Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Никольская Ева: " Ли Ди Я Или Просто Добавь Воды " - читать онлайн

Сохранить .
"Ли-Ди-Я" или "Просто добавь воды!" Ева Никольская
        Луна манит, Луна приковывает, Луна тянет и зовет... Погрузиться в море и охладить пылающее непонятными предчувствиями тело. Открыть душу невероятному и познать скрытую от людских глаз древнюю тайну. Но знай, прелестное создание, эту чашу удовольствий придется разделить на троих!
        Никольская Ева
        "Ли-Ди-Я" или "Просто добавь воды!"
        МОРЕ ВОЛНУЕТСЯ РАЗ:
        БЕГУЩИЕ ПЕСКИ
        Ей хотелось романтики. Бокал выпитого за ужином вина и такая непривычная свобода пьянили, будоража воображение. Романтики ей хотелось всегда, но именно здесь и сейчас - особенно. Пустынный пляж, окутанный ночной прохладой, яркие звезды чужого неба, рассыпанные вокруг серебристого диска луны, экзотические пальмы и благоухающие гроздья цветов - такой подходящий антураж для девичьих грез. Не хватает только прекрасного принца. Можно без коня, но обязательно с повадками джентльмена и чудесным голосом в комплекте.
        Лидия тихо хихикнула, прикрыв ладонью рот. Привлекать внимание гуляющей вдалеке парочки беспричинным смехом ей не хотелось. Да и любой посторонний звук, казалось, мог разрушить царящую вокруг гармонию.
        К черту принца! Только она, этот покинутый на ночь пляж и море... такое спокойное и теплое, что хочется гулять по его кромке вечно.
        Как же давно Лидия ждала возможности отправиться в подобное путешествие. Без говорливых тетушек и их непоседливых чад, без горячо любимых, но вечно опекающих дочь, родителей, без маминых красавиц-подруг с пожизненным девизом: "смотрите на меня!", и без папиных партнеров по бизнесу, которые с умильными физиономиями говорили в лицо: "ах, какая милая девочка", а сами исподтишка пялились на ее первые и вторые девяносто. И вот она - долгожданная свобода! Отдых в пятизвездочном отеле на морском побережье - в подарок на ее совершеннолетие. Не на то, которое отмечают в 21, нет... Лидии через пару дней должно исполниться всего лишь восемнадцать. А по сему в "свободное плавание" девушку все-таки отпустили, но с двоюродной сестрой в качестве компаньонки... а еще в качестве опекунши, надзирателя, цербера и мозгодолбателя в одном флаконе. Дааа, хороший Карина человек, но до того чопорный и ответственный, хоть вешайся. Одна радость: в половине второго ночи у нее на зависть крепкий сон.
        Лидия медленно брела вдоль пустых шезлонгов по ограниченному территорией отеля пляжу. Вперед... а потом обратно. Нагретые за день волны смывали ее следы, лаская босые ступни, а легкий ветер теребил складки длинного шелкового платья. Темно-красные волосы, заколотые наверх, в столь поздний час казались совсем черными, а нежно голубая кофточка, накинутая на плечи, напротив, смотрелась белым пятном на фоне ее стройной фигурки. Девушка шла и улыбалась... пока скользкий песок под ногами не начал двигаться.
        Словно кто-то включил эскалатор, и тот послушно повез единственную пассажирку в море. Однако движение его заметно не было, чего нельзя сказать об изменениях в пейзаже. На пару секунд девушка застыла в нелепой позе: чуть наклонившись вперед и широко расставив ноги, в одной руке она держала босоножки, в другой сжимала подол своего вечернего платья. С приоткрытым ртом и округлившимися глазами Лидия выглядела комично. Вот только зрителей, увы, не было. Пара, что гуляла по аллее, давно скрылась из виду. А местная охрана что-то не спешила появляться на горизонте.
        Лидия не верила своим глазам. Стоя на твердом песке по щиколотку в воде, она продолжала удаляться от погруженного в ночь пляжа. Страх, наконец, победил изумление, и девушка, сорвавшись с места, бросилась в сторону спасительного берега. Но, чем быстрее она бежала, тем дальше оказывались белые зонтики шезлонгов и огни ночного отеля. "Дьявольская дорожка", поймав свою жертву, несла ее вперед, минуя буйки и сети, усыпанные гирляндами ламп яхты и небольшие островки. Волны пенились вокруг, поднимались, будто стены, периодически выстраивая коридор с песчаным полом. А потом опадали вниз, но брызги не долетали до девушки. Пару раз она кидалась на невидимые преграды, что мешали ей спрыгнуть в море, но кроме синяков ничего этим не добилась. Лидия кричала так, что закладывало уши, махала руками, пытаясь привлечь внимание туристов с яхты - тщетно. Ее никто не видел! Даже те, что стояли у перил и смотрели прямо на нее. Девушка плакала, молилась, обещала больше никогда не убегать в самоволку, снова плакала... потом отчаянно била босой ногой по бурлящей волне, но не чувствовала влаги, лишь боль от удара о твердую
поверхность. В голове маячила мысль о том, что какой-то злой гений с изощренной фантазией запер ее в ящике из пуленепробиваемого стекла и теперь непонятным образом транспортирует пленницу к месту грядущих экспериментов. Сердце бешено билось, воображение рисовало ужасные картины скорого будущего, а "песчаный плот", скользящий по волнам, уносил свою добычу все дальше в море.
        Лидия не сразу поняла, что путешествие закончилось. Вокруг давно уже были только вода и небо. Да еще, пожалуй, необычно яркая луна на "расшитом" звездами куполе. Морская дорога превратилась в круглый островок, а волны вокруг него стали едва заметно фосфоресцировать, освещая фигуру девушки. Она сидела, подтянув колени к подбородку, растрепавшиеся волосы неряшливыми прядями свисали до самой воды. Рядом в беспорядке валялись босоножки и слетевшая с головы заколка. Низ кофточки был влажным, подол платья - мокрым, а на бледном лице несчастной блестели подсохшие дорожки от выплаканных слез. Она подняла голову и начала нервно оглядываться, прикрывая ладонью глаза от странного, голубовато-зеленого свечения, которое шло от воды и постепенно нарастало. Мысль о том, что все происходящее лишь кошмарный сон, утонула в потоке дикого ужаса, когда Лидия увидела, как прямо на нее несется огромная волна. Одна среди относительно спокойного моря...
        Не зажмурилась девушка только потому, что не смогла. Чувствуя себя кроликом в клетке, оказавшимся на пути танка, она временно утратила способность шевелиться и, как загипнотизированная, смотрела на приближение волны-убийцы. Когда эта громадина, ударившись о невидимый барьер, с громким всплеском опала вниз, Лидия с облегчением подумала, что ей все-таки посчастливилось выжить. А когда из пышных хлопьев пены на ее маленький островок вышел обнаженный мужчина - решила, что она все-таки умерла, и этот незнакомец с серебристым отливом не кто иной, как ангел, явившийся за ее душой.
        "Ангел" склонил на бок голову, с интересом изучая девушку, затем подошел к ней и, присев на корточки, убрал с ее лица прядь волос, после чего чуть приподнял его за подбородок. Лидия сидела, широко распахнув глаза, и смотрела на странного... парня. Ну, а как еще назвать человекоподобное существо со всеми атрибутами мужского пола, но с очень необычной внешностью? Его чересчур бледная, будто прозрачная, кожа, чуть светилась, выгодно подчеркивая красоту сложения и филигранность играющих при движениях мышц. Длинные до плеч волосы отливали серебром и, несмотря на среду, из которой вышел этот "ангелочек", они выглядели совершенно сухими. Прищуренные глаза визитера, похожие на два изумруда, с большим интересом изучали девушку. Такие неестественно яркие... а еще оценивающе-насмешливые и холодные, будто и правда сделаны из драгоценных камней.
        - Я умерла? - прошептала Лидия.
        Он отрицательно мотнул головой и улыбнулся.
        - Ты ангел? - ободрившись, уточнила она.
        В ответ тот же жест и чуть кривящая рот ухмылка.
        - А... кто? - окончательно придя в себя, спросила девушка.
        Но парень ничего не сказал ей, вместо этого он провел указательным пальцем по ее лбу, носу, чуть задержался на его слегка вздернутом кончике и... коснулся приоткрытых губ, будто призывая девушку замолчать. Она и замолчала, став жертвой очередного приступа оцепенения. Все-таки сидеть посреди моря на песке в компании голого мужика с внутренней подсветкой и чувствовать, как подушечка его холодного пальца поглаживает твои губы - Лидии доводилось не часто... вообще, никогда! И, что-то ей подсказывало, что лучше б и не довелось вовсе. Она, конечно, мечтала о принце, гуляя по пляжу, и даже допускала отсутствие у него лошади... но вот насчет отсутствия одежды разговора не было. Так что за волшебник-извращенец послал ей этого типа с глазами-изумрудами в которых... нет зрачков. Девушка только сейчас это заметила, потому что незнакомец склонился к ней недопустимо близко.
        "А еще у него нет дыхания", - мелькнула паническая мысль, когда существо, так похожее на живого человека, прильнуло к ее рту.
        Его упругие губы были сухими и холодными, но их прикосновение не вызывало отторжения. И вместо того, чтобы отшатнуться, Лидия рефлекторно подалась вперед. Тот, кто не был ангелом, расценил ее неосознанный порыв как согласие, и пробный поцелуй, растеряв всю легкость, перестал быть невинным. Девушка дернулась, осознав свою ошибку, но его рука уже лежала на ее затылке, блокируя слабые попытки отстраниться. И если поначалу их встреча напоминала ей "ожившую сказку": красивую и нереальную одновременно, то теперь она явственно чувствовала, что угодила в западню, построенную сверхъестественным существом. Сильным, опасным и напрочь лишенным повадок джентльмена. Страх взял верх над глупой реакцией тела, и Лидия отчаянно забилась в руках незнакомца. Он отпустил не сразу, но все-таки отпустил. Перепуганная, растерянная и красная, как рак, от нахлынувшего стыда, она понемногу отползала назад, глядя исподлобья на своего соблазнителя. А он по-прежнему сидел на корточках, не стесняясь собственной наготы, и улыбался. Странно так... если не сказать ехидно. Увеличив разделявшее их расстояние на метр, не больше,
девушка натолкнулась спиной на стену... на чересчур рельефную стену, которая вздрогнула от тихого смешка, а потом обхватила Лидию вполне человеческими руками с бледной кожей, слабо мерцающей в полумраке ночи.
        - А-а-а-а... О-о-о...О-отстаньте! - заорала девушка, отбиваясь от объятий еще одного любвеобильного типа, который, как две капли воды, походил на первого, но в отличие от своего собрата обладал ярко-голубыми глазами и... слишком крепкой хваткой.
        Этот в край обнаглевший "посланец морских глубин" не собирался отпускать Лидию ни сразу, ни чуть погодя. Он вообще не собирался ее отпускать. Одной рукой "парень" удерживал свою брыкающуюся "добычу", другой шарил под мягкой тканью кофточки, изучая на ощупь характерные округлости женского тела. Второй же близнец с довольной физиономией наблюдал за происходящим. Девушка пыталась драться, царапалась и, разок извернувшись, умудрилась укусить пленившего ее блондина за плечо, но тот даже не вздрогнул. Зато у нее на губах остался странный привкус, очень слабо напоминающий кровь. То, что парочка, забавляющаяся с ней посреди моря, не люди - Лидия прекрасно осознавала, как понимала и то, что они, несомненно, мужчины. Инопланетяне? Киборги? Волшебные создания с разыгравшимися гормонами? Искать ответы на эту тему у нее не было ни сил, ни времени, ни желания. Сейчас ей хотелось только одного - чтобы все закончилось: чтобы ее перестали тискать и поглаживать, вызывая непрошенные волны дрожи, расходящиеся по телу, чтобы прекратили водить кончиком влажного языка за ухом, время от времени прикусывая мочку с
нанизанной на нее золотой сережкой. Ей хотелось, чтобы контрастный душ из ужаса, леденящего душу, и смущения, сжигающего лицо, перестал, наконец, ее мучить, с садистской периодичностью кидая несчастную девственницу из огня в холод и обратно. Слишком много потрясений для ее юной психики, слишком...
        Когда голубоглазый повернул ее лицом к себе, она лишь вяло взбрыкивала, устав от бесполезного сопротивления. Он крепче стиснул ее талию, прижав Лидию к своей груди, а потом начал целовать. Яростно, страстно, заглушая ее протесты, упиваясь ее дыханием, наслаждаясь ее теплом. Последнее, что почувствовала девушка прежде, чем ее измученный рассудок гордо скрылся в темной комнате бессознательности, были руки того "парня", что целовал ее первым. Они скользили по мокрой коже ног, поднимая тяжелый от воды подол платья к самым бедрам.
        ***
        - Красивая нынче "рыбка" попалась в наши сети, - с улыбкой рассматривая обнаженную девушку, лежащую на песке, проговорил Динтэгро.
        - Много их красивых было... - лениво щуря пьяные от полученного удовольствия глаза, отозвался его брат.
        - И разных, - обнажив в усмешке небольшие клыки, добавил Ди, - но бесполезных. А эта...
        - Что эта? - приподнял светлую бровь Линтаро, и принялся красиво укладывать темные волосы вокруг девичьей головы.
        - Эта как чистый лист. Еще не окрепшие взгляды на жизнь, а какое интересное образование! Музыка, живопись, танцы...
        - Т-ты! - зеленоглазый вскочил на ноги и мрачно уставился на своего близнеца. - Ты что, пил ее дыхание?! Почему?
        - Понравилась, - пожал плечами тот.
        - Но это же опасно, Ди! А если бы девчонка оказалась прожженной стервой с "черной" душой, маскирующейся под невинную овечку?
        - Но не оказалась же, - с видом сытого котяры, промурлыкал тот и продолжил брошенное братом занятие. - Да и зачем ей маскироваться, она и так... невинна.
        - Невинна? - светлые волосы Ли качнулись, когда он резко повернул голову в сторону обсуждаемой особы. - Ты уверен?
        - Абсолютно. А еще в ее имени заключены наши, - с довольным видом сообщил голубоглазый. - Ли-Ди-я... Ты-Я-и Она. По-моему, улов у нас сегодня знатный, а?
        - Хочешь попробовать? - прищурился брат.
        - А почему нет? Вот очнется и...
        - Нельзя, - наклоняясь к бледному лицу пленницы проговорил Линтаро. - Она должна сама к нам придти. По собственному желанию, только тогда обряд пройдет успешно.
        - А она придет? - с сомнением спросил Динтэгро.
        - Не знаю, но придется рискнуть. Либо все, либо ничего. Либо... просто поиграем с ней, как с другими, и вместе с удовольствием получим порцию человеческого тепла. Может, даже отпустим, раз она тебе так понравилась, - по губам морского духа зазмеилась ехидная улыбочка. - Или оставим ее на несколько раз: девочка просто излучает жар, ммм, - он мечтательно прикрыл глаза, продолжая при этом искоса наблюдать за собеседником из-под завесы густых ресниц. - Выбирай.
        - Отнесем на берег, - мрачно вздохнув, ответил брат. - Она вернется... я чувствую.
        ***
        Лежащую на берегу пляжа Лидию нашел охранник. От легкого толчка девушка очнулась и, сев прямо на песке, мутным взором уставилась на него. В голове у нее шумело, а конечности плохо слушались, поэтому она с удовольствием приняла помощь, предложенную мужчиной. Опираясь на его руку, Лида дошла до небольшой виллы, на первом этаже которой они с сестрой снимали номер. Воспоминания фантастического приключения хоть и не исчезли, зато сильно перепутались. В горле пересохло, ныла шея и продрогли плечи - кофточка куда-то исчезла, осталось только платье. Правда, какое-то странное на ощупь, но разглядывать его в темноте ей не хотелось. Девушка чувствовала себя так, будто выпила за ужином не бокал вина, а несколько бутылок, и теперь ее мучило сильное похмелье.
        Поблагодарив охранника, Лидия закрыла на ключ дверь и тихо сползла по стеночке на пол. Ее чуть подташнивало и очень хотелось пить, но добраться до стоящего в холодильнике сока не было сил. В комнате скрипнула кровать, затем раздались шаркающие шаги и... яркая вспышка света залила коридор.
        - Где ты болталась, дура? - с трудом сдерживая раздражение, поинтересовалась Карина. - И что на тебе напялено? А? Напилась? Или травы накурилась? Чего молчишь, Лидка?!
        - Я... - девушка подняла тяжелую голову и постаралась сфокусировать взгляд на собеседнице. Темное пятно ее не худенькой фигуры то сужалось, то размывалось, но никак не желало обрастать деталями. - Я гуляла.
        - Ну, конееечно! - язвительно протянула сестра. - Говорили мне твои родители, чтоб следила... А я, глупая, поверила, что ты спать легла. Кому поверила?! Шлюхе малолетней! Ты посмотри на себя только, - она попыталась поднять девушку на ноги, но та снова сползла вниз. - Мало того, что обдолбанная, так еще и одета как... как... Что это?! Жемчуг? Настоящий? Платье из жемчуга?! - изумленная пауза длилась около минуты, а потом разразилась громкими визгами девицы: - Ты что? Отцовскую карточку обнулить решила, транжира неблагодарная?! Да ты, ты... - девушка захлебнулась от возмущения, а сидящая у стеночки Лида прикрыла уши руками.
        Карина что-то еще кричала, отчитывая кузину, но та ее не слушала. В голове медленно, но верно складывалась единственно правильная картинка ночных событий: какие-то уроды подсыпали ей в вино наркотик, потом всласть поразвлекались и, подарив дорогое платье в качестве расплаты за удовольствия, оставили на берегу, прекрасно зная, что охранник, совершая обход территории, найдет несчастную.
        Мерзко, гадко... и так логично!
        Схватившись за край платья, связанного из жемчужных нитей, девушка с отвращением дернула его. Перламутровые крупинки рассыпались по полу, а глаза Лидии налились слезами.
        - Мне надо в ванную, - бросила она в поток сестринских нотаций и ползком отправилась в вышеуказанную комнату.
        - Пол не испачкай, когда блевать будешь, - ядовито предупредила Карина.
        - Заткнисссь, - закусив припухшую от поцелуев губу, прошептала ее сестра.
