Сохранить .
Альт-летчик Комбат Мв Найтов
        Королевская кобра #2
        Последнее время очень активизировались «царебожцы», устраивают шествия, молебны, даже свадьбы, с привлечением войск почетного караула. Вот и решил я немного познакомить читателей с тем, как бы жилось «попаданцу» в царской России.
        1911 год. Тогда в России было образовано первое «училище летчиков»: Гатчинская высшая офицерская школа воздухоплавания, выпустившая из своих «недр» большинство выдающихся летчиков авиации императорской России и ВВС РККА. Оттуда есть пошла русская авиация, как морская, так и сухопутная.
        Книга охватывает предвоенные, военные и первый год Советской власти. Показывает, почему произошла революция в России, и неизбежность крушения «дома Романовых».
        Комбат Найтов
        Альт-летчик
        
* * *
        Не спалось: духота летней ночи, жаркий пот, постоянный шум из окна от близкой автострады, встал, пошевелил «мышку» компьютера, 02.35. В этот момент резкое усиление ветра, шум листвы соседнего дуба заглушил все звуки, затем хлестанул ливень - и началась гроза. Окно, из-за жары, было открыто, в момент процесса закрытия в стоящий рядом монитор компьютера попадает молния. И темнота… Исчезли все звуки. Но соображать продолжаю, значит, не все потеряно.
        …Неожиданно, спустя довольно много времени, услышал звук дождя, но глуховатый, значит, окошко я все-таки закрыл. Начинаю потихоньку приходить в себя, шандарахнуло меня здорово. Но темнота вокруг полнейшая, мне очень жарко, а вот руками не пошевелить, открыть глаза тоже не получается. Горло буквально сковало липкой слюной. Пробую пошевелить пальцами рук и ног, и мне это удается. Поднес правую руку к голове, а у меня жар! Только же, черт возьми, было все в порядке?! С помощью пальцев открыл глаза, неприятно слипшиеся. Лучше бы я этого не делал! Еще бы некоторое время радовался тому, что жив. На стене висела керосиновая (!!!) лампа, тускло освещавшая помещение, и не простое! Это - морг. Ни фига себе! На большом пальце правой ноги висит кусок клеенки с надписью: «Инж-кап. Гирс С. Д., холера, 25.06.11». Значит, и остальные, собранные здесь товарищи по несчастью болели этой гадостью. Лихо! Что тут скажешь? Но почему «керосинка»? Вот этого я еще не понял. Дергаю дверь, а она заперта. Стучу. Отбил все костяшки, развернулся задом и начал молотить пяткой, с интересом наблюдая усопших. Одна характерная
деталь: на всех подштанники! Это точно не XXI век! И крестики на шее у всех, в том числе и у самого. С той стороны двери послышался шум, звяканье ключей, дверь распахнулась. «Свят, свят, свят!» - осенил себя со страшной скоростью мужичок-старичок в старинном зипуне. Рядом с ним то же самое проделывал очкарик в белом халате.
        - Тьфу на вас! Спите, черти! Чего уставились? Живой я, живехонек! Не удосужились проверить, прежде чем сюда тащить! Душ, быстро! И одежду! Замерз! - Меня уже поколачивало озноба, но помирать я вроде как не собирался. Ага! Душевая с титаном! Давненько такой не видывал! Капитально вымывшись и согревшись, обнаружил зеркало и с удивлением посмотрел на отражение. Худощавый молодой человек, лет двадцати пяти, кто такой - не знаю. Его подсознание вроде бы спит, пробую достучаться, но пока ничегошеньки не понимаю, он «отвечает» мне на другом языке. Похоже, немецком, но не совсем. Зовут меня Степаном, Стефаном.
        - Разрешите, господин капитан? - это тот самый очкарик, принес белье и больничный халат.
        - Как я там оказался? - я кивнул в сторону морга.
        - В покойницкой-то?! Привезли умерших с парохода из Баку. Всех отпели, не беспокойтесь, вас отпевали по лютеранскому обряду.
        - Это особого значения уже не имеет. Давно?
        - Ну, больше суток прошло.
        - Лимоны или лимонная кислота есть?
        - Лимонов нет, господин капитан, еще не сезон, а кислота имеется.
        - Пить хочу, принеси холодной воды и лимонную кислоту.
        - Слушаюсь! А может быть, пройдете в палату? Я вам отдельную приготовил. Надо же такому случиться! Яков Георгиевич с минуту на минуту будет, доктор наш.
        - Документы мои у него?
        - Точно так, ему все передали, а вещи ваши в кладовой.
        Мы подошли к дверям, идя по почти неосвещенному коридору. Их открыли и помогли мне сесть на койку, потому что меня хорошенько мотнуло. Малейшие усилия были еще очень тяжелы для организма. Кислая вода не слишком приятна на вкус, но при условии, что я лежал в одной комнате с холерными больными и, вероятно, сам болел, требуется повышения кислотности. Вбито в подкорку из-за пары карантинов по этой болезни. Появившегося доктора больше интересовали мои намерения подать жалобу, чем все остальное. Документы мне вернули тотчас.
        Итак, Карская крепостная воздухоплавательная рота направляет инженер-капитана Гирса в офицерскую воздухоплавательную школу в качестве слушателя. Что-то я не припоминаю у себя склонности к полетам на воздушных шарах. Доктор уговорил меня недельку полежать под его наблюдением, бесплатно, лишь бы шум не поднимал и не переходил в военный госпиталь Царицына, а оставался здесь в больнице путей сообщения. Мне требовалось подтянуть свой немецкий или научить капитана отвечать по-русски, ему требовалось оклематься после очень серьезной болезни и, видимо, клинической смерти. Поэтому мы приняли предложение Якова Георгиевича. В чемоданах я обнаружил не уворованные деньги в количестве двух с лишним тысяч. Довольно большая сумма, примерно два годовых оклада. Там же нашлись книги на немецком и шведском, которые я увлеченно начал читать, хотя тот бред, который был в них написан, был мне совершенно неинтересен. Но требовалось составить совместный словарь, чтобы пользоваться тем, что знает капитан. Без этого - никак, так как по документам он заканчивал морской кадетский корпус, Кронштадтское высшее инженерное
морское училище и стажировался в Германии в Грисхайме, где преподавал знаменитый Лилиенталь. А в Тифлисе был на приеме у великого князя Александра Михайловича. Едет он в Гатчину, не только для того, чтобы что-то слушать, но и организовать инженерную службу в новой школе, я уже вспомнил, что именно там готовили летчиков и авиатехников для ВВС империи.
        Глава 1. Гатчинская офицерская школа воздухоплавания
        Через три недели усиленной подготовки, как в больнице, так и на колесном пароходике, следующем до Петербурга, я предстал пред светлые очи генерал-майора Кованько, после визита к которому меня срочно направили обратно в Петербург на аудиенцию с еще одним великим князем, Петром Николаевичем, августейшим шефом Военно-инженерного управления русской армии. Великие князья несколько разошлись во мнениях и взглядах на будущее воздухоплавания. Прямое командование не верило в саму идею аппаратов тяжелее воздуха, но тем не менее, в марте прошлого 1910 года при Особом комитете по восстановлению флота (был такой) создан отдел воздушного флота. И «имелось мнение», что инженерную часть этого отдела должен возглавить именно я. В первую очередь, это правда было опущено в моих документах, перед моей фамилией в латинском написании существовала буковка «v», фон Гирс, а флотом в России правили немцы. И расчет, тоже немца, Александра Михайловича заключался в том, что мое назначение не вызовет отторжения у шефа ВИУ. Основная задача была поставлена еще в Тифлисе: создать хорошо работающую инженерную службу в авиационных
частях, появление которых уже не за горами. На первоначальном этапе я где-то допустил какую-то ошибку или промах, поэтому пришлось пожаловаться великому князю на состояние здоровья, перенесенную болезнь и психологическую травму в больнице Царицына. 45-летний князь удивленно посмотрел на меня, я же предоставил справку из больницы и выписку из личного дела, где указывалось, что последний раз в отпуске я был более двух лет назад.
        - Хорошо, давайте вернемся к этому разговору после того, как вы приведете себя в полный порядок. Пишите рапорт на отпуск и отгулы. Первого сентября встречаемся здесь в этом кабинете. И не забывайте, что наиболее важной нашей задачей является создание надежной инженерной службы во всех ротах и батальонах воздухоплавательного корпуса!
        С учетом того, что воздушные шары использовали водород, а парашютов еще не было, то было слишком оптимистично надеяться на корректировку огня артиллерии с помощью привязных аппаратов. Но переубедить кого-либо из этой «гвардии» было невозможно. Денег на это дело выделили сущие копейки, Александр Михайлович имел большое влияние на царя, но все это дело тупо люстрировалось в Сенате, Думе и в комитетах. Чисто теоретически эти деньги можно было заработать, недаром первые русские авиаторы занимались показательными выступлениями. Так они оплачивали обучение за границей и искали «спонсоров» на приобретение следующей машины. Большинство летчиков были просто «летунами». Лишь небольшая часть из них пытались построить самолеты самостоятельно. Кое-какие деньжата у меня водились, хотя не я их собирал, поэтому освободившееся от службы время я потратил на то, чтобы сделать «дельтаплан». Но и в этом случае меня ждало жесточайшее разочарование! Во-первых, в России алюминий и его сплавы не выпускаются. И тем более нет тонкостенных труб из него. Немного помыкавшись туда-сюда, можно было заказать трубы в Америке, в
Германии или во Франции, но с передачей им патентов на эти сплавы, просто алюминий мне не годился. Пришлось кланяться китайцам и выбирать у них бамбуковые палки. Проверяя их на прочность при изгибе. У них же купил очень плотный шелк: 70 момми или 300 граммов на квадратный метр. Соединительные трубы изготовил в мастерских школы, организованных еще до меня штабс-капитаном Горшковым. Дельтаплан делал мачтовым и с целым набором антифлаттерных грузиков, так, чтобы можно было показать его маневренность во всей красе. Удивительно, но уложился в 21 килограмм взлетного веса. Так как официально я находился в отпуске, то мне не представляло сложности узнать, когда на аэродроме появятся «нужные» мне люди. Александра Михайловича я посвятил в события в письменном виде. И он приехал в Петербург и помог организовать сборище на поле. К авиаотряду, который уже существовал, я и близко не подходил, хотя и познакомился в клубе практически со всеми. В первую очередь, с подполковником Ульяниным, командиром «временного авиационного отдела», который учился у Фармана, и его с большим трудом удалось провести на это место. Сами
понимаете, что все учившиеся во Франции, кроме уже погибших, составили костяк преподавателей и инструкторов в школе.
        Между Гатчиной и Питером есть такая станция: Дудергоф. Рядом с ней находится самая высокая горушка в Ленинградской области. Мое любимое место отдыха многие годы, пока там канатки работали и можно было кататься на горных лыжах. Крутой склон Вороньей горы и послужил мне аэродромом. Я собрал планер на вершине, тщательно проверил все узлы и точки крепления, надел «штатный» кожаный шлем, сам тоже весь в черной коже. Легкий западный ветерок помог мне быстро оторваться от земли и «подвесить ноги» в петли. Сразу за железной дорогой - озеро. Над ним я и покрутился, привыкая к аппарату и пробуя его во всех режимах. Самостоятельно я из этих материалов такой планер не делал. Больше всего имел дело со «Славутичами» разных марок, а потом полностью на параплан пересел. Убедившись, что расчеты верны и машинка довольно лихо крутится, и флаттер успешно гасится, я ушел в сторону от озера, туда, где желтели поля, там поймал поток и быстро забрался на высоту около двух километров. Это - не высоко, но рекорд Матыевич-Мацеевича составлял 1200 метров. Лететь недалеко, всего 12 - 14 километров, на самом деле ровно
тринадцать, а с этой точки еще ближе. Не слишком увлекаясь скоростью, дополз за двадцать минут до аэродрома. А там - строевой смотр! Оркестр даже здесь слышно, а на меня - ноль внимания! Вот гады! И что делать? Запасной вариант у меня имелся: фальшфейер с дымом красного цвета! Примененный мной для начертания буквы «N» в воздухе. После этого меня «увидели»! Первой увидела «бабочку» высоко в небе скучающая старшая дочь Ольга. Она завизжала от восторга - и сорвала важнейшее армейское мероприятие! После того, как фальшфейер отработал, я несколькими виражами, стараясь сильно не разгоняться (бамбук все-таки!), проделал несколько фигур высшего пилотажа, затем снизился до земли, прошел над полем на малой высоте и сумел подхватить заготовленный заранее букет цветов, резко развернулся на трибуну, где стояла царская семья, и рассыпал его над ними, еще один разворот, и я чуть пробежал при посадке. Отстегнулся от системы и четким строевым шагом направился прямо к Николаю. Ему тоже розы и астры достались, несмотря на то что стоял он не на трибуне, а под ней.
        - Ваше величество! Инженер-капитан Степан Гирс закончил перелет Дудергоф - Гатчинская Офицерская Воздухоплавательная школа на планере собственной конструкции.
        Николай чуть закусил нижнюю губу, затем опустил руку от козырька и протянул ее мне. Молча. После рукопожатия вытащил из кармана носовой платок и вытер пот с лица. Видать, напугал я его до колик.
        - Цветы императорской семье и мой вензель в небе! Хорошо придумано, но предупреждать требуется заранее. Чего угодно ожидал, кроме цветов. Молодец, подполковник Гирс.
        - Рад стараться, ваше величество! Назначен начальником инженерного управления по воздухоплаванию при Особом комитете по воссозданию флота. В данный момент в отпуске, к службе приступаю с первого сентября.
        Так как представление состоялось и руки мы опустили, то все, кто входил в свиту, потихоньку подтянулись сюда, в первую очередь женщины. Все вместе прошли к планеру, еще до этого «мой» великий князь что-то шепнул царю.
        - Это в корне меняет дело! Организуйте погоны и «старушку Клико» позовите. Показывайте, подполковник, ваш чудесный аппарат.
        - За основу взят аппарат Лилиенталя, у которого я учился летать на планере. Но им очень сложно управлять, так как требуются значительные усилия, чтобы перемещать свой вес в ту сторону, куда нужно. Здесь мое тело подвешено в центре массы, а вот этот рычаг изменяет положение несущего крыла относительно моей массы. Для ускорения выполнения маневров можно использовать и ноги, их перемещения, так же, как у Лилиенталя, но в более удобном положении, и не требуется столько усилий от брюшного пресса. Планер может развивать скорость до 130 - 150 верст в час. А минимальная скорость около 25 верст. Взлетать удобнее всего с горы, я взлетал с Вороньей. С ровной поверхности тоже можно, но используя автомобиль или скоростную лебедку и стартовую тележку. При хорошем ветре можно взлетать с крыши. Если вот сюда сделать сиденье, то можно поставить двигатель с винтом и использовать его как легкий аэроплан.
        - Вот оно! Оно все-таки прозвучало! - раздался голос моего оппонента, второго «великого». От слова «аэроплан» его просто коробило! И я его понимаю! Трубку телефона к планеру не прицепишь, а ВИУ родилось от артиллерии!
        - Великий князь, вы же утвердили использование составных воздушных змеев для наблюдателей-корректировщиков. А это, в варианте с двигателем, еще и спасательное средство для корректировщика.
        - Но требуется кто-то, кто запустит винт!
        - Для этого необходимо на двигатель установить стартер, электродвигатель, который раскрутит основной мотор. Или на винт поставить спиральную пружину и стопор. Плюс оно легко может сесть на корабль.
