требующий подробностей, занял длительное время, по мере развития сюжета Мстиша начал отчётливо сопеть и сбиваться с шага. Даже счастливый конец первой части не принёс ему удовольствия, так что Старый уже пожалел, что накрутил парня перед этой охотой. Зато самому стало как-то спокойнее, мысли встали на свои места.
        - Эй, стажёр, что за тухлое настроение? Я же говорю - это сказочка! Для развлечения, понимаешь? А ты уже подумал…
        Старый осёкся. Голову сжало, будто на центрифуге. Тут же во все стороны полетели невидимые лучики "сканера", ищущие источник тревоги. Пройдя немного вперёд, напарники наткнулись на останки Линя.
        - Ничего такого, что мы раньше не видели, - резюмировал Старый, насторожённо косясь в сторону видневшейся сквозь деревья горушки.
        Мстиша молча достал флягу с водой и плеснул возле трупа. Направление угадали правильно, красная полоса вела к горке. Напарники двинули к ней, изредка "сверяясь»" со следом при помощи воды.
        - Значит, логово мы обнаружили, - произнёс сталкер, осматривая темнеющий зев пещеры. - А ещё значит, что там может быть не меньше шестерых существ.
        - Согласен, - коротко ответил Мстиша, стараясь не думать о тварях из "сказки" Старого.
        - А ну отставить, стажёр! Разнюнился, будто дитёнок беспортошный! Возьми себя в руки, и когда мы закончим, я расскажу тебе продолжение! А оно ещё интереснее. И не сопи так громко!
        Виновато повернувшийся Мстиша вдруг упал и задёргался. Выметнувшиеся из пещеры щупальца обхватили его лодыжки, задвигались, ползя вверх, к бёдрам, рывками утаскивая парня внутрь. Старый, оторопело смотревший на это, тут же опомнился и бросился на подмогу, но не удержал. Мстиша исчез, его крик гулял под сводами, эхом раскатившись по пещере.
        Ошарашенный сталкер поднялся с земли и привалился к камню, стоящему у входа. Нацеленное в темноту жало болта блестело на солнце, будто сам Даждьбог грозил Тьме. Ни звука. Зарычав, Старый подхватился с места и бросился внутрь, туда, куда уходила кровавая полоса.
        В пещере было тепло, и это не понравилось вновь разыгравшемуся воображению. Пробираясь вперёд и не переставая "сканировать" пространство, сталкер освещал фонарём свод и стены, в любой момент ожидая нападения.
        Взяв себя в руки, Старый остановился и скинул рюкзак: то, что утащило напарника, вряд ли сдохнет от пары болтов. Самострел занял место винтовки, гранаты легли на землю рядом с ней. Копаясь в вещах, сталкер достал пакет, тщательно упакованный в непромокаемую ткань. Развернув его, он достал счётчик радиации, сделанный умельцами Зоны. Встроенный детектор живых объектов включился с тихим писком, указывая, что в пределах ста метров нет ни одного двигающегося объекта.
        Ради интереса переключив прибор на определение уровня радиации, сталкер оторопел: знакомый треск вызвал желание валить из этого места, детектор показывал весьма опасные цифры. Старый выдернул упакованный вместе с прибором контейнер и быстро открыл крышку. Внутри в отдельных ячейках лежали два артефакта, которые он в своё время не стал продавать, оставил на чёрный день.
        Мерцающий белым светом предмет лёг на ладонь, и детектор тут же стих. В руке лежала вещичка, похожая на лоскут тёмной ткани, испещрённый торчащими "ниточками", будто что-то шили, а потом вывернули наизнанку. Артефакт так и назывался - "изнанка". Он нейтрализовывал радиацию, снижая её уровень до безопасного, и дорого ценился среди сталкеров. Вот и пригодился.
        "Изнанка" легла в ячейку на поясе сталкерского комбинезона, разгоняя невидимую смерть. В этот момент, будто издеваясь, заверещал датчик движения, указывая на приближение живого существа. Кое-как запихнув контейнер в рюкзак, Старый спрятался за каменным выступом, держа наготове Винторез и погасив фонарь. Работающий в бесшумном режиме датчик показывал быстро уменьшающиеся цифры.
        Пятнадцать метров, четырнадцать, тринадцать… фонарь вспыхнул, осветив что-то неимоверное. Бесформенная туша ползла по полу пещеры, извиваясь множеством щупалец. Определив примерное нахождение головы, сталкер выстрелил, пуля насквозь прошила желеобразную тварь и чиркнула по стенке. Существо даже не дёрнулось, неумолимо наползая на укрытие Старого. Подавив страх, сталкер выдернул чеку гранаты, кинул в сплетение щупалец и резво отступил под защиту камня, молясь, чтобы пещера не обвалилась. Но другого выхода не было.
        Взрыв вызвал лёгкую контузию. Когда в ушах перестало звенеть, а глаза более менее нашли горизонт, Старый увидел разбросанные по стенам куски плоти твари, но та снова будто не заметила потери. Паника начала подниматься из глубин сознания, побуждая броситься наутёк. Снайпер прижался к стене и сжал зубы до треска.
        Звук раздался на самом деле - трещал счётчик радиации. Чем ближе подползало существо, тем сильнее заходился детектор. Уровень пополз вверх медленно, но верно, грозя большой дозой излучения. Сталкер вынул "изнанку" и недоумённо взглянул на хвалёный артефакт. Белый свет озарил темноту, разгоняя её, и в неярком свечении Старый увидел, как отпрянула тварь, остановилась, не решаясь переступить границу светлого круга.
        Старый шагнул вперёд, и существо тут же отодвинулось. Ещё шаг. Вокруг "головы" урода возникло багровое зарево. Вспомнив рассказ Богуслава, сталкер понял, что сейчас станет очередной жертвой. Повинуясь внезапному порыву, он выхватил нож и одним прыжком оказался рядом с готовящейся плюнуть тварью. Лезвие вспороло желеподобную шкуру, провернулось в ране, и зажатая в левой руке "изнанка" проникла под кожу.
        Старый выдернул руку в тот момент, когда существо задрожало, будто студень, и зашипело так, что уши вновь заложило. Из раны потекла бурая жижа, превратившийся в раскалённый комок артефакт всё глубже въедался в тело. Отступающий сталкер видел, как "изнанка" выжигает нутро создания, похожего на гигантского слизня, багровое сияние прорывается сквозь кожу и становится нестерпимым.
        Сквозь закрытые веки полыхнуло красным, и стало темно. Не сразу нащупанный фонарь высветил мёртвую тушу, из спины торчал обугленный артефакт, напоминавший теперь кусок антрацита.
        Сталкер выдохнул и осел на пол, его трясло. Такой жути даже в Зоне не водилось, но зато тамошние мутанты не реагировали на артефакты столь бурно. Попавшаяся на глаза кровавая полоса вернула к действительности.
        Старый бросился вглубь пещеры, датчик предупреждал о наличии небольших целей, и сталкер мчался вперёд, сокращая расстояние. Через несколько секунд он выскочил на широкую площадку, освещённую дырой в своде пещеры. Под ней лежал бездвижный Мстиша, на его животе сидели какие-то мелкие существа, казалось, целиком состоящие из щупалец. Конечности извивались, дёргали за одежду, хлестали по груди.
        Старый взревел, заглушая шипение уродцев, и кинулся вперёд. Удар ноги сшиб одну тварь, тут же раздавленную ударом кистеня. Вторая прыгнула сама и оказалась под подошвой берца. Нож откромсал особо шустрые щупальца нового противника и проткнул тело. Спустя минуту сталкер рухнул на колени перед неподвижным напарником. Мёртвые твари валялись вокруг, залив пол мерзкой жижей.
        Окаменевшее лицо со сведёнными мышцами и скрюченные пальцы рук указывали на то, что и Мстиша подвергся "инфицированию". Старый лихорадочно полез в рюкзак и вынул аптечку, вколол релаксант. Сердце парня часто и прерывисто билось, он не приходил в себя. Перерыв медикаменты, сталкер в панике соображал, как помочь напарнику: до Заимки его не дотащить, по дороге умрёт, перед этим намучившись с рвущейся наружу тварью, и не будет никаких сил смотреть в полные ужаса глаза. Что же делать? Старый сел и задел выпавший из кармана детектор, показывающий нормальный уровень радиации.
        Хлопнув себя по лбу, охотник выхватил из рюкзака контейнер, замотанный в скомканную ткань, внутри лежал оставшийся в одиночестве артефакт под названием "панацея". Торопясь и чертыхаясь, Старый вынул из соседнего гнезда специальное хранилище, достал артефакт и запихал его в маленькую металлическую коробочку. На экранчике тут же загорелись цифры таймера.
        Когда до превращения "панацеи" в субстанцию, прозванную сталкерами "живой водой", оставались считанные секунды, Мстиша открыл глаза, выгнулся и захрипел. Старый испустил матерную тираду, вскрыл хранилище и сжал пальцами челюсти парня, заставляя разжать зубы, субстанция потекла в горло. Хрип сменился бульканьем, Мстиша заскрёб пальцами грудь и вдруг замер, вытянувшись. Сталкер стоял рядом на коленях, вытирая пот, покрывший лоб напарника.
        Парень вновь выгнулся, разевая рот в беззвучном крике, багровый комок, искря, вылетел меж сведённых судорогой губ, поднялся к своду и исчез. Мстиша рухнул на пол и глубоко вздохнул.
        - Всё, нафиг подвиги и приключения! Пора убираться отсюда! - еле выговорил Старый.
        - Так что, мы даже не попрощаемся? - поинтересовался напарник, когда они, выбравшись из пещеры, вновь направились к Старому Городу.
        - Достаточно того, что мы им помогли! А я из-за этого урода гранату потратил! И целый патрон! Пошли уже, нас ждёт великий воин, чтоб его!
        Плюнув с досады, сталкер перешёл на бег.
        - Мы из графика выбились офигеть как! Так что бегом, стажёр. Бегом!
        Глава 7
        - Нет, я не стану вам помогать! - рявкнул Старый, доведённый до белого каления. Такого состояния он не ощущал ни при ликвидации наркобарона, за извращениями которого пришлось наблюдать целые сутки, прежде чем разнести полный гнилья череп, ни при облаве банды Карася, убившего научную экспедицию на Флоре - базе учёных в Зоне. Сейчас же он закипел практически до срыва клапанов.
        Стоящие перед охотником люди часто замигали и вновь нестройно заныли. Старого в них раздражало всё: неопрятная одежда, рожи в окружении сальных косм и бород, блестящие тупым плутовством глаза и непробиваемая наглость.
        - Батюшка охотник, уважь, мы, сирые, молим, избавь от лиходейной нелюди, - вычленялись из общего хора отдельные слова.
        Чуяло сердце - не надо заходить в это селение! Дома выглядели так, будто аномальная Зона добралась и до них. Покосившиеся избы с прогнувшимися крышами под непонятно из чего сляпанной черепицей, поникшие к земле заборы, всюду бурьян, запустение и неприятный запашок.
        Разносолов, видите ли, захотелось. Надоели дары леса, даже дичь с жилистыми боками приелась. На домашнее потянуло, понимаешь! Надо было чесать отсюда, хотя бы когда на встречу мирным путникам вывернулась зачуханная бабища и заверещала так, что Мстиша присел. Сейчас бы пили чаёк с брусничным листом, смеялись над посиневшими от черники зубами друг друга и готовились к новому переходу до цели путешествия. А теперь…
        Старый с досады плюнул, чуть не зашиб плюгавого мужичонку, вертевшегося под ногами у косматых односельчан. Это будто прозвучало сигналом, и надоедливые просители бухнулись на колени.
        - Совсем охренели! - взвыл сталкер и почувствовал, что сдаётся. Проще было помочь, чем достучаться до идиотов. - Что хоть случилось?
        Сельчане подхватились с колен и загомонили. Мстиша шарахнулся в сторону, зажимая уши.
        - Так вашу, разэдак и в такую душу! - все окрестные чудовища от свирепости грубой тирады должны были уже улепётывать в самые тёмные чащи. А кто послабже - испустить дух, подёргивая ножками. - Ты! Встал сюда! А остальные заткнулись!!!
        Мужик с минимально безумными глазами на слюнявом лице шагнул вперёд и под взорами исходящих разочарованием односельчан подбоченился, выставив левую ногу.
        - Так что, батюшка охотник, нужна нам твоя защита и подмога, - начал он, горделиво пялясь в наливающееся яростью лицо Старого. - Мы, стал-быть, все как есть тут честные землепашцы. Лесники тоись. О чём я? А, вот чего! Паскудство свершается в нашем селении! Повадились нелюди вонючие запасы наши портить! Жрут в три горла, гадют, не отходя от лабаза! Сделай милость, излови сию погань!
        - Так. Трое нелюдей, правильно? Что за вид? Чем вооружены?
        - Трое или боле - это нам не ведомо. Вида самого примерзкого: роги, значит, копыта опять…что там ещё…хвосты длиннющие и обос…обгажены донельзя, по самое не балуй! А вооружены непомерными аппетитами и любовью к непотребствам! Бегают, голыми жопами сверкают! Мы ж за баб наших боимся, потому как до этого дела паскудники охочи, что твой кот - до спанья на титьках!
        Бабы, на которых не позарилась бы не единая душа, включая дохнущего с голодухи жихаря, дружно возопили, простирая грязные ручищи. Мужики угрожающе сопели, раздувая ноздри, и порывались грозить кулаками во всех направлениях.
        - Так, - процедил Старый, с ненавистью глядя на "переговорщика". - То есть вы настолько нихрена не знаете о нелюдях, что даже описать их не можете?
        - Ага, - поддакнул, живо кивая, мужик. - Мы ж люди серые, лясы точить не обучены. Всю жисть в трудах что мураши!
        - И кого мы, по-вашему, отвадить должны? Чёрта в ступе? Коня в пальто? Или жопу с ушами?
        - Чего только на белом свете не бывает! - ужаснулся мужик. - Не, наши-то супостаты попроще. Такие себе…попроще. Жопы у них круглые, без ушей.
        Мстиша открыл рот поинтересоваться, почему при упоминании о задницах неведомых существ глаза у оратора затуманились, а остальное мужичьё сально осклабилось, но, глянув на Старого, парень решил не рисковать.
        - Паскудники с круглыми жопами. Да, мимо не пройдёшь, если увидишь. Только думается мне, что вы и сами справитесь! А нам не досуг! Пойдём, Мстиш, нам тут делать нечего.
        Старый натянул маскировку на голову и повернулся. Позади запричитало, завыло и заухало, селяне на коленях позли к охотнику, кое-кто рвал на себе волосы и ветхую одежонку. Сталкер зарычал, шагнул навстречу.
        - Или вы даёте точное описание твари, или я вам сейчас скажу такое, от чего глаза у вас станут круглее ихних жоп! Живо фоторобот мне!
        - Ты не серчай, батюшка охотник, - попросил "переговорщик". - Ить мы же не со зла такие, жисть у нас безрадостная, беспросветная. Мы же что…мы завсегда готовые помочь…вон, один и сейчас в амбаре жрёт. Ты поди, погляди, какой он. Так будет проще. Правильнее, что ли.
        Старый с Мстишей переглянулись. Мужик махнул рукой, призывая идти за ним, и пошагал куда-то вглубь селения. Среди убогих домишек показалось крепкое строение, возведённое из толстых брёвен, двери напоминали скорее ворота продуктовой базы, в которые могла войти фура. Странно было видеть такое добротное сооружение, учитывая общий невзрачный вид села.
        - Там оно, внутри, - почему-то перешёл на шёпот мужик. - Осторожно, тварь опасная и злющая! Лютует тут со вчерашнего дня!
        - Что, вырваться пытается? - поинтересовался Мстиша, оглядывая монументальное сооружение.
        - Вырваться пока не пробует, но жрёт так, что даже тут слышно, как за евоными вонючими ушами трещит. И обделалось, вроде, пару раз.
        Сталкер поморщился. Не хватало ещё лезть в здание, облюбованное каким-то жадным до чужих харчей уродцем в качестве сортира. Скинув всё лишнее и оставшись в наброшенном на комбинезон кожухе, Старый задумался о судьбе берцев. Снять, что ли? Босиком по дерьму - то ещё удовольствие, но зато потом легче отмыть, а не шастать с демаскирующей вонищей по лесам. Ладно, пусть будут на ногах.
        Оставив парня приглядывать за снарягой, сталкер зарядил самострел широким срезнем. Да, с такими рожами они барахло враз растащат, ищи потом, куда заныкали. По команде пара местных сняла тяжёлый засов, и Старый шагнул в прохладную полутьму. Фонарь, зажатый в руке, на которой лежало оружие, осветил набитое скарбом нутро лабаза.
        Какие-то мешки, ящики и сундуки стояли повсюду, пахло пылью и съестным. Сквозь маленькие окошки под самой крышей пробивались лучики солнца, в которых плясали пылинки. Деревянный пол чуть прогибался под ногами, вызывая приятное ощущение лёгкой невесомости. Сталкер шёл по лабиринту барахла.
        За вереницей мешков раздался стук, будто кто прошёл на каблуках. Цокот повторился быстрее, что-то мелькнуло в свете фонаря. Старый шагнул следом, но теперь невидимая тварь проскочила за спиной. Луч метался из стороны в сторону, выхватывая лишь тень, существо двигалось с поразительной быстротой.
        Сталкер увлёкся погоней, он носился среди сложенных штабелей, пытаясь застать врасплох того, кто ловко прятался от света. Наконец, устав гоняться за "призраком", Старый затаился, бросив какой-то рулон в противоположный угол. Там грохнуло, покатилось и хорошо нашумело. Через пару минут "каблуки" процокали мимо, существо двигалось в соседнем проходе. Удар ноги уронил штабель мешков, "призрак", издав тихое блеянье, метнулся в угол. Старый загородил дорогу и направил луч фонаря на загнанную нелюдь.
        Круг света выхватил из темноты угла сначала копытца, потом длинные ноги, покрытые коричневой шёрсткой. Сталкер чуть не плюнул с досады: оленя поймал, герой. Но вот показались худые руки, локтями прикрывающие живот и грудь. Одна ладошка заслонилась от бьющего в глаза луча, зажмуренные глаза на почти человеческом лице истекали слезами от боли и страха. Старый обвёл фонарём лежащую перед ним фигурку и опустил его.
        На полу полусидела, всхлипывая и боясь открыть глазёнки, помесь оленёнка с девчонкой. Вот это нелюдь! Опасная тварь, что и говорить! Копытца одни чего стоят, а рожки, еле пробивавшиеся на светлой, опушённой головке… Поохотился.
        - И кто ты у нас такая? - спросил сталкер.
        От звуков человеческого голоса девчонка вздрогнула, дорожки слёз вновь побежали по щекам к тонкой шее. Когда сталкер шагнул к ней, олешка сжалась в комок.
        - Хватит реветь, ничего я тебе не сделаю, - чуть грубее, чем хотел, произнёс Старый. - Как тебя зовут?
        Бедолага даже заскулила от страха, тоненько взвизгивая. Сталкер про себя плюнул, вконец разозлившись на тупых селян, натравивших его на ребёнка. Он закинул за спину самострел и встал на колено. Треснула липучка кармана, вызывая новую дрожь у неведомой зверушки, зашуршала обёртка батончика, по привычке хранимого "на всякий случай".
        Старый поднёс зерновой брикетик, покрытый йогуртовой глазурью, к лицу девчонки и увидел, как забавно задвигался её носик, принюхивающийся к незнакомому, но явно вкусному запаху. Олешка приоткрыла глаза и отшатнулась, увидев человека так близко.
        - Ешь и успокаивайся, - сталкер отломил кусочек, кинул в рот и аппетитно захрустел. Он положил батончик на шерстистую коленку и сел на пол чуть в стороне.
        Зверушка на ощупь нашла лакомство и, не открывая глаз, откусила. Через секунду она с жадностью уплетала угощение, перемалывая его крепкими маленькими зубками.
        - Вот и хорошо. Я Старый, а ты? - улыбнулся сталкер.
        Девчонка с недоумением покосилась на него, продолжая терзать остатки гостинца.
        - В смысле, меня зовут Старым, - поправился человек. - А тебя как?
        Олешка что-то прощебетала, икнув от недавнего плача.
        - А, ты меня не понимаешь, - разочарованно протянул Старый. - И я тебя тоже.
        - Пони…маю, - с запинкой выговорила олешка, с трудом переводя дыхание. Детская ладошка размазала не успевшие высохнуть слёзы, шёрстка заблестела в свете фонаря.
        - О, и я тебя тоже! - обрадовался Старый. - Да хватит тебе, не бойся. Сказал же - не трону.
        - Дина, - вдруг пропела девчонка. Она странно выговаривала слова, нараспев, будто птичка поёт.
        - "Дина, Дана", - подумал сталкер. - "Не богато тут с детскими именами".
        Его вдруг осенила одна мысль. Непослушными пальцами Старый дёрнул нагрудный карман и вынул подаренную куколку. Он так привык к ней, что ощутил вдруг пустоту и холод на сердце там, где согревала его игрушка.
        - На, возьми, - сталкер протянул куколку вновь сжавшейся от его жеста девочке. - Дома родителям покажешь.
        При этих словах олешка вскинула голову. Коричневые пальчики осторожно тронули игрушку. Куколка уселась на коленке, и олешка стала гладить белые льняные волосы.
        - Что ты тут делаешь, Дина? - спросил Старый. - Заблудилась?
        - Есть захотела, - еле слышно отозвалась девчонка, не сводя глаз с подарка.
        - Нашла место, - хмыкнул сталкер. - Люди снаружи очень тебя боятся, потому и заперли. Ты уж на них не обижайся.
        - Они плохие, - вдруг всхлипнула олешка.
        - Плохие? Почему?
        - Они убивают нас.
        - Зачем? Не пойму ничего.
        - Они забирают наши поляны, рубят деревья, сажают свою еду там, где растёт мох…мы едим его, а они убивают…
        - Поэтому вы голодаете?
        - Да. Мы ищем еду, но они охотятся за нами, чтобы мы не брали то, что они посадили. Но нам нечего есть.
        - А разве нельзя договориться?
        - Мы чудовища. Так они нас называют.
        Сталкер нахмурился, соображая. Девчонка совсем по-человечьи играла с куколкой, не отвлекаясь даже во время своего сбивчивого рассказа. Ребёнок.
        - Ладно, пойдём, я тебя в лес отведу. Сама до дома доберёшься или проводить?
        Олешка наконец глянула на Старого, поднялась неуклюже и кивнула:
        - Ты меня совсем немножко проводи, хорошо? Я дойду дальше.
        Когда ворота со скрипом открылись, сельчане отшатнулись прочь, только Мстиша, вглядевшись в полутьму лабаза, облегчённо вздохнул и убрал нож. Сталкер, грозно хмурясь, вывел Дину, держа её ладошку в своей. Олешка дёрнулась было, но Старый прижал девчонку к себе, чуть прикрывая от остальных.
        - Что ж, люди добрые, вы просили меня избавить вас от напавшего прожорливого чудовища, и я выполнил просьбу! - сурово произнёс сталкер, гладя рогатую головушку. - Теперь нам пора в дорогу.
        - Погоди, милостивец, разве ты не убьёшь её? - встал перед ним "переговорщик". Толпа зашумела.
        - Вы вконец стыд потеряли? - поинтересовался Старый. Рядом возник Мстиша, улыбнувшийся олешке и прикрывший её со своей стороны.
        - Они наш припас обжирают! Поля травят! Убей её! - понеслось отовсюду.
        Сталкер прищурился, будто прицелился. Скулы заходили под кожей, лицо потемнело.
        - Я с детьми не воюю! Уведу её, довольно с вас и этого!
        - Но ты же охотник на чудовищ, - пролепетал мужик. Девчонка вдруг рванулась, но не осилила вырваться и переливчато заплакала.
        Старый подхватил её на руки, вышагнул из-за вставшего на защиту напарника и наклонился к заросшему клочками волос лицу.
        - Я охотник на чудовищ, - мерно произнёс он. - А не на маленьких девочек.
        - Это свида, - сказал Мстиша. - Вы, люди, богов не боитесь. Девочка из лесных духов, их прародители - сами Святобор и Тара. Смотрите, прознают про ваши озорства, не обрадуетесь!
        - Мы здесь живём и почитаем своих богов, - дерзко ответил мужик. - Волос нам заступник, ему и кланяемся! Он нас от кого хошь оборонит!
        Напарники переглянулись и захохотали. Мужик насупился, глядя на издевающихся над ним охотников, даже Дина голову подняла и смотрела недоумённо.
        - Волос тебе за такие дела бороду выдернет, - пояснил Мстиша. - Ты уж мне поверь.
        - Так, хватит болтать! - остановил назревающий скандал сталкер. - Мы своё дело сделали, теперь идём дальше. Если кто недоволен, жалуйтесь в вышестоящие инстанции. Счастья, здоровья, деток побольше.
        Свободной рукой отсалютовав, Старый повернулся и пошагал в лес, напарник последовал за ним. Сельчане молча смотрели им вслед.
        - Что, Динка, далеко до дома? А то темнеет уже, - забеспокоился сталкер, глядя на сгущающуюся тьму. И так дело к вечеру, а ещё и тучи нагнало, приближалась гроза.
        - Не успеем, дяденька Старый, нужно убежище искать, - потянув носом воздух, отозвалась олешка. - Будет сильный ливень, да с молниями. Перун на нас гневается.
        - Перун тоже не воюет с маленькими девочками, - успокоил её Мстиша. - Его другие гневаться заставляют. Но ты права, нужно прятаться, иначе вымокнем до нитки.
        Сталкер, слушавший разговор, вдруг свернул с тропы и пошёл в чащу. Через несколько минут за елями показалась почерневшая от времени избушка. Маленькая, скособоченная, но с целой крышей и крепкой дверью, то, что нужно. Под первые капли, холодно обжигающие лицо, троица вошла в дом. Снаружи будто кран открыли, льнуло с рёвом и стуком, молния вспыхнула сквозь маленькое оконце, и тут же разразился гром.
        Глянув на Дину, забившуюся на полу в уголок и что-то нашёптывающую куколке, Старый улыбнулся и пошёл помогать Мстише растопить очаг. Через полчаса все трое уписывали за обе щеки немудрёное угощение под горячий чай.
        Ненастье затянулось, решено было оставаться на ночь в схроне. Девчонка после злоключений и сытного ужина заснула на лавочке, подстелив под себя верхнюю одежду напарников, и улыбалась сквозь сон, чувствуя запах людей, по-доброму обошедшихся с ней.
        Раннее утреннее солнце осветило умытый лес, мириады капель светились на хвое, листьях, мхах. Сталкер потянулся до хруста, выйдя за дверь, и тут же насторожился. В этот момент над самым плечом вовремя сдвинувшегося в сторону Старого свистнула стрела, со стуком вошедшая в косяк. Дверь захлопнулась за скрывшимся в доме охотником.
        - Мстиша, подъём, - тихо скомандовал он. - Снаружи засада, чуть стрелу не поймал.
        Парень тут же оделся и застегнул пояс. Проверив нож, он замер, глядя на наставника.
        - Охраняешь девчонку. К окну не подходить, передвигаться только при необходимости! Я попробую прорваться и поглядеть, кто там дурью мается. Запри за мной понадёжнее.
        Кивнув, напарник плюхнулся рядом с уже сидящей в углу и напугано глядящей на посуровевших людей Диной. Сталкер споро экипировался, вновь превратившись в живую кочку. Подобравшись к окну, он осмотрелся, "сканирование" определило немногочисленные цели, рассредоточенные вокруг. Десять неизвестных скрывались в лесу, окружив домишко.
        Приоткрыв дверь, Старый колобком выкатился наружу и слился с пейзажем. Запоздалая стрела щёлкнула по закрывшейся двери, изнутри донеслись звуки двигаемого скарба, баррикадировавшего вход.
        Двое сидели под кустами к "западу" от входа. Сначала сталкер принял их за нелюдь: на каждом надета грубая маска из мешковины с прорезями для глаз и рта, личины были размалёваны, имитируя то ли духов, то ли демонов.
        - "Черти, значит", - подумал Старый, - "Хорошо, людей я бы пожалел. Хотя…ладно, обожду с экзорцизмом".
        Переговаривавшаяся шёпотом парочка не замечала нависшей угрозы. Как только один на миг отвернулся, его собеседник тут же потерял сознание от сильного удара. Первый ещё что-то говорил, когда перед глазами полыхнуло. Лук и два копья исчезли во мхах.
