Сохранить .
Ретроград-3 Комбат Найтов
        Ретроград #3
        Прошло почти два года после окончания двух войн, коротких и победоносных. На первый план вышли совершенно другие проблемы, связанные с былой отсталостью страны, настроениями в обществе и возросшей активностью левого крыла III и IV Интернационалов. Амбиций и всехпобедизма хватало и в самом послевоенном обществе. А предстояла серьезнейшая схватка с двумя мощнейшими экономиками мира, которые без борьбы ничего не отдадут.
        Комбат Найтов
        Ретроград-3
        
* * *
        С отпуском первый отдел расстарался не на шутку. Во-первых, поселили не где-нибудь, а на Сен-Жан-Кап-Ферра, на вилле Ллойда. Правда, не на самой вилле «Фиорентина», там шел ремонт после того, как немецкие солдаты превратили ее в казарму, а в небольшом домике возле корта. Места там вполне хватало, даже с излишком. Парк, правда, зарос за годы войны, садовники слегка привели его в порядок. Но погода баловала, несмотря на то что на улице декабрь. Температура воды - около 18 - 20 градусов. Наличие машины позволяло свободно передвигаться по всему побережью и даже съездить в Альпы, покататься в Валберге. Не обошлось без прогулок по Promenade des Anglais, в Ницце. Сейчас она выглядит несколько лучше. В то время каменистый пляж заканчивался двухполосным шоссе с четырехметровым бульваром, а знаменитой пешеходной дорожки вдоль моря еще не было. Берег был не укреплен. Многие жители Ниццы выходили на пляж со своими стульчиками и что-то рассматривали в морской дали, но только в теплую и безветренную погоду.
        Некогда, сразу после Крымской войны, сюда в Ниццу прибыла вдовствующая императрица Александра Федоровна со своим внуком великим князем Николаем Александровичем, так и не состоявшимся Николаем II. Она купила у Французской Республики деревушку Вильфранш-Сюр-Мер, расположенную у подножия Римского холма, с удобнейшей бухтой. Правда, с обеих сторон вход в бухту перекрывали четыре стационарных береговых батареи, как на Римском холме, так и на полуострове Ле Семафор. После того как она поселилась здесь, Ницца обрела популярность среди европейских монархов. За ними потянулись Ротшильды и Ллойды. Ну а сейчас и мы, со своими чадами, здесь же здоровье поправляем. Но второй ее неразумный внук взял и подарил эту землю Русской православной церкви, которая после войны, Первой мировой, разделилась на две части и пустила эти земли с молотка, некисло погрев себе лапчонки.
        Рейд Вильфранша был военно-морской базой русского флота до революции. Поэтому наш отдых здесь был «немножко» увязан с тем обстоятельством, что я вел переговоры с местными властями о возобновлении договора об аренде бухты и прилегающих окрестностей под это дело. Тем более что сама территория Ниццы входила в Советскую зону оккупации, а портовые сооружения и бункербаза были построены Россией и носили название Кронштадт-II. Требовалось решить вопрос с батареями, которые уже начали перевооружать, этим занимались немцы, по их планам здесь должны были стоять 305-мм орудия, подобные их батареям на острове Гернси. Вообще-то, пушки были Обуховского завода, разработанные в Англии на фирме «Виккерс» для вооружения русских линкоров. Четыре таких орудия немцам достались как трофеи в Бергене, остальные они хотели приобрести у Финляндии, которые правительство Клемансо подарило в 1940 году двенадцать орудий бывшего русского линкора «Александр III», четыре из которых до финнов не дошли. Одноорудийные башни и новые снаряды для них разработала фирма «Крупп».
        Этот линкор, точнее, его команда, не выполнил приказов командующего рабоче-крестьянским флотом и даже самого председателя Совета Народных Комиссаров. Несмотря на получение двух приказов о затоплении корабля, входившего тогда в состав Черноморского флота, команда, состоявшая в основном из выходцев с юга России, где влияние анархистов и различных националистов было большим, приняла решение следовать в Севастополь из Новороссийска и сдаться немцам. Да вот незадача, у немцев началась революция, и они срочно эвакуировались. Но в Севастополе высадились англичане и французы. С английской командой линкор ушел в Турцию, в Мраморное море, затем вернулся поддержать Врангеля, но оказался небоеспособен из-за отсутствия рядового состава и оказался в Бизерте. Официально был передан СССР еще в 1924 году, но французы отказывались разрешать ему переход на Родину без признания «царских долгов» за строительство КВЖД, большая часть которой проходила не по территории СССР, а по территории Китая, и доходов с нее СССР не получал, хотя формально она числилась за ним. Следует учитывать и то обстоятельство, что в мире на
тот момент существовал избыток крупных кораблей, и продать их было невозможно. Поэтому, не сумев добиться от СССР возвращения займа, французы пустили все корабли Бизертской эскадры СССР на слом. Был разоружен и «Александр III». Во время советско-финской войны качающиеся части орудий линкора были подарены Финляндии. Но дошло до адресата только восемь орудий из двенадцати. Эти восемь стволов только что переданы финнами законным владельцам. По поводу остальных, в данный момент находящихся в составе батареи «Нина» на острове Гернси, принадлежащем Франции, идут словесные баталии с правительством Тореза. Скорее всего, они так и останутся в руках французов. Здесь же в Ницце будут установлены три трехорудийные башни с двух линкоров: «Александра III» и с его «систершип» «Екатерины Великой», поднятые из-под воды в Новороссийске ЭПРОНом. Саму «Катю» поднять тогда не сумели, в отличие от «Марии». Не везло «девицам» на Черном море, обе утопились.
        Что касается моего грядущего назначения на вторую должность в государстве (или первую? смотря с какого конца смотреть…), то ни я, ни Иосиф Виссарионович еще ничего конкретно не решили. Пленума ЦК не было, я своего согласия еще не давал. Отдыхаю пока. Посоветоваться особо не с кем. Катя у меня замечательная женщина, отличная мать, но она слишком многого не знает. Да и не должна знать. Я прекрасно понимаю, почему именно меня выдвигают на этот пост: все дело в той информации, которую я имею. К тому же удачно проведенные две войны неплохо пополнили бюджет Союза. Ведь нам в ходе подготовки к войне не пришлось полностью менять парк вооружения в авиации, танковых войсках и на флоте. Обошлись минимальной модернизацией «старых» самолетов, выпущенных в середине тридцатых и серийно выпускавшихся до конца 1940 года. Фактически только сейчас, после войны, мы приступили к полной модернизации своей армии и флота, имея запас прочности и времени. Планово, не торопясь, осваиваем новую технику, одновременно сокращая количественный состав войск.
        Тут хуже другое! Я ведь хорошо помню этих «любителей хамона», их слишком много и война их не выявила. Тот же Власов совсем недавно отправлен на пенсию, причем бил себя кулаками в грудь и говорил, что здоровье позволяет ему служить и служить. Пришлось Бурденко уговорить его заняться собственным здоровьем и лечением близорукости. Ему ж не скажешь о том, что мы знаем, что он представляет собой на самом деле. И таких людей довольно много. Сталин, кстати, весьма плотно занялся КП(б)У и их связями с ОУН. Идет серьезная чистка украинских партийных рядов. Поднимается вопрос и о возвращении правобережной и приморской части Украины в состав РСФСР, именно промышленно развитых областей. Но до съезда партии полностью решить эти вопросы не удастся. А там будет бой, причем очень серьезный. Сталин готовит изменения к программе коммунистической партии. Пока ни с кем этим не делился, но постоянно в прессе об этом упоминается, что мы вступили в новый этап строительства социализма в СССР. Так что подготовка идет. Должность, на которую меня «сватают», сейчас занимает сам Сталин. До этого одиннадцать лет правительство
возглавлял Молотов. С момента создания ГКО, а это случилось практически сразу же после моего появления здесь, эту должность «ликвидировали», так как председатель ГКО одновременно являлся председателем Совета Народных Комиссаров СССР. Кстати, они пока называются по-старому. Указа еще не было, но мою будущую должность поименовали как председатель Совета Министров. То есть это изменение тоже готовится. Так что Сталин надеется, что мне удастся также легко найти выход из создавшегося положения: с одной стороны, форсировать изменения в экономике и не допустить разбазаривания накопленных резервов, а заодно попытаться устранить угрозу как слева, так и справа. Ситуация здорово напоминала историю, рассказанную во многих русских сказках про камень-указатель. Куда ни ткнись - везде сплошные шишки. Чем ближе подходил срок окончания отпуска, тем чаще я становился задумчивым и стремился к одиночеству, бродя по местному парку из вечнозеленых пиний, ливанских и турецких кедров, посаженных здесь кем-то и превращенных в отличную рощу.
        Три недели закончились, М-2 сделал круг над полуостровом и пошел на посадку со снижением. Мы забросили свои вещи в машину и через полчаса были в небольшом здании местного аэропорта. Улыбчивая француженка приняла дипломатические паспорта:
        - Merci beaucoup. Profitez de votre vol[1 - Большое спасибо! Приятного полета!].
        Дурацкий вопрос командира экипажа:
        - Как отдохнули, Святослав Сергеевич?
        - Отдыхать - не работать, нормально! Спасибо. Полетели.
        - Ждем Леонтьева, его просили забрать диппочту. Сейчас будет.
        Во второй салон село еще два человека из курьерского отдела, и самолет начал раскручивать двигатели.
        Еще в воздухе стало известно, что по прилету требуется доложить Сталину о результатах переговоров. Сижу, составляю отчет, теперь, вместо конструирования самолетов, я просто обречен создавать такие записки. А оно мне надо? Меня вполне устраивала та должность, которую я занимал, она давала мне возможность заниматься любимым делом и не требовала от меня постоянных отчетов о том, что сделано, а что собираюсь сделать. «Вождь» назвал это анархизмом и чуть было не разжаловал меня неизвестно до какого уровня. В принципе, мавр сделал свое дело, мавр может уйти. Но списывать меня совсем со счетов для него невыгодно, хотя я и плохо представляю себя на «его» месте. Везде и всюду, где бы я ни начинал что-либо делать в этом мире, я начинал с того, что собирал «команду», причем ставка делалась на профессионалов. Сомнительные фигуры я просто убирал с «доски». В результате, естественно, накопил солидное количество людей, которые, вежливо говоря, меня недолюбливали. Кого-то я «зажимал», кого-то «не понимал», а с кем-то и разговаривать не собирался. Но я сам от этих людей не зависел. И они от меня тоже. Их как бы и
не существовало. На должности, которую предлагают, таких людей не будет. Что меня и отпугивает от нее.
        Наконец, полет окончен, нас довезли до дома, и я с удовольствием сел в свой ЗиС. Даже соскучился по его салону и звуку его двигателя. Тронулись в Москву, я за рулем.
        Приемная Сталина, зеленый абажур на столике у Поскребышева. В этой комнате нет окон, и он всегда горит. Александр Николаевич улыбается, говорит, что завидует моему загару. Снял трубку, доложил о моем приходе и показал рукой на дверь, одновременно сделав пометку о времени напротив моей фамилии. Все, как обычно, кроме возвращения из отпуска.
        А вот дальнейший разговор был не самым простым и не самым приятным. Выслушав доклад о проведенных переговорах с французами и местным СВА, по которому у «самого» вопросов не возникло, меня начали «вводить в курс дела». По замыслу Сталина в течение весны 1944 года, к концу марта, будет подготовлен и проведен XIX съезд партии, на котором он подаст в отставку с поста председателя Совета Народных Комиссаров СССР. Главной причиной для этого он назвал окончание войны и отсутствие надобности в Государственном Комитете Обороны. Страна должна перейти к мирному этапу построения социализма.
        - В настоящее время созданы все предпосылки к тому, чтобы объявить народу, что введенные перед войной ужесточения по трудовому законодательству, карточки на важнейшие продовольственные и промышленные товары, повышение цен на них канули в Лету. Мы - страна-победитель, и победитель - это весь советский народ. Восстановление разрушенного войной хозяйства закончено, и страна возвращается к мирному труду на благо этого народа. Проведенная в кратчайшие сроки индустриализация социалистического хозяйства показала всему миру, чего может добиться освобожденный рабочий класс.
        В общем, меня сделали первым слушателем его речи на будущем съезде. А я-то здесь при чем? Я - не член партии, и пока не рвусь занимать место в президиуме съезда. Но как его остановить, я не знал. Может обидеться. Я приподнял вверх указательный палец и некоторое время держал его в таком положении. Сталин остановился, недовольно посмотрел на меня и сказал:
        - Слушаю.
        - У меня вопрос: кто просчитал обратный эффект от реэвакуации заводов и фабрик? Что произойдет при остановке заводов-спутников? Я двумя руками за отмену карточек и наполнение заработной платы конкретной стоимостью, но против значительных ослаблений в трудовом законодательстве. Это должно произойти не ранее нескольких лет. Срок в полтора-два года, которые проработали спутники, совершенно недостаточен для создания запаса рабочих рук на заводах-спутниках. Реэвакуации должны подлежать заводы, которые мы создали в «переполненных» городах, типа Молотова и Куйбышева. В остальных местах было бы проще объявить о том, что реэвакуация начнется тогда и только тогда, когда вы на местах подготовите себе квалифицированную замену. И еще один нюанс: он касается людей, связанных в непроизводственной сфере: работников торговли, культуры, образования и тому подобное. Они не должны быть в первых рядах реэвакуации. Иначе возникнет коллапс городов-спутников.
        - Вопрос вы поднимаете верный и планом на четвертую пятилетку он предусмотрен.
        - Извините, товарищ Сталин, но я этого не услышал в тех словах, которые прозвучали. Именно поэтому и возник этот вопрос.
        Сталин сделал пометку у себя в блокноте.
        - То есть вы, товарищ Никифоров, не считаете это невозможным.
        - Нет, не считаю, но требуется предельная четкость и ясность в формулировках. Иначе люди будут считать себя обманутыми. И, мне кажется, что увязывать объявление со съездом тоже не стоит. Гораздо важнее показать, что социалистическое государство заботится о собственном народе, а если на съезде это прозвучит так, как вы сказали, а на деле это будет происходить совершенно не так, то виноватым окажется правительство. Это, кстати, еще одна причина, почему я до сих пор не дал вам ответа на предложение стать премьер-министром или его председателем. Реформы не закончены. Они только разворачиваются, и менять руководство в это время на фигуру, не имеющую такого веса и опыта, как вы, мне кажется преждевременным. Собственно, меня вполне устраивает то положение, которое я сейчас занимаю.
        - Вообще-то, вы разворачиваете разговор совершенно в другое русло. Что требуется: вы возьмете на себя экономический блок проблем, включая оборонный, и развяжете мне руки, дадите заниматься партийными делами.
        - Я не против, но партия - это небольшая прослойка общества, что-то около четырех миллионов человек. А нас около двухсот миллионов только на «старой» территории. Это - два процента населения страны. А кто будет заниматься остальными? «Любови Орловы» и «Утесовы»? «Тюх-тюх-тюх-тюх! Разгорелся наш утюх!» Они спят и видят себя в роли «звезд», причем «голливудских», с кучей миллионов, обслугой и «вечным праздником души». «Джаз родился в Одессе!» Кто этим будет заниматься? Теневым бизнесом? Воспитанием молодежи? Я ведь их хорошо помню, с их концертами на стадионах, минуя «Союзконцерт». Как меня с самого раннего детства вытаскивали на сцену местного театра и просили рассказать стишок или сыграть Фамусова в шесть лет. «Мы приобщаем ребенка к культуре!» Потом появятся темные личности, торгующие «шмотками» из-под полы. «Гляди, “фирм?”, вот “лейбл”, настоящий!» Все это будет! А потом возникнет слово «совок». Мы, дескать, «крутые, и в фирм?», а твой папа - инженер, и ты - «совок».
        - Так и говорили?
        - Да, именно так. Заплата рядового инженера была 120 новых рублей, а «фарцовщик» в день «делал» четвертной, полтинник или сотню. Приятель у меня работал всего два-четыре дня в году, тюльпаны выращивал к 8 марта, и букеты составлял на 1 сентября. На год безбедной жизни хватало. Весь этот год он делал вид, что работает в научно-исследовательском институте.
        - Ну, это больше экономическая проблема, чем проблема воспитания.
        - Они плотно взаимосвязаны, товарищ Сталин.
        - Что вы хотите?
        - В первую очередь, чтобы главой Правительства оставались вы, хотя бы на ближайшие несколько лет, пока идет формирование взаимоотношений с нашими европейскими соседями и продолжается перевооружение нашей армии. Мы распространили свое влияние на все страны Европы, за исключением Швеции, Швейцарии, Испании и Португалии. В этой части Европы проживает порядка 250 - 280 миллионов человек. Три большие страны: Франция, Германия и Италия, затем Польша, остальные поменьше, но тоже густонаселенные. Наши взаимоотношения будут сложными. Даже очень сложными. Отдельно стоит Великобритания, где наше влияние пока минимально. А США, как только выкрутятся из кризиса, начнут вновь вмешиваться в европейские дела. А я за это время хотя бы к людям присмотрюсь и подберу тех, кто будет реально тянуть определенные блоки проблем. Я мало кого знаю вне Академии наук, НКАП, армии и флота. Честно говорю, что не приглядывался и не планировал такого изменения положения. Такой задачи не стояло. Считал, что нахожусь на «своем» месте и оказываю достаточную поддержку вам, как руководителю государства.
        Препирались мы достаточно долго, но вроде как утрясли имевшиеся у меня вопросы и разъехались ненадолго. Увы! Старый домик командующего ВВС придется оставить, впрочем, ценных указаний по этому поводу не было, поэтому есть шанс, что он останется за нами, но уже в качестве загородной «госдачи». Мне он нравился, да и Катерине на работу ходить удобнее. Но посмотрим. У «кремлевских жен» не принято работать. Только если в Кремле. Честно говоря, новое назначение мне совсем не нравится, впрочем, и Сталин это отметил. Он понимает, что я сажусь совсем не в свою лодку.
        К 12.30 я вернулся в Кремль, теперь у меня кабинет на том же этаже, что и у Сталина. Насколько я помню, этот кабинет когда-то занимал Берия, в 1950 - 1953 годах РеИ. И чем он кончил - я отчетливо помню. А ведь тоже зря штаны не просиживал, ковал ракетно-ядерный щит Родины. Но расстреляли. Теперь и мне выписали тот самый ордер, что и ему. Я ведь тоже приложил руку к этому щиту. Трое секретарей, которые обеспечат круглосуточное дежурство на телефонах. Из окна видна Константино-Еленинская башня, это следующая за Спасской к Москва-реке. Кабинет выходит окнами на Грановитую палату и Соборную площадь Кремля, не на Москву-реку, как у Сталина. Другое крыло Большого дворца. На табличке двери надпись, что здесь сидит первый заместитель председателя Совмина. Остальные должности не упоминались, хотя их много осталось, я их не сдавал. Пока что занимаюсь теми же делами, что и до отпуска, только на новом месте. Довольно много посетителей, ибо жизнь на месте не стоит, всегда что-то успевает произойти, пока начальство отдыхает. Смена кабинета не слишком повлияла на процессы, заложенные еще в старом «домике
командующего ВВС СССР». Те же люди, те же доклады о произошедшем за эти три недели. В общем и целом практически ничего не изменилось, только устал принимать поздравления. С чем? Это не моя прихоть, и не моя задумка! «Вождь» или «товарищ Сталин» так решил, а я выполнил его указание. Все шло нормально до того, пока голос секретаря по телефону не доложил о незапланированном посетителе:
        - Товарищ Никифоров, к вам зампред КПК товарищ Землячка, зампред Совнаркома.
        - По какому вопросу?
        Судя по всему, секретарь закрыл рукой микрофон и пытался выяснить у посетительницы цель ее визита. Дверь в кабинет распахнулась, и появилась разъяренная дама в пенсне. Серое платье, серые, из-за проседи, волосы, собранные в тугой узел на голове, серое пенсне с серой цепочкой вокруг шеи. Злющие-презлющие глаза этакой мегеры.
        - По какому такому праву у зампреда Совнаркома спрашивают цель его визита? Совсем с головой не дружит новый первый заместитель? Обуржуазился? Решил в «начальника» поиграть? Я тебе быстро устрою «красивую жизнь»! Давно на КПК не был?
        - Я вообще-то вас не приглашал, и цель вашего визита мне непонятна. Секретарь у вас спросил только это. Или что-нибудь еще?
        - Кто ты такой, черт возьми? И что ты делаешь в этом кабинете?
        - Сижу. Посадили и сижу. Принимаю посетителей.
        - Тебя не утверждали на ЦК, и я буду против твоего назначения. Тебе не место в этом кабинете!
        - Совершенно с вами согласен! Но у меня не было возможности отказаться от назначения.
        - То есть? - заинтересованно спросила товарищ Землячка.
        - Извините! Не знаю вашего имени-отчества.
        Она чуть не поперхнулась! Её, личную связную товарища Ленина, не знали! А я, действительно, не знал! Вот как бы так!
        - Розалия Самойловна Землячка. Очень странно, что вы меня не знаете! Чем вы занимались до и во время революции? За кого воевали в Гражданскую?
        - Меня зовут Святослав Сергеевич Никифоров. Основная должность до сегодняшнего дня: начальник НИИ ВВС СССР. В Гражданской войне участия не принимал, беспартийный. По специальности - инженер-авиаконструктор.
        - Что-то я не припомню такого конструктора, - она решительно сняла трубку внутреннего телефона и набрала прямой номер Сталина.
        - Коба, Самойлова. Я тут знакомлюсь с одним персонажем… Да-да. Я не поняла: каким образом он тут оказался? Почему без решения ЦэКа? Что он тут делает?.. Хорошо. Сейчас зайдем. Учти, я буду против! - она повесила трубку и показала рукой на дверь. - Прошу! Сейчас разберемся: кто есть кто и кто может занимать эти кабинеты.
        Крута бабка, как не сваренное яйцо! Я едва сдерживался, чтобы не рассмеяться, но удерживался от подобной реакции, потому что мы с ней примерно в одной должности, только она работает в Совнаркоме уже много лет, а я только появился. Она - член ЦК ВКП(б). Один из старейших членов партии, насколько я помню - депутат II съезда РСДРП, еще объединенной. Мне было гораздо интереснее то, как поведет себя Сталин. Я, в принципе, догадывался, что это назначение будет многим против шерсти, о чем и предупреждал во вчерашнем разговоре. Но он принял такое решение.
        Пропустив даму вперед, я пошел следом за ней к кабинету Сталина, попросив присутствующих в приемной немного подождать.
        - Вы зря надеетесь, что вам удастся сюда вернуться, - практически мгновенно отреагировала мегера.
        Я миролюбиво промолчал. Во-первых, моя новая должность меня несколько самого не устраивала, во-вторых, чем быстрее будут расставлены все точки над «i», тем лучше. У меня, вообще-то, планов громадье, от которых меня просто оторвали. Бабулька оказалась с характером и очень жестко взялась за дело, обвинив Сталина в самоуправстве, отсутствии коллегиальности и, ни много ни мало, в вождизме и нарушении решений XVIII съезда партии. Говорила злыми отрывистыми фразами, аргументированно, видимо давно накопилось.
        - У вас всё, товарищ Землячка? - тихо спросил ее Сталин, когда она остановилась. - Я рад, что вы наконец-то познакомились с моим первым заместителем. Он пришел сюда, в Кремль, не случайно, и до этого исполнял эти обязанности в роли моего первого заместителя в ГКО.
        - Государственный Комитет Обороны - это одно, а Совнарком - это совершенно другое дело. Речь идет о принципах построения нашего государства.
        Сталин открыл ящик стола, вытащил оттуда связку ключей, подошел к шкафу и открыл его. Дверь книжного шкафа была «подделкой», внутри стоял несгораемый шкаф, откуда Сталин вытащил папку, достал и разложил фотографии.
        - Вы знаете, что это такое, товарищ Землячка?
        - Камень какой-то.
        - А вы, товарищ Никифоров?
        - Это отенит. Хороший кристалл, музейный экземпляр.
        - Что такое «отенит»? - переспросила Землячка.
        - Фосфат двуокиси урана, - ответил я ей. - Это - уранит, из Шинколобве. А это - уранофан, из Германии, тоже ручной сборки. А это - тюямунит, из Киргизии.
        - А что это, товарищ Землячка? - Сталин подал ей фотографию, на которой была наша стандартная авиабомба «С» 261-й серии.
        - Насколько я понимаю, это бомба.
        - Да-да, именно бомба, только начинка у нее сделана из тех самых «камней», как вы сказали. А вы 25 ноября слушали сообщение о том, что Советский Союз запустил в космос первый в мире искусственный спутник Земли?
        - Слышала, конечно, а почему двадцать пятого, а не седьмого?
        - И действительно! Чем можете объяснить, товарищ Никифоров?
        - Так мы ее собрали двадцать первого, а погоды не было, вы же знаете, товарищ Сталин.
        - Ну, я-то знаю, поэтому и не спрашиваю, а вот товарищ Землячка считает, что запуск надо было делать именно 7 ноября.
        - Да, вообще-то, это выходной день и праздник, и за работу в праздники требуется платить как за сверхурочные.
        - Слушайте, что вы мне голову морочите? Он-то к этому какое отношение имеет?
        - Да самое прямое. Он в ГКО отвечал за подготовку к войне авиации. И с Германией, и с Японией.
        - Даже так?
        - Именно так. Так что кабинет он занял не случайно, а по заслугам. Он курировал Авиапром, Спецкомитет, комитеты два, три, четыре и пять. То, что об этом знало всего несколько человек, такова специфика ведения боевых действий в современной войне.
        - Он мне так и не ответил: где был и чем занимался в Гражданскую.
        - Не было его здесь, все ответы в его личном деле.
        - Я его получить не смогла.
        - Работал по линии ВЧК, поэтому еще долго его настоящую биографию мы знать не будем. Вернулся перед самой войной и сразу получил две Госпремии за создание самолетов И-16Н и НМ.
        - Это же самолет Поликарпова!
        - Да, он их не заново сделал, а модернизировал, что позволило массово их использовать в начале войны, без переучивания и с большим успехом. Это - деньги, Розочка, громадные деньги.
        - Не называй меня так, Коба.
        - Я это к тому, товарищ Землячка, что тебе поручается, чтобы назначение прошло на ЦэКа без сучка и задоринки. Хозяйственник он цепкий, рачительный. Государственные деньги считать умеет и попусту их тратить не собирается. Как и прежде, в первую очередь, будет курировать оборонный блок, хотя предложений по совершенствованию всего комплекса народного хозяйства у него достаточно много. Так что работать придется всем. Вместе и дружно, по-другому не получится. Ситуация в мире достаточно опасная, мы слишком быстро набрали силу, чем немало «озаботили» слишком многих. Нам этого никто прощать не собирается. Да и «головокружения от успехов» никто не отменял. Такой шлейф шапкозакидательства, что хоть всех святых выноси. А против нас - две крупнейших экономики мира. И пока они не будут разгромлены до основания, мы, коммунисты, останавливаться не имеем права.
        - Он - не коммунист.
        - Он - советский, а членство в партии - это не «бесплатный билет в красивую жизнь». Всё! Других дел полно, а не разбирать склоку между заместителями. Работайте!
        Так вот нас и познакомили. Она, конечно, даже тон не сменила. Не попрощалась, а «отчалила» на второй этаж, гордо подняв некогда очень красивую голову. Не знаю почему, но ее и Надежду Крупскую постоянно во всех книгах демонстрируют старушками в убогих платьишках, подслеповатых и совершенно некрасивых. В молодости они были очень даже «ничего», заглядеться можно было. Дочь богатого купца из Киева, с 17 лет начала свою революционную деятельность. С 1903-го - член ЦК РСДРП. Ее, правда, несколько раз исключали из него, в основном тогда, когда позиции Ленина в нем ослаблялись. Но вновь и вновь она возвращалась на «свое место» в этой группе людей. С 1918 года находилась на политической работе в РККА. В 1921-м стала первой женщиной, награжденной орденом Боевого Красного Знамени, высшей на тот момент военной наградой РСФСР. В 1931-м получила орден Ленина за работу в НКПС. Кто не помнит, в эти годы шло активное восстановление железных дорог России. Руководили которым самые выдающиеся люди: наркомами НКПС были Феликс Дзержинский и Ян Рудзутак. Роль железных дорог и железнодорожников в Великой Отечественной
войне переоценить невозможно.
        Хорошо, что Землячка - прямая, как столб или стрела, гораздо хуже те, кто замаскируется под «своего» и начнет строчить доносы. Моего непосредственного куратора, генерал-майора ГБ Копытцева, оставили на НИИ ВВС. Здесь в Кремле всем заведует генерал-лейтенант ГБ Власик, с которым у меня вроде и неплохие отношения, но не настолько близкие, как с Алексеем. Впрочем, уже ничего не изменить. Как есть - так есть. Моду и музыку здесь заказывают совсем другие люди. Не я.
        Кстати, кто уж действительно воспрянул и откровенно радовался этим переменам, были те люди, с которыми мы работали всё это время. Попасть в кабинет в другом крыле было и сложнее, и занимало больше времени. Требовалось много времени тратить на подготовку всякого рода бумажек. Я, как ныне действующий бюрократ, все бумаги отменить не мог, и тоже их требовал, но объем все-таки значительно сократился, ибо мне не требовались объяснения, для чего это делается и что в конечном итоге принесет, поэтому дела в «оборонке» пошли значительно веселее. Во всяком случае, до съезда.
        С которым творилось черт знает что! Я же никогда не принимал участия в их подготовке. Основные приготовления вел не я, но и на меня тоже повесили выступление на нем, причем я должен был заранее согласовать цифры с Госпланом СССР. Его возглавлял тоже первый заместитель председателя Совета Народных Комиссаров СССР Николай Иванович Вознесенский. Он на десять-двенадцать лет меня младше, и совершенно спокойно отнесся к тому, что в Совете Министров СССР двух «первых» не будет. Так как мы довольно часто контактировали в ходе работы по различным проектам, то лично его эта смена позиций нисколько не удивила. Экономист он был сильный, имел не менее сильного заместителя: Максима Сабурова. Их я наметил в «свою» команду. Но до этого еще «как до Луны». Основная проблема была в том, что свое место под солнцем никто из «авторитетных администраторов» оставлять не желал. А руководил этим вопросом ЦК партии.
        Визит Землячки - это были только цветочки, уже через неделю стало ясно, что готовится мощная атака на меня, а заодно на Сталина. Причем с нескольких сторон. Сигналы посыпались с разных мест, трясли людей, с которыми я работал до этого. Требовался компромат, грязное белье. А его, как назло, не было. Анкету в сороковом потребовал доработать комиссар Федотов. Её подчистили основательно. Даже новый диплом выдали, подобрав реального однофамильца. Так что я был чист, как стеклышко, так как ничем, кроме работы на оборонку, не занимался. Дело серьезно осложнялось тем обстоятельством, что бучу подняло ЦК и ГПУ. Так как у меня «сохранилось» звание генерал-полковника авиации, то формально я находился на службе в Советской Армии, но переаттестацию не проходил. Звание я получил осенью сорок первого, а возню с переаттестациями и погонами начали только в этом году, а мне было совершенно не до этого. Несмотря на то обстоятельство, что я по должности несколько выше, чем начальник Главного Политического Управления, маршал Советского Союза Мехлис сделал попытку вызвать меня к себе. Я, естественно, это просто
проигнорировал, тем более что вызывал он меня через своего секретаря. Последовал звонок, довольно вежливый, но требовательный: прибыть для переаттестации. Пришлось снять трубку телефона и звонить «самому», с просьбой принять по личному вопросу. Дело было еще и в том, что в «ближний круг» я не входил. Один раз был на дне рождения у Сталина на ближней даче, несколько раз с докладами по делам во внеурочное время. Так что никто не мог сказать, что я «любимчик» или «ближайший». Один из многих, кто имел доступ. Так как делами я занимался весьма серьезными, то наши контакты были вполне естественны. А о том, что между нами есть еще кое-какие договоренности, практически никто не знал.
        Сталин меня принял, и вопрос был снят, он подписал мою «аттестацию», хотел и звание повысить, но я сказал, что не стоит дразнить гусей. Дело было в том, что резко активизировались «троцкисты», ведь разгром Германии четко прошел по «их» схеме, которую они трактовали, как «рабочий класс Германии, проявив классовую солидарность, поднялся на борьбу и снес клику Гитлера». Хотя генералы люфтваффе просто прикрывали собственную задницу: они проморгали налет на Берлин и их ждал трибунал по этому поводу. Но подвести идейную базу гораздо проще, чем победить Германию. Тут еще один момент выкристаллизовался: сам Сталин, получив информацию о том, что с ним произошло, использовал меня как живца, чтобы определить круг людей, с которыми придется сразиться в ближайшее время. Я не исключал возможности прослушки со стороны структур Власика. Сталин пока никого из ближнего круга не тронул. Тот же Берия и Хрущев сейчас на Украине порядок наводят, и я не исключаю того, что это они сами себе заготавливают гвоздики для последнего дома. Рвения у них хватает, а хватит ли мозгов понять, что это - ловушка, не знаю. Сомневаюсь,
во всяком случае.
        Мехлис приехал сам, через два дня, имеет практически те же вопросы, что и Землячка: кто я такой, что занял это место?
        - Ну, мы с вами встречались один раз в Ставке, когда решался вопрос поддержать или нет Удета. 25 июня, когда сюда мои летчики привезли доктора Зюдова.
        - Странно, я этого не помню.
        - Я вместе с Филиным сидел и возражал против перевода в Белоруссию Особой авиагруппы. Предложил вначале нанести удар по Варшавскому узлу, подготовленный мной до этого. Как и удар по Берлину.
        - Что-то такое припоминаю. Были два летчика.
        - Тогда вы должны быть в курсе того, что никакой пролетариат на борьбу с Гитлером не поднимался. Немцы слепо следовали за ним, особо не прислушиваясь к тому, о чем трубила наша армейская пропаганда. Они шли сюда за нашим черноземом и рабами. А в вашем вчерашнем выступлении по радио на совещании политработников армии вы приписываете эту победу верному учению Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина и пролетарской солидарности трудящихся. Вот я и думаю: вы - слепец или враг?
        - Кто вы такой, чтобы задавать эти вопросы?
        - По должности? Первый заместитель председателя Совнаркома, и есть у меня вот такая «звездочка». - Я открыл ящик стола, внутри которого лежал орден Победы за номером «один». - Еще один такой орден, за номером «два», имеет академик Русаков. Больше кавалеров этого ордена нет. И мне непонятно, почему начальник ГПУ Советской Армии переиначивает слова товарища Сталина, сказанные им на встрече в Кремле, посвященной победе во Второй мировой войне, о том, что «успешность наших действий в этой войне обеспечила наша наука, сумевшая внедрить новые революционные открытия в производство. Предоставившая нам оружие победы в кратчайшие исторические сроки. Это и дало возможность отразить нападение на нас, как со стороны Германии, так и со стороны американского империализма». Именно поэтому ордена Победы присвоены двум представителям советской науки. И никому из военных или политработников. Вы меня понимаете? Как первый заместитель товарища Сталина, вынужден объявить вам замечание, и впредь прошу придерживаться линии партии, а не пороть отсебятину про «пролетарскую солидарность». Не надо выдавать желаемое за
действительное. Этим вы наносите громадный вред нашему обществу и переписываете историю этой войны. Тираж с вашим выступлением изъять, внести корректуру, на подпись мне или товарищу Сталину. Действуйте!
        Давление нарастало по мере приближения съезда партии. К делу подключился и IV Интернационал, для него было очень важно свалить Сталина и меня, поэтому они дали отмашку на сближение позиций и показали «морковку» или конфетку нашим «ослам». Дескать, роль КПГ и их собственная в перевороте в Германии гораздо выше, чем ее пытаются показать Сталин и Никифоров, Удет - наш агент, которого мы внедрили в НСДАП, и это он дал команду беспрепятственно пропустить самолеты АГОН до Берлина, хотя сам Удет в это время находился на Восточном фронте и никаких решений по этому поводу не принимал. Он вернулся в Берлин после удара по правительственному кварталу. Тем не менее пришлось лететь в Берлин и лично приглашать бывшего исполняющего обязанности канцлера Германии на съезд в Москву. С Тельманом он пока не дружит, армии и авиации у Германии нет, пост рейхсканцлера аннулирован, вся власть в Германии и на бывших оккупированных ею территориях принадлежит СВА (Советской Военной Администрации). Помогал нам во время советско-японской войны, сейчас отошел от дел, занимается формированием социалистической партии Германии. В
ближайших планах у него выборы в Рейхстаг. Человек он - сложный, генерал Серов, из НКГБ, провел с ним неудачные переговоры, на которых он ехать в Москву отказался. Дескать, это меня не волнует, в мои ближайшие планы не входит, мне это не интересно. Меня интересует только Германия и ее судьба.
        Мы встретились с ним на аэродроме Гросс Делльн в полковом казино. Сам Удет жил в имении Геринга, расположенном неподалеку. Бывший владелец находился в СССР под арестом. Я прилетел сам на двухместном «долгоносике» с турбовинтовым климовским движком. Он у меня давно, и я с ним не расстаюсь, особенно когда требуется срочно куда-нибудь попасть. Чуть больше двух часов назад я еще был в Москве. На аэродроме хозяйничают наши, но генерал Удет прибыл в форме люфтваффе. С ним еще один гауптман, с тремя «птичками» на петлицах.
        - Генерал-полковник Никифоров.
        - Генерал-полковник Удет. Прошу! - он махнул рукой в сторону небольшого двухэтажного строения справа от СКП. - К себе не приглашаю, там все прослушивается неизвестно кем, раньше это было гестапо, а кто сейчас этим занимается - я не в курсе. Это - полковое казино, там можно поговорить. Мне сказали, что прилетит первый зам Сталина.
        Я раскрыл свои документы. Удет ухмыльнулся и подал руку.
        - Эрнст. Я думал, что придется куда-нибудь лететь, чтобы с ним поговорить.
        - Святослав. Лететь, наверное, придется, если обо всем договоримся.
        - Зачем я вам понадобился? НСДАП, как политическая сила, низложена. Это пока не принесло свободы немецкому народу, но небольшие шаги в этом направлении все же предпринимаются.
        - У нас возникла дискуссия по поводу того: как и кто выиграл эту войну. Причем не на уровне Верховного Главнокомандования, а расхождения именно в политической оценке поражения Германии и Японии. Вопрос будет рассматриваться на XIX съезде ВКП(б) в конце марта текущего года.
        - А какой мне смысл принимать в этом участие?
        - Вы пошли на переговоры с нашим командованием, и вы отдали приказ о капитуляции. Вы единственный наш «свидетель» с этой стороны конфликта. Все остальные находились ниже вас в этой теперь уже истории. И депутатам съезда будет интересно узнать: почему вы приняли это решение. Нас упорно хотят столкнуть влево на путь мировой революции. Некоторые отчаянные головы продолжают считать ее возможной, тем более что мы сейчас обладаем абсолютным превосходством в сухопутных вооружениях. А нам новая война не нужна, тем более что основной противник пока тихо сидит за океаном и судорожно пытается хоть что-нибудь сделать, чтобы мы совершили эту ошибку. Задействовал даже ваших коллег по IV Интернационалу.
        - Я из него вышел, когда они начали давить на то, чтобы я капитулировал и перед Британией. Вы воевали в эту войну?
        - Я больше конструктор, чем летчик, но именно я готовил удары по 8-му авиакорпусу в Греции, по Берлину и Варшаве. Как с точки зрения подготовки техники и вооружения, так и по подготовке личного состава. Сам боевых вылетов не имею.
        - Это и есть ваш «тропфен»?
        - Не совсем, это истребитель сопровождения, с дальностью 2800 километров, точнее его учебно-боевой вариант. Они не принимали участия в войне против Германии, использовались чуть позже против Японии. То, что вы называете «тропфен», имело другой двигатель: М-62ИР или М-63, наддутые по оборотам до 1560 и 1800 сил.
        - Вот, можете передать вашим депутатам, что это был серьезнейший прокол нашей разведки. По нашим данным, у вас не должен был появиться истребитель, равный нашему «фридриху», еще три-четыре года. При самом благополучном для вас раскладе. Разведка была уверена, что самолет И-180 в серию не пойдет, вместо него будет выпускаться Як-1, уступающий по всем параметрам нашим «мессершмиттам». Вы применили «стовосьмидесятые» в Греции, но адмирал Канарис убедил Гитлера, что 7 ноября 1940 года был подписан документ о снятии его с производства и с вооружения. И показывал этот документ. В воинских частях на границе этот самолет не появился, там по-прежнему стояли И-16 и И-153. Несколько полков перешли на новые МиГ-3. Но самолет еще не был освоен вашими летчиками, поэтому его в расчет можно было не принимать.
        - Видите ли, генерал, если это скажу я - мне не поверят.
        - Почему?
        - Потому что я получил две Сталинские премии за создание самолетов И-16Н и И-16НМ.
        - Это же самолеты Поликарпова.
        - Да, я только модернизировал их винтомоторную группу.
        - И провели две бомбежки, которые решили исход войны… Хорошо, я согласен выступить на вашем съезде. Но мне требуется встреча с самим Сталиным. Мне кажется, что вы в Германии совершаете большую ошибку, усиленно продвигая вперед только партию Тельмана. Но об этом я хотел бы поговорить лично с ним.
        - Я задам ему этот вопрос, сейчас я ответить за него не могу, генерал.
        - Я понимаю. Это не будет связано с выступлением на вашем съезде, но я не хотел бы упускать возможность привлечь гораздо большее количество людей для строительства новой Германии.
        - Я пришлю за вами самолет. До свидания!
        - До встречи! Теперь я по меньшей мере знаю, кто это сделал. Рад был познакомиться.
        Мы пожали друг другу руки и прошли к самолету. Одним «союзником» стало больше. Мой охранник доложил, что самолет заправлен и получен позывной на обратный рейс. Я запустился от аэродромной сети, помахал рукой последнему руководителю Третьего рейха и вырулил на старт. В Москве казалось, что его будет не уговорить прилететь в Москву. Так, по крайней мере, докладывал Серов.
        Еще до начала рабочего дня в Кремле был на месте и секретариат успел подготовить докладную записку Сталину. Но вызвал он меня по этому вопросу гораздо позже. Заодно сделал втык за использование «капельки» для перелета. Пришлось напоминать ему, что он лично разрешил мне летать еще в сороковом. Сдал ему черновик своего выступления. Его вернули через день с кучей исправлений и пометок. К концу марта я уже вошел в курс дела почти полностью, даже умудрился выделить два часа времени на работу чисто по проблемам НИИ. Я встаю раньше на три часа, чем «он». Здоровье пока позволяет, а ответственность за работу НИИ ВВС с меня никто не снимал. Там я этим занимался круглые сутки, здесь могу выделить только два часа и воскресенье.
        Но чем ближе подходил срок начала съезда, тем отчетливее я понимал шаткость наших позиций. С ходу преодолеть инерцию партноменклатуры, скорее всего, не удастся. Для этого нужны совершенно другие действия. Мы пока могли только защищаться. Атаковать было нечем. Система не предусматривала революционных скачков. Депутатами становились практически одни и те же люди, занимавшие кресла в «комах» различного уровня. Плюс мне была непонятна отсрочка проведения пленума ЦК, о котором ранее говорил сам Сталин. Но я в целом мало интересовался партийными делами, для меня бесконечно далекими. Своих забот хватало выше головы, одна работа с Госпланом чего стоила. Кстати, отмена карточек произошла в ночь на 1 января 1944 года, так что к моей рекомендации прислушались. Не знаю, как в других местах, времени проехаться по городам и весям не было, а в Москве продуктов хватало, и очередей за ними особо не было, только вечером, когда все возвращались с работы и забегали что-нибудь купить в ближайшие магазины. Гораздо более остро стоял вопрос об общественном транспорте. Трамваев и троллейбусов явно не хватало. Автобусы
практически не выпускались. По Москве бегали длинномордые ЗиСы с единственной дверью, втиснуться в которые было весьма проблематично. Для решения проблемы было запланировано строительство трех крупных заводов под Москвой, во Львове и в Кургане, это пока только планы, не утвержденные к тому же. Но время не остановить, 24 марта начальник Управления кадров ЦК и секретарь ЦК Маленков объявил об открытии съезда Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Он же, а не Сталин, выступил с отчетным докладом о проведенной работе за период между съездами. Почему сам Сталин не выступил, было для меня загадкой. Похоже, что ему не удалось добиться своего. Народ в зале недоумевал. Я сидел в гостевой «ложе» вместе с приглашенными на съезд. Официальное приглашение с правом совещательного голоса у меня было. Последние три недели мы со Сталиным не контактировали. Лишь вчера он коротко спросил: все ли у меня готово и прибыл ли Удет. Я ответил, что к выступлению готов, Удет прилетел вчера и находится среди немецкой делегации.
        - Передайте ему, что ему заказан пропуск на завтра в 01.30. - О чем я, естественно, сообщил адресату.
        Маленков закончил доклад и открыл прения. Тут и началось! Дело заключалось в том, что Маленков отчитался о ходе выполнения планов III пятилетки, который был не выполнен по очень многим показателям, кроме тяжелой и оборонной промышленности, где план был перевыполнен чуть ли не втрое по отношению к заданию. Сорок третий год страна вообще жила без принятого и утвержденного плана. Руководил страной Государственный Комитет Обороны. Маленков входил в него, причем с самого начала и до сегодняшнего дня. Первый же человек, выступивший в прениях, а это был подполковник, бывший бригадный комиссар, Абрасимов из 13-го мехкорпуса, секретарь Брестского обкома, указал на то, что коммунистам на съезде хотелось бы услышать совершенно другого человека, который руководил страной в это тяжелое время. Зал зааплодировал и вынудил Сталина взять микрофон в руки. То, что произнес Сталин, заставило «взорваться» весь зал. Он заявил о своем уходе со всех постов. Я, честно говоря, такой вариант развития событий рассматривал, но отмел его как маловероятный. Я же помнил, как он до последнего дня верил в то, что Климову удастся
скопировать ТВРД. Инерция мышления и у самого Сталина была высокой. Поэтому я готовился уйти в отставку и ожидал серии громких процессов, в ходе которых он сведет счеты со всеми, кто стоит на его пути. К этой мысли нас давно приучила наша пресса, дерьмократическая, имеется в виду. Но ИВС решил сразу свалить всех, потому что вместо обсуждения доклада, о котором все сразу забыли, делегаты начали требовать объяснений: кто обидел вождя народов? Я присматривался к народу, сидевшему в зале, и понемногу до меня стало доходить, что произошло. В зале было много людей возрастом 30 - 40 лет. Маленков, только что проваливший доклад, вместо того чтобы волноваться, довольно смотрел на поднявшийся шум. Скорбно выглядели только члены старого ЦК, да часть людей в зале, которым было к шестидесяти. Скорее всего, пленум не собирали, так как голосов, чтобы пробить решение, не хватало. В общем, депутатов полностью и целиком не устроило короткое выступление «вождя», и его криками «Сталин, Сталин» выпихнули на трибуну, и зал затих.
        - Доклад у меня есть, товарищи. Вот он! Но впервые за много лет мне не удалось утвердить его на Пленуме ЦК, так как выводы, сделанные в нем, не устраивают большинство его членов. Вот так магически повлияла на умы руководящих органов партии наша блестящая победа во Второй мировой войне. И как ни странно, все они считают, что это произошло потому, что они приложили к этому руку. Римский историк Тацит очень давно написал: «Во всякой войне… удачу каждый приписывает себе, а вину за несчастья возлагают на одного». Очень верные слова! Недавно прибегает ко мне один маршал, возмущенный тем, что один из членов ГКО и Ставки ему замечание сделал, что он неверно отразил в своем докладе причины поражения Германии в этой войне. Он приписал эту победу пролетарской солидарности трудящихся. Фронтовики здесь есть? Много вы видели немцев, перешедших на нашу сторону по политическим мотивам? Несколько случаев было, я не спорю. Один случай даже я помню: за шесть часов до нападения Германии, неподалеку от Львова, на нашу сторону перешел немецкий ефрейтор, который предупреждал нас о том, что им зачитали приказ фюрера о
начале войны с нами. Но массово на нашу сторону никто не переходил. На участке фронта, членом Военного Совета которого был этот маршал, в течение трех дней отдавали врагу по сорок километров в сутки. Немецкая армия была очень хорошо подготовлена к этой войне. У нас полностью была готова к бою только истребительная авиация в западных округах и несколько полков на новых пикирующих бомбардировщиках СПБ-2, часть которых успела повоевать в Греции. Бомбардировочную и штурмовую авиацию мы отвели от границы за пределы действия вражеской авиации, оставив на довоенных аэродромах макеты самолетов. В первый день войны немцы ударили именно по ним. Бомбить они умели. Все наши макеты были уничтожены. Вот и представьте себе, что бы могло произойти, если бы мы готовились к войне так, как к ней готовился тот самый маршал.
        Зал зашумел, дескать, кто такой этот самый маршал. Сталин рукой успокоил зал.
        - Да не маршал он уже, не маршал. Разжаловал я его и уволил из рядов Советской Армии. Еще одного такого мы на второй день войны разжаловали и в Забайкальский округ отправили. Панике поддался. Собрал всех командующих направлениями у меня в кабинете и начал доказывать нам, что он единственный понимает, что делать, что не нужна нам эшелонированная оборона, требуется поднять всю авиацию и вдохновлять красноармейцев на подвиг. И сейчас постоянно предлагается переоценить наши достижения и подогнать их под учение Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина, а точнее, товарища Троцкого. Дескать, Европа уже полностью наша, осталось Америку к ногтю прижать, и весь мир у нас в кармане. А карман-то не треснет? Да, мы оккупировали все страны, входившие в Антикоминтерновский пакт и объявившие нам войну. Это факт. Как фактом является то обстоятельство, что после проведения денацификации мы отменим режим оккупации. В этих странах мы, с помощью Коминтерна, готовим свободные и демократические выборы, в результате которых будут созданы условия для передачи власти местным органам самоуправления. Но для этого надо выявить и
наказать коллаборантов, служивших Гитлеру и его режиму, и не допустить их возвращения к власти. А разжигать пожар мировой революции мы не собираемся. У нас своих дел полно. Мир стоит перед очередной технологической революцией, что и доказала эта война, победу в которой нам обеспечила советская наука, сумевшая предоставить в наше распоряжение самое современное оружие. С помощью которого и были разгромлены страны Антикоминтерновского пакта. Для того чтобы все здесь присутствующие не сомневались в такой оценке произошедшего, я хочу предоставить слово недавнему нашему противнику, последнему рейхсканцлеру Германии господину Удету. Тем более что на Западе постоянно муссируется вопрос, что если бы он не «предал» Гитлера, именно так и говорят, то они бы нам всыпали по первое число! Как до этого всыпали полякам, бельгийцам, голландцам, датчанам, норвежцам, французам, англичанам, албанцам и сербам. Устоять смогла только Греция, которой мы активно помогли и авиацией, и противотанковым вооружением, и перебросили туда добровольческую авиационную дивизию и воздушно-десантный корпус.
        Пока не подошел Удет, Сталин продолжал рассказывать об операции в Греции. Затем уступил место генерал-полковнику, который и сюда приехал в мундире люфтваффе. Зал слегка зашумел, но секретарь ЦК Маленков постучал карандашом по графину и восстановил спокойствие в зале.
        - Меня просили сказать несколько слов о себе, так сказать, представиться. Я из Франкфурта-на-Майне, сын владельца небольшой фабрики, на которой я работал учеником слесаря. Там же во Франкфурте получил лицензию на управление самолетом, и в 1915 году добровольно вступил в Рейхсхеер, летчиком, унтер-офицером. Воевал на Западном фронте, войну закончил обер-лейтенантом, сбив за время войны 62 вражеских самолета. Это второй результат, после Манфреда фон Рихтгофена, который в апреле 1918 года был ранен в воздухе, но сумел посадить свой самолет и умер от раны, полученной с земли. Я воевал под его началом. Там же я познакомился с Германом Герингом, которого назначили командовать нами после гибели нашего командира. Я посчитал это несправедливым решением, так как имел гораздо больше заслуг в воздухе, поэтому мы не были друзьями.
        После войны я старался восстановить авиационную промышленность в Германии, но Версальский договор не позволял в полном объеме использовать технические возможности Веймарской республики, поэтому я переехал в Америку, где занимался воздушной акробатикой, выступая в воздушном шоу, что-то вроде воздушного цирка. Там я еще раз пересекся с Германом Герингом, который к тому времени уже не летал, и получил от него приглашение вернуться домой и вновь служить под его началом. Окончательное решение я принял не сразу, так как мне лично идеи нацизма и личность Адольфа Гитлера были не симпатичны. В своих политических воззрениях я больше склонялся к позиции сначала Третьего, а затем Четвертого Интернационала. Но ни в одну из партий я так и не вступил. Финансово поддерживал Интернационал, именно потому, что членство в нем было абсолютно добровольным. Свое согласие переехать в Германию я дал после разговора с товарищем Перо, Львом Троцким, которого сильно беспокоил приход к власти Гитлера, и он хотел иметь там, в Германии, «своего» человека, близкого к верхушке Рейха. В общем, я согласился, а так как я человек
увлеченный и плохо свое дело делать просто не умею, то через некоторое время из Легиона «Кондор» выросло люфтваффе, в котором я реализовал то, чего не хватало нам для победы в той войне. При моем активном участии в короткий срок были созданы новые типы самолетов и отработана схема их использования в грядущей войне. Используя эти наработки, обкатав их в Испании и получив от промышленности новые двигатели и новые смазывающие масла, к августу 1939-го вермахт и люфтваффе достигли пика своего развития. И Гитлер начал эту войну. Вначале все складывалось в нашу пользу: Великобритания и Франция дали нам возможность аннексировать Австрию и Чехословакию, за счет которых мы пополнили и обновили вооружение сухопутных войск. После Польской кампании мы дополнительно разместили производство истребителей на шести крупных заводах и к моменту начала блицкрига, 10 мая 1940 года, имели 850 истребителей в первой линии, в семи гешвадерах, что позволило уничтожить на земле большую часть французской воздушной армии. В боях над континентальной Европой нами было сбито более 450 «харрикейнов». Основной проблемой в боях над
Англией был малый радиус действия наших самолетов. Нам все время приходилось выходить из боя по топливу, когда у наших противников под крыльями была своя земля. Тем не менее, несмотря на довольно значительные потери, мы смогли захватить господство в воздухе над Каналом, но неожиданно последовала команда «стоп». Вторжение не состоялось, хотя у противника уже ощущалась сильная изношенность основного парка истребительной авиации. Но в конце августа нас переключили на подготовку к войне с Россией. Мы проводили перевооружение, вместо BF.109E4 в войска поставлялись BF.109F2, а с весны 41-го - BF.109F4. Наша разведка имела до начала 1941 года полную информацию о том, что происходит на авиазаводах в России. Герингу, мне и Гитлеру показывали подписанное письмо вашего министерства авиапромышленности о снятии с производства истребителя И-180, который как минимум не уступал новейшему BF.109F2. Активная авиаразведка выяснила, что он в полках первой линии так и не появился. Там по-прежнему находилось большое количество самолетов «Рата», «Кертисс» и «Нойе кертисс». Причем все аэродромы стояли без артиллерийского
прикрытия. В ноябре 40-го года возник большой скандал из-за падения на вашей территории нашего самолета «Люфтганзы», на котором перевозились какие-то новые данные о вашей авиапромышленности. В этот же момент в руках вашей контрразведки оказывается наш резидент. И больше сведений о том, что здесь происходит, к нам не поступало. Полной неожиданностью стало появление «доппель рата», пусть и в небольшом количестве, над Грецией. Там же мы познакомились с еще одной вашей новинкой: самолетом «Тропфен». И, под занавес, возникли какие-то неопознанные бомбардировщики, которые могли ночью совершать пикирование и не проходить над целью, где их могла подбить зенитная артиллерия. С их помощью был уничтожен подготовленный нами десант в Афины. В итоге, на совещании 10 июня в Вольфшанце, когда решался вопрос о нападении на СССР, я высказался против этого, но адмирал Канарис и рейхсмаршал Геринг убедили Гитлера, что в передней линии обороны русских, как и раньше, только устаревшие самолеты. Но в нескольких полках появились новые самолеты МиГ, которые летчики еще не освоили. Самолеты И-180, которые были в Греции,
остались там, и больше нигде не появились, соответственно, выпущены небольшой партией и проданы в Грецию. Армия и люфтваффе полностью развернуты, с Грецией заключено перемирие. Требуется нападать, иначе русский колосс наделает еще больше самолетов, и бороться с ним станет невозможно. В общем, ничего с этим было не поделать, и меня отправили в войска. Я всегда находился там, где шли основные удары. В этом случае это было генерал-губернаторство, Бяла-Подляска. Лично просмотрел данные аэрофотосъемки: все самолеты выстроились по линеечке. Личный состав гоняют на строевой подготовке, готовятся к параду. Намечалась встреча между Сталиным и Гитлером в Минске. В ночь на 22 июня пришел сигнал «директива-21». Гитлер отдал приказ наступать. Мы подняли всю авиацию и нанесли удар по всем выявленным аэродромам. Но на отходе нас перехватила ваша истребительная авиация, которая нанесла огромные потери нашим бомбардировщикам. Таких потерь мы никогда не несли. Выяснилось, что ваших истребителей наводят с земли, а на всей границе стоят радиолокационные станции наведения с большой дальностью. Тем не менее на направлении
главных ударов войска прорвали вашу оборону: где на несколько километров, а где и вполне успешно, на глубину 20 - 40 километров, и вышли на оперативный простор. Мне приказали повторить удары по вновь обнаруженным целям, включая радары. Однако все гешвадеры были перехвачены задолго до подхода к целям, и вновь понесли большие потери. Я сообщил об этом в Берлин, где вечером было собрано совещание у Геринга. Я на него не попал, так как был сбит ночным истребителем в районе города Сельдца, в 50 километрах от Бяла-Подляска и почти в 100 километрах от линии фронта. Ночью, атакой из нижней задней полусферы. По силуэту это был «Тропфен». Я недавно встречался с человеком, который его сделал. Вон он сидит, на балконе. У меня был BF.109F3, персональный, во всем люфтваффе не было ни одной машины, способной его догнать. А меня сбили, как котенка, одним заходом, впервые в жизни. В Берлин я вернулся утром, там все было переворочено в районе министерства авиации, гестапо и рейхсканцелярии. Нам говорили, что у вас нет ночной истребительной авиации, что у вас деревянные самолеты. Но меня сбили ночью. По точности ударов
в Берлине я понял, что бомбежка велась с пикирования, и тоже ночью. Этого никто в люфтваффе делать не умел. И тогда я принял решение отправить к вам своего связного. Война была проиграна в первый же день. Успехи наземников уже никакой роли не играли. Ваше командование бомбардировочную авиацию в бой еще не вводило, занимались тем, что выбивали остатки наших истребительных гешвадеров, чтобы затем навалиться на наземные войска, оставшиеся без прикрытия. Через два дня эти же бомбардировщики ночью атаковали мосты через Вислу, практически отрезав группу армий «Центр» от складов и фатерлянда. Я договорился с командирами частей люфтваффе в Берлине и попытался арестовать Гитлера, но он принял яд, который находился у него в зубе. На прямую связь с советским командованием я впервые вышел на второй неделе войны. Остатки вермахта прекратили сопротивление гораздо позже, это были те генералы, которых не удалось убедить прекратить бессмысленное кровопролитие…
        Его выступление длилось гораздо дольше обычного, так как говорил он по-немецки, а рядом с ним стоял переводчик, который переводил это на русский. Андреевский зал Большого дворца не имел «радиофицированных» кресел с наушниками для синхронного перевода. Так что выступление генерала заняло приличный кусок времени. Тем не менее слушали его очень внимательно. О неудачах первых дней войны все старались не вспоминать, затушевывая их последующими успехами действий на Южном фланге и забывая о том, что продвинуться к Кенигсбергу смогли только в начале сентября усилиями двух фронтов и подтянув туда всю освободившуюся на других фронтах тяжелую артиллерию, и брать его штурмом. То, что большая часть немецкого флота ушла в нейтральные страны и в Великобританию, тоже замалчивалось на «официальном» уровне. Все эти вопросы и поднял Сталин во втором отчетном докладе, с которым он выступил только тогда, когда добился резолюции съезда о необходимости радикально обновить состав ЦК партии. Был поднят вопрос и о строительстве «большого флота».