        Но тут принесли новые погоны, с тремя звездочками, двумя полосами и новой эмблемой воздушных сил: у нее орел шире распахнул крылья, убрал лапы и на их месте имел пропеллер. (В чуть измененном виде эти эмблемы использовали и ВВС СССР, и ВВС РФ.) Я перешел в авиацию, так как носить эту эмблему могли только те, кто имел звание пилота, не все подряд, из тех, кто хвосты им заносит. И появилось очень большое количество бутылок французского шампанского. В числе приглашенных оказались и девять человек из нового отдела, у которых такие же эмблемы были на погонах. Я стал десятым, несмотря на сопротивление Петра Николаевича. Не на пирушке, а в отряде.
        Но главного практически никто и не заметил: моя первооткрывательница, великая княжна Ольга, тихонько и украдкой задала вопрос:
        - А девушки смогут управлять вашим планером?
        - Ну, по секрету вам скажу: сегодня-завтра, максимум послезавтра, будет готов аппарат, с крылом в два раза больше, чем вот этот. Там можно будет летать вдвоем.
        - Как мне вас найти?
        Я передал ей свою визитную карточку, с указанием телеграфного адреса. Заказы на аппарат мгновенно превысили возможности пошивочного цеха, который я организовал. Плюс «кетайцы» забеспокоились возросшими поставками шелка, а гнусный Соломоныч, который поставлял пропитку для ткани, вздернул цену на нее в два с лишним раза. Тем не менее, несмотря на категорический запрет императора, производство дельтапланов приняло плановый и весьма доходный характер. Первоначальные траты: 270 рублей, большая часть из которых ушла на ткань, мгновенно окупились. Хуже того, появились конкуренты: конструкция довольно проста, вот только проблема была в шелке и пропитке, а также в правильной растяжке. Не летали аппараты у конкурентов, поэтому пришлось срочно изготавливать спасательные парашюты, а это опять шелк! Благо, что большая часть Китая была сдана правительством в аренду на сто лет России, но вести дела с ними могли не слишком многие.
        Основным толчком для этого послужил наш совместный полет на «УТ-эшке» с княжной Ольгой. Мне, конечно, потом выговорили за него с три короба, но он прошел чистенько: немного покрутились в районе Вороньей горы, потрогали воду озера, выполнили одну «бочку», этого оказалось достаточно, чтобы количество заказов превысило наши возможности по производству. Плюс она смогла подключить тех людей, которые организовали поставку первичного алюминия из-за границы. В городе работало три ТЭС, теплоэлектростанции. В отличие от Царицына, электрическое освещение в городе работало. Свою электростанцию, плавучую, имел Зимний дворец. Но электропечи для получения алюминия в то время требовали низковольтный постоянный ток. Тем не менее инженер Графтио появился в Гатчине. Он разрабатывал проект Волховской ГЭС на Петропавловских порогах, кто не в курсе, это тот самый Волховстрой с Волховским алюминиевым заводом в придачу. Первоначальный план предусматривал увеличения снабжения трамвайных электросетей Петербурга. Проект был заморожен в 1912 году, с государственными убытками в полтора миллиона рублей. Остановили это дело
владельцы трех теплоэлектростанций. Так как Николай Второй и его близкий друг Александр Михайлович были заранее настроены: «Волховской электростанции быть!», то у немцев, голландцев и бельгийцев не получилось остановить строительство. Проект расширили, а о наличии бокситов в Ленобласти уже было известно, как и о наличии запасов криолита в районе Миуса. Здесь требуется обратить внимание всех царед…ров и мироточцев на то обстоятельство, что российское общество содержало совершенно незначительный процент тех людей, которые были готовы поддержать абсолютную монархию. Совершенно неслучайно возникла Дума, было предпринято несколько корявых поползновений ввести ограничение власти для императора. Империя сгнила до того, как Николай Второй «воцарился». Его свергли «свои». Победоносных войн не произошло, а самодержец абсолютно оторвался от реальности. Пригрел на груди Григория, чему немало способствовали две «черногорские вороны»: жена и сестра супруги того самого Петра Николаевича. Моего «врага» № 1. Что-либо поменять в этом раскладе было практически невозможно. Да и была ли в этом необходимость?
        Так или иначе, мое назначение состоялось, хотя из отпуска я так и не вышел, так как, как черти из бутылочки, возле меня появились братья Лебедевы, с которыми меня познакомил командир отряда Ульянин. Сергей Алексеевич внешне очень напоминал мне Корнилова, который тогда еще не был известен в широких кругах общественности. Товарищ был увлекающийся по натуре, единственно, образование его подкачало: выпускался он из пехотного училища, хотя считать и придумывать он любил. Он, кстати, придумал те самые змейные поезда, позволявшие поднимать на высоту до четырех человек наблюдателей-корректировщиков, всерьез занимался теорией больших чисел и даже придумал «Прибор для воображаемой стрельбы при пособии тиражных чисел». Человек он был деятельный. К тому же мой складной планер сильно перекликался с его идеей «складного самолета», который и пытались создать в течение полутора лет Лебедевы, Ломач и Ульянин. Правда, «их» самолет был просто копией «Фармана». Но в тот самый день, когда мне присвоили подполковника, наш «малый шеф» пригласил всех десятерых летчиков, включая младшего Лебедева, он был третьим номером в
списке пилотов России и вольноопределяющимся инструктором ОВШ, в ресторацию в Царском Селе. Там же «оказались» и Ломач, со старшим Лебедевым. Пётр Александрович представил меня всем лично.
        - Я обратил внимание на инженера Гирса еще в Баку, где он внес существенные изменения в оборудование корпусного парка, дабы исключить возможности самовозгорания получаемого водорода. Предоставил ему возможность проявить себя на самостоятельной должности в удаленном гарнизоне Карса, где его рота проявила немалую смекалку и нестандартные решения по обороне крепости. Высказанные им идеи хорошо перекликались с моим видением проблем становления авиации на нашем флоте. Ну, а сегодня он удивил всех, в том числе и меня, продемонстрировав фактически преимущества, даже безмоторного, аппарата тяжелее воздуха, перед этими «летающими ангарами». Как он летает, вы сегодня все видели. Согласитесь, пока вы не в состоянии повторить его маневры в воздухе. Его полет напоминал полет стрижа, когда он влетает в большую стаю мошки. Красота и неожиданность маневров парализовала всех. И, несомненно, произвели глубокое впечатление на нашего царствующего брата и его семью. Он распорядился выделить вам, подполковник, денежную премию за создание чудесного образца аппарата тяжелее воздуха. Кроме того, им предложено обсудить с
вами возможность постройки его моторной версии. Там требуется предоставить смету. И, главное, аппарат должен быть вооружен. То есть быть двух-трехместным. Такие легкие и верткие аэропланы весьма пригодятся нам в небе над Константинополем.
        Россия была «беременна войной»! Неудача на востоке и прошедшая первая революция пагубно отразились на популярности царствующей фамилии. Был необходим реванш, и наши дипломаты, науськанные «великими князьями», активно проталкивали идею забрать у Турции проливы. «Черногорские вороны» каркали в том же направлении, заявляя, что «братушки» морально готовы дать бой басурманам, забывая о том, что Германия старательно помогает Турции в укреплении ее обороны.
        - Великий князь, бамбук - это трава, которая у нас практически не растет. Шелк такой плотности мы производить тоже не можем. Наши «союзники» не так давно активно уничтожали наш флот, отбросив его с третьего на шестое место в мире, и могут свободно перекрыть эти поставки. Для того, чтобы дельтаплан «залетал» по-настоящему, требуются сплавы алюминия, которые у нас не производятся из-за отсутствия генерирующих мощностей. И искусственные волокна, чтобы изготовить еще более плотный, и, главное, более дешевый вариант аэроплана. Да и проблема двигателя стоит достаточно остро. Я, правда, читал про такой двигатель, он назывался АДУ-3 и демонстрировался в Москве в прошлом году, существует. Кажется, его сделали в Курске. Там, конечно, требуется доработка, но для такой легкой машины двухвинтовая схема подходит идеально.
        - Я слышал о том, что выделены деньги на проектирование электростанции на Волхове… - ответил князь и замолчал, думая над остальными вопросами.
        - Если не объявить это приоритетной задачей, то найдется множество желающих этот проект заморозить. Сейчас город снабжают энергией три иностранных предприятия, там практически сто процентов иностранного капитала, кое-какой процент имеет Петр Николаевич. - Услышав это, князь хищно ощерился. Любил он родственничка по самое «не хочу»!
        - Но, Степан Дмитриевич, вы же понимаете, что без иностранной помощи мы не в состоянии быстро поднять алюминиевую промышленность, - заметил «шеф».
        - А если «побеспокоить» Гуго фон Вогау? Говорят, что у него имеются избытки электрической мощности и есть электропечи. Он все-таки российский подданный.
        - Капитал подданства не имеет, - мрачно заметил великий князь, достал блокнот и что-то черкнул там. - Вы мне все больше нравитесь, полковник! В Тифлисе вы мялись и стремились уйти от острых вопросов. За это время вы хорошо проработали проблему. Получив ваше письмо о том, что вы готовите показ нового планера, я даже не знал, как отреагировать на него. Считал, что на постройку уйдет много времени и момент будет упущен. Но вы успели!
        - Требовалось соединить между собой четыре палки, великий князь. И пошить несущую поверхность.
        - А что вы пообещали княжне Ольге?
        - Что покажу ей учебно-тренировочный дельтаплан.
        - Это реально?
        - Он практически готов. Требуется провести летные испытания. Выполнять сложные фигуры он не сможет, из-за большего размаха крыла, но парить и управляться он будет лучше.
        - Первым, кто его увидит, буду я. Учтите это.
        - Тогда завтра в десять на Вороньей горе.
        - В девять тридцать я за вами заеду. Господа! Оставляю вас одних. Гарсон, счет пришлете мне.
        И после этого на меня навалились остальные присутствующие! Во-первых, далеко не всем понравилось приглашение «Вогау и Со» в «нашу теплую компанию. Это был «тяжеловес», весивший более 41 миллиона золотых рублей, входивший в десятку «денежных мешков» России. Во-вторых, он был немцем, впрочем, этого никто не сказал, это - подразумевалось.
        - Вогау скупят вас и ваши патенты, господин полковник, - высказался Ломач, который уже был компаньоном и прибрал к рукам как патенты Ульянина, так и разработки братьев Лебедевых. - У меня достаточно финансов, чтобы обеспечить работу вашей мастерской. Насколько я понимаю, она совсем небольшая.
        - Насколько я понимаю, господин Ломач, ваш аппетит нисколько не меньше, чем аппетит Гуго фон Вогау. Но у него завод и десять тысяч рабочих на нем, имеющих большой опыт и оборудование для производства листа и профилей. А вот производства цельнотянутых труб из алюминиевых сплавов у него нет. Зато у вас, Алексей Александрович, имеются лабораторные установки для производства бесшовных труб, стальных правда. И наверняка вы знакомы с работой инженера Уфимцева. - Я переключил разговор на старшего Лебедева. Ломач был неинтересен.
        - Знаком, и дал отрицательное заключение на этот двигатель. Невозможен запуск двигателя сжатым воздухом. Это - утопия!
        - У меня несколько иное мнение по этому вопросу, тем более что это один из самых легких двигателей, к тому же у него отсутствует эффект винта, что немаловажно для легкого аэроплана.
        - Но мы же изготавливаем ПТА-1? Со складным оперением.
        - А вам на него деньги дали?
        - Нет, мы это делаем инициативным порядком, - после переглядываний, за всех ответил Ульянин. - Понимаете, складной самолет удобнее перевозить по железной дороге.
        - Да-да, конечно, особенно если он летать не умеет. Кстати, биротативный двигатель минимум в два раза эффективнее и Гнома, и Рона.
        - Но у них мощность больше.
        - Да не мог господин Уфимцев, без нормального завода и материалов, создать более мощный двигатель. Помочь надо, тем более что Политехнический институт, в котором преподает Алексей Александрович, имеет значительно более мощное оборудование, чем домашняя мастерская безвестного инженера. Подход должен быть строго инженерным, господа. Вы же слышали!
        В общем, при первой же встрече мы расставили все точки над «i»: техническими вопросами в отряде руковожу я, так как поставлен сюда самим государем-императором для серьезной организации процесса становления наших ВВС. Такая постановка вопроса, может быть, и не всех удовлетворила, например, Ломач достаточно быстро слился, так как потерял самое главное: вес и значимость в компании. Но это случится чуточку позже. Пока все были воодушевлены оказанным вниманием и известием о том, что мы получим дополнительное финансирование на создание моторного дельтаплана, с возможностью его базирования на кораблях. Но предстояло решить вопрос с регулировкой оборотов двигателя. Ротативные и биротативные двигатели чрезвычайно тяжело управляются по оборотам и в основном используют один режим работы: полный газ. Возвращались из Царского Села достаточно долго, хотя и весело. Поезда уже не ходили, пришлось брать извозчиков. Ломач и старший Васильев жили в Питере, у Ломача имелся автомобиль с водителем. У богатых свои привычки.
        Глава 2. Знакомство с «хозяевами»
        Утром, сразу после завтрака, который подавала хозяйка моей квартиры, я снимал у нее две комнаты через квартирьерскую службу отряда, за окном раздался звук клаксона. Князь с собой даже водителя не взял. Мы подъехали с ним к мастерской, арендованной мной в Мариенбурге, погрузили один мешок, что немало удивило князя, и через двадцать минут остановились у станции Дудергоф, свернув с дороги направо. Здесь была дача какого-то генерал-майора, который выскочил из дверей веранды, где потреблял завтрак, и на ходу застегивал мундир.
        - Ваше высочество! Да как же я рад вас видеть!
        - Я не к вам, Петр Данилыч, извините, что побеспокоил старика.
        - Да что вы, выше высочество! Полноте, как вы можете побеспокоить? Это ж мы, старики, иногда не вовремя смотрим в окошко. Прошу, заходите, не откажите в возможности лицезреть вас.
        - Сейчас нет времени, господин Беклемишев, дела. - И князь демонстративно взялся за лямку длинного чехла планера.
        - А не такой и тяжелый.
        - Тяжеловатый, почти на восемь килограммов тяжелее, а облегчить нет возможности.
        Пока поднимались в гору, князь дважды просил остановиться и передохнуть.
        - Вот карские - они все такие, скачут себе по горам, как козлы. Мы - народ равнинный, нам такие горки в тягость!
        Пришлось извиняться, что загрузил, и вешать мешок на плечи. Удивительно, но в кармане князя оказался секундомер, с помощью которого он засек время изготовки планера к полету. Через 12 минут я пристегнулся к системе.
        - А я?
        - Я сделаю один круг и вернусь сюда же, это его первый вылет, сразу давать полную нагрузку не будем.
        - Хорошо, а я посмотрю на ваш взлет и схожу вниз, забыл кое-что в машине.
        Я разбежался и через шесть шагов почувствовал, что поймал поток, и изменил положение тела, поймал петли для ног и опробовал виражи, снижение и набор высоты. Внимательно осмотрел все видимые расчалки. Подлетел обратно, и пришлось делать еще один круг, так как князь только преодолел половину пути к вершине. Дав ему время не спеша подняться, я встал на глиссаду и практически остановился перед приземлением. Даже пробежка не понадобилась. Еще раз проверил натяжение основного троса. Все в порядке. Александр Михайлович сам принес свою подвеску. Я завернул карабин, подставил козлы, и великий князь попробовал лечь и поймать ногами петли.
        - Управлюсь! - сказал он. - Как взять с собой карабин?
        - Его в первом полете с собой лучше не брать.
        - А если маузер?
