Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Никитина Яна: " Школа На Роковой Горе " - читать онлайн

Сохранить .
Школа на Роковой Горе Яна Анатольевна Никитина
        Юлия Соловьева
        Ученики #1 Вы мечтаете оказаться в мире, где магия - реальность, а ваши самые смелые фантазии становятся явью? А в мире Средиземья, может быть, не совсем того, которое описывал Толкиен, но все равно удивительном и еще пропитанном духом Великой Войны за Кольцо? Вдвойне замечательно! Волшебство, приключения, дуэли и любовь… О большем и мечтать нельзя. Но все ли так просто?! Хотите быть Избранным? Что ж, прекрасно! Но будьте готовы и к обратной стороне геройства - боли и потерям, душе, разбитой на осколки, и гибели близких людей. Таков путь Магов, путь УЧЕНИКОВ… Вы еще не передумали? Тогда добро пожаловать в ШКОЛУ НА РОКОВОЙ ГОРЕ!
        Яна Анатольевна Никитина, Юлия Соловьева
        Школа на Роковой Горе
        Вместо предисловия или "Фанатам Дж.Р.Р. Толкиена посвящается…"
        Если Вы читали "Сильмариллион" и пришли он него в полный восторг, если Вы перерыли весь Internet в поисках эльфийского словаря, а экранизация "Властелина Колец" вызывает у Вас бо-о-ольшие сомнения, то, возможно, эта книга не для Вас. Вы не найдете здесь классики и мифологии мира Толкиена. В отличие от, к примеру, Ника Перумова мы даже не пытались ей следовать. Да, в "Учениках" описано Средиземье, но Средиземье, каким видим его мы!
        Когда мы работали над романом, друзья предлагали нам заменить географические названия. Но какой смысл - ведь мир-то все равно останется прежним, то есть легко узнаваемым всеми, кто знаком с трилогией Толкиена. Для нас Средиземье это мир-сказка, мир-мечта, как и то, что описано в книге, которую вы держите в руках. Это Зеркало нашей души…
        Так что, если Вы готовы к большим неожиданностям, то переворачивайте эту страницу и вперед!
        ЯНА НИКИТИНА
        Я верю, друг, поверь и ты,
        Что наши судьбы неразрывны,
        Что мы дорогою мечты
        Пойдем в мир смертным недоступный.
        Туда, где солнце золотит
        Броню драконов огнекрылых,
        Где на грифоне эльф летит
        И гном идет неутомимый.
        Где в лабиринте высших сил
        Столкнулись в поединке маги,
        И где Святой Грааль добыт
        Ценою рыцарской отваги.
        Туда для нас открыта дверь,
        И сердца чистого сиянье
        Ключом нам будет, только верь:
        О нас поведают сказанья…
        В огромном скучном мире на планете Земля, кажется, не осталось уже ничего сказочного и прекрасного. Люди разучились верить в чудеса, верить так, чтобы не приходилось искать доказательств. И это, увы, очень печально. Взрослые скучные люди играют во взрослые скучные игры. И жизнь идёт порой по расписанию. У всех ли? Может и есть эти самые чудеса, в которые мы так отказываемся верить, которые нарушают привычное течение нашей жизни? Эта сказка не для тех, кто боится всего нового и неизвестного. Она для тех, кто сам может продолжить её в своих фантазиях, для тех, кто способен в неё поверить так, как мы.
        Глава 1. Мерфи
        В один прекрасный, поистине прекрасный день произошло маленькое чудо, в корне изменившее мою самую обыкновенную жизнь.
        Я, как обычно, совершив вечерний ритуал выполнения уроков, легла спать этак около полуночи и, уж конечно, не надеялась на хорошие сны, так как до сего часа занималась ненавистной литературой, пытаясь выяснить, какого же рожна Онегин кинул свою разлюбезную Татьяну. К полуночи отыскался ответ - вот он, корень всех зол, - письмо Татьяны к Онегину! И этим маразмом восхищаются критики!!! Да будь у Татьяны хоть микрон достоинства, она бы руки себе отрезала, прежде чем написать такое. Согласна, слог вызывает восхищение. Но содержание… Уснула я в крайнем возмущении, решив для себя никогда не терять достоинства в глазах противоположного пола. После столь напряженного вечера я вполне закономерно ждала ночных кошмаров, но мои ожидания, к счастью, не оправдались, поскольку приснился весьма и весьма странный сон.
        Во-первых, в моём необычном сне неизвестно откуда появился юноша. Очень, между прочим, симпатичный, в черной полувоенной одежде, сильно напоминавшей мушкетёрскую форму. Во всяком случае, под плащом скрывалась вполне мушкетёрская шпага. Я, конечно, не знаток, но мне показалось, что эфес - серебряный, и ненавязчиво дополнен изумрудами. Я так и не успела, как следует оценить все достоинства столь необычной в наши дни вещицы, поскольку её владелец галантно поклонился, и эфес скрылся в недрах короткого плаща, наброшенного на плечи юноши. Отдав таким образом дань вежливости, он выпрямился и, совершенно уж забыв о приличиях, пристально оглядел меня с ног до головы. Этот его поступок заставил и меня присмотреться к своему внешнему виду. Пожалуй, невзрачное серое платье, висевшее на плечах бесформенным мешком, не было пределом мечтаний модницы, но, в общем, лучше чем то, в чем я уснула. Однако признаю, по сравнению со своим собеседником я всё же сильно проигрывала. Проследовала немая сцена: встреча прекрасного принца с замарашкой. Я молчала, пытаясь подобрать подходящие слова. На язык как назло лезло
что-то типа "авек плезир". Не подходящее к случаю.
        Незнакомца же, казалось, нисколько не смущало явное различие между нами. Поразмыслив, я тоже решила не стесняться, тем более что он явился в мой сон, а я никого не приглашала в столь неурочное время.
        Тем временем юноша представился, чем озадачил меня ещё больше.
        - Я, Магистр, ваш будущий наставник, приветствую Вас в нашем Пространстве. С этого дня Вы зачислены в Школу…
        Вот тут то я подумала, что не стоит, пожалуй, сидеть за уроками до полуночи. Ещё и не то приснится. Однако тревожила мысль, что сны не бывают такими реальными. Для верности пришлось себя сильно ущипнуть. К моему немалому удивлению я не проснулась. Пощипывание привело лишь к тому, что на локте появился синяк, который я настойчиво пыталась скрыть от своего спутника. По всей видимости, мне это не удалось, так как спутник усмехнулся и добавил к уже ранее сказанному:
        - Вы думаете - это сон? Скоро я докажу Вам, что это не так. И, пожалуйста, не стоит себя калечить.
        Юноша, вроде бы, ничего не делал, но синяк прямо на моих глазах бесследно исчез. Магистр мне мило улыбнулся и слегка взмахнул рукой. То, что последовало за этим, не сотрётся из моей памяти ещё очень долго.
        Перед нами, словно непроницаемый занавес, разомкнулась темнота, и открылся новый мир, несравнимый по яркости и великолепию ни с чем, ранее мною виденным. Мы оказались у подножия огромной горы, вершина которой скрывалась в ночной мгле. Приглядевшись, я вдруг поняла, что один из гребней этой громадины на самом деле никакой не гребень, а почти слившийся со скалой призрачно красивый замок. Мрачные контуры грозно и даже несколько торжественно вырисовывались в ровном холодном свете медленно поднимающегося из-за горизонта серебряного диска. Так восходила Луна - единственное светило нового незнакомого мира.
        А небо - нет, такого не бывает в сером статичном мире - чистое тёмно-синее, как хрустальная вода. Оно переливалось и искрилось самоцветами звёзд. Созвездия, в изобилии рассыпанные по антрацитовому полю, бриллиантовыми паутинками покрывали небосвод. А запутавшиеся незадачливые звёздочки, точно живые, перемигивались между собой.
        Когда же мы с Магистром подошли поближе к замку, царица этих небес - Луна - поднялась над замком, и заслонила собой половину небосвода, поражая своим неземным великолепием. Я не берусь сравнивать её с той луной, что изредка освещает по ночам знакомый мне мир, хоть и она прекрасна. Эта Луна была просто великолепна. Её свет заполнял воздух, и воздух звенел лунным серебром. Хотелось смеяться и плакать, хотелось ухватиться за серебряные лунные лучики и полететь. Хотелось стать русалкой и водить лунные хороводы на залитых светом полянах. Такой Луна бывает только в детских сказках.
        Замок на фоне сверкающего небесного чуда проступил полностью, до мельчайших деталей, до последней башенки, до последнего флюгера на самом высоком шпиле.
        Он казался великолепным, но совершенно заброшенным. Создавалось впечатление, что хозяева давным-давно покинули его, и это загадочное творение нечеловеческих рук стало пристанищем летучих мышей и привидений. Ни одного живого огонька не освещало высоких стрельчатых окон. Стены скрывались под живым ковром из плюща, а по камням скалы ручьями струился живой ковёр из мхов и лишайников.
        На главной башне в бледном свете Луны светились старинные часы с потрескавшимся циферблатом и длинными узорчатыми стрелками, которые почти что слились на двенадцати. Видимо, остановились часы в полночь… Почти в полночь. Я долго рассматривала витые римские цифры, что давалось нелегко. Перед глазами всё сливалось, и мне даже на мгновенье показалось, что стрелки дрогнули и сошлись на двенадцати. Громоподобный бой, сопровождавший "иллюзорное" движение стрелок явился доказательством того, что мои глаза меня не обманули. Пробило полночь. Магистр, о существовании которого я давно забыла, дал о себе знать.
        - Мадмуазель, у Вас шея не затекла? - саркастически поинтересовался он.
        Я с интересом глянула на Магистра. Шея-то действительно затекла. Магистр лишь улыбнулся уголками губ, но совершенно безобидно. Видимо, привык к подобной реакции со стороны вновь прибывших.
        - С этого дня ты будешь учиться здесь, - продолжил он.
        - Чему учиться? - поинтересовалась я.
        - Волшебству, - ответил Магистр, серьёзно взглянув на меня.
        Он в очередной раз с отеческой мудростью во взоре ждал моей реакции… И дождался. Ох, дождался! Я от восторга повесилась Магистру на шею, что было вполне естественно, ведь вместо постылой литературы, которую я мучила ночью, приснился такой чудесный сон. Вот только смертельно не хотелось просыпаться.
        Впрочем, что удивительно, я не проснулась, а продолжала изо всех сил сжимать Магистра в объятьях. Даже если он и был ошарашен моим поступком, то виду не подал. "Крепкий, однако, парень", - подумала я, слегка ослабляя тиски. Поставив в уме Магистру "плюсик" в графе "Физическая форма испытуемого", я и вовсе отпустила жертву. Магистр же, освободившись от объятий, продолжил с неизменным хладнокровием, почему-то переходя на "ты" (про себя я отметила, что подобное обращение больше подходило к его саркастическому тону):
        - Мне кажется, тебе необходимо немедленно изменить внешность и приодеться по случаю столь торжественного события.
        Тут я ещё раз критически оглядела себя с ног до головы. В очередной раз ничего особо пугающего не усмотрела. В общем-то, провинциальная Золушка. Серенькое такое платьице: длинное, в стиле а-ля Средневековье, без заплат, правда, но, к сожалению, несоизмеримо большое - с бесконечными рукавами, и по покрою больше напоминавшее балахон смертников, нежели женский наряд. На ногах - туфельки, очень даже премиленькие… по сравнению с моими домашними тапочками. Тут до меня, наконец, дошло, что я, вроде бы, ростом изменилась и стала тощей, что ли. Волосы мои, русые от природы, кардинально поменяли цвет и по неизвестной причине превратились в золотистые, хотя я вовсе не мечтала стать блондинкой, тем более худой. Могу с уверенностью сказать - мой внешний вид удовлетворял меня меньше, чем в реальном мире. Однако я ещё не видела ни одного зеркала, а балахончик скрыл как основные достоинства, так и недостатки фигуры.
        И тут я обратила взор на единственного человека, который как-то мог разрешить возникшее затруднение…
        Магистр тем временем старательно пытался скрыть улыбку, наблюдая за моими тщетными усилиями… Я, заметив это, не утерпела! Честно сказать, я ненавижу, когда надо мной подсмеиваются втихаря! Особенно когда я незнакома с обстановкой.
        - Что, смешно? - холодно бросила я Магистру. - Согласна, хороший повод повеселиться. Но если бы Вы, сударь, потрудились сообщить, где можно найти зеркало, то, возможно, меня бы вполне устроил мой внешний вид.
        Магистр тем не менее не устыдился, поскольку совести у него, наверняка, не было, однако смеяться перестал и серьёзно заметил:
        - Возможно, когда ты познакомишься с этим миром поближе, тебе так не покажется.
        - Так познакомьте ж меня! - скомандовала я, решив не уступать спутнику.
        - Что ж, идем! - согласился Магистр и протянул мне руку.
        Я, не зная, как ещё можно отреагировать на такой широкий жест высокопоставленной особы, ухватилась за неё покрепче. Магистр бросил в мою сторону осуждающий взгляд, но промолчал. Вместо этого он взмахнул свободной рукой. В тот же момент на нас что-то обрушилось с вершины замка. Я зажмурилась и втянула голову в плечи. На ум пришли строки из одной детской песенки, которая учила не гулять рядом с развалинами без каски. Вот уж вправду "не стойте и не прыгайте, не пойте, не пляшите там, где идёт строительство или подвешен груз". Впрочем, через некоторое время я пришла в себя и поняла, что упавшая с небес вещь меня не задела. Благоразумие взяло верх, и я решилась открыть глаза.
        Мне не стоило этого делать. От такого оглушительного визга, наверное, мог обрушиться и сам замок, и скала - его основание. Магистр побледнел. С верхней башни сорвалась стайка летучих мышей и со свистом унеслась куда-то. Луна слегка побледнела, а звёзды - подугасли, в ближайших лесах дружно завыли волки, и перепрятались все зайцы. Но мне было всё равно. Передо мной сидело необыкновенное существо с крыльями, которое можно бы было принять за ящера, если бы не размеры. Эта прелесть вымахала с трехэтажный дом. Из пасти вырывались струйки дыма. Чудовище со смешанным удивлением и испугом взирало на меня. Наверное, крылатый никогда не ел таких скандалисток. Почему-то я не сомневалась, что он хочет меня съесть. Уж больно взгляд был жалостливый. Иногда на меня так смотрит мой кот, и это означает, что он проголодался. Я хотела взвизгнуть ещё раз, однако то ли охрипла, то ли от страха голос пропал. В этот момент Магистр пришел в себя. Он выдохнул, чтобы перевести дух и тихо спросил:
        - Зачем же так орать? Это обычный оглохший напуганный дракон. Он просто хотел помочь.
        Тут уж я взвилась от гнева.
        - Что?! - воскликнула я в негодовании. - Что?!! Это я то напугала бедного несчастного маленького дракона? А то, что эта зверюга, - при этом я хлопнула по когтистой лапе, которую дракон тут же боязливо поджал, - может в один момент меня сглотнуть, так это ничего?!!! Это не страшно?!!!
        Во время всей горячей тирады Магистр старательно пытался не засмеяться. Предоставив мне возможность выговориться, он спокойно изрёк:
        - Пожалуй, стоило бы.
        - Что стоило бы? - не поняла я сходу.
        - Стоило бы тебя проглотить, пока не поздно.
        У меня не нашлось возражений.
        - Садись ему на спину, - приказал Магистр.
        Я готова была взять в руку живую лягушку, но сесть на спину дракону было выше моих сил.
        - Да, пока ты ещё не научилась подчиняться приказам безоговорочно, - сказал Магистр очень тихо.
        Больше он не стал уговаривать, а просто подхватил меня на руки и лихо вскочил повеселевшему дракону на спину. Тот расправил крылья и взмыл в небо. Я покрепче прижалась к Магистру и старалась не смотреть вниз. Однако любопытство взяло верх, и я огляделась. Мы мчались прямо к вершине давешней горы, а внизу простиралась сказочной красоты местность. Тысячелетние леса: дубы, клёны, вязы - разлапистые живые великаны - своими роскошными кронами укрывали землю сплошным покрывалом. Местами сплошная зелень лесов разрывалась волшебными зеркалами озёр, отражавшими свет звёзд. Бежала вперед белая лента дороги. Вдалеке мелькали горные кручи, замки, уступавшие по размерам только что увиденному мной, но ничуть не менее красивые. Если внизу и были люди, то на такой высоте невозможно было их различить.
        Долго я могла любоваться нереальным пейзажем, но, не успела я насладиться полетом, как все кончилось. Дракон стремительно спикировал к основанию ещё одного величественного замка, как и первый, прекрасного, но менее запущенного. Некоторые окна светились нереальным красноватым светом, что придавало замку смутное сходство с жилищем колдуна. Стоял он также на вершине скалы, и, на мой взгляд, был совершенно недоступен пешим. Я соскользнула вниз по гладкой чешуе дракона и осторожно поглядела вниз, на такую далёкую недоступную землю. На мгновение голова закружилась, посадочная площадка поплыла из под ног, но я поспешно поборола в себе мимолётную слабость. Надеюсь, Магистр не заметил, как неловко я чувствую себя на высоте. Однако я нашла в себе силы, чтобы ободряюще улыбнуться своему спутнику, и шутливо постучала в ворота у которых приземлился наш крылатый скакун. В ответ на мой стук монолитные створки разошлись в стороны, открывая проход в темноту. Вслед за Магистром я проследовала внутрь, и мы поднялись наверх по широкой винтовой лестнице.
        Перед нами оказалась старинная дверь, окованная железом. При нашем появлении она сама собой отворилась. "На светодиодах", - с уважением подумала я, и мы прошли в небольшой зал, освещаемый лишь светом камина, да несколькими свечами. Посреди зала стоял стол с резными ножками, а вокруг него - девять кресел искусной работы. Я настолько увлеклась изучением обстановки, что не сразу заметила присутствующих. Их было восемь человек, и внешне они почти не отличались друг от друга. На вид им можно было дать лет сто, если не больше. Длинные седые волосы, бороды, да одинаковые светлые плащи до пят - я бы не смогла отличить старцев друг от друга. Возможно, свою роль сыграло плохое освещение.
        Как только мы вошли, хозяева кабинета одновременно обернулись.
        - Ну наконец-то, вот и вы, - сказал один из них при нашем появлении. Я поразилась, до чего же молодой у старца голос. Как у мальчишки!
        - Немного задержались. Дракона пришлось успокаивать. С норовом попался, - ответил на это Магистр, ехидно поглядывая в мою сторону.
        - Полагаю, ты хочешь познакомить нас с новой Ученицей, - доброжелательно предположил старец, и мне даже показалось, что он улыбнулся.
        - Разумеется, - ответил мой попутчик. - Новая ученица из закрытого Измерения. Я считаю, что она может обучаться у нас. У девочки есть определённые способности. Время обучения она определит сама.
        "Девочки"! - возмущённо подумала я - Я, между прочим, уже девятиклассница". С этой точки зрения я могла бы назвать Магистра юнцом. Но не назвала, всё-таки лет пять-шесть нас разделяло…
        - Прекрасно. Мы все очень довольны твоим выбором, - ответил Магистру старик.
        Не знаю, хотел ли он продолжить, но в любом случае, я ему не позволила.
        - Не могли бы присутствующие представиться? - изрекла я, млея от собственной наглости.
        Естественно, ждать вежливого ответа не приходилось. Взрослые, а особенно пожилые люди не одобряют нахальства современной молодёжи. Однако меня порядком бесило, что в моём присутствии обо мне говорят в третьем лице, тем более так снисходительно. Меня ещё и выбрали. "Вот как проснусь, - подумала я мстительно, - и все вы канете в небытие".
        Мой спутник не захотел никуда кануть, и потому ответил за всех, причём, на удивление, довольно таки учтиво:
        - Что ж, это нетрудно. Перед тобой Магистры, создатели Школы Магии, в которой ты будешь обучаться, если, естественно, захочешь.
        - Естественно захочу, - с готовностью ответила я. - Но если все здесь присутствующие - Магистры, то неужели Вы, милостивый государь, тоже?
        Я надеялась хоть так, почти учтиво ответить на бестактность Магистров, и, кроме того, я никак не могла поверить, что мой молодой спутник принадлежит к обществу мудрых старцев.
        Тут в разговор вмешался кто-то из Магистров (понимаете, я ещё не могла их различить).
        - Ваш проводник также Магистр, и один из Ваших будущих наставников, - ответил он и ласково на меня посмотрел.
        - А что, собственно, Вас, сударыня, так удивило? - ехидно изрёк молодой Магистр.
        Тут я осеклась. Нехорошо намекать старшим на возраст, тем более Магистрам, которые впредь будут моими преподавателями. Но мой язык всегда работает быстрее головы. От чего и страдаю. Пока я думала, как же сгладить неловкость, проблема разрешилась сама собой.
        Молодой Магистр не подал вида, что обиделся. Он бросил снисходительный взгляд в мою сторону, указал на кресло с высокой спинкой, стоявшее у камина, и предложил мне подумать над тем, как я буду выглядеть в дальнейшем. Я улыбнулась в благодарность и уселась, удобно вытянув ноги. Магистры тем временем разместились вокруг стола в таких же креслах. Во главе сел, по-моему, тот самый старец, который разговаривал со мной. Справа от него оказался мой молодой знакомый, и они принялись что-то оживлённо обсуждать на незнакомом мелодичном языке. Всё бы шло чудесно, если бы вновь не взыграла моя вспыльчивая натура… Понимаете, ведь до чего ж обидно, когда в твоём собственном сне с тобой никто не разговаривает! Я открыла рот, чтобы возмутиться, но, словно прочитав мои мысли, Магистры все разом взглянули на меня (рот пришлось закрыть, чтобы никто не подумал, что я проголодалась).
        Старцы в отместку за недавние крамольные мысли устроили мне настоящий перекрёстный допрос, во время которого выяснилось, что они знают обо мне практически всё. Так что жаловаться на недостаток внимания не приходилось. Утешало то, что это всего лишь сон.
        Когда же допрос был завершён, наступила моя очередь задавать вопросы. И я этой возможностью воспользовалась!!! Из разговора с Магистрами я почерпнула много интересных сведений. Оказалось, что занесло меня в мир Магии. Магистры (в количестве девяти человек) создали Школу, где могли обучать основам магии и волшебства своих помощников из различных Пространств. "Доставкой" студентов к месту обучения занимался непосредственно Магистрат. Из большинства Измерений, впрочем, привозить их было достаточно легко - открыть межпространственный портал и все. С Учениками из закрытых Пространств, вроде нашего, дело обстояло сложнее. Жители таких изолированных Измерений никогда не сталкивались с магией, тогда как в остальных мирах она процветала. Однако, по необъяснимым причинам, и в закрытых Пространствах рождались чрезвычайно талантливые в области волшебства люди. Вот и я оказалась в числе счастливчиков. Молодой Магистр предполагал, что во мне есть определённые задатки, но так ли это - должно было показать время.
        Мне сообщили, что время в Школе Магии разделено на стандартные месяцы (или капиллярные годы, выражаясь здешним языком). Одна ночь в родном Пространстве равна месяцу в магическом Измерении. День же проходит без изменений. Днём я окажусь дома, а ночью, только засну, - снова в Школе. Причём изменениями времени ведал сам Магистрат.
        Признаться, я была слегка ошарашена. Давно мне не снилось ничего подобного…
        Кроме того, в магическом Пространстве я получала новую внешность. Понятно, ведь, если говорить о перемещениях из одного Измерения в другое, то на самом-то деле я мирно посапывала в своей кроватке, тогда как сознание моё путешествовало по мирам. Здесь я превращалась в другого человека (физически, конечно, а не сознательно, не надейтесь). И, в очередной раз, спасибо за это Магистрам… Кстати, в Школе все разговаривали на общем, или Всеобщем (всё зависит от тонкостей перевода) языке. Очень мелодичный порой, он не был похож ни на один из земных языков. Было в нём что-то от певучести французского, темпераментности итальянского, чёткости немецкого… Любой человек, обучающийся в Школе, знал Всеобщий. Это знание было заложено и в мою голову, как оказалось. Так что я быстро освоилась.
        В общем-то, Магистры мне понравились. Они отнеслись ко мне благосклонно, и всё доступно объяснили, словно добрые дедушки, немножко похожие на Санта-Клауса, или скорее, на мага Гэндальфа, каким я его себе представляла. Нам бы таких учителей в школу. Правда, была вероятность, что все школьники стояли бы на ушах в прямом и переносном смысле этого слова. И, хоть я и приличная девушка, но во сне не прочь покутить, нарушая все установленные правила.
        Эти мои размышления прервал Молодой Магистр.
        - Вы ещё не придумали, как будете выглядеть? - поинтересовался он. - Эта внешность, может, и хороша, но слишком уж она заурядная. Впрочем, на мой вкус, всего лишь.
        Я с готовностью сверкнула глазами и весело ответила:
        - Вы могли бы не давать мне времени на размышление. Ведь любая девушка знает, каков её идеал!
        Молодой Магистр улыбнулся. Нет, когда он так улыбался, я просто таяла, как лёд на майском солнышке. Правда, как показало время, так он улыбался чуть ли не раз в сто лет. Между тем, согнав с лица всякое добродушие, Магистр подошел ко мне и попросил взглянуть на него. Я присмотрелась. Если меня не обмануло зрение, то где-то в глубине его глаз горело настоящее пламя, вокруг которого черти плясали польку. Я не могла оторвать взгляд от огненных танцев. Ощущение такое, будто заглядываешь в бесконечное чёрное озеро, не зловещее, впрочем, нисколько.
        Меня возвратил к жизни голос Магистра:
        - Если Вы так будете на меня смотреть, то я превращу Вас в свою точную копию, - заявил он иронично.
        - Если у меня будут такие глаза, то - пожалуйста! - ответила я с восторгом.
        - Куда уж моим глазам до Ваших, мадмуазель, - почему-то вздохнул Магистр.
        - Я не поняла причины такой печали и потому постаралась сосредоточиться на чём-нибудь, кроме его глаз.
        - Нужно представить, как я хочу выглядеть? - спросила я.
        - Нет, не обязательно. Я смогу вытащить этот образ из Вашей памяти. Если Вы не будете в это время заглядывать мне в душу, - спокойно ответил Магистр.
        - Не буду! - честно пообещала я и вновь взглянула на Магистра.
        Тут он что-то произнес, а потом вытащил из воздуха зеркало. У меня, выражаясь варварским языком, челюсть чуть не отпала при этом его действии. Но всё же не отпала. Я постаралась не выказать удивление, взяла зеркало, посмотрела.
        Возможно, я слишком плохо представляла себе свой идеал. Но результат превзошел все мои ожидания. На меня из зеркала смотрела семнадцатилетняя девушка с огромными озорными синими глазами, пушистыми черными ресницами, курносым носиком и белозубой улыбкой. Может, черты её лица и нельзя было считать идеальными, но все вместе они делали их обладательницу просто неотразимой. Возможно, она была бледна, но блеск глаз это компенсировал. В душе я возликовала и продолжила осмотр.
        Вдоволь налюбовавшись милой мордашкой, я перевела взгляд на волосы. Вот это да! У девчонки в зеркале были пепельные волосы, - нет, скорее, серебристые, - они закручивались в бесшабашные локоны, которые доходили молодой особе до плеч. Я провела рукой по своим волосам. Неужели я себя вижу в зеркале? Но внешность эта не была непривычной. Я ведь во всех своих мечтах себя такой и представляла, вернее, почти такой, и потому я чувствовала себя вполне в своей тарелке.
        Потом я постаралась рассмотреть, какая же у меня теперь фигура. Молодой Магистр, наблюдавший за мной всё это время, парой жестов увеличил зеркало настолько, что я смогла рассмотреть себя полностью. В зеркале я увидела изящную статуэтку - да, именно такой я и хотела быть, маленькой и стройной. Чудесно!
        Тут я окончательно осознала, что это именно я, и сразу потеряла интерес к своей внешности. Я выглядела так, как хотела. Полюбоваться собой в зеркало я ещё успею.
        Вдруг меня поразила одна мысль, лёгкое подозрение. Я вновь посмотрела в зеркало. В чём это я, Боже?! На мне были коротенькие шорты, свободная клетчатая рубашка из хлопка, завязанная узлом на животе. На ногах - самые обыкновенные черные кроссовки. Симпатичная одежда. Вот только длина шорт! Да кто такую придумал?! Ответ напрашивался сам собой. Я с гневом взглянула на Молодого Магистра.
        - Что это такое? - сказала я.
        Продолжать не потребовалось.
        - Я вижу, что ты довольна, - сказал он, - Одежду сама потом подберешь. Я же выбрал на свой сугубо мужской вкус. Тем более что этот наряд позволил тебе оценить свою внешность по достоинству. Ну а теперь, я думаю, ты можешь отправляться в Школу. Нечего тут с нами, со стариками, сидеть.
        Я засмеялась. Вот уж старик!
        - А как туда попасть? - спросила я.
        - Я думаю, тебе объяснят.
        - А кто?
        - Иди, - сказал Магистр, - сама всё увидишь. Надеюсь, что долго не увижу тебя здесь.
        Не совсем оценив последнее замечание, я вышла из зала, и оказалась в премилой комнате с диванчиком, где меня уже ожидали. Симпатичный молодой человек. Безусловно привлекательный (не сравниваю с Магистром - несравнимо. Совершенно разные люди). Юноша напомнил мне молодого французского короля. Пареньку было на вид лет семнадцать-восемнадцать. Он был потрясающе обаятелен и выглядел вполне современно. Во всяком случае, судя по одежде. На нем были чёрные джинсы, кроссовки и такого же цвета футболка (как я потом заметила, этот цвет среди магов наиболее популярен). Он был высок, худощав, темноволос и по его завораживающим карим глазам можно было с полной уверенностью сказать, что он - потрясающий ловелас. Молодой человек слегка поклонился в знак приветствия и представился:
        - Генрих.
        Я, собрав всю вежливость и учтивость, на которую была способна, сделала реверанс. Впрочем, вежливости, видимо, на многое не хватило, так что я не переусердствовала.
        - Позвольте узнать Ваше имя, мидели? - продолжил он.
        - Юлька, - заявила я.
        - Простите, - сказал Генрих, - но как долго Вы уже в Школе Магии?
        Я задумалась. До сих пор я не замечала течения времени.
        - Около часа, я думаю.
        - Вы в своём пространстве изучали магию? - продолжил юноша ненавязчиво-учтиво.
        - Нет, - ответила я. В моём пространстве я только в книжках об этом читала. Я - поклонница жанра фэнтези.
        Собственно, именно благодаря своей увлечённости этим жанром мне и удавалось чувствовать себя довольно уверенно в своем сказочном сне.
        - Вы оставите своё имя или выберете другое? Многие Ученики так делают, - заметил мой собеседник.
        - Послушайте, Генрих, может, мы с Вами перейдём на "ты"? - предложила я.
        - С превеликим удовольствием, - с улыбкой ответил он, - Только уж тогда называй меня по-дружески - Анри.
        - Знаешь, Анри, я ещё не решила, какое мне имя подойдёт, - ответила я нерешительно.
        Генрих отошёл на несколько шагов и изучающе на меня посмотрел, словно картину разглядывал. Я, устав за вечер от подобных взглядов, скорчила самую замечательную рожу из всех самых замечательных рож, которая должна была выгодно подчеркнуть мои глаза, язык и интеллектуальный уровень. Генриха это вдохновило, и он весело предложил:
        - Не обижайся, я бы назвал тебя Мерфи.
        - Это же мужское имя! - возмутилась я.
        - Да нет, не мужское. Это всего лишь подходящее прозвище. На то время, пока ты имя не выбрала.
        - Да, но почему именно Мерфи? Почему не Джек или, на худой конец, Джон? - удивилась я (конечно, с иронией).
        Генрих улыбнулся, не глядя на меня, и заявил, что оставит рассмотрение этого вопроса на будущее. Я лишь пожала плечами. Мерфи, так Мерфи. Я не против. С именами у меня вообще туго. Не умею их выбирать.
        Определившись с именем, я попросила Анри показать мне Школу. Он согласился и заявил, что постарается охватить в первой экскурсии основные достопримечательности. При этом в его глазах загорелся весёлый огонёк. Я, предвкушая необычайное путешествие, с готовностью проследовала за ним. Мы вышли из Магистрата, и я увидела, что у входа "припаркованы" несколько забавных существ - совсем как драконы, только размером поменьше. И без признаков разума в глазах. От Магистрата, воздвигнутого на вершине огромной горы, до самой Школы Магии, расположенной у ее подножия, было далековато, но Крыланы (так назвал мини-драконов Генрих) домчали нас туда за какую-нибудь четверть часа.
        При этом выяснилось, что рядом со Школой построен целый городок, уютный, с невысокими белыми домиками, крытыми черепицей. Почти над каждой дверью была вывеска. Но в полумраке я не трудилась их читать. Через каждые пятьдесят метров стояли фонари - как в средневековье - со свечой внутри и кованым корпусом. Толку мало, но романтично. Улица была вымощена круглыми крупными камнями. Меня поразило обилие зелени и потрясающая чистота. Мы оставили диковинных существ - Крыланов - под навесом у одного из домиков. А сами направились вдоль по улице. Я обратила внимание, что на крышах некоторых домов сверкают разноцветные фонарики. Генрих объяснил, что условный знак посадочной площадки. Я оценила предусмотрительность. Обмениваясь вопросами-ответами, мы шли дальше. В это время нас догнала похожая на юную богиню девушка, весьма привлекательная, в шикарном наряде - огромное количество драгоценностей и немного бархата. Девушка прилетела на коврике. Оказалось, что это самый обычный ковёр-самолёт. Пожалуй, из всего увиденного мною здесь это было самое обыкновенное чудо. Генрих представил мне молодую особу. Её звали
Фроди, и она была прекрасна, как Афродита. Кстати, и одета почти также (морская пена в скудном количестве). Сразу стало ясно, что Фроди и Генрих - хорошие друзья. Впрочем, если бы оказалось, что это не так, то Генрих бы меня сильно разочаровал. Разве можно не познакомиться с такой красавицей?! Даже я была восхищена. Несмотря на красоту, девушка оказалась умна и общительна (известная поговорка о взаимоисключении ума и красоты здесь потеряла свою силу). Мы непринуждённо начали болтать о том, о сем. Фроди оказалась мировым товарищем. Она вела себя совершенно свободно и из разговора с ней я почерпнула много нового и интересного. Говорили мы, кстати, на Всеобщем. Вот хорошая возможность попрактиковаться.
        Между тем мы приближались к знакомому замку - Школе Магии. Часы, как я выяснила из нашего дальнейшего разговора, действительно шли, мне не показалось. Обучение было организовано по необычной системе и проходило в непринуждённой обстановке. Время обучения не ограничивалось. Магистрат, помимо растяжения времени и отбора одарённых, выполнял множество других задач, в частности, он был судом и властью Секторов - места, где находилась Школа. Вокруг Школы располагалось огромное количество замков, построенных Учениками за долгие годы. В Секторах не бывало дня. Темнота, конечно, друг молодёжи, но Луна светила очень ярко, так что жаловаться не приходилось. Условно время делили на утро, ночь и вечер по часам.
        Школа находилась в самом центре Секторов. Рядом с ней располагалось огромное количество увеселительных заведений: таверн, кабачков, ресторанчиков, казино. Именно здесь мы и находились в момент разговора. Любители азартных игр проводили тут досуг. В каждом уважающем себя заведении проходили состязания по стрельбе из всевозможных видов оружия, начиная от рогаток, кончая современным огнестрельными средствами. Но, как я выяснила позже, самым излюбленным видом стелкового оружия был арбалет. А излюбленной азартной игрой, наверное, - "Вильгельм Телль".
        Вообще, Ученики трепетно относились к старине. Они высоко ценили искусство, по большей части терпеть не могли современность. Именно поэтому окрестности Школы так напоминали средневековый город, только очень чистый и уютный. Одевались Ученики, как Бог на душу положит, но в большинстве - мужчины предпочитали одежду, на фоне которой шпага казалась уместной, и неброско - многие, как я уже говорила, предпочитали тёмные тона. Зато женщины - парад всех красок, фасонов, фейерверк драгоценностей. Фантазия не способна создать такое за один век. Все эпохи были представлены - от ультрасовременных нарядов, до пышных платьев с кринолином. Я лишь поражалась. Кстати, многие прохожие знали Фроди. И Генриха.
        Мы шли по тихим зелёным улицам, кланяясь в ответ на приветствия. Генрих и Фроди отвечали на мои бесчисленные вопросы. Вдруг я услышала стук копыт по мостовой за нами.
        - Наверное, это Алан, - не оборачиваясь, уверенно сказала Фроди.
        - Так и есть, - ответил Анри и продолжил, обращаясь ко мне, - Приготовьтесь, сударыня. Сейчас Вы познакомитесь с самым знаменитым преступным главарём в окрестностях.
        И тут, словно ветер в ночи, неожиданно, рядом с нами промчался всадник на прекрасном скакуне. Незнакомец остановился в метре впереди. И я имела возможность рассмотреть великолепного иноходца. Скакун был просто прекрасен, подобен ночи. Роскошная грива струилась по ветру, и казалось, что в ней сверкают серебряные нити. Конь был изящен и грациозен, как юный танцовщик, но в тоже время мускулист и силён. В его синих, удивительно синих глазах светилась свобода. Это было дикое молодое животное. Я была удивлена, что оно покорилось человеку. На всадника я внимания, естественно, не обратила. Впрочем, он не позволил мне долго оставлять его без внимания. Молодой человек бесшумно приземлился на мостовую рядом со мной. Генрих весело поприветствовал его:
        - Привет, Алан. Давно не виделись.
        - Да уж, - ответил пришелец и поклонился нам с Фроди, - Я вижу, в Магистрате перемены. Неужто оттаял Дениэл? Он вновь принимает молодёжь? Весьма похвально, конечно, но я не верю, простите покорно. Почему я не знаком с прекрасной особой?
        - Зря не веришь, особа действительно впервые здесь, - откликнулась Фроди - Так что знакомьтесь!
        Алан снял шляпу и вновь галантно поклонился. Я вежливо улыбнулась. Мы помолчали несколько секунд, изучая друг друга. Я жалела, что до сих пор не научилась делать книксен. Другие приветствия казались неуместными.
        - Польщён знакомством с Вами, сударыня! - с какой-то холодной вежливостью сказал Алан.
        Нет, он не производил впечатление охотника за женскими сердцами, и мне это даже нравилось.
        - Мне очень приятно, - ответила я, и чтобы молчание не затянулась, и совершенно искренне добавила, - У Вас прекрасный скакун.
        По-моему, я не могла в тот момент сказать ничего лучшего, чтобы расположить к себе Алана. Его взгляд, обращённый ко мне, ощутимо потеплел.
        - Твой конь в очередной раз затмил тебя, - звонко рассмеялась Фроди.
        Алан улыбнулся, потрепал скакуна по холке и ответил в тоне шутки:
        - Я не удивлён. Он у меня умница.
        Генрих, между тем, обратился ко мне:
        - В Школу ты сегодня не попадёшь. Поздно уже. Предлагаю пока отправиться к "Весёлому Роджеру".
        - Видок у тебя неподходящий, - заявил на это Алан.
        Тут мне уже в который раз пришлось протереть глаза. Генрих вдруг перевоплотился. То есть не то чтобы перевоплотился, а поменял одежду. На нём неизвестно откуда появился чёрный короткий плащ на серебряной застёжке, лихая шляпа с пером, шпага на роскошной перевязи. Вместо футболки и джинсов - свободная фиолетовая рубашка, штаны с застёжкой у правого колена (как я позже выяснила, с её помощью очень удобно было прятать в голенище маленькие ножики). Откуда-то явились высокие сапоги. В общем, одежда эпохи то ли Людовика Тринадцатого, то ли Генриха Четвёртого, Наваррского. Мне, понимаете ли, трудно судить.
        Фроди тоже "переоделась" в роскошное платье изумрудного цвета. Лишь я осталась в прежнем наряде. Он меня вполне устраивал. Учитывая, что изменить его я не могла. И, когда эта весёлая троица двинулась вперёд, я высоко задрала свои курносый нос и, с видом ущемлённого самолюбия, осталась стоять на месте. Через два шага они обо мне вспомнили.
        - Почему стоишь? - поинтересовался Алан, неожиданно переходя на "ты".
        - Не пойду с вами, злые вы, - обиженно ответила я.
        - Куда ты денешься, - вздохнул молодой человек, подхватил меня на руки и лихо вскочил на спину своему черногривому любимцу.
        Я хотела, было, возмутиться, но тут моё внимание привлекли Генрих с Фроди. Они тоже были верхом (откуда взялись лошади?). Причем, Фроди на белой лошади, а Генрих на чёрной, как и у Алана. Они вели под уздцы ещё одного чёрного скакуна. Алан между тем обратился ко мне:
        - Почему мадмуазель не пожелала провести с нами вечер?
        - Мадмуазель не умеет одним только усилием воли изменять свой внешний вид, - заявила я, - А в моём наряде разве покажешься в приличном обществе. Вы-то эвон как вырядились!
        Все засмеялись.
        - Что угодно можно назвать приличным обществом, но только не ту компанию, которая собирается в "Весёлом Роджере", - сказал сквозь смех Генрих, - Не беспокойся насчёт внешнего вида. Это только для мужчин условие - являться туда при шпаге. Клинок невозможно прицепить к джинсам, согласись. А вот прекрасную девушку, такую как ты, там примут с радостью, даже если ты мешок на себя наденешь. Что же до Фроди, то не обращай на неё внимания. Она у нас известная любительница дорогих безделушек. Да, кстати, не желаешь ли поехать верхом?
        Я с радостью перебралась на чёрного жеребца. Алан, хоть и был сердит на Генриха за то, что тот напомнил мне о возможности пересесть на другую лошадь, всё же соизволил спешиться и помочь мне взобраться в седло, так как наездница из меня никудышная. И мы вновь двинулись в путь.
        Приехали мы в замечательное место. Я не ожидала, что в заведениях с таким говорящим названием может быть настолько хорошо. Не было пьянки в общепринятом смысле этого слова. За деревянными свежеоструганными столами сидели люди, про которых и в самом деле можно было сказать - пираты. Но они не шумели и не буянили, а просто громко о чём-то спорили. В споре принимала участие вся таверна. По-моему, они обсуждали нечто противозаконное. При нашем появлении разговоры стихли. Все присутствующие разом встали. Я немедленно ощутила на себе восторженные взгляды. Генрих и Алан сняли шляпы и учтиво кивнули разбойникам. Я же не удержалась и изрекла:
        - Можете сесть, господа!
        Вся таверна дружелюбно загоготала. Пираты заняли свои прежние места. Я спросила Генриха шёпотом:
        - Генрих, почему все вставали?
        Генрих ответил в тон мне:
        - Приветствовали прекрасных дам, и, наверное, отдавали честь Алану.
        - А почему ты сказал, что Алан - преступник?
        - Так он и есть преступник. Он стоит за многими противозаконными действиями в Секторах. Кроме того, некоторые правонарушители находят защиту в его лице.
        - А что, их так много?
        - Достаточно, чтобы очень уважать Алана.
        - А что за преступления?
        - Запрещённые дуэли, злоупотребление магией, разбой…
        Я осеклась. Куда меня занесло!!! Не хватало ещё проблем на мою голову.
        - Зачем они всё это делают? - спросила я, когда немного пришла в себя.
        - Не бойся, - сказал Генрих, заметив моё смущение, - ребята так развлекаются. Ты привыкнешь… со временем.
        По всей видимости, ребята умели развлекаться и по-другому. Они решили посоревноваться в стрельбе из арбалета. Смелый малый на спор встал у стенки, кто-то откопал на кухне яблоко, которое установили самоубийце на голову. Деятели сняли со стены арбалет. Дальше я стала наблюдать с удвоенным интересом. Желающих пострелять оказалось великое множество. Хозяин заведения принимал ставки. Ставили в основном на Генриха, хоть он и отказывался, упирая на то, что занят обязанностями гида. Однако общественное мнение перевесило. Состязания начались. Каждый раз, как раздавался звон тетивы, у меня дух захватывало. Я еле сдерживалась, чтобы не закрыть глаза.
        Однако через несколько минут после начала этой увлекательной игры я поняла, что жизни отчаянного малого ничто не угрожает. Стреляли все отменно. В глазах, по-видимому, ни у кого не двоилось. Всё же через некоторое время выделились лидеры. Анри, кстати, в их числе. Дальше на попадание уже не спорили. Лидеры даже со ста шагов попадали в муху. Стали спорить, кто сумеет попасть в центр мишени. В качестве мишени служило всё ещё яблоко, но уже другое - маленькое, как голубиное яйцо. В конце концов, Анри выиграл. Его шумно поздравляли. Самоубийца у стенки заскучал. Он, видимо, ставил на кого-то другого. Я решила его развеселить и громко объявила, что берусь перекрыть рекорд Генриха при условии, что все деньги поступят на счёт несчастного самоубийцы. Все заинтересовались, хоть никто и не поверил, поэтому согласились на мои условия.
        Мне сунули в руку заряженный арбалет. Он был довольно таки тяжёлый. Я еле его удержала. Анри, ехидно улыбаясь, объяснил, что нужно делать, чтобы эта штука выстрелила. Оказывается, нужно было прицелиться и нажать на курок. Я стала прицеливаться. Парень у стенки побелел, как привидение. Впрочем, если бы я целилась в яблоко, он бы, может, и стал привидением в очень неотдалённом будущем. Но в момент выстрела я отвела прицел сильно вправо и попала в чучело совы на каминной полке. Сова упала на пол. Парень ожил. Вся таверна разразилась аплодисментами и хохотом. Я встала на ближайший стол и раскланялась. Бурные аплодисменты переросли в овацию. Деньги, естественно, отдали самоубийце. Он немедленно извлёк из воздуха незабудку и вручил её мне.
        В общем, веселилась я от души. Но тут произошло одно событие, которое шокировало меня куда больше, чем всё мною увиденное и услышанное за эту ночь. Я стала спускаться со стола, зацепилась за чью-то пивную кружку размером с бидон и чуть не упала. Меня поймал Алан, однако, несмотря на это, я успела здорово удариться коленом. Вот тут-то до меня и дошло, что я не во сне. Это было подобно грому среди ясного неба. Вас обухом по голове никогда не стукали? Очень похожее ощущение.
        Я вскочила на ноги и бросилась к дверям, чем несказанно удивила Алана. На улице было тихо. Светили огромные звёзды. По небу кто-то пролетел на драконе. Я пыталась понять, что же я чувствую. Чем дальше, тем отчётливее я понимала, что сон каким-то образом превратился в реальность. Я не знала, радует ли это меня или огорчает. Мне здесь чертовски нравилось, но всё как-то не верилось. К тому же, если принять, что всё это реальность, то неплохо бы вести себя осторожнее. Вышел Генрих. Он оценивающе на меня посмотрел и глубокомысленно изрёк:
        - Не ты первая, не ты последняя.
        - Ты это о чём? - поинтересовалась я.
        - Только не говори мне, что ты не удивилась, когда поняла, что этот мир вполне реален. Я тоже так отреагировал, когда впервые здесь оказался. Впрочем, это скоро пройдёт. Но об этом завтра. А сейчас поехали ко мне. Это ж надо, в какое неурочное время тебя к нам занесло. Мы не бюрократы, но, боюсь, жилье тебе выделят только завтра. Можно, конечно в Школу тебя отвезти, но новичков там сейчас нет, а те, кто постарше сегодня упражняются в строительстве и разрушении главной башни, так что оставлять тебя там небезопасно.
        Я вспомнила мрачноватое здание Школы и согласилась ехать с Анри.
        Жил Генрих недалеко от Школы в холостяцкой такой хате. То был небольшой замок с садом. Сад оказался основательно подзапущен. Сразу видно - садовник из Генриха никудышный. Всё заросло плющом, кроны деревьев заслоняли лунный свет. В саду царил полумрак. Я удивлялась, как Генрих находит дорогу в темноте. Тем не менее, мы почти без потерь добрались до входа. Когда я говорю почти, то я подразумеваю, что все остались живы и здоровы. Правда, я зацепилась за невидимую ветку и порвала рубашку. И решила, что зашью её в замке. Как же я была наивна в этот момент!
        Вход в замок оказался, прямо скажем, экзотическим. Точнее, я его просто не увидела. Ещё точнее, я не увидела дверей. Мы вошли внутрь через пролом в стене. Как я выяснила позже, двери были, просто их никто никогда не закрывал. Генрих что-то проворчал себе под нос, пошуршал чем-то в темноте и зажёг факел. Где уж он откопал его - неведомо. Вот тут-то я и пожалела, что не отправилась в Школу. Всю ночь провести при свете факела в сумрачном замке в обществе полузнакомого молодого человека, - нет, мне определённо нравилась эта ситуация! Генрих, однако, не дал мне вдоволь насладиться интимной обстановкой. Он вновь изрёк что-то непонятное себе под нос, и замок осветился. Ни о каком электричестве здесь, по-видимому, не ведали, поскольку в качестве осветительных приборов использовались свечи. Правда, их было столько, что мне минуты две пришлось привыкать к свету.
        Приглядевшись повнимательней, я поняла, что и хозяин из Генриха совершенно никудышный, отвратительный, я бы сказала хозяин (я бы и ещё похлеще сказала, но, боюсь, такие слова не употребимы в приличном обществе). Замок оказался просто замечателен - роскошные залы, изумительные картины на стенах, превосходная мебель в стиле барокко, изящные украшения, со вкусом подобранные под общий интерьер, - восхитительно, - но в каком всё это было состоянии! На картинах, на полу, на мебели лежал вековой слой пыли. На потолке невооружённым глазом можно было увидеть паутину и чьи-то следы. В зеркале вместо своего отражения я узрела лишь начертанное на пыли слово на непонятном языке, а под диваном в главном зале кто-то яростно храпел. Генрих внимательно осмотрел свое жилище, прочитал надпись на зеркале, взглянул на следы, чему-то улыбнулся и предложил мне чувствовать себя как дома. С этими словами он растворился в воздухе, объяснив предварительно, что послание на зеркале сообщает о событиях, в которых он должен непременно участвовать. По-моему, послание сообщало о дуэли, так как необычайно довольный Генрих любовно
погладил шпагу на боку.
        Я плюнула на эти его выкрутасы, закрыла дверь на улицу и стала думать, чем бы протереть зеркало. Под руки попалась гардина, которой я незамедлительно воспользовалась, тем более что ей это не нисколько повредило. Зато я, наконец, смогла оценить свою внешность. И ужаснулась. Ну и видок! В страшном сне не приснится. Рубашка разорвана, на колене синяк (видимо, заработала его во время своего пребывания в "Весёлом Роджере"), в волосах застряло перо - напоминание о ночных прогулках по саду. В первую очередь необходимо было зашить рубашку.
        Искал ли кто-нибудь иголку в стоге сена, о любезные читатели? Это занятие показалось бы вам пустяком, если бы вы попытались найти эту самую иголку в замке Генриха. В замке не было иголок. Они не были предусмотрены природой в этом замке! Иголки были просто противопоказаны этому замку! Здесь было всё что угодно: горы бутылок под столом в одном из залов, старый сапог, висящий на люстре, незаряженный пистолет, уникальная коллекция холодного оружия, забытый кем-то плащ. Кроме того обнаружилась большая спальня, в которой я нашла женскую одежду. Впрочем, в эту спальню явно никто не заходил лет двести, и та женщина, которая оставила здесь своё платье, уже давно должна была покинуть этот мир. На столике одиноко лежал окаменевший кусочек хлеба.
        После трех часов блужданий по замку я пожалела, что найденный пистолет незаряжен. Я проголодалась, замёрзла, устала. Мои ноги, давно уже отказавшиеся слушать мою голову, принесли меня вновь в комнату с храпящим диваном. Я уселась на этот диван, завернулась в плащ, который предусмотрительно захватила с собой и хотела немного вздремнуть, но в этот момент появился Генрих. Он был в потрясающе тёплом свитере и по виду вполне сытый. Оставалось только по-хорошему позавидовать человеку.
        Увидев меня, Анри остановился. Я представила картину, которую он увидел в собственной гостиной, со стороны. Дитя подземелья неопределённого пола, завёрнутое в старый пыльный плащ огромного размера, восседающее в позе лотоса на роскошном храпящем диване! Стоило, наверное, воспринять всё, как шутку, но уже не было сил. А вот Генриху ничто не мешало рассмеяться. Этим он и был занят в течение трёх следующих минут. Я голодными глазами воззрилась на него. Он, наконец, перестал смеяться, хлопнул себя ладонью по лбу и заявил, что он - полный кретин, так как совершенно забыл, что я ещё ни одного дня в Школе не была и даже готовить не умею. Параллельно с этим он вытряхнул меня из плаща, пнул диван (который немедленно перестал храпеть), порылся в шкафу, вытащил оттуда пыльного сонного кота. Больше в шкафу ничего полезного, наверное, не оказалось, так как он закрыл шкаф, извлёк из воздуха шикарный тёплый плед и завернул в него меня.
        - Анри, - сказала я счастливым голосом, глядя на Генриха полными надежды глазами, - у тебя есть иголка?
        Генрих, видимо, подумал, что я повредилась в уме, пока блуждала по замку. Он явно не знал такого слова и никогда этого предмета в глаза не видел, а потому молча взял меня за руку, и мы вместе отправились на второй этаж по великолепной дворцовой лестнице.
        Остаток вечера мы провели в мило обставленном уютном кабинете. Горел камин. Я согрелась. Генрих без моего ведома сотворил мне новую одежду (джинсы и свитер), соорудил горячий ужин, навёл порядок в своём замке. Он не стал разгуливать по залам с веником, тряпкой и стремянкой. Он просто произнёс несколько слов, и замок преобразился. Пыль растворилась, исчезли бутылки, в паркете можно было рассматривать своё отражение, как в зеркале. Куда-то испарился сапог с люстры, пропали следы на потолке. В углу я увидела помытого кота. Кот смотрел на меня равнодушными изумрудными глазами. Диван больше не храпел. Я была в полном восторге. Вот бы дома так - свистнул, и порядок!
        Как же мне хотелось поскорее всему научиться. И на следующий день мне представилась такая возможность.
        Школа, друзья мои, не самое приятное заведение, согласитесь. Особенно для школьника. Некоторые сентиментальные взрослые с удовольствием вспоминают школьные годы, но нет на свете ученика, который бы не обрадовался, если бы ему сообщили, что родную школу собираются взорвать, и поэтому занятия отменены. А как бы радовался он, маленький добрый школьник, если бы её действительно можно было взорвать! Мечты, мечты… В мечтах любого ребёнка идеальная школа так не похожа на реальную. Это школа без уроков. Это школа, которую необязательно посещать. Это школа, где можно целый день сидеть за компьютером, играя в различные неинтеллектуальные игры и интеллектуально продувать состояния в марьяж. Но нет, друзья мои, Школа Магии не для таких бездельников! Я вас разочарую. Это моя идеальная Школа.
        Первый месяц я знакомилась со Школой. Здесь всё было необычно. Поражало хотя бы то, что не обязательно конспектировать что-то за преподавателем. Почему-то всё, что говорили учителя, запоминалось настолько хорошо, что потом их речь можно было восстановить в памяти во всех деталях. Поражала сама Школа. Казалось, что она необитаема, и её посещают только летучие мыши. Стены в некоторых залах давно покрылись слоем странного то ли мха, то ли лишайника, так что залы напоминали, скорее, пещеры, нежели помещения для занятий. Многие кабинеты были похожи на каменные темницы. Освещалась Школа факелами, которые то тут, то там были вставлены в стены и не гасли, и свечами. По коридорам носились с дикими воплями черти или весьма похожие на них граждане. Иногда можно было встретить заплутавшее привидение, которое набрасывалось на всех с требованием вернуть ему жизнь. Привидение это было хорошим знакомым всех Учеников. Его никто не боялся, так как все знали, что оно просто шутит. Входили и выходили их школы при помощи заклинаний Входа и Выхода. Были ли в Школе лестницы, мне выяснить не удалось.
        В Школе было много странного, непонятного, пугающего и чудесного. Я твёрдо решила, что расскажу о Школе своей подруге в родном Пространстве. Более того, я поставила перед собой цель - уговорить Магистров принять её в Школу Магии.
        Через три недели, когда я уже могла самостоятельно ориентироваться в Секторах, я отправилась с визитом в Магистрат. Навстречу мне попался кране злой молодой человек. Он вышел из Магистрата, хлопнул дверью, затем зачем-то пнул её, обругал себя идиотом и испарился. Меня это не остановило. Я робко постучала. Дверь осталась равнодушна к моим несмелым попыткам. Тогда я осмелела и вошла. Поднялась по лестнице, завернула за угол и увидела ещё одну дверь, в которую вновь постучала. Дверь сообщила голосом одного из Магистров, что я могу войти. Я вошла. Магистрат был в полном составе. Во главе стола восседал старший из всех Магистров - глава Магистрата. Вокруг расположились ещё семеро почтенных старцев. Мой молодой знакомый стоял у камина и внимательно изучал бумаги. Не знаю, откуда он явился, но больше всего в этой одежде он напоминал мне рокера из родного пространства. Не хватало банданы. Потребовалась минут пять, чтобы он, наконец, отреагировал на моё присутствие. Я всё это время скромно стояла в уголочке. За три недели учёбы я поняла, что с Магистрами лучше не спорить, и уж ни в коем случае нельзя им
мешать. Магистр Дениэл отложил документы и сделал вид, что удивлён моим появлением.
        - Что за причина привела Вас сюда, сударыня? - холодно осведомился он. - Магистрат Вас, к счастью, не вызывал.
        - Видите ли, в чём дело, - робко начала я, стараясь не смотреть на Молодого Магистра, который, по-моему, мог бы заморозить меня своим взором, - я знаю в нашем Пространстве одного человека, который, как мне кажется, достоин обучения в Школе.
        - Позвольте эти вопросы решать Магистрату, - отрезал Дениэл.
        Я закусила губу от негодования. Нет, он, конечно же, Магистр, но что он себе позволяет!
        - Если Вы, сударь, так разговариваете со всеми, кто приходит к Вам с конструктивными предложениями, то Вы долго не проживёте, - заявила я с чувством оскорблённого достоинства.
        - Ну хорошо, - ответил Магистр уже более человеческим тоном. - Продолжайте.
        Я, конечно, не допускаю, что он испугался моих угроз, просто у Магистрата нет причин меня не выслушать.
        - Так вот, - продолжила я, - В моём Измерении у меня есть подруга. Я уверена, что Школа Магии много потеряет, если вы её не примете.
        - Интересно, - сказал Молодой Магистр, ни к кому особенно не обращаясь, - а много ли потеряет Школа Магии, если я Вас исключу?
        Я вновь закусила губу и не ответила. Но за меня вступился Главный Магистр.
        - Дениэл, - сказал он, - может и в самом деле попробовать. Ведь мы уже проверяли эту кандидатуру. Ты с самого начала хотел зачислить обеих.
        - Да, - ответил Молодой Магистр, - но сначала нужно было посмотреть, что представляет собой хотя бы одна из них - более сумасшедшая. И теперь я уверен, что Магистрат заработал себе головную боль. А скоро их будет две!
        Я уже поняла, что Дениэл не против, поэтому стала чувствовать себя уверенней.
        - Я могу рассказать ей о нашей Школе? - спросила я у Магистров.
        - А Вы уверены, что она не позвонит после этого в психиатрическую больницу, чтобы Вам оказали срочную помощь? - поинтересовался ехидно Молодой Магистр.
        - Если бы я не была в этом уверена, я бы не стала убеждать Вас. Если в нашем мире и есть человек, который поверит в существование Секторов, то это Янка.
        - Ну что же, ждём вас обеих с нетерпением, - заявил Магистр Дениэл, - Вы свободны, скандалистка.
        Я была несказанно рада. Скоро закончился учебный месяц, пришла пора возвращаться в родной мир, где я, естественно, всё рассказала подруге. И она поверила. Она - то прекрасно знает, что со мной и не такое ещё может случиться!
        Так что на следующую ночь в Школе Магии появилось уже две новых Ученицы.
        Глава 2. Марго
        Сектора… По - моему, в этом слове слышится музыка. Вам так не кажется? Что ж, возможно у вас нет музыкального слуха. Сектора… Более потрясающего, прекрасного и удивительного места нет в мире. Уж можете мне поверить. Я говорю не о нашем статичном Пространстве, а о реальности в целом, Реальности состоящей из сотен тысяч Измерений, где одно похоже на другое не больше чем Мерелин Монро на Шер. За годы своего ученичества я побывала в самых красивых уголках этого мира, но никогда мне доводилось видеть более невероятное место, чем Сектора. Они всегда будут в моем сердце. Там есть все, что может представить себе человек, а я, уж поверьте, встречала людей с очень богатой фантазией. Сектора - это феерия красок, фейерверк… Попадая туда, ты словно смакуешь бокал игристого шампанского, до этого три дня просидев на теплом молоке.
        О Секторах мне рассказала моя подруга… ммм…Мерфи. Только не подумайте, что я забыла имя лучшей подруги. Склерозом я не страдаю, увольте. Просто, как выяснилось, каких только имен не носила моя подружка. Она была Александром Македонским, Елизаветой Английской и даже… Жанной д"Арк. А в нынешней жизни её зовут… впрочем, вам не обязательно это знать. Главное, что в Секторах она известна как Мерфи. Когда произносишь это имя, некоторые весело улыбаются, некоторые вздыхают и прижимают руку к сердцу, а некоторые скрипят зубами от злости. Впрочем, я знаю людей, для которых характерны все три типа реакции, только они их не демонстрируют… Например, Молодой Магистр.
        Впрочем, что это я все о Мерфи. Я сама не менее интересный персонаж (а может и более…вам решать). Так вот, она рассказала мне о Секторах. Плетемся мы как-то из школы… Что? Вам не нравится слово "плетемся"? Ну, пусть будет "тащимся". Ха! Посмотрела бы я на вас после восьми уроков. Вполне возможно, что вас бы пришлось тащить… О чем это я? Ах да. Идем мы домой, и вдруг моя подруга меня спрашивает:
        - А не хотела бы ты поучиться в одной замечательной школе?
        Я изобразила обморок. Благо была зима. Падать в сугроб все-таки удобнее, чем на асфальт. Объясни она тогда мне что к чему, я, наверно, сделала бы то же самое. Только это был бы обморок от безмерной радости, а не от дикого ужаса. Только не подумайте, что у меня проблемы со школой. Училась я всегда более чем прилично. Просто школу никогда особенно не любила. И покажите мне человека класса эдак из
9-го, который испытывает противоположные чувства, я посоветую ему обратиться к врачу.
        Когда подруга растолковала, что она имеет в виду, я ей не сразу поверила. Она, как и я, всегда была фантазером. Однако постепенно я поняла, что за всем этим что-то есть. Мерфи (буду отныне называть её так) сказала, что пробила мою кандидатуру. У неё, видите ли, есть в Магистрате блат. По крайней мере, это она так думает. Наверно стоит спросить, что думает об этом Молодой Магистр. Впрочем, мою кандидатуру Мерфи, действительно, пробила. Вероятно, я показалась им любопытным экземпляром. Во всяком случае, именно так заявил мне молодой Магистр, когда я предстала перед его ясными очами. Мне стоило титанических усилий не броситься ему на шею от радости. Я, наконец, окончательно уверовала, что все это правда. Тем временем Магистр молча изучал меня с ног до головы. Ну и видок, скажу я вам, был у меня. Эдакий Долгопят - Привидение… На мне оказался какой-то балахон, к тому же полу - прозрачный. То есть не подумайте, ничего такого видно не было, да и своей фигуры мне стеснятся не приходится. Но где у этой плащ - палатки рукава я поняла далеко не сразу.
        - Мда… - изрек Молодой Магистр.
        Что это именно он, я поняла и без таблички с надписью. Мерфи мне все уши прожужжала об этой высокой особе. И небезосновательно. Он впечатлял. Обаяние и сила его личности способны были покорить любого. Не говоря уже о внешности. А я ведь всегда млела как раз от голубоглазых блондинов… Тем более странно, кстати, что я умудрилась влюбиться потом в кареглазого брюнета. Но об этом позже… Свою судьбу я тогда еще не встретила, а с Магистром Дениэлом мне явно ничего не светило. Так что мне предстояла нелегкая задача - противостоять магии бездонных глаз этого красавчика, и одновременно не выставить себя перед ним полной дурой. В связи с этим я разработала особую стратегию поведения.
        - Что именно означает Ваше "мда", господин Магистр? - самая невинная улыбочка из моего богатого арсенала.
        - Это означает, что я предчувствую, будто Ваше появление здесь знаменует начало больших проблем (Прописью - больших).
        Я задала вполне закономерный вопрос:
        - Почему "начало"?
        - Вы правы, - Молодой Магистр тяжело вздохнул, - начало было, когда здесь появилась Ваша подруга… Я так полагаю, Вам не надо рассказывать, кто я такой, и где вы находитесь?
        - Несомненно, а вот посмотреть хотелось бы.
        - Сколько угодно. Школу и прочие достопримечательности Вам покажет Мерфи, а вот в Магистрат мы слетаем.
        - Только не на драконе, - воскликнула я, и тут же пожалела о своих словах. Мне очень хотелось полетать на драконе. Просто такова была моя стратегия разговора. Быть ершистой и колючей - лучшая защита, если чувствуешь себя не в своей тарелке!
        - Ради Бога, - усмехнулся Магистр, и прежде чем я опомнилась, взмахнул рукой. Прямо из воздуха возникли два коврика. Симпатичные такие, в персидском стиле, размером полтора на полтора примерно. Я с трудом припомнила рассказ Мерфи о коврах-самолетах. О том, что отказалась лететь на драконе, я пожалела по пути до Магистрата столько раз, сколько открывала глаза. В глубине души я понимала, что коврик не даст мне упасть, но попробуйте-ка перебороть естественный первобытный страх.
        Наконец, мы добрались до Магистрата. Ну и здание, скажу я Вам. Нечто феноменальное… Минут пять я стояла столбом, задрав голову и открыв от восторга рот. К реальности меня вернуло вежливое покашливание:
        - Я, конечно, понимаю, что время вещь относительная, и стандартную минуту можно растянуть до года, но может все - таки войдем внутрь. А потом можешь изучать достоинства местной архитектуры хоть до скончания веков.
        Я тут же изобразила уязвленное достоинство:
        - Порядочные люди так с дамами не разговаривают.
        Я нахалка, правда? Порядочные дамы так с будущими наставниками себя не ведут.
        - А кто вам сказал, что я порядочный человек? - по губам Молодого Магистра скользнула легкая улыбка, - во мне не осталось ни на грамм добропорядочности.
        - И куда же она делась?
        - Отдал… в качестве платы Харону… Знаете, кто это такой?
        Я воззрилась на него с праведным гневом:
        - Вы что, считаете меня темной деревенщиной?
        - Отчего же. Думай я так, Вас бы здесь не было. Проходите, - и он распахнул передо мной дверь Магистрата.
        Входя, я заметила на ней странный след в сантиметрах двадцати от пола.
        - Что это? - поинтересовалась я. Неуёмное любопытство всегда было моей бедой (да и не только моей).
        - След от ноги, - последовал равнодушный ответ.
        - Чьей??? - наверно мои глаза стали как плошки. Трудно было представить себе сумасшедшего, который посмел бы так обращаться с дверью Магистрата. Разве что сами Магистры. Впрочем, им несколько не по возрасту, судя по рассказам Мерфи. Если только этот молодой нахал…
        - Чьей? - "молодой нахал" усмехнулся, - Того уж нет. Может все - таки войдем?
        Я не слишком его поняла, но решила воздержаться от дальнейших вопросов. Моя добропорядочность мне ещё пригодится, и отдавать её в уплату Харону совсем не хочется. Мы вошли в Магистрат. Надо сказать, что Магистры мне понравились. По крайней мере, остальные восемь. Особенно главный, он напомнил мне моего дедушку. Надо будет спросить деда, не снились ли ему по ночам странные сны. Впрочем, как выяснилось, Магистры были истинными жителями этого пространства, а не гостями вроде меня.
        Кресло у камина оказалось очень удобным, к тому же на спинке дремала пушистая кошка. Я взяла её на руки, устроилась по удобнее, поставила ушки торчком, и приготовилась слушать и спрашивать. Вопросов у меня было полно, жаль задать удалось самую малость: сто или сто пятьдесят. Особенно из всего сказанного меня поразило описание мира, где расположены Сектора. Услышав несколько знакомых названий, я спросила:
        - Минуточку, вы что, фанаты Джона Р.Р. Толкиена?
        - Наоборот, - вежливо улыбнулся один из Магистров, кажется тот, что специализировался на Целительной Магии, - Это он описал в своей книге данное пространство.
        Но каким образом?
        - Он был Учеником…
        - Был?
        - Может быть, и есть. Мы не в праве разглашать такие вещи.
        - Ничего себе… - я сообразила, что рот можно бы и закрыть, - Но если данное пространство - это Средиземье, то "Властелин Колец"…
        - Это здешняя история. Есть кое-какие изменения в географии и тематике, но в целом все так и было. Сектора расположены на землях Мордора, в прошлом - Темного Королевства. Местные не хотят здесь жить, и мы взяли эту территорию, так сказать, в аренду. Кстати, Магистрат и Школа стоят как раз на знаменитой Роковой Горе.
        - И сколько времени прошло с Войны за Кольцо Всевластья?
        - Не слишком много. Арагорн, Король Эллесар, взошедший после неё на престол, недавно погиб, потом несколько лет правила его жена, леди Арвен. Теперь там установили республику. Сумасбродство…
        Вот это точно! Я в задумчивости прикусила губу, не зная, как относиться к сказанному. Я оказалась в Средиземье… С одной стороны, реальность, вероятно, сильно отличается от того, что написано в книге. С другой же, я, похоже, вытянула два счастливых билета вместо одного - не только стала Ученицей Школы Магии, но и попала в мир своей мечты!
        Кстати, если вам хочется поподробнее узнать, что же такое Средиземье, Мордор, Война за Кольца и etc., то рекомендую почитать или хотя бы посмотреть "Властелина Колец". Рассказывать вам эту легенду подробно - значит занять добрую половину книги. Вкратце - будет похоже на детскую сказку.
        А того, кто посмеет столь пренебрежительно отозваться об этой истории, я лично вызову на дуэль. И пусть он не надеется уйти живым!
        Однако вернемся к проблемам насущным…
        - Ладно, думаю на сегодня достаточно, - заметил Молодой Магистр, поднявшись с кресла, - А то ты доведешь нашу кошку до белого коления.
        Я взглянула на зверя: уши прижаты, хвост нервно подергивается, а такой взгляд моя мама называет "плотоядным". Я осторожно переместила кота на спинку кресла.
        - Теперь займемся Вашей внешностью, - Магистр Дениэл оглядел меня с ног до головы, - Полагаю, ты уже представила себе свой идеал женской внешности?
        Меня забавляли его переходы с "вы" на "ты" и обратно.
        - Oui, mon lord, - ответствовала я. Магистр снова слегка улыбнулся. После взаимного обстрела глазами он кивнул на дверь:
        - Всего хорошего.
        Я взглянула на него с искренним возмущением:
        - А зеркало?
        С видом великомученика Магистр извлек из воздуха зеркало в мой рост. Я взглянула на свое отражение. На меня глядела расширенными от удивления глазами этакая средневековая принцесса. Щеки, горящие мягким румянцем, пушистые ресницы, губы, похожие на лепестки роз, волнистые, отливающие золотом волосы до плеч, и безмятежная, ясная глубина зеленых глаз. Девушка в зеркале казалась необыкновенным божеством, созданным только из драгоценного материала: золота, мрамора, изумруда. Изящную фигуру в стиле "а - ля Венера Милосская" (не волнуйтесь, руки были при мне, причем очень изящные) подчеркивал впрочем, несколько не средневековый костюм: сапожки до колена, в тон черным бархатным брюкам, короткая мексиканская курточка, расшитая серебром, шелковая лиловая рубашка, расстегнутая насколько позволяют приличия. Имелся также красивый кожаный пояс с ножнами, а в них маленький кинжал. Я повертела клинок в руках, провела пальцем по лезвию: чертовски острое. Затем подняла глаза на будущего наставника:
        - Благодарю Вас, Магистр.
        - Не за что. Кстати, по осторожнее с кинжалом: на острие яд африканской гадюки.
        Отброшенный мной клинок отлетел на другой конец комнаты и чуть не попал в спящую кошку. Она выгнула спину и зашипела:
        - Нервы лечить надо.
        Затем спрыгнула с кресла и прошествовала вон из комнаты. Причем дверь таинственным образом открылась и закрылась за ней. Не иначе, магия…
        - Она права, - заметил Молодой Магистр, проводив кошку взглядом, - Если будешь так реагировать на шутки, долго здесь не протянешь.
        Я захлопала глазами, сделав вид, что собираюсь заплакать, и жалобно сказала:
        - Я таких шуток не понимаю.
        По-видимому, Магистр Дениэл, как и большинство мужчин, не выносил женских слез.
        - Приношу свои извинения, мадмуазель, - он слегка наклонил голову, - Однако я думаю, Вас заждались.
        - Кто?
        Но Магистр только загадочно улыбнулся. За дверью оказалась хорошенькая девушка с серебристыми волосами и с огромными синими глазами. Она сидела на маленьком диванчике, а рядом лежала давешняя кошка. Зверюга презрительно взглянула на меня и притворилась, что спит. До меня тем временем дошло, что эта синеглазая очаровашка - моя Мерфи. С радостным воплем я бросилась ей на шею, опрокинув на диван, с которого она только что встала. Кошка прошипела: "психопатки". Очевидно, она была консервативным зверем "самых строгих правил". Взяв под руку, Мерфи повела меня по коридору.
        - Пойдем, я покажу тебе здесь все и познакомлю с ребятами, - щебетала она.
        - Сначала я хотела бы посмотреть Школу.
        - А мы туда и отправимся. В это время основной контингент собирается там. Да и занятия вот - вот начнутся.
        - Слушай, - спросила я подругу шепотом, - а кто эта кошка?
        - Кошка? - Мерфи оглянулась через плечо, - это Визула. Ученица, как и мы. За какие - то проделки, которые не для наших с тобой ушей, её на пять капиллярных лет превратили в кошку. Она любит грызунов и, соответственно, терпеть не может кошачьих. Так что понимаешь, настроение у неё не фонтан.
        Слушая подругу, я не забывала поглядывать по сторонам. Как я узнала позже, среди Учеников бытует мнение, что каждый из нас видит внутреннюю обстановку Магистрата по-своему, в соответствии с личными представлениями, так сказать. Магическая иллюзия в некотором роде… С другой стороны, Ученики порой ходят сюда целыми толпами, и на галлюцинации пока никто не жаловался. В смысле, там, где один увидел статую святой великомученицы, другому Вавилонская Блудница не привидится!
        Очередная загадка Секторов…
        Что же касается вашей покорной слуги, то мне Магистрат предстал средневековым замком, из тех, что показывают в голливудских фильмах - ни голого осыпающегося камня, ни сквозняков, ни чадящих факелов на стенах. Лишь пушистые ковры, гобелены, картины и мягкое мерцание свечей… Красиво и, в какой-то степени, уютно!
        Разглядывая украшавшие стенные ниши полотна, я невольно остановилась у одной из картин, изображавшей темноволосого мужчину в королевском венце. Портрет был выполнен так искусно, что сошел бы и за фотографию, если бы не особое внутреннее сияние, свойственное только настоящим краскам. Человек на картине казался живым - бездонные серые глаза как будто заглядывали мне в душу, а белый, похожий на цветок, кулон у него на груди искрился звездным светом.
        - Это тот, о ком я думаю? - спросила я у Мефри, кивнув на портрет.
        - Арагорн? Да, это он.
        - Король Эллесар…, - пробормотала я, не в силах оторвать взгляд от картины, - Последний Государь Гондора…
        - Ну почему же последний?
        - Магистры сказали мне, что теперь там республика!
        - И что? - Мерфи передернула плечами, - Гондором долгие века правили Наместники, Хранители Трона, однако, законный Король в один прекрасный день все же вернулся на престол предков. Уверена, это случится вновь - ведь у Арагорна остался сын!
        - В самом деле? - я с улыбкой взглянула на подругу, - Что ж, это здорово! Я бы с удовольствием посмотрела на его коронацию!
        - Не сомневаюсь! - Мерфи легонько толкнула меня кулачком в бок, - Ты всегда питала слабость венценосным особам. Вспомнить хоть твоих любимых книжных героев…
        Весело переговариваясь, мы спустились по главной лестнице Магистрата и вышли на улицу. Полной грудью вдохнула я свежий ночной воздух. От миллионов запахов мгновенно закружилась голова. Хотелось во все горло вопить о своем счастье. Поймав понимающий взгляд Мерфи, я радостно засмеялась и еще раз крепко обняла подругу. В конце концов, если бы не она, меня бы здесь, скорее всего, не было.
        Стараясь настроиться на серьезный лад и выглядеть не слишком ошалевшей от радости, я спросила:
        - Меф, объясни мне одну вещь - почему Сектора?!
        - В смысле - откуда такое странное название?
        - Угу… Не то что бы мне не нравится. Но согласись, звучит довольно необычно!
        - Как я успела выяснить, суть здесь вот в чем. Когда Магистры только появились в этом Измерении, они создали лишь сам Магистрат, здание Школы и что-то вроде студенческого городка вокруг нее. Но число Учеников магической академии постепенно возрастало, с помощью волшебства они строили себе личные замки, создавали различные увеселительные заведения - клубы, кинотеатры, концертные залы, рестораны, бары, таверны и многое другое. Местное население, со временем свыкшееся с соседством общины магов, потянулось туда на заработки. Через некоторое время вокруг Школы вырос целый мегаполис, который для удобства был разбит на районы, сектора. Названия стране магов так и не придумали, и с чьей-то легкой руки разговорный термин Сектора стал, по сути, её официальным наименованием.
        - А что, придумать какое-то настоящее имя - воображения не хватило?
        - Скорее уж наоборот! Никакое название в точности не отражает всей неповторимости этого места. А Сектора… Так сложилось!
        - Что ж, Сектора так Сектора!
        Я огляделась по сторонам. Вокруг простирался чудовищных размеров парк, занимавший, похоже, всю поверхность некогда мертвого Ородруина. У самого подножия горы смутно виднелись башни еще одного огромного замка - должно быть той самой Школы!
        Нда… Далековато!
        - На чем мы поедем? - полным энтузиазма голос полюбопытствовала я, - Надеюсь не на коврике? А то у меня до сих пор поджилки трясутся.
        - Ну, если у тебя от коврика поджилки трясутся…
        Я взглянула на Мерфи с легкой обидой:
        - Ничего смешного. Высоты я не особенно боюсь. Просто для каждого дела нужна привычка.
        - Ладно, не хочешь на коврике, поедем на Летучах.
        - А это что за звери?
        - Вот именно, звери. Сейчас увидишь.
        Мы свернули на широкую аллею.
        - Ага, думаю, вон там мы найдем парочку в меру спокойных экземпляров, - заметила Мерфи.
        За деревьями показалась поляна. На ней обнаружились три странного вида зверя. Их гибкие жилистые тела приятного бежевого цвета могли принадлежать маленьким драконам. Спину украшали два кожистых прочных крыла, в наличии имелись так же длинные упругие хвосты, очевидно используемые в качестве руля в полете. Но самым забавным в этих животных были их головы. Весь череп и значительную часть морды закрывали естественные роговые наросты, похожие на маски сварщиков. Глаз у этих существ я вообще не обнаружила.
        - Что это?!
        - Это - Летучи. Самый экстремальный вид транспорта в Секторах. И самый быстрый, между прочим. Подходит для тех, кто хочет пустить себе адреналина в кровь. Летучи абсолютно непредсказуемые животные. Обычно они хорошо слушаются наездника, но что бы управлять ими, нужна твердая рука и сильная воля. Их любимое занятие: со всего размаху кидаться головой о землю. Для этого им и нужны эти штуки, - Мерфи постучала пальцем по костяному шлему ближайшего зверя, - Опытные наездники обычно не допускают подобного, но вероятность всегда остается.
        После таких комментариев мне совсем расхотелось ехать на этом крылатом кошмаре. Пожалуйста, не думайте, что я трусиха. Просто я и на лошади-то никогда не сидела. К тому же я представила, что случиться, если эта зверюга шабаркнется головой оземь. Переломы всех конечностей мне точно обеспечены. И это в лучшем случае…
        - Что будет со мной, когда он ударится головой?
        - Если не пристегнешься, то познакомишься с местной флорой, кувыркнувшись пару раз по траве. А мне придется искать кого-то, кто сможет собрать тебя по кусочкам. Если же воспользуешься ремнем безопасности, отделаешься легким шоком, - сказав это, Мерфи залезла на Летуча.
        Я все еще медлила:
        - И как им управлять?
        - Обычно он слушается команд "взлетаем" и "садимся", но в полете им можно править только с помощью уздечки.
        - Знаешь, - пробормотала я, забираясь в седло, - я бы предпочла пони.
        - Да ладно тебе, - лихо гикнув "взлетаем", Мерфи ударила Летуча пятками в бока, словно тот был молодым мустангом. Оттолкнувшись мощными ногами, зверь взмыл в небо.
        В сотый раз проверив ремень безопасности, я последовала её примеру. Мы поднялись в воздух. Первые пять минут полета я только и делала, что дико визжала и в последний момент уворачивалась от сосен, словно по волшебству выраставших у нас на пути. Американские горки с препятствиями… Однако, скоро я освоилась, и даже начала получать удовольствие от поездки. Во мне вдруг проснулся талант наездника. Поэтому, когда мчавшаяся впереди Мерфи крикнула, что мы подлетаем к Школе, я пожалела, что путешествие уже кончается. Мы стремительно приближались к самому величественному зданию из виденных мной когда - либо. Оно затмило даже Магистрат. Хотя… Может быть и нет… С тех пор прошло не мало лет, но я до сих пор не решила какое их этих двух сооружений производит на меня большее впечатление.
        Заглядевшись на Школу, я ослабила хватку. Вдруг мой Летуч взбрыкнул как норовистая лошадка и начал камнем падать вниз. Знаете, говорят, в такие мгновения перед вами проносится вся ваша жизнь. Я всегда думала, что это просто метафора. Но бешеный калейдоскоп до боли знакомых картинок, промелькнувших у меня перед глазами, меньше всего походил на языковый оборот. Подняв облако пыли, Летуч с размаху врезался в землю. Меня швырнуло вперед, но гибкие ремни безопасности были сработаны на славу: я осталась в седле. С вылезшими из орбит глазами, хватая ртом воздух, я смотрела, как в нескольких метрах от меня спокойно приземляется Летуч Мерфи. Она отстегнулась, выпрыгнула из седла и подошла ко мне. В её глазах было сочувствие:
        - Не волнуйся, со мной то же самое было в первый раз. Давай, слезай.
        Прошло, наверно, минут пять, пока я справилась с застежкой ремня безопасности. Еще пару минут я сползала с теплой спины Летуча.
        - Знаешь, - сказала я Мерфи трясущимися губами, - лучше способа пустить себе адреналина в кровь ещё не придумали и уже никогда не придумают. Гарантирую…
        Мерфи усмехнулась и дружески хлопнула меня по плечу:
        - Как говорится, ты попала не в бровь, а в глаз. Ладно, пойдем в Школу. То ли еще будет…
        Первым уроком в расписании стояла химия. Надо сказать, я немного удивилась. Зачем изучать точные науки в Школе Магии?!!! Мне их с лихвой хватило и в родном Измерении. Я уже готова была в ужасе возопить - что, ОПЯТЬ?!!! Только не это… Неужели все сначала?! Однако, ко мне недаром был приставлен гид. Мерфи уже отучилась в Школе целый "капиллярный год" и успела разобраться, что к чему. Все в этом мире взаимосвязано, сказала она. Волшебство это неотъемлемая часть нашей реальности, законы магии и законы природы тесно переплетены, и изучать их отдельно друга от друга просто невозможно. Да и вообще, хороший маг должен иметь представление о любой сфере человеческой деятельности.
        Изучая свиток с расписанием, который мне вручила Мерфи, я вошла вслед за подругой в кабинет естествознания. Набит он был, что называется, яблоку негде упасть. По-моему, депутатов в Государственной Думе и то меньше собирается! Однако, Мерфи сумела каким-то чудом (вполне возможно, что действительно чудом) отыскать в этом хаосе два свободных местечка. Устроившись за партой, я, наконец, по внимательнее пригляделась к своим новым одноклассникам. А посмотреть было на что! Ученики, пришедшие на урок химии, представляли собой весьма разношерстную компанию. Большинство, конечно, было в человеческом облике, но пару троллей и русалку, с жаром обсуждавших вчерашнюю вечеринку в "Поцелуе Вампира" я приметила сразу. Вообще-то, это была всего лишь иллюзия, а не настоящее превращение, как я потом узнала. Но, надо отдать ребятам должное, впечатление производить они умели. Да и не только они, кстати. Некоторые Ученики сидели, как и полагается, за столами, остальные же расположились, как взбредёт в голову. Кто-то в позе лотоса - на полу, кто-то - на своём коврике под потолком, а один экстравагантный товарищ
покачивался на люстре. Я бы на его месте не рискнула. По-моему, этот канделябр не выдержал бы и канарейку.
        Вошёл химик. Да, он тоже умел поразить воображение новичков… Вы когда-нибудь видели сумасшедшего учёного? Посмотрите "Назад в будущее" с Кристофером Ллойдом и вы будете иметь достаточно точное представление. Разве что у нашего "гения" волосы были огненно-рыжие.
        - Ну что ж, начнём урок, - провозгласил химик и лихо хлебнул из стаканчика с надписью H2SO4.
        Я молча посмотрела на Мерфи, всем своим видом изобразив вопрос. Мерфи повертела пальцем у виска и кивнула на химика.
        - Это и в самом деле серная кислота? - я всё ещё была в шоке.
        - Пойди, проверь, - усмехнулась Мерфи.
        Я решила воздержаться. Химик тем временем продолжал урок.
        - Дети, возьмите пробирку с синей жидкостью.
        Таких пробирок было штук десять. Он показал нам какую именно, и сказал:
        - Теперь возьмите пробирку с красной жидкостью.
        Таких не оказалось вовсе. Впрочем, была пробирка с оранжевой, и мы, посовещавшись, решили, что учитель именно её имел в виду.
        - А сейчас, - торжественно провозгласил химик, - смешайте их!
        Мы так и сделали. Какой был взрыв! Наверное, ядерные боеголовки взрываются не так эффектно. Когда дым рассеялся, радиоактивные осадки осели, а мы обрели дар речи, профессор изрёк:
        - Теперь вы знаете, что так делать нельзя.
        Мы знали это уже полминуты. Памятный был урок…
        Впечатлений хватало… Во время астрономии мы бороздили космическое пространство на самых совершенных космических кораблях - в виртуальной реальности, разумеется, на уроке математики познакомились с самим Ферма, который лично представил нам доказательство своей знаменитой теоремы, на практической экономике смоделировали прошлое и сумели предотвратить Великую Депрессию 30-х годов. Но больше всего мне понравился урок Отечественной Истории. О, разумеется, я говорю не об Истории России. Имеется в виду История Средиземья, континента, где расположены Сектора. Вот уж где я блистала… "Властелин Колец" моя любимая книга. Учителя поразило моё знание деталей. Одногруппники устроили мне овацию. Я хотела было залезть на парту и раскланяться, но решила быть скромным героем и молча села. Тут начался спор на тему: был ли Саурон, Властелин Колец, мечтавший погрузить мир во Тьму, истинным злом или его просто не правильно поняли. Какой- то касатик прической по стилю и цвету напомнивший мне зебру, с пеной у рта доказывал, что Великое Кольцо, сулившее Саурону Всевластье, нельзя было уничтожать. Я припомнила, как один
знакомый рассказывал мне об уроках философии в институте. Он закончил УГТУ-УПИ. Тема семинара: Гегель. Минут пять все чинно обсуждают, что сказал великий философ по такому - то и такому - то поводу. Затем с задних парт, где сидят любители азартных игр и нюхательного табака, доносится голос: "Все это полная чушь. Я вот что об этом думаю…" Через десять минут уже думает вся группа. Хором, как правило. У нас происходило что - то в этом роде. Один за другим Ученики ввязывались в жаркий диспут. Правда, обсуждали все-таки тему урока. Особенно усердствовал сам историк. Он явно попал в свою стихию… В это время входная дверь тихонько скрипнула.
        - А вот и Генрих, - шепнула мне Мерфи.
        Я повернулась. В дверях стоял молодой человек лет эдак семнадцати. Красавчик, одно слово. Высокий, стройный, темноволосый, глаза горят как угли. Одет в элегантный костюм времен Людовика XIV. Он с легкой улыбкой равнодушно скользил взглядом по классу. Затем юноша заметил Мерфи. Его улыбка стала шире, и он подмигнул моей подруге. Потом перевел взгляд на меня. И замер… Не знаю, заметил кто-то проскочившую между нами искру, но я её видела точно. И это была не магия. Мы глазели друг на друга минут пять. К реальности меня вернул острый локоток Мерфи. Я обернулась. Глаза подруги искрились от смеха:
        - Похоже, это любовь с первого взгляда.
        - Да, ладно тебе, - я снова взглянула на юношу.
        Он тоже смотрел на меня. Ну и ну. Неужели, Мерфи права. В родном пространстве я была почти ребенком, и не разу всерьез не увлекалась. Конечно, Генрих был чертовски хорош. Но чтобы так, да ещё с первого взгляда. Хотя… Я была уверена, что никогда не встречала его, таких не забывают. И в то же время мне казалось, что я знаю его тысячу лет.
        Мы повстречались сегодня,
        И для двоих все изменилось.
        И мир другим стал в тот же миг.
        Мир отчего стал другим,
        Догадаться не сложно,
        Но невозможно
        Об этом сказать напрямик.
        - Как это романтично, - пропела Мерфи, изобразив персонажа из диснеевского мультфильма "Коты - Аристократы", - Я познакомлю вас, только позже. Конечно, мы можем уйти и сейчас, никто нам и слова не скажет, но мне все - таки хотелось бы послушать урок.
        Мне предмет тоже был интересен, но когда темноволосый красавчик в дверях исчез, я уже никак не могла сосредоточиться.
        - Кстати, - прошептала Мерфи, - какое имя ты себе выберешь?
        - Понятия не имею, я как - то не думала об этом.
        - Ну, какое у тебя любимое женское имя?
        - Мое собственное. Хотя, нет. Мне всегда нравилось имя Маргарита.
        - Вот и чудесно, будем звать тебя Марго.
        Наконец, урок закончился. Послышался такой звук, будто кто-то уронил ржавое корыто. Очевидно, это был гонг. Вот уж никогда бы не подумала, что с нетерпением буду ждать конца занятий в Школе Магии. Мы вышли в коридор. Увы, он был пуст. Я жалобно посмотрела на Мерфи.
        - Генрих очень занятой человек, - заметила подруга, желая меня утешить. Эффект получился прямо противоположный. По её взгляду я поняла, что главное занятие Генриха - женщины.
        В это время в конце коридора послышался какой-то шум. Похоже, там началась самая настоящая потасовка. Со стайкой ребят, высыпавших из класса, мы помчались посмотреть, в чем дело. Двое молодых людей стояли друг против друга, держась за эфесы шпаг. Было ясно, что ещё секунда, и они, наплевав на всякие там запреты дуэлей, скрестят клинки. В одном из спорщиков я с изумлением узнала Генриха. Мое сердце тюкнуло не впопад. А что если его убьют? Или выгонят из Секторов за драку? Я уже собиралась встать между дуэлянтами, послав к такой-то бабушке все правила приличия, когда какой-то рыжеволосый парень, обогнав меня, прервал безмолвный поединок их взглядов:
        - Прекратите немедленно. Вы что, с ума посходили? Затеять потасовку в здании Школы… Жить надоело? Дениэл не будет выяснять, кто виноват. Возьмет и выпрет из Секторов обоих.
        - Эрик, не лезь не в свое дело, - холодно произнес Генрих. Вид у него был такой, словно нанесенное ему оскорбление можно было смыть только кровью.
        - Ещё как буду. Мне совсем не хочется в один день лишиться двоих друзей.
        Генрих сверкнул глазами, вероятно собираясь сказать что-то грубое, но тут из толпы выпорхнула белокурая красотка с томными голубыми глазами.
        - Ах, Анри, - защебетала она, - уйдем отсюда. Я не переживу, если с тобой что-нибудь случиться.
        - Ксиани…, - Генрих невольно улыбнулся.
        Похоже, эта прелестница вмиг остудила его гнев. Он кивнул Эрику в знак благодарности, а затем взглянул на своего противника:
        - Мы ещё не закончили наш разговор.
        - Всегда к твоим услугам, - тот отвесил щегольский поклон. Затем повернулся к толпе, - Представление окончено, господа. Расходитесь.
        Тут он заметил в первых рядах Мерфи. Очевидно, они были шапочно знакомы.
        - Приветствую Вас, прекрасная сеньорита, - у него был взгляд настоящего Дон Жуана. Потом юноша взглянул на меня:
        - А с Вами, прелестная мадмуазель, я не имею чести быть знакомым. Могу я узнать Ваше имя?
        - Ян… Меня зовут Марго, - и я протянула ему руку для поцелуя, как это делают в старинных фильмах. Его губы обожгли мне кожу.
        - Безумно рад познакомиться, прекрасная Марго. А мое имя Джеф, - молодой человек все ещё не выпускал мою руку. Впрочем, мне и не очень - то хотелось её отнимать.
        Он был, безусловно, очень красив. Стройный, изящный, но под элегантным костюмом явно прятались стальные мышцы. Смуглая кожа, лукавая улыбка обольстителя, роскошные каштановые кудри. В его глазах поразительной синевы, казалось, плясал сам дьявол. Я удивлялась сама себе. Крышей моих отношений с парнями были медленные танцы в обнимку. К тому же, я всегда считала себя однолюбкой. Однако не успела я сюда попасть, как два молодых человека глубоко поразили мое воображение. Может такое характерно для всех новичков? Так сказать побочный эффект привыкания к новому телу. Ведь мое собственное сейчас мирно посапывало в кровати где-то на Земле. С другой стороны, Мерфи не рассказывала мне ни о какой любовной лихорадке. И вообще, о чем это я? Вот на Генрихе все ещё виснет эта белокурая вертушка. Да и Джеф тоже, надо думать, не обижен вниманием противоположного пола.
        Юноша продолжал сжимать мою руку:
        - Какие у Вас изящные, гибкие пальцы. И очень красивые кисти. Поразительно…
        - По одной на каждой руке, - шутка, увы, не новая, но…
        - И потрясающее чувство юмора… Не окажете ли мне честь отобедать со мной? Я знаю одно чудное местечко, называется "Три поросенка"…
        Я не знала что ответить. Джеф мне нравился, но так сразу… К тому же для начала я хотела осмотреться что здесь к чему, понять что от кого можно ждать.
        Меня спас Генрих. Взглянув на него, я поняла, что он буквально дымится от гнева.
        - Джефри, дружище, а как на счет того, чтобы пообедать со мной? - начал юноша ледяным тоном, - А затем посетим пустырь за "Тремя поросятами". Живописное место…
        Джеф с сожалением посмотрел на меня, но отказываться от вызовов было явно не в его правилах.
        - Печально, но, похоже, нам придется отложить наше свидание. Надеюсь, мы можем как-нибудь встретиться?
        - О, разумеется, - я улыбнулась самой обаятельной из своих улыбок.
        Джефу расхотелось уходить еще больше. Но дело есть дело…Он отвесил мне изящный поклон и взял Генриха под руку. Они двинулись по коридору, словно лучшие друзья. Впрочем, как выяснилось позже, они такими и были… время от времени.
        Я печально глядела ребятам вслед:
        - Они же убьют друг друга.
        - Не волнуйтесь, леди, ничего с ними не случиться, - один из Учеников, высоченный, сложенный точно Тор парень успокаивающе дотронулся до моего плеча, - Они оба прекрасные фехтовальщики. В худшем случае отделаются парой царапин. Правда, Эрик?
        Рыжеволосый миротворец кивнул:
        - Генрих и Джеф уже большие мальчики! Они знают, когда следует остановиться… Пойдем, Витторио, у нас занятие. До встречи, дамы!
        Дружески улыбнувшись нам, ребята скрылись в соседнем классе.
        - Ну и ну, - приподняв брови, изрекла Мерфи, - твоя популярность растет с каждой минутой. Вот ты уже стала причиной дуэли.
        Я изумленно уставилась на неё:
        - Причиной дуэли? Да десять минут назад Джеф меня в глаза не видел. Они не могли поссорится из- за меня!
        - То было десять минут назад… Эрик помирил их. Генрих и Джеф вспыльчивы, но быстро отходят. Анри, конечно, скалил зубы, но это главным образом показуха. А вот сейчас они пошли драться исключительно из-за тебя.
        Я почувствовала, как мое тело покрывается мурашками. С одной стороны моему тщеславию льстило, что два таких видных молодых человека скрестили шпаги из-за моей особы. Впрочем, как выяснилось позже, я была лишь поводом, я не причиной. Генрих и Джеф так развлекались чуть не каждый день. То они были друзья не разлей вода, и на пару пропадали по кабакам, то вдруг становились лютыми врагами, готовыми порвать друг друга на куски. Но тогда я об этом не знала. Почувствовав как щеки заливает румянец, я тут же упрекнула себя в малодушии: два человека могут погибнуть, в самом деле, погибнуть. Это уже не игра. Пусть и непреднамеренно, я могу стать причиной гибели двух молодых ребят. Конечно, им самим стоило быть менее горячими… однако…
        - Боже мой, - удрученно пробормотала я, с грустью глядя в конец коридора, где минуту назад скрылись Генрих и Джеф. Похоже, игры закончились…
        Почувствовав мое состояние, Мерфи взяла меня за руку:
        - Не дергайся. Не забывай, мы в Секторах, а это мир магии. К тому же они профессионалы. Как сказал этот парень: в худшем случае отделаются парой царапин.
        - А в лучшем?
        - В лучшем? - Мерфи лукаво приподняла левую бровь, - Наверно, парой выбитых зубов. Ладно, пойдем. Ты же не хочешь пропустить первый урок по вампирологии?
        Нас ждало еще несколько занятий. И что странно, я, умирающая от тоски практически на любом предмете, здесь не скучала. Ну конечно, одно дело зубрить всякие там альдегиды и полупроводники, и совсем другое, к примеру, на практике изучать обычаи средневековой инквизиции. О, не подумайте, мы не какие-нибудь садисты, и никто на наших занятий не отправился преждевременно в иной мир. Но было чертовски интересно… Если бы не холодные коготки совести, скребущиеся где-то в груди, я была бы абсолютно счастлива.
        После уроков мы решили немного погулять. Первый, кого я увидела, выйдя из дверей Школы, был великолепный, белый как снег скакун, с реющей по ветру гривой. Никогда не видела лошади прекраснее. Впрочем, у меня среди них мало знакомых. Рядом пританцовывал от нетерпения могучий вороной жеребец, в седле которого производил примерно те же движения Генрих собственной персоной. Слава Богам, он жив. Юноша, тем временем, сделал Мерфи страшные глаза и какой-то знак рукой. Очевидно, это означало: "Извини, подруга, но в данном случае третий лишний". Мерфи с усмешкой подмигнула Генриху и, помахав мне рукой, скрылась за углом.
        Легко спрыгнув на землю, молодой человек склонился в изящном поклоне:
        - Добрый день, миледи. Позвольте пригласить Вас на верховую прогулку. Я, конечно, не такой нахал, как Джеф, и настаивать не буду, но если Вы согласитесь, то сделайте меня самым счастливым человеком в мире.
        Я мило улыбнулась:
        - Почему бы и нет. Кстати, чем закончилась ваша дуэль?
        - Дуэль? - Генрих поморщился и потер левый бок, - Как обычно: дыркой в шкуре.
        - А для Джефа?
        - Для него - двумя дырками, - улыбка юноши была немного злорадной, но это его ничуть не портило, - Да, как Вам нравится Белоснежка? - он кивнул на лошадь.
        - Она великолепна, иначе не скажешь.
        - В самом деле? Она Ваша.
        - О!
        - Только не говорите, что принимать от мужчин такого рода подарки нескромно…
        - Принимать такого рода подарки нескромно от кого бы то ни было. Эта лошадь, наверно, стоит бешеных денег.
        - Господи, каких денег? - Генрих замахал руками, - Не забывайте, Вы в Секторах. Здесь целый замок дешевле, чем гамбургер в нашем родном мире. Пожалуйста, примите эту лошадку как знак моего восхищения Вашей несравненной красотой. Если Вы окажетесь, я очень обижусь.
        Я еще раз взглянула на Белоснежку. Искушение было слишком велико… К тому же не хотелось огорчать Генриха.
        - Ну хорошо, - сказала я, лукаво улыбаясь, - я её приму. А в награду подарю Вам поцелуй.
        Встав на цыпочки, я чмокнула юношу в щеку. Генрих зарделся как маков цвет. Можно подумать, его никогда не целовали девушки. Подсадив на лошадь, Генрих окинул меня восхищенным взглядом:
        - У Вас прекрасная посадка, миледи. Вы словно родились в седле.
        - Благодарю, - в жизни мне говорили столько комплиментов, - Только давай перейдем на "ты". И зови меня, пожалуйста, Марго.
        Генрих просиял:
        - С превеликим удовольствием, - от его улыбки я таяла как снег под апрельским солнцем, - А ты меня - Анри.
        - Анри? А можно Анрио? - вдруг спросила я со странным чувством. Имя сорвалось с губ совершенно невольно.
        Очевидно, зря. Генрих вздрогнул как от удара.
        - С чего бы вдруг? - в его голосе слышались жесткие нотки, - Откуда ты знаешь это имя?
        Я бросила на него настороженный взгляд.
        - Не знаю. Просто оно мне откуда-то знакомо. И по-моему оно тебе идет.
        - В самом деле? - Юноша странно посмотрел на меня, - Ну хорошо, можешь звать меня Анрио, - он смущенно улыбнулся, как-бы извиняясь за свою вспышку, - Просто в Секторах так меня никто не называет. А в родном пространстве я ношу вообще другое имя.
        - А какое? - я тем временем размышляла над его необычной реакцией.
        - Неважно, - Генрих приложил палец к губам, - Здесь и там… Это два абсолютно независимых мира! Переходя из одного в другой, мы проносим лишь часть воспоминаний и тень эмоций. У каждого из нас две совершенно разные жизни. Между ними нет ничего общего, и их нельзя смешивать. Мне кажется, мы должны взять все, что можно от них обеих. Да, кстати, я приглашаю тебя на обед. Здесь есть одно прелестное местечко, называется "3С"…
        Заведение и впрямь оказалось чудным. Танцевальный клуб, ультра - модный и вполне современный. Правда я испытала легкий шок, узнав, что "3С" означает "Сила Трех", а его хозяйками являются три сестрички-ведьмы - Прю, Пайпер и Фиби. Хотя общим со знаменитыми "Зачарованными" у них были лишь имена и "профессия". Однако эта символика все же наложила свой отпечаток на заведение. Здесь каждый мог стать тем, кем всегда хотел. Своим кумиром, иначе говоря, любимым героем или героиней. Мог пожить чужой жизнью…
        Надо сказать, что вообще-то в Секторах такое не принято. Здесь люди становятся собой, именно собой, а не кем-то другим, сбрасывают успевшие прирасти к лицу маски. Иногда мы одалживаем имена, но никогда судьбы… Здесь у каждого свой путь… Свой жребий…
        Однако, все это не касалось клуба "3С". Приходя в сюда, каждый мог тряхнуть страной и принять участие в привычной игре под названием лицедейство. Вот только в Секторах это было не притворством, без которого не выжить в большом и жестоком мире, это действительно казалось игрой, которой каждый наслаждался, как мог.
        Впрочем, все это я поняла много позже. Впервые же появившись в "3С" я только хлопала глазами, глядя на Человека - Паука, подросшего Гарри Поттера и Скалли с Малдером, самозабвенно целующихся за соседним столиком. Люк Скайуокер отсалютовал мне лазерным мечом и растворился в толпе, держа под руку красотку, подозрительно напоминавшую Баффи - Истребительницу вампиров.
        Я оглянулась в поисках Генриха. Он усадил меня на высокий стул возле стойки бара, заказал коктейль "Золотая Луна" и умчался куда-то, заявив, что хочет сделать мне еще один подарок. Я, конечно, была заинтригована, однако, что же это за свидание, когда кавалер ни с того ни сего исчезает в неизвестном направлении? А может, меня уже бросили?! Тогда это самый короткий роман в истории человечества…
        И тут я услышала голос! Невыразимо прекрасный, богатый обертонами мужской голос, переплетаясь со звуками музыки, наполнил зал клуба, заставив затихнуть разговоры и смех.
        Нелепо, смешно, безрассудно,
        Безумно - волшебно!
        Ни толку, ни проку,
        Не в лад, невпопад - совершенно!
        Приходит день, приходит час,
        Приходит миг, приходит срок -
        И рвется связь;
        Кипит гранит, пылает лед,
        И легкий пух сбивает с ног.
        Что за напасть?
        И зацветает трын-трава,
        И соловьем поет сова,
        И даже тоненькую нить
        Не в состоянии разрубить
        Стальной клинок!
        С замирающим сердцем я смотрела на Генриха, склонившегося над стоящим на сцене микрофоном. Не отрывая от меня горящих как угли глаз, он пел… Пел о любви и волшебстве… Пел для меня…
        Нелепо, смешно, безрассудно,
        Безумно - волшебно!
        Ни толку, ни проку,
        Не в лад, невпопад - совершенно!
        Приходит срок - и вместе с ним
        Озноб и страх и тайный жар,
        Восторг и власть!
        И боль, и смех, и тень, и свет -
        В один костер, в один пожар!
        Где смысл? Где связь?
        Из миража, из ничего,
        Из сумасбродства моего -
        Вдруг возникает чей-то лик
        И обретает цвет и звук,
        И плоть, и страсть!
        - Мерфи не говорила, что ты так потрясающе поешь, - заметила я чуть позже, когда Генрих под грохот аплодисментов спустился со сцены и сел рядом со мной.
        - А Мерфи и не знает, - он сверкнул голливудской улыбкой, - Последнее время я пою только для своих дам.
        - А Мерфи разве не дама?
        - Я имел ввиду дам сердца. А Мерфи… она… "свой парень" так сказать.
        А я выходит "дама сердца"! Интересно, которая по счету? Впрочем, какая разница?! К дьяволу!!! "Не стоит воспринимать все так серьезно, Марго", - сказала я себе. Ты попала в мир своей мечты, так наслаждайся этим! Получай удовольствие.
        Что я и сделала. Когда оркестр Учеников на сцене заиграл песню Scorpions "Send me Angel" я сама взяла своего спутника за руку и потянула на танцплощадку. Обняв Генриха за шею и положив голову ему на плечо, я почувствовала вдруг, что наконец-то нашла свое место.
        Я до сих пор считаю этот вечер одним из лучших в своей жизни.
        Потом Генрих пригласил меня к себе. О, только не подумайте ничего такого! Просто, как и большинство новичков я была бездомной. Конечно, существовало студенческое общежитие, но там, как правило, мало кто ночевал. Так что, отправившись туда, я рисковала оказаться единственным Учеником во всей общаге. Мерфи, например, часто гостила у Генриха. Как я со временем поняла, у них сложилось что - то вроде братско - сестринских отношений. В первые же дни я была слишком взбудоражена новыми впечатлениями, чтобы воспринимать Мерфи как соперницу.
        Когда мы добрались до холостятской "хаты" Анрио, моя подруга была уже там. Сидела на "храпящем" диване (правда, сейчас он молчал) и пыталась причесать генриховскую кошку. Безнадежное занятие… Вечерок удался, и мы с Генрихом единодушно пришли к мнению, что третий не всегда бывает лишним.
        Большую часть следующего дня мы посвятили экскурсии по Секторам. Генрих решил отправиться с нами. Нацепив на нос смешные очки, то и дело заглядывая в какой - то потрепанный блокнот, он тоном любезного гида описывал нам местные достопримечательности, то бишь здешние злачные заведения. Одно из них рухнуло буквально у нас перед носом. Пока мы кашляли, отплевываясь от попавшей в нос и рот пыли, раскуроченные балки зашевелились и из-под них выбрался какой-то Ученик с совершенно мальчишеской рожицей. Как ни странно, на нем не было ни царапины. Отряхнувшись, но заметил нас и склонился в таком низком поклоне, что его длинные волосы свесились точно уши спаниеля:
        - Приношу свои извинения. Всего лишь маленькая реконструкция.
        Маленькая реконструкция?! Да в Армении после землетрясения дома и то выглядели лучше! Я повернулась, что бы сказать об этом парню, но его уже и след простыл.
        - Грубиян…
        - Нет, всего лишь Ученик, - заметил Генрих таким тоном, будто это все объясняло. Как выяснилось много позже, это, действительно, объясняло очень многое…
        Обогнув небольшое, зеркальное озеро, кольцом опоясывающее очаровательный необитаемый островок, мы остановились у величественного строения, смутно напомнившего мне здание Генерального Штаба в Санкт-Петербурге.
        - Совет Учеников, - проинформировал нас Анрио.
        Я вопросительно приподняла брови.
        - Здесь наиболее ответственные и уважаемые члены нашего безумного сообщества собираются, чтобы обсудить новые положения и законопроекты, которые затем будут представлены не рассмотрение Магистрата, - пояснил юноша.
        - Законопроекты?!
        - Именно, - в голосе Генриха послышались нотки мудрого наставника, - Со стороны Сектора могут показаться настоящим хаосом. Конечно ребята, действительно, иногда впадают во все тяжкие, но в целом мы живем по строгим негласным законам, выполняем которые отнюдь не из страха перед Магистратом. Просто сюда не попадают отморозки, мы все в состоянии оценить этот удивительный дар судьбы.
        В эту секунду дверь Совета с грохотом распахнулась и по лестнице скатилась бесшабашная компания Учеников, во все горло орущая "Пятнадцать человек на сундук мертвеца".
        - Очевидно, не все, - с усмешкой изрекла Мерфи.
        - Отнюдь, - пробормотал Генрих, задумчиво глядя вслед нарушителям спокойствия, - просто у них праздник. Видимо Магистрат принял все же новый законопроект.
        - И по поводу чего такая бурная радость? - полюбопытствовала я.
        - По поводу того, что принял.
        - Скорее рак свиснет, чем Магистры согласятся с каким-то предложением Учеников, - пояснила Мерфи.
        - Причем значительно скорее, - согласился Генрих, - так как рака свистеть здесь может заставить каждый второй.
        Я тоже посмотрела вслед "борцам за права Учеников".
        - Вон те двое парней впереди… Мы ведь их вчера видели в Школе? Витторио и Эрик, кажется?