        Мое выступление состоялось лишь на третий день съезда, хотя было запланировано на второй, по ходу съезда изменили порядок рассмотрения вопросов, и я выступал уже как утвержденный съездом первый заместитель председателя Совета Министров СССР. «Обозвали» меня «опытным и ценным кадром, примыкающим к партии и имеющим большие заслуги в деле укрепления обороноспособности страны». Прямого запрета в Конституции 1936 года на занятие этой должности беспартийными не существовало. Землячка несколько переиначила статью 126 Конституции СССР, поставив телегу впереди лошади, как сказал на съезде товарищ Сталин. Он же заговорил о том, что подобная трактовка этой статьи разрушает «добровольность» пополнения партии и несет в себе существенную угрозу самой партии, так как стремиться туда попасть будут именно карьеристы. Сам доклад не вызвал ни энтузиазма, ни споров, он как бы подводил людей к тому, что время разговоры разговаривать кончилось, давайте утверждать план и приступать к его реализации. Многие пункты этого плана уже были обсуждены отдельно, и по трем из них пришлось коротко выступать. Давая пояснения своим
«совещательным голосом». Из старого состава ЦК «усидели» Маленков, Молотов, Жданов, Буденный и несколько кандидатов. Я, естественно, никакого участия в «чистках» ЦК не принимал, не мой уровень. Правда, данные о многих из своих «соратников» Сталин черпал из файлов, сохранившихся на моем компьютере. В основном в составе ЦК оказались «технические специалисты», многие из которых в мое время были руководителями и конструкторами от оборонки и выдающимися учеными. Партаппаратом я практически не занимался, только наиболее одиозными фигурами. Этим занимался сам Сталин, вычитывая те немногочисленные книги и статьи, с которыми я когда-то знакомился и которые меня заинтересовали, случайно или намеренно оставленными на моем компьютере.
        Сталин позвонил на второй день после закрытия съезда.
        - Занесите свой доклад, чистовой вариант. - И повесил трубку.
        Вложил все в папку, поправил остатки волос на голове, сказал секретарю:
        - Я к «первому», видимо, совещание.
        И вышел в широкий коридор дворца. Дважды повернул, открыл дверь в приемную. С Поскребышевым мы уже виделись утром, он сразу показал рукой на дверь и ответил на мой кивок головой. Сталин приподнял голову, затем открыл правый ящик стола и переложил туда документы, с которыми только что работал. Я подошел ближе и передал ему папку с закладками. Он обратил внимание, что закладки не вставные, а приклеены к листам. Плюс они выполнены из разноцветного лавсана.
        - Кто такие выпускает?
        - При типографии в НИИ-4 наладили выпуск для внутренней документации.
        - Вот-вот, узнаю ваш стиль работы! Все лучшее себе, любимому. Плохо, товарищ первый заместитель! Никуда не годится! Думал вначале обратить ваше внимание на замедление строительства объектов Минэнергетики, но вижу, что у вас полностью запущено направление производства товаров широкого потребления.
        - В плане они есть и предусмотрен рост их производства на пятьдесят процентов в течение пяти лет.
        - Я в курсе, но в плане не отражено изменение номенклатуры изделий. А как у нас выполняют и перевыполняют планы по валу, не мне вам рассказывать. Вы же, как я догадываюсь, где-то в одном из карманов держите заявление о том, чтобы освободить вас от занимаемой должности и позволить вам вернуться на прежнее место работы. Там привычнее и спокойнее.
        - И толку больше. Я - конструктор, а не бюрократ.
        Сталин шевельнул усами, доволен, что угадал мое настроение.
        - Да-да! «Мавр сделал свое дело, мавр должен уйти!» - знакомые слова. Но дело в том, что отставка ЦэКа и Политбюро это только часть проблемы. Малая ее часть.
        - Вы забрали себе наиболее выдающихся представителей науки и техники из шести ведущих направлений.
        - Не себе, а нам, и я не собираюсь отрывать их от того, что они делали до этого. Просто повысил их статус. Основным критерием отбора была работоспособность и самоотдача, проявленная в годы войны и первых пятилеток. Это, так сказать, капитаны и флагманы индустриализации страны. Этого курса и предстоит придерживаться в ближайшее время. Но все это должно подпитываться народными массами, а не печатным станком. А как изъять выплаченные населению деньги? Единственным способом: предложив ему товары. Поэтому именно вы сейчас займетесь этим вопросом. Требуется обеспечить все те проекты, которые обозначены в пятилетнем плане, финансированием. Это сейчас первостепенная задача. А товарищи, которые непосредственно ведут оборонные проекты, сами обратятся к вам по мере необходимости. Выполнять за них эту работу не стоит. Но на контроле держать необходимо. Через два месяца доложить о результатах. Работайте, товарищ Никифоров!
        «Блин!!! Во вляпался! Скрепками и тряпками придется заниматься! Кошмар!» - подумал я, выходя из кабинета. И срок он поставил малореальный. Это болото просто так не раскачать! Придется применить «сталинский метод» накачки.
        Вызвал ответственных за это направление, оно у них немного смешно называется: «промышленность группы В». И объявил им о повышенном интересе, которое испытывает государство к их продукции. Заодно прихватил за причинные места товарищей Кабанова, назначенного министром электропромышленности, и старого верного приятеля Ивана Зубовича, начальника 7-го управления Авиапрома, который отвечал за электрооборудование и приборостроение в главке. Он назначения еще не получил, но его кандидатура намечена на должность министра электронной промышленности СССР. Всем поставлена задача предоставить номенклатурный план отрасли на текущую пятилетку, включая перспективные разработки. Министры и их замы «легонькой» промышленности сразу спали с лица, а двое «монстров», давно привыкшие работать в таком темпе, с ходу спросили о финансировании. Им пришлось пообещать отдельное финансирование из резервов этого года, а у остальных - все по плану.
        Кроме того, пришлось основательно покопаться в ЗиСе, где «добыл» некоторое количество различных авторучек, блокнотов, скрепок, закладок, пару папок со скоросшивателями, пластиковые бутылки, начатую упаковку ежедневных женских, пардон, прокладок и небольшую упаковку с ватными дисками. Плюс высвистал из Чкаловска Михаила Ножкина, который мне кофеварку, а себе пылесос делал, и озадачил его, перенацелив его отдел, они приборами управления занимались, 80 человек, на разработку бытовой электротехники. Кабанову «достались» пылесосы и стиральные машины, как простые, так и полуавтоматические, холодильники, электромясорубки, миксеры, электрочайники с термореле. Зубовича нагрузил приемниками, телевизорами, иконоскопами, магнитофонами и проигрывателями. «Оружейников» - утюгами, «танкистов» - детскими колясками. Все заводы военно-промышленного сектора обязал выделить место, станки и рабочую силу под развертывание производства бытовой техники. Составив необходимые бумаги, вернулся в кабинет Верховного.
        Приняли меня не сразу, Сталин посчитал, что я отказываться от поручения прибежал. Встретил меня настороженно, в полной готовности дать мне отпор. А я начал разговор с другой стороны.
        - Товарищ Сталин, тут идея мелькнула. Как вы понимаете, появление ядерного оружия у наших противников - это только вопрос времени, через пару лет точно будет. Плюс-минус. И встанет вопрос о возможности попыток развязать ядерную войну. Такой сценарий мы исключать не можем. И бить будут по промышленно-развитым городам, где люди живут в многоэтажных домах, друг у друга на шее и голове. Помимо прочего, вы поставили задачу эффективно изъять деньги из населения.
        - И что?
        - Предлагаю раздать неудобные для крупного сельского хозяйства земли в пригородной зоне крупных промышленных городов в личное пользование. Примерно по девять соток земли на работника, причем для каждого предприятия выделять землю в одном месте. И разрешить им строить на этой земле жилища. Нормальное жилье, с возможностью зимнего проживания. Со стороны государства, по линии Гражданской обороны, профинансировать подвод к местам расселения коммуникаций: электроэнергии плюс подстанция, питьевой воды, средств связи. Плюс обязательный универсальный магазин, медицинский пункт с аптекой и домик управления поселком, с небольшим бомбоубежищем. Всё остальное - пусть делают сами. Это гарантированный спрос на продукцию, которую мы уже производим: лопаты, грабли, инструмент, стройматериалы, стекло, мебель, семена. Ослабление давления на ГлавСнаб, ведь 90 процентов «рабочих» - бывшие крестьяне, соответственно, сады и огороды возникнут мгновенно. И вполне приличные суммы будут изъяты у населения за счет массового строительства. Плюс громадное оборонное значение: в случае обострения ситуации мы рассредоточим
рабочую силу по пригородной зоне, где ее массово уничтожить просто не смогут. И оттуда будем возить людей на предприятия. Единственное «но», на пороге апрель, посевная на юге уже началась. Готовить постановление требуется быстро, иначе год потеряем.
        - Тащить начнут все с предприятий.
        - Начнут. А фининспекторы на что?
        Сталин снял трубку и приказал вызвать нескольких человек, в том числе Сабурова. То есть идея прошла. Пока ожидали людей, поинтересовался ходом исполнения его распоряжения по выпуску ширпотреба. Я раскрыл папку и начал выкладывать документы на подпись.
        - Так много?
        - Там у нас конь не валялся, товарищ Сталин.
        - Какие принципы заложены и во сколько это встанет?
        - Принцип: максимально загрузить строящиеся и проектируемые атомные электростанции с реакторами «Брест». Основной упор сделан на развитие бытовой электротехники, средств связи и коммуникации, включая телевидение. Распорядился при всех заводах военно-промышленного комплекса открыть цеха по производству товаров для населения, так как имеющихся заводов и фабрик группы промышленности «Б» явно недостаточно. Перекраивать бюджет пока необходимости нет. Обойдемся примерно 20 процентами резерва СовМина. Если удастся запустить дачное строительство, то вернем средства в течение полутора-двух лет.
        - Общее постановление готово?
        - Вот оно.
        - Я подписываю, остальное - рабочим порядком.
        - Так будут валютные расходы, есть необходимость участия в выставке в Париже. Я отдал некоторые разработки в НИИ ВВС, потребуется патентная поддержка, так как такое пока никто в мире не выпускает.
        Сталин черканул сверху синим карандашом: «Согласовано. СовИнТоргу - обеспечить».
        - Начал переписку с Итеном, товарищами Торезом и Тельманом по вопросу присоединения к Парижской конвенции по охране промышленной собственности, без чего выход на международный рынок чреват серьезными издержками. Это по поводу патентного права. Но буду настаивать на том, что обратного хода это не имеет. У нас с этим вопросом не слишком считались.
        Сталин отмахнулся, это его пока совсем не интересовало. В ходе обсуждения вопроса о загородном строительстве выяснилось, что такое постановление готовилось в 1938 году, но было заморожено по политическим соображениям. Плюс ощущалась сильная нехватка строительных материалов, большая часть которых шла на сооружение оборонительных линий вдоль старой и новой границы СССР. В настоящее время мы даже экспортируем стройматериалы в страны, где война разрушила города и поселки. Так как необходимые для начала работ объемы были мной уже подсчитаны, минимум определен их порядок, провалились попытки комиссара 2-го ранга ГБ Круглова и генерал-лейтенанта Осокина отказаться от проведения этой работы, из-за того, что они успели сократить ГУМПВО до предела, оставив на всю страну четыре тысячи человек личного состава. Только для проведения контрольных функций. Открутиться им не дали, и уже вечером 28 марта о принятом решении узнала вся страна.
        Первое постановление касалось только промышленно развитых городов. В дальнейшем его действие распространили на все предприятия страны, за исключением сельских районов. Там увеличивать на девять соток приусадебный участок было затруднительно, да и земля принадлежала самим крестьянам и колхозам. Сами решат, что делать. Ну, а мне, в нагрузку, это направление оставили. Собственно, весь стиль руководства сводился к тому, чтобы времени вообще ни на что не оставалось. Сколько я протяну на работе в таком темпе? А кто его знает! В сентябре, правда, выделили две недели для отдыха в Крыму. И снова: Москва, Кремль. Хочу обратно! В Чкаловск, где бываю сейчас урывками.
        Тем не менее связь с авиапромом, МинСредМашем и спецкомитетом № «2» постоянно поддерживалась. Меня держали в курсе проведения всех работ. Несколько раз приглашали участвовать в «мозговом штурме» на заводах № 84 и 88. Ведь ими самими была инициирована «глобальная перестройка» ракеты V-2, завод по производству которых вывезли полностью из Пенемюнде. В остальные страны это изобретение так и не попало, так как ракета не была достроена в Германии. Там V-2 полететь не успела. Впервые успешно она стартовала в 1942 году в Капустином Яру под Сталинградом. Двигателями занимались Глушко и Тиль, корпусом Королев и Розенплентер, системами управления Пилюгин и Греттруп. За прошедшее время они успешно форсировали двигатель Тиля до 35 тонн тяги. На заводе № 84 наладили серийный выпуск модернизированных двигателей. Ракета Р-1 и «старая» ФАУ-2 довольно успешно летали, особенно V-2. Р-1 летала нестабильно, уступая старой ракете в точности и надежности. Я про этот момент, естественно, читал у Чертока. Дело в том, что «форсированный» двигатель при запуске частенько «чихал», пока не разогреется до необходимых
температур, а созданная немцами аппаратура управления таких рывков на старте не допускала и «обнулялась». Сбрасывались на ноль автоматы наведения, и ракета либо уходила в сторону, либо оставалась на столе и требовала демонтажа. На совещании с участием Сталина в начале 1943-го председатель спецкомитета № 2 Келдыш поставил еще более сложную задачу: собрать четыре двигателя в один пакет. Испытывались они практически на таком же стенде, что и ФАУ-2, который имел все «недостатки» предыдущего. Даже «плавный» набор мощности не помогал избавиться от «хлопков». Но виной несхода со стола были не «хлопки» двигателя, а разъем штекера пяточного контакта, который сделали еще в Германии, который в результате вибраций размыкался и срывал предстартовую подготовку ракет после команды «зажигание». Вся переделка заняла всего один день, и «пакетная» ракета успешно стартовала, показав дальность в 820 километров. Пересчитав полученный результат, Королев и Глушко подошли ко мне и показали будущую «семерку». А шел 1944 год, апрель месяц. Дескать, давайте рискнем!
        - Вы для чего сейчас испытывали пакет?
        - Чтобы убедиться, что все работает.
        - Не совсем так, чтобы вы поняли, что обеспечить одновременный пуск всех двигателей даже в одном пакете очень сложно, а вы приносите проект, в котором камер уже двадцать, плюс подруливающие. Требуется переход на другое топливо, самовоспламеняющееся. Или установка химического поджига смеси.
        - Как это?
        - Ну, например, вот так: на выходе установить емкость с самовоспламеняющимся горючим, которое продавливается в камеру основным. При этом оно с основным горючим не должно реагировать. Только с кислородом.
        - Зачем менять отработанную технологию? - спросил Глушко. - Вот взгляните, это новая форкамера, по моим прикидкам, с ней мы получим 60 тонн тяги.
        Он протянул схему разработанной и испытанной камеры. Это для будущего рд-103 и 105.
        - Прекрасно, но пара керосин-кислород гораздо более энергоемкая и дешевле. А имеющаяся у вас камера ее не выдержит. Расплавится. Если вы работаете с жидкостями, то облицуйте изнутри камеру сгорания медью, тонким слоем, и сделайте оребрение внутренней части внешней рубашки. При этом значительно возрастет теплоотдача. И еще, камера должна быть не круглой, а цилиндрической. Надо разместить на верхней крышке смесительную головку, но не так, как у вас - полусферическую, а плоскую и охлаждаемую. На ней поместить радиально по краям и квадратами посередине однокомпонентные форсунки. Часть форсунок должны иметь выступающую головку. Вот так. - И я набросал от руки смесительную головку 14Д22, которую много раз видел. Такая висела у меня в комнате в Новосибирске, изображая солнце и работая как люстра. «Добыл» я ее в Куйбышеве на заводе имени Фрунзе.
        - В общем, пробуйте, и сразу на высококипящих и на паре керосин-кислород. Иначе все ракетные войска споите, - улыбнулся я.
        Шутку поняли, но, кажется, не оценили. Посыпались вопросы: почему бы им не воспользоваться металлокерамическими соплами, которые используем мы для своих ракет.
        - В первую очередь, они много дороже, во-вторых, у нас нет жидкости, которую можно использовать для охлаждения, а у вас есть. В-третьих, это не боевая ракета, а гражданского назначения, и, если есть способ сделать ее дешевле, значит надо добиваться этого. Она получится значительно мощнее, чем наши твердотопливные. Груз, выведенный в космос, в принципе, это деньги, выброшенные на ветер. Так что думать надо о самоокупаемости проекта. Начните с малого двигателя, например, с рулевого агрегата, а затем масштабируйте его. Отработайте на модели. Думаю, что там и возникнут первые сложности, особенно с высокочастотной пульсацией.
        Этих небольших подсказок вполне хватило для того, чтобы через полгода убедиться в том, что дело сдвинулось с мертвой точки, более того, наметился прорыв в надежности запуска ракет Р-1, которым заменили систему зажигания, и вариант Р-5 с одним турбонасосом на все четыре камеры сгорания, пока спирто-кислородными, преодолел отметку в 1000 километров. Тем более что оборона страны от этих работ не слишком зависела. На площадки и в шахты пока шли исключительно твердотопливные ракеты в небольшом количестве, но их достаточно, чтобы в случае необходимости решительно разобраться с противником в радиусе 5000 километров. Имея под рукой Исландию, и ракетную базу на Чукотке, мы обладали возможностью нанести непоправимый ущерб противнику. Все остальное должна была решить экономика. Именно поэтому Сталин и направил основные мои усилия совсем в другое место. Так что от «милитаризма» мне предстоит излечиваться.
        А это - нелегко! За время моего пребывания здесь я здорово привык к тому, что на первом месте должна быть военная мощь, а уж потом - «слюни».
        Однако с первых же дней пришлось много заниматься «союзниками». Не теми, у которых камень за пазухой, а отношениями с европейскими странами. Точнее, с их «правительствами в изгнании» и с ныне действующим аппаратом самоуправления в составе СВА. Как вы понимаете, найти общий язык они не могли, поэтому вредили они друг другу ужасно. Хорошо еще, что у США и Англии были большие финансовые проблемы, связанные с перепроизводством оружия. Больших денег на подрывную работу у них не было, но драпанувшие в Лондон ребята обычно не забывали прихватить из своей страны значительные средства, так что не бедствовали. А вот на их территориях возникли проблемы, аналогичные тем, что были и у США, и у Великобритании, да и у нас. Экономики стран, входивших в Ось, целиком и полностью были настроены на обеспечение операций вермахта и поставки продовольствия в Германию. Заводы выпускали продукцию для нужд армии, флота и люфтваффе, которые прекратили свое существование. Все транспортные и экономические связи оказались нарушенными. И оккупационные власти запретили производить что-либо, связанное с военно-промышленным
комплексом Германии. Все договора, заключенные с нацистским правительством, были признаны недействующими. Восстанавливались довоенные границы, сметенные Третьим рейхом, но не везде. Например, Польши это не касалось, и ей пришлось вернуть Тешинскую область Чехии, оставаясь при этом в составе СССР и Германии.
        Что касается СССР, то более 75 % ВНП было направлено на оборону. За два года, прошедших после войны, мы сумели снизить этот показатель до 62 %. В 1944 году планируем уйти на 20 - 25 % ВНП, несмотря на перевооружение вооруженных сил. Иначе придется раскручивать маховик инфляции, которая в Европе уже бушует вовсю. И все просят помощи у нас. Вот и приходится каждый день выслушивать эти просьбы. Хорошо еще, что ослабло давление со стороны ЦК КПСС, которое зачастую до этого решительно требовало финансировать «дружественные партии». Эту практику прекратил XIX съезд, провозгласивший, что все освобожденные страны вольны выбирать себе то правительство, которое они сочтут необходимым для себя. Но профашистские силы к власти мы не допустим. Фактически это означало то, что партия, выступающая против СССР, шансов набрать большинство в правительстве не имела. Впрочем, победителю всегда принадлежало всё, остальным он делился с проигравшим. В трех крупных странах к власти уверенно приходили компартии, в Германии, правда, разрешили создание Социалистической партии под руководством Удета, который на встрече со
Сталиным сумел доказать ему, что смягчение некоторых позиций, декларируемых Тельманом, принесет больше пользы, чем вреда, а двухпартийная основа двух, близких по духу, партий позволит гибче подойти к восстановлению экономического потенциала страны. Так, например, смысла в сплошной национализации всей промышленности и всей торговли в Германии нет. Велика прослойка мелких предпринимателей, издавна занимающихся своим делом. То есть настоящих и хороших специалистов в своей отрасли. Если он не бегал по митингам НСДАП и не проявил себя как нацист, то какой смысл лишать его всего и обрекать на противостояние властям. Пусть работает и приносит пользу государству. С дисциплиной, в том числе и финансовой, в Германии гораздо лучше, чем в России. В общем, учитывая, что Удет, при всей его неоднозначности, все-таки оказал нам помощь в войне с Гитлером, новый состав ЦК не возражал оставить его фигуру в качестве действующего политика, расширив таким образом базу для образования новой Германии.
        Исчезновение ближайших «соперников» пагубно еще и тем, что нюх притупляется, впрочем, даже их наличие абсолютно ничего не меняет. Прекрасно помню, что начало 80-х спокойным не было, и даже в войну ввязались, причем наземную. «Дерьмократы», все поголовно, говорили, что именно она привела к развалу СССР. Пускали крокодиловы слезы по невинно убиенным мальчикам в совершенно «ненужной», чужой войне. Термин «#онижедети» придумали чуть позже, но он из той же серии. Школу я в 82-м закончил, о вводе войск слышал, но попасть служить туда было очень сложно. Многие писали заявления, оставленные без рассмотрения. В институте, правда, это уже в Москве, а не в Новосибе, «академики»[2 - Имеющие академическую задолженность.] мужеского пола частенько использовали этот мотив, чтобы выбить слезу у препода и выпросить «троечку» или «зачет». Дескать, из-за этого меня отчислят, и в Афган пошлют, моя мамочка этого не переживет. А сами весь год фарцевали, а последний год в кооперативах «подрабатывали». Некогда им было учиться, да и ни к чему. Хотя страну и базами окружили, и «империей зла» обозвали. Но народ устал верить
в то обстоятельство, что кто-то придет и нарушит их покой. Служба в армии стала помехой, устаревшим атавизмом, мешающим движению вперед к заветной цели. И не к «победе коммунизма», а к теплому месту, в которое по блату пристроят. Ощущение незыблемости и монументальности строя было настолько сильно, что в угрозу из-за океана никто не верил. Все лучшее было там: тысяча сортов колбасы, джинсы, пласты, эстрада, Голливуд, красивые машины, австрийские и финские сапоги по цене чуть дороже наших, но зато какого качества! А главное - мода! Вся мода шла оттуда! Там находился рай, особенно глядя на опустевшие полки магазинов в Новосибирске, где товар «выбрасывали» в гастрономах два раза в сутки: утром для бабок и домохозяек, а вечером для работяг и их жен. Товар мгновенно исчезал. Стоил он копейки, зарплаты у всех повысились. На рынке было все, но туда не ходили. Там дороже. В первый год после института, как МНС, я получал не слишком много, но родители кормили, соскучившиеся после пятилетнего отсутствия, поэтому мы с Екатериной, не этой, а той, что сейчас там осталась, тратили свои зарплаты в основном на шмотки.
Чисто для проформы отдавая матери 50 рублей в месяц на питание, на обоих. На эту сумму мы и в Москве питались. Из собственных денег оплачивали только обед в институтской столовой, рубль-полтора на двоих в день. В месяц набегало две сотни на семью «лишних» денег, которые требовалось куда-то деть. И это только с зарплаты! А с 86-го года, еще на практике, я познакомился с таким понятием, как «хозрасчет»! Обратив внимание на то обстоятельство, что я среди тогда еще студентов быстро и корректно считаю, кое-что понимаю в аэродинамике и механике и уже имею изданные статьи в ВАКовском журнале, меня, как подающего надежды, перспективного кадра включили в хозрасчетную бригаду, занимавшуюся доводками серийных и экспериментальных машин. За три месяца практики на НАЗе я тогда заработал умопомрачительную сумму в семь с половиной тысяч «деревянных». Родители «малость» помогли, не только деньгами, но и уступив очередь на машину, и новенькая «Нива» застыла у подъезда, отвозя нас, как белых людей, на работу и обратно. Через год, уже в 87-м, сразу после диплома, даже не взяв положенного отпуска, я вновь приступил к этим
обязанностям, и до августа 1991-го выполнял исключительно работу по хозрасчету. Проводили их через какой-то кооператив, при институте. Денег было море, но потратить их уже было сложно. Тут, бац, реформа Гайдара, цены начали меняться ежедневно и даже чаще, все кинулись скупать доллары, но я к тому времени сидел за первым диссером, жена в отпуске по уходу. Запах инфляции я хорошо помню: получил «зряплату» в виде двух пачек новеньких «двадцатипятирублевок», от которых пахло машинным маслом.
        А вот теперь приходится сидеть и думать: как сделать так, чтобы этого не произошло. Теребить Людочку, у которой, по совершенно объективным причинам, пока ни фига не получается с БЭСМ. То, что без них не обойтись - это совершенно очевидно. Еще один момент, который сильно беспокоил, это национальный вопрос. По национальному признаку нас потом всех и разделили. Но здесь я пока бессилен. Максимум, что удалось сделать, это обратить внимание «вождя» на сращивание УНА и КП(б)У. Но ведь это происходит во всех республиках! Поэтому позвонил Келдышу, и договорились вечерком посидеть, кофейку попить с ним. Речь пошла о недопущении создания республиканских «академий». Предпосылки к этому уже были, этому способствовала Академия Наук УССР, «созданная» господином Скоропадским, в бытность его гетманом Украины. Если украинцам можно, то почему остальным нельзя? Поэтому я поднял вопрос о подготовке заседания президиума АН, в ходе которого необходимо принять постановление о преобразовании АН УССР в Малороссийский филиал АН СССР. Кроме того, предлагалось закрыть филиалы в среднеазиатских и закавказских республиках,
коих расплодилось целых шесть, свести в два: Среднеазиатский и Кавказский. Всего иметь не более 7 - 8 филиалов: Северный (Ленинградский), Уральский, Новосибирский, Дальневосточный, Малороссийский, Кавказский и Среднеазиатский. Так как АН СССР - структурное подразделение при СовМине, с 14 декабря 1933 года, то поднять этот вопрос я право имел, к тому же, будучи действительным членом Академии и входя в ее президиум. Предстоял непростой период бурного роста научно-исследовательской деятельности, и готовиться к этому стоило уже сейчас. Уже более 130 человек были академиками. Заметный рост по отношению к 37-му году, когда академиков было 88 человек. Название «Малороссийский» не прошло, остановились на Киевском. Келдыш, как и я, был согласен с тем, что делить все по национальным признакам достаточно опасно. Он по жизни больше централист и хорошо понимает, что именно в централизации скрыты причины наших успехов последних лет.
        Вопрос об украинской Академии поднят мной не случайно. Создали ее немцы и австрийцы, совместными усилиями. Немцы прекрасно помнят слова «железного канцлера» о том, что Великую Германию создал немецкий учитель. Именно поэтому под «республику в составе федерации» ими была заложена мина замедленного действия. Начало этому положили австрийцы, которым принадлежала Галиция. В 1898 году там издается первый том «Новой истории Украины» Грушевского. По ней украинцы и русские вовсе не одного рода племени, украинцы произошли от «антов», и наследницей Киевской Руси была не Московия, а Галицко-Волынское княжество. В общем, он обосновал, что Черное море - это искусственный водоем. Именно во времена Центральной Рады и гетманской Украины произошел захват правобережных областей России. Причем аппетиты у «украинствующих» были огромны. Одиннадцать областей России были объявлены украинскими. И еще к семи областям были высказаны территориальные претензии, включая области войска Донского, войска Кубанского, Крыма, Полесья, Холмщины. В общем, «губа не дура у нашего Андрея». Так что вовсю муссируемый в Интернете лозунг о
том, что Ленин «подарил Украине Харьков и Донбасс» несколько не соответствует действительности. Это - результат самозахвата.
        Теперь эти же силы пытаются протащить те же самые лозунги и упорно продвигают вперед изучение «украинского языка», на котором говорит всего две западные области республики. Готовятся к выпуску новые учебники, в которых развиваются идеи Грушевского. Установленная германцами мина продолжает накапливать критический потенциал.
        Заодно коснулись программы подготовки специалистов высшей школы. Уж слишком велик уклон в сторону «нетехнических» наук. Где-то 60 - 62 процента студентов обучаются по «лирическим» программам. А требуются «химики», «физики», «информатики» и прочие технические специалисты. К сожалению, школьную программу придется переделывать, усиливать естественно-научную часть предметов, которых в программе практически нет. И делать это срочно. И я знаю, кому это поручить: академику Колмогорову. Предусмотреть создание специализированных физико-математических, физико-химических и информационных школ, набор в которые вести с помощью вступительных экзаменов. Предусмотреть открытие заочных школ при отделениях Академии Наук. Сделать так, чтобы ни один способный человечек мимо этих учреждений не проскочил. Для этого еще требуется урезать «хотелки» Комитета по делам искусств при СМ СССР, дабы сократить отток учащихся на «лирическое» направление. Не обошлось без небольшого спора.
        - Могу точно сказать, в чем вас обвинят в первую очередь: в технократизме, - совершенно уверенно сказал Мстислав Всеволодович.
        - Что поделаешь, я - технократ, но мне откровенно не нравится, когда «с пелен» начинают отбор наиболее талантливых людей в непроизводственную сферу деятельности. Как будто тот же самый театр играет б?льшую роль в обществе, чем инженерия или наука. Это - ремесло, причем до недавнего времени они выступали в масках и хоронились вне кладбищ. А им высшие учебные заведения открыли. Доходит до маразма: у нас есть Литературный институт имени А. М. Горького, с двумя факультетами: очным и заочным, в каждом из которых три отделения: творческое, критическое и научно-исследовательское с аспирантурой. Доктор литературоведения, кандидат критических наук, академик литературы! Звучит! А посмотришь в библиографию: три-четыре произведения весьма сомнительного качества. А наиболее интересные вещи написаны людьми, реально проявившими себя в совершенно других делах. Ну, например, подполковник Казанцев с его «Пылающим островом». Он, кстати, один из создателей телеуправляемой танкетки, и продолжает работать в этом направлении. Согласитесь, Мстислав, что перекос, причем значительный, все-таки существует, и мы испытываем
острый дефицит подготовленных инженеров и научных работников. Из Германии приходится возить. А требуются свои.
        - Это так, Святослав Сергеевич, но я сомневаюсь, что мы что-нибудь сумеем кому бы то ни было доказать.
        - Доказывать ничего не нужно, требуется действовать в этом направлении. Начать с себя. Никто не может помешать Академии выделить финансирование на эти нужды. Сейчас создаем телецентры в Москве, Ленинграде и в Киеве, резервируйте канал, основным направлением которого будут лекции и научно-популярные фильмы о науке и технике. Еще одно направление - научная фантастика, твердая фантастика, популярность этого канала могу просто гарантировать, ведь мы стоим на пороге первого полета человека в космос. Работы по созданию фотоэлектрических батарей и литий-ферро-фосфатных аккумуляторов практически завершены. РТ-4 и РТ-5м производятся серийно, есть возможность начать работы по созданию полноценной позиционной системы. А для этого требуется отработать систему ретрансляторов сигналов «Земля - космос». Имеющейся элементной базы вполне достаточно, чтобы обеспечить передачу сигналов от ведущей станции к приемникам через космический ретранслятор. Так что уже в ближайшее время Московский телецентр сможет вещать на всю страну. Но требуется разработать и создать такие «спутники». Причем двойного назначения. И как
навигационные, и как ретрансляционные. А это еще и наземные станции. Это, конечно, перспектива, но я думаю, что к началу следующей пятилетки вопрос станет первоочередным. А готовиться надо уже сейчас. Есть там возможность разместить гиростабилизированные антенны?
        - По массе - да, но в первоначальных проектах этого не было, поэтому требуется дополнительная проработка вопроса.
        - Все в ваших руках.
        - Необходимо постановление Правительства.
        - Считайте, что оно у вас есть.
        В общем, договорились, в отличие от еще одного разговора, который состоялся незадолго до этого. Кто-то, пока не знаю кто, но с этим вопросом разбирается Власик, слил информацию с закрытого заседания XIX съезда, на котором обсуждалась моя кандидатура на этот пост. Там Сталин описал мое участие во всех исполненных проектах и в некоторых планируемых. Так как однозначной оценки от рядовых членов партии ожидать не приходилось, я практически не засветился в прессе и был «темной лошадкой» для большинства депутатов, кроме ВПК, ВВС и части научного сообщества, то Сталин решил немного приоткрыть завесу секретности. Честно говоря, зря он это сделал, но он никогда не советовался ни с кем, если решение уже принято. Так же, как я узнал о полной замене ЦК только на съезде. Уже в апреле в Лондоне вышел документальный фильм «Who are you, mr. Nikiforov?». А в мае стало известно, что в Голливуде на International Pictures режиссер Фриц Ланг, по сценарию Джона Ларкина, снимает фильм «Мистер Зло», с Гэри Купером в главной роли. Его «героя» зовут «генерал Никифоров». С этими новостями в кабинет ввалилась целая толпа
«мосфильмовцев». Сами слили эту инфу на Запад, а теперь пришли зарабатывать бабки здесь. Расчет был верным: грохот медных труб редко кого не волнует. Причем суперсекретная информация о сценарии американского фильма уже находилась в их руках. «Товарищи! Ну нельзя же так грубо работать!» Расчет был на то, что возмущенный тем, что лично меня Запад обвинил в уничтожении 286 тысяч японцев, включая «хибокуся», умерших после работы на зараженных кораблях, оставшихся на плаву, я начну оправдываться и приоткрою чуть больше главный секрет СССР. Но я совершенно не испытывал никаких угрызений совести. Вместо 2,5 миллиона жертв, понесенных Японией в той войне, эта обошлась значительно дешевле, около 300 тысяч или чуть больше. Да, большую часть из них она понесла в один миг. Никто не просил объявлять нам войну, кроме американцев. Надо знать, с кем дружить! От участия, в каком бы то ни было виде, в создании «нового шедевра» я отказался. А в качестве отместки сказал, что собираюсь создать «альтернативный Голливуд». Нашел, дескать, место, где свободно растет падуб узколистный. Немецкие товарищи готовят аппаратуру для
кинопленки, строим две фабрики совместно с фирмой «AGFA». ВГИК, точнее ВГИКТ из Алма-Аты переедет во Владивосток, где решено создать «Владивуд». Вуз разделится, технические специалисты продолжат обучение в институте, а актерский и режиссерский факультеты станут средне специальными.
        - Это как? Вы не понимаете роли режиссера в кинематографии!
        - Я? Да. Абсолютно! Это - ремесло, а не инженерия. То же самое ждет и театр. Ни одного театрального вуза в стране не будет. Достаточно студий при театрах. Вот там ножками и дрыгайте сколько угодно. Всю мировую историю это делалось именно так. Никаких высших учебных заведений для этого не требовалось. А театр рос и развивался. С кинематографией и телевидением чуть сложнее, технические средства для них требуется развивать, но… Просмотрев программу ВГИКа, я не нашел ни одного курса по усовершенствованию съемочной техники, аппаратуры для проявления пленки и тому подобного. Все это делается в ГОИ и на других предприятиях оборонного комплекса. Или массово закупается за границей. Собственных разработок просто нет. Почти. Кому нужен такой «институт»? За что мы платим деньги таким «профессорам», «доцентам с кандидатами». Не будет отдачи - переведем в техникум. И не надо делать такие страшные глаза. Голливуд - это «дикий запад» на другом краю страны, так, чтобы никто не вмешивался во внутреннюю и внешнюю политику страны. И мы пойдем по такому варианту. А то сидите здесь, понавыбивали себе справок о
реэвакуации и сливаете вероятному противнику всю информацию, которая стала вам доступна. С тем, кто эти данные вам слил - мы разберемся. Но и вами займутся компетентные органы. Вот такой вот я - Mr. Evil.
        Естественно, что, выйдя от меня, они ломанулись к Сталину. Он был большим любителем кинематографа. Пришлось готовить справку о том, во что нам обходится содержание этих богоугодных заведений. И в конце концов сказать ему, после достаточно долгих препирательств, что я лично знаю, кто и каким образом разрушил нашу страну. В первых рядах там стояли деятели искусств, Союзконцерта, Союза писателей, различных региональных театров, организовывавших на стадионах выступления популярных певцов, ансамблей, тащивших на сцену все западное.
        - Я ведь пальцем не коснулся Ленинградского хореографического училища или тех учебных заведений, которые не перевели себя в высшую школу. Постановление касается исключительно вузов. Причем, обратите внимание: бесплатных вузов. За высшее образование в инженерных науках людям приходится платить, пусть и небольшую сумму. А у них - государственные стипендии. За что? Я не понимаю. Нам не требуется столько актеров и актрис. А имея на руках диплом о высшем образовании, они требуют себе рабочие места. Вот и открываются театры в каком-нибудь Задрюпинске. А кому он там нужен? Элите города? Они и так себя барами чувствуют. Поэтому: хочешь песни петь и не работать - поживи на Дальнем Востоке, почувствуй размеры и гордость за свою страну, подними там рождаемость. А телецентр мы там построим, в следующей пятилетке. В Оргбюро ЦК есть такая женщина: Фурцева Екатерина, по-моему. Вот ее вместо Храпченко посадить в комитет искусств. Храпченко на съезде был, и я думаю, что это его работа. Она была министром культуры СССР. Все эти деятели ее страшно боялись. Вот так их держала. - И я показал крепко сжатый кулак.
        Сталин ухмыльнулся в усы, ничего не ответил, но спорить прекратил. Постановление вышло и обрело форму закона. Тем не менее я сам себе сказал: «Стоп! Хватит дуэлей! На сегодня дуэлей хватит!» Сделанного уже не воротить, я понимаю, что просто свел счеты с людьми, прожравшими страну. Их суть от того, что они теперь станут жить в другом городе, не изменится. Они считают себя талантами, звездами, и хотят иметь «уровень бога». А их зажимают, не дают развернуться и пытаются засунуть в какие-то рамки, тарифное уложение. А они - гении, все, поголовно. Их бы энергию да в мирных целях! Поэтому сказал секретарю, что еду в МИАН, вернусь к 20.00.
        Это - гораздо важнее, чем возня с отпрысками от культуры. Там возник «затык» с реализацией проекта суперкомпьютера на транзисторах. Требовалось выяснить, в чем дело, и немного подтолкнуть реализацию проекта. Я давненько там не появлялся, еще с довоенных времен. Людочка очень хотела меня женить, не совсем понимая мое положение здесь, в довоенный период. После того, как НКВД «обезопасило» меня от общения с «посторонними», в лице дочки одного из академиков, я прекратил визиты в МИАН. Люда сама приезжала в институт, если ей требовалось, а так - работала самостоятельно. Затем началась война, и у меня очень много работы было в Спецкомитете-1. Теперь времена изменились, раньше мне вся ее работа требовалась только для своих «машин» и оборудования для них. Теперь это нужно для людей, для экономики. На месте выяснилось, что как такового затора нет. Есть чисто технологические сложности, связанные с получением поликристаллического кремния. Требуется форсировать строительство заводов по производству силанов, кремнийводородов. Логические транзисторно-транзисторные элементы изготовлены и испытаны, но массового
производства пока нет. Все делается кустарным методом и в крошечных объемах. Но делается! Продвинулись даже в области КМОП-технологии, так как у меня с собой были в основном микросхемы, выполненные с ее помощью. Подвижки очень большие. Но времени предварительные исследования сожрали много. Главное все-таки сделано. Имеем возможность убедиться в этом, так как здесь в МИАНе сейчас работает изобретатель первого в мире компьютера доктор Цузе, и он привез сюда Z.3, собранный им для нужд авиакомпании «Хейнкель». Но его машина «не дружит» с десятичными цифрами, данные в нее вводятся в двоичном коде. Мы же создали EEPROM (энергонезависимую электронную память) и на ее основе настоящий БИОС. Так сказать, «подружили машину и человека». Да, до компьютера, как у меня, ему еще шагать и шагать, это только второе поколение машин, но устройства ввода и вывода информации у нашей машины есть, дисковое пространство - тоже. В этом отношении мы уже опережаем IBM, так как с перфокартами и перфолентой, их патентованным коньком, уже не работаем. Кстати, в том числе и монитор. Переход на высшие языки программирования мы
сделали еще в сороковом.
        Вернулся я оттуда в приподнятом настроении, после практически обязательного кофепития с пирожными, с «умными» разговорами с несколькими настоящими профессионалами своего дела. Обсудили «циклы» и «останов», то, что не смогли реализовать «конкуренты» в то время. Решения есть, имеющаяся технологическая база позволяет это сделать. Остановка, как, впрочем, и во многих других местах, вынужденная. Профинансировать эти работы в должном объеме не позволяла международная обстановка и необходимость сконцентрироваться на более приоритетных проектах. Тем не менее Люда и Иван, со своей дружной компанией, блестяще справились с поставленной задачей. Никогда бы не подумал даже, что в 1944 году буду держать в руках 32-пиновую логическую микросхему «рамки», оперативной памяти компьютера. Они практически готовы шагнуть сразу в третье поколение компьютеров. Дело за «малым» - производством всей этой техники. Массовым. В отличие от Википедии, я прекрасно знаю, что микросхема КР580ИК80А - это наша самостоятельная разработка, а не копия Intel 8080/8080A. Но пока это «прекрасное будущее», а не реальная продукция. Благо,
что направленной кристаллизацией и моим людям пришлось много заниматься, хотя они и не были пионерами в этом деле. В Ленинграде в РИАН доктор Степанов разработал способ получения монокристаллов сапфира и кремния, усовершенствовав метод Чохральского еще в 1938 году. Возня с полученными им монокристаллами сапфира, несмотря на четыре года войны, привела к Нобелевской премии в области физики, в той истории. Здесь же у Людмилы инструментарий был, лазер был готов в конце 40-го года. Зонную плавку мы освоили уже в 41-м. Какие-то первичные сведения о том, как делаются микросхемы, она получила и от меня, и выварив имеющиеся электронные элементы. Так что теперь дело только в развертывании промышленного производства, всю подготовительную работу МИАН и РИАН выполнили. А это - деньги. Поэтому по приезду обратно в Кремль собрал все бумажки, включая проекты Указов по реформе школьной программы, опытные образцы мы с Людмилой уложили в штатные упаковки и закрепили их в полиэтиленовом пакете. К этому разговору со Сталиным я готовился давно, как только понял, что отвертеться от этой должности не удастся. Еще в ходе
войны сам для себя решил проблему: стоит или не стоит пытаться изменить историю? Игра стоила свеч. И затраты на изменения очень скоро вернутся обратно в экономику. Сейчас главное - выбить базу из рук теневой экономики. Партийную верхушку уже прижал сам Сталин, поняв, насколько они могут быть опасны, если им вовремя по рукам не дать. Исторически ведь произошло следующее: «развенчав» Сталина, они обеспечили себе уверенное «сидение» на своем месте, став «хозяевами жизни». Режим «коллективной безответственности» позволял им творить все, что душе было угодно. Дело оставалось за малым: вовремя и красиво отчитаться об успехах. Для этого в дело шли любые ухищрения: приписки, коррекция планов, неучтенные пахотные земли, усушка, утруска, это и создало базу для теневой экономики. Дальше появился товар, который можно было реализовать по негосударственной цене, да по любой, главное, чтобы он не был учтен. А кто и как будет учитывать? Вот и произошло сращивание преступного капитала и партийной верхушки на местах. Особенно в республиках Средней Азии и Закавказья, где советская власть кончилась задолго до 1991 года.
Причина? Причина мне известна и понятна. Его величество «cash»! Поэтому, заявив о теме разговора еще по телефону, зашел в его кабинет в 22.00 7 мая 1944 года. Последнее время мы общались лишь время от времени, ежедневный доклад существовал, но носил формальный характер и в основном касался подписания каких-либо документов, с моей стороны, и мне передавались указания по тем или иным вопросам, на которые я должен был обратить свое внимание или подготовить документы по ним. Здесь же я вытащил из своего внутреннего кармана уложенную в аккуратную форму пластиковую карту «Visa», на которой была вытиснена моя фамилия и имя на английском.
        - Что это?
        - Там, откуда я прибыл, с помощью этой карты я мог расплатиться в любом магазине, при условии наличия на ней каких-либо средств. Есть еще одна, вот эта, это - кредитная карта на 250 000 рублей. Если эта сумма находится на счету, то они просто лежат, это не мои деньги, это деньги банка, которыми я могу воспользоваться. 60 дней - без процентов, а дальше под 11 процентов годовых, с погашением один раз в месяц. Заработную плату мне начисляли на дебетовую карту. В любом банке я мог снять наличные за определенный процент или в «своем» банке без процентов. Это - так называемые электронные деньги.
        Сталин, экономические знания которого были очень высоки, после этих слов попросил вытащить карту из формы и внимательно рассмотрел обе.
        - Просто пластик или внутри есть еще что-то?
        - Вначале, с 1950 года, это был просто пластик или плотная бумага с тиснением, затем заработала вот эта магнитная лента, а позже туда был вмонтирован так называемый «чип», для доступа к которому требуется знать код, после введения которого транзакция разрешается. «Чип» - это вот такое устройство. Вот этот - извлеченный из аналогичной карты, а этот я забрал сегодня из МИАНа. Экспериментально они уже выпускаются. Я сегодня был там и познакомился с тем, чем они занимаются. Беседовал и с директором товарищем Виноградовым, и с непосредственным руководителем работ товарищем Людмилой Келдыш. Это задание мы выдали ей еще в конце сорокового года. Помните, вы просили создать планшетный компьютер для вас и членов Правительства.
        - И каковы успехи?
        - Вот фотографии устройства, принцип действия которого аналогичен планшету и моему компьютеру.
        - Да, планшет он пока напоминает очень мало.
        - Тем не менее, это устройство ввода, как видите - клавиатура, это устройство вывода информации - монитор, а это - принтер, то, чего у нас не было вообще, если помните, мы технологические карты и чертежи снимали с монитора, а затем печатали на фотобумагу, «синьку». Это малая электронно-вычислительная машина МИАН-М. Быстродействие - 500 тысяч операций в секунду. Полностью собрана на экспериментальных транзисторах, сделанных в МИАНе. Вот они. - Я выложил прозрачный пакет с переданными Людмилой образцами.
        Сталин рассмотрел их внимательно и тщательно. Отложил в сторону, начал набивать трубку. Это хороший признак, значит, разговор его не раздражает, и он собирается выяснить все до конца. Я продолжил говорить об успехах МИАНа, показал большую машину, но у которой была меньшая производительность, чем у малой, и проект суперкомпьютера, для создания которого не хватало мощности лабораторных фотолитографических машин. На создание такой машины уйдет не менее пяти-шести лет.
        - Проблему я понял, ваши предложения?
        - Во-первых, подключить к проблеме немцев из «Карл Цейс ГМБХ», с целью создать мощную 6 - 10-метровую фотокамеру, и не одну, а целую серию для нескольких заводов. Без таких камер уплотнение монтажа в большой интегральной микросхеме будет невозможно.
        - Не возражаю, тем более что были подобные предложения со стороны Германии.
        - Во-вторых, выделить в отдельное направление создание вычислительной техники из МИАНа, создав Московский и Ленинградский научно-исследовательские институты точной механики, оптики и вычислительной техники. Кандидатуры на пост директоров имеются, это Михаил Лаврентьев и Аксель Берг. Третья кандидатура - член-корр Исаак Брук из Энергомаша. Общее руководство оставить за Людмилой Келдыш. На институты возложить ответственность за строительство и разработку оборудования для массового производства таких микросхем. Это - особо чистые производства, буквально стерильные. А с этим вопросом у нас очень тяжело. Места для строительства: Ленинград, Московская область, Минск, Киев, Пенза. Пять заводов.
        - Почему так много?
        - На эти элементы перейдет вся радиопромышленность и приборостроение. Их понадобится очень много. В перспективе, через три-пять лет, мы сможем создать машины третьего поколения, значительно меньшего размера, чем сейчас, и эта продукция станет массовой. Вот тогда мы сможем начать переводить нашу экономику на электронные деньги. Что даст абсолютную и доказуемую прозрачность всех товарно-денежных операций в стране. И господам или товарищам «Корейко» придется очень тоскливо. Вы, правда, не любите Ильфа и Петрова, но кем был Корейко, наверное, помните.
        - Да, помню. Что для этого требуется?
        - Потребуется создать единую сеть, с центральными и региональными вычислительными центрами, к которой подключить государственные банки, их у нас шесть. Торговые точки и отделения банков снабдить устройствами, к которым можно обратиться с помощью таких карт. Это что-то вроде кассы, внутри печатающее устройство, для чеков, и читающее - для карт, с системой ввода индивидуального кода. Эта касса печатает сразу два чека, один остается в магазине, второй получает гражданин. Постепенно произойдет полный отказ от использования наличных денег. Лишь в исключительных случаях. Передача информации в банк и налоговую инспекцию может осуществляться сразу или в конце рабочего дня. Удобнее сразу.
        - Во сколько это встанет?
        - Пока оценить сложно, но это очень выгодное предприятие. На девяносто процентов по весу эти приборы состоят из кремния. Вот фотографии, как они делаются. А это - схема так называемой планарной технологии, с помощью которой в таком маленьком объеме помещается большое число транзисторов, диодов, конденсаторов и сопротивлений. На основе которых в них создаются и логические элементы. Для них пишутся программы и драйверы, что тоже приносит деньги. В результате через некоторое время мы будем иметь вот такие телефоны, и те же самые планшеты. При абсолютной прослеживаемости и трассируемости. На сегодняшний момент времени мы по этому вопросу впереди планеты всей. Виноградова и Келдыш требуется поощрить. Как и всех, кто принимал участие в создании этих экспериментальных элементов и первой в СССР вычислительной машины второго поколения, с элементами третьего.
        - Сразу третье поколение?
        - Отдельные элементы. Их надо бы запатентовать. В любом случае это огромный прорыв в нашей науке.
        - Это хорошо, товарищ Никифоров. Мы не возражаем против создания институтов. И ориентируйте их на скорейшее финансовое обоснование проектов строительства новых заводов.
        - Есть, товарищ Сталин. Но это еще не всё. Вот Указы о реформировании школьных программ, куда требуется ввести дополнительные часы для изучения физики, химии и информатики, вкупе с математикой. В указах сказано о создании физико-математических, физико-химических и информационно-радиотехнических школ с углубленным изучением этих дисциплин, а также эти три предмета становятся основными и для обычных школ. Без этого нам такое количество людей по этим специальностям просто не подготовить.
        - С этим я тоже согласен. Кадровый вопрос - он наиболее важен. Давайте на подпись.
        Он даже не вспомнил о том, что «это требуется обсудить на ЦК»! Вот это номер!
        После того, как он подписал указ, я сказал:
        - И последнее, товарищ Сталин. У нас уже была «электрификация всей страны», проводили «коллективизацию», «индустриализацию». Пришло время «информатизации всей страны». Это должна быть широко разрекламированная, поддержанная массами программа. Обязательно с широким обсуждением в прессе, в том числе и в мировой. А вот о конечной цели этих преобразований - ни одного слова. Это должно остаться секретом, чтобы люди, занимающиеся нелегальным бизнесом, раньше времени не всполошились. Информация должна быть строго дозированной. И требуется согласовать признание наших патентов Германией и Францией, а, по возможности, и Великобританией.
        - Возьму это на контроль. Подготовьте доклад для ЦэКа, без упоминания конечной цели проекта.
        На следующий день Сталин посетил МИАН, и не один, а с целым выводком кинематографистов из Мос - и Воентехфильма под руководством Владимира Шнейдерова, кинооператора, кинорежиссера и путешественника, снявшего к тому времени более десятка популярных фильмов в невероятно сложных условиях. Здесь ему тоже предстояло «потрудиться». Помню, что именно он вел передачи знаменитого «Клуба кинопутешествий», любимой всеми воскресной телепередачи Центрального телевидения СССР, не путать с «Клубом путешественников». Нас с Людмилой «припахали» так, что пискнуть было некогда: готовили доклад для Пленума ЦК. Кинематографисты успели снять, проявить и смонтировать фильм, можно сказать, со Сталиным в главной роли. Почему в главной? А потому, что он сказал самые главные слова: информатизация всей страны. Скажи это я или Людмила - эффект был бы нулевой. Съемки велись на цветную пленку Шосткинской фабрики. Владимир Адольфович выложился полностью, да и опыт у него был богатый. Фильм получился. Главное было сделано: всему миру показали, что набор команд идет на русском языке и десятичными цифрами, а сказано было, что
работает эта машина на двоичном коде и на единую шину. Ну и про полмиллиона операций в секунду. Само собой, «Правда», «Известия» и Центральная студия кинохроники распространили эту новость по всей стране. Сказать, что это вызвало очень большой ажиотаж в стране… Наверное, нет. Пока мало кто понимал, что за зверя приручили в МИАНе, ну, кроме ПВОшников и спецкомитета № 3. Но эти были немного в курсе происходящего, и свою «Каму» проектировали так, чтобы ЭДЦ (элементы движения цели) обрабатывались на аналогичном устройстве. Для остальных это был не более чем повод провозгласить тост за успехи советской науки и техники, самой передовой в мире.