        Пришлось лезть в карман и доставать две широкие резинки, которыми мы притянули кобуру к ноге.
        - Учить бегать строем офицеров уже не нужно, а так, с незнакомыми, требуется отработать равномерный бег. Теперь ловим ветер.
        Дождавшись уверенного порыва, дал команду «Бегом марш!» и чуть не ошибся сам! Здесь бегают и шагают с другой ноги, но я вовремя об этом вспомнил. К счастью, встречный ветерок чуть усилился и буквально вырвал из-под нас землю. Я мотнул головой, давая команду лечь князю, сохраняя угол и направление взлета, затем чуть опустил нос на пикирование и лег сам. Набрал скорость и приступил к набору высоты. Князь громко, практически прокричал:
        - Лечу! Ух! В жизни бы не поверил, что лечу!
        Над озером я ему показал: как производятся виражи, набор высоты и пологое пикирование. Затем передал управление полностью ему, даже не касаясь перекладины. Князь, казалось бы, забыл обо всем. Он виражил, скользил вправо-влево, приближался к земле и набирал высоту. Через двадцать минут предложил мне взять управление и пройтись над озером. А сам вытащил кобуру, пистолет из нее, присоединил ее к рукояти, попытался расстрелять спасательный круг, который почему-то оказался на середине озера. Несколько раз промахнулся, затем уверенно попал в воду внутри круга.
        - Отлично! Можно возвращаться. Хочу попробовать посадку.
        - Это еще рано, вашсочество. Нос разбить при посадке довольно просто. Здесь навык нужен, как и при стрельбе с воздуха. И воздух чувствовать. Новичкам всегда кажется, что они готовы, но это совершенно не так.
        Выполнили заход, с объяснениями, пардон, но пришлось делать второй заход, так как князь не смог освободить одну из ног. Требуется изменять подвеску, чтобы стравливалась, поначалу у всех не все получается. Я ему сказал об этом, и со второго раза мы сели, практически в том месте, откуда стартовали.
        - А Николя - жадина! Я ему так и скажу! Прекрасная машина, я никогда таких ощущений не испытывал. Однако время! Нас ждут великие дела!
        Князь достал из внутреннего кармана плоскую металлическую флягу, сделал несколько глотков и протянул ее мне. Пока я делал пару глотков французского коньяка, похоже, что это был «Луи Тринадцатый», князь схватил мешок со сложенным планером и зашагал вниз по тропе. Мою попытку помочь ему он отверг.
        - Требуется привыкать носить его самому. Я механика с собой не взял, потому как «стучит» он в Третье отделение, и ничего не попишешь, так ему приказали. Я ж почему с собой пистолет взял, чтоб доказать, что не было у тебя и мысли содеять непоправимое. Без пристрелки попасть с воздуха по земле достаточно сложно, даже для такого стрелка, как я. Я же видел, что ты управлял аппаратом так, чтобы иметь постоянную скорость и высоту. И я пробовал сам управлять им одной рукой. Это очень тяжело, она реагирует на малейшее изменение положения ручки, одной рукой удержать ее сложно. Так?
        - Да, конечно. Внешне вроде как просто, а на весу и скорости довольно сложно.
        - Макаров обвинил тебя в попытке покушения на государя, при мне.
        Макаров был министром внутренних дел, до этого - сенатором, долго министром не просидел, но в 11-м году был в силе и фаворе.
        - Тогда не брать механика не стоило.
        - Да соглядатаев на озере и без него хватало. Николя знал, куда я еду. Поэтому и говорю: «Нас ждут великие дела!» Садись, поехали.
        От выбежавшего из калитки Беклемишева он просто отмахнулся. Остановившись перед домом, после того, как выгрузили планер, приказал надеть парадный мундир. Но по дороге говорили только о делах, связанных с производством алюминиевых сплавов. Он, оказывается, дал телеграмму Гуго фон Вогау и вызвал его в Адмиралтейство, в Особый комитет. До этого хочет успеть повидаться с царствующим племянником. У того есть специальное время для родственников. Поэтому летели как сумасшедшие. Князь с остервенением жал на грушу клаксона, распугивая всех. Визит к императору несколько затянулся, потому что большую часть времени великий князь передавал тому свои ощущения от полета, но твердо заявил, что при управлении одной рукой аппарат рыскает, и прицелиться практически невозможно. С земли это незаметно, но это так. Человек, свободный от управления, может произвести и прицельный выстрел, но все зависит от «управляющего», чтобы выбрать поправку, требуется пристрелка. Теоретически управляющий планером пилот может бросить бомбу или гранату, но точность будет, как у тех цветочков, которые покрыли достаточно большую площадь.
        - Я тебя понял, Александр Михайлович. Обвинение Макарова абсурдно по отношению к подполковнику. Он хотел произвести впечатление, и сделал это весьма успешно. Дома только и разговоров об этом, а Анастасия, похоже, вообще голову потеряла. Он для нее герой, почище Зигфрида, и, кажется, собралась воочию убедиться, что у него между лопатками есть кленовый листик. Он у вас есть, подполковник?
        - Мне об этом говорили, а сам туда я посмотреть не могу.
        - Даже если он есть: не показывайте его Анастасии! - государь шлепнул рукой по ручному звоночку, что-то шепнул вошедшему адъютанту и ловко перевел разговор на технику и проблемы вокруг нее.
        Внесли коньячок из императорских подвалов, под него удалось оговорить несколько условий: во-первых, поставки дельтапланов императорской семье будут произведены только с металлическими трубами, а не из бамбука. Государь объявит строительство Волховской электростанции и алюминиевого завода по технологии Эри приоритетной задачей на этот и следующий год. На очереди Свирский каскад, потому как мощности требуется наращивать, бокситов у нас достаточно. Господина Гуго фон Вогау приняли не в Адмиралтействе, а в Зимнем дворце, тот растаял и влип, как оса в мед свежей откачки. Пусть жужжит, но императорский двор приказал патенты военные никому не продавать и не отдавать, а авиационные патентовать за государственный счет. В общем, немного обезопасили самих себя и будущее производство. Так и требовалось действовать, если понимать глобальность стоящих перед страной проблем. Закончился прием совершенно удивительно: Александр Михайлович, выйдя из дворца, а мы были ну, вежливо говоря, под шофэ, вызвал себе машину, а мне - шофера.
        - Ключи и документы на нее забирай себе, как приедешь, механик поездом доберется. Вечером тебе завезут дарственную.
        - Не понял, а как же вы?
        - У меня еще есть, не беспокойся, но ты мне должен такой планер, из металла. Но - первым из Романовых! Договорились?
        - По рукам!
        - Учти, кто бы ни просил! Я - первый!
        Аванс в виде «Rolls Royce», королевской комплектации и ручной сборки, за простейший планер - позволял отправить любого встать в очередь и ждать исполнения этого заказа. Особенно, если ты Николашку и в грош не ставишь. Если честно, то сто процентов успеха обеспечил именно Александр Михайлович, я был чем-то вроде рекламного плаката, на который ссылались, когда переговоры заходили в тупик. Факир на час. Любимчики у императора появлялись и исчезали мгновенно. Кто успевал откусить кусок пирога от его милости, кто-то - нет. Переменчивый характер и дикая внушаемость были его характерными особенностями. Чтобы «закрепиться», требовалось понравиться его супруге, а она была весьма «своеобразной» женщиной, с весьма примитивными взглядами на жизнь. Женщина-загадка, из варианта: «хрен знает, что ей будет интересно в этот момент времени». В следующий момент может потребоваться совершенно противоположное. Было совершенно понятно, что больше всего ее беспокоит судьба «наследника», но генетические болезни неизлечимы, и я не лекарь, а инженер. Общих точек соприкосновения не было и быть не могло. Этот вариант отпадал
сам собой. Я же не Григорий, чтобы предсказывать, хотя точно знаю, что произойдет.
        С «королевской комплектацией» я несколько ошибался: она касалась только отделки салона. В техническом плане машина была… как бы это помягче сказать… полным артефактом. Стартера не было, керосиновые фонари вместо фар, генератор присутствовал, но использовался только для работы зажигания, которое, кстати, имело двухпроводную проводку, то есть без общей массы. Каждая свеча, помимо высоковольтного провода, снабжалась медным кольцом с разъемом для второго провода. В общем, жуткий примитив. Но двигатель работал классически хорошо: низкооборотный, практически бесшумный, с коробкой-вариатором, то есть с бесступенчатой коробкой передач. Ему еще только предстояло стать автомобилем. На следующий день, уже на подаренной машине, я подъехал в Дудергоф и встал на то же место. Пришлось подождать более часа, прежде чем подъехали целых три машины, из которых вышли пятеро девиц и трое гвардейских офицеров, обер-офицеров. Я же был без знаков различия и весь в коже. Ольга прибыла в одежде, совершенно не подходящей для полета. Я был зол на опоздание и делать скидки не собирался.
        - Естественно, что царственные особы не опаздывают, а задерживаются, я правильно понимаю? И, судя по одежде, у вас сегодня не полеты, а вечеринка намечается. Не буду вам мешать.
        Княжна несколько оторопела от такой встречи, а гвардейцы решили еще и норов показать. Но первый же сунувшийся познакомился с отбоем, проводкой и подсечкой в стойке и улетел под машину.
        - Господа обер-офицеры! Вы имеете дело со штаб-офицером, инженер-подполковником по Адмиралтейству, начальником инженерного управления Особого комитета, и рискуете нарваться на серьезные неприятности. На номера машины посмотрите внимательно.
        А «дворцовые номера» были украшены гербом великого князя. Корнет и подпоручик помогли вылезти из-под машины еще одному корнету, пытавшемуся надавать мне пощечин, и уняли его пыл. Связываться с флотскими не рисковали даже обер-офицеры гвардии, тем не менее испачкавшийся 17-летний шкет пообещал прислать мне вызов. Совместный полет оказался на грани полного срыва, но приотставшая от группы великая княжна вдруг резко повернула назад и быстрым шагом подошла ко мне.
        - Не я виновата в опоздании, господин Гирс. Мам? и пап? запретили даже думать об этом, и потом, у меня нет такой одежды.
        - Этого объяснения достаточно. Вот новый комплект летного костюма, а это дача генерал-майора в отставке Беклемишева, Петра Даниловича. Попросите его предоставить вам место для переодевания. Волосы требуется убрать под шлем или под одежду.
        Девица схватила пакет с формой и направилась к калитке, за которой уже маячил пожилой генерал. Тот, естественно, не отказал дочке императора. Я прикрепил к машине записку, указывающую маршрут движения, а сам опять потащил довольно тяжелый планер наверх и стал его собирать. Княжна пришла не одна, а с еще одной девушкой, по имени Валентина. Поверх брюк она нацепила юбку, и мне вновь понадобились кольцевые резинки, благо что юбка была широкая. Пока я заканчивал собирать планер, мне устроили небольшой экзамен по русской и мировой словесности и поэзии. А читал ли я то, а помню ли это? Я закончил сборку и еще раз вогнал княжну в краску, так как требовалось подобрать темп совместного бега, а бегать она не слишком умела. Минут десять мы тренировались, затем выяснилось, что наклоняться и ложиться на живот у нее получается, а вот попасть ногой в высоком ботинке в кольца - не очень. Еще двадцать минут убили на это. Там, внизу, даже заволновались, и на площадке появились какой-то мичман и три оставшиеся девицы. Появление мичмана вызвало приступ гнева у княжны, и ему в резких фразах было высказано, что ему
следует вернуться обратно. Девушка была «с норовом». Но мы были уже практически готовы, и через пять минут оказались в воздухе. Весь сонный летний Дудергоф проснулся и встрепенулся от громчайшего визга! Кажется, что все яблоки в садах просто осыпались.
        - Так страшно? Поворачивать обратно?
        - Ни в коем случае! Господи! Я лечу!!!
        Дальше все происходило по самой спокойной программе, пока княжна не проскользила над самой водой и не коснулась ее пальчиком. После этого она просто потребовала показать фигуры высшего пилотажа. Но я ограничился одной нисходящей бочкой, которая княжну слегка напугала и умерила ее пыл. Все, заход на посадку, я заранее попросил ее освободить ноги, поэтому посадка прошла без сучка и задоринки. Отцепившись и сняв подвесную систему, княжна стояла и смотрела вниз с вершины на озеро, над которым только что кружилась. Стояла, плотно сжав губы. Затем быстро несколько раз перекрестилась, повернулась ко мне и, несмотря на присутствие четырех подружек, быстро меня поцеловала. Девицы зааплодировали и тут же наперебой стали проситься в небо.
        - Дорогие мои девушки, чтобы вылететь еще раз, понадобится куча времени: костюм для полетов у меня один, плюс на подготовку великой княжны к полету мы затратили два с лишним часа. Поэтому на сегодня полеты закончены. Я обещал этот полет только великой княжне три дня назад. Я свое обещание сдержал, несмотря на опоздание и хамское поведение ваших знакомых.
        - Но мы все хотим подняться в небо!
        - Пока на таких планерах умею летать только я. Других инструкторов нет, и я не в силах обучить всех желающих, тем более что мой отпуск скоро заканчивается, а занимаю я очень серьезный пост в Особом комитете по возрождению флота. Но я могу пообещать, что Гатчинский авиаотряд весь будет обучен этим полетам и инструкторы у нас будут. Плюс ожидается значительный приток желающих со стороны Петербургского Товарищества Авиации, по меньшей мере мне это обещали. Кстати, это один из путей в небо для девушек.
        Но нас, оказывается, подслушивали! Из кустов вышли два гвардейца и тот самый, отправленный вниз, мичман.
        - Господин инженер-полковник, разрешите обратиться?
        - Слушаю вас, мичман.
        - У нас два вопроса: где вас найти, чтобы вручить вам вызов от лейб-гвардии корнета Васильева? За вами - выбор места и оружия.
        - Метательный нож, здесь в Дудергофе, у верхнего озера. Это вон там, за тем пригорком.
        - Что это такое «метательный нож»?
        - В Карском гарнизоне - весьма распространенное оружие для войны в горах. Примерно такое. - Я достал из бокового кармана комбинезона обнаруженный еще в Царицыне, небольшой, красиво украшенный, метательный нож из булата. Я его брал в воздух в качестве стропореза. Показал и метнул его в сосну, на которой висело какое-то объявление.
        Один из секундантов пошел считать шаги до дерева, у него получилось двадцать два шага. Он даже присвистнул, громко объявил результат и с трудом вынул нож из дерева и фанерки. Сбил ударом кулака дощечку и принес ее обратно.
        - Вот, ему надо показать. Ох и не завидую я ему! Господин полковник! Главный вопрос: как перейти в ваш авиаотряд? Мы внимательно смотрели, что вы вытворяли в воздухе, и хотим так летать. Все трое. Подпоручик Гальвин, лейб-гвардии Семеновский полк.
        - Да ничего такого особенного я не вытворял, я же девушку вывозил, она впервые в воздухе.
        В общем, тащить вниз собранный планер мне не пришлось, а ближе к вечеру все четыре офицера приехали в Мариенбург, в мастерскую, приезд четвертого кодексом был не предусмотрен, за исключением одного случая: принесения извинений, которые были приняты. Но из всех четверых в школу поступил только Гальвин. Мичман Воронов закончил планерную школу при ПТА, затем одним из первых переучился на моторный дельтаплан, не уходя из экипажа яхты «Штандарт», на которой он стал старшим помощником командира. Но это было уже позже. В общем, начало моей жизни в северной столице началось достаточно бурно и с небольшими приключениями. Не любили здесь новичков, никто же не знал того, что я здесь прожил большую часть своей жизни, и, надеюсь, еще поживу, тем более что сразу после выпуска второго аппарата я передал все в производство, а сам уселся конструлить спасательный парашют С-3У. Затем подъехал Уфимцев, который резонно посчитал, что Курск и Петербург по своим возможностям сильно различаются, и начались бдения с системой управления этим, достаточно капризным, движком.