        - Да, - улыбнулся Генрих, - Это они. Эрик у нас умница, прекрасный стратег и администратор. А Вик сечет во всем, что касается финансовых вопросов. Считает он, что твой компьютер. Хотя и не Ученик!
        - То есть как?! - изумились мы с Мерфи.
        - Ну, не совсем Ученик. Видите ли, это понятие довольно сложное, двоякое, - начал объяснять Генрих, - С одной стороны, так называют всех, кто обучается магии в нашей Школе. В том числе обычных ребят, которые просто приехали сюда из других Измерений. Или даже местных - вот как Витторио. Он роханец. С другой же стороны, собственно Учениками именуют таких, как мы, то есть тех, кого Магистры в нематериальной форме выдернули из закрытых Пространств… Нас еще зовут Дважды Рожденными.
        - Интересно! И каковы пропорции?
        - Дважды Рожденных больше. Но точно не скажу.
        Мерфи тем временем с интересом изучала удалявшуюся команду советников.
        - А кто вон тот черноволосый красавчик с сарацинской бородкой? Кажется, я его тоже уже где-то видела.
        - Наверно, в "Веселом Роджере", - выражение лица Генриха стало откровенно кислым, - Это Белиал.
        - Белиал и все?!
        - Хороший политик, талантливый Ученик, прекрасный фехтовальщик, - монотонным голосом начал перечислять Генрих, - Лишь чуть-чуть не дотягивает до моего уровня.
        Я подозрительно покосилась на нашего спутника. Похоже, отношения между ним и этим Белиалом были не слишком теплые!
        - Судя по всему, Анри, этот парень не относится к числу твоих друзей? - озвучила мои мысли Мерфи.
        - Можно сказать и так, - поморщился Генрих, - Он честолюбив сверх всякой меры. Только и думает, что о власти! Он и в Совет пошел лишь из-за этого.
        - А та смуглая амазонка рядом с ним? Кстати, единственная девушка в компании… Это подружка Белиала?
        - Да. Ее зовут Далила, - лицо Генриха просветлело, - Она довольно известная в Секторах личность. Одна из первых красавиц! Кроме того, если не считать относительно средних способностей в фехтовании, талантами Дали ни на йоту не уступает Белиалу! Впрочем, - в голосе юноши послышалась досада, - для меня до сих пор загадка, почему она связалась с этим невозможным типом!
        Дали?!!! Ишь ты как… Ощущая, как в груди скребется скользкий червячок ревности, я неодобрительно посмотрела на темнокожую красотку, как раз взбегавшую следом за друзьями на крыльцо какого-то паба. Словно почувствовав мой взгляд, девушка обернулась. Взметнулись короткие черные волосы с отливом красного дерева, заиграли смешливые искорки в фиалковых глазах. Заметив Генриха, Далила наградила его улыбкой, способной заставить мужчину забыть обо всем на свете, нейтрально кивнула нам с Мерфи, и скрылась в дверях таверны. Назывался кабачок "У Сохатого". Над входом и впрямь висели то ли лосиные, то ли оленьи рога. Правда, судя по размерам, подошли бы они скорее уж бронтозавру!
        Пока сраженный наповал Генрих возвращался в более-менее адекватное состояние, я, кипя от праведного гнева, демонстративно изучала здание Совета Учеников. Постепенно мой наигранный интерес перерос в настоящий. Ну что ж, когда я тут немного освоюсь, избавлюсь от ярлыка "новичок", обязательно сюда загляну. Сектора казались мне потрясающим местом, но, как это ни парадоксально, у меня уже буквально чесались руки кое-что здесь изменить.
        Следующим пунктом в плане экскурсии значился студенческий городок. Должна же была я взглянуть на общежитие, в котором мне выделили комнату.
        Вообще имущественно-собственнические отношения в Секторах - вопрос отдельный. Поскольку это мир магический, и пространство здесь можно растягивать практически до бесконечности, каждый Ученик выбирает себе участок земли по вкусу и создает жилище в соответствии с индивидуальными представлениями о комфорте - от хоббичьей норки до орбитального дворца, вроде тех, что можно увидеть в "Звездных войнах" или "Пятом элементе".
        Но, увы, для этого надо сначала получить право на свободное использование магии, то есть постигнуть азы волшебства и сдать экзамен. Так что "бездомные" новички, вроде нас с Мерфи, селились обычно в общежитии. Официально по крайней мере. На практике же, как у уже говорила, там мало кто ночевал…
        Надо сказать, на слишком многое я не рассчитывала - со словом "общежитие" у меня связаны не самые приятные ассоциации. Но реальность превзошла все мои ожидания! Несколько мгновений я просто стояла столбом и тупо смотрела на то, что во вчерашней беседе Магистры назвали "пятиэтажным особняком из медового камня с мантихорами у входа".
        Когда-то, вероятно, еще до появления в Средиземье Перворожденных, стены этого примечательного сооружения были выкрашены в ядовито зеленый цвет. Потом какой-то чокнутый дизайнер, а может просто маляр, которому не хватало денег на краску, решил сменить сей неблагородный оттенок на медовый. Медовый… Ха! Лично я бы назвала его грязно-рыжим, но не будем вдаваться в детали. Короче, общежитие было перекрашено.
        Однако, как и все в этом мире, краска оказалась недолговечной! В результате теперь здание здорово напоминало больного ветрянкой - уродливый зеленые пятна на фоне цвета бледной ржавчины.
        Картину довершали прохудившаяся крыша и "холодильные" авоськи на окнах.
        Внезапно я почувствовала себя совсем как дома.
        Пока я разглядывала "мантихор" на крыльце, по моему мнению не тянувших и на термин "драные кошки", окружающее пространство вдруг пошло волнами, и вместо аляповатой развалюхи передо мной возникло изящное золотистое здание, навеявшее мне воспоминание о готических замках Европы.
        Иллюзия! Грозно сведя брови, я посмотрела на Генриха и Мерфи, сгибавшихся пополам от хохота.
        - Это что, проверка на "вшивость"?
        - Скорее уж на крепость нервов! - все еще смеясь, Генрих отвесил мне поклон, - И ты её достойно выдержала. Некоторые на твоем месте выдавали такое, что даже у орков бы уши завяли, - он весело посмотрел в сторону Мерфи.
        Экскурсия продолжилась. Мы посетили "Морской" сектор, полюбовавшись на неповторимые подводные дворцы и плавучие замки, населенные, как ни странно не русалками и водяными, а обыкновенными Учениками. Заглянули в Маленькую Венецию, Китай- город и Petit Paris, покатались на аэроскутерах в "современном" секторе и даже побыли в вампирском квартале, выпив по бокалу "Кровавой Мэри" в знаменитом "Поцелуе вампира".
        Однако время подходило к вечеру и нам пора было на занятия - сегодня они стояли у нас расписании после обеда. Увы, Генрих не проводил нас до Школы, как я надеялась. Сославшись на какие-то важные и неотложные дела, он извинился раз десять и, вскочив на свой коврик, умчался в неизвестном направлении. Как говорится в таких случаях в сказках - только его и след простыл!
        - Что может быть важнее моей персоны? - резонно вопросила я Мерфи, но подруга почему - то воздержалась от ответа.
        Может, она считает, что Генрих отправился к "Сохатому"? Что ж, я тоже! Ну ничего, Анрио, ты еще у меня попляшешь…
        Мы пошли дальше, стараясь выглядеть как "старички". Получалось это у нас, надо сказать, с трудом: от увиденного глаза то и дело лезли на лоб. Сначала мимо нас прошли, оживленно беседуя две лисицы в тюбетейках. Золотые колокольчики на кончиках их хвостов чарующе названивали "Ах, мой милый Августин". Затем в неизвестном направлении промчалась бесшабашная стайка Учеников, оседлавших маленький торнадо. И, наконец, какой - то незнакомец, своим видом и манерой поведения чрезвычайно напомнивший мне графа Дракулу из одноименного кинофильма, предложил подвезти нас на своей гигантской летучей мыши.
        Волшебство было везде! Оно буквально пропитывало Сектора, мир, созданный магией и ради магии. Жизнь без него здесь невозможно было себе представить.
        - Слушай, - наконец не выдержала я, - Здесь все так легко колдуют. Взмах руки, заклинание - и раз, уже готово! А как же волшебные палочки, магические жезлы и разные там зелья?
        - Дорогая, ты слишком много раз читала "Гарри Поттера"! - засмеялась Мерфи, - Ну посуди сама, разве может настоящий маг зависеть от какой-то там палочки? Ее устанешь таскать с собой, да и, кроме того, их имеют обыкновение выбивать у тебя из рук в самый ответственный момент.
        - Но я помню, что у Гэндальфа Серого был Магический Посох!
        - А, ну да! Порой маги пользуются подобными приспособлениями. Это своего рода усилители. Они нужны, если в Измерении, где ты находишься, возникают проблемы с волшебством. Пока существовало Кольцо Всевластья, вся магия Средиземья была подчинена ему, и даже таким сильным магам как Гэндальф и Саруман приходилось использовать Посохи.
        - А зелья? Мы будем варить магические зелья?!
        - Кажется, да! Во всяком случае, теория зельеварения в программе точно есть. Но вообще-то, это не наш профиль магии. Подобными вещами занимаются ведьмы и ведьмаки. Они изучают Истинную Магию, а не Общую, как мы.
        - И в чем разница?
        - Спроси что-нибудь полегче, подруга! Я в Секторах всего месяц…
        Пресытившись впечатлениями, мы отправились в Школу. Впрочем, там нас ждали новые… Вот уж никогда бы не подумала, что учеба может доставлять столько удовольствия. Когда выяснилось, что мне нужно позаниматься дополнительно, чтобы догнать Мерфи, я была готова прыгать от восторга. Паранормальное явление… После уроков моя подруга отправилась заливать вином неудачу на уроке Общей Магии, а я засела в библиотеке. Если бы за пределами Школы не было столько интересного, я бы из неё вообще не вылезала. Иногда у меня мелькали дикие мысли: "В самом деле, почему бы мне тут не поселиться? Школьные домовые меня приютят… Нет причины, по которой я не могу этого сделать…" Впрочем, нет, причина была, даже две… Одна темноволосая, с самой обаятельной на свете улыбкой, звалась Генрих. Другая, синеглазая и бесшабашная, - Джеф. Именно они и стали моей главной головной болью…
        Глава 3. Мерфи
        Марго несказанно повезло. Не успела она оказаться в Секторах, как у нашей группы начался практикум по Общей Магии. Несомненно, этот предмет мне понравился больше всех. Магия захватила меня, как болезнь. Я готова была не выходить их магических лабораторий целый день, сидела часами в библиотеке, изучая старинные манускрипты, чтобы откопать какие-нибудь необычные заклинания. Долгое время мои мысли были заняты лишь сдачей экзамена на третью степень, необходимую, чтобы заниматься магией за пределами Школы…
        Но всё это произошло позже. А первый блин, как и всегда, впрочем, оказался комом. Хоть наш учитель и сказал потом, что подобное начало - несомненный успех на магическом поприще. Смотря с какой стороны на это взглянуть, естественно. И вот почему…
        Первого урока магии я ждала с огромным нетерпением. История, математика, химия, физика превращений - всё это, конечно, очень увлекательно. Но магия из всех наук привлекала меня больше всего. Я пыталась себе представить, как же можно при помощи слова создавать и разрушать, превращаться и превращать. С огромной завистью я смотрела на старших Учеников, которые уже постигали эту сложную науку. Нам же необходимо было пройти курс вводных наук. Наконец, долгожданный день настал. Нам торжественно сообщили, что мы вполне созрели, чтобы учиться колдовать. Младшие Ученики, скроив надменные мины, отправились в Главную Башню. Именно там находились "магические классы". Раскрытие тайны за семью печатями, наконец, было так близко. Мы ждали преподавателя. Кстати, вот ещё одна причина нашего нетерпения. Поговаривали, что преподаватель Общей Магии необычайно хорош собой, правда, ещё ни одной девушке не удалось его соблазнить, несмотря на многочисленные попытки. За ним закрепилась слава закоренелого холостяка. Впрочем, это не означало, что он не обращает внимания на противоположный пол. Просто должность обязывала его
быть хладнокровным по отношению к Ученикам, а уж тем более к Ученицам. Когда я пыталась узнать у старших Учениц, что же представляет собой этот таинственный тип, они лишь загадочно закатывали очи к потолку, вздыхали и заявляли, что его нужно увидеть собственными глазами. Описывать бесполезно. Когда же я попыталась разузнать о нём у одного Ученика, тот нахмурился, как будто у него заныла старая рана, а потом заявил, что этот преподаватель - один из лучших фехтовальщиков Секторов, и от дальнейших комментариев отказался.
        В общем, загадочная была личность - преподаватель Общей Магии. Не скрою, я с нетерпением ждала его появления. И не я одна, по-моему. По предварительным оценкам и моим собственным выводам, должен был явиться полубог.
        Наконец, школьные черти грянули в гонг, что означало начало урока. Мы отправились в кабинет. Кабинет этот представлял собой небольшой зал с камином. Посреди зала стоял стол, вокруг него - простые деревянные скамейки. Больше в зале ничего не было, не считая паутины на стенах. В камине горел огонь - единственное освещение. Мы расселись по своим местам. Преподавателя всё ещё не было.
        - Что-то он запаздывает, - шепнула я Марго.
        - Видимо, пытается нас заинтриговать, - в тон мне ответила подруга.
        - Ему это удалось задолго до сегодняшнего дня, так зачем же опаздывать? - проворчала я, и стала разглядывать обстановку.
        - Бедновато у них тут как-то. И темно. Экономят на освещении? - поделилась я переживаниями с Марго.
        Вдруг мне кто-то ответил, но явно не подруга. Голос был мужской и чертовски знакомый:
        - Чем богаты, тем и рады.
        Оказывается, это был преподаватель. Он стоял у камина и смотрел на огонь. Всё это время он присутствовал в кабинете, просто мы его не заметили из-за скудного освещения и собственной невнимательности. На фоне пёстрой компании учеников он казался практически человеком-невидимкой. Преподаватель, тем временем, отвлекся от созерцания пламени и подошёл к нашему столу. Все притихли. Я от удивления онемела. Это был Молодой Магистр собственной персоной. Мне пришла в голову мысль, что вряд ли я буду его любимой Ученицей. На особые успехи в этой области рассчитывать не приходилось. Он, наверное, не хуже меня помнил мои выходки при зачислении. Стоило признать, что я вела себя с ним по-хамски. Просто я никак не могла привыкнуть к мысли, что этот мальчишка, фактически мой ровесник - глава Школы. До сих пор я не воспринимала его серьёзно. Теперь же пришлось очень об этом пожалеть.
        Отринув панику, я взяла себя в руки и попыталась по-деловому подойти к обучению. Первым делом, ещё раз пригляделась к преподавателю. В конце концов, давненько не виделись.
        То ли это была игра теней, то ли освещение подвело, но мне показалось, что Магистр выглядит старше, чем при нашей первой встрече. Сейчас ему можно было дать лет двадцать пять. Смотрелся он респектабельно. Не изменяя старым привычкам, весь в чёрном. Позже я узнала, что это офицерская форма личного полка Магистрата. Правда, сегодня Магистр был без оружия. Несомненно, такой учитель приводил в дикий восторг Учениц. И я их прекрасно понимала. Ведь я и сама, честно признаться, была просто восхищена Молодым Магистром. Я надеюсь, что вы, уважаемые читатели, люди порядочные, и при встрече ему об этом не расскажете. Но меня просто выводила из себя его манера постоянно сажать меня в лужу (в переносном смысле этого слова). Поэтому я стала держаться слегка высокомерно. Моя балованная гордость была ущемлена. Впрочем, Магистр не дал мне долго жалеть себя, любимую, и начал урок.
        - Приветствую вас в Школе Магии, - произнес он.
        У меня сработал условный рефлекс. Мне захотелось встать. Но в Школе такое приветствие не было принято. Мы ответили на всеобщем языке, как принято при приветствии преподавателя.
        - Назовите ваши имена, поскольку многие из вас их изменили.
        Мы по очереди представились.
        - Не могли бы и вы назваться, - попросил один из Учеников.
        - Можете обращаться ко мне "Магистр", если вам так угодно.
        Мы приняли это к сведению. "Тоже мне, конспиратор", - ехидно подумала я. Видимо, мысли легко читались на моей мордашке, так как Магистр одарил меня многозначительным взглядом, по всей видимости означавшим: "Дождешься!". Однако вслух он произнёс совсем другое:
        - Сегодня я попытаюсь вам объяснить, что такое заклинание. Мы рассмотрим несколько не очень сложных примеров по созданию органической структуры. Но вы должны иметь в виду, что магия - очень опасное оружие. Даже самые простейшие заклинания могут привести к печальным последствиям, так как любое превращение потребует от вас огромных затрат энергии. Имейте в виду, эта энергия не бесконечна. Есть ли вопросы по вводной части?
        - А привораживать Вы нас научите? - поинтересовалась Ученица с красивыми синими глазами, полными застенчивости.
        - Неужели я похож на амура? - поинтересовался Молодой Магистр.
        - Не похож, цветовая гамма не та, - ответила я тихо.
        Видимо, Магистр меня всё-таки услышал, так как повернулся ко мне и заявил:
        - Двойка за поведение! Это относится к Вам, Мерфи.
        Я напустила на себя невинный вид. Нет, не быть мне его любимой Ученицей! Впрочем, теперь мне нечего было терять. Но всё же я решила замолчать до конца урока, так, на всякий случай, чтобы ему не пришло в голову превратить меня в какую-нибудь органическую ящерицу. Магистр между тем продемонстрировал нам одно из обещанных заклинаний. Он произнёс какое-то слово на непонятном языке и вытащил из воздуха яблоко.
        Такие вещи всегда приводили меня в восторг. Я тихо повторила это слово, чтобы не забыть. Вдруг я почувствовала, что у меня в руке что-то шевелится. И я отреагировала, как любая уважающая себя девушка. Если точнее, то громко вскрикнула, вскочила и отбросила шевелящееся существо от себя подальше. В первый момент я решила, что это кто-то из моих доброжелателей материализовал мышь у меня в руке. Генрих рассказывал, что они в первое время так подшучивали над своими одноклассницами, пока одноклассницы не научились вытворять подобные шуточки сами. Однако существо не было мышью. Я не берусь объяснить, кого я сотворила. Сначала мне показалось, что это обыкновенное яблоко. Но это обыкновенное яблоко вдруг встало на маленькие ножки и повертело маленькой ручкой у мнимого височка (так оно, видимо, дало мне понять, что думает о моих магических способностях). Потом существо развернулось и направилось к краю стола. Ученики засмеялись. Магистр наблюдал за всем этим с изрядной долей иронии. Затем он щёлкнул пальцами, и существо испарилось.
        - Видите, что может произойти, если не слушать преподавателя? - сказал он классу, - Вот пример неумелого обращения с магией.
        Я готова была дематериализоваться на месте. Да уж, хорошенькая ситуация. Мои "доброжелатели" сточат языки, обсуждая это событие.
        - Теперь вы знаете, что так делать нельзя, - процитировала я сквозь зубы слова учителя химии.
        Больше я ничего в этот день не могла создать. Слава Богу, ко мне никто и не приставал. Не знаю, как я умудрилась досидеть до конца занятий. Это далось мне с великим трудом. Я втайне радовалась, что не краснею в мире Секторов. В противном же случае я могла бы сниматься в рекламе кетчупа в роли самого отборного томата.
        После занятий меня, как и прежде, поджидал Генрих. Вероятно, он предпочел бы общество Марго, но у нее в этот день были какие-то дела в библиотеке. Так что пришлось нашему дон-жуану довольствоваться мной. Я воспользовалась возможностью поплакаться ему в жилетку. Через десять минут он прекратил мои излияния, заявив, что его жилетка может не выдержать такого количества слёз, и предложил отправиться к "Весёлому Роджеру". Надо сказать, что к этому времени у меня появилось хобби. Братья пираты, которые, по всей видимости, привязались ко мне душой, научили меня обращаться с метательным ножом и арбалетом. Поэтому я частенько заходила в их любимый кабачок, чтобы поупражняться в этом умении. Я достигла определённых успехов в опасных играх вроде "Вильгельма Телля", где вместо арбалета иногда использовался этот самый нож. Вот и сейчас я решила, что, пожалуй, стоит выместить своё зло на какой-нибудь мишени, выпить хорошего вина, посидеть с друзьями.
        Как всегда при моём появлении пираты встали и зааплодировали. Я вытащила у одного из них нож и со всего размаху запустила его в стену. Хорошо, что на пути этого ножа не было искусственных препятствий и официантов. Лезвие вошло в дерево почти по самую рукоятку. Разбойники выразили своё восхищение, и всё пошло, как обычно. Алан поинтересовался, чем обусловлено моё плохое настроение, и предложил отправить человека, который мне его испортил, в далёкое путешествие в один конец. Правда, когда он узнал, кто этот человек, весь его энтузиазм куда-то пропал. Тем не менее, я была благодарна ему за сочувствие. Весь оставшийся вечер я намерена была провести за столом и порядком надраться, чтобы забыть сегодняшний день. Алан заказал неизмеримое количество хорошего вина, рассказал, что результатом его первого волшебства был сильный взрыв, за что его чуть не выгнали из Школы, а вторым своим заклинанием он превратил свою вредную одноклассницу в полосатую козу, за что его и выгнали впервые. Правда, потом амнистировали, так как народ в Секторах возмутился, а Магистрам не хотелось из-за такой ерунды устраивать
массовые казни. Я от души посмеялась над его рассказом. Но это не улучшило моего настроения. Всё-таки, превращение вредной одноклассницы в козу есть общественно полезный акт. И ему не пришлось быть объектом насмешек. Я вновь уткнулась носом в стакан и начала перемещать его содержимое в свой желудок. Когда Алан увидел, что я опять загрустила, он предложил мне пойти пофехтовать. В глазах троилось, но отказывать Алану не было никакого желания.
        - Лучшее лекарство от хандры, поверь мне! Бывает, загрустишь вот так. А потом отправишь к праотцам одного, другого, и полегчает, - авторитетно заявил он (впрочем, в его голосе скользнула ирония).
        - Знаешь, Алан, - ответила я печально, - я могу шпагу использовать в лучшем случае для забивания гвоздей эфесом. Я же в руках её не держала ни разу!
        Алан выразительно посмотрел на Генриха и возмущённо заявил:
        - Анри, друг мой, это твоё упущение. Ты посмотри только на неё. Это же в доску наш человек. Ей просто жизненно необходимо научиться обращаться со шпагой. С такой комплекцией она будет прекрасной фехтовальщицей: маленькая, гибкая и грациозная, как пантера. То, что нужно! Не желаете ли пройти, мадмуазель? - вновь обратился он ко мне и предложил руку.
        Я с удовольствием согласилась.
        Алан оказался прав. Фехтование позволило мне отвлечься от своих проблем. Оно требовало полного сосредоточения, невероятной собранности. Тем более, когда дело приходилось иметь с такими опытными мастерами, как Алан и Генрих. Я поняла, что эфес просто создан для меня, как только взяла шпагу в руки. Иногда мне казалось, что я просто сливаюсь с клинком. Шпага становилась продолжением моей руки. Я могла делать с ней всё, что угодно. Но, конечно, это чувство появилось у меня после долгих изнурительных тренировок, падений, ран. В этот же день я просто ухватилась за рапиру, предложенную Аланом, взмахнула ей, как топором и заявила, что теперь не найдётся равного мне воина в Секторах. Эфес в руке придавал уверенности. Алан добавил, что, действительно, теперь мои враги должны будут разбегаться при одном только моём появлении. Кому ж хочется утихомиривать сумасшедшую?
        - Дитя моё, - ласково сказал он мне, нежно отобрав оружие, - я, конечно, понимаю, что это не шпага, а всего лишь учебная рапира, но если Вы будете ей так размахивать, то можно ведь ненароком и в глаз кому-нибудь угодить. Ладно, если секунданту, а если себе? Шпагу нужно держать вот так.
        Он встал позади и на примере показал, что я делала неправильно. С Аланом всё получалось очень просто. Или же я была очень талантливой ученицей, или он был прекрасным преподавателем (а возможно и то и другое), но к концу первого урока я уже знала все основные выпады и умела достаточно неплохо ими пользоваться во время нападения. Генрих, который в это время возлежал в метре от земли на своём коврике, как бы невзначай заметил, что я делаю очевидные успехи, и если буду продолжать в том же духе, то скоро старина Дениэл прекратит на уроках надо мной подшучивать.
        - Анри, ты, как хороший знаток местного этикета, можешь мне сказать, - я имею право требовать сатисфакции в данной ситуации? - ехидно поинтересовалась я.
        - Ты можешь требовать сатисфакции, но я бы советовал просто заехать ему по физиономии, - уверенно заявил Генрих, - У тебя будут два несомненных преимущества: во-первых, это произойдёт при всём коллективе, и над тобой никто больше не будет издеваться, во-вторых, Дениэл тебе не ответит.
        - Возникает два вопроса: а)Почему никто не будет издеваться? б)Неужели Дениэл это стерпит? - спросила я, глядя на Генриха, а точнее, на его коврик, с земли.
        - Отвечаю по пунктам. Во-первых, все бояться безрассудно смелых людей, а так обращаться с Магистром может, несомненно, только человек, который никого и ничего не боится. Во-вторых, Дениэл, хоть он и порядочная сволочь, но девушек не бьёт. И, в-третьих, как же твои одноклассники смогут над тобой издеваться, если ты в этот же день вылетишь из Школы?!
        Я вытащила рапиру из ножен и подошла к Генриху. Он на всякий случай поднялся ещё на метр.
        - Генрих, - сказала я, поглаживая клинок, - я коварная сегодня и не люблю вредных советов и ехидных шуток.
        Генрих выглянул из-за краешка ковра.
        - Приношу свои извинения, мадмуазель, - робко-шутовским тоном пробормотал он.
        - Извинения не приняты, сударь. Я требую сатисфакции, - воскликнула я и ткнула рапирой в парящий надо мной коврик.
        Генрих заявил, что он больше всего на свете боится щекотки и разгневанных девиц. Я повторила своё действие. Генрих расхохотался и свалился с коврика. Алан не выдержал и тоже засмеялся. Всё остальное время мы дурачились, и на следующий день я уже и не вспоминала о своей первой неудаче на уроке магии.
        Правда, Молодого Магистра я всё равно боялась, пуще дьявола. При одном воспоминании о нём у меня начинали дрожать коленки. Когда я делилась своими переживаниями с Генрихом, он хватался за голову, и отпаивал меня валерьянкой в страшных количествах. Не знаю, что уж это была за валерьянка, но действовала она похлеще, чем самый крепкий самогон, который подавали в пиратском кабачке. Стараниями Генриха мне удалось дожить до следующего утра в относительно здравом уме и твёрдой памяти, правда, тоже относительно. Впрочем, тот факт, что мы всю ночь просидели в "Роджере" сомнения у меня не вызывал (интересно, что подумала Марго, когда я так и не вернулась вечером домой?). Голова трещала, как медный котёл, то ли от переживаний, то ли от огромного количества необычной валерьянки, выпитой накануне. Генрих магически избавил меня от головной боли и предложил путь до Школы проделать на Летучах.
        Вы уже знаете, кто такие Летучи? Советую слабонервным никогда на них не летать. Я не относила себя к числу слабонервных и поэтому уже в первый месяц пребывания в Секторах освоила этот необычайно скоростной вид транспорта. До Школы мы добрались минуты за две. Так что у меня было много свободного времени до начала урока. Я побродила по пустым Школьным коридорам, полюбовалась на двух леших, которые играли в морской бой в большом корыте с водой, по поверхности которой плавали бумажные суда. Зашла в башню, попроведала привидение. Призраку было грустно. Он сидел на окошке, а ещё точнее, висел в нескольких сантиметрах от подоконника и любовался на Луну. Я постояла рядом с ним. Он обратился ко мне с просьбой вернуть ему жизнь, но как-то очень неохотно. Я решила оставить меланхоличное привидение в покое. Местные сплетники утверждали, что призрак сохнет по одной очень симпатичной особе, которая не отвечает ему взаимностью, то ли потому, что она не любит привидений, то ли потому, что она против платонических отношений. Этажом ниже разглагольствовал Афанасий. Афанасий был самым энергичным злословом во всех
Секторах. По штату он числился, как домовой, но обязанности свои исполнял из рук вон плохо. Всё своё время, свободное и не очень, он посвящал описанию любовных похождений, как своих, так и чужих. Школьные обитатели слушали его рассказы с удовольствием, поскольку оратор он был непревзойдённый. Что же до истины, содержащейся в его словах, то ею там и не пахло.
        Я окликнула домового. Афанасий вышел и удивлённо на меня воззрился:
        - Ты чего в такую рань здесь делаешь? - хриплым баском вопросил он.
        - Да вот, прилетела рано.
        - Носитесь на этих крылатых бежевых ящерицах, того и гляди расшибётесь. Не берусь даже судить, у кого мозгов в голове больше, у вас или у ваших Летучей, - констатировал он с притворной сердитостью.
        - Не ворчи, Афанасий. Мне нужна объективная информация частного характера, касающаяся разговоров о моем первом магическом опыте. Есть такая в недрах твоей необъятной памяти?
        - Ооо! - провозгласил Афанасий.
        Я поняла, что информация имеется.
        - Объективная, Афанасий! - заявила я с угрозой в голосе и внушительно посмотрела на домового. Он поманил меня пальцем. Мы пришли в какую-то каморку. Он указал мне на топчан, который стоял в углу. Я уселась поудобнее, чтобы слушать долгую и поучительную речь, но Афанасий начал неожиданно по делу.
        - Что уж и говорить. Ходят тут слухи. Ну, недоброжелатели твои, злорадствуют, конечно. Про них-то ты и сама, поди, знаешь не хуже меня. А вот старшие о тебе говорили. Молодой-то наш, Дениэл-то, свет солнышко, удивлён был страшно. Он сказал, что ещё не было случая, чтобы Ученики создавали живое существо на первом же занятии. А скажи-ка по секрету, как тебе удалось это?
        - Знаешь, Афанасий, у меня просто в последний момент неуёмно разыгралось воображение, - ответила я.
        - Вот-вот, опасно это. Ты бы поосторожней. За такие шутки в старших-то классах выгоняют по статье Љ1 уголовного кодекса Секторов "Злоупотребление Магией".
        - Не сыпь мне соль на рану. Неужели в Секторах существует уголовный кодекс? - удивилась я.
        - Да нет, не существует, - ответил Афанасий миролюбиво, - Ты ж знаешь, я ведь пошутить люблю.
        - Ну-ну, дошутишься так. Ученики тебя без всяких статей четвертуют.
        Домовой обиделся. Он надулся, как воздушный шарик и стал похож на запрещающий знак по форме и по цвету. Такой же круглый и красный. Я засмеялась и подарила ему кошелёк, в котором позвякивало несколько золотых монет. Я их выиграла у Алана в орлянку. Домовой немного сдулся, взял кошелёк, утащил его в другой конец комнаты. Вытащил монеты, пересчитал их два раза по двоичной и шестнадцатеричной системе счисления, затем упрятал монеты на дно своего огромного сундука, а кошелёк вернул мне. Он всё ещё был обижен.
        - Афанасий, ну не дуйся. Я же пошутила, - покаянно попросила я.
        - Кто вас, сумасбродов, знает, - проворчал Афанасий, но обижаться перестал.
        - Пойдём, хоть класс тебе открою, что ли. А то чего бродить-то по коридорам, - после непродолжительного раздумья предложил он, - Только не воруй там ничего. А то с меня спросят.
        Я вспомнила полупустой зал Магических Превращений и подумала, что унести оттуда можно, разве что, дрова из камина.
        Мы спустились по неизвестной мне лестнице на несколько этажей ниже. Афанасий позвенел ключами, открыл мне дверь и, помахав на прощанье широченной ладонью, удалился сквозь стенку. Я вошла в кабинет. По-прежнему горел огонь в камине. Я уселась прямо на пол поближе к пламени. Было холодно, несмотря на то, что я уже давно сменила легкомысленные шорты и рубашку на джинсы и свитер. Мне стало грустно. В Школе никого не было в такую рань. Мне вспомнилось заклинание, вызвавшее к жизни моё несчастное яблоко. Я достала уголёк из камина и написала это слово на стене. Произнести его вслух я не решилась, так как дематериализовать моё творение здесь было некому. Я стала смотреть на пламя. В пламени плясали черти. Сегодня они не буйствовали. Танцевали, по-моему, фокстрот. Мне вспомнились глаза молодого Магистра. Огонь навевал странные мысли и отгонял сырой холод таинственного зала. У камина я согрелась, и даже, вроде бы, задремала, так как мне показалось, что в комнате кроме меня кто-то есть. Я открыла глаза и поняла, что что-то изменилось. Я сидела уже не на холодном полу, а на коврике. Кроме того, кто-то укрыл
меня чем-то тёплым. Это был чёрный военный плащ. В первый момент я решила, что это Генрих, который тоже где-то шлялся по Школе в чёрном плаще, напоминающем этот.
        Но я ошиблась. Это был Молодой Магистр.
        Он вновь стоял у камина и смотрел на огонь, как и я, за несколько минут до его появления. Я окончательно проснулась. Мне было очень неудобно, что я задремала в присутствии Магистра. Вот только удивительно - он-то что тут делает за несколько часов до занятия? Я собралась, было вернуть ему плащ. Но до чего же не хотелось вылезать из тёплого "убежища". Тем не менее, совесть возобладала. Я попыталась встать, но Магистр меня остановил. Он одарил меня внимательным взглядом, в котором ясно читалось - плащ он не возьмёт, вставать для приветствия не нужно, и вообще я могу не обращать внимания на его присутствие и спать спокойно дальше. Есть у некоторых людей способность так взглянуть, что даже упрямой ослице, вроде меня, становится понятно - спорить бесполезно.
        - Спасибо, - пробормотала я из недр плаща. Спать расхотелось. Просто было тепло и уютно.
        - Не стоит, - ответил Магистр и опять смерил меня взглядом. Черти в пламени оживились. Теперь они плясали уже не фокстрот, а, скорее, фламенко. Наверное, Магистр им подкинул дров. Я засмотрелась на чертей, а Магистр, по всей видимости, на меня. Прикидывал, наверное, надолго ли я задержусь в Школе. Так прошло три четверти часа. Дениэл о чём-то задумался. Я решила нарушить молчание:
        - Скажите, мой Магистр, Вы просто приходите рано или Вам ночевать негде?
        - Скажите, Мерфи, - ответил он вопросом на вопрос, - Вы со всеми так язвительны, или у Вас какое-то особое ко мне отношение?
        Я почувствовала, что любая наглость должна иметь границы и ответила серьёзно:
        - Я, всего лишь, пытаюсь защититься.
        - От кого?
        - От Вас, Магистр, - абсолютно честно призналась я. - Видите ли, мне никогда не достичь таких вершин, каких достигли Вы в изучении магии. Поэтому моя реакция - всего лишь попытка как-то защититься от Ваших насмешек, не теряя достоинства.
        - Никогда ничего подобного себе не позволял, - сказал Дениэл тихо.
        - Позволили, Магистр, во всяком случае, вчера позволили. Я не судья Вам, но зачем же было отчитывать меня на людях? Возможно, я всего лишь бесталанная девчонка с больным самолюбием. Но попробуйте представить себя в моей шкуре вчера на уроке? Конечно, с высоты птичьего полёта людей не видно!
        Да уж, я высказала всё, что думала. Правда, в очень вежливой и корректной форме. Мысли же мои на эту тему вежливостью и корректностью не отличались. По большей части, это была сплошная ругань, которую, при переводе на устную речь вырезала моя внутренняя цензура. Я не ждала, что Магистр ответит мне, но он всё же ответил:
        - Простите, Мерфи. Я был не прав.
        Это было сказано без иронии, совершенно серьёзно. Я оторвалась от созерцания огненных плясок и уставилась на Дениэла. Удивлению моему не было предела. Я даже не знала, что сказать. Магистр извинялся перед Ученицей, не получившей даже третью степень! Нонсенс. Впрочем, через некоторое время я вновь обрела дар речи.
        - Ваши ли слова я слышу, Магистр? Это не эхо исказило их? - поинтересовалась я.
        - Вряд ли, эхо на днях уволили из Школы за подшучивание над преподавателями, - абсолютно серьёзно ответил Дениэл.
        В самом деле, даже когда в коридорах этого огромного замка никого не было, звуки не отражались, что было весьма странно, если я правильно разбираюсь в акустических эффектах.
        - Не могли бы Вы, в таком случае, в знак примирения научить меня создавать органическую структуру, которая не ходит на своих ногах? - весело попросила я и лукаво взглянула на Молодого Магистра.
        Дениэл засмеялся. Сейчас я ему ни за что не дала бы больше двадцати лет.
        Он взглянул на меня и заявил сквозь смех:
        - Нет, Мерфи, ей Богу, Вы меня с ума сведёте когда-нибудь. По сравнению с Вами, все остальные проблемы Магистрата уже кажутся мне пустяком. Боюсь, скоро мне будет казаться, что до вашего появления у Магистрата вообще не было проблем.
        Я не осталась в долгу и сообщила, что ещё не ясно, кто же для кого будет проблемой - я для Магистрата, или Магистрат для меня.
        Дениэл сообщил, что такого развития событий он не допустит. Выгнать меня никогда не поздно. Потом он научил меня превращать воздух в яблоки и другие полезные предметы. На этом уроке я явно была в ударе. Мне с первого раза удались все заклинания. Магистр, который вновь превратился из озорного мальчишки в строгого преподавателя, даже снизошёл до похвалы. Я была довольна, как никогда.
        А дальше пошло-поехало! К следующему Празднику Полнолуния, то бишь где-то через месяц, я выбилась чуть ли не в лучшие Ученицы потока. На том же уровне были, пожалуй, лишь Марго, какой-то тихий паренек-ботаник, да одна эльфийка - Гаэриэль. Кроме того, благодаря ежедневным занятиям с Аланом я здорово поднаторела в фехтовании. Мой добровольный учитель заявил, что у меня несомненный талант. А поскольку к Полнолунию я уже могла с полным на то правом носить шпагу, то и на праздник решила явиться при полном, так сказать, параде. Правда, на такие мероприятия девушки традиционно наряжались в вечерние туалеты, но мне-то по большому счету какая разница? Я никогда не любила что-то делать "как все"!
        Когда учебный день закончился, я переменила свой обычный спортивный наряд на более торжественную одежду: чёрную бархатную рубашку, расшитую серебром, чёрные бриджи с застёжкой у колена (я уже оценила удобство этого способа хранения холодного оружия), высокие сапоги и изящные бархатные перчатки. К этому наряду прилагался плащ с серебряной застёжкой и маленькая шляпа с серебряным же пером. Фроди настояла на том, что необходимо сделать высокую причёску, для чего мне пришлось отрастить волосы. У Фроди вообще был отменный вкус, и изменять внешность, как свою, так и чью либо ещё, она умела в совершенстве. В таком виде я и явилась в пиратский кабачок. На пороге меня уже ждал Алан:
        - Сногсшибательно выглядите, мадмуазель. Сегодня отмечаем Полнолуние в "Призрачных Огоньках". Будут все, причём будут парами. Генрих, скорее всего, пригласит Марго. Они уже спелись. А вот что нам с тобой делать?
        - Есть конструктивное предложение, - сказала я, лукаво сверкнув глазами, - отправиться туда вместе.
        Алан хитро мне подмигнул и заявил:
        - Готов поспорить, такая парочка способна удивить кого угодно! Подкинем тему нашим сплетникам. Пусть порадуются.
        Он переоделся по случаю торжественного события. Честное слово, он ничуть не уступал Генриху, во всяком случае, внешне. Алану было лет двадцать на вид. Телосложением он от Генриха не отличался, разве что был немного выше и выглядел немного старше. У него были аристократически правильные черты лица, чёрные, как вороново крыло, волосы, выразительные карие глаза. В нашем пространстве таких глаз не бывает. По одному его взгляду все понимали - этот человек очень опасен. Он не задумывался, когда приходилось избавляться от препятствий на своём пути и, к тому же, был необыкновенно хитёр и расчётлив, но не мстителен. Необходимые качества лидера. Именно благодаря этим качествам Алан стал предводителем нашей разбойничьей артели и очень влиятельной личностью в Секторах. Он уже давно получил степень Мага, и от дальнейшего обучения его удерживали лишь новые обязательства, обусловленные новыми возможностями, которые предоставляла Высшая степень. На Алана заглядывались Ученицы, его побаивались Ученики, его принимали в расчёт Магистры. Говорят, в одной из жизней его звали Арманом дю Плесси Ришелье. Да-да, он был
тем самым кардиналом Ришелье, которого побаивался сам Людовик Тринадцатый, Справедливый. Правда, при воспоминании об этой жизни Алан до сих пор плевался и шипел, как кот. Ему не понравилось наше Пространство. Ему ничего не нравилось, кроме Секторов. Алан вообще был незаурядным человеком. Но я-то тоже не промах. Мы просто шикарно смотрелись вместе. Этакая экстравагантная парочка - man in black. Алан принципиально носил чёрное. В этой одежде он мне напомнил французского дворянина. Впрочем, никаких излишеств, свойственных дворянству. Хорош. Настолько хорош, что завтра об этом будут знать все Сектора. Тем более что до сих пор он вообще не появлялся на подобных светских раутах.
        - На чём будем добираться? - поинтересовался Алан.
        Мне хотелось добираться верхом. Алан свистнул. Тут же появились два осёдланных скакуна. Впрочем, скакуны были не магические. Просто слуга Алана всегда держал их наготове, когда господин собирался куда-нибудь выезжать.
        - Всё предусмотрел! - с восторгом воскликнула я.
        - Я догадывался, что сегодня тебе не понадобится экстремальный транспорт, - ответствовал Алан.
        - Знаешь, друг мой, ты, когда захочешь, можешь даже не казаться такой глыбой льда, как обычно.
        - Когда это я в отношениях с тобой был похож на глыбу льда? - возмутился Алан.
        - Я не про себя говорю.
        - Про кого же, в таком случае?
        - Про остальных дам. Неужели ты так галантен только со мной? Для новичка у тебя слишком хорошо получается.
        Алан поморщился, словно съел горького ёжика. Может, он вспомнил Анну Австрийскую?! Впрочем, ответа на вопрос мне не требовалось. Я лихо взлетела в седло.
        За полтора месяца я научилась безукоризненно ездить верхом, что льстило Алану, как моему добровольному учителю. Он с удовольствием посмотрел на меня, вскочил на коня, и мы тронулись в путь.
        Честное слово, "Призрачные огоньки" был самым романтичным ресторанчиком во всех Секторах. Здесь никогда не бывало шумно, в зале царил лёгкий полумрак, звенела вода в небольшом искусственном водопаде, на стенах, увитых плющом, светились маленькие магические фонарики, которые и составляли основное освещение этого милого заведения, за исключением небольших свечей, украшавших столики. Так было всегда, за исключением тех дней, когда в призрачных огоньках собиралось чуть не всё население Секторов, чтобы отметить Полнолуние, Хэллоуин или другие национальные праздники. В такие дни в зале зажигались все свечи, которые только имелись в наличии. Сам зал увеличивали до размеров Центральной площади. Приглашались лучшие музыканты. Присутствовали весь цвет общества. Говорили, что иногда даже заглядывал Молодой Магистр, правда, не в своём облике. Но подтвердить эти слухи никто не мог.
        Так и на этот раз, в "Призрачных огоньках" собрался весь высший свет. Дамы общества сверкали, ярче звёзд на небе. В воздухе парили амуры, сплетни и интриги. Все были разодеты в пух и прах. Драгоценности, бархат, шелка - на фоне всего этого великолепия мой наряд смотрелся более чем скромно, что меня, впрочем, нимало не смущало. Мои красота и уверенность в себе всё компенсировали.
        При нашем появлении зал молниеносно разделился на две части. Одна часть, большая, несомненно, - наши поклонники и поклонницы, другая часть откровенно злословила, стараясь, чтобы мы ничего не услышали. Я одарила всех лучезарной улыбкой и принялась глазами искать Марго. Вскоре я нашла её среди толпы. Она, как всегда, сияла изысканной роскошью и великолепием. Марго, надо признать, обладала превосходным вкусом и безупречными манерами. Я осторожно взяла её под локоток и увела в сторонку. Генрих готов был испепелить меня взглядом. В его глазах я уже была ходячим мертвецом. Нет, определённо, у Генриха был лишь один существенный недостаток - он по уши влюбился в Марго. Я помахала ему рукой и удалилась в сопровождении подруги. Мы нашли более-менее тихое место, чтобы поговорить.
        - Ну, как, - поинтересовалась я, - твои успехи? Я вижу, что Купидон уже побывал здесь.
        Марго сверкнула глазами.
        - Да ладно, можешь кому угодно пудрить мозги, только не мне. Вы просто потрясающе смотритесь вместе. Здесь нет более красивой пары.
        - Согласна, - ответила Марго, - но вы с Аланом тоже ничего.
        - Да, если бы мы и в самом деле были парой в том смысле, который все в это понятие вкладывают, то мы бы вам точно не уступали.
        - А вы разве не?…
        - Ты только посмотри на Алана. Он взглядом слона заморозит. Его единственная возлюбленная - политика. Разве похоже, что он влюблён? - объяснила я, - Ладно, возвращаю тебя бедному влюблённому Генриху, иначе он меня пришьёт сегодня на дуэли.
        Марго улыбнулась и заявила:
        - Пусть только попробует.
        Я поняла, что Генрих пропал окончательно и бесповоротно. Его сердечную рану не залечит теперь даже самый искусный лекарь. Наверное, Купидон смазал стрелу, которую пустил ему в сердце, ядом африканской гадюки. Я помахала Марго рукой на прощанье и вернулась к своему кавалеру. Алан уже обсуждал с кем-то особенности заговора против Юлия Цезаря. Как я поняла, все спорившие принимали непосредственное участие в убийстве императора. Кто из говоривших был Брутом, выяснить так и не удалось. "Хорошо хоть Анри сейчас с Марго и не слышит их!" - подумала я. Генрих как-то говорил, что в одной из прошлых жизней был Цезарем…
        Алан, увидев меня, прервал разговор и покинул весёлую компанию.
        - Скучаешь? - поинтересовался он.
        - Нет, принимаю участие в сплетнях.
        - Не верю.
        - Ну и правильно.
        Вдруг я услышала жужжание крыльев над головой. Я подняла голову и увидела, что надо мной кружит симпатичный малыш с крыльями, луком и стрелами. Я внимательно присмотрелась к присутствующим. Несомненно, малыша создал один смазливый типчик, который уже месяц вокруг меня ошивался. Он, видимо, рассчитывал завоевать моё пока ещё свободное сердце. Однако все его планы рушились прямо на глазах. И, видимо, он решил мне отомстить таким неблаговидным способом. Вызвать Алана на дуэль у парня явно духу не хватало.
        - Создай мне мухобойку, - прошептала я Алану.
        - Что? - удивился тот.
        - Мухобойку, - повторила я, отслеживая глазами полёт ангелочка.
        Алан пожал плечами и вытащил из-за пояса пистолет. Я в свою очередь пожала плечами, прицелилась и выстрелила. Амур растворился в воздухе. Я отдала пистолет владельцу и направилась к группе молодых людей, которые со смехом за всем этим действом наблюдали. Несомненно, заводилой у них был этот самый неудачливый ухажёр. Я подошла поближе и поинтересовалась:
        - Над чем смеётесь, молодой человек? Может, посмеёмся вместе?
        Вокруг нас собрались все мои знакомые из "Роджера". Мой ухажёр слыл задирой, но был третьим клинком в Секторах после Алана и Генриха. Алан дал мне знак, что, в случае чего, парню не жить. Я кивнула.
        - Последнее время в Секторах происходит много событий, над которыми можно посмеяться. То яблоки вдруг начинают разговаривать, а на днях, представляете, застрелили одного амурчика! - парень откровенно смеялся мне в глаза.
        Зря он это сказал. Я увидела, как некоторые схватились за эфесы. Но спокойствия не теряла. Алан учил, что это очень важно - сохранять спокойствие. И я его сохраняла. Я подала знак, что сама разберусь.
        - Не стоит так шутить, сударь. Это может дорого Вам обойтись.
        - Вы мне угрожаете? - удивлённо подняв брови, вопросил мой собеседник, - Впрочем, когда за спиной надёжный телохранитель, можно показать свою смелость. Вам так не кажется? - продолжил он невозмутимо.
        - Кажется. Конечно, когда за спиной столько телохранителей можно позволить себе быть не только смелым, но и дерзким, - ехидно поглядывая на его дружков, ответила я.
        Парень осёкся. Вступать в конфликт с Аланом он не решался, так как знал, что в этом случае можно не дожить до утра. В то же время, ему явно не хотелось оставлять мой выпад без ответа. Но что мне ответить, он не знал. Я же тем временем продолжила:
        - Впрочем, сударь, я не собираюсь падать в обморок от оскорбления. Но я не намерена терпеть насмешки. Меня интересует лишь, где и когда? И оставьте Ваших телохранителей, если Вы, конечно, не трус, сударь?
        Парень онемел.
        - Я не дерусь с женщинами, - пролепетал он.
        - Неужели? Вы их только оскорбляете? Если угодно, я устрою на Вас покушение не по законам дуэли. Тогда мир без особой для него потери избавиться ещё от одного мерзавца.
        Ухажёр поднял взгляд от пола и назначил встречу через час около заброшенного замка на окраине Секторов. Я была довольна. А вот Алан готов был съесть меня на месте. Когда мы вышли из зала, он гневно на меня посмотрел и выругался. В целях сохранения приличий я не привожу дословно его первые слова.
        - Ты с ума сошла. Во-первых, этот парень - третий клинок Секторов и очень опытный дуэлянт.
        - Ну и что? Ты - первый клинок. А ведь мне удалось победить тебя однажды.
        - Да, когда я устал, как собака, тебе это удалось. Но то ведь не учёба, а дуэль! А дуэль давит на психику.
        - Я спокойна, как мамонт.
        - Этого может оказаться недостаточно.
        - В этом случае будем надеяться на справедливость.
        - Вряд ли она тебя выручит, - сообщил Алан. - Я бы на месте справедливости держался от тебя подальше в целях личной безопасности.
        - Алан, послушай, я всё прекрасно понимаю. И шансов у меня не очень много, но если я не заткну рот одному нахалу, то мне ещё долго придётся тратить свои дипломатические способности на то, чтобы прерывать ехидные разговорчики за моей спиной, - безапелляционно отрезала я.
        - Знаешь, если бы я выбирал тебе прозвище, - ответил Алан, - то лучшего я бы не придумал.
        - Вы с Генрихом сговорились? Какой потайной смысл у моего прозвища? - в гневе воскликнула я.
        - Ты знаешь, кто такой Мефистофель? - поинтересовался Алан.
        - Знаю. Чёрт.
        - Мерфи - это просто милое сокращение.
        - Ну, спасибо, - обиделась я.
        - Не обижайся, но ты, если выживешь, ещё наведёшь шороху в Секторах. Я чувствую, грядут большие перемены.
        Я поклонилась слегка и решила, что если выживу, то придумаю себе нормальное имя, и буду жить тихо и спокойно.
        Естественно, я опоздала, как любая уважающая себя дама. Просто в последний момент я потеряла серёжку и пятнадцать минут её разыскивала, пока Алан не удосужился мне помочь. Когда мы явились, все были в сборе. Я попросила Генриха оказать мне честь стать секундантом. Алан присутствовал по умолчанию. Несостоявшийся ухажёр тоже был не один. Мы вежливо поздоровались, раскланялись, подмели землю шляпами, в общем, выполнили весь необходимый ритуал, который должны выполнять вежливые люди, прежде чем отправить друг друга на тот свет. Один из секундантов противника предложил мне выбрать оружие. Я вежливо улыбнулась и заявила:
        - Пожалуй, я выберу шпагу.
        Можно было, конечно, выбрать арбалет. Я ведь могу в собственную стрелу не целясь из него попасть. Но надо оставить противнику хоть малейший шанс выжить. Соперник улыбнулся. Видимо, оценил любезность. Секунданты в лице Генриха и ещё какого-то симпатичного паренька предложили нам признать свои ошибки, слёзно покаяться в грехах друг перед другом и мирно разойтись, не нанося численности населения Секторов такого значительного ущерба. Я не вняла столь любезному предложению. А вот мой противник меня сильно удивил. Он вполне серьёзно и дружелюбно изрёк:
        - Сударыня, я понимаю, что оскорбил Вас и прошу меня за это простить. Я был пьян и не совсем хорошо соображал, что делаю. Впрочем, это не означает, что я отказываюсь от дуэли. Просто я должен быть уверен, что Вы меня простили, чтобы с лёгким сердцем отправиться на тот свет.
        - Отлично, сударь. Я принимаю Ваши извинения, и в том случае, если я отправлю Вас на тот свет, считайте, что Вы прощены. Ваша кровь на моей шпаге будет неплохой наградой, - на полном серьёзе ответила я.
        - Я весьма польщён, - ответил соперник, - Ну, что ж. Приступим.
        И мы скрестили клинки. Я сразу поняла, что наткнулась на очень опытного и хитрого фехтовальщика, а потому предпочла осторожность открытому напору. Первое время я лишь уходила в глухую защиту, изучая особенности поведения противника. Мне стоило огромных усилий следить за мелькающим клинком. Пару раз я чуть не поплатилась за невнимательность и нерасторопность. Да, он недаром заслужил звание третьего клинка. Я начала выбиваться из сил. На моём камзоле уже появилась пара дырок. Противник же лишь снисходительно улыбался и увеличивал скорость наступления. Я поняла, что скоро мне предстоит продолжительный отдых. Но я защищалась, как дикая кошка - до последнего вздоха. Впрочем, этот вздох наступил очень скоро. Я не успела отреагировать на очередной выпад и напоролась на его клинок.
        Мне показалось, что в бок всадили тысячу раскалённых игл. Однако я знала, что рана эта сама по себе не смертельна. И поэтому пережидала, пока отпустит самая острая боль. Алан и Генрих хотели броситься мне на помощь, но я ещё не объявила о том, что сдаюсь. Дуэль не была закончена. Противник, видимо, решил, что я уже не встану. Но он плохо меня знал. Я дождалась, пока моё благоразумие прекратит подавать признаки жизни, и встала. Это было почти самоубийством. Противник ехидно улыбнулся и предложил мне сдаться. Я подняла шпагу и пошла в наступление. Силы утекали, как вода сквозь сито. Но теперь у меня было преимущество. Он меня недооценивал. А я оставила про запас пару приёмов. Я специально отвела свой клинок слегка в сторону, чтобы приоткрыть защиту и спровоцировать его выпад. Вряд ли мужчины смогли бы уйти от удара так, как я. Им не хватало элементарной гибкости и природной грации. Я выгнулась, как пантера в прыжке. Тот факт, что при этом я чуть сознание не потеряла от боли, к делу отношения, разумеется, не имел. Клинок прошёл в нескольких миллиметрах от меня! Я молниеносно развернулась и нанесла
удар. Мне не удалось его убить, но эта рана не позволила бы ему продолжать дуэль. Я упала на землю, выпустив шпагу. Это была ничья.
        Всё остальноё вспоминалось, как в тумане. Я слышала, как переговариваются Генрих с Аланом. Анри читал лечащие заклинания, перемежая их с ругательствами и сетованиями, что целитель из него вообще-то никакой. Сердитый Алан предлагал не возиться, а сразу закапывать, пустив этой сумасбродке пулю в голову, чтобы не мучалась. Речь шла, по-видимому, обо мне. Но Алан не слишком спешил выполнить свою угрозу, поэтому я не волновалась. Мне стало значительно легче. Заклинание действовало. Боль отступала. Я поняла, что засыпаю.
        Проснулась я только на утро. Я была в замке у Генриха. У кровати сидел Алан и что-то читал. Я виновато посмотрела на него. Алан не реагировал.
        - Алан, - тихонько позвала я.
        Алан не отвечал.
        - Ну, Алан, - повторила я вновь.
        Алан молчал. Я села на кровати и громко заявила:
        - Если ты немедленно не ответишь, то я обижусь!
        - Подумаешь, эка важность, - спокойно изрёк читающий Алан и перелистнул страницу.
        - Ах, вот значит как! Тебе всё равно! - возмутилась я.
        - Да, мне всё равно. Абсолютно на тебя наплевать. Это я просто от нечего делать вытаскиваю эту выскочку из всяких передряг! И для собственного удовольствия сижу, как нянечка, у её постели, охраняя её сон после ратных подвигов, - тоном строго отца объявил Алан и вновь углубился в чтение.
        Я не стала с ним спорить. У меня были дела поважней. Куплю ему потом розового плюшевого слона в благодарность. А пока нужно привести себя в порядок. Я встала, попав при этом в чьи-то тапочки сорок пятого размера, и поплелась в ванну. Из зеркала на меня посмотрела вполне симпатичная смерть, улыбнулась мне гримасой оголодавшего удава и прошлёпала к умывальнику. Я отразила её действия в реальности. Вода была ледяная. Это привело меня в чувство. Я причесалась и осмотрела свой наряд. Рубашку теперь можно было использовать на утепление окон. Она оказалась очень аккуратно разрезана на отдельные полоски. Бриджи были целы, сапоги с меня заботливо сняли, и их местонахождение было мне неизвестно. Я вылезла из тапочек и отправилась по коридору в поисках более подходящей одежды. У Генриха я теперь ориентировалась неплохо и знала, что у него в запасе имеется несколько довольно приличных свитеров…
        После того, как моё отражение в зеркале отдалённо стало напоминать живого человека, я отправилась к "Весёлому Роджеру". Отправилась пешком, так как не знала, где у Генриха хранятся средства передвижения (впрочем, Генрих и сам этого скорее всего не знал).
        Около часа я потратила на дорогу. Но зато встретила по пути Марго. Она была с симпатичным молодым человеком, которого все называли Джефом. Этот Джеф был самым искусным пройдохой всех времён и народов. Воровство в его исполнении напоминало произведение искусства. И этому искусству он пытался обучить мою подругу. Она, я знаю, была бы талантливой ученицей. Вот только моральные устои - их приходилось рушить к чертям. Впрочем, Джефа это нисколько не волновало. Ему нравился сам процесс обучения. То, что он влюблён в Марго по уши, не было понятно лишь идиоту.
        Первым меня заметил именно Джеф, и даже узнал, чем несказанно меня удивил.
        - Эй, путница, - крикнул мне, - не желаете ли присоединиться к честной кампании?
        Марго тоже меня увидела и помахала рукой. Я обрадовалась и пошла навстречу. Они приблизились. Джеф галантно предложил мне прокатиться на его смирной лошадке. Я с удовольствием согласилась.
        - Куда путь держишь? - поинтересовалась Марго.
        - Ищу кого-нибудь.
        - Считай, что нашла меня. Могу чем-нибудь помочь? Не сочти за оскорбление, но у тебя такой вид, будто ты возвращаешься с собственных похорон.
        - Почти угадала. Неужели ты не слышала про дуэль?
        - Да ходят слухи, - Марго встревожено посмотрела на меня, - Я, правда, была уверена, что все это полная ерунда. Выходит, нет? Что ж, главное ты жива и здорова!
        Я свесилась с лошади и поймала слух, который как раз проходил мимо. Но этот слух оказался недостоверным и чрезмерно пугливым, так что пришлось его отпустить. Марго сочувственно улыбнулась и предложила мне услуги собственного стилиста, в роли которого на данный момент выступала Фроди. Мы все вместе отправились к ней.
        - Я вас от дел не отвлекаю? - поинтересовалась я, хитро прищурившись.
        - Да нет, - задумчиво ответил Джеф, - светло сегодня для дел, да и людно.
        Марго хмыкнула. Я её поддержала. Джеф не отреагировал.
        Марго привезла меня к очаровательному замку нежно-розового цвета. Внутри всё было оформлено в несколько экстравагантном стиле рококо. Зато тут не было пыли, храпящих диванов и пыльного кота в шкафу. Мы прошли в очаровательную приёмную. Навстречу нам выпорхнула Фроди в чём-то нежно-прозрачном. Она критически оглядела меня с ног до головы, полюбезничала с Марго и выставила Джефа за дверь. Мы прошли в соседнюю комнату, которая льстила женскому самолюбию, так как здесь было несметное количество зеркал. Марго указала на меня и авторитетно заявила:
        - Вот!
        - Да уж, вижу, - не менее авторитетно ответила Фроди.
        - Кто-нибудь интересуется моим мнением? - спросила я.
        Моим мнением интересовались. Я по секрету, который должны были узнать на следующий день все Сектора, рассказала, что со мной случилось. Мы посплетничали около часа, пришли к выводу, что мне к лицу синий и сапфиры, и через полтора часа я уже не могла узнать себя. Надо сказать, я не ожидала такого эффекта. Оказалось, что у меня потрясающе синие глаза. Я заметила это, когда примеряла яркое платье. За полчаса Фроди изменила мой облик полностью. Теперь в зеркале я увидела изумительно красивую девушку: полные спокойного достоинства черты, изящные формы, выгодно подчёркнутые покроем одежды, высокая, но простая причёска, строгость которой компенсировалась тем, что у молодой особы были серебристые вьющиеся волосы. Магистр постарался, когда менял мне внешность. Одежду я выбирала долго, минут десять. Но выбор был великолепен. На девушке в зеркале было бархатное синее платье, простое, но изящное, в стиле конца восемнадцатого века, в дополнение к нему высокие перчатки из такого же материала, воздушный газовый шарф в тон всему и, как завершение ансамбля, маленькая шляпка без полей, украшенная пером какой-то
экзотической птицы. Чтобы наряд смотрелся более оживлённо, Фроди вручила мне серьги, украшенные голубыми сапфирами, и изящную брошь в форме вьющейся лозы с такими же камнями. Кроме того, я захватила с собой небольшую сумочку, в которую, в случае надобности, я могла положить косметику.
        Я чувствовала себя вполне уютно. К длинным платьям я уже успела привыкнуть. Кроме того, мой наряд по покрою подходил для верховой езды, правда, в женском седле. Но мне и это было не в новинку. Я ещё раз повернулась перед зеркалом. Фроди и сама не ожидала, что получиться настолько хорошо. Марго тоже была довольна. Мы теперь были одеты в одном стиле, правда, она предпочла изумрудный цвет, который необычайно шёл к её зелёным глазам. Фроди мило проворковала нам на прощанье:
        - Красоту невозможно скрыть, но её можно подчеркнуть. И мы отправились в Школу. - С ума сойти! Это Мерфи, чёрт возьми, или у меня после вчерашнего начались галлюцинации? Ты что, вернулась с того света? Если человек так преображается после путешествия туда, то можно закрывать салоны красоты, и отправлять в те края всех наших дамочек.
        Такова была реакция одного из Учеников на моё появление в Школе. Остальные ошарашено молчали. А когда вновь обрели способность говорить, то засыпали меня комплиментами. Я вежливо отвечала на их любезности и искренне молилась, чтобы больше никто не вспомнил о дуэли.
        Но о ней, конечно же, вспомнили. Вспомнил Генрих. Он пришёл навестить Марго. Сегодня в нашей жизни был очень важный день. Мы должны были выучить заклинания третьей степени сложности. А там недолго и до экзамена, после которого мы могли применять знания на практике. Генрих осуществлял моральную поддержку, объясняя всем желающим, как зверствует на экзамене Дениэл. После такой поддержки Ученики готовы были бежать, куда глаза глядят, лишь бы не встречаться больше с Молодым Магистром.
        - Хватит распугивать население, - весело попросила я Генриха.
        Тот услышал, обернулся и застыл. Я не ожидала такого сильного эффекта, и поэтому постаралась его оживить.
        - Генрих, очнись, иначе обслуживающий персонал подумает, что ты статуя и тебя немедленно унесут отсюда.
        - Вот это да! - воскликнула "статуя" и принялась щедро осыпать меня комплиментами.
        Я дослушала его речь до конца и поинтересовалась, что слышно в Секторах. Генрих в ответ поманил меня за собой. Мы пришли в пустынный зал. Там было много пыли и летучих мышей. Генрих долго осматривал стены, пытаясь определить, не подслушивает ли кто. Результаты осмотра его удовлетворили. Он вздохнул и изрёк:
        - Кажется, у нас небольшая проблема.
        - В чём дело?
        - Это из-за дуэли.
        - Догадываюсь. Но не мог бы ты быть чуть более разговорчивым? - потребовала я.
        - Ты уже знаешь результат вашего поединка?
        - Нет, я только недавно с того света.
        - Понятно. Твой противник тоже ранен, если ты помнишь. Но если тебя удалось поставить на ноги довольно быстро, то он ещё долго будет зализывать раны. Повреждения такой степени тяжести, даже если они не магические, может залечить только маг-целитель. Любитель здесь не справится. К сожалению, среди наших общих знакомых таких нет, а Клинику Секторов контролируют Магистры… Короче, этот парень оказался фактически на грани жизни и смерти. Так что больше, я думаю, ни он, ни кто другой не рискнёт шутить над тобой.
        - Так, ты меня порадовал. А теперь приступай к плохим новостям.
        - О вашей дуэли узнал Молодой Магистр, - мрачно ответил Генрих.
        - Откуда ты знаешь? - спросила я. Противное чувство собственной обречённости закралось в мою душу.
        - Меня вызывали в Магистрат.
        - Но ты, полагаю, молчал, как партизан на допросе. Интересно, а почему не обратились к непосредственным виновникам?
        - К одному виновнику обратились, но он сказал, что просто участвовал в пьяной драке. Теперь, я полагаю, придут по твою душу.
        - Да. Но, по-твоему получается, что у них нет доказательств, - предположила я, без особой, впрочем, надежды.
        - Дениэлу не нужны доказательства. Он же Магистр. Сейчас он просто выясняет, какова причина вашей ссоры.
        - Анри, скажи мне что-нибудь хорошее, - чуть ли не со слезами взмолилась я.
        - Во время учебного процесса казни не устраивают, - сообщил Генрих.
        - Спасибо, Анри, - поблагодарила я и отчасти успокоилась.
        Он, конечно, прекрасно умел утешать.
        День и в самом деле прошёл неплохо. Я решила не бить тревогу раньше времени и держала себя в руках. На уроке Общей Магии я делала ошеломляющие успехи, видимо, потому, что старалась сосредоточиться на чём угодно, только бы не думать о дуэли. Замки вырастали из воздуха после первого прочтения заклинаний, книги открывались на нужной странице. Я была в ударе.
        Но уроку, как и всему на свете пришёл конец. Марго отправилась куда-то с Генрихом. Народ засобирался домой. Кто-то вылетел в окно на коврике, кто-то вызвал Летуча, большинство предпочло гужевой транспорт. Я поразмыслила и решила добираться верхом. Однако моим грандиозным планам не суждено было осуществиться.
        - Мерфи, останьтесь, - ледяным тоном объявил Молодой Магистр.
        Я замерла. Когда последний Ученик покинул зал, Дениэл продолжил:
        - Вы должны явиться в Магистрат. Чем скорее Вы это сделаете, тем лучше для Вас. Если у Вас есть какие-то срочные дела в Секторах, то советую Вам завершить их немедленно. Можете идти.
        Я вышла на улицу. Невообразимо высоко вновь горели бриллиантовые звёзды, невероятно синий небосвод расчертил силуэт Летуча. Пролетел одинокий дракон. Где-то в лесу заухал филин. На Сектора опускался вечер. Ещё один чудесный вечер в Секторах. Я же должна была попрощаться с этим миром. Если бы кто-то знал, как это грустно - прощаться навсегда с лучшим из миров. Но никто не знал. Я стояла так минут двадцать. Мне не хотелось затягивать это прощанье, поэтому я взлетела в седло и отправилась к Магистрату. Конечно, мне было совестно, ведь я не попрощалась с Генрихом и Аланом, но встреча с ними была бы слишком горькой для меня. Хорошо я хоть Марго дома увижу…
        Вскоре Школа осталась позади, и на горизонте выросли башни Магистрата. Не знаю, как мой несчастный конь выдерживал такую бешеную скачку. Летел он быстрее ветра, так что меньше чем через десять минут я была у цели. Магистрат поражал своим мрачным великолепием. Я ведь не была здесь с тех пор, как мы с Марго поступили на обучение. Я ещё раз пригляделась к замку. Откуда-то сверху на мир обрушилась стайка летучих мышей. Я хотела войти, но тут мой взгляд упал на дверь. Раньше на ней красовался след чьей-то ноги. Я вспомнила этого сердитого молодого человека. Мне стало смешно. Я подавила желание засмеяться и вошла внутрь. Магистрат встретил меня холодом, полумраком и безмолвием. Казалось, здесь все вымерли, однако надеяться на это было бесполезно. Я поднялась по роскошной лестнице на второй этаж. Постучалась в знакомую дверь. Дверь беззвучно открылась. Я вошла. Все Магистры были в сборе, как обычно. Они одарили меня внимательными взглядами и вновь углубились в одним им ведомый мир Высшей Магии. Я подошла поближе к столу и всех поприветствовала. Мне вежливо ответили. Я замолчала. Теперь настал их черёд
говорить. Долго ждать не пришлось. Дениэл с присущей ему прямотой сразу перешёл к делу:
        - Вы, полагаю, догадываетесь, зачем я пригласил Вас сюда?
        - Догадываюсь, - спокойно ответила я.
        - Не могли бы Вы объяснить нам, почему Вы устроили эту поножовщину? - спросил Магистр. Я не сомневалась, что детали дела ему известны лучше, чем мне.
        - Думаю, что в этом нет нужды, - холодно ответила я.
        - Вы добровольно отказываетесь от адвоката? - невозмутимо поинтересовался Дениэл.
        - Вполне. Я не вижу за собой никакой вины.
        - Да, но Вы чуть не лишили Сектора одного из самых талантливых Учеников, - саркастически добавил Молодой Магистр.
        - Очень сожалею, но я защищала свою честь. И если Вы считаете, что я не должна была делать этого только для того, чтобы сохранить жизнь одному нахалу, пусть даже очень талантливому, то наши взгляды на жизнь кардинально противоположны, - продолжила я.
        Магистр гневно сверкнул очами. Я решила, что он меня сейчас распылит или превратит в лягушку, так что даже поцелуй Ивана Царевича меня не спасёт. Но Дениэл прекрасно держал себя в руках. Он холодно заметил:
        - Вообще-то, говоря о талантливом Ученике, я не имел в виду Вашего противника. Однако Ваши способности Вам не помогут. Вы, полагаю, знаете, какое наказание предусмотрено за дуэль в Секторах?
        Я прекрасно знала "уголовный кодекс" и честно процитировала:
        - Участники дуэли должны быть заключены в Бастилию на срок от пяти до десяти капиллярных лет, инициаторы - изгнаны.
        - Итак, - подвёл итог Молодой Магистр, - Вы исключены из Школы.
        Я ожидала этого и, как мне казалось, была готова к такому повороту событий, но в этот момент я чуть не разревелась, как обиженное дитя. Только невероятная вредность спасла меня от подобного финала. Я не могла доставить Магистрам такого удовольствия, а потому повыше подняла голову, сверкнула глазами и не ответила. Я ждала продолжения. И оно скоро последовало.
        Главный Магистр начал читать какое-то заклинание. "Оперативно они работают", - подумала я и приготовилась дематериализоваться, но в этот момент колдовство было прервано громким стуком во внешнюю дверь и взрывами за окном. Молодой Магистр чему-то улыбнулся и объявил:
        - Свита Её Величества!
        На стук вышел привратник и, по-видимому, открыл дверь, так как стук прекратился, зато усилился гомон на лестнице. Очевидно, кто-то страстно возжелал аудиенции у Магистров. Я, правда, не могла представить себе такого сумасброда. Дениэл вздохнул и указал мне на кресло.
        - Долгий предстоит разговор, - печально объяснил он.
        В дверь вежливо постучали. Затем створки немного приоткрылись, и показалась чья-то нечёсаная голова с удивлёнными глазами. Голова обвела всех присутствующих взглядом, остановилась на мне, подмигнула, а затем немедленно исчезла. Затем послышался тихий разговор за дверью, после чего в зал вошёл Генрих. Он выглядел просто великолепно, и нечёсаная голова явно ему не принадлежала, но вслед за ним вломилось ещё человек десять, среди которых я узнала Марго, Алана и секундантов противника. Остальные почтенные граждане были мне не известны.
        Молодой Магистр смерил толпу уничтожающим взглядом.
        - Из всех присутствующих, - заявил он своим обычным тоном, - меня интересуют двое. Я думаю, Вы, господа, догадываетесь, о ком я говорю. Поэтому порошу всех болельщиков покинуть зал.
        - Мы не уйдём, - недипломатично начал Генрих.
        - Генрих, ты знаешь, что я не отменяю своих решений, - спокойно сказал Дениэл, который являлся главным судьёй Секторов.
        - Мы так не считаем, - подала голос Марго, - Суд Магистрата нельзя назвать самым гуманным судом в мире, но до сегодняшнего дня он был, по крайней мере, справедливым.
        - Этот день ничего не изменит, - ответил Магистр.
        - Из всех правил бывают исключения, - подхватил Генрих, - И эта дуэль - подтверждение. Зачинщиков иногда можно оправдать.
        - В таком случае, почему вы с Марго выступаете в роли адвокатов? По-моему, на этом месте должен быть кое - кто другой, - саркастически заметил Дениэл.
        - Вы правы, Магистр, - послышался негромкий голос. Из толпы вышел молодой человек, чрезвычайно привлекательный и чрезвычайно бледный. Ему явно тяжело было стоять. По-видимому, он испытывал сильную боль, но старался не показать этого. Я с большим трудом узнала в нём моего нахального соперника.
        Магистр ещё раз обвёл взглядом присутствующих. На этот раз таким, что все болельщики немедленно удалились, за исключением, впрочем, свидетелей дуэли.
        - Я Вас внимательно слушаю, Джейк, - сказал Дениэл, и по его губам скользнуло некое подобие улыбки.
        - Я - главный виновник этого поединка и требую немедленного пересмотра дела, - тихо, но твёрдо заявил молодой человек и побледнел ещё больше.
        - Пожалуй, я действительно изменю своё решение и исключу вас обоих, - холодно объявил Магистр.
        - Воля Ваша, - ответил на это Джейк, который, наверное, согласен был и на немедленную казнь, только бы ему не пришлось больше выносить боль, которую ему причиняла рана.
        - Если Вы ещё немного продержите его на ногах, то он умрёт своей смертью, - вмешалась в разговор я, вскочив с кресла. У парня был такой вид, будто он вот-вот грохнется в обморок. Я не могла спокойно наблюдать за этим, и кинулась на помощь.
        Магистр усмехнулся и попросил меня не перебивать. Я поклялась, что если выживу, то немедленно сдам на третью степень и покину Школу, только бы не видеть больше Молодого Магистра. Подамся в разбойники. Буду жить в лесу и грабить проезжающих. А на вырученные деньги создам фонд помощи жертвам Магистрата. Общественность меня не забудет. Пока я размышляла на эту тему, обстановка в комнате изменилась. Алан, Генрих и другие секунданты по очереди давали показания. Когда они закончили, Дениэл подписал какую-то бумагу и выставил их с этой бумагой за дверь. В зале из подсудимых остались только мы с Джейком.
        - Вы свободны, Мерфи. Участие в дуэли я Вам прощаю, но это в последний раз, имейте в виду. Считайте, что это было своего рода испытание Ваших человеческих качеств, которое Вы с успехом прошли. Прощайте.
        Я поняла, что приговор подписали, но не мне и посмотрела на Джейка. Он, видимо, тоже понял, что значат слова Магистра, но держался с завидным мужеством. Я медленно направилась к двери. Магистр провожал меня внимательным взглядом. Всё было бы просто прекрасно, но какой-то чёрт во мне взбунтовался. Я повернулась и объявила:
        - Я не позволю Вам его просто так исключить!
        Во взгляде Джейка промелькнуло что-то вроде восхищения.
        - Если мы виноваты оба, то и расплачиваться будем вместе. Поэтому я требую, чтобы Вы его отпустили, или…
        - Устроили показательную казнь двух нахалов, чтобы отбить у строптивых Учеников желание нарушать законы Секторов, - закончил мою мысль Молодой Магистр. - Идите, Мерфи. Я не кровожадный. Просто с такой раной, как у Вашего нового друга, даже сильному магу не справиться. Это под силу лишь профессиональным целителям. Ступайте.
        Магистр вновь сразил меня. Он собрался лечить строптивого Ученика! Может и не сам, но… Нет, в это сложно было поверить. Я сообщила, что уйду только вместе с Джейком. Дэниэл встал и гневно объявил, что я перешла все границы его терпения, и что если я немедленно не уберусь, то он меня распылит без суда и следствия, и даже мои женские чары не подействуют. Я скрипнула зубами от злости, но продолжать спор не стала и ушла.
        Когда я оказалась на улице, болельщики окружили меня тесной толпой и стали расспрашивать. Но сил отвечать им у меня не было. Алан отстранил переживающих в сторону, создал какое-то зелье и предложил мне отхлебнуть. Это был эль, насколько мне известно. Я помаленьку пришла в себя. В это время двери Магистрата отворились, и на улицу вышел Джейк. Он подошёл ко мне, галантно поклонился и попросил простить его за дурацкую шутку, которую он посмел отпустить в мой адрес. Я благосклонно улыбнулась, и конфликт был исчерпан к удовольствию обеих сторон. Один из секундантов Джейка предложил отправиться отмечать счастливое избавление к "Роджеру", но у меня совершенно не было настроения. Что ни говори, а меня сильно задели последние слова Молодого Магистра. Я с великим трудом могла себе в этом признаться - я просто влюбилась в Дэниела, как эти молоденькие дурочки, которых я презирала в глубине души. В моём мире со мной такого никогда не случалось. Может, потому что в своём мире мне было всего тринадцать лет и романтичности в мировосприятии - ноль. До последнего момента я пыталась убедить себя, что это просто
восхищение, восторженность. Но события последних дней доказали, что Амур со своими отравленными стрелами не пролетел мимо меня. И поэтому радоваться было нечему. Счастливое избавление от смертной казни означало, что теперь мне придётся ходить вокруг да около своего идеала и томно вздыхать, поскольку для своего идеала я - всего лишь очередная головная боль, пусть даже и талантливая. Он ведь Магистр, а я - одна из тысяч восхищённых им Учениц. Не светит, так не светит. Будем искать развлечений на других фронтах.
        Такие нерадужные мысли не давали мне спокойно наслаждаться жизнью. Ко мне подошёл Алан.
        - В чём дело? - поинтересовался он, - Ты стала любимицей фортуны, а стоишь с таким выражением лица, будто узнала о смерти любимой тётушки.
        - Алан, Дениэл меня возненавидел. Если бы ты видел, с каким выражением лица он меня выгнал из Магистрата.
        Алан засмеялся.
        - Он оставил тебя в Школе, и это самое главное. А то, что он тебя выгнал из Магистрата - так это для твоей же пользы. На редкость неприятное для преступников учреждение.
        Я не стала объяснять Алану истинную причину своего плохого настроения. Мне хотелось забыть обо всём хотя бы на один вечер, и о Молодом Магистре в том числе. В этот вечер я никуда не поехала и твёрдо решила сосредоточиться на чём-нибудь серьёзном.
        Ближайшие месяцы я провела в библиотеке Школы: разбиралась со старинными манускриптами, странными заклинаниями, дающими человеку способность летать, превращающими его в птицу или зверя. Кажется, это было что-то из Истинной Магии, которую в Секторах изучали лишь избранные. Я нарочно скрывалась от всех и старалась появляться на людях только во время занятий. Там я иногда встречалась с Магистром. И это было тяжкой пыткой. На досуге, кстати, увлеклась запретной областью магии. Аниматорством и некромантией, в частности. Но скорее, для расширения кругозора. Для применения таких заклинаний надо было получить первую степень, о чём я даже не мечтала.
        Наверное, такая жизнь могла продолжаться бесконечно, но окончательно превратиться без магии в библиотечную крысу мне не дала Марго. Она тоже умудрилась влипнуть в историю, и теперь ей требовалась моя помощь…
        Глава 4. Марго
        Тихая лунная ночь. Небо, усыпанное бриллиантами звезд. Стайка летучих мышей мечется у окна, словно мотыльки, летящие на свет. Величественные гулкие своды школьной библиотеки. Я: сижу за столиком из красного дерева, потихоньку врастая корнями в пол, и пытаюсь врубиться в элементарное заклинание. Вообще - то магия с самого начала давалась мне довольно легко. Молодой Магистр был скуп на похвалы, но из неофициальных источников мне стало известно, что он пророчит нас с Мерфи в лучшие Ученицы потока. Однако в тот день со мной случился жуткий конфуз. С утра у меня все валилось из рук, поскольку я никак не могла решить один жизненно важный для меня вопрос: кто же мне больше нравиться, Генрих или Джеф. Вот и на уроке Магии я занималась проблемами своей личной жизни, вместо того чтобы слушать преподавателя. И по закону подлости, черт дернул Молодого Магистра спросить меня первой. Конечно, краем уха я его все же слушала, и поэтому, не желая портить свою репутации гения, решила идти в ва-банк. Что бишь вам от меня надо? Хрустальные туфельки? Будут вам хрустальные… Я произнесла заклинание. Получились,
действительно, хрустальные! Но не туфельки, а болотные сапоги размера эдак сорок пятого, если не больше. Во всяком случае, в каждый из них влезла бы не только ножка Золушки, но и вся она целиком.
        Сделать хотел грозу,
        А створил козу!
        Розовую козу
        С белою полосой.
        Под громовой хохот, с расширенными от ужаса глазами, я попыталась дематериализовать этот созданный мной кошмар. Никакого эффекта. Наверно кто-то меня опередил, наложив заклинание защиты. Ага, ну ясно "кто"! Молодой Магистр склонился над "туфельками", изучая их с таким видом, будто это какое-то чрезвычайно редкое произведение искусства. Никто другой вмешаться не осмелился бы. На шпагах я не дерусь, к дешевой понажовщине любви тоже не испытываю, зато язык у меня подвешен - дай Бог каждому. Кроме того, в друзьях у меня ходя известные задиры Мерфи и Генрих. Никто не захочет наживать такого врага…
        - Мда, - изрек Молодой Магистр, и я с изумлением услышала в его голосе веселые нотки, - создать подобное чудо на четвертом месяце обучения магии может только по-истине талантливый человек.
        Я не могла понять, издевается он или ему и в самом деле смешно. Скорее всего, последнее. Изучая магию четвертый капиллярный год, постигнув основы сложных органических превращений, так напортачить с созданием элементарной неорганики может только полный идиот.
        - А теперь, Маргарита, пожалуйста, дематериализуйте эту штуку, - промолвил Дениэл, постучав ногтем по хрусталю.
        Я подняла на него глаза, стараясь, чтобы в них отразилась вся скорбь вселенной:
        - Как же я это сделаю, если на ней Заклинание Защиты?
        - На ней нет никакого заклинания.
        Я с изумлением уставилась на него:
        - Как это нет? Я уже пробовала: ничего не выходит. А уж Заклинание Дематериализации я знаю, как свои пять пальцев.
        Молодой Магистр с иронией приподнял брови:
        - В самом деле? У Вас пять пальцев только на одной руке, но это не значит, что их всего пять. Если бы Вы внимательно слушали меня, Марго, то припомнили бы, что, показывая тот опыт, я сказал, что это Заклинание Дематериализации материи Первого уровня.
        Вот мерзавец! Обожает ставить людей в неловкое положение. Однако, порывшись в своей бездонной памяти, я вынуждена была с ним согласиться.
        - А что, есть и другие уровни? - подала голос одна из Учениц.
        - Разумеется, - Дениэл кивнул, - их несколько. Предметы, которые мы создавали на прошлых занятиях, были из материи как раз Первого уровня. Их можно держать в руках, в отличие от иллюзорных объектов, даже как - то использовать, но в магическом плане они очень не надежны и от них можно избавиться с помощью элементарного заклинания. А это, - Молодой Магистр снова постучал по хрусталю, - материя Второго уровня.
        Я почувствовала, что мои глаза опять лезут на лоб. Нет, надо завести темные очки, чтобы это было не так заметно.
        - Но как это у меня получилось?
        - Понятия не имею, - Магистр по мальчишески передернул плечами, - Хорошенькой девушке, вроде Вас, нужно по меньше пропадать за книгами. Я не противник самообразования, но так ведь можно создать что-нибудь, действительно, ужасное. Хрустальных крокодилов, например.
        Все захохотали, и я вместе с ними. Теперь мне не было обидно. Дениэл выглядел довольным, к тому же что-то я все-таки создала… Хотя, честно говоря, в тот момент я абсолютно не представляла как. И тему урока я тоже не усвоила. Именно поэтому я сидела в библиотеке, стараясь сверить страничку "Книги Заклинаний для начинающих" с тем, что говорил Магистр. Получалось, надо сказать, с трудом: все мои мысли опять были заняты парой вздорных мальчишек.
        Проклятье, не как не получается сосредоточиться. Глаза и мысли блуждают где угодно, только не на нужной странице. Отодвинув книгу, я в очередной раз уставилась в потолок. Здешняя обстановка не то чтобы навевала романтику, но к философским размышлениям располагала вполне. Это место я, с полным на то правом, назвала бы восьмым чудом света. У любого, побывавшего в Библиотеке Школы Магии, память о ней остается на всю жизнь. Прохлада и полумрак, мягкий свет эльфийских ламп и ароматизированных свечей, девять огромных приделов Главного Зала, тянущихся без конца направо и налево, резные своды, колонны, уходящие ввысь, подобно тому, как большие деревья в лесу стремятся к небу, торжественный сумрак, пронизанный лучами лунного света, льющимся из высоких окон, бесконечные ряды стеллажей, заполненных книгами, манускриптами, рукописями… Творения миллионов человеческих и нечеловеческих умов во всех областях знаний: магия, некромантия, псионика, литература, искусство, политика, точные науки… Тысячи, миллионы книг, огромные залы, книгохранилище, где непосвященный может заблудиться и проплутать неделю. На плече у
меня пристроилось грустное привидение, тихо мурлыкая на ухо "Wind of change". В общем, впечатляющее местечко - школьная библиотека.
        Вдруг раздался негромкий стук. Я с изумлением повертела головой: не послышалось ли. В этот час здесь кроме меня никого не было. Приведение спорхнуло с плеча и скрылось за стеллажами. Значит со слухом у меня все в порядке. Может местная нечистая сила шалит? Или чистая? Шут её разберет. Стук повторился. На этот раз я сообразила, что доносится он со стороны окна. Я вылезла из-за стола и на негнущихся от долгого сидения ногах побрела посмотреть, кто затеял там столярные работы. За окном, в позе лотоса, обнаружился Джеф. Вообще-то библиотека была на девятом этаже! Оказалось, что он сидит на коврике, зависшем метрах так тридцати от земли. Самоубийца… Юноша стал делать мне какие-то знаки. Я, тоже на языке жестов, попыталась объяснить ему, что ничего не понимаю. Пару минут мы размахивали руками словно глухонемые, потом я изобразила, что собираюсь спуститься вниз. Попросив Афанасия позаботиться о моих книгах, я на ходу кинула ему монетку (наш домовой ничего задаром делать не будет) и спорхнула по лестнице на первый этаж.
        У входа (несмотря на полное отсутствие дверей, некоторый намек на "центральную проходную" у Школы все же имелся), так вот, у входа Джефри почему-то не оказалось. Неужели он меня не понял, и все еще торчит у окон библиотеки? В этот миг на меня как будто обрушилось само небо. Что-то тяжелое упало сверху, какие-то жуткие щупальца обвили меня за талию. Дико завизжав и зажмурившись от ужаса, я принялась отчаянно отбиваться. В ушах засвистел ветер, и я поняла, что мы поднялись в воздух. Я удвоила усилия, чувствуя, как мутится сознание и тело наливается свинцом. Так ведь недолго и в обморок от страха грохнутся. Вот трусиха.
        - Еще не одна девушка не выражала столь бурного восторга от моих объятий, - послышался сзади веселый голос.
        От изумления я приоткрыла глаза и обнаружила, что меня обвивают не жуткие щупальца, а смуглые мужские руки. На безымянном пальце правой сверкал рубиновый перстень, показавшийся мне странно знакомым. Резко повернувшись, я встретила взгляд лукавых глаз Джефа. Ну что ж, я была не далека от истины, предположив, что меня схватило чудовище. От этого парня можно ожидать чего угодно. Выброшеный адреналин все еще буйствовал в крови, руки слегка дрожали. Я с негодованием воззрилась на Джефа:
        - Ты медведь! У меня мог случиться сердечный приступ. Где тебя учили так обращаться с девушками? В доме терпимости?
        - Да ладно тебе, Марго, - юноша тряхнул роскошными каштановыми кудрями. Я невольно залюбовалась, - Не злись. Ты же в Секторах, Такие шутки здесь в обычае. Пора бы уже привыкнуть. Иначе на долго тебя не хватит.
        - Наверно, у меня еще не закончился адаптационный период. Дэниел, кстати, сказал мне то же, что и ты. А Визула посоветовала лечить нервы.
        - Визула! - на лице Джефа появилось презрительное выражение, - Этой мышатнице самой стоит их подлечить. И как это Эрика угораздило на ней жениться?
        Я удивленно приподняла брови:
        - Эрик и Визула?
        - Да…
        - Ты хочешь сказать, что они…
        - Женаты? Именно.
        - Выходит в Секторах тоже…
        - Женятся? - из Джефа вышел бы неплохой суфлер, - Естественно. Влюбляются и женятся, точно в любом другом мире. Ничто человеческое нам не чуждо, как говорится. Вот только любовь в Секторах чисто платоническая.
        - Как это понимать?
        - Милое воркование, нежные поцелую, страстные объятия, но ни какой порнографии. Это, кстати, понятно, ведь Ученики умеют менять не только внешность, но и пол. Представляешь, твой ухажер вдруг превращается в хорошенькую девчонку. Только не волнуйся, ко мне это не относится.
        - И как же влюбленные пары обходятся без… - я замолчала, чувствуя, что этот разговор становится слишком уж откровенным.
        - Без секса? - снова закончил за меня Джеф. Его губы дрогнули, словно он силился сдержать улыбку, - Здесь у них есть не менее эффективный способ выражать свои чувства друг к другу. Называется духовная сцепка. Своего рода слияние душ с помощью магии. Потрясающая вещь, скажу я тебе. Хотя как я слышал, многие этим все-таки не удовлетворяются.
        Заметив, что мои щеки заливает румянец, юноша засмеялся:
        - Похоже, я в конец смутил тебя и испугал. Не волнуйся, я не собираюсь затаскивать тебя в постель. Во всяком случае, пока, - он медленно провел пальцем по моему предплечью, и меня бросило в жар.
        Я резко отодвинулась, хотя на маленьком коврике сделать это было довольно затруднительно, и помахала знакомой Ученице, промчавшейся мимо нас на Летуче. Несмотря на то, что всадница промелькнула со скоростью ветра, я все же успела заметить на ее лице этакую молчаливо - понимающую усмешку. Вот так всегда… Отвернувшись от своего спутника, я принялась обрисовывать пальцем узоры на поверхности ковра.
        - Может, сменим тему, а, Джефри?
        Он внимательно посмотрел на меня и снова усмехнулся:
        - О"кей! Как ты смотришь на предложение поразвлечься?
        - Положительно, - я вздохнула с облегчением, - Что это будет: гонки на Летучах или прыжки без парашюта?
        - Нет, это для новичков. Я предлагаю тебе нечто совершенно особенное, нечто экстремальное. Ты сможешь почувствовать себя другим человеком, тем кем никогда не станешь в реальной жизни, сможешь познать, что значит бросить вызов всем и вся, что такое идти по самому краю…
        Я уже поняла, куда он клонит. Репутация Джефа была мне известна. Многие, кстати, были уверены, что он уже давно сделал меня своей партнершей на воровском поприще, а злые языки поговаривали, что и на более интимном тоже. Но Джеф всегда вел себя по отношению ко мне как джентельмен, и о своей специфической профессии, между прочим, практически не говорил. Тем удивительнее было услышать из его уст почти откровенное предложение пойти с ним на дело.
        - Джефри, я правильно тебя поняла?
        - Думаю, да. Мы же говорим на одном языке?
        - Ты хочешь, что бы я помогла тебе избавить кого-то от лишнего имущества?
        - Вот именно! - чуть не с восторгом подтвердил юноша.
        - Но это же…
        - Аморально? Неэтично? Ерунда! Робин Гуд тоже был вором, а ведь о нем складывают сказанья. Опасно? Ничуть. Ты же в Секторах. Здесь можно все, чего нельзя. Материальные ценности у нас далеко не на первом месте. За подобную авантюру тебе ничего не грозит. Магистрат смотрит на такие проделки сквозь пальцы.
        - А Ученики, которых ты обчистил?
        - Я же говорю, вещи здесь мало ценят. Подумай сама, через пять минут любой "пострадавший" полностью восстановит свое финансовое положение с помощью магии. Решайся, Марго.
        Покусывая губу, я посмотрела на Джефа. Меня разрывали противоречивые чувства. С одной стороны мои моральные принципы на разные голоса вопили: "нет, не вздумай". Никогда бы не подумала, что я такая пуританка. С другой же, мне не хотелось, что бы Джеф счел меня трусихой. В чем-то он прав. Как я уже давно поняла, в Секторах считались обыденными такие поступки, за которые в нашем родном мире можно запросто схлопотать пожизненное заключение. К тому же, я вынуждена была признать, что и самой хочется в кои-то веки сделать нечто запретное.
        - Ну и кого мы будем грабить? Магистрат?
        Побледнев, Джеф чуть не свалился с коврика. Наконец, мне удалось его обескуражить. А то я уже начинала думать, что этого парня невозможно смутить. Наверно, он бы зубоскалил и на собственных похоронах, при условии, разумеется, что ему удалось бы их посетить.
        - Ты что - рассудка лишилась? Это надо же - ограбить Магистрат! Я, конечно, сумасшедший, но не на столько. Да за подобную наглость Магистры… - он замолчал, очевидно, не в силах представить ту страшную кару, которая постигнет нас, если мы посягнем на святая святых, - Уф! Как тебе только в голову такое пришло?
        - А почему бы и нет? Боишься? - провокатор из меня…
        - Боюсь! У меня нет желания вылететь из Секторов. Всякому нахальству есть пределы. А главное, я понимаю, что обчистить Магистрат невозможно. Там ведь не сигнализация, а магические щиты, которые никто из Учеников вскрыть не в состоянии. Кроме того, если кто-нибудь влезет туда, Магистрам не придется долго искать виноватого. Они прекрасно знают, кто лучший взломщик в Секторах.
        - Какое самомнение! Но знаешь, услышать от тебя разумные вещи довольно странно.
        - Неужели? Как я тебе уже сказал, я сумасшедший, но не идиот. Ладно, забудем о Магистрате. Говоря о том, чтобы избавить кого-нибудь от лишнего имущества, я имел в виду Учеников. В отличие от Магистров у них полно всякого хлама.
        - Хлама или "хлама"? - полюбопытствовала я, приподняв брови.
        - Полагаю, и того и другого. Но нас не интересует всякий мусор. Что я там говорил об Учениках? Ах, да… В Секторах учится много местных, и им в отличие от нас еще не приелась современность. Они обстраивают свои дома в ультра - модном стиле, напичкав техникой и сигнализацией. Я считаю, что подобное поведение для Секторов - преступление. Мне нравится преподавать этим снобам хорошие уроки.
        Я промолчала. Джеф был непоследователен. Он говорил, что в Секторах можно делать все, что угодно, однако почему - то отказывал этим ребятам в праве, жить, как им хочется. Хотя вряд ли Джеф говорил то, что думал. Очень трудно понять, когда этот парень серьезен, а когда просто над тобой смеется.
        - Ну и кого мы будем "проучать"?
        - Есть один нахал, зовут Карлос. Еще тот фрукт… У него вилла так напичкана сигнализацией, что светится как рождественская елка, - юноша приумолк на секунду, - А еще он увел у меня девушку.
        Я с трудом сдержала улыбку. Вот, оказывается, почему Джеф хочет посчитаться с этим Карлосом.
        - Ладно, будем считать, что я согласна. Но учти, Джефри, в этом деле я полный "чайник". Все мои познания в области воровства ограничиваются дешевыми детективами и книжкой Сидни Шелдона "Если наступит завтра".
        - Для тебя вполне достаточно. Это произведение настоящий самоучитель для начинающего авантюриста. К тому же тебе ничего не придется делать: только смотреть и наслаждаться. Ну, может быть, мне пригодятся твои изящные, ловкие пальчики, - Джеф коснулся губами моей руки, заставив вздрогнуть от удовольствия и в очередной раз почувствовать себя предательницей по отношению к Генриху.
        Я осторожно высвободила пальцы:
        - Слушай, а как насчет снаряжения?
        - Снаряжения?
        - Ну, знаешь, кусачки там всякие, стеклорезы…
        Хлопнув себя по лбу, Джеф пробормотал что-то насчет склероза и извлек из воздуха (наколдовал короче) черный рюкзак. Там обнаружился целый набор юного взломщика: две пары перчаток, веревка, альпинистский крюк, кусачки, плоскогубцы, стеклорез, набор зеркал для отклонения лазерных лучей, моток проволоки и куча прочего скраба, назначение которого известно только профессиональным медвежатникам и тем, кто их ловит.
        - А вот и обитель Карлоса, - пробормотал мой спутник.
        Моему взору предстала внушительный пятиэтажный особняк в викторианском стиле, возвышавшийся в центре огромного, похожего на парк - дендрарий сада. Территория была окружена высоченной оградой. Я не сочла бы этот забор преградой для нас: ведь мы были на коврике, но Джеф зачем - то приказал ему приземлился снаружи.
        - И зачем? Не проще ли было сесть с той стороны?
        - Игра идет по правилам, Марго. Конечно, я мог бы без проблем войти в дом, магически заглушив сигнализацию. Но ведь так будет неинтересно. В чем тогда смысл? - перекинув через плечо рюкзак, он отослал коврик, и с задумчивым видом принялся изучать забор.
        Ишь, какие мы благородные… Игра идет по правилам… Может так оно и честно, но вот лезть через двухметровый забор, царапая руки и пачкая одежду мне совсем не хотелось. В общем-то, в мире магии, где за минуту можно создать себе потрясный наряд и заговорить ножевое ранение, это все мелочи, но забыть о стереотипах родного Пространства не так-то просто.
        Тем временем, Джеф, очевидно, досконально изучивший все достоинства и недостатки ограды, подпрыгнул, подтянулся на руках и, слегка попыхтев, уселся на неё верхом.
        - Давай, - он наклонился ко мне.
        Глубоко вздохнув и запихнув остатки своего благоразумия куда-то на задворки сознания, я ухватилась за руку юноши. Он легко, словно пушинку втянул меня наверх. Вот это сила! И ведь никакой магии. На секунду я доверчиво приникла к его плечу. В голове навязчиво звенел вопрос: и что это я делаю? Совсем стыд потеряла. Никогда бы не подумала, что способна на такое. Впрочем, нравился мне Джеф, даже очень… Но Анрио мне тоже был не безразличен, и влекло меня к нему не меньше. Если не больше… Какая безнравственность. Извечный женский вопрос: можно ли любить сразу двух мужчин? Невольно вспомнишь "Сердца трех" или "Звездные войны". Вот только простого решения как в книгах здесь не предвидится: ни один из этих двоих моим братом точно не окажется.
        Глаза Джефа блеснули странным огнем, рука легла на мою талию, губы приблизились… Вдруг из-за ограды раздался собачий лай. Даже не лай, а какой-то жуткий грохот. Подскочив от неожиданности, мы отпрянули друг от друга. Интересно, что за чудище способно издавать такие кошмарные звуки? Свесившись с ограды, Джеф вгляделся в темноту:
        - Мастиф, - сообщил он с гримасой на лице, - Ненавижу мышей и собак.
        - А кошек?
        - Кошек люблю.
        - Сработаемся, - я легонько толкнула его кулачком в бок.
        Джеф придвинулся ко мне, явно намереваясь продолжить с того момента, где нас прервали, но я уже отвернулась, усиленно вглядываясь в темноту:
        - Ну и что мы будем делать с этим "врагом человека"?
        За спиной послышался разочарованный вздох. Затем Джеф изрек:
        - One moment…
        Подул магический ветер (на этом этапе я уже научилась чувствовать, когда применяют магию). Через секунду в его руках извивался отчаянно мяуча огромный серый котище. Недолго думая, Джеф швырнул его куда-то в кусты. На мгновение лай умолк, затем мелькнула черная тень, и кусты огласились безумной какофонией звуков.
        - Зачем? - жалобно пробормотала я, - Собака же его сожрет.
        - Не волнуйся. Ничего с ним не случится. Псина, как ни странно, самая обыкновенная, а мой котик - магический. Эта зверюга его никогда не поймает.
        - Магический? - я лукаво взглянула на своего спутника, - Помнится, кто-то что-то говорил об игре по правилам.
        - Ну, правила, как известно, существуют для того, чтобы их нарушать, - Джеф весело мне подмигнул, - Идем.
        Он спрыгнул с забора, затем помог слезть мне. Как две тени, никем не замеченные мы проскользнули к дому. Что и говорить Джеф действительно оказался мастером своего дела. Такого профессионализма я не видела ни в одном детективном фильме. Хотя реальность, конечно, всегда очень далека от того, что мы видим на экранах телевизоров. Система сигнализации в этом доме поражала своей сложностью. Наверно, "Форд Нокс" охраняется не столь тщательно. Однако для моего спутника она не составила ни малейшей проблемы. По ходу дела он ещё умудрялся посвящать и меня в тайны профессии взломщика. Особенно мне понравилось проходить через поле лазерных лучей, регистрирующих малейшее движение. В специальных очках можно было увидеть, как словно паутина они опутывают комнату от пола до потолка. Заденешь любой из них - и сработает сигнализация. Где-то, что бы преодолеть их нужно было подпрыгнуть чуть не на метр, в другом месте по - плостунски проползти по полу. Благодаря своей изящной комплекции и врожденной грации я преодолела это препятствие куда легче, чем гибкий, но широкоплечий, мускулистый Джеф. Я долго ломала голову:
на кой черт подобные меры предосторожности нужны в Секторах? Если кто-то, действительно, захочет пробраться в дом, сигнализация не задержит его ни на секунду. Впрочем, для людей выросших в мало развитых мирах любовь к электронике может объясняться теми же причинами, что для нас, жителей технократического пространства, прямо-таки патологическое увлечение культурой средневековья.
        Да, начиналось все замечательно, но вот закончилось просто ужасно. До сих пор при воспоминании об этой истории меня пробирает легкая дрожь. Главный сейф обнаружился в кабинете, за картиной "Обнаженная Маха". Он оказался буквально набит золотыми монетами и потрясающими украшениями. Все это, конечно, было создано с помощью магии, но без сомнения требовало серьезных затрат энергии и кропотливого труда. Впервые с начала нашего предприятия я почувствовала себя неловко. Джеф деловито упаковывал добычу в рюкзак. Застегнув молнию, он взглянул на меня. Покачав головой, юноша взял мою руку. Взгляд хищных синих глаз потеплел:
        - Да не волнуйся ты так. Ведь это все магия. Карлос учится не первый год, он восстановит свое богатство за четверть часа, - его пальцы вдруг импульсивно сжались, - Послушай, я - вор. Я нередко работаю по заказу, и в этом случае могу без зазрения совести украсть даже "Мону Лизу" из Лувра, но я никогда не лишу бедняка последней копейки или священника распятия, пусть оно и будет отлито из чистого золота. Даже у меня есть свой кодекс чести, Марго. И поверь, я никогда не втяну, человека, который мне дорог, в какое \то опасное или подлое дело.
        В жизни бы не поверила, что услышу такое от Джефа. Вор, мошенник, авантюрист, шулер, он казался мне человеком без идеалов, бабочкой - однодневкой, не думающей о завтрашнем дне, игроком, для которого жизнь - это шахматная доска, а может быть театральная сцена, для которого люди вокруг - лишь средство для достижения его целей, я - мимолетное увлечение и безотказное средство позлить Генриха. Но он нравился мне, этот авантюрист, нравился, как говорил герой "Звездных войн", именно потому, что он негодяй, а в моей жизни было недостаточно негодяев. Я прекрасно осознавала, что, если я заведу роман с Джефом, ничем хорошим это не кончится, прежде всего, для меня. Оказавшись в Секторах, я жаждала новых впечатлений, я была молода, и мне хотелось получить от жизни как можно больше. Но уже тогда я знала, что как бы не сложилась моя судьба, какие бы бури не ждали меня в будущем, я смогу пройти по уготованному мне пути, только если рука об руку со мной пойдет человек, чья душа будет продолжением моей собственной, человек, который будет любить меня больше жизни, человек готовый перевернуть мир ради меня, тот, кто
предназначен мне звездами…
        Джеф на героя моих грез не походил точно. Такие люди не оглядываются назад, не вьют своего гнезда, не заводят детей. Они мчаться вперед, подставляя лицо ветру, бросая вызов судьбе, и их дорога рано или поздно расходится с твоей. Но даже если сердце зорко, принять истину не так-то легко. Даже у меня есть свой кодекс чести… я никогда не втяну, человека, который мне дорог, в какое - то опасное или подлое дело… Слыша подобные слова из уст того, кто несмотря ни на что тебе не безразличен, забываешь о доводах разума. Я нежно провела пальцами по щеке юноши. Он вздрогнул, изумленно посмотрел на меня. Кто знает, как бы сложилась моя судьба, успей он меня тогда поцеловать. Но дверь вдруг распахнулась, в комнату хлынул свет… Сказочное мгновенье ушло безвозвратно.
        В дверях стояли два человека: высокий светловолосый юноша, видимо хозяин дома, и… Генрих. О Боже! Интересно, он видел, что предшествовало нынешней немой сцене или нет? Лицо невозмутимое, но вот пальцы на эфесе шпаги побелели от напряжения. На мою робкую улыбку он не ответил. О - хо - хо! Насобирала я проблем на свою голову.
        Интересно, а что хозяин дома? Юноша молча стоял, сложив руки на груди. В его глазах не было гнева, только презрение. По-моему это самое худшее. Если кто-нибудь зол на тебя, если начинает оскорблять, всегда можно парировать, сказать что-то, что заставит противника потерять самообладание, перехватить инициативу в разговоре в свои руки. Но если на тебя смотрят как на пустое место, с презрением и жалостью, а самое главное ты понимаешь, что заслужил это…
        Впрочем, по большому счету мне было наплевать, что думает обо мне Карлос. Но вот Генрих…
        Молчание тем временем затягивалось. Я легонько пихнула Джефа локтем в бок - дескать, хватит стоять столбом, вытаскивай нас отсюда.
        - Привет, Карлос, - с энтузиазмом начал мой спутник, - Вот, решили зайти в гости, проведать. Жаль, что тебя не оказалось дома, а то сейчас мы уже опаздываем на важную встречу. Надо бежать. Извини.
        - В самом деле? В гости, значит? А до этого вы никак Эверест покоряли? - юноша кивнул на альпинистский крюк, висевший у Джефа через плечо. С его помощью мы взобрались на крышу, а потом проникли в дом через окно верхнего этажа.
        - Да, знаешь ли, люблю горы, - мой друг ничуть не смутился, - Ну ладно, мы торопимся, Карлос. Всего хорошего.
        - И тебе всего хорошего, Джефри. Однако я хочу попросить тебя об услуге. Я тоже увлекаюсь альпинизмом. Может, одолжишь мне свое снаряжение? - парень кивнул на рюкзак, куда мы сложили содержимое сейфа. Его тон явно не допускал отказа. Взгляд серых глаз был ледяным.
        На лице Джефа не дрогнул ни один мускул. О, этот человек умеет достойно проигрывать. Проигнорировать столь любезное предложение закончить дело миром, означало навлечь на себя серьезные неприятности. Сомневаюсь, что Джеф боялся этого Карлоса, но люди, за исключением дураков и психиатров, стараются избегать лишних проблем.
        - Конечно, Карлос, - Мой спутник швырнул юноше рюкзак, - Надеюсь, ты получишь огромное удовольствие. Адью.
        Он призывно махнул мне рукой, обошел Генриха, словно тумбочку и скрылся в дверях. Бросив быстрый взгляд на Карлоса, я последовала за ним. Возле Анрио я на секунду остановилась.
        - Рада была повидать тебя, - я кокетливо улыбнулась, чтобы скрыть смущение. Ответа не последовало. Только шпага скрипнула в ножнах, когда он еще сильнее стиснул эфес.
        Последнее, что я услышала, прежде чем за мной закрылась дверь, был полный ненависти шепот Генриха: "Я убью этого ублюдка"
        Джеф ждал меня внизу. Он буквально дымился от ярости. Брызни на него водой - зашипит.
        - Десять проклятий Египта и других стран на его голову. Чертов Генрих! - казалось он сейчас лопнет от ярости, - Вот уже второе пятно на моей репутации, и опять в этом замешан этот мерзавец. Однажды я его прикончу!
        - Причем здесь Генрих. Просто хозяин раньше вернулся домой. Генрих с ним, по-моему, вообще случайно оказался, - я решила не упоминать, что объект его ненависти испытывает сейчас аналогичные желания. Может, обойдется без членовредительства.
        - Когда имеешь дело с Генрихом, случайностей не бывает! - Джеф со всей силы пнул булыжник сантиметров семьдесят в диаметре.
        Нормальный человек на его месте отбил бы ногу, но он даже не поморщился. Явно получивший магический импульс камень пролетел метров сто и с грохотом приземлился в какой-то колючий кустарник. Оттуда послышался протестующий вопль.
        - "Поющие в терновнике", наверно, - фыркнул юноша. Потом он вдруг улыбнулся: - Ладно, забудем о наших проблемах, Марго. Как насчет того, чтобы завалиться в хороший кабак и выпить? Для успокоения нервов нет ничего лучше доброй компании и славного вина.
        - Нет, спасибо. Я договорилась встретиться с Мерфи. Может, подкинешь меня до общежития?
        Это было откровенное вранье, что Джеф, без сомнения, понял. Но видимо у него было не подходящее для споров настроение.
        - Без проблем, - он щелкнул пальцами, вызывая летающий коврик, - Домчим с ветерком
        Через пять минут мы приземлились около Школы.
        - Ты не передумала? - Джеф помог мне слезть на землю.
        - Нет, но еще раз спасибо за предложение. Кстати, я провела незабываемый вечер.
        - Да уж, незабываемый. Это точно! - скептически хмыкнул Джеф, - Ну счастливо, красавица.
        Он взмыл в воздух, и через минуту его силуэт растаял на фоне звездного неба.