        Море волнуется два:
        Перстни на пальцах
        Стоя на берегу пустого пляжа, Лидия нервно ковыряла ногой мокрый песок, то поддевая его носком кроссовка, то снова затаптывая. За этим занятием она провела уже минут тридцать, во время которых, помимо краткого обмена любезностями с молоденьким охранником, ничего не случилось. Море сегодня было беспокойным, волны накатывали на берег, стремясь лизнуть ступни стоящей неподалеку девушки. Иногда это им удавалось, но как только вода попадала на обувь, Лидия делала маленький шаг назад и... продолжала ждать.
        С той памятной ночи, когда она явилась в номер одурманенная и одетая в чужое платье, прошло ровно двое суток. Сегодня был ее восемнадцатый день рождения, а еще... день и час встречи, назначенной типами, повинными в недавнем происшествии. Нет, они не прислали ей в номер записку, и не позвонили по телефону, и уж точно не явились пригласить на рандеву лично. Эти сволочи выбрали куда более оригинальный способ донести послание - просто разместили его на животе своей жертвы. Когда Лида обнаружила выведенные на нем фразы, ее обида переросла в злость, а вскоре окончательно укоренилась в состоянии "жажда мести". Оттирала странные чернила девушка долго и тщательно. Она запомнила каждое слово, каждый знак препинания... даже характерные вензеля каллиграфического почерка намертво засели в ее памяти. Да и как такое забудешь?!
        Парням, которые использовали ее для своих забав, хватило наглости сообщить ей о том, что, во-первых, она им понравилась, во-вторых, именно такую девочку они давно искали, и, в-третьих, ее девственность все еще при ней, но эти благодетели (!) с удовольствием избавят девушку от столь неудобной штуки, если она придет к ним на очередное свидание. Далее следовала подробная инструкция, куда именно и во сколько Лидия должна явиться, а также упоминание о том, чтобы она приходила одна. Девушка и пришла... одна. Правда, прихватила с собой купленный в городе перочинный нож, два газовых баллончика и кастет с красивой гравировкой. Ей, конечно, очень хотелось взять еще и пару охранников из отеля, но в таком случае, два брата-извращенца с большими деньгами и явно хорошими связями (все-таки платья из натурального жемчуга не мало стоят, и наркотик в еду, наверняка, сообщник из персонала подсыпал) могли просто не явиться в указанное место встречи. Да и никаких доказательств, чтобы обвинить их в чем-либо, у обиженной туристки не было. Несколько засосов на шее плюс похожее на похмелье состояние? Ха! С такими уликами
ее саму, чего доброго, обвинят... в непристойном поведении. Как это сделала Карина, к примеру.
        Кстати, о ней... После того случая сестра решила быть более бдительной и начала провожать (хотя скорее конвоировать) Лидию даже до двери туалета. Вечерами она напивалась кофе и сторожила вверенную ей подопечную, отсыпалась же днем, забрав у кузины второй ключ от номера, чтобы та не могла его покинуть. А потом ходила с ней по магазинам, ресторанам и на пляж, держа под ручку и изображая из себя заботливую кумушку. До сегодняшнего дня Лида не стремилась избавиться от общества Карины. Ей даже нравилось, что кто-то хорошо знакомый всегда рядом. Но доверить компаньонке свою тайну она не решилась, прекрасно зная, что вместо поддержки получит "моральную затрещину", приправленную хорошей порцией мерзкого сарказма. Однако день "Х" настал и, подсыпав в напиток сестры снотворное из своей личной аптечки, девушка благополучно покинула виллу и отправилась на пляж.
        Сейчас он выглядел безлюдным, холодным и каким-то неприветливым, не то, что в прошлый раз. На небе красовалась все та же полная луна, вот только звезды едва просвечивали сквозь черную вуаль прохладной ночи. Было ветрено и пусто.
        А Лидия ждала и ждала, не решаясь уйти. Она прекрасно понимала, что ей не справиться с взрослыми мужиками, но успокаивала себя тем, что просто поймает их "за руку" на чем-нибудь противозаконном. С ясной головой и во всеоружии она чувствовала себя вполне уверенно. Пусть только полезут! Баллончики отвлекут их внимание, а ее крики, напротив, привлекут внимание кого-либо другого... тот же охранник где-то рядом бродит... и другие люди тоже. Так что наедине она со своими знакомыми незнакомцами не останется. А если и останется, то что терять? Девственность? Ну, ради такой благой цели, как разоблачение преступных деяний неких темных личностей, ею можно и рискнуть! Вот только... пришли бы уже эти "темные личности", а то холодно и некомфортно одинокой девушке стоять на берегу.
        Они так и не появились. А Лидия все стояла, кусая губы, и чуть не плакала от досады. Ей так хотелось их наказать... нет! Ей просто хотелось их снова увидеть. Но признаться в этом было страшно и стыдно даже самой себе.
        Перед тем, как покинуть пляж, она, невзирая на обувь, вошла по колено в воду. Просто, чтобы убедиться... чтобы доказать самой себе нереальность той фантастической версии, которая упорно рвалась из клетки логики, ломая доводы-прутья.
        Всего секунду море вело себя обычно, а потом словно взбесилось. Девушка не успела опомниться, как погрузилась в него полностью. Воды вокруг шипели и пенились, захлестывая ее с головой, закруживая и утягивая куда-то вверх... или это был низ? Ей казалось, что море и небо поменялись местами, а потом и вовсе первая стихия поглотила вторую, ибо луна отныне стала частью морского дна. Или это не она источала тот мягкий свет, что струился отовсюду? Где песок, где берег, где этот чертов пляж с потерявшимся в кустах охранником? Вокруг была одна только вода... лазурная и теплая, словно днем.
        Лидия отчаянно барахталась, стремясь выплыть из пленившей ее пучины. Она искала путь на наверх, но никак не могла понять, куда именно следует плыть. Ни дна, ни поверхности не наблюдалось, зато присутствовало ощущение невесомости, будто здесь совершенно не действовали законы гравитации. Очередная ловушка? Вероятно. Вот только направлена она была не на поимку, а на уничтожение жертвы, потому что дышать под водой девушка не умела.
        Чужие губы нашли ее рот в тот самый момент, когда Лидия окончательно смирилась со своей смертью. Глоток подаренного воздуха пробудил уснувшую, было, жажду жизни. Опущенные в бессилии ресницы встрепенулись, и карие глаза уставились в голубые. Всего какие-то доли секунд длился их молчаливый диалог, а потом все снова пришло в движение: море вокруг, парень, да и сама Лидия. Безропотно доверившись своему проводнику, она выплыла вместе с ним на поверхность, которая оказалась почему-то справа, и, отдышавшись, чуть снова не ушла под воду. На этот раз от изумления. Каменные стены высокого грота оплетала странная мерцающая паутина, а посреди сводчатого потолка красовалось "окно в мир". Там, на верху сияла невероятно яркая луна, на фоне которой меркли звезды. Казалось, что небесное светило слабо пульсирует, время от времени меняя свое серебристое одеяние на бледно голубое. Вокруг было сказочно красиво и очень светло, а еще тепло и тихо.
        Бледнолицый спаситель больше не удерживал девушку, но по-прежнему находился рядом. Он, как и она, был погружен в воду по плечи, но, в отличие от нее, не делал никаких движений руками, чтоб удерживаться в этом положении. Парень с интересом наблюдал за Лидией, а она с не меньшим интересом разглядывала пещеру. Смотреть в лицо этому типу девушка почему-то боялась.
        Легкие шлепки, раздавшиеся за спиной, привлекли ее внимание. Опрометчиво развернувшись всем корпусом, девушка в очередной раз испытала потребность уйти с головой под воду. Под ту самую воду, по которой шел к ней зеленоглазый блондин... нет, не так! Абсолютно голый и невероятно привлекательный зеленоглазый блондин. Высокий, стройный, но при этом ни капли не женственный. Каждый его шаг, каждый жест - все было наполнено какой-то хищной грацией. Лидии всегда нравились брюнеты с аккуратными стрижками и идеальными манерами. Эта же парочка мало походила на ее эталон мужчины, но... не признать их своеобразную красоту она не могла.
        Когда парень присел на корточки рядом с девушкой, она зажмурилась и стала медленно погружаться, желая остудить вспыхнувшее лицо. Однако этот бесстыжий индивид довольно быстро пресек ее попытку бегства, вытащив несчастную обратно за шкирку. Лидия приоткрыла один глаз, затем приоткрыла другой, оценила висящее перед ее носом достоинство, окруженное густой порослью серебристых волос, покраснела еще больше и... принялась расстегивать карман спортивной ветровки. Неприличные мысли следовало срочно заменить на кровожадные. И пусть в реале отрезать эту "штуку" девушка вряд ли рискнет, но... помечтать-то можно?!
        - Это что же? Товар лицом решил показать? - хмуро поинтересовалась Лидия, поудобней перехватывая раскрытый нож, который намеревалась достать из воды при первых признаках опасности. О том, что угрожать этим существам человеческим оружием - все равно, что пугать ежа голой задницей, девушка не думала. Ей нужна была хоть какая-то иллюзия защиты. Пусть глупо, пусть по-детски... зато угрызения совести мучить не будут, что сдалась без боя на милость победителей.
        Сидящий напротив парень насмешливо хмыкнул, продолжая удерживать Лидию за ворот куртки.
        - Отпусссти, - прошипела та.
        Не сработало. Вместо того, чтобы выполнить при... просьбу, этот наглый тип приподнял девушку еще выше и... поцеловал. Она его укусила - он усмехнулся. Она достала нож и помахала им перед его лицом, он сделал круглые глаза, изображая комический ужас, потом, не отпуская Лидию, сел прямо на воду и, с комфортом вытянув длинные ноги, начал шарить свободной ладонью в воде. "Если он достанет оттуда офицерский кортик, чтобы поиграть в "у кого ножичек круче", я утоплюсь... добровольно!" - подумала девушка, следя за его действиями. Спустя пару минут эта блондинистая "ехидна" выловила, наконец, то, что искала. Маленькая золотая рыбка лежала в его большой ладони и, сверкая чешуей, таращила круглые глазки на Лидию.
        - И? - спросила та, указав кончиком лезвия на несчастное существо. - Что теперь? Три желания загадывать? Первое будет: чтоб ты меня отпустил!
        Под тихий смех наблюдавшего за ними брата, зеленоглазый насадил рыбку на ее нож и, с удовольствием глядя, как вытягивается девичье лицо, разжал пальцы. С громким всплеском ошарашенная девушка полетела в воду. Уйти в нее с головой ей помешал вовремя подоспевший собрат живодера, расположившегося рядом. Голубоглазый заботливо придержал девушку за талию, ненавязчиво так прижимая ее к себе. Он тоже был голым. Но в отличие от своей ходячей... то есть сидячей копии, его "товар" пребывал отнюдь не в висячем состоянии, что сильно нервировало и без того растерянную Лидию. Она дернулась, парень не отпустил. Она дернулась еще раз и многозначительно махнула ножом с нанизанным на него трупиком. Парень издал сдавленный смешок и, пряча лицо где-то в районе ее шеи, принялся прокладывать цепочку влажных поцелуев от плеча к уху.
        - А-а-ай, - взвыла девушка, отворачиваясь и, наткнувшись взглядом на довольную физиономию второго, воскликнула: - Зачем? Зачем ты ее убил?
        - Я всего лишь удовлетворил твою кровожадность, малышка, - очаровательно улыбаясь, ответил ей блондин. На чистом русском, без тени акцента. И голос у него был такой спокойный и ласковый, будто они тут не невинно убиенное создание обсуждали, а о высоких материях беседу вели. - А теперь, - он нагнулся вперед, отчего серебристые пряди его совершенно сухих волос упали на лицо. - Твоя очередь удовлетворять нас, - проникновенным шепотом сообщил ей этот гад и... провалился под воду. Быстро и тихо, без единого всплеска.
        - Меня зовут Динтэгро, или просто Ди, - добравшись до девичьего ушка, шепнул ей голубоглазый.
        Кончик его языка очертил раковину сверху вниз, а потом принялся терзать мочку. У Лидии потемнело в глазах, а в теле поселилась приятная слабость. Сопротивляться не хотелось, но совесть вопила в унисон с нравственностью, требуя немедленно прекратить подобные безобразия. Ну, или хотя бы попытаться это сделать. Девушка тряхнула головой, освобождаясь от чужой ласки и, содрав с лезвия несчастную рыбку, швырнула ее в своего искусителя. Тот уклонился. Она попробовала ударить его ножом, но парень ловко перехватил ее запястье и, отобрав "вредную игрушку", выкинул ее подальше. Получив временную свободу, Лидия, не раздумывая, поплыла к ближайшей стене, но не успела она сделать и пары гребков, как снова оказалась в плену мужских рук.
        Ди забавляла эта игра в "догонялки"... забавляла и возбуждала. Девочка с растрепанной мокрой косой и полными смятения глазами нравилась ему все больше. Такая наивная, смешная и милая. А еще хрупкая и нежная, словно земной цветок. Желание обладать ее телом, украсть частицу тепла и снова испить дыхание - росло и крепло в нем с каждой минутой, проведенной рядом с ней. Ли развлекался, подыгрывая ей с этим дурацким ножичком, а он смотрел на них и представлял совсем другие картины. И сейчас, поймав беглянку, голубоглазый кэлфи* был полон решимости притворить их в жизнь.
        Лидия привычно взбрыкнула, когда мужские ладони заскользили по ее телу. Потом откинулась назад и тихо простонала:
        - Не на-а-адо...
        - Ты же хочешь, - прошептал Динтэгро, стягивая с нее ветровку.
        - Нет, - выдохнула она и яростно замотала головой.
        Хрустальные капли с темно-красных волос так и летели во все стороны, пока блондин с азартом зверя, раздирающего добычу, срывал с ее плеч футболку. Грубо, по частям, ничуть не заботясь о сохранности несчастной вещи. Он хотел добраться до ее тела, прикоснуться к нежной коже, насладиться девичьим теплом, а еще... увидеть, как эта девочка бьется в его руках не от страха, а от возбуждения.
        Осознав, что осталась в кружевном бюстгальтере, шортах, носках и кроссовках, Лидия перепугалась не на шутку. Голова кружилась, по телу гуляли волны предательской дрожи. Смущение, стыд, удовольствие, злость... сначала на парня, потом на себя, на свои противоречивые желания - все смешалось в коктейле охвативших ее чувств. Хотелось бежать прочь и остаться, потребовать от Ди прекратить эту сладкую пытку и в следующую секунду молить его продолжать. Страх и предвкушение, жажда чувственных наслаждений и вбитая с детства мораль - все это разрывало ее сознание на части, мешая думать логически.
        А, может, дело вовсе не в том? Может, всему виной настырные мужские пальцы, которые, скользнув за край кружева, то гладят, то сжимают твердую горошину ее затвердевшего соска? Или нежные губы, покрывающие поцелуями девичьи плечи? Или ладони, что настойчиво гладят ее икры, колени, постепенно поднимаясь к бедрам...
        Ладони?!
        Накатившая на Лидию паника отрезвила ее не хуже ледяного душа в этой теплой "ванне". Слабость отступила, и девушка с новой силой начала вырываться. Колено ударилось о что-то твердое, и руки, возившиеся с молнией на шортах, оставили ее в покое. А спустя мгновение прямо перед девушкой вынырнул зеленоглазый блондин и, потирая скулу, укоризненно проговорил:
        - Что же ты все время дергаешься, малышка? Сама ведь пришла к нам.
        - Я хотела... - Лидия запнулась, переводя дыхание.
        - Я и говорю, что хотела. Так чего ведешь себя как собака на сене?
        - Хотела вас разоблачить! - возмущенно воскликнула девушка.
        - Чушь! - бросил парень и, обхватив ее лицо ладонями, заткнул рот поцелуем.
        Он мял ее губы, водил по ним языком, а потом слегка закусывал и, оттянув, отпускал, давая ей сделать вдох. Но как только девушка пыталась хоть что-то сказать, этот наглый тип начинал все сначала. Он откровенно дразнил ее, не давая увернуться. А его брат тем временем расправлялся с остатками девичьей одежды.
        Треснула лямка, лопнула застежка - и черный бюстгальтер присоединился к плавающим неподалеку остаткам футболки. А это зеленоглазое чудовище продолжало ее жадно целовать, поглаживая большими пальцами виски. Сломалась молния, отлетела кнопка - и погрузившийся под воду Ди стянул с ног девушки шорты, заодно избавив ее и от кроссовок с носочками. Но выныривать кэлфи не спешил. Любуясь стройными ножками девушки, он принялся покрывать поцелуями одну из них. От ступни до бедра, уделив особое внимание области под коленом, после чего поднялся выше и, просунув пальцы под черный шелк оставшегося на ней белья, с каким-то особым удовольствием разорвал его на кусочки. Лидия вздрогнула, попробовала дотянуться до парня и оттолкнуть его, но ее узкая ладошка поймала лишь воду. Динтэгро вынырнул за спиной обнаженной девушки и, прильнув к ней сзади всем телом, накрыл руками ее грудь. В то же время его брат, по-прежнему не выпуская голову девушки из своих ладоней, чуть раздвинул ее губы и проник в ее рот языком... изучая, дразня, шокируя. А когда он прервал свою интимную игру, чтобы позволить ей перевести дыхание,
Лидия резко переместила руки с его груди на плечи и, вцепившись в них ногтями, закричала:
        - Я боюсь!
        - Чего? - искренне удивился Линтаро, никак не реагируя на причиненную ему боль, будто и не чувствовал ее вовсе.
        - Я... я никогда, никогда не была... с мужчиной, - запинаясь, пробормотала она.
        - Ах, это, - его губы растянулись в понимающей улыбке, а освободившиеся руки легли на девичьи бедра. - Тебе не будет больно, обещаю.
        Он медленно приблизился, сводя на нет и без того небольшое расстояние, разделявшее их. Когда его тело прижалось к ее, девушка животом ощутила всю силу мужского желания и, судорожно вздохнув, прикрыла глаза:
        - Если без боли... - прошептала тихо, и тут же услышала возле самого уха голос Ди:
        - Без боли, но и без удовольствия от нашего слияния, - с ноткой грусти проговорил он. - Доверься нам... ну же, девочка?
        - Меня зовут Лидия, - сказала она, запуская руки в густые и жесткие волосы зеленоглазого.