        Глава 3. Рождение компании и технические сложности первого этапа
        Но пока из Франции привезли первые чушки алюминия, пока мы освоили выпуск шести различных сплавов в Политехе у старшего Лебедева, мы успели полностью переделать двигатель АДУ-3, который был компрессионным, в двухтактный бензиновый, с продувочным двухроторным компрессором. Один двигатель делали самолетный, второй, с кривошипно-камерной продувкой, был малого веса и малой мощности, его планировали установить на дельтапланы. Плюс удалось «выбить» командировку в Швейцарию, откуда я привез патент на выпуск двигателей типа Сальмсон. Семи- и девятицилиндровые. Там же удалось договориться о приезде сюда шести ключевых инженеров-теплотехников этой небольшой малоизвестной фирмы. Но они первыми в мире приступили к созданию не вращающихся «звезд», в прямом и переносном смысле этого слова. Запатентовать свой двигатель они еще не успели, ни одна машина с ним еще не летала. Патент на него создавали уже здесь, в России. Из Франции завезли основную часть оборудования для ковки шести кривошипных коленвалов. Но это - задел на будущее, эти технологии еще только предстоит освоить, основной упор делался на производство
однорядных звезд в кремний-алюминиевом картере, но не водяного, а воздушного охлаждения, тогда как «Сальмсон» ориентировался на водяное охлаждение. Первый же двигатель АДУГ-4 имел ни много ни мало 200 лошадиных сил мощности при весе 90 килограммов, его удельная мощность равнялась 2,21 л.с./кг веса. Ghome и Rhone даже одну лошадь на кило выдать не могли. По весу, а ориентировались на него, мы попали, вес 80-сильного «Гнома» был 94 килограмма, а вот аэродинамика и прочность «Фармана» вряд ли могла позволить установку такого двигателя. Почти безусловно развалится. В общем, возить девушек стало совершенно некогда. На Вороньей горе и на аэродроме установили рельсовые дорожки, по которым катались стартовые тележки, и между делом я активно готовил инструкторов-планеристов в составе 25 человек, первого набора курсантов нашего отряда, только научившись летать на пилотажном дельтаплане, человек имел право пересесть на самолет, которые тогда назывались по-французски. Дабы не выбрасывать все имеющиеся «Фарманы», мы уменьшили объем АДУГ-4, доведя их мощность до 130 лошадиных сил, и увеличили объем топливных баков.
Если летом 1911 года из восьми самолетиков из Гатчины в Москву долетел только один за 25 часов 56 минут, то осенний перелет 12 машин в группе, несмотря на более плохие погодные условия, позволил без единой потери за 8 часов, с одной посадкой, перелететь на Ходынское поле. Мировой рекорд перелета в группе. Но чего это стоило! Понимаете, движок - очень хороший. Просто замечательный! Но у него есть одна особенность: он - двигатель, он - движется, весь. У него две точки опоры, в которых стоят опорно-упорные подшипники, а все остальное - вращается в разные стороны. А чтобы он вращался, ему требуется подать топливо. С этой задачей сам Уфимцев справился лишь частично, из-за чего он и забросил свой гениальный двигатель и прекратил с ним заниматься в 1912 году. Я же профессионально занимался этой проблемой в конце 80-х - начале 90-х и создал уплотнение, которое не имело точек трения, если не считать гидравлического. И именно в неподвижной крышке полого вала двигателя я сделал карбюратор диафрагменного типа, через который подавалось не топливо, а богатая газовая смесь, впоследствии смешивалась с продувочным
воздухом, обеднялась - и отлично горела, причем в нужном месте. В цилиндрах, а не в картере. Этот карбюратор позволял регулировать обороты двигателя от самого малого до форсажа. И ни одной трущейся детали. Все уплотнения - неподвижные, часть из них имели гидравлические запоры. Надежность и наработок до первой переборки подскочили с 10 часов до 400. Была возможность поднять наработок еще выше, но родились другие двигатели, и мы его забросили, по большому счету занимались только маломощными, альтернативы которым просто не было. Но схема родилась у меня в голове еще в сентябре, а полностью реализовали ее через три недели. Успели перемоторить дюжину самолетиков и принять участие в московском воздушном параде. Одновременно установив рекорд группового перелета. Что немаловажно, весь полет проходил по графику, садились на дозаправку строго в определенном месте. После этого Ульянин признал, что идея его «складного самолета» устарела.
        Той осенью все 12 машин летели вооруженными 24 британскими пулеметами «Льюис», правда, под британский патрон. Фирма обещала прислать пулеметы под «54R». Наш «большой шеф» проел мне плешь, говоря, что пулеметы должны быть на турели, но я настоял на варианте, когда целится и стреляет пилот, а не летнаб. Добавка 50 «собачьих сил» несколько изменила возможности «старого» биплана, но внутри нашей будущей корпорации уже трудился «конструкторский отдел» в составе трех человек: Шаврова, Кербера и… Поликарпова. Кстати, Игорь Иванович Сикорский, несмотря на уговоры, к нам не пошел. То есть его отъезд в Америку был предрешен еще тогда, он был «настоящим западником» и горел только одной мыслью: быстренько срубить «капусту» и успеть на последний пароход. Просто самолеты в Америку еще не летали. На все наши успехи смотрел с легким презрением: сперли идею у Лилиенталя, биротативные движки - русское УЕ, мощные двигатели воздушного охлаждения - будут перегреваться и тупиковая ветвь моторостроения. Переговоры с ним я прекратил, как только Шавров и Кербер перешли на работу в отдел, а Поликарпова просто переманил,
пару раз поужинав в его компании в Питере.
        Инструкторы и курсанты школы сильно выделялись среди местной публики, так как летные кожаные комбинезоны они не снимали, помоему, круглосуточно. Плюс, за счет казны, все летчики были вооружены 10- и 20-патронными «маузерами» под 7,63 и 9 мм патроны, что резко выделяло их среди остальных военных. Эти игрушки, как и кожаные тужурки и зимние куртки, еще только входили в моду. Комиссары в пыльных шлемах их немного скопировали с популярных фигур авиаторов начала 1910-х годов. Все были узнаваемы, репортеры нас просто на куски рвали, мне не помогало уже и переодевание просто в морскую форму. Да тут еще дамы узнали, что государь определил мне повышенный оклад в октябре, а кто-то тиснул в газетах, по-моему, небезызвестный Буренин, о моих доходах с продаж «УТД-1», обозвав его «дутиком», так все решили меня женить, просто отбою не стало. В «светских кругах» я прослыл «всезнайкой и задавакой», меня поставили на «игнор», если собирались толпой, а вот приглашения на семейные посиделки сыпались просто рекой или водопадом. Достали хуже горькой редьки! С избытком хватало посиделок, от которых возможности
отказаться просто не было. «Высший свет», увидев, что я пользуюсь успехом у большей части императорской фамилии, отчетливо понял, что со мной лучше дружить, чем ссориться. Даже пресловутый Петр Николаевич как-то пригласил к себе на день ангела. Но это было уже зимой.
        Осенью же пришлось знакомиться с многочисленной родней. Мать была третьей женой Дмитрия Гирса, довольно известного писателя и вдохновителя реформ Александра Второго, которая после его смерти вернулась в Швецию, оставив единственного сына на воспитание в морском корпусе. Финансировалось это дело за счет оставленного непосредственно мне отцом небольшого капитала, плюс один из «дядьёв», известный петербургский юрист Фёдор Гирс, привечал двоюродного племянника и позволял ему общаться со своим сыном Алексеем, который делал стремительную административную карьеру. В общем, четыре или пять губерний в России управлялись Гирсами, плюс на флоте и в дипломатии часто звучала эта фамилия. Отец, по рассказам дяди, был «вольнодумец» и «большой экономист». Все это я извлек из памяти Степана, когда в конце сентября в Петербурге появился двоюродный брат Алексей. Который не поленился приехать в Гатчину и встретиться со мной, вместе с пожилым «дядей Сашей», еще одним «губернатором расейским», тот, правда, теперь в Ревеле сидел губернским судьей, практически в отставке. Не могу сказать, что эти визиты мне понравились,
потому что меня хотели использовать в каких-то подковёрных играх. Главное, что интересовало Алексея: не выспрашивал ли меня Николай о нем? Он довольно серьезно прокололся, так как в сентябре в Киеве, во время нахождения там царственной семьи, некто Богров тяжело ранил премьер-министра Петра Столыпина, который умер через несколько дней после этого. Я ответил, что встречался с государем до его отъезда в Киев, и не знал, что Алексея обвиняют в произошедшем. И что контактирую в основном с двумя великими князьями, находящимися в спорах, так что забот и без этого хватает. Но пришлось пообещать, что если представится возможность, то непременно сообщу, что Алексей далек от этих событий. Не знаю, что делал здесь «дядя Саша», но на следующий год, когда начались флотские испытания мотодельтапланов, то мы еще несколько раз встречались, и я жил и у него в доме, и в его имении под Ревелем. Но это было позже.
        Еще одно интересное событие произошло 15 сентября вечером на Загородном проспекте у Царскосельского вокзала. Поручик (при переходе в негвардейское соединение гвардейцы получали очередное воинское звание автоматически, а во многих случаях даже перепрыгивали через звание, но в данном случае этого пока не произошло) Гальвин при приземлении немного повредил лодыжку, ему пришлось оставить свой автомобиль в расположении, и я его подвез до офицерского дома на Загородном, где он квартировал. Помог ему подняться на лифте до квартиры и уже возвращался домой, когда в свете фар мелькнула фигура, и пришлось резко тормозить. Хотя удара не было, но человек сидел на поребрике и держался за ногу. Черт, везет мне на хромых сегодня!
        - Ушиблись? - спросил я его, но в ответ услышал:
        - Рас итквит астраханис амидзе?[1 - Как погода в Астрахани?]
        - Дзлирад цвистимз, дзирпасо[2 - Сильно дождит, дорогой.].
        - Товарищ Серго интересуется: почему не доставили деньги по адресу?
        - Пароход в Астрахани не остановился, по карантину, из-за холеры.
        - Деньги промотал? На них шикуешь? - Но заметив приближение заинтересовавшегося полицейского, тихо прошептал: - Полиция, увези меня отсюда, Конрад. - Открытая правая дверь, водительская, прикрывала его.
        - Давай руку! - дверь открывалась спереди, но незнакомец быстро сел слева в машину, не притворяясь, что хромает.
        - Господин полковник! Что-нибудь случилось?
        - Ничего страшного, прохожий оступился и подвернул ногу, ему на Варшавский, мне по пути. Подброшу бедолагу. - И протянул пятак полицейскому за беспокойство.
        - Рад стараться, вашбродие, премного благодарствую! - взял под козырек служивый.
        Я сел за руль, и мы тронулись.
        - Чижиков, Петр, по паспорту. А так товарищ Коба, слышал о таком?
        - Слышать - слышал, но не встречались, выслали его, в Вологду, по-моему.
        - Туда, туда. Здесь нелегально, так что попадаться нежелательно. Есть почта и долг за тобой в две тысячи рублей, которые тебе передали в Карсе. - Он передал пакет.
        - Чеком возьмешь?
        - Возьму, но ты понимаешь, что это нарушение конспирации?
        - Наша встреча - тоже нарушение.
        - Ты на связь не выходил.
        - Связь мне обещали предоставить в Астрахани, но я туда не попал.
        Я свернул с Царскосельского проспекта на Обводный.
        - Тебе куда, Коба?
        - Все равно, лишь бы не в городе, тебя долго искал, сказали, что у Семеновских казарм бываешь, три дня ждал. Ночевал на ипподроме, в кустах.
        - Гатчина подойдет?
        - Лучше Тосно.
        - Тогда зря свернули.
        - Да ничего, вот если бы у тебя нашлось 15 - 20 рублей, было бы значительно проще.
        Я достал бумажник, но купюра с отцом нынешнего императора товарищу Кобе не понравилась.
        - Если есть, то помельче, сам понимаешь, в таком виде щеголять такими купюрами опасно.
        У меня нашлись четыре синеньких банкноты и одна зеленая. В кармане куртки - пригоршня мелочи.
        - Вот это дело! Тридцать один рубль, верну.
        - Да не беспокойся, Коба. Я теперь большой начальник.
        - Вот это плохо! Я думал, что у тебя переночевать можно будет и помыться.
        - Нет, пока снимаю, хозяйка в доме.
        - Понятно. Тогда давай здесь остановись. - Мы подъезжали к Нарвской стороне, уже проскочили через железнодорожные пути. Я свернул во двор, включил свет в машине и выписал чек.
        - А чего так много-то?
        - Партвзносы и то, что могу сейчас дать. Бумагами все обеспечу, за поставку бамбука с Дальнего Востока, там написано.
        - Понял. Завернуть есть во что? - Нашелся плотный пакет и несколько книжек-инструкций, куда поместили чек.
        - Как с тобой связь держать?
        - Дать какой-нибудь невинный адрес, ко мне сейчас лучше не соваться, я в такие дебри влез.
        - Запоминай! - Коба несколько раз повторил адрес в Минской губернии. - А что за дебри? И что за эмблема на погонах?
        - Авиация, меня сделали начальником инженерного управления по ней.
        - Ого! - Мне пожали руку и попрощались. Бородатый Петр Чижиков исчез в темноте ночи.
        Пакет я вскрыл и прочитал уже за городом, кроме трех писем из Франции, двух легальных газет «Звезда», внутри находилось несколько, написанных мелким убористым почерком, листков, в которых говорилось о подготовке проведения Всероссийской партконференции, проведению которой препятствуют меньшевики-ликвидаторы, перевербовавшие двух из трех хранителей партийной кассы, так называемого наследства Шмита. В ней же автор делал анализ, довольно подробный, о политической ситуации в России, в том числе о том, что репрессии, начатые Петром Столыпиным, постепенно сошли на нет и Россия начала активную подготовку к войне на Балканах. Автор очень точно описал состояние экономики и доказывал на этом основании, что результатом этой войны будет новое поражение царизма. Там же назывался реальный срок готовности экономики к такому потрясению: 1916 - 1918 года. Призывал усилить работу в армии, так как вооружение народа возможно только в условиях «большой войны». Вторую Балканскую он называл просто авантюрой, которая не приведет к массовому увеличению армии, то есть в современный момент не соответствует целям и задачам
партии. Отмечалась возросшая активность военных кругов во всех ведущих странах мира, претензиях Германской империи на передел мира, и назывался срок начала «Мировой» войны: 1915 год. Проведение конференции требуется прежде всего для того, чтобы решительно размежеваться с меньшевиками. В таком виде я ранее статью никогда не видел, по всей видимости, она была уничтожена, в связи со смертью адресата, но многие куски ее в различных статьях, написанных в период с 1911 по 1914 год, приходилось читать в первоисточниках. Насколько мне известно, в составе РСДРП профессиональных военных в тот момент не было. Из писем из Франции стало понятно, что у Петербургского центра теперь новый руководитель, тот самый «Чижиков», с которым мы только что расстались. Я знал его настоящую фамилию и его судьбу. «Дядюшка Джо», генералиссимус Иосиф Виссарионович Сталин, он же Джугашвили. Сохранять что-либо из пакета я не стал и начал подготовку к командировке в Европу. Требовалось встретиться с автором статьи, так как обстановка вокруг меняется с калейдоскопической скоростью. Фигурки собираются весьма быстро. Взрыв однозначно
произойдет раньше, даже раньше августа 1914-го. В условиях общей неготовности к войне произойдет действительно катастрофа.