        До своей комнаты я добралась минут через пятнадцать. Во-первых, общага у нас не маленькая (в ней предоставляются места всем новичкам, а их, как правило, более тысячи). А во - вторых, я плелась черепашьим шагом: мне нужно было о многом подумать. Толкнув дверь костяшками пальцев, я вошла в свою квартиру. Только не подумайте, что я не запираю дверь. Конечно, в Секторах живут порядочные люди, но из-за фруктов вроде Джефа оставлять дверь нараспашку не рекомендуется. Просто наложенное на входе заклинание мгновенно сканирует ваше биоэнергетическое и магическое поля. Подделать их невозможно. Обмануть такой волшебный детектор может только тот, что имеет Высшую степень магии (обычно её называют степень Магистра). И снять это заклинание кроме автора способен лишь очень сильный маг. Создатель такого "привратника" может, правда, заложить в его память данные своих друзей. Тогда они смогут зайти в его обитель и в отсутствие хозяина. Во время давешнего ограбления мы потому и полезли на крышу, что на двери было такое заклинание, а Джеф, естественно, не входил в круг близких друзей Карлоса.
        Из-под потолка, раскинув метровые крылья, на меня взирал великолепный золотой дракон. Его приволок Генрих, вскоре после того, как я закончила с дизайном своей квартиры. Здесь господствовал азиатский стиль: стены, затянутые шелком, преимущественно изумрудно - зеленым, панели из слоновой кости, медный пол, устланный мягкими циновками, картины китайской школы, японские веера в овальных нишах, фарфоровые статуэтки и вазы на широком открытом камине, вьетнамские светильники, красная лакированная мебель… Формы разных восточных культур здесь гармонично дополняли друг друга, создавая по-истине неповторимую обстановку.
        Когда я наносила последние штрихи, явился Генрих со своим драконом.
        - Я ничего подобного не заказывала, - заметила я, изучая подарок, - И вообще, азиатского в нем не больше, чем во мне!
        - Главное из общей гаммы не выбивается, - пробормотал Генрих, водружая крылатого ящера над дверью, - Перед тобой, между прочим, не просто украшение. Это магическое существо. Я потратил на его создание уйму времени и энергии. Сейчас дракон погружен в волшебный сон, и ничего не слышит и не видит. Но стоит тебе произнести его имя и сказать "пробудись", как он тотчас очнется и будет готов защитить тебя от любой опасности.
        Я бросила быстрый взгляд на ящера: он и в самом деле казался живым.
        - Анрио, но зачем мне такой страж? Неужели ты думаешь, что в Секторах мне может грозить какая-то опасность?
        Выражение лица юноши стало очень странным. Когда он заговорил, его голос звучал непривычно глухо:
        - Иногда мне снится очень странный сон. Я вижу себя на развалинах некогда прекрасного города. Кругом бушует пламя, стонут умирающие. Я пробираюсь через руины и чувствую как в сердце впиваются ледяные когти страха, страха не за свою жизнь, я какого-то первобытного ужаса перед чем-то жутким, неведомым… Вдруг в окружающем меня мраке отчаяния словно появляется лучик света: на небольшом возвышении я вижу девушку в белом платье. Она смотрит на заходящее солнце, и ветер развевает её прекрасные золотые волосы. Она поворачивается ко мне и потягивает руку. Из-за дыма я не могу разобрать её лица, но каким-то внутренним зрением вижу слезы, струящиеся по её щекам. Я бросаюсь к ней, но в тот миг, когда я касаюсь её руки, мир взрывается. Огненный шар поглощает всё и вся…
        Генрих замолчал. Я смотрела куда угодно, только не на него.
        - Анрио, вряд ли этот сон пророческий, - мой голос тоже звучал хрипло, - В Секторах такого просто не может случиться… И вообще, с чего ты взял, что эта девушка в видении - я?
        - Потому что она была мне дороже всего на свете, как и ты.
        Отвернувшись, я уставилась на дракона. Ну не готова я еще была к подобным разговорам. Генрих осторожно взял мою руку:
        - Не волнуйся, Марго. Я все понимаю. Я не буду тебя торопить. И поверь, я приму любое твое решение, каким бы оно не было.
        Я вздохнула с облегчением. Улыбнулась юноше:
        - Ну и как зовут этого дракона?
        - Феб…
        Даже погруженный в магический сон крылатый ящер казался живым. Бессменный страж, готовый по первому моему зову пробудиться от забытья и защищать свою хозяйку от любой опасности, пусть и ценой собственной жизни. Создавая это существо, Генрих вложил в него частичку души, частичку своей любви ко мне. Может быть, поэтому дракон так чутко воспринимал все мои эмоции. Стоило мне прийти домой злой или расстроенной, как его глаза вспыхивали изумрудным пламенем, словно плохое настроение могло предвещать неведомую опасность. Вот и сейчас в темноте сверкали два зеленых огонька…
        Плюхнувшись на кровать, я вдруг залилась горючими слезами. Я не могла понять, что на меня нашло. То ли нервы разыгрались, то ли от переизбытка впечатлений поехала крыша. Меня не оставляло ощущение, что надвигается нечто ужасное. Сердце сжимало в холодных тисках, воздуха не хватало, а слезы все струились по щекам, не желая останавливаться. Подушка, в которую я уткнулась лицом, оказалась недостаточно чуткой, чтобы понять мои страдания. Промокнув насквозь, она стала жесткой и неудобной. Хлюпнув носом, я вытерла покрасневшие глаза, сползла с кровати и распахнула окно. За ним миллионами разноцветных огней сверкали Сектора. Отовсюду доносились веселые голоса Учеников. Сосредоточившись, я даже смогла различить ауры, тех, кто находился неподалеку. Большинство мягко светились. Значит, применяют магию… Ничего удивительного. Сектора невозможно себе представить без волшебства, без него они просто на просто не существовали бы. В конце концов, это мир, созданный с помощью магии, своего рода, Пространство внутри Пространства (сложно объяснить доступнее, ведь вы незнакомы с законами преобразований магической
материи). Да и уж если на то пошло, сами Ученики волшебные существа. Мы живем в двух мирах одновременно…
        Мимо окна пролетел Ученик в облике летучей мыши. Интересно, кем он себя вообразил: Бэтменом или графом Дракулой? Вдалеке громыхнул мощный взрыв. Должно быть, кто-то ненароком взорвал замок. Ладно, свой, а если соседский? Глаза снова защипало. Ну вот, я опять собираюсь плакать. А с чего бы? Что гнетет меня? Наверно, это все - таки предчувствие, но вот предчувствие чего? За сегодняшнюю авантюру мне ничего не грозит. Во всяком случае, так сказал Джеф, а я сегодня почему-то склонна ему верить. Нет, надо кончать с этими крокодильими слезами, а то я опухну, как больная свинкой.
        Мне вдруг стало очень одиноко. Без особой надежды я заглянула в комнату Мерфи: естественно, её там не оказалось. Ученики не домоседы, знаете ли. Судя по настроению, в котором утром находилась моя подруга, она сейчас пропадала либо в библиотеке, либо в таком обществе, в коем приличным леди находится вообще-то не следует. Вот, и влюбляйся после этого… На тумбочке я узрела высокий хрустальный графин, наполненный какой-то рубиновой жидкостью. А вот и подходящая для меня компания! Сняв пробку, я повела носом: ага, ром. Наверно, в гостях у Мерфи был кто-то из "братцев - пиратов", а может, она тоже собиралась разделить горе с бокалом вина. На радостях, что я не одинока в своих страданиях, я вылакала весь графин. Блаженной эйфории, как, впрочем, и пьяного угара не последовало. Точно сомнамбула, я добралась до своей квартиры, и, свернувшись на кровати клубочком, провалилась в сон.
        Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем я проснулась, но мне показалось, что очень мало. К реальности меня вернуло довольно бесцеремонное встряхивание. Чей-то настойчивый голос повторял:
        - Просыпайся, Марго! Да проснись же ты. Марго!
        Марго? Что еще за Марго? Не знаю ни каких Марго.
        Неизвестный нарушитель спокойствия похлопал меня по щеке:
        - Да просыпайся же ты!
        Я приоткрыла один глаз: девушка, синие очи, серебристые волосы. Ну, на мою маму она точно не похожа. Не та цветовая гамма. Глаз закрылся.
        Настойчивая незнакомка снова принялась меня трясти:
        - Марго, просыпайся! А то я вынуждена буду прибегнуть к магии, что бы тебя разбудить.
        Подумаешь, напугала! Марго, говоришь? Кажется, меня так уже кто-то называл. Минуточку! Синие глаза, серебристые волосы. Да это же моя Мерфи. Я открыла оба глаза и недовольно заявила:
        - Кончай меня трясти, я не пыльный коврик. Что случилось? Пожар?
        - Ну, наконец-то. Я уж думала, что придется будить тебя с помощью волшебства, а тренироваться в подобных заклинаниях на своей подруге мне бы не хотелось. Да и магия такого уровня до получения третьей степени запрещена, - улыбка на её лице исчезла так же быстро, как и появилась, - Нет, не пожар. Хуже. Тебя вызывают в Магистрат!
        Да, это серьезно. Соскользнув с кровати, я пулей рванула в ванную. Водные процедуры в совокупности с магией через пять минут сделали из меня человека. Или почти человека. Черт его знает, к какой категории разумных рас можно отнести Учеников. Ну, не к эльфам, это точно! Нормы морали не те…
        Когда я вернулась в комнату, Мерфи сидела на краю кровати и с видом заправской Нэнси Дру изучала пустую бутылку из-под рома.
        - Голова не болит? - иронично осведомилась она.
        - Не больше чем обычно, - я распахнула китайский шкафчик, набитый ворохом одежды. Нужно что-нибудь строгое, но элегантное. Магистры это не компания из "Веселого Роджера", - Так что там случилось?
        - Меня не поставили в известность, зачем тебя вызывают в Магистрат. Но кое-какие мысли, конечно, есть, - Мерфи водрузила графин на туалетный столик, - В Секторах ходят слухи… Говорят, была дуэль. Со смертельным исходом.
        Я замерла. Сведенные судорогой пальцы нещадно мяли подол батистовой юбки. Мне казалось, что я падаю в бездонный омут. Не обманули меня мои предчувствия… Мерфи не сказала, кто были участники поединка, но в данном случае надо быть идиотом, что бы не сложить два и два: вчерашний накал страстей в доме Карлоса, свидетельницей и в какой-то степени виновницей которого я стала, эта дуэль, и мой вызов в Магистрат.
        - И кто из участников погиб? - хрипло спросила я.
        - Неизвестно, - Мерфи помолчала, - Не исключено, что оба.
        Так! Я со стуком захлопнула дверцы шкафа. Черт бы побрал этих двух идиотов! Впрочем, кажется, уже побрал. Я схватила со стула вчерашний джинсовый костюм-хамелеон. Не до нарядов сейчас.
        - По понятным причинам детали этой истории держатся в секрете. Дуэль со смертельным исходом - это не шутка, - продолжала Мерфи, - Однако, ты ведешь себя так, будто тебе известно, кто участники.
        - Да, - сквозь зубы сказала я, яростно натягивая куртку, - Генрих и Джеф.
        Мерфи слегка побледнела. С Джефом она была знакома поверхностно, но Анрио был её другом.
        - О Боже, - пробормотала она, - А ты то здесь причем?
        - Точно не знаю, - молния на джинсовке аж взвизгнула, - Но не исключено, что я - причина этой дуэли. Во всяком случае, что касается Генриха…
        Я подошла к зеркалу. Волосы напоминали гнездо свихнувшейся корабельной крысы. Не долго думая, я собрала их в хвостик. Самое интересное, что даже с такой незатейливой прической, без грамма косметики на слегка припухшем после вчерашних возлияний лице, я умудрялась выглядеть на все сто. Неприлично даже. Я, конечно, не убитая горем вдова, но все-таки… Может посыпать голову пеплом? Или сойдет и пудра? Впрочем, некогда. Не то чтобы я спешила предстать пред грозными очами наших Магистров… Просто, только они могли рассказать мне, что же там случилось.
        Я рванула в конюшню. Белоснежка встретила меня радостным ржанием. Слишком уж радостным! Ждала, что я угощу её сахаром, лакомка. Но мне было не до сантиментов. Даже не оседлав лошадь, я вскочила верхом и помчалась в Магистрат. Все встречные прохожие и не прохожие в ужасе шарахались с моего пути. Жутковатое, наверно, было зрелище: этакая златовласая фурия верхом на белой лошади. Легенд на эту тему… Ладно, хоть не обнаженная.
        До обители наших Светлейших Магистров я долетела, поставив без сомнения мировой рекорд. Во мне все кипело от гнева. Вот только понять на кого же я злюсь, сама понять не могла: то ли на Генриха с Джефом, то ли на себя, глупую, то ли на Магистров, которые, кстати говоря, здесь вообще не причем. Просто гнев помогал мне заглушить боль и страх, ледяными когтями впивающиеся в сердце. Правда, когда я вступила под мрачноватые своды Магистрата (и почему его называют Светлым), моя ярость остыла градусов так на сто пятьдесят. Упала ниже нуля, иначе говоря! Жутковато мне было… С трудом заставляя себя передвигать ноги, я поднялась по лестнице и, собравшись с духом, постучала в дверь кабинета, где меня принимали при поступлении.
        Здесь мало, что изменилось с того времени. Разве что у камина не было кошки - Визулы, да Магистры, сидевшие за круглым столом (тоже мне - рыцари короля Артура), смотрели на меня не столь благодушно.
        - Вызывали? - несмело спросила я, стараясь не показать свой страх, темный ужас, готовый пожрать душу. Хрупкая защита от него, состоящая из трех слов: "еще ничего неизвестно" слабела с каждой секундой. Своя судьба меня не волновала. Если Генрих и Джеф погибли, мне все равно не будет жизни в Секторах. В ту минуту исключение из Школы я, пожалуй, восприняла бы как величайшую милость.
        - Естественно, вызывали, - голос Молодого Магистра мог заморозить и черта в аду. Он поманил меня к себе.
        Я сделала два робких шажка и остановилась.
        - Ближе, - угрожающе произнес Дениэл.
        Глубоко вздохнув, я призвала на помощь все свое самообладание и твердым шагом подошла к столу. Молодой Магистр окинул меня с ног до головы изучающим взглядом. Вид у него был такой, будто он прикидывает, сколько за меня можно выручить на рынке рабов. Вероятно, размышлял: выгнать беспутную Ученицу сразу или сначала провести "среди неё разъяснительную работу".
        - Ну и что ты скажешь в свое оправдание? - спокойно спросил он.
        - А почему, собственно, я должна оправдываться? Я ни в чем не виновата.
        - В самом деле? - Дениэл приподнял брови, - А как насчет этой дуэли, закончившейся столь плачевно для обоих её участников?
        Обоих участников… Значит оба! Черная бездна разверзлась у моих ног. Темный ужас настиг таки свою жертву. В голове билась бессмысленная мысль: "Почему? Почему? Почему?"
        Нечеловеческим усилием воли мне удалось взять себя в руки. Сейчас не время предаваться терзаниям. Сморгнув слезы, я посмотрела на Молодого Магистра. Наверно, от отчаяния у меня начались галлюцинации, но на мгновение мне показалось, что в его взгляде мелькнуло сочувствие. Впрочем, в следующую секунду его глаза снова превратились в кусочки льда:
        - Я весь во внимании, - произнес он.
        - Но я-то здесь причем? - жалобно начала я, обводя взглядом всех девятерых Магистров. Они молчали, - Я понятия не имела об этой дуэли.
        - А должна была, - холодно сказал Дениэл, - Пора бы уже понять, что этот мир отличается от твоего родного, в корне отличается. Он живет совершенно по иным законам. Ученики из твоего пространства иногда говорят, что оно по сравнению с этим миром - лишь бледная декорация в нищем странствующем театре. Да, этот мир прекрасен, жизнь бурлит здесь, бьет ключом, в то время как твой - похож на пруд с застоявшейся водой. Но именно в этом скрыта главная опасность. Здесь нельзя плыть по течению, тебя неминуемо разобьет о камни. Этот мир подобен горной реке, величественной, прекрасной, полной жизни, но подчас смертоносной. Конечно, любую стремнину можно миновать волоком, по суше. Простые смертные выбирают этот путь, но ты - будущий маг, эта дорога не для тебя…
        Я с изумлением уставилась на Магистра. На минуту я даже забыла о своих терзаниях. Весьма интересный взгляд на мир. Со многим можно поспорить, но…
        - В чем-то Вы, безусловно, правы. Но какое это имеет отношение к нашему разговору? Откуда я могла знать об этом поединке? Я же не ясновидец! Положим, у меня были дурные предчувствия. Но предполагать и знать - разные вещи! К тому же, если этим двоим что-нибудь втемяшится в голову… Что я могла сделать? Я всего лишь слабая женщина, - прозвучало несколько сумбурно и напыщенно, но суть своих мыслей я до них донесла.
        - Ты Ученица, - в голосе Дениэла прозвучал металл.
        - Я - новичок. Да я до сих пор чувствую себя в Секторах не своей тарелке, - мой боевой азарт остыл, и сердце снова сжалось от боли.
        - Это неважно! Ты Ученица и этим все сказано! - Молодой Магистр с силой хлопнул рукой по столу. Стоявший в центре медный канделябр с девятью свечками подпрыгнул чуть не на метр, - В Секторах, этом мире Учеников, ты способна на все что угодно, ибо ты их часть, а они часть тебя. Один великий мудрец сказал: "Каждый человек есть Бог, просто не успевший подняться достаточно высоко". Во многом он прав. Здесь, в Секторах у вас есть такой шанс, шанс ступит на тропу Великих, - он помолчал, - Перед тобой открывается дорога, путь по ней будет не из легких, твоя ноша подчас покажется тебе невыносимой, но ты - будущий маг и простые решения не для тебя. В твоих руках сосредоточена большая сила, ты наделена волшебным во всех отношениях даром, но это - серьезная ответственность. У тебя нет права на ошибку, ибо если простые смертные - это песчинки во всемирном водовороте жизни, то каждый маг подобен камню, брошенному в пруд. Как от последнего идут по воде круги, так волшебники вызывают колебания в Реальности. Великое Равновесие легко нарушить. Причем гораздо проще бездумным применением магии, чем использованием её
в злых целях… Контроль над происходящим - вот чему ты должна в первую очередь научиться. Я не жду от тебя пророчеств или стратегических планов на десять ходов вперед. Элементарный анализ возможных последствий твоих поступков. Если бы ты чуть-чуть пошевелила мозгами, сразу бы поняла, к чему приведет вчерашняя стычка в доме Карлоса. Мне кажется, что судьба этих двух парней тебе не безразлична.
        Забавно, но я никогда не смотрела на происходящее с такой точки зрения. Оказавшись в Секторах, я мчалась по жизни, точно летучая мышь, выпущенная из ада, практически не задумываясь ни над тем, что я делаю, ни над своим будущим. Почему меня взяли в Ученики? Что ждет меня, когда я пройду курс обучения и стану магом? Эти вопросы даже не приходили мне голову. Вот уж точно: плыла по течению.
        - Я не выбирала этот путь, - сухо заметила я. Шок постепенно проходил и во мне вновь проснулся дух противоречия.
        - Правильно, не выбирала, - кивнул молодой Магистр, - Зато у тебя сейчас есть такая возможность.
        - Это что же: либо исчезнуть из Секторов даже без фотографий на память, либо остаться и беспрекословно подчиняться вам и вашим средневековым законам? - с иронией спросила я.
        В глазах Главного Магистра блеснули веселые искорки. По губам Дениэла тоже скользнула улыбка:
        - Что-то в этом роде, - усмехнулся он.
        - А если я выберу третий вариант?
        - Это какой же?
        - Ударюсь в бега. У меня неплохие связи в преступном братстве.
        - Об этом раньше надо было думать, - ледяным тоном заявил молодой Магистр, - К тому же, если мне не изменяет память, не далее как вчера Вы, мадмуазель, лишились своего главного блата в этой компании.
        Я сжала зубы. Вот ведь мерзавец!
        - Ну и что ты решила? - спросил Дениэл.
        - Насчет чего?
        - Покидаешь нас или все - таки остаешься?
        - Вы это серьезно? - удивилась я.
        - Абсолютно, - молодой Магистр откинулся в кресле, - Думаю, теперь ты прекрасно понимаешь серьезность ситуации. И выбор предстоит сделать тебе самой. Нам здесь не нужны марионетки, - он замолчал на несколько секунд, - Мы позволяем Ученикам многое, иногда мне кажется, что слишком многое. Но я могу их понять, - Дениэл вдруг улыбнулся, - Новички напоминают мне стаю молодых птиц, впервые расправивших крылья. Испробовав свободу и Силу на вкус, он стремятся ощутить их во всей полноте, познать вершину своего могущества. Поскольку всем нам свойственно увлекаться, мы следим, чтобы Ученики не перешли границы разумного. Для этого иногда приходится быть жестокими, - Магистр внимательно посмотрел на меня, - На первый взгляд Сектора могут показаться настоящим хаосом, Ученики компанией головорезов. Но в таких вещах нельзя полагаться на первое впечатление, нужно смотреть глубже…
        Я грустно улыбнулась. Что-то в этом роде говорил мне Генрих. Наверно, он услышал и запомнил эти слова, когда его, новичка, подобно мне впервые вызвали на ковер. Генрих… Боже, как больно… О Джефе, что странно, я уже и не вспоминала.
        - Я знаю, - продолжал тем временем Дениэл, - что если случится беда, пусть не с Секторами, с кем угодно, я смогу положиться на каждого из этих ребят, что колобродят сейчас на улицах Секторов. Все они встанут со мной плечо к плечу и будут готовы отдать жизнь в защиту невинных, во имя правого дела. И сделают они это, подчиняясь не моему приказу, а велению своей совести… - он подался чуть вперед, - Теперь ты понимаешь, почему кандидаты в Ученики проходят такой тщательный отбор. Мы должны быть уверены в каждом. Но, к сожалению, Магистры тоже совершают ошибки. Именно поэтому нам иногда приходится исключать Учеников, особенно новичков, - Дениэл внимательно посмотрел на меня, - И мне бы не хотелось думать, что мы ошиблись в данном конкретном случае.
        Я взглянула ему в глаза, мгновенно потонув в этих бездонных синих озерах. Он ждал ответа. Да, незабываемый взгляд у нашего Молодого Магистра… С тех пор я немало повидала, смотрела в глаза многим великим мира сего, и могу с уверенностью сказать, что такой взгляд бывает у людей сильных не только магически, но и духовно. Такого не сломить ничем. Я невольно пожалела тех, кто по недомыслию встанет у этого человека на пути. У меня не было ни малейшего желания оказаться в их числе. Внезапно, я поняла, какой ответ ждет от меня мой наставник.
        Я не когда не обладала даром предвидения, но в то мгновение, стоя в самом сердце Магистрата, под пристальным взглядом девяти Магистров, я ясно увидела две дороги, лежащие предо мной. Вы говорите, выбор, Магистр? Нет у меня никакого выбора, нет с той самой минуты, когда Мерфи пришла в эту комнату просить о моем зачислении в Школу. Говорят, "рожденный ползать, летать не может", но верно и обратное. Может, люди и сами творят свою судьбу, но некоторые пути предопределены свыше. Даже если бы хотела, я не смогла бы свернуть с пути, которым шла. Но я и не хотела. Вот только сделать первый шаг было страшно. Как сказал полторы тысячи лет назад великий маг и пророк Мерлин, лишь тогда тебе по пути с Богами, когда встаешь на их тропу. А это требует мужества. Я встряхнула головой, отгоняя наваждение. И о чем это я думаю? Неужели всерьез рассуждаю, не покинуть ли мне Сектора? Я что, рассудка лишилась? Да мой путь будет нелегким. Да, я уже потеряла двух близких людей. Но разве это меня остановит? Ведь я - борец, я никогда не сдаюсь.
        Молодой Магистр странно посмотрел на меня. Много лет спустя Дениэл рассказал, что не только мне в тот миг открылось будущее. На мгновение в облике маленькой Ученицы он увидел ту, кем ей предстояло стать по прошествии долгих лет…
        - Нет, Магистр, Вы не ошиблись, - спокойно сказала я, - Ошиблась я. Неверно поняла основной принцип, по которому живут Ученики. Они часто говорят: "В Секторах можно все что угодно, в Секторах можно все, чего нельзя". Пугают новичком Магистратом, но сами его как будто совсем не боятся. Все это очень странно, но я не дала себе труда разобраться, что к чему. Наслаждалась жизнью, плыла по течению, как Вы сказали. В общем, вела себя, точно неразумное дитя.
        Дениэл слегка приподнял брови:
        - А сейчас значит разобралась?
        - Да, разобралась, и многое поняла. Только, я предпочла бы, что б это понимание далось мне не столь дорогой ценой, - я сжала зубы, - Мы подчиняемся вам, как своим учителям, а также, как главам ордена магов, который представляет собой община Учеников. Именно в этом суть. Мы - маги. Отсюда это странное сочетание с одной стороны, полного подчинения Магистрату, с другой - почти неограниченной свободы. По сути маг сам себе закон, он ответственен только перед собой. Лишь он себе судья и никто другой. И в этом главная тяжесть его ноши, ибо приговор совести всегда самый тяжелый. В летописях я прочла, что нередко осужденным за преступление магам предоставляли самим выбрать себе наказание. И, как правило, его не кто не оспаривал, настолько оно был суровое. Магами просто так не становятся. Каждого, наделенного даром, обучает волшебник. Бывают случаи, когда маги не берут в ученики очень талантливых людей, не берут, потому что сила - это еще не все. Каждый волшебник - исключительная личность, не зависимо от того, Свету, Тьме или Великому Равновесию он служит. Мудрость приходит с годами, но сила духа, железная
воля даруются от рождения.
        - Разумно, - кивнул Дениэл, - Но ты говоришь так, будто маги - натуральные анархисты!
        - Отнюдь. Просто маги вне иерархии. Они занимают в обществе особое положение, стоят над его законами, но не над законами общечеловеческими. Сила, служение которой маг выбирает, будь то Свет, Тьма или Великое Равновесие, обязывает его выполнять соответствующий кодекс, основанный на нормах морали, не противоречащих ей. Даже Черный маг не имеет права убить, кого бы то ни было без веской на то причины, пусть любому другому она и покажется безосновательной.
        - А Белый Маг? - молодой Магистр смотрел на меня с искренним интересом.
        - Насколько я помню из летописей, он имеет право убить врага, только если тот первый атаковал. Но это лишь в Истинной Магии границы такие четкие. У нас, чародеев, как Светлых, так и Темных, взгляды более… либеральные.
        - Прекрасно! Ну а что насчет тех, кто служит Великому Равновесию? Не только Сумеречных магов, а вообще.
        - Среди них есть и те, кто радеет об общем благе, и те, кто печется только о себе любимом. Некоторые выбирают этот путь, потому что выбор между Светом и Тьмой для них слишком радикален. Другие осознают, какую важную роль играет в мире равновесие. Добру и Злу как таковым служат только Белые и Черные маги. Большинство Светлых и Темных выбирают Великое Равновесие, поскольку понимают, что природа не терпит дисгармонии. Если наступит безраздельная власть Света, рано или поздно Вселенские Весы качнутся в противоположную сторону, и мир скатится во мрак. С другой же стороны, если силы Добра поднимутся против легионов Тьмы, пострадает главным образом самая безобидная нечисть, вроде леших и оборотней.
        Я замолчала. На эту тему можно рассуждать бесконечно, да и вообще, мы сейчас не на экзамене. Молодой Магистр вдруг улыбнулся, широко, широко, на мгновение, превратившись в обычного веселого юношу:
        - Ну что ж, поздравляю Вас, Марго! Вы только что стали полноправной Ученицей.
        - Выходит, я прошла испытание?
        Восемь седобородых старцев и синеглазый юноша уставились на меня с одинаковым изумлением. Теперь настал мой черед прятать улыбку: все-таки ошарашить наших Магистров - это не шутка. Главный склонился к Дениэлу и начал что-то нашептывать ему на ухо. Стараясь выглядеть невозмутимой, я слегка усилила слух с помощью магии:
        - … образом она узнала об испытании? Среди Учеников в это посвящены единицы, и на всех наложено заклинание, запрещающее им разглашать тайну.
        - Вообще-то её приятель был в курсе, но… - Молодой Магистр вдруг замолчал, и, резко повернувшись, наградил меня свирепым взглядом.
        Я тут же устремила взгляд себе под ноги, делая вид, что внимательно изучаю узоры на ковре. Они еще говорили о чем-то с полминуты, затем Дениэл поднялся из-за стола и подошел ко мне. Он приподнял пальцем мой подбородок и заглянул мне в глаза:
        - О каком испытании ты говоришь?
        Я моргнула, пытаясь отогнать наваждение. Глаза Магистра гипнотизировали.
        - Ну, я подумала, вы не случайно меня здесь допрашивали. Вы что-то хотели от меня услышать, и, как мне кажется, добились чего хотели.
        - С чего ты взяла, что это было испытание?
        - Интуиция… И потом, я припомнила рассказы Учеников. Судя по всему, рано или поздно каждый новичок влипает в какую-нибудь историю, и его вызывают на ковер. После этого некоторые отправляются в родные пенаты, оставшимся же прощаются куда более серьезные проделки, чем те, за которые были исключены их незадачливые товарищи. Вот я и подумала, что до этого они находятся вроде как на испытательном сроке.
        Дениэл тихонько рассмеялся:
        - Да, все-таки зря мы тебя приняли.
        - Это почему же?
        - Разве ты не знаешь, что правители - тираны не любят слишком умных подданных?
        Я тоже улыбнулась. Конечно, он смеялся надо мной, однако в каждой шутке есть доля истины. Тут много рассуждали о свободе воли, о том, что маги сами себе хозяева, но мы, Ученики, всегда должны помнить, что над нами стоит Магистрат. Что ж, наставник, намек понят…
        - А что это все-таки за испытание?
        - Ничего особенного, - Дениэл сел на краешек стола, - Мы внимательно наблюдаем за всеми новичками. Каждый из них, как ты верно подметила, однажды попадает в историю. Мы вызываем его в Магистрат, и на основании индивидуальных особенностей Ученика моделируем текущую ситуацию. Затем, в зависимости от его реакции и поведения в течение испытательного срока выносим решение: оставить или исключить.
        - А почему об этом никто не знает?
        - Ну почему же, никто? Некоторые знают. Умники и умницы, вроде тебя. Которые тоже догадались. На них мы накладываем заклинание, которое не позволяет им сделать сей факт достоянием общественности. Ни к чему это!
        - Еще бы, - хмыкнула я, - Вряд ли Ученикам придется по душе такой произвол. Не удивлюсь, если окажется, что вы сами создаете эти ситуации!
        - Но - но! - молодой Магистр свел брови, - Поосторожнее на поворотах, красавица. Не забывай, с кем разговариваешь!
        Я уперла руки в боки, решив, что в данной ситуации лучше идти в наступление:
        - А что я должна была думать? - затем кокетливо глянула на Дениэла из-под пушистых ресниц, - И вообще, сделайте скидку на шоковое состояние.
        С выражением виноватого ребенка на лице я обвела взглядом Магистров. Говорят, покорная улыбка женщины раскалывает гранит. В этом я убедилась на практике. Магистры или нет, в первую очередь они мужчины. Восемь седобородых старцев заулыбались, Дениэл тихонько засмеялся. Да, обаяния в нем больше, чем положено природой. Не будь Генриха, я бы возможно влюбилась в Вас, Магистр.
        Впрочем, Дениэлу было не суждено добавить к своей коллекции поклонниц ещё и меня. Зря я вспомнила об Анрио. Острое чувство утраты пронзило меня точно стрела. Боли и отчаяние вновь накатили темной волной… Как же я без тебя, мой трубадур? Без твоей шкодливой усмешки, без искорок смеха в золотистых глазах, без прекрасного голоса, заставляющего забыть обо всем на свете… Анрио… Как мне жить в этом мире без тебя?…
        Мир без любимого -
        Солнце без тепла,
        Птица без крыла.
        Край без любимого -
        Горы без вершин,
        Песня без души.
        Не думай об этом сейчас. Не думай! Иначе сойдешь с ума…
        Подняв голову, я увидела, что Молодой Магистр чертит в воздухе магический знак. Мне не нужны были подсказки, чтобы понять, что это запрещающее заклинание. Вот только оно было почему-то слишком сложным…
        Нее… Вот здесь заканчивается Заклятье Молчания. Но что же тогда это такое?
        - Какому еще издевательству вы собираетесь меня подвергнуть?
        Мда… Не слишком-то вежливо! Но вся моя дипломатичность умерла вместе с Генрихом.
        Внимательно посмотрев на меня, Дениэл покачал головой:
        - По-моему, ей уже сейчас можно давать третью степень, без всякого экзамена, - он положил мне на плечо руку.
        - Дениэл, мне кажется еще рано, - заметил Главный Магистр.
        - Может быть. Однако я считаю, что таких как она надо без долгих разговоров "бросать в воду". Если выплывет, значит, у неё большое будущее, если нет - то и не стоит тратить время.
        Ничего себе, разговорчики! И вообще, о чем это они? Что рано? Давать мне третью степень? Несомненно. Это все равно, что вручить ребенку гранатомет. Не подумайте, я очень высокого мнения о своих способностях, просто нужно быть реалистом: знаний мне ещё явно не хватает.
        Я не успела выразить свои сомнения вслух. Резкая боль во всем теле швырнула меня на колени, дыхание перехватило. В ушах звенели неясные голоса, перед глазами мелькали тысячи образов: мужские, женские, детские лица, люди, которых я когда-то знала, любила, ненавидела… - … Париж стоит Мессы, мадам.
        - Не сомневаюсь, сир.
        - Но стоит ли он женских слез?
        - Он стоит даже жизни. Только истинная любовь ценнее всего, но наше чувство угасло, точно свеча на ветру, о нем остались лишь воспоминания.
        - Значит, Вы простите меня, Маргарита?
        - Бог простит Вас, сир. Я могу лишь пожелать Вам удачи. Пусть счастливая звезда, что освещала путь Генриха Наваррского, хранит и короля Франции… - … Бежим, Николя! Бежим! Облава!
        - Но я должен найти Жанну!
        - Твоя сестра в состоянии сама о себе позаботиться. Ты что, хочешь гнуть спину в Работном Доме?
        - Но Жанна…
        - Эта шлюха не стоит, чтобы о ней беспокоились.
        - Не смей так говорить так о моей сестре, мерзавец… - Говорят, их укус смертелен.
        - Это так, царица.
        - Но что это будет: быстрый конец или долгая мучительная агония?
        - Я слышал, от яда этих змей умирают мгновенно.
        - Прекрасно… Странно, это было почти не больно! Прощай, жрец. Встретимся в царстве Осириса… Не забывай меня…
        - Прощай, Клеопатра! Ты была великой при жизни, останешься такой и в смерти… Я не забуду тебя…
        Я отчаянно сжимала руками голову, надеясь избавиться от страшной боли, боли не физической, душевной. В сознании словно открылись какие-то шлюзы, воспоминания о прошлых жизнях, инкарнациях хлынули, сметая все на своем пути. Две могучие силы столкнулись во мне, мое прошлое и мое настоящее. Прежние воплощения безжалостно сминали мое нынешнее "я". Если я сдамся, позволю им одержать верх, кто знает, во что я превращусь? В чудовище? В сумасшедшую? Впрочем, это в тот момент я почти не осознавала. Все происходило на уровне инстинктов. Я сражалась. Трудно описать на что это было похоже. Может, на ментальный поединок. Противостояние силы воли и веры. Схватка не на жизнь, а на смерть…
        Я постепенно приходила в себя, в горящие легкие хлынул воздух, звон в ушах прекратился. Вместо боли пришла злость. Да кто дал Магистрам право ставить на людях такие эксперименты? А они подумали, что со мной будет в случае неудачи? (Как выяснилось много позже - подумали. Они бы в очередной раз стерли мне память и отправили доживать свой век в родимом Пространстве, где я, кстати, и провела большинство прежних жизней.)
        Прошлое… Странное чувство… И странное состояние. Я помнила свои прошлые жизни. Но лишь помнила! Как истории, произошедшие, пусть не с кем-то другим, но и не совсем со мной. Как смутная тень на краю сознания… Опыт и знания скорее иллюзорные, чем реальные. Восстановив память о своих прежних инкарнациях, как личность я практически не изменилась. Может быть, стала чуть мудрее, терпимее. Юношеская эгоистичность и легкомыслие сменились чувством ответственности, мир предстал передо мной совсем в ином свете. Я бы солгала, если бы сказала, что трансформация произошла мгновенно. Нет, в тот миг было положено только начало. Да и способствовало этому не только возвращение памяти, но и весь разговор с Магистрами. Первый шаг по тропе Великих был сделан…
        Оглядываясь назад, я понимаю, что мое прошлое во многом закалило меня, и ступив на свой нелегкий путь я не чувствовала себя испуганной девчонкой. Карьера воришки в парижском "Дворе Чудес", нелегкая доля царицы Египта, путь монаха - отшельника, и, наконец, полная блеска и боли, ставшая легендой жизнь Маргариты Валуа… Ох, зря Магистры вернули мне память… Сами они об этом пожалеют ещё не раз! Вместо наивной, неискушенной в этой жизни девочки они получат ту, пред кем склонялись и трепетали великие мира сего. Да, мне предстоит еще многому научиться, да, во многом я осталась прежней, маленькой Ученицей из закрытого пространства, но в этом моя сила, а не слабость, ибо я не хочу быть бездушной и холодной, подобно… А впрочем, не важно. Жребий брошен…
        Я открыла глаза. Оказалось, что я сижу в кресле у камина, куда меня любезно перенес Дениэл.
        - Святая пятница, ну и фокусы вы выкидываете, господа! - пробормотала я.
        - То же самое сказал твой благоверный, - с усмешкой заметил Молодой Магистр.
        - Благоверный? - несколько секунд я удивленно смотрела на Дениэла, затем до меня дошло… - Черт! Черт, черт, черт! - я с размаху долбанула кулаком по ручке кресла. В глазах закипели злые слезы. Как же я раньше не догадалась? Как же он раньше не догадался? Ведь он-то наверняка уже все давно вспомнил! Недаром, так странно отреагировал на имя "Анрио", имя, которым я его называла в старые добрые (или не очень добрые) времена. Как же так! Неужто, Вам изменила Ваша хваленая проницательность, Генрих Наваррский?
        - Спокойнее, пожалуйста, - Молодой Магистр материализовал японский веерок, и начал меня им шутливо обмахивать.
        - Спокойнее?! - я готова была уткнуться лицом в колени и разрыдаться как последняя истеричка. Потрясений для одного дня было явно многовато… Только хваленое королевское достоинство не позволило мне унизиться до этого, - Я потеряла любимого человека, а теперь оказывается, что он ещё и мой бывший муж! А Вы говорите - спокойнее!
        - Так ведь - бывший.
        - Ну и что, - запальчиво воскликнула я, - Мы разошлись из политических соображений.
        - В самом деле?
        - Да, мы любили друг друга, - я отвернулась, стараясь взять себя в руки, - А теперь мы больше никогда не увидимся!
        - Ну почему же: никогда, - веер в руках Магистра превратился в шелковый платочек, он протянул его мне, - Даже если говорить о смерти, я в отличие от большинства не придерживаюсь мнения что это - конец всему. Да и с чего ты решила, что Генрих умер?
        - То есть, как? - я вскочила на ноги и замерла с платком в руке, точно плясунья, исполняющая народный танец, - Вы же сами мне это сказали.
        - Я этого не говорил. Если припомнишь, фраза звучала так: "А как насчет этой дуэли, закончившейся столь плачевно для обоих её участников?" Что они оба погибли, ты решила сама. Маленькая хитрость во благо.
        - Так что же там случилось?!
        - Ну, Джеф, к сожалению, действительно, мертв, а вот Генрих отделался легким ранением. Правда, он исключен.
        Я замерла, хватая ртом воздух, точно рыба, вытащенная из воды. Ничего себе, обрадовал. Можно подумать, есть какая-то разница.
        Дениэл наблюдал за мной с иронией во взгляде:
        - Исключен на пять месяцев.
        Я с размаху села в кресло.
        - Значит, он скоро вернется? И с чего бы это такая щедрость?
        - Зачинщиком дуэли был не он. К тому же Генрих - слишком талантливый Ученик, что бы вот так просто его вышвырнуть.
        Я удивленно взирала на Магистра. Нет, я решительно не понимаю этих людей. В их поступках определенно нет логики!
        Дениэл помог мне встать с кресла:
        - Теперь, я думаю, нам пора прощаться, Королева Марго. У Вас прекрасные успехи в учебе, продолжайте в том же духе.
        - А как же Мерфи? - вдруг вспомнила я, - Она уже прошла Испытание?
        - Ваша подруга весьма странная особа…, - в глазах Молодого Магистра что-то мелькнуло, - Да, она прошла. После той злополучной дуэли… Правда, воспоминания о прежних жизнях мы ей пока не вернули, но, думаю, и это не за горами.
        Я чинно поклонилась остальным Магистрам, они кивнули в ответ, и я направилась к выходу. У самой двери меня вдруг посетила интересная мысль. Я обернулась:
        - Можно вопрос?
        - Смотря какой, - откликнулся Дениэл.
        - В чем разница между смертью Ученика и его изгнанием?
        Магистры переглянулись со странным видом.
        - Ещё вопросы есть? - холодно поинтересовался наш преподаватель.
        - Нет, спасибо, - я вышла, и, притворив за собой дверь, от души её пнула…
        Первая, кого я увидела, выйдя из дверей Магистрата, была Мерфи. Она поглаживала мою Белоснежку и о чем - то размышляла, устремив взгляд синих глаз в пространство. Думаю, не ошибусь, если предположу, что объектом её дум был Молодой Магистр.
        - А где же оркестр и транспаранты с надписью "Виват, Маргарита!"? - весело спросила я, бесшумно подкравшись к подруге.
        Мерфи вздрогнула от неожиданности. В Секторах мы привыкли к сюрпризам и розыгрышам. Выпадывающие из шкафов скелеты с букетом роз в руках, фрукты киви, которые превращаются в руках в птичек с аналогичным названием - это уже обыденность. Так что нервы у Учеников крепкие, но видно мысли моей подруги были, действительно, далеко.
        - Вечно ты меня пугаешь, - Мерфи заулыбалась, - Ну как дела?
        - Меня не исключили! - с энтузиазмом сообщила я.
        - Это я заметила, - она засмеялась, - Что там случилось?
        Я открыла было рот, намереваясь поведать подруге об Испытании, как вдруг поняла, что не могу вымолвить ни слова. Да, Магистры заклинаний на ветер не бросают! Хорошая работа… Зато о своих прошлых жизнях я, похоже, молчать не обязана. Ладно, расскажу по позже. О таких вещах лучше беседовать за бокалом хорошего вина.
        - Что, что? Устроили мне знатную выволочку, - Ну, слава Богу, дар речи ко мне вернулся, - Джеф и правда попал в места отдаленные, а Генриха отправили в отпуск на пять капиллярных лет.
        - Не исключили? Это с чего такая щедрость?
        - Я тоже удивилась. Говорят, он слишком ценный Ученик, и потом, зачинщиком был Джеф.
        - Что-то с трудом верится!
        - Тем не менее, это так.
        - Ну ладно, - Мерфи погладила Белоснежку по спине, - Джефа жаль, конечно.
        - Знаешь, мне кажется, на нем рано ставить крест.
        - В самом деле?
        - Да. Меня не оставляет ощущение, что между смертью Ученика и его изгнанием есть определенная разница. В конце концов, когда Ученика исключают, в этом процессе принимают участие сами Магистры, а когда он, так сказать, гибнет, это происходит спонтанно. Кроме того, мы ведь создания волшебные. В некотором роде… А значит, что бы мы дематериализовались окончательно, наша смерть должна быть связана с магией. А Джеф умер по естественным причинам. Ну, почти естественным! Что, если есть возможность его вернуть? Не сомневаюсь, Магистры могут сделать нечто подобное, но кто знает, вдруг это под силу и нам?
        - Не знаю… Не уверена… - однако глаза Мерфи загорелись.
        - Надо вплотную заняться этим вопросом, когда получим третью степень.
        - Согласна. Кстати, я тут вспомнила… Один мой друг как-то обмолвился, что он беседовал с человеком, вернувшимся, по его словам, с того света.
        - Может этот "воскресший" просто перебрал молодого вина?
        - Я тоже так решила, но мой друг утверждал, что он был абсолютно трезв.
        - А этому твоему другу можно доверять?
        - Без сомнения!
        - Прекрасно! - я сжала кулак, - Клянусь, если есть возможность вернуть Джефа, я поставлю Сектора с ног на голову, но сделаю это!
        - Какой пыл…- Мерфи откровенно забавлялась.
        - Хоть ты-то не начинай. Пока я его не вытащу, моя совесть будет не спокойна.
        - Ладно, ладно, не кипятись, - Мерфи похлопала меня по плечу, - Куда мы сейчас?
        - Давай сходим искупаемся. Мне надо остудить голову… А потом в "Веселый Роджер". Есть интересный разговор…
        - Заметано.
        - Кстати, и кто этот твой друг, что бес беседовал с "покойничком"?
        - Алан…
        Глава 5. Мерфи
        Жизнь сияла, как начищенный медный тазик. Я ни минуты не сидела без дела и сильно бы испортила свою репутацию, если бы пропустила хоть одно развлечение. С учёбой, впрочем, всё тоже обстояло неплохо. Часы, проведённые в библиотеке, давали о себе знать. Я даже обогнала многих своих одноклассников в некоторых дисциплинах (практической магии, например). Правда, похвалы от Молодого Магистра я так и не дождалась, но было видено, что он доволен моими успехами. Подобное молчаливое одобрение действовало лучше любых стимулов. А он и не подозревал, что мои достижения - целиком его заслуга.
        Дениэл нравился мне день ото дня всё больше, и, несмотря на слабое сопротивление рассудка, я влюбилась по уши. Пришлось признать, что ничем я не лучше наивных девочек, обожающих своего Магистра, и я из кожи вон лезла, чтобы он меня заметил. Вообще-то так пахать на уроках можно было разве что в кошмарном сне. Результаты появились, правда, совершенно неожиданные. Мне удалось заслужить похвалу, но я ни на шаг не продвинулась в завоевании сердца этого хладнокровного айсберга…
        А дались мне эти похвалы?
        Потратила столько времени почём зря… Хотя нет, не совсем зря, ведь были и свободные часы. Я не теряла их даром, наверстывая упущенное в области развлечений, в частности: дуэлей, кутежей у "Роджера", и других мелких и не очень шалостей. За некоторые подобные авантюры можно было вполне распрощаться со Школой или загреметь на несколько капиллярных лет в Бастилию (местная кутузка, если вам интересно), но мои друзья тщательно скрывали подобного рода провинности от Магистрата.
        За это время я завоевала звание третьего и, по совместительству, второго клинка Секторов. Правда, надо признать, что я лишь раз смогла победить Генриха и, скорее всего, это была чистая случайность. Тогда он как раз вернулся в наши дружные ряды из ссылки и ещё не восстановил форму. Но зрители дружно вручили мне приз за второе место - в шутку, разумеется. С тех пор я ни разу не добилась столь внушительных успехов, хотя мое мастерство всё возрастало от тренировки к тренировке. Генрих же лишь посмеивался и в дружеских спаррингах шутя загонял меня в угол, вынуждая сдаваться.
        Ещё бы ему не побеждать! Ведь тренировки тренировками, а "настоящего пороху", по словам Алана, я ещё и не нюхивала. То есть не участвовала в дуэлях, когда речь шла о жизни и смерти. Вернее участвовала, но только один раз. У Генриха же был хороший опыт. Тут я могла лишь согласиться. Но для новичка я дралась неплохо.
        В общем, не скучала я ничуть. Поняла со временем, что о Дениэле лучше забыть, для чего постаралась свести общение с ним к минимуму. Этот минимум ограничивался моим пребыванием на уроках Магии, где мы с подругой Марго творили прямо-таки чудеса, в частности: создание болотников из хрусталя материи второго магического уровня, превращение вредных одноклассников в крокодилов (за эту шутку, которой от меня никто не ожидал, я чуть не вылетела из класса), создание высокохудожественного произведения на стене Зала превращений. Произведение изображало чёрта, который жарил грешных Учеников на сковородке. Чёрт был чем-то похож на Молодого Магистра. Впрочем, Дениэл моего творчества не оценил. Произведение искусства пришлось дематериализовать.
        - Вот так Вы губите гений, - изрекла я с глубоким вздохом, стирая тряпкой картину со стены.
        Дениэл внимательно наблюдал за моими стараниями. Из вредности, наверное, он запретил мне пользоваться заклинанием дематериализации. Пришлось работать вручную. Зато когда я стёрла последний штрих, и мой мучитель удалился, я несколькими заклинаниями восстановила картину в мельчайших подробностях, прибавив чёрту окончательное сходство с Молодым Магистром. Причём мел был сотворён из материи второго магического уровня, чтобы не всякий мог его уничтожить. "Пусть школьные домовые полюбуются", - решила я и с чувством выполненного долга отправилась в "Призрачные огоньки", где должна была встретиться с очаровательным молодым человеком.
        После этого случая о моей бесконечной "любви" к Магистру узнали все Сектора. Пожалуй, моим поступком восхищались, правда, втихомолку, чтобы Дениэл не услышал. Но вряд ли мне можно было позавидовать накануне экзамена. О, это был такой памятный денёк!
        В день экзамена я сменила разбойничий наряд на что-то ангельски скромное, напустила на себя вид кроткого агнца, несправедливо преследуемого начальством, проштудировала справочник хороших манер, скрестила пальцы наудачу и отправилась в путь. У Школы уже толпилось несметное количество народу. Кто-то рылся в толстенных книгах, пытаясь вспомнить заклинания, кто-то ходил взад и вперёд, утешая прогулкой нервы, кое-кто обсуждал фасон платья госпожи N на последнем балу, кто-то беседовал о скачках (этим последним - естественно мужчинам - было абсолютно наплевать на грозного Магистра Дениэла). Я нашла взглядом Марго и хотела уже направиться к ней, но заметила неподалёку Генриха и решила, что не буду им мешать.
        Мое одиночество скрасил Алан, который пришёл благословить меня на ратный подвиг.
        Но ожидание, как ни странно, было недолгим. Меня вызвали чуть ли не первой (надо же, какая честь). И я походкой обречённой на смерть направилась к дверям. Одноклассники провожали меня скорбными взглядами. Я, тем не менее, нашла в себе силы, чтобы лучезарно улыбнуться на прощанье, и решительно вошла в Школу.
        Замок встретил меня столь редкой для него тишиной. В зале, где должен был проходить экзамен, присутствовали все девять Магистров, но экзамен вёл, конечно же, Дениэл. Я всех поприветствовала. И началось. Впрочем, ничего впечатляющего. Просто сначала каждый Магистр задал мне по вопросу по теории магии. Чтобы ответить, нужно было просто проштудировать лекции в собственной памяти, потому-то отвечала я довольно успешно. Собственно, я уже давно пользовалась некоторыми из этих заклинаний на практике, но под наблюдением Алана, который мог обучать новичков на правах Мага. Последний и самый трудный вопрос задал Главный Магистр. Мне потребовались все мои знания и изрядная доля изобретательности, чтобы справиться с этим заданием. И дело было в том, что ничего подобного до сих пор никто из новичков не делал. Это, скорее, уровень второй или первой степени. Созданием разумного существа - дело не простое. Ты должен потратить изрядную долю душевных сил - отдать новому существу частицу собственного "я". Иначе получится ходячая кукла. Зато в случае успеха новый питомец будет привязан к тебе всей душой.
        Магистр же попросил меня создать кошку, которая могла бы потом жить в Секторах совершенно свободно (без моего участия).
        Я подумала минут десять, а потом сплела воедино несколько заклинаний, которые создавали сложную органическую структуру, добавила парочку параметров в общее уравнение оживления и чётко представила себе, какой же должна быть моя кошка. Я произнесла завершающие слова, и… Ничего не произошло! Я от удивления не могла и слова молвить. Это заклинание могло явить на свет кошку, могло сотворить говорящее яблоко, могло превратить в кошку книги, лежащие на столе или же создать мягкую игрушку с усами. Но оно не могло не подействовать! Я уже готова была провалиться сквозь землю, как вдруг из-за толстенного тома Общей Магии гордо выкатился маленький пушистый комочек - мой котёнок. И он был именно такой, о каком я мечтала. Немного неловкий, милый, синеглазый. Котёнок неуверенно прошёлся между книгами, понюхал манускрипт, сел и жалобно пискнул.
        - Киса! - воскликнула я, забыв про Магистров. - Котёночек мой! Замёрз, кушать хочешь?!
        Я ласково погладила своё создание по спинке. Создание довольно замурчало. Главный Магистр наблюдал за мной, pardone, за нами с улыбкой. Я поняла, что экзамен сдан. Но радовалась я до тех пор, пока не наткнулась взглядом на Дениэла. Он тоже смотрел на меня, но взгляд мне не понравился. Так смотрит инквизитор на свою жертву. Я поняла - не видать мне третьей степени магии. Во всяком случае, сегодня.
        - С нетерпением жду вашего решения, господа, - обратилась я к Магистрам, не сводя глаз с Дениэла.
        Он усмехнулся чему-то, а потом холодно объявил:
        - Мы довольны Вами, Мерфи. С Вашими способностями Вы смогли многого достичь. Но я не хотел бы давать Вам право заниматься самостоятельной магической практикой.
        - Объясните, - потребовала я. Злость уже зажглась где-то в глубине души.
        - За время пребывания здесь Вы столько раз нарушали правила Секторов, что я просто боюсь давать Вам в руки такое опасное оружие, как магия, - отрезал Дэниел.
        Всё, надеяться больше не на что. Я погладила своего котёнка, чтобы успокоиться, и тихим от злости голосом произнесла:
        - В таком случае, господа Магистры, какого чёрта Вы тут мучаете меня уже час?
        Не дожидаясь ответа, я повернулась и направилась к выходу. Потом, вспомнив, что котёнок так и сидит на столе, вернулась. "Надо было сделать Магистрам большую материальную лужу среди манускриптов", - мысленно сказала я котёнку, поднимая его со стола и бережно укутывая в плащ. Но только я собралась вновь развернуться и уйти, как Дениэл заговорил:
        - В самом деле, и какого чёрта я почти год преподавал Вам основы магии? - ехидно изрёк Молодой Магистр, обращаясь к воздуху, заполнявшему комнату. - Знаете, Мерфи, я, возможно, и поостерёгся бы давать Вам третью степень, но мне жалко собственного труда.
        Пока он говорил, я раздумала уходить и теперь с нетерпением ждала финала. Он скоро последовал. Молодой Магистр протянул мне необычный свиток. Я развернула его. Это было свидетельство, подтверждающее моё право на магическую деятельность в рамках третьей степени.
        - Поздравляю, - снисходительно сказал мне Магистр.
        Меня порядком взбесило то, что он так по-хамски со мной разговаривал, поэтому я не стала его благодарить, а лишь вежливо попрощалась с остальными и стремительно вылетела на улицу. Там я с размаху повесилась на шею Алану, который обсуждал с какими-то подозрительными типами очередную политическую проблему. Алан, по-моему, чуть не умер от разрыва сердца. Я дала ему прийти в себя, поскольку в этот момент появилась Марго. Я переключила своё внимание на неё.
        - Ну как, Магистр ещё не съел тебя? Я уж и не думала, что ты оттуда выйдешь, - сообщила мне подруга.
        - Вот уж нет, не дождётся господин Магистр! Если я не вылетела из Школы до сих пор, то сейчас не собираюсь этого делать тем более, - жизнерадостно ответила я.
        - Должно ли это означать, что ты с этих пор будешь неукоснительно выполнять законы Секторов и станешь примерной Ученицей? - вмешался в разговор Алан. Он, по-моему, не совсем верил в собственные слова.
        - Ты посмотри на это сияющее дитя, - Марго указала на меня. - Неужели, похоже, что она когда-нибудь станет примерной Ученицей?
        - Хмм… Не особенно, - задумчиво ответил Алан.
        - Вы правы, друзья мои, - ответила я, всё ещё сияя, как медный тазик, - я не собираюсь становиться примерной Ученицей, я собираюсь уехать из Секторов.
        - Как?!!! - хором воскликнули все окружающие.
        - Да, да. Я отправляюсь в путешествие по Средиземью, повидаю старых знакомых, найду новых, развеюсь.
        Все, конечно, были ошарашены этим известием. Я и сама была им ошарашена. Собственно, основной причиной была та же зловредная любовь к Молодому Магистру. Я порядком устала скрывать свои истинные чувства под внешним безразличием, а потому решила и вовсе избавиться от зарождающегося чувства, удалившись от объекта воздыханий. Конечно, я не собиралась уезжать далеко и надолго. Ведь скоро планировалась экспедиция по спасению Джефа. Лишь Марго, Генрих и Алан знали, куда я отправляюсь на самом деле. Как бы то ни было, никто и не пытался меня остановить. Многие Ученики отправлялись путешествовать после получения третьей степени магии. Это давало возможность посмотреть новые земли и немного подзаработать.
        Я не стала готовиться к отъезду. В этом просто не было необходимости. Я собиралась взять только оружие. Всё остальное я могла создать магически. Но в путь я отправилась лишь на следующий день. Мои друзья, к счастью, не позволили мне уехать сразу после экзамена. Выпускной бал был просто великолепен.
        Комплименты, музыка, танцы - всё закружилось в разноцветном водовороте. Готовились мы недолго. Ученики, сдавшие на третью степень, а таких было приблизительно человек триста (из тысячи обучающихся), посовещавшись, "арендовали" один из прекрасных заброшенных замков, каких множество на окраинах Секторов. Честно сказать, замок мне понравился сразу. Большой и таинственный. В таком замке Вы можете вдоволь побродить по мрачноватым коридорам, послушать пение привидений, поговорить с летучими мышами, полюбоваться на скелет, прикованный к стенке цепями. Этот замок просто создан для одиноких прогулок, но не для балов по случаю сданного экзамена. Вряд ли наши барышни были бы в восторге, если б им пришлось подметать роскошными юбками пол и сматывать высокими причёсками паутину, поэтому пришлось постараться и привести всё в божеский вид. Новоявленные волшебники имели возможность проверить свои способности. Мы за две минуты превратили пристанище графа Дракулы в настоящий светский салон. На мой вкус, замок был безнадёжно испорчен. Идеальные паркеты, прекрасная мебель, праздничное освещение, бесчисленное
количество зеркал - ничего интересного. Впрочем, для выпускного бала как раз подходит. Жаль вот только, что скелет пришлось отдать старателям из медицинского института Гондора. Впрочем, утешало, что скелет был не настоящий, а обыкновенный, магический.
        А сам бал прошёл очень весело. Марго победила в конкурсе "Королёва Бала" (я аплодировала так, что ладошки потом болели). А мои приятели ни минуты не давали мне стоять без дела и компании. Я столько не танцевала со времён… Впрочем, я ни в одной из своих жизней столько не танцевала. Нам с Аланом удалось даже взять главный приз в конкурсе на лучший танец. Хотя мы понятия не имели, что участвуем в этом конкурсе. Он, по-моему, официально не был объявлен.
        - Алан, ты же сказал, что танцуешь, как медведь? - сказала я Алану, когда он пригласил меня на вальс.
        - Возможно, но я очень талантливый медведь, - ответил мне Алан весело. Надо признать, танцевал он превосходно.
        - Твои поклонницы мне не простят, - посетовала я.
        Алан лишь пожал плечами да хмыкнул:
        - С таким же успехом они могли бы ревновать меня к собственным детям.
        - У тебя есть дети? - удивилась я.
        Но ответа на вопрос я так и не услышала, так как танец закончился и мы разошлись по разным уголкам зала.
        И лишь одно обстоятельство портило мне настроение. Судя по разговорам, на балу присутствовал Молодой Магистр. Только вот вычислить его не было никакой возможности. Поэтому я с подозрением присматривалась ко всем новым знакомым. Впрочем, всё это, конечно мелочи жизни. Нельзя сказать, что присутствие Дениэла мешало мне веселиться. Время летело, как ветер.
        Но празднику, как и всему на свете пришёл конец. Под утро мы все отправились по домам.
        После бала я смогла сотворить себе жилище неподалёку от Школы. Небольшой замок приютил меня на остаток ночи, а утром (впрочем, как и всегда после грандиозной вечеринки, утро наступило для нас после полудня) я собрала свои нехитрые пожитки - свидетельство о третьей степени, оружие, немного золота. Оставалось подобрать подходящий транспорт. Я решила путешествовать верхом… верхом на коне, имеется в виду. Я от природы любопытна и люблю разглядывать окрестности. Со спины Летуча осматривать достопримечательности было бы проблематично, как вы понимаете. Поэтому я выбрала самого роскошного коня в конюшне Алана. Путешествовать на магически сотворённом скакуне я ещё побаивалась. А Алан был настолько любезен, что отдал мне своего Огонька. Это был превосходный скакун, иссиня-чёрный, синеглазый, молодой и сильный. Я подарила Алану плюшевого слона в отместку за спасённую жизнь и за коня, и отправилась в путь.
        Надо сказать, я совсем не хотела везде объявлять, что обладаю правом на магическую деятельность. Мне вообще не хотелось, чтобы на меня обращали внимание, поэтому сотворила себе почти скромный наряд, не изменив своему стилю. Штаны с застёжкой у колена, простая рубашка, бархатный плащ, ботфорты - всё неяркое, тёмных тонов. В таком виде я и отправилась в путь.
        Леса вокруг Секторов сказочно прекрасны. Огромные деревья, заслоняющие своими роскошными кронами небо, проплывали мимо меня. Я покачивалась в седле, не торопя Огонька, и насвистывала под нос "Милую Пегги". В лесу царил полумрак, под кронами зажигались маленькие светлячки, отчего ночью лес напоминал необъятную рождественскую ёлку. Иногда попадались озёра с зеркально чистой водой. Я останавливалась у таких озёр и наблюдала, как под водой плавают необычные светящиеся рыбы. Вскоре мне повезло - я познакомилась с лесными обитателями. Надо сказать, что ехала я настолько медленно, что медленнее можно было путешествовать только на телеге, запряжённой сонными улитками, причём ползущими в обратную сторону. Вдруг мне на плечо прыгнула белочка. Я не испугалась и собралась её погладить. Белочка казалась почти ручной, что не удивительно, так как я отъехала недалеко от Секторов, и звери вполне могли быть домашними. Вдруг белочка лихо перепрыгнула на голову моему скакуну. Скакун фыркнул, но ничего не сказал. Я сотворила несколько орешков и протянула своей новой знакомой. Белочка взяла их и немедленно расщелкала.
Я собралась было ехать дальше, но белка вдруг посмотрела на меня и изрекла приятным мужским басом:
        - Благодарю за орехи, сударыня. А выпить у Вас не найдётся?
        С этими словами белочка чинно удалилась в лес. А я поняла, что мне ещё долго предстоит привыкать к подобным шуточкам Учеников. Подобные "лесные" жители попадались мне и позже, но чем дальше я уезжала от Секторов, тем меньше было таких встреч. Вскоре мне стало казаться, что все вымерли. По дороге я не встретила ни одного путника. Становилось скучно и немного страшно. Я закуталась в плащ, спрятала лицо в капюшон, чем придала своему облику неуловимое сходство с призраком. Вокруг галереями возвышались тёмные стволы. Кое-где сквозь листву проглядывала безмолвная Луна. Впрочем, искала романтики - так получай!
        Вскоре романтики стало, прямо-таки, невпроворот. На дороге, прямо передо мной, возникли из темноты два силуэта. Я решила от греха подальше не бросаться им навстречу с распростёртыми объятьями. Всё-таки у меня не было уверенности в их дружелюбии. Пока я размышляла таким образом, за моей спиной материализовались ещё двое. Мне показалось, что пахнет жареным. Первое здравое действие, которое я предприняла в этот момент - изменение внешнего вида. Безопаснее всего было бы превратиться сейчас в юношу. Но это - слишком сильное заклинание. Могли и заметить. Кроме того, не минутное это дело… Поэтому я понадеялась на темноту, удачу и собственную шпагу. Я произнесла слабенькое заклятие, дающее мне возможность видеть в темноте, подмешав в него несколько слов из чар "личины" (низкопробное заклинание для незначительного изменения облика в глазах окружающих). Таким образом, мои соперники видели перед собой мальчишку, хотя фактически внешность я и не меняла. Оптический обман, своего рода. Но он мне удался. Один из нападавших повернулся и сказал своим спутникам:
        - Интересно, что этот молокосос делает в столь позднее время в таких опасных местах.
        - Ищет приключений на свою дурную голову, - ответил другой.
        - И не безрезультатно, - добавил третий.
        Я поняла, что мне предстоит продемонстрировать всё своё искусство, если я действительно хочу сохранить свою дурную голову на своих недурных плечах. Разбойники стали медленно ко мне приближаться. Они хорошо вооружились, но меня это не впечатлило. Я бывала в переделках и похуже. Вспомнить хотя бы мои перепалки в Магистрате. Хотя, о чём это я. В такой напряжённый момент следовало сосредоточиться на драке. И я сосредоточилась. Первый нападающий вдруг вскрикнул, словно наступил на гвоздь. На самом деле, это я пощекотала его своей шпагой. Впрочем, рана не была смертельной. Это был своего рода сигнал к началу поединка.
        Ух, что это была за драка! Нападали сразу вчетвером. Правда, потом их стало трое. Потом ещё один выбыл. Наверное, у него сердце не выдержало. Шпаги сверкали в смертельном полёте. Мои противники недоумевали. Видимо, они не ожидали от меня такой прыти.
        Я не была уверена, что мне удастся справиться с остальными. Коротким заклинанием я восстановила силы. Ещё и щит поставила на всякий пожарный. Слабенький, конечно, щит, но… Итак, продолжаем милую беседу…
        Однако силы утекали, как вода сквозь сито. Я решила, что ни за что не сдамся и начала помаленьку отступать назад. В конце концов, лучше было разрешить конфликт на поле боя, чем отправляться с этими ребятами в лагерь. Но разбойники явно были со мной не согласны. Я не успела ничего предпринять. Кто-то из них подобрался со спины и применил самое верное и вполне немагическое средство - дубину.
        Короткий не очень сильный удар - и поединок завершился со счётом один - ноль в пользу противника. Даже магический щит не помог, разве что немного смягчил удар.
        Очнулась я уже в лагере. Голова болела, как после хорошей пьянки. Я попыталась пошевелиться. Руки и ноги связаны. Разумеется! Но к своему удовольствию я заметила, что чары "личины" всё ещё действуют. Этим невеждам не пришло в голову, что перед ними девушка. Может, они и щит мой не почувствовали. Тогда понятно, почему меня не охраняют. Думают, поди, что я ещё в отключке.
        Итак, пока вокруг никого, надо размять руки. Это далось мне с огромным трудом, но старания увенчались успехом. Я начала чувствовать пальцы. Вам никогда не приходилось развязывать гордиев узел без меча? Именно такая задача стояла передо мной. И спасибо Алану, который научил меня расплетать любые узлы, правда, не в полевых условиях. И всё же его уроки не прошли даром. После долгих мучений узел поддался. Ещё через минуту я была свободна. Правда, у меня не было лошади и оружия, чтобы продолжить свой путь, поэтому я решила пробраться в лагерь и раздобыть себе всё необходимое. Колдовать я опасалась, так как боялась себя выдать. Вдруг они все-таки почувствуют магию?
        Однако в моём плане возникла одна небольшая погрешность. Во время поединка я всё же пропустила несколько ударов. И теперь эти небольшие раны давали о себе знать. Голова кружилась, а земля под ногами раскачивалась, как во время землетрясения. Чтобы прекратить это безобразие, пришлось пожертвовать собственной рубашкой. Мне удалось создать нечто похожее на бинт. Остальные лохмотья я бросила на землю, затем аккуратно смотала верёвку и положила её тут же.
        Я уже собралась чинно удалиться с места своего невольного заключения, как вдруг услышала радостный крик:
        - Ребята! Пират приехал!
        - Он уже час как в лагере, - ответил чей-то хмурый голос.
        Я не знала, что это за "пират", поэтому решила на всякий случай исчезнуть вполне немагическим способом. У меня, конечно, нет опыта Тарзана, поэтому мне пришлось сильно постараться. Я подпрыгнула повыше, ухватилась за какую-то ветку, подтянулась и, наконец, довольно удобно устроилась на дереве. И очень вовремя. Послышались голоса. Говорили явно обо мне. В неясном свете костра я различила силуэты. Разбойников было человек двадцать.
        - Ну как, удачно съездили? - спросил кто-то. Голос был слегка хриплый и немного усталый, но его явно слушали с большим вниманием.
        - Довольно-таки удачно, - ответил тот самый радостный разбойник. - Нам сегодня удалось захватить пленника. Есть подозрение, что это ищейка из Магистрата, - тут говоривший вставил своё мнение о нашем славном Магистрате, которое я опускаю в целях экономии бумаги и соблюдения норм морали.
        - Пареньку на вид лет восемнадцать, а уложил двоих наших на месте, причём без всякой магии, - заговорил следующий.
        - И где он сейчас? - поинтересовался первый.
        - Лежит в отключке. Мы его долбанули достаточно сильно. Он ещё час не очнётся.
        Замечательно. Так значит, Магистрат отправил его в одиночку сражаться с целой бандой. Неужели эмиссар? Что-то чересчур скоро… - бросил в пространство первый.
        - Возможно, задачей этого посыльного было определить наше точное местонахождение. У Магистрата были сведения, что мы скрываемся в этом лесу. Но ещё неделю назад мы ушли из старого лагеря, а он был значительно дальше. И парень не ожидал, что столкнётся с нами так скоро. Так что у нас было преимущество, - объяснил самый разговорчивый.
        - Вы обыскали его?
        - Обыщем, когда прочухается. Но у него в седельной сумке лицензия на третью степень, десять золотых и, в дополнение к этому, роскошная шпага. Можешь пойти полюбоваться.
        - Позже. Пожалуй, опасения оправданы. С таким багажом вряд ли кто рискнул бы появляться здесь, кроме посыльных Магистрата.
        - Может, взглянешь на этого мальчика? А там уже решим, что с ним делать.
        - Ну что ж, идём. Если парень действительно от Магистров, то его придётся убрать и сматывать удочки. Удивительно только - он не применял магию?
        - Нас тоже это смутило… Может, он чего и колдовал по мелочи, но боевых заклинаний не применял, сто процентов!
        И вся честная компания направилась в мою сторону. У меня душа ушла в пятки и категорически отказалась оттуда возвращаться. Я постаралась слиться с деревом, лишь бы меня не заметили. Разбойники подошли поближе. Я, наконец, смогла их разглядеть, как следует. Главным у них был, несомненно, высокий черноусый громила. Он шёл во главе процессии - явно хотел похвастаться трофеем. Но вот перед кем? Ах да, вот и он, знаменитый гость с приятным, хрипловатым голосом. Вперёд вышел молодой человек. Из-за листвы я не могла его рассмотреть как следует. Пират взглянул на моток верёвки, на лохмотья и скептически поинтересовался:
        - Это и есть ваш мальчик?
        Черноусый бандит побледнел, посерел, потом опять побледнел и ничего не ответил. В голосе приезжего молодого человека зазвучали металлические нотки:
        - Немедленно охрану к его вещам. И стерегите лошадей. На своих двоих он отсюда не уйдёт, разве что попытается телепортироваться. Тогда уж я его засеку.
        - Пират, а может, ты магически его поищешь? - робко предположил черноусый.
        - Непременно, - холодно парировал молодой человек. - А завтра я прикажу вам построить здесь маяк, чтобы Магистрат уж наверняка нас нашел.
        Бандит побледнел ещё больше. Я, наверное, выглядела не лучше. Молодой человек, похоже, знал, что делает. Моя надежда на побег погибла в неравном бою. В это время некоторые разбойники отправились выполнять поручения. Остальные стояли под деревом и ждали дальнейших распоряжений. Я же ждала, когда они, наконец, уберутся отсюда подальше. Вдруг ветка у меня под ногой треснула. Она, всё-таки, не была рассчитана на значительные нагрузки. Естественно, меня тут же заметили. Я ухватилась рукой за какую-то лиану и через секунду предстала перед разбойниками во всей своей красе: в порванной рубашке, с растрёпанными волосами и без всяких там чар "личины". Сказать, что они были потрясены, значит не сказать ничего. Они были настолько ошарашены, что в первый момент даже не смогли схватиться за шпаги. А во второй у моего горла оказался клинок Пирата.
        Мы с ним смерили друг друга продолжительными взглядами. Наблюдавшие, наверное, заметили, какие молнии сверкали в этот момент. Не знаю, бывало ли с вами такое. Описывать почти бесполезно, слишком уж противоречивое ощущение. С одной стороны - чертовски привлекательный человек. Не столько внешне, хотя и тут всё было замечательно. Серо-зелёные глаза с весёлой искоркой, неуловимо сочетавшие почти мальчишеский блеск с твёрдостью и легкой тенью превосходства, белозубая дьявольски хитрая улыбка. У него были пшеничные волосы, заплётенные в тысячу недлинных косичек, непослушных, и потому спрятанных под бандану с неунывающим Роджером. Пират не был высоким. "Похож на гончую, и, наверное, чертовски хороший фехтовальщик", - подумала я. От мальчишки его отличали лишь неизменне отпечатки, накладываемые временем: в уголках губ появились первые морщины, во взгляде застыла настороженность, как у человека, привыкшего к постоянной опасности.
        Выглядел он, точно настоящий морской волк - непритязательная одежда вполне разбойного вида, потрёпанная, хоть и чистая. Широкие штаны (такое ощущение, что из дерюги), заправленные в невысокие потёртые кожаные сапоги. (Ученики, кстати, предпочитают более высокие - удобные, для езды верхом), широкая полотняная рубаха, подпоясанная неким подобием кушака, вызывающе алого, за который были заткнуты два безупречных пистолета. На боку на невзрачной, но крепкой перевязи удобно располагалась потрясающая шпага. За отворотом сапога я разглядела нож. И я была абсолютно уверена, что остриё шикарного кинжала, скрывавшегося под неким подобием полотняного жилета, острее зуба вампира. Дополняло весь этот ансамбль кольцо в левом ухе. Пират он и есть Пират. А вот теперь представьте себе подобный образ и попробуйте сказать, что эта в высшей степени подозрительная личность не похожа на флибустьера.
        Я всегда любила приключенческие романы, но встреча с морским разбойником никак не вписывалась в мои планы, поскольку путешествовала я по суше.
        Общее ощущение от встречи портил тот факт, что Пират, похоже, собирался меня убить. Впрочем, пока что он молчал и внимательно меня разглядывал. Не люблю, когда на меня мужчины так смотрят. Точнее, люблю, как и любая девушка, но не в данной ситуации. В данной ситуации я бы предпочла Пирату не понравиться. Но, увы, похоже, я произвела на него благоприятное впечатление. Однако свои чувства он выразил как-то странно.
        - Если это - мальчик, то я - святой. Только слепой мог так ошибиться, - проговорил он с усмешкой, пристально глядя на меня.
        - Я готов был поклясться, что это мальчишка! - воскликнул один из разбойников.
        Пират не ответил.
        - Это точно был парень, - сказал ещё кто-то.
        Пират не отреагировал и на эти выкрики. Он всё ещё смотрел на меня с всё возрастающим интересом. Разбойники тем временем разволновались ещё больше. Один даже предложил не разбираться долго, а сразу от меня избавиться. Черноусый выступил с предложением проверить, не пользуюсь ли я какими-либо заклинаниями. Бандита поддержали. Все взоры были теперь устремлены на Пирата. Насколько я могла понять, он был очень сильным магом и должен был обладать степенью не ниже первой, чтобы распознать заклинание, наложенное другим человеком, не применяя при этом магию. Пирату, наконец, надоело выслушивать выкрики подчиненных.
        - Это девчонка. И совершенно необязательно проверять очевидное, - заявил он. - И вам, детский сад, лучше бы поучиться у неё фехтовать.
        Разбойники словно языки проглотили, а Пират рассмеялся и воскликнул:
        - Это же надо - уделать двоих мужиков без всякой магии! Я бы хотел на это взглянуть, остолопы. Надеюсь, она оставила много дырок на ваших камзолах, господа.
        - И всё-таки, мы в не уверены, что это девушка! - закричали обиженно разбойники. Похоже, Пират их порядком уел.
        - Боже, - воскликнул Пират, - ну почему мне приходиться работать с такими тупицами! Не нужно быть магом, достаточно иметь лишь крупицу здравого смысла, чтобы понять, кто перед вами.
        Разбойники угнетённо молчали.
        - Смотрите, неучи, - со вздохом изрёк Пират и предложил мне по всем законам поединка взять шпагу.
        Я отскочила назад и наткнулась на какого-то зазевавшегося разбойника. Пока тот приходил в себя, я выхватила шпагу у него и повернулась к противнику. Пират улыбнулся, словно чеширский кот, и пошёл в наступление.
        Надо признаться, что дрался он не хуже наших первых клинков и уж значительно лучше меня. Но тут было мастерство иного рода. Пират явно овладел искусством фехтования не для того, чтобы доказывать свою правоту на дуэлях. Он, судя по всему, привык к поединкам без правил, не на жизнь, а на смерть. Его атаки были порой прямолинейны, порой коварны, но верны. Опыт чувствовался в каждом выпаде. Я с трудом, но, к чести сказать, сдерживала это молниеносное наступление. Мне удавалось довольно лихо защищаться, и несколько раз я даже применила пару своих излюбленных приёмов. Однако чувствовалось, что его атаки скоро меня измотают. Через несколько минут я допустила непростительную ошибку в защите, за которую в другой ситуации пришлось бы дорого расплачиваться. Но Пират остановил свой клинок в нескольких сантиметрах от моего лица. Честно признаюсь, я не ждала такого благородства с его стороны. Пират обвёл насмешливым взглядом окружающих и поинтересовался:
        - Кто ещё сомневается? Ни один из вас не сможет повторить такую защиту. Дама движется, словно танцует на острие ножа. Мужики, чтоб вы, недотёпы, знали, так не дерутся. Простите, мадмуазель, - это уже мне, и довольно ехидно, - Мы оказали Вам недостойный приём.
        Разбойники понуро качали головами.
        - Леди под моей личной защитой до тех пор, пока не пожелает покинуть наш лагерь, - объявил Пират тоном, не терпящим возражений.
        Мне не улыбалось провести ночь под личной, а уж тем более под личной защитой атамана разбойников, и Пират, похоже, это понял.
        - Не беспокойтесь, сударыня, - спокойно сказал он, - Вас никто не тронет. Можете чувствовать себя в полной безопасности. И вряд ли вы найдёте в радиусе ста миль более безопасное для Вас место сегодня.
        Я, почему-то, поверила ему. Вернее, я почувствовала, что мне предлагают стать добровольной пленницей. В противном случае, условия моего содержания значительно ухудшились бы. Впрочем, если он обещает безопасность и защиту… Это могло бы быть интересным. Если же нет… Я тоже умею драться не на жизнь, а на смерть. Поэтому, поразмыслив, я ответила:
        - Принимаю Ваше приглашение.
        Ещё бы мне было его не принять, это с тремя-то дырками в шкуре. Видимо, Пират на это и рассчитывал, и потому, словно между прочим, заметил.
        - Надеюсь, Вы понимаете, что попытка побега ничем хорошим для Вас не закончится. В лесах сейчас опасно.
        Я кивнула - совершенно верно поняла его приглашение. Впрочем, Пират оказался весьма галантен и предложил мне помощь в излечении ран. Я примерно догадывалась, какого рода помощь он готов мне оказать, и довольно вежливо, но настойчиво отказалась. Тогда Пират поступил, как настоящий джентльмен. Он не стал спорить и препроводил меня к месту ночлега. Правда, так ехидно при этом улыбался, что я решила - место для ночлега мне отведено в конюшне. Но нет, всё оказалось куда более пристойно.
        Это было большое дерево, в необъятной кроне которого скрывался небольшой шалаш - маленькая комнатка без всякого намёка на удобства. В таких местах хорошо отдыхать романтикам и влюблённым. Но только не мне, хладнокровному скептику, к тому же ещё и раненому. Я с большим трудом забралась наверх, помянув при этом в очень нехорошем контексте чью-то прародительницу. Пират сделал вид, что ничего не слышал, пожелал мне доброго сна и деликатно удалился.
        Я устало оглядела свои апартаменты. Ничего, впечатляюще. Весь мир - мой большой дом. Стенки моего хрупкого жилища явно были созданы не для того, чтобы защищать жильца от капризов природы. Они готовы были рухнуть от малейшего дуновения ветра, так что я не могла даже головой о них побиться при необходимости. Впрочем, для этих целей мог сгодиться и пол. Он был, по-моему, довольно-таки прочный. Я тоскливо посмотрела на звёзды, сиявшие сквозь просветы в потолке, и решила, что могло быть и хуже. В конце концов, я немного романтик. Двадцать минут мне потребовалось на то, чтобы привести себя в относительный порядок. Я сделала всё, что можно было сделать без магии: зашила рубашку (с памятной ночи в замке Генриха с иглой и ниткой я не расставалась), причесалась, спрятала нож в рукав, завернулась в плащ и собралась спать, как вдруг услышала стук. Кто-то на земле пытался привлечь моё внимание. Я выглянула, попытавшись всем своим видом показать, насколько визит неуместен. Это был Пират. Я немедленно сменила кислое, как щи, выражение физиономии на более благожелательное выражение лица. Если уж играть в
дружелюбие, так играть до конца. Ссориться с атаманом не хотелось.
        - Вы не заняты, сударыня? - поинтересовался он.
        - Нет, - ответила я.
        - Можно войти? - спросил он, и не дожидаясь ответа, поднялся.
        - Входите, - немного запоздало ответила я.
        - Благодарю, - снисходительно сказал он в ответ.
        - Будто у меня выбор был, - буркнула я в ответ.
        Пират огляделся и спросил:
        - Хорошо устроились?
        - Великолепно! - воскликнула я в ответ на такой свинский вопрос.
        Он вошел в шалаш, ничего там не нашёл и немедленно вернулся. Ни слова не сказав, он обхватил меня одной рукой за пояс, достал откуда-то сверху верёвку, ухватился за неё свободной рукой и прыгнул. Надо сказать, что высота деревьев в этом районе Секторов не меньше семидесяти метров. И это дерево не являлось исключением. Мне показалось, что вокруг меня мир перевернулся. Душа, которая неоднократно уже за долгий день побывала в пятках, поспешила вновь туда вернуться. И почему забираться наверх было гораздо проще? Я очнулась уже на земле и обнаружила, что изо всех сил вцепилась в жилетку своего спутника. Он понимающе улыбнулся. Я расцепила пальцы, независимо тряхнула кудрями и с чувством собственного достоинства изрекла:
        - Чудесно, сударь. Я благодарна за романтическую прогулку, но не могли бы вы с той же поспешностью вернуть меня обратно?
        - Бросьте, Мерфи, - задорно сказал он, - неужели вы хотите вернуться в этот рай под облаками?
        Мерфи? Интересно, а откуда он знает… Ах да, уже заглянул в мою грамоту, свин он этакий…
        - Не особенно. Но мне же нужно где-то переночевать, - ответила я с достоинством.
        - Я предложу лучший вариант, а сейчас я должен познакомить Вас с обитателями лагеря.
        Я хотела возразить, но что-то меня остановило. Любопытство, господа, - страшная болезнь.
        Мы пришли на небольшую поляну, освещённую светом костра. Вокруг огня расположились разбойники. Причём ни одного я не узнала. Тут не было черноусого. И других знакомых мне бандитов тоже не было. И вообще, разбойники выглядели, мягко говоря, странно. В лагере не нашлось никого старше тридцати лет. "Вымерли, - подумала я, - в результате естественного отбора". Кроме того, все молодые люди одеты были как-то не по-разбойничьи. Так одевались Ученики. Одежда, удобная для верховой езды и для драк. "Ученики, все без исключения", - решила я, когда они встали при моём появлении. Настоящие джентльмены всегда приветствуют дам стоя. Пират познакомил меня со своими коллегами. Я полюбопытствовала, что столь почтенные господа делают в лесу. Один из разбойников, рыжеволосый красавец с горящими глазами, неопределённо хмыкнул и заявил, что разбойничья шайка - своего рода оппозиция Магистрату. И, как любая оппозиция, претерпевает гонения. Я заинтересовалась и хотела уже продолжить разговор, однако Пират остановил нашу беседу, объяснив своим товарищам, что разговаривать с обворожительной леди в столь негостеприимной
обстановке - верх неприличия. Меня усадили на развесистый пень, укрытый подобием шкуры. Сам пень напоминал трон лесной королевы. Мне было лестно. Пират тем временем исчез и появился откуда-то с бинтами и лекарством. Разбойники деликатно удалились, оставив меня наедине со своим атаманом. Я расцвела. Оказывается, обо мне не все забыли. Такого рода "помощь в излечении ран" меня вполне устраивала! В течение ближайшего получаса я занималась самоисцелением. Пират был ассистентом, хоть и ненавязчивым. Сначала я все-таки хотела отказаться от его непосредственного участия в этом процессе, но он заявил, что получил неплохое медицинское образование. Вскоре он продемонстрировал мне своё умение. Врач из него получился бы неплохой.
        - Знаете, Вы могли бы стать высококлассным медиком, - сообщила я Пирату, когда он меня перевязывал.
        - Я уже давно предпочёл отнимать жизнь, а не спасать её, - серьёзно ответил он.
        - Но мою жизнь Вы не отняли, - сказала я.
        - Не будьте так уверены в этом, пока не выберетесь отсюда, - ответил он, не глядя при этом на меня.
        Его больше занимала моя третья рана. Я решила, что он шутит, но эта уверенность пропала, когда он перевёл на меня пристальный взгляд внимательных глаз, в которых не было ни смешинки. От этого взгляда мне стало неуютно. Пират, тем временем, закончил перевязку.
        - Вот и всё, - сказал он, словно стараясь загладить жестокость сказанного им только что. - А Вы не похожи на других девушек. Некоторые на вашем месте раз пятнадцать уже потеряли бы сознание от страха.
        - Ничего, я в своей жизни терпела вещи и похуже, чем общение с разбойниками.
        - Неужели?
        - Представьте себе, - драматичным шёпотом возвестила я, - Вот однажды в моём замке завелись мыши. Я такого страху натерпелась. Это просто невообразимо. Одна мышка обнаружилась в моей комнате. Ах, это было так ужасно! Меня час приводили в чувство. Давали нюхать этот ужасный нашатырь.
        - О, несомненно, - ответил мне Пират с усмешкой, - Я Вас так понимаю. Мыши - это просто какие-то чудовища острозубые. А нашатырь - точно гадость. Я не смог и бутылки выпить, когда валялся в госпитале с дырой в боку.
        Наконец-то мне удалось его рассмешить. В серо зелёных глазах зажглись смешинки.
        Говорят, что глаза - зеркало души. Если это правда, - то до сих пор я разговаривала с холодильником. Куда до него Алану! Я ещё раз взглянула в лукавые глаза и задумалась, а можно ли позволить себе влюбиться в первого встречного разбойника. Ненадолго, дня на три-четыре. Небольшой роман. Лёгкое увлечение, не более (ВЛИПЛА. ЗАПАЛА НА РАЗБОЙНИКА. КОШМАР!). Дениэл был временно забыт.
        Вдруг мне показалось, что листва как-то нехарактерно шуршит. Я огляделась. Мои опасения подтвердились. На одном из деревьев неподалёку от нас сидел Амур с оптической винтовкой. Я взвизгнула и сшибла Пирата на землю. Выстрела не последовало. Пират удивлённо и весело на меня воззрился.
        - Миледи, что с Вами?
        - Там на дереве какой-то джентльмен с оптической винтовкой. И он, по-моему, в нас целился, - ответила я заплетающимся от пережитых волнений языком.
        Пират зло усмехнулся, вытащил свой метательный нож и запустил его в субъекта на дереве. Послышался треск веток. Затем раздался приглушённый стук.
        - И тело было предано земле! - провозгласила я.
        - Аминь, - добавил со смехом Пират.
        - Надеюсь, Вы не убили его?! - ужаснулась я.
        Только в этот момент я подумала, что он может вот также, со смехом, прикончить человека.
        - Нет, ведь это всего лишь часовой. Он охраняет лагерь.
        - Но зачем же Вы тогда кинули нож?
        - Ненавижу соглядатаев. Он просто подглядывал в прицел. Это не входит в прямые обязанности часовых.
        - Так он подглядывал! - с облегчением засмеялась я.
        - Оптический прицел предназначен совсем не для этого.
        - Да уж, я то думала, что это покушение.
        - Нет, в лагере мы в относительной безопасности. А абсолютной безопасность не может быть потому, что некоторые часовые предпочитают наблюдать за одинокими парами вместо того, чтобы выполнять свои прямые обязанности, - холодно сказал Пират достаточно громко, чтобы парень в кустах его слышал.
        Затем Пират встал и помог мне подняться. Тут из кустов вылез малый, похожий на маскирующегося партизана- весь в веточках и листочках. Прямо не человек, а домашняя герань. Пират смерил его испепеляющим взглядом. Герань под этим взглядом немного увяла.
        Пират же ничего не сказал. Он просто свистнул, и на свист явились разбойники, что бы тут же занять свои места у костра. Кто-то подкинул дров, и пламя весело заплясало по сухим поленьям. Зазвенели струны гитары, зазвучала песня. Тихо и на редкость мелодично компания затянула "Пятнадцать человек на сундук мертвеца". Текст был несколько изменен, в частности, цитировалось, что обо всём этом думает сам мертвец, партию которого почти оперным голосом исполнял огненно рыжий паренёк с ехидным взглядом. Пират молча слушал, усевшись на чурбак и ни на кого не глядя. Разбойники стройным хором подтягивали.
        - Моё присутствие вас не смущает? - соблазнительным голосом осведомилась я, когда песня неожиданно оборвалась на середине куплета.
        - Что Вы, что Вы, миледи! - с готовностью воскликнул рыжий красавец-дьявол, виртуозно владевший гитарой, - Ваше присутствие нас вдохновляет. Просто нам нужен исполнитель партии вдовы погибшего. На этом месте песня всегда обрывается. Ваш нежный голос так украсил бы нашу романтическую балладу.
        То, что баллада не была совсем прилична, меня не смутило.
        - Ах, сударь, я бы с радостью помогла Вам, но после сегодняшнего нападения у меня до сих пор комок в горле, - язвительно изрекла я.
        Разбойник слегка смутился, однако ехидства во взгляде не поубавилось.
        - Ах, сударыня! Мне настолько стыдно, Вы даже не представляете, - сказал он, приложив для пущего эффекта руку к сердцу.
        - Я не ошибусь, если скажу, что Вам нисколько не стыдно? - поинтересовалась я в ответ на столь искреннее раскаяние.
        - Почти не ошибётесь, сударыня, - изрёк разбойник.- Но Вы бы поняли и простили меня, если бы знали, как мы живём.
        При этом он выразительно взглянул на Пирата. Тот никак не отреагировал. Видимо, подобные попытки кокетничать оставляли его совершенно равнодушным. Его самообладанию можно было только позавидовать. Я же уже была заинтригована, поэтому слово "осторожность" исчезло из моего лексикона. Тогда я решила, что пора брать инициативу в свои руки. В конце концов, я имела на это право.
        - Сударь, может быть, Вы объясните мне ситуацию? - обратилась я к Пирату.
        Видимо, в этом лагере он решал, что стоит произносить вслух, а что нет. Пират тяжело вздохнул, и забрал у рыжего гитару. Ответом мне было лишь грозный звон струн. Сбоку кто-то подсунул мне кружку чаю, заваренного из местной растительности, видимо, чтобы я заткнулась.
        - Пейте сударыня, - пробасил сбоку кто-то. Я поняла, что это черноусый. - Оно, может, и не Шанель, но очень повышает тонус.
        - И потенцию, - тихо добавил чей-то голос сбоку.
        Вокруг грянул хохот. Я поняла, что тема закрыта и присоединилась к общему веселью, потому что даже в этом мире не хватало мне вот таких вечеров - мирного треска дров в костре, живых плясок пламени и взлетающих к аквамариновому небу искр. Не хватало шепота листвы, колеблющейся на ветру, теплой дружеской компании и песен под гитару. Не знаю, насколько дружески были настроены разбойники, но они явно мне симпатизировали, а потому я влилась в общее настроение и не обижалась на шутки.
        Пират резко ударил по струнам, прервав веселье, отложил гитару и встал:
        - Простите, сударыня, дела. Я покину Вас ненадолго, проверю караулы, - известил он меня.
        - Идите, сударь. Я надеюсь, что не заскучаю, - тепло, но неискренне ответила я.
        - Разбойники подтвердили мои слова дружным гомоном.
        А дальше и в самом деле было весело. Выпив горьковатый, но приятный отвар, я и в самом деле почувствовала себя лучше. И голос прорезался. Я готовностью разучивала партию вдовы. В этот момент за спиной что-то прошуршало. Это Пират вкладывал шпагу в ножны. Видимо, заскочил проведать нас во время обхода владений. Подмигнув, он исчез в лесу.
        - Интересно живёте, - скептически и немного расстроено констатировала я.
        - Ах, сударыня, est telle la vie.
        Еще один любитель французского? Надо же!
        - Расскажите! Любопытно, - проворковала я, приложив к этому всё своё обаяние. Мне казалось, что в отсутствии Пирата разбойники будут разговорчивей.
        - Вообще, - задумчиво проговорил рыжий, - я думаю ничего страшного не случиться. Если вы - честный человек, то эту тайну Вы не поведаете никому. Если нет - Пират лично спустит с Вас шкуру. И я с удовольствием ему в этом помогу.
        Моё любопытство готово было пойти на такую жертву, потому я торжественно поклялась:
        - Даю слово - эта тайна покинет мир вместе со мной. Никто не узнает о вашем существовании, во всяком случае, от меня, - абсолютно искренне пообещала я.
        И разбойник поведал мне очень интересную историю.
        В первые минуты его рассказа я только и пыталась, что заставить себя закрыть рот. Не думайте, что я не привыкла к удивительным историям. Просто это была сказка совсем иного рода. Через некоторое время, правда, я сообразила, что если так и буду сидеть с открытым ртом, то меня неправильно поймут. Поэтому я закрыла рот, но пошире распахнула глаза и уши (в переносном смысле, конечно).
        Оказывается, разбойники не были таковыми в прямом смысле слова. Скорее, они оказались оступившимися на своём пути Учениками. Магические преступления судили строго. И многим грозила казнь, но заблудшие души скрывались от правосудия в лесах, позабыв даже слово - магия.
        Магистрат, видимо, устраивало положение вещей. Наши наставники не были кровожадны, и закрывали глаза на многие действия разбойничьей шайки. Главное, что бы никто не пытался использовать магию незаконно. Лишь иногда эмиссары Магистрата беспокоили разбойников. Случалось это в тех случаях, когда искали действительно опасного преступника. Таковым, в частности, и был Пират. Он, единственный из присутствующих, использовал магию для убийства. Об этом поведал разбойникам человек, с которым Пират впервые появился в лагере разбойников. Пират привёз его в лагерь в надежде, что ему здесь смогут чем-то помочь, поскольку тот был серьёзно ранен. К сожалению, раны были слишком серьезные. Разбойники не смогли бы его спасти, даже если бы использовали магию.
        Раненый прожил ещё несколько часов. Он рассказал, что Пират убил собственного брата - тоже мага. И не просто убил (смерть у сильных волшебников - вещь относительная), а запер его где-то на отшибе Пространств без права возвращения.
        От этого же человека разбойники узнали, что Пират был потомком знатного рода, и, якобы, должен был получить сказочное наследство. Но младший брат, мечтавший о власти, подослал к нему убийцу. Однако убийца промахнулся, кидая нож, и жертвой стала жена Пирата. Просто так отомстить любезному родственничку Пират не мог - тот с детства баловался магией и был хорошо защищен. Вот тогда-то мой новый знакомый и отправился в Школу, где получил степень Мага. И, как только это случилось, он вернулся за океан, в родные края и укокошил братца, до которого так и не добралось правосудие.
        После этого Пират вновь покинул отчий дом и отправился странствовать, скрываясь от Магистрата. Он прекрасно освоил морское дело, и долго зарабатывал на жизнь пиратским промыслом. У него было своё судно. Лишь изредка его попутным ветром заносило в Сектора. Что тянуло его сюда - неизвестно. После смерти жены он сильно изменился, далеко не в лучшую сторону. Стал более жестким. То есть именно таким, каким узнала его я.
        Когда Магистрат подсылал к разбойникам эмиссаров, Пират расправлялся с ними без всякого сожаления. Хотя до убийства дело доходило редко. Чаще бедняг отправляли обратно в Сектора в виде живой бандероли, предварительно, впрочем, допростив с пристрастием.
        Именно за эмиссара меня и приняли ребята.
        - Чего-то подобного я ожидала, - призналась я, когда рассказчик закончил, и добавила.
        - Кстати, все здесь уже знают моё имя. Мне же вы до сих пор не знакомы. Может, представитесь? - попросила я разбойников.
        Оказалось, что всё очень просто. Разбойники не долго думали над прозвищами. Рыжего звали просто Рыжим, или иногда Рыжим Дьяволом. Усатого называли Толстяком. И вообще, прозвища были подходящие. И Пират был просто Пиратом. Его имени не знал никто, и никто не стремился узнать. В этот момент Рыжий замолк на полуслове. Невдалеке стоял Пират собственной персоной и, облокотившись на ствол дерева, с саркастическим интересом наблюдал за честной компанией. Когда мы его заметили, он оттолкнулся от ствола и, приблизившись, пояснил:
        - Рыжий прав. Пират - это моё прозвище. Так меня и называйте. У меня нет имени. А вот самым разговорчивым я отрежу язык, - между прочим заметил он, многозначительно глянув на Рыжего.
        Я сочла себя виновной в произошедшем. А потому горячо вступилась за Дьявола:
        - Простите его. Это моя вина. Я так настаивала. Он просто не смог отказать. Тем более, мне пообещали, что Вы спустите с меня шкуру, если я проболтаюсь, - с притворной мольбой глядя Пирату в глаза, пробормотала я.
        - Но лучше бы было, всё-таки, отрезать ему язык, - в раздумье проговорил Пират, - тогда не пришлось бы заниматься Вашей шкурой.
        Я поняла, что Рыжий прощён. Поняла я также и то, что в случае надобности шкурой я всё же пожертвую. Впрочем, я не собиралась бежать в Магистрат с доносом, а потому была относительно спокойна.
        - А скажите, эта история правдива?
        Пират усмехнулся:
        - Романтики исказили её до неузнаваемости.
        Он подошёл к костру и уселся на землю рядом со мной.
        - А вот скажите-ка, сударыня, - как бы между прочим поинтересовался он, - сами-то Вы как оказались здесь?
        - Просто путешествую, - честно ответила я.
        - Вы выбрали не слишком удачный маршрут.
        - Думаю, сударь, на этот счёт не может быть двух мнений. Но я, к справедливости сказать, не совсем добровольный путник. Скорее, я покинула Сектора, стремясь скрыться от безответной любви к озорству.
        Тут я поведала обществу несколько забавных историй, за каждую из которых Молодой Магистр имел полное право лишить меня права на обучение в Школе. Пират во время рассказа махнул кому-то рукой, и бесшумно удалился в сопровождении одного из разбойников, лицо которого показалось мне смутно знакомым. Рыжий Дьявол помолчал несколько минут, дождавшись, пока Пират отойдёт на достаточное расстояние, и промолвил:
        - Воспитывать пошёл.
        Разбойники дружно усмехнулись. Я подумала, что ослышалась и переспросила:
        - Куда ушёл?
        - Так… - неопределённо ответил Рыжий.
        Разбойники тем временем оживились. Похоже, они готовы были принять меня в свою компанию. Да и я была не прочь сродниться с душегубами. Поэтому мы тут же выпили за родство характеров и дружно спели гимн, где я исполнила всё же партию вдовы покойного. Потом развлекались азартными играми. Я проиграла все свои деньги уже в первом заходе. Победитель немедленно подарил мне деньги обратно. Я была ему благодарна, но играть больше не стала, так как ставить на кон подарок считаю аморальным. Разбойники продолжали свои лихие игры, я же решила прошвырнуться по лагерю. Но он был невелик и тих, и поэтому я свернула в лес, надеясь наметить пути к отступлению.
        Всё было спокойно, но вдруг я услышала звон клинков, и немедленно бросилась в этом направлении. Люблю смотреть на драки, особенно когда не являюсь их невольной участницей. За деревьями мелькали две фигуры. Я постаралась как можно тише приблизиться. Меня не заметили. Я встала за кустом и присмотрелась. Их было четверо, но двое стояли в стороне. Дуэль, не иначе. Сражались Пират и тот, второй. Ах, да это же наш старый знакомый с оптической винтовкой. Без листиков и веточек он выглядел иначе. Его сложно было узнать. Однако при лунном освещении мне это удалось. Судя по всему, дуэль недавно началась. Я засмотрелась. Пират был мастером своего дела. Он так фехтовал, что я позеленела от зависти. Мне за всю жизнь так не научиться. Для того чтобы так фехтовать, нужно родиться со шпагой в руке. Тут никакая магия не поможет. Я следила за мельканьем клинков, как заворожённая.
        И мне начало казаться, что Пират фехтует не в полную силу. Скорее, даёт фору сопернику, или же изучает. Его смертельные наступления могли закончиться блестяще, но он останавливал шпагу. Его защита была безупречна, но иногда он пропускал выпады. Хотя ни одной царапины на нём не было, чего не скажешь о противнике. В любом случае, даже это фехтование - вполсилы - говорило о мастерстве. Я мысленно поставила на подглядывающем крест. У него не было шанса пробить виртуозную защиту.
        Вскоре, однако ж, Пират приставил клинок к горлу своего противника, завершив, наконец, блестящую атаку, и я ни секунды не сомневалась - парню конец. Однако Пират неожиданно кинул шпагу в ножны, и, повернувшись, направился в мою сторону, бросив мимоходом сопернику:
        - В следующий раз за подглядывание на посту я тебя просто выгоню. А если по твоему недосмотру что-то случиться… Сам знаешь.
        Я поняла, что ещё секунда, и мы столкнёмся, а потому напустила на себя восхищённый вид и вылезла из укрытия. На меня неодобрительно взглянули секунданты. Пират же, похоже, даже не удивился.
        - Прошу прощения, господа, - нежно проворковала я и обвела присутствующих взглядом юной газели. - Я стала невольной свидетельницей Вашего поединка.
        - Да ну? Так уж и невольной? - ехидно изрёк Пират.
        - Представьте себе.
        - Вообще-то, сударыня, имейте ввиду, что парень поплатился за грешок, от которого, по всей видимости, страдаете и Вы. Это я о неуёмном любопытстве, - холодно сообщил Пират.
        Я сделала вид, что смутилась.
        - И вообще, здесь не место для добропорядочных девушек. Лучше возвращайтесь к костру. Там определённо безопасней, - продолжил он нравоучение.
        - Берите шире, сударь. Сектора вообще не место для добропорядочных людей. Если бы я заботилась о своей репутации, то меня бы здесь не было, - заявила я, отбрасывая наигранное смущение.
        Пират неповторимо усмехнулся.
        - Ну, раз уж Вы не беспокоитесь о репутации, то, может, согласитесь прогуляться со мной? - полюбопытствовал он. Секунданты и новоявленная жертва к этому времени дематериализовались с места действия.
        Я постаралась скрыть восторг, который вызвало во мне это предложение, сделала серьёзное выражение лица и согласилась. Во взгляде Пирата сверкнуло что-то дьявольское. Сочетание несочетаемого - упрямый мальчишка, ставший атаманом. Нет, определённо, я склонна была поверить, что этот человек принадлежит тёмным силам. Интересно было проверить, не расписывается ли он кровью под своими документами. Сотрудничать с ним было настолько же опасно, насколько опасно ходить по проволоке над пропастью. Но я не хотела с ним сотрудничать, я просто собиралась немного пофлиртовать и узнать побольше об этой в высшей степени загадочной личности. Пирата окружало столько тайн, что я, самая любопытная из всех любопытных, не могла больше жить спокойно, не выяснив, с каким же чёртом столкнула меня нелёгкая. А тут уж все средства хороши. Пока я размышляла на эту тему, Пират, оглядел окрестности и предложил мне опереться о его руку. Я с удовольствием согласилась.
        - В Вас либо сидит чёрт, либо Вы сошли с ума, - усмехнулся Пират.
        - Нет. Я просто могу за себя постоять, - самоуверенно заявила я.
        Пират смерил меня изучающим взглядом и спокойно объяснил:
        - Это Вам только кажется. Вы еще не сталкивались с сильными соперниками. А их на свете больше, чем слабых.
        - И Вы - один из них? - я пыталась прояснить ситуацию.
        - Возможно, но не сегодня.
        Я лишь улыбнулась в ответ на столь прямолинейное заявление.
        - А завтра? - спросила я.
        - Утро покажет, - ответил Пират, и больше мы на щекотливые темы не разговаривали.
        Блуждали мы по тайным тропам. Пират вёл меня среди деревьев только ему известным путём, так что нам ни разу не приходилось продираться сквозь заросли. Лес расступался перед нами, открывался, словно занавес в сказочном театре. А за этим занавесом скрывались всё новые и новые чудеса. Деревья приветливо махали нам огромными пушистыми лапами. Кроны зеленых великанов сверкали лунным серебром. Иногда под ноги нам падали лесные звёзды - небольшие сверкающие пылинки, которые украшали странные живые деревья. Лесные звёзды сверкали и переливались, как бриллианты, но их холодный свет почему-то не мог осветить ничего вокруг. Высоко в ветвях возился и пыхтел филин. Он уставился на нас круглыми жёлтыми глазами, тяжело взмахнул крыльями, сорвался и исчез в темноте. Я вздрогнула. Пират же предложил:
        - Можно его застрелить. Утром не придётся добывать завтрак.
        Меня словно огнём обожгло. Очарование лесной прогулки развеялось. Я вспомнила, где нахожусь, а главное - с кем!
        - Убийца чёртов! - выпалила я в запале и хотела ударить Пирата, но он перехватил мою руку в полёте и рассмеялся.
        - Вы неподражаемы, - воскликнул он. - Даже мне не придёт в голову убивать местную живность. Какая ж закуска из филина? Одни перья и кости.
        На мгновение я ещё больше разозлилась. Но, взглянув на Пирата, рассмеялась тоже. Всё это время он меня просто разыгрывал.
        - А если серьёзно, - сказал он, перестав смеяться, - так мы вообще не охотимся в этих лесах. Разве что на путешественников.
        И, поскольку от этих слов я вновь вздрогнула, добавил.
        - Не бойтесь. На сегодня я обещал Вам защиту и ничего предосудительного пока не сделал.
        Меня не особо обнадёживало это пока. Но ПОКА меня всё устраивало. Мы отправились дальше. А лес преподносил нам всё новые и новые сюрпризы. Он шелестел кронами деревьев, словно разговаривал. Перекликивалась с кем-то тоскливая ночная птица. Ветер гулял по вершинам и играл на струнах лунного света, протянувшихся сквозь пушистые ветви от неба до земли. Под эту музыку шелестели листья, под эту музыку кричала одинокая птица, под эту музыку танцевали лесные духи, которых мы не видели. Лишь иногда сверкали в темноте их странные глаза, горящие сиреневыми и зелёными огнями. А мы старались не нарушать этот молчаливый праздник болтовнёй.
        Постепенно лес изменился. Крона стала менее густой, и кое-где в чащу заглядывала полноликая Луна. Наконец деревья расступились, и мы оказались на берегу огромного озера, синего и прозрачного, словно роса. Луна проложила сверкающую дорогу по зеркальной воде. В лунном свете плескались русалки. Некоторые их подводных красавиц сидели на прибрежных скалах и вплетали белоснежные лилии в свои искрящиеся косы. Эти полупрозрачные озёрные нимфы были потрясающе прекрасны, но они высокомерно относились к лесным обитателям. Сатиры и лешие за это подшучивали над русалками. Они выскакивали из леса с дикими воплями и сталкивали красавиц в воду. Затем плюхались туда сами и пытались поймать русалок за хвост. Русалки смеялись и щекотали незадачливым шалунам пятки. Сатиры визжали, но никто не умер. Я с интересом наблюдала за этими забавами, пока мое внимание не привлёк Пират.
        - И как, по Вашему, тут можно охотиться? - спросил он. - Русалки сразу утопят.
        Он пытался говорить серьёзно. При свете Луны, заполнившем пространство, я заметила, что взгляд Пирата всё чаще и чаще задерживается на мне.
        - Что произошло? - спросила я встревожено. Попутно пришлось извлечь из потайного кармана маленький спасительный нож.
        - Ничего - спокойно он, - Вы мне просто кое-кого напомнили. Так, призрак из прошлого.
        Я не знала, стоит ли сравнение с призраком считать лестным для себя, но не обиделась. Наша прогулка мало напоминала свидание влюблённых. Скорее, просто встречу двух заинтересовавших друг друга людей, ожидавших любых, в том числе и неприятных, сюрпризов друг от друга.
        - И что за призрак?
        - А, было дело, - отмахнулся Пират. - В розовой юности мне приснилось, что я безнадёжно влюблён в серебряную принцессу. Спросите лучше у Рыжего. Он хорошо рассказывает подобные истории. У него прирождённый талант лирика.
        - Неее, - протянула я, секунду спустя. - Так не пойдёт. И что с ней стало?
        Пират одарил меня удивлённым взглядом. Казалось, я прервала нить его размышлений на совершенно другую тему. Но он удостоил меня ответом:
        - С принцессой? - уточнил он. - Панночка померла…
        - Почему?
        - В том городе случилась война. Все погибли, - равнодушно пояснил Пират и вернулся к своим мыслям, далёким от погибшего города. Так эта тайна и осталась неразгаданной.
        - И чем же я на неё похожа? - полюбопытствовала я.
        Пират понял, что просто так от меня не отвязаться, а потому пояснил:
        - Она была такой же вздорной, и с подобным цветом волос.
        Больше на эту тему он не заговаривал. Да и я не спрашивала, увлечённая наблюдением за плясками сатиров.
        - Становиться скучновато, - спустя некоторое время заявил Пират.
        - Сделайте мне комплимент, и я Вас развеселю, - предложила я.
        - Пожалуй, для женщины Вы неплохо владеете шпагой, - сообщил Пират снисходительно.
        - Вернёмся в лагерь, там весело, - предложила я, не сочтя комплимент достойным, поскольку была настроена на романтический лад. Подобные комплименты мне казались в столь романтической обстановке совсем неуместными.
        Без слов мы направились в лес. Но не прошли и сотни метров, как Пират ухватил меня за руку, привлёк к себе и довольно бесцеремонно поцеловал.
