Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Некрасова Мария: " Большая Книга Ужасов 86 " - читать онлайн

Сохранить .
Большая книга ужасов - 86 Мария Евгеньевна Некрасова
        Мы привыкли считать окружающую реальность незыблемой. Верить в могущество разума и современных технологий. В то, что знаем об этом мире достаточно… Но древнее зло, веками обитавшее рядом с людьми, никуда не делось.
        Призраки, считающие свою гибель несправедливой, жаждут крови и мести. Хищные твари, известные ещё со времён Древнего Рима, ищут случай, чтобы вселиться в человека, подчинить себе его душу и заставить совершать страшные поступки…
        Сумеют ли герои книги справиться со сверхъестественным злом?
        Мария Некрасова
        Большая книга ужасов 86
        
* * *
        Поезд теней
        Пролог
        Когда я заметила пожар, смотреть было уже не на что. Там и до пожара стояла лишь крошечная сараюха для лопат и прочего инструмента - наверное, метр на два, не больше. А сейчас она уже догорала, последними огненными рывками пытаясь дотянуться то до сосен, то до Катьки, которая всё никак не могла запустить огнетушитель.
        - Зачётно полыхает! - Лысый заворожённо смотрел на огонь, я буквально видела язычки пламени в его глазах.
        - Ничего особенного.
        У Семыкиной всегда ничего особенного.
        - Так, посмотрели - марш в корпус! Давайте-давайте отсюда! - Не хватало ещё, чтобы они у меня угорели. Я развернулась, чтобы увести детей, и они даже сделали несколько шагов в нужную сторону, но за спиной у меня что-то грохнуло, и за шиворот прилетел сноп искр.
        Крыша. Теперь она лежала под сараем аккуратной кучкой горелых досок. Доски хрустели под огнём, от сарая летели искры, дверь и навесной замок на ней ходили ходуном, как будто кто-то ломился изнутри!
        - Кыш в корпус, кому сказала!
        Я только подскочила к Катьке, как мне под ноги вместе с дверью сараюхи вывалился ошалевший и почти лысый Петрович. Обгоревшие волосины торчали над головой весёлыми мельчайшими кудряшками. Лицо он замотал майкой, только красные глаза видны. Вскочил на ноги, закашлялся, прихлопнул робкий огонёк на штанине…
        - Совсем пионеры стыд потеряли?! Твой?!
        В руках Петрович почему-то держал грабли, и я отступила - такой у него был решительный вид.
        - Вы как? - спрашиваю я.
        Петрович в ответ кашляет:
        - Убью! Где этот твой?!
        - Да кто?
        Все мои стояли в пяти шагах от Петровича, только Лёлик, похоже, ушёл в корпус.
        - Мажор твой где?! Я же видел, кто это сделал! - Петрович опять закашлялся. - Деловой такой: щёлкнул ключом - и в кусты. Я ему ору, а он удирать!.. И здесь нету. - Он окинул взглядом мою притихшую группу. - Но это точно твой!
        Катька наконец-то врубила огнетушитель. Фонтан пены вырвался на волю, мазнул меня по ногам. Петровичу досталось в спину, он выругался и побежал отбирать - как будто не проторчал неведомо сколько в горящем сарае. Хотя, может, и правда недолго: такие древние деревяшки вспыхивают и прогорают очень быстро. Повезло…
        Петрович ругался сквозь кашель, пытаясь отобрать огнетушитель у Катьки, которая, похоже, вообще перестала соображать, что происходит, и стояла, направив его в одну точку и намертво в него вцепившись. Огонь шипел, умирал, забивался в ноздри уже последним прощальным дымом. Где-то за этой белой завесой слышалась ругань Петровича.
        - Вот теперь здесь точно нечего смотреть, - говорю своим. - И точно нечего слушать!
        Первоклашки протестующе загудели, но я была непреклонна. Развернулась и повела их в сторону корпуса, где в окне торчала изумлённая физиономия Лёлика. Первое, что он сказал, когда мы вошли в спальню мальчишек:
        - Я его не поджигал - только запер!
        Петрович и Катька за окном мелькали в дыму. В корпус тоже натянуло, но не слишком. Дети прилипли к окнам, обсуждая, потушат или нет, а я отчитывала Лёлика:
        - Господи, зачем?! Зачем ты его запер?!
        - Смешно же…
        Лысый и Паша хором хрюкнули и даже оторвались от окна.
        - Петрович нас уже отругал, Ляльевгеньна! Не наказывайте Лёху.
        - Ещё как накажу! Вот позвоню сейчас его отцу…
        - Не надо! - возразил Лысый. - Он крутой: он вас уволит, а лагерь закроет, вот он какой.
        Все семилетки любят хвастаться, а вот отвечать за свои поступки…
        - Это тебе Лёша сказал?
        - Это правда!
        - Так! - Я встала. Катька за окном отряхивалась и брела в сторону корпуса. Последний умирающий дымок стелился по земле, я уже всё прекрасно видела. Петрович с граблями сносил остатки сарая и смешно отскакивал, чтобы не получить по голове горелой доской. Вроде бы он был в порядке - только кашлял так, что у нас было слышно. - Сейчас придёт Катя, я оставлю вас на неё, а с тобой мы пойдём к директору, ясно? Мне не важно, кто там твой отец, ты сильно провинился… Погоди, а кто тогда поджёг-то?
        Лёлик пожал плечами. Вошла Катька, первым делом схватила бутылку с водой и из горлышка сделала несколько больших глотков. Я сказала, что веду Лёлика к директору, она только угукнула и продолжила пить.

* * *
        Когда мы вышли, у сарая уже водил хороводы весь персонал: кто-то разгребал доски, кто-то засыпал пепелище, и все громко обсуждали случившееся. Хурма-директриса была там же и громко убеждала Петровича:
        - Идите в медпункт, вы мне дороги как память. Здесь достаточно работников, идите!
        - Я чё, девочка - по медпунктам разлёживаться… - Тут он увидел нас и завопил на весь лагерь: - Вот же он, Екатерина Вадимовна! Говорю ж этот… из десятой группы! - Он прибавил, какой именно, Хурма дёрнула бровью, я хрюкнула и мысленно записала это выражение. Даже успокоилась немного: Петрович точно в порядке.
        Лёлик обиженно дёрнулся в сторону корпуса, но я удержала.
        - Откуда вы знаете?
        - В щель видел. Ты что думаешь, шкет: можно просто так запереть?!.
        - Разберёмся. Всё-таки сходите в медпункт, - отрезала Хурма и повела нас подальше от пожарища.
        Наши с Катей первоклашки ещё торчали у окон.

* * *
        В кабинете Хурмы я знаю каждый стул и каждую чашку и очень подробно знаю узор на ковре: когда Хурма отчитывает - наверное, все дети смотрят в пол на этот самый ковёр. А я ездила в этот лагерь с классом столько, сколько проучилась в школе, да и в то лето должна была отдыхать со своими одноклассниками в первой группе, а не работать воспиталкой у малышей. Но всё пошло наперекосяк.
        Хурма - она и в школе у нас директриса - всю весну бегала за мной по этой самой школе, требуя денег на путёвку в лагерь: их же надо заранее заказывать. А я всю весну бегала от Хурмы, потому что… Нет, деньги дома были. Просто родителям было настолько не до меня, что любой мой вяк, хоть про лагерь, хоть про который час, тонул в коротком «Отстань!» - ну это если я вообще видела родителей. Чаще не видела. Отец ушёл совсем, а мать пропадала на трёх работах. Мне казалось, что я живу одна с кошкой.
        В общем, когда Хурма узнала, она предложила мне эту работу в летнем лагере, перед этим как школьников отчитав по телефону моих родителей (секретарша дала мне подслушать под дверью, хотя, наверное, это непедагогично, но мне от этого звонка стало легче). Конечно, мне не дали должность воспитателя - по бумагам я помощник или вообще волонтёр. Но я поехала в лагерь, как и хотела… Но не как всегда! Честно говоря, к такому я не была готова. Хотя кто вообще готов, например, к пожару?! И это очень странно: быть взрослой там, где всю жизнь была ребёнком.
        Смешно, но это из-за Хурмы дети зовут меня «Ляля Евгеньевна». Я поправляю: «Меня зовут Ольга» - и натыкаюсь на полное непонимание: «Какая ещё Ольга? Екатерина Вадимовна зовёт вас «Ляля… Евгеньевна». А она правда так зовёт! При детях лепит по привычке моё школьное детское имя - но тут же, конечно, спохватывается (это же помощник воспитателя, дети же слышат!) и быстро добавляет отчество. Выходит, Хурме тоже очень странно считать меня взрослой.

* * *
        Пока Хурма звонила Лёликову отцу, я заварила чай - это часть ритуала в её кабинете. Наша директорша не образец демократии, но чаю со своим фирменным вареньем предложит всегда, даже если планирует вылить его тебе за шиворот. К тому же сейчас, после этого всего, я правда заслуживаю хорошую чашку чая с тонной сахара и блюдцем варенья…А бедняга Петрович ещё разгребает мусор во дворе.
        Зато Лёлик особо не переживал: сидел себе на стульчике, жевал конфеты, время от времени поднимая голову, чтобы послушать телефонный разговор. Хурма говорила мало, в основном слушала, и я пыталась понять по её непроницаемому лицу, что ей говорят на том конце провода. Когда она положила трубку, мы с Лёликом уже выпили по полчашки. Хурма рассеяно глотнула из своей (остыл) и задала вопрос, так меня мучивший:
        - А кто поджёг-то?
        Лёлик с набитым ртом только помотал головой, но Хурма как будто не заметила:
        - А где зажигалку взял?
        - Нашёл.
        Я чуть не поперхнулась, но надо учиться держать лицо. Я здесь не ребёнок, я здесь почти воспиталка. Не, ну надо же, а! А Хурма и бровью не повела:
        - Показывай.
        Лёлик с готовностью выложил на стол новенькую «зиппо».
        - Петровича, - оценила Хурма. - Лёша, ты вообще способен думать о последствиях?
        - Я нечаянно! Я только чиркнул, а там сухая трава…
        - Похоже на правду, - вступилась я, и Хурме это не понравилось:
        - Идите, Ляля Евгеньевна, нам тут надо много чего обсудить.
        Обсуждали они недолго. Лёлик догнал меня у пожарища, где ещё возились технички с Петровичем, растолкал всех и с невинным видом протянул Петровичу зажигалку:
        - Простите меня, пожалуйста, это ваше. Я не хотел вас убивать.
        Петрович у нас охранник и немножко завхоз, я не ждала от него педагогических изысков. И правильно: он вцепился Лёлику в ухо и принялся драть, ругаясь, как положено охраннику и немножко завхозу. Лёлик визжал, Петрович ругался громче…
        …А вечером уволили Катьку! Формально за то, что воспитатель недоглядел и ребёнок устроил пожар, который чудом обошёлся без жертв. И вроде правильно - но нет. И совсем не похоже на нашу справедливую Хурму. Уже позже, в приватном разговоре, она мне объяснила, что отец Лёлика крутой не крутой, а наш арендодатель, в смысле лагеря. И да: у него свои взгляды на то, как воспитывать детей. Другого папашу Хурма сумела бы урезонить, но с этим приходится считаться. Узнав, что сын чуть не убил охранника, он наехал на воспитателя: где была, почему недосмотрела… Вот Хурма ему навстречу и пошла.

* * *
        Катька ревела, бросала шмотки в рюкзак, свободной рукой что-то строча в телефоне.
        - Замена утром придёт, - это она мне. - Хурма зайдёт через часик тебя проведать. Ночь продержишься?
        Я обещала. Это было, наверное, моё самое короткое знакомство в лагере: ни на следующий год, ни после Катьку уже не приглашали работать. А тогда я гадала, кого пришлют на смену, и переживала, что мы не поладим.
        Пора сказать, что это был мой второй день в качестве помощника воспитателя, и я боялась, что до третьего не доживу. Катька оставила мне пузырёк валерьянки - и так состоялось моё знакомство со спиртным: добро пожаловать во взрослую жизнь! Едва захлопнулась дверь, я накапала себе прямо в чай, но хоть руки перестали трястись. Растянулась на кровати (дети ещё укладывались, у меня три минуты, чтобы прийти в себя) и стала искать свои сильные стороны.
        Я старше первоклашек (но моложе любого из воспитателей), я умнее первоклашек (офигеть достоинство!), я знаю кучу разных историй (а первоклашки ещё не слышали самых примитивных детских анекдотов, ещё не читали Эдгара По и Уэллса и наверняка ещё пугаются страшилок про чёрную руку…) Точно! Укладывать детей тот ещё квест, но я уже знала, что буду делать.

* * *
        - Наш город не всегда здесь был и не всегда был городом. Ещё меньше ста лет назад на его месте стояли бывшие купеческие дачи, несколько деревень, больница и длинная железная дорога. Если смотреть на наш город с крыши самой высокой новостройки и представить рыболовный крючок, жало которого начинается на границе города недалеко от Купеческой улицы, а цевьё тянется через Ежиный лес и дальше, далеко за пределы города, то вот это и будет маршрут поезда убийц…
        - Чего?! Поезда скелетов вообще-то! - возмутился Лысый.
        - Вообще-то не перебивай, - говорю. - Впрочем, может быть, кто-то захочет послушать про скелетов?
        Толстый и Влад замотали головами, из соседней комнаты протестующе загудели девчонки. Я сидела на табуретке в дверном проёме между палатой девочек и палатой мальчиков, чтобы меня все слышали, а я их всех видела.
        - Я тоже слышал про скелетов, - добавил Профессор. - Но по-моему, это сказки. Как они без мышц убивать-то будут? Ни руки не поднять, ничего.
        Все засмеялись, Лысый был посрамлён. Лёлик молча сверлил меня глазами, я даже поёрзала: нет ли на стуле кнопки?
        - Так вот, если смотреть на город с высоты, ночью, в определённый день, можно увидеть, как идёт этот поезд. Сначала медленно, медленнее пешехода, может показаться, что он стоит на месте. Но постепенно он разгоняется. Через дома, через проспекты, по несуществующим давно рельсам, он проходит через весь город со всеми остановками. И на каждой остановке кто-нибудь умирает.
        - Кто?
        - Кто нечаянно оказался рядом. Житель дома, построенного на бывшей станции, просто прохожий, который оказался в ненужном месте в ненужное время…
        - А я говорю - скелеты! - не унимался Лысый. Один мальчик вышел ночью во двор с собакой. Как раз где-то на маршруте того поезда. А утром ни мальчика ни собаки - только скелеты от них остались. Поэтому и называется «Поезд скелетов».
        - Но они же с ним не уехали! - включилась Сашка. - Те, что в поезде, не скелеты, а убийцы. Я слышала про девочку, которая специально туда пошла. Ну, чтобы проверить, есть поезд или нету…
        - Так это сверху надо смотреть, иначе не увидишь, - хихикнул Лёлик.
        - Она и полезла на крышу. И увидела поезд. Он был чёрный и без окон. А потом у неё в семье кто-то умер. Без скелетов, обыкновенно.
        - Через лагерь тот поезд, кстати, тоже идёт, - добавил Профессор. - Ну то есть шёл, когда ещё был поездом.
        - Точно! Жало-то у нас, точнее в старой части, которая за стадионом.
        - Вот где жуть - так это в старой части! - Лёлик даже вскочил. Это откуда он знает-то - неужели лазил туда? Или старшие успели рассказать…
        - Там живёт белая пионерка, - говорю.
        Нет, я не буду им признаваться, что ещё пару лет назад сама лазила с ребятами на эту старую территорию. Там правда жутковато, но здорово. Стены разрушенных корпусов изнутри расписаны посланиями из прошлого, типа «Васька дурак». Мы находили там всякую ерунду вроде разноцветных стеклянных шариков, советских игрушек и даже чей-то старый чемодан, огромный, целиком поместиться можно, и облезлый, как линяющий бегемот.
        А снаружи на каждом шагу - обломки питьевых фонтанчиков, ошмётки статуй пионеров с торчащими арматуринами там, где когда-то были руки-ноги-головы. Они ещё на постаментах, эти статуи, рассыпаются, но стоят. Мы пугали ими младших.
        По лагерю тогда ходили легенды о белой пионерке, которая приходит по ночам и закалывает всех своей арматуриной, торчащей на месте отколовшейся руки… А мы бегали на эту пионерку смотреть днём и просили её, чтобы заколола кого-нибудь из самых вредных вожатых.
        …А теперь вредная вожатая - это я. Хотелось разреветься от безнадёги и нахлынувших воспоминаний, но тут завопил Влад!
        Он взвыл, как будто его укусили, откинул одеяло и уставился на какой-то комок грязи у себя в ногах.
        Заржал Лёлик, заржали Лысый и Паша, девчонки повскакали с кроватей посмотреть, что там такое…
        - Ну-ка тихо! Что там у тебя? - Я шагнула в сторону Влада - и увидела у него на постели лягушку.
        Она ещё чуть шевелилась, но вид имела тряпичный и даже не пыталась ускакать.
        - А чего она не упрыгивает? - спросил Лёлик.
        - Ей тут нравится! - засмеялся Лысый.
        - Тихо! - говорю. - Владик, ты ведь не сам её туда положил?
        - Сам!
        - Сам! - наперебой завопили Лёлик и компания. Всё-таки они ещё не умеют врать.
        - А почему ты так думаешь? - Я уставилась на Лёлика суровым взглядом новоиспечённой воспиталки. На секунду даже это помогло: он отвёл глаза, видимо поняв, что сморозил что-то не то… Но только на секунду:
        - Владик вам подтвердит, что взял лягушку в постель сам - правда, Владик? - Лёлик смотрел прямо на меня этим специальным взглядом из сериалов про бандитов: «Я знаю, что ты знаешь, что это я, а попробуй докажи! А докажешь - что ты мне сделаешь?»
        …А самое обидное, что все смеялись, и Владик кивал, вот что. Кивал, наматывая сопли на кулак, протягивая мне безжизненную серую тряпку - обсохшую лягушку. Ей же всё время надо смачивать кожу, иначе… А Лысый, Паша и ещё один дружок Лёлика, Коля, орали: «Владик сам, он сам!» И Владик кивал, хрюкая и глотая сопли, им было всего семь, этим мальчишкам, а они уже понимали, что спорить с Лёликом себе дороже.
        Нет, я ему не врезала. Да, хотелось. Я подумала, что раз мы тут застряли с Лёликом, надо учиться выживать и вытаскивать других. В конце концов, это всего лишь первоклашка.
        Я тогда сказала Владу: «Одевайся, бери лягушку», и он стал послушно натягивать треники, всё время попадая ногой в одну штанину. Дружки Лёлика ржали, вопили «Куда?», а Лёлик уткнулся в свой гаджет, оглашая палату воплями и выстрелами, с этой своей улыбочкой на лице. Я старательно делала строгое лицо для хулиганов: кажется, в то лето гримаса приросла ко мне навсегда.
        Влад оделся, пошёл за мной, ещё вытирая нос, неся на ладони то, во что превратилась лягушка. Перед тем как захлопнуть дверь, я сказала:
        - А про белую пионерку я расскажу вам в другой раз.
        Дружки Лёлика ещё смеялись, рядом со мной всхлипнул Влад.
        - Идём. - Дверь в палату закрыта, и больше не надо делать строгий голос, но я по инерции продолжила: - Куртку захвати и переобуйся.
        Мы уже вышли в предбанник: куртки без шкафчиков, ряд банкеток с разбросанными сапогами внизу (было дождливое лето) и толстенная дверь, отделяющая палаты и коридор, она закрывалась на тряпку, которая всё время падала. Я подхватила её на лету, закрыла дверь, кивнула парню на вешалку. Он икнул, кивнул, сдёрнул куртку, спросил:
        - Ляля Евгеньевна, мы её похороним?
        - Одевайся, не рассуждай.
        Ещё несколько длинных секунд парень пытается попасть в рукава, перехватывая несчастную свою лягушку, икает и хлюпает носом. Наконец выходим. Я толкаю дверь осторожно, чтобы не скрипнула, не хлопнула, хотя знаю, что бесполезно. Лёлик с бандой увидит в окно, что мы выходим, и всё доложит Хурме. Хурма меня убьёт, но мне уже плевать: я отчаялась дожить в лагере до завтра.
        - Лёлику и банде ни слова! - шиплю Владу и бегу, пригнувшись под окнами, в сторону забора, отделяющего лагерь от мира взрослых. Я знаю, что он бежит за мной, так же согнувшись, и кивает земле у себя под ногами. Ну да, это запрещено - выводить детей за территорию, да ещё после отбоя. Лёлик обязательно на меня настучит. Ну и плевать. Больше всего я боялась, что они заметят, что Катьки нет (дети не видели, как она уходила, а я помалкивала). На войне как на войне: если рискуешь не дожить до утра, надо делать вид, что ты не одна, а за тобой армия, которая просто занята бумажной работой у себя в комнате, но всё-о-о видит и слышит! Хотя Лёлик наверняка в курсе… Скоро Хурма придёт!.. Плевать.
        Я пролезла через дыру в заборе на глазах изумлённого Владика, приложила палец к губам и поманила за собой. Парень секунду поколебался (не каждый день воспитатели приказывают нарушать запреты), но послушно пролез следом. Пара десятков шагов по перелеску - и мы оказались на берегу маленького пруда (или болотца - кто их разберёт?), скинула куртку, уселась на мостки и кивнула парню:
        - Садись.
        Владик неуклюже сел, держа на ладони наотлёт свою лягушку.
        - Дай… - Я аккуратно взяла у него сухую липковатую шкурку и опустила на мелководье так, чтобы только чуть торчал нос.
        - Телефоном подсвети…
        - Поздно, Ляля Евгеньевна!
        - Цыц!
        Парень послушно достал телефон. В луч попала блестящая вода, горсть ряски и тёмное пятно - лягушка под водой.
        - В глаза-то ей не свети, она тоже человек…
        Влад засуетился, мотая рукой туда-сюда, я перехватила её и направила луч на деревья. Лягушка только чуть-чуть попадала в круг света, а мы любовались жутковатым ночным перелеском. Сейчас эти десять деревьев казались огромным непролазным лесом, фонари на территории лагеря, заметные отсюда, только придавали картине мрачности.
        - Зачем мы сюда пришли? Это запрещено!
        - Поэтому я и прошу тебя помалкивать. Если повезёт - увидим чудо. И не то что в рекламе.
        - А если нет?
        - Заплачем и пойдём назад в лагерь. Это всегда успеется. - Я не видела его лица, оно не попадало в луч телефона, он никак не отреагировал, ни хихикнул, ни вздохнул…
        - Вы правда думаете, что она оживёт? Это как умершему от голода запихивать в рот гамбургер, это… - Наверное, он хотел сказать «глупо», «жестоко», но как хороший мальчик постеснялся критиковать воспиталку. Приятно. Я молилась, чтобы всё вышло. Должно, должно! Они живут-то в лесу, лягушки эти, порой вообще без воды - лишь бы была влажность. Это сухая постель лишила её всей влаги. Сейчас она смочит свою кожу, и ей станет легче.
        - Не совсем так… Лёлик тебя достаёт?
        - Как вы догадались?
        Тоже мне секрет! Я пожала плечами.
        - Только не говорите ему, что я…
        - Ещё не хватало с ним разговаривать!
        Влад хихикнул, а потом вскочил и завопил на весь лагерь:
        - Шевелится, шевелится!
        Лягуха и правда задёргалась на воде. Попав в луч фонаря, она замерла на пару секунд, чтобы ещё яростнее забить задними лапами и сделать пару рывков к тени.
        - Плывёт… - прошептал Владик.
        Наверное, надо было что-то сказать, но я всё-таки не настоящий педагог. Я обещала чудо - я показала чудо. Лягуха выжила. Парень на секунду поверил, что миром правит не зло и лёлики, а добро, Ляля Евгеньевна и холодная вода из болота, если станет совсем плохо. Я мысленно праздновала педагогическую победу и соображала, что сказать Хурме, когда Лёлик на нас настучит.
        …Уже не помню, что придумала тогда, это было десять лет назад. Теперь те дети выросли. Ну, почти: перешли в одиннадцатый. Я за эти годы только растолстела, нажила три ненужных диплома, работу, которая приносит деньги, и ещё парочку волонтёрских работ помимо лагеря. А они выросли.
        Ну, почти…
        Глава I
        Толстый метался по двору, размахивая облезлым веником, и вопил: «Рептилоиды атакуют! Все в укрытие!» В глубине корпуса шумно топала Ленка-воспитатель, выгоняя на улицу тех немногих, кто ещё не разбежался по кружкам. Из баскетбольной коробки выскочили Профессор и Влад. Профессор ещё чеканил мячом и так, чеканя, и побежал в сторону Линейки. Я перехватила Толстого и подтолкнула за Профессором и Владом. Он оседлал свой веник и поскакал за ними в нужном направлении, вопя своё «Рептилоиды атакуют!».
        Из рукодельного кружка им наперерез неспешно выходила Семыкина, не выпустив из рук вышивку. Тряпка была больше наволочки, и Толстый этим воспользовался: отобрал, набросил себе на голову (Рептилоиды атакуют с воздуха, все в укрытие!) и помчался дальше. За ним Семыкина с воплями «Дурак, там иголка!» и ещё парочка девчонок за компанию. Над всем этим возвышался трубный глас Петровича из матюгальника на столбе: «Эвакуация! Всем пройти на Линейку! Эвакуация! Всем пройти…» Любит наш Петрович учебные тревоги. Я думаю, он так развлекается. А то сидишь весь день в будке на проходной - скукота.
        Из корпуса выскочила Булка, придерживая на голове эмалированную столовскую миску, типа каска, за ней гнался Коля, пытаясь на ходу по этой миске постучать. Последней вышла Ленка, заперла корпус на висячий замок и кивнула мне:
        - Всех видела?
        - И половины нет. Сейчас из кружков сбегутся, на месте пересчитаем.
        Линейкой мы называем поросшую бурьяном площадь за футбольным полем на территории старого лагеря. Наш лагерь строился рядом с ним по принципу «сперва построим новый, потом снесём старый», да только старый так и не снесли. Формально это тоже наша территория, хотя по ней не скажешь. Там, на Линейке, где собирались пионеры много лет назад, ещё торчит из земли обломок ржавого флагштока, ещё жива тротуарная плитка и надписи на ней облупленной масляной краской: «Отряд «Светлячок» 88-й год», «75-й» и даже шестьдесят какой-то. Почти на каждом шагу почти каждый квадратик исписан-изрисован - прямо Аллея Славы после апокалипсиса. Линейка дальше всего от жилых корпусов, поэтому если и правда что случится - это самое лучшее место для эвакуации. Но корпуса старого лагеря оттуда видны. С трёх сторон лагерь окружён лесом, а с четвёртой - руинами.
        Нет, ту часть старых корпусов, которая на нашей территории, отреставрировали, и там живёт персонал. Два ярко раскрашенных домика, куда надо лезть через дыру в заборе (или обходить весь лагерь по широкой дуге, чтобы выйти через проходную), а дальше - руины. Мы мелкими туда лазили: интересно же. Хурма с Петровичем нас вылавливали, но мы бегали быстрее и лучше прятались.
        …А сейчас дети почти перестали туда лазить: интересы другие. Только старшие любят это место за уединённость: никто не найдёт, не погонит в столовку, не пристанет с нотациями…
        Все одиннадцать групп собрались на Линейке. Малыши культурно выстроились в линии на своих местах, те, что постарше, ходили волнами. Мои построились кое-как на изрисованной плитке. Семыкина наконец-то догнала Толстого, отобрала вышивку. Коля постучал в очередной раз по Булкиной каске, получил этой каской под Ленкино шиканье (она пересчитывала детей, а эти четверо носились вокруг неё и сбивали). Профессор засунул свой мяч в штаны Влада сзади, а я с удивлением подумала, что «старшие» - это теперь мои.
        - Четверых не хватает. Лёлика с бандой… И Сашки!

* * *
        Сквозь толпу продирался Петрович со своим матюгальником:
        - Просьба соблюдать спокойствие и порядок, всем построиться! Тридцать минут собирались! Формально вы все мертвы…
        - А вот и рептилоид пришёл. Нам хана! - Толстый картинно вздохнул.
        Ленка даже не заметила. Она, как я, пыталась высмотреть наших:
        - Отсиживаются где-нибудь. Найду - всыплю.
        - Эти-то да, - говорю. - А вот на Сашку это не похоже.
        - Они в старые корпуса пошли ещё с утра. - Профессор отбивался от тумаков Влада.
        - Кто?
        - Сначала Сашка, а за ней Лёлик с бандой.
        Опа! Лёлик с бандой привязались к Сашке давно, судя по всему ещё в школе. Нет, она мне не жаловалась, и Ленке с Хурмой тоже, но булинг в мешке не утаишь. Да и Лёлик не из тех, кто считает нужным скрывать свои делишки. Доставать Сашку в открытую они при мне всё-таки стеснялись, и всё равно… Эти все разговорчики, взгляды, словечки, за которые в моём детстве били по губам… В общем, уже через пять минут после того, как моя группа заселилась в лагерь, было ясно, кого Лёлик и дружки выбрали жертвой в этом году. С начала смены я сто раз пыталась вызвать Сашку на разговор, но так ничего и не добилась. А на душе было неспокойно. Это в первом классе Лёлик с друзьями ограничивались лягушкой, подкинутой в постель, а семнадцатилетние лбы втроём против девочки…
        Петрович прохаживался вдоль рядов и вещал в свой матюгальник:
        - Мы живём в нелёгкое время, когда очень важно уметь себя вести в чрезвычайных ситуациях. Ни пожар, ни взрыв никому не дают второго шанса…
        И тут раздался крик. Кричали далеко, визгливо на одной ноте, как будто хотят высверлить в ухе дыру. Вся Линейка замолчала разом, словно прислушиваясь, хоть это и не нужно. А крик не умолкал. Он тянулся и тянулся, наверное, минуту или дольше, у меня даже в глазах потемнело. Или не в глазах. Я моргала, а это не проходило, а там все кричали. Где-то у старых корпусов.
        Потом звук как выключили. В ушах ещё стоял белый шум, как в старом телефоне. Тучная колонна поваров, стоящих ближе всех к старым корпусам, молча потянулась к забору. Теть Даша по-хозяйски отодвинула железный прут, держащийся на честном слове, и шагнула по ту сторону.
        - Всем группам вернуться в свои корпуса, всему персоналу - на рабочие места. - Матюгальник Петровича так рявкнул в этой тишине, что я словно проснулась. - Охрана, ко мне!
        Все разом зашептались, забормотали, зашушукались. Теть Даша сконфуженно вернулась в строй. Воспитатели малышей громко талдычили «Ничего страшного» - слишком фальшиво, чтобы поверили даже первоклашки. Я взглянула на Ленку - мол, дети на тебе - и стала потихоньку протискиваться к забору. Не знала об этой дыре, этом лазе - новый, должно быть.
        По-хорошему, мне следовало бы дождаться Петровича и младших охранников, но я боялась, что старик меня развернёт в корпус. Ему плевать, что у тебя четверых детей не хватает: у него инструкция. Да пока он этих балбесов ещё соберёт, пройдёт полчаса. А кричали сейчас. Надо бежать, и быстро. Я мысленно поблагодарила Петровича за эту учебную тревогу: у себя в другом конце лагеря я бы просто не услышала крика. Да никто бы не услышал: футболисты тренируются в другое время, а ближе к этой части лагеря никто и не ходит без нужды. Персонал из домиков весь день на работе.
        Я потихоньку просочилась сквозь толпу, потихоньку пролезла в дыру (все уходили, Петрович ждал охрану, на меня никто не смотрел). Прут негодующе звякнул - да и остался у меня в руках. Что ж, так даже лучше. В моих руках любое оружие не опаснее палки, но для устрашения сойдёт. Малыши боятся поезда убийц и белой статуи пионерки, а их воспитатели - вполне живых и реальных отморозков.
        Я ещё слышала, как за спиной орёт в матюгальник Петрович, собирая всю охрану. Под ногами бежала земля. Дорога шла вниз по склону, и прут перевешивал, тянул вперёд. Остались позади раскрашенные отреставрированные корпуса, впереди - почти пустырь с редкими остатками старого лагеря.
        Сейчас тут, конечно, почище, чем было в моём детстве: снесли всё, что могло свалиться, разгребли всё, что можно было разгрести, но фундаменты, ржавые палки питьевых фонтанчиков, скелеты старых статуй никуда не делись…
        - Сашка! - я прислушалась. Где-то, непонятно где, как будто играло приглушённое радио. Слов не разобрать, да и мелодию еле улавливаешь. Не узнаёшь, а так. Мне представился хор в бедной старой одежде, поющий что-то о дороге, но слов я не разбирала. В глазах всё ещё было темно, как будто смотрю на пасмурный день сквозь солнечные очки. Тихо. Только это непонятное радио.
        - Лёша!
        Меня окружали молчаливые фундаменты и остатки питьевых фонтанчиков как придорожные столбы. Рядом с одним белела бывшая голова бывшей белой пионерки. Из шеи торчал кусок арматурины. Чуть впереди ещё на постаменте стояло всё, что осталось от горниста - только голова и горн, всё остальное - арматура. Горнист от этого казался нелепым, как небрежно нарисованный человечек. Нос был отбит, а рот подрисован до ушей красной помадой.
        Я споткнулась о какой-то мелкий мусор, ухватилась за бывший фонтанчик и вместе с этим фонтанчиком полетела носом вниз. Нос больно встретился с обломком доски. Фонтанчик шумно приземлился рядом, мазнув чашей мне по уху. Звук получился противный, и, кажется, ухо я расцарапала. Когда же наконец это позорище расчистят?! Здесь же дети рядом! А на пустыре куча мусора, о который можно споткнуться и сломать себе шею.
        Классе в третьем, когда я ещё тут отдыхала, у нас ходила легенда о пропавшем здесь мальчике. Так же, как и мы, полез в эти руины, только ночью, на спор, доказать, что ему не слабо. Ходил по пустым корпусам, светил фонариком - и услышал, что кто-то разговаривает в темноте: не двое, не трое, а больше, как будто целый класс болтает между собой на перемене, только без воплей, а, наоборот, приглушённо, как за закрытой дверью. Я бы в другую сторону побежала с воплями, а этот зачем-то подошёл послушать. Нашли мёртвым. Это, конечно, байка, но все эти байки часто имеют вполне реальную основу. Думаю, парень был, и возможно, даже ночью. И неудачно упал, например, переломав себе всё на свете.
        Я вскочила и, отряхиваясь на ходу, побежала, заглядывая в длинный фундамент бывшего корпуса:
        - Сашка! Лёша!
        Вообще-то неглубоко, но если свалишься, переломать ноги хватит. На дне валялась тонна мелкого и крупного мусора: камни, арматура мелькали перед глазами как деревья за окном поезда. В голове ещё играло это приглушённое радио со старой заунывной песней, где слов не разобрать. И на этом фоне стучались дурацкие мысли: может, они вообще сюда не ходили? А кто кричал? Хорошо, если не мои, хорошо, если так. Но лучше я поищу. Прут от забора, который я зачем-то прихватила, по-прежнему перевешивал, тянул вперёд и лупил по ноге. А мне казалось, что это помогает бежать быстрее.
        Эти фундаменты, эти бывшие корпуса стояли на территории огромной буквой «П», я миновала один, побежала к следующему… В глазах темно. И ещё эта песенка. Да она мне сниться будет! Откуда она, вот что меня тревожило. Она доносилась словно со всех сторон сразу и немного сверху…В лагере такое не поют. Лёлик такое не слушает, по его музыке я бы его за километр нашла. Как будто где-то на пустыре спрятался целый хор… Спокойно. Всё имеет рациональное объяснение. Хору здесь не спрятаться, а вот какой-нибудь раздолбанный радиоприёмник в этом мусоре мог и затеряться. А что батарейки - может, его недавно потеряли… Господи, есть же корпуса персонала! Скорее всего, там и забыли выключить радио. Всё-таки от страха глупеешь.
        Корпуса, лишённые стен, были совсем чужими. От них не пахло той волшебной заброшкой моего детства, страшноватой, но близкой и даже уютной. Фундаменты стояли как корни спиленных зубов. Да и внутри видок был не лучше: камни, земля… Тряпка!
        Оранжевую тряпку я разглядела шагов с пяти и бежала к ней, наверное, год. Я вглядывалась, ища по краям тряпки голову, руки ноги, но темнота в глазах не давала ничего увидеть. Добежав, я перегнулась через бетон фундамента, сцапала эту тряпку, выдернула и ещё смотрела несколько секунд, чтобы убедиться, что это всего лишь тряпка. Дышать тяжело. Просто кусок жилета, который носят дворники. Не чья-то футболка с хозяином внутри.
        И не надо говорить мне «Спокойно» - когда-нибудь мы все успокоимся. Лишь бы не мои, лишь бы не сегодня. Я всё-таки постояла несколько секунд, чтобы отдышаться.
        - Сашка! Лёша!
        Лёлика я, пожалуй, зову зря. Если он не истекает кровью, придавленный обломками фундамента, то и не откликнется, будет сидеть где-нибудь и хихикать.
        - Сашка!
        Впереди ещё два бывших корпуса, а потом поворот. Там бывшие ворота, их давно нет, даже ржавых столбиков. Двадцать лет назад ещё были, а потом - всё. Я никогда за них не заглядывала и не помню, чтобы кто-нибудь заглядывал при мне. Они были голубые. Кажется. Голубые или зелёные. Они были облезлыми, облупленными, намертво стоящими в земле, на них даже кататься боялись. Они казались воротами во что-то по-настоящему страшное. У нас было не в ходу слово «ад», но во что-то вроде. Кажется, это было как-то связано с поездом убийц: железка же мимо проходила. То ли стук колёс кто-то слышал, то ли ещё что, но те ворота нас тогда здорово пугали.
        Разбитый нос болел. Я закапала кровью футболку и не заметила, то есть заметила не сразу. В воздухе пахло чем-то кислым, как на неубранной кухне - может, помойка где-то недалеко? Бежать.
        Следующий фундамент я проскочила быстро, на повороте опять споткнулась о какой-то мусор, полетела носом вперёд, но удержалась за остатки статуи. Очередной горнист. Этому повезло чуть больше: не хватало только куска ноги: если не приглядываться, то вполне приличная статуя, хоть и грязненькая. Дальше - бывшие ворота.
        - Сашка!
        Поднялся ветер, и за бывшими воротами зашумела одинокая сосна. В глазах неожиданно прояснилось… и это радио… Радио стихло! Я побежала вперёд за бывшие ворота и сквозь собственный топот молодой бегемотихи по руинам услышала плач.

* * *
        Кто-то всхлипывал совсем рядом. Как будто у меня под ногами, как будто… Ещё шаг - и я чуть не полетела в заросший травой бетонный колодец. Сашка сидела уткнувшись лицом в коленки и всхлипывала. Сидя на корточках, я могла дотянуться до неё рукой: колодец был неглубокий, наполовину засыпанный. Меня она не замечала - или не видела.
        - Саш!
        - Идите отсюда! - Даже головы не подняла.
        - Что с тобой? Руки-ноги целы?
        Она кивнула, не переставая рыдать. Одежда на ней был целая и даже почти чистая, но это не значило ничего. Вообще ничего.
        - Это Лёлик, скажи?!
        - Какой Лёлик? - Она на секунду даже подняла на меня глаза. Совершенно потерянные, как будто её оторвали от компьютерной игрушки или книги. Я молчала: пусть всё скажет сама. Пару секунд она буравила глазами пустоту за моей спиной, потом взгляд просиял, Сашка взвизгнула: - При чём здесь этот дурак вообще?! - и, легко опершись на одну руку, выскочила из колодца. Так, руки-ноги и правда целы. На большом пальце руки, на самой подушечке, глубоченная ссадина - наверняка на арматуру напоролась. Надо вести в медпункт, может, по дороге разговорится.
        - Это надо обработать, - я кивнула на палец. Сашка мотнула головой и разревелась ещё больше. - Иначе можно заработать сепсис. Я, в отличие от тебя, на гитаре не играю, но точно знаю, что без фаланги большого пальца это затруднительно.
        Сашка уставилась на меня ошалевшими глазами. «Вы что, глупая?» - говорил этот взгляд, и, секунду подумав, нашла формулировку:
        - Вы совсем ничего не видите?!
        - Я вижу, что ты очень расстроена и немножко ранена. Я хочу отвести тебя в медпункт, в надежде, что по дороге ты мне расскажешь, что случилось.
        Сашка молча ткнула пальцем в колодец.
        На дне колодца, совсем рядом, руку протяни - потрогаешь, лежала дохлая кошка. Я мысленно выдохнула. О годы-годы, опыт горький, я-то успела себе навоображать! Всё хорошо. Главное - не улыбнуться и не заржать от облегчения как конь. Это полный идиотизм - радоваться дохлой кошке, но работа воспитателя заставляет делать и не такое. Я старательно сдерживала улыбку.
        Сашка на меня не смотрела, она смотрела на кошку и бубнила под нос, а не мне:
        - Я только шаг в её сторону сделала. Она испугалась, побежала - и провалилась. Она закричала как человек! Она ещё дышала, когда я подошла!
        Я помалкивала, давая Сашке прореветься. Неужели у неё маленькой не было хомячка или хоть рыбок? Зверюшку, конечно, жалко, но нельзя же так реагировать. Кошка лежала вся в крови, с ошалело распахнутой пастью. Когда-то она была белой. Должно быть, напоролась на арматуру или ещё какой острый мусор.
        - Саш, я тебя понимаю, но…
        - Ни черта вы не понимаете! Это из-за меня! Из-за меня!
        За спиной послышались смешки.
        Я повернула голову и сначала увидела квадрокоптер, бесстыже зависший над нами с Сашкой. Он снимал. Интересно, давно? А в кустах, в паре шагов от нас, торчали радостные физиономии Лёлика и банды. Тогда я наконец-то выкинула свой прут.

* * *
        Петровича с бригадой охраны мы встретили уже по дороге обратно. Он был так рад, что всё кончилось хорошо, что даже не ворчал. Потом мне кое-как удалось затащить Сашку в медпункт. Медсестра долго допытывалась, где она ухитрилась так исполосовать палец, но упрямая Сашка твердила, что не помнит.
        …А на выходе нас уже ждали Хурма и почему-то Лёлик с бандой. Видимо, их она уже отчитала за прогулки в неположенном месте и жаждала свежей крови.
        - Как погуляла? - она кивнула на Сашкин забинтованный палец. Лёлик с бандой заржали. - Вас я больше не задерживаю.
        - Ну нам же интересно, Екатерина Вадимовна!
        - А я думала, ты сам всё видел и заснял.
        Лёлик на секунду стушевался: мне показалось - или в бесстыжих глазах и правда мелькнул страх?
        - Мы не её снимали.
        Некстати дзинькнул мой телефон, чуть не вздрогнула. А Лёлик с дружками драпанули прочь как по команде. Совесть нечиста?
        В Вотсап упало сообщение: «Берендеево, 12, кв. 56, кресло, памперсы, приблуды». Как всегда вовремя! Ладно, съезжу…
        - Мне надо бежать Екатерина Вадимовна.
        - Сейчас?
        Вообще-то это предательство: оставлять Сашку одну на растерзание Хурме, я ведь тоже была там, где не положено.
        - Хочу успеть до тихого часа… Давайте я быстренько съезжу по делу, а потом вы нас отругаете, я тоже виновата.
        Сашка смотрела в землю и старательно сдерживала улыбку. Как мало надо, чтобы поднять человеку настроение!
        - Вы же не думаете, что я забуду?
        Мы синхронно замотали головами.
        - Тогда я зайду после тихого часа. - Она развернулась и ушла. «Спасибо» мы вопили уже ей в спину.
        - А что за дело? - спросила Сашка.
        - Тебе неинтересно будет.
        - Откуда вы знаете?! - она взвизгнула, как будто ей на ногу наступили.
        Мне стало её жалко. Утро не задалось, ещё и я тут отмахиваюсь как от маленькой: «Тебе неинтере-есно будет». Неприятно, когда такое говорят.
        - Там правда ничего интересного. - Я показала ей сообщение: «Берендеево, 12, кв. 56, кресло, памперсы, приблуды». Непедагогично это - приучать подростков пялиться в чужие гаджеты, но мне хотелось показать, что я её не обманываю.
        Сашка пробежала глазами и ничего не поняла. Я бы тоже не поняла, особенно десять лет назад.
        - Что это вообще?
        - Это значит, что кто-то умер.
        - Кто?
        - Не знаю. Бабушка, дедушка, может и кто помоложе, я никогда не спрашиваю.
        - Почему?
        - Сама как думаешь?
        - Страшно, да? А при чём здесь вы?
        - Я еду, чтобы забрать его барахлишко в дом престарелых - живым пригодится.
        - Кресло, памперсы…
        - Ну да!
        - А что за приблуды?
        - Глюкометр, тонометр, ещё какой-нибудь - ометр… Ты не представляешь, сколько прибамбасов надо старику, пока он жив. Я слышала, одному волонтёру однажды отдали штуковину для кровопускания, представляешь?
        - Это какой же век?
        - Конец девятнадцатого - начало двадцатого… Всё, бегу!
        - А с вами можно?
        - Нет. Во-первых, тебе нельзя за территорию. Во-вторых, мне тем более нельзя увозить тебя за территорию в своей машине по нерабочим делам.
        Может, она и хотела возразить, но я быстро убежала. До нужной улицы тут ехать полчаса, но ещё полчаса я потрачу на болтовню с безутешными родственниками (они любят поговорить и очень обижаются, когда приезжает чужая тётка, молча забирает барахлишко и молча вывозит)…Да, надо ещё забежать в корпус переодеться: видок у меня после заброшки не подходящий для визитов.

* * *
        Нужная квартира оказалась, как всегда, на пятом этаже пятиэтажки (ну да, без лифта), и я запыхалась, пока шла по лестнице. Даже задержалась у двери продышаться, прежде чем позвонить. Дверь ещё деревянная, не железная, как у всех, сто лет таких не видела. Открыли сразу. Женщина, лет на десять старше меня и раза в два тоньше. Нездоровое тощее лицо, под глазами отёки. Три немытые волосины под ободком, спортивный костюм, запах кислятины - то ли от неё, то ли из глубины квартиры.
        - Здравствуйте, я из фонда…
        - За коляской, что ли? Заходи.
        Сразу на «ты», бесит. Я шагнула в коридор, задела чью-то видавшую виды кроссовку, получила по ноге трёхногой табуреткой, отступила, открыв плечом туалет… Чёрт! Запах ударил по ноздрям и пробил до желудка. Улыбаюсь, сдерживая рвотный спазм. Они вообще воду в туалете сливают?
        - Стой там, я тебе вынесу. - Тощая ушла, шумно шлёпая тапочками. Я шагнула из туалета, прикрыла за собой дверь. В зеркале коридора отражалась неубранная тёмная комната: огромные ржавые шторы закрывали окна так, что разглядеть было невозможно, что там ещё в комнате есть, кроме этих штор. Да не очень-то и хотелось, если честно. Взять барахлишко - и бежать, пока не стошнило. Эта вроде неразговорчивая, надеюсь не задержит. Квартиры, где недавно умер старик, редко пахнут розами, но это было чересчур. Я отошла от стены, чтобы не касаться засаленных обоев, и конечно опять споткнулась о табуретку.
        - Не буянь там, иду.
        Сперва в зеркале показалась жёлтая икеевская сумка, и она полетела в меня. Поймала. Даже не заглядывая внутрь легко определить, что там памперсы, одноразовые пелёнки и какая-то приблуда в маленьком мягком чехольчике.
        - Спасибо. - Открыла входную дверь, выставила на лестницу. Боливар не вынесет двоих.
        - Погоди, кресло!
        Кресло она добывала долго. Громыхала, кряхтела, ругалась, кажется даже роняла посуду. Наконец в зеркале показались блестящие колёса.
        - Вот. Три тыщи, недорого прошу.
        Так и знала! Нет, большинство родственников отдают вещи в Дом с радостью и за так - лишь бы забрали, лишь бы не видеть, не натыкаться и наконец-то сделать ремонт, чего уж там. Они долго говорят или, наоборот, молча плачут, но есть и исключения. У этой Тощей явно нет в доме лишних вещей. Зачем отдавать за так то, что можно продать? Вот и сейчас просто так ненужное ей кресло не отдаст.
        - Я из фонда, - глупо повторила я, хотя до таких не доходит: надо сразу разворачиваться и уходить.
        - Ладно, две. Ты учти, что у меня желающих…
        В комнате что-то звякнуло, разбилось, послышалось ворчание.
        - Заткнись там! - рявкнула Тощая мне в ухо, пульнула на звук ближайшим ботинком, замахала на меня рукой и попятилась в комнату, утаскивая за собой кресло.

* * *
        Я вышла из подъезда, щёлкнула брелоком. Нет, наверное, всё-таки надо вернуться…
        - Эй, Земля! - голос раздавался сверху. - Меня забыли! Забыли меня!
        На балконе пятого этажа стоял вполне живой дедушка в футболке «Металлика» (у меня была такая в школе и махал ботинком, свободной рукой держась за перила.
        К такому волонтёрская работа меня не готовила!
        Я стояла разинув рот, а дедушка на балконе, кажется, решил, что я не очень умная, поэтому, сбавив тон, терпеливо и негромко повторял, не забывая жестикулировать:
        - Я поеду с вами! Как понял, приём?!
        - Мне подняться?
        Он кивнул, и я побежала назад. Опоздаю на тихий час! До обеда моего отсутствия в лагере никто не заметит, во время - тем более: у меня уже достаточно большие детки, чтобы поесть без нянечки, - а вот когда начнётся тихий час… Мои устроят революцию, и все мы дружно вылетим из лагеря, не знаю, кто первый.
        Запыхавшись, я взлетела на пятый этаж и толкнула дверь. Дедушка уже стоял в коридоре, опираясь на разложенное кресло. Взгляд у него был, будто он сейчас загребёт меня этим креслом как ковшом экскаватора да и прокатит по лестнице вниз. Или дело не во взгляде? Да нет, в нём. Я такие глаза видела только в кино про войну. Он не просто смотрел, а словно прицеливался не щурясь.
        - Здравствуйте, - глупо сказала я.
        - Пассажира забыли, - глупо ответил дед.
        За спиной его показалась Тощая, он обернулся и переключился на неё:
        - Вещи продаёшь?! А ничего, что я ещё жив?!
        - Вот и я хочу пожить спокойно. Не трястись от каждого шороха. А ты хочешь всех пережить, один остаться!
        Они пререкались, а я соображала, что делать. Звонить в фонд, звонить в Дом, звонить в опеку, ещё куда… На что рассчитывала Тощая, эта добренькая родственница, когда хотела избавиться от дедушкиного барахла при нём живом, я после подумаю. Сейчас надо…
        - Я должна позвонить! - Я достала трубку, и, пока листала телефонную книгу, что-то ударило меня под коленки. Я свалилась на мягкое и поехала по ступенькам вниз.

* * *
        Копчик больно врезался в перила, отделяющие лестничную площадку от окна. Хорошо, что врезался, а то вылетела бы сейчас штанами вперёд с пятого этажа. Я торчала на лестничном пролёте, стоя коленями на коляске. Это он меня, значит, под коленки этой коляской вниз и прокатил… Сильный дедулька!
        Сильный дедулька спускался по лестнице бочком, держась двумя руками за перила, и напевал под нос «С горочки на саночках ку-выр-ком». Я всё ещё сжимала в руке телефон:
        - Подождите, я должна сперва позвонить!
        - Чего звонить - сматываться надо!
        - Куда? Вас с улицы никто не примет, нужна путёвка, медкомиссия… А я вообще в детском лагере работаю!
        Дед смачно выругался, но спускаться продолжил, напевая свою песенку.
        Съездила за колясочкой! Что ж тут творится-то, что крепкий дедок хочет сбежать из собственного дома? Я много слышала о жестоком обращении со стариками, но столкнулась, честно говоря, впервые. Если Тощая коляску его продать хотела, подозреваю, что это не единственный её подвиг. Так, и что делать? Думай, Ляля, думай! Больше всего хотелось подняться и без затей навешать пинков этой Тощей, но старику это точно не поможет, да и её вряд ли вразумит…
        Я выскочила из коляски (копчик ещё болел), промчалась мимо дедушки в квартиру (он хотел перехватить, но слишком долго думал, какую из двух рук можно безопасно отнять от перил). Толкнула дверь - заперто. Быстро она сориентировалась! Я принялась трезвонить, колотить в дверь ногами и высказывать вслух всё, что о ней думаю, чтобы соседи слышали. Вряд ли это была настоящая волонтёрская работа, но мне надо было выпустить пар. Такие слишком трусливы, чтобы открыть дверь и встретиться с тёткой тяжелее и крепче себя, так что никто не пострадает.
        Дедушка между тем преодолел пять ступенек. Ещё парочку, да ещё четыре с половиной лестничных пролёта - и мы будем в машине. За это время можно до чёрта с рогами дозвониться, поэтому я не спешила. Методично колотила ногой в дверь и орала Тощей, какая она гадина. Ничего странного, что на шум не выходят соседи. Те, кто может с ней справиться, в это время обычно на работе, а остальные боятся.
        - Чего хулиганишь? - вопреки моим ожиданиям родственница подала голос.
        - Ты что с отцом делаешь, что он сбежать хочет? Думаешь, в доме престарелых курорт?
        - Ничего я не делаю! Щас полицию вызову!
        - Давай, жги! Наверняка в подъезде найдётся куча свидетелей, а на дедушке подробная карта синяков!
        - Поехали! - Дедушка осилил лестничный пролёт, пересел в своё кресло и требовал кучера. Не успела я повернуть голову, как щёлкнул замок, распахнулась дверь, оттуда выпорхнуло весёлое синенькое ведро и окатило меня водой. Дверь захлопнулась.
        - Дура, это для засолки ведро! - прокомментировал дедушка.
        - Ляля Евгеньевна, вы чего? - Голос был знакомый. Я протёрла глаза, с ужасом думая, как сейчас выглядят мои размазанные брови, проморгалась. Вниз через перила резво стекали струйки воды. На площадке рядом с коляской стояла Сашка.
        Глава II
        - Та-ак! - Обычно это срабатывает, если произносить с нужной интонацией. Моя собака, например, не знала команд, но знала моё «Та-ак!». Это может значить что угодно - «не лезь в мусор», «брысь с дивана», «не уходи со двора» - вместо тысячи слов. Короткого «та-ак» достаточно, чтобы она поджала хвост и вспомнила о приличиях. С детьми, честно говоря, тоже срабатывает, если применять редко и по делу. Даже с Лёликом сработало однажды, когда он хотел взорвать петарду на парковке. Я как раз возвращалась с очередной вылазки в Дом, где успела поцапаться с охранником, и видок у меня был решительный. Лёлик погасил спичку и даже положил в карман - вот как это сработало! Но произносить такое заклинание стоя в луже с мокрой башкой и потёкшими размазанными бровями, наверное, не очень эффективно.
        Дедушка одобрительно смотрел на Сашку, Сашка - ошалело на меня.
        - Я ждала-ждала, вы не идёте, я подумала, может, помощь нужна… - затараторила она.
        Старик одобрительно закивал: молодец, мол, девочка, уважает старших.
        - Саша, а где конкретно ты меня ждала? И как вообще сюда попала?!
        - А чего вы мокрая?! - огрызнулась Сашка.
        Надеюсь, когда-нибудь я буду рассказывать это своим внукам и смеяться. Но тогда я некрасиво сплюнула под ноги (всё равно мокро), спустилась, взялась за ручку коляски:
        - Бери за другую. Да не так…
        Со второго раза Сашка взяла как надо, и мы понесли дедушку к машине, то и дело поскальзываясь на мокрых ступеньках. С меня капало.
        Он был лёгкий, если нести вдвоём и вниз по лестнице, немного мешали ноги и очень - колёса. Я держалась за перила, Сашка за стенку, и я даже с радостью подумала, что вот, не вечно же мне таскать пустые коляски. Хоть кто-то из моих благотворителей ещё жив, здорово же, чего киснуть. Сейчас погрузимся, накрасимся и будем думать, как дальше жить. К тихому часу мы ещё не опоздали, так что всё не так плохо.
        На последнем пролёте я всё-таки поскользнулась, съехала на спине по ступенькам. Сашка со своей стороны отпустила коляску, та накренилась, я удержала её локтем, чтобы не получить по голове.
        - Валерий Иванович, - отрекомендовался дед, выбираясь из куча-мала. - Интересная у вас работа, девочки.
        Когда мы всё-таки выкатились из подъезда, с меня уже сошло семь потов. Я помогла Сашке подкатить коляску к машине и велела грузить дедушку на заднее сиденье. Закинула в багажник коляску и сумку и опять достала телефон. Из всех подходящих телефонов у меня нашёлся только номер кураторши, которая присылала мне адреса. В Вотсапе. Над аватаркой с задницей хомяка (представляю, как она в жизни выглядит) стояло вычурное имя «Елизавета». Позвонила. Сперва она долго не отвечала на мой звонок, потом долго не могла понять, о чём я толкую… В конце концов она обещала помочь, но голос при этом был такой, что сразу стало ясно: пристраивать старика в Дом мне придётся самой.

* * *
        Дедушка пытался захлопнуть дверцу машины. Он уже сидел внутри, Сашка стояла рядом и пыталась помочь, но он ей мешал. Я шуганула обоих, хлопнула дверью. Сашка быстренько уселась впереди, пока я не успела возразить, и тут что-то тяжело ударило по капоту. Я подняла глаза.
        - Едем уже! - заволновался дедушка.
        - Проваливай! - донеслось откуда-то сверху, и в плечо мне метко прилетел… по ощущениям камень, но отскочила и запрыгала по асфальту гнилая картофелина. Я подняла голову. На балконе стояла Тощая и замахивалась для броска очередной картофелиной.
        - Я сейчас поднимусь. - Я старалась говорить строже, но когда в тебя кидаются картошкой, получается не так убедительно.
        - Вали!
        Я успела уклониться от новой картофелины, она попала в окно и отскочила под ноги.
        - Ляля Евгеньевна! - Сашка всё видела. Если при ней меня поколотит какая-то чокнутая, о воспитательском авторитете можно забыть.
        - Как ты вообще попала в машину?!
        - В багажник залезла. Машина открыта была, места много…
        Ну да, тут пол моей группы поместится. Надеюсь, больше никого нет.
        Прилетела новая картофелина, на этот раз в крышу, у меня там вмятины ещё с зимы, когда машина полночи орала сигнализацией, а слышал весь дом, кроме меня. Кто-то тоже чем-то кидался… Я села, захлопнула дверь и газанула вперёд…

* * *
        - И в полицию не позвоните? - спросила Сашка.
        - А толку? Даже если мы снимем побои картошкой, её максимум оштрафуют, и всё. Иванычу это не поможет, да и нам… Нам до Дома ещё через полгорода ехать.
        До центра мы добрались быстро и встали в пробке. В спину мне гудел какой-то нервный, часы, которые и без того показывали, что мы опаздываем, неумолимо приближались к отметке «Больше тебе негде работать в отпуске».
        Я любовалась на старую площадь и дощатый сортир прямо посередине. Не знаю, кому это пришло в голову, но этот сортир - наша местная достопримечательность. По слухам, какая-то общительная старушка заметила, что в городе мало общественных туалетов, и стала звонить-писать администрации. Дозвонилась, дописалась. Примерно год назад, с оркестром и ленточками, на главной площади открыли это чудо современной архитектуры. Серьёзно, даже зрители были! Дощатый сарай-сортир, покрытый блестящей олифой, аж сверкает на солнышке! На три места, только без перегородок внутри - зачем нам эти излишества! Этих синих штук с абсорбентами тоже нет. Даже дыр для этих абсорбентов нету - забыли сделать! Я когда в газете прочла - не поверила, пока сама не нашла времени сбегать на площадь и посмотреть. Всё так: сортир, которым никто не пользуется, потому что невозможно. Во сколько он обошёлся городу, я боюсь гадать: недвижимость в районе площади стоит, наверное, как в Москве, а в сортире метров, наверное, пять… Мы тогда с Ленкой смеялись, что эту недвижимость в центре можем себе позволить.
        …За нелепой сверкающей сараюхой-сортиром торчал цветной шатёр, исписанный блестящими буквами: «Цирк шапито». Сводить, что ли, своих - на класс сделают скидку?
        - Смотри, Саш, - я кивнула на цирк.
        Сашка вздрогнула, вынырнув из своих мыслей, глянула…
        - Садюги!
        Я даже не поняла сразу, но Сашка развила мысль:
        - Простите, Ляля Евгеньевна, но меня просто бесит, когда животных мучают!
        - Господь их накажет, - подал голос Иваныч. Наверное, все старики так говорят, чтобы утешить детей.
        - Точно! В другой жизни они будут черепахами!
        - Почему черепахами?
        - Обидно, когда позвоночник вынесен наружу, да ещё развёрнут навстречу всем палкам, камням и плевкам. И убежать толком не можешь…
        Не знала про позвоночник: думала, панцирь и панцирь.

* * *
        У проходной Дома нас уже ждали, я вообще такого не видела никогда. Обычно я битый час пререкаюсь с охраной, чтобы пустила машину на территорию, потом, проиграв в очередной раз, пререкаюсь, чтобы охрана меня разгрузила и отнесла барахлишко в Дом, потом, опять проиграв, - чтобы меня с барахлишком пустили на территорию и не забыли выпустить (последнее сложнее всего, они там считают себя юмористами и гогочут: «Сиди, бабуля», пока на них не наорёшь и не пригрозишь Европейским судом).
        А в этот раз прям встречали! Две сестрички в медицинских робах и одна постарше, в костюме, должно быть, какая-нибудь заведующая. Только вот ворота проходной были прикрыты: не наглухо, но достаточно, чтобы не заехать. Я припарковалась рядом и не успела поставить на ручник, как к машине подошла эта в костюме и постучала в окошечко.
        «Сейчас выйду», - показала я, но она сама открыла дверь - и с ходу:
        - Мы не можем вас принять сейчас.
        Кто бы сомневался! Я стиснула зубы, превратив озверелый оскал в подобие улыбки, Сашка шумно выдохнула, старик на заднем сиденье что-то прорычал.
        - Почему? - Я старалась говорить как можно равнодушнее.
        Заведующая (или кто она там) наклонилась ко мне через опущенное стекло, хотела что-то сказать, но Иваныч на заднем сиденье возмутился:
        - Я паспорт взял! - В подтверждение своих слов он шумно, с жужжанием молнии, распахнул спортивную куртку. Из внутреннего кармана торчала коричневая корочка, как будто это могло помочь.
        Заведующая вздрогнула от неожиданности, дёрнула головой, ударилась о дверь. Откуда такая нервозность в таком спокойном месте?
        - Знаю, - говорю. - Фонд предупреждал, что…
        Она замахала руками и показала на проходную:
        - У нас ЧП. Бабушка… Умерла, - сказала заведующая домом престарелых. - Весь персонал на ногах, никто просто не сможет заняться вашим дедушкой. Погуляйте хотя бы сутки, заодно начнёте собирать документы…
        Я слышала в жизни вещи и поглупее, но на всякий случай переспросила:
        - В доме престарелых умерла бабушка - и работа встала?
        - Да нет же… - заведующая покраснела и уставилась почему-то на Сашку. Сашка дёргала меня за рукав и показывала на приоткрытые ворота проходной.
        Я посмотрела - и наконец заметила, что весь почётный караул из заведующей и сестёр вышел встречать не нас. В полуоткрытые ворота был виден кусок территории, там стояли две машины, полицейская и «Скорая», вокруг них суетились человек шесть в двух разных формах. Один сержантик курил у самых ворот.
        Сашка сообразила первой:
        - Её убили, да?
        Заведующая бросила на неё оскорблённый взгляд «Это кто вообще?!»
        - Домой ему нельзя! - вступилась Сашка. - Эта мегера…
        - Да, её убили! - не выдержала заведующая. - Я всё понимаю, но сейчас безопаснее дома, чем у нас!
        Я вышла из машины, хлюпая мокрой обувью. Заведующая только вскинула брови и тут же уставилась в сторону, как будто всё нормально. Да ей и не до того… Мы отошли от машины, и заведующая тут же зашипела мне в ухо:
        - Главное, везде камеры - и ничего! Охрана сейчас опять прокручивает запись для полиции, да я десять раз уже посмотрела: ничего!
        - Слепая зона?
        - Единственная! Так вообще не бывает, я даже не знала, что она есть, нашлась! На тело страшно смотреть.
        А кому не страшно? Но вслух я этого, конечно, не сказала.
        - Там живого места нет. Нож, не нож…
        - Мишка, - сказал подкравшийся сержант. - Из шапито сбежал медведь, мне только что передали. - Вот и весь криминал.
        Заведующая умолкла, подумала секунду и закивала:
        - Я только мельком видела, но, наверное, вы правы.
        - Я всегда прав. - Он надулся как в кино. - Уверен, судмедэксперт всё подтвердит. Эвакуируйте старичков и поднимайте охрану, будем обыскивать дом. А вы уезжайте, - он повернулся ко мне. - Нечего тут!
        - Их охрана и памперса поднять не может, - говорю. - Вы уж повнимательнее там…
        - Чижик, хорош курить, давай сюда! - крикнул кто-то с территории, и сержантик бодрой рысцой побежал на зов.
        Мне отчего-то сразу стало легче. Я уселась за руль и сообщила своим:
        - Поедем в лагерь, что делать! Валерий Иванович, вы давно в пионерлагере были?
        - Маршировать разучился, трубить могу! - старик издал губами длинный неприличный звук. Что ж, с ребятами он подружится.
        Глава III
        В лагерь мы влетели за тридцать секунд до тихого часа. Сашка первая выскочила из машины, открыла, багажник, разложила кресло. Когда я вылезла, она уже грузила туда Иваныча.
        - Бежим! Опоздаем на тихий час - в углу будем стоять все! А я ещё и полы мыть…
        - Ну, если к коляске швабру привязать, то и я помою! - Иваныч хихикал и медленно усаживался, помогая себе неходячими ногами.
        Я цапнула из багажника сумку с его приданым, закинула на плечо, щёлкнула брелоком:
        - Вот теперь бежим!
        Где-то за моей спиной рявкнул громкоговоритель:
        - Саша Аленьсьева, вторая группа, возвращайся в корпус.
        - Хватились меня! - буркнула Сашка.
        - А ты как думала? - говорю. - Объясняйся теперь.
        Лена сидела на крыльце корпуса и уже увидела нас. Мысленно я вжала голову в плечи и грохнулась в обморок - на всякий случай. Одно дело, когда подросток загулял, другое - когда подросток загулял где-то с твоим помощником, да ещё старикана какого-то с собой привёз. Впрочем, Ленка истолковала всё по-своему:
        - Саша, если к тебе приехал дедушка, это не повод опаздывать на тихий час. А вас я попрошу помнить, что родительские часы у нас после шестнадцати, когда дети уже не спят. Она нарушает режим, а нам потом…
        - Что ж мне, на улице жить?! - возмутился Иваныч.
        - У меня посидите, чайку попьём. А вы обе быстро в палату, мне ещё проблем не хватает! - Она отобрала у меня кресло и покатила в сторону своей двери. Я замахала Сашке, чтобы бежала в палату, сама прошмыгнула вперёд Ленки с коляской (Ой, а ты чего мокрая?), заскочила в нашу комнату и с рекордной скоростью переоделась, пока Ленка с Иванычем карабкались на крыльцо.

* * *
        Группа стояла на ушах, как положено тридцати подросткам во время тихого часа. Никто, конечно, не раздевался, все сидели в джинсах на убранных кроватях - спасибо, если кроссовки скинули. Я вошла к девчонкам, и на секунду они притихли. Только на секунду, потом Семыкина ожила:
        - А мы вас потеряли, Ляля Евгеньевна!
        - Не дождётесь!
        Из палаты мальчишек доносились вопли и выстрелы: кто-то опять врубил игрушку в планшете на полную мощность. Я открыла дверь, разделяющую мальчишескую и девчачью палаты, и заглянула:
        - Цыц!
        - Да, капитан! - отрапортовал Лёлик, не отрываясь от планшета. - Сейчас, только белого замочу…
        - Сейчас у нас тихий час, потом постираешь, если понадобится: и белое, и цветное…
        Лёлик рассмеялся.
        Я поставила стул в дверях между палатами, Толстый уже протягивал мне книгу. Когда-то я пересказывала им Эдгара По и детские страшилки про красную руку, а сейчас вот читаю Кинга. Лёлик убавил звук на своей стрелялке, и это следовало рассматривать как благородный жест воспитанного мальчика.
        Я открыла книгу и стала читать, краем глаза поглядывая на ребят. Лёлик, Профессор и Влад так и сидели, уткнувшись в свои планшеты. Я знала, что они слушают, но всё равно было обидно. Из девчонок только Семыкина не отложила телефон и всё время тыкала пальцем в экран. У неё дома что-то не ладится, так что пускай. Краем уха она всё равно меня слышит, и от этого ей становится легче.
        Хурма каждый раз ворчит, когда видит у меня ужастик: «Да что это, да это не учит добру!..» Знала бы она, как виртуозно я научилась смягчать кинговские ругательства! Не делая пауз в чтении, я с ходу подбираю смешной эвфемизм к самому грязному словечку так, что все хохочут. «Король тухлых огурцов», «стриженая выдра», «каша из грязных кедов»… Кажется, дети даже не догадываются, что это моя работа, а не автора. То-то будет сюрприз, если лет через - дцать они решат перечитать эти книжки.
        - Из шапито мишка сбежал, - выдал Профессор, не отрываясь от планшета. - И задрал старушку в доме престарелых.
        …Но иногда миры Стивена Кинга смешиваются с нашим собственным. Это не по правилам, так нельзя! Неудивительно, что дети нервничают и спешат доложить взрослым. Как будто я что-то могу с этим поделать!
        - Знаю, - говорю. - Поймали?
        - Да куда там! - Профессор поёжился как от холода. - Даже не нашли!
        - Ну и слава богу, - сказала Булка. - Животные должны жить на свободе. Доберётся до леса - и прости-прощай.
        - А старушку тебе не жалко?
        - Старушку жалко, - согласилась Булка. - Но что с животного взять, он же не понимает, кого жрать, а кого не стоит!
        - А если бы он тебя сожрал?
        - Он столько не съест… Да и что он, дурак - сюда приходить? Сбежать из цирка, чтобы попасть в другой цирк?

* * *
        Из воспитательского крыла послышался грохот, Ленкин визг и ругательства Иваныча.
        - Идём посмотрим! - Лёлик вскочил и побежал в нашу комнату, увлекая за собой обе палаты. Ну уж нет, мне достаточно бардака!
        - Даму вперёд! - расступились молодцы.
        Я быстро промылилась по проходу и проскользнула в нашу с Ленкой комнатушку. Ну, как проскользнула: подошла к порогу. Зайти было нельзя: в проходе, перекрыв вообще всё, гордо лежал опрокинутый стеллаж с книгами. Над ним сидел Иваныч в своём кресле, подбирал книжки по одной, протирал тряпочкой и складывал на кровать. На кровати, поджав ноги под себя, сидела Ленка и смотрела круглыми глазами.
        - Ну и бардак у вас, девчонки! - радостно сообщил Иваныч. - Шуруповерт есть? А то опять эта рухлядь на голову свалится.
        В затылок мне уже дышали ребята:
        - О, бастион образования рухнул!
        - Да тут пешему-то не пройти, а на коляске… Немудрено, что всё посыпалось.
        - Здравствуйте!
        - Здравствуйте, - улыбнулся Иваныч. - Что ж вы в таком бардаке-то живёте, молодёжь? Ну-ка слетайте за инструментами!
        Толстый уже пробирался по коридору к техническому шкафчику, где, наверное, должны храниться какие-то инструменты, но это не точно.
        Лёлик с бандой демонстративно утёк обратно в палату, чтобы там уткнуться в свою стрелялку, остальные затанцевали вокруг Иваныча, подавая откопанные в шкафчике инструменты и раздавая советы. Сашка с Владом помогли ему взгромоздиться на табуретку и стояли, подпирая плечами, как верные пажи, пока старик закреплял стеллаж.
        - Вообще-то у них тихий час, - пискнула Ленка.
        - Ляля Евгеньевна читает нам ужастики! - поддержал Профессор.
        Иваныч разулыбался:
        - Про привидений небось?
        - Не…
        - А я знаю про привидений. Точнее, про тени. Рассказать?
        Все наперебой заголосили: конечно, интересно послушать свежую истории, да и в кровать идти неохота.
        - Тени всегда живут рядом с людьми. Вы их не замечаете, а они рядом. Они могут задеть вас плечом в толпе, вы даже почувствуете, но сразу забудете. Потому что тени незаметны. Они могут убивать, разрушать дома и стены, а могут быть тихими и годами не показываться на глаза.
        Однажды люди собрались, поймали сразу много теней и посадили в тюрьму. Они думали, что это тени виноваты во всех на свете смертях, убийствах и бедах. Тени разрушили тюрьму, но не освободились: люди переловили их, посадили в поезд и повезли далеко-далеко. Тогда тени разрушили поезд и уже хотели улететь прочь, в свою страну теней, но человек, который их сопровождал, решил им помешать. Он взял пистолет и стрелял, стрелял… Но разве можно убить тени? Они улетели, а этот остался и сам стал тенью. Так и живёт среди людей. Но тени затаили на него зло и однажды вернутся, чтобы отомстить…
        Хурма вошла бесшумно, отозвала нас с Сашкой в опустевшую спальню девочек, быстро пропесочила и быстро успокоилась. Сашка ей рассказала о нашем приключении, уже не вспоминая злосчастную кошку. Как всё-таки быстро забывается всё плохое! Хурма посмеялась, узнав, как в нас кидали картошкой, бдительно отнеслась к медведю («Придётся усилить охрану»), разрешила дедушке ночевать у неё в кабинете («Там хоть есть где развернуться с его креслом») и велела приводить его на футбол вечером. Я совсем забыла, что сегодня наши играют со второй группой.

* * *
        На футбол Иваныча везли всей группой, кроме Лёлика (он собирался снимать и до последней секунды сидел в палате, перебирая батарейки) и нескольких мальчишек, которые играют в команде.
        По нашим дорожкам, разбитым поколениями школьников, коляска еле шла, норовя закопаться в землю как буксующий автомобиль.
        А как мы затаскивали её на трибуны! Старик держался бодрячком, смеялся и шутил. Вряд ли он ждал, что поездка в дом престарелых окажется настолько увлекательной. Ну а когда матч начался, думаю, он вообще забыл всё на свете.
        Нет, я не очень люблю футбол. Мне интересно наблюдать за зрителями. Здесь все как будто снимают маски и становятся собой. У мальчишек непроизвольно дёргаются ноги, даже у Иваныча, девчонки так и тянутся закрыть руками лицо, все орут, потому что на футболе можно, даже ругаются, а воспитатели делают вид, что ничего не замечают - потому что когда ещё детям выпустить пар?
        То, что мои продуют, было ясно с самого начала: команда соперников хоть и моложе на год, но в школе ходит на футбольные тренировки, не то что мои разгильдяи. Я заранее готовилась к нелёгкому вечеру, думала, как буду их утешать, и придумала. К началу второго тайма я тихонько ускользнула, оставив своих на Иваныча с Ленкой.

* * *
        Шлагбаум пришлось поднимать самой: охранник на входе, похоже, под шумок тоже смотался смотреть футбол. Я справилась, не впервой, но не поленилась приклеить недопитую чашку к столу (я виновата, что клей на глаза попался?) и оставить дурацкую записку, чтобы охранник Петрович не расслаблялся:
        «Мёда нет, малины нет, даже охраны нет! Что вы едите тут в этом лагере?! Обиделся и больше не приду.
        Медведь».
        Я была довольна своим творчеством. Прислонила записку к монитору, быстренько прыгнула в машину и уехала. Нет, шлагбаум не опустила - ещё чего!
        По вечерним пробкам я протолкалась, наверное, час до ларька с мороженым и обратно (да, мороженое - это лучший способ утешить хоть одного подростка, хоть целую футбольную команду), и не сомневалась, что к моему возвращению со стадиона уже все разойдутся и отправятся по корпусам: кто - праздновать, кто - грустить, кто - обсуждать, какие эти старшие косоногие. Шлагбаум был по-прежнему поднят, и Петровича не было, и это странно: неужели матч так затянулся? Я быстренько проскочила на парковку, достала свою сумку-холодильник и побежала к своим.

* * *
        Народ потихоньку возвращался со стадиона. Я столкнулась с мелкотой, которые живо обсуждали медведя (вот и до малышей доходят новости из социальных сетей), долго их обходила, а когда встретила своих, меня оглоушил Влад:
        - На стадион приезжал медведь на самокате! Вы всё пропустили, Ляля Евгеньевна!
        Мне понадобилось несколько секунд, чтобы переварить новость и вернуть человеческое лицо:
        - Ну да, он цирковой… Не поймали?
        - Не-а. Он только кружок сделал по стадиону, а когда все завопили, испугался и укатил. Петрович за ним погнался на велике да тренер свистел ещё минут пять…
        - Бедное животное! Думаю, он уже далеко.
        - А наши продули пять - ноль.
        - Зато им есть кого винить, - подошла Сашка, толкая дедову коляску.
        - Как вам футбол, Иваныч?
        Дед показал большой палец и стал рассказывать мне про медведя.

* * *
        Потом мальчишки повезли Иваныча в кабинет Хурмы устраивать на ночь, потом мы читали, но больше обсуждали медведя, потом я всё-таки упала на свой дорогой диванчик, не веря, что этот день наконец-то кончился.
        Глава IV
        Провалилась я сразу как легла. И когда застучали в стекло, ещё минут пять отмахивалась, думая, что мне это снится. Когда забарабанили особо настойчиво, я, не проснувшись толком, встала и пошла к двери с одной мыслью: убью!
        Из распахнутой двери пахнуло холодком, фонарь над крыльцом осветил облезлые доски и старую тряпку, о которую вытирают ноги. Далеко впереди белели щиты баскетбольной коробки и блестели фонарики над входами в соседние корпуса. Я спустилась, чтобы глянуть на окно снаружи (ветка, что ли?), прекрасно зная, что никакой ветки там нет.
        - Что за шуточки среди ночи? Поймаю - убью.
        Ветер шумно свистнул мне в ответ, хлопнул дверью так, что стёкла в окне задребезжали. Прохладно. Поднялась в корпус, заперла дверь, рухнула досыпать.
        - Кто там? - сонно спросила Ленка.
        - Шутнички.
        - Чьи?
        - Не видела.
        Я уже снова провалилась в сон, когда под окном послышалась возня. В этот раз не стук, а так, будто кто-то с той стороны рисует на стене мелом или даже выцарапывает ножом и при этом сопит, как будто у него насморк.
        - Щас кому-то прилетит!
        Под окном ненадолго притихли и опять: скрип, сопение…
        - Да кто там?! Лен, твоя очередь.
        Ленка села на кровати, ворча под нос ругательства, встала, пошла к двери, не переставая ворчать.
        И тут за дверью что-то грохнуло. Оно стукнуло в дверь с такой силой, что в окне задребезжали стёкла, с подоконника свалилась какая-то мелочовка, а я вскочила. Кое-как просочившись мимо Ленки, распахнула дверь, стараясь ударить посильнее, чтобы ночной дятел улетел с крыльца и не успел убежать.
        Тряпка. Грязненькая, чьи-то бывшие штаны, о которые теперь все вытирают ноги. Но не они же стучали! Я не поленилась - вышла, сделала несколько шагов в ночь. В лагере никогда не бывает темно по-настоящему - везде, где можно, висят фонарики, я прекрасно всё видела метров на сто вперёд. Шутничок, конечно, мог спрятаться в баскетбольной коробке: наверное, успел бы добежать… Но проще обежать корпус и спрятаться за углом. Я прошлась вдоль корпуса, заглянула за угол, прокралась вдоль глухого торца, где нет окон, и опять завернула за угол, оказавшись с другой стороны корпуса. Представила, как невидимый шутничок бегает от меня вокруг дома, успевая завернуть за угол раньше, чем я загляну. В эту игру можно играть до утра. Нет уж, дудки! Я спать хочу! Обошла весь корпус, вернулась в нашу комнатушку и под ворчание Ленки зажгла маленький свет.
        - Кто там?
        - Всё так же не имею понятия. - Полезла в тумбочку за коробкой с нитками-иголками. Больше здесь подошло бы ведро с зелёнкой, но я всё-таки помощник воспитателя, надо держаться солиднее…
        Нашла самую толстую нитку, натянула на крыльце, так, чтобы она не попала в свет фонаря, поставила пластиковый тазик с водой у самой двери (металлический, конечно, лучше, потому что громыхает здорово, ну уж что было, то и поставила). Села к окну и затаилась. Сейчас посмотрим, кому не спится!

* * *
        Разбудила меня Сашка. Подошла, тихонько толкнула, но мне хватило, чтобы подскочить на стуле:
        - Ты чего? Живо спать!
        - …А у вас там медведь. - Сашка кивнула на окно.
        Сперва я даже не поняла, что за шевеление такое в свете фонаря. Низко, на самых ступеньках блеснула вроде голова: волосы, розоватая плешь… Да разве это медведь?! На четвереньках оно поднялось по лестнице, сунуло морду в мой тазик, чтобы попить, - и тут фонарь осветил его целиком.
        Махонький, ниже колена, с проплешинами тут и там. В наморднике. Из сомкнутой пасти высунулся розовый язык и стал торопливо хлебать воду из тазика. Я мысленно согласилась с Сашкой: пусть все эти циркачи-дрессировщики в другой жизни станут черепахами. Чтобы прям позвоночник наружу! Позвоночник-то позвоночник - а что теперь делать? Медведь пил.
        Я схватилась за телефон, но Сашка повисла на моей руке.
        - Не звоните никуда, его заберут обратно в цирк! - она пыталась шептать, чтобы не разбудить Ленку, но выходило не очень.
        Ленка нехорошо заворочалась.
        - Тихо ты! - Я положила телефон и стала соображать, что делать.
        Если узнает Хурма, да если вообще кто-нибудь узнает, мишке не поздоровится. Его без церемоний сдадут циркачам, потому что он их собственность, а у нас тут дети: ответственность, опасность и все дела. Одно дело жалеть мишку на словах, а совсем другое - реально помочь, и тут всё разбивается об ответственность, должностные обязанности и кучу всего вот этого. Хурма хорошая тётка, но рисковать должностью из-за этого плешивого она не будет. Не говоря уж об охраннике и даже о Ленке. Значит, я опять одна (Сашка не в счёт, её надо гнать в спальню - мало ли что!) А ведь он правда опасен: что со старушкой сделал!
        Медведь пил. Маленький и плешивый.
        - Давайте отвезём его в лес! У вас же большая машина!
        - А если он захочет порулить?
        Вообще Сашка права: погрузить зверя в багажник и вывезти в лес, благо не так далеко. Только куча маленьких «но»: пойдёт ли он со мной, провезу ли мимо охраны, и Петрович обязательно докопается, куда меня понесло среди ночи. А багажник у меня от салона не отделён, медведя не уговоришь посидеть тихонечко. Не сожрёт ли он меня по дороге - и, наконец, сумеет ли он выжить в природе? Может, он родился в цирке, вон какой махонький.
        Медведь пил. Я открыла холодильник и полезла за колбасой:
        - Пообещай мне сидеть смирно в комнате! Он опасен - старушку помнишь?
        - Серьёзно? Что-то не верится…
        - Цыц!
        Сашка стащила из-под ножа кругляш колбасы и смиренно уселась на мою кровать. Лена угрожающе всхрапнула, но не проснулась.