        Глава 4. Житейские проблемы
        Ну и от политических передряг вернемся к житейским. Первые полтора месяца я спокойно проживал в двух комнатах уютного домика на окраине Гатчины, в полукилометре от аэродрома и буквально в нескольких шагах от мастерской. Хозяйка дома - еще молодая вдова гвардии майора Струве, погибшего двадцать лет назад на Памире в составе экспедиции Ионова, которая провела картографирование южных границ бывшего Кокандского ханства и остановила экспансию Британии и Китая на Памире. До этого он был командиром гвардейской роты Измайловского полка, охранявшей дворец в Гатчине. Примкнул к экспедиции подполковника Б. Л. Громбчевского, известного военного географа, известного чуточку меньше, чем такой же поляк Пржевальский, но именно он «открыл» Чогори, или К2, или «пик цесаревича Николая», второй по величине восьмитысячник в мире, правда не совсем точно определил его высоту: вместо 8614 метров, намерил 8799. Василий Струве был внуком знаменитого астронома и племянником пермского губернатора. За несколько недель до отъезда он женился на молоденькой девице, в те годы девушки выходили замуж рано, а вот женихи были сплошь
весьма подержанные. Причина была чисто экономической: платили в армии не слишком много. Гвардии майор получал 1300 рублей в год! И это на треть больше того, что платили армейцам. А тут еще слухи пошли, что ликвидируют звание майор, у кого ценза хватит, тот получит подполковника, у кого нет - быть тому капитаном. Александр III денежки считать умел! Поэтому смог вывести флот на третье место в мире по тоннажу, построил кучу крепостей, развил цементную промышленность и сделал много полезного для страны, но популярностью совершенно не пользовался, так как не покупал ее за деньги. Отряд Ионова понес всего три потери, из них две боевые. Майор умер от болезни, но при этом упал с лошади и сильно разбился. Смерть его была описана как героическая, чтобы статистику не портить, в результате пенсию за него получала молодая и бездетная вдова. Но! Только в статусе вдовы! Стоило ей выйти замуж, и ей перестали бы ее выплачивать. А вокруг живут одни военные и их жены, так что пригляд за поведением вдовушек, а это вовсе не редкость в гарнизонах, был строгий. Кроме гвардии, других частей в городе не стояло до весны 1910
года, когда началось строительство ангаров для дирижаблей, водородной станции и тому подобных сооружений. Затем появились летчики. Квартирьеры направили меня по четырем адресам, этот был одним из самых далеких от аэродрома, он был ближе к Мариенбургу. Встретила меня одетая в черное платье худощавая дама в пенсне, с высокой прической и плотно поджатыми губами. Я представился и услышал ее известную фамилию, естественно, что я тогда о майоре Струве даже не слышал. Впрочем, квартиры сдавали многие обедневшие дворяне. Площади были построены под немного иной доход, с деревенек, которых не стало после реформ убитого царя.
        - Я, вообще-то, предпочитаю сдавать людям семейным. Молодые люди слишком шумны для меня, - строго сказала хозяйка.
        - Я пока не утвержден в должности, отправлен в отпуск для поправки здоровья после болезни. Поэтому внесу сразу всю сумму наличными за все время проживания до окончания отпуска, до первого сентября включительно. Если его императорское высочество Петр Николаевич утвердит меня начальником инженерной службы Особого комитета, после этого вы будете получать квартплату через квартирьерную службу авиаотряда. Так что отсутствие шума я могу гарантировать, мадам.
        Пугать холерой я ее не стал, а она, видимо, нуждалась в деньгах немедленно, финчасть переведет деньги ей только через полтора месяца. От меня будет получать только столовые, а это совсем небольшие деньги, если все пойдет официально.
        Поэтому Кристина Павловна сменила «гнев на милость» и, слегка грассируя, пригласила меня пройти осмотреть выделяемое жилье. Очень чистенько, но это не совсем ее заслуга, у нее домработница, хорошо выглаженное белье, неплохо оборудованный кабинет, в доме есть электричество. Сам дом на семь комнат, две из которых на втором этаже, а еще одна образовывала ренессанскую люкарну[3 - Тип мансарды с окнами на все стороны света.] и располагалась выше второго этажа. Дом явно заказывал и проектировал кто-то из иноземцев, коих в Гатчине всегда хватало. Дом построен где-то во времена Екатерины II - Павла I, как многие дома в этом городе того времени. Отечественная война сильно изменила облик города. Я не уверен, что когда-либо раньше его видел. Такие строения запоминаются. Хозяйка подтвердила мою догадку, что дом строился при Екатерине архитектором Жаном-Батистом-Мишелем Валлен-Деламотом для камергера Ивана Орлова, старшего брата Григория Орлова, который после оставления службы продал его и уехал из Петербурга навсегда в Москву и Подмосковье. Через нескольких владельцев дом был куплен академиком Струве,
родоначальником русской ветви этого семейства. Но годовой налог на это строение составлял более 400 рублей в год, поэтому приходилось его сдавать семьям обер-и штаб-офицеров, за которых расплачивалось казначейство. Других платежеспособных квартиросъемщиков было не найти. Я передал ей 35 рублей за два месяца проживания и двадцать рублей столовых. Мне выдали ключи и попросили слишком поздно не приходить, женщин не приводить, и выдали целую тираду того, что мне отныне запрещено. В том числе нельзя было хлопать по задницам и приставать к кухарке и домработнице.
        - Знаю я вас, молодых жеребцов! - или что-то в этом роде заявила «домомучительница».
        Но, в принципе, отношения с ней складывались нормальные. Видя, что я не пью, не дебоширю, а с утра до самого вечера пропадаю в мастерской, которую арендовал в первый же день, как получил отпуск, она частенько вечером сама разогревала мне ужин, а затем стала понемногу задерживаться до его окончания, весьма вежливо интересуясь, что я такое делаю, каковы успехи и тому подобное. Поговорить ей было особо не с кем: пожилая кухарка - не собеседник, а молоденькая Шурочка при хозяйке рта боялась раскрыть. Какие-то знакомые у нее наверняка были. Пару раз замечал ее в компании трех или четырех подружек, возвращавшихся на извозчике из синематографа, всех заплаканных и распереживавшихся. В выходные хозяйство полностью было на ней, так как у прислуги был выходной, хотя Шурочка проговорилась, что ранее их выходные с Пелагеей не совпадали, и раз в неделю на ней лежала и кухня. Но тогда приходилось готовить на шесть человек. Я же был неприхотлив и не капризен. Все изменил приезд великого князя, которого хозяйка выскочила встречать с книксенами и чуть ли не реверансами. Ну, а когда я вернулся домой на «Роллс Ройсе»
и мне понадобилось открывать ворота, чтобы его поставить на конюшню, где давненько уже выезда не держалось, то в пятницу 18 августа, вечером, войдя в дом, я услышал женские голоса в зале, который ко мне никаким боком не относился, увидел рысцой бегающую Шурочку и пригласительный билет на тезоименитство урожденной Кристины, свет Павловны. Повода обижать хозяйку совершенно не было, разве что немного устал за день, прошел всего один день, как «катал» великую княжну и вечером помирился с ее поклонниками. Принял душ, переоделся в парадную форму, так как заранее мне об этом не объявляли, то в качестве подарка пришлось положить деньги в конверт и подписать открытку, вытащить на свет подаренную «мировую» бутылочку шустовского коньяка, одну из тех, которые привезли гвардейцы, но оприходовать их полностью мы так и не смогли, и постучаться в залу. Четыре дамы в вечерних платьях, все из себя причесанные, надушенные, только приступили к аперитиву и чуть выпили, максимум по одной. Все «немки», во всяком случае, по фамилиям. Тут не принято знакомиться просто по имени или по никнейму. Все - вдовствуют. Так что, это
клуб по интересам. Возрастом, увы, все старше меня, где-то от 35 до 50 лет. Взгляды крайне заинтересованные, но ведут и держат себя строго. Одна из них так вдова «действительного статского». Подошел к каждой, всем поцеловал ручку, обратил внимание, что кроме Шурочки, присутствует «человек», да еще и во фраке, с ослепительно-белым полотенцем на руке. Здесь не принято тянуться через стол за бутылкой и лить вино мимо стакана. Достаточно поднять кисть руки, и рядом с тобой появится фигура «чего изволите, сударь?» Камердинер смотрит во все глаза и получает неплохую сумму за вечер, если не служит в этом же доме. Но их можно и заказать, как и большинство блюд на столе.
        Как только мне пододвинули стул, их своими руками тоже не тискают, раздался хлопок шампанского и несколько хлопков присутствующих дам, приветствующих это событие. Уже заполненные бокалы оказались справа от каждого, и старшая из дам высказала мнение, что наверняка именинница ждет поздравлений от единственного кавалера в этом зале. Мой стул вновь чуть отодвинут, пришлось встать и произнести тост в честь гостеприимной и великолепно выглядящей хозяйки дома, и прочая, прочая, прочая. Я уже успел наслушаться этих тостов, без которых не обходилось ни одно застолье в те времена. Аперитив мы закончили вторым бокалом шампанского, и пока происходила перемена блюд, перед нами оказался новый аперитив, но не легкий, как у испанцев или французов, а вполне себе «зубастенький» «корн кир» из смородинового ликера Cassis de Dijon, с игристым «Абрау-Дюрсо» и хорошей порцией коньяка. Знай наших! Немцы, русские немцы, этот «маневр» знают наизусть! Ну, а поданная уха, большую часть которой составляли аппетитные и аккуратно нарезанные куски осетра и стерляди, выложенные на дне тарелки в виде рыбы, просто потребовали
подать «смирновскую», да со слезой! По чуть-чуть, так, чтобы погасить этот огонь, мы его зальем знаменитой юшкой из стерляжьей ухи. Девочки расстарались с обедом, и теперь заметно, что всем командует «действительная», как самая опытная. Уха чуть расслабила дисциплину за столом, так как ее вкус всем пришелся по сердцу. Затем слово передали имениннице, которая перевела все стрелки на меня, что он такой скромник, всего месяц в городе, а уже получил новые погоны, принят при дворе, все газеты полны его именем, потому что создал уникальную конструкцию (соединив между собой четыре палки, улыбнулся я в душе). Это грандиозный успех, и она предлагает выпить за него! Дамы зааплодировали и решили, что самое время немного подвигаться. Зал оказался с секретным ящиком, в котором находился граммофон. И тут меня осенило! Мне же вчера подарили грампластинки. Дарила их девушка, а звали ее София Долгорукая. Что она говорила по этому поводу? Что это только доставлено из Парижа, где эта музыка и этот танец произвели полнейший фурор. Точно-точно! Извинился перед хозяйкой и вышел в свою комнату, достал четыре конверта, где
лежали Milonga de Buenos Aires, Tango de Argentino и еще пара мелодий, названия которых я даже и не прочитал. Подарки поклонниц подарками не считаются! А эта самая Софья рвалась в небо.
        Вернулся я быстро, дамы только заканчивали крутить ручку у древнего аппарата.
        - Одну минуточку, мне вчера княгиня Долгорукая сунула вот эти грамзаписи, только что доставленные из Парижа. Это новинка сезона, которая имела громадный успех во Франции. Предлагаю послушать их. Тем более что мне немного знаком этот танец.
        Первым легло на диск «Аргентинское танго». Я же показал вначале движения мужской партии, объявив об этом, а затем женскую, чем сорвал подачу второго блюда. Потому что все, кроме Анастасии Дюрекс, вдовы «действительного», решили немедленно обучиться новейшему танцу. Танцпол заработал во всю мощь, через двадцать минут дамы освоили основные движения и лихо отплясывали «хит сезона». «Действительная» смотрела-смотрела на все это действо и объявила белый танец, пригласив меня. Этим она удивила всех: не выполнив заранее ни одного «па», она настолько прочувствовала танго, что остальные остановились и начали аплодировать в такт музыке, еще больше поощряя Анастасию Давмонтовну полностью отдаться зажигательному танцу.
        - Эх, скинуть бы лет тридцать! Спасибо, давно не получала в свой адрес аплодисментов! - сказала она после того, как мы раскланялись, и я повел ее на место.
        На самом деле я сделал все это намеренно: увы, я заканчивал военное училище в другое время, в его расписании не было бальных танцев, как у всех довоенных офицеров императорской армии. Мы же все самоучки. А хорошие танцоры класс и уровень подготовки партнера улавливают мгновенно. Да и большую часть этих танцев я никогда в глаза не видел, не то чтобы с легкостью исполнять их. Хорошо, что соображай включил, когда последовало предложение немного размяться. Всем понадобился перерыв и перекур, выяснилось, что Кристина Павловна покуривает, впрочем, как большинство женщин того времени. Танцевала она тоже хорошо, но дистанцию мы с ней держали «пионерскую», в стиле танго-салон, самая молоденькая из них первой нарушила этот стиль, второй была самая старшая, которая хорошо уловила, что подразумевает этот танец. И заставила остальных понять это.
        Шуточки за столом несколько примолкли, четыре одиноких женщины и один одинокий мужчина, которого не разделить на четыре части. Поэтому вторая часть ужина была несколько скомкана, и все засобирались домой, даже отказавшись, чтобы их проводили, впрочем, им повезло, и они остановили извозчика, возвращавшегося в Гатчину из Красного Села. Весело помахали нам двоим, стоявшим на брусчатой дороге. Я взял Кристину под руку, и мы молча вернулись в дом. Она еще немного погоняла Шурочку и ее помощников. Закрыв за ними дверь, через некоторое время осторожно постучалась в кабинет. Вошла, толкая перед собой небольшой столик на колесиках, на котором стояло несколько бутылок и лежали различные закуски, которые могли испортиться до утра.
        Несколько дежурных фраз, про праздник, про то, что это надо бы доесть, чтобы не выбрасывать, мы пересели на диван, я наполнил ее фужер и себе рюмку.
        - Я немного всем испортил праздник?
        - Скорее, не вы, а милейшая Анастасия Давмонтовна заставила нас всех вспомнить, что мы - женщины. Женщины с несчастной судьбой. У них хотя бы дети есть, я же была замужем чуть больше двух недель. Угу, проводила человека, который так и не стал мне дорог и близок, и который не вернулся. Не девушка и не жена. С мужем мы познакомились примерно за месяц до свадьбы, когда он приехал к нам свататься. Мне было 22 года. Из-за хрупкой фигуры на меня особо никто и не смотрел. Родители ему не отказали, а на меня прикрикнули, что и так в девках засиделась. Через два года пришло известие, что он погиб где-то на Памире, там и похоронен. Его командир помог мне выбить пенсию, так и живу на нее в этом огромном доме. Попробовала что-то изменить, пошла на курсы бестужевские, так родня и соседи так взъелись, пригрозили в постриг отдать. Папа был католиком, а я, когда замуж выходила, лютеранкой стала. Струве тоже глаз на этот дом имеют, так что вести себя приходилось строже, чем в монастыре. Я ведь выгнать вас хотела, когда вы пришли смотреть квартиру, да деньги были нужны срочно, вот и подумала, что греха большого
нет, если два месяца поживете. Вы не выглядели тогда так, как сейчас, бледны были, осунувшимся таким.
        - Я же говорил, что болел тяжело. Меня даже отпели и в мертвецкую поместили.
        - Правда?
        - Правда.
        - Ой, как жутко! А что такое было?
        - Холера. Мне поэтому отпуск и дали.
        - И он заканчивается? Когда?