        Они не солгали. Разгоряченная ласками и поцелуями, девушка остро ощущала каждое их прикосновение к своему телу, но внизу живота словно поселился кусочек льда, который постепенно рос, лишая чувствительности область ниже талии. И, когда оба брата одновременно овладели ею, Лидия испытала лишь легкий дискомфорт, не более того. Они что-то без конца шептали на непонятном, но таком красивом языке, а она... пьяная от запретной страсти, слушала их, как песню, и улыбалась, не поднимая тяжелых от усталости век. Девушка по-прежнему боялась боли, боялась кровотечения и разрывов, но в плену мужских рук, в сумасшедшем вихре таких новых и восхитительных чувств - все ее страхи уснули... И проснулись только на рассвете, когда одетую в очередное жемчужное платье Лидию нашел на пляже молоденький охранник. На безымянных пальцах мирно спящей на песке девушки загадочно мерцали два серебряных перстня с изумрудным и голубым камнями, так похожими на глаза ее таинственных любовников.
        ПРИМЕЧАНИЕ:
        Кэлфи - морской дух.
        Море волнуется три:
        Просто добавь воды!
        - Она опять не пришла, - качаясь на волнах, заявил Динтэгро. - Как вчера и позавчера, и три дня тому назад, и три недели... Скоро будет новое полнолуние, - глядя вверх, где виднелся кусочек неба, добавил он. - А эта маленькая зараза даже не вспоминает о нас! - в его голосе слышалась обида, хоть кэлфи и пытался изобразить равнодушие.
        - Вспоминает, - возразил Линтаро, не отрываясь от своего занятия. Он сидел, скрестив ноги, на воде, и аккуратно нанизывал крошечные жемчужины на мирцающие нити, не забывая при этом сплетать их в определенный узор. Еще незаконченный шедевр висел на каменном выступе стены, а сверху на самом краю паутины примостилось маленькое существо с большим лиловым глазом. Внешне оно в равной степени напоминало как паука, так и осьминога, имело ярко-зеленую пупырчатую шкуру и обладало удивительной способностью плести крепкую и невероятно тонкую сеть в местах, близких к воде. - Маруша, дай-ка еще пару нитей, - обратился к многолапому созданию Ли, и оно, услышав свою кличку, охотно засуетилось, спуская в руки хозяина то, что он просил.
        - С чего это ты взял? - оживился брат.
        - Посмотри на меня. Кожа стала меньше светиться, а волосы, - он приподнял двумя пальцами одну прядь и, скептически осмотрев ее, изрек: - потемнели! Правда чуть-чуть и почему-то полосами, но все же! А еще я чувствую ее дыхание, как свое, и иногда, - Ли выдержал торжественную паузу, искоса глядя на близнеца, - я тоже дышу.
        - Да ну? - не поверил голубоглазый кэлфи, приглядываясь к брату.
        - Ну да! - рассмеялся тот и, скосив хитрый взгляд в сторону собеседника, сказал: - Если бы ты перестал страдать и сменил, наконец, форму на человеческую...
        - А раньше не мог сказать? - насупился Ди, перетекая из желеобразной фигуры, напоминающей мужскую, в большой и прозрачный шар, на котором забавно моргали ярко-голубые глаза духа.
        - Мне было интересно, когда ты сам заметишь перемены. Хотя бы во мне.
        - Не очень-то и заметно, - скептически фыркнул близнец, постепенно принимая человеческий облик.
        - Давай, давай! Пора привыкать большую часть времени проводить в этом виде, раз уж мы собрались покинуть морские просторы, - Ли откровенно потешался, наблюдая за братом. Предстоящее путешествие в мир людей обещало быть весьма и весьма забавным. - Или уже не хочешь?
        - Я то хочу. Оооочень хочу! А вот наша рианэ*, похоже, не хочет! - недовольно бурчал кэлфи.
        - Хочет! Просто она еще не знает об этом, - смеясь, ответил близнец. - Маруша, еще одну... моя ты умница, - не выпуская из виду свое рукоделие, морской дух ласково погладил спустившуюся к нему помощницу, та блаженно прикрыла глаз и тихо заурчала. После чего снова поползла на облюбованное место дожидаться новых команд от хозяина.
        - И как же она узнает? - прищурился Динтэгро.
        - Обычно. Мы собственноручно донесем до нее эту простую истину.
        - Телефон у отдыхающих выкрадем или голубиной почтой воспользуемся? - криво усмехнулся Ди, с интересом разглядывая свои слегка порозовевшие ладони. Брат верно заметил: установленная с помощью обряда связь росла и крепла, несмотря на расставание с Лидией. - Ты же знаешь правила: она должна сама пригласить нас.
        - Ну, - пожал плечами Линтаро и, завязав узелок на зеленовато-голубой нити, откусил зубами ненужный хвостик. - Я тут порылся в хранилище деда, пока он отсутствует. Нашел пару интересных заклинаний. Если не пригласит нас малышка до полной луны, усилим связь чарами и... заявимся в гости без приглашения. Верно я говорю, Маруша? - бросив взгляд на тихо сидящее существо, спросил он. Лиловый глаз расширился, лапки-щупальца зашевелились - и по просторному гроту разлетелся пронзительный писк.
        - Уэу, - взвыл брат, прижав ладони к вискам. - Заткни свою зверушку, а? У меня сегодня что-то от ее голоса в ушах звенит.
        - Да-да, Маруша. Мы поняли, - кивнул животному зеленоглазый и, обернувшись к брату, проговорил: - Хм... раньше ты был менее восприимчив к подобным звукам в этой форме. Говорю же: идет процесс! Правда, у обоих по-разному, но это детали, - пробормотал себе под нос он.
        Стать наполовину людьми - было их давней задумкой. Изнывающие от скуки в давно знакомом и прилично надоевшем море, два молодых духа несколько лет промышляли воровством женщин, у которых крали тепло, даря взамен наслаждение. Некоторых они возвращали на берег в полузабытьи и с подарками, холодные трупы других... отправляли на корм рыбам, ведь вместе с теплом из человека уходила и жизнь. Но и эта игра кэлфи надоела. Они жаждали приключений. А населенная людьми суша, по их мнению, была лучшим местом для осуществления подобных планов. Спокойно передвигаться по земле, а не сидеть на привязи у моря - чем не цель для двух мающихся от безделья существ, которым по возрасту давно пора завести семью, о чем неустанно напоминает все тот же дед. Вот они и заключили тройственный союз с девушкой... а про то, что она не должна быть человеком - никто ничего не говорил! Сюрприз, однако.
        Ли довольно улыбнулся, предвкушая жуткий шторм, который будет гулять по морю, пока дед не успокоится и не смирится, наконец, с оригинальным подходом внуков к выполнению брачной традиции.
        - Сплю и вижу, что будет твориться на ежегодном семейном совете, когда всплывет информация о нашей супруге, - коварно улыбаясь, сказал он. - Лидия для нас просто находка!
        - Угу, весело будет, - Ди пару раз тряхнул головой, которая все еще болела от высказываний любимой "тварюшки" братца, а потом хищно так усмехнулся. - Как только найду эту находку... то есть пропажу, она у меня пожалеет о том, что сбежала.
        - Скорее, пожалеет о том, что потеряла, сбежав, - ухмыльнулся Ли, многозначительно подмигивая брату.
        - О дааа, - протянул тот, снова заваливаясь на водную гладь. Родная стихия держала и плавно покачивала его нагое тело, в то время как сам он с восхищением смотрел на луну, растущую среди усеянного звездами небосвода. - "Жалеть" она будет в разных позах и всю ночь напролет... мррр... думаю, ей понравится.
        РИАНЭ - ИЗБРАННИЦА, СУПРУГА.
        ***
        Лидия с любопытством разглядывала свое отражение в зеркале. После той памятной поездки она стала совсем другой. Сначала изменения были неуловимы, теперь же их не заметить мог разве что слепой. Темные, с красным отливом волосы стали светлее и ярче, а еще жестче и тяжелее. Каждая отдельная волосинка будто налилась цветом, уплотнилась и обрела необычную для себя эластичность. Длинные кудри легко расчесывались, практически не путались и, что самое невероятное, моментально высыхали после душа. Когда Лидия шла по коридорам консерватории, на нее оборачивались практически все. Кто с завистью, кто с восхищением, а кто просто из любопытства. Стройная и изящная девушка с гривой сверкающих алых волос привлекала внимание, как магнит. Да что там волосы... девушка словно переродилась после приключений в гроте. Карие глаза ее постепенно становились желтыми, а смуглая от рождения кожа начала светлеть. Но все эти необычные превращения не шли ни в какое сравнение с внутренним состоянием Лидии. Робкая девчонка с кучей комплексов осталась в прошлом, на ее место пришла молодая женщина: соблазнительная и яркая, как
горящее в ночи пламя. И такая же опасная, но... никто об этом не знал, включая и ее саму.
        Отойдя подальше от настенного зеркала, Лидия скинула шелковый халатик и, обняв себя за плечи, закрыла глаза. Память бережно хранила картины той роковой встречи, что изменила ее навсегда. Куда музыкальному гению с третьего курса до таинственных "Ихтиандров", что за пару свиданий умудрились разжечь в ней огонь чувственности, спалив дотла остатки привычной скованности? Да и молодой препод, в которого влюблена большая половина девчонок из ее группы - тоже не дотягивает. И сын папиного нового партнера по бизнесу - шикарный брюнет с цепким взглядом и идеальными манерами кажется ей сейчас не достаточно интересным. А ведь он именно такой, о каком она мечтала месяц назад. Ее личный идеал! Или нет? Неужели отныне ей суждено всех особей мужского пола сравнивать с морскими близнецами? А, может, плюнуть и попробовать самых привлекательных кавалеров... ммм... на вкус? Ведь каждый из них не прочь закрутить с ней роман, о чем свидетельствуют красноречивые взгляды, подаренные букеты и прочие знаки внимания...
        Черт! Как же она устала от всех этих знаков, да и от внимания тоже. Если сначала подобная популярность радовала и забавляла, то потом начала надоедать. Не восторженные взгляды, нет (какая нормальная женщина от такого откажется?), а назойливые ухаживания со стороны тех, кто, в общем-то, нафиг не нужен. Особенно нервировал Истомин-младший, его папа и ее отец за компанию, активно подбивавший дочь к дружбе с хорошим мальчиком. "Дружить" с Андреем Лида не хотела, она насквозь видела этого не сильно хорошего и давно уже не мальчика, а потому, несмотря на привлекательность парня, старалась держаться от него подальше.
        Девушка придумывала разные причины, чтобы уклониться от встреч, притворялась больной или ссылалась на занятость. Короче, поступала точно также, как с Ди и Ли, когда решила разорвать отношения. Месяц назад ей эта идея казалась самой правильной, сейчас - уже нет. Каждую ночь, забираясь под одеяло в своей огромной и пустой кровати, Лидия подолгу не могла уснуть, думая о них. И что было тому виной - происходящие в ней перемены или просто сам факт, что эти двое стали ее первыми мужчинами - девушка не знала. Но каждый раз, вспоминая ту ночь, она чувствовала прилив возбуждения и странной тоски, от которой щемило сердце и слезились глаза. Может, стоило все-таки пойти и на третье свидание, а не прятаться в панцирь собственной стыдливости? Может, зря она шарахалась от пляжей и бассейнов весь остаток поездки? Может быть... да только поезд ушел и жалеть о несбывшемся - себе дороже!
        Открыв глаза, Лидия опустила руки и скептически осмотрела свою фигуру. Длинные ноги, изящный изгиб бедра, плоский животик и высокая, хоть и достаточно большая грудь. Будет несправедливо, если все это останется под замком из-за воспоминаний о какой-то фантастической ночи, которой, возможно, и не было вовсе. А жемчужные платья и перстни... ну, всему можно найти объяснения. Если хорошенько поискать.
        Стянув с себя нижнее белье, девушка отправилась в ванную комнату. Родители вчера уехали в командировку и она, радуясь очередному глотку свободы, намеревалась провести чудесный вечер в джакузи, наслаждаясь обществом романтических комедий да бутылки красного вина. И чтоб никаких больше мужиков! Ни в реале, ни в мыслях!
        На середине первого же фильма Лидия начала клевать носом: занудный сюжет и страдающая по пустякам героиня навевали сон. Вырубив экран встроенного под потолком телевизора, девушка принялась щелкать по клавишам пульта, выбирая подходящую музыку. Это нехитрое занятие позволило ей быстро избавиться от сонливости, а красивая и достаточно динамичная мелодия вернула подпорченное настроение на отметку "отличное". Сделав очередной глоток "Шато О Мажине", Лида облизала губы, наслаждаясь фруктовым послевкусием, после чего поставила на треть опустошенную бутылку обратно на полку, аккурат между флаконом шампуни и ароматной свечой в прозрачном цилиндре, где плавали нежные лепестками роз. Теплые струи воды ласкали девичье тело в то время, как в памяти оживали картины прошлого.
        Последняя встреча с морскими братьями - как же давно это было и как недавно. Лидия помнила все подробности: звуки, запахи, ощущения. Стоило только закрыть глаза и услужливое воображение вновь увлекло ее в водоворот запретных желаний. По коже разлилась привычная дрожь, начало тянуть внизу живота, а голова приятно закружилась. Вино, вода, музыка, свечи и разгулявшаяся фантазия - чем не аргументы в пользу мужчин и размышлений о них?
        Убрав за ухо непослушный локон, выбившийся из собранного на макушке хвоста, девушка запрокинула назад голову и осторожно провела рукой по шее: от подбородка до ключицы. Замерла на мгновение, а потом начала медленно скользить к темной впадине пупка и... решительно опустила ладонь ниже. Когда кончики ее пальцев коснулись мягких колечек алого треугольника, Лидия вздрогнула, а когда они нащупали одну из самых чувствительных точек ее тела - тихо застонала.
        - Помочь? - спросил такой знакомый голос.
        Не открывая глаз, девушка мечтательно улыбнулась:
        - Игра воображения, - прошептала она.
        - Угу, вот сейчас и поиграем, - дыхнув на нее морской свежестью, проговорил гость и накрыл девичьи пальчики, заблудившиеся между ног, своей большой ладонью.
        - А? - ее длинные ресницы вспорхнули вверх, а ярко-желтые глаза удивленно расширились.
        - Б! - с ехидной улыбочкой ответил... брюнет.
        - А-а-а! - заорала Лидия, и, подняв кучу брызг, шарахнулась в сторону, но угодила прямо в объятья второго визитера, непонятным образом оказавшегося в ее доме. Да что там в доме... в ее джакузи!
        - Ну, начинааается, - скривившись, протянул зеленоглазый.
        - Уф, как же я соскучился! - стиснув девушку так, что едва не захрустели ребра, заявил его брат.
        Она сдавленно пискнула, пытаясь ослабить его хватку, потом перевела взгляд с одного на другого и... расхохоталась. Искренне, весело, до слез.
        - Оказывается, анекдот про двух водолазов в ванной не лишен смысла, - сквозь смех пробормотала она. - Вы как сюда попали-то? Через трубы просочились, что ли? -продолжала хихикать Лида. Вырываться из рук Ди она не спешила, ну а он не торопился ее отпускать.
        - Есть у вас у людей такое волшебное слово, как телепортация, - прищурился Ли, наблюдая за ней. - Так вот здесь мы оказались похожим способом. Понятно?
        - Ага.
        - А еще есть у вас такое интересное словосочетание как "душевное здоровье", у тебя с ним все в порядке, а? Малышка?
        - После знакомства с вами, мальчики? Вряд ли, - честно призналась она и попыталась изогнуться так, чтобы дотянуться до бутылки.
        Следя за ее телодвижениями, оба брата благополучно замолчали. Гибкая и грациозная, она напоминала танцовщицу, выполнявшую сложное па. Наклонилась, прогнулась, взяла бутылку и, поднеся к пухлым губам темный напиток, вернулась в исходное положение.
        Голубоглазый чуть ослабил объятья, позволяя ей выполнить задуманное, но как только девушка снова села, принялся с энтузиазмом изучать такие соблазнительные и вызывающе-открытые "женские прелести". Он переместил одну руку с ее плеч на грудь, а вторую начал медленно опускать ниже талии, нежно поглаживая девичий живот. Лидия не возражала. Она устроилась поудобней на мужских коленях и принялась потягивать вино, делая вид, что не замечает его налитую кровью плоть, прижатую к ее левому бедру. Строить из себя недотрогу девушка больше не собиралась. Да и зачем лицемерить? Ведь ее ночные мечты дивным образом воплощаются в жизнь, алкоголь кружит голову, а пустой дом обещает сохранить в тайне все то, что может здесь произойти. Но и с ходу набрасываться на парней в ее планы не входило. Хотелось подразнить их, поиграться... как в свое время они поступали с ней.
        Отпив еще немного, Лидия предложила Ди попробовать вина. Он отказался. Тогда она, коварно улыбнувшись, снова отпила, но проглотила лишь часть напитка. Ловя кончиком указательного пальца тонкую струйку, побежавшую по подбородку, девушка размазала остатки рубиновой жидкости по своим губам. После чего повернулась к парню и осторожно потянула за длинные пряди его светлых волос, приглашая их обладателя вкусить фруктово-ягодный поцелуй с пьяным привкусом страсти.
        - Знаешь, - шепнула она, отстраняясь. - А я ведь тоже... соскучилась.
        Линтаро хмыкнул, глядя на них, и скрестил на груди руки, а Динтэгро вновь приник к ее чувственному рту, продолжая сжимать Лидию в объятьях. Парень сидел на дне просторной ванны, опираясь спиной на ее гладкую стенку. Позади него стояла сыгравшая свою роль бутылка, а рядом с ней горели желто-розовые свечи... Впрочем, горели они везде, освещая просторную комнату и наполняя ее приятным цветочным ароматом. Отблески пламени играли на коже кэлфи, путались в его светлых волосах и отражались алыми всполохами в расширенных зрачках.
        Усиленная древней магией связь дала свои плоды - оба морских духа обрели поистине человеческий облик, а вместе с ним... и человеческое дыхание. Одно на троих. Они ощущали свою рианэ так же отчетливо, как с рождения чувствовали друг друга. Связь близнецов переросла в тройственный союз, от которого все его участники что-то да приобрели. Вот только это "что-то" у каждого было свое, индивидуальное. Лидия - милая и испуганная девочка с пляжа - стала похожа на дикую кошку... безумно соблазнительную нежную хищницу. Линтаро, к его собственному удивлению, превратился в брюнета, а Динтэгро так и остался блондином, правда, серебристый оттенок его волос сменился светло-русым. Зато глаза обоих братьев изменились одинаково. В центре неестественно-яркой радужки появилась черная точка зрачка, которая реагировала на свет и эмоции изменением размера (что свойственно человеку) и формы (что человеку совсем не свойственно, но это уже детали).