* * *
        Первые два кругляша я просунула под дверь, чтобы медведь не сразу меня испугался. Вряд ли он хорошего мнения о людях, так что лучше не рисковать. Я не видела, как он ел, могла только гадать: справился ли он с предыдущим куском, и взял ли его вообще. На третьем куске я решилась чуть приотворить дверь. Она открывается наружу, поэтому первым делом я опрокинула свой же тазик, и он с грохотом покатился по крыльцу. Хорошо, что нет металлического, тогда бы Ленка точно проснулась! Медведь отпрянул в темноту, я вышла, показала Сашке кулак на прощание и быстренько прикрыла за собой дверь.
        Медведь сидел под крыльцом, глядя на меня ошарашенными глазами. Я оставалась на корточках, чтобы не пугать его полным ростом, тихонько бросила ему ещё кусок колбасы. Не сводя с меня настороженных глаз, он протянул морду, понюхал - и слизал.
        Жрать в наморднике не очень-то удобно. Минуты три я ждала, пока он расправится с колбасой: она то и дело выскальзывала на крыльцо, он слизывал, и всё начиналось сначала. Но от куска убывало по чуть-чуть с каждым разом - значит, он всё-таки ел. Потихоньку я протянула руку - и чуть не получила по ней когтистой лапой: вовремя отдёрнула. Когти были длиной с мой палец: вот тебе и бедная зверюшка. За четвёртым куском он уже подошёл. Ещё три минуты возни - и очередной кругляш колбасы был побеждён. Пора. Я выпрямилась. Медведь шуганулся, но тут же шагнул ко мне, вытянув вперёд любопытный нос: гони ещё колбасы! Держа кусок в вытянутой руке, я стала аккуратно пятиться мимо медведя - подальше от крыльца, в сторону парковки. Тут метров сто, а колбасы не так много. Сашка в комнате прилипла к оконному стеклу.
        Медведь повторил свой фокус с лапой, я отдёрнула руку, колбаса спланировала по дуге и отлетела на пару метров. Что ж, хотя бы в нужном направлении. Я отбежала туда, дождалась, пока медведь отыщет кусок и расправится с ним…
        Если бы нас кто-нибудь заметил (Сашка не в счёт), я бы сгорела от стыда: дура в пижаме посреди ночи кормит медведя крошечными кусочками, как уточку в парке. Интересно, сколько на территории уличных камер и спит ли Петрович или ржёт у мониторов? В последнем случае он скоро явится с подкреплением… Спокойно! Качество на мониторах паршивенькое, совру, что сманивала бродячую собаку, потом посадила в багажник и вывезла…
        Идея мне самой так понравилась, что я без страха протянула руку и сорвала с медведя намордник. Если я всё-таки сумею отвезти его в лес… Мишка тут же бросился на меня, я метнулась в сторону, кинув в него остатками колбасы.
        Без намордника медведь расправился с колбасой за несколько секунд и без приманки пошёл в мою сторону, шевеля ноздрями: «А ещё есть?» Нету. Врать нехорошо, но надо. Я вытянула перед собой руку, сложив большой и указательный пальцы, будто приманиваю глупую собачонку. И попятилась в сторону парковки.
        Мишка догнал меня в три прыжка. Встал на задние лапы, лизнул мои пустые пальцы. Из-под губы сверкнул клычок размером с фалангу пальца, я успела убрать руки за спину и отпрыгнуть назад. Мишка опустился на четвереньки, потянул носом в мою сторону: ох сейчас всыплет кому-то за обман! Но он отвернулся и побежал рысью обратно в сторону корпуса.
        - Эй, куда?!
        На секунду он исчез в темноте, чтобы тут же вынырнуть на самокате и шустро вырулить на дорожку. Я подумала, что он помашет мне лапой, но медведь сосредоточенно отталкивался задней, уезжая всё дальше от корпуса, от парковки… Я побежала за ним, слабо соображая, что буду делать, если правда догоню. Ехал он небыстро, и уже у баскетбольной коробки мы поравнялись. А дальше что? Мишка уверенно рулил к корпусу администрации. За спиной громко хлопнула дверь: Сашка, убью!..
        У корпуса администрации камер как грязи и за собачку медведя на самокате уже никто не примет. Хорошая новость - ночью там никого, кроме Иваныча, который ночует сегодня в кабинете Хурмы. У самого корпуса нас и догнала Сашка.
        - Давай назад! - Из головы не шла убитая старушка.
        - Ну Ляльевгеньна!
        Медведь спешился и повторил фокус с ночным хулиганом: постучал в окно, отбежал в темноту. Интересно, этому его тоже в цирке научили?
        Из корпуса между тем послышалось бодрое:
        - Иду! - И часто-часто зашаркали шаги.
        Иваныч. Не спится ему. А мы тут с визитом.
        - Сашка, брысь по-хорошему!
        - Это мы, Валерий Иваныч!
        - Саша!
        Мы пререкались минут пять. Медведь за это время уже набоялся и вышел в свет фонаря, сев у крыльца в шаге от меня и периодически косясь на самокат.
        Лязгнула задвижка, на пороге возник Иваныч, близоруко щурясь в темноту:
        - Чего не спишь, Ляля Евгеньевна? А ты-то чего не спишь?
        - Не могу уснуть!
        Иваныч посторонился, впуская нас, и, прежде чем я успела что-то промычать, мишка промылился под нашими ногами как шустрый кот и скрылся в темноте пустого корпуса. Сашка бесцеремонно оттолкнула меня и проскочила следом. Убью! Я вошла, заперла дверь, включила свет.
        - Доброй ночи, Валерий Иваныч. Чупакабру видели?
        - Почему? Ты красивая.
        - Я про медведя! - Я вглядывалась в темноту коридора. Корпус администрации изнутри - это один сплошной тёмный коридор с щербатыми рядами белых дверей по обе стороны. Я включила только дежурную лампочку над самым входом, её света не хватало, чтобы разглядеть, что там в темноте. Сашка стояла рядом с Иванычем и делала невинные глаза. - Ты сейчас же пойдёшь в корпус. Здесь замкнутое пространство, я не позволю тебе…
        - Да чего ты на ребёнка набросилась, Ляля Евгеньевна!
        - Там медведь!
        - Я никого не видел.
        - Сейчас увидите, - пообещала я. - Эти разгильдяи показали, где у Хурмы холодильник?
        Иваныч закивал, я шагнула в коридор и стала нашаривать на стене выключатель.
        - Перегорела лампочка, - услужливо откликнулся Иваныч, когда я уже впустую щёлкала клавишей. - А мы правда медведя ловить пойдём? Давно я так интересно не жил!
        - Не то слово! Главное - не наступить на него… Саша, ты ещё здесь?!
        - Ну Ляля Евгеньевна!
        - Так она хотя бы с нами, - вступился Иваныч.
        У меня уже сил не было с ними спорить.
        Ощупывая стены и скользя ногами по полу, как на коньках, я потихоньку двинулась по коридору, покрикивая на Сашку, чтобы держалась в хвосте. Иваныч хихикал, дурак старый, и делал то же самое - только со своей стариковской скоростью и шарканьем.
        - Почему коляску не взяли?
        - Прогуляться охота. Бессонница, я бродил-бродил… Хорошо, что вы пришли, сейчас чайку…
        - Валерий Иваныч, какой чаёк - медведь в корпусе!
        - Да где же?
        - Сейчас найдём.
        Первая дверь - кабинет Хурмы, я толкнула её и озарила коридор маленьким светом настольной лампочки. Дед хорошо устроился на диванчике у окна: плед, подушка, раскрытая книга корешком вверх - названия, стоя в дверях, я не видела. А медведь у моих ног тянул носом в сторону комнаты.
        - Опа! - Иваныч заметил медведя. - Я думал, ты шутишь! А погладить его можно?
        - Не советую.
        Я вкратце рассказала о нашей возне у корпуса. Иваныч всё это время пробирался в комнату к своему диванчику, держась то за стенку, то за стул, и смеялся. Давненько я не слышала, как старики смеются! Сашка уже брякала посудой.
        Пока Иваныч шёл и усаживался, я успела открыть холодильник, приманить мишку фирменным вареньем Хурмы и даже вытереть за ним ковёр и диван, потому что аккуратно есть медведь не умеет. Сашка успела заварить и разлить чай, и я спешила расправиться со своей чашкой, чтобы помыть и заварить кофе.
        У Хурмы уютный кабинет, здесь каждая малявка знает, где чай, где кофе, где варенье. Но это не значит, что мишке здесь будут рады.
        - Он может ребят покусать, - выдал Иваныч, попивая из чашки.
        Я кивнула:
        - Не знаю, что делать. Не хочу возвращать циркачам. Я спать не смогу после этого. И себе не оставишь…
        И тут в дверь позвонили.
        Глава V
        Сашка без лишних слов закатилась под диван. Я сбросила её чашку в раковину и на ватных ногах пошла открывать, уже зная, кто там. Петрович увидел шевеление на мониторах и наверняка засёк мои танцы с колбасой и мишку на самокате.
        Открыла:
        - Привет, Петрович. Заходи, разговор есть. Только дверь закрой. - Я развернулась и ушла по коридору вперёд Петровича к кабинету Хурмы. Лишь бы Петрович прошёл, не крикнул мне что-нибудь в спину, не возражал - это сейчас очень важно.
        За спиной лязгнул засов - отлично, - и охранник тяжело протопал за мной в своих убойных военных ботинках. Слышать это было неуютно.
        Я открыла кабинет Хурмы, вошла, села за её стол, кивнула Петровичу на стульчик напротив, где обычно отдуваются провинившиеся подростки. Только Петрович этого жеста не заметил. Он вошёл и с порога уставился на медведя, который сидел в ногах у деда и приканчивал очередную банку варенья. Иваныч понял его замешательство по-своему:
        - Заходите, не стесняйтесь! У нас тут междусобойчик. Хотите чаю?
        Бедный охранник мог только кивнуть. Пришлось вставать, делать успокоительный чай, копаться в шкафчиках Хурмы в поисках успокоительных конфет. Иваныч, который сидел ближе к холодильнику, нашёл даже успокоительный лимон.
        Охранник сидел за столом поджав ноги (мишка был в шаге от него), вцепившись двумя руками в кружку с чаем, и шумно хлебал, не сводя глаз с медведя. Глаза у него были совершенно шальные.
        - Так это правда медведь?
        - Ну да, а кто же! - вместе выдали мы с Иванычем.
        - Я на мониторах видел, но сам себе не поверил. Вроде вечером прогнали, а он опять… И так тихо сидит…
        - Обожрался! - хихикнул Иваныч, глядя, как мишка уютно укладывается на ковре. - Сейчас ещё и захрапит. - Он посерьёзнел и сказал, глядя прямо на охранника: - Нельзя ему в цирк. Смотри, какой замученный.
        - Да их и запретить хотят вроде… И чего, и куда его?
        Я изложила свой план и свои сомнения насчёт этого плана, упирая на то, что главное - убрать его от людей, да так, чтобы он никому не попался. А на воле, может, и выживет… Одновременно я ждала, пока загрузится компьютер Хурмы, чтобы поискать какие-нибудь центры реабилитации для таких, как медведь. Может, где и примут, научат рыбачить, воровать мёд, а уж потом отпустят…
        - Меня уволят, если я промолчу. Он на все камеры попал: захочешь - не сотрёшь. А у меня инструкция…
        Этого я и боялась. У охранников всегда инструкция.
        - Я тебя к себе возьму, Петрович. В турагентстве, конечно, не так весело, как в детском лагере, но там и делать почти ничего не надо, и платят побольше.
        Охранник молча отставил пустую чашку, и я помчалась наливать ещё.
        - И вообще ты ни в чём не виноват. Ты увидел зверя на мониторах, пошёл искать, выпустил между делом воспиталку, которой срочно понадобилось в ночную аптеку, а зверя так и не нашёл. Да и был ли зверь? Может, собака какая…
        - На самокате?! Но вообще да… Ловлю на слове насчёт работы. А то лето скоро кончится. Знаешь что? У меня дача неподалёку. Забор высокий, соседей нет. Можно там его пока спрятать, а ты ищи свой реабилитационный центр.
        - Петрович, я в тебе не сомневалась!
        Он осушил вторую чашку в два глотка и засобирался:
        - Пойду зверя искать! - он подмигнул. - Он мне записку оставил, что больше не придёт, а сам… Осторожно там!
        Хорошо, что в здании администрации нет камер.

* * *
        Я проводила Петровича и бессильно плюхнулась на стул. Сашка вылезла из-под дивана, пыльная, но довольная и навёрстывала упущенные возможности у вазочки с конфетами. Медведь дрыхнул, свернувшись на ковре как кошка.
        - Саш, давай в свою палату! Я удивляюсь, что Петрович про тебя не спросил. Хочешь, чтобы меня уволили?!
        - Так я камеры-то обходила, Ляля Евгеньевна! Он и не заметил!
        - Хитрюга, - Иваныч заговорщицки подмигнул.
        - Умею-могу…
        Старик близоруко осматривал комнату, будто что-то искал:
        - Моя ребёнком любила прятаться в огромную коробку из-под телевизора. Я её хранил, там гарантия…
        - Они теперь плоские, Иваныч. Да и как я туда медведя засуну?
        - Кресло моё возьми!
        - Да ну, не сядет!
        - А ты попробуй! Он цирковой или нет? Бурый на чёрном, панамку нацепила, пледиком накрыла - ни одна камера не разберёт, кто там у тебя едет.
        - С вами нескучно!
        Иваныч уже стоял на ногах и рылся в отобранной у Сашки вазочке с конфетами. Каждую брал в руки, рассматривал, близоруко щурясь, откладывал на стол… Когда образовалось две пригоршни - одна разномастная, другая одного сорта, - сгрёб вторую в ладонь:
        - Вот эти ему больше всего по душе. Ну-ка, где моё кресло?
        Сашка уже подтащила кресло, не сводя с деда любопытных глаз. Может, он и прав: мишка небольшой, чудесно поместится. Лишь бы сидел, лишь бы без глупостей. И как он среагирует на машину?
        Иваныч между тем развернул конфету и водил ею перед мордой спящего медведя. Медведь дёргал носом, высовывал язык, потом наконец проснулся и вскочил.
        - Але-гоп! - приказал дед, держа конфету над креслом.
        Мишка встал на задние лапы к креслу мордой.
        - Хорошо, - похвалил дед. - А теперь, пожалуйста, але-гоп.
        Я бы на месте медведя покрутила лапой у виска и обиделась, но всё-таки медведь терпеливее меня. На всякий случай он покружился, вопросительно глядя на деда, но тот покачал головой:
        - Это всё прекрасно, но теперь давай але-гоп сюда, - Дед похлопал ладонью по сиденью кресла. Медведь опустился на четвереньки, понюхал сиденье и сел на пол с озадаченной мордой. Я попробовала немного покатать кресло туда-сюда - может, у него возникнут ассоциации с самокатом? Иваныч понял и поднял конфету так, чтобы она была над спинкой кресла. Медведь тут же вскочил на сиденье мордой к спинке и уселся верхом. Задние лапы торчали из-под ручек, смешные когтистые ступни шевелились.
        - Так даже лучше, лишь бы он сидел.
        - Будет сидеть! Держи, - Иваныч ссыпал мне в ладонь горсть таких конфет, медведь тут же сунул любопытный нос, возникла заминка, пока я пихала конфеты в карман и разворачивала одну, чтобы уговорить мишку посидеть смирно. В ходе заминки медведь неловко шевельнул ступнёй, стянул со стола скатерть с посудой, испугался, чуть не удрал - пришлось успокаивать конфетой…
        Эту скатерть мы на него и нацепили вместо пледа: коричневая в белую клетку - она была то что надо, чтобы сбить с толку любого случайного свидетеля. На голову медведю дед пожертвовал свою кепку. Я боялась получить когтями по руке, но медведь принял подарок спокойно.
        - Годится! - оценил дед. Ему-то что - не ему же тащить красавчика до самой парковки. Да как-то ещё в машине везти!

* * *
        Мы вышли втроём: я, Сашка и медведь в коляске. Сашка без нареканий ускакала в корпус, прячась по кустам и петляя по слепым зонам. Я убедилась, что она идёт куда надо, и покатила коляску к парковке. Ух, я думала, грыжу заработаю! Медведь вертелся, требовал конфету и угрожал лапой: было видно, что ему неудобно. Я толкала коляску, скармливая ему по полконфетки за три шага, и молилась, чтобы хватило. Господи, как поедем-то?! К счастью, медведь ещё не привык, что на нём нет намордника, поэтому конфеты брал аккуратно, слизывая языком, а то бы кто-то лишился пальца. По дорожке коляска пошла резвее, я уже почти бежала. Медведь держался за спинку кресла передними лапами, я громко уговаривала его потерпеть - как будто в машине станет лучше! Я не заметила квадрокоптера!
        Эти твари летают совершенно бесшумно, а у Лёлика ещё какой-то особо навороченный, с ночной съёмкой. Я его увидела, только когда он завис у меня перед самым носом. Лёлик, проклятье лагеря! Первым моим порывом было бросить коляску и убежать, закрывая лицо. Там отличные камеры - видела, знаю. Не то что наш раритет на территории лагеря!

* * *
        Спокойно, Ляля Евгеньевна! Не забываем, кто здесь мудрый воспитатель, а кто хулиган, да ещё не спит ночью! Я сделала строгое лицо и погрозила камере пальцем.
        Квадрокоптер учтиво отлетел на шаг назад, чтобы с новой силой метнуться к мишке, да ещё долбануть меня по затылку - нечаянно, я надеюсь. Удар получился слабенький, всё-таки квадрокоптер очень тонкая штука, но нам с мишкой хватило. Он испугался, рванулся на меня, я испугалась, рванулась назад, вместе мы опрокинули коляску, и ещё пару секунд я наблюдала, как клетчатая скатерть будто жирный удав быстро уползает в темноте. Потом скатерть осталась лежать, а мишка исчез из виду.

* * *
        Квадрокоптер нахально висел в полуметре от моего лица. Обидно - не то слово! Ужасно хотелось высказать ему всё, что я думаю о произошедшем, останавливало только нежелание смотреть это потом в социальных сетях: мы эту породу знаем! Я глянула в камеру, тут же забыла все ругательства и подобающим воспитательским тоном произнесла:
        - Лёша, почему ты не спишь после отбоя? Да ещё небось на улице, за пределами корпуса. Думаешь, для тебя не писаны правила? Сейчас я приду - и кому-то не поздоровится! - Произнеся эту речь, я развернулась и гордо покатила пустую коляску в сторону нашего корпуса. По дороге прихватила скатерть и упавшую кепку. Обидно было до слёз, не говоря уж о том, что мы с медведем попали в кадр любопытной камеры любопытного Лёлика.
        - Ляля Евгеньевна, - послышалось за спиной, - ну Ляля Евгеньевна, я нечаянно!
        Кто хоть раз слышал более идиотскую отмазку, тому я дам баночку фирменного варенья Хурмы! Думаю, она будет не против, как все училки и я: она слышит это «я нечаянно» около двухсот раз в день и немножко звереет.
        - Нечаянно вышел после отбоя, чтобы поснимать окрестности квадрокоптером? Какая продвинутая молодёжь! Знаешь, когда я ребёнком лунатила, меня только и хватило попытаться спустить в унитаз папин ботинок.
        - Получилось?
        - Не-а, так и торчал. Родители с утра очень удивились.
        Лёлик хрюкнул и наконец вышел в свет фонаря. Всё это время он был шагах в десяти, паршивец, а я не замечала - слишком громко уговаривала медведя. Одно дело заснять воспиталку, пусть даже за неуставным занятием, другое - обхитрить.
        - Нет, я правда нечаянно. В городе вечером опять кого-то убили, как ту старушку…
        Скорее всего, он не врал, это же легко проверить. Я не слышала сегодняшние новости. У нас очень спокойный город, здесь месяцами ничего не случается, а тут одно за другим…
        - А при чём здесь ты? Решил, что это твоя злая воспиталка, и пошёл снимать её на камеру?
        - Я медведя искал. Он же был вечером в лагере, помните?
        - Выходит, у него железное алиби: он был на футболе.
        - Я серьёзно!
        - Так и он серьёзно там был. А потом - со мной, могу подтвердить. Если бы не твоя вертушка, я бы его уже вывезла за территорию…
        - И куда бы дели?
        - В лес куда-нибудь, там ему место. Так чего тебя снимать-то понесло?
        - Не подумал.
        Второе место в рейтинге идиотских отмазок. Надо бы ответить дежурным «А кто думать будет - Пушкин?», но это бы значило, что я сама не думаю, что несу. А подумать надо хорошенько.
        Я вспомнила минувшее утро и его короткий испуг, когда речь зашла о съёмках:
        - Скажи, а что ты снимал там, на старой территории?
        - Екатерина Вадимовна меня уже отругала!
        - Я разве ругаю?
        Лёлик достал телефон и долго ковырялся, чтобы найти нужное видео. Включил и даже показал мне: вообще на него не похоже.
        В кадре были верхушки деревьев и облака, земли не видать. Оглушительно взревела музыка. Не музыка, а хор без музыки, заунывный, но громкий. Я быстро убавила звук, а то весь лагерь перебудим. Облако в кадре было тёмно-серое, в жизни такого не встретишь, странный эффект. Мне показалось, что я различаю в нём фигуры и даже лица. Они менялись, перетекая одно в другое, но продолжали двигаться единым облаком. Жутковато. Какие технологии теперь в руках у хулиганов. Ему бы мультфильмы рисовать…
        - Здорово смонтировано, - говорю.
        Лёлик замотал головой:
        - Так и знал, что не поверите. И Екатерина Вадимовна. И отец… - Он выхватил у меня телефон и пошёл прочь - эффектно, как в кино.
        На какую-то секунду я была готова ему поверить. Догнала:
        - Подожди, провожу тебя в корпус.
        Он дёрнул плечом.
        - Знаешь, тебе вообще нелегко верить. Очень уж ты изобретателен по части проделок.
        Улыбнулся. Снизошёл:
        - Но они правда были такие. И пели страшно.
        Я вспомнила, что сама слышала эту песню - там, на старой территории. Но верить Лёлику во всём - нет, спасибо.
        - Будем считать, что ты заснял удивительный природный феномен.
        - Я боюсь. Очень уж это странно.
        - Странные вещи не обязательно страшные. Мы же не знаем, что это такое.
        - Вот это-то и страшно! - Он по-хозяйски залез в окно палаты мальчиков.
        В другое время я бы вернула и заставила войти как надо, а тогда была слишком озадачена увиденным. Надо признать: Лёлик умеет ставить в тупик.

* * *
        Надеяться на то, что наше с медведем видео дальше Лёлика не пойдёт, было глупо. Я переоделась, рассудив, что поспать сегодня больше не получится, потом ещё побегала по территории, шурша фантиками конфет, в надежде, что медведь ко мне выйдет, но, похоже, он был достаточно сыт и достаточно замучен людьми, чтобы не высовываться. Остаток тёмного времени я провела в кабинете Хурмы, отчищая ковёр и оправдываясь перед Иванычем, почему у меня ничего не получилось с медведем. Старик расстроился, кажется, больше меня, но старательно меня утешал. Когда утром придёт Хурма, мы будем готовы. Мы объясним, мы уговорим её не сдавать беженцев. Она нормальная, хоть и со своими тараканами. Но утром ещё до подъёма над территорией лагеря застрекотал вертолёт.
        Глава VI
        Иваныч бочком протиснулся между окном и диваном и с любопытством вывернул голову, чтобы посмотреть вверх:
        - Низко как… Слышишь, Ляль, это не по мишкину ли душу?
        Я подошла. Вертолёт правда летел низко, можно было разглядеть красно-синюю полосу, пересекающую борт. Ну, если на территории не пожар…
        Ответить я не успела. По коридору застучали каблуки, вошла Хурма, рассеянно кивнула нам, глядя сквозь, будто не видит, за ней папаша Лёлика и ещё двое, не знаю, кто такие. Иваныч, увидев их, как будто ещё больше ссутулился: всё-таки он не мог стоять без опоры. Хурма села за свой стол, папаша уселся напротив, эти двое так и встали в дверях, словно боялись, что мы убежим.
        Хурма доставала какие-то документы, показывала папаше, тот не смотрел, а пялился почему-то на меня. Хурма нервно бормотала:
        - Охрану я собиралась усилить, но не успела. Если бы что-то увидели, мне бы сразу доложили…
        - Так вот же она! - отец уставился прямо на меня. - И вот кресло. И скатерть. А где медведь?
        Кажется, я недооценила опасность Лёлика. Это глупо, но я надеялась, что дальше Хурмы фильм о моих ночных похождениях не пойдёт. Но нет: парень нажаловался отцу - и вот пожалуйста: вертолёт ищет медведя, Хурма оправдывается. Что там за эти двое, ещё не понятно - скорее всего, просто для выпендрежа. Но на психику давят.
        - Убежал, - говорю. - На съёмке видно.
        - И куда вы его везли?
        - Отсюда. Моё дело - чтобы на территории лагеря с детьми ничего не случилось. Я вывозила животное с территории.
        - Почему охрану не вызвали?
        - Так я на пост и везла.
        - А почему в коляске?
        - За самокатом не угнаться. А мне надо было, чтобы он покинул территорию или доехал до охраны. Он цирковой, его было просто уговорить.
        - Вы умеете обращаться с дикими животными? - ожил один из тех, что у двери. Дурак, я в детском лагере работаю! И дикий Лёлик в моей группе! Вслух я этого, конечно, не сказала. Напомнила, что мишка цирковой, дрессированный, и надо быть круглым дураком, чтобы… Этого тоже не сказала. Только про цирковой-дрессированный.
        Хурма краснела, двое делали непроницаемые лица телохранителей из кино, а этот, Лёликов папаша, делал вид, что что-то записывает в пружинном блокноте с логотипом службы доставки продуктов. Мне не хватало полшага, чтобы разглядеть, что там за каракули, я шагнула и вытянула шею. Он заметил, спешно прикрыл рукой, но поздно: каракули больше всего напоминали стенограмму, но всё-таки были каракулями, как и ожидалось.
        - Вы считаете, что поступили правильно?
        - Я уводила опасное животное подальше от детей. Пока до нас доехали бы циркачи или МЧС, он бы успел удрать и спрятаться где-нибудь на территории…
        За окном между тем стрекотал вертолёт: казалось, он сейчас влетит в окно - так низко, так близко он стрекотал. Этот, папаша, тоже на него косился, Хурма старательно делала строгое лицо, но я догадывалась, что её тревожит: сейчас все дети, которые должны сидеть по корпусам, пока эти ловят «опасное животное», выбегут смотреть вертолётик, особенно мелкота, и никакой воспитатель их не удержит.
        Хлопнула дверь, подтверждая мои догадки, вбежала Сашка со столовским подносом, где ещё дымился горячий чай и катались варёные яйца с булкой.
        - Здрасте, Валерий Иванович! Здрасте, Екатерина Вадимовна, Здрасте, Ляля Евгеньевна! Здрасте… - она уставилась на наших гостей, вопросительно глядя то на Хурму, то на меня.
        У Хурмы вытянулось лицо:
        - Саша, ты почему не в корпусе? В лагере чрезвычайное положение…
        - Да? А я не слышала, в столовке была. Вы Лене позвоните, правда? Скажите, что я у вас, а то она волноваться будет! - Она подскочила к Иванычу и стала угощать его столовским завтраком. Тот оживлённо заговорил с ней, пока растерянная Хурма набирала внутренний номер.
        У этого, у папаши, лицо расплылось в ухмылочке: «Вот она ваша безопасность».
        Хурма коротко переговорила с Ленкой и стала меня выгонять:
        - Бегите, Ляля Евгеньевна, Елена одна не справляется. Пока идёт операция, дети должны находиться в корпусах. Ты со мной. - Это она Сашке, а та похоже и не услышала: Иваныч как раз рассказывал очередную историю о тенях.
        Я чуть не спросила у Хурмы: «Что за операция в мирное время?» - но быстро прикусила язык: совсем этот папаша чокнулся. Лёлику всыплю, что мне терять.

* * *
        На улице ребят и правда не было. Над головой низко стрекотал вертолёт, где-то за нашим корпусом доносился собачий лай - это-то откуда? Я проскочила сотню метров до корпуса, не встретив ни души, хотя шум был как в фильмах про войну. Дёрнула дверь - заперта. Что-то новенькое.
        - Ляля Евгеньевна!
        - Идёт!
        - Осторожно, там гончие! - ребята прилипли к окнам и стучали мне, лучше бы дверь открыли! Я показала жестом «Отоприте дверь», потому что перекрикивать эту компанию себе дороже. Профессор понял и пошёл отворять.
        - Мы Сашку потеряли, - радостно сообщил он, впуская меня и старательно задвигая засов (в мирное время я этот засов вообще не замечала, воспиталка называется, на ночь нам хватает крючка). - А медведя гоняют собаками.
        - Сашка у Екатерины Вадимовны, - сказала я. - В таких случаях надо добавлять: «Отойдите от окна, нечего там смотреть», - но я не стала.
        Самая большая толпа была у окон в палате девочек: вся группа расселась на кроватях и следила за тем, что происходит снаружи. Ленка была там же. Она глянула на меня, и стало ясно: втык я получу не только от Хурмы. Ну правильно: куда-то ушла ночью, Сашку потеряла…
        - Сашка у директора. Кормит подшефного дедулю.
        Ленка даже кивнула, отойдёт. Она не Хурма, она не умеет ворчать долго.
        - Гонят, гонят! - Толстый так прилип носом к стеклу, что оно опасно хрустнуло. - Ляля Евгеньевна, сделайте что-нибудь!
        За нашим корпусом, в том месте, куда выходили окна палаты девочек, территория лагеря кончалась высоким глухим забором, а за ним - лес. У самого забора сейчас лежала сетка - типа рыбацкой, но квадратная. А шагах в десяти от неё заливались лаем три несерьёзных игрушечных бигля: гончие-то гончие, но по ним не скажешь. Махонькие собачки, мне по колено не будут, я привыкла их видеть на поводках у гламурных девиц вроде Семыкиной, в розовых попонках со стразиками… Бигли загоняли.
        Обступив с трёх сторон мишку, который сам был не многим больше каждой из них, они оглушительно лаяли, показывая совсем не игрушечные зубы. Они стояли треугольником: одна отрезала путь к корпусу, две другие прикрывали отходы справа и слева. Мишка метался от одной к другой, и выход был только один: в сеть.
        Трое охотников (или как они там называются?) стояли почти под самыми нашими окнами и перекрикивались между собой, как будто между ними по полкилометра. Они просто не слышали друг друга из-за собачьего лая. Мишка ещё отмахивался лапами, бигли ловко уворачивались, но, в общем, исход был ясен.
        - Сделайте что-нибудь, Ляля Евгеньевна! - Толстый - мальчик неглупый, просто ещё верит по наивности, будто воспиталка может что-то изменить. Может же, например, разрешить не есть кашу и даже купить мороженое, если твоя команда проиграла в футбол. Только за пределами столовой и стадиона всё не так. Всё, что я могу, это подтянуть его по английскому да выучить водить на своём кредитном автомобильчике (у меня хорошая коробка, механическая, научим, будь спок). Чтобы он бежал, бежал отсюда на край света, где нет гончих и этих под окнами, где вообще нет людей, готовых сожрать и замучить всё, что попадается на глаза. Только побежит ли он?
        Медведь ещё огрызался на гончих, размахивал лапами и щёлкал зубами. Один из этих троих целился в него из странного ружья: дротики со снотворным, точно! Я такие в кино видела. Треугольник гончих с медведем в центре метался из стороны в сторону, я злорадно отметила, что ни те ни эти не были готовы, что кто-то добренький уже снял с мишки намордник. А вот попробуйте так!
        В толпе прилипших к стеклу не было Лёлика. Его банда была, а его самого…
        - Где Лёша?
        Лысый пожал плечами:
        - Из корпуса не выходил…
        Что ж, надеюсь. Хотя… Я выбралась из толпы и пошла искать парня, благодаря которому дети смотрят шоу, которое точно не учит добру. Прошла насквозь палату мальчишек, коридор и оказалась в нашей комнате. Окна там выходят на другую сторону, там-то мой красавец и был. Сидел в своём гаджете, как обычно оглашая комнату воплями и выстрелами.
        - Идём.
        - Куда?
        - Сам знаешь.
        - Вы не имеете права!
        - Имею. Я помощник воспитателя, и я могу тебя наказать.
        Лёлик округлил глаза и драпанул мимо меня в коридор:
        - Я не хочу туда, к медведю - вы в своём уме?!
        Кажется, я недооценила его совесть. Понял, что накосячил, не дурак. Я поймала его у палаты мальчишек и встала у двери. Он сильнее меня, но я пока тяжелее. Не отпихнёт.
        - Медведю и без тебя паршиво, - говорю. - Никто тебя туда не гонит. Но ты устроил это шоу, так найди в себе мужество пойти его посмотреть. Иди глянь в окошечко, что ты натворил. Иди к остальным. А я не скажу им, кого за это благодарить. Тем более что они и без меня узнают. - Я отошла от двери, пропустив его вперёд. Десять коротких шагов через пустую палату мальчишек.
        - Его убьют теперь?
        - Нет. Поймают и будут мучить дальше.
        - Совсем как нас учителя.
        Я промолчала. А что тут скажешь.
        Лёлик вошёл к девчонкам, растолкал свою команду на кровати у окна и уселся, честно уставившись на спектакль. В медведя уже попали. Он стоял пошатываясь, ещё огрызаясь и отмахиваясь лапами от биглей, в холке болтался красный хвостик дротика. Бигли, почуяв слабину, нагло прихватывали мишку за лапы и даже за уши. Эти и не думали отзывать собак. Всё, что они орали собакам, сводилось к тому, чтобы те гнали мишку в сторону сети. Медведь мотал плешивой головой, отмахивался лапами всё больше невпопад и поздно: за лапу успевали пару раз куснуть, пока он её поднимал.
        - Это надолго? - спросил Лёлик, и я в очередной раз похвалила себя, что не дала ему затрещину.
        - От дозировки зависит. Если её соблюдали…
        Владик отошёл от окна и быстро вышел. За ним рванули сразу несколько девчонок - не за ним, а в том же направлении. Я могу до посинения талдычить им, что плакать нормально, но в невымышленном мире, где они растут, слёзы по-прежнему признак слабости. Никто, включая девчонок, не будет в здравом уме показывать слабость. Слабых ловят сетью и отправляют в цирк. Профессор держался, Толстый уходил медленно, чтобы кто чего не подумал, Семыкина сидела с каменным лицом, компания Лёлика тоже - не ржали, и на том спасибо. Медведь засыпал.
        Гончие наглели, я уже приготовилась распахнуть окно и орать на этих, чтобы отогнали собак. Одна вцепилась мишке в шкуру и стала трепать. Волоча её на ноге, медведь неосторожно шагнул в сторону сети, запнулся…
        Один из этих что-то крикнул, и собаки отскочили назад. Они ещё лаяли, бешено махая хвостами, когда медведь упал и сеть, затянувшись на нём мешком, чуть приподнялась над землёй.
        - Я в игре такие ловушки видел, - сказал Лысый.
        - Подъёмная сеть. Одна из самых древних и примитивных, - говорю.
        Трое этих тут же набежали на окукленного медведя, повозились, отгоняя собак, и потащили сеть мимо окон. Свободными руками они махали в нашу сторону: нечего, мол, здесь смотреть.
        - Теперь можно идти? - спросил Лёлик. И я опять похвалила себя, что не дала подзатыльник.
        - Погоди, пока увезут, - говорю, - тогда вместе пойдём. Твой отец у директора, наверняка захочет тебя видеть. И мне туда надо…
        - Я сам!
        - Как скажешь. Но не сейчас. Пусть хотя бы на парковку выйдут.
        - А они у корпуса припарковались, - заявил Лысый. - Только с той стороны.
        Компания, не сговариваясь, пошла в нашу с Ленкой комнатку смотреть продолжение шоу. Мы прошли через спальню мальчиков, где, отвернувшись носом к стенке, ревели все приличные люди. Ленка сидела с ними и читала лекцию на тему «Диким животным не место в детском лагере». Личность Лёлика она, понятно, не затрагивала.
        - Уезжают, - сказала я. - Увидим, что отъехали, пойдём к директору.
        Все дружно рванули с нами к окнам в нашей комнатушке смотреть, как эти уезжают.
        Я не увидела: там было не протолкнуться. Слышала сквозь тонкое стекло, как хлопнула дверца багажника, потом ещё три, потом завёлся мотор. Владик первый выбрался из толпы у окна и шагнул к дверям:
        - Дядюшка Мокус, в смысле Ляльевгеньна, можно я кину в них грязью?
        - Только пропусти девочек вперёд, не забудь сказать «до свидания» и вымыть потом руки.
        - Ляля Евгеньевна! - Ленка бросила на меня убийственный взгляд, но ребят было уже не остановить. Семыкина рванула на себя засов, вывалилась на четвереньки, потому что сзади уже напирала толпа, и, кажется, вела обстрел из этой позиции, пока мы с Ленкой не вышли последними. Лето стояло сухое, и грязь на территории найти было не так-то просто, к тому же машина уже отъехала.
        - Ты понимаешь, что это может быть твой последний педагогический закидон? - Ленка стояла у меня за спиной, опираясь на подоконник, и смотрела, как улюлюкающий табун школьников преследует и обстреливает машину.
        - Не понимаю, но допускаю. Не будь врединой - что я должна была им сказать? «Это плохие люди, но у них могут быть хорошие дети, которые наверняка любят цирк»?
        - А правда, слушай, как меняются стандарты! В наше время это не считалось чем-то плохим.
        - «В наше время»! Старушка нашлась!
        - Нет, правда… Они добрее нас.
        - Добрее, не добрее, но у них нет этой нашей толерантности к насилию.
        - Серьёзно?
        Толпа ребят бежала за машиной, швыряя в неё чем попало (с камнями тоже напряжёнка, есть только лёгкий керамзит с клумб да мельчайший грунт оттуда же). Честно говоря, я не видела, кто чем кидается, даже не видела, чтобы кто-нибудь попал.
        Лёлик с компанией присоединился и, конечно, вырвался вперёд. Он бежал, радостно улюлюкая, пока кто-то из добрых дружков случайно не наступил ему на широкие треники, а дальше… Лёлик споткнулся, рухнул носом на землю, на ходу теряя штаны. Семыкина, которая снимала погоню на телефон, тут же догнала и, наверное, взяла крупный план. Лёлик вскочил, рявкнул на неё, но к тому моменту уже полгруппы достали телефоны, а вскочивший Лёлик опять запутался в сползших штанах… Эх, Сашки нет! Но это и необязательно - думаю, с ней поделятся видео, если что.
        Лёлик орал, пытаясь вытереть лицо и одновременно подтягивая штаны, бросался на обступивших его с телефонами, чтобы отобрать, но все ловко уворачивались. Дружки Лёлика пытались изображать из себя охрану, но ребята снимали их, а бить кого-то перед камерой они боялись.
        Машина повернула и скрылась.
        - Не пора ли вмешаться?
        - Ага, а то ещё чуть-чуть - и правда будет драка.
        Глава VII
        У Хурмы ещё паслись те трое, что устроили весь этот спектакль, Сашка ушла, и правильно сделала. Иваныч одиноко сидел у окна и комментировал всё, что видел. Трое игнорировали его как фоновый шум, Хурма рассеянно отвечала.
        - Значит, уже поймали мишку. Видите, всё обошлось! - Последнее было адресовано Лёликову папаше.
        - Обошлось! Да если бы не я…
        - Саша дошла? - прервала его Хурма, обращаясь ко мне.
        - Нет. Я надеялась её здесь застать, чтобы вместе отвезти Иваныча, если разрешите.
        Лёликов папаша переменился в лице, шагнул ко мне и рявкнул в сторону Хурмы:
        - Ну я же говорил!
        - Саша занервничала, когда узнала, что происходит в лагере, - поспешно объясняла мне Хурма, - сказала, что никого не хочет видеть, и убежала.
        - И вы её не остановили! - с удовольствием заметила я этим двоим и Лёликову папаше. Ух, как он психанул!
        - Я не остановил?! Да я не обязан, это ваша работа - следить за детьми! - Он стоял, наверное, в полутора метрах от меня и всё равно плевался.
        Как мало надо, чтобы выбесить взрослого уравновешенного папашу. Напомнить, что он не смог догнать и удержать подростка, а всего час назад играл мне тут мышцами и связями, вертолётик вот вызвал на жалкого забитого мишку, доказывая, какой он крутой…
        Слушать всё это я, конечно, не стала. Демонстративно вытерла лицо - пусть этот лопнет от ярости, убирать всё равно не мне.
        - Значит, она где-то в лагере. Сейчас найду. - И вышла.
        Пусть договаривает закрытой двери. Конечно, в погоню он не бросился и почти наверняка накинулся на Хурму. Конечно, мне она за это всыплет. Но за последние сутки я столько накосячила, что маленький жест невежливости погоды не сделает.
        Я вышла на воздух. По лагерю уже носились дети, как будто ничего не было, и вертолёт, понятно, давно улетел. Я так и не поняла, зачем он тут был: чтобы найти мишку и передать по рации вниз? У самого корпуса валялся самокат, который мишка вчера угнал неведомо у кого. Найдётся хозяин. А пока я одолжу, так быстрее. Встала и поехала искать Сашку.
        Первым делом я рванула в наш корпус, но Сашки не было. Сказав Ленке меня набрать, если явится, поехала дальше. Столовка (Сашка иногда там помогает), кружок, другой кружок, баскетбольная коробка, корпус и двор первой группы (это не моя тайна) - чисто. Вырулила на парковку к проходной, заехала к Петровичу. Он бы, конечно, не выпустил, но увидеть мог - камеры же…

* * *
        - А я сижу любуюсь, как твои гнали этих… - Петрович кивнул на монитор, где застыл стоп-кадр: уезжающая машина и ватага школьников с керамзитом гонит её как дикого кабана. - Хочешь посмотреть? Жаль, на Ютуб не выложишь… Да не расстраивайся ты! Всех не спасёшь!
        - Петрович, Сашка пропала.
        - Как пропала? Ты ж её сама за чем-то послала в дальний корпус. Она мне и записку твою показала.
        - Какую?!
        - Ты не давала записку?! Я вызываю подкрепление. - Петрович растерянно зашарил в ящике стола, свободной рукой тыча в кнопки рации.
        Я уже набирала номер Хурмы:
        - Саша сбежала.
        - Девочка, шестнадцать лет, джинсы, серая футболка, чёрная спортивная куртка, - талдычили мы одновременно в свои трубки. Далеко она уйти не могла.
        Хурма не тратила время на выговоры, велела мне хватать машину и ехать прочёсывать лес, обещала кого-нибудь послать вдогонку. Петрович уже совал мне записку: почерк действительно мой, и в записке я действительно прошу отпустить Сашу в дальний корпус за бумагами… Чёрт, этой записке лет пять - где она её вообще откопала?! Хранила, что ли, в шкатулочке на такой случай?! Иногда мы всё-таки недооцениваем детей - и вот пожалуйста!
        - Ты тогда покатайся по лесу где проедешь, и дуй к ней домой, - напутствовал Петрович. - Дальше дома они обычно не бегают. Адрес найду сейчас и скину.
        Я кивнула и побежала на парковку.

* * *
        Петрович опустил за мной шлагбаум, и машину сразу обступил лес. Я знала, что он жиденький, несерьёзный, а всё равно давил. Было как-то не по-утреннему темно, то ли из-за сосен, которые здорово подросли за этот год, то ли на улице пасмурно, или то и другое. Я включила ближний свет, может, хоть так будет уютнее. Какое там! Сашка сбежала. Раньше за ней такого не водилось, но этот Лёлик, эти с мишкой… Думаю, её просто достали. Хотя с Иванычем они вроде подружились… Чёрт, надо было спросить Иваныча - может, она по какому его поручению пошла? Я быстро набрала Хурму и включила громкую связь:
        - Валерий Иванович ещё у вас?
        - Уехал Сашку искать.
        - Ясно… Погодите, как?!
        Хурма уже отключилась. Отчаянный старик Иваныч на своём паркетном креслице направился в неизвестность. В общем, версию с его поручением отметаем. Смотрим. Смотрим во все глаза во все кусты, пешком она далеко уйти не могла - если конечно, не стащила чей-нибудь самокат, как мы с медведем. Надо Петровича спросить…
        Ещё один звонок, на этот раз Петровичу. Тот подтвердил: пешком уходила не так давно. Значит, сначала лес, а потом-потом, часа через два можно и к ней домой…
        Я ехала где была дорога, и очень быстро объехала весь наш лесок, он жиденький. Надо вернуться и пошататься пешком там, где не может проехать машина. Сашка тоже не дура шляться по открытым местам, зная, что её будут искать. Я спрятала машину в десятке метров от выезда на шоссе, там нашёлся удобный карман, как раз для меня и ленивых грибников. Припарковалась и пошла пешком.

* * *
        Темнело. Кажется, собирались тучи, будет дождь. Где-то на шоссе или в лагере кто-то распевал. Не противно, не пьяная компания, а тихо-тихо, почти не слышно, слаженный хор как из старых фильмов. Музыки не было, только песня, где слов не разобрать, но мотив очень знакомый.
        Я шла, продираясь через кусты, узкими тропинками грибников и думала: звать не звать? Если буду звать, Сашка, пожалуй, не откликнется, а, наоборот, рванёт в другую сторону. Она сбежала из лагеря - с чего бы ей выходить к воспиталке?
        Я старалась идти бесшумно - но разве это возможно в лесу? Тут и там под ногами хрустели сухие сучья, с шумом пружинили над головой живые ветки, каждые несколько шагов я замирала и прислушивалась. Лес шумел своими обычными лесными шумами: ветер, хруст веток: поди разберись - под чьими-то ногами или наверху от ветра?
        Где-то впереди отчётливо хрустнула ветка, явно кто-то наступил. Я рванула туда, на ходу доставая телефон и включая фонарик: стемнело уже так, что я еле видела, куда бегу. Конечно споткнулась, конечно пропахала носом прошлогоднюю хвою, конечно телефон отлетел куда-то в кусты и погас.
        Я успела проследить его траекторию и не вставая зашарила руками по земле примерно там, где он должен был упасть. Нет, я ещё что-то видела, в конце концов не ночь, и если бы не сухие ветки, не листья, не вот это всё, я бы нашла телефон быстро. Но пришлось повозиться. Куст оказался малинником, и я здорово исцарапалась, пока нашарила свой кусок пластика. Фонарь в нём тут же вспыхнул (задела кнопку), и я увидела чуть правее чьи-то здоровенные ботинки.
        - Здрасте. - Ужасно хотелось вскочить и бежать, но уж фиг. Надо мной стоял один из тех молчаливых мордоворотов, кого приводил утром отец Лёлика. Так вот кто хрустел веткой!
        - А вы-то что здесь? - Наверное, это невежливо, но он и сам не очень-то вежливый, так что всё нормально.
        - Девочку ищем. Идите в лагерь, вас дети ждут.
        Раскомандовался! Точно военный!
        - Это моя группа, и мне за неё и отдуваться. Так что прошу не указывать, что мне делать.
        Встала, опять споткнулась, клюнула носом его ботинок и гордо ухромала в кусты. Прошла несколько шагов, старательно светя под ноги на траву и кусты, поскользнулась…
        …Мог бы вообще-то и сказать, что здесь озеро. А я могла бы вообще-то и сама об этом помнить.
        - Осторожно, - запоздало выдал этот за спиной. Голос был ровный, как объявление по радио. Он вообще умеет смеяться?
        - Чуть не нырнула.
        Выбралась, уселась на мостки, отжимая мокрые кеды.
        - Мы здесь уже были, нет никого.
        - Вижу… «Мы»?
        Второй вышел из-за кустов в полушаге от меня, я вздрогнула и чуть опять не отправилась купаться. Нацепила мокрые кеды, ступила: хлюпает.
        - Идите в лагерь…
        - И не подумаю. В машине есть сухая обувь. Где вы уже были?
        Этот молча пальцем описал прямоугольник от ворот до озера. Значит, на север не ходили ещё. Сейчас переобуюсь и пойду. Кивнула, сделала несколько шагов и только тогда сообразила, что что-то не так… Темно!
        На озере не растут деревья, только вокруг, этот клочок неба, жалкий, метров пятьдесят в диаметре, я прекрасно видела, и он был тёмным. Не как ночью, но и на тучи тоже не тянет. Вот если бы небо заволокло в сумерках, вот таким бы оно было тогда. А ведь ещё даже не звали на обед.
        - А чего так темно-то? - Я ни к кому особо не обращалась, но эти, кажется, только сейчас заметили. Они синхронно уставились в небо. Не знаю как смеяться, а удивляться Первый точно не умел. Второй смотрел вверх с открытым ртом, как все нормальные люди, если видят сумерки средь бела дня. У Первого вообще не менялось выражение. Он только повторил своё «идите в лагерь». Заело. Бывает. Я плюнула и пошла к машине переобуваться.

* * *
        В лесу было темно как ночью, я шла, подсвечивая телефоном, и вспоминала, когда его заряжала в последний раз. Пятьдесят восемь процентов, пока живём. Дойду, надо включить фары и подсветить северную часть леса, где я ещё не искала. Будет хоть какой-то ориентир. До машины я добралась без приключений, даже успела достать сухие туфли (ну да, на каблуках, представительские, но выбирать не приходится), села, швырнула на пол мокрые кеды - и тут из лесу послышался крик. Кричали громко, с визгом и хрипами, как будто кого-то убивают. Кричал мужчина.
        Глава VIII
        Я прыгнула в машину и помчалась на крик. Кричали со стороны озера, явно кто-то из этих. Господи, что ж там такое?! На эмоции парни явно скупы - значит, не увидели чего, а сами… Если бы кого-то подстрелили, я бы слышала выстрел. Капкан? Ерунда, но, с другой стороны, тут ловили мишку… У детского лагеря? Ерунда - но что тогда?
        …А на капкан похоже! Я волонтёрила в тайге, я видела, что делает с ногой медвежий капкан. Какой козёл его поставил у детского лагеря, вопрос отдельный, но суть в том, что тут любой завопит. Ох, не подъеду! Проеду сколько можно, оставлю машину с включёнными фарами…
        Перед капотом возникла плотная стена сосен, я бросила машину и побежала к озеру, не включая фонарь на телефоне - фары отлично всё освещали. Уши ещё сверлил этот заунывный хор, он, по-моему, и не умолкал с тех пор, как я в лесу.
        На берегу стояли почему-то три фигуры: одна у самого озера, две поближе ко мне. Та, что ближе к озеру, странно дёргалась, как будто под током, хлопала себя по бокам, словно убивая невидимую мошкару, и вопила. Те, что ближе ко мне, стояли как истуканы и молча смотрели. Они даже не вздрогнули от моих шагов, хотя я опять споткнулась и влетела в спину Петровичу:
        - Ты чего здесь?
        Он не ответил. Рядом с ним стоял Второй, тот вообще не заметил меня. А в озере по щиколотку, даже не замочив брюк дико выплясывал Первый. И орал.
        На его лицо падал свет фар, и я прекрасно видела вытаращенные глаза, пот и неровные передние зубы. Его одежда была чистой, только на лице проступали тоненькие царапины, как от кошки. Много-много, они алели бусинками крови и выглядели совершенно несерьёзно, парень хлопал по ним руками, хватал себя за ноги… От мошкары так не орут! Я шагнула к нему, светя телефоном под ноги: озеро, вода, песочек, ноги… Точно не капкан.
        - Да что?!
        - А чёрт его знает! - проснулся Петрович. - Эй!
        Я опять глянула вниз: ну, в воду-то точно никто капкан не поставит. Петрович шагнул к парню, схватил его за руку, дёрнул к себе. Тот послушно шагнул как манекен, споткнулся, свалился на берег, да так и остался лежать, глядя перед собой пустыми глазами. Ноги его странно дёргались, как если бы он пытался сбросить ботинки, руки ещё хлопали по лицу и бокам, глаза… Ах, чёрт!
        Тут завопила я.
        - Да что с тобой?! - Петрович деловито сдёрнул с него ботинок, и я увидела серый носок с тонкими ржавыми полосками крови.
        Петрович сдёрнул носок, подсвечивая себе телефоном. Первый взвыл, дёрнул ногой, выбил телефон. Второй очнулся наконец и, подбежав с фонариком, осветил эту жуткую ногу. Вся ступня, насколько было видно, оказалась покрыта тонкими царапинами, внутри которых шевелилось что-то живое.
        Я включила свой телефон и поднесла ближе, думая, что мне показалось. Мельчайшие, как молотый перец, чёрные песчинки шевелились в ранках, проникая всё глубже, разъедая плоть до кости. Парень опять дёрнул ногой, лягнул меня в живот, и я полетела кувырком обратно в озеро.
        Холодная вода накрыла с головой. Я хлебнула, вскочила, тут же навалился кашель, и несколько секунд я пыталась прокашляться, не сводя глаз с огромной орущей раны, которую теперь представлял собой Первый. Лица уже не было: царапины, такие же, как на ногах, покрывали его полностью. Одет он был плотно, но даже сквозь толстовку уже проступали полоски крови.
        - Что это вообще?! - завопил на меня Второй. - Тащи йод!
        Я даже не успела подумать, что он дурак, и рванула как миленькая в машину за аптечкой. Какой йод, зачем йод? Я тупо бежала к машине, собирая носками прошлогоднюю хвою (так и не обулась), радуясь, что хоть что-то делаю, а не стою просто так, как эти. Аптечка… В багажнике. Открыла багажник, больно оцарапалась шальной веткой. Нашарила аптечку, закрыла багажник, споткнулась о Сашку…
        Сашка стояла у машины с таким невинным видом, что пристукнуть хотелось.
        - Кто там так кричит, Ляля Евгеньевна?
        - Этот… Марш в салон! - Несколько секунд я пыталась затолкать в машину девицу вдвое легче себя - и ни черта у меня не вышло. Сашка стояла намертво:
        - Мне страшно, я лучше с вами!
        - Нельзя со мной!
        Она вывернулась и отскочила на несколько шагов:
        - Я тогда вообще убегу.
        - Останься в салоне, говорю! Там опасно!
        - А здесь? - Сашка вцепилась в мою руку, держащую бесполезную аптечку. - Кто-то в капкан попал, да?
        Крик уже переходил в хрипы. Стряхнув с руки болтающуюся Сашку, рванула в кусты к этим, прекрасно понимая, что ничего не сделаю со своим йодом и что глупо Сашку оставлять, пусть уж со мной… И будет смотреть на это?!
        - Я тебе всыплю, если не вернёшься к машине!
        Петрович и Второй уставились на меня. Под ногами у них на берегу лежала груда окровавленных тряпок, увенчанная почти обглоданным черепом.
        - Да что я сделала бы с йодом! Надо было сразу «Скорую»…
        Сашка ошарашенно таращилась на то, что осталось от Первого. От тела поднялся рой мелкой мошкары не мошкары - точек, тех самых чёрных точек. Они бесшумно поднялись в воздух и слились в огромное пятно черноты. Я отпрянула, Петрович выругался, Второй тоже издал какой-то звук. Пятно медленно поднималось в небо. Оно уже цепляло верхушки сосен, уходило в сторону, как облако медленно уплывая над лесом. Я запоздало заметила, что небо начало светлеть.
        - Вот и с кошкой так же было, - пробормотала Сашка.
        - Не смотри! - Я запоздало закрыла ей глаза и повела обратно к машине. Сашка не сопротивлялась.

* * *
        Уже у самой машины нас догнал Петрович и велел мне возвращаться, как только отвезу Сашку. Я обещала. Сашка сидела на переднем сиденье и икала, глядя перед собой вытаращенными глазами. Она молчала, и это было хуже всего. Меня тоже не особо тянуло болтать после увиденного, но я взрослая, я справлюсь, а эта… Допустим, самого интересного она не видела, но всё равно: обглоданный череп не лучшее зрелище для подростка. И при чём здесь вообще кошка?
        - Что ты говорила про кошку?
        Сашка не ответила. Ничего, потом. Что мы обсуждаем, когда тут такое!
        - Думаю, мы сразу поедем к психологу.
        Молчит.
        - Сама бы съездила, да надо ждать врачей, полицию, кого там ещё…
        - А эти без вас не могут дождаться? - заговорила. Уже не так страшно.
        - Могут. Но чем больше свидетелей, тем лучше.
        - Вас же ещё и обвинят.
        Я промолчала, потому что именно этого и боялась.
        - А правда, что это было? Я уже видела это. Тогда, на старой территории. С кошкой.
        - Точно, что не медведь. - Я рассказала Сашке, что видела в ране, хотя уже сама себе не верила. Я знаю, что бывает клещ, например, и всякие другие паразиты, про пираний слышала - но не в нашей же луже и не такие прожорливые… Может, правда какой-то странный организм, о котором я не слышала? Я же видела их, видела, пускай врачи изучают, что за тварь…
        - Какой-нибудь генно-модифицированный клещ, - ожила Сашка. - Созданный в секретной военной лаборатории.
        Я промолчала: пусть думает так. Не помню, как называется этот феномен, но суть его в том, что какая-нибудь фантастическая тварь в глазах обывателя не так страшна, как тварь реальная. Вот он, медведь, вот я его видел, и видел зубы и когти, вот это страшно. А с вымышленным персонажем мы как-нибудь совладаем каким-нибудь мечом-кладенцом или чем-нибудь таким же сказочным, потому что в сказках всегда бывает счастливый конец.
        На месте Петровича сидел какой-то незнакомый парень из охраны, и мне пришлось выйти, чтобы он нас пустил.
        С моей одежды ещё капало, и волосы обвисли, про выражение лица молчу, я бы сама себя не пустила. Парень окинул меня оценивающим взглядом, я кивнула на Сашку в машине:
        - Нашлась.
        - Хоть переоденьтесь, - глупо заметил он, поднимая шлагбаум.
        Где я должна переодеться - в лесу? Промолчала, конечно, как-то было не до него. Честно говоря, я даже холода толком не чувствовала. И не сразу заметила, что в лагере-то светло. То есть нормально так светло, как положено белым днём. Мы заехали на территорию, и тут же прозвучал сигнал на обед.
        - Не хочу есть, - заявила Сашка.
        И я с чистой совестью повела её к кабинету психолога.
        - Екатерине Вадимовне сама доложишь, что нашлась. Я должна возвращаться.
        Сашка при мне набрала номер Хурмы, по громкой связи отчиталась, выслушала всё, что полагается в таких случаях. Я оставила её психологу и поехала обратно в лес. И только тогда у меня затряслись руки.

* * *
        Петрович и этот, Второй, сидели где я их оставила. Было светло, и у озера гулял ветер. Брр. Кто-то в мокрой одежде. Если бы я завернула переодеться в сухое, ничего бы не пропустила.
        - Что за… Что за… Что за… - бубнил Петрович тупо глядя перед собой.
        Второй стоял отвернувшись лицом к машине.
        Запах крови кружился над озером. В этой влажности он был просто невыносим. Если меня сейчас вырвет…
        Я успела отбежать в лесок, чтобы не оставлять биоматериал на месте преступления.
        - Нам никто не поверит! - ожил Петрович. - Что ты скажешь: налетела стая мошкары, сожрала и улетела?
        - Судмедэкспертиза установит, - тихо возразил Второй.
        Я отплёвывалась в кустах. Моя машина стояла почти поперёк дороги с включённым ближним светом, и я не сразу заметила, как со стороны шоссе подъезжают «Скорая» и «полиция».
        - Едут! - голос получился осипший. Полезла в машину за водичкой. Во рту плотно поселился вкус желудочной кислоты и почему-то крови.

* * *
        Захлопали двери, захрустели ветки под ногами врачей и полицейских. Меня трясло в мокрой одежде, я всё-таки глотнула воды и опять побежала к кустику.
        - Где тело? - спросил кто-то у меня над самым ухом.
        Я махнула в сторону озера, уверенная, что Второй всех проводит куда надо. Петрович паниковал молча. Я прямо спиной чувствовала его взгляд и этот тихий ужас. Легче не стало. В желудке образовался кислый кровяной ком, и я дрожала. Надо поискать в машине плед, вроде был… Открыла багажник. Мимо меня ещё шли люди в медицинских робах, полицейской форме, и один в гражданском очень бдительно отнёсся к моим раскопкам в багажнике:
        - Это ваша машина?
        - Ага.
        - Что вы ищите?
        - Одеяло. Искупалась немножко.
        Он увидел пачку памперсов для взрослых в недрах моего багажника и кивнул:
        - Это что?
        - Волонтёрю в доме престарелых. - Я тут же прикусила язык: зачем ляпнула?! Та бабулька, убитая первой, она ведь в Доме! Теперь точно попаду под подозрение!
        Этот в гражданском и бровью не повёл. Постоял рядом, пока я найду плед, замотаюсь, и пошёл за мной к озеру, чуть не наступая мне на пятки.

* * *
        Потом было страшно и неинтересно. Доктор осматривал то, что осталось от Первого, полиция присвистывала и всё спрашивала, что здесь произошло, как будто это можно сформулировать в двух словах. Какого-то сержантика рвало на мой куст. Петрович повторял рефреном «это не мы», Второй излагал чётко и по делу, и странные взгляды врача и мужика в гражданском его не смущали. Я дрожала от холода, завернувшись в свой плед, и кивала в такт обоим.
        Потом нас троих повезли в отделение, где сперва заставили писать объяснение, ну то есть сочинение «Как я провёл последний час». Вот меньше всего хотелось описывать это, мысли путались, меня опять тошнило, не говоря о мокрой одежде. Не знаю, от чего меня тогда трясло: от холода или от этого вот… Но, как ни странно, собралась, написала, аж несколько страниц, и вроде стало чуточку легче.
        Потом мы мёрзли уже в кабинетике с привинченными стульями, а в соседний нас вызывали по одному. Меня больше расспрашивали, как давно я работаю в лагере и как давно знаю Петровича и этих двоих - и ничего по делу, ну почти ничего.
        Уже когда давно стемнело и мой телефон разрядился так, что и время не посмотреть, нас посетили Хурма и Лёликов папаша. Сухих шмоток для меня они, понятно, не захватили, но мне было уже всё равно. Одежда на мне почти высохла, я всё ещё стучала зубами, но, кажется, уже по привычке. Эти двое, Хурма с Лёликовым папашей, долго бегали из кабинета в кабинет, говорили, ругались, опять говорили. В общем, с их помощью или нет, нас отпустили, пообещав ещё вызывать на допросы.

* * *
        Обратно мою машину вела Хурма, потому что меня ещё трясло (Второй поехал с Лёликовым папашей в его машине.) Петрович устроился рядом с Хурмой, я растянулась на заднем сиденье и всё пыталась унять дрожь. Хурма поглядывала на меня в зеркало с таким выражением, что слов не надо. Но пока она молча включила печку, я ехала и пыталась согреться.
        Уже в лесу у самого лагеря Хурма резко затормозила, и я со своего заднего сиденья полетела на пол.
        - Камикадзе! - высказался Петрович.
        - Что там?
        Хлопнула дверь, Хурма выскочила из машины, за ней Петрович. Я ещё барахталась на полу, путаясь в своём пледике и пытаясь сеть. А когда села - увидела. В свете фар, чуть в стороне от машины, в своём паркетном креслице сидел Иваныч. Рядом стояли Сашка и Влад с ошалевшими лицами.
        - Это ещё что?! - лютовала Хурма. - Где ваш воспитатель?!
        - Я здесь. - Я выбралась из машины, так же босиком, и за ноги тут же цапнул ночной холод.
        - Погодите, Ляля Евгеньевна, нам есть что обсудить. Я спрашиваю: что вы делаете в лесу после отбоя? Это лагерь или проходной двор?!
        - Я попросил проводить меня, - вступился Иваныч. - Вы с Лялей уехали, а больше я никого не знаю…
        - Куда проводить? Вас не берут в Дом, он закрыт из-за… - Хурма осеклась и покосилась на Сашку. - Закрыт. Куда вы хотели ехать?
        Для меня это была новость. Значит, закрыли Дом?
        Деда трясло, как меня. Я стянула свой плед (уже давно высох), свернула его и стала отпирать багажник. Хурма распекала детей, я под шумок закатила в багажник Иваныча:
        - Они замёрзли, Екатерина Вадимовна.
        - Да, в лагере поговорим. Марш в машину!
        Глава IX
        Детей отправили спать, отчитав и пригрозив выгнать из лагеря, и я даже ненадолго успокоилась. Если Хурма лютует и грозит выгнать, значит, мир не перевернулся. Не перевернулся?!
        К горлу опять подступил рвотный позыв, и я быстро хлебнула горячего чаю, который успела налить нам Хурма. Мы с ней и Иванычем сидели в её кабинете (Петровича отправили домой на трое суток приходить в себя), пили чай с фирменным вареньем Хурмы и молчали.
        - Рассказывай, - потребовала Хурма после очередной чашки. Только я уняла дрожь в руках!
        - А вам в отделении не рассказали?
        - Рассказывай, говорю.
        Пришлось рассказывать. Кажется, я это делала в сто первый раз за последние несколько часов, и боялась, что опять затошнит, но нет. Натренированный язык отбарабанил всё, что уже говорил, почти без эмоций. Эмоции начались, когда Хурма потеряла лицо.
        - Что за чёрт! А я ещё хотела усилить охрану! Смешно… Этот забрал Лёлика. - У неё даже губы не шевелились. С лица стёрлось лет двадцать: испуганная, почти детская маска, только глаза красные. Ни разу до этого не видела, как плачет Хурма! И не хочу видеть.
        - Екатерина Вадимовна…
        - Цыц! - Она встала, шагнула к окну, опрокинув чашку. На скатерти разлилась круглая коричневая лужа. Хурма всхлипнула.
        Иваныч дотянулся, поднял чашку, поставил на стол. Со скатерти шумно капало на пол и на мозги. Хурма стояла спиной, у неё мелко тряслись плечи.
        - Валерий Иванович?
        - Да! - с готовностью отозвался старик.
        - Валерий Иванович, я вам очень рада, и дети вас полюбили. Я даже хотела вас оформить как охранника. Но теперь… Придётся закрыть лагерь.
        В тишине капал чай на пол, и Хурма опять шумно всхлипнула.
        - И куда мне деваться? - растерялся старик.
        Кажется, у Хурмы сработал внутренний переключатель. Она по-прежнему стеснялась повернуться, но голос уже стал другой: внутри неё будто врубили аудиозапись «конфликт с родителями».
        - Неужели ваша дочь такая плохая? - Спокойный ровный голос педагога, который повторял этот текст тысячи раз. - Вы в чистой одежде, не истощены…
        Тогда Иваныч выругался, и я наконец-то согрелась и придумала:
        - Погостите у меня… А, чёрт, у меня ж квартиранты до конца смены!
        Как всё плохое, вспомнились они неожиданно. Ещё перед началом смены я сдала свою квартиру парочке приезжих, чтобы не пустовала, пока я здесь… В общем, если лагерь в ближайшие дни закроют, идти мне некуда.
        - Выходит, мне тоже некуда идти, - говорю.
        - У тебя есть родители, сестра и братья. Не валяй дурака, Ляля, у тебя полно других проблем.
        - Ага, завалюсь к ним с парнем. - Я подмигнула Иванычу, тот хихикнул, и на секунду мне стало легче. Только на одну секунду, пока я верила, что и впрямь завалюсь. Но не завалюсь, а почему - долго рассказывать.
        - Вообще тебя мне следовало бы уволить, - продолжила Хурма.
        Иваныч протестующе взвыл, я промолчала. Пусть пугает, это она от нервов. Отпугается - быстрее отойдёт. Она всё время так, я уже привыкла. Попугает, выдохнет - да и пустит нас с Иванычем к себе цветочки полить. Её муж ничего не скажет, он привык, что у неё вечно ученики пасутся, пусть и бывшие: располневшие, лысые и с усами.
        - Покинула ночью пост - раз, - Хурма повернулась и снова стала обычной. Даже тушь не потекла. - Подвергла всех опасности, не вызвав специальную службу, когда по лагерю бегал медведь, - два. Допустила хулиганство детей, когда эти уезжали…
        Тут я не выдержала:
        - А вы бы не допустили?! Должны ж они во что-то хорошее верить!
        - Например, в грязь и керамзит…Прощёлкала Сашку, что совсем возмутительно. А что произошло в лесу…
        - Ну это-то при чём?!
        - При том, что лагерь придётся закрыть, по крайней мере до конца сезона. Ты оказалась в ненужном месте в ненужное время, и с меня спросят: почему я держу такого воспитателя, как ты.
        - Я не воспитатель, я помощник. Нянечка по-старому.
        - Тем более церемониться не станут. И наша с тобой чудесная дружба для меня станет отягчающим обстоятельством. Этот лагерь - всё, что у меня есть.
        Умному достаточно. Я, конечно, буркнула «Школа же ещё есть!», но Хурма уже всё решила. Она неплохая тётка. Её дети старше меня, хорошо, если на праздники звонят, внуки учатся где-то за границей, вот и остаётся только работа, только хардкор. «Этот лагерь» - цена, которую она не готова платить за нашу дружбу.
        - Ну что ж, меня продавали и подешевле. Можно сказать, повезло.
        - Никто тебя не продаёт! Просто пока это всё не уляжется, я прошу тебя не показываться в лагере.
        - Что не уляжется?
        Тогда Хурма, поджав губы, велела мне написать заявление об уходе и сама быстро вышла, как будто я могла возразить.

* * *
        Иваныч разразился ей в спину гневной речью, я полезла за бумагой и ковырялась в столе нарочито долго, чтобы унять непрошеный рёв и чтобы Иваныч не заметил. Успокоилась, достала, села писать.
        «Такой-то такой-то от сякой-то сякой-то, сего дня сего месяца сего года - заявление. Заявляю, что ни я, ни Петрович, ни этот неизвестный хмырь, прикидывавшийся немым, никого не убивали, потому что мы хорошие. Заявляю, что мои ночные танцы с медведем - это не преступный умысел и не безответственный поступок, а нормальное поведение условно нормального человека, который любит зверюшек и не любит, когда их мучают. У нас тут свой цирк, и, честно говоря, я очень рассчитывала на ваше понимание и большой опыт работы на арене. Простите, больше не буду. Заявляю также, что Сашкин побег - это не ужас-ужас, а здоровая реакция здорового ребёнка, которого все достали. Я её понимаю».
        Иваныч уже подкатил ко мне в своём кресле и, хмыкая, подглядывал, что я там написала.
        - Едем, Ляль!
        - Куда? Давайте хоть заночуем, а утром я матери позвоню.
        - Отсюда. Едем сейчас, я сказал!
        «…И ещё официально заявляю: это я похитила последние банки вашего фирменного варенья, потому что оно вкусненькое, а нам с Иванычем негде жить. Целую в ухо. Дата подпись. Печать у секретаря».
        Обидно было до слёз, а всё-таки мелькнула мысль: с начальством-то мне повезло! На основной работе я бы сама не решилась подобное написать, а там я начальство. Трудно обижаться на тех, кто знает тебя как облупленную, а всё равно обидно. Думаю, уволить меня - это не её идея, а Лёликова папаши.

* * *
        Иваныч уже открыл холодильник и по-хозяйски доставал банки. Он положил их на колени, перекинул через плечо упаковку памперсов, как странники в кино вещевой мешок, подкатил к двери, всем своим видом показывая, что ни в коем случае меня не торопит.
        Я быстренько написала настоящее заявление об уходе: шутки шутками, а бюрократия никуда не делась. Оставила оба на видном месте. Почувствовала, что одежда на мне высохла, а обуви по-прежнему нет. Погасила свет. Едем так едем, не знаю, что там придумал Иваныч, но мне уже было всё равно. Спать хотелось. И плакать. Сейчас усну за рулём - всем вокруг только легче будет.

* * *
        Иваныч поторапливал и убегал, сам раскручивая колёса своей коляски: не давал, хулиган, себя катить. От этого быстрее мы не шли, я только время от времени спотыкалась о колесо босой ногой. Так дошли до проходной.
        Молодого охранника - не помню, как зовут, - пришлось будить, настроения это не прибавило. Он не хотел нас выпускать, но Иваныч рявкнул на него, и мы выехали на свободу.
        Машину трясло по лесной дороге. Я давила остывшие педали босой ногой (кеды, конечно, не высохли) и думала о своих и о Ленке. Мы-то вырвались, а им там каково?! Чёрт, опасно же! Не знаю, что это было, но эта тварь в шаге от лагеря. Надеюсь, всем хватит ума не бегать за территорию, и этот молодой охранник не такой дурной, чтобы мимо него просочились любопытные. А любопытных будет много. Сашка знает, знает психолог, знает Хурма… Считай, весь лагерь знает. Ну хоть Лёлика увезли! Ну, может, уже завтра лагерь закроют, развезут всех по домам.

* * *
        Мы выехали на шоссе, Иваныч за моей спиной потребовал музыки («А то уснёшь, а я ещё жить хочу!»), я переключилась и стала тыкать пальцем в магнитолу. Обычно я слушаю всякое спокойное и умиротворяющее, на дороге хватает стрессов. Но тогда мне требовался настоящий тяжёлый рок, и я могла только уповать на то, что Иваныч не выпрыгнет из машины на полном ходу, разочаровавшись в моих музыкальных вкусах. Как назло, под утро все станции крутили медляки, я искала музыку, наверное, минут пять, пока не нашла подходящую. Долбили барабаны, рычали басы, певец неопределённого пола визжал что-то на английском…
        - То что надо! - оценил Иваныч. - Теперь не уснём.
        - Куда едем-то?
        - В магазин. Лично я голодный.
        А я-то думала: чего мне не хватает! Одним чаем сыт не будешь.
        Круглосуточный магазинчик был на шоссе, достаточно просторный, чтобы вкатить кресло с Иванычем. Старик настоял, чтобы пойти со мной, не захотел оставаться в машине.
        Мокрые кеды я пристроила на панель, отыскала наконец представительские туфли на шпильках (что было!) и даже подтёрла влажными салфетками потёкшие брови. Сойдёт для магазина.
        На парковке было ещё машин пять, даже много для такого магазинчика в это время. Ничего, там широкие проходы, протиснемся. Когда толкаешь коляску, начинаешь думать о странных вещах. Например, о том, что автоматические двери не срабатывают. Пришлось толкать обычную, в четыре руки мы кое-как справились, вошли.

* * *
        В магазине был уютный приглушённый свет, тихонько играло радио. Песенка показалась мне знакомой. Кассирши на месте не было, но я не сразу это заметила: меня привлекла движуха в глубине зала. Дальше по проходу в лабиринте стеллажей кто-то громко перекидывался шуршащими пакетами, коротко перекрикивался и громко ржал. Покатилось что-то стеклянное, шмякнулось - и разлетелось вдребезги.
        - Погоди, там ещё кто-то пришёл!
        - И что?
        Я не видела лиц, но шума они производили на весь магазин. Самым умным было бы не связываться и пройти мимо по своим делам. Я поставила Иванычу на колени весёлую оранжевую кошёлку и кидала туда нарезки колбасы и сыра… Ещё хлеба надо, и печенек, и чая… Всё это было дальше.
        Совсем рядом, по ту сторону стеллажа, шумно сдвинулась большая коробка, что-то грохнуло и посыпалось, раскатываясь по полу весёлым монпансье. Нас потеснил и обогнал дядька с тележкой (в тележке была детская смесь и огромная упаковка туалетной бумаги), на секунду мы встретились глазами, и взгляд у него был безумный.
        - Кто там буянит?! - не выдержал Иваныч.
        Мужик с бумагой вздрогнул и притормозил, как будто это ему, а Иваныч опять проделал свой фокус с самоуправлением коляской и выкатился у меня из рук, роняя на лету плоские упаковки колбасы. По дороге он зацепил тележку мужика, и высокая пачка туалетной бумаги услужливо шмякнулась мне под ноги.
        - Валерий Иваныч, не шалите! - Я рванула за ним на своих шпильках, конечно споткнулась о бумагу, но устояла. Старик уже пытался вписаться в поворот между стеллажами, но что-то там не получалось, и я догнала его в два прыжка.
        Коляска плотно застряла между холодильником и коробками с газировкой, которые так любят оставлять в проходе работники супермаркетов. Иваныч сконфуженно прокручивал колесо, оторвавшееся от пола, и ворчал под нос.
        - Кто там такой правильный?! - послышалось из-за стеллажа, и в проход вынырнули двое отморозков.
        Старше моих, наверное, года на два, а мозгов уже нет. И совести нет: к колесу коляски уже подтекала вонючая лужа то ли пива, то ли кваса.
        - Чего хулиганишь? - отважно спросил Иваныч, не переставая вхолостую прокручивать своё колесо. Коляску надо было только чуть приподнять и выровнять, но проклятая лужа уже натекла мне под шпильки, и если я упрусь ногой слишком сильно, мы, пожалуй, оба полетим в холодильник…
        - Тебе какое дело? - Один был повыше, в дурацкой кепке с надписью «USSA» (тысячу лет таких не видела. А точнее, лет двадцать) и в какой-то цветастой толстовке, сшитой будто из бабушкиного ковра. Другой помельче и одет совсем легко: шорты, майка, шлёпанцы. Похоже, он живёт рядом, спустился на секунду в магазинчик и решил похулиганить. Только последний отморозок будет свинячить под себя. Его ж тут небось все знают!
        - Ты, - говорю, - наверх посмотри. - Я включила самый спокойный воспитательский тон. - Там камеры. Сейчас придёт охрана и…
        - Да никто не придёт! - Ковёр дёрнул на пол коробку с газировкой, которая перекрывала нам путь, банки шумно раскатились, дядька с бумагой пискнул из-за моей спины «Хулиганьё!». Я дёрнула на себя коляску - задний ход - и всё-таки поскользнулась в луже. Нога подвернулась, я лихо шлёпнулась на бок, мазнув носом по грязному колесу. Иваныч, почуяв свободу, опять схватился за колёса: не шевелись! Не хватало мне ещё попасть под коляску! Я успела вскочить под гогот отморозков прежде, чем Иваныч наехал мне на ногу.
        - Никто не придёт! - продолжил Ковёр. - Нет никого, смотри! - Он поднял банку с газировкой и запустил в стекло холодильника. Банка отскочила и улетела назад в проход. Какая-то невидимая тётка вскрикнула «Осторожно!», и эти опять заржали.
        - Нет никого, - пояснил маленький. - Гуляй не хочу! - Он цапнул ещё банку, отфутболил её под коляску. Она радостно прокатилась у меня под ногами, саданула по ноге дядьку с бумагой и замерла.
        - Камеры есть, - не сдавалась я, потихоньку оттаскивая коляску по проходу назад. Иваныч не возражал: вперёд всё равно не проехать.
        - Камеры, шмамеры… - Маленький взял очередную банку и запульнул ею в чёрный глазок на потолке. Конечно, не попал. Иваныч профессионально пригнулся, я присела за коляску, и отлетевшая банка шмякнулась мне под ноги.
        - Да вызовите же полицию кто-нибудь! - подала голос невидимая тётка из-за стеллажей. - И где, в самом деле, охрана?!
        Мужик с туалетной бумагой очнулся и, толкая свою тележку, прошёл за стеллаж в дверцу с надписью «Служебное помещение». Мы с Иванычем туда бы не проехали, пятились как дураки по проходу назад, пока не упёрлись в пустую кассу. К нам тут же вынырнула тётка с кошёлкой и маленькой собачкой внутри, прошла мимо нас и пропала за той же дверью.
        - Я вам уши надеру! - рявкнул Иваныч.
        - Кто там такой борзый? Сказано тебе: отдыхай! - Из-за стеллажа прилетел пакет овсяных хлопьев, красиво рассыпаясь в полёте, что-то грохнуло, погасла маленькая лампочка в глубине зала, а за дверью завопила та тётка.

* * *
        - Я что-то не понял, дед! Тебе что, больше всех надо? - Ковёр шёл на нас, угрожающе размахивая пакетом чипсов, как будто это дубинка. У него был совершенно стеклянный взгляд, и он не реагировал на вопли из служебного помещения. Такого, пожалуй, коляской не остановишь… Довыпендривался Иваныч.
        Я продолжала пятиться, утаскивая коляску, но Иваныч резко рванул вперёд. От неожиданности я отпустила ручки. Старик дотянулся до полки, ловко сдёрнул с неё за горлышко стеклянную бутылку. Короткий «тюк» о стеллаж, отбитое донышко падает на пол, выливается пенная газировка, Иваныч остаётся с «розочкой» в руке. Это тебе не пакетик чипсов…
        - Ну иди сюда, дурачок, - он сказал это себе под нос, спокойно-спокойно, а я расслышала каждое слово, и спине стало холодно. Так, не сходить с ума!
        - Там кто-то кричит! - Я кивнула на дверь, в надежде, что эти двое переключат туда своё внимание.
        - Тебе-то что? - Ковёр ошарашенно смотрел на Иваныча, но близко не подходил.
        Из двери пулей вылетел дядька с бумагой, за ним - женщина с собачкой. Собачка лаяла, но хоть эта орать перестала.
        - Вызовите полицию! - Они проскакали мимо нас и выскочили за дверь, даже не притормозив в проходе.
        - Да что здесь происходит?!
        Иваныч отшвырнул «розочку», выругался, а я как загипнотизированная смотрела на лампочки в потолке. Они гасли. Нет, они притухали, как будто на них набросили чёрную тряпку. Постепенно, от двери служебного помещения и к нам, шло веерное притухание лампочек. И радио, точнее эта песенка… Я узнала её!
        Из-за стеллажей вышел маленький:
        - Оставь ты их…
        - Чё? - Ковёр поднял голову, уставившись в потолок, Иваныч за ним. А пока я поняла что, Ковёр взвизгнул, шлёпнул себя по щеке как от комариного укуса, развернулся, вцепился в бок, в ноги, опять в лицо…
        - Бежим, Ляля! - Иваныч дал задний ход, долбанув меня колесом, я ударилась о дверь, и так, пятясь, мы выскочили из магазина. Беспощадное боковое зрение всё-таки показало мне под столиком за кассой то, что осталось от кассира.

* * *
        Я так и бежала к машине, пятясь, у самого багажника развернулась, с разбегу погрузила Иваныча, захлопнула дверь: как же всё это долго! Прыгнула за руль, выехала и метров через триста встала на обочине.
        - Не могу! Это что, теперь везде так, куда ни заедешь?! Дети в лагере, Иваныч!.. - руки опять затряслись. Я упала физиономией на руль, сигнал противно засверлил уши, а поднять голову сил не было.
        - Да не сигналь ты! - рявкнул старик мне в ухо и непочтительно дёрнул за майку. Тишина. В тишине ещё страшнее. В тишине, в темноте, это приходит в темноте…
        - Ты понимаешь, что нельзя здесь оставаться?
        Нельзя. Нигде нельзя. Куда бы я ни пошла - там это…
        - Ляль?
        - Не могу вести.
        - Ну хочешь, я поведу? - Иваныч смотрел на меня со спокойной сосредоточенностью, как врач на больного.
        - Коробка - механика. А у вас ноги. Неужели не страшно, Иваныч? Вы же видели это! Видели!
        - Ничего я не видел! Я вообще плохо вижу. Только вижу, что отсюда надо убираться!
        - Да…
        - Ну так веди и не ной! Коробка у неё…
        Я повела. Не чуя ног, с трясущимися руками. Перед глазами ещё стояла та темнота, тот полумрак… Казалось, я вижу только светофоры. Послушно останавливаюсь, послушно трогаюсь - это всё, на что я способна сейчас. Машина как скорлупа: кажется, что она тебя защищает… Какая чушь!
        - Куда мы едем, Иваныч?
        - Отсюда.
        Я промолчала. Дорога пока одна, а там он покажет, чего, куда, зачем. Да и важно ли это? Радио проснулось и взвыло ударными, наверное мы вздрогнули оба. Я потянулась выключить, но Иваныч остановил:
        - Лучше местное поймай, может, новости услышим.
        Я ловила местное и думала, что всё Иваныч правильно сказал: «отсюда», потому что нельзя находиться здесь. Мы вот только в магазинчик зашли…
        - Ещё четыре страшных убийства произошло в Смирновском районе. В этот раз пострадал персонал бензоколонки. Почерк всё тот же… Судмедэксперты пока отказываются давать комментарии. Будьте осторожны…
        Только что поступила информация о трагедии в магазине «Шашлык». Погибли весь персонал и один из посетителей. Полиция делает всё возможное…
        - Делают они! Здесь направо…
        Я послушно повернула в сторону центра и повела машину по узким старым улочкам с особняками. У нас очень красивый город, особенно в центре, но я видела только запоздалые утренние фонари.
        - Ещё раз направо.
        Мы выехали к площади и медленно катили вдоль. Машин почти не было, и ехала я медленно, чтобы Иваныч успевал сориентироваться из своего багажника.
        - Паркуйся.
        Глава X
        Мы встали на парковке, я пощупала свои мокрые кеды, опять влезла в шпильки, вышла, открыла багажник. Иваныч лихо спрыгнул вместе с коляской.
        - Красота-то какая, Ляль! - Он потянулся и огляделся вокруг. Охота ему! Вот нервы железные!
        Хотя наша старая площадь и правда классная. Особняки чёрт-те какого века с вензелями и колоннами, на первых этажах - торговые центры, и вывески не очень-то гармонируют с фасадами старых особняков, но мы привыкли. В центре - фонтан с рыбками, а в солнечные дни в него ныряют дети, чтобы достать монетки, брошенные туристами, или так. Днём и ночью на площади стоят торговцы сувенирами, вот отсюда ларёк с матрёшками виден и ещё парочка с пуховыми платками. Туристы и не такое покупают, даже летом. Ближе к обеду подтянутся художники, готовые за пару сотен нарисовать хоть шарж, хоть карандашный портрет, а один вообще пишет маслом, но сидеть позировать надо почти целый день, мало кто выдерживает. И конечно, портит всю эту картину наша городская достопримечательность: сортир имени неизвестной старушки.
        Я ещё вытаскивала сумку Иваныча и запирала машину, а старик уже навострил колёса к тому туалету.
        - Иваныч, он нерабочий! Вон в кафешку зарулите!
        Старик только отмахнулся:
        - Ломик есть?
        - Не чудите, Валерий Иваныч!
        - Дай мне лом!
        - Иваныч, нас заберут! Мне хватит проблем с законом на текущие сутки, и стрессов тоже…
        - Дай!
        Я скинула шмотки на булыжную мостовую и пошла за ломиком. Замок на сортире был хороший, навесной, может, у Иваныча ещё не получится его вскрыть. Он на нервах, я на нервах, нечего нам ссориться.
        Метнулась в багажник за ломиком, отдала. Старик только чуть поддел дужку, как она радостно брякнула и повисла. Замок остался висеть на второй, но дверь была уже открыта:
        - Ну вот!
        - Он не рабочий…
        - Зато парапет какой!
        Парапет и правда был что надо: длинный, пологий, Иваныч зарулил легко, только дверь не закрыл.
        Я деликатно встала в сторонке. Сейчас старик поймёт, что заехал не туда, посмеётся и выйдет сам. Но Иваныч не спешил! Он чем-то громыхал там внутри (дверь оставалась распахнутой, но с моего ракурса было не видно, что там происходит). Ругался - что вообще-то понятно. Чёрт, он же плохо видит! Сейчас памятнику не поздоровится…
        - Иваныч, выходите, пошли в кафешку. Нельзя здесь…
        - А по-моему, здесь отлично! - Из-за распахнутой двери показалась довольная физиономия старика. Я не решалась подойти, пока не разглядела: он лежал! Вот на этой возвышенности, где забыли выпилить дыры, он вытянулся как на диване, да ещё подложил под голову свою сумку. - Заходи, Ляля, не тушуйся! Не гостиница, но жить можно.
        Я вошла, скорее по инерции, закрыла дверь (там даже была щеколда). Из маленьких окошечек под самым низким потолком лился маленький свет. Иваныч разлёгся на возвышенности, кресло стояло сложенное в углу. Я могла запросто пробежать по проходу шагов восемь, даже улечься с другой стороны, мы бы даже пятками не соприкоснулись, и стоять в полный рост могла, но блин!
        - Иваныч, серьёзно?
        - Сама сказала: тебе некуда идти. И мне некуда. А здесь тепло, по крайне мере сейчас, и никто не достаёт.
        Я слышала, что старики иногда чудят, но это… Поселиться в неработающем сортире посреди площади…
        - А зачем, по-твоему, тут висел этот замок? Думаешь, мы первые такие умные?
        - Думаю, Иваныч, вы такой один. - Я плюхнулась на возвышенность и стала смотреть в окошко. В окнах особняков суетились люди и торчали весёлые цветочки. К лотку с матрёшками подошла скучающая старушка, город просыпался.
        - Мы так и не купили поесть, - пожаловался Иваныч. - И кипяточку достать неплохо бы…
        Я встала и пошла в магазин.