        А вот на той стороне океана и на маленьком островке где-то в Северном море всполошились не на шутку. Ведущее место в мире по двоичному счислению занимала в то время компания IBM. Механические вычислительные устройства с ее легкой руки выпускались по всему миру. Это были и кассовые аппараты, позволявшие за один оборот ручки суммировать или вычитать, в зависимости от направления вращения, две цифры, введенные в машину с помощью клавиш, разворачивавших шестерни разрядов в необходимое положение. Это и первые «базы данных» на перфокартах и перфолентах, с помощью которых можно было хранить и передавать информацию. Ими уже был придуман и стандартизирован телетайпный код, использующий двоичное семибитное кодирование знаков клавиатуры. Для военных нужд изобретен и используется сверхбыстродействующий приемопередатчик, с вводом-выводом информации при помощи перфоленты, позволяющий буквально «выстрелить» данными в эфир, перехватить который невероятно сложно, без записывающей аппаратуры - просто невозможно. (Автор в свое время использовал вычислительную машину с программой, записанной на перфоленту, для
спутниковой радионавигационной системы «Транзит». Компьютер назывался «Магнавокс». Монитора у него не было, ответ выдавался на принтер. Устанавливался на корабли ВМС США в 60-х годах. Микросхемы там были, в них находились логические элементы &, V, ¬, - и ?, по четыре штуки в одном корпусе. Остальная схема использовала одиночные транзисторы на печатных платах.) В СССР до войны тоже выпускали механические вычислители и кассовые аппараты, с принтером игольчатого типа, с пропитанной краской лентой. Все они были копиями IBM и немецких счетных машин, хотя и имели кое-какие отличия и доработки. Как сейчас помню: когда на столах у бухгалтеров появились первые «Электроники», электрические калькуляторы, то их сначала «проверяли» с помощью «Феликса» на точность, а некоторые сотрудницы продолжали использовать «Феликсы» до самой пенсии, чтобы не переучиваться. Считать требовалось быстро, а контрольного окошка, где высвечивалась бы вся цепочка набранного, еще не было. Случайно нажатая кнопка, которую случайно зацепили ногтем, могла серьезно изменить результат. В «Феликсе» этого не случалось. Позже на него смотрели
как на «архаизм доэлектронного периода» или эры. Сейчас же - это главное орудие Госплана, бухгалтерий и банков. Все держится на нем, его величестве «Феликсе», русско-шведском механическом калькуляторе, созданном на оружейном заводе Нобеля в Санкт-Петербурге и запатентованном здесь. В фильме показали работу с таблицами и матрицами, подсчет которых занимал доли секунды. Снято было очень хорошо, что называется с душой. До этого использовались выпускаемые на заводе «Маяк» табуляторы марок Т и ТА. ТА мог работать с символами алфавита. Обе модели брали свое начало от табуляторов IBM, точнее, немецкого филиала этой компании.
        Так как про «информатизацию» сказал «сам», то в прессе начался просто бум, похуже того, который был в СССР в 1949-м, когда советские физики утерли нос американцам в ядерной гонке. Сейчас «физического бума» не случилось, все прошло тихо для советского народа. Бушевала только Америка и Швеция. Британия, наоборот, считала себя целиком и полностью причастной к быстрому разгрому как немецкого фашизма, так и японского милитаризма. Остальные жители стран Европы, кроме Швейцарии, ежедневно наблюдали у себя на улицах вежливые и строгие патрули оккупационных войск, так что от обсуждения «высоких материй геополитики» они были отстранены.
        Томас Ватсон, чиф экскьютив оффицер компании IBM, услышал эту новость в штаб-квартире компании на границе между штатами Коннектикут и Нью-Йорк. Городок назывался Армонк. Несколько месяцев назад он получил заказ на автоматический калькулятор «Марк-1» для нужд военно-морского флота. На его основе хотели создать СУАО (систему управления артиллерийским огнем) для линкоров типов «Айова» и «Монтана». Эти переговоры шли уже несколько лет. Начинались они в далеком уже 1940 году, когда президентом Рузвельтом была принята программа, по которой Америка должна была вступить в войну на Европейском театре военных действий в 1942 - 1943 годах. До этого и страна, и армия, и флот были не готовы к ее проведению. Учитывая то обстоятельство, что Япония присоединилась к странам Оси, то вмешательство в европейскую войну могло привести к войне на два фронта. В тот момент все складывалось достаточно неожиданно и несколько выбивалось из планов: Гитлер начал Вторую мировую, мгновенно разгромив Польшу, но, вместо того чтобы напасть на СССР, заключил с ним договор о ненападении, понимая, что как только он двинется на восток,
как договаривались с владельцами ФРС, так Франция и Британия нападут на него с запада. Поэтому он остановился, развернул свои армии и в мае 1940 года ударил на западе и северо-западе Европы, вынудив Францию заключить II Компьенское перемирие, в том же месте, где 11 ноября 1918 года было подписано I Компьенское перемирие.
        К этому моменту только два линкора проекта «Норт-Кэролайн» были спущены на воду, в этих верфях заложили кили для еще одного «Саут-Дакота» и новенький «Айова». Деньги на строительство новой СУАО выделили только в 41-м году, когда со стапелей сошли еще три линкора уже типа «Саут-Дакота». И в них заложили еще три «Айовы». Всего заказ поступил на шесть автоматических калькуляторов, но с оговоркой, что если война затянется, то приобретут семь для «Монтан». Генеральный директор компании прекрасно помнил, за счет чего он сумел выкрутиться во времена Великой Депрессии. Именно поставки флоту вычислителей и табуляторов позволило сохранить рабочие места и получить неплохую прибыль. И он решил рискнуть, начав вкладываться в разработку, с целью ускорить появление прибора, в надежде на то, что и на остальные корабли встанет эта замечательная и дорогущая «игрушка». Флот всегда стремился к унификации оборудования. Вложив почти четверть миллиона долларов в «железяку», он почувствовал, что «пролетел», когда машина была в готовности на 25 процентов. В тот день было объявлено, что Германия капитулировала в Африке, и
надежды на затяжную войну в Европе окончательно рухнули. Затем последовал разгром Японии, и началась разделка на слом всех недостроенных линкоров. В строю оставались только «Кэролайны», за четыре «Дакоты» шла страшная грызня между Сталиным и Итеном, с одной стороны, и президентом Рузвельтом, с другой. В итоге, под давлением Сталина, три «Дакоты» пошли на переплавку, так как требовали серьезных переделок и модернизации, в первую очередь по СУАО. У них не было артиллерийских локаторов. Последняя из «Дакот», «Алабама», достраивалась по измененному проекту, на котором стояли радиолокационные СУАО. Для него и понадобился «Марк-1». В конце 43-го года Пентагон выделил на достройку калькулятора еще денег, и казалось, что проект вот-вот сдвинется с места. И тут…
        Чертов Сталин! В прошлом году его самолеты установили новый рекорд дальности, облетев с одной посадкой земной шар. А осенью заговорили о каком-то «спутнике», который крутится вокруг Земли с непонятной целью. Ну, цель вполне понятна: благословенные Соединенные Штаты. Поправив галстук-бабочку, через секретаря вызвал машину, буркнул, что он в Нью-Йорк, и расположился на широченном мягком диване заднего сиденья лимузина, подняв стекло между собой и водителем. Развернул биржевые ведомости, взятые со стола секретаря. Биржа уже успела среагировать на новость, и акции компании пошли вниз, потеряв 11 процентов по сравнению со вчерашним днем. Пока не смертельно, но чертовски неприятно. Опять придется оправдываться перед акционерами. Пока до остальных еще не все дошло. Хотя, черт побери, это же золотое дно! Это замена всего имеющегося парка машин по всему миру. Знать бы, на что менять! Именно за этим он сейчас ехал в Бруклин. Сюда из Норфолка перегнали единственную уцелевшую «Дакоту» для модернизации и достройки на плаву. Человек, который создал Mark 1, сейчас находился там. Фактически было создано несколько
машин разной производительности, максимальную имела одна: «Harward’s Mark 1», которую уже увезли с завода в Кембридж. Строилась целая серия машин, часть из которых представляла собой основной вычислитель системы управления огнем. Основой для него служила так называемая «машина Бэббиджа». Группа из пяти человек появилась в Армонке еще в 41-м. Начинали они с разработки «малых» машин, урезанных по возможности программирования и рассчитанных на исполнение строго определенных функций. Большую машину, имевшую значительно большее количество разрядов, и обладавшую большей производительностью, готовили для предварительного просчета баллистических таблиц.
        Всю «пятерку» «яйцеголовых» он обнаружил в кинозале BNY[3 - Brooklyn Naval Yard - Бруклинская военно-морская судоверфь.], и не одних, с ними находилось несколько человек в форме ВМС и Береговой охраны, две из которых имели широкий шеврон на рукаве. Из гражданских присутствовал только один человек, зато какой! Сам Карл Винсон, конгрессмен от Джорджии, председатель сразу двух комитетов Сената: военно-морского и по делам вооруженных сил. От президента США присутствовал лично адмирал Лехи. Так что: все в сборе, не у одного «поклонника Гитлера» при прослушивании сообщения екнуло сердце.
        - Мистер Ватсон, рады вас видеть! Вы уже слышали новость? - поинтересовался адмирал Лехи.
        - Да, адмирал, и она мне сильно не понравилась. Она ставит крест на нашей работе.
        - Вы совершенно неправильно оцениваете возможности «Марка»! - недовольным голосом сообщил капитан 2-го ранга Айкен, разработчик и главный конструктор машины. - «Марк» за время между залпами успевает обработать всю информацию о целях. Как для главного калибра, так и для зенитной артиллерии. Темп двадцать пять залпов в минуту, для вспомогательного калибра линкоров и главного калибра ПВО авианосцев, он выдерживает. Позволяет централизованно обеспечивать наведение на цель всех тринадцати башен.
        - А в случае звездной атаки? - задал вопрос Лехи.
        - Мы устанавливаем четыре системы управления, по одной в каждом секторе, мертвых зон у них практически нет. Решение о количестве орудий универсального калибра в залпе принимает командир плутонга или старший офицер. Плюс к этому, господин адмирал, электромеханический калькулятор выдерживает поражающие действия ядерного взрыва. Без ущерба для себя.
        - Вот об этом - не надо, мы не знаем, как поведет себя корабль и его оборудование после применения противником А-бомбы. Плюс, не забывайте, что против Японии они применили N-бомбу. - заметил Винсон. - Судя по всему, ущерб будет огромный, новейший японский «Ямато» вышел из строя полностью. Русские его затопили в Курило-Камчатском желобе.
        - Меня больше интересует техническая сторона вопроса успеха у русских, - подал, наконец, голос Ватсон. - Что известно об их новой машине? Есть какие-нибудь данные, или опять будем верить слухам?
        Адмирал Лехи переглянулся с сенатором и начальником разведки ВМС, те согласно кивнули головами. Адмирал снял трубку и сказал:
        - Дайте еще раз, - сказал он в трубку и положил её. - Мы как раз смотрели фильм, присланный из Москвы и Лондона, но его видели не все из разработчиков «Марка».
        - Эта машина носит название ASCC, адмирал. «Автоматический калькулятор, управляемый последовательностями», и никак иначе.
        - Он принят на вооружение, поэтому флот традиционно использует для любого устройства аббревиатуру «Mark», «Mk» и порядковый номер разработки. Вводить новые обозначение для него мы не станем, - обрезал адмирал. Впрочем, спор прервал начавшийся фильм.
        - Адмирал! Остановки фильма возможны?
        - Да, не более двух минут, возьмите пульт, мистер Ватсон.
        Гендиректор запустил пленку назад и остановил на одном из кадров, пытаясь замерить с помощью пальцев руки размер машины.
        - Мы уже выяснили эти параметры, господин Ватсон. Пускайте дальше, вот ее размеры.
        Через некоторое время голос подала худенькая темноволосая женщина, страшненькая, как смертный грех, с нашивками младшего лейтенанта ВМС и какими-то легкомысленными кудряшками на висках.
        - Сэр, пожалуйста, назад, до появления в кадре Сталина, и там включите самую малую скорость кадров. - А сама, поправив очки, подошла почти вплотную к экрану. - Стоп, отсюда, сэр.
        Она подняла блокнот, на котором что-то стала быстро записывать.
        - Спасибо, сэр. - Вновь появился звук, женщина, на правой стороне ее мундира виднелась надпись «LT JG Hopper», аккуратно отходила от экрана, продолжая внимательно смотреть на него.
        - Стоп, чуть назад, и медленно вперед. - Опять зашуршала карандашом, затем замахала руками. - Что, что они пишут, я не понимаю, что они пишут?
        - Это - кириллица, они пишут по-русски. Они - русские.
        - Черт побери! Это надо скопировать и перевести! Это их командный код. Господи, а это что? Можно назад и в нормальном темпе?
        На экране возник рисунок, портреты Ленина и Сталина, нарисованные какими-то значками. Их вывели на принтер, очень широкий принтер, не меньше А1, и подарили портреты Сталину. Младший лейтенант сложила ладони возле рта и зачарованно смотрела на экран, особенно когда показывали просчет массива данных.
        - О, my God! - повторила она несколько раз.
        - Все, дальше можно не смотреть, больше машину не покажут, а перевода у нас пока нет, - сказал адмирал Лехи, начальник личного военного штаба президента, без утверждения которого ни флот, ни авиация, ни армия «чихнуть не могли». Не посоветовавшись с этим человеком, президент не подписывал ни одной бумажки, связанной с военными.
        - Итак, ваше мнение, миссис Хоппер? Это - мистификация? Или реально действующая машина?
        - Боюсь, что «да», мой адмирал. Это - реально действующая вычислительная машина, с гигантскими возможностями. И она основана на ином принципе действия. Я думаю, что механических устройств у нее нет, в отличие от нашей. Поразило быстродействие машины, ведь русские обсчитывали трехмерный динамический массив данных с очень небольшим шагом, и я догадываюсь, для чего они это сделали. Вы помните, что в ноябре прошлого года они объявили, что вывели на орбиту Земли аппарат, «Спутник». С помощью этой машины они обсчитывают его положение на орбите.
        - Для чего?
        - Боюсь, что для того, чтобы вовремя дать ему команду начать спуск с орбиты. Или определить по его положению собственную линию положения, а если «спутников» будет несколько, то получить свое место. В принципе, можно и по одному, зная закон его перемещения. Как по Солнцу, но гораздо быстрее.
        - Искусственная навигационная звезда?
        - Думаю, да. Которой не мешают облака и свет, обсервации в любое время. Система наведения или система навигации. В ближайшее время этих «спутников» станет значительно больше.
        В кинозале находились в основном моряки, которые понимали, что значит для корабля или эскадры иметь свои обсервованные координаты. Поэтому глаза у всех поднялись к потолку, мысленно просчитывая те преимущества, которые можно из этого извлечь.
        - Но мы же тоже можем воспользоваться этими радиосигналами.
        - Можем, если будем иметь ключ доступа к ним. Достаточно ввести плавающую поправку к времени сигнала, чтобы противник не смог полностью использовать систему. И потом, мы же не знаем, что они передают со спутника в шумовом режиме. Этот сигнал зашифрован. Но это - двоичный код. Двухтональный сигнал от спутника есть, сама слышала, очень высокочастотный. Но я тогда не понимала, зачем он нужен. Теперь понимаю. Скорее всего, их система будет использовать и доплер-эффект, и импульсный режим, для уточнения линии положения. Не сегодня, но очень скоро, у русских будет глобальная спутниковая радионавигационная система, с точностью выше, чем «Лоран-Си». А это решает все проблемы с навигацией и с выбором места удара их А-бомбами.
        - Насколько я в курсе, они их более не делают, только «Эйч-бомбы» и «Эн», - заметил сенатор Винсон.
        - Большого значения это не имеет, господин сенатор. Какая разница, от какой модификации ты умрешь, - мрачно заметил Томас Ватсон. - Скажите, миссис Грэйс, на каком принципе работает эта машина, по-вашему?
        - Они показали момент пуска машины, кстати, у нас это очень узкое место, запустить наш компьютер достаточно сложно, и, в случае сбоя по питанию, переполнению памяти или отказу выйти из цикла, приходится останавливать ее и запускать вновь, предварительно найдя причину отказа. Иногда простой длится очень долго, особенно если вышел из строя какой-нибудь элемент. В момент запуска промелькнули некоторые цифры, которые я записала. Кто-нибудь знает русский? Мне кажется, что это - обозначения каких-то физических величин.
        Начальник военно-морской разведки вице-адмирал Теодор Вилкинсон, слегка смущаясь, заметил ей, что флот готовился воевать с японцами, а не с русскими, поэтому специалистов по русскому языку у них недостаточно, но он был на курсах, и попытается ей помочь. Кое-что из кириллицы он помнит. Он вспомнил самое главное: что в отличие от всего мира, в России произносят и пишут Герц, вместо Херц. Грэйс Хоппер, которую по-русски звали бы Гоппер, даже присвистнула, расшифровав знаки 512 кГц и 1024 кБт.
        - Мне кажется, что тактовая частота равна 512 000 Херц, а объем чего-то там, скорее всего памяти, 1024 килобит. Меня смущает вот этот параметр - здесь указаны мегабиты. Что это такое - я сказать затрудняюсь. И еще: объем информации измеряется в битах и обозначается одной буквой «Би». У них используются две буквы «Би-ти». Какая-то внесистемная единица. Судя по всему - это электронная машина, так как представить себе «что-то», вращающееся с такой скоростью: пятьсот двенадцать тысяч оборотов в секунду, просто не реально. Как ты думаешь, Ховард?
        - Меня больше интересует другой вопрос: они вводят буквы и цифры в десятеричном виде. И результат получают в них. А мы после вычисления производим пересчет двоичного результата в десятеричный. Как?
        - Не знаю, Ховард. Похоже, что между нами пара десятков лет разницы в развитии.
        - Вот это-то и странно! Я никогда не слышал о том, что русские что-то изобрели в области вычислительной техники. Откуда это все?
        - О создании А-бомбы они тоже не писали, и радиолокаторы массово применили для военных целей именно они, причем сразу использовали длину волны в одну восьмую дюйма. Да еще и плавающую, с плавным изменением, чтобы затруднить постановку помех. Будь у нас магнетрон в 40-м… и резать «Дакоты» бы не пришлось… - поддержал разговор сенатор.
        - У нас есть возможность сделать что-то подобное? - заинтересованно спросил генеральный директор IBM. Он еще лелеял мечту принять участие в глобальной перестройке всего парка вычислительных машин во всем мире.
        - Затрудняюсь вам ответить, - безапелляционно заявил Ховард Айкен.
        Ватсон перевел глаза на сорокалетнюю программистку.
        - Мне было бы интересно попробовать сделать что-то в этом духе. Хоть одним глазком бы взглянуть на ее внутренности.
        Все повернулись на директора военно-морской разведки вице-адмирала Вилкинсона. Но тот развел руками.
        - Попробуем через Германию, кое-какие связи там у нас остались, - за него ответил Ватсон. Еще бы! Он - кавалер ордена заслуг Германского Орла, высшей награды Третьего рейха.
        - Насколько я понимаю, мэм, вы не будете против небольшого путешествия по Европе? - спросил мистер Ватсон младшего лейтенанта Хоппер. Та отказываться не стала.
        - Господин адмирал, как вы считаете, создание ACSS достойно выдвижения на Нобелевскую премию в области математики? Русские не смогут не ответить на такой вызов. Играть - так по-крупному. Требуется немного покрутить нашими связями в Стокгольме. Предлагаю раскрыть некоторые секреты, использованные для создания калькулятора, все равно он уже морально устарел. Крупная рыба требует качественной наживки.
        - Мы подумаем над этим вопросом.
        - А я, с вашего разрешения, адмирал, направлю небольшую экспедицию в Европу и в СССР, с целью проведения серии семинаров и слушаний по вопросам программирования. Возглавит ее вице-президент нашей компании. Наша компания выделит для этого средства и обеспечит их хорошей связью и транспортом. Требуются визы для ее участников, то есть содействие Госдепартамента и, возможно, наших «кузенов». Мистер Вилкинсон! Ваше содействие тоже необходимо. Сроки и состав согласуем с вами на днях. Надеюсь, что у вас достаточно возможностей для скорейшего обеспечения прикрытия этой операции. Заодно возобновим работу германского отделения нашей компании, так как по-другому к проблеме не подойти.
        Томас Ватсон почуял прибыль и уже не мог остановиться. Русское «ноу-хау» должно работать на компанию. Для этого он был готов заключить договор не только с русскими, но и с самим дьяволом. Вице-президентом компании работал его сын, Томас Ватсон-младший, недавно вернувшийся со службы в авиации. Он и возглавит экспедицию. В случае успеха контрольный пакет IBM может перейти в руки семейства. «Париж стоит обедни!»
        В конце мая 1944-го мне наконец удалось выкроить время, чтобы посетить четыре европейских столицы: Рим, Париж, Берлин и Лондон. Наиболее тепло и радушно принимали в Риме. Там уже прошли выборы и конституционный референдум. Пальмиро Тольятти занял пост премьер-министра Республики Италии. Короля Виктора Эммануила обвиняли в том, что с его помощью фашисты захватили власть в Италии в 22-м году. И он отрекся от престола в пользу своего сына Умберто. Но на референдуме было решено отказаться от института монархии в пользу трехпартийной системы: социалистическая и коммунистическая партии, объединенные в народно-демократический фронт, и христианские демократы. Влияние церкви было очень велико, особенно на юге, поэтому они сумели пройти в парламент и имели около 15 % мест в двух палатах.
        Итальянцы искренне радуются происходящим процессам, но ситуация на юге очень серьезная. По нашим сведениям, Сицилия и Сардиния ведут тайные переговоры с Соединенными Штатами и Великобританией с целью отделиться от континентальной Италии. Хотят это сделать сразу, как будут выведены советские войска с островов. Англичане действуют через Ватикан, сами отсвечивать побаиваются. Я здесь с экономической программой, строительство большого флота требовало подключить к работе несколько известных итальянских фирм, с которыми сложились отношения еще до войны. Кроме того, требовалось вывезти из Швейцарии заказанные тоже до войны турбины для строящихся в Николаеве авианосцев и тяжелых крейсеров. Провел несколько довольно успешных переговоров, в основном по морской тематике. Программа «Большого флота» требовала кооперации с ведущими кораблестроительными фирмами мира. Само собой, что Соединенные Штаты отпадали сами собой, оставались Франция и Италия, под вопросом Великобритания. И главная кузница нашего флота - Швейцария.
        Хуже всего с ней: она требовала оплату только золотом, не признавая рубль законным средством платежа, они, видите ли, не уверены в наличии у нас такого запаса золота. А нам не выгодно было ронять его стоимость, поэтому об открытии новых месторождений мы помалкивали. И о том, что вернули из Японии ту часть царского золота, которая была украдена японскими оккупантами и белогвардейцами. Швейцария неплохо «приподнялась» на поставках оружия, как напрямую, так и за счет патентов на орудия «Эрликон», основной пушки для зенитной артиллерии и авиации всех воюющих стран, кроме СССР. Переговоры были сложными, поэтому пришлось их прервать и сказать, что обойдемся без них. Желающих получить эти контракты в мире хоть отбавляй. Для нас это приводило к тому, что пришлось бы переделывать несколько уже готовых проектов кораблей. Турбины и реверс-редукторы для них плюс обновление оборудования на ЛМЗ мы планировали произвести за счет поставок отсюда. Лишь через полмесяца швейцарцы согласились на смешанную оплату, затем на оплату за рубли, но это было уже без меня. Честно говоря, мне не нравилась идея, заложенная в
программу «Большой флот», но убедить руководство пока не получалось. «Большой СССР» должен иметь большой флот и точка. Вот и приходилось ужом крутиться. Тем не менее, несмотря на срыв переговоров со швейцарцами, турбины «Советского Союза» отправились в Ленинград. Он станет первым в мире линкором с двумя ядерными реакторами на борту. А вот по поводу его вооружения… Вернемся, будем разговаривать с адмиралами. Пока что достаточно того, что швейцарское отделение «Браун Бовери Ко» полностью выполнило поставки главных турбозубчатых установок для всех четырех заложенных кораблей. Три из них были поставлены до войны и уже стоят на кораблях. Не хватало только установок для «Советской России». Сразу после окончания войны корабелы вытрясли все валы, заказанные в Германии и Голландии, которые «зависли» было из-за нее. Существовал приказ Гитлера: не отправлять ничего, связанного со строительством флота. Включая проданный нам тяжелый крейсер «Лютцов», мы его две башни сами забрали из Бремена. Самым примечательным в этом корабле была паросиловая установка с принудительной циркуляцией пара под давлением 60 атмосфер.
Немцы строили все свои корабли с очень хорошими пароперегревателями. Эти в два раза перекрывали этот показатель по сравнению с Роял Флитом. К тому же при этом требовалось меньше котлов. На «Лютцове»-«Таллине» их было всего девять. Получилось очень компактное котельное отделение.
        Следующими, за Римом и Миланом, городами стали Женева и Париж. О результатах женевских переговоров я уже написал, а вот во Франции удалось начать переговоры с Institut national de la propriete industrielle, патентным бюро Франции. То, ради чего, собственно, ехал. Сложностей там хватало! Собственно, чего еще можно было ожидать: далеко не все во Франции двумя руками поддерживают Четвертую республику. В качестве руководителей в бюро сидели люди, которым переделка чего-либо была против шерсти. Плюс, не будем забывать о том, что в свое время многие «состоятельные кроты» во Франции вложились в одну из первых «пирамид». Они купили облигации Российского займа под строительство КВЖД. Россия эти облигации не выпускала, займ предоставляло французское правительство и Банк де Франс. Его председатель мсье Georges Pallain придумал, как сократить немного расходы, и запустил рекламную кампанию в газетах и по радио, пообещав неплохие проценты. Таким способом французы достаточно успешно пользовались и ранее: два великих канала построили: Суэцкий и Панамский. Дорогу сделали быстро, долги начали возвращать, а тут
война, Первая мировая. Царь-батюшка, «страстотерпец», по новому стилю, еще выпустил облигаций, теперь под военный займ, на перевооружение русской армии, затем белые тоже попросили, дескать, свергнем проклятых большевиков - вернем, с процентами. И давали! Во Франции существовала «толстая прослойка» рантье, людей, живущих на проценты с капитала. В общем, разговор с директором института свелся к требованиям признать царские долги. В этом случае обещал признать патенты СССР. Одного он не учел: товарищ Торез еще в Москве обещал забыть об этих долгах в обмен на освобождение страны. Так что на следующий день мы разговаривали уже с другим директором государственного национального института промышленной собственности, только что назначенным указом премьер-министра страны. Сразу он не стал отказывать, обещал в течение месяца провести это решение через ученый совет института. В течение всего визита мне постоянно напоминали, в связи с объявленным будущим посещением Лондона, что Великобритания так и не расплатилась за утопленные французские линкоры, крейсера и эсминцы в ходе операции «катапульта». Плюс
судостроительные компании Франции желали принять участие в строительстве «большого флота» СССР. Особенно напирали на то, что у них «уже готовы» башни с тремя 406-мм орудиями для новых линкоров типа «Советский Союз». Вы только деньги дайте, и все будет. Ага, как с вертолетоносцами. Но я ответил, что в ближайшее время делегация Военно-Морского флота СССР посетит их полигоны и рассмотрит вопрос более внимательно, чем я. Честно говоря, было бы интересно сравнить нашу и французскую разработку 406-мм орудия. Пока эти стволы у нас имеют малую живучесть. На испытаниях они показали всего 150 гарантированных выстрелов, это вдвое меньше, чем у аналогичного американского «Марк-7», но при б?льшей дальности стрельбы. К тому же я знаю, как повысить живучесть ствола, для этого у нас уже все есть, требуется только добавить это в картузы и на снаряд надеть еще один поясок. Не страшно, доведем до ума. Но в тот же день я дал телеграмму из посольства, чтобы Кузнецов подсуетился и поскорее прислал своих людей, пока существует предложение. Затягивать с этим не стоит. Заодно неплохо было бы и все устройство трехорудийной
башни посмотреть, вдруг чего интересное обнаружим? А у французов был проект четырехорудийной башни… Сам я, естественно, в эти дебри не полез, зачем показывать лишний раз, что я в этих вопросах немного разбираюсь.
        По ходу выяснилось, что Париж отказался от планов проведения Всемирной выставки, из-за пошатнувшегося финансового положения. Денег у Четвертой республики просто не было.
        Как только я узнал об этом, так понял, что напрасно приехал сюда. Просто теряю время на расшаркивания и обеды. Они потрясающе долго обедают! Обеденный перерыв длится полтора часа. А уж вечерняя трапеза - так просто бесконечно. Надо отдать должное - французская кухня - это целый мир. Но «я не Жан Жак, и не Руссо, и не играю я в серсо». У меня дел дома море. Берлин я решил оставить на закуску, и через трое суток вылетел в Лондон, с неофициальным рабочим визитом. Это когда без почетного караула и прочих атрибутов официального. Встречали меня, правда, и представители Форин-офиса, и сам премьер Эттли, и наш посол Майский. Британия в эти годы в общем и целом выступала с нами совместно против Соединенных Штатов и их претензий, тем более что максимально это затрагивало именно ее интересы. Штаты добивались открытия для них рынков в британских доминионах, как это было записано в Атлантической хартии, денонсированной Георгом в начале войны с Японией. На этих условиях они согласились предоставить ленд-лиз. Но общая сумма вооружений и снабжения по этой линии была не слишком велика, поэтому у Великобритании
пока хватало средств постепенно гасить задолженность перед США. В 1942 году они вернули старые эсминцы, переданные Америкой для ведения противолодочных операций по снятию морской блокады Германии в начале войны, оплатив безвозвратно потерянные в ходе боев. На этом основании были прерваны договора аренды береговых баз, находившихся в совместном использовании, кроме Фрипорта на Багамских островах, где американцы успели построить большое нефтехранилище. В первый же день первый лорд Адмиралтейства Паунд задал мне вопрос об аренде тральщиков с неконтактными тралами. Дело в том, что еще перед войной мы разместили у себя строительство морских тральщиков 59-го проекта, который, сразу после окончания войны, был срочным порядком переделан для работы с неконтактными тралами немецкой разработки. Для экономии топлива, вместо паротурбинной установки, установили немецкие дизели МВ501, 502, 511, и 512, снимаемые с немецких торпедных катеров, которых у нас насчитывалось более 150 штук, плюс на немецких береговых базах находилось большое количество этих моторов. По мощности они были равны половине ТК-1, турбине,
которая стояла на 59-м проекте. Почти все построенные тральщики были переделаны еще в 42-м году. С их помощью минная опасность в Балтийском море, в Финском заливе и в Датских проливах в течение одной навигации была сведена к минимуму. Немецкие субмарины могли нести до 62 мин, каждая, и выставляли их вокруг английского острова густо. Мало того, немцы передали японцам патенты на некоторые типы донных мин, поэтому англичанам приходилось тралить и там. Да в Средиземном море и итальянцы, и немцы набросали их достаточно много. Собственных сил Роял Флиту не слишком хватало.
        - Но у нас остается вопрос об интернированных кораблях Германии и Италии, которые по традиции и по Акту капитуляции принадлежат нам, но до сих пор находятся у вас.
        - Команды отказываются сдаваться «русским».
        - Насколько я в курсе, экипажи давным-давно с них сняты. Мы же не говорим о корпусе Роммеля, с которым мы военных действий не вели, и речь не идет о том тоннаже, который обеспечивал немцев в Средиземном море. Это - ваш законный приз. Речь идет о тех кораблях океанской эскадры, которые ушли к вам из портов Франции, Германии, Дании, Нидерландов и Норвегии после подписания Акта. Вот полный список, предоставленный нам адмиралом Редером. С их экипажами вы можете поступать, как вам будет угодно. Нам они не нужны.
        - Сколько тральщиков вы можете выделить в аренду?
        - Четыре дивизиона, 38 вымпелов, плюс четыре транспорта обеспечения. Все оборудованы для работы с неконтактными и контактными тралами. Время постройки 1939 - 1943 годы. Четыре первых, Т-250 - 254, имеют паротурбинные двигатели, у них ограничение по дальности: 2000 миль, остальные имеют дизельные двигатели и 5500 миль дальности плавания 14-узловым ходом.
        - Это нам подходит. Я в курсе, что вы практически закончили разминирование на Балтике. Мы же продолжаем нести потери, как вокруг Метрополии, так и в других районах. Из-за этого ставки фрахта очень высокие, военные, и мы до сих пор не можем отменить карточную систему распределения продовольствия на острове. Хотя в остальных частях империи мы это не вводили. И это сильно беспокоит население.
        - Вопрос полностью и целиком зависит от вашего решения по тому вопросу, который я задал. Кстати, большинство немецких кораблей уйдет на наш Тихоокеанский флот, где у нас пока нет возможности быстро его пополнить. Доставшиеся нам там корабли японского флота по б?льшей части весьма устаревшие и сильно отличаются от наших кораблей по устройству и оборудованию. Я думаю, что вы в курсе, мы беседовали об этом с адмиралом Фрезером.
        - Да-да, я припоминаю. А что вы собираетесь делать с двумя новыми линкорами типа «Ямато»?
        - С одним. Пока не знаем. Этот вопрос не рассматривался. У нас нет возможности эксплуатировать корабли таких размеров без масштабных вложений и строительства инфраструктуры для их обслуживания. Использовать имеющуюся в Японии базу нежелательно, так как пока к этому нет никаких предпосылок. Вопрос о них будет решаться позднее. Особой надобности в таких кораблях мы не имеем. Пока «Мусаси» стоит во Владивостоке, на будущий год планируем его перегнать в Молотовск. Либо под разделку, либо для модернизации.
        - А «Синано»?
        - Как стоял в Йокасуке, так и стоит, 40 - 45 процентов готовности. На воду не спускался.
        - А тот, который был заложен в Куре? Четвертый, с ним что?
        - Его уже нет.
        - А…
        Но я отрицательно помотал головой.
        - Я не в курсе событий, извините. Он практически, кроме киля и бортов, ничего не имел, и никакой ценности не представлял.
        Здесь я немного покривил душой. Его готовность составляла 30 процентов, валы были уложены. Его спустили на воду и в течение двух навигаций перевели в Молотовск Северным Морским путем. Это был самый ценный трофей, который мы получили. Достраиваться он будет в Северодвинске, как атомный авианосец. Здесь сказывалось то обстоятельство, что боев на Тихом океане не было, а генералы всегда готовятся к прошлой войне. Вот все и напирали на линкоры. Они не знали, что они никак себя не проявят в будущей войне. Со Сталиным как-то не довелось побеседовать на эту тему. Строительство монстров «23-го» проекта продолжалось, и я махнул на них рукой, но причина была совершенно в другом: одновременно с постройкой линкоров и тяжелых крейсеров для них должны были сооружаться достроечно-ремонтные сухие доки. Постановлением от 13 июля 1939 года КО обязал Наркомат строительства построить на КБФ, ЧФ и ТОФ по одному сухому доку для линкоров типа «Советский Союз» (в Молотовске к этому времени такие работы уже велись). На КБФ док габаритом 350?47 м в конце концов решили строить в новой ВМБ «Ручьи», сооружавшейся на восточном
берегу Лужской губы Финского залива, а на ЧФ - в Севастополе, в районе Килен-Балки, во Владивостоке к этим работам еще даже и не приступали. В Большом Камне доки имеют максимальную длину ремонтирующихся кораблей - 160 метров. Эти три стройки к началу войны были практически даже не начаты. Так что все силы, в том числе и военнопленные, сейчас брошены на это строительство, благо что док для балтийских линкоров теперь строить не надо, нас вполне устраивал док в Гельсингфорсе. Денег в эту программу влупили очень и очень много. И если не закончим, то они просто пропадут. Поэтому я и не настаивал на остановке программы. Линкоры - тоже пригодятся, если не в глобальной войне, то для демонстрации флага.
        Переговоры продолжились на следующий день, в них приняло участие большое количество как гражданских, так и военных специалистов. Присутствовал и принимал активное участие премьер-министр Эттли. Больше всего они опасались, что мы прячем свои истинные намерения и собираемся осуществить высадку на острове. Так сказать, осуществить мечту Гитлера. Это касалось военных. Гражданские представители правительства, наоборот, говорили о том, что СССР последователен в своих действиях, все решения во время войны обязательно согласовывал с союзным командованием, но после окончания войны сказалась разница в подходах к проблеме мира. Они, дескать, за скорейший вывод войск из стран Европы, а это - советские войска, и восстановление границ на состояние сентября 1939 года. Дескать, сидящие на острове «правительства» только этого и ждут.
        - Я отчетливо их понимаю, хочется поскорее добраться до старой кормушки и вспомнить о том, что СССР был виновником возникновения этой войны, заключив договор о ненападении с Германией в августе 1939 года. При этом абсолютно все они забывают, что мы не принимали решения об аншлюсе Австрии, были против присоединения Судет и раздела Чехословакии. Документы о том, кто готовил эту войну, у нас есть, полностью. Нам до сих пор не предоставлена возможность допросить господина Гесса: с какой целью он перелетел через Ла-Манш? Во всех странах Европы были созданы национальные дивизии СС, принявшие участие в нападении на СССР и совершившие военные преступления на нашей территории. Еще один момент: от нас требуют восстановить польское государство, совершенно забывая о том, что оно на карте Европы появилось за счет территории Германии, СССР, Австро-Венгрии. Причем нашу страну в Версаль просто не пригласили, несмотря на то обстоятельство, что в годы Великой войны Россия действовала на стороне победителей, но оказалась тем жертвенным барашком, который положили на алтарь победы вместе с Германией. В Статье 117
Версальского договора ставится под сомнение легитимность большевистского режима в России и обязывают Германию признать все договоры и соглашения союзных и объединившихся держав с государствами, которые «образовались или образуются на всей или на части территорий бывшей Российской империи». Этим вы создали условия для возникновения реваншистских настроений в Германии, которые в конце концов привели к власти Гитлера. Поэтому для начала необходимо признать Версальский договор недействительным. Поэтому никаких «линий Керзона» мы не признаем. Имеем документы о переговорах между Польшей и Германией о совместном объявлении войны СССР в случае попытки оказать помощь Чехословакии. Они об этом договорились. Поэтому мы и считаем, что вина за развязывание войны в Европе полностью и целиком лежит на тех странах, которые пытались толкнуть Гитлера на восток и обеспечили ему быстрое восстановление вермахта за счет Австрии и Чехословакии.
        - Вообще-то, мы вступили в эту войну из-за Польши, - хмуро заметил министр иностранных дел Бевин.
        - В войну вы вступили не из-за этого. Еще третьего октября 1938 года будущий премьер-министр Черчилль сказал: «Великобритании был предложен выбор между войной и бесчестием. Она выбрала бесчестие и получит войну». Польша - это только повод. В разделе Чехословакии принимали участие три страны: Германия, Венгрия и Польша. На нас напала не Германия, на нас напала, объединенная Гитлером Единая Европа - Европейский Союз. Все отметились, кроме Сербии, Греции, Португалии, Швейцарии и Великобритании.
        - А почему вы не упомянули Швецию? - опять встрял Бевин, неймется ему.
        - Потому что через территорию Швеции в июне 1941 года были переброшены две немецкие дивизии: 163-я и 169-я пехотные. Потому что в войне на стороне Финляндии действовали шведские добровольческие батальоны. Потому что Швеция снабжала сталью и электроэнергией заводы Германии и атаковала наших моряков в зоне Аландских островов. Нейтралитета она не сильно придерживалась. Нацисты в Швеции достаточно сильны. Но мы не будем заострять на этом внимания. Сейчас европейский мир гораздо важнее. То, что рано или поздно мы уйдем - в этом можете не сомневаться. Как и мы не должны сомневаться в том, что кому бы то ни было удастся возродить Европейский Союз - противника СССР. Этого не будет никогда. Поэтому так называемому «правительству Республики Польша в изгнании» ничего не светит. Восстановление «гиены Европы» не входит в наши интересы.
        В зале стало несколько шумновато. Дескать, Польша имеет заслуги перед Великобританией в деле защиты острова в момент «Битвы за Британию».
        - Одну минуту, господа. Я ведь готовился к этому разговору, поэтому специально подготовил кое-что, для вашего внимания. У нас сложились хорошие отношения с господином Удетом. Кто это такой, вам, наверное, объяснять не надо? Так вот из двух источников мы получили полный список потерь люфтваффе в «Битве над Каналом» или «Операции Adlertag». Один из источников - это рейхс-министр пропаганды Геббельс, точнее, его дневник за 1940 год. Он специально указывал в своем дневнике, что ввиду полной победы на Западе (имеется в виду 1940 год), он специально разрешил напечатать правдивую сводку потерь немецких войск. Второй источник, как я уже говорил - генерал-инспектор люфтваффе Удет, оба дают одинаковые цифры потерь: от действий английской истребительной авиации в дневных боях было потеряно 1218 самолетов. Тогда как ваши летчики заявили о 2475 уничтоженных немецких самолетах. Вот эти записи вел генерал-полковник Удет в ходе боев над Англией. С указанием, где, кого и как сбили. Цифры совпадают абсолютно. Министерство пропаганды требовало ежедневной передачи им сводок о потерях. Так вот наши специалисты провели
такой анализ эффективности поэскадрильно, сквадрон, по-вашему. И оказалось, что лучшими эскадрильями британских ВВС были 603-я, 609-я и 41-я эскадрильи. Все три летали на «спитфайрах». 58, 48 и 45 безусловных побед. По вашим данным, у них заявлено 67, 97 и 89 сбитых немцев. На четвертом месте находится 303-й сквадрон. Они объявили о 130 победах, а подтверждено только 44. Здесь данные по всем 50 эскадрильям, принимавшим участие в «Битве за Британию». Можете проверить.
        - Зачем вы это сделали? Чтобы «обидеть» поляков?
        - Нет, я - генерал-полковник авиации, и таким образом мы провели анализ действий и своих летчиков, выявив среди них людей, которым доверять не стоит. Смею вас заверить, что приписки характерны для всех, и наши ВВС исключением не являются. Хотя превышения в пять раз у нас не наблюдалось. В целом у нас гораздо выше коэффициент устойчивости эскадрилий, то есть соотношение сбитых к собственным потерям. У вас этот коэффициент максимально равен пять целых и одна десятая, у 611-го сквадрона, а у нас много эскадрилий вообще потерь за время войны не имели. Так что этот «коэффициент» к ним не подошел. В целом, по оценке того же Удета, наша истребительная авиация оказалась значительно лучше подготовлена к войне, чем немецкая и английская, а ночных пикирующих бомбардировщиков они вообще не имели. Он выступал у нас на XIX съезде, я думаю, что вы слышали его оценку, что война была проиграна в первый же день.
        - Да, мы это слышали, - подтвердил какой-то военный в форме королевских ВВС Роял флит. - И все-таки давайте вернемся к флоту, зачем вам потребовались германские корабли?
        - Усилить Тихоокеанский флот в основном. Возможности использовать японские корабли у нас нет. Они разительно отличаются по своему устройству от наших или немецких. На тех немецких кораблях, которые оказались в наших руках, мы подготовили для них команды и командиров. Для этого понадобилось полтора года. Попытались сделать это на японских - там на обучение одной команды уходит весь этот срок, и огромное количество табличек приходится полностью менять. Вместо гидравлики и электричества эти корабли используют пар, паровые машины и турбины. Таких специалистов у нас мало. В итоге Тихоокеанский флот не справляется с охраной и обороной островов. Часть из которых удалена от основных баз на расстояние пяти-шести тысяч миль. Сажать на корабли японские экипажи мы не хотим, это противоречит заключенным между нами, СССР и Британией договорам о демилитаризации Японской империи. Эти корабли, скорее всего, скоро отправятся на слом. Немецкие корабли оставлять в Европе мы не хотим, во-первых, здесь у нас достаточно флота, а Тихий океан защищен весьма условно. Во-вторых, у этих кораблей есть проблемы в высоких
широтах, а основной флот мы разворачиваем на Севере. И в-третьих, чтобы у «новой Германии» не возникало вопросов, почему корабль, построенный ими, ходит под чужим флагом. У нас готовятся к спуску на воду новые корабли, проекты которых специально разрабатывались под наш климат. Они войдут в состав Северного флота. Проекты доработаны под изменившиеся условия ведения войны.
        - Что вы имеете в виду под изменившимися условиями? - задал вопрос первый лорд.
        - Вероятность использования противником ядерного оружия. Мы же понимаем, почему и США, и Великобритания так и не сели за стол переговоров об устройстве послевоенного мира. Связано это исключительно с этим оружием. Мы предлагали его запретить, как было запрещено применение химического. Но даже от обсуждения проблемы ваши делегации ушли, явно не понимая, какую угрозу человечеству несет оружие массового поражения.
        - Вы просто вырвались вперед в деле ее создания, и полностью засекретили все ведущиеся у вас иные научно-технические разработки. Ваши ученые жалуются, что очень многие темы попали под контроль НКВД, или ВЧК, по-вашему.
        - Эти запреты существуют и разработки находятся под контролем государства, действительно, есть те области человеческих знаний, которые могут привести к чрезмерному могуществу или угрозе самому существованию человечества. Это - очень опасное явление. Несмотря на миллионы лет существования, сами люди пока остаются детьми с очень опасными игрушками. Поэтому мы предпочитаем «прятать спички, чтобы весь дом не полыхнул». Добравшись до атомного ядра, ученые изобрели особо опасную их конструкцию. Но избавили людей от многих других угроз, предоставив прекрасную возможность добывать энергию. Мы, например, за два прошедших года запустили три атомных электростанции, обеспечив Европейскую часть СССР электроэнергией в полном объеме. На эту пятилетку запланировано строительство еще пяти электростанций в других регионах страны и ввод двух недостроенных по плану предыдущей, из-за войны, отсутствия финансирования и малого количества рабочей силы на местах, из-за призыва в армию большого количества населения. Мы объединяем все это в единую энергосистему Советского Союза, и будем готовы экспортировать ее в другие
страны.
        - Вы постоянно уходите в сторону, господин Никифоров. Какое отношение это имеет к флоту, который вы просите передать вам.
        - Прямое, адмирал Паунд. Переплавкой кораблей Японии мы покроем большую часть этих расходов. К тому же та же Япония заинтересована в строительстве подобных станций, так как объем выпуска электроэнергии у нее ограничен, а реальным поводом для начала войны было прекращение поставок нефти, как со стороны Соединенных Штатов, так и Великобритании. Правда, вместо истинных виновников, Соединенные Штаты им подсунули нас, вместо себя. К счастью, японцы это поняли, и сейчас идет совместная отработка планов на ближайшее десятилетие. Их промышленность использует те же методы планирования, как и у нас. Достаточно много общего, и мы значительно улучшили наши взаимоотношения после войны. Речь уже идет и о совместных проектах, в частности в энергетике.
        - Вы собираетесь строить им ядерные станции?
        - А почему нет?
        - А почему вы нам это не предлагали? - тут же подключился Эттли.
        - Хотя бы потому, что с вашей стороны не было таких предложений. Вместо этого мы сидим и бодаемся из-за каких-то давно устаревших ржавых «коробок», надобность в которых появилась только после того, как улучшились взаимоотношения с Японией. Никаких экономических форумов у нас с вашим правительством нет со времен окончания войны. Политические тоже заметно деградировали. Выставляются неприемлемые для нас требования признать «правительства в изгнании», пальцем не пошевелившие для освобождения своей страны или организации сопротивления.
        - Польское правительство активно поддерживало создание армии сопротивления на территории оккупации.
        - Несомненно! Только не с Гитлером, с ним страшно было. А против собственного народа и после завершения войны. Вопрос с Польшей - закрыт. ZVR - разгромлена. Любые попытки ее возродить будут пресекаться самым жестким образом. Не стоило нас злить, от слова «совсем». СССР будет иметь общую границу с Германией, чтобы полностью контролировать все процессы на ее территории и предотвратить реваншистские настроения, если таковые проявятся. В настоящее время мы не планируем вывод своих войск из Германии и Италии. Эти страны создали Антикоминтерновский Пакт, в который входило 15 стран: Германия, Японская империя, Италия, Венгрия, Маньчжоу-го, Испания, Финляндия, Румыния, Болгария, Китайская республика, Хорватия, Дания, Словакия, Сальвадор, Турция. Соответственно, в этих странах достаточно велика прослойка тех людей, которые имели общие с Гитлером планы уничтожения нашей страны. Они должны ответить за это. Польское правительство, как я уже говорил, официально объявило нам войну, правда, сил и возможностей организовать какое-либо сопротивление они не имели. Мирного договора с ними не будет. Точка. Хотите
держать их на своей территории? Нам не жалко. Но проще выдать их нам, нам есть что им предъявить за деяния 20-х годов и за сговор с Гитлером в 1938-м. Это официальная позиция Советского Союза, и никому не будет позволено ее игнорировать.
        Переговоры длились пять дней, но закончилось все более или менее хорошо, флот начали передавать, но с условием строгой очередности, принятием судовых запасов на территории Соединенного Королевства, одиночным заходом в европейский порт за боеприпасами и отправкой его на Тихий океан. Первыми туда ушли линкор «Тирпиц», четыре эсминца типа «Z» с танкером «Воллин». Англичане были возмущены, что договаривались об отправке одного «Тирпица». На что министр военно-морского флота адмирал Кузнецов дал следующий ответ лорду Паунду: «Прекрасно осведомлен, чем закончилась одиночная прогулка для его систершип. Линкор пойдет в составе эскадры, чтобы ни у кого искушений не возникло».
        Я к этому времени уже давно вернулся домой, посетив после Лондона Берлин и несколько пунктов базирования флота. Там пока все в порядке, дочищают завалы по НСДАП, благо что архивы сохранились, поэтому достаточно много информации, кто есть кто. Жаль, что часть архивов имперской службы безопасности погибли в огне. Там было много чего интересного. Но этого уже не вернуть. Полным ходом идет перестройка экономики на мирные рельсы. В чем-то даже нас обгоняют. Что мне не нравится, так это возникшие разговоры о более тесных отношениях с СССР. Витает мысль о том, что общая граница даст возможность войти в состав Союза отдельной республикой. С одной стороны - это привлекательно, к тому же англо-саксонскому сообществу это только в кошмарном сне могло присниться. С другой стороны - огромная разница в психологии, уровне достатка, образования и сложившихся привычек. В общем, целый ворох проблем. Плюс существенная дыра в системе безопасности. Но предложение сладкое, так как автоматически уравнивает СоюзПатент и DPMA, из которой уже изъяли слово «Имперское», заменив на нейтральное «Германское». Захожу с этой
стороны и намекаю, что не прочь объявить об участии СССР в Берлинской международной выставке, благо что предыдущее «руководство» Германии большое внимание уделяло продвижению своих товаров в Европу и другие страны мира. Выставку объявляем Всемирной, только товары народного потребления и оборудование для их производства. Немцы, естественно, сразу под это дело просят довольно большой кредит, но под хорошие проценты и на небольшой срок. Согласовав все со Сталиным, даем отмашку: «Начали!» Ох, зря я это сделал! Меня ежедневно дергали по этому поводу, не давая больше ничем другим заниматься. И тогда я нашел выход: договорился с англичанами из фирмы «Бристоль», которая делала самолет «Брабазон», и ОКБ Ильюшина, у которого был практически готов самолет Ил-18 с аналогичными двигателями, только не ЛЛ-2 Лозино-Лозинского, гражданская версия его ЛЛ-1, как у «Брабазона», а ЛК-2, более легкие и компактные. Эти машины включили в состав экспозиции, так как они предназначались исключительно для перевозки пассажиров, так сказать, народного потребления. Этим удалось несколько переместить акцент деятельности для себя
лично и заняться более привычным делом: авиацией.
        О «Брабазоне» договаривались давно, еще в 41-м году. Курировал его создание сам Георг Пятый, поэтому у англичан была готовность выше, чем у нас. Да и самолет в два раза больший по грузоподъемности. Долгое время был единственным совместным проектом, на который не влияла политика кабинета лейбористов, среди которых было достаточно много противников СССР. Тот же Бевин. Но увлеченность короля, плюс желание вырвать из рук американцев трансатлантические перевозки, постоянно подпитывали деятельность «Бристоль Со». Машина уже летала на большие расстояния. Без посадки она могла добраться до Нассау из Лондона. Правда, с сертификатом летной годности возникли серьезные проблемы, юридического характера. Наш сертификат на летную годность для двигателей ЛЛ-2 не принимали, требовалось раскрыть полностью технологические приемы, примененные на двигателе, с незащищенным патентным правом. Особенно упиралось Федеральное Авиационное Агентство США. Ыстчо бы! Прямой путь к незаконному копированию. Англичане поэтому выписали ограниченный сертификат, де-факто признавая наш. Еще бы не признали! Весь самолет проходил
продувку в ЦАГИ, и по его рекомендациям был изменен центроплан и профиль крыла будущего «Брабазона». Ведь он изначально проектировался под поршневые двигатели «Бристоль Центавр».
        У Ил-18 уже в ходе разработки пришлось менять два из четырех двигателей, чтобы сохранить возможность полета на трех любых. Ближе к фюзеляжу поставили два ЛЛ-2, а крайние оставили «климовские». Чуть упала дальность, но она позволяла пересечь Атлантику и без посадки сесть в Нью-Йорке. Это был прямой конкурент ДС-6 и «Локхид Констеллейшн 049», обладавших худшими экономическими показателями, меньшей скоростью и дальностью. Они делали посадку в Сент-Джонсе, что сводило на нет довольно высокие показатели крейсерской скорости.
        С криками «давай-давай», с угрозами «всех снять к чертовой бабушке», Ил-18 подгоняли с испытаниями и сертификациями. В итоге к осени, когда в конце сентября все собрались в Берлине, мы выставили два самолета: удлиненный, на 110 пассажиров, и короткий, на 75. В серию пошел первый, судьба второго получила неожиданное продолжение. Ему врезали такой же отсек на семь рядов кресел напротив винтов самолета, и в нем соорудили топливные танки и центральный проход с кухней и парой туалетов с каждой стороны, между двумя салонами, превратив его в Ил-18Д. Первый салон оборудовали для перелетов «крупного начальства», при этом существенно удлинялась база. Самолет стал значительно более устойчивым на земле. Делали для Сталина, он побывал в нем на стоянке, но так ни разу и не воспользовался этим «летающим командным пунктом». Кормовой салон предназначался для охраны, связистов и членов делегаций. А мне машина нравилась, она превосходила по уровню комфорта М-2, правда, летала с меньшей скоростью. А Сталин просто не любил летать, предпочитая наземный транспорт всему остальному. Даже на корабли редко выбирался. Был у
Кремля свой кораблик, на нем иногда Сталин отправлялся в короткие путешествия по Москва-реке и каналу имени Москвы. Лишь в 42-м году он совершил путешествие по Волге и Оке, возвращаясь с открытия строительства канала Волго-Дон имени Ленина.
        Строительством этого гиганта начинался план преобразования природы, переход на поливное земледелие в самом плодородном районе Российской Федерации. Периодически эти места посещала засуха, и на российской земле начинался голод. План преобразования был утвержден в прошлом году и является основным плановым показателем этой IV пятилетки. Так что гоняли меня все лето еще и в те места. Там резко не хватает рабочей силы. Заложенные перед войной темпы строительства превосходили приток рабочей силы и средств механизации. Пришлось организовывать поставку сюда грузовиков-самосвалов из Моравии и Силезии, благо что они сохранились. И набирать «интербригады» по всей Европе, чтобы снять немного кадровый голод. Много людей приехало из Венгрии и Румынии. Но корректуру в планы строительства Сталин вносить отказался. Наоборот, начал давить с поставками роторных машин для распределительных каналов и агрегатов для полива. Он прочел о неурожае 1946 года и всячески старался не допустить больших неприятностей в южных районах страны. Иногда плохо, что руководство знает, с чем придется столкнуться. Как я уже писал, в
начале сентября у меня по плану должен был быть двухнедельный отпуск. Первым в августе уехал сам Сталин в Крым и на Кавказ. Заодно посетил и районы стройки. Пришлось создавать «пожарную команду», которая поехала по его следам и устранять возникшие перекосы и несоответствия. Начальник строительства член-корр Жук чуть было не загремел на Колыму из-за того, что срывает сроки, хотя никакой катастрофы там не наблюдается. Есть даже небольшое опережение графиков строительства, а главное, графиков поставок техники и рабочей силы. Отбились. Мне, правда, тоже пришлось побывать на строительстве, но не долго. По возвращению в Москву «самого», а он опять побывал на стройке, оргвыводов не последовало, он несколько успокоился, что его указания выполнены, где полностью, а где частично. Показал мне письмо Рузвельта, в котором тот просит о личной встрече и предлагает провести ее в Америке, так как официальный визит президента в СССР уже был.
        - Завтра прилетает их делегация для переговоров о сроках и месте проведения встречи, и о вопросах, которые бы хотел поднять Рузвельт. Что-то мне подсказывает, что он опять затянет волынку о создании Организации Объединенных Наций или о восстановлении Лиги Наций. Делегацию примите вместе с Молотовым.
        - Есть.
        - Какова степень готовности «Советского Союза»?
        - 86 процентов.
        - Плюс три процента. Черт знает что! Седьмой год строим. - Снимает трубку и звонит в Ленинград. - Товарищ Меркурьев, что у вас происходит? Почему втрое снижены темпы работ по достройке «23 - 1»?
        Тот что-то ему отвечает, а Сталин раздраженно смотрит на меня.
        - А у них что? - спросил Иосиф Виссарионович и раздраженно начал теребить ус левой рукой. - Не вешайте трубку.
        - Что вы там с Антипиным выдумали? Почему люди переброшены на «Фрунзе»?
        - Потому что они через трое суток должны выйти на ходовые.
        - Он же безоружен!