        На "южной" стороне дежурила другая пара. Один было заподозрил неладное, но его напарник позволил без проблем обезвредить чуткого стража и сам улёгся рядом. Когда были успокоены и двое с "востока", в избушке поднялся шум. Старый оценил обстановку и бросился на помощь.
        На пути встали двое с луками, пришлось спасаться за угол и тихо карабкаться на крышу. Лучники медленно обходили периметр, идущий последним не обратил внимания на тень, упавшую сверху. Свесившись вниз, сталкер ремнём захватил шею противника и утащил его на крышу, где и успокоил. Второй успел повернуться и увидеть летящий на него силуэт. Стрела прошла вплотную к прыгнувшему сталкеру, личина, смявшись, изобразила подобие изумления, и её хозяин грянулся об землю.
        Дверь была распахнута настежь. Ворвавшись внутрь, Старый увидел окровавленного напарника, Дина исчезла.
        - Они утащили девчонку. Беги за ними, Старый, скорее! - проговорил Мстиша, зажимая рану на груди. - Давай быстрее, я в порядке! Потом перевяжешь!
        Сталкер выскочил из избушки и споро определил направление, в котором скрылась последняя пара нападающих. Два мужика в расписных масках тащили упирающуюся олешку. Первый практически волок её по чащобе, царапая кожу об поваленные деревья и оставляя на ней клочки коричневой шёрстки, девчонка сопротивлялась и стонала сквозь заткнувшую рот тряпку. Второй подотстал, он постоянно озирался и снова бежал за подельником, спотыкаясь на кочках.
        Одна вдруг ожила и бросилась под ноги, хлёстко ударила, выбивая дух. Мужик застонал и полоснул ножом наотмашь, но никуда не попал. Руку скрутили, нож улетел далеко в сторону, зацепившаяся за сучок маска разорвалась с громким треском. На Старого глядело белое от страха лицо "переговорщика".
        - Ты… Кто ж ещё, - жёстко усмехнулся сталкер. - Зачем вы на нас напали, придурок?
        - Так решил народ! Она должна умереть! Это мерзкое отродье должно сдохнуть! - заверещал мужик.
        - Зачем?! Она ребёнок!
        - Это нелюдь! Все они враги нам, охотник! Зря ты отказался убить её сам, теперь девку ждёт смерть пострашнее! И мы уничтожим их всех!
        - Не уничтожите. Теперь я охочусь на вас.
        Где-то неподалёку раздалось отчаянное ржание коней. Загрохотали колёса, и "переговорщик" усмехнулся.
        - Тебе не догнать Гарая! Пусть ты убил остальных, но теперь тварь умрёт! Сунешься к нам - погибнешь сам!
        - Я ещё не убивал никого из вас. Ты - первый, - с этими словами Старый вонзил нож в горло скалящемуся мужику.
        Охотник вернулся в ночной схрон. Перевязав напарника и пересказав ему то, что узнал, сталкер допросил пришедших в себя врагов. Добился от них мало, но по ответам понял, что имеет дело с сектантами. Старый не понаслышке знал - с этими хлопот не оберёшься, приходилось сталкиваться и на заданиях, и в Зоне. Одержимые всегда опасны, они не отступятся от своих убеждений, какими бы тупыми те не были. Уничтожив последнего "языка", Старый вернулся в избушку.
        - Где ты ходишь? - напустился на него Мстиша, морщась от боли. - Нужно торопиться, они же убьют Дину!
        - Не спеши, "отмычка", это тебе не зонопоклонники. Тут религиозные или ксенофобские отклонения, не станут её сразу казнить, сначала дождутся темноты, тогда и устроят свой долбаный ритуал с жертвоприношением, иначе мы бы сейчас уже горевали над её телом. Сделаем так…
        Ночь окутала дремучие леса, среди которых спряталось поселение, на площади перед лабазом горели костры, освещая окружающее пространство. Толпа, стоя на коленях, завывала в ответ на слова, выкрикиваемые стоящим перед сектантами человеком.
        - Мы - люди! Всякая тварь подвластна нам и должна почитать так же, как мы чтим Бога нашего Волоса, создавшего нас властителями этого мира! Те, кто не желает поклоняться нам, будут умерщвлены! - громогласно вещал лидер.
        Расхаживающие по периметру селения молодцы шире расправляли плечи, слыша эти слова. В дальнем углу, где темень лишь слегка освещалась далёким костром, возникли два силуэта. Пара стражников сгинула навсегда, завещав пришельцам личины и накидки, и охотники слились с охранявшими селение воинами.
        Миновав патрули, они подобрались к лабазу. Скрипнувший от боли зубами Мстиша встал ногой на сцепленные ладони напарника и оказался перед одним из окошек, освещавших склад. Нож подцепил раму, парень передал вынутую створку сталкеру и исчез внутри. Вслед за ним проскользнул Старый.
        Дину найти оказалось посложнее, она не отзывалась, пока Мстиша чуть было не наступил на один из валяющихся мешков. Куль застонал и заворочался, внутри оказалась связанная олешка, измученная, покрытая кровоподтёками. Не теряя времени, охотники из подручных материалов и гранаты соорудили обманку и вновь завязали мешок.
        Мстиша увёл девчонку тем же путём, по которому они попали в селение, сталкер в это время занял позицию на высокой крыше дома, явно принадлежавшего лидеру сектантского гнезда.
        - Принесите поганую тварь, дерзнувшую покуситься на наше жилище! - провозгласил Гарай. Несколько человек скрылись в лабазе и вынесли из него мешок.
        Главарь занёс нож, распустил завязки обманки. Рванув горловину, он заглянул внутрь. Взрыв смёл всех стоящих рядом, тела окропили кровью помост. Завывшая толпа бросилась прочь, не замечая, как бегущие рядом валятся навзничь. Старый вспарывал срезнями тела, загонял узкие наконечники в глазницы и затылки. Времени на взвод тетивы уходило не много, не больше, чем перезаряжать дальнобойную снайперскую винтовку.
        Когда болты закончились, сталкер спустился на землю. Зазвенев, распрямилась цепь кистеня в левой руке, в правой мерцал в свете костров клинок ножа. Смерть вышла на охоту.
        Каждый столкнувшийся со Старым падал замертво. Свистящая сталь вскрывала горло, проникала в плоть, забирая жизни. Тяжёлый шар был последним, что видели многие из убитых. Мужчин сталкер приканчивал без разбора, на бежавших мимо женщин обращал мало внимания. Иногда попадались сумасшедшие бабы, с истошным визгом бросающиеся на шагающую по селению фигуру. С горькой усмешкой Старый лишал жизни и их.
        Лучникам удалось заставить сталкера скрыться в избе Гарая, внутрь за ним тут же последовали несколько человек, остальные встали у дверей с копьями на перевес. Возникший за их спинами Мстиша нашпиговал врагов стрелами, тут же крики и звуки борьбы утихли и в доме.
        - "Отмычка", ты какого чёрта тут? - поразился сталкер, вышедший из избы. Через двери за ним потянулся дымок, внутри Старый мстительно опрокинул светец.
        - Динка вырвалась и убежала куда-то, прости, наставник, - виновато ответил парень. - В темноте мне её всё равно не найти, так что я сюда…
        Селение накрывало зарево пожаров. Выжившие растворились в чаще, их дома пылали и рушились. Двое напарников сидели возле нетронутого огнём лабаза и смотрели на то, как священное пламя очищает землю от очередного зла.
        Мстиша развернулся, вскакивая, увидел замелькавшие среди рдеющих углями пожарищ тени. Сталкер встал рядом и положил руку ему на плечо, успокаивая. Перед сохранившимся складом собрались лесные духи-свиды, на напарников смотрели глаза могучих воинов, похожих на оленей статью и роскошными ветвистыми рогами. Стройные оленихи с тревогой глядели на охотников.
        - Отец, вот они! Это они помогли мне! - маленьким комочком вперёд выкатилась Дина, вывернувшись из рук матери.
        Качнув головой, навстречу напарникам шагнул зрелый муж, широкий в плечах. Мускулистые руки сжимали палицу, какую не поднял бы даже Старый. Внимательно оглядев напарников, отец Дины произнёс:
        - Почему охотники на чудовищ спасли мою дочь от смерти, пренебрегая своими обязанностями?
        - Я уже говорил Дине и скажу тебе: мы не воюем с детьми и не убиваем никого только потому, что он не похож на людей, - чувствуя, как пафосно, должно быть, звучат его слова, ответил Старый. Ну и пусть, сейчас нет сил раздумывать над речами.
        -
        Но люди считают чудовищами и нас!
        - Не люди, а лишь горстка отщепенцев, возомнивших себя хозяевами мира. В жизни есть добро и зло, прекрасные творения светлых Богов и мерзкие твари - тёмных. Как есть плохие люди, и есть хорошие. И добрые люди должны помогать другим добрым созданиям.
        - Тогда в чём же ваше предназначение, если вы делаете не то, чего от вас ждут? - чуть удивлённо спросил Олень. - Как же борьба с чудовищами?
        - А на кого мы, по-вашему, здесь охотились? - отозвался сталкер. - Разве можно назвать их как-то иначе? Лучше поговорим вот о чём: Дина сказала, что вы голодаете из-за тех, кто захватил ваши плодородные земли. Здесь, в лабазе, много еды. Она теперь ваша. Это будет честно и правильно.
        Олень молчал несколько мгновений, потом открыл рот, чтобы что-то сказать, но вместо этого поклонился стоящим перед ним людям. Ответив, охотники повернулись и двинулись прочь.
        - Дядька Старый, стой! - за спиной раздался торопливый цокот маленьких копытец. - Подожди!
        Маленькая олешка влетела в объятья поймавшего её сталкера, уткнулась лицом в кожух на груди. Потом отстранилась и протянула что-то.
        - Возьми, дядька Старый! - на детской ладошке лежала подаренная куколка. - Она будет хранить тебя!
        Олешка обняла шмыгнувшего носом Мстишу, прыгнула назад и скрылась среди сородичей.
        На привале сталкер достал из кармана вернувшуюся куклу. Она почти не изменилась, если не считать видневшихся на голове, под льняными волосами, двух маленьких рожек.
        - Волшба свид, - переведя дух, вымолвил Мстиша. - Береги её, это роскошный дар.
        - Они умеют колдовать? - спросил Старый. - Почему же сами не разобрались с чёртовыми сектантами?
        - Свиды слишком добры. Даже когда гибнут сами, они не хотят причинять зло другим.
        - Что ж, дружище, за них зло Злу будем причинять мы.
        - На то мы и охотники за чудовищами, - улыбнулся парень. Старый кивнул и убрал куколку назад, поближе к сердцу.
        Глава 8
        До Старого Града оставалось всего ничего, практически рукой подать, когда на пути выросла глухая топь. Бульканье и утробные вздохи доносились отовсюду, рождая гнилостные запахи вперемешку с метановой вонью. В такое болото соваться можно было только на вертолёте, да и то лучше облететь сторонкой: не ровён час шибанёт пилоту через ноздри в мозг, в самую серёдку, и полетит винтокрылая машина кувырком, раскидывая столетние мхи по нечастым стволам кряжистых деревьев.
        Напарники молча созерцали зелёное покрывало, понимая, что человеку ступать на искрящийся оттенками изумрудного, серого и коричневого ковёр означает тут же пропасть. Тут и говорить не о чем, руки в ноги и в обход, цель - вон она, манит и заставляет прибавить шаг.
        - Самое время Волосу или другим ответственным лицам нам тропочку сварганить, - устало сказал Старый. - Иначе мы рискуем задержать выполнение квеста на неопределённое время.
        - На Богов надейся, - ответил Мстиша так, что было не понятно, посоветовал он самим не плошать или рекомендовал забыть о помощи.
        - Дуем в обход, побудем бешеными собаками.
        - Дуем. Но про собак было обидно, Старый.
        - Это народная мудрость, а я не при делах. Мол, для такой псины семь вёрст - не крюк. Так, прогулочка. Жаль, что мы с тобой в полном уме.
        - Народ у нас мудр, это да. Но я бы сейчас другую пословицу придумал - квесту время, а привалу час. И чем больше час, тем лучше.
        - Что, устал, напарник? Мечтаешь о баньке, чистой постели и горячей еде?
        - Да. О баньке, еде и постели. Чтоб не жрать лёжа, Старый.
        Излив посильно душу в остротах, охотники выдохлись окончательно. Сталкер шагнул было вправо, но прислушался к себе, плюнул на пытавшегося улизнуть лягушонка и развернулся влево.
        - Вот, туда нам. Налево любишь ходить, Мстиш?
        - Плохая это сторона, скользкая дорожка. Не может от неё быть добра.
        - Отставить суеверия. Что бы ты сказал, встреть сейчас бабу с пустыми вёдрами, чёрную кошку и чёрта в ступе? - спросил сталкер, с трудом выдирая ноги из цепкого мха.
        - Я бы их не заметил, наверное, - промычал парень, подавив желание упасть плашмя на рубиновые ягоды брусники.
        Так, переговариваясь и балагуря, чтобы отвлечься от поглощающей остатки сил усталости, напарники шли в обход гигантского болота. Когда Старый ощутил под подошвой хлюпающего ботинка твёрдую землю, он не поверил себе. Будто во сне зашагал по пружинящей хвое и палым листьям. Позади застонал, выпрямляя гудящие ноги, Мстиша.
        Новый лес оказался сущим наслаждением, практически запущенный парк, а не лес. И охотники приободрились. Как же приятно просто шагать, не задирая колени чуть ли не к груди. Набранная на обувь грязь отваливалась, каждый шаг давался легче предыдущего. И не ясно, сколько бы ещё прошли напарники, если бы впереди не замаячило чьё-то жилище. Тут оба понеслись, что твоя лошадь, почуявшая родной очаг.
        Сталкер бодро приближался к бревенчатой избе, уютно расположившейся среди высоких сосен, пышных клёнов и стройных берёз. А Мстиша, приглядевшись, начал отставать.
        - Эй, сталкер, погоди, - раздался его голос за спиной.
        Старый мгновенно остановился, рефлексы сработали. Подавив острое желание оглядеться в поисках аномалий, он повернулся к напарнику.
        - Посмотри повнимательнее туда. Что видишь? - указал парень на что-то перед домом.
        - Ты говоришь загадками. Вижу…ммох, траву, листья, жабу. Ты её имел в виду, да? Ничего такая, жирненькая. Но давай не будем её есть, а? Жалко скотинку.
        - Ещё смотри. Зорко.
        - Две полосы, похожие на дороги, выглядят так, будто когда-то здесь был перекрёсток, - посерьёзнел Старый. - И что?
        - Никто не строит изб на перекрёстках, Старый. Никто из людей, по крайней мере. И ещё: видишь, как расположены нижние венцы? Они лежат прямо на земле, так строят бани. Но избушка явно жилая!
        - Ты прости, Мстиш, я по части строительства не силён. В чём разница-то? - сталкер чувствовал, что для напарника это почему-то очень важно.
        - Окромя перекрёстка никто не строит дом на месте бани. Или переделывая баню! Это не человеческий дом. Я не удивлюсь, если при постройке здесь кто-то поранился и пролил кровь!
        - А если так, то что?
        - То жилище обречено на вечные ссоры и раздоры. Неужто у вас не так?
        - Нет, у нас натыкают домов куда попало, лишь бы денег заработать. Я понял тебя. Но хочу предложить разведать обстановку, вдруг какое чудовище изведём и этим поможем миру?
        - Согласен, я тоже не хочу ночевать в лесу! С прошлой ночи одёжа влажная! Пойдём, поглядим, кто тут прижился. Охотники мы или сидушка отхожего места?
        - Можешь говорить: или стульчак сортирный. Хотя не, у тебя красивше выходит. Ладно, двинули. Прикрывай.
        Сталкер подобрался к стене дома и прижался к ней спиной, прислушиваясь. Рядом с размаху приложился Мстиша, заигравшийся в спецназовца, только гул пошёл. Дом не засмеялся, он хранил молчание. Акробатика по окнам с подсветкой внутренностей жилища ничего не дала, напарники собрались у двери. Слабо пискнув на петлях, дощатая створка открылась, изнутри дохнуло холодком и нежилым запахом.
        - Да тут свободно! Занимаем жилплощадь и протапливаем хоромы до состояния домашнего тепла, - командовал сталкер, минуя сени. Горница поразила его обильным гербарием: по стенам свисали пучки душистых трав, на столе сушилась мелко рубленая листва. Всюду стояла чистота, и, несмотря на аскетизм обстановки, было неимоверно уютно. Будто к бабушке в гости приехал, в деревню.
        - Ошибочка вышла, занят пансионат. Что ж, дождёмся хозяйку, может и позволит переночевать, - потерев зудящий от маскировочной сетки лоб, признал Старый.
        Мстиша кивнул и осел на лавку, вытягивая ноги. Через пять минут он всё же собрался с силами и стащил кажущиеся пудовыми сапоги. Привычный сталкер уже вовсю колдовал у печки, раскочегаривая приготовленную закладку сухих дровишек. Треск огня сделал обстановку ещё уютнее.
        - Ждём до сумерек и садимся ужинать, - пообещал кому-то Старый, располагаясь за столом.
        Припасы заняли не слишком много места, но Мстиша всё равно старался не смотреть в их сторону, сглатывая голодную слюну. Как водится, в подошедший срок ужин был готов, и как только охотники сели за стол, нетерпеливо потирая руки, кто-то припёрся.
        Неожиданно даже для чующего любое присутствие сталкера дверь тихо стукнула, и в горницу, степенно вышагивая, зашёл пушистый чёрный котище. Он посмотрел на людей жёлтыми глазами, мявкнул, вспрыгивая на неширокую кровать, застланную пёстрым одеялом, и улёгся на ней.
        - Ничего такой, - оценил Старый, любивший кошек. - Киса, ты откуда? Где хозяйка?
        - Здесь хозяйка, гостюшки незваные, - звонко поприветствовала изумлённых напарников неслышно вошедшая молоденькая девушка. Скинув висящий за спиной короб, от которого пахло свежей зеленью, она так же, как и кот, спокойно разглядывала сидящих за столом. - Кто такие, откуда и куда, зачем в избушку забрались?
        - Калики перехожие, - опередил друга Старый. - Идём из дома в гости, да в дороге заплутали, пока болото обходили, вот и наткнулись на твоё жилище, ты уж не сердись. Мы смирные, места занимаем мало, уходим рано, не успеем надоесть.
        - Ладно, оставайтесь, не гнать же вас на ночь глядя, - хитро прищурилась девица. - Но за постой плату возьму!
        - Это мы согласны. Почём койко-место, сударыня? Харчи, как видишь, свои.
        - Вижу, всё вижу, - ещё хитрее глянула хозяюшка, сверкая зелёными глазищами. - А плата такова: есть у меня дельце. Коли не забоитесь, попробуйте выполнить.
        - Может, и не забоимся. Дозволь узнать подробности, тонкости и цель задания. И садись, будь добра! Угощайся!
        - С каких пор люди традиции блюсти перестали? А как же в баньке прежде попариться? Или у вас по-другому заведено, Старый?
        Сталкер закрыл рот и молча смотрел в смеющиеся глаза девицы. Та не выдержала, залилась серебряным смехом. Кот на кровати фыркнул и принялся умываться.
        - Что, охотник, дивишься? Я всё про вас знаю! Особенно про то, что ты в нашем мире гость. Да и меня друг твой знает.
        - Здрава будь, Яговна, - встал и поклонился Мстиша, рукой коснувшись половиц. - Не признал сразу, чей дом, прости.
        - Пустое. Так что, берётесь урок выполнить? Али прочь пойдёте?
        - Берёмся, - кивнул парень, глянув на старшего. Тот ухмыльнулся в бороду и снял с печного пода забытый чайник, исходящий паром.
        - Что ж, благодарствую за хлеб-соль, - сказала Яговна после ужина, прошедшего по-домашнему.
        Старый, видевший в своей жизни всякое и привычный к вещам, которые обычными назвать никак нельзя, шутил с хозяйкой, всё же ощущая, что перед ним далеко не простая смертная. Мстиша же знал о ней гораздо больше, говорил мало и почтительно. В общем, оба в грязь лицом не ударили.
        - Так что там с дельцем твоим? Расскажи, а мы пока прикинем.
        - Пропал у меня клубочек волшебный. Тот, что путь указывает, какой тебе надобен. Украли его дрекавак да кикимора, спрятали где-то и не отдают! Верните пропажу, и мы в расчёте!
        - Коли ты, Яговна, знаешь обо мне всё, то ведомо тебе и что я в ваших кикиморах ничего не смыслю. Ты б поподробнее описала, чтобы не ошибиться. И куда нам отправиться, чтобы этих злюк найти?
        - Это ты у Мстиши спроси, он расскажет. А отправиться… тут всё, рядом, - снова хитро улыбнулась девица. - Далеко идти не надо. Ложитесь-ка спать, утро вечера сам знаешь.
        Легли в сенях. Перед сном Старый выведал у напарника всё, что тот знал по подозреваемым в краже. О дрекаваке известно было немногое: злая зверушка, любящая нападать на домашний скот и верещать, как полоумная. Портрет кикиморы получился красочнее. Лютая старушонка, живущая в хибаре на болотах, но иногда может прописаться и в сельской избе. По ночам барагозит, мешая спать, посуду бьёт, выпью орёт, из кладовой жрёт. В общем, клиенты охотников на чудовищ.
        Ночью сталкера будто кто в бок толкнул, нож прыгнул в руку прежде, чем открылись глаза. Из горницы лился странный свет с фиолетовым оттенком. Насколько Старый помнил, занавесок на окошке не наблюдалось, значит, лунное сияние искажает что-то другое. Голова чуть кружилась, было ощущение, словно сейчас они не в избушке Яговны, а где-то совсем в ином месте.
        - Старый! - раздался громкий шёпот напарника. - Что происходит? Где мы?
        Так, и ему тоже подобное видится. Значит, не кажется, раз обоим. Ладно, некогда рассиживаться, нужно клубок возвращать.
        - Не знаю, я у тебя хотел спросить. Яговна, что ли, наколдовала. Пошли смотреть, куда тут можно было наворованное засунуть.
        - Точно, она! Яги живут на границе мира живых и мира мёртвых. Значит, мы в мёртвом!
        - Хорошо, что ты в курсе. Вставай, дело не ждёт.
        Напарники вошли в горницу. Висящая за окном Луна отливала фиолетом, роняя на пол полоски света. Где-то грохнуло, заскрипело, над головой протопали, завозились и захохотали хрипло. Тут же за окном жутко заверещало.
        - Шоу уродов началось! Давай, Мстиш, шмонаем все схроны и выбираемся отсюда!
        - Отсюда нет хода, пока Яговна сама не захочет впустить нас обратно в мир живых. Но ты прав - нужно найти клубочек.
        - Это что в моей избушке делается! - раздался склочный старушечий голос. - Вы кто такие, спрашиваю?
        - Тимуровцы мы, бабуль. Пришли спросить, нет ли мусора на вынос? - ответил сталкер, лихорадочно соображая, стоит уже напасть или ещё пока рано.
        - Хто?! Пошли отсюда, пока дружок мой вас на плетень не намотал!
        - Пошто лаешься-то? Мы помочь хотим! Давай, мы тут приберёмся, получим денюжку за работу и дальше побежим? А ты пока отдохни.
        Кикимора беззвучно открывала и закрывала рот, впав в столбняк от неслыханной наглости. Сорвавшись с места, она закружила по горнице, хватая всё, что попадётся под руку, и швыряя в напарников. Старый приноровился к движениям и легко уворачивался от пущенных с небывалой силой предметов, а Мстиша пару раз поймал туловищем увесистые столовые приборы и растянулся на полу посреди помещения.
        - Встать, боец! - скомандовал сталкер. - Тебе доверили важное задание, а ты тут срамишься!
        Кикимора запнулась об лежащего и пропахала лицом печь. Старый скрутил сухую старушонку, оказавшуюся крепким орешком, и молотил об стены, не давая вздохнуть. В довершение он сунул извивающуюся нечисть в печной зев, заблокировав его намертво. Удар по филейной части вызвал завывание в трубе, гулкое и оттого ещё более непотребное.
        - Теперь я! - закричал Мстиша и от души прописал леща заохавшей бабке, ещё сильнее заклинив её в отверстии.
        В сенях заорало так, что оба охотника подпрыгнули. Бледный парень махал перед собой ножом, что-то шепча о том, как порешит любую тварь.
        - "Отмычка", чтоб тебя! Ищи уже клубок! - крикнул сталкер и швырнул в сени лавку. Там чмокнуло, что-то покатилось, снова заорало, пытаясь оглушить.
        Старый шагнул из горницы и упёрся в сверлящий взгляд. Жёлтые глазки неведомого существа злобно разглядывали человека, за спиной которого слышались характерные звуки учинённого шмона. Существо зарычало, запрокинуло голову и вознамерилось повторить коронный визг, когда в подбородок впечатался носок берца.
        Дрекавак рыгнул и оторопело сел на мохнатый зад. Росточком он не вышел, зато шелковистость поросли на теле была выше всяких похвал.
        - Дряньколяк, а тебя бабушка не учила, что такие звуки издавать неприлично? - ткнул пальцем в мохнача Старый.
        - Ууу? - смущённо отозвалось существо, потирая отбитую физиономию.
        - Угу, не прав ты. Иди на улицу, сегодня ты наказан. Плохой козлик!
        Тварёныш насупился и оскалил зубы, набирая воздуха для новой порции звуковых эффектов.
        - Упоротый что ли? - другая нога вскользь пробила по скуле и на возврате пяткой помяла ноздри. Хрупнуло, гнусавый звук отчётливо донёсся до слуха. - Вот, сопи в две дырочки!
        - Нашёл! Старый, я нашёл!
        - Иду! - сталкер повернулся, в этот момент громкое сопение раздалось совсем рядом. Нырнув в сторону, он пропустил мимо себя дрекавака, не ожидавшего такой прыти и запнувшегося об тяжёлый ботинок, коварно выставленный хозяином. В горнице зазвенело и покатилось.
        Вбежавший следом сталкер ухватил за хвост окончательно разбившего морду чудика и сломал неудачником стол.
        - Ну вот, наконец, тишина, - удовлетворённо кивнул Мстиша, держа на ладони светящийся комочек. Желтовато мерцая, он покачивался из стороны в сторону.
        - Ворьё! Такую красоту упёрли, крысята! - возмутился зачарованный находкой Старый. - Что будем с ними делать?
        - Оставь их, друже, пусть теперь раны зализывают, - помотал головой парень.
        - Друг другу, - добавил сталкер. Брать грех на душу и умерщвлять таких никчёмышей не хотелось. - Ладно, давай искать лаз в наш мир.
        - Погоди! А что делать с остальными?
        - С кем остальными?
        - Вот с этими, - ответил Мстиша, показывая целое лукошко подпрыгивающих, переливающихся всеми цветами радуги клубков. На ручке красовалось свитое из прутьев слово "выбирай".
        - Это что?! Это… как? - растерянно спросил Старый. Торчащая из печки кикимора захихикала громко и оскорбительно.
        - Так, придётся выбирать, - протянул сталкер, щелчком отправив скомканный листок какого-то растения в обширный кикиморский зад. Комочек беззвучно отскочил от него и запрыгал по полу.
        - А как? По цвету, размеру или шустроте подскоков? - поинтересовался напарник.
        - Я-то откуда знаю? Кто из нас эксперт по этому миру? У
        тебя в загашнике есть приметы клубка-провожатого?
        - Нет, - ответил Мстиша, опуская глаза. Тут за окном пропел петух.
        - Ну, это и я знаю. До третьих петухов есть время, потом засчитают поражение, - проговорил Старый. - Давай, ускорились! Шевели мозгой!
        Теперь обидно захохотали оба: кикимора и дрекавак скалились, потешаясь над людьми. Видно было только оскал крикуна, но кикимора не могла не скалиться, просто не возможно, чтобы не скалилась!
        - А по сопатке? - беззлобно посулил сталкер, распуская кистень.
        Дрекавак увял, терпилица в печи тоже примолкла.
        - Погодь, есть идея! Ставь лукошко! - Старый извлёк из кармана детектор и включил его. После случая с магическим ксеноморфом приспособа на всякий случай хранилась в комбезе.
        Прибор загудел и показал отрицательный результат. Ни радиации, ни кой-какой аномальной активности, фиксируемой этим детектором, не наблюдалось. Петух запел во второй раз, вызывая бурный восторг у нелюдей.