* * *
        В ближайший магазин я вошла не без содрогания, но вроде ничего: кассирша на месте, охранник с кроссвордом… Попросилась в туалет - пустили. В туалете тоже без сюрпризов. Умылась заодно, вспомнила, что, убегая, не взяла с собой ничего из вещей - значит, придётся вернуться. Заодно гляну, как там дети и закрывает ли Хурма лагерь. Купила поесть, две чашки и термос, попросила кипятка - налили. Подумала ещё и купила два спальника и подушки: я не йог на досках спать, а мою квартиру освободят только через пару недель. И треники с футболкой, пока не заберу свои шмотки из лагеря.
        Странно думать о простых вещах, когда кругом творится такое, но не думать о них было страшно. Тогда перед глазами сразу вставал тот парень, помутневшие лампочки, посеревшее небо и тот другой, в магазине, как он кричал! Мы бы ничего не сделали, но это сомнительное утешение.

* * *
        Иваныч уже переоделся в смешные синие треники и яркую красную майку с логотипом сети продуктовых магазинов (я такие только на продавцах видела. Родственница его там работает, что ли?). Лежал вытянув ноги и крутил ручку крошечного радиоприёмника.
        - Вы с собой радио носите?
        - А ты - компьютер, телефон, ещё килограмм книг, - он кивнул на мой телефон. Зарядиться я успела процентов на тридцать, если кто позвонит, мне хватит, а для книг уже придётся доставать банку.
        Я бросила в него подушкой, потом спальником, устроила себе такое же гнездо у противоположной стены. Между нашими ногами ещё оставалось сантиметров сорок свободных досок, и я накрыла там ранний завтрак.

* * *
        - Город на ушах, - объявил Иваныч, дуя на горячий чай. - Пока ты ходила, нашли ещё двоих. И одного задержали.
        - Кого?
        - Не знаю… Да отпустят, не переживай. Уже всем ясно, что люди ни при чём. Если уж по радио в открытую говорят о мошкаре… - Он закрутил ручку приёмника с новой силой, но ничего кроме дурацкой музычки не нашёл. Надо ждать следующего часа, тогда будут новости.
        Я поставила на пол пустую чашку и наконец-то растянулась на досках. Спальник был тёплый, даже слишком, подушка мягкая, а минувшие сутки длинными, пропади они пропадом. Я отрубилась раньше, чем успела толком улечься.

* * *
        Проснулась я от звуков знакомого голоса и от того, что ногу обжигает как кипятком. Вскрикнула, села.
        - Ну ты здорова храпеть! - оценил Иваныч.
        - Здрасте, Ляля Евгеньевна. - Сашка и пацанчик класса, наверное, из третьего, сидели на полу, подложив под себя рюкзаки. В ногах у меня дымились чашки с чаем, лежали бутербродики, пацан жевал и таращился на меня недоумёнными глазами, Иваныч хихикал, Сашка смущённо смотрела в пол.
        - Та-ак! - я вложила в это «так» всё своё актёрское мастерство. Трудно быть злой воспиталкой, когда только проснулась в уличном сортире, на тебе треники, дурацкая футболка с леопардом (что было), а на голове небось птичье гнездо, я даже расчёску не купила вчера…
        - Ляля Евгеньевна, лагерь закрывают. Всех разогнали по домам, а мои в командировке.
        - И ты сбежала сама.
        - Нет. Екатерина Вадимовна позвонила моим, они завтра же приедут. А пока велели отпустить меня домой с братом одну. Ключи у меня есть…
        - Очень приятно. Толик, - отрекомендовался третьеклашка, не переставая жевать.
        - Я её позвал, - вмешался Иваныч. - Чем дома одним куковать, лучше с нами под присмотром. Правильно я говорю? - обратился он к парню, и тот закивал. - У тебя телефон почти разрядился, но я послал сообщение. Пора осваивать эти ваши шайтан-машинки!
        Пусть кто-нибудь ещё скажет мне, что я безответственная! Да этот старик меня с ума сведёт!
        - Все живы?
        - В лагере - да. Я даже вашу сумку захватила. - Сашка привстала, и я увидела, что под ней не только её рюкзачок, но и моя сумища.
        - Погоди, что значит «в лагере - да»?
        - Мы слушали радио, пока вы спали. Ещё несколько человек по городу. И двоих задержали ещё. Петровича и ещё кого-то.
        Я села на досках, отобрала у Сашки чашку и глотнула кипятка. Чёрт-те что!
        Иваныч понял:
        - Сходи-ка, Саш, купи воспитательнице кофейку…
        - Нет! Нельзя детьми рисковать! Пришли - сидите смирно. В туалет - до ближайшей кафешки под моим конвоем. И чтоб ни звука!
        Я нашаривала на полу туфли: купить кофейку и правда хорошая идея. Может, мозги на место встанут и придумаю, как быть дальше.
        - Ляль, ты чего?
        - Страшно.
        Кое-как я обулась, схватила рюкзак и вышла на воздух. Уже вечерело - не смеркалось, а так, садилось солнце, в воздухе чувствовался вечер. На площади, обычно такой людной в это время, не было ни души, даже вечный торговец матрёшками куда-то делся. На его месте стоял пустой каркас прилавка, как скелет. Две жирные дворняги дербанили какой-то бумажный пакет то ли с беляшом, то ли… И ни души больше! Я сунулась в ближайшую кафешку и упёрлась в табличку «Закрыто». Ладно, она тут не одна…
        Цокая каблуками на всю безлюдную площадь, я прошлась вдоль домов. Все первые этажи заняты магазинами, кафешками… Закрыто, закрыто, закрыто… Ну да: все боятся! Это что ж теперь будет-то?
        В чебуречной на углу два таджика спешно сворачивали торговлю. Увидев меня, вздрогнули, будто привидение пришло:
        - Закрыто-закрыто!
        - Мне только кофе…
        Один кивнул на автомат с кофе и напитками-шоколадками, другой сунул мне тарелку с остывшим чебуреком - «За счёт заведения»: наверное, у меня был очень жалкий вид. Я взяла кофе, холодный чай для Иваныча и всяких там шоколадок детям. Шоколадки и бутылку с чаем распихала по карманам: удобная вещь треники. Только Петрович задержан. Интересно, того, первого, выпустили? И могут ли прийти за мной, ведь я тоже там была…
        Идти по пустой улице одной было почему-то страшно. Хотя белый день и за этими окнами куча народу, который пялится на дуру в трениках и на шпильках, идущую в закат… В сортир… Невесело. Всю дорогу я таращилась в небо - не темнеет ли: если бы хоть тучка прошла, я, наверное, сошла бы с ума. Но нет, небо было чистым.

* * *
        Издалека послышался рёв мотора, я даже не сразу узнала этот звук: на пешеходной площади стояла такая тишина, я и забыла, что рядом дорога. Впереди показалось синее пятно кузова: седанчик с грохотом въехал на площадь, просвистел мимо меня, я успела метнуться в сторону, и вовремя: заднее стекло опустилось, высунулась рука то ли с камнем, то ли с бутылкой, зазвенело стекло…
        Витрина огромного магазина осыпалась как в кино буквально в паре шагов от меня. Кто-то из машины что-то выкрикнул и уехал прочь, оставив меня среди стёкол. Начинается!
        Я прибавила шагу, соображая, что именно начинается. Когда люди боятся, они и не такое способны выкинуть: думаю, разбитая витрина - это ещё цветочки. Будто читая мои мысли, из дворов вышли двое парней и, не обращая на меня внимания, принялись расписывать красками опустевший ларёк с матрёшками. Первым порывом было рявкнуть, но я струсила. Иду и иду. Иваныч и дети ждут холодного чебурека. Меня.
        Кофе, пока я добрела, успел остыть, по дороге встретила ещё парочку с баллончиками краски и одного с ломиком - знать не хочу, куда он идёт. Не хочу, не хочу… Парень тюкнул витрину продуктового магазина, объяснил мне: «Мать за молоком послала, а всё закрыто» - и исчез за выбитым стеклом двери. Дурак, доставка же есть! Дурак, тут же сигнализация!
        - Никто не приедет! - крикнул он, отвечая на незаданный вопрос. - Все заняты неуловимым маньяком!
        - Да нет никакого маньяка… - Я вошла в дом-сортир - плевать, что подумает парень, грабивший магазин, - и стала выкладывать из карманов всё, что удалось добыть:
        - Не протянем мы здесь, ребята. Магазины закрыты, мародёры проснулись.
        - Доставка же есть! - удивилась Сашка.
        - И не такое переживали, - отмахнулся Иваныч.

* * *
        - Ещё одна жертва неизвестного явления найдена в районе Ухово. На этот раз женщина…
        - Выключите, Валерий Иваныч! - Ещё несколько часов назад мне казалось, что следующее подобное объявление по радио сведёт меня с ума. А сколько их уже было-то!
        Старик выключил своё радио, но легче мне не стало. Хороши мы тут, спрятались! Нашли местечко! А вокруг…
        - Прямо как в «Поезде скелетов», - неожиданно выдал Толик.
        - Поезд убийц, - поправила Сашка. - «Если смотреть на наш город с крыши самой высокой новостройки и представить рыболовный крючок, жало которого начинается на Купеческой улице, а цевьё тянется через Ежиный лес и дальше, далеко за пределы города, то вот это и будет маршрут поезда убийц». Только ерунда это всё, Толик. Сказки. Да и убийцы-то не мошкара, они по-другому должны действовать. Правда, Ляля Евгеньевна?
        - Я-то что… Не смешно, Саша! Тут такое, а ты… И вообще, спать пора!
        Спать я, конечно, не хотела, но время на телефоне приближалось к отбою в лагере. Мне хотелось действовать по уставу, чтобы ещё хоть что-то было как надо и под контролем… Я сгребла сумки и кресло в один угол и стала стелить на полу спальник для Сашки и Толика. У меня в сумке одеяла есть…
        - А я работал на железной дороге. - Иваныч растянулся на своей лежанке. Я не видела его лица в темноте, но почему-то казалось, что он мечтательно смотрит в потолок.
        - И видели тот поезд? - спросил Толик. Всё-таки третьеклашку трудно напугать. Тут такое настоящее, а он про скелетов…
        - Вот уж не знаю, тот или нет… Однажды утром был сильный туман. В книгах пишут «как молоко», я думал, это так, фигура речи, а нет - реально как молоко, ног не видно. Да какой ног: состав у меня тогда стоял, я и его-то нашёл не сразу. А когда нашёл…
        - …полезли скелеты? - спросил Толик, и Сашка на него цыкнула.
        - Иду я, значит, вдоль состава, вытянул руку и пальцами скольжу по грязному борту, потому что в тумане ни черта не видно. Иду, иду… И главное, помню, что там двадцать вагонов, прекрасно помню, иду считаю: двадцать три, двадцать четыре…
        - Ну, обсчитались, с кем не бывает.
        - На двадцать седьмом палец поцарапал. Ничего страшного, но ржавой железкой всё-таки. Сунул палец в рот, долго отплёвывался потом - грязища, масло… И вот плюю в туман и слышу шипение. Думаю, всё, крыша поехала. А потом смотрю: вагона больше и нет. Вместо него - ржавый скелет металла. Это об него я порезался. И вроде ничего особенного - но кто будет цеплять такое к составу? Делаю шаг, чтобы рассмотреть как следует - и тут что-то мне под ноги метнулось… Не разглядел, что там, вроде собака. По штанине задело, вжик - и вперёд меня.
        - И?
        - Я не знал, что собаки могу так орать!
        - Орать?! - ошалело спросил Толик.
        - Орать, по-другому не назову. Это был не скулёж - это был крик, почти как у человека.
        - А вы?
        - А я секунды три стоял как истукан, а потом побежал в обратную сторону. Собака меня спасла. Бегу-бегу, на моих ногах не очень-то побегаешь, а я бегу, что делать! Туман рассеивается, а я и не замечаю, не до того. Когда к паровозу подбежал, уже светло и ясно стало, и машинист надо мной ржёт. «Чего, - спрашивает, - привидение, что ли, увидел?» А я ничего сказать не могу - одышка, сердце в глотке колотится. Оборачиваюсь - состав как состав. Как был. Без всяких там ржавых скелетов. И вагонов вроде столько же, сколько было… И тумана больше нет, вот что! Только рука у меня вся в масле, в грязи и кровит…
        - Так что это было-то? - спросила Сашка.
        - А шут его знает. Поговаривали, что на тех путях то ли кого-то сбили, то ли целый поезд сошёл с рельсов.
        - Ну, такие истории, наверное, на каждом километре есть.
        - Не на каждом, не преувеличивай. Но в нашем направлении хватает. Только знаешь что? Я ж до этого сто раз обходил эти пути, да после ещё двести. Ничего больше такого никто не видел. Как наваждение: пришло и ушло…
        - На дороге всё движется, - философски заметил Толик, разворачивая очередную шоколадку.
        - Точно! - хмыкнул Иваныч. - Где ж мы теперь кипяток-то для чая будем брать, а, Ляль? Хоть и впрямь доставку заказывай…
        Глава XI
        Проснулась я от того, что в стену ударило что-то тяжёлое. Села, протирая глаза, и несколько секунд соображала, где я и какое теперь время суток. В нашем убежище царит вечный полумрак, окошечки-то маленькие. Я рассматривала разноцветные горы спальников и пледов, соображая, где кто, а снаружи слышалась возня и разговоры:
        - Да ну, ерунда, красивое что-нибудь можешь нарисовать?
        Не успела я сообразить, что происходит, как гора Иваныча зашевелилась, старик сел и с ноги распахнул дверь:
        - А ну не хулиганить! Здесь люди живут! Старики и дети, ясно?!
        Снаружи стояли растерянные Толстый с Владиком. В руках у них были баллончики с краской, на штанах и майках - следы художеств, а на лицах полное офигение. Когда на полу шевельнулся спальник и показалась Сашкина голова, Толстый невольно вскрикнул и попятился.
        - Здравствуйте, молодые люди, - напомнил Иваныч.
        - Здрасте, Валерий Иванович, здрасте, Ляльевгеньна, здрасте, Сашка… А вы чего здесь, а?
        - Осознаём своё место в обществе.
        - Прячемся от поезда скелетов, - вразнобой ответили Сашка и Толик.
        Толстый завис, а Владик сунул нос в наше убежище и понимающе хихикнул:
        - Удобно!
        - Ой, ребят, - говорю, - вы ж рядом живёте? Принесите кипяточку, а? А то все магазины-кафешки позакрывались, хоть на костре обед вари. Пожалуйста! - Я протянула термос.
        Толстый взял, кивнул. Владик придирчиво осматривал наш быт:
        - А где вы чай-то пить будете?
        - Сейчас спальники уберём…
        - Кипятку принесите! - невежливо брякнул Иваныч и захлопнул дверь.
        Сашка хрюкнула, Толик заржал:
        - А говорила, скучно будет! Да я в Ютубе так не веселюсь!
        - Кто это говорил, что будет скучно? - Иваныч строго посмотрел на Сашку. И опять врубил своё радио.
        Ночью опять что-то случилось, я уже боялась этого радио. Хуже нет, чем чувство беспомощности: сидишь и только слушаешь, кого убили. А Сашка с Толиком держались бодро: свернули одеяла-спальники, сбегали в раскуроченный магазин - исключительно, чтобы воспользоваться туалетом, - позвонили родителям. Когда явились наши художники с термосом, их встретили радостными воплями:
        - Кипяток!
        Владик и Толстый уселись на рюкзаки, без намёков подставили свои кружки под термос и осматривались, пока я разливала чай.
        - Мы тут подумали… - неуверенно начал Владик.
        - Молодцы! - подбодрил Иваныч.
        - Вам же надо в туалет там, в душ… А мы рядом. Давайте к Толстому, а? У него мать на сутках. На улице уже спокойно, всего пару витрин кокнули, полиция только что приехала. Только выбираться надо потихоньку, чтобы они не увидели.
        Иваныч посмотрел на нас, мы закивали.
        - Лифт есть? - он кивнул на своё кресло.
        - Поднимем, - пообещал Владик.
        И мы стали дружно собираться в туалет и в душ.

* * *
        Уличный сортир может вместить кучу вещей. У меня получился огромный баул: начиная от халата и мокрых кедов (может, у Толстого найдётся какая сушилка для обуви - шпильки с трениками начинают меня напрягать) и заканчивая зарядкой для телефона. Иваныч покопался в своей сумке, вытащил новёхонькую белую рубашку, ещё в магазинном пакете, и непрозрачный чехол для одежды, явно тяжёлый:
        - Похоронный костюм, - он протянул мне чехол. - Положи на всякий случай.
        - Валерий Иванович!
        - Мне с ним спокойнее. - Старик сложил это всё в мою сумку, да ещё и застегнул её, показывая, что разговор окончен.

* * *
        Как мы затаскивали Иваныча на второй этаж старого особняка (конечно без лифта), достойно отдельной саги. Скажу только, что к концу подъёма на первый лестничный пролёт, на который мы убили полчаса, старик спешился, залез на закорки к Владику, Толстый подхватил кресло - и так мы взлетели на этаж за несколько секунд.
        Толстый жил скромно и в бардаке, как все подростки, у кого мать ушла на сутки. Тут и там валялись упаковки из-под чипсов, всякие дошираки, работали невыключенные компьютер и телик, электричество Толстый не экономит. Я отправила Сашку в душ и занялась уборкой. Толстый и Владик пытались протестовать, но я была непреклонна:
        - Если твоя мама всё-таки застанет нас здесь, пусть это будет хотя бы в чистоте.
        - Да понимаю, вы воспитатель, - пожал плечами Толстый.
        Я выдала ему пустой пакет и велела пробежаться и собрать весь мусор. По взгляду, которым он меня одарил, поняла, как он возмущён и где видал этот пакет, этот мусор и меня вместе с ними.
        Иваныч ходил по периметру комнаты, держась за мебель и стены, рассматривал там всё и засыпал хозяина вопросами. Я бегала по комнате с веником и тряпкой.
        - Сам рисовал?
        - Нет, это другой художник, из Америки. Фотография исписанной стены. Это граффити метров десять на два, нам таких стен не перепадало.
        - Гоняют?
        - Ага. Пока что-то дельное нарисуешь, со всего города полиция сбежится. Мы делаем маленькие картиночки.
        Иваныч смеялся, Владик накрывал на стол, Толик уже оккупировал компьютер и смотрел какую-то ерунду на Ютубе. Я в очередной раз думала про пир во время чумы. Да ещё Иваныч со своими байками!

* * *
        - Это было уже в ночное дежурство. Зима была, вьюга, мороз. Я пришёл с обхода, сидел спокойненько в своей будке, попивал чаёк у печки, до поезда два часа. За окном ветер воет, красота… И вижу - фонарь погас. Тот, что над крыльцом будки. Ругаюсь, лезу за запасной лампочкой, стремянку ещё куда-то задевал… Вы не представляете, как много громоздких предметов можно потерять в маленькой будке железнодорожника! Отыскал наконец, выхожу. Ветер в лицо, снег. Кое-как раскладываю стремянку, карабкаюсь - и опа! Лампочка загорается. Ну, бывает, контакт отошёл, а я качнул так и поправил. Ругаюсь, убираю лестницу, убираю запасную лампочку, иду к себе отогреваться…
        - А лампочка опять…
        - Да, не перебивай. Выхожу с веником, думаю, подтолкну её, контакт опять на место встанет, поднимаю веник… И не могу попасть. Машу так и этак - тут лампочка загорается… Смотрю: а от веника один огрызок остался. Как будто корова отъела до ручки! И ни искорки, ни гари, ничего такого вроде не было…
        - Испугались?
        - Скорее, удивился. Выбрасываю веник, захожу к себе, закрываю дверь… И слышу вопль снаружи. Ну, думаю, кого-то принесла нелёгкая, свалился на пути. Беру фонарь, выхожу…
        - И?
        - И ничего. Всю станцию обегал, остановку, рыночек и подлесок заодно - ни души!
        - Может, показалось?
        - Не… такое не покажется.
        - И что это, по-вашему, было? - спрашиваю.
        - Зло. - Старик ответил так быстро и уверенно, будто раздумывал над этим тысячу лет. - Зло это было, что тут думать.
        - Какого характера зло? - не сдавался Толик.
        - Злого, какого. Ну откуда я-то знаю, что мне в его сортах разбираться!
        - А потом?
        - Потом ничего похожего не было. Оно уходит и возвращается, своей жизнью живёт, тут уж ничего не поделаешь.
        - Уныло как-то… А вы помните схему железной дороги? - вдруг спросил Владик.
        - Как я могу её забыть! - возмутился старик. - Ручка есть?
        Толстый забегал в поисках ручки-бумаги, а я всё думала о том, что рассказал Иваныч. Зло, конечно, живёт своей жизнью и движется своим маршрутом…
        - Только не говори, что будешь сопоставлять с поездом скелетов.
        - Убийц, - обиделся Владик. - Я просто подумал…
        - Не, - Иваныч уверенно водил ручкой по бумаге. - Смотри! - Он показал рисунок. Весь лист А4 перечёркивали двойные линии, похожие на что угодно, только не на рыболовный крючок. Станции старик обозначал крестиками: надо же, как их много! - Эта штука убивала здесь, здесь… - Иваныч тыкал пальцем далеко от станций, только раз почти попал, а всё остальное - мимо. - Говорю же, ерунда, сказочки. А то, что со мной было на железной дороге, произошло на этой станции - он обвёл кружком крестик. - Там вроде никто не умер.
        Владик кивнул и сел за компьютер. Я невольно заглядывала через плечо. Подошли Толик, Сашка…
        - Просто хочу кое-что проверить, - ворчал под нос Владик, неуклюже калякая в Яндекс-картах маршрут смертей. Список у него был открыт в соседнем окне, приходилось сворачивать карты, чтобы посмотреть, где случилась очередная… Сашка смешно моргала каждый раз, когда он схлопывал окно. Иваныч возвышался над нашими склонившимися макушками, держась за стол, и непонимающе смотрел, что происходит. Владик рисовал на карте города нечто, вроде и похожее на рыболовный крючок…
        - Не очень…
        - Кошка… - Сашка растерянно ткнула в экран, - ещё была погибшая кошка.
        Здесь, у границы старого лагеря. Я там была в тот день… Влад без лишних слов дорисовал. Теперь и правда получился крючок, только не один, а полтора. Обломок второго крючка накладывался на первый.
        …Наш сортир в центре, далеко от маршрута. Хорошо спрятались.
        - На второй круг пошёл, - буркнул Толстый. Влад кивнул.
        - Хорош круг! - возмутился Толик. - Это сложной формы фигура…
        - От этого, конечно, легче.
        - Ни черта не понял, - ворчал Толик. - Так был поезд или нет?
        - Поезда, может, и не было. А его маршрут есть, и смерти идут по нему… По второму разу!
        - Завод! - охнула Сашка. - Завод следующий!
        Иваныч растерянно глянул на часы, Влад уже гуглил новости. Новость про завод стояла в первой же строчке.
        Старик врубил телик, и эта новость ударила мне в глаза и в уши из двух источников сразу. На экране торчала труба завода, журналист с усталым лицом рассказывал об очередных жертвах. За спиной его суетились медработники в синих робах, они перетаскивали на носилках зацензуренные бледными квадратиками тела. Вот жили люди, ходили на работу, а тут раз - и всё. И даже по телику тебя не показывают, потому что страшно.
        - Я не могу так сидеть! - вскочила Сашка. - Надо делать что-то, оно же… - Она разревелась, и я её понимала.
        Иваныч цыкнул на неё и уставился в экран.
        Мальчишки столпились у компьютера.
        - Дальше только лес. Там трудно найти жертву, но потом, если он уже идёт второй круг… Надо предупредить!
        - Кого? Белок и ежей в лесу?
        - Полицию!
        - А они-то что сделают?!
        Я сразу вскочила:
        - Едем в полицию! Заодно попробуем выручить Петровича!
        Глава XII
        В отделение мы ворвались шумно: впереди Толик с решительным видом и бутербродом, который не успел доесть у Толстого, за ним я, уткнувшись в телефон (карта нападений не давала мне покоя), за мной Иваныч в сопровождении Влада и Толстого, потом Сашка и двое патрульных с одним задержанным, которые шли следом.
        Патрульные пробежали мимо нас по коридору, вполголоса ругаясь, а к нам уже выходил дежурный из своей кабинки.
        - Следующее нападение будет в лесу! - выдал Толик, не переставая жевать.
        - Отпустите Петровича, он не виноват! - добавила Сашка.
        - Я сейчас вам всё объясню… - но мой голос утонул в вопле дежурного:
        - Сюда нельзя! Видите, что творится?! - он показал на коридор, совершенно пустой (патрульные уже скрылись в каком-то из кабинетов). - Если у вас что-то случилось - пишите заявление, можно здесь. - Он кивнул на низенькие стульчики в холле и такой же игрушечный стол с бумагой и ручками. - Только тихо! - Он шагнул, чтобы уйти обратно в свою кабинку, но Иваныч его окликнул:
        - Куда? Мы принесли ценные сведения, а вы отворачиваетесь.
        - И освободите Петровича! - добавила Сашка.
        Где-то в кабинетах что-то шумно упало, кто-то выругался, по коридору к нам подошёл какой-то оперативник с торчащими в разные стороны белобрысыми лохмами:
        - Что тут у вас?
        - Следующее нападение будет в лесу!
        - Освободите Петровича!
        - Мы принесли ценные сведения, а нас отталкивают! - это все мои вопили хором, самое время включить воспиталку:
        - Та-ак!
        Помогло. В наступившей тишине белобрысый выцепил меня взглядом и уставился с видом «Давай быстро, что там у тебя!». Так, и с чего начать?
        …Хлопнула дверь, мимо нас деловито прошли ещё двое патрульных, ведя парня чуть постарше моих. Дежурный опер проводил их затравленным взглядом:
        - Мародёры с ума сошли. Откуда это в людях… Так чего вам? Видите, что творится?
        - Я работаю с одним из ваших задержанных. Он не делал того, за что его задержали, я была там с ним, и есть ещё один свидетель, вы нас допрашивали на днях, помните?
        Несколько секунд белобрысый и дежурный сосредоточенно разглядывали мою физиономию. Дежурный в тот раз точно был, а второй… Может, дежурного сбивало то, что в этот раз я была сухая и с нормальной причёской?
        - Я тогда ещё в озере искупалась. Нечаянно. Залила вам тут весь коридор мокрыми носками…
        - Помню! - проснулся парень. - Вас допрашивали на днях!
        - Ну да, - говорю, - и Петровича тоже.
        - Отпустите Петровича! - заныл Толстый.
        Я коротко глянула на него, чтобы замолчал, но тут вмешался Толик:
        - Мы знаем, что следующее нападение будет в лесу!
        - Откуда? - нехорошо спросили оба сразу. Я прям загривком почувствовала, как нехорошо.
        - Мы тут изучали городские легенды, - вмешалась я. - И вот как интересно получилось: карта убийств совпадает…
        - …с поездом скелетов! - выдал Толик.
        Белобрысый затравленно взглянул на пацана, потом на меня. «Вы издеваетесь?» - было написано на его лице.
        - Вы видели убийство на заводе? - спросил дежурный.
        - Нет, вы не так поняли!
        - Видели или нет?
        - Нет, только у лагеря. И ещё в магазине, - ляпнула и сама испугалась. Мои синхронно вытаращились на меня огромными глазами. Говорят, о таких вещах лучше не умалчивать, да и камеры меня засекли, и всё равно как-то неуютно. Так, теперь я в глазах детей и полиции та, кто видел минимум два происшествия, причём задержана и допрошена только по одному… А ещё я заезжала в Дом после первого убийства старушки… И говорю, что знаю, где случится очередное!..
        - И вас допрашивали по обоим?
        - Нет, только после озера.
        Дежурный и белобрысый переглянулись. Мои притихли, а я лихорадочно соображала, что теперь будет.
        - Вы с детьми свободны… - это он Иванычу. - А вы идёмте, - он посмотрел на меня.

* * *
        …Допрашивали меня долго.
        Белобрысый записывал за мной, строчил по бумаге, иногда бросая красноречивые взгляды типа «помедленнее, я записываю». Когда он наконец велел расписаться, я думала, что прошло уже сто часов, и радовалась, что наконец-то отпустят, но нет.
        - Я отойду, посидите немного, - вышел он, закрыл дверь и щёлкнул замком с той стороны.
        Кабинетик был тесный и угрюмый. Я сидела где оставили, рассматривала облупленный потолок и думала почему-то о медведе. Когда у людей суматоха и адище, о животных легко забыть. Надеюсь, его там хотя бы покормят.
        Штукатурка на потолке напоминала облака, слоника и бабку в платочке.
        За стенкой у кого-то орал телевизор: судя по воплям и выстрелам, в полиции смотрели детективный сериал. Неужели им в жизни этого не хватает? Да я тут и получаса не провела, а уже сходила с ума. Наверное, никогда в моей жизни время не тянулось так долго. Ну, разве что в школьные годы.
        И ещё было страшно. Казалось: начнётся война, и меня здесь забудут. Да чего там начнётся - она уже! В любой момент может случиться пожар, здание обрушится… Я всегда с опаской смотрю на эти недостроенные блочные многоэтажки: кажется, что ткнёшь пальцем - и блоки посыплются как домино. Знаю, что глупо, а всё равно страшно. Случись что, я не смогу отсюда выбраться. Здесь даже раковины нет! Умирать я буду недолго без воды, зато в грязище и с облупленной штукатуркой. Я буду умирать, а все - гоняться за призрачным поездом убийц…
        Убийц! Которые сидели в тюрьме! Всё-таки отделение полиции правда заставляет задуматься.
        Такие истории в городах вроде нашего знает каждый первоклашка. Конечно, где-то он приукрашивает, где-то добавляет скелетиков и криперов, это всё передаётся от одного к другому и приобретает такую форму, что никто уже не догадается, что там было в оригинале. И уж точно не поверит, что это правда. Мы мелкие рассказывали друг другу про поезд убийц, Сашкина группа лет десять назад говорила уже о поезде скелетов, не подозревая, что то и другое правда. А у Иваныча в рассказе про тени тоже был поезд!
        Тени разрушили тюрьму, но не освободились: люди переловили их, посадили в поезд и повезли далеко-далеко. Тогда тени разрушили поезд и уже хотели улететь прочь, в свою страну теней. Но человек, который их сопровождал, решил им помешать. Он взял пистолет и стрелял, стрелял… Но разве можно убить тени? Они улетели прочь, а этот остался и сам стал тенью. Так и живёт среди людей. Но тени затаили на него зло и однажды вернутся, чтобы отомстить…
        Непонятно? Вот и мне не очень, пока не сложишь в одно все эти истории и не припомнишь старый абзац из истории города, совсем коротенький, про крушение поезда…
        Это было ещё в пятидесятых. Тогда, где-то не слишком далеко от нашего города, стояла тюрьма, да не какая попало, а строгого режима, куда отправляют только самых опасных преступников. И как-то случилось, что там обрушилась внешняя стена. Рассказывают всякое: от бунта с перестрелкой до разорвавшегося в фундаменте снаряда - эха войны. Наиболее вероятное из того, что я слышала: ошибка при постройке. Стояла паршивенько возведённая стена - да и рухнула, поубивав кучу народу.
        Но разбежаться выжившим не дали: погрузили в поезд и повезли в другую тюрьму. Маршрут шёл через наш город, которого и не было ещё как города. Поезд шёл без остановок, конечно, и сошёл с рельсов где-то в Ежином лесу, он был тогда в несколько раз больше нынешнего. Куча народу погибла сразу, остальных, кто выжил, расстреляла охрана.
        Вот тебе и поезд мертвецов, и поезд убийц, и тени, о которых говорил Иваныч. Тени, которые вышли на волю дважды: в первый раз на территории тюрьмы, второй - при крушении…

* * *
        Дверь кабинета приоткрылась, вышел белобрысый, звеня ключами.
        - До свидания, Ляля Евгеньевна. - Он это сказал с таким видом, будто я сейчас брошусь ему на шею и буду осыпать словами благодарности. А я спросила:
        - А Петрович?
        - Так отпустили давно!
        Глава XIII
        Я выскочила радостная и ошалевшая. Мои ещё паслись во дворе - спасибо, что молча. Сашка заметила меня первой и повисла на шее:
        - Ляльевгеньна, наконец-то! - Весила она поменьше меня, но мне хватило, чтобы спина предательски хрустнула.
        Мальчишки тоже обрадовались:
        - Страшно было?
        - А про лес и Петровича что сказали?
        - Сказали, что она не жалеет стариков и детей, - ворчал Иванович. - Надеюсь, с тебя хватит приключений и мы поедем домой? В лесу никому ничего не сделается!
        - Петровича освободили раньше, - говорю. - А мы едем в библиотеку.
        Иваныч взвыл и выругался на весь двор. Толстый с Владиком поспешно покатили его к машине, пока кого-нибудь из нас опять не задержали.
        - Зачем тебе библиотека - у тебя Интернет есть! - не сдавался Иваныч. - Сколько можно издеваться над пожилым человеком?!
        - Я слышу слова человека, который называет компьютер шайтан-машиной?! Валерий Иваныч, я вас не узнаю! Вы вроде были за любой кипеж, кроме голодовки!
        - Устал. И жить хочу.
        Чёрт! Разницу в возрасте надо учитывать. Это нам, кабанам, всё нипочём…
        - Ну хотите, мы вас отвезём, а сами в библиотеку?
        - Ну уж нет! Мне нужна компания. Скажи, что мы там забыли?
        - По дороге расскажу.

* * *
        Библиотека работала: больше всего я боялась, что придём и наткнёмся на закрытую дверь. За эти дни в городе позакрывалось всё что только можно, иногда мне кажется, что если я пойду в поликлинику, то и на ней обнаружу табличку «Закрыто». Все боятся. Но тут всё было как всегда: диваны, автомат с шоколадками-соками, табличка «В зал с напитками нельзя»…
        Конечно, дети побежали штурмовать автомат, бросив Иваныча на меня. Под его ворчание мы вошли в зал и заказали подшивку местных газет за несколько лет сразу (откуда я помню, когда там это произошло!) Одно слово: «пятидесятые» - это ведь девять лет! Кошмар. Здесь и заночуем.

* * *
        Подшивки нам несли, наверное, минут десять, таская по одной: они здоровенные. Я успела даже пролистнуть несколько газет под ворчание Иваныча «Интернет же есть!» и кое-как объяснить ему, что не вся печатная продукция ещё отсканирована для Интернета. По-моему, он ни черта не понял. Когда принесли девятую, огромную папищу формата А3, на столе уже не осталось места. Вовремя вошли дети, наигравшись с шоколадным автоматом, и сразу стало шумно:
        - Ух ты, я такие только в кино видела!
        - А как тут листать, где курсор?
        Библиотекарша зашикала, хотя мы были одни. Я приложила палец к губам и стала листать подшивку.
        - Был поезд. И там были настоящие убийцы, это история вашего города, балбесы! «Поезд скеле-етов», - я передразнила Толика, и стало легче.
        - Что конкретно ищем? - Владик схватил бумажку и ручку из тех, что вечно лежат на столах в читалке, и уставился на верхнюю газету.
        - Серьёзную катастрофу на железной дороге в Ежином лесу. Возможно, без выживших.
        Владик, Толстый, Сашка и даже Толик радостно уткнулись в подборку старых газет. Наверное, это некрасиво, но труднее всего было не отвлекаться на всякое смешное типа «Перевыполнили план по яйцам». Дети хрюкали, я держалась, Иваныч вообще сидел с каменным лицом. Мы делали страшное и серьёзное дело, но газеты к этому никак не располагали. Я сдерживалась изо всех сил, чтобы хотя бы не читать стихи читателей на последней полосе: вот там была умора! Всё кончилось в одночасье, когда Сашка нашла что мы искали.
        «Вчера, 17 июля, в Ежином лесу произошла авария: с рельсов сошёл поезд. Сегодня движение восстановлено».
        - И это всё? - Иваныч брезгливо сморщился. - Могли бы написать и больше трёх строчек. И с чего ты взяла, что это тот поезд? Вообще всё не сходится!
        - Лес наш, - говорю. - И зло, помните? Тени, вы сами рассказывали, ну?
        - Ещё бабайку приплети, - ворчал Иваныч. - Это ж сказка! Мало ли поездов с рельсов сходит…
        - А какое сегодня число? - спросила Сашка, я даже не сразу поняла, к чему это она.
        - Пятнадцатое… - до меня начало доходить:
        - Получается, что нашли их только семнадцатого! Несколько дней стояли без помощи! Я же помню эту историю…
        Владик и Сашка молча полезли в телефоны, только взглянув на дату на газете. Пока они гуглили, я изо всех сил старалась не воображать себе эту самую длинную и самую последнюю в жизни стоянку. Там ещё небось была куча охраны и выжившие ещё пытались какое-то время сторожить выживших заключённых. Лето, жарко, заражение в ранах развивается быстро…
        - С чего ты вообще взяла?! - кипятился Иваныч. - Эта катастрофа от семнадцатого, ты за уши притягиваешь…
        - Есть! - завопил Толстый, тыча через плечо в телефон Владика.

* * *
        «Мой дедушка работал охранником. Однажды в тюрьме обрушилась стена в результате взрыва. Никто так и не понял, кто его устроил. Заключённые, кто выжил, не успели разбежаться, и уже к вечеру их погрузили в поезд, который должен был отвезти их в другую тюрьму. Дедушка должен был их сопровождать, но заболел в тот же вечер и отпросился домой. Сменщик срочно прибежал, чтобы подменить его в командировке, и больше он сменщика не видел.
        Через много дней поезд нашли в лесу за много километров от бывшей тюрьмы, он разбился. Выжил только один охранник. Судя по всему, катастрофа произошла гораздо раньше, чем поезд нашли».
        - «Страшные истории»? - прочёл заголовок Иваныч, заглянув через плечо. - Серьёзно?
        - Сказка ложь, да в ней намёк… А я нашла карту железнодорожных путей того года! - Сашка показала на телефоне.
        Несколько секунд я пыталась вникнуть, что там вообще: много-много полотен, пересекающих одно другое, гораздо больше, чем нарисовал Иваныч.
        - Я вот на этом участке работал, - показал старик через плечо. - А этот почти при мне демонтировали, он раздолбанный был… - Раздолбанный участок тоже не был похож на рыболовный крючок, но если увеличить карту…
        - В каком году?
        - Да кто ж упомнит…
        Сашка раздвигала карту, Владик рисовал свой рыболовный крючок на бывших рельсах. Все населённые пункты (не было ещё улиц) назывались ещё по-другому, да и выглядели…
        - Невозможно!
        …Тогда я заказала другую подшивку газет с новостями города, где была тюрьма. Обрушившаяся стена - большая новость, я надеялась найти её, и уже точно знала год. Хотя, может быть, в газетах тогда о таком не писали?
        Подшивка была всего одна, мы толкались над ней под ворчание Иваныча и долго не могли ничего найти. И новости были не такие интересные.
        - Я устал! - подал голос Иваныч. - Хватит! - Он лихо смахнул со стола подборку. Пачка старых газет шумно бухнулась на пол, подняв столб пыли. Сашка аж вздрогнула:
        - Валерий Иваныч, вы что?!
        - Ну-ка не хулиганить! - Из глубины зала, цокая каблуками, к нам уже шла библиотекарша, и вид у неё был самый решительный.

* * *
        Ещё минут десять библиотекарша шёпотом выговаривала Иванычу за хулиганство. Старик громко спорил, я сгорала от стыда и только повторяла рефреном: «Не выгоняйте нас, это важно!» И вроде она готова была уступить, но старик уже вошёл в раж.
        - А что будет этой макулатуре? - Он шумно смахнул ещё одну подшивку и ещё одну. Грохот, пыль поднялась до его лица, он расчихался, не забывая повторять, что думает о происходящем, библиотеке и библиотекарше лично.
        Сашка отважно влезала между ней и Иванычем и бубнила: «Не ругайте его, он старенький». Иваныч Сашку отодвинул и скинул со стола третью подшивку.
        - Я сейчас полицию вызову!
        Тогда я подхватила Иваныча и, выкрикивая слова извинений, умчалась впереди всех. Я слышала, как за мной топая бегут ребята и как ругается мне в спину библиотекарша. Почти не притормаживая, я открыла машину, завезла буйного старика в багажник, под изумлёнными взглядами детей пробралась через салон на водительское сиденье, села, отъехала - и только тогда выдохнула.

* * *
        - Валерий Иваныч, вы можете объяснить, что на вас нашло?
        - Давай теперь ты меня отчитывай!
        Я прикусила язык, и ребята тоже молчали. Что такое с нашим стариком? Остынет, сам скажет. Я молча выруливала из дворов и только на дороге спросила:
        - А куда едем-то?
        - В сортир, - выдал Иваныч. - Там, куда ты думаешь, лес до сих пор. Ничего оно никому не сделает, если не соваться. А в городе вандалы лютуют, вертушки везде стрекочут, чёрт-те что! Давай в сортир!
        Нет, я уже не строила планов по спасению мира, но это вот прозвучало слишком откровенно и безнадёжно.
        - Знаете, о чём я думала в отделении? Что начнётся война, а меня здесь забудут. А потом вспомнила, что война уже идёт. Половина отделения ловит мародёров, половина пытается расследовать убийства, а они всё прибывают…
        - Точно, давайте медведя украдём! - выдала Сашка. Кто о чём, а Сашка о животных. - Ну вы же сами сказали: страшно умирать забытому в клетке…
        - Если это всё, что мы можем сделать… - подхватил Толстый.
        Глава XIV
        Лучшая приманка для любого мыслящего существа, такого как медведь, это варенье Хурмы. В сортире оставалась ещё баночка, и мы решили завернуть за ней. Заодно я хотела оставить там Иваныча - как самого немобильного и Толика - как самого младшего: они вроде неплохо ладят. Но конечно, старик воспротивился, конечно, ни Толстый, ни Владик не захотели идти домой и пропускать такую движуху. В общем, искать шапито мы поехали все вместе.
        Куда девать мишку, я придумала ещё в отделении: пару лет назад я волонтёрила в собачьем приюте, и с тех времён у меня осталась куча знакомых. Директриса приюта, конечно, не обрадуется, когда я привезу ей целого медведя, хоть он и не крупнее средней дворняжки. Но у неё точно найдутся координаты какого-нибудь реабилитационного центра, где мишку научат ловить рыбу и не показываться охотникам. И тогда его выпустят. Понятно, что я ей не позвонила, памятуя про шкуру неубитого медведя. Пусть будет сюрприз!
        На старом месте никакого шапито уже не было, но я надеялась, что их весёлые вагончики-трейлеры торчат где-нибудь в другом месте, а не успели со всей этой суматохой уехать из города. Ну или перехватим их на выезде. Я гнала машину по шоссе, между делом отмечая, как много народу сегодня на дороге. На встречке не было ни души, а на выезд из города рвалось больше автомобилей, чем в субботу вечером. Только это был вторник. Я притормаживала у каждой бензоколонки - нет ли там весёлых вагончиков шапито, но видела вырванные пистолеты и выбитые стёкла магазинов. Кое-где они уже были заделаны фанерой или картонкой, кое-где прогуливались запоздалые охранники, но в целом Иваныч прав: где беда - там всегда мародёры.
        Цирк мы увидели спустя полчаса: фургончики стояли на парковке бензоколонки. Сквозь выбитые стёкла магазинчика было видно довольно много народу, а на самой заправке - никого. Я припарковалась так, чтобы увидеть, когда придёт водитель циркового грузовика, и стала соображать, что делать.
        - Он там!
        - Там! - наперебой завопили Сашка и Толик.
        - Вижу.
        Наш медведь в шароварах и наморднике прогуливался по газончику у заправки. На поводке его вёл странного вида мужик, сам в шароварах и такой же плешивый. Медведь щипал травку, насколько позволял намордник, а у меня в голове дозревал план.
        - Щас я ему задам! - ворчал Иваныч, воинственно прокручивая колёса. - Ты только меня выкати, а то тут стекла битого…
        Что-то сегодня он не в настроении целый день. Устал, наверное. Всё-таки походная жизнь в деревянном домике не для стариков.
        - Никакого насилия! - осадила Сашка. - Наши методы партизанские.
        - Можно отвлечь дрессировщика и потихоньку отстегнуть поводок, - предложил Владик.
        - …и ловить его потом битый час, причём вместе со всей труппой. - Я вспомнила свои ночные гонки с медведем по лагерю - нет, спасибо.
        - Тогда не знаю… - надулся Владик.
        - Ну, в первой части плана ты прав, - говорю. - Иваныч, Толик, вы устроите пробку на выходе из магазина, чтобы никто не просочился на улицу. Там, похоже, вся труппа, кроме этого. Владик, ты стой на шухере у вагончиков так, чтобы тебя не было видно, чтобы в нужный момент нужный вагончик отпереть. Сашка со мной. Будем отвлекать, забалтывать и доставать. Тол… Серёжа, тебе самое сложное. Где варенье?
        Ещё немного глупой возни в салоне в поисках варенья Хурмы. Потом я выдала банку Толстому и объяснила, что делать дальше.

* * *
        Пора признать очевидное: я паршивый стратег. Другой очевидный факт: дуракам везёт. Мой план оказался настолько дырявым, что сразу всё пошло не так.
        Владик с Толстым выкатили Иваныча и, оставив его Толику, побежали по своим местам. Толик мастерски втиснул коляску в дверь магазина и сделал вид, что застрял. Иваныч мастерски выполнял свою роль: вопил на всю округу, ругая узкие двери и правительство, и я не сомневалась, что он привлечёт внимание всей труппы и отвлечёт её от нас. Только я не учла, что выходов из таких магазинчиков на бензоколонках обычно два…
        Мы с Сашкой побежали мучить дрессировщика тупыми вопросами.
        - Здравствуйте! Ой, какой мишка, а можно погладить?.. - Сашка старалась и явно переигрывала. Она делала большие глаза и сюсюкала как-то ненатурально… А медведь меня узнал! Подошёл и стал бесцеремонно обнюхивать карманы в поисках подачки. Дрессировщик растерялся от такого напора:
        - Это Вася. Не пугай его, он ещё маленький. Вася, сядь. - Медведь сел, по-человечески раскинув задние лапы.
        - Какой милый! - играла свою роль Сашка, улыбаясь до ушей.
        Переигрывает, переигрывает… Но дрессировщику было нормально:
        - Вот теперь можно погладить. А за сто рублей дам сфотографироваться.
        Я молча полезла за кошельком, отстегнула сотню, и Сашка с медведем стали позировать. Дрессировщик отошёл, натянув поводок, чтобы не попадать в кадр. Я достала телефон и старательно щёлкала парочку, краем уха прислушиваясь, как вся труппа выковыривает из дверей коляску с Иванычем…А краем глаза видела, как Толстый потихоньку пробирается в вагончик.
        …Он дверь не успел за собой прикрыть, как из вагончика послышался гвалт, вой, рык. И наш дрессировщик занервничал:
        - Я должен посмотреть, что там происходит.
        (Тревога!)
        - А моя фотогра-афия?! - заныла Сашка. - Я плохо получилась…
        - В другой раз, девочка.
        - Какой другой, вы шапито, вы уедете!
        - Не разочаровывайте ребёнка! - включила я воспиталку, и это дало Толстому ещё несколько длинных секунд.
        - Вы понимаете, что это животные?! - рявкнул дрессировщик. - А если там что-то случилось?! Они живые, они болеют, страдают…
        - Да ну!
        Дрессировщик дёрнул мишку за поводок и полез в вагончик. Надеюсь, у Толстого получилось.
        Дальше мы должны были вернуться в машину, приоткрыть багажник и ждать. А когда выйдет дрессировщик, попросить его помочь с коляской Иваныча.
        Несколько секунд в вагончике слышалась возня, стук, и наконец дрессировщик вышел и сам направился к магазину - через ближайшую дверь, ту, что была свободна, а не перекрыта коляской Иваныча. Сквозь стеклянные стены было отлично видно, как старик с той стороны магазина отрабатывал за целый цирк: ругался, изображал попытки освободиться, ловко отмахиваясь от тех, кто пытался помочь… Все посетители собрались вокруг него, и никто не выходил через свободную дверь. Только это спасало мой план.
        …Почти сразу к вагончику подбежал Владик, отпер дверь и ускакал из поля зрения. Из-за двери выскочил Толстый с вареньем Хурмы, маня за собой медведя. Вагончик был довольно высокий, парапет убран, и медведь боялся прыгать…А дрессировщик стоял в магазине, в десяти шагах от нас и в шаге от свободного выхода, вертя в руках банку газировки! Один косой взгляд…
        Сашка вскочила и побежала его отвлекать. Я должна была погрузить медведя в багажник, объехать магазинчик с другой стороны, забрать Иваныча и мальчишек и уехать на глазах у всех.
        Сашка с размаху влетела в дрессировщика, покачнула стеллаж с напитками, и несколько банок газировки раскатилось под ноги. Я слышала, как дрессировщик ворчит, собирает банки, как театрально ругается Иваныч и бегают туда-сюда продавщицы в этой суете. Я дала задний ход и подогнала машину впритык к вагончику - только багажник открыть. Мишка спрыгнул. Толстый прикрыл дверь вагончика и багажника так, чтобы не хлопать. Я тут же отъехала, а Толстый побежал выковыривать Иваныча. Он обежал магазинчик, чтобы не светиться перед дрессировщиком, и включился в суматоху с улицы.
        Я вышла, захлопнула багажник, чтобы мишка не вылез, и пошла помогать. Иваныч и правда застрял, и застрял плотно. Увидев меня, выругался ещё раз и выдал:
        - Всё, здесь состарюсь!
        - Не состаритесь. - Сквозь толпу к нему пробиралась продавщица с бутылкой масла, но Иваныч опять стал отмахиваться:
        - Нечего мне гололёд устраивать! Ляль, складывай кресло!
        - Как?! Тут скользко!
        - Молча! Иди сюда, парень!
        Многоликий Владик уже был рядом и легко поднял старика из кресла. Я так же легко сложила его и освободила проход:
        - Свобода!
        Магазин разразился аплодисментами. Говорю ж, Иваныч сам как ходячий цирк! Я пронесла кресло в двери, усадила Иваныча и ещё несколько долгих минут катала, закупая ненужную дребедень и печеньки для медведя. Циркачи должны уехать ничего не заподозрив, и это самое сложное. Толстый уже успел метнуться, как следует захлопнуть дверь фургончика, и теперь они с Толиком, Сашкой и медведем ждали нас в машине. Я боялась, что медведь будет шуметь или что-нибудь им сделает, но обошлось. Цирк уехал, мы с Иванычем закупились, повторили фокус с креслом в дверях, с помощью Владика… Уже почти всё.
        Я усадила старика на переднее сиденье, чтобы медведю сзади было просторно, кинула ему только сложенное кресло. Оставалось доехать без приключений.

* * *
        Дети возбуждённо обсуждали произошедшее.
        - Валерий Иванович теперь звезда Ютуба!
        - Неужели кто-то снимал в магазине? Совсем у людей совести нет!
        - Ну, они ж не сразу. Вот когда он начал ругаться…
        - Выходит, сразу! - смеёмся.
        Иваныч сидел мрачнее тучи: похоже, не всем хочется быть звёздами.
        - Ну вы чего, Валерий Иваныч! Они ж посмеются и забудут! А нет - станете мемом, потому что вы классный. Это неплохо, понимаете?
        - Да мне дела нет вообще до этих с телефонами!.. Чем-чем я стану?..
        Что ж, это была долгая дорога.
        Глава XV
        Директор приюта кричала, наверное, час. Что у неё не зоопарк, что я безответственная, что с циркачами можно договориться, чтобы решить вопрос легально, но я, такая-сякая, всё знаю лучше, может, тогда мишку к себе возьму, если такая добренькая…
        Мы стояли во дворе приюта, в той части, что за вольерами. Фонари освещали огромный прогулочный пустырь и задние стенки вольеров. Мишка носился по траве, жёлтой в свете фонарей. Собаки в вольерах в доброй сотне метров от нас всё равно его чуяли и лаяли. А может, просто слышали, что хозяйка орёт. Приют здорово разросся с того дня, как я была здесь последний раз, пару лет назад: половины вольеров тогда не было, и половины территории тоже. У директрисы прибавилось седых волос, которые блестели в свете фонариков почему-то голубым. И ещё она стала нервной.
        - Один звонок, - талдычила она нам. - Один. Ну, два… Ладно, десять… Есть же специальные реабилитационные центры…
        - Так действуйте! - рявкнул Толстый. - Я видел эти клетки в вагончике, там…
        - Не реви! - директриса, кажется, только заметила, что я пришла не одна. - Это твои, что ли?
        Я кивнула.
        - Иду-иду! Не переживай, всех спасём. Погуляйте, пока вашего клиента принимают. - Она быстро ушла через пустырь, сверкая в темноте резиновыми сапогами. В глубине территории торчал маленький хозблок, служивший ей кабинетом.
        Из темноты с фонариками к нам уже шли две волонтёрши (новенькие, я их не знаю). Мишка радостно носился по травке, иногда забегая в свет уличного фонаря и снова укатываясь в темноту. Волонтёрши кивнули нам и стали вслух советоваться, где его размещать. Собаки с ума сойдут от такого соседства, нужен вольер на отшибе, но он занят…
        Сашка с братом включились в обсуждение, волонтёрши, радуясь свежей крови, тут же отправили их мыть посуду. Толстый с Владом, видя такое дело, хотели потихоньку сбежать на экскурсию, но их быстро погнали чинить битый жизнью вольер, ещё на большем отшибе, чем тот, что занят. Все разбежались по территории за пару минут, включая медведя (директриса позвала его к себе в кабинет, рассудив, что там он будет меньше нервничать, чем на территории с собаками). А мы с Иванычем торчали во дворе без дела.
        Старик грустил. Он пересёк пустырь (не без моей помощи, колёса увязали в этом газоне), объехал вольеры, чтобы видеть собак, и катался туда-сюда вдоль сеток. Собаки радовались, подбегали к сетке, махали хвостами: свеженький пришёл! А Иваныч, наоборот, мрачнел, и виляющие хвосты не радовали.
        - Вы что? - спрашиваю.
        - Думаю, найдётся ли здесь какая завалящая машинка для стрижки, - он провёл рукой по своим трём волосинам, и правда отросшим.
        - Легко!
        Я даже обрадовалась, что мне нашлось занятие. Отловила скучающего сотрудника, выпросила машинку, быстренько подстригла Иваныча прямо на газоне.
        Потом старик запросился в душ и торчал там битый час, а я опять болталась по территории без дела. Он подъехал ко мне бесшумно: я сперва услышала запах жуткого одеколона, обернулась.
        Старик навёл марафет: белая рубаха, галстук, чёрный строгий костюм.
        - Жениться собрались, Валерий Иванович? Или праздник сегодня какой? - сперва ляпнула, а потом подумала. И мне не понравилось то, о чём я подумала. - Эй, вы это чего?..
        - Ничего! - он изобразил улыбку: - А что, Ляля, постояльца-то мы им привезли, а поесть ему?
        - Чёрт, правда! Мне как-то не до того было. А слетаем по-быстрому? Я только директрисе скажу…
        - Не отвлекай её! Без нас проблем хватает. Съездим быстро, и всё.
        Я развернула его кресло, но он ловко выкатился из рук и покатил первый к машине.
        - Ляля Евгеньевна, а можно я поведу? - Он так смешно изобразил школьника, что я сперва хрюкнула, потом кивнула, а потом уже спохватилась:
        - У вас же ноги!
        - Вот потому и хочу! Сноровка, закалка, тренировка. Я и так себя бесполезным мешком чувствую…
        Мне отчего-то стало стыдно. И страшно. Очень мне не понравилось, что старик оделся в чистое и хочет сам вести машину - с его-то ногами. Но с другой стороны: с чего бы ему меня с собой тащить? Ерунда, это я выдумываю, это всё нервы…
        - Вообще-то пока не выедем на шоссе, мы никого не задавим: некого здесь… А как выедем, я тебя пущу обратно.
        - Только не забывайте на знаки смотреть.
        Иваныч хихикнул и стал перебираться из кресла на водительское сиденье. Пересаживался он долго, ругаясь и кряхтя, я старательно не мешала. Потом он ещё несколько минут двигал сиденье, я успела и кресло убрать, и получить выговор:
        - Поставь лучше вперёд рядом со мной. А сама назад.
        - С чего бы?
        - А если в дерево влетим? Я не хочу, чтобы ты погибла зря.
        Я сделала как он велел, и в голове опять шевельнулось невнятное подозрение, но я отогнала его, замученная тем, как долго Иваныч усаживается. Хотелось уже поехать, а не раздумывать, что да как. Когда мы тронулись с места, я выдохнула с облегчением.

* * *
        Старик ехал как на пожар. Должно быть, больные ноги совсем не чувствовали педалей, и он вдавливал газ почти до пола. Но рулил ловко. Каких-то полкилометра, и я почти успокоилась: бешеная ёлка на нас не выскочит. Ещё через полкилометра Иваныч немножко освоился и ехал уже не так быстро. Через несколько минут мы уже были на шоссе.
        - Вон там отличный карман, вставайте, пересядем.
        - Угу. - Иваныч кивнул и так вдавил педаль газа, что меня отбросило на моём заднем сиденье. Рано я похвалила его езду. Небось больными ногами педали перепутал.
        - Ничего страшного. Впереди будут ещё карманы - главное, не гоните. Педали-то чувствуете?
        - Угу. - Впереди показался маленький поворот. Иваныч включил поворотник…
        - Да не туда же, забыли, что ли? Тут прямо!
        Старик упрямо повернул, и сразу стало темно: эта часть шоссе не освещается. Скупой ближний свет освещал метра два дороги впереди, а по бокам темнотища. Сосны, степь, мусор на обочине: я знала, что они там есть, но не видела…
        - Ничего-ничего, там дальше можно развернуться. Только внимательнее, пожалуйста, и не газуйте так, а то страшно.
        - Угу. - Он опять добавил газу, лихо проскочив разворот. На спидометре было сто двадцать. Впереди - два метра освещённого асфальта. По краям - бездна обочины, и если улетим… Всё-таки, когда не видишь, куда летишь, это не так страшно. А старик-то не видит ни черта! Ох, молодец Ляля, кого за руль пустила!
        - Так, спокойно, Валерий Иваныч. Для начала врубите дальний, а то не видно ничего. Потом постарайтесь сместить правую ногу левее. Вы устали, наверное, не чувствуете педалей…
        - Замолчи!
        Я аж подскочила. Это было что-то новенькое. Старик говорил зло, отрывисто… А на спидометре было уже сто пятьдесят.
        - Та-ак! - Вот это уже не шутки. Мало того что едем не туда, сейчас ещё и улетим на обочину со слепым водителем, который не чувствует ног…
        - Не такай. Я знаю, куда еду. - Голос изменился, совсем чужой голос. Я знаю, что старики чудят. Может, и не многим больше, чем подростки и взрослые, но тоже всегда не вовремя. Он сегодня весь день не в духе, лучше его не злить. Не надо злить того, кто ведёт машину со скоростью сто пятьдесят километров в час, да ещё не в том направлении…Хотя очень хочется. Ладно, чудит старичок, бывает, пройдёт. Надеюсь, убиться мы не успеем…
        - Тем более не торопитесь, - говорю. - Тише едешь - дальше будешь. Вы мне скажете куда или это сюрприз?
        - Ляля Евгеньевна, я не умственно отсталый! И не надо со мной так разговаривать!
        - Простите, я просто немножко волнуюсь. Мы едем по неосвещённому шоссе с ближним светом, на огромной скорости и, похоже, с грязными фарами - видите, как темно! Давайте их протрём, а то ни черта не видно…
        - Не делай из меня идиота! - Иваныч добавил что-то ругательное и чуть сбросил газ, но только затем, чтобы опять повернуть не туда.
        По глазам мне долбанули фонари: эта часть шоссе освещается. Впереди, насколько хватало этого света, не было ни одной машины. А на обочине показались верхушки Ежиного леса.
        Старик опять прибавил газу. Я вжалась в заднее сиденье и хвалила себя за выдержку. Ужасно хотелось орать, хватать Иваныча за руку - в общем, делать то, чего совсем делать нельзя. Спокойно! Сначала мы остановимся, (ну, если успеем), а потом будем разбираться, куда приехали и что вообще на старика нашло. Я старательно молчала, чтобы не разговаривать с ним как с умственно отсталым.

* * *
        Старик сбавил ход и повернул на лесную дорожку. По спине пробежал предательский холодок. Господи, что ж я ему сделала-то?! Ежиный лес!
        - Иваныч, миленький, что я вам сделала, а?
        Старик молчал. Зато снизил скорость: по лесным ухабам мы еле плелись. Я потихоньку попробовала открыть дверь…
        - Даже не думай, Ляля Евгеньевна!
        - Угу. - Я быстро опустила стекло, открыла дверь снаружи и выкатилась в холод.
        В ладонь впилось что-то острое, над самым ухом затормозила машина, я откатилась дальше. Напоролась на что-то спиной, вскочила и драпанула прочь по дорожке. Под ноги мне светили стоп-сигналы: Иваныч дал задний ход!
        Не дожидаясь, пока он меня собьёт, я отпрыгнула в кусты, зацепилась штаниной, рукавом и несколько секунд билась как рыба в сети. Старик затормозил в шаге от меня. Распахнул переднюю дверь, рявкнул:
        - Погоди!
        …Пешком он меня не догонит, а машина в моих зарослях не проедет. До этой простой мысли я дошла в уже разорванных штанах и добавив царапин.
        - Годю. Скажите, пожалуйста - какого чёрта?!
        - Такого!
        Старик невозмутимо выгружал свою коляску, не вставая с водительского сиденья.
        - Чем по кустам валяться, помогла бы лучше! - Он говорил грубовато, но уже своим нормальным голосом.
        - Простите, я тут немножко застряла. Сейчас отцеплюсь от малинника, а вы мне расскажете пока, что мы здесь делаем.
        - То! - Он раскладывал кресло на узком пятачке дороги, где ещё можно было проехать. - Выбирайся быстро и помоги мне!
        Выбираться было надо. Я сломала пару веток, получив ещё пару царапин, раз-два…
        - Вы хотя бы драться не будете?
        - Дура… Помоги.
        Я не спорила. Чёрт его знает, что на него нашло, но спорить сейчас - только терять время. В кресле его будет проще закатить в багажник, так что всё под контролем. Придвинула кресло, подставила плечо, пересадила. Вот теперь…
        Старик ловко крутанул колёса и отъехал на пару метров в темноту. Под колёсами хрустнули веточки и чавкнула грязь - далеко не укатится.
        - Валерий Иваныч? Мы вас теряем!
        Старик кашлянул, покрутил колёса, пытаясь поудобнее запарковать своё кресло, снял с колеса прилипшую веточку…
        - А теперь слушай сюда, Ляля Евгеньевна. Сейчас ты прыгнешь в машину, дашь задний ход, выедешь по дорожке и поедешь в приют. По дороге свернёшь в магазин купить поесть медведю. Заберёшь мальчишек, развезёшь по домам, пока родители звонить по моргам не начали…
        Ну наконец-то! Узнаю своего старика. Не помню, как это называется, когда старики чудят, а потом будто просыпаются и снова становятся собой. Нашло и ушло, и слава богу. Главное, не напоминать, что было минуту назад, а то разнервничается…
        - Отлично, поехали! - Я обошла кресло, взялась за ручки, покатила к багажнику.
        Иваныч толкнул колёса, дав задний ход, долбанул меня по ногам и вырвался вперёд:
        - Я сказал «ты», Ляля Евгеньевна, ты!

* * *
        Тени всегда живут рядом с людьми. Вы их не замечаете, а они рядом. Они могут задеть вас плечом в толпе, вы даже почувствуете, но сразу забудете. Потому что тени незаметны. Они могут убивать, разрушать дома и стены, а могут быть тихими и годами не показываться на глаза.
        Однажды люди собрались, поймали сразу много теней и посадили в тюрьму. Они думали, что это тени виноваты во всех на свете смертях, убийствах и бедах. Тени разрушили тюрьму, но не освободились: люди переловили их, посадили в поезд и повезли далеко-далеко. Тогда тени разрушили поезд и уже хотели улететь прочь, в свою страну теней. Но человек, который их сопровождал, решил им помешать. Он взял пистолет и стрелял, стрелял… Но разве можно убить тени? Они улетели прочь, а этот остался и сам стал тенью. Так и живёт среди людей. Но тени затаили на него зло и однажды вернутся, чтобы отомстить…
        Вот и вернулись, чтобы отомстить. Жалкой старенькой тени в кресле, которое так нелепо смотрится в ночном лесу среди грязи и веток. Ей даже не хватает духу объяснить мне всё толком, вот и играет в загадки. Тень. Пассажир того поезда, что разбился здесь много лет назад. Дети называют их «скелетами», «убийцами», сам Иваныч - «тенями», но всё это одни и те же люди, из одной и той же истории.
        - Значит, это вы? Вы были в охране, да?
        Старик кивнул:
        - Выдавил остатки стекла и выбрался. Травка зеленеет, деревья шумят… И эти вылезают. Живучие! А у меня ноги переломаны: не догоню! Зову своих - тишина. Думаю, помру здесь, а эти разбегутся. Ну, достал оружие, и сколько было патронов…
        - Но они же все убийцы, да?
        - А я кто?! Каждого в лицо помню.
        - До сих пор?
        - Всю жизнь.
        - Если они пришли за вами - почему убивают всех подряд?
        - Они тени. Убийцы. Скеле-еты! - старик высунул язык, поднял руки над головой и пошевелил растопыренными пальцами. - Они всегда убивают, понимаешь? Как при жизни убивали, так и теперь. Только не всегда они собираются в таких огромных количествах, чтобы забрать кого-нибудь из своих.
        - Из своих?
        Старик молча посмотрел на меня как на дуру. Покрутил колёса, потихоньку пятясь в темноту:
        - Пока, Ляля Евгеньевна. Своим скажи, что отвезла меня на дачу. Если сама не будешь раздувать скандал, никто искать меня не станет, поняла?
        - Искать?
        - Этой я даром не нужен, она думает, что я в Доме. В Доме я даром не нужен, они думают, что ты вернула меня домой. Только своим скажи, что я на даче. «Че» получилось каким-то писклявым и неловким.
        Старик плакал смешно, морща и без того морщинистое лицо и жутковато попискивая, как не должен плакать никто. Я таращилась как дура и ничего не могла ни осознать, ни поделать.
        - Самое паршивое, что я всё ещё хочу жить! - выдал Иваныч тем же задавленным голосом. - Не суди, Лялька, ты молодая. Ты не знаешь, как невыносимо терять, когда у тебя всё последнее! Я как увидел их в магазине, сразу понял: по мою душу. Надо было уже тогда остаться, а я… Думал: ну хоть сутки ещё, хоть часик!.. Даже бежать из города думал, как трус, веришь? В самом центре спрятался, чтобы не достали!
        - В сортире, - у меня получилось так же жалко и пискляво, как у Иваныча. - И что, они бы сразу ушли? Сами говорили: убийцы всегда убивают.
        - Это всё, что я могу сделать. Всё.
        Смотреть ему в лицо было почему-то стыдно, и я рассматривала его ноги. Начищенные ботинки аж блестели на неходячих ногах, на выглаженных брюках «похоронного» костюма - аккуратные стрелки. Я столько хотела спросить, столько сказать, а спросила:
        - Эти в поезде… Они что, правда пели?
        - Всю дорогу. Нам, охране, скучно было, мы и заставили. Никто не думал, что у этих чертей так складно выйдет.
        Ближний свет фар светил совсем скупо. Я видела только белый ствол берёзы, ноги Иваныча и спицы колёс, блестевшие в темноте. На панели валялась тряпка, я сдёрнула её и стала протирать фары, не соображая, что делаю. Хотелось чем-то занять руки, делать что-то привычное: слишком много всего произошло… Фары тускнели на глазах. Лампочки горели, я видела, а свет будто тонул в чёрной земле…
        - Марш в машину! - Старик ещё плакал. Хлюпая носом, отъехал на полмиллиметра для разгона и, ловко протаранив меня по коленкам, буквально втолкнул на водительское сиденье.
        Больно вообще-то. Я автоматически подобрала ноги в салон, положила тряпочку на панель… Темно! В лобовое стекло уже не видно ни деревца. Только осипший стариковский голос откуда-то со стороны:
        - Ты отвезла меня на дачу, ясно? - Он оглушительно захлопнул дверь, и я осталась как в чёрном ящике, наглухо заколоченном, без единой щёлочки. На панели блестели огоньки, белела тряпка, а за стёклами была темнота.
        Я не видела даже границу между небом и ветками деревьев, я не видела Иваныча - только спицы колёс поблёскивали чуть левее от меня. «Пришли, чтобы отомстить»…
        Господи, что ж я делаю-то?!
        Я толкнула дверь, но она не поддалась. Раз, другой - заело, что ли?! Из чёрной темноты на лобовое стекло надвигалось серое облако, рваное, неровное, как настоящее. И огромное. Оно шевелилось как дым, постепенно окутывая мою темноту и проклятые блестящие спицы колёс. Где-то там, над колёсами, был ещё живой Иваныч. «Отомстить»…
        Я опять толкнула дверь - и получила ручкой по пальцам. В ушах загудело, я не сразу сообразила, что это не в ушах, это снаружи, как будто гигантский улей окружил машину. В этом ровном звуке различались голоса. Я не разбирала слов, будто из-под воды, они пели. Мелодия была знакомой. Это старая песня, я не знаю слов.
        И тут закричал Иваныч. Ещё живой голос, перебивающий эту жуткую песню, он вопил так, что хотелось закрыть уши и согреться.
        Серое облако извивалось в воздухе, принимая формы людей в причудливых позах. Его песня тянулась, крик Иваныча перебивал, и от этого всего закладывало уши, но даже так я продолжала слышать песню. Не разбирала слов: какая-то попутная из старых советских фильмов.
        Люди-облака, люди-тени проступали перед лобовым стеклом причудливой толпой. Старик вопил на одной высокой ноте. Тогда я завопила сама и ещё глупо подумала, что не имею на это права - ведь убивают не меня.
        Старик умолк неожиданно, как будто оборвали. А песня ещё стояла в ушах. Люди-тени медленно поднимались вверх, я увидела землю, ветку дерева, кусок ствола… И ближний свет моих фар. Тени уходили как дым, поднимаясь и растворяясь в воздухе.
        В свете фар блестели проклятые спицы колёс уже пустой коляски. Наверное, надо её увезти, а то наткнётся кто-нибудь…
        Эпилог
        Нападения прекратились с того самого дня. Для прессы и вандалов они прекратились на несколько часов раньше - ведь то, последнее, видела только я.
        Разговоры на тему «Что это было?» не смолкают до сих пор. Судмедэксперты в галстуках по телевизору и в Интернете рассуждают о ядах и паразитах, не известных доселе науке; конспирологи ликуют: нашествие рептилоидов подтверждается… В общем, бардак, как всегда.
        Хорошая новость: директрисе приюта удалось расформировать шапито и даже пристроить зверюшек во вполне приличные места: заповедники, реабилитационные центры… Медведь на реабилитации недалеко от нас, учится ловить рыбку и ходить без штанов. К нему не пускают, он должен привыкнуть обходиться без людей.
        Почти все мои ребята (ну, кроме Лёлика и компании) волонтерят теперь в собачьем приюте. У Толстого с Владом свой интерес: на территории полно некрашеных построек, и они быстро их разрисовывают, по-моему уже не по первому разу. И да: все как один спрашивают про Иваныча и просятся к нему на дачу. Я старательно ухожу от темы и не знаю, сколько так протяну: ведь скоро зима, а зимой пенсионеры редко бывают на даче. Мои это понимают и уже интересуются, возьмут ли его в Дом, или я приглашу его к себе, или… По-моему, они о чём-то догадываются.
        Лагерь, конечно, откроют, но не раньше следующего лета. Хурма меня простила и уже зовёт на новую смену, хотя до неё ещё много месяцев. Скорее всего, меня отправят к первоклашкам: мои-то вырастут. Что ж, буду рассказывать им про одну весёлую тень, которая спасла город от нахлынувшего зла и украла медведя.
        Чужая душа
        Часть первая. Коля
        (Февраль 1970)
        Глава I
        Настроение было классное: солнышко, белая дорога, выглаженная автомобилями, аж блестит, весёлые снежинки, летящие в стекло коляски и рассыпающиеся при встрече радостным фейерверком. Даже чёрные деревья на обочине как будто махали нам, растопырив ветки-пальцы. И ещё новенькая деревянная клюшка - подарок тёти Гали. Настоящая, ЭФСИ, не самоделка какая-нибудь, как у наших пацанов, вот все обзавидуются! Самоделка у меня, конечно, тоже есть, мы с отцом три дня на неё потратили, добиваясь правильного изгиба, длины… Но по сравнению с той, что я держал в руках… Подарю свою самоделку соседскому Вальке, пусть радуется! Только надо палку укоротить.
        Вообще я не очень люблю ездить к тёте Гале. Она живёт далеко в городе, это пятьдесят километров от нас. Летом ещё ничего, а зимой на мотоцикле я немножко замерзаю. И ещё она заставляет много есть и всё время спрашивает, когда мы привезём Ленку. Не понимает, что ли, что Ленка маленькая, только из детской коляски вылезла - так что ж, сразу менять её на коляску мотоцикла? И вообще это моё место.
        Клюшка приятно лежала в руке, на коленях у меня был целый мешок со сладостями (запоздалый подарок к Новому году мне и Ленке) и душистый грузинский чай.
        Я натянул брезент до самых глаз в надежде услышать этот волшебный запах странной заморской травы, от которой становится удивительно легко и спокойно, хочется печенья и книжку про таинственный остров в десятый раз перечитать. Очень уютный запах. Мне кажется, я всё-таки уловил его среди шоколада и старого полушубка.
        - Заметает! - крикнул мне отец. Он сидел, смешно подавшись вперёд, как всадник в кино. - Доехать бы!
        Снежинки летели хлопьями и залепляли стекло коляски и лицо. Я смахнул, но ненадолго: тут же новые закрыли мне весь обзор. Ясно, чего отец боится в такой снегопад: дорогу заметёт - не проедем. Я воображал, будто мы полярники в кино, едем по бескрайнему Северу, где ничего вокруг не видно, кроме бесконечной белой пурги. Только ездовых собак не хватает.
        Лес на обочине сменился белым полем. Где-то там, за метелью, должны быть маленькие незнакомые дома. Мне отчего-то странно думать, что там живут люди. Вообще странно, что кто-то может жить не в нашей деревне, в смысле не только в ней, а даже там, за пустующим полем есть жизнь, о которой я не знаю, потому что меня там нет. Я понимаю путешественников из книжек, когда они открывают новые земли: наверное, всякий раз удивляются - как это вообще здесь тоже есть люди!
        Мне нравится представлять, что там, за полем, в маленьком домике, за выскобленным столом у окошка сидит такой же, как я. Ну, не совсем такой же, но пусть он тоже будет в пятом классе, пусть у него будут такие же уши, над которыми все смеются, пока не получат в нос, и пусть он смотрит в метель и представляет, как по невидимой за пургой дороге мимо едет мотоцикл, где сидит такой же, как он… Я очень радуюсь, когда об этом думаю. Ведь это запросто! Ведь это может быть так! Ведь всюду люди, и это так же непонятно, как и здорово!
        - Пап! А вот если бы мы так ехали-ехали…
        - …совершили бы кругосветное путешествие!
        - Не! В море бы въехали и утонули. Река-то замёрзла… Я не это хотел спросить. Вот если бы ты мог поехать куда угодно, вообще куда бы захотел, ты бы что выбрал?
        - Домой! Чаю три стакана, бутербродов полбатона - и на печку с книжечкой!
        Из-за шума мотоцикла и пурги мы кричали, а не разговаривали. Отцовское «Чаю три стакана!» прозвучало торжественно, как первомайский лозунг. От чаю я бы тоже не отказался, тем более что он лежал у меня на коленях. А всё равно…
        - Скучно!
        - Нормально, Колька! Все хотят домой!
        Иногда я не могу его понять.
        - А я бы сначала доехал до моря, потом сел бы на корабль и поплыл в Африку!
        - Погреться?
        - Ты смеёшься!
        - Нет, я мёрзну. А что там в Африке?
        - Жираф. И ананасы. Они правда такие же красивые, как в книжках рисуют? Вот обезьяну я в кино видел - совсем не то: страшна, с серой кожей и не улыбается.
        Отец засмеялся и включил фару. Молоко дороги и пурги стало чуть желтоватым.
        - Вот пурга так пурга! Доедем, а, Колька?
        Я, конечно, понимал, что если шоссе занесёт снегом быстрее, чем мы будем дома, мы просто застрянем. А всё равно не верилось, что это возможно: всю жизнь езжу с отцом к тёте Гале, летом и зимой, и даже грязнющей осенью, когда не проехать, и ни разу не застревали! Было даже немного интересно, как это вообще - застрять! Но я помалкивал, не дурак: отец и так на нервах, если я ещё добавлю… И чего нервничать! Красиво, тепло, новая клюшка и грузинский чай с конфетами! Как можно быть таким нервным, когда у тебя грузинский чай с конфетами!

* * *
        На дорогу бросилась огромная чёрная тень, отец затормозил, развернулся и всё равно чуть не полетел через руль. Я испугаться не успел, как в нос мне ударил жёсткий борт коляски и странно хрустнул шлем. Я стащил его, и тут же на брезент капнула огромная красная капля, разлилась замысловатым пятном. Вторая и третья дополнили его, и вот уже в гамаке брезента плескалась маленькая лужица. Я зашарил в карманах, пытаясь найти платок.
        - Что, жить надоело?! - Отец тоже снял шлем - наверное, чтобы громче орать.
        Из пурги выступили три фигуры: одна встала перед мотоциклом, две другие по бокам. Синие ватники, странно грязные в этой белоснежной чистоте, поднятые воротники и ушанки, закрывающие половину лица. Наверное, где-то там были глаза, но я их не видел даже у того, который встал около меня.
        - Я говорю: жить надоело?! - орал отец. - Ты понимаешь, что пурга, ни черта не видно, я мог тебя переехать и не заметить - куда под колёса-то?! - Он орал оглушительно, я понимал, что не на меня, а всё равно неуютно. Хочу домой.
        - Я не хочу в тюрьму из-за одного идиота - понимаешь, нет?!
        - Слезай. - Это сказал тот, что стоял возле отца. У него был старый и очень странный голос. Как будто его держат за горло.
        - Что?
        - Не понял? Слезай, тебе говорят!
        Я даже испугаться не успел, как тот, что стоял рядом со мной, взял меня за шкирку, другой рукой под коленки и вывалил на дорогу. На пол коляски бесшумно соскользнул мешок с конфетами и звонко брякнулась жестянка с чаем. Клюшку я как держал, так и продолжал держать уже лёжа на заснеженной дороге.
        Стало неожиданно легко: ах да, разбитый нос, ему-то хорошо в холоде. Я зачерпнул рукавицей снега и умылся…
        - Да вы что?! - взвыл отец, а когда я поднял голову, на мотоцикле уже никого не было.
        В следующую секунду мотоцикл оседлали двое, у меня перед носом мелькнул грязный сапог третьего (он забрался в коляску), мотоцикл взревел…
        - КУДА?! - Отец. Он был со мной. Он лежал на дороге, просто я его не видел из-за мотоцикла. А мотоцикл уехал.
        Впереди в дорожной пурге ещё блестели задние фонари нашего мотоцикла. Отец орал ему вслед странное «Куда?!», как будто это важно, и только тогда я сообразил: нас ограбили! Я думал, такое только в кино бывает: бандит тормозит машину, выбрасывает водителя, садится и угоняет…
        - Пап, надо милицию позвать!
        Отец повернулся ко мне. Из носа у него тоже капало, но он, казалось, не замечал. Бровь была словно рассечена чем-то острым, лицо красное…
        - Цел?
        Я кивнул:
        - Только нос разбил. Нам теперь надо в милицию.
        Отец рассеянно посмотрел вслед угнанному мотоциклу. Огоньков уже не было видно, только пурга впереди.
        - Где ж ты милицию-то тут видишь, а? Домой доберёмся - скажем участковому. Или от Светланы в городскую позвоним.
        Я сидел на заснеженной дороге, тёр снегом разбитый нос:
        - Как? Как мы туда доберёмся?
        - Да не бойся, тут недалеко. А может, кто и подбросит. Глаза боятся - ноги идут. Вставай, замёрзнешь! - Он перешёл на левую сторону, чтобы идти навстречу движению, и махнул мне.
        Я наконец-то встал - ничего, ногу не подвернул, нос для ходьбы не нужен, и подбежал к нему. Он дождался, развернулся и пошёл вперёд угрюмой серой горой. Я, конечно, ужасно расстроился, но у меня осталась хотя бы клюшка!
        - Ругнись, если хочешь, - говорю. - Я уши заткну.
        - Пальцы отморозишь. Да толку-то ругаться! Небось не вернутся, чтобы ответить, даже если докричусь до них.
        - Милиция их найдёт!
        - Найдёт. Тебе вот чего больше жалко: конфет или мотоцикла?
        Вопрос был глупый, но я не стал обижаться:
        - Конечно мотоцикла!
        - Вот и мне. Новый вряд ли купим.
        - Я когда вырасту…
        - О, у тебя целая машина будет!
        - «Москвич»?
        - Может, и «Москвич». А может, и целый ЗИМ.
        Я, конечно, знаю, что такое ЗИМ, у отца в журнале видел, но тогда мне подумалось, что его наверняка конструировали зимой или для зимы. Дорогу здорово замело: валенки ещё не увязали в снегу, но всё равно идти было тяжеловато. Вот сейчас бы до дому на ЗИМе по зиме! И чаю с конфетами, которых тоже жалко.
        Я догнал отца, чтобы идти с ним рядом, но он оттеснил меня за спину:
        - В лицо дует, спрячься.
        Пришлось подчиниться. Снег весело хрустел у нас под валенками, я шёл и гадал: через сколько часов дорогу заметёт так, что мы не пролезем по сугробам и застрянем? И в какой точке пути мы будем в этот момент? Хотя это, конечно, глупость: человек не машина, он везде пролезет. К тому же я отлично знаю этот маршрут, я выучил его наизусть из отцовского мотоцикла: за полем будет опять перелесок, за ним кладбище, за кладбищем - уже поворот на нашу деревню. Недалеко, если на мотоцикле. Правда, пешком я здесь не ходил.
        Весёлые снежинки всё равно летели в лицо, как-то огибая отцовскую спину, глаза приходилось прикрывать. Я видел впереди только чёрное пятно отцовского тулупа и пятно поменьше над ним - шапка. Хотелось спросить, сколько километров до дома, и вообще хотелось домой. Но я помалкивал, чтобы его не расстраивать. Если мы идём со скоростью пять километров в час… Нет, всё-таки три, мы не быстро шли. Но сколько всего осталось? Во сколько часов пешего пути превратились несколько минут на мотоцикле?
        Где-то впереди трещали ветки, но деревьев было ещё не видно в этой пурге. Но если ветки трещат - значит, лес уже недалеко.
        - Сильно испугался?
        - Нет, - говорю. По правде, я просто не успел: слишком быстро всё произошло.
        - И я нет. Сколько ж вокруг козлов, а, Колька? Ничего, они своё получат. Идём.
        - А сколько нам километров идти? - я всё-таки спросил.
        - Десять, может чуть больше. Да не бойся, засветло дойдём. А может, и подберёт кто, чем чёрт не шутит. Знаешь, не повезло в одном - повезёт в другом. Например, с попуткой повезёт на нашей безлюдной трассе. Веселей! - Он крякнул, как будто пытался засмеяться, но не получилось.
        Ветер лупил в лицо, я поднял воротник, натянул шарф на нос, как маленький. Ерунда, кто нас тут увидит!
        - Пап, а кто это был? Бандиты?
        - Похоже! Видел, как они одеты? Эти ватники…
        - У них что, и форма своя есть?
        Отец засмеялся:
        - Эту форму носят в тюрьме, Коль.
        - Так они что, сбежали?!
        Вот тогда я наконец испугался и разозлился. Ничего себе: какие-то беглые преступники отбирают у нас мотоцикл - а отцу хоть бы хны! Да кто они такие вообще, чтобы так поступать?! Хотелось как в первом классе орать: «Да пусть только покажутся, только попадутся, да я им!..» - но это было глупо.
        Холодный ветер прилетел прямо в рот, я закашлялся, почувствовал спазм в носу, и на белую дорогу опять капнула кровь из носа.
        - Это они тебя так?
        - О коляску ударился.
        Отец взял меня за подбородок и долго рассматривал мой нос. А я - его лицо. Фингал наливался знатный, синий, нос был будто свёрнут набок. Я подумал, что если он в таком виде будет ловить попутку, то шансов нет. Кто ж посадит такого красавца?! Решит, что из тюрьмы сбежал.
        Отец снял с меня шарф, и холод тут же вцепился в шею и почему-то в спину.
        - Погоди… Сейчас замотаем как следует. - Он нацепил на меня шарф как платок на девчонку, прямо поверх шапки и плотно замотал вокруг шеи, прихватив мой разбитый нос. - Так оно теплее… Идём, - отец подтолкнул меня в спину. - Главное - не потеряться, я носа своего не вижу.
        Кажется, это была шутка, я на всякий случай хихикнул.
        Шли молча, в такую пургу не очень-то поболтаешь. Было вообще-то холодно, но не так уж, меня больше тревожило, что мы слишком медленно идём. Лес, который был уже слышен по треску веток, и не думал приближаться. Я представлял нас партизанами, у которых важное задание в деревне, и плевать они хотели на какую-то там метель. Я высматривал врагов в белой пелене, а лучше - вражескую машину, которую надо обязательно поймать и, прикинувшись немцами, уговорить нас подвезти. А как по-немецки будет «Подвезите нас, пожалуйста»? «Битте митфагргелейнхат анз»? Или не «анз»? Трудно быть партизаном, когда у тебя трояк по немецкому! А всё-таки холодно…
        Руки в рукавицах потихоньку замерзали. Рукавицы у меня большие, отцовские, и в них туда-сюда гулял ветер, словно сам хотел зайти погреться. Я сжимал и разжимал кулаки, и это здорово помогало. Ещё я почти наступал отцу на пятки, прячась от ветра за его спиной. Партизаны так не делают.
        - Едет! - крикнул отец, и я от неожиданности чуть в него не врезался. Он встал и замахал рукой, я отошёл, чтобы нечаянно мне не попало, и увидел впереди огоньки фар. Едет! Едет! По нашей безлюдной дороге кто-то едет, вот это удача! Ещё несколько секунд - и станет теплее, несколько минут - и мы будем дома!
        Машина остановилась, водитель опустил стекло. Я подскочил к водительской двери, опасаясь, как бы отец не напугал шофёра своей разбитой физиономией, и завопил:
        - Митфагргелейнхат! Битте! Пожалуйста!
        Старик за рулём ошалело смотрел на меня, потом взглянул на отца, и я понял, что операция провалена. Отец пришёл на выручку: распахнул водительскую дверь, напустив водителю холода, и завопил на всю степь:
        - Отец, выручай! Нас сбросили с мотоцикла какие-то урки! До деревни десять километров, я с малым, боюсь, не дойдём! Видал, какая метель!
        Старик смотрел на отца открыв рот, явно пытаясь понять, чего от него хотят и чего ждать от этого битого. Отец продолжал:
        - Ну, тут десять километров всего, подбрось нас, будь человеком, замёрзнем же! Нас с мотоцикла сбросили…
        - Кто? - ошалело спросил старик.
        - Да какие-то, бандюки, явно беглые, выскочили прям под колёса, я думал, всё - человека сбил, небо в клеточку…
        - Вы сбили человека?!
        - Да нет же… - отец терял терпение. - Это они выскочили… Не важно, добрось нас до деревни, будь другом!
        - Я в город еду…
        Вот говорил я отцу: «Ругнись, если хочешь!» - но он не послушался. Зато сейчас, в самый неподходящий момент, разразился такими ругательствами, что я, конечно, запомнил, но вряд ли сумею записать. И случилось то, что случилось. Старик испуганно дёрнул на себя дверцу и газанул прочь. Я только отскочить успел - и конечно свалился на дорогу. Отец орал вслед уезжающей машине. Мне говорит, глупо ругаться вслед ушедшему автобусу - а сам?
        Я сел на снег (дорогу уже здорово замело) и ждал, пока он выругается, заодно сэкономлю силы. Из-за метели отцу было трудно орать, раз или два он прервался, чтобы набрать воздуха.
        - Вот что за люди, а?! - обратился он ко мне, и только тогда я встал.
        Ноги уже отяжелели, хотя мы прошли всего ничего. Думаю, это от холода. И ещё я успел страшно проголодаться. У тёти Гали только и делал, что ел (иначе из-за стола не выпустит), прошло не больше пары часов, а у меня уже сжимался желудок. Это точно от холода, мы в школе проходили.
        - Дурак я, дурак! - крикнул отец ветру. - Надо было не болтать, а молча садиться и ехать с ним в город. Там бы и заявление написали в милицию, и уехать оттуда было бы проще: машин-то побольше, чем в нашей дыре. Дурак у тебя отец, Колька!
        Наверное, надо было поспорить, но я не знал, что сказать. Отец и не слушал:
        - Чего теперь-то, поезд ушёл. Идём.
        Мы шли. Вьюга не думала утихать, лес не думал показываться, и, конечно, больше не появлялись на дороге машины. Снега уже было выше щиколотки, я загребал ногами и гадал: машин нет потому, что нет, или потому, что они все застряли? Я слушал, как скрипит снег, стучал зубами, отчаянно шевелил замёрзшими пальцами в рукавицах и про себя считал «раз-два-три-четыре», чтобы пальцы двигались в такт шагам. Иногда отец оборачивался, взглянуть, как я там, он молчал, а я тем более.
        Когда я наконец-то увидел лес, прошло, наверное, сто часов и, кажется, начало темнеть. Не снижая скорости, отец вскинул голову и посмотрел на верхушки деревьев, невидимые в этой пурге.
        - Ну вот, ещё два раза по столько, да ещё чуть-чуть, и мы дойдём. Ты как?
        Я кивнул.
        - Замёрз? Ничего, дома печка, чай, мать с ума сходит… Дойдём - отогреемся.