        Не разрывая поцелуя, Ди продолжал ласкать девушку, а она в свою очередь касалась его волос, лица, плеч - всего, что попадалось под руку. Его движения стали более грубыми и порывистыми. Он то поглаживал, то мял ее упругую грудь, захватывал пальцами темный бугорок соска и теребил его, попеременно сжимая. А потом чуть ослаблял натиск, рисуя вокруг него невидимые круги. Иногда ладонь кэлфи ложилась на девичий живот, его пальцы, играя с мокрыми завитками, опускались ниже и проникали в ее лоно, но как только девушка напрягалась, выскальзывали оттуда и снова возвращались к таким привлекательным алым волоскам. Другой рукой парень водил по девичьей спине: вверх - вниз... и все чаще задерживался на ее округлых ягодицах.
        - Ну, хватит! - сказал Ли, вдоволь налюбовавшись этой парочкой. - В конце концов, я первый пррредложил помочь малышшшке, - полу-прошипел, полу-прорычал он и, подавшись вперед, навис над Лидией.
        Его ладонь легла на ее затылок, вынуждая повернуться. Вглядевшись в ее затянутые пеленой вожделения глаза, он провел большим пальцем по влажным губам и, не сдержавшись, жадно впился в них поцелуем. Аромат клубники с черешней смешался с морским бризом, а тонкие пальчики девушки, выпустив светлую прядь блондина, зарылись в полосатую гриву черно-пепельных волос.
        Насладившись ее вкусом, Линтаро чуть отодвинулся, давая возможность брату продолжить ласки. Сам же он согнул одну ногу девушки в колене и осторожно отвел ее в сторону, мягко развернув при этом Лидию лицом к себе. Теперь она сидела не боком, а спиной к Динтэгро, который принялся покрывать поцелуями ее плечо и шею. Полюбовавшись этой картиной, зеленоглазый близнец снова подался вперед и, чуть приподнял за подбородок личико девушки, чтобы вновь увидеть этот полный желания взгляд, направленный на него. Лидия задержала дыхание, ощутив прикосновение горячей мужской плоти к своему животу, а потом шумно выдохнула, когда гладкая головка другого фаллоса потерлась об ее ягодицы. Темноволосый ухмыльнулся, заметив реакцию девушки, затем наклонился к ней и, откровенно дразня, провел кончиком языка по нижней губе. Она снова перестала дышать, а потом, когда он резко приподнял ее и уверенно опустил на твердый член брата - громко вскрикнула, выдохнув.
        На секунду все трое замерли в окружении водяных струй и дрожащих огоньков свечей, после чего светловолосый кэлфи начал медленно двигаться. Он крепко держал свою юную партнершу за талию, будто боялся, что она сбежит. Но девушка продолжала сидеть на месте, с легким напряжением прислушиваясь к новым ощущениям, зарождающимся внутри. Ей было немного тесно, жутко стыдно и совершенно не больно. А еще... безумно любопытно.
        Ди чуть приподнимал Лидию, а потом снова опускал, глубже проникая в нее. Иногда он менял тактику и начинал покачиваться вперед - назад, а потом опять возвращался к первоначальным движениям. Ли тоже не стоял в стороне, он гладил круговыми движениями широко раскинутые ноги девушки, постепенно продвигаясь от колен к внутренней стороне ее бедер. Его поцелуи - долгие и злые - оставляли красные следы на девичьей коже. Висок, губы, шея, грудь... Этот полосатый чёрт словно помечал ее, упиваясь властью, которую имел над ней в данный момент. Они оба имели над ней власть... как, собственно, имели и ее.
        Обменявшись красноречивыми взглядами с братом, зеленоглазый кэлфи поднялся, снова подхватил Лидию и, закинув девичьи ноги себе на бедра, резко вошел в нее. Девушка не успела опомниться, как сменила партнера. Она хотела возмутиться, но любовник вовремя заткнул ей рот своим фирменным поцелуем, от которого мысли разбрелись во все стороны, а возражения растаяли, зато жажда плотских удовольствий начала прогрессировать с новой силой. Обхватив его за шею, Лидия пробежалась пальчиками по жестким волосам и, с силой сжав их у самых корней, потянула назад. Парень рыкнул, но от губ ее оторвался не сразу. А напоследок еще и прикусил нижнюю, за что тут же получил по физиономии. Не сильно, но звонко. Он прищурился, она тоже. Он усмехнулся и, чуть подкинув девушку, снова вонзился в нее. Яростно, зло... до упора. Она попробовала вывернутся, но мужские руки держали не хуже каменных тисков. Однако ощущение ей понравилось, и она инстинктивно принялась ерзать и выгибаться, скользя по той части мужского тела, что находилась в ней.
        Ли нравилась эта игра, но устанавливать правила он предпочитал сам. Рваный ритм его мощных толчков разительно отличался от бережных и плавных движений брата. Лидия кусалась и царапалась - а он, словно не замечая всего этого, продолжал насаживать ее на себя, постепенно убыстряя темп. Она выгибалась, словно кошка, прижималась к нему и опять отталкивалась, стремясь вырваться. Девушка то кричала и обзывала его, то протяжно стонала, потом молила прекратить, а через секунду требовала продолжить... Но, чтобы она не говорила, он точно знал, чего хочет их малышка. Ответ был написан в ее прекрасных глазах, таился в уголках нежных губ, читался в каждом движении такого юного и в то же время женственного тела. В объятьях Динтэро Лидия плавилась от удовольствия, наслаждаясь разливающимся по телу теплом. Линтаро же заставил ее превратиться из домашней кошечки в разъяренную тигрицу: страстную и ненасытную. Ей было плевать на смущение, на свою неопытность, на все! Она мечтала лишь об одном: чтобы поселившийся внизу живота "комок искр", наконец, взорвался "фейерверком" наслаждения. Девушка хотела сгореть в этом
пламени дотла... Нет, она хотела сгорать в нем вновь и вновь.
        Наступившая разрядка ошеломила ее, оглушила и, возведя к вершинам блаженства, низвергла в вязкий омут приятной усталости. Руки ослабели, тело обмякло, и с протяжным стоном Лидия, придерживаемая кэлфи, начала заваливаться назад. Однако вместо воды она угодила в объятия Ди и, не в силах сопротивляться, положила голову ему на плечо.
        - Устала, девочка? - шепнул парень, обдав теплым дыханием ее раскрасневшееся ушко.
        - Да, - честно призналась она и потерлась щекой о его прохладную кожу. - Очень.
        - Я буду нежен, - загадочно улыбаясь, сказал он и подмигнул ей.
        - Ты... ты ведь не хочешь... - заволновалась девушка.
        - Тсссс... - шепнул голубоглазый и, отодвинув в сторону несколько флаконов, осторожно усадил Лидию на край ванной, служивший полкой для банных принадлежностей. - Вспотела вся, маленькая, - промурлыкал он, поглаживая ее плечи и руки. - Давай-ка я тебя помою.
        Он встал напротив и принялся снимать с ее спутанных волос заколку. Алые пряди хлестнули по спине, падая вниз, но Лидия не обратила на это никакого внимания. Она зачарованно смотрела на мускулистые ноги Динтэгро, погруженные в воду до середины бедра, на его живот, расчерченный кубиками пресса, да на тонкую полосу светлых волос, идущую от пупка и сгущающуюся в паху. А еще она смотрела на его эрегированный член, который и не думал терять свою форму в ее присутствии. Рука сама потянулась к нему и застыла в нескольких миллиметрах. Хотелось прикоснуться, но страх и стыд, а вместе с ними и очнувшаяся от продолжительного обморока скромность мешали осуществить задуманное.
        - Не надо! Р-руками трогать, - проговорил парень, перехватив ее пальчики. - Иначе купание придется отложить.
        - Ну, ладно, - пожала плечами Лидия, пряча под полуопущенными ресницами хитрый блеск. Отказ она принимать не собиралась. Дух противоречий моментально избавил ее от робости, а вместе с тем и от глупой стыдливости, которой, по большому счету, следовало скончаться еще при первой встрече с морскими близнецами. - Не буду... руками, - добавила она и, наклонившись, лизнула конусообразный кончик его мужского достоинства.
        - Присссветлые небеса! - содрогнувшись всем телом, прошипел Ди. - Что же ты делаешь, маленькая бестия?
        - Она тебя совращает, братец, - заржал Ли, который грелся в джакузи, погрузившись в него по шею, и вертел в руках недопитую Лидией бутылку. - Но если ты против, я могу встать на твое место. Надо же позволить малышке утолить ее любопытство.
        - Мммррр, - не обращая внимания на реплики брюнета, промурлыкала Лидия и демонстративно провела кончиком языка по своим губам. - Ты, кажется, мыть меня собирался? Ну, так мой. Мочалки там, угу, - она кивнула на стенку, где висело искомое. - Моя красная. А мыло вот лежит, - потянувшись за розовым кусочком, девушка эффектно откинула с плеч упавшие на них волосы и красиво выгнулась, позволяя рассмотреть себя в лучшем ракурсе. Стоило ей вернуться на место, как Динтэгро молча шагнул вперед, сократив до минимума разделявшее их расстояние, и притянул ее ближе, вынуждая сесть на самый край.
        - А руки и правда заняты, - пробормотала Лидия, когда его горячий фаллос ткнулся между ее грудей. - Подержи-ка! - с этими словами она швырнула мыло вместе с мочалкой в зеленоглазого и принялась осторожно поглаживать твердую мужскую плоть, периодически касаясь кончиком языка нежной кожи.
        С каждой секундой движения девушки становились все более уверенными, ей хотелось экспериментов из разряда тех, одна мысль о которых раньше заставляла пылать ее щеки. Но сейчас все было иначе. И потому, немного подумав, Лидия решительно наклонилась, чтобы взять в рот упругую головку его члена. Захватив губами, девушка чуть пососала ее, а потом легонько прикусила. Кэлфи сжал зубы и, запустив руки в волосы любовницы, начал массировать ее кожу, непроизвольно притягивая голову девушки еще ближе. - Я... Я не умею! - отстранившись, сказала она. - Ну, это...
        - Если ты ТАК не умеешь, - опускаясь перед ней на колени, проговорил Ди. - Мне страшно подумать, что будет, когда ты научишься.
        - Когда мы ее научим, - поправил брата Ли.
        - Заткнись! - ответили ему в один голос.
        - Э!? - возмутился брюнет, но его никто не слушал.
        Эти двое целовались так самозабвенно, что ничего вокруг не замечали.
        Динтэгро взял ее прямо тут, среди свечей и шампуней. И в этот раз светловолосый кэлфи не сдерживал себя из страха причинить ей боль. Поощряемый ее ласками, парень энергично двигал бедрами, постепенно доводя их обоих до вершин блаженства, которое способен подарить только секс... Секс связанных магическим обрядом существ. Она еще некоторое время вздрагивала после того, как он кончил. Ди гладил ее по волосам и с упоением целовал приоткрытые губы, с которых пару минут назад слетали так возбуждавшие его стоны. А потом он долго мыл ее, лаская одетыми в белую пену ладонями девичью кожу. Мочалка так и осталась одиноко лежать около поймавшего ее Ли. Динтэгро прекрасно справлялся и без нее, получая большое удовольствие от процесса. Впрочем, Лидии все это нравилось ничуть не меньше.
        Спустя час она довольная и расслабленная выбралась из джакузи и, надев новый халатик, пошла к двери.
        - Вы идеальные любовники, мальчики, - сказала девушка, мило улыбаясь оставшимся в ванне кэлфи. - Появляетесь только там, где вода. Там же и исчезаете... причем надолго. Да вы просто мечта одинокой девушки со строгими родителями! - немного нервно засмеялась она. - Только учтите: завтра вечером эти самые строгие родители возвращаются домой из Владивостока, и им точно не понравится наличие двух "Ихтиандров" в любимом джакузи. Так что... бай-бай, ребята! - добавила она и, послав им воздушный поцелуй, прикрыла за собой дверь.
        "Сон закончился, - думала Лидия, ступая босиком по теплому полу коридора, - Или это были грезы наяву?"
        ***
        Войдя в спальню, девушка зажгла два бра над кроватью и, подхватив с кресла заранее приготовленные вещи, отправилась переодеваться в маленькую смежную комнату. Стоя напротив огромного зеркала, она несколько минут придирчиво разглядывала свою обнаженную фигуру, помеченную следами от поцелуев, и прикидывала, как именно будет их завтра маскировать. Затем надела маленькие черные трусики, которые были настолько легкими, что практически не ощущались на теле, и принялась натягивать одну из своих любимых сорочек: короткую и эластичную, с тягучим кружевом на груди и тоненькими бретельками, не скрывающими плечи. Спать в пижаме Лидия не любила, а голышом не решалась, поэтому оставался единственный вариант - ночная рубашка, качество и фасон которой девушка выбирала по собственному вкусу. Ей вообще нравилось красивое белье. Кокетливые полупрозрачные комбинации с кружевной отделкой и игривыми разрезами на бедрах. Или наоборот - простые и стильные "мини-платья", в которых из украшений разве что лямки присутствовали. Во всем этом было приятно спать и не менее приятно - ходить днем.
        Расчесав успевшие высохнуть волосы, Лидия откинула их назад и, последний раз оценив свое отражение, направилась к двери. Толкнув ее, девушка шагнула в темную комнату и замерла на месте. Часто моргая, она непроизвольно уставилась на единственный источник света - серебристый диск луны, прекрасно видимый сквозь окно с раздвинутыми шторами. Дивное зрелище, если забыть про то, что они были плотно закрыты еще с вечера. Да и бра Лидия не выключала... Но, несмотря на все это, вокруг царили ночной полумрак, тишина и зимняя прохлада. А может, это у нее холодок побежал по позвоночнику от ощущения чужого присутствия? Решив не выяснять источник данного состояния, Лидия попыталась снова ретироваться в гардеробную, но была схвачена на пороге и бесцеремонно втащена обратно в спальню. Она брыкалась, но четыре сильных руки легко сломили сопротивление. Зажатая в тиски двойных объятий, девушка прекратила дергаться, зато начала хихикать.
        - А-ай, придурки! - сквозь смех воскликнула она. - Напугали, черти! Я ж подумала, что в дом кто-то типа Истомина вломился, а тут... всего лишь вы.
        - Всего лишшшь? - ядовито зашипел Линтаро возле самого ее уха. - Я тебе покажу "всего лишь", маленькая нахалка!
        - Не... не надо, - пытаясь уклониться от мужских губ, захвативших в плен ее мочку, проговорила Лидия. - А вообще... покажи! - снова захихикала она и расслабилась, оставив свои неловкие попытки вывернуться. - Мррр... еще, - с хитрой улыбкой промурлыкала девушка.
        - Точно нахалка! - восхитился ее наглостью брюнет и, дунув ей в ушко, отстранился. - А кто такой Истомин?
        - Да так, - пожала плечами она и, почувствовав, что объятия ослабели, резко нырнула вниз, а потом вперед и тут же поднялась. - Один очень красивый и не очень хороший молодой человек, имеющий на меня виды, - отскочив от близнецов подальше, доверительно сообщила девушка, затем медленно обошла круглый столик и опустилась в кресло за ним. - Но давайте-ка лучше о вас. Так, значит, вы не только в воде обитаете, мои милые галлюцинации?
        - Галлюцинации?! - взвился зеленоглазый и, толкнув в плечо брата, заявил: - Да она откровенно издевается! Может, хватит уже с ней... деликатничать, ммм?
        - А что ты предлагаешь? - с улыбкой спросил брат, искоса наблюдая за реакцией девушки на их диалог.
        Она выпрямила спину, перекинула одну стройную ножку через другую, расправила складки полупрозрачной сорочки и... лениво откинулась на спинку кресла. Ни страха на бледном личике, ни беспокойства, одно лишь любопытство и разгорающийся в глазах азарт.
        "Действительно, нахалка, - подумал он, продолжая любоваться ею, - но до чего ж хорошенькая".
        - Забрать ее с собой, - Ли выдержал многозначительную паузу и, взглянув на Лидию, вкрадчиво добавил: - На перевоспитание.
        - Эээ... нет, - протестующее подняв вверх ладони, сказала обсуждаемая особа. - Я на первом курсе консерватории и у меня, к вашему сведению, экзамены на носу! А еще уроки французского с репетитором и класс живописи два раза в неделю. Мне нельзя прогуливать занятия. Хотя бы потому, что маму удар хватит от расстройства. Но речь даже не об этом, - девушка впилась пальцами в подлокотники и слегка подалась вперед, будто собиралась встать. - Кто вы, черт побери, такие, а, мальчики?! То затаскиваете меня в море на "песочном плоту", то чуть не топите там, где воды раньше было по колено, а потом вытаскиваете на поверхность в пещере с фантастическим освещением... А эти ваши подарки? Я до сих пор прячу платье из жемчуга от родителей, потому что не знаю, как объяснять его появление в моем гардеробе! Второе... то есть коробка с тем, во что от оно превратилось, ушло на покупку молчания сестры. С вашим присутствием связано столько всего невероятного, что мой мозг отказывается классифицировать вас как реальных людей! - выпалила она под конец своей тирады и снова откинулась назад.
        - А кто-то разве говорил о людях? - Ли подошел к журнальному столику и, наклонившись, оперся на него руками.
        - С этого места, пожалуйста, поподробней, - растянув губы в очаровательной улыбке, попросила собеседница.
        - Хм, - парень склонил к плечу голову, о чем-то раздумывая, потом нагло ухмыльнулся и заявил: - Поцелуй за ответ. Ну что, малышка, поиграем?
        Закатив глаза, она тихо застонала, всем своим видом показывая, как достало ее подобное времяпрепровождение. Но дрогнувший уголок рта пополз вверх, и, не сумев выдержать образ, девушка рассмеялась.
        - Только чур без рук, - сказала она, с удовольствием разглядывая его освещенную лунным светом фигуру.
        - Почему это? - недовольно нахмурился он.
        - Потому что я хочу получить информацию, а не... - Лидия замолчала, стыдливо потупив глазки. И столько во всем этом было трогательной невинности, что зеленоглазый кэлфи невольно хмыкнул.
        - Не пойму никак, - проговорил он, глядя на нее. - Кто ты такая, малышка? Бесовка с ангельским личиком или все же дьявольски красивый ангелочек?
        - А? - тонкие брови девушки поднялись в удивлении. Подобных заявлений от него она ожидала меньше всего.
        - Да так, - криво усмехнулся парень и, оттолкнувшись от стола, предстал перед ней во всей красе. - Рассуждаю.
        Обнаженный мужчина с явными признаками сексуального возбуждения - разве этого недостаточно, чтобы смутить восемнадцатилетнюю особу? Оказалось, нет. Прогулявшись взглядом по его фигуре сверху вниз и обратно, Лидия сосредоточила все свое внимание на лице Линтаро.