        - Завали! - взвыл Мстиша, хватая пылившуюся в углу доску. Кикимора глухо заверещала, когда её зад с сочным звуком переломил деревяшку пополам. Дрекавак поджал хвост и заскулил, затыкая уязвлённые рыком парня уши.
        - Есть ещё один метод, - задумчиво сказал Старый. Он аккуратно забрал у напарника обломок доски, достал первый клубок и бросил в лукошко. - Где сказано, что мы должны взять лишь один?
        Только он это произнёс, как где-то вновь пропел петух, голос птицы долетел, словно сквозь вату. Фиолетовый свет погас, уступив привычным проблескам зари, и ощущение нереальности окончательно растворилось.
        - Спасибо, гостюшки, что пропажу мою вернули. И за то спасибо, что со слабыми супротивниками добры оказались, не сгубили. Долг оплачен.
        С этими словами Яговна приняла у Мстиши лукошко, вынула нужный клубок и вышла вон. Когда сталкер выглянул наружу, её и след простыл. Как и лукошка.
        - Симпатичная девушка, правда? - поинтересовался Старый, когда напарники уселись завтракать.
        - Ты что, это же младшая Яга! Как возможно её облик судить? - охнул парень, намазывая на купленный в одной из деревень хлеб клюквенное варенье, доставшееся им там же, только в оплату за избавление от мелкой шушеры вроде пары ходячих мертвяков.
        Пока они наслаждались горячей едой, зарядил ливень, да такой, что даже сталкер согласился переждать ненастье в тёплой и уютной избе. Квест выполнен, настроение хорошее, незачем подмачивать его.
        Миновал обед, приближался вечер, когда решили идти, несмотря на затянувшийся дождь. И так уже потеряли время, а тут он, может, на неделю зарядил, как в джунглях одной красивой древней страны. Собрались выходить и столкнулись в сенях с фигурой в плаще. Она возникла из серой пелены ливня безмолвно, не хватало только молнии за её спиной.
        Котейка, продрыхший весь день, подхватился и бросился под ноги появившемуся из ниоткуда персонажу, начал тереться о мокрющие сапоги, не обращая внимания на то, что стекающая с них и с плаща влага пятнает его роскошную шубку. Капюшон лёг на спину, и перед напарниками предстала красивая молодая женщина.
        - Ягиня, - выдохнул Мстиша. Он в который раз возблагодарил Богов и Лютая за то, что дали возможность повидать столько с детства знакомых по бабушкиным сказкам персонажей разом.
        - Поздорову ли, красавица? - от неожиданности выпалил Старый.
        Ягиня хитро прищурилась точь в точь как младшая Яговна и кивнула.
        - И вам поздорову, охотнички! Что, загостились нынче? Придётся платить за постой.
        Напарники озадаченно переглянулись.
        - Давайте ужинать, - рассмеялась женщина. - Наслышана я о ваших яствах!
        Дождь уютно шуршал за окном, избушка погрузилась в ночной сон. Когда сталкер очнулся, тишина и зелёный свет, льющийся из горницы, говорили о том, что охотники вновь попали в иномирье. На столе они нашли вышитую на рушнике записку, гласящую: "Для борьбы со Злом нужен мне меч-кладенец! Похитили его мереки, чтоб их! Принесите обратно или вовсе на глаза не попадайтесь!"
        - Делов-то, - хмыкнул свято верящий в наставника и нахватавшийся у него словечек Мстиша. - Правда же?
        - Ну, не знаю, - с сомнением протянул Старый, но наткнулся на изумлённый взгляд напарника. - Опять же, ни описания этих мереков-абреков, ни портретов. Ладно, разберёмся. Побочный квест принят!
        Поначалу определяли что нужно делать и где искать железку. Сидеть в избушке и ждать появления воров или идти искать? Пока делились идеями, снаружи раздался сильный шум.
        - Ныкайся, Мстиш! - прошипел сталкер, хватая парня за шиворот.
        Вдвоём взлетели по лесенке на чердачок и затаились. Только-только успели, дверь сразу хлопнула, и в избушку ввалились четверо здоровенных чертей, иначе и не скажешь. Худющие, покрытые тёмной шерстью, с приплюснутыми носами и какими-никакими рожками на больших головах. Шум, визг и возня поднялись невообразимые, твари вели себя безобразно. Усевшись за стол, они вывалили из мешка что-то мерзкое и принялись трапезничать, сотрясая воздух чавканьем и прочими сопутствующими звуками.
        - Задолбали, - покачал головой Старый, наблюдая за нечистоплотной четвёркой.
        Зеленеющий Мстиша шумно пыхтел и смотрел в сторону. Наевшись, один из мереков вытащил из-за спины длинный свёрток. Сталкер перестал дышать и приготовился начать боевую операцию. С тихим звоном на свет явился клинок, будто светящийся изнутри. Мереки загомонили снова, рвали друг у друга из рук меч, раздавали тумаки и хохотали, будто умалишённые.
        Улучив момент, Старый с криком "Вонзай!" десантировался в горницу, пожалев, что в иномирье не переносится его рюкзак. В момент бы перещёлкал уродов из Винтореза или и вовсе гранатой упокоил. Но чит-коды тут не предусмотрены, надежда только на подручный инструмент.
        Черти замерли на мгновение, оцепенели ещё больше, когда вдогон к Старому сверху свалился и Мстиша, и картинка ожила. По горнице покатился клубок визжащих, матерящихся и дерущихся тел. Сталкер раз за разом чередовал удары с бросками, и его двое противников раз за разом вскакивали. Парня зажали в углу, но он сносно орудовал вовремя подхваченной лавкой, нанося урон противостоящей ему паре рогатых.
        Нож сам прыгнул в руку, Старый уже видел, как клинок входит в грудь ближайшего противника, но удар провалился. В этот момент свистнуло, и в руке у сталкера осталась только рукоять - лезвие, срубленное ударом меча, запрыгало по полу.
        Старый пару секунд ошеломлённо пялился на оставшийся обрубок, а затем взорвался. Отброшенный мощным ударом в пах обладатель кладенца хватал ртом воздух, скорчившись в углу, второй противник бился лбом обо всё, что вставало на пути его головы, управляемой стальной хваткой разъярённого сталкера. Ухватив мечника, он погрузил обоих мереков в небытие, столкнув их лбами с ужасающим звуком.
        Мстиша воспользовался тем, что его пара стушевалась, и огулял по мордасам обоих торцами порядком измочаленной лавки. Одного ухватил Старый, второй заизвивался в руках возмужавшего от невзгод парня. Удар, нокаут.
        - Ты чего осерчал, наставник? - поинтересовался Мстиша и увидел продемонстрированную ему рукоять ножа. - Да за такое канделябром по башке! Только я забыл, что это такое - канделябр.
        Не отвечая, Старый уложил две части ножа в карман, зло выдрал из безвольной лапы кладенец и воздел его над головой.
        - Всё, забирай нас! - прорычал он.
        Миг, и вокруг исчезли поверженные черти, следы схватки и зелёный отблеск иного мира. Ягиня насмешливо глядела на напарников.
        - Права была молодшая, для охотников вы не такие кровожадные, - произнесла женщина, и совсем другая, добрая, светлая улыбка озарила её лицо. - Смотри, Старый, не порежь карман! Благодарю, охотники, мы в расчёте.
        Ягиня приняла из рук сталкера меч и вышла вон, дверь негромко захлопнулась за ней. Старый вынул из кармана целый нож, судорожно вздохнул - почти всхлипнул - и убрал его в ножны.
        - Пошли спать, - весело приказал он улыбающемуся Мстише.
        Остаток ночи прошёл спокойно. Напарники выспались, дождь кончился, зато на чащобу из болот выполз такой туман, что сталкер, побродив вокруг избы, приказал Мстише растапливать очаг наново.
        - Не отпускают нас с тобой отсюда. Видать, ещё кто-то придёт за постой мзду требовать, - сказал Старый, заваривая свежий чай. Опустевшая пачка сгинула в печи.
        - Я даже знаю, кто, - отозвался парень.
        - А я вот ума не приложу, что делать, если эта традиция сохранится и назавтра! Пора уже уходить, не то деструктор захватит весь лес!
        - Не волнуйся, наставник! Думается, сегодняшняя ночь будет последней в этом гостеприимном доме.
        - Ну-ну, - произнёс сталкер, но спорить не стал.
        - А как тебе Ягиня? - хитро глянул Мстиша. - Может, подумать о том, чтобы стать совладельцем этого помещения?
        - Когда ты успел научиться всем этим словечкам? Я вроде такого не говорил! Вот нет чтобы перенимать дельное, так к тебе всякая дрянь пристаёт!
        - Ты с темы не…съезжай. Хороша ведь девица!
        - Прекрати, Мстиш, мы с тобой тут не за девицами увиваемся. Хотя насчёт тебя я не прав, извини. У тебя ещё всё впереди.
        - А ты что же? Неужто, решил век бобылём дожить?
        - Сам видишь, какая у меня жизнь. Сначала служба государева, потом вот не ужился среди нормальных людей, я тебе рассказывал. А в Зоне… знаешь, это самое отвратительное место для женщин, поэтому их там и нет, что очень разумно с их стороны. Стой, вру! Помнишь, я тебе о сталкере Котэ баял? Он где-то откопал в Зоне девушку, Миной прозвали. Вот ей там самое место было, такого натворили, что до сих пор легенды слагают! Я говорил, что нам нужен Котэ? Одна Мина решила бы все проблемы разом, деструктора в момент по кусочкам болоту подарила б! Вот какой воин нам необходим! Позарез.
        - Думаешь, в Старом Граде будет такой?
        - Нет, такого ни в одном мире не сыщешь. Мина - она одна.
        - Ничего, найдётся и для Старого своя Мина, - улыбнулся Мстиша.
        Сталкер хмыкнул, но ничего не ответил.
        Вечерело, снаружи стало так промозгло, что напарники поневоле были рады сидеть в сухом и тёплом схроне, а не шагать по чавкающим мхам в пропитанной холодной влагой одежде.
        - Что-то новой хозяйки не видно. Как бы не заблудилась в таком тумане, - озадачился Старый. - Пойти, что ли, встретить.
        - Сама дошла, благодарствую! - раздался из сеней чей-то голос.
        Котик с мяуканьем упорхнул туда и вернулся, сидя на плече у пожилой женщины.
        - Погоди, дай, угадаю! Яга? - прищурился, поднимаясь с лавки, сталкер.
        - Молодец, Старый, умён! Я самая, - весело кивнула та. - Ну, что у нас на ужин?
        Пустившие в ход все имеющиеся запасы напарники расстарались, и Яга осталась довольна. Напившись чаю, она откинулась в невесть откуда взявшемся кресле, сплетённом из гибких корней.
        - Что, соколики, не замаялись по ночам удаль тешить? Вижу, что сильны, так сегодня вам последний урок выйдет, самый трудный. Справитесь - пойдёте дальше сильнее, чем до того были. А не совладаете, смерть вам! Шучу, не бледнейте! - старуха рассмеялась, гладя лежащего на коленях котика.
        - У нас говорят: двум смертям не бывать, а одной не миновать. Ты вообще третья, - хмыкнул сталкер. - Так что подкол не засчитан.
        - И, касатик! Ни я, ни сёстры младшие смертями не зовёмся. Мы лишь проводницы Смерти, а уж она сама решает, кого ей брать, а кого на попозже оставить! Да у неё самой сестёр хватает, всех уже и не упомню.
        - Ну и хорошо, а то дело к ночи, на такие темы общаться не резон, - кивнул Старый, косясь на Мстишу, благоговейно созерцающего сидящую напротив него Ягу. Сам сталкер не испытывал особых чувств, видя перед собой лишь пожилую женщину с "фирменной" яговской хитрой улыбкой. - Скажи лучше, что же на этот раз нам вернуть нужно и кого победить?
        - Да сущие пустяки, сосуд с мёртвой водой. Всего-то, - посерьёзнела Яга. - Навьи утянули, Морановы слуги, будь они прокляты. Что-то Морана задумала, раз отправила злодеек на такое дело. Если получит сосуд, плохо людям придётся. Так что на вас надежда, соколики!
        - Будто у нас выбор есть, - нахмурился сталкер. Упоминание о навьях напомнило бой со злыднями, это не кикимору по заду доской бить.
        - Ладно, ложитесь спать, а я ещё посижу, дел у меня много.
        На этот раз Старый подготовился. Рюкзак за плечами привычно грел спину, и сидящий на полу сталкер заснул, обдумывая близящийся бой. Проснулся он от ядовитого жёлтого света, сочащегося из горницы. Рядом метался во сне Мстиша, что-то шепча в бреду.
        - Подъём, говорун. Пришло время надрать задницы, - спросонья глупо пошутил Старый.
        Рюкзака как не бывало. Пробурчав "ага, неживая материя не переносится, как же", сталкер вытянул нож, оглядел его и аккуратно убрал обратно. После предыдущей ночи пользоваться им было страшновато, зато милостиво оставленный кистень пришёлся кстати.
        - Что ты знаешь о навьях? - поинтересовался охотник у напарника.
        - Почитай, ничего, - ответил парень, морща лоб.
        - Что, голова болит? Извиняй, аптечка будет, когда вернёмся. И если вернёмся.
        - Да нет, какой-то звук тут…будто сверлит висок изнутри. Ты не слышишь?
        Виски и правда сдавило, будто незримые ладони с силой жали на них с двух сторон. Но для Старого это было привычное ощущение.
        - Поздравляю, ты стал мужчиной. Шучу, это у тебя интуиция просыпается. Привыкни к ней и научись слушать. Помогает остаться в живых.
        Кистень и нож одновременно устремились вперёд, туда, откуда возникла нечёткая призрачная дымка. Жалобно взвыв, она уплотнилась, обрела плоть и брызнула белёсой кровью из ран в груди и голове.
        - Будь рядом! - прокричал Старый, решительно выхватывая из чехла свой нож.
        Он полосовал мерцающие тени, добивал их тяжёлым железным шаром, заставляющим нечисть судорожно биться от боли, и следил за тем, как напарник рядом рассекает вьющихся вокруг навий.
        Поредевшие прислужницы богини смерти искали спасение, стараясь залезть в любую щель, лишь бы избежать слаженной работы охотников за чудовищами. Но и сами они не остались невредимыми: у Мстиши по щеке текла кровь, еле глаз уберёг от когтистой лапы, а сталкер не обращал внимания на глубокую рану на тыльной стороне ладони, оставленную зубами.
        Последняя навья метнулась к окну и завизжала тоненько. Два клинка пригвоздили её к переплёту, пятная его нечистой кровью.
        - Что, Мстиш, утомился? - спросил сталкер, вытирая пот со лба. Он поднял к глазам упавший на стол пузырёк и посмотрел через него на свет.
        В этот момент за окном туман взвихрился, приобретания очертания женской фигуры, сквозь него проступило женское лицо, подсвеченное жёлтым сиянием.
        - Смертные, дерзнувшие напасть на моих слуг, вы скоро умрёте! - завопила Морана, пожирая глазами застывших от неожиданности охотников. - Я выпью кровь из ваших жил!
        Лицо развеялось на тысячу рваных косм, когда сквозь него пролетел запущенный сильной рукой кистень. Он ударился о кряжистую осину, стук слился с воем разозлённой богини.
        - В жилах нет крови, - проговорил Старый, и жёлтая ядовитая пелена исчезла.
        Напарники стояли в пустой горнице, перед ними на кровати сидел кот, жмуря глаза, и одной лапой придерживал свиток, а второй трогал лежащий перед ним клинок. Рядом в деревянной коробочке лежали сушёные шишечки иван-чая.
        "Урок окончен, охотники. Меч-кладенец, клубок и мёртвая вода ваши, они пригодятся в битве со Злом, проникшим в этот мир. Старый, когда победите, полей из склянки тело врага, откроется путь домой. Удачи!"
        Не теряя времени, напарники собрались и вышли из избушки. Подняв лежащий подле осины кистень, сталкер покачал головой, повернулся и поклонился недавнему приюту и его хозяйкам. Скоро два охотника скрылись за деревьями. Три сестры смотрели им вслед.
        - Интересно, что Старый скажет, когда найдёт того воина? - хихикнула младшая.
        - И мне тоже. Нелегко ему придётся, - усмехнулась средняя.
        - Поживём - увидим, - отозвалась старшая. - Пошли, сестрицы, нам ещё убирать за ними. Надо сказать Волосу, чтобы Боги поторопились с Мораной. Злодейка давно заслужила трёпку.
        Сёстры скрылись за дверью за момент до того, как над избой пролетела ворона. Она сделала круг и удалилась в сторону болот.
        Глава 9
        Старый Город встретил напарников шумом улиц. Наконец-то дошли! Охотники лавировали между шагающими по делам и праздношатающимися горожанами, пытаясь понять, что делать дальше. Мстиша, глазеющий на величие Города, пытался сосредоточиться на задании, данном Богами, Старый же, наоборот, думал о завершении квеста, стараясь абстрагироваться от великолепной деревянной архитектуры, колоритных лавок разного калибра, богатого разнообразия городских нарядов. Если всё получится, он вернётся в свой мир и никогда больше не увидит широких улиц, мощенных камнем, многоэтажных теремов, украшенных искусной резьбой и светлых лиц людей, живущих в любви к своим Богам и своему народу. Но дом есть дом, там все друзья, за которых взял ответственность. Здесь же ничто не держит.
        - И где тут воины обитают? - поинтересовался сталкер, подавляя желание посетить лавку, источающую одуряющий аромат свежей сдобы.
        - Идём к княжескому терему, там все лучшие служат, - судя по ноздрям, парень испытывал те же чувства.
        Сглотнув набежавшую слюну, Старый положил себе на обратном пути затариться здешним хлебушком и решительно направился в сторону княжеских хором, видневшихся над Старым Городом.
        Он напоминал Петербург, будто в самом центре оказался. Высокие дома, на первых этажах магазинчики, гостиницы и кафешки, прямые и широкие проспекты, многонародье, неспешно гуляющее по своим делам. Всё чинно и размерено. Не хватало только стай шмыгающих туда-сюда и шумящих автомобилей, вместо них изредка грохотали мимо телеги да проносились на тонконогих конях всадники.
        Терем высился перед охотниками, уходя в небо изящными башенками. Отсутствие крестов на шпилях поначалу удивляло сознание, но красочно исполненные солнечные знаки необъяснимо успокаивали и внушали торжественное настроение.
        - Так, куда дальше? Где тут старший над дружиной? Этот, как его, воевода? И что мы вообще должны ему сказать? Волос, мол, послал, отдайте нам своего лучшего воина.
        - А как ещё? Воля Богов для княжьих людей священна втройне.
        - Ну-ну, - протянул сталкер и шагнул мимо отроков с копьями, несущих караульную службу.
        Через мгновение оба острия смотрели охотникам в животы.
        - А ну, кто ещё такие? - сурово вопросил ломким голосом один из привратников. - Что нужно, горожане?
        - Мы не из Старого Города, - прежде наставника влез Мстиша.
        Отроки дружно шагнули вперёд, упираясь копьями в грудь пришельцев.
        - Идите мимо! Князь нынче в отъезде, не до вас тут!
        Суровый парень-привратник сунулся ещё ближе помимо свое й воли, неведомая сила повела его по кругу и грянула об не успевшего ничего понять сослуживца. Оба с грохотом повалились на землю, Старый в это время уже шагал по двору.
        На шум высунулся ещё один безусый молодец. Охнул, разглядев происходящее, и скрылся за дверью. Через пару секунд на дворе было не продохнуть от набежавших вояк. Младшая дружина, оставленная в Городе, бдела чутко.
        - Стой на месте, тать! - прозвенел голос не намного ниже, чем у поверженного отрока. Молодой парень с проклюнувшимися усами держал на весу меч, стараясь, чтобы рука не слишком дрожала от напряжения.
        - Сам тать, - беззлобно ругнулся Старый, спокойно оглядев всю ораву. - Мы охотники на чудовищ! Прибыли по воле Волоса за лучшим вашим воином!
        Он сам почувствовал, как глупо это прозвучало. Младшие переглянулись и захохотали.
        - С ума сбрендил, лапотник? - смеясь, проговорил парень. - Уходите, пока бока вам не намяли!
        - А ты попробуй! - протянул оскорбительно улыбающийся сталкер и неразличимым ударом переправил меч молодого вояки из его руки в свою. - Какой ты дружинник, коли оружия удержать не можешь?
        Парень налился багровым. Он сунулся было отнять меч, но проскочил мимо и грянулся плечом об соседа. Сталкер легонько отбил клинком атаку какого-то отчаянного парня, без слов бросившегося на "лапотника", и поплатился за это гудящей от боли рукой.
        - Стойте! - закричал Мстиша. - Мы пришли не драться…
        Его слова потонули в звоне оружия и криках рассерженного молодняка. Справедливости ради нужно сказать, что Старому пришлось тяжело. Даже эти молодые воины оказались серьёзной силой, так что скоро охотников оттеснили к обносящему княжеский двор тыну и довольно грамотно перекрыли пути к отступлению.
        Мстиша упал, сражённый ударом древка копья, над ним встал рассвирепевший сталкер. Несколько минут он отбивался, ранив и оглушив около десятка младших дружинников и борясь с искушением взяться за более серьёзное оружие. Наконец воины отхлынули от яростного бойца, давая себе передышку, и Старый, схватив за шиворот поверженного напарника, с усилием перемахнул через тын.
        - Бежим, Мстиш! - заорал сталкер и потащил парня в ближайший переулок.
        Петляя и постоянно сворачивая, охотники бежали, слыша за собой шум погони. Мстиша качался и отставал, но сталкер тащил его, направляя в двери или окна, позволяющие срезать путь. Наконец они оторвались от преследователей, затаившись под лестницей одного из домов.
        - Сходили в квест, - отдышавшись, проговорил Старый. - Что они на нас взъелись-то?
        - Сам не пойму. Видно, здесь охотники не в почёте. Вои, чтоб их! Дружина грё…, - Мстиша замолк, остановленный жестом наставника.
        Шум шагов приближался. Громкие голоса снаружи выдавали взбешённых юнцов, побитых каким-то пришлецом - они жаждали реванша.
        - Найдут нас тут, надо уходить, - прошептал сталкер. - Пошли-ка, повыше поднимемся.
        Выбравшись на крышу, он огляделся. Оказывается, за это время напарники довольно далеко убежали от терема, и теперь Старый даже не представлял, где они находятся. Махнув рукой, охотник перепрыгнул на соседнюю крышу.
        Мстиша последовал за ним, когда заметил, как в стоящего на краю напарника попала стрела. Она ударила в спину над правой лопаткой. Покачнувшись, Старый взмахнул руками и полетел вниз.
        ***
        Сталкер пришёл в себя, застонав от боли, она заставила тело покрыться холодным потом и выгнуться дугой, Старый зарычал, его чуть не стошнило. Слюна полилась изо рта в подставленную плошку.
        - Тише, охотник, не вскакивай так, - проговорил женский голос из темноты.
        Проморгавшись, сталкер рассмотрел теплящийся светец и силуэт сидящей подле кровати девушки
        - Где… Мстиша? - хрипло выдавил Старый. Губы враз пересохли, будто только что не извергались чуть ли не водопадом. Тошнота отпустила, осталась только боль.
        - Здесь я, лежи спокойно, - раздался голос парня.
        - Слушай молодого, охотник, он дело говорит. Надо же было так побиться, а? Ладно, синяки пройдут, но шрам от стрелы останется. Хотя, судя по всему, тебе не привыкать, да?
        Голос звучал устало и осуждающе. Мол, мужики, что с вас взять. Всё бы вам драться и дырявить друг друга железками.
        - Да, шрамов у тебя много, и чудные какие. От стрел такого не бывает, даже от жал, что в кольчуге просветы находят. А у него, смотри, будто палку втыкали. Ровное окружье. Вы, добры молодцы, на кого охотитесь?
        - На чудовищ, - ответил бесхитростный парень.
        Старый мысленно покачал головой. Ничему некоторые не учатся, ведь только-только им бока намяли после того, как признали охотниками.
        - Где мы? - спросил он.
        - У меня, - коротко поведала девица.
        - Я так и понял. А где это?
        - Да не бойся, тут вас никто не найдёт. Вы зачем вообще на княжеских молодших полезли? Хмель в голову ударил?
        - Квест у нас. Ищем лучшего воина, так Волос приказал, - продолжал "колоться" Мстиша.
        - Лучшего? На кой ляд он вам, охотники? Медведя не смогли превозмочь али волки где расплодились?
        - Говорю же, мы - охотники за чудовищами! - обиженно засопел парень. - А воин нам…
        - Завали уже, а? - выплюнул сталкер. - Ты чего расшелестелся? Ну, ищем мы, значит, нужно!
        - Ишь, какой суровый у тебя друг! - насмешливо протянула девица, вытирая сухие губы Старому мокрым рушником. - Как ты с ним уживаешься?
        - Что произошло? Мстиш, рассказывай! - потребовал Старый.
        Он сердился на себя за то, что издевательский тон неизвестной девки задевал его неимоверно.
        - Тебя подстрелили, с крыши упал. Я думал - всё, разбился. Пока спустился, она тебя нашла. Зарёй зовут. А это Старый, - спохватился напарник.
        - Дальше!
        - Тебя подняли и сюда. Заря сильная, она бы и одна дотащила… да, она нас спрятала от княжьих воев. Ты почитай полдня лежал мертвецом. Сейчас ночь уже.
        - Почему ты нам помогла? - повернул сталкер голову к девице.
        - А что ж, бросить надо было? Видела всё с самого начала, так что не тревожься, не продам. Хоть вы оба и глупы зело.
        Старый помолчал, хрипло дыша. Тело болело зверски, но сильных повреждений не было, это он чувствовал. Так, побился сильно, не более.
        - Ты лежи и поправляйся, понял? А потом расскажешь, что за надобность в лучшем воине и что за диковинки у тебя в суме, - присудила Заря.
        Она напоила сталкера отваром, от которого голова закружилась, а глаза закрылись сами по себе. Кивнув Мстише на лавку, девица задержалась в дверях и внимательно посмотрела на уснувшего Старого.
        Утром сталкер почувствовал себя лучше. Вдвоём с напарником они раздумывали, как теперь искать того чёртового воина, когда на "хвосте" висят обиженные княжичи. Мстиша предлагал пока ему одному пошататься по забегаловкам, поспрашивать владельцев заведений на предмет местных героев и ветеранов.
        Сталкер эту идею не отмёл, но пока и не поддержал, высказавшись, что в таких заведениях можно нарваться на ещё не пропившего ум выпивоху и вконец спалиться перед горожанами, и так уже наверняка судачащими о двоих наглецах, напавших на представителей местной власти. Чинившая в уголке одежду Заря подтверждающе кивнула.
        Порешили пока не вылезать, ждать выздоровления Старого и "кумекать дальше". За это время Мстиша, почему-то чувствовавший себя с девицей мокроносым щенком, сдружился с ехидной владелицей дома и всячески помогал по хозяйству, благодаря за постой. Сталкер же в её руках поправлялся стремительно.
        Уже на четвёртый день Старый вышел во двор, окружённый высокими стенами от любопытных взглядом соседей. Дневной свет ударил по отвыкшим глазам, лёгкие приняли свежий, нагретый солнцем воздух, и сталкер позволил себе сесть на лавочку, пережидая нежданное головокружение. "Да, стареешь ты, Старый. Совсем плох стал, раньше мог из вертушки на ходу выпасть и тут же отправиться выполнять задание, а сейчас…".
        За этими мыслями его и застал Мстиша, обеспокоившийся исчезновением напарника из горницы. Он посмотрел на постепенно розовеющее лицо сталкера и с облегчением выдохнул.
        - Что вздыхаешь? - сталкер приложил руку козырьком, спасаясь от ярких солнечных лучей. - Давай, становись на тренировку!
        Мстиша подхватился, мигом скинул рубаху и запрыгал по дворику, разминаясь.
        - Кувырки вперёд, пошёл! - скомандовал наставник.
        Парень отбежал к стене и закувыркался через двор. Зная, что будет дальше, он добрался до противоположной стены и, коснувшись её рукой, пошёл кувыркаться назад.
        - Хватит. Теперь стоя. Вперёд-назад.
        Мстиша покатился колесом, падая вперёд с упором на локоть. Оказавшись на ногах, он тут же упал на спину, перекатился и вновь встал на обе ступни. Старый кивал и поправлял, если видел огрехи. За его спиной в дверях расположилась Заря, наблюдая за тренировкой. Не дожидаясь, что её обнаружат, девица скрылась в глубине дома.