* * *
        За моей спиной что-то просвистело, отец завопил и побежал, размахивая руками. Я успел разглядеть только огоньки и мелькнувшее на секунду колесо, оно вынырнуло и тут же пропало в белой пурге. Наверное, машина была белая. Наверное, не заметила нас и проскочила не снижая скорости. И да: точно темнеет!
        Отец захватил снега, запульнул туда, где секунду назад мелькнула фара, поскользнулся, сел на дорогу и уставился вслед ушедшей машине. Молча.
        - Пап! - Я подскочил к нему. Лицо белое, а мы на морозе. Даже синяк как будто побелел, и брови, и щетина на щеках. - Пап, ты чего? У тебя язва, пап?
        У него иногда бывает, что живот болит от язвы, выглядит он не так, как тогда, но я не знал, что думать… А отец хрюкнул и засмеялся по-настоящему.
        - Язва! - передразнил он, не переставая хохотать. - Ещё какая язва! Идём. - Он встал на ноги. - Тут и правда околеть недолго.
        Я вертелся под ногами, помогая ему подняться, и радовался, что вижу наконец чёрные стволы деревьев: с ними уютнее, а то идёшь как по пустыне, непонятно куда. А деревья - вот они, ориентир…
        - Пап, а давай через лес срежем! Там ветер не такой сильный.
        - Зато снега по пояс. Не пройдёшь.
        - Я дурак! И машин в лесу тоже нет.
        - Оба мы хороши. А что машины, толку-то от них! Две мимо проехали, две!..
        - А если бы ты мог купить машину, то какую бы выбрал?
        - Снегоуборочную.
        - Это матери мечта! Ну и моя по воскресеньям. - Дома чистим снег только мы с матерью.
        А отец даже не хмыкнул. Шёл молча, а я за ним, стуча зубами и дыша в шарф: на выдохе тепло - на вдохе не очень. Ногам уже было тяжеловато передвигаться, это из-за снега. Мороз потихоньку пробовал на зуб мои ступни и поднимался выше и выше, даже мышцы сводило. Тогда я стал сгибать и разгибать пальцы ног, пока не подвернул ногу. Покачнулся и сам не заметил, как некрасиво уселся прямо на дороге. Партизан ранен. Задание провалено.
        Отец так и шёл как робот, я испугался, что он не заметит моего дезертирства, да так и уйдёт в пургу:
        - Пап!
        - Ты чего? Ты где? - Он стоял в шагах пяти, но ему понадобилось несколько секунд, чтобы разглядеть меня на дороге. Наверное, я уже превращаюсь в сугроб. И темнеет. Быстро как темнеет, снег уже голубой.
        Как будто прочитав мои мысли, на дороге разом зажглись фонари, стало уютнее и тоскливее: поздно уже!
        - Ты не балуй, вставай! - Отец подошёл и потянул меня за руку. - Надо идти, а то замёрзнешь. - Он достал папиросу, и я сразу подумал об огне!
        - Завернём в лес, пап, хоть ненадолго! Разведём костёр, погреемся! Я ног не чувствую! То есть чувствую, как они мёрзнут!
        Отец прикурил и молча стал оглядываться. Фонари хорошо освещали трассу и даже захватывали полосу леса. Мне показалось, что я вижу, где он кончается, недалеко от нас, ещё метров сто…
        - Нельзя, Коль. Во-первых, не найдём сухого дерева, а найдём - потеряем время. А во-вторых, просто уснём и замёрзнем.
        - Будем дежурить, да я не хочу ночевать - я отогреться хочу!
        - Потерпи. Всего ничего осталось. Видишь, лес скоро кончится, там срежем через кладбище и будем дома через час, самое позднее. Чего здесь идти-то? - он демонстративно плюнул под ноги. - Идти-то всего ничего! Мы с тобой летом специально прогуляемся пешком до той деревни, где нас выкинули. Ты будешь смеяться, как мало здесь идти.
        - Не буду. - Мне казалось невероятным, что нормальный человек вообще может смеяться над подобными вещами.
        Ноги подгрызал упрямый мороз, и я старался шевелить пальцами: сгибать-разгибать. Сперва немного больно, а потом ничего…
        - Идём. - Отец выкинул папиросу, и она улетела в темноту и метель крошечной искоркой. - Идём, мать уже с ума сходит. Скоро Ленку укладывать, а мы с тобой ещё не ужинали. - Кажется, это тоже была шутка, но я не мог улыбаться.
        …А потом встал и пошёл за отцом, удивительно легко. Кажется, это и называют «вторым дыханием». Хотя всё равно холодно.
        Глава II
        Лес и вправду быстро кончился, и как-то незаметно, по-партизански, стихла метель. Как будто про неё забыли, она и стихла. А я забыл уже всё на свете, кроме своих окоченевших пальцев на ногах. Уже стемнело, я шёл за чёрной тенью отцовской спины и думал, что когда солдаты в кино доходят до штаба и падают, это не кино - в смысле так и правда бывает. Дойду до дома - и упаду. Нет, до бани дойду! Мать собиралась топить с утра, чтобы искупать Ленку, думаю, там не остыло ещё. Да мне жарко и не надо. На меня сейчас только дыхни, и я отогреюсь. Так бывает, когда сильно замёрз: от комнатной температуры пальцы ломит, и кажется она кипятком.
        Дойду до бани - и упаду. Буду лежать на горячем дощатом полу и просто дышать нормальным тёплым воздухом, пусть пальцы ломит, я потерплю, но зато отогреюсь.
        Мороз вцепился в лицо сквозь шарф и не отпускал. Шарф, без того колючий и почему-то мокрый, кололся ещё больше и даже, кажется, натирал кожу. Приду с мозолью на физиономии в школу, Витька будет смеяться, скажет: «Тебя что, по асфальту тащили?!», а Стёпка такой: «Нет, он просто уснул на труде и включил станок». Темно, холодно, и всё вокруг синее, даже деревья вдоль дороги. Школа казалась такой далёкой, такой нереальной, мне не верилось, что я когда-нибудь там окажусь. Пусть смеются! Лишь бы были.
        Клюшка из тёплого обработанного, гладенького дерева оказалась неожиданно ледяной, она холодила даже сквозь рукавицы. Я перекладывал её из руки в руку, но согреться уже не надеялся - так, только чтобы не замёрзнуть ещё сильнее. Лицо саднило. Я просунул рукавицу под шарф и кое-как натянул на лицо высокий воротник свитера. На секунду стало теплее и легче, а потом - хуже: от моего дыхания воротник тут же промок, и теперь холод нападал с новой силой - на мокрое-то!
        Лес и дорога, бесконечный лес и дорога. Эти на нашем мотоцикле небось уже приехали в тепло, сидят и смеются над нами. Или наоборот - вообще не вспоминают, у кого они там угнали мотоцикл: если они бандиты, то они часто делают что-то похожее, они привыкли не вспоминать, не думать. От этой мысли было особенно обидно и щипало в глазах. Нельзя реветь, ещё больше замёрзнешь, а так хотелось! Ух, я бы этих бандитов самих бы выгнал на мороз - голышом, можно даже на мотоцикле, не жалко. Обязательно на мотоцикле, чтобы ещё ветерком обдувало! Чтобы ехали-ехали по морозу, и сосульки вырастали на волосах и бороде, если она есть. А если нет - в дороге отрастёт и всё равно покроется сосульками. А когда все накатаются, чтобы кто-нибудь голую ногу о глушитель обжёг, а лучше все по очереди, чтобы поняли!.. Я представлял себе эту картину, было смешно, но от этого почему-то ещё больше хотелось плакать.
        Отцовская спина впереди маячила чёрной горой, переваливаясь с боку на бок, как медведь в мультфильмах. Чтобы отвлечься, я стал потихоньку считать его шаги: раз-два, раз-два.
        - Ты как? - В лицо теперь не дуло, и отцу стало легче болтать. А я стучал зубами, глотал слёзы и болтать не очень-то хотел.
        - Замёрз.
        - Сейчас срежем через кладбище, а там до дома рукой подать. - Он свернул на обочину, лихо съехал на спине вниз по склону. Встал на ноги и приготовился ловить меня. - Ну?
        Я как представил, что опять садиться в мокрый злой снег, как он набьётся под полушубок, в валенки, а уж в отцовские огромные рукавицы… Не хочу, я не выдержу! Я чувствовал, что если сяду, то обратно не разогнусь, сломаюсь пополам, как сосулька: раз - и всё!
        - Не спи - замёрзнешь!
        Тогда я стал спускаться стоя, потихоньку переставляя ноги мелкими шажочками: раз-два, раз-два… Снег подо мной провалился, я зачерпнул полный валенок, попробовал опереться на клюшку, подвернул ногу. Лодыжку резанула свежая, неморозная боль, в лицо опять вцепился снег, и я скатился к валенкам отца.
        - Говорил, съезжай на заднице! Цел?
        Я был не цел - я был убит. Больше всего хотелось, чтобы кто-нибудь выскочил из-за креста на старом кладбище, прицелился в меня деревяшкой и крикнул «пиф-паф!». Тогда можно с чистой совестью не вставать, остаться здесь и умереть как герой, благо кладбище совсем рядом. Но разве отец даст?!
        Я сел, попытался встать - и в лодыжку вцепилась такая боль, что стало ясно: не мороз. Я взвыл, плюхнулся обратно и сделал то, что давно хотел: задрал штанину, снял носок и валенок и стал потирать замёрзшую ушибленную ногу. Сразу стало легче, хотя и больнее, но легче, это трудно объяснить, но в тот момент меня проще было пристрелить из деревяшки, чем заставить прекратить.
        - Эй, ты, не дури! - Отец подскочил, вцепился в мою ногу сам и стал рассматривать-ощупывать, как будто он тут врач и что-то в этом понимает… - Вывихнул, поздравляю. За что мне это?! - он добавил ещё несколько слов, подходящих к случаю, потом попытался вправить мне вывих, но я так орал, больше с перепугу, чем от боли, что он оставил меня в покое. Ну как оставил: велел обуваться и хромать за ним, пока мы не околели тут вдвоём.
        Смешно, но нога почти согрелась, но когда я влез обратно в мокрый валенок, полный снега, мороз радостно вцепился снова своими жуткими зубами. Встал. Могу. Шагнул. Больно, но можно. Если наступать на внутреннюю сторону стопы, то можно вполне сносно идти.
        - Вот и молодчина, давай! - поддержал отец и пошёл вперёд к низкому заборчику кладбища.
        Заборчик он перешагнул, а мне с моей ногой пришлось перелезать. Территория почти не освещалась, но до нас ещё дотягивались фонари с дороги. Сейчас мы его пройдём насквозь, оно небольшое, потом ещё немножечко - и мы дома. Это я говорил себе, уже не веря, что когда-нибудь окажусь дома.
        В темноте поблёскивали чёрные камни памятников, серые кресты торчали над сугробами-могилами. Отец находил какие-то проходы между ними, но они были нерасчищены, мы продирались по колено в сугробах. Небольшое-то небольшое, а застрять тут можно до утра с этими сугробами. Мне казалось, у меня уже полные штаны снега. Болело всё: лицо, пальцы, обе ноги. Я шёл опираясь на клюшку, как старый дед, и думал: «Не упасть бы».
        Отец шёл впереди, взрывая сугробы, протаптывая мне дорожку и тихо ругаясь.
        - Ты как?
        - Жив.
        - Не страшно тебе? Ночь, кладбище?
        Смешно, но если бы он не сказал, я бы вообще об этом не подумал. Меня слишком занимал холод и моя больная нога, чтобы думать о чём-то ещё, даже что это ночь на кладбище… Чушь это всё! Мои ноги!
        - Страшно, что ноги отморозить могу. А кладбище не страшно.
        - Вот и молодец, вот и смельчак. Сейчас ещё маленький километр, может полтора, и всё кончится.
        Я подумал, что для меня всё может кончиться гораздо раньше. Мне хотелось упасть в снег и орать, так я замёрз, а потом никогда не вставать. Партизан геройски погиб в сугробе. Ещё я подумал, что отец хорохорится, чтобы не терять свой родительский авторитет, шутит, подбадривает, а сам чувствует себя не лучше. Мне было плохо видно его лицо, но я различал, какое оно бледное в этой темноте. Он шёл как экскаватор, взрывая снег, чтобы у меня был колея, а я и по ней-то еле хромал и даже не пикнул, когда опять споткнулся. Чтобы не наступать на вывихнутую ногу ещё раз, я отклонился в другую сторону, опёрся на клюшку, но равновесия не удержал. Под ногу попалась низкая оградка чьей-то могилы, по виску мазнуло что-то тяжёлое, и на маленькую секунду я перестал чувствовать холод.

* * *
        Я открыл глаза и увидел звёздное небо. Высокое, синее. Не успел глянуть, как холод снова накинулся на меня, добавив ещё боль в виске: кажется, я тюкнулся башкой о чей-то могильный камень. Отец сидел у меня в ногах и как-то странно дышал.
        Его спина вздрагивала, как будто он едет на мотоцикле по неровной дороге. Рукавицами он вцепился себе в волосы, закрывая лицо. Он что, плачет?!
        Потрясённый открытием, я затаил дыхание и прислушался. Отец, мой отец, который всё может и ничего не боится, который может только ругаться и шутить, а третьего состояния у него нет - он плакал. Кажется, тогда мне и стало по-настоящему страшно. Не от ночи, не от кладбища, даже не от холода. Хотя нет, от него. Если отец плачет - значит, мы правда можем замёрзнуть здесь насмерть или что-то вроде…
        Я так и таращился на него, боясь пошевелиться: казалось, если он увидит, что я подглядываю - здорово рассердится. Не знаю почему, я молчал и, кажется, даже не дышал. Хотя чего подглядываю - не подглядываю я, просто я здесь… Холод держал меня уже целиком. Я словно вмёрз в эту землю ногами, руками, спиной и носом, хотелось орать и плакать от боли, и плевать, что надо мной звёздное небо.
        И я заорал. Вышло не очень, скорее похоже на стон. На эту секунду мне стало чуть легче, но боль в голове и холод тут же накрыли опять, не дав вдохнуть. Я заорал ещё, а потом не мог остановиться. Выл как собака, глядя на звёздное небо, я его возненавидел: чего оно звёздное - ему плевать, что ли?! Мы тут в снегу…
        Отец замер, обернулся на меня и таращился в темноте. Разбитая бровь покрылась инеем, и было видно, что он розоватый.
        - Ну, Колька, ты чего? - так спросил, как будто сам не ревел секунду назад. Ему, значит, можно?
        - А ты чего?!
        - Колька, не плачь! Да что ж это делается?! - Он вскочил, пошатнулся (наверное, его тоже не держали ноги), ударился о здоровенный деревянный крест и взвыл.
        - Да что ж это такое! - с размаху он дал кресту сдачи, тот пошатнулся, и отца это почему-то разозлило. Он пнул крест ногой, схватил двумя руками, расшатал, выдернул, бросил под ноги с такой злостью, будто это всё из-за него.
        - Потерпи, сынок, сейчас согреемся. - Он полез в карман, несколько раз промахнулся, достал спички. Снял зубами рукавицу и деревянными пальцами попытался перехватить. Спички упали, отец ругался под нос и пытался поднять, загребая негнущимися пальцами как ковшом экскаватора.
        - Пап, ты чего? Так, наверное, нельзя…
        - Не учи учёного! - Отец наконец нашарил уже промокшие спички и пытался открыть коробок. Мокрый мягкий картон не слушался, стенка коробка вдавилась, несколько спичек полетели в снег, отец отшвырнул их валенком, подняв снежный столб. - Не ной, сейчас согреемся. А то и правда помрёшь… - Он кое-как достал спичку, чиркнул.
        - Но это же чья-то могила, нехорошо!
        - Хочешь, чтобы стала и нашей?
        Деревянный крест вспыхнул с одной спички, будто был пропитан горючим. Я даже не заметил, что это чудо, у меня было только две мысли: «мы поступаем плохо» и «сейчас я согреюсь».
        Тепло дошло не сразу. Я снял рукавицы, протянул руки и несколько секунд ничего не чувствовал, кроме этой морозной боли. Не скоро, ой как не скоро она сменилась ломотой. Я думал, костёр вспыхнет, раз - и всё, и я начну отогреваться. Всё происходило очень медленно. Я сидел в сугробе, всё ещё промёрзший до костей, и держал перед костром окоченевшие руки. Отец сидел напротив и вертел ладони над огнём, как если бы хотел поджарить. С его заледеневших бровей капало в огонь. Он не смотрел на меня, он смотрел на пламя.
        Когда пальцы наконец-то заломило, я обрадовался: отогреваюсь. Я стянул валенки и вытянул ноги к костру. Странное было ощущение: мою спину и ноги ещё трясло от холода, а пальцы и лицо - уже нет. Я стал щипать замёрзшие ноги, подставляя костру. Боль от мороза не уходила, она усиливалась и медленно, очень медленно перетекала в ломоту. В ногах забегали крошечные иголочки, много и сразу, я попытался пошевелить пальцами - и взвыл.
        - Отморозил? - проснулся отец.
        - Не знаю… - Ощущение было такое, что я отморозился весь, не только пальцы. Отец вытянул шею, глянул на меня через огонь:
        - Нет, вроде нормальный цвет. Повезло.
        Только тогда он стал стаскивать с себя валенки, чтобы сделать то же самое. Я старательно разминал ноги, подвывая от ломоты. Чтобы отвлечься от боли, смотрел по сторонам.
        Ничего интересного не было! Оградки все на один фасон: низкие, когда-то выкрашенные в голубой, а сейчас облупившиеся, с рубцами ржавчины. Камни серые и чёрные. У отца за спиной я даже мог разглядеть фотографию на этом камне: какой-то дядька, не молодой, не старый, а так. Фамилию прочесть я уже не смог: буквы, выбитые на камне, так освещались костром, что тени искажали всю надпись. Кресты одинаково серые, только этот, который отец выдернул, он один такой здоровенный и деревянный.
        Вообще кому сказать, что тебя отец водил ночью на кладбище, - не поверят же! А меня вот привёл! Сидим жжём костёрчик, прям страшилка для первоклашек. В школе, пожалуй, никому не скажу - не поверят и задразнят, будут рассказывать всякую ерунду про гроб на колёсиках или что там. И ведь совсем не страшно, вот что! Ну, камни вокруг, кресты всякие, могилы под снегом как сугробы, если не знать, что это, то и не поймёшь. Ерунда эти ваши страшилки. Ноги ломит.
        Крест горел ровным оранжевым пламенем, без вспышек, кажется, огонь даже не притухал на ветру, хотя сидели мы на открытом месте. Он лежал между нами как обычное бревно, и нас разделяла огненная полоса, из которой струился белый дымок, и тёплый воздух плясал вокруг: красиво! Никогда бы не подумал, что ночью на кладбище бывает красиво. Тот мужик за спиной отца, ну на фотографии на камне, как будто улыбался. В шаге от него, в том месте, где отец вырвал из земли крест, тоже струился тёплый воздух от костра. Я подумал, что мы тут согреваем чужие могилы.
        Ломота в пальцах и ногах потихоньку проходила. Я сидел в сугробе и ещё мёрз, а рукам и ногам было уже нормально. Я смотрел на тот дымок и даже зевнул, такой он был уютный. Мне показалось, что он двигается не так, как дым над костром, не в ту сторону, куда ветер, а в мою, точнее в сторону отца. И ещё он был оформленный! Не полоса дыма, а фигура, как облачко. Оно передвигалось резче, чем дым, словно скачет маленький зверёк. Я стал гадать, на что он похож: на маленького человечка, на кузнечика или на огромную мышь… Нет, мышь так не двигается: это передвигалось скачками, как солнечный зайчик: вправо, влево, к нам, назад… На секунду оно зависло прямо над головой отца, и мне показалось, что я даже разглядел черты лица. Ну или морды…
        Я клюнул носом и открыл глаза.
        - Не засыпай! - прикрикнул отец. Его брови оттаяли, и рана опять закровила, не сильно, а так. - Обувайся, да пойдём, а то и впрямь уснёшь. - Он стал натягивать валенки уже послушными пальцами, красными, как поджаренными, а мне было лень. Я устал. Я ужасно устал: как надо устать, чтобы тянуло в сон ночью на кладбище?! Ну не страшно же! Ну вот совсем… - Колька, не спи! - Отец тряхнул меня за плечо, задел наш костёр, подняв в воздух искры. Одна попала мне в лоб, я распахнул глаза и всё равно не проснулся. Нашарил валенок, с сожалением сунул ногу в горячее от костра, но ещё мокрое нутро. Три шага в таком валенке - и я опять замёрзну.
        - Хоть обувь просушим, ещё чуть-чуть, а?
        - Дома обсохнем, не ной. Давай быстрее, мать с ума сходит! Получим оба…
        - Кто здесь?! - В глаза мне ударил свет фонарика, я зажмурился и наконец-то проснулся.
        Из темноты к нам шёл кто-то с фонарём, невысокий по силуэту, но из-за спины у него недвусмысленно торчала палка ружья. Отец обернулся, несколько секунд вглядывался в силуэт - и узнал:
        - Петрович, где ж ты раньше был! Ты не поверишь!..
        Сторож вошёл в свет костра, увидел крест, точнее то, что от него осталось, и уставился на отца безумными глазами:
        - Сапрыкин, ты чего?! Ты хоть знаешь, что это?! Ну-ка дыхни!
        - Да всё нормально, Петрович! Мы замёрзли как собаки, мы сдохнуть могли, малой уже в обмороке был, когда я это поджёг.
        Сторож перевёл взгляд на меня, и я на всякий случай сделал умоляющее лицо. Хотя больше всего мне хотелось спать.
        - Ты и ребёнка с собой потащил, ты…
        - Я коммунист. И я мог околеть насмерть.
        - У нас мотоцикл угнали, - пискнул я, но сторож не понял.
        - И что теперь - кладбище поджигать?! Если узнает кто, знаешь, что мне будет?!
        Похоже, отец и правда был вымотан: сил ругаться у него точно не осталось. Он выдал длинный и совершенно спокойный монолог, где описал наши злоключения последних нескольких часов. Сторож не перебивал, только изумлённо вскидывал брови.
        - Я сделаю новый, Петрович, и никто ничего не заметит. Завтра же сделаю! Что там делать: брусок и две доски!
        - Чего только не бывает! - буркнул сторож, и стал ногой забрасывать снегом наш костёр. - Завтра придёшь пораньше и уберёшь это всё. Зимой тут мало кто ходит, но знаешь закон подлости: когда не надо…
        - Обязательно!
        - …И сделаешь новый крест. Идите к воротам, я вас отвезу. Если заведусь в такой мороз.
        При слове «идите» мои ступни опять заныли и замёрзли: ну это понятно, я же влез обратно в мокрые валенки. Утешало только то, что последние метры до дома мы всё-таки проедем в машине. У Петровича маленькая зелёная «инвалидка» без верха и прочих излишеств, но до дома она домчит быстро, замёрзнуть не успеем. Хороший мужик Петрович! Я был счастлив, пока хромал до калитки, пока Петрович, ругаясь вслух, заводил машину (после сугроба её промёрзшее сиденье казалось мне уютным диваном.). Я был счастлив, пока трясся на заднем сиденье, смотрел на знакомую дорогу и вполуха слушал, что там болтают взрослые. Хотя всё равно мёрз.
        - Напугал ты меня, Сапрыкин! Выхожу на обход - вижу: горит! Что горит, чему там гореть: снег, камни, металл! Чертовщина какая-то! Хватаюсь за лопату, бегу тушить, смотрю: люди! Что такое, откуда здесь, кому в голову пришло жечь костёр на кладбище! Думал, урки какие забрались, бегу за ружьём…
        - А это оказались мы.
        - Ты тоже хорош: не мог до сторожки дойти - неужели я бы вас не отвёз!
        - Правда не мог, Петрович!
        Сторож махнул рукой: мол, чего теперь-то.
        - Восстановлю крест, завтра же вечером приду с работы и восстановлю!
        - Да на эту могилу не ходит никто, кому этот прохиндей нужен! Лишь бы случайные люди не заметили, вот чего я боюсь. Крест-то приметный! Ты - никому! - Петрович обернулся ко мне, и я запоздало кивнул. - Восстановишь крест, я скажу, что старый сгнил и сам отвалился, пришлось менять…
        - А почему вы сказали, что там прохиндей лежит? - Вообще-то мне было всё равно, хотелось домой в тепло и спать. Но где-то на грани яви и сна я всё-таки чувствовал себя виноватым в том, что произошло. Нехорошо это - кресты сжигать. А если там и правда прохиндей, то я уже и не очень-то виноват, так ведь?
        - Потому что прохиндей! - ответил сторож. - Не бери в голову, ты уже настрадался сегодня. Ноги хоть целы?
        - Цвет нормальный, - доложил за меня отец.
        А мне вдруг стало жутко обидно, что мне как маленькому чего-то там не рассказывают. Я заныл:
        - Ну расскажите, Петрович!
        - Да чего рассказывать! Убийца он был и псих.
        - Настоящий?
        - А шут его знает! Нет, поначалу он нормальный был. На лесоповале работал. С нами, ребятами, много возился, ножички делать учил.
        - Какие?
        - Больше обычные кухонные, - встрял отец. - Но нам-то, пацанам, зачем кухонные - нам нужны были маленькие, в ножички играть. Он нас учил. Мы уж старались, на ручках всякие вензеля вырезали, я однажды целую картину вырезал: лес, лось…
        - А потом какой-то странный стал, - перебил сторож. - Сегодня он занят, завтра дерева нет - это у него-то! А однажды прибегает к моему отцу: беда, говорит, жена с ребятишками ушла в лес с утра и до сих пор нет. Мой, конечно, - собирать всех, искать…
        - …И мы, мальчишки, с ними.
        - Да… Только бесполезно это всё оказалось.
        - Не нашли?
        - Нашли. Потом. И не в лесу.
        - Всё, спасибо, Петрович, мы приехали! - отец говорил так, будто Петрович не знал, где мы живём, и может проскочить дом. Наверное, в другой ситуации мне бы захотелось услышать продолжение, но не сейчас. Сейчас мне хотелось домой.
        - Приехали так приехали…

* * *
        После бани (почти совсем остывшей, но мне она показалась летним зноем) жутко захотелось есть, и мы с отцом наперегонки приканчивали вчерашние щи. Холод забылся, как будто я и не мёрз последние несколько часов, забылся даже этот жуткий случай с мотоциклом.
        Мать сидела с нами за столом, вязала Ленке очередную кофточку и украдкой разглядывала наши оголодавшие физиономии:
        - Разотри его водкой на ночь. И сам.
        Отец кивнул.
        - Может, горчичники поставить?
        - Нет! - Нельзя так ненавидеть собственных детей. Ненавижу горчичники, это больно!
        - Тебя не спрашивают, герой. Страшно было?
        Вообще-то было. Но я помотал головой - что я, слабак, что ли? Будет что в школе рассказать! Только про сожжённый крест надо помалкивать, а то растрезвонят на всю деревню, а отец хочет сделать новый и поставить потихоньку. Надо ему помочь, чтобы совесть не грызла.
        Я прикончил щи и потянулся включить телик, но мать не дала:
        - Марш в постель! Хватит с тебя на сегодня впечатлений. Отец придёт тебя растереть, горчичники, так уж и быть, ставить не будем. Хотя надо бы…
        Не дожидаясь, пока она решится на горчичники, я быстренько ретировался к себе. Чистить зубы сил уже не было. Я включил ночник, плюхнулся на свою древнюю кровать, конечно взял «Таинственный остров»: он всегда меня утешает и помогает пережить прожитый день. Да что, в конце концов, с нами случилось: подумаешь, мотоцикл, подумаешь, помёрзли чуток, вот у колонистов проблемы - то голод, то обезьяны, то пираты… А вокруг бескрайнее море, далеко не убежишь, вот оно - приключение! Хотя нет, то книжка, а то жизнь. Наверное, это первый раз в жизни, когда приключения на острове показались не такими захватывающими. Я уснул над книжкой.
        В полусне слышал, как приходил отец меня растирать, как ворчал, убирал книжку, уронил что-то с полок… Как он ушёл, я уже не слышал.
        Глава III
        Утром, когда мать пришла будить меня в школу, я еле продрал глаза. Надо было вставать и бежать, а я пошевелиться толком не мог, будто был сделан из теста. Если вчера я умирал от холода, то сегодня я весь горел и, кажется, расплавился уже и прилип к кровати.
        Матери было некогда стоять у меня над душой, она убежала, в надежде, что я не маленький и встану как-нибудь сам. А я не мог. Я слышал, как она топает по дому, собирая на работу отца, как, шумно звеня посудой, кормит Ленку, как забегает ко мне, покрикивая «Не встал ещё?!». Когда отец хлопнул дверью, я подумал: «А как же он на работу-то поедет?» - и опять уснул. Последнее, что я слышал, это «Врача, что ли, вызвать?», кивнул, хотя мать кричала из соседней комнаты, и отрубился.
        Галина Ивановна, наш врач, действительно приходила, с ней Оксанка - вредная медсестра. Мать, похоже, потихоньку нашептала им, что со мной случилось, поэтому обе обошлись без своих обычных нотаций «а не будешь ходить раздетым на мороз» и так далее.
        Странно, но когда они ушли (мать с Ленкой тоже, в аптеку), мне сразу стало легче. Я прямо чувствовал себя симулянтом. Выпил оставленный матерью чай с малиной, завернулся в одеяло и даже пытался почитать, но буквы плыли перед глазами и уходили куда-то вверх. На дощатом потолке сидел мой верный паук Юп, он правда чуть рыжеватый и мохнатый, если приглядеться. Мать его, конечно, не любит, но смирилась. Зато Ленка обожает и всё время пытается накормить чем-нибудь, чего пауки не едят. Не знаю, как она забирается на такую верхотуру - наверное, ставит на кровать табуретку или что повыше, потому что стоя на кровати она не достаёт. Давно хочу её застукать, и никак не получается. Приходится потом ворчать, объяснять - но это же Ленка! Моя сестра - с другой планеты, ей объяснять бесполезно. Поэтому я молча выгребаю из паутины конфеты и мелкие кусочки хлеба. Юп не сердится, потому что потом я ловлю ему мух.
        Я помахал ему, он шевельнулся в ответ: для паука это уже много, целая приветственная речь.
        - Сегодня сам охотишься, - говорю. - Я тут немножко заболел. Все в школе, а я валяюсь, это хорошо. Но потом все пойдут за школу на каток играть в хоккей…
        В ногах за кроватью у меня красовалась новенькая клюшка, она так и блестела на солнышке! Обидно, когда у тебя новенькая клюшка, а ты заболел как дурак. Я размечтался, как выйду с ней на лёд. У всех самоделки, только у меня будет настоящая! Витька, конечно, сразу начнёт отбирать. Я дам ему пару раз отбить шайбу, друг всё-таки, но и хватит с него. Она же новая, мне самому не терпится попробовать её в деле!
        - На льду Николай Сапрыкин, Советский Союз! - Я привстал, схватил свою новую клюшку и наподдал тапочке у кровати, чтобы улетела в высокий порожек. - Гол!
        - Чего разорался? - В дом вошёл Витёк. Лёгок на помине! Я запрыгал сидя на кровати, чтобы пружины раскачались как следует, и завопил:
        - Витёк прогуливает! Ура!
        - Да не прогуливаю я! Первые две физры, а у меня освобождение. Думал поспать как человек. Лежу смотрю в окно: наши на лыжах идут, а тебя нет. Решил зайти… Ух ты, настоящая! - Он отобрал у меня клюшку и стал гонять по комнате оставшуюся тапочку, сбивая нитяные половички: - Виктор Чураков вырывается вперёд, обходит защиту, го-ол!
        «Гол!» заорали мы вместе. Я был так рад ему, что даже клюшки было не жалко. После вчерашнего жуткого дня мне не терпелось с кем-то поделиться. Тапочка улетела за порог в коридор, присоединившись к первой, Витёк победно взмахнул руками - и конечно задел клюшкой книжную полку. На меня рухнул Пушкин всей своей тяжестью, но я не обиделся. Витёк с размаху сел на мою кровать и стал раскачивать пружины:
        - Говори: чего валяешься?
        - Я не валяюсь, я болею. На меня, если хочешь знать, вчера бандиты напали.
        - Чего?!
        - Того! Отца спроси вечером, если не веришь. - И я выложил ему всё, что было вчера. Ну, кроме креста, конечно.
        Витёк слушал открыв рот, всё-таки он настоящий друг, даже ни разу не перебил. Хотя я на его месте перебивал на каждом слове и переспрашивал по сто раз. Бандитов мы видим только в кино - как тут не переспросить?
        - …Сторож на кладбище нас подобрал и отвёз домой, иначе бы насмерть замёрзли. - Я показал ему пальцы с шелушащейся красноватой кожей. Галина Ивановна сказала, что видала и похуже, но выглядело всё равно впечатляюще.
        - Вы правда ночью через кладбище шли?
        - Сперва шли, потом ехали. Петрович сплетничал о покойниках. - Мне вдруг стало жутко смешно от этой ситуации, и я захохотал как ненормальный.
        - Погоди, о чём сплетничал-то?
        Я пересказал незавершённый рассказ сторожа о странном мужике, который убийца, но говорил, что его семья пропала в лесу, а оказалось, не там… С моих слов выходила полная ерунда, отец же не дал Петровичу досказать, наверное боялся, что я не усну, ха-ха! Но Витёк проникся:
        - Точно, это Толяха! Меня им бабка в детстве пугала: «Не будешь спать - Толяха придёт»…
        Я опять загоготал, но Витёк неожиданно обиделся:
        - Я тоже думал - ерунда, а потом порасспрашивал. Он на самом деле существовал. И не так давно: мать помнит и бабка. Он какой-то кружок вроде вёл, где вырезают по дереву. Ну как кружок - просто все приходили к нему по вечерам, что-то там мастерили, вырезали. Школы не было толком, все собирались у нас и учились. Бабка русский вела, этот, значит, у себя дома мальчишек обучал всякому ремеслу… Так вот, однажды выкорчевал этот Толяха пенёк где-то у леса. Понадобился ему для поделок, табуретку, что ли, делать надумал. А под пеньком - скелет, все ребята из деревни бегали на него смотреть.
        - Военный?
        - Вряд ли, если дерево сверху успело вырасти да его успели спилить… И вот после этого скелета стал тот Толяха сам не свой. Ни с кем не разговаривал, про ребят забыл, злющий стал какой-то. А однажды, прямо средь бела дня, занимаются все у нас дома. Мать смотрит в окно, а там этот Толяха свой же дом поджигает.
        - Зачем?
        - А спроси! Она даже не поняла сперва, что происходит: ну, ходит мужик, поливает чем-то домик - может, от вредителя, мало ли! А потом раз: домик вспыхивает, а мужик ныряет внутрь и запирается.
        - Иди ты!
        - В классе, конечно, тарарам, кого училка удержала, остались, остальные - помогать тушить… В общем, сгорел этот Толяха, и не один. С ним его семья, якобы пропавшая в лесу на днях, и почтальон.
        - Он-то откуда?
        - Я думаю, он своих убил, а потом испугался и решил уничтожить следы. А почтальон просто зашёл не вовремя - ненужный свидетель. И самое интересное: бабка говорит, что это не он сам сделал.
        - А кто тогда?
        - Смеяться не будешь?
        - Что ж тут смешного!
        - Бабка говорит, что после скелета в Толяху что-то вселилось. Душа не душа, что-то плохое, что принадлежало скелету при жизни. Она даже говорила, как это называется: подселенец, лярва, лихоманка…
        - Лихоманкой мать Ленку зовёт, когда та кашу есть не хочет! - говорю. - Я не буду смеяться, но это глупо. Скажи лучше, что со скелетом сделали.
        - Вроде куда-то увезли, перезахоронили… Да что тебе скелет! Пустой не страшен. Страшно, когда люди меняются!
        - Устное народное творчество. У кого бабайка, а у нас Толяха: мёртвый мужик с душой скелета!
        - Да ну тебя!
        Тут вернулись из аптеки мать с Ленкой, Витёк вспомнил, что ему ещё на уроки, и быстро убежал. Мать оценила бардак, который мы успели устроить, дала мне горькую микстуру и сказала, что я симулянт, но температуру всё-таки померила и осталась недовольна:
        - Больной, а скачешь - марш в постель!
        Как будто я был не в постели.

* * *
        Я надеялся, Витёк зайдёт после уроков, захватит Мишку, чтобы вместе поиграть в морской бой, скучно было ужасно. Мать запретила мне выходить, даже к телевизору в большой комнате, а читать отчего-то не хотелось. Но вместо Витька и Мишки припёрлась Верховцева, староста. Я её увидел в окно - с моей кровати весь двор видно - и очень захотел заболеть сильнее. Она жутко противная, эта Верховцева, ей до всего и до всех есть дело. В прошлом году, в мае, когда мы с Мишкой и Витьком сбежали в кругосветное путешествие на плоту по реке - кто поднял на уши всю деревню и даже милицию в городе? И-ирочка - даже имя звучит противно. Нет, я не маленький, я понимаю, что далеко бы мы не уплыли на нашем плоту: Витёк плохо скрепил доски, и мы пошли ко дну в самом начале пути. Но ей-то, Верховцевой, какое дело?! Такая она во всём. Не удивлюсь, если пришла выяснять, почему я не был в школе. С ней не прогуляешь!
        Верховцева шумно обметала валенки на крыльце, я быстро нацепил рубашку поверх майки, влез в треники, натянул одеяло на уши и сделал вид, что сплю.
        - Здрасте, теть Кать. Коля дома? - Какой противный голос! Ничего, что Ленка спит?
        - Тише, Ирочка, тише! - мать шипела так театрально, что я всё слышал. - У меня младшая спит, а ты проходи потихоньку.
        - Я тоже сплю! - буркнул я, и они обе захихикали, ужасно обидно. Я правда почувствовал слабость впервые с утра, это всё из-за этой Верховцевой!
        Верховцева вошла, даже не постучалась, и тулуп не сняла, спасибо хоть без валенок. Приоткрыла дверь, поводила любопытным носом туда-сюда, оценила бардак на столе, провела пальцем, проверяя пыль, и всё-таки поставила чистенький свой портфельчик.
        - Привет, Сапрыкин.
        Притворяться было бесполезно.
        - Чего тебе? - спрашиваю.
        - Не мне, а тебе. Почему в школе не был?
        - Почему надо, тебе знать не надо. Болею я, понятно?
        - Что ж тут непонятного. Ладно, я по делу: мы тут распределяли темы внешкольных докладов. Поскольку тебя не было, то класс решил дать тебе «Волшебные существа в устном народном творчестве». Я взяла в библиотеке книги…
        - Погоди, - говорю, - какие ещё книги?! Меня вообще кто-нибудь спросил?!
        - Так и знала, что будешь упираться. Извини, но «Танки Второй мировой войны» взял твой обожаемый Виктор.
        - А Мишка что взял?
        - Сам как думаешь? Судостроение - что ещё мог взять Мишка.
        Я расстроился. У всех нормальные темы докладов, думаю, даже Верховцева взяла себе что-то приличное - а я? «Класс решил!» Витёк не мог за меня вступиться? Друг называется!
        - А себе ты что взяла?
        - Бабочек. Хочешь, поменяемся.
        - Ещё чего! Давай свои волшебные существа и не мозоль глаза.
        Верховцева быстро выложила на стол несколько потрёпанных книг, да ещё объяснила мне как маленькому: «Библиотечные, не порви». Я кашлянул на неё так, что бантики вздрогнули.
        - Тут ещё уроки на завтра…
        - Завтра я тоже болею. Завтра приходи!
        В соседней комнате послышался шум - мы разбудили Ленку, она всегда спрыгивает с кровати так, чтобы дом затрясся. Ленка вбежала в комнату (ей же любопытно, чего мы разорались), уставилась на Верховцеву. Та, вместо того чтобы поздороваться как все люди, начала сюсюкать:
        - Ой, какая девочка проснулась! Привет!
        Ленка что-то пролепетала на своём малышачьем, стащила со стола портфель Верховцевой, ловко открыла пряжку (натренировалась на моём) и стала потрошить. Я завопил «Мам!», зная, чем кончаются Ленкины раскопки (она любит вытряхивать всё и отовсюду, возраст такой), но Верховцева среагировала быстрее:
        - Спасибо, Леночка, - и с невозмутимым лицом взяла у моей сестры учебник алгебры, пролистала… - Сегодня ничего нового не было, но на днях контрольная, так что уроки делать придётся.
        Вошла мать, неся перед собой поднос с двумя чашками чая и свежими пирогами:
        - Перекусите, Ир, ему нельзя перегружаться, ещё в себя не пришёл. Они с отцом намёрзлись вчера - он тебе не рассказывал?
        - Мам!
        Но мать уже уселась у меня в ногах и начала выкладывать этой дуре о наших вчерашних приключениях.
        Я не перебивал, молча жевал пироги и исподтишка показывал Ирке язык. Ленка, оставленная без присмотра, счастливо потрошила портфель старосты, вываливая всё на пол. Верховцева только слушала открыв рот и сочувственно кивала.
        Она проторчала до вечера и конечно заставила меня делать уроки. Я ругался, ныл, что болею, замахивался клюшкой (старой, понятное дело, ещё чего - на Верховцеву новую тратить!), но мы сделали всё, что она принесла.
        - Завтра ещё приду, - пригрозила на прощание Верховцева, сгребая с пола разбросанные Ленкой тетрадки. Обидно, но, кажется, она ушла довольная.

* * *
        Когда уже давно стемнело, моё окно осветила фара мотоцикла: сосед дядя Коля приехал с работы. Он остановился у нашего двора: значит, отец с ним. Они в одном месте работают, чего ж не подвезти. Я встал, принёс наконец из коридора свои зафутболенные тапочки и пошёл встречать. Перешагнул через высокий порожек, вышел в коридор, включил свет. Отец открыл дверь, на меня пахнуло морозным воздухом, в коридор влетел морозный пар. Я закашлялся.
        - Ну-ка брысь в кровать! - рявкнул он, замахнувшись на меня чем-то белым и меховым.
        От неожиданности я отпрянул, споткнулся о порожек собственной комнаты, да так и растянулся на полу.
        - Ну что ты тут по полу валяешься, иди в кровать, кому сказал!
        Я торопливо поднимался, соображая про себя, что не так. А не так было всё. Отец со мной никогда так не разговаривает: случилось что?
        - Ты чего, пап? Из-за мотоцикла, да? А в милиции был?
        - Можно мне разуться спокойно и пожрать?! Был. Сказали «будем искать», как будто будут. - Лицо у него было злющее и какое-то странное. Я таращился, стоя у порога, не решаясь ни выйти, ни остаться. Отец выглядел усталым, но дело не в этом: лицо было каким-то чужим, может быть из-за разбитой брови… Точно, бровь! Вчера эти здорово разбили ему бровь, а теперь на том месте не было и следа. Я шагнул к нему навстречу и уставился в лицо: как такое может быть? Такие раны не заживают за сутки, они и за месяц-то не очень, всё равно остаётся шрам.
        Отец перехватил мой взгляд, и на переносице у него собралась нехорошая складка:
        - Что?
        - Твоя бровь зажила…
        - Какая ещё бровь, дай человеку в себя прийти! - Он разулся, прошёл мимо меня на кухню, бросив в прихожей что-то белое. Я проследил взглядом и наконец разглядел: заяц!
        В освещённой прихожей, в углу, куда мать сумки сваливает, когда приходит из магазина, лежала белая тушка зайца. У него были удивлённо вытаращенные глаза, как будто он не понимал, куда попал, и пасть, распахнутая в жутком незаячьем оскале, как у хищника. Я, конечно, видел раньше зайцев, но не так близко и не так жутко. Не знал, что у них такие длиннющие зубы и такие огромные тёмно-коричневые глаза.
        Ленка тоже увидела. Подбежала с восторженным воплем, но отец её отогнал:
        - Отойди, укусит!
        Заяц лежал безжизненной тушкой на полу. Его задние лапы были растопырены в разные стороны, как будто он ещё готов бежать.
        - Он что, ещё жив?
        - А чёрт его знает! Попал в луч фары, да так и бежал перед нами, пока не задавили. Дурные они всё-таки…
        Мать вышла в коридор, взяла Ленку на руки и носком тапочки потрогала зайца:
        - Что будешь делать?
        - Шапку. Кормить будут?
        - Убери его. - Мать зазвенела на кухне посудой. - Скоро малыши придут, а у нас тут…
        - Да что ж это делается-то! - Отец выскочил в тапочках, подхватив в прихожей тушку зайца, выбежал на улицу, хлопнув дверью посильнее. Мать выглянула ко мне в коридор:
        - Вы что, поссориться успели?
        Я покачал головой:
        - Я думал, вы успели.
        Мать засмеялась, но легче мне не стало. К тому же разболелась голова: Галина Ивановна предупреждала, что к вечеру температура поползёт вверх. Я сел на свой высокий порожек между коридором и моей комнатой и таращился на дверь, пока отец не вошёл. Он раздражённо глянул на меня (бровь была совершенно целой) и рявкнул:
        - Туда или сюда?!
        - Не решил ещё… Ты из-за мотоцикла, да?
        - Что? - не понял отец. Он правда не понял или притворяется?
        - Злишься на меня.
        - Никто на тебя не злится, просто не торчи тут уже, иди или туда, или сюда! - Он говорил это так, будто сейчас на меня набросится. Наверное, всё-таки из-за мотоцикла.
        - Не расстраивайся, может, ещё найдут. - Я встал и пошёл к себе. Всё-таки температура поднималась.
        Лёг и выключился, и всё равно в полусне слышал, как на кухне переругиваются родители: мать была недовольна принесённым зайцем, отец, кажется, вообще всем был недоволен. Потом захлопала входная дверь: это соседские дети бежали к нам смотреть «Спокойной ночи». Они галдели, смеялись. Я хотел крикнуть соседскому Вальке, чтобы взял мою старую клюшку, но подумал, что его мать может не пустить, решит, что я заразный, хотя это не так. Лучше потом, когда поправлюсь.
        …Их матери болтали с моей на кухне, и каждая считала своим долгом высказаться по поводу нашего бедного мотоцикла. Думаю, мать тоже была не в восторге от этих разговоров. Отец громко возился в сарае, стоящем вплотную к дому, прямо у моей стены, и я слышал всё.
        Как отец шарил по стенке, перебирая висящие на гвоздях инструменты: у нас нет никакой скотины, и на охоту отец тоже не ходит, я вообще не думаю, что он умеет разделывать туши, а инструмента для этого и подавно нет. Значит, будет импровизировать. Как будто подслушав мои мысли, отец хлопнул дверью, прошёл к дому, скрипя снегом под моим окном, вошёл:
        - Дай нож поострее.
        Мать молча и торопливо зазвенела столовыми приборами, вынесла в коридор какой-то нож, он отцу не понравился:
        - А нормального нет?
        - Этот самый острый. Хочешь, сам посмотри.
        Они прошли на кухню и долго звенели ножами, отец ворчал, мать оправдывалась, как будто она виновата. Наконец он нашёл что-то подходящее, ещё один проход у меня под окнами к сараю, хлопнула дверь, тишина.
        Мне казалось, я услышу, как будут разделывать несчастного зайца, и ещё я почему-то боялся, что он вскочит и закричит. Но в сарае было тихо. Иногда звякало какое-то железо, грохнуло разок жестяное ведро… Лязг железа, шум пилы и даже, кажется, ругательства, но может быть, они мне уже и приснились, потому что я не помню, как уходили дети. Помню, что гадал, что отец там делает так долго, потом вспомнил: есть же ещё крест. Кроме зайца надо сделать крест! Хотел ему крикнуть, чтобы завтра завернул его во что-нибудь, прежде чем нести Петровичу, а то как с такой штуковиной идти через всю деревню. А потом уснул.
        Глава IV
        Утро проходило как обычно, если не считать того, что мне не надо было в школу. Юп поймал очередную муху, новенькая клюшка без дела пылилась в ногах, мать бегала по дому, собирая на работу отца, Ленка (хоть я и не видел из своей комнаты) скучала над тарелкой каши. Над этой кашей она может просидеть до обеда, и я её понимаю: как это вообще можно есть?! Белое, с комками, сперва слишком горячее, а потом сразу мерзко холодное, фу! Меня даже затошнило немного от таких мыслей, я быстренько хлебнул чаю с малиной, принесённого матерью, и получше завернулся в одеяло.
        За ночь моё окно покрылось снежным узором, было ещё темно, но фонарь под окном его красиво освещал. Я представлял, как мои одноклассники влезают в тулупы и валенки и бредут по сугробам в школу. Особенно Верховцева: бредёт, спотыкается, может быть, кто-нибудь добрый даже кинет в неё снежок… А я валяюсь дома! Захочу - почитаю, захочу - ещё посплю, а Верховцева пусть валяется в снегу и получает снежками в лоб…
        От приятных мыслей меня отвлёк вопль отца. Он завтракал на кухне, позвякивая ложечкой в стакане, как обычно в такт утренней зарядке по радио. Этими фоновыми звуками наполнено каждое утро, я их уже и не слышу почти, и в тишине отец рявкнул:
        - ТЫ БУДЕШЬ ЖРАТЬ ИЛИ НЕТ?!
        Я, кажется, даже подпрыгнул в кровати. На кухне глупо играло радио, приговаривая своё «раз-два-три-четыре», оно напомнило мне наш позавчерашний поход, когда я считал шаги. Потом заревела Ленка, мелко затопала мать из комнаты в кухню, буркнула отцу что-то неслышное, вроде «не ори так». Потом шумно отодвинулся стул, перекрикивая Ленкин рёв, отец протопал в прихожую, сорвал с вешалки тулуп, я услышал треск оборвавшейся вешалки. Хлопнула входная дверь, мужик по радио сказал «переходим к водным процедурам». Мать вполголоса утешала Ленку, а та продолжала реветь. Наверное, в этот момент я и проснулся окончательно. Выбежал на кухню. Мать с Ленкой сидели за столом над полной тарелкой несчастной каши. Мать утешала Ленку, а сама смотрела куда-то в окно. Тёмное, оно выходит на огород, ничего там нет, а она смотрит.
        - Мам?
        - Не бегай с температурой… Это он из-за мотоцикла переживает. Нашли бы уже.
        - Найдут. - Я почему-то был в этом уверен. В кино милиция всегда находит преступников, а наши что - хуже, что ли? Обязательно найдут! И отец будет прежним.
        - Вы когда пешком добирались, он на тебе не срывался?
        - Наоборот, утешал.
        - Ничего, успокоится. С меня однажды шубу Снегурочки сняли. В городе было, ещё в институте. Костюм казённый, я за него расписывалась. Иду реву, не знаю, что теперь будет. Меня ждут в актовом зале, вечер уже начался, а я без шубы на улице. И каждый встречный меня останавливал и спрашивал: «Снегурочка, что ты плачешь?» Шапка-то с косой, сапоги - всё это осталось… - Она засмеялась, как будто это было смешно. Зато Ленка притихла, и я сразу поверил, что ничего, отец успокоится.
        Я отобрал у Ленки остывшую кашу и стал демонстративно есть. Ни толку, ни нужды в этом не было: моя сестра не из тех, кто за компанию съест любую гадость, на неё эти проповеди с личным примером не действуют, она инопланетянка. Да и после утреннего матери уже было не до каши, она бы и так не стала настаивать. Каша была противная и холодная, но я слопал всю, не знаю зачем. Мне просто хотелось сделать хоть что-нибудь там, где я ничего не могу поделать.

* * *
        После уроков, как и угрожала, припёрлась Верховцева. Я протёр в своём окне дырочку и с удовольствием наблюдал, как за ней по улице идут Мишка и Витёк и кидают в неё снежки.
        - Твои друзья хулиганы, ты в курсе? - сказала она из коридора, вместо «здрасте». Ленка тут же выскочила ей навстречу и стала отбирать портфель, чтобы выпотрошить тут же в прихожей, где Верховцева уже успела налить лужу с плохо обметённых валенок.
        - Ничего не хулиганы, - говорю. - Просто нормальные люди, которые понимают, что нечего мучить тяжелобольных алгеброй и суффиксами.
        - По суффиксам скоро диктант. Леночка, это важная вещь, отдай, пожалуйста… - Моя сестра, обрадовавшись новой игре, умчалась с портфелем в большую комнату, где сидела мать. Верховцева за ней. Тут же вошли Витёк и Мишка, и я жутко им обрадовался: я-то думал, они просто мимо идут.
        - Верховцева у тебя?
        - У матери, - не соврал я и утащил их к себе. Из большой комнаты раздавался Ленкин смех, вопли Верховцевой и робкий голос матери, которая пыталась прекратить безобразие. Я закрыл дверь, чтобы этого не слышать, и засыпал мальчишек вопросами: я не был в школе два дня, а казалось - целую вечность.
        - У меня к тебе дело! - Мишка выглядел жутко серьёзным, значит, попросит какую-нибудь ерунду. - Я делаю фрегат на областной конкурс, а отец дерева не даёт.
        - Конечно! - Я вскочил, прыгнул в валенки, стянул с вешалки материн огромный тулуп…
        - Куда раздетый?! - Вот как она видит через закрытую дверь, а?!
        …Выбежал во двор, дёрнул дверь сарая - заперто!
        С неба валил снег, я стоял как дурак у запертой двери сарая и таращился на огромный висячий замок. Он было новенький, ещё в масле, этот замок. Не знаю, когда отец успел его повесить, раньше он никогда не запирал от меня сарай.
        На порог вышла мать и закричала, чтобы я шёл домой, потому что болею и нечего тут бегать по морозу голышом… И я пошёл домой.
        Мишке я сказал, что дерево дам завтра, у отца вечером попрошу и дам. Если вообще смогу его о чём-нибудь попросить. Он сейчас не в духе из-за мотоцикла. Сарай вот запирать стал.

* * *
        - Николай Сапрыкин вырывает шайбу у противника, обходит защиту… - Тапочка здорово скользила по гладкому полу прихожей. Нитяные половички я давно размазал по высоким порожкам комнат, Ленкины валенки поставил на подоконник в прихожей, материны, побольше, пришлось выкинуть в сени. Больше ничто мне не мешало. Ворота были одни: вход на кухню… Прорывается к воротам - го-ол!
        Тапочка влетела на кухню, забилась под стол. Мать возилась у печки и, не глядя, ногой вернула мою импровизированную шайбу:
        - А ты точно болеешь, а? Может, тебя отправить снег чистить?
        - Ну мам!
        Мать только отмахнулась и снова загремела кастрюлями. Ленка подбежала ко мне и стала радостно пинать тапочку: моей инопланетной сестре нравятся все земные игры. Я сбегал принёс ей свою старую клюшку:
        - Стой на воротах!
        Стоять она, конечно, не стала. Подскочила и стала ловко отбирать у меня импровизированную шайбу.
        - Короткая стычка у ворот нашей команды! Инопланетная Ленка пытается отобрать шайбу, но Николай не сдаётся, мы верим в тебя, Николай, гол! - Какой жестокий удар от собственной сестры!
        Тапочка улетела к входной двери. Ленка радостно запрыгала, замахала клюшкой, пришлось уворачиваться.
        - Игра ещё не закончена, до конца периода всего пять минут, сумеет ли Николай взять реванш?! - Я подскочил к шайбе, Ленка тоже и, вместо того чтобы отправить шайбу куда надо, стала долбить меня клюшкой по клюшке, как будто мы тут занимаемся фехтованием. Я уворачивался, пытался попасть по тапочке - и кто же знал, что сейчас откроется дверь!
        Мы заигрались, теперь я это признаю. Я должен был и увидеть фару в окне, и услышать топот на крыльце - отцовский топот как не услышать, он валенки обметает целую минуту, - а я всё пропустил. Он распахнул дверь, задев мою клюшку, клюшка в моих руках подкосила Ленку, Ленка свалилась затылком об пол и разревелась. Отец не видел, что это наделала открытая дверь. Он видел только то, что я клюшкой долбанул сестре под коленки. Он глянул на меня совершенно чужими глазами, такие в кино у пленных партизан: упрямые и полные ненависти.
        - Пап, мы…
        Он спокойно поставил сумку на обычное место у двери, спокойно взял у меня из рук новенькую прекрасную клюшку, сломал её об колено и бросил из прихожей на кухню к печке, где лежала-сохла стопка дров. А потом стал разуваться.
        Мать вскочила на Ленкины вопли - и тогда ей прилетела в ноги изувеченная клюшка. Она споткнулась, взглянула, обо что споткнулась, вбежала в прихожую, взяла Ленку на руки…
        - Саш, ты что?!
        - Что? - голос был как перед дракой. Такой «Чтоэ?»
        - Что здесь произошло? Мне уже отвернуться нельзя, чтобы ребёнка до слёз не доводили?
        - К нему все вопросы, - отец кивнул на меня.
        А я был настолько потрясён, что не знал, что сказать. Кому-кому, а отцу хорошо известно, что значила для меня эта клюшка. Он сам помогал мне делать старую - не только мне, но и ребятам из команды. Сам учил нас вымачивать бинты, чтобы клюшки хватило надолго, сам повторял, что клюшка - это самое важное, после, конечно, рук и ног. На наши игры он редко попадал, в это время он на работе, но по воскресеньям ходил, если не было других дел.
        - Зачем ты её сломал?! Я же не нарочно, это же дверь, это ты дверью…
        - Я?! - он взревел так, что Ленка прекратила орать и уставилась на него круглыми глазами. - Я это сделал?! - Он стоял с тулупом у вешалки, пытался повесить резким движением, но не попадал. - Значит, во всём виноват я?! - Он опять повесил тулуп мимо вешалки, тот шмякнулся на пол. Отец плюнул, рванул на себя дверь и выскочил в тапочках без тулупа. Дверь за ним хлопнула так, что в серванте в родительской комнате задрожали стёкла.
        Мы с матерью переглянулись: у неё было совершенно растерянное лицо. Я тем более не понимал, что происходит с отцом и что вообще происходит. Только моя сестра с другой планеты расхохоталась и захлопала в ладоши: наверное, ей понравилось, как шумно хлопнула дверь.
        - Это из-за мотоцикла всё, - мать говорила уже неуверенно. - Нелегко это, Коль: полжизни копить на машину, чтоб однажды какие-то негодяи раз - и… Не сердись на него. - Она ушла с Ленкой на кухню, а я уселся на порожек своей комнаты и попытался осознать, что произошло.
        Моя чудесная новенькая клюшка валялась среди дров. Может, ещё можно починить? Я подошёл, подобрал обломки: чётко пополам! Можно ровно отпилить - будет у Ленки клюшка, как раз по росту. Или попробовать воткнуть сюда шип, а здесь две дощечки-заплатки… Может быть! Надо с отцом посоветоваться, он что-нибудь придумает…
        Я думал об отце, как будто с ним ещё можно советоваться и чинить клюшки. Я думал о нём, как будто он ещё мой и на моей стороне. Это было ужасно глупо, и я разревелся от собственной глупости. Мать с Ленкой были на кухне, мне никто не мешал быть нюней и слабаком. Я сидел над сломанной клюшкой и ревел. Мне не хотелось верить, что отец изменился навсегда: проще было сказать себе, что он переживает из-за мотоцикла. Но как же это было глупо!
        Сумка, брошенная отцом в углу, плыла перед глазами и шевелилась. Я и не смотрел на неё, так, краем глаза, пока не показалось белое ухо с чёрным уголком. За ухом показалось второе, потом голова с огромными тёмными глазами. Заяц. Ещё один! Он сел на задние лапы в этой сумке, и она осела на пол как упавшие штаны. Ещё один заяц. Этот живой, откуда? Вчерашнего, отец говорил, мотоциклом сбили - а этот что?
        Заяц вскочил на четыре лапы, глядя на меня ошалевшими глазами. Я, кажется, вскрикнул.
        - Что там у тебя, Коль?
        - Он живой! - это всё, что я мог сказать.
        - Да кто? - Мать вышла из кухни одна, без Ленки, и молча смотрела на зайца. - И этого, что ли, сбили? Оглушили, может…
        Я включил свет, чтобы как следует разглядеть зайца. Видел, конечно, но одно дело в лесу, другое - в нашей прихожей. Это очень странно - наблюдать живого зайца в своей прихожей, как будто его вырезали из леса ножницами и наложили на картинку нашего потёртого пола.
        Заяц приподнялся на задние лапы и ошалело смотрел на меня: вот кому страшно! После родного леса оказаться чёрт знает где, да ещё с каким-то человеком. Наверное, он соображал, что делать, куда бежать. Я бы тоже долго соображал.
        На кухне сдвинулся стул, затопала по полу Ленка, вбежала к нам и восторженно завизжала. Заяц вздрогнул, метнулся в мою комнату, передумал, метнулся в родительскую…
        Я распахнул входную дверь - пусть бежит. Заяц ещё метался между мной, Ленкой и матерью, не решаясь скакнуть ни в один дверной проём. На ходу он сделал лужу и сам же в ней забуксовал, размазывая по полу. Я отошёл подальше от двери, только придерживая её вытянутой рукой, топнул - и до зайца наконец дошло, куда бежать. Он скакнул в освещённый предбанник, там хлопнула дверь, мелькнула тень, я выглянул.
        В предбаннике стоял отец, держа зайца за уши. Он мельком глянул на меня, потом на свою добычу, буркнул «Жив, значит» - и пошёл с ним на улицу. Я выскочил следом, за мной мать с курткой:
        - Куда раздетый?!
        …Я думал, он его выпустит. Обогнал отца, пробежал вперёд по двору, распахнул калитку… Отец с зайцем прошёл мимо меня к сараю.
        - Ты куда его?
        - Коля оденься! - мать.
        - Куда надо. - Отец возился с ключами, отпирал сарай. Сюда же, сюда он принёс вчера того, сбитого зайца, сказал, будет делать шапку. Но этот-то живой!
        - Он живой, слышишь! Давай выпустим!
        Отец молча открыл сарай, молча свободной рукой нашарил выключатель. Маленькая жёлтая лампочка осветила нашу рабочую сараюху, где мы делали клюшки, табуретки и чинили поломанный стол. Я всё здесь знаю!.. Точнее, знал.
        Инструмент теперь не лежал в порядке, а валялся как попало. На моей скамеечке появился откуда-то кусок брезента, а в углу, на маленькой доске, похожей на гладильную, белела заячья шкурка. Она была натянута наизнанку, но кожа была почти такой же белой, как мех, ещё были уши и дыры с красной каймой вместо глаз.
        Я повис у отца на свободной руке и завопил так, чтобы вся деревня слышала:
        - Не трогай зайца, он живой!
        На секунду отец растерялся. На чужом лице мелькнул страх не страх, а это вот «Что происходит?» - словно с тобой заговорило что-то неодушевлённое. Я попробовал схватить его за пальцы, сжимающие зайца, но получил по руке задними лапами: какие острые когти! Я отдёрнул руку, чтобы повиснуть на другой, и тут же полетел в сугроб.
        Хлопнула дверь сарая, лязгнула задвижка изнутри. Откуда-то возникла мать с курткой и стала одевать меня как маленького. Я вывернулся, вскочил и забарабанил в дверь сарая:
        - Не трогай, кому говорят!
        Хлопнула дверь соседнего дома, и сутулая фигура (кажется, баба Маша) подошла к общему забору и, заслоняясь ладонями от света фонаря, уставилась на меня. Мать торопливо ей что-то объясняла, баба Маша кивала, а мне было плевать, я барабанил в дверь. Я видел эту жуткую шкурку, эту сумку и эти перепуганные глаза зайца, оказавшегося в доме, я видел!..
        - Открой!
        Баба Маша покачала головой:
        - Коля, ты ведь хотел стать охотником: помнишь, когда маленький был?
        Помню. Только это другое. Он живой, он живой, его уже сбили, а он выжил! Даже преступников не вешали повторно, если верёвка обрывалась. Он уже спасся, так нечестно!
        - Так нечестно!
        Распахнулась дверь сарая, вышел отец, влепил мне оплеуху и тут же захлопнулся обратно. Он не бил меня ни разу в жизни.
        Баба Маша опять покачала головой и ушла к себе. Мать молча повела меня в дом, я не сопротивлялся, потому что проиграл. Проигрывать надо уметь, это я усвоил. И терять тоже надо уметь.
        - Ну что ты, глупый, ревёшь, мы детьми знаешь как зайчатину лопали! Деликатес был. Это у вас, оболтусов, всё есть, а отца уже не изменишь. - Мать обметала снег с моих тапочек, это выглядело так жалко, что я разревелся с новой силой:
        - Он не был таким! Он так не делал раньше!
        - Ну, ты тоже хорош! Чего полез под горячую руку: видишь же, человек не в настроении, а ты ему: заяц! Да ещё на улице, чтобы все соседи слышали! Позорище! Что заяц - о нас подумай!
        - Я и думаю! Он не был таким!
        - Это из-за мотоцикла… Ну ничего же не произошло, ну подумаешь, оплеуху получил. Да этих оплеух раздают… Скажи ещё, в школе от друзей не получал!
        Получал. Но то было другое. То друзья, им можно дать сдачи.
        - Всё, не показывай сестре плохой пример. Ничего страшного не произошло. Придёт отец - извинишься, понял? - Она шла впереди меня и не видела, что я не кивал. Открыла дверь, вошла в дом, я за ней.
        Ленка уже сидела перед теликом, ждала, пока включат «Спокойной ночи». Значит, скоро уже. Я пошёл к себе, цапнул со стола одну из книг, принесённых Верховцевой, и завалился на кровать. (Ничего страшного не произошло.)
        Скоро захлопала дверь, в дом стали стекаться мамы с малышами на свои «Спокойной ночи». Они топтались в прихожей и размазывали оставленную зайцем лужу, которую мать забыла вытереть в этой суматохе. Дети шумели. Мамы болтали на кухне, а за стеной в сарае лязгало железо и визжала ножовка. Я старался не думать, что ею пилят. Я был хорошим мальчиком, я готовил доклад.
        «Личина, или Подселенец: в древнеримской мифологии душа умершего злого человека, убийцы, преступника, способная причинять зло и даже убивать живых. Если вскрыть могилу бывшего убийцы или нечаянно оказаться неподалёку от такой, Л. может вселиться в живого человека и управлять им. Тогда человек становится не похож на себя: добрый становится злым, жестоким и нередко идёт на убийство. Люди с Л. внутри выглядят как обычно, только немного меняются в лице. Благодаря паразиту они живут дольше обычных людей».
        «В древнеримской мифологии» - хорошенькое устное народное творчество! Интересно, в классе это вообще кто-нибудь заметит? Хотя какая разница! Мифы - они и есть мифы. Если только не похожи на правду. И при чём здесь вообще личина. Личина - это от слова «лицо», маска! Я вспомнил, как быстро затянулась у отца разбитая бровь.
        Как будто возвращая меня к реальности, в сарае завизжало точило. Вообще-то я люблю этот звук, особенно когда он приглушён двумя толстыми стенами, но сегодня вообще всё не так. (Ничего страшного не произошло.) Дети ещё смотрели «Спокойной ночи», у нас у одних во всей деревне есть телик, у Петровича ещё - но кто ж пойдёт ночью на кладбище мультики смотреть! Поэтому все собираются у нас. Дети смотрели, а точило визжало. (Ничего страшного не произошло.)
        Оно визжало полночи, это точило, уже все разошлись, мать уже уложила Ленку, принесла мне микстуру, а оно визжало. Я читал глупую скучную мифологию про личин и не мог оторваться. Кажется, уснул с книжкой.
        Глава V
        Я проснулся от смутного беспокойства: личины! То есть книга! Она лежала прямо у меня на подушке, впиваясь уголком в лоб. Вчера я прочёл что-то важное и забыл записать, чтобы не забыть, и опять забыл.
        - Я хочу, чтобы изолента лежала на своём месте!
        - Да я просто хотела…
        - Мне неинтересно, что ты там хотела, это ерунда, вот! - Послышался хруст дерева, грохот, охнула мать, завопила Ленка.
        Я вскочил, ворвался на кухню и чуть не влетел в спину отца. Он стоял в проходе, размахивая моей бедной клюшкой. Посередине, по месту слома она была трогательно перемотана изолентой: такое только Ленка могла придумать - или всё-таки мать?..
        - Пап, ты что?!
        - Ты?! - Он повернулся ко мне. Разбитая бровь была цела, глаза сузились в щёлочки, и на переносице собралась новая глубокая складка, которой не было. «Душа умершего злого человека, убийцы, преступника»; «Ничего страшного не произошло»; «Это он из-за мотоцикла»… - Ты что, думаешь, можно размахивать клюшкой в доме?! - Он замахнулся на меня этой клюшкой - я б испугался, если бы не изолента.
        - Он-то при чём?! - мать. - Я просто хотела починить…
        Она не играет в хоккей и понятия не имеет, как работает клюшка. Хотя сейчас, наверное, уже всё поняла и жалеет о содеянном…
        - При том! - Он врезал клюшкой по столу, отчего примотанная часть тут же отлетела в другой конец кухни, рассыпав по дороге кучу мелких щепок. Я как-то слишком спокойно подумал, что теперь клюшка точно потеряна безвозвратно: если раньше я ещё надеялся вставить шип и заплатки, то теперь… - Я прихожу домой, уставший как чёрт, без задних ног, я хочу отдохнуть - а тут клюшки, дети…
        - Здравствуйте! - Участковый вошёл шумно, и голос у него был нарочито весёлый, как у Деда Мороза на детской ёлке. Ленка даже реветь перестала. - Мы с матерью поздоровались, отец так и стоял с обломком клюшки, у него был совершенно растерянный вид: «Что происходит?» - Пляши, Сапрыкин! - участковый продолжал изображать доброго волшебника.
        - Что, письмо? - глупо спросил отец.
        Я даже сам уже понял: какое там письмо - из милиции-то! Я завопил «Ура!» и запрыгал аж до нашего низкого потолка. Ленка, понятно, со мной, даже мать разулыбалась, как будто не было этого утреннего скандала, один отец долго соображал.
        - Ну ты чего, Саш! - мать потрясла его за плечо, а он так и стоял столбом. - Ну, соображай быстрее!
        Участковый с удивлением глазел на этого тугодума, а тугодум стоял столбом с дурацким обломком клюшки и смотрел в одну точку.
        - Нашли твой мотоцикл, Сапрыкин! - не выдержал участковый, - Даже целёхонький, ну! И этих нашли… - Он замялся и нехорошо посмотрел на меня.
        - При нём можно, - быстро сказала мать. - При нём угнали.
        - Тогда вы мне оба нужны на опознании.
        - Кольку не пущу, он болеет.
        - Ладно. Собирайся, Сапрыкин, тебе ещё на работу звонить.
        Отец молча кивнул, бросил клюшку к дровам и пошёл в прихожую обуваться. Участковый с удивлением глянул ему вслед, вопросительно посмотрел на нас с матерью: чего, мол, этот - не рад, что ли? А что нам было сказать?

* * *
        Мать повеселела, когда они уехали, затеяла пироги и распевала на весь дом. Вообще я люблю, когда она поёт, но сейчас это казалось неуместным. «Это из-за мотоцикла»… Да он хоть бы улыбнулся, когда ему сказали, что мотоцикл нашли! Может, я придираюсь и ничего страшного и правда не произошло? «Душа умершего злого человека…»
        Я стал копаться в других книжках, которые притащила Верховцева: вряд ли, конечно, доклад-то у меня по устному народному творчеству, а эти личины-подселенцы даже не наша мифология. И всё-таки…
        «Сущность низшего плана, порождение обиды, страхов, злобы. Паразитирует на хозяине, заставляя совершать ужасные поступки. Изгоняется с помощью магии. Иногда помогает лечение травами: пустырником, полынью и пр. Поддаётся очищению огнём».
        Огнём. Я вспомнил того Толяху, который поджёг свой дом после того, как убил семью и почтальона. С себя начинать надо было, и ничего бы не было! Я сам испугался своих мыслей - это ж бред сумасшедшего! Пару дней назад я бы не поверил, что вообще стану это читать, поменялся бы с Верховцевой, писал бы про бабочек: ничего бы и не задразнили - всё лучше, чем эти сказки. Вот только моя реальность слишком на эту сказку похожа.
        Я полдня просидел над книжками, выискивая и глотая всё, что удавалось найти про личин. Мать звала помогать, я отмахнулся: у меня доклад. В каждой книжке про них было по чуть-чуть, по полстранички, да и писали все одно и то же. «Человек становится раздражительным, подозрительным, гневливым…» Чушь, чушь, я сам таким становлюсь по утрам - и что? (Ничего страшного не произошло. Это из-за мотоцикла.) Разумная часть меня отказывалась верить, а та, что, замерзая на кладбище, увидела странный дымок, та, что видела складку на переносице у отца и как он потащил в сарай этого несчастного зайца, та, которая лишилась новенькой клюшки… Вот эта, вторая часть не отпускала от книг.

* * *
        Верховцева припёрлась неожиданно и одна. Я-то надеялся, что Мишка с Витьком не оставят меня в беде и мы сорвём все эти домашние уроки.
        - Они какой-то там кораблик делают, - ответила Верховцева на мой злющий немой вопрос. - Конкурс же скоро! Велели передавать привет.
        Привет! Что мне от их привета, когда у меня Верховцева с уроками!
        - Не какой-то, - говорю, - а фрегат! Ты хоть что-нибудь читаешь, кроме своих учебников?
        - Иногда всё-таки читаю, - легко согласилась Верховцева. Ты доклад начал? - Она кивнула на мою кровать, где были разбросаны библиотечные книги про всякую нечисть и даже парочка наших. Несерьёзные, сказки, но там тоже были эти личины-подселенцы. Их прямо вот так не называли, но когда герой менялся, становился злым, а в себя приходил, только получив как следует по шапке, мне было ясно, что с ним происходило на самом деле. Да таких сказок миллион! Куда я смотрел: знал же, что сказка ложь, да в ней намёк!
        - Начал на свою голову.
        - Почему? Неинтересно?
        - Ещё как интересно! До жути, - и я, сам того не желая, выдал ей всё, что успел узнать про личины. Верховцева не из тех, кому можно доверить страшные тайны, но я ужасно не хотел садиться за алгебру, да и вообще думать не мог ни о чём, кроме этих чёртовых личин. К тому же что тут тайного: я готовлю доклад! Я вдохновенно рассказывал Верховцевой про могилы и таящуюся в них опасность, про лечение травами и очищение огнём… Она сидела с совершенно отсутствующим лицом, эта Верховцева. - Тебе вообще интересно или я зря тут распинаюсь?
        - Мне интересно, чего только люди не придумают, чтобы объяснить непонятные вещи. Молоко скисает не потому, что химия-бактерии (откуда безграмотной бабульке такие вещи знать!), а потому, что домового обидели. В лесу заблудился не потому, что не умеешь ориентироваться на местности, а потому, что леший водит…
        - А характер?
        - …характер переменился не потому, что тебя по башке ударили, а потому, что лихоманка вселилась…
        - Личина… Погоди, при чём тут «по башке»?
        - Я читала о таком случае. Парню в драке пробили голову. Выжить-то он выжил, только характер изменился, злющий стал…
        - Станешь тут!
        Я подумал, что, может, Верховцева и несёт чушь, но и отец и я в тот день здорово получили по голове. (Ничего страшного не произошло. Это из-за мотоцикла…)
        Мать позвала пить чай с пирогами и делиться с Верховцевой радостью: мотоцикл нашёлся! Они так заболтались, что совсем забыли про уроки.
        …А после чая пришёл Петрович, отозвал меня в коридор и спросил, не сделал ли отец крест.
        - А разве он вам не отдал? Он всё что-то мастерил две ночи подряд, я думал, готово давно. - Вообще-то я врал. Я прекрасно знал, что делал отец две ночи подряд, но рассказывать сторожу было почему-то неловко. Смешно, но я сам почти забыл про этот крест.
        - Не, ну я бы заметил! Может, сделал, но не довёз. Мотоцикла-то нету.
        - Нашёлся мотоцикл! - мать из кухни. - Заходи, Петрович, у нас пироги…
        Пока Петрович ломался, а мать уговаривала, мне пришла простая и страшноватая мысль. Ну то есть ещё три дня назад она была бы простая - тогда, до случая с мотоциклом. Простая, как три копейки: заглянуть в сарай и посмотреть - делов-то! Но сейчас что-то останавливало меня. Не знаю, как среагирует отец. И ещё… почти наверняка нет там никакого креста, даже брусочка обработанного нет. Я набросил тулуп, если мать сейчас остановит…
        - Я в сарай.
        - Застегнись!
        Вышел. Морозный воздух непривычно царапнул горло, я закашлялся, сейчас мать из дома услышит и погонит обратно… Я кашлял уже нарочито, но, кажется, она была занята болтовнёй с Петровичем, потому что не реагировала. Я спустился, обошёл дом и уставился на висячий замок на двери сарая.
        Вот чего, спрашивается, отец вздумал его запирать! Я поискал ключ на всех обычных местах: на гвозде у двери, под козырьком, на подоконнике… Ну и хорошо! Ну и ладно! Я даже почувствовал какое-то облегчение, вбежал на крыльцо, влетел в дом…
        - Ключ у отца в рабочей телогрейке, я забыла тебе сказать! - Мать разливала чай на кухне и доверительно объяснила Петровичу: - После случая с мотоциклом всё запирает.
        Рабочая телогрейка отца висела тут же на вешалке. Я сунул руку в карман, достал ключ, запомнил, что карман правый, чтобы туда же и положить, и пошёл в сарай.
        Открыл дверь, нашёл выключатель. Тусклый по вечерам, свет сейчас так долбанул по глазам, что пришлось зажмуриться. Я на ощупь прикрыл за собой дверь: казалось, будто я делаю что-то незаконное. Отец, конечно, только вечером придёт…
        Инструменты висели на стене на своих обычных местах, если не считать точила: обычно оно стоит на полочке, пока кому-то не понадобится, а тут было закреплено на лавке, будто всегда готовое к работе. У стены стояли доски с натянутыми заячьими шкурками. Две. Теперь их было две. Я зажмурился, а потом открыл глаза и специально подошёл, чтобы привыкнуть. (Ничего страшного не произошло.)
        …Креста не было видно. Я пошарил под верстаком (глупо: крест был бы огромный, не спрячешь), вытащил ящик с инструментами - и обалдел: вместо инструментов он был полон новеньких самодельных ножей! Где-то была не доделана ручка, где-то лезвие не заточено, но большинство были закончены - с одинаковыми деревянными ручками и даже вырезанными инициалами «А.С.». «Александр Сапрыкин», ясно… Или Анатолий… Не знаю, как фамилия - знаю, что Толяха. Чушь, но отец раньше не делал ножей. Позавчера искал острый, чтобы разделать первого зайца, а потом решил сделать. Вот чего полночи шумело точило. Зачем столько? Больше всего меня напугало то, что они все были одинаковые: лезвия одной длины, ручки на один фасон: словно взбесившаяся машина сбежала с завода и делает, делает по ночам единственное, что умеет.
        Я запер сарай, вернулся, сунул ключ туда, где взял. Потихоньку из прихожей покачал головой Петровичу: мол, нет там ничего.
        - Я на днях зайду, - пообещал он и стал прощаться.