        - Так как насчет информации? - спросила она.
        - А как насчет поцелуев... с руками?
        - Целуют губами, руки тут не при чем! - стояла на своем девушка.
        - Ладно! - Ли прищурился. - Но, как и куда целовать, я решу сам. Идет?
        - И кого? - принялась уточнять дерзкая девчонка. - И кому? Я тоже хочу!
        - Я все буду рррешать сам! - рыкнул он, с силой отшвырнув в сторону несчастный столик.
        - А мебель крушить не нааадо, - протянула девушка, невольно вжимаясь в спинку кресла. - Мне мама за нее голову оторвет и скажет, что так и было.
        - Я сам тебе голову оторву, если не перестанешь торговаться, - подойдя вплотную, кэлфи положил руки на спинку кресла и навис над Лидией.
        - Значит, тебе можно, а мне нельзя? - надула губки та, усилием воли заставляя себя оставаться на месте.
        - Не пугай ее, - сказал присоединившийся к ним Ди. Он присел на подлокотник и, обняв девушку за плечи, ласково улыбнулся ей: - Этот самовлюбленный кальмар так по-идиотски шутит. Привыкнешь потом, а сейчас просто не бери в голову, девочка. Задавай свои вопросы...
        - ...и не забывай о цене, - закончил за брата близнец и тоже улыбнулся. Правда, не ласково, а вызывающе-провокационно, но и на том спасибо.
        Он разогнулся и, не долго думая, занял второй подлокотник. Несчастное кресло, несмотря на хваленую немецкую прочность, жалобно крякнуло под весом братьев. Лидия не на шутку испугалась за его сохранность. Столик, может, и пережил неожиданный полет, но где гарантия, что и кресло переживет набег этих далеко не легких типов? Проникшись ситуацией, Лидия поднялась и, поманив парней пальчиком, направилась к кровати. Уж она-то, судя по габаритам, точно не развалится. Наверное... да.
        Предложив им сесть, девушка заодно предложила и прикрыться, чтоб не отвлекали ее во время беседы. Для этой цели она сдернула с постели покрывало и, бросив его братьям, пошла к двери. Когда подозрительный брюнет попытался ее остановить, сказала, что хочет есть и даже спросила, не принести ли им чего-нибудь тоже? Они отказались, но одну ее на кухню все равно не выпустили. Так Лида и ходила по собственному дому в сопровождении обнаженной и до жути любопытной охраны (или конвоя?). Вернувшись в спальню, девушка забралась на кровать с ногами, уселась по-турецки и принялась уплетать клубничное мороженное. Динтэгро мягко опустился рядом. Помня ее просьбу, он прикрыл покрывалом свои бедра. Линтаро же по-хозяйски завалился на подушки, завел руки за голову и чуть согнул в колене одну ногу. Этот хмырь прятать собственную наготу явно не собирался. Однако Лидию в данный момент куда больше интересовало холодное лакомство, нежели мужские гениталии.
        Она действительно проголодалась. Причем сильно. Да и процесс поглощения пищи неплохо отвлекал от всяких неприличных мыслей, которые помимо воли появлялись в присутствии этой парочки. Ей надо было морально подготовиться к предстоящему разговору и к расплате за ответы. Точнее к тому, чтобы, расплачиваясь, не перезабыть нафиг все важные вопросы. Вот она и готовилась, глядя то на луну за окном, то на тарелку с мороженным. На близнецов девушка лишний раз смотреть побаивалась. Слишком уж соблазнительным был белокурый Ди в темно-синих драпировках атласного покрывала, и жутко развратным - Ли, черные волосы которого рассыпались по золотому шелку подушки.
        - Ну, так и будем молчать? - спросил последний. Он немного привстал, зажег ближайщее бра и, дотянувшись до спины Лидии, дернул ее за локон.
        - Э?! - возмутилась девушка, оборачиваясь.
        - Вопросы, малышка, - коварно улыбаясь, проговорил парень. - Я жду.
        Мягкий свет, разлившийся вокруг ажурной лампы, добавил теплых красок фигуре кэлфи. А еще стала отчетливо видна полосатая раскраска его черно-пепельных волос. Пряди разной толщины и масти обрамляли лицо, на котором лукаво блестели глаза-изумруды.
        - Ну... эээ, - протянула девушка, сглотнула и, выдавив из себя короткое "сейчас", сунула в рот очередную ложку мороженного. В голове кружилась навязчивая идея: записать все, что хочется о них узнать, на бумаге, дабы не мучиться потом от временных провалов в памяти, вызванных близостью братьев.
        - И? - не унимался Ли.
        - Дай ей поесть, - вступился за нее блондин.
        - Одно другому не мешает, - резонно возразил брюнет. - Она вполне может общаться с нами во время приема пищи.
        - О! - оживилась Лидия, прислушиваясь к их спору. Глядя на мороженое, ей было проще собраться с мыслями. - Кстати о приеме пищи. Вы что, вообще, не едите? Или просто моим угощением брезгуете? Кто вы, мальчики? Жертвы чьего-то генетического эксперимента или, может, водяные какие-нибудь? Чем питаетесь, где живете, а главное, чего от меня хотите? - скороговоркой говорила она, боясь быть перебитой. Так и вышло.
        - Тебя хотим, - оборвал ее речь зеленоглазый. - Часто, долго и в разных позах, - нагло ухмыляясь, добавил он.
        - Но кроме...
        - Стоп! - перебил парень, садясь на кровати. - Ты и так уже слишком много спросила. Ответ - поцелуй, не забыла? Нет? Вот и умничка. Отдай Ди свою тарелку и иди ко мне... рассчитываться.
        Он прислонил подушку к спинке кровати и, устроившись поудобней, принял выжидательную позу. Девушка не шелохнулась. Пару секунд она раздумывала, со смесью раздражения и восхищения глядя на этого змея-искусителя, затем сказала:
        - Так вам что, только секс от меня и нужен?
        - Нет, конечно, - вступил в разговор Динтэгро. - Нам ты нужна.
        - Но зачем?! - повернув в его сторону лицо, воскликнула Лида.
        - Видишь ли... - он задумался, решая, как проще и короче объяснить ей ситуацию.
        - Мы на тебе женаты, - избавил его от этой проблемы брат.
        Такая простая и понятная фраза. А какой эффект? Отходила от шока девушка примерно минуту. Еще несколько минут выясняла, не шутка ли это. После чего обозвала обоих нехорошими словами и, обиженно поджав губы, принялась заедать обиду сладким.
        - Ты сама к нам пришла, сама отдалась, так что нечего теперь дуться, маленькая, - спокойно заявил Линтаро. - И потом... разве ты против? - она молчала. - Еще скажи, что мы тебе не нррравимся! - недовольно рыкнул он.
        - Нррравитесь! - в тон ему отозвалась Лида и, сунув несчастную тарелку в руки блондину, решительно развернулась в сторону черноволосого собеседника. Она была достаточно зла, и это чувство позволяло ей удерживать контроль над собственными гормонами. - Но, прежде чем жениться у нас... у людей... принято спрашивать согласие невесты!
        - Ну, мы же не люди, - философски протянул Ли.
        - А кто? Рыбы? - съязвила девушка.
        - Давай-ка по порядку. Что ты там спрашивала сначала? - парень сменил позу, переместившись ближе к ней. - Ах да... Питаемся ли мы? Безусловно. Правда, редко и не тем, что ты предлагаешь. Хотя после заключения брачного союза, человеческого в нас становится все больше, и поэтому ваша пища нам тоже интересна. Однако пробовать ее надо понемногу. Как твое вино, к примеру. Очень своеобразный вкус...
        - Так ты...
        - Тссс, - брюнет приложил указательный палец к ее губам, и тут же получил по ладони.
        - Без рук! - напомнила Лидия строго и ненавязчиво так отодвинулась назад, увеличивая расстояние между ней и собеседником.
        Динтэгро молча наблюдал за ними, решив не делать новых попыток вмешаться в разговор. Он мог бы все ей объяснить. Подробно и правильно, но... тогда лишился б удовольствия любоваться затеянной братом игрой, которая обещала быть весьма и весьма забавной.
        - Вопрос второй: кто мы такие? - приняв расслабленную позу, продолжил зеленоглазый. - Люди зовут нас по-разному. Мы же предпочитаем именовать себя кэлфи - что в переводе с нашего родного языка означает "морские духи" или "повелители стихии".
        - Духи? - недоверчиво прищурилась девушка.
        - Да. Но это не означает бестелесные сущности, скорее... меняющие форму существа. Двуполые, в изначальном виде похожи на людей. Поэтому нас привлекают человеческие девушки. А некоторые красноволосые бестии - в особенности, - он оценивающе посмотрел на нее, примеряясь, с какой стороны лучше подобраться.
        В эту минуту парень напоминал кота, охотящегося за птичкой... за очень аппетитной "маленькой птичкой", "перышки" которой ему так хотелось пощекотать.
        - И много было у вас... девушек? - стремясь подавить неожиданный укол ревности, полюбопытствовала Лидия.
        - Это уже третий... даже четвертый вопрос, малышка, - медленно придвигаясь к ней, промурлыкал Линтаро. Она так же медленно наклонялась назад, выдерживая дистанцию. - Но я сегодня добрый, поэтому отвечу. Девушек было мало. Зато женщин хватало, - он порочно улыбнулся, с вызовом глядя в ее "кошачьи" глаза.
        - Так на них бы и женились, а?
        - Дурочка моя, - рассмеялся кэлфи и, схватив ее за плечи, притянул к себе. - Ревность тебе к лицу, малышка.
        - Я не...
        - Я понял, - выдохнул он ей в губы и поцеловал. Так нежно и трепетно, будто боялся, что она растает от жарких прикосновений и крепких объятий. - С тебя еще три, - деловым тоном сообщил парень, когда отстранился. - Прилечь не хочешь? - улыбнулся он, глядя, как меняется выражение ее лица. - Для удобства, - невинно моргая, добавило это полосатое чудовище и галантно посторонилось, уступая ей место.
        - Мне и так хорошо, - скептически хмыкнув, ответила Лидия. - Давай покончим с расплатой и продолжим разговор.
        - А что ты хочешь еще узнать? - наклонившись к ее виску, шепнул брюнет.
        Кончик его языка прошелся по краю девичьего ушка, скользнул в углубление за ним и чуть пощекотал эту чувствительную точку. Дыхание парня - такое по-человечески жаркое - обжигало ее кожу, заставляя горячие волны удовольствия бежать по телу. Резко втянув в себя воздух и также резко выдохнув, Лидия твердо проговорила:
        - Два поцелуя.
        - Что? - не понял "Казанова".
        - У тебя осталось два поцелуя!
        - Ах, вооот ты о чем, - протянул он, пряча хитрый блеск под полуопущенными ресницами. - Ладно.
        - Эй! Руки! - воскликнула девушка, когда он потянул вниз тонкую лямку ее сорочки.
        - Как скажешь, - мило улыбнулся ей кэлфи. - Тогда сама опусти ее.
        - Зачем это?
        - Ну, как же? Мы ведь договорились, - улыбка "морского змея" из милой стала обольстительно-коварной. По телу Лиды прокатилась новая волна дрожи, и девушка, мысленно обругав свою разбушевавшуюся фантазию, на мгновение зажмурилась. - Куда и кому целовать - решаю я, - внимательно наблюдая за ней, продолжил брюнет. - А мне хочется поцеловать именно сюда, - он провел пальцами в паре миллиметров от ее груди и, прежде чем убрать их, слегка задел набухший сосок, просвечивающий сквозь черное кружево.
        Лидия дернулась, нервно закусив губу. Припухшая после джакузи, она отозвалась резкой болью, что немного отрезвило девушку, вернув из омута эротических желаний на землю обетованную, то есть на кровать... в компанию двух дико сексуальных мужчин, находящихся так близко, что дух захватывает.
        Ну? И как тут бороться с соблазном?
        - Опусти лямку, малышшшка, - шепнул ей на ухо Ли, с удовольствием отметив, как она снова вздрогнула.
        - Ты бы еще сказал - совсем разденься! - пряча под маской злости нахлынувшее на нее возбуждение, огрызнулась рианэ.
        - Зачем же совсем? Такая милая вещица, мне нравится. Я собираюсь снимать ее с тебя мееедленно, - его тихий голос ласкал слух, а дыхание щекотало кожу. - У тебя ведь еще остались вопросы?
        - Да, - выдавила из себя она.
        - Ну, так задавай, - будто случайно касаясь ее ушка губами, продолжал говорить он.
        Парень снова потянулся к бретельке, и на этот раз ему никто не препятствовал. Лидия заворожено следила за тем, как черная полоска ткани спадает с ее плеча. Как длинные мужские пальцы уверенно сдвигают вниз эластичное кружево, обнажая девичью грудь. Как медленно накланяется к ней Линтаро, как он ловит ртом темную "вишенку" ее чувствительного соска и... Последняя разумная мысль в закружившейся голове девушки была о том, как контрастно смотрятся жесткие пряди темных волос на ее бледной коже. В эти самые пепельно-черные волосы она и вцепилась, застонав от наслаждения.
        Как он там говорил? Много женщин у них с братом было? Что ж... опыт тоже штука хорошая.
        Доведенная до исступления Лидия готова была забыть их договор, забыть о своих вопросах и вообще обо всем на свете. Она жаждала прикосновений его губ, рук... его горячего тела, но проклятый кэлфи, добившись ее податливости, отстранился. Разочарование, отразившееся в ярко-желтых глазах, было ему наградой. Ли хотел ее не меньше, но затеянная игра добавляла процессу соблазнения особую остроту, и это возбуждало еще сильнее.
        - Какого черта ты так поступил? - выдохнула девушка, тряхнув головой, будто отгоняя наваждение.
        - Прекратил ласки?
        - Начал!
        - А! Ну, мы же договорились. Нет-Нет! - он перехватил ее руку, когда Лидия начала поправлять одежду. - Это должно остаться так, малышка.
        - Вот как? - с вызовом переспросила она и, как и он некоторое время назад, сказала: - Ладно, - затем перекинула свои роскошные волосы на левое плечо, закрыв ими грудь. - Так на чем мы остановились? - старательно изображая равнодушие, спросила девушка. - Ах, дааа. На том, зачем вы на мне женились и почему не поставили в известность. Зачем вообще морским духам заключать брак с человеческой девушкой?
        - Чтобы стать наполовину людьми.
        - Зачем?!
        - Интересно, забавно, не скучно. А еще можно пить твое дыхание и поглощать тепло, при этом не убивая.
        - Ч-что?! - Лидия непроизвольно отпрянула и едва не слетела с кровати, но Ди, сидевший до этого момента в стороне, успел ее вовремя подхватить.
        - Не надо нас бояться, - сказал он и успокаивающе погладил девушку по волосам.
        - Почему нет? - опроверг его слова брат. - Всяких неизвестных Истоминых она боится, а мы для нее кто? Белые и пушистые зайчики, что ли?
        - Кролики, - пробурчала Лида себе под нос, успокаиваясь в объятьях блондина.
        От него веяло надежностью, ему хотелось доверять... И мысль о том, что именно такие благопристойные с виду господа обычно и оказываются главными злодеями, была жестоко утоплена в море нежности, которой окружил ее Динтэгро.
        - Иронизируешь, маленькая? - прищурился брюнет.
        - Я вот думаю, - теснее прижимаясь спиной к его брату, проговорила девушка, - откуда вы так много знаете о людях? Наш язык, шутки... Откуда?
        - Воруя дыхание, мы впитываем информацию о человеке, - поглаживая ее плечи, пояснил голубоглазый кэлфи. - Его знания, умения, чувства.
        - А как вы... жизнь забираете?
        - Вместе с теплом.
        - И многих вы... убили?
        - Нет, девочка. Только тех, кто этого заслуживал. Большинство похищенных нами женщин возвращались на берег в таком же состоянии, как и ты в первый раз.
        - В платьях из жемчуга? - криво усмехнулась она.
        - Только некоторые, - ответил за брата Ли и, придвинувшись к ним, заявил: - Ты опять отлыниваешь от договора. Час расплаты пробил, моя дорогая, - вкрадчиво проговорил он и потянулся ко второй лямке.
        - Эм, - она накрыла его руку своей ладошкой и, сокрушенно вздохнув, произнесла: - Я бы рада, но что-то опять есть хочется. Может, потом?
        Ди фыркнул от смеха ей в макушку, а его полосатый близнец оценивающе посмотрел на собеседницу. То, что это - маленькая месть за его поведение, он догадался без труда. И мысли о том, чем ответить на ее выходку, уже теснились в голове кэлфи. Когда отставленная на пол тарелка с подтаявшим лакомством перекочевала в руки хозяйки, парень осторожно придвинулся ближе и принялся гипнотизировать взглядом свою любовницу.
        - Прекрати на меня пялится, как кот на сметану! Я есть не могу, - возмущенно воскликнула Лида, продержавшись под его пристальным наблюдением чуть больше минуты.
        - Мне любопытно. Это действительно так вкусно или ты просто оттягиваешь оплату долга?
        - Попробуй, - зачерпнув ложкой розовую жижу, предложила она.
        - Не так, - отодвинув в сторону девичью руку, Ли подался вперед и слизнул с ее губ ароматную каплю. - Ммм... что это?
        - Мороженное. Клубничное.
        - "Клубничка"? - хитро прищурился парень.
        - Ароматизаторы! - отрезала девушка, прекрасно понимая, на что этот гад намекает. - Удобно, наверное, собирать информацию, воруя дыхание. И магия у вас есть? Да? Та же телепортация, или "песочный плот"...
        - Есть. Магия стихий, - сказал Динтэгро и, наклонившись, начал покрывать поцелуями ее шею. Легко, едва касаясь губами.
        Девушка чуть откинула голову, открываясь навстречу его ласкам. От них у нее не сносило крышу, не пересыхало в горле и не жгло внизу живота. Но именно эти прикосновения позволяли ей ощущать себя сказочной феей, купающейся в воздушных потоках волшебства. Хрупкой и женственной, а еще... любимой.
        Стоп!
        - Ди, а кэлфи способны кого-нибудь любить? - остановив его, спросила Лидия.
        - Кэлфи - нет, - ответил за брата Ли, он окунул кончик пальца в мороженное и принялся рисовать им, как кисточкой, по девичьему бедру.
        - Что ты делаешшшь? - возмущенно зашипела она.
        - Хочу попробовать "Клубничку".