        - Бой, - скомандовал Старый, и парень заработал руками и ногами, отрабатывая удары.
        Сталкер поднялся и подошёл к стажёру. Он блокировал выпады и контратаковал, снова объясняя и подсказывая. Под конец Старый так разохотился, что начал действовать и ногами, но быстро сообразил, что рёбра этими движениями уж совсем не довольны. Погоняв Мстишу ещё несколько минут, сталкер удовлетворённо кивнул и хлопнул напарника по плечу.
        - А теперь тащи мой рюкзак, попробуем усложнить тренировку.
        Когда стажёр вернулся, в дверях вновь встала Заря, с любопытством глядя на притороченное к клапану оружие. Не замечая её, Старый вынул полученный меч-кладенец.
        - Я не слишком силён в фехтовании таким клинком, но кое-что умею. Покажу тебе, а то всё ножом машешь. Повышай мастерство, пригодится.
        - Не понимаю, зачем Яги вообще нам его отдали. Это волшебный меч, и его сила проявляется только в руках, которые он сам и признает.
        - Ну… а вдруг это именно твои руки, Мстиш? Давай-давай, не стесняйся.
        Старый пару раз взмахнул тяжёлым оружием, закружил им вокруг себя, наполняя воздух тихим свистом стали. Заря скептически разглядывала приёмы, которыми пользовался сталкер, и качала головой.
        - Погоди-ка, - не выдержала она, выходя во дворик. - Ты им машешь, будто булавой, а ведь меч - оружие острое, ему рассекать надобно.
        Под удивлёнными взглядами охотников девица протянула руку к кладенцу. Когда её пальцы сомкнулись на рукояти, оружие басовито звякнуло, будто на гитаре оборвалась самая толстая струна. Упругая волна воздуха ударила по ладони, и Заря выронила меч. Не говоря ни слова, она отвернулась и ушла в дом.
        - Это что сейчас было? - озадаченно почесал затылок Старый.
        - Не знаю. Может быть, меч не захотел, чтобы его трогала девчонка?
        - Меч-шовинист? Тогда понятно, почему сёстры нам его сплавили. Ладно, давай дальше.
        Через пару дней сталкер окреп и поправился. Нужно было двигаться дальше, искать воина, тем более, что после происшествия во дворике Заря вела себя странно. Она избегала компании охотников и постоянно уходила куда-то, из-за чего Старый начал подозревать о вмешательстве деструктора. Потеряв к девушке доверие, он не захотел больше оставаться под одной крышей с возможной шпионкой. Пришла пора расставаться.
        - Спасибо, хозяюшка, за хлеб-соль, но наш квест не окончен, - говорил сталкер, складывая пожитки в рюкзак.
        Недавно он нашёл вещи явно тронутыми чужой рукой. Мстиша удивился расспросам и ответил, что не прикасался к чужой снаряге. Это Старому очень не понравилось.
        - Куда вы теперь? - поинтересовалась Заря, изображая равнодушие.
        - До вечера в городе поболтаемся, - уклончиво ответил сталкер.
        Поклон на прощание, и напарники вышли на улицу. По возможности скрыв лица, они отправились к храму, славящему Волоса. Капище располагалось поодаль от центра города, на окраине. Чтящие Перуна воины считали, что из-за давних распрей Громовержец вряд ли обрадуется близкому соседству с тем, кого ему в давние времена приходилось бивать за проступки.
        Сталкер шагал и думал, что ещё совсем недавно рассмеялся бы, скажи кто, что Старый будет просить совета у бога, пусть даже у своего, предками завещанного. Но других идей у охотников не было.
        Их перехватили у самого входа в капище. Молодшие выросли как из-под земли и ощетинились стрелами.
        - Эй, кто тут старший? Выслушайте нас! - поднял руку Старый.
        - Князь выслушает! А пока в порубе посидите, собаки! - звонко прокричал один из витязей, старавшийся, чтобы голос звучал низко и весомо. - Дёрнутся - стреляйте!
        - Сдала нас девчонка, - сказал сталкер Мстише. - Что ж, будем надеяться на то, что здешний правитель - мужик умный.
        Разоружённых охотников отвели на княжеский двор и заперли в крепком строении, служившем тюрьмой. Всё ещё разозлённая младшая дружина не особо церемонилась, пленников тычками впихнули внутрь и забыли кормить.
        - Мда, весёленькое дело, - Старый сидел, прижавшись к холодной стене, и смотрел на мигающую звезду, видневшуюся на тёмном небе через маленькое окошечко. "Сканирование" окружающей обстановки ничего не дало, кроме примерного числа и месторасположения противников.
        - Ничего, нам бы поскорее к князю, а там…, - ответил Мстиша, зябко ёжившийся даже в верхней одежде.
        - Что "а там"? Думаешь, он нас в уста сахарные расцелует и тут же отпустит?
        - Ну… должен. На то он и князь, чтобы по совести рассудить.
        - Молодой ты ещё. Как бы нам не пришлось тут как следует повоевать. И, скорее всего, погибнуть смертью храбрых. Заря нас выдала, не иначе. Вот только зачем тогда лечила?
        - А если не она?
        - Да, а если не я? - раздался знакомый голос, и звёздное небо закрыла тень.
        - Ты что тут делаешь? - поинтересовался Старый, стараясь скрыть изумление.
        - Да вот, кумекаю, как двоих обалдуев из поруба вызволять.
        - Очередная подстава? - пробурчал сталкер. - Зачем тебе это? Иль живётся скучно?
        - Скучно - не скучно, не твоя забота, - отрезала девица. - Готовьтесь, я скоро.
        Силуэт в окне исчез, и сколько охотники ни прислушивались, снаружи не донеслось ни звука. Размявшись, напарники всматривались в темень двора. Лишь раз до тренированного уха Старого донёсся полустон, с каким неудачно снимают часового. Покосившись на Мстишу, никак не среагировавшего на звук, сталкер снова "просканировал" окрестности.
        Действительно, вот он лежит. Человек, находящийся без сознания, был, должно быть, охранником княжеских покоев. А вот и тот, кто его вырубил. Тусклая искорка выплыла наружу и полетела к порубу.
        - Приготовься, она подходит, - предупредил напарника Старый.
        - Да, только что почуял, - ответил тот.
        - Растёшь, "отмычка", - хмыкнул сталкер. Настроение поднималось по капле, но уверенно.
        За дверью завозились нарочито громко, замок щёлкнул, и путь на свободу приоткрылся. Напарники не заставили себя ждать, выбрались в прохладную ночь и обомлели: на плечах Зари висели оба их рюкзака.
        - А это… тяжело же, - еле выговорил Мстиша. Сталкер молча перехватил свои пожитки и закинул на спину.
        - Тут всё? - поинтересовался он и получил утвердительный кивок. - Тогда рвём когти…
        Старый не успел договорить, в распахнувшихся дверях терема запылали факелы, наружу выплеснулась вся молодецкая удаль младшей дружины. Вздохнув, сталкер дёрнулся вперёд, но почувствовал, как что-то ухватилось за рюкзак. Когда он оглянулся, в руках девицы сиял меч. Старый было открыл рот, но передумал спрашивать и ринулся навстречу многочисленным противникам.
        - Мстиша, берегись лучников! - бросил он на бегу, взведя самострел. - Прикрывай Зарю!
        Болт унёсся наверх, стоящий на крыше крыльца молодец вскрикнул, схватился за ногу и рухнул на нерасторопных побратимов. Второй попытался было пустить стрелу в мелькающую по двору тень, но завизжал от боли, роняя оружие.
        Мстиша не разглядел, когда стоящая рядом девица исчезла из вида. Глаз только ухватил движение впереди, и машущий мечом дружинник выронил то, что осталось от оружия, а затем рухнул ничком. И поехало.
        Двое возникали из тьмы и растворялись в ней, оставляя после себя живых, но очень помятых соперников. Гвалт, издаваемый молодыми глотками, должен был перебудить уже полгорода, однако пока что никто не спешил на подмогу.
        Мстише оставалось только следить, чтобы обезумевшие от страха молодшие не заметили его, следящего за происходящим из-за расписного возка, притулившегося возле поруба. В конюшне волновались кони, фыркая и переступая звонко по настилу.
        Меч Зари высекал искры, встречая клинки юнцов и перерубая добротную сталь. Топорища будто сами разваливались, пропуская кладенец. Пылающее лезвие вертелось в полутьме, и казалось, что на противников надвигается огненное колесо.
        Привыкший к скрытности сталкер поснимал всех, кто был вооружён луками. Долго младшая дружина будет залечивать раны, зато потом как сподручно станет хвастать перед девчонками шрамами разной степени серьёзности. Не вспоминая, о том, что проиграли всем скопом на троих. Ещё парочка лишилась чувств, встав на пути Старого.
        Мстиша успел подвинуться, когда в его укрытие забрался один из дружинных. Тренировки не прошли даром, молодший взвыл от боли в вывернутой руке, которой держал меч, попытавшись замахнуться на обнаруженного противника. Он принудительно ударился лбом об обод возка и затих, вытянув ноги. Молодой охотник запоздало удивился, пару мгновений рассматривал собственные ладони, а потом уселся рядом с поверженным юнцом и захохотал, выплёскивая прорвавшиеся эмоции.
        Наконец всё стихло. Посреди двора стояли две фигуры, которые можно было принять за призраков.
        - Что смотришь, охотник? - поинтересовалась Заря. Меч в опущенной руке блестел всполохами от валяющихся по двору факелов.
        Старый скинул рюкзак, отвязал ножны и протянул их девице.
        - Квест завершён, как я понял, - ответил он. - Волос, ах ты ж хитрый дед.
        Когда вокруг княжеского подворья собрались разбуженные горожане, троих виновников уже и след простыл. Поутру булочник заметил пропажу вчерашнего товара, за который, впрочем, было щедро заплачено.
        - Стыдоба-то какая! - причитал владелец хлебной лавки. - За чёрствую сдобу деньгу брать!
        Его прервало воронье карканье. Огромная птица взмахнула крыльями и полетела прочь из города. Туда, где со стен ещё виднелись трое охотников, идущие своей дорогой.
        Глава 10
        Ствол Винтореза медленно показался из кустов. Глаз поймал в прицел оскаленную пасть, палец лёг на спусковой крючок. Сердечный ритм отсчитывал удары, и где-то между третьим и четвёртым винтовка почти бесшумно выплюнула девять миллиметров смерти, во все стороны брызнула… деревянная щепа.
        - Есть попадание, - отметил Старый. - Уже гораздо лучше.
        Фигура в маскировке, лежащая рядом, задорно скинула капюшон, девичья улыбка торжествующе загорелась на измазанном грязью лице.
        - Ещё! - счастливо выдохнула Заря. - Сталкер, ещё разочек!
        - Хватит, патроны не трать, - ответно улыбнулся Старый. Девушка скорчила рожицу, щёлкнула предохранителем и протянула винтовку хозяину.
        После того, как они покинули город, сталкер рассказал Заре о цели их путешествия. Пришлось, правда, постоянно отвлекаться от сути и рассказывать о Зоне, мутантах и прочих подробностях.
        Девушка оказалась любознательной и вопросов задавала великое множество. Узнав об оружии другого мира, она буквально выпросила, чтобы Старый показал ей всё, что он принёс с собой, попав в аномалию.
        Зато, пока восхищённая девица-воин разбиралась с назначением неведомых предметов, Старый смог выяснить кое-что о ней самой. Заря родилась в семье боярина, водившего старшую дружину одного из князей далёкого города Белый Северец, лежащего в суровых землях, полных белых медведей и морских разбойников.
        По описанию сталкер решил, что Северец служил защитой от набегов викингов. Боярин Светозар сам побелел в сражениях с этими ворами, когда единственная жена подарила ему дочь. Суровый край требует сильных людей, и Светозар обучил Зарю всему, что умел сам. Скоро юная воительница наравне с витязями отца сражалась конной, пешей и стоящей на палубе летящего по грозно гудящей волне боевого струга. Отцовское сердце не раз замирало, пропуская удары, когда гибкая фигурка с боевым кличем бросалась в гущу боя и всякий раз одерживала верх, оставляя настил чужого корабля красным от крови, а жён в далёкой чужой стране - вдовами.
        Но время неумолимо ко всему сущему. Князь состарился и умер, оставив после себя наследника, забывшего о чести. Молодой правитель пожелал Зарю себе в жёны, и когда она отказала нелюбимому, попробовал взять её силой. Из этого мало что хорошего получилось. Князь лишился зубов и надежды на здоровое потомство, а семья Светозара - родного дома.
        Дружина готова была вступиться за любимицу-сестру и за отца-воеводу, но тот упросил не чинить обиды Северцу, не бросать город в пучину раздора на радость заморским ворам, и покинул службу.
        Перебравшаяся в Старый Город семья не долго прожила в покое: мать Зари, не вынесшая долгой дороги, занемогла и скончалась. Светозар вскоре ушёл за единственной любовью, сердце остановилось, разрываясь между страшной потерей и собственной дочерью. Заря осталась одна.
        Никто так и не узнал, что за девка-сирота поселилась по соседству, лишь только её красота и крепкие кулаки прославились в многолюдном Старом Граде. Время прошло, и перевелись охотники получить первое, избежав второго. Многие из тех, кто остался зализывать раны на княжьем дворе после ухода охотников, раньше пытались обуздать строптивую девицу.
        Старый на это не сказал ничего, просто взялся учить разумницу обращаться с любимой винтовкой. Поначалу он опасался, что Мстиша, до сих пор не рискнувший даже прикоснуться к его оружию, станет ревновать наставника, но парень в одну из ночей, когда Заря крепко спала, сам завёл мужской разговор.
        Напарники проговорили полночи, и на утро к наставнику присоединился помощник, обеспечивающий в меру своих возможностей техническую сторону обучения, в умении сделать из деревяшки точную копию какого-нибудь местного монстра ему не оказалось равных. Постепенно троица превратилась в спаянную боевую команду.
        Миновав избушку Ягинь, на этот раз оставшуюся пустой, три охотника на чудовищ двинулись туда, где ждал их Лютай. Но обратная дорога, как и ожидал Старый, вышла ничуть не легче.
        - Что-то я не понимаю в здешней жизни, - нахмурившись, высказался сталкер, когда хвалёная интуиция завела команду в такую дремучую глушь, что исчезли даже лесные звери. - Мы разве не тут в прошлый раз шли?
        - Кажется, тут, - ответил, озираясь, Мстиша. - Я тоже чувствую - правильно идём.
        - Наши навигаторы заглючили, - протянул Старый, силясь понять, куда двигаться дальше. По всему выходило, что путь лежал прямо через самый чёрный лес, который только можно было представить.
        - Значит, нам туда, - мотнула косой Заря. Она не сомневалась в двоих спутниках, посланных Богами вызволить её из уныния и постепенного угасания.
        - Эх, карту бы. Хочется глянуть, что там впереди, - ответил Старый. - Соваться в ещё недавно вполне проходимую чащобу совершенно не тянет. Подозрительно…
        - Так в чём же дело стало? Выпускай подарок Яговны! - Мстиша белозубо улыбнулся, вглядываясь в стелящийся среди мшистых стволов сумрак.
        - Твою же через левый дрын! - с недавних пор Старый остерегался крепких выражений при Заре. Парень вон нахватался, аж стыдно. Не ровён час и девчонка начнёт пользоваться солёным сталкерским лексиконом.
        Клубок будто напугал тянущую щупальца тьму, его блеск согрел и придал уверенности. Сталкер держал светящийся комочек на ладони, соображая, как его включить.
        - Нам бы дальше путь найти, а? - чувствуя себя идиотом, протянул он.
        Клубок тут же спрыгнул с пальцев и шустро покатился вперёд, перепрыгивая через оказывающиеся на пути препятствия. Он будто оставлял за собой светящийся след, говорящий: "сюда, тут безопасно пройти можно".
        - Да тебе в Зоне цены бы не было! - проговорил сталкер. - Вперёд, напарнички! Кто последний, тот овцеморф!
        Не желающие становиться самым тупым мутантом Зоны Мстиша с Зарёй споро ломанулись вслед за старшим.
        Игнорируя треск ломающихся веток и гнилых стволов поваленных деревьев за спиной, Старый спешил за волшебным поводырём. Вокруг ни души, уж тут интуиция не подводила, так чего ж особо красться? Приближение соглядатаев деструктора ещё ни разу не заставало группу врасплох, даже неопытная Заря с первого же раза засекла посланную им вдогон птицу, так что вперёд, бегом.
        Выскочивший на небольшой пятачок, свободный от завалов, сталкер остановился, практически ощущая уже толчок в спину от кого-нибудь из "стажёров". К его удивлению, оба возникли по обе стороны от наставника, грамотно рассредоточившись.
        Клубок вёл себя странно. Он раз за разом будто пытался преодолеть невидимую стену, выросшую перед ним. Замерев в раздумьи, волшебный подарок мелко дрожал. Покатился влево, вернулся, двинулся вправо.
        - Батарейка кончилась, - пошутил Старый, с тревогой наблюдая за потугами клубочка.
        - Бедненький, - высказалась девица то ли иронично, то ли, и правда, жалея растерянного проводника.
        - Шухер! - прошипел сталкер, кидаясь коршуном на горящий комочек. Рядом шлёпнулись оба младших члена коллектива, накрываясь с головой маскировочными сетками.
        Над слившимися с пейзажем охотниками по тёмному небу скользнула тень. Разочарованно каркнув, птица сделала круг и улетела в сторону. Старый "сопровождал" её, одновременно ощущая, как притих под его грудью клубочек.
        - Отбой. Молодцы, "отмычки", - наконец выдохнул сталкер.
        Привычный парень не отреагировал, а Заря возмущённо выдохнула, несогласная с обидным эпитетом. Клубок вновь попытался преодолеть невидимое препятствие, потом замер и вдруг резво покатился влево.
        - Точно туда, ты уверен? - задал бессмысленный вопрос Старый, и троица поспешила за вновь ожившим проводником.
        - "Снова чёртова избушка", - подумал сталкер, уже разглядев далеко впереди чернеющий силуэт какого-то строения. - "Опять не спроста. Волос, мы так опоздаем!".
        Бог отказался внять неслышной жалобе, и скоро легко позволивший сграбастать себя клубочек спрятался в одном из карманов "Лесника", а трое охотников пытались разглядеть, куда их занёс осатаневший провожатый.
        - Что там? - поинтересовался Мстиша, прикрывавший тыл. Он разглядывал чащобу позади группы.
        - Плохо там, - протянул Старый и вздрогнул. В прошлый раз, когда он произносил подобные слова, пришлось схлестнуться с шибко умным мутантом. - Заря, ты что скажешь?
        Спросил он скорее для того, чтобы вышло не так похоже, но девица кивнула, сжимая обнажённый кладенец.
        - Согласна, не кажется это место хорошим. Что будем делать?
        Ответ застрял на языке, когда локоть парня пару раз толкнул Старого под рёбра. Тот развернулся, намереваясь отчитать напарника, но увидел, как Мстиша, продолжая нащупывать его рёбра, продолжает пятиться. Бросив взгляд над его головой, сталкер на миг запнулся.
        - Бегом в хибару! - заорал он. - Первая Заря, я замыкаю!
        Молодых охотников как ветром сдуло. Девица мчалась вперёд, удерживая летящий меч неизвестно каким Макаром, Мстиша спешил следом, часто оглядываясь на сталкера.
        - Быстрее давай, смотри под ноги! - выругался Старый, сам оглядывавшийся через плечо. Что-то жуткое незримо парило в сотне метров позади, стремительно приближаясь. Стволы попадавшихся на пути призрачного существа деревьев разлетались в стороны, будто спички. Холодная волна ужаса неслась над чёрным мхом.
        Девица достигла цели, прижалась к двери, пытаясь расслышать, что происходит внутри. Позади на колено шлёпнулся взмыленный Мстиша, отчаянно машущий приближающемуся сталкеру.
        Заря распахнула наконец дверь, подождала мгновение и хлопнула парня по плечу, влетая в темноту дома. Мстиша топтался у выхода, держа дверь и отчаянно ругаясь сквозь зубы. Он видел, как след неизвестного врага стелется всё ближе к рванувшему вперёд Старому.
        Влетев в дверь, сталкер извернулся кошкой и взял на прицел самострела проём, в тот же момент парень захлопнул створку и свободной рукой накинул толстый засов. Ручка, которую он держал, дрогнула, и в избу влетела промораживающая до костей волна жути. Её хозяин за дверью тянул ручку на себя, та повернулась, выкручивая Мстише ладонь.
        Парень отступал от двери, ничего не слыша вокруг, и сталкеру пришлось посторониться, чтобы напарник не наткнулся на него. Старого бил озноб, хотелось забиться в угол, выставив перед собой нож, и продать свою жизнь подороже. К слову, за его спиной Заря почти так и поступила, лишь ценой неимоверных усилий заставив себя шагнуть назад, к напарникам.
        Дверь дрожала и выгибалась, потом наступила тишина, испугавшая ещё больше.
        - Что это? - хрипло спросил сталкер, пытаясь унять дрожь в коленях. Он сел на пол, прижался спиной к стене и заставил прыгающий самострел замереть, удерживая дверь на прицеле.
        Рядом, не сговариваясь, шлёпнулись оба напарника, прижались к старшему плотнее, чем следовало. Это отрезвило Старого: проще взять себя в руки, когда рядом кто-то боится больше тебя.
        - Так, "отмычки", совсем страх потеряли? - неловко скаламбурил сталкер. - А ну, живо осмотреть убежище!
        Заря непонимающе глянула на него, с другой стороны Мстиша даже не повернул голову. Старый пихнул обоих и вскочил на ноги.
        - Что, охотнички, обделались? - зло произнёс он. - Не команда, а барахло!
        Оскорбление наконец достигло цели, напарники бросились исполнять. Фонарь опасливо осветил замкнутые ставни окон, убеждаясь, что те крепко заперты, прошёлся по стенам, покрытым торчащим мхом, и остановился на проёме второго этажа, к которому вела хлипкая на вид лестница.
        - Что смотрите? Нам наверх! - скомандовал Старый.
        Оставив девушку стоять на верхней ступени лестницы, сталкер осветил внутренности второго яруса и вошёл в комнату. Вертикальные стены увенчивались стропилами, на которых покоилась крыша. К облегчению осторожно шагающего рядом Мстиши окон здесь не имелось.
        - Что ж, хорошая точка для обороны, если эта… это вдруг прорвётся, - определился сталкер. - Заря, шагай сюда!
        - А как же вход? - неуверенно спросила девица, её спина маячила в проёме.
        - А что вход? Нам его нечем забаррикадировать. Засов пока держит, так что хватит там зубами стучать, заходи уже.
        Стремительно влетевшая в комнату девушка даже не обиделась на подначку. Она опустилась на пол, опасливо косясь в темноту, царящую за порогом. Меч, впрочем, твёрдо лежал на её колене, остриём целя в возможную опасность.
        - Так что это было, кто-нибудь знает? - переведя дух, повторил вопрос Старый.
        Напарники молча покачали головами. Перспектива просидеть в темноте всю ночь, ожидая возвращения сводящего с ума ужаса, не располагала к желанию беседовать.
        - Тогда давайте пить чай, - просто сказал сталкер, не обращая внимания на изумлённых его предложением молодых охотников.
        Кусок выдранных перил заставил чайник достаточно согреться, подарок Яги вкусно запах в кружках, и настроение изменилось. Бутерброды тоже оказались кстати.
        - Что, Мстиш, прилаживаешься плеснуть кипятком, ежели кто появится в дверях? - поинтересовался Старый, глядя, как парень взвешивает в ладони парящую кружку.
        - Только меня не задень, ладно? - отозвалась Заря, чем окончательно смутила напарника.
        - Ладно, тебе яством достанется, - буркнул он, делая вид, что прицеливается бутербродом.
        Старый кивнул: приходят в себя. Так побежали минуты, перерастающие в часы. Лишь раз внизу что-то скрипнуло, и все трое моментально оказались на ногах. Ничего не найдя, вернулись на места. Но разговор уже не клеился, решили посидеть в тишине.
        Трое думали каждый о своём, мужчины пытались нащупать интуицией хоть какие-то следы загнавшего их в ловушку существа, девица поглаживала клинок меча, и тот отзывался, подбадривая обретённую хозяйку. Напряжение напрочь убило сон и ментальные возможности.
        - В Зоне сейчас тоже, наверное, ночь, - сказал вдруг Старый. Увидев на лицах спутников интерес, он улыбнулся.
        - Я так думаю. По крайней мере, когда я сюда попал, у нас тоже был день, - сталкер говорил первое, что приходило в голову, лишь бы вывести молодых из тягостного оцепенения. - Так что наши, наверное, на базе, у костра сидят.
        - Расскажи ещё, - попросила Заря.
        - База у нас хорошая, ни один мутант не сунется. Ходят вокруг, рычат, а на стены не лезут. Сталкеры пошинкуют ещё на подходах, это у нас отработано чётко. А ежели кто не успел добраться до темноты, так по всей Зоне схронов много, там переждут.
        - А ты часто в схроне ночевал? - спросила девица.
        - Бывало. Чаще это подпол в каком-нибудь уцелевшем доме. Сначала надо тщательно убедиться, что у схрона нет хозяина. Или приходится спешно выкуривать какую-нибудь тварюшку да забивать её, потом забираешься внутрь и тщательно баррикадируешься. Хотя, можно и чердак приглядеть, тоже не плохо. Только там холодно.
        - А костёр? - поинтересовался Мстиша.
        - Костёр нигде не зажжёшь. В подвале от дыма задохнёшься, а на чердаке огонь всю ночь будет приманивать любопытные нечеловеческие глаза. Но всё сложнее, если ночью должен быть Выплеск. Тут нужно что-то надёжное, а то накроет, не обрадуешься.
        - И что будет, если накроет? - спросил парень, заметно расслабляясь.
        - Равком станешь, вот что! - ответила за сталкера Заря. - Будешь безмозглым чудовищем бродить по Зоне.
        - А ты-то откуда знаешь? - запальчиво поинтересовался Мстиша. - Тоже мне опытный бродяга!
        Ответный выпад прервала взошедшая Луна, осветившая чащобу сквозь сплетённые ветви. Белые лучики проникли сквозь рассохшуюся древесину, озарив внутренности второго этажа.
        - Дырявая лохань! - выругался Старый. Он поднялся и подошёл к стене, через которую лучики светили особенно ярко. - Да, тут и окно не нужно. Всё как на ладони.
        Освещённый Луной чёрный лес преобразился, даже стал красивым. Корявые деревья заблестели влагой, будто покрылись сверкающими самоцветами. Мох тоже ярко блестел, качающиеся над ним растения заставляли всё это великолепие мигать и переливаться. Тёмная масса, вывалившаяся из-за угла, на этом фоне была заметна слишком хорошо.
        Сталкер увидел, как что-то бурое движется по мхам вокруг дома, клубясь, словно грозовая туча. Почуяв человеческий взгляд, "туча" замерла и повернулась, посреди тьмы загорелись три красных глаза.
        Старый отшатнулся, бесшумно садясь на пол. На удивлённые взгляды он медленно покачал головой и прижал к губам указательный палец, призывая к тишине. Затем показал пальцами на свои глаза и изобразил "козу".
        - Говорит, что увидел чудовище, - прошелестел на ухо девице Мстиша. - Кто-то ходит вокруг.
        Его голос дрогнул - парень догадался, кто это мог быть. Заря, судя по встревоженному виду, тоже. Сталкер медленно поднялся и приник к ближайшей щели, но "тучи" на месте уже не было.
        - Что там… - начал было Мстиша, но замолк, остановленный жестом напарника. Охотник двигался вдоль стены, пытаясь рассмотреть, куда делся неизвестный монстр, но тот как в воду канул.
        - Где же ты, уродец? - прошептал Старый, топчась на месте. В этот момент прямо перед щелью загорелся красный глаз.
        От неожиданности сталкер потерял равновесие и схватился за прикреплённую к стене балку крыши. Та заскрипела, прогибаясь, и свет в этом месте тут же померк, перекрытый массивной тушей. Снаружи что-то ворочалось, безмолвно заглядывая в убежище охотников. Жуткий рык потряс стены, пробрав ознобом троих напарников. С грохотом развалив деревянную преграду, внутрь просочилось клубящееся нечто и ринулось на не успевшего отскочить парня.
        Увлекаемый страшной силой, Мстиша закричал, исчезая в дверном проёме. Внизу что-то грохнуло, дом содрогнулся, и наступила тишина. Бледная Заря вытирала со щеки кровь, сидя на полу возле того места, где только что стоял молодой охотник.