* * *
        - А вот здесь мы с мамой собираем малину, а это ты с нами… - Мелкая Надька показывала мне свои рисунки, а я не знал, куда деваться. Какое счастье, что ребята ко мне не приходят в это время! Знают, что пока идут «Спокойной ночи», у нас дома детский сад, и не суются. А то бы задразнили. Очень глупо, но это факт: мелкая Надька влюблена в меня. Только не спрашивайте почему - разве её поймёшь? Она всё время таскает мне свои рисунки, а летом ещё цветочки (позорище, знаю), а по осени - яблоки. И рассказывает всякое нехитрое о своих малышачьих трудностях и радостях, я не знаю, что отвечать, молча слушаю, иногда киваю и говорю «Как красиво!» (про рисунки) и «Как интересно!» (про рассказы). Надеюсь, у моей инопланетной сестры такого не будет.
        - А правда, что есть домовой? - она спросила так неожиданно, что я растерялся. Хотя и о них тоже успел прочесть за сегодня. Может, Верховцева и права: у человека, хорошенько получившего по башке, может измениться характер без всякой мистики. Я весь день сегодня провёл за этими чёртовыми книгами. И если честно, мне не терпелось отослать Надьку, чтобы продолжить.
        - Говорят, есть. Но ты не бойся, он нормальный. Вот жильцы - эти опаснее.
        - Кто такие жильцы?
        - Это его враги. Они тоже живут в доме, но если домовой помогает, то эти только пакостят. Посуду бьют, шумят по ночам. А домовой с ними борется. Поэтому на ночь на кухне нельзя оставлять ножи.
        - Они его могут ранить?
        - Его-то нет.
        - Меня?! - Надька выпятила нижнюю губу, и я понял, что сболтнул лишнего. Ну не умею я с детьми разговаривать, ну что теперь!
        - И тебя нет. Просто ножи мешают домовому с ними сражаться.
        - А почему не помогают? Почему он их не перережет?
        - Он добрый, ему нельзя.
        Из большой комнаты послышалась песенка, извещающая о начале передачи. Надька убежала к остальным, и почти сразу с крыльца послышался отцовский окрик:
        - Николай!
        Отец вернулся! Поздновато, но я как-то забыл об этом. Я даже о мотоцикле забыл, сидел и читал почти целый день, мать несколько раз приходила мерить температуру.
        Я прилип к своему окну: вот он, наш чудесный мотоцикл, вот моя колясочка и брезент, даже шлем был на месте - торчал из-под брезента весёлым красным грибком. Я крикнул «иду», схватил в коридоре тулуп, крикнул матери и мамашам на кухне, что отец приехал, и выскочил на крыльцо.
        Наш прекрасный целёхонький мотоцикл стоял во всей красе. Я подбежал, обежал вокруг, даже заглянул под брезент (нет, я не надеялся найти свои конфеты, заглянул - и всё!).
        - Здорово, пап! Не помяли? А если бы ты мог купить любой-любой мотоцикл, какой бы ты купил?
        - Ты мне зубы не заговаривай. - Отец шагнул на меня из тени, и я как сдулся. У него было то же бледное лицо с той же злой складкой над переносицей. Вся моя радость от найденного мотоцикла будто разом выплеснулась и ушла в снег. - Это что? - он показал на дверь сарая. Я запер её, когда уходил, замок был на месте…
        - Я заглядывал поискать крест. Петрович заходил, спрашивал.
        - Ты даже не отпираешься? - Отец посмотрел на меня как на идиота, потом взбежал на крыльцо, исчез в доме, чтобы через секунду вернуться с ключом. - Даже не отпираешься! - он орал шёпотом, если такое вообще возможно передать. - Я прилепил кусок грязи к замку - знал, что полезешь куда не надо! - Он ковырялся ключом в замке, и руки у него тряслись. - Думал, увижу чистый замок - пойму, что лазили, а ты и не отпираешься…
        - Нельзя было, да? А чего ты не сказал? Всегда ж было можно…
        - Ты из меня дурачка-то не делай! - он рявкнул уже в полный голос. Из-за окна большой комнаты, где собралась малышня, ему ответил какой-то шумный мультяшный «Бум!» и детский хохот. - Я к тебе в стол лазаю?!
        - Но это же сарай…
        Отец снял замок, рванул дверь. Тут же хлопнула дверь дома, в тапочках выскочила мать:
        - Вы чего здесь? Саш, чего не заходишь-то!
        - Иди домой! - Отец так глянул на неё, что я бы тут же превратился в пепел. А мать только вопросительно взглянула на меня - должно быть, разглядела тревожную физиономию - и решила:
        - Коля, идём, ты болеешь.
        - Нет, он останется!
        - Зачем он тебе? Не могут ваши поделки подождать пару дней? - она бормотала неуверенно, думаю, сразу поняла, что поделки тут ни при чём…
        Я не стал ждать, пока они поругаются, рванул в дом, но отец поймал меня за воротник, втолкнул в сарай и лязгнул задвижкой.
        - Саш, только недолго! Он болеет!
        - Иди домой!
        В сарае было ещё темно. Я обернулся и в щели двери увидел, что мать никуда не ушла, а демонстративно стоит под дверью, всё видит и всё слышит. Значит, она тоже заметила. Заметила что?
        Отец не включал свет, и хорошо. Я не хотел ещё раз смотреть на эти жуткие заячьи шкурки.
        - Ты что же думаешь, сопляк, тебе можно лезть во взрослые дела?!
        - Я искал крест! - я завопил как истеричка, наверное все соседи слышали. И наверное, это всё решило тогда.
        - Ты мне сказочки-то не рассказывай - искал он! Ты это трогал?! - Отец шагнул ко мне, взял за шиворот и ткнул как кота носом в ящик. Даже в темноте я разглядел, что это ящик с ножами. - Это ты так искал крест? Тут всё перевёрнуто, что ты мне рассказываешь!
        Было вообще-то не больно, но от лезвий до моего лица оставалось сантиметров десять.
        - Саша, что происходит? - Мать так и стояла на улице, и, прежде чем я успел вякнуть, отец распахнул дверь наружу. Мать даже не вскрикнула. Шагнула назад, держась за лицо, села в сугроб. Больше всего мне захотелось врезать ему тогда, но это ничего бы не решило. (Поддаются очистке огнём.) Я выскочил, поднял мать и повёл домой.
        - Чтобы больше не подходил к сараю, понял?! И так ни одного ножа в доме: делаешь-делаешь, а они… - Отец хлопнул дверью, дёрнул засов и продолжал ворчать, я уже не слушал. (Помогает лечение травами.)
        - Мам?
        - Нормально всё. Ну, получила по носу дверью, бывает. Это он из-за мотоцикла… - На глаза ей попался наш целёхонький мотоцикл, и она прикусила язык.
        За окном заиграла прощальная песенка «Спокойной ночи». Я подумал, что сейчас дети пойдут домой, а мы тут…
        Дома я нашёл на кухне пустырник в аптечной коробочке (мать иногда пьёт на ночь, чтобы уснуть), заварил огромную кружку - и чуть не разревелся. Я никогда не уговорю отца это выпить! И потихонечку не подсуну: вонючий он, этот пустырник. В книжках говорилось и про другие травы, но я о них даже не слышал, не то что в аптеке купить. Вот наступит лето, я пойду в лес, соберу нужные травы сам и вылечу его. Обязательно вылечу, он крепкий! Ну и что, что язва, а так я вообще не помню, чтобы он когда-нибудь болел! Соберу травы и вылечу. По картинкам в атласе, конечно, не всякое растение распознаешь (и кто их только рисует!), но я спрошу Галину Ивановну, она-то врач, лекарственные растения должна знать! Совру ей, что собираю гербарий… Лето казалось таким далёким, будто уже никогда не наступит.
        В сарае полночи опять шумело точило. Я подумал, что начинаю привыкать к этим звукам. Когда оно наконец-то смолкло, мать в большой комнате встала и пошла в сарай. Но может быть, мне это только приснилось.
        Глава VI
        Утром я проснулся в пустом доме и решил, что ещё сплю. Давно я не был дома один! Мать с Ленкой всегда дома, разве что отойдут в магазин или в поликлинику… Что ж, наверное, это к лучшему: мать, если бы была дома, наверное, не отпустила бы меня: «Ты простужен, сиди дома или иди в школу»… В школу и пойду, раз отец запер от меня сарай!
        Я быстро оделся, записки, конечно, не оставил (а что я напишу?), побежал в школу и, пока наши были на уроках, попросил у трудовика брусок, две дощечки и молоток с гвоздями. А что мне было делать: соваться в сарай я уже боялся. Трудовик, конечно, поворчал и, конечно, спросил, что я буду мастерить. Я хотел соврать, что сломал ножку стола, но вовремя сообразил, что тогда мне дадут слишком маленький брусок, а крестяра-то был выше моего роста. Пришлось врать про целую сломанную скамейку.
        - Не сделаешь один! - не поверил трудовик. - Погоди, освобожусь - помогу.
        - Я хочу сам! - говорю. - Отец не будет ругаться, что сломал - будет ругаться, если совру, да ещё позову вас в сообщники.
        Тогда трудовик заставил меня нарисовать эскиз сломанной скамейки, помог сделать чертёж, и всё это с перерывами на уроки, когда мне приходилось сидеть в уголке и ждать, а все спрашивали, чего я не на уроках… В конце концов трудовик выдал что требуется, когда на улице уже темнело.
        Я летел с этими досками на кладбище как ужаленный и надеялся, что поможет. Не хотел работать дома: там мать с Ленкой - что я скажу? А когда явится отец, я вообще не хочу попадаться ему на глаза.
        Кладбище вечером - тихое место, где хорошо думается и совсем не чистятся дороги, ни днём ни ночью! Я брёл, увязая по колено в снегу, к маленькой сторожке у самого входа. Сейчас мы с Петровичем быстренько всё сколотим!
        Машина стояла на месте, заметённая снегом, крыльцо сторожки я тоже не сразу разглядел, пока не споткнулся о него и не полетел носом в дверь, роняя доски. Похоже, Петрович не очень-то любит чистить снег.
        - Кто там? - За дверью послышались шаркающие шаги, и, прежде чем я успел встать и крикнуть, он открыл дверь. Дверь тоже замело, сторож приоткрыл всего на ладонь, высунул нос, сказал «А это ты! Помоги» - и мы стали расчищать снег дверью, чтобы она открылась: я дёргал, он толкал…
        - Отец на работе занят… - Я дёргал дверь, ногой отгребая снег, она потихоньку подавалась, но очень-очень медленно. - Я принёс материал, давайте вместе сколотим и забудем уже.
        - Это хорошо. - Сторож вроде толкал, а лицо было таким отрешённо-мечтательным, как будто он ещё не проснулся. Да сейчас часов пять, причём вечера!
        - Петрович, я вас что, разбудил?
        Дверь наконец подалась, и сторож вывалился ко мне, еле удержавшись за дверную ручку. В рубахе и трениках, по-домашнему, он тут же спохватился и цапнул с невидимой вешалки телогрейку:
        - Ещё чего! Давай работать! Сделаем уже - и на пенсию с чистой совестью. - Он вернулся в дом за инструментами, они, видно, лежали где-то близко: я моргнуть не успел, как он вынырнул с ящиком. Пристроил брусок на заснеженное крыльцо и стал обрабатывать. - Шкури доски, чего стоишь! Где это занозистое взял…
        - У трудовика. Отец сарай запирает. - Я расчистил ногой пятачок на ступеньке и пристроился шкурить дощечку. Ужасно хотелось рассказать Петровичу про ножи, про отца, но я отчего-то стеснялся. Может, боялся, что не поверит, или просто было неловко за отца. Мне казалось, я должен сам справляться, это же мой отец. Но только что-то не выходит у меня.
        - На пенсию меня выпроваживают, - поделился Петрович. - А я и рад: в город поеду, к брату, он давно звал. Только как на пенсию, когда беспорядок такой, а? Вот сейчас сделаем, установим - и с чистой совестью…
        - Разве могилу кто-нибудь навещает? - Я уже знал ответ.
        - Что ты! Если бы навещали, тут бы уже вся деревня стояла на ушах: «Петрович за могилами не следит, кресты подменяет!» А так, от случайных зрителей: был крест, есть крест, всё нормально. Этот же Толяха всех своих перебил… Ты знаешь?
        Я покачал головой - в надежде, что сторож расскажет что-то новое. Может, это и чушь, но мне это казалось важным.
        - Всю родню перебил и в доме поджёг вместе с собой. С катушек съехал, не иначе. А ведь нормальный дядька был, столярничал, охоту уважал…
        - Охоту? - Я вспомнил зайцев.
        - Что ты! Пустой никогда не приходил - не знаю, где в нашем лесу столько зверя бы нашлось: мой отец мог днями пропадать - и явиться с одной уточкой. А этот как ёлка обвешанный шкурами возвращался. Говорят, секрет у него какой-то был.
        - Что за секрет?
        - Не знаю. Только не стоит такие могилы без креста оставлять, а то мало ли!
        - Что «мало ли»?
        Петрович отмахнулся и молча продолжил обрабатывать брусок. Я ещё пытался разговорить его про Толяху, про ночи на кладбище, но Петрович только отмахивался и отшучивался. Вдвоём мы быстро сделали крест (олифить не буду, так сойдёт), потом долго кипятили здоровенную кастрюлю воды на печке и, проливая кипяток под ноги, долго несли кастрюлю, лопаты, крест.

* * *
        С чёрного камня на меня угрюмо смотрел Анатолий Степанов (А.С., как отец!), бородатый и жуткий, особенно если знаешь, кто такой. Я видел каждую черту на плохой древней фотографии и думал: как странно, я уже воспринимаю его как живого.
        Из снега торчал обломок того креста. Петрович сказал «Ух!» - и мы вылили на него кастрюлю кипятка. Вокруг тут же образовалась весёлая весенняя лунка, обнажив чернозём, глубоко. Петрович воткнул лопату, надавил, велел мне помогать… какой же он был длинный - этот старый крест! Мы откапывали, наверное, полчаса, уже хотели идти за новой порцией кипятка, но обошлось. А когда достали обломок, длиной в руку, поднялся ветер.
        - Сейчас, сейчас… - Петрович буркнул это себе под нос, как будто разговаривает не со мной. Я, конечно, переспросил: «Чего сейчас?», но он отмахнулся: - Давай новый ставить.
        Новый он предусмотрительно заточил колышком. В мёрзлую, чуть подогретую кипятком землю он входил хорошо, но, казалось, Петровичу этого было мало. Он виснул на кресте, давил, велел мне тоже повиснуть. Земля хорошо промёрзла, крест ушёл на пару ладоней, а дальше не хотел. Петрович велел мне держать, а сам стал стучать сверху кувалдой, я всё время боялся, что мне достанется по голове.
        А ветер шумел. Он дул в спину так, что я тюкался носом в несчастный крест. Как-то отдельно от ветра зашумели над головой лапы сосен, совсем рядом заскрипел огромный ствол, раскачиваясь, будто сейчас рухнет.
        - Сейчас… - бубнил сторож, колотя кувалдой. Я уже не спрашивал, чего там «сейчас», больше всего мне хотелось побыстрее убраться отсюда. Ствол затрещал, на этот раз недвусмысленно, я вцепился в крест и подумал: как глупо будет погибнуть здесь. Ветер усиливался и щипал затылок, дерево трещало в самое ухо, я ждал, что вот сейчас оно меня накроет прямо тут и похоронит сразу в этой могиле…
        Варежки пришлось снять, и пальцы, касаясь холодных гвоздей на кресте, тут же закоченели. Откуда их столько, этих гвоздей, вроде немного и вбивали… Пальцы окоченели совсем, а Петрович стучал и стучал своей кувалдой под свист ветра.
        А потом кладбище замолчало. Раз - и тишина. Петрович больше не стучал, не скрипело дерево, и даже пальцы чудом перестали мёрзнуть.
        - Готово! Замёрз?
        Я покачал головой: всё, чего я хотел, это поскорее убраться отсюда, и, кажется, Петрович, тоже. - Идём. Поможешь лопаты занести да беги домой. Твои небось с ума сходят!
        Это точно! Мать с Ленкой давно дома, а я ушёл, не сказав куда. Да и что бы я ей сказал?
        От Петровича я не шёл - летел! Уже стемнело, и я боялся заблудиться: ночью на кладбище все могилы одинаковые. Но сторожка находится почти у самого входа, так что в деревню я вышел быстро.

* * *
        Домой я бежал как ужаленный и выдумывал на ходу, что соврать. Где был - у Мишки или у Витька? А если они заходили, пока меня не было? Про Петровича матери говорить нельзя, а отца ещё нету, так что правду не скажешь. В школе? Хорошая мысль и почти правда: я ведь был сегодня в школе у трудовика… Так и скажу. Я влетел в дом с воплем «Я пришёл!» - навстречу мне с рёвом выскочила Ленка и вцепилась в ногу, потому что выше не доставала.
        - Ты чего, инопланетное создание? - Я поднял её на руки, огляделся. В доме не горел свет. Вообще не горел: кое-какой свет уличных фонарей проникал в окна, я видел пустую кухню и полумрак большой комнаты.
        - Мам, Ленка темноты испугалась! Что, опять авария? - Со светом у нас бывают перебои, я не удивился. Странно, что Ленка не привыкла и ревёт, она не боится темноты обычно…
        - Мам? - Ленка замолчала и прислушалась вместе со мной. На кухне капала вода из рукомойника, тихо бубнило радио.
        - Мам? - Тишина. Я щёлкнул выключателем, и в прихожей загорелся свет. Значит, нет никакой аварии? А чего мать с Ленкой в темноте сидят, и где вообще мать?
        Я сковырнул валенки, прошёл в кухню, комнаты, везде зажигая свет. Матери не было. Должно быть, отошла ненадолго и задержалась дотемна. А Ленка до выключателей не достаёт, вот и осталась в темноте. Я опустил свою инопланетную сестру на пол, она тут же уселась за свой столик и с деловым видом принялась рисовать. В темноте не порисуешь, вот она и ревела.
        После кладбища мне стало как-то легче на душе, но не настолько, чтобы забыть про доклад. Он стал казаться мне очень важным, как будто что-то интересное и серьёзное происходит у меня под носом, а я, дурак, не замечаю, потому что не знаю чего-то важного… Я даже есть не хотел: плюхнулся на кровать с книжкой, так и сидел до прихода отца.
        Фара мотоцикла осветила двор, как раньше. Я прилип к стеклу, в надежде, что они возвращаются вдвоём, может, он её по дороге где-нибудь встретил. Но отец был один. Если не считать очередного зайца. Отец положил тушку на место сумок, рявкнул «Я пришёл!», стал разуваться. Я прикинулся ветошью, но потихоньку наблюдал за ним через полуоткрытую дверь. Не знаю, чего я ждал после кладбища. Все мистические ритуалы - это немножко самообман: вот я налью молочка домовому, пожгу полынь, чтобы жильцы попрятались, попрячу ножи, поколдую как волшебник из книжки - и ничего плохого не случится… Конечно случится, оно всегда случается, но липовому колдуну на какое-то время станет легче: он поверит, что может хоть что-то контролировать.
        Отец прошёл на кухню (Чёрт, я там свет не выключил, сейчас он мне задаст!), скрипнул его стул.
        - Кормить будут?
        Отмалчиваться больше было нельзя. Я отложил книжку, вышел к нему и затараторил:
        - Мать куда-то запропастилась, я разогрею что есть… - Полез в холодильник, стал метать на печку все кастрюли подряд.
        Отец молча наблюдал. Складка над переносицей как будто разгладилась, и взгляд был не такой, как вчера.
        - Всё болеешь?
        - Немного. В школу уже хочу, надоело дома торчать.
        - Правильно, с друзьями-то, поди, веселее. И эта ваша, как её… Меньше с уроками пристаёт. - Он издал странный звук: как будто его душат, а он смеётся. Он что, в хорошем настроении?
        - Рад, что мотоцикл нашёлся?
        - А то! Теперь не надо Николая просить, сам катаюсь. Тебе тоже учиться пора, большой уже. Вот снег растает…
        Я расставлял тарелки, боясь стукнуть о стол и спугнуть отцовское благодушие. Неужели крест помог? Почему нет-то, в конце концов мы починили сломанное - точнее, сделали заново, мы заткнули эту дыру в могиле этого АС, этого Толяхи, который мне по ночам снится… Он правда снился последние ночи. Жуткий, с бородой, в моём сне он бродил по дому и ворчал: «Ни одного нормального ножа в доме, ни одного!»
        Потом мы ужинали втроём. Я помалкивал, чтобы нечаянно не рассердить отца снова, и всё прислушивался, не идёт ли мать. Стемнело-то уже давно, но было ещё не поздно, я надеялся, что она засиделась где-то в гостях, хотя на душе было всё равно неспокойно. После ужина отец сказал «Спасибо» и ушёл в сарай разделывать свою добычу. «Охоту уважал. Был у него секрет».
        Я мыл посуду и прислушивался, не стукнула ли калитка. Она застучала, когда настало время детской передачи, и я каждый раз выскакивал в прихожую смотреть, кто идёт. В дом как на собрание прибывали мамы с детьми. Я спрашивал каждую, не видели ли они нашу, те качали головами: «Со вчера не видела. Она должна была зайти с утра - и нет, я думала, забыла, может»; «А чего она в магазин не зашла, я отложила ей чего-то там»; «Не, не видела».
        Я разлил чай взрослым на кухне, включил детям «Спокойной ночи» в комнате и даже немножко поболтал с Надькой, а то обидится. Не выдержал и пошёл одеваться. Отец не убьёт, он зайцем занят.

* * *
        Холодный воздух после тёплого дома так шибанул в лицо, что я закашлялся и чуть не передумал. Надо всё-таки сказать отцу, что я ушёл, а то точно убьёт. Не хотелось, ой как не хотелось, ещё и не пустит, пожалуй, но всё-таки надо.
        Из-за приоткрытой двери сараюхи бил тусклый свет: отец включил одинокую лампочку под потолком и оглушительно лязгал железом. Звук был такой, будто двое дерутся на шпагах с космической скоростью. Я побоялся заходить, встал на пороге. Отец стоял боком ко мне, склонившись над точилом, и действительно обтачивал какую-то плоскую железку. Он делал нож.
        Я встал и молча стал ждать, пока он обратит на меня внимание, ну или отнимет железку от камня, а то ещё рука дрогнет, можно пораниться. Железо на камне оглушительно звенело, лязгало, пускало искры, мерзкий звук, как у стоматолога. Будущий нож был длиной сантиметров тридцать. Я стоял, наверное, минуты три и думал, оглохну.
        Наконец точило смолкло с глухим воем. Отец отнял нож, уже почти готовый, и смахнул тряпкой железную пыль с лезвия.
        - Пап…
        - Ну вот, а то ни одного нормального ножа в доме не было… Чего тебе?
        - Пойду по соседям пройдусь, мать куда-то запропастилась.
        - Да гостит где-нибудь… Иди-иди, мне ещё этого разделать надо, - он кивнул на белое пятно на полу, а я пошёл.

* * *
        Улица была освещена как на праздник, наконец-то починили фонарь. Мороз предательски пощипывал: влетит мне от матери, когда увидит, что я больной выскочил - ну да сама виновата, нечего по гостям засиживаться.
        Свой обход я начал с бабы Маши, она живёт в соседнем доме, я бегаю к ней за молоком по утрам, кажется, она единственная на две деревни, у кого есть корова - злющая и рыжая. У бабы Маши есть дочь, тётя Таня, она парикмахер, и я её не люблю: нас с отцом, да всех мальчишек в деревне, она оболванивает налысо, чтобы надолго хватило. При этом она пользуется ручной машинкой для стрижки, всегда ненаточенной, от этого больно выдираются волосы. С матерью она обходится деликатнее, и они вроде как дружат. Их сын Валька прибегает к нам на «Спокойной ночи» один, и я его, конечно, не спросил, не у них ли мать.
        Свет у них горел, он у всех горел, время детское, я поднялся на крыльцо, споткнулся о веник, вошёл. У бабы Маши с порога попадаешь в огромную кухню на полдома, с огромным столом человек на двенадцать, я только в кино такие видел. Женщины сидели в разных концах этого стола, пили чай, и уже было понятно, что матери тут нет.
        - Ты чего, Коль? - спросила тётя Таня вместо «Здрасте».
        - Ты же болеешь! - спохватилась баба Маша. - Чего вскочил?
        Самое противное в деревне - это то, что все соседи про тебя всё знают.
        - Мать куда-то запропастилась.
        - Наверное, к Аленьсьевым пошла. Там вроде что-то празднуют.
        - Да нет, это у Ивановых!
        - А я тебе говорю…
        Вот чего мне не хотелось - так это слушать их споры:
        - Забегу туда и туда. Спасибодосвидания. - Я смотался быстрее, чем они успели мне ответить.
        Следующий дом был Аленьсьевых, это дом Витька. Заодно спрошу про Мишкин фрегат, как он там. Я поднялся на крыльцо и только тогда заметил, что в доме не горит свет. И ещё веник стоит припёртый к двери снаружи: куда это все ушли?
        Ивановы жили через две улицы, я по дороге зашёл к Галине Ивановне (может, мать за каким рецептом для меня пошла), дома была только её дочка Татьянка, и она сделала мне втык.
        - С ума сошёл - по морозу бегать?! Хочешь рецидив?
        Я не знал, что такое рецидив, поэтому молча показал ей язык и ушёл. На два года младше меня, а воображает!
        Заглянул к Мишке. Витёк был там же, они ещё делали фрегат, без меня. В другое время я бы остался, а тогда еле отбился от них, побежал к Ивановым. Эти действительно праздновали. Ещё со двора я услышал, как Миансарова сочувствует чёрному коту и дом трясётся под ногами остальных сочувствующих. Если мать там, то чего отец не пошёл? Ну да, заяц. Но он бы знал… Или забыл.
        Я вошёл, захлебнулся папиросным дымом, закашлялся и подумал, что если мать здесь, я найду её не сразу. Тут было, наверное, полдеревни: англичанка болтала с физичкой, физруком и продавщицей из магазина, Оксанка-медсестра что-то втолковывала Лёшке Иванову, ещё одному моему однокласснику, мы не очень-то дружим, но в этот момент я его пожалел: почти все учителя в твоём доме - что за наказание!
        Я шарил глазами по толпе курящих и танцующих - и не видел матери.
        - Коль, ты чего? - Анька, Лёшкина младшая сестра. Она не вредная, но любопытная - жуть!
        - Мать куда-то запропастилась.
        - Не, не у нас.

* * *
        Время приближалось к одиннадцати. Может, она дома давно, а я тут бегаю по морозу. Скорее всего, так и есть, Ленке давно надо спать, мать не будет так задерживаться, чтобы пострадал детский режим. Знает, что без неё не уложим.
        В нашем доме было почти темно, если не считать тусклого света телевизора из большой комнаты. Если смотрят телик - значит, Ленку уложили. И значит, мать дома, иначе Ленку не уложить. Наконец-то! Я ворвался в дом, стараясь топать тихо. Навстречу мне из кухни вышел отец:
        - Ну и где тебя носило?
        - Я ж тебе говорил! Мать пришла?
        - Нет…
        К нам выскочила Ленка, радостная, что не гонят спать, и что-то затараторила на своём малышачьем.
        - Давай уложим и пойдём…
        - Нет уж, сиди дома. Я сам схожу. - Он вышел в прихожую и стал обуваться. Я пошёл укладывать Ленку. - Везде был?
        Я стал громко из большой комнаты перечислять, где я был. Ленка от этого не укладывалась, хныкала, отец разорался, что я ребёнка нормально уложить не могу без концерта… Ленка уснула под наш скандал. Когда отец ушёл, она уже мирно спала.
        Глава VII
        Из окон большой комнаты видна вся улица. Я сидел на ковре, прислонившись спиной к Ленкиной кроватке, и смотрел, как отец с фонарём (зачем, на улице же светло, фонарь починили) идёт сперва к соседу и торчит там удивительно долго. Я гипнотизировал окно сквозь кактус на подоконнике и ворчал: «Что ты копаешься, беги искать!»
        Они вышли вдвоём с дядей Колей и Альмой - дяди-Колиной овчаркой. Она не разыскная, а просто овчарка - чего её тащат, бесполезную? Наверное, им так спокойнее. Они прошли несколько шагов, а потом их стало не видно с моего поста на ковре. Я встал, подошёл к окну ближе и смотрел, как удаляются их спины ещё метров двадцать. Они зашли к бабе Маше (Зачем? Я там был!), быстро вышли, прошагали ещё несколько метров, и я их потерял. Выскочил к себе, из того окна побольше обзор, и увидел ещё несколько их шагов. Да, я занимался ерундой, чтобы заниматься хоть чем-нибудь. Когда случается страшное, а ты ничего не можешь поделать, ты занимаешься ерундой, чтобы сделать хоть что-нибудь.
        Я вернулся к Ленке, почему-то боялся её оставлять, сел на ковёр и смотрел в окно. В домах постепенно гасили свет, Найда, собака бабы Маши, уже давно бегала по улице, её выпускают на ночь. Она обнюхивала сугробы, что-то копала, потом подбежала к нашей калитке и оскалила зубы.
        Я вскочил: на кого она там рычит?! В свете уличного фонаря было отлично видно наш щербатый забор, калитку, собаку за ней, оскалившуюся на эту калитку. Никого там не было, кроме Найды. Может, он уже у двери и я не вижу?
        Я выбежал, распахнул дверь. В лицо мне ударил морозный воздух со снежинками, лампочка над нашим крыльцом освещала пустой заснеженный половичок и веник для валенок.
        - Кто там? - Как будто сам не видел, что никого.
        Найда удивлённо подняла на меня морду и потрусила прочь. Ну на кого-то же она скалилась? Может, кот соседский или, наоборот, крыса? Я вышел на крыльцо, оглядел дом: ни кота и ничего похожего на животное. (Охоту уважал. Был у него секрет.) Наверное, это просто запах разделанных зайцев. Похоже на правду: Найда в прошлой жизни была охотничьей. Когда был жив бабы-Машин муж, он ходил на охоту. Вот она услышала знакомый запах, сделала стойку, а я как дурак пошёл искать невидимку во двор… Ветер опять шибанул в лицо, и я поспешил домой.
        Коридор уже успело выстудить, пока я ловил призраков во дворе. Я быстро закрыл дверь и, стуча зубами, пробрался в большую комнату: оттуда лучше всего видна улица. Соседи засыпали: одно за другим гасли окошки в домах. Лаяли собаки, и, если прислушаться, далеко-далеко на соседней улице отец с дядей Колей орали «Кать!». Кажется, под это «Кать!» я и уснул.

* * *
        Когда во дворе хлопнула калитка, я сперва вскочил, а уж потом открыл глаза. За моей спиной шумно засопела Ленка, я оглянулся - спит - и выскочил в коридор.
        Отец пришёл один. Буркнул мне «Чего не спишь?», прошёл на кухню и долго пил из остывшего помятого чайника. Я стоял в дверях, хотя и так понятно: если один - значит, не нашёл или нашёл, но не смог привести домой…
        - Что с ней?! - Отец пил. Сколько можно пить, когда тут такое! - Что с ней, говори!
        - Откуда я знаю! - Он шумно поставил чайник. - Участковому я сказал, завтра всю деревню на уши поднимет, найдём. Иди спать.
        Я слышал - и не верил. Что, вот так вот прям обошли всю деревню и не нашли?
        - А в лесу были? А у Петровича?
        - Что ей там делать? - Правда нечего. Это я от страха. - Найдётся. Иди спать, я сказал!
        Я пошёл, потому что больше от отца ничего было не добиться. Плюхнулся на убранную кровать одетый, смотрел в окно и слушал улицу. Отец на кухне наполнил чайник, долго возился, растапливая печку, потом звенел посудой. Кажется, я всё-таки уснул, потому что проснулся от лязганья железа за стеной.
        Свет нигде не горел, даже фонарь за окном погас, на секунду мне показалось, что я проваливаюсь в колодец без дна и стен, только покрывало под руками удерживало на земле. Я встал на ощупь, споткнулся о свой порожек, вышел в прихожую, на кухню… Никого. Сунул нос в большую комнату: родительский диван стоял угрюмым медведем, неразложенный и пустой. Только Ленкино одеяло белело в темноте за решёткой кровати и пижама с дурацкими уточками. Было слышно, как Ленка дышит и как визжит за стеной точило.
        Я оделся, вышел на улицу, подошёл к сараюхе и долго стоял у приоткрытой двери, глядя, как отец делает очередной нож.
        Глава VIII
        Утром меня разбудила Ленка. Она капризничала, тянула меня за руку и требовала непонятно чего на своём малышачьем. Будильник показывал половину двенадцатого. Ну да: её нужно покормить. Я включил ей телик, надеясь отвлечь, но передача была скучная, а мультиков не было совсем, поэтому кашу я варил под Ленкины вопли. Отец ушёл на работу (он спит вообще?), я стоял у плиты и мечтал, чтобы всё это мне снилось. Проснусь - и всё нормально: мать дома, отец прежний, и кожа на обмороженных пальцах не зудит. Странно, что я думал о таком, но она зудела, особенно над паром горячей каши.
        Мой пустырник так и стоял забытый в огромной кружке. Часть уже испарилась, оставив некрасивый зелёно-коричневый ободок. Я вылил. Покормил Ленку, немного почитал про домовых-леших и даже накропал полстранички доклада. Смешно, но я делал это почти с удовольствием. Глупые сказки про домовых помогали мне отвлечься от этого кошмара, который происходит вокруг.
        Пришёл участковый, и я, оторванный от книжки про домовых, целую секунду соображал, чего он пришёл.
        - Здрасте, дядь Вась, - голос дрожал, хоть я и ничего такого не сделал.
        - Здравствуй, здравствуй. Я не вовремя?
        - Доклад для школы. - Я положил книжку и вышел к нему в прихожую.
        - Знаешь, зачем я пришёл? Не помнишь, мама в последнее время ни с кем не ссорилась?
        - Я не слушаю взрослых разговоров.
        - Знаю. Но постарайся вспомнить.
        - Вообще не представляю. - Я врал. С отцом они здорово ругались в последнее время. Но он же сам ходил искать, он же… - У меня защипало в носу, позорище при участковом! Я сдерживался изо всех сил, но слезинка всё-таки капнула. Это почему-то напугало участкового:
        - Ну не надо так - может, ещё найдётся. Она никуда не собиралась?
        - Я бы знал.
        Из комнаты прибежала Ленка и потащила меня хвастаться постройкой из кубиков. Я пошёл. Участковый встал и без сожаления пошёл к выходу:
        - Ну, если что-то вспомнишь, заходи. Это всё-таки мать твоя. - Он ушёл.
        Я полюбовался на Ленкину кривенькую башню из кубиков, похвалил, сел на ковёр и разревелся.

* * *
        Скоро пришли Мишка и Витёк со своим фрегатом и Верховцевой. Последняя плелась в трёх шагах позади них, я из окна видел, но у дверей догнала. Без всякого «здрасте» они продолжили свой глупейший спор, видимо начатый по дороге.
        - Он не ходит в школу: хочешь, чтобы твой товарищ остался на второй год?
        - У него мать пропала, пожалей человека - правильно я говорю? - Мишка наконец-то обратился ко мне.
        Он отличный парень, но тогда мне захотелось выгнать всех троих. Почему человеку не дают побыть наедине с собой, когда всё плохо?!
        - Второгодника не возьмут ни в один институт, - бубнила Верховцева.
        - Хватит вам! - рявкнул я, сам от себя не ожидая.
        Витёк радостно подхватил:
        - Вот и правильно: чего она нудит! Брысь отсюда со своими книжками!
        - Сам брысь!..
        Я думал, они подерутся, но они топтались в коридоре, размахивая кто чем, и оглушительно орали. Я оставил их и пошёл ставить чайник, но им нужен был рефери, поэтому они пошли за мной на кухню со своими спорами.
        - А если матрос плохо в школе учился, далеко он заведёт твой корабль?
        - Ой, не смеши. Во-первых, это фрегат, понимать надо. Во-вторых…
        - Прекратите, а?! - я крикнул так, что закашлялся. - Будем пить чай. А я вам свой доклад почитаю про домовых и леших. Компромисс?
        - Чего это тебя на сказки потянуло? - удивился Витёк.
        - А ты не знаешь? Друг называется, - встряла Верховцева. - Я и то…
        - Не трещи!
        Я принёс доклад, уже давно готовый, и с удовольствием им прочёл.
        Они очень внимательно слушали, все трое. Даже Мишка, хотя его кроме кораблей вообще ничего в жизни не интересует. Они слушали открыв рот и смотрели на меня как на географа, который рассказывает о путешествиях Колумба. Им правда было интересно! Я ловил их взгляды и забывал про мать, про отцовские закидоны, про всё, про всё! Когда я замолчал, они тоже замолчали на несколько длинных секунд. Должно быть, осознавали услышанное, это не так-то просто.
        - Здорово! - сказал наконец Витёк.
        - Только лаконично, - робко вставила Верховцева, но эти двое на неё зашикали, как будто человек не имеет права на собственное мнение.
        - Не лаконично, а отлично! - выдал Мишка, и они наперебой стали расспрашивать меня про домовых, жильцов и даже про эти личины.

* * *
        Ушли они, только когда пришёл отец, и то, подозреваю, из-за него. Секунду назад болтали о леших, потом хлопнула дверь - и всех сдуло! Отец только успел им буркнуть в коридоре какое-то «привет-пока».
        Он прошёл на кухню в сапогах и долго пил из остывшего чайника.
        - Кормить будут?
        Чёрт, забыл! Матери же нет, теперь я должен сам…
        - Участковый заходил, - тараторил я, торопливо вытряхивая из холодильника всё, что было съедобного (маловато, надо хоть картошки сварить!) - Новостей про мать нет?
        Отец сидел на своём обычном месте и только покачал головой. Ну да, если бы нашли, он бы сразу сказал. Я стал чистить картошку, он был недоволен тем, как я чищу, хмурился, качал головой, но помалкивал. Я чувствовал себя как микроб под микроскопом, такой это был взгляд. Над переносицей опять возникла та складка, от которой хотелось стать невидимым.
        Снаружи зашумел мотор, я поднял голову, хотя из кухонного окошка не видать, что там на улице. Невидимая машина остановилась у нашего крыльца, хлопнула дверь…
        - Чего дёргаешься? - буркнул мне отец.
        Вошёл Петрович, и я чуть нож не выронил: что он здесь забыл, мы же всё сделали! Но отец обрадовался:
        - Здорово, Петрович, какими судьбами?
        Сторож посмотрел на меня с видом «Вот это парень!», а мне захотелось оправдываться.
        - Мы вчера крест сделали! Я у трудовика брусок попросил…
        Несколько секунд отец смотрел то на меня, то на сторожа, будто соображая, о чём вообще речь, потом хлопнул себя по лбу как в кино:
        - Чёрт, прости, Петрович, забыл совсем! Забегался - веришь? То одно, то другое, Катька вот теперь…
        Сторож закивал и стал пятиться:
        - Я поблагодарить зашёл. На пенсию вот вышел сегодня, в город уезжаю… Но отец, похоже, и правда был рад его видеть:
        - Какой разговор! Погоди ты, посиди со мной! Когда ещё-то заглянешь, а тут хоть повод есть… Иди садись. Колька, сползай в подпол за огурчиками. Пока твоего ужина дождёшься… - Отец дотянулся до шкафчика не вставая, достал две рюмки и блюдечко, ногой придвинул табуретку для сторожа, стрельнул на меня глазами: мол, чего сидим, выполняй. Я бросил в кастрюлю последнюю картофелину, поставил на печку и пошёл в большую комнату, где люк в подпол.
        Ленка что-то рисовала за своим крошечным детским столиком, я мельком глянул, автоматически пробормотал «как красиво», откинул ковёр, чтобы открыть люк… Вернулся и уставился на Ленкин рисунок.
        Четыре кривенькие палки, в которых только опытный старший брат может распознать дом, были украшены тремя огромными лисьими хвостами, в которых любой дурак распознает огонь. Вокруг бегали неопознанные фигурки, больше похожие на каракатиц, чем на людей, ещё две каракатицы были в самом домике. Две!
        - Лена, что это?
        Она пробормотала что-то инопланетянское, как обычно, и показала на телевизор…
        - Не бойся, не загорится, - говорю. - Сами они не загораются.
        - Ну, долго тебя ждать?! - отец.
        - Иду-иду! - И я полез за огурцами.
        В одной из книг, которые Верховцева принесла для доклада, говорилось, что младенцы могут видеть всякую нечисть: домовых-водяных и, может быть, даже эту личину. Нечисть, которая когда-то сожгла свой дом и сейчас вселилась в моего отца. Я по-прежнему гнал эту мысль, но она не хотела уходить. Я перебирал банки, отыскивая огурцы, а мысль свербела в мозгах. Если Ленка может это видеть, то что она нарисовала: прошлое или будущее? Или то и другое?
        Среди банок оказалась маленькая бочка, новая, её тут не было. Я сунул нос и отпрянул: мясо! Ну да, зайцы. Солёные. «Охоту уважал. Был у него секрет».
        - Ну! - отец.
        Я цапнул огурцы, вынырнул, хлопнул крышкой и сказал вслух:
        - «Кошкин дом». - Думаю, Ленка на днях смотрел «Кошкин дом» - вот и весь её рисунок. Хотя по правде, я убей - не помню, что она там смотрела. Можно было заглянуть в телепрограмму, там точно написано, но я должен отнести огурцы.

* * *
        Они так и сидели за пустым столом с пустыми рюмками и тарелками. Картошка уже кипела. Я открыл огурцы, нарезал хлеб, поставил на стол что можно есть холодным… Не слушал, о чём они болтали, пока я возился, мои мысли всё ещё были заняты Ленкиным рисунком. Ужин я отнёс ей в комнату, мне почему-то не хотелось тащить её сюда: то ли потому, что они говорили громко, то ли потому, что ругались.
        - Да что ты привязался с этой олифой! Сейчас поедим и проолифим. Работы на полчаса - нет, надо скандал раздуть!
        Ясно, сторож всё-таки захотел проолифить нашу поделку. Ой, зря!
        Ленка продолжала рисовать, в свободной руке держа картофелину. Я уселся на порог и стал наблюдать: перепутает или нет? Я когда что-то пишу и грызу одновременно, могу перепутать руки и прикусить перо или ткнуть сухарём в тетрадь. Интересно, я один такой? Я не видел, что она там рисует, и смотреть не хотел. В шаге от меня на кресле лежала газета с программой. Можно посмотреть, был ли на днях этот проклятый «Кошкин дом» или всё-таки… Да, я боялся.
        - Колька, идёшь?
        Я чуть не спросил «куда» - за олифой же! Значит, всё-таки я поучаствую. От этого почему-то становилось легче. Я забрал у Ленки пустую тарелку, прошёл на кухню.
        Сторож торопливо дожёвывал, отец убирал посуду и ворчал:
        - Работы на полчаса всего, сейчас быстренько - раз-два. Ты готов?
        Сторож бубнил, что не надо так спешить, но конечно лучше, если поскорее… Сам не знает, чего хочет. Я помог отцу с посудой и пошёл одеваться.
        Уже давно стемнело, но фонарь за забором почему-то не зажигался. Опять, что ли, кто разбил? Лампочка над нашим крыльцом горела. Я задрал голову, вглядываясь в высокий уличный фонарь, и чуть не полетел с крыльца: за мной вышел отец и не глядя наступил мне на пятку.
        - Что ты как маленький под ноги лезешь!
        - Фонарь…
        - Что «фонарь»? Тюкнули опять фонарь. Поймаю - убью.
        Он прошёл к сараю, оставляя глубокие следы, за ним семенил сторож и ещё бубнил про «Не надо спешить, но лучше конечно поскорее».
        - Ты когда последний раз снег чистил?
        - Я болею.
        - Отговорочки. - Он сунул руку в карман и вытащил ключ. А на днях чуть не убил меня за то, что я заглядывал в сарай. Вот пойми его после этого!
        Он отпер сарай, долго возился на входе, включая лампочку, вошёл первый, сторож за ним. Я топтался на пороге, потому что они перекрыли вход и я не видел, что там делает отец.
        - Так, ты опять здесь копался? - Он сказал это удивительно спокойно.
        - Когда? Нет…
        - Он мог материал искать, Саш, - забормотал сторож. - Я ж сам про этот крест ему напомнил.
        - И ты здесь был?!
        - Нет, я уехал…
        - БЫЛ?! - Отец схватил сторожа за телогрейку, тряхнул. Сам же минуту назад впустил нас в сарай - чем тут намазано в этом сарае?…Крест не помог.
        Сторож поднял руки, будто сдаётся, и что-то нервно забормотал, но отца это, кажется, ещё больше разозлило:
        - Знаю, что был, зачем врёшь! - Он зыркнул на меня. - Не уходи, с тобой потом разберёмся!
        Тогда я выскочил за калитку и побежал. Наверное, это трусливо, но за последние дни я совершил уже достаточно трусливых поступков, чтобы не волноваться из-за таких мелочей. И одно я усвоил определённо: нельзя оставаться с отцом один на один в сарае.
        …За спиной послышался грохот и брань, наверное отец уронил сторожа, я ничего не соображал - я бежал.

* * *
        Я притормозил только на соседней улице, и то сто раз обернувшись, чтобы убедиться, что за мной никто не гонится. Мороз тут же налетел и вцепился: пока бежал - не чувствовал, а тут… И чего отец озверел? Ножи - это тайна Синей Бороды? Тогда зачем он потащил нас со сторожем в сарай - знал же что ящик там лежит на видном месте? Или не ножи?
        Я задумался и чуть не влетел в спину участковому.
        - Ты куда такой ошалевший?
        А и правда - куда?
        - Подрался, что ли, с кем?
        - От отца удирал, - говорю. - Он подумал, что я лазил в сарай.
        Как же глупо это прозвучало! Участковый даже улыбнулся:
        - А я своего в город повезу на ночь глядя. Тётка приехала, его сестра, говорит, когда ещё увидимся, надо ехать. Ты беги-ка домой, замёрзнешь.
        Я боялся идти домой. Но не скажешь же постороннему такое - засмеёт. Участковый, кажется, заметил:
        - Ну чего ты, взрослый мужик, испугался! Он остыл небось уже, сидит газету читает. Не первый год его знаю, Сашка отходчивый.
        - Сашка - может быть.
        Мы шли по улице в сторону дома участкового. Его машина уже стояла за воротами. Под фонарём было видно, что в салоне уже сидит дед Миша, тот самый, которому понадобилось ночью увидеть сестру. Участковый помахал ему и, кажется, не расслышал, что я сказал.
        - Давай беги, простудишься! - подтолкнул он меня в спину и сам побежал к своей машине.
        А что мне оставалось? Я ещё побродил, пока не околел и не раскашлялся окончательно, и, конечно, пошёл домой. За две улицы до дома меня обогнал автомобиль участкового и погудел.

* * *
        Машина сторожа ещё стояла перед нашим домом - значит, отец и правда успокоился, а то бы выгнал. Из-за прикрытой двери сараюхи пробивалась полоска света - я толкнул калитку, и она исчезла. Из сарая вышел отец, прижал дверь коленом и стал возиться с замком. Я вбежал в дом, не дожидаясь, пока он меня заметит: чем меньше я ему попадаюсь на глаза, тем лучше.
        На кухне так и стояла немытая посуда, Ленка в большой комнате рисовала, а сторожа нигде не было. Я даже глянул в окно: вот машина, вот отец идёт домой, а сторожа нет…
        Отец вошёл, шумно топая валенками, прошёл на кухню попить из чайника. Телогрейка у него была грязнющая, в каких-то ржавых пятнах, из кармана торчала рукоятка ножа с инициалами.
        - Явился?
        Отмалчиваться и прятаться - только злить его. Я вышел к нему на кухню, стал набирать воду в тазик мыть посуду.
        - А Петрович где?
        - Ушёл.
        - А машина?
        - Дал покататься. Надо на двор загнать. Видишь, что ты наделал! - Он снял грязную телогрейку и швырнул за печку, куда мать складывает грязное бельё. Нож звякнул и шумно выкатился. Отец подобрал, вытер о штаны и сунул к грязной посуде. - Этот ненормальный на меня бросился, тебя, дурака, защищая, и напоролся на пилу. Весь сарай кровью залил!
        - Надо Галину Ивановну позвать.
        - Обойдётся. Не мальчик - из-за каждой царапины к врачу бегать. - Он развернулся и пошёл загонять машину во двор.
        Я стоял как дурак с тазиком для посуды и не знал, что мне думать. Мне ужасно хотелось поверить отцу…Участковый уехал. А может, всё-таки правда сторож просто поранился? В это проще поверить. Я однажды рубанком палец распорол: не сильно, самый кончик, а кровищи было - на весь кабинет труда! Может, всё-таки правда? Завтра к нему зайду. Ну не уедет же он без машины, даже если правда одолжил её отцу.
        Во дворе шумел мотор: отец загонял машину. Я налил воды в тазик и наконец-то занялся посудой.
        Потом, когда я домыл, вернулся отец, достал из-за печки свою окровавленную телогрейку и бросил мне:
        - Матери нет - кто стирать будет? В чём я должен ходить? - сказал и пошёл к себе.
        Телогрейка воняла железом, потом и засохшей кровью. Я стоял с ней как холодной водой облитый, и в голове толкалось столько мыслей, что по одной не выловишь. Отец крикнул из комнаты: «Ну?!» - хотя не видел меня, наверное просто слышал тишину. И я пошёл нагревать воду. Дрова, печка, здоровенное ведро для белья (воды-то нет, надо натаскать). Вышел к колодцу, не надевая куртку (что там идти-то!). Над нашим бедным крыльцом горела лампочка, освещая дверь сараюхи. Я решил завтра во что бы то ни стало её открыть и уже посмотреть, что внутри. Пусть отец запирает, я найду ключ, а нет - просто возьму лом и оторву проушины. Отец, конечно, всыплет, но можно взять инструмент в сарае и потом всё починить. Я хочу знать.
        Вода долго закипала, я топил отцовскую телогрейку деревянными щипцами в ведре, от неё исходили рыжеватые потоки грязной воды. Я трус, но больше я так не могу: завтра вскрою сарай.
        Когда пришли малыши с мамами, у меня на кухне было как в парилке из-за этой телогрейки. Я с чистой совестью накрыл всем чай в комнате и даже сам посмотрел малышовую передачу.
        Ленку я забрал ночевать к себе, наврав отцу, что у неё, похоже, температура. Она развалилась поперёк моей кровати, а я сидел за столом и читал. В сарае визжало точило.
        Глава IX
        Я вскочил раньше отца и хлопотал на кухне, как хозяюшка из кино. От звона посуды проснулась Ленка, выскочила на кухню глянуть, что происходит, увидела, что это всего лишь я, и заревела.
        С тех пор как мать пропала, дом не слышал, чтобы кто-то утром возился на кухне. А тут Коленька проснулся, бередит ребёнку старые раны.
        - Я не буду варить кашу, - говорю. - Хочешь яичницу?
        Ленка разревелась ещё сильнее и убежала. Ну знаю, что ерунду сказал - ну а что мне ещё было говорить?
        От Ленкиных воплей проснулся отец, ворча, прошёл мимо меня к умывальнику, брызнул водой в лицо. Его выстиранная телогрейка висела над печкой распятой шкурой неизвестного животного и мирно пахла стиральным порошком.
        - Чего она?
        - По матери скучает.
        Отец пробормотал что-то невнятное и сел на своё место за столом. Я выдал ему порцию яичницы и пошёл успокаивать Ленку: трудно накормить того, кто ревёт.
        Она сидела на ковре по-турецки, водила пальцем по узорам и ревела.
        - Найдётся мама, - говорю. - Не бойся, я сам боюсь.
        Отец в кухне шумно сопел и стучал вилкой по тарелке. Ленка ревела, я бубнил, уже сам не помню что, пока не хлопнула дверь за отцом. Тогда Ленка сразу успокоилась, как будто выключили, и пошла завтракать. Я покормил её, выдал ей карандаши и альбом, стал искать ключ от сарая. Телогрейку я вчера стирал, и ключа там не было. Я перерыл весь дом, даже ящики отцовского стола, куда мне и раньше было нельзя соваться, но ключа не нашёл. Думаю, отец взял его с собой.
        …Зато я нашёл ломик для льда (большой, знаю, но маленький в сарае, который заперт) и пошёл курочить замок.

* * *
        Толстый лом даже не прошёл в отверстие ушка. Чертыхнувшись, я вернулся в дом и стал искать, чем бы сбить замок. Вот загадка для викторины: как вскрыть сарай, если все инструменты внутри. Я бы посмотрел, как наши ломают головы. При мысли о наших в глазах защипало. Я в школе-то не был меньше недели, а казалось, школьная жизнь осталась так далеко в прошлом, как дедушкина юность или мой детский сад.
        Я взял металлический совок для мусора и тут же отбросил: ручка хоть из металла, а гнётся. В кухне нашёл точило для ножей: длинный металлический стержень, главное - достаточно толстый, но не слишком, в проушины вообще-то пройдёт. Возьмём ещё молоточек для мяса вместо кувалды…
        Я выскочил на улицу жутко довольный собой: сейчас мы этот замок - р-раз! Первый удар - будто ничего не произошло. Ну так и Москва не сразу строилась! Я повторил попытку - и р-раз! Что-то больно отлетело мне в лоб, я зажмурился, а когда открыл глаза, замок уже висел на одной проушине. Вот и готово! Потом возьму отвёрточку, привинчу обратно, отец не заметит. Я отложил свои нехитрые инструменты в сугроб (надо уже снег убрать, да разве до этого сейчас!), заглянул в сарай и щёлкнул выключателем.

* * *
        На первый взгляд ничего не изменилось: тот же бардак, то же точило, тот же ящик с ножами под верстаком. Может, где-то и видны брызги крови, но в этой мешанине инструментов и мелкого мусора, в этом тусклом свете их просто не разглядишь.
        Осмелев, я подошёл к верстаку, вытащил из-под него ящик с ножами и стал шарить руками по полу. То, что прятал отец - это не ножи. Ножи - это маячок, как в шпионских фильмах. Положишь шифровки в тетрадку, тетрадку бросишь на столе, а сверху какой-нибудь мелкий мусор, который здесь будто случайно. Тот, кто захочет залезть в тетрадку, обязательно его смахнёт. А хозяин придёт и увидит: ага, в тетрадку кто-то заглядывал.
        Ножи, конечно, не мусор, но, думаю, они стояли определённым образом, так что отец сразу заметил. В этот раз я был осторожнее и запомнил: ящик стоял ручками наружу, разворот примерно семьдесят градусов. Отставил аккуратно в том же положении, просто подальше, чтобы он не мешал мне обыскивать пол под верстаком.
        Пол был чистый, в смысле вымытый, как будто нарочно присыпанный свеженькими опилками. Обычное дело - опилки под верстаком, я тоже вечно ленюсь убирать. Я их осторожно сдвинул (надеюсь, расположение каждой несчастной опилочки отец не запоминал) - и увидел люк в подпол.
        Это было так странно, что я замер как заяц, чтобы осознать. У сарая очень маленький фундамент - два кирпича, и те старые. Рыть под ними подпол - занятие утомительное и небыстрое. А главное: когда? Этот сарай старше меня, я не видел, как его строили, но уверен, что никакого секретного подпола там нет. Во-первых, он тут не нужен, а во-вторых, я бы знал.
        Дверца была новёхонькая: необработанное дерево гораздо светлее того, что на остальном полу, ещё пахло деревом. Значит, пока я болел, отец тут выделывал это? Зачем? Был только один способ ответить на этот вопрос. Я потянул за щеколду и откинул крышку.
        Верстак создавал тень в и без того темноватом сарае. Я мог разглядеть только какие-то тряпки, валяющиеся в темноте бесформенной кучей. Совать туда руку было боязно, но я сунул, нащупал ткань и потянул.
        - Так и знал, что ты здесь. - От неожиданности я подпрыгнул, больно ударился макушкой о верстак и уставился на тряпку, которую вытащил. По ней бежали весёлые звёздочки, как в мультиках. А под ней в глубине что-то белело.
        Отец подошёл, шумно стуча сапогами, и за шкирку выволок меня из-под верстака:
        - Всё увидел?
        - Нет. - Я был честен: в глазах ещё всё плыло, и я видел только кофту, которую держал в руке. Отец отобрал, бросил, рывком поднял меня и так за шкирку и повёл в дом.
        Я смотрел под ноги, но краем глаза заметил, что в своём дворе баба Маша колет дрова, а с другой стороны дядя Коля чинит мотоцикл. Я ещё мог им крикнуть, но побоялся. Да и что бы они сделали? Участковый в отъезде.
        Он втолкнул меня в большую комнату, откинул ковёр, крышку подпола и кивком велел мне залезать.
        - Ты что?!
        - Я повторять не буду.
        Ленка удивлённо таращилась на нас, но помалкивала. Я себе говорю, что залез тогда, чтобы её не пугать, но себя-то не обманешь. Я залез, услышал, как лязгнула щеколда, как опустился сверху ковёр, как отец сказал:
        - И помалкивай.
        Я ещё раз подумал: «Крест не помог». Мысль была настолько жуткая, что я так и замер на ступеньке подпола, неудобно прижав голову к груди, потому что сверху давила крышка. Потом конечно спустился и сел поудобнее, но легче не стало.

* * *
        Замёрзнуть я не успел: отец выпустил меня меньше чем через час и велел одеваться.
        - Куда?
        - К Галине в город.
        Я оделся, одел Ленку, вышел в коридор. Отец подошёл из кухни с двумя огромными рюкзаками, один надел сам, другой молча сунул мне. Я подчинился, зная, что столько всего, чего он там набрал, в городе точно не нужно, если мы уезжаем не навсегда.
        - У тёти Гали поживём, - поймал отец мой взгляд, - и мне на работу будет ближе.
        - А школа?
        - Неделю не ходил и ещё не походишь. - В этот момент он выглядел и говорил как нормальный человек. Я даже засомневался на секунду: может, я к нему несправедлив?
        Он запер дом, и вместо того, чтобы заводить мотоцикл, куда-то повёл нас пешком. Да ещё огородами, а не по главной улице. Если идти сквозь огороды от нашего дома, выйдешь к реке.
        Рюкзак отец мне выдал тяжеленный, да ещё Ленка спотыкалась на нерасчищенных дорожках: где мне по колено, ей было по пояс. Я взвалил её на закорки и думал только о том, чтобы не упасть. Иногда я её сбрасывал и потихоньку отдыхал несколько секунд, пока отец не обернётся и не заметит. К реке я подошёл уже полностью вымотанный.
        - На льду отпусти её, а то ещё провалитесь. - Отец это бросил не оборачиваясь. Я подчинился, благо там была хорошо протоптанная дорожка, и даже Ленка не увязала в снегу. Но на мне оставался тяжёлый рюкзак, я шёл и пытался понять, куда мы идём. Про тётю Галю я уже не думал. К ней мы ездим на мотоцикле и совсем в другую сторону.
        Когда река давно осталась позади, мы миновали поле, вошли в перелесок, и за деревьями показалась машина. Это была машина Петровича.

* * *
        Отец молча швырнул в багажник рюкзаки, сперва свой, потом мой. С плеч сразу упала гора, но легче стало не намного. Машина сторожа.
        - Откуда?
        - Сказал же: дал покататься.
        - А сам на чём уехал?
        - Ты дурачка-то из себя не строй! Марш в машину!
        Я подчинился. В остывшей машине было жутко холодно, особенно после того, как я хорошенько разогрелся, неся тяжёлый рюкзак. В голову стучался один короткий ответ на все мои вопросы последних дней и подленький трусливый голосок: «Молчи, дурак, а то будешь следующим». Отец завёл мотор, и через пятнадцать минут мы уже были на шоссе. Только ехали мы не в сторону города.
        Он рулил как ни в чём не бывало, даже насвистывал. Я боялся ему слово сказать, но не выдержал:
        - Почему туда?
        - Объезд.
        Ленка уснула. Я сидел смотрел, как отец увозит нас далеко от города, от деревни, неизвестно куда, и вспоминал, как мы ехали меньше недели назад, весёлые, довольные с полным кульком конфет. Всё изменилось в один щелчок. Будто кнопочку нажали. От несправедливости хотелось реветь, но я боялся.

* * *
        Он свернул в лес, когда уже смеркалось. Моё сердце бешено заколотилось, как у того зайца, который попал в свет фар, я даже сказать ничего не мог, даже смотреть на него боялся, он сказал сам:
        - Бензин кончился.
        Как будто в лесу есть заправка! Никогда, никогда он не говорил с нами как с дурачками, а тут… Почему-то эта глупость пугала меня не меньше, чем убитый сторож. Про мать я не хотел верить.
        Фары освещали тёмные стволы, дорога стала такая, что меня подбрасывало, и Ленка проснулась и вцепилась руками в спинку сиденья. Отец затормозил в самом неожиданном месте, прямо посреди леса: ни полянки, ни домика, и велел нам выметаться.
        Холод накатил с чудовищной силой. Я даже обрадовался, когда отец навьючил на меня рюкзак: значит, согреюсь. И ещё это значит, что он нас не бросит здесь. Он закрыл машину, включил фонарь и повёл нас по сугробам в чащу.
        Я посадил Ленку на закорки, велел пригибаться от веток и глупо воображал себя Гензелем из сказки, потому что убегать и орать было поздно. Меня бы даже старуха с пряничным домиком не испугала сейчас. Отец пугал сильнее.
        Он остановился неожиданно. В свет фонаря попала поляна не поляна, а немного расчищенный участок леса с огромным горбом - землянкой.
        - У тебя лопатка в рюкзаке, - бросил мне отец и уселся в сторонке на свой рюкзак, взяв у меня Ленку.
        Я полез в рюкзак. Отец подсвечивал мне фонарём, я видел консервы, много пачек крупы и вермишели, кое-какую свою одежду… То, что отец с самого начала хотел отвезти нас сюда, это уже ясно. Крупа, консервы и мои вещи успокоили.
        Лопатка оказалась на самом дне. Я достал её и стал откапывать дверь землянки, занесённую снегом. Отец сидел курил и поторапливал, я старался. Забавным образом я успел вспотеть и окоченеть одновременно. Мёрзли, понятно, пальцы даже в рукавицах, зато тулуп на мне можно было выжимать. Иногда отец привставал, дёргал дверь и, видя, что не получается, кивал мне, чтобы я копал дальше. Я совсем замёрз и совсем вспотел, когда мы наконец вошли в землянку.
        В луч отцовского фонаря попала печка, стопка дров рядом с ней, импровизированная кровать из лапника в углу. Отец стал топить, а мы с Ленкой сидели на лапнике в пяти шагах, и лично я пытался отдышаться после своих раскопок.
        - Чего сидим, ужинать хотите, нет? - Он вынул из рюкзака помятую кастрюлю и махнул в мою сторону. Ясно.
        Ещё одна вылазка на мороз, чтобы набрать в кастрюлю снега (сперва зачерпнул у входа, но отец крикнул, что по нему ходили, пришлось отойти к нетронутому сугробу). Пока снег таял, я почистил луковицу, засыпал крупу: немного покипит - и можно добавить тушёнку. Мысли были чужие, какие-то неживые. Отец отогревался у печки, Ленка так и сидела на лапнике, даже греться не подошла. Сидела и смотрела на это всё ошалевшими глазами. Наверное, на войне тоже было так: люди делали вид, что всё в порядке, когда кругом творилось чёрт знает что, когда не знали, чего ждать в следующую секунду - бомбёжки, новых смертей… А они кашу варили, печку топили, делали то же, что и обычно - чтобы не сойти с ума?
        Мы быстро поужинали, потом Ленка начала бродить по углам и хныкать, наверное искала телик со своими «Спокойной ночи». Спокойных ночей больше не будет, это я уже понял. Отец цыкнул на неё и велел нам ложиться на лапник. Сам он устроился на огромном старом спальнике у печки, перегородив собой выход. Лёг, погасил фонарь, и меня накрыла такая жуткая темнота, что выть хотелось.
        Было ещё рано, я это чувствовал, если даже Ленка ещё не спит. Книжку отец мне, конечно, не захватил, да и не полезет мне сейчас в голову книжка. Я лежал и смотрел на ужасно высокий, бесконечный потолок низкой снаружи землянки, он был чёрный, утонуть можно. Лежал и уговаривал себя не спать. Нельзя спать, когда рядом мой отец. Он, конечно, не виноват, это та тварь, которая в него вселилась. Иначе с чего бы заживать шрамам, появляться новым странноватым увлечениям, про остальное молчу - а характер как изменился! Он не виноват - тварь виновата. Я вспомнил, как хотел дождаться лета, набрать в лесу целебных травок и вылечить его. Что ж, вот мы и в лесу. Только мне не верится, что будет лето.
        Когда Ленка уже засопела, я встал не скрываясь, пошёл к выходу. Имею я право до ветру сходить, даже если отец перегородил собой выход?!
        Я подошёл, он не реагировал. Спал бесшумно, растянувшись на полу. От печки ещё жарило, и сквозь дверцу пробивалась узенькая полосочка света. Около отцовской руки на спальнике поблёскивал длинный нож с инициалами, непонятно чьими. Я вдруг подумал, что без отца мы отсюда не выберемся, по крайней мере сейчас, зимой. Но ведь и с ним рискуем не выбраться уже никогда.
        Часть вторая. Таня, Алиса и много Гарика
        (июнь 2020)
        Глава I
        То, что ни Греция, ни Турция в этом году нам не светят, стало ясно ещё в апреле - но так-то зачем?! Я бы лучше провела это лето в городе со своим верным компьютером и прекрасным холодильником, чем тащиться на чужую дачу, собирая в электричке вирусы и мнения старушек о молодёжи. Но подруга есть подруга: если её с братцем отправляют на выселки, я буду рядом, чтобы она страдала не одна. Моим-то что: они только рады, что ребёнок на лето пристроен под бдительный присмотр Алисиных родителей. Только они не учли, что Алисины родители тоже работают. Они, конечно, обещали приезжать к нам на выходные, но я их давно знаю, и они не сумасшедшие, чтобы тратить ценные субботние утра на дорожные пробки, а ценные вечера воскресений на дорожные пробки и стирку. Заедут, конечно, может быть, несколько раз за лето, но в целом я предвкушала свободу.
        Мы стояли в забитой электричке. Гарика удалось посадить, и я с удовольствием поставила ему на колени свой огромный рюкзак. Он закрывал парня почти целиком, только волосы дыбом торчали наружу. У меня физиономия под маской вспотела, и маска прилипла к коже, противно щекоча. От этого хотелось кашлять и чихать, но я побаивалась и сдерживалась изо всех сил.
        - Алиса, скажи мне, что осталось недолго!
        - Осталось недолго, - с готовностью подтвердила подруга. - Средняя продолжительность жизни человека - семьдесят восемь - восемьдесят два года. Ещё всего несколько десятков лет - и мы отмучаемся, даже не сомневайся. А вот ехать не меньше часа, крепись.
        Я взвыла, рядом со мной хихикнула какая-то тётка, Гарик высунул нос из окопа-рюкзака и утешил:
        - Зато там есть тёплый туалет и холодная речка. Мне отец говорил и велел не путать. - У Гарика была чёрная маска с дурацкой улыбкой, трудно было смотреть на него и не ржать, а уж слушать… - И ещё вот такие пауки в крапинку. - Он развёл руки, показывая размер паука, и чуть не уронил рюкзак на старушку, сидящую напротив. Старушка предупредительно выставила вперёд руку с клюкой, но рюкзак ей не прилетел. Зато Гарик почуял внимание: - Вы не бойтесь, они ручные. - Старушка заинтересованно вскинула бровь, а Гарик продолжал: - Я буду с ними на рыбалку ходить. Посажу на плечо, отнесу к реке. Пусть они там плетут паутину и ловят мух. Я их буду распутывать и использовать для наживки, вот.
        - Ты даже паукам спокойно жить не дашь, это факт… - буркнула Алиса.
        - Ну что ты набросилась на ребёнка! - заступилась старушка. - В наше время таких называли юннатами.
        - А меня Алиска нубом называет! - пожаловался Гарик.
        - Как? Кубом, Дубом?
        - Нубом! Это такой персонаж в игре… - И он стал на весь вагон объяснять, что это за персонаж.
        Теперь взвыла Алиса:
        - Танечка, пристрели меня, а!
        - Чтобы остаться вдвоём с твоим братцем?! И не мечтай, будем жить и страдать вместе. Там хоть Интернет есть?
        Алиса театрально всхлипнула и уставилась в пол:
        - Прости, дорогая. Там есть телик и ручные пауки в крапинку! Но я сериалов накачала, не помрём.
        - …А потом эта девочка пришла домой, легла спать. Вдруг слышит: звонок в дверь. Время полночь, родители в гостях, она думает, что, наверное, они из гостей вернулись, просто ключи забыли. Она идёт к двери, спрашивает, кто там, мама отвечает: «Мы». Она тянется открыть, и тут приходит сообщение от мамы в Вотсап: «Мы ещё задержимся, ложись спать». Девочка смотрит в «глазок» - а там никого нет! - Последнюю фразу Гарик прокричал ошалевшей старушке шёпотом. Не знала, что так вообще возможно, но у Гарика получилось. И при чём тут, спрашивается, нубы?
        Потрясённая старушка качала головой, а Гарик продолжал шоу:
        - Следующая история во время карантина. Девочка приехала на дачу одна. Заперла дверь, легла спать. Слышит, топает кто-то совсем рядом. Громко так, мелко: топ-топ-топ…
        - Ёжик! - оживилась старушка.
        - Девочка так и подумала. Стала включать свет, чтобы посмотреть ёжика, а электричества нет! Минуту назад было, а тут нет! Тогда девочка включила фонарик на телефоне. Смотрит - а на полу следы. Как человеческие, только маленькие.
        - Домовой! - гадала старушка.
        - Девочка тоже так подумала. Налила в блюдце молока, положила сухарик и легла спать, надеясь, что домовой затихнет. А эта штука как начала на кухне посудой громыхать!..
        - Ну точно домовой! Посуда-то, наверное, грязная была?
        - А домовой ваш людей ест за немытую посуду? То-то! А от девочки утром нашли только скелет! - Последнее он выкрикнул на весь вагон, я даже вздрогнула.
        Алиса смотрела в пол, красная то ли от жары, как все, то ли от стыда. Я, конечно, попробовала её утешить:
        - Твой брат рождён для сцены.
        - Для скелетов он рождён. Слушает целыми днями всякие страшилки на Ютубе, а потом всех ими задалбывает. Хоть бы хорошие слушал, а то вон… - Она кивнула на Гарика, который уже рассказывал старушке про очередных скелетов, и махнула рукой. - На что мы тратим жизнь, Танька? На нубов, которые пытаются пугать нас скелетами!
        - И пауками в крапинку.
        Ненавижу пауков. Особенно в крапинку.

* * *
        Я думала, электричка - это самый неприятный отрезок пути, но нет. Когда мы всё-таки ступили на платформу, вовсю лил дождь, да какой! Алиса натянула капюшон толстовки, как будто это могло спасти, я зашарила в карманах в поисках пакетика из-под Гариковых бутербродов. Гарик презрительно смотрел на нас: «Сахарные!», но через пару секунд натянул на мокрую голову джинсовку.
        - Бежим на остановку!
        До остановки было бежать метров пятьдесят по раздолбанным ступенькам платформы и ещё по грязи. Как я не свалилась тогда со своим рюкзаком - это чудо. Гарик, конечно, вырвался вперёд (он ехал почти налегке, большая часть его барахла была распихана по нашим рюкзакам), укрылся под козырьком остановки и оттуда показывал нам язык.
        - Настанет день, Тань, и я позволю тебе отлупить этого человека.
        - А самой что, лень?
        - Мне нельзя, я сестра.
        У самой остановки я всё-таки шлёпнулась на колени в грязь, Гарик восторженно взвизгнул и зааплодировал, не забывая показывать язык. Я встала, поклонилась, получила рюкзаком по затылку и уже не спеша прошла на остановку.
        - Автографы потом, а то бумага размокнет.
        - А ты у него на лбу распишись, - буркнула Алиса, и мы синхронно плюхнулись на грязненькую деревянную скамейку. Гарик визжал, что не потерпит насилия, а мы с удовольствием сняли рюкзаки. Спину заломило, я откинулась на рюкзак и вытянула ноги в лужу.
        Остановка представляла собой кирпичный сарай без одной стены, хорошо закрытый от дождя и ветра и щедро расписанный дачниками и местными. Тут было всё: и краска, и маркер, и мел, и ручка, и «Цой жив», и «Не ешь бобра, он отомстит», ну и банальщина вроде «Я люблю Васю, а Вася любит пожрать».
        - И когда автобус?
        Алиса уже уткнулась в телефон и только махнула мне рукой куда-то в дождь:
        - Там расписание.
        В том месте, где на остановках обычно висит расписание, действительно когда-то была какая-то дощечка с циферками. Я об этом догадалась по жёлтому огрызку, торчащему в раме как напоминание о далёких днях цивилизации.
        - Прости, но его больше нет.
        - Ща гляну, - буркнула Алиса, не отрываясь от телефона. - Какой сегодня день?
        Пока я вспоминала, какой сегодня день (в каникулы разве кто-то это помнит?), Алиса поковырялась в телефоне и завопила:
        - Не убивай, я всё объясню!
        - Что, не будет автобуса?
        - Будет. Вечером.
        - Едем на такси! - завопил Гарик, и Алиса опять уткнулась в телефон.
        Она таращилась на экран минут пять. Я заглянула через плечо: ничего хорошего. Машин вокруг хватало, но ни одна отчего-то не хотела нас везти.
        - Может, отойти на сто метров в сторону? Иногда помогает.
        Алиса одним взглядом показала на дождь. С козырька нашей остановки лил настоящий водопад, за которым не было видно вообще ничего - только размытые цветные пятна деревьев, асфальта и какой-то яркой придорожной рекламы.
        - Сами туда идите! - взвизгнул Гарик и стал изучать надписи на стенах.
        - Ерунда какая-то, - ворчала Алиса. - Если есть дачники, должно быть и такси: закон рынка.
        - Проклятое место! - заявил Гарик.
        - Точно! Помнишь, мы пробегали мимо поста ДПС? Его-то таксисты и боятся! Значит, придётся, нам всё-таки пройти эти сто метров. - Она глянула на дождь, на меня, на Гарика… - Переждём?
        Мы согласились.

* * *
        Дождь не унимался. Я успела замёрзнуть, попрыгать-согреться, наслушаться от Гарика дурацких историй из Ютуба, когда к нам пришёл дед. Он шагнул из водопада под козырьком и сразу как будто заполнил собой всю остановку.
        Он был весь седой: волосы, брови, борода по пояс, как Дед Мороз на детском утреннике. Одет в синюю телогрейку, я такие видела в старых фильмах про деревню, только там их носили зимой. Как же он не зажарится летом? Штаны у него были грязновато-зелёные, а на ногах - огромные сапоги, будто высеченные из камня. Я догадывалась, что это не так, но сама их кожа напоминала камень: шероховатая на вид, очень прочная и даже позеленевшая от времени как памятник. За плечами у него висел рюкзак, я таких вообще нигде не видела: бежевый, застиранный, с болтающимся когда-то белым шнурком и потрескавшейся кожаной фурнитурой. Но дело было даже не в этом. Старик пах… нет, не так - ПАХ какими-то горькими травами, маслом, дымом, по отдельности запахи вроде не резкие, но в этом коктейле они душили, хоть мы и были на воздухе в дождь.
        Я тут же подвинула свой рюкзак, вскочила и отошла в другой конец остановки к Гарику, сделав вид, что жутко увлечена чтением надписей на стенах. Алиса секунду посидела, уткнувшись в свой телефон, потом подняла глаза на старика и метнулась к нам.
        Дед между тем снял рюкзак, положил на скамейку рядом с нашими, уселся, облокотившись на него рукой, и закрыл глаза. Неужели уснёт? Он казался чем-то фантастичным, неземным, как сошедший со старинной картины маслом: было странно думать, что он может спать как все люди.
        Гарик удивлённо пялился на деда. Я побоялась, что он сейчас что-нибудь ляпнет и разозлит это чудо природы, но он помалкивал. Мы с Алисой так же молча таращились и, думаю, выглядели не лучше.
        Дед что-то забормотал, не открывая глаз, тихо, монотонно, как работающий механизм, будто читал молитву или заклинание. Между делом он сковырнул сапоги, и я чуть не упала в лужу: портянки! На нём были портянки, как в кино про войну. Алиса перехватила мой взгляд и покрутила у виска. Согласна.
        А дед продолжал удивлять. Так же не открывая глаз, он достал из кармана кусок мела и нарисовал вокруг своих ног и сапог кривенький круг, насколько позволяла лужа. Я хрюкнула, он распахнул глаза и целую секунду буравил меня взглядом, как удав кролика. Я, конечно, сразу отвернулась к стене и стала делать вид, что смеюсь над надписями:
        - Смотри, Гарик: «Не верьте расписаниям автобусов, они пасутся где хотят».
        Гарик предательски молчал и таращился сквозь меня на деда. А дед опять забормотал свою молитву или заклинание. Я напрягла слух, пытаясь разобрать слова, но это было бесполезно: всё равно что вслушиваться в работающий пылесос.
        - Кажется, дождь кончается. - Алиса кивнула на улицу, которую секунду назад не было видно из-за водопада. Теперь с крыши стекали только тонкие струйки, я разглядела рекламу, пост ДПС, который мы пробежали с разгону, дорогу с машинами.
        Гарик дёрнул меня за рукав и молча указал на деда. Тот сидел как сидел и бормотал как бормотал.
        - Это он прогнал дождь! - зашипел Гарик так, что слышали, наверное, и дэпээсники.
        - Не говори глупостей.
        - Лучше б он нам такси вызвал, - поддержала Алиса. - Идёмте сделаем эти сто метров, может, и правда поможет.
        Лужи были по щиколотку, но сильно вымокнуть мы не успели: только отошли на пару шагов, как подъехало такси. Усаживаясь, я обернулась на деда. Он сидел уже с открытыми глазами и смотрел прямо на нас.
        - Сказать ему, что автобус будет только вечером?
        - Надо бы, но я его боюсь.
        - А он часто здесь ночует, - вмешался парень-водитель, открывая багажник. - Николай Саныч, местная достопримечательность. Странноватый, но не злой, его многие подкармливают.
        - И давно?
        - Всегда был. Зимой и летом. У него есть дом в деревне, но он не любит там бывать.
        - Почему? Бросить дом, чтобы жить на остановке, зимой?!
        - Он костёр на ночь разводил. Патрульные сперва гоняли, а потом смягчились. Я не верю в это во всё, но поговаривают, будто Саныч того… Колдует.
        - Он дождь прогнал! - не удержался Гарик.
        - Может быть, - улыбнулся шофёр. - Я не верю. Но бабульки с рынка говорят, что он кому-то что-то там вылечил волшебными травками…
        - Травками от него несёт за метр, - говорю. - И ещё маслом каким-то.
        - Это ладан. Когда он не здесь - он у церкви.
        Мы только успели отъехать, как подъехало второе такси. Дед на остановке невозмутимо сел в него.
        - Он нас преследует! - охнул Гарик и развернулся на сиденье, уставившись в заднее стекло. Я тоже невольно обернулась. Второе такси действительно ехало за нами, но ему было некуда повернуть, так что это ерунда. Старик сидел на переднем сиденье с тем же непробиваемым выражением лица, только губы чуть шевелились, будто он ещё бормочет своё заклинание.

* * *
        Мы ехали по раздолбанной деревенской дороге, солнышко выглянуло из-за туч, и лично я предвкушала, как переоденусь в сухое и побегу в местный магазин за сырьём для шашлыка. Завтракали мы давненько, а ещё промокли и даже немного замёрзли. Дед по-прежнему плёлся за нами по шоссе, я уже перестала его замечать, все мысли были о шашлыке. Да и что там интересного! Ну, дед, несчастный бродяга, который днём побирается у церкви, а ночует на остановке. Ну, болтают про него - так это в любой деревне так: людям скучно жить без легенд, вот они и выдумывают. У Гарика вон и гаджеты, и сестра, и школа, а всё равно скучает и верит в страшилки из Ютуба.

* * *
        Машина свернула на кладбище, и Гарик радостно завопил:
        - Приехали!
        - Не сейчас, - засмеялся шофёр. - Дай мне ещё лет восемьдесят, а лучше сто.
        Гарик не понял, чего мы смеёмся, и на всякий случай надулся. Мы проехали кладбище насквозь и наконец въехали в деревню. То, второе, такси со странным дедом не отставало. Шофёр глянул на него в зеркало:
        - Говорил же, у него где-то здесь дом. Не часто увидишь, как он в деревню заезжает. Может, случилось что?
        - Мы тоже не часто в деревню ездим! - сообщил Гарик. - Только в этом году родители решили дачу снять из-за карантина.
        - Да? А не его ли домик вы сняли? - Шофёр не отрываясь смотрел в зеркало на такси с дедом, которое не отставало. - Вроде никто в деревне и не сдавал, а этот может: всё равно он тут не живёт…
        - Повезло… Алиса, почему нам так не везёт!
        - По вашему запросу найдено миллион документов. От «потому что гладиолус» до «потому что мы не дураки».
        Деревня была небольшая и кривоватая. Много заброшенных покосившихся домов, пугающих своей безнадёгой. На улице, по которой мы ехали, почти все были заколочены либо вообще развалины, унылое зрелище, если честно. Один торчал вообще сгоревший, без крыши, с вырванными чёрными от копоти окнами. Странно смотрелись среди этого всего аккуратные крашеные домики с приличными заборами и цветами во дворах. Я таких насчитала всего три.
        - Скажи честно, Алис: тут было нашествие печенегов-половцев?
        - Просто деревня. Многие уезжают в город за лучшей жизнью и не возвращаются.
        - А печенеги жгут их дома?
        - Это случайный пожар, - вмешался водитель. - Давно было, я ещё с родителями здесь жил. Нас ночью соседи разбудили, говорят, кто-то там горит. А пока досюда пожарка доедет… В общем, отец побежал тушить, иначе перекинется на соседний дом, а там и всей деревне достанется. А мне ж интересно! Я хватаю пластиковое ведёрко - и за ним. За мной мать, орёт… В общем, если кто-то из соседей ещё спал, мы всех разбудили.
        - А из-за чего загорелось-то?
        Водитель только пожал плечами. Мы свернули на другую улицу, тут было ещё ничего: в основном приличные дома, обитаемые: в каждом втором дворе мелькал чей-нибудь сарафан или яркая футболка, собаки бежали облаять машину.
        Мы остановились у смешного домика, поделённого краской на две равные половины: правая была выгоревшая голубая, а левая - тёмно-красная.
        - Вот теперь приехали, - объявил шофёр. - Сильно не хулиганьте, молодёжь.
        - Не дадут, - заверила Алиса, кивая на второе такси: оно остановилось прямо за нами, и оттуда выгружался дед.
        - А я что говорил! - обрадовался шофёр непонятно чему. - Больше здесь никто и не сдаёт.
        - Не сдаёт, - дед впервые подал голос.
        Слышать это было так же странно, как если бы заговорил этот дом или портрет Льва Толстого в кабинете литературы. И голос был именно такой. Непохожий на человеческий, с какими-то деревянными нотками, даже как будто с акцентом. Гарик уставился на старика открыв рот, он тоже не ожидал такого поворота:
        - Здрасте! Это вы дождь прогнали? А такси тоже вызвали заклинанием?
        - Ещё каким! - подал голос шофёр дедовой машины.
        Старик улыбнулся (надо же, портрет Толстого тоже умеет улыбаться) и проскрипел:
        - Много будешь знать - скоро состаришься. Идёмте в дом.
        Алиса хрюкнула и полезла в багажник за рюкзаками. Я, кряхтя как старая бабка, нацепила свой. Гарик не стал тратить время, побежал к калитке налегке, оставив нам свой рюкзачок, пришлось тащить. Эти три шага до калитки оказались самыми тяжёлыми во всём пути, я еле волокла рюкзак и думала, что он наверняка пропитался дождевой водой: не был же таким тяжёлым!
        За калиткой была аккуратная песчаная дорожка, которая, раздваиваясь, вела к разным входам в один дом: одна - в голубую половину, другая - в красную. Старик повёл нас к голубой половине, пошарил под козырьком и достал ключи.
        - Ну правда! - не унимался Гарик.
        - Кривда, - не сдавался старик, отпирая дверь.
        Под окнами цвёл огромный розовый куст, рядом торчали какие-то скромные ноготки, за домом виднелась ботва в огороде - в общем, дом как дом, если не считать, что он какой-то располовиненный.
        Старик пропустил нас вперёд:
        - Осваивайтесь! - Он сунул ключ Алисе. - Если что - я в соседней половине. А вечером в лес пойду. - Он бесшумно спустился с крыльца, как может только нарисованный давно умерший, и завозился с ключами у второй половины дома.

* * *
        Я рухнула на стул в прихожей, освободилась от рюкзака, скинула кроссовки.
        Комната была всего одна, плавно переходящая в кухню, зато разграниченная посередине огромной нитяной занавеской. В шаге от меня в прихожей угадывалась дверь туалета, куда тут же рванул Гарик. А когда он спустил воду совсем по-городскому, я приободрилась: жить можно!
        Я стянула мокрые носки. Ещё немножко - и я найду в себе силы осуществить свои мечты: переодеться и нажарить шашлыка. Ещё чуть-чуть и ещё чуть-чуть…
        Глава II
        Гарик, конечно, увязался со мной в магазин. Алиса не возражала, а меня особо не спрашивали.
        Продавщица с голубыми тенями в ярко-синем фартучке бегала туда-сюда, собирая продукты под диктовку бойкой старушки:
        - Яйца, крупные, - продавщица бежала вправо, где была полка с яйцами, - гречка, - продавщица бежала влево, к полке с крупами. Бантик на её фартуке смешно трепыхался в такт шагам. Ещё она прихрамывала. Не как когда подвернёшь ногу, а как-то так, что сразу видно: это давно и навсегда. - Маслице… Да не то, растительное! - и продавщица послушно сменила курс.
        За старушкой была очередь, человека два, мы с Гариком встали, и на нас тут же обратили внимание. Наверное, сюда не каждый день приезжают дачники, а местные друг друга давно знают.
        - Это кто ж такой к нам приехал? - женщина чуть постарше моих родителей, с дурацкой авоськой. Она заметила Гарика и решила, что ему ещё меньше лет, чем есть, - иначе чего бы ей с ним разговаривать как с младенцем? Я приготовилась одёргивать Гарика: сейчас как ляпнет что-нибудь вызывающе взрослое… Я бы обязательно ляпнула!
        - Я Гарик, снимаю тут дачу с сестрой Алиской, это Таня, Алискина подруга. Она поехала с нами, потому что её из-за чумы в Грецию не пускают!
        Очередь и продавщица синхронно обернулись на меня. Я представила, что у меня в кармане зелье невидимости, что я его достаю, быстро выпиваю - и вот меня не видно, и эти уже пялятся сквозь меня, поэтому у них такие страшные лица: был человек - нет человека, вот они и удивились… А вовсе не потому, что Гарик опять ляпнул глупость, а краснею я, не-не-не… Всё-таки Алиса человек с железной волей. Я только вышла в магазин с её братом - и мне уже хочется его убить. А она с ним живёт вот уже лет семь.
        У продавщицы над головой висело расписание электричек и механические часы. Секундная стрелка шумно двигалась, щелчками отсчитывая время паузы…Авоська засмеялась, и остальные вместе с ней. Только тогда я обрела дар речи:
        - Пандемия, границы закрыты.
        Продавщица как будто выдохнула и продолжила свои гонки по магазину.
        - А я тётя Надя, местный врач, - представилась Авоська. - Моя поликлиника, зелёная, прямо напротив Саныча. Знаешь, где это?
        - Так мы у него и снимаем! - радостно завопил Гарик.
        - Ну и отлично. Если что - сразу беги ко мне.
        Я, конечно, понимала, что местного врача просто тревожит эта вся «чума», да и вообще: мало ли что с ребёнком может случиться на отдыхе вдали от компьютера. Но всё равно было как-то неуютно от таких приглашений. Гарику тоже:
        - А что «если что»? Если, например, зомбиапокалипсис?
        - И он тоже! - рассеянно отмахнулась Авоська, потому что подошла её очередь и она переключилась на продавщицу.
        Я рассматривала холодильник с мясом. Готовые шашлыки там были на любой вкус, что меня порадовало. Не забыть ещё хлеба, овощей, Гариков киндер, а то меня сожрёт…
        - Значит, ты Гарик? - продавщица. Врачиха быстро ушла, сделав на прощание странный жест кулаком, и теперь подошла наша очередь.
        - Да, это я.
        - А я тётя Ира. Где твои родители?
        - Работают. Мы втроём, с Алиской и Таней.
        - Одни?! - ужаснулась продавщица.
        - Почему одни? Втроём! Алиска с Таней уже школу окончили, а мне ещё десять лет в этом аду…
        Тут я попросила шашлыка, хлеба и вот этого всего, и она побежала выполнять, ворча под нос, как это детей одних отпускают. Было, если честно, немного обидно - ну да у каждого свои тараканы.