        - А я что? Вместо тарелки?
        - Угу, - проведя языком по ее коже, ответил зеленоглазый дух. - Не переживай, тебе понравится. Я обещаю, - самоуверенную ухмылку, сверкнувшую на его лице, скрыли длинные пряди волос.
        - Кэлфи не умеют любить, - шептал ей на ухо блондин в то время, как его близнец, покрывал влажными поцелуями девичьи ноги. - Только люди... А мы все больше становимся похожими на вас... И эта тяга... ты такая сладкая, девочка. Такая...
        - Только не надо меня есть, - отдаваясь во власть их настойчивых рук, простонала Лидия.
        - А облизывать? - ехидно уточнил черноволосый, раздвигая ее колени.
        - Я тебе не мороженное!
        - Ну... это поправимо, - усмехнулся он и потянулся к тарелке.
        - Аааа... не смей, чудовище! - взвизгнула Лидия и, взбрыкнув, выбила из рук его посуду. Та, описав дугу с бледно-розовой радугой, разбилась вдребезги, забрызгав при этом пол и стену. - Мама меня точно завтра прибьет, - прошептала девушка, испуганно глядя на устроенный беспорядок.
        - Не прибьет, - вновь склонившись к ее бедрам, возразил Линтаро. - Мы заберем тебя с собой.
        - Да нет же! - она притянула его ближе, вынуждая посмотреть ей в глаза. - Если вы пьете мое дыхание, то должны понимать... Мне нельзя. Но... если бы вы иногда приходили, когда родителей нет дома... - от собственных слов она смутилась больше, чем от их обнаженных тел, которые излучали мощные флюиды желания, давно завладевшего ею.
        - Ну, так пригласи нас и...
        - И? - балансируя на грани водоворота наслаждений, переспросила Лидия.
        - И просто добавь воды! - подмигнул ей зеленоглазый. - Достаточно воды, - уточнил он. - Чтобы мы смогли использовать ее поверхность как дверь из одного уголка пространства в другое. Понятно, малышка? - Она кивнула, и он, не видя больше причин откладывать начатое, вернулся к ее бедрам.
        Девушка плавилась как воск в огне их разгорающейся страсти. Она билась в мужских объятьях, словно рыбка, попавшая в сети. Ее действительно пленили: связали брачным обрядом и посадили на "цепь" вожделения. Но ей нравилось принадлежать им, нравилось отдаваться в их власть и... нравилось доверять. Несмотря ни на что и наперекор всему. Эти два брата - такие похожие и непохожие одновременно - сделали ее своей рабыней и, сами того не заметив, возвели в статус госпожи. Она была тем солнцем, дарящим тепло, которого им так не хватало. А ей... ей не хватало воды, вернее, тех, кого эта вода породила.
        Луна за окном уступила место рассвету, окрасив алым горизонт. А в спальне двухэтажного дома, на покрытой золотистыми простынями постели лежала обнаженная девушка с волосами такого же сочного цвета, как небо за окном. Кроваво-красные кудри рассыпались по подушке вокруг ее бледного лица. Девичья грудь не поднималась от дыхания, веки не вздрагивали, а на покрытой алыми пятнами шее не билась голубая жилка. Умиротворенная и неподвижная Лидия спала одна на собственной кровати и... не видела снов.
        Море волнуется вновь:
        Может быть, это любовь?
        - Шлюха! - хлесткая пощечина обожгла ей лицо. - Я сказал, надень это!
        - Сам козел, - огрызнулась Лидия, зло щурясь. Она потерла пылающую щеку и с неприязнью взглянула на белье. - Сам и надевай! Какой ты мужик после этого? Баба и есть... так что...
        - Заткнись, стерррва! - карие глаза брюнета стали совсем черными от бешенства, а холеные пальцы сжались в кулаки.
        Слова Лидии его раздражали, вызывая острое желание повторить содеянное. Ему хотелось стереть с ее смазливой мордашки непокорное выражение, хотелось сломать девушку, унизить, заставить мучиться не меньше, чем весь прошлый месяц мучился он. Как вообще эта маленькая дрянь посмела его отшить? ЕГО?! Да еще и... дважды!
        - А то что? Опять ударишь? - ее желтые глаза холодно сверкали, а губы кривились в презрительной полуулыбке. - И это все, на что ты способен, Истомин? Я, признаться, ожидала большего.
        - Большего? - парень навис, как коршун, над сидящей на диване девушкой. - Что ж... не буду тебя разочаровывать, Лида, - его приторно-сладкие интонации не предвещали ничего хорошего, и девушка это прекрасно понимала.
        Впрочем, хорошего она и не ожидала после того, как трое парней запихнули ее средь бела дня в черный внедорожник с тонированными стеклами и привезли сюда, в этот проклятый дом, который находится где-то за городом и в котором, что самое скверное, совсем нет водоемов. Вернее где-то они, наверняка, есть (должна же тут хотя бы баня присутствовать), но вот где именно?
        - Слушай, Андрей, давай не будем ссориться. Мы же взрослые люди, к чему этот спектакль? Давай выпьем чаю, поболтаем, а потом ты отвезешь меня домой, - решила "спрятать когти" девушка, на глазах превращаясь из "строптивой тигрицы" в "домашнюю кошечку".
        Разговаривая со своим похитителем, она украдкой изучала комнату на предмет чего-нибудь жидкого, ну или хотя бы тяжелого, чтоб если не силу воды использовать, то по башке приложить слетевшего с катушек поклонника. Как же он достал ее за последние несколько недель! Постоянные слежки, бесконечная череда дорогих букетов, конфет и приглашений в разные элитные клубы. Она так радовалась, когда общий бизнес у их отцов не сложился, и ей перестали навязывать в друзья этого "хорошего мальчика". И на тебе! "Мальчик" взял инициативу в свои загребущие ручки... точнее, взял он саму Лидию, наплевав на ее мнение по данному вопросу. Скотина!
        - Домой? Это ты про ту милую квартирку, где так удобно предаваться разврату в тайне от родителей? - сардонически уточнил парень.
        Злость все еще кипела в нем, но приступ агрессии ему все-таки удалось подавить. Отойдя назад, он опустился в кожаное кресло и, закинув ногу на ногу, сложил на груди руки.
        "Идеален, - вздохнула Лидия, скользнув взглядом по его лицу и фигуре, - Моральный урод в красивой "упаковке"!"
        - Не понимаю, о чем ты? - решив косить под дурочку, притворно удивилась она.
        - Да ну? - тонкие губы Андрея растянулись в хищной улыбке, а глаза победно сверкнули, когда он вынул из кармана дорогого пиджака толстую пачку фотографий и швырнул ее в пленницу. - Никого не узнаешь, маленькая шлюшка?
        На рассыпавшихся по полу снимках были запечатлены оба морских близнеца и она сама... в весьма откровенных позах.
        "М-да, - флегматично подумала девушка, - А шторы впредь лучше закрывать, даже на девятом этаже". Вслух же она, не сдержавшись, спросила:
        - А тебе, видать, завидно?
        - Шшшалава малолетняя! - зло зашипел Истомин, снова заводясь. - Нравится, чтобы сразу двое тебя пялили? Я тебе уссстрою... и двоих, и даже троих. Обделенной не останешься, сучка! - он подскочил с кресла и, подбежав к ней, резко дернул девушку за руку, вынуждая подняться. - А ну быстро переодевайся! Или тебе помочь? - чуть раскосые глаза на его красивом лице превратились в черные щели, когда он с силой рванул воротник ее платья.
        - Пусти! Я сама! - воскликнула Лидия, вырываясь.
        - Ну, давай, - криво усмехнулся парень, отступая. - А я посмотрю.
        - Слюной пол не закапай, - пробормотала она себе под нос, стараясь выглядеть как можно спокойней.
        Давалось ей это с большим трудом. Руки дрожали, коленки тоже, мысли панически метались в голове, ища выход... Нет, не из головы. Всего лишь из ситуации. Хотя первое было куда проще найти, чем второе.
        - Заткнись и раздевайся! - почти мирно проговорил Истомин.
        Он не сводил с нее глаз, предвкушая долгожданное зрелище. Сколько раз он мечтал увидеть Лидию голой? Десятки, если не сотни. Увидеть и пощупать, а потом делать с ней все то, что вытворяли те два близнеца, рожи (и не только рожи) которых запечатлел нанятый им детектив. Когда снимки оказались в его руках, Андрей в ярости чуть не разнес собственную квартиру. Он ведь, правда, готов был бросить все к ногам этой идеальной, на его взгляд, красавицы. Юной, прекрасной и чистой... Как бы ни так! Под оболочкой невинности пряталась блудница. Вот только узнав об этом, Истомин возжелал ее еще больше! Возжелал и, наконец, получил.
        - Медленней! - скомандовал он, недовольный ее торопливыми движениями, и сел на диван. - Сначала корсет, потом чулки и только после них... трусики.
        - Это ты про ту крошечную тряпочку? - уточнила девушка, машинально складывая разорванное платье.
        - Именно, - подцепив указательным пальцем обсуждаемую деталь, сказал он и, поднеся тонкую ткань к своему лицу, вдохнул приятный аромат духов.
        - Да ты еще и фетешист, - ужаснулась Лида, пятясь от пугающего ее типа.
        - Французские духи, дуррра! - бросив ей корсет, рявкнул похититель. - И белье из последней коллекции одной из лучших фирм.
        - Мне разрыдаться от умиления и рассыпаться в благодарностях? - повертев в руках предложенную вещь, проворчала она.
        - Заткнись и продолжай!
        - Так заткнуться или продолжать? - ее тонкая бровь вопросительно изогнулась, а уголок рта дернулся, обозначив полуулыбку.
        - Поговори, поговоррри мне, куколка, - покачал головой собеседник. - Я скоро сам тебе рот заткну. Очень действенным способом, - в подтверждение своих слов, он шире расставил ноги и, расстегнув пиджак, откинул в стороны его полы, чтобы у пленницы сложилось правильное впечатление об этом самом способе.
        Оценив размеры бугра в области ширинки, Лидия скептически хмыкнула и, на всякий случай еще отступив, сказала:
        - А не маловат "кляп"?
        - Ну все, сссука! - взвился он. - Ты меня достала, - он кинулся к ней, она - к столу, на котором стояла большая ваза. Жаль, без воды, зато увесистая.
        Удар пришелся ему прямо по лбу. Девушка вложила в него всю свою силу, прекрасно понимая, что другой попытки может и не быть. С глухим стуком на пол упала не разбившаяся ваза, а следом за ней и парень. Алый порез над его бровью начал кровоточить. Проворные струйки быстро заливали веко, щеку, придавая пострадавшему жуткий вид. Испугавшись, что убила его, Лида присела на корточки и дрожащими пальцами принялась проверять пульс. Истомин не умер. И следом за облегчением от этого открытия девушка испытала прилив разочарования. Ужаснувшись собственной кровожадности, она схватила с дивана аккуратно сложенное платье и на цыпочках добралась до двери. Где-то в доме находились друзья Андрея, и ей совсем не хотелось с ними пересекаться.
        Именно эти двое затащили ее в машину по дороге домой. Сам Истомин сидел за рулем и руководил процессом. Сначала все выглядело как шутка, ровно до тех пор, пока а Лидию не провезли мимо многоэтажки, где она последнее время жила. Снимать квартиру девушка стала после памятного скандала с родителями, которые все ж таки заметили на ее шее и других частях тела следы, оставленные Ли. А когда ко всему прочему обнаружились последствия небольшого погрома в спальне - "разбор полетов" достиг своего апогея. Тогда девушку первый раз в жизни выставили из дома, обозвав неблагодарной и распутной дочерью. Как выяснилось позже, мать рассчитывала, что она погуляет немного, а после вернется с извинениями и клятвенно пообещает ей вести впредь монашеский образ жизни, но... Лида не оправдала ее надежд. Связавшись с Кариной, она выяснила, кому можно продать немного жемчуга и, получив деньги вместе с порцией нотаций от сестры, отправилась искать жилье. Позже отношения с родными наладились, но возвращаться под крышу отчего дома девушка не спешила. Больно уж хороши были те ночи, что она проводила в объятьях своих неземных
мужчин. Да и некоторые изменения, происходящие с ней, могли вызвать лишние вопросы. Поэтому Лидия предпочитала ездить к родителям в гости, а не переселяться насовсем. Правда, они с таким положением дел не спешили смиряться, но и ссориться с отбившейся от рук дочерью снова не хотели. Вместо этого ее пытались заманить подарками и уговорами. Все было хорошо... Даже лучше, чем хорошо, пока Истомин от пассивных действий не перешел к активным. Зря она его тогда на три буквы послала, ох зряяя...
        Мягкими, как у кошки, шагами девушка прокралась по коридору мимо комнаты с включенным телевизором, и почти добралась до входной двери, как вдруг услышала за спиной рык "раненого зверя". Испуганно обернувшись, она увидела перекошенную своей недобитой жертвы. Алая раскраска его кожи в сочетании с яростным блеском глаз и сжатыми кулаками усиливали впечатление. Жалобно пискнув, Лидия бросилась вон из дома. Она уже не мечтала о водоемах, ей бы подошла любая лужа. Например, такая, в которую она плашмя свалилась, поскользнувшись на крыльце.
        - Ура! - улыбаясь как последняя идиотка, воскликнула лежащая в грязи девчонка. - Ну же, ребята, родные мои, придите ко мне, а? - шепнула она коричневой жиже, но та, как назло, осталась равнодушной к ее просьбам.
        Девушка хотела снова повторить призыв, но сильный удар кулаком в скулу вырубил ее не хуже, чем ваза Истомина, а, может, даже лучше. Ибо в себя она пришла, будучи умытой и переодетой в тот самый корсет и чулки, которые купил ей Андрей. Осознав, что лежит посреди большой кровати, пристегнутая к ее спинке наручниками, Лидия зажмурилась, моля высшие силы снова отправить ее в обморок. Желательно в долгий, так чтобы не видеть, не слышать и не чувствовать все то, что намерены сделать с ней три урода, первый из которых как раз появился на пороге комнаты. Открыв глаза, она настороженно уставилась на него.
        Смачно причмокнув пивом, Истомин-младший мерзко ухмыльнулся и, ощупав сальным взглядом ее полуголую фигуру, тихо сказал:
        - Маловат "кляп" говоришь? Ну-ну, что не сделаешь ради такой сексуальной потаскушки, - его ухмылка стала шире. - Получишь сразу два в рот. Тебе ведь не привыкать, да, ведьма?
        - Ведьма? - Лида зацепилась за это слово, как за последнюю ниточку к возможному спасению. Пошлые намеки и обещания она сознательно проигнорировала. Не имея возможности сбежать, провоцировать этого больного на голову типа ей лишний раз не хотелось. - А ты охоту открыл, что ли? Так может, на костер меня отправишь? Только топить не надо! С детства боюсь воды.
        "Да-да, еще б сказала: не бросай меня в терновый куст", - мысленно усмехнулась она, иронизируя над своей отчаянной попыткой добраться до ванной, будучи в сознании.
        - И не надейся! - рассмеялся парень. - Ведьмы, как известно, в воде не тонут. Особенно одна похотливая ведьмочка с красными волосами. Неужели ты, правда, думала, что я не знаю твой маленький секрет? Дура! За тобой весь месяц следил частный детектив. Я знаю о тебе все... шлюха. Как ты это сделала? Продала душу дьяволу в обмен на колдовские способности и парочку похожих жеребцов? Или на деньги? Откуда они у тебя? Не от родителей, это точно. Ну же, отвечай.
        - Зачем? - сухо произнесла девушка, понимая, что спасения ждать бессмысленно. - Ты же знаешь обо мне все, - криво усмехнулась она и снова закрыла глаза, морально готовясь к худшему.
        "Только бы не убили, - думала Лидия, пряча свой страх под маской равнодушия, - не убили и не покалечили. Ну, пожалуйста?"
        Начали эти подонки с фотосессии. То один рядом приляжет, то другой приобнимет, а то и сразу двое целоваться лезут, не забывая периодически в объектив поглядывать. Слюнявые губы, запах хмеля с воблой и потные ладони... жуть! Девушка, не скрывая отвращения, пыталась отвернуться. Она извивалась, чтобы уклониться от их прикосновений, и брезгливо морщилась, когда ей это не удавалось. Ее пару раз грубо тряхнули, и довольно ощутимо ударили по заднице, требуя сделать "счастливое лицо для истории". Истомин щелкал фотоаппаратом, а двое его дружков нахально тискали Лидию, отвлекаясь от ее тела лишь для того, чтобы сделать глоток пива. Для съемки, как заявил Андрей, девушку и нарядили в эти сексуальные тряпки. А не поимели в процессе переодевания лишь потому, что у них на баб в отключке не стоит.
        Лучше б и на всех остальных не стояло. А еще б лучше... и вовсе отсохло!
        Лидия честно пыталась закрыть глаза и расслабиться, даже пробовала представлять на месте этих двоих своих любовников-близнецов, но... избавиться от омерзения (не говоря уже о том, чтобы получить удовольствие) ей никак не удавалось. Напротив, чем наглее становились мужские ласки, тем сильнее девушка паниковала. Ей было страшно, противно и... безумно обидно. Как она могла так глупо попасть в их лапы? И как могли те, кто ей сейчас особенно нужен, не откликнуться на призыв?
        Один из похитителей - рыжеволосый верзила с длинной челкой, вечно падающей на правый глаз - полез к Лидии целоваться, как он выразился, по-настоящему. Схватив ее за подбородок, чтобы не отворачивалась, парень велел ей приоткрыть рот, на что девушка лишь плотнее сжала губы. Тогда под одобрительные смешки друзей он зажал пальцами ее нос и, отпуская глумливые шуточки в адрес своей жертвы, принялся ждать исполнения приказа. Его напарник тем временем активно мял девичью грудь, вслух рассуждая о том, что недавно купил дорогую проститутку, у которой, благодаря силикону, был похожий размер.
        Но Лидия их не слушала. Иногда по ночам, когда тело и разум погружались в сон, девушка переставала дышать... обычным для людей способом. Сейчас же ей требовался воздух. Много воздуха! И немедленно!
        Не в силах больше терпеть, она разомкнула губы и впустила в себя... запах рыбы и алкоголя вместе с языком рыжеволосого урода. Рвотный позыв, возникший от ощущения этой мокрой дряни, ощупывающей ее десны, исчез без следа, когда перед глазами Лидии замелькали образы чужой жизни. Этот парень дышал ей в рот, а она, сама того не понимая, пила его дыхание, и те знания, что приходили вместе с ним, шокировали. Бесконечные пьяные дебоши, мордобои, запрещенные гонки, насилие и... одно безнаказанное убийство такой же доверчивой дурочки, как она.