        Успевший вооружиться сталкер помог девушке подняться, осмотрел щёку и нахмурился - кровь была не её. Кивнув в сторону выхода, он направился к лестнице, девица последовала за ним, держа в руке меч.
        Луч фонаря пробежался по стенам и полу, остановился на лежащем внизу теле и прикипел к нему. Спускаясь, Старый светил в поисках неизвестной твари, но постоянно возвращался к фигуре на полу. Мстиша не шевелился.
        Последняя ступенька лестницы скрипнула под ногой сталкера, и этот звук будто пробудил лежащего напарника, он зашевелился, пытаясь упереться руками. Сев, Мстиша опёрся на колени, его спина, освещённая ярким лучом, вздрагивала, парень начал мерно раскачиваться.
        Вставшая рядом со Старым Заря вопросительно посмотрела на старшего охотника и шагнула к безмолвно качающемуся другу. Сталкер вдруг схватил её за руку, изрядно напугав и без того напряжённую воительницу. Он удержал Зарю и покачал головой, запрещая приближаться к странно ведущему себя напарнику. Не сводя с фигуры острого жала болта, Старый двинулся вперёд.
        Послышался какой-то полустон-полунапев, он тянулся на одной ноте, становясь всё громче. Остановившийся сталкер начал патиться, и в этот момент Мстиша оказался на ногах. На охотников глянуло искажённое злобой лицо, не похожее на парня, пугающее своей уродливостью. Раззявленный в усмешке рот истекал слюной, казавшиеся огромными зубы выпирали наружу.
        - Что… с ним? - мёртвым голосом выдавила девица. - Что с Мстишей такое?
        - Это уже не Мстиша, - выдал Старый слышанную где-то фразу и прицелился прямо в выпирающий лоб.
        Тварь, в которую превратился парень, захохотала, так же шустро развернулась и вырвала из гнёзд дверной затвор. Миг, и она исчезла за распахнутой дверью. Створка бухнула в стену и медленно затворилась.
        - И зачем я согласилась стать охотницей, - бесцветно выговорила девица, опуская уставшую руку. Меч ткнулся в половицу, не причинив ей никакого вреда.
        - Что, викингам кишки легче выпускать? Соберись, а? Нам ещё ловить это и изгонять из нашего красавца.
        - Так ты знаешь, что это за тварь?! Мы сможем её… сможем спасти его?
        - Понятия не имею, - признался Старый. - Но у нас нет другого выбора. Пошли искать сорванца.
        Старый уже был за дверью, когда Заря заставила себя пошевелиться. Ноги не слушались, и воительница разозлилась на себя. Меч крутнулся пару раз, рассекая воздух, девица выскользнула наружу.
        Сталкер стоял невдалеке, что-то рассматривая в волшебно сияющей чаще. Он, не оборачиваясь, махнул рукой, подзывая напарницу, и указал пальцем на прореху в мелком кустарнике.
        - Вон туда убежал. Придётся полазать по ночному лесу, ты как? Или разделимся, здесь посидишь?
        - Издеваешься? Я не трусиха, просто не готова оказалась к такому… Идём, теперь всё в порядке!
        Хмыкнув, Старый пошагал по пружинящему мху. Его "Лесник" позволял ходить в воде, не промокая, но сапоги девушки хоть и были сделаны из толстой кожи, уступали сталкерской снаряге, разработанной для куда более агрессивной среды, чем самый дремучий лес.
        Ещё не научившись двигаться скрытно, девица морщилась от звуков чавкающей под подошвами воды. За это время Старый совершенно бесшумно преодолел в два раза большее расстояние, и девица поднажала, чтобы не отстать. Ей послышалось, будто кто-то двигается невдалеке, и она понадеялась, что это эхо её собственных шагов. Догнав охотника, она пошла за ним, вертя головой по сторонам.
        - Нужна приманка, - остановившись, сталкер обернулся к Заре. - Прости, но ей будешь ты. Значит, так… видишь корягу? Садись и смотри в оба, к тебе он не сможет подобраться незамеченным.
        - А ты? - спросила ошарашенная девушка.
        - А я буду на него охотиться. Не переживай, в следующий раз я буду приманкой.
        С этими словами Старый исчез за деревьями. Выдохнув, девица прочавкала к торчащему из болота стволу поваленного дерева и плюхнулась на него. Сразу же показалось, что сзади кто-то шуршит, и Заря в панике обернулась. Никого. Выругавшись про себя так, что витязи отца бы заслушались, воительница сжала черён меча и замерла.
        Сталкер постоял, наблюдая за превратившейся в статую напарницей, и прислушался к своим ощущениям. Где-то за гранью восприятия мелькало нечто неуловимое, склизкое и очень быстрое. Определив направление, Старый скользнул прочь, избегая освещённых Луной мест.
        Ночь близилась к исходу, но становилось только темнее. Скоро бледные лучики исчезнут, и чёрный лес погрузится в утренние сумерки, перемешивающие туманную пелену, наползающую из низин. Существо, проникшее в человеческое тело, брело по болоту, ведомое голодом. Всё живое пряталось, ощущая присутствие злой воли, только грибы всё так же молчаливо вырастали из мха, то ли не обращая внимания на тёмную тварь, то ли игнорируя её.
        Впереди затеплился огонёк жизни, и существо ускорило шаг, торопясь впиться в горячую плоть и насытиться ею. Молодая женщина сидела на мшистом стволе дерева, не подозревая о нависшей опасности, когда тварь беззвучно возникла за её спиной на краю болотной низины. С ощерившихся клыков стекала слюна, исчезающая в покрытых водой мхах, горящие глаза жадно ловили биение пульса на молочной шее.
        Желанную добычу скрыл тёмный силуэт, шагнувший из туманной дымки. Существо замерло, оно снова ощутило волну агрессии, исходящую от стоящего перед ней человека.
        Старый засёк Мстишу, а вернее, залезшую в него тварь, задолго до появления его в пределах видимости. Когда напарник шагнул на поляну, сталкер поднялся и вышел из убежища, медленно ступая по еле прогибающемуся под его весом мху. Заря так и не услышала обоих, погружённая в свои мысли.
        Сделав полукруг, Старый встал прямо за спиной девицы и стащил с головы капюшон маскировки, покрытый капельками влаги. Существо ждало, оно опасалось, и сталкер чувствовал это. Но голод превозмог страх, тварь с места прыгнула вперёд.
        Заря подскочила в испуге, когда сзади внезапно раздался плеск воды. Злобный рык перешёл в вой боли, существо напоролось на жестокий удар, отбросивший его далеко в сторону. Девица встала было рядом со Старым, но тот, не поворачивая скрытого в тени лица, взмахом руки приказал вернуться обратно.
        Тварь заскакала боком по болоту, но монолитная фигура незримо сдвигалась, оставаясь между ней и добычей. Зарычав, монстр вновь прыгнул вперёд и не уберёгся от полетевшего навстречу кистеня. Вышибившее из груди воздух тяжёлое железо вернулось к хозяину, еле задев водную поверхность. Шипение наполнило низину, и тварь вновь взвилась вверх.
        На этот раз метнувшийся кистень обмотался цепью вокруг лодыжки, сбивая существо в полёте, рухнувшее тело подняло тучу брызг. Стальной захват впился в шею позади и погрузил голову в холодную воду, вмял в скрытый под ней мох.
        Заря, наблюдавшая за боем, вскочила и бросилась к склонившемуся над напарником сталкеру.
        - Ты убьёшь его! - закричала девица, протягивая руку, чтобы не дать Старому утопить яростно извивающегося Мстишу.
        - Прочь, - выплюнул охотник в лицо ошарашенной воительнице.
        Та отшатнулась и села прямо в воду, прижимая к себе меч, грязная рука прошлась по лицу, размазывая по нему тину. Сталкер смотрел на неё и всё давил булькающее тело, погружал его в пенящуюся от барахтанья воду. Движения парня становились всё слабее, он вяло скрёб руками по колену старшего, не отпускавшего его ни на миг.
        Тварь чувствовала, как угасает жизнь в её новом теле. Последним усилием она вырвалась из почти захлебнувшегося хозяина, над напарниками воспарила тёмная тень. Отчаянно вскрикнув, Заря подскочила и наотмашь ударила призрачное существо мечом. Клинок рассёк чёрный туман, бесплотная глотка в последний раз завизжала. По воде метнулась прочь волна, вызванная жутким криком, ветви чёрных деревьев качнулись, сбивая скопившуюся на них влагу.
        Старый вырвал обвисшее тело Мстиши из воды и врезал кулаком ему в солнечное сплетение, парень харкнул болотной жижей, его скрутило в спазмах. Кашляя, он извергал из горла грязную воду и не мог вздохнуть. Оказавшаяся рядом девушка гладила судорожно дёргающегося друга по волосам и что-то ласково шептала ему.
        Старый устало выпрямился и стоял над молодыми охотниками, тоскливо думая, как ему сейчас хочется оказаться дома, в тёплом схроне подле весело трещавшего костерка. И чтоб вокруг ночная Зона, такая странная, но такая понятная.
        - Пойду, чаю сделаю, - вымолвил сталкер и отправился в избу.
        Глава 11
        Полуденный зной калил землю, на ярком васильковом небе не было видно ни облачка. Охотники шли, наслаждаясь бескрайними полями соломенного цвета. Никаких деревьев, мха, запахов сырости и гниения, лишь шелест тяжёлых, налитых зерном колосьев, с которыми играл лёгкий ветерок, пение жаворонка в вышине и твёрдая земля под ногами.
        Шагали налегке, упрятав маскировку в рюкзак и заплечные мешки. Старый грыз соломинку, точно такую же они с Мстишей пару минут назад воткнули в брюшко кровососа-слепня, и тот унёсся прочь, неистово гудя. Заря, обозвавшая их дитятями, сплела венок из васильков, и казалось, что частичка неба сошла вниз и улеглась на тёмно-русой голове гордо шагающей девицы.
        Сталкер, постоянно бывший начеку, и тот чуточку расслабился, подставляя солнышку светлую кожу спины. Хотелось полностью сбросить "Лесник" и нырнуть в ласковые волны озера, что сверкало чуть в стороне от их пути.
        Мстиша косился на хорошенькую спутницу, постеснявшись снять рубаху, и вполглаза бдел - налёты ворон-соглядатаек участились, приходилось прятаться от их глаз, издалека засекая приближение врага.
        Накатанная дорога петляла среди засеянных полей, колоски будто кивали, здороваясь с идущими мимо людьми. Справа оставались аккуратные домишки небольшой деревни, лежащей между озером и полями. Старый вдруг выплюнул соломинку и остановился, вертя головой. Парень прислушался к ощущениям, но не нашёл привычной мрачной искорки полужизни пущенных за ними вдогон птиц. Он вопросительно поглядел на сталкера, повернувшегося к полю слева от них. Скоро оттуда раздались крики и громкий плач.
        Старый вздохнул и махнул рукой, призывая следовать за ним. Через пару десятков шагов охотники наткнулись на гурьбу ребятишек, вынырнувших из ржи, дети уставились на пришельцев, а потом развернулись и с криками помчались туда, откуда слышался плач. Навстречу им уже спешили взрослые.
        - Спокойно, работают охотники на чудовищ! - выдал Старый, поднимая в знак мирных намерений ладони.
        Ощетинившиеся цепами и серпами люди замерли и вдруг попадали на колени.
        - Помоги, батюшка! Не оставь без заступы! - заголосили бабы. Мужики молчали, разглядывая что-то на земле.
        - Начинается, - вполголоса пробурчал сталкер. - Ну, что стряслось-то, люди добрые?
        - Прежде скажи, не ты ли тот самый Старый, что путешествует по земле в компанстве с молодым помощником и девой-воительницей и защищает простой люд от лютых ворогов? - осведомился пожилой крестьянин, приложив руку козырьком и глядя слезящимися голубыми глазами.
        - Однако, шустро молва летит. Только-только ты к нам присоединилась, а уже на тебе - часть отряда. Снова Волос постарался, - хмыкнул сталкер и повысил голос. - Я, добрый люди, как есть тот самый Старый. Видят Боги, ей-ей не вру! Зуб даю.
        - Чей зуб? - не понял старик.
        - Ладно, говори уже, что тут произошло?
        - Беда по твоей части, охотник, - вежливо и торжественно ответил крестьянин. - Полуденница, будь она проклята, дитё умыкнула.
        При этих словах молодуха, стоящая на коленях и опирающаяся на придерживающую её женщину, зарыдала, уткнувшись в ладони. Старый повернулся к напарникам.
        - Что за полуденница? - вполголоса поинтересовался он.
        Мстиша вскинулся ответить, но его остановил ровный голос девицы.
        - Опасная тварь, особенно когда не одна. Является в жаркий полдень, выныривает из колосьев и ну виться с песнями. Заманивает ребёнка, оставленного играть, пока мать с отцом на жнивье трудятся.
        - Понятно. Не для развлечения, вестимо?
        - Ты прав. Для пропитания.
        - Бывает, целый выводок является. хороводы водят, поют, зовут крестьян к себе. Из их круга никто ещё не вернулся. Но чаще по одной промышляют, - добавил Мстиша.
        - Наши клиенты, в общем, - отозвался сталкер и повернулся к крестьянам. - Где вы её видели?
        - Саму не разглядели, - ответил старик. - Краса вдруг встала, серп бросила и бежать, мы тут и смекнули, что дело не чисто. За ней кинулись, насилу догнали. Глядим, а среди поля будто ветер бежит и рубашонка полощется знакомая. Мелькнула и пропала, как сквозь землю провалилась. Искали, не нашли следов.
        Краса вновь заплакала, остальные понуро молчали. Сталкер вдруг понял, что они до сих пор стоят на коленях.
        - Встаньте, незачем перед нами так-то, - проворчал он.
        Старик глянул из-под бровей, поднялся, за ним потянулись и остальные.
        - :Найдём воровку, не сомневайтесь, - посулил Старый, напарники дружно кивнули.
        Выгнав с поля хозяев, охотники принялись осматривать место, где пропала девчонка. Колосья разошлись, словно просека, но ни следочка видно не было.
        - Как хоть эта зараза выглядит? - поинтересовался сталкер, водя по ровному ряду разделённых стеблей детектором. Машинка то и дело срабатывала, отклоняя стрелку на мониторе.
        - Худющая девка в светлом сарафане, длинные белые волосы, - отозвалась Заря.
        Ничего больше не найдя, охотники двинули в деревню, там их встретили высыпавшие на околицу жители. Любопытные детишки блестели глазёнками из-под мамкиных подолов, висели на заборах, выглядывали из-за каждого угла. Старый скинул рюкзак, натянул на плечи ткань комбеза, скрыв от совершенно нескромных взглядов молодых женщин обнажённый торс. Он с поклоном перенял из рук старушки кувшин с водой и с удовольствием напился.
        - Мы тут у вас пару деньков погостим, - объявил он, передавая кувшин напарнице.
        Девица пила маленькими глотками, следя за шаловливыми ручонками пострелёнка, тянувшегося к покоящемуся на её мешке мечу. В какой-то миг Заря оторвалась от холодной водицы и гаркнула такой боевой клич, что смело прочь не только детей, но и молодых, кто оказался похлипче.
        Показав крепкие белые зубы, девица отдала кувшин Мстише. Повзрослевший за время путешествия парень пригладил пшеничные усы, провёл ладонью по курчавой бороде и с удовольствием приник к горлу кувшина. Вылил остатки на ладонь, умылся и с поклоном вернул посудинку хозяйке.
        - В общем, так. За нами не ходить, под ногами не мешаться, - веско проговорил Старый. - Работайте дальше, всех детей в избу, чтобы никого из них на поле не пускать!
        Крестьяне внимали со страхом и кивали все разом. Суровые воины внушали им трепет, особенно сам Старый, о нём в народе уже ходили легенды.
        - Передохнули бы с дороги, - робко подала голос зрелая женщина. - Жара-то стоит какая, умаялись, поди.
        Две пары глаз воззрились на старшего, тот кивнул. Сталкер пока не представлял, с чего начать поиски. К тому же, голод давал о себе знать, в такую погоду хранить обжаренное мясо не рисковали, а питаться подножным кормом было тяжеловато. До ноздрей уже донёсся запах горячего хлеба, и желудок всей душой потянулся к его источнику.
        В избе было на удивление прохладно, будто где-то работал кондиционер. Сложенное из толстых брёвен строение не нагревалось в такую жару и наверняка отлично держало тепло в холода. Охотники с облегчением опустились на лавку, вытягивая уставшие ноги.
        На столе моментально появилось всё то, к чему привык даже Старый, не часто бывавший летом в благословенной российской деревне. Вздохнув о варёной картошке, сталкер впился зубами в хрустящую горбушку ржаного хлебушка.
        Приглашённые за стол напарники молча насыщались, стараясь не торопиться. Хозяева избы деликатно отщипывали кусочки еды, чтобы гости не чувствовали себя неуютно, и не торопились с расспросами.
        - Благодарим, люди добрые, за хлеб-соль, - сказал наконец сталкер. Он вытер перешедшую в окладистую бороду поросль и откинулся на лавке, чувствуя, как внутри просыпается сонная одурь. - Расскажите побольше об этой полуденнице.
        Хозяин дома скупо обрисовал ситуацию. Выходило, что тощая девка не в первый раз наведывается в эти края. На его памяти уже не первый ребёнок пропал из-за являющейся из ниоткуда страшной гостьи, вот на прошлой неделе девчонка соседская потерялась, уже оплакали. Тяжело было в страду углядеть за непоседливыми детьми, носящимися без присмотра целый день, а если не успеешь до дождей срезать колосья, собрать и укрыть зерно, всё равно что сам себе живот вскроешь - не выжить нипочём, голод убьёт.
        Сталкер никогда не задумывался, откуда берётся хлеб. Привык, что можно было пойти в магазин и купить, сколько хочешь, хоть белого, хоть серого, хоть чёрного. Как множество людей в современном мире не догадывается о труде тех, благодаря кому на полках полно еды, только плати.
        Даже в Зоне, где зарабатывать приходится иногда ценой жизни, своей или своих друзей, хлеб будто сам собой возникал в лавке торговца, откуда в обмен на хабар перекочёвывал в сталкерские рюкзаки. Старый почувствовал себя бездельником в сравнении с теми, кто сидел сейчас перед ним.
        - Ладно, обед закончен. Пора готовиться к охоте, - сказал он.
        - Не торопись, она вряд ли сегодня явится, - отозвался Мстиша, но старший глянул на него сурово.
        - Не важно, явится или нет. Нам нужно найти ребёнка, пока эта тварь не сделала с ним что-то плохое.
        - Ты прав, - пристыжено глянул парень. - С чего начнём?
        - Будем искать её логово, - подала голос девица. - Если оно в нашем мире, мы его найдём.
        - Есть тут у вас какая пещера или заброшенный дом? - поинтересовался у хозяев Старый. Те переглянулись.
        - Есть. За озером живёт ведьма. Там, где начинается лес.
        - Опять лес, - вздохнул сталкер. - Тогда нам туда. Поднимайтесь, "отмычки", идём знакомиться с бабкой!
        - Ведьма молода, - отозвался крестьянин. - Будьте осторожны.
        Заметно посвежело, когда охотники наконец достигли кромки зелёного леса. Солнце красным шаром висело над горизонтом, обещая назавтра новый жаркий день, в остывающем воздухе вились столбом насекомые, высоко в небе на них охотились ласточки.
        Добротный дом стоял у подножия раскидистой берёзы, чьи ветви свисали прямо на крышу. Утоптанная земля перед входом указывала на то, что обитающая здесь ведьма постоянно покидает жилище. Вот и сейчас на громкие голоса никто не выглянул из дверей.
        - Что ж, подождём тут, - решил Старый, усаживаясь на ступеньку крыльца. Рядом примостились Заря с Мстишей.
        - Ну, какие соображения по поводу местной колдуньи? - поинтересовался сталкер.
        - Ведьмы, - поправила девица. - Колдуньи пользуются чарами, а ведьма живёт самой природой. Травы знает, слышит зверей, видит многое вокруг себя.
        - Никак не привыкну, - хмыкнул Старый. - А ведь и у нас такие до сих пор остались. Большинство из них - это мошенницы, но есть и настоящие. Ладно, что насчёт ведьмы?
        - Не стоит говорить о ней рядом с её жилищем, охотник, - покачал головой Мстиша. - Тут столько ушей, что всё сказанное она обязательно узнает.
        - Ну, тогда сидим и ждём, - согласился сталкер. Он вытянул ноги и прикрыл глаза.
        Сумерки наполнились привычными звуками, ночные птицы, просыпаясь, пробовали подавать голоса, перебивая стрекочущих кузнечиков. Земля, уставшая от зноя, дышала легко и свободно.
        Постепенно стемнело, а хозяйки избушки всё не было видно. Охотники по очереди разминали ноги, обходя домик по периметру, заглядывая в окна и пытаясь докричаться до ведьмы, если она всё же пряталась внутри. Наконец костерок затрещал подле крыльца, и озёрная вода забулькала в старом чайнике.
        - Это что возле моего дома на отдых прилегло? - раздался из темноты недовольный женский голос, когда сталкер уже был готов щедро сыпануть по кружкам ядрёного чайного сбора.
        - Кто здесь? - поинтересовался он, борясь с тугой крышкой железной банки, которую Старый таскал с собой в рюкзаке. Герметичная тара отлично сохраняла аромат драгоценных трав.
        - Я здесь, - передразнил голос. - Что припёрлись, спрашиваю?
        - А мы это… ведьму ждём, - рассеянно ответил Мстиша, грея руки об парящую горячей водой кружку. - Не подскажешь, когда она дома бывает?
        - Межеумки какие-то, - озадаченно произнесла невидимая женщина, разговаривая с кем-то ещё. - Баюн, поди, разберись.
        Раздавшийся за этим рык зверя заставил руку сталкера дрогнуть, щедро сыпанув заварки. Запахло мятой и чабрецом. В круг костра из темноты шагнул кот. Задранный чёрный хвост с белой кисточкой подёргивался, котишка охотился.
        - Миленький какой! - восхитилась Заря. Котик зевнул и зарычал так, что щёчки задрожали. - Ого, силён!
        Животное замолкло и уселось на землю, обвив хвостом лапки. Зелёные глаза мерцали, отражая пламя костерка, разглядывали сидящих и пристально следили за каждым движением.
        - Что притихли? Баюн шутить не станет, вмиг схомячит! - поделилась женщина. Котейка выгнулся, демонстрируя когти, и принялся драть земляную подстилку. - К нему особый подход нужен. Справитесь ли? Не знаю…
        - Был у меня случай, - Старый накрыл кружки полотенцем и уселся поудобнее. Кажется, он вспомнил, что в сказках помогало перетянуть этого пушистиго мерзавца на свою сторону. - Собирали мы артефакты в районе Гавани. Это у нас такое место, обмелевший залив. Вокруг судёнышки прямо на земле стоят, вода-то ушла, а они остались. Ну и аномалии завелись кое-где. В общем, собираем артефакты, находим их детекторами, а тут вдруг по спине будто ветер пробежал. Оборачиваюсь - здоровенная брысь сидит. Это такой мутант, на рысь похож, даже кисточки на ушах. И совсем рядом ведь сидит. В общем, мы за оружие схватились, а эта кошка лениво так смотрит, жмурится. Ну никакой мочи нет стрелять в эдакую милоту! Тут она лапищу протягивает, вот где когти-то, прости, Баюн! У меня палец меньше, чем у неё коготь! И под лапой изумрудно так полыхает. Артефакт хороший прямо из аномалии выкатила и нам под ноги. А сама глянула, мол, никчёмные из вас сталкеры, повернулась и исчезла, только хвостик мелькнул. Ну, мы тоже слились по-быстрому, пропала охота шастать. Зато потом хорошие деньги выручили и повеселили торговца рассказом.
        Котик, слушавший Старого, поднялся и скрылся в темноте.
        - Ладно, с меньшим братцем управились. А как Горыныча моего задобрите? - раздался вновь голос ведьмы.
        Шарахнуло огнём, жаркая струя описала полукруг, горячий воздух ударил в лица охотникам. Заря, прикрывшись ладонью, наблюдала, как напарники разом подтянули к себе оружие, и покачала головой, предупреждая, мол, не суетитесь. Старый недоверчиво посмотрел на девицу и положил самострел на место.
        Миг, и возле костра объявилась ящерка, блестя антрацитовой кожей. Наклонив голову, уставилась в огонь, зрачки расширились, закрыв жёлтую радужку. Внезапно с громким треском стрельнул сучковатый сухостой, ящерка вскинулась и пустила вверх огненную струйку.
        Заря показно спокойно развязала свой мешок и достала половинку хлеба. Отломила добрый кус, на ладони протянула Горынычу. Тот поначалу отшатнулся под тихий смех невидимой ведьмы, но потом прянул вперёд, втягивая ноздрями воздух. Смех смолк, когда ящерка ухватила угощение и принялась лакомиться. Забавно моргая, Горыныч уписывал мягкий ломоть, пока не осталось ни крошки.
        - А я думала, ты мясо любишь! - произнёс изумлённый голос. - Ладно, мой черёд настал.
        Из темноты в освещённый огнём круг вышла высокая фигура, закутанная в плащ. Капюшон скрывал лицо, изящная рука держала в усыпанных перстнями пальцах резной посох с навершием в виде совы.
        - Бойтесь, путники, ибо перед вами ведьма Наина! - загробным голосом поведала пришелица.
        В этот момент из темноты выпрыгнул непоседа-котик. Он схватился за плащ и полез на плечо хозяйки, стаскивая с головы капюшон. На охотников глянуло сконфуженное красивое лицо. Нервно поправив выбившуюся прядь рыжих волос, Наина помогла Баюну оседлать плечо и дала ему подзатыльник. У её ног яшерка пыхнула огнём, будто усмехнулась.
        - Ладно, эффектная сцена пропала втуне, - призналась ведьма. - Но из этого не явствует, что мы теперь близкие знакомцы, смекаете? И не вздумайте свои имена называть, я их всё равно не запомню!
        Старый вскинул глаза и столкнулся с изумрудной бездной, куда уж дарёному брысью артефакту. Взгляд ведьмы смягчился, видя неприкрытое восхищение, отчего рядом громко засопела почему-то разозлившаяся Заря.
        - Садись, благородная Наина, - торопливо сказал Мстиша, укладывая свой вещмешок на ступеньку крыльца.
        Ведьма благосклонно кивнула и с прямой спиной проследовала на приготовленное для неё место. Когда она села, котик спрыгнул с плеча и улёгся на доску, где замурчал раскатисто и басовито.
        - Вот, чем богаты…, - произнёс смущённый сталкер, передавая свою кружку хозяйке избушки. Сердитая девица под его взглядом нехотя отломила от хлеба кусок и протянула Наине.
        - Так бы и сказали, что от Яги пришли, - пробурчала ведьма, нюхнув настоявшегося взвара. - Чего зря время теряли, неслухи?
        - Мы не то чтобы от Яги, - начал было сталкер, но его перебил громкий хлебок. Рыжая сёрпнула так, что даже котик открыл глаз.
        Выдохнув, Наина кусанула хлеб и принялась жевать, запивая ягининым чайком. Блаженно жмуря изумрудные глаза, молодая женщина наслаждалась самой обычной пищей.
        - Ну, что замолчали-то? - невнятно произнесла она. - Зачем, стало быть, припёрлись?
        - В деревушке за озером дети пропадают. Сегодня в полдень ещё одного умыкнула нечисть…
        - Полуденница, - презрительно скривилась ведьма, роняя крошки на пёструю юбку. - Этой дай волю - всех уволочёт.
        - Да, полуденница, - подтвердил Старый. - Скажи, будь ласкова, как нам эту тварь изловить?
        - Зачем? - поинтересовалась Наина, разглядывая кусок хлеба в своей руке.
        - Как зачем? Она же детей ворует! И пожирает!
        - Так пусть зовут охотников, они справятся! Слышали о таких? Охотники на чудовищ.
        - А мы тогда кто? - осторожно поинтересовался Мстиша. Рядом девица сверлила ведьму недобрым взглядом.
        - Не знаю, кто вы, только вам она не по зубам, - и ведьма залилась смехом, но подавилась и закашлялась, распространяя вокруг хлебные крошки.
        Откашлявшись, Наина вытерла мокрые глаза и губы рукавом.