* * *
        Когда мы, навьюченные, вернулись, Алиса уже раздувала мангал и нехорошо косилась в сторону соседского забора. Над забором торчала физиономия в огромных очках, с синими волосами, обрамляющими блестящую на солнышке плешь. Она улыбалась (не плешь, физиономия). Судя по Алисиному лицу, этот странный сосед торчал над забором давно и уже успел поднадоесть. Увидев нас, синеволосый расплылся в улыбке и продолжил светскую беседу:
        - О, ещё одна! - Гарик возмущённо взглянул на него: дескать, чего одна-то, а я? - но синеволосый проигнорировал: - Я говорю вашей подруге: заходите ко мне, у меня редко бывают гости. Как кто приедет - сразу к Санычу, а у меня что, хуже, что ли? - Он улыбнулся кривыми зубами, и от этой улыбки мне стало жутко.
        Одно дело, когда люди искренне смеются или рады, а это… Это была улыбка, которую репетировали долгими зимними вечерами, и всё равно получилось плохо. Парень как будто сдавал экзамен по актёрскому мастерству и ждал пятёрки.
        - Спасибо, - говорю. - Нам есть где жить!
        - Да просто так заходите!
        - Другие планы! - прошипела Алиса.
        - Ваша подруга не в настроении.
        - Когда я уходила, была в полном порядке, - говорю. - С чего бы у неё настроение так быстро испортилось?
        На перебранку из дома вышел старик. Он глянул на синеволосого, и сразу стало видно, что он тоже его не любит. Синеволосый прям сжался весь, улыбка сдулась, очки уставились под ноги, даже плешь перестала блестеть на солнышке.
        - Чего, Валька, вытаращился как ворона?
        - Знакомлюсь с вашими квартирантками…
        - Иди! Ещё и перья себе накрасил… Не обращайте внимания, девочки, он всегда был дурной.
        В этот момент портрет Льва Толстого даже вырос в моих глазах. Может, не такой он и страшный? Валька, которого обозвали вороной, отпрянул от забора, будто тот был горячий, бросил на прощание «заходите» - и утёк в свой дом, шумно хлопнув дверью, чтобы показать, как смертельно его обидели. Старик ухмыльнулся ему в спину и тоже ушёл в свою половину дома, неслышно прикрыв дверь.
        - Давно доставал? - спросила я у Алисы.
        - Порядочно. Орал, что я не донесу мангал, не смогу разжечь, и рвался помогать через забор. Потом стал спрашивать, чего я злая и его не приглашаю, потом стал звать к себе…
        - Алиса, что в голове у этих людей?
        - По вашему запросу не найдено ни одного документа.
        …Гарик, который всё это время копался в магазинных пакетах, вынырнул и завопил:
        - Киндер не купили!
        Началась обычная суета с углями, огнём, охлаждением газировки, нарезкой овощей. Про старика мы и забыли совсем, да и он не подавал признаков жизни: из той половины дома не было слышно никакой возни. Сосед тоже притих, хотя пару раз, могу поклясться, я видела колыхнувшуюся в его окне занавеску. Похоже, он побаивался старика и предпочитал пялиться по-тихому.
        Когда уже всё было готово, Алиса спохватилась, что надо бы позвать хозяина. Лично мне не хотелось беспокоить портрет Льва Толстого, Алиса тоже не рвалась, и мы отправили Гарика. Он радостно взлетел на крыльцо красной половины дома и забарабанил в дверь:
        - Саныч! Идите на шашлык!
        Мы заржали. Я представила себе этот шашлык в портянках, но есть не перехотела. Старик открыл дверь, выглянул:
        - Я уж думал, пожар где.
        - Идите на шашлык! - повторил Гарик, развивая успех.
        - Нет уж, я невкусный, - улыбнулся дед. - И мяса я не ем, спасибо.
        Мы переглянулись: нам больше достанется. Старик спустился с крыльца, волоча за собой огромную корзину - я думала, такие только на картинах рисуют, чтобы показать все тяготы крестьянского быта. А она правда была! Огромная, больше клетчатой сумки, при желании там мог бы поместиться Гарик, штук пять котиков и килограммчик пауков в крапинку.
        - В лес собрался, - объяснил он, глядя на наши недоумённые физиономии. - Чего в доме торчать, не люблю его.
        - Почему?
        - Потому! - Старик дёрнул Гарика за нос и пошёл, перекинув через плечо огромную свою корзину. - Не скучайте тут! Этого не бойтесь. - Последнее он крикнул нарочито громко, и я не сомневалась, что в соседнем доме дядька, действительно похожий на ворону, икнул и отошёл от окна.
        Старик уже подходил к калитке, но тут калитка хлопнула и вошла женщина. То, что это женщина, я догадалась только по цветастому халату: её лицо и голова были закрыты огромной банкой с чем-то красным. Внутри плавали ягоды. Она рассеянно кивнула нам: «Здравствуйте» - я видела, как тень-голова за банкой шевельнулась, - и устремилась к старику.
        - Саныч, родненький, спасай! Я такого в жизни не видела… - Она говорила это своей банке, иногда выглядывая на старика. Тот быстро положил свою корзину, бросил «пошли в дом» - и повёл её под руку, чтобы она не споткнулась на крыльце.
        - …Ножи, грохот, вся кухня вверх дном… Я ничего не оставляла, клянусь тебе!.. - За ними хлопнула дверь, и Гарик некрасиво побежал подслушивать. Алиса цыкнула на него, и вовремя: через секунду дверь распахнулась, показался старик, погрозил пальцем не успевшему отойти Гарику и захлопнул дверь обратно.
        - Алиса, что это мы наблюдаем?
        - Шаманский бизнес, - пожала плечами Алиса. - Помнишь, нам говорили, что он колдун. Сейчас что-нибудь наколдует ей за банку компота.
        Как будто подтверждая её слова, сверху спикировала ворона и приземлилась на соседском участке. Она уселась на крышу парника, где торчала весёлая пластиковая вертушка (наверное, от ворон, она здорово громыхала на ветру), каркнула и вопросительно глянула в нашу сторону. Гарик метнул в неё камешком, Алиса заворчала: «Парник разобьёшь», - но ворону это не задело. Она уселась и демонстративно начала чистить перья, будто за этим и прилетела.
        - Загадочное местечко, Алис.
        - Да ладно тебе! Ворона и ворона.

* * *
        Скоро женщина вышла из дедовой половины дома, уже без банки, но всё равно красная с тревожным лицом:
        - Вы дачу снимаете?
        Мы закивали.
        - Повезло. Вы тут в безопасности.
        Гарик хотел что-то спросить, но жевал, а женщина быстро ушла, стукнув калиткой. Когда он прожевал, она была уже далеко.
        Не успели мы это обсудить, как из дома вышел старик, подобрал свою корзину:
        - Теперь ушёл. И не оставляйте на ночь ножи на столе: видали, что творится?!
        - А что творится-то?
        - Зачем она приходила? - мы спросили наперебой с Гариком, но Саныч проигнорировал.
        - Затем. Вы пока не поймёте, городские. Завтра, может быть… - Он захлопнул за собой калитку, закрыл на проволочку, чтобы дверь не болталась туда-сюда, и побрёл в сторону леса.
        Гарик смотрел ему вслед круглыми глазами:
        - Кто-нибудь понял, чего это он?
        - В лес пошёл, - Алиса выдала ему шампур с мясом. - Не пытайся понять некоторых людей, а то и правда поймёшь. И станешь ещё дурнее, чем сейчас, баг в моей жизни.
        - Это ты баг в моей жизни!
        Мы поели шашлыков, собрали в огороде клубники, даже разобрали рюкзаки и перемыли посуду, а старик всё не появлялся. Мы решили, что в такую корзину можно собирать ягоды до утра, поэтому особо не переживали. Алиса включила сериал на ноуте, мы уселись на скамейке во дворе, зажгли палку от комаров и стали смотреть.
        Сосед тоже не высовывался. Раз или два я мельком глянула на его участок: ворона никуда не делась, наоборот: прилетели ещё две. Они клевали у крыльца какой-то мелкий мусор и громко каркали.

* * *
        Мы посмотрели пять или шесть серий по сорок минут. Гарик уже клевал носом, уже смеркалось, а старик всё не шёл.
        - Странно: где нашего хозяина носит?
        - Ничего странного, - говорю. - Может взрослый человек быть занят не нами? Заночует в лесу, ему не привыкать.
        - Откуда ты знаешь?
        - Тоже правда… Ну, позвони ему!
        - А я знаю телефон?
        - Родителям позвони, - говорю. - Они-то знают!
        Алиса кивнула и завозила пальцем по экрану.
        Алисина мать не пришла в восторг оттого, что нам, возможно, предстоит ночевать одним, но и номера старика не дала. Чтобы договориться о съёме дачи, она, оказывается, звонила ему в церковь. Но это она потом узнала. А своего телефона у нашего чудо-старика вообще нет… Она немножко понервничала, но потом велела ничего не бояться, запереться на все замки и чуть что звать местную полицию. Если она тут есть.
        Улеглись мы хорошо за полночь, заперев двери, зашторив окна, как велела Алискина мать. Я тут же отрубилась под карканье соседских ворон.

* * *
        …И тут же проснулась от стука! Кто-то тихонько и деликатно стучал в дверь, судя по всему давно: по стуку было слышно, что стучащий теряет терпение. Я села на кровати, соображая, снится мне это или нет. Мне показалось, я и не засыпала, а так, моргнула. Огромные синие цифры на Алисиных часах показывали 2:1… - и что-то там, то ли ноль, то ли восемь, без линз я вижу чуть лучше крота.
        …А в дверь стучали. Уже не так деликатно, как полминуты назад, всё громче и ещё чуть громче… Я толкнула Алису. Та сперва отмахнулась, потом села на кровати и, завопив «Старик!», вскочила и побежала открывать.
        За шторкой заворочался спящий Гарик, Алиса уже топала где-то в тёмном коридоре. А если это не старик, а, к примеру, наш чокнутый сосед?
        - Подожди, не открывай! - Я рванула за ней в темноту, конечно, обо что-то споткнулась, получила стулом по ногам…
        Я догнала Алису уже в прихожей и успела прошипеть ещё одно глупое «Подожди, не открывай» до того, как Алиса лязгнула засовом.
        Сначала я увидела только темноту, тусклый конус света от фонаря на крыльце, а под фонарём - человеческую фигуру, задрапированную белыми тряпками как привидение. Привидение явно перебрало со спиртным: запах на крыльце стоял крепкий, даже свежая летняя ночь не помогала. Проморгавшись, я разглядела голову над белыми одеждами (скорее всего, кондовая ночнушка в пол), всклокоченные жёлтые волосы и тёмные в этом освещении впадины глаз, над которыми ужасно хотелось дорисовать голубые тени. Продавщица из магазина? Чего ей?
        - Что случилось? - подала голос Алиса. - Мы спим уже.
        - У Саныча дверь заперта, и свет не горел вечером. Он ушёл, да? Вы одни, да?
        - Да вот, в лес пошёл. С ним же всё будет нормально?
        - Он там живёт… Я побуду с вами. - Привидение решительно шагнуло вперёд, но споткнулось и некрасиво полетело на спину с крыльца. У соседа на участке сердито каркнула ворона: и её разбудили. Чего этой-то надо, зачем мы ей?!
        - Осторожно… Не волнуйтесь, ничего с нами не будет, мы спим давно!
        - Будет! - Привидение барахталось в белых одеждах, пытаясь встать. - Я побуду здесь, чтобы с вами ничего не случилось!
        Алиса тронула меня за плечо. Я не могла разглядеть выражение её лица, но, думаю, наши мысли совпадали: «Зачем здесь это чудовище, мы с ребёнком!»
        - Мы справимся, мы уже большие.
        - Спокойной ночи! - Алиса сбежала с крыльца, рывком поставила привидение на ноги, вбежала в дом и захлопнула дверь перед его носом. Наверное, это было невежливо, но ломиться ночью в дом тоже не очень, так что они квиты. Алиса задвинула засов, и мы уже повернулись, чтобы уходить, как в дверь грохнуло.
        Удар был такой, что задребезжали стёкла в маленьком окошке прихожей. За ударом последовало ещё два, а за ними вопль:
        - Открывай сейчас же, я кому сказала! - Похоже, оно было настроено решительно. Я всего несколько часов в этой деревне, а у меня уже куча вопросов о душевном здоровье местных жителей. Вот чего ей от нас надо, а? Так! С психами надо быть вежливой - кто знает, что блуждает у них в голове.
        - Спокойной ночи, идите домой. Гарик спит…
        Ещё два удара, от которых затряслась хлипенькая дощатая дверь. Я подпёрла её плечом - и пожалела: следующий удар пришёлся прямо в него. Я взвизгнула, отскочила, споткнулась о чью-то обувь и полетела на пол. Плечо гудело, будто там поселился рой пчёл. Казалось, дверь тряпочная и защищает от удара не больше чем рукав футболки.
        - Открывай!
        Она меня разозлила.
        - Я сейчас позову полицию!
        - Она тебя, дуру, не спасёт! Нельзя детям оставаться одним…
        Точно! А то тут всякие ломятся к ним по ночам! Я поднялась и нащупала выключатель. В резанувшем глаза свете я разглядела, как пятно Алиса исчезает в чёрном пятне комнаты на пару секунд, чтобы вернуться…
        - Я уже звоню. - Пятно Алиса сделала характерное движение рукой: разблокировала экран телефона и отошла в тёмное пятно-кухню, чтобы вопли не мешали разговаривать. А я осталась.
        Плечо болело. Привидение долбило в дверь и вопило своё «Открывай!». В комнате за тонкой стенкой спал Гарик, если ещё спал, и надо было быстро что-то делать, пока он не вскочил с воплями и не получил душевную травму. Я долбанула кулаком в дверь со своей стороны и рявкнула:
        - Полиция уже едет! Идите домой!
        Привидение затихло на пару секунд. В тишине было слышно, как где-то на соседней улице действительно зашумел мотор машины. Так быстро?!
        - Вы не должны быть одни… - Оно уже не орало на всю деревню, а громко с хрипотцой шептало, будто не разбудило только что все ближайшие улицы. И где, интересно, наш загадочный сосед? Мангал принести мы, значит, поможем, а как задача посложнее - так его нету? Снаружи каркнула ворона, словно соглашаясь со мной. С другой стороны, черт с ним, с соседом: если он сделает для нас хоть что-то хорошее, точно потом не отвяжется.
        - Нам ничего не сделается, если вы не будете ломиться к нам среди ночи! - Я старалась говорить спокойно, но голос предательски дрожал. Да она весит не меньше двух центнеров, эта продавщица! То, что она до сих пор не вынесла эту хлипкую дверь - большое чудо, и я не хочу проверять на себе, что она сделает, если ворвётся. Кто знает, что там у неё в голове…
        Шум мотора приближался. Из кухни вышла Алиса и махнула мне на дверь. Привидение притихло. Машина остановилась прямо у наших ворот, хлопнула дверь, и незнакомый голос сказал:
        - Ты что, Ирина, в отделение хочешь? Я могу и забрать.
        Привидение громко всхлипнуло, и тут мы с Алисой как две дуры, не сговариваясь помчались на выручку. Отодвинули засов, выскочили на улицу, завопили наперебой:
        - Не забирайте её!
        - Она переживает, что мы одни!
        Лично я думаю, что так на нас подействовал воздух этой сумасшедшей деревни, другого объяснения у меня нет. Минуту назад я хотела, чтобы привидение кто-нибудь пристрелил, а теперь сама же его защищаю…
        - Да я и не думал, вы что! - Голубое пятно-полицейский вошёл в свет фонаря и рассеянно поднял руку. Кажется, он поправлял галстук. Я бы на его месте подняла руку, чтобы покрутить нам у виска: сами ж вызвали, а теперь «не забирайте»? Но, видимо, ему было нормально. - Вы у Саныча квартируете да? Ну и правильно: самое безопасное место. Я дядя Витя, участковый. Не стесняйтесь звонить, если что…
        Он тараторил как заводной. Белое привидение стояло рядом с ним, оно было раза в два шире и немного выше. Если б оно захотело - не оставило бы от полицейского мокрого места, просто сев на него. Но оно помалкивало и переминалось с ноги на ногу, странно прихрамывая.
        - Идём, Ирин, отвезу тебя домой, - сказало пятно-полицейский пятну-привидению. - Но в другой раз, чтобы… - он не договорил, потому что наше грозное привидение вдруг разревелось. По-взрослому, жутко, в голос. Я даже не сразу поняла, что это за звук такой…
        Полицейский пожал плечами, потом взял привидение под руку и повёл к машине. Оно рыдало, и слышать это было почему-то стыдно.
        - Не оставляйте детей одних! - выло привидение. - Они пропадут!
        Глава III
        Проснулась я от того, что Алиса хлопнула дверью. Чем меня больше всего бесят эти деревенские дома, так это своей слышимостью! Я сидела на кровати в глубине комнаты и прекрасно слышала, как Алиса обходит дом, говорит «Ну, блин!», поднимается на крыльцо хозяйской половины, дёргает дверь. И был ещё какой-то лишний противный звук… Вороны!
        По-моему, они не замолкали всю ночь, я даже слышать их перестала: птица и птица, чего её слушать! А сейчас, прислушиваясь, как Алиса проверяет, не пришёл ли Саныч, я ошалела от этих воплей. Там уже не две и не три. Там…
        И тут грохнул выстрел! Оглушительный, раскатистый, как удар по башке. Вороны на секунду замолкли, но только чтобы закаркать опять - с новой силой, наперебой. Да что там такое?!
        - Чего шумите? - за шторкой просыпался недовольный Гарик.
        Я надела линзы, оделась, выскочила в коридор - и столкнулась с Алисой.
        - Встала? А Саныча ещё нет. Но там весело, я тебе скажу!
        - Где весело? - взвизгнул Гарик.
        - На улице, герой моего романа ужасов! - Алиса прошла на кухню, я за ней. Она взяла турку, полезла за кофе… И опять грохнул выстрел. На этот раз где-то совсем рядом, как за моим плечом, я даже вздрогнула.
        - Ты чего, Тань? - Алиса, по-моему, даже не моргнула от этого выстрела. - Да это сосед по воронам палит, цирк с конями! Выхожу я из дома, бегу к Санычу, дёргаю дверь, вижу замок, и тут за спиной - «Бабах!». Думаю, всё, замели меня, кража со взломом. А это этот синеволосый торчит из окна, только нос видно, и стреляет по воронам.
        - Их что, так много?
        - Туча! Никогда столько не видела!
        Я не видела - я слышала. Это карканье, эти выстрелы - правда странно: что они там все забыли? Вроде для слётков уже поздновато… Брр!
        Лет десять назад, ещё будучи сама как Гарик, я чудесным майским днём возвращалась из школы, и шла мимо слётка вороны. Я даже не заметила его сперва: шла себе и шла, пока по башке не дали. Сверху клювом как камнем - раз! Мне показалось, что кровь должна брызнуть во все стороны. И по макушке - крыльями, когтями, выдирая волосы… И всё это под вот такое оглушительное карканье, прямо в ухо! А просто глупые вороньи родители защищали своего слётка, которого я даже не сразу заметила. Потом, уже убегая оттуда, позорно прикрыв голову рюкзаком, глядя под ноги, конечно заметила. Он был огромный, как взрослая ворона, не отличишь, разве что пара пушинок торчала, и всё. Ворона и ворона, только почему-то она сидела на земле поджав лапы. Его дурные родители летели за мной, наверное, до дома и клевали рюкзак, норовя опять попасть в голову.
        Гарик прибежал и уставился в окно кухни. По-моему, оттуда был виден только огород и, может быть, кусочек соседских грядок. Гарик, изогнув шею, буквально размазал физиономию по стеклу и завопил:
        - Вижу! Там стая!
        - Надо придумать, куда сбежать, я больше не могу слушать эти звуки. Всю ночь орали, теперь ещё и ружьё…
        - На рыбалку! - завопил Гарик. - Я пауков наловлю…
        - Оставь насекомых в покое… Хотя на речку вообще-то можно.

* * *
        Странный сосед на своём участке отстреливал ворон. Из приоткрытого на полпальца окна выглядывал только ствол ружьишка. Я не разбираюсь в них, но выглядело оно жалко, почти как соломинка для питья. Я даже не сразу его разглядела, потому что окно, как и весь дом, было окружено воронами. Они нападали как те на меня тогда. Они летали вокруг приоткрытого окна, время от времени долбя клювами в стекло: удивительно, как они его ещё не выбили. Чёрные крылья так и мелькали, заслоняя собой окошко: казалось, что там и правда лежит что-то съедобное, из-за чего вороны облепили его как муравьи. Выстрел прозвучал жалко в этом каркающем гомоне, парочка ворон вспорхнула со своих мест, но только для того, чтобы с новой силой атаковать окно. Увидев нас, сосед блеснул очками и замахал, чтобы мы проходили быстрее.
        - Идёмте, - Алиса потянула меня за рукав. - А то ещё правда поймаем шальную пулю или что там у него.
        - Я тоже хочу пулю, чтобы стрелять! - завопил Гарик, но мы потащили его на речку.

* * *
        По дороге к реке мы завернули в магазин, потому что не поели толком из-за этих ворон.
        Продавщица тётя Ира была уже в форменном синем фартуке, в форменных голубых тенях, с форменной улыбкой и вела себя так, будто ничего не произошло:
        - Привет, девчонки! Вам чего?
        «Объяснить своё дурацкое поведение в письменном виде в трёх экземплярах, а то боюсь, что с первого раза мне не понять», - так я, конечно, не сказала. Сказала про черешню, газировку, вот это всё, что люди берут с собой, когда уходят на речку. Она нас обслужила, спросила про планы, пожелала хорошо искупаться…
        - Алис, думаешь, она правда ничего не помнит?
        - Думаю, она хочет, чтобы мы поскорее забыли. И ещё стесняется.
        - Я б тоже стеснялась!
        - Забудь! Не позволяй всяким ночным привидениям портить тебе отдых.
        И я стала забывать. Сперва смотрела по сторонам на убитые заброшенные дома и считала среди них уцелевшие и жилые. Потом мы неожиданно пришли, и Гарик стал орать, чтобы мы не смели купаться, потому что он будет ловить рыбу.
        Мы дали ему час и спокойно загорали, пока он таращился на поплавок. Часа не понадобилось, всё-таки у Гарика не хватило терпения.
        - Вы мне всю рыбу распугали! - ворчал он, сматывая удочку, хотя мы валялись на берегу, не подавая признаков жизни. Потом мелкий деспот нам всё-таки позволил нырнуть, и я наконец-то вспомнила, зачем я здесь.
        Вода была что надо: не холодная, не слишком тёплая, а такая, чтобы залезть и не вылезать уже никогда. В такие минуты хочется переплывать речку туда-сюда (что там плыть-то, она узенькая!), плыть против течения, кто кого, и почему-то в голову лезут мысли о школе. Какая школа - теперь институт на очереди!.. А я всё равно представляла, как грязной промозглой зимой на какой-нибудь контрольной (семинаре? коллоквиуме? как это там называется?) буду вспоминать эту реку, эту деревню, и это будет хорошее воспоминание - просто потому, что зима и контрольная (семинар? коллоквиум?). Главное - линзы не утопить!
        Алиса с Гариком шумно плескались у самого берега, я отплыла подальше и смотрела на крошечные коробочки-дома на берегу. С такого расстояния не поймёшь, жилые они или заброшенные, и пейзаж был очень даже ничего. Пляжа как такового не было: весь берег, насколько хватало глаз, представлял собой низкий обрыв с тонкой полоской песка у воды. И никого не было! На том берегу, на другой стороне, мальчишки перебрасывали мяч, в кустах сидел рыбак, чуть подальше тоже кто-то купался. А на нашем - ни души.
        - Алис, тебе не кажется, что мы одни на этом берегу?
        - Белый день, на работе все. - Алиса только что вынырнула и шумно отфыркивалась, показывая Гарику добытый красивый камешек. - А детей я тут и не видела, так что всё объяснимо…
        Потом мы обсыхали и ели черешню, потом бегали в магазин за добавкой и опять купались. Никто нам не мешал, и мы понятия не имели, сколько времени прошло. Засобирались домой мы только когда замёрзли, и это было уже в сумерках.

* * *
        В полутьме заброшенные дома выглядели жутковато. Может быть, из-за окон, которые не светились, а может, из-за торчащих из крыш досок: неестественно это, когда из живого дома торчит доска. Как перелом. За домами стояли высокие деревья - начало леса. По дорожке далеко впереди нас пробежала бабка в белом платочке и скрылась в этом лесу. Она бежала странно: вроде на двух ногах, а казалось, ей хочется встать на четыре и она держится изо всех сил. И чего её ночью в лес понесло?
        - Видела?
        - Что?
        Значит, не видела. Может, я перележала на солнышке?
        - Как думаешь, старик уже дома и спит?
        - Думаю, он вообще никогда не спит. Сидит на крылечке или ещё в лесу, варит магическое зелье и нас поджидает, чтобы превратить в крыс.
        - Чур, меня в волка! - выдал Гарик. Кажется, этот балбес смелее нас.
        Саныч действительно сидел на крылечке, но без всякого зелья, а с тонкой курительной трубочкой, я видела похожие в кино про индейцев. Увидев нас, он поднялся на крыльце. Стоя на ступеньке, он казался выше чем есть, прямо великан. Он разговаривал с какой-то женщиной: она стояла напротив с виноватым видом, он что-то ей бубнил. В руках у него был бумажный свёрток. Женщина обернулась на стук калитки, когда мы вошли, быстро бросила «Спасибо, Саныч!» и торопливо ушла мимо нас, буркнув под ноги «здрасте». Старик глянул на нас:
        - Накупались? - Встал и пошёл к себе, не дожидаясь ответа.
        - И вам спокойной ночи, - сказала Алиса, когда за ним уже захлопнулась дверь.
        Тяжёлые шаги в той половине дома на секунду стихли, мне показалось, дед ответил «угу» - а может, и не показалось: стены в доме, похоже, картонные.
        Участок соседа по-прежнему сверкал чёрными пятнами-воронами. Они лениво перелетали с места на место, изредка вскаркивая. А так было тихо. Сосед больше не стрелял. Если бы было чуть посветлее, я бы заметила, что в его доме выбито окно.

* * *
        Мы плюхнулись на кровати без задних ног, но ни спать, ни болтать, ни читать не хотелось. Я таращилась в потолок. От уличного фонаря было достаточно светло, но я уже сняла линзы и могла только гадать, есть ли там пауки в крапинку. Не хочу, чтобы они свалились на меня ночью.
        Потолок расплывался перед глазами бело-синим пятном. Где-то там должны быть швы-стыки пенопластовых панелей и всё-таки пауки в крапинку. Если я их не вижу, это не значит, что их нет. Я посветила в потолок телефоном, но виднее мне не стало. Линзы я оставила в туалете над раковиной, за очками лезть лень, уж и не помню, где они, придётся всё перерыть.
        - Алис, на потолке есть пауки в крапинку?
        - Начинаю поиск. - Алиса встала и, подсвечивая себе телефоном, зашарила по потолку. - Найден коричневый отпечаток детской руки; найдена муха сушёная неизвестного года выпуска; найдена прилипшая вишнёвая косточка (Ух кто-то здесь веселился!); найден череп единорога и чучело аллигатора (шучу). Пауков не найдено.
        Она не успела лечь, как раздался стук в стену. Три гулких требовательных удара, так стучат, чтобы утихомирить разбушевавшихся соседей. Хороший у старика слух! Мы ж шептались!
        - Вообще-то это нарушение прав человека, - говорю.
        - Да уж… Беруши ему, что ли, подарить? Дикий какой-то дед. Не привык слышать человеческие голоса. - Мы хрюкнули, и этот опять застучал в стену. Какой тут отдых!

* * *
        Я не заметила, как уснула, зато отлично помню, как проснулась. Перед глазами был тот же тёмно-синий в темноте потолок, за шторкой так же сопел Гарик, на соседней кровати - Алиса. А старик колотил в стену.
        Он не просто колотил - он как будто скрёб её чем-то острым, словно решил лунной ночью сделать ремонт. Ну или завёл какое-то огромное животное с когтями, медведя например, и оно рвётся к нам через стену.
        Честно говоря, я сначала решила, что это у меня в ушах: ну не бывает же ночью таких звуков! Потрогала уши: нет, всё нормально, я уснула без наушников, как порядочная. Телефон лежал паинькой на тумбочке и помалкивал, Алисин на той же тумбочке светился на весь экран огромными цифрами - 02:54. А по стене скребли. В промежутках я слышала ровное дыхание Алисы и посапывание Гарика. Как они могут спать?! Звук был оглушительный, под это не уснёшь.
        Тогда я встала, натыкаясь на мебель, пошла к той стене, плохо соображая, что хочу там увидеть без линз, но мне просто надо было что-то делать, потому что лежать и слушать это было невыносимо. Я опрокинула стул, споткнулась о порог… И тут в стену постучали! Уже нормально, откровенно и требовательно, три раза, как стучат, чтобы унять разбушевавшихся соседей…
        Вот это было уже хамство, честное слово! Он, значит, затеял ремонт среди ночи, переделывая дом в зоопарк, а мне и стульчик опрокинуть нельзя?! Так, где мои линзы!
        Я постучала в стену в ответ, чтобы напомнить старику о приличиях, но это не помогло: с той стороны продолжали равномерно скрести. Ну, сейчас я ему всё выскажу, плевать мне, колдун он там или нет! Только штаны надену. И линзы.
        Ещё несколько секунд я возилась в туалете, возвращая себе зрение, потом в свете приоткрытой двери долго рассматривала стену. Старик скрёб. Стена, кажется, вибрировала от этих движений: может, это я ещё не проснулась, но мне казалось, она ходит волной. Ну да: тоненькая стена, если каждый наш шорох слышно.
        Вернулась в комнату, нашарила джинсы в полутьме, в прихожей попыталась влезть в кеды Гарика, со второй попытки нашла свои. Вышла.
        В глаза шибанул свет уличного фонаря. Этот жуткий шум, скрежет по стене отсюда почему-то был слышен ещё сильнее. Да что он там делает-то, в конце концов?! Бегом, чтобы не успеть испугаться, взлетела на красное крыльцо, толкнула дверь…
        - Два часа ночи!
        Мне ответил только оглушительный «Шарк!» по стене.
        За моей спиной захлопнулась дверь, и стало темно. Не так, как у нас. По-настоящему темно. Окна старика, если они есть, выходят на огород, где нет никаких фонарей. Я стояла в полной темноте и не видела своих ног. А звуки не стихали.
        - Вы не могли бы подождать с ремонтом до утра? Мы спим вообще-то…
        Ш-шарк!
        Так, ну всё. Я достала телефон и посветила под ноги. Вымытый пол прихожей, без единого дикого ботинка, чтобы не споткнуться, впереди высокий порожек и дверь туалета, прямо, откуда доносились звуки, кажется, кухня. Я шагнула туда, споткнулась о нитяной коврик, но устояла. Ш-шарк! - звук был совсем рядом, будто у меня над ухом.
        - Я прошу прощения, но…
        Ш-шарк!
        В свет фонаря попал кухонный стол под чёрным слепым окном. Я прошла, посветила на стену, ту самую, что у нас общая. Полки, посуда, странная картиночка с деревенским пейзажем… Печка перегораживала кухню и комнату, обогревая то и другое. Я обошла её и посветила на стену в комнате: вообще ничего! Ровная стена, пустая, нет даже шкафа, в котором может прятаться то ли медведь, то ли призрак… Ничего!
        …На печке лежала гора каких-то тряпок, я не поняла, что это такое, пока в луч не попала белая борода.
        Старик спал. Даже похрапывал. Когда в лицо попал луч, заворчал и повернулся во сне. Я быстренько вырубила телефон и на ощупь стала выбираться оттуда.
        Не помню, как выскользнула, как добежала до нашей половины. Помню, что заперла дверь на засов и зачем-то подпёрла стулом. Как легла и уснула, тоже не помню. Помню, что эти жуткие звуки продолжались всю ночь, даже, кажется, сквозь сон я продолжала их слышать.
        Глава IV
        Утром я пыталась внушить себе, что мне это всё приснилось. Не вышло с самого начала, потому что Алиса потеряла свои штаны и нашла их на стуле в коридоре подпирающими дверь.
        - Тань, ты что, лунатила?
        А я не знала, что ответить. Пока о странном не говоришь, его как бы и нет, а стоит озвучить…
        - Не помнишь, что ли?
        - Кто ж такие вещи помнит!
        - Или барабашка завёлся?
        - Точно: хозяин привёл.
        - Погоди, ты что, серьёзно?
        И тогда я ей рассказала. Гарик ещё дрых, поэтому детская психика не пострадала от моей ночной встречи с барабашками. Алиса выслушала и тоже изо всех сил постаралась не поверить:
        - Смотри: тебе могло присниться, и ты во сне как лунатик встала и подпёрла дверь - могло такое быть? А утром такая: «О, дверь подпёрта, значит, не приснилось!» Понимаешь? Если звук был такой мерзкий, почему вскочила только ты?
        - А ты вообще ничего не слышала?
        - Слышала, как ты бродишь и кидаешься стульями.
        - А как я выходила, например?
        - Нет. Но я и не просыпалась толком. Выдохни. Будем считать, что тебе приснилось, пока обратное не доказано.
        Я почти успокоилась. Пошла сварила кофе, даже не поленилась нажарить оладий, чтобы заткнуть вечно голодного Гарика. Нашла пульт от телика, а в телике детский канал - и тупила с Гариком на мимимишек под свой утренний кофе.
        - Надо родителям позвонить с этой странной планеты, - Алиса подошла с двумя телефонами, своим и моим, уткнувшись в свой настолько, что мой протянула мимо меня.
        - Что там у тебя такого интересного?
        - Глюки!
        Я глянула в свой: 43 пропущенных звонка от мамы - вот это попадос! И когда успела?! Ох, сейчас кому-то влетит! Я нажала «вызов», и ничего не произошло. Несколько секунд я ждала гудка или ещё какого признака жизни - нет. Тихо как в гробу. Экран показывал, что вызов идёт, но никаких других признаков…
        - У тебя то же самое? - спрашиваю.
        - И ещё куча пропущенных. Когда успели!
        - Здесь не ловит! - крикнул нам старик с улицы (вот это слышимость!) - К магазину идите!
        Пришлось идти к магазину.
        - Странно это, - ворчала Алиса по дороге.
        - Я начинаю верить, что он колдун. Рядом с ними, говорят, техника глючит.
        - Или он сам всю ночь мутил какую-нибудь шаманскую заглушку. Отсюда и звуки.
        - Зачем ему? Да и какие звуки - я его спящим видела!
        - Танк, ты меня пугаешь.

* * *
        Мать ответила после первого гудка и ещё пять минут рассказывала мне про свои нервы и мою безответственность. Я конечно выслушала, конечно объяснила, конечно пообещала звонить каждый раз, как пойду в магазин.
        - Буду слать тебе селфи с коровами. Если найду.
        - Я тебе найду! Фоткай всё подряд и присылай. Хоть буду знать, что ты делаешь…
        Алиса, судя по выражению лица, выслушивала примерно то же самое, только ей приходилось ещё тяжелее: она ответственная за Гарика!
        Гарик с нами не пошёл, хотя собирался. Он вышел из дома, увидел открытый сарай, из которого доносился звук какого-то инструмента, сунулся посмотреть. Старик его конечно позвал, конечно стал учить обращаться с этим инструментом… В общем, было ясно, что это надолго, поэтому мы ушли без него.
        Из магазина вышла тётя Ира в своём обычном синем фартуке со своими обычными голубыми тенями:
        - Чего-то хотели, девочки?
        - Позвонить. Дома что-то со связью, Саныч услал нас сюда.
        - Это у него бывает. Энергетика такая: всё глушит вокруг - телефоны, телевизоры… У меня однажды касса забарахлила при нём. Вот это был номер!
        Я не знала, что ответить. Кажется, я начинаю привыкать, что живу в сумасшедшей деревне.

* * *
        Возвращались мы бегом: не хотели надолго оставлять Гарика со странным стариком. Напрасно: Гарик сидел на крыльце с чашкой чая и довольной физиономией. Вокруг валялись доски: обработанные, необработанные, полуобработанные…
        - Меня Саныч учит по дереву работать! Это здорово, только пальцы устают!
        - И что же вы мастерили?
        - Не знаю… Деревяшку строгали.
        В соседском дворе было неожиданно тихо: ни карканья, ни выстрелов. На парнике и на крыше ещё сидело по парочке ворон, несколько сновали в саду, но помалкивали. Окно было распахнуто, и я решила, что соседу всё-таки удалось их распугать.

* * *
        Первое, что я сделала в доме - это, конечно, включила телик, вспоминая слова продавщицы. Как будто забыла, что он ещё с утра прекрасно работал. Не успокоившись, я включила плиту, кофемолку, запустила стиральную машину, микроволновку… Всё работало, как и предполагалось. Да чего там: старик был на улице с электрическим рубанком и что-то там строгал.
        - Ты что это? Проверяешь гипотезу сбрендившей продавщицы?
        Правда глупо. Но телефоны-то не ловят!
        - Дайте водички, девочки.
        Я не видела, как он вошёл, и даже не слышала. Старик стоял в дверях кухни в смешной майке из старых советских фильмов, весь покрытый мелкими опилками, особенно борода.
        Я налила ему кружку и, пока он пил, соображала, удобно ли будет в другой раз просить его стучаться - напугал же! Гарик смотрел на старика с обожанием. А ещё вчера побаивался - как быстро дети меняют своё мнение. Старик допил, поставил кружку, вытер усы рукой, ещё больше раскидав опилки. Он пах травами и ладаном, как тогда на остановке.
        - А чего вы раньше на улице жили? - спросил Гарик. Обожаю его непосредственность.
        - Не на улице, а у церкви. - Старик сел за стол и стал вертеть в руках забытый кем-то нож. - Каждый живёт где ему хочется, так?
        - Но почему там?
        - Нечистое здесь место. Нехорошо здесь. А другого дома у меня нету. Сейчас вот с вами побуду, а провожу вас - так и уйду. Нельзя мне здесь.
        - Нечисто - это как? - спрашиваю.
        - Это как нечисть. Да вы городские, не поверите небось.
        Мы, конечно, стали убеждать его, что поверим, хотя верить лично я не собиралась. Просто любопытно узнать, с кем нам предстоит провести остаток лета, познакомиться, так сказать, с внутренним миром арендодателя. Изучить породу его тараканов.
        - Личину здесь выпустили, девочки. В интернетах о ней небось не пишут.
        - Нет здесь никакого Интернета! - обиделся Гарик. - И телефон не ловит!
        - Потому и не ловит. Личина - это душа кого-то злого, кто жил задолго до нас. Она вселяется в человека, и он живёт себе как жил, даже дольше, чем обычный человек живёт… Только вот сильно меняется. Сам становится злым. Все удивляются, что с ним такое, а это уже не он - это личина.
        - Да вроде мы никого особо злого не встречали.
        - Они таятся до поры до времени, пока не вычислят нужную жертву. Видели, как народ из деревни бежит? На нашей улице половина домов пустуют! Аленьсьевы в том году уехали: личина в их отца вселилась. Они терпели его, терпели - свой же, не бросишь же. А потом не выдержали и уехали. А он за ними. Надеюсь, всё-таки не догнал.
        - А если догонит?
        - По-разному. Смотря чья конкретно душа. Если, положим, убийцы, то я им не завидую. А если воришки какого-нибудь или пьяницы…
        - Удобно! - говорю. - Значит, в меня вселилась личина двоечницы.
        - Не шути так, городская. У нас тут одна шутила-шутила, а потом её муж пришёл домой, когда её не было, и обоих детей убил. Да так спрятал, что до сих пор ищут.
        - А сам?
        - В бега ударился.
        - А что за личина, - спрашиваю, - ночью шумела на вашей половине? Как будто рубанком по стене!
        - Не говори так! Это не личина, это домовой. Хозяин вернулся, он радуется. - Старик поднял нож за лезвие и назидательно потряс перед моим носом: - Так не оставляй, особенно на ночь. Домовой такого не любит.
        - Почему? Сто раз оставляла, и ничего.
        - То в городе. А здесь место нечистое. И домовому надо бороться с нечистью всю ночь.
        - С личинами?
        - Нет. С жильцами. Это мелкие паразиты, которые норовят напакостить, и домовой с ними борется. А как бороться, когда ты сама жильцам оставляешь оружие? Ему и так тяжело, а вы его ещё злите. У кого посуда не мыта? - Этот чокнутый старик выговаривал мне как маленькой, но почему-то было стыдно. Я подумала, что сегодня он куда болтливее, чем вчера, и у нас уже не один портрет Льва Толстого, а два. Один - угрюмый, молчаливый - предпочитает жить в лесу и стучит в стену, если соседи шепчутся. А другой - болтливый - входит без стука, Гарика вон столярничать учит… Как два антагониста могут уживаться в одном человеке?
        - Мы ещё не дозавтракали. Давайте с нами?

* * *
        Пока ели, старик успел прочесть целую лекцию по техникам задабривания домового. Иногда я ловила себя на том, что верю в его рассказы, но ненадолго. У Саныча, по крайней мере у этой, общительной версии, определённо поехала кукуха от жизни на улице. Лишь бы он был не опасен. А может, домой отсюда, а? Гарик ещё маленький, будет неправильно развиваться.
        Я потихоньку поглядывала на Алису: та невозмутимо жевала и кивала с умным видом, пока старик расписывал про домового. Она бы ещё тетрадку взяла конспектировать!
        Гарик задавал глупые вопросы, но Саныч подробно отвечал, чем только дополнял клиническую картину.
        - А как выглядит домовой? Вы его видели?
        - Видел, как же. Он маленький, с кошку, и почти такой же волосатый.
        - А как он одет?
        - Обыкновенно. Штаны, рубаха…
        Неизвестно, сколько бы мы ещё слушали этот бред, но пришла тётя Надя (Авоська из магазина, она же «местный врач, чуть что - сразу ко мне») и нас спасла. Она постучалась, шумно процокала каблуками на кухню, обняла нашего безумного старика и вручила ему тортик:
        - Наконец-то выбралась. Ты как, Саныч?
        - С молодёжью беседую. Думаю, не вывести ли их по ягоды. С болотником познакомлю.
        - Я не хочу знакомиться с болотником! - пискнул Гарик и побежал ставить чайник.
        Наверное, это был самый длинный завтрак в моей жизни. Эти двое болтали как старые приятели, мы сидели ковыряли торт и не знали, куда себя деть. Потом пошёл дождь, и старик побежал на улицу спасать какие-то свои деревяшки. Мне только не понравилось, что он притащил их на нашу половину. Но как-то неудобно было делать замечание. Я ж не чокнутая! Ну, доски и доски, ну и пусть себе стоят. Я не боюсь досок - ещё чего!
        Глава V
        Спать мы легли поздно: чокнутый старик заставил вычистить весь дом, чтобы задобрить своего домового. Я в жизни не вытерла столько пыли, как в тот день! Она была везде: на потолке, на шкафах, а уж на печке! Ещё я разогнала кучу пауков в крапинку и одного прибила, за что получила неслабый нагоняй. Саныч как увидел - в лице переменился, даже покраснел:
        - С ума сошла, городская?! Сорок лет несчастий! Сорок лет, сорок… - Он повторил это «сорок» раз сто, потом заставил меня вынести то, что осталось от паука, на улицу - да не просто на улицу, а на перекрёсток. Прикопать, плеснуть святой воды (это добро у него стояло по всей половине дома в пятилитровых бутылках), сказать уже забыла что (он записал на бумажке), дунуть-плюнуть, перекреститься…
        Честно говоря, я почти потеряла терпение с этим паучьим ритуалом, но ругаться уже просто не было сил. Мы вылизали свои полдома, даже окна вымыли, и, наверное, ближе к полуночи рухнули спать. Перед этим я специально, вот из вредности, достала самый огромный нож и положила на стол.
        - Зачем?
        - Затем, что это всё чушь. Я с ума сойду с этими домовыми ритуалами. Куда ты меня привезла, Алиса?!
        - Деревня Берёзово, бывшая Сосновка…
        - Хорошо переименовали!
        - Основана не помню в каком году, не помню кем, но здесь заготавливали лес…
        - И делали гробы!
        - Да, похоже, наш старик ещё из тех… - Деревяшки, которые он так и оставил на нашей половине, подозрительно напоминали гроб. Вообще ящик и ящик, только очень высокий, вытянутый и восьмиугольный. И недоделанный: с одной стороны борта не хватало.
        Я уже сняла линзы, но всё равно видела пятна белых досок, стоящих в тёмной прихожей. Чего он их к себе не перетащил, на метр дальше?

* * *
        Ночью никакой шум мне не мешал, а всё равно спала я плохо. Всё казалось, что кто-то ходит, скрипит половицами и тяжело дышит. Но когда я открывала глаза, всё стихало. Только доски эти белели в темноте как бельмо. В конце концов я сбесилась, встала и закрыла дверь в прихожую, чтобы не видеть.
        А утром меня разбудили Алисины вопли:
        - Танк, если это шутка, то несмешная!
        Я села на кровати и стала нашаривать линзы, попутно соображая, что такого я нашутила вчера вечером. В голову ничего не шло, а Алиса всё вопила:
        - Ты хочешь, чтобы я тут свихнулась и начала ловить домовых по углам веником?! Не смешно, Тань!
        Я наконец-то надела линзы. Алиса стояла у двери, отделяющей комнату от прихожей, и пыталась вытащить из стены воткнутый по рукоятку нож. Я сперва подбежала помочь, а уж потом стала соображать, что вообще происходит. Нож сидел прочно, не поддавался, я стала расшатывать. Воткнут он был со стороны прихожей на высоте человеческого роста. И да: это был тот нож, который я демонстративно оставила вчера.
        - Ты будешь оправдываться, или мне дальше орать в пустоту как дуре?
        - Это не я, Алис.
        - А кто?! - Мы синхронно взглянули в сторону шторки Гарика и пришли к одному выводу:
        - У него силёнок не хватит.
        - И роста.
        - Кидал с табуретки?
        - Всё равно нет. Смотри, он насквозь прошёл.
        - Да старик это! Что с полоумного взять!
        Версия была такая простая и заманчивая, что я прямо обрадовалась на секунду. Пока не увидела входную дверь. Вчера я сама заперла её на огромный внутренний засов и ещё забаррикадировала стулом. Не знаю зачем, наверное помня опыт прошлых ночей. Штука в том, что засов и стул были на месте.
        - Другие пути в дом есть? - Я уже знала, что Алиса ответит «Нет», но должна ж я была как-то это всё объяснить!
        Хлопнула дверь красной половины. Догадываясь, что сейчас будет (я больше не хочу ничего закапывать на перекрёстке и выполнять эти ритуальные танцы), я сразу выдернула нож и даже успела утащить его на кухню и убрать до того, как в дверь начал ломиться старик.
        - Как спалось, молодёжь? Больше никаких посторонних звуков?
        Мы синхронно закивали. Алиса глянула на меня: «Молчи!», да я и не собиралась ничего говорить.

* * *
        За ягодами он нас всё-таки вытащил. Уж Гарик его уговаривал остаться дома ещё повозиться с деревом, мы с Алисой подключились и стали просить его научить нас печь пироги в деревенской печке. Добились только того, что он показал, как поставить тесто (вернёмся - как раз дойдёт). В общем, перспективка была так себе: знакомство с лешим (или болотником?), а потом кулинарные эксперименты. В качестве декорации в коридоре ещё торчал недоделанный ящик, подозрительно похожий на гроб. В гробу я видала такой отдых.
        Пока шли по улице, старик останавливался чуть ли не у каждого забора, близоруко прищуриваясь, будто что-то искал. Гарик приставал с расспросами, но старик отмахивался: «Увидишь». Наконец у самого горелого дома, Саныч достал нож (ржавенький и явно самодельный, с какими-то причудливыми вензелями на деревянной ручке), нагнулся и срезал огромный пучок травы:
        - Полынь. Нечисть бежит от этого запаха. Не вся, конечно, но жильцам хватит. Надо высушить и на ночь в доме сжигать. - Он вручил траву мне.
        - А ещё в старину ею выводили блох у собак! - Не знаю, зачем я это ляпнула, должно быть, Гарикова непосредственность заразна. Но старику неожиданно понравилось:
        - Верно. Городская, а знает, - он чуть улыбнулся и пошёл вперёд с видом человека, который только что кого-то спас от страшной гибели и не ждёт благодарности.
        Полынь и не горелая пахла полынью: представляю, какой запашок будет, если поджечь, да ещё и в доме. Небось неделю не выветрится.
        - Алис, он хочет, чтобы мы совсем спать перестали?
        - По вашему запросу найдено миллион документов, и все нецензурные.
        Всё-таки стоит вовремя ляпнуть глупость - и тебя начинают принимать за специалиста. В лесу старик как будто забыл, зачем мы пришли: он собирал травы, что-то выдёргивая с корнем, что-то срезая своим чудным ножом, и всё норовил показать мне каждую травинку:
        - Татьяна, это что?
        - Тысячелистник вроде.
        - Не «вроде». Он лечит и отпугивает нечисть, запоминай.
        Я делала вид, что слушаю, ворча про себя, когда ж это кончится. Мы зачем пришли: за малиной или сорняки собирать? Свои травы старик заворачивал в специально нарезанную газетку, укладывал в рюкзак. И рюкзак у него был огромный!
        Наконец мы вышли к огромному малиннику. Пышные тесные кусты были буквально усыпаны ягодами, даже я со своим зрением углядела эту россыпь ягод метров с двадцати.
        - Ну вот и начинка для пирога, а, девчонки?
        Мы, конечно, побежали собирать начинку. Памятуя обещание, данное матери, я сделала селфи на фоне малинника. Мать тут же мне прислала: «Лопай, а не фотографируй!» - вот как её понять?! Алиса с Гариком, глядя на меня, тоже сфотографировались. Саныч достал из необъятного рюкзака бидоны и велел не бездельничать и поторапливаться, а то у него, дескать, ещё дело здесь в лесу. Гарик, конечно, хотел узнать, что за дело, и пристал к старику с расспросами, но Саныч как обычно отмахивался: «Увидишь».
        Малина была очень спелой и легко давилась пальцами. Старик ворчал («Для пирога целую надо, а не эту кашу!»), заставлял съедать давленую и снимать следующую аккуратно, целиком. Комары кусались, хотя мы щедро набрызгались противомаскитной пшикалкой. А Саныча, кажется, не кусали совсем! Если я, Алиса и Гарик одной рукой рвали ягоды, другой отмахивались, то старик рук вообще не поднимал, будто нет тут никаких комаров. Смешно, но в эту минуту он казался мне совершенно нормальным. Обычный человеческий деревенский дед учит городских разгильдяев собирать ягоды - прямо идиллия.
        В малиннике мы провозились, наверное, час. Набрали полные бидоны. Гарик тут же скинул свой на меня, и я его поняла: полные они были тяжеленными, никогда не думала, что малина может столько весить!
        Саныч заглянул в каждый бидон, довольно прищёлкнул языком и повёл нас дальше в лес. Я еле шла, навьюченная малиной, Алиса с одним бидоном тоже едва поспевала. Только Гарик радостно скакал рядом со стариком, пытаясь угадать, что за дело такое, и иногда от нетерпения подпрыгивая. Я уставала просто глядя на него, не говоря о том, что комары накинулись на меня с двойным усердием: руки-то заняты!
        Когда Саныч наконец остановился, мне было уже всё равно, что за дело: я просто поставила бидоны на землю и чуть не села в муравейник. Алиса отыскала поваленное дерево, уселась, махнула мне. Пришлось опять подбирать бидоны и делать эти мучительные пять шагов:
        - Бобик сдох.
        - Аналогично.
        Саныч привёл нас на небольшую полянку с сухими деревьями, сваленными в кучу. Большая часть уже давно подгнила и ушла под землю. Старик по-хозяйски бродил вокруг этой кучи (Гарик путался под ногами) и приговаривал:
        - Плохое место! Видишь, какое плохое место!
        Гарик поддакивал, хотя вряд ли, как и я, понимал, чем это место так плохо.
        - Сколько жизней унесло, ты бы знал!
        - Сколько, Саныч?
        - Сейчас мы тут почистим… - Старик достал из рюкзака жидкость для розжига, и мы испугаться не успели, как на поляне запылал огромный костёр. Алиса крикнула Гарику, чтобы отошёл, так этот балбес ещё и не хотел! Стоял у самого огня, пока Алиса не подбежала и не оттащила его.
        Пламя вздымалось в два человеческих роста. Сухие деревья трещали так, что, наверное, в деревне было слышно.
        - Вы что делаете?! Мы же лес подожжём!
        - Вот: городские, а соображают! - улыбнулся старик. Он улыбался! Этот псих улыбался! - Так надо, девочки. Чтобы что-то очистить, нужен огонь.
        - Да мы так весь лес вычистим!
        - Не нервничай, Татьяна.
        А как тут не нервничать! Поляну заволокло дымом, я видела только Алису и Гарика, и только потому, что они стояли в полушаге от меня.
        - Бежим! Я не собираюсь ждать, чем всё это кончится!
        И мы не то чтобы побежали - так, быстро пошли, в надежде, что чокнутый старик не будет там заниматься самосожжением и нас догонит. Деревья за спиной оглушительно трещали, старик что-то кричал, мы уходили всё быстрее, не разбирая дороги. Если этот псих подожжёт лес, огонь догонит нас очень быстро. Или не очень - в конце концов, ветра особо нет. Но что-то мне не хотелось это проверять на себе.
        Под ноги то и дело попадали ветки, кочки, всякий лесной мусор, Алиса вопила «Подожди!» - ведь ей приходилось тащить упирающегося Гарика. Я притормаживала, дожидалась и опять уходила. Дым шёл за нами по пятам и не думал отставать. Вот тебе и не ветрено! Чокнутый старик давно остался где-то сзади, а дым всё преследовал. Точно поджёг лес!
        Мы почти бежали минут пять, пока Гарик не упёрся особенно удачно: сел на землю, сбив Алису подсечкой, та схватилась за меня, и мы дружно полетели вниз. Под рукой хрустнула сломанная ветка, Гарик взвизгнул, и стало тихо. Уже не трещали деревья, не орал старик, и дыма, кажется, не было.
        - Никак убежали? - Алиса шумно отряхивалась, и всё летело в меня. Не думала, что в лесу столько пыли!
        - И где нам теперь искать Саныча? - заныл Гарик.
        - Сам нас найдёт, - говорю. - Или ты правда думаешь, что он заблудится?
        - Я думаю, что мы уже заблудились.
        - А вот и нет! Вон наш обгрызенный малинник.
        Он стоял в десяти шагах от нас - жалкий, ободранный, с раздавленными ягодами под кустами, но стоял. Мы даже ухитрились не выпустить из рук бидоны и не сильно разбросать по лесу малину, так что пострадал он не зря.
        - Кто помнит, в какой стороне дорога?
        - Там! - Алиса и Гарик показали в разные стороны.
        - Ты показываешь, откуда мы бежали, Гарик. Значит, дорога в противоположной стороне!
        Пока они спорили, я потихоньку набрала 112, чтобы вызвать пожарных. Телефон пикнул и замолк.
        - Связи нет…
        - Как нет - мы от этих кустов тысячу фоток выслали. - Алиса заводила пальцем по экрану своего телефона. - Куда звоним-то?
        Я молча покрутила у виска, и она меня поняла. Замерла с телефоном около уха и сделала круглые глаза:
        - Да ну, не бывает такого!
        - Аномальная зона, - пискнул Гарик. - Старик говорил, что место плохое!
        - Это не повод его поджигать… Ладно, давайте выбираться.
        Мы ещё немного подискутировали, куда идти, но в конце концов выбрали нужную, как мне казалось, сторону. Дым нас не догонял (хорошо, что ветра нет), деревья не трещали, и даже комары не ели, что вообще было странно.
        - Кто-нибудь заметил, куда делись комары?
        - Улетели на юг. От пожара. Ты не слышишь дыма, а они слышат и спасаются.
        - Да ну, они же комары, а не гончие…
        - Нехорошее место! - вставил Гарик.
        Мы шли, наверное, минут десять, а лес всё не кончался. Я помнила, что малинник чуть ли не в самом начале, а мы прошли уже достаточно…
        - По-моему, мы свернули не туда.
        - Выйдем, лес не бесконечен. Главное, не петлять, а идти в заданном направлении, даже если оно неправильное.
        То, что оно неправильное, стало ясно уже через пять минут. Гарик, который шёл молча и потихоньку тырил малину у Алисы, восторженно взвыл и прыгнул куда-то в сторону.
        - Ты что? Ежа увидел?
        - Малинник!
        Там, где стоял Гарик, действительно был малинник. Наш, ободранный. Как такое вообще может быть?!
        - Да ну, ерунда!
        - Мы же нигде не сворачивали!
        - Спокойно! В лесу не один малинник, даже ободранный. Идём куда шли!
        - Леший водит, Саныч говорил! - выдал Гарик. - Надо одежду наизнанку надеть, тогда выйдем.
        - Не валяй дурака, без тебя тошно.
        Я ему, конечно, не поверила, но засомневалась. Дорога была странно знакомая, сразу начало казаться, что вот эту веточку я уже видела, а об эту уже спотыкалась… Знаю, что в лесу бесполезно искать приметы, а всё равно…
        - Я уже видела этот трухлявый пень, - Алиса от души пнула торчащую из земли гнилушку.
        - А я - эту лягуху! - Гарик сунул мне в лицо пойманного лягушонка.
        - Не валяйте дурака, отпусти животное, и не бесите меня, я тяжело вооружена малиной! Алиса, где мы?
        - Координаты не установлены, маршрут проложен.
        Я споткнулась о ветку, поросшую красивым голубым лишайником, и ощутила дежавю:
        - Я ведь о неё уже спотыкалась, не?
        - Знаешь, Танк, мне начинает казаться, что безумие заразно.
        Бидоны были тяжеленные. Пока мы бежали, об этом как-то не думалось, я вообще забыла о них. Но сейчас они будто вспомнили, что существуют, чтобы выбить меня из сил, и тянули мои руки к земле. Чтобы отвлечься, я смотрела вперёд, пытаясь угадать, верно ли мы выбрали дорогу. Лес тут вроде небольшой, по крайней мере со стороны он таким не выглядел. Но когда ты внутри…
        Я увидела впереди просвет между ветками, хороший такой, с голубым небом, и рванула туда, забыв о бидонах.
        - Тань, ты куда?!
        Я промолчала, чтобы не сбить дыхание. Эти десять шагов дались нелегко, всё-таки мы уже набродились. А когда я выскочила в просвет - готова была разреветься.
        - Алиса, ущипни меня.
        - Жаль, но такой функции не предусмотрено. Кто бы меня ущипнул. А лучше - пристрелил.
        - Нехорошее место…
        - Замолкни!
        Впереди на солнечной полянке ехидно поджидал наш ободранный малинник.
        - Леший водит, Саныч говорил! Надо переодеть одежду наизнанку.
        Я махнула рукой (делай что хочешь) и села на землю.
        Гарик скинул футболку, вывернул наизнанку и нацепил:
        - Сейчас я вас мигом выведу!
        - Погоди, сын лешего, дай передохнуть!
        Но этот разгильдяй резво побежал вдаль. Ему кто-нибудь вообще объяснил, что в лесу так не делают? Пришлось вставать и тащиться за ним.

* * *
        Гарик совершенно не умеет ждать, вот в чём проблема. Мы ему орали «Подожди!» - но он летел не разбирая дороги, уверенный в магии вывернутой наизнанку футболки. Мы, конечно, старались не отставать, но он был резвее. Я даже не помню момента, когда его оранжевая футболка пропала из виду. Просто моргнула - и нету.
        - Гарик, вернись, убью!
        - Я здесь, идите сюда! - голос раздавался совсем рядом.
        - Постой секунду на месте, мы тебя не видим.
        - Я здесь, идите сюда!
        Мы втопили на голос, тяжело брякая бидонами и спотыкаясь о веточки под ногами. Под ноги я не смотрела, я вертела головой: казалось, что вот сейчас за этим деревом… Ну хорошо, за тем… Или за тем…
        - Да прекрати ты удирать!
        - Я здесь, идите сюда!
        Я ещё прибавила скорости, поскользнулась и влетела ногами в лужу.

* * *
        Ноги ушли по колено. Пару секунд я стояла как дура с бидонами и пыталась поднять ногу, не понимая, почему не получается. Лужа была огромной, затянутой ряской… Болото!
        - Тань, ты в курсе, что… - Алиса стояла на берегу с бидоном и ошалевшим видом. Я сунула ей свои бидоны, плюхнулась животом на берег и поползла. За ноги будто держали невидимые русалки на дне (или кто там, старик говорил? Болотник? Только его мне сейчас не хватало!), я загребала руками грязь - и не двигалась с места.
        - Я здесь, идите сюда! - голос раздавался прямо из-за моей спины, я даже обернулась. Болото. Лужа, затянутая ряской. На том берегу лес продолжался, Гарик каким-то чудом ухитрился это болото обойти!
        - Давай помогу! - Алиса поставила бидоны и стала тянуть меня за руки. Я шевельнула ногой - она подалась! Ещё чуть-чуть…
        - Я здесь! Идите сюда! - голос шёл прямо из болота. Я понимала, что нет, что это с того берега, просто слышимость такая, а всё равно стало неуютно. Да чего там неуютно - я в болоте тону…
        Алиса проворчала что-то про «похудеть» и дёрнула меня за руку особенно неудачно - так, что я взвыла и свалилась на спину. Ноги неожиданно сработали, я почувствовала твёрдую землю, зацепилась ступнёй (кажется, кеды остались болотнику) и выкатилась на берег.
        - Не благодари.
        - Не буду.
        Рука, за которую дёрнула Алиса, болела так, будто в неё воткнули нож и провернули. У меня слёзы выступили, а она говорит «не благодари».
        - Алиса, ты настоящий друг, но спасатель так себе. Кажется, ты сломала мне руку.
        - Я здесь! Идите сюда! - явно из-за леса.
        - Если ты закончила ныть, может быть, мы пойдём?
        Я встала, и с моих джинсов тут же налилась на землю буроватая лужа с ряской. Я всё понимаю: лес, болото, чокнутый старик - но так-то зачем? У ряски был вид протухшего васаби. Мне жутко, до слёз захотелось в город, в сушильню на первом этаже, некстати закрытую на карантин, а я тут… Слёзы и так лились из-за больной руки.
        …А самое паршивое, что, кажется, в тот момент я поверила в лешего. Не поверила, конечно, а так, засомневалась. Ну невозможно же битый час бродить по лесу и выходить всегда к одному и тому же месту! Вот так, без мистики, невозможно! Люди называют чудесами то, чего не могут объяснить. И я не могла это объяснить.
        - Может, послушаем твоего брата и вывернем футболки?
        Алиса молчала. Дуется.
        - Мне кажется, когда выбора особо нет, можно поверить и в лешего. Все хотят верить в чудо, когда случается фигня. Гарик вот вывернул - и, возможно, уже вышел из леса.
        - Я здесь, идите сюда!
        - …И ещё мне кажется, что отвечает нам не он.
        - А кто?
        Если бы я сказала «леший», она бы мне врезала.
        - Я слышала такие истории. - Как же болит рука! - Человек, заблудившийся в лесу, слышит голоса, идёт на них - и ничего и никого не находит. А дело, может быть, в акустике: звук с одной стороны, а тебе кажется - с другой, а может, и правда что-то потустороннее…
        - Ещё одно слово про потустороннее…
        - А ты обратила внимание, как он отвечает? Всякий раз одно и то же: «Я здесь, идите сюда!» - прямо спам-бот или автоответчик.
        - Спам-бот - его тайное прозвище. Давай ты попозже сойдёшь с ума, когда мы все будем дома смеяться над этой историей.
        - Тогда сделай мне одолжение: надень футболку наизнанку. - Я попыталась стянуть с себя футболку, показывая пример, но рука тут же отозвалась новой болью. Я взвыла и стала аккуратно стягивать рукав со здоровой руки, чтобы потом потихоньку… Футболка была ещё и грязная после возни на земле, липкая и вонючая. Надеть её наизнанку оказалось сложнее, чем снять, я провозилась, наверное, пять минут под ворчание Алисы: «Не ной, суеверия до добра не доводят». Сама она успела переодеться и ждала, пока я справлюсь.
        - А теперь идём. - Я взяла один бидон (мне казалось, что я уже ничего никогда не смогу поднять другой рукой), повернулась и пошла, сама не зная куда, не разбирая дороги: мне важно было, чтобы Алиса пошла со мной, подальше от этого болота.
        - Погоди ты, один уже удрал!
        Она догнала меня и шла рядом, глядя под ноги. Иногда она вопила «Гарик!» и слышала то самое «Я здесь, идите сюда!», иногда тыкала в телефон (нет связи), но мы хотя бы шли, а не водили хороводы у болота. Мне правда хотелось поверить в чудо, пусть оно даже и леший. Да хоть какой, лишь бы Гарик нашёлся, лишь бы мы все выбрались отсюда до того, как загорится лес.
        - А лес-то не горит. Мы уже порядочно кружим, давно бы почувствовали дым.
        - Может, нам повезло и он не загорелся?
        Мы шли и шли, не знаю сколько - то, что времени прошло порядочно, я заметила, только когда начало темнеть.
        - Хочешь сказать, уже вечер?
        Алиса показала мне телефон (15:45) и сама удивилась:
        - А чего темнеет-то?
        Я задрала голову: в маленьком пятачке неба над лесом собирались серые тучи.
        - Отлично, сейчас мы ещё и промокнем. Хотя на фоне прочих это так себе проблема. Где твой хвалёный леший, чего он нас не выводит?
        Я помалкивала. Правда глупо вышло.

* * *
        Дождь закапал несильно, всё-таки мы были защищены деревьями, но всё равно противно, когда тебе, без того мокрой и вонючей, ещё и льёт за шиворот.
        - Мне кажется, старик решил нам отомстить неведомо за что. Завёл в лес, устроил пожар, чтобы мы сбежали и заблудились, потом вызвал дождь…
        - Ты опять за своё?!
        - Я уже не знаю, во что верить. Пару дней назад я верила в прогресс и айфоны, а как сюда приехала…
        Смешно, но мне подумалось, что эти мои слова сработали как заклинание. Потому что ещё через несколько шагов лес расступился.
        - Наконец-то!
        - Я же говорил: чуть дождичком полить - и сразу выскочат!
        - Он опять вызвал дождь! Я видел, правда! Тань, а ты чего такая мокрая? - Старик и Гарик сидели у дороги на упавшем дереве, судя по всему, давно. Я как увидела, что Гарик нашёлся - простила всё и всем. Но, конечно, обернулась на лес. Никакого дыма над ним не было.
        Глава VI
        Дома старик полчаса выкручивал мне руку, приговаривая «вправить надо», я давилась слезами и боролась с желанием врезать ему здоровой рукой. А он только поглядывал на мою перекошенную физиономию и, кажется, улыбался. Руку он в конце концов вправил, я была так измучена, что радовалась уже тому, что он её хотя бы отпустил.
        Потом он предложил мне растопить баню, ехидно предупредив, что там живёт банник. Наверное, у меня был очень выразительный взгляд, и старик отступил, пробормотав «как хочешь». Я заперлась в туалете и битый час отмывалась в раковине и сложной системе тазиков. Одежду закинула в машину, и мне казалось, что и оттуда она воняет болотом.
        Пока я возилась с тазиками, Алиса со стариком и Гариком успели напечь пирогов с остатками малины, и когда я, чистенькая, плюхнулась за стол, мне показалось, что жизнь налаживается. Но только я села, вытянув натруженные ноги, только вцепилась зубами в тёпленький пирог, как хлопнула дверь и вошёл полицейский в мятой рубашке:
        - Саныч, ты соседа давно видел? - судя по голосу, это был тот, дядя Витя, который спасал нас от привидения в первую ночь. Я ещё не видела его лица и потихоньку разглядывала. Немолодой, по голосу кажется моложе, чем выглядит, а выглядит как пенсионер - почти полностью седой, только короткая стрижка молодит…
        - Это какого же соседа? - Саныч вытащил из-под стола табуретку, жестом пригласил полицейского сесть, а мне кивнул на посудный шкаф. Пришлось вставать и тащиться за чашкой.
        - Слева, какого! Справа уж давно никто не живёт.
        - Году этак в одиннадцатом…
        Дядя Витя сделал такое лицо, будто сейчас набросится на старика с кулаками. Я вовремя сунула ему чашку чая, Алиса - кусок пирога, так что руки у него теперь были заняты. Саныч сохранял такую невозмутимость, будто не понял, что сказал.
        - А, нет, пару дней назад видел! Торчал тут над забором…
        - Что случилось-то? - спросил Гарик.
        - Вас это не касается. - Фу как грубо! - А вот ты, Саныч, пойдём, чего покажу.
        - А чай?
        - Вот сидите и пейте чай. А Саныч прогуляется со мной к соседу на десять минут.
        - Вы его арестуете?
        - Да нет же! Сидите здесь, я сказал! - Он встал и вышел.
        Старик глотнул из чашки, доел пирог, смахнул крошки со стола в блюдце и наконец-то встал и пошёл к выходу. На полпути он обернулся и нам подмигнул.

* * *
        Едва хлопнула дверь, Гарик тут же принялся по-хозяйски составлять цветы с подоконника кухни на стол.
        - Алиса, что делает твой брат? - я шептала, помня, какая тут слышимость.
        - Если бы я его не знала, решила бы, что он хочет помыть окно. Но нет, мой доппельгангер хочет посмотреть, что такого интересного там у соседа. Если мы выйдем через дверь, нас засекут и погонят. А мы вылезем через окно, огородом подойдём к забору и потихоньку поглядим…
        - Ты чем меня опять обозвала?!
        - Не вопи… Тёмной стороной своей души… Да не шуми так, вся улица слышит!
        Они воевали с оконными шпингалетами, шёпотом переругиваясь. Стекло дребезжало так, что, наверное, и правда вся улица слышала. Пришлось помогать им, пока нас не засекли.
        Я отстранила Гарика, потихоньку открыла окно, высунулась… Огород, соседский забор, кузнечики. Тихо. Старик с дядей Витей в соседнем доме должны были разговаривать, и шептаться им незачем. А было тихо. Где-то в той стороне каркнула ворона, другая ей ответила - и всё. Или они ушли, или правда шепчутся.
        Гарик оттолкнул меня и первый выскочил в окно. Он плюхнулся на четвереньки как кошка, очень тихо. И вот тут до меня, жирафа, начало доходить! В кино, если полицейский тебя спрашивает: «Когда вы последний раз видели того-то?» - это всегда не к добру. «Тот» пропал, это ж ежу понятно! Но нашего соседа мы видели на днях, столько времени ещё не прошло, чтобы беспокоиться. И пошли они не куда-то искать, а в дом соседа…
        - Гарик, стой! - Не знаю, что такого хочет полицейский показать старику, но догадываюсь. И смотреть на свою догадку я не хочу. А тут первоклашка с нежной детской психикой…
        Гарик уже умотал за угол. Я спрыгнула за ним, Алиса вылезла последней. Гарик был уже у забора.
        Забор был глухой и достаточно высокий, чтобы скрыть Гарика от тех, кто по ту сторону. Нам с Алисой приходилось пригибаться.
        - Ты понимаешь, что там может быть? - шептала я Алисе. - Он же спать перестанет. И я…
        - Не нагнетай.
        Стараясь ступать бесшумно, мы пробежали вдоль забора ещё метров пять, пока не нашли сразу несколько дыр от сучков, будто созданных, чтобы подглядывать.
        Старик и дядя Витя стояли во дворе и рассматривали что-то перед собой. Тут же был какой-то парень в полицейской форме с огромной папкой и озабоченным лицом, он что-то записывал. Сперва я ничего толком не разглядела: двор и двор, цветочки, трава по пояс, всё как у всех. И вороны. Много ворон. Я думала, они разлетелись, а они просто переместились на травку и притихли - клюв занят. Они клевали что-то в траве и совершенно не боялись людей. Дядя Витя поднял это что-то из этой высокой травы, вроде тряпку, но уж очень они со стариком громко её обсуждали:
        - Это не топор, это зубы. Ты с детьми в лес ходил, Саныч…
        - Я не дурак, - глухо отвечал старик. - И лес тут ни при чём. Хотя… Исклевали уже всё, не разберёшь.
        Я наконец разглядела, что такое держал дядя Витя: курицу. Ну, то, что от неё осталось. Точно такая же курица, только пёстрая, лежала у его ног, почти на ботинке. Наглая ворона подошла, вопросительно глянула на дядю Витю и стала клевать эту курицу, нисколько не страшась тяжёлого ботинка.
        - Вчера, говорят, волка видели, - вставил парень с папкой, не переставая писать.
        - Ну, видели и видели. - Старик забрал курицу у дяди Вити, отбросил - и на неё тут же налетело несколько ворон. - Говорю тебе, это не волк.
        Откуда-то сверху послышалось оглушительное карканье, и на дом спикировало сразу несколько ворон. Они влетели в открытое окно (оно было ещё и выбито), из дома послышался писк какой-то мелкой птицы, возня, потом упало что-то металлическое…
        Дядя Витя поднял голову, глянул и побежал в дом. Он легко открыл дверь, рядом с ней даже веника не было, как делают, когда уходят ненадолго. И замка. Опять грохот, несколько ворон вылетело из окна, в дверях показался дядя Витя с птичьей клеткой. На дне было зелёное пятно - попугайчик, непонятно, живой или нет. Дядя Витя сунул клетку парню и кивком позвал всех в дом:
        - Вот ведь - мало им куриц!
        Они вошли, закрыли дверь, и Алиса тут же тронула меня за плечо. Она показала одними глазами на дом соседа, и мы быстренько полезли через забор.
        - Гарик, останься! - Гарик даже не среагировал, молча полез за нами. Ох уж эти бесстрашные первоклашки!

* * *
        Мы приземлились с глухой стороны дома, где не было окон (последним плюхнулся Гарик, ворча, что мы хотели удрать без него). Но и здесь было на что посмотреть. В высокой траве сновали вороны, дербаня мёртвую птицу. Их было много, двор казался бурлящей кашей с редкими дорожками зелёной травы.
        Одна с карканьем бросилась на мою ногу, когда ей показалось, что я стою слишком близко к её добыче. Я отскочила. Она жутко хлопала крыльями и долбила клювом мою штанину. Кричать нельзя: в доме Саныч с дядей Витей… Я молча попятилась, и ворона это восприняла как слабость. Она клюнула мою штанину, попала, я всё-таки взвизгнула, и тут как по сигналу присоединились другие вороны. Сразу несколько поднялись в воздух, по лицу меня мазнуло крыло, в ухо оглушительно каркнули…
        Сама не помню, как я оказалась по нашу сторону забора, а через несколько секунд и в доме. Алиса и Гарик отстали только на пару шагов. Мы влетели на кухню, Гарик тут же бросился закрывать окно.
        - Дурные птицы. Алис, раненые есть?
        Алиса полезла рассматривать голову Гарика. В светлых волосах уже было видно пятнышко крови.
        - Больно?
        - Царапина.
        - Зелёнкой сейчас залью, чтобы…
        - …чтобы не лазил куда не велено? - Иногда он всё-таки не дурак.
        Алиса молча пошла за аптечкой.
        Я задрала штанину и рассматривала свою рану. Царапина: всё-таки джинсы - плотная штука. Но что ворона клевала до меня этим клювом… Фу! Я залила перекисью и наблюдала, как она пузырится. Алиса возилась с макушкой Гарика. Ему досталось больше. Сама она вроде выглядела небитой.
        - Кто-нибудь что-нибудь понял?
        - Из-за куриц полиция не приезжает. Хорошо, что мы не попали в дом. И дядя Витя спрашивал про соседа, а не про куриц.
        - Не нагнетай…
        - Как «не нагнетай» - сосед в опасности! - Гарик вывернулся и побежал на улицу, только дверь хлопнула.
        - Слабоумие и отвага, - буркнула Алиса. - Идём ловить.
        К чести Гарика, далеко он не убежал, а сидел на крылечке, рассеянно уставившись на соседский участок. За забором был тот же пейзаж: вороны клевали, дом сверкал разбитыми окнами, а из дома не доносилось ни звука.
        Я только сейчас почувствовала этот запах: тяжёлый запах подсохшей крови и испорченного мяса. Странно, но раньше я его не замечала. Вороны появились дня три назад, сосед ещё по ним стрелял, а потом мы его не видели. Из-за куриц полиция не приезжает.
        Гарик таращился во все глаза, вытягивал шею и вертелся, полируя штанами ступеньки:
        - Девчонки, вы чего кислые? Вам совсем неинтересно знать, что случилось? Умные люди всегда любопытны!
        - По тебе не скажешь… Гарик, мой любопытный гвоздь в ботинке, если тебе не трудно, замолкни, пожалуйста, а?
        - Угу.
        Из дома выбежал молодой полицейский с папкой и набросился на нас:
        - Ну-ка кыш в дом!
        - Чего так? - не понял балбес Гарик. - Мы хотим знать, что с ним!
        - Множественные колотые ранения, действительно похожие на укусы птиц! - отрапортовал он. - Не сидите тут!
        - А вы-то куда? - не отставал Гарик.
        - Звонить же! - полицейский хлопнул калиткой, подняв в воздух несколько ворон, и выскочил под это карканье на дорогу.
        Мы с Алисой потащили Гарика в дом. Он выгнул шею и завопил полицейскому через плечо:
        - Он поправится? - Мы громко наперебой стали убеждать его, что да, одновременно затаскивая в дом и плотнее закрывая дверь. Гарик кивал, а потом выдал: - Это хорошо, потому что иначе Саныча арестуют. Он же обзывал этого соседа «вороной», а он колдун! Его теперь арестуют!
        Тогда мы стали говорить, что колдунов не бывает и за колдовство не арестовывают, что вороны умны и благородны…
        Не знаю почему, у меня внутри будто «плей» включили, и я не могла замолчать. Когда молчишь, начинаешь думать. Я бубнила мелкому Гарику про ворон, и Алиса тоже. Она же вспомнила, что где-то у неё была документалка про этих самых ворон, полезла в ноут и не успокоилась, пока не раскопала и не включила Гарику, хоть он и сопротивлялся. Я поймала себя на том, что больше всего боюсь, что Гарик скажет то же самое в лицо старику. «Обозвал соседа вороной. Арестуют». Я боялась, что он рассердит старика, и боялась рассердить его сама.
        Гарика мы усадили на мою кровать, сунули в зубы пирожок, на колени ноут с документалкой и, не сговариваясь, пошли мыть посуду - потому что невозможно же это смотреть, в самом деле!
        Из окна кухни ещё были видны эти вороны на соседском участке. Одна сидела на крыше и таращилась в наши окна, прямо на меня. На крыльце стояли старик и дядя Витя, о чём-то шептались. Увидев, что я подглядываю в окно, старик показал мне кулак.
        «Саныч сам обозвал соседа вороной, а он колдун!». «Саныч сам обозвал соседа вороной».
        - Алис, у ворон бывает бешенство?
        - А то ты не видела!
        Видела (Саныч сам обозвал соседа вороной), видела - и теперь вряд ли когда-нибудь смогу выйти на улицу без шлема, скафандра и ружья (соседу ружьё не очень-то помогло. Может быть, он их даже разозлил этим ружьём). Видела - и уже не смогу развидеть. Я бы дорого дала, чтобы отмотать время назад и отговорить Алисиных родителей снимать эту дачу или хоть уговорить выбрать другую. Вряд ли может повезти ещё больше с арендодателем (Саныч сам обозвал соседа вороной). Или вообще отменить это чёртово лето, промотать как на Ютубе - и всё.
        - Алис, давай уедем. Я раньше боялась пауков в крапинку, а теперь - ворон, безумных стариков и некрасиво умереть.
        - Нельзя умереть красиво. Все, умирая, мочатся в штаны. Некрасиво.
        - Я не хочу, чтобы это случилось со мной раньше. Этот странный старик нас добьёт.
        - Давай. Он мне и так уже до конца жизни будет сниться. И вороны ещё.
        - Думаешь, между ними всё-таки есть связь?
        - Ничего я не думаю, не хочу я думать! Я домой хочу.

* * *
        Вечером я, не помню зачем, вышла одна на крыльцо. Старик сидел на ступеньках, не оборачиваясь на меня, и что-то бубнил под нос. Как тогда на остановке: то ли молитву, то ли заклинание, то ли просто изображал работающий пылесос. А из соседского огорода с карканьем разлетались вороны. Неужели правда колдун?
        Это был безумный день, и мне безумно захотелось не поверить в колдуна, домовых, леших, вернуть свою картину мира, свою окружающую действительность, реальную, где их никого нет! Свою нормальную жизнь, где можно, вот прям можно взять и оставить на столе на ночь нож, и ничего тебе не будет… Только, кажется, здесь это опасно: не верить старику.
        Я вбежала обратно в дом, на кухню, рванула на себя ящик с приборами.
        …Интересно, а керамические ножи дошли до этого заповедника архаики?
        Ящик был полон самых неожиданных вещей: я нашла даже ситечко для чая и тяжёленького металлического дракона, которым колют орехи в старых советских фильмах. Керамические ножи лежали отдельно, ещё в магазинной упаковке, три штуки сразу. Наверное, это нехорошо - портить чужие ножи. Но с другой стороны: если они до сих пор не распакованы - значит, не больно-то и нужны. Я выбрала самый малюсенький, самый тоненький из трёх, больше и не надо. Теперь мне нужен молоток или хоть сковородка чугунная…
        - Ты чего? - Алиса зашла попить водички.
        - Эксперимент. И пусть твой брат не говорит больше, что я не любопытная. - В другом ящике отыскался топорик для мяса: то что нужно. Замотаем лезвие в полотенце, чтобы не собирать осколки по всей кухне, положим на разделочную доску…
        - Он не говорил… Эй, ты что творишь! Дорогие ножи, хорошие, нам Саныч голову снимет!
        - Обычный металлический я буду ломать до пенсии, - говорю. - Они либо гнутся, либо ломаются от дуновения ветерка и положения звёзд на небе - и в самый неподходящий момент. Я столько не протяну. Да и старик ими явно пользуется чаще, чем этими. Керамика - моя стихия! Пока, неудачник! - Я тюкнула топориком. Послышался короткий звон, Алиса охнула:
        - Зачем?! Танк сошёл с ума?!
        - Эксперимент. Помнишь, что было со вчерашним ножом?
        Странно, но я сама не сразу вспомнила. Просто сидела смотрела на эти жуткие стены, эту дверь - и увидела там след, тогда и вспомнила. Это был безумный день! Я должна вернуться в реальный мир, чего бы это ни стоило. Пусть даже и керамического ножа.
        - Чёрт, зачем напоминаешь! И я всё равно не понимаю зачем. Думаешь, обломанный нож не войдёт в дверь?
        - Ну урон он нанесёт явно меньший, чем не обломанный. Просто мне очень хочется оставить нож на столе на ночь и посмотреть, что будет. Может, ещё тряпкой замотать?
        - Пластырем. - Алиса покрутила пальцем у виска и ушла спать.
        Я аккуратно выкинула всё, что осталось от лезвия, острую часть обломанного ножа замотала пластырем - вот и посмотрим, что сделает этот мнимый домовой. Нож демонстративно оставила на столе, не забыв налить в блюдечко молока. Вот так. И пусть никто не говорит, что я нелюбопытная.
        Эти эксперименты с ножом даже подняли мне настроение. Я отправилась спать почти спокойная и сразу же уснула.
        Глава VII
        Проснулась я оттого, что мне невыносимо саднит лицо и руки, будто налопалась чего-то аллергенного и уже расчесала прыщи. Ещё ужасно щекотали перья подушки. Они и раньше вылезали по одному, подло царапаясь ночью, но сейчас у них явно была вечеринка. Я открыла глаза. Вместо подушки рядом со мной лежало как будто раненое пуховое животное, очень мягкое и пушистое, местами запачканное коричневатой подсохшей кровью. Несколько секунд я соображала, что это, трогая руками, и перья оставались в моих пальцах. Подушка изрезана! Так, а кровь-то откуда - это же подушка! Кажется, я схожу с ума в этой сумасшедшей деревне! Нет, сегодня же уедем! Чемодан, вокзал, Москва!.. Лицо чесалось.
        Я быстро выскочила в туалет, забыв про линзы, посмотрела в зеркало - и отпрянула: на меня смотрел блин в мелкую красную полосочку, местами размазанную.
        Не веря своим близоруким глазам, я потрогала лицо: больно, но не очень, и рука… На руке были такие же мелкие ссадины. Их я могла разглядеть, потому что их было много, как будто оцарапалась шкуркой или вроде того. Линзы! Сейчас я надену линзы и всё рассмотрю.
        Я хлопнула рукой по полочке, где обычно оставляю контейнер с линзами. Он белый, полочка белая, очень глупо, пока не нащупаешь - не увидишь. Но привычка сильная штука: дома у меня точно такая же полочка, но тёмного стекла. Там линзы отлично видно. А сейчас контейнера не было. Я провела рукой туда-сюда, попала в воду, ощупала полочку двумя руками: наверное, свалились в раковину… Но ни на раковине, ни внутри контейнера не было. Тумбочка! Я ложилась в таком отличном настроении и, возможно, не заметила, что прихватила контейнер с собой и положила на тумбочку.
        - Алиса! Где мои линзы?
        - Я бы тебе сказала, но я сплю.
        Ладно, пробегусь сама в комнату… Вот же он, мой контейнер - действительно на тумбочке, лежит и молчит. Я нацепила линзы, побежала обратно к зеркалу…
        Когда я без линз, меня окружают очень красивые люди и загадочные вещи. Честно говоря, просто полотно цветных пятен. Себе я тоже кажусь очень красивой, когда без линз. У меня очень благородное лицо и большие глаза, как в японском аниме. Что же будет сейчас, когда я надену…
        Из зеркала на меня смотрел тот же блин с глазками, хорошенько ободранный наждачной бумагой. Я зажмурилась с перепугу: это глупо, глупо, может, не так всё и страшно… Блин. С глазками, причём веко тоже поцарапано, и достаточно глубоко, чтобы испугаться. Всё лицо было в царапинах, местами глубоких, уже подсохших…
        Первым делом я бросилась умываться. Может, ещё не так страшно, и половина красноты - от размазанной крови… Подсохшая корочка размокала, царапины закровили опять, вроде неглубокие, а вид - будто целиком содрали кожу… Будь порезы чуть глубже, я бы, наверное, умерла от ужаса. Хорошо, я почти умерла. Я умылась и стояла у зеркала как статуя, вглядываясь в каждую: сколько она будет заживать? Не останется ли шрама? Что скажут старик, Алиса и родители? Точно ли не останется шрама? Нож, чёртов нож, я больше никогда-никогда не буду оставлять нож на ночь!
        …Конечно никогда: мы сегодня уедем, в городе нет таких чокнутых домовых и диких ножей. Хорошо, что Алиса подкинула мысль замотать его пластырем. Иначе… Я опять уставилась в зеркало. Маска! Надену маску. И тёмные очки, чтобы вообще ничего не видеть!
        - Алис, кто на свете всех милее?
        - Ты, Танечка, ты! Дать мне поспать было бы очень мило! - заскрипела кровать, и я быстро накинула крючок на дверь: не хватало, чтобы Алиса увидела меня такой. Хотя глупо: всё равно увидит…
        - А чего у тебя подушка распорота? Вы ночью поссорились, да? - Гарик. Сейчас увидит - будет ржать. Неужели, в этом туалете не завалялось никакой лишней маски?
        Я полезла в шкафчик, нашла хлоргексидин, брызнула на лицо - и взвыла! Щипало так, будто мой обломанный нож вогнали с рукояткой, смочив лимоном.
        - Ты жива? - Алиса.
        - Нет. - Я поднесла пузырёк к глазам: перекись. Не знала, что они бывают в одинаковой упаковке.
        Физиономия в зеркале исходила пеной. Надо аккуратно смыть, чтобы не попало в глаза… И так плакать хочется, не хватало ещё… Я звезданула кулаком по шкафчику, с верхней полки на меня полетел какой-то тюбик, за ним аккуратно спланировала маска. Я примерила и разревелась. Царапины были на лбу, на ушах и веках. Всё, чего я добилась - это блин в маске.
        - Тань, что с тобой?! - Алиса затрясла дверь. - Ты что там, ревёшь втихаря?
        - Ничего! - Я врезала кулаком по закрытой двери, но легче не стало. Чёртовы ножи, чёртов старик, чёртова деревня дураков! Тогда я уже ни минуты не думала, что это мог сделать кто-то из людей. Кому бы и зачем? Чёртов нож и этих жильцов-домовых-личин я в тот момент уже воспринимала как должное. Оставила нож на ночь - получила. Хорошо хоть, обломала и замотала лезвие… А как я поеду в электричке такая? Мне нужна балаклава!
        Я обработала царапины, умылась и вышла на суд Алисы и беспощадного Гарика. Начались ахи: как же это, что же это, как ты поедешь… Гарик очень деликатно хрюкнул и уткнулся в ноутбук, чтобы лишний раз на меня не смотреть.
        Когда я стала убирать постель и там же нашла нож, я нисколько не удивилась. Удивительно, как быстро привыкает человек жить в дурдоме! Ещё пару суток назад я не верила во всю эту потустороннюю чушь, считала её уделом первоклашек вроде Гарика, а теперь… Нож радостно шлёпнулся на пол, устроив салют из перьев. Я его сломала ещё пополам тем же топориком для мяса и выкинула, специально закопав на дне мусорного ведра.
        Алиса кашеварила что-то на кухне, исподтишка наблюдая за моими манипуляциями.
        - Хочешь, дождёмся выходных и попросим моего отца нас увезти? Не надо будет краснеть в электричке.
        Я мотнула головой: как будто её отца я стесняюсь меньше!
        - Поедем так, переживу. Кепочку надену.
        - Да не расстраивайся ты так, всё заживёт!