        - Он уже закончился, меня утвердили в должности, Высочайший приказ опубликован. Пока я в отгулах, с первого сентября приступаю к основной работе.
        - Переедете?
        - Вы меня гоните? Я лично не собираюсь никуда переезжать.
        - Не гоню, боюсь, что сами уйдете. Я же уже совсем старуха, мне 42, вон, седина уже полезла. - Она несколько раз провела пальцами по своей прическе. Бабий век короток! - Поцелуйте меня.
        Вот и правильно, разговоры разговаривать в этих условиях бессмысленно, все и так понятно. А вот то, что она использовала в качестве платья-халата, расстегивать - чистое наказание. Фигура у нее оказалась очень неплохо сохранившаяся. Желания настолько захлестнули ее, что она слова произнести не могла, зуб на зуб не попадал. На «работу» ни мне, ни ей завтра не идти, так что, пока она всю себя не израсходовала до полного изнеможения, ни я, ни она не останавливались.
        Но, даже уснув на короткое время, Кристина встала, оделась, посмотрела на меня и сказала:
        - Если произойдет чудо и у меня будет ребенок, ты не беспокойся, он будет мой и только мой. Я тебя люблю. Я - пошла, отдыхай, любимый.
        Уже утром, заметив изучающий взгляд Шурочки, она ее рассчитала, причем прицепилась к тому, что та не заметила на себе соломинку, а в ложбинке ее грудей был спрятан мощный такой засос. Девочка крестилась и божилась, что «невиноватая я», но совершенно было понятно, что вино и всякие вкусности она до дома не донесла и ночевала где-то на сеновале, скорее всего, с одним из тех парней, которые вчера обслуживали наш ужин. А в понедельник и кухарке было отказано в месте. Да и клуб по интересам несколько распался.
        Что касается мнения остальных членов нашего отряда и переменного состава, то никто никаких «претензий» в этом отношении никому не высказывал. Более девяноста процентов летчиков были холостыми. После известных событий 1910 года, связанных с гибелью на глазах всего города легендарного капитана Мациевича, одного из первых, закончивших обучение во Франции, летчиков, все смотрели на нас как на смертников, не понимая того, что это первые шаги в небо, а развитие промышленности и науки таково, что придется «идти по трупам». Тем более что на первоначальном этапе на создание нормальной научной базы и хоть какой-то промышленной основы не было выделено ни гроша. «Самолеты вам купили? Вот и летайте!» Это то, что касалось военной авиации. Отношение основного начальства, которое считало это блажью, только подчеркивало полное безразличие военного ведомства к этим людям. За полеты доплачивали, как за полет на воздушном шаре или дирижабле, деньги у авиаторов имелись. Не шальные, но полуторный - двойной оклад был почти у всех. Если подпоручик в армии получал 55 рублей в месяц, то летчики меньше сотни не имели.
Поэтому любовниц имели все, и прямо после полета отправлялись к ним, заливать водкой свой страх и разряжаться. Послеполетных обязанностей у пилотов не было. И когда я первого числа объявил свой приказ о формировании пар, звеньев и эскадрильи, то на меня смотрели, как бараны на новые ворота. Но в тот день я вылетел на УТД-1 с «Иван Ивановичем» в первый раз. Второй полет мы совершили с Сергеем Алексеевичем, у которого к тому времени было разрешение на производство самостоятельных посадок, и я оставил его в воздухе, воспользовавшись парашютом, который я назвал С-1У. В первом полете «Иван Иванович»: мешок весом 100 килограммов, сшитый из брезента и набитый опилками с песком, был сброшен мной с высоты примерно 400 метров и успешно приземлился, даже не лопнув. Затем я повторил его «подвиг» и совершил свой 502-й прыжок. Парашют имел классически круглую форму, подпружиненный вытяжной парашют, неотделяемый чехол, и находился в полете точно на заднице, как обычный спасательный парашют летчика. На спине, в боковых карманах лежал неприкосновенный запас, состоящий из плоской фляги с водой, плиток шоколада, сухого
печенья, типа галеты, в другом кармане находилось оружие и патроны к нему в обоймах. Два клапана позволяли развернуть купол и давали небольшую горизонтальную скорость. После моего приземления и посадки подполковника Ульянина, который кружился возле моего парашюта, мы построили всю летную часть отряда, как инструкторов, так и курсантов. Слово командир предоставил мне.
        - Я хотел бы напомнить присутствующим, что мы находимся на военной службе, а не на съемочной площадке какого-то фильма про «смертников». В течение этого месяца все действующие тренировочные дельтапланы и самолеты будут иметь комплект спасательных парашютов, которые позволят вам не повторить судьбу капитана Мациевича и других погибших наших товарищей. Они обеспечат уверенное спасение на высотах от 100 - 150 метров и выше, в зависимости от скорости полета. Чем меньше высота, тем требуется большая скорость. А вам рекомендую выйти из образа «идущего в последний бой» и «летающего на спине дракона», прекратить ежевечерние попойки и являться на вылет под шофэ. За двадцать два дня только подполковник Ульянин и поручик Нестеров выполнили полностью программу подготовки. Остальные устраивали постановочные сцены. Частенько отказывались от полетов: «Мне сердце вещует и вчера цыганка нагадала». Если нормальная армейская и флотская дисциплина не будет восстановлена в ближайшее время, то вы отсюда уедете обратно в свои части, с понижением в звании и соответствующим отзывом о вашей службе здесь. Тренировочные
прыжки с парашютом начнутся после сдачи вами зачетов по их укладке и использованию. Это не касается непосредственно спасательных парашютов. Прыгать будете на других, большей площади. Первые десять штук привезут из Мариенбурга сегодня. Завтра, после развода, все приглашаются в пятый ангар на занятия по использованию парашюта. С завтрашнего дня, утром, до завтрака, всем пройти медицинский осмотр на допуск к вылетам. Вопросы есть?.. Разойдись, командирам звеньев собраться в штабе через полчаса.
        - Ну, ты крут! - удостоился я толчка в бок локтем от командира.
        - Да должен же кто-то их встряхнуть и настроить на работу, а то половину из них надо вымазать как трагиков или комиков. Служба есть служба.
        - Это верно, и хорошо, что показал им, что они вовсе не смертники.
        - Смерти еще будут, многие лихачат, зря я показал пролеты на малой высоте, но куда деваться.
        - Да, если не наведем порядок, то смертей станет больше. Пошли обедать?
        - Надо будет поговорить с Александром Михайловичем, чтобы питание для летчиков организовал по флотскому образцу, с кают-компанией. Половина из них перед обедом стопочку пропустит в ресторации.
        - Это точно!
        С дисциплиной в отряде было из рук вон плохо, а Ульянин сам этим не занимался, он - армейский, там существовала привычка не контролировать офицерский состав в этом отношении. Да и на флоте стопочку перед обедом использовали все или почти все. А вечером… И говорить не приходилось. А за август у нас три аварии, во всех случаях летчики были немного пьяны. Так что поднять вопрос было необходимо.
        Пообедали мы быстро, непосредственно в штаб для командования привозили еду из ресторана при станции Мариенбург. Затем появились капитаны Вегенер и Модрах, капитан-лейтенант Дорожинский, единственный женатик из всех, и штабс-капитан Борейко. Борейко доложил и передал шесть рапортов о добровольном отчислении из школы.
        - Это ничего, - сказал подполковник Ульянин, - шелуху ветром сдует, а зерна останутся.
        - Может, не стоило так жестко, Степан Дмитриевич? - спросил Дорожинский. - Вчера трое из тех, кто подал рапорта, тезоименитства праздновали.
        - В календаре каждый из 365 дней отмечен праздником.
        - Это - верно, - ответил капитан-лейтенант, и вопрос был снят.
        Приступили к обсуждению завтрашних бдений и затем перешли в ангар, куда к тому времени привезли тренировочные парашюты.
        - А чем они отличаются от спасательных?
        - Спасательный рассчитан на одно-два применения. Это не игрушка, чтобы ею баловаться. Здесь материалы много дешевле и условия раскрытия совершенно другие. Спасательные будут укладывать специально обученные люди, а эти будут укладывать те, которые на них будут прыгать. Каждый для себя, с помощником. То есть: два человека укладывают два купола.
        И для командиров звеньев была проведена укладка, с тем, чтобы они завтра знали, как ею руководить. Инструктор у нас пока один. Плакаты были уже нарисованы, в мастерской, здесь приходилось все делать своими руками. Разбившись на пары, мы уложили шесть парашютов.
        - А вообще-то, иметь такой прибор с собой - отличная придумка. А то меня жена уже поедом ест: меня не любишь, детей тоже, себя совсем не бережешь.
        - Для этого и делали, Станислав Фаддеевич. Даже в цирке применяют страховку. А нам французы ее не предоставили.
        - Они и сами без них летают, - напомнил Ульянин.
        - Так ведь строили их шпаки, а нам сбивать другие аэропланы по сути своей положено. А им - нас. А обученный пилот - ценность.
        - С этим сложно не согласиться, Степан Дмитриевич.
        - Вот это и требуется объяснить людям. Я не просто так настаиваю на укреплении дисциплины. Мы - готовимся к войне, а не в цирке на потеху публики выступаем.
        Глава 5. Чтобы «влиять», требуется иметь «влияние»
        Вечером ко мне в машину подсел командир 3-го звена Сергей Карлович Модрах.
        - Господин полковник! Тут у меня думка появилась, что применить имеющиеся у нас самолеты в бою никому не удастся. Они не вооружены и не предназначены для этого. Для этого требуются специально сконструированные самолеты. Я, хоть и закончил Александровский, но учился в Николаевском инженерном…
        - То есть вы - инженер?
        - Да, военный инженер. Так вот, я тут набросал кое-что, как я вижу боевой самолет. Гляньте одним глазком.
        - Ну, почему одним? Я как раз в Мариенбург еду, давайте там разберем, вместе с теми инженерами, которых я привлек для работы в инженерном отделе комитета. А если все получится, то и вас туда же подключу. Свежие люди и мысли нам очень сейчас кстати.
        - Но не раньше, чем я освою аэроплан. Я тут на «Ньюпоры» записался, в следующем году поеду во Францию принимать.
        - Пилотажный Д-1 уже пробовали или только УТД?
        - Два полета, пока без посадки. Но высший пилотаж уже пробовал.
        Вот так у нас появился третий инженер, да еще и со своим проектом, не считая меня. Однако хвостовая часть аппарата вызывала некоторые опасения, не только у меня, но и у Шаврова. Поэтому было решено построить модель и привезти ее в Москву к профессору Жуковскому, у которого имелась уже замкнутая аэродинамическая труба. В Петербурге таких устройств, увы, не было. Я же в тот момент в дела самолетные не лез, отчетливо помня отличную авиационную поговорку: «С хорошим мотором и забор полетит». Все мои усилия, после завершения работ по парашютам, были направлены на двигатели. В это время в Гатчине появился Уфимцев, и все мое «внеслужебное время» я тратил на карбюратор для будущего биротативного двигателя. Это не снимало с меня ответственности за подготовку планеристов и парашютистов. Летчиков пока готовили без меня. Я осваивать «Фарман-IV» отказался, из-за большой загруженности. Уфимцеву было показано, как существенно облегчить двигатель за счет шпилек, вставных гильз и литых алюминиевых рубашек. Он занимался этими вопросами. Я делал карбюратор и продувочный насос. Собрали мы движок очень быстро, но я
уже писал, его первый экземпляр для установки на «Фарман» не годился. Зато за него уцепился Модрах. Его машина была много совершеннее «француза» и гораздо продольно крепче. А вес даже пересчитывать не нужно было. От моноплана было решено отказаться, ибо стрелять через два винта, вращавшихся с разной скоростью, было весьма затруднительно. Пулеметы пришлось ставить на верхнее крыло будущего СКМ. Затем в бешеном темпе отрабатывали «4М», 130-сильный движок, и состоялся перелет в Москву, где СКМ окончательно продули, и наши с Шавровым опасения, что «ласточкин хвост» и низкий киль дают излишне заднюю динамическую центровку машины и большие усилия на рулях, оправдались. В общем, машину вывезли на аэродром только в январе 1912 года, на лыжах. А тут еще к нам зачастил студент института путей сообщений Виктор Кербер, который объединился с Модрахом, и у машины появилось убирающееся шасси. Я сам в эти дебри не лез, отделывался консультациями и принимал участие в вечерних спорах, в которых рождалась истина. Но вперед вырвался Сикорский, который нашел деньги и построил самолет С-6, который взлетел в ноябре месяце,
с импортным мотором «Аргус». Ему почему-то зафиксировали мировой рекорд скорости в 111 верст в час. Но была и еще одна деталь: машина не хотела отрываться от земли и имела большую посадочную скорость. Сикорский начал ее срочно переделывать. Но мы же ничего не показали! Мы приступили к строительству только в ноябре, хотя заготовок для самолета СКМ, по фюзеляжу, было много. Кстати, строился он не у меня в мастерской, а в мастерских ОВШ. Рекорд скорости немного поправили: для двух авиаторов. «Фарманы» с АДУГ-4м летали гораздо быстрее: 135 - 145 верст в час. При этом фюзеляжа у пилота не было.
        Полностью доработанный СКМ поднялся в небо 25 января 1912 года. Показал скорость свыше 240 километров в час, весьма неплохую маневренность, но не был допущен на конкурс 1912 года в Берлине. Каюсь, лично я постарался. Уныние, поразившее конструкторский отдел, было ликвидировано очень приличной премией от завода дельтапланов, и приказом подготовить 4 - 5 комплектов серийной документации. В отличие от остальных участников проекта, я точно знал, что таких характеристик не будут иметь истребители грядущей войны. Свою задачу и они, и я выполнили: создан истребитель-бомбардировщик, способный переломить ход любой операции Мировой войны, потому как я настоял, чтобы Модрах поджал фюзеляж по оси «х» за кабиной летчика, и в новом фюзеляже расположился бомболюк на двадцать 25-килограммовых бомб, висящих на кольце, стабилизатором вниз, по немецкой схеме профессора Юнкерса. А сделать все возможное, чтобы не допустить участия России в новых «Балканских войнах», такую задачу мне поставил ЦК партии. Сикорский получил премию в 30 тысяч рублей и должность главного конструктора завода «Руссо-Балт» в Риге. Главного! У
меня бы он этого не получил, так что он был прав, когда отказывался. Да и мне «варяги» не нужны.
        Всыпали мне за срыв участия в конкурсе по самое не хочу! Инженерное управление прислало комиссию, которую возглавлял лично Петр Николаевич, а у нас движок запустился, отработал четыре минуты и встал. Все усилия инженеров найти микровыключатель подачи топлива успехом не увенчались, он стоял в карбюраторе. Их сменили три! Но прозвонить цепь так и не догадались. После отъезда делегации в Берлин, на Лужском полигоне, в присутствии царя-батюшки, мы продемонстрировали бомбоштурмовой удар по позициям, подготовленным к наступлению.
        Николай сорвался на крик:
        - Милостивый государь! Потрудитесь объяснить, что это значит? Мне доложили, что самолет СКМ-1 не может быть показан в Берлине, так как у него не запускается двигатель, тогда как закупленные за границей двигатели работают без осечки! Все ваши «липовые» рекорды никто не фиксировал. Если бы не успехи ваших моторных дельтапланов, то вы бы уже познакомились с Тобольском или Сахалином. Вы - шарлатан!
        - Так и есть, ваше величество! Мировая война, к которой мы стремительно скатываемся, уже на пороге, и показывать лучшие свои достижения в области авиации в столице будущего противника я считаю преступлением. Нажав одну кнопку, которой нет в кабине самолета, можно и эти моторы вывести из строя. Их не смогут запустить. Эти самолеты показывать противнику нельзя. Вот их характеристики, - я протянул царю бумагу.