        - Ладно, охотнички, не хмурьтесь. Что как не родные? Только вот пустое вы задумали, я скажу. Ну, убьёте эту, так другая припрётся, а за ней следующая. Равновесие, понимаете ли - не может быть пустого места в природе. Вот вы мечетесь, чудовищ умерщвляете, а зачем они вообще, вы подумали? Природа просто так ничего не делает и не допускает делать. Если где упырёк завёлся или волколаки мамкину титьку сосут - так это сделано с великим умыслом. Хотя, сию братию иногда нужно прореживать, тут я согласна. А то заполонят наш мир, и людям места не останется. Но с полуденницей плюньте. Это меньшее зло.
        - А кто - большее? - поинтересовался Старый, незаметно показавший кулак готовой раскрыть рот Заре.
        - Морана - самое большое зло, - помрачнела Наина. - Эта готова всех сожрать.
        - Многие верят, что, уничтожая чудовищ, мы лишаем её сил и не позволяем ввергнуть человеческий мир во мрак, - заметил сталкер.
        Ведьма помолчала, глядя в пляшущие языки пламени, потом щёлкнула пальцами и махнула рукой. Из темноты выскочила сухая лесина, прыгнула с разбега в костёр. На этот раз никто не удивился.
        - Ладно, уболтали, - сказала ведьма. - Растолкую вам, недотёпам, как поганку изловить. Плесни ещё.
        Пока сталкер заваривал новую порцию чая, Наина думала, оперевшись на посох. Наконец, она подняла голову.
        - Лучше всего эти заразы на малявок клюют. Но, как я гляжу, у вас с этим делом туго. Этот бы подошёл, - сказала ведьма, глядя на Мстишу. - Лет с десяток назад.
        Она вновь захохотала, не замечая взглядов охотников. Мокрый рукав снова прошёлся по лицу.
        - Так о чём я? А, да. В общем, вы не годитесь как приманка, так что, стало быть, будем изголяться, пробовать. Перво-наперво запомните: полуденницы являются только в жаркие дни, в самую серёдку, когда солнце над головами так печёт, ажно тошнит. Любят, подлюки, среди чужой еды поплясать, я бы после них колосья сжигала немилосердно, потому как брезгую. От ихних голых пяток нечистью так несёт, что никакой мочи нет, - ведьма сплюнула, чуть не попав в протягиваемую ей кружку. Обрадовавшись, рыжая торопливо заправила вновь выбившиеся пряди за уши и обеими руками взялась за парящий взвар. - Благодарствую. Так вот, следите за хлебами. Как волна по полю пошла, стало быть, тут и она. Ветра нет, а колосья трясёт. Идёт бледная, космы распустила, поёт-заливается. Зовёт, значит, манит к себе. Тут не плошай, зова не слушай, иначе пропадёшь. Ран она не боится, простым железом не возьмёшь, хоть ты употей! Тут надобно серебришко, тогда совладаете.
        Умолкнув, Наина принялась за новую краюху, запивая её горячим чаем. Охотники сидели, молча и обдумывая услышанное. Доев, ведьма облизала пальцы, чуть не стащив перстень с мизинца, поднялась и изобразила поклон, смачно рыгнув.
        - Так что спать пора. Вы тута, а я тама, - рыжая махнула рукой на избу. Баюн вскочил, завертелся перед дверью, пока Наина не распахнула её. Последним внутрь забежал Горыныч, прищемив хвост закрывшейся створкой.
        - Интересная особа, - поделился впечатлением Старый. - Заря, ты чего злишься-то?
        Девица зыркнула на него так, что прибила бы, обладай её взгляд хоть какой-нибудь плотностью. Сталкер недоумённо почесал затылок и перевёл глаза на хихикающего Мстишу.
        - Десять отжиманий, - показал он на свободное место.
        Напарник встал, медленно наклонился и пал на выставленные руки. Миг, и его тело споро начало упражнение.
        - Ещё десяточку, с хлопком, - приказал Старый. - А то веселится он тут. Заря, смотри, каков молодец! Справный гридень бы вышел, как думаешь?
        Девица развернулась, мотнув тяжёлой косой, в лицо сталкеру смотрели злющие голубые глаза. Не произнеся ни слова, воительница схватила мешок и демонстративно устроилась на ночлег подальше от Старого. Яростно сопя, она отвернулась и с головой накрылась маскировочной сеткой.
        Сталкер развёл руками, махнул отбой ждущему новых указаний напарнику. Тот отвернулся и позволил себе беззвучно засмеяться. Вскоре возле костра воцарилась тишина. Из темноты неслышно приковыляла новая лесина и аккуратно улеглась в огонь.
        Утром, пока напарники собирались, Старый постучался в дверь избушки, лопатками ощущая злой взгляд девицы. Не дождавшись ответа, он собрал остатки хлеба, отсыпал в кулёк заварки и оставил всё это на крыльце.
        Когда охотники скрылись из виду, дверь отворилась, и изящная рука подняла оставленный свёрток.
        - Удачи, Старый, - произнесла рыжая ведьма.
        Скорым маршем напарники добрались до деревни, где застали крестьян работающими в поле. Отпустив гостеприимных хозяев, троица расположилась в тени дома.
        - Сегодня она точно заявится, так что слушаю предложения, - начал сталкер. Ему почему-то было неловко смотреть на девушку, будто Старый совершил на её глазах что-то нехорошее.
        - Устроим засаду, - предложил Мстиша.
        - А серебришко где возьмём? Раз её сталь не возьмёт, даже и не знаю. Разве что Зарю с винтовкой посадить, - сталкер удивлялся себе. Он заискивал перед девчонкой и почему-то считал это важным.
        Заря не купилась. Она молча вынула кладенец и продемонстрировала его напарникам.
        - Думаешь, меч заменит серебро? - задумался парень. - А что, можно попробовать! Он всё-таки волшебный, не простой кусок железа!
        - Попробовать можно, - проворчал Старый. - Да только ошибка может дорого нам обойтись. Утащит ещё одного ребёнка, тогда как?
        - Не утащит, - сквозь зубы ответила девица и вновь замолчала.
        Близился жаркий полдень. Ни один человек не смог бы заподозрить, что на шелестящем под льющимися с неба солнечными лучами поле есть кто-то живой. По соседству вязали солому в снопы деревенские трудяги, а тут, в густой ржи, под маскировочными накидками парились три охотника.
        - Засечёт она нас, - сомневался выросший в практичном мире Старый. - Это ж нежить, чуйка у неё дьявольская. Не увидит, конечно, но унюхает не знаю каким уж чувством.
        - Авось не унюхает. Я мало знаю о полуденницах, но помню, что они словно призраки. Если не лезть на глаза, должно обойтись. Пусть поёт себе.
        - Смотрите на зов этой твари не поддайтесь, - холодно проговорила Заря, когда Мстиша замолчал. - А то знаю вас, мужчин. Только помани, как вы тут же бросаетесь, будто псы загульные.
        Старый открыл было рот и медленно прикрыл варежку, понимая, что тут ничто не поможет. Коли девка закусилась, молчи виновато и не выступай. Он начинал смутно подозревать о причине, но раз за разом отвергал догадку, казавшуюся ему вовсе уж неуместной.
        Детектор в руках указал аккурат полдень, и стрелка метнулась вправо, извещая о наличии аномальной активности. Сжав кулак, сталкер предупредил напарников - что-то происходит.
        - Припёрлась, кажись. Теперь внимательно, не пропустите.
        По колосьям пробежала волна, остриём направленная в ту сторону, откуда слышались детские голоса. Сталкер почувствовал, как пульсирует тяжесть в голове в такт покачиванию стрелки прибора. Убрав ставший ненужным детектор, он поморщился, пережидая укол в висок, и увидел гримасу Мстиши, прижавшего ладонь к голове. Парень с непривычки чуть не стонал сквозь сжатые зубы.
        - Дыши ровнее, не напрягайся. Твоя интуиция её чует, так что теперь расслабься и старайся засечь полуденницу глазами, - спокойный тихий голос помог, лицо молодого напарника разгладилось.
        Девица, очевидно, чувствовала себя отлично. Она вертела головой, что было заметно даже под капюшоном. В этот момент раздался негромкий смех и мелодичное пение, красивый женский голос выводил незнакомые слова, он то хрустально звенел, то страстно шептал что-то. Вопреки ожиданию, Старый легко преодолел зов нечисти, хоть и покрылся мурашками, радуясь, что под его маскировкой это безобразие не видит Заря.
        Босые ноги невесомо ступали по полю, и колосья гнулись в стороны, будто пытались избежать прикосновения злой обладательницы прекрасного голоска. Яркие искорки, мелькающие где-то возле деревенских домов, замерли и стали приближаться. Больше ожидать было нельзя, сталкер привычно замер и вогнал болт в бедро скользящей навстречу бегущим детям твари.
        Полуденница осеклась на полуслове. Удивлённо глянув на стройную ногу, она легко выдернула гранёную стрелу, на той даже капли крови не осталось. Рассевшаяся было кожа сомкнулась, истирая след раны, и нечисть вновь запела, продолжив свой путь.
        Мстиша кинулся на удаляющуюся фигурку, повалил её и прижал к земле. Нечеловеческая сила сжала запястье с ножом, узкие зрачки уставились на парня, губы скривились в усмешке, обнажая множество мелких, острых зубов. Лезвие приблизилось к груди побагровевшего от усилия охотника, нацелилось туда, где под одеждой билось его сердце.
        Удар, и клинок вырвался из пальцев Мстиши, отлетая далеко в сторону. Заря ногой сбросила опешившую нечисть, занесла меч. Полуденница разглядела оружие, вдруг тонко взвизгнула и стремительно откатилась дальше, вскакивая на ноги. Тощая фигура, обрамлённая длинными белыми волосами, секунду глядела на троих противников и бросилась прочь.
        - Заря, осторожнее! - проорал сталкер в спину удаляющейся воительнице. Он сграбастал напарника за ворот, поставил его на ноги и бросился вдогонку.
        Стремительная полуденница скрылась за избами, куда уже спешили крестьяне, дети бежали к родителям, громко вопя от страха. Старый увидел, как все они последовали за нечистью, и чертыхнулся. Вбежав в деревню, он направился к одной из изб, ориентируясь на громкие голоса.
        Внутри стоял гомон, слышались отдельные выкрики. Распихавший толпу Старый остановился, увидев стоящую с обнажённым кладенцом в руках Зарю. Перед ней две совершенно одинаковые женщины с криками рвали друг у друга из рук заходящегося плачем ребёнка.
        - Это что за дурдом? - негромко проговорил сталкер, но его услышали все.
        В воцарившейся тишине в избу ввалился Мстиша и замер с открытым ртом. "Близняшки" совершенно одинаково испуганно пялились на охотников, вокруг них образовалось кольцо из жителей деревни, пятившихся подальше от "нечистой силы".
        - И кто из них нормальный? - поинтересовался у напарника Старый, но тот только пожал плечами.
        Можно было вывести отсюда обеих, развести по разным избам и поглядеть, как поведёт себя детектор, но сталкер побоялся, что полуденница сбежит, да ещё и поранит кого-нибудь. Ему в голову пришла интересная идея.
        - Что ж, уважаемые, как вы видите, мам целых две, а ребёнок один, - начал Старый. - И кому прикажете дитё отдать?
        Деревенские молчали, изумлённые таким поворотом дела. Из-за их спин выглядывали ребятишки, со страхом и жгучим интересом разглядывавшие двух женщин, как две капли воды похожих друг на друга.
        - Ладно, сам решу. Заря, дай-ка мне меч.
        Глянувшая на старшего девица без колебаний протянула клинок. Сталкер пару раз махнул им, но там и не смог определить, кто же из двоих "копий" больше напуган видом грозного кладенца. Вздохнув, он взял не поделённого пацанёнка за плечо.
        - Сим постановляю, что обеим достанется по равной половине! - провозгласил Старый и от души замахнулся на хлопающего глазёнками мальчишку.
        Одна из женщин закатила глаза, падая в обморок, вторая же бросилась под меч, заслонив собой ребёнка.
        - Не надо! Не трогай его, я та, кого вы ищете! - прозвенел в полной тишине её голос.
        Обалдевший Старый нашёл в себе силы скептически хмыкнуть, тогда говорившая встала перед ним и опустила голову. Через мгновение на сталкера глянули нечеловеческие глаза с маленькими зрачками, длинные белые волосы окутали сгорбленные плечи.
        Старый опустил меч, и шагнувшая к нему Заря остановилась, не сводя с полуденницы странного взгляда. Мстиша прижался к дверному косяку, он одновременно удивлённо рассматривал нечисть и грамотно перекрывал вход, будто забыл, как совсем недавно она легко одержала верх и чуть было не заколола парня его же оружием.
        - И зачем ты себя выдала? - поинтересовался Старый, чувствуя себя не в своей тарелке от всего происходящего. - Сейчас бы уже могла чесать отсюда во все лопатки.
        Полуденница молчала, глядя перед собой отсутствующим взглядом. Крестьяне опасливо косились на грозную героиню страшной сказки, воочию представшую перед ними.
        - Ладно, как говорит одна знакомая ведьма. Где ребёнок, которого ты вчера похитила?
        - Я покажу, - коротко ответила нечисть. - Иди за мной, охотник.
        Трое напарников шагали вслед за медленно бредущей полуденницей, растерявшей свою лёгкую походку. Казалось, впереди идёт седая пожилая женщина, на плечи которой давят все её прожитые годы. Недалеко от поля кивавших вслед процессии колосьев среди раскидистых ив открылся холм, у его подножия темнел вход в пещеру. Сталкер не успел остановить нечисть, та шагнула внутрь. Зажженный фонарь высветил песчаные стены, и охотники вошли следом, державшиеся на расстоянии крестьяне столпились у входа.
        Вскоре охотники вышли наружу, ведя за собой троих детей, за ними на свет вышла и полуденница. Двоих тут же забрали плачущие женщины, только светленькая девчонка переминалась с ноги на ногу, доверчиво держа ладошку в руке воительницы и постоянно оглядываясь на ещё больше сгорбившуюся беловолосую фигуру.
        - Чей ребёнок-то, уважаемые? - поинтересовался Старый, оглядывая деревенских. Те молчали.
        - Мама, - позвала девочка, и Заря вздрогнула.
        Полуденница вдруг вскрикнула, как тогда, на поле, и шагнула вперёд, протягивая руки. Девчушка кинулась к ней, обняла, спряталась в подоле лёгкого платья. Воительница, выпустившая маленькую ладошку, отвернулась.
        - Вот почему ты мальчишку пожалела, - подвёл итог сталкер. - А как же эти двое? Схарчила бы и не поморщилась?
        - Мама не ест людей, - раздался тоненький детский голосок. - Они бы стали моими братиком и сестрой.
        - Ну и что нам теперь делать? - поинтересовался Старый, глядя то на растерянного Мстишу, то на спину девицы, упорно не желавшей повернуться.
        Крестьяне неслышно сбежали, оставив охотников разбираться с нечистью. Та постояла, гладя дочку по непослушным волосам, потом подтолкнула её прочь и встала между ребёнком и сталкером, уставившись на него своими странными глазищами.
        - Значит, ты воруешь детей, чтобы они стали твоими? А взрослых? Чтобы… - он кивнул на девчонку. - Чтобы своих рожать?
        Беловолосая тоже кивнула.
        - В общем, так, - очень устало проговорил Старый. - Если мы когда-нибудь пожалеем, что тебя пожалели, ты… пожалеешь.
        Выдав эту глупую тираду, он окончательно выдохся и только мотнул головой в сторону. Через секунду две полуденницы исчезли. Сталкер вытер лицо ладонями.
        - Наина была права, - губы еле слушались его. - Природа знает лучше.
        Он повернулся, чтобы уйти, и наткнулся на мокрые глаза Зари, полные нежности. Совершенно смутившись, сталкер пошагал прочь. За ним шли его напарники.
        Глава 12
        Над рощей кружила стая ворон. Лес кишел жизнью, если так можно было назвать слоняющихся туда-сюда созданий с пустыми глазами и одинаково дёргаными движениями.
        Повсюду стоял тяжёлый дух, жужжание насекомых могло бы свести с ума, если бы он был у тех, кто проходил мимо заляпанных гниющей массой или уже выбеленных добела костей. Ковыляющие лесные жители - животные или нелюдь - вовсе не замечали происходящего, их вела злая воля чужого в этом мире разума.
        Его обладатель жил в сооружённом специально для него жилище, местный Леший, попавший под сильнейший ментальный гнёт, расстарался. Теперь жилище, сложенное из неошкуренных брёвен и покрытое настилом, утеплённым мхом, стало прибежищем для деструктора. Он недвижно восседал на превращённом в подобие трона пне, стоящем посреди единственной комнаты.
        Никто не знает, откуда взялись подобные мутанты. Одни говорят, что это плоды экспериментов, проводимых ещё в той, старой Зоне, только там они назывались иначе. Другие утверждают, что деструкторами стала часть персонала подземных лабораторий, попавшая под губительное пси-излучение.
        Сталкеры опасались этих созданий, имеющих способность воздействовать на мозг практически всех живых обитателей Зоны. И не только живых - зомби легко становились послушными игрушками в "руках" псиоников, как называли деструкторов учёные с Флоры, более или менее безопасного места, где располагалась крупнейшая научная база новой аномальной территории.
        Профессор Пальчиков, которого бродяги уважительно прозвали Пальчиком, готов был отдать любые деньги за живого деструктора, но ещё никому не удавалось захватить мутанта живым. Кто-то из пытавшихся поплатился жизнью, другая часть предпочла застрелить мутанта, почуяв, как в голове возникает непреодолимый зов.
        Да и что бы сделали с таким уродцем сами научники? Скорее всего, тоже либо убили бы "редкий экземпляр аномальной фауны", либо сами бы стали аномальными экземплярами, бродящими по своей лаборатории до тех пор, пока деструктор не проголодается.
        Эти твари были плотоядными. Любое существо годилось им в пищу: мимик, жихарь, лаер, даже гниющая плоть зомби. Не брезговали и волчками - обладающими такими же псионическими способностями мутировавшими собаками - выбирая жертву помоложе, а значит, послабее. Только анчуток, владеющих телекинезом карликов, они боялись и избегали. Те селились колониями и забрасывали любого пришельца тучами предметов, что валялись у них под ногами, используя мусор наподобие снарядов.
        Физически деструкторы не представляли большой опасности, поэтому часть захваченных созданий превращали в свою охрану. Особые неприятности доставляли вооружённые зомби, осложняющие столкнувшимся с псиоником сталкерам задачу по его умерщвлению. Ковыляющие кадавры палили метко, шквальным огнём подавляя сопротивление. Пока перестреляешь охранников, деструктор подберётся слишком близко и шибанёт по мозгам. Такая вот мерзкая тварь.
        Попавший в другой мир мутант и в Зоне был очень силён, а теперь его могущество возросло, обеспечивая почти безграничные возможности. Противиться изменённому разуму не могли ни упыри, ни оборотни, ни духи природы вроде леших или водяных. Что уж говорить о животных, становящихся для пришельца когда глазами, когда руками, но чаще всего кормом.
        Скоро все живые создания, кто избежал печальной участи, покинули этот лес, и за ним закрепилась дурная слава. Всё чаще из чащобы выбирались посланные злой волей существа, нападавшие на всех, кого находили.
        Но умный мутант пока избегал трогать людей, зная, чем это может обернуться. Немало походивший по Зоне деструктор частенько становился объектом охоты со стороны сталкеров и не раз еле уносил ноги от опасных противников, вооружённых жалящими на расстоянии предметами. Мутант опасался людей, но помнил их вкус и жаждал его всё сильнее.
        Происходящее не осталось без внимания Богов, обеспокоенных появлением страшной угрозы. Не все они задумывались о том, как сберечь мир от надвинувшейся беды: злая Морана оценила возможность заполучить столь сильного союзника в борьбе против ненавистных собратьев и их смертных потомков.
        Слуги богини вились вокруг страшного создания, но деструктор, казалось, их не замечал. Он не мог воздействовать на помощников Мораны, но и прислужники Зла не могли похвастать перед хозяйкой хоть какой-нибудь ясностью. Даже навьи безуспешно искали слабое место, брешь в тёмной душе мутанта.
        Взбешённая Морана казнила всех подряд, но никакие ухищрения не помогали. Деструктор следовал какому-то только ему известному плану и не поддавался ни на какие приёмы.
        Однажды в лагере мутанта появилась женщина, она шла, не оставляя следов на земле, и поначалу на неё никто не обращал внимания. Засёкший новое сознание псионик сначала заинтересованно следил за пришелицей, потом осторожно атаковал её разум, но та просто не заметила усилий мутанта. Она обходила лагерь, рассматривая и изучая всё вокруг.
        По неслышному приказу четвёрка волков-оборотней приблизилась к гостье, скаля острые клыки. Женщина без тени испуга смотрела на монстров, а когда один бросился на неё, легко увернулась от ловкого чудовища. Тогда вся четвёрка, неистово рыча, накинулась на странную пришелицу.
        Женщина, хохоча, избегала клыков и когтей, а когда разозлённый деструктор наслал на неё ещё десяток сильных и свирепых слуг, она растворилась в воздухе. Потерявшие из вида жертву чудовища набросились друг на друга, выходя из-под контроля хозяина, и скоро роща залилась кровью.
        Рыча, визжа и воя, среди вековых деревьев катался клубок тварей, терзающих друг друга. Упыри рвали дрекаваков, кикиморы впивались в плоть равков, которые железными зубами грызли оборотней.
        Животные разбежались по сторонам, и те, кому посчастливилось выбраться из страшного леса, вышли из-под ментального контроля. В этот день мутант растерял большую часть своих слуг, но их трупы ещё долго служили едой ему и выжившим существам.
        С тех пор деструктор стал осторожен, понимая, что этот мир населён не только едой, но и созданиями, с которыми он пока не научился бороться. А дочь Мораны, вернувшаяся из того леса, посоветовала матери забыть о странном "союзнике".
        В это же время прекратились нападения на Лютая, и охотник наконец вздохнул свободно. Посланники злобной богини просто исчезли, а отправляемые мутантом слуги в условиях дефицита кадров перестали беспокоить опытного сокрушителя чудовищ, превратившего своё новое убежище в неприступную крепость. Его охотник нашёл, когда Старый и Мстиша ушли в Старый Город, здесь Лютай начал поиски союзников, способных помочь в битве с новым Злом.
        От Старого всё так же не было вестей, но расползающееся пятно захватываемой мутантом территории требовало быстрейшего вмешательства. Пришлось вновь побеспокоить Волоса.
        Бог будто и не покидал трона, на котором в прошлый раз принимал охотника, даже поза не изменилась. Зато изменилось лицо. Глубокая тень пролегла на будто вырубленном из камня челе, зато живые глаза горели неукротимым огнём.
        - Что нового скажешь, Лютай? - наигранно сурово обратился Волос к стоящему перед ним человеку. - Или тебе нравится отвлекать меня от дел?
        - Не гневайся, батюшка Волос, - поклонился богу охотник. - Только вздохнул свободно от бесконечных набегов, раны перевязал, и сразу к тебе. Вот и, почитай, все мои новости. А что скажешь ты? Что слышно о нашем общем деле?
        - Ведаю, что закончились у Мораны силы. Зла она на пришельца, не осилила под себя подмять. Да и приспешничков своих подрастеряла: с одной стороны вражина их к рукам прибирает, а с другой - ты ведьмино семя прореживаешь. Лютует злая богиня, решила пока отступиться.
        - Добрая весть! Дышать легче, можно теперь силы положить на пришлеца из грядущего. А как там наши герои? Что с ними? Нашли ли воина в подмогу?
        - Закидал ты меня вопросами, не знаю, на какой и ответить. Лучше сам смотри.
        Перед взоров Лютая возникли Старый и Мстиша. Охотник видел, как напарники шагают по лесам и полям, приближаясь к Старому Граду. Как помогают людям, изводя чудовищ, как становятся друзьями, спасая друг друга от когтей Зла.
        Иногда плакать хотелось, глядя на ошибки молодого парня, иногда - смеяться от приключившегося с охотниками, но нередко и кивал Лютай счастливо, радуясь успехам, как было, например, с маленькой свидой Диной.
        Будто оказавшись на месте Мстиши, дивился он на трёх сестёр, о которых слыхал лишь от своей бабушки-ведуньи. Волос глядел на зачарованного охотника и улыбался в бороду.
        В Старом Городе Лютай вместе с напарниками переживал бой и раны Старого, молча поражался тому, как нашёлся лучший воин. Девка, вооружённая заслуженным охотниками мечом, поначалу заставила недоумевать, но после смерти болотного призрака охотник проникся к ней восхищением и полностью одобрил выбор напарников, чем вызвал смех бога.
        Увидев, как троица отпустила полуденницу, Лютай нахмурился, но задумался и долго молчал. Волос не трогал его, сидел на своём троне и глядел на внука-разумника. Охотник наконец поднял глаза.
        - Сколько живу на свете, а такого не видел. Для меня чудовище всегда заслуживало смерти, и я не колебался, выполняя то дело, к какому вы, боги, меня приставили. А теперь выходит, что не со всеми нужно так поступать. Как бы я это понял, не попади в наш мир Старый? И как он, придя из полных смерти и боли мест, нашёл в себе силы понять того, кого должен был убить?
        Волос всё так же молчал, глядя на поражённого охотника.
        - Что ж, мне жаль будет отпускать его обратно в родной мир. Там ли ему место, сможет ли быть самим собой? Сильным, справедливым, добрым… скольких он вдохновил, скольким помог, чего достиг! Батюшка Волос, научи, как уговорить его остаться?
        - Не в наших это силах, охотник. Мы с тобой должны лишь помочь ему одолеть врага, ставшего общей бедой. Но его сердце всегда будет тянуться к дому, и ни ты, ни я не превозможем заставить его остаться.
        Лютай молчал, осознавая - прав Волос. И ничего не поделаешь.
        - Скоро они будут здесь, готовься. Зло тоже готовится, чёрная воля растёт, как и её голод. Многие горести ждут впереди, я вижу это. Многие погибнут, но выжившие должны стать свободными навсегда.
        В тот вечер Лютай ещё долго сидел перед горящим огнём печи. Погружённый в свои мысли, он не заметил, как уснул прямо в кресле, усталый, измотанный, но полный надежды на победу.
        Потому что где-то далеко трое охотников шли вперёд, оставляя после себя добро и веру в справедливость. И чем сильнее становилось Зло, тем ближе были трое напарников.
        В это время задумчивый Волос наблюдал за тем, как охотники преодолевают усиливающийся поток соглядатаев, посланных на их поиски. Деструктор был зол из-за постоянных неудач и провалов, ему так и не удалось уничтожить и местного охотника Лютая, даже несмотря на нежданную помощь от неведомого союзника, которая, впрочем, с недавних пор прекратилась.
        Теперь же до логова мутанта оставалось не так много. Это стало понятно из доклада единственного лазутчика, глазами которого деструктор увидел пополнившийся отряд. Следовало принять все возможные меры, чтобы проклятый сталкер не смог вернуться, и для этого нужно было установить его точное местонахождение. Получив приказ, новые шпионы сорвались с места.
        В поле зрения Волоса возникли трое охотников, выходящие на одну из многочисленных полян, пригодных для отдыха. Идущий первым молодой парень замер и жестом остановил напарников. Полянка манила устроиться на мягкой, густой траве и перекусить после долгого перехода, но чутьё подсказывало: здесь что-то не так.
        Мстиша разглядывал буйную растительность, в которой мог скрыться небольшой вражеский отряд, но не видел ничего. Слух также не доносил ни звука, указывающего на присутствие посторонних, лишь интуиция предупреждала об опасности.
        Махнув рукой, парень дождался, пока рядом окажутся сталкер и девица, те замерли рядом. Старый давно убедился, что напарник не станет поднимать ложную тревогу, к тому же, и его собственные ощущения предупреждали о наличии противника.
        Что-то разглядев, сталкер заученными жестами объявил полную готовность. Свист болта и громкое предсмертное карканье всполошили затаившихся лазутчиков, птицы снялись с веток, и вторая ворона тут же рухнула в траву. Пока Старый перезаряжал, два слитных движения молодых охотников унесли ещё две жизни. Слабо трепыхающиеся птицы валялись, раскинув широкие крылья, из тел торчали рукояти ножей.
        Заря выкатилась на лужайку и располосовала бестолково мечущегося равка, его разум, затуманенный воздействием деструктора, не смог нормально отреагировать на опасность. Мстиша в это время завладел убившими ворон ножами и сеял смерть среди стайки волколаков, вбивая клинки в покрытые шерстью тела.