        Я особенно не сопротивлялась, но посчитала своим долгом дать ему хорошую пощёчину. И мне это удалось, когда мы отстранились друг от друга.
        Пират лишь улыбнулся и без дальнейших разъяснений повёл меня к лагерю, не посягая больше на девичью честь.
        Не человек, а адская смесь. В его присутствии я теряла голову и, к великому сожалению, забывала об осторожности. Ах, как зря. Он умел преподносить сюрпризы - и приятные, и не очень. Вот и сейчас я не могла понять: какие чувства он испытывает. Стоило, пожалуй, проверить.
        Хмм, даже стараться не пришлось…
        - Ну и как Вам тут? - как-то холодновато поинтересовался Пират, вернув меня из мира грёз, когда мы, по моим расчётам, почти пришли.
        - Просто прелесть, настоящий рай, - ответила я, ещё не осознавая, что угодила в западню.
        - И общество вполне "святое", - заметил Пират.
        - Да уж. Для того чтобы походить на херувима, тебе недостаёт только рогов и хвоста, - скептически отметила я.
        Пират усмехнулся.
        - Только не нужно олицетворять меня с абсолютным злом, - сказал он. - Рога у меня могут появиться только в том случае, если мне их наставит какая-нибудь симпатичная крошка. Тогда у меня от злости, возможно, вырастут и хвост и копыта.
        - И рыло, - добавила я к его весьма живописному описанию чёрта, - Интересно было бы посмотреть.
        - Вряд ли это зрелище доставило бы тебе удовольствие. Злым я не нравлюсь никому, - и добавил, как бы между прочим. - Кстати, ты сможешь выбраться отсюда без провожатых?
        Вот тут я и поняла свою оплошность. Дорогу-то я не запоминала. Но я изо всех сил постаралась показать, что он меня ничуть не смутил.
        - Конечно, - самоуверенно ответила я.
        - Так где же, по-твоему лагерь? - усмехнулся мой спутник.
        Ответ, вроде "знаю, но не скажу" в данной ситуации не годился. Мы ведь не в детском саду.
        Пришлось признаться самой себе, что выбраться отсюда без сопровождающих я не сумею. Магический поисковик, который я попыталась применить, отчего-то не работал. И я догадывалась, чьих рук это дело. Пират заблаговременно блокировал магию. Видимо, применил гасящий магию щит. Я слыхала об этом, но сама не могла проделывать такие штуки. Под щитом мог колдовать только создавший его, причём, эту магию нельзя было почувствовать со стороны. Плюнув на поисковик, я наугад махнула рукой. По губам Пирата скользнуло подобие улыбки, полной такого злорадства, что у меня мурашки побежали по коже.
        - Ну и что ты собираешься делать? - воздев очи к небесам, совершенно невинно поинтересовался мой спутник.
        - Искать путь по звёздам, - саркастически сообщила я.
        Пират отвлёк меня от рассуждений на эту тему следующим, не лишённым логики, но полностью исключающим романтику заявлением:
        - Я выведу тебя на рассвете. Ты не против?
        Вот так - я попала в западню. Но совершенно не собиралась показать Пирату, что он меня огорошил.
        - Чего ж так рано-то? - язвительно полюбопытствовала я, уже не сомневаясь в дальнейших его намерениях.
        - Такая ночь… И ты мне вполне симпатична. Может, отдохнём тут до утра? - ехидно вопросил Пират, переводя на меня взгляд хищника, взирающего на добычу. Я даже решила, что сейчас он выпустит клыки.
        Но этого не произошло и я, передразнив, коварно поинтересовалась:
        - А может, мне оставить тебя импотентом? - в его тоне полюбопытствовала я, нащупывая маленький нож. - Или лучше закроем эту тему?
        Нож перекочевал в руку. Я приготовилась нападать, но Пират успел первым.
        Я даже не успела отследить взглядом это движение. Возникло подозрение, что я имею дело с не вполне человеческим существом. Или же я просто расслабилась…
        - Будем считать, что я испугался, - протянул он недобро. У моего горла намертво застыл ледяной клинок. Говорить расхотелось.
        Опять я вляпалась по самое "не хочу". Надо теперь разболтать противника, чтобы он ослабил хоть на секунду железную хватку. Тогда был бы шанс вывернуться из недружеских объятий с целой шеей.
        - Не надо так шутить, - предупредила я, пряча нож в ладони.
        И всё-таки он двигался быстрее, чем допускали человеческие возможности. Причем без всякой магии. Мгновение спустя я оказалась на земле, без единой возможности вырваться. Правая рука была зажата, словно в тисках. Левая завёрнута за спину, но нож всё ещё был в ней, маленький и совершенно незаметный. Пират прижал меня к земле так, что я сомневалась, смогу ли дышать. Ну кто бы мог подумать, что в этом худощавом лешем столько силищи. Поскольку он сидел, я не могла дотянуться до его горла. И выжидала. Пират чуть-чуть наклонился и спросил:
        - Ну что, очередной эмиссар? Не боялась ехать сюда. Или твои выжившие соратники не рассказывали, что я делаю со шпионами?
        Его тон мог заморозить весь мир. Я поняла - весь сегодняшний вечер, его весёлое настроение, помощь в лечении - всё это было попыткой выяснить, эмиссар ли я. И на прогулку-то он меня пригласил лишь затем, чтобы окончательно убедиться в своих подозрениях. Или же полностью развеять их. Ни то, ни другое не получилось. Как человек осторожный, он, наверное, решил не рисковать. Не похожа я, видать, на авантюристку, забредшую в глушь лесную в поисках приключений. Карты, что называется, раскрыты. Я поняла, что игра мне не поможет, а потому просто попыталась вывернуться, что мне не удалось. Заработала я лишь невыносимую боль в зажатой руке. И тогда я просто прорычала, злясь на себя, на Пирата, и на весь мир:
        - Каждого шороха пугаешься? Испугался девчонки со шпагой и третьей степенью. Профессионал, чтоб тебя…
        На Пирата никак не подействовала моя бравада, он лишь усмехнулся и невозмутимо заметил:
        - Какая ты красивая, когда злишься. Странно, что Дениэл разменивает таких симпатичных помощников. Что ж, ты мне нравишься больше, чем ему.
        С этими словами он рванул мой несчастный камзол, который тут же затрещал по швам.
        Ох, нельзя покушаться на мою честь! Вскипевшая злость мигом придала мне сил. Вывернув руку невероятным образом, я воткнула свой нож Пирату между лопаток (с таким же успехом можно стрелять дробью в тигра).
        Но у меня появился шанс. Рванувшись, я освободилась, и со всех ног бросилась в ту сторону, где, по моим смутным ощущениям, находился лагерь.
        Поскольку мне ничто не препятствовало, менее чем через пять минут я вылетела к русалочьему озеру и без брызг ушла под воду с крутого бережка. Ушла-то красиво, но вот как выйти? Моё умение плавать не рассчитано на водоёмы, где поминутно хватают за ноги водяные. Пнув кого-то по макушке, я выплыла на поверхность, хватая ртом воздух, как полузадушенная рыба. Рядом всплыл водяной. Задумчиво потирая шишку на голове, он философски изрёк:
        - Иногда я радуюсь, что природа наделила наших русалочек такими мягкими плавниками. А тебе-то что понадобилось в водоёме, безжаберная ты моя?
        - Дядечка, - примиряюще протянула я, - я хочу выбраться из леса.
        - Только не топись. У нас уже переизбыток, - предупредил водяной.
        Я горячо заверила его, что даже не попытаюсь.
        - Не туда ныряешь, - сообщил водяной, вновь почесав затылок. Выбраться из леса можно. Вон там, - он махнул рукой, - есть тропка. Пройдёшь через разбойничий лагерь. Там спроси Пирата. Он расскажет.
        - Мда… А другого пути нет? - вопросила я, постепенно теряя надежду. - Спрашивать, по моим расчётам, больше некого.
        - Я не знаток энтого дела, - заявил водяной. - Но мы на границе Секторов. А тут какие-то искажения пространства. Поэтому выход из леса один.
        Я вспомнила про пространственную свёртку, про которую рассказывали на лекциях. На границах Секторов встречались нарушения в пространственной структуре. Вполне могло случиться и так, что в этом лесу была лишь одна дорога, на которой меня, если тело Пирата нашли, уже вполне могли ждать.
        Мокрая и недовольная, я направилась в лагерь - выкрадывать своего коня. Можно было, конечно, колдонуть, но в этом случае меня бы мог засёчь не только Магистрат, но и сами разбойники…
        На подходе к лагерю я услышала разбойничий хор под гитару, и решила, что лучший способ защиты - нападение, а потому, скроив независимую мину, вылезла из кустов, надеясь, что Пират не успел оповестить своих о наших разборках. Каково же было моё удивление, когда, появившись на поляне, я наткнулась на насмешливый, холодный взгляд серо-зёлёных полукошачьих глаз. Пират сидел на земле взирал на меня так, словно не ему я засадила пять минут назад четыре дюйма железа в спину.
        Вместе с Пиратом на меня, уже не столь радужно, взирало дуло его пистолета. Я поняла без слов, что сопротивляться бесполезно. Пуля летает быстрее, чем я колдую. Поэтому я благоразумно застыла.
        - Три шага к центру, - невозмутимо потребовал Пират.
        Я, естественно, подошла.
        - Руки, - продолжал он тем временем столь же спокойно.
        Пришлось позволить этим негодяям связать руки. Но я всё ж надеялась на спасение. Пират тем временем помахал моим ножичком:
        - Подобные сюрпризы есть ещё в арсенале?
        - Под кожей я их, что ли спрячу? - съязвила я. Мои сапоги утонули в озере, а изодранная рубашка напоминала пучок водорослей. Причём, не очень густой. Обтягивающие же бриджи не давали возможности прятать что-либо кроме моих прелестей. Тем не менее, быстрорукий Рыжий тут же прошёлся по всем вероятным местам сокрытия оружия. Я сжала зубы и поклялась, что он ещё за это заплатит. Это последнее, что я успела увидеть, поскольку мир попросту исчез, провалившись во тьму. Боли, правда, не было. Похоже, просто мне кто-то нежно сжал сонную артерию.
        Очнулась я в потрясающем месте - небольшой круглой комнате с огромным окном. Оказывается, некоторые деревья в лагере были полыми изнутри, и в этих дуплах разбойники устраивали жилище. Хлипкий же шалаш на вершине такого великана служил чем-то вроде наблюдательного пункта. Комната, конечно, оказалась невелика. К потолку был прикреплён гамак, в центре стоял небольшой круглый столик и пара стульев, кроме того, здесь ещё помещался шкаф, заполненный книгами. Множеством книг. Похоже хозяин этого обиталища большой интеллектуал. Интерьер дополнял Рыжий, восседавший на стуле рядом со мной. Видимо, он выполнял почётную роль охранника при заморском чуде. Я же удобно разместилась на полу. Рыжий на моё пробуждение никак не среагировал. Он что-то размешивал в ступке.
        А вот я прощупывала руки. Вроде, всё нормально. Способ Алана оказался эффективней, чем я ожидала. Пожалуй, если эта медноволосая бестия не будет приглядываться, я смогу развязать верёвку, как и в первый раз. Хотя, придётся, возможно, пожертвовать целостностью кисти. Однако следовало отвлечь Рыжего от моих непонятных кривляний, которые, естественно, способны были его насторожить. А потому я перешла к лёгкому непринуждённому разговору. Первым вопросом было:
        - Где эта сволочь?
        - Пират, что ли? - удивился Рыжий.
        - Он, - процедила я.
        - Ушел отмываться.
        - ???
        - Вытаскивал из спины твою иголку, - ответил Рыжий. - А вообще удивительно, как ты умудрилась его достать?
        - Удивительно, что он выжил, - мрачно сообщила я, выкручивая кисть.
        - Этим ты его не проймешь, - усмехнулся в ответ Рыжий. - Хотя…
        - А Вы не могли бы удалиться? - неожиданно спросила я, решив, что правую руку, всё же, придётся вывихнуть. - Хотелось бы переодеться и привести себя в порядок.
        - Не могу. Должен дежурить при Вас денно и нощно, - непреклонно возразил разбойник, пряча ухмылку.
        Я уже была готова к такому ответу. Но мне хватило принуждения в эти дни. В тот момент моя несчастная рука вырвалась из тесных объятий верёвки. Молниеносно вскочив, я поддела ножки у табурета, на котором сидел разбойник, параллельно с этим загнав одну ладонь ему под рёбра, а второй зажав рот. В полном соответствии с законом гравитации Рыжий, не ожидавший от меня такой прыти, полетел на пол. Я уселась на него и прижала к полу коленом, как делал это Пират. При этом я постаралась сжать ему шею так, что любое неверное движение открыло бы малому дорогу к праотцам.
        - А вот теперь помолчи…, - посоветовала я. - И передай вашему вожаку слово в слово всё, что я сейчас скажу. Кстати, имей ввиду, если я нажму посильнее, ты умрёшь.
        Разбойник не шевелился. Уж кому-кому, а ему-то должен был быть известен этот приём.
        - Так вот, змеёныш, - сообщила я зверским тоном. - Сообщи Пирату, что рыбка попалась ему не по зубам. Передай ему также, что на свете есть сильные люди. И я переверну этот мир вверх дном, но найду таких людей. Добавь также, что с этих пор я - его самый последовательный враг. Адью, милашка.
        Заткнув Рыжему рот какой-то тряпкой, я связала разбойнику руки обрывком своей верёвки. Потом привязала нахала за ноги к шкафу. Пришлось, кстати, позаимствовать его одежду и спрятать волосы под банданой, чтобы не отсвечивали на солнце или Луне. Для этого я долбанула Рыжего подвернувшейся под руки бутылкой. Тот, естественно, на время отключился. После я вытащила у разбойника пистолет, прицелилась противнику в лоб на случай, если он очнётся, и медленными шагами направилась к окну, внимательно прислушивалась к звукам на улице.
        Внизу разговаривали. Спуститься не было возможности, и приходилось ждать. У меня не было желания афишировать своё на удивление скорое освобождение, и потому я, рассудив, что Рыжий долго ещё пробудет в отключке, на досуге решила полюбопытствовать - что за книги читает хозяин этого гнёздышка. Одна из книг лежала на краешке стола. Это оказался толстенный том "Теории Государства" местного политолога Джонсона. Я знала Джонсона лично. Вот уж кто на самом деле революционер до мозга и костей. Он готов был менять любой политический режим, неважно, хороший или не очень. В Секторах Джонсон скучал. Совет, почётным членом которого он являлся, не имел влияния на Магистрат. Джонсону нечего было переворачивать с ног на голову. Впрочем, он вполне компенсировал свою скуку в Секторах бурной политической деятельностью за их пределами. Благодаря его стараниям два сопредельных государства уже перешли от монархии к республике, а одно даже обратно. Теория Джонсона была чертовски увлекательна, и я с удовольствием прочитала несколько страниц, ожидая, пока стихнет болтовня за окном.
        Когда я уже собиралась поставить том на полку, из книги вдруг выпало какое-то письмо. Я очень заинтересовалась. Вообще-то я предпочитаю не читать чужих писем, но… Короче говоря, у меня нет оправданий. Просто это письмо я прочла. В конце концов, разбойники тоже вмешались в мою личную жизнь самым кардинальным образом. Письмо было следующего содержания:
        Мой любезный друг,
        Получил твоё послание буквально на днях. Согласен с твоим решением переменить место жительства. Должен огорчить тебя. В Секторах ничего не изменилось со времёни нашего последнего разговора - ты по-прежнему в немилости у Пресветлых Магистров. Спешу также сообщить, что седьмой Магистр давно уже точит на тебя зуб, но сейчас у него столько дел, что некогда отвлекаться на различные мелочи. И всё же настоятельно рекомендую немедленно что-то предпринять. В противном же случае Магистрат вскоре до тебя доберётся, и не поможет даже моё покровительство. Я надеюсь, что эти магические безделушки, честно отвоёванные тобою у миролюбивых купцов, ещё не перевелись у тебя в кладовых. Я готов помочь тебе скрыть их от нашего Магистрата. Надеюсь, с моей помощью тебе удастся избежать суда, хотя, мне кажется, что Дениэл уже знает о том, откуда в Секторах появляются опасные артефакты. Поэтому скоро на вас натравят ещё одну ищейку. На этот раз Магистры не просчитаются и найдут профессионала. Есть сведения, что этот профессионал маскируется совершенно потрясающе. Будь начеку, и, пожалуй, не церемонься. Раскусить этот
орешек будет нелегко. Не рассчитывай на магию, у нового эмиссара, по моим расчётам, должны быть способности иного рода.
        P.S.: Итак, мы все заинтересованы в положительном исходе. Ты знаешь, что я не бескорыстен и за свою помощь возьму большую плату. Но у меня есть несколько здравых идей, так что советую этой помощью воспользоваться. И запомни, мой мальчик, если об этой переписке узнают в Магистрате, то ты тут же станешь ходячей мишенью.
        Жди меня в среду. Надеюсь, мы найдём общий язык.
        Старый Лис
        Я прикинула, что если письмо получено недавно, то речь идёт о завтрашнем дне. Это меня чрезвычайно заинтересовало. До сих пор я даже представить себе не могла, что в Секторах возможна тайная торговля талисманами. Точнее артефактами. Талисман - это любой предмет, заряженный магией. Артефакт - понятие более узкое, оно подразумевает мощнейший амулет, иногда нерукотворный, наделенный зачатками воли и, как правило, сам выбирающий себе хозяина. Вот значит, зачем Пират в Секторах. Тут он находит клиентов. Конечно, где, как ни здесь, в мире, пропитанном волшебством, могут затеряться люди, способные дать хорошую цену за магический артефакт. Хмм… А кто же этот Старый Лис? Если верно то, что говорит автор письма о занятости Дениэла, то не исключено, что этот человек может стать реальной угрозой для Школы. Я решила, что об этой грамотной лисице стоит как можно скорее сообщить Магистрам, а потому решила немедля бежать.
        Утро в Секторах и в их окрестностях - понятие относительное. Когда я соизволила вылезти из дупла, в лагере как раз протрубили подъём. Но Луна висела практически на том же месте. Кто-то слушал по радио "Пионерскую зорьку". Дежурные пытались приготовить нечто съедобное. Подручным материалом им служили, по-видимому, подошвы, судя по "лестным" отзывам о качестве приготовленных блюд. Пришлось дожидаться, когда скандал утихнет. Чтобы не терять драгоценное время даром, я попыталась подготовиться к отъезду. Разбойники расползлись по разным уголкам лагеря и мирно занимались своими делами: чистили оружие, кормили лошадей, упражнялись в фехтовании. Я выпрыгнула на улицу и короткими перебежками направилась к конюшне. Бедный мой конь, сытый и довольный, одиноко стоял в стойле и уже строил глазки какой-то симпатичной лошадке, пристроившейся как раз напротив. Я спасла кобылу от пылких взоров своего любимца. Тот фыркнул, но спорить со мной не стал. Я вывела скакуна на поляну, взлетела в седло и тронулась в путь. Следовало скрыться от наблюдателей (как хорошо, что я знала, где посты), а потому я тут же свернула в
лес.
        Как я предполагала, Пират должен был отправить погоню. Вопрос лишь в том, когда они обнаружат Рыжего. Впрочем, я так качественно его связала…
        Уехать мне удалось недалеко. В погоню за стратегически важной пленницей глава разбойников отправился лично. Надо признать, он оказался сообразительней, чем я думала. Оперативный малый…
        Пират встретил меня ехидным взглядом и не менее ехидным вопросом.
        - Куда-то собрались, сударыня? - поинтересовался он.
        - Решила совершить прогулку верхом, - невинно ответила я, как и полагается в подобной ситуации.
        - Уж не к Магистрам ли Вы отправились? - продолжил он тем же тоном.
        По-моему, он мне не поверил.
        Я сделала вид, что разозлилась, подъехала к Пирату поближе и высокомерно заявила.
        - Мне следовало бы, пожалуй, рассказать Магистрам о Вашем гостеприимстве.
        - Чтобы Вы этого не сделали впредь, сударыня, мне придётся, заключить Вас под стражу на время.
        Не могу сказать, что он меня ошарашил. В лагерь я вернулась верхом на его скакуне, с вновь связанными (на сей раз очень качественно) руками и отчаянным взглядом. Необходимо было срочно предпринять какие-то решительные шаги по освобождению. Но мне не дали. Моя новая тюрьма охранялась лучше предыдущей, и находилась в самом людном месте. В довершение всего, меня надёжно привязали. Даже уроки Алана мне не помогли. Распутать эти узлы было решительно невозможно.
        Да, разбойники больше не церемонились. Побег в такой ситуации был совершенно немыслим, и я решила наслаждаться каждой минутой нежданного отдыха. Десять минут я пыталась уснуть, но как только я задремала, пришёл мой рыжий знакомый. Я решила, что он меня сразу отправит к праотцам, но оказалось, что он всего лишь хочет услышать от меня предсмертную исповедь. В течение получаса я честно отвечала на его вопросы. Сообщила совершенно откровенно, что думаю о каждом из разбойников в отдельности и о всей группе в целом, а также об их матерях, отцах, бабушках и так далее. Потом подробно изложила план своих действий в случае побега, очень, на мой взгляд, живописно описав гильотину, ожидавшую одного рыжего индивидуума и его негодяя-начальника. Но Рыжего не так легко было пронять. Он сообщил, что найдёт способ развязать мне язык, и вытащил нож, вернувшийся к владельцу после моего "ареста". Я зажмурилась и прикусила губу. В комнату в этот момент вошёл Пират.
        - Я же приказал не трогать её! - гневно воскликнул он.
        Рыжий слегка оторопел.
        - Я её и пальцем не тронул, - робко начал он. Я не дала ему договорить.
        - Тронул! - заявила я с полной уверенностью. - Он собирался меня зарезать.
        Побольше наглости, господа! Людям это нравится!
        - Да, сударыня, для Вас это была бы слишком лёгкая смерть, - отрезал Пират. - До приезда Фокса чтобы ни один волос с её головы не упал! - приказал он и удалился.
        Я поняла, что этот Фокс будет последним человеком, которого я увижу в этой жизни, поэтому мне не очень хотелось с ним знакомиться. Но пришлось. Вскоре в каморку, где меня содержали, посетили высокие гости. Фокс заметно выделялся из всей этой разношерстной компании.
        Только я встретилась с ним взглядом, и тут же отвела глаза. Фокс явно умел производить впечатление. Причём самое неблагоприятное. От его внимательных карих глаз веяло ощутимым холодком. Рентгеновский взгляд. У меня моментально возникло ощущение, что Фокс насквозь меня видит. В смысле, может даже мысли прочитать. В остальном же Фокс мало чем мог бы поразить воображение. Короткие тёмно-каштановые волосы, тонкие и достаточно жесткие черты лица, говорящие о волевом характере. Немного преждевременные морщины, которые, впрочем, его не портили. В общем, ни красавец, ни урод, хотя и не лишен некого дьявольского обаяния. В самый раз для мужчины.
        Судя по всему, он проделал далёкий путь. Фокс был в достаточно дорогой, но непритязательной одежде, подходящей для путешествий, на сапогах осела пыль. Я сделала вывод, что он прибыл верхом… в смысле на лошади. Тем временем Фокс скинул плащ на руки какого-то подхалима, подошел ко мне и внимательно и внимательно на меня воззрился. Я ехидно улыбнулась и, пытаясь думать о бабочках, ответила не менее жестким взглядом. Единственное приветствие, попавшее на язык, удивительно подошло к ситуации:
        - Здорово! - воскликнула я.
        Фокс усмехнулся. Я не ожидала от него ответа, однако, он не был хамом в отличие от некоторых (и меня в том числе):
        - Мне очень приятно видеть Вас, мадмуазель.
        - Жаль, что не взаимно, - ответила я.
        Фокс вновь улыбнулся и спросил:
        - Отчего же такая немилость?
        - Я не могу Вас поприветствовать так, как Вы того заслужили. Руки связаны.
        Стоявший неподалеку Пират чуть слышно хмыкнул. Фокс же вновь просверлил меня взглядом и громко объявил:
        - Можете её освободить. Это не эмиссар. Девочка просто ищет приключений… Небезуспешно.
        Руки мне немедленно развязали. Я потёрла затёкшие кисти и подошла к своему спасителю.
        - Теперь Вы можете поприветствовать меня, мадмуазель? - поинтересовался Фокс.
        Я кивнула и протянула ему руку для приветствия. Фокс, как уважающий себя джентльмен, её поцеловал.
        - Ваши планы, сударыня? - с нахальной улыбкой поинтересовался Пират.
        - Найти киллера и избавить мир от ещё одного негодяя в Вашем лице.
        - Достойное решение, - немедленно ответил Фокс. А Вам не кажется, что Магистры с Вас голову снимут, как только Вы им признаетесь, где побывали?
        - Может, и снимут, но у меня будет скидка за помощь следствию. А вот ваша участь будет куда печальнее, - ничуть не смутившись, ответила я.
        Фокс рассмеялся. Я никак не могла понять, что же его так насмешило.
        - Интересно было бы посмотреть, к каким последствиям это приведёт, - сказал он тихо.
        Пират улыбнулся уголками губ. Я почувствовала себя лишней.
        За мной как раз пришли. Конвой на этот раз был значительно меньше, а я куда более злая, чем когда-либо. Поэтому, как только мы исчезли из поля зрения предводителей, я поспешила избавиться от сопровождающих и направилась обратно, чтобы подслушать разговор "царственных особ". Вероятно, мне стоило сразу же сделать ноги, но… Что ж, будем надеяться, что от любопытства умирают только кошки!
        - Так значит, она не из Магистрата, - услышала я голос Пирата, - А ведь я в последний момент начал сомневаться в своей компетентности. Кстати, всё для обмена готово. Документы с собой?
        - Естественно. Надеюсь, сегодня ты меня снова порадуешь? - полюбопытствовал Фокс.
        - Есть одна занимательная штучка. Ты о ней в письме упоминал?
        - Надеюсь, ты сжёг письмо? Мне совершенно не хочется, чтобы Магистры знали о моём участии в этом деле, - сказал Фокс.
        - Вот именно поэтому я его и не сжёг. Я - твой достойный ученик. Магистры, конечно, не тронули бы тебя. Но к Секторам после этого ты бы на три Пространства не приблизился.
        - Мальчик мой, скоро я пожалею, что втянул тебя в это дело. И тогда расправа Магистров покажется тебе пустяком, - спокойно изрёк Фокс в ответ, - Впрочем, пока ты в опале, я думаю, нам обоим нечего опасаться.
        Пират, рассмеялся и ответил:
        - Не стоит мне угрожать, - заявил он, - я не собираюсь сражаться на два фронта и не отказываюсь от твоей помощи. Но меня беспокоит не только моя судьба…
        - И что ты предлагаешь?
        - Сейчас я - персона non"grata, - сказал Пират, - А тут ещё эта девчонка. Непонятно, какую роль она играет. Я не верю, что её приезд - простая случайность. Но она либо более искусная актриса, чем мне приходилось видеть, либо просто не врёт.
        - Друг мой, она не имеет к Магистрату никакого отношения. Хотя, когда я её только увидел, то решил, что эта крошка - шпионка с очень неплохим послужным списком. Но кое-какие факты разубедили меня.
        - И какие же?
        - Например, она не стала бы продолжать знакомство с тобой в таком духе. Ты, я смотрю, влюбился в неё.
        - На ночь, на две - не более. Очередное увлечение. Она мила.
        - И опасна. Не её ли коготочки на твоей щеке?
        - Ах, это? Возможно.
        - Прошлая ночь, как я погляжу, была очень бурной, - заметил Фокс ехидно.
        - До сегодняшнего дня я вообще не сомневался, что прикончу её, - сообщил Пират равнодушно.
        - А теперь? - не изменив тона, полюбопытствовал Фокс.
        - Теперь? Она вполне может подсыпать мне мышьяка в чай.
        - Что ж так мрачно?
        - Напротив, оптимистично…
        - Тебя не радует жизнь?
        - Мы все смертны…
        - Лишь бы не внезапно.
        - Она обещала нанять киллера.
        - А у меня есть один на примете. Тому даже ты по зубам. Боюсь, что даже я.
        - Порекомендуй ей, - посоветовал Пират.
        - А она воспользуется. Ты никогда не задумывался, друг мой, почему у девушки такое странное имя?
        - Нет, честно говоря. Меня никогда не интересовали имена моих жертв.
        - А твоих врагов?
        - Разумеется. Её зовут Мерфи.
        - Мефистофель, друг мой - её полное имя от искусителя. Очень метко подмечено. И постарайся, пожалуйста, выжить. Ты самый замечательный наёмник из всех, с кем мне приходилось встречаться. Кстати, пригласи леди в дом. Будь она эмиссаром - давно бы уже докладывала в Магистрате. А она до сих пор сидит на дереве и слушает нас, стариков.
        Сообщая об этом, Фокс даже не смотрел в мою сторону. Но как он догадался? Магия? Выходит, ОН не боится, что Магистры его засекут?
        Я смертельно испугалась. Но ничего не поделаешь. Пришлось сделать серьёзное лицо и спуститься с небес на грешную землю, где меня уже поджидали два дьявола в облике человеческом. Пират закрыл за мной дверь, чтобы в лагере нас не слышали.
        - Что ж, сударыня, Вы были так неосторожны? - участливо спросил Фокс, с нехорошей усмешкой воззрившись на меня. - Если бы не столь неуёмное любопытство, клянусь, мы оставили бы Вас в покое. А теперь… Свидетели долго не живут, сами понимаете.
        Я молчала, как партизан на допросе. Пират безучастно наблюдал за происходящим. Фокс между тем, поразмыслив, изрёк:
        - Мне жаль будет убивать Вас. Третья степень, юность, любовь. Жизнь полна чудес. Если Вы согласитесь держать язычок за зубами, то, возможно, уйдёте отсюда живой.
        Возможно, я бы согласилась, но вот… не согласилась. Я взвесила все за и против, и, при явном перевесе "за" отказалась от сотрудничества. Фокс махнул рукой. Пират пожал плечами и направился ко мне я явным намерением отправить меня на тот свет. Когда он был на расстоянии двух шагов, я взвизгнула, и от неожиданности использовала самое удачное заклинание из всех возможных - телепортацию части пространства. До сих пор заклинания первой степени были мне не по зубам. Избыток адреналина сделал своё дело. Заклинание, которое я слышала лишь однажды, сработало. Ни Пират, ни Фокс не ожидали от недавней абитуриентки такой прыти, и потому не успели никак среагировать. Я, а вместе со мной и Пират, оказавшийся слишком близко, транспортировались… прямо в распростёртые объятья наших Пресветлых Магистров.
        Вскочив на ноги и ошарашено обведя взглядом Магистров, я ретировалась. А вот Пират не успел. Судя по всему, он даже не пытался скрыться. То ли понимал безнадежность подобной попытки, то ли после вчерашнего знакомства с мои ножичком у него все же поубавилось прыти. Я же, успешно скатившись кубарем по лестнице, вылетела из Магистрата и, призвав Летуча, рванула когти в свой замок.
        В замке хозяйничал Алан. Он кормил кота. Я грохнулась на пол посреди кухни, вышибив окно при неудачном планировании Летуча. Про ремни безопасности я, конечно, забыла. Заклинание телепортации меня окончательно вымотало. Кот выгнул спину и зашипел. Алан прекратил помешивать уху из кильки и бросился ко мне на подмогу. Я обняла его и немедленно отключилась.
        Очнулась я в собственной спальне минут через десять. На мне оказался огромный махровый халат. Алан успел залечить мои раны. Теперь он внимательно рассматривал ссадины от верёвки на моей руке.
        - Где ты была? - поинтересовался он.
        - Добрый день, Алан.
        - Я склонен полагать, что ты гостила у моего хорошего друга Джеймса, которого теперь, впрочем, чаще называют просто Пиратом.
        Я изумилась. Так у этого разбойника все-таки есть имя?!
        - Откуда ты знаешь?
        - Только Пират пользуется такими верёвками. Импорт из его родных краев. У нас в Средиземьи другая структура нитей.
        - Нет, откуда ты знаешь этого Джеймса?!
        - О, мы с ним в былые времена часто скрещивали шпаги. Замечательный малый. Сильный маг, прекрасный фехтовальщик. Вот только промышляет нелегальной магией. Объясни мне, пожалуйста, чем ты ему не угодила?
        Я вкратце обрисовала ситуацию. Алан изумлённо приподнял брови.
        - Вот уж не ожидал, что он на тебя клюнет, - сказал он.
        Я в свою очередь возмутилась:
        - Я не зерно, а он не курица, чтобы на меня клевать.
        - Хмм, в таком случае половина мужского населения Секторов кудахчет зря, - задумчиво произнёс Алан.
        Я расхохоталась и свалила Алана на кровать, использовав хитрый приёмчик. Алан отчаянно отбивался половником. Я же лихо избивала его пуховой подушкой. За этим увлекательным занятием нас застал посланник Магистрата, возникший в дверях. Он деликатно прокашлялся. Алан, занявший в этот момент позицию сверху, слез с меня, деловито поправил фартук и удалился на кухню. Я лихорадочно поправила волосы, вскочила и сбивчиво сообщила:
        - Вы не то подумали…
        Посланник смущённо откашлялся и объяснил:
        - Ничего, сударыня. За время своей службы в Магистрате я видал сцены более душераздирающие, нежели чем дуэль на половниках и подушках. Вы должны простить меня за столь неожиданное вторжение, но я стучал. Однако, Вы, будучи заняты сражением, очевидно, не услышали мой стук.
        Прикинув, что, если бы пахло жареным, то навряд ли передо мной бы извинялись за вторжение, я озадаченно спросила:
        - А в чем, собственно, дело?
        - Дело в том, сударыня, что господин седьмой Магистр просил Вас найти время и посетить Магистрат. Это не срочно, у них сейчас других дел по горло, однако не стоит и слишком откладывать.
        - А на кой я ему сдалась? - не очень почтительно отозвалась я.
        Посланец пожал плечами, поклонился и исчез. Я в свою очередь хмыкнула. Найду время. Но не сейчас. Тем более, что у них сейчас других дел по горло. С кухни вернулся Алан, сменив фартук и половник на плащ и шпагу. Он умел выглядеть чрезвычайно элегантно, не прилагая к этому, казалось бы, совершенно никаких усилий.
        - Алан! - воскликнула я, - Меня просили прибыть в Магистрат.
        - Просили? - удивлённо повёл бровью Алан. - Тогда можешь не торопиться. Если бы Магистры точили на тебя зуб, ты бы уже давно предстала перед судом. Скорее всего, Дениэл просто желает провести с тобой душещипательную беседу на тему чтения запретных для третьей степени книг.
        Я ещё только-только осваивалась на поприще владения магией, а потому зябко поёжилась. Разговор с Дениэлом с глазу на глаз был для меня чуть ли не более страшной карой, чем, к примеру, гильотина. Тем более, что за мной водились и более серьезные грешки, чем изучение запрещенной литературы. Злоупотребление магией, например…
        - Да не бойся, - усмехнулся Алан. - Зная твой характер, не ошибусь, если скажу, что этот разговор - самое мягкое наказание из всех, которые тебе придётся претерпеть от Дениэла впоследствии за несанкционированное использование магии.
        Не скажу, что Алан меня обнадёжил. Его понятия о милосердии кардинально отличались от моих. Потому я уже представляла себя распятой на дыбе в жутких застенках Магистрата. Видимо, живописная картина, возникшая в моём мозгу, была настолько яркой и убедительной, что Алан - талантливый телепат, завидев такое, засмеялся, да так, что вынужден был сесть, чтобы не свалиться на пол.
        - Вот за что тебя ценю, подруга, - молвил он, когда прошёл приступ безудержного веселья, - так это за то, что во всём этом мракобесьи под названием Сектора только ты одна способна меня обезоружить своим необычайным видением мира.
        Я справедливо обиделась за Сектора.
        - Почему это Сектора - мракобесье? - сердито надувшись, полюбопытствовала я.
        Алан лишь поморщился и сообщил:
        - Деточка, я просто не могу иначе назвать подпространство, где собрано многотысячное количество безумно талантливых, ещё более самоуверенных и неорганизованных Учеников, которые стремятся уложить мир вокруг себя каждый по своей мерке, и которыми никто не управляет.
        - Почему никто? А Магистрат?
        - Учеников тысячи, а Магистрат - один, - справедливо заметил Алан.
        - А Совет? - уже менее убеждённо спросила я.
        Алан горько усмехнулся.
        - Совет - видимость. Он ни на что не способен.
        Спаси меня Боже от пессимистов!
        - Но ведь Дениэл пока справляется, - также справедливо заметила я.
        Алана, похоже, начинало доставать моё упрямство. Он слегка побледнел и уверенно заявил:
        - Знаешь что, Мерфи, при всём уважении к твоему уму, я никак не могу понять, почему же иногда ты соображаешь туже осла? Дениэл справляется со всем, что касается магии, потому что он прирождённый маг. Но он прекрасно понимает, что в остальном, как-то: дуэли, разбойники, вольницы, мелкая и крупная торговля с местными, контрабанда - ему не справиться. Тут не помог бы даже народный суд. Вот сейчас куда я, по-твоему, направляюсь? Утихомиривать очередную вольницу. В прошлый раз эти смелые ребята решили, что проживут без Магистрата. Я насилу убедил их, что Дениэл ввиду своей занятости не поедет сам разбираться, откуда такие вольные мысли пошли в народ, а попросту прихлопнет магическим ударом всю братию свихнувшихся магов, даже не выходя из кабинета. А сейчас у ребятушек очередной сдвиг. Решили облагодетельствовать соседние государства под личным руководством. Желают, видите ли, насаждать умное, доброе, вечное в тёмные народные массы. И всё при помощи магии.
        - А что такого страшного? Пущай сеют, - решила я, не усмотрев в действиях коллег какого бы то ни было состава преступления.
        Алан вздохнул, обошел пару раз комнату по периметру - горизонтально и вертикально, а затем, выпустив пар, терпеливо пояснил:
        - Мерфи, судьба таких благодетелей заканчивалась, как правило, на костре, дыбе и так далее. Народа много, благодетелей мало. К магам относятся с подозрением. Дениэлу не придётся даже голову ломать, как справиться с очередной проблемой. Суд Линча исправит положение. Тоже мне декабристы нашлись, блин…
        Я молчаливо согласилась с Аланом. Благодетели народные надолго входили в историю. Все они отличались удивительно короткой и насыщенной трудностями жизнью. И неприятной, как правило, смертью.
        Я покачала головой. Мне пришла в голову одна сумасбродная идея, и я поспешила поделиться с Аланом.
        - Слушай, амиго, в Секторах давно нужна власть, способная решать проблемы, до которых у Дениэла руки не доходят. Неужели такая простая мысль не пришла в голову никому? Верховную власть Магистрата никто не оспаривает. Но мелкие проблемы можно скинуть на плечи Учеников!
        У Алана загорелись глаза.
        - Знаешь, Мерфи, был один эксперимент, после которого Дениэл не пойдёт ни на какие реформы. У нас уже есть один сумасшедший дом под названием Совет. И его Секторам хватает с лихвой. Самым удачным решением этого, простите, органа, было перекрасить здание Школы в розовые тона.
        - ???…
        - По крайней мере, это действие не привело бы к непоправимым последствиям, - пояснил Алан в ответ на мой немой вопрос.
        Однако скепсис Алана на меня не подействовал. Я начинала помаленьку работать запылившимися от скуки извилинами. Совет… Хмм… Нет, не Совет… Нужно такое управление, при котором решение принималось бы Учениками, но контролировалось бы Магистратом. Правильно… Государство. Но под очень жестким контролем. Вывод?
        - Алан, Сектора - неупорядоченное государство. Почему бы не создать в нём централизованное управление?
        - Государство Учеников - это не мелкая проблема. Это одна большая головная боль. Если бы я был Магистром, то, скорее, разогнал бы Школу, чем позволил этим сумасбродным старейшинам из Совета чем-то управлять, - проворчал Алан, негласно согласившись на то, что эта моя новая идея не так уж и безрассудна.
        - А я не говорю о Совете. Его можно будет переизбрать, - размышляла я вслух.
        - Какая же власть, по-твоему, нам подойдёт? - поинтересовался Алан саркастически.
        Я пораскинула мозгами. Мои мысли мерно и свободно полетели в таком направлении, что аж дух захватывало. Совет, то бишь республика, ярым сторонником которой я являлась в родном пространстве, отметалась. Магистрат должен был держать правящий орган под контролем. Советом, пусть даже переизбранным, управлять невозможно. Столько мнений - и каждый - гений. Никто ни с кем не согласен. В итоге, согласие о покраске Школы в новый цвет. Нет, необходим представитель, который мог бы отчитаться за каждое своё решение… Для внутренних нужд Государства всё, вроде бы, имеется. Создать небольшую внутреннюю армию для решения мелких конфликтов не составит труда. Школа могла бы вести торговлю с близлежащими государствами. Мы ведь, чай, на землях Мордора. А там такие сокровища… Я мысленно даже облизнулась. Я была просто убеждена, что со всеми проблемами, которые не касаются магии, Ученики способны разобраться самостоятельно, а в остальном - Магистрат волен распоряжаться. Таким образом, ответ напрашивался сам собой…
        - Пожалуй, монархия, - предположила я.
        Алан состроил кислую мину, но я не дала ему и слова вставить.
        - Да, именно монархия. Магистры согласятся, если мы будем предоставлять им подробный отчёт о жизни в Государстве и всех своих действиях.
        - Хорошо, - недовольно изрёк Алан, - но как обеспечить порядок и поддержку населения? Ведь новый монарх может не понравиться Ученикам. А если они не будут подчиняться…
        - Но можно ведь найти главу Государства на выборной основе. А список кандидатов согласовать с Дениэлом. Тогда и Ученики и Магистрат будут довольны.
        Я уже уловила заинтересованные нотки в обычно беспристрастном голосе Алана, и поняла, что моя идея не нова и давно занимает его мысли
        - Алан, золотой ты мой, никто не говорил, что будет легко, - подтрафила я, попытавшись укрепить доверие Алана к моей сумасбродной идее. - Но подумай сам. Если будущие правители заручаться поддержкой населения? Мы, Ученики, получим большую самостоятельность!
        Алан оценивающе на меня взглянул.
        - Я не знал, что Вы настолько коварны, мадмуазель. И кого Вы предлагаете в качестве овцы на заклание Магистрату? Уж не себя ли?
        - Друг мой, я никогда не надену это ярмо себе на шею собственными руками, - горячо заверила я. - Мне нужна свобода. Я лучше останусь самой собой, а на троне будет кто-то из моих близких знакомых. Я имею в виду Марго и Генриха. Прекрасная пара, потомственные короли. Пришли, наконец, к выводу, что у них любовь, и поэтому раздел имущества в результате развода нам не грозит хотя бы в первое время. Чем не правители? У Генриха твёрдая рука. Кроме того, у них настолько некриминальное прошлое, что Магистры с радостью согласятся поддержать их.
        - Некриминальное прошлое, особенно в случае с Генрихом, - вопрос спорный. И что-то сомневаюсь я насчёт их радости.
        - Смотря по тому, кто ещё будет участвовать в выборах.
        - К примеру, Эрик и Визула. Чем не кандидаты? Покладистые, разумные.
        - Естественно. Но речь ведь идёт о выборах. Значит, необходимы хотя бы две-три кандидатуры. Уверена, Далила и Белиал не за что не пропустят это мероприятие! Они прекрасные политики, хоть и не в меру амбициозны, это все знают. Так что, пожалуй, у Марго и Генриха самые большие шансы! Во всяком случае, Марго ещё не успела насолить Магистрам, а Генрих редко попадается. Ну, как тебе идея?
        - "The bread of sieve cable". То есть бред сивой кобылы. Дочка, у тебя жар. Это от переживаний. Это пройдёт. Впрочем, в твоём возрасте я тоже мечтал, - отеческим тоном сообщил Алан.
        - А теперь, старый пень, не мечтаешь? - елейным голосом вопросила я.
        Алан не ответил. Он застегнул плащ и отправился разбираться с очередной вольницей.
        Глава 6. Марго
        Найти Ученика в Секторах, если он этого не хочет - дело практически невыполнимое. Конечно, если Вы, скажем, Магистр или у Вас Высшая степень магии, если тот, кого Вы ищете, не прячется под волшебным щитом, то, возможно, для Вас совершить нечто подобное - раз плюнуть. Для нас же, "сирых и убогих" магов третьей степени это на первый взгляд mission impossible. Впрочем, я начала не с того…
        Когда я, наконец, получила право свободного использования магии и слегка отошла после грандиозной гулянки, устроенной в честь столь знаменательного события, то решила всерьез взяться за организацию экспедиции на "тот свет". Джефа надо было вытаскивать. И так он заждался! Увы, до получения третьей степени Ученикам даже не разрешается покидать Сектора, не говоря уж о том, что, не имея права на свободное использование магии, ввязываться в подобную авантюру равносильно самоубийству. Но теперь, когда мы с Мерфи благополучно сдали экзамен, а Генрих вернулся из ссылки, можно было заняться спасением Джефри вплотную.
        Прежде всего, нужно было поговорить с Аланом. Но я, в отличие от Мерфи, не испытывая к нему особо теплых чувств, все оттягивала этот разговор, а потом вдруг выяснилось, что наш "принц воров" бесследно исчез. В его роскошном замке ночевали только летучие мыши, он не появлялся на светских раутах, не дрался на дуэлях, и даже в "Веселом Роджере" его вот уже несколько дней как не видели. Конечно, я знала человека, который мог связаться с Аланом практически в любое время: моя драгоценная Мерфи. Вот только оставался вопрос - где искать Мерфи. Сразу после экзамена она умотала в неизвестном направлении.
        Кстати говоря, я тогда тщетно пыталась понять, что связывает этих людей. Если я хоть не много разбираюсь, в мужчинах, любовными делами там и не пахло. Алан относился к Мерфи скорее по-отечески. Надо сказать, Мерфи, к вящей моей зависти, всегда легко заводила дружеские отношения с лицами противоположного пола. А вот мне это, как показывает опыт, похоже, не дано. Женщин вроде меня называют роковыми, они вызывают либо пылкую страсть, либо жгучую ненависть.
        Впрочем, я несколько отвлеклась. Мне срочно нужен был Алан. Вот только найти его, похоже, смог бы разве что Шерлок Холмс… Слегка поныв по поводу отсутствия оного среди моих друзей, я пораскинула мозгами и решила обратиться к кому-нибудь из тех темных личностей, с которыми меня знакомил в свое время Джеф. Вот уж никогда бы не подумала, что мне пригодятся подобные связи! Паренек с совершенно дикой шевелюрой непонятного оттенка, известный в определенных кругах как Неончик, посоветовал мне искать Алана в местечке под названием "Три поросенка".
        Таверну я нашла далеко не сразу. Уж очень неприметной она оказалась снаружи. После фасадов "Призрачных Огоньков" и "Поцелуя Вампира", которые сами по себе произведения искусства, это заведение казалось второсортной забегаловкой. Я бы, наверно, проскочила мимо, если бы не вывеска, на которой красовались три зверушки, давшие название кабачку. Первый поросенок, в костюмчике повара, обнимался с огромной кастрюлей, второй, явно немного захмелевший, держал в правом копытце бокал искрящегося вина, и, наконец, третий, в пуантах и балетной пачке, самозабвенно что - то вытанцовывал, подыгрывая себе на скрипке.
        Фыркнув, я потянулась было к дверной ручке, как тяжелые дубовые створки вдруг распахнулись, едва не сбив меня с ног, и наружу вывалились двое в стельку пьяных парней. Впрочем, при ближайшем рассмотрении я поняла, что пьян только один из них - высоченный, широкоплечий блондин, даже в джинсах и майке похожий на героя скандинавских мифов. Второй же, стройный и почти изящный, просто пошатывался под тяжестью своего не держащегося на ногах приятеля, которого он буквально тащил на себе.
        - Марго! - радостно возопил "викинг", - Как ты этой дивной лунной ночью?
        Вообще-то был еще день, но в Секторах эти понятия имеют обыкновение смешиваться. А ночи здесь всегда лунные…
        - Спасибо, Витторио, просто чудесно! Привет, Ричард…, - я кивнула его спутнику.
        - Привет, - юноша улыбнулся в ответ, и меня, как это всегда бывало при встрече с ним, окатило теплой волной.
        О, не пугайтесь. Я, конечно, натура страстная и увлекающаяся, но не настолько же! Прожив в Секторах пару недель, я перестала заглядываться на каждого встречного и поперечного красавчика, а уж после достопамятной разборки в Магистрате и возвращения воспоминаний о прошлых жизнях в моей жизни вообще остался только один единственный мужчина - Генрих.
        Но Ричард - случай особый. Одна только его улыбка заставляет женщин растекаться в лужицу и забывать обо всем на свете. Количество влюбленных в него девиц исчисляется десятизначными суммами! И дело не в редкостной даже по меркам Секторов красоте, золотистых волосах и бархатных серых глазах… Просто Ричарда окружает некая особая аура, которая привлекает особ противоположного пола, как свет мотыльков.
        Позже я узнала, что это свойство всех полукровок (даже вампиров - наполовину людей, наполовину демонов). В смешении экзотичности иной расы и биологической привлекательности твоей собственной есть что-то невыразимо притягательное!
        Ричард - полуэльф. По какой-то таинственной причине он скрывает свое происхождение, но я-то знаю его секрет, поскольку мы познакомились в тот день, когда он только приехал в Сектора и выглядел еще как всякий уважающий себя представитель Дивного Народа. Помню, я глазела на него тогда, едва что не с открытым ртом. Красота чистокровных эльфов вызывает лишь абстрактное восхищение, у Ричарда же она волнует и притягивает. Позже он изменил внешность, избавившись от миндалевидного разреза глаз, остроконечных ушек и прочих непременных атрибутов эльфийского облика. Но привлекательности ему это не убавило. И даже мне, уж на что влюбленной, приходилось делать над собой усилие, что бы не поддаться его чарам. Тем более, что, общаясь со мной, Ричард почему-то не задавался трудом их сдерживать, как с другими девушками.
        И кто там говорил, что жизнь в Секторах одно сплошное удовольствие?
        - Куда ты тащишь этого несчастного? - спросила я, кивнув на Вика, кулем повисшего на плече полуэльфа.
        - К нему домой. Пусть проспится.
        - А что, нельзя его…? - я сделала красноречивый жест рукой.
        - Магически протрезвить? - хмыкнув, Ричард поудобнее перехватил дремлющего приятеля, - Не положено! Притащив меня в это заведение, он заявил, что хочет напиться. В стельку. Мертвецки. До зеленых демонят. Причем, по полной программе! То есть трезветь Вик тоже намерен сам.
        - Что, со всеми вытекающими? И с похмельем?
        - Так он сказал.
        - Мда… Как все запущено!
        - Вот и я о том же, - в глазах полуэльфа сверкнули серебристые искорки иронии, - Все-таки люди по натуре мазохисты!
        - Сам хорош! - фыркнула я, - И чего тебе, скажем, не жилось среди Дивного Народа? Красота, умиротворение… Так ведь нет, приволокся в самое сумасшедшее место в мире, и теперь еще жалуется!
        - Приключений захотелось!
        - Да уж вижу… А что ты собственно делал там? - я кивнула на дверь таверны, - Мне казалось, такие места не в твоем стиле.
        - А вот как раз приключений и искал! А попутно - составлял Вику компанию. Он заявил, что пить в одиночестве - дурной тон!
        Я слегка приподняла брови:
        - Что-то ты не похож на пьяного, Ричард.
        - А я как увидел тебя, так сразу стал трезвым, точно стеклышко, - чуть склонив голову, юноша проникновенно посмотрел на меня из-под золотистой челки.
        Сделав вид, что ничего не замечаю, я только покачала головой. Как стеклышко, значит! Вообще-то порядком выпивший маг, сам протрезветь не может. Что бы колдовать, нужна хоть какая-то концентрация, а достигнуть ее, когда твой мозг затуманен винными парами, я бы сказала, сложновато. Так что Ричард или был почти трезв, или… В конце концов, что мы знаем о метаболизме эльфов? Может, им и не нужна никакая магия, что бы прийти в себя…
        Мои рассуждения были прерваны радостным воплем. Витторио, еще пару секунд назад сладко посапывающий на плече полуэльфа, оттолкнул приятеля в сторону, и бросился ко мне с поцелуями. Наморщив нос, я ловко увернулась, и гигант, не удержавшись на ногах, изящно пропахал физиономией мостовую. Ахнув, я бросилась его поднимать. Но Вик, как оказалось, совсем не нуждался в моей помощи. Что-то пробормотав, он свернулся клубочком у самого крыльца таверны, и снова сладко засопел. Мы с Ричардом переглянулись, с трудом сдерживая смех.
        - Слушай, а по какому поводу праздник-то?
        - Скорее уж траур! - наклонившись, юноша опять взвалил на себя бесчувственное тело.
        И как он только его таскает? Витторио сложен точно Геракл, а Ричард… Ну эльф он и есть эльф! Стройный, тонкий, изящный.
        Правда, хрупким его назвал бы только слепой.
        - Траур?
        - Да. Его девушка бросила.
        Ах, вот оно что! Должно быть, не привычное для Вика ощущение. На секунду я представила на его месте Генриха. Тот бы, наверно, не только напился, но и разнес с горя половину Секторов.
        - И кто эта ненормальная?
        - Фроди.
        - Ооо…
        Нет, Фроди, конечно, замечательная девушка и хорошая подруга. Но у нее есть один существенный недостаток - она буквально десятками коллекционирует парней! По её собственным словам, она находится в поисках своего идеала, но мне почему-то кажется, что все дело в спортивном интересе. Не могу сказать, что бы я её совсем не понимала, но…
        - И о чем он только думал, связываясь с Фроди? - пробормотала я, с грустью глядя на Витторио.
        - Как и всякий парень с непомерно раздутым самомнением, он считал, что уж ему-то удастся удержать эту Афродиту! - охотно пояснил Ричард, - И могло получиться, сделай он все по уму. К сожалению, женщины обычно не видят своего счастья, даже если оно встанет у них на дороге и будет с воплями размахивать руками.
        Я недовольно покосилась на полуэльфа. И откуда он такой взялся на мою голову? Психолог, блин…
        - Ладно, давай транспортируй этого мученика к нему домой! - обойдя ребят, я взялась за дверную ручку, - Кстати, Ричард, ты Алана там не видел?
        - Видел. Вот уж кто напивается в одиночестве!
        - Алан?!!! Напивается?!
        - Я пошутил, - засмеялся юноша, - Просто он сидит там один одинешенек с очень мрачным видом и ни с кем не желает разговаривать.
        - Ничего, как-нибудь разговорим! Namarie, Richard.
        На губах полуэльфа мелькнула улыбка.
        - Значит, ты все-таки решила последовать моему совету, и начала учить эльфийский? Я польщен! Но "namarie" - это скорее "прощай", чем "до свидания". А я надеюсь в скором времени тебя увидеть, Марго. До встречи!
        И прислонив Витторио к стеночке, он поцеловал меня в щеку. Ух!
        - Ри-и-ичард! - я строго погрозила юноше пальцем, - Ты, конечно, очень милый, но у меня есть Генрих!
        Секунду он внимательно смотрел на меня, потом на его лице появилось почти шкодливое выражение.
        - А я чем хуже?
        Я усмехнулась про себя. Не хуже, может быть, даже лучше. Генрих… Он вздорный, вспыльчивый, упрямый…
        И такой любимый!
        Говорят, женщина любит не за, а вопреки. Анрио я обожала, несмотря на все его многочисленные недостатки. Джеф меня интриговал, бросал вызов. Ричард восхищал. Но Генрих… От одной мысли о нем по телу пробегала сладостная дрожь, а в груди становилась тесно и жарко. Потерять его теперь, для меня было бы смерти подобно. Наверно, это и есть любовь…
        - К тому же, у людей нравы свободные, - продолжал между тем полуэльф, - А значит, пока ты не замужем, у меня есть шанс!
        Я покачала головой.
        - Это только вопрос времени, - "по крайней мере, я на это надеюсь", - Так что, прости, Ричард…
        Не люблю отказывать. Не люблю обижать людей. Особенно тех, которые мне симпатичны.
        Несколько мгновений он молча смотрел на меня, потом коснулся губами моей руки и, снова подхватив Вика, внезапно исчез. Просто так, без всяких заклинаний или порталов. Эльфийская магия, наверно… Вздохнув, я толкнула тяжелую дубовую дверь и вошла в таверну.
        И кто там говорил, что жизнь в Секторах одно сплошное удовольствие?
        Внутри "Три поросенка", надо сказать, оказались посимпатичнее, чем снаружи. В этот час здесь было не людно. Только компания человек из пяти в гробовом молчании резалась в карты, да какая-то парочка выясняла отношения на весьма повышенных тонах.
        - Будь реалисткой, - орал атлетически сложенный шатен своей подруге, когда я проходила мимо, - Из тебя маг Высшей степени, как из меня Фаринелли! Вот дуреха…
        Через секунду за моей спиной послышался приглушенный вопль. Надо думать, девушка решила на практике проверить это заявление. И, похоже, общего у её дружка с великим Фаринелли - кастратом оказалось действительно мало. На его же счастье. Впрочем, парень-то, наверно, имел в виду вокальный талант…
        Алана я узрела в самом дальнем углу. Он сидел, прислонившись к стенке, так, что бы видеть все, что делается в таверне, и со странным выражением на лице созерцал мои ноги. На миг я пожалела, что надела мини-шорты. Не подумайте, мне нравится, когда мной любуются мужчины, просто у Алана был такой взгляд… Нет, там не было страсти, скорее обжигающий холод.
        - Как ты меня нашла? - ледяным тоном спросил он, когда я без приглашения уселась напротив.
        - Хорошие связи, - я передернула плечами, - Алан, как насчет того, что бы протянуть мне дружескую лапу помощи?
        - Не лапу, не руку, Марго, - отрывисто бросил молодой человек, пристально разглядывая что-то за моей спиной.
        Не слишком-то вежливо! Что это случилось с Аланом? Со мной он так никогда себя не вел. О дружеских отношениях между нами говорить не приходится, слишком уж разные люди, но я знала его как настоящего рыцаря, во всяком случае, что касается отношений с дамами.
        - Да ладно, тебе. Неужели ты откажешь мне в услуге? - я включила свое обаяние на полную катушку, - Кстати, может, предложишь даме выпить? - я кивнула на пузатую бутылку, красующуюся на столе. Между прочим, уже наполовину пустую.
        Алан вздохнул, видно вспомнив о правилах хорошего тона, извлек из воздуха хрустальный фужер и налил в него немного прозрачной искрящейся жидкости.
        - Что это? - с интересом спросила я, принимая из его рук бокал, - Водка?
        - Ну что Вы, миледи! - пропел Алан преувеличенно сладким голосом, - Разве я могу предложить даме водку? Чистейший спирт! - чтобы походить на булгаковского Кота Бегемота ему не хватало разве что усов и хвоста.
        Тихонько засмеявшись, я пригубила напиток. Неплохо. Во всяком случае, со спиртом у него общего не больше чем у меня с Наоми Кэмбел.
        - Слушай, Алан, - я чуть наклонилась вперед, создавая иллюзию доверительности, - Тут вот какая проблема: один мой хороший знакомый (ты его знаешь, это Джеф) погиб во время дуэли. Как я успела выяснить, между изгнанием Ученика, когда он навсегда возвращается в родное Пространство, и его смертью есть определенная разница. Так вот, мне бы очень хотелось вернуть своего приятеля, если это возможно, конечно.
        - И при чем здесь я?
        - Мерфи сказала, что ты как-то общался с человеком, вернувшимся, так сказать, с того света, - я мило улыбнулась, - Да и вообще, Алан, кому, как ни тебе знать о подобных вещах! Ну, как? Поможешь мне?
        Губы Алана тоже тронула невольная улыбка. Я уже хотела бить в литавры в честь победы, но тут лицо моего собеседника вдруг напряглось, будто он вспомнил нечто неприятное.
        - Нет, Марго, - он покачал головой, - И не нужно меня умасливать.
        - Ну, Алан! Я же не прошу тебя возглавить экспедицию в иные миры. Просто расскажи, что ты знаешь обо всем этом.
        - Я же сказал: нет! - Алан нахмурил брови, - Может быть ты, наконец, оставишь меня в покое?
        - Что ж, прекрасно, - я поджала губы, - попробую выяснить то, что мне нужно в другом месте. Спрошу у самих Магистров, в конце концов!
        Алан засмеялся:
        - Ты такая же сумасшедшая, как и твоя подруга, - он подался вперед, - Ну, на кой черт тебе все это сдалось? У тебя прекрасная репутация, Магистры к тебе, кажется, благоволят, тебе пророчат большое будущее, как магу, у тебя есть любимый человек! Что тебе еще надо? Ты что, не представляешь, в какие неприятности можешь влипнуть?
        - Прекрасно представляю! Но я хочу спасти Джефа.
        - На кой он тебе нужен? У тебя же есть Генрих.
        - Причем здесь Генрих? - я искренне удивилась, - Его я люблю, а Дефри мой друг.
        - Да неужто? - Алан усмехнулся, в очередной раз окинув взглядом залу таверны, - Заведи себе нового. В Секторах полно приятных молодых людей.
        Ух, как я разозлилась!
        - А Мерфи-то всегда говорила, что ты - джентльмен, - воскликнула я, вскочив на ноги, - В гробу я видала таких джентльменов! Чурбан бесчувственный!
        - Я и есть джентльмен, - спокойно произнес Алан, тоже вставая, - Именно поэтому я прошу тебя оставить меня в покое.
        - Сколько угодно, - я зыркнула на него так, что у любого другого на его месте подогнулись бы от страха колени.
        Я уже сделала два шага по направлению к двери, когда Алан схватил меня за запястье.
        - Отпусти, - ледяным тоном бросила я, решив, что он набивается на ссору.
        - Да подожди ты! - молодой человек взглянул на меня с неприкрытой иронией, - Какая горячая! Вот уж точно, вы с Анри подходящая парочка.
        - Горячая? Может быть. Зато Вы, сэр, холодны как айсберг!
        - В океане?
        - Где угодно!
        - Мой тебе совет: по меньше слушай Аллу Пугачеву.
        - Ты закончил? Тогда позволь мне уйти.
        - Похоже, мы поменялись ролями, - Алан нервно засмеялся, - Сначала я пытался от тебя отделаться, и у меня это никак не получалось, теперь ты хочешь уйти, а я тебя уговариваю остаться! Ладно, объясню тебе, что к чему. У меня, почему-то нет желания с тобой ссориться. Я не хочу ничего тебе рассказывать о так называемом "том свете", потому что если ты туда отправишься, неминуемо влипнешь в историю. А уйти я тебя просил, поскольку на меня идет охота. Я нажил врага, которого не пожелаю никому. И он не церемонится в выборе средств.
        Я пожала плечами:
        - Только у дураков и уродов не бывает врагов. Но даже если ты отмечен смертью, это не значит, что надо шарахаться от каждой тени!
        Алан посмотрел на меня с искренним интересом.
        - Похоже, я тебя недооценил, - произнес он с улыбкой, - Ты казалась мне легкомысленной кокеткой, и я все гадал: и что это Мерфи в тебе нашла?
        - А уж что она нашла в тебе?… - не выдержала я.
        - Ладно, ладно, - Алан махнул рукой, - Замнем эту тему. Так вот, я вовсе не шарахаюсь от каждой тени, а проявляю разумную осторожность. Как я уже сказал, мой враг не церемонится в выборе средств, и любой, кто находится рядом со мной может попасть под удар. А я не хочу, чтобы это произошло с человеком, который мне нравиться, - он склонился в церемонном поклоне.
        Я взирала на него с искренним изумлением:
        - Ты же считал меня легкомысленной кокеткой!
        - Но это не мешало мне восхищаться твоей красотой, - Алан коснулся губами моей руки.
        Я готова была заурчать от удовольствия, словно кошка. Что и говорить, самое верное оружие женщины - её ум и природное очарование. И не стоит её хвататься за другое…
        Какое-то шестое чувство заставило меня поднять глаза. Я в ужасе замерла: на лестничной площадке, как раз за спиной Алана, стоял затянутый в черное человек и целился в него из арбалета! Мой собеседник вскинул голову, очевидно, тоже почувствовав опасность, но еще не понимая откуда она исходит. Арбалет щелкнул, стрела отправилась в смертельный полет. В этот миг время, казалось, замедлило свой бег. Моя рука сама собой скользнула к поясу. Блеснула серебристая молния, и стрела, разрубленная в полете моим кинжалом, рухнула на пол. Я вцепилась в край стола, чувствуя, как подгибаются колени. Обломки стрелы, валявшиеся в нескольких шагах от меня, даже сейчас испускали яркое магическое сияние. Мне пришлось вложить в бросок всю мою волшебную силу. Кто бы ни был этот стрелок, магических способностей ему явно не занимать.
        Интересно только, нужна ли была Алану моя помощь? Он ведь сильный маг, возможно, он мог выхватить стрелу из воздуха, или, скажем, испепелить её ещё в полете. Тяжело дыша, я смотрела, как Алан в стремительном прыжке взлетел на лестничную площадку. Его пальцы сомкнулись на горле стрелка, но в ту же секунду нападавший исчез, просто растворился в воздухе. Алан непечатно выругался и дематериализовался следом за киллером. Подобрав свой кинжал, я буквально рухнула на скамейку. Да, похоже, я поторопилась, заявив, что женщине не нужно никакое оружие, кроме её чар…
        - И что здесь вообще произошло? Вы, ребята, чего - так развлекаетесь? - громко вопросил незадачливый "Фаринелли". В таверне повисло гробовое молчание…
        Пару дней спустя, когда я, сидя у зеркала, прихорашивалась перед свиданием, в мою спальню вдруг влетел огромный черный ворон. Не обращая на меня ни малейшего внимания, он описал два круга под потолком, и, уронив на туалетный столик сверток, который до этого держал в когтях, вылетел обратно в открытое окно. Интересно, кто это так шутит? Я развернула посылку. Внутри оказался белый конверт и бархатная коробочка, в таких обычно дарят драгоценности. В ней обнаружился золотой перстень - печатка в форме пылающего сердца. В центре красовалась небольшая молния, в коей без труда можно было узнать первую букву моего имени: "М". Полюбовавшись на неожиданный подарок, тем более ценный, что он был создан в настоящей ювелирной мастерской, без всякой магии, я распечатала письмо:
        Прекрасная Марго!
        Позволь мне принести свои искренние извинения за то, что вел себя так грубо при нашей последней встрече. Как я уже сказал, я хотел уберечь тебя, да и сам, если честно, был слегка на взводе. Мне не хватит всей жизни, что бы отблагодарить тебя за то, что спасла мне жизнь. В качестве знака моей глубочайшей признательности прими, пожалуйста, этот сувенир. Он символичен, и как мне кажется, очень точно отражает твою внутреннюю суть: душа и сердце, способные дарить безграничную любовь друзьям и близким, и твердая рука, несущая молниеносную смерть врагам.
        С поклоном, Алан.
        P.S.: Если ты так твердо решила спасти Джефа и ясно представляешь во что можешь вляпаться в результате этого предприятия, я, так и быть, расскажу тебе все, что об этом знаю. Только ни слова никому, кроме людей, которым ты безгранично доверяешь. Человека, который, по его словам, побывал на том свете, ты сейчас не найдешь, поскольку он, если я не ошибаюсь, уже давно туда вернулся. Неисправимый дуэлянт! Однако кое - что он мне рассказал. Якобы где-то на востоке, за Зачарованным Лесом, есть некая магически закрытая зона, куда и перебрасывает погибших Учеников. Жить там, по словам этого парня, можно, хотя выдержит это не всякий. Ученики бы давно сделали оттуда ноги, да магические границы этого местечка устанавливали сильные волшебники, возможно, сами Магистры. Заправляет всей этой "ярмаркой" некий престарелый джентльмен, которого кличут Старцем. Он тоже, без сомнения, сильный маг. Как уж сбежал оттуда этот мой знакомый, я не знаю. Очевидно какие-то лазейки все же существуют. Лично я не представляю, как ты собралась вытаскивать из этих мест Джефа. Хочешь устроить побег? Или договориться со Старцем? В
любом случае будь осторожнее, особенно если возьмешь с собой Мерфи. На днях я в очередной раз убедился, что эта особа слегка не в себе.
        Удачи вам!
        Довольно улыбнувшись, я свернула письмо и спрятала его в сумочку. Позже покажу друзьям. Затем вновь открыла коробочку с подарком и залюбовалась кольцом. Без сомнения, это был не просто знак признательности. Алан - человек сложный, загадочный, я бы сказала. И уж наверняка, он не просто Ученик. О его прошлом в Секторах не знал никто. Завоевать уважение этого человека для меня было делом чести, и, если я хоть немного разбираюсь в мужчинах, этим символичным, по его словам, подарком Алан показал мне, что признает меня равной себе. А союзниками или соперниками мы станем в будущем, покажет время…
        Что-то горячее коснулось моей шеи, электрической дугой пронзив нервы и тело. Я повернулась и, смеясь, взглянула в карие глаза возлюбленного:
        - Ты когда-нибудь стучишь?
        - Только в дверь Магистрата.
        - Ну - ну! - я обняла его за талию. Шея еще горела от недавнего поцелуя, - Минуточку! Как ты вошел? Ведь на входе защитное заклинание.
        - А кто помогал тебе его устанавливать? - пробормотал он. Его пальца зарылись в мои волосы, губы оказались в нескольких миллиметрах от лица…
        - Надо будет перепрограммировать твоего дракона…
        Генрих вернулся совсем недавно, буквально накануне нашего экзамена на третью степень. Его не было пять капиллярных лет, и уж не знаю, для кого это было большим наказанием, для него или для меня. В конце концов, в нашем родном мире, на Земле, прошло лишь пять ночей, для меня же здесь они превратились в пять месяцев. С другой стороны, мне нужно было время, чтобы разобраться в своих чувствах. Эта история с дуэлью заставила меня понять, что дальнейшей своей жизни без Анрио я не представляю. То, что я испытывала к нему сейчас, не шло не в какое сравнение с моей симпатией к Джефу или к тому же Ричарду. Однако оставался вопрос: что же это, любовь, существование коей я осознала, чуть не потеряв Генриха, или же всколыхнувшееся в результате возвращения памяти прежнее чувство к человеку, именуемому много лет назад Генрихом Наваррским…
        Он изменился, стал другим человеком, как, впрочем, и я. Мы оба прожили с тех пор не мало жизней, прошли сотни дорог, мы любили и ненавидели, радовались и страдали; все это не могло не наложить на нас свой отпечаток. И я пыталась понять, смогу ли я теперь любить его, есть ли у нашего чувства будущее. Когда-то мы уже соединили наши судьбы, и к чему это привело? Да, мы и тогда любили друг друга, но насмешница - судьба то делала нас союзниками, то ставила по разные стороны баррикад. Не всякая любовь выдержит такое. Наша - погасла, точно свеча на ветру. И что бы я там не говорила молодому Магистру, развелись мы не только из политических соображений. Мы просто не видели смысла оставаться вместе, наш брак исчерпал себя, и как союз мужчины и женщины, и как альянс двух царственных особ. Генрих добился, чего хотел, его мечта исполнилась: путь к трону Франции был открыт. Для него только наступала золотая пора, моя же была, увы, близка к завершению. В те времена век женщины был короток, в сорок лет она уже считалась старухой. К тому же королю был нужен наследник, а я, к несчастью, не могла его подарить своему
мужу. Расплата за грехи молодости… Мои родственники, люто ненавидевшие Генриха, обожали всевозможные флорентийские яды и прочие зелья узкого назначения.
        Впрочем, что сейчас об этом… Старые проблемы канули в лету, им на смену пришли новые. Что нас ждет? Какие испытания ждут нашу любовь? И преодолеет ли она их? Как сказал Сергей Лукьяненко: "Любовь - счастье, но лишь когда веришь, что она будет вечной. И пусть это каждый раз оказывается ложью, но только вера дает любви силу и радость". Тщетно я пыталась заглянуть в будущее, понять, увидеть путь, которым нам суждено идти. Все маги немного провидцы, и в сумрачной дымке я видела эту дорогу, но конец её скрывался в непроглядной мгле. Пойдем мы дальше рука об руку, или же наши пути разойдутся? Время не любит раскрывать свои секреты. Живи настоящим, и будь доволен, ибо многие знания - многие печали…
        В дверь постучали. Я сварливо сообщила, что никого нет дома. Похоже, неизвестного гостя это не смутило. Дверь отворилась (этот герой - любовник в спешке её даже не закрыл), в проеме возникло премиленькое личико. Огромные васильковые глаза, копна серебристых кудрей… А вот и наша заблудшая овечка! Анрио вскочил на ноги и начал лихорадочно стирать с лица губную помаду. Синие глазки округлились, на лице Мерфи появилось лукавое выражение:
        - Кажется, я помешала?
        - Ничего, ничего. Заходи, Меф, - пригладив волосы, я свирепо глянула на Генриха, - Где ты пропадала, подружка?
        - Братцы, вы не представляете, что со мной приключилось! - голосом Незнайки из отечественного мультфильма провозгласила Мерфи, плюхнувшись в любимое кресло Анрио.
        Впрочем, мой бой-френд не возражал, ведь это позволило ему усесться на танкетку в непосредственной близости от меня. Наша путешественница начала свой рассказ. Шоколадный коктейль, который я намеревалась выпить, был забыт. Я только смотрела на Мерфи круглыми глазами и пускала от зависти пузыри через соломинку. Мои "полные драматизма" приключения в таверне "Три поросенка" на фоне её истории смотрелись, скажем так, бледновато! Не то что бы я хотела драться на шпагах с разбойниками, ночевать в обществе малознакомых мужчин, проявляющих вполне однозначные намерения, а потом под страхом смерти удирать от них через телепортационный переход… Просто оказавшись в Секторах все заражаются какой-то жаждой острых ощущений.
        Да, Мерфи нас огорошила! Её идея создания Государства в Секторах показалась мне если не абсурдной, то, во всяком случае, невоплотимой в жизнь. Генрих же без обиняков заявил, что наша искательница приключений перегрелась на солнышке! За что получил по физиономии атласной подушкой.
        Когда перья, которыми она была набита, были кое-как вычищены из буйной шевелюры Анрио, Мерфи продолжила свое повествование. Минут тридцать она излагала нам преимущества монархического государственного устройства в Секторах. Скажу честно, несмотря на свои сомнения, я бы подписалась под каждым её словом! В Секторах давно уже было пора что-то менять. Каким бы идеальным не казался этот мир, нужно идти вперед, иначе стабильность постепенно превратится в регресс! Сектора - это уже не просто Школа с окружающим её мегаполисом. Ученическое общество достигло того уровня, когда отсутствие единой системы власти и четкого законодательства может привести к анархии. А влияние Магистров, при всем моем уважении к ним, слишком узконаправленно и субъективно.
        Да, плюсов у этой идею было не мало. Вот только минусов, к сожалению, тоже хватало с избытком! Во-первых, конечно Магистры. Вряд ли они взвоют от радости, узнав, что мы решили снять с их плеч, пусть и не полностью, бремя власти. Во-вторых, Фокс - этот таинственный знакомый Мерфи и, как мне подсказывала интуиция, заинтересованная сторона в плане контроля над Секторами. И, наконец, рутинная, воистину титаническая работа по закладке фундамента будущего Государства. Даже если Магистрат даст добро, Королевство в Секторах в один день не возникнет! Слишком уж Ученики привыкли к неограниченной свободе, пусть она во многом и иллюзорна. Неизвестно, заинтересует ли их вообще эта идея.
        В целом, было над чем подумать. Например, если нам все-таки улыбнется удача, готова ли я сама отказаться от беззаботной жизни и взвалить на свои плечи бремя власти? Какое-то шестое чувство подсказывало мне, что пути обратно уже нет, что это будет следующий шаг по тропе Великих, той самой дороге, конец которой теряется во мгле, и ступив на которую уже не оглядываешься назад… Так может не стоит спешить и приближать неизбежное?!
        Встряхнув головой, я подняла глаза. Генрих и Мерфи странно смотрели на меня.
        - Ты была где-то очень далеко, ma cheri, - тихо произнес Анрио.
        Его лицо прямо светилось азартом. Похоже, одного, самого ярого сторонника своей идеи Мерфи уже заполучила! Генрих личность в Секторах популярная, в меру бесшабашен, в меру рационалистичен. А главное - прирожденный лидер! Многие Ученики пойдут за ним, не раздумывая. Вот только осознает ли Анрио, насколько сложная задача стоит перед нами? Взглянув на его решительно поджатые губы, на тонкую морщинку меж нахмуренных бровей, я поняла, что да, осознает, и, пожалуй, даже лучше, чем я! Вот только смотрит он на все это несколько иначе. Возможно, мы оба стремимся к власти… Причин тому много. Желание сделать этот мир лучше, ответственность за него, как у любого истинного мага, служение Высшим Силам, в конце концов… Ну и, если уж быть до конца честным, где-то в самой глубине души - потакание собственной гордыне! Но если я не до конца уверена, нужно ли мне все это, Генрих иного пути вообще не видит! В этом его жизнь!
        Мои размышления были прерваны легким тычком в бок.
        - Хватит медетировать! - Мерфи плюхнулась обратно в кресло, - До создания Государства нам еще как пешком до Китая! Лучше скажи, ты говорила с Аланом насчет того парня, что вернулся из "царства мертвых"?
        В свете последнего сообщения кампания по спасению Джефа совершенно вылетела у меня из головы. Я вкратце обрисовала друзьям ситуацию. Как я и предполагала, происшествие в "Трех поросятах", даже изложенное в самых светлых тонах, испугало Анрио не на шутку. Он отважен до безрассудства, умен, хитер, проницателен, но у него есть один очень серьезный недостаток - совершенно не умеет держать себя в руках, когда дело касается близких ему людей.
        Мерфи выслушала мою историю хладнокровно, но с интересом. Покушение на Алана её как будто ничуть не взволновало. Как выяснилось, Мерфи считает его "большим мальчиком", который вполне в состоянии сам о себе позаботиться. Я лично подозревала, что имей она возможность ему помочь, кинулась бы, не раздумывая. Вот только Алан подобную попытку пресечет на корню!
        После небольшой семейной сцены (отсутствие семейных отношений Генриха не остановило) по поводу стоило ли мне в одиночку шататься по подозрительным местам (можно подумать, что в Секторах со мной может что-нибудь случиться), мы перешли к составлению плана спасательной экспедиции. Надо сказать, что нас с Мерфи несколько удивил энтузиазм, с которым Анрио взялся за это дело. Не то, что бы мы до этого подозревали его в малодушии… Генрих и Джеф, несмотря ни на что, умудрялись оставаться друзьями. Но я честно, не ожидала, что буквально через неделю после возвращения из изгнания Анрио сам предложит мне предпринять какие-то меры по спасению нашего авантюриста. И что еще более парадоксально, он сделал это ни где-нибудь, а… хмм… в постели.
        Кстати, я говорила, что у Джефа преотвратное чувство юмора?! А я ведь купилась на эту его шуточку о том, что в Секторах существует только платоническая любовь. Платоническая, как же! Или это он о себе говорил? Может, Джеф принял обет целомудрия?! Ну да, а я Королева Эльфов!
        Итак, покончив со взаимными препирательствами, мы взялись за разработку плана кампании. Решено было, что отправимся мы втроем. Ни к чему вовлекать в эту самоубийственную авантюру кого-то еще. Во-первых, как-то принято считать, что с "того света" не возвращаются, а во-вторых, даже если дело выгорит, вряд ли Магистрат за это погладит нас по головке. Конечно, здорово было бы привлечь сюда Алана, но у него, похоже, и так забот полон рот.
        - Итак, что же мы имеем? - провозгласил Генрих после четверти часа активной работы, - Актив: а) трое выдающихся Учеников, б) оружие, представленное нашими с Мерфи шпагами, твоим мечом, любимая, парой-тройкой заговоренных кинжалов и одним бластером (надеюсь, ты умеешь из него стрелять, солнышко?), в) уйма скраба, который всегда берут с собой в поход хорошие туристы, г) еда, которой хватило бы, что б накормить всех голодающих южной Африки (Согласен, мы можем попасть в места, где нельзя её наколдовать, но что бы столько… Совсем не заботитесь о своих фигурах, девочки!), и, наконец, с) Летучи, натуральный вид транспорта, опять же на тот случай, если там откажет магия, и волшебные коврики не смогут летать… - Генрих перевел дух, и во время этой паузы заработал от меня легкий подзатыльник. За наши с Мерфи фигуры! - Пассив же таков, - как ни чем не бывало продолжал разглагольствовать Анрио, - а) Зачарованный Лес, неизвестно почему так названный, б) неопределенное место назначения и с) весьма сомнительная цель, потому как вряд ли в Секторах нам скажут спасибо за возвращение (или воскрешение) этого
авантюриста! Скажу честно, чем дальше, тем у меня больше сомнений в твоей адекватности, Марго. Это же надо, отправиться в "царство мертвых"! То же мне, Геракл в юбке…
        - Анрио, милый, я же не заставляю тебя ехать с нами! - невинно хлопая глазками, проворковала я, - Мы прекрасно понимаем, что ты еще не пришел в себя после изгнания… Тебе нужно отдохнуть, набраться сил. А мы с Мерфи и сами справимся!
        В следующее мгновение у меня возникло острое желание схватиться за громоотвод. Глаза моего единственного буквально сыпали молниями. Казалось, он сейчас испепелит меня взглядом, однако это не мешало мне сгибаться пополам от истеричного хохота. Ну что поделаешь, нравится мне подкалывать Анрио! Он такой хорошенький становится, когда злится…
        Отправиться я предложила на следующее утро. Генрих, которому явно не терпелось отыграться, ехидно поинтересовался:
        - А почему же не сегодня, любовь моя, почему не сейчас?!
        На что я невозмутимо ответила:
        - Мне нужно разобраться с кое-какими делами личного характера!
        Конец фразы я специально подчеркнула. Генриха опять перекосило.
        - Не паникуй, Анри, - успокаивающим тоном заметила Мерфи, - Ты же сам сказал, что с "того света" не возвращаются! Она просто хочет составить завещание.
        Вот называется - утешила! Я захихикала, а вот Генрих, судя по его мрачному виду, шутки не оценил. Раздраженно хмуря тонкие брови, он поигрывал пальцами на эфесе шпаги и что-то бормотал себе под нос. Короче, вид у него был такой, будто завтра ему предстояло идти на Голгофу! И тут до меня, наконец, дошло. Да он панически боится этой поездки! И не потому, что там с нами может что-то случиться - Генрих как никто другой уверен в своих силах. Джеф - вот в ком причина! Анрио буквально снедает страх, что я отправляюсь в это путешествие не просто, что бы выручить друга. Он все еще думает, будто я не равнодушна к Джефри. Вот почему он так странно отреагировал на мое замечание относительно личных дел. Я растрогалась. Это надо же - рисковать всем, что бы спасти человека, в котором видишь потенциальную угрозу! Нет, определенно, я не достойна этого парня. Мягко улыбнувшись, я шагнула к Генриху и накрыла его губы своими. На мгновение он замер, ничего не понимая, потом шевельнулся, отвечая на мой поцелуй. Руки Анрио скользнули мне на талию, прижимая наши тела друг к другу, мои пальцы запутались в его густых,
черных как смоль волосах…
        К реальности нас вернуло вежливое покашливание Мерфи.
        - Пожалуй, я пойду, - чуть смущенно заметила она, - Отдохну перед завтрашней поездкой.
        - Что ты, останься, - я с трудом заставила себя отлепиться от Генриха, - Извини, мы слегка увлеклись. Давай сходим куда-нибудь втроем, посидим…
        - Знаю я ваше "посидим", - хмыкнула Мерфи, - Вы или опять забудете о моем существовании, либо начнется такой дым коромыслом… Нет, мне правда нужно выспаться. Последние дни были очень напряженными, и, похоже, грядущие будут не лучше. Ладно, пошла я, - она поднялась на ноги, - Надо еще отмыться от лесной и библиотечной пыли, а также пронзительных взглядов Магистров и этого Фокса.
        - Кстати, а как восприняли в Магистрате твою историю с разбойниками? - спохватился Генрих.
        - Да никак, - зевнув, Мерфи взялась за ручку входной двери, - Я оттуда удрала!
        - И тебя отпустили? - поразилась я, - После того, как ты применила запретное для твоего уровня заклинание, да еще притащила в качестве бандероли особо опасного преступника?
        - Угу. Мне оправили уведомление, что бы я в свободное время явилась пред светлые очи Магистров. Я как раз оттуда. По счастью, Дениэла в тот момент среди них не было, так что мне простили все грехи и отпустили с миром, - Мерфи ухмыльнулась, - Ладненько, до завтра, - тут её усмешка стала еще более плутоватой, - Спокойной вам ночи!
        Не успела она выйти за дверь, как я опять оказалась в кольце рук Анрио. Его губы, скользя по моей коже, прочертили сладкую дорожку поцелуев от подбородка до виска. Дыхание Генриха обожгло мне ухо:
        - Может нам тоже сегодня стоит остаться дома? Отдохнуть…
        Засмеявшись незнакомым гортанным смехом, я уткнулась лицом ему в плечо. Да, похоже, что меня нынче ждет очень спокойная ночка!
        - Ладно, - пробормотала я, - Только давай пойдем к тебе. Там как-то…
        - Уютнее?!!!
        - Дурачок! - я потерлась щекой о его шею, - Просто там твой дом, насколько бы жутко он не выглядел. А здесь общага. Как бы я не обустраивала эту квартирку, она все равно лишь временное пристанище, - я вздохнула и спрятала лицо у Генриха на груди, - Наверно, я устала быть бездомной. Надо мне создать свой собственный замок. Хотя это такая возня…
        - А ты не возись, - голос Анрио прозвучал как-то странно, - Просто переезжай ко мне. Сможешь переделать замок по своему вкусу.
        В голове немного просветлело, и я слегка отстранилась от юноши. Его тело в моих объятиях напряглось, глаза смотрели испытывающе. Мой ответ для него явно был очень важен. И я бы согласилась… Если бы не одно "но". Попав в Сектора, я словно бы очутилась в сказке, казалось, исполнились мои самые заветные мечты, здесь я встретила своего прекрасного принца. И тривиальное предложение "съехаться и жить вместе" несколько не укладывалось в общую картину!
        Но, как оказалось, Генрих всегда лучше меня самой знал, что мне нужно, знал, что я хочу услышать.
        - Je t"aime, Margo, - прошептал он по-французски.
        Анрио вообще последнее время стал часто говорить на родном языке, особенно наедине со мной. Словно бы прошлое и впрямь вернулось, словно бы мы получили еще один шанс.
        - Я люблю тебя! - повторил он, - Люблю больше всего на свете! Я был идиотом, что отпустил тебя тогда. И я молю тебя, amante de moi, дай мне возможность все исправить!
        Генрих сунул руку во внутренний карман камзола и что-то достал. Его губы шевельнулись, произнося заклинание. В руке юноши появилась алая роза. Нет, не настоящая. Это был сувенир, из проволоки и бархата, но выполненный столь искусно, что цветок казался живым. Приглядевшись, я поняла, что его бутон представляет собой коробочку. Похоже, мне второй раз за вечер дарят украшение. Тем временем, Генрих с каким-то странным видом протянул мне розу. Мое сердце вдруг тюкнуло невпопад и забилось часто-часто. Неужели? Неужели это… Я открыла коробочку. На золотом шелке лежало обручальное кольцо! Великолепный перстень потрясающей красоты, какой я никогда не видела и наверно больше не увижу. Я сразу поняла, что кольцо самое настоящее, не магическое, хотя возможно при его создании и использовалось волшебство - такая тонкая была работа. Перстень венчал изумруд того же оттенка что и мои глаза, выточенный в форме полуоткрытой морской раковины. Внутри нее поблескивала маленькая серебристая жемчужина. Жемчужина… Margarita, если по - латыни. Символ моего имени. Ободок кольца тоже представлял собой настоящее произведение
искусства - кружева кораллов, водоросли и сказочные морские создания переплелись в нитях светлого, серебристого металла, словно бы излучавшего звездный свет. О Боги Всемогущие, это же мифрил! Самый дорогой минерал во всем Средиземьи. Да, что там дорогой! Бесценный!!! На колечко, которое я держала в руках, можно было купить целое княжество! И где только Генрих его достал?
        Анрио взял меня за руку и опустился передо мной на одно колено.
        - Марго, ты выйдешь за меня замуж? - торжественно спросил он.
        Я смотрела на человека, склонившегося у моих ног, и вспоминала нашу прошлую жизнь. Наше знакомство, любовь, вспыхнувшую в молодых сердцах с первого взгляда. Вспоминала несколько недель безоблачного счастья и… Варфоломеевскую ночь, оставившую один из самых глубоких шрамов в моей душе. Вспоминала нашу совместную жизнь, так похожую на старое выдержанное вино - иногда сладкую, как амброзия, иногда горькую, как хина. Я вспоминала первую встречу, здесь, в Секторах, и свои сомнения относительно нашего общего будущего. А он молча смотрел на меня. Герой моих девичьих грез… Мой сказочный принц… Человек, только что подаривший мне бесценное сокровище, и готовый бросить к моих ногам целый мир.
        Когда-то я был королем,
        А ты была королевой.
        Но тень легла на струну,
        И оборвалась струна…
        И от святой стороны
        Нам ничего не досталось…
        Кроме последней любви…
        К черту все! Нельзя давать прошлому слишком большую власть над настоящим. В конце концов, я не из тех, кто ищет легких путей. Опустившись на колени рядом с Генрихом, я дотронулась пальцами до его лица. Глядя в светло-карие, почти золотистые, глаза возлюбленного, я прикоснулась в поцелуе к губам Анрио и выдохнула:
        - Да…
        Он одел мне палец кольцо и прижал к себе, наши души слились воедино и всю ночь, до рассвета, мы пили сладость губ и тел друг друга, так словно от этого зависела наша жизнь…
        Есть одна любовь - та, что здесь и сейчас.
        Есть другая - та, что всегда…
        Есть вода, которую пьют, что бы жить.
        Есть живая вода…
        На следующий день мы встали пораньше и, позавтракав на скорую руку, отправились в путь. Если уж Ученики что-то решили, они действуют, а не рассуждают! Нагруженные багажом Летучи тремя свечками взмыли в звездное небо Секторов. Генрих пробормотал заклинание внутрипространственной телепортации. Яркая вспышка, секундная потеря ориентации, и вот внизу уже проплывают причудливые очертания Мордорского горного хребта. Что бы покинуть Сектора обычно используют магию - иначе слишком далеко ехать придется, ведь ученические владения занимают огромную территорию неопределенных размеров. Хотя такие перемещения, даже в пределах нашего Измерения, разрешены только Ученикам со второй степенью и выше. Так что без Анрио нам с Мерфи пришлось бы тащиться пешком.
        Больше часа мы летели над бесконечными скалами и каньонами Мордорских Гор, практически неразрывным кольцом опоясывающих территорию Секторов. И лишь когда солнце Средиземья, которому мы радовались как дети, поднялось высоко над горизонтом, вдали показалось бесконечная зеленая гладь Зачарованного Леса.
        Лес похож на океан. Это тоже стихия, живущая по своим законам и хранящая свои тайны. Это целый мир, полный жизни и волшебства. А здесь, в Средиземьи, где все пропитано древней магией, в особенности. Не в силах отвести восхищенного взгляда от волн, то и дело пробегающим по верхушкам тысячелетних деревьев-великанов, я закричала, стараясь перекрыть свистящий в ушах ветер:
        - Красота-то какая!
        Генрих молча кивнул, подняв вверх большой палец. Мерфи же похоже волновали куда более насущные и животрепещущие вопросы.
        - Мне вот интересно, - крикнула она, - почему этот лес называется Зачарованным?
        Ни я, ни Генрих не успели ей ответить. Летуч Мерфи, мчавшийся впереди всех, вдруг дернулся, словно налетев на невидимую преграду, и начал стремительно терять высоту. В первую секунду я грешным делом подумала, что моя подруга, как это ни парадоксально, просто не справилась с управлением, и её зверь решил выкинуть традиционный фокус Летучей - мордой об землю. Однако почти сразу стало ясно, что дело отнюдь не в этом. Животное отчаянно ревело и запалошно било крыльями, всеми силами стараясь удержаться в воздухе. Какая-то неведомая сила, явно исходившая от леса внизу, тянула зверя вниз, не позволяя ему даже просто планировать. Не успев ничего толком понять, мы с Генрихом инстинктивно рванули своих Летучей вверх, однако уже было поздно. Зверь Анрио перекувыркнулся в воздухе и начал падать. Мой последовал вслед за ним. Почти сразу же мы ощутили чуждую колдовскую волю, тянувшую нас вниз - от неё волосы на затылке вставали дыбом, на лбу выступал холодный пот. Сквозь свист ветра в ушах я слышала, как Генрих выкрикивает какие-то заклинания, очевидно стремясь остановить свободное падение, однако в окружившем
нас буйстве магической энергии, толку от них было не больше чем в немагическом Пространстве. На ковриках не летают в бурю!
        Земля стремительно приближалась. Для Летучей не впервой падения с такой высоты, но сейчас, скованные магией, они даже не пытались применить один из своих приемчиков. Я поняла, что через несколько секунд мы просто на просто разобьемся!
        Повернувшись в седле, я поймала исполненный муки взгляд Генриха. Возможно, мы видим друг друга в последний раз! Падение с такой высоты смертельно, и кто знает, что случится с нами потом. Может, мы попадем туда же куда и Джеф, а может нас просто отбросит в родное Измерение, и мы больше никогда сюда не вернемся, никогда не встретимся вновь…
        Я не сразу поняла, что окутавшее нас душным покрывалом магическое поле исчезло. В первое мгновение мне просто стало легче дышать, а в следующую секунду Летучи, дрожащие как в припадке падучей, расправили крылья и неуклюже спланировали на маленькую поляну. Белый как мел Генрих пулей вылетел из седла и, подскочив к моему зверю, помог мне спуститься на землю.
        - Ты как, ma cheri?! Все в порядке?
        - Более или менее, - на секунду я порывисто приникла к его груди, чувствуя какую-то странную опустошенность, - Пойдем, посмотрим, что там с Мерфи. Кажется, я её Летуч повредил крыло.
        Мы подошли к нашей спутнице. Выглядела она не плохо. Не смотря на бледность, улыбалась от уха до уха. К сожалению, её животное и впрямь пострадало - его угораздило свалиться прямо в кустарник и слегка порвать правое крыло. Я провела над раной рукой, собираясь залечить её, но ничего не произошло. В следующее мгновение меня прошиб холодный пот - я поняла, что означала та необъяснимая пустота в груди, которую я ощущала с момента приземления. Я утратила связь с магией, потеряла способность колдовать! Судя по вытянувшимся вдруг лицам моих друзей, с ними была та же история. Я судорожно втянула носом воздух. Вот это влипли! Вообще-то, мы предполагали, что в этих странных местах магия может отказать - недаром чертов лес называется Зачарованным! Однако, одно дело рассуждать о потере волшебного дара сидя у себя дома в Секторах, и совсем другое утратить его на самом деле, да еще в этом лесу, где на каждом шагу могут подстерегать опасности.
        Молча переглянувшись, мы с Анрио взобрались на Летучей и попытались вновь поднять их в воздух. Без толку. Зверь Генриха, несмотря на все его усилия, даже не пожелал расправить крылья, мой же, поднявшись на несколько метров, опять попал в бешеный вихрь магической энергии и тяжело плюхнулся на землю.
        Вот ведь положенице! Но делать было нечего. Посовещавшись, мы сгрузили со спин Летучей кофры с багажом и принялись отбирать все самое необходимое. Тащить на себе такую кучу вещей нам было бы не под силу. Генрих едва не разрыдался, расставаясь со своей любимой гитарой, но брать её с собой в Зачарованный лес было бы верхом неблагоразумия. Впрочем, как и в эту экспедицию в целом. О том, что бы повернуть назад, никто даже не заговаривал. Ученики не сворачивают с пол дороги!
        Через четверть часа мы двинулись в путь. Летучи уныло посмотрели нам вслед, однако за них, в отличие от нас, беспокоиться не приходилось. Более живучих тварей, чем эти зверюги надо поискать. К тому же, какое-то шестое чувство подсказывало нам, что Летучей без всадников лес удерживать не будет. Некоторое время мы молча продирались сквозь заросли, настороженно поглядывая по сторонам. Черт его знает, что может водиться в этом лесу! Однако вокруг стояла мертвая тишина, даже птички не пели. Примерно через час я немного успокоилась и даже перестлала хвататься за бластер при каждом похрустывании сухих веток под ногами. Удушливая атмосфера непроглядной чащи слегка давила на психику, но в целом путешествие проходило без приключений.
        С заходом солнца мы остановились на ночлег. Разожгли маленький костерок, разбили лагерь. Раскатывая свой спальный мешок немного в стороне от нашего, Мерфи иронично поинтересовалась:
        - А я вам случаем не помешаю?!
        - Если нам вдруг понадобится уединение, то в лесу места хватает! - не менее ехидно фыркнул Генрих.
        Перекусив, мы распределили смены ночного дежурства и лениво развалились возле костра.
        - Анрио, спой что-нибудь, - попросила я, положив голову ему на колени, - Что-нибудь… берущее за сердце!
        Помолчав несколько секунд, Генрих затянул песню. Его глубокий голос, то бархатистый, то серебряный, звучал совсем негромко, но все равно казалось, что он заполнил весь лес и даже луна дрожит от его звуков.
        Когда ты идешь по дороге,
        Забыт и обижен судьбой,
        Когда всемогущие боги
        Глумились опять над тобой,
        Когда ты друзьями покинут
        В тумане пустом небытия,
        И меч палача уже вскинут,
        И жжет ледяная земля,
        Ты вспомни любовь, что райскою птицей
        Над миром жестоким летит,
        И веру в свободу, что в жилах струится
        И в душах бессмертно горит…
        Прижавшись щекой к груди возлюбленного, я тихонько улыбнулась, с трудом сдерживая слезы. Анрио знал, что спеть для меня. Стихи к этой песне сочинила я. Конечно, на Всеобщем они звучали гораздо эффектнее, особенно в сочетании с потрясающей музыкой, написанной Генрихом. Я подхватила мелодию, и наши голоса соединились воедино, как наши сердца.
        Отринь отчаяние, о смерти позабудь,
        Что встала черной тенью у порога,
        И помни, друг: мы все когда-нибудь
        Уйдём из мира боли и порока.
        Любовь бессмертна, значит мы вдвоём
        В потоке вечном лет
        Рука в руке с тобой пойдём;
        Любовь - во мраке свет.
        Какое-то время все молчали. Потом расчувствовавшаяся Мерфи негромко пробормотала:
        - С такими голосами и талантами вам, ребята, надо на сцене выступать! Если Магистрат ополчится на нас за эту авантюру, мы не будем ждать исключения, а сбежим в Средиземье. Станем бродячими артистами… Вы будете сочинять песни и петь их. Ну, а я… стану показывать фокусы с холодным оружием!
        Хмыкнув себе под нос, я прикрыла глаза. Может из Мерфи и получится шпагоглотатель, но вот бродячий трубадур из Генриха… Хотя, кто его знает! Кажется, я до сих пор не до конца понимаю этого человека… Я слушала, как Анрио что-то мурлыкает себе под нос, нежно перебирая пальцами пряди моих волос. Его пальцы… Такие сильные и такие нежные… Одинаково искусные в настоящем сражении и в любовной схватке… Его пальцы… Уже погрузившись в сон, я видела как они перебирают поблескивающие в свете камина струны гитары… А на его губах, которые я так любила целовать, рождается мелодия французской баллады о любви:
        И днем и ночью лишь она передо мной.
        И не Мадонне я молюсь, а ей одной.
        Стой! Не покидай меня, безумная мечта.
        В раба мужчину превращает красота!
        И после смерти мне не обрести покой…
        Я душу дьяволу продам за ночь с тобой…
        Мне предстояло дежурить последней. Генрих, взявший на себя самую трудную, вторую смену, разбудил меня на полтора часа позже, чем следовало. Я слегка поворчала, но особо митинговать по этому поводу не стала. В конце концов, я прекрасно выспалась. Шести часов мне хватило за глаза, тем более, что дома, во время учебного года, я привыкла спать меньше, да и организм Ученика даже без магии значительно выносливее человеческого. До ушей завернувшись в плед, я уселась у слабо потрескивающего костерка. В лесу стоял промозглый утренний туман, солнце тщетно пыталось пробиться сквозь набрякшие влагой тучи. "Хоть бы дождь не пошел", подумала я, подкидывая в огонь сухих веток.
        Поскучав часа полтора, я принялась готовить завтрак. Привлеченный запахом пищи, ко мне на плечо спрыгнул бурундучок. Моему удивлению не было границ. Вот уж не думала, что в этом лесу водятся звери. Казалось, вся жизнь, да и не-жизнь здесь вымерла. Если к последней, конечно, хмм… применимо такое определение. Подрумянившийся на огне бекон благоухал на всю поляну, и Мерфи с Генрихом, поводя носами, вылезли из своих спальников. Да, недалеко же Ученики ушли от грызунов! К тому же манеры бурундука были заметно лучше - он хотя бы скромно попросил, а эти… "лучшие представители человечества"… буквально выхватили еду у меня из рук, едва не перевернув при этом котелок с кипятком! Определенно, отсутствие магии негативно сказывается на Учениках. Они начинают потихоньку дичать…
        - Не набрасывайтесь на еду, так словно вы прибыли с голодного острова! - проворчала я, отодвигая от друзей сумку с провиантом, - Вопреки заявлениям Генриха запасов у нас не так уж и много, а впереди невесть сколько дней пути.
        - Лес прокормит, - обнадежила меня Мерфи, с довольным видом похрустывая огурчиком, - Мы с Анри могли бы охотиться. Ты ведь не против свежей дичи, подруга?
        - Ничуть, - я пожала плечами, - Если вы сами её освежуете и приготовите.
        - Что вы волнуетесь? - удивился Генрих, - Обычной еды у нас, может и мало, зато полно концентратов.
        Покосившись на упаковку разноцветных кубиков непонятной консистенции, мы с Мерфи дружно наморщили носы.
        - Вот сам их и ешь!
        - Что, не хотите? Тогда зачем же мы их тащили?! - вытащив из мешка сиреневатый сухарь, должный изображать вареную колбасу, Анрио подозрительно изучил его и сунул в себе рот.
        - Для тебя, конечно! - весело проинформировала я приятеля, - Ну и как оно на вкус?
        - Есть можно… Если умираешь с голоду! - Генрих забавно скривился, - Не могу поверить, что в Секторах делают такую гадость!!!
        - Задача этих концентратов поддерживать жизнь, а не потакать твоим замашкам гурмана. Но ты прав, это страшная гадость!
        - Эх…, - Мерфи мечтательно закатила глаза, - Нам бы сейчас с десяток эльфийских дорожных хлебцев… Помнишь, Марго, нас Гаэри угощала?
        Я с улыбкой кивнула.
        - Говорят, одного кусочка достаточно, что бы насытить взрослого человека на целый день. Кроме того, лемблас здорово восстанавливает силы.
        - Гаэри - это та багряноволосая эльфийка, что училась вместе с вами? - полюбопытствовал Генрих.
        - Угу… Гаэриэль из Ривенделла… По меркам своего народа она еще очень юна и поэтому одержима жаждой приключений.
        Эльфы… Удивительные создания. Весь их облик дышит какой-то одухотворенностью и гармонией, и даже многовековая мудрость в огромных, похожих на озера глазах не контрастирует с юными лицами. Бессмертные существа… Их жизнь исчисляется тысячелетиями. Из гуманоидных рас только легендарные Древние живут дольше. По слухам они ведут свою родословную от драконов, рожденных, как говорят, на заре мира. Впрочем, старшины эльфов тоже могли её застать, никто точно не знает. Ведь недаром, их называют Перворожденными. Эльфы, помимо всего прочего, ещё и самая таинственная раса. Мало кто из волшебников может похвастаться, что разбирается в их магии. В Секторах, насколько мне известно, учится лишь несколько представителей Дивного Народа. Причем, все не старше ста лет - для эльфов сущие дети. Они еще не отгородились от Вечности в своих цитаделях. Бремя бессмертия пока что не давит на них…
        - Жаль, что кроме Гаэриэль, я ни с кем из них не знакома, - задумчиво пробормотала я.
        - Хмм…, - кашлянул Генрих, - А как же Ричард?
        Я подозрительно покосилась в сторону приятеля. Интересно, что ему известно? С Ричардом я подружилась, пока Генрих был в ссылке, и, вернувшись, он устроил прямо шекспировскую сцену ревности. Но до очередной дуэли дело, по счастью, не дошло!
        - А причем здесь Ричард?
        - Ну, он, конечно, маскируется, и все такое…Мне казалось, ты знаешь, что он наполовину эльф.
        Я удивленно приподняла брови.
        - Не думала, что об этом знаешь ты!
        Генрих флегматично пожал плечами.
        - Как говорится, врага надо знать в лицо!
        - Врага? - фыркнула я, отправляя в рот последний кусочек сыра, - А мне показалось, что Ричард пришелся тебе по душе, и вы даже стали приятелями.
        - Одно другому не мешает, - буркнул Анрио, - Вспомнить хотя бы Джефа…
        Он осекся, а на поляне повисло напряженное молчание. Вот уж и впрямь - вспомнить хотя бы Джефа!!!
        Первой тишину нарушила Мерфи.
        - Так ты говоришь, Анри, что в принципе ничего против этого Ричарда не имеешь?
        - Да в общем-то нет… Если он будет держаться подальше от моей девушки! - усмехнувшись, Генрих лукаво посмотрел на Мерфи, - А что, у тебя на него виды?
        Та, бросив на парня испепеляющий взгляд, швырнула в него яблоком, которое только что вынула из сумки. Генрих ловко поймал его, и, отвесим девушке шутовской поклон, вонзил зубы в сочную мякоть.
        - Мне говорил о Ричарде Алан, - продолжила тем временем Мерфи, - Сама-то я с ним не знакома. Алан сказал, что этот юноша может нам помочь в деле по созданию Государства.
        Вздохнув, я мученически возвела очи горе.
        - Меф, сначала нам надо выбраться из этой переделки целыми и невредимыми! А ты тут рассуждаешь о политическом перевороте!
        - Просто я мыслю перспективно, - фыркнула девушка, поднимаясь на ноги, - Ладно, давайте, что ли, собираться. А то такими темпами мы тронемся в путь не раньше полудня!
        - И то верно!
        Наскоро свернув стоянку, мы снялись с места. Денек выдался спокойный, хоть и пасмурный, и, казалось, ничто не предвещало ужасных событий, ставших его завершением. На ночь мы остановились чуть раньше, чем вчера, в конце концов, целый день на ногах. После ужина, отдохнув полчасика, Генрих и Мерфи решили немного пофехтовать, а я пошла прогуляться, пропустив мимо ушей просьбу Анрио не отходить далеко от лагеря. Через десять минут я набрела на заросли дикой малины и в восторге накинулась на ягоды. Ням - ням, как говорит в таких случаях моя хорошая подруга. Фрукты и ягоды - это моя слабость.
        Неожиданно сзади послышался шорох. На мгновенье я покрылась изнутри ледяной коркой. А вдруг - медведь? У меня ведь даже нормального оружия с собой нет. Лишь крошечный кинжал. Разве таким справишься с хозяином лесов? Я резко обернулась и в свете луны увидела Генриха, который, привалившись плечом к стволу многовековой ели, молча смотрел на мою особу. Тьфу, ну и напугал же он меня! Впрочем, я не сердилась. Жизнь в Секторах основательно подзакалила мои нервы. Во всяком случае, я тогда так считала.
        - Тренировка уже закончилась? - с улыбкой спросила я.
        Он кивнул, потом, внезапно шагнув вперед, с силой привлек меня к себе. Моя голова закружилась, по телу пробежала сладкая дрожь. Со стоном я прижалась к груди юноши. Его руки скользнули по моим волосам, отводя их назад, коснулись кожи. На задворках сознания вдруг затренькали тревожные колокольчики. Я называю это шестым чувством, и давно уже научилась ему доверять. Эта привычка не раз спасала мне жизнь. Но тогда я была лишь неопытной девчонкой и отнюдь не всегда прислушивалась я к своим инстинктам. Или наоборот, делала это слишком рьяно! Погружаясь в сладкую истому, я обняла Генриха за шею. Мои пальцы скользнули по его коже, скользнули и… я внезапно открыла глаза, еще не понимая, что меня так насторожило. Губы Генриха плавно двигались по моему лицу, вниз, к шее. И тут до меня дошло. Цепочка! Серебряная цепочка с кулоном в форме половины сердечка. Я подарила ему этот медальон в тот день, когда он вернулся из ссылки, и я приняла его любовь. Вторая половинка и сейчас висела у меня на груди. Генрих носил этот кулон, не снимая даже во время купания, подчеркивая, очевидно, таким образом его ценность. И
всего четверть часа назад, когда Анрио разделся по пояс во время тренировки, мой подарок поблескивал на его гладкой мускулистой груди…
        А сейчас цепочки не было. Может, это и глупость, но… Я чувствовала, страсть, вспыхнувшая во мне, была как-то неестественна, иррациональна, опасна. Всегда, стоило Генриху прикоснуться ко мне, с моим пульсом начинали твориться странные вещи. Но теперь что-то было не так. Упершись руками в плечи юноши, я отстранилась и… вскрикнула от ужаса. Карие глаза Анрио горели желтым сатанинским огнем. Отшвырнув его со всей силой на которую была способна, я бросилась наутек. За спиной послышался странный, похожий на хлопок звук, и нездоровое любопытство заставило меня обернуться. А зря! Жуткое зрелище, открывшееся моим глазам, парализовало меня по рукам и ногам. Там, где минуту назад стоял красивый молодой человек, распласталось на земле отвратительное чешуйчатое тело огромного нетопыря.
        Что бы любой нормальный человек сделал на моем месте? Правильно! Я сделала тоже самое. Дико заорала и со всех ног помчалась куда глаза глядят. Не тут-то было! Со свистом взмыв в воздух, чудовище обогнуло меня по плавной дуге и, зависнув над моей головой, ощерило жуткую пасть с клыками-иголками в палец длиной и злобно зашипело. Я не нашла ничего лучше, как зашипеть в ответ. Нетопырь, казалось, на секунду опешил, а потом стремительно бросился на меня. В голове мутилось от страха, во рту появился противный металлический вкус, однако моим рефлексам было на все это наплевать. Недаром я много часов посвятила обучению самообороне и боевым искусствам. Реакция у меня всегда была что надо. Увернувшись от лап монстра, я бросилась на землю. Кошмарные когти щелкнули там, где за секунду до этого была моя голова. Но зверюга не растерялась. Совершив разворот по всем правилам высшего пилотажа, нетопырь снова ринулся на меня.