* * *
        Гарик, конечно, ныл, что здесь интересно и уезжать он не хочет, пусть мы валим, если трусихи, а он остаётся. Никто его не слушал. Мы молча носились по дому, собирая разбросанные вещи, свои и его, молча укладывали рюкзаки, а я ещё и молча вспоминала телефон службы такси. Сто лет не заказывала такси по телефону. Надо сходить в магазин, я видела там расписание электричек.

* * *
        В магазин я пошла в маске, в кепке и - да, в тёмных очках. Если бы я увидела себя такую на улице, я бы испугалась. Да и не себя тоже: жутковатое зрелище - человек без лица. На соседском доме ещё сидела парочка ворон, мы не сговариваясь пробежали двор и дом соседа на хорошей скорости. А мне казалось, что даже вороны пялятся на мои ссадины. Или на кепку, маску и тёмные очки. Хорошо, народу на улице почти не было, и в магазине никого, кроме тёти Иры конечно. Странно, но она ничего не сказала про мой ряженый вид, а заметив, что мы ничего не покупаем, а тупо смотрим на расписание электричек, всё поняла:
        - Наотдыхались? Ну и правильно: какой тут отдых! Сама бы сбежала, да некуда.
        …Потом там же, у магазина, мы звонили родителям и пытались объяснить, почему возвращаемся. Конечно, мы им ничего не рассказывали про то, что здесь творится - а то решат, что у нас солнечный удар, причём у всех троих. Приходилось выдумывать, что здесь скучно, что у нас ломка по Интернету… Моя мама орала, что я неблагодарная и хочу состариться за компьютером к двадцати годам, Алисины, судя по её лицу, говорили, что-то похожее. Да ещё и Гарик ныл в трубку: «Не хочу уезжать, здесь интересно, Алиска заставляет, накажите её». Неосведомлённые люди порой несут такие страшные вещи, что никакие личины и чупакабры рядом не стояли.
        В общем, с родителями мы разругались вдрызг, а потом быстренько заказали такси и побежали за рюкзаками.
        Старик уже вышел во двор, разложил на скамейке доски и визжал электрорубанком на всю деревню. Увидев мой маскарад, удивлённо вскинул брови, потом кивнул сам себе под шум рубанка, будто что-то понял, и хихикнул. Клянусь, он хихикнул как нашкодивший первоклашка, не прекращая работу, не останавливая этот жуткий шум (Саныч сам обозвал соседа вороной)! Потом вернул лицо, важно кивнул, типа «здрасте», - всё не отрываясь от работы.
        Вороны пялились на нас с крыши соседского парника. Сквозь мои тёмные очки они выглядели почти чёрными. Мы сбегали за рюкзаками и расселись на крыльце под козырьком так, чтобы не видеть этих жутких ворон - только спину Саныча. Он работал не оборачиваясь, даже не дёрнулся и не глянул, когда Гарик особо шумно хлопнул дверью, показывая, как не хочется ему уезжать. Но всё равно мне казалось, что старик видит спиной.
        - Никак уезжаете? - он перекрикивал свой рубанок, но и в этот раз тоже не обернулся.
        - Танька испугалась ворон! - наябедничал Гарик. - А я не хочу уезжать, я не трус, здесь весело!
        - Ей не этого надо бояться… Ну да дело хозяйское.
        Меня так и тянуло спросить, а чего же мне бояться, но я побоялась. (Саныч сам обозвал соседа вороной.) Кто его знает, что он может мне ляпнуть! Нет уж, спасибо, поживу в неведении.

* * *
        Мы довольно прохладно попрощались со стариком (кроме Гарика, конечно, этот балбес едва не пустил слезу), побросали рюкзаки в багажник и наконец-то отъехали.
        Я почувствовала, что такое «камень с души», когда за спиной осталась эта деревня и её кладбище, которое встречало всех на въезде. Прям как афиша. Вывеска. Дорожный указатель.
        Нас вёз угрюмый пожилой дядька, он ни о чём не спрашивал, не болтал сам. Гарик смотрел в окно печальными собачьими глазами (вот уж кому жаль отсюда уезжать!) и тоже помалкивал. Алиса вообще уснула, кажется, как только мы сели. Эта девочка умеет прекрасно бороться со стрессами: брык - и всё. Я завидовала молча.
        Пока, безумная деревня! Если честно, пару раз я обернулась, глупо побоявшись, что она гонится за нами по пятам.
        В тёплой машине по дороге обратно мне всё казалось уже не таким, как полчаса назад: всё-таки внутри ситуации любую дрянь приходится принимать как должное. Мы пробыли здесь несколько дней. За это время успели заблудиться в лесу, я чуть не увязла в болоте… А эта история с воронами и странная ерунда с ножом, вся эта куча деревенских безумцев… Эта деревня вообще на карте есть? Где Алисины родители её нарыли - это же какое-то чудо природы, аномальщина, таких безумных деревень не бывает!.. И эти пустующие дома тех, кто уехал… Хотя нет, это самое невинное здесь: все нормальные люди оттуда бегут - ненормальные те, кто остался. Алиса мирно спала.

* * *
        Водитель ругнулся (я впервые услышала его голос) и затормозил так, что у меня сработал ремень.
        Дорогу перебегала бабка. Она выскочила прямо из леса безумными скачками, больше похожими на движения обезьяны, которая пытается ходить на двух ногах. Глянула на машину, перебежала дорогу и скрылась в другой половине леса. На ней был белый платочек и цветастый халат. Я не успела удивиться, что она тут делает (у неё не было ни корзинки, ни бидона, с чем ходят в лес), ведь от жилых домов мы отъехали уже порядочно. Водитель встал, открыл дверь, высунулся и прокричал ей в спину всё, что думает о её поступке. При этом он назвал бабку по имени:
        - Ленка, поймаю - убью!
        - Вы что, её знаете?
        Водитель кивнул, не переставая ругаться в уже исчезнувшую бабкину спину. Гарик просунул голову между передними сиденьями и завопил:
        - Она свалила дерево! Смотрите, смотрите, она его свалила! - Он тыкал пальцем в лобовое стекло и орал мне прямо в ухо. Я даже очки приподняла, чтобы это разглядеть: дерево. Поперёк дороги, перекрыв её всю, лежало огромное дерево.
        Водитель замолчал, глянул, куда Гарик показывает, опять ругнулся, вышел. Я выскочила за ним. Дерево. Не веря своим глазам, я прошлась вдоль него туда-сюда. Дерево. Поперёк дороги. Жирный дуб, подпиленный явно специально, такие вещи сразу видны. Мы не уберём. Мы не уедем.
        Водитель смотрел на дуб, открыв рот, словно исчерпал свой запас ругательств. Очень хотелось ему подсказать, но мог услышать Гарик.
        - Может быть, вальщики ещё в лесу и сейчас уберут? - прозвучало жалко.
        На секунду водитель мне поверил, спустился по склону в лес и завопил туда незамысловатое «Эй!». Тишина.
        - Нет никого. Слышишь шум пилы? Видишь кого-нибудь?
        Правда: никого, кроме нас, тут уже не было.
        Из машины выскочил Гарик и повторил мой манёвр с деревом - пробежался туда-сюда. За ним сонная Алиса: она таращилась на дорогу осовевшими глазами и ворчала:
        - Почему стоим?
        - Почему-почему! Дерево свалили и бросили!
        - Ну так поехали в объезд, нам на электричку надо.
        - А он тут есть? Эту-то дорогу недавно проложили, ещё в том году было грязное месиво… - Водитель стал тыкать в кнопки телефона.
        Гарик не стесняясь пялился через плечо, но ему быстро надоело, и он опять побежал к дереву, на ходу доставая из кармана странный ножичек.
        До этого я не видела у него ножей, даже складных швейцарских, Гарик совсем не из тех мальчишек, у которых полные карманы оружия. А этот ножик был страшноватый. Деревянная ручка, явно самодельная, короткое лезвие, будто срезанное как нож гильотины…
        - Это у тебя откуда?
        - От Саныча! Мы вместе делали, я узоры вырезал! - он похвастался резной ручкой. - Такой нож - что хочешь режет, смотри! - Он стал выцарапывать что-то на этом поваленном дереве. Алиса увидела, подскочила, готовая к решительным действиям, но Гарик нацарапал всего лишь «нубы». - Видали?
        Мы видали. Мы нубы. Мы даже уехать не можем. На короткую секунду я подумала, что это могла сделать странная лесная бабка, я даже шагнула в ту сторону: смогла свалить - сможет и убрать… Алиса права: безумие заразно.
        - Нет тут объезда, девчонки. - Водитель ещё смотрел в свой телефон, хотя и без навигатора всё было понятно. - Через лес я рисковать не буду: дождь был, если застрянем… Надо ждать коммунальщиков. Или возвращаться в деревню за мужиками с пилами.
        - Опоздаем! - охнула Алиса. До неё ещё не дошло.
        - Не поедем! - обрадовался Гарик, и водитель кивнул:
        - Это самое оптимальное. Верну вас обратно в деревню, а сам поищу мужиков с бензопилами, чтобы расчистить дорогу. Но это до ночи. Может, завтра тогда…
        Гарик завопил «Ура!», мы с Алисой на него зацыкали, водитель молча пошёл к машине.
        - Уехали, называется! Алиса, когда это кончится всё?!
        - По вашему запросу ничего не найдено.

* * *
        Обратно я ехала злая как собака. Гарик без умолку трещал про деревню и старика, Алиса его одёргивала, водитель как мог поддерживал разговор. Как они меня достали! У меня было чувство, будто я сбежала из тюрьмы, одолела всех охранников, прошла через весь город, а потом поскользнулась на банановой кожуре и вывихнула пальчик. И меня везут на полицейской машине в тюремную больницу, где я неизвестно сколько проваляюсь, потому что лечат они паршиво.
        Старик даже не удивился нашему возвращению. Буркнул «здрасте», что-то сказал водителю, а когда тот спросил про мужиков с пилами, сел и уехал с ним. Наверное, искать мужиков с бензопилами. Перед этим он что-то шепнул Алисе, и я удивилась: что у них за секреты? Но быстро забыла - слишком расстроило меня наше глупое возвращение. Мы остались во дворе со своими глупыми рюкзаками и соседскими воронами.
        Дом щетинился кривым шифером и смотрел слепыми окнами. Гарик забежал внутрь, зажёг свет, и кривой дом как будто подмигнул: окно-то светилось одно - на нашей половине.
        - Даже рюкзак разбирать не буду, - сказала Алиса. - Уедем завтра.
        А мне не верилось в ту минуту, что мы вообще когда-нибудь уедем. Но рюкзак я разбирать, конечно, не стала. И раздеваться не стала. Плюхнулась на убранную кровать в кроссовках, наконец-то стянула маску, потому что было невозможно дышать, наконец-то сняла тёмные очки, потому что ни черта не видела, и кепку, конечно, тоже, хотя она и не мешала. Алиса тут же деликатно уткнулась в телефон, Гарик деликатно убежал на кухню и врубил мультики. Я рассматривала потолок. Лицо саднило («Ей не этого надо бояться»). От мысли, что придётся провести здесь ещё одну ночь, меня бросало в пот.
        - Алис, как сломать нож?
        - Купить китайский и порезать им хлебушка.
        - Я серьёзно!
        - Ты же вчера уже ломала, помнишь?
        - То керамика. Я хочу переломать их все!
        Алиса удивлённо подняла глаза, увидела мою покоцанную физиономию и опять деликатно уткнулась в телефон.

* * *
        Гарик так же торчал на кухне перед теликом и что-то жевал. Охнул, увидев меня без маски, и всё-таки не удержался от комментария:
        - Тебя как будто живьём резали.
        - Так и было. Больше не будет. - Я выдернула ящик со столовыми приборами, вывалила всё на пол и на глазах у изумлённого Гарика стала выбирать ножи.
        - Тань, что ты делаешь?! Ты сошла с ума?!
        - Не знаю. Знаю, что в доме, где нам предстоит провести ещё одну ночь, не должно оставаться целых ножей.
        - Мой не дам!
        Но мне и так было чем заняться. Первыми я искрошила керамические. Во вчерашней упаковке оставалось ещё два. Я их завернула в полотенце и покрошила топориком для мяса, не утруждаясь разбирать, где там ручка, где лезвие. Покрошила, высыпала в мусор. А как ломать те, что с металлическим лезвием?
        Я пробовала их гнуть, опять же в полотенце, чтобы не получить лезвием в лоб. Большинство не гнулось совсем, а сломать те, что гнулись, мне не хватало сил. Я пробовала стучать сверху тем же топориком для мяса - и опа: минус один! Я развернула полотенце и оценила плод трудов своих: лезвие отломилось не у самого основания, а примерно в центре. Надо доломать…
        Гарик уже не смотрел свои мультики, а только таращился на меня:
        - Тебя Саныч убьёт!
        - Лучше Саныч, чем бешеный нож… - Я опять завернула сломанный нож в полотенце и попыталась повторить свой фокус с топориком. - Принеси лучше нормальный инструмент, если старик сарай не запер…
        Гарик вскочил и помчался к выходу, вопя «Алиса, твоя подруга сошла с ума!»
        - Тоже мне новость!..
        Всё-таки Гарик не дурак. Он притащил мне молоток и кусочек бруса, и я сразу сообразила, что делать. Обломок ножа я заколотила в брус: не как в масло, чуть посложнее, но заколотила. А потом хорошенько долбанула по ручке. Пустая, почти безопасная ручка радостно отлетела в другой конец кухни под вопль Гарика «Йес! Чур, следующий я ломаю!». Я уступила ему брусок и молоток, отыскала пустую ручку, хорошенько замотала синей изолентой то, что осталось от лезвия, и убрала обратно к ножам. Не знаю зачем. Может, он и прав: я схожу с ума.
        Гарик уже воевал со следующим ножом. Силёнок у него не хватало заколотить нож как следует, он погрузил его на полпальца, потом наступил на брусок ногой, тюкнул… Нож погнулся, но не сдался. Гарик тюкнул ещё и ещё…
        На стук пришла Алиса, несколько секунд наблюдала наш вандализм и крутила пальцем у виска. Потом отобрала у Гарика брусок («Да не так делаешь, дай покажу!») и доломала нож двумя ударами.
        - Вы мне объясните, зачем мы это делаем?
        Я молча подняла на неё свою покоцанную физиономию.

* * *
        Мы ломали ножи весь остаток дня и вечер. Пару раз к нам заходили какие-то тётки с едой и спрашивали Саныча. Они нисколько не удивлялись нашему занятию, а может, просто думали о своём. Мы говорили, что старик уехал расчищать дорогу, они вздыхали и уходили. Мы расщепили, наверное, все бруски и брусочки, какие отыскали в сарае. Я догадывалась, что старик будет не в восторге, но это казалось такой ерундой («Ей не этого надо бояться»)! Гораздо больше меня волновало, что с одним ножом мы так и не справились. С тем самым, огромным, который позавчера торчал в двери. Я завернула его в полотенце, сверху обмотала скотчем, спрятала в ящик вместе с поломанными, ящик заклеила пластырем. Живя в дурдоме, сама невольно начинаешь чудить. Только когда на кухне не осталось ничего острее лопатки для жарки, мы отправились спать. Перед этим я ещё отыскала забытый пучок полыни (он уже подсох) и с удовольствием сожгла, провоняв весь дом и наслушавшись от Алисы и Гарика. Старик так и не вернулся.
        Глава VIII
        Я проснулась от наглого солнечного луча, бьющего в глаза, и шума электрорубанка на улице. Подушку я накануне кое-как зашила чёрными нитками, но сделала только хуже: всю ночь мешали швы. Первым делом я поскакала в туалет смотреть, нет ли на мне новых порезов. Если бы я сперва надела линзы или хоть бежала помедленнее, я бы заметила, что постель Алисы убрана и нет их с Гариком рюкзаков.
        Из зеркала на меня смотрел вчерашний блин с глазками. Царапины уже подсохли и приобрели тёмно-коричневый оттенок. Теперь я ещё и пережаренный блин. Но хоть свежих царапин нет. На шкафчике услужливо висела маска, как бы намекая, что у кого-то теперь персональный масочный режим, и он надолго.
        - Алис, как носить маску и нормально дышать?
        Тишина. Может, они на улице?
        На улице шумел электрорубанок. Я нацепила маску, вышла.
        Старик работал один. Кивнул мне и опять уткнулся в свои доски. Я поискала глазами во дворе, обошла дом, глянула в огороде: Алисы с Гариком не было. К магазину, что ли, пошли? Старик визжал своим рубанком так, что приходилось перекрикивать:
        - Алиса с Гариком в магазине?
        Он кивнул.
        - Ничего передать не просили? - ещё кивок.
        - Что?
        - Уехали-уехали, - закивал старик, не переставая визжать рубанком.
        Это была новость. Я сначала даже не поверила: может, я не расслышала, может, они уехали не в Москву, а ещё куда по делам и скоро вернутся. А может, просто наш колдун перепутал реальности - вон какой гроб мастерит! В том, что это гроб, я уже не сомневалась. У ящика, который мозолил мне глаза в нашем коридоре, появилась недостающая стенка, и всё встало на свои места. Судя по разбросанным по двору доскам, обработанным и не очень, старик теперь колдовал над крышкой.
        - Погодите: как уехали, куда уехали?!
        - С утра ещё! Как дорогу расчистили, так и уехали, на первой же электричке.
        На электричке! В Москву! Я думала, я ещё сплю и сама перепутала реальности.
        - А я?!
        Саныч не ответил - да и что ему было отвечать!
        Я вернулась в дом, не нашла их рюкзаки, схватила телефон, ткнула… Сигнала нет! Чёрт, забыла, что теперь в магазин надо идти, чтобы позвонить. Выскочила из дома.
        Рубанок замолчал. Старик стоял уже на крыльце, видимо, решил зайти объяснить…
        - Чего она уехала-то без меня?
        Он только пожал плечами:
        - Ваши дела, я думал, ты в курсе. Обидела её, может, чем?
        - Пойду спрошу, - я показала телефон. - И сразу закажу такси. Дорога расчищена, говорите?
        Я уже подбегала к калитке, когда сзади послышалось «Бум!» и визгливый звериный вопль врезался в уши. Я, кажется, даже подпрыгнула тогда.
        Старик лежал у крыльца и пытался встать на четвереньки. Он больше не вопил, он кряхтел и тяжело дышал, с присвистом, как будто курил всю жизнь. Я бросилась его поднимать:
        - Как же вы так?!
        Он отмахнулся, вцепился в меня обеими руками, подтянулся и встал на одну ногу. Вторая осталась поджатой на весу, Саныч попытался наступить, взвыл и сел на ступеньку.
        - Беги за врачихой, - он кивнул на дом напротив. - Кажись, сломал.

* * *
        Врачиху, как назвал её старик, Авоську, как я её прозвала в магазине, звали Надежда Петровна. Когда я ворвалась с телефоном и поцарапанной физиономией (маску надела, а очки и кепку нет), она мирно сидела за столом, что-то писала и прихлёбывала чай. Низенький деревенский домик как будто был знаком с четвёртым измерением: со стороны небольшой, а заходишь - попадаешь в настоящую поликлинику. Коридоры, кабинеты, дверь туалета, банкетки (пустые). На входе даже было какое-то подобие гардероба: просто икеевская вешалка без единой куртки. И ни души! Всего один открытый нараспашку кабинет, а в нём эта самая Надежда Петровна. Я ещё пробежала мимо, посмотреть, есть ли кто в соседних кабинетах, но все были заперты.
        - Здравствуйте! - крикнула она мне вслед.
        Тогда я и вернулась.
        Малюсенький кабинет, у нас кухня больше. Стол, два стула, компьютер, цветок и много бумаги на подоконнике. Я так растерялась, что даже присела, словно у меня есть на это время!
        - Здравствуйте. Дед ногу сломал.
        - Твой дед? Ты откуда? - она смотрела подозрительно, будто правда не помнит. Наверное, из-за моей поцарапанной физиономии не узнала…
        - Я из Москвы. А дед не мой, дед Саныч, напротив вас который. Мы у него дачу снимаем.
        - Так веди его! Он там небось один.
        Такое простое решение мне в голову не приходило. На всякий случай я уточнила:
        - Он сломал ногу.
        - Веди, чего смотришь! У меня машины нет. Рентген есть, гипс есть, машины нет. Давай бегом, я приготовлю всё. Сразу в третий кабинет.
        Старик сидел на крыльце, где я его оставила, и пытался встать, держась за перила.
        - Велела вести, - говорю. - Как допрыгаем?
        - Допрыгаем, только встанем. Я сам забыл: у неё машины-то нет… - Я подставила плечо, Саныч ухватился, ловко вскочил на одну ногу… Теперь мне надо перевернуться, чтобы его вести. Я перехватила его руку, развернулась. Старик скакнул раз, больно надавив мне на плечо, скакнул другой и, охнув, сел на землю. - Погоди, передохну.
        На второй раз мы сделали аж три прыжка, на третий - два. На четвёртый старик уселся прямо на проезжей части дороги, отделяющей дом от поликлиники, и объявил, что больше никуда не пойдёт:
        - Это же невозможно - так над человеком издеваться! Хоть на руках ползи!
        Из окна поликлиники выглянула Надежда Петровна, я помахала ей и через пару секунд была спасена: она вышла нам навстречу, неся старые матерчатые носилки, как в фильмах про войну. Без лишних слов положила на землю, велела мне хватать лёгкую часть Саныча, раз-два - и мы его уложили раньше, чем он успел ругнуться. Осталось всего ничего: поднять и занести. Докторша ловко подняла свою часть, я замешкалась, за что поплатилась парой сломанных ногтей, но подняла.
        Никогда не думала, что сухонький старик в лёгких трениках и рубашке может столько весить. Нам надо было пройти шагов двадцать, включая ступеньки и коридор, и я прокляла каждый из них. Когда мы плюхнули Саныча на стол в рентген-кабинете, я взмокла как цирковая лошадь.
        - Подожди там, - Петровна кивнула мне в коридор, я вышла, плюхнулась на банкетку и, наверное, минуту пыталась отдышаться.
        Вообще-то я шла звонить Алисе и вызывать себе такси. Но учитывая обстоятельства… Уехать хотелось ещё больше, чем вчера, старик и так дурной, а с больной ногой он меня вообще сожрёт. Это он ещё ничего не сказал о пропавших брусках!.. И ножи не видел! Но бежать вызывать такси и быстро сматываться, пока у него неизвестно что с ногой… Я решила подождать хотя бы диагноза. Ну и отконвоировать его из поликлиники домой, если придётся, а уж потом…
        Я сделала селфи на фоне жизнерадостного плакатика про мытьё рук и ношение масок, попыталась отправить - безуспешно, кто бы сомневался. Докторша высунулась из кабинета, сказала мне «понесли», и мы понесли Саныча в соседний кабинет. Я почти не успела устать: ещё сто раз - и привыкну. Из того кабинета меня опять выгнали, зато позвали двух медсестёр, непонятно откуда: я только сделала селфи с плакатиком про пандемию (опять не ушло), как они возникли в коридоре словно из-под земли. Прошли мимо в кабинет, буркнув «здрасте», я и ответить не успела…
        …В этом коридоре я проторчала, наверное, полдня. Успела передумать кучу вариантов, за что Алиса могла на меня обидеться или не обидеться: есть куча других причин уехать раньше, чем думаешь, пожалев мой драгоценный сон… Может, дома случилось что, они и рванули вперёд меня, уверенные, что я догоню более поздней электричкой, как продеру глаза… А я тут.
        Через полдня, не меньше, докторша вышла одна, велела идти с ней, и я послушалась, потому что уже ничего не соображала. Она привела к себе в кабинет, села, усадила меня и произнесла фразу, сломавшую мне жизнь:
        - Ты его не бросай.
        На такие просьбы всегда не знаешь, что отвечать. А ничего, что я живой человек, который хочет домой к маме, а вот этого вот всего, с ножами-домовыми-лешими, он не хочет? Не потому, что он злой, бесчувственный маньяк, который бросает старика одного, а потому, что у старика наверняка найдутся свои родственники, друзья, соседи - чего я-то, в конце концов, я ему кто?
        - Не знаю, как принято у вас в Москве, но здесь стариков уважают. У него из живых родственников только сестра, которая не может о нём заботиться в силу некоторых обстоятельств.
        - И поэтому это должна делать я? - Она меня разозлила. - Что хоть за обстоятельства-то?
        Врачиха загадочно повела головой, мол, не твоё дело, и это уже было за рамками. Значит, сестра не может, а я должна! Да у него просто сломана нога!
        - Где она, эта сестра?
        Врачиха только пожала плечами.
        - Я пойду вызову такси. Мне нужно в город.
        - Ну, если у вас в Москве так принято…
        Я не стала дослушивать, какую ещё гадость она скажет, прибежала к магазину, вызвала такси, глянула расписание электричек: днём они ходят каждые пятнадцать минут, главное - не попасть в обеденный перерыв. Позвонила домой, там уже с ума сходили, где я, набрала Алису, но та не отвечала. Забежала в дом за рюкзаком.
        У поликлиники уже стояло моё такси, куда медсёстры грузили старика. Они думают, я его в Москву повезу?! Я закинула рюкзак в багажник, встретилась глазами со злющей докторшей, которая смотрела на нас из окна, еле сдержалась, чтобы не показать ей язык.
        - Я на вокзал, - говорю. - Могу отвезти вас в город, если надо. Я бы не предлагала, но докторша говорит, вы один не справитесь.
        - Ерунду говорит! Но в город за лекарством надо, так что я с тобой. А обратно уж как-нибудь сам такси вызову.
        Наверное, это нехорошо, но я готова была визжать и прыгать. Всё-таки угрюмый старик бывает сговорчивей гуманной докторши.

* * *
        В дороге Саныч больше помалкивал, наверное из-за ноги. Я тоже старалась лишний раз не привлекать внимание, да и слишком была занята мыслями об Алисином отъезде.
        Я сидела на переднем сиденье, старик со своей ногой занял всё заднее, и смотрела на дорогу, не видя её. Но чёртово дерево я заметила метров за сто.
        - Это что вообще?!
        - Опа! Приехали, что ли? - Водитель подъехал, остановился, выскочил из машины, я за ним.
        Проклятое дерево всё так же лежало поперёк дороги, как и вчера. Оно было спилено, как и вчера. Оно было толстое, как и вчера. И кто опять не даёт мне уехать?!
        Я рванула в лес, завопила: «Кто здесь?!» - но, конечно, никто мне не ответил. Я как вчера пробежалась туда-сюда вдоль дерева и готова была разреветься: как просто невидимый лесоруб нарушает мои планы уже второй раз! Водитель курил и рассеянно пощипывал уже подвядшие листья на огромной ветке.
        - Свежак. Сюда ехал - не было…
        Он врал. На коре, ближе к низу, где веток меньше, было выцарапано вчерашнее Гариково «нубы».
        Часть третья. Таня
        (август 2020)
        Глава I
        Молоко, два белых, половинку чёрного, мешок гречки, пакет сахара, лавровый лист. Молоко, два белых, половинку чёрного, мешок гречки, пакет сахара…
        Я не составляю списков покупок с тех пор, как осталась без очков. Глупо записывать то, чего не сможешь прочесть. Можно написать и дать список тёте Ире, она сама прочтёт, но старик мне запрещает, с тех пор как т 9 заменил «воблу» на «водку». У него иногда бывают старческие затемнения: то, что тётя Ира здесь ни при чём и не сама водку подсунула, а прочла в моём списке, который телефон изменил сам, - выше его понимания.
        Молоко, два белых, половинку чёрного, мешок гречки… Пятно дорожки, ведущей к калитке, совсем заросло зелёными пятнами бурьяна. Уже по пояс, наверное. Ещё чуть-чуть, и дорожку я перестану различать и обязательно обо что-нибудь споткнусь. Жильцы, которые живут с нами, всё время норовят сделать мелкую подлянку: что-нибудь стащить, сунуть под ноги. Однажды я нашла у себя в постели воронью лапу. Я тогда ещё была в линзах. Плюхнулась вечером на кровать с размаху - а она как выскочит из-под подушки. Вообще никакой мистики: я сама заставила её вылететь, когда пошатнула кровать, - но откуда она там вообще? А старик смеялся! Говорил: «Нечего плюхаться на убранную кровать, домовой этого не любит». Домовой, значит, не любит, а жильцы наказывают? Странная логика у этой нечисти, но я привыкла. Что лапа - лапа ерунда.
        Молоко, два белых… Пятно нашего забора уже на расстоянии вытянутой руки. Проволока, на которую запирается калитка, так и блестит на солнце. Хорошо, а то в пасмурную погоду приходится нащупывать. Толкнула калитку…
        Всё время боюсь попасть под машину, хотя уже давно ни одной не видела. Местные продолжают разъезжаться. Старик говорит, что они ездят по турциям, но это чушь: какие турции в карантин! Я сама здесь оказалась вместо Турции. Думаю, они просто перебираются в город или в деревни поспокойнее. Они же не дураки, они видят, что творится неладное, и боятся и уезжают. Потому что жильцы и правда озверели. Что ни ночь - у кого-нибудь дома погром или что пострашнее. Я знаю, потому что утром хозяева бегут к нам, точнее к Санычу, чтобы помог приструнить нечисть.
        Меня он в таких случаях выгоняет в мою половину дома, потому что многие меня стесняются. А чего меня стесняться! Жильцы, тоже мне тайна у людей! Я знаю, что старик даст хороший совет, научит, какой ритуал нужно провести в этом случае, может, быть даст какие травки и велит окуривать помещение на ночь… А однажды он при мне заговаривал зубы! Вот это было настоящее чудо, мне разрешили присутствовать, только тихо.
        Дядька с одной из дальних улиц, я его не знаю, пришёл с опухшей щекой и даже говорить толком не мог. Саныч как глянул - говорит: «Садись». Сам он тогда ещё лежал с ногой, гостю пришлось втискиваться на маленькую табуреточку между письменным столом и кроватью. Саныч приподнялся на подушках насколько мог, уставился куда-то сквозь дядьку, сквозь меня и стенку, в такие моменты у него совершенно стеклянный взгляд, и забормотал своё заклинание.
        Я в очередной раз пыталась вслушаться, но ни слова не разобрала, только больше я не буду дразнить его работающим пылесосом. Он бубунил, а у меня мурашки бегали. Вся комната наполнилась этими странными звуками. С полки над кроватью свалилась толстенная книга и плюхнулась совершенно бесшумно на покрывало. Я не видела лица того дядьки, которому старик заговаривал зубы, но его опухшая щека была заметна и со спины. Так вот - она опадала на глазах. Я всё моргала, думала, что мне кажется, а она сдувалась. Кажется, дядька тоже это чувствовал: на виске у него поблёскивали капли пота, а Саныч всё бубнил, глядя сквозь него, сквозь меня. Его лицо расплывалось и темнело у меня перед глазами, а потом я ударилась головой об пол.
        - Ты мне так всю деревню распугаешь. - Голос был как из соседней комнаты. - Дай ей водички, сейчас оклемается.
        Я лежала на полу, растянувшись через всю комнату. Дядька, которому лечили зубы, послушно взял со стола стакан с водой и протянул мне. У него было совершенно нормальное лицо, и обе щеки одинаковые.

* * *
        Когда тот дядька ушёл, старик разволновался, велел мне вымыть весь дом и всё бормотал:
        - Личина! В нём может быть личина!
        - Она может вызвать зубную боль?
        - И не такое может! Домоешь - я покажу тебе свой школьный доклад, там всё написано.
        - Ты делал доклад по личинам? В школе?
        - И не только. Мы пионеры были, нам нельзя было ни во что верить, кроме советской власти. Но я хитрый, я представил это как народное творчество. Уж против народного творчества никто ничего дурного не скажет. Ох, если она в нём - плохо дело!
        - А ты её не выгнал?
        - Я вылечил зуб. А эту тварь так просто не выгонишь. Сжигать надо! Сжигать!
        - Этого дядьку? Не пугай меня, Саныч, я и так в себя прийти не могу.
        Но он меня уже не слышал. Он уставился в потолок и бубнил себе под нос:
        - Можно, конечно, попробовать травами - но как сделать такой сбор, чтобы его самого не убило? Тут нужен хороший яд…
        - Яд?!
        - Представь, что в тебе завелась крыса…
        - Фу! Не выживет. Чем ей дышать?
        - «Не выживет», - передразнил старик. - А эта вот живёт, и ей хорошо, иначе давно нашла бы кого получше. И убить её, не убив носителя…
        - Но погоди, она же не живая! При чём тут яды?
        - И не живая, и не мёртвая, и, может, и ни при чём… - он опять забормотал себе под нос.
        Я возилась с тряпками и ведром, не смея поднять головы от ужаса. Иногда я его боюсь.

* * *
        Домыла я только к вечеру. Старик всё ещё лежал и бубнил под нос, когда я напомнила ему о докладе.
        - Бумаги в среднем ящике стола. Его сразу узнаешь.
        И я полезла в ящики. Они у него древние и какие-то промасленные. Нет, они не пачкаются, просто вид имеют такой, как будто дерево подожгли, налив тонну масла, чтобы лучше горело… А потом передумали и всё-таки потушили, зачистили, покрыли облупившимся теперь лаком. Я достала сразу все бумаги: древние клеёнчатые тетради бордово-мясного и тёмно-зелёного цвета, прозрачный файлик с коммунальными счетами, стопка тонких тетрадей и двойные листочки, раскрашенные цветными карандашами и с аккуратно написанными названиями.
        - Вот, школьные доклады, здесь ищи.
        Я стала искать. Мои школьные доклады исчисляются, наверное, мегабайтами, а тут лишь несколько двойных листочков: «Животные пустыни» - с верблюдом, явно срисованным с какой-то фотографии; «Цунами» - тоже проиллюстрирован цветными карандашами; «Семейство крестоцветных»; и наконец «Мифология в устном народном творчестве». Здесь не было никакого рисунка, даже разводов цветного карандаша не было, как на «Цунами». Просто двойной листочек - и всё. Я открыла двойной листочек и увидела: «Они всегда рядом!!!» - и всё.
        - Читай! - приказал старик.
        Я прочла вслух. Доклад, конечно, был очень содержательный, поэтому я прочла вслух два раза.
        - Ну как?
        - Э… А где доклад-то?
        - Да вот же! Ты что, линзы потеряла?
        На секунду мне так и показалось. Старик полдня до этого рассуждал про личины и яды - и показывает мне вот это. Эти два поступка никак не вязались в моей голове. Интересно, он это правда в школе читал? И что ему поставили? Они вообще заметили, что происходит с ребёнком? Иногда я смеюсь над стариком, что у него не все дома. Не вслух, конечно, а так, осторожно, под столом. Но ведь это логично: если ты постоянно общаешься со всякой нечистью, если ты видишь ту, вторую реальность, которую остальные не видят, то крыша потечёт. А судя по этому докладу, мой старик с детства такой. Главное - с ним не спорить, это я уже усвоила.
        - Нет-нет, - говорю. - Просто очень лаконично.
        - Лаконично и по делу, я так считаю. Тут же всё написано. - У него были чистые глаза человека, который верит в то, что несёт. Пускай. Он поднял на меня глаза, и в них на секунду промелькнуло напряжённое ожидание.
        Я, конечно, сразу сказала:
        - Отличный доклад! Мне всё стало ясно, - и его взгляд разгладился.
        …Потом мы заваривали очередной успокаивающий сбор из трав, Саныч покрикивал и отбирал посуду. В травах он соображает, как я в химии: может болтать часами, а я мотаю на ус. Я бы и без него всё прекрасно заварила, благо запомнила рецепт. Но упрямый старик требовал всяких глупых ритуалов: помешать три раза по часовой стрелке, три раза против, как будто вкус или свойства от этого изменятся. Я не спорила, лишь бы не нервничал и не вылил в окно этот самый сбор. Хотя, честно говоря, в те дни я ещё могла потихоньку подмешивать ему в чай пустырник - отличная травка, чтобы успокоить старика и заставить проспать всю ночь. Но вонючая: потихоньку не подмешаешь. Я сообразила мешать пустырник с мятой и окуривать комнату от жильцов полынью, пока старик пьёт свой чай. От полыни такой запашок стоит, что все остальные просто перестаёшь различать. Правда, работал он не всегда. Сейчас вспоминаю и думаю: надо было увеличить дозу и добавить ещё кое-чего.
        В тот день он пил успокоительный сбор легально, и я забыла окурить дом от жильцов. И он забыл, хотя про них забыть трудно, но мы ещё и заболтались. Рассказчик из Саныча лучший, чем писатель, и остаток вечера я слушала открыв рот про то, как личина уничтожила кучу народу в деревне с помощью одного-единственного носителя. Личина - это душа кого-то злого. Она вселяется в человека, и он уже не он. Он ведёт себя как тот злой покойник, даже меняются вкусы и немного внешность, и он начинает убивать. Когда они уходят, на их место стекается всякая мелкая нечисть, как гиены на объедки, поэтому в деревне так неспокойно.

* * *
        Я легла спать уже за полночь, радуясь, что наконец-то нормально посплю. Вот уже дня три как старик не кричал от боли по ночам (таблетки можно давать только раз в двенадцать часов, поначалу ему их не хватало этих), и у меня были все шансы выспаться. Я отрубилась, едва закрыла глаза, и тут же распахнула их, потому что на кухне что-то упало.
        Звон был как от ножа. Этого быть не могло: прятать на ночь единственный уцелевший нож я здесь научилась уже давно. Я даже днём нож на столе не оставлю. Тот, что мы с Алисой и Гариком не смогли прикончить, я так и заматываю на ночь в полотенце и скотч. И вилки. И ложки - на всякий случай. Мой склад обезглавленных ножей старик, кстати, так и не нашёл.
        …И всё-таки надо пойти подобрать. Я могла случайно оставить открытый ящик, я могла не заметить вилку на краю раковины, у плиты, на подоконнике - они с некоторых пор будто специально прячутся от меня.
        Опять упало. В этот раз глухо, как будто нож воткнулся в пол. В кино дурачки бегут проверять, что там, да ещё орут «Кто здесь?», чтобы уж точно выдать себя. Больше всего хотелось вопить и бежать в обратную сторону, но вопить-то было нельзя!
        Я потихоньку сбросила барахло с подоконника, тихо отщёлкнула шпингалет и с оглушительным треском спрыгнула в огород. Я замерла, присев на четвереньки, слушая сердце в ушах и где-то в голове. Под пальцами была мягкая, такая живая и земная грязь, под шлёпками тоже, и нога медленно соскальзывала в сторону. Нескошенная трава кололась, меня зазнобило от неё. Впереди чернела ночь. И кажется, больше ничего в мире не было: ни меня, ни этих в доме, ничего.
        Я стала медленно выпрямляться, ощупывая сзади грязную стену дома. Пауки в крапинку жили где-то между досками, я думала о них с умилением и какой-то дурацкой надеждой: если они здесь - значит, всё нормально, мы ещё живы. Это в мёртвых домах нет пауков. Я тюкнулась затылком о распахнутую раму, взвыла и опять присела. Эти жильцы на кухне могли выглянуть и заметить меня в любой момент. Это я ни черта не вижу, особенно в темноте. Надо было хоть линзы надеть, но это последнее, о чём я думала, сбегая из комнаты.
        Отошла в сторону кухни, так же на четвереньках, вытянула руку, пощупала раму: далеко, можно выпрямляться. Потихоньку, неслышно обтирая спиной дом… Что-то колючее легло на плечо. Я еле сдержала вопль, присела и посмотрела наверх, на стену. Пятно - что я могу увидеть без линз! Чёрное пятно на более светлой, голубой при дневном свете, стене. Оно болталось у меня над головой, как будто карабкается на стену. Только оно не карабкалось. Оно вообще не двигалось.
        Я замерла, боясь выдать себя движением, но пятно вело себя смирно. Ветер колыхал его размытые контуры, и больше ничего не происходило. Надо было сматываться, но я боялась пошевелиться.
        В глубине кухни опять что-то упало. Оглушительно, как будто мне на спину, я кожей почувствовала этот удар. Иголочки озноба пробили насквозь от спины до ступней и на секунду пригвоздили к земле. Я вскочила и бегом рванула в огород, не соображая, что делаю. За огородом только забор к соседу, который уехал так давно, что его дом даже в моей полуслепой темноте похож на огромное убитое животное, а уж что там творится по ночам, в мёртвом пустом доме, где нет Саныча, способного меня защитить, где вообще никого нет…
        Я влетела в забор, шлёпнулась на грядку. Наш дом, оставленный за спиной, стоял молчаливым пятном. Левая половина была светлее правой. С улицы в глаза бил фонарь, полускрытый нашим домом, а всё равно не видно ни черта. Нет, надо пробираться на половину Саныча. Он не проснётся, если спит, а если не спит - орать не будет.
        На грядках почти ничего не росло: Саныч жаловался на плохую землю. Без ботвы было вообще не видно, где грядка, где ровная земля, если бежать - я, пожалуй, споткнусь на втором шаге. Лучше потихоньку… Тёмная половина дома утонула в тени, её вообще почти не было видно. Я думала, что держу верное направление, пока не влетела носом во что-то меховое. Я отпрянула, потом протянула руку и вцепилась, не понимая, что ж там такое на уровне лица? Задняя лапа. Спина. Рукоятка ножа. Стена дома.
        На ощупь я буквально влетела в окно своей половины, даже, кажется, не вставая на приступок. Здорово царапнулась о раму, захлопнула её, включила ночник. Он хорошо освещал комнату, я видела все свои знакомые пятна: шкаф, кресло, синий горб-рюкзак, кровать, тумбочка, пятно часов на стене. Вроде ничего лишнего - но мне-то откуда знать! Я стала нашаривать на тумбочке контейнер с линзами. Вечный кошмар всех близоруких: ослепнуть совсем и не знать, что там. А там животное. Прибитое к стене ножом. Контейнера с линзами на тумбочке не было.
        Я забаррикадировала дверь креслом, а потом опустилась на четвереньки и зашарила по полу, чтобы не пропустить ничего. Ненавижу эти жуткие цветастые ковры! На них столько мелкого цветного узора, что если что-то уронишь, уже никогда не найдёшь, потому что не видно! Я легла на бок и посмотрела так, сбоку. В свете ночника всё выпирающее на ковре должно быть видно. Или нет. Телефон. Фонарь. Нет, это трубка вызова, а не фонарь. Читалка-то мне зачем - издеваешься?.. Вот фонарь. Подсветим так.
        Из ковра торчало что-то блестящее, похожее на иголку. Я протянула руку, не рассчитала, оцарапалась, достала, положила на тумбочку. Иголка. Опять улеглась, посмотрела сбоку, подсветила… Ничего. Под тумбочкой. С другой стороны. Ничего. Надо откапывать в рюкзаке очки, чтобы найти линзы.
        Глава II
        Молоко, два белых, половинку чёрного, мешок гречки, пакет сахара, лавровый лист. Пятно дороги в магазин почти сливается с пятном неба, они светлые. Я ориентируюсь по монстрам-домам вдоль этой дороги. Почти все уже опустели, и это заметно даже без очков. Во дворах тишина: не хлопают двери, не стучит топор, даже, кажется, не гремят вертушки-пугала из пластиковых бутылок, хотя это я, наверное, уже выдумываю.
        Ужасно боюсь споткнуться, как в тот раз, и ощупываю дорогу палкой Саныча. Он смеялся как всегда, но как всегда палку дал, всё-таки с ним я в безопасности. Иду слушаю, не едут ли машины. Иногда они всё-таки приезжают. Это чёртово дерево на дороге появляется каждый день. Тот же толстенный дуб, так же спиленный, с тем же вырезанным Гариком словом… Тётя Ира рассказывала: в магазин же завозят продукты по средам. Приезжают нормально, а как обратно - сразу берут с собой оставшихся мужиков с бензопилами. Последний раз брали тётю Иру. Нет, сначала они удивлялись, возвращались в магазин, орали почему-то на тётю Иру, бегали по деревне - искали, у кого есть пила… Потом орали про чертовщину, грозились, что вовсе больше не приедут… А теперь просто: как среда - так все, кто остался, берут пилу, у кого есть, и идут в магазин. Ждут разгрузки, забираются в пустой кузов - и вперёд: выпускать грузовик. Обратно, конечно, все пешком, но как-то срезают через лес. К чему только люди не привыкают!
        Молоко, два белых, половинку чёрного… Странно, что Лесной бабки нет. Она знает, что я пошла в магазин - значит, захочет меня проводить. Всегда провожает, ей за это причитается жвачка и пепси. Странный выбор для бабки, но ей нравится. Я её не понимаю, не понимаю, что она говорит, её речь больше похожа на скулёж собаки, а когда сердится - на крики птиц. А вот тётя Ира всё понимает. Если других покупателей нет, она сама выходит нам навстречу и выносит Лесной бабке мятную жвачку и пепси в стеклянных бутылках. Она её совсем не боится и жутковато называет Леночкой.
        …А уж потом замечает меня и ведёт в магазин. Когда я её спрашиваю, откуда она знает, как зовут Лесную бабку, и почему Леночкой, ведь она больше похожа на Елену, она отмахивается. Она явно знает, но не хочет мне чего-то рассказывать. Максимум говорит, что Лесная бабка застряла в том возрасте, когда была Леночкой, и Еленой ей уже не стать. Что ж, похоже. Она ведь не злая, просто выглядит жутко. Если бы я могла её нормально видеть, до сих пор бы боялась.
        Сама Лесная бабка в магазин никогда не заходит, ждёт меня снаружи и всё норовит отойти подальше от постройки: я её не вижу, когда выхожу. Иногда, если я задерживаюсь, она начинает недовольно по-птичьи кричать и кидать в магазин палки и камни. В окна никогда не попадает, но по стене и особенно по крыше всё грохочет так, что мы выбегаем вдвоём с тётей Ирой, чтобы она только перестала. Тётя Ира начинает выговаривать ей как маленькой: «Леночка, магазин хороший, не надо его обижать»… Я тогда хочу заткнуть уши, но вместо этого быстро прощаюсь, и мы с бабкой идём домой. То есть я иду, она меня провожает. Она никогда не заходит в дома.
        Сколько я за ней ни наблюдаю, она либо обходит дома стороной, либо швыряет в них палки и камни. Первый раз напугала, хотя и был белый день.
        Я тогда не нашла линзы, это был мой первый день в очках. Старик смеялся: «Глазунья», «Очкарик дядя Шарик», а мне было неуютно, как будто мир стал плоским. Я с утра притащила Санычу полынь, чтобы он разобрался с жильцами, о которых мы забыли вчера, и жаловалась на ночь:
        - Там животное на внешней стене. Я была без очков и линз, я влетела в него носом.
        - А чего тебя гулять-то потянуло ночью? Да ещё без очков? Надела бы очки - казалась бы умнее.
        - Не до шуток, Саныч, они на кухне шумели!
        - Не слышал. Ладно, идём, покажешь своё животное. - Он долго вставал на костыли, потом долго скакал из комнаты в прихожую. Я должна была ловко раскидывать всё, что попадается, на пути: табуретки, тапочки… Самое сложное - перешагнуть высокий порожек, костыли и ноги приходилось через него перетаскивать, но в этот раз Саныч быстро справился. Ступеньки. Я выскочила вперёд, распахнула дверь и встала так, чтобы удерживать её открытой и успеть подхватить Саныча, если будет падать. Обошлось.
        Потом была дорожка в огород, и костыли увязали в песке, Саныч ругался:
        - Что ж тебе, Сова, ночью не спится! Я вот ничего не слышал, дрых без задних ног!
        - Вот они и пришли, пока ты дрых. И устроили мне весёлую жизнь. Линзы спёрли.
        - Не глупи, Глазунья. Ни им, ни домовому твои линзы не нужны. Сама куда-то сунула.
        - Ты что, их защищаешь?
        - Я правду защищаю, профессор! Ну и где твоё животное?
        Мы стояли в огороде, и старик неловко увязал костылями в глине. На задней стене дома ничего не было.
        - Я жду. Ты заставила меня на костылях выйти в огород, чтобы что показать?
        Не веря своим глазам, я подскочила к стене и зашарила взглядом туда-сюда, как если бы читала. Я даже ощупала стену, полируя облупленную краску и тревожа пауков в крапинку.
        - Посмеяться решила? Думаешь, это весело?
        В одной из досок был еле заметный след от ножа.
        - Вот! - Я с размаху ткнула в рубец пальцем, не рассчитала расстояние (очки искажают), чуть не сломала палец и взвыла.
        - Где?! - передразнивая, рявкнул Саныч. - Где, глазастая? Паучок там у тебя, что ли?
        - След от ножа. Оно было здесь, его убрали.
        - Что ты на меня смотришь - я не убирал, я еле хожу. И эти за собой не убирают!
        И тут по стене дома что-то грохнуло!
        Я осовело взглянула на старика, но он только плюнул под ноги и резво ускакал на своих костылях. Грохнуло ещё. По крыше прокатился маленький камешек и шлёпнулся почти мне под ноги. Я рванула за Санычем. На повороте он замешкался, перекрыл мне дорогу, я споткнулась о костыль, полетела носом в землю - и вовремя: камень просвистел прямо надо мной.
        - Ленка, не балуй! - Старик пригрозил костылём кому-то невидимому, наступил тем же костылём мне на руку, я отдёрнула, опять полетела носом… Когда я поднялась, Саныч уже стоял у забора и разговаривал с Лесной бабкой.
        Разговором это было трудно назвать: старик отчитывал, она виновато бормотала что-то, больше похожее на скрип двери. Я видела Лесную бабку до этого, но не так близко. На ней были коричневые колготки в резиночку, какие даже на старухах не каждый день встретишь, тёмно-синий халат в цветочек и когда-то белый платок с бледным застиранным узором. На ногах калоши, какие любят дачники (у меня такого позорища нет, а вот отец себе взял для грязной погоды). Тогда я ещё могла разглядеть её лицо - и невольно отшатнулась. Она выглядела моложе меня - и всё равно бабкой. Огромные глазищи без единой морщинки вокруг, вертикальная складка на лбу, какая бывает у старика, когда он сердится или расстроен, обвислые щёки как у старух, седая прядь из-под платка. Как будто ребёнка быстро состарили, и не до конца, а так, что успели.
        Она тоже отшатнулась от меня и что-то забормотала на своём лесном.
        - Ты мне Сову напугала, - отчитывал её Саныч, кивая на меня. - Не делай больше так или хоть предупреждай.
        Лесная бабка заинтересованно подняла голову, будто искала настоящую сову.
        - Сова - это я, - говорю. - Саныч сегодня упражняется в остроумии.
        - Кто, я? - старик притворно удивился. - Да ты посмотри на себя: настоящая сова!
        Лесная бабка радостно закивала и разулыбалась до ушей. Так делают дети, причём совсем маленькие. Гарик уже давно так не делает. Видеть такую мимику у старухи, которая к тому же смеётся над тобой…
        Я сдёрнула очки (эти двое сразу стали такие красивые, прямо Дед Мороз и Снегурочка) и ушла в дом. На крыльце, конечно, споткнулась, расшибла коленку, встала и по перилам, как старуха, пробралась в дом на свою половину. Надела очки, стала искать телефон, чтобы набрать сообщение матери, потом сбегать к магазину и отослать. Обычно я оставляю его на тумбочке, но в этот раз его там не оказалось. Что за тумбочка - бермудский треугольник!
        - Татьяна! - старик орал с улицы.
        Вот фигушки! Раз я теперь Сова, Глазунья и что там ещё, то фигушки. Меня нет, я телефон ищу.
        В ванной и на кухне его тоже не было.
        - Не слышит, постой, я сейчас. - Старик зашуршал костылями по песку, всё я слышу, мне нужен телефон! - Татьяна, не валяй дурака!
        Я не валяю дурака, мой телефон…
        - Домовой, поиграй и обратно отдай! - Я зажмурилась, отвернулась в коридор, а когда открыла глаза, в дверях стоял Саныч:
        - Сколько тебя звать можно!
        - А чего ты обзываешься?
        - Вот уж не думал, что тебя этим можно пронять, Сова.
        - Ну вот сову и зови. Я опять телефон потеряла… - Я стала обшаривать неожиданные места: телефон пропадал не в первый раз и находился всегда случайно, по писку - требованию зарядки. Раз - под подушкой, раз - в ботинках, а однажды и в мусорном ведре…
        Я копалась в кухонном шкафчике (почему нет?), старик стоял в коридоре молчаливым укором. Мне он не мешал, и я методично обыскивала кухню.
        - Долго я буду ждать?
        - Кого? Сову?
        - Тарелки супа для женщины, которая не может его сварить сама и ждёт на улице.
        От такой формулировки стало стыдно:
        - Ты не просил.
        - Раз двадцать уже просил!
        - Нет…
        - Будем пререкаться?
        Конечно, я мухой метнулась на его половину (готовлю я только у него), налила супа, поставила на стол, хлеба порезала… Эти двое болтали на улице, я высунулась в открытую дверь:
        - Готово, идите.
        Дед повернулся и глянул на меня своим плоским лицом с залёгшей складкой между бровями. Что опять не так?
        - Сюда неси.
        Я устала с ним спорить. Нашла на его половине низкий столик, табуретку, тоже низенькую, но крепкую, выволокла всё во двор…
        - За забор, - руководил Саныч. Он так это сказал, что было ясно: вопросы потом, если он, конечно, соизволит ответить. Я выставила всё за забор, на проезжую часть, принесла тарелку и хлеб, накрыла. Лесная бабка чинно уселась на табуреточку. Я развернулась, чтобы бежать в дом: не хочу смотреть, как она ест!

* * *
        Телефон нашёлся в стариковом валенке, на его же половине (не помню, чтобы его туда брала, но не удивилась). Нашёлся как всегда по писку - требованию зарядки. Я его взяла вместе с зарядкой и потащила в магазин, там и заряжу. И вообще там оставлю! У тёти Иры небось не пропадёт.
        Продавщица меня ждала. Кажется, это одно из немногих её развлечений: послушать, как я болтаю по телефону. Она даже уже приветы передаёт, хотя никого из моих родителей, конечно, ни разу не видела. Мать тогда болела, и домой мне было ещё нельзя. Я расспрашивала про Алису (она не отвечала на звонки: подозреваю, что она меня просто заблокировала), про отца, и про здоровье, и про то, как теперь она будет с работой. Она отвечала односложно и всё повторяла «Сиди там, сюда нельзя, здесь эта зараза», как будто я и так не знаю. То, что здесь зараза покрепче, я почему-то стесняюсь ей говорить. Некоторых вещей, пока не увидишь, не поймёшь, а уж говорить о них по телефону как-то совсем глупо. Алиса с Гариком доехали до дома, я это точно знала от матери. Но когда я начинала расспрашивать, мать отвечала неохотно и всё время пыталась выяснить, не ссорились ли мы. Нет, не ссорились. Лет пять уже не ссорились. Я до сих пор не могу понять, чего она уехала без меня - и как, если там было то дерево? Хотя, может, проскочила в короткий промежуток, пока старое убрали, а новое не появилось.
        Что-то ударило снаружи в стену магазина, я бросила трубку и выскочила на улицу.
        Лесная бабка была уже здесь. Она стояла на почтительном расстоянии от магазина и замахивалась очередной палкой.
        - А ну прекрати! - Я старалась подражать Санычу, но вышло жалко. У бабки удивлённо вытянулось лицо: похоже, она не ожидала увидеть меня здесь. - Не кидай в магазин ничего, а я тебе вкусненького куплю. Что ты любишь?
        Бабка пролепетала что-то нечленораздельное. И как мне её понять? Хотя не всё ли равно. Тёти-Ириному пирожку любой будет рад, в тот день как раз был завоз…
        Бабка больше ничего не кинула, и это следовало рассматривать как согласие. Я вернулась в магазин. Тётя Ира, которая, похоже, вообще не поняла, чего я убегала, болтала по моему телефону с моей матерью.
        - Линзы потеряла, надела очки, такой вид чудной… Всё, прибежала, отсоединяюсь. - Она положила трубку на прилавок (телефон ещё был подключён к зарядке, розетка была рядом над прилавком). - У тебя замечательная мама, не расстраивай её.
        - Я?
        - Не болтай лишнего. Всё равно не поверит.
        Я кивнула и вспомнила, зачем пришла:
        - Там эта… Лесная… Лена, во!
        Тётя Ира наклонила голову, чтобы увидеть большое окно-витрину за моей спиной. Лесная бабка стояла всё так же на почтительном расстоянии от магазина с палкой в руках.
        - Леночка! - заулыбалась тётя Ира, как будто увидела ребёнка старой подруги или вроде того. - Я ей сама вынесу, иди домой. Телефон оставляешь?
        Я кивнула.
        - Правильно, раз он только здесь и ловит, чего таскать. Беги. - Она покопалась на полках и взяла этот необычный набор: мятную жвачку и пепси в стекле. Из меня рвались вопросы, но тётя Ира уже шла к выходу, подталкивая меня перед собой.
        Лесная бабка радостно набросилась на угощение, запихав в рот сразу несколько пластинок жвачки, виртуозно вскрыла пепси пуговицей халата и запила с совершенно счастливой физиономией. Смотреть на это я не собиралась, но уходя ещё долго слышала за спиной, как странно разговаривает с ней тётя Ира.
        - Как дела, Леночка? Всё хорошо? А как Коля? - она говорила нарочито высоким голосом, как говорят с очень маленькими. А бабка ей отвечала на своём лесном.
        Дома я набросилась на старика с вопросами, но он тоже был не особо разговорчив. Я пыталась добиться, где живёт Лесная бабка, почему не разговаривает и всегда ли добывает еду подобным способом. Саныч лежал вытянув больную ногу на табуретку, жёг полынь от жильцов, бубнил под нос, будто меня тут и не было.
        Я дождалась, пока полынь догорит до пальцев, притащила миску-пепельницу, чтобы забрать остатки догорающего букета…
        - Саныч, ну она хотя бы не опасна?
        - Нет.
        - А почему ты её в дом не пригласил?
        - Она не пойдёт.
        - Почему?
        - Почему-почему! Не пойдёт, и всё! Она боится!
        - Тебя?
        Старик улыбнулся непонятно чему:
        - А что, страшный?
        Если честно, то иногда. Но говорить это вслух я побаивалась.
        - А чего тогда?
        - Дома. Всех домов. Поэтому она швыряет в них камни.
        - Что они ей сделали?
        - Не твоё дело.
        - Но если человек живёт на улице…
        - Да в лесу она больше живёт. Ты ж сама говорила: она лесная.
        Я так говорила, потому что действительно пару раз видела её выходящей из леса. И Санычу я такого не говорила. Я это говорила тёте Ире. Или Санычу тоже?
        Полынь в тарелке догорела, я пошла выкинула пепел, сполоснула миску…
        - Татьяна! А полынь-то мы не подожгли! - крикнул из комнаты старик. - Принеси-ка!
        А я только что вымыла из-под неё миску. Старик иногда забывает. А иногда знает то, чего не может знать.
        В тот день я плюхнула ему в чай ещё и лопух. Саныч сам говорил, что он омолаживает и прочищает мозги.
        Глава III
        Молоко, два белых, половинку чёрного, мешок гречки, пакет сахара, лавровый лист. Ещё один скелет давно брошенного дома, а за ним - розовый вырвиглаз: домик медсестры. Даже я вижу, какой он розовый, и даже вижу вонючие пионы во дворе: точнее, слышу по запаху, а воображение дорисовывает цветы. Лохматые, ошалевшие, словно не выспались.
        В доме уже пару недель никто не живёт, а мне всё время кажется, что дети медсестры стоят по ту сторону забора и смотрят на меня. Лучше бы целились из рогатки или камнями кидали, как Лесная бабка, мне было бы легче. Но они молча стоят и смотрят на эту московскую, которая убила их мать.
        Когда у старика стало получше с ногой, я засобиралась домой. Мои уже выздоровели и даже откарантинили и вышли на работу, а ещё мне не давала покоя эта односторонняя ссора с Алисой. Она не брала трубку, и сообщения уходили в никуда.
        Старик уже ловко скакал на костылях, и сам стал меня выгонять: «Давай домой, нехорошее здесь место» - как будто до меня ещё не дошло, что это за место. Он даже сам договорился с Мариной - медсестрой из поликлиники, у которой был мотоцикл, чтобы та отвезла меня в город.
        Вызывать такси я уже не пыталась: у чокнутого дерева поперёк дороги был свой график, и я не сомневалась, что мы зря потратим время и не уедем. А на мотоцикле можно и объехать через лес, это Саныч хорошо придумал.
        Усаживаясь в коляску мотоцикла, я думала: «Наконец-то!» - и ещё мне не верилось, что я правда уеду. Каждый раз, когда я пытаюсь уехать, происходит что-нибудь не то.
        Старик насовал мне в ноги банок с огурцами, пакетов с травами и переживал, как я буду с ними в электричке. Марина ворчала, что коляска отвалится от этого веса, тётя Ира тоже сунула мне сумку с какой-то едой, а Лесная бабка стояла рядом и махала, пока мы ещё собирались. Эта суматоха здорово успокаивала, казалось, что всё как обычно, что я нормальный человек, уезжаю из нормальной деревни в нормальный город и обязательно доеду нормально.
        Когда отъехали, я уже совсем успокоилась. Лесная бабка и тётя Ира мне махали, старик не мог со своими костылями, стоял так. Марина вела мотоцикл по пыльной дороге, и в стекло коляски летел песок. Жутковато, если честно. Знаешь, что в лицо не получишь - но летит-то в тебя! Я натянула брезент по самый нос, чтобы не видеть и не дышать песком. Было вообще-то жарко, и очень скоро я сварилась под тем брезентом, но мы к тому времени уже выехали на асфальтированную дорогу, и в лицо особо ничего не летело.
        Марина так и не сменила медицинскую робу («А что тут ехать-то - полчаса, да обратно столько же! Дольше переодеваться!»), и с чёрным шлемом она смотрелась смешно: то ли врач, то ли омоновец. Картину портили несолидные белые тапочки, они мне будут сниться, эти чёртовы тапочки, ещё много лет. Без пятки, в мелкую дырочку. Наверное, в любой поликлинике мира каждая вторая медсестра ходит в таких. Не знаю, удобно ли водить в них мотоцикл, но смотрятся они на нём очень странно.
        Древний мотоцикл тарахтел на всю округу, поэтому ехали мы молча: не поболтаешь. Да и не хотелось болтать. Я смотрела на дорогу сквозь грязненькое стекло и ждала того чокнутого дерева. Я знала, что если оно на месте, мы просто объедем его - эта драндулетка спокойно пройдёт по лесу, - а всё равно смотрела вперёд на безупречно-серую дорогу и ждала.
        Марина вела быстро, наверное, тоже боялась чёртова дерева, а может, просто спешила вернуться на работу. Деревья мелькали по обе стороны дороги. Ещё метров сто… Или километр… На дороге, где всё одинаковое, не очень-то легко ориентироваться, особенно если ты не за рулём, да и едешь раз, наверное, в третий. Обычно чокнутое дерево лежит недалеко за перечёркнутым указателем «Берёзово». Указатель мы проехали секунд десять назад, одиннадцать, двенадцать… Я досчитала до ста, но дорога была ровной.
        Я даже не поверила: неужели эта тварь меня отпускает подобру-поздорову? Может показаться, что я накручиваю из-за прошлого печального опыта, но я правда думала, что все мои попытки уехать обречены. Не знаю, что такого надо от меня жильцам или самой деревне - то, что она живой организм со своими заскоками, я уже не сомневалась. Но мне казалось, что она меня не отпустит.
        А дорога была ровнёхонькой, без единого камешка, и место подлого дерева осталось далеко позади. Я уже видела купола церкви впереди, когда Марина крутанула руль.
        Я даже не сразу разглядела, что это за чёрная пропасть прямо перед нами. До сих пор не могу понять, откуда она там взялась, на новёхонькой дороге - эта огромная яма-трещина!
        Сквозь рёв мотора я слышала, как охнула Марина, прежде чем завернула руль.
        На секунду мир перевернулся: асфальт оказался наверху, небо внизу, в стекло шлема мне прилетел пакет от тёти Иры, он заглушил удар банки, которая последовала за ним. Я почувствовала, что падаю, пакет соскользнул, банка звонко разбилась об асфальт - почему-то в стороне. В рёбра мне ударило что-то твёрдое, и небо исчезло.
        Я лежала на боку, уставившись в тёмную стенку ямы и зачем-то вцепившись в мелкий гравий пальцами. Было почти темно, только где-то в ногах пробивался свет.
        Сначала мне казалось, что у меня больше нет ни одного целого ребра, хотя ничего особенно не болело. Я стиснула кулак с этими мелкими камешками, приподнялась на локте: дышу. Я дышу. Разжала кулак, и мелкие камешки посыпались, перекрывая шум мотоцикла. Он ещё работал! Мотор ревел где-то у меня над головой - а что, если… Я быстро стянула шлем. Сразу стало светлее. Перед лицом блестела как будто мятая бархатная ткань, я даже потянулась потрогать. Дура, это асфальт! Над головой оглушительно ревел мотоцикл… Почему так темно? Я подняла голову. Наверху, закрыв борта ямы, торчало выпотрошенное брюхо коляски. К краю прямо над моей головой угрожающе подкатилась трёхлитровая банка с огурцами. Я вжала голову в плечи, кувыркнулась вперёд. За спиной банка шмякнулась на гравий, а я стояла на ногах и смотрела на лес. А мотоцикл ещё шумел. Я глупо торчала из ямы, боясь обернуться.
        Отец часто смотрит на Ютубе всякие там краш-тесты. За руль сажают манекен и пускают врезаться, падать, взрываться. Манекену всё равно, он не сопротивляется. Он вылетает через лобовое стекло, если так велят законы физики, и даже не пытается удержаться. Если он падает, он не пытается смягчить падение, сгруппировавшись: он манекен. И ещё он молчит. Он не живой.
        Когда мотоцикл затих, я подумала, что оглохла. Глупый лес перед глазами бесшумно серебрился листьями. Надо обернуться. Обернуться и вызвать «Скорую», не теряя времени.
        …Нас везли в одной «Скорой» - то ли чтобы сэкономить время, то ли оттого, что другой нет. Я думала, что это ужасно глупо. Они ещё и завернули в травмпункт, подождали, пока местный врач смажет йодом мои царапины. Потом, уже в больнице, из меня пытались вытрясти телефоны Марининых родственников, а у меня из всей деревни был только номер тёти Иры, я звонила ей, она - врачихе, врачиха - бухгалтерии…
        Когда наконец-то приехал Маринин муж, было уже очень поздно. Меня никто не держал, я могла встать и уехать наконец, но как-то это было неправильно. Он работал вахтовым методом, ехал издалека. Электрички уже не ходили, когда он доехал. Его попросили меня отвезти, и он без разговоров повёз меня в деревню.
        Лучше бы он на меня орал, лучше бы он меня убил, но он молча вёл машину в сторону проклятой деревни, а я не смела вякать под руку тому, чья жена только что умерла из-за меня. Могла бы отказаться и заночевать на вокзале, но, честно, мне это просто не пришло в голову. Казалось, что Маринина смерть - это мне предупреждение: не высовывайся, иначе ты следующая. Да, сумасшествие заразно. Я молча уснула тогда в машине, а когда открыла глаза - передо мной был уже этот жуткий двуликий дом, где застряли мы с Санычем.
        Он даже не удивился, старик. Посочувствовал Марининому мужу как умел, а мне потом тихонько сказал:
        - Берёзово не отпускает. Кого-то отпускает легко, а кого-то будет держать до последнего. Заживёт моя нога - вместе уедем. Со мной выпустит.