        - Он-то как раз вооружен, только мы воспользовались обстоятельством, что у него все башни демонтированы, и переделали его в ракетоносец. Двигатели для П-1 доработали, товарищ Сталин, дальность довели до 450 миль, поставили активно-пассивную головку самонаведения, скорость удалось поднять до 3М. На «Фрунзе» установлены восемь пусковых установок, с боезапасом восемь ракет на каждую. Так что первый в мире ракетный линейный корабль с неограниченным радиусом действия у нас есть. Тьфу-тьфу-тьфу. Надо еще ходовые испытания пройти.
        - Почему я об этом узнаю последним?
        - Никак нет, первым. Еще никто в мире об этом не знает. Решение принималось еще в 1941 году. Я людей не дергал, работы по переоборудованию было очень много, но 193-й завод и ЦНИИ адмирала Крылова блестяще справились с задачей. Проект «Полтава». Вот Постановление ГКО, это - выделенные суммы, перерасхода нет, сэкономлено более 15 миллионов рублей. Это - два его реактора, опытовые, изготовлены особым техбюро товарища Золотухи в рамках проекта по созданию реакторов БН-800-М. Морские. Решение мы принимали вместе с вами.
        - Почему не докладывали?
        - Ну как не докладывал?! Вот, это о реакторах, вот принятое решение, что пойдут на все вновь строящиеся корабли и лодки, а это о проекте «Полтава». Проект «П».
        - Вот вы всегда так, тишком, молчком, где-то за спиной! Все зашифровано, мне говорят о «Фрунзе», а я в полном недоумении. - Щелкнул тумблером телефона и успокоил Меркурьева, сказал, что позже перезвонит, после испытаний Проекта «П». Попросил того называть вещи своими именами, а не ставить в тупик, указывая название корабля, а не его проект. В общем, гроза прошла мимо. Но я воспользовался моментом, чтобы поднять наболевший вопрос.
        - Есть еще один тяжелый вопрос, он касается программы «Большого флота». Вы меня привлекли в мае для переговоров о поставках комплектующих. Мы с вами как-то мало говорили о Тихоокеанском театре военных действий. Вопрос был как бы второстепенным, и решать его пришлось в жутком цейтноте. Обошлось, но вопрос очень серьезный. Дело в том, что Европа и Америка после Первой мировой, где сражения на море были между эскадрами линкоров и броненосцев, остались верны артиллерийскому направлению в строительстве флота, а Япония обогнала всех в строительстве авианосцев. Изобрели их в Америке, но там ограничились постройкой семи авианосцев, а японцы сделали их пятнадцать, в том числе несколько тяжелых. Войну на море выиграли американцы, которые за время войны сумели спустить на воду и развернуть мощнейшую в мире группировку авианосцев: 16 тяжелых, 9 легких и около двухсот эскортных авианосцев. В результате самый мощный в мире японский флот был разгромлен за четыре года практически в ноль. Решающую роль в этом сыграла морская авиация. И в дальнейшем американцы придерживались именно этой доктрины в войне на море.
Они построили вначале один, затем десять атомных авианосцев, с помощью которых держат в руках весь мир. Их доминирующее положение на море мог оспорить только ВМФ СССР, который авианосцев не имел. Основным вооружением флота были подводные лодки, атомные, с баллистическими и крылатыми ракетами на борту.
        Сталин уловил сразу суть проблемы! Экономист он был от бога!
        - Как им удавалось профинансировать такой огромный флот?
        - В этом, товарищ Сталин, им помогала Япония и Федеральная Резервная Система, которая в 44-м году низвергла фунт стерлингов с пьедестала мировой валюты. Все расчеты между государствами производились в долларах США. Для этого на мировой рынок был выпущен внешний доллар и облигации Государственного займа США. Штаты начали раздавать под небольшие проценты большие кредиты по плану Маршалла, привязывая экономику и валюту всех стран к доллару. Когда де Голль попытался обменять эти бумажки на золото, американцы его сместили, никакого золота он не получил, а от золотого эквивалента ФРС отказалась. Роль золота начала исполнять нефть. Япония, у которой хорошо развито судостроение, начала делать супертанкеры свыше 100, а потом и свыше 250 тысяч тонн, перехватывая таким образом весь грузопоток нефти во все страны мира. Основные запасы сейчас сосредоточены на Аравийском полуострове, в Венесуэле, но там нефть тяжелая, в Канаде и у нас. Собственные запасы есть и в США, в том числе и на Аляске. Весь этот грузооборот идет только за доллары. Не имеющие никакого обеспечения. Их «обеспечивает экономика Соединенных
Штатов». Большинство атомных авианосцев построено за счет увеличения государственного долга Америки. На 2015 год госдолг равнялся 19 триллионам долларов.
        - Сколько-сколько? - недоверчиво переспросил Иосиф Виссарионович.
        Я повторил.
        - С началом строительства серии авианосцев «Нимиц» госдолг США растет и снижаться не собирается. Уже превышает валовый внутренний продукт. Крупнейшие держатели госдолга Китай, 1,2 триллиона, 18 процентов, и Япония, триллион или 16 процентов. Но это все, как вы понимаете, другой мир. У нас ситуация иная: Япония и вся Европа оккупированы нами. Китайцы продолжают вялую войну между собой, косвенно помогая Америке избавиться от излишков вооружения. Британская империя пока еще существует, и даже пытается что-то диктовать нам, хотя получается не очень. Нам предстоит выбрать, каким путем идти. Советский флот вышел в океан довольно поздно, как я вам говорил, Хрущев остановил два больших проекта: преобразования природы и строительство Большого флота. К этому вопросу вернулись после разработки ракет и термоядерного оружия, надежно защитивших нашу страну. Но мы могли уничтожить население и экономический потенциал Америки только путем собственной гибели. В конце концов народ от этого устал, и при первом же ухудшении ситуации в экономике, а она всего-навсего сбавила темпы своего развития из-за того, что
поднялась на определенную вершину. Выше ее не пускали макроэкономические показатели. Она была второй в мире по величине, и требовалось захватывать новые рынки сбыта или изобретать новые технологии. В этот момент народ поверил тому, что Запад вообще-то белый и пушистый, страшно боится войны с нами и уничтожения всего живого на Земле. В научно-техническом отношении мы прогрессировали отлично, а вот удовлетворить возросшие запросы внутри страны нам не удавалось. Причин - множество, основная из них: на предприятиях ВПК заработная плата была выше, премии - регулярнее, лучше санаторно-курортное обслуживание. Все лучшее шло на оборонку, а промышленность «группы «Б» перебивалась с хлеба на квас и уже не стремилась подняться. Зачем? План по валу выполнил, получил премию и сиди довольный. Реализация продукции тебя не касается. Все возьмет Госснаб, с тобой рассчитается по госцене и передаст (бесплатно) торговле на реализацию.
        - Это же не экономика. Это черт-те что!
        - Вот так вот, увы! Но я отошел от темы. Мне не нравится программа «Большого флота». Она подготовлена без учета реального положения дел на море. Десять авианосных групп нам не требуется, достаточно шести. Три на востоке, три на западе. Черноморский флот себя изжил, требуется Средиземноморский, сохраняя Севастополь как ремонтную базу. Задействовать японскую, германскую и финскую судопромышленность для массового строительства судов типа «Ро-ро», вкатил-выкатил, строительства контейнеровозов, причем выкупая полностью или частично их предприятия. Внутренние судоверфи направить на работу в пользу ВМФ, их у нас мало. Если отвлекать на строительство гражданских судов, то ничего построить не сможем. Приступить, наконец, к строительству атомных подводных лодок и атомных ледоколов. Ведь до сих пор ни одного готового проекта так и не появилось. А то, что приносят - смеху подобно. То есть смысл какой: удар наносят ракетные подводные лодки, а перевозку десанта обеспечивают гражданские мобилизованные суда под прикрытием ВМФ. Особая роль в этом вопросе принадлежит Марианским островам, группе островов Суворова и
острову Гуам. Там необходимо строить базы для авиации и флота. Без союза с Японией это невозможно.
        Сталин молчал, пережевывал мундштук трубки, которую несколько раз чистил, выкуривал и набивал снова.
        - И вернуть бы меня надо на свое место, там работы непочатый край, а я посетителей принимаю. Маленков вполне справится, а у меня для основной работы времени не хватает.
        - Наговорил и в кусты? Нет, так не пойдет. То, что скучаешь по своей работе - вижу. Возьмешь на себя флот, как первый заместитель. Подтянуть его надо до уровня авиации. Сложная задача, но ты справишься. А мелочевку, да, передавай Маленкову. Опять опаздываем. Что за жизнь? Послезавтра воскресенье, загляни ко мне, со своими. А потом в отпуск. - Сталин тяжело вздохнул, положил трубку в стол, показывая, что разговор окончен.
        Американцев встречали на Центральном, довольно рано. Это хорошо, потому что жара стояла в Москве. По обеим сторонам улиц идут детишки с цветами, сегодня первое сентября. Девочки все в белых фартучках с оборками на плечах и бантом, завязанном сзади вокруг платьица с длинным рукавом. У всех в руках одинаковые портфели и букеты цветов. Мальчишки в серой форме и в одинаковых картузах-фуражках отдельными стайками. Малыши все вместе, а старшие группами раздельно: отдельно мальчики и девочки. Девочки все с косами и бантами, стричься до окончания школы не разрешалось. Встречались и большие группы студентов, у них тоже сегодня первый день занятий. Город весь украшен плакатами и флагами. На проезд автомашин со звездно-полосатыми флагами практически никто не реагирует, хотя «дипломаты» замедлили ход, стараясь запечатлеть через открытые окна своих лимузинов празднично одетых детей. Сворачиваем с улицы Горького на Охотный Ряд, здесь детей уже нет, мимо Большого театра, поворачиваем на Дзержинского, мимо знаменитой «Лубянки», в квартале от нее располагался МИД СССР и еще одно «заведение»: Управление Внешней
Разведки СССР. «Командовал» обеими товарищ Молотов. Еще на выходе из автомобилей все прилетевшие «гости» были тщательно сфотографированы скрытыми камерами, и, пока министр иностранных дел СССР угощал всех завтраком и обменивался любезностями, двумя этажами выше устанавливались личности посетителей и искались их «личные дела», если таковые имелись в картотеке. Возглавлял отдел опытнейший контрразведчик генерал-лейтенант Федотов. Да-да, тот самый, который меня в сороковом арестовать хотел и сразу вычислил, что мое личное дело - обыкновенная «липа». Ребята у него были натасканные, отдел полностью механизирован, и стоит первый на очереди на получение «МИАН-М», так чтобы было удобнее хранить и быстрее обрабатывать такую очень нужную информацию. Сразу могу сказать, что фактическим начальником службы (тогда Управления) был он. Молотов являлся зиц-председателем, просто занимал место. Надо будет впоследствии исправить это положение. Федотов, сразу после чаепития и легкого завтрака, аккуратно и незаметно передал мне папочку, дабы я познакомился с участниками. Интересные люди приехали подготавливать встречу
президента и Сталина! По меньшей мере четверо из шести никакого отношения к Государственному департаменту не имеют. Двое из них особо интересны: сын генерального директора фирмы IBM Томас Ватсон (или Уотсон), он же вице-президент компании, представлен как советник 1-го класса, довольно высокий дипломатический ранг. Здесь же присутствует дама: некая миссис Хоппер, она исполняет роль его секретаря, тоже имеет дипломатический ранг, но по картотеке проходит как военнослужащая резерва ВМС, сотрудник Harvard Computation Laboratory, выполнявшей заказы артиллерийского управления ВМС США. Ранее им было отказано в посещении Германии с целью ознакомиться с состоянием дел германского филиала IBM, национализированного, с выплатой компенсации, еще Гитлером. Не мытьем, так катаньем, теперь по дипломатическому паспорту. Они, видите ли, сотрудники Госдепа. Мне было немного смешно, сразу вспомнился какой-то тупой американский фильм про русскую мафию, пытающуюся что-то украсть у честной и красивой Синди Кроуфорд или убить ее, не помню. «Амэриканци!» - как аналог крутой тупизны.
        Еще двое - русские, но под чужими фамилиями. Оба из ЦРУ. Оба заканчивали математические факультеты и курсы при том же Гарвардском университете. Из белоэмигрантов. Что ж прекрасно, но тупо! Совершенно понятно: зачем приехали. Ладно, посмотрим, что у них получится. Для них заранее заказали номера в «Метрополе», это в двух шагах отсюда, хотя мест в посольстве более чем достаточно. Жаль, спугнули их в Германии, могли бы выловить очень интересную «рыбку». А теперь ищи, кого они там хотели использовать. Самое прикольное заключалось в том, что из окон кабинета, в котором они находились, отлично видно место, где они скоро будут жить. Всего несколько шагов.
        На первых переговорах «быка за рога» берут редко, в основном - сплошная болтовня, с упором на циркуль с угольником, да тривиум с квадривиумом, с попыткой подняться по ступеням и пройти меж колонн, дабы дотянуться до них. Что сделаешь! Они ж «высшие искусства», куды уж нам, «механикусам», до этой крутизны. Мы - существа низшие, и вместо Фомы Аквинского пользуем ленинское определение сущности умственного труда. Господин Гарри Гопкинс, возглавлявший делегацию, уже неоднократно бывал на приеме у Молотова и у Сталина. Он заливался соловьем, вспоминая недавнюю историю наших отношений. Дескать, мы тоже приложили свою руку к избавлению человечества от коричневой чумы. Да-да, конечно, мы - помним. Не любил я эти пустословия, очень хотелось спросить Хопкинса: какого черта ты отнимаешь у меня время? Но протокол дипломатический не позволял задать вопросы в лоб. Да и не ответят. Это не осталось незамеченным Гопкинсом, который решил привлечь меня к своему монологу:
        - Мистер Никифоров, торговые отношения между нашими странами стали заметно деградировать последнее время, особенно если сравнивать их с прошлым десятилетием. Каким образом, по вашему мнению, можно интенсифицировать их? Мы надеялись, что после вашего турне по Европе вы посетите и Соединенные Штаты, но этого не произошло.
        - Мне ежедневно готовят отчет о публикациях в зарубежной прессе, но я не помню за последние пару лет ни одной статьи в американских газетах и журналах, где бы упоминалось о необходимости вести диалог и расширять сотрудничество с нашей страной. Говорится только об угрозе со стороны СССР Соединенным Штатам. Но никакие факты наших угроз вам не приводятся.
        - Потенциальная угроза, согласитесь, существует. Вы единственные, кто создал и применил ядерное оружие.
        - Потенциальная угроза существует, даже если вы просто идете по улице или едете в автомобиле. От случайного падения кирпича на голову никто не застрахован. Вы, Соединенные Штаты, не хотели верить, что нам удалось это сделать, хотя мы предъявили свои доказательства Великобритании, и вы спровоцировали Японию на агрессию по отношению к нашей стране. Учитывая, что флот Японии в Тихом океане и наш Тихоокеанский флот были просто несопоставимы по величине: один лидер и десять эсминцев против 11 линкоров и 15 авианосцев, сделать это было нетрудно. Допускать удары по собственной территории мы не привыкли. То, что наши вооруженные силы достаточно сильны и хорошо вооружены - вы прекрасно знали по результатам войны в Европе. Вот мы и смахнули эту угрозу, вполне серьезную. Японцы, включая тех, кто непосредственно принимал участие в принятии решения на войну с СССР, полностью и целиком подтверждают, что заговорили о снятии энергетической блокады представители США, показали подготовленные договоры о создании «PAU». Все доказательства собраны. Мы ударили по наиболее опасным военным целям: базе военно-морского
флота, где сконцентрировалась ударная группировка японцев, и биологическому институту, работавшему с опаснейшими бактериями. Японские города целенаправленно мы не бомбили. Ударам, в ходе операции по взятию Хоккайдо, подвергались только воинские части, узлы обороны и места базирования флота. Японцы сами признают, что война велась гуманными способами, а дипломатия была жесткой. Мне вообще непонятно: зачем вы это сделали? Ваши позиции в Азии только ослабли.
        - Возможно, но большинство специалистов утверждало, что ничего у вас нет, что вы сняли в павильоне этот фильм, просто блефуете.
        - Блефуют за карточным столом, мистер Хопкинс. В большой политике это недопустимо. Риск слишком велик. Ставки сейчас невероятно высоки. Мы обнаружили в океане ударную группировку, отходящую от Гавайских островов. Причем скрытно, не выдавая своего наблюдения. Дождались ее прихода в Южно-Курильск, сейчас этот поселок называется так, и начала их бункеровки перед атакой Владивостока и Петропавловска-на-Камчатке. И нанесли удар, одной ракето-торпедой. Обратите внимание, не входя в зону ПВО противника, в момент атаки остров закрывала плотная облачность. Внизу еще бушевал циклон, и погода была нелетная. Средства ПВО противника полет авиагруппы не зафиксировали.
        - У нас, мой бог, существуют надежные средства обнаружения и радиовзрыватели к зенитным снарядам.
        - И вы снарядами можете сбить самоуправляемый самолет-снаряд, летящий на скорости 3М, с исполнением противозенитного маневра?
        - У вас нет таких самолетов!
        - Теперь я понимаю: кто подал президенту такой ценный совет! А зачем вам понадобился в качестве помощника вице-президент IBM? Кстати, сегодня у нас по всей стране прошел единый урок по информатике. С сегодняшнего дня все дети Советского Союза приступили к занятиям по этому предмету. Их будут учить использовать электронно-вычислительные машины, созданные в СССР в прошлой пятилетке, писать к ним прикладные программы, и начнем создавать электронные библиотеки. Началась информатизация всей страны, программа которой объявлена в апреле этого года товарищем Сталиным.
        - Мы, собственно, здесь, в первую очередь, из-за этого, - подал, наконец, голос Томас Ватсон. - Мировую общественность интересует вопрос: «Как вам это удалось сделать?»
        «Элементарно, Ватсон! Мы применили метод дедукции!» - Они еще не видели этого фильма, но Томас Ватсон сейчас очень походил на героя Виталия Соломина.
        Немного еще поговорив об информатике и напомнив присутствующим об изобретении именно в СССР всех устройств для создания электронно-вычислительной машины, плюс огромной работе по миниатюризации электронных ламп и электросхем к ним, я сказал, что мое время истекло, и я вынужден их покинуть, готовлюсь к отпуску, необходимо передать дела. В 14.00 доложил Сталину о результатах переговоров.
        В воскресенье Екатерина долго и упорно готовилась сама и тщательнейшим образом готовила и одевала дочь. Она невероятно гордилась приглашением и не хотела ударить в грязь лицом. Мою одежду также подвергли осмотру и критике. Мне долго выбирали галстук, заставили надеть новую рубашку и костюм. Но я снисходительно отнесся к этим приготовлениям. Сталин с удовольствием возился с маленьким ребенком и учил ее правильно произносить слова. Вечер испортило сообщение о том, что «Фрунзе» готов к выходу на ходовые испытания, и мой отпуск, похоже, накрылся медным тазом. Вместо этого мне было предложено в этом составе отправиться в Ленинград.
        Поезд Сталина подали на Москву-Сортировочную, и вместо Крыма мы оказались на берегах Финского залива. Перед этим был большой митинг на площади Восстания. Сталин выступал перед ленинградцами с гранитного пьедестала, на котором до 37-го года стоял памятник Александру III. Вся площадь была забита народом. Знаменскую церковь уже снесли, в 1939-м. Оставался только забор от нее, внутри которого располагалась шахта Ленметростроя, действующая. Правда работы на ней приостановились из-за митинга, на который и собралось две смены метростроевцев. Ну и народ с вокзала и из города набежал. После небольших речей Жданова и Сталина выступили несколько рабочих, на этом встреча и закончилась. По Невскому тогда ходили трамваи, стояли вкопанные посередине два ряда столбов для проводов. Справа и слева проложены провода и для троллейбусов. Метро городу требовалось как воздух. Его строительство приостановили только на три первых месяца войны. Кировско-Выборгская линия готова. На станциях уже идут отделочные работы. Метростроевцы готовы пустить ветку к годовщине Октября. Но транспортных проблем города она не решит.
Генерал-лейтенант Зубков, начальник строительства, несмотря срыв первоначальных планов завершения первой очереди, настаивает на открытии строительства одновременно второй и третьей линий метрополитена. Люди начали возвращаться в город, есть возможность набрать штаты. Жданова он уже «уговорил». Решение только за Сталиным.
        - Окончательное решение будет принято 7 ноября, когда примем от вас готовую первую линию. Вас останавливали всего на три месяца, вы должны были закончить работы в 1943 году к маю месяцу. Полтора года задержки. Мы вас уже снимать собирались! Но товарищ Жданов вас отстоял.
        - У меня штат штукатуров и облицовщиков появился только в 44-м, а линию пришлось осушать и сушить, товарищ Сталин. К декабрю сорок третьего смогли только закончить проходку и уложить все тюбинги. Их выпускает один завод в Сестрорецке, остальные перешли на военную продукцию и не вернулись пока. Плюс нас озадачили строительством бомбоубежищ с противоядерными щитами на всех станциях, а планы не скорректировали. Бомбоубежища мы построили.
        - Да-да, мы в курсе событий, сторонней работы было много. О сроках принятия решения я вам уже сказал. Лично приеду принимать готовую линию.
        Сталин повернулся и зашагал к выходу. Здесь уже работал эскалатор. Вслед за ним двинулась охрана, а потом мы. Екатерина с дочерью ждали меня наверху. Вика спала на руках у матери, когда я сел в машину.
        - А сейчас куда? - спросила Катя.
        - На 193-й завод, тут недалеко.
        Но я ошибался. Линкор стоял практически за городом в Восточном ковше 190-го завода. Его туда отогнали для прохождения швартовых испытаний. Официально предприятие носило название Судостроительный завод № 190. Поэтому вереница машин двинулась по Лиговскому проспекту, затем по Обводному каналу, куда-то свернули, какая-то 1-я Параллельная улица, затем выехали на проспект Стачек у памятника Кирову. Здесь машины остановились. Откуда-то появился венок, который возложили к монументу Сталин и Жданов. Затем двинулись дальше.
        Забор Кировского завода я узнал, затем крутой поворот вправо на маленькую улочку. Никакой Комсомольской или Круглой площади тут не было, мост через какую-то речушку. Сплошные повороты направо и налево. Улица Корабельная. Территория и управление бывшей Путиловской верфи. Но ни Сталина, ни Жданова среди вышедших из машин людей не оказалось. Что за фокусы? Но из здания управления вышли подтянутые моряки в парадной форме и направили наша «стадо» к шести небольшим катерам, стоящим у стенки в нескольких метрах от этого места. Зачем сюда надо было Катю и Вику тащить? Совершенно не понимаю! Прошли узким каналом, к оконечности большого ковша. На рейде Барочного бассейна на четырех бочках стоял серо-голубой линкор. С трех сторон его закрывали установленные на стенках причалов огромные щиты, поэтому мы ничего и не видели, пока не прошли Кривую дамбу. Горнист заиграл сигнал «Захождение» появившейся и вставшей на циркуляцию большой яхте командующего флотом. Оркестр грянул «Встречный марш», яхта отошла от борта, затем наступила наша очередь швартоваться к борту, но уже без музыки. Мы тихонечко, стараясь не
шуметь, прошли вдоль борта к началу надстройки. Линкор, построенный по дредноутной схеме, изменился до неузнаваемости. Только казематные орудия противоминного калибра на бортах в казематных башнях напоминали о прошлом этого корабля. Собственно, у «Полтавы» и не было развитой надстройки. Только две боевых рубки с немногочисленными каютами старшего комсостава. С палубы все снесли, подчистую, создав новую развитую надстройку в районе второй и третьей башни. Корабль, наконец, получил «седловатость» палубы и хороший развал носовой оконечности. Избавились и от дифферента на нос, одного из основных недостатков старого проекта. Корабль получил новую систему управления артиллерийским огнем: БИУС «Планшет», новые радиолокаторы МР-300, две штуки одна на фок-мачте, вторая на гроте. Два приемо-передатчика целеуказания «Реглан». И по одному три артиллерийских локатора: «Ятаган», «Турель» и «Вымпел». В кормовой части надстройки находился ангар для двух вертолетов Ка-10. Зенитное вооружение представлено двумя спаренными пусковыми установками М-3 и четырьмя «Стрела-1м», со 172 ракетами на борту, башенными 100-мм
орудиями Б-34УСМ, по шесть на борт, шестью спаренными 85-мм башенными установками 92К-УСМ и двадцатью установками 46К, тоже УСМ модификации. Все зенитные орудия охлаждались водой. Все имели электромеханический привод и могли наводиться на цель командиром плутонга. Мне было непонятно, зачем оставили 120-мм орудия. Но рассматривал корабль я с удовольствием. Впечатляли пирамидальные высокие мачты-башни, позволившие впихнуть огромное количество антенн.
        Я наконец-то пересекся с Золотухой, главным конструктором реакторов, и начал свои расспросы с него. Выяснилось, что установка двух ртутно-водяных реакторов получилась очень компактной, так как обладала избыточной мощностью, и количество сборок в ней было небольшим. Реакторы заняли места совсем немного, несмотря на внушительное количество биологической защиты. Они разрабатывались для лодок, где за каждый кубический дециметр приходится бороться. Здесь усиления корпуса потребовали больше места, чем сами реакторы. Орудия 120 мм оставили для того, чтобы уменьшить метацентрическую высоту. Было предложение увеличить толщину бронирования, но на него денег не хватило. Боезапас у этих орудий остался чисто номинальным. Просто снимать их и класть балласт было бы совсем глупо. Особо они не мешают, полностью все переделывать не было ни денег, ни желания. Были бы пушки, а по чему стрелять - найдем. Полностью заменили турбозубчатые установки, избавившись от турбин заднего хода. За счет поднятия давления пара увеличили мощность всех оставшихся восьми турбин. Демонтировали все котлы, кроме двух для аварийного
отопления, задействовали многочисленные бортовые отсеки, в которых хранилось твердое топливо. Этот линкор не модернизировался с постройки и использовал смешанные котлы. Свободного места - огромное количество, поэтому удалось взять много ракет, и главного калибра, и зенитных. И солидное количество боеприпасов к зенитной артиллерии. Основное внимание уделили увеличению автономности по воде и продовольствию, так как электроэнергии - хоть залейся. Жаль, из-за ограниченности по времени и финансам не было возможности изменить условия проживания, но все равно стало свободнее, так как экипаж сократился, не стало кочегаров и большого числа машинной команды за счет автоматизации большинства процессов.
        - С нами пойдете?
        - Не знаю, я сегодня должен был быть совсем в другом месте. К тому же я не один, я с супругой. Знакомьтесь: Екатерина Михайловна, а это Вика, Виктория Святославна. Она у нас в день Победы родилась.
        Вике «дяденька» не сильно понравился, она еще плотнее прижалась к маме. Наконец торжественная часть закончилась, я попросил одного из офицеров помочь Кате где-нибудь пристроиться и подошел к группе, которую собрал возле себя Сталин. Главное место в ней занимала фигура старого уже адмирала-академика Алексея Николаевича Крылова. Это его лебединая песня. Жаль! Но продлевать жизнь мы пока не научились.
        Обстоятельно и последовательно он рассказывал «вождю» о тех сложностях, с которыми пришлось столкнуться, и каким образом удалось их преодолеть. Пальма первенства принадлежит товарищу Золотухе, Харьковскому заводу ТЗА и двум разработкам НИИ-4 академика Сакриера. И отдельно он хотел бы поблагодарить МИАН СССР за разработку и внедрение первой в мире боевой информационно-управляющей системы: БИУС «Планшет». Разрабатывалась эта машина для управления реакторами, имеющихся вычислительных мощностей хватило на то, чтобы использовать ее сумматор для обработки данных с большого числа установленных приборов управления огнем, наблюдения обстановки, ведения боевой прокладки и расчетов ЭДЦ. Как для боевой работы, так и для решения навигационных задач.
        - Для меня особенно приятно, так как я принимал участие в проектировании этой серии кораблей еще в начале века. Почти пятьдесят лет назад. И я собственными глазами вижу, как изменилась «Полтава». Как исчезают пресловутые триста тонн перегруза, преследовавшие этот проект в момент строительства. И мне выпала большая честь, впервые в мире, создать корабль с атомным сердцем и неограниченным радиусом действий. На страх врагам Отечества. «Отсель грозить мы будем шведу», товарищ Сталин.
        Иосиф Виссарионович улыбнулся, довольный пожал руку академику и пошел дальше осматривать уникальный корабль. После осмотра неприятно удивил Власика тем, что поднялся в ходовую рубку и попросил контр-адмирала Иванова, бывшего командира «Марата», сниматься с якорей и показать линкор в действии. Два буксира помогли линкору сняться с бочек. Чуть дрогнул корпус, когда закрутились валы корабля.
        В кают-компании накрыли столы для «высоких гостей», и там, под солидное количество выставленного, продолжались «высокие» споры о том, как старенький линкор изменит мир, тактику и стратегию ВМФ и существование капиталистического строя. Я себя сдерживал, тем более что Сталин уже сказал Кузнецову, Галлеру и Крылову, что у них теперь новый «папа», и что все они теперь «под колпаком у Мюллера». Пусть говорят! Этим они дают мне возможность более качественно подойти к вопросу повышения боеспособности Советского флота. Екатерина сидела за общим столом и тоже внимательно прислушивалась к разговору.
        - Слава! - дернула она меня за рукав. - Они что, совсем не читали рекомендации Института Авиационной медицины?
        - Конечно, это не их ведомство, их пределы психологической автономности экипажа совершенно не интересуют, пока.
        - А почему ты не скажешь об этом?
        - А зачем? Чтобы показать, какой я умный, а остальные просто дураки? Это нажить себе кучу врагов, сразу, не сходя с места. Мы-то этим занимались, проводили эксперименты, а они - нет. Прилюдно, да еще при политическом руководителе, спускать их с небес надобности нет. Тем более что они - мои подчиненные. Я просто не допущу реализации этих идей, никого при этом не обижая, а познакомив их с разработками ИАМ.
        - Но они же тратят деньги и время на бессмысленные проекты?
        - «Он» уже это понял, поэтому и произвел рокировку, передвинув несколько фигур сразу. Детские шалости кончились, речь идет об очень серьезных деньгах, потерять которые - раз плюнуть. Достаточно неправильно оценить какую-нибудь идею, а их довольно много.
        - Как интересно! То-то ты сутками напролет на работе!
        - В смысле, нет чтобы дома посидеть с любимой женой?
        - Ну, это, конечно, не помешало бы. Нет, действительно интересно, столько задач, мнений, обсуждений, споров. Я тоже хочу стать большим руководителем.
        - Вот, руководи, - показал я на Вику.
        - Масштаб не тот.
        - Ищи тему, разрабатывай и защищайся. Все начинается с этого, докажи, что ты специалист в этом вопросе, и к тебе начнут прислушиваться.
        В этот момент подошли к Красногорской мерной линии. Здесь, конечно, мелковато, и места для разгона не шибко много, но о попытке дать полный ход объявили по «Березке». Впрочем, громкоговорители уже совсем другие, может быть, это уже другая СГС (система громкой связи). Так как реакторы были с малым количеством сборок, то максимальную мощность в 160 МВт они показать не могли. 100 мегаватт максимум, но это 135 962 лошадиных силы. Ни валы, а они очень длинные у этих кораблей, ни винты, не были готовы передать такую мощность. Они рассчитаны на 40 000 «лошадей». Алексей Николаевич пересчитал предел прочности для валов и ввел ограничение по производительности пароперегревателей. Максимальная мощность, которую могла развить вся энергетическая установка, равнялась 85 000 лошадиных сил. На валы наклеены метки и установлены датчики, которые измеряют угол скручивания. На первом пробеге держали половину мощности, 42 500 сил. Это 106 процентов старой проектной мощности. Проверили работу датчиков, все в полном порядке, сигнал вырабатывается и подается на управляющий вычислитель. Разгоном корабля занимается он. В
боевой рубке только лампочки и стрелочный прибор. Тем не менее старый линкор перекрыл собственный рекорд скорости на три узла и превысил ход модернизированного «Гангута», своего «старшего брата», односерийника. Тот после ремонта показал 24,6 узла. «Полтава» выдала 26,2 и запас прочности по углу скручивания еще был. Сложность заключалась в том, что длина внешних и внутренних валов была разной, но вычислитель успевал корректировать работу турбин в соответствии с работой датчиков. На швартовых испытаниях, а это более сложное испытание, смогли разогнать турбины до 58 тысяч сил. Шанс, что удастся без замены промежутков и без увеличения диаметра, а, соответственно, без переукладки валовых линий, выйти на расчетную полную мощность, был немаленький. Выдержали бы шпонки винтов! Имелся и запасной вариант: заменить валы на новые из немецкой стали в том же диаметре. Для этого Крылов и сэкономил 15 миллионов рублей. Да, кстати, золотых рублей, с реальным наполнением ассигнаций золотом. Но обошлось. Максимальная мощность, показанная уже в более глубоководной части Финского залива, составила 90 тысяч лошадиных сил,
выставленный заранее ограничитель мощности пришлось двигать. Скорость - 31,9 узла, для корабля с ледокольными обводами и не самой удачной конфигурацией кормы, это - предел. Специально для высоких гостей корабля решили показать пуск ракеты П-1м по радиоконтрастной береговой цели, на выбор предлагалось произвести пуск либо по двухорудийной башне 21 cm SK L/45 на мысе Брюстер, это у Кёнигсберга, либо по аналогичной батарее на мысе Хель, это у Данцига. Сталин запретил стрелять по берегу, приказал выставить мишень в открытом море, там, где мы обычно проводим стрельбы: между Мемелем и Либавой.
        - Я понимаю, что вы все уверены в точности ракеты, но подвергать риску никого не будем.
        В Балтийск ушла РДО, те доложили, что на полигоне находится старый немецкий броненосец «Шлезиен», подготовленный как непотопляемая мишень. По нему выполняет стрельбы бригада крейсеров БФ второй год. (Учитывая максимальный калибр наших крейсеров 180 мм, они могли долго стрелять по броненосцу.) Определившись по двум углам, сняли невязку в автосчислителе, перешли на управление с помощью БИУС. Ввели координаты цели и подняли вертолет-ретранслятор, который будет «помогать» наводить ракету на цель. Стреляем «за горизонт», вертолет позволяет как бы «поднять антенну». Данные системы наведения «Альфа-Запад» ракета получила, введен маршрут в вычислитель самой ракеты. Пуск! Хлопок вышибного заряда выбрасывает ракету из шахты метров на десять вверх под углом 75°. Пять огромных хвостов пламени из твердотопливных ускорителей вырываются назад и немного под углом к линии траектории. Центральный - он самый мощный и направлен четко по оси, а четыре «малых» двигателя позволяют развернуть ракету в нужную сторону и стабилизировать ее полет на участке разгона. Их сопла управляемые. Пламя почти касается корабля, но там
стоят газоотбойники, направляющие горячие газы в стороны. Ракета пошла, свои координаты она отправляет на антенны корабля и на вертолет. РЛС корабля активно не работает, он своей позиции не выдает. Вертолет уходит вперед и залезает на свой «потолок», 2500 метров. Пока ракета идет по маршруту, и он нужен только для того, чтобы передать сигнал на самоуничтожение в случае сбоя. Идя вперед, летчик пытается «продлить удовольствие» наблюдать ракету, но это длится все не особенно долго, через 16 минут ракета самоуничтожится, если не найдет цели, или поразит цель на максимальной дальности в 450 морских миль. Пошла одиннадцатая минута с момента старта, вертолет передал, что получил сигнал о начале работы головки самонаведения, ракета начала спуск с потолка траектории. Через десять секунд передал сигнал «Захват». На всякий случай неподалеку от полигона крутится Ан-26Р, который подтвердил, что ракета снижается в заданный район. Через две минуты вертолетчик передал, что сигнал потерян, ракета окончательно ушла за горизонт, он ее не слышит. Но наши антенны давно нашли отраженный сигнал от ионосферы, и мы получаем
полную «картинку» с борта. Сменили ориентацию антенн одного из МР-300, на всякий случай, и «видим» стремительно сближающуюся ракету с целью. Они сошлись на 932-й секунде полета. По КВ получаем отчет наблюдателя: «Цель поражена». Поздравления получаем мы с Сакриером. Вокруг все довольные, вдруг голос в динамике: «Цели более не наблюдаю». Вначале все застыли, а потом… Хохотали довольно долго, затем «всей толпой» двинулись на корму, куда уже сел вертолет. Сталин очень заинтересовался «игрушкой». Сам вертолетик пока был игрушечным, одноместным, мощностью всего 60 лошадиных сил. Два надувных поплавка позволяли ему садиться на воду и взлетать с нее. Тонкий прозрачный колпак из поликарбоната с двумя невесомыми опорами из дюраля и две «двери», прорези в нем, чтобы можно было попасть в кабину. Колпак снимался поворотом четырех замков и выдергивания гибкого тросика, с помощью которого крепились две половинки фонаря. Абсолютный минимум приборов и довольно мощный приемо-передатчик системы АСПД[4 - Автоматическую систему передачи данных.], вокруг которого его и создавали. Антенны и три блока были спрятаны в
поплавки, еще один блок находился рядом с летчиком. Без этой радиостанции мог поднять 140 килограммов груза. Складные лопасти винтов, соосная схема. Опять возникли претензии ко мне: «Почему не показали раньше?»
        - Это опытные машины и в большую серию они не пойдут. Служат для отработки винто-рулевой группы. Вертолетов с такой схемой в мире сделано считанные единицы, Сикорский в 1909 году построил две машины, но не совсем удачные, потом перед Первой мировой Эллехаммер создал такую машину, да Брегэ во Франции пытался создать опытный Breguet-Dorand Gyroplane Laboratoire, но по какой-то причине бросил эти разработки. У нас - то, что называется «не без проблем», но машина уверенно залетала. Благодаря малым размерам эта машина наилучшим образом подходит для базирования на кораблях, так как у нее нет хвостового винта, очень устойчива при сильных ветрах. На море себя ведет прекрасно. Но пускать ее в большую серию, скорее всего, не стоит.
        - Стоит! Есть большой круг работ, для которых нужен именно такой вертолет, как вы его называете. Кто конструктор?
        - Камов.
        - Где выпускается?
        - Пока нигде, эти экземпляры сделаны в Сокольниках при третьем заводе МАП. В настоящее время машины проходят Государственные испытания. Как только закончатся, так пригласим вас, товарищ Сталин.
        Сталин недовольно поморщился, но так оно было всегда, его на испытания опытных машин никогда не приглашали, это было запрещено генералом Власиком. Ведь и сюда он приехал только после того, как весь линкор был обследован 1-м отделом МГБ (правда, он сменил название и теперь назывался «шестым») от форштевня до ахтерштевня и от клотика до киля со счетчиками Гейгера-Мюллера, хотя все здесь ходят с дозиметрами и постоянно ведется бортовой журнал, куда записываются все показания, от всех членов экипажа и посетителей на борту. И самого Сталина, естественно, снабдили таким прибором. Он здесь, как ложка у солдата: всегда с собой.
        - Интересная машина, очень нужная в народном хозяйстве, - резюмировал он, заканчивая обсуждение темы.
        Мы перешли в кают-компанию, где обсудили пуск и принципы наведения на цель этой модернизации ракеты. Сталин расспрашивал практически обо всем, потому что сам он ее еще не видел: в боевые погреба линкора Власик его не пустил. Туда без нужды никто не ходит. Поэтому вместо живой ракеты рассматривали плакат с ее изображениями. Ее калибр - 850 мм. У нее - минометный старт, причем мокрый, перед пуском пусковой контейнер заполняется забортной водой. Из-за большой длины - 10 метров, хранится под наклоном. После пуска контейнер отсоединяется от пусковой установки и перемещается в сторону-вниз уже горизонтально. Для повторной стрельбы он уже не годится. Многоразовые установки спроектированы и выпускаются, но для «Фрунзе» выбрали такую схему. У него совсем небольшой надводный борт и сильно бронированная палуба. Места много, а расположить индивидуальные шахты было негде. Из-за этого скорострельность довольно низкая, около пяти минут между залпами на установку. Высота полета - 17 000 метров, на участке атаки - не выше 25. Но это зависит от атакуемой цели. Есть цели, которые она поражает с пикирования. В полете
ориентируется по координатам, полученным от РНС «Альфа», поэтому ей требуется предварительное целеуказание. Кто-то должен сообщить на корабль координаты цели или конечную точку полета. Может осуществлять самостоятельный поиск цели. Дальность начала работы ГСН - 170 - 200 километров. Цель маркируется, и заставить ГСН переключиться на другой сигнал может только оператор, имеющий код доступа. На ложные сигналы, после маркировки, она переключиться не может.
        - А если в этом квадрате несколько целей? И часть из них - свои? - задал вопрос Сталин.
        - Свои имеют автоответчик, а у чужих она выберет либо самый крупный корабль, либо второй, третий и так далее, по величине отраженного сигнала, если такие ограничения ей будут установлены в полете или перед пуском оператором. Для загоризонтного управления используется метод двойного отражения от ионосферы Земли. Пока отработан довольно слабо, но работы ведутся, в чем мы сегодня могли убедиться на последнем этапе полета: удалось увидеть полностью картину боя, но это не обязательно, она сама решает эти задачи по системе «выстрелил-забыл». Ракета свою цель найдет. Но, подчеркиваю, требуется предварительная радиолокационная или визуальная разведка, либо прямая подсветка самолетом-наблюдателем. То есть использование информационного комплекса и всех систем связи. Без этого - никак.
        Линкор возвращался в Ленинград, чтобы высадить «лишних» и начать основную часть программы испытаний. Предстояло опробовать и задействовать все средства и устройства на корабле, ибо, что не будет выявлено сейчас, то обязательно случится в море. Судя по всему, Сталин уже решил для себя: на каком судне он пойдет в Америку. Поэтому я подошел к Власику и напомнил ему, что может последовать такая команда.
        - Да я уже понял, и что с этим делать, не сильно понимаю.
        - В Бремерхафене простаивают два турбохода: «Бремен» и «Европа». Последняя полностью на ходу, но в Америку мы ее не пускаем, а других направлений нет, к тому же ее из Германского Ллойда исключил Гитлер, объявив ее госпитальным судном и подняв флаг кригсмарине, поэтому оба - военные трофеи. Но «Бремен» - горел в 41-м. Тряхните Минморфлот, Николай Сидорович, пусть ремонтируют «Европу», косметический ремонт, несомненно, требуется. Второй после пожара, поэтому его восстанавливать не стоит. Я был недавно в Бремере, видел оба.
        - Фу, это - выход, - ответил генерал и сразу перешел от меня к одному из своих офицеров, давая указания. Уловив минутку, когда Сталин оказался не занят разговорами, я напомнил о себе и о том, что хотелось бы вернуться к исполнению своего отпуска, так как двое суток уже нахожусь в нем, но при делах. Иосиф Виссарионович задал вопрос о публикации в газетах своего визита на Балтику.
        - Мы только что говорили с Николаем Сидоровичем и подобрали для вас гражданский турбоход, на котором вам будет удобно пересечь Атлантику. А в качестве эскорта можно будет взять «Фрунзе» и пару ракетных эсминцев, только эсминцы надо заранее переместить поближе, они по дальности будут сильно сдерживать конвой. Объявлять о восстановлении линкора пока преждевременно.
        - Бог с ним, с этим визитом. Все равно от него никакого толку не будет. Не нравится мне их активность, неужто на поправку пошли?
        - Честно говоря: вряд ли. Скорее всего, это частный интерес их фирмы IBM, под дипломатическим прикрытием. А мы им навязываем все новые и новые разработки, которые у них стоят много дороже, чем у нас. На экономике это должно здорово отражаться, тем более что их товарам теперь полностью закрыт доступ и в Европу, и в большую часть Азии.
        - Мы увеличили поставки вооружений армии Мао Цзэдуна, в ответ на увеличение их поставок Гоминдану.
        - Да, я обратил уже внимание на это. Новое только не стоит поставлять. По мне, так три Китая лучше, чем один.
        - Лучше-то оно лучше, но на трех стульях не усидеть. Мао, мне кажется, более харизматичен, чем Чан Кайши, и у него есть шанс убрать и Ван Цинвея, и Чана. Крестьяне за ним идут, как показал наш опыт в Маньчжоу-го.
        - Когда за спиной Советская армия - воевать удобно. Крестьянин видит, что с русскими он дружит, вот и присоединяются к нему.
        - Нам нужен был коридор в Порт-Артур, Мао его и расчистил. Правда, это сильно обидело Чана. Договор об аренде заключали с ним. А наступление Мао восстановило границы непризнанного государства. Чан напирает на это, что один оккупант сменил другого.
        - Здесь он ошибается, мы не лезем в управление Северным Китаем.
        - Ладно, это пока не твоя епархия. Отпуск твой не отменяется, но на открытие выставки быть в Берлине. И окончательные переговоры о моем визите в США тоже на тебе с Молотовым. Ну, а за «Фрунзе» и навигационную систему с новой ракетой и вертолетом - отдельно поблагодарю. Кораблик мне понравился. Очень понравился. И полностью укладывается в ту концепцию, о которой недавно с тобой говорили. Это замечательно. Дорабатывай программу «Большого флота», она нуждается в коррекции. Сэкономим огромные средства.
        - На войне не сэкономишь, только сократить можно.
        - Иди к супруге, вон дочка уже у нее на плече спит. Отдыхайте!
        Десять дней отпуска пролетели как один день, тем более что он совпал с отпуском Кузнецова, а домик командующего флотом и госдача № 2 имеют общий пляж, поэтому под мерный шум моря обсуждали мы не только вкус крымских вин и коньяков, но и программу строительства флота, по каждой позиции отдельно. Присутствовал и Галлер, и трое главных конструкторов трех основных КБ по кораблестроению. Ракетчиков я давно курировал, хотя присутствие Сакриера не помешало бы, но обошлись без него. Катерина ворчала, что моряки продыху мне не дают, и вместо отдыха получилось сплошное совещание. Но куда деваться с подводной лодки? К 17 сентября тезисы были готовы для доклада на сессии Правительства СССР. На этом поставил жирную точку и вылетел в Берлин. До открытия выставки оставался один день.
        Как и ожидалось, США приняли участие в ней, кризис, деваться некуда, товары надо сбыть. Открывал экспозицию США все тот же Томас Ватсон, по-прежнему в ранге советника 1-го ранга дипмиссии США в СССР. Насколько я понимаю, ему было просто необходимо попасть в Германию, для того, чтобы задействовать какие-то связи здесь. Но и, кстати, продукция его фирмы занимала довольно большую часть экспозиции. Так что самого себя он тоже не забывал. Но у меня для него был заготовлен сюрпри-и-и-з. Чуть позже выяснилось, что не только для него. Его отец прилетел на выставку тоже. Еще в начале сорок первого года, когда меня окончательно достали «ихние» «Ундервуды» с «Рейнметаллами», мы с Мишей и Аронычем «изобрели» сначала короткоходовую клавиатуру, затем отлили «шарик», на котором на одной половине расположили все прописные буквы, цифры и знаки нижнего регистра, заглавные буквы и знаки верхнего. Кнопкой, переключающей заглавный и прописной шрифт, головка просто проворачивалась на 180 градусов. Каретка была неподвижной, двигалась сама головка. Провернувшись на нужный угол по горизонту и изменив наклон, головка
наносила удар с помощью втягивающего реле и пружиной возвращалась на место. Сначала было сделано только две машинки, мне и Аронычу. Но потом выяснилось, что после того, как люди один раз попробовали эту технику, у них появлялось жесткое отвращение к «устаревшим» типам, где приходилось молотить по «клаве» с большим усилием. Плюс можно было достаточно легко превратить это устройство в первый графопостроитель и плоттер, чем значительно ускорить производство тех же чертежей. В общем, НИИ ВВС, а затем и другие ведомства, с которыми приходилось непосредственно работать, пользовались вовсю новой техникой. Сталину я ее не показывал, так как имел горький опыт с производством горных лыж и креплений для них, когда перед самой войной меня усадили за срочный заказ для нужд шведской и швейцарской армий. Сейчас же мы все это передали на три завода пишущих машинок, которые требовались для нужд всей страны в массовом количестве. Так как была уверенность в том, что на выставку приедут из IBM, я и решил, что покажем и несколько типов машинок и графопостроитель. Плоттер мы показали в фильме про ЭВМ.
        В первый же день Томас Ватсон-старший буквально застыл перед этим «чудом русской техники». «Дизайн» машинки, не массовой, а выпускавшейся на 2-м опытном заводе, был продуман таким образом, что увидеть сам механизм без снятия крышки было невозможно. На выставке ее расположили за стеклом с прорезью для клавиатуры. Бумагу вставляла хорошенькая девушка, а потом говорила: Пуш зе гриин баттон, сэр. Плиииз! Тест ит! И после окончания теста просила нажать красную кнопку и передавала экземпляр в руки счастливого тестера.
        Томас-старший вначале сам попробовал набрать текст, забить ошибки (машинка позволяла это сделать: достаточно было включить кнопку «исправить»). Очень внимательно и придирчиво рассмотрел результат, затем сделал жест одному из сопровождавших его людей и посадил его за машинку. Спросил у девушки: может ли этот человек сначала попробовать агрегат, а затем попытаться набрать текст с максимальной скоростью. Это был его личный секретарь, который мог на обычной «IBM Rewriter» выдать фантастическую скорость 160 - 180 знаков в минуту. Через пару минут, когда секретарь освоил новые для него кнопки, показал такую скорость набора, что звуки ударов просто слились в сплошную очередь, как из пулемета ШКАС, Ватсон-старший начал диктовать ему письмо. Перед этим он передал девушке и попросил заправить в машинку три фирменных бланка. «Председателю Совета Министров СССР господину Сталину И. С. Копия: Первому заместителю председателя СМ СССР господину Никифорову от генерального директора фирмы IBM господина Т. Дж. Уотсона. Уважаемые господа! Фирма IBM заинтересована в производстве пишущих машинок марки
“Москва-Электрон” и готова приобрести лицензию на ее производство. Для начала немедленных переговоров по этой и сопутствующей проблематике, прошу уведомить меня о месте и времени встречи с уполномоченным на это лицом в любое удобное для вас время. Мой адрес в Берлине: отель Адлон, апартамент-экзекьютив 1, телефон +4930 - 64-95 - 21 в течение времени действия Всемирной выставки товаров всеобщего потребления или позднее по указанным на бланке адресам и телефонам. С искренним уважением Т. Дж. Уотсон, генеральный директор», - закончил диктовать магнат бинарного рынка.
        К черту все условности, в конце концов требуется добиться своего, так как это принесет баснословные прибыли. Пока там в Вашингтоне в войнушку играют, здесь триллионы уходят к конкурентам. Противопоставить пока нечего, надо начать с копий, а там посмотрим: кто кого. И плевать на Госдеп с его запретами. Никто не может оставить бизнес. Это - закон. Он расписался во всех экземплярах и попросил передать два из них руководителю русской делегации, а еще лучше самому господину Никифорову, пока он еще здесь в Берлине.
        Затем приказал своему секретарю найти куда-то пропавшего Томаса-младшего и привести его сюда. А сам уставился на работу графопостроителя. Малый, который создавал чертежи на формате А4, попробовал сам, а к большому устройству не пускали, его только демонстрировали с уже готовым чертежом стандартного А1 размера. Он для промышленности, поэтому русские только демонстрировали, что таковой существует. Вообще новинок было очень много, начиная от одноразовых автоматических ручек в виде обычного карандаша, кончая пылесосом, позволяющим сделать влажную уборку, более 8000 наименований различных изделий. «А еще недавно они у нас карандашную фабрику купили! Сами производить не могли!» - злобно подумал Ватсон-старший. И тут он увидел, что по павильону идет в окружении множества людей сам мистер Никифоров, но не в генеральском мундире, как его изображают в газетах и журналах Америки, а в приличной тройке, ведет под руку красивую молодую женщину, изысканно одетую. Вид у него совершенно «буржуазный». Вовсе не напоминает злобного большевика или убийцу беззащитных японцев. Его попытку подойти мягко блокировал
охранник, в ухо которого шел из-под пиджака тоненький проводок. «Солидная охрана!» - подумал «старший» и увидел, что Никифоров сделал знак рукой. Его самого пропустили, а свите руками показали не приближаться.
        - Мистер Никифоров! Разрешите представиться, Томас Уотсон, исполнительный директор компании IBM.
        - Здравствуйте, мистер Уотсон, - ответил он, не дожидаясь, когда ему переведут, и по-английски, сразу задав ничего не означающий, но вежливый вопрос: «Хау а ю?» «Он еще и английский знает! Везет!» - подумал «старший», но устно высыпал на Никифорова свое восхищение павильоном СССР на выставке и кучу вежливых обязательных слов перед началом переговоров. Переговорщиком он был опытным, тертым и хорошо обученным. В конце фразы он поинтересовался судьбой своего письма, будучи готовым передать оставшийся экземпляр лично в руки. Жаль, конечно, но для инженерного анализа есть почти полный лист, набранный Арнольдом Робинсоном, секретарем. Эксперты по нему смогут многое определить в загадочной русской электромеханике.
        - Я получил его, мистер Уотсон, и обязательно передам товарищу Сталину, - ушел от ответа Никифоров. Судя по всему, либо все решает их вождь, либо Никифорову требуется время, чтобы все обдумать. Не будем ему мешать.
        - Мне очень понравилась ваша «Москва-Электрон», господин Никифоров. Вы, русские, настоящие революционеры! Остановить каретку и создать мягкую удобную клавиатуру - это многого стоит. Это революция в области буквопечатания. Сколько места это сэкономит на столах! (Он и не догадывался, что хвалит изобретение самой IBM, созданное под руководством его сына, уже после того, как сам он отошел от дел и умер. Да, реализация наша, стимул - моя собственная лень и привычка не затрачивать усилия для набора знаков. Но идея с «шариком» не моя, я был абсолютно далек от этого, поэтому свою фамилию под советским патентом поставить постеснялся. Хотя «мой шарик» больше напоминал «ежа», а не «мячик от гольфа», для того, чтобы сократить длину ленты, которая на первых Selectric шла вдоль всего валика, имела много направляющих и быстро пересыхала. А заправить ее - была целая проблема. Патент принадлежит 2-му экспериментально-опытному заводу НИИ ВВС и группе разработчиков опытного производства, как в Америке - фирме. Во второй и третьей модели больше принтеров, чем пишущих машинок, «ежик» стал наборным и выдвижным, головка
перестала бить по ленте, била отдельная «литера». Благодаря этому возросла скорость и уменьшился производимый шум. Томас-старший в Берлине пробовал именно этот вариант «Электрона».)
        В конце своей речи Ватсон-старший постарался выяснить вероятность получения положительного ответа.
        - Увы, дорогой мистер Ватсон. Сегодня мы открыли рейсы нашей компании «Аэрофлот» по маршруту Москва - Париж - Монреаль и Ленинград - Берлин - Монреаль, но из-за того, что Соединенные Штаты до сих не признают наших патентов и сертификатов годности, требуя предварительно раскрыть технологические особенности нашей техники, мы отказались от создания линий на Нью-Йорк и Вашингтон, без промежуточной посадки в Сент-Джонсе. Я не сомневаюсь, что вы, истинный пионер в области бинарного счисления, машин и механизмов для бизнеса, можете приобрести и честно использовать наши технологии, но остальные участники рынка будут просто копировать их, попирая международное право на промышленную собственность, пользуясь дырой в законодательстве Соединенных Штатов. Идти на такие жертвы мы не готовы.
        - Я вас понял, господин Никифоров. Думаю, что сумею убедить Патентное ведомство США немедленно начать переговоры с Правительством СССР. Благодарю вас! И надеюсь на встречу в ближайшее время, после устранения этой маленькой неприятности.
        «Ню-ню! - подумал я, откланиваясь господину Ватсону. - Попробуй. Особенно в условиях, когда “маккартизм” готов признать коммунистов Америки “черными” и ввести суды Линча над ними! Не будем ему мешать, у него серьезное лобби в Сенате и Палате представителей. Да и среди промышленников и предпринимателей он пользуется большим влиянием. Все знают, что он - лидер в своей отрасли. Один из первых пробил себе дорогу почти во все страны мира. Причем с очень специфичной продукцией. Фактически мы идем одним и тем же путем, только он - самостоятельно, опираясь на себя и свою компанию, а я - следую по мотивам, по известному мне маршруту. Да, это далеко не моя специальность, но я знаю направление и методы решения проблем, мне много легче, чем ему, и тем, кто идет вместе с ним. Они двигаются при помощи проб и ошибок, а я двигаю науку и технологов по уже проторенному пути. Нечестно, согласен, а честно пытаться добить страну, понесшую самые большие потери в той войне? Это настолько же нечестно по отношению к остальным людям, как создать привилегированный слой физиков-ядерщиков, не нуждающихся ни в чем, чтобы они
решили вопрос безопасности страны. А потом все силы и средства бросить на ракеты, за счет которых мы до сих пор живы. Но деваться было некуда. Либо так, либо смерть. Они сделали это, а мы их предали. И теперь приклеиваем на стекло плакатики, с издевательской надписью: “Спасибо деду за Победу”. Впрочем, встречал такие, где показывается тот самый “дед”, маршал Сталин. Но из Мавзолея его вынесли, вспоминают о нем один раз в году. Гвоздики несут. Ну, хоть так. А “воришки” этот самый мавзолей, с которого он принимал парад Победы, нашу память, плакатиками закрывают, чтобы ненароком не вспомнили, какую страну они просрали».