        Инстинктивно прикрыв голову руками, я уже прощалась с жизнью, когда чудовище вдруг разочарованно взвыло и, судя по шелесту крыльев, взмыло вверх. Открыв глаза, я увидела Генриха, настоящего Генриха, стоящего надо мной с оружием на изготовку. Со стороны лагеря к нам мчалась Мерфи со шпагой в одной руке и с моим лучевым пистолетом в другой. Прицелившись на бегу, она выстрелила. Лазерный луч ударил нетопырю прямо в бок и… отскочил, оставив на черной чешуе лишь легкую опалину! Я ахнула. Бластер, самое совершенное огнестрельное оружие, которое без труда прожигает любой металл, лишь оцарапало эту тварь! Кстати, что это вообще за зверюга? Память услужливо подсказала ответ: brucsia netoparius, что в переводе означает "нетопырь черный". Будто нам было бы легче, если бы он оказался белый или, скажем, серо-буро-малиновый!
        Мерфи еще пару раз пальнула в чудище из бластера, но, поняв малоэффективность своих попыток, с досадой бросила лучемет на землю. Генрих помог мне встать на ноги, и мы замерли, не сводя глаз с нетопыря, зависшего в метрах четырех над землей. Неожиданно тварь вскинула голову и испустила жуткий протяжный крик. Воздух завибрировал. Мне показалось, что мои барабанные перепонки сейчас лопнут. Сквозь пелену боли я видела как Генрих и Мерфи, выронив шпаги, с мучительно искривленными лицами зажали руками уши. Повернувшись в мою сторону, чудовище снова закричало. Не нужно было владеть магией, что бы увидеть эту смертоносную звуковую волну, способную крушить кости и рвать внутренности. Генрих отчаянно вскрикнул и, прыгнув вперед, отбросил меня в сторону, закрывая своим телом. Удар пришелся ему прямо в грудь. Издав приглушенный звук, юноша безжизненно осел на землю. Из правой ноздри по лицу побежала тонкая струйка крови. Чувствуя, как сердце ухает в ледяную бездну, я рухнула на колени рядом со своим женихом и сжала пальцами его запястье. Слава всем богам, пульс был. Генрих застонал и с трудом приоткрыл        - Ты цел? - внезапно охрипшим голосом задала я совершенно идиотский в данной ситуации вопрос.
        - Кажется, - последовал не менее идиотский ответ.
        Генрих пошевелился и снова застонал.
        - По-моему, у меня сломано ребро, - прошептал он посиневшими губами.
        - Лежи, - я подняла его шпагу, прекрасно осознавая, что от неё в моих руках будет пользы не больше, чем, скажем, от метлы.
        В фехтовании я тогда была полным дилетантом. Тем не менее, я встала рядом с Мерфи, которая все это время прикрывала нас с Анрио. Я молилась всем известным мне богам, чтобы тварь больше не "кричала". И, то ли ей надо было время, чтобы набраться сил перед новым криком, то ли она любила рукопашную, а, может, боги и впрямь услышали меня, но зверюга, не издавая ни звука, бросилась на нас. Свистнули шпаги, лес огласился яростным воплем. Клинок Мерфи вспорол кожистую шкуру монстра, глубоко войдя в плоть. Мы уже начали праздновать победу, когда вдруг царапина на боку нетопыря, словно по волшебству, исчезла! Изогнув шею, тварь яростно зашипела и испустила новый крик.
        Мы рванули в разные стороны. Кинувшись на землю, я скатилась в какую-то яму. Смертоносная волна прошла мимо. Моей подруге повезло меньше. Правда, зацепило её несильно. Отлетев на метр, Мерфи сразу же вскочила на ноги, встряхивая головой. Её явно оглушило. Нетопырь, издал звук, подозрительно похожий на злорадный хохот и бросился на девушку. Мерфи инстинктивно пригнула голову, тварь злобно зашипела, разинув кошмарную пасть, и в эту секунду её настиг брошенный мной кинжал. От исполненного ярости, слава богам, на этот раз обычного, крика с соседних елей посыпались шишки. Зверюга дернулась, и жуткие когти, похожие на кинжалы, вместо того, чтобы снести Мерфи голову, лишь распороли на куртку на её плече, оставив на коже три кровавых полосы. Нетопырь забился, словно через него пропускали ток. Мы в изумлении взирали на происходящее.
        - Серебро, - услышала я сдавленный голос Генриха, - Твой кинжал, Марго, он серебряный!
        Ну, конечно! Какие же мы идиоты! За что нам только дали третью степень? Для любой нелюди нет ничего страшнее серебра! Именно поэтому на шее лже - Генриха не было серебряной цепочки. Я со всех ног бросилась к лагерю. Не подумайте, я вовсе не собиралась бросать своих раненных друзей наедине с этим порождением Темных Сил. Просто в лагере остался мой меч. В отличие от Генриха и Мерфи, я не люблю шпаги. Подумаешь, толстая иголка с пиалой на конце! Другое дело меч, честь и гордость воина! Правда, тогда я себя таковым назвать не могла, но оружие в поход все же взяла. И теперь, похоже, именно ему предстояло нас спасти. Ведь мой меч был серебряным.
        Всегда, знаете ли, питала слабость к благородным металлам. Золото для оружия не подходит, слишком мягкое. Мифрил, самый прочный в мире металл, гордость Средиземья, магически создавать запрещено, а за натуральный я не расплатилась бы до конца своих дней. Вот я и выбрала серебро. Человеку, для которого меч скорее символ и украшение, чем оружие, вполне подходит. Хотя столкновение с саблей, скажем, из толедской стали он наверняка не выдержит. Впрочем, мне это не грозит.
        Размышления о металлах и о мифриле в частности натолкнули меня на дельную мысль. Зажав ножны с мечом подмышкой, я осторожно сняла с пальца обручальное кольцо. Мне совсем не хотелось, что бы оно пострадало в схватке. Вообще-то, учитывая из чего этот перстень сделан, подобная судьба ему вряд ли грозила. Но ведь это было мое обручальное кольцо! В ту пору я носилась с ним как с писаной торбой. И, думаю, любая невеста меня поймет!
        Нетопырь снова завопил. Выхватив меч из ножен, я кинулась обратно. На поляне окровавленная Мерфи и Генрих, похожий на живого мертвеца, отмахивались шпагами от netopariusa. Мой кинжал куда-то исчез, а из страшной раны на животе чудовища сочилась кровь противного ядовито-желтого цвета. Трава в том месте, куда она капала, словно обуглилась. Раздался новый смертоносный крик, правда, не такой сильный и громкий как предыдущие, видимо, тварь теряла силы. Мерфи, выронив шпагу, увернулась, Генрих просто рухнул на землю, и звуковая волна прошла над его головой. Нетопырь вновь завис, явно, выбирая жертву. Я отчаянно закричала, привлекая его внимание.
        Нелюдь повернула голову, затем снова глянула на замершего без движения Генриха и тщетно пытавшуюся встать на ноги Мерфи. И опять уставилась на меня. Очевидно, пришла к выводу, что я наиболее опасный противник. Если так, то в логике монстру не откажешь. Впрочем, возможно, я просто приглянулась этому конкретному нетопырю. Недаром ведь он поначалу принял облик моего возлюбленного! Бестия кинулась на меня. Встав в боевую стойку, я покрепче сжала меч и попыталась вызвать из глубин своего сознания боевой опыт всех воинов, которыми мне довелось когда-то быть. Как ни странно, сработало. Тело против моей воли крутанулось в изящном пируэте, блеснул меч, и правое крыло нетопыря шмякнулось на землю. Желтая, едкая точно кислота кровь брызнула мне на руки. Взвыв от нечеловеческой боли, я рухнула на землю. Тварь, захлебнувшись яростным криком, попыталась удержаться в воздухе, судорожно дергая одним крылом, но её старания не увенчались успехом. Последним усилием воли я вскинула меч, насадив на него нетопыря словно на вертел. Оружие вырвало из моих рук. Изогнувшись в предсмертной агонии, монстр попытался добраться
до меня, жуткие когти распороли рукав куртки. Пасть щелкнула в нескольких сантиметрах от моего лица, окатив волной зловония. Я почувствовала, как меня окутывает темным покрывалом беспамятства.
        Вдруг навалившаяся на меня тяжесть исчезла. Открыв слезящиеся глаза, я увидела бледную Мерфи. В руках она держала две шпаги, по самый эфес воткнутые в нетопыря. Рядом стоял белый как полотно Генрих, все еще сжимая в руках мой кинжал, которым он перерезал монстру горло. С трудом встав на ноги, я высвободила свой меч из тела твари, ставшей похожей на подушку для иголок, и единым взмахом снесла ей голову. Так надежнее.
        Генрих судорожно вздохнул и осел на землю. Вернее осел бы, не подхвати я его на руки и не устрой голову у себя на коленях. Затем я осторожно провела ладонью по влажным, спутанным волосам, тревожно вглядываясь в его белое, без кровинки лицо. Генрих заморгал и со стоном сел. Посиневшие губы искривились от боли.
        - Mon Dieu, - пробормотал он, - еще бы чуть-чуть и…
        - Вот именно, - я с трудом подняла юношу на ноги и, закинув его руку себе на плечо, потащила в лагерь.
        Мерфи, подобрав разбросанное оружие, поплелась следом. В лагере, по крайней мере, была аптечка, хотя, что можно было сделать с нашими ранами в полевых условиях, я не представляла. Ах, если бы у нас была магия!
        Уложив Анрио у костра, я подошла к маленькому родничку, бьющему на склоне оврага, в котором мы устроились на ночлег. Сунув обоженные руки в воду, я дико завизжала от боли, однако холодная вода быстро принесла облегчение. Губы сами собой растянулись в блаженную улыбку. Так бы и сидела здесь до конца веков. Однако Мерфи, которая, казалось, вот-вот потеряет сознание от потери крови, и полумертвый Генрих, увы, не позволяли мне подобным образом планировать будущее. Со вздохом я поднялась на ноги и, сжав зубы от мгновенно вернувшейся острой боли, вытащила из рюкзака аптечку. К счастью, там нашлось все, что нужно: бинт, антисептик, антиожоговая мазь и даже противошоковый препарат. Я вколола Генриху сразу две ампулы, остальное по-братски разделили мы с Мерфи.
        Закончив перевязку, мы устроились вокруг костра. На поляне повисла гробовая тишина. Генрих, лежа на спине, невидящим взглядом уставился в небо. Воздух с хрипами вырывался из его легких. Мерфи возилась в спальнике, стараясь поудобнее устроить раненное плечо. Потрескивал в костерке сушняк.
        - Ну и что мы будем делать? - нарушила тягостное молчание Мерфи.
        - Что-что? - я оторвалась от созерцания своих забинтованных рук, ставших похожими на лапы белого медведя, - Выбор у нас невелик. Можем повернуть обратно. До гор пара дней пути, при условии, что нам не встретятся больше никакие неожиданности, а магический барьер пропустит нас обратно. Оттуда, когда вернется магия, телепортируемся в Сектора. Потом повторим попытку, на этот раз как следует подготовившись. И не втроем! - я помолчала, - А можем продолжить путь. Однако первая попавшаяся нечисть разделает нас как повар индюшек, не говоря уже о том, что в конце пути нас вряд ли встретят с распростертыми объятиями.
        Я взглянула на своих спутников. Оба молчали. Генриху было трудно дышать, не то, что говорить. Мерфи, похоже, предоставляла решать мне. В конце концов, формально главой этой сумасшедшей экспедицией была именно я.
        - Ну ладно, - я снова посмотрела на обмотанные как у мумии руки, - похоже, надо возвращаться.
        - Нет! - Генрих резко сел. Я аж сморщилась, представив, какую он при этом испытал боль, - Я не поверну назад. Ученики не сдаются.
        - Генрих, будь реалистом, - я тяжело вздохнула, - Ты не сможешь ступить и шагу. А мы с Мерфи не в том состоянии, чтобы неизвестно сколько тащить тебя на себе.
        - Нет, я сказал! И тащить меня не надо, пойду сам!
        - Осел упрямый! - буркнула я, - Меф, похоже, твое слово решающее.
        - Я тоже не могу поворачивать обратно! - заявила девушка.
        Я едва не расхохоталась. Интересно, это я одна все вижу в черном свете, или мои друзья - идиоты, не способные понять серьезность ситуации?!
        Наверно, и того, и другого понемногу. Кстати, вот такие люди как они и становятся героями… Как там говорили в каком-то голливудском боевике? "Герои - это обычные люди, которые оказавшись в необычной ситуации…" В общем, что-то в этом роде. Короче, для этого нужна известная доля безрассудства. У меня тоже есть это качество, вот только проявляется оно лишь в безвыходных ситуациях. А вот Генрих и Мерфи готовы идти на риск всегда! У нас так много общего, и в то же время они так не похожи на меня… Наверно, поэтому я их и люблю.
        - Ладно, - я махнула рукой, - Идем дальше! Только если вас по дороге сожрет какой-нибудь вурдалак, не являйтесь мне потом в кошмарных снах!
        Мерфи заливисто рассмеялась, на посиневших губах Генриха мелькнула улыбка.
        - И вот что… - я свирепо взглянула на своего ненаглядного, - сам ты никуда не пойдешь! Сделаем носилки…
        - Ну, уж нет! - Генрих даже подскочил, - Что бы меня несли женщины…
        - Сделаем носилки, я сказала!!! И если будет надо, привяжем тебя к ним. А будешь фокусничать, я немедленно поворачиваю назад. А вы как хотите!
        Анрио что-то недовольно пробормотал себе под нос по-французски, но возражать больше не стал. Он знал, что меня не переспорить - упрямства во мне хватило бы на нас двоих. Как, впрочем, и в нем самом! Вот уж воистину, два сапога пара…
        Мы улеглись спать. В ту ночь ко мне впервые пришел этот странный сон. С тех пор он часто снился мне, обычно после сильных потрясений или накануне чрезвычайных полных риска и опасности событий. Сон был яркий и четкий, как кино, это я помнила. Но вот проснувшись, могла восстановить в памяти лишь отдельные картины, образы. Я видела прекрасный город, сотканный из солнечного света, слышала голоса, веселый смех, и мне было хорошо как никогда в жизни… А потом приходила Тьма! Холодное, удушающее Ничто, разрушающее все на своем пути. Я видела мужчину с волосами похожими на расплавленное золото. Он целовал на прощание белокурую женщину и уходил, ведя за собой бесчисленные батальоны людей и… драконов? Уходил сражаться… И проигрывал! Хаос продолжал наступать и поглощал золотой город. Я слышала полный нечеловеческой боли предсмертный крик пепельноволосой девочки - подростка, смотревшей на меня глазами Мерфи. Я плакала над телом юноши, смутно похожим на Генриха и пожертвовавшим ради меня жизнью… И отдавала свою, чтобы спасти кого-то бесконечно мне дорогого. Вот только кого? Что это было: воспоминание о прошлом
или зловещее предсказание будущего? Я не могла восстановить в памяти свои прежние жизни во всех деталях, но нечто подобное наверняка бы запомнила. В чем я была абсолютно уверена, так это в том, что меня преследует не просто ночной кошмар. Стоило хотя бы вспомнить о странном сне Анрио, после которого он приволок мне магического стража - дракона. Разрушенный город, прекрасная девушка с золотыми волосами… Не заметить очевидного сходства этих снов мог только дурак. Впрочем, размышлять об этом я стала много позже, когда кошмар стал повторяться с завидным постоянством. В ту ночь я просто проснулась в холодном поту, и долго не могла уснуть снова.
        Остаток ночи прошел спокойно. Дежурили, естественно, только мы с Мерфи. Генрих спал очень беспокойно, и я всерьез опасалась, что у него поднимется жар. Однако, удача, наконец, улыбнулась нам, и к утру ему даже стало получше. Если вчера Анрио напоминал покойника, то сегодня за мертвяка его бы уже никто не принял. Ну, что вы, господа, типичный зомби!
        Припухлость на моих руках пошла на убыль, а рана Мерфи, зашитая капроновой нитью, вообще начала затягиваться. А все лекарства, разработанные в Секторах! Созданные лучшими учеными многих миров, они творят чудеса без всякой магии. Соорудив из подручных материалов подобие армейских носилок, и с великим трудом заставив Генриха лечь на них, мы двинулись в путь. Не скажу, что было легко. Анрио, знаете ли, не пушинка, а собственные раны нас все же немного беспокоили.
        Дальнейшая дорога, кстати, не обошлась без приключений. Сначала на нас напала четверка обезумевших оборотней. К счастью, их шкуры оказались весьма чувствительны к лазеру. Я расстреляла их несколькими выстрелами из бластера, а Мерфи сноровисто проткнула моим серебряным мечом. Потом нам встретился какой-то тип, которого я сочла бы банальным упырем, если бы он не драпанул от нас во все лопатки. Может, понял, что против трех вооруженных людей с серебряным оружием у него нет шансов?
        Наконец, на четвертый день нашего предприятия, лес начал редеть. Мы с энтузиазмом рванули вперед. Все эти сосны, пеньки, елки - палки уже сидели у нас в печенках. Неужели цель нашего пути близка?! Вечнозеленые гиганты сменились порослью покореженных осинок, под ногами захлюпало, и наша команда, наконец, вырвалась на свет божий.
        Мы стояли на краю оврага, а дальше… Дальше расстилалось самое банальное, мерзкое болото, с трясиной, глазками озер, низкорослыми сухими деревцами, сырыми туманами, лягушками, комарьем и прочими приятными вещами, которых нам так не хватало для большого личного счастья. Генрих грубо выругался, умудрившись объединить в одном предложении дьявола, уважаемых матушек наших Пресветлых Магистров, личностей, устроивших "тот свет" черте где, потомство собак - самочек, домашнюю скотину, недоношенных детей, каких-то людей, по его мнению, не отличавшихся благообразной внешностью, и, наконец, одну хорошенькую, но вздорную особу, потащившую его, Генриха, в это путешествие и вообще, ставшую для него серьезной проблемой, не слишком большой, зато постоянной. Я холодно заметила, что с удовольствием избавлю его от этой неприятности. Генрих мгновенно остыл и кинулся извиняться.
        По болотам тащить носилки не было никакой возможности. Пришлось Анрио встать и идти наравне с нами. Только вещей мы на него не нагрузили. Он и так шел, покачиваясь, точно камыш на ветру.
        Вы когда-нибудь путешествовали по болоту? Если нет, то пробовать не советую. Удовольствие ниже среднего! Под ногами чавкало, следы наполнялись мутной водой, в кустах трещала какая-то дурная родня цикады, из осоки и камышей выпархивали разные птахи, иногда как не странно зубастые. Да и запашок стоял точно на свиноферме. Сначала мы брели по колено в воде, потом, опасаясь трясины, стали прыгать с кочки на кочку. При одном взгляде на несчастного Генриха у меня начинали ныть зубы. Тут еще на нас напустилась мошкара. Она гудела над головой, кусала, жалила, лезла в глаза, рот и уши. Сначала мы переносили эти пытки молча, потом Анрио начал ругаться. И уж поверьте, лучше его слова здесь не приводить. Книжное издательство все равно вырежет, как нецензурные. Прихлопнув очередного кровососа, я вспомнила знаменитую четверку хоббитов, описанную Джоном Толкиеном. Они тоже путешествовали в свое время по болоту. Правда оно находилось на другой стороне континента, но я не думаю, что бы одна трясина чем-то в корне отличалась от другой. Слегка перефразировав Сэма Гэмджи, я процитировала:
        - Интересно, а если, скажем, Ученика поблизости нет, то чем эти твари питаются?
        - Может они вегетарианцы? - Мерфи посторонилась, пропуская змею, мирно плывущую куда-то по своим делам.
        - Ну да, а я - эльф! - Генрих явно не был расположен шутить.
        - Попробуй взглянуть на это с другой стороны, - предложила я.
        - Это как?
        - Нам не придется делать кровопускание!
        - Что-то я не врубился.
        - Нам не помешала бы помощь врача, не так ли?
        - Ну…
        - А вспомни, как лечили людей в наше с тобой время, - я намекала на прошлую жизнь, когда мы были женаты. Тогда панацеей от всех бед лекари считали кровопускание.
        Шутка была, конечно, не очень смешная, но Генриху почему-то понравилось. Прижимая ладонь к раненому боку, он хохотал до тех пор, пока чуть не свалился в очередное озерцо. Я заподозрила, что у него истерика, и наверно была не так уж далека от истины.
        На ночь мы расположились на маленьком относительно сухом островке. Промокшие и продрогшие, мы прижались друг к другу, стараясь сохранить остатки тепла. Мерфи бормотала что-то насчет "шведской семьи", но лично мне уже на все было плевать. И хоть Генрих крепко обнимал меня, это была далеко не самая счастливая ночь в моей жизни. Для него, наверно, тоже. Представляю, как ужасно болели его ребра!
        Следующий день пути по болоту был не лучше, а уж ночь тем более. Правда, наши с Мерфи раны выглядели довольно прилично. На Учениках даже без магии все заживает как на собаках. А вот Генрих чувствовал себя хуже. Я уже раз сто пожалела, что поддалась на уговоры этих сумасшедших, и не повернула назад. Без меня Анрио не стал бы продолжать путь.
        К вечеру вдруг сгустился туман. Даже на расстоянии двух шагов ничего не было видно. Прицепив к поясу фонарик, Мерфи пошла вперед. Сзади ковыляла я, таща на буксире Генриха. Внезапно Мерфи остановилась.
        - Ну что там еще? - мой тон, вероятно, был далек от любезного.
        - Стена!
        - Чего?!
        - Ну, может скала. Не знаю. Во всяком случае, она большая, высокая и абсолютно гладкая.
        - Потрясающе!!!
        Прислонив Генриха к упомянутой стенке и оставив Мерфи разбивать лагерь, я отправилась на разведку. Вершины скалы видно не было, но, учитывая густой туман, она вполне могла оказаться высотой всего несколько локтей. Я прошла метров сто на север, однако конца и края видно не было. Вернувшись к Анрио и Мерфи, тщетно пытавшимся развести костер, я посоветовала им использовать медицинский спирт из аптечки (все лучше чем потреблять его внутрь), и направилась вдоль скалы на юг. На этот раз мне повезло. Примерно через полсотни шагов на гладкой поверхности камня обнаружились шероховатости и даже отверстия, достаточно глубокие, что бы уцепиться за них руками. Я никогда не была любителем альпинизма, и лазила в лучшем случае по шведской стенке, но выбора я меня, как видно, не было. Застонав при мысли во что превратятся мои руки, на которых и так уже нет живого места, я поползла вверх. Если скала окажется высокой, без снаряжения нам не справиться, а его-то мы с собой и не прихватили. Алан в записке ничего не говорил о горах! Да и болото, если уж на то пошло, он тоже не упомянул. Может, ему чернил не хватило?
        Едва я успела помянуть нашего "принца воров" недобрым словом, как моя рука, шарившая по камню в поисках нового выступа, нащупала пустоту. Скала закончилась! Она и впрямь оказалась всего несколько метров высотой. Воплем оповестив о столь радостном событии Генриха и Мерфи, я вылезла на вершину плато, которое по всей видимости представляла собой скала. Сделала пару шагов и… уткнулась носом в новую стенку. Мое плато оказалось всего лишь маленьким выступом на скале. Зарычав от ярости, я с трудом удержалась, что бы со всей силы не лягнуть камень. Как же мы влипли! Я уже собиралась скорбно поведать друзьям о результатах своей разведки, как вдруг метрах в пятидесяти от меня полыхнула вспышка. Я невольно попятилась. Это не мог быть наш костер. Мерфи с Генрихом находились совсем в другой стороне. К тому же чем бы ни был этот огонек, он загорелся приблизительно на моей высоте, то есть явно на том самом выступе скалы, где я стояла. Прежде чем я успела что-нибудь сделать, или хотя бы о чем-нибудь подумать, ветер донес до меня голоса. Я не могла понять человеческие или нет, но моим друзьям они явно не
принадлежали. И самое главное голоса приближались!
        Из внезапно поредевшего тумана выплыли три фигуры. До них еще было шагов двадцать, но если я их вижу, то и они скоро меня заметят. Не зная, что делать, я в панике вжалась в расщелину, обнаружившуюся в скале как раз у меня за спиной. Прижалась шеей к голой скале и… едва не вскрикнула. На миг мне показалось, что меня ударило током. Потом появилось ощущение тепла и уюта, которое я давно не испытывала… вот уже почти пять дней. Магия! Она вернулась! Я подскочила от радости, невольно отстранившись от скалы, и в тот же миг вновь почувствовала пустоту и холод. Мои силы опять пропали! В чем дело? Движимая скорее инстинктом, чем разумом, я коснулась пальцами поверхности камня, и почувствовала, как в мои жилы снова вливается магический огонь. Все дело в скале. Физический контакт с ней каким-то образом возвращает контроль над магией. В другой ситуации я, может быть, попрыгала бы от радости по этому поводу, но сейчас обстановка, так сказать, не располагала к бурному проявлению чувств. Фигуры существ, выплывших из тумана, все приближались. Теперь я ясно видела, что это какие-то человекоподобные субъекты,
закутанные с ног до головы в длинные плащи с капюшонами. Может они даже люди, может у них дружественные намерения, но искушать судьбу я не собиралась. Прижавшись поплотнее к скале, я набросила на себя Пелену Невидимости. Слабенькое заклинание, эффективное только когда имеешь дело с простыми смертными. Если за тобой охотится маг, то подобное колдовство скорее привлечет его внимание, чем скроет тебя. Мне оставалось надеяться, что коли уж эти парни до сих пор меня не заметили, то у них, как и у меня, проблемы с магией. При условии, конечно, что они ей вообще когда-нибудь располагали!
        Троица поравнялась со мной и остановилась. Я затаила дыхание, стараясь ничем не выдать свое присутствие.
        - Кажется спуск где-то здесь, - хриплым шепотом заметил один из них. Голос был вполне человеческий, и что самое странное - кажется женский.
        - Ты уверена? - тип, шагавший следом, подошел к краю скалы, явно силясь разглядеть сквозь туман ее подножье, - Если это не то место, мы просто сломаем себе шеи, - Эй, капитан, чего ты там высматриваешь? - это относилось уже к третьему их спутнику. Чуть склонив голову набок, он пристально разглядывал расщелину, в которой я затаилась.
        - Мне кажется, здесь кто-то есть! - голос был молодым и странно знакомым.
        - Что? - его спутники насторожились, - Кто-то из цепных псов Старца?
        - Не знаю… - незнакомец сделал пару шагов, оказавшись почти вплотную ко мне. Еще чуть - чуть и он услышит мое дыхание.
        Я начала плести длинное заклинание, которое сделало бы меня также неслышимой и неосязаемой. Надо было раньше об этом подумать, конечно, но я как всегда повела себя слишком самоуверенно, решив, что без магии меня нипочем не обнаружить. Парень вдруг сдернул с руки перчатку и коснулся голой ладонью поверхности скалы. Прежде чем я успела сообразить, что к чему, он бросил свое тело вперед, и, схватив меня за шиворот, выдернул из расщелины. Все мои заклинания полетели к чертям собачьим. Глава таинственной троицы обхватил меня сзади, так что я не могла пошевелить руками и даже как следует вдохнуть. У моего горла блеснуло острие кинжала.
        - Если мне хотя бы покажется, что ты шепчешь заклинания, твоя шея познакомится с гномьей сталью!
        Ну что прикажете делать в такой ситуации?! Ученица Ученицей, но в этой жизни мне не приходилось попадать в подобные переделки. Я в Секторах и на дуэлях-то не дралась. Было, конечно, боевое крещение - эта ужасная схватка с нетопырем, но она отнюдь не сделала из меня бравого вояку. Оказавшись с ножом у горла, люди либо превращаются в размазню, готовую на все, либо действуют на свой страх и риск, в надежде перехватить инициативу в свои руки. Я, как ни странно, самообладания не утратила. Даже наоборот! Панический ужас, охвативший меня в тот момент, когда этот тип разбил мои заклинания, коснувшись в свою очередь скалы, исчез, словно по волшебству, сменившись холодной яростью. Вздрагивая от гнева, я процедила сквозь зубы:
        - Если ты, мерзавец, не отпустишь меня сию же минуту, тебя ждут крупные неприятности.
        Хотела бы я знать какие? В моем-то положении… Но это было первое, что пришло мне в голову. И представьте мое удивление, когда этот блеф (если сея жалкая угроза достойна такого громкого имени) сработал! У меня за спиной послышался приглушенный возглас, руки незнакомца разжались, а кинжал, неприятно поблескивающий у моей шеи, исчез. В следующую секунду меня снова схватили за плечи и развернули на сто восемьдесят градусов.
        - Марго? Быть этого не может! - отпустив меня, глава этой странной компании сдернул со своей головы капюшон.
        - Джеф?!
        Это был он, наш покойничек, собственной персоной. Похудевший, бледный, но все - таки он. Тут у меня, кажется, сдали нервы. Есть какой-то предел, тому, что может вынести человек. Тем более девушка, у которой в жизни по сути не было настоящих испытаний.
        Что-то невнятно выкрикнув, я отчаянно замолотила кулаками по широкой груди Джефа. Напряжение, боль и страх последних дней, наконец, прорвались наружу. Слезы сами собой хлынули из глаз, мир перед глазами завертелся в бешеном вихре. На миг мне показалось, что я потеряла сознание. Когда в голове немного прояснилось, я поняла, что стою, уткнувшись лицом в потертую замшевую куртку Джефа. Мои усмиренные кулачки прижаты к его груди, а сам он обнимает меня одной рукой за плечи, а другой поглаживает по волосам, что-то ласково приговаривая на родном языке. Двое его спутников, оказавшиеся невысокой темноволосой девушкой, похожей на амазонку, и худощавым белокурым пареньком, взирали на нас, пооткрывав от изумления рты. Сообразив, как это выглядит со стороны, я быстро отстранилась от Джефа. Он, надо сказать, разомкнул объятия с большой неохотой.
        - Извини, - жалобно улыбнувшись, я вытерла слезы, - Чего- то я совсем расклеилась. Последние дни были не из легких.
        - Могу себе представить! - нежно сжав мои перебинтованные руки, Джеф поднес их к своему лицу, - Что стало с твоими чудными изящными пальчиками?
        - Твои чудные ловкие пальчики выглядят не лучше, - Его руки и впрямь представляли собой довольно жалкое зрелище - обломанные грязные ногти, жуткого вида мозоли, едва поджившие ссадины и рубцы. Совершенно не в стиле щеголя Джефри!
        - И не говори! - найдя на моей ладошке свободное от бинтов место, юноша коснулся его губами. Ну вот, опять он…
        - Что здесь происходит?! - голос ударил как плеть.
        Мы с Джефом отпрянули друг от друга. Генрих стоял в нескольких шагах от нас, опираясь на плечо Мерфи. Я, как говорится, на своей шкуре убедилась, что выражение испепелять взглядом - это не просто языковой оборот. Я думала он на Джефе дыру прожжет… Впрочем, когда наш "покойничек" увидел Генриха, он в долгу не остался!
        - Ты?!… - голос молодого человека задрожал от ярости, рука метнулась к кинжалу.
        Зашипев, как сердитая кошка, я вцепилась в его плечо, надеясь удержать на месте. Генрих смерил Джефа презрительным взглядом:
        - Ну, давай, большой сильный парень! Ударь меня! - с горечью бросил он и, прихрамывая, подошел к противнику, - Это как раз в твоем стиле - нападать на раненого. Только на подлости ты и способен!
        Не снимая ладони с рукояти кинжала, Джеф стряхнул меня как котенка и шагнул вплотную к Генриху. Несколько секунд они мерили друг друга взглядами. Мне эти мгновения показались часами! Вдруг Анрио дернулся и начал медленно оседать на землю. Вскрикнув, я бросилась к любимому. Но Джеф меня опередил. Странно вздохнув, он выпустил нож и подхватил Генриха под мышки, не дав ему упасть.
        - Похоже, тебе не помешает помощь, дружище! - По голосу Джефа я поняла, что он улыбается, - Где тебя так угораздило? Обнимался с драконом? Или пытался приставать к Мерфи?!
        - Да иди ты! - Генрих повис на его плече, - А еще говорят: горбатого могила исправит. Это точно не про тебя! Не исправила…
        Подойдя к ребятам, я одной рукой нежно обняла Анрио, другую положила на плечо Джефу. Затем посмотрела ему в глаза. Несколько секунд мы просто молча глядели друг на друга. "Боюсь, ничего у нас не получится, Джефри". Он грустно улыбнулся: "Я знал это с самого начала, детка. Достаточно было один раз увидеть тебя с Анри. Видно не судьба".
        - Как трогательно!
        Мы как по команде обернулись. В нескольких шагах от нас стоял человек. Черные как смоль волосы, усы и бородка, тронутые сединой, темные глаза, похожие на бездонные колодцы - все это предавало ему несколько демонический вид. Сходство довершала черная сутана, вроде тех, что используют в своих обрядах сатанисты. Генрих и Мерфи схватились за оружие, я невольно шагнула к "магической" скале.
        - Не советую, - спокойно заметил пришелец, - Ни один из вас даже в лучшие времена не смог бы одолеть меня, что уж говорить сейчас, когда вы еле держитесь на ногах после изматывающего путешествия.
        - Вашими стараниями, господин Старец, не так ли? - с иронией осведомилась я.
        Не нужно было быть Шерлоком Холмсом, что бы догадаться кто перед нами. Только хозяин этого места мог выглядеть в сложившихся обстоятельствах столь самоуверенно. И при всей его "не старой" внешности, это прозвище совсем не казалось смешным. Если у наших Магистров, выглядевших на добрых девяносто лет, взгляд несмотря ни на что, оставался молодым, то у человека, стоявшего передо мной, были глаза древнего старика. Казалось, он заглянул в Преисподнюю и принес из неё в этот мир тень нездешнего мрака…
        - Если вы о магическом барьере, то мы создавали его вместе с вашими Магистрами, - Старец позволил себе легкую улыбку, - Что до прочих неприятностей, вроде схватки с нетопырем, то я здесь ни причем. Видите ли, молодые люди, Зачарованный лес существует много веков, хотя раньше он назывался иначе. Когда-то давно он был частью Сумеречья, эльфийского леса к югу отсюда. Когда Дивный народ изгнал темных тварей из тех мест, они перебрались сюда, поближе к Мордору, бывшего в ту пору Твердыней Зла. Создавая это место, мы с Магистрами решили, что Зачарованный лес будет очень кстати, что бы отваживать любопытных Учеников от моей вотчины. И естественно, что бы помешать удрать тем, кто сюда уже попал.
        Старец многозначительно посмотрел на Джефа и его приятелей и щелкнул пальцами. Словно бы из ниоткуда материализовались пять призрачных фигур. Все как один они были закутаны в черные плащи, из отверстий капюшонов, казалось, смотрела на нас сама Тьма. Меня передернуло. Старец кивнул на Джефа и его спутников. Призраки, чуть слышно шелестя мантиями, окружили их, плеснула вспышка темного огня, и все исчезло.
        - Эй, - заорала Мерфи, - Что здесь происходит? Кто эти жуткие типы и куда они утащили ребят?!
        - Не волнуйтесь, пожалуйста, - Старец приподнял руки в успокаивающем жесте, - Джеф и остальные всего лишь были возвращены туда, откуда они сбежали. Что же до вас, мои юные друзья, то, я надеюсь, вы окажете мне честь и будете моими гостями! - он внимательно посмотрел на нас, - Господину Генриху, мне кажется, не помешает медицинская помощь, а вам, милостливые госпожи, я предлагаю небольшую экскурсию по своим владениям. Кроме того, я думаю, вы не откажетесь отужинать со мной?
        Мы переглянулись и кивнули. Ну, как можно отказаться от такого предложения?!!! Старец взмахнул рукой, в воздухе из ничего вырисовался светящийся прямоугольник, обрамляющий фосфорецирующую полуночно - синюю пустоту. Портал… Настоящий портал, созданный с помощью Высшей магии. В Школе на уроках пространственных перемещений нам такие показывали. Вот только те, что создавал Дениэл, выглядели почему-то несколько иначе!
        - А вы уверены, что нам это не повредит? - с сомнением спросила я, чувствуя, как из портала ощутимо тянет холодом.
        - Абсолютно. Переход совершенно безопасен для вас, хоть и создан с использованием Темной Магии.
        Ну, что нам оставалось делать? Конфликт со Старцем не сулил ничего хорошего. Мерфи придвинулась к нам с Генрихом и судорожно сжала мои пальцы. Анрио обхватил нас обеих за плечи, и, глубоко вздохнув, мы шагнули опалесцирующее ледяное ничто. Несколько бесконечно долгих мгновений я ничего не видела, не слышала и не чувствовала. Потом до меня донесся голос Генриха, что-то невнятно выкрикивающего, его рука, обнимавшая меня, вдруг исчезла, и в следующую секунду портал буквально выбросил нас с Мерфи в каком-то странном месте. Это походило на огромную пещеру, но я никогда и вообразить не могла, что они бывают таких размеров! Её своды уходили ввысь и терялись где-то там, в непроглядном мраке. Ядовитые испарения клубились в обжигающем воздухе, со стен стекала черная слизь. Столбы пламени вздымались из бездны, разверзшейся у наших ног, и лишь узкая серая лента дороги, убегавшей куда-то вниз, казалась единственным нормальным явлением в этом мире огня и пепла. Впрочем, конец её скрывался в сизой дымке.
        Во вспышке черного пламени возник Старец. Я едва что не вцепилась ему в горло.
        - Куда вы нас притащили?! И где Генрих?
        - Не волнуйтесь, леди Марго, с вашим женихом все в порядке, - Старец одарил меня улыбкой Моны Лизы, - Он в надежных руках моего личного врача. Перед тем как отправиться на ужин, вы сможете навестить его. А теперь обещанная экскурсия по моим владениям. Прошу за мной, - и он двинулся вниз по дороге.
        - А что представляет из себя ваша вотчина? - поинтересовалась неунывающая Мерфи, направляясь за ним.
        - Ну, как же… Загробный мир…
        Серый туман, клубившийся на нижних ярусах пещеры, поредел, и мы вступили…Судорожно сглотнув, я отшатнулась назад. Мерфи издала какой-то звук, похожий на всхлип, и до боли сжала мой локоть. Господа, вы знаете, что такое Ад? Говорят, это место, куда после смерти попадают самые завзятые грешники. Не знаю, что мы с Мерфи совершили такого, что бы оказаться там еще при жизни!
        На дантовское описание Преисподней это, поверьте, не походило. Изо всех сил пытаясь совладать с бунтующим желудком, мы медленно шли по узкой ленте дороги, серпантином уходящей во мрак. Картины, представшие там нашим глазам мне не забыть до смертного часа. Не знаю, чего Старец хотел добиться, показав нам это место. Если он пытался взять нас с Мерфи на испуг, то у него это не вышло. Грабители и мошенники, жарившиеся на огне, в котором потрескивали наворованные ими деньги; лгуны, лижущие раскаленный металл; убийцы, испытывающие те же муки, что и их жертвы, только усиленные десятикратно… Все это вызывало боль и отвращение, но не страх. Если загробный мир и впрямь существует, и после смерти можно очутиться в месте подобном этому… Не знаю, может эти люди и заслужили наказание, но столь изощренные издевательства… Чье больное воображение могло придумать такое?
        Наконец, похожая на пытку экскурсия закончилась. Старец, как и обещал, разрешил нам навестить Генриха. Вид Анрио, с улыбкой на губах мирно посапывающего на мягкой постели, подействовал на меня успокаивающе. Все тело, превратившееся во время путешествия по Аду, в комок нервов, снова стало наливаться свинцовой усталостью. Поцеловав спящего Генриха в лоб и ласково взлохматив ему волосы, я повернулась к Старцу.
        - Так что вы там говорили насчет ужина?
        Тот усмехнулся и сделал приглашающий жест рукой. Снова обжигающий холод портала, и мы оказались в небольшой комнате, похожей на гостиную времен Людовика XIII. Обтянутые шелком стены, изысканная мебель из орехового дерева, персидские ковры на полу… В огромном, украшенном лепкой камине гостеприимно потрескивал огонь.
        Заглядевшись, я не сразу ощутила мягкое покалывание на кончиках пальцев. Знакомая теплая волна прокатилась по телу, возвращая контроль над магией. Я словно купалась в ласковых лучах света, заворачиваясь в них как в пуховое одеяло. Пара заклинаний, и боль с усталостью тонкими струйками устремились вон из моего тела. Несколько движений пальцами, и грязь, кровь, пот и болотная тина, покрывавшие мою кожу липкой коркой, испарились словно… впрочем, не словно, а ИМЕННО по волшебству! Оставалось последнее… Ну, не садиться же было за стол в тех жалких лохмотьях, что остались от нашей одежды! Мы с Мерфи лукаво переглянулись и… Уж, поверьте, мы дали волю своему воображению!
        Мою подругу никто не назовет любительницей стиля юни - секс, но исключительно женские наряды она выбирает лишь в тех ситуациях, когда может быть уверена, что ей абсолютно ничто не грозит! Поскольку сейчас наше положение было несколько неоднозначным, Меф предпочла одеться по-мужски. Шпаги он себе не сотворила, это было бы открытым вызовом нашему хозяину, но очевидно в брюках моя подружка чувствовала себя увереннее. В её костюме сочетались черный цвет и серебро. Под коротким плащом из черного муара виднелся камзол из серебряной парчи с изысканными черными кружевами. Полы сюртука доходили до середины бедер, обтянутых черными брюками, на ногах были узкие кожаные сапоги.
        Я же оделась в лучших традициях королевы Марго. В Секторах я частенько носила брючные костюмы, но сейчас, на мой взгляд, вечерний туалет больше соответствовал обстановке. Я выбрала наряд из зеленого бархата, как раз такого оттенка, как мои глаза. Тончайшее золотое кружево украшало корсаж на китовом усе, а подол платья был сплошь расшит бриллиантовыми и изумрудными цветами. Свои тяжелые золотистые волосы на этот раз я не стала убирать в высокую прическу, а просто оплела несколькими нитями изумрудов. Серьги и колье из того же камня, а также легкий макияж довершили мой облик.
        В похожих на бездонные черные омуты глазах Старца на миг мелькнуло что-то смутно похожее на восхищение. Отодвинув стул, он помог мне сесть за стол. Мерфи, не дожидаясь его помощи, быстренько уселась сама. Моя подруга не из тех не в меру эмансипированных особ, что рычат на мужчин, когда те открывают им двери или пытаются помочь одеть пальто. Однако, она любит независимость. Своему избраннику она, возможно, и позволит носить себя на руках, но в остальном с представителями противоположного пола держит себя на равных.
        Не успели мы сесть, как в комнату впорхнуло несколько слуг. Они молниеносно расставили перед нами горячие блюда и закуски, а затем исчезли, так же бесшумно, как и появились.
        - Вот это обслуживание! - хмыкнула Мерфи.
        В течение получаса тишина в комнате нарушалась лишь потрескиванием огня в камине да звоном серебра о фарфор. Мы проголодались так, что могли съесть, наверно, целого Летуча! Впрочем, потрясающий обед из пяти блюд с успехом его заменил.
        Когда похожие на тени слуги убрали со стола и подали десерт, я решила, что настало время для серьезного разговора. Откинувшись на спинку стула и помешивая ложечкой карамельное каппучино, я устремила свой взгляд на Старца.
        - Ну, что же, милостливый государь, давайте поговорим на чистоту! Что конкретно Вам от нас нужно?
        Старец скрестил руки на груди и посмотрел на меня с искренним интересом:
        - С чего это Вы взяли, леди Марго, что мне вообще что-то от Вас нужно?
        Нет, этот человек определенно мне нравиться! Словесные поединки ему наверняка не впервой. Впрочем, он еще не знает, с кем связался! Я слегка улыбнулась уголками губ:
        - Не будем ходить вокруг да около! Не забывайте, что разговариваете с женщиной, которая семьдесят процентов своих реинкарнаций управляла великими империями. Мы без приглашения сваливаемся Вам на голову, да еще с намерением помочь бежать одному из Ваших… хмм… подопечных! Однако, Вы вместо того, что бы посадить нас за решетку или хотя бы выгнать взашей, предлагаете быть Вашими гостями. Потом эта кошмарная экскурсия, которую нельзя рассматривать иначе как предупреждение, и, наконец, этот потрясающий ужин. Напоминает метод кнута и пряника! Не сложно догадаться, что Вы, мой господин, пытались повлиять на нас, что бы мы стали по сговорчивее. Встает вопрос - зачем? Что Вам такого от нас нужно, что Вы тратите столько времени на подготовку почвы? Учитывая, что мы, строго говоря, Ваши пленники…
        Мерфи бросила на меня удивленный взгляд. Я только хмыкнула - уж что-что, а ораторское искусство у меня в крови! Мерфи, она все-таки больше боец, а я… Я - политик! Не всегда лестное определение, но что поделаешь…
        Старец какое-то время молча созерцал меня, потом вдруг поднял руки и заопладировал:
        - Браво! Похоже, я недооценил Вас, моя леди! Ну, что же, поговорим на чистоту. Вы правы, Маргарита, я хочу сделать Вам, именно Вам, некое предложение, - он слегка откинулся в кресле, - Как Вы уже наверно поняли, я, несмотря на свое сотрудничество со Светлыми Магистрами, являюсь Темным Волшебником. Я состою в некоем ордене, о котором сейчас не время и не место рассказывать. Раз в год один из его членов устраивает бал в честь… ну, скажем, Дня всех Святых. Хозяином следующего бала должен быть я, - Старец мгновение помолчал, - Но, видите ли, дело в том, что по традиции устроитель празднества должен иметь спутницу. Если этот человек не женат, то он должен выбрать коренную жительницу того пространства, которое избрал себе в качестве пристанища, причем необходимо, что бы эта особа была королевских кровей. Она, кстати, должна согласиться на это добровольно. Опять же по традиции, девушку должны звать…
        - Дайте, я угадаю, - перебила Старца Мерфи, - Маргаритой! Вы что, Булгакова читали?!
        - Нет, что Вы, леди Мерфи! - усмехнулся маг, - Этот обычай древний, как мир. Так вот, моя проблема в том, что в этом пространстве Маргаритами девочек исторически не называют. А уж казалось бы, какие расы тут только не живут - и люди, и эльфы, и гномы, и даже хоббиты! К счастью, у меня оставались Сектора. Хотя там, как не странно, тоже не так-то много девушек с таким именем, тем более, королевской крови. Но парочку я все же нашел. Я уже собирался обратиться за содействием к вашим Пресветлым Магистрам, как у входа в мои владения появляется ваша компания! Не буду объяснять, что Вы, леди Маргарита, подходите на роль хозяйки бала по всем параметрам, - Старец пристально на меня посмотрел, - Так что, если Вы окажете мне честь и станете моей дамой на ночь праздника, то я забуду, зачем вы трое сюда явились и на следующий день я отпущу вас на все четыре стороны. И даже помогу без проблем добраться до Секторов!
        Сложив ладони лодочкой, я какое-то время молча смотрела на Старца. Предложение в создавшихся условиях казалось заманчивым, однако осталась бы невыполненной главная цель нашего предприятия, да и вообще, не верила я в добрые намерения этого типа!
        - Надеюсь, мне не придется присутствовать там в обнаженном виде?!
        Старец смеялся долго и, кажется, совершенно искренне.
        - Что Вы, леди Марго! Ни в коем случае! И колено ваше тоже никто целовать не станет! Госпожа Мерфи в принципе может отправиться туда вместе с нами. Это будет обычный светский раут, вроде тех, к которым вы привыкли у себя в Секторах. Не считая, конечно, кое-каких не значительных деталей…
        Ну вот, что и требовалось доказать! Предложение с двойным дном, как я и предполагала…
        - Это что же за детали, сударь?
        - На этом мероприятии будут вестись разговоры, которые вы не должны слышать, мои юные леди. Мне придется наложить на вас Заклятие Забвения. Конечно, вы не забудете все подряд, только то, что не стоит знать вам и вашим Магистрам.
        Так… А это уже серьезно! Заклятие Забвения - штука опасная! Если его накладывает опытный маг, да еще себе на уме, вроде Старца, то можно забыть не только что-то конкретное, но и мать свою родную. Конечно, наш хозяин вроде бы сотрудничает с Магистрами и вряд ли будет вредить Ученикам, однако риск все-таки есть. По настороженному взгляду Мерфи я поняла, что она думает о том же. Ну, что же, в такой ситуации надо идти в ва-банк. Тут уж, как говориться, или пан, или пропал! В конце концов, у меня есть еще козырь в рукаве…
        - Я предлагаю вам сделку, господин Старец! Вы отпускаете нас троих, а также Джефа с двумя его друзьями. Ну, а я принимаю Ваше предложение и буду королевой на этом балу!
        Не скажу, что старый маг обрадовался моему заявлению. Густые черные брови сошлись на переносице, впервые показав, что этот человек может быть суровым и даже жестоким.
        - А вам не кажется, леди Маргарита, что Вы не в том положении, что бы торговаться?
        Я улыбнулась ему улыбкой голодного вампира:
        - А что Вы нам сделаете? Отправите к остальным своим узникам?
        - Мне показалось, что экскурсия по моим владениям произвела на вас должное впечатление! - температура голоса Старца постепенно падала, - Неужели Вам так хочется там оказаться?!
        Воспоминание и впрямь не из приятных, но за кого он меня принимает?!
        - Бросьте! Неужели Вы думали, что я куплюсь на этот дешевый балаганный фокус? Слишком театрально! Не удивлюсь, если те чертики с копытцами и пяточками были сделаны из папье-маше! Если Вы хотели таким образом запугать нас, то у Вас ничего не вышло! Это было мерзко, но не страшно! И давайте заканчивать этот бесполезный разговор. Или принимаете мое предложение, или отправляйте нас в свои шахты!
        Последнее слово произвело эффект разорвавшейся бомбы. Старец, казалось, впервые в своей долгой жизни был искренне изумлен, Мерфи же и вовсе уставилась на меня, как на ненормальную. Ну, она-то не видела характерных мозолей на ладонях Джефри, тех, что бывают лишь от многочасовой работы киркой, не видела грязи у него под ногтями, грязи того же зеленоватого цвета, что и стены в местных пещерах! В одной из своих жизней мне довелось поработать горняком, в таких вещах я неплохо разбираюсь. Уж не знаю, что за породу здесь разрабатывают, но уж наверняка это нечто очень ценное!
        Старец молча смотрел на меня, а я на него. Черные всполохи плясали в глубине его глаз, заставляя меня нервничать. Интересно, он сейчас размышляет, как убить эту нахалку, раскрывшую его секрет, или просто у него такой гипнотический взгляд? Наконец, я не выдержала. Если уж умирать, так с музыкой!
        - Ну, так что же, монсеньер, по рукам?
        Старец встал из-за стола. Я похолодела. Интересно, как это будет? Испепелит меня на месте или просто придушит как цыпленка?
        Вместо этого старый маг сжал мои пальцы в своей широкой ладони. На его губах появилась едва заметная улыбка.
        - По рукам, миледи!
        Глава 7. Мерфи
        Я была в восторге от своей новой идеи. "Если меня не выгонят из Школы за заклинание телепортации, обязательно займусь реформами в Секторах", - решила я. Смущало только одно. Перемены предстояли нешуточные. Восторг восторгом, но наш разговор с Аланом был далеко не закончен. Что значит - я хочу Государство?! А может, через год я захочу создать империю в Средиземье под своим личным руководством, или, к примеру, возжелаю возглавить суд инквизиции. Не могу сказать, что эти желания абсолютно неосуществимы. Но за Государством будут стоять такие силы, что, пожалуй, даже Магистрат не сможет полностью их контролировать. А в руках правителей окажется огромная власть. И не стоит её недооценивать.
        Рассуждая таким образом, сразу после памятной беседы с Аланом, я отправилась в библиотеку, в отдел статистики. Устроившись поудобнее в библиотечном кресле, я задала кодовое слово-поисковик в компьютер и радостно наблюдала, как тот помаленьку сходит с ума, пытаясь систематизировать горы запрошенной литературы. А ведь и действительно горы. Меня интересовали сведения, которыми никто и никогда не занимался, а полуграмотные школьные домовые вели дела безобразно. Мне нужна была вся статистика за историю существования Школы Магии. Я должна была узнать, сколько Учеников обучались в Школе, сколько остались в Секторах, сколько покинули их. А также требовалось узнать имена тех, кто получил степени выше второй и третьей. Когда закончились первая неделя пребывания моего в библиотеке, местные домовые (школьные?) уже делали со мной разминку для спины и хвоста (что ни говори, а сидеть за компьютером круглосуточно довольно-таки тяжело - хвост затекает совершенно). Всё-таки как здорово, что в библиотеке время можно растянуть самому хоть на год. По меркам Секторов прошло не больше суток, наверное. Правда, мне
казалось, что я здесь провела по меньшей мере век, но с этим уж ничего не поделаешь…
        Однако усилия не пропали даром. Во-первых, мне выдали премию за обширную работу в области систематизации данных статистики, во-вторых, я довольно-таки полно представляла себе картину жизни Секторов. И чем больше я узнавала, тем неосуществимей казалась поставленная задача. Итак, на данный момент в Секторах безвылазно проживало несколько тысяч Учеников. Десять процентов имели вторую степень, cемь процентов - первую. Единицы получили высшую степень Мага. Этих последних я знала всех поимённо и, будучи разбуженной среди ночи, могла назвать адрес и контактный телефон (если таковой, конечно, имелся в наличии) любого из них.
        Поддержкой Магов необходимо было заручиться в первую очередь, поскольку многие помимо недюжинных познаний в области магии обладали, как правило, следующими необходимыми качествами: во-первых, политической прозорливостью, поскольку подавляющее большинство занимало ранее или в данный момент высокое положение в родных странах (пространствах), во-вторых, Магистры им доверяли, поскольку Маги вышли из того возраста, когда колдовство кажется развлечением. Фактически, Маги и были негласной верхушкой в глазах Учеников. Но осложнял дело тот факт, что почти все они скептически относились к политическим преобразованиям. Судить об этом можно было хотя бы по тому, что ни один никогда не был членом Совета. Почти все предпочитали уединение шумной компании и реже других учеников ввязывались в неприятные истории. Никто не имел серьёзных судимостей после получения степени. Правда, к ним, насколько я поняла, предъявлялись совершенно иные требования. Магистры не вмешивались в частную жизнь Магов и не судили преступления, не связанные с Магией. Получение степени Мага с этой точки зрения давало огромные преимущества.
Теперь-то мне стало ясно, почему Дениэл сквозь пальцы смотрит на деятельность "разбойника" Алана. Возникло у меня, правда, подозрение, что Алан был, скорее, помощником Дениэла и поддерживал в Секторах относительный порядок, нежели чем нарушал его. Но ведь это всего лишь подозрения…
        Подобные предположения я выдвинула и относительно Пирата. Но, видно, он всё ж умудрился перегнуть палку, раз Дениэл так на него взъелся. Впрочем, убийство с помощью магии и незаконная торговля артефактами действительно не шуточки!
        Мда, убедить Магов в необходимости создания государства представлялось чертовски трудной задачей, но мы ведь лёгких путей не ищем.
        Была также одна незначительная мелочь, которая сильно портила мне настроение. Дело в том, что земля Секторов никогда Школе не принадлежала. В Средиземье же политики никак не могли решить, нужны ли им Сектора на землях Мордора или нет. Соответственно, существовали две коалиции - против Секторов, и за Сектора.
        Можно было понять и тех и других: с одной стороны - великая армия магов, любовно взращённая Магистратом, всегда надёжно защищала Средиземье от чудовищ Мордора; с другой стороны, молодые маги сами по себе представляли опасность для Средиземья. Ведь, вздумай Магистрат получить Мордор в безраздельное пользование, то есть силой, немногочисленное войско местных, пусть даже у них есть два-три собственных мага, не продержится против Учеников и часа.
        Таким образом, насколько я знала, местные правители разделились на два противоборствующих лагеря - одни считали, что необходимо отказать Секторам в аренде (при этом первая сторона уверяла на все голоса, что, дескать, чудовища в Мордоре давно уничтожены и ничто не помешает местным спокойно завладеть землей после того как Школа исчезнет). Вторая коалиция (на мой взгляд, более дальновидная) не забыла, что совсем недавно Маги отбили атаку страшных тварей на границе со Средиземьем. Сторонники этой точки зрения считали, что Сектора - лучшая защита и не стоит от неё отказываться. Ведь и внешние враги никогда бы не напали на государство, у которого под боком - Школа Магии.
        Проанализировав ситуацию, я пришла к выводу, что оба лагеря занимают неплохую позицию. Оставалось поставить на "правильную" лошадку. Естественно, первых умаслить было бы значительно сложнее, чем вторых. А это означало, что необходимо искать сильных и влиятельных союзников в Средиземье. В противном случае, нашу деятельность могли воспринять как агрессию. Где вот только найти-то их - союзников? Покатав этот нелёгкий вопрос так и этак, я решила оставить его рассмотрение на "потом".
        Прежде всего, мне нужны были сторонники здесь, на родной земле. Поразмыслив, я пришла к выводу, что неплохо бы для начала вернуть себе репутацию порядочной Ученицы, чтобы иметь возможность свободно и безбоязненно действовать на территории Секторов. Из-за последнего приключения с Пиратом я чувствовала себя в слегка подвешенном состоянии, с минуты на минуту ожидая "приглашения" в Магистрат. Чтобы решить этот вопрос раз и навсегда, я не стала дожидаться, когда гора придёт к Магомету, и немедленно отправилась к Магистрам сама, дабы покаяться в грехах перед Дениэлом. Из грехов я насчитала один крупный и множество мелких. Злоупотребление магией - нешуточный проступок. Но если в целях самозащиты - спорный вопрос. Я переоделась во что-то строго-скорбное, убрала волосы в хвостик, приказала оседлать коня и в таком виде явилась к Магистрам.
        Встав у двери "зала суда" я мысленно перекрестилась, глубоко вздохнула и по старинной привычке попыталась подслушать, что же происходит за дверью. Безрезультатно, разумеется. Изобразив ангела, я тихонько постучала. Настолько тихонько, что, казалось, сердце колотится значительно громче. Поэтому я постучала ещё раз, уже погромче. И немедленно услышала в ответ:
        - Входите, открыто!
        Переступив порог зала, я зажмурилась, а когда открыла глаза, наткнулась взглядом на незнакомца. Им оказался мужчина лет сорока-сорока пяти. Высокий, хорошо сложенный, с короткими, чуть золотистыми волосами, в которых уже пробивалась седина, строгими чертами лица и удивительно знакомыми малахитовыми глазами. Одет незнакомец был дорого, но не вычурно - по местной моде. В общем, смахивал на средиземского вельможу. Я удивилась его присутствию здесь и несказанно обрадовалась, поскольку то был точно не Дениэл! Совершив это открытие, я с облегчением перевела дух и пересчитала присутствующих. Магистров на сей раз было семеро. А вот что за мужик меня встретил? И взгляд такой… словно всю жизнь меня знает… причём только с хорошей стороны. Мужик тем временем повернулся ко мне и учтиво указал на кресло, сообщив:
        - Ну, проходите, наконец, присаживайтесь.
        Я зажмурилась и воззвала к измученной мысленными потугами памяти. Ну знаю я его! И голос такой знакомый! Следующие слова незнакомца меня добили, поскольку я поняла, кто передо мной:
        - Мерфи, если не ошибаюсь? С чем пожаловали на сей раз?
        Засунув удивление в глубину души, я с почтением, как и подобает Ученице, ответила:
        - Господин Главный Магистр, вы, случайно, не знаете, где Дениэл? Пообщаться бы с ним…
        Господин Главный Магистр украдкой улыбнулся, и с лёгкой иронией известил меня, что Дениэл отсутствует - мол, дела. И, к сожалению, я не смогу с ним увидеться, но может он - Главный, может чем-то помочь?
        - Эээээ… Видите ли… - неуверенно начала я, а во взгляде Магистра появилось абсолютное понимание проблемы. Однако он не спешил высказывать догадки, а потому мне пришлось продолжать:
        - У меня тут такое деликатное дело… Я тут…эээ… недавно с магией перемудрила, и, в общем-то, не думаю, что Дениэл одобрил бы моё поведение… Ммм…
        Магистру, наконец, надоело моё мычание. Старательно скрыв лукавую улыбку и во мгновение ока став строгим, он произнёс:
        - Кажется, я понимаю, о чём Вы. И что же теперь Вы намерены делать?
        При этом улыбка вновь мелькнула в его наигранно строгом взгляде.
        - Ну… - промямлила я, пытаясь вспомнить заготовленную заранее речь, - Мне бы хотелось уверить его, что подобные действия…эээ…ммм…
        Магистр, видя моё затруднение, уверенно заключил:
        - Что подобные действия кажутся Вам теперь излишними и неуместными, и Вы, осознавая, какая ответственность лежит на Вас, как на ученице Школы Магии, впредь обязуетесь подобного не повторять вплоть до получения Вами соответствующей степени?
        А уверенно кивнула, а про себя решила, что он, пожалуй, более чётко выразил мои мысли. Впрочем, выразить-то выразил, только, похоже, совершенно мне не поверил. Следующие его слова укрепили меня в этом подозрении, поскольку сказаны они были с изрядной долей иронии:
        - Магистр Дениэл после этих слов наверняка бы прослезился и простил Вас.
        Тут уж и остальные Магистры заулыбались, а я лишь невероятным усилием воли сдержала смех. Главный тем временем продолжал:
        - Я постараюсь донести до него всю глубину Вашего раскаяния, а потому Вы совершенно свободны в своих дальнейших действиях. Удачи. Думаю, она Вам пригодится.
        После таких слов я чуть не повисла у Главного на шее. Впрочем, не думаю, что это было бы уместно, потому я лишь присела в реверансе (с трудом вспомнив, как это делается) и, развернувшись, вылетела из Магистрата аки птичка.
        Теперь для меня наступила, наконец, спокойная пора. Правда, я не могла похвастаться, что не нарушаю устав Секторов совершенно. Одно путешествие "на тот свет" за Джефом чего стоит. А ведь увлекательная, чёрт возьми, была поездка. Особенно путешествие по Зачарованному Лесу и над ним.
        Вспоминался мне изредка и бал у Старца. Марго в роли королевы смотрелась очень импозантно. Сомнительная, конечно, честь, но всё же. Ей-то, по крайней мере, было не до скуки. За один вечер она познакомилась с таким количеством душегубов, что перекрыла все мои рекорды.
        Я же скучала смертно, поскольку, вообще-то, терпеть не могу балы. Все друг другу улыбаются, все рады. А за спиной начинаются сплетни.
        С Марго что ли пойти поболтать? А то мы с ней так толком и не успели обсудить, что представляет собой это "царство мертвых"! Судя по всему - что-то вроде исправительной колонии для проштрафившихся, то бишь преждевременно "почивших" Учеников. Маги по естественным причинам вообще-то не умирают. Но если убитые обычным способом - на дуэлях, например, - Ученики будут на том же месте воскресать, это создаст у них ложное чувство собственной неуязвимости. Так и в бессмертие недолго поверить, однако даже маги, увы, не живут вечно! Короче, нашим милым Магистрам нужна была этакая тюремная зона, а их соседу, господину Старцу, бесплатная рабочая сила для шахт. Вот они и ударили по рукам…
        Я снова с надеждой посмотрела в сторону Марго. Нет, ей не до меня - вон как гости осаждают - скоро колени целовать начнут! Придется мне скучать в одиночестве.
        Когда смертная тоска достигла порогового уровня, я вышла на балкончик, подышать свежим воздухом. Но вот ведь чёрт - тут и воздух какой-то тусклый. Нет, не создана я для балов и светских раутов. В Секторах, по крайней мере, есть соответствующие компании, почитающие долгом своим на балу поговорить о покере, политике, дуэлях. Тут, пожалуй, таких тоже было не мало. Да вот только не влезешь же в подобную компанию наобум… Однако меня спасли. В самый грустный момент меня ласково тронули за плечо чьи-то ледяные пальцы. Ух, меня аж покоробило. Точно ведь покойничек какой-нибудь! Старец - человек со странностями. И гости у него, хмм, не все живые, скажем так. В ответ на прикосновение я скрестила пальцы от сглаза и повернулась. Прямо за мной, чуть повыше моего лица, висели глаза. Нормальные такие глаза, хитрые, зелёные, слегка раскосые, словно у кошки, с чёрным вертикальным зрачком. Так вот, висели эти глаза и спокойно моргали чудными ресницами, совершенно, по-видимому, не испытывая дискомфорта по поводу отсутствия тела. Я учтиво кивнула глазам (подумаешь, невидаль - левитирующие зрительные органы - не самое
экзотическое зрелище здесь).
        В ответ глаза облетели вокруг меня, пристально приглядываясь к моему туловищу. Тут меня пронзило чёрное подозрение, и я справедливо возмутилась:
        - Послушайте, эээ… мистер. Не могли бы вы прекратить пялится? Я не собираюсь расставаться с телом!
        В ответ раздался мелодичный мужской голос:
        - Простите, сударыня. Напугал. Но ко мне тут привыкли, я не сразу понял, что вы - новенькая.
        - Нас на голый испуг не возьмёшь, - уверила я собеседника, - Но в следующий раз начинайте с представления.
        Незнакомец, по всей видимости, удовлетворённый началом разговора, материализовался. Он оказался личностью неизвестного происхождения, очень стройным, высоким, с тонкими чертами лица и копной пшеничных волос. Глаза не изменились, и на лисьем личике казались непропорционально огромными. Двигался незнакомец потрясающе. Казалось, он плавно перетекает с места на место, настолько легкими были его шаги. Наконец, он застыл напротив и склонился в учтивом поклоне.
        - Для друзей я - Ирвин. Называйте меня также, - непринуждённо предложил он.
        Казалось, всё, что делает этот человек, (или нечеловек) даётся ему легко и весело. Одного не могла понять - как он очутился здесь? Поскольку на балу была уйма загадочных личностей с тёмным прошлым, я поспешила выяснить один вопрос:
        - И кем вы будете? Гость Старца… Или из этих… из местных узников?
        - А я совмещаю!
        - Это как?
        - Не поверите, - улыбнулся Ирвин, - Был знаменитым отравителем. Серьёзно. Занимался алхимией, и по рассеянности не те компоненты добавил в вино на дружеской вечеринке. Теперь я здесь. Кстати, и друзья где-то рядом.
        Я не стала выяснять, за какие такие грехи тут его друзья. И так было ясно, что Ирвин шутит. К заключенным Старца он не имел ни малейшего отношения. Выходит, я разговариваю с Темным магом? На нежить он вроде не похож… Впрочем, то он. А эти его приятели вполне могут таковой оказаться!
        - Может, познакомить вас с ними? - предложил Ирвин.
        - Пожалуй, - согласилась я.
        - Воооон они - мой новый знакомый махнул рукой на другой конец зала. - Пошли?
        И он предложил мне опереться на его руку. Я безнадёжно окинула помещение взглядом. Попасть на противоположную сторону казалось неразрешимой задачей, поскольку уважаемые гости танцевали вальс. Можно было, разве что, попытаться пройти вдоль стеночки, поскольку количество танцующих могло исчисляться разве что табунами. Однако Ирвина это совершенно не смутило. Он разгадал мои сомнения, учтиво щелкнул каблуками и с лёгким поклоном пригласил меня на танец.
        Я ритуально присела, не отрывая взгляда от толпы танцующих, и проследовала за Ирвином. Только теперь я поняла, что значит настоящий танцор. Ирвин так легко вёл меня в вальсе, что мне же оставалось лишь переставлять ноги. При этом наше стремительное движение, сравнимое разве что с полётом на Летуче между стволов (занятие для самоубийц), сопровождалось изредка его комментариями.
        - Итак, обходим справа… Притормаживаем… Куда же Вы, сударь?.. Левее… Табань!.. Вперёд… Выходим на поворот… Закладываем вираж… Сбрасываем скорость… Обходим слева.
        При этом мы уворачивались от танцующих, умудряясь никому не помешать, когда столкновение, казалось, было неизбежно.
        Вот, к счастью, и конец. Прибыли. И тут я увидела его друзей… Подобной разномастной компании мне не доводилось встречать нигде и никогда. Друзья Ирвина расположились за карточным столом. В кресле удобно устроилась тощая до крайности девица с невероятно рыжими волосами, длиннющими вишнёвыми ногтями и глазами, постоянно менявшими цвет. С ног до головы эксцентричная особа была укутана в норковую шубу, отличавшуюся от хозяйки примерно пятью размерами. Было ли что-то под шубой, так и осталось для меня загадкой. Напротив рыжей особы на стуле с высокой спинкой восседал ещё более колоритный тип - бледный, как полотно красавец - черные прямые волосы до пояса, черные глаза с красными зрачками, почти белые сжатые губы. Хорош, в общем. Одет он был, словно средневековый король. Не хватало лишь мантии. Вместо неё на плечи красавца был наброшен отороченный мехом халат.
        Красавец играл в карты с другой интересной особой, которую можно было охарактеризовать по внешнему виду одним лишь словом, правда очень грубым и нецензурным, ибо вульгарностью своего одеяния и количеством яркой безвкусной косметики она перещеголяла бы любую… даму лёгкого поведения. Девица беспрестанно ругалась, курила трубку и швыряла карты на стол с такой яростью, словно собиралась сломать столешницу. И, наконец, рядом на диванчике расположилось не вполне человеческое существо - здоровенный котище, но не чёрный, а рыжий. Он с умным видом глядел в карты и препирался с вульгарной девицей. Своим поведением он ничем не напоминал дорогого моему сердцу Бегемота, а потому вызывал некую антипатию. Не было в нём ничего кошачьего кроме внешности. Впрочем, вскоре он утратил и отдаленное сходство с котом - забрал у соседки по столу трубку, затянулся, чихнул и… превратился в человека. Чем-то напоминал Ирвина, но был не столь изящен.
        Однако, как оказалось, не вся компания была в сборе. Как только мы подошли к играющим, к нам приблизилась девушка - действительно очень красивая. Высокая, грациозная, с безукоризненными формами, подчёркнутыми элегантным бархатным платьем. Её кожа отливала безупречной белизной, а черты лица были настолько изящными, что казались немного нереальными. В огромным чёрных, как ночь, глазах, светился ум и проницательность. Девушка остановилась неподалёку, но близко не подошла. Поэтому сначала я имела удовольствие познакомиться с остальной компанией.
        Как только мы с Ирвином оказались у стола, все взгляды, и порой совсем небезобидные, оказались устремлены на нас.
        - Кто это? - громко и развязно спросила вульгарная девица, указывая на меня. Но обращалась она явно к чернововлосому парню с картами.
        - Опять Ирвин кого-то приволок, - смерив меня снисходительным взглядом, изрёк парень, обнажив усмешке волчьи клыки, - Наверно, ужин…
        - Неплохо, - немедленно согласилась тощая, - но на всех не хватит.
        Бывший кот снова чихнул и уставился на меня проницательным взглядом…
        - Готовить будете сами! - неожиданно громко заявил он.
        Слушать эту компанию было занимательно, но я собиралась немного разъяснить ситуацию для них и для себя в том числе, а потому медленно подошла к столу, упёрлась руками в столешницу и громко, раздельно, чтобы каждый слышал, изрекла, обращаясь к Ирвину:
        - Ирвин, дружочек мой, так ты этих отравил? Ну, благодетель. Я лично похлопочу, чтобы тебя наградили. А сейчас схожу к Марго, и узнаю, довольна ли она гостями.
        Все как-то сразу затихли. Первым очнулся клыкастый.
        - Эээ, простите, миледи. Не признали, - вежливо выговорил он.
        - Мда, - ни секунды не медля, провозгласила девица, - ты не обижайся. Присаживайся. Сыграем, выпьем. Впрочем, ты ведь кровушку-то того - не потребляешь?
        Тощая особа как-то умудрилась поменять положение, не запутавшись в шубе. При этом она оказалась рядом со мной.
        - Мы так шутим, - сообщала она, и кровожадно улыбнулась, - У вурдалаков своеобразное чувство юмора.
        Я уже не чему не удивлялась. Даже тому, что вурдалаками обычно именуют гулей, неразумную кровососущую нечисть. Мои же новые знакомые явно были не лишены признаков интеллекта.
        Тут уже к нам присоединилась изящная черноволосая дама.
        - Добрый вечер, сударыня, - произнесла она приятным бархатным голосом, - Рады познакомится. Моё имя - Ровена. Я - тёмный эльф, как и Ирвин. А это наши друзья. Не пугайтесь, они вполне сыты сегодня. Не желаете и в самом деле сыграть партию-другую?
        Я поразмышляла немного о том, кто же такие тёмные эльфы, и, не вспомнив ничего путного, согласилась поучаствовать в игре. Это оказалось куда более весёлым занятием, чем болтовня. Мы так азартно взялись за дело, что время пролетело, словно на крыльях. Лучше всех играла Ровена. Всякий раз она выигрывала, умудряясь непостижимым образом угадывать прикуп. Я пыталась поймать её на мухлеже, однако же у меня ничего не вышло. А новые знакомые ничему не удивлялись. Лишь через полчаса клыкастый тип, к которому я прониклась наибольшей симпатией, поскольку в игре был безукоризненно честен, справедливо заметил:
        - Ровена, ты бы уж отдохнула. Дай и нам шанс.
        Ровена беспрекословно сложила карты и уселась в сторонке беседовать с Ирвином.
        - Ровена у нас природный телепат, - сообщил клыкастый. - Играть с ней совершенно невозможно.
        После того, как эльфийка вышла из игры, дела пошли веселее. Мы с вульгарной девицей азартно выступили против клыкастого. Равных нам не нашлось за столом. Я выиграла два вампирских зуба, искусственную брошь из стекла, от сердца оторванную девицей, и настоящее бриллиантовое ожерелье, с которым легко и непринуждённо рассталась рыжая, вытащив его небрежным жестом из недр шубы.
        Бал подходил к концу. Ровена на прощанье кинула карты, поскольку слыла хорошей гадалкой. Карты сулили дорогу, знакомство с ведьмой, и казённый дом (я даже догадывалась, какой именно - высокую башню с зарешеченными окнами). Получив приглашение побывать у неё на болотах для нового гадания, я мило распрощалась со всеми и уже направилась к дверям, как услышала за спиной голос клыкастого:
        - До встречи, барышня. С таким азартом, я думаю, Вы ли Ваши друзья скоро к нам присоединитесь.
        - И не ждите, - ответила я самоуверенно, покидая необычный бал.
        А вот дорога домой мне почти не запомнилась. Без происшествий не обошлось, но если вспомнить КАК мы добирались к Старцу… Фактически, вернуться обратно нам помогла талантливая ведьма (поневоле поверишь в гадания) - эмиссар Магистрата по совместительству. Вы, наверно, думали, что Старец просто телепортирует нас в Сектора? Мы тоже! Однако, любезный темный маг, очевидно, был раздосадован, тем, что Марго переиграла его, вынудив заключить не совсем выгодную сделку и отпустить Джефа с компанией. Результат на лицо. Мошенничество чистой воды, но что поделаешь. Не спорить же с волшебником такого уровня?
        Приставленную к нам ведьму звали Ориссой. Дениэл за каким-то чёртом отправил её в гости к Старцу. Видно, в отличие от меня она была любимицей Седьмого Магистра, поскольку у него, как я заметила, жизненное правило - отправлять дорогих ему людей на самые опасные задания. Наверное, не признаваясь и самой себе, я немного приревновала. Орисса явно отличалась от меня рассудительностью, сдержанностью и незаурядными способностями в магии, так что Дениэлу я могла лишь позавидовать. Хорошую он выбрал подопечную. Забыла упомянуть - Дениэл ведь был личным наставником Ориссы. И потому ей я позавидовать никак не могла. Впрочем, она доставила нас в Сектора в целости и сохранности, так что могу сказать Оре лишь спасибо. А этот прохвост Джеф так вообще ноги должен бы ей целовать. Вот уж не мечтала девушка, наверное, рисковать жизнью ради какого-то сумасброда. Надеюсь, Дениэл сумеет отблагодарить её за удачно проведённую операцию более предметно.
        Кстати, вскоре после этой памятной поездки Марго с Генрихом поженились, так что я оказалась почти что пророком, выбрав их в качестве основных претендентов на трон.
        С той поры я зареклась участвовать в противозаконных мероприятиях и в течение ближайших месяцев на пару с Марго пропадала в библиотеке и на курсах повышения квалификации. Видимо, Дениэл счёл занятия в библиотеке хорошей альтернативой заключению в Бастилии, поскольку особых карательных мер за путешествие на "тот свет" не последовало. Ну, магией-то ведь мы не злоупотребляли, а что касается самого путешествия, так нигде не написано, что Ученикам запрещено путешествовать… Да и не мог же он предположить, что мы бросим друга в сложной ситуации лишь бы угодить Магистрату!
        Зато, как результат усиленных занятий и примерного поведения, я получила таки первую степень магии. Хоть и призналась самой себе - первая степень - мой потолок. Выше него я уже не прыгну.
        А вот Марго, кстати, не только не отставала от меня, но и заметно обошла в обучении. Конечно, Магом она пока не стала. Но задатки были неплохие. К тому времени она уже была посвящена в мои честолюбивые планы относительно Государства, так что работы было - невпроворот.
        Днём мы занимались общественными делами - помогали новым Ученикам устраиваться в Секторах, посещали все балы, которые только устраивались в Школе. В итоге, мы стали таки известны общественности. Вечера мы проводили в библиотеке, разыскивая интересующие нас материалы по истории Секторов. И вообще, вели себя до тошноты безупречно. Дениэл однажды даже предположил, что я исправилась. Об этом мне сообщил подкупленный Афанасий. Я лишь улыбнулась в ответ - как легко, всё-таки, обвести этих мужчин вокруг пальца, пусть даже и Магистров.
        В то же время мне приходилось развивать обширную подпольную деятельность. Но тут у меня было много помощников. В первую очередь, конечно, Алан. Через него я пустила в заинтересованные круги слух о создании Государства, и с превеликим трудом нашей команде удалось убедить сильных мира сего в разумности этой идеи. До обсуждения кандидатур тогда не дошло, но идея Магам в общем-то понравилась. Марго и Генрих с их потрясающим дипломатическим талантом сумели бы убедить кого угодно.
        И завертелось… Мы работали, как каторжные, по двадцать пять часов в сутки. Идея, как говорится, пошла в народ. Марго и Генрих совершали дипломатические, хоть и неофициальные, визиты к предводителям разумных рас, размещавшихся в Секторах. Мир, дружба и защита была гарантирована всем в случае, если идея пройдёт суд Магистров. И это казалось в тот момент самым сложным…
        Проблем свалилось множество, но появлялись и новые помощники. Один Ричард чего стоит.
        Его откопала (в переносном смысле, поскольку он был вполне живым, нормальным человеком) совершенно случайно, кстати, все та же Марго. Симпатичный парень, местный, он умел мыслить логично, здраво и обладал невероятным даром убеждения. К тому же, имел полезные связи в Магистрате. Ричард был полуэльфом, хотя по каким-то загадочным причинам и скрывал это от широкой общественности. Держать свое происхождение в тайне даже от сильных магов парню помогал сам Главный Магистр, лично занимавшийся его маскировкой. Кроме того, глава Магистрата, кажется, в свое время являлся наставником Ричарда, так что отношения у них были самые теплые. Пожалуй, в лице молодого полуэльфа мы нашли самого верного последователя и помощника. Алан немедленно согласился принять его в нашу команду, что вообще с этим недоверчивым разбойником случалось крайне редко. И это неединичный случай.
        Вскоре над идеей, обретавшей всё более чёткие очертания, размышляли самые ясные умы Секторов. В замке Марго и Генриха было организовано нечто вроде центрального штаба, где, не прекращаясь, шёл военный совет. Вечерами в кабачках и тавернах воздух гудел от споров и продуктивных идей. По Секторам словно прошла эпидемия лихорадки. Даже самые безответственные Ученики на время были поглощены размышлениями о грядущих переменах, хотя достоверно никому ничего известно не было. Скорее, в воздухе витали неопределённые слухи, тревожившие народ. Алан, попыхивая трубочкой, в редкие часы отдыха, сообщал последние новости и ворчал: "Давно, - мол, - в Секторах не было такого ажиотажа". Да, перед нами стояла непростая задача - чётко продумать структуру будущего Государства. И преподнести Магистрам идею так, чтобы им просто пришлось согласиться с разумностью наших действий.
        Вот мы дожили до следующего Полнолуния. В Школе в честь праздника был организован роскошный бал. Я долго готовилась к нему, подбирала изысканный наряд, изящные украшения. За два часа пребывания перед зеркалом я пришла к выводу, что если и дальше буду заниматься политикой, то скоро не смогу думать ни о чём другом. Пришлось выкинуть из головы все концепции Джонсона, Платона, Аристотеля, Макиавелли и других знаменитостей. Я в кои-то веки решила повеселиться от души, что благоприятнейшим образом отразилось на моей внешности. Я явилась на бал в своём лучшем платье из воздушного голубого шёлка. Вдобавок накануне удалось приобрести великолепную диадему, украшенную небесно-голубыми сапфирами. В тон ей я подобрала серьги и браслет. Старания даром не пропали. Вокруг меня столпились удивлённые приятели из "Роджера". Ага! Привыкли к моим мужицким нарядам, так пусть полюбуются!
        Однако куда мне было до Марго! В неё, похоже, влюбились все мужчины Секторов. Она стояла в окружении толпы поклонников, и я не решилась протискиваться сквозь их стройные ряды. Но и моя бальная книжечка не пустовала. Я уже смаковала, как буду танцевать самый длинный вальс вон с тем высоким красавчиком, как вдруг меня кто-то взял за руку. Я обернулась и обомлела. Это был Фокс собственной персоной. Он учтиво поклонился и протянул руку, словно приглашая на танец. При этом он неоднозначно дал понять, что принять его приглашение в моих интересах, поскольку в его ладони скрывалось небольшое напоминание о моём пребывании в лагере разбойников - маленький нож, тот самый, которым я пырнула Пирата.
        Выяснив тему разговора, я решила, что ничем не рискую не балу, и двинулась следом за ним через толпу. Разговор он начал, когда мы минули бальную залу.
        - Вы зря так быстро покинули нас, сударыня, - сказал он ехидно.
        - Может, сударь, мне следовало дождаться, пока Вы меня отправите к праотцам?
        - Неужели Вы думаете, что побег изменил Вашу участь? - произнёс Фокс.
        - Неужели Вы приехали на бал, чтобы убить меня? - полюбопытствовала я.
        - Может быть, - спокойно изрёк он.
        - И как Вы собираетесь сделать это здесь, на балу?
        - Вокруг Школы столько безлюдных мест, - спокойно сообщил Фокс.
        Я задумалась. Положение опасное, что и сказать. Может, на помощь позвать? В этом случае моя жизнь закончилась бы хоть и красиво, но плачевно. Под лопаткой чувствовалась надёжная ладонь Фокса и тонкое лезвие ножа. В хорошенькое положение я попала, нечего сказать. Приходилось терпеть общество этого Лиса. Он умело пользовался своими козырями. Я решила не ломать пока голову над этой проблемой и задала вопрос, который занимал меня с самого момента встречи:
        - Скажите, Фокс, неужели вы решили отомстить за Пирата?
        Фокс усмехнулся, но ответил:
        - Если бы у меня были друзья и совесть, то, наверняка, сударыня, я не ждал бы с местью до сегодняшнего дня. Но, к счастью, я не отягощён ни тем, ни другим, а потому меня привела к Вам совсем другая цель.
        Нет, расшифровать его поведение мне было не по силам.
        - В таком случае, зачем этот нож? - полюбопытствовала я.
        - После нашего не совсем тёплого расставания мне казалось, Вы не захотите беседовать со мной, - разрешил мои сомнения Фокс.
        Честно говоря, со всей этой круговертью вокруг Государства я и думать забыла о своих "разбойничьих" приключениях.
        - Ладно, - согласилась я. - Говорите, что Вам нужно, и поскорее расстанемся. Честно признаюсь, с момента нашего знакомства я не питаю к Вам дружеских чувств Поэтому прекратим этот фарс. Обещаю, что визжать и звать на помощь не буду.
        Фокс согласно спрятал нож и шепнул:
        - Жду Вас в саду около беседки через пятнадцать минут. Никого с собой не зовите. Я ещё не решил, что с Вами делать, - сказал он на прощанье.
        "Вот индюк надутый. Праздник испортил", - подумала я, когда Фокс поклонился и ушёл. Я вернулась в бальную залу.
        Вновь появился мой красавчик. Я без энтузиазма прошла с ним два круга вальса и отправилась на встречу с Фоксом. Безумие? Может быть. Но Фокс был мне интересен, и я что-то сильно сомневалась, что он осмелиться убить меня здесь, в Секторах.
        Как ни странно, в этот час у беседки не было целующихся пар и влюблённых, любующихся Луной. Зато там был Фокс, который вполне компенсировал отсутствие парочек. Я уселась на одну из скамеек, поправила платье и всем своим видом изобразила внимание.
        Фокс полюбовался на меня непродолжительное время и спросил:
        - Сударыня, Вам жизнь дорога?
        Я задумалась. Вступление, определённо, обнадёживало.
        - Вообще-то да, но если мне при этом придётся участвовать в каких-то противозаконных мероприятиях, то лучше уходите подобру-поздорову, и не будем портить нервы друг другу, - мрачно сообщила я.
        Фокс засмеялся:
        - Неужели я разговариваю с Вами, мисс Порядочность? А не Вы ли недавно всполошили все Сектора, подкинув идею Государства и добавив проблем в копилку Магистрата? - ехидно поинтересовался он.
        Такая постановка вопроса меня крайне заинтересовала. До сих пор я не рассматривала эту проблему под данным углом. Но я, также, никогда открыто никого не агитировала против Магистров. Ничуть не бывало. Потому я вполне честно заявила:
        - Можете повесить Ваших информаторов. Это неправда.
        - Да ну? - удивился Фокс.
        - Можете доказать? - в свою очередь спросила я.
        - Вы правы, не могу, - признал Фокс.
        Я перевела дух и мысленно благословила Алана, который тщательно скрывал от активной общественности моё непосредственное участие в агитационной деятельности. Под активной общественностью я подразумеваю всех помощников Дениэла и, как оказалось, Фокса. Алан умело подбирал полезных собеседников, отсеивая всех подозрительных личностей. Так что у Фокса не могло быть компрометирующих сведений. Но этот Лис конечно, знал, что готовиться нечто грандиозное. Поэтому я вела себя очень осторожно. Он же, в свою очередь, не считал бой проигранным. Я выиграла одну партию, но у него, судя по его уверенному тону, были хорошие карты. И мы продолжали нашу беседу под Луной.
        - Итак, - тихо сказал Фокс, - однажды Вы отказались стать моей сторонницей. В тот памятный день я просто пожалел Вас, наивная девчонка. Мне не хотелось брать грех на душу. И я надеялся, что у Вас хватит благоразумия не болтать о нашем знакомстве. Но Вы меня удивили. Я никак не мог предположить, что Вы будете принимать столь активное участие в создании Государства. Кстати, чья это здравая идея?
        - Вы пытаетесь поймать меня на слове, Фокс? - ледяным тоном поинтересовалась я.
        - Даю Вам слово джентльмена, что о нашем разговоре никто не узнает, - уверил меня Фокс.
        - Слово? Интересно, у какого джентльмена Вы его позаимствовали, - съязвила я.
        Это была последняя капля, которая переполнила чашу терпения Фокса. Он сверкнул глазами и тихим от ярости голосом произнёс:
        - Послушай меня, неразумный ребёнок. Мне надоело тебя уговаривать. Если мне срочно будет нужна от тебя эта информация, то я её достану, будь уверена. Но в этом случае ты не выживешь. Не заставляй меня переходить границы вежливости.
        От Фокса исходила сейчас такая угроза, что не поверить в его слова я не могла, поскольку подозревала, каким именно образом он собирается эту информацию добывать. Речь шла, судя по всему, о "промывании мозгов", как называли такую пытку опытные Ученики, чрезвычайно болезненной процедуре. Основное заклинание в этом случае смешивали обычно с заклятьем возвращения к жизни. В противном случае преступник погибал. И вытащить его с того света не было никакой возможности.
        Я не сомневалась почему-то, что у Фокса хватит сил "промыть" мне мозги. Пришлось немедленно мобилизовать оставшийся здравый смысл и направить его на анализ ситуации. Мой измученный рассудок в предсмертной судороге подсказал мне выход. Я решила рискнуть и завоевать нового союзника. В любом случае, выбора у меня не было.
        Фоксу надоело ждать. Он спокойно изрёк:
        - Итак, я задал вопрос. Кому принадлежит идея создания Государства?
        Я уже давно отказалась от роли предводителя в предприятии, в котором участвовали столь влиятельные люди, а потому без опасений ответила:
        - Мне. Но что с того?
        Механизму образования Государства нужно было дать лишь маленький толчок, чтобы он заработал. В Секторах существовали все предпосылки для этого.
        Я со своей безумной идеей этот толчок дала, и теперь всё работало без моего участия. Конечно, на мне лежала порядочная доля общественной нагрузки, но я играла далеко не главную роль.
        Фокс, видимо, магически проверил правдивость моих слов и мыслей, так как ждать другого ответа не стал.
        - Недооценить тебя - страшная оплошность с моей стороны, - задумчиво произнёс он.
        Я скептически уставилась на него. Явно ведь не всё сказал.
        - Следовало догадаться, - продолжил он между тем. - Все следы вели к Алану, но у меня были сомнения. Алан очень давно здесь. У него своя империя. Вряд ли он согласился бы променять её на довольно сомнительное господство в Секторах. Теперь многое проясняется. Секторам нужно Государство, и Алан это почувствовал.
        Тут Фокс прекратил рассуждать вслух и задумался. Я несколько секунд анализировала своё решение, а затем забросила пробную удочку.
        - Сударь, - сказала я, нарушив затянувшееся молчание, - неужели Вы хотите встать на сторону Учеников?
        Фокс заинтересованно на меня взглянул. Я продолжила:
        - Я уже несколько месяцев собираю сведения о самых влиятельных людях в Секторах. И Ваше имя не встречалось мне ни разу…
        Да, я подкинула ему тему для раздумий. Пускай размышляет, а я пойду на бал. В конце концов, если он согласится встать на нашу сторону, то обсуждать свои действия будет уже не со мной, а с более влиятельными людьми. С этим я встала и попрощалась:
        - До встречи, сударь. Я возвращаюсь к друзьям, если вы не возражаете.
        Когда я подошла к концу аллеи, на часах пробило полночь. Наш разговор с Фоксом длился несколько секунд, а я даже не почувствовала, что он растягивает время. Вот это мастерство! Ведь магией даже не пахло. Маленькая демонстрация силы. А ведь до сегодняшнего дня я считала, что незаметно провести подобное колдовство способны только Магистры.
        "Этот Фокс мог бы быть очень полезен", - в очередной раз решила я.
        Не успела я так подумать, как Фокс окликнул меня. Я вернулась. Он всё ещё стоял у беседки и задумчиво изучал особенности местной флоры и фауны.
        - Сударыня, - сказал он, когда я подошла, - я хотел бы быть Вашим сторонником. И предложил бы нешуточную помощь. Но я не ангел. Вы меня понимаете?
        Я его прекрасно понимала. Бесплатно работать он отказывается.
        Я не могла дать ему однозначный ответ. Но Фокс и не торопил.
        - Не в моей компетенции решать такие вопросы единолично, - сообщила я.
        Фокс кивнул, разобравшись в ситуации, и предложил мне руку. Мы вместе отправились на бал. Я должна была переговорить с ребятами и Аланом.
        Будущие короли были заняты беседой в одном из залов. Судя по всему, тема беседы никоим образом не была связана с проблемами Государства. Я не стала вслушиваться в их приглушённые голоса и громко постучала по стене. Генрих бросил на меня испепеляющий взгляд. Марго лишь улыбнулась. Нет, она была просто великолепна. Золотистые волосы, изумрудные глаза, гордость и неприступность богини во всём облике - настоящая королева. Я откровенно порадовалась. Корона очень пошла бы моей подруге.
        Даже Фокс остановился, как громом сраженный. В общем, отреагировал как большинство мужчин при знакомстве с Марго. Я шепнула подруге на ухо, кого привела, а сама отправилась на поиски Алана, предоставив друзьям возможность получше познакомиться с потенциальным союзником.
        Алан себе не изменил - общался с приятелями в стороне от праздничного действа. Отозвав его в сторонку, я вкратце обрисовала ситуацию. Алан неопределённо хмыкнул и направился к ребятам, а я, тактично подождав полчасика, отправилась следом.
        Фокс при моём появлении ушёл, справедливо рассудив, что нам необходимо посоветоваться.
        - Вы думаете, он сможет нам чем-нибудь помочь? - скептически поинтересовалась Марго, когда Фокс отошёл на достаточное расстояние, чтобы не слышать нас.
        Алан слегка поморщился и ответил:
        - Вот что, ребятки. Если Фокс решил участвовать в этом деле, то пусть лучше на нашей стороне. Поверьте, он способен уладить многие проблемы. Вот только настоятельно не рекомендую заполучить такого врага.
        - Что за рыба? - полюбопытствовала я.
        Алан усмехнулся:
        - Крупная рыба. Хищник. Он может разрешить вопрос с местными, особенно с гондорским правительством. Причём, наша помощь ему не понадобиться. Да и маг он на диво. В Секторах равного ему не найдётся. Впрочем, магия - самое непопулярное оружие Фокса. Его главное сила - вот здесь, - и Алан выразительно постучал себя по лбу. - Выдающиеся мозги. Гений, удачно совмещённый со злодейством. Придётся брать…
        - Откуда такой взялся? - изумился Генрих.
        Алан пожал плечами, и мужчины направились к Фоксу.
        - Если он договорится с гондорцами, то можно согласится на сотрудничество, - задумчиво произнесла Марго, - А то эти ребята у меня как кость в горле! Фактически, все страны Средиземья, которые представляют для нас интерес, входят в состав Срединного Королевства. Это своего рода СНГ, однако, Гондор здесь играет роль если не "отца", то, как минимум, "старшего брата". Он контролирует все остальные государства, а Гондор контролирует Совет Семи… Вот пусть этот Фокс с ними и разбирается! Хотя, знаешь, он мне и не нравится! - Марго слегка нахмурилась, - Как ты думаешь, у него в родне могли быть лисицы?
        Я засмеялась, так как в голову мне пришла та же самая мысль.
        - Возможно, возможно… Если он настолько хитёр, насколько это заметно по его глазам, то мы выиграли. Вот только придётся мириться с его хитростью, - прошептала я.
        - Ну, что ж, пойдём налаживать связи с новым союзником, - вздохнула Марго.
        - Не печалься, подруга, - поспешила утешить её я. - Неужели мы с тобой не сумеем заткнуть за пояс одного наглеца, пусть даже и самого хитрого на свете?
        У Марго в глазах засветился задорный огонёк. Она королевским жестом поправила волосы и направилась к мужчинам, увлечённым беседой.
        Судя по всему, Фокс произвёл должное впечатление на наших парней. Во всяком случае, общались они вполне мирно. Усмехнувшись, я оставила с ними Марго и удалилась. В данной ситуации четвёртый лишний. Пусть высокие особы обсудят свои проблемы между собой. Моя задача - поставить декорации. А играть должны профессиональные актёры. Я нашла самых талантливых. И в самом деле? Ну, кому ещё управлять? Не мне же, в самом деле. С моим курносым носом в королевы? Это нереально. Да я и холоста, к тому же. И терпеть не могу Двор. Роль наблюдателя меня вполне устраивала.
        Я немного погуляла, вернулась в главный зал и была настолько довольна, что удивила даже Алана. За время моего отсутствия ребята обо всём договорились и теперь во всю развлекались, рассредоточившись по залу. Алан оставил своего собеседника, по-моему, это был Октавиан Август, и пригласил меня на какой-то вальс.
        - Ты просто неуловима, деточка, - сказал он, - Я искал тебя после беседы с Фоксом. Мы пришли к взаимному согласию при полном непротивлении сторон. Фокс берёт на себя разрешение конфликта с правительством Гондора, а взамен требует сущую мелочь - пост первого министра при государях.
        Я поморщилась. Выгодная сделка состоялась, но Фокс был мне далеко не симпатичен, и праздничное настроение слегка испортилось. Поэтому после вальса приказала подать коня. По дороге я сменила свое роскошное платье на ультрасовременный наряд: узкие кожаные джинсы, маленький топ. Добавила к этому высокие лайковые сапоги на возмутительно высоком каблуке, чёрную куртку и отправилась к "Роджеру". Сегодня там собралась публика, уставшая от шумного бала. Это были самые матёрые политические акулы всех времён и народов. Они громко обсуждали подробности каких-то переговоров и соглашений, а также политическую ситуацию в Секторах. О Государстве не было сказано пока не слова, но все рассуждения проходили по краю опасной темы.
        С превеликим трудом мне удалось прорваться сквозь толпу к стойке. Мрачный гном в белоснежном фартуке протирал бокалы. Он хмуро посмотрел на меня и стрельнул глазами куда-то в угол. Там, за столиком, сидел высокий симпатичный парень лет двадцати. Он заметил меня и теперь неотрывно смотрел в мою сторону. Впрочем, я не удивилась. Ещё бы он меня не заметил. На меня вся таверна таращилась. Очень уж я эффектно вырядилась себе на беду.
        Я, конечно, ничего подозрительного в парне я не заметила. Но гному виднее. Он своё дело хорошо знает. Гном объяснил, что никто не знаком с этим посетителем и, следовательно, никто не может поручиться, что паренёк надёжен.
        - Осторожней с ним. И вообще непонятно, что за птица. Что-то мне подсказывает - из Магистрата он… Только вот ничем доказать не могу. Но не выгонять ведь, - поделился переживаниями гном.
        Я, памятуя о мнительности хозяина заведения, который в каждом новом посетителе видел шпиона, перестала интересоваться новичком. Мало ли кто шатается здесь во время Полнолуния. Заказала себе мартини. Гном не поскупился. Он притащил сразу две бутылки. Я отказалась от столь радушного угощения. Одного бокала оказалось достаточно, чтобы отключиться от проблем сегодняшнего дня. В это время в таверне появились мои старые знакомые. Они потребовали, чтобы я немедленно спела им что-нибудь. Посетители "Роджера", уставшие, видимо, от мирской суеты, не выразили протеста. Я же после мартини чувствовала себя очень неплохо, а потому наигранно поклонилась, призывая к тишине. Показательные выступления в "Роджере" успели стать моей излюбленной забавой. Голос у меня был не плох и не шибко хорош - в Секторах нашлись бы певицы и получше. Но они редко появлялись в "Роджере", и неприхотливое мужское общество на ура воспринимало мои незатейливые выступления.
        На сей раз я отступила от привычного правила - петь полупохабные песни. После мартини душа требовала романтики. Я извлекла из воздуха шляпу, в которой напомнила себе американского гангстера, сотворила микрофон в стиле а-ля шестидесятые. Кто-то подсадил меня на стойку. Некий услужливый малый наколдовал таинственное освещение. В таверне стало тихо. Я спела вступление к романтической балладе о бедном пиратском мертвеце. Зал взорвался аплодисментами. Жаль, что из-за яркого прожектора, освещавшего импровизированную сцену, я ничего не видела. Успех грандиозный! Песня была популярна. И публика требовала продолжения. Я жестом попросила тишины и продолжила своё выступление партией несчастной вдовы. Успех был даже более грандиозный, чем мне показалось в первый раз. После выступления дала парочку автографов и уже начала петь куплет на бис, как заметила, что незнакомый молодой человек продолжает пристально за мной наблюдать. "Либо шпион, либо любовь с первого взгляда", - скептически решила я и закончила концерт.
        Вскоре явились Генрих, Марго, Алан и Фроди. За ними приплелась ещё дюжина Учеников с бала. Мы заказали шампанского и весело выпили по бокалу за Сектора. Я предложила следующий тост за Магистров. Генрих, Алан и Марго понимающе на меня посмотрели. Остальные удивились, но выпили. Откуда-то появилась гитара, и Генриха попросили спеть. Он не слишком-то любил выступать на людях, предпочитая играть для себя и своих друзей, однако сейчас ломаться не стал. Взял инструмент, запрыгнул на сцену, и, свесив вниз ноги, пробежался пальцами по струнам. Зазвучала так любимая в Секторах песня о нерадивом ученике мага. Затем настала очередь баллады "Lune" из мюзикла "Собор Парижской Богоматери" и нескольких мелодий, написанных самим Генрихом.
        Когда грохот аплодисментов наконец стих, певца сменила ватага маленьких лесных духов с дудочками и скрипками. Они начали с темпераментного фламенко, затем заиграли вступление популярной латиноамериканской песни. Фроди ласково взяла за руку Алана и предложила потанцевать. Алан фыркнул, но не отказался. Генрих тут же пригласил Марго. Гном, которого мы тоже угощали шампанским, стукнул кружкой по стойке и заявил, что объявляет конкурс на лучший танец. Победителя он согласился обслуживать бесплатно вплоть до скончания веков. Немедленно образовалось ещё несколько пар. Поскольку меня никто не пригласил, я уселась за дальний столик, чтобы никому не мешать.
        Гном предложил танцевать на столе. Каждая пара выступала по очереди. Я отбила себе все ладоши и научилась по разбойничьи свистеть за время выступления. Марго и Генрих сорвали бурю аплодисментов и стали несомненными лидерами. Я по-хорошему позавидовала подруге. Мне тоже хотелось танцевать, и неплохо бы в паре с небезынтересным мужчиной. Но Алана увела Фроди, а остальные кавалеры после истории с дуэлью меня просто побаивались. Приглашать меня на официальном балу они еще осмеливались, но здесь, в "Роджере"… Поэтому я скромно сидела в уголке и поглощала шоколадные конфеты, полностью углубившись в невесёлые мысли об одиночестве.
        Когда же я очнулась от раздумий, за моим столиком кто-то сидел. Я различила в полумраке знакомые черты. Память услужливо подкинула мне имя этого человека. Ричард - наш сторонник.
        - Почему столь очаровательная особа не принимает участие в этом потрясающем действе?
        Я не могла ответить ничего вразумительного.
        - Скажите мне что-нибудь, - шепнул полуэльф, - Сделайте вид, что мы просто развлекаемся.
        - А, добрый вечер, Ричард! - как можно более дружелюбно изрекла я. Кажется, в таверне и в самом деле были "лишние" люди, - Устала я сегодня на балу. Пожалуй, немного отдохну, но вы можете угостить меня вином.
        Ричард велел гному принести бутылочку и примостился рядом. С виду и заподозрить было нельзя, что мы о деле беседуем. Внешне это выглядело как встреча знакомых, приятных друг другу людей.
        - Тот парень - за дальним столиком, из Магистрата, - шепнул полуэльф, наклоняясь, чтобы налить вино.
        Информацию можно было не проверять. Ричард лучше нас знал о подобных делах, поскольку был на короткой ноге с Главным Магистром. По счастью, информация от него шла только в одну сторону. Уж за это Марго и Алан ручались головой!
        - Благодарю, сударь, - громко ответила я, и спросила уже значительно тише: - Он тут по работе, или случайно зашёл?
        В том и другом случае стоило держать язык за зубами относительно Государства, только ведь не станешь кричать об этом на всю таверну. Если парень тут не случайно, то это тревожный симптом.
        - Сударыня, не стоит благодарности, - громко объявил Ричард, и закончил уже полушёпотом, - Этого я не знаю, но стоит сматывать удочки.
        Я беспокойно стрельнула глазами в сторону Марго и Генриха. Полуэльф тоже. Не без грусти, надо сказать. Парочка была вне досягаемости. Танцевала. Проблему предстояло решать самостоятельно.
        - Надеюсь, мы ещё встретимся, миледи, - произнес между тем Ричард.
        Я вежливо кивнула и шепнула ему напоследок:
        - Попытаюсь все разузнать, и спасибо за информацию.
        С этим мы расстались. Мне же предстояла сложная задача - предупредить всех об опасности. В то же время очень хотелось выяснить, что за рыба плавает в нашей воде. А потому, немного поразмыслив, я встала и направилась в сторону незнакомца, кивнув хозяину, чтобы объявлял белый танец. Гном, к чести сказать, моментально сориентировался. Впрочем, с первого дня нашего знакомства он научился предугадывать мои малейшие прихоти.
        Белый танец был немедленно объявлен. Появились первые пары. Я подошла к незнакомцу и с места в карьер заявила:
        - Вы меня заинтриговали своим загадочным взглядом. Не желаете потанцевать?
        Он не осмелился отказаться.
        Мы танцевали под музыку, которой я не слышала, поскольку размышляла, как бы вывести его на чистую воду.
        - Скажите честно, какими судьбами Вы в наших краях? - невинно полюбопытствовала я.
        - Зашёл на огонёк, - не задумавшись ответил незнакомец.
        - И как Вам тут?
        - Неплохо, особенно в Вашем обществе, - спокойно ответил тот.
        Ага! Попался, котик. Не суждено тебе сегодня выведать тайны столетия. Главное теперь - мне не сплоховать.
        - Мило, очень мило! Нынче все так заняты политикой, что комплименты говорят слишком редко. Надеюсь, вы не из числа этих зануд?
        Теперь у парня два выхода. Первый - признать, что вопросы политики интересуют его в первую очередь и выдать себя с головой, поскольку ни один джентльмен, если только у него нет тайных мыслей, не позволит себе так ответить даме. И второй вариант - сказать, что он совершенно не думает о политике. Чего я и добивалась:
        - Что Вы, сударыня, разве можно думать о чём-то, кроме Вашей красоты!
        Отлично! Парень врёт, как сивый мерин. О моей красоте он думает с той же нежностью, что лошадь о ярме. Но, по крайней мере, врёт он именно так, как мне нужно.
        - Благодарю, сударь, - проворковала я. - Но Вы мне льстите…
        Дальше шло выяснение вопроса - кто тут кому льстит, кто более красив и одарён, в общем, полный набор полуромантического бреда, в котором не было и крупицы истины. Однако цели своей я достигла. Теперь требовалось сделать один решительный шаг. Лишь бы обувь не подвела! Повернувшись в танце, я попыталась вставить каблучок между досками. Так, отлично. Одно неловкое движение и…
        - Боже! Я, кажется, подвернула ногу! Как же больно, чёрт возьми! - как можно более натурально воскликнула я. - И каблук сломался!
        Я громко возмущалась и стонала. Постепенно вокруг собрались сочувствующие, среди которых я увидела Алана. Выразительно зыркнув на него в тот момент, когда мой партнёр был увлечён извлеканием моего каблука из щели, я попыталась выразить одновременно множество мыслей. Алан понял и, вроде бы, ничего не сделал, но толпа расползлась, а я осталась наедине со своей ногой и несчастным кавалером.
        Конечно, вправить ногу и починить каблук - не проблема для мага, но вывернутая нога сильно испортила мне настроение. Я потребовала, чтобы меня немедленно проводили домой. И куда же ему, голубчику, было деваться после всех высказанных комплиментов, кроме как провожать меня до дому? Вздумай он отказаться, и из таверны его бы просто и ненавязчиво выставили как "хама" и "неджентльмена". Ребята в "Роджере" отличались исключительным благородством по отношению к дамам. Пришлось парню вместо того чтобы слушать разговоры и "прояснять ситуацию" тащиться пешком к моему замку, поскольку я, закапризничав, требовала прогулки не свежем воздухе. Забавно было наблюдать, как он мается, пытаясь изобразить вежливость. На сегодня его миссия была провалена с треском!
        Добравшись через час до дому, я пригласила его на чай. Тут уж он нашёл силы и отказался. Может, он вернулся потом в таверну, да вот только зря. Алан наверняка прекрасно меня понял и успел всех предупредить. Сегодня у "Роджера" будут говорить только о покере и женщинах…
        Я же решила, что спокойно закончу праздничный вечер и не поеду больше в кабачок. Дома же сидеть тоже не хотелось, поэтому, захватив с собой пачку клубничного сока, я вышла на улицу. В саду пасся мой Летуч. Я забралась ему на спину и стартовала. Летуч мне в своё время попался с норовом. Поначалу он пытался броситься оземь и скинуть меня со спины. Но у меня был большой опыт в управлении всеми видами гужевого транспорта, поэтому мы довольно скоро привыкли друг к другу.
        На сей раз я поднялась довольно высоко и обозревала оттуда окрестности. Внизу сверкали неправдоподобным великолепием замки. Светился циферблат часов на башне Школы. На фоне полной Луны вырисовался силуэт Крылана с всадником на спине. Мимо пролетела красавица в ступе и с метлой. Верхние ярусы Секторов жили своей жизнью. Я спикировала к Школе и долго упражнялась в ловкости, описывая пируэты вокруг башен.
        Потом наткнулась взглядом на одинокое привидение. Оно висело в одном из окон Школы и в лунном свете казалось серебряным. Я влетела в окно рядом с ним, спрыгнула на пол, зацепившись при этом за невидимую в темноте решётку, и крепко грохнулась, ссадив локти, колени и ладони. Тут же прибежал рассерженный Афанасий. Он долго и с удовольствием ругался, но, в конце концов, сменил гнев на милость и впустил меня в класс, притащил йод и зелёнку, измазал мне все руки, припечатывая к этому какое-то мудрёное заклинание на домовьем (возможно, чтобы сделать зелёнку несмываемой - в назидание или из вредности).
        Потом перебинтовал мои ссадины сомнительным бинтом и сообщил, что медпункт закрыт. Я воспользовалась своей свободой и достала увесистый кошелёк. Афанасий забеспокоился. Оно и понятно. Ему вообще никто и никогда таких денег не предлагал. Тем более что деньги были вполне настоящие - немагические. И как Фокс умудрился проглядеть такого агента? Афанасий был неоценим. Он имел свободный доступ к Магистрам, и под его началом работала целая армия маленьких проныр, которые могли разузнать всё на свете. Правда, Афанасий расставался с правдой редко и за большие деньги. Но меня устраивала любая цена, учитывая, в какие опасные игры мне приходилось играть. В случае прокола меня бы растерзали с одной стороны Фокс, а с другой стороны Дениэл в праведном гневе. Поэтому я нашла себе верного помощника.
        - Афанасий, - внушительно начала я, - мне будут нужны сведения из Магистрата. Каждую неделю. И ещё… Ты в курсе, кто такой Фокс?
        - В курсе, - уверенно сообщил Афанасий, - Но тебе ни за какие деньги не скажу.
        - Почему?
        - Сама в своё время узнаешь. Вот только веди себя с ним очень осторожно. Совсем не хочу, чтобы тебя потом нашли где-нибудь с перерезанным горлом.