* * *
        …Молоко, два белых, половинку чёрного, мешок гречки, пакет сахара, лавровый лист. Как же хочется спать! Жильцы ужасно выматывают! Я уже не помню, когда мне удавалось без проблем проспать всю ночь. Однажды я не выдержала и попросилась поспать в поликлинику. Это было ещё до смерти Марины. Марина как раз дежурила и пустила меня в сестринскую на битый жизнью диванчик. Окна выходили на наш с Санычем дом, я была уверена, что ничего с ним за ночь не случится. Я оставила ему таблетку и ужин, налила молока домовому, спрятала нож - в общем, ушла с чистой совестью.
        После мрачного стариковского дома сестринская мне показалась образцом уюта: два диванчика, столик с чьей-то недопитой чашкой, даже телик в углу. Я отрубилась, едва успела лечь, а через секунду старик уже орал.
        Я думала, мне снится. Он не орал «Таня» или что-то ещё членораздельное, он просто орал, как орут от боли в кино и в жизни, как орут, когда невозможно терпеть. Его нога тогда ещё здорово болела, но я же оставила ему таблетку! Я ещё пыталась спать, ещё надеялась, что мне снится, что пройдёт, приснится и пройдёт, но меня растолкала Марина и отправила домой.
        Эти несчастные двадцать метров я еле прошла. Вопли Саныча разносились по всей деревне, где-то даже зажёгся свет, а я брела и думала: «Дашь ты мне поспать или нет?!» Споткнулась на крыльце, клюнула ступеньку носом, но так толком и не проснулась.
        Ночник был включён. Старик лежал на кровати, вытянув на табуретку больную ногу, и выл. Оставленной мною таблетки на столе не было. Так, и что делать? Что, на него уже не действует?
        - Ты таблетку выпил?
        - Там! - он показал куда-то вниз, то ли под стол, то ли под кровать…
        Я полезла.
        Таблетка лежала под столом - аккуратно на бумажке, как я её оставляла. Подняла, дала, взяла со стола стакан, дала запить. Что-то было не так, но я была слишком сонной, чтобы понять что именно. Я плюхнулась в кресло напротив кровати, подождать, пока лекарство подействует, и отрубилась.
        Старик взвывал ещё несколько раз, тогда я просыпалась, смотрела на часы, видела, что прошло меньше минуты, и засыпала обратно. Потом он вроде успокоился.
        Глава IV
        Молоко, два белых, половинку чёрного, мешок гречки, пакет сахара, лавровый лист. Почти пришла. Сразу за горелым домом поворот к магазину. Наверное, это чушь, депривация сна и заразное сумасшествие, но я начинаю думать, что дом тоже сгорел из-за меня. Я даже не помню, кто там жил. Просто у него тоже был мотоцикл.
        То, что линзы потеряны навсегда, я как-то сразу поняла, в первые же дни. Обычно домовой возвращает максимум через сутки, а тут нет и нет линз, дня три прошло с той ночи. Я продолжала носить очки, старик продолжал меня цеплять: к «сове» и «глазунье» добавились «панда» и «очковый медведь». «Медведь» меня бесил, он правда страшный, как будто на морде череп нарисовали, но проблема была не в этом.
        В аптеке о линзах вообще-то слышали, но раз в деревне никто такого не носил, туда и не завозили. Очков тоже не делали, за ними надо было ехать в город, а старик ещё страдал ногой, я не могла его оставлять. В общем, я всерьёз стала бояться, что и эти мои единственные страшненькие очки домовой стырит безвозвратно, как линзы.
        Однажды ночью я вскочила оттого, что их больше нет на тумбочке. Вот уж не знаю, как я это почувствовала, но это был один из самых реалистичных моих кошмаров. Мне снилось, что кто-то потихоньку подталкивает их к краю, они падают на мягкий ковёр… Я вскочила, хлопнула по тумбочке рукой - нету! Зашарила руками по ковру - и чуть их не сломала. Мне показалось, что я слышала топот мелких ножек и короткий смешок.
        Наверное, это глупо, но я замотала очки в тряпку, чтобы не раздавить, примотала к руке изолентой и только тогда уснула.
        Это помогло: к утру очки были на месте и даже целы. Ещё несколько вечеров я совершенствовала своё мастерство охраны очков: всё-таки на руке их легко сломать. Я привязывала их на велосипедный трос с замочком, предварительно замотав в тряпку, плёнку с пузырями и скотч. Это сработало, но было слишком трудоёмко, да и трос мне одолжили всего на ночь. Потом я банально сплела шнурок, чтобы спать с очками на шее, но даже не надела его, потому что старик стал орать «Прицепи цепочку от бачка, она надёжнее».
        Он даже выдал мне эту цепочку, причём не вставая с кровати: она хранилась где-то на расстоянии вытянутой руки, я не успела проследить это движение, как старик взял и извлёк. Цепочка как цепочка, только цилиндрическая ручка на конце выдавала отсылку к старым советским фильмам, где в туалетах были такие цепочки.
        - На шею повесь и очки привяжи - красиво будет!
        - Саныч, я устала сердиться! За что ты меня так?
        - Напоминаю, как ты глупо выглядишь, трясясь над своими очками.
        - Новых не будет до города.
        - Так береги эти.
        - А я что делаю?
        - Ты над ними трясёшься, это большая разница.
        - Да, потому что линз я уже лишилась. Что твой домовой себе позволяет!
        - Не говори так, Татьяна! - Он зыркнул на меня так, что пришлось заткнуться.
        Цепочку от бачка я, конечно, не взяла, а теперь думаю: может, и зря, чем чёрт не шутит. На ночь я по-старому замотала очки в тряпку, в пузырчатую плёнку, в изоленту и примотала это к руке под хохот старика: «Сова, где твои глаза?» А утром нашла в кровати пустую тряпку и обрывки скотча.
        Я не поверила своим глазам - ведь я без очков ни черта не вижу. Медленно, по сантиметру, я прощупала всю кровать, перетрясла пододеяльник, наволочку, переместилась на пол - может, очки свалились туда… На этом ковре и так ни черта не найдёшь, а уж очки… Пробовала лечь боком и подсветить, в надежде, что они выдадут себя блеском, но нет. Надёжнее всего ползком прощупать каждый сантиметр ковра, тогда, может быть…
        Я успела обыскать место под кроватью и вокруг, методично по квадратам - ничего. Оставалась та часть, которая далеко от кровати, на неё я уже не надеялась, всё было ясно с самого начала. Но выбора не было. Я бы, наверное, до сих пор там ползала, приговаривая «Домовой, поиграй и обратно отдай!» - но тут завопил старик.
        Он вопил как тогда ночью, как… Да каждый день уже вопит по два раза, как будильник, извещающий, что пора принимать лекарство. Он меня достал! Рвать чужие барабанные перепонки из-за того, что тебе пора принимать таблеточку, - это свинство. Если тебе так больно, ты знаешь, где таблетки лежат, я оставляю на столе на расстоянии вытянутой руки - но нет. Саныч хочет быть будильником! Сегодня волью в него двойную дозу пустырника с белладонной и его шаманскими танцами, раз ему это нравится! Если, конечно, разгляжу, что завариваю…
        От злости и слепоты я напялила треники задом наперёд. Майку долго искала: она почти такого же цвета, как обивка стула, на котором лежала, и я несколько раз прошла мимо, пока не заметила, что стул какой-то кривенький.
        Влетела лбом в дверной косяк, споткнулась на ступеньках, ведущих в дедову половину, ворвалась и рявкнула:
        - Вот же твои таблетки!
        От изумления старик на секунду замолчал. Потом красноречиво подтолкнул на столе пустой стакан, где я оставляю ему воду. Выпил всё за ночь, а для лекарства не осталось.
        Я пошла за водой на кухню, и пока возилась над раковиной, пытаясь попасть из кувшина в стакан и ориентируясь больше на звук, Саныч молчал. Меня это разозлило ещё больше: значит, помолчать он всё-таки может? И очки, чёрт, проклятые очки, я даже не видела, сколько воды в стакане, налила и налила, понесла в комнату, плеская на руки и, судя по звукам, на пол.
        Старик аккуратно взял стакан, молча выпил свою таблетку, и тут хлопнула входная дверь.
        - Ты что ж со стариком-то делаешь, паршивка! - Судя по голосу и тёмно-синей робе (у Марины была голубая), это врачиха. - Почему у тебя старик орёт по два раза в сутки - на всю деревню слышно! Так трудно лекарство дать?!
        Тёмно-синее пятно с провалом вместо головы (волосы сливались по цвету с дверью, на фоне которой она стояла, а на лице, судя по всему, тоже была тёмно-синяя маска) отчитывало меня за вопли старика.
        Я не могу нормально спать по ночам. Потому что когда старик не орёт, его жильцы и домовой, не к ночи будь помянут, устраивают мне весёлую жизнь. Я не могу уехать домой, потому что там все болеют, да ещё здесь старик с ногой, я лишилась последних очков, а новых здесь не получу, я не вижу дальше собственного носа, а старик орёт мне в уши по вечерам и по утрам, изображая будильник, хотя прекрасно может взять таблетку сам.
        - Какого лешего я ещё что-то должна?!
        Старик помалкивал, наверное с интересом наблюдая скандал, а врачиху, кажется, это сбесило:
        - Ты здесь живёшь, ты ешь его еду - и тебе трудно позаботиться о несчастном одиноком старике?!
        - А я не забочусь?! Какого чёрта я отчитываюсь перед вами - вы кто?
        - Я лечащий врач, а ты сопля, которая завтра уедет…
        - Отличная мысль! - Я оттолкнула её на удивление легко, споткнулась о высокий порожек и выскочила в коридор:
        - Да, спросите своего ненаглядного одинокого старика, кто лишил меня последних очков и почему я теперь не вижу дальше собственного носа! - Я хлопнула дверью, сбежала по ступенькам и увидела вокруг ещё больше непонятных разноцветных пятен.
        Солнышко жарило в глаза, от этого пейзаж становился ещё более чудным, даже забор расплывался перед глазами, хотя ему-то куда! Что ж, забор я видела отлично, он тёмный, контрастный. И отлично слышала, что там орёт эта докторша:
        - Вот и давай чеши отсюда - не может таблетку вовремя дать!.. Что это она? Куда пошла без очков?
        Саныч пробормотал ей что-то невнятное, а я уже нашла блеснувшую проволоку, на которую закрывалась калитка, и вышла на улицу. Эта неуравновешенная ещё орала «Куда без очков?!», а я уже решила куда. Пройдусь по дворам, у кого увижу мотоцикл или хоть велик какой, попрошу отвезти меня в город. Надо было, конечно, взять рюкзак, но сперва лучше договориться.
        «И как же ты разглядишь этот мотоцикл? - шептал внутренний голос. - Особенно, если он в гараже. Ты и во дворах-то не видишь, что происходит». Мотоциклы блестят. Сейчас солнечно. Разгляжу. Не разгляжу - буду ходить по дворам и спрашивать как дура: «А нет ли у вас мотоцикла?» Пускай смеются, дня лишнего не останусь в этой сумасшедшей деревне, с этим сумасшедшим стариком и докторшей, которая вообще берега потеряла.
        Я брела вдоль заборов и вглядывалась во дворы. Разноцветные пятна клумб, огромное пятно, цветом похожее на брезент: не поймёшь - то ли детский бассейн, то ли зачехлённый автомобиль. В бассейне бы вода блестела, а автомобиль, пожалуй, застрянет у сумасшедшего дерева. Только мотик, только хардкор!
        Обитаемых домов было не так много, я миновала нашу улицу и, кажется, ещё слыша за спиной это «Куда без очков?!», свернула на соседнюю. Там народу жило побольше: где-то лаяла собака, где-то шумела пила. Я останавливалась у каждого забора и вглядывалась во двор.
        Со стороны, наверное, выглядело дико: ходит чокнутая, заглядывает во все дворы. Шевелящиеся цветные пятна в ярких футболках и расплывчатых цветочках замирали при виде меня. Наверное, они делали такие специальные взгляды, мол, «Чего тебе?», но я-то не видела, пусть хоть рожи корчат. Мне нужен был мотоцикл.
        Одно такое пятно в крупный цветочек кололо дрова во дворе. Увидев меня, замерло (наверное, это очень глупо смотрелось со стороны), но всё-таки спросило:
        - Девушка, вам что?
        - Мотоцикл, - говорю. - Точнее, того, кто сможет отвезти меня в город на мотоцикле. На машине, боюсь, не доедем.
        - Ну да, там чудо-дерево! - хихикнуло пятно. - Вчера опять убирали. А чего тебе в городе-то?
        - Очки. Мои пропали. И уехать домой.
        Пятно замерло, то ли раздумывая, то ли вглядываясь в мою полуслепую физиономию - что она хотела там увидеть?
        - Ты вообще ничего не видишь?
        - Цветочки-пятна у вас на халате.
        - Это котики. И они на платье. Вась!
        Где-то в глубине двора хлопнула невидимая мне дверь, из темноты-стены дома вышло пятно в белой майке и стало приближаться.
        - Отвези девочку в город. Очки разбила, ни черта не видит. И вроде уезжать собралась…
        - Да мне только до электрички! А линзы на вокзале в автоматах есть, я видела.
        - Мы сегодня в лес собирались… Давай завтра, дотерпишь?
        Нет, не дотерплю - но разве такое скажешь человеку, который согласился тебя спасти из сумасшедшей деревни! Я завопила «Конечно!» и «Спасибо!» - и уточнила, во сколько завтра зайти, чтобы наверняка…
        Назад я не торопилась. Прогулялась по улицам, разглядывая причудливые цветные пятна, и уже даже начала привыкать. Кое-что я помнила из своей зрячей жизни, кое-что разглядела, до чего-то додумалась. Металл и вода блестят на солнышке, их распознать проще всего, ещё блестит изнанка листьев на ветру, ну да пятна деревьев вообще легко угадываются. Сложнее всего земля: на ней чего только не валяется. Я, пока гуляла, наступила на кусок арматуры, собаку (она была почти такого же цвета, как дорожка, и спокойно дремала, пока Танечка не пришла), споткнулась в куче мелких ямок.
        Чокнутой врачихи уже не было. Пятно-старик тихонько лежал на своём обычном месте и брякал ложечкой в стакане.
        - Прости, теперь я не вижу, где твои таблетки, - говорю. - И вообще уезжаю завтра.
        - Из-за этой дуры? - Пятно поставило блестящий подстаканник на почти невидимый стол (он такого же цвета, как полы, если не знать - наткнёшься) и шевельнуло белым гипсом-ногой. - Не сердись на неё, она просто за меня переживает.
        - Немудрено! Как ты орёшь - вся деревня переживает. А огребаю я.
        - Ну вот я поорал - а она нам мёду принесла и какую-то витаминку для костей.
        - Манипулятор. Может, мне тоже попробовать: АААААА!
        - Тебе не поверят. Ты не местная, ты молодая, ты не я.
        - Ну вот потому и уезжаю завтра. Нечего мне делать тут.
        - На такси? - ехидно спросил старик.
        - На соседе с мотоциклом. Чтобы по лесу объехать можно было.
        - Это какой же сосед?
        Чёрт, я даже не спросила, как его зовут! Совсем человеческий облик растеряла в этом дурдоме с привидениями.
        - Этот… На соседней улице. Дом с блестящей крышей… Вася, блин, жена звала его Васей!
        - Ну да, ну да… - Старик рассеянно отхлебнул из стакана и, кажется, подвинул его ко мне. В зрячей жизни этот жест расценивался как «долей ещё», но теперь я не видела воды в стакане. Только блестящий подстаканник, и всё.
        Подняла стакан (на вес пустой) и с удовольствием поставила обратно.
        - Промахнусь - всю кухню залью. Пойду лучше собираться. Пока все шмотки нащупаю - утро наступит.
        - Так прибираться надо, а не раскидывать…
        Он ещё что-то ворчал, а я пошла к себе нащупывать по углам шмотки. Вот странный старик: зубы заговаривает, жильцов гоняет, вызывает дождь - а ногу себе вылечить не может. Я читала о таком: когда народным знахарям почему-то было не под силу вылечить себя. Или всё-таки нельзя?
        Саныч молчал и не отсвечивал. Если он куда-то скачет на своих костылях, это слышно даже на моей половине: во-первых, костыли стучат, во-вторых, старик не может скакать молча, ему надо кряхтеть, ругаться и разбрасывать мелкую мебель, чтоб не мешала. А тут было тихо. Иногда мне казалось, что я слышу это его бормотание: неразборчивое, на одной ноте, то ли молитва, то ли заклинание… Но когда я прислушивалась, всё стихало.
        Зная, что тишине верить нельзя, я приготовила старику уже свой новый успокоительно-омолаживающий отвар, замаскированный под чай с мятой. Травы я находила по запаху и поймала себя на том, что уже легко в них ориентируюсь, самое сложное - не обвариться кипятком. Я даже повторила все шаманские движения Саныча: мешаем три раза в одну сторону, десять - в другую, и прочий бред, который погоды не сделает. Меня успокаивало это шаманское зельеварение: казалось, что я делаю что-то важное. Я даже поймала себя на мысли, что когда уеду, некому будет меня этому учить.
        Старик выпил залпом, не почувствовав лишних запахов, и даже похвалил.
        …А ночью и случился этот пожар. Я проснулась от воя сирен, стала нащупывать очки на тумбочке, вспомнила, что их нет, подскочила к окну так - и увидела огоньки в темноте. Даже не огоньки - отблески. Голубые от сирен (я сперва подумала, что это «Скорая»), потом оранжевые, много оранжевых. На улице кто-то громко перекрикивался. Я быстро оделась, выскочила во двор и подумала, что машине повезло проскочить падающее дерево. Интересно, она уехать-то сможет?
        Фонарь на улице, и темнота вокруг. Где-то далеко, не на нашей улице, отблески разноцветных огней. Я не знала, что делать: бежать туда (куда? Ни черта же не видно), остаться здесь (а что там происходит?). Вышла за ворота и стояла, вцепившись в забор, чтобы не потеряться. У огоньков перекрикивались люди, что-то бабахнуло, будто выстрел, а я стояла и не знала, что делать. Хоть бы мимо кто прошёл, у него спрошу. Вон какая движуха, небось вся деревня не спит. Я вглядывалась в освещённую полоску дороги, но никакого движения там не было. Опять что-то бабахнуло на соседней улице, на этот раз громче, кто-то что-то рявкнул, ему ответили сразу несколько голосов, и старик постучал в окно из своей половины дома.
        Он включил свет, и я прекрасно видела его силуэт в окне, машущий мне. Чего ещё?! Не вижу я твоих таблеток, сам ищи! Но, конечно, пошла, натыкаясь на клумбы - куда деваться!
        Старик лежал в той же позе, в какой оставили, даже стакан стоял так же на краю.
        - Кто горит?
        - Горит?
        - Я видел пожарную машину.
        - А я вот нет. Я теперь мало что вижу.
        - Вещи-то собрала?
        - Надеюсь. Говоришь, пожар?
        - Пожар, пожар. Где-то на соседней улице. Видать, много дряни там скопилось… Я ж тебе говорил: огонь очищает. Всё к лучшему. Иди спать.
        Спать я, конечно, не пошла: сидела и таращилась в почти слепое окно: голубые и оранжевые отблески маячили в темноте ещё долго. Пока я не клюнула носом стекло и не подумала, что это может быть и рассвет, потому что уже как-то тихо. Даже жильцы притихли, что вообще странно. Может, испугались пожара? Я уж подумала тогда, а не устроить ли мне здесь маленький собственный пожар, раз старик болеет, он же говорил: огонь очищает. Не от грязи, надо полагать, а от нечисти… Но это был уже полусонный бред.
        А утром, едва мы с Санычем нашли его таблетки, пришла тётка с котиками на халате, которые я принимала за цветы. Она вошла на половину Саныча, неся в руках по тяжёлому пакету, сказала мне странное:
        - Так ты, значит, здесь?
        - Уже бегу! - говорю. - Только рюкзак захвачу.
        - Какой рюкзак?
        - В город же ехать!
        Пятна задумчиво покачались у меня перед глазами и выдали:
        - Не будет города. Мотоцикл ночью сгорел вместе с гаражом и домом. Мы-то выскочили, а дом… Неужели не слышала? Всю деревню перебудили.
        Мне стало стыдно, как будто я подожгла этот дом. Не помню, что я там бормотала, какую-то положенную фигню из фильмов, про «мне очень жаль», - и вот это всё. Пятна сунули мне свои неподъёмные пакеты и отмахнулись:
        - Отнеси это на кухню, мне с Санычем переговорить надо. Хорошо тебе. Ты в безопасности. А мы вот…
        Я пошла на кухню. Пятна невежливо прикрыли за мной дверь и вполголоса долго и надрывно что-то говорили старику. Я включила воду, чтобы этого не слышать - да что я там не слышала! У людей горе, они к колдуну пришли, расплатились вон продуктами. А я тут со своим городом привязалась.
        Глава V
        Молоко, два белых, половинку чёрного, мешок гречки, пакет сахара, лавровый лист. Вот и магазин, а Лесной бабки нет, как и не было. Не случилось бы чего! Почему-то за Лесную бабку я переживала больше всех. Я думаю, она видит жильцов. Как животные, или младенцы, или старик. Это мы ни черта не видим. Особенно я. А младенцы, собаки и Лесная бабка… Может, ей надоело на них глазеть, потому она и ушла? Живёт себе в своём лесу, лыко вяжет (знать бы, что это такое), корзинки плетёт, собирает малинку. Молоко, два белых, половинку чёрного, мешок гречки, пакет сахара, лавровый лист. И всё-таки мне за неё тревожно.
        Тётя Ира даже сразу не поняла, что бабки со мной нет. Бросила мне «Привет», схватила приготовленные пепси и жвачку, побежала мимо меня к выходу. Я сказать ничего не успела, как хлопнула дверь. Так и стояла в пустом магазине, соображая, куда делась бабка.
        - Тань, а её там нет!
        Я не видела её лица, но могу поклясться, что она удивилась и встревожилась не меньше моего.
        - Не видела сегодня. Обычно всегда меня провожает. Думала, может, вы что-то знаете.
        Тётя Ира покачала головой:
        - Знаю, что наша полиция второй день где-то гуляет. Моя сменщица паспорт меняла и второй день не может забрать: приходит - вот такой замок на отделении.
        - Может, по делам уехали… У вас-то как ночь прошла?
        С недавних пор это у нас дежурный вопрос, вроде «Как дела?». С тех пор как старик сломал ногу, жильцы как-то особенно озверели. Тётя Ира говорит, раньше такого не было. Ну, упадёт что-нибудь ночью на кухне, ну, кто-то что-то потеряет с концами, ну, дохлых животных находили иногда. А тут… Наверное, Саныч и правда ослаб с этим переломом, а эти чуют слабину, как пираньи кровь.
        - Сегодня ничего, нормально прошла. У Петровых, говорят, курицу придушили, и ночью ещё какой-то шум стоял. Сегодня не моя очередь, - кажется, она улыбнулась.
        Ещё одна странная закономерность, которую я успела вычислить: жильцы никогда не трогают больше двух домов за одну ночь. Это странно, я думала, что жильцы на то и жильцы, что в домах живут. Но если, например, сегодня ночью посуда летала у Петровых и Ивановых, то Соловьёвы и Сидоровы будут спать спокойно. Получается, жильцы кочуют из дома в дом? Или как-то договариваются между собой? Но это звучит совсем глупо.
        Тётя Ира собирала мой заказ, я смотрела, как большое пятно складывает в пакетик мелкие пятна. Устала ходить слепой. Наверное, надо уже попытаться уехать, но я боюсь. Каждый раз, когда я пытаюсь уехать, случается что-то плохое, и мне тогда кажется, что это из-за меня. Старик обещал в конце месяца уехать со мной. Ну, он в церковь, я в город. Скоро уже, скоро.
        Тётя Ира протянула мне пакет:
        - Леночку увидишь - зови. Прямо душа не на месте.
        - Точно.
        Я вышла и несколько секунд стояла, привыкая к солнечному свету. Увижу я, как же! Молок… Тьфу! Купила уже.
        Постепенно пятна-дома стали становиться на свои места. Хорошо, что они разноцветные! Нет, большинство уныло-коричневые или такие бледно-голубые, что кажется, будто их и нету, а это просто кусочек неба. Но есть яркие, цветные, по ним-то я и ориентируюсь.
        Обратно я всегда иду другой дорогой, чтобы держать в голове географию деревни, и просто для разнообразия. К тому же мне не хотелось второй раз созерцать горелый дом. Улица, по которой я возвращаюсь, наверное, самая обезлюдевшая, но это и хорошо: я не хочу никого встречать, выслушивать, как прошла ночь и эти нелепые унизительные просьбы: «Напомни про нас Санычу, уже давненько обещал нам помочь». Как будто я его секретарь! И как будто он меня слушает.
        Отделение полиции - весёлый голубой домик, парники сливаются с горизонтом, почти не видно. Куда эти-то уехали? Я, конечно, не видела замка, но раз тётя Ира говорит…
        …Откуда-то из огорода на меня выскочила Лесная бабка, вцепилась в мой рукав и потащила, что-то возбуждённо щебеча на своём лесном.
        Глава VI
        От ужаса я не могла даже завопить, тупо смотрела под ноги, чтобы не пропустить какой-нибудь бледный мусор и не растянуться на земле. Нет, я знаю, что она не злая, но это нетипичное поведение кого хочешь напугает. Куда бы ей меня тащить?
        - Леночка, успокойся!
        Бабка только замахала свободной рукой и увеличила скорость.
        - Что случилось, Леночка? - Я старалась говорить спокойно, чтобы ещё больше её не разволновать, но голос получался сдавленным и писклявым, как будто меня душат.
        Лесная бабка защебетала громче и махнула рукой, на этот раз определённо в сторону дома Саныча. Наверное, мне очень захотелось её понять, и в этом щебетании я чётко расслышала слова «дом» и «мама».
        Я сама себе не поверила, когда услышала.
        - Что ты такое говоришь? Мой дом далеко, и мама… - Я старалась говорить спокойно, очень старалась. А голос всё равно дрожал. Да что она вообще себе позволяет, эта Лесная бабка?! - Леночка, я уже вернулась из магазина, тётя Ира тебя ждёт…
        Бабка взвизгнула опять непонятно и с новой силой потянула меня в сторону дома.
        - Что-то случилось? Что-нибудь с Колей?
        Бабка закивала, потом замотала головой и больно дёрнула меня за руку. Я вырвала руку с воплем (какая же она сильная! Я думала, оторвёт) и нечаянно глянула на дорогу. По улице к нам ловко, без палки почти бежало знакомое пятно.
        Я точно знаю, что нога ещё не срослась до конца. Докторша, в своём вечном стремлении причинять добро, регулярно сообщает мне все новости из истории болезни, подробно описывая, где конкретно у старика болит, насколько сильно и что будет, если наступать на больную ногу сильнее, чем надо. А он бежал! На него смотреть было больно даже мне. Может, Саныч просто забыл про ногу по своему обыкновению: он вечно всё забывает!
        - Ты что здесь делаешь? - обратился он к Лесной бабке, и та быстро зачирикала в ответ, продолжая махать рукой в сторону дома.
        - Знаю, что к ней родители приехали, иди уже в свой магазин! - Он бесцеремонно развернул её и подтолкнул в нужную сторону.
        Я сперва возмутилась - за что он её так, а потом до меня дошло: родители! Мама, забери меня отсюда!
        - Саныч, это правда?! Бегу! Спасибо, Леночка! - Я крикнула это уже ей в спину: Лесная бабка обиженно плелась куда направили, но мне уже не было до неё дела. Я выставила вперёд палку и рванула в сторону дома: - Бегу!
        Старик поймал меня за руку выше локтя так, что я чуть не полетела затылком на землю:
        - Погоди. Идём, дело есть. - Он вцепился мне в руку с ещё большей силой и куда-то потащил.
        - Саныч, какие дела - ко мне родители приехали! Даже не предупредили, представляешь! Обычно всё «некогда» да «я перезвоню», а тут…
        - Это быстро, - он отобрал у меня магазинный пакет и палку. Я сразу почувствовала себя как над пропастью: перед глазами пятна, в руках никакой опоры… Странное чувство, в зрячей жизни оно было у меня по утрам, когда только идёшь надевать линзы. А за последнее время давно не было.
        Старик дёрнул рукой, и палка на секунду взлетела в воздух, перевернулась и пропала из виду.
        - Ты что, Саныч, это ж твоя!
        - Она мне не нужна. Идём!
        Наверное, у него стало лучше с ногой, а я не заметила. Я в тот момент была слишком рада приезду родителей, чтобы вообще что-то замечать.
        - Потом, Саныч, всё потом! Я тыщу лет их не видела!
        Старик опять перехватил мою руку и попытался вывернуть. Да что с ним! Я ему так нужна для какого-то дела, что он вообще перестал соображать? А что: ему надо, чтобы я пошла с ним, всё остальное - включая мою руку, родителей и вот это всё - детали, которые не стоят его внимания. Всё-таки звание деревенского колдуна накладывает свои отпечатки. Он привык, что его слушаются, ему верят, с ним идут, когда зовёт… В другое время и я бы послушалась, а тогда выдернула руку и побежала.
        - Стой, кому говорят!
        - Потом! - Впереди чернели скелеты заброшенных домов, ещё один поворот… И тут грохнул выстрел.
        Стреляли за спиной, и я как-то сразу поняла, кто стрелял. Я затормозила, споткнулась о какой-то мелкий мусор под ногами и полетела носом на дорогу. Сзади, громко сопя и подволакивая больную ногу, догонял старик. Я глупо подумала, что ещё можно убежать, ведь я не ранена. Я даже встала и сделала пару шагов, прежде чем в бок мне уткнулся ствол ружья.
        Мы стояли посреди улицы. Дома, правда, вокруг в основном заброшенные, где никто не живёт, но вот из окна вон того нас может быть видно…
        - Саныч, у тебя опять затемнение? Сейчас же соседи полицию вызовут!
        - Она не придёт. - Он так спокойно это сказал, что я даже не поняла сперва. Да что я там могла понять: я стояла белым днём посреди улицы, а мне в рёбра тыкали ружьём. Ствол недвусмысленно блестел на солнышке. Не видела раньше у старика ружья - хотя почему нет, он же любит ходить в лес…
        - Саныч, приди в себя. Ко мне родители приехали, а ты тут хулиганишь. - Чёрт его знает, что на него нашло! Он ерундит иногда, часто всё забывает… Может, и сейчас что забыл? Но что такое можно забыть, чтобы тыкать в меня ружьём? Я старалась не показывать, что боюсь, и у меня получалось: я плохо видела ружьё, я не видела его лица и эту складку над переносицей, которая появляется, когда он злится. Жильцы после таких гримас лютуют особенно жёстко, я боюсь этой складки, но я её не видела, и мне не верилось в реальность происходящего.
        - Идём! - Старик толкал меня во двор какой-то заброшки. То, что у него поехала кукуха, для меня не новость. Просто раньше он не бегал за мной с ружьём. Главное - не делать резких движений…
        - Идём-идём! Я тебя с родителями познакомлю… Только там мы не пройдём с твоей ногой…
        - Ты что, меня за дурака держишь?! - он рявкнул, наверное, на всю деревню, я даже оглянулась: может, кто услышит?
        - Саныч, мне к родителям надо.
        - Не надо! - Он рывком открыл дверь в заброшенный дом, хоть даже я видела висящий замок. Висел, что ли, на одной дужке?
        - Саныч…
        Он втолкнул меня в темноту и хлопнул дверью. Я подумала, что тут и надо бежать, он же не видит, куда целиться. Шагнула - и полетела вниз.
        Мне показалось, что я падала бесконечно долго, но не ушиблась, попала на мягкое и невольно завопила. Я не видела, на что падаю, и фантазия уже успела нарисовать парочку свежих трупов и крысу.
        Штука на ощупь оказалась гладкой, без бугров, больше похожей на матрас. А больше вокруг ничего не было. Даже пятнышка окна - темнота, и всё. Старик сопел где-то над головой.
        - Саныч, что происходит? - Я старалась говорить спокойно, а голос задрожал.
        - То, - раздалось сверху. Голос был неожиданно близко. Я подняла руку, нащупала деревянный потолок, получила ботинком по пальцам и взвыла:
        - Ты можешь объяснить?!
        - Личины. - Голос был спокойный-спокойный, как будто сказал «мыши» или «муравьи». - В них сидели личины. И в тебе личина. Гроб позже принесу.
        Я даже не сразу поняла, о чём он. Гроб Саныч действительно доделал, эта бандура стояла в сарае, чтобы не давить мне на психику. То есть что, он был для меня?! Да старик его начал делать, как только мы приехали!
        - Он для меня?
        - Откуда я знал?! Всегда пригодится.
        Всегда?
        Сверху что-то оглушительно хлопнуло, и стало ещё темнее. Крышка! Я под полом, и старик закрыл крышку. Лязгнула щеколда, послышались шаги, и я глупо отметила, что уже нет того знакомого подволакивания незажившей ноги. Он что, решил запереть меня здесь?!
        Я стала ощупывать потолок: дом заброшенный, старый, наверняка в полу - моём потолке - полно подгнивших досок. Если старику вздумалось меня тут запереть, я дождусь, пока он уйдёт, и прекрасно выломаю парочку досок и сбегу. («Личины. В них сидели личины. И в тебе личина».)
        - Саныч, какие личины? В ком «в них»?
        - Они всегда рядом. И в тебе.
        - Откуда во мне, ты что?! Я разве злая?
        - Ты предала меня. И Маринка. И этот Вася…
        - Какая Маринка? Она же умерла! А у Васи гараж сгорел из-за жильцов. Саныч, ты опять забыл, да?
        Если всю жизнь гоняться за личинами, в конце концов сбрендишь. Старик забыл, как всегда просто забыл. У него часто бывает…
        - Нет никаких жильцов, дура городская. В Ваське личина. Васька меня предал, за что поплатился. Жаль, что только домом. «Отвезёт-отвезё-от», - он передразнивал меня тонюсеньким скрипучим голосом, а я ещё туго соображала.
        Иногда до людей медленно доходит. Особенно сослепу и с недосыпу. Вот и сейчас до меня. Он говорил мне открытым текстом, что нет жильцов, что поджёг…
        - Да ты же был на костылях! Забыл?
        - Я прекрасно хожу. Надежда всегда была ко мне неравнодушна, дура старая.
        Я вспомнила, как он бежал мне навстречу, отлично бежал, я ещё смеялась про себя, что он забыл… (И Маринка.)
        - Погоди, а Марина-то как?
        - Так. Мы живём в двадцать первом веке, где ломать - не строить. А уж шепнуть вам вслед кое-что на удачу… Маринка предательница!
        Я не верила. У старика не все дома, он часто всё забывает, а потом («Нет никаких жильцов»)…
        - Погоди, ты сам её просил меня отвезти.
        - Она меня предала. Она должна была отказаться тебя везти. Отказалась бы - была бы жива. Иногда надо проверять людей, Танюшка. Обязательно проверять, чтобы знать, к кому поворачиваешься спиной. Нельзя жить в одной деревне незнамо с кем, опасно. Личины - они всегда рядом.
        «Проверять». Он говорил это так спокойно, как будто мы дома чай пьём.
        - …И ты предательница, - тот же ровный тихий голос, как будто он мне рассказывает про прихоти домового. - Вот тебе плохо со мной жилось? «У меня там роди-ители, пото-ом…» - он шумно плюнул под ноги.
        Сверху на меня полилось что-то вонючее. Я отпрянула, но кое-что успело попасть на одежду. Запах был сильный, знакомый. Вроде смывка для лака или жидкость для розжига…
        Я даже не завопила - настолько нереальным казалось происходящее. Ещё я отстранённо подумала: как всё-таки быстро проходит действие пустырника: на ночь выпил, спал спокойно, а уже с утра… Нет, этому экземпляру нужно что-нибудь посильнее.
        «Личина». «Ты меня предала». «У меня там роди-ители». Жидкость для розжига журчала с потолка, я даже видела, как она блестит в темноте. «Личина». «Предала». Да не отдаст он меня родителям! Понимание пришло быстро, всё-таки запах горючего - очень доходчивая штука. Не отдаст, и всё. Не потому что влюбился или сиделка нужна, а потому что «моё». Он меня лучше грохнет здесь под полом, чем отдаст то, что считает своим.
        Сейчас он подожжёт дом средь бела дня на глазах у всей деревни (да много ли народу осталось!). Никто не удивится: у нас же жильцы, личины, то-сё… И всем старик будет рассказывать про личин, нечистую силу и гонять чертей у соседей за еду. («Нет никаких жильцов».) И ему будут верить. Он привык, что ему верят. Его слушаются. Его уважают. Потому что он один умеет найти управу на жильцов, от которых страдает вся деревня («Нет никаких жильцов»). Они не знают, они считают Саныча спасителем. Но ведь он и правда умеет заговаривать зубы, вызывать дождь…
        - Господи, зачем?! Всё это - зачем?
        - Затем.
        Он привык, что его слово - закон. Даже если оно короткое и глупое. («Я прекрасно хожу. Надежда всегда была ко мне неравнодушна, дура старая»). Да у него тут не деревня, а целая армия верных людей, которые его обожают! («Нет никаких жильцов».)
        - …А где тогда мои очки?! - я прокричала это, наверное, на всю деревню, наверное, часть меня ещё не верила, что нас так легко провели.
        - В ящике стола. Они тебе не понадобятся.
        Тогда я завопила. Врезала кулаком по потолку, уже мокрому от этой жидкости, и мне показалось, что дощечка прогнулась сильнее, чем положено. Я врезала ещё и ещё, не переставая вопить: неужели никто в деревне меня не слышит?!
        («Тебе не поверят».)
        Старик пытался перекрикивать, что-то ворчал, я не слушала. Я орала, долбила кулаком в потолок и, кажется, здорово уже ободрала кожу - но кого это волнует, когда сейчас… Белый день! Посреди деревни! Родители на соседней улице!
        Над головой шумно вспыхнуло пламя. Я больше услышала, чем увидела. Я продолжала вопить и бить доску. И она уже поддавалась, клянусь, она хрустнула!
        Кажется, наверху кто-то распахнул дверь («Нет никаких жильцов»), топнул, глухо ударил по мягкому: раз! два! Старик взвыл, потом что-то грохнуло. Я не без злорадства подумала «Упал», врезала по доске - и получила в лицо сноп искр. Старик наверху завопил «Личина!», потом послышались ещё удары и странно знакомые вопли, уже без слов.
        Кто-то распахнул дверь моей тюрьмы. Меня обдало жаром, и за шиворот посыпались искры. На голову тоже попало, я хлопнула по волосам, чтобы потушить, и нащупала чью-то руку. Меня вытаскивали за волосы, как из воды.
        Глава VII
        Удирали мы огородами, боясь, что нас засекут: заброшку уже заволакивало дымом, и я не сомневалась, что скоро кто-нибудь добренький вызовет пожарных. Если родители проскочили мимо вечно падающего дерева, значит, и пожарные проскочат. Точно проскочат, я теперь уверена («Нет никаких жильцов»).
        …Тогда возникнут вопросы: что мы там делали вдвоём, а этого нам как раз и не надо. Мы убегали, натыкаясь на зелёные пятна капусты, один раз на полном ходу влетели в малинник, выбрались, поцарапанные, на параллельную улицу… Только здесь мой плохо различимый спаситель притормозил, отнял руку и выдал:
        - Этот психопат меня чуть не подстрелил, так что с тебя причитается.
        - Алиса?! Алиса, ты?!
        - Здрасте. Ты ещё и без линз?
        - Да… Алиса, блин, где тебя носило всё это время?!
        - Нет времени на долгие истории. Давай сначала уедем отсюда, а потом я тебе всё расскажу. Под ноги только смотри…
        Мы уже не бежали, а быстро шли, и я спотыкалась о невидимые грядки, заросшие ровным зелёным ковром. Мне запоздало хотелось кашлять от дыма. Пятно-Алиса шла чуть впереди и всё время оборачивалась. Мне столько хотелось спросить и рассказать, но дыхания не хватало.
        - Давай быстрей, надо сматываться. И скажи спасибо той чокнутой старушке: если бы она нас сюда не провела лесами-полями… Из города к вам не проехать!
        - Лесная бабка?!
        Пятно-Алиса закивало:
        - Галопом впереди машины! То ещё зрелище! - она смеялась, а я думала: когда я в последний раз слышала нормальный человеческий смех? Вроде и недавно, может, около месяца - а кажется, прошло сто лет.
        - А чего ты вообще уехала?
        - Этот сказал, что если я тобой дорожу, то я должна уехать и оставить тебя в покое, иначе случится что-то страшное.
        - И ты поверила?!
        - Он умеет убеждать… Отдышалась? Бежим!
        Мы побежали. На секунду показалось, что безумный старик выбрался из горящего дома и гонится за нами. Я даже обернулась, но, конечно, ничего не увидела. Последний огород был огородом поликлиники. Мы проскочили его, я сослепу влетела в забор в шаге от калитки. Дура Надежда, неравнодушная к чокнутому шаману, хлопнула оконной рамой и крикнула мне в спину: «Куда?!» Я боялась обернуться: думала, она выскочит за мной. Алиса с разгону вытолкнула меня за калитку, и всё страшное сразу осталось позади.
        Мне не нужны были очки, чтобы увидеть на дороге пятно зелёной отцовской машины и тёмно-синее платье матери. Мама, забери меня отсюда!
        Часть четвёртая. Лука
        Август 2070
        - Расстояние до пункта назначения сто метров. Начинаю снижение. Пожалуйста, не снимайте защитный костюм до завершения посадки.
        - Людмила, говори по-русски! Вместо вот этой вот всей тирады можно было сказать одно короткое слово «приехали».
        Эта Людмила со мной всего пару дней. Она ещё не научилась говорить как человек, чем жутко бесит иногда. Когда из каждого утюга (я знаю, что такое утюг, я даже деревянные счёты знаю!) слышишь монотонный электронный голос, хочется, чтобы хоть твой помощник разговаривал с тобой нормально. Но она быстро учится! На днях, когда мы рассматривали план сегодняшнего дома, она совершенно резонно заметила: «Развалины», а узнав его историю, сказала: «Пещера дракона».
        Моя доска плавно приземлялась на поросший бурьяном участок, огороженный древним дощатым забором. Где-то там, среди засохших деревьев и высокой травы, прячется моя «Пещера дракона». Когда-то здесь была довольно большая деревня, мы пролетали и бывшее строение магазина, и даже школы: конечно, на плане они аккуратнее, чем теперь. Я называю это «завораживающее уныние», как в музее: ты уже знаешь, что всё кончилось плохо, раз видишь здесь пробитые доспехи или картины войны. Но стоит разок подумать «А что было до?» - и воображение унесёт тебя далеко, в то время, когда всё ещё хорошо начиналось.
        Сейчас под Москвой практически не осталось таких заброшенных мест, как это, мест, которые бы ещё никто не охранял, не сносил и чудом ещё не застроил. Это «не застроил» пытаются объяснить кучей мистических историй, одна другой глупее. Мне один парень, тоже из диггеров, на полном серьёзе рассказывал, что здесь проклятое место, пропадают люди… Как бабка из старого кино, честное слово! Нет, насчёт людей он прав, но проклятие тут ни при чём. И уж конечно застройщика не смутило бы старое кладбище на входе в бывшую деревню. Да от того кладбища и крестика не осталось, лично я его не видел, только на плане. Просто мне повезло: успею полазить в одной из последних подмосковных заброшек с потрясающей историей. Может, уже через год здесь будет город.
        Доска приземлилась во двор. Я спрыгнул, держась рукой за древний подгнивший забор, и он тут же завалился. Он упал почти бесшумно, хлопнув по траве, как положено насквозь гнилой деревяшке.
        - У вас нет разрешения на снос этой постройки.
        - Отлична шутка, Людмила! Но всегда можно лучше.
        - Тебе не угодишь… - Она выбрала голос моей матери, клянусь, даже интонацию взяла нужную! Говорю ж, быстро учится.
        Первым делом я выдернул наушник: ненавижу эти затычки для ушей. В воздухе громкую связь плохо слышно, да и неудобно - люди вокруг. А тут мы одни, пусть Людмила говорит вслух, а моё ухо отдохнёт наконец.
        После доски было немного странно стоять на твёрдой земле, которая к тому же так заросла, что не видно, что там под ногами.
        - Траву, что ли, покосить?
        - Тогда оставайтесь в защитном костюме.
        - Да я шучу! Ещё дом снесём ненароком…
        - Тогда снимите защитный костюм и не морочьте мне голову.
        - Да, дорогая.
        Я нашарил кнопку, плёнка защитного костюма собралась и утекла в карман джинсов. Сразу стало легче дышать. В шаге от меня щетинились ветками засохшие яблони, того и гляди свалятся на голову. Спилить - минутное дело, но я не за этим сюда пришёл.
        - А под ногами полно пластикового мусора. Включить режим уборки?
        - Давай на обратном пути, а?
        - Период полураспада устаревшей пластиковой бутылки - до тысячи лет. Покупайте продукты только в экологичной упаковке…
        - Знаю-знаю! Я не доживу.
        - А она доживёт, бе-бе-бе! И будет хрустеть под ногами на ваших похоронах!
        Вот как научилась, молодец! Люблю эту новую модель помощников! А вот мать свою Людмила недолюбливает и дразнит «шагомером». В первый раз я, конечно, полез гуглить, потому что не встречал их в заброшках, но мать достала мне свой древний и даже не поленилась зарядить, чтобы показать мне это чудо ретротехники. Что ж, внешне они с Людмилой действительно похожи. Материн тоже умеет мерить давление и пульс, а ещё (господи, зачем?) считать шаги. Я так и не добился от матери, зачем считать шаги - что за диктатура машин? А потом сам допёр: он же не умеет делать анализ крови и заказывать правильную еду. Вот и приходится считать шаги, чтобы ты отрабатывал свой ошибочный тортик.
        - Уговорила, давай приберемся…
        - Пожалуйста, приготовьте утилизатор.
        Я достал мешок утилизатора, раскрыл, включил и наблюдал, как со всех сторон в него слетаются бутылки и пакеты. С соседнего участка шумно взлетел красный пластмассовый медведь и приземлился в мой утилизатор. Надо всё-таки уменьшить радиус, а то до утра убираться будем… Но за медведем ничего не последовало. Утилизатор подождал ещё несколько секунд, захлопнулся, сдулся и выплюнул мне шайбу спрессованного пластика. Я сунул в рюкзак утилизатор и мусор, пойдём уже!
        За деревьями чернел угрюмый дощатый дом, как будто наполовину ушедший в землю. Бурьян доставал ему до окон, от этого вид был почти сказочный, если не знать, кто здесь жил… За бурьяном под окнами можно было угадать холмики бывших грядок: трава росла неровно, а будто волнами.
        Я ступил на крыльцо и попробовал его на прочность. Такие ступеньки всегда гниют первыми, потому что они на улице, под дождём и снегом.
        - Изношенность ступенек семьдесят процентов. Ноги не переломайте.
        - Спасибо… - Ступенька меня выдержала.
        - Внутри постройки зафиксировано движение.
        - Крысы, что ли?
        - Один объект, ростом около ста семидесяти сантиметров.
        - Ну хоть бродяги ещё не забыли это забытое Богом место!
        Я не боюсь бродяг, они обычно не агрессивны. Ещё лет двадцать назад в отдельных самых глухих местах можно было нарваться на неадеквата, но сейчас уже самые безнадёжные знают, что любое нападение на человека вооружённого Людмилой, себе дороже. Шучу, конечно: гражданские Людмилы не вооружены. Но снимать происходящее и пересылать Людмилам ближайшего патруля - это очень древний и очень простой навык. Просто, чтобы осознать, что о любом твоём поступке завтра могут узнать все, людям понадобилось удивительно много времени… Нет, я не снимаю Людмилу, когда иду в туалет. Во-первых, это бесполезно: она видит сквозь стены. А во-вторых, ещё и глупо: раз не пришлёшь результаты анализов - и Людмила из поликлиники задолбает напоминаниями и рекламой лекарств.
        Я хотел постучаться: бродяга на то и бродяга, его как бы и нет, а значит, у него нет Людмилы. Его некому предупредить о моём появлении, и он не хочет быть застигнутым врасплох…Но на двери висел огромный замок. Здоровенный, железный, из старого кино! Я встречал такие на заброшках, но каждый раз я им удивляюсь. Они завораживают, как древние механические игрушки.
        Ключики от таких замков обычно прячут под козырьком навеса. Я поднял голову: прогнившие доски, паутина… Никто в здравом уме не будет совать туда руки.
        - Людмила, отопри замок.
        Жутко интересно, что она будет делать. С механическими замками у Людмил примерно такие же отношения, как у меня с молотком. Я когда в первый раз увидел, ещё мелким у бабушки в кладовке, долго не мог понять, что это такое, пока мне видео не показали. Теперь-то, конечно, знаю и, наверное, даже смогу воспользоваться - но зачем? Есть же умный клей, есть взаимопритягивающиеся поверхности, есть… Вот зачем молоток, а?
        - Это не замок.
        - А что же это, по-твоему?
        - Механическое запирающее устройство.
        - Как скажешь, только отопри мне его.
        - Да ну на фиг, проще спилить! - Она взяла мой собственный голос, и получилось ужасно похоже и смешно.
        - Ну, пили, если так.
        - Наденьте защитные очки.
        Пришлось лезть в рюкзак. По идее, Людмила должна избавлять меня от необходимости таскать с собой тонну барахла: металлоискатель, лобзик, телефон… Телефон я съел на спор: он был не нужен, а желатин, из которого делают ещё корпуса для телефонов, очень полезная штука. Все нужные мне инструменты есть у Людмилы, конечно не в том виде, в каком у бабушки, а чуть посовременнее. Но теперь вместо этого я таскаю с собой защитные очки, защитный костюм, защитный шлем. Они, конечно, намного легче, но всё равно странно.
        Я надел очки и приложил запястье с Людмилой к дужке замка. Тихая вибрация в руке - и замок шумно шмякнулся на крыльцо.
        - Дракон побеждён!
        - Этот дракон давно побеждён, Людмила. Поэтому я и пришёл спокойно покопаться в его пещере. Где тут, говоришь, движение?
        - Движение прекращено. Никого нет дома.
        Что ж, похоже, бродягу вспугнула моя возня у двери. Дом полуразвалившийся, окна без стёкол, можно удирать на все четыре стороны.
        Я толкнул дверь, и Людмила включила мягкий белый свет.
        - Износ покрытия пола - шестьдесят процентов. Один пирожок - и провалишься. Солнечная батарея заряжена на сорок процентов. Пасмурно сегодня, - пожаловалась она и добавила: - В пасмурную погоду пейте витамин Дэ-три. Дэ-три - солнце в кармане.
        Сорок, конечно, не много, но я был спокоен: заряда должно хватить и на то, чтобы облазить дом, поучиться говорить и задолбать меня рекламой.
        Я шагнул в дом - и прямо передо мной во всей непосредственной красе возник потемневший от ржавчины унитаз. Рядом на полу - упавшая раковина и осколки пластикового ведра. Конечно, в своё время это всё было огорожено стеной: пол вокруг был покрыт остатками линолеума, а я стоял на дощатом. Граница между коридором и туалетом угадывалась по полу.
        - Вот мы и у цели!
        - Неплохо, но ты можешь шутить и получше.
        Унитаз был ещё подсоединён, и на ржавой трубе поблёскивали капли конденсата.
        - Смотри, тут даже воду не отрубили! Такое бывает вообще?
        - В доме автономное водоснабжение. Насос, колодец.
        - А я-то думал, он нежилой…
        - Выглядит как могила слона в посудной лавке. А жилой он или нет, я не могу точно сказать. Был бы умный, а так… Ни единого датчика! Есть, правда, старые разбитые камеры: на два часа - в десяти метрах от нас и на пять часов - в восьми метрах. Их монитор находится слева от нас, на восемь часов, в семи метрах. Но я не могу с ним связаться.
        Несколько секунд я рассматривал капли конденсата на трубе унитаза, пытаясь осознать, что такого мне наговорила Людмила. Камеры? Монитор? Эта древняя заброшка при жизни принадлежала древнему безумному старику, который и смартфона-то в руках не держал, потому что боялся.
        - Что за камеры?
        - Полускрытые, две тысячи шестого года выпуска. Только распознаются поначалу как мусор, - пожаловалась Людмила.
        Я побежал смотреть камеры. Справа была дверь в большую комнату, точнее пустой дверной проём, оставшийся от двери. Я споткнулся о высокий порожек, ступил на жуткий, будто живой ковёр. Смешно, что он сохранился. Я встречал такие в старых домах, а потом восстанавливал картинку. Когда-то на них были великолепные узоры, не оторвёшься, завораживают, но время не щадит. Этот был, пожалуй, самый колоритный: он порос мхом, натуральным, зелёненьким, не целиком, конечно, а так, участками: места, которые лежали под окном без рамы и регулярно намокали от дождей. Там даже ползали насекомые.
        - Износ пола восемьдесят процентов. Это может стать вашим последним танцем.
        В огромной комнате, напоминающей танцзал, сохранился только этот ковёр да поеденное молью кресло. Даже стёкол в окнах не было. На стенах желтели остатки обоев. Потолок был когда-то обклеен светлыми пенопластовыми панелями, сейчас же их остатки имели сероватый и желтоватый цвет одновременно.
        И всё-таки я разглядел этот металлолом. Достаточно большие, достаточно неплохо сохранившиеся, наверное при жизни они были прикрыты какими-нибудь картинками - иначе как их можно не заметить? Почти под потолком, у двух противоположных стен, чтобы видеть всю комнату…
        - Где, говоришь, их монитор?
        - Теперь на шесть часов. Примерно в двенадцати метрах. Только я не могу с ним связаться.
        - Понятное дело, он дохлый небось! Как ты вообще его распознала?
        - Как устаревший пластик характерной формы и немного окислившегося металла. Да, человеческие захоронения тут тоже есть. Примерно на девять часов в тридцати метрах.
        - Людмила, это очень плохая шутка!
        - А я и не шучу. То, что на плане обозначено как «огород» является массовым захоронением.
        Ещё и массовым… Пора сказать, почему «Пещера дракона» и что я здесь забыл. Много лет назад, когда ещё деревня была обитаема, здесь жил совершенно безумный маньяк, который помешался на потустороннем. Мать утверждает, что он сам владел какой-то там магией, но в её время ещё было модно верить в такие вещи. Тому маньяку всюду мерещились домовые, лешие и ещё какие-то твари, которые могут вселяться в людей. Вот из-за этих-то тварей он и убивал. Если психу показалось, что в тебя вселилась ему одному видимая тварь, - твои дни сочтены. А мерещилось ему всякое, и много. Я слышал всего о нескольких его убийствах, причём ни одно не было доказано, если архивы не врут. Но чтобы он закапывал кого-то в огороде, не слышал вообще.
        - Идём на шесть часов, монитор смотреть. - Я развернулся и вышел в коридор. Впереди у меня когда-то была целая стена, разделяющая дом на две части. Сейчас оставшиеся доски, местами выломанные, местами упавшие, только намекали на неё. А вот там был проём, которого нет на плане. Мать рисовала мне планировку этого дома по памяти и, наверное, что-то напутала…
        Я шагнул к выломанной стене. Пол оглушительно скрипел под ногами, но держал. Дверной проём и правда был, но какой-то странный. Больше всего это было похоже на дверку для очень толстой собаки: низко, сантиметров сорок от пола и чуть больше в ширину. Пол рядом с ним был заметно чище, чем вокруг. Здесь что-то стояло, закрывая странную дверку для собаки, а потом его убрали, причём недавно…
        - Тегенария доместика прямо над вами!
        Я задрал голову. Людмила тут же осветила дощатый потолок, паутину и пояснила:
        - Домовый паук. У вас увеличилась частота сердечных сокращений.
        - И ты решила добить меня?
        - Я просто учусь шутить.
        - Что-то мне уже не до шуток.
        Я прошёл сквозь бывшую стену и оказался в коридоре рядом с точно таким же туалетом, выходом на кухню и дверью в маленькую комнату с высоким порожком. В грязном окне прихожей ещё было стекло. Его перекрывала огромная паутина с этой самой тегенарией. На вешалке у входной двери ещё висела чья-то куртка странного покроя, как будто из полосочек одной ткани. Настоящий раритет, только пыльный. Но меня больше влекла комната: двери там не было, и я видел остатки обстановки: блестящая кровать с шишечками, видавшая виды трёхногая табуретка.
        О порожек я, конечно, споткнулся, ударился головой о низкий дверной проём.
        - Не вписался. Пейте обезжиренное молоко «Стройняшка». «Стройняшка» - и вы пройдёте во все двери.
        …В этом окне тоже было жуткое грязное стекло - с паутиной и дохлыми мухами между рамами. У окна древний письменный стол, я часто такие встречаю в заброшках, стул конца прошлого века, а кровать ещё старше, наверное начала…
        - Так, а монитор-то где?
        - На один час, под столом ниже уровня пола. - Людмила осветила видавший виды дощатый пол, и я сразу увидел металлическую ручку крышки подпола. Когда-то она была покрашена в тот же цвет, что и пол, чтобы быть незаметной, но со временем с них обоих стёрлась краска.
        Подпол уходил в глубину, наверное на метр, мне пришлось сунуть туда не только руку с Людмилой, но и голову. Почти сразу я увидел древний кусок серого пластика, треснутый экран. Рядом лежала грязнющая клавиатура, разломанная поперёк.
        Эта клавиатура взорвала мне мозг, как мать говорит. Я прямо представил этого безумного старика со складкой поперёк лба, который владеет техникой чуть лучше, чем хочет, чтобы все думали. Представил, как он ныкает этот древний комп в подпол, как подглядывает с него за девчонками, которые квартируют на той половине дома. А потом, чего-то испугавшись, швыряет машину и разламывает об колено клавиатуру: якобы избавляется от улик!
        …А самое дурацкое, что ведь избавился! Машина, пролежавшая в сырости несколько десятков лет, уже ничего мне не скажет. И хорошо! И отлично! Вот меньше всего я хочу видеть изображение с тех камер!
        Я достал утилизатор и без напоминаний Людмилы спрессовал устаревший пластик. Вот все твои воспоминания, больной старик! Дурацкая серая шайба, которая даже для хоккея не годится, и немного чёрного порошка - всё, что осталось от окислившихся металлов.
        - Частота сердечных сокращений увеличилась. Вы так не любите убираться?
        - Терпеть не могу! Давай обыскивать стол.
        Всё самое интересное - всегда в ящиках стола, это любой знает. Чего я там только не находил, от детских игрушек до настоящего оружия. Любую ерунду и всё важное все и всегда пихают в ящик стола, чтобы благополучно забыть. Я сам бы дорого дал, чтобы посмотреть на физиономию диггера будущего, который будет обшаривать мой стол. Понятия не имею, что он там может найти: перетряхивая чужую жизнь, некогда и, если честно, не хочется разгребать свою.
        Вторая неожиданная находка - диктофон. Здоровенная серая фиговина с палец размером - как этим вообще можно пользоваться?! Клавиши выпирающие… Я нажал - и конечно ничего не произошло. Батарейки столько не пролежат, даже в нормальных условиях.
        - Людмила, можешь вытрясти из него душу?
        - Вытрясаю душу.
        Людмила подключилась к диктофону, и комнату огласили странные фоновые шумы, как будто это штука не цифровая, а самая древняя плёночная: я буквально слышал, как вертятся катушки - или что там у них было-то?
        - Мерзкий звук. Это всё, что там есть?
        Как будто отвечая мне, далёкий детский голос прокричал:
        - Идите сюда, я здесь! - звук доносился из Людмилы, но я всё равно невольно оглянулся. То ли качество записи такое, но мне на секунду поверилось, что этот невидимый ребёнок стоит за спиной.
        - Идите сюда, я здесь! - И после паузы опять: - Идите сюда, я здесь!
        - Можешь проанализировать голос?
        - Сафронов Игорь Евгеньевич, год рождения 2014-й, нейрохирург, работает…
        - Знаю, знаю.
        Гарик!.. Вот так съездил пощекотать нервы! Интересно, откуда он там и зачем?
        Мать рассказывала об этом доме и том лете очень мало. Сыновьям не рассказывают таких вещей, она и не рассказывала. Только недавно проговорилась. Я не верил сначала, но когда она сказала: «Хочешь криповую заброшку - съезди туда-то, там тот колдун жил», - я, конечно, заинтересовался. А когда она назвала мне адрес и по памяти нарисовала план этого дома…
        - Ещё записи есть?
        - Частота сердечных сокращений опять увеличилась. Не стоило показывать вам того паучка.
        - Не смешно. Давай остальное.
        Слева от меня кто-то громко царапнул по дереву. Я даже обернулся, пока не понял, что звук всё-таки исходит от Людмилы. По дереву скребли чем-то плоским, будто лопатой, и этот звук приближался.
        - Это что?
        - Острый твёрдый предмет, скребущий по дереву. Предположительно старые садовые грабли.
        - Ты просто инспектор Конэ! Ладно, что дальше?
        - Включаю. - Хорошо, что она предупредила. Потому что следующим был вопль. Не человеческий - какой-то звериный, он разносился на весь дом, стучался о стены и возвращался к нам.
        - Людмила, блин!
        - Это не я, это барсук.
        - И барсуку, значит, досталось…
        - А к нам гости. Зафиксировано движение в четырёх метрах на семь часов.
        Я обернулся и не увидел ничего, кроме досок и прохода на кухню.
        - Дальше, - подсказала Людмила.
        Бедный бродяга, поселившийся здесь! Сначала спугнули, вломившись в дом. Он небось отсиживался где-то за огородом, они бывают пугливы. Потом, осмелев, решил всё-таки вернуться домой - а тут эти крики барсука!
        Я вбежал на кухню, на ходу выкрикивая извинительный монолог и доставая пакет с извинительными консервами.
        - Простите, пожалуйста, я диггер, я безопасен…
        Окно без стекла. Стол, покрытый древней клеёнкой, печка, покосившиеся кухонные шкафчики - на голову бы не свалились…
        - Здравствуйте! - включилась Людмила. - А мы тут плюшками балуемся, на огонёк зашли, заглянули проведать…
        - Людмила, замолкни!
        - Угу.
        Я стоял один в кухне, никого тут больше не было. И кого она тут зафиксировала?
        - Я никого не вижу. А ты?
        - Объект высотой около ста семидесяти сантиметров.
        - Да где?!
        - Да прямо перед носом! Глаза разуй!
        Прямо передо мной были остатки кухонного стола и окно без стекла. Хотелось протянуть руку в эту пустоту, но я отчего-то побоялся.
        - Людмила, это очень грубое и устаревшее выражение, не говори «глаза разуй». А этот… Он ведь уже смотался в окно, да?
        - Он здесь. Перед вами.
        Новые Людмилы иногда ерундят: всем надо научиться жить, не только людям, и пока они учатся… Но такая огромная погрешность просто немыслима.
        - Людмила, ты как себя чувствуешь? Говорят, здесь раньше телефоны глючили.
        - Говорят, мужчины раньше носили бороду и портянки. И читали по слогам, если вообще умели. В сарае на девять часов и в доме на три часа припрятаны огромные заглушки старого образца. Они отключены и вообще давно сдохли.
        - Так и думал, что старый хрыч пользовался заглушками… А я тебя, случайно, не стукнул? Ботинком? Раз пятнадцать?
        - Нет, но почти разрядил. Осталось процентов тридцать.
        - Не ной, я просто хочу понять, что с тобой случилось. Что за объект? Человек?
        - Не могу определить температуру и медицинские показатели.
        - Но он человек или стол?
        - Не могу определить материал. А стол перед вами на двенадцать часов, дерево, дуб.
        Я поискал глазами крышку подпола. Допустим, прямо между мной и столом, только под полом, спрятался кто-нибудь в хакерском костюме, и Людмила его плохо видит. Это уже допустимая погрешность, хотя всё равно серьёзно, но заказать себе замену она сможет, а больше от неё ничего не требуется…
        Вот только крышки подпола тоже не было! Если бы была, я бы давно заметил. Пол хорошо сохранился, даже поблёскивал в Людмилином освещении, хоть и грязный, конечно. Я даже постучал по нему ногами, в надежде найти секретный люк, но нет: на линолеуме даже швов не было, он лежал целым куском.
        - Скажи, что ты пошутила.
        - Я должна сказать, что пошутила, даже если не шутила?
        - Так ты пошутила или нет?
        - Нет. Но это не важно, он уже ушёл.
        - В окно?
        - Ага.
        За окном колосился бурьян и едва не заглядывал ко мне в заброшенную кухню. По плану там был огород.
        - Погоди, ты говорила, в огороде захоронение?
        - Крупные фрагменты человеческих скелетов на глубине…
        - Избавь!
        Я не верю в призраков, но иногда всё-таки верю. Я слышал истории про Людмил, которые видят тех, кого нет. Только это происходило не на кладбищах, а вот в таких вот заброшках вроде этой. Пришёл ты такой в заброшенном доме полазить - а тут мёртвый хозяин явился постоять у тебя за спиной. Хотя из моих знакомых с этим никто не сталкивался, но у каждого обязательно есть знакомый знакомого знакомого, чья Людмила видела… Нет, ерунда же!
        - Закажи-ка себе замену. Не вовремя, конечно, но нельзя так ерундить.
        - Нельзя так лысеть! Запишитесь на выращивание волос уже сегодня и получите расчёску в подарок… Доставку сюда?
        - Да, а то ещё с доски меня уронишь на пути домой.
        - Готово. Дрон-курьер будет через час.
        - Засеки время. Хотя раньше мы вряд ли освободимся.
        В комнате остался недослушанный диктофон, поэтому в кухне я только немного пошарил по шкафчикам. Открыл ящик с ножами-вилками - кто ж не любит интересные ножи, а здесь только они и были. То есть нет, они когда-то были ножами. Добрый десяток ручек с обломанными плоскими лезвиями, под корень обломанными и ещё обмотанными изолентой.
        - Людмила, что это?
        - Что-что, без меня никуда? Нож столовый самодельный, примерно конца двадцатого века. Ручка - дуб, лезвие - нержавеющая сталь, изолента. Нуждается в ремонте.
        - Да уж…
        Я хотел присвоить один из изуродованных ножей, очень уж странно они выглядели. Кому-то же понадобилось такое делать… Хотя если тот старикан был психом, то и не такое, наверное, можно найти. Ну его, послушаем ещё диктофон.
        - Есть ещё записи в диктофоне?
        - Продолжаю вытрясать душу.
        По полу тут же застучали маленькие шаги - как будто ребёнок, только начавший ходить, торопится сразу бегать. Я прекрасно понимал, что звук исходит от Людмилы, но всё равно было неуютно слышать его в этом доме.
        - Убери! - Я отшвырнул диктофон обратно в ящик, хотя надо было сразу утилизировать. Для чего я тут пытаюсь восстановить мотивацию психопата, который записывал на диктофон крик барсука и детские шаги? Вот не хочу даже думать, зачем ему это! Может, безграмотный дед просто играл с диктофоном, а я на полном серьёзе раздумываю зачем?
        Мать говорила, он пугал её по ночам, сваливая это на каких-то мнимых «жильцов». Я не расспрашивал, что конкретно он делал, но может, как раз и включал эти самые крики барсука.
        Но стоп: он же верил во всякую нечисть! Так верил, что убил кучу народу из-за того, что в них якобы что-то вселилось. Это из мифологии: душа какого-нибудь психопата вроде нашего вселяется в тебя и заставляет убивать. Он кучу народу убил, думая, что эта штука в них, а сам… А сам был психом. И ещё всё забывал. Удобно: если ты, к примеру, ночью включаешь девчонкам крики барсука, а утром уже этого не помнишь, то даже сам поверишь в нечисть. Я читал: у психов это не редкость. В голове такая каша, что как тебя зовут забудешь. Даже тому, кто живёт в выдуманной реальности, приходится иногда эту реальность подправлять в свою пользу…
        - Солнечная батарея заряжена на пятнадцать процентов. Вытрясать душу нелегко.
        - Отстал, отстал. Поковыряюсь в бумагах.
        Бумаги лежали в том же ящике, что и диктофон. В основном всякая ерунда: счета, чертежи мебели, какие-то вырезки из газет-журналов.
        Вырезки валялись в хаотичном порядке среди счетов. Местами были даже не вырезки, а «вырвывки» - явно вырванные по краям: как будто за ножницами руку протянуть было лень, а сохранить заметку хотелось. На первые несколько я даже не взглянул: заголовки были мелкие, а шрифт ещё меньше - как это вообще можно было читать? А потом взгляд зацепился за слово «пропали».
        «Мужчина и двое детей пропали в тайге. Ведутся поиски». Газета была очень древняя, пожелтевшая, на тонюсенькой истёртой бумаге. Кто-то ручкой написал на ней дату «27.02.1970» - это же сто лет! Я в очередной раз удивился, каких только сюрпризов не сыщешь в старых домах, вроде уже и привыкнуть пора, но как тут привыкнешь! Некоторые вещи никогда не осознаёшь до конца.
        На газете была расплывчатая чёрно-белая фотка: мужик и двое детей. Летняя, судя по тёмному фону листьев на деревьях и короткому девочкиному платью. Я читал о плёночных фотоаппаратах и даже видел снимки, но этот был отвратительный. Лиц практически не различишь, если бы по ней кого-то искали…
        «20 февраля водитель Александр Сапрыкин со своими детьми - Еленой 1967 г. р. и Николаем 1959 г. р. - ушёл в лес на охоту и с тех пор не появлялся дома. В посёлке объявлена мобилизация, ведутся поиски».
        - Людмила, как фамилия того мужика, в чей дом мы забрались?
        - Дом был зарегистрирован на Николая Сапрыкина, 1959 года рождения, ранее на Александра Сапрыкина, 1939 года рождения, прописаны…
        - Хватит! Выходит, мальчик нашёлся. Лучше бы дальше сидел в своём лесу.
        Дальше была аккуратно вырезанная заметка, даже обведённая по контуру чёрной ручкой с дурацким заголовком «Мальчик, пропавший 10 лет назад, вышел из леса и провозгласил себя шаманом». «Вчера, 10 июля, Николай Сапрыкин, пропавший в тайге 10 лет назад, вернулся в свой старый дом и устроил скандал новым жильцам, на каком основании они тут поселились. Себя он называл не иначе как шаманом и знахарем, обещал вылечить непьющих новых жильцов от алкоголизма и наслать на них порчу. Но поскольку он числится пропавшим без вести, решение его жилищного вопроса может занять некоторое время. О пропавших вместе с ним отце и сестре ничего выяснить не удалось. Впрочем, его речь вообще трудно понять: сказываются 10 лет, проведённые в лесу».
        Фотка была такая же паршивая, но хотя бы крупная. На меня смотрел стареющий мужик с ранней плешью и безумными вытаращенными глазами. А ведь ему здесь лет двадцать… Я пожалел тех, кого поселили в его доме: так живёшь себе, живёшь - и является в один прекрасный день шаман из леса… «11.06.1980» - дата проставлена той же синей ручкой. Что, она у него одна, что ли, все 10 лет?! Высохла бы…
        Дальше была целая стопка мелких вырвывок, размером чуть больше Людмилы. Они были перетянуты чёрной пачкающейся резинкой и напечатаны так мелко, что приходилось напрягать глаза. «Пожар в деревне» (15.06.1980); «Ещё два человека пропали в лесу» (11.08.1980); «Дети пропали из дома». Последняя датировалась аж 90-м годом: похоже, тот, кто собирал, не очень-то парился хронологией. «Две недели назад, 6 сентября, продавщица из ларька Ирина Верховцева вернулась домой с суточного дежурства и не обнаружила детей. Её муж работает вахтовым методом, и эти сутки его тоже не было дома. Возможно, мы имеем дело с торговой мафией и переделкой территории, но похитители до сих пор не объявлялись и не выдвигали никаких условий».
        Что эта заметка делала в числе прочих, я понял не сразу. Если чокнутый старик собирал всю свою биографию в газетных вырезках, то при чём здесь дети продавщицы. Или при чём?
        - Людмила, пробей продолжение.
        - Назовите издание.
        - А чёрт его знает, вырезка же! Год девяностый… По фамилии пробей и по месту. Верховцева, ну?
        - Чемпионка области по метанию ядра Елена Верховцева.
        - Дальше!
        - Это всё.
        Я отложил эту заметочку, маленькую как ладонь, достал огромную, аккуратно вырезанную, обведённую на это раз фломастером: «Самопровозглашённый шаман устраивает сеансы массовой терапии. Билеты раскуплены на неделю вперёд. Почему мы верим шарлатанам?» Крупная цветная фотка уже гораздо лучшего качества, чем те, что я видел. Зернистая газетная бумага создавала на лице рябь и как-то увеличивала маленькие глаза. Всё тот же старый мальчик, отрастивший жиденькую бородку, сидел во дворе за столом на фоне дерева и сурово смотрел вдаль. «Николай Сапрыкин 1959 г. р. считает себя шаманом. Сейчас лечат и не такие запущенные случаи, но беда в том, что шаманом его считают и часть соседей, и даже городские жители. С самого утра в деревню, где живёт Сапрыкин, тянется поток страждущих: кто за приворотом, кто за исцелением, а кто за изгнанием нечистой силы. Денег шаман не берёт, зато берёт продуктами. Это умно в наше нелёгкое время! До каких пор взрослые образованные люди будут верить в домовых и колдунов? Одно можем сказать точно: пока живут на свете дураки, будут и такие вот шарломаны».
        Заметка была злющая, но хозяин ею явно дорожил и даже заламинировал - вот до какой степени! Коллекционер был явно собой доволен.
        Дальше была ещё одна перетянутая резинкой пачка крошечных вырвывок об убийствах и пропажах. Самая большая была с ладонь, прочие - вовсе с палец, вырваны кое-как, будто ничего не значат рядом с заламинированной статьищей про шарлатана. Пропажа, труп, пропажа… А это что? «Вандалы за еду»: «Сегодня в Подмосковье была задержана группа граждан Таджикистана. Все они обвиняются в том, что, похитив инструмент, пробурили яму на скоростном участке Берёзового шоссе. Есть жертвы. Эти же граждане несколько раз валили растущие вдоль дороги деревья, перекрывая путь автомобилям. Все они утверждают, что работали по заказу неизвестного, который расплачивался с ними пирогами и компотом. Ведётся расследование».
        Я вертел в руках этот исторический документ и не знал, что и думать. Наверное, все родители на свете рассказывают детям, что жили в нелёгкое время, когда было нечего есть, нечем лечиться, нечего носить… Но я же смотрел фильмы, читал книги и учебник истории, я ничего такого не заметил, поэтому и не верил… Дурак. У меня ж у самого полный рюкзак извинительных консервов для бродяг. Голод никогда не будет побеждён.
        …Ещё одна пропажа, пожар… В основном в деревне - господи, какая же она была большущая! Но были и городские. Маленькие, небрежно вырванные заметочки - вот всё, что осталось от этих людей. Может, он специально так выбирал, чтобы статья была не больше чем о нём самом? Да ну, ерунда, их редко пишут больше одной, только если найдётся убийца. Ну, или сам человек. Зато об убийце пишут целые фолианты…
        - Блин, Людмила, где мы живём?!
        - Здесь полагается пошутить?
        - Не до шуток.
        Один раз он чуть не попался. Всего один чёртов раз! Об этом было сразу несколько статей, запаянных в файлики для документов, скреплённые между собой весёлыми плетёными фенечками из разноцветных ниток. Эти фенечки меня убили. Они успели полинять и выглядели жалко, как застиранные старушечьи платки в заброшках, местами они совсем распушились, но ясно же, что они знали и лучшую жизнь. Господи, неужели их кто-то носил?! Ну пусть будет «нет», пусть лучше ему их кто-то подарил из деревенских подростков в благодарность за спасение от кикиморы, а шаман не стал носить, а скрепил ими свои чёртовы бумаги, а! Я не хочу думать, что их кто-то носил. Я не хочу думать, как они здесь оказались.
        Статьи были уже 2006 года. Первая - с огромной ростовой фоткой: шаман в полный рост с длинной уже бородой, в рубахе навыпуск и странных штанах, где-то на фоне природы. «Деревенского шамана подозревают в убийстве. Остановим судебный произвол». «Житель деревни Берёзово, пропавший неделю назад, найден в лесу мёртвым с множественными ранениями. Жена убитого подозревает деревенского шамана, всеобщего любимца, Саныча. Якобы накануне пропажи её муж повздорил с колдуном, после чего они вместе ушли в лес. Сам шаман утверждает, что только проводил его до леса, чтобы обсудить по дороге их конфликт. Жители деревни характеризуют шамана как мягкого, доброго человека, который мухи не обидит, и не верят в версию об убийстве. Соседи уже начали писать петицию с просьбой не пускать дело на самотёк, расследовать тщательно и отпустить шамана на свободу. По делу ведётся следствие».
        Какая-то непонятная чушь - что за множественные ранения? Были бы ножевые или пулевые - так бы и написали, а это… Я на секунду сам подумал: «А может, хищник?» - но тогда с чего бы этому маньяку хранить статью? «С того, что она про него», - ответил я сам себе. Парень явно был о себе высокого мнения. Заметочки собирал, шаманом себя провозгласил - и ведь поверили же ему!
        Вторая заметка была открытым письмом прокурору, президенту и ещё кому-то, я не вникал. Меня больше задело, что три четверти статьи (она была на целую газетную полосу) занимали подписи. И какие подписи! Не «Люся Тряпкина, доярка», а «Елена Иванова, актриса»; «Иван Петров, председатель фонда чего-то там», «Василий Иванов, научный работник». Научный работник поразил моё воображение. Я сталкивался с этим странным феноменом, но всё равно не могу понять, как совмещаются в одном человеке научные знания и вера во всяких шаманов-шарломанов. Просили в открытом письме, понятно, освободить шамана и линчевать оклеветавшую его вдову.
        Я уже с нетерпением отклеивал следующий файлик (он прилепился к соседнему, всё-таки они тут долго лежали). Мне хватило одного заголовка: «Справедливость восторжествовала: шаман на свободе. Он не хочет подавать в суд на оклеветавшую его соседку».
        Не хочет он! Соскользнул - и глазом не моргнул. Ещё сцепленная резинкой пачка сообщений об убитых и пропавших. Бумага стала получше, в основном распечатки из Интернета, так же небрежно вырванные из больших листов…
        И наконец пачка распечатанных постов в соцсетях: «Пропал человек». С фотки на меня смотрел старик - настоящий, с уже почти полностью седой бородой, выцветшими глазами. Он действительно был похож на шамана, каких рисуют в детских играх. Посты были разные: в разных соцсетях, от разных людей, чьи имена мне ничего не говорили, но везде был один и тот же снимок и один и тот же текст: «20 августа 2020 года не вернулся домой Сапрыкин Николай Александрович. Последнее время страдал провалами в памяти, мог просто забыть, где живёт. Если вы обладаете какой-то информацией о его местонахождении, звоните».
        Вот так. Всё когда-нибудь кончается. Я пошарил на дне ящика, нашёл маленький чек из магазина: молоко, соль, гречка, ещё что-то. И ещё раз перечитал распечатанные посты. Отчего-то мне стало легче. Они последние в этой пачке жутких бумах, на них всё кончилось.
        - Его ведь не нашли?
        - Считается без вести пропавшим.
        - Ага, ему было бы сейчас больше ста лет! - Я прямо развеселился. Шумно открыл другой ящик, вынул какой-то дурацкий свёрток пузырчатой плёнки, перемотанный синей изолентой.
        - Как думаешь, Людмила, что это? Последний шаманский нож из необломанных?
        - Упаковка пузырчатая используется для хранения и транспортировки хрупких и бьющихся предметов…
        - Да знаю я! Фантазию прокачивай! Я спросил, как ты думаешь, а не что ты там видишь!
        - Розовый единорог-трансформер.
        - Не очень…
        Я легко снял древнюю изоленту, развернул плёнку. На колени мне выпал какой-то странный предмет. Кусок пластика старого образца какой-то нелепой формы, похожий на знак бесконечности - если бы не две ножки-подставки. Очки, ха-ха! Давненько я очков не видел, даже сразу не узнал. Когда увидел в первый раз в какой-то древней заброшке, пытался поставить их на дужки как на ножки. Я понимал, что это оптический прибор, но как-то же он должен устанавливаться…
        Ещё я видел такие в школе на портретах известных людей, но там это совсем не воспринимаешь: мало ли какая была мода, какие там носили знаки отличия. Мать говорит, что я тоже когда-то был близорук и что операцию нам делали вместе. Я не помню. И не очень-то верю, если честно. И не верю, что она такое носила.
        Если на всех фотках шаман без очков - значит, они не его? А чьи? Вряд ли он станет хранить очки своих жертв: слишком опасно, а он увёртливый. Он их запаковал, явно боялся разбить…
        - Ты что-нибудь понимаешь?
        - Очки, устаревший оптический прибор…
        - Знаю! Чьи?
        - Я ж не ищейка!
        Ну да… Что-то не давало мне покоя в этом во всём: очки, заметки, что-то важное стучалось в голову и ускользало…
        - Если этот чокнутый маньяк сам собирал о себе газетные вырезки - то кто, чёрт возьми, положил сюда объявления о его пропаже?!
        - Переформулируйте вопрос.
        Чёрт, точно, откуда ей знать! «Кто здесь был до меня?» - тоже нет, это ж не умный дом, это…
        - У него остались живые родственники?
        - Нет.
        - Соседи?
        - Он числится пропавшим без вести. Деревня числится заброшенной и стоит в списках на снос к 2071 году.
        Выходила какая-то ерунда. Вырезки, конечно, мог собирать такой же чокнутый диггер, как я, но… Нет. Во-первых, вырезки - это старушечье развлечение, он бы всё хранил в электронном виде, а во-вторых, точно не стал бы приносить сюда. Ну не музей же он делает имени маньяка. Разве что кто-то решил надо мной подшутить…
        - Частота сердечных сокращений опять увеличилась. Вы что, специально за этим сюда пришли?
        - Ну да…
        - А над нами есть помещение, которого нет на плане. Бу!
        Я задрал голову. С потолка отошла коричневая обшивка, похожая на разинутую пасть огромной лягушки. Из пасти свисала пакля.
        - Не вижу.
        - А я вижу! Площадь примерно десять квадратных метров, высота примерно полтора метра. Износ пола примерно восемьдесят процентов. Не ходите туда, ножки переломаете.
        - Я осторожненько. Где вход?
        - На три часа. Расстояние два метра.
        На три часа был только огромный шкаф без дверей, с чёрной пыльной пустотой внутри. Я думал, на нём комната кончается. Заглянул сбоку от шкафа - и Людмила услужливо осветила маленький тупик с лестницей на чердак:
        - Износ ступенек шестьдесят процентов. Вы не думали о том, чтобы похудеть? Медцентр «Крокодил» делает липосакцию всего за несколько минут, запишитесь сегодня…
        - Замолкни!
        - В другой раз не будете жадничать и оплатите отказ от рекламы. Солнечная батарея заряжена на семь процентов. До прибытия дрона-курьера полчаса. Выйдем на солнышко, а? Останетесь в одиночестве - будете плакать.
        Но я полез на чердак. Десять метров мы быстро обыщем, не успеет она разрядиться. А если и успеет, что с того? Новую привезут через полчаса, уже заряженную (они заряжаются, пока летят: и лишнюю упаковку не плодит, и польза).
        Ступенька нехорошо хрустнула под ногой, но устояла. Я не мог пропустить чердак. Если на плане его не было - значит, мать о нём не знала (наивная: снаружи ведь видно такие вещи!). А ещё на чердаках можно найти много интересного, чердак - это вся история дома. Людмила мне тут рассуждает про изношенность пола, а на чердаке, может, керосиновая лампа стоит или что-то в этом роде. У меня крышу сносит, когда я нахожу что-то подобное. Одно дело читать историю в учебнике, другое - трогать руками.
        Очередная ступенька прогнулась под ногой, я быстро перескочил на следующую и лысиной откинул крышку чердака. Противно, старые доски…
        - Ссадина. Обработайте.
        - Потом.
        - Изношенность пола восемьдесят процентов. Может, стоит надеть защитный костюм?
        Вообще-то она права, но в доме стояла такая духота, несмотря на пасмурную погоду, что мне даже представить было жарко этот костюм. Душные они…
        - Перебьюсь.
        - Тогда лучше ползком, а то провалитесь.
        Я послушно вполз на чердак на животе. Гнилые доски как тонкий лёд, лучше не рисковать и не вставать туда ногами. Лёжа меньше шансов провалиться.
        Людмила осветила старый чердак без окна. В белом свете он выглядел уютно. В углу не хватало кресла-качалки со старушкой, вяжущей шарф. Пол казался чистым, будто вымытым к нашему приходу. В центре совершенно свободно, даже мелкого мусора нет. Вдоль стен аккуратно разместились деревянные самодельные ящики, как в магазинах в старом кино, аккуратные и тоже чистые. Под потолком на таких чердаках обычно полно паутины с целыми колониями пауков. Обычно весь потолок затянут этой паутиной и от этого кажется почти белым. А тут - ни единой ниточки. Как будто кто-то долго и недавно прибирал этот чердак.
        - Он, похоже, обитаем.
        - Полы вымыты с моющим средством меньше суток назад, - согласилась Людмила. - Думаю, здесь живёт Золушка.
        - Почему?
        - По росту и по весу. Высота потолков ниже человеческого роста, изношенность пола…
        - Понял, понял. А что там в ящиках?
        - Слева направо, сверху вниз: баклажаны тушёные - десять банок, произведены в июле 2070-го; макаронные изделия - пять упаковок, одна вскрыта, произведены в мае 2070-го; посуда эмалированная - миска, кастрюля, кружка, дата производства не установлена; ножи кухонные самодельные, ручка - дуб, лезвие - нержавеющая сталь; оделяло стёганое китайское, дата производства не установлена; средства гигиены - мыло жидкое с ароматом вишни, зубная паста…
        Она талдычила это всё, а я смотрел на вымытый пол и мысленно дорисовывал там нитяной половичок… Точно я спугнул какого-то бродягу. Человек, у которого есть дом, работа, регистрация и Людмила, не будет скрываться так глупо на чердаке и точно будет знать про изношенность пола. Неудобно прямо - я забрался в чужой дом.
        Я полез в рюкзак за извинительным набором. Я его ношу для таких случаев: консервы, макароны, чай, - у бродяг простые вкусы. Ну и что, что у этого полно, лишним не будет! Когда залезаешь туда, где кто-то нелегально живёт, и застаёшь хозяина - лучше всё-таки извиниться.
        Лёжа снимать рюкзак было не очень удобно: я перевалился на бок, скинул лямку. Полный рюкзак глухо стукнулся о гнилые доски.
        - …Сломанная хоккейная клюшка ЭФСИ, произведена примерно в 1970 году, перемотана синей изолентой; брус два метра и две доски двадцать на семьдесят, вся конструкция сколочена в виде креста…
        - Что?! - Я привстал на локтях. Из открытого рюкзака рядом со мной глухо вывалился и покатился спрей со снотворным от бродячих собак. Я еле успел его поймать и сунуть в карман.
        - Что ты сказала?
        - Крест, говорю, на двенадцать часов. Огромный крест, выше человеческого роста. Солнечная батарея заряжена на один процент. Я на последнем издыхании, пользуйтесь ритуальными услугами фирмы…
        - Да погоди ты! Что он там делает?
        - Переформулируйте вопрос.
        «Крест откуда?» она не может знать, «когда сделан?» - и что мне это даст? Вопрос, вопрос?! Вопросов куча, но Людмила не сможет мне сказать, кто его припёр сюда и зачем?
        - Сам посмотрю! - отшвырнув рюкзак (консервы шумно раскатились по полу), я пополз на двенадцать часов. До противоположной стены всего несколько метров.
        - Жизнь прекрасна, а Бобик сдох, - сообщила Людмила. - Увидимся на солнышке. - Она мигнула и отключилась.
        Само собой, погас свет, и я вспомнил, что на чердаке нет окошка. Темнота была такая, что я не видел своих рук. Всё-таки надо было её подзарядить, а потом кресты разглядывать! Дался мне вообще этот чёртов крест, лежит и лежит, может бродяга себе на могилу сделал или стащил где! Я даже растерялся на секунду. Уютный чердак без Людмилы в полной темноте, да ещё и с этим невидимым крестом… Где-то за мной был открытый люк, и туда должен был попадать хоть какой-то свет, но как же темно… Я потихоньку обернулся: открытый люк был на месте и действительно давал малюсенькую серую полоску: можно было разглядеть только его и несколько досок вокруг. Ну да, он же в тёмном углу, за шкафом… Ладно, уползаем на солнышко.
        Я дал задний ход. Под ладонь попала консервная банка, с грохотом выскользнула и громко шмякнулась о невидимое препятствие. Соскользнувшей рукой я больно ударился об пол с таким хрустом, что успел испугаться. Ладонь саднило, а под ней в полу просвечивала тоненькая ниточка света. Доска треснула. Я осторожно попятился, глядя, как ниточка света расширяется, и успел отползти, прежде чем грохнула о невидимый пол сломанная доска.
        Сразу стало светлее. Из пола вырос волшебный луч, пересекающий комнату на две неравные части. В дыру от доски были видны потолочные балки и грязный пол комнаты внизу. Чердак сразу стал уютнее, потому что я его хотя бы видел. Мои консервы раскатились в разные концы: не очень-то вежливо получилось. Да ещё пол сломал!
        В свете от сломанного пола я, кажется, разглядел даже чёртов крест у противоположной стены. Не весь, а так, доску… Дался он мне, надо выбираться! И подобрать рюкзак, там куча важных штук… Я дотянулся, цапнул рюкзак, застегнул и, волоча за собой за лямку, продолжил отползать к люку.
        …А может, это поклонный крест? Типа памятника? У этого чёртова шамана была куча почитателей, может, кто из сумасшедших выживших… Кто? Ну хорошо, кто-то из внуков сумасшедших выживших решил поставить на участке ему крестик. Это объясняет и место его обитания. В доме, где жил великий и ужасный шаман, ему неудобно селиться, святыня всё-таки. А вот на чердаке, потихонечку, чтобы и ближе быть, и не нарушать покой священных стен… Может, мой бродяга не так уж прост?
        Под рукой хрустнула доска, я скакнул назад раньше, чем она провалилась вниз, да так и застряла на потолочных балках, покачиваясь. Я видел в заброшках такие качели: доска, закреплённая по центру… Нога скользнула куда-то вниз, я инстинктивно вцепился в доски, не соображая, что просто дополз до люка и где-то там внизу, в жутко далёких сантиметрах сорока, есть спасительная ступенька. Я вцепился в доски, подался вперёд - и по лицу мне ударила потолочная балка.
        Я лежал на полу в комнате, и коленки мои вопили, что падение было не самым удачным. Из носа на пол налилась уже приличная лужица крови. В ногу впивалось что-то острое. Я оглянулся и увидел шкаф.
        Открытый, без дверей, шкаф, который маскировал вход на чердак, теперь лежал, впившись углом мне в ногу. Должно быть, я при падении его зацепил и он рухнул на меня. Вот же я везунчик! Одна нога выглядела вполне прилично - если не шевелить и не смотреть, куда вывернуто колено. Другая была наполовину скрыта шкафом, но шевелилась бодро. Отлично, отлично: не снимал бы защитный костюм - отделался бы разбитым лицом, а теперь… Медицинская страховка не распространяется на тех, кто болтается по опасным местам без костюма, так что лечение придётся оплачивать самому.
        - Ну что делать, Людмила, зови «Скорую»! Бывает же невезуха… Чего молчишь?
        Чёрт! Она так быстро разрядилась, что я успел забыть. Значит, надо ещё и как-то самому выбраться на солнышко…
        Я развернулся и попробовал рукой приподнять шкаф, одновременно высвобождая прижатую ногу. Эта нога пострадала, кажется, меньше всего, если не считать царапины от уголка. Зато другая… Я оттолкнулся освобождённой ногой, попробовал притянуть другую - и взвыл. Внутри будто не было ни одной целой косточки, так мне казалось. Любое движение этой ногой было чревато обмороком. Значит, попробуем по-другому…
        Провозившись так и этак, я нашёл положение: на боку, чтобы здоровая нога была внизу, а больная наверху и они поменьше соприкасались. Так можно было ползти почти не больно. Осталось решить, куда ползти.
        Самым простым казалось высунуть руку в грязное окно комнаты. Для этого его придётся открыть или разбить, а самое главное - подобраться к нему. До него было чуть больше метра, но доступ перекрывали стоящие вплотную письменный стол и кровать. Чтобы дотянуться до окна, придётся либо встать, либо залезть на эту древнюю кровать, брр! Я вцепился руками в древнюю железку кровати, подтянулся и попытался встать на здоровую ногу. Маленькая боль вспыхнула где-то в коленке, я приказал себе не ныть и выпрямился на одной ноге. Опёрся на стол - стою. Ещё полшага - и я дотянусь до окна. Держась за стол, я придвинул здоровую ногу, охнул, чуть не сев на кровать, удержался. Грязнющий древний шпингалет был весь в паутине, но я решил сперва попробовать открыть окно, только для этого нужны обе руки.
        Кое-как удерживая баланс на одной ноге не без помощи стола и кровати, между которыми я был зажат, я уже расшатывал заржавевший прилипший шпингалет и думал, что надо было надеть защитный костюм - на случай, если стёкла не выдержат и вылетят первыми. Но шпингалет уже поддавался, и я не мог думать о чём-то другом. Он радостно щёлкнул, стёкла задребезжали, но устояли, между рамами пошатнулась коричневая паутина и дохлая муха внутри. В комнату тут же ворвался солнечный луч, на улице каркнула ворона, и тут же ей ответила целая стая. Они каркали радостно, наперебой, как будто сидели там и болели за меня. Пошатнувшись на одной ноге, чуть не свалившись на стол, я поменял положение, вытащил в окно руку с Людмилой, и только тогда увидел…
        На улице прямо под окном стоял старик с фотографии в посте о пропавшем человеке. Я едва не касался его рукой - так близко он был. Ветерок поднимал отдельные седые волосины, и они щекотали мне запястье с Людмилой. Он выглядел так же, как на фото, даже седины не прибавилось, хотя ему должно было быть сейчас больше ста лет. За спиной старика на земле, на остатках дощатого забора, как бурлящая каша кишели вороны.
        Первым порывом было отдёрнуть руку или, наоборот, вцепиться старику в волосы, чтобы просто поверить своим глазам, что он здесь - ведь этого быть не может!
        - Тебя же нет! Ты же давно сгорел, пропал без вести!
        - Личина! - коротко ответил старик, и на лбу у него появилась вертикальная складка, достающая до переносицы.
        Сентябрь 2070
        - Знаешь что, молодой человек: прежде, чем воровать непроверенный препарат для незаконных опытов на людях, мог бы и посоветоваться с разработчиком!
        - Я же тебе объяснял: у меня не было выбора! Либо я его собачьим спреем - либо он меня чем-нибудь покрепче. А уж потом, когда соображал, что с ним делать, я вспомнил про твой непроверенный препарат.
        - Ты его с собой носил, что ли? Как ты вообще ухитрился стащить его из лаборатории?
        Если честно, это была самая лёгкая часть эксперимента. Как во многих научных институтах, у матери устаревшая охранная система. Почему-то считается, что её пробирочки никому не нужны, а раз так, то на новую охранку нечего и тратиться. Я хакнул только службу доставки (а как заказать то, чего формально ещё не существует?), и препарат мне принёс дрон-курьер.
        - Не будем о грустном.
        - А вот и будем! Он даже клинические испытания ещё не прошёл - ты понимаешь, что это значит?! А если этот твой пациент…
        - Что, умрёт?
        - Не смешно… - Мать на секунду смягчилась, но только для того, чтобы окинуть брезгливым взглядом коридор заброшки и продолжить ворчать: - Где мы? И почему в хакерских костюмах, с разряженными шагомерами, как бандиты?
        - Это старая больница, мам. У тебя-то его не спрячешь. Здесь жутковато, но пока тепло. Коммуникаций, правда, нет, но наш пациент привык к деревенскому рукомойнику.
        - «Наш пациент», - передразнила мать. - Мог бы и мне сказать. Я на этот препарат…
        - …жизнь положила, знаю. Оно того стоило! Сейчас увидишь результаты и всё мне простишь, правда.
        Мы шли по тёмному коридору больничной заброшки, мать распекала меня, а я ни секунды не жалел о содеянном. Этот препарат она разрабатывала, наверное, с первого курса, с тех дней, когда сумасшедший старик держал её в плену и учил разбираться в травах и домовых-леших. Она говорила, что он «на грани магии и науки». Я поначалу не верил, даже смеялся. До сих пор не могу понять, как это можно: всю жизнь заниматься наукой - и верить в магию. Только теперь я вижу, что она права. То, что я наблюдал последние несколько недель, кого хочешь заставит поверить в чудо.
        Формально это всего лишь омолаживающий эликсир, каких полно на рынке, - но нет. Все «молодилки» работают по одному принципу: заставляют расти новые клетки и отмирать старые. Материн тоже так работает, и всю первую неделю с нашего пациента клоками сползала старая кожа и волосы - то ещё зрелище. Честно говоря, я замучился кататься сюда по ночам в хакерском костюме со свежим бельём и салфетками: заброшенное помещение без коммуникаций, не постирать толком! Но самое потрясающее ждало после, когда действие препарата вступило в полную силу. По задумке, он должен омолаживать ещё и душу.
        Я до конца не понял как, хоть мать мне и объясняла, наверное, тысячу раз. Но я увидел своими глазами, как эта «молодилка» снимает с души все «камни», дробя в кашу. Обиды, старые фобии, душевные недуги и эти странных паразитов, до сих пор не запомнил, как их зовут… Они как старые волосы вылезали клочьями, оглашая заброшку криповыми шумами и воплями, чтобы у меня на глазах осыпаться мёртвыми ошмётками. Больше всего эта часть эксперимента напоминала старые фильмы, где изгоняют бесов.
        …Только в фильмах я не видел дурака с пробирками, который скачет вокруг пациента и ловит это всё в воздухе, закупоривая на лету. Вид у этого мерзкий и безжизненный, действительно напоминающий старую кожу, но мне показалось важным сохранить это: пусть в лаборатории изучают.
        Да, это были весёлые ночки, но, к счастью, наш первый пациент всё выдержал.
        - Приготовься, результаты потрясающие! - Я толкнул дверь в палату и пропустил мать вперёд, исподтишка наблюдая за её реакцией.
        Первую секунду она даже боялась поднять глаза, а потом увидела - и замерла с открытым ртом.
        - Вы кто? - спросил наш пациент. Я спешно вышел из-за спины матери, и Колька радостно подпрыгнул на кровати:
        - Лука, здорово! У меня тут скука смертная! - Он так и прыгал на кровати, скрипя пружинами, и от ветерка на стене за его спиной вздымались приклеенные картинки с животными, кораблями, мотоциклами… - Ты книжку принёс, какую я просил?
        - И книжку, и клюшку, и конфет. Те, что ты любишь, больше не выпускают, но Татьяна Васильевна говорит, что эти похожи. - Я кивнул на мать и спешно стал выкладывать принесённое на древнюю тумбочку.
        Мать так и стояла с открытым ртом, но услышав своё имя, наконец проснулась:
        - Привет…
        - Коля, - подсказал я.
        - …Коля… Как ты себя чувствуешь?
        - Хорошо, только скучно очень. А вы кто, медсестра?
        - Не совсем… - Мать ещё смотрела на него круглыми глазами: не могла осознать, что жуткий старик за несколько недель превратился в весёлого пятиклассника. В того парня, которым был до того, как случилось страшное. Я вот до сих пор осознаю - а ведь у меня было на это побольше времени!
        - Знаешь, Коля, я думаю, мы скоро тебя заберём.
        - Куда?
        - Пока в другую больницу…
        Колька скорчил плаксивую гримасу: я уже обещал ему, что возьму к себе. Пока не придумал как, но придумаю.
        Вообще-то он помнит своих родителей, сестру, друзей и очень жалеет, что никогда больше их не увидит. Иногда он забывается и откладывает конфеты (для Ленки), спрашивает, когда за ним приедет отец, ищет свою клюшку, подаренную тёткой… Потом вспоминает, какой сейчас год, и грустнеет. Мне кажется, эта дрянь, которую из него выгнали, пришла в него в этом возрасте, потому что он не помнит ничего, что было после. Помнит математику за пятый класс, географию и русский помнит хуже, но в пределах возрастной нормы, помнит хоккей и конфеты «Гулливер» и почти наизусть цитирует «Таинственный остров».
        - …Но там интереснее, много людей и роботов. Любишь роботов?
        - Кто ж не любит!
        - Там есть робот, который моет полы, робот, который готовит еду, робот, который делает анализы крови, и даже робот, который читает вслух книжки и рассказывает истории…
        Колька слушал открыв рот, и мать потихоньку оттаивала. Я молча протянул ей бумажный отчёт, и она переключилась на записи.
        - А после больницы поедем в Грецию. Или куда ты хочешь?
        - В Африку! Или на этот… на Борнео! - Он опять запрыгнул на кровать и заскакал по ней, скрипя пружинами. - Правда поедем? Я хочу увидеть обезьян, орангутанов…
        - В Африку, так в Африку…
        Колька скакал по кровати совершенно счастливый, потом спрыгнул, схватил принесённую клюшку и погнал на меня тапочку:
        - Держи ворота!
        Я не удержал. Удар был такой, что от стены, куда влетела «шайба» откололся кусок краски. Колька завопил «Гол!», потом глянул на меня, будто что-то вспомнив:
        - А если бы ты мог поехать куда угодно, куда бы ты поехал?

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к