        - Ты об этом знал? - повернулся к Александру Михайловичу Николай Второй.
        - Характеристики - знал, а как он выключил двигатели - нет. Не работают и все. Он не хотел ехать в Берлин, и мы имели разговор об этом. Его доводы были убедительны, Николя. Я не стал никому ничего докладывать, так как эта эскадрилья одна и построена не за государственный счет. Это его самолеты, а летчики - наши. Никаких конкурсов самолет не проходил, на вооружение не принят. Их постройка - оплачена. Выставлять или не выставлять изделие на конкурсе - личное дело предпринимателя.
        - Оно, конечно, так, но его конструкторы - служащие комитета Возрождения!
        - Они подготовили документацию для серийного производства этого самолета, на пяти заводах, - вставил я.
        - Что это значит? И что это нам дает?
        - Возможность быстро развернуть их производство на пяти заводах, не считая опытных мастерских. Завтра все эти машины получат постоянную новую приборную доску, так как полковник (а в октябре на параде в Москве и Сергей Алексеевич, и я, получили внеочередное повышение званий и окладов) Ульянин закончил изготовление и испытания полугирокомпаса, и целого комплекса приборов для навигации в открытом море. Кроме того, Шавров заканчивает работу над тремя вариантами летающих лодок типа «Ша», существует вариант установки на поплавки аэроплана «СКМ», который требуется опробовать в реальных условиях. Его высокопревосходительство генерал-губернатор Одессы генерал от артиллерии Эбелов и градоначальник Одессы действительный статский советник Сосновский, Иван Васильевич, приглашают нас к себе для проведения испытаний, а заодно поможем с размещением первого, полностью укомплектованного, авиаотряда в Аккермане, а люди потренируются в полетах над открытым морем.
        - Какая в этом надобность? Чем вас Балтика не устраивает?
        - Государь, мы же с вами говорили, что важнейшей задачей для нас является подготовка к грядущей войне. Войны на «старых квартирах» не ведутся. Мы должны освоить и передислокацию, и развертывание, и работу всех служб на новом месте, затем свернуться и перекочевать на новое место, заранее переключив все снабжение на новый рубеж. А сиднем на печи ножки не укрепишь. Плюс вода там соленая, а в Балтике практически пресная. Коррозия.
        - Я сам лично прослежу за всеми их перемещениями, заодно хочу посмотреть, что там за возню придумали братушки, Николя. Похоже, что вместо хорваток и словенок, они решили османок пощупать. А это нам не с руки, мы обещали Лондону этого не делать. Однако кто-то сильно играет против нас на Балканах.
        Россия, ее Генштаб, будущий военный руководитель грядущих революций, выставил ряд условий новообразованным балканским государствам, которые создали «Балканский союз». Целью первой Балканской войны должны были стать экономически сильные Хорватия и Словения, что позволяло выйти к границам Австрии с юга. Что, кстати, могло лишить флот Германии самодвижущихся мин. К странам «Союза» присоединились королевства Румынии и Греции, также обязанные России своим освобождением от османского ига. Но «предают только свои». Разворачивающийся «балканский спектакль» шел явно не по нотам русского Генштаба.
        Восемь из 16 машин, изготовленных этой зимой и весной, могли быть переставлены на поплавки, имели на борту фотокамеру и были скоростными разведчиками, имея в два раза большую скорость, чем германские, французские и итальянские машины. Поплавки для них были изготовлены из дюраля и были дополнительными топливными баками. Все остальные самолеты мира не имели подкачивающих электронасосов. Максимум, пилот имел массивную ручную помпу для перекачки топлива в расходный бак, располагавшийся выше двигателя. На любых маневрах летчики следили, чтобы бак был выше двигателя, иначе мотор мог заглохнуть. Увы, и у нас насос не был погружным, существовала угроза, что он прохватит воздух, но шестеренчатый насос мог прокачать и воздух, и восстановить свою работу самостоятельно. В общем, работы предстояло много. Первоначальные планы большой группы великих князей «освободить проливы и Константинополь» уже были недостижимы. Турция и Германия имели договор о военной помощи, преждевременное нападение на Турцию блокировалось англичанами. Но на зуб и они хотели их попробовать. Я же предложил Кристине провести половину лета
и осень на море. Она никогда и никуда не выбиралась из Гатчины. Детство провела в Эстляндии, под Нарвой, затем ее заперли в Гатчине.
        Так как обязанности «супруги» она исполняла на все сто процентов, то почему бы не поощрить человека. С ноября вокруг меня постоянно крутилась целая камарилья женщин с сомнительными целями. «Матами с Харями» Петербург был просто завален. Да и свои дамы проходу не давали. Но добиралась она поездом, и даже отдельно от наших механиков, автомобилей и прочего.
        Глава 6. На южном фланге, лето 1912 года
        Николай на маневрах под Лугой малость покочевряжился, не желая приобретать самолеты, но теперь мы подчинялись не Петру Николаевичу, а были подчинены официальному командующему авиации флота Александру, который имел большие виды на этот самолет, и даже освоил его. Он организовал это дело так: выкупил восемь будущих самолетов-разведчиков по двойной цене, что устроило и Николая, и меня. Тем более что на стендах уже пофыркивали более мощные, хотя и более тяжелые «Сальмсоны», которые могли теоретически иметь мощность до 1200 лошадиных сил в однорядном исполнении и 2200 в двухрядном. Восемь швейцарцев и около двадцати русских доводили их охлаждение до ума. Стоявший на стенде движок давал 580 сил на очень плохом бензине, детонационная стойкость которого была всего 44 единицы. Наши машины работают на 95-м - 98-м. А во время Второй мировой войны Гриффоны использовали 120-й бензин. Но перепрыгнуть через голову достаточно сложно, вот и доводили его для работы на любом топливе. В Аккерман мы перелетали, подвесив в бомболюк мягкий топливный танк на 680 литров. Двигатели у всех самолетов стояли немного разные,
так как за это время мы сделали пять модификаций, и искали наиболее подходящий по всем параметрам. Одно плохо, все они были очень прожорливыми, как по маслу, касторовому, так и по топливу. Можно было его не тратить, а поехать поездом, но задача стояла отработать быстрое перемещение и развертывание. Радио, по вполне понятным причинам, на борту не было. Все «переговоры» - флажками. Кстати, всех нас переодели в морскую форму еще в ноябре, когда Александр получил-таки должность командующего авиацией флота. Сам он пытался изобразить «лидера» до Москвы, но далее передал эту «должность» мне. Посадку сделали одну, в Елисаветграде, и не по топливу, а из-за погоды. По курсу была гроза, поэтому через четыре с половиной часа я замахал флажками и пошел на снижение у левого берега Ингула, где базировалась 4-я воздухоплавательная рота Киевского округа. Через три часа взлетели и сели сразу в Аккермане. Нас встречал весь город и половина Одессы. А там площадка маленькая: 500 на 300 метров, да еще и поджатая с юга железной дорогой. Садиться приходилось с севера на юг. Большое количество самолетов здесь принять было
сложно, тем не менее поместились. И нас сразу на извозчиках увезли в город. Лучшая гостиница и ресторан находились в 50 метрах от центрального парка, теперь это парк Победы. Угловое двухэтажное здание с большим количеством клопов.
        Все хорошо, и встретили нас, и напоили-накормили, спать положили, а вот поспать и не пришлось! Где-то в половину первого ночи весь летный состав собрался в фойе гостиницы и на улице перед ней. Ходили с фонариками, показывали вызванному управляющему полчища отборных турецких янычар-кровопивцев, а толку-то что? Как будто он этого не знал! Но гостиница была одна. Благо что сообразили и извозчиков напрягли, чтобы нас обратно на аэродром доставили. Ночевали в палатках. Позже нас переселили в казармы железнодорожной роты, а я переехал в Одессу, как только прибыл мой автомобиль. Так-то это недалеко от Одессы, но моста через Каролино-Бугаз не было, с того берега лимана ходил паром, который вручную перетягивали три человека. А если вокруг лимана, то это 160 километров в один конец по «направлениям» в степи. Дорог не было. Второй паром ходил через протоку на Бугазе. В основном ездили через него.
        Впрочем, понятие «блицкриг» хоть и существовало, но здесь в этих степях его демонстрировать было некому. Поэтому мы не спеша занимались испытаниями, пили много вкусного вина, я ввел моду на барбекю и шашлыки, на которые летчики стали приглашать своих местных подружек. Лагерная длинная палатка-кают-компания тоже служила самому главному: объединяла людей в единый коллектив. Местные горшечники помогли сделать «глиняные бомбы», с цветным мелом, и интенсивность вылетов возросла, так как до этого нам боеприпасов выдавали мало, а инертные были настолько «неинтересными», потому что сам летчик не мог увидеть: попал он или не попал по цели. А облако мела было прекрасно видно. Через месяц, правда, все это порядком надоело, так как никаких событий не было, я уже начал подумывать слинять отсюда в Крым в отпуск, но приехал Александр Михайлович, и все пошло прахом. Он вернулся из турне по странам Балканского Союза, злой и жутко недовольный.
        - Сергей Алексеевич, Степан Дмитриевич, «братушки» в ближайшее время нападут на Турцию. Али Рыза-паша объявил мобилизацию. Мы и наши интересы просто вычеркнуты этими… Фердинанд хочет выход к Эгейскому морю, Карагеоргиевич - всю восточную Адриатику, а наш братец Георг решил воссоздать Византию. Интересов России в этом регионе они не видят. Как будто мы двести лет не воевали с османами. Англия и Франция обещали им военную помощь, но при условии того, что помощи от России они просить не будут.
        - Ну, а чего мы тогда здесь сидим? Нам же приказали не вмешиваться, когда взрослые дядечки пирог делят, - достаточно ехидно спросил я.
        Россию щелкнули по носу и указали ей место. Как бы ни пыжился сейчас Николай, да и Александр, изменить ситуацию он не в силах. Александр мне не ответил, просто громче застучал пальцами одной руки по костяшкам другой.
        - Разведчики готовы? Испытания закончили?
        - Еще 14 августа, ваше императорское высочество.
        - Не на параде. Какую дальность показали?
        - Боевой радиус - 1200 километров.
        - То есть до Тираны и Корфу дотянемся?
        - Должны.
        - Фотоаппараты готовы? - это вопрос уже к Ульянину.
        - Готовы, двенадцать кадров могут сделать.
        - Чем еще занимались?
        - Отрабатывали бомбометание, в том числе и по движущейся цели.
        - Необходимо пролететь вдоль будущего фронта и посмотреть, что там происходит и какие силы собраны. Лететь так: от Куприи до Хасково через Кызыл-Агач, затем над предгорьями на Батак, потом к Кюстендилу, на Приштину и до Драча. Если что, есть приглашение Виктора Эммануила посетить Италию. Вот здесь, в шести местах находятся корабли нашего флота, как Черноморского, так и Балтийского. Сколько времени вам требуется на подготовку? - Великий князь отбросил титулы и чины, превратившись в командующего.
        - Двое суток, вашство.
        - Готовьтесь!
        Цель проведения разведки он так и не раскрыл, но на ужине, в Одессу он не уехал, а пригласил нас на свой ужин, он у него отдельный, заметил, что армии всех Балканских государств вооружены германским и австрийским оружием. Где были глаза разведки Генштаба - не совсем понятно.
        - Мы же им отправили кучу боеприпасов, амуниции и вооружений, они нас попросту ограбили! Именно этого оружия через два года хватать не будет, придется массово закупать везде и всюду магазинные винтовки, пулеметы, боеприпасы и обмундирование. А братушки будут воевать по другую сторону линии фронта.
        Двадцатого пятого августа, разогнавшись по похожему на зеркало озеру лимана, четыре поплавковые машины тяжело оторвались от поверхности и медленно пошли в набор, следуя курсом 195 градусов. Небо еще не было «узаконено», воздушное пространство было общим. За это время я только дал телеграмму в Одессу, в которой, без объяснения причин, попросил Кристину вернуться в Петербург. Времени на отдых и развлечения больше не будет. Впрочем, она все узнает из газет. Набрав две тысячи метров, машины медленно пошли по маршруту экономическим ходом, держа 180 километров в час по прибору. «Трубку Венегера», вместо Пито, мы уже изготовили и применяли. Такая скорость и высота позволяли оторваться ото всех, кто попытается нам помешать. Первые снимки мы сделали над Констанцей, затем над Варной и Бургасом. Полным-полно кораблей германской постройки. Что ни говори, а немцы круто переиграли Россию, и фактически подготовили себе коридор в Баку. Даже если Болгария, по каким-то причинам, перейдет в другой лагерь, вести боевые действия против противника, вооруженного таким же оружием, гораздо удобнее, меньше возить
боеприпасов. В России, пока мы загорали под Одессой, болгары успели купить четыре «Фармана», но с «гномами» и «ронами», от наших движков они открещивались, как черт от ладана, в курсе были, что произошло перед отправкой в Берлин, купили в Берлине самолет Сикорского С-6б, Вуазен, русской постройки, пять самолетов Блерио, тоже русских, остальные 6 машин купили у немцев. Они были главными покупателями в Берлине. В самой России - завербовали летчиков, 18 человек. Еще 13 уже своих направили в Германию учиться.
        Чуть позже в Одессе со мной произойдет небольшой инцидент, но для этого требовалось вначале долететь и сесть. Чем мы активно и занимались. Летать строями еще было не принято, эта мода появится в авиации чуть позже. Пока строями и парами летает только наш отряд. Но вылет прошел спокойно. Нас приветствовали с земли, болгарским крестьянам было не объяснить, что русские - враги их царя. Было отчетливо видно, что болгары начали мобилизацию гораздо раньше турок. То же самое мы обнаружили и на территории Косова и Македонии. Я чуточку углубился в Адриатику, чтобы не делать разворота точно над Драчем, и мы вошли в турецкое воздушное пространство. Там крестьяне убирали урожай, как и на другой стороне будущего фронта. В принципе, и там, и там жил один разделенный народ, турки здесь только присутствовали, да минаретов настроили, ну и отуречили часть населения, чтобы через них контролировать остальных. Военных приготовлений на этой стороне фронта было немного. Встречались небольшие отряды кавалерии, в нескольких местах окапывали пушки. Скорость на обратном пути возросла на 30 километров в час, как за счет
ветерка, так и мы немного прибавили. Все равно полет был очень и очень тяжелым. В воздухе мы находились 12 часов 11 минут. Второй полет уже выполняли с посадкой в Италии, в Бари, но летало другое звено во главе с Ульяниным.
        А через два дня мне надавала пощечин княгиня София Долгорукая. Она завербовалась в болгарскую армию, здесь, в Одессе, вместе со своим новеньким «Фарманом-15». В прошлом году она несколько раз приезжала на Воронью гору, вполне успешно освоила УТД-1 и посчитала себя великой летчицей. Попыталась «устроиться» к нам в Гатчину, но военное ведомство ей в этом отказало. Она рванула во Францию и там купила самолет у Фармана, а вместе с ним право обучаться в его школе. Сейчас привезла свое сокровище пароходом из Марселя в Одессу. Здесь услышала про войну, и тут же ей подвели какого-то пройдоху, с которым она подписала контракт. Теперь она решила, что одной ехать небезопасно, и решила «вербануть» меня. А вербовка сорвалась, несмотря на пущенные в ход женские хитрости и даже признание в любви.