        Я задумалась. Кем же должен быть этот Фокс, чтобы так напугать Афанасия - почётного смотрителя Школы? Впрочем, об этом у меня было время подумать позже.
        - Слушай, домовой, а ты можешь пошпионить за Фоксом?
        Афанасий упал на пол от смеха. Он долго катался из угла в угол комнаты, хватаясь за живот и хохоча. Потом перестал смеяться и сказал:
        - Интересная ситуация. Я авось и соглашусь. Утрём нос старику Фоксу. У меня с ним свои счёты.
        Я насторожилась. Не хватало ещё шпионов из стана врага. Афанасий добродушно усмехнулся.
        - Да не бойся ты. Я продаюсь только один раз. Вот тебе крест.
        Я кивнула и поверила. В последнее время вокруг было слишком много подозрительных личностей и уже хотелось кому-нибудь поверить. Афанасий ушёл.
        Я уселась на окно и засмотрелась на мой любимый мир. Здесь я была счастлива. Возможно, на моей родной Земле, мне не хватало таких вот минут, не хватало этой романтики, этих волшебных ночей, полётов на Летучах, превращений, споров с Магистрами, новых заклинаний. Сумасшедший мир - воплощение самых смелых фантазий, союз самых отчаянных смельчаков, самых опасных преступников, самых бескорыстных гениев, самых выдающихся личностей, признанных или непризнанных во всех временах и Пространствах, почитаемых или преследуемых за свои способности и таланты, союз таких разных людей, объединённых одной общей способностью - мечтать о лучшем из миров и верить в него, как в нечто реальное - вот что такое Сектора. Сектора стали моим вторым домом, не менее близким, нежели родное Измерение.
        Пока я предавалась мечтам, вернулся Афанасий с самоваром. Он сунул мне в руки корзинку и попросил сходить за шишками. Я скорчила мину, но Афанасия необходимо было задобрить. Пришлось топать в ближайший лесок и собирать шишки. В лесу было сумеречно. Я в результате временной амнезии позабыла, что могу провести электрификацию всей страны при помощи двух чрезвычайно простых заклинаний, и поэтому стала разыскивать шишки в темноте. Мысли мои были далеко от Школы. А уж тем более от шишек. Они, мысли, конечно, а не шишки, были полностью поглощены политикой, как обычно в последние дни. Я пыталась разглядеть землю под ногами. Это ужасно меня раздражало и мешало нормально размышлять. Наконец я поняла, что же мне так мешает, и остановилась, чтобы зажечь свет. Подняла голову к небесам и увидела филина. Он уставил на меня жёлтые прожекторы своих идеально совиных глаз. "Кис-кис", - машинально позвала я, не надеясь на вразумительный ответ. Филин пару раз хлопнул глазами и снисходительно поинтересовался: "Красавица, Вам посветить?", - чем, надо сказать, ничуть меня не удивил. Я бы больше удивилась, если бы филин
не был говорящим. Молчаливые птицы - редкость в Секторах, а потому в ответ я лишь кивнула, не выказав и тени удивления. Филин немедленно вернулся в нормальное человеческое состояние, достал из кармана фонарик и направил луч на землю. Яркий свет фонаря мешал мне разглядеть моего спасителя. Я собрала шишки для старомодного самовара. Фонарь погас. Ещё минуту я привыкала к темноте, а затем смогла засвидетельствовать почтение моему спасителю.
        Очень интересно. Если не ошибаюсь, Молодой Магистр собственной персоной. Внешность была иной, но я узнала его по неповторимому взгляду, которым он меня наградил.
        - Дениэл, - представился мой спутник, когда понял, что я его разглядела.
        - Мерфи, - учтиво ответила я.
        Магистр предложил мне руку, без сердца, естественно. Я взяла корзинку, и мы отправились по дорожке. Пока мы шли к Школе, тема нашей беседы была безобидна, как сама природа. Поговорили о погоде, о домовых, о новой моде на перья страусов в дамских причёсках, о соловьях (ну, я, конечно, немного утрирую. Больше всего обсуждали учёбу). Я уже решила, что всё обошлось. Но как бы не так. Стоило нам вступить под гостеприимные своды и добраться до кабинета практической магии, как вежливые разговоры сменились прямолинейным допросом. Дениэлу, наконец, надоело изображать джентльмена.
        - Не могли бы Вы рассказать мне о Государстве в Секторах? - поинтересовался он.
        Задумавшись о чём-то романтичном (не каждый же день удаётся погулять с объектом обожания), я сначала даже не поняла, что вопрос адресован мне. А когда сообразила, то хотела немедленно телепортироваться. Но не получилось. Дениэл держал под контролем все местные магические Силы.
        - Итак? - жестко повторил он.
        Я охладила свои эмоции до абсолютного нуля, заморозила взгляд, подняла повыше голову, так, чтобы он понял, насколько я упряма, и ответила, попытавшись быть вежливой:
        - Сударь, если Вы хотите услышать ответ, то Вам придётся изменить тон. До тех пор я ничего Вам не скажу.
        Про себя я недобрым, но вежливым словом помянула Фокса и Пирата. Они многому меня научили за короткое время нашего знакомства. В частности - умению вести переговоры с сильными мира сего. Но если подумать - ну какая им (Дениэлу и Фоксу) разница, кто инициатор? В конце-то концов, сейчас уже это общая идея, а не моё сумасбродство.
        Магистр почувствовал, что я не собираюсь слёзно каяться в своих грехах, но его это ничуть не смутило. Видимо сам вопрос был риторическим, а потому, не дожидаясь ответа, он спокойно добавил:
        - Ведь, признайте это, без моего согласия Вы ничего не сможете сделать. О том, что Вы хотите создать Государство, я узнал давно. Но только сегодня убедился, что инициатором были именно Вы. Настолько ловко спровадили моего помощника из таверны, что у меня и сомнений не осталось. Ни малейших…
        "Чтоб тебя с твоей дедукцией", - выругалась я мысленно. Все вечерние старания в кабаке пошли прахом. Вслух же я ответила совсем иное:
        - Что ж, об этом гудят все Сектора. Конечно, скрыть от Вас такие новости невозможно.
        - Я знаю слишком мало и хотел бы выяснить интересующие меня вопросы побыстрее, и не окольными путями, а от инициаторов, - холодно ответил Дениэл.
        - Я, увы, не могу вам помочь, - сокрушённо покачала головой я. - Может быть потом…
        Не стоит ему раньше времени узнавать все подробности нашей деятельности. Пока ничего не готово…
        - Вы смеете ставить мне условия? - поинтересовался Дениэл в ответ.
        Я про себя отпраздновала маленькую победу. Поймите меня правильно - я не знала, как реагировать. Ведь Дениэл - человек, которого я, безусловно, уважала, и с которым совершенно не хотела портить отношения (детские школьные шалости не учитываю). Но как смолчать о Государстве? Лучшая защита - нападение.
        - Магистр, простите, это допрос? - как бы между прочим осведомилась я, - А то я даже под угрозой "промывания мозгов" ничего не скажу!
        Глаза Дениэла на мгновенье потемнели, но он был невозмутим.
        - Я не использую методы Фокса.
        Играл он верно. Но я помнила предупреждение нашего нового "союзника" и не хотела раскрывать карты раньше времени.
        - Чьи методы? - невинно поинтересовалась я.
        Дениэл усмехнулся:
        - Согласен, Вы многому научились здесь. Далеко пойдёте, мадмуазель, если только Вам не помешают. Впрочем, посмотрим. Я бы не приветствовал Ваше участие в столь важном деле. До сих пор Вы серьёзностью не отличались.
        Стиснула зубы. Сколько же, оказывается, нужно самообладания! А я им никогда не отличалась. Всему есть предел, и моей вежливости тоже. Я почувствовала, что теряю терпение и начинаю маленько перегибать, но ничего не могла с собой поделать. Его ледяной тон взбесил бы кого угодно!
        - Магистр, забудем на секунду о разногласиях. Откуда у Вас эти сведения? - процедила я сквозь зубы, заставив себя безропотно проглотить его последние слова.
        Моя несчастная гордость, спрятанная на дне души, вопила в полный голос. Однако очень хотелось узнать, кто доставляет сведения Молодому Магистру. В Секторах велись разговоры, но Ученики не знали, кто заварил кашу. Магистр же, похоже, осведомлён был неплохо. Но он также не спешил делиться своими секретами, сообщив:
        - Тот, кто принёс эти сведения, может быть самый верный хранитель Секторов. Только я сомневаюсь, что Ученики сумеют справиться с управлением, если и дальше этими вопросами будете заниматься Вы с вашими сумасшедшими идеями. Жаль, но Вы, Мерфи, постоянно забываете, что магия - опасное оружие. И, насколько я могу судить, Вы не способны контролировать её. Я только надеюсь, что Вашим друзьям это лучше удастся, - холодно изрёк Дениэл и добавил: - Имейте в виду, я сделаю всё, чтобы сохранить покой в Секторах.
        Так вот значит как! Значит, у меня сумасшедшие идеи? Значит, я не могу контролировать Магию? У других это получится лучше? Отлично! Я с трудом удержалась, чтобы не дать ему пощечину или же кинуть в него какой-нибудь вещью, желательно потяжелее. Но нет, не доставлю ему такого удовольствия. Вежливо поклонившись, я ледяным тоном, не допускавшим и тени эмоций, ответила:
        - Благодарю, милорд, что дали мне знать о вашем отношении ко мне и моим идеям. Я, наверное, заслужила ваши упрёки. Надеюсь, впредь не разгневаю Вас.
        А про себя подумала: "Успокойся. Он просто пытается тебя разозлить, чтобы развязать тебе язык". И, развернувшись, отправилась к Афанасию.
        Дениэл долго и задумчиво смотрел мне вслед, а затем щелкнул пальцами и исчез, чтобы мгновеньем позже появиться в Магистрате и подписать ордер на мой арест. Повод - моё общение с разбойниками. Причина - самолюбие Дениэла, не позволяющее нашему разлюбезному Магистру спокойно отнестись к идее создания Государства. Когда за мной явился конвой, я с той же холодной любезностью согласилась пройти с ними, чтобы ничем - ни словом, ни делом не выдать обиду на Магистра. Меня тащили в тюрьму за поступки, казавшиеся мне правильными. И я, скрыв эмоции от окружающих, в глубине души возненавидела Дениэла за этот арест. А я ещё думала, что влюблена в этого негодяя! Да Пират и тот заслужил мою любовь в десять раз больше. Он, по крайней мере, не бил в спину.
        Место заключения, или Бастилия с лёгкой руки французов, побывавших там - огромная башня, полная всякой живности: крыс, летучих мышей, пауков размером с кулак и провинившихся Учеников. Последних было особенно много. Это прекрасное место с точки зрения Магистрата. Высокий уровень обслуживания, низкие цены - чего ещё можно пожелать для хорошего отдыха. Каждому клиенту предоставлялась персональная камера размером полтора на полтора. На окнах, поражающих своей величиной (в них могла бы пролезть даже кошка), красовались решётки с прутьями, толщиной в руку. Помимо этого, в каждой камере были бронированные двери. Галантный обслуживающий персонал (охранник с мушкетом и зверской физиономией). Кроме того, в камере была удобная кровать, привинченная к полу (как я поняла, на случай землетрясения). По стенам, по-видимому, для создания романтичной атмосферы, стекала вода, обворожительно журча и переливаясь в рассеянном приглушённом свете. Откуда она тут появлялась - оставалось загадкой, зато заключённые не умирали от жажды. В углу умилительно тлел пучок соломы, распространяя пленительный запах деревни. Пол был
сложен из огромных каменных глыб, так что на досуге заключённый мог погрызть их для укрепления зубов.
        Точно такую камеру предоставили и мне. Я зажала нос, чтобы привыкнуть к неповторимому деревенскому аромату. Это далось мне с трудом. Я осмотрела место заключения, постучала по стене и прикинула, что если начну грызть камень прямо сейчас, то лет через сто, возможно, при условии, что мне не помешают, смогу выбраться на свободу. Когда охранник ушёл, я попыталась произнести простое заклинание. Эффект был, хотя и не такой, какого я ожидала. Прямой удар молнии по сравнению с этим эффектом показался бы детскими салочками. Я час приходила в себя. Желание колдовать у меня пропало начисто. Я уселась на железную кровать и попыталась проанализировать ситуацию. В принципе, ситуация была не так уж и плоха, как мне показалось на первый взгляд. Она была значительно хуже: во-первых, срок заключения не был определён, и, судя по всему, я должна была пребывать здесь до тех пор, пока Дениэл не перебесится, если такое с ним вообще бывает; во-вторых, камера была отвратительна. Сбежать невозможно. И колдовать нельзя. В довершение всех бед, здесь ещё и не кормили. Возможности Учеников значительно больше возможностей
обычных людей, но без еды даже мы чувствуем себя, прямо скажем, некомфортно. Я мысленно перечислила все эти факторы, уткнулась лицом в ладошки и заревела.
        В конце-то концов, у меня были проступки и посерьёзней. И никто меня в тюрьму не засаживал. А тут, собралась, наконец-то, раз в жизни сделать благое дело - пресекли на корню. "Придётся, видимо, оставаться злодейкой", - решила я и стала искать в своем положении плюсы. Итак, первый плюс: я успела сменить свой крутой, но нерациональный наряд на более тёплый и удобный костюм для верховой езды. Второй плюс: в ботфорте помимо кинжала, который у меня отобрали при аресте, был спрятан малюсенький ножик, пришитый к отвороту сапога. После встречи с разбойниками я с оружием не расставалась. Вот и все плюсы. Я решила, что на сегодняшний день мой разум изработался. Разработку плана мести Магистру я отложила на завтра, расстелила плащ на кровати, улеглась на него и уснула мёртвым сном.
        Разбудило меня тихое шуршанье в углу. Я пригляделась. В этом полумраке ни черта видно не было. Но мне показалось, что солома шевелиться. Послышался приглушённый писк, и оттуда вылезла страшная кровожадная мышь. Я взвизгнула, как любая уважающая себя леди и поджала ноги. Мышка побегала по камере и остановилась у кровати, внимательно меня разглядывая. Мне не понравился этот голодный взгляд. В Бастилии нечего есть даже мышам. Чем же, в таком случае, они здесь питаются? Нехорошие мысли стали закрадываться мне в голову.
        "Помогите!!!!", - громко прошептала я. На мой громкий шепот сбежались стражники с трёх этажей. Выяснив, в чём дело, они чинно удалились, так и не избавив меня от чудовища. Через час мне надоело сидеть на кровати, я собрала свою волю в кулак, спустилась на пол, поймала испуганную мышку, завернула её в плащ и снова легла спать (может, съем, когда совсем оголодаю). Мыша я назвала Дениэлом или, попросту, Деном. Мы подружились. Вот так и протекало моё существование. Днём старалась позабыть о том, насколько голодно живётся в Бастилии. Ден убегал куда-то. Возвращался он сытый, с круглым животиком, падал на бок от обжорства и засыпал. Я мечтала, что, когда я, наконец, выйду отсюда, тоже наемся. У меня тоже будет круглый животик. Я вот также приду домой, упаду на кровать и усну. Предел мечтаний человека.
        Через неделю моего пребывания в Бастилии меня навестили. В этот день утром, по меркам времени Секторов, я поднялась и, как обычно, дотянулась до дырки в стене, несправедливо называемой окном. В отверстие открывался чудный вид - стена противоположного строения, сложенного из непропорциональных плит. В небе висела Луна. Я полюбовалась на созвездие Сокола и попыталась спуститься в камеру. Это была опасная процедура. Окно располагалось довольно высоко от пола, а стенка была мокрая, поэтому мне приходилось цепляться всеми когтями, лишь бы не свалиться вниз. Каждый раз я рисковала свернуть шею, но не могла отказать себе в удовольствии полюбоваться на звёзды. В этот злополучный день моя рука таки соскользнула с выступа. Я, извергая проклятья и ругань на всех известных языках, полетела вниз и очень неудачно приземлилась на коленку. От дикой боли захотелось взвыть, но я решила не привлекать внимание охраны. Больше к окну я подобраться не смогла бы. А ведь до этого момента я лелеяла надежду, что выберусь именно через окно, когда похудею до состояния скелета. Смачно выругавшись, я принялась за перевязку.
День был испорчен окончательно. Я надула губы и уселась в угол камеры, объявив, таким образом, протест против несправедливостей жизни.
        Наверное, я могла бы просидеть так целый день, тем более, что противная боль в коленке мешала мне нормально двигаться, но меня посетило провиденье. Провиденье явилось в образе Фокса. Он пронёсся мимо окна на Крылане, а через несколько минут стражник загрохотал ключами, открыл дверь, и объявил, что ко мне пришёл посетитель. Фокс явился во всём блеске, словно с бала. Вот уж кого не ожидала! Я поприветствовала гостя, приветливо оскалившись и помянув в нехорошем контексте чёртову матушку, предлагая гостю немедленно покинуть меня и направиться к сей почтенной особе. Фокс усмехнулся, оценил обстановку, и слегка склонил голову в ответ на моё приветствие.
        - Превосходно выглядишь, - сказал он в продолжение разговора.
        Моему внутреннему взору предстала худая девушка, бледная, как поганка, со сточенными ногтями, потемневшими глазами, безнадёжным взглядом и импровизированной повязкой на коленке.
        - Благодарю за неуместный и неискренний комплимент, - ответила я злобно.
        - Да, такие условия не могут не привести в восторг, - задумчиво изрёк Фокс, меряя глазами камеру.
        Я ответила нетерпеливым взглядом. Не затем же он сюда явился, чтобы злобно шутить.
        - Явился я сюда действительно не за этим, - ответил Фокс на мои мысли.
        Телепат чёртов. Я даже не могла поставить блокаду.
        Я поймала себя на том, что высказала последнюю мысль вслух.
        - Расскажи мне лучше, как дела? - отечески поинтересовался Фокс.
        - Сам то, что ли, не видишь, старый дурень? Отлично дела! Куда уж лучше. Давно собиралась похудеть. Дениэл мог бы этот способ похудения запатентовать. Ему бы столько заплатили! Очень эффективно. Лечебное голодание, между прочим, и в моём родном Пространстве практикуется, - излила я всю злобу на собеседника.
        Фокс и ухом не повёл. Моя грубость ушла в пространство.
        - А что это за повязка? - спросил он.
        - Поскользнулась, упала, потеряла сознание, очнулась - гипс, - вновь съехидничала я.
        - Жаль… - притворно вздохнул он, и заявил о цели визита: - Я мог бы тебя вытащить. Если бы ты только согласилась тогда немного помолчать и не сдала бы Пирата Магистрам…
        - Да ну? - недоверчиво сощурившись, спросила я.
        После того, как Дениэл посадил меня в Бастилию, да ещё наговорив мне уйму гадостей, я готова была по камешку разнести Магистрат. Не было на свете человека, которого я бы ненавидела в тот момент больше, чем Молодого Магистра. Пират, по крайней мере, формально, ставший причиной моих последних бед, ненамного отставал. А уж если учесть, что Магистрам про него я ничего и не рассказывала…
        - Ах, сударь. Я так сожалею, что наговорила тогда гадостей. И я не специально телепортировала Пирата. Просто мне показалось, что он недоброжелательно настроен по отношению ко мне. Что же мне сделать, чтобы вернуть Вашу дружбу? - конечно, говоря это, я попросту насмехалась.
        Но надо отдать Фоксу должное. Этот человек умел держать себя в руках. А я же наслаждалась зрелищем, продолжая рыть себе могилу.
        - Моя совесть до сих пор мучает меня, когда я вспоминаю, что чуть было не заложила и Вас. Поэтому, катитесь отсюда подобру-поздорову, пока не попали в соседнюю камеру. А я лучше сдохну здесь, чем когда-нибудь запятнаю свою честь общением с таким негодяем!
        Фокс, видимо, услышал что-то для себя полезное, усмехнулся, и вышел из камеры.
        Я чувствовала себя очень гордой козой отпущения.
        Что он вынес из этого визита - так и осталось для меня загадкой. Но его появление, а особенно эффектный уход подняли во мне боевой дух. Я свежим взглядом окинула комнатку. Выход только один - через окно. И стала готовить побег. Стянула с кровати свой плащ - единственную защиту от промозглой тюремной сырости. Необходимо было немедленно разорвать его на полосы, чтобы соорудить верёвку. Тут мне очень помог мой маленький нож. Через несколько минут верёвка была готова. Я попыталась добраться до окошка. Взяла нож в зубы, намотала верёвку на шею и попыталась дотянуться до первой зацепки. Со стороны, наверное, можно было подумать, что я собираюсь повеситься. Но нет, господа, не дождётесь! Добраться-то до зацепки я добралась, но вот ухватиться за неё не было никакой возможности. Необходимо было упираться ногами, но я не могла даже встать в полный рост. После пятой попытки я оставила всякую надежду на спасение.
        Спасение же само пришло ко мне. Я услышала во дворе голос Генриха. Он на чём свет стоит ругал Фокса. Но, судя по тому, что выражения были самые изысканные, Генрих был не один. Его спутницей, как подсказывала мне интуиция и жизненный опыт, была Марго. Я возликовала и на крыльях счастья прямо таки воспарила к прутьям решётки, укрепила импровизированную верёвку и, таким образом, могла спокойно разговаривать с друзьями. Ухватившись за верёвку покрепче, я и просунула нос на улицу. Генрих с земли приветственно помахал мне рукой.
        - Привет, Мерфи! - крикнул он.
        - Привет, подруга, - добавила Марго.
        Я счастливо улыбнулась. Всё-таки, как здорово, что на свете есть преданные друзья. Жаль только, что вокруг башни никто не мог колдовать. Мне приходилось напрягать голос, зрение и слух, чтобы общаться с ребятами. Тут мне в голову пришла счастливая мысль.
        - Анри, Крыланы!
        Генрих хлопнул себя по лбу. Привык, наверное, к романтическим прогулкам на магических ковриках, которые у Бастилии не летали. Забыл про верных Крыланов. Генрих испарился. Я ещё раз бросила взгляд на Марго. Вдруг за моей спиной послышался звон ключей. Я немедленно расцепила пальцы и грохнулась на пол второй раз за день, на этот раз удачно. Зашел охранник.
        - Ты чего кричишь? - поинтересовался он недоумённо.
        Я испугалась за ребят, так как посещения были запрещены (Фокса, конечно, эти запреты не касались). Им же могло влететь от Магистров. Поэтому я сделала бессмысленный взгляд, по-детски улыбнулась и, тыча пальцем в небо, прошу прощения, в потолок, заявила:
        - Там Крылан. Вы, разве не видите? Вот же он, - я погладила несуществующего зверя по холке.
        Охранник решил, что я пытаюсь его разжалобить, изображая сумасшедшую, повертел пальцем у виска и ушёл, громко хлопнув дверью. Я же немедленно прильнула к решётке. Генрих и Марго уже поднялись. У Марго расширились глаза от ужаса, когда она меня увидела.
        - Мерфи, - прошептала она, - с тобой всё в порядке?
        - Да всё со мной в порядке! Есть только хочу. Съем Дениэла, когда вернётся.
        Анри, по-видимому, решил, что я рехнулась. Я вспомнила, что у моей ручной мыши есть тёзка - Магистр, и поспешила успокоить взволнованного Генриха. Мы посмеялись над превратностями судьбы. Марго участливо сказала:
        - Будем тебя подкармливать. У тебя цвет лица слегка необычный.
        - Святая Пятница, ничего себе, слегка, - воскликнул прямолинейный Генрих, - Нечто подобное, впрочем, характерно…
        - Не стоит, - оборвала его я, - сама знаю. А вот насчёт подкармливать - хорошо придумано.
        - Что будете заказывать? - поинтересовался Анри ресторанным голосом.
        - Филе индейки с белым вином, - пошутила я, - А, кроме того, мне немедленно нужны тугие бинты, набор юного хирурга, какой-нибудь антисептик. А из еды приносите рафинад и сгущёнку в кубиках. И питательно и компактно. Сквозь прутья можно протолкнуть.
        Марго выслушала всё с предельным вниманием. Поинтересовалась, зачем мне нужно столько медицинских инструментов, посочувствовала. Генрих улетел за рафинадом и сгущенкой. Мы с Марго немного поболтали о новой моде и о новичках в Школе, но главное - о том, как идут дела по созданию Государства. Фокс, судя по всему, старался во всю. По словам Марго, он оказался хоть и пренеприятным, но очень полезным союзником. Тогда я рассказала подруге о его визите. А также - о кое-каких своих догадках, о которых за неимением доказательств умалчивала раньше. Реакция Марго оказалась именно такой, как я и ожидала. Только вернувшийся Анри сумел ее успокоить. Когда я повторила свой рассказ, он тоже крайне разозлился, однако сейчас его волновали более насущные проблемы. Оглядев окрестности, Генрих тихо сказал:
        - Мы хотим вытащить тебя, Мерфи.
        - Вы с ума сошли. Я вам запрещаю! - возмущённо ответила я, - Если Магистры узнают, то вам не видать трона, как своих ушей без зеркала и магии. Вы должны вести себя тише воды, ниже травы.
        - Да, - немедленно согласилась Марго, - мы очень-очень тихо устроим побег.
        - Вы меня плохо знаете, ребята, - угрожающе сказала я, - Я сейчас кликну охрану. Лучше пусть вас судят за нарушение правил Бастилии, но только не за участие в моем побеге.
        Генрих перестал смеяться.
        - Ты что, предлагаешь нам бросить тебя здесь? - поинтересовался он, и глаза его сверкнули от гнева.
        - Нет, Анри, что ты, - попыталась я утешить друга, - Вы займёте трон и освободите меня.
        - Через год, два, три? - возмутилась Марго, - Мне не нужен трон такой ценой. Я могу отказаться от трона, но не от друзей! Мы приготовим побег дня за два.
        Я поняла, что ребят не переспоришь.
        - Ну, хорошо. А куда вы меня спрячете, если побег удастся? У себя дома? - спросила я.
        - Нет, - ответил Генрих, - Магистры тебя живо разыщут. Я веду переговоры с разбойниками. Думаю, они согласятся тебя принять на некоторое время. Это хорошая шайка. Обитают далеко от Секторов. Магистры на них внимания не обращают, особенно сейчас. Поживёшь у них. А мы потом выхлопочем тебе освобождение. На первое же время найдём тебе место в какой-нибудь неприметной гостинице под прикрытием Алана.
        Я поняла, что Генрих уже всё продумал. Поэтому пришлось искать более весомые аргументы. Я все ещё пыталась их переубедить.
        - Ладно, - сказала я, - вас не переспоришь. Я согласна на побег при одном условии. Вы доставите мне всё необходимое, а я, в свою очередь, всё сделаю сама. Согласны?
        Генрих кивнул. Он понял, что это моё последнее слово. Мы приступили к обсуждению деталей. Измерения показали, что в окно я пролезу. Необходимо только перепилить прутья. Это оказалось не таким то простым делом. Генрих объяснил, что эти прутья изготовлены из прочнейшего материала, который не берёт ни ножовка, ни пила, ни химия. Поэтому он предложил другой вариант. В коридоре было окно. На нём тоже красовалась решётка, но очень тонкая и из обычного железа. "Скорее всего, для украшения", - сообщил Генрих. Он взялся её подпилить незаметно для охраны. Также он должен был решить ещё одну нелёгкую задачу - отвлечь двух охранников. Таким образом, в коридоре оставался только один дежурный. Ребята достали откуда-то (возможно, одолжили у старины Джефа) верёвку, несколько креплений и карабинов, снабдили меня удобной одеждой. Затем мы еще раз прошлись по всем пунктам плана. Мне необходимо было привлечь внимание единственного охранника. Заставить его войти в камеру, любым способом отобрать ключи, выйти в коридор, вылезти в окно и спуститься по стене как можно тише, чтобы не привлекать внимание. Обсудив все
детали, мы распрощались на два дня, необходимые друзьям на подготовку.
        Глава 8. Марго
        За соседним столиком сидел потрясающе красивый труп. О Боги! Это же не из моей сказки… Впрочем не важно, труп там и в самом деле сидел, причем тот кто осмелился бы назвать его некрасивым, пусть первым бросит в меня камень. Темно синие бархатные глаза, огненно-рыжие кудри до плеч, алебастровая, словно бы светящаяся изнутри кожа… Хорош! Как и большинство вампиров. Это только в бабушкиных сказках и дешевых голливудских боевиках носферату выглядят страшнее смерти. В действительности же, трудно найти существ, умеющих быть столь же обаятельными. Но, увы, это только на первый взгляд! Внешность обманчива… Стоит познакомиться с кем-нибудь из неумерших чуточку поближе, как вся их противоестественность и жестокость вылезает наружу. Убийцы, хладнокровные и безжалостные! Но черт меня побери, если, глядя на них, я не вспоминаю название одного дурацкого фильма - "Убей меня нежно"!
        Встретив взгляд похожих на бездонные озера сапфировых глаз, я уткнулась носом в свой коктейль. В глаза вампиру не смотри - это первое правило при общении с кровососами. Их главная сила - гипноз - заключена именно во взгляде. Вообще-то мы, Ученики, вроде как имунны к большинству проявлений вампирской мощи, но как говорится, береженого Бог бережет! Тем более в ресторанчике "Поцелуй вампира", где свыше восьмидесяти процентов посетителей отдали бы душу (если она у них есть) за глоток свежей человеческой крови. Вы спросите, какого черта делают в Секторах вампиры? Живут, как и все. Наш маленький магический мир, несмотря ни на что, существует по либеральным законам, и с разрешения Магистрата сюда допускаются представители почти всех разумных рас - при условии, разумеется, что они живут мирно и не нарушают правопорядка. Что касается, носферату, то им запрещено нападать на людей (и не людей), применять без разрешения вампирскую мощь, а самое главное - пить человеческую кровь. Существуют бедняги на синтетической! Лично я не представляю, какой нормальный вампир согласится на подобные условия. Но ведь нет,
живут же…
        Подняв голову и стараясь не смотреть на своего острозубого соседа, я окинула взглядом главный зал вампирского клуба. Он был именно таким, какой и ожидаешь от подобного заведения - мебель красного дерева, обтянутая черным бархатом, мрачноватые фрески на стенах, изображавшие сюжеты лучших "вампирских хроник", таинственный полумрак… Приятный, сладковатый запах пряных курений щекотал ноздри, голос Мерилина Мэнсона, поющего один из саундтреков к "Царице Проклятых" мягко вибрировал где-то в груди. Вообще-то я не очень люблю подобную музыку, но надо сказать, что к мрачноватой и чуточку эротичной обстановке вампирского ресторана она подходит как нельзя лучше.
        Миниатюрные официантки, одетые в стиле а-ля "Вдова Дракулы", бесшумно скользят между столиков, разнося напитки. Мертвые посетители сверкают голливудскими улыбками, умудряясь при этом не показать клыков. Живые отвечают, проявляя чудеса ловкости в области избежания "зрительного контакта". Идиллия… И какого демона я здесь делаю? Да еще в одиночку… Ответ был очень прост - жду Фокса! Все-таки у этого типа весьма извращенное понимание действительности! Тоже мне, нашел место, где наша приватная встреча не привлечет к себе внимания! Да стоило мне появиться на пороге, как половина кровососущих посетителей заведения уставилась на меня как баран на новые ворота. И это при том, что я изменила внешность, сделала её почти невзрачной! Очевидно, в следующий раз придется маскироваться под хорошенькую упырицу! Если он, конечно, будет, этот следующий раз… Учитывая как на меня посматривает тот рыжий тип…
        На мой столик упала чья-то тень. Так… Ну что же, поиграем в Баффи!
        - Послушай ты, клыкастая морковка…, - начала я, поднимая голову, и замерла.
        На меня смотрели темно-синие смеющиеся глаза Джефа.
        - Привет, куколка!
        - Привет, бродяга! - я чуть смущенно протянула ему руку, - Извини, я думала это тот кровосос за соседним столиком.
        - Тогда прощаю, - Джеф дружески чмокнул меня в щеку, - Я заметил, что он весь вечер пожирает тебя глазами. И это несмотря на тот кошмар, который ты сотворила со своей внешностью, - он тронул пальцем тусклую светло-русую гриву, сменившую мои роскошные кудри, - Если ты надеешься таким образом отпугнуть потенциальных ухажеров, то это бесполезно. Жар-птица не станет вороной, даже если её покрасить в черный цвет!
        - Спасибо за комплимент, - улыбнулась я, - А ты здесь какими судьбами?
        - Да так… - протянул Джеф, - Деловая встреча.
        - Ну-ну… Я-то думала, ты стал примерным Учеником.
        - Не в этой жизни, Марго! Не в этой жизни… Кстати, а что здесь делаешь ты?!
        - Да так… - я в точности скопировала его интонацию, - Деловая встреча.
        На физиономии Джефа появилась ну очень пакостная усмешка. Намек был явно понят, но к сведению как всегда не принят.
        - А где твои телохранители, красавица? - полюбопытствовал он, намекая на Ричарда и Витторио, обычно сопровождавших меня в таких вот опасных вылазках в отсутствие Генриха, - Не слишком-то разумно ходить в подобные заведения в одиночку!
        Кто ж спорит? Но мне было необходимо поговорить с Фоксом без свидетелей, а он почему-то выбрал для встречи "Поцелуй вампира". Посещение такого местечка даже в Секторах имело определенный фактор риска, но посвящать кого бы то ни было в это дело мне не хотелось. Генрих порой трясся над моей особой точно наседка над яйцами, и наверняка не позволил бы мне встречаться с Фоксом в одиночку - после того, что рассказала нам о нем Мерфи. И уж тем более муженек не пустил бы меня одну в вампирский ресторан.
        Вероятно, мне стоило прихватить с собой "телохранителей". Сидели бы себе где-нибудь в уголочке, сменив облик… Они сохранили бы мой секрет, если бы я попросила. Но Вик был слишком предан Генриху, и мне не хотелось ставить его в неловкое положение. Ричард… Да, ему бы я могла довериться. Но как раз вчера полуэльф уехал в Лотлориен навестить своих загадочных родственников. Забавно, я думала, что Дивный Народ давно покинул Золотой Лес…
        Голос Джефа вернул меня к реальности:
        - А может у тебя здесь свидание?!!! Говорят, женщин тянет к кровососам точно магнитом!
        Я тихонько зарычала. Вот ведь прицепился… Так, надо срочно его отвлечь! Объяснять, кого и почему я тут ожидаю, мне совсем не хотелось. А как можно заставить такого типа как Джефри сменить тему разговора? Элементарно, Ватсон, - переключить его внимание на нечто, что заинтересует его куда больше, чем мой визит в "Поцелуй вампира". На его хобби, например… Или на дела сердечные. Я выбрала последнее.
        - Как у тебя дела с Орой, Джеф? - невинно поинтересовалась я.
        Готова поклясться, что рука парня, до этого лениво ерошившая волосы, невольно дернулась к правой щеке.
        - Да так…, - Джеф выглядел непривычно смущенным, - С переменным успехом.
        Я с трудом сдержала улыбку. Оно и видно! Чую бурю в раю, как часто говаривает сам Джефри. Ора, или Орисса, была его дамой сердца. Да, да, после возвращения с "того света" я уже не могла отнести Джефа к числу своих поклонников. Одной из причин было, конечно, мое обручение с Генрихом, которого наш "робин гуд" теперь как никогда считал своим другом. Впрочем, не уверена, что сей незначительный факт остановил бы Джефри, вздумай он позабавиться, вызывая у моего нареченного ревность. Однако на горизонте возникло некое непредвиденное обстоятельство с сияющей чернотой волос и похожими на звезды темными глазами. А также талантом боевой ведьмы и патентом эмиссара Магистрата в кармане. Чем не мечта любого мужчины? Её звали Орисса, и она оказалась тем самым "средством", с помощью которого господин Старец решил отправить нашу компанию обратно в Сектора. Вместо предполагаемой телепортации пришлось добираться домой обычным ходом, под неоценимым, но сомнительным покровительством юной ведьмы Ориссы, случайно оказавшейся в это время в "гостях" у Старца. Магистр Дэниэл, чьей протеже в связи с редкостью и
непредсказуемостью своего магического дара она была, отправил девушку к Старцу с поручением. Впрочем, я склонна полагать, что это была скорее проверка её способностей, своего рода Испытание, которое она, надо сказать с честью выдержала. Вполне вероятно, что если бы не она, мы вернулись бы на "тот свет" с пол пути. В разобранном виде!
        С того дня Ора стала нашим другом. Что же до Джефа, то стоило ему взглянуть на Ориссу, как он пропал, окончательно и бесповоротно. Вот уж не думала, что этот тип способен ТАК влюбиться. Тем более в девушку настолько на него не похожую. Хотя… Как это там говорят, противоположности сходятся? Тем более, что у этих двоих было больше общего, чем могло показаться на первый взгляд - и, прежде всего, редкостное упрямство и по истине королевская гордость. Однако, именно эти качества и осложняли их взаимоотношения, приводя к взрывоопасным, в прямом смысле этого слова, ситуациям. Ну что же, и нас с Генрихом не обошли подобные проблемы. В конце концов, мы научились достигать консенсуса. С другой стороны, Анрио не был вором, а я протеже Молодого Магистра…
        Глядя на смущенного Джефа, я вспомнила о проблемах в собственной личной жизни. Консенсуса, значит? Ну-ну! А не я ли вчера вечером швырялась в мужа хрустальными вазами, только потому, что мне вдруг почудилось, что тот слишком уж нежно поглядывает на свою прежнюю подружку?! А может и не почудилось… Я ведь знала на что иду, когда выходила замуж за неисправимого дон-жуана. Любовь любовью, но, женившись на мне, монахом Генрих отнюдь не стал. Поклявшись перед алтарем в верности, он этот обет сдержит… Вот только натуру свою ему все равно не переделать! Сердце и душа Анрио принадлежат мне. Тело, кстати, тоже… Но говорят же - мужчина любит глазами. А хорошеньких девушек в Секторах на квадратный метр приходится го-о-ораздо больше, чем любом другом месте. Так что, как бы я не хотела, мне все равно не стать для своего мужа единственной…
        Мда… Хотя если подумать, то разозлилась я вовсе не из-за невинного флирта с экс - подружкой. Насколько я знаю своего мужа, если уж Генрих допустил, что бы я заметила его "амуры", значит, он этого хотел. Весь спектакль наверняка был устроен в пику мне. Большинство наших знакомых, несмотря на вспыльчивость Генриха, считают его настоящим очаровашкой. Лишь я, да еще, пожалуй, тот же Джеф знаем, что характер у моего муженька самый, что ни на есть, стервозный. Мало того, что он страшно упертый, так еще обожает делать все из принципа "лишь бы назло". Взять хотя бы эту некрасивую историю с дуэлью… Вряд ли Генрих действительно хотел отправить лучшего друга на тот свет, и дело там было не только в ревности. Джеф не внял его предупреждению не вмешивать меня в свои воровские дела, и вот результат. Смертоубийство…
        Или в этот раз… Все началось с тех самых Далилы и Белиала, которым вздумалось тоже выдвинуть свои кандидатуры на будущих выборах. И если к Эрику и Визуле я относилась с несомненной симпатией, то эта парочка с самого начала вызвала у меня ощутимое неприятие. К Белиалу Генрих тоже не испытывал особой любви, зато Далилу возвел чуть ли не на пьедестал, называя её не иначе как "обворожительной, умной женщиной и достойным соперником". В конце концов, мое терпение лопнуло и я высказала ему все, что думаю об этой амбициозной стерве. На что мой муж, ни мало не смущаясь, ответил: "Ты просто ревнуешь". И, мол, не только его, Генриха… Дескать, меня задевает, что в Секторах я не одна такая красивая и умная.
        В чем-то он, безусловно, был прав. Далила ни в чем мне не уступала, если не больше. Помимо женственности и опаляющего обаяния, заставлявших мужчин растекаться в лужицы у её ног, она обладала некой очаровательной бесшабашностью, свойственной той же Мерфи, но напрочь отсутствующей у меня. Однако, я всегда (ну почти всегда) разграничиваю дело и эмоции, так что здесь ревность была абсолютно не причем. По началу, по крайней мере.
        Короче, мы поругались. Под горячую руку я наговорила мужу всяких глупостей, вроде того, что мне совершенно наплевать, кого он считает "обворожительным", пускай хоть всю женскую половину Секторов. Или Средиземья. Вон, в Шире полно прелестных, шерстолапых хоббитанок!
        Думаю, последствия пояснять не надо? За самой Далилой Генрих, правда, ухлестывать не решился. Не то что бы он опасался Белиала, просто новые скандалы и дуэли нам сейчас были совершенно ни к чему. Так что сошла и предыдущая любовница. Некая Ксиани, с которой Генрих расстался уже после моего появления в Секторах.
        Вот ведь мерзавец! Наверно, мне стоило перенять его тактику и броситься в объятия Ричарда. Подумаешь, поцелуй - другой… Тем более, что где-то в глубине души мне давно этого хотелось. Интересно, эльфы целуются так же как люди?
        А, в Бездну все! Слишком много думать о любви - вредно для здоровья. Любовью надо жить! А если она уйдет - умереть и возродится вновь.
        В конце концов, мне все же удалось выпроводить Джефа. С трудом, правда. Иногда он абсолютно не понимает намеков. Хотя, может он ошивался возле меня, надеясь таким образом отвадить того рыженького вампира? Если так, то без толку: я чувствовала, что огненно-волосый красавчик по прежнему сверлит меня взглядом. И на что я ему сдалась? Он что, принял меня за искательницу острых ощущений, и считает, что своим показным равнодушием я просто цену себе набиваю?! Неужели, я бы явилась тогда сюда этакой серой мышью?
        Желая отвлечься от навязчивых мыслей об обжигающем взгляде сапфировых глаз (был бы этот красавец хотя бы живым…), я махнула рукой острозубой официантке. Интересно, а почему обслуживающий персонал здесь исключительно женского пола? Что за дискриминация? Хотя, с другой стороны, вряд ли граф Дракула хорошо бы смотрелся в фартуке и с подносом в руке… Тут мне вдруг вспомнился неподражаемый дворецкий из комедийного ужастика "Семейка Адамс". Этакое чудовище Франкинштейна… А что, это идея! Создам что-нибудь в этом роде и подарю владельцу заведения. На Хэллоуин. А лучше - прямо сейчас! Подобный "зомби" прекрасно впишется в здешнюю обстановку… Я начала колдовать. Завтра, с утра пораньше, хозяин клуба найдет у дверей огромную подарочную упаковку с надписью "От признательного клиента"…
        На стол снова упала мужская тень. Ехидный голос Фокса произнес над самым моим ухом:
        - А я-то все думал, когда же ваш приятель, наконец, уберется! Неужели так сложно догадаться, что если дама, к тому же такая как Вы, в одиночку сидит за столиком в подобном заведении, это означает, что она кого-то ждет.
        - А я-то все думала, неужели так сложно догадаться, что если приглашаешь даму в такое заведение, то можно бы и не опаздывать!
        - Что поделаешь, миледи, я человек занятой.
        А вот этот факт вызывает у меня сомнение! Не в том смысле что занятой, а в смысле что - человек. Этакая помесь демона с лисицей…
        Фокс галантно облобызал мне руку и уселся напротив. Подлетевшая официантка поставила на столик мой заказ - вишневый коктейль и "Кровавую Мэри" для моего собеседника. Похоже, он был здесь постоянным клиентом. Не успела девушка отойти, как по моей коже прошелся порыв магического ветра - звуконепроницаемые щиты, поставленные Фоксом, едва что не со звоном упали вокруг нас.
        - Вампирское заведение, сами понимаете, - предугадал он мой вопрос, - Не о чем нельзя поговорить с глазу на глаз! Уши у них просто рысьи…
        Его глаза странно сверкнули, и до меня, наконец, дошло, какого демона он назначил встречу именно в "Поцелуе вампира". В заведении, где добрая половина посетителей слышит каждое твое слово, подобное "уединение" не покажется чем-то странным, в то время, как в любом другом месте вызовет вполне естественное любопытство и ненужное внимание. Можно, конечно, было встретиться в каком-то безлюдном участке Секторов (если таковой найдется), но я сама настояла на том, что бы свидание состоялось при свидетелях. Что поделаешь, не доверяла я Фоксу! Да что там, я его терпеть не могла!!! И не без взаимности надо сказать… Наши отношения с первого дня же можно было определить как "тихая-тихая ненависть под маской безупречной вежливости". Впрочем, в неотдаленном будущем ей предстояло перерасти в нечто гораздо большее… Что? Нет, мы оба до сих пор живы. Странно, правда?!
        - Ну, так о чем Вы собирались со мной поговорить, леди Маргарита?
        Вот это и называется с места в карьер. Никаких политических экивоков, никаких церемоний…
        Медленно потягивая коктейль, Фокс наблюдал за мной чуть прищуренными глазами. Такой взгляд бывает у охотничьей собаки, когда она выслеживает дичь. Или у лисы, которая собирается поймать мышь! Ладно, поиграем… Теперь мой ход!
        - Я хочу, что бы Вы оставили Мерфи в покое!
        Несколько секунд Фокс молча созерцал меня. Я была почти уверена, что сейчас он изречет что-нибудь в стиле "О чем это Вы, миледи?". Однако, то ли он понял, что перед ним отнюдь не дурочка, то ли ему просто стало любопытно, но вызов был принят:
        - Вы имеете ввиду, что бы я воздержался от посещений её в тюрьме?
        Я едва не засмеялась. Вот так! Это ответ - ни да, и ни нет! Признать, что "принимаешь участие" в судьбе Мерфи, но при этом не сделать ни одного компрометирующего себя намека. Ай да Фокс! Впрочем, меньшего от него и ожидать не следовало.
        - Кстати, - я воззрилась на собеседника с некоторой иронией во взгляде, - А зачем вам это понадобилось? Хотели позлорадствовать? Мне казалось, подобные пошлые фокусы не в вашем стиле, Фокс. Как-то это… не аристократично!
        Читай - я обозвала его плебеем. Удар. Блок. Touche!
        Фокс молча отсалютовал мне бокалом:
        - Хотел развеять иллюзии Вашей подруги относительно того, кто же на самом деле является инициатором её заключения в Бастилию.
        Я чуть прищурилась. Врет или нет?! Эх, надо было все-таки прихватить с собой Генриха. Он нутром чует - говорят люди правду или лгут. И причем без всякой магии, исключительно за счет интуиции и умения читать жесты и мимику. С другой стороны, имея дело с Фоксом… Тут ничего никогда нельзя знать наверняка.
        И все же, неужели Меф попала за решетку по его милости? Как Фокс это провернул? Ведь у него, что ни говори, нет такого влияния на Магистров. С другой стороны, стратегия явно не дениэловская. Последние события показывали, что Магистрат определенно решил спустить дело с созданием Государства на тормозах и пока просто смотреть, что будет. И если бы Молодой Магистр действительно хотел убрать Мерфи с дороги, он просто на просто исключил бы её из Школы. А сажать за решетку… Смысл? Нет, здесь явно какая-то закулисная интрига.
        "Если виден лисий хвост, значит близко лиска…"?!
        Или все-таки Дениэл?!!!
        Ах ты Бездна и все ее демоны!
        Я снова воззрилась на собеседника, с довольным видом попивающего "Кровавую Мэри":
        - Ладно, Фокс, давайте расставим все точки над i. Вы признали, что приложили руку к аресту Мерфи. Мне бы очень хотелось знать, чем она Вам так помешала, - я выдержала эффектную паузу, - И что Вы хотите в обмен на обещание оставить её в покое?
        - Да ничего! Я уже это сделал! - лисьи глаза насмешливо сверкнули из-под полуприкрытых ресниц, - Я имею ввиду - оставил ее в покое! Убедился, что в Бастилии ей тепло и уютно…
        Я заскрипела зубами.
        - … что ее хорошо кормят…, - Фокс уже откровенно смеялся, - Должно быть, она здорово разозлила старину Дениэла! Я, конечно, здесь тоже постарался, но последний гвоздь в крышку своего гроба забила, несомненно, сама Мерфи. Ваш Седьмой Магистр вообще-то человек уравновешенный, спокойный. Но уж если его довести… Думаю, твоя подруга еще долго будет любоваться небом в клеточку! Хотя… Зная ее и ваши характеры… Может она и не задержится в Бастилии! Тогда я буду вынужден принять меры.
        Какая откровенность! И какая догадливость. Неужели он что-то подозревает? Ведь побег Мерфи назначен уже на завтра… Или это просто завуалированное предупреждение? Я почувствовала, что мой сегодняшний лимит терпения уже на исходе.
        - Чем же Вам так досадила Мерфи, Фокс? - процедила я сквозь зубы, - Может, Вы никак не можете смириться с тем, что она улизнула от Вас в лагере разбойников? Неужели все дело в уязвленной гордости?!
        Фокс внимательно посмотрел на меня, словно прикидывал, способна ли я буду оценить все хитросплетения его интриг. Он никогда ничего не делал по какой-то одной причине. Любой его поступок напоминал чемоданчик с двойным дном.
        - Можно бесконечно рассуждать, Маргарита, о том, кто же является заинтересованными лицами в плане контроля над Секторами. Особое беспокойство у меня вызывают три основных движущих силы по созданию государства - Алан, Вы со своим мужем и, естественно, Мерфи. Но Алан, что ни говори, никогда не получит в Секторах законной власти, а вот ваша парочка и эта сумасшедшая авантюристка…
        - Вы что же, считаете, что без Мерфи мы с Генрихом перестанем представлять для Вас опасность?! - должно быть в моем голосе послышалось искренне недоумение. Я даже перестала злиться.
        - Что Вы, миледи, - засмеялся Фокс, - Я далек от мысли, что без своей подруги вы двое стали бы беспомощны и уязвимы. Но, как я уже сказал, ваша троица это слишком для меня! Особенно учитывая тот факт, что и Магистрат постоянно ставит нам всем палки в колеса… Мне нужно было срочно убрать кого-то из вас с дороги, и я выбрал Мерфи. Частично и по личным причинам. Наша встреча в лагере Пирата и все такое прочее…Не люблю, когда меня оставляют в дураках! - его улыбка стала по истине дьявольской, - Кроме того, Вы и Генрих политики, с вами всегда можно договориться. А Мерфи… Она абсолютно непредсказуема!
        Странно! Если уж кто и был склонен идти с Фоксом на компромисс, так это Мерфи. Именно она считала, что он может быть полезен для будущего Государства, и готова была мириться с его существованием - в разумных пределах! Мне же с первой минуты знакомства с трудом удавалось его выносить. О нет, я была с ним самой любезностью, но при этом с каждым днем все больше утверждалась во мнении, что его нужно держать от трона Секторов настолько далеко, насколько это вообще возможно. Фокс хитер и силен, он может быть очень полезен при создании Государства. Однако будущие монархи, кто бы они ни были, окажутся марионетками в его руках…
        Впрочем, ради благополучия Мерфи я готова была поступиться своими принципами. Вот только Фокс, похоже, не собирался отступать от своих.
        - Так что же мы должны сделать, что бы Вы отстали от Мерфи?
        - Вряд ли то, что вы можете предложить, способно заинтересовать меня, миледи, - голос мага прозвучал резко, как бы заранее отметая возможные альтернативы и возражения.
        - Даже так? Ну, конечно, должность первого министра у Вас уже есть… А знаете, я ведь могу и передумать!
        - Прекрасно! Но я все равно получу то, что мне нужно, девочка. Так или иначе! - глаза Фокса опасно блеснули, заставив меня невольно поежиться, и он с отсутствующим видом откинулся на спинку стула, показывая тем самым, что разговор закончен.
        С трудом сдерживая холодное бешенство, я вскочила на ноги. Ненавижу проигрывать, но еще больше я не люблю, когда со мной начинают обращаться, как с малым ребенком! Могу простить такое Магистрам, но ни как не Фоксу! Сначала он с благодушным видом растолковал мне все свои замыслы и побуждения - ситуация, впрочем, не прояснилась, а скорее наоборот. Потом этак встряхнул за шкирку словно неразумного кутёнка, дав понять, что со мной и разговаривать-то не о чем!
        Зачем же тогда он согласился на эту приватную встречу? И что вынес из нашей беседы? Проклятье, не ничего хуже ощущения, что ты чего-то не понимаешь. А при общении с Фоксом оно возникает у меня постоянно.
        - Не хотите идти на компромисс, не надо! - от моего голоса ощутимо веяло холодом, - Но и сохранить status quo не рассчитывайте! Если я стану королевой Секторов, вам не видать должности первого министра как своих ушей!!!
        И развернувшись на каблуках, я буквально вылетела за пределы его звукоизоляционных щитов, и пулей помчалась к выходу. Поэтому и не услышала, как Фокс негромко произнес:
        - Вот именно, ЕСЛИ ты ею станешь!
        И не увидела, как его пронзительный взгляд переместился с моей драгоценной особы на рыжеволосого вампира, по-прежнему не спускающего с меня глаз…
        Выйдя на улицу, я отошла чуть в сторонку, так что бы меня никто не услышал, а затем от души выругалась сразу на полудюжине языков. Н-Е-Н-А-В-И-Ж-У!!! Этот тип вызывал у меня просто физическое недомогание. После общения с ним у меня каждый раз возникало ощущение, что я вывалялась в грязи. Кстати, не подумайте ради всего святого, что наша обоюдная антипатия в действительности скрывала какие-то там романтические чувства! Знаю, такое часто бывает, но только не в нашем случае. С тех пор прошло много лет, но мы по-прежнему друг друга тихо ненавидим. Хотя, как это ни странно, нам приходилось быть союзниками и даже сражаться на одной стороне. Пути Высших Сил неисповедимы…
        Вернув себе свой нормальный облик, я засунула руки карманы пыльника и медленно двинулась по улице, подставляя разгоряченное лицо порывам прохладного ветерка. Можно, конечно, было просто телепортироваться домой, но я решила немного проветриться, остыть, так сказать. До ближайшего Телепорта (постоянно действующего портала, позволяющего переместиться в любую точку Секторов тем, кто не владеет телепоратацией, либо не желает тратить на неё энергию) было около километра, поэтому я даже не стала создавать себе транспорт и решила пройтись пешком. Настроение у меня было наипаршивейшее. Ссора с мужем, безрезультатность беседы с Фоксом, да еще вампир этот… Кроме того, работа по закладке фундамента будущего Государства продвигалась отнюдь не теми темпами, которыми бы мне хотелось, а наши конкуренты по предвыборной гонке постоянно путались под ногами. Особенно усердствовали Белиал и Далила… Нет, я ожидала, конечно, что наш путь к престолу не будет выстлан розами, но всегда обидно, когда сбываются твои пессимистические прогнозы.
        Кстати, надеюсь, вы согласны с тем, что я неисправимый пессимист? Мерфи вот утверждает, что умудряюсь быть одновременно истинным реалистом и исключительным романтиком! Что же, последнее может быть и верно, но я лично считаю, что красивыми могут быть лишь мечты. От жизни лучше всегда ждать самого худшего - тогда, по крайней мере, она потом не развернется и не съездит тебя по морде в самый не подходящий момент! Хмм… Опять меня занесло. Я уже говорила, что настроение у меня было как у кошки, которой наступили на хвост?
        Воюя со своими личными демонами, я не сразу поняла, что за мной кто-то идет. Место было довольно уединенное - узкая лента дороги петляла между величественными громадами ученических замков, прятавшихся в глубинах окружавших их садов и парков. Тихо не было, Сектора всегда полны разнообразных звуков, и поэтому шелест шагов, неслышимый уху простого смертного, я различила далеко не сразу. Лишь после того, как инстинкт Ученика подсказал мне, что сзади кто-то крадется. Кто-то, кому вряд ли просто вздумалось познакомиться с хорошенькой девушкой. Кто-то от чьей ауры ощутимо веяло холодом, и кто был достаточно сведущ в колдовстве, что б я не смогла найти его магическим зрением.
        Какое-то время я продолжала, как ни в чем не бывало идти вперед, лелея надежду, что таинственный преследователь, кто бы он ни был, отстанет сам по себе. Но тот день явно стоял в моем гороскопе как очень-очень неудачный. Ненавязчивое, но явное присутствие стало чуть более ощутимым. Краем глаза я уловила какую-то тень, со сверхъестественной скоростью скользившую между деревьев. Так, мое терпение заканчивается! Кипя от гнева, я сошла с дороги и как бык, завидевший красную тряпку, ломанулась, что называется, головой в омут.
        Это было глупо! Очень глупо!!! Я разозлилась - на Фокса, главным образом, - и позволила гневу затмить свой рассудок. А ведь первое правила любого мага, да и политика, если уж на то пошло, - не позволять чувствам брать верх над разумом. Я рванула на встречу возможной опасности, наплевав даже на самые элементарные меры предосторожности. Единственным оправданием мне мог послужить тот факт, что до сей поры Сектора были абсолютно безопасным местом. У нашего брата весьма своеобразные представления о морали и чести, но одно можно сказать точно - у нас НИКОГДА НИ НА КОГО НЕ НАПАДАЛИ!!! Уж и не помню о чем я думала, устремляясь на встречу своему преследователю, может еще об одной сомнительной шуточке кого-то из Учеников, может о Фоксе, которому захотелось надо мной поиздеваться… Кто знает… Возможно, уже сходя с дороги, я действовала не по своей воле… Как марионетка, которую дергает за ниточки умелый кукловод, запустивший свои ментальные щупальца в мой разум.
        Должно быть так. Ведь я даже не сразу заметила, как тьма между деревьями вдруг запульсировала, а тени, лежащие на земле, медленно поползли вверх, сгущаясь в призрачный силуэт мужской фигуры. Темно-синие глаза, мерцающие в обрамлении живого пламени волос поймали мой взгляд и больше не отпускали его. Магические щиты, в панике выброшенные мной в безнадежной попытке закрыть свое сознание от бесцеремонного проникновения, сметались один за другим, словно их и не было. Если бы я только могла сосредоточиться… Но разум вампира уже крепко переплелся с моим собственным и гасил любые заклинания, раньше чем я успевала их сформулировать хотя бы мысленно. Свет и Тьма, ведь для этого он и сам должен владеть магией! Да и как иначе он бы сумел пробить естественную защиту Ученика, ведь мы имунны к гипнозу неумерших, кроме, может быть, прямого зрительного контакта… Вампир - колдун! Высшие Силы, да как он вообще оказался в Секторах?! Такое чудище Магистры бы сюда никогда не допустили! И как он осмелился напасть на Ученика?! Уж, не Фокс ли тут постарался? С него станется…
        Мне все-таки удалось метнуть в вампира огненный пульсар - на удивление мощный, даже для первой степени. Мой противник на мгновение дрогнул, выставляя свой собственный щит, причем такой силы, какую мне доводилось видеть лишь на уроках по Боевой Магии, но в следующую секунду вновь вцепился в мой ускользающий разум, сметая последнюю, уже чисто инстинктивную защиту. Все тело вдруг налилось свинцом, руки и ноги перестали подчиняться. Мысли начали путаться, страх, вспыхнувший таки на мгновение ярким огнем, куда-то исчез. Мне казалось, что я лечу в бездонную пропасть, падаю вниз, в черноту чистую и всепоглощающую, в изначальную тьму, никогда не знавшую света… Все вокруг стало таким неважным, таким нереальным… Сосущий взгляд полуночно-синих, горящих дьявольским пламенем глаз был последним, что я увидела, прежде чем мертвенно холодные губы коснулись моей шеи в смертельном поцелуе…
        …И ты знаешь зачем, я явился к тебе!
        Дать тебе силу… Дать тебе власть.
        Целовать тебя в шею, целовать тебя всласть.
        Словно нежный вампир… Словно нежный вампир…
        Словно нежный вампир… Словно нежный вампир…
        Как невинный ребенок… Как нежный вампир…
        Голод… Вот, что я ощутила, пробудившись от похожего на смерть забытья. Я не понимала, что со мной произошло, не помнила, сколько пролежала здесь, на этой большой круглой кровати, застеленной алым (подходящий цвет, правда?) бархатным покрывалом. Память, да, память, сохранившаяся еще с тех времен, когда я была… человеком?!… услужливо подсказывает мне, что я у себя дома. Это хорошо! Пока мое тело еще не до конца наполнилось новой Силой, на улицу выходить опасно. Я ведь в Секторах! Из горла вырывается чужой хрипловатый смех, приятной леденящей волной омывающий кожу. Что мне теперь Сектора? Что мне теперь Магистры?! Незнакомая энергия, струящаяся в моих жилах, та, что все еще продолжала переделывать меня по своему образу и подобию, подсказывала мне, что потенциально я много-много сильнее наших никчемных наставников. Но если на пути Света мне понадобились бы десятилетия, что бы развить свои способности, то Тьма предлагает куда более быстрый и легкий путь. Как там у Лукъяненко? Что-то про сказку о Русалочке… Ведьма дала ей ноги, она шла, а ей в ступни словно вонзались раскаленные ножи. Это дорога Света.
Стезя Тьмы же, когда ножи эти колют других! Красочное сравнение! Вот только где здесь Зло? По-моему, это просто инстинкт самосохранения…
        Ладно, хватит патетики! Ну да, я была наивной дурой, и что дальше? Мастер помог мне, наставил на путь истинный, превратил в высшее, совершенное существо. И ведь мне даже не пришлось ничем расплачиваться за это! Я ничего не потеряла, только приобрела. А человеческая душа… Подумаешь! Ненужный придаток, сосредоточение людских слабостей. Она не нужна нам, бессмертным созданиям! Впрочем, кажется…
        Мои размышления были прерваны каким-то шорохом. Дверь в комнату приоткрылась и в проем проскользнула мужская фигура. Мои ноздри задрожали, ощутив излучаемое пришельцем тепло, тело выгнулось в сладкой судороге предвкушения. Человек… Кровь… Пища… Ням-ням!!! Прикрыв глаза, я притворилась спящей. Мне не нужно было зрение, что бы видеть, чувствовать, как неожиданный гость приближается к кровати, на которой я разметалась в весьма соблазнительной позе. Кис-кис-кис, мой мальчик, иди ко мне… Почувствовав на лице горячее дыхание, я слегка приподняла ресницы. Совсем еще молодой парень. Очень красив. Смуглая кожа; золотисто-ореховые глаза под разлетом тонких бровей; чуть вьющиеся, иссиня-черные волосы забраны на спине в хвост; в ухе поблескивает сережка с грушевидной жемчужиной. Хорош! Чертовски хорош!!! А ведь я его знаю. Я даже любила его (что за странное слово?) в той, другой жизни. Мой Генрих… Теперь ты будешь принадлежать мне, как никогда. Распахнув глаза, которые, я знала, в тот момент и впрямь сияли как два изумруда, я обвила юношу руками. На его лице мелькнуло удивление.
        - Ты больше не сердишься, Марго?!
        Сердишься? Ах да, мы же поссорились вчера…
        - Немного… Но ты можешь искупить свою вину, мой сладкий!
        Прижавшись лицом к его шее, я всей грудью вдохнула чудесный, волнующий аромат мужской плоти. По телу сладостной дрожью пробежала волна иного желания, но в данный момент оно не было приоритетно. Я хотела КРОВИ, а все остальное могло и подождать… Какая-то частичка моего "я" завопила от ужаса в самой глубине сознания. Душа?! У меня все еще есть душа?! Как неожиданно… Впрочем, трансформация ведь еще не завершилась, не так ли? Да и какая к демонам разница? Душа… Пусть себе трепыхается где-то там, внутри. Стоит мне глотнуть горячей человеческой крови, как ей придет конец, окончательно и бесповоротно. Еще крепче обняв Генриха, я лизнула кончиком языка его кожу над маленькой, беспокойно трепещущей синей жилкой и, вздрагивая от предвкушения, погрузила в неё клыки…
        Мощный телекинетический удар стал для меня полной неожиданностью. Кувырком слетев с кровати, я очень не элегантно шмякнулась на пол, и, застыв в позе разъяренного вурдалака, пылающими очами уставилась на Генриха. Ах, дилетантка несчастная! Даже не подумала о ментальном контроле… Теперь придется повозиться. И этот тоже хорош! Ну, разве так ведут себя жертвы вампиров?! Застыл в полном оцепенении, в глазах плещется ужас… Кажется, его и гипнотизировать не придется! Или придется?! В следующее мгновение я с удивлением поняла, что страх на лице человека никак не связан с тем фактом, что несколько секунд назад он едва не лишился жизни. Он боится. Но боится не меня, а ЗА меня! Вот сумасшедший! Так что же тогда за странное, сладковато - горькое ощущение появляется в груди при этой мысли? Что за голос бьется на краю сознания, точно маленькая птичка, попавшая в клетку? Мой взгляд невольно заметался по комнате, натыкаясь на предметы обстановки: мебель золотистого дерева неизвестной породы и тяжелые портьеры на окнах ей в тон, деревянные панели с золоченой резьбой и стены, затянутые пурпурным шелком… Заметался
и остановился на большом венецианском зеркале в узорчатой раме, висевшем над туалетным столиком. Но вместо отражения растрепанной золотоволосой девушки, сидящей на полу, я увидела серую призрачную тень, бесплотный силуэт, похожий на выцветшую моль… Свет и Тьма, что же это?! Голос, отчаянно надрывающийся где-то внутри, завопил так, что от боли заломило виски. В голове полыхнула вспышка, похожая на рождение сверхновой. Перед глазами все поплыло, но я еще успела перевести взгляд на застывшего от ужаса Генриха, успела увидеть тонкую струйку крови, струящуюся по его шее, и алое пятно, стремительно расплывающееся на белоснежной ткани шелковой рубашки…
        - Анрио, - хрипло пробормотала я и погрузилась во тьму.
        …Плащом он мрака ночи скрыт.
        Как тень скользит по миру он.
        Он никогда не будет сыт,
        Ведь кровь есть жизнь, и сладок сон…
        Строки песни, написанной мной много лет назад, с завидной настойчивостью вертелись в голове, пока я медленно-медленно всплывала из темного океана беспамятства. Потом сквозь звон в ушах до меня начали доноситься какие-то посторонние звуки.
        - Как?! Как?!!! КАК это могло случиться?!!! - в голосе Генриха, обычно таком бархатистом и спокойном, сейчас слышались истеричные нотки.
        С трудом приоткрыв глаза, я поняла что лежу на кровати в нашей спальне. Прямо передо мной на стене висело большое зеркало, а в нем… Вцепившись зубами в подушку, я подавилась собственным воплем. Так значит это правда? Мне это все не приснилось?
        Боги Всемогущие… Во что я превратилась?! Что я едва не натворила?!!! Генрих… Я же могла его убить! Тело скрутило судорогой скорее душевной, чем физической боли. В голове звенело, вкус во рту был как после кошачьей свадьбы. Кровь?! Нет, я успела вонзить клыки, но крови не выпила. Во всяком случае, крови Генриха. Поймав себя на этой мысли, я с трудом подавила истерический смех. Клыки. Кровь. Я рассуждаю о них, будто это в порядке вещей. Свет и Тьма! Вампир! Я стала вампиром!!! Или стану в скором времени. Я это все еще я, но не надолго. Превращение завершится, и душа, вновь завладевшая телом, очевидно, в результате эмоциональной встряски, окончательно покинет его, уступив место демону. Если, конечно, я не умру в процессе трансформации - многие расы и некоторые виды волшебников физически не способны стать вампирами, они просто погибают. Отдельные индивиды выживают, конечно, но я, честно говоря, не была уверена, что хочу оказаться отнесенной к их числу.
        Глотая слезы, я вновь приоткрыла глаза. Стараясь не смотреть на призрачный силуэт своего отражения в зеркале, окинула взглядом спальню. Первый, кого я увидела, был, конечно же, Генрих. С трясущимися то ли от страха, то ли от бешенства руками, он метался по комнате, время от времени изрыгая самые изощренные проклятия на родном языке. Кроме него в помещении обнаружились Джеф и его подруга, ведьма Орисса, Несколько более бледные, чем обычно, они молча смотрели на Генриха со смесью испуга и сострадания, явно не решаясь встать с диванчика, на котором сидели. Видеть Анрио в таком состоянии и впрямь было несколько непривычно. Потерявшим самообладание от ярости - да, но не от ужаса…
        - Не понимаю, как такое могло случиться?! - снова в отчаянии воскликнул Генрих.
        - Вопрос не в том КАК, а в том, ЧТО теперь делать? - тяжело вздохнула Орисса.
        - Но Ученики не превращаются в вампиров! И мы имунны к их гипнозу!!!
        - Среди неумерших иногда встречаются владеющие магией, - заметил Джеф, - Это значит, что в принципе некоторые волшебники могут пережить процесс превращения. И мы не исключение!
        - Но неужели Марго не могла справиться с этим вампиром?! - Генрих все еще не желал поверить в очевидное, - Ведь их Сила не действует на нас!
        - Смотря какая Сила, Анрио! - негромко сказала я, садясь на кровати.
        Генрих отшатнулся в сторону, Джеф с Ориссой застыли в напряженных позах. Ну да, они теперь меня бояться, с горечью поняла я. Впрочем, я не могла их винить. Достаточно было посмотреть на залитую кровью рубашку Анрио и худо - бедно залеченную рану у него на шее. Хорошо еще, что я не использовала гипноз, когда кусала. Конечно, я пока (ПОКА?!!!) не полноценный вампир, и, кроме того, что бы "заразить" человека через укус, надо трижды испить его крови с проникновением в сознание… Но я даже думать не могла о том, что мой любимый тоже может превратиться в такое… такое… Всхлипнув, я обхватила себя руками.
        - Не надо на меня так смотреть, - в моем голосе против воли послышалось раздражение, - Это именно я, а не та клыкастая тварь, что была… не знаю сколько времени тому назад. Я еще не до конца трансформировалась, я моя душа пока на месте. ПОКА… Сами знаете, как это бывает. По вампирологии у вас у всех пятерки, - я не могла сдержать горькой иронии, - Когда превращение завершиться, душа отлетит, а моим телом завладеет демон. Он и сейчас рвется наружу, как тогда…, - мой взгляд против воли метнулся к ране на шее Генриха, - Но долго я его удерживать не смогу!
        Поднявшись с постели, я подошла к туалетному столику. Теперь мое отражение, точнее то, что от него осталось, увидели и остальные. Орисса издала какой-то приглушенный звук, Джеф негромко выругался. Но я глядела только на Генриха. В его подозрительно блестевшие светло-карие глаза, смотревшие на меня из зеркала. Они были похожи на темное золото - такие же сияющие, и такие же безжизненные. Несколько бесконечно долгих мгновений на лице Анрио ничего не отражалось. Холодная совершенная красота, словно выточенная из темного мрамора; неподвижность хищника, застывшего перед последним прыжком. Мир вокруг перестал существовать - там были только я и он, его глаза и мои - единственное, что довольно четко отражалось в зеркале. Безмолвный поединок взглядов, соприкосновение душ… Любовь… И вера…
        Шагнув вперед, Генрих порывисто привлек меня к своей груди. Закрыв глаза, я позволила себе на мгновение расслабиться. Поверил! Узнал!!! Понял, что перед ним действительно я, его Марго, а не демон, едва не завладевший моим телом. Едва не убивший меня и его… Несколько секунд я просто млела в надежном, крепком кольце рук любимого, спрятавшись в объятиях мужа, как в последнем убежище. Впитывала каждой клеточкой тела его тепло, грелась в его любви, пытаясь удержать это хрупкое чувство безопасности… Вдруг в груди зашевелилась боль, голова слегка закружилась. Горячее дыхание человеческой плоти, биение пульса… не моего пульса… Я слышала, как стучит сердце Генриха, как стремительными толчками гонит кровь по его жилам. Голод… Слабеющее от трансформации тело, требовало крови. Крови, которая была так близко! И демон, притаившийся где-то глубоко внутри, почуял это и снова рванулся наружу.
        Нечеловеческим усилием воли я взяла себя в руки. Мне не хотелось, что бы Генрих отпускал меня, но…
        - Анрио, - хрипло пробормотала я, - Я думаю, тебе не стоит сейчас по долгу находиться рядом со мной. Я все еще вампир, и твое тепло… твоя кровь тревожит меня.
        Генрих дернулся, словно собираясь отшатнуться, но потом еще крепче прижал меня к себе.
        - Я серьезно! - сжав его руку, что бы показать, как много для меня значит этот его жест, я осторожно высвободилась из объятий мужа. Сев на краешек кровати, подняла глаза на Джефа с Ориссой, - А вы здесь какими судьбами, голубки?
        - Нас вызвал твой благоверный, - Джефри все еще смотрел на меня с некоторым недоверием, - Он был на грани паники и не знал что делать.
        - Не смог сам проткнуть меня осиновым колышком?!
        - Не говори глупостей! - Генрих хотел было сесть рядом со мной, но, очевидно, вспомнив о моем предупреждении, опустился на затянутый красным бархатом пуфик возле туалетного столика, - Я и в самом деле не представлял, что делать. Ничего не соображал. Подумал, может Орисса что-нибудь подскажет. Я-то сам в Истинной Магии пока полный "чайник". А Ора - ведьма со стажем, демонолог по специализации. Да и с некромантией и вампирологией знакома…, - он чуть помедлил, - Кроме того, не Магистров же было вызывать, правда?!
        - С вампирологией знакома и я. Если переживу трансформацию, то превращусь в вампира. Точнее мое тело… А мое настоящее "я", моя душа отлетит… скорее всего в наш родной мир… Навсегда… Вряд ли после смерти от укуса вампира можно попасть к Старцу!
        Наверно, в моем голосе послышалась обреченность, потому что Генрих резко вскочил со своего места, подошел ко мне и, взяв за плечи, как следует встряхнул.
        - Даже слышать об этом не хочу! Я не могу снова потерять тебя!!! Слышишь? НЕ МОГУ! ! Безвыходных ситуаций не бывает. Значит, мы найдем способ, как обратить процесс трансформации вспять.
        - Способ только один, - подала голос Орисса, - Убить вампира, обратившего Марго, пока она не превратилась окончательно!
        - Есть одна проблема, Ора, - я с грустной улыбкой взглянула на подругу, - Его еще надо найти! Вряд ли он будет дожидаться нашу компанию в "Поцелуе вампира". Кроме того, уничтожить его будет не так-то легко.
        Устало прикрыв глаза, я рассказала друзьям о том, как влипла в эту историю. Рассказала о рыжем кровососе, не сводившем с меня глаз во время моего пребывания в вампирском ресторанчике, о нападении, о том, что упырь помимо всего прочего оказался магом, и, наконец, о разговоре с Фоксом и своих измышлениях на тему существования некой взаимосвязи между нашим загадочным союзником и обратившим меня вампиром. Умолчала я только о встрече с Джефом - Генрих наверняка разозлился бы, узнав, что тот оставил меня одну в вампирском вертепе.
        Реакция ребят была разной, но одинаково бурной. Джефри зашипел сквозь зубы и со всей силы врезал кулаком по ручке дивана - на полированной поверхности появилась паутинка трещин. Очевидно, он и впрямь считал себя виноватым в том, что не забрал меня из ресторанчика кровососов. Орисса что-то яростно бормотала себе под нос. Хорошо бы пожелание Фоксу скорейшей и мучительной смерти! Некоторые из проклятий ведьм имеют обыкновение сбываться, и мне оставалось только понадеяться, что это как раз из таких. Что же касается Генриха, то он застыл посреди комнаты со странным выражением на лице. Там не было гнева, только в потемневших глазах горели нехорошие огоньки. Недобрые такие… пугающие… злые… Казалось, сама Бездна глянула на меня в то мгновение из черных омутов его зрачков. Потом он моргнул, и все исчезло. Я даже не успела испугаться.
        - Ладно, - вздохнула Орисса, - О Фоксе подумаем потом! Сейчас нам нужно найти и убить этого вампира, пока Марго полностью не трансформировалась. Поскольку это не пятиминутное дело, я могу наложить на тебя парочку заклятий… демонологических, - она внимательно посмотрела на меня, - Что бы, так сказать, усыпить твоего демона и, затормозив тем самым процесс превращения, выиграть время.
        - Не плохая идея, подружка, но остается вопрос - где нам искать моего Мастера?
        Сообразив, что сказала, я недовольно сморщилась. Ну вот, я уже начинаю называть этого ублюдка официальным титулом! Черте что!
        - У меня появилась идея! - задумчиво протянул Джеф, - Дома, на Земле, я смотрел один фильм… Он назывался "Вампиры"…
        Генрих издал истерический смешок. Я смерила его испепеляющим взглядом, Орисса обеспокоенным, что до Джефри, то он даже не соизволил головы повернуть. Он вообще смотрел куда-то в пространство. Боялся, что ли, поддаться общему настроению? Истерика, она, знаете ли, заразная…
        - Так вот, - продолжал он, - Там одну девчонку укусил вампир. Превратилась она, естественно, не сразу, и группа истребителей решила прихватить её с собой, в надежде таким образом выйти на Мастера. Она вроде как имела с ним что-то вроде ментального контакта. Могла видеть его глазами и все такое…
        - Я помню этот фильм, - кивнула я, - Можно, конечно, попробовать, но мне что-то не хочется использовать свои… вампирские возможности. Вдруг я потеряю контроль, и демон снова вырвется на свободу?
        - Ну, так для начала я наложу на тебя заговор, - предложила Ора, подходя ко мне и беря за руки, - Посмотри мне в глаза и сосредоточься!
        Я посмотрела. Орисса… Странная она девушка. Ни на кого не похожая и не понятая там, в нашем мире, она, как и все мы, потенциальные Ученики, была одинока. Настолько одинока и чужда всем, что жизнь постепенно потеряла для неё всякий смысл, а смерть стала казаться избавлением от "тяжкой ноши небытия". Она не хотела больше жить. Мечтала уснуть однажды и больше не просыпаться. А самовнушение, знаете ли, великая вещь… Особенно у ведьмы… Особенно, когда она попадает в мир, где её способности начинают действовать! В результате, оказавшись в Секторах, но, еще не поняв какое чудо с ней произошло, Орисса едва сама себя не угробила. Спас её, естественно, Молодой Магистр, традиционно встречающий новичков. Он назвал способности девушки "извращенными" и пришел к выводу, что за ней нужен глаз да глаз. Кроме того, после спасения Ориной жизни Дениэл, кажется, почувствовал за неё некоторую ответственность… Так он стал ее Учителем. Хотя вообще-то это довольно необычно - чародей, обучающий ведьму. Конечно, они оба боевые маги, но Дениэл-то специализируется на Общей Магии, а не на Истинной.
        Волшебство оно, конечно, всегда волшебство, но грани между различными видами магии проведены не случайно. Истинная - доступна только людям и расам, близким к ним по крови, в то время как Общая - всем народам. Ведьмы и ведьмаки направляют энергию с помощью индивидуальных заклинаний, заговоров, а также Силы взгляда и жеста, в то время как магия чародеев основана в значительной мере на ментальном контроле Силы. И так до бесконечности… Имея подругу - ведьму и мужа - ведьмака (после магических тренингов с Ориссой у Генриха вдруг прорезались способности к Истинной Магии), я здорово поднаторела в теории волшебства.
        Короче, чародею учить ведьму нелегко, даже если они оба боевые маги. Так что без помощи Магистров, специализирующихся на Истинной Магии здесь не обошлось. Но Дениэл все равно курировал и даже опекал Ориссу. Между юной ведьмой и её наставником сложились почти дружеские отношения. Так она стала его протеже, а как следствие - потенциальным эмиссаром Магистрата. Иногда я ей завидовала. А уж о Мерфи и говорить не приходится. Она попросту ревновала!
        Не меня, конечно, а Дениэла…
        Кстати, что странно, даже попав в Сектора, мир таких же, как она уникумов и мечтателей, Орисса первое время всех сторонилась и жила затворницей. Кажется, ей не сразу удалось поверить, что вечное недопонимание и отчуждение окружающих остались в прошлом. И лишь Джеф, искренняя и горячая любовь которого зажгла свет в душе Оры, сумел вытащить девушку из её раковины. Я невольно улыбнулась, пытаясь совместить в памяти два образа Ориссы: мрачноватая, действительно похожая на ведьму в нашу первую встречу и веселая, искрящаяся смехом во время "вечеринки в пижамах", устроенной в честь моего предсвадебного девичника… Она стала моей лучшей подругой после Мерфи. И кто знает, может быть, Судьба свела нас не случайно?…
        - Ты мне доверяешь? - спросила Ора.
        - Я тебе доверяю, - ответила я.
        Смысл накладываемого ею заклятья был в том, что бы усыпить, сковать демона, живущего внутри меня, погрузить его, так сказать, в латентное состояние и тем самым затормозить процесс превращения. Орисса великолепный демонолог, но её способности рассчитаны скорее на существ, обитавших в Темных Мирах. Подчинить демона, находящегося внутри человеческого тела ей было не так-то легко! В результате, после наложения заговора мы обе чувствовали себя основательно избитыми. Зато черная сущность до этого момента постоянно скребущаяся у меня в груди вдруг затихла. Жажда крови не исчезла окончательно, но теперь держать себя в руках стало значительно легче.
        - Спасибо! - пробормотала я, крепко сжав запястье Ориссы, - Так гораздо лучше! - несколько мгновений мы молчали, - Ну ладно, - продолжила я, - Попробуем найти Мастера…
        Закрыв глаза, я сосредоточилась на маленькой черной бездне внутри себя. Коснулась её едва - едва, одновременно вызывая в памяти огненно-рыжие кудри и пугающе прекрасное лицо Дерека… Дерек?!!! Ну да, это имя Мастера. Теперь я вспомнила. Интересно, когда он успел мне его назвать? Пока держал меня в объятиях, а его кровь рубиновой струйкой стекала из надрезанного запястья в мои полуоткрытые губы? Я тряхнула головой, прогоняя навязчивый образ, и тут перед глазами вспыхнул яркий свет.
        Нет, это не было очередным приступом беспамятства! Я видела лучи заходящего солнца, игравшие багрянцем на сияющих хрустальных башнях, видела, как розовели в красках заката величественные цитадели белокаменного града… Солнце раздражало меня (меня?!!!), но магия позволяла защититься от его пагубного воздействия… Стараясь двигаться медленно и неуклюже, как люди, я скользила по улице, ожидая наступления темноты и выглядывая себе новую жертву… Смертные не обращали на меня ни малейшего внимания, и даже отряд городской стражи равнодушно прошел мимо, не удостоив меня ни единым взглядом. На их черных плащах было выткано дерево в белоснежном цвету, окруженное россыпью серебряных звезд…
        Отчаянным усилием я выдралась из чужого сознания, от всей души надеясь, что мое присутствие осталось незамеченным.
        - Минас-Тирит! - хрипло пробормотала я, - Он в Минас-Тирите!
        Минас-Тирит был столицей Гондора, главного княжества Срединных Королевств. Даже по человеческим меркам от Секторов до него было не слишком далеко - пресечь Итиллиен, Долину Водопадов, и переплыть Андуин, великую реку Средиземья, стрелой рассекающую почти весь континент. Выходило так, что нам здорово повезло - в том плане, что вампир остался в этом Измерении. Ведь покинь Дерек наше Пространство, что в принципе было возможно, учитывая его недюжинные магические способности, надежды догнать его практически не осталось бы. В конце концов, ни один из нас еще не имел права открывать порталы между мирами.
        - Минас-Тирит, значит…, - пробормотал Генрих, - Ну что же, выходит, у нас есть шанс найти его! Хотя то, что этого типа понесло именно в Гондор, сильно усложняет дело. С налету туда не сунешься…
        - Почему? - удивилась я, - Не в первый раз уже.
        - Ну, тогда мы были с официальной миссией. Относительно официальной, но все-таки. А вообще, магам, прибывшим в Гондор, афишировать свои способности не рекомендуется! Это чревато, знаете ли. Так что надо собрать вещи, да и внешность изменить, причем, как следует, без всяких там чар личины, - Генрих слегка усмехнулся, - Главный недостаток Учеников - это их слишком уж эффектная внешность. Когда ты один, это еще ничего. Но четыре человека… с внешностью фотомоделей сразу же привлекут внимание. А, учитывая факт близкого соседства с Секторами, только дурак не догадается, кто мы и откуда.
        - А это так уж страшно? - полюбопытствовала Орисса, - Нет, я, конечно, понимаю, что нам лучше не светиться в связи с… деликатностью нашей миссии. Но из твоих слов, Анри, можно сделать такой вывод, что в Гондоре Учеников сжигают за колдовство!
        - Ты не далека от истины, Ори, - Джеф, молчавший до сей поры, отлепился от дивана, - В Гондоре не любят магов. Учеников в особенности. Не любят настолько, что, раскрывшись, мы вполне рискуем оказаться за решеткой!
        Джеф посмотрел на меня, потом на Ориссу, и в его глазах замерцали веселые искорки. Должно быть, выражение лица у нас обеих было еще то. Нет, я, конечно, знала о скрытой неприязни к волшебникам среди жителей Гондора. Положение обязывало, так сказать, быть в курсе дел, все-таки я собиралась стать правительницей сопредельного государства. Теперь, правда, эти планы оказывались под бо-о-ольшим вопросом, так как, несмотря на всю демократичность Секторов, вампира в правящие особы никто не допустит!
        Впрочем, сути вопроса это не меняло - в Минас-Тирите не любили магов!
        Все началось с гибели Короля Эллесара, любимого всеми правителя Гондора, в войне с южными племенами около двадцати лет назад по счету Средиземья. Секторами тогда уже существовали, однако участие в этой баталии Ученики не приняли, во всяком случае, в официальном порядке - просто не имели права, ведь на стороне противника не было волшебников. Все бы ничего, если бы это предприятие закончилось удачно, но Король, которого все жители Гондора едва ли не боготворили, погиб, и вину негласно свалили на Учеников. Дескать, если вы, волшебники, такие хорошие, то почему же не помогли?
        Нет, нас не выживали открыто, ведь Сектора, находившиеся в Средиземье на положении "арендатора", приносили истерзанному войнами Королевству слишком хорошую прибыль. У самих местных руки до этих земель по первости просто не доходили, да и боялись они их, если уж на то пошло - Мордор все-таки… Однако, людям, вновь потерявшим надежду на светлое будущие, просто необходимо было найти реального "козла отпущения"! В результате, объектом всеобщей ненависти стали не только Ученики, но и маги вообще, а потом и другие расы Средиземья - нелюди, как их стали опять называть. Жена Короля Эллесара, леди Арвен, ставшая после смерти мужа регентом при их сыне, малолетнем принце Рихаэле, была эльфийкой. Результат - отречение от престола и добровольное изгнание. Власть в Гондоре перешла к Совету Семи, избранному народом из числа родовитых дворян и рыцарей. После этого, как я слышала, антимагические настроения пошли на убыль. Учеников в Гондоре по-прежнему не слишком любили, но вынуждены были терпеть. Во всяком случае, именно так говорили сейчас в Секторах. Выходит, нас пичкали ложной информацией? Или проблема была
гораздо глубже, чем могло показаться на первый взгляд?!
        Уж не замешал ли и здесь Фокс? Ведь это он, Бездна его забери, устанавливал дипломатические контакты с гондорскими властями…
        - Джефри, ты имеешь ввиду, что нас могут арестовать только за то, что мы маги? - осторожно спросила я.
        - Строго говоря, да. Конечно, в приговоре будет стоять иное обвинение…, - юноша бросил быстрый взгляд на Ориссу, - В Гондоре не сжигают за колдовство! Но я уверяю вас, что, как только станет известно, кто мы такие, не пройдет и пары часов, как мы влипнем в какую-нибудь передрягу, и у властей появится вполне законное основание упечь нас за решетку. У нас с Анри уже есть печальный опыт.
        - Подстава, значит… Так я и думала! - я по привычке легонько прикусила губу, и тут же чертыхнулась. Это хорошо делать зубами, но не клыками!
        - Но, надеюсь, мы не обязаны будем подчиниться такой неприкрытой провокации? - нахмурив тонкие брови, Орисса посмотрела на Джефа и Генриха.
        - Как раз будем, - хмыкнул Анрио, - Политика-с!
        - Мы не имеем права портить и без того натянутые отношения между Секторами и Гондором, - кивнула я, - Мы ведь будем там в частном порядке, а не с официальной миссией.
        Ситуация в целом стала мне ясна - придется в очередной раз балансировать на краю пропасти! И что в этом нового?!
        - Но я ведь эмиссар Магистрата, - Ора помахала правой рукой, на запястье которой услужливо вспыхнула девяти лучевая звезда, символ наших Пресветлых.
        - Это наш козырь, - кивнул Генрих, - Но использовать его можно только в крайнем случае. Потому как если пойдем с него и проиграем, ситуация станет просто катастрофической.
        - Милое дело! - фыркнула Орисса, - А как насчет "маги не подчиняются ни чьим законом, кроме своих собственных…"?
        - Одно дело теория, а другое практика! - я лучезарно сверкнула клыками, заставив всех невольно отшатнуться, - Жизнь это игра! Мы, маги, идем по самому её краешку. Не "в", но и не "вне". Вот только, разве от этого проще? Скорее наоборот…
        - Да, веселенькая будет поездочка! - резюмировал Джеф.
        Они с Ориссой отправились по домам "складываться". Исчезли в телепортационной вспышке, обмениваясь любезностями на тему, как они оба будут смотреться, одевшись по местной моде. Последним замечанием Джефа, которое я услышала, было что-то вроде: "Ты потрясающе выглядишь в черных облегающих джинсах, Ори, но боюсь гондорцы этого не оценят!"
        Подождав, пока созданный ребятами портал с хлопком закроется, я повернулась к мужу.
        - Ладно, думаю, и нам надо собраться. Сменить облик, сложить вещи… Кстати, а как мы будем добираться до Минас-Тирита? Туда можно телепортироваться, или это опасно?
        - Мне кажется, можно, - кивнул Генрих, - Не в сам город, от греха подальше, но в окрестностях - вполне.
        - Хорошо…, - я зябко повела плечами, чувствуя странную боль в груди, Что, опять?! - И знаешь, на всякий случай, наверно, стоит запастись всякими "истребительскими" штучками - серебряным оружием там, осиновыми кольями… чесноком.
        - Не уверен, что нам понадобиться осина, ведь этот ублюдок, владеет магией и просто так его не проймешь, - Генрих внимательно посмотрел на меня, очевидно уловив странные нотки в моем голосе, - Но серебро это хорошая мысль. Оно всегда пригодится.
        - Угу… Если не для него, так для меня, - чуть слышно прошептала я, чувствуя как судорогой сводит горло, а глаза начинает щипать от слез.
        Не демон вызывает эту щемящую боль, не демон. Во всяком случае, не напрямую! Резко отвернувшись, я уставилась на висевшую над кроватью картину, изображавшую мужчину, приникшего в поцелуе к шее женщины, которую он сжимал в своих объятиях. О нет! Mon Dieu, о чем я думала, когда вешала здесь ЭТО?!
        - Святая Пятница, я совсем не то…, - начал было Генрих.
        Потом вдруг оборвал себя на полуслове, и, подойдя вплотную, легонько взял меня пальцами за подбородок. Повернул мое лицо к себе, всмотрелся в потемневшие изумрудные глаза, осторожно высушил поцелуем дорожку слез на правой щеке.
        - Анрио…, - я дернулась, пытаясь высвободиться.
        - Тшш, котёнок, не надо ничего говорить…, - он нежно привлек меня к себе.
        Глухо застонав, я обмякла в объятиях любимого. Спрятала лицо у него на груди, до боли вцепилась пальцами в его широкие сильные плечи. И рыдала, рыдала, изливая ему свою боль, страх и чувство вины. Он поднял меня на руки и укачивал как маленького ребенка. Целовал мои волосы, нежно нашептывая что-то по-французски.
        Мало-помалу поцелуи Генриха из ласковых и успокаивающих стали превращаться в горячие и страстные. Более того, я с изумлением поняла, что и сама уже некоторое время отвечаю ему, вдыхаю пьянящий аромат его тела, приникая к нему, словно стремясь слиться с ним воедино… Он обнимал меня в ответ, прижимал к себе крепко-крепко, будто старался разделить со мной мою боль… Это была жажда. Но не та, что терзала меня несколько часов назад. ЭТУ жажду я испытывала всякий раз, стоило Генриху прикоснуться ко мне. Её имя было любовь… Её имя было желание… Наверно, мы и в самом деле созданы друг для друга, мой король, ибо ни в одной из моих прежних жизней, ни одному мужчине кроме тебя не удавалось разжечь во мне подобный огонь…
        И мы вошли в эту воду однажды,
        В которую нельзя войти дважды.
        С тех пор и через тысячи лет,
        Я так и не смог утолить этой жажды.
        "Мда… А я-то думала, что это просто эффектный сюжетный ход - когда в романах и фильмах люди, пережившие глубокое потрясение или оказавшиеся на грани смерти, самозабвенно предаются любви, забыв обо всем на свете. Ну что же, теперь мне в любом случае стало гораздо лучше. Кроме того, кто знает, вдруг я все-таки умру, и это было в последний раз…"
        Так размышляла я, пока уцепившись за руку Генриха, шагала по пыльным улицам Минас-Тирита. Мы телепортировались в небольшую рощицу, раскинувшуюся вдоль главного гондорского тракта. Затем осторожненько выбрались на дорогу, и пристроились в хвост большого каравана, идущего в столицу Срединных Королевств. Купцы в общем-то не возражали, а стражники на воротах города решили, что мы тоже из торговой братии. Так что в Минас-Тирит мы проникли без особых проблем. Теперь оставалось найти Мастера… У Генриха на этот счет, кажется, был какой-то план, но он не спешил им делиться, а лишь целеустремленно шагал по улице, прокладывая мне путь своими широкими плечами. За мной шла Орисса, а замыкал нашу маленькую колонну Джеф. Одевшись в костюмы зажиточных горожан, и сделав свою внешность чуть более ординарной, мы, надо сказать, великолепно вписались в обстановку. Правда, мне, в отличие от ребят, пришлось ограничиться чарами личины с парой-тройкой маскирующих и экранирующих заклятий. Дело в том, что истинная смена облика подразумевает не какую-то там иллюзию, а настоящее, физическое изменение черт лица, цвета глаз и
волос с помощью магии. К сожалению, вампиры этого делать не могут, а я уже наполовину превратилась в носферату. Кроме того, это болезненный, а главное - очень энергоемкий процесс. Мне же сейчас были нужны все мои силы, что бы удерживать демона и подавлять жажду крови.
        Шагая вслед за мужем, я размышляла, правильно ли мы сделали, решив самостоятельно выпутываться из этой истории. Может, стоило попросить о помощи Магистров? В конце концов, они в ответе за… "тех, кого приручили"! Тем более, что теперь у меня в Магистрате вроде как есть блат. Когда я готовилась к сдаче экзамена на Первую степень, мне довелось поработать в довольно плотном контакте с нашим пятым Магистром. Отношения у нас сложились довольно теплые, так что я вполне могла рассчитывать на его помощь. Тем более, что он Целитель по специализации.
        С другой стороны, кто знает, как Магистры на все это отреагируют. После возвращения из "Царства мертвых", когда всю наш компанию едва не исключили в наказание за подобную самодеятельность, Дениэл довольно ясно дал нам понять, что если мы выкинем еще какой-нибудь фокус, то можем навсегда распрощаться с Секторами.
        Естественно, мы наплевали на его предупреждение. Чем, как не авантюрой, была эта безумная идея создания Государства?!
        Первой под горячую руку Молодому Магистру попалась Мерфи. Ей еще повезло, что она осталась в Секторах! Но кто знает, может Дениэл только и ждет, как бы отправить нас всех в родные пенаты с пометкой в личных делах: "Исключены, окончательно и бесповоротно"?!
        Нет, эту проблему мы должны решить сами! Да и вообще… Стыдно обращаться к Магистрам за помощью. Мне уже не пять лет…
        Легкое прикосновение к запястью отвлекло меня от мрачных мыслей.
        - Так ты говоришь, этот тип уже убил здесь кого-то прошлой ночью? - осторожно спросил Генрих.
        - Угу… И когда я вступила с ним в контакт, искал новую жертву!
        - Вполне возможно, что уже нашел. Ведь ты связывалась с ним на закате, а сейчас где-то за полночь, - заметила Орисса, на ходу оправляя длинную юбку, - Черт, как же не удобно в этих платьях!
        - Зато красиво… А насчет еще одной жертвы вампира… Не знаю, и не собираюсь снова влезать в его сознание, что бы узнать!
        - Да никто и не просит, - Генрих успокаивающе сжал мою руку, - Разберемся и так. Есть способы…
        Какое-то время мы шли молча.
        - Анрио, послушай, - вспомнила вдруг я, - Мы смотались из Секторов, ничего никому не сказав. Ребята же нас потеряют! Мерфи-то ладно, у неё своих забот полон рот, но как же остальные? Они ведь не знают, что делать! Мы не оставили им никаких поручений. И вообще, если задуматься, - я замялась, подбирая слова, - без нас все может…эээ…,
        - Ну-ну, договаривай! - хмыкнул Генрих, - Без нас все может пойти прахом! Ты же это хотела сказать?!
        - Ммм… Что-то вроде…
        - Марго, котенок, когда же ты поймешь, что Сектора не рухнут за пару дней твоего отсутствия! - Анрио ласково коснулся пальцами моей щеки, но взгляд ореховых глаза был серьезным, почти строгим, - Мы не дураков набирали в свою команду. Они прекрасно справятся и без нас! - он на мгновение замолчал, - Научись доверять своим друзьям, ma cheri!
        Я аж задохнулась от возмущения. О чем это он вообще? После того, через что мы прошли вместе… Да как у него язык повернулся!
        - Я доверяю!!!
        Поджав губы, Генрих с сомнением покачал головой.
        - Ты доверила бы каждому из нас свою жизнь, я не сомневаюсь. Но в остальном… Порой мне кажется, что ты одержима ответственностью. Ведешь себя так, словно ты и только ты можешь справиться с выпавшими на нашу долю проблемами! Признай, что и тебе иногда нужна помощь, Марго!
        Я набрала было воздуха, собираясь разразиться гневной речью оскорбленной невинности, когда меня словно обухом по голове ударило понимание, что Генрих-то попал не в бровь, а в глаз. Я действительно привыкла все делать сама, подсознательно считая, что мои "помощники" выполнят работу, дай Бог наполовину, или вовсе так, что потом придется все начинать сначала. Горькие уроки родного мира, так сказать…
        Я покосилась на мужа. Губы плотно сжаты, брови нахмурены. Высшие Силы, каково это осознавать, что существо, которое ты любишь больше всего на свете, тебе не доверяет? Нет, Генрих понимает, что к чему, но разве от этого ему легче? Будем честными, несмотря на всю свою демократичность и прогрессивность, как и всякий мужчина, глубоко в душе он шовинист, а его желание опекать и защищать близких ему людей порой настолько сильное, что начинает угрожать их независимости. Я же, несмотря на всю мою любовь к Анрио, слишком ценю свою свободу… Ох, чует мое сердце, впереди у нас еще много споров на эту тему!
        Хотя сейчас, нельзя не признать, моя очередь выбрасывать белый флаг…
        - Ты прав, любовь моя! - вздохнула я, обхватив себя руками, - Просто я слишком долго жила по принципу "у меня есть только я, и больше никого"! Мы ведь с Мерфи познакомились совсем недавно. До этого мне приходилось полагаться только на саму себя! Неприятный опыт…
        - Опять эта твоя любимая философия: "каждый, кто не похож на других - всегда одинок"?
        - Мы все испытали это на своей шкуре, разве не так?!
        - Ну, теперь это в прошлом, - Генрих ободряюще улыбнулся, - Кстати, насчет Секторов можешь не беспокоиться. Перед отъездом я отправил Витторио письмо, написал, что нам надо отлучиться на пару дней. Вик в курсе моих дел, Ричард - твоих. Они справятся.
        - Но Ричард уехал навестить родственников, - заметила я, - Сказал, что вернется дня через два.
        - Милая, из-за этой… вампирской комы ты совсем утратила чувство времени, - покачал головой Генрих, - Твой "адъютант" вернулся еще сегодня днем. Я бы прихватил его с собой, ведь он, насколько мне известно, тоже бывал раньше в Минас-Тирите. Однако, я знал, что ты не захочешь оставлять Сектора без присмотра. Да и еще, если тебе интересно… Я получил сообщение от Алана. Побег Мерфи прошел удачно. Она уже в безопасности.
        - Ох ты… Да, у меня действительно слегка нарушено ощущение реальности. Мне все еще кажется, что это должно случиться только завтра! Спасибо, что сказал, - улыбнувшись, я погладила мужа по плечу, - Ты просто чудо, Анрио! Что бы я без тебя делала?
        - Очищала бы чужие сейфы, надо думать! - весело фыркнул он.
        Сзади послышался какой-то странный звук. Похоже, это Джеф так резко остановился, что отставшая было Орисса, со всего размаху уткнулась носом ему спину.
        Генрих глянул на меня, потом на приятеля, и от души расхохотался. Если в моем взгляде он прочел смертный приговор, то в глазах Джефри, без сомнения, увидел и способ казни. Удушение гарротой или что-то в этом роде…
        - Кстати, мы почти пришли, - отсмеявшись, заметил Анрио.
        Мы находились на третьем ярусе. Минас-Тирит, главная крепость Гондора был выстроен на семи уровнях и словно бы врезан в огромную скалу, к которой прилегал. Гора походила на гигантский серпантин. Широкая дорога, опоясывающая её, устремлялась к вершине, туда, где сверкала в лунном сиянии знаменитая Белая Башня со стягом Соединенных Королевств на высоком шпиле. А по бокам этой гигантской аллеи раскинулся сам город - десятки жилых и… хмм… деловых кварталов. Третий уровень, судя по всему, был сосредоточением всевозможных увеселительных заведений - кабаков, игорных домов… борделей.
        Несмотря на поздний час жизнь здесь била ключом. Улицы были просто запружены народом. В основном людьми, конечно, хотя иногда в толпе мелькали представители и других рас Средиземья - гномы и хоббиты. Эльфов не было. То ли это был просто не подходящий для них район, то ли Дивный Народ теперь вообще обходил Минас-Тирит стороной. И если честно, я их понимала. После того, как отсюда буквально выгнали их принцессу… Да и вообще, что странное творилось в городе - не знаю почему, но он вдруг напомнил мне крепость накануне жестокой осады. Люди не прятались по домам, но при этом были как-то странно напряжены, озлоблены, готовы в любой момент затеять драку. Не знаю как мои спутники, но я всей кожей ощущала искры гнева, тревоги и скрытого нетерпения. И эта черная туча над городом не была естественного происхождения! Кто-то посеял семена ненависти в душах гондорцев, и позаботился о том, что бы они дали обильные всходы. Набухший злобой Минас-Тирит напоминал бомбу замедленного действия…
        - Анри, может, все-таки поведаешь, куда мы идем? - галантно поддерживая Ориссу под локоток, Джеф настороженно оглядывался по сторонам, - Вряд ли в городе можно найти более опасный район! Это же местный эквивалент "Двора Чудес"!
        - Можно сказать и так, - Генрих кивнул на приземистое двухэтажное здание, из которого доносились дикие крики, и звон бьющегося стекла, - Мы пришли!
        Судя по всему, это была таверна. Одно из тех злачных местечек, куда никогда не заглядывает городская стража, и где собирается самый последний сброд. Над входом висела потрепанная временем деревянная вывеска с аршинной надписью на Всеобщем - "Уютная Нора".
        - Хозяин что - хоббит? - полюбопытствовала Ора.
        - Не стоит оскорблять этих милых и дружелюбных существ сравнением с Бромли Большим Ухом! - Генрих презрительно скривил губы, - Хотя внешне этот тип действительно немного смахивает на полурослика.
        - Так ты знаком с этим Бромли? - хмыкнул Джефри, с явным интересом прислушиваясь к грохоту в кабаке - казалось, что там идет третья мировая война.
        - Да, он мой старый приятель…
        Повернувшись к мужу, я с иронией приподняла правую бровь.
        - Ну, хорошо, бывший приятель! - уточнил Генрих, понимая, что я вижу его как облупленного.
        - И что же он такого совершил, что бы перейти в категорию "бывших"? - в глазах Ориссы замерцали веселые искорки.
        - Это долгая история, - поморщился Анрио, - Но если вкратце… Из-за Большого Уха я попал в такую переделку, что не будь магом, не за что не вышел бы живым!
        - Это тогда у тебя были неприятности с гондорскими властями?
        - Нет, в тот раз я был один, - на лице моего мужа появилось ностальгическое выражение, - А проблемы с законом на свою голову мы словили на пару с Джефом.
        Парни переглянулись, и на их лицах появились одинаковые пакостные усмешки.
        - Ладно, что у вас двоих была бурная молодость, мы с Орой уже поняли, - я слегка пихнула Генриха локтем в бок, - Лучше скажи, зачем мы сюда притащились?
        - Видишь ли, в любом городе, особенно таком большом и стратегически значимом, как Минас-Тирит, обязательно существует тайная информационная сеть. Она… Как бы это сказать…
        - Связана с преступным миром, - любезно подсказал Джефри.
        - Если вкратце, то - да! - взгляд, которым Генрих наградил приятеля, был далек от любезного, - Большое Ухо одно из звеньев этой сети. Он знает обо всех странностях, что происходят в городе. Если кто и способен вывести нас на след вампира, так это Бромли!
        - Тогда идем, - предложила я, - Не стоит терять время.
        - Мне не хотелось бы вот так вламываться, - вздохнул Анрио, - Вряд ли он будет рад меня видеть! Учитывая как мы расстались… Наверняка, Бромли решит, что я пришел по его душу!
        - Тогда через черный ход?
        - У меня есть идея получше, - вдруг заговорил Джеф, - Видите переулок, вон там справа от таверны? На втором этаже мансарда, в ней горит свет. Руку даю на отсечение, что это кабинет хозяина заведения!
        Я негромко хмыкнула себе под нос - подобная клятва в устах Джефри звучала более чем забавно, учитывая, что во многих странах людям его профессии "в награду" рубят руки… Однако, похоже он был прав. Когда мы подошли поближе, своими новыми инстинктами, я ясно ощутила наверху присутствие кого-то маленького и толстого, что вполне соответствовало описанию Генриха.
        - Вон там очень удобный балкончик, - кивнула Орисса, - Даже дверь предусмотрительно приоткрыта… Вот только, как туда попасть без магии?
        - Подпрыгнуть, как же еще? - брякнула я, и только когда ребята уставились на меня так, словно я на их глазах превратилась в летучую мышь, до меня дошло, ЧТО я сказанула!
        Ученики физически очень хорошо развиты, мы гораздо совершеннее людей в этом отношении. То есть уже не мы, а они! Потому что я уже не Ученик! Потому что Ученики не могут просто так подпрыгнуть на два с лишним метра, а я могу! Я не понимала - как, но все мое существо кричало, что теперь я на это вполне способна.
        - Ты действительно можешь туда забраться? - негромко спросил Генрих и в голосе его против воли прозвучал страх.
        Страх передо мной?! Или перед тем, что со мной происходит?!!!
        - Ну да, - кивнула я, стараясь говорить, как ни в чем не бывало, - Без проблем! Джеф, кажется, прихватил с собой свое снаряжение, - я посмотрела на юношу, и он молча кивнул, - Я запрыгну на балкон и закреплю веревку. И вы заберетесь. Это лучший вариант, - я обвела взглядом друзей, - А то, если Джеф начнет сам забрасывать туда "кошку", этот Бромли может что-нибудь да услышать!
        - Я бы мог перекинуться и взлететь, - неуверенно пробормотал Генрих.
        Я с сомнением покосилась в его сторону. Каждый маг, как чародей, так и ведьмак, совершенствует свои способности в определенном направлении. Таланты Ориссы лежат в области боевой магии и демонологии. У Генриха же оказались неплохие задатки к магическим трансформациям. В принципе, каждый маг может превратиться в животное. Не создать иллюзию, а именно превратиться. Вот только, если нам, чародеям, для этого нужна уйма энергия, то ведьмы и ведьмаки совершают такие трансформации на грани физиологии, почти с той же легкостью что и оборотни. Правда, как и ликантропы, большинство Истинных ограничено одним-двумя обликами. Исключение - маги-трансформы, имеющие до десятка ипостасей.
        У Генриха их пока было две - огромный, черный как смоль волчище и златокрылый грифон, точь в точь как те, что украшают Банковский мостик на канале Грибоедова. Перекидывался он уже довольно быстро, вот только энергии при этом уходило… Короче, если он трансформируется, нам останется только сесть и подождать прихода местных охотников на ведьм!
        - Лучше не стоит…, - одновременно начали мы с Ориссой.
        Джеф был менее корректен:
        - Приятель, ты рехнулся?!
        Генрих бросил на него свирепый взгляд.
        - Анрио, не делай глупостей, - я ласково коснулась руки мужа, - Я легко заберусь туда! От одного вампирского фокуса мне не поплохеет.
        Пальцы Генриха переплелись с моими. Такие теплые, такие нежные…
        - Хорошо, - словно бы через силу произнес он, - Давай! Только, пожалуйста, будь осторожнее!
        - Ничего со мной не случится! Во всяком случае, пока…, - чмокнув Анрио в щеку, я огляделась вокруг, что бы убедиться в отсутствии лишних свидетелей, и, взяв из рук Джефа трос с крюками, подошла поближе к балкону.
        Так. Мне нужно оказаться на мансарде. Я знаю, что могу, но не знаю как. Впрочем, разве мне это в новинку? С помощью волшебства, я проделывала и не такие фокусы! Да, тогда я чувствовала, как магия струится сквозь мое тело, но разве я понимала, как это происходит? Говорят же, "есть такие вещи, которые разумом постичь невозможно. Приходится просто признать их существование…" Так и здесь! Ладно… Чуть спружинив на носках, я оттолкнулась от земли, одновременно представляя, что я уже там, на балконе. Меня словно подхватил могучий ледяной вихрь, и в следующее мгновение я оказалась наверху. Вау! Я с трудом подавила довольную улыбку. Нечего радоваться вампирским способностям! В жизни ничего не дается просто так, а эту цену я не готова заплатить…
        Закрепив крюк, я бросила веревку ребятам. Пока они забирались на мансарду (первым был, естественно Джеф - он имел огромный опыт в подобных делах), я пыталась рассмотреть сквозь густые занавески, человека, находящегося в комнате. Он сидел за столом, и, кажется, что-то читал. Надо же, какой интеллектуал! Интересно, что это - очередное донесение о том, как обстоят дела в городе? А может информация о новой жертве вампира? Вот было бы здорово! Как жаль, что чудес в жизни не бывает! Открыв балконную дверь, мы бесшумно проскользнули в комнату.
        Едва взглянув на Бромли Большое Ухо, я сразу поняла, почему он получил такое прозвище. Может его связи и информационные источники и сыграли здесь какую-то роль, но главным образом своим "псевдонимом" ухой Бромли был обязан огромным волосатым ушам, которым позавидовал бы любой слонёнок. А вот габариты у него были и впрямь хоббитские: маленький толстячок с носом-кнопкой и румяными как у Деда Мороза щеками. Впрочем, на этом сходство заканчивалось - выражение лица у Бромли было какое-то неприятное, а прищур маленьких, свиных глазок - ой каким недобрым. Уткнувшись в кипу бумаги, которую читал, он даже не заметил, как мы один за другим просочились с балкона в его кабинет.