        Ярость, накатившая волной, принесла с собой жажду крови и странный холод. Как будто она мерзла... изнутри. Зародившись в области сердца, эта необычная стужа разрасталась, овладевая телом девушки сантиметр за сантиметром. Ей очень захотелось тепла... живого человеческого тепла, в стремлении получить которое она сама прильнула к одному насильнику, положив при этом ногу на другого. Парни такое поведение расценили как инициативу, и принялись с особым усердием ласкать свою пленницу. По коже Лидии побежали жаркие волны, она словно провалилась в транс, но вскоре вынырнула из него, испытав восхитительное чувство так похожее на оргазм... чувство насыщения. Облизнувшись, девушка обвела затуманенным взором комнату и, обнаружив рядом с собой двух спящих похитителей, вопросительно уставилась на третьего. Истомин, опустив фотоаппарат, стоял напротив кровати и смотрел на нее... как на монстра из Преисподней.
        - Д... демон... ница, - медленно пятясь, бормотал Андрей. - Что ты сделала с ними, ведьма? - с суеверным ужасом выкрикнул он и рванул к двери, возле которой стояла недопитая бутылка пива.
        Она взорвалась с громким хлопком, осыпав стеклянным градом комнату и выпустив на волю прозрачную жидкость. Истомин шарахнулся назад и, споткнувшись обо что-то, упал. Лидия не видела его лица, но вполне могла понять подобную реакцию. Ведь вынырнувший из лужи на полу голый мужик - зрелище не для слабонервных. Впрочем, ее нервы к подобному давно привыкли. А вот к распластавшимся на кровати мертвецам - нет. Только сейчас девушка осознала, что парни, забавлявшиеся с ней, не только лежат без движения, но и не дышат. А главное, они совершенно ледяные.
        Ей снова стало страшно, но совсем по другой причине. Да и чувство отвращения вновь посетило Лидию... на этот раз к самой себе.
        Она убийца? ОНА? Да нет же! Это сделал... кто-то другой! Например, водяной гость. Не так ли?
        Девушка с надеждой посмотрела на кэлфи и... нервно сглотнула, уставившись в глаза цвета морской волны. Он был похож на них, очень. Только серебристо-белые волосы доходили почти до колена, а черты лица казались более жесткими. Но все это она разглядела сейчас, в момент же его появления Лидия думала о том, что ее мольбы, наконец, были услышаны, и кто-то из мужей явился на помощь. Глупая! Они же давно иначе выглядят: сменили цветовую гамму. А этот визитер - чистейшей воды дух! Морской.
        Ох, мама... Неужели у их родителей тройня была? А?
        - Надеюсь, ты меня отстегнуть собираешься? - с опаской уточнила Лидия, когда длинноволосый кэлфи приблизился к ней.
        Он мимоходом коснулся головы Истомина, который после этого жеста начал мелко трястись и что-то шептать, но попыток подняться не делал, будто его к полу приклеили. А, может, так и есть? Иначе с чего этому блондину водоплавающему Андрея по головке гладить?
        Абсолютно нагой незнакомец, не говоря ни слова, легко скинул с кровати тяжелое тело рыжеволосого и присел рядом с пленницей. Поединок взглядов длился несколько долгих секунд, девушка не выдержала первой:
        - Зря надеюсь? - грустно спросила она.
        Губы кэлфи раздвинулись, обнажив небольшие, но острые клыки. То ли улыбка, то ли оскал, то ли еще что... кто этих духов морских разберет?
        "Не изнасилуют, так сожрут, - устало подумала Лидия, оценив его зубы, - Или изнасилуют, а потом сожрут", - мысленно исправилась она, когда мужчина (назвать парнем этого типа почему-то язык не поворачивался) наклонился к ней и, придержав за подбородок, поцеловал.
        Легко, едва касаясь холодными губами ее рта, но при этом так... по-хозяйски. Будто она давным-давно принадлежала ему. И, что самое странное, врожденное упрямство не спешило опровергать это открытие. Шестым чувством девушка ощущала, что, действительно, принадлежит ему. Еще бы знать, с какого перепугу?
        - Ну, здравствуй, рианэ, - наконец, соизволил заговорить незнакомец.
        - Меня Лидией зовут, - представилась она, решив, что "ошиблась номером", вызывая близнецов, и к ней вместо них явился какой-то левый кэлфи, который еще и спутал девушку с неизвестной Риа... как-то там. Ошибка на лицо! ...довольное такое лицо с прищуренными сине-зелеными глазами без зрачков. Ох, что-то тут не тааак...
        - Меня просветили, - спокойно ответил мужчина. - Рианэ означает избранница. Ты Ти-рионе - жена моих внуков. Они не потрудились рассказать тебе о нашем народе? За месяц не нашли на это времени? Хм... И чем же вы были так заняты? Хотя не отвечай, - улыбка его стала понимающей, а взгляд, скользящий по ее фигуре, таким порочным, что Лидия поежилась и немного отодвинулась. Так, на всякий случай.
        Кто знает, в кого внуки гипер-активные в плане секса? Вдруг... в дедушку?
        О том, что он у Ди и Ли есть, она естественно знала, а вот то, что он выглядит как их ровесник, ей никто сообщить не удосужился.
        - А целоваться при встрече - тоже традиция вашего народа? - осторожно поинтересовалась Лидия и подергала скованные наручниками руки. - Возьмите, пожалуйста, ключи у того козла и освободите меня от этих кандалов, а? - попросила она, подарив новоявленному родственнику умоляющий взгляд из-под длинных ресниц.
        - Традиция? - его светлые брови взлетели вверх. - Они и это тебе не сказали? Вот ведь... безалаберные мальчишки! Чтобы заговорить с человеком, нам нужно глотнуть его дыхания. Совсем чуть-чуть и не обязательно через поцелуй, но, - мужчина снова одарил Лидию взглядом, далеким от целомудренного, - в данном случае, я не смог себе отказать.
        - Вы меня пугаете, - честно призналась девушка, снова отодвигаясь подальше от этого "дедушки" и поближе к трупу. Он ее сейчас беспокоил гораздо меньше, чем живой (точнее, дееспособный) морской дух. Металлическое кольцо больно врезалось в запястье, а собеседник опять пропустил мимо ушей ее просьбу о помощи.
        - Это естественно. А, учитывая то, что я пришел тебя устранить - тем более. Но ты не беспокойся, рианэ, - погладив ее по щеке, доверительно прошептал "престарелый" кэлфи. - Я передумал. Ты стала одной из нас, - он многозначительно посмотрел на второго мертвеца и, брезгливо поморщившись, столкнул с кровати и его тоже. - Следовательно, Динтэгро и Линтаро не нарушили закон, заключив союз с человеческой женщиной. Живи и радуйся, малышка. Пока что.
        - Вот ссспасибо, - со свистом выдохнула Лидия, убеждаясь в том, что привычка шокировать - черта у них семейная. Кстати, о семье... - А где Ли и Ди? Я их звала...
        - Они слышали.
        - И не откликнулись, - не смогла скрыть обиду девушка.
        - Пытались, - довольно усмехнулся дед. - Они заперты в хранилище. Надежно заперты, - низко склонившись над ней, сообщил морской дух. - Я позаботился, чтобы эта парочка мне не помешала.
        - Меня убивать?
        - Именно.
        - Но вы же передумали?
        - Да.
        - Тогда чему мешать? - глядя на него, как кролик на удава, прошептала Лидия.
        - Ннну...
        Рядом с кроватью громко хлопнуло, и стеклянные брызги, разлетевшиеся по комнате, колючим дождем осыпались на них. Девушка зажмурилась, а кэлфи заковыристо выругался на своем языке.
        - Еще родственники? - без особого удивления полюбопытствовала она, заметив белую макушку с серебристым отливом, вынырнувшую из-за кровати.
        - Угу. Ближайшие, - пряча под налетом иронии недовольство, подтвердил дед.
        - Послушай, Тай-Лигрэ, - поднявшись во весь свой не малый рост, проговорил Ди, - не трогай ее, прошу тебя. Накажи нас, запри на пару десятков лет, лиши магии, лиши всего! Но... отпусти девочку. Пусть живет, как раньше жила, - бросая обеспокоенные взгляды то на Лидию, то на своего великовозрастного предка, убеждал он.
        Сейчас голубоглазый кэлфи был таким же, как при их первой встрече на "песочном плоту". Чуть светящаяся кожа, серебристый отлив волос... С него как будто смыли краску, повернув процесс очеловечивания вспять.
        Новый хлопок, фейерверк стекла - и по привычному сценарию в комнате очутился Ли. Такой же бледный, как и его брат. Первой фразой, которую он сказал, было "Убью!" Лидии хватило одного взгляда на его перекошенную от злости физиономию, чтобы понять: точно убьет. Еще бы знать, кого?
        - Ну, и как вам удалось выбраться из моего хранилища, если я сам лично поставил на него магические замки? - игнорируя заявления обоих, поинтересовался длинноволосый. Оставив в покое девушку, он сел прямо и скрестил на груди руки, с хмурым любопытством изучая своих непутевых внуков. - Надеюсь, вы не разнесли его по камушкам?
        - Нет, прорыли подземный ход по дну, - мрачно пошутил Динтэгро, садясь по другую сторону от Лидии. Он проверил прочность наручников, успокаивающе погладил по волосам прикованную ими девушку, затем как-то странно прищурился и, переключив внимание на главу клана, спокойно сказал: - Ли откопал в твоем архиве несколько интересных заклинаний, мы их совместили, кое-что подправили и... воспользовались силой луны, чтобы укрепить связующие нити тройственного союза. После этого осталось только найти какую-нибудь жидкость рядом с рианэ и обратить ее в воду, чтобы использовать как дверь.
        - Изобретательно, - одобрительно кивнул Тай-Лигрэ. - Быстро же вы поумнели в критической ситуации.
        - Не достаточно быстро, - с досадой процедил внук и, снова погладив Лидию, спросил: - Он тебя обидел, да?
        - Да не он ее обидел, Ди! - заметив сидящего на полу Истомина, рявкнул Линтаро. - Если б он, она бы уже мертва была. Я чую... - он повел носом, будто принюхиваясь, и громко втянул в себя воздух. На мгновение зажмурился, а когда снова распахнул глаза - в них бушевал шторм. - Это ничтожесство, - прошипел кэлфи, поднимая за шкирку белого, как мел, парня. - Это оно сделало... Убью! Мееедленно.
        - Сначала ключи у него достань и отстегни меня, наконец! - услышав подобные обещания, заволновалась Лида.
        Не за судьбу Андрея. Его ей жаль не было. А вот получить долгожданную свободу хотелось и очень. Вокруг опять толпились мужики, на этот раз совершенно голые. И лежание на кровати в их присутствии без возможности нормально повернуться, не говоря уже о том, чтобы подняться и уйти нафиг - ее напрягало. Популярность - штука хорошая, но сейчас девушке хотелось уединиться. А если нет, то хотя бы прикрыться чем-нибудь от заинтересованных взглядов "рыбьей стаи". Похоже, одного Ли в данный момент интересовал Истомин, остальные кэлфи, не отрываясь, разглядывали ее. Ди с нежностью и восхищением, а Тай-Лигрэ оценивающе и... одобрительно?
        - Ладно, - сказал он, поднимаясь. - Завтра в полдень на семейном совете я, так и быть, одобрю вашу рианэ. Но это не значит, что наказания за подобную вольность не будет, - многозначительно сообщил он, обращаясь исключительно к голубоглазому, так как его брат ни на что не реагировал, занятый своей жертвой. - Подготовьте ее! - скомандовал мужчина, указав на притихшую Лидию. - Из девочки получится отличная кэлфи, - мило улыбнулся ей он.
        - Полу-кэлфи, - поправил его внук.
        - Посмотрим, - туманно ответил дед и с невозмутимым видом начал перетаскивать тела покойных парней поближе к своей луже.
        - Что вы делаете?- пересилив неприятное чувство, вновь всколыхнувшееся в душе, спросила девушка.
        - Свадебный подарок вам.
        - То есть?
        - Убираю трупы.
        - А... это я, да? Я их... того... - она так и не смогла договорить, но он все равно ответил:
        - Да. Ты украла их тепло. Все без остатка. Потом научишься делать это менее агрессивно. И не надо изображать вселенскую муку, детка, - усмехнулся Тай-Лигрэ. - Если бы ты не инициировалась сегодня, я бы тебя убил.
        - И... - Лидия сглотнула подкатившийся к горлу ком. - Куда вы их?
        - Купаться, - не оборачиваясь, бросил глава клана.
        Он, действительно, умудрился утопить обоих в луже диаметром не больше полуметра. А потом шагнул в нее сам и провалился сквозь пол. Как там Ли называл этот процесс? Ах, да... телепортация.
        Как только глава семейства исчез, зеленоглазый близнец как следует приложил вяло брыкающегося Андрея головой об стену и, с садистским удовольствием пронаблюдав, как закатываются его глаза, выпустил из рук ворот. Истомин мешком рухнул на пол и затих, лежа в неестественной позе.
        - Ты его убил? - тихо спросила девушка.
        - Нет... ещщще нет, - зло прошипел парень и, плюнув на валяющееся у его ног тело, посмотрел на Лидию. Несколькими быстрыми шагами он пересек комнату и опустился на кровать возле нее. - Если бы ты знала, что эта мразь собиралась с тобой сссделать, малышка, - лицо его исказила болезненная гримаса, а изумрудная зелень глаз снова потемнела, как море перед грозой. - Мы чуть не опоздали, - сказал он, наклоняясь к ее лицу. - Прости, - шепнул ей в губы и... поцеловал. Долго, нежно и очень бережно, будто боялся неосторожным движением причинить боль.
        Линтаро хотелось сжать ее в объятьях и не отпускать до самого утра, но она выглядела такой измученной, такой расстроенной, что он не рискнул дать волю эмоциям. Вместо этого, парень провел ладонью по ее виску, щеке, стремясь ощутить тепло шелковистой кожи, убедиться в том, что Лидия - не мираж, что с ней все в порядке, и она по-прежнему принадлежит им... ему.
        Когда же он успел так привязаться к этой красноволосой малышке? Когда перестал обращать внимание на каждую симпатичную девчонку, попадавшую в его поле зрения? Когда?! Неужели всего за какой-то месяц земной жизни хладнокровный кэлфи превратился в мужчину, способного на... человеческие чувства? И даже магическая очистка, устроенная Тай-Лигрэ, не смогла смыть эту тягу к маленькой желтоглазой "кошечке", которую они с братом сделали своей рианэ. Как странно...
        Жалобный то ли всхлип, то ли стон отвлек его от Лидии. Повернувшись, Ли мрачно посмотрел на трепыхающегося Истомина. Выражение его лица изменилось, как и владеющие им эмоции. Из заботливого любовника он прямо на глазах превращался в хищного зверя... в голодного и злого зверя, жаждущего крови.
        - Я вернусь, - бросил кэлфи, мягко поднявшись с кровати.
        Подойдя к своей жертве, он что-то шепнул ей на ухо, от этого несостоявшийся насильник заскулил еще громче, а потом опять долбанул его башкой о стену, после чего вознамерился повторить тот же трюк, что и дедушка пару минут назад - слинять вместе с Истоминым через зеркальный переход пивной... хотя, может, и не пивной уже, но точно лужи.
        - Ключи! - заорала Лидия, разгадав намерения зеленоглазого кэлфи. - Ключи из кармана его брюк достань и дай нам. Ну же? - взмолилась она. - Пожалуйста, Ли!
        Он обернулся, пару раз моргнул и, сообразив, наконец, что от него требуют, бросил на кровать крошечный ключ с пушистым брелком.
        Когда оба парня: человек и морской дух покинули комнату, Лидия спросила, повернувшись к Ди:
        - Что он с ним сделает?
        - Тебе лучше не знать, - уклонился от ответа тот.
        Девушка согласно кивнула, решив, что потрясений ей на сегодня достаточно.
        - А что с ним сделал этот ваш... дедушка? - немного помолчав, снова поинтересовалась она. - И со мной он тоже что-то сделал: на какой-то миг я почувствовала себя его собственностью.
        - Ты и есть его собственность. Часть нашего клана, а он - его законный глава. Мы все принадлежим ему. Инициация довершила процесс изменений и сделала тебя похожей на нас. Отсюда те ощущения, что ты испытала в присутствии деда. А твоего... знакомого, - это слово он скорее выплюнул, чем произнес, - Тай-Лигрэ погрузил в полу-бессознательное состояние. Временно. Когда же он начал приходить в себя, им занялся Линтаро.
        - Понятно, - Лидия снова кивнула и, покосившись на ключи, сказала: - Освободи меня уже, а? Сил нет лежать тут...
        Парень потянулся к брелку, перегнувшись через ее стройное тело, лежащее посреди кровати, легко подцепил кроличью лапку и, сжав ее в руке, начал медленно подниматься. Вторая ладонь его как бы случайно опустилась на бедро девушки, затем чуть переместилась к животу и замерла на тонкой ткани полупрозрачных трусиков.
        - Ну, давай же! - нетерпеливо воскликнула рианэ. - Ди? - спустя пару секунд его полного бездействия, произнесла она. - Динтэгро?!
        - Что? - не сводя с нее горящего желанием взгляда, отозвался он.
        - Расстегни эти чертовы наручники.
        - Позже, - его улыбка ей не понравилась.
        - Что, значит, позже? - возмутилась девушка и даже попыталась подняться, но тут же рухнула обратно на постель, прижатая рукой голубоглазого кэлфи. - Ты... да ты... Ну, ты же не собираешься...?
        - Собираюсь, - аккуратно положив ключи на пол, парень лег рядом с ней, затем, перекатившись, оказался сверху и, чмокнув Лидию в недовольно сморщенный носик, прошептал: - Ты такая хорошенькая, когда злишься, девочка.
        - Иди к дьяволу, Ди! - взвизгнула она, ощутив, как его нежные пальцы начали поглаживать ее руки, скользя от запястий к гладким подмышкам, а оттуда вниз: по обтянутым корсетом бокам до самых бедер. - Меня здесь чуть не изнасиловали, потом чуть не убили... Я сама убила... тут тру... а... хватит... Динтэгррро! - зарычала Лидия, весьма ощутимо куснув его за ухо, когда этот сексуально озабоченный тип начал покрывать дразнящими поцелуями ее шею. - Псих! - выдохнула она.