        Но думы думами, а хожу я по Берлинской выставке и смотрю, что наши умельцы сотворили. В том сорок четвертом, и много лет после него, государство ни разу не имело возможности повернуться лицом к народным нуждам. Маленков попробовал поставить во главу угла приоритет «легонькой промышленности», так его за год и схарчили те же представители ВПК. Сам я кровь от крови, плоть от плоти этот самый представитель, причем матерый, крупный. Хожу и смотрю на вещи, до этого никогда не виданные. В некоторых угадываются «мои мотивы», но многое это как творения Левши, которому дали денег и сказали: «Твори». Главное, чтобы это было нужно людям! Есть очень талантливые работы, которые сразу беру на карандаш. Особенно много мелочей, типа щипчиков для керогазов. Я-то на кухне был последний раз в 2015 году, поэтому я этого придумать просто не могу, а им это необходимо! Моей задачей было выкачать из людей лишние деньги и пустить их в производство. А для них главное: создать уют и красоту в доме, удобства. Эх, придется эту выставку и в других местах показывать, как художники-передвижники действовали. Да и вообще, по стране
поездить, посмотреть, что там творится. То, что цены снижаем - это хорошо, но стоимость жизни пока еще очень высока. Тем не менее руководитель самой выставки и представители производителей очень довольны. Есть контракты, и представители Внешторга, составляющие чуть ли не половину делегации, пашут, помогая составлять контракты. Они - официальные посредники между производителем, государством и внешним рынком. Эти полностью в курсе ситуации в тех странах, за которые они отвечают. Знают цены, язык, деловые обычаи страны, ее законодательство и зачастую своих потенциальных импортеров. Этого принципа распределения обязанностей и государственной монополии на внешнюю торговлю, Союз придерживался много лет подряд. Спецы во Внешторге были крупными специалистами в своем деле. Приходилось с ними сталкиваться, так что не понаслышке знаю многих, кто успешно продвигал наши самолеты, которые летали по всему миру. Это потом, когда Союза не стало, нашу авиацию по кустам растащили, но первые миллиарды долларов украли именно в ней. Я только что вернулся из Темпельхоффа, сегодня точно Ильюшин прибежит проставляться. Там
такая очередища выстроилась посетить его «восемнадцатый»! Очень много необычного и пять кресел в ряд, вторая машина имеет первый салон «люкс», а во втором - первый класс, там четыре кресла в ряд, но очень широких и удобных. Еще при мне «Люфтганза» и «АэроФранс» заказали 15 и 25 машин. Я потом уехал, но представителей авиакомпаний было очень много. Нашему совместному англо-советскому «Брабазону» тоже большой кусок внимания уделили, но он много дороже, поэтому заказов будет меньше. Вечером придут новости из Канады, там наверняка тоже будут заказчики. Сюрпризом для англичан будет скорость наших самолетов. Рейсы специально подбирались таким образом, чтобы взлететь позже, а приземлиться раньше их рейсов из Лондона и Ливерпуля.
        Возвращались мы через день, на втором летном экземпляре Ил-18д, который не выставлялся на выставке, его даже не показывали. Его создавали как правительственный самолет. За счет уменьшения грузовых отсеков у него увеличена дальность. И хотя он уступал по скорости «моему» М-2, тот все-таки больше бомбардировщик, чем пассажир, летать, особенно с семьей, было удобнее на этой машине. Да и людей можно больше взять с собой. В том всего десять посадочных мест. В хвостовом салоне ильюшинцы отмечали успех своей машины, всего за два дня набрали заказов на 75 машин, и из Канады сообщили, что «Эйр-Канада» и еще тридцать авиакомпаний скупили все билеты на обратный рейс в Берлин и в Париж. Летят подписывать новые контракты на поставку. Пришлось тут же на месте решать вопрос о выделении дополнительного места для производства этой машины. Кроме 18-го завода в Воронеже (машина названа в честь него), 22-й завод в Казани предоставит два цеха под сборку Ил-18, и еще придется подключать Комсомольск-на-Амуре. Мы планировали выпустить 150 машин для ГВФ, все в Воронеже, теперь добавляются новые покупатели, приходится
перестраиваться на ходу. Но нам не привыкать! И потом - это деньги, большие деньги. Лизинг пока никто не использует. Турбовинтовые двигатели уже не являются «суперсекретом», тем более что «боевые двигатели» мы не продаем, только «гражданский» вариант под цифрой «2». Зная, что и собственных разгильдяев хватает, да и чужие разведки списывать со счетов не стоит, турбины гражданские и военные - несовместимы, и сделаны в другом диаметре, чтобы никаким образом не могли перепутать. И весь «Авиаэкспорт» насквозь пронизан системой безопасности. Контроль там очень жесткий, вероятность утечки секретных технологий достаточно мала. Этим вопросом пришлось заниматься, когда возник разговор о том, что выставим Ил-18 на продажу. На этой конкретной машине - двигатели стоят «военные». Правительственные самолеты принадлежат ВВС, отдельному транспортному авиаполку. Летчики, правда, ходят в форме ГВФ. Единственное, что их всех выдает, это следы от подвесной системы на ней. Все кресла этих машин оборудованы парашютами. После того, как Сталин отказался от этой машины, я приказал сделать это исключение из правил. Так удобнее
и безопаснее, я ж все-таки авиаконструктор и знаю, что средства спасения на борту должны быть, как спасательные шлюпки на корабле. Посреди океана или на Севере это просто средство немного отодвинуть твою смерть, но за это время многое может произойти.
        Для нашего гражданского авиастроения - это большой успех. Это первая машина из СССР, закупленная у него авиакомпаниями других стран. Боевую технику покупали и до этого, но, кроме лицензионных копий DC-3, мы не производили самолетов для гражданских авиалиний. Новые двигатели и резкое увеличение производственных площадей из-за дублирования заводов производителей дали нам, наконец, возможность приступить к выпуску таких самолетов. И сразу вписаться в дальнемагистральные линии. Мощные и экономичные двигатели, тем более с малым лбом, несомненно, вызовут бум производства этих и других машин с ними. А качественно делать такие движки можем пока только мы. И это солидная поддержка нашей экономики. Быть первым в области технологий очень выгодно. Снимается сверхприбыль и дает толчок новым исследованиям. Замыкаться и городить «железный занавес» сейчас необходимости нет. Но мы еще слабы, чтобы предложить сразу рубль в виде мировой валюты. Пока требуется набирать вес в мировом товарообороте. Но первая «проба пера» прошла успешно. Впервые не только лес, пенька, уголь и сталь из СССР отправятся в другие страны
мира. Для того чтобы эта цепочка не прервалась, дал ценные указания бюро Антонова в кратчайшие сроки подготовить еще два самолета для экспорта. Там работы не слишком много, провести их можно за месяц-полтора. Требовалось перемоторить Ан-26, установив ЛК-2, подготовить чисто пассажирский вариант машины, типа Ан-24, ближнемагистральный, и запустить в производство знаменитую «Аннушку», сразу в варианте МС, используя двигатели М-82ИР и доведенную копию ТРЕ-331 - 12, мощностью в 1200 лошадиных сил. Последние за границу не продавать, от слова совсем. Гражданской версии этих двигателей нет. А вот в военных целях мы начали разработку дальнего малозаметного ночного высотного разведчика-корректировщика. Сам Антонов сейчас полным ходом запускает серию «Пчелок»: малую на 6 пассажиров или 700 килограммов груза, среднюю 18 пассажиров или 2000 килограммов груза и полную - 28 - 30 пассажиров или 2500 килограммов груза. Снижение полезной нагрузки на последней модели связано с наличием на борту радиолокатора бокового обзора и оборудования для «слепого» полета. Одновременно с этой работой идут наработки для
военно-транспортных машин большой грузовместимости. Серия «Пчелка» - универсальные машины, для которых разработаны от 6 до 12 вариантов комплектации. От самолетов VIP-класса, повышенного комфорта, до сельскохозяйственного, включая возможность использования для выброски воздушных десантов или парашютистов-пожарных. Рынок таких машин емкий, так что применение они найдут. Ил-18 пробил дорогу «Авиаэкспорту», и теперь надо приложить усилия, чтобы к нему «не заросла народная тропа». Так что в области самолетостроения наметился большой прорыв. Чего не скажешь о наших вертолетостроителях.
        Камов попал просто как кур в ощип. Я, как самолетостроитель, в условиях постоянного цейтнота, которым характеризовалась моя деятельность в те годы, должного внимания этой теме не уделял, хотя и не вычеркивал это направление из списков задач. Но так получилось, что два года Ухтомский завод автожиров бюро особых конструкций ЦАГИ, кроме самого ЦАГИ никто не финансировал. Свой первый вертолет Ка-8 он начал конструировать и собирать на средства, полученные от выпуска книги о винтовых летательных аппаратах. Лишь после войны с Германией, когда пошла подготовка к вероятному десанту на Хоккайдо, мы с Чаплыгиным, он был еще жив, перевели его в бюро новой техники, подключив к нему Александра Ивченко с 29-го завода, с его оппозитным двигателем для малой авиации. Тандем получился вполне удачным. Работу над Ка-8 он сразу прекратил, увеличил размеры машины, оставив без изменений общую схему, в результате появился Ка-10. Но методик продувки вертолетов в аэротрубе у ЦАГИ не было. Стендов для испытаний тоже. Первоначально выбранная схема шасси с поплавками обладала повышенной чувствительностью к автоколебаниям у
земли, явление «воздушной подушки», от которого долго не удавалось избавиться, пока не соорудили полностью закрытый фонарь. До этого два специально обученных инженера помогали летчику на взлете. О посадке на неподготовленную площадку и речи вестись не могло. В общем, проблем хватало. Самое «пикантное» было в том, что у меня в машине лежал «соосный вертолет», но - игрушечный, автомат перекоса у которого системы Bell-Hiller, с вращающимся противовесом, а не системы Белла, в котором нет «флайбара». Во-вторых, этот вполне профессионально выполненный вертолет был оборудован видеокамерой и имел внутри кучу «совершенносекретностей». Изготовлен его пульт управления и приемопередатчик на основе больших интегральных микросхем, производство которых только разворачивалось. В моем компьютере было мало информации по этим машинам, была большая фотография механизма перекоса двух вертолетов соосной схемы: Ка-26 и Ка-50. И фотография стоящей на земле «Черной акулы», на которой отлично была видна его лопасть, совершенно отличающаяся от лопастей Ка-10. К сожалению, в первые теоретические разработки, которые обобщил в
своей работе «Определение оптимальной формы лопасти и аэродинамический расчет ротора на режимах вертикального подъема» доктор Вильдгрубе, вкралась достаточно серьезная ошибка, требовавшая использовать трапецеидальную форму, из-за которой впоследствии столько дров было наломано. Она работала, все верно, и зарубежные исследования показывали тоже именно это. Но на одном участке: вертикальном наборе высоты. Стоило появиться горизонтальной скорости, как вся система начинала вибрировать, вплоть до флаттера. С ним пытались бороться при помощи различных противовесов. В моей «игрушке», лопасти тоже были трапецеидальными, так как вес модели всего около килограмма, вместе с грузом, а материал лопасти был очень жестким. То есть появление «летающей игрушки» могло увести реальную машину в сторону увеличения опасности не родиться.
        Еще одну большую проблему подбросили лопасти. Их изготавливали из природных композитов, дерева, пропитанного смолами. Вот здесь я мог реально помочь, так как наш 2-й завод давно и прочно освоил работу со стекловолокном и отлично прессовал полые изделия из него. Получив от Камова деревянный образец и чертеж, подполковник Акимов, главный конструктор-технолог 6-го «пластмассового» цеха, довольно быстро создал новые лопасти для «десятки» и, уже по моему заказу, стеклопластиковые лопасти для будущего Ка-25, безлонжеронные, сформированные вокруг пенопластового профиля. С формированием многослойной фактуры в специальной форме на специальной оправке из стекловолокна и других материалов с применением термоотверждающегося синтетического наполнителя начиная от передней кромки, без промежуточных этапов термообработки. После завершения формирования передней кромки, вместо внутренней оправки, вставляют предварительно созданную из твердого пенопласта заднюю часть крыла с металлическими триммерами, и всю эту «слойку отправляют в термостат, где ее нагревают и прессуют, как одно целое. Для более тяжелых вертолетов
предусмотрен полый металлический лонжерон, но способ сборки лопасти практически не меняется. Видел, как это делается в Арсеньеве на «Прогрессе», поэтому не стал валять дурака с другими способами, из-за которых потеряли кучу машин и людей. Объяснил и показал Акимову, подобрали материалы и запустили это у себя. Чисто для отработки процесса изготовления. А затем эти шесть лопастей, после испытаний, передали в бюро новой техники. По истории создания «десятки» помню, что на последующих машинах они были вынуждены переделывать весь автомат перекоса. Поэтому распечатал фотографию Ка-25, тем более что снят он был сзади, а выпускался в Польше, так что видна латиница на снимке. Таким образом сумел передать Камову его же разработку, выдав ее за опытную иностранную, разведка в клювике принесла. Была у Николая Ильича такая особенность: он часто переносил уже разработанные узлы и механизмы с одной машины на другую без каких-либо изменений. Пока она не начинала отказываться работать. Водился за ним такой грех. Но коллектив он создал мощный. В качестве двигателя ему были предложены турбовальные компрессорные двигатели
Омского завода ГТД-1 со свободной турбиной мощностью всего 750 лошадиных сил. Но их было два, с работой на общий редуктор. Зато дешевые и достаточно надежные. Кроме того, на подходе был форсированный однотипник в том же диаметре. Так что у Камова была возможность начать проектирование немедленно.
        Сложность ситуации, в которой он оказался: корабли стоят на достройке, готовность приближается к выходу на швартовые и ходовые испытания, на первом побывал «сам» и настаивает на большой серии, а корабельный вертолет - не готов, привела меня к необходимости «власть применить». Воспользовавшись тем обстоятельством, что работы велись в «бюро новой техники» ЦАГИ, но фактически работы вел сам Климов и его «опытная лаборатория», на «энтуазизме», вместе с Келдышем, директором ЦАГИ, загоняем машину в аэротрубу. Причем в старую, самую старую, которую по плану должны были сносить в этом году, деньги на это, с огромным трудом, наскребли по разным сусекам. Располагалась она в Рябушинке, имении миллионера Рябушинского в Обираловке, это недалеко от Чкаловска, чуть юго-западнее через лес, примерно в двенадцати километрах. Эту трубу делал еще Жуковский. У нее самая маленькая мощность, но по сравнению с мощностью 60-сильного движка Ивченко, 250 киловатт звучат грозно. Одно хорошо, минимальная скорость потока - 2 метра в секунду. Максимальная - 250 метров. Грозной Т-105, вертикальной, еще нет. Она только строится.
А у этой - опоры примитивные, но каким-то образом Ка-10 умудрились на них закрепить и начали испытания. Точно могу сказать, что если бы Николай Ильич начал бы свои эксперименты с этого, то отказался бы от постройки сразу. Но это был летный экземпляр! Она летала, противореча аэродинамике. Слава богу, неправильно сконструированный верхний узел автомата перекоса проявил себя сразу и во всей красе, развалившись от вибрации на третий день. Деревянных лопастей разрушили четыре комплекта. Но получили предельные параметры, внутри которых машина летала. За это время его ребята пересчитали и перепроектировали автомат перекоса для мощности в 1500 лошадиных сил. Фотография «конкурента» очень помогла: основная тарелка автомата переехала вверх, четко заняв место посередине между винтами, укоротились тяги перекоса верхнего винта и значительно снизились вибрации. Вместо бронзовых подшипников в трубе нижнего привода встали игольчатые. Ка-10 достаточно уверенно залетал, углестеклопластиковые лопасти выдерживали 10 000 часов работы. С более мощной «двадцаткой» дело понемногу продвигалось, но взлетела она только через
полгода, и то - прототипом, на котором ее доводили еще несколько лет. В промежутках Камову пришлось несколько раз показывать Иосифу Виссарионовичу промежуточные модели. А мне его защищать, что дело новое, неосвоенное, сложное. Выполнить «заказ» нам ко времени визита не удавалось. Впрочем, Сталин переспросил у меня время «ухода» Рузвельта и дал команду тормозить переговоры о визите. Рузвельт же развил бурную деятельность: посетил Канаду, встретился у Ньюфаундленда с Эттли, постоянно бомбардировал Сталина письмами. Как я уже писал, в это время в США нашли месторождение урана, и у Штатов появилась надежда реализовать, наконец, «Манхэттенский проект». Рузвельту требовались «мозги». Большую часть которых мы постарались из Америки вывезти. У Великобритании этих проблем не было, не хватало только денег. Два центра у нее работали над этой проблемой, а территория Австралии богата ураном. В общем, в ноябре Сталин принял решение и отправил меня в Вашингтон, с одной стороны, договориться о переносе визита, с другой - прощупать ситуацию, как в экономическом плане, так и в плане готовности США на какие-либо
активные внешнеполитические деяния.
        Полет проходил через Берлин, Лондон и Рейкьявик, не потому, что дальности не хватало, а для того, чтобы согласовать свои действия с этими странами. В Исландии ситуация патовая: одновременно там находилось два правительства и оккупационные власти Великобритании, а также довольно большая и сильная военная миссия США. Уходить никто никуда не собирался. Одно правительство объявило о независимости от Дании и было низложено датским парламентом, второе - назначено Кристианом Десятым, 74-летним королем без армии, но которое не продлило договор об унии. Просить помощь у Сталина он не хотел, как и в годы немецкой оккупации, ежедневно выезжал на конную прогулку по Копенгагену, подписывался не иначе, как «Rex Kr». Но существовал один маленький «нюанс»: королевство Дании 22 июня 1941 года разорвало отношения с Советским Союзом и находилось в состоянии войны с ним. Подписано это было такой же подписью: Rex Kr. Это «королевство» сдалось через два часа после высадки в Копенгагене ОДНОГО немецкого пехотного полка. Правительство Дании в основном состояло из членов партии Социал-демократический союз, членом II
Интернационала, которая официально санкционировала капитуляцию и вошла в состав коалиционного правительства, лояльного оккупантам. После того, как в Данию вошли советские войска, сами датчане организовали суд и повесили 45 человек за сотрудничество с оккупационным режимом. Существовала и компартия Дании, которую возглавляли два человека, однофамильцы: Эйгиль и Аксель Ларсены. Первый был участником войны в Испании и создал в Дании первый партизанский отряд, еще в 40-м году. Второй учился в Москве, входил в состав Исполкома Коминтерна, часто приезжал туда на совещания и стремился занять важные посты. Свой шанс войти в состав будущего правительства у него был очень неплохой, хотя компартия сильно пострадала во времена оккупации, когда членство в ней было уголовно наказуемым деянием. Еще в Москве мне больше рекомендовали общаться именно с ним, хотя пост главы самоуправления занимал социал-демократ Бюль.
        В Рейкьявике у меня было две официальные встречи и назначено несколько неофициальных. Проблема состояла в том, что в мае этого года, при поддержке англичан и американцев, на острове прошел референдум, в результате которого уния с королем Дании была разорвана, страна провозглашена республикой. Это первый внешнеполитический успех англо-американцев за последние годы. Свейдн Бьёрнссон, избранный «президентом», до этого был регентом короля Кристиана. Так что этот милый «королек» продолжает мелко гадить. Он к тому же поздравил народ республики с независимостью, хотя в самой Дании весьма сильны настроения высадиться с помощью Советской армии и флота и навести порядок в провинции. Дипломатические отношения между нашими странами еще не установлены. Предстояло выяснить обстановку на месте и понять, кого можно и нужно поддержать. «Президент» и его премьер-министр встречали меня в аэропорту Мидборг. Услышал их версию произошедшего, что референдум прошел при активной явке населения, прозрачно и открыто. Ничего другого я и не ожидал услышать от них. Мне-то объяснять, каким образом можно организовать «победу»
нужного результата, не надо. Я это по 1996-му хорошо помню. Встреча была дежурной, но я высказал свое мнение о том, что имею несколько другие сведения о способе и порядке проведения «референдума». Что у меня назначена встреча с теперь уже бывшим премьер-министром господином Херманном, у которого есть иные сведения об этом. И с командующим английским контингентом бригадиром Джорджем Лэмми.
        Затем, сразу после отъезда Свейдна и Оулавюра, принял датскую делегацию: Ларсена, Йенхеля и Бюля. Переводчик еле успевал переводить их эмоциональные речи, что эта земля всегда была датской, хотя я знал несколько иную историю этого острова. Но бог с ними. Фактически между этими государствами существовала личная уния, да еще и скрепленная договором на 25 лет, срок которого истек в 1940-м. Выяснилось, что полтора года Ларсен плотно занимался этим вопросом, но его доклады в Коминтерн, в Москву, были очень оптимистическими. Он прогнозировал победу партии бывшего премьер-министра Херманна Йонассона, прогрессистов, тогда как победила партия Независимости. Подъехавший бывший премьер рассказал о том, что американцы установили в своих базах мощные радиостанции, которые в основном передают музыку, но каждые 15 минут там идут новости и рекламные вставки, которые предоставлялись только представителям оппозиционной, на тот момент, партии независимости. А «Радио-Рейкьявик» изначально принадлежит господину Оулавюру, и у правительства там только одна получасовая воскресная передача. Что он просил Ларсена решить в
Москве вопрос о поставках сюда аналогичной техники, но ему было отказано.
        - Я не помню, чтобы этот вопрос хотя бы раз поднимался. Такая возможность у нас существовала. Деньги Ларсен просил постоянно, но после съезда ему их выплачивать отказались.
        - То есть деньги он получал?
        - До апреля этого года - регулярно.
        - Значит, слухи о том, что он работает на американцев, имеют под собой основания, господин Никифоров. Он всегда прилетает через Кефлавик, а не сюда в Мидборг.
        Чуть позднее выяснилось, что и социалистическая партия Исландии, большинство в которой составляли коммунисты, поддержали «независимых» и даже вошли в правительство, заняв пост министра образования республики. И это несмотря на то, что договор 1940 года, подписанный сразу после высадки «союзников», предписывал войскам, через полгода после окончания войны, покинуть остров, четыре военных базы двух государств антигитлеровской коалиции продолжали оккупацию страны. Для окончательного решения вопроса они пошли на проведение «липового» референдума. Английский бригадир Лемми сказал, что контингент сокращен до предела, что у него под началом всего 560 человек. Ни он, ни его морские пехотинцы и связисты никакого участия в инсценировке референдума не принимали. Всем этим занимается господин Уильям Донован из управления стратегических служб, по кличке Wild Bill. Один из ближайших помощников президента США. Бригадир оставил о себе хорошее впечатление, да и совпадала его информация с тем, что я увидел и услышал на острове.
        Похоже, что мы излишне доверились некоторым «товарищам из Интернационала», и пришлось связываться с ближайшим от этих мест посольством СССР в Лондоне и передать туда шифровку о реальном положении дел в этой стране для генерала Федотова. Пусть этим теперь он занимается, а у нас есть объективная возможность отказать господину Рузвельту в ответном визите. Но последовало распоряжение ИВС продолжать полет, захватив с собой копии американо-исландских соглашений.
        Ил-18д запустил двигатели, короткая полоса Мидборга промелькнула в иллюминаторе и оборвалась у самой кромки берега. В наступившей ночи, слева по борту, виднелись огни американской авиабазы.
        Лететь долго, восемь с лишним часов, поэтому, пообедав и почитав на сон грядущий документы, устроился на кровати, установленной в первом салоне в виде отдельной каюты. И честно проспал часов шесть. Разбудили осторожным стуком, из Москвы пришла шифровка, с установками на переговоры. «ТАСС уполномочен заявить…», в общем, если начнут в отказ идти, то посол Громыко передаст ноту протеста. Я же, белый и пушистый, должен убедить их руководство не обострять отношений с СССР. В общем и целом я примерно и собирался действовать в этом ключе. А то, что мне по штату не положено заявлять что-либо, так это я и так помню. Из полетного времени требуется вычесть пять часов по сравнению с Рейкьявиком, поэтому, несмотря на то что в Лондоне сейчас почти 23 часа, здесь еще солнце сесть не успело. Только подкатывается к горизонту. Разворот, под нами река Потомак, впереди аэропорт Гувера. Чуть слева удается рассмотреть новенькое здание Пентагона. Асфальтобетонная полоса. «Ил» среверсировал движки, затормозил и покатился куда-то по полосе. Несколько раз повернул и развернулся. Довольно долго устанавливали трап, затем
меня пригласили на выход, предупредив, что температура за бортом +22°С. А в Москве снег лежит.
        Встречают две небольших делегации: одну возглавляет госсекретарь Корделл Халл. С 33-го года он занимает эту должность. Именно он спровоцировал японцев объявить войну СССР. Весь седой 73-летний старик, у которого заметно дергается голова. Он старше своего президента, но переживет его. А другой делегацией командует «мистер «Нет», Андрей Андреевич Громыко. Американец в курсе, что я летел через Рейкьявик и высказал там неудовольствие проведением незаконного референдума. Поэтому сразу затянул шарманку о «праве наций на самоопределение».
        - Господин Халл! Они определились давно: в скандинавский период своего существования, и с 1380 года считаются провинцией Дании. И язык, на котором они говорят, называется donsk tunga. Но меня интересует несколько другое. Господин Херманн Йонассон передал мне копии вот этих документов. В них, на двух языках, написано, что войска США высадились на территории Исландии по просьбе английской стороны, которая из-за войны, ведущейся в Средиземноморье и Греции, просит правительство Соединенных Штатов оказать помощь в обороне острова. Отдельным пунктом прописан срок, в течение которого войска США должны быть убраны с территории страны: полгода после окончания войны. Война с Германией закончилась в июле 1941 года. Дания освобождена от немецких войск 4 августа, когда сдался последний немецкий гарнизон в Тристеде. Но войска США продолжают незаконно находиться на территории чужой страны. То же самое происходит и в другой провинции Дании: в Гренландии, и я не удивлюсь, если и там в ближайшее время произойдет «референдум», на котором киты, тюлени и белые медведи заявят о своей независимости от Дании.
Политическая партия прогрессистов, управлявшая страной в течение последних 26 лет, официально обратилась к СССР с просьбой оказать содействие в освобождении ее территорий. Правительство Дании, в лице ее премьер-министра господина Бюля, прислало нам аналогичную просьбу.
        - Мы не поддерживаем так называемое правительство Бюля, не признаем его, так как создано оно в условиях оккупации Дании советскими войсками, и вы свои войска не выводите.
        - Видите ли, дорогой мистер Халл, мы имеем полное право не выводить свои войска с этой территории. Извольте взглянуть вот на этот документ. Обратите внимание на дату и подпись. С 22 июня 1941 года мы находимся в состоянии войны с Датским королевством. Мирный договор пока не подписан, именно из-за этой подписи мы не вернем власть человеку, объявившему нам войну. Добровольческий корпус SS «Дания» был вооружен и укомплектован самим датским коллаборационным правительством из арсеналов датской армии. Но следует отметить, однако, что в ходе нашей высадки и наземного наступления части датской армии сопротивления не оказывали. Просто сдавались в плен. Чего не скажешь о корпусе SS, который был разгромлен в составе группы армий «Север». А этот договор: о присоединении к странам Оси. Так что наши войска не освобождали, а захватывали территорию Дании. Это официальные документы. Ваша страна участия в той войне не принимала. Поэтому не вправе находиться на ее территории. К самим исландцам у нас никаких претензий нет, их правительство придерживалось нейтралитета в течение всей войны. Правительство так называемой
«Республики Исландия» мы не признаем, о чем я уведомил так называемого «президента» и его премьер-министра. И мы не требуем вывода с острова британского контингента, который в фарсе референдума участия не принимал. А вот эти снимки передайте, пожалуйста, генералу Доновану, чтобы он знал, где и с кем можно шутить.
        Я приподнял шляпу, прощаясь с госсекретарем, который исподлобья смотрел на меня, пытаясь понять, зачем ему передали снимки двух кораблей: большого и поменьше, в окружении нескольких кораблей охранения.
        Я попрощался и поднялся на борт самолета, вслед за мной по трапу вошел Громыко.
        - А что вы ему передали?
        - Фотографию с ходовых испытаний «Советского Союза», он 7 ноября наконец-то сдан на Госиспытания, а маневрирует он с тяжелым ракетным крейсером «Михаил Фрунзе», в сопровождении двух артиллерийских крейсеров и четырех эсминцев.
        - Ну, так у них-то кораблей много, разве их этим удивишь?
        Я улыбнулся, залез в портфель и вытащил один из таких снимков.
        - Ну, посмотрите.
        Андрей Громыко внимательно посмотрел на снимок. Корабли шли на скорости, это было видно по усам. Один из крейсеров даже накренился, и окатывался волной.
        - А почему два первых не дымят?
        - А им нечем дымить… У обоих - ядерные реакторы. У большого - 210 тысяч лошадиных сил, а у второго - девяносто.
        Пока я читал заготовленную ноту, а самолет заправлялся, на борту появился мистер Хопкинс. Он жил в Белом доме, а тут совсем рядом. Официально его должность была министр внешней торговли США. А неофициально он являлся самой настоящей правой рукой президента. «Нас приглашают в Голливуд!» Точнее, на ужин к господину Рузвельту. Оперативно сработано! Ну, видимо, кое-какие сведения все-таки утекают из СССР. Найти бы этот источник! Нет, про «Фрунзе» они ничего не знали, а то, что «Советский Союз» достраивался по измененному проекту, они каким-то образом узнали. А ведь мы сами дураки! Точно сами! Котлы! Они как стояли неподалеку от линкора, так и продолжают стоять. А англичане дважды заходили в Ленинград с визитами. Приходил «Георг V», стоял у моста Лейтенанта Шмидта. В прошлом ноябре, на седьмое, и в этом году, летом. А котлы-то английские, они-то их как родных знают, хоть и поставлялись через швейцарскую фирму. Вот лопухнулись! Вот у нас всегда так! Все хорошо-хорошо. И тут: бац!
        Впрочем, шила в мешке не утаишь, так что деваться некуда, исландскую базу обещают до конца года убрать, дескать, не вопрос, просто немного забыли о ней. И вы вопрос не поднимали, и англичане - тоже, вот мы и думали, что всех всё устраивает. Идею встретиться со Сталиным Рузвельт оставлять не хочет.
        - Товарищ Сталин не любит летать, тем более что больших летающих лодок у нас нет, и так, как это делаете вы, мы сделать не можем. Есть предложение, мы это обсуждали, встретиться на нейтральной территории, допустим в Ницце. Атлантика в декабре - не самое лучшее место на Земле, даже на крупном корабле.
        На том и договорились. После этого только президент задал вопрос о «Фрунзе», что это за корабль и откуда появился.
        - Это старый линкор типа «Севастополь», он был сильно поврежден пожаром в годы революции. Было несколько проектов его восстановить, затем решили отработать на нем несколько новых систем вооружения. Так что опытовый корабль, прообраз кораблей будущего. Окончательное назначение сложилось только сейчас: тяжелый атомный ракетный крейсер. Переделывать «Советский Союз» было невыгодно, он остался линкором. Еще один будет линкором тоже. У остальных готовность небольшая, они будут достраиваться по совершенно другому проекту. Установленные нормы мы превышать не собираемся. Линкор, кроме силовой установки, полностью подпадает под Лондонские соглашения, хотя мы их и не подписывали.
        - А подписать готовы?
        - Особых возражений у нас нет. Они касаются тяжелых артиллерийских кораблей, которые мы строить более не собираемся.
        - Вот и отлично, а то наши адмиралы начали говорить, что русские имеют преимущество, так как не ограничены в Лондоне и Вашингтоне по калибру. Плюс намекают, что вы совершили рывок в области систем наведения. Я, в свою очередь, заветировал решение конгресса не признавать патентное право СССР и не делать исключения для периода с 1917 года по настоящее время, когда наши патентные организации не имели возможности совместно работать. Инициаторами рассмотрения в конгрессе выступили несколько конгрессменов, связанных с машиностроительной отраслью. У них были претензии к СССР, но поданный ими иск остался без рассмотрения. Мистер Литвинов тогда отказался даже обсуждать что-либо, сказал, что СССР не имеет ничего общего с господином Лещенко, аферистом и изменником Родины. Что касается допуска в воздушное пространство страны самолетов, имеющих сертификаты допуска, выданные в СССР, то дополнительно рассмотрев вопрос, учитывая, что ваша страна является членом ИКАО и одним из лидеров в области самолетостроения, на ближайшей сессии нашего авиационного комитета будет рассмотрен и этот вопрос, господин Никифоров.
Нам бы хотелось восстановить былые связи между авиапромышленностью наших стран. В прошлом десятилетии это направление развивалось весьма успешно.
        О целях встречи со Сталиным не было произнесено ни слова. Речь шла почти исключительно о бизнесе и преодолении взаимного недоверия. Лишь в самом конце разговора он спросил, что за активность наблюдается на верфях Японии?
        - Мы решили разместить заказы на гражданские суда увеличенного тоннажа для снабжения нашего Дальнего Востока. Плюс Япония испытывает недостаток водного транспорта, потерянного во время войны. И мы решили откликнуться на их просьбу. Безработица в Японии достигла 27 процентов. Это серьезная цифра, с которой приходится считаться.
        - Когда вы будете в Москве?
        - Завтра с утра у меня одна запланированная встреча, и вылетаю в Лондон, оттуда - в Москву.
        Через 15 - 20 минут ланч был завершен, нас с Андреем Андреевичем проводили до главного входа. У ворот Белого дома толпа журналистов и фотографов. Так долго у президента советский посол и спецпредставитель никогда не задерживались. Всех интересовали подробности, но давать свои комментарии мы отказались.
        - Ужин прошел в дружеской и деловой атмосфере, обсуждались детали встречи в верхах. Все вопросы к представителю администрации Президента. Спокойной ночи! Бай!
        Я переночевал в посольстве, утром должна была состояться моя встреча с бывшим академиком, с бывшим генерал-лейтенантом царской армии, с бывшим гражданином СССР, «невозвращенцем» из загранкомандировки в Германию Ипатьевым, куда он выехал с разрешением ЦИК и Академии Наук задержаться там на лечение. Ему диагностировали рак горла. Уехал он не один, вместе с ним выехал в Германию и США еще один человек, тоже академик, Павел Петрович Гензель, ученый-экономист, который выехал читать лекции в Германию и не вернулся. Сейчас оба работают в Северо-Западном университете в Чикаго. Второго я не вызывал: сразу после того, как он перебрался в США, он активно подключился к дискредитации Советского Союза в научных и околонаучных кругах. Все его публикации были посвящены критике экономического устройства СССР. Первую книгу он опубликовал в 1930 году, в период первой пятилетки, детально рассмотрев экономику России до и после октябрьской революции 1917 года, и показал несоответствие между новой ценовой политикой и политикой в области заработной платы, отметив, что средняя заработная плата рабочих и служащих стала
ниже прожиточного уровня. А то, что страна была разорена восьмилетней войной и только начала исполнять первый пятилетний план развития народного хозяйства, он предпочел не заметить. «Россия, которую мы потеряли» - этот скорбный плач мы слышали, знаем.
        Громыко сказал, что Ипатьев получил приглашение и принял его. В посольство он приехал на шикарном «кадиллаке» 62-й серии, видимо, еще и заезжал в мойку, потому что машина буквально сверкала полировкой. У нашего посла машина попроще будет. Впрочем, Ипатьев - человек состоятельный. Так сказать, воплощение «американской мечты»: приехать нищим и озолотиться. Когда поднимался вопрос на сессии Президиума Академии, многие отметили, что есть определенная доля скептицизма у многих, что все в этой истории так уж чисто. Я тогда сказал, что без его «подарка», в виде патента на производство высокооктанового бензина, и присланного полноценного готового завода в виде двух ректификационных колонн большой производительности, мы бы не смогли поднять мощности авиационных двигателей внутреннего сгорания, почти 40 процентов, перед самой войной. Его вклад в Победу достаточно велик. А остальное - пусть остается на его совести.
        Ипатьев, а я его фотографии видел в его «деле», вновь отпустил окладистую бороду и усы, что делало его похожим на Александра III и Николая II. В деле были фотографии и без нее. Рукопожатие крепкое, уверенное.
        - С кем имею честь?
        Я представился и сказал:
        - По поручению Правительства СССР возвращаю обратно переданные вами в 41-м году бумаги Патентного ведомства США, принадлежащие лично вам. Ваш вклад в общее дело Победы оценен Советским правительством присвоением вам звания Героя Социалистического Труда, с вручением медали «Серп и молот», ордена Ленина и грамоты Президиума Верховного Совета Союза ССР.
        Я открыл одну из коробочек и показал золотую медаль награжденному. Тот скептически посмотрел на нее, а затем спросил:
        - А почему возвращаете патенты?
        - Согласно вашему заявлению в этом здании: «Пока идет война, пользуйтесь бесплатно, господа-товарищи большевички. Сталин, конечно, большевик, но вековую мечту русских: контролировать проливы, осуществил». Вторая мировая война закончилась 1 февраля 1942 года подписанием в заливе Вакаса Акта о безоговорочной капитуляции Японии на борту линкора «Принц оф Уэльс». Со второго февраля вам, как владельцу патентов, назначена выплата авторского вознаграждения, по всем используемым изобретениям. Вот список, с указанием места производства и мощностью установки. Здесь расчеты и перечисления на ваш счет во Внешторгбанке СССР. Это чековая книжка ВТБ и расчетная книжка, с номером вашего счета. Ближайший банк ВТБ в Нью-Йорке.
        - У нас тоже есть отделение, в Вашингтоне, - вставил слово присутствующий посол Громыко.
        - Разрешите присесть? - вытирая лоб, спросил Владимир Николаевич.
        - Вам плохо? - поинтересовался я.
        - Да нет, просто неожиданно несколько. Меня же лишили гражданства и уведомили об этом. В тридцать седьмом, по-моему.
        - Мы провели общее собрание Академии Наук три недели назад, ставили на голосование вопрос об отмене его постановления от 29 декабря 1936 года об исключении вас из списков Академии. Большинством голосов это постановление отменено. Как вашему коллеге, по поручению Президиума, разрешите вернуть вам удостоверение действительного члена Академии.
        - А вы действительно имеете такое поручение?
        - Я - член Президиума.
        - По марксизму-ленинизму?
        - Нет, по техническим наукам. Я - авиаконструктор. - Пришлось доставать из кармана свое удостоверение.
        - Первый зам Сталина - академик? Глазам не верю! А у нас тут пишут, что вы - генерал.
        - Да, генерал-полковник авиации, был замом командующего ВВС по комплектации и новой технике во время войны и начальником НИИ ВВС, коим являюсь по сей день.
        - Коммунист?
        - Я - не член партии, хотя и разделяю многие положения этого учения.
        - А какие не разделяете?
        - Уклоны, вправо и влево. Я не люблю об этом говорить, мне проще сделать, чем болтать.
        - А дело на меня закрыто? Я бы хотел посетить Петроград и Москву.
        - Да, конечно, еще в сорок первом.
        - А домой вернуться позволят?
        - Двойного гражданства у нас нет. Общим порядком.
        - Я пойду… Где у вас визовый отдел, госпо… товарищ посол?
        - На первом этаже, в правом крыле, как спуститесь. А бумаги?
        - Дома заберу.
        - Награды не забудьте! - напомнил я.
        Он остановился.
        - Вручайте тогда, как положено!
        И я прицепил ему медаль и орден на колодке к его костюму. Троекратно обнялись и пожали друг другу руки. Он смахнул набежавшую слезу.
        - Думал, что умирать на чужбине придется. Спасибо. - Надев шляпу, он отдал честь и щелкнул каблуками, как в царской армии. - Служу Отечеству, товарищ генерал-полковник.
        - Что это с ним? - чуть улыбнувшись, спросил Громыко, дождавшись, когда Ипатьев покинет кабинет.
        - Ностальгия. Плюс он понял, что страна сильно изменилась.
        - Она и вправду изменилась после войны, а особенно после съезда. Я же с ноября тридцать девятого здесь, дома бываю наездами, поэтому вижу, как все меняется. Острее воспринимаешь различия, там, на родине это происходит постепенно, поэтому смыто буднями, мелкими заботами. Я, кстати, тоже не знал, что вы - академик. Честно говоря, я вас совсем другим человеком себе представлял. Последнее время о вас много здесь пишут, после назначения вас на этот пост.
        - И в основном ругают?
        - Да, наверное, больше ругани, чем реальных сведений. Сейчас вы очень напоминаете товарища Васильева, моего преподавателя и наставника. Вы, наверное, его знаете.
        - Александра Филипповича, из 4-го отдела МИДа?
        - Да-да, его, он меня готовил перед отъездом сюда.
        - Он готовит для меня материалы по США, Великобритании и Германии. Очень толковые подборки и советы.
        - Ну, значит, не случайно вы мне его напомнили.
        - Для меня дипломатическая служба тоже внове, приходится прислушиваться к более опытным людям и использовать их наработки. Без этого - никак. Так, давайте команду готовить самолет и распорядитесь, чтобы меня доставили в аэропорт.
        - Я провожу лично, товарищ Никифоров.
        - Спасибо. Пойду, переоденусь. Не забудьте сообщить в Госдеп. Через пятнадцать минут я буду готов.
        - Можете сразу спускаться вниз, по готовности.
        Сменив рубашку и галстук, сполоснув лицо, я спустился вниз, где меня уже поджидал Громыко. Ему тридцать пять лет, все впереди. Как у него сложатся дела в новых условиях? Да кто же это может знать? Одно хорошо, совершенно понятно, что Америка пока силы не восстановила полностью, но необходимо ускорить появление у нас спутников-разведчиков. Пока эта сторона земного шара для нас - terra incognita. То, что здесь, вместо Литвинова, посадили этого человека - это хорошо. Он - товарищ миролюбивый, почти как я несколько лет назад. Можно сказать, в другой жизни. Здесь сейчас поневоле приходится соответствовать статусу помощника руководителя единственной сверхдержавы. Причем таким образом, чтобы не загонять противника в угол. Загнанный в безвыходную ситуацию человек или зверь иногда совершает совершенно нелогичные поступки. Пока и мягкой силы достаточно на внешней арене. С внутренними проблемами гораздо сложнее. Там никого крейсерами и танками не напугаешь. Требуются совсем другие подходы, экономические.
        Андрей Андреевич продолжал диалог, предусмотрительно закрыв сообщение с водителем. Я даже отвечал ему, но не отвлекаясь от своих мыслей.
        Опять куча корреспондентов, одни и те же вопросы, и такие же глупые ответы на них. Рузвельт не сообщил прессе ни о чем. Ни одного слова. Кроме тех, которые сказали мы сами. На него это не слишком похоже, но, может быть, он просто выжидает удобного момента. С американской стороны на проводах присутствовал заместитель госсекретаря Эдвард Стеттиниус. Мы поздоровались, он сказал, что мистер Халл просил передать мне его извинения, но состояние здоровья не позволяет ему выполнить полностью протокол.
        - Старина Корделл приболел и подал прошение об отставке. Я - временно исполняю обязанности госсекретаря. Мое имя - Эдвард Стеттиниус. Скорее всего, именно мне предстоит в ближайшее время немного померзнуть в Москве. - Он улыбался и изображал широчайшей души человека. Я пожелал скорейшего выздоровления Халлу, хотя понимал, что, скорее всего, больше его никогда не увижу. Честно говоря, и не рвусь. С появлением Стеттиниуса крупный бизнес окончательно захватил внешнеполитический курс США. И это нам на руку. Они своего не упустят, будут вырывать из слабеющей экономики все новые и новые проекты.
        Наконец вспыхивающий магний одноразовых вспышек остался позади. Мы со Стеттиниусом идем по ковровой дорожке к самолету одни. Таков протокол! Поворачиваемся лицом к друг другу, подаем руки для прощания.
        - Сегодня мы заложили три новых линкора.
        - Типа «Монтана»? - Тот поджал губы. - Я вас поздравляю и желаю побыстрее их построить. Ведь главное в этом вопросе: сразу продать металл на все три! Отличный бизнес, Эдвард! Еще раз мои поздравления.
        Душа просто пела! Мы их поймали! Ай да «Советский Союз»! Ай да академик Крылов! Молодцы! С таким результатом не стыдно и домой возвращаться!
        Короткая остановка в Берлине, проверить, как идут дела по совместным проектам и готовность «Европы» для перехода в Севастополь. Команду на нее набирал 6-й отдел МГБ. У них все готово, даю распоряжение на переход. Уже собрался вылетать в Николаев, в этот момент мне принесли записку, в которой говорилось, что в Темпельхоффе находится Удет и просит аудиенции по важному и неотложному делу. Полчаса у меня было, нам так и не удалось пересечься во время съезда, и я не поблагодарил его за выступление. Поэтому отказываться не стал. В аэропорту был небольшой зал для переговоров, попасть в который можно было, только имея дипломатический паспорт. Офицер охраны привел трех немцев. Удет был одет в гражданский костюм, его спутники - тоже, но чувствовалось, что еще недавно это были офицеры люфтваффе.
        - Добрый вечер, Святослав! Решил воспользоваться нашим знакомством и представить тебе двух моих бывших подчиненных. Реймара ты уже видел в Гросс Делльне, он и его супруга - мои секретари, а Вальтер - авиаконструктор, впрочем, это у них семейное. Оба работали в «Готаер вагонфабрик». У них есть интересная машина, изготовление которой по известным причинам в Германии осуществить невозможно. Плюс Вальтер, по молодости лет, был активным участником организации «Гитлерюгенд» в Дармштадте, сестра привлекла. Но комиссию по денацификации он прошел, служил он не в СС, а в люфтваффе, майор, командир эрпээргруппе, так что посещение СССР ему не запрещено. Вот смотри, что они предлагают. Есть реально летающие машины, но с поршневыми двигателями, один из которых - учебный. И недостроенный реактивный истребитель. Лично летал, отличная машина. Очень не хочется, чтобы она оставалась в двух экземплярах. У вас есть все, чтобы ее реализовать. Но не как истребитель, а как дальний стратегический бомбардировщик.
        На чертежах был изображен Go IX - «летающее крыло».
        - Мы подготовили все для отправки их в Советский Союз.
        - А как же это прошло мимо наших трофейных команд?
        - Сестренка «постаралась». Перед окончанием войны она разобрала все экспериментальные самолеты и укрыла их в недостроенном подземном заводе в Австрии. Так как она самая настоящая нацистка, то осуждена на 25 лет. Но никому не говорила, куда исчезли экспериментальные машины. Существовал акт об их уничтожении. Мне она ничего не говорила, - сказал бывший гауптман, старший из двух братьев.
        - Рассказала это только мне, но я полтора года провел в лагере для военнопленных на территории СССР. С сестрой удалось встретиться только полгода назад. Я не говорил ей, что полностью изменил свое отношение к Гитлеру и НСДАП. Она хотела, чтобы я перелетел на одном из них в Швейцарию и воспользовался там счетами фирмы, чтобы освободить ее.
        - Так кто из вас конструктор?
        - Оба. Мы оба заканчивали Технический университет в Бонне, правда, в разное время. Начал заниматься «летающими крыльями» - планерами я, Вальтер подключился, когда ему было еще 16 лет. Так как я сторонился НСДАП, то Вальтер впоследствии обогнал меня по службе, и он - генеральный конструктор машины. Я больше расчетчик, он - компоновщик. Вместе нам удобнее будет работать.
        - Хорошо. Экспериментальный завод, при котором есть «немецкое отделение», находится в Таганроге. Передадите вот эту записку коменданту СВА в том месте, где находятся ваши самолеты. Но необходимо сначала прибыть под Москву, чтобы продуть машину в ЦАГИ, без его сертификата у нас полеты запрещены, - сказал я, после заполнения специальной формы на бланке Совета Министров СССР.
        - Эрнст, нам в Москве пересечься не удалось, я был очень занят, и немецкая делегация улетела без меня…
        - Я вполне понимаю, что было не до того. Не стоит благодарности, я рассказал, как оно было. Этого уже никто изменить не может. Это - история. А сегодня мы начинаем новую ее страницу. Надеюсь, что более счастливую, чем до этого. Спасибо! Я знал, что ты оценишь этот проект. В Америке еще в 40-м году полетел Northrop N-1M.
        - По самому проекту есть замечания по конструкции спойлеров и флапперонов, требуется небольшая доработка, немного устаревшая конструкция. Ну и материалы надо изменить, в этом отношении работа предстоит большая. Но есть самое главное: летающий опытный самолет и учебно-тренировочный. Значит, дело пойдет. Я выберу время, чтобы уточнить задание на эту машину.
        - Нам говорили, что вы - начальник НИИ ВВС, и что без вас ни одна машина в СССР в воздух не поднимается, - ответил младший из братьев Хортенов.
        - Я вас еще больше огорчу, тем, что придется делать две машины, одна из которых будет палубной.
        Братья заулыбались и сказали, что они готовы к такому развороту событий.
        - Есть вариант как бомбардировщика, так и дальнего разведчика для палубной авиации. К сожалению, строительство авианосца заморозили из-за начала войны.
        В общем, англо-американский кошмар состоялся. Немцы сами начали этап сближения наших стран, так как понимали, что за ним - будущее.
        В Николаеве готов второй линкор типа «Советский Союз». Есть существенные отличия от «оригинала», даже номер проекта у него другой: 23 - 42. Его делали с учетом «японского» опыта, для действий в составе авианосной ударной группы. Оптическая система наведения, установленная на «Советском Союзе», была несколько примитивной и не совсем качественно сделанной. К тому же размеры дальномеров различались в два раза: 8 метров у нас и 15 - у японцев. Отсутствовал прибор слежения за целью. На «Совраску» установили трофейные дальномеры, четыре прибора слежения за целью в оптическом диапазоне и усовершенствованные артиллерийские локаторы «Залп». В сочетании с лучшим в мире 406-мм орудием, с дальностью стрельбы в 45 700 метров, имевшим к тому же самую высокую скорость наводки на цель и самую высокую скорострельность среди аналогичных орудий, линкор «Советская Россия», переименованный из «Советской Украины», превратился в весьма грозное оружие. Основное отличие находилось на корме: 12 стационарных подпалубных пусковых установок ракет П-1м были размещены на месте катапульты для самолетов. От корабельных
гидросамолетов конструкторы отказались. Планируют поставить туда вертолеты, но их пока нет. Готовность «СовСоюза», по сравнению с этим кораблем была выше, ему эти изменения не успели внести. Темп строительства возрос, если первый линкор строили почти семь лет, то второй всего четыре года. «Союз» будет перевооружаться в следующем году. Так что мысль военно-морская била ключом и вовсе небесполезно. Адмирал Галлер оценил возможности японского флота и своевременно переставил акценты, но судопромышленники, на чьей совести и ответственности лежали сроки исполнения заказов, всеми фибрами души тормозили эти инновации. В результате один из уже готовых кораблей будем вынуждены в следующем году ставить на перевооружение. Ему ракеты главного калибра не установили, а корабельную авиацию оставили. Однако именно на «СовСоюзе» кормовая башня - гладкоствольная. Стреляет оперенными снарядами на рекордную дальность. Ей подняли скорость вылета снаряда до 1700 метров в секунду. Есть «спецбоеприпас», мощностью 20 килотонн. Ныряющий. В общем, сами себе могилку и вырыли. Не дай бог в прессу просочится. А долго такую новость
в рукаве не придержать. Поэтому это дело я отменил, гладкоствольный лейнер с трех орудий убрали, от греха подальше. Понадобится - поставим.
        Проводил линкор на ходовые, и в Москву. Туда уже рвется Стеттиниус. Доложился Сталину, получил от него втык, за то, что не сумел отбояриться от визита. Долго сидели, продумывали программу и различные сценарии неприятной встречи. Если «Совраска» успешно пройдет испытания, то ей тоже предстояло участвовать в действе. Встреча назначена на 15 декабря 1944 года. Поэтому «Фрунзе», самый мощный в мире ледокол, да-да, не удивляйтесь, линкоры «Севастополь» могли самостоятельно ходить в двухметровом льду, чтобы свободно заходить в Петербург и Гельсингфорс зимой, вывел «Советский Союз» в открытое море. К ним присоединились два крейсера и восемь эсминцев, два судна обеспечения и танкер. В таком составе эскадра перешла в Средиземное море, вызвав настоящий переполох в Лондоне. Отсутствие дыма не осталось незамеченным в Туманном Альбионе.
        «На хозяйстве» остался Маленков, Сталин поездом отправился в Севастополь, там пересел на «Европу» и, под охраной «Советской России», трех крейсеров, лидера и шести эсминцев первого дивизиона, двинулся в Средиземное море.
        Мы с Екатериной прибыли туда самолетом еще до того, как Сталин прибыл в Севастополь. Требовалось проверить подготовку к встрече. Насколько нам было известно, американцы тоже собирались прийти с сильным сопровождением. Во Втором Кронштадте базировались 3-й и 4-й дивизионы подводных лодок и два отдельных дивизиона ракетных катеров Черноморского флота, усиленных линкором и тяжелым крейсером Северного флота. Официально местом базирования «Фрунзе» и «Советского Союза» был Полярный. Но там еще не готова береговая часть базы для приема таких кораблей. Весной уйдут на Север.
        Шесть суток, пока эскадра Сталина шла в Ниццу, Кузнецов дрючил личный состав береговой базы и экипажи кораблей. Корабли с постройки столько не мылись. Проверялось все абсолютно. Мало ли куда захочет заглянуть вождь и, не дай бог, президент. Положение стало осложняться еще и тем обстоятельством, что сюда потянулись «делегации» других стран. Появились слухи, что готовятся несколько провокаций с участием «правительств в изгнании». В город подтянуты значительные силы внутренних войск. Неподалеку развернута и танковая дивизия.
        На траверзе Мальты к силам эскадры Черноморского флота присоединился авианосец «Владивосток», типа «Тайхо». Не имея опыта строительства и эксплуатации авианосцев, Кузнецов и Галлер «пробили» достройку на плаву во Владивостоке этого корабля. Вооружен он японскими самолетами «Реппу», доработанными в бюро Павла Сухого, пикирующими бомбардировщиками-торпедоносцами «Рюсей», также прошедшими доработку в Комсомольске-на-Амуре, и самолетами-разведчиками «Зеро», полностью японскими. Катапульты у авианосцев еще не было, ни на одном. Эра реактивной авиации еще не наступила. В Англии летал «Метеор», его в этом году пытались сделать палубным. Пока успеха не добились. Я же не стремился сильно ускорять развитие техники в этом направлении. Разработки велись, как по двигателям, так и по самолетам, но форсировать - смысла не было, абсолютно. Хотят англичане, чтобы это «залетало», пусть мучаются самостоятельно. В авиации говорят, что с хорошим двигателем даже забор полетит. Вот это и есть генеральная линия. Плюс снижение веса для авионики и приборов связи. И еще один нюанс: в жадные руки американских специалистов не
попал еще японский дюраль. А к нашим ручкам он уже прилип. И сейчас поставляется в Союз на полную катушку. Наши «деревянные» самолеты уходят в прошлое, конструкторы переучиваются работать с металлом. Следом за ними подтягиваются рабочие: осваивают точное литье, обучаются работать с заклепочником. Ведь многие из них обыкновенные столяры и привыкли работать с деревом, а не с дюралем. Как пример можно привести случай с ДС-3 или Ли-2, которых так и не смогли сделать больше, чем делали. Не было людей и инструмента. Сейчас все это есть, но развитие авиации подзадержалось: отсутствовал стимул вкладывать деньги в ее развитие. В той истории это заставила сделать война. В этой - все стремятся сделать, как мы: модернизировать имеющиеся. Тем более что они видят, что мы, лидеры, несмотря на имеющиеся возможности, используем винтовые машины, стараясь продлить век пропеллеров, экономичность эксплуатации и скрытность базирования авиации. А если говорить реально, то мне не хочется перегружать экономику страны. Я ведь не столько конструктор сейчас, сколько «рукой водитель». Ибо, пока гром не грянет - мужик не
перекрестится. То, что возможность для быстрого развития есть, я знаю. Но корень проблем находится в другом месте.
        За три дня до прибытия Сталина в Ниццу стало известно, что в Танжере приземлился самолет с президентом, и он пересел на авианосец «Эссекс». Идут тоже эскадрой и включили туда новейший свой авианосец. Два других «эссекса» еще достраиваются, с их вводом американцы не спешат. Они в курсе, что произошло в заливе Касатка. Для этого мы и подстегнули строительство «Владивостока».
        Основным истребителем американской палубной авиации оставался «Уайлдкэт» F4F-8. Его британская копия «Мартлет» очень неплохо проявил себя в начале той войны в битве за Англию. И хотя были уже разработаны более новые машины, но они не строились и на вооружение не принимались. Самолетов наделали очень много, а авианосцы проявили себя плохо. Англичане потеряли их два, и японцы - шесть. Американцы «захватили» с собой авианосец, дабы было удобнее президенту с его коляской, плюс они были уверены, что у нас их нет. Сообщение о том, что Суэцким каналом прошел авианосец под советским флагом, а у Суэца стал на якорь линкор «Петропавловск», бывший «Тирпиц», застало американцев уже в Средиземном море. «Владивосток» обладал скоростью в 33 узла и достаточно быстро догнал эскорт Сталина, максимальную скорость которого сдерживали крейсера, имевшие малый запас хода. Полным ходом они от Севастополя до Ниццы, без дозаправки не доходили. После подхода авианосца все дали полный ход. А в сторону американцев направили два «зеро» и две «реппухи». К этому моменту американцы прошли 600 миль по Средиземному морю, и эскадры
сблизились на расстояние 400 миль. Четверку самолетов американцы обнаружили с дистанции в 200 километров, вполне приличная дистанция, впрочем, наши летчики и не прятались. Американцы выпустили четверку «диких котов». Подходящая «четверка» шла на скорости 370 километров в час, крейсерской для дальних полетов у истребителя А6 «Зеро». Американцы подошли и попытались пристроиться, что им сделать позволили.