        Ущипнув Генриха за локоть, я выразительно на него посмотрела, все своим видом выражая вопрос: "И как это тебя угораздило связаться с этим чудом"?! Анрио с виноватой улыбкой развел плечами, и, сделав нам знак не вмешиваться, стремительным движением охотящейся пантеры скользнул к столу, за которым сидел Большое Ухо.
        - Привет, Бром! Давненько не виделись, - и по-свойски усевшись на стопку каких-то документов, Генрих дружески похлопал коротышку по плечу.
        Надо было видеть выражение лица Бромли в тот момент, когда он поднял голову и увидел на своем столе моего мужа! Его ужас был почти комическим, и я бы, наверно, посмеялась, если бы не задумалась в эту минуту, что же такое Большое Ухо сделал Генриху, что у того могли быть причины желать его смерти. А тот факт, что Бромли боится, что Анрио прикончит его на месте не вызывал ни малейших сомнений. Да, интересненькая репутация сложилась здесь у моего ненаглядного!
        - Фф-феб, дружище, какими судьбами? - пролепетал Большое Ухо, дрожащей рукой проводя по своим жидким бесцветным волосам.
        Я слегка приподняла брови. Феб?!!!
        - Да вот, был в городе по делам, - как не в чем ни бывало продолжал Генрих, - И вдруг вспомнил, что у одного старого приятеля передо мной должок!
        Бромли затрясся еще пуще. На него было просто жалко смотреть, и вероятно именно поэтому я едва не пропустила момент, когда его левая рука медленно и осторожно поползла под стол, к маленькому шнурочку, висевшему там - с помощью таких очень удобно вызывать охрану. Да, я едва не проворонила это поползновение Большого Уха, так же как и Джеф с Ориссой, но не Генрих. Молниеносным движением он схватил Бромли за запястье, прежде чем тот успел дотянуться до звонка, и сжал так, что у толстяка вырвался болезненный стон.
        - Без глупостей, Бром, не то крупно пожалеешь! Ты же знаешь, не стоит меня злить!
        Таким я Генриха еще не видела. В глазах горел холодный огонь, губы были решительно сжаты. Не знай я его так хорошо, могла бы подумать, что ему и в самом деле нужен только повод, что бы убить Бромли. Во всяком случае, Большое Ухо по всей видимости думал именно так. Ну что же, как говорится, с волками жить - по-волчьи выть!
        - Феб, мальчик мой, ты же не убьешь меня, правда? - заныл толстяк, - после всего, что мы пережили вместе!
        - О да! - голос Анрио так и сочился ядом, - Время проведенное с тобой мне никогда не забыть, приятель! - по-прежнему одной рукой сжимая запястье Большого Уха, Генрих положил ногу на ногу, и, вольготно развалившись на письменном столе, демонстративно проверил легко ли вынимается шпага из ножен.
        - Милые дамы! - едва ли не завыл коротышка, в отчаянии переводя взгляд с Анрио на нас с Ориссой, - Вы же не позволите ему убить меня? Не могу поверить, что такие чудесные и красивые девушки смогут равнодушно смотреть на хладнокровное убийство!
        - Он не собирается убивать тебя! - спокойно заметила я, - Если ты, конечно, не дашь ему повод, - я многозначительно кивнула на сигнальный шнурок, - А со своим долгом ты расплатишься тем способом, который для тебя привычнее всего, - я усмехнулась, заметив выражение ужаса в глазах Бромли. Интересно, чем же этот тип еще занимается, помимо торговли сведениями? Убийствами по найму?! - Нам нужна кое-какая информация, - продолжила я, - и тебе же будет лучше, если ты сумеешь её предоставить!
        Так, кажется, не плохо вышло! Рыбка осталась на крючке, но дергаться больше не будет. Хорошо, что я вмешалась, а то Генрих что-то заигрался! Наверно, этот тип я впрямь сидит у него в печенках.
        - Информация? - чуть менее дрожащим голосом уточнил Бромли.
        "Объективная, частного характера", пробормотала я про себя, вспомнив любимое выражение Мерфи. Интересно, как там она? Алан обещал за ней присмотреть, но я все-таки чувствовала себя немного неловко, бросив её на произвол судьбы. Впрочем, мое положение на данный момент было гораздо хуже. По крайней мере, Мерфи не грозило лишиться души и превратиться в живого мертвеца!
        - Нам нужно знать обо всех странных убийствах, случившихся в городе за последнее время, - Генрих снова взял инициативу в свои руки.
        - Старик, это большой город! Здесь почти каждую ночь кого-нибудь убивают, причем нередко весьма нетрадиционными способами, - оказавшись в своей стихии, Бромли явно почувствовал себя увереннее.
        - Ну, хорошо, меня интересуют те случаи, когда тела были полностью обескровлены, а на шее жертвы оставались следы в виде двух дырочек.
        - Ты что же, намекаешь на укус вампира, Феб? - глаза Большого Уха алчно заблестели.
        Вероятно, такую информацию можно не плохо продать.
        - Вопросы здесь задаю я, Бромли, - жестко напомнил Генрих, - Так что ты можешь сказать по этому поводу?
        - Ну… В общем за последний месяц было найдено пять или шесть таких жертв, - чуть замявшись, сообщил толстяк, - Но не исключено, что они были не единственные.
        Мы молча переглянулись. Еще бы они были единственные! Похоже, наш кровосос уже давно здесь обосновался, а в Сектора заезжал просто в гости. Вот тварь!
        - И что на эту тему говорит Триада? - продолжал свой допрос Генрих.
        Краем глаза я заметила, как Орисса наклонилась к Джефу:
        - Это он о чем?
        - Да так…, - в полголоса хмыкнул юноша, - Генрих при рассказе как всегда упустил самое главное. Триада - это трое колдунов, неофициально состоящие при Совете Семи, и выполняющие для них грязную работу.
        Я навострила уши.
        - Что значит - грязную?
        - Например, в плане "охоты на ведьм".
        - Но если в Гондоре так не любят магов, как же здесь терпят эту Троицу?
        - Триаду! А терпят с трудом. Хотя Совет Семи и убедил жителей, что с врагом надо бороться его же оружием.
        - Хорошенькое дело! - повернувшись к ребятам, я сердито посмотрела на Джефа, - Выходит, эти трое представляют для нас серьезную опасность? Я-то думала они что-то вроде тайной полиции, а их функции оказывается куда более… широкие! И вы с Анрио даже не соизволили нам об этом поведать! - я начала откровенно злиться, - И вообще, какого черта Генрих мне ничего не сказал, когда мы вели переговоры с гондорцами? Положим, за это отвечали главным образом они с Фоксом… Но почему никто не ввел в курс дела меня?!
        - Мне-то откуда знать. Наверно, Генрих не хотел тебя лишний раз напрягать. Решать все проблемы самой - это спятить можно! - Джефри успокаивающе дотронулся до моего локтя, - Марго, расслабься. Ты похожа на натянутую струну!
        - Разумеется! Но мне стало бы гораздо легче, если бы со мной перестали носиться как с писаной торбой! И обращаться, как с прокаженной!
        Джеф приоткрыл было рот, явно собираясь что-то возразить, но я уже отвернулась. Не стоило его обижать, но я и впрямь была на взводе. В пол уха слушая, как Генрих расспрашивает Бромли о местах, где были найдены жертвы вампира, я меланхолично изучала кабинет Большого Уха - красивую мебель из дерева неизвестной породы, пушистый ковер на полу, расставленные по полкам изящные вещицы, явно изготовленные не в этом Пространстве. Похоже, на торговле информацией можно не плохо заработать, подумала я, продолжая разглядывать комнату в тщетной надежде забыть о холодном ознобе, сотрясающем тело, и неприятной ломоте в суставах. Теперь, когда эйфория, вызванная кратким использованием вампирских способностей, прошла, меня снова охватила слабость. Измученный трансформацией организм требовал крови, но из-за наложенного Ориссой заговора одна мысль о ней вызывала у меня тошноту. Голова то и дело начинала кружиться, во рту стоял противный привкус. Эх, сейчас бы глоточек воды…
        "А как насчет крови, малышка?! Свежей, горячей крови…"
        Кажется, я вскрикнула. Взмахнула руками, тщетно пытаясь отогнать ужасный образ, возникший перед глазами. Колени подогнулись, пол стремительно метнулся мне на встречу. Потом мир потонул в кровавом мареве…
        Постепенно реальность вновь начала обретать свои очертания. Не знаю, сколько времени прошло - может мгновение, а может целая вечность. Сначала до меня стали долетать какие-то звуки, потом из багрового тумана выплыло обеспокоенное лицо Генриха.
        - …ышишь меня, aime? Марго, ну скажи же что-нибудь!
        - Анрио…
        - Слава Богу! - выдохнул у меня над ухом голос Джефа.
        Я поняла, что жесткая подушка у меня под головой - это его колени. Он стоял ко мне ближе всех, и, очевидно, успел подхватить, когда я начала падать. Я повернула голову, собираясь поблагодарить его, когда меня словно удар тока пронзило воспоминание о том, что я увидела.
        - Он убил кого-то! - с трудом ворочая языком, прохрипела я, - Убил… девушку… Да, девушку…
        - Откуда ты знаешь? - голос Генриха звучал напряженно и испугано.
        - Я видела! Это было… как вспышка, вроде видения. И еще…, - теперь, когда в голове прояснялось, мне стоило не малого труда удержаться от паники, - Он знает, что я здесь!
        - Ты уверена?
        - Не совсем, но, кажется, он может читать мои мысли!
        Генрих замер, нервно перебирая пальцами прядь черных волос. Ситуация ухудшалась с каждой минутой.
        - О чем это говорит юная леди? - донесся до меня заискивающий голос Бромли.
        - Не о чем! Она больна, и у неё припадок, - невозмутимо сообщила Большому Уху Орисса, изящно оттесняя его подальше от нас.
        Я даже не нашла в себе сил засмеяться.
        - Марго, - вдруг заговорил Джеф, - А насколько подробным было твое видение? Ты можешь описать место, где произошло убийство, или хотя бы жертву?
        - Ты что же, собираешься отправиться туда? - недовольно спросил его Генрих, - Если видение послал этот тип, он будет ждать нас там. Это ловушка!
        - Разве у нас есть выбор, Анрио? - тяжело вздохнув, я попыталась сосредоточиться, - Так… Комната… Обставлена не богато, но вычурно и броско, в крикливых тонах… Девушка… совсем еще юная, очень красивая… Черт! - меня передернуло, - Она похожа на меня! - чуть помолчав, я продолжила, - Светлые, слегка золотистые волосы, цвета глаз не видно… А вот это интересно! У неё на шее нефритовый медальон с какой-то руной…
        - Она случайно не похожа на перевернутую букву R? - Генрих и Джеф как-то странно переглянулись.
        - Да, что-то в этом роде. А что, вы уже встречали этот знак?
        - Можно и так сказать…
        Примерно через полчаса мы остановились возле богатого трехэтажного дома. Стены здания, отделанные темно-зеленым ракушечником, были украшены узорчатой лепкой, чугунное литье на ставнях напоминало кружева. Особняк в почти викторианском стиле. Внутри, что называется, дым стоял коромыслом. Яркий свет, льющийся из открытых окон, превращал ночь в день; слышались веселая музыка и женский смех.
        "Долина любви", прочитала я название, высеченное на вывеске буквами, стилизованными под эльфийские руны. С боку красовался тот самый символ, похожий на перевернутую R, а искусно вырезанная из дерева обнаженная девица обвивала его руками, раскинувшись в весьма откровенной позе.
        - "Долина любви"! - повторила я, не зная то ли злиться, то ли смеяться, - Что-то мне это напоминает…
        - В Париже в свое время было аналогичное заведение под названием "Val d"Amour" , - с виноватым видом буркнул Генрих, - Это означает…
        - Я знаю, что это означает, Анрио, - хмыкнула я, - Так вот значит, как вы проводили здесь время, голубчики! Развлекались со шлюхами! Ну, это надо же!!!
        - Не могли же мы знать, что нам предстоит встретить свою истинную любовь, - почти жалобно заметил Джеф, искоса поглядывая на невозмутимую с виду Ориссу, - К тому же, мы и были-то тут всего один раз.
        - Ну конечно!
        - Но это правда, - начал оправдываться Генрих, - Мы оказали хозяйке заведения неоценимую услугу, и она пригласила нас провести здесь вечер… бесплатно.
        - Разумеется! Ладно, хватит препираться, пошли внутрь, пока наш вампир не слинял. Если он, конечно, вообще еще там, - запахнувшись в плащ, я мрачно посмотрела на своих спутников, - Кстати, поставьте ментальные щиты, и помощнее, если не хотите оказаться на моем месте!
        На лицах ребят появилось одинаковое сосредоточенное выражение. Экранируются. Жаль, что мне уже поздно… Да что там, после драки кулаками не машут!
        - Может, зайдем с черного хода? - предложил Джеф, - Думаю, нас пустят.
        - Конечно, ведь вы лично знакомы с владелицей! - с сарказмом заметила Орисса, заворачивая в щель между домами, - Кажется, нам сюда.
        Сделав "морду кирпичом" я с каменным видом проследовала за ней. Сами понимаете, настроение у нас обеих было не фонтан. Да и как прикажете реагировать на тот факт, что твой возлюбленный раньше частенько проводил время в публичном доме? В побасенку, что это было только раз, я не поверила ни на секунду - слишком уж хорошо я знала своего мужа!
        - Между прочим, Генрих, а где тебя носило всю прошлую ночь? - вопросила я, не сумев совладать с ревностью, - После того, как меня укусили, я провалялась в отключке почти сутки, однако ты почему-то нашел меня только на следующий день…Где ты ночевал, хотела бы я знать?!!! - закончила я совсем уж свирепым тоном.
        - Вспоминал бурную молодость! - патетически изрек мой шальной муженек, однако, взглянув мне в глаза, он быстро пришел к выводу, что в нынешнем состоянии меня лучше не злить, и вообще, вести себя со мной, как с судом присяжных - то бишь говорить правду и только правду, - Ночь я провел в "Веселом Роджере", что может подтвердить сотня-другая свидетелей. Я просто боялся сунуться домой, опасался, что ты встретишь меня еще одной вазой в физиономию! - Генрих немного помолчал, потом вдруг улыбнулся, - Кроме того, мне пришлось утешать одну расстроенную ведьму, которая повздорила со своим приятелем.
        - Это он про тебя что ли? - спросила я у шагавшей впереди Ориссы.
        - В общем, да, - девушка с легким раздражением отбросила назад тяжелые пряди темных шелковистых волос, - Но мы уже помирились!
        - Ну, говорят же, милые бранятся - только тешатся!
        Мы с Орой дружно повернулись к Генриху, наградив его испепеляющими взглядами. Джеф же и вовсе сделал вид, что собирается его задушить.
        - А по какому поводу была размолвка, если не секрет? - полюбопытствовала я, вслед за мужем поднимаясь на скромное крылечко черного входа.
        Надо сказать, до парадных ворот "Долины любви" ему было очень далеко. Да и вообще с тыла лучший в городе дом терпимости выглядел отнюдь не так презентабельно, как снаружи. У ступенек валялись поломанные ящики из-под вина, ракушечник на стенах поистерся, лепные узоры сменили девственно-белый цвет грязно-серый. Какая насмешка судьбы…
        - Если я не ошибаюсь, Джефри приревновал Ору к её напарнику, - разумеется, тот факт, что спрашивали не его, Генриха не остановил. Постучав в дверь, он повернулся к нам с бесовской улыбочкой на губах, - Правда, Орисса сказала, что у Джефри не было на то ни малейших оснований.
        - Я и сейчас это говорю! - буркнула ведьма, выжидающе поглядывая на приятеля.
        Однако Джефри определенно умнел на глазах. Он не клюнул на подначку Генриха и сделал вид, что не замечает провокационного тона Ориссы. Мысленно зааплодировав, я поставила ему высший балл. Ора, судя по довольному выражения лица, тоже. Эти двое явно оказывают друг на друга положительное влияние.
        - Ну что там такое?! - Генрих снова замолотил кулаком по косяку, - Эй вы, сонные тетери, открывайте людям двери!
        - Не думаю, что они там спят, Анрио, - я ехидно посмотрела на своего благоверного, - Кстати, хотела тебя спросить, что это за имя - Феб?
        - Я подумал, что не стоит здесь называться своим собственным, ну и вот…, - Генрих задумчиво пожал плечами, продолжая кулаком вышибать дверь борделя.
        - А чего это тебе вздумалось называть так дракона-охранника, которого ты мне подарил?
        - Хотел, что бы было символично! К тому же тот дракон такой золотистый… солнечный. А слово "Феб", как известно, означает солнце…
        - Ах, ну да…, - прислонившись плечом к погнутым чугунным перилам, я тихонько пропела на французском:
        Toi qui sais lire et ecrire,
        Toi le poete peux-tu me dire,
        Ce que veut dire Phebus?
        Ответить Генрих не успел. Когда он в очередной раз занес уже порядком отбитую руку над дверью, с той стороны послышался грохот отпираемого засова, в проем хлынул трепещущий свет керосиновой лампы, и на пороге возникла самая невероятная женщина из всех, что я видела в жизни. Сказать, что она была толстая, это значит, ничего не сказать. В моем родном Измерении подростки обычно кличут таких Тушами. Что называется, поперек себя шире; настоящая Гаргантюа, как сказал бы Жан-Клод, герой любимых мной "вампирских хроник" Лорелл Гамильтон. Прошу прощения, поправочка - ранее любимых! Даже если я сумею выпутаться из этой истории целой и невредимой, вряд ли еще когда-нибудь захочу иметь что-то общее с бледными клыкастыми красавчиками!
        Тем временем необъятная особа вышла на крыльцо. В призрачном свете фонаря я заметила, что, несмотря на невероятные размеры, она довольно красива. Выразительные блестящие глаза под опахалом пушистых ресниц, коралловые губы, роскошный каскад черных волос… Представьте себе Монсерат Кобалье в молодые годы, поправившуюся еще килограммов на пятьдесят, и вы будете иметь достаточно точно представление о хозяйке "Долины Любви".
        - Кто это тут поет таким соловьиным голоском? - весело спросила она, поднимая повыше лампу, что бы рассмотреть незваных гостей.
        - Здравствуй, Мамочка Хэт! - чуть смущенно произнес Генрих, выходя на свет, - Как поживаешь?
        - Владыка Мордора! - возопила женщина, - Феб, мальчик мой, какими судьбами?!!! - и, швырнув на пол фонарь, облапила его своими невероятными ручищами.
        Глядя на своего мужа, буквально исчезнувшего в радушных объятиях владелицы публичного дома, я, как это ни странно, не испытывала ревности. Мне было не до этого - я искренне опасалась, что она его просто раздавит! Облобызав Генриха в щеки, губы и нос, Мамочка Хэт, слегка отодвинула его от себя, и стала по-матерински критически изучать. Не знаю, осталась ли она довольна осмотром, однако Анрио был ласково переставлен в сторонку, и настала очередь Джефа. Лицо Ориссы во время этой процедуры надо было видеть! Неужели я выглядела также? Тогда оно, наверно, к лучшему, что я теперь не отражаюсь в зеркалах.
        - А кто эти две пташки? - вопросила Хэт, с легким недовольством поглядывая на нас с Орой, - Неужели, мальчики, вам в прошлый раз так не понравились мои малышки, что вы решили привести сюда своих?
        - Боже упаси, Хэтти! - несколько натужно засмеялся Джефри, - Мы с Фебом остепенились. Это наши спутницы жизни.
        Глаза Мамочки стали круглыми как пятаки. Её воображение явно было недостаточно богатым, чтобы представить наших ребяток женатыми людьми. В том, что касалось Джефа - мое тоже! Во всяком случае, до знакомства с Ориссой. Она-то, похоже, ясно представляла себе за какие ниточки надо дергать. Тем временем Хэт овладела собой и сделала попытку поздравить парней со столь знаменательными событиями в их жизни. Не тут-то было! Не сговариваясь, мы с Орой дружно повисли на своих бой-френдах, так что целовать в первую очередь пришлось бы нас. Очевидно, склонностью к "розовому цвету" Мамочка не страдала, и в результате мы удостоились лишь её неотразимой улыбки. Несколько натянутой, правда.
        В конце концов, нас впустили в дом и поинтересовались с чем мы пожаловали. Заявление Генриха, что в её заведении, возможно, произошло убийство, повергло Хэт в предынфарктное состояние. Если честно, я не могла её винить, хотя на издаваемые Мамочкой вопли вполне могла сбежаться вся гондорская стража.
        С трудом удержавшись, чтобы не закатить женщине хорошую пощечину, я нависла над ней, позволив своей истинной внешности на миг мелькнуть под магической "личиной". Выглядела я к тому моменту уже абсолютно по-вампирски, то бишь довольно устрашающе, но, как говорят, клин клином вышибают. Хэт заткнулась.
        - В вашем заведении был сегодня высокий бледный мужчина с огненно-рыжими волосами?
        - Дд-да… Господин Дерек…, - пробормотала Мамочка, - Он часто заходит. Неужели вы думаете, что он здесь кого-то убил?!
        Я переглянулась с друзьями. Часто заходит… Так какого демона он убил тут девушку именно сегодня? Определенно, ловушка…
        - Покажи-ка нам комнату, в которой был этот тип, Хэтти, - попросил Генрих, нервно ероша пятерней волосы, - Сомневаюсь, что он еще там, но, наверно, нам стоит взглянуть на тело.
        Мамочка повела нас наверх, что-то негромко причитая о бедной Кики. Очевидно, так завали ту несчастную блондинку, которую вампир выбрал себе в качестве жертвы. Она была здорово похожа на меня, эта бедняжка, вспомнила я, с трудом поднимаясь по застланной пушистым ковром лестнице. Интересно, это камень в мой огород, или я просто настолько приглянулась этому ублюдку, что он теперь ищет девушек, похожих на меня? Снова накатила слабость, однако, даже, несмотря на неё, а может и благодаря, я почувствовала странный холодок, похожий на порыв ветра или… на прикосновение? Помедлив секунду, я перемахнула через перила, и бесшумно приземлившись на пол, скользнула к двери, ведущей в главный зал заведения. Остальные даже не заметили моего исчезновения - с такой нечеловеческой скоростью и грацией был совершен этот маневр.
        В холле борделя тем временем отрывались на полную катушку. Все это я уже не раз видела в фильмах, однако в жизни оно выглядело еще омерзительнее. Кричаще обставленная большая зала, броские цвета, на стенах гобелены с недвусмысленными сюжетами… Полупьяные клиенты, горланя во всю глотку тискают полуобнаженных раскрасневшихся словно девственницы девиц… Бардак! Впрочем, именно в бардаке я и находилась!
        Презрительно скривив губы, я с отвращением скользила взглядом по помещению. Нет, не могу я поверить, что Генрих часто проводил здесь время! Слишком он для этого… аристократ. Может, они с Джефом и правда заглянули сюда всего один раз, так сказать для расширения кругозора?
        В эту секунду меня вновь окатило холодной волной. Словно ледяной ветер омыл тело, как это ни странно, унося с собой слабость и боль. Мой взгляд перепуганной пичугой заметался по комнате и остановился на тяжелой золотой портьере, висевшей в дальнем темном углу. Мрак там казался слишком уж живым, слишком одушевленным… Мое тело сжалось, словно пружина, готовая распрямиться в любую секунду. Я не отрывала глаз от потонувшей в тени ниши. Тьма зашевелилась, запульсировала, и в ней вспыхнули две сапфировые звезды. Потом из черноты выплыли совершенное лицо вампира и огненный ореол рыжих волос. Но я видела только его глаза - бездонные синие колодцы, в которых нет ни жалости, ни сомнения, ни боли… только вечный покой. Мне захотелось выпить этой бездвижной темной воды, я шагнула вперед… и в это мгновение входная дверь с грохотом распахнулась, и в помещение ввалился отряд солдат в форме гондорской гвардии. Судя по мрачным выражениям лиц и количеству оружия, достаточному для армии среднего размера, пришли они сюда не развлекаться с девочками! Наведенные Дереком чары слетели с меня в одно мгновение. Несколько
секунд я испуганно глазела на бравых военных, когда же вновь посмотрела в пресловутую нишу, там остался лишь гобелен, изображавший любовное воссоединение двух русалок.
        Тем временем солдаты резво выстроились в две колонны по обе стороны от входной двери, и в помещение вошли, чуть пригнув головы, двое высоких мужчин в серых мантиях. Волосы у меня на затылке внезапно зашевелились, а на коже словно бы заплясали крошечные искорки. Такое иногда бывало со мной, когда Генрих или Орисса применяли Истинную Магию. Я с изумлением уставилась на пришельцев. Ах ты, Бездна и все её демоны! Ведьмаки! И судя по мышастым плащам, члены знаменитого Ордена Серых Магов. Вот значит, что представляет собой эта Триада! Эх, где же Ора и Анрио, когда они так нужны?! Не то что бы Истинная Магия сильнее Общей… Но если сходишься с кем-то в магическом поединке, всегда предпочтительнее, чтобы его способности имели ту же природу, что и твои. Меньше сюрпризов будет… Хотя один и так уже есть - а где же третий колдун?
        - Внимание! - заговорил старший из ведьмаков, темноволосый худощавый мужчина лет сорока на вид, - В этом здании находятся четыре Темных мага. Хуже того, один из них, белокурая женщина, по всей видимости, еще и упырь. Всем оставаться на своих местах и не мешать проверке!
        Здравствуйте, я ваша тетя! Откуда они узнали? Мы в городе не больше двух часов. Нас никто и не видел. Если только…
        - Держите её! Вон она! - из-за спин господ истинных магов высунулась знакомая голова с чебурашечьими ушами.
        Вот именно - если только! Ах ты, гад! Волна горячего гнева, подпитанная яростью зашевелившегося демона, ударила мне в голову, едва не сметя с такой-то матери хрупкий бастион моей воли и все ориссины заговоры. Взять себя в руки удалось далеко не сразу. Попытки с четвертой… Но инстинкт самосохранения здорово способствует таким вещам. Едва заметив меня в проеме двери, один из ведьмаков выбросил в мою сторону растопыренную ладонь, одновременно выкрикивая какое-то заклятье. Воздух между нами зазвенел от устремившегося ко мне мощного магического импульса. Ага, "сетевое" заклинание! Решили, значит, меня поймать как бабочку в паутину! Не дождетесь! В головоломном, совсем уж нечеловеческом прыжке уйдя от брошенного в меня заклятья, я в свою очередь метнула в противников огненный вихрь. Разумеется, я ни в кого не попала. Потому что не целилась. Зато в зале началась настоящая паника. Люди дико орали, бежали неизвестно куда, роняли мебель… Через секунду к общей какофонии присоединились вопли и грохот на втором этаже. Затем, едва не сбив меня с ног, по лестнице скатился потерявший сознание гондорский гвардеец.
Очевидно, мои друзья тоже не скучали, там наверху. Да, сопротивление городской страже, плюс применение магии в людном месте… Растем, однако!
        Отразив магическим щитом с полдюжины молний, пущенных в меня ведьмаками, и метнув, впрочем, без особого успеха, еще несколько файр-боллов, я поняла, что надо делать отсюда ноги. Два Серых Мага за раз слишком много для бедной маленькой вампирши. Да и ребята что-то не торопились мне на помощь. Судя по доносившимся со второго этажа звукам, они продолжали подметать пол гондорскими стражниками. Впрочем, кажется, не только ими. На верху явно ощущались выплески магической энергии. Вот и третий "триадник" нашелся… Швырнув в ведьмаков отводящее глаза заклятие, я стрелой метнулась к дверям черного хода. Подожду ребят на свежем воздухе. Там поспокойнее будет. Но не успела я открыть дверь, как мне едва не снесли голову ударом острой точно бритва гондорской сабли. Здесь нас тоже уже ждали. Еще один отряд гвардейцев и все вооружены до зубов. Хорошо подготовились, гады! Но откуда все-таки узнали, кто мы такие? Где нас искать - понятно, Бромли постарался. Однако, Триада была также прекрасно осведомлена КОГО искать! Как? Ведь Генрих говорил, что Большое Ухо считает его простым наемником, искателем приключений, и
не в курсе того, что он маг. Конечно, Анрио мог ошибаться. Но тогда выходит, что толстяк знал об этом деле с вампиром гораздо больше, чем рассказал нам. Почему умолчал? И зачем сдал нас Триаде? Проклятье, в Минас-Тирите явно шла какая-то скрытая возня, но я никак не могла понять, в чем же дело.
        Впрочем, в тот момент мне было не до политических заморочек. Отшвырнув парочку солдат голыми руками, я пришла к выводу, что магию все же придется использовать. Ну и ладно, теперь маскироваться уже нет смысла. Не мудрствуя лукаво, я сложила пальцы в одном из ведьмачьих знаков, которые мне показывал Генрих. Воздух сотряс громоподобный, хотя и беззвучный удар, и возникший из ниоткуда багровый вихрь расшвырял гвардейцев как котят. Упс! Кажется, я слегка перестаралась. То ли моя новая, вампирская сущность, то ли энергия, поддерживающая заклятья Оры, увеличила мои способности в Истинной Магии, и, вместо того, что бы слегка отбросить стражников, я послала их в глубоких нокаут. Хмм… В Бездну все, главное нужного эффекта достигла!
        В это время на втором этаже "Долины Любви" полыхнула невероятной мощности магическая вспышка. Похоже, мои друзья не теряют времени даром. Интересно, кто это там так упражняется - Генрих или Джеф? Магия явно была Общей… Здание снова содрогнулось, на этот раз от удара ведьмаков. В ответ раздался оглушающий, исполненный всепоглощающей ярости рев разъяренного льва. Или грифона! Генрих перекинулся? Да, это уже серьезно. Нужна ли ребятам моя помощь? Убегая, я рассчитывала, что "триадники" последуют за мной, но они что-то не очень-то торопились. Решили удовольствоваться моими друзьями? А как же большая и страшная упырица?!
        Помедлив, я бросилась обратно в дом. Но внутрь так и не попала.
        Я даже не сразу поняла, что произошло. Мои ноги вдруг сами собой оторвались от земли, неведомая сила подхватила меня как пушинку, понесла по воле знакомого ледяного ветра, и в следующее мгновение я поняла, что стою на крыше здания, глядя в полуночно-синие глаза Дерека.
        - Привет, малышка! Скучала по мне? - и его губы приникли к моим в болезненно-страстном поцелуе.
        Разозлиться я просто не успела - настолько была удивлена. Зато успела подумать, что целуется он просто потрясающе. До Генриха ему в этом деле было, конечно, далеко, но… Затем все мысли смыло горячей волной Силы. Кровь, солоновато-сладкая, обжигающая, похожая на жидкий огонь кровь струилась мне в горло сквозь полуоткрытые губы, его и мои. Кровь? Но откуда? Ведь я не чувствовала прикосновения клыков, не чувствовала боли… Потом я поняла, что это ЕГО кровь… Его Сила… Его бессмертие… А теперь и мое! Призрачные огни городских улиц, звездное небо и луна, сияющая сквозь редкие хлопья облаков, кружились у меня перед глазами в смертельном танце…
        Моя большая луна.
        Белая как молоко луна.
        Красная как кровь луна.
        - Ты голодна, малышка?
        - О да, мой Мастер! О да!
        Глава 9. Мерфи
        К побегу я приготовилась заранее. Соорудила нечто вроде страховки, привязала свободный конец верёвки к кровати, Страховку необходимо было укрепить вокруг пояса. Тут-то мне и пригодились Джефовы карабины. Система была довольно-таки сложной на тот случай, если какому-нибудь умнику придёт в голову рубануть по верёвке холодным оружием или, к примеру, затащить меня обратно. Вскоре куранты на башне Школы пробили час побега. Я к этому времени переоделась. Сняла повязку с пораненного колена, сменила свой средневековый наряд на принесенную ребятами одежду современного грабителя - джинсы, футболку, кроссовки, перчатки (чтобы верёвка не тёрла руки). Теперь можно было и бежать. Я подошла к двери и стала громко кричать. Эти стенания не оставили бы равнодушным никого. Охранник клюнул и начал звенеть ключами. Когда он вошёл, то застал следующую картину. Я возлежала на полу, схватившись за коленку, и время от времени вскрикивала. Охранник недоверчиво на меня покосился.
        - Ну что же Вы смотрите?! - воскликнула я. - Неужели Вы не видите, как мне больно? Если бы в этой норе было хоть немного посуше! Мне кажется, я подвернула ногу.
        - Что случилось? - поинтересовался охранник от дверей.
        - Я пыталась добраться до окна, чтобы хоть немного глотнуть свежего воздуха, но сорвалась, - честно призналась я.
        - Не стоило этого делать, - насмешливо заявил стражник и собрался уходить. Но тут я застонала так правдоподобно, что он остановился.
        - Бессердечный солдафон, - процедила я сквозь зубы, - Хоть бы помог мне добраться до кровати.
        Говоря это, я немного рисковала. Ведь одежда на мне была несколько иная. Впрочем, охранник ведь не мог разглядеть меня как следует. Он и видел-то меня всего пару раз, да и то всегда долго щурился, привыкая к темноте. Но я зря беспокоилась. Он даже с места не сдвинулся, чтобы мне помочь. Тогда я попыталась встать сама и закричала от самой настоящей боли. Охранник посомневался минуту и шагнул в темноту камеры. Наверное, теперь он разглядел меня как следует и решил, что такая дюймовочка не сможет ничего с ним, громилой этаким, сделать. О, многие уже поплатились жизнью и здоровьем за такую ошибку! Стражник подошел ко мне, довёл меня до кровати и приказал закатать штанину. Я показала ему больную коленку. Охранник занялся изучением моего ушиба. Тем более что ушиб-то был совсем не безобиден. Охранник наконец-то мне поверил. Мне стало жаль его. Возможно, теперь его выгонят с работы. Для местных работа в Секторах была раем. Платили хорошо. Работенка не пыльная. Магистрат на подобные должности никогда не ставил Учеников. Оно и понятно. Сочувствующие…
        Однако сейчас мне некогда было размышлять над проблемами морали и совести. Я потихоньку достала нож из перчатки и приставила его к горлу охранника. Возможно, этот малый и боялся потерять работу, но вот жизнь он боялся потерять ещё больше. Поэтому стал послушно выполнять мои приказания.
        - Повернись, - тихо приказала я.
        Он безоговорочно подчинился. Я быстро связала ему руки за спиной при помощи куска верёвки с карабинами на концах. Пришлось завязать сложный морской узел, чтобы пленник ненароком не развязался. Карабины я пристегнула к кровати. Теперь можно было не сомневаться - мой подопечный не убежит. Я заткнула ему рот кляпом, вытащила ключи, закрепила страховку и направилась к дверям. На прощанье я послала пленнику воздушный поцелуй и закрыла дверь. После этого ключи я закрепила на поясе, рассудив, что они могут ещё пригодиться, и бесшумно проследовала к окну. По всей видимости, я слишком долго уговаривала своего охранника, так как навстречу мне вышел здоровенный парень, с ног до головы увешанный оружием. Ребята не смогли надолго отвлечь стражу. Нужно было действовать быстрее.
        Я собралась, как кошка, готовая к нападению. Парень сначала не сообразил, что происходит. Наверное, он не знал заключённых в лицо. Я воспользовалась его замешательством и постаралась прошмыгнуть у него под носом. Мне это почти удалось. Но это почти всё и испортило. Он успел схватить меня за руку. Вот тут то и пришло время снова поблагодарить Алана, который настоял на том, чтобы я научилась обороняться и без оружия в руках. Мне кажется, что мой противник так и не понял, какой приём я применила. Через мгновенье он уже лежал на полу. Для любопытных: я просто вывернула ему руку. А упал он сам, запнувшись обо что-то. Возможно, это была моя нога. Пытаться его уронить - такое же бесполезное занятие, как пытаться сдвинуть спящего слона. Парень никак не мог опомниться. Я бросилась по коридору наутёк. В этот момент стражник решил, что не худо бы позвать на помощь. В ответ на его крик послышался топот двух десятков пар ног. Я не стала дожидаться появления всей охраны Бастилии в полном составе, подбежала к окну, вынула решётку и рыбкой нырнула в образовавшийся проём, зацепив предварительно вторую верёвку при
помощи последнего карабина, так, на всякий случай.
        Спуск оказался не таким лёгким, как хотелось бы. Верёвка подрагивала, из-под ног сыпались камешки. И, всё же, я медленно, но верно приближалась к земле. Внезапно верёвка дрогнула, потом потянулась вверх, увлекая за собой меня. По-видимому, стражники решили затащить мою особу в башню. Я показала им язык и перерезала верёвку ножом. До земли оставалось метров двадцать. Я ухватилась за вторую, дополнительную верёвку и слетела вниз. Теперь самая трудная часть плана была осуществлена. Как я и предполагала, стражники Бастилии не блистали умом. Большинство бросилось помогать коллегам. В эту минуту на земле меня никто не поджидал. Благо, что коридорное окно выходило не во двор. В противном случае, мне пришлось бы преодолевать ещё и внутренние посты. Но судьба была благосклонна ко мне. Я, оставаясь незамеченной, пробралась к назначенному месту, где меня встретил Алан, державший за уздечку осёдланного Летуча.
        - Ребята тебе рассказали о плане? - спросила я Алана, забираясь в седло.
        - Летим, - коротко ответил он, запрыгивая позади. - Подробности по дороге.
        Через несколько минут мы оказалась уже за пределом видимости.
        По дороге Алан успел сообщить, что Марго и Генрих три дня назад нашли его в таверне "Три поросенка" и попросили немного подсобить с организацией моего побега. Он согласился при условии, что ребята не будут соваться в это дело лично, и одобрил план. Будущие правители согласились - в подобном деле от знаменитого разбойника будет явно больше пользы, чем от них. С того дня Алан их в Секторах не видел. Впрочем, возможно, они просто решили залечь на дно в связи с моим побегом и скоро объявятся.
        Алан доставил меня в безопасную на его взгляд гостиницу, запретил пользоваться магией, договорился с хозяином-гномом и удалился, порекомендовав не высовывать на улицу и носа…
        Надо сказать, что заведение поразило меня с первого взгляда. Я не ожидала, что в подобном притоне может быть настолько хорошо. Таверна была совсем небольшая. Снаружи - неприметная и скромная. Внутри она не блистала богатством обстановки, но оказалась очень уютной. У дальней от входа стены располагалась стойка, где любой мог заказать лучшего в Секторах пива. Я, хоть и не любительница этого напитка, но не отказалась от кружечки знаменитого "поросячьего" пива, о чём совершенно не пожалела.
        По стенам были развешаны пучки каких-то ароматных трав, пахнущих летом и солнцем. На простых деревянных столах красовались кипельно белые скатерти. В таверне было потрясающе чисто, чего я никак не ожидала, судя по названию заведения. Доски пола выскоблили до белизны. Канделябры сверкали серебром. Посуда по прозрачности могла поспорить с росой. Видно, хозяин и хозяйка очень дорожили репутацией своего заведения. Хозяин, круглый как колобок, гном, радушно встречал посетителей у входа и добродушно предлагал свои услуги. Хозяйка хлопотала на кухне. А кухня здесь, надо сказать, была отменная. Ещё в дверях я почувствовала потрясающий аромат индейки. Я на несколько секунд застыла посреди зала, привыкая к необычному запаху, от которого у меня, после недельного голодания, кружилась голова.
        Однако, едва Алан распрощался и вышел, хозяин заявил, что ему поручено присматривать за мной, и, подхватив меня под локоток, проводил на второй этаж, где уже были приготовлены апартаменты. Мне предоставили две милые комнаты. Одна из них - главная - с видом на Школу. Обстановка меня устраивала. Здесь было всё необходимое: удобная кровать, стол и всевозможные письменные принадлежности на нём, несколько старинной работы стульев с высокими спинками, высокий резной шкаф для одежды, в котором я нашла гору чистых полотенец. На полу лежали уютные половички. Украшение комнаты - огромный камин, не выделялся из общего интерьера и, как и всё в этой гостинице, служил созданию романтической обстановки. К камину было придвинуто кресло-качалка, накрытое пушистым пледом. Я хотела немедленно развести огонь, тем более что всё необходимое уже было приготовлено, но тут явился помощник хозяина и объяснил, что это его забота. Я отправилась во вторую комнату. Она поразила меня не меньше, чем первая. Создалось впечатление, что разработкой интерьера занимались квалифицированные дизайнеры с очень неплохим художественным
вкусом. Вторая комната больше напоминала кабинет: книжные полки до потолка, стол-бюро, на стенах - картины великого мастера Рафаэля. Оригиналы, естественно. (Рафаэль, насколько мне известно, завоевал огромную славу в Секторах). Дизайнеры постарались, чтобы единственное окно давало как можно больше света, но, в то же время, не отвлекало от работы, поэтому оно выходило на наш Светлый Магистрат. И действительно, если бы мне вздумалось поработать здесь, то вряд ли я стала бы отвлекаться, любуясь грозным замком. Совесть не позволяла.
        Как только помощник хозяина удалился, я занялась своим внешним видом: вымылась, привела в порядок ногти, изрядно сточенные о камни Бастилии, уложила непослушные локоны, водопадом рассыпавшиеся по плечам, и они вновь засверкали, как серебро. Заколка, украшенная крупным жемчугом, очень подошла под этот цвет. Теперь мне предстояло заняться своим здоровьем. Я подлечила коленку и многочисленные царапины, переоделась в изящные бархатные бриджи и свободную рубашку, украшенную пенными кружевами, надела новый сюртук и изящные замшевые сапожки до колена. "Теперь я вновь готова к подвигам и свершениям", - решила я, придирчиво изучая себя в зеркале.
        Однако, как оказалось, обрадовалась я зря! Алан не даром так долго беседовал с гномом. Тот отнесся к своей обязанности "присматривать за мной" более чем серьезно! Даже завтрак, обед и ужин мне подавали прямо в комнату. Изредка (действительно редко), когда в таверне было совсем уж мало посетителей, я, с соизволения хозяина, спускалась вниз. Закутанная в глухой плащ и мрачная как поп при совершении казни через повешенье я сидела в самом темном углу и исходила завистью, глядя на свободных как птички Учеников, что заходили в "Три поросенка" пропустить рюмочку и обменяться свежими сплетнями.
        Так началось моё добровольное заточение. В чём отличие от Бастилии? Разве что кормёжка, как на убой. Устроив меня здесь со всеми удобствами, Алан не учёл лишь один момент - мне было невероятно скучно, а потому я на второй же вечер я забралась в местный винный погреб, где и провела всё время до следующего утра, пытаясь залить переживания прошедших дней превосходным вином. Бездействие угнетало главным образом потому, что мысли имели возможность гулять в произвольном направлении, и все они, из природной вредности, обращались к последнему моему разговору с Магистром.
        "Я сомневаюсь, что Ученики сумеют справиться с управлением, если и дальше этими вопросами будете заниматься Вы с вашими сумасшедшими идеями"…
        Ваше здоровье, господин седьмой Магистр. Я опрокинула очередной стаканчик и кинула его в темноту. Раздался оглушительный звон пустой тары. Мда, пора завязывать. Алкоголь от Дениэла не помогает. "По рюмочке, по маленькой… Тирлим-бом-бом, тирлим-бом-бом".
        "Жаль, но Вы, Мерфи, постоянно забываете, что Магия - опасное оружие. И, насколько я могу судить, Вы неспособны контролировать её"…
        Тирлим-бом-бом. Вредно столько пить. Дениэла нет… Нет и всё! Пора пойти, прогуляться. Нетвёрдым шагом я двинулась по направлению к выходу. Гном- хозяин посылал мне вслед самые изощрённые угрозы и обещал, что поить меня будет впредь лишь за деньги. Смешной старичок… Ну откуда у меня деньги? С этими мыслями я покинула таверну и двинулась по направлению к Школе. Совершенно неосознанно, скорее, по привычке. И когда же её гостеприимные двери вновь распахнуться передо мной? Точнее, какие двери. Пожалуй, сейчас я и заклинание Входа применить не смогу… Засекут. Может, лучше прогуляться? Протрезветь? Эх, чёрт возьми, магию применять нельзя. Да и куда я пойду? Трезветь… Надо друзей каких-нибудь достать. Явиться в гости:
        Кто ходит в гости по утрам,
        Тот поступает мудро!
        От моих воплей, имитирующих песню, с крыш сорвались птицы, и дико завыл чей-то пёс. Я впала в мрачное раздумье. Чего делать-то? К кому пойти, чтобы не подвести человека под статью? Может, попытаться всё же достучаться до Марго? Хоть словечком перемолвится. Не казнит же её Дениэл за один только разговор со мной! Он, конечно, суров не в меру, но не изверг ведь! Да и к Марго он относится скорее хорошо… в отличие от меня… с моими сумасшедшими идеями.
        Как я добралась до замка подруги, мне неведомо. Одно могу сказать - обычно эта дорога отнимала в семь раз меньше времени. Но я всё же добралась. Замок стоял тёмный и неприступный. И явно пустой. Оставалось лишь разочарованно хмыкнуть. Хмм… А вообще, странное дело. Где Марго? С момента, как я освободилась, она не пыталась дать о себе знать. И вообще не поинтересовалась, как мои дела. Странно, странно. Глубоко в подсознании беспокойным червячком зашевелилась мысль - что-то случилось. Это её шевеленье пробилось даже сквозь похмельный туман. Богатое воображение живо превратило противную мысль в удава. Конечно, на трезвую голову я бы и не подумала переживать. Ученики редко сидят дома. Но что поделать - не судьба.
        У кого бы порасспросить? На ум пришла уйма имён. Но в первую очередь следовало порасспросить владельцев кабачков, ресторанчиков, где Ученики собирались дружными компаниями.
        Поставив цель, я немедленно взялась за дело. Вламывалась во все двери, и огорашивала хозяев вопросом в лоб. Но никто не видел Марго. "Да, она была тут недавно… Ну, дня три назад… Нет, больше не заходила. Нет, и Генрих тоже".
        Посетив огромное количество заведений, я потеряла уйму сил, наверняка навела на свой след ищеек Магистрата, но так и не получила никакой информации. Где Марго ещё могла появиться? Продолжая переживать, я добралась до очередного колоритного заведения. Сил на продолжение пути не осталось. И вообще, ещё минут десять блужданий, и я бы рухнула под ближайшим кустом. Чтобы не допустить такого бесславного окончания своих странствий, я ввалилась в дверь ресторанчика. Причём, дурная слава заведения меня не смутила совершенно. Изящная мрачноватая вывеска извещала, что вступаю я под гостеприимные своды "Поцелуя вампира".
        "А плевать", - решила я. - "Хоть Ужин с Вурдалаком". Лишь бы чего выпить".
        Может, это был знак судьбы?
        Народу в заведении было не очень много и приходу моему никто не удивился. Вообще, здесь собиралась публика, которую не смутил бы даже ходячий скелет, заглянувший на огонёк. Посетители привыкли к чудесам похлеще, чем обессиленная прогулками и спиртным особа. Завсегдатаями заведения были различные вампиры, упыри, вурдалаки. В общем, все те, кто готов полакомится различного рода кровушкой. Впрочем, насколько я помнила, посетителей в ресторане не ели.
        Я плюхнулась за столик, подняв при этом облачко пыли со стула, и огляделась. Колоритно! Что тут ещё сказать. Вампиры, видать, любят изящные вещи. Зал не очень просторный, скорее, уютный, если только избавиться от обилия красного бархата и чёрных драпировок. Мебель тяжёлая, дорогая, явно ручной работы, украшенная затейливой резьбой. Приглушённое освещение. Романтика!
        Пришёл сонный официант. Неестественным цветом кожи и сверхъестественной худобой он сильно напоминал Франкенштейна. Официант тем временем сложился пополам над столиком и одарил меня самой очаровательной из всех улыбок, похожей на оскал акулы, которая регулярно посещала стоматолога. На стол с поднебесной высоты спустилось меню. Я не стала вникать в разновидности блюд и галантно отказалась от услуг. Официант разогнулся и с честью удалился. На меня немедленно стали бросать заинтересованные взгляды.
        Надо сказать, что не все посетители ресторана готовы были удовольствоваться синтетической кровью, предложенной в меню. Кое-кто считал, что от Ученика всё равно не убудет, если устроить ему лёгкое кровопускание. Я не была сторонницей подобных убеждений. Поэтому поспешила вернуть официанта и заказала себе первый попавшийся коктейль. Заказ был немедленно исполнен.
        Со скучающим видом я изобразила, что пью. Взгляды потухли. В этот момент из воздуха материализовался господин в весьма элегантной одежде в стиле восемнадцатого века. Его отличала странная бледность, благородные тонкие черты лица, слегка вьющиеся длинные волосы необычайно чёрного цвета, да острые клыки, выдающиеся над нижней губой, когда он улыбался.
        - Чем обязана, сударь? - скучающе поинтересовалась я.
        Собеседник улыбнулся, что придало его лицу слегка хищное выражение, хотя во взгляде сквозила усталость.
        - Пытаюсь познакомиться с Вами, - невозмутимо ответил он.
        - Я не завожу знакомств с вампирами, - решительно отрезала я.
        - А с чего Вы взяли, что я вампир? - удивлённо приподняв брови, поинтересовался мой собеседник.
        - А Вы в зеркало посмотритесь, - абсолютно серьёзно предложила я.
        - Ах, Вы об этом, - вампир махнул рукой, словно отгонял надоедливую муху. - Просто положение обязывает. Видите ли, я - хозяин этого заведения. Было бы странно, если бы я выглядел, простите, как обычный смертный.
        - Почему? - вновь удивилась я.
        - Опасно. Съедят, - невозмутимо отреагировал вампир.
        - Но ведь меня не съели, - парировала я.
        - Но Вы и не хозяйка. Да и вообще - нормальные люди бывают здесь нечасто. Зато здесь полно ненормальных вампиров. Я просто поддерживаю престиж заведения. И, честно сказать, скоро я вообще стану вегетарианцем. Но что это мы всё обо мне? Вы - не менее интересный объект обсуждения. Не всякий день ко мне вламываются прекрасные особы с таким потрясающе натуральным цветом лица. И уж точно они никогда не пытаются пить местные коктейли, - он перевёл взгляд на бокал, который я всё ещё держала в руке.
        - А что это? - поинтересовалась я.
        Вампир взял бокал, посмотрел на цвет, понюхал и спокойно ответил:
        - Это - кровь дракона. Синтетическая, естественно, но для Вас не менее опасная. Её пьют только избранные. И эти избранные совсем не похожи на людей, даже внешне. Когда Франки сообщил, что Вы это заказали, то я сразу поспешил сюда. Мне не нужны самоубийцы в собственном заведении.
        - Я не самоубийца. А Франки - это официант?
        - Да. Мне подарил его некий посетитель из закрытого Измерения, пожелавший остаться инкогнито. Он видимо посчитал, что новый официант способен поднять престиж заведения. Должен признать, этот неизвестный попал в точку. Я доволен официантом. И, кроме того, посетители на него не покушаются.
        Я улыбнулась. Видимо, мои соседи по Пространству уже побывали здесь.
        - И всё же, - прервал мои размышления вампир, - чем я могу быть Вам полезен, прекрасная незнакомка?
        - Зовите меня просто Мерфи, - ответила я.
        Глаза вампира сверкнули.
        - Я о Вас наслышан, - восторженно ответил он.
        - Не знаю даже, радоваться ли за Вас или огорчаться.
        - Радоваться, разумеется. Я могу чем-то помочь? - не задумываясь ответил вампир и усмехнулся так, что мысль о вегетарианстве отпала моментально (вампир он, стопроцентный). Однако открытие меня не смутило и не шокировало. Всё же процент алкоголя в крови, видно, превышал норму, так что море казалось по колено.
        - Мне нужен нормальный ужин и информация. Причём, желательно в названном порядке, - потребовала я.
        - И Вы не боитесь обедать в таком обществе? - владелец заведения вновь сверкнул клыками, догадавшись, что я его раскусила.
        Я лишь устало вздохнула. Ничего я уже не боюсь. Дико хочу есть. Настолько дико, что скоро не выдержу и начну колдовать.
        Впрочем, мой новый знакомый этого не допустил. Мне предоставили вполне приличный ужин, даже без всякого там мяса с кровью или мозгов обезьяны под острым соусом.
        Когда я отвалилась от стола и благодарно замурлыкала, вампир счёл должным напомнить о деле.
        - Итак, какого рода информация Вас интересует?
        - Я ищу свою подругу. Хотя, как раз в Вашем заведении она появляется редко. Но, если уж Вы обо мне слышали, то её должны знать тем более. Это Марго.
        Не знаю, могут ли вампиры побледнеть (вроде, куда уж больше), но тут у меня создалось именно такое впечатление. Хозяин заведения побледнел и отшатнулся от стола, словно увидел привидение.
        - Я… я не видел здесь вашу подругу, - сбивчиво проговорил он.
        Врёт! Врёт и понимает, что я это вижу. Зачем тогда так врать? Мог бы сыграть поубедительней. Я бы поверила. Стоп! Никакой логики в его действиях…
        И тут до меня дошло. Да он же просто боится! Знает о чём-то, но ужасно боится. Значит, с Марго и в самом деле что-то случилось. А я сижу тут и точу лясы, когда моя подруга в опасности!
        Я уже готова была броситься в атаку, растереть вампира в порошок, лишь бы выжать из него хоть крупицу информации, но он неожиданно исчез и материализовался за десять шагов от меня. Замер, покачав головой:
        - Не ввязывайтесь, сударыня. Вы не в том положении, что бы связываться с носферату!
        Да что он говорит?! А мне плевать!
        - Что с Марго, паразит?
        Вампир бросил в мою сторону удрученный взгляд. В следующую секунду я скорее ощутила, чем увидела, как по бокам бесшумно выросли из мрака две тени.
        Мда, с тремя вампирами, да без магии, мне не справиться даже спьяну.
        - Успокойтесь, Мерфи! - сказал вампир. - Я ни Вам, ни Марго зла не желаю. Уверяю Вас, я ничего о ней не знаю…
        Ах, вот значит как! Доброжелатель! Ну сейчас я тебе покажу!
        Впрочем, ничего показывать не пришлось. Я почувствовала у себя на плече чьи-то ледяные пальцы. Как курок в спину. Ещё секунда, и нежный вампирский поцелуй станет последним моим приключением в этой жизни. Я застыла. Не стоит шутить с клыкастыми. Ох, не стоит. Нам, смертным, в силе и реакции с ними не равняться. Магию что ли применить? Ага, и сразу обратно в Бастилию!
        Хозяин заведения подошёл и упёр в меня значительный взгляд, полный сочувствия и понимания.
        - Зачем же так? - сокрушённо изрёк он. - Ну почему мне приходится прибегать к столь неприятным методам, чтобы утихомирить Вас? И что, позвольте спросить, мне теперь делать? Вы такой шум вокруг моего заведения поднимете, что нам просто закроют доступ в Сектора. Так что же, убить Вас и труп спрятать?
        - Хмм, не стоит… - раздался голос за моей спиной. - Позвольте, я её заберу.
        Неведомая сила подхватила меня и в мгновенье ока вышвырнула на улицу, да так ловко, что я свалилась прямо на спину отдыхавшему там Крылану. Крылан - существо спокойное. Брыкаться и скакать не станет, но вряд ли он обрадовался моему появлению, поскольку немедленно стартовал. Ещё хорошо, что я успела ухватиться за уздечку, иначе непременно скатилась бы на землю.
        - Хэё-хоп! - услышала я позади всё тот же весёлый голос и обернулась. Мда, этот малый не лыком шит. Ухватился Крылану за шею, подпрыгнул и мигом уселся позади меня.
        - Привет, подруга! - провозгласил он. - Гуляешь? Знакомишься с длиннозубыми обитателями Секторов? А то мало тебе было нашей честной компании на балу?
        Мда, ничуть он не изменился. Вечная его манера подшучивать… Ирвин! Ну конечно, у кого ещё такой задорный голос?
        - Ирвин! Какими судьбами? - удивилась я.
        - Прохлаждался, - разъяснил он. - Зашёл кровушки выпить. Гляжу - ты! Беседуешь с хозяином заведения. А поскольку я его недолюбливаю, решил испортить праздник - спёр тебя с вечеринки. Ты, надеюсь, не в обиде?
        - Неее, - радостно прокричала я, пытаясь заглушить свист ветра. - Только я хотела выяснить, где Марго. Этот вампир что-то знает.
        - Подруга, не переживай! Съездим к гадалке. Она кости кинет. Глянет, что там нас ждёт.
        Я решила, что, пожалуй, соглашусь. В памяти прозвучал ровный певучий голос: "Заходите к нам, на болота. Я буду рада. И с удовольствием вам погадаю". Давно хотела узнать, кто такие тёмные эльфы. Ну что ж, этот вариант ничем не хуже других. Хоть и не в моих правилах в полубессознательном состоянии, являться в гости, а всё же…
        Но хотелось выяснить ещё один вопрос, что я и поспешила сделать немедля.
        - Ирвин, как тебе удалось меня выкрасть? Это ж… как бы сказать… вампиры!
        - Ну и что! - крикнул в ответ Ирвин. - Они были мирно настроены. Хозяин вовсе не убийца. Он же в мире с Магистратом. Просто ты суёшь нос не в своё дело, а ему приходится как-то отпираться…
        - Так он ведь мог ничего мне не говорить?! - изумилась я.
        - Девочка, ну что ты можешь знать о вампирах, - задумчиво протянул Ирвин.
        С этим утверждением я могла только согласиться. Ничего я о них, к счастью, не знаю.
        - Но ты их сделал! - удовлетворённо заключила я. - И как тебе удалось?
        - Девочка, - повторил Ирвин, - ну что ты можешь знать о тёмных эльфах…
        Мда, пожалуй, ещё меньше, чем о вампирах. Один знакомый эльф у меня был. Точнее полуэльф - Ричард. Но он вел свою родословную от Лориенских эльфов, так что его можно было назвать стопроцентно светлым.
        - Крутые вы, судя по всему, ребята! - предположила я.
        - Не крутые, - заверил меня Ирвин, - Просто с реакцией всё в порядке.
        За разговором время пролетело незаметно. Полчаса спустя мы были уже на болотах.
        Едва мы приземлились, я спрыгнула на землю (очень уж надоело болтаться в седле) и огляделась.
        До самого горизонта простиралась равнина, покрытая толстым ковром мха, по которому щедрыми гроздьями была рассыпана клюква. И стоило поставить ногу на манящий зелёный покров, как земля пружинила и проваливалась. Болота! Но как же непохожи они на гиблые топи Зачарованного Леса! Там никто кроме комаров и змей поди и не водится. А здесь - всем лешим приволье.
        За спиной возвышался мохнатый ельник. Туда-то мы и отправились. Ирвин уверенно провёл меня по невидимой тропе прямо к жилищу Ровены - аккуратному деревянному домику, удобно расположенному на лесной поляне.
        Оглядев окна, мой спутник поднялся на крыльцо и занёс руку, чтобы постучать. В этот момент дверь открылась и на пороге возникла хозяйка. Словно у дверей дожидалась! Ах да, она ведь телепат. Могла почувствовать гостей. Впрочем, и почувствовала, видимо, но совсем недавно, поскольку пока мы здоровались, у неё что-то убежало на плите, и она ринулась в кухню, чтобы убавить огонь.
        Встретила Ровена нас очень радушно, немедля проводила в дом, заварила ароматного чайку с мятой и какой-то травой, от которой я тут же протрезвела. Пока я угощалась горьковатым напитком, а Ирвин убивал время, стреляя свёрнутыми в шарики листьями мяты по летучим мышам, примостившимся под потолком, хозяйка закончила свои дела и предстала перед нами в полном параде - изящном тёмном платье с интригующим вырезом. Когда успела переодеться? Загадка.
        - Ну, друзья мои, что привело Вас в мой дом? - вопросила она, усевшись на диванчик рядом с Ирвином. - Мне кажется, что не просто так прибыли…
        - Ну-ну, телепатка, - проворчал Ирвин. - Кажется ей… Пожалуйста, если тебе нужен ответ - мы прибыли сюда чтобы протрезветь и покидать мятными шариками в твоих летучих мышек. Кстати, зачем тебе такое количество этих тварей в избе? На суп, что ли висят?
        Ровена, похоже, искренне обиделась за своих питомцев, поскольку слегка надулась и замолчала. Я поддержала её из женской солидарности, одарив Ирвина укоризненным взглядом. Его, наконец, проняло, поскольку он извинился и пробормотал:
        - Ну что такие нежные? Не в суп, так не в суп - мне откуда знать, из чего ты свои снадобья варишь.
        - Из вредных мужчин! - гневно сообщила Ровена.
        - Неплохо! - ошарашено пробормотал Ирвин. - А ты знаешь, я тебе, вообще-то, гостью привёз. Погадаешь?
        - Ладно, - Ровена, видимо, не умела долго сердиться. - Погадаю, разумеется.
        С этими словами она обратилась уже ко мне:
        - Погадать?
        Я задумалась. Не верю я этим штучкам, впрочем, Ровена, похоже, своё дело знает. Только сначала очень хотелось выяснить один вопрос. С него-то я и начала.
        - Ровена, ты можешь сказать, что с Марго?
        Гадалка задумалась.
        - Понимаешь, Мерфи, - неуверенно проговорила она. - Я очень хочу тебе помочь, но я не смогу предсказать будущее другого человека. Мне запрещено…
        - Этого и не нужно, - уверила я. - Мне бы только знать, что с ней случилось…И вообще, как она сейчас?
        - Ах, ну тогда конечно я могу проверить. Но при условии, что ты сама когда-то пыталась передавать ей мысли на расстоянии… Иначе я не могу. Я же с ней незнакома.
        - Нет проблем, - сообщила я. На уроках в Школе мы часто практиковались в "молчаливом" общении.
        Ровена встала, взяла меня за руку - ух, пальцы-то у неё какие холоднющие - замерла, закрыв глаза.
        Её молчание длилось минут пять. Затем она словно очнулась от сна, измученно взглянула на меня и прошептала:
        - Сложно, очень сложно… Дай руку ещё.
        Я снова протянула ей свою руку, но на сей раз она просто взглянула на ладонь, а потом упёрлась в меня пристальным взглядом.
        В этот момент к ней бросился Ирвин, поскольку Ровена, кажется, начала терять сознание. Но ничего страшного не произошло. Ирвин бережно усадил её на диван, притащил с кухни кофейник и принялся отпаивать подругу крепким кофе.
        Я же терпеливо ждала, чувствуя, как где-то в глубине души просыпается совесть и пилит меня за негуманное отношение к хозяйке дома.
        - Ровена, стоило ли таких жертв… - начала я, вняв укорам вредной совести.
        Гадалка нашла в себе силы улыбнуться.
        - Да всё в порядке, - уверила она меня. - Просто я увидела не совсем то, что ожидала.
        - И что же? - вопрос задал Ирвин, чему я втайне порадовалась. Очень неприятно было, что Ровена так измучалась с моим гаданием.
        - Я не могу объяснить чётко, разложить, что называется, по полочкам, - задумчиво произнесла Ровена. - Я во многом не уверена. Но нет сомнений в том, что Марго жива.
        - Хмм… А что тогда так смутило вампира в ресторане? - полюбопытствовала я.
        - Он как-то связан с её последними приключениями. Может, видел что-то, что могло его озадачить или смутить, но не более, - пояснила Ровена, - И не спрашивай больше. Скоро ты всё сама узнаешь.
        - Скоро… Это когда? - насторожилась я.
        - Меньше, чем через неделю, - оценила Ровена. Увы, я не могу знать, что случиться с Марго, поскольку она ходит по краю пропасти… Но она не одна. У неё есть друзья, готовые её поддержать.
        У меня в этот момент возникло острое желание бросить всё и ринутся к подруге на помощь. Остановило одно здравое соображение - я не знаю, где она сейчас, и потому лишь я осталась на месте, сказала только:
        - Она мне как сестра!
        - Но ты не должна её разыскивать, - заключила колдунья. - Впрочем, я не решаю твою судьбу, а потому и препятствовать поискам не могу… Только вот есть одно "но".
        - И какое? - заинтересовалась я. Недаром ведь Ровена начала весь этот разговор.
        - Одно маленькое "но" - это ты сама.
        - В смысле?
        - Я чувствую, что ты не должна покидать Сектора.
        - Почему?
        - Это связано не только с тобой, но и с другими людьми. Поэтому я не могу ответить.
        Ох уж мне эти недомолвки.
        - Мне тяжело было разобраться в том, что происходит, - продолжила Ровена. - Но тебе тоже угрожает опасность. Большая, чем ты предполагаешь. Так что будь осторожна и не забывай - у каждого свой путь. Не покидай Сектора. Ты Марго помочь не сможешь!
        - Да почему же, чёрт возьми? - воскликнула я.
        Ровена бросила на меня загадочный взгляд, вскинула руки и… Я оказалась в Секторах!
        Чтоб их, этих гадалок! Совершенно не верю в их предсказания. Тем более в те, в которых сообщается, что я не должна помогать друзьям, а потому я выбросила из головы слова Ровены и отправилась разыскивать пропавшую Марго. Но, как назло, не нашла ни Джефа, ни Ориссы, ни Генриха, ни Алана. "Вымерли!" - уверенно решила я. - "Придётся подключать к делу магию". Магию я подключила к делу в лице мелких пронырливых домовых. Заслала одного такого в "Поцелуй вампира" - разговоры подслушивать. Страшно даже сказать, сколько я ему заплатила в качестве аванса… И это несмотря на то, что домовые, по словам вампиров, совершенно невкусные.
        Встретиться мы с ним договорились поутру в "Трех поросятах", но до тех пор я обещала, что не буду отлучаться никуда на случай, если появятся срочные вести.
        И вот я снова в гостинице. Замечательный вечер! Я лежу на диване и плюю в потолок, мерно покачивая одной ногой, закинутой на другую. Уже несколько часов я только и занимаюсь тем, что изучаю белёную поверхность над собой, да меняю ноги попеременно. ДОСТАЛО! В Бастилии было веселее. И от Алана никаких известий. Ещё час - и всё - пойду добровольно сдамся властям. Мол, ваша свобода мне как кость в горле… Запас вина иссяк. Хозяина звать лень, да и деньги кончились. Еды нет и не было. В чём отличие от Бастилии - непонятно. Хотя, там были крысы. Да иногда появлялся охранник. Я вновь меняю ногу…
        О… Как знакомо. Шуршание за дверью. По-моему звенят ключи. Я уже не лежу, а, замерев, и вытянувшись в струнку, стою под дверью, вооружившись торшером. Не весть какое оружие - но всё ж. Вдруг вина принесли? Шарахну как следует по голове… и платить не придётся…
        Э, нет! Не хозяин! Тот всегда стучит. И не стража. Те, напротив, никогда не стучат, но вламываются с гомоном стада слонов, пытающихся плясать в посудной лавке. Дверь потихоньку отворилась. Некто в тёмной шляпе заглянул в комнату. Ох, дубина я! Шляпа-то гвардейская, офицерская. Гвардия сменила тактику… Ну ничего, и мы не лаптем щи хлебаем. В гробовом молчании я нанесла сокрушительный удар по самому центру шляпы. Давно уже разучилась орать во время атак, как делают это герои шпионских фильмов.
        Шляпа отлетела в угол. Однако звука падающего тела или криков жертвы я не услышала. Подозрительно. Зато то, что услышала, было столь неожиданно, что я невольно открыла зажмуренные глаза и в результате имела удовольствие наблюдать, как в комнату, смеясь от души и вкладывая шпагу в ножны, входит чёртов гвардеец - пардон - офицер гвардии Его Превосходительства Седьмого Магистра Светлой Магии Дениэла. Гвардейские нашивки позволяли однозначно утверждать, что незнакомец находится на службе в данный момент. Не на чай, значит, заглянул. Кстати, незнакомец ли?! Этот ехидный, такой запоминающийся смех… Я оторвала взгляд от формы и… чуть не свалилась в обморок. До сей поры ни одно событие не повергало меня в такой шок. Пират! Его бесовская грива из сотни мелких косичек, неизменно упрятанных под пиратскую бандану с фирменным лейблом Весёлого Роджера, белозубая насмешливая улыбка, ехидная искорка в серых глазах. Скотина!!! Как он посмел явиться сюда в фальшивой форме, замаскировав свою негодяйскую голову под шляпу на шпаге… Стоп, не так. Замаскировав шляпу на шпаге под себя. Почему он не в Бастилии, не на
виселице ДА ГДЕ УГОДНО, ТОЛЬКО НЕ ЗДЕСЬ, НЕ СЕЙЧАС, НЕ В ЭТОЙ ФОРМЕ? ВЕДЬ ПО ВИНЕ ЭТОГО САМОГО ПОРОСЯ Я В СТОЛЬ ПЛАЧЕВНОМ ПОЛОЖЕНИИ! ДАЖЕ НА ВИНО ДЕНЕГ НЕТ!!! (не говоря уже о еде, от которой я отвыкла ещё в Бастилии. Хмм… Ещё неделька голоданий, и моя фотография могла бы успешно заменить портрет улыбающегося Роджера на пиратском символе).
        - Здравствуй, душегуб! - собрав положенное мне от Бога терпение, изрекла я, поскольку тема визита меня интересовала до колик в желудке.
        На этом моя способность быть паинькой иссякла. Я прикусила язык и ждала разъяснений. Пират, судя по всему, верно оценил моё состояние, но даже ухом не пошевелил, чтобы как-то успокоить меня или, хотя бы, объяснить происходящее. Скорее, напротив подлил бензина в огонь, совершенно хладнокровно поинтересовавшись:
        - Ты всегда так приветливо встречаешь представителей Магистрата? Радушный приём. За одно только приветствие можно загреметь в Бастилию на трое суток. Не говоря уж об остальных твоих заслугах. Кстати, верни мою шляпу.
        - Голова замёрзла? - полюбопытствовала я.
        - Нет, шляпа казенная, - съязвил Пират.
        К этому времени я обрела способность связно соображать и чётко формулировать мысли. Да и визит его меня обрадовал. Ничто не способно так вогнать в тоску, как бездействие.
        - Откуда форма? - спросила я. - И на кой чёрт она нужна тебе в таком неофициальном месте?
        Тут мне суждено было услышать ещё более потрясающую новость. Отвесив лёгкий поклон, ровно настолько чтобы держать меня в поле зрения, Пират с явным ехидством заявил:
        - Выбирайте выражения, сударыня, когда разговариваете с официальным представителем Магистрата.
        Я проглотила язык, ну не в прямом смысле, конечно. Видимо, моя поза уверенно выражала собой знак вопроса, и Пират столь же язвительно разъяснил:
        - Магистр Дениэл любезно предложил мне пост в гвардии в обмен на некоторые интересующие его сведения о пропавших совсем недавно магических артефактах, представлявших необычайную ценность. В обмен на информацию о нахождении ценностей и полнейшее покаяние Магистр согласился вернуть мне свободу и соизволил дать своё прощение.
        Всё сказанное было столь нелепо, что очень походило на правду. Пират откровенно насмехался. Значит я - невинная жертва обстоятельств - вынуждена скрываться от правосудия, тогда как самый отъявленный преступник в обмен на "сведения о пропавших совсем недавно магических артефактах, представлявших необычайную ценность" получает от "доброго и справедливого" Магистра свободу и воинское звание. А, кроме того, наш справедливый Магистр, словно в насмешку, отправляет Пирата ловить меня.
        Обида резанула меня ножом по сердцу. И обижалась я, конечно, не на Пирата. Он крутится, как может, и надо признать, более успешно, чем я. А вот Дениэл! Человек, которым я так восхищалась, которого, как мне казалось, я могла бы полюбить… От любви до ненависти один шаг? Да, это так. Никто не может так ранить, как любимый или же кандидат в таковые.
        Всё это пронеслось в мыслях меньше чем за секунду. Не успел Пират договорить, а в моей голове созрел совершенно отчаянный план. Не собиралась я позорно складывать ручки за спиной. Вопреки логике и здравому смыслу, полагаясь лишь на ярость и фортуну, я решилась на побег. Лишь крупное, невероятно крупное везенье могло спасти меня. Везенье, да ещё отчаяние и обида. Слёзы от злости моментально высыхали, но я чувствовала предательский комок в горле. Чёрт возьми - не избавиться от него. Но он будет последним проявлением слабости. Не взять им меня, ни Пирату, ни Магистру, ни Фоксу, ни самому Дьяволу.
        Дальнейшие события происходили с молниеносной быстротой.
        Пират всё ещё не запер дверь и стоял как раз напротив проёма. В этом-то я и усмотрела свой шанс. Оттолкнувшись ногами, я высоко подпрыгнула и ухватилась руками за канделябр, подвешенный на цепях под потолком. Как хорошо, что в гостинице такие низкие своды. Люстра качнулась маятником, а я с налёта ударила Пирата ногами, не отпуская при этом канделябра. Цепи держали. Джеймс, или как его там, не ожидал такого шага - и это его подвело. Ударила я не жалеючи. Пират просто не удержался бы на ногах, но успел сгруппироваться и мгновенно отпрянул назад - за дверь. Я успела захлопнуть створку ногой. Щелкнул автоматический замок. На размышления совершенно не было времени. Но события разворачивались благоприятно. Маятник-канделябр начал обратное движение. И меня несло прямиком к окну - вторая удача. Я отпустила канделябр и со всей скоростью вылетела наружу, проломив стекло и раму. Посыпались осколки. Как же больно, оказывается, руки без магии стеклом полосовать! Но и на это нет времени. Хозяин притона, предусмотрительный человек, паркует транспорт прямо под окнами - последняя надежда для незаконопослушного
постояльца. Я свалилась на спину какого-то Летуча. Тот, в соответствии со всеми законами дурного нрава и против всех законов природы, взмыл в небо стрелой. Я моталась, уцепившись за уздечку, как сосиска на верёвочке. В этот момент меня и увидел Пират, как раз выскочивший на крыльцо таверны. Мгновенье спустя он уже взлетал следом на другом Летуче. Чертыхнувшись, я с превеликим трудом взобралась на спину своей норовистой животине и, что называется, дала газу. Силой встречного ветра меня чуть не вынесло из седла. Но и Пират был не в лучшем положении. Он тоже не успел пристегнуться.
        Куда лететь? Ведь гонка рано или поздно закончится. Пользоваться магией мне нельзя - Магистры засекут. Тот же Дениэл… В Секторах он царь и Бог! Значит, придется уходить обычным путем, иначе говоря - надо спрятаться или затеряться. Так, что там у нас с географией? Самая окраина Секторов. Впереди только лес да Мордорский горный кряж. Минуточку! А ведь есть поблизости место, где можно скрыться от более сильного соперника! Звездные Пещеры. Три бездонных пропасти, до дна которых никто пока не добирался. Зато мы, играя в догонялки, часто там прятались от погони. Если затеряться в одной из них, тебя уже не найдут, если только не будут следовать прямо по пятам. Слишком много там запутанных коридорчиков. Но прятаться надо быстро. Практически все пещеры постепенно сужаются. И в один прекрасный момент проход становится настолько узким, что невозможно протиснуться и кошке. А колдовать, кстати, в пещерах не получается. Магия может исказиться, и подействовать совершенно противоположным образом. Но пещеры - единственный шанс. Выжить там сложно - место для отчаянных самоубийц, где Летучи и прочая живность просто
теряет голову. Видимо, энергия пещер неблагоприятна и для них.
        Я увидела Пещеры первой и рванула Летуча вниз. Ощущение было, что мы упали в бездонную пропасть. Кругом мелькали острые пики, оскалившиеся словно зубастые пасти провалы, залитые мраком пещеры… А мой летун штопором рвался к центру Земли (или как там называется эта планета?), словно мечтая растереть меня в порошок о выступающие камни уходящего вглубь коридора. Думать о том, что ждёт меня впереди, я уже не могла, а потому направила все свои усилия на то, чтобы вовремя уворачиваться от мелькающих каменных граней. Когда же коридор сужался настолько, что, казалось, мы не пройдём, я лишь прижималась к тёплому боку Летуча, и тот, видимо почувствовав мою поддержку, умудрялся как-то выворачиваться в самых узких местах. По моим расчётам, изведанные места давным-давно кончились. По непонятным причинам мы сумели пробраться глубже, чем кто бы то ни было до нас. Странно, но не до рассуждений. По бокам мелькали спасительные коридорчики, ответвления, да вот времени приостановиться и свернуть не было совершенно. Погоня висела на хвосте. И оставалось надеяться только на выдержку и изворотливость Летуча.
        Пират никак не отставал. Сверху мне на голову иногда сыпались камешки, и я слышала свист крыльев. Казалось, так лететь можно бесконечно, но нет. Всему на свете есть предел. Неожиданно коридор расширился, и мы свалились (если можно так сказать о фирменном приземлении Летучей) на пол довольно-таки просторной пещеры. Вопреки здравому смыслу, здесь было светло, во всяком случае, настолько, что бы я могла различать окружающие предметы. Свет же исходил не с поверхности. Да и откуда тут, под землёй, на глубине многих километров, мог взяться лунный или солнечный свет?
        Неярким сиреневым сиянием лучились сталактиты, коих здесь было великое множество. Об один из них я крепко приложилась головой, когда завершала полёт, уже вылетев из седла при ударе Летуча о поверхность пещеры. К счастью, уроки Алана не прошли даром, и я сумела сгруппироваться при падении. Несколько мгновений пролежала оглушенная, но не отключилась и, взяв себя в руки, сумела кое-как утвердиться на двух конечностях. Доковыляв до Летуча, я обнаружила, что он, увы, совершенно не транспортабелен. Эти дикие гонки доконали даже его. Зверь лежал, раскинув кожистые крылья, и тихо постанывал. А вот мне рассусоливать было некогда, и я хаотично принялась искать выход. Да вот только планам моим не суждено было осуществиться, так как в следующую секунду в пещеру ворвался Летуч Пирата. Новоиспеченный гвардеец не стал дожидаться столкновения с поверхностью и выскочил из седла раньше. А я почувствовала, как мои ноги быстро уносят меня прочь. Моторные функции сработали быстрее сознания, и, уже отбежав порядочное расстояние, я решила, что пора сматывать удочки.
        А вот Пират, по-видимому, решил по- другому. Я оглянулась, и на секунду мне вдруг померещилось, что его глаза светятся сиреневым светом, точь-в-точь, как кристаллы. Ну может, чуть поярче. При этом он даже не пытался меня догонять, просто замер, устремив мне вслед непонятный мерцающий взгляд безжизненных, словно осколки стекла, глаз. И его бездействие почему-то было хуже всякого преследования. Я отвернулась. Передо мной раскрыл пасть новый бездонный провал. И эта очередная пропасть мне совсем не понравился. Шестое чувство уже давно кричало: "Стой! Опасность". Но с такого рода опасностью я ещё не сталкивалась, и поэтому не сумела вовремя отреагировать. Из пропасти тянуло могильным холодом и… страхом.
        Не тем страхом, который овладевает человеком на поединках, и не тем, что возникает накануне экзаменов, не страхом потерять или ошибиться, а чем-то более древним, древним настолько, что бесполезно даже искать его корни. Иногда отростки этого страха прорастают в полупрозрачной темноте опустевших ночных улиц, или в тёмной квартире, когда внезапно гаснет свет. Этот страх имеет власть лишь тогда, когда человек одинок. Вот и сейчас у меня возникло ощущение, будто стою на краю собственной могилы, из которой вот-вот появится бесплотная тень, готовая увести меня с собой. По сравнению с этой тенью Пират, несмотря на загадочный блеск его глаз, показался мне прямо-таки ангелом небесным. И я, почти не останавливаясь, бросилась в обратную сторону. Почему я не кинулась моему преследователю на шею в поисках защиты - не знаю. Я остановилась в пяти метрах и также замерла. Выхода было два: через провал и обратная дорога в обход Пирата. Я осторожно двинулась по кругу, стараясь обойти преследователя. Пират даже не шевельнулся. И лишь уже проделав какой-то путь, я заметила, что он взглядом следит за мной. Вампиры также
на своих жертв смотрят, наверное.
        И вот тут мои нервы сдали. Я сиганула, что было сил, на этот раз - в провал над головой. И откуда взялись силы в ручонках? К сожалению, усилие мое успехом не увенчалось. Пират вдруг ожил, вскинув руки в странном жесте, так, словно бросал лассо. Этой невидимой верёвкой меня шибануло по лодыжкам, и я со всего размаху грохнулась наземь. Ещё мгновение - и я уже попалась в цепкие, словно клещи, мужские руки. Пират двигался с невероятной скоростью. Припечатав меня к стене новым заклинанием, преследователь остановился напротив и усмехнулся:
        - Птичка попалась, - чужим хриплым голосом констатировал он.
        Я бы ответила, но не получилось. А вот Пират продолжил:
        - Красивая клетка, не правда ли? Могила с удобствами. Особенно тот вот коридор, - Пират не оборачиваясь кивнул на дальний провал. - Хочешь, расскажу, что будет, если я уйду и оставлю тебя здесь?
        В этот момент его глаза замерцали еще ярче, а в пещере будто бы сгустились сумерки. Из провала сильнее потянуло холодом. Пират дернулся было в ту сторону, а когда повернулся обратно, я его просто не узнала - глаза экс - разбойника сверкали уже не сереневатым, а нестерпимо белым светом. Теперь он был похож не на человека, а скорее на демона. Хотя… я определённо уже видала такой взгляд, только вот никак не могла привязать его к человеческому облику. Разрез глаз несомненно знакомый…
        - Я не хочу здесь оставаться, - ответила я, внезапно обнаружив способность говорить. - Я согласна следовать за тобой.
        - Обоюдное решение, - усмехнулся Пират.
        И вдруг… Слишком много впечатлений в один момент… В пещеру из провала хлынула волна Тьмы, сметающая всё на своём пути. И в эту самую секунду что-то рвануло меня наверх. К выходу. Я ничего не могла разобрать, чувствовала лишь, что моя рука зажата в клещи, и кто-то настойчиво тянет и тянет меня прочь. В определённый момент мои глаза отказались мне служить, или же я потеряла сознание, ударившись об очередной камень. Осталось лишь ощущение нереальности происходящего, словно в ночном кошмаре. А неведомая сила, грозившая размозжить мое тело оскалы, все влекла меня наверх, к Свету.
        Очнулась я оттого, что страшно ныли глаза, да совершенно занемела рука. Приподняв веки, я поняла, что нахожусь на поверхности, у входа в Пещеры. Нестерпимо сияла Луна. Никогда бы не подумала, что лунный свет может показаться таким ярким. При попытке подняться острая боль пронзила руку. Я оглянулась… Рядом на земле лежал Пират. Похоже, он тоже был без сознания, но всё ещё сжимал мою руку в своей… Боже! Кисть его руки не была похожа на человеческую! Она скорее напоминала лапу ящера, покрытую золотистой чешуёй. Когти разодрали мне кожу до костей, но я понимала, что должна быть благодарна ему за спасение. Что бы не таилось там, в глубине Звездных Пещер, имя ему было - Смерть! Так что я сидела и наслаждалась благородным чувством искренней благодарности… До момента, пока мой спаситель не очнулся.
        - Интересно, что случилось с Пещерами? - пробормотал он вдруг.
        Я подскочила на месте, но Пират даже не соизволил пошевелиться или хотя бы открыть глаза. Голос его звучал как-то отстранённо, да и вопрос был адресован явно не мне.
        - Ты как? - робко поинтересовалась я, совершенно позабыв, что он теперь представляет законную власть, теплотой в отношениях с которой я никак не могла похвастаться.
        Пират застонал и все-таки открыл глаза - нормальные, слава Богу, человеческие. Набравшись сил, он сел, расцепил пальцы, и внимательно оглядел ящерообразную руку. Коротко на неё подул, и кисть вновь приняла первоначальный вид.
        Зато сам Пират выглядел не очень. Форма порвалась, бандана потерялась, так что бесчисленные косички теперь падали на лицо. Он был весь исцарапан и с ног до головы покрыт пылью. Я прониклась к недавнему преследователю невольным сочувствием и попыталась как-то его выразить.
        - Чем-нибудь помочь? - абсолютно доброжелательно поинтересовалась я.
        - Ой, уйди, мегера! Ты меня в гроб вгонишь, - прорычал сквозь зубы Пират, пытаясь вправить вывихнутое плечо.
        Мою доброжелательность стёрло в порошок. Я ненароком вспомнила, что последними неприятностями обязана именно Пирату, что его никто не просил носиться за мной на Летуче по пещерам. И вообще, если бы не он, я была бы законопослушной личностью и не вляпалась бы во все эти приключения.
        - Сам мегера, - довольно-таки неприветливо ответила я. - Точнее Медуза Горгона! - намёк на косички.
        Пират не обиделся, просто испепелил меня уничтожающим взглядом. В этот момент ему, наконец, удалось вернуть плечевой сустав на место. Раздался хруст, однако ожидаемого вопля боли не последовало. Вот это выдержка! Воспользовавшись его молчанием, я процедила:
        - Отпустил бы сразу. А то и в самом деле пришибём друг друга при встрече.
        - Обязательно пришибу, - уверенно пообещал Пират. - При встрече.
        Я обиделась на такую уверенность. До сих пор он уже не раз пытался - безуспешно. Я же, совершенно не стараясь, чуть, по его собственному признанию, не загнала его в могилу.
        - Имей в виду, - тоном рекетира со стажем сообщила я, поднимаясь с земли, - в следующий раз и я буду беспощадна. Бить буду мало, но метко. Один раз - в лоб, второй - по крышке гроба.
        Последние слова я договаривала уже на ходу. Пират провожал меня внимательным, но непонятным взглядом. Ладно, хоть глаза-то вполне человеческие. Тем не менее, долго находится в обществе оборотня я не желала. Конечно, я прекрасно понимала, подобной нечисти в Секторах - хоть отбавляй. И моё больное любопытство изнемогало, требуя ответов на бесчисленные вопросы: почему удалось так глубоко забраться в Звездные Пещеры, тогда как раньше Ученики не могли опуститься ниже нескольких километров (дальше проход невероятно сужался, и никакая магия его не брала); кто такой Пират (оборотень, или ещё кто-то в этом роде); что за нечистый дух обитает в пещере; и зачем, наконец, Джеймс меня спас??? Тысячи и тысячи вопросов, на которые в данный момент мог ответить только Пират. Но я помнила застывший взгляд горящих белым огнём глаз, и уносила ноги, стараясь не показать, насколько мне страшно. Недавняя бравада была скорее способом сохранить при прощании достоинство.
        Идти пешком - долго, да и некуда. Что меня ждет в Секторах? Единственная моя надежда - Алан! Я настолько запуталась в происходящем. Появление Пирата навело настоящую неразбериху в моих жизненных планах. У Алана я надеялась найти если не объяснение всему происходящему, то хотя бы моральную поддержку. И я целеустремлённо топала к нему через горы и долы.
        Когда нас с Пиратом разделяло уже шагов пятьдесят, я услышала, как он окликнул меня, но посчитала ниже своего достоинства оборачиваться.
        Неожиданно он оказался прямо передо мной. Словно из воздуха соткался! Я остановилась, как вкопанная.
        - Меня уже давным-давно не впечатляют заклинания телепортации, - бесцветным голосом сообщила я.
        - Неважно, - отмахнулся Пират. - Боюсь, тебе придётся разучиться удивляться на некоторое время. Мы должны поговорить.
        - Говори, - спокойно ответила я, уверенная, что он не сможет больше ничем меня удивить.
        - Не здесь и не сейчас - оглянувшись вокруг, сказал Пират. - Но через неделю я буду ждать тебя в замке Алана. А сейчас мой тебе совет - Отправляйся в свою гостиницу и не высовывайся пока. Жди меня. Я заеду…
        - Лично я сейчас отправляюсь искать Марго и Генриха!
        - Если ты хоть нос из гостиницы высунешь или отправишься куда-то, кроме как в замок Алана, я тебя в порошок сотру! Похоже, мы вляпались по самые уши. Но об этом - при встрече, - спокойно известил меня Пират.
        На этом мы распрощались. Я вернулась в гостиницу - дожидаться его визита, в надежде получить хоть какие-то новости.
        Глава 10. Марго
        Лучи заходящего солнца вновь окрасили пурпуром белокаменные стены гондорской столицы. Законы природы… Основы мироздания… Единственное, в чем можно быть твердо уверенным в этом безумном переменчивом мире. Даже если неведомые Силы сметут все живое с лица земли этого Пространства, солнце все равно будет вставать и садиться над мертвой пустыней…
        Закутавшись в темно-зеленый шерстяной плащ, я медленно брела по пыльным улицам Минас-Тирита, почти неприметная под легким иллюзорным заклинанием. Я даже не утруждала себя маскировкой. Нет, в городе все еще были маги. Просто у меня больше не было причин их бояться. Скорее наоборот… Ведь один их них совсем недавно спас мне жизнь.
        Переждав тяжелую крытую повозку с тремя угрюмыми гномами на облучке, я перешла на другую сторону улицы и опустилась на мраморный бортик большого фонтана, изображавшего величественного мужчину в старинных доспехах с рогом Гондора в руке. Боромир… Член Братства Кольца… Против своей воли предавший друзей, но погибший с честью, спасая им жизнь… Меня чуть не постигла такая же участь.
        Воспоминания… Как избавиться от них? Тяжело вздохнув, я коснулась ладонью воды. Зеркальная поверхность дрогнула, пошла рябью. Образ бледной золотоволосой девушки, отражавшийся в ней, затуманился, сменяясь совсем иными картинами… Воспоминания… Как жаль, что память нельзя убить…
        Мне снился сон… Страшный сон. Из тех, что самых сильных духом людей заставляют просыпаться в холодном поту с беззвучным воплем на губах… Начало его мне было знакомо по кошмарам, преследовавшим меня еще в той, другой жизни, на пути к обители Старца. Но дальше… Видения, странные и пугающие, возникали в моем измученном внутренней борьбой сознании, заставляя метаться на черных шелковых простынях, сминая и разрывая их в клочья превратившимися в подобие когтей ногтями. Я видела сияющие золотом стены прекрасного города, исчезающего в багровом пламени… и тот же огонь, пожирающий земли совсем иного королевства… в другом месте, в другом времени… Я видела двух мужчин, двух братьев, сражавшихся не на жизнь, а на смерть магией и мечом… видела, как Тьма, бросившая свою тень на лицо одного из них, почти без остатка пожирает душу второго… Я видела двух маленьких девочек в ужасе бегущих по галереям замка, который медленно, пядь за пядью погружается в Бездну… И три человеческие фигуры в развевающихся на ветру мантиях, идущие сквозь этот Хаос… сквозь огонь… сквозь Время и Пространство…
        Мужские губы, слишком горячие для существа, чье сердце остановилось несколько столетий назад, вырвали меня из омута сновидений. Из окружающего мрака выплыли бездонные синие глаза и пламя волос…
        - Дерек?…
        - Это был всего лишь сон, малышка! Просто кошмарный сон. Скоро это пройдет. В тебе еще теплятся остатки человеческих чувств, но это ненадолго…
        - Вампирам не снятся сны?
        - Снятся… Но не такие, как людям. Во всяком случае, не кошмары!
        - Значит, я не буду видеть во сне страшных и ужасных истребителей с большими осиновыми кольями?!
        - Не в этой жизни, киска!
        Засмеявшись, я запустила пальцы в его роскошные кудри. Казалось, я погружаю руки в живое пламя. В огонь, ласкающий, но холодный… А вот его кожа была теплой! На точеных скулах, словно бы вышедших из-под резца самого искусного мастера, играл совсем человеческий румянец.
        - Ты уже позавтракал? - чуточку обиженно протянула я, - А мне что, все еще нельзя? Не понимаю, почему я не могу выпить человеческой крови?! Разделить с тобой хотя бы экстаз убийства. Я проспала весь день, и у нас не было времени ни на что другое…
        - Я же объяснил тебе вчера, малышка.
        - Не слишком доходчиво…
        Облокотившись одной рукой на подушку, Дерек мягким движением убрал с моего лица растрепавшиеся золотистые пряди. В каждом его движении, в каждом жесте чувствовалась некая нечеловеческая грация и бьющая на повал сексуальность. Не может человек быть так невероятно, непозволительно красив! Впрочем, он давно не человек… как и я теперь. Кстати, интересно, как кровь вампира сказалась на моей и без того безупречной внешности? Золото волос, алебастр кожи, рубины губ и изумруды глаз… Красиво…
        Но в данный момент не актуально. Так что там насчет человеческой крови?
        - Расскажи… Объясни толком, почему я не могу убивать?
        Идеально гладкий лоб Дерека прочертила досадливая морщинка. У него был вид учителя десятый раз втолковывающего нерадивому ученику прописные истины. Но забавным он не выглядел, нет! Может быть, чуточку опасным… И это пьянило.
        - Все дело в том, малышка, что человеческий организм не всегда выдерживает процесс превращения. После обращения простой смертный впадает на трое суток в транс, в кому, подобную смерти… Он просыпается, когда его тело уже практически завершает трансформацию, и остается последний шаг - выпить человеческой крови. После этого происходит завершающий рывок, душа, которая все еще теплится где-то глубоко внутри, отлетает, и рождается новый полноценный вампир.
        - И причем же здесь я? - накручивая на палец золотистый локон, я смотрела бездонные омуты глаз своего Мастера, в шутку пытаясь одолеть его силой взгляда.
        Ню-ню, как любит говорить в таких случаях моя знакомая ведьмочка. Вы когда-нибудь сражались с драконом пилкой для ногтей? Эффект тот же.
        - Ты - магичка, а с такими, как мы все сложнее, - легким ментальным пинком Дерек вытолкнул меня из своего сознания, позаботившись, однако, что бы ни я, ни он не схлопотали при этом рикошетом, - Организм волшебника совершеннее и выносливее, чем у обычного человека. За счет этого обращенные маги выходят из транса значительно раньше, но они, как и все новорожденные вампиры, при этом стремятся лишь к одному - испить крови. Если это происходит, дальнейшая трансформация идет слишком быстро, скачками… И очень часто организм не выдерживает. Прибавь сюда естественные защитные механизмы и частичный иммунитет магов к вампирскому влиянию… Именно, поэтому волшебники, если все-таки удается их обратить, чаще всего умирают в процессе превращения…
        - Выходит, если бы, проснувшись, я выпила крови Генриха…
        - Ты вполне могла умереть. Впрочем, оставшись без свежей крови, киска, ты все равно долго не протянула бы!
        - И поэтому ты дал мне своей?
        - Да, - Дерек улыбнулся, показав кончики клыков, - Помимо удовольствия, которое это принесло нам обоим, моя кровь дает тебе энергию, необходимую, что бы выдержать трансмутационные процессы, идущие в твоем теле. Благодаря ей ты сможешь продержаться еще сутки, до того момента, когда трансформация достигнет своего пика. И испить свежей человеческой крови только когда будешь действительно готова к этому, не раньше!
        - Ладно, будем считать, что ты меня убедил, - обвив Дерека руками и ногами, я властно притянула его к себе, прошлась губами вдоль шеи, - Но ты уже позавтракал, а я все еще голодна. Ты ведь поделишься со мной, мой Мастер, правда? - и с молчаливого согласия вампира я вонзила клыки в его похожую на мрамор, хоть и теплую пока плоть.
        - Боюсь, после этого… мне придется… устраивать… второй завтрак…, - обычно мягкий голос Дерека постепенно становился все более хриплым и ощутимо дрожал, а язык начал заплетаться, - С твоими-то аппетитами, малышка…
        - У меня это наследственное…
        Кровь… Кровь… Всегда кровь… Кровь есть жизнь… Кровь есть Сила… Она делает людей живыми… Она несет в себе Силу мага… Она открывает и запечатывает Измерения… Она рождает и уничтожает Миры… Кровь… Кровь… Что слаще нектара и амброзии… Кровь… Пища богов…
        Темнее меди кровь на когте льва,
        На мраморе как розы лепесток.
        Сравню её горячий ток
        С вином, но все же кровь не такова.
        Кровь опьяняет, но помимо грез
        Дарует жизнь и разум. Разлита
        В ней светлая живая теплота,
        Что звонче меда и нежнее роз…
        Когда два тела сплетаются в смертельном объятии, когда кровь одного согревает тело другого, когда ты чувствуешь, как по твоим жилам струится его тепло, его жизнь… Это как секс. По своему столь же невыразимо прекрасно, столь же неповторимо… Это как маленькая смерть… Petite Morte…Ты словно умираешь и возрождаешься вновь… Сгораешь и как феникс восстаешь из пепла… Ты чувствуешь, что живешь… Так, как никогда ранее!
        Свернувшись клубочком в объятиях Дерека, я медленно приходила в себя. Раскинувшись на кровати, вампир невидящим взглядом смотрел в потолок, лениво перебирая пальцами пряди моих волос. Если бы не мягкие, ласковые движения его рук, я бы решила, что он погрузился в транс. Наверно, я чуточку перестаралась. Выпила слишком много его крови. Ну да ладно, вот отправимся на ночную прогулку, и он все наверстает. Зато как хорошо мне! Мурлыча словно большая кошка, я с довольным видом потерлась щекой о жесткие кружева сорочки Дерека. Его кровь бежала по моим жилам, даруя невиданную доселе Силу. Казалось, я могу свернуть горы!
        - Скоро зайдет солнце…, - задумчиво пробормотал вампир, чуть повернув голову в сторону плотно задернутых штор, - Ты чувствуешь?
        - Да… А чего это тебе вздумалось охотиться средь бела дня? Это не опасно?
        - Опасно. И не слишком приятно! Но сегодня на закате намечается нечто особенное. Я решил пораньше разобраться с… гастрономическими вопросами.
        Я тихонько фыркнула.
        - С гастрономическими? Ну-ну… Боюсь, теперь тебе придется заняться ими снова!
        - Что поделаешь, если у меня такая прожорливая спутница…
        - Ах ты…, - я зарычала на него в притворном гневе, - Покусаю!
        - Буду только рад!
        - Мазохист…
        И легко увернувшись от быстрой, как молния руки, явно вознамерившейся меня отшлепать, я плавно соскользнула с кровати. Сзади послышался судорожный вздох. Ну да, забыла сказать, - спала я в чем мать родила. Очевидно, вид моего обнаженного тела лишил дара речи даже это нечеловечески красивое существо, без сомнения повидавшее на своем веку не мало прекрасных женщин… Что ж, приятно. Нарочито покачивая бедрами, я медленно поплыла по комнате, делая вид, что разыскиваю свою одежду. Выражение лица Дерека стало абсолютно однозначным. Ха! Нечего было весь день шататься неизвестно где, бросив меня в своем… хмм… гостиничном номере! Мне было так одиноко в этой большой постели… Пусть теперь помучается! Да и вообще, будь он мне хоть десять раз Мастером, обмен кровью еще не повод для интимных отношений. Что?! Я противоречу сама себе? Ну, в последовательности меня никто никогда не обвинял.
        - Так какие у нас планы на вечер? - я продолжала бродить по комнате, так как одежда упорно не желал находиться, - Если я не могу поохотиться, мне нужна какая-нибудь достойная альтернатива. А то я поеду домой! Сегодня финал чемпионата Секторов по аэрополо.
        - Что еще за аэро поло?
        - Ну… Суть обычного конного поло ты себе представляешь?
        - В общих чертах.
        - А в аэрополо играют в воздухе. Вместо лошадей - Летучи!
        - Великая Тьма!!!
        - Ага… Игра для отпетых самоубийц. Некоторые психи даже не пристегиваются! Говорят, ремни безопасности снижают мобильность… Дерек, ты не ответил мне - какая у нас программа?!
        - Сегодня после захода солнца на центральной площади будет публичная казнь. Мы пойдем посмотреть.
        - Здорово! И кого будут казнить?
        - Тебя…
        Давно я так не удивлялась. С первых дней Ученичества, наверно.
        - ЧИВО?!!!
        Ответом мне был бархатистый, ласкающий кожу смех. Хрипловатый и до неприличия сексуальный… От такого все мысли вышибает из головы подозрительно далеко, и при одном звуке его хочется расправить крылья и пуститься в брачный танец. Ах ты… Вот ведь нахал! Заманивает! Не дождешься, господин мой. И вообще, я не люблю рыжих! Предпочитаю жгучих брюнетов.
        - Так что там насчет моей казни, Мастер? - провокационным тоном вопросила я, поглядывая на Дерека с безопасного расстояния.
        Готова поклясться, что на прекрасном, до неестественности совершенном лице мелькнула досада. Потом губы искривились в сатанинской усмешке.
        - Что тебя интересует, прелесть моя?
        Глаза такие синие-синие, невинные-невинные… Ну просто херувим!
        - Кого будут казнить вместо меня, естественно, - фыркнула я, и, подскочив к кровати, выдернула из-под Дерека шелковую простыню, - Если ты, конечно, не надумал сдать меня Триаде!
        Завернувшись в черную ткань как в греческую тогу, я уселась в кресло, не сводя с Мастера испытывающего взгляда.
        - Ну, так что?
        В васильковых глазах замерцали веселые искорки.
        - Пожалуй, я еще повременю с этим богоугодным делом.
        - Тогда в чем же здесь фишка?
        - Фишка? - мой собеседник странно усмехнулся, - Миленькое выражение! Меня всегда забавляли эти сленговые фразы, - он помолчал, - А фишка в том, что Совет Семи не смог как обычно замять скандал после того, что твои бывшие приятели устроили в "Долине любви"! Необходимо было предъявить народу, так сказать, "преступный элемент", пресловутую упырицу… А поскольку тебя не поймали, пришлось как немного смошенничать!
        - И кто же тогда жертва? Орисса?! - хмыкнув, я положила ногу на ногу, - Что ж, это будет забавно… Посмотреть как ведьму сжигают на костре! Она, помнится, этого очень боялась.
        - Тебе не повезло! Это не Орисса. Триада и Совет Семи, несмотря на всю их наглость, не посмеют просто так казнить Ученика. Это сулит бо-о-ольшие проблемы со Светлым Магистратом.
        - Значит, её не поймали? Что ж, рада за неё!
        Я уже говорила, что логика у меня иногда хромает? Минуту назад мне страшно хотелось увидеть сожжение ведьмы, теперь вот я почти искренне обрадовалась, что Орисса останется в живых. Забавно… Может, моя переоценка ценностей еще не завершилась?
        - Увы, поймали. Ориссу и этого второго парня… Джефа, кажется. Триада постаралась на славу, - Дерек поморщился, слегка показав клыки, - Впрочем, твой муженек остался на свободе.
        - Это ненадолго! - усмехнулась я, - Он обязательно попытается вытащить друзей из тюрьмы и наверняка попадется сам. Генрих не чета Серым Магам!
        - Не скажи, - взгляд вампира на мгновение стал отсутствующим, - Вы оба явно недооцениваете свои силы. В парнишке чувствуется потенциал! - Дерек помолчал, задумчиво играя пальцами на кружеве сорочки, - Иначе как бы он сумел уничтожить одного из членов Триады?
        Я едва не свалилась с кресла.
        - Генрих прикончил Триадника?!!!!!! Генрих?!!!
        - А чего ты удивляешься? Перспективный малец… Вот только среди нас ему делать нечего! Что-то в нем есть такое…, - вампир замялся, подбирая слова, - Короче, то, как он убил ведьмака, даже у меня вызвало легкий шок!
        - Это как же?
        - Буквально на куски разорвал! Не голыми руками, конечно, а магией. Но выглядело это все равно жутковато.
        - Мдя…, - я нервно потерла ладони, - Не ожидала такого от собственного мужа! Он всегда был вспыльчив, но что бы так… И как ему только сил хватило?! Ведь эти ребята тоже не погулять вышли? Маги Серого Ордена все-таки…
        - Ну, во-первых, эти трое уже давно не принадлежат к Серому Ордену, - Дерек нехорошо усмехнулся, - Их оттуда с позором вышвырнули… А что до мальчишки, то я не знаю, откуда он зачерпнул энергии, но эта энергия явно была Темной!
        - Темной? - я недоверчиво уставилась на Мастера, - Да брось! Генрих идеалист. Он и Тьма… Вещи абсолютно несовместимые!
        - Не скажи, малышка! Можно иметь благородное сердце, и носить в себе Печать Тьмы… Впрочем, мы кажется отвлеклись! Ты вроде бы интересовалась, кто та несчастная, которую собираются "поджарить" вместо тебя?
        - В самом деле? А я уже и забыла! Ну и…? - чуть выгнув правую ступню, я задумчиво рассматривала пальцы ног. Ноготки на них тоже стали подозрительно напоминать когти. Так никакой обуви не напасешься…
        - Насколько я понял, это какая-то воровка, - бросив быстрый взгляд на мои ножки, Дерек негромко хмыкнул. Мысли читает, поросенок острозубый…, - На неё набросят парочку иллюзорных чар, что бы получилась большая и страшная упырица, и отдадут на растерзание толпе, - по лицу вампира снова пробежала, похожая на гримасу тень, - Сегодня после захода солнца её провезут через весь город, что бы каждый добропорядочный гондорец смог бросить в неё свой камень, а потом публично сожгут на главной площади.
        - Хмм…, - я по-кошачьи потянулась, - Нет, я слышала, конечно, что в Минас-Тирите сжигают за ведьмовство… Но чтобы за воровство!!!
        - В Минас-Тирите уже давно делают все, что захотят. Точнее, все, что захочет Триада! И Светлый Магистрат, проклятье Древних на их головы, ничего не делает. Политика невмешательства, Хаос её забери!
        Я с интересом посмотрела на Дерека. Так, так… Похоже, мы не просто пойдем полюбоваться на казнь. Здесь явно что-то кроется. Неужели мой Мастер решил сорвать представление? Ради чего? К авантюрам он вроде не склонен, а уж альтруизма да благородства в нем и вовсе не на грамм!
        - И что же, ты решил исправить сие досадное недоразумение? Спасти несчастную девчонку от костра? - я с иронией приподняла брови, - Откуда столь рыцарские порывы?
        - На девчонку мне плевать с высокой колокольни, - фыркнул Дерек, - Просто мне хочется подложить кое-кому свинью!
        - Это кому же? Триаде?
        - Нет, Фоксу!
        Зашипев не хуже ошпаренной кошки, я молниеносно слетела с кресла. Губы искривились в нехорошем оскале, пальцы изогнулись, напоминая огромные когти. Овампириваемся, однако…
        - КАКОЕ ОТНОШЕНИЕ К ПРОИСХОДЯЩЕМУ ЗДЕСЬ ИМЕЕТ ЭТОТ УБЛЮДОК?!!!
        Похоже, моя вспышка поразила даже привычного ко всему носферату. Послав мне успокаивающий ментальный импульс, он с помощью телекинеза толкнул меня обратно в кресло и материализовал в моих руках бокал красного вина. То есть не материализовал, конечно, а просто переместил, ведь за пределами Секторов даже сильному магу не так-то просто создать подлинное вещество… Но как бы то ни было, спиртное благоприятно подействовало на мои разгулявшиеся нервы, и когда Дерек спросил, почему я так ненавижу Фокса, у меня даже не возникло выцарапать ему глаза. Дереку, естественно, а не Фоксу… Последнего я бы сейчас просто разорвала на куски.
        Как видите, некоторые вещи не меняются даже после смерти. Если, конечно, это понятие все же применимо к превращению в вампира. Да и если уж на то пошло, моя трансформация на тот момент еще не завершилась…
        Но, может быть, именно это вызывало у меня повышенную агрессию?
        - Так чем тебе не угодил этот Лис, малышка?
        Я передернула плечами. Ну, к чему объяснять вполне очевидные вещи?
        - Хотя бы тем, что натравил вампира на бедную, ни в чем не повинную девушку!
        - Киска, если я что и понял за столетия своего существования, так это то, что абсолютно невинных людей не бывает… Кроме того, я не заметил, что бы ты особенно возражала! - мой Мастер, казалось, искренне забавляется.
        - С сегодняшних позиций… Но с точки зрения человека, это было подло и аморально.
        - А Фокс и не человек в обычном смысле этого слова! Он потомственный Темный маг со стажем. У них совершенно гипертрофированна система ценностей, - губы Дерека растянулись в неприятной усмешке, - А психология очень близка к нашей.
        Я внимательно посмотрела на вампира. Что-то в интонациях обычно спокойного бархатистого голоса, в чуть напряженном изгибе губ… Меня вдруг осенило.
        - Именно поэтому ты стал на него работать, не так ли?
        Дерек не стал картинно изумляться моей проницательности. В конце концов, мое сознание было в какой-то мере продолжением его собственного. Мастер мог читать меня как открытую книгу, но и я видела его насквозь. То есть почти насквозь… Он мог в любой момент заэкранироваться, в своих же силах я была не так уверена. Не совсем равноправное партнерство, но что поделаешь.
        - В общем, да! - кивнул Дерек, - Это случилось около десяти лет назад. Срок для людей не малый, но для магов и вампиров - сущая ерунда. На тот момент наши интересы совпадали, и мы заключили что-то вроде договора. Вот только Фокс редко играет по честному. Разве что с теми, кого считает выше себя.
        - Он предал тебя?
        - Нет, всего лишь попытался убить!
        - Что - просто так, без всякого повода? - я внимательно посмотрела на Мастера.
        Не то чтобы я его в чем-то подозревала, но он сам говорил - безгрешных не бывает. А Фокс, несмотря на все его многочисленные недостатки, отнюдь не дурак, и вряд ли будет ни с того ни с сего разбрасываться хорошими кадрами. Жизнь это, знаете ли, не fantasy - сериал!
        Опустившись на соседнее кресло, Дерек посмотрел на меня с легкой иронией. Что поделаешь, мой Мастер… Если хочешь выжить, не доверяй никому и ничему! Не все умеют читать мысли. А эмоции… Они могут и обмануть.
        - Я узнал слишком много его секретов! - лицо вампира вдруг заострилось, превращаясь в хищную маску, - По количеству скелетов в шкафу этот пройдоха заткнет за пояс любого политика. Он строил козни против членов собственного Ордена. Против родного брата, если уж на то пошло!
        Я покачала головой. Похоже, несмотря ни на что, у моего Мастера сохранилось определенное понятие чести. И двурушничество в него ни коим образом не укладывалось. Хотя, может, все дело в том, что Фокс играл против него лично?
        Тут мне в голову неожиданно пришла одна мысль. Была во всем этом маленькая неувязочка.
        - Скажи, если Фокс пытался тебя убить, с чего бы это тебе вздумалось выполнять его приказ и нападать на меня?
        - Малышка! - засмеялся Дерек, - Кто сказал, что я напал на тебя по его приказу? Ты с первого взгляда покорила меня…, - он окинул мою фигуру таким нарочито оценивающим, раздевающим взгляд, что я едва не залилась румянцем, хотя вампиры по определению не умеют краснеть, - Увы, я никогда не осмелился бы напасть на Ученицу в Секторах! - продолжал мой собеседник, - Но Фоксу нужно было избавиться от тебя, и когда он пообещал сделать так, что бы Магистры ни о чем не узнали, я согласился на его предложение.