        - Как и ты, моя сладкая, - мурлыкнул голубоглазый муж, переместив одну руку с внешней стороны ее бедер на внутреннюю. Его пальцы отвели в сторону тонкую ткань нижнего белья и уверенно проникли в девичье лоно. - Да ты течешь вся, маленькая, - довольно щурясь, прошептал он. - Ведь хочешь меня ничуть не меньше, чем я тебя. Зачем споришь, зачем сопротивляешься? Плевать на трупы, они это заслужили! Ну же, девочка моя... милая, хорошая... стрррастная, - почувствовав очередной укус, усмехнулся кэлфи. - Моя...
        Рыкнув что-то нецензурное, Лидия резко раздвинула ноги и обхватила ими мужские бедра.
        - Хочу. Сейчас. Немедленно! И... чтоб ни следа не осталось от их грязных лап на моем теле, - выпалила она в лицо парню.
        - Не останется, - пообещал он, целуя ее. - Верь мне, люби...
        - Я что? Опоздал? - раздался за их спиной немного раздраженный голос Линтаро. Кровать прогнулась под тяжестью тела второго мужа Лидии, а первый, высвободившись из плена девичьих ног, скатился с нее и снова лег рядом, не прерывая ласки. - Могли бы и подождать меня, - пробурчал зеленоглазый и, мрачно оглядев парочку, рявкнул: - Пресветлые небеса, Ди! Дай сюда ключи! У нее уже запястья посинели! Ну?
        Спустя пару секунд девушка, наконец, обрела долгожданную свободу. Правда, ненадолго. Ее больше не удерживали металлические кольца наручников, зато пленили сильные руки парней, но из этой ловушки ей совершенно не хотелось вырываться. Изнемогая от желания, Лидия потерлась бедром о твердую плоть Динтэгро и, услышав его хриплый стон... повернулась к Линтаро. Резко закинув ногу на мужское бедро, она впустила его в себя. Первый же толчок принес с собой волну наслаждения. Пальцы девушки впились в обнаженные плечи любимого, а затуманенные страстью глаза закрылись.
        - Ах, так? - шепнул ей на ушко обделенный вниманием супруг и нежно прикусил его.
        Лидия сладко застонала, чуть повернула голову и облизала пересохшие губы, к которым тут же приник голубоглазый кэлфи. Их поцелуй был жадным, чувственным и совершенно бесстыжим. Язык парня настойчиво ласкал ее рот, а она едва не мурлыкала от наслаждения. Наигравшись с губами девушки, Ди вернулся к ее ушку. Он положил ладонь на ногу девушки, поглаживая бедро, а потом опустил руку ниже, лаская ее упругие ягодицы. Плотнее прижавшись к девичьей спине, парень начал медленно двигаться, поддерживая задаваемый братом ритм. Когда он тоже вошел в нее, Лидия дернулась и протестующее закричала, царапая ногтями обоих любовников. Но боль быстро сменилась удовольствием с чуть горьковатым привкусом запретного плода.
        Они занимались любовью до самой ночи, а потом все трое покинули чужой дом. Когда жаркие языки пламени охватили опустевшее ложе, кэлфи и их рианэ были уже далеко.
        ***
        На следующий день Лидия не пошла в консерваторию. И причиной тому был не стресс, вызванный вчерашними событиями. Да и не чувствовала она себя плохо. Напротив, ей было как-то слишком легко и хорошо, энергия била ключом и хотелось активных действий. Занимаясь домашними делами, девушка внимательно слушала своих любимых, которые наконец-таки соизволили просветить ее на предмет обычаев и нравов своего народа. А вечером состоялось первое погружение инициированной кэлфи в теплые волны красного моря.
        Без привычного воздуха в толще воды она не ощутила никакого дискомфорта, лишь страх перед неизведанным и восторг от соприкосновения с ним же. Церемония признания Лидии законной Ти-рианэ прошла на удивление спокойно, отнеслись к ней ни тепло, ни холодно, что девушку и ее возлюбленных, вполне, устраивало. А потом они вернулись в маленькую квартиру на девятом этаже и, включив телевизор, услышали последнюю городскую новость, которая к вечеру уже успела обрасти всевозможными слухами и догадками.
        Не удивительно! Нынче было, над чем поломать голову органам правопорядка и журналистам, ведь не каждый день в пустом водосборнике не работающего весной фонтана можно обнаружить двух утопленников. Но самым невероятным феноменом стала необычная болезнь сына одной из влиятельных семей города. Если верить сплетням - венерическая. Но какая-то слишком странная, потому что вызывала мутации, умственное помешательство и нарушение речевого аппарата. Впрочем, все это вскоре постарались замять, получив распоряжение сверху. А спустя пару месяцев стало известно, что младший сын Истомина скончался. Хоронили его в закрытом гробу, на кладбище присутствовали только самые близкие люди. Среди них был и отец Лидии, сама же она провожать в последний путь этого "хорошего мальчика" отказалась, сославшись на недомогание и сонливость.
        - Приболела немного, - сказала девушка по телефону матери и, положив трубку, завалилась в кровать.
        Угрызения совести ее не мучили, мучило другое... и это другое требовало немедленного посещения туалетной комнаты. Вскочив, как ошпаренная, Лидия кинулась по вышеуказанному адресу. Вернувшись в комнату спустя десяток-другой минут, бледная и измученная девушка с мрачной решимостью начала собираться в аптеку за тестом на беременность.
        - Узнаю, кто отец... убью, - бормотала она, спускаясь по лестнице. - А второго убью за компанию. Останусь вдовой - заберет в гарем Тай-Лигрэ. Хм... Ну, нет! Так и быть... пусть живут мои "рыбки".
        Эпилог
        - А все твоя бредовая идея! - не глядя на брата, рявкнул Ли. - Ты предложил этой чокнутой скрипачке получить второе образование! Что б вас... - парень раздраженно рыкнул и со стуком опустил на стол пустую банку из-под детского питания.
        - Но ей так понравился подводный мир... - пожал плечами Динтэгро, не отрывая взгляд от ноутбука.
        Несколько недель он работал над визуализацией интерьера спортивного клуба, и сегодня вечером планировал сдать заказчику готовый проект. Денег, по меркам привыкших жить на широкую ногу кэлфи, это занятие приносило мало, зато доставляло массу удовольствия голубоглазому духу, внешность которого давно стала практически неотличима от человеческой. В рубашке на выпуск, свободных брюках и тапочках, он, сидя за кухонным столом, выглядел очень по-домашнему. Светло-русые волосы были затянуты в хвост, а на носу сидели небольшие очки в тонкой серебристой оправе. По-мнению Ди, они делали его старше и солидней, что для выбранной профессии весьма полезно. Ну, а то, что стекла в очках были самые обыкновенные, естественно, не разглашалось. У всех ведь есть свои секреты, правда? У Динтэгро, к примеру, это - очки и происхождение. Впрочем... еще много всего, что можно долго и нудно перечислять, а... не хочется.
        - Нравился подводный мир, угу, - передразнил брата Линтаро и, тоскливо посмотрев на банку, "смеющуюся" над ним физиономией малыша, нарисованной на этикетке, принялся шарить по шкафам и полкам. - Поэтому она решила стать морским биологом! Рррр! Да где это проклятое питание?!
        - Кончилось? - предположил его брат, продолжая спокойно водить мышкой по столу. Обручальное кольцо на его безымянном пальце то и дело вспыхивало, отражая свет от огромной люстры.
        Два года назад они с Лидией поженились... на этот раз по земным законам. Идея созрела после новости о беременности. Хорррошая была новость! Особенно в сопровождении пары тарелок, разбившихся об стену, и одного закипевшего чайника, от которого будущие папаши несколько минут бегали по комнате, проявляя чудеса акробатики. Потом вспомнили, наконец, что вода - их родная стихия, и магией остудили чай. Рианэ была зла. Да что там? Она была в бешенстве! Желтые глазищи метали молнии, а с языка слетали такие заковыристые ругательства, что у парней глаза на лоб лезли. От жестокой расплаты близнецов спас накативший на Лидию приступ тошноты и, бросив их в одиночестве переваливать информацию, девушка убежала в ванную комнату. Потом был травяной чай с вареньем, долгие разговоры и полная нежности ночь.
        О том, чтобы избавиться от ребенка, не могло быть и речи. Да и водить за нос родителей, рассказывая им о монашеском образе жизни, девушка больше не хотела. После продолжительных споров, в период которых Ли добил оставшуюся в доме посуду, роль жениха решили-таки отдать Динтэгро. К слову, новый сервиз покупал утром именно он. В течение нескольких недель купили парням документы на русские имена, придумали легенду и... отправились знакомиться с будущими родственниками. Как и следовало ожидать, голубоглазый дизайнер со спокойным характером и явно не пустыми карманами, им понравился. Впрочем, его брат-близнец тоже постарался произвести наилучшее впечатление. А через два месяца состоялась свадьба. Скромная, по людским меркам, но очень красивая, по мнению Лидии, ведь после церемонии в ЗАГСе, они отправились в свадебное путешествие на яхте, прихватив с собой Ли. Солнце, море, любимые мужчины и заметно ослабевший токсикоз - что может быть прекрасней?
        - Кончилось! - Линтаро захлопнул ногой дверцу холодильника, который проверил по инерции, и обернулся к брату. - Сейчас проснется рыб... бенок, и будет скандал, - вздохнул он, тряхнув черными, как ночь, волосами, в которых мелькали небольшие пепельные пряди. - Большой такой скандал в мамином стиле, - очередной его вздох был еще печальней. - Голодная она совсем неуправляема. Нет, ну как так можно? А? Девятнадцать нянек, плюнув на хорошую зарплату, сбежали от этой... мурены мелкой. Дольше всех продержалась бывшая тюремная надзирательница.
        - Ты про коротко стриженную бабушку, которой плохо с сердцем стало? - уточнил Динтэгро, меняя ракурс отражаемой на экране картинки.
        Вообще-то сердце у бабки было крепкое. И Лизу строить ей удавалось на все сто. Но... Однажды увидев свою подопечную спящей на дне бассейна, идеальная няня дала сбой. Вернее, сбой дал ее организм, резко вспомнив о возрасте и здоровье. Увезли старушку на скорой с сердечным приступом. Но вскоре перевели в психиатрическое отделение с подозрением на синдром Альцхаймера. Который, к счастью, не подтвердился. Но и на последнее место работы "железная леди" не вернулась. О чем Ли долго вздыхал и сокрушался.
        - Нет! Я про нестриженного "дедушку", который маскировался под соблазнительную блондинку, подбивавшую к тебе клинья! - огрызнулся собеседник.
        Об увольнении этой няни позаботилась сильно недовольная Лидия. И правильно, в общем-то, ибо толку от смазливого трансвестита, прикидывающегося девушкой, не было никакого. Наймом нянь для малышки занимался Ли, потому что с мелкой сидеть чаще всего выпадало именно ему. Ди, как щитом, прикрывался работой, рианэ помимо консерватории получала второе образование и постоянно пропадала на практике, а зеленоглазый близнец в основном торчал дома. За что и поплатился... тесным общением с дочерью. А то, что у них не девочка, а морской еж в человеческом обличье родился, так это мелочи. Шила... то есть иголки в одном месте колются, спокойно сидеть не дают? Ну так... дите же! Зато какое сообразительное и не по возрасту умное! Всего полтора года, а уже говорит. Да не просто говорит, а мамины фразы цитирует. Одна другой хлеще. Не зря няньки, как крысы с корабля, бегут... ох не зряяя.
        - Свари кашу сам, зачем тебе детское питание? Она уже большая девочка, - меняя тему, предложил блондин.
        - Ага, давно пожарная сигнализация не срабатывала? - Линтаро сел напротив брата и уставился немигающим взглядом на крышку его ноута.
        - Дыру прожжешь, - не поднимая глаз, проговорил Динтэгро.
        - Ну, и поделом. Достали меня ваши работы-учебы-прочее, будто мало жемчуга и всякой антикварной фигни, что со дна моря притащена.
        - У каждого свое хобби, Ли, - чуть улыбнулся его близнец. - И не у всех оно плетением макраме ограничивается.
        - Сам ты... макра... как его там? Скажи лучше, чем Лизу кормить?
        - Кашей, - выйдя из программы, парень бережно закрыл свой ноутбук и поднялся со стула. - Рисовую кашу с мелко порубленными креветками и цветной капустой, как она любит, - достав кастрюлю и налив в нее воды, Ди зажег газ. - Показываю последний раз, как это делается.
        - Вот объясни мне, - спустя десять минут говорил брату Ли, лениво наблюдая за его перемещениями по просторной кухни их загородного дома, - почему, когда мы сидим в няньках, эта... эта... эта маленькая красноволосая зараза прохлаждается там... с НИМ?!
        - У нее же практика, ты забыл?
        - Ага, практика! Сколько можно отслеживать перемещения каких-то там моллюсков в компании Тай-Лигрэ? Практикуется она... - черноволосый нехорошо прищурился, сжав кулаки. - Знаю я, в чем она практикуется. Уже неделю как! Ну, пусть только явится...
        - И что будет? - флегматично осведомился блондин, помешивая свое фирменное варево.
        - Придушу.
        - А! - понимающе улыбнулся тот. - То есть как обычно. Душить в объятьях до утра будешь, а мне опять Лизу укладывать? Неее...
        - Что не? Что не?! Ребенку, может, не хватает внимания отца. Официального. Положишь, не развалишься, - усмехнулся брюнет и повел носом, принюхиваясь. - А каши там у тебя много? На всех хватит?
        - Линтаро! Увлекаться человеческой едой - вредно для здоровья кэлфи.
        - Все во благо эксперимента, - отмахнулся близнец. - Так что мне тоже дай, когда сваришь. И побольше креветок, ага.
        - Хорошо, - вздохнул брат. - Пойди Лизу разбуди пока.
        - Сама встанет.
        - И намочит весь пол, вылезая из ванны.
        - Ну и что? Высохнет.
        - Линтаро!
        - Динтэгро?
        - Пааапочки, - донеслось от двери и в кухню ввалилось маленькое чудо с хитрющими ярко-желтыми глазами. У чуда была мокрая насквозь одежда и совершенно сухие волосы: белые, с серебристым отливом. - Я хочу в коняшку поиглать! - сообщила Лиза, примеряясь, кого их парней будет удобней оседлать.
        - Начинаетссся, - обреченно выдохнул черноволосый.
        - Обед готов, - пряча улыбку в уголках губ, сказал блондин. - Переодень нашу рыбку, Ли. Хватит уже отлынивать от обязанностей.
        ***
        Когда Лидия подъехала к их двухэтажному коттеджу, свет в окнах уже не горел. Ну да, она опоздала. О задержке девушка, конечно, предупредила (когда выбралась, наконец, на материк), но в том, что к этому отнеслись с пониманием - сомневалась и очень. Поэтому, осторожно открыв дверь, Лида бросила в прихожей чемодан, разулась и кошачьей поступью прокралась на кухню. Хотелось пить, а еще... просто посидеть в полумраке родного дома, впитывая его тепло, вдыхая запахи и плавающие в воздухе следы эмоций. Чуть позже она поднимется к дочке и поцелует свое маленькое сокровище в торчащий из-под одеяла нос. А, может, даже придется нырнуть в бассейн, если девочка у этих непутевых папаш заснула там. Ну а потом... потом Лидия разбудит своих мужчин... по очереди. Впрочем... лучше пусть спят. Ведь она опоздала, угу. На четырнадцать часов. Значит, скандал гарантирован как минимум с одним кэлфи. Хотя... примирение обычно бывает таким... волнующим.
        Девушка мечтательно прикрыла глаза. На усталом лице ее расцвела блаженная улыбка.
        - Убью! - раздалось от двери. - Кошшшка блудливая, - не повышая голоса, прошипел Линтаро и двинулся к ней.
        - А, - подпрыгнув на месте, Лидия спряталась за круглым столом. - Ну, зачем так сразу? Может, сначала поговорим? Обсудим все...
        - Все? - обходя деревянную преграду по кругу, вкрадчиво уточнил парень. - Ну, давай. Как тебе дедушшшка? Отличный любовник, не так ли?
        - У тебя паранойя, Ли, - зеркально повторяя его движения, сказала рианэ.
        - Да ну? Что же ты вся такая счастливая приехала? - прищурился зеленоглазый. - Аж светишься! И улыбка такая... удовлетворенная!
        - Э... Курсовую закончила - вариант не подходит?
        - Нет!
        - По дому соскучилась - тоже не катит?
        - Не катит! Ты с Тай-Лигре...
        - Не спала!
        - А с кем спала?!
        - Слушай, дорогой, - в полголоса начала девушка, - у тебя очередное сезонное обострение на почве вынужденной разлуки? Опять к столбам ревновать будешь? И из кровати по двое суток не выпускать, да? У меня ребенок, между прочим! Он не понимает, во что мама с папой в постели столько времени играют?! И версия: мама приболела, а папа типа доктор - ею не очень-то воспринимается. И еще учеба моя, и...
        - И я! - оборвал ее кэлфи. Он резко перемахнул через стол и схватил метнувшуюся, было, жену за плечи. - Куда, птичка? Не улетишшшь больше, - шепнул парень, заваливая ее спиной на стол. - Готова к "маленькой смерти"*, малышка? А к двум или трем? Или...
        - Прямо здесь? А если Лиза...
        - Она спит в детской наверху.
        - А Ди...
        - ...уже минут пять, как за вами наблюдает, - ответил стоящий в дверях блондин. - Продолжайте, продолжайте, - усмехнулся он, глядя, как брат стаскивает с девушки одежду. - Хотя... я тоже соскучился, - добавил тихо и направился к ним.
        - Неисправииимы, - простонала Лидия, смеясь, и притянула к себе Линтаро. - Люблю вас, - целуя его, прошептала она. - Обоих...
        *МАЛЕНЬКАЯ СМЕРТЬ - ГРЕЧЕСКОЕ СЛОВО "ОРГАЗМ" В ПЕРЕВОДЕ ОЗНАЧАЕТ "ПЫЛАТЬ СТРАСТЬЮ". "МАЛЕНЬКАЯ СМЕРТЬ" - ТАК ЕЩЕ ИНОГДА НАЗЫВАЮТ СОСТОЯНИЕ ОРГАЗМА.
        КОНЕЦ!!!
        АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ВЕРСИЯ РАССКАЗА (С УСЛОВНО ПЛОХИМ ФИНАЛОМ) БУДЕТ В ДРУГОМ ФАЙЛЕ ВЫЛОЖЕНА.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к