        Сталкер привычно взводил тетиву, одновременно укладывая в желобок первый попавшийся болт. Щелчок, и смерть находит очередную ворону. Старый выключил сознание, жалеющее ни в чём не повинных птиц, и действовал на рефлексах.
        Волос смотрел на сражение, вцепившись в подлокотники трона, его тело вздрагивало, стремясь в молодецкой пляске рубить вражеских лазутчиков. Но Мстиша с Зарёй справлялись и сами, их движения размывались для постороннего взгляда, а сталь каждым ударом находила плоть.
        - Смотри в оба, межеумок, - выругалась девица, привыкшая в бою костерить неловких побратимов, что не мешало потом на пиру улыбаться друг другу, поднимая кубки с хмельной медовухой. Но сейчас… - Я тебе когда-нибудь уши обкорнаю!
        - Свои побереги, - парировал чуть запыхавшийся Мстиша. - Вон, у тебя равчонок в кусты уползает, гляди, как скалится! Интересно, почему у этой нелюди зубы железные? Как такое может быть?
        - Да завали ты уже! Смотри, коли мой нож повредишь, будешь всю ночь чинить! И мою очередь караулить себе возьмёшь!
        - Да он у тебя и так повреждён! - воскликнул Мстиша, вгоняя добрый клинок в грудь очередного оборотня. - Вот, гляди, совсем тупой и кривой!
        Над их головами метались каркающие птицы и падали в траву, чтобы больше не взлететь. Осталась последняя, когда у сталкера кончились болты.
        - Мстиша, сбей эту крылатую тварь! Живее! - крикнул Старый, выхватив кистень и бросаясь в бой. Два упыря рухнули, обливаясь кровью.
        - Понял! - ответил напарник. Его нож выпрыгнул из правой руки, но шарахнувшаяся в сторону птица уцелела, заставив клинок застрять в корявом еловом стволе. - Чтоб тебя так и разэдак!
        Волос хватил кулаком по подлокотнику. Подавшись вперёд, он смотрел, как последняя шпионка улепётывает, подстёгиваемая растерявшим весь отряд деструктором. Ослабив контроль, мутант оставил лишь зрение, позволяя вороне маневрировать самой.
        Бог сжал зубы, видя, что беглянка уходит и вот-вот исчезнет среди деревьев. Он обернулся, будто задумавший хулиганство мальчишка. Вмешиваться было нельзя, смертные сами должны справиться, но ведь никто не видит. Решившись, Волос поднял руку, и в этот момент нож Зари, пущенный Мстишей, вонзился в победно каркнувшую шпионку. Кровавый комок рухнул в кусты. Волос облегчённо вздохнул, снова оглянулся и успокоено замер
        Фигура в плаще тоже сидела неподвижно. Хоть его шпионы и погибли, мутант знал главное: трое охотников скоро будут возле его логова. Значит, пришло время для пополнения армии новыми солдатами.
        Повинуясь приказу, все, кто остался, выстроились возле жилища мутанта. Деструктор вышел наружу, и охрана сомкнулась, стеной окружив своего хозяина.
        Чудовища двинулись вперёд. Туда, где стояло обнесённое стеной городище. В нём среди соседей трудились кузнец Житеслав и шорник Родомир.
        Глава 13
        - Понабежали, - прошептал Старый, наблюдая в бинокль за фланирующими по лесной опушке фигурами.
        На ветках над их головами сидели нахохлившиеся вороны - утренний туман насыщал воздух холодной сыростью.
        - Да, богато тут супостатов, - высказался Мстиша.
        - Наконец-то ты прекратил моими словечками пользоваться, - одобрил сталкер, водя оптикой по деревьям.
        - Мне нравится, как ты разговариваешь, - произнесла странно ласково Заря, и Старый оторвался от бинокля, чтобы шуткой поддержать девицу, но увидел, что та обращалась именно к нему. Сталкер поспешил вернуться к разведке обстановки, скрывая смущённый румянец затянутыми в перчатки ладонями.
        Неловкое молчание затянулось, при этом Мстиша еле сдерживался, чтобы не высказать всё, что думает о старшем товарище. Вроде, взрослый человек, а ведёт себя, как юнец. Отношение к нему Зари видно и без бинокля, но поди ж ты…
        - Ну, товарищи охотники, что будем делать? - произнёс, наконец, Старый. - Нам необходимо миновать весь этот сброд, чтобы мутант не засёк.
        - Обойдём? Всё равно Лютая ожидать, без него нам биться не след.
        - Мстиш, ты вдругорядь смекай, об чём глаголишь. Нешто мы измыслим кипиш помимо нашего побратима? - выдал сталкер, и девица прыснула, зажимая рот. Докатились, смеётся над дурацкими шутками. Попал ты, Старый.
        - Прости, наставник, - серьёзно кивнул парень, сам стараясь не расхохотаться.
        - Ничего, это нервное. Я понимаю, конец пути, мы в квесте давно, подустали. Давайте соберёмся и завершим начатое, я домой хочу.
        В воздухе повисло молчание, сталкер высказал то, о чём не хотелось думать ни Мстише, ни Заре. За всеми приключениями казалось, что в конце пути Зло сгинет, и Старый останется здесь, будет и дальше водить свою малую ватажку в поисках чудовищ. Но сейчас пришло понимание: он уйдёт, как только сгинет мутант. Если сгинет. А нет - так тем более ничего хорошего уже не случится.
        Старый, осознавший, что сильно огорчил напарников, искал нужные слова.
        - Вот бы мне патронов побольше, тогда всю эту шелупонь перещёлкать за минуту, - перевёл он разговор на более актуальную тему.
        В ответ ни слова. Да и что тут скажешь? Если бы да кабы… нет патронов, как нет надежды на то, что сталкер изменит своё решение. Дом - это святое, всяк понимает, но думать о скором расставании вовсе никакой мочи нет.
        - Так, "отмычки", ну-ка в себя пришли! - возмутился Старый, осознавая, как неубедительно звучит. - Сейчас собрали все свои умения, будем прорываться без боя! Двигаться плавно, как я учил. В бой вступать только в крайнем случае. Задача - пробраться так, чтобы ни один дурень не учуял. Пошли.
        Три силуэта растворились в буйной растительности, колышущейся на ветру. Знай, что тут кто-то прячется, и то не найдёшь. Двести метров до "охраны" периметра - ничего, даже вороны не забеспокоились.
        В который раз сталкер порадовался, что в услужении у деструктора оказались лишь серые вор?ны.. Они, конечно, сообразительные существа, но и в подмётки не годятся угольно-чёрным в?ронам. Вот кто умён до жути.
        Как бы подействовал на ворона псионик, выяснять не хотелось. Ползём дальше, товарищи охотники. Сто метров. Как же хочется "просканировать" местность, но есть опасение - засекут. Тише, зверушки, тут никого нет. Так, три листочка, оторванные от ветки, летят себе, подхваченные ветерком. Туман редеет, жаль. Ничего, осталось миновать метров пятьдесят.
        Когда охотники уже слышали тяжёлое дыхание подневольных созданий, вынужденных топтаться здесь, на краю леса, неожиданно что-то произошло. Охранники вдруг встрепенулись, подняли головы, прислушиваясь к неслышному приказу, и исчезли в чаще.
        - Я уж подумал, что кто-то коленом хрустнул, - выдохнул замерший сталкер. - Чего это они? Новую гадость готовят или как?
        - Скоро узнаем. Думаю, стоит подобраться поближе к становищу и глянуть что к чему, - отозвалась Заря.
        Старый осторожно просканировал ближайшее пространство - никого, ни единой души. В сердце закралась тревога, предвкушение беды не оставляло. Что-то случилось, раз моментально сорвались с места все "пособники" деструктора, сняли кордоны и больше не пытаются отловить группу охотников. Лютай погиб? Попал в плен? Это будет очень скверно.
        - Я веду, Мстиша замыкает. Двинули, - приказал Старый, поднялся с земли и семенящим шагом заскользил вперёд.
        Лес будто вымер, звенящая тишина заставляла нервничать. Никого вокруг, лишь где-то далеко позади идёт обычная лесная жизнь. Что же этот чёртов мутант задумал?
        Отмахав с километр по следам убежавшей охраны, Старый заметил, как отклоняется в сторону от местонахождения лагеря. Он свернул с протоптанной множеством ног дорожки и повёл группу туда, где должен был находиться деструктор.
        Охотники остановились, когда до "становища" осталось метров пятьсот, ближе сталкер подходить побоялся. Снова протянув невидимую ниточку "сканера", Старый нахмурился. Никого. Вообще ни одного живого.
        Терзаемый смутными подозрениями, сталкер повёл охотников вперёд. Кое-как пополнив запас болтов после предыдущей схватки, он вновь вооружился самострелом, неся его насторожённым. Триста метров до точки. Двести. Ни единой живой души. Ушёл, гад!
        Старый крепко выругался и, уже не скрываясь, пошагал в опустевший лагерь. Вонь разложения ударила в ноздри, Мстиша за спиной закашлялся. Пришлось на ходу обвязать лица платками, иначе можно было задохнуться. Рои мух снимались с места, спугнутые людьми, чтобы через пару секунд вновь сесть на гниющую плоть.
        Заря чувствовала, как её мутит не столько от запаха, сколько от вида останков, брошенных мутантом. Позади хрипло дышал молодой напарник, и это слегка помогало. На Старого же, казалось, ничто не производило впечатления. Он всё ускорял шаг, уже почти бежал.
        Достигнув центра лагеря, Старый, не оглядываясь, рявкнул через плечо:
        - Ждать здесь! Смотреть в оба!
        Он подобрался к подобию жилища, возвышавшемуся перед ним, и вошёл внутрь. Мелькнувшая мысль о ловушках заставила жёстко усмехнуться: какие ещё растяжки, сталкер? Откуда?
        Внутри было пусто. Разворотив ударом ноги подобие трона, Старый плюнул со злости и вышел наружу. Грамотно бдящие охотники не дёрнулись без приказа.
        - Вольно, - выдавил сталкер. - Никого здесь нет.
        При этих словах виски сжало, и Старый на миг поддался панике. Нет, это не деструктор, просто интуиция заработала.
        - Кто-то приближается. Одиночка. Направление - на шесть часов.
        - Это тот злодей? Деструктор?
        - Нет, вряд ли. Он бы уже попытался накапать нам на мозг. Давай, внимательнее, Мстиш.
        Отступив в заросли, охотники заняли позицию, из которой удобно наблюдать за подступами. Болт лёг на своё место в желобке, и теперь сталкер целился в направлении, откуда приближался неведомый противник. Напряжение снова нарастало. Опытный в стычках с деструкторами Старый не стал разделять группу, чтобы в случае нанесения ментального удара не потерять напарников. Сам он сможет устоять и поможет справиться с псионической атакой, если это, конечно, мутант тащился сюда.
        Успев проанализировать ситуацию, сталкер уверился в ложности такого предположения. Во-первых, деструкторы не ходят в одиночку, так они представляют собой достаточно лёгкую цель. Во-вторых, слишком быстро двигается, бодро так вышагивает.
        Кусты на другом конце лагеря раздвинулись, и из них вышло нечто, напоминающее человечека. Пришелец был высок, худ и космат, волосы свисали на лицо, закрывая его от постороннего взгляда.
        - Это что за дерьмо? - протянул Старый, наблюдая засаленную одёжку, покрытую складками, рваные портки и грязные голые ступни. Волосы были засалены донельзя, а ногти не стрижены уже очень долгое время. Или это были когти?
        - Лихо одноглазое, - хором выдохнули Заря и Мстиша. По их голосам сталкер понял, что принесло сюда существо исключительно мерзкое.
        - Он у меня на мушке, готов стрелять, - сообщил Старый.
        - Стой, так ты его не убьёшь! Если оно нас заметит, тут же привяжется, и никакими силами не прогонишь! - горячо зашептала Заря прямо в ухо сталкеру.
        - Как же от этого грязнули избавиться? - по шее и спине побежали мурашки. Старый заставил себя сосредоточиться.
        - Передать другому человеку, - ответил за девицу Мстиша. - Скинуть со своей шеи на чужую.
        - Это не наш метод. Может, загнать в лоб болт и добить, пока не очухался?
        - Оно шустрое, как кабан на гоне! И гораздо опаснее, так что не торопись. Тихо! - предупреждающе шикнул парень.
        Лихо заозиралось, будто почуяло людей. Его внимание привлекло кладбище останков, брошенных утёкшим куда-то деструктором, и тощая фигура, странно вскидывая колени, направилась к горке пропадающей плоти.
        Рой мух поднялся в воздух, жужжание множества нечистоплотных тварюшек походило на завывание адских душ. Существо, не обращая никакого внимания на лезущих в сальные волосы отливающих зеленью насекомых, обнюхало останки, подняло ближайший ком насаженной на кость плоти и впилось в него зубами. Чавканье усугубляло тошнотворное зрелище, даже Старого замутило.
        Полные отвращения глаза Зари слезились, она часто сглатывала. Поймав взгляд сталкера, прикипела к нему, лицо заметно разгладилось. Блестящий взор эардевшейся девицы обдал теплотой, и спазм, перехвативший горло Старого, исчез быстрее, чем появился.
        Бедолаге Мстише пришлось хуже всего, он беззвучно содрогался, уткнувшись горящим лицом в прохладный мох. Сталкер аккуратно тронул парня и чуть не отшатнулся, увидев перекошенный рот, искусанные губы и сведённые судорогой пальцы.
        - Терпи, охотник, нельзя шуметь, - прошептал Старый.
        Молодой напарник купился, его самолюбие заставило парня собрать в кулак остатки воли. Мстиша задышал глубже и медленнее.
        - Так, давайте-ка выбираться отсюда. Пусть эту пакость, как вы говорите, победить трудновато, зато очень противно наблюдать, так что ползком отступаем. Заря, пошла.
        Гибкая фигурка ужом скользнула прочь, за ней последовал побоявшийся отстать и показать себя никчёмышем Мстиша. Старый прицелился в высасывающую что-то из размозжённой кости тварь, тут же с сожалением опустил самострел и исчез в зелёной траве.
        Отдалившись от лагеря примерно на километр, охотники отдышались и пришли в себя. Икающий Мстиша конфузился, но никто и не думал его осмеивать.
        - Вот это дрянь, - выдавил Старый. Не думать о тошнотворном зрелище оказалось сложнее, чем сутки напролёт неподвижно ожидать цель, лёжа в кишащих всякими мерзостями джунглях. - Хочу с вами посоветоваться, охотники.
        - Слушаю тебя, - улыбнулась Заря.
        Мстиша попытался отозваться, но икнул и просто махнул рукой, сокрушённо понурившись.
        - Вы уверены, что это чмо никак не завалить? Должен же быть какой-то способ.
        - Завалить можно любого, было бы оружие. Лихо - существо из плоти и крови, мой меч наверняка убьёт его, да только…
        - Что? Не томи, кра…Заря.
        Сталкер еле успел прикусить язык и удержаться от невинного на первый взгляд комплимента. Что ты делаешь, старый козёл? Тебе скоро домой драпать, а она тут останется! Рот закрой, овцеморф радиоактивный!
        - Только есть вероятность, что Лихо опередит. Будет ездить на тебе, превращая жизнь в сплошную беду. И тогда останется либо передать этот груз другому, либо лишить себя живота добровольно, - на одном дыхании выговорил парень. Это помогло, икота прошла.
        - Весёленькая перспективка. А если гранаты использовать? Раскидаю его потроха по веткам, оно и пукнуть не успеет.
        - Наутро Лихо вновь оживёт, залечит раны. А потом будет преследовать обидчика, пока не найдёт, - покачала головой воительница.
        - Так, быстрая регенерация, - задумался сталкер, ощутив себя в привычной для него среде. - Значит, нужно нанести уродцу летальные повреждения и предать огню.
        - Мыслишь, до тебя никто не догадался? Мало людей могут похвастать, что смогли ранить Лихо. И никто не расскажет, как победил.
        - Но никто и не был охотником за чудовищами. Мы можем, конечно, обойти лагерь стороной и оставить эту погань в покое, но осилим ли после людям в глаза смотреть? - ответил сталкер. - Я вас с собой не зову, тем более, что нужно торопиться - деструктор уходит всё дальше. И вами рисковать не хочу, так что вы дуйте за Лютаем, а мне нужно тут закончить.
        Заря гневно глянула, глаза были бешеные то ли от обиды, то ли от страха за Старого. Скорее, всё вместе. Мстиша тоже поднял голову и сверлил взглядом наставника.
        - Ну и дурни, - беззлобно молвил сталкер. - Ладно, собирайтесь. Только, чур, не тошнить!
        При этом пожелании парень хрюкнул, но заставил себя выпрямиться. Сжатые губы побелели, рёбра вновь заплясали от икоты. На девицу же такого воздействия слова Старого не оказали, она заулыбалась и достала кладенец, проверяя его остроту. Старый тяжело вздохнул.
        - Значит, так. Подбираемся тихо, шинкуем соломкой и укладываем жизненно важные органы в контейнер для артефактов. Вот в этот.
        Из рюкзака появился обшарпанный ящик. Щёлкнув замками, сталкер открыл его и продемонстрировал напарникам. После того, как использованные "изнанка" и "панацея" спасли Мстишу, контейнер пустовал, покоясь на самом дне. Теперь пришло время вновь наполнить его необычным грузом.
        - Запомните: на рожон не лезть! Малейшая ошибка, и будет то, о чём вы мне тут так складно трындели! - осознание опасности заставило Старого грубить. Он оглядел свою команду и смягчился:
        - Напарники, я очень не хочу, чтобы вы пострадали. Всё понятно? Давайте, выступаем.
        Две ладони хлопнули по подставленной руке, и посерьёзневшие охотники отправились туда, откуда только что сбежали.
        - Ещё раз повторим. Мы с Мстишей выманиваем этого грязнулю на себя, пока ты, Заря, аккуратно, слышишь, очень аккуратно подбираешься и первым же ударом отрубаешь кудлатую одноглазую башку! И без самодеятельности! Видишь, что не выходит - отступай и следуй на точку сбора!
        - Ты обо мне беспокоишься? - расплылась в улыбке девица, послышался плохо скрываемый смешок со стороны Мстиши.
        - Да, и о тебе тоже, - буркнул сталкер. - Это как инфекция: дашь ему до себя дотронуться - считай, пропала! Тебя это тоже касается, зубоскал!
        Отчехвостив напарников и скрыв неловкость, вызванную словами Зари, Старый проверил амуницию. Всё было в порядке, пора начинать операцию. Её необычность заставляла сталкера волноваться, в Зоне такими тварями и не пахло.
        - Пошли, выдвигаемся, - кивнул Старый, и группа выманивания отправилась прямо к лагерю. Точка на "сканере" горела ярко, передавая местоположение цели.
        Единственная участница группы ликвидации двинула в обход, казалось, меч-кладенец даже потускнел, чтобы не выдать хозяйку блеском стали. Заняв позицию, Заря затаилась, ожидая сигнала.
        Напарники подождали, пока воительница, по их расчётам, достигнет заданной точки. Из укрытия просматривалась большая часть лагеря, в том числе и спящее на горе костей Лихо. То, что сталкер принял за одежду, оказалось складками шкуры чудовищной нелюди. Безволосое тело блестело в солнечном свете, будто покрытое кожей жабы, сопение едва доносилось до слуха охотников.
        - Нажрался и дрыхнет, - неприязненно произнёс сталкер. Он упорно относился к чудовищу как к самцу, так ему было проще. - Подберёмся поближе и начнём. Если что-то пойдёт не так, уноси ноги, понял?
        Мстиша нехотя кивнул. Старый подмигнул ему ободряюще и откинул с лица мешающую сетку. Приклад самострела упёрся в плечо, болт глядел на спящее Лихо, готовый сорваться с места и войти в тело. Неслышные шаги не потревожили даже мух, количество которых значительно сократилось, как и количество гниющих останков.
        - Вставай, сволочь! - заорал сталкер так, что крадущийся следом напарник чуть не дал стрекача.
        Существо заворчало, просыпаясь, тяжело зашевелилось, обглоданные кости под ним затрещали. Тощее тело приподнялось, и на охотников уставился единственный глаз, на этот раз хорошо видимый из-под спутанных косм.
        - Что уставился, пёс? Иди сюда, я тебе гостинчика припас! - прокричал Старый, видя, как далеко за спиной чудовища появилась Заря.
        Лихо моментально оказалось на ногах, двигалось оно легко и шустро. Выпустив стрелу прямо в горло врагу, сталкер закинул самострел за спину и вытащил нож медленно, показно, давая время Мстише убраться в сторону. Он уповал на то, что у Лиха разбежится глаз, и оно погонится "за двумя зайцами", перед этим хотя бы чуток растерявшись. Наконец пришло время и Старому отступить.
        Существо слегка притормозило и заозиралось, размышляя, кого первого будет ловить. Взвесив все "за" и "против", оно погналось за тем, кто причинил ему боль. Стрела в горле при этом совсем не мешала твари.
        - Давай, беги сюда, я тебя под орех разделаю! - вопил сталкер, уводя Лихо за собой.
        Существо вдруг оказалось в паре метров позади Старого, Мстиша закричал, предупреждая напарника. Сталкер откатился в сторону, избегая удара когтистой лапы, вскочил, полоснув по тянущимся к нему лапам и вновь бросился прочь, слыша за спиной вой злобы и боли. Через мгновение сильный толчок в спину швырнул Старого на землю, он кубарем покатился по проминающемуся под ним мху.
        Лихо снова настигло сталкера и от души приложило его ногой, выбивая воздух из лёгких. Сталкер извернулся, словно кошка, сумел быстро подняться. Он чуть присел, поигрывая клинком так, чтобы тварь увидела опасную сталь. То, правда, не впечатлилось и вновь атаковало, сильные лапы мелькнули перед лицом.
        Сталкер уклонялся от наступающего Лиха, пытаясь вновь ударить его ножом, но и существо стремительно двигалось, не давая ранить себя. Свободная рука нырнула за пояс, и цепь кистеня с тихим звоном распрямилась, закачавшись у ноги. Лихо остановилось, глядя на свисающий почти до земли увесистый шар, оскалилось и мгновенно оказалось рядом с человеком. Мощный удар отбросил Старого, грянувшегося об землю.
        Рёбра дёрнуло болью, вскочить уже не получилось. За спиной приближающегося чудовища вырос Мстиша и с криком вонзил нож в тело Лиха между плечом и шеей. Существо моментально развернулось, рукоять ножа выскользнула из руки парня, и в следующий момент он улетел в сторону, хорошенько приложившись об древесный ствол.
        Операция приближалась к полному провалу. Пытающийся подняться Старый видел, как Лихо нарочито медленно приближается к напарнику, находящемуся в нокдауне. Мстиша скрёб пальцами мох, руки скользили по корням дерева, упереться не получалось.
        Захрипев, сталкер заставил себя встать. Кистень со свистом крутанулся в воздухе и обмотался вокруг ноги чудовища. Рывок, и Старый пробороздил животом мох, не устояв на подгибающихся ногах.
        - Ах, ты ж урод, - проскрипел он, понимая, что в этот раз может не сдюжить с врагом.
        Тощая тварь оказалась неимоверно сильной, и она знала это. Не торопилось Лихо вцепляться в барахтающуюся перед ним жертву, понимало, что легко сможет её одолеть. Вразвалочку существо подошло к уткнувшемуся в клочья нежно-зелёного мха человеку, протягивая когтистую длань, когда её обвили сильные пальцы бывшего снайпера. Развернувшись на колене, он одновременно вскинул зажатую лапу противника, выворачивая её, подпёр плечом и резко потянул вниз.
        Не ожидавший такой прыти монстр кувыркнулся вперёд, стриганув в воздухе мускулистыми ногами, и как следует приложился об лесную подстилку. Сталкер руку Лиха не отпустил, вывернул так, что локоть упёрся в землю, надавил на запястье. Упрямая тварь взревела, освобождаясь, но уже не так уверенно глянула на обидчика. Прыгнувший на Лихо сталкер не смог увернуться от удара и рухнул к ногам существа.
        Оно нависло над Старым, метя разодрать шею, и в этот момент пришедший в себя Мстиша оседлал нечисть, выдрав торчащий нож из жилистого тела. Клинок раз за разом входил в спину и грудь, парень кричал что-то нечленораздельное, кровь брызгала во все стороны, пятнала мох и маскировку сталкера.
        Лихо заверещало, завертелось и бросилось к деревьям. В глазах Мстиши потемнело, когда монстр с размаху приложил его об ствол сосны. Пальцы разжались, молодой охотник кулём рухнул на землю.
        - Теперь моя очередь, - выплюнул вместе с кровью из прокушенной губы Старый. Он поднялся, медленно повернулся к твари и замер.
        Лихо сверкало единственным глазом из-под колтуна волос, держа сзади за шею Зарю. Девица с отчаянием смотрела на сталкера, меч валялся далеко в стороне. Взревев, Старый ощетинился оружием и шагнул вперёд.
        Существо ощерилось, без напряжения начало поднимать руку, девица медленно оторвалась от земли и задёргалась от боли.
        - Всё, стой! - сталкер поднял руки, отбросив зажатое в них оружие. - Мстиша, уходи отсюда!
        - Бегу и падаю, Старый, - отозвался парень, исподлобья глядя на монстра.
        Тот поставил Зарю на ноги и победно скалился. Не спуская глаз со сталкера, Лихо приблизило морду к волосам девицы и носом втянуло их запах. Внезапно изо рта воительницы показалась чёрная дымка, которую чудовище тут же начало жадно ловить ноздрями. Заря корчилась от муки, по щеке поползла слеза.
        - Слушай меня, девочка! - снова шагнул вперёд Старый. - Отдай это лихо, отдай его мне! Ну же!
        Заря закашлялась, дымка всё плотнее истекала из приоткрытых губ. Она смотрела на сталкера полными страдания глазами.
        - Отдай его мне! - загремел голос охотника. Он грозно зыркнул на всасывающее дурные эмоции девицы Лихо и уверенно пошёл к нему.
        - Что… ты делаешь? - простонала Заря. - Я… не могу.
        - Поверь мне, девочка, отдай и не беспокойся, - произнёс Старый, остановившись перед воительницей. - Давай, сбрось эту пакость, я разберусь! Ну, слышишь? Выполняй, "отмычка"!
        - Я… передаю тебе… Старый… это… это лихо, - еле выговорила Заря страшные слова.
        Тут же чудовище выпустило шею несчастной девушки, и она бы упала, не подхвати её Мстиша. Он оттащил умоляюще глядящую на сталкера напарницу и остановился, удерживая её. Лихо схватило Старого за шкирку, по спине человека скользнул ледяной ветер. Он впился под рёбра, сдавил грудь мёрзлым обручем, и изо рта сталкера потекла чёрная пелена.
        Существо рыкнуло довольно, принялось пить струю плохих воспоминаний и горьких эмоций. А Старый видел только глаза Зари, его губы дрогнули, растягиваясь в улыбке. Дымка поредела, стала светлеть и постепенно превратилась в белый туман.
        Лихо заскулил, но не смог оторваться от потока жизненных сил, обернувшихся нежностью. Краем глаза Старый заметил, как что-то блеснуло зелёным отливом в складках кожи на груди чудовища. Когтистая лапа ослабела, и сталкер, развернувшись на пятках, оказался лицом к лицу со страшным врагом. Нависающий над ним монстр попытался отшатнуться, но пальцы человека оплели лежащую на плече лапу, удар головой расплющил нос существа, заставив его завыть.
        Старый наносил удар за ударом, гвоздил отступающее Лихо стальными кулаками. Улучив момент, он схватил свисающую на грудь кожу, задрал складку и увидел сверкающий зеленью предмет, торчащий из тела монстра. Через мгновение сталкер ухватился за него и выдрал из безволосой груди.
        Лихо завизжало и отшатнулось прочь. В последнем усилии Старый прыгнул к нему, толстые подошвы берцев впечатались в рёбра существа, отшвыривая его. Упав на спину, сталкер поднял руку с зажатым в ней амулетом жизненной силы чудовища.
        - Любишь плохие эмоции, тварь? И мне нравится, когда враг плачет от боли! - кулак сжался, сминая зелёную искру, и она лопнула, тут же погаснув.
        Лихо упало на колени, зажимая ладонями место, где только что был амулет. Мелькнула тень позади,блеск стали ослепил Старого. Меч в руке Зари отсёк кудлатую голову, она шлёпнулась в мох у ног Мстиши. Обезглавленное тело содрогнулось и рухнуло на землю.