        - И ты поверил ему? - изумилась я.
        - В этом случае - да. Видишь ли, если бы наша история выплыла наружу, Фоксу и самому грозили бы большие неприятности со стороны Светлого Магистрата.
        Дерек откинулся в кресле, накручивая на палец прядь огненно-рыжих кудрей - жест бессознательно соблазнительный, почти кокетливый.
        - Собственно, я потому и оказался в Секторах. Я тоже не дурак, киска, и уже давно подозревал, что Фокс собирается меня убрать. Когда он предложил мне приватную встречу, я понял - все, конец! Тогда-то мне и пришла в голову мысль устроить наше свидание под носом у Светлых Магистров. Думал, в подобных условиях Фокс не осмелится на открытое нападение, - он немного помолчал, потом слегка поморщился, - Впрочем, нет… Я несколько поторопился, заявив, что я не дурак! Болван первостатейный… Я как всегда недооценил Фокса! Он дождался, пока я обращу тебя, а потом атаковал. Если бы он сумел убить меня, Магистрату осталось бы только поблагодарить его. Ну, как же, благородный герой, уничтоживший вампира, напавшего на Ученицу! - Дерека передернуло, - К счастью, у меня тоже была пара козырей в рукаве, и мне удалось уйти. Жаль, что пришлось тебя оставить, но я знал, ты так или иначе будешь искать меня.
        Чуть покусывая губу и слизывая выступающие капельки крови, я некоторое время размышляла над словами Мастера.
        - Послушай, а как же я? Предположим, Фоксу удалось бы убить тебя… Но я-то ведь тоже могла свидетельствовать против него перед Магистрами!
        - У тебя не было никаких доказательств причастности его к этому делу, малышка! В правдивости моих слов Магистрат всегда мог убедиться посредством ментального сканирования. Но ты-то ничего не видела и не слышала, на тот момент у тебя были бы лишь догадки! Кроме того…, - Дерек печально улыбнулся, - К тому времени ты уже впала в трасформационный транс, и Фокс наверняка бы приложил все усилия, что бы ты из него так и не вышла.
        Очаровательно! Нет, я, конечно, знала, что Фокс законченный мерзавец, но что бы настолько…
        - Когда мы с ним встретимся, - с ледяным спокойствием в голосе произнесла я, - он не уйдет живым! Я выпью его кровь до капли, испепелю тело, а прах развею по ветру!
        - Благородное намерение! - хмыкнул вампир, - Жаль только не выполнимое. Фокс не в твоей весовой категории, киска, и боюсь, даже не моей. Так что если мы хотим отомстить ему, придется действовать по принципу "ударь и беги"!
        - Например, расстроить сегодняшнюю казнь! Кстати, ты так и не объяснил мне, с какого боку в здешних интригах замешан Фокс.
        - Это длинная история. Видишь ли, Средиземье всегда было магически перспективным Пространством, а, следовательно, и точкой пересечения интересов различных сил. Однако, мало кто осмеливался на попытки установления над ним полного контроля. Саурон, Темный Владыка Мордора, скорее исключение из правил. Последствия тебе известны. Создав свое дьявольское Кольцо, он почти полностью подчинил себе магию этого Измерения, и, вдобавок, абсолютно изолировал его от внешнего мира. На долгие столетия! Когда же Граница, наконец, пала, ищущие власти личности опять потянулись в Средиземье. Фокс не исключение… Объект его интересов не только Сектора, но и все Срединные Королевства. И он уже многого добился! Совет Семи пришел к власти с его помощью, а Триада и вовсе работает на этого интригана.
        - Так это он мутит в Гондоре воду! - догадалась я, - А мы-то все гадали, чего это вдруг местные жители воспылали такой ненавистью к Ученикам и эльфам. К Светлым Магам, если разобраться!!!
        - Вот именно, - Дерек чуть наклонил голову, отдавая должное моей проницательности, - По большому счету, гондорцам наплевать на Учеников, но вот к Перворожденным они еще со времен Войны за Кольцо испытывают нечто вроде благоговения. Однако, кто в тоталитарном государстве осмелиться пойти против властей? Официальная идеология, Хаос её забери…
        Я молча кивнула. Знакомая ситуация, если вспомнить прошлое моей исторической родины.
        - Но каким образом планам Фокса помешает наше с тобой выступление во время казни?
        На лице вампира возникла ехидная улыбочка. Сверкнули в полумраке клыки.
        - Я не случайно торчал здесь целый месяц, киска! Ты знаешь, что террор рано или поздно заканчивается революцией. Это историческая закономерность, - легким, текучим движением Дерек поднялся с кресла, - В последнее время недовольство гондорцев достигло опасных пределов. Немного "подрывной" работы с моей стороны и этот город превратился в огромную пороховую бочку. Осталось только поджечь запал!
        - Сегодня…
        - Сегодня!
        Я бросила быстрый взгляд в сторону окна. Тяжелые бархатные портьеры надежно защищали комнату от солнечного света, но я все равно чувствовала, как огненное светило медленно движется в сторону горизонта. Интересно… Раньше такой способности за мной не наблюдалось. Еще один вампирский дар? Что ж… Может пригодиться.
        - Полагаю, да начала казни у нас есть еще немного времени…, - по-кошачьи потянувшись, я посмотрела на своего Мастера, - Я успею принять душ?
        - Малышка, это все-таки Минас-Тирит! - Дерек лениво улыбнулся, - Душ не входит в местное представление о комфорте. Придется тебе довольствоваться горячей ванной, - он кивнул на маленькую дверь в углу спальни, - Я обо всем позаботился. Тебе осталось только подогреть воду.
        - Вы так любезны, мой господин! - плывущей походкой я направилась в указанном направлении, - Не хотите составить мне компанию?
        - Киска, мы и так в ужасном цейтноте! - в голосе вампира послышалось что-то, смутно похожее на разочарование, - Если я сейчас присоединись к тебе, на казнь мы точно не попадем!
        - Что ж, мое дело предложить…, - глядя Мастеру прямо в глаза, я позволила укутывающей меня простыне картинно соскользнуть на пол, а затем нарочито медленно скрылась в дверях ванной.
        Выражение лица Дерека во время этого представления было мне достойной наградой.
        Лежа в огромной, похожей на бассейн, мраморной ванне, я размышляла о странном поведении своего спутника. По всему выходило, что он не торопиться переводить наши отношения на новый, так сказать, более интимный уровень. В то же время взгляды, которые он бросал на мое тело, были более чем красноречивы. Да и вообще, стал бы он обращать меня, рискуя столь многим, если бы я не вызывала у него по меньшей мере страстного желания? Так за чем же дело стало?!
        Закинув ногу на ногу, я смотрела, как по гладкой алебастровой коже стекают струйки воды пополам с мыльной пеной. Вот только в крошечных радужных пузырьках отражалось почему-то не мое лицо, а тонкие, с легкой "восточинкой" мужские черты, янтарные глаза и иссиня-черные кудри. Неужели проблема в Генрихе? Возможно, Дерек думает, что я все еще люблю своего мужа… Впрочем, о какой любви может идти речь? Те, у кого нет, души, не способны любить. Вампиры могут испытывать страсть, ощущать своего рода привязанность, но не более…
        Опять же, у меня-то душа все еще есть. Теплиться где-то глубоко внутри, надежно скованная силой крови Дерека. "Последнее прости" я смогу сказать ей только через сутки, когда погружу, наконец, свои клыки в теплую человеческую плоть…
        Эта душа любит Генриха… А я, если задуматься, хочу его! И не только его кровь… Но и его тепло, его тело… Я могу превратиться хоть в демона Бездны, но ослепляющее желание, которое этот мужчина вызывает во мне, исчезнет только с моей смертью!
        Что ж, выходит, те, кто впервые назвал вампиров "живыми мертвецами", несколько поторопились.
        Да и вообще, меня, как обычно, занесло немного в сторону. Я размышляла о Дереке, а не о своем ненаглядном муженьке. Вампир, да еще Мастер, обративший меня, с сегодняшних позиций, как не глянь, всяко перспективней Генриха. Он ревнует? Ну что ж, тогда надо устранить причину его беспокойства. В конце концов, Анрио вызывает у меня интерес не только в качестве сексуального объекта! Кровь у него, наверно, страшно вкусная… Ням-ням! А экстаз, который испытываешь при убийстве, по словам Дерека, очень похож на любовный. Особенно, если действительно хочешь свою жертву!
        Набрав побольше воздуха (хотя, может, в этом и не было необходимости), я в последний раз окунулась с головой. Хорошая ванна, просторная! Но Ученические мне нравятся больше. Некоторые, конечно, следуют традиционным путем - красивые, старинные купели, пусть и многофункциональные. Большинство же дают волю своему воображению. Вот у Джефа, по словам Ориссы, ванна здорово напоминает аквариум. Там даже кто-то плавает - и, зная любовь Джефри к острым ощущениям, этим кем-то вполне могут оказаться пираньи! Симпатичные рыбки, кстати…
        Мы же с Генрихом, начитавшись фантастики, решили сделать ванну - иллюзию. Одно лишь желание - и перед тобой турецкие бани, морской берег, горная речка с водопадом или пещера горячих источников… Заниматься там любовью - невероятное удовольствие! Фыркнув, движением руки я охладила воду почти до нуля и выпрыгнула из ванны. Хватит с меня грешных мыслей, пора заняться делом.
        Раньше, после водных процедур, я любила полюбоваться на себя в зеркало (что поделаешь, и меня не обошла болезнь нарциссизма). Теперь с этим возникла небольшая проблемка. Но маг я, черт возьми, или не маг? Пара заклинаний и в влажном от пара воздухе возникло мое магическое отражение. Хороша, ничего не скажешь! Даже лучше чем прежде. "Интересная бледность" мне явно к лицу. И главное, очень сочетается с одеждой, которую приготовил для меня Дерек - черное платье и пурпурная накидка. Одно из моих любимых сочетаний, и для сегодняшней церемонии как раз подходят. Прическа, легкий макияж, и я во всеоружии вышла из ванной комнаты.
        Дерек тоже переоделся. Теперь, что бы понять, кто он такой, не нужно было быть магом или стоматологом. Слишком белая кожа (последствия моего завтрака), неестественное сияние синих глаз, а главное, костюм в стиле голливудстких носферату - белая шелковая сорочка и тяжелый черный плащ. Граф Дракула собственной персоной… Хотя нет. Тот, кажется, не был рыжим.
        Единственное, чего я никогда не видела у киношных вампиров, так это длинных парных кинжалов, похожих на трезубцы. Что-то вроде японских саи… Один был отлит из незнакомого мне золотистого металла, а его тонкую витую рукоять венчал шарообразный солнечный топаз. Второй клинок казался серебряным и был украшен лунным камнем чуть меньших размеров. Несмотря на это различие, в кинжалах чувствовалась явная идентичность. Как будто передо мной… брат и сестра? Незнакомые символы, одинаковыми змейками разбегавшиеся по лезвиям, еще больше усиливали это ощущение.
        - Это то, о чем я думаю? - не отрывая взгляда от клинков, я подошла вплотную у Дереку.
        - Рунные кинжалы? - вампир снял саи с пояса и протянул мне, - Да, они самые. Оружие редкое, я бы сказал - уникальное! Рунные мечи встречаются время от времени, но это… Солнце и Луна единственные в своем роде.
        - Солнце и Луна? - клинки легли в мои ладони как влитые.
        - Да, это их имена. Солнце - золотой, Луна - серебряный. Кинжалы, наделенные Силой более древней и могущественной, чем магия. Обладающие, если не душой, то, по меньшей мере, тенью сознания!
        - Солнце и Луна! - пробормотала я, - Le soleil et la Lune, - почему-то именно французские имена показались мне наиболее подходящими для этого удивительного оружия.
        Легкий трепет охватил тело после этих слов, и я не сразу поняла, что дрожат не только мои руки, но и сами клинки. Слабо вибрируют, издавая легкий звон и приятно согревая ладони.
        - Они узнают тебя, - улыбнулся мой Мастер, - Чуют в тебе мою кровь!
        - Значит это правда? - я подняла глаза на Дерека, - Что рунное оружие… как бы это сказать… не равнодушно к крови?
        - Разумеется! Хотя кинжалы, в отличие от мечей, предназначены скорее для ожидания, чем для битвы. И поэтому их не нужно слишком часто "купать" в крови. Той, что они выпьют, найдя свою цель, им более чем достаточно, - вампир вновь пристегнул саи к поясу, - Впрочем, иногда, перед особенно опасным сражением, я даю им испить своей…
        Дерек сомкнул пальцы на лезвиях клинков. Алые струйки побежали по металлической поверхности, мгновенно исчезая в области рун.
        - У тебя плохое предчувствие насчет сегодняшней заварушки? - я с легкой тревогой вгляделась в полуночно-синие глаза.
        Вампир осклабился, нарочно сверкнув клыками.
        - Если собираешься перейти дорогу Фоксу, малышка, всегда лучше перестраховаться!
        - Может, мне написать завещание?! - изрядная доля ехидства, прозвучавшая в моем голосе, ничуть не смутила Дерека.
        - "Прошу развеять мой прах с главной башни Магистрата?" Не плохая идея, киска…
        Ну почему мне так везет на мужчин, склонных к черному юмору?…
        Впрочем, в том, что случилось дальше, уже не было ничего смешного.
        Потом говорили, что причиной знаменитого Гондорского Погрома стала спонтанная вспышка народного гнева, годами накапливающееся недовольства политикой Совета Семи и "драконскими" методами Триады, неожиданно вылившиеся в страшное побоище на главной городской площади.
        Именно эта версия вошла в Хроники Срединных Королевств и даже в некоторые архивы Учеников. В чем-то историки, придерживающиеся данной точки зрения, были, безусловно, правы. Неконтролируемая движущая сила, подобная народным массам, оказавшись под слишком высоким давлением, рано или поздно входит из-под контроля и происходит взрыв. Это историческая закономерность…
        Однако, как заметил однажды в своей книге мой многоуважаемый коллега пан Сапковский, о какой, в Бездну, "спонтанности и неожиданности" может идти речь, когда пресловутый народный гнев в течение нескольких месяцев тщательно и продуманно подогревался неким субъектом с неестественно бледной кожей и слишком рыжими волосами?
        И когда "первым камешком в этой лавине" была кровавая баня, устроенная им в толпе зевак, пришедших полюбоваться на казнь мнимой упырицы?!
        О, конечно, в некоторых отчетах упоминалось, что Погром начался с появления на эшафоте еще одного вампира, которому вздумалось освободить свою товарку. Кое-где даже можно встретить упоминания о том, как паника, посеянная оказавшимся в гуще толпы носферату, переросла в побоище, стоило только вмешаться городским властям. Не прошло и четверти часа, как всеобщее безумие охватило площадь и прилежащие к ней кварталы, а через несколько часов - и весь город.
        До сих пор не пойму, кому понадобилось заминать участие Дерека во всей этой истории. Магистрам из-за присутствия в деле Ученицы, которой позже предстояло стать довольно заметной фигурой в политическом мире Средиземья? Фоксу, что бы замести следы каких-то своих махинаций? А может быть, гондорскому дворянству, представшему в этой истории в не слишком выгодном свете?
        В любом случае, воспоминания о том дне у меня сохранились не самые приятные.
        Зато тогда я наслаждалась от души…
        К моему великому сожаления, в представлении мне поучаствовать не удалось. Спрятавшись на крыше одного из окружавших площадь домов, я была только зрителем, всего лишь безучастным свидетелем нашего триумфа, хотя Дерек и сказал, что на случай непредвиденных обстоятельств мне предназначена роль тайного оружия, этакого козыря в рукаве. Потешил самолюбие, называется…
        Наблюдая за трагикомедией, разыгрываемой Мастером на эшафоте, я размышляла, почему мне была отведена в ней столь пассивная роль. Дерек явно не хотел, что бы я появлялась на площади! С чего бы вдруг? Может, он боялся, что, оказавшись в обезумевшей толпе, я потеряю контроль и начну пить человеческую кровь? Ну, мое самообладание, конечно, не безгранично, но когда надо, держать себя в руках я умею!
        Или он опасался, что я пострадаю в неминуемом столкновении с Триадой?! Смешно… Вампиры не люди, что бы их беспокоили подобные мелочи. К тому же, стараниями моего благоверного Триада к этому времени превратилась… хмм… в Диаду!
        А дальнейшими усилиями Дерека, кстати, вообще перестала существовать! Когда, сорвав казнь, он нырнул в толпу и начал убивать, Триадники, разумеется, попытались его остановить.
        Зря! Ох, как зря… Порезвился он на славу! Один из ведьмаков, кажется, все же уцелел, но что с ним потом сталось, я так и не удосужилась выяснить. Может, влачил остаток жизни жалким калекой?
        А, Бездна с ним…
        Город пылал… И в прямом и в переносном смысле. Паника и безумие росли, охватывали все новые и новые кварталы. Погром бушевал, разрастался, превращая город в кровавый ад. Погром… Никакой логики, никакого смысла… Да, народный гнев был направлен в первую очередь против властей. Против узурпаторов из Совета Семи. Против Триады и всего, что было с ней связано. Против наемников, почти сменивших Гондорскую Гвардию, испокон веков защищавшую город.
        Но Всесильные Боги, сколько же случайных, ни в чем неповинных людей было изувечено, растоптано, разорвано на куски обезумевшей, потерявшей всякий человеческий облик толпой!
        О, Дерек добился, чего хотел! Революция началась! У Светлого Магистрата были теперь все основания вмешаться во внутренние дела Гондора. Которые, кстати говоря, теперь перестали быть внутренними. Политика невмешательства магов действует, только если события развиваются закономерным путем. Происходящее в тот день в Минас-Тирите к этой категории явно не относилось. Триада, которая давненько мутила там воду, плюс показательное выступление Дерека… Магистрат просто не имел права пускать такие вещи на самотек. Как говорится, vim vi repellere licet! Взять контроль в свои руки, потеснить Фокса, тянущего к Гондору свои загребущие ручки… Вот чего можно было ожидать от них в данной ситуации. Вот чего добивался мой Мастер!
        Не слишком оригинально, зато действенно. Может быть даже слишком…
        Бушующая в городе буря пожирала все на своем пути.
        И два вампира, летящие на её крыльях, казались посланниками Смерти, явившимися, что бы до дна испить эту чашу паники и безумия.
        О, гроза, гроза ночная, ты душе - блаженство рая,
        Дашь ли вспыхнуть, умирая, догорающей свечой.
        Согласно предположениям Дерека, раньше рассвета группу спасения из Секторов ждать не приходилось.
        Так что у нас было время оторваться на полную катушку.
        Мы шли по городу, наслаждаясь хлещущими через край хаосом и анархией. Призрачными тенями скользили по крышам, и пили, пили страх и боль, гнев и ярость, захлестнувшие улицы гондорской столицы. Горели дома… Звенели бьющиеся стекла… Толпа металась и ревела… А мы танцевали над городом, упиваясь сотворенным нами кошмаром.
        Внезапно среди охваченных паникой людских сознаний мне почудилось что-то знакомое. Я замерла, слившись с решеткой террасы, на которой стояла, и стала ждать. Точно охотник, что выслеживает долгожданную дичь…
        Так и есть! По лабиринту улочек, забитых воющей и мечущейся толпой двигалась знакомая приземистая фигурка с чебурашечьими ушами. Прижимая к груди какой-то сундучок, Бромли с неожиданной для его комплекции ловкостью лавировал меж обезумевшими людьми, умудряясь при этом не привлекать к себе особого внимания. Он был напуган до полу смерти, однако продолжал упрямо топать вперед, двигаясь к какой-то ему одному ведомой цели. Хочет выбраться из города? Размечтался…
        Я уже собралась спрыгнуть с крыши, когда стальные пальцы Мастера сомкнулись на моем локте.
        - Собираешься его убить?
        - Ага… Пора ему заплатить за свои злодеяния! Конечно, все обернулось к лучшему, но я очень люблю, когда меня предают…, - я любопытством посмотрела на Дерека, - А что, тебе будет его не хватать?
        - Да не особенно! Просто меня беспокоит, что ты все еще одержима прежними страстями…
        - Прежними страстями? О чем это ты?! А, знаю! Тебя беспокоит Генрих! Но не волнуйтесь, мой Мастер, - прижавшись к вампиру, я горячо дохнула ему в ухо, - Клянусь тебе, что когда придет время, первой моей жертвой станет именно он!
        - Не думаю, что это хорошая идея, малышка! Конечно, кровь мага сделает тебя сильнее, но…
        - Да ладно тебе! Я хочу поразвлечься! Ты же не откажешь мне в этом?
        И вывернувшись из объятий Дерека, я скользнула на улицу.
        Кажется, несчастный смертный даже не сразу разобрался, кто перед ним, когда на заваленной телами, залитой кровью мостовой материализовалась окутанная плащом кошмаров фигура с горящими демоническим золотом глазами. Став белым как мел, он рухнул на колени, трясясь точно осиновый лист и подвывая от ужаса. Я захихикала от почти детского восторга. Значит, я такая страшная? Или он и впрямь принял меня за Духа Смерти? Но я ведь и Черного Меча-то не ношу! Не говоря уж о Косе…
        - Соскучился по мне, Ушастик? Привет тебе от покойной Триады! И от старины Феба, кстати, тоже.
        Теперь он меня узнал. И, кажется, испугался еще больше.
        - Т-т-т-ты!
        - Я-я-я-я! - люблю передразнивать, знаете ли, - Да, у меня ведь есть для тебя послание и от себя лично!
        Он еще успел удивиться. А вот испугаться уже нет. Жаль… Поторопилась!
        Моя рука мелькнула быстрее молнии. Затвердевшие на миг когти вошли в его горло точно раскаленный нож в масло. Фонтаном ударила кровь. Мяу-у-у!!! Зачарованная его смертью, я наслаждалась агонией, словно хорошо выдержанным вином. Покрытые рубиновыми каплями пальцы сами собой потянулись к губам…
        Наверно, Дерек хотел вмешаться.
        Ему просто не хватило времени.
        Низкий мужской голос, с легкостью перекрывший вой толпы, отбросил меня в сторону от тела, заставив зашипеть подобно разъяренной кобре.
        - Это было очень красивое убийство, миледи! Я бы сказал, шедевр, в некотором роде…
        Фокс. Фокс?! ФОКС!!!
        Он стоял в нескольких шагах от меня и аплодировал, этак нарочито и показательно. На губах играла насмешливая улыбка, поза была расслабленной и какой-то вызывающей. Вот только аура Силы, окутавшей его подобно мантии, заставляла мои волосы вставать дыбом, а губы подниматься в вампирском оскале.
        На это раз он пришел не разговаривать.
        Он пришел убивать.
        Испугаться я просто не успела. Порыв ледяного ветра буквально отшвырнул меня в сторону, и между мной и Фоксом выросла облаченная во Тьму фигура Дерека. Черный плащ реял у него за спиной, точно гигантские крылья, а рыжие пряди языками пламени плясали вокруг белого, как мел лица.
        - Уходи, Марго!
        Он назвал меня по имени?! Без дураков, он сказал мне - Марго?!!! Похоже, пришла пора впадать в панику.
        - Но, Дерек…, - робко начала я, - может, я могу помочь?
        - Уходи!!! - на этот раз его прежде бархатистый голос прозвучал как рычание.
        В облике Дерека уже не осталось ничего человеческого. Глаза пылали желтым, сатанинским огнем, ставшая прозрачной кожа мерцала призрачной зеленью, обрисовывая кости.
        - Убирайся! - взмах когтистой лапы, и новая волна обжигающей холодом Силы зашвырнула меня на крышу ближайшего дома.
        Вслед мне летел издевательский смех Фокса:
        - Убегать бесполезно, вампирёныш! Твой Мастер долго не продержится, а потом настанет и твоя очередь. Хотя, скорее всего, ты и без моей помощи откинешь лапки!
        Его последние слова заставили меня в ужасе застыть. А ведь эта сволочь права. Смерть Дерека означает для меня обратное превращение. И даже если я его переживу, то снова стану этим грубым, жалким существом - человеком. Конечно, у меня сохранится Сила Ученика, но разве её можно сравнить с моим нынешним могуществом?
        Есть ли у Дерека шансы победить? Приникнув к коньку крыши, я буквально впилась глазами в схватившихся магов. А посмотреть, действительно, было на что. От энергии, бушевавшей вокруг этой парочки, волосы вставали дыбом. Сумей мы её должным образом преобразовать, хватило бы обеспечить электричеством весь Минас-Тирит! У меня перехватило дыхание. Как… великолепно! Все-таки есть в этом некая особая красота. Когда сражаются равные, бой превращается в искусство, становится похож на танец, танец Жизни и Смерти… Я не понимала смысла и половины атак, однако, было ясно, что в ход пошла тяжелая артиллерия. Боевая магия Высшего Уровня. Никаких примитивных заклинаний, лишь Сила мысли и жеста. Впрочем, движения рук играли здесь вспомогательный характер. Энергетический потенциал и ментальная мощь были их оружием…
        Но, к сожалению, мой Мастер и сам признавал, что Фокс - не в его весовой категории.
        Со своего места на крыше я видела, как магический щит вампира начинает медленно прогибаться. Как долго он еще продержится? В Секторах Дерек сумел уклониться от схватки, использовав один их своих вампирских трюков, но сейчас-то ему бежать некуда. Неужели это конец?
        Но я не хочу умирать! И не желаю снова становиться жалким человечишкой!!! Не желаю…
        Значит, мой единственный шанс спастись - это выпить человеческой крови! Конечно, до конца трансформации еще почти сутки, и это может меня убить. Но, как говорится, кто не рискует, тот не пьет… крови.
        Я посмотрела на Дерека. Он пока что и не помышлял о поражении. В руках вампира блеснули знакомые, увитые рунами клинки. Lune, а в след за ней и Soleil отправились в смертельный полет. Что ж, похоже, еще какое время Фоксу будет не до меня. Надо поскорее найти жертву. Вот бы мага! Дерек говорил, что кровь волшебника может сделать меня сильнее.
        К сожалению, Фокс вряд ли сгодится на эту роль! Выжившего Триадника или того же Генриха придется долго искать, а до Секторов далеко… И тут меня осенило. Ведь здесь, в городе, совсем неподалеку есть два мага. Причем, мне и охотиться-то на них не придется! Они уже пойманы и преподнесены к моему столу на блюдечке с голубой каемочкой.
        Хихикнув, я бросила последний взгляд на сражавшихся и телепортировалась в Королевскую Тюрьму Гондора. Именно там меня ждал мой завтрак…
        Вообще-то Дерек не особо распространялся, где держат Джефа и Ориссу. Ну а я не спрашивала. Однако пока мы резвились над городом, он устроил мне что-то вроде маленькой экскурсии, показал местные достопримечательности, так сказать. И гондорскую каталажку в их числе.
        Согласно моим предположениям там вряд ли имелись специальные камеры для магов. Так что вора и ведьму поместили либо в наспех зачарованные помещения, либо, что более вероятно, просто заковали в цепи из дивмерита. О, прошу прощения, из квазхиреомда! Нет, это не ругательство. Это гномье название некоего зеленоватого минерала, близкого по своим физическим свойствам к металлу. Но кроме этого в обработанной форме данное вещество обладает одной универсальной особенностью - оно напрочь блокирует вокруг себя магию! А при попытке непосредственного магического воздействия вызывает у колдовавшего ряд малоприятных ощущений - от острой мигрени до симптомов сильного сотрясения мозга.
        Добывать эту гадость по ведомым лишь Высшим Силам причинам могут только маги, и меня не оставляли смутные подозрения, что на рудниках у Старца разрабатывался именно дивмерит. В Секторах, кстати, это вещество с легкой руки Анджея Сапковского по-другому и не именовали. Причина проста - гномьи термины, не сломав при этом язык, могут правильно произносить… хмм… только гномы.
        Как я и думала, стражников в тюрьме не оказалось. В городе творилось такое, что им было просто на просто не до заключенных. Хотя каталажка была забита до отказа. Тоталитарный режим, чтоб его…
        Камеру Ориссы и Джефа я отыскала легко - дивмеритовые оковы вампиру не помеха, и ментальное присутствие магов поблизости я ощущала очень остро.
        Но вот здесь-то меня и ожидал сюрприз.
        Приблизившись к камере, я поняла, что магов там трое! Дверной проем оказался оплавлен, сорванные с петель створки напоминали жеваную бумагу, а по коридору как будто промчался средних размеров торнадо.
        Впрочем, имя этого урагана было мне известно - Генрих. Естественно, он не преминул воспользоваться всеобщим переполохом и проник в тюрьму в надежде вызволить друзей. Если кто из стражников здесь и остался, мой благоверный наверняка без труда решил эту проблему.
        А попутно еще и дал выход своему бешеному темпераменту…
        Когда я почтила Королевскую Тюрьму Гондора своим присутствием, Генрих как раз колдовал над оковами раненого Джефа. Колдовал - в переносном смысле, поскольку дивмерит рикошетит любую магию, независимо от того, кто её применяет - пленник или тот, кому вздумалось его освободить. Время от времени слышались негромкие проклятия - замок, похоже, попался не простой, да и Генрих, уж на что богатую имеет биографию, "медвежатничеством" никогда не увлекался. Джеф же, явно балансируя на грани обморока, мог помочь ему только советом. Что касается Ориссы, которую мой муженек освободил, разумеется, первой (что вы хотите - дама!!!), то она, как и всякая нормальная женщина на её месте, суетилась возле приятеля, всхлипывая и что-то нашептывая ему на ухо.
        Короче, мое появление должного впечатления не произвело!
        Меня просто не заметили!!!
        Нет, вы только представьте…
        Хотя… Может оно и к лучшему! Усмехнувшись, я шагнула в камеру. Маскирующие щиты соскользнули с меня как одежды с новобрачной. Присутствие голодного вампира заполнило низкие своды порывом ледяного ветра, крошечными молниями заискрило на поверхности дивмерита. Орисса и Генрих мгновенно вскинулись в боевых стойках, но было уже слишком поздно. Взмах руки - и ведьма, словно пушинка, пролетев через всю камеру, с размаху ударяется о стену. Медленно сползает вниз и замирает без движения. Джеф, шипя от боли, бьется в оковах, но дивмеритовые цепи держат крепко. Генрих…
        Генрих стоит посреди камеры, застыв подобно статуе, и зачарованно смотрит на меня. Золотистые глаза совершенно пусты, красивое лицо ничего не выражает. Откинув назад голову, я восторженно расхохоталась. Он мой, целиком мой! И мне ведь даже не пришлось пробивать щиты, что по-прежнему плотным коконом окутывают его разум. Такую блокаду с наскоку не преодолеет даже монстр вроде Дерека!
        Но я-то её не пробивала. Я прошла сквозь нее!
        Генрих был моим мужем. Я знаю его как самое себя. Его тело, его душу… Духовная сцепка - это вам не шутка! Для меня проникнуть в его сознание пара пустяков. Правда, Генрих тоже знает меня слишком хорошо. Конечно, я изменилась, но все-таки… Поэтому мне пришлось действовать быстро. Будь у него хоть немного времени, он вполне смог бы блокировать меня. Если не больше… Меч - оружие обоюдоострое, знаете ли.
        С другой стороны - кто может соперничать с вампирами в области ментальных фокусов?
        Довольно мурлыча себе под нос, я танцующей походкой обошла вокруг Генриха. Послала клыкастую улыбочку взбешенному Джефу. Нет ничего хуже, чем чувство собственного бессилия. Он буквально дымился от ярости, но сделать-то все равно ничего не мог.
        - Не переживай так. Скоро придет и твоя очередь, мой сладенький, не волнуйся!
        Слышала бы меня Орисса! Я снова расхохоталась.
        Джеф зарычал не хуже вампира. Ведьма же, словно и впрямь услышав, чуть заметно шевельнулась, явно начиная приходить в себя. Ой, а вот это зря. Мне ты тут пока совсем не нужна! Очнешься - придется еще разок шарахнуть об стеночку. Но так ведь и до летального исхода недалеко. А я тебя убивать не собираюсь. Во всяком случае, пока…
        Ладно, пора заканчивать эту прелюдию. Шагнув к Генриху, я обвила его плечи руками. Как кошка потерлась щекой о щеку, провела губами вдоль шеи. Со сладким стоном вдохнула пьянящий запах его кожи… Ах…
        Джеф и очнувшаяся таки Орисса что-то кричали мне, но я уже ничего не слышала. Мир вокруг перестал существовать, остались только я и он! Мой Генрих… Где-то на краю сознания возник протестующий, полный гнева голос: "Марго, не делай этого, слышишь? Не делай!" Дерек?! Значит, ему все-таки удалось обмануть Фокса? Что ж, рада за него. А свои поздравления я выскажу своему Мастеру… немного позже.
        Острые как иглы клыки вошли в плоть. Поток крови хлынул в рот, обжигая нёбо, заставляя еще теснее прижиматься к ране губами. Наконец-то! Это не походило на тот жидкий огонь, на то странное, почти болезненное наслаждение, что дарила мне кровь Дерека. Казалось, я пью горячий нектар, божественную амброзию. Я купалась в теплых волнах бескрайнего океана, легкая, словно перышко, парила в солнечных небесах… Блаженство! Какое блаженство…
        И вдруг эйфория сменилась острой болью. Ощущение было такое, будто меня со всего размаху ударили в поддых. Теплый ласковый свет сменился обжигающим, слепящим пламенем, к горлу подступила тошнота. Что-то внутри меня, что-то, что совершенно не собиралась выпускать, отчаянно рванулось навстречу этому огню, разрывая меня на куски, скручивая судорогой новой боли. Неистовая пляска красок перед глазами достигла своего апогея и внезапно начала бледнеть, сменившись смутно знакомой картиной.
        Черноволосый юноша и белокурая девушка в подвенечном платье стоят на коленях перед алтарем, что установлен посреди огромной лесной поляны. Представительный, седовласый старец простер руки над их склоненными головами. Миллионы разноцветных фонариков призрачными огоньками мерцают среди ветвей, музыка ветра поет голосами хрустальных колокольчиков, развешанных на деревьях. Кругом смеющиеся лица, счастливые улыбки.
        Двое у алтаря произносят слова свадебной клятвы:
        - Сердце к сердцу, душа к душе…
        Серебряным кинжалом они надрезают друг другу запястья и соединяют края ран, смешивая свою кровь.
        - Моя кровь - твоя кровь. Моя Сила - твоя Сила! Теперь мы единое целое! Да будет так отныне и вовеки веков…
        В жилах Генриха текла частица моей крови! Чистой крови, еще не инфицированной. И магическая энергия, наполнявшая её, тоже была пока неподвластна Тьме. Моя истинная Сила. Светлая Сила…
        Она снова оказалась во мне! И душа, погребенная где-то в недрах моего "я", измученная, обессиленная, но еще живая, уцепилась за неё, как за хрупкий мостик, и устремилась вперед, к Свету…
        Мир постепенно приходил в норму. Я поняла, что лежу на полу, свернувшись в позу зародыша и судорожно обхватив себя руками, словно в попытке унять угнездившуюся в груди боль. Первый, кого я увидела, когда перед глазами немного прояснилось, был Джеф. По-прежнему прикованный к стене он был бледен как привидение и явно с трудом удерживался на грани беспамятства. Но его глаза… Этого выражения боли и ярости мне не забыть до конца своих дней!
        Орисса, сидевшая рядом с ним, выглядела немногим лучше, однако "считать" её я не могла - сознание ведьмы мощным барьером окружал ментальный щит. Словно почувствовав мой взгляд, девушка подняла голову. Выражение её лица я понять не сумела, хотя и смотрела ей прямо в глаза. В глаза?! Постойте, выходит, она не от меня экранируется? Тогда от кого же?
        - Малышка…
        Ах да, Дерек… Оперевшись дрожащими от напряжения руками на холодный каменный пол, я кое-как села. С трудом повернула голову. Дерек стоял в дверях камеры и настороженно смотрел на меня. В полуночных глазах притаился страх…
        Что, чёрт возьми, происходит?!
        Ослабевшие руки разъезжались на скользких каменных плитах. Тут что, недавно пол мыли? Я попыталась передвинуться, в надежде найти точку опоры, как вдруг пальцы правой руки уперлись во что-то. Во что-то… Медленно, словно против воли, я опустила глаза вниз.
        Он лежал рядом со мной, бледный и бездвижный, похожий на пустую скорлупу. Устремленные вверх ореховые глаза уже начали тускнеть, а сердце билось еле-еле, словно отсчитывало последние удары. Генрих…
        Не знаю, каким чудом я не закричала. И даже нашла в себе силы подняться на ноги и шагнуть к Дереку. Так… Ментальный рисунок смазать, губы растянуть в улыбке. Минуту назад вокруг меня бушевал такой эмпатический шторм, что Дерек вряд ли понял, что произошло. Иначе бы он уже принимал меры.
        Моя натянутая улыбка не обманула вампира. В его глазах по-прежнему горели тревожные огоньки. Тогда, подавшись вперед, я положила ладони ему на грудь и накрыла его губы своими. Прильнула как можно плотнее, чуть кольнула клыками, стремясь вызвать ответную страсть. Ну давай же, Дерек, Бездна тебя забери! Ты ведь хочешь меня…
        Глухо застонав, он ответил. Обвил руками, так крепко, что почти поднял меня в воздух, впился в мой рот в болезненно-страстном поцелуе. Вот так, хорошо… Несколько мгновений, заставив себя позабыть обо всем, я просто наслаждалась происходящим. Как это не парадоксально, Дерек все еще вызывал у меня жгучее желание. Говорят же, от любви до ненависти всего один шаг!
        Впрочем, какая это любовь? Так… похоть…
        Мое сознание затопила тьма. Правая рука заскользила по груди вампира, помедлила мгновение и… ударила снизу вверх, разрывая плоть и ломая ребра. Пальцы сомкнулись на сердце, остановившемся столетия назад, и вырвали его из разверзнутой раны.
        От крика Дерека, казалось, содрогнулись даже стены. Отшатнувшись, он рухнул на колени и медленно-медленно, словно против воли, опустил глаза к страшной дыре на груди. Странно, но крови на нем не было. Ей исходило лишь сердце, пульсирующее в моей руке. Mon Dieu, ведь раньше-то оно не билось!
        С трудом подняв голову, Дерек посмотрел на меня. В его взгляде не было гнева, как я ожидала. Не было и ненависти… Лишь удивление. И обида…
        О Высшие Силы!
        Затаив дыхание, я смотрела как жизнь - или нежизнь - уходит из этого прекрасного тела, так долго обманывавшего смерть. Иссыхающая, похожая на папиросную бумагу кожа обтягивала скелетообразные руки и лицо, внезапно ставшее похожим на череп. Чернели тонкие губы, искривившиеся в жалком подобии улыбки, наливались болью полуночно-синие глаза…
        Но он не умирал! Его плоть уже рассыпалась пеплом, но он, черт побери, все еще жил.
        - Уйди же! - зашептала я, не в силах выдерживать больше этот осуждающий взгляд, - Умри… Исчезни… Сгинь!!!
        Дерек услышал, и в его глазах впервые мелькнул гнев. Голос вампира зазвучал у меня в голове словно удары набата.
        "Думаешь, убив меня, ты избавишься от Тьмы, малышка? Ты обречена на неё! Даже сохранив свою чистую душу, тебе не избавиться от этого проклятья. Век за веком ты будешь идти сквозь Тьму, глядя, как один за другим скрываются во Мраке все те, кого ты любишь… И ты ничего не сможешь изменить! Это твоя Судьба… Таков твой Рок, Танцующая - во - Тьме…"
        Охваченная темным, первобытным ужасом, я с каким-то невнятным криком сжала руку, в которой все еще билось его сердце. Оно вспыхнуло внезапно, словно гротескный факел. Обожгло ладонь, но я этого даже не заметила. Я видела лишь, как потемневшие губы Дерека складываются в последнюю улыбку, и его тело, словно охваченное тем же огнем, осыпается на пол струями серебристого пепла.
        Несколько мгновений я тупо смотрела в пространство, как-то машинально отмечая краешком сознания бездвижное тело Генриха на холодных камнях, остолбеневших Джефа и Ориссу и блеск рунных кинжалов у своих ног - все, что осталось от моего Мастера. Потом пришедшая откуда-то изнутри судорога ослепляющей боли швырнула меня на пол, заставляя в исступлении царапать когтями каменные плиты. Мне показалось, что где-то рядом скулит смертельно раненное животное, и я не сразу поняла, что эти звуки издаю я сама.
        Что это - последняя стадия обращения или все-таки антитрансформация? Ведь Дерек мертв! Впрочем, какая разница… Все равно это превращение… мне не пережить… Слишком мало… осталось сил…
        Приоткрыв глаза, я сквозь кровавый туман различила лицо Генриха, лежавшего почти рядом со мной. Pardonne me, mon amour! С трудом заставляя повиноваться онемевшее тело, я потянулась к мужу. У меня осталось еще немного энергии… Возьми её! Не умирай! Дождись помощи! Живи… Ты должен выжить! Я так хочу!
        Теплая рука коснулась моего плеча.
        - Марго, я могу что-нибудь для тебя сделать?
        Орисса… Как хорошо, что она цела. Благодаренье Высшим Силам, хоть её смерти не будет на моей совести!
        - Позаботься об Анрио… Он… должен… выжить…
        - Он выживет!
        Последний рывок. Мои пальцы сомкнулись на ладони мужа, и я погрузилась, наконец, в благодатную темноту беспамятства.
        Я танцевала во Тьме, всепоглощающей и холодной. Я танцевала, и Мрак расступался, словно не в силах пожрать исходящий от меня белый огонь…
        Я шла сквозь Бездну, и Тьма смыкалась за моей спиной, скрывая каменные надгробия на могилах тех, кого я любила, но спасти не смогла. А те, кого спасти мне было не суждено, черными тенями кружились вокруг в бешеной пляске Смерти…
        Я видела Мерфи в пурпурно-красных одеждах. Её Меч взлетал и падал, мир тонул в крови, а она хохотала, встряхивая серебристыми косами.
        Я видела рыцаря в черных как ночь доспехах. Он поднимал забрало шлема, похожего на человеческий череп, и смотрел на меня темными омутами глаз, такими чужими на этом родном мне лице…
        А потом все видения смыло волной Силы. Вместе с ней снова пришла боль, но я ухватилась за неё почти с радостью, ведь она было чем-то реальным, а не очередным порождением мира кошмаров.
        У боли были голоса.
        - Не думаю, что она справится, мой Лорд.
        - Она должна! Слишком многое поставлено на карту.
        - Но Вы же видите, в каком сложном положении мы оказались! Её душа вернулась, а Мастер погиб, причем погиб от её руки, а это многое значит. В обычной ситуации я бы мог поручиться, что антитрансформация пройдет без проблем… Но она ведь умудрилась выпить человеческой крови. И, черт побери, именно ЕГО крови! После этого от демона, живущего внутри неё, можно ожидать чего угодно. Теперь все зависит от её воли, её выносливости, внутренних резервов…
        - Значит, она выживет! Вы же не думаете, что какой-то вампир способен убить Дитя Древней Крови? Не говоря уж обо всем остальном!
        - Да, но пока она просто Ученица! Все её Силы спят.
        - Просто Ученица? Хмм… Думаю, Ученики еще удивят своих создателей… И вообще, Энхем, достаточно разговоров! Принимайтесь за дело. И скажите спасибо, что я не возложил вину за все происшедшее на вашу шайку - лейку!
        - Вину? А что Вы предлагаете - опекать их как наседки? Превратить в марионеток?!
        - В марионеток? Не смешите меня! Эта компания вам не по зубам. Просто делайте свое дело…
        Горячие пальцы коснулись моей шеи, там, где оставили чуть заметный след клыки Дерека. Сознание вновь погасло, но на этот раз мои сны не переполняли демоны и кошмарные видения.
        Снов не было вообще. Только пустота.
        Очнулась я через три дня в Клинике Секторов. Очнулась человеком, хотя, посмотрев не себя в зеркало, поняла, что мне по-прежнему лучше бы там не отражаться. Будучи живым мертвецом, я определено выглядела краше!
        Вокруг меня суетились медики и маги-целители, а посетители заваливали комнату горами цветов и подарков. Чаще других меня навещал, конечно, Джеф, который оказался моим товарищем по несчастью и лежал в соседней палате. Впрочем, ему уже было гораздо лучше, и отношение этого непоседы к врачам, удерживающим, по его словам, абсолютно здорового человека не больничной койке, придется опустить по цензурным соображениям.
        Приходила Орисса и, разумеется, Генрих, который, кстати, и сам лишь недавно покинул сею гостеприимную обитель. Частенько наведывались Ричард, Вик и Фроди. Только Мерфи не появлялась, то ли по-прежнему находясь в бегах, то ли пропадая по каким-то таинственным делам.
        Даже Дениэл почтил меня своим присутствием, скупо пожелав скорейшего выздоровления, и намекнув, что о событиях последней недели мне лучше не распространяться. Для своей же пользы. Емко, ничего не скажешь…Но именно Молодой Магистр, между прочим, хотя и очень поверхностно, рассказал мне, что же случилось в Минас-Тирите. Как выяснилось, план Дерека увенчался успехом. Не успело еще над пылающей столицей подняться утреннее солнце, как в городе появились два Магистра в сопровождении своего личного полка и нескольких эмиссаров. Для решения текущей проблемы, так сказать.
        И дел у них было, мягко говоря, по горло!
        Судя по всему, нам с ребятами еще несказанно повезло, что во всем этом безумии один из Магистров, целитель по специализации и сильный эмпат, почувствовал, что в тюремных подземельях происходит нечто ужасное. Хотя кто их знает, наших Пресветлых… Вполне возможно, что они с самого начала были в курсе событий и просто ждали подходящего момента, что бы вмешаться. Не удивлюсь также, если нашу компанию инвалидов обнаружили отнюдь не случайно, тем более, что спасший нас целитель был как раз тем Магистром, что курировал меня при сдаче экзамена на Первую степень, а посему прекрасно знал мою ауру и то, как меня найти. В любом случае, он подоспел как раз вовремя, что бы оказать нашей братии первую помощь и отправить потом долечиваться в Сектора. Самым сложным оказался, разумеется, мой случай, и то, что я вообще осталась в живых, по словам Дениэла было истинным чудом. Правда, особой радости на лице Магистра, когда он сообщил мне это, я почему-то не заметила. Ну и Бездна с ним! Какое мне дело до того, что думает о моей особе Дениэл? Не выгнал из Секторов, и ладно! А своего спасителя я еще успею поблагодарить.
        Успею… Как-нибудь потом…
        В ту пору, если честно, у меня не было ни малейшего желания ни то что кого-то благодарить, но и даже видеть!
        Я находилась в том состоянии, что называют глубочайшей депрессией с приступами истерии. А чего вы хотели?! Я побывала в шкуре вампира, едва не переспала с одним из них (Бог миловал!!!), убила невинного человека (ну хорошо, не совсем невинного, но какая, в конечном счете, разница?) и чуть не прикончила собственного мужа… И это, не считая того, что я подвергла смертельной опасности двух своих друзей и косвенно участвовала в том кошмаре, что Дерек устроил в гондорской столице! Есть от чего полезть на стены, согласитесь…
        Разругавшись в Секторах со всеми, с кем было можно, я уехала в Минас-Тирит. Город все еще пребывал на военном положении, хотя дела более-менее пошли на лад. Гондорское Княжество буквально кишило посланцами Магистрата, который, по-моему, только порадовался возможности взять здешнюю ситуацию в свои руки. Астрал постоянно вспыхивал от произносимых тут и там заклинаний (уж кто-кто, а уполномоченные эмиссары не утруждали себя маскировкой), так что затаившаяся, почти не прибегающая к магии чародейка, вряд ли могла привлечь чье-либо внимание.
        А как раз это и было мне нужно! Побыть одной, подумать… Причем именно здесь, в этом городе. Назовите меня мазохисткой, но мне казалось, что победить прошлое можно, лишь столкнувшись с ним лицом к лицу.
        Только что-то пока я проигрывала…
        Свесившись с бортика фонтана, я вновь погрузила пальцы в воду. Утопиться, что ли? Губы искривились в горькой усмешке. Говорят, человек должен уметь посмеяться над собой, иначе он сойдет с ума.
        Да, это было шуткой… Процентов на восемьдесят.
        - Ну и долго ты собираешься придаваться самобичеванию?!
        Я резко обернулась. Передо мной стоял смутно знакомый мужчина в светлом плаще. На вид - лет тридцати, но я уже давно научилась определять возраст и социальный статус собеседника по глазам. Его глаза, почти бесцветные и опять же неуловимо знакомые, казались бы молодыми, если б ни тень силы и нездешней мудрости, притаившаяся в самой глубине.
        Я знала этого человека. И в то же время не могла понять, кто он.
        Минуточку! Эти почти бесцветные, всепонимающие глаза… И светлый плащ неуловимого оттенка - ни белый и ни серый… Такие носят наши Магистры!
        - Магистр Энхем! Это и вправду Вы? Чем обязана Вашему визиту, да еще в истинном обличье?
        Вообще-то, я уже давно догадывалась, что личины седобородых стариков всего лишь маски, которые носят наши Магистры по каким-то им одним ведомым соображениям. В том, что все они - маги Высшей степени сомневаться не приходилось, а волшебники такого уровня не стареют! Во всяком случае, не так как люди…
        Что ж, пусть играют в свои игры. Хотя они, право, очень странные. Взять хотя бы нежелание Магистров называть свои имена! Конечно, это не было абсолютным секретом. Ученики, пожелавшие продолжать обучение, получив третью степень, выбирали себе куратора в зависимости от будущей специализации. Или точнее, кураторы выбирали их! Так вот, имена своих научных руководителей мы все-таки удостаивались чести узнать. Возможно, именно этим и объяснялся тот факт, что Молодой Магистр, преподававший ВСЕМ Ученикам, никогда не скрывал, как его зовут.
        Учитель Мерфи, кстати, тоже. Его имя у нас знал каждый… Алан! Курировать молодых Учеников имели право не только Магистры, но и опытные Маги, живущие в Секторах.
        Моим же наставником стал пятый Магистр, тот целитель, что спас тогда нам всем жизнь. Его звали Энхем, и я долго не могла понять, почему он выбрал меня себе в ученицы. Я и целительство! Ну, не смешно ли… Однажды, когда я в очередной раз завела разговор на эту тему, Учитель вздохнул и, погладив меня по голове как неразумное дитя, ответил в лучших традициях восточных сенсеев: "Боевой магией ты еще успеешь овладеть. Если хочешь стать воином, сначала научись исцелять. А убивать… это легко!"
        Я заткнулась.
        И вот сейчас мой наставник стоял передо мной, и под его взглядом я как всегда чувствовала себя маленькой девочкой. Даже несмотря на то, что сейчас он выглядел старше меня всего лет на десять.
        - Чему обязана? Да вот, хотел узнать, долго ли ты еще будешь продолжать в том же духе? В пору в монастырь уходить…
        - Угу. В мужской!
        - Или подавать в Магистрат прошение об исключении.
        - Размечтались!
        - Что ж, уже лучше, - Энхем по-свойски присел рядом со мной на бортик фонтана, - Хватит изображать мученицу, Маргарита! Тебе это не идет. Ругайся, дерись на дуэлях или выбивай в Магистрате двери! Набей мне морду, в конце концов! Только, ради Великого Равновесия, не сиди тут с видом кающегося грешника… Ты ни в чем не виновата!
        С трудом подобрав челюсть, я в полном обалдении уставилась на своего учителя. Услышать что-нибудь подобное от Дениэла - это я еще могла ожидать. Но от Магистра Энхема!
        - Эээ… Вы это серьезно?
        - Да уж серьезней не бывает! Неужели встряска, которую мы устроили тебе на Испытании, тебя ничему не научила? Ты маг, Маргарита. Причем, маг талантливый, а значит, ты не сможешь остаться в стороне от присущих нашему призванию проблем и опасностей. Станешь ты целительницей или боевой чародейкой, не важно! Тебе предстоит пройти сквозь огонь и воду, преодолеть такое, что простым смертным и не снилось… И это только начало, Маргарита. Твоя история с вампиром просто цветочки по сравнению с теми переделками, в которых ты можешь оказаться в будущем…, - его брови, почти такие же светлые как глаза, сошлись на переносице, в чуть хрипловатом голосе, до этого мягком и спокойном, послышались гневные нотки, - Неужели ты сломаешься при первых серьезных испытаниях, выпавших на твою долю? - и уже тише, - Не заставляй меня разочаровываться в тебе, Рита!
        Рита. Только наставник меня так называет, хотя и очень редко. Только он, потому что ни от кого другого я этого просто не потерпела бы. Ненавижу это имя! О чем Магистр Энхем, кстати, прекрасно знает. И чем пользуется!
        Он, видите ли, пребывает в уверенности, что магу-целителю в процессе обучения очень полезны бурные эмоции. Особенно если они, эти эмоции, будут отрицательными. Те чувства, что доставляют нам удовольствие, обуздать легко. Гораздо труднее справиться с гневом и болью… Вот их нам учитель и обеспечивал.
        Садист, согласитесь. А еще целитель.
        Я бросила на него почти затравленный взгляд. "Неужели ты сломаешься при первых серьезных испытаниях, выпавших на твою долю?" Мда, если взглянуть на все это под таким углом, то мои терзания и впрямь кажутся какими-то мелкими и почти… постыдными.
        Вот только я все равно чувствую себя ГРЯЗНОЙ!!!
        Каждый целитель немного эмпат, так что такую мысль Магистра просто не мог не уловить.
        - И совершенно зря! Ну, побывала ты вампиром… Что такого особенного? Смотри на это, как на своего рода эксперимент.
        - ЭКСПЕРИМЕНТ?!!!
        - Не надо так орать, Рита! - учитель недовольно поморщился, - Пожалей мою бедную старую голову.
        Старую? Ха! Мне бы так выглядеть в две тысячи лет! Стоп. А откуда мне известен его возраст? Ладно, сейчас это неактуально.
        - Знаете, наставник, возникает ощущение, что вы с самого начала разговора держите меня за дуру!
        - Вообще-то, я всего лишь пытаюсь тебя встряхнуть, - чуть прищурив правый глаз, Магистр окинул меня пристальным взглядом, - Не могу понять, почему ты себя так изводишь! Все твои друзья в полном порядке и ни в чем тебя не винят. Минас-Тирит… Ну, история, конечно, неприятная, но ведь ты была в ней всего лишь зрителем. Твоей вины тут нет.
        Судорожно вцепившись пальцами в подол плаща, я снова уставилась на зеркальную гладь воды.
        - А Бромли?…
        Учитель ощутимо напрягся. Некоторое время повисшую тишину нарушал лишь шум оживающего города. Плывущие по небу облака белыми фантомами отражались в фонтане…
        - Знаешь, Марго, - внезапно заговорил Магистр, и я вздрогнула, впервые услышав от него это уменьшительное имя, - можно долго рассуждать о том, насколько люди остаются самими собой, превращаясь в вампиров. Тебе, в конечно счете, лучше знать! Зато я знаю одно - ТЫ никогда бы не убила человека без причины, какую бы ненависть при этом он у тебя не вызывал.
        Несколько секунд я молча переваривала это заявление. Интересно, учитель использовал какие-то магические манипуляции с голосом? Почему-то я вдруг почувствовала себя так, словно мне отпустили все мои грехи.
        - Спасибо! - наконец я по-детски шмыгнула носом, - Кстати, вы не совсем правы. Я очень хочу убить Фокса!
        Магистр засмеялся.
        - Что ж, вполне понятное желание! Должен сказать, что в какой-то степени я его разделяю.
        - А ему ничего не будет за эту авантюру? Ведь вся эта история началась из-за него!
        - Боюсь, что нет, - Энхем тяжело вздохнул, - Фокс находится в этом Измерении в качестве наблюдателя. Только, пожалуйста, не спрашивай чьего! У него, как бы это сказать… что-то вроде дипломатической неприкосновенности. Но ты не волнуйся, как говорится, нет худа без добра. После всей этой истории его положение в Гондоре претерпело некоторые изменения. Фокс не утратил свое влияние на местную аристократию, нет, но контролировать многих всегда сложнее, чем, к примеру, семь человек из Совета. Кроме того, он потерял Триаду… Это был хороший камешек в его огород! Война продолжается, но на этот раз поле боя осталось за нами!
        - Виват!
        - Ну, так что, тебе полегчало?
        - Немного… Но есть еще кое-что.
        Учитель понимающе склонил голову.
        - Дерек…
        Я съежилась, стараясь не смотреть в его сторону. Даже самой себе я не желала признаваться, что смерть вампира вызывает у меня не облегчение, а…чувство вины! Хотя нет, все было гораздо сложнее. Словно какая-то часть меня по-прежнему принадлежала Дереку, и сейчас она, эта часть, испытывала боль от того, что его больше нет. Это походило на… ломку!
        - У тебя не было выбора, девочка.
        Я все-таки набралась смелости поднять глаза.
        - Да… Я понимаю, учитель. Вопрос стоял так - или он, или я! Но… это не отпускает.
        - Попробуй взглянуть на произошедшее с другой стороны, - Энхем по-отечески похлопал меня по плечу, - Я не знаю, что случилось с духом Дерека, когда он стал вампиром. Скорее всего, все это время он томился в каком-нибудь из тех жутких Измерений, что мы называем Преисподнями. Но сейчас его душа освободилась! Благодаря тебе!
        Я с робкой улыбкой взглянула на Магистра.
        - А вы здорово умеете утешать. Как священник…
        - Скорее уж как врач. Целитель человеческих душ…В свое время мне довелось закончить психологический факультет в Университете Эльдоры.
        - Что это - Эльдора?
        - Мир. Прекрасный и загадочный, ибо в нем, как и в Секторах удивительным образом уживаются магия и научный прогресс… Но вот что я хочу тебе сказать, Маргарита. Пошлое не должно отравлять настоящее! Закрой в него дверь, и смело смотри в будущее.
        - Легко сказать…Но трудно сделать!
        Внезапно он улыбнулся.
        - Ты уже это сделала, Марго! Разве ты сама не понимаешь? Главное - прекрати цепляться за свои терзания. Поставь точку! Вот…, - Энхем вынул из-под плаща маленькую металлическую шкатулку, - Говорят, хорошая история должна заканчиваться или свадьбой, или похоронами.
        - Что это?
        - Прах. То, что осталось от твоего вампира. Не Дерек держит тебя, а ты его! Скажи ему "прощай". И отпусти…
        Побелевшими от напряжения пальцами я вцепилась в шкатулку. Прах Дерека… Обжигающим видением всплыла в памяти картина - его сердце в моей руке вспыхивает пламенем, а он, покачнувшись, последний раз улыбается мне и рассыпается сизо-серебристым пеплом.
        Я невольно бросила взгляд на правую ладонь. Не знаю, какая Сила, защитила меня, но ожога там не осталось. Странно. Такую рану не залечить без последствий даже Ученику… Была ли этой Силой кровь Дерека? Ах, какая теперь разница!
        Скажи ему "прощай". И отпусти.
        Да будет так.
        - Учитель, вы не могли телепортировать меня на главную башню Магистрата?
        Его взгляд был полон понимания. И одобрения.
        - Конечно, Маргарита…
        Я вколачиваю гвозди,
        Чтоб в гробу лежали кости.
        Глубоко тебя зарыли,
        До свиданья, милый, милый…
        Бывай!
        Прах к праху, пыль к пыли…
        Любили ли мы друг друга, Дерек? Теперь я уже не знаю, да и если честно, знать не хочу! Воспоминания о тебе всегда будут связаны с горечью и смутным ощущением какого-то запретного удовольствия. Что ж, видно, таков мой Рок…
        Прах к праху, пыль к пыли… Лети по ветру. Спи с миром.
        Учитель прав - прошлое должно оставаться прошлым!
        Я отпускаю тебя, мой Мастер.
        Отпусти и ты меня…
        Аминь.
        Закрыв пустую шкатулку, я повернулась к Энхему.
        - Я так и не поблагодарила Вас за спасение своей жизни, Магистр!
        - Не стоит! Это были совместные усилия.
        - Совместные? - я пристально посмотрела на своего наставника.
        Те два голоса, что я слышала на грани меж бредом и явью… Один из них, показавшийся мне знакомым, принадлежал явно Магистру Энхему. Но второй, такой холодный и такой властный… Кто был этот человек, которого член Магистрата с уважением именовал "мой Лорд"?
        Он сказал, что я очень важна. Но для кого и для чего?
        - Вы говорите - совместные?
        Лицо учителя стало безмятежным, как у эльфа.
        - Ну да! Без твой помощи я бы не справился.
        Я поморщилась. Опять двадцать пять! Секреты, которые нам, детишкам, знать не положено. Ладно, какие наши годы…
        - Все равно - спасибо!
        - Всегда - пожалуйста! - чуть заметная усмешка на лице Магистра подтвердила, что мы прекрасно друг друга поняли, - Ладно, думаю, мне пора. Дела ждут… Выберешься отсюда сама?
        - Без проблем.
        - Тогда - до встречи в Школе. Что-то мне да подсказывает, что, разобравшись с делами политического и личного характера, ты задумаешься о продолжении образования. Тебе очень пойдет Посох Мага!
        - Посох?!!!
        - Это была шутка, Рита! - и он исчез.
        Ах ты зараза! Послали же Боги наставника…
        Чертыхнувшись, я вызвала своего Летуча. Наш замок находился в неподалеку от Магистрата, а тратить энергию на телепортацию в пределах одного сектора я всегда считала неконструктивным. Взмыв в воздух, я по привычке описала несколько кругов над величественной громадиной Магистрата и направила Летуча в сторону дома. Каменные грифоны на крыше с заметным облегчением посмотрели мне вслед.
        Au revoir…
        Я помчалась на встречу ветру, бившему мне в лицо. Домой, домой… Дел накопилось великое множество, и сейчас мне предстояло решить самое трудное из них.
        Далеко внизу устремлялась к подножью Ородруина изумрудно-белая лента Аллеи Магов. Единственный, если не считать сети Телепортов, путь от Магистрата к Школе, да и к жилым районам Секторов, если разобраться. Роковая Гора не слишком высока, однако, даже если вас не пригибает к земле Кольцо Всевластья, меньше чем за сутки, ее не одолеть. Да и верхом добираться не один час. Зато по прямой, поймав подходящий воздушный поток, минут десять - пятнадцать, не больше.
        Промчались мимо башни Школы и наиболее оживленные районы Секторов, мелькнула под крылом Летуча зеркальная полоска воды. Зверь стремительно пошел на посадку. Внизу тонкими шпилями и ажурными башнями, величественными террасами из розовато - сиреневого и бирюзового камня вздымался к небу мой Радужный Дворец… Кружево арок и подвесных мостов, образующих замысловатую паутину, утопало в вечно - зеленых садах, рассеченных каскадами фонтанов. Ступени гигантской узорчатой лестницы спускались прямо в воду озера, в центре которого, на острове и раскинулась наша… мм… резиденция.
        Создавая это сокровище, я от души дала волю своей фантазии. Если оформлением внутренних помещений занимался по большей части Генрих, то за внешний вид замка отвечала исключительно я. В конце концов, этот остров был подарком, сделанным мне Анрио к нашей свадьбе.
        С высоты птичьего полета Радужный Дворец напоминал трилистник, этакий символ триединства, для моих земляков теперь на веки связанный со знаменитыми Зачарованными. В Секторах же он мог означать что угодно - хотя бы Веру, Надежду и Любовь… В результате, во Дворце имелась центральная часть и три больших крыла. Одно из них, то, к которому вел единственных мост через озеро, считалось главным. Вместе с центральными помещениями это крыло представляло, так сказать, административную часть дома - всевозможные залы, галереи, приемные и салоны, библиотеки, кабинеты, курительные комнаты и даже казино.
        И упаси Боги, никакой мрачности в оформлении и дизайне, как любят многие Ученики. Этакое сочетание лучших традиций средневековья, веяний модернизма и элементов fantasy. Идеальная резиденция для будущих королей…
        Два других крыла были "домашними". Одно для нашего личного пользования, другое для гостей. А может, там поселятся наши дети, когда подрастут. Если им, конечно, захочется жить вместе с родителями… Здесь господствовали стили различных эпох - китайский кабинет, египетская гостиная, греческая столовая и даже турецкие бани… Настоящее путешествие во времени!
        Ну чем ни сокровище архитектуры?
        Впрочем, оказавшись внутри, я поняла, что несколько поторопилась с подобным заявлением. Пока меня не было, Генрих самым бессовестным образом "запустил помещение". Радужный Дворец встретил свою хозяйку гулкими сводами и мрачными пустыми коридорами. Хорошо еще со стен не свисала паутина, а в углах не валялись горы битых бутылок! Зато там и тут ощущалось явное присутствие домовых. Я поморщилась. Да, здесь явно нужна генеральная уборка. Мне эта шушара совсем ни к чему! Вопреки народному мнению толку от них кот наплакал. Зато убытков…
        Генрих отыскался в одной из дальних комнат "домашнего" крыла - персидском будуаре. В комнате царил полумрак, и лунный свет, льющийся сквозь витражи на потолке, придавал восточной роскоши помещения почти фантасмагорические очертания. Пушистые ковры на полу глушили все звуки, и тихая песня гитары, переплетаясь с бархатистым голосом Анрио, казалась мелодией из сна, дивной и чарующей.
        Генрих…
        В лучших традициях персидских владык, полуобнаженный, он возлежал среди шелковых подушек, живописно разбросанных на низком овальном ложе. Время от времени музыка замолкала, и Генрих, поддерживая инструмент левой рукой, правой подносил к губам золотистый мундштук с прикрепленной к нему гибкой трубкой кальяна.
        Я приподняла брови. Мой муж начал курить?!
        Затянувшись пару раз, Анрио снова потянулся к гитаре. Тонкие пальцы затанцевали на струнах, рождая знакомую мне балладу о любви.
        В мой старый сад, ланфрен - ланфра,
        Лети моя голубка.
        Там сны висят, ланфрен - ланфра,
        На всех ветвях, голубка.
        Ланфрен - ланфра, лантатика.
        Там свеж ручей, трава густа.
        Постель из ландышей пуста.
        Лети в мой сад, голубка.
        Мы легкий сон, ланфрен - ланфра,
        Сорвем с тяжелой ветки.
        Как сладок он, ланфрен-ланфра.
        Такие сны так редки.
        Ланфрен - ланфра, лантатика.
        Но слаще сна твои уста,
        И розы падают с куста
        Тебе на грудь, голубка.
        В моем саду, ланфрен - ланфра,
        Три соловья и ворон.
        Они беду, ланфрен - ланфра,
        Любви пророчат хором.
        Ланфрен - ланфра, лантатика.
        Свети прощальная звезда.
        Любовь последняя чиста.
        Лети в мой сад, голубка…
        Судорожно вздохнув, я стремительно пересекла комнату и встала, нет, скорее рухнула перед мужем на колени. До боли вцепилась пальцами в его локоть и, как слепой котенок, ткнулась лицом в грудь.
        - Ты простишь меня?…
        Не вопрос. И не мольба. Что-то гораздо более личное, понятное лишь нам двоим.
        Жалобно звякнула отброшенная гитара. Генрих сполз на пол, и осторожно, словно боясь разбить, притянул меня к себе на руки.
        - Прости и ты меня.
        Я удивленно вскинула голову. Его лицо было совсем близко, в нескольких сантиметрах над моим. Иссиня-черные кудри щекотали мне шею, топазовые глаза, казалось, заполнили собой весь мир. Весь… мир…
        Но все же я не могла не заметить его напряженные, превратившиеся в тонкую линию губы
        - Тебя-то за что? - мое изумление было совершенно искренним.
        - За то, что нарушил клятву. За то, что обещал беречь и защищать, и не смог этого сделать!
        Великие Силы! Вот уж чего я не ожидала… Он что же, мучается чувством вины?! Но Ученики не Боги! Он ничего не мог поделать…
        Впрочем, на его месте я бы, наверно, чувствовала тоже самое. И убеждать его сейчас бесполезно. Я могу хоть до утра упражняться в красноречии, и все без толку.
        Хотя можно сделать так, что бы он поверил…
        - Анрио, - выдохнула я, покрывая поцелуями его лицо, - Это ты спас меня! Если бы мы не были мужем и женой, если бы в твоих жилах не текла моя кровь, моя Сила, я бы не смогла вернуться с той стороны. Ты выполнил свою клятву! Поверь…
        Генрих еще крепче прижал меня к себе. Но если раньше в его объятиях ощущалась какая-то надломленность и страх, словно я вот-вот растворюсь в воздухе, то сейчас прикосновения мужских рук становились настойчивыми, почти властными. Как будто он хотел убедиться, что я действительно здесь, рядом с ним, и никуда не собираюсь исчезать.
        Его пальцы заскользили вдоль моей спины, зарылись в живое золото волос. Губы коснулись моих губ, сначала робко, ищуще, потом смелее, с нарастающей жадностью. Время замедлило свой бег, и мир утонул в белом пламени.
        Мне казалось, что я сгораю в огне, который вместо боли дарит восторг и наслаждение. Я уже почти не чувствовала горячих объятий Анрио, зато ощущала его тело как свое собственное. Открывая глаза, я не могла различить лица любимого, словно мы и впрямь стали единым целым. Я знала все его мысли, все желания… Полное слияние тел и душ. Что может быть прекраснее? Каждый рваный вздох, его и или мой, пробегал по телу волной обжигающей страсти, в которой мне хотелось раствориться без остатка. Каждое мгновение мир умирал и возрождался вновь. Каждое прикосновение было подобно откровению… Мне казалось, что я лечу на качелях, то вверх, к вершинам неземного блаженства, то вниз, в прохладную темноту, негу отдыха, без которой не взмыть к следующей вершине…
        Несколько часов спустя я сидела у большого окна в спальне, глядя на сияющие миллионом огней Сектора. Их свет, разбиваясь на тысячи крошечных радуг, отражался в хрустальных струях фонтанов, таял в зеркальной глади озер, превращая мир в дивную сказку. На темном небе бриллиантами сверкали далекие звезды, а полумесяц Луны отбрасывал серебряные тени на снежные шапки гор.
        Шорох листвы и, печальные, почти призрачные голоса ночных птиц… Смех Учеников и звуки музыки… Грохот далеких взрывов и до боли знакомый шум машин…
        Дыхание магии и танец лесных фей на залитых лунным светом полянах…
        Мир - сказка… Мир - мечта… Бесконечная фантазия. Мы взрослеем, утрачиваем иллюзии, становимся циничными, но в глубине души каждого из нас все равно существует маленький островок Где-то-Там. Наша Нетландия…
        Сектора, мир моих грез, как же я тебя люблю!
        - О чем ты думаешь?
        Голос Генриха раздался снизу - скрестив ноги, он сидел на полу рядом с моим креслом. Я не видела его, но чувствовала, как муж лениво играет с пальцами моей руки, свесившейся с подлокотника.
        - О Секторах… О том, что произошло… Едва не погибнув, я заново ощутила прелесть этой жизни, Анрио! Её ценность, её красоту… Каждое мгновение, каждая мелочь имеет свой неповторимый смысл, а мы проходим мимо даже не замечая этого… Знаешь, что сказал однажды Лестат, герой "вампирских хроник" Энн Райс? - я криво усмехнулась, осознав странную иронию своих слов, - По его словам, страдания делают наши души богаче, заставляют нас острее ощущать краски жизни… И он, прав, Бездна меня забери! Мы не умеем ценить то, что имеем, Анрио. И только потеряв это, вдруг понимаем, как много оно для нас значило!
        Губы Генриха коснулись тыльной стороны моей ладони.
        - Какой ты стала мудрой, ma cheri.
        - Угу… Жаль только, что для того чтобы поумнеть, мне пришлось побывать на Темной Стороне…
        Некоторое время мы просто сидели, наслаждаясь обществом друг друга и неповторимым очарованием этой ночи.
        Наконец я решилась нарушить молчание.
        - Что там слышно от Мерфи?
        - Увы, ничего, - вздохнул Генрих, - Как в воду канула! Пару дней она мирно жила в "Трех поросятах". Погибала от тоски и опустошала винный погреб заведения. Только один раз куда-то отлучилась, вернулась взвинченная, но целая и невредимая. А потом в таверне вдруг появился офицер Магистрата.
        - Что?!!!
        - Не волнуйся, до Мерфи он не добрался! Хотя, по словам хозяина, эти двое чуть не разворотили всю таверну. Потом умчалась в неизвестном направлению на сверхсветовой скорости… Какая судьба постигла бедного офицера - неизвестно, но Мерфи вернулась в гостиницу несколько часов спустя, потрепанная, однако живая, и ареста, как видно, не опасалась. После этого она еще неделю провела в "Трех поросятах", все это время собирала информацию о нас… А затем вдруг ушла куда-то, ничего никому не сказав, и вот уже пару дней о ней ни слуху, ни духу!
        - Мда…, - в задумчивости изрекла я, - Эта история с Мерфи начинает вызывать у меня нешуточную тревогу! Интересно, а Магистры знают, что произошло?
        - Откуда бы? Хотя с ними всего можно ожидать…
        - Что ж, прекрасно! У них и спросим!
        - Что, вот так просто постучишься в двери Магистрата и спросишь?!!!
        - А почему нет?
        Генрих чуть слышно фыркнул.
        - С каких это пор ты стала такой смелой, любовь моя?
        Мои губы снова искривились в ироничной усмешке. Хорошо еще, что лицо скрывала темнота. Наверно, сейчас его выражение было не очень приятным.
        - С тех пор, как отстала от жизни!
        Анрио чуть заметно вздрогнул, но я, уже пожалев о своих словах, тут же переключилась на другую тему.
        - Кстати, ты знаешь, в Гондоре дела пошли на лад!
        Несколько мгновений он молчал, потом я почувствовала, как пальцы, почти до боли стиснувшие мою руку, начинают расслабляться.
        - В самом деле? - тон нейтральный, даже ленивый.
        - Угу… Во всяком случае головы членов Совета Семи с городских ворот сняли.
        Генрих издал истерический смешок
        - И что они собираются делать дальше? Выбирать очередного Наместника?
        - Как бы не так! Думаешь, наши эмиссары в Минас-Тирите достопримечательностями любовались? Нет, они вправляли местному населению мозги. К сожалению, полностью влияние Фокса им ликвидировать не удалось, этот лис слишком глубоко пустил в Средиземье корни! Но все-таки наметились заметные успехи. Уже поговаривают о реставрации монархии!
        - А что, нашелся Принц Рихаэль? Говорили, что он покинул это Пространство много лет назад и с тех пор не объявлялся.
        - Подумаешь! - я пренебрежительно фыркнула, - Гондорцам не привыкать ждать своего Короля! Ими много веков правили Наместники, Хранители Трона. А сейчас есть законный регент, назначенный лично покойным Королем Эллесаром. Леди Арвен, королева - мать! А Рихаэль рано или поздно объявится.
        - Считаешь, жители Срединного Королевства потерпят на престоле эльфийку?
        - Гондорцы, Анрио, гондорцы! Остальным княжествам людей нет дела до того, кто управляет Союзом - жена погибшего Короля, его сын или родовитые нобили Минас-Тирита. Главное - что бы управляли хорошо. А тому же Совету Семи, надо сказать, хватало ума не лезть во внутренние дела Рохана или Приозерья.
        - Пусть будут гондорцы… Дворянство не захочет выпускать власть из своих рук! И Фокс тоже!
        - Разумеется! - слегка поморщилась, - Боюсь, первое время Леди Арвен придется играть роль марионетки. Исключительно, чтобы избежать новых конфликтов власти, которые Королевству просто не пережить. А что будет дальше?… Сложно загадывать! Если вернется Принц… Я уверена, сын Арагорна не будет плясать под чужую дудку! Да и я не намерена смотреть, как Фокс превращает Средиземье в свою игровую площадку. Поверишь ли, но я только ради одного этого стала бы бороться за Корону Секторов!
        - Поверю! - Генрих прижал мою ладонь к своей щеке, - Имея дело с тобой, ma cheri, я поверю во что угодно!
        - Да ладно! - я легонько ущипнула его за ухо, - Кстати, о короне… Надо так думать, пока меня не было, делами ты не занимался?
        - Неа…У меня было не то настроение, что бы выступать с агитационными речами! Хотя я сделал кое-какие наброски в плане организации всей этой "кухни". И в твоих проектах немного порылся.
        - Да ну?
        - Не волнуйся, я ничего там не менял! А в экономику вообще не совался. Ты у нас в этом деле дока, вот и разбирайся!
        - Дока, как же! - хмыкнула я, - Разве можно сформировать нормальную экономическую систему в таком безумном мире, как Сектора? Ладно, с денежной единицей мы разобрались - оставим, как и раньше, валюты Срединного Королевства. С меткой Магистрата, разумеется, что бы предотвратить подделки. Но что прикажете делать с бюджетом? Основную часть его доходной базы должны составлять налоги! Однако, у нас получается так, что главная налоговая нагрузка падает на местных. Ведь лишь тридцать процентов Учеников имеет более-менее постоянный доход, а облагать налогом стипендии мне совесть не позволяет! - я на мгновение замолчала, что бы перевести дух, - Знаешь, я начинаю припоминать, почему эта работа вызывала у меня такую ненависть!!!
        Уткнувшись лицом в колени, Генрих от души расхохотался.
        - Не вижу ничего смешного! - обиженно буркнула я.
        - Вот теперь я узнаю свою Марго, - весело откликнулся мой муж, поднимаясь на ноги.
        Я недовольно покосилась в его сторону. Псих… И извращенец! А кому еще, кажите на милость, может понравиться вечно чем-то недовольная, полная комплексов зануда, вроде меня?
        Наверно, его в детстве уронили головой вниз…
        Уловив направление моих мыслей, Генрих снова расхохотался и бесцеремонно выдернул меня из кресла.
        - Почти утро, - заметил он, - А завтра… то есть уже сегодня… у нас полно дел!
        - Я знаю.
        - До рассвета осталось всего несколько часов! - в голосе уже явное нетерпение.
        - И что?
        - Давай проведем их с пользой!
        Он подхватил меня на руки, прижался к моим губам в поцелуе…
        Как мы добрались до постели я, честное слово, не помню.
        Глава 11. Мерфи
        Столько всего произошло за это время, но не со мной. Первые вести поступили от домовых день спустя. Волосы от них у меня встали дыбом. Оказалось, что владелец "Поцелуя Вампира" видел Марго до ее исчезновения в обществе другого вампира, сильного и опасного. Спустя некоторое время мои друзья покинули Сектора и отбыли в неизвестном направлении. Я уже сорвалась лететь им на помощь, не зная, куда, но тут появились другие новости. Их мне по великому секрету рассказали прибывшие из Минас-Тирита путешественники… И я раздумала лететь. Похоже, наши ребята сами справились со всеми опасностями.
        Увы, я ничем не могла помочь друзьям в этом противостоянии с Фоксом. Слишком поздно я узнала о том, что произошло в эти памятные дни с Марго и Анри. Хорошо лишь, что вести были благие. Опасность миновала, а положение Фокса в Минас-Тирите существенно пошатнулось. Узнав о подробностях произошедшего из письма Алана, которое передал мне хозяин гостиницы, я с нетерпением ожидала появления моего наставника, неведомо где шатающегося. Но неделя, по истечении которой Пират назначил мне встречу, истекла, а Алан так и не объявился. Тогда я, как и было условленно с Джеймсом, отправилась в замок своего друга. С одной стороны у меня не было не малейшего желания снова встречаться с Пиратом - все наши с ним свидания ставили мою жизнь под угрозу, с другой же меня разбирало любопытство - о чем же он хочет поговорить?
        И вот мы сидим на кухне за столом и потягиваем крепкий кофе из поллитровых пивных кружек. Будто и не грозились башку друг другу разнести неделю назад. Я выжидающе слежу за Пиратом. Он с невозмутимым видом восседает на табурете, нарочито подальше от меня. И что за поза - словно большая нахохлившаяся птица? Йог, блин… Пират совершенно не торопится, то ли издеваясь, то ли раздумывая.
        - Ты словно руку и сердце мне решаешься предложить! - решилась ускорить начало разговора я.
        Пират от неожиданности вздрагивает.
        - Упаси Бог, - мгновенно реагирует он. При этом взгляд его теряет задумчивость.
        - Поговорим, что ли, - ненавязчиво предлагаю я. При этом на столе стынет кофе. За время пребывания в чёртовой гостинице я неплохо научилась варить кофе сама, без магической кофеварки.
        - Именно… - задумчиво продолжает Пират. - Именно поговорим. Тогда как времени нет совсем. То, что я хочу тебе предложить, уведёт тебя очень далеко от аналоя. Причём, в противоположную сторону.
        Я подумываю о путешествии на тот свет. О чём думает Джеймс - загадка. Вообще, события последних дней - одна сплошная загадка. Почему ко мне явился Пират в форме, и почему он меня не арестовал? Зачем он вытащил меня из Пещер? Почему не применял магию, когда я его чуть не зашибла в гостинице или когда мы летели к Пещере? Что это, в конце концов, за Пещеры? Почему нам удалось забраться так глубоко? В кого превращался Пират? Что за магия там, на дне? Уйма вопросов, которые я не задаю…
        Жду…
        Пират ставит чашку на стол и…
        И… Понеслись, словно лавина в горах, нарастая и снося всё по дороге ответы, ответы… ответы!!!
        - Твои друзья в опасности… Хуже. Сектора в опасности.
        - Кто на этот раз?
        - Всё тот же Фокс. Он решился на шаг, который никак нельзя было предугадать…
        Молчание…
        - Ну?! - не выдерживаю я.
        - Он нарушил договор между Магистрами и местными правителями, заключённый много лет назад. Теперь мы можем потерять то, за что так долго боролись - мир.
        - Что он сделал?
        - Сначала в двух словах - зачем он это сделал. Ты в курсе, как обстоят дела в Средиземье? Знаешь о Договоре?
        - Конечно, я была в курсе и знала о Договоре мира. Как и любой Ученик. Впрочем нет, работая над созданием Государства, я узнала об этом го-о-ораздо больше!
        После Войны за Кольцо, когда Свет уже победил, возникла необходимость в охране Мордора. Ещё не было ясно, какие Силы заключены в этих землях, но Тьма не сдавалась. Полностью уничтожить Зло этих мест было невозможно, и война продолжалась. Мордор жил. Он и сейчас ещё полон магией и Силой. В каком-то смысле это заповедный край - сокровищница мира магии. Только вот сокровищами не всякий мог воспользоваться. Тогда-то, сразу после Войны за Кольцо и освобождения Средиземья, Магистры и предложили его жителям безопасность в обмен на пользование землями Мордора. Король Эллесар, взошедший на трон сразу после войны, был не понаслышке знаком с магией и понимал всю опасность, исходящую от бывшей твердыни зла. Он отдал Мордор Магистрам с условием - хранить мир на арендованной территории. Кроме того, Магистры не должны были вмешиваться в дела Средиземья.
        От сделки выигрывали все. Магистры получили благодатную почву для воспитания нового поколения магов. Мордор изначально не был территорией зла. Его здесь щедро рассадили и умело взрастили. У Магистров были все возможности исправить последствия и со временем эти земли могли стать опорой Света. Порождения Тьмы больше не появлялись в Средиземье - Магистры надёжно запечатали всё Зло в пещерах Мордора и потихоньку изничтожали его. Местные выигрывали от сделки тем более, так как получали надёжного защитника. Поначалу простой люд побивался такого странного соседа, но со временем пообвыкся и даже начал селиться в Секторах.
        В общем, все было прекрасно, пока Король Эллесар не погиб в войне с непокорными южными племенами, а его жену, Леди Арвен не вынудили уйти в месте с сыном в добровольное изгнание. К власти пришел Совет Семи. И тогда-то и появились люди, решившие, что Мордор уже безопасен. А вот Сектора - не совсем. Встречались и те, кто открыто возражал против соседства с Секторами. Основной аргумент - Магистры могут захотеть получить и Средиземье. Тогда не найдётся сил, способных противостоять Магистрату с его многочисленной армией молодых, но очень талантливых магов.
        Вообще-то подобные разговоры велись и раньше, но именно теперь, после смерти Короля, когда ситуация с престолом так и не была выяснена окончательно, голоса сомневающихся зазвучали с новой силой. Уж не знаю почему: похоже, местные действительно испугались, что после смерти правителя Договор Крови между Магистрами и правителями Средиземья будет расторгнут. Суеверному народу трудно объяснить, что подобные Договоры заключаются не только на крови, но и на сильнейшей магии, и пока существует Школа, Магистрат и Средиземье ни один Магистр не выступит простив местных. Иначе… В общем, последствия могут быть ужасны. Вот только местные отказывались понимать это. Ужасы Мордора быстро забылись. А сказочные рудники, в которых можно добывать мифрил и другие полезные и дорогие ископаемые, показались такими доступными.
        В любом случае, оппозиция сочла, что наступил подходящий момент указать большинству, что существование государства магов несёт угрозу Средиземью. Восстание, в результате которого был свергнут Совет Семи, контролируемый Фоксом, привело к интересным результатам. С одной стороны, на трон взошла регентша - Леди Арвен, эльфийка и правительница, достойная всяческих похвал, а Фокс вроде как отошел от дел. Вернее, его от дел отстранили. И всё шло мирно… На первый взгляд! Во всяком случае, именно так сказал мне Пират.
        Фокс оказался не так-то прост. По словам Пирата свергнутый Совет Семи - лишь разменные шестёрки, слушавшие Фокса, как маму. Джеймс, конечно, преувеличивал. Совет составляли неглупые знатные люди. Но не на них рассчитывал хитрый Лис в дальнейшем. Не мог столь дальновидный политик не подготовиться к переменам в смутное для государства время. И он подготовился. Ох, как подготовился. Настолько хорошо, что выбить его из седла казалось непосильной задачей.
        Теперь в ход пошли сильные фигуры. А именно - аристократия. Смутное время кончилось, и дворянство пришло к власти. При всём том, что знатные и богатые рыцари очень уважали законного наследника - Принца Рихаэля, Леди Арвен вовсе не казалась им идеальной правительницей. Тем более что исконно трон принадлежал людям, а эльфы, грубо говоря, многим не внушали доверия. Потому дворяне, поддержавшие когда-то Арвен, вовсе не боготворили правительницу и действовали в интересах наследника, но по своему почину. И интересный был почин. Как оказалось, Фокс и здесь успел раньше нас. Леди Арвен, конечно, взошла на престол, но положение ее оказалось очень шатким. Дворяне, окружавшие трон, очень богатые, деловые, дальновидные люди, готовы были плясать под дудку Фокса. Почему? Потому что панически боялись Секторов. Государство в Секторах - бомба замедленного действия для Средиземья. Таково было общее мнение. Ученики - не Магистры. Могут и забыть о договоре. Что тогда будет со Средиземьем? Неведомо.
        До переворота нам удалось договориться с правительством местных. Мы отправили целую делегацию, чтобы уладить этот вопрос и клятвенно обещали, что первым шагом Секторов будет заключение второго договора мира между Средиземьем и государством в Секторах. Кстати, Фокс тогда постарался больше всех. Он убедил на тех переговорах самых упрямых скептиков. Или подкупил - это тема отдельной дискуссии! Любви и доверия со стороны Срединных Королевств Ученикам это не прибавило, но больной вопрос, по крайней мере, на официальном уровне, как нам казалось, был решён.
        Однако, это было до переворота! Тогда мы договаривались с Советом, который теперь был свергнут. Не без участия Марго, кстати, но, судя потому, что я слышала, это была не ее вина.
        Когда началась заварушка со сменой власти в Минас-Тирите, о Секторах и Государстве не вспоминали. Не до того было. А теперь у трона стоят новые люди. Они не верят Ученикам. И большинство настроено против создания Государства в Секторах.
        - Если ты в курсе, - сказал Пират, перебравшись с табурета к камину и усевшись на пол у огня, - местные до сих пор не уверены в своём решении поддержать новых правителей Секторов. В Средиземье сейчас правят дворяне. Арвен - умная правительница, она готова содейстовать Ученикам. Но она даже не представляет, с каким противником ей придётся столкнуться. Дворяне ей не доверяют, а законного наследника нет на политической арене (интересно, кстати, где его черти носят?). Судьбу Гондора решает правящий класс. И совсем недавно выяснилось, что аристократия поддерживает Фокса. Только этому Лису удалось бы убедить ее в том, что Государство Учеников не предпримет агрессивных мер против Средиземья. Для дворян слова Фокса своего рода гарант. Но ему, как оказалось, не нужно государство в Секторах!
        - Почему?
        - Видишь ли, Фокс ждал создания Государства здесь, так как очень надеялся быть вторым и главным лицом за спиной коронованных особ. Тогда он напрямую влиял бы на политику нового Государства. Конечно, остается вопрос - кто станет правителями Секторов? Но умные люди сейчас ставят на Маргариту и Генриха, а они чётко дали понять, что не собираются плясать под дудку Фокса. Поэтому-то он и попытался убрать твою подругу с дороги, но дело не выгорело, и теперь у него вообще не осталось шансов приблизиться к будущему трону Секторов. Более того, новое Государство фактически заберёт у Фокса те полномочия, которыми он раньше столь активно пользовался. Торговля и обмен, владение землёй и правом на аренду - всё будет в руках новых правителей. Фоксу это крайне невыгодно, сама понимаешь. Терять такой куш… Но он не унывает. Напротив, после того, что он готовит, Школе запретят не то что Государство создавать, а вообще проявлять самодеятельность в вопросах политики. А может, и попросят отсюда, хотя, думаю, глас разума все же восторжествует.
        - Да что это, в конце концов? Откуда такое слепое доверие к Фоксу у местных? - не выдержала я. Ничего не скажешь, запугал Пират меня на совесть.
        - Объясняю, - терпеливо продолжил Пират, - Знаешь, почему Фокс так крепко держится на ногах? Он ведь вовсю использует ресурсы Секторов, до которых не доходят руки Магистров. Сектора же сами по себе очень богаты. Золото и прочие благородные металлы, эти замечательные магические кристаллы - долговечные аккумуляторы, драгоценные камни… Да мало ли, что ещё можно продать! Фокс давно завоевал доверие местных, как хороший политик и предприниматель. Он ведь прибыль не деньгами получает, а артефактами, землёй и правом решать некоторые вопросы на своей земле. Вся промышленность, торговля Средиземья курируется им. Процветание многих влиятельных людей Срединных Королевств - дело рук Фокса. Он дал им богатство и власть. И мнимую свободу.
        Местные даже не подозревают, насколько велико влияние Фокса на правящую верхушку. Дворяне - опора Фокса. На них он делал ставку, и они пришли к власти. Конечно, Фокс не диктует им решения, как Совету. Зато очень умело указывает на них. Фокс намекнёт, и в тот же день Секторам откажут в праве создавать Государство. Он умело разыграл спектакль с воцарением Леди Арвен. И ему выгодно, чтобы мы считали, будто его позиции пошатнулись, когда был свергнут Совет Семи. На самом-то деле Фокс просто сменил помощников. Вместо одних пришли другие, и он начал новую партию. Не сумев прибрать к рукам Сектора, Фокс готов уничтожить несозданное Государство здесь, получив взамен власть в Средиземье. Полную, заметь, власть. Неограниченную никем, даже Магистратом. Фоксу осталось убедить правительство отказать Магистрату в аренде в случае создания Государства. Магистры просто вынуждены будут идти на попятную. Государства не будет, а Леди Арвен или превратиться в марионетку, или вновь уйдет в изгнание. Сейчас даже возвращение законного Короля, боюсь, не исправит ситуацию! Таков на данный момент план Фокса. Чуешь, что
надумал этот Лис?
        Я всё ещё не понимала. Зачем Фоксу всё это понадобилось - ясно. Но как он собирается всё это провернуть? Однако Пират не собирался тестировать мою сообразительность. Видимо, понял, что от обилия информации мой процессор сдох. Окинув меня сочувствующим взглядом, Джеймс вздохнул и ошарашил меня окончательно.
        - Всё это, - сообщил он, - Фокс собирается совершить через четверо суток. Дело в том, что наш Старый Лис собирается выпустить из пещер одно из порождений Мордора. Не самое лучшее её порождение, надо сказать. Впрочем, ты уже сама могла почувствовать, насколько не лучшие силы заключены в Звездных Пещерах. А находятся она, заметь, на границе со Средиземьем - фактически, за пределами Секторов. Я предполагаю, что демон, которого собирается выпустить Фокс, в очень короткие сроки наведёт такую панику в граничных областях, что её последствия просто не ликвидируешь. Правительство местных убеждено, что Государство опасно (Фокс умело проводит подготовительную работу), а тут - конкретное доказательство, более того - агрессия. До выборов в Секторах - несколько недель. А нечисть уже атакует границы. Не успела Арвен прийти к власти, как началось вторжение демонов в Средиземье. На неё и на Учеников свалят вину за происшедшее. Разве дворяне после этого согласятся на создание нашего Государства? Да нет, разумеется. И в Секторах всё будет по-прежнему. А в Средиземье что же? Да ничего нового. Леди Арвен либо не
пойдёт против воли дворян, либо вынуждена будет покинуть престол. Таким образом и тут Фокс ничего не потерял. Вот такая она, война…
        Пират напоследок одарил меня очередным непонятным взглядом, словно выбирал мне по росту размер гроба. Его объяснения могли бы показаться бредом, но шестое чувство подсказывало - прав он, прав. Слишком легко Фокс сдал свои позиции, слишком ненадёжно было рассчитывать на Совет. Фокса, несмотря на свою антипатию к нему, идиотом я назвать не могла. По словам Марго, он так управлялся с местными, что смотреть было любо дорого. И о "дружбе" Фокса с дворянством я от подруги, разумеется, знала. И почему мне самой не пришло в голову, что сейчас у трона как раз те, кто действует в интересах Фокса. "Смена шестёрок". Хмм… Интересное определение восстанию. Только вот новые шестёрки более влиятельные. Логика в словах Пирата столь непоколебимая, что я просто не находила возражений, как ни пыталась. Но вот сам механизм? Каким образом Фокс собирался провернуть свою авантюру? Выпустить демона - шутка ли! Джеймс определённо знал. И поделился со мной своими знаниями, видно в надежде, что я помру во время его рассказа от разрыва сердца.
        - Ты знаешь, что до нас в Звездные Пещеры так далеко не забирался еще никто? - невозмутимо полюбопытствовал он.
        - Разумеется! - нетерпеливо воскликнула я, - Мне как раз очень интересно, почему у нас это получилось?
        - В том-то и дело, - кивнув, ответил Джеймс, - Неделю назад пещеры были почти открыты. И я узнал, что открыли их не Магистры…
        Услышав такие вести, я настолько стремительно подалась вперёд, что едва не свалилась со стула. Восстановив равновесие, я в немом удивлении воззрилась на Пирата. Он кивнул, подтверждая, что я верно всё поняла. Пещеры открыл Фокс. А вот на кой чёрт? Видимо, мысли мои были настолько прозрачны, что прочитать их не стоило Джеймсу никакого труда.
        - Вот теперь как раз самое время поинтересоваться - а на кой чёрт это? Видишь ли, малышка, Фокс не может полностью открыть пещеры, запечатанные девятью Магистрами, да и не это ему нужно. Но вот приоткрыть…
        На этом Пират смолк, предоставляя мне возможность додумать невысказанную мысль. Нет, я, оказывается, была просто профаном в политике и интригах, и потому продолжала жечь Пирата непонимающим взглядом так, что он не выдержал:
        - Прекрати на меня так пялиться. Я фисташками подавлюсь.
        Оказывается он уже давно уничтожал запасы сухого продовольствия у Алана в шкафу. Я немного поумерила яркость взгляда, ровно настолько, чтобы взор мой не был взрывоопасным и закрыла рот. Тогда Пират, оставив фисташки в покое, разъяснил:
        - Фокс собирается инсценировать вторжение Тьмы. А вину, естественно, брать на себя не захочет.
        - Неужели у него хватит сил выпустить демона? - прошептала я.
        Мысль о том, что волна ужаса из подземелий вырвется на поверхность, даже меня повергала в шок, что уж говорить о реакции местных.
        Пират горько усмехнулся:
        - Чего-чего, а этого добра у Фокса хватает, не сомневайся! Ему ведь не нужно открывать Пещеры, всего лишь устроить небольшой проход, а это магу уровня Фокса вполне по силам. Да ведь и времени-то много не надо. Несколько секунд, не больше. Фокс не собирается выпускать на землю Смерть. Слабенький демон, способный продержаться в обороне не более часа. И всё - чаша весов склониться в его сторону.
        "Слабенький" должен быть демон, чтобы час прятаться от девяти Магистров…
        - Но почему Магистры не чувствуют, что пещеры открыты? - подумав, поинтересовалась я.
        - Они ещё не открыты. Фокс откроет их через несколько дней, - ответил Пират, - Мы с тобой дошли до второго замка, созданного Магистрами, но дальше не пройти. Однако чувствуется, что первый замок снял опытный маг. Закрывать его он не стал. Немногие знают, что Пещеры закрываются таким образом. И преступник не боялся, что его обнаружат. А замков-то много. Всего их девять, и каждый последующий - сложнее предыдущего. Фокс способен снять их все ненадолго, чтобы открыть дорогу демону. И его слабенький демон вырвется. При этом он полностью будет подчиняться Фоксу, пока Магистры не предпримут решительных шагов.
        Теперь всё было ясно.
        Следующий час прошёл в лихорадочном размышлении. Я никак не могла собраться с мыслями и бегала из угла в угол, мелькая по диагонали комнаты с частотой, близкой к сетевой. Пират невозмутимо извлёк откуда-то Аланова кота и старательно пытался заставить это толстое, откормленное и ухоженное существо играть с заводной мышкой. Кот, пытаясь незаметно уснуть, в ответ на эти попытки приоткрывал изумрудные глаза и подёргивал лапой, изображая желание догнать мышь. Мол "сейчас, сейчас! Уже бегу". Наконец, мне надоело мельтешить. Одновременно с покоем на меня снизошло озарение, не снисходившее на меня по причине крайнего оголодания. На минуту я замерла с просветлённым лицом и счастливой улыбкой на устах. Пират даже оставил кота и одарил меня удивлённым взглядом.
        - Ты узрела пророка Серафима? - предположил он.
        - Нет-нет!!! Я придумала! - восторженно заорала я, бросаясь Пирату на шею.
        Джеймс даже не нашёлся, что сказать. Это с его-то ядовитым языком!
        - Надо сообщить Магистрам! - проорала я ему в ухо. - Они же сразу Фокса загребут и Пещеры закроют. И меня за старание помилуют!
        Такая простая мысль так долго могла витать вхолостую лишь потому, что я уже достаточно давно пыталась избежать аудиенции с Магистрами. Сейчас же эта встреча казалась мне единственным, самым простым и самым правильным выходом. Пират, однако, не был настроен столь оптимистично. Напротив, от его физиономии молоко бы скисло в радиусе пяти миль от замка.
        - Слезь с меня, - потребовал он. - И не считай, что я идиот. Точнее, я идиот, как выяснилось, но не настолько. Если бы мы могли сообщить Магистрам, я бы с тобой тут не беседовал. Но Магистры для нас недоступны.
        Я поубавила энтузиазма и глупо пробормотала:
        - А почему?
        - Почему? - зло переспросил Пират. - Да потому, что за каждым нашим шагом следит этот чёртов Лис. Он прекрасно знает о том, что я догадываюсь о его планах. И потому глаз с меня не спускает. Напротив, мы с тобой в эти планы выгодно вписались! Я, как баран на верёвочке, пошёл на поводу у Фокса.
        - В смысле?
        - В прямом! Думаешь, Фокс сам мне поведал о том, что он собирается делать? Это ведь только мои измышления, исходящие из двух простейших фактов. Я до сих пор общаюсь с контрабандистами. По старой привычке. После того, как мы побывали в Звездных Пещерах, я встретился с бывшими коллегами по заработку и узнал, что один мой закадычный приятель продал камушек, да непростой, а артефакт Тёмной Магии - Чёрную Звезду, какому-то сумасшедшему коллекционеру, отвалившему за бесполезный, в сущности, талисман, огромную сумму. Дело-то всё в том, что Черную Звезду достали когда-то со дна тех самых Пещер. Она не нужна сейчас никому, так как Звездные Пещеры закрыты. Но если их открыть, то Звезда будет способна на многое. Она управляет одним из демонов. Ну кто ещё мог заинтересоваться безделушкой? Просто камнем! Я полдня пытался выстроить эту схему. Но что-то мои умозаключения очень похожи на правду. На активизацию артефакта и освобождение демона нужно время. И немалое. У нас ещё по меньшей мере дня четыре. Но, учитывая, что Фокс за неделю сумел заполучить Звезду, не удивлюсь, если он справиться и раньше.
        - Но почему ты думаешь, что Фокс знает о твоих догадках?
        - Я заметил слежку. И ещё. Я не могу ни с кем связаться в Магистрате. Ни телепатически, ни иначе.
        - Нет, - я махнула рукой, - тогда бы Фокс просто в землю тебя зарыл, чтоб под ногами не путался со своими догадками. И не позволил бы нам с тобой встретиться… Как-то Марго потратила целый день, рассказывая мне, как раскрывать политические заговоры, "раскусывать" закулисные интриги и просчитывать многоходовки. Думаю, у Фокса насчет тебя, а может, и насчет меня, совсем иные планы! Он не убивает нас, но и на помощь позвать не дает… Такое ощущение, что он нас к чему-то подталкивает! К чему-то… Или куда-то…
        В глазах Пирата загорелись непонятные огоньки.
        - Погоди, - подумав, сказала я, - Ты хочешь сказать, что он и в самом деле сознательно стремиться загнать нас в Пещеры?
        Джеймс согласно кивнул, а я продолжала размышлять:
        - То есть Фокс хочет угробить нас на месте действия? А зачем ему это?
        Пират усмехнулся и постучал себя по лбу:
        - Ну подумай сама! Имитация естественной смерти, разумеется. Если наши бренные тела найдут в Пещерах, всю вину свалят на нас. Выглядеть это будет так, словно два сумасшедших преступника решили поэкспериментировать с Высшей Магией и выпустили демона. Кто в такой ситуации заподозрит Фокса? Да никто. То есть Магистрат, может, и заподозрит, но вот местные точно подвоха не заметят. Им этого хватит, чтобы запретить нам экспериментировать с Государством.
        Мда, ситуация.
        - Но ведь должен же быть способ обратиться к Магистрам? - продолжила я.
        - А ты попробуй, - предложил Пират. - На выходе, скорее всего, нас поджидает сподручный Фокса. Если мы только шаг в сторону Магистрата сделаем, нас пришьют, а уж трупы потом в Пещеры подбросят. С тех пор, как ты вошла в этот замок, твоя жизнь не стоит и ломаного гроша.
        И не малейшего раскаяния в голосе, а ведь это он меня сюда заманил!
        - …Телепатическая связь намертво заблокирована, да и телепортационная магия не действует. Точнее, вообще никакая магия! Только ты пока почувствовать этого не можешь, так как не пользуешься ей. Фокс нас хорошо от внешнего мира отгородил. Так вот, если мы пойдём в Звездные Пещеры, то будет крохотный шанс выжить и насолить ему. Решать тебе.
        - Последний вопрос, - я лишь обречённо вздохнула, загнав на задворки сознания свои эмоции. - Почему ты вызвал сюда именно меня, когда была возможность захватить кого-нибудь поопытней и посильней?
        Пират хитро улыбнулся:
        - Крошка моя, - ласково, но с ехидцей, сказал он. - Сила и опыт могут только помешать. Мне нужен нестандартный подход. Это - во-первых. Во-вторых, ты видела эти пещеры. Там проползёт лишь змея. А ты как раз маленькая и вёрткая. В-третьих, Светлой Магией там запрещено пользоваться, и ты как раз отвыкла это делать. И, в-четвёртых, давно хотел отомстить тебе за разрушенную карьеру и необходимость носить эту чёртову форму.
        Последние слова он договаривал совсем уж язвительно. Я же воспользовалась приёмом Марго, в пылу ссоры порой кидавшей в людей вазы и графины, и швырнула в Пирата чайником. Конечно, чайник испарился по дороге.
        - Не время сейчас, - строго одёрнул меня Джеймс, - Время вот для этого. Изучай.
        С этими словами он достал, словно из воздуха, толстенный том в старинном, но невероятно дорогом даже по меркам Секторов переплёте из чёрной драконовой кожи с золотым тиснением. Кожа холодила ладони, и это отчего-то было неприятно. Книга определённо была магической. Но что скрывалось под обложкой? Я с трепетом, который испытывает коллекционер ядовитых насекомых, взяв в руки новый живой и активный экспонат, приоткрыла крошечный золотой замочек. Когда-то книга была заперта мощным заклинанием. Теперь заговор был снят. И я открыла том на первой странице.
        Не знаю, как нормальные люди, но я в первый раз не смогла прочесть даже строку, так как на меня со страницы воззрились мёртвые глаза с остановившимся взглядом. Я в ужасе захлопнула книгу и отодвинула её от себя подальше. Пират и бровью не повёл.
        - Читай, - невозмутимо потребовал он.
        - Ни за что, - категорично помотав головой, ответила я.
        - Скоро, значит, побеседуешь с обладателем приятного взгляда, - порадовал меня Пират будничным тоном.
        Этот его тон меня добил. И я ещё раз открыла книгу с твёрдым намерением не обращать внимания на мёртвый взгляд. Однако это не сразу у меня получилось. В тишине комнаты потонули все звуки, и лишь приглушённый голос словно издалека - из самых глубин разума или сердца шептал - закрой, закрой. Я с досады только плюнула, в надежде воззрившись Пирата. Он в этот момент уцепился руками за неприметную с виду притолоку над дверьми, перевернулся и повис вниз головой. Это, однако ж, не мешало ему изучать меня.
        - Чего ты ползаешь, как паук? Отвлекаешь, - пожаловалась я.
        Бесшумно приземлившись (и как он так умудряется) Пират лишь саркастично заметил:
        - Кто-то ведь не обладает столь компактными размерами, а ползти придётся по крысиной норе. Приходиться тренироваться.
        Сомневаясь, стоит ли сравнение с крысой принимать за комплимент, я бросила отвлекаться и принялась за чтение. Именно с описанными в этой книге видами магии нам и предстояло столкнуться. Пират предупредил, что ни в коем случае нельзя пытаться применить прочитанные заклинания. За это запросто можно заплатить душой, учитывая, что данный уровень магии мне недоступен. Заклинания были написаны для Магов или же для степени Магистра. Но знать оружие противника я должна была досконально. А потому честно штудировала книгу, спрашивая порой советов у Пирата. Он всё время был рядом, объясняя это "желанием поприсутствовать, когда из книги вылезет страшный мужик с мёртвыми глазами и начнёт меня душить" (я лишь язык в ответ показала, не придумав, как съязвить).
        Мужик не лез, но в шутке была доля истины. В некоторых ситуациях даже начинающие маги могут применить заклинание не по силам и уровню. Последствия бывают самыми печальными. Можно помимо воли стать слугой Высшей Силы, хорошо если Светлой, а если Тёмной? Тем хуже, если человек потенциально талантлив. Нераскрытый талант - печально, талант, раскрытый Тьмой - страшно. И потому я кусала язык, чтобы ненароком не прочесть трудные места вслух. Три дня каторжных усилий увенчались полным успехом. Я помнила эту книгу наизусть и могла на память произнести любое заклинание. А также приблизительно знала, как нужно реагировать, когда его применяют против тебя. Например, если заклинание вызывает посланников смерти, обладающих загадочным свойством превращать человека в демона или же чёрных, малоприятных птиц, называемых в книге гарпиями, то лучше всего драпать. В остальных случаях поступать предлагалось приблизительно также.
        Оставались ещё сутки до решающего события. Я просто осатанела от пребывания в замке Алана, который, кстати, так и не появился. Время текло медленно, и я согласна была уже залезть в Преисподнюю, лишь бы только не маяться неизвестностью.
        Пират в оставшиеся сутки собирал нехитрые пожитки. Дело в том, что в Звездных Пещерах мы не могли пользоваться Светлой Магией, а потому приходилось собирать самые нужные вещи. По подсчётам Пирата мы должны были провести в Пещерах несколько часов, но не более полусуток.
        А вот готовиться к походу следовало основательно. За несколько часов до выхода Пират уселся в кресло, поставил меня перед собой и тщательно проинспектировал мой наряд, избавляясь попутно от лишних на его взгляд вещей: серёжек-капелек в ушах, про которые я совершенно забыла, носового платка, неведомо как затерявшейся в недрах куртки помады, и потребовал, чтобы я сменила любимые сапоги на каблучках на аналог без каблуков, либо на кроссовки. Я вспомнила уроки Джефа и вырядилась, точно на кражу, упирая на чёрный цвет в одежде. В карманах у меня удобно размещался моток тонкой, но прочной верёвки, универсальный нож на все случаи жизни, а также за поясом в компактных мягких ножнах приторочен был тонкий, но чрезвычайно удобный кинжал. Я захватила также фонарик, но Пират безжалостно избавился от него, заявив, что на свет слетится много мелкой пакости типа "мышь летучая с зубами". Я с уважением посмотрела на Джеймса и в ужасе - на фонарик.
        - Ну вот, - удовлетворённо констатировал Пират, потирая руки, - Теперь ты готова. Последний штрих.
        С этими словами он умело упрятал мои волосы под чёрную бандану. Я, наверное, стала похожа на смерть - вся в чёрном. За поясом я обнаружила длинные перчатки до локтя, незаметно подсунутые Пиратом. Стоит ли говорить, по цвету они совпадали с общей гаммой. Джеймс и сам мало чем отличался от меня. Тоже в чёрном - похож на каплю нефти. Вручив мне рюкзачок с необходимыми вещами, список которых так и остался для меня загадкой, Пират заявил:
        - Самое то для похорон. Отправляемся! Подробности по дороге. Летучи уже ждут.
        И вот эти самые подробности и явились для меня полной неожиданностью. Пират не особо посвящал меня в ход операции, объясняя своё малословие тем, что лучше экспромта ничего не придумать. Его отнекивания типа: "Какая тебе разница, каким образом помирать?", - никоим образом ситуации не проясняли. В конце концов, у меня сложилось впечатление, что я нужна лишь для того, чтобы тащить свою долю поклажи, да изредка выслушивать корабельную ругань, щедро изливаемую на плохо складывающиеся обстоятельства. Однако перед тем, как спуститься в Пещеры, Пират просветил меня, да так, что я пожалела о том, что в один прекрасный день судьба свела нас.
        Стоянку наметили рядом со Звездными Пещерами, в местечке, не то чтобы укромном, но достаточно незаметном. Пират расположился с прибором ночного видения (абсолютно немагическое творение весом в полкил