        - Эй, русские, а что тут японцы делают? - начали задираться американцы. И, действительно, «зеро», кроме нового фонаря и смены двигателя, практически не изменил своих очертаний. Разве что с крыльев убрал все четыре огневых точки. У него теперь все пушки синхронные, 23 мм, по 250 снарядов на ствол. Однорядный двигатель, АШ-6Зфнк, 1520 сил.
        Летчики, а их серьезно проинструктировали перед полетом, отвечать на дерзости не стали, прибавили и оторвались от американцев, как от стоячих. Увеличили дистанцию и пошли к ордеру. Прошли рядом с эскортом, развернулись, уклонились от «лобовой» атаки «Уайлдкэтов» и пошли к своему ордеру. Зацепили американцев так, что с палубы «Эссекса» взлетело звено «корсаров», новейших, сделанных специально для «Эссекса», истребителей, и две «Аэробониты». Догнать! Найти!
        Они же не знали, что специально для «Владивостока», на котором мы «соединили» два лифта в один, мы сделали три самолета Ан-38 с круговым радаром, как у Ан-26Р. Сам Ан-26 не помещался в ангарах авианосца, ни по длине, ни по высоте. Требовалась машина короче и ниже. Тут подоспел «тридцать восьмой»: с двумя турбовинтовыми ТРЕ, длиной всего 15,5 метра и высотой 4,30, у которого мы сложили крылья и оба стабилизатора. Вписались в высоту 4,00, а пробег на посадке у него меньше ста метров. Получился классный палубный самолет ДРЛО. Так что мы «читали» американский ордер с 600 километров, поэтому проблем с наведением не было. Даже японские машины дошли без проблем. «Шестерку» истребителей мы «встретили» в 300 километрах от основного ордера. Самолеты, естественно, были уже без дополнительных баков и показали отличную и вертикальную, и горизонтальную маневренность. Пристроились «американцам» в хвосты и не отпускали их, пока они не отвернули.
        В тот день в Америке родилась ARPA. Говоря точнее, местом ее рождения была точка в Средиземном море, 40° северной широты и 5° восточной долготы, это совсем не в Америке. Но на борту CV-9 американского авианосца «Essex», экстерриториальной площади Америки, в огромной каюте, занимаемой самим 32-м президентом Соединенных Штатов. При рождении присутствовали: Аверелл Гарриман, специальный помощник президента по внешнеполитическим вопросам, адмиралы Лехи, Старк, Хорн и Маккейн, военный министр США Генри Стимсон, генерал Гровс, руководитель проекта «М», сенаторы Винсон, Виллис и Роберт Тафт, от Республиканской партии. Виллис представлял интересы ФРС и был главным инициатором встречи в верхах. ARPA - Advanced Research Projects Agency, или управление перспективных исследовательских проектов при военном министерстве США. Роды осложнялись тем обстоятельством, что командующий воздушными операциями ВМС вице-адмирал Маккейн, по итогам условного «боя» над акваторией Средиземного моря с советской авиацией, признал, что «бой» эскадра проиграла. Русские раньше обнаружили эскадру, имеют большую скорость и
маневренность, срывают сближение при попытке перехвата, выставляют активные и пассивные помехи, затрудняющие их обнаружение и слежение за ними. Их радиопереговоры перехвату не поддаются. Кроме «белого шума», ничего запеленговать не удалось. Судя по всему, управление осуществляется с «летающего командного пункта», так как направление на источник излучения довольно быстро меняется, со скоростью, недоступной для кораблей. Прорваться к ордеру русские не позволили. Действовали жестко, вынудив отвернуть. Дважды вели предупредительный огонь, в ответ на неподчинение требованию изменить курс. Их самолеты быстрее как «корсаров», так и «бонито». Самолеты, судя по конструкции фюзеляжа, скорее всего, японские, так как у самих Советов палубной авиации ранее не существовало. Примененная тактика показывает, что они многому научились у японцев.
        - Японские корабли не имеют радиолокаторов. Здесь вы ошибаетесь, адмирал, - достаточно резко сказал адмирал Старк.
        - Думаю, что у них еще не готовы собственные палубные самолеты, вот они и задействовали готовые, слегка их модернизировав, как они любят это делать. С точки зрения затрат это очень разумно. Стиль управления - чисто русский. Так они действовали против Германии и Японии. Я не удивлюсь, если узнаю, что эти самолеты могут нести эйч-бомбу, - сказал Лехи.
        - Они слишком маленькие для этого, - заметил генерал Гровс. - Фотография, которую показывали Черчиллю, это - дезинформация. Так считают все, кто занят у меня в проекте.
        Адмирал Лехи поморщился, он гораздо больше занимался «русской проблемой», чем тот же Гровс, и пришел к совершенно другим выводам, которые он и огласил.
        - Дорогой генерал! Я, конечно, понимаю, что нам с вами с раннего детства внушали, что мы, белые англо-саксонские люди, самим богом поставлены управлять этим варварским миром, и поэтому мы несем бремя белого человека, свет и цвет цивилизации. Так было. Но пока мы почивали на лаврах, вперед вырвались русские. Они проиграли Великую войну, но с легкостью взяли реванш во Второй. Не наша, а их экономика занимает первое место в мире. Нас вышибают даже с Трансатлантики. Мы по-крупному вложились в эту войну, но среди ее победителей нас нет. Они, не без основания, считают нас виновниками развязывания японо-советской войны. Пока они придерживаются соглашений с Британией и проводят демилитаризацию Японии. Но что будет, если они изменят этому правилу? У СССР нет флота, нет крупных верфей, как у нас. Но все это есть в Японии. А в Европе они захватили одну из самых индустриально развитых стран. Активы DPMA[5 - Германское патентное бюро.] оцениваются примерно в три триллиона долларов. Это их приз за индустриализацию, которую они провели в кратчайшие исторические сроки: за десять лет. Мы пожинаем плоды поражения
во Второй мировой войне. Всему миру стало известно, что это мы финансировали проект «АН». И мы, WASP, даже объединив усилия всех англо-саксонских стран, имеем все шансы оказаться разгромленными в Третьей мировой войне. Вам вот это показывали?
        - Что это? Ну корабли, я что, кораблей не видел? - ответил Гровс.
        - По-моему, вас пора снимать с атомного проекта, вы слишком глупы! - подключился к разговору сенатор Винсон. - Вы когда-нибудь видели, чтобы линкоры не давали дыма? А эти - не дымят. Они - атомные.
        - Господа-господа, не время ссориться! Что вы предлагаете, сенатор? - остановил спорящих президент.
        - Советы занимаются тем, что перетягивают к себе «высоколобых». У нас возникли значительные сложности с комплектацией учеными даже в проекте «М». Существует дефицит кадров во всех университетах, причем по ключевым специальностям. Русские больше платят своим и приглашенным ученым. Утечку можно прекратить только увеличением окладов в госуниверситетах. У нас она сейчас составляет 3000 - 3500 долларов в год. Русские платят значительно больше. Плюс у них ниже коммунальные платежи, а выдающимся ученым для улучшения условий их работы выделяются государственные дачи, правда, без права их наследования. Эти строения освобождены от уплаты налогов и сборов. То есть они занимаются развитием науки целенаправленно. Нам требуется создать какой-то центр, который будет заниматься перспективными направлениями в исследованиях. Требуется создать для него фонд, который будет финансировать эти разработки. Причем не все подряд, а те, которые необходимы для обороны страны и имеют возможность своей реализации в ближайшем будущем, до пяти лет. В этом случае нам удастся вновь захватить лидерство нашей страны в области науки,
что ускорит внедрение новых технологий в нашу индустрию. У русских наметился серьезный отрыв от нас как в области применения ядерной энергии, так и в средствах связи, и вычислительной техники. Кроме того, они активно развивают ракетные технологии, построили стратегические радионавигационные системы, угрожающие самому существованию Соединенных Штатов. Последнее время они активизировались в области воздушных перевозок, фактически выбив нас с рейсов в Европу, и угрожают нашим трансконтинентальным направлениям. Авиастроительные компании несут солидные убытки. Но русско-британские модели значительно экономичнее наших. Кризис еще не наступил, но назревает, причем стремительно, из-за позиции Канады.
        - Здесь я готов поспорить, господин сенатор, канадцы облегчают нам возможность добраться до их двигателей, - заметил самый молодой из присутствующих сенатор Виллис.
        - Во время своего визита в Вашингтон генерал Никифоров серьезно предупредил нас о попытках нелицензионного копирования русского двигателя. Вероятные потери будут огромны, тем более что аналогичными двигателями они оснастили «Брабазон», строительство которого курировал лично Георг VI. Мы приняли решение признать патенты СССР и сделать исключение для тех из них, которые были выданы в срок, когда их патенты не признавались нами, и они не имели возможности проверить их «чистоту» в нашем бюро, - устало сказал Рузвельт.
        - Мне кажется, что вы поспешили с этим вопросом.
        - Джим, у меня не было другой возможности, ваш отец настаивал на этой встрече, а русские выставили это одним из условий: либо - либо. Вы же прекрасно понимаете ситуацию: у них есть чем давить на нас, у нас такие рычаги пока отсутствуют. Деньги на проект «М» выделены, но объемы работ очень велики. Что касается вашего предложения, мистер Винсон, - продолжил президент, повернувшись лицом к сенатору, - то я всецело поддержу эту идею и буду ходатайствовать перед ФРС о создании этого фонда. Министерству финансов будет передано распоряжение в рамках военного бюджета выделить финансирование на эти цели уже в текущем году. Кого вы планируете поставить во главе этого управления, Генри? - переадресовав свой вопрос Стимсону, спросил президент.
        - Этот вопрос мной еще не прорабатывался, но однозначно, что не генерала. Это должен быть человек из бизнеса. Хотя есть некоторые мысли о том, что возможно это будет дуумвират или триумвират. Одна голова хорошо, а три - лучше, господин президент. Ответственность слишком велика. И не человек от науки, это однозначно, - ответил военный министр.
        С его мнением почти все согласились, кроме адмирала Маккейна. Но он не смог отстоять свое мнение.
        На следующий день две эскадры с разных сторон подошли к месту встречи. Корабли обменялись равными салютами и легли на параллельный курс, уставясь друг на друга линзами приборов наблюдения. Всеми, кроме дальномеров. Их использовали до салютов. Русские корабли вошли на рейд Вильфранш-Сюр-Мер или Кронштадта-2, а американцы расположились на рейде Ниццы. Порт города не позволял из-за своих размеров принять авианосец или «Европу». Возможность встать у причала имел только линкор «Алабама», но и он остался на рейде. Переговоры начались во дворце Эфрусси-де-Ротшильд, предоставленной правительством Мориса Тореза для переговоров. Пока Сталин и Молотов отдувались на переговорах, меня к ним не привлекали, мы с Кузнецовым принимали делегации американских военных. Они рвались своими глазами увидеть «русское чудо». По сравнению с «миниатюрной» «Алабамой», длиной 207 метров и шириной 33, «Советский Союз» и «Советская Россия» были на 62 метра длиннее и на шесть метров шире, и выглядели настоящими монстрами. «Крошечный» старичок «Михаил Фрунзе» американцам не «показался», все внимание было приковано именно к
«Союзу», даже не к «Совраске». Сказывалось то обстоятельство, что у нее не было на борту самолетов и катапульты, без которых американские адмиралы линкор просто не представляли. Они же были не в курсе, что ангары «Союза» были заняты вовсе не самолетами. Катапульта сохранилась, а ставить на нее было нечего, совсем. Все разработки я закрыл еще в 40-м. Кроме КОР-1, не сохранившихся, у нас не было катапультных самолетов. Моряки предлагали взять их у японцев или немцев, но эти потуги я пресек на корню. Разрабатываем и переходим на вертолеты. По два Ка-10 было на всех трех бортах. Оснастить крейсера ими мы еще не успели. У нас всегда так: хвост вытащили, нос застрял. А опытный Ка-15, в единственном экземпляре, несмотря на мои возражения, все-таки засунули на «Совраску». У него всего четыре полета было, и есть проблемы с охлаждением нового двигателя АИ-14В. Вертолет Камов создал учебный, а не боевой, вертолет с двойным управлением. Вертолетчиков в Союзе не было, их требовалось учить. Практически все узлы были взяты с «серийного» Ка-10, который успели немного доработать. Применили другую сталь на валы, в том
же размере, и увеличили мощность двигателя до 188 сил. Появилась возможность свободно брать одного пассажира и 250 - 300 килограммов груза.
        Сталин был недоволен обстоятельством, что он не успел хотя бы на сутки раньше прийти в Ниццу, чтобы немного обжиться. Но такова традиция «морских встреч». Молотова и Стеттиниуса в первый же день попросили удалиться, переговоры велись с глазу на глаз, никого, кроме переводчиков, не было. В обед Сталин разрешил принять на «Союзе» американскую делегацию, в состав которой набились не только адмиралы, но и «спецы». Я указал на это обстоятельство, но Сталин его проигнорировал.
        - Не сумел отговориться, выкручивайся. Главное: не пугай до икоты. Заметишь, что достиг этого края, сворачивай встречу. Хорошо, что они выбрали именно этот корабль. Потом вы посетите «Эссекс».
        - Если они не убегут раньше.
        Получив «ценные указания» и справку о том, кто и что собой представляет в этой делегации, сели на борт яхты главкома ВМФ и высадились на «Союз». Через десять минут к обоим бортовым парадным трапам подошли несколько командирских катеров. А эсминец с бортовым номером «446» начал крейсировать между мысами д’Антип и Ферра, удаляясь до двадцати - тридцати миль от берега. Экскурсию начали с баковой башни, где опытный артиллерист Старк сразу зацепился взглядом за таблицу стрельбы, разбитую до 250 кабельтовых, понятно, что артиллерийских. Обратил внимание на это другого адмирала, у них таблицы разбиты до 210 кабельтовых. Попросили показать работу зарядных механизмов, с учебным снарядом. Засекли время, 20 секунд, почти три выстрела в минуту, у них 30, и соответственно меньше двух выстрелов. Почесали репку, пошли смотреть дальше. На каждой башне встроенный 12-метровый дальномер, для ближнего боя. Неплохо, и опять-таки больше база, чем на «Алабаме», на 2 и на 4 метра, к тому же с более качественной оптикой от «Карла Цейсса». Три командно-дальномерных поста: главный на фок-мачте и по одному в носу и в корме.
Устаревшая схема! - обрадовались американцы, но дело портили параболические антенны, по две на каждом посту, плюс громадная «антеннища» на фок-мачте и куча маленьких, усеявших обе башни-мачты. Передний и задний посты имели вертикально стоящие две направляющие неизвестного назначения. На «Совраске», стоящей неподалеку, таких башенок было больше, четыре. Пройдя в корму по второй артиллерийской палубе, сразу за вентиляционной трубой, между ней и башней грот-мачты обнаружили восемь устройств, подобных тем, что стояли на КДП, но меньшего размера, а за гротом - четыре многоствольных установки для запуска реактивных глубинных бомб. Прошли в ГКП, и тут я понял, что пора сворачивать «экскурсию», ибо адмиралы «поплыли». Они увидели прокладку, на которой отражены обе эскадры, с дистанции 900 миль. С расстановкой кораблей в ордере. То есть этот «монстр», стоя на якоре у Кронштадта-2, «видел» как эскадру Сталина, так и их ордер. И «писал» их маневры. Было совершенно не понятно: зачем и как? Несколько радиусов было прочерчено из точки якорной стоянки. Несколько зон между ними заштрихованы. То есть главком русского
флота с этого места получал полностью всю информацию о положении судов, кораблей и самолетов над всем Средиземным морем. Были видны удачные пролеты русских над ордером «Эссекса» и курсы пролета обеих групп американских самолетов. Действия русской авиации, выдвижение вперед старого линкора «Фрунзе», который сокращал дистанцию с кораблями США до 450 миль, а потом отходил назад. Зачем? Несколько больших «овалов» с пометками явно отмечали пролет русских разведывательных самолетов. Близко они не подходили. Но они вели американскую эскадру и были готовы повторить трагедию залива Касатка. Бух, и только несколько остовов уцелевших кораблей. Зачем Кузнецов оставил это на «планшете»? Не пришлось бы стирать брюки адмиралам!
        А главное! По «планшету» полз кораблик, классифицированный как DD-446, несмотря на то обстоятельство, что ни одна антенна корабля не крутилась. Это ввело в ступор Старка. Он постучал по стеклу, на котором это отображалось. Обыкновенное матовое стекло, подсвеченное изнутри снизу.
        - У вас есть радиосвязь с DD-446? - он резко повернулся и задал вопрос Кузнецову.
        - Шестнадцатый канал устроит?
        - Конечно.
        - Прошу!
        Старк взял в руку не очень удобный металлический микрофон с резиновым раструбом.
        - DD-446, ответьте «Совиет юнион», здесь адмирал Старк.
        - Да, сэр, на приеме.
        - Ромосер, «тройка», исполнять! И точку по исполнению.
        - Yes, sir! Go… Ready. Latitude is: 43°23,2? North, longitude is 7°47,8? East. Repeat: 43°23,2? North, 7°47,8? East, 16.23.30 GMT. Is it correct? Answer, sir!
        Старк неотрывно следил за «меткой». Русские его личный код не знают. Но он сам увидел, что метка отвернула на заданный угол, изменились цифры курса, скорости и появились новые координаты. Они несколько отличались от того, что передал лейтенант-коммандер Ромосер, но незначительно.
        - Thank’s, William! This end. Go to anchor place. - Адмирал передал микрофон Кузнецову и сказал: - Вы, русские, очень миролюбивый народ. Имея такое вооружение, я бы настоял объявить вам войну.
        И твердым шагом направился на выход к лифту, на котором их доставили сюда. Но его остановили колокола громкого боя и голос по системе громкой связи, понять который он не мог:
        - Боевая тревога! Воздух! Неопознанная групповая скоростная цель, пеленг: три пять семь, удаление: два восемь девять, высота три пятьсот, на запросы не отвечает. Боевая тревога!
        Встрепенулись операторы у экранов РЛС, защелкали тумблерами. До этого они по большей части смотрели на действия «гостей». Цель взята на сопровождение, но самолеты снижаются, стараясь скрыться от всевидящего луча радара.
        - Цель выставила пассивные помехи. Внешнее целеуказание!
        - Центральный, БП-2. Есть захват, сопровождаю.
        - БП-2, уничтожить.
        - Есть! Срыв захвата, ушла в тень.
        Атака идет со стороны гор, три самолета нырнули в ущелье у хребта Визюби.
        - Есть захват, пеленг: два, дистанция сто девять четыре. Пуск! Ракета пошла. Внешняя подсветка. Цель два, пуск!
        Адмирал Маккейн выскочил на крыло боевой рубки и увидел, что запускают русские: из-за грот-мачты взметнулось пламя, и в сторону гор потянулся яркий огонь, резко оборвавшийся через несколько секунд, стартовый ускоритель упал в бухту Вильфранш. Пошла четвертая ракета и доклад, что цель один уничтожена.
        - Цель два, снижается с отворотом, ставит помехи. В районе цели появилась наша авиация.
        - Ракеты на подрыв! Связь с летунами! - скомандовал Кузнецов. - Орлы, сажайте его, уводите в сторону и сажайте в Каннах. Как поняли, прием!
        - «Фоккер» видим, не уйдет. Два на земле, горят.
        - Понял. Зафиксируйте место и передайте по своим каналам. Извините, господа, не переводили. Нас предупреждали, что готовится какая-то провокация. Не всем нравится встреча в верхах. Еще раз извините, но мы вынуждены прервать вашу экскурсию. Прошу всех следовать за мной.
        На палубе американцам пришлось еще раз удивиться: к борту на малой высоте подходил небольшой геликоптер с двумя винтами прямо над кабиной и двумя поплавками под ней. Ка-10, а его место по боевой тревоге находилось в воздухе, возвращался после выполнения боевой задачи по внешнему целеуказанию. Несмотря на «легкомысленный вид», задачи он решал вполне серьезные и ответственные. Он сел на корме, ему сложили лопасти, и восемь матросов занесли его в ангар.
        - Что скажете, господа? - Старк немедленно собрал всех участников в конференц-зале авианосца.
        - Очень странный корабль, он как бы состоит из нескольких разных частей, - первым сказал инженер электромеханик «Эссекса» лейтенант-коммандер Кларк. - Я насчитал четыре разных силовых линии. Одна из них - постоянного тока. Очень устаревшая. Вообще, впечатление такое, что они не знают слов «дизайн» и «интерьер». Но это не касается того отсека, который нам показали только мельком. В нем расположен пункт управления силовой установкой. Он как бы отдельно, полностью выпадает из конструкции.
        - Сами реакторы видели?
        - Нет, видели костюм, в котором туда ходят. Как нам объяснили, там ни одного человека нет, один раз за вахту туда заходят двое моряков для контроля обстановки на периметре отсека. Сами котлы закрыты «биологической защитой». Имеется два поста управления двумя реакторами, каждый из которых контролирует оба котла. Они находятся в главном броневом контуре, как сказали: в наименее поражаемой части корабля.
        - Что еще?
        - Очень высокое давление пара, на манометрах критическая отметка стоит на 72, в пересчете - 1024 фунта на дюйм. Машинное отделение очень компактное. Судя по лейблам, турбины сделаны в СССР. Но на двух - швейцарская марка, скорее всего, копии. А так, согласен с коммандером Кларком, что корабль очень странный, впечатление, что его переделывали буквально на коленке. В ходе постройки, - сказал старший инженер Паульсон.
        - Ну, это совершенно очевидно, закладывались они в 38-м, проект был достаточно устаревший. А первый реактор они пустили в начале 42-го года. Но очень быстро их делают. Как горячие пирожки, - недовольно сказал Старк. - Кто был на корме, кто видел, что они пускали по самолетам?
        - Лейтенант Сквош, господин адмирал. Мой катер чуть отошел от борта, мы менялись местами с пятнадцатым. Тревога прозвучала, когда мы лежали в дрейфе в ста футах от борта и чуть сдрейфовали к корме. Я видел, что по этому сигналу из надстройки под КДП (командно-дальномерный пост) выдвинулись две сигары и «оделись» на направляющие. «Сигары» выглядели вот так, я зарисовал по памяти, как приказывали. Четыре небольших рога и один центральный, треугольные рули впереди и широкие рули сзади, крестом. И еще, на четырех похожих башенках, на надстройке между мачтами, появились почти такие же «сигары», но гораздо тоньше и короче.
        - Это, скорее всего, ракеты ближнего радиуса. Продолжайте, лейтенант.
        - Когда они приподнялись и опустились на балках, то синхронно встали под углом к горизонту. Потом левая ушла в небо, а ее балка заняла вертикальное положение и появилась следующая сигара. И балка опять заняла такое же положение. Когда дали «отбой», то все «сигары» или, как вы их назвали, «рокетс», опустились обратно в корпус, сэр.
        - Значит, тут у них ракеты, уязвимое место! - Маккейн обвел красным карандашом надстройку за фок-мачтой.
        - Нет там ракет. Я был в помещении под этим боевым постом. Там кают-компания для уоррент-офицеров и лазарет. Энсин[6 - Младшее офицерское звание.] Маккартни, сэр, корабельный врач.
        - Спасибо, - ответил Маккейн и перечеркнул свою пометку.
        Старк обратился к нему:
        - А вы что молчите, господа адмиралы?
        - Все это слишком неожиданно, сэр. Я, например, совершенно не ожидал, что возможностей «Эссекса» не хватит, чтобы преодолеть оборону их ордера, и это они не применяли против нас своих ракет, только самолеты. Оказывается, с нами просто играли, как кошка с мышкой. Если бы не их бомба, то, может быть, шанс был бы. А так… он исчезающе мал. А что известно об их программе «Большого флота»? Много там таких монстров будет?
        - Неизвестно. Они ничего не объявляют заранее.
        - А что будем докладывать президенту? - спросил Старк адмирала Лехи, когда младших офицеров отпустили из конференц-зала.
        Тот ему не ответил, а уставился на адмирала Хорна.
        - Фредерик! Твое мнение, старина? - Хорн занимал должность вице-начальника морских операций США, бывшего до этого начальником воздушных операций флота. Сейчас он отвечал за снабжение флота. Он, как известно, без топлива, воды и продовольствия, без боеприпасов, и своевременной доставки всего этого на корабли, функционировать не может. (В ходе войны на Тихом океане флот США обеспечивал всю логистику, как собственную, так и американской армии, на огромном удалении от баз снабжения. И успешно. Заведовал этим сложнейшим хозяйством именно Хорн.)
        - Да пошел ты! Нас выпороли. Мягко и обходительно спустили с нас штаны и выпороли. В этих условиях мы не в состоянии обеспечить логистику наших операций. У нас попросту не хватит тоннажа и боевых единиц для его прикрытия. Чего они добиваются?
        - Откуда я могу знать? Самое удивительное в том, что наши бюджеты несоизмеримы! Мы же все это просчитывали, и не раз. У них, к 38-му, трети нашего бюджета не было. Все их считали колоссом на глиняных ногах. Кроме пустословия, у них за душой ничего не было! Откуда все это и в такие сроки? Три атомных линкора. Один можно, конечно, и не считать, он - крошка, по сравнению с этими двумя.
        - Тут вы не правы, Вильям. Судя по их прокладкам, основную ударную силу представляет именно он. А насчет «несоизмеримости» вы тоже не правы: банк сорвали они. Около тысячи тонн только золота в Германии и, по некоторым данным, около семи тысяч в Японии. Поэтому так интенсивно и строят. О господи, как сейчас над нами смеются те, кто говорил, что самая лучшая доктрина для Америки - это доктрина Монро. Не надо было нам лезть в европейские дела, - сказал Старк.
        - Оружие имеет свойство стареть. А империя должна расширяться, Гарольд. Или мне напомнить, кто являлся автором планов «Дог мемо» и «Трансатлантическое единство».
        - Я, я! Я знаю, поэтому и проклинаю тот день, когда мы пришли к выводу, что, имея такие ресурсы, мы докажем всему миру, кто в нем хозяин.
        - Еще не все потеряно, как видишь, Франклин еще беседует со Сталиным. Может быть, с ним удастся договориться.
        - Как с Гитлером? - ехидно вставил Маккейн, но отреагировать адмиралы не успели. Раздался стук в дверь, и дежурный офицер доложил, что катер с президентом отошел от причала Пуант Пасабль и проходит мыс Сан-Кюлот.
        Через несколько минут кресло президента, через батопорт ахтерлюка, небольшим краном перенесли на авианосец. Выглядел он осунувшимся.
        - Донована ко мне! Сегодня никого принимать не буду.
        Явно что-то произошло.
        Провокация была запланирована, но на второй день переговоров. В первую очередь требовалось наказать Англию за отступничество, и поссорить ее с СССР. Для этого предлагался солидный куш: ассоциированное членство в ФРС и бивалютная корзина, чтобы выбить фунт как основное средство платежа в международных расчетах. Второй, резервной, валютой должен был стать рубль, с золотым наполнением. Накопив приличную сумму сталинских ассигнаций, можно было обрушить его, затребовав его золотой эквивалент. В случае согласия Сталина, на следующий день требовалось поднять «польский вопрос», но не самостоятельно, а под давлением общественности. Для этого раскидать над городом листовки ZVR и устроить акт самосожжения на набережной Ниццы. Но прошла утечка информации, и русские значительно усилили меры безопасности. Нанятая группа польских «сопротивленцев» в город не попала. Листовки были обнаружены французской полицией, и договориться с нею не удалось. Запустили запасной вариант, на участие в котором взяли уволенных из RAF четырех военнослужащих 303-го сквадрона. Очень злых на англичан и русских из-за скандала,
вызванного аналитической запиской НИИ ВВС, которую передал генерал Никифоров. Англичане провели свое расследование, допросили несколько человек и убедились, что содержание записки соответствует действительности. Выяснили, кто и сколько, и постановили часть наград и денег вернуть. Донован заинтересовал их достаточно крупной суммой, имея которую, они могли расплатиться с долгами и продлить визу на проживание в Лондоне. Достать английские самолеты не удалось, всю «четверку» вывезли в Швейцарию, где переучили летать на FW-190B. Однако швейцарцы заподозрили что-то, начались придирки, поэтому, получив из источника, близкого к правительству Тореза, данные, что переговоры пройдут 15-го на вилле Эфрусси-де-Ротшильд, группа перешла через горы в Австрию, где вошла в контакт с группой «Вервольфа», которая имела разобранные «фоккеры» на базе. Их собрали утром 15-го, вылет был назначен на 12.00 16-го. Но днем пролетел русский разведчик, и началась войсковая операция в районе Бюрзерберга. Взлетали под огнем, один из самолетов был сбит на взлете. Рядом Лихтенштейн и Швейцария, русские истребители туда не пошли.
Смогли уйти, прижались к земле и приняли решение идти на Ниццу и посчитаться со Сталиным.
        Обойдя Италию, где находились русские, Ян Зумбах, кстати, гражданин Швейцарии, он и «пригласил» своих однополчан на встречу в Берне, скрытно вывел тройку самолетов к горе Арджентера, где их и засекли русские моряки. Сам Зумбах погиб, а вот лейтенант Войтович совершил посадку в Каннах, да еще и рассказал полностью их историю, упомянув, естественно, имя генерал-майора Донована. Никаких листовок на борту не было, их не успели доставить, две «сотки» и «двухсотпятидесятка» у каждого. Тротил, в качестве основного довода короля. Они все еще в Англии хвастались, что с легкостью «протыкали» немецкое ПВО на той стороне пролива, что они «герои битвы за Британию», а русские просто договорились с немцами, чтобы насолить им.
        Так погано, как чувствовал себя Донован, ему еще никогда не было. Даже если выпить полведра неочищенного солодового кукурузного виски и, поспав пару-тройку часов, проснуться от жажды, а вокруг не будет ни капли воды, то все равно это не сравнить с теми ощущениями полнейшего провала, который испытывал заслуженный генерал тайных операций. Даже ниггеры, если им платят, исполнительнее этих скотин-славян. Недаром русские запретили им самостоятельное проживание. Латиносы, которым по сто раз приходится втолковывать, что написано в инструкции, будут ее выполнять. Накосячат и напортачат, но выполнять будут инструкцию. А эти польские жабы считают себя умнее всех! Инструкция у них просто выскочила из головы, хоть и неоднократно повторялась ими. Чертовы шляхтичи, трепло на трепле, надутые, как индюки, и с таким же соображением. Изменились условия? Замрите и сообщите о проблемах. Нет, они своими индюшачьими мозгами решили пойти тремя самолетами против эскадры. Bull shits! И ни одной листовки с собой не захватили. Он, Донован, не готовил убийство Сталина. С ним, со Сталиным, приехали ДОГОВАРИВАТЬСЯ, а из-за
этих потомков Ржечи Посполитой Сталин требует себе его голову, как террориста № 1. Хотя идея вовсе не Донована. Политикам понадобился непотопляемый авианосец в Европе, и они выбрали в этом качестве эту дерьмовую страну.
        Провалы начались еще задолго до начала операции. Держать языки за зубами поляки отродясь не умели. Русские удивительно быстро и профессионально закрыли любые щелки, ведущие в Ниццу и ее окрестности. Подключили свой Интернационал и накрыли ячейки ZVR по всей Франции. Где-то у этой организации существует приличная течь, и прямо в уши Сталина и его команды. Даже после переноса места подготовки в Швейцарию пьяненькая польская компания капитана Зумбаха что-то наговорила в баре, считая, что их шепелявую речь никто вокруг не понимает. И последовал вызов в полицию. Вот и пришлось отправлять их в Австрию. А теперь весь мир в курсе, что мы до сих пор поддерживаем гитлеровских вояк! А оно нам надо? Это уже история и списанный товар! Мы работаем на себя, чтобы весь мир построить по нашему образцу. Да, приходится работать и с таким дерьмом, как СС, «Вервольф», ZVR, поддерживать фашистские режимы у «латинос». А как по-другому? Чистенькие и необстрелянные для этого не годятся. Оптимально подходят те, у кого руки по локоть в крови и нет денег. Они тогда согласны на всё. Впрочем, эти поляки тоже были готовы на
всё, во всяком случае на словах, а потом полезли создавать собственную игру, хотя у них была роль пешек и пушечного мяса. «Polska od morza do morza!», идиоты! Правильно Сталин говорит, что нет надобности восстанавливать «гиену Европы». Тут Донован сам себя одернул. Так еще в «сталинисты» запишут, тогда вообще комиссию Маккарти не пройти. Финансовые интересы ФРС превыше всего! Вся беда в том, что его недисциплинированное воинство ударило по ним. Младший Уиллис просто изошел на дерьмо, когда узнал, что Войтович, вместо того чтобы принять яд, «поплыл» и полностью слил все, что знал и что слышал в кулуарах ZVR. И без того напряженные отношения с русскими окончательно испортились. Сталин, вместо продолжения переговоров, отправился в Петербург, мимо Англии, и наверняка посетит «кузенов». Последуют плюхи и от них.
        Сталин не стал объявлять указ о признании ZVR террористической организацией, запрещенной на территории РФ, с обязательной сноской внизу страницы. Прошло указание в плен не брать и до суда дело не доводить. На авианосец мы не попали, встречу свернули без совместного коммюнике. О происшествии ничего объявлять не стали. В Лондон ушло сообщение о том, что Иосиф Виссарионович проследует мимо острова по дороге в Ленинград и имеет важное сообщение для премьера Эттли и короля Георга VI.
        Они встретились неподалеку от города Сент-Элье, где приняли участие в передаче Нормандских островов от СВА в Северной Франции Соединенному королевству. Англичане предпочли расплатиться с Французской республикой за потопленные корабли, чем терять эти скалистые острова, позволявшие им контролировать проход всех судов и кораблей по Английскому каналу. Более милитаризованных островов в мире найти трудно. Тем не менее германский вермахт нарушил 900-летнее, или тысячелетнее, смотря как считать, английское владение этими островами. Опять-таки, кто кем владел, определить довольно трудно. Дело в том, что острова с X века входили в Нормандское герцогство, а в 1066 году Вильгельм Нормандский стал королем Англии. Все англо-французские войны начинались отсюда. На каждом из островов можно фортификационный музей открывать, сплошные форты да остатки древних замков и батарей. Однако в ходе Второй мировой войны парашютисты из Грисхайма, где люфтваффе готовилось захватить Англию, научились с минимальными потерями штурмовать подобные «крепкие орешки». Все острова были взяты в одну ночь по единому сценарию. Попытки
англичан проделать то же самое в самом конце войны, успеха не имели. У немцев здесь была построена дальнобойная 305-мм новая батарея, ни с воздуха, ни с моря было даже не подойти. Немцы сдались только русским, как им и приказал Удет. На островах сидела 2-я авиапехотная дивизия, которая торжественно сдала их Советской армии.
        Принадлежность этих островов именно британской короне сомнений не вызывала. Могли передать и раньше, но уперлись французы. Дескать, пока Англия не расплатится за убыток флота, хрен ей, а не острова. Население тут наполовину французское. По просьбе французской стороны я поднимал этот вопрос во время весеннего визита на остров. И вот все стороны, наконец удовлетворены, я не в счет, ибо ничего не понимаю в большой геополитике. Мне только удалось перенести процедуру подписания акта с летного поля Джерси, где пришлось бы стоять под пронизывающим ветром со стороны Атлантики, во внутреннюю часть форта Регент. Там выстроилось три роты почетного караула: наша, вновь прибывшая британская и местная, французская рота военной полиции. Порт забит новенькими Marinefahrprahm MFP, немецкой постройки и паромами типа Зибель. Они строились для исполнения операции «Зеелёве», «Морской Лев», неосуществленного плана захвата Англии. Остров покидают части 10-й гвардейской артиллерийско-пулеметной дивизии. Все дороги забиты танками, орудиями и автомобилями. Сталин, Георг и Эттли только что вернулись из поездки по острову,
где осмотрели достопримечательности и места расквартирования. По этим островам англичане судили о строительстве Атлантического вала. Здесь немцы, точнее, военнопленные англичане, французы и остальные, быстро строили башни ПВО со 128-мм орудиями, артбатареи и тому подобное. Все заливалось бетоном. Мы же просто расположили тяжелые танки ИС-3, которые впервые увидели англичане вживую. Фотографии они, скорее всего, уже имели. Такова местная специфика: основное занятие местных жителей - рыболовство, а до острова - рукой подать. А «Минокс», продукция фабрики ВЭФ из Риги, в свое время произвел фурор на мировой выставке в Париже и пользовался большим успехом у спецслужб. Мы передаем все острова, по очереди. Начиная с самого крупного. Последним будет передан остров Олдерни, полностью превращенный в форт.
        Как заметил позже Сталин, если Эттли был искренне возмущен предложением американцев немного поправить свои финансовые дела за счет Великобритании, то король был скорее удивлен, что это предложение было сделано не нами, а ими.
        - Мне всегда казалось, что это предложение американцам сделаете вы. Вам нужны новые рынки.
        - Нам пока те, что есть, товарами не заполнить, без помощи других стран. Максимальную выгоду от этого предложения получили бы американцы, ведь это означало бы возможность войти на наш рынок и в Европу. Как напрямую, с товарами, так и опосредованно, с долларами. У нас свободного обращения других валют на рынке нет. Бинарная корзина подразумевает свободный обмен одной валюты в другую. Так что инцидент с воздушной атакой был использован нами для прекращения переговоров. Мы считаем более важным защиту своего рынка. Прошедший год стал очень показательным в экономическом плане. Наблюдается значительный прирост доходной части бюджета. Вызвано это переходом от приоритетного финансирования оборонительных программ к развитию внутреннего рынка. Мы значительно снизили долю военных расходов, программа перевооружения армии выполнена, сейчас наши усилия направлены на строительство флота.
        - Это еще более дорогое занятие, - заметил Эттли.
        - Да, но не такое массовое, как на суше. И растянутое по времени. Темп строительства относительно невелик, так что нагрузка на экономику заметно снизилась.
        - Господин Сталин, еще во время Великой войны мы лично принимали участие в Ютландской битве, и когда наш отец поднял вопрос о международном соглашении об ограничении строительства боевых кораблей, мы всей душой поддержали его. Но ваша страна не принимала участия в этих конференциях и создала линкоры, значительно превышающие эти ограничения.
        - Это не соответствует действительности, дорогой Георг, мы посылали делегацию в Вашингтон, но ей отказали в участии. На заседания Лондонского морского договора нас тоже не пригласили. В этих договорах нет ни одного слова про нас. Мы создавали эти корабли в ходе начавшейся мировой войны. И с учетом имеющихся у нашей разведки данных о размерах и вооружении разработанных проектов в США, Великобритании и Японии. Более конкретно: тип «Монтана», тип «Лайон» и тип «Ямато». Наш «Советский Союз» занимает среднее положение среди них. Он меньше «Ямато» и «Монтаны», но больше вашего «Лайона» по водоизмещению. Имеет самую мощную силовую установку, с момента проектирования, самое мощное бронирование. Плюс само понятие «стандартное водоизмещение» к нашим кораблям неприменимо. Топливо входит в состав котлов и имеет значительную массу. Поэтому мы не стали подгонять их под Вашингтонские ограничения. Что касается орудий, то они полностью соответствуют договору, несмотря на то обстоятельство, что орудия «Ямато» имеют калибр 460/45, или 18?. Но остальные страны не перешли на этот калибр, поэтому мы решили не
переступать за 16 дюймов. Путем увеличения начальной скорости снаряда добились выдающейся дальности стрельбы в 251 кабельтов.
        - Что-то мне подсказывает, что в таком случае живучесть его стволов будет слишком маленькой. Под Ютландом я командовал баковой башней, - саркастически заметил король.
        - У нас разные пороха, это раз, второе, наши инженеры очень неплохо поработали над этой проблемой. В настоящее время мы имеем ограничение только по усталостным напряжениям. Это где-то 1500 выстрелов. Для такого крупного калибра это совсем неплохо.
        - То есть вы не используете кордит? Интересно! Если все так, как вы говорите, то это замечательное орудие. Надеюсь, что вы не откажете мне в удовольствии опробовать его лично.
        - Для королевской стрельбы требуется и королевская цель!
        - С этим - вопросов не возникнет! Цель будет именно королевская.
        - Решено, я тоже с удовольствием приму в этом участие.
        - Раз уж заговорили о типе «Ямато» и его чудовищном калибре, что вы собираетесь делать с ними? Вопрос серьезный, который беспокоит наше общество.
        - Его компоновка практически полностью похожа на нашу. Вот его фотография. Сходство огромное, даже удивительно, что конструкторы разных стран пришли к примерно одному решению. Разница все-таки значительная в системе бронирования. Мы считаем, что принятая в США и в Японии схема: все или ничего, ущербна по своей сути. Мы моделировали эти бои в Ленинграде. Наиболее эффективным методом их уничтожения является стрельба по оконечностям. После этого они теряют продольную остойчивость.
        - Я смотрю, что корабли и самолеты являются нашим общим увлечением.
        - Каждый человек имеет свои слабости. Стараюсь быть полностью в курсе событий в этих областях. Возвращаясь к «Мусаси»: решение о его переоборудовании уже принято. Несмотря на имеющиеся недостатки самой конструкции: недостаточная живучесть, отсутствие развитой электростанции и устаревшее оборудование, мы его переоборудуем на плаву в аналогичный линкор типа «Советский Союз». Считаем, что это будет самый быстроходный линкор в мире. Весьма подходящий для эффекта демонстрации флага. Третий корпус, у него готовность очень маленькая, мы готовим к буксировке в СССР. На этом программа строительства «больших» линкоров будет завершена. Мы планировали построить четыре линкора, два построили и начали готовить «Мусаси» к переоборудованию на плаву. Один корабль останется здесь, в Европе, два будут базироваться на Тихом океане.
        - То есть вы хотите сказать, что два линкора будут чисто русскими, а два - смешанной конструкции?
        - Именно так. Мы довольно долго спорили по этому поводу, но испытания японской модели в нашем бассейне в Ленинграде показали, что есть смысл сохранить японские корпуса. «Советский Союз» - это проба пера, у нас очень долго не было возможности проектировать и строить крупные корабли. Плюс надвигающаяся война постоянно требовала финансировать что-то другое. Должного внимания проекту не уделяли. «Исправлять» проект пришлось, когда сделать что-либо серьезное было практически невозможно. В результате в следующем году придется ставить его на длительный ремонт и переоборудование. Как говорит мой заместитель: «Достроили, чтобы окончательно не потерять». В чем-то он прав. Второй получился намного лучше: «Советская Россия». С точки зрения гидродинамики японские корпуса более совершенны. Есть интересные разработки по оптической системе централизованного наведения. Мы их усовершенствуем и оставим. А все остальное, увы, годится только для музеев.
        После окончания официальной процедуры король и Сталин на «Европе» перешли в святая святых британского флота: гавань Скапа-Флоу. Со времен начала Первой мировой эта удобнейшая гавань служила убежищем и базой снабжения «домашнего флота» английской короны. В Северном море и состоялись первые совместные учения, в которых приняли участие восемь советских кораблей и авиация Северного флота, базировавшаяся в Норвегии. Уже непосредственно в Скапа-Флоу на борт «Советского Союза» поднялись Сталин и Георг VI. Король не поленился заглянуть в журнал боевых стрельб и направился сразу к носовой башне. Уверенно поднялся по скобам трапа на крышу и попросил снять дульную пробку с левого орудия башни «B». По журналам он уже выяснил, что именно это орудие использовалось больше всех. С него начиналась пристрелка. Его адъютант протянул ему фонарик. Король подсветил им отверстие. Ему мешала смазка рассмотреть всё. Недовольно поморщившись, он заставил адъютанта убрать тавот с нарезки, но тому это сделать не дали, тут же появились матросы, которые взяли на себя эту процедуру. После осмотра королю передали микрометр, и он
сделал несколько замеров. Адъютант записал полученные результаты в какую-то таблицу.
        - ОК, закрывайте.
        Из кармана король извлек какой-то справочник, сличил результаты с ним. Судя по мимике, он был серьезно удивлен состоянием дульного среза. Сталин ожидал его внизу, он на башню не поднимался. Король сунул книжку обратно в карман, спустился вниз. Сталину он ничего не сказал, показал рукой на люк, ведущий в первую башню. И, хотя он всегда и всем говорил, что он бывший летчик, звание адмирала флота он носил не просто так. Учился он быть моряком, а авиация ему просто нравилась. Осмотр башни занял не слишком много времени, больше всего короля заинтересовали полузаряды, затворы, автомат установщика взрывателя и таблицы стрельбы. Затем Георг поднялся в боевой пост командира башни и уселся в его кресло. Но большое число незнакомых приборов и циферблатов не позволило ему сориентироваться. Слишком все отличалось от того, к чему он привык. Через переводчика задал вопрос командиру поста:
        - Откуда получаете данные для стрельбы?
        Тот показал пальцем на несколько сельсинов и добавил:
        - Все данные приходят с центрального или с боевого поста «один». Для стрельбы по видимой цели есть перископ. - Старший лейтенант нажал кнопку на пульте, и с подволока опустилась труба с наглазником. Повторным нажатием он опять перевел перископ в походное положение.
        - Я не увидел запальных трубок. Как и кто их устанавливает?
        - Их нет, запальное устройство вмонтировано в затвор.
        Король встал, что-то сказал адъютанту, тот передал коробочку королю, и старший лейтенант стал кавалером Военного Креста (MC).
        После того, как закончился осмотр башни, и король спустился на палубу, он подошел к Сталину и сказал:
        - Поздравляю! Орудия действительно хороши. А вот и цель для них.
        Мимо стоящих на якорях наших кораблей прошло два корабля: один небольшой, увешанный какими-то антеннами, вид второго напомнил о Ютландском бое. Это был переделанный в радиоуправляемую мишень германский линейный крейсер «Дерффлингер». Он был поднят из-под воды в 1939-м для разделки на металл, но началась война, поэтому пришлось ему задержаться на плаву. Опыт переделки германцев в мишени у Англии был. Это второй корабль из этой эскадры, который используется в этом качестве. Так что цель, действительно, королевская. Он будет маневрировать. И требуется случайно не потопить его лидера. После «небольшого» обеда во флагманской каюте приступили к обсуждению маневров. Каждая из двух сторон побывает как обороняющейся, так и атакующей. Первая задача: обнаружить, перехватить и обстрелять «мишень». Планами второй половины учений участие первых лиц не предусмотрено. Стоит отметить, что погода стоит обычная для декабря: низкая облачность, временами снежные заряды и довольно сильное волнение в Северном море. Выход назначен совместный: с британской стороны примут участие линкор «Кинг Джордж V», линейный крейсер
«Ренаун» и шесть эсминцев. То есть примерно такой же набор кораблей, как и у нас.
        После небольшой паузы, требовалось дать «мишени» уйти подальше, около 5 утра начали сниматься с якорей. Только в этот момент Георг посетил центральный пост «Союза». До этого, кроме башни, поста управления силовой установкой, кают-компании, конференц-зала и адмиральских апартаментов, он больше нигде не был. Впереди лидером шел «Ренаун», за ним «Союз», следом, через одного, остальные корабли входили в пролив между островом Флотта и мысом Аппертаун. Король и Сталин с переводчиками обходили ЦКП. Их сопровождали Кузнецов и адмирал Галлер, который и отвечал на вопросы короля. Через 40 минут вышли в открытое море, англичане вышли из общего строя и приняли вправо. А мы приступили к поиску «мишени». БИУС «Планшет» в автоматическом режиме получал информацию с трех «летающих радаров», так что вся акватория Северного моря была как на ладони. Двойную отметку обнаружили в двухстах двадцати пяти милях юго-восточнее того места, где мы находились. Контр-адмирал Иванов дал команду на «Фрунзе» выйти вперед и дать полный ход. Он разгоняется медленнее «Союза». Затем и весь ордер вышел на скорость 31,5 узла. Старый
линейный крейсер шел со скоростью всего 16 узлов, и наша эскадра стремительно его нагоняла.
        Кузнецов приказал двум «ушкам»: «Удалому» и «Ударному», выйти из строя и проверить «предположение». Эти эсминцы имели ход 40 узлов, погода пока позволяла следовать им полным.
        - Сколько вы можете идти таким ходом? - спросил король у Галлера.
        - Постоянно, без ограничения по времени.
        - А если у эсминцев кончится топливо?
        - Они смогут забункероваться от нас. Мазут мы можем передавать на ходу до 20 узлов. Он на борту есть, специально для этих целей.
        Король подошел к радиолокатору и замерил, на сколько отстала его эскадра, за это время она уступила почти четыре с половиной мили. После этого он засобирался к себе в каюту. До подхода к цели было еще много времени. Георг и его сопровождение ушли вниз завтракать.
        - Святослав Сергеевич! На минуту, - сказал Сталин.
        Я оторвался от наблюдения за морем и подошел к нему.
        - Остро не хватает палубного самолета-разведчика.
        - Он здесь не нужен, а для проведения доразведки достаточно поднять любой борт с ближайшего аэродрома, но, как видите, адмиралы предпочитают действовать по старинке. Или надо было идти вместе с «Владивостоком». Авианосец у нас пока один.
        - Людей требуется учить, как действовать в той или иной ситуации. А вы уткнулись в стрелки приборов. Они вас больше интересуют, чем люди, которым только дали новую технику.
        - Да, меня больше волнует новая техника, в частности, неудобство расположения приборов в этой рубке, устаревшие приборы наблюдения и многое-многое другое, что предстоит переделать на запланированном переоборудовании.
        Впрочем, Сталин не был настроен на спор, поэтому махнул на меня рукой, встал с кресла и направился к лифту. Кузнецов же сделал замечание Вадиму Ивановичу Иванову, что он не вызвал берегового разведчика. На что тот буркнул:
        - Это та самая пара кораблей, которая вышла из Скапа-Флоу в 15.00. Вот прокладка. Чтобы прийти в район стрельб, она должна будет подвернуть влево на норд-норд-ост. Хитрит англичанин, не знает, что он как на ладони. Напрасно топливо у эсминцев жжем.
        Он один из самых старых и опытных командиров кораблей. Заканчивал Морской корпус еще в 1913 году, воевал на броненосце «Слава», участвовал в Моозундском сражении командиром кормовой башни главного калибра, вел бой с линкором «Кениг». Он являлся командиром «СовСоюза» с 1940 года, готовил экипаж на него. Принимал «Фрунзе», которым сейчас командует его ученик, бывший старпом Марата, капитан 1-го ранга Белоусов.
        - Батенька, это не война, это учения, поэтому никаких случайностей допускать нельзя. Тем более в чужом монастыре. Вызывайте разведчик, Вадим Иванович, - заметил главком флота Кузнецов.
        - Свой есть, расстояние позволяет. Рассветет и полетит. - Это он про Ка-15, который пересадили на него, и на котором закончили мучиться с охлаждением двигателя.
        Я в эти разговоры не вмешивался. До рассвета еще довольно долго, так что большого значения этот полет не имел. Я вообще считал, что «пятнадцатому» рано летать над морем, так как систему надувных шасси еще не испытывали. А при такой низкой облачности отправлять его в полет было просто опасно. Короче, пара эсминцев, посланных вперед, классифицировали цели, указав их расстановку. Этому помогло то обстоятельство, что «мишень» и управляющий корабль подвернули почти на 90° влево, и этим сократили время сближения. Наш ордер разделился: «Советский Союз» прибавил обороты, оставив «Фрунзе» и два эсминца за кормой, с линкором пошли два оставшихся эсминца 40-го проекта. От «мишени» возвращались «Удалой» и «Ударный».
        Изменение скорости и поворот на новый курс не остались незамеченными «высокими гостями», которые появились в ЦКП через несколько минут. Иванов доложил обстановку и показал ее на «Планшете».
        - Цель опознана и зафиксирована. Совершила поворот влево на курс 40°, следует в закрытый для плавания район. Предположительно через сорок минут войдет в радиус действия целеуказателей. Активный режим включали однократно, уточнили взаимное расположение.
        Король выслушал перевод и попросил связаться с HMS «Hercules». Сближение под этим углом шло стремительно, требовалось проверить готовность корабля сопровождения и переместить его на безопасное расстояние от «мишени».
        Получив ответ с «Геркулеса», Георг подтвердил, что классификация цели выполнена верно, но мишень не успевает войти в район стрельб до появления возможности открытия огня.
        - Ваши методы разведки позволяют быстро обнаруживать надводные цели, господа. Так что придется предоставить нашим кораблям пару часов для занятия позиций на полигоне. Думаю, что адмирал Тови тоже успеет к началу стрельб. Давайте не будем нарушать расписание учений.
        Король сделал знак рукой своим офицерам, и вслед за этим в ЦКП появились вышколенные официанты с подносами, на которых стояли бокалы с грогом и чистым ромом. Корабли перешли на средний ход, по просьбе короля один из эсминцев дозаправили на ходу.
        «Хоум флиит» прибыл через полтора часа и занял позицию ближе к мишени, так что мог наблюдать за нашими промахами. Погода совсем не радовала, видимость временами падала до пары миль, моросил дождь со снегом. Хороший хозяин в такую погоду собаку на улицу не выгонит. Но раздались колокола громкого боя, провернулась антенна на грот-мачте, пробки выбиты, все на боевых постах, артиллерийская атака. Цель имеет ход 18 узлов, следует противолодочным зигзагом, общим направлением на север. Все три башни прогрохотали прогревающими выстрелами. Стволы легли для перезарядки и поднялись на почти максимальный угол. Включен успокоитель качки, но волны довольно длинные и продольная качка присутствует. Рявкнула та пушка, которую вчера осматривал Георг. Цель за пределами видимости, все только по приборам. Дистанция 246 кабельтовых. Снаряд летит на такое расстояние 70 - 71 секунду. Но через 10 - 12 секунд рядом с целью на планшете возник крестик предвычисленного места падения снаряда, а через секунду после падения появилась отметка самого падения. Вновь ревун, и следует второй пристрелочный. Крестик перемещается на
саму отметку цели, вычисления показали, что снаряд идет на цель, ревун и грохнул залп башни «А». Теперь на цели два из четырех крестиков, но цель начала маневр, нового ревуна нет. Однако по радио раздается:
        - Straddle! All-clear! Hold your fire![7 - Накрытие! Отбой атаки (Дробь)! Прекратить огонь!]
        Георг показал большой палец и взял микрофон радиостанции:
        - В чем дело, Геркулес?
        - Два попадания, ё мэйжестри, под мидель и в кормовую часть. Корабль на циркуляции, отказ управления. Дали стоп. Требуется высадить аварийную команду. Прекратите огонь, сир.
        - Maskee! Good[8 - Согласен (Добро). Принято.]. Мои поздравления, господин Сталин! Отличная стрельба, господа адмиралы. Но главное, главное - вот здесь. В этом ящике.
        - Не хочется вас огорчать, сир, но это просто стекло, матовый триплекс. Это только экран. Остальное находится на мачтах и в вычислительных центрах, вы там были вчера. Сюда выводится только результат вычислений.
        - Мы это понимаем, господин Никифоров. Скажу откровенно, хочется иметь такой корабль, господа.
        - Это мы тоже понимаем, ведь дело стремительно катится к войне. Двадцать дней назад Америка заложила официально три, а по нашим сведениям четыре, новых линкора. Несмотря на то обстоятельство, что никакой войны нет, и линкорных каникул никто не отменял.
        - В газетах об этом не писали, господин Никифоров.
        - Мне об этом сказал господин Стеттиниус, в день моего отлета из Вашингтона.
        - Требуется мирная конференция, иначе дело зайдет слишком далеко, - вставил Сталин и рукой показал королю на лифт, приглашая к переговорам без свидетелей.
        Тот недовольно передернул плечами. Новость была не из приятных: «кузены» пошли ва-банк, опять-таки не предупредив. Его постоянно подталкивают на союз с теми, кого он по большому счету ненавидит. Но предложения русских оказываются более выгодными.
        Сталин сделал мне знак рукой, чтобы я следовал с ними. Они спустились вниз из бронированного центрального поста и прошли в «зал заседаний» между адмиральскими помещениями, которые они занимали. Король через адъютанта вызвал премьер-министра. Затем, обратившись к Сталину, спросил того, не будет ли он возражать против присутствия на борту первого морского лорда. Он находится на борту «Кинг Джордж V». Сталин снял трубку телефона и передал распоряжение предоставить связь и вертолет. Первым морским лордом недавно был назначен адмирал Кеннингем, вместо Паунда, который умер полтора года назад. Пока ожидали первого лорда, я рассказал о том, что узнал от Стеттиниуса, и немного о том, что известно о проекте «Монтана».
        - Он будет иметь 4 башни главного калибра, 12 орудий «Mk 7», 20 универсальных «Mk 12», 40 зенитных L60 «Bofors» и 60 «Oerlikon». Полное водоизмещение 70 000 тонн, дальность плавания - 15 000 миль 15-узловым ходом. Максимальная скорость - 28 - 30 узлов. Вес залпа - в полтора раза больше, чем у нашего «Союза». И в два раза больший, чем вес залпа «Кинга».