        - Погань вонючая, - произнёс парень и наподдал ногой лохматый ком плоти. Тот по дуге врезался в дерево, хрупнуло, на коре осталось кровавое пятно.
        - Хорошо пробил, - одобрил поднявшийся сталкер. - И ты, Зорюшка, молодец.
        Девица обняла охотника так, что у него затрещали рёбра. Старый прижал её к себе, обхватив за шею рукой, и почувствовал что-то липкое. Отстранив Зарю, он увидел кровь на пальцах, тут же заставил её повернуться и под волосами нашёл глубокие отметины от когтей.
        Найти аптечку оказалось делом пары секунд. Девица стойко перенесла прикосновение к ранам дезинфицирующего раствора, и когда Старый отпустил её, обернулась, глядя на сталкера мокрыми глазами.
        - Ну что ты, не так уж и больно, - проговорил охотник, утопая в этих глазах.
        - Вот вы где! - раздался громкий голос.
        На поляну лагеря выскочил Лютай, таща за собой какого-то мохнатого типа. Тот не поспевал на коротких ногах, но выглядел довольным.
        - Еле отыскал вас! - запричитал старый знакомец. - Нам нужно торопиться, враг ушёл далеко! Да скорее же! Ого, вы тут Лихо забили! Но как… ладно, потом расскажете, бежим!
        - Погоди, а это кто с тобой? - остановил поток слов Старый. - Где-то я его видел.
        - Леший это местный! Пока вас искал, наткнулся на парочку кровососов, тащили его куда-то. Ну и отбил. Всё, нет времени больше! Батюшка Леший, собери, кого можешь, и за нами!
        - Да что случилось-то? - уже на бегу смог поинтересоваться сталкер.
        - Зло идёт в Острожок, готовится напасть на жителей!
        - Что за Острожок? - недоумённо спросил Старый.
        - Это городище, где тебе самострел сделали, межеумок!
        Трое охотников моментально отстали от понёсшегося вперёд с нечеловеческой прытью сталкера.
        Глава 14
        Старый стоял на коленях перед бездыханным телом, из его глаз катились слёзы. Вот так - с детства не смеялся и не плакал, а здесь довелось вновь испытать и то, и другое.
        Будто накопленная за долгую жизнь горечь лилась сейчас по лицу, выплёскиваясь из самого сердца. Как же так? Ведь только оттаял суровый сталкер, прикипел душой… и всё закончилось.
        Старый поднял глаза, нашёл взглядом своего врага и сжал кулаки.
        ***
        Измотанные долгим бегом охотники повалились рядом со сталкером. Он уже успел расчехлить оптику и теперь созерцал окрестности, исследуя обстановку. Впереди лежало осаждённое городище, на стенах виднелись головы жителей, выглядывающих из-за толстых брёвен тына.
        - Странно, - проговорил сталкер, водя биноклем по сторонам.
        - Что там? - спросил Мстиша. Он отдышался и теперь с нетерпением ожидал дальнейших действий.
        - Я говорю, странно, что деструктор не использует свои умения. Давно бы уже заставил открыть ворота и вошёл, - ответил Старый. - А так на что он надеется? Что его сброд пойдёт на штурм?
        Он перевёл взгляд на стоящих перед воротами существ и замер, прикипел к маленьким фигуркам, выделяющимся среди рослой нелюди. Ругнувшись так, что трое охотников ошалело переглянулись, сталкер скинул рюкзак, чуть не порвал его, дёрнув молнию, и вывалил содержимое на землю. Не замечая удивлённых взглядов, Старый начал распихивать по карманам всё, что могло ему пригодиться.
        - Что ты делаешь? - спросила Заря, несмело прикасаясь к локтю охотника.
        Она тут же отшатнулась, когда сталкер повернул к девице лицо. Ярость и гнев исказили знакомые черты, превратив его в маску. Старый громко дышал сквозь стиснутые зубы, воздух с присвистом выходил из лёгких.
        В это время Мстиша, подхвативший бинокль, нашёл нужную точку.
        - Вот тварь! - прошипел парень. Он повернулся к Старому.
        - Остановись, слышишь? Один ты им не поможешь!
        - Я убью этого выродка, - выплюнул сталкер.
        - Убьёшь, если сейчас не побежишь, сломя голову. Лютай, Заря, да помогайте же!
        - Он прав, Старый, - тихо сказал старший охотник. - Остановись и подумай. Ты же знаешь - одному тебе не победить! Мы придумаем, как помочь. Да что случилось-то?
        - У него Дана, - коротко ответил сталкер и попытался встать. Помешала повисшая на нём Заря.
        Взбешённый Старый сначала попытался оторвать женские руки от своих плеч, но не совладал. Девица обхватила его и шептала что-то на ухо, не переставая. Наконец плечи поникли, и он опустился на землю. Заря обняла сталкера и всё шептала, шептала, заставляя слушать.
        - У него Дана, - простонал Старый, его руки теребили застёжки "Лесника", хватались за оружие, пока женские ладони не накрыли их.
        - Дети там, - мрачно пояснил Мстиша. - Несколько детей среди тех, кто подчиняется деструктору. Видать, в лесу попались.
        - Понятно, - отозвался Лютай. - Так, Старый, успокойся уже! Мы их выручим, слышишь?
        Сталкер поднял на него больные глаза и кивнул.
        - А то помчался он. Один. Ещё и ругается так, что любая нечисть сдохнет.
        Старый, перехвативший ладони Зари своими, встрепенулся. Он зашарил по карманам, потом перевёл взгляд на валяющийся рюкзак.
        - Мстиш, дай рюкзачок, пожалуйста, - попросил он, не в силах вырваться из объятий воительницы, будто пытавшейся удержать жизнь, ускользающую из тела сталкера.
        Старый вытащил из поданного рюкзака наладонник и включил его. Дождавшись окончания загрузки, он ткнул пальцем в иконку аудиопроигрывателя, полистал список песен и включил ту, которую искал.
        Лица напарников сначала вытянулись от удивления, а потом все трое заулыбались.
        - Забористо скоморошит, - хмыкнул Лютай. - Как раз для тех зверушек.
        Мстиша в это время приплясывал, сидя, и пытался подпевать, не обращая внимания на показно осуждающий взгляд Зари.
        Старый остановил воспроизведение и выключил экран. Батареи надолго не хватит, но кто собрался рассусоливать? Охотник планировал покончить с мутантом в ближайшее время.
        - Теперь понятно, почему этот урод медлил. Зачем напрягаться, беря людей под контроль, если можно заставить их сдаться, использовав их детей, - высказался он. - Где только научился такому, падаль фонящая. Нужно как можно скорее напасть с тыла, пока городище не впустило его внутрь.
        - Подождать бы помощи, но ничего не поделаешь, - кивнул Лютай. - Оглоушиваем их скоморошиной и режем всех, кто мешает. Мы расчистим дорогу к деструктору, чтобы ты смог добраться до него.
        - План хороший, так и сделаем! - в нетерпении воскликнул Старый. - Пошли уже, а? Только аккуратнее с мутантом! Почувствуете, что в голову лезет, тут же отступайте! Заря, поняла? И детей сберегите!
        - Не тревожься, сбережём, - ответила воительница, перекидывая через плечо ножны с кладенцом.
        - Ну что, охотник, теперь тебе нужен нож побольше, - сказал Лютай, протягивая Мстише тяжёлый стальной кинжал. - Потом тебе новый сварганим, под твою руку.
        Четверо напарников подобрались вплотную к войску мутанта, выбрав для нападения тех, что расположились прямо перед воротами.
        Старый вдруг отчётливо разглядел фигуру в плаще с надвинутым на голову капюшоном. Перед мутантом стояли трое детишек, и среди них виднелась знакомая русая макушка. Заставив себя унять взметнувшуюся ярость, сталкер сжал в левой руке нож, правой достал наладонник.
        - "…А я вот день рожденья не буду справлять…" - полилось из динамика голосом лютого сквернословщика Шнура.
        Следующие слова заставили медленно поворачивающихся на звук разнокалиберных созданий резво отпрянуть: сила пси-воздействия спасовала перед многовековым инстинктом, и воздействие крепких словечек сработало с лихвой, очистив пятачок перед воротами.
        К ярости Старого, два ящера всё же смогли утащить за собой и троих детей. Они скрылись за спинами других чудовищ, и охотникам ничего не оставалось, как вступить в бой. Началась следующая песня из специально составленного списка, и порскнув от сталкера, как овцеморфы - от жихаря, чудовища попали под раздачу охотников.
        Рёв, визг и рычание наполнили пространство перед воротами. Сверху на всё это непотребство взирали испуганные остроженцы.
        - Старый, это Старый! - заорал один из них. Оглянувшись, сталкер признал воеводу Желана.
        - Отпирайте ворота, шевелитесь! - кричал воевода уже внизу. Судя по звукам, он обильно раздавал тычки ополченцам. - Старый, держитесь там!
        Створки распахнулись, и на вконец сбитых с толку созданий набросились городищенские защитники. Среди них были кузнец и шорник: первый гвоздил врагов здоровенным молотом, второй пластал их двумя ножами для раскройки шкур.
        Заря сметала оказывающихся на её пути противников блистающим кладенцом, и каждый падал после первого же удара, хотя клинок опускался на них чаще плашмя. Рядом Мстиша ловко отбивал и протыкал когтистые лапы, иногда вынужденно вонзал в грудь и холку очередного существа ножи и с ужасным звуком взрезал бока.
        Лютай в этот раз делал свою работу без особого удовольствия. Он тоже старался оглушить каждого противника и лишь в крайнем случае убивал. После увиденного у Волоса, охотник уже не стремился во что бы то ни стало уничтожать тех, кого издавна считал врагом Добра, пытался жалеть попавших под воздействие чужеродного сознания и гибнущих от ударов стали созданий.
        Видя это, сталкер понимал, что творилось на душе союзника, к которому чёртов мутант подсылал убийц. Вот и сейчас повинующиеся неслышному приказу твари наседали на Лютая, пытаясь воспользоваться его слабостью. Старый сунул наладонник в бревенчатый настил ведущего к воротам моста через ров так, чтобы не затоптали, и снял с пояса кистень.
        Пока крепкие словечки звучат, чудовищам в Острожок хода не будет. Сталкер метнулся на помощь друзьям. Взмах кистенём, и шипастый шар заставляет цепь обвиться вокруг конечности какого-нибудь упыря, принуждая того шипеть от боли, вызванной прикосновением железа. Удар оголовком ножа, и упырь падает, как подкошенный. А за ним волколак, равк и ещё хрен знает кто, разнообразие тварей поражало. Хорошо, что и добрых существ в этом мире было не меньше.
        - Старый, а ты всё сражаешься? - раздался за спиной звонкий женский голос.
        Обернувшийся сталкер уставился на молодуху, стоящую перед ним. Серый плащ с капюшоном, скрывающим лицо, посох ворожеи в руках…
        - Здрава будь, Услада, - хмыкнул Старый. косясь, не видит ли Заря. - Каким ветром здесь, лебёдушка?
        - А где ж мне ещё быть, коли тут решается судьба нашего мира? - улыбнулась ворожея. - Вот, пришла помочь. Раны залечить, кровь остановить.
        - Эй, воевода! Желан, оторвись уже от этого мертвеца! Видишь, медицинский работник у нас появился?
        Светловолосый крепыш с трудом сфокусировался на сталкере, отрываясь от сечи, и недоумённо уставился на него.
        - Я говорю - ворожею пристрой к делу! Усладой зовут! - проорал сталкер.
        Желан наконец уразумел, чего от него хотят, и потащил молодку к хлопочущим над парой подранных когтями парней женщинам.
        Старый, сдав врачевательницу, вернулся к своему занятию. Вновь засвистел кистень, стреножа напирающих существ, каждое из которых лишалось чувств при встрече с грозным охотником.
        - Глядите, сёстры, что тут творится! Этих молодцев нельзя одних оставить, тут же найдут, с кем схлестнуться! - зазвенел девчоночий ехидный голосок.
        - Ладно тебе, мальчишки же, вот и не знают покоя, всё удалью меряются, - вторил ей голос постарше.
        - Ничего, перебесятся, - добродушно возразил спокойный голос, принадлежащий пожилой женщине. - Старый, да оторвись ты уже.
        Три Яги стояли рядом и улыбались вконец обалдевшему сталкеру. Тот не нашёл слов, лишь поклонился и махнул рукой в сторону Острожка. Яговна смела с пути молодого кровососа, хихикнула и показала язык.
        На этот раз внимание неизвестных нахалок не ускользнуло от воительницы. Грозно крутанув мечом, она шагнула в их сторону, но попавшийся под ногами Мстиша что-то устало прохрипел ей. Девица остолбенела, потом поклонилась трём сёстрам в пояс и ретировалась в гущу боя.
        - Смотри-ка, нашёл наконец Старый свою настоящую жизнь, - кивнула старшая Яга. - Не зря, стало быть, в нашей избушке три ночи гостевал.
        Сёстры двинулись прочь, прокладывая широкую просеку в рядах чудовищ. Сталкер вытер рукой лицо, словно гоня наваждение, хмыкнул и отвернулся. Захват, удар, минус очередной злодей. Живой, но бездыханный. Однако продолжить ему снова не дали.
        - Вот молодец, услышал мои слова, - на этот раз голос сталкер узнал сразу. - Аккуратнее шарашь, медведь! Ему ещё самку огуливать!
        Наина была ослепительна. Рыжеволосая ведьма одарила изумрудным блеском глаз Старого и укусила от горбушки зажатого в изящных пальцах хлеба.
        - А мы вот тебе помочь пришли, - опередила она раскрывшего было рот охотника. - Ну-ка, младшие, покажите что умеете.
        Баюн неспешно потянулся, мявкнул и без разбега прыгнул вперёд. Приземлился котик уже размером с тигра. Встопорщив усы, он сурово рыкнул и ударом лапы сбил с ног сразу троих оборотней.
        Горыныч юрко вскарабкался на руки Наине, и колдунья запулила его высоко в небо. Еле заметная точка, канувшая в синеву, приблизилась, над землёй на бреющем полёте прошёл огромный ящер, раскинувший кожистые крылья на добрый десяток метров. Огненная струя обдала стайку дрекаваков, визг понёсся невообразимый.
        - А где тут у вас кормят? - поинтересовалась Наина. - Ладно, сама найду. Кликни, если помощь потребуется.
        Вернувшийся было в бой Старый подозрительно обернулся, ожидая перед собой ещё какого-нибудь знакомца, но обошлось. "Просканировав" подступы к городищу, сталкер нашёл деструктора, он по-прежнему скрывался за спинами слуг и почему-то не спешил напасть сам.
        Лютай, залитый кровью нескольких ран, твёрдо стоял на ногах, сил его хватало на то, чтобы не отступать, хотя и идти вперёд он уже не мог. Невдалеке Заря пробивалась к шатающемуся от усталости Мстише, кровь из рассечённого лба заливала его глаза, но, благодаря интуиции, парень всё ещё держался, нанося меткие удары.
        С шумом явилось подкрепление, приведённое Лешим, всевозможный лесной народ грозно потрясал увесистыми дубинками. В этот момент смолк севший наладонник, и лесовики бросились на перехват отправившихся к воротам чудовищ.
        И в этот момент Старый увидел Дану. Девочка шла к нему, неловко переставляя деревянные ноги, пустые глаза смотрели прямо на сталкера, но, похоже, не видели его. Старый почувствовал, как заныло сердце, никогда ешё он не ощущал такого отчаянья.
        - Дана, - позвал сталкер. - Даночка, слушай мой голос. Слушай мой голос, девочка.
        Никакой реакции. Малышка шла мимо сражающихся, не обращая внимания ни на кого. Старому показалось, что он слышит злорадный смех, ощущает злое удовлетворение, исходящее откуда-то позади Даны. Там, откуда она шла, забавлялся деструктор, глядя на горе своего врага.
        - Вспомни меня, маленькая! Это я, Старый! - звал сталкер, врастя в землю. Ему безумно хотелось попятиться и отвернуться, лишь бы не видеть этого выражения детского лица, этих глаз.
        Сердце сжимало и выкручивало, будто мокрую тряпку. Поднимая руку, чтобы хоть как-то утихомирить сумасшедшее биение, Старый на миг замер, а потом ещё быстрее схватился за грудь там, где в кармане пряталась куколка, подаренная приближающимся к нему ребёнком, ведомым злобной тварью.
        Игрушка будто сама выпорхнула навстречу дрожащей руке, согрела ладонь. Старый мог бы поклясться, что под пальцами, под тряпичной одёжкой забилось маленькое, но сильное сердечко.
        - Смотри, Дана! Это твоя куколка, помнишь? Она всегда со мной, солнышко! Я дал её поиграть кое-кому, и теперь у неё есть рожки, видишь? Вспомни же! - взмолился сталкер, протягивая игрушку навстречу ковыляющей девочке.
        Рожки полыхнули жёлтым светом. Дана, не останавливаясь, шла вперёд. В её руке блестел осколок камня, горел острыми гранями. Старый не видел его, он заворожено глядел, как ноги делают маленькие шажочки к нему.
        Где-то раздался крик: шорник Родомир, забыв о прокушенном плече, вскочил, разглядев маленькую дочку. Если бы не тяжёлая рука Житеслава, прижавшая шорника обратно к подстеленному на землю плащу, его друг ринулся бы к ней. Но даже сил кузнеца не хватило удержать отца, рвущегося к своему ребёнку, поверх его широкой ладони легли три поуже, женские. Девичья, молодая и старая. Родомир замер и утих, позволяя продолжить лечение. Житеслав сидел подле него и смотрел, как три сестры отправились дальше, потому что рядом были другие люди, нуждающиеся в их помощи.
        Старый ничего этого не видел, он смотрел только на Дану. По её лицу, прокладывая влажную дорожку, вдруг потекла слеза, за ней вторая… Сталкер упал на колени, всё еще протягивая вперёд куколку. Девочка прошла мимо неё, почти касаясь волосами рукава комбинезона, её рука с зажатым в ладошке осколком медленно поползла вверх, замахиваясь.
        Старый покачал головой и обнял подошедшую вплотную девочку. Осколок упёрся в шею, застыл там.
        Мир замер. Остановились только что яростно рычавшие чудовища, застыли люди, миг назад стремившиеся добраться до врагов. Мстиша стоял с раскрытым в немом крике ртом, бегущая на помощь сталкеру Заря будто натолкнулась на невидимую стену.
        - Дядька Старый, это, правда, ты? - раздался удивлённый голосок. Детские руки сжались, не в силах обхватить широкие плечи, тёплый комочек прижался доверчиво. - Дядька Старый, ты чего так долго?
        Бесполезный каменный осколок упал на землю, девочка со счастливым смехом взлетела вверх, когда сталкер выпрямился. Он держал Дану на весу и боялся отпустить. Где-то на грани слуха послышался вой, полный разочарования и злобы.
        Мир вернулся. Старый передал набежавшей Заре улыбающуюся девчонку и сдёрнул с плеч порядком изгвазданный рюкзак. Клапан выпустил винтовку, воительница отступила назад, подталкивая перед собой Дану, та вдруг увидела отца и помчалась к нему. В это время сталкер поймал в прицел голову, накрытую капюшоном, палец выжал спусковой крючок, Винторез щёлкнул вхолостую.
        Оружие ещё падало в траву, а Старый уже мчался вперёд, туда, где стоял деструктор. Люди и чудовища расступались, пропуская охотника к его жертве. В голове полыхнуло, но руки уже выдернули оставшуюся пару гранат, взрывная волна свалила мутанта с ног, разодрав на нём плащ. Поднявшись, он скинул дырявую ткань и вытер с уродливого лица свою кровь.
        Нож блестел в руке стремительно бегущего сталкера, псионик шагнул вперёд и вновь нанёс удар, от которого человек на мгновение ослеп. В голове будто взорвалось, и Старый прокусил губу, сдерживая стон. Он успел почувствовать толчок воздуха над правым плечом и увидел, как из груди деструктора вырвался фонтанчик крови, мутант закачался, попятился на подгибающихся ногах и рухнул на спину. Открытые глаза смотрели в небо, в них отражались плывущие облака. Далеко позади Заря опустила Винторез, глядя, как охотник встал над распластанным телом мутанта.
        Неожиданно за его спиной возник оборотень, секунду назад мирно стоящий рядом. Дёргаными движениями он подобрался к Старому и занёс лапу для удара, длинные когти изгибались, будто клыки саблезубого тигра. Заря вновь вскинула винтовку, видя, как острия уже опускаются на неприкрытую шею. И в этот момент на их пути встал Мстиша.
        Винтовка мягко толкнула в плечо, голова оборотня дёрнулась, он рухнал на землю, увлекая за собой застонавшего парня, из шеи охотника толчками выплёскивалась кровь. Когда сталкер упал на колени подле напарника, Мстиша попытался что-то сказать и умер.
        Прошло совсем немного времени, когда Старый вновь оказался на ногах. В последнем прыжке он упал на издыхающего деструктора и всадил нож в его горло.
        Над молодым охотником стоял Лютай, обнимая плачущую Зарю, позади люди и существа безмолвно подходили ближе. В это время откуда-то раздался зычный голос ведьмы.
        - Расступитесь, остолопы! Да пропустите же! Парень, сейчас мужской силы лишу! Тебя, упырь, тоже! - ругалась Наина, проталкиваясь к телу Мстиши. За собой она тащила Усладу, следом спешили сёстры Яги.
        - Скорее, держите его, - кивнула Ягиня на тело.
        Наина с Усладой встали на колени и положили ладони на грудь и живот парня. Младшие сёстры исчезли, растворились в воздухе.
        - Ещё не поздно, мы вернём его, - пообещала Яга, прежде чем тоже исчезнуть. - Старый, ты не забыл о моём подарке?
        Сталкер зашарил по карманам, нащупал что-то и вытащил наружу стеклянную ёмкость. Крышка отлетела в сторону, на деструктора полилась мёртвая вода. Отбросив уже не нужную склянку, Старый повернулся и улыбнулся устало. В следующий миг исчез и он. Заря выронила оружие, опускаясь на землю.
        ***
        Пришедший в себя сталкер услышал, как где-то рядом знакомо завывает мимик, но сил подняться не было. Вот послышался рык жихаря, ещё один. Звуки удалялись, становясь всё тише.
        Застонав, Старый сел и перевернулся на колени, уперевшись ладонями в дощатый пол. Шатаясь, он встал и выбрался наружу. Вокруг была Зона.
        Когда бывший снайпер показался в дверях, его обступила команда.
        - Ну, чего так долго-то? - поинтересовался один из сталкеров. - Мы уже хотели идти выручать.
        - Сколько времени прошло, пока я был внутри? - хрипло спросил Старый.
        - Да полчаса примерно. А что?
        - Эй, ты когда успел так обрасти?!
        - Это Зона, - прошептал вместо ответа Старый, и ватажка понимающе хмыкнула, дивясь на невесть откуда взявшуюся роскошную бороду своего командира.
        Вечером вернувшиеся с задания собрались в своём схроне на Яслях. За ужином сталкер рассказал всё, что с ним приключилось, непонятная тоска терзала его сердце, он не чувствовал вкуса привычной пищи, а крепкий сладкий чай казался горьким, будто отвар полыни.
        - Ничего себе ты время провёл! А мы тут гадаем, что происходит! Мутанты вдруг перестали шататься по огороду и сделали ноги!
        - Ну, урода этого ты убил, значит? Всё закончилось хорошо? Кстати, а где твой Винтарь?
        - В том-то и дело… я не хочу, чтобы всё это заканчивалось, - выдавил Старый и вдруг ясно понял, чего желает на самом деле. - Мужики, вы это… простите, но мне нужно обратно.
        Четверо напарников помолчали. Первым не выдержал новичок.
        - Да что мы думаем?! Я, конечно, тебя хуже всех знаю, но… твоё место совсем не тут, и ты сам это понимаешь! Возвращайся, Старый!
        - Возвращайся, - будто эхо, подхватили трое бродяг.
        - Но как же вы? - прошептал мгновенно осипший сталкер.
        - А что мы? Этого оболтуса обучим, как учил нас ты сам. Всё путём будет!
        - Погодите, а как он обратно-то попадёт?
        - Через аномалию, как ещё? Старый, что молчишь-то? Есть идеи?
        Сталкер извлёк из кармана так и оставшуюся у него куколку. Рожки тут же блеснули золотыми отсветами.
        - Есть кое-какая мыслишка. Благодарю, друзья… что понимаете.
        - Вот именно, что бы мы за друзья были, если бы не поняли. Так что давай, дуй к своей девчонке. И напарнику, если он выжил, привет передавай!
        - Может, и вы со мной? - спросил Старый, запихивая свои вещи в рюкзак.
        - Нет, наше время уходить из Зоны ещё не пришло, - улыбнулся один из бродяг. - Но когда-нибудь настанет и наш черёд.
        - Старый, погоди! Ты можешь обождать пару часов? - вскинулся вдруг второй.
        Четверо напарников сорвались с места, прихватив унесённый из деревушки хабар - какой-то хитрый прибор, утерянный военными в очередном рейде. Через час они вернулись, нагруженные всевозможными коробками. Сгрузив всё это на стол, ватажники принялись потрошить упаковку.
        - Так, это тебе. Тут сухие пайки, разные девятимиллиметровики к винтовке, гранаты, медикаменты… У тебя там хоть и ворожеи с ведьмами в друзьях, а только на всякий случай… Ножи на всю команду, самые лучшие, что у Торгованыча нашлись. Говорит, у "Фронта" такие… Хлебца сталкерского Наине передай. Если не зайдёт, пусть кота с ящеркой накормит. Что ещё? А, вот, чаёк на первое время!
        - И последнее, но не по значению, - новичок сделал паузу. - Доставайте, ребята!
        На стол лёг Винторез. Старый, и так находящийся в душевном раздрае, просто онемел. Он поднял оружие, погладил деревянный приклад и, наконец, поднял глаза на свою уже бывшую команду.
        - Спасибо, друзья. Надеюсь, ещё увидимся когда-нибудь.
        - Всё, топай уже, - заулыбались здоровые парни.
        - Удачной охоты!
        - Иди своей дорогой, сталкер, - прозвучало обретшее новый смысл пожелание.
        Старый добрался до деревушки рано утром. Вытоптанная вокруг избушки трава успела чуть подняться, роса оседала на берцах. Глубоко вдохнув, сталкер шагнул внутрь, будто нырнул в воду.
        Вот и погреб. Красного свечения не было, и Старый с замирающим сердцем склонился над люком. Спрыгнул вниз, облазал все стены - ничего. Выбравшись наружу, он уселся на пороге. В раздумьях сталкер достал куколку, погладил детскую игрушку, и та моментально засияла. Чья-то тень легла на его колени.
        Старый медленно поднял голову и увидел покрытую тёмной шёрсткой фигурку, перед ним стояла Дина. Сердце остановилось и тут же шарахнуло по грудной клетке.
        - Идём, Старый, пора домой, - улыбнулась маленькая свида, протягивая руку. Мягкие пальчики легли в широкую ладонь.
        Проведя сталкера внутрь, Дина остановилась, перед копытцами зияла темнота подпола.
        - Закрой глаза, - попросила девочка. Старый зажмурился, успел сквозь сомкнутые веки увидеть красный сполох, разлившийся перед ним, и сделал шаг вперёд.
        ***
        Их было пятеро, сильные и крупные особи. Вчера в деревне исчез весь скот, и теперь Заря выследила тех, кто в этом виновен. Снова дрекаваки, это они питают непонятную привязанность к домашним животным.
        Винторез - всё, что осталось у неё в память о сталкере - ободряюще уткнулся в плечо. Не горюй, мол, охотница, всё будет хорошо. Щелчок, и одна тварь свалилась под ноги остальным. Ещё щелчок, и вторая завозилась на земле, скребя лапами дёрн.
        В третий раз щёлкнуло вхолостую. Всё, маленькие металлические стрелы закончились. Заря осторожно положила винтовку на землю, будто самую дорогую вещь, и достала нож. Кладенец она вернула Ягам, когда те разыскали Мстишу в ином мире и привели обратно.
        Приготовившись атаковать, девица напряглась. Знакомый щелчок раздался позади, ещё, ещё один, оставшиеся чудовища умерли, не успев разбежаться. Заря вскочила, выронила нож и опрометью бросилась туда, где под сенью деревьев, скинув с головы маскировочный капюшон, стоял её охотник.
        25 октября 2020

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к