        Король несколько нервно покусал себе губы. Дело было в том, что разработка орудий для «Лайонов» была остановлена из-за отказа от их строительства. Только три новых линкора: «Кинг» и два «Дюка», были полностью достроены. Четвертый и пятый линкор разбирались на стапеле. Казне не хватало денег, чтобы достроить эти корабли. А атомный проект требовал все новых и новых вложений. Начавшаяся гонка вооружений не входила в число приоритетов империи. Поэтому, сразу после окончания войны, он дал указания премьеру использовать любые возможности, чтобы остановить строительство кораблей в Америке. Тогда это удалось сделать. Американцам требовались деньги на проект «М», часть из которых была взята с Англии, как плата за ленд-лиз. Свинью американцы подложили изрядную со своим Гитлером. Хорошо еще, что русские помогли довольно быстро победить на обоих фронтах и война не затянулась. Но «пояса пришлось подзатянуть крепко»!
        - Наши возможности по сдерживанию Америки практически исчерпаны, уважаемые господа. За счет национализации наш бюджет несколько пополнился, в первую очередь за счет сокращения ассигнований на оборону. Заставить доминионы давать больше - стало затруднительно. За время войны они привыкли жить самостоятельно. Плюс, им никто не угрожает, - откликнулся не король, а премьер-министр.
        - Да, доказать Канаде или Австралии, что у нас появился враг в виде Соединенных Штатов, будет весьма затруднительно. Несколько лет подряд речь шла о том, что мы - союзники, и они нам помогают. В нашей прессе об истинных причинах этой войны практически не упоминалось. За исключением левой печати, - подтвердил король. - Да, мы лично несколько раз упомянули это обстоятельство, но это было перед началом японской эпопеи, когда отменяли Атлантическую Хартию. Более наши ведущие печатные издания этот вопрос не обсуждали.
        - Можно ведь и организовать такую кампанию, - заметил Сталин.
        - В метрополии и в Южной Африке - да, в Индии сильны позиции сепаратистов и националистов, а пресса Австралии, Канады и Новой Зеландии по большей части скуплена международными картелями, где главную роль играют американцы.
        - Именно поэтому мы и решили по дороге домой заглянуть сюда, - сказал Сталин. Он «догадывался», против кого начала «войну» Америка. - Вы же понимаете, что наш отказ от участия в сделке с Америкой планов американцев не отменит. Они активизируются на Северном и Южном «фронтах». К нам они не сунутся, у нас - «бомба». Так что главная их цель не изменилась: это - Великобритания. Они хотят сделать ее «маленьким островом, где-то в Северном море». Надеюсь, вы обратили внимание на то обстоятельство, что мы ни разу даже не упомянули о программе вашего комитета «Джен 75». Мы в курсе, что эти вопросы вами прорабатываются, и мы считаем, что вы действуете в интересах собственной обороны. Тогда как США будут использовать ядерное оружие для собственной экспансии.
        Король предпринял легкую попытку контратаки, чтобы показать, что сам Сталин использует это оружие для давления.
        - Мы никому не угрожали этим оружием: ни вам, ни японцам. Мы даже не афишировали его создание. Мы находились в состоянии войны с Объединенной Европой, но не применяли его здесь. Насколько я припоминаю, мы приняли решение об его использовании совместно, и в тех местах, где практически не было гражданского населения.
        - Все так, Джо. Его применение в тех условиях диктовалось военной необходимостью. Именно поэтому мы и приняли такое решение. Наш флот туда не успевал, нас тогда качественно подловили американцы.
        - Вот и сейчас они решили действовать таким же образом, Георг. Они в курсе того, что у Великобритании большие финансовые сложности, и много вкладывать в оборону вы просто не в состоянии. А им нужен «непотопляемый авианосец». То есть хотят сделать ваш остров заложником их политики. Надо не дать им возможности создать это оружие.
        - Каким образом? Америка - очень богатая страна. И у нас там практически нет колоний, без Канады.
        - Ну, об этом чуточку позже, судя по всему, прилетел лорд Кеннингем. Требуется послушать человека с большим опытом морских сражений.
        Сам адмирал появился буквально через несколько минут, весь был под впечатлением своего первого полета на вертолете между кораблями, на ходу, без остановки корабля. Поэтому он начал разговор с того, что рассказал королю о своих впечатлениях, и что требуется внедрять такие машины на всех кораблях.
        - Мы его запросили: чем можем помочь? Пилот ответил, что он ни в чем не нуждается, и сел на ангар с самолетами. Здесь на корме натянута сеть и есть что-то вроде мишени. Он сел прямо в центр. Просто фантастика! Он летает в любую сторону, даже хвостом вперед. Наш W.9 ему в подметки не годится. Пилот сказал, что сесть может и на воду, и взлететь с нее.
        В общем, на это ушло некоторое время, пришлось сказать Кеннингему, что будем иметь в виду его желание приобрести эту машину. Далее разговор вернулся в прежнее русло. Адмиралу также не понравилось, что у США появятся более мощные линкоры, чем у него. Достаточно того факта, что русские ведут убийственный огонь на огромной дистанции, просто недоступной для его кораблей. Во время войны адмирал командовал, и довольно успешно, Средиземноморским флотом, где неоднократно происходили бои с участием линкоров, причем четыре из них были новейшими скоростными «Литторио», которым уступали, по техническим возможностям, все имевшиеся у Кеннингема корабли. И тем не менее он выиграл эту войну. Сам адмирал не видел еще возможностей наших кораблей, хотя и лично наблюдал, как с первого залпа башня «А» добилась попадания по мишени, следующей переменными курсами. Но ему об этом рассказал король.
        - Я вас понял, ваше величество. То есть вы считаете, что успех стрельбы русских предопределен имеющимся командно-дальномерным комплексом и новейшими методами разведки. Интересно, хотелось бы посмотреть и попробовать вести такие бои.
        - Увы, сэр Эндрю, мы уже возвращаемся в Скапа-Флоу, поэтому это, скорее всего, невозможно, - сказал король.
        Я, с разрешения Сталина, снял трубку телефона и позвонил в ЦКП, запросил, кто сейчас находится на английском полигоне для стрельб. Мне ответили, что «Геркулес» и «Дерффлингер» десять минут назад дали ход. Больше ни одного судна в квадрате нет.
        - Понял, спасибо. - И повесил трубку. - Принципиально такая возможность есть, если королевскому флоту не слишком жалко отличную радиоуправляемую мишень.
        - В каком смысле? - в три голоса спросили англичане.
        - Ну, скорее всего, она будет потеряна. Они только что дали ход, вместе с «Геркулесом». Мы имеем возможность ее обстрелять, адмирал Кеннингем будет иметь возможность при этом присутствовать. «Геркулес» не пострадает.
        - Вы серьезно? - спросил король.
        - Абсолютно. Мы могли ее обстрелять, не отходя из Скапа-Флоу. Но вы просили показать вам работу орудий.
        Король вновь поджал губы, но сдержал себя. «Присоединяются к сильнейшему, слабейших предают» - эта истина гуляет по миру со времен родовых союзов. Молчание прервал король:
        - Мишеней нам не жалко, это всего-навсего мишень, чтобы по ней стрелять.
        Он встал, за ним встали все, кто был в комнате для совещаний, и мы двинулись к лифту. В рубке из начальства никого не было. Вахтенный офицер только снял трубку, чтобы вызвать командира.
        - Связь с «Фрунзе».
        - Есть!
        Капитан 3-го ранга вызвал линкор. Навигационный локатор стоял рядом с УКВ-станцией, поэтому я поинтересовался обстановкой. Придется и англичан предупреждать о пусках, хотя это и не обязательно, все равно не поймут, что это такое.
        - Сергей Филипповича к аппарату, - произнес я в трубку.
        С той стороны раздалось:
        - Есть! - Там тоже отдыхали, до входа в узкости около часа.
        Через несколько минут раздался голос:
        - Капраз Белоусов на приеме.
        - Здесь Никифоров. Учебно-боевая тревога. Цель - «Геркулес-2», двумя инертными. Мы убавляемся, пройдите вперед, займите место лидера, курса не менять. По готовности - огонь. «Геркулес-1» сейчас отвернет. Как поняли? Прием.
        - Вас понял! Есть учебно-боевая тревога.
        Я вставил трубку в держатель и повернулся к присутствующим. Иванов был уже здесь.
        - Вадим Иванович, вы слышали? Уступайте место в ордере. Атакуете вторую ракету, как только войдет в сектор БП-2.
        - Есть! Руль влево - 5, средний ход, курс 315. Сигнальщик: люди, живете, наш, покой, воздух, до места[9 - Объявлен набор флагов Свода Сигналов ВМФ, который должен набрать сигнальщик и поднять его на рее.]. Боевая воздушная тревога!
        Я попросил Кеннингема связаться с «Геркулесом», запросить его о наличии людей на борту мишени и попросить его отвернуть от цели. После этого он вернулся к «Планшету». Неудобно сделано, надо бы ставить радиостанции рядом с ним. УКВ англичанина уже не доставало, тем не менее удалось связаться на КВ, и те подтвердили, что на мишени никого нет, между ними пять миль.
        - «Фрунзе» - работай.
        - Есть!
        С ракетного крейсера взлетел вертолет. Дистанция хоть и небольшая, но стрельбы есть стрельбы.
        - Пуск! Пошла! - Одна из «броняшек» была отдраена, чтобы «гости» могли видеть малый линкор.
        - А куда он стреляет? - недоуменно спросил сэр Эндрю и кинулся к планшету.
        Ракетой выстрелили в сторону Скапа-Флоу.
        - Пуск! Вторая пошла!
        На планшете ракета описала дугу, развернувшись на контркурс, следом за ней неслась вторая. В ЦКП - сплошные команды. Требовалось перехватить вторую ракету на встречном курсе. БП-2 доложил о захвате и пуске в автоматическом режиме. Еще одна ракета устремилась на перехват второй П-1М. Несколько секунд, подрыв боеголовки.
        - Кажется, промах! - послышался голос старпома Игнатова.
        - Потеряна связь со второй ракетой. Десять секунд до самоподрыва, - доложили с «Фрунзе».
        «Ураган» свою задачу выполнил. Пуск был удачным.
        - Цель снижается. Подрыв. Задача выполнена, - доложили с БП-2.
        - Отбой боевой тревоги! Товарищ Верховный Главнокомандующий, ЛК-6 стрельбу закончил, цель поражена. Расход - одна ракета.
        - Есть, благодарю за службу!
        После этого Верховный взял микрофон громкой связи и передал благодарность за отличную стрельбу всему экипажу. И объявил отпуска для военнослужащих срочной службы башен главного калибра «А» и «Б» и боевого поста «два». Представляю, как переживают это в башне «В»!
        Пока Сталин произносил слова своего приказа, первая ракета преодолела 200 миль расстояния и ударила с пикирования в надстройку линейного броненосца.
        - Ваше величество! Что-то упало сверху на «Геркулес-2» в районе фок-мачты. Кажется, у нас большие проблемы, сир. Похоже, что он разломился. Большой крен. Бак перевернулся. Корма потеряла продольную остойчивость.
        - Тонет?
        - Нет, ваше величество. Корма стоит винтами вверх, как поплавок, а нос вновь перевернулся, обе башни он потерял. Плавучесть положительная.
        - Вызывайте буксиры и следуйте в Абердин. Это - Кеннингем.
        - Йес, сё!
        Король подошел ко мне и спросил:
        - Это то, что вы показывали Черчиллю?
        - Это более новая ракета. Та бить с пикирования не умела, работала только в борт. Ракеты тоже учатся, сир.
        - Что ж, убедительно! Но зачем мы вам нужны?
        - Это не место для таких разговоров. Пойдемте вниз, - сказал подошедший Сталин. И на правах хозяина направился на выход.
        Кеннингем пристроился ко мне, пожал мне руку с поздравлениями. Он не светился радостью. Возможности маленькой эскадры его поразили. Чего, собственно, я и добивался. Король есть король, но у него руки связаны Парламентом и Конституцией, плюс ему откровенно против шерсти вынужденное сотрудничество с нами. К власти пришло левое правительство, но консерваторы достаточно сильны и готовят реванш. Требуется выбить из-под них поддержку в армии и на флоте. Причем флот - важнее. Позиции «королевы морей» сильно подорваны, возможности держать флот двух океанов нет. Они надорвались еще в Первую мировую, правда, оставаясь на тот момент мощнейшей державой мира. Но их колония за океаном развилась и предъявила свои претензии на власть в этом мире. В Европу их пригласила сама Англия, измотанная германской войной. Теперь их хрен выгонишь. Кеннингем много работал после войны в США, это он прикручивал гайки американцам, заставляя их разобрать стоящие на стапелях линкоры и авианосцы. Как у «героя Средиземноморья», вес у него был значительным. Сейчас, в должности первого морского лорда, он должен принять решение, к кому
присоединяться. И альтернативы ему давать было не нужно. Поэтому я и показал ему наши возможности.
        Сталин распорядился подать напитки и закуски. Гостям требовалось снять напряжение. Кеннингема интересовали технические детали, на которые пришлось отвечать мне, а Сталин беседовал с королем, как в былые времена, когда главком Британии и Верховный СССР вместе громили Японию. С того времени у них обоих прорываются иногда «Джо» и «Георг» в разговоре. Ничто так не сближает, как война, даже если ты удален от линии фронта на 6500 - 9000 километров, как было в той войне. Отвечая на вопросы Кеннингема, я прислушивался и к их разговору. Сталин отвечал на вопрос, заданный мне в боевой рубке.
        - Мы не хотим этой войны, совсем. И не потому, что мы к ней не готовы. Я уже говорил, что перевооружение армии полностью завершено, флот начали подтягивать к готовности армии и авиации. Но речь идет о том, что из-за этого нам придется вновь объявлять народу, что мирные каникулы кончились и вновь предстоит гибнуть на полях сражений. Прошло всего три года после ее окончания. У нас планов громадье, мы раздали рабочим и инженерам землю для постройки своего жилья неподалеку от города, строим несколько автомобильных заводов, совместно с Германией. Первый год, как отменили карточки на питание и вещи обихода. А нам из-за океана командуют: затянуть пояса, срочно вводить новые корабли и быть готовыми к тому, что у вас оторвут вашего союзника. И это при условии того, что режим оккупации в Европе уже достаточно смягчен для большого количества стран.
        - Но там везде и всюду побеждают левые партии…
        - Так и у вас левое правительство, и мы абсолютно не вмешиваемся в вашу внутреннюю политику. Даже если высказывания Бевина нас лично не устраивают, то мы же не требуем от Эттли его сместить или унять.
        - Я еще раз повторю вопрос: зачем мы вам нужны? Чтобы разгромить Америку, а потом приняться за нас?
        - Если бы это было так, то мы бы настаивали на закрытии «семьдесят пятого» комитета. Мы не занимаемся экспортом революций. Это - внутреннее дело суверенных государств. Но в той войне было три агрессора, и главным катализатором войны была Америка. Ее военный бюджет составлял 40 процентов мирового. Заинтересована в войне была только она, опираясь на свою экономическую мощь. Военные бюджеты остальных стран даже близко не могли приблизиться к такому порядку цифр. Наш бюджет составлял треть от этой цифры. Сейчас ситуация изменилась, но все равно мы уступаем по этому показателю США. Но у нас лучше развита наука и быстрее внедряются ее новейшие разработки. В данный момент ситуация напоминает историю захвата Американского континента переселенцами из Европы. Численность индейцев в Америке была большей, чем Испания имела возможность переместить туда людей. Европа численно уступала Америке в разы, но имела огнестрельное оружие и броню. Что позволило резко сократить число людей на том континенте, пролить реки крови и немыслимо обогатиться за счет этого. Практически без потерь. Мы имеем возможность повторить
этот ход событий. Основная часть населения США живет на побережьях, которые находятся в пределах досягаемости наших ракет. Но пойти на массовое уничтожение населения из-за кучки сверхбогатеев, устраивающих козни против нас и наших соседей, мы не можем. Требуется усадить их за стол переговоров и решить эту проблему мирно. Мы рассчитывали, что покажем американцам, что мы можем разделить их континент на две части, и они успокоятся. Нет, продолжают упрямиться, считают себя исключительной нацией и продолжают гнуть свою политику: пытаются захватить Китай, разорвать Британскую империю, сплавляют в Азию свое устаревшее оружие, вооружая кого попало в странах Индокитая. У нас уже карикатуры на эту тему появились: мне предлагают создать пролив имени Сталина. - И он показал одну из них, прикрыв пальцем надпись, где «предлагальщиком» художник написал меня: «Ну, мысль, в общем, ценная, товарищ Никифоров. Но почему надо обязательно называть моим именем, если предложение ваше?» Шутники в СССР еще не перевелись, хотя товарищ Абакумов и старается уменьшить их численность.
        - И после этого вы говорите, что Америке не угрожаете?
        - Это реакция нашей прессы на срыв переговоров в Ницце. Мы пришли туда договариваться, но не о том, что нам предложили в качестве темы. Именно для этого мы и подтянули туда свои новые корабли: показать, что военного пути разрешения проблемы у США нет. В этом отношении мы гораздо сильнее. Но если США откажутся от переговоров, то у нас не останется выбора. Casus belli нам услужливо предоставили нанятые ближайшим помощником президента поляки. И мы потребовали его выдачи, для суда над ним, как над террористом.
        - Скорее всего, это самостоятельные действия бывших военных, кстати, из RAF, к сожалению. Вряд ли президент Рузвельт к этому причастен.
        - Да, нас и здесь пытались столкнуть лбами. Правительство Эттли, после переговоров с товарищем Никифоровым, полностью прекратило поддерживать так называемое «польское правительство в изгнании», но американцы нашли этот случай удобным для использования в своих интересах. Так что, дорогой Георг, Вторая мировая не закончилась, она продолжается, теперь в виде тайных операций. Не отреагировать на их действия мы не можем. Надо собираться на мирную конференцию. Желательно в Москве и срочным порядком.
        - Сколько у вас атомных зарядов? Вы действительно можете создать «пролив имени Сталина»?
        - Корпусов боеголовок и инициирующих зарядов к ним изготовлено большое количество. Непосредственно в боевых частях находится 442 ракеты, способные достичь американского континента. Остальные на складах. Большая часть из них не собрана, так удобнее хранить, и безопаснее. Наш лозунг написан еще Лениным: «Все, что создано народом, должно быть надежно защищено!» Эта надпись есть в любом гарнизоне Советской армии. И еще, мало изготовить сам заряд, требуется иметь средства его доставки. И они у нас есть, в отличие от Америки. Но проще и дешевле - договориться. Не хочется брать на себя ответственность за гибель огромного количества людей на планете.
        - То есть нам предлагается роль посредника?
        - Нет. Четыре года назад, несмотря на то что мы имели сведения о том, что правительство Уинстона Черчилля готовило эскадру для бомбардировки наших месторождений нефти в Баку и Грозном, которые были запланированы на май-июнь 41-го года, мы высадились в Греции, но не для того, чтобы помочь Гитлеру, а чтобы предотвратить ее оккупацию им. Не дать сбросить ваши войска в море. Что нам и удалось сделать. Именно тогда мы стали союзниками, причем без предварительных переговоров и соглашений. И с этого момента ваша роль остается неизменной. Выступать надо с совместными требованиями, как союзникам. Тогда у нашего оппонента не останется свободного пространства для маневров. Фактически Америка начала войну против вас, но ее действия затрагивают и нашу страну. Поэтому мы и предлагаем использовать всю мощь нашего союза, чтобы продемонстрировать наше единство в вопросах безопасности.
        Такая постановка вопроса всех устроила, так как СССР предложил реальную помощь в противодействии планам Америки по расчленению Соединенного королевства. Все активно подключились к созданию повестки дня. При этом Кеннингем не забыл самого себя, задав вопрос о 406-мм башнях и орудиях для двух заложенных «Лайонов». Причина была банальна: длина ствола. По проекту орудия были 45-калиберными, тогда как у США и СССР длина ствола составляла 50 калибров.
        - Есть французские башни и орудия…
        - Только не это.
        - Но вся беда в том, что мы не используем обыкновенные дроби, у нас метрическая система, как во Франции и в Германии. А у вас - дюймовая. Возникнут большие сложности из-за этого.
        - В фирме «Виккерс» сохранились кадры, которые готовили для России 406-мм орудие, которое вы взяли за основу для разработки своего.
        - Я в курсе событий, но это орудие в серию не пошло, исходной была пушка Обуховского завода в том же калибре. Изменили систему скрепления ствола, благодаря чему удалось получить нужные параметры по давлению и живучести. У нас есть еще крупповские орудия и башни.
        - Но они же двухорудийные?
        - Хорошо, есть 18 орудий в шести башнях, не модернизированных, их должны были ставить на два линкора, от строительства которых мы отказались. С углами возвышения: - 2 +48°. Новые башни вам не подойдут, у вас нет таких приборов управления стрельбой, а «старые» башни имеют сходные с «Виккерс» системы. И лицензию на их изготовление для «Виккерс» мы готовы предоставить. Но там требуется посчитать, что там ваше, а что наше, чтобы не завышать стоимость лицензии. Такой вариант подойдет?
        - Этот вариант подходит.
        - Но вам придется самим провести испытания и осуществить подборку порохового заряда: пороха у нас разные.
        - Мы направим своих инженеров в Петербург, чтобы они на месте рассмотрели эти возможности.
        - А не проще ли подождать решения конференции?
        - Оно, конечно, проще, если бы не сегодняшние наши учения. Мы и так опаздываем с этими кораблями. И вертолеты, как договаривались.
        - Связные вертолеты мы поставим, а боевого пока нет.
        - Будут?
        - Будут, но пока они в процессе создания.
        - Имейте нас в виду, я глаз на эту машину уже положил, - улыбнулся адмирал.
        Строительство «Советской Белоруссии» и «Советской Украины» в свое время затянулось из-за валовых линий, не поставленных Германией и Нидерландами. Два построенных линкора имели серьезный просчет в конструкции противоминной и противоторпедной защиты. Эти корпуса не предусматривали воздействие от неконтактных взрывателей. Такова жизнь! Проекты были созданы до появления этой угрозы. Сам проект был переработан, построено несколько отсеков и они были испытаны. В следующих кораблях этот недостаток будет устранен. Но именно он вынудил нас принять жесткое решение и похоронить 23-й проект, запустив вместо него другие, в состав которых входили немецкие разработки в этом вопросе. Они были «пионерами» в этом направлении. Пришлось разбирать до киля эти корабли, хотя до этого рассчитывали быстро их закончить, как «Совраску», но в виде авианосцев.
        Еще одной «палочкой-выручалочкой» стал германский авианосец «Цеппелин», который был достроен в Киле и зачислен в состав Балтийского флота еще в 42-м году. Но боевым кораблем он так и не стал, числился учебно-опытовым. На нем готовились морские летчики и испытывались первые советские палубные самолеты. Как немецкие, так и японские авианосцы имели свою «ахиллесову пяту», которая еще не была ликвидирована. Это заправочные станции в ангарах. Самолеты хранились и обслуживались там, что в битве при Мидуэй привело к большим потерям и сильным пожарам. Впрочем, в проектах будущих кораблей это уже учтено, но им еще предстоит быть построенными.
        Даже на импровизированный парад и швартовку никто из присутствующих не вышел, парад принимал Кузнецов, составляли совместное коммюнике по итогам встречи и ноты протеста, которые уже сегодня будут переданы в посольство США в Лондоне. Мирную конференцию в Москве наметили провести через месяц, 24 января. Сталин и я пересели на «Европу» и прибыли в Киль через 10 часов. Там Сталина ожидал его поезд, а меня М-2, на которых мы вернулись домой. А сводный отряд продолжил совместные учения, в планах значилось посещение Исландии для наблюдения за эвакуацией американских оккупационных частей. Два линкора, два тяжелых крейсера и двенадцать эсминцев немного добавят скорости эвакуации.
        Из-за всех этих перипетий Сталину пришлось отмечать свой день рождения в море, на переходе между Нормандскими островами и Скапа-Флоу, в компании с Эттли и королем. По прилету я впрягся в работу, требовалось «подтянуть хвосты». Поэтому первый визит нанес в КБ завода № 88, подмосковного филиала ленинградского «Арсенала». Сам «Арсенал» был головным предприятием по разработке твердотопливных ракет, а «две восьмерки» занимался их отделяемыми головными частями. Но так как эти самые «головы» могли иметь совершенно разное «наполнение», то первый спутник делался здесь. Сейчас «88» заканчивал изготовление первой серии спутников для системы «Залив». Для развертывания этой позиционно-связной системы достаточно иметь на орбите всего шесть спутников, равноудаленных друг от друга, летающих на приполярных орбитах. В этом случае все северное полушарие оказывается «накрыто» сеткой «навигационных звезд». Точность определения координат в этом случае лежит в диапазоне от 10 до 1000 метров, в зависимости от высоты спутника в момент обсервации. Вес спутников составлял 850 килограммов, по плану. Наша РТ-4 вывести на
орбиту такой спутник не могла. Мешали эти злосчастные 50 килограммов. Их требовалось убрать, чтобы иметь возможность быстро создать СРНС, тем более что выпуск «Молний» серьезно затормозился, так как подряд произошло три нештатных ситуации. РТ-5 благополучно выводила спутники на высокую орбиту, но они не раскрывались. Причина отказов пока не выяснена. Это либо действие вибраций при старте, либо ускорения. В общем, спутники на связь не выходили, получить с них телеметрию было невозможно. То есть стрелять этой ракетой мы могли по всей Америке, а создать спутниковую радионавигационную систему не получалось. Хоть убейся. Тогда я и дал команду убрать любым способом эти 50 килограммов, чтобы использовать менее мощную РТ-4, вместо РТ-5. Перегрузки при этом много меньше, есть маленькая надежда на успех.
        И вот, еду проверять. Черт возьми! Эти «светлые головы» показывают мне того, кого они поставили это делать! Мальчишка закончил Военмех три года назад, опыта таких работ у него никакого нет! Убью гадов! И фамилия у него соответствующая: Козлов. Инженер-полковник Каллистратов перед этим сообщил, что разобрано все восемь спутников, сборку начали двое суток назад, так что результат пока неизвестен. Я было хотел рявкнуть и обоих просто растерзать, но меня остановили очки этого мальчишки. Передо мной стоял не просто Козлов, а тот самый Козлов, Дмитрий Ильич, мой бывший научный руководитель на моей аспирантской практике в Куйбышеве. Главный конструктор самой надежной в мире жидкостной ракеты Р-7. Имя Королева публике широко известно, но он был генеральным, сам он «семерку» не делал. Ее делал вот этот «очкарик». Только тогда у него левой руки не было, он ее в том 44-м потерял под Выборгом. Мне стало, с одной стороны, очень неудобно, а с другой, было очень приятно, что я своему учителю руку сохранил.
        - Здравствуйте, Дмитрий Ильич. Давайте посмотрим, что удалось сделать, и когда «КАУР» будет готов.
        - Добрый день, Святослав Сергеевич. Меня пока еще все просто Димой зовут, это моя первая самостоятельная конструкция, и она еще не летала. В первой версии оказалось пятьдесят лишних килограммов. Вот и пришлось ее на диету сажать, и, буквально по грамму полностью всю переделывать.
        Пришлось надевать белый халат, прозрачные накидку и бахилы до колен, проходить через станцию, которая убирает с этого «скафандра» пыль и статику, и только после этого вошли в сборочный цех. Я и не знал, что это придумка Дмитрия Ильича. В мою бытность на заводе это было обыденностью, а сейчас я понимаю разницу между тем, что творится на других предприятиях, и обстановкой здесь. Эх, везде бы такого добиться! Куча графиков, действительно, для абсолютно всех деталей. Данные испытаний на прочность. Убрано 50 325,23 грамма лишнего веса. Идет сборка. Изменена конструкция и ее принцип на блочно-магистральный, с общей шиной. За счет этого удалось выиграть целых 26 с лишним килограммов. Остальное за счет отдельных деталей и уменьшения диаметров и размеров крепежа. Один «спутник» уже находится в вакуумной виброкамере, установленной на центрифуге, проходит испытания на работоспособность после старта. «Помогать» здесь нечему и некому. Прекрасно оборудованный и продуманный сборочный цех. Недаром именно этому человеку удалось запустить первого космонавта на орбиту. Но этот цех слишком мал для него. Дождались
окончания испытаний на вибростенде. Контроль цепей показал, что все в порядке.
        - Когда закончите, Дмитрий Ильич?
        - На сборку каждого уходит три смены, товарищ Никифоров. Стенд - один, так что через 21 день, быстрее не получится, а поточный метод дает больше брака. Здесь каждый узел монтируется конкретным человеком, который его и опечатывает. При отказе мы точно знаем, на чью голову упадет шишка.
        - А работу в три смены организовать сможете? Есть острая нужда в этих спутниках. Они были нужны еще вчера. Первый паковать, грузить и отправлять в Капустин Яр.
        - В этом случае за 8 - 9 дней управимся, сборка в ночную смену идет медленнее, только с оплатой надо решить.
        - Товарищ полковник?
        - Есть! Вечно ты, Дима, своим сборщикам премиальные выцыганиваешь!
        - Здесь придется заплатить в двойном размере, плюс разрешаю выдать премии за каждый час выигрыша от этих восьми суток. Так и передайте рабочим.
        - Есть!
        И уже после нашего выхода из цеха директор завода задал вопрос:
        - А почему такая срочность?
        - Надобность появилась в срочном создании группировки этих машинок на орбите.
        - Из-за американцев, что ли? Так ведь у них вроде еще ничего нет?
        - Ну, вот, чтобы и не возникал соблазн что-либо иметь.
        - Понял, товарищ генерал. Соответствующий контроль качества и скорости обеспечим. Черт, только чуть вздохнули!
        В кругах ВПК слухи о том, что предстоит померяться силами с США, циркулировали давно и прочно. Многие понимали, что просто так это противостояние не кончится. Конечно, надеялись на лучшее, на то, что там за океаном «очко тоже не железное», но напряжение военных и послевоенных лет продолжало оставаться доминирующим настроением в этих кругах. И трехсменную работу, с доработкой брака в «свободное от основной работы время», еще не забыли. Это был наш «золотой фонд», главный прикуп, который удалось получить в результате той войны. В этих людях и заключался секрет нашей Победы.
        - Сборочный цех делал сам Козлов?
        - Да, сам. Принес проект, Ванников его утвердил, из инженера смены перевел в начальники цеха, а затем отдал ему в разработку «КАУР». Толковый мальчишка.
        - Угу, буду иметь его в виду. Что с Р-5-й?
        - Стабильно не летает. У Глушко - сплошные проблемы. Керосин оказался гораздо более текучим, чем спирт. Двигатели горят.
        - Зовите его!
        Пока директор вызванивал полковника Глушко, пока он приехал, я походил по заводу. Из Химок в Подлипки приехать довольно сложно: кольцевой дороги еще нет, так что либо через Москву, либо проселками на машине, либо с пересадками на «кукушках». Так что Валентин Петрович появился только через полтора часа. За это время я успел посмотреть на новенькие четырехствольные 100-мм легкобронированные башни БЛ-127. БЛ - это не «Берия, Лаврентий», а башня, легкобронированная. Их выпуск налажен тут же. Завод некогда принадлежал ГАУ, артиллерийскому управлению, занимался выпуском зенитных орудий. Несмотря на передачу большей части завода ракетчикам, артиллерийское производство не только не сократилось, но и расширилось. В данном случае речь идет об универсальном калибре для будущих ракетных крейсеров и противолодочных кораблей.
        - День добрый, Святослав Сергеевич! А чего сюда высвистали? Пока добрался, дважды водителю пришлось колесо менять. Когда у нас дороги-то появятся?
        - Ну, видимо, раньше, чем мы увидим РД-105.
        Глушко шумно втянул воздух носом и так же шумно его выдохнул. Видимо, уже привык к тому, что начальство только требовать сроки умеет, а ему остается только отдуваться.
        - Ну, пойдем, Валентин Петрович, хочу тебе показать один удивительный цех.
        Мы отправились переодеваться в «служебную одежду». Ходили там минут сорок, заглядывая во все щели.
        - Ну, у меня в НИИ ВВС и в НИИ-4 ты бывал. Ладно, там я вот так вот людей держу, и чистота там на уровне. Но это - артиллерийский завод. И вот пока в тебя в цехах не будет сделано так же, мы новый двигатель не увидим. Он будет протекать, выгорать, чихать и кашлять. А мне нужна ракета на твоих двигателях. Надобность в «Цикаде» огромная, а выводить их нечем. Принцип построения такого цеха уловил?
        - Так точно, товарищ генерал-полковник. У каждого своя операция и каждый ставит свою печать на изделии. Соответственно отказ наказывается рублем. И чистота просто стерильная.
        - Вот тогда двигатель и полетит.
        - Разрешите идти?
        - Да-да, свободны.
        - Есть!
        После того, как я закончил разговор с Глушко, сразу уехал в Чкаловск, где не был уже полтора месяца. В первую очередь я поинтересовался, как обстоят дела с продувками у братьев Хортенов? Мы с ними уже встречались, сразу после их приезда сюда. Проект Но-XVIII, о котором в Берлине только поговорили, мною был изменен: вместо четырех двигателей HeS 011 с тягой 41300, встали двигатели Лозино-Лозинского ЛЛ-4 с форсажной камерой, имевших тягу на форсаже 3500 кгс, дерево и фанера, из которых были изготовлены опытные образцы их самолетов и которые требовал применить Гитлер, заменены на стеклопластик с большим количеством углеволокна. Лонжеронов стало два, а не один, как было у них, тоже стеклопластик, со стальной трубой, уложенной, как в лопастях для тяжелых вертолетов, вовнутрь конструкции. Крыло - кессонного типа. Пилоны убраны совсем, двигатели переехали в крыло, а воздухозаборники наверх, приобретя S-образную форму. Изменена хвостовая оконечность, она стала не плавной, а с тремя угловыми выступами, как у их истребителя. Продувки показали, что противоштопорные свойства, устойчивость и управляемость у
нового самолета выше, чем у оригинала. По расчетам возросла скорость и дальность полета. Сопла сделаны плоскими. Полным ходом идет изготовление оснастки, и во втором ангаре начата сборка опытной машины. Здесь скорости чисто военные, подгонять никого не требуется. У деревянных самолетов, сделанных на Gotha-фабрик: бомбардировщика, истребителя и морского разведчика, идет перемоторивание, с упором на повышение невидимости в радиолокационном диапазоне. Переезжают двигатели и воздухозаборники, которые изгибаются, чтобы скрыть колеса турбин. Устанавливается убираемая в корпус трубка приема топлива. Из «загашника» извлекаются второй и третий летные образцы В-19, с переделанными хвостами, приспособленные для перевозки «на спине» разведчика весом до 16 тонн. У него турбовинтовые ЛЛ-1, маршевая скорость почти 700 километров в час. Есть оборудование для передачи топлива. Это наши «летающие танкеры». Глеб Евгеньевич подготовил для этой машины еще один двигатель - турбовентиляторный, но он сам сейчас занят доводкой турбопрямоточного комбинированного двигателя и экспериментального дальнего разведчика с высотностью
30 000 метров и скоростью 3 - 3.5 М. Так как расход топлива при этом очень велик, нам и понадобились самолеты-заправщики. Скорость турбовинтового В-19 нас не устраивала, вот и готовим для него турбовентиляторный двухконтурный двигатель. Так что на месте авиация не стоит, только это не афишируется, от слова совсем. Есть надежда, что «ночной кошмар» в США состоится. Пусть только попробуют не согласиться с нашими требованиями. С Хортенами работает Владимир Рукавишников, которого Глеб Евгеньевич поставил генеральным конструктором на эти машины.
        Младший Хортен успевает готовить испытателей для своих машин на поршневом варианте учебного истребителя. Ему проще, чем брату, тот опять оказался в менее выгодном положении, Вальтер в плену выучил русский и довольно уверенно говорил на нем, хоть и с сильным акцентом. А старший пока пользовался переводчиками и разговорниками.
        Я подошел к группе летчиков, которая осваивала Но-VII, только что приземлившийся на аэродроме.
        - Здравия желаем, тащ генерал.
        - Ну, что скажете?
        - Честно? Очень страшно летать, когда не видишь винта, да еще и носа нет. Сидишь, как голый над обрывом. А в остальном - отличная машина, быстрей бы на боевые пересесть.
        - Там еще страшнее будет.
        - Да ничего, переживем.
        - Они фсе ошень опытный пилоти. Достаточно айн-паар абфлюге, унд ес гибт клар. Готовность. Фантастик! - у Реймара не хватило выученных слов, и он перешел на немецкий. Доволен, что обучение проходит легко. В Германии их учебный самолет осваивали курсанты планерной школы в Грисхайме, дело шло гораздо медленнее.
        Я перешел на немецкий, спросил у обоих братьев, как идет перемоторивание и строительство новой машины.
        - Очень много пластика, плюс сняли практически всю проводку, все магистрали, радиостанции, системы радиоприводов. Полностью все переделывают. Иногда непонятно, что это за изменения и для чего. Что-то объясняют, но не всегда можем понять, о чем идет речь. Но машина получается много легче, чем была. Перекомпоновку бомбардировщика практически закончили, но нас не подпускают к бомбоотсеку.
        - Да, его устройство - секретно.
        - К двигателям не дают документации, только масс-габариты и точки подвода. Непонятно, зачем требуют так глубоко утопить двигатели и использовать верхнее расположение воздухозаборников? Это же повышает угрозу помпажа.
        - Работающая турбина - великолепный отражатель радиосигналов. Проще не показывать ее локаторам, чем светиться на их мониторах. Попав в воздухозаборник, отраженный сигнал обратно на антенну локатора просто не попадет, отразившись в сторону.
        - Я и говорю, что мне, как компоновщику, очень сложно, так как не полностью представляю себе всю задачу. А так, все условия для работы есть. Сложностей хватает, но осваиваемся. Совсем другой подход к проектированию, и очень много приборов, установка которых не была предусмотрена ранее.
        - Нам не нужен «устаревший» самолет. Вы делаете новейшую машину, которой очень скоро, может быть, представится возможность проявить себя в деле. Вальтер и вы, Реймар, особое внимание уделите малому морскому разведчику. На следующей неделе мы планируем начать его облетывать. Указание об этом Рукавишников получил. Его сборка будет закончена в субботу, 28 декабря. Все, что ставит Рукавишников - это стандартная комплектация наших самолетов. Так как вы с этими требованиями незнакомы, то он проводит ее без вас. Закончит, и вы будете иметь возможность изучить все то, что сделано. Товарищ он - опытный, вы не беспокойтесь. В основном это касается систем вооружения и навигации, они у нас сильно отличаются от тех, которые вы знаете. Ну, например, вы знакомы с системой астрокоррекции или спутниковой ориентации?
        - Нет, даже не слышали о таких.
        - Вот поэтому проще сделать это самим, используя имеющийся у нас опыт, чем предварительно обучать вас, а потом требовать с вас произвести эти изменения. Согласны?
        - Так, наверное, быстрее.
        - Вот и договорились.
        Убедившись, что дела на опытном заводе № 2 идут в хорошем темпе и больших сложностей не возникает, переговорил с Лозино-Лозинским, который гоняет на огневых стендах сразу четыре разных двигателя, заглянул домой. В мое отсутствие Екатерина с дочкой живут здесь в Чкаловске, а не в Москве. Но рано утром вылетел в Капустин Яр, проверить готовность носителей и поставить задачу по развертыванию системы «Залив». Там требуются точные расчеты по времени запуска, и надо дать людям время, чтобы произвести их. Плюс согласовать все это с «колдунами» - метеорологами. В это время года погода здесь капризна. Собственно, можно было это и по телефону сделать, но иногда требуется личное присутствие, чтобы подстегнуть людей, настроить их на серьезную работу. Операция предстояла уникальная, до этого мы ни разу такие массовые запуски не делали. В сборочном цеху уже работают с первым присланным «КАУРом», вечером обещают прилет второго. Все носители прошли тестирование. Командующий полигоном генерал-майор Вознюк божится, что четыре пусковых у него готовы, и «метеоолухи» дают приемлемый ветер и отсутствие осадков. Две
пусковые - шахтного типа с газодинамическим стартом, они от погоды вообще не зависят.
        - Так что не волнуйтесь, товарищ Никифоров, все пройдет планово.
        - Главное, чтобы четвертая ступень сработала штатно.
        - Эту серию ракет делали с запасом, произвели три учебно-боевых пуска, все с четвертой ступенью, все прошло штатно. Вообще, эРТэшками стрелять проще, чем ОКБэшными. Там пока черт хвостиком водит, то полетела, то нет. И не пойми откуда коза выползет, постоянно разная.
        - А что комиссия говорит: почему «молнии» не раскрываются?
        - Тут товарищ Черток просмотрел все графики телеметрии и нашел общий, во всех трех случаях, разрыв данных на шестой минуте полета. Он подозревает, что это разгерметизация объекта или срабатывание какого-то замка. Делают расчеты, чтобы создать похожие условия на стенде. Но чем это закончится - пока не ясно. Мы всех подключили к этому вопросу. Пока известно только одно: ракета здесь ни при чем. Все инертные боеголовки по Куре попадают. Семь тысяч она дает свободно. По полигону на атолле Римского-Корсакова тоже попали. Но перегрузки на старте там огромные и вибрации сильные. Нам такое на стенде не создать. А туда не слетать и не посмотреть. Так что гадаем на кофейной гуще.
        - Ладно, пока развернем запасной вариант, а там, может быть, Глушко сделает двигатель. Будете готовы - сообщите мне, буду присутствовать.
        - Святослав Сергеевич, без начальства - оно спокойнее, «эффект присутствия» не давит. Все сделаем. Чесслово. Прекрасно понимаем ситуёвину. Главное, чтобы «88-й» не подвел, а «четверка» летает стабильно, даже с четвертой ступенью, если полезная масса не превышает 800 килограммов. У поступившего отсека он выдержан: 797,2 килограмма. Два восемьсот довесим, так чтобы вывести точнехонько на свою орбиту.
        В чем-то Вознюк прав, я и сам не любил приездов начальства на ответственные полеты. Поэтому я с ним согласился, но поставил его на ежедневный контроль. Собственно, эти старты должны показать США всю серьезность наших намерений. Наверняка они уже поняли, для чего в космосе появилась радиозвезда. Наш первый спутник восстановил ориентацию на Землю после семи дней молчания и отработал еще четыре дня, после чего у него закончился заряд батарей. Эти «игрушки» имеют солнечные батареи и, достаточно емкие и надежные, аккумуляторы, рассчитанные на 1000 циклов зарядки. Орбита вытянута над Северным полюсом. Падать они будут в южном полушарии. Такие параметры нам необходимы, чтобы в любое время иметь три спутника над Северным полушарием. Южное нас пока не волнует. По ним будут настроены навигационные системы всех имеющихся ракет. На новых кораблях распакуют и установят приемоиндикаторы. На всех стратегических бомбардировщиках такие индикаторы входят в их комплект. Готовились они для «Молний», но запасные частоты для «Залива» там имеются. Вот только очень хочется, чтобы стратеги остались на своих аэродромах.
Для этого у меня в «загашнике» есть одно интересное устройство, производства «Сакриер&Со». «Мне очень жаль, Билл, что твоя гнедая сломала ногу…», поэтому я и тороплю Рукавишникова и Лозино-Лозинского. Решать задачу будут они, а не люди из РВСН. Это на крайний случай, если что-то пойдет не так или будет обнаружен противник в непосредственной близости от СССР. С них станет. «Совраска», «Владивосток» и «Тирпиц» еще только в Индийском океане. Им еще пилить и пилить.
        Но существует одна маленькая неприятность, суть которой упирается в такое понятие, как геоид. Так вот он у нас разный. Земной шар - общий, а геоиды у каждого свои. Имеются в виду «цивилизованные страны». У нас используется геоид Красовского, у немцев - Бесселя, а американцы за последний век трижды меняли его размеры и перевыпускали карты с этими изменениями, но пока используют геоид Кларка. Точно привязать объект к нашей системе координат можно только непосредственными измерениями. Для этого используют методы триангуляции или астрономо-геодезическое нивелирование. А как я уже писал, та сторона земного шара для нас была «terra incognita». Требовалось привязать к нашим картам их объекты. В наше время эти электронные карты составляют при помощи спутников. А их пока нет.
        До обсуждения со Сталиным дело еще не дошло, но готовиться требуется. Поэтому собираемся на командном пункте ВВС у Филина. Присутствует Федоров, как глава внешней разведки, генералы Трусов и Шалин, глава ГРУ и его заместитель по тихоокеанскому направлению, и полковники Васильев и Вознесенская, англо-американское и скандинавское направление, соответственно. Здесь же находятся заместители, а фактически главы Генерального и Главного штабов, генерал-полковник Василевский и и.о. начальника Главного штаба ВМФ вице-адмирал Степанов. Борис Михайлович болен и исполнять свои обязанности поручил Василевскому, а адмирал Исаков в данный момент находится у берегов Исландии. На повестке дня один вопрос: что предпримет Америка, и как мы можем противодействовать этому. Первым выступил Александр Филиппович, с развернутой аналитической запиской сегодняшнего состояния дел в США. Итак, что мы имеем с гуся? В 1942 году все контракты с фирмами-поставщиками вооружений были аннулированы, за одним исключением: фирма «Конвэйр» продолжила реализацию проекта XB-36. Он полетел в прошлом году, имеет шесть двигателей Пратт энд
Уиттни, мощностью 3400 л/с. Двигатели производятся в городе Ист-Хартфорт, на восточном побережье, в Коннектикуте. Сформировано три дивизии этих самолетов: одна в штате Мэн, на самой границе с Канадой, на авиабазе Лоринг, восточное побережье, вторая расположена на западе недалеко от Сиэтла, напротив острова Ванкувер, авиабаза Фэйрчайлд. Остальные машины сконцентрированы неподалеку от основного завода-производителя на юге США в Техасе, возле Далласа, в Форт-Уэрте, на южном берегу озера Уэрт. Используется два основных аэродрома: непосредственно в Форт-Уэрте, аэродром Карсуэлл, и возле города Абелин, Абелин Эйрфилдс, у станции Тие. Наиболее серьезно прикрыта авиабаза Carswell, со стороны моря ее прикрывают два крыла морской авиации и два армейских полка, на самолетах F4-U, Р40-N, Р47-E и Р51-A. Остальные аэродромы непосредственного прикрытия не имеют, из-за очень близкого расположения к канадской границе.
        - Что касается вашего, Святослав Сергеевич, вопроса о месте расположения газодиффузионного завода, то его строительство завершено два-три месяца назад, заканчивают строительство электростанции в 11 километрах от объекта. Средств ПВО не обнаружено. Рядом находятся семь крупных низконапорных гидроэлектростанций, производящих примерно 20 - 25 процентов всей электроэнергии в стране. Помечены на карте и выделены объекты «А» непосредственно у станций. А также пять крупных трансформаторных подстанций, обозначенных на схеме буквой «Б». Узлы этой сети обозначены буквой «В» и «В2» и находятся в Чаттануга-сити и Лэйк-сити, принадлежат «Дженерал Электрик». Носят название «Теннессийский речной гидроузел».
        - Спасибо, понял. Координаты привязали? Хотя бы к «Альфе»?
        - Нет. Агенты - местные, приборов боятся и с собой в поездки не берут. Объект «Альфа» находится в тысяче шестистах метрах от завода, восточнее. Там же - здание национальной лаборатории. Пока не действует, уложено только два слоя графита, примерно 50 - 100 тонн. Начаты работы в штате Вашингтон в районе городка Ханфорд, там создан лагерь для примерно 50 тысяч рабочих. Объект «В» строится в 15 километрах севернее на берегу реки Колумбия. Интересующие вас объекты выделены и помечены. Здесь удалось произвести точную привязку к нашим координатам. Теперь о ВВС США. Бомбардировщик - В-17, различных модификаций, которых построено более 600 штук. В настоящее время не выпускается, но запасные части для него продолжают поступать в войска. Имеется пять самолетов ХВ-29, все переделаны в самолет-снаряд MX-767 «Banshee». На шести заводах имеется документация для массового выпуска МХ-767. Самолет, который будет заменять В-17 и В-29, определен, но пока еще даже не взлетел: это В-50, модернизированный В-29, с аналогичными, что и В-36, двигателями, чуть меньшей мощности, 3000 и 3200 сил. Основным бомбардировщиком
является В-24 «Либерейтор», их посчитать сложно. Всего выпущено 3535 самолетов всех модификаций, 1520 из них было поставлено по ленд-лизу в Англию, все уцелевшие англичане вернули обратно. Их выпуск прекращен в 1942-м. Самолет активно экспортировался в страны Центральной и Южной Америки, Азии и Африки. В настоящее время практически все авиабазы Америки просто им завалены. Непосредственно в ВВС и ВВС ВМС находится на вооружении более полутора тысяч этих машин, остальные на консервации. В целом состояние авиапромышленности США можно оценить как превосходящее нашу промышленность в пять-шесть раз. Однако кризис послевоенных лет привел к стагнации всех заводов, кроме компании «Конвэйр». По численному составу наши ВВС примерно равны американским. По поднимаемому тоннажу - уступают в три раза. У нас значительно меньше бомбардировщиков. Если бы не значительное превосходство в скорости и вооружении, то статистически мы проигрываем американцам.
        - С этим понятно, эту статистику мы имеем.
        - Теперь о тех нарушениях международных договоров, которые Америка совершила за последние пятьдесят лет. Начнем издалека, но это важно, так как нарушен принцип Монро, на который они постоянно ссылаются. Первое: так называемый закон о гуано, принятый еще в 1856 году. Вопреки международному праву, этот закон разрешал гражданам США захватывать и эксплуатировать месторождения фосфатов и нитратов как в Атлантическом, так и в Тихом океанах. Закон также наделял президента США правом использования военной силы для защиты интересов граждан США по отношению к содержащим залежи гуано островам. Так сказать, «дипломатия канонерок». В соответствии с данным законом были выдвинуты притязания на более чем пятьдесят островов. К настоящему времени остаются во владении Соединённых Штатов следующие из них: Бейкер, Джарвис, Хауленд, риф Кингмен, атолл Джонстон, Мидуэй, Навасса, Серранилья и Бахо-Нуэво и еще около пятнадцати. Остальные в настоящий момент не являются территорией США, так как в результате варварской добычи полезных ископаемых они превращены в пустыни, жить там стало просто невозможно. Принадлежность
острова Навасса оспаривается Гаити. Ещё более сложный и по сей день не разрешённый спор ведётся вокруг принадлежности островов Серранилья и Бахо-Нуэво. Не признается суверенитет Гондураса над островами Сисне (Свон). Второе, четырем странам: Филиппинам, Кубе, Пуэрто-Рико и Гуаму, Сенатом, Конгрессом и президентом Вильямом Мак-Кинли была предложена «помощь» в вооруженной борьбе против испанского владычества. Революционерам была обещана бесплатная поставка вооружений и присылка военно-морского флота США для оказания помощи. «Помощь» они оказали, в результате до сих пор эти страны по сути оказались в оккупации Америкой. Кроме того, в то же время были оккупированы Гавайи. Мы бы не стали поднимать этот вопрос, но в конечном итоге это обстоятельство привело к войне с Японией, которую попытались заблокировать Англия, Голландия и США, а свалили это на нас. Плюс Вашингтонский договор 1922 года запрещает строительство и укрепление баз на этих островах. По статье XIX договора США запрещалось, в частности, строить укрепления на Филиппинах и острове Гуам, хотя они и добились исключения из этой статьи своего
тихоокеанского побережья и Гавайских островов. Великобритания теряла право укреплять свои базы восточнее меридиана 110° в. д. (включая Гонконг), однако в эту зону не входил Сингапур, главная английская база в этом регионе. Но на острове Гуам началось строительство крупной авиабазы и береговых батарей. Такое же строительство ведется на островах Вэйк, Мидвей, Истерн, Хаулэнд, островах Лайн. В общем, сплошные нарушения Вашингтонского морского договора, присоединиться к которому нам официально предложил сам президент Рузвельт.
        - Ну, хорошо, но что это нам дает? - спросил Василевский.
        - На основании вышеизложенного, учитывая то обстоятельство, что Великобритания в Вашингтоне вышла из союзного договора между ней и Японией, можно смело утверждать, что обе мировые войны спровоцировали Соединенные Штаты Америки. Они начали войну с Испанией, в результате которой отобрали у нее ее колонии в Тихом и Атлантическом океанах. Остальные острова Испания срочно продала Германии, которая до этого никаких колоний здесь не имела. Для обеспечения снабжения «новых территорий» Германии понадобился мощный флот, база в Африке, и они приобрели Намибию. А в результате начала войны между Антантой и Четверным Союзом из чисто европейской войны она переросла в Первую мировую. Союзная Англии Япония захватила молодые германские колонии и начала агрессию против Китая, который планировал сам захватить Циндао. Захват территорий Испании, начатый именно США, привел к тому, что все страны решили несколько поменять границы. С Японией, за участие в Первой мировой, расплатились германскими владениями. До этого, с помощью Англии, она поживилась нашими территориями, так как Союзный договор с Японией Великобритания
подписала против России. В 1922-м она вышла из него. Японский военно-морской флот - это результат этого договора. А аппетит приходит во время еды. Плюс, хорошо известно то обстоятельство, что США пообещали Японии «простить» ей захват чужих, французских, колоний в Индокитае, если она присоединится к PAU. Так как нас просят подписать морской договор 1922 года, а мы настаиваем на отмене Версальского, то пусть приведут в порядок все, что натворили между 1898 и 1945 годами. Так как Америка, в обоих случаях, выступила главным организатором войны, то мы можем требовать ее окончательного разоружения, так как она проводит агрессивную политику, затрагивающую огромное количество людей.
        В общем, сидим, обсуждаем геостратегические задачи, серьезные, по самое «не хочу», время за полночь, 28 декабря, понимаем, что у противника «очко не железное, будет жим-жим». Тут входит дежурный офицер и протягивает мне «Воздух» на мое имя. Читаю и понимаю, что мы - опоздали, противник нанес удар первым. Газеты в Канаде, Австралии и Новой Зеландии украшены броскими заголовками: «Король-большевик! Премьер Эттли - агент МГБ!»
        Все понятно, этот же «советчик» рекомендовал Гитлеру направиться на восток, там, дескать, «колосс на глиняных ногах». Теперь он хочет показать, что империя прогнила и разваливается на части, так как доминионы крепко стоят на ногах и только и ждут мгновения, когда можно будет свалить и присоединиться к более мощной Америке. В Лондоне с утра будет «легкая паника», поэтому необходимо поспешать. Снимаю трубку, соединяюсь с Вознюком. Там четыре ракеты на столах, пятая проходит стенд, в получасовой готовности. Дал команду на перенос даты запуска. За сегодняшний день успеем запустить пять штук, шестая будет собрана только завтра. И черт с ней. Нам требуется показать, что мы не шутим и шуток не прощаем. В любом случае запуск большого количества неизвестных аппаратов вызовет резонанс в мире.
        - Делайте пересчет времени пусков, так, чтобы максимальное количество спутников приходилось на 02.00 часов UTC = - 6, Централ тайм, и начинайте. Пропуск и минимум ставить на 14.00 их местного. Все поняли?
        - Так точно, товарищ «Звягин». Принято к исполнению.
        Спутники должны взлетать ровно через 4 часа между собой, так чтобы разбить сутки на равные промежутки. Маневрировать на орбите они практически не умеют. Максимум, что могут делать, это держать антенну направленной на Землю. Какой-то минимальный запас гелия для маневровых двигателей есть, чтобы принудительно стабилизировать «машинку» после вывода на орбиту, далее вся ориентация чисто инерционная, уход из меридиана, дрейф компенсируется пересчетом параметров орбиты наземным комплексом, там вводят поправки в передаваемый сигнал. Вживую система еще не работала. Есть риск того, что что-то может пойти наперекосяк, но есть запасные спутники, если что, то спутник просто выводится из группировки, и его заменяют другим.
        Через Степанова даю команду «гидрографическим» судам вспомогательного флота, находящимся в Западном полушарии, занять точки с известными координатами и пересчитать высоту антенн. Приготовиться к юстированию системы «Залив». Сам прощаюсь со всеми, кроме Филина, которого потащил с собой в Чкаловск. Задуманную операцию приходится править на коленке, приводя в действие запасной и очень рискованный вариант. Придется посылать не одну, а две машины. Но их еще надо успеть облетать и посмотреть, что получилось в плане «невидимости». Одна из них садиться на авианосец не может, просто по умолчанию, у нее нет посадочного крюка. А зима, и «парашютный» метод посадки просто исключен.
        Оба «Го» свежеокрашены ферритовой краской в несколько слоев. Собираем «морское» звено. Здесь же экипажи обоих «танкеров» и главный штурман ВВС Стерлигов. Это он готовил план налета на Берлин в штурманской его части.
        - Борис Васильевич, докладывайте наш план.
        - Оба М-19 перелетают на остров Рёст, на Лафотенских островах, и ожидают там прилета Ho-IX и Ho-XI, которым предстоит облет и калибровка приборов навигации. В расчетное время, которое будет вам сообщено по результатам испытаний, предположительно с 10 по 15 января 1945 года, вылетаете в точку 36°15?N и 70°00?W, с обоими «Го» на борту…
        - Вы хотели сказать: «На горбу», - улыбнулся Анохин, командир второго летного экземпляра.
        - Пусть будет так. Длина маршрута по ДБК - 6000 километров. Время полета - 12 часов в одну сторону. Запасные аэродромы: Рейкьявик, Сент-Джонс, Дартмунт и Уэйд, но без «горба». Обе машины вы выпускаете в точке, и у вас будет четыре часа, чтобы один из вас дозаправился в Сент-Джонсе и обеспечил дозаправку обоих «Го» над Лабрадорским морем в точке 53°10?N и 46°10?W, и после этого он следует в Рёст. Вторая машина обеспечивает связь с обоими истребителями и дозаправляет их в точке выпуска по их возвращению с задания. После дозаправки борт садится в Уэйде, там отдыхает и ожидает дальнейших указаний. У Исландии Ho-XI садится на «Цеппелин», а «девятка» следует к острову Рёст. Запасные аэродромы Нордланд, это рядом, и Вагар, на Фарерах. Подстраховывать операцию над Лабрадором будут два борта танкеров АДД по очереди. Собственно, по танкерам у меня всё, товарищи. Итак, маршрут понятен?
        - Так точно.
        - Официально, «71-й» борт - ведущий, место базирования Уэйд. «72-й» - ведомый, место базирования - Рёст. Ну, а там… Право принятия решения на вас, товарищ Анохин.
        - Понял.
        - Желательно провести все бункеровки самостоятельно, без привлечения АДД, по причине их секретности. И еще, радиолокаторы для поиска «малышей» не применять. Навигационная система «Залив» позволит вам действовать по координатам с большой точностью. Если она по каким-либо причинам не будет развернута, то операцию мы отменим. Дозаправки производить на большой высоте, если есть облачность, то выше нее. Подчеркиваю, высокий уровень секретности операции, - добавил я к указаниям Стерлигова.
        - У экипажей танкеров вопросы есть?
        - Вопросов нет.
        - На сегодня вы свободны, товарищи, отработку дозаправок начнем завтра.
        Оба командира и их штурманы вышли из класса.
        - Теперь по вам, товарищи истребители. Времени на подготовку, к сожалению, у нас максимум двенадцать суток. При этом требуется облетать машины, на которых вы еще не летали. Научиться использовать довольно своеобразное «оружие» и навигационную систему. Освоить дозаправку в воздухе в ночное время. Что касается секретности: самолет ни при каких обстоятельствах попасть к противнику, в любом виде, не должен. Это понятно?
        - В общем и целом «да», но что будет, если подобьют над целью?
        - По нашим сведениям, ПВО для охраны объектов не задействовано. Ваши самолеты обладают элементами «невидимости». И второй нюанс, «оружием» применяемые боеприпасы назвать очень сложно. Они не предназначены убивать людей. Вашими целями будут высоковольтные трансформаторные подстанции в определенных районах и так называемые «пулы», распределительные станции. Оружие вызывает замыкания высоковольтных сетей, причем объемное, надежно выводя из строя как сами трансформаторы, так и генераторы. При этом оно само - бесшумное. Упаковано оно в половинки от американских подвесных баков. Использованы материалы, произведенные в самих Соединенных Штатах. Действовать начнем в начале новолуния, так чтобы даже случайно не дать себя увидеть. Каждая из ваших машин может принять в бомболюки три таких контейнера. К тренировкам с 3-го числа подключится и экипаж Го-18, но он будет работать на другом побережье, из Елизова. Пока имеющихся сил достаточно, чтобы вывести из строя половину генерирующих мощностей противника. Его промышленность просядет сразу, так как держится она на этих самых миллиардах киловатт-часов
электроэнергии. Начнем мы разрушение этой экономики с самых опасных объектов: с завода, на котором будут заниматься обогащением урана, и производства плутония для их ядерной бомбы. Мгновенное полное отключение электроэнергии, скорее всего, вызовет крупную утечку газообразных галогенидов урана, взрывы и пожары на этом заводе, так как галогениды склонны к взрывному соединению с другими веществами. После этого завод придется строить в другом месте.
        - Че ж они его не охраняют в этом случае? - спросил капитан Борис Кудрин, назначенный ведущим летчиком-испытателем «девятки». Ему предстоял самый долгий в истории полет на истребителе.
        - Охраняют, еще как, но не от атаки с воздуха самолетом-невидимкой. У них как таковой ПВО вообще нет. Им бояться некого: Канада - практически полуколония, так как имеет гораздо меньше населения и тесно переплетена экономическими связями с США. На их авианосцах стоят самолеты, имеющие радиус действия 600 километров. Какие-то подвижки в этой области происходят, но радиус действия их радаров не велик, у них однокамерные магнетроны используются пока.
        Старшим испытателем «XI-й» был майор ВМФ Федор Лещенко, который первым в СССР освоил взлет и посадку на «Цеппелин». Он же сейчас посоветовал перебросить в Кефлавик новые бериевские ЛЛ-143, которые по скорости, с турбовинтовыми ЛЛ-1, почти не уступали М-19, или «Дугласу ХВ-19» в девичестве. Этим мы обезопасим проведение операции для летчиков, в случае отказа техники или воздействия ПВО, или авиации противника. Мысль ценная, а испытания этой лодки каким-то образом проскочили мимо меня. Хотя, стоп! Было такое! Заказ на 150 машин Бе-6 для ВВС ВМФ я подписывал, но самого меня отнести к поклонникам «мокрохвостых» самолетов было нельзя. А Федор лично испытывал эту машину, вот и пользуется ее заводским обозначением.
        - Как у Бе-6 с мореходностью?
        - Выше, чем у «Каталины», но посылать надо именно ЛЛ-143, товарищ Никифоров. У него дальность больше на тысячу километров, он не вооружен. Во время испытаний мы базировались на острове Сейбл. Соколов, Куликов и я, с экипажами, жили там три недели. В этом месте всегда есть возможность взлететь с подветренной стороны, даже в шторм. Восточнее маяка есть озеро Уоллис, где практически отсутствует волнение, только в ураганный ветер. Оборудование позволяет обнаружить летчика и как минимум обеспечить его хорошей спасательной лодкой или плотом. С местными канадцами-акадцами сложились очень хорошие отношения. Все говорят по-французски. Зимой они практически отрезаны от материка, так что, если мы там появимся, с обеспечивающим судном, то нам будут рады. А повод - те же испытания, но зимние. Сам остров находится вне территориальных вод Канады, и не требуется уведомлять заранее о заходе. «143-ю» делали как «самолет-спасатель». Ее возможности по поиску аварийных буев очень большие: до ста километров радиус действия. Так что этот вариант стоит предусмотреть. Хуже от этого не будет, это точно.
        - Остров Сейбл, это где? - переспросил я. Вариант подстраховки мне лично понравился. Требовалось только чуточку его доработать.
        Тут зазвонил ВЧ, смотрю на часы: 04.02. На связи Вознюк, а мне подсовывают под нос карту, показывая место острова. Рукой показываю, что вижу, понял, а сам слушаю доклад:
        - «КАУР» выведен на расчетную орбиту с отклонением 15 угловых секунд. Коррекция выполнена, батареи раскрылись, сигнал пошел. Параметры орбиты - расчетные.
        - Поздравляю! Поблагодарите расчет.
        - Тьфу-тьфу-тьфу! Позже, сейчас не буду, им еще одну пускать сегодня.
        Нажал на клавишу, прервав звонок, и соединился с оператором, запросив позывной Сталина. Поскребышев еще на месте, так что звоню вовремя.
        - У себя, сейчас соединю, товарищ «Звягин».
        Доложился и попросил разрешения опубликовать сообщение.
        - Доложите более полно.
        Пришлось попросить выйти всех из кабинета и подождать у секретаря. Сталин остался недоволен моим докладом.
        - В чем дело, товарищ «Звягин»? Почему с десятого по пятнадцатое? Действовать необходимо немедленно!
        - Совершенно верно, товарищ «Ив?нов». Лучше бы было провести операцию сегодня или в крайнем случае завтра. Но, к сожалению, кроме запуска «Залива» мы пока сделать ничего не можем.
        - Это еще почему?
        - Тащ «Ив?нов», я помню, что «для большевиков нет ничего невозможного», вы это говорили при нашей первой встрече. Но разворачивать Луну я не умею, я - не господь бог. Полнолуние, товарищ Сталин. Необходимые для успеха операции условия сложатся через двенадцать дней. И будет шесть ночей, в течение которых можно будет ее провести со значительным успехом. Американцы еще не ответили на нашу ноту, я лично настоял перенести на две недели сроки их ответа еще в Скапа-Флоу. Так что дата операции согласована с самим товарищем Богом.
        - Вы же неверующий, товарищ Никифоров, при чем здесь Бог? Мне нужно было сказать: почему в это время, а не заставлять меня волноваться. - Он повесил трубку, но через несколько секунд перезвонил и разрешил передачу информации по всем каналам и в газетах.
        - Где собираетесь отмечать Новый год? Я обнаружил, что вы вычеркнули себя из списков.
        - В Чкаловском, очень много работы, в ночь на первое пройдет первая дозаправка в воздухе нового самолета.
        - Вы - публичный человек, а не летчик-испытатель или конструктор. Помечаю, как было. На новогоднем вечере присутствовать, что бы ни произошло. Нельзя показывать противнику признаки того, что мы что-то готовим. Это приказ.
        - Есть.
        - Я выступлю по радио и на телевидении, и поздравлю советский народ с открытием космической эры человечества. Набирайте людей в отряд космонавтов.
        - Так ведь впереди война, товарищ «Ив?нов».
        - Ну и что? Она всегда впереди. А будущее - за космосом. В этом отношении Королев прав.
        - Есть, начнем создавать центр подготовки и космический корабль.
        - Действуйте, товарищ «Звягин». - Иосиф Виссарионович вторично повесил трубку, более не звонил.
        Ракетчики отработали штатно, тем более что все они после второго пуска слушали выступление Сталина по радио, где их работа удостоилась похвалы руководителя государства. Шестую пустили на следующие сутки, сумели привязать и «исправить» долготу и широту на американских картах. Так же, как и наше картографическое управление, американцы закладывали систематические ошибки в свои карты, дабы затруднить ориентацию, к тому же их карты отличались от наших «средней широтой». У нас она приведенная к определенной опорной параллели, они же использовали «среднюю» на листе. То есть каждая карта начинала разворачиваться от собственной середины, за счет чего появлялась значительная «невязка» с соседними картами. При небольших скоростях движения - это не страшно, а для самолетов и ракет эти «невязки» накапливаются и приводят к значительным промахам. Но основная задача выполнена, позиционную систему мы запустили. Имея ее на борту, блуждать уже не придется. Летчики, занятые в этой операции, первыми ощутили, насколько она удобна и точна. На обсервацию уходило меньше минуты. Жаль, что не было возможности установить
автосчислитель в текущем времени, но это дело ближайшего будущего. Так что придется немного подождать.
        Американцы, в ответ на новую ноту со стороны Британии, по поводу организованного вброса в печать трех стран Соединенного королевства сомнительных материалов, заявили, что ни сном, ни духом здесь ни при чем. Дескать, Госдепартамент к этому никакого отношения не имеет. Это мнение «свободной» прессы свободных демократических стран двух континентов, подданные которых недовольны выбором неправильной позиции королем и премьер-министром. И Госдепартамент США призывает всех уважать мнение народа. Заявление было написано заранее и не учитывало развертывания системы «Залив». Сказалось то обстоятельство, что Канада и США имеют чуть ли не суточный «отрыв» от Австралии и Новой Зеландии. Мы отреагировали быстрее. Когда в Вашингтоне только чуть забрезжил рассвет, над планетой Земля уже действовал «КАУР-4», в открытой печати все спутники носили название «Космос». Первой тревогу подняла незабвенная «красавица» младший лейтенант ВМС Хоппер, чуть свет позвонившая адмиралу Лехи.
        - Господин адмирал, это лейтенант-джуниор Грейс Хоппер. Извините, что в такой час, но вы просили позвонить, если произойдет что-то необычное. Русские запускают свои спутники каждые четыре часа на одну и ту же орбиту. Похоже, что они создают систему навигационных звезд, о чем мы с вами говорили девять месяцев назад.
        - Где вы? Вы же были в Москве.
        - Нет, я - в Гарварде, вернулась из Москвы в конце октября, так как мистер Уотсон свернул свою работу там. Они подписали с русскими какое-то соглашение. Мне же удалось добыть часть русского командного кода.
        - Как вам это удалось?
        - В русской закрытой школе для девочек-сирот, куда мы привезли новую форму, обувь и игрушки, в качестве благотворительного дара от фирмы IBM, там мне удалось заполучить их учебник по информатике, а благодаря тому, что у нас было дипломатическое прикрытие, то смогла беспрепятственно его вывезти. В ней используется упрощенный алгоритмический язык высокого уровня, с помощью которого есть возможность расшифровать большую часть их двоичного кода. К сожалению, он не очень подходит для расшифровки тех сообщений, которые идут со спутника. Видимо, они дополнительно их шифруют. К сожалению, это учебник для младшей школы, и многие понятия предельно упрощены, хотя следует отметить, что это очень хороший учебник, в котором доступным для понимания языком объясняются очень многие сложные понятия. Мне пришлось выучить русский язык для этого. Но это того стоило, сэр.
        - Насколько далеко они продвинулись в этом вопросе?
        - Однозначно оценить это сложно, но разрыв достаточно велик, минимум десятилетие, к некоторым вопросам мы еще вообще не приступали. Но мне пока не удалось даже подступиться к ним. Они каким-то образом решили проблемы переполнения памяти и научились автоматически выполнять остановку бесконечных процессов. То есть они умеют делить единицу на три. У нас пока это не получается. «Марк-1Х» выполнить эти операции не может и требуется вмешательство оператора.
        - Я вас понял, лейтенант Хоппер. Но русские пишут, мне только что принесли аналитическую записку по утренним выпускам русских газет, что началось мирное освоение космического пространства, и что русские начали подготовку к полету человека в космос. Ни одного слова о том, что это - военная программа.
        - Я считаю, адмирал, что «спутники» создают возможность быстрого получения текущих координат места. Это имеет как военное, так и гражданское применение. По моим данным, они начали большое строительство торгового флота, причем крупнотоннажного, с горизонтальным способом погрузки. То есть океанских паромов для перевозки танков и автомобилей. Я прочла это в одном из германских специализированных морских журналов. Задействованы судостроительные мощности Германии и Японии.
        - Они утверждают, что не нарушают соглашение с Британией, и загружают эти фирмы для уменьшения безработицы в этих странах. Военные корабли там не строятся.
        - В любом случае это прямая конкуренция с нашим флотом. Мне непонятно только одно: почему для создания этой системы русские выбрали именно этот день, господин адмирал.
        - Я не могу ответить вам на этот вопрос. Есть силы, которые заставляют нас предпринимать неоднозначные ходы в этой истории. Они втравили нас в очередные неприятности. Благодарю вас, лейтенант, за ваше сообщение. Вы мне импонируете своим аналитическим складом ума и патриотизмом. Бог хранит Америку! До свидания. - Лехи повесил трубку и встал с постели. Звякнул в колокольчик и сообщил камердинеру, что он уже встал и у него срочный визит.
        Его выбрили, континенталь-брэкфэст ожидал окончания этих процедур в столовой, мундир висел на плечиках в спальне, жезл прислонился к вешалке у входа, автомобиль, с прогретым двигателем, с водителем и адъютантом, привычно скрипнул подогретым сиденьем. Ворота перед Белым домом распахнулись сами, и через несколько мгновений он переступил порог Овального кабинета.
        - Господин президент! Я по неотложному делу. Требуется срочно рассредоточить флот. Русские, похоже, готовятся атаковать нас. Громыко у вас был?
        - Нет, а в чем дело?
        - По сообщению ТАСС, начиная с 03.50 московского времени, русские производят запуски одиночных ракет со своего полигона под Сталинградом, выводя на орбиту «спутники» системы «Космос». Наши аналитики пришли к мнению, что ими создается система глобальной навигации, закрытая для использования другими странами мира. Последний пуск был произведен в 15.50 Москвы. Четыре спутника уже на орбите. Для создания полноценной системы им понадобится 12 спутников на двух орбитах. Так что нас накрывают «колпаком» из них. Насколько я понимаю, это их ответ на наши действия в Канаде и других доминионах Британии. Кстати, ни одна индийская газета так ничего и не опубликовала про короля и Эттли. Хотя Уиллис утверждал, что индийцы будут в первых рядах.
        - Мы к этому не имеем никакого отношения. Все проходило по каналам ФРС.
        - Да, остается объяснить это Сталину. Я же предупреждал, что это может кончиться плачевно.
        - Твои предупреждения ничего не весят, Уильям. Мои - тоже. Плохо дело, но если мы выведем корабли в море, то ситуация еще более обострится. Это ты понимаешь? Русские пока не предприняли ни одного шага для усугубления ситуации. Сутки ждем. У нас официально еще одиннадцать суток на ответ в Москву и в Лондон.
        - Что вы собираетесь ответить?
        - Ты же понимаешь, что от меня это не зависит. Это зависит от совета учредителей. Как они решат. Именно поэтому они и разыгрывают эту карту. Деньги давали они. И мы их взяли. Расплачиваться нам нечем. Они пытаются спасти инвестиции за счет Британии. Для этого достаточно открыть нам эти рынки, и все встанет на свои места. Нам требуется от семи до восьми месяцев, чтобы сделать бомбу.
        - Вот и сидели бы тихо, во всем потакая русским.
        - Уже ничего не сделать. Только отвечать, что мы к этому не имеем никакого отношения, это дела доминионов другой страны мира.
        - Извини, Франклин, но ты похож на улитку или на страуса.
        - И это говорит мне мой лучший друг!
        - Ты же был в Ницце и видел все собственными глазами.
        - У Совета учредителей сложилось мнение, что Советы блефуют, что, имея такое преимущество, они бы атаковали нас еще до окончания той войны, просто обвинив нас в пособничестве Гитлеру и натравливании Японии на СССР.
        - У Совета с головой не все в порядке. Для того, чтобы перешагнуть океан - нужен флот. Русские его строят. Для этого требуется время. Да, они могут нанести удары по нашей территории, но высадиться - нет. Для этого им требуются британцы.
        - Уиллис считает, что флот для высадки у русских есть. Они могут высадиться на Аляске. Они контролируют весь флот Японии. Русские однозначно блефуют, им невыгодно давать нам время на создание «А-бомб». Тем не менее они ни разу не одернули нас в этом отношении. Хотя мы создали и средство доставки, и завод по обогащению. Дело было за малым: не было урана, теперь он есть. Да, руда - бедная, дорогая, но она у нас появилась. Требуется семь-восемь месяцев. И перетянуть на себя Британию. Георг обязательно среагирует, он - не большевик, как Эттли. Он - поймет, что его ведут на заклание, и он кончит, как его родственник, где-нибудь в екатеринбургском подвале. Не так сложно понять это уравнение.
        - Оно, конечно, так, Георг - не большевик, но именно к нему поехал Сталин после того, как поляки нас подставили со своей самодеятельностью. Что он ему говорил и показывал, мы не знаем. Но им вернули Нормандские острова, которые они проиграли Гитлеру. Они провели большие морские маневры, после окончания которых нам был выдвинут фактически ультиматум: мирно договориться о разоружении и послевоенном устройстве мира. Сам понимаешь, Фрэнк, что разоружаться придется нам, а мы и так голенькие, рядом с ними.
        - Я это понимаю, но без бомбы - нам ответить нечем. Нам приставили к виску ствол и говорят: ты не дергайся, а положи пистолет на землю. Они слабее нас экономически, бывшие рабы, захватившие самую большую страну мира. Требуется использовать эту карту.
        - Да пойми! Они просто не пускают нас с нашими товарами к себе. А наш рынок заполнен. Что толку, что мы можем произвести больше судов и кораблей, чем они? Они их построили всего три, за семь лет, зато каких!
        - А ты представляешь себе стоимость этих корабликов? Они надорвутся!
        - Пока что идет обратный процесс, Фрэнк. Наши кредиторы сомневаются в эффективности нашего управления и начинают процесс нашего банкротства. Нас с тобой лишили права принимать решения. Тебе мысль об отставке не приходила?
        - Пока - нет. Я победил на выборах почти всухую. Народ мне верит.
        - Народ - да, а кредиторы - нет. Ладно, я пойду, Фрэнк. Если что, я - дома, и до конца с тобой. Бай!
        На новогоднем вечере, организованном МИДом СССР, Вальтер или Уолтер Беделл Смит (профессиональный разведчик, заканчивал спецшколу Генерального штаба США, бригадный генерал, секретарь Генштаба и последние полтора года посол США в СССР) буквально «фотографировал» изменения в нашем поведении, явно записывал на диктофон все тосты и здравицы, дабы подвергнуть все тщательнейшему анализу. Мы не прореагировали на произошедшее в доминионах, ноту подала только Великобритания, в Новой Зеландии им пришлось задействовать морскую пехоту для разгона демонстрантов на Северном острове. Они требовали «независимости» и отделения от империи. В Канаде пошли парламентским путем, так что на улицы это пока не выплеснулось, но есть косвенные сведения о том, что США концентрируют войска на границе с Канадой. Австралия немного шумит, было несколько демонстраций в разных городах, но вялых. Лето, жарко. Посол Британии Криппс, давно и плодотворно работавший в СССР, выказал Смиту похолодание в американо-британских отношениях, лишь обменявшись кивком головы с ним и его супругой. Однако Василий Кузнецов, второй заместитель
Молотова, учившийся в США, в Питсбурге, и свободно говоривший на американском английском, вместе со своей супругой Зоей, не только не «оттолкнули» посла США, а составили им компанию на вечеринке. Нори, или Мэри Элионор Смит, которую стройной назвать было тяжело, она была эдакой вешалкой для платьев, очень худая, со злым выражением на лице, бездетная мегера, приятным собеседником не была. Назначение мужа в качестве посла в СССР было ею воспринято резко отрицательно. Дикая страна, с какими-то «большевиками и коммунистами», совсем не подходила для дальнейшей военной карьеры офицера Генштаба. Для многих в Форин Офис подобное назначение означало конец карьеры. Обязательно русские сделают что-нибудь не то, и пиши пропало: снят с должности, как не справившийся с ситуацией. Во всяком случае, начиная с 1940 года все послы закончили свою карьеру именно так. Госдеп требовал от них невозможного: дать сведения. Вот и послали на это место профессионального разведчика, а не дипломата. Нори хотели оставить дома, а в качестве «жены» представить «легендарную» красотку Рут Браггс. Но фокус не прошел, генерал Федоров
имел досье на генерала Смита, и легенда провалилась. Генерал был католиком, а Нори Смит - жива. Визу получила именно Нори Смит, которая за полтора года успела поссориться со всем дипкорпусом, из-за своего вздорного характера всезнающей особы. Она и ее муж были настолько далеки от дипломатии, к тому же ее не планировали направлять в Москву, а пришлось, поэтому обучения она не прошла. Она была обычной гарнизонной «сукой», скитавшейся за мужем по всяким «Кампам» всю жизнь. Так что Зое Петровне, жене Кузнецова, доктору философии, работавшей в МГУ, пришлось тяжеленько в эти полтора часа, которые длился банкет. Но марку она держать умела. Прощаясь, Нори сказала, что миссис Зоя - самый приятный человек, с которым она встретилась в Москве.
        Кузнецов доложил мне, что разговор крутился вокруг ответа на ноту от 24 декабря, хотя он уводил его в сторону экономического сотрудничества и малого объема совместного оборота. Зондируется настроение руководства СССР. Ко мне Смит тоже совался, я радостно потряс его руку и объявил тост в его честь, после этого подошли еще представители дипкорпуса, я был то что называется нарасхват, поэтому послу Смиту пришлось искать фигуру попроще. Но никто его не дергал, обструкции его подверг только Криппс, остальные, если и избегали разговора, то только из-за присутствия его второй половины.
        И Криппс, а он был старшиной дипкорпуса в то время в Москве, и Смит возжелали присутствовать на праздничном концерте в Георгиевском зале Кремля, чтобы лично встретиться со Сталиным, в чем им отказано не было. Более тепло Сталин привечал английского посла, но разговоров с американцем не избегал, острых моментов не касался, претензий вслух не высказывал. Ожидаем официального ответа американской стороны, надеемся на длительное и плодотворное сотрудничество в общем ряду с остальными участниками международных отношений. Смит передал шифровку в Вашингтон после того, как тщательно прослушал все записи, которые он сделал на этих встречах. Никаких угроз и претензий со стороны СССР не прозвучало. До часа «Ч» оставалось 8 суток и 13 часов.
        Я, после окончания торжеств и праздничного ужина, уехал в Чкаловск, где, несмотря на праздник, шла подготовка к проведению операции. Днем туда же приехал Сталин, он хотел лично посмотреть на то, что сделано, на людей, которым предстояло выполнить сложнейшую «многоходовку», которая либо приведет к войне между нами, Великобританией и США, либо установит долгий и прочный мир на новой основе. Возможность отрыва от нас Британии была довольно высока, особенно если что-нибудь сорвется. Сомнений у него было много. Ему показали новые машины, он убедился, что SCR-270 и SCR-271, основные радиолокаторы дальнего обнаружения США, наших «птичек» не видят. Ему показали, как можно обнаружить подобные машины. Предъявили данные с немецких и английских станций, данные с эхо-камер ЦАГИ. Под углами, близкими к 180°, радиолучи практически не отражались. Существовала опасность обнаружения самолетов за счет высотомеров, непосредственно над целью, но только высотомер не мог быть использован для наведения на цель. Плюс на этот случай у самолетов имелись американские же патроны постановки пассивных помех. В раскрытом виде
нами был предъявлен и контейнер с суббоеприпасами. Использовались стандартные кластеры CBU-1A для фосфорных 224-килограммовых зажигательных бомб, коих американцами в Китай было поставлено немало. Фосфор оттуда изъят, вышибное устройство оставлено американское. Катушки изготовлены в Бостоне. Сырье для производства графитовых лент закуплено в Луизиане, так называемый «Орлон», фирмы «Дюпон», и по своему химическому составу разительно отличается от нашего нитрона.
        - А почему не закупили готовый там? - тут же спросил Сталин.
        - Эти волокна производит единственная фирма в США: «Дипчел», материал используется для высотных комбинезонов в качестве электродов для термоподогрева. Он довольно пористый и хрупкий, имеет высокое сопротивление. Испытания показали, что он не годится для атаки высоковольтных линий. «Орлон» - его для пиролиза не применяют, вообще. Делать из него углеволокно довольно дорого, но его механические свойства очень высоки. Мы его легировали и получили то, что хотели: высокую проводимость. Структуру «Орлона» мы сумели сохранить. Вот он сам, а это углеволокно из него, примененное в данном боеприпасе. А это - наш штатный боеприпас, стандартный, сделанный в НИИ-4, ребятами Сакриера. Как видите, они сильно отличаются. Вот здесь вот на ленте видно тиснение: «Orlon» и «Du Pont». Чисто теоретически в любой мало-мальски подготовленной лаборатории похожую процедуру можно выполнить.
        - А как это работает?
        - Вот на плакате изображены все этапы поражения цели. Сброс, раскрутка контейнера, разброс суббоеприпасов. Раскрытие парашютов. Для этой операции специально изготовлены парашюты с клеймом фирмы «Ирвинг». Мы их закупали в прошлом достаточно много, так что тоже американские. Парашют выдергивает чеку, срабатывает вышибной заряд, выстреливая вращающейся катушкой, с которой сходит лента. Лента к катушке не закреплена, катушка отлетает. А лента начинает собираться в пук, который падает на провода. Размер «пука» до десяти метров в диаметре. Корпус суббоеприпаса играет роль грузила, что позволяет достаточно точно попадать по цели, его ветром в сторону сносит меньше. При падении на провода вызывает межфазное короткое замыкание с большой силой тока, что приводит к взрыву масляных трансформаторов, выгоранию обмоток и блокируется возможность подать на эту ветку аварийное питание. Вот фотографии испытаний.
        - Каким образом отведем подозрения от себя?
        - Теракт возьмет на себя «Общественное анонимное движение за ядерное разоружение». Из-за разгула «маккартизма» в Америке стало тяжко с высказыванием своих взглядов. Можно свободно схлопотать значительный срок или электрический стул за антиамериканскую деятельность. Люди предпочитают открыто ничего не говорить. Это будет несколько писем из разных городов в адрес больших газет. Все имена - вымышлены. Письма написаны людьми, не владеющими кириллицей. На письмах будет большое количество отпечатков и много подписей. Содержание писем носит характер христианских заповедей. Никакого коммунизма или троцкизма. В нескольких из них будет осуждаться применение нами ядерной бомбы против Японии.
        - Все это не годится, совершенно, - резюмировал Сталин. - Вы отвратительно продумали операцию. По применяемому боеприпасу сразу становится понятно, это - заводская работа, которую в армии США никто не выполнял, и что удар наносился с воздуха. А требуется представить его так, как будто бы он производился с земли. Никаких парашютов и никаких «суббоеприпасов» быть не должно. Только катушки и лента. Все остальное должно остаться в самолете. Где Сакриер?
        - В соседнем ангаре готовит боеприпас для тренировки личного состава.
        - Зовите сюда!
        Подошел Сакриер, доложился, выслушал Сталина, который после этого развернулся и, очень недовольный, уехал в Кремль. А мы уселись и стали думать, что делать, как избавиться от контейнера, который так не понравился Сталину.
        - Способов, собственно, два. Но требуется снизить скорость и высоту.
        - До каких пределов?
        - Где-то метров 500 по высоте и 250 - 300 километров в час. Это в одном случае, но шансов попасть довольно мало, ведь погодные условия нам не известны. В этом случае выбрасывается распущенная лента, стянутая легкоплавкой лентой с химическим нагревателем в пук. Как сено упаковывают в новых комбайнах.
        Сакриер тут же посадил кого-то делать такой «пучок». Ближе к вечеру его испытали, работать он, естественно, отказался. Лента категорически лететь вниз отказалась. Куда угодно по ветру, только не вниз. Собственного веса не хватало.
        - Без парашютов не обойтись, как и без груза.
        Попробовали заменить CBU-1A на мину от М2, 60-мм миномета, а к хвостовой части прикрепить флажный парашют, а ленту запихнуть в тело довольно длинной мины, в хвостовой части которой расположили химический вышибной заряд. Скорость падения оказалась слишком велика, пучок собираться не «захотел».
        На второй день нашли еще одно решение… Простое, как три рубля. Было даже смешно смотреть на эту «коньструкцию». Выручила нас фирма «Hormel Foods», производитель консервов «Spam», ветчины со специями в прямоугольных баночках, верхняя крышка которых припаивалась к корпусу и открывалась не ножом, а специальным ключом, закрепленном прямо на крышке. Путем прокатки можно было легко соединить две открытые банки в одну. Они и заменили CBU-1A в контейнере. И снова ничего не получилось. Тогда заменили контейнер на штатный американский для авиабомб AN-M-40, в который можно было упаковать и стянуть лентой четыре пакета стандартных парашютных осколочных бомб. Извлекли оттуда взрыватели, свернутую ленту с готовыми элементами, по весу получилось точно попасть в наш стандартный боеприпас. Раскрытие парашюта выбрасывало катушку из корпуса. Произвели сброс, анероиды срабатывают очень точно по высоте, контейнер отлично вращается. Единственное, что жалко, что сами передаем в руки американцев готовый боеприпас. Поэтому упорно продолжали работать с теми самыми «тюками с сеном», которые предложил Сакриер первыми.
Несколько грузиков и уложенный сбоку парашютик решили проблему с падением. Предложенный сразу термохимический замок заменили на анероид американского контейнера, что позволило раскрывать «тюк с сеном» на высоте 50 метров. Тем самым решая проблему сноса по ветру. Но лететь решили, имея на борту и восемь «тюков», и один «нормальный», принятый на вооружение, контейнер, вместо трех по первоначальному плану. Теперь уже сами вызвали Сталина. «Тюки» он одобрил, но приказал не использовать материал с тиснением.
        - Пусть ищут сами, из чего это сделано.
        После этого лично проинструктировал летчиков-истребителей. Особенно напирал на то обстоятельство, что ему совершенно не хочется новой войны, но иного пути остановить американцев просто нет.
        - Наши ученые дали вам самое совершенное оружие и даже снабдили вас «шапкой-невидимкой». Удар, который нанесете вы, не будет уничтожать жителей американского континента, он выбьет из рук противника ядерную дубину, которой они думают погонять весь мир. Пролетариат не даст им этой возможности.
        Я не уверен, что этим ребятам требовалась такая накачка. Они все - летчики-испытатели с большим стажем. Для них важнее получить чуть больше информации о противнике, чем узнать политическую подоплеку этих действий. Поэтому после Сталина, но в его присутствии, я объяснил ребятам, а их в экипажах четверо, что на острове Сейбр находятся две летающие лодки-спасатели, которые через три часа могут быть в точке их приводнения, если что пойдет не так.
        - Ну, а теперь задание: цель номер один, координаты 35°55?42.5?N 84°23?55.5?W, бетонный прямоугольник, к которому с четырех сторон подходят воздушные высоковольтные линии. В двух километрах от него по курсу 20° находится еще одна цель: распределительная станция газодифзавода, координаты 35°56?41.9?N 84°23?19.1?W. Сам завод с этого ракурса представляет собой перевернутую латинскую «U». Удобной точкой выхода на цель является западная оконечность острова Халлфинд. Нашли?
        - Так точно.
        - Слева по маршруту - опорный пункт противника Камп Краудер, напротив него - термодиффузионный завод меньшей мощности. Вот там все может быть, вплоть до прожекторов ПВО и орудий. Данных по этому месту просто нет. Заходить проще с юга, чтобы ребята с этого места не помешали работе. Цель два, координаты: 35°56?41.9?N 84°23?19.1?W, распределительная станция ближайшей мощной электростанции Форт Лаудон. Заход с юго-запада курсом 50°, ориентир: левое, по заходу, предмостье крупного моста через Теннеси. Атаку выполнять после того, как отработает «единичка». Теперь о противнике: зимой побережье практически безлюдно. Между Норфолком и Уилмингтоном шесть аэродромов с авиацией противника. Отход от цели выполнять на максимальной высоте и скорости, не забывая об экономии топлива. До «М-19-го» желательно дотянуть на собственной горючке, а не пешком. Старт произойдет с 7 - 10 тысяч метров, так что топлива на 2800 километров пути должно хватить с запасом. Вопросы есть?
        Молчат. Видимо, их много, да вот беда, рядом со мной сидит Сталин и смотрит на них.
        - Погоду там кто-нибудь может дать? Капризен этот «тюк с сеном» на ветру.
        - В Ленуар-сити есть радиостанция, каждые полчаса дает реальную температуру, направление и скорость ветра. Частота записана в задании. В Ок-Ридже радиостанции нет. Между ними 24 километра, но Ок-Ридж за холмами, и погода отличается. Ближайший аэродром называет Плаза, по состоянию на позавчера истребителей там не было. По маршруту еще есть Поуп-филд, это в Форт Брегг, нашли?
        - Да.
        - Там - ближайшие истребители. Если их так можно назвать. Километров триста вам по ходам проигрывают.
        - А не проще ли их - ракетой?
        - Проще, но тогда погибнет много людей, очень много, миллионы, - за меня ответил Сталин.
        - Да не волнуйтесь вы, товарищ Сталин, справимся, не впервой. И шкурой рисковать мы привычные. Машины освоили, «Залив» здорово помогает. Сдюжим, не беспокойтесь. Кинем мы этот мешок с сеном куда нужно, - за всех сказал Лещенко.
        Через три часа в наступившей ночи раздался мощный рев их турбин, они ушли к месту назначения: на аэродром Рёст, в Норвегии.
        В 16.00, в годовщину «Кровавого воскресенья», посол Смит прибыл на Малую Лубянскую или улицу Дзержинского в МИД. Содержание послания он знал и внутренне гордился своим президентом. Тот нашел выход из сложившейся ситуации. Он сослался на состояние своего здоровья, написал, что ему срочно требуется обследование, не отказался принять участие в мирной конференции, при условии того, что ее перенесут на сентябрь-октябрь 1945 года. К тому времени он будет в состоянии перенести дальнюю дорогу и напряженный график ее работы.
        - Сроки и место проведения конференции определены графиком и совместными решениями руководства стран-победительниц. Повода для переноса конференции нет, и ваш ответ будет восприниматься руководством СССР как отказ от участия. Конференция начнется в 10.00 24 января 1945 года. С участием вашей страны или без, господин посол. Можете это передать господину Рузвельту, - в моем присутствии произнес товарищ Молотов.
        После того, как посол вышел, мы позвонили в Кремль. Сталин выслушал Молотова, который затем пальцем показал мне на вторую трубку. Я поднял ее:
        - Передайте «Звягину»: План «7».
        - Принял, товарищ Ив?нов.
        «Семь» означал седьмую планету Солнечной системы: Уран, в честь которого и была названа операция, она начнется в 19.00 Москвы, с тем, чтобы в 22.00 восточного времени два летающих крыла Ho-IX и Ho-XI приступили к операции.
        - В 19.00 - совещание в Ставке. Быть обоим.
        - Есть!
        С этого момента можно забыть о мирных привычках, вновь функционирует Ставка Верховного Главнокомандующего, и мы сами себе уже не принадлежим. Небольшой перерыв - закончился. «Отдыхали» всего 2 года и 11 месяцев. В 18.55 мне привычно показали рукой на вход в кабинет Сталина. В Кремле необычно безлюдно для этого времени, все встречи отменены. Состав Ставки практически не изменился: два маршала: Буденный и Шапошников, два генерала армии: Жуков и Василевский, адмирал флота Кузнецов, Молотов и я. Кроме нас присутствуют Маленков, Филин и генерал-лейтенант Вершинин, командующий особой воздушной армией, в которую входили все дивизии, оснащенные баллистическими ракетами. Почему-то нет командующего АДД генерал-полковника Голованова. Сталин посмотрел на часы:
        - Приступим, товарищи. Мы собрались здесь, в этом составе, в связи с отказом президента США прибыть 24 января в Москву на конференцию по разоружению и послевоенному мироустройству, назначенную главами стран-победительниц во Второй мировой войне. Он мотивировал это предстоящим ему медицинским обследованием и попросил перенести сроки ее проведения на сентябрь-октябрь месяц. Все эти три года США проводили исследования в области ядерного оружия и строили завод по обогащению урана, и реактор для получения еще одного делящегося вещества: плутония, с атомным весом 239. По оценкам наших специалистов, американцам требуется от семи до девяти месяцев, чтобы наработать необходимое количество делящихся элементов и создать это оружие. На встрече в верхах в Ницце, собранной по предложению Америки, нам предлагалось вступить в Совет учредителей Федеральной Резервной Системы, ввести в мировой оборот, в качестве основной валюты международных торговых операций, доллар США, вместо британского фунта и французского франка, а рубль сделать второй резервной валютой для этих операций. То есть совместно выступить против
нашего основного союзника, финансовое положение которого заметно пошатнулось в ходе войны. Нами было принято решение отказаться от этого плана, так как было совершенно понятно, что американцы просто оттягивают время, для завершения разработки ОМП, и пытаются иными способами решить главную для них задачу: экономически раздавить Соединенное королевство, стать лидером капиталистического мира. Ради этого они вооружили Гитлера и создали условия для начала большой войны на Тихом океане. Советский Союз не дал возможности реализоваться этим агрессивным планам. На совещании в Скапа-Флоу, проведенному нами с премьер-министром страны Эттли и главнокомандующим Георгом Шестым, было принято решение принудить Соединенные Штаты прекратить развернутую ими гонку вооружений, лишить их права владеть и создавать ядерное оружие, и иметь флот, б?льший по водоизмещению, чем половина британского. Наше решение еще не озвучивалось ни президенту, ни Сенату, но, скорее всего, со стороны Британии была допущена утечка информации, так как совсем недавно, лично королем, был отправлен в отставку господин Бевин, министр иностранных дел
Великобритании. Так или иначе, но отрицательный ответ нами получен в 16.00 московского времени, за час до истечения срока ответа в совместной ноте СССР и ЮК (Соединенного королевства). Исходя из сложившейся ситуации, мы приняли решение о проведении на территории Соединенных Штатов стратегической операции «Уран», разработанной товарищами Никифоровым и Филиным. Цель операции: вывести из строя газодиффузионный завод по разделению природного урана. В ходе этой операции будет применяться особое оружие, позволяющее нам избежать больших человеческих жертв, как если бы мы применили наши ракеты со специальными боевыми частями. Но ущерб от такой бомбардировки будет огромным. По оценкам наших специалистов, на строительство инфраструктуры по проекту «Манхэттен» выделено два из трех миллиардов долларов, полученных американским правительством в качестве кредита от ФРС на эти цели. Как вы понимаете, проведение такой операции в глубине территории США чревато возможным объявлением нам войны, что достаточно маловероятно, так как мы способны в кратчайшие сроки нанести непоправимый ущерб противнику, не обладающему
термоядерным оружием. На совещании в Скапа-Флоу британские руководители признались, что у них нет возможности повлиять на правительство США, так что они надеются только на нас. Положение серьезно обострили и американцы, которые напрямую обвинили короля и премьера Эттли в исповедовании коммунизма и антиамериканской деятельности. Ими инициированы беспорядки в Новой Зеландии и появление в парламенте Канады Билля о независимости. Есть высокая вероятность, что вслед за Канадой последует и Австралия. То есть разгром Великобритании может состояться, если мы спасуем. Слушаю всех. Прошу, товарищ Молотов.
        - С точки зрения международных законов проведение диверсии на территории другой страны - это равносильно объявлению войны. Я не совсем понимаю, как товарищам Никифорову и Филину могла прийти в голову такая мысль.
        - Она там давно сидит, товарищ Молотов. Они должны ответить за две мировые войны, ими развязанные.
        - Это сделала Германия.
        - Да-да, так записано во всех учебниках, товарищ Молотов, я в курсе, вот только первое крупное изменение политических границ государств исполнила Америка, начав 23 апреля 1898 года войну против Испании. 7 июля того же года она аннексировала Гавайские острова, затем захватила остров Гуам, Филиппины, Кубу и Пуэрто-Рико. Они не успели, как и Германия, к дележу мира, им нужны были колонии. Совершенно неслучайно русско-японские переговоры после поражения в русско-японской войне прошли в Портсмуте, американцам было все равно, кто победит в этой войне, но «поддерживали» они Японию, как и Соединенное королевство. В результате Русско-китайский договор 1896 года был денонсирован, а русско-китайская конвенция, дававшая России незамерзающий порт на Тихом океане, была расторгнута. Экспансия России на Тихий океан была остановлена. Одна бездарно проведенная операция, и Россия получила следующие подарки: признание свободы действий Японии в Корее, отвод российских войск из Маньчжурии, передача Японии Ляодунского полуострова и Южно-Маньчжурской железной дороги (ЮМЖД), уплата Россией военных издержек, передача
Японии интернированных ею российских судов, присоединение к Японии Сахалина, оккупированного японскими войсками накануне открытия конференции в Портсмуте, и Курильских островов, ограничение российских морских сил на Дальнем Востоке, предоставление Японии права ведения рыболовства вдоль российского побережья. Исправлять это пришлось нам, в ходе Второй мировой войны. Надеюсь, вам известно, кто подтолкнул Японию объявить нам войну? И война в Китае, как шла, так и идет, и основной заказчик - те же самые США. США - это империалистический хищник, и он должен сидеть в клетке. Попытка покушения на товарища Сталина - это тоже дело рук США, товарищ Молотов. Мы находимся в состоянии перманентной войны с этим государством. Надеюсь, вы помните, что на Тихоокеанском побережье Америки мы оказались несколько раньше, чем США. Будете в Ленинграде, зайдите в Кунсткамеру.
        - Товарищ Никифоров, я в курсе этих событий, но всегда их рассматривал с иной точки зрения, как их описывал товарищ Ленин.
        - Товарищ Ленин рассматривал это со своей точки зрения: военное поражение Российской империи дало значительный толчок русскому революционному движению, в результате действий которого мы с вами не сидим по тюрьмам и каторгам, а решаем, что делать с Америкой. Так что и моральное, и международное право на нашей стороне, нам они войну тоже не объявляли. Отнекиваются даже от того, что они спровоцировали печать в доминионах и напали на наших союзников. Впрочем, самолеты на связи, и мы имеем возможность их вернуть и ударить термоядом. Пророем канал имени товарища Сталина.
        - Шутки шутками, а что будем говорить тому же самому послу Смиту?
        - Что Правительство СССР и Министерство иностранных дел не имеют к этой катастрофе никакого отношения. Мы же не красноармейцев в буденовках, с водкой, балалайками и медведями туда направили, а проводим серьезную скрытную операцию. Прямых доказательств, что это сделали мы, не будет.
        Молотов не выдержал и рассмеялся. А Буденный, которого я ненароком упомянул, заинтересовался:
        - Где будет нанесен удар, и каким образом удастся избежать огневого воздействия противника?
        Я посмотрел на Сталина, тот кивнул головой, разрешая дать информацию присутствующим. Я показал места на карте.
        - В налете принимают участие самолеты новейшей конструкции, радиозаметность которых снижена за счет специальной формы и специального покрытия, поглощающего радиоволны основных радаров противника. Металлические детали прикрыты пластиком специфической формы и состава, в результате чего отражение происходит не под углом 180°, а в сторону. То есть радар противника может облучать наш самолет, но отраженный сигнал на его антенну не попадет. Серия таких самолетов заложена на втором экспериментальном заводе НИИ ВВС. Три первых выпущенных машины направлены к местам сосредоточения. В первом ударе примут участие два таких самолета. Они небольшие, дозвуковые, имеют дальность, без дозаправки в воздухе, 3800 - 4000 километров. Два турбореактивных двигателя позволяют им разгоняться до скорости 1050 километров в час и иметь высотность 17 000 метров. Бомбардировщик имеет четыре двигателя и дальность 20 000 километров. То есть из Елизово, под Петропавловском-Камчатским, может слетать по маршруту: Анкоридж - Сиэттл - Сан-Диего - Даллас, пролететь над всеми крупными городами Америки и сесть в Москве. Может нести как
свободнопадающие термоядерные бомбы, так и четыре ракеты типа «Х-10». Если до правительства США не дойдет с первого раза, то мы готовы продемонстрировать этот самолет днем в воздухе над США. Цели для него есть.
        - Так, может быть, с этого и начать?
        - Это будет просто небольшой укол по самолюбию, и он подстегнёт гонку вооружений. Реально требуется другое: показать, насколько уязвима сама экономика Соединенных Штатов. Ударить в самое сердце этой экономики: по гидроэлектростанциям. Причем аккуратно, без человеческих жертв. Есть у нас такое оружие и применено будет именно оно, а не простые бомбы. Уничтожать будем не людей, а энергетику этой страны. Без которой производство такого оружия просто невозможно. Для нас опасны не люди Америки, а стремление их правителей монополизировать этот мир. У себя они эти законы приняли, а мирового антимонопольного закона нет. Вот они и пытаются захватить весь мир. Развалив Соединенное королевство, они получат эту возможность. Так что тут все средства хороши, товарищи члены Ставки.
        Большинством голосов решение о продолжении операции было получено. Воздержались Маленков и Молотов, сославшись, что военные решения принимают не они. Генеральному штабу и генералам Филину с Вершининым дано задание уточнить целеуказания для имеющихся ракет. Заболевшего Голованова будет подменять сам Филин. Боевая тревога и готовность номер «1» будет объявлена только после официальных заявлений правительства США. Пока только соединения атомного флота получат такую установку. Одна эскадра крейсирует возле Исландии, вторая опирается на Маршалловы острова.
        Отдыхать сегодня вряд ли придется, хотя основные события развернутся в семь утра Москвы, а о результатах станет известно только в 9.30 МСК. Но приказано находиться в центре управления. Но это гораздо более комфортное времяпрепровождение, чем у экипажей «Горбиков». Им сейчас тяжелее всех: 12 часов придется сидеть в тесной кабине под позолоченным фонарем, глядя, как проплывают под ними облака и волны. Скорость пока расчетная, расход топлива даже ниже, чем при испытаниях под Москвой. Все идет по плану. Борт «73» садиться в Сент-Джонсе не будет, примет топливо в воздухе, с танкеров авиации Северного флота. У них идут учения, осваивают Кефлавик, после выселения оттуда американцев. Так даже проще и незаметнее.
        Получив сводку за сутки, пошел в комнату отдыха и уснул.
        Майор Лещенко тоже спал, сзади наблюдал за обстановкой только штурман, капитан Горячев. Собственно, наблюдать пока особо не за чем. Внизу облака, справа должна быть Гренландия по расчетам. Но ее не было видно. Жаль! Так далеко от дома он ещё ни разу не был. Их самолет был выполнен с двойным управлением, несмотря на то обстоятельство, что за головой у штурмана находилась спаренная огневая точка с дистанционным управлением. Но он мог стрелять назад, прижимаясь лицом к наглазнику прицела, который создавал полную иллюзию того, что он сидит спиной вперед. Сейчас стволы пушек убраны в фюзеляж, чтобы не создавать радиоэха. Скукотища, конечно, смертная, но он - боевой штурман, 115 боевых вылетов на По-6, начинал еще в Греции. Саша вчера, впервые в жизни, дважды пожал руку самому Сталину, который лично приехал проводить их на это задание. Поэтому он переключился от собственных мыслей о том, что устал и у него побаливает пятая точка, и занялся тем, что начал перекладывать карту в планшете, переходя на новый лист, не забывая при этом и осматриваться, каждые тридцать секунд, и каждые полчаса нажимать на
приемоиндикатор «Цикады», получая сведения о своей точке над морем, чтобы сверить их с прокладкой. Появились первые звезды. Он разбудил командира, включил астрокорректор и настроил его на известные светила. Невязки он не получил, поэтому успокоился. Теперь его очередь отдыхать, поэтому можно сунуть в рот калорийную плитку, заменявшую в таких перелетах все блюда мира собой. Сделав пару глотков чая из одного из трех термосов-чайников, он навернул крышку обратно, осмотрелся и, сообщив об этом командиру, закрыл глаза. Спать ему можно было еще два часа, затем начнется его работа. Прорыв обороны ПВО во многом зависит от работы штурмана.
        В 06.45 МСК его разбудил ревун, сопровождавшийся морганием желтой лампочки. Это сигнал «Приготовиться». Пока командир читал «молитву», Саша щелкал тумблерами согласно запросам командира и отвечал на его команды. Между делом успел взять точку и сличить с предварительной прокладкой. До точки старта оставалось буквально несколько минут. Проверил связь, защелкал фиксаторами ручек автопилота, выставляя на нем цифры координат западной оконечности острова Халлфинд, точки поворота на боевой курс. Командир открыл заслонку левого двигателя и начал его раскручивать набегающим потоком. Зажигание! Несильный хлопок с выбросом пламени из сопла.
        - Левый в порядке, выхлоп в норме! - доложил Саша по СПУ.
        Командир раскрыл правый заборник и проделал ту же операцию со вторым движком. Громадный «носитель», после запуска, тоже увеличил обороты двигателей и чуть приподнял нос, на пару-тройку градусов.
        - «Один-один», «Семь два»! - раздалось уже не по переговорному устройству, а по рации. - Горка! Обороты.
        Еще задрался нос носителя, затем он пошел вниз. Щелчок основного замка, и командир двинул РУД вперед. Кабина «носителя» ушла из поля зрения штурмана, и, обернувшись, он увидел его уже сзади. Альтиметр медленно крутился по часовой стрелке, в ту же сторону вращался указатель скорости, небольшой вираж, курс 270. «Вперед, на Запад!» Чернокрылый самолет послушно набирал высоту. До побережья - 400 километров, СПО, прибор предупреждения об облучении радаром, помалкивает, так что придется шариться узконаправленной антенной по горизонту, чтобы что-нибудь предварительно обнаружить. Чем Саша и занялся, пока командир шел в наборе. При этом он постоянно оглядывался, хотя сзади в 17 километрах находился «девятый», шедший этим же курсом чуть слева. В Норфолке работал десятиметровый радар, в проливе Гаттерас - 3,2-сантиметровый, но очень слабенький сигнал, скорее всего навигационный, там судоходный пролив. В Стив-Пойнте еще одна «десятка», расстояние между ними - 230 километров. И, похоже, всё! Высота 17 000, командир перевел машину в горизонталь и начал убавлять обороты. Требовалось убрать инверсию и шум
двигателя.
        - Все, сорвалось, сзади чисто.
        - Влажность большая, будем медленно терять высоту, примерно три километра в час, Саша. По носу маяк появился.
        - Ага, вижу, это Боди. А слева - Гаттегат, тоже уже виден. Черт, непривычно, что никто не подсвечивает.
        - Всё, не болтай, СПО молчит, будем рвать нитку здесь.
        Через 15 минут они пересекли узкую полоску песчаной косы в 24 километрах от того места, где впервые взлетел самолет братьев Райт. Под ними была Северная Каролина, густо освещенная многочисленными огнями.
        - Радар по носу, «десятка». Релейгн или Роли, черт знает.
        - Радио слушаешь?
        - Да, чисто, несколько бортов идут на пяти километрах, говорят с Релейгном-Дарлемом, а так тихо. Блин, ведь зима же, а снегом и не пахнет.
        - Впереди виднеется, я тоже обратил внимание.
        - Че им не сидится на жопе ровно?
        - Да кто их знает! Снос есть?
        - Практически нет, видишь-же, что компас как вкопанный стоит, а в автопилот введена точка поворота на боевой.
        - Что сзади?
        - Чисто.
        Через полчаса местность под ними сменилась, огней стало меньше, кое-где на вершинах лесистых гор были небольшие островки снега. Появились облака.
        - Федор, пятнадцать минут до поворота.
        - Есть, снижаемся, штурман. Повнимательнее.
        Через некоторое время Федор Лещенко спросил у Саши:
        - Что там за огни?
        - Аэродром Плаза, военно-транспортный, три минуты. Ввел координаты цели «один» в прицел.
        - Добро, справа под нами цель «три», видишь реку и мост. И плотину.
        - Да, вижу. Траверз, сигнал.
        Это они передал на «девятку», чтобы они рассчитали время подлета.
        - Приготовиться! На курс 20 по сигналу.
        - Изгиб реки вижу, остров вижу, что с ветром?
        - Один-четыре у земли, будет попутным.
        - Пьехо!
        - Пошел!
        - На курсе. Обороты в ноль, планирую, тормоз.
        Командир поставил «в растопырку» элевоны, чтобы быстро сбросить скорость. Они исполняли роль рулей поворота, если растопыривать их по одному, и воздушного тормоза, если раскрыты оба.
        - Цель вижу, гироскоп, захват. На боевом! - сказал штурман в десяти километрах от ярко освещенной цели.
        Темная крыша завода, с многочисленными белыми пятнами каких-то гуськов, резко контрастировала в этом море огня. Пшикнул бомболюк, открытый прицелом, затем грохнули пиропатроны сброса.
        - Цель два вижу, гироскоп, захват. На боевом.
        Они проскочили сам завод, и вновь сработали пиропатроны, и тут все озарила громадная яркая вспышка! В первую цель они попали! Лафа кончилась, сейчас начнется! Но нервы у командира были крепкими. Он переключил управление на себя, довернул влево, взяв между огнями двух поселков в сторону небольшого горного массива, где не было видно ни одного огонька. И чуть прибавил обороты, стараясь сильно не шуметь двигателями. Сзади горела электрическая дуга, грохотали взрывы трансформаторов. Вторая цель тоже заискрила. Федор, используя темное пятно горного парка, спиралью набирал высоту. Затем вышел за границу штата Теннесси в Кентукки, и только там лег на курс 90. Лесистый заповедник позволил ему незаметно набрать 17 000 метров, и теперь можно было вновь немного поскучать, возвращаясь в точку. Справа «погасли» все огни. «Девятка» доложилась о попаданиях, да это было и заметно, хотя сами моменты поражения цели «три» Фёдор не видел. Было несколько не до того. Над Данвиллом довернули вправо, перед этим «оборвали хвост», уменьшив обороты и ликвидировав инверсионный след. Оставалось меньше часа лёта до танкера.
        Энергично сманеврировали, и в опустевшие баки их «крылышка» хлынул керосин. Ко второму крылу танкера подошла «девятка», штурмана обменялись показом поднятых больших пальцев. Танкер, летавший на двух моторах, передал им топливо, они отцепились и парой пошли в сторону Исландии. Только после этого и после запуска всех двигателей командир «семьдесят второго» подполковник Анохин дал приказание радисту передать условную фразу об успешном выполнении задания. А два маленьких самолетика, без единого выстрела поставившие на колени Америку, шли домой, к родным берегам и к новому месту службы.
        notes
        Примечания
        1
        Большое спасибо! Приятного полета!
        2
        Имеющие академическую задолженность.
        3
        Brooklyn Naval Yard - Бруклинская военно-морская судоверфь.
        4
        Автоматическую систему передачи данных.
        5
        Германское патентное бюро.
        6
        Младшее офицерское звание.
        7
        Накрытие! Отбой атаки (Дробь)! Прекратить огонь!
        8
        Согласен (Добро). Принято.
        9
        Объявлен набор флагов Свода Сигналов ВМФ, который должен набрать сигнальщик и поднять его на рее.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к