        - К сожалению, дорогая София, я нахожусь на службе и здесь по служебным делам. Я не распоряжаюсь своей судьбой, она отдана России. И воевать на стороне будущего ее противника я не буду и вам не советую. Максимум - вас зачислят в какой-нибудь медотряд, а самолет - реквизируют. Возвращайтесь в Петербург, это не наша война. Это Вильгельм пытается крепче притянуть к себе новых союзников: Болгарию и Турцию, и обеспечивает нам войну на южном фланге.
        У мадам, а она разведена и Долгорукая по бывшему мужу, случилась истерика, когда она услышала правду, мне дали две пощечины.
        - И этому человеку я предлагала всю себя, свою руку и сердце! Вы - ничтожество! Я буду в Константинополе и приму участие в этой святой миссии!
        - Попутного ветра. Поговорим об этом позже, когда грязи фронтовой похлебаете. Оревуар, княгиня.
        В Петербург она вернулась через три с небольшим месяца, с совершенно другим выражением лица. Самолет у нее болгары отобрали, служила сестрой милосердия, правда пристроилась на «царский поезд», но и там, видимо, хлебнула через край. Даже позже, когда началась война с Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией, на фронт более попасть не стремилась. Осталась жить в СССР, затем вышла замуж за известного советского дипломата. И только однажды, уже после всего и вся, она мне сказала при встрече:
        - Вы мудрый человек и знаете все наперед. Я вам завидую.
        Глава 7. Неизвестная война
        Боевые действия начались ровно через месяц после первого полета, на сербском направлении. Турция, несмотря ни на что, отмобилизовать и доставить войска к линии фронта так и не успела. Болгария начала наступление позже, 5 октября. Первое время войска «Балканского Союза» занимали «пустые» территории, поэтому продвигались быстро и без потерь. Эйфория охватила всю прессу, особенно ратующую за панславизм. При этом все ругали русского царя и его правительство, которые не поддержали войсками действия четырех балканских стран, которые публично отказали в этом России. Согласно было только королевство Сербии, с которым мы не имели общих границ, и у России не было достаточного количества флота, чтобы преодолеть модернизированную немцами систему обороны проливов. Попытки князя Александра активизировать действия Генштаба ни к чему не приводили. Выводить еще не восстановленный флот из Севастополя никто не рвался. Собственно, на этом наше участие в войне было бы и закончено, если бы кто-то из турок не послал в район Одессы четыре новейших эскадренных миноносца типа «S», закупленных в Германии, с целью провести
разведку и зафиксировать наличие или отсутствие боевого флота на рейде Одессы. Как будто у них агентуры не хватало и телеграф не работал. Это была довольно наглая демонстрация, при условии того, что Россия заняла нейтральную позицию в этой войне и входила в группы «великих государств», осуждавших, на словах, эту войну. О дымах на горизонте нам доложили в районе шести часов, и мы подняли пару самолетов. Ведущим вылетел капитан-лейтенант Дыбовский, ведомым у него был поручик Нестеров. Взлетели с воды, самолеты с убирающимся шасси мы старались не демонстрировать. Но ситуация возникла не совсем стандартная: самолет Дыбовского дал очередь перед носом лидера и встал на вираж. На «морском языке» это означало: «продвижение этим курсом запрещено». Лидер вывесил флаг «Кило», что означало желание установить связь. Капитан-лейтенант снизил скорость и высоту и зашел на эсминец с кормы, чтобы сбросить вымпел. В момент прохода подвергся обстрелу с четырех сторон из пулеметов, удачно сманеврировал, но получил повреждения и ранение и отвалил в сторону. Ведомый, поручик Нестеров, находясь выше-сзади Дыбовского,
свалился в пике и сбросил на лидера двадцать 25-килограммовых бомб, и обстрелял его из двух пулеметов. Выровнялся почти над мачтами, но был поврежден взрывами собственных бомб и сдетонировавшими тремя торпедами на турецком эсминце. Сказался недостаток опыта в боевом бомбометании, как я уже писал, нам бомб практически не давали. Бросали «глиняные» и инертные. Тем не менее, даже потеряв правый руль глубины: перерубило тягу, и имея значительные повреждения в хвостовой части, Нестеров сумел удержаться в воздухе и дошел до базы. Дыбовский посадил свой аппарат на озере Кундук, ближайшем от места боя.
        А дальше начался цирк: мы взлетели 14 оставшимися машинами и настигли три уходящих к Стамбулу эсминца, которые немедленно выставили белые флаги, сбросили ход и остановились. А скоростных кораблей в Одессе не оказалось. Дождавшись темноты, турки дали ход и ушли. При «дипломатическом» разборе происшествия они все свалили на фрегаттен-капитана Шлимана, погибшего на «Numnne-i-Hamiyet». Дескать, он отдал команду открыть огонь по самолету. Но капитан-лейтенант Дыбовский уверенно заявлял, что огонь был открыт со всех четырех кораблей, одновременно, из двух огневых точек на каждом. Но скандала не получилось: у Турции на плаву было три, заказанных в Англии, линкора: «Решад V», «Султан Осман» и «Фатих», однотипных английским «Роял Соверейн», один из которых уже достраивался. А наши «Императрицы» еще килем воды не коснулись. И у них была отмобилизована армия. После этого, несколько постыдного, инцидента я попросился у великого князя вернуться в Петербург. Со мной улетело восемь «сухопутных» машин, которые так и не начали выпускать в России. Даже документацию на них никто никому не передал. Мне же повесили
«Анну» на шею, и на этом этот эпизод закончился. Отношения с «царственной семьей» прекратились абсолютно, если не считать редких визитов двух дочерей в Гатчину и Дудергоф. Александр Михайлович находился на юге до того момента, пока не был заключен мирный договор в Лондоне, уже весной 1913 года.
        Меня же обязали плотно заняться мотодельтапланами, которые были приняты на вооружение флотом еще весной 1912 года, и прекратить эксперименты с самолетами. В отместку, вместе с Шавровым, Кербером и Поликарповым, мы сделали первую в мире летающую лодку-торпедоносец, паровую катапульту для базирования ее на борту крейсера или линкора, и успешно поразили цель на полигоне у острова Малый. Дельтаплан машина хорошая, красивая, послушная, но его боевая ценность, при условии отсутствия связи с землей, стремилась к нулю. А «развить» радиолампы ни в какую не получалось. От слова «совсем». Никто из военного ведомства даже не рисковал выйти с этим предложением к начальству. Денег требовалось немерено, а в его возможности никто не верил. «Бог даст - одолеем ворога и без ваших лампочек».
        Вторым направлением моей работы стала помощь однокашнику по инженерному училищу, сыну Дмитрия Менделеева - Василию, в его работе над его танком «Бронеход». Его проекту тяжелого танка не хватало мощности двигателя, и инженер Менделеев сам пришел к нам. У него был дизель, мощностью 250 сил, который устанавливался на подводные лодки, которые выпускались его заводом. Мы ему предложили использовать наши наработки по 6-цилиндровому авиационному рядному двигателю, показав, что он легко становится 12-цилиндровым. В этом случае мы могли гарантировать 1000 лошадиных сил. Василий Дмитриевич увлекся идеей и создал первый карбюраторный 12-цилиндровый двигатель с ПСВНЦ, полусвободным высотным центробежным нагнетателем, имевшем гидравлическую муфту, позволявшую регулировать число оборотов нагнетателя. Такое устройство применяется на современных автоматических коробках передач в качестве сцепления автомобилей. В авиации было впервые применено на двигателях «Даймлер-Бенц» DB-601 и выше, устанавливаемых на самолетах BF109.E2 и всех последующих моделях этого истребителя. Танк подвергся значительной модификации, но
освоили его серийный выпуск на Адмиралтейском заводе значительно позже. В это же время непосредственно ко мне обратился Александр Пороховщиков, единственный «официальный летчик» на 1911 год, который не заканчивал ни школу во Франции, ни Гатчинскую школу. Он построил сам себе аэроплан и летал на нем. Диплом летчика он получил «без отрыва от конструирования летательных аппаратов». У него было два предложения: двухвостка «Би-кок» и пулеметная танкетка «вездеход». «Би-кок» напоминал немецкую «Раму» времен Второй мировой войны и «опирался» на два двигателя АДУГ-4, общей мощностью 500 лошадиных сил. Имел убирающееся шасси, места в гондолах было более чем достаточно, и его самолет мы начали строить, «немного» доработав его по крылу. Его машина была бипланом, мы же внедрили два металлических лонжерона и одно крыло. А танкетку с противопульным бронированием он делал самостоятельно, на деньги своего отца, полного своего тезки.
        Ну а я прослыл в обществе чудаком, на букву «М», который мог бы стать миллионщиком (слово миллионер было неизвестно в этом обществе), но свои деньги вкладывает в безумные проекты, которые принести даже мизерную прибыль не могут. Держится только за счет неплохих продаж учебных дельтапланов и большой партии закупленных флотом моторных аналогичных машин, ну и Гуго фон Вогау, по доброте душевной, что-то ему платит и с электростанции, и с алюминиевого завода, да отчисляет деньги за патенты по шести сплавам. Будем говорить прямо, держусь за счет крупного производства и высокой рентабельности продукции (это они не учитывают того, что идут поставки двигателей). Военная техника не находит своего сбыта, так как все закупки находятся в руках моего лучшего друга Петра Николаевича. Он, по-хорошему и доброму, предлагал начать процесс получения более высокого дворянского титула, дочке его 19 лет, да я, толком ему ничего не ответив на это предложение, уехал в Ревель на испытания, затем «провалился» с конкурсом на новый аэроплан, не поехал в Берлин, в общем, повел себя странно, поэтому и поползли слухи о том, что
я немного не в себе и скоро разорюсь. Кстати, Гуго, не к ночи будет упомянут, уже пытался «избавиться» от меня, делая дополнительный выпуск акций «Волховстроя» на вторую очередь строительства Волховского завода, но я сумел даже повысить свой процент участия в нем, так как держал руку на пульсе и заранее отложил часть прибыли на это дело. С этим способом вышибания нежелательных акционеров-рантье я хорошо знаком и прекрасно понимаю, что реально, кроме первичной услуги, я ему ничем не помог в деле строительства. Поэтому во вторую очередь пришлось вложить деньги, не такие уж и маленькие. Но все эти дрязги происходили в Петербурге и Москве, в Гатчине все шло своим чередом, только пришлось ангар построить на 12 машин, принадлежащих непосредственно мне. Восемь бипланов СКМ-1, две Ша-6ТК, и два истребителя И-1, конструкции Поликарпова, максимально напоминающие И-16 17-й серии. Все они прошли только заводские испытания. На них мы обучаем лучших выпускников нашей школы. К сожалению, в этом ангаре нет самолета Пороховщикова, потому что его «делами» занимается его отец, который сам себе на уме. Но мы подождем.
Еще не время! 1912 год закончился, не принеся ни победы Балканскому Союзу, ни Турции. Начались переговоры в Лозанне, которые сорвали Греция и Черногория, начавшие новое наступление на своих участках фронта, но к февралю они выдохлось. Большое количество «горных пушек», которые имела Турция, нивелировали усилия атакующих и обороняющихся. Переговоры перенесли в Лондон. А приехавший Александр Михайлович вызвал меня к себе «для серьезного разговора».
        Дело было в том, что, не дождавшись нашего возвращения из Одессы, узнав, что все три лодки Шаврова выставляться на открытый конкурс не будут, а результаты испытаний СКМ-1П не были еще известны, мы их завершили 14 августа, контр-адмирал Непенин, начальник службы связи Балтийского моря, назначил некоего лейтенанта Дудорова, учился у нас такой летать на «Фарманах», начальником авиаотряда службы связи, а еще одного нашего выпускника инженер-лейтенанта Дмитрия Александрова назначил начальником первой в истории Опытной авиационной станции связи. Авиация еще толком не родилась, но начала размножаться делением. «Главным» инженером создаваемой авиации связи стал не кто-нибудь, а «прославленный авиаконструктор», построивший и продавший два самолета, главный инженер завода «Руссо-Балт» в Риге господин Сикорский. 6 августа в Гребном канале Санкт-Петербурга с помпой была открыта эта станция. Командующий авиацией находится в турне по странам Балкан, начальник инженерной службы, в моем лице, на испытаниях новой техники, а у нас за спиной, используя наши же кадры, конкуренты создают структуру, претендующую на
роль «морской авиации России». Вот только самолетов, способных взлетать с воды, у них не было. Ну, ничего! Купил же Николай восемь СКМ? «А подать сюда Ляпкина и Тяпкина!» Однако великий князь Александр, которому до зарезу были нужны эти машины под Одессой, просто проигнорировал распоряжение Петра Николаевича, и никакие машины обратно в Петербург не отправил.
        Но весьма окрыленный успешной продажей самолетов Сикорский заявил, что приступил к проектированию и постройке «новейшего гидросамолета С-5» в Риге, и вот-вот облагодетельствует службу связи «изячной коньструкцией». Опыта строительства именно гидропланов у него не было. Но, используя переданные из нашей школы устаревшие «Фарманы-IV» с французскими моторами, Александров и Дудоров, с помощью Сикорского, ставят на фанерные поплавки четыре таких машины. Бензобаки, само собой, им никто не увеличил, вес-то возрос. Лобовое сопротивление - тоже. Вместо 3 часов полета теперь они могли находиться в воздухе 1 час 27 минут. Скорость - 75 километров в час при нулевом ветре. Вот такой афронт!
        А все шавровские машины первого выпуска мы вернули в Гатчину на доработку. Официально они испытаний не прошли. Причина? Лодки строились из дерева, испытания показали, что форма и сама идея конструкции удачная, но тонкое крыло совершенно не годилось для летающей лодки. На нем настаивали все три конструктора, меня слушать они не стали.
        - Степан Дмитриевич! То, что вы предлагаете, ведет к увеличению веса и уменьшению аэродинамического качества. Весь мир строит самолеты с тонким крылом.
        Пока летали в Гатчине и Дудергофе с местных луж, называемых озерами, все было в порядке. Полеты при взлете с лимана и посадке на него летом проходили нормально. Но стоило подняться небольшой волне, как на посадках потеряли четыре консоли. Удара концевых поплавков о воду крыло не выдерживало. Его прочности не хватало для этого. Еще в Аккермане конструкцию крыла переделали полностью. Одну из лодок сделали двухмоторной, на вторую поставили «тандем». Именно эти машины и встали в «мой ангар». Обе могли нести в бомболюке 457-мм торпеду Mk VII Уайтхеда 1908 и 1911 годов, серийно выпускаемую в Санкт-Петербурге. Кстати, это принесло мне еще один источник доходов: мы предложили выпускать корпуса этих торпед из алюминиевого сплава на заводе Вогау, где было оборудование для точного литья. Пытались туда, вместо четырехпоршневых паровых машин, поставить биротативный двигатель, но с наскока эту задачу решить не смогли, но авиационные торпеды по нашему заказу выпускались не с запасом воздуха, а имели кислородный баллон, что существенно повысило дальность и скорость хода, и избавило нас от прохода над атакуемым
кораблем. Летом 1913 года мы показали во всей красе наши летающие амфибии Александру на Горовалдайском озере, где и был создан Первый Морской авиаотряд Особого назначения. Все поплавковые истребители перелетели из Гатчины туда, а на Устьинском мысе, неподалеку, началось строительство взлетно-посадочной полосы и ангаров в лесу для колесной техники. Конкуренты к этому времени затеяли гигантское строительство авиастанции связи в Либаве. Притащили туда четыре переделанных «Фармана», которые они назвали «Фарман-14», и успешно обломили на двух из них нижние тонкие крылья. Сикорский за полгода построил и передал Непенину свой С-5, и даже получил с него 35 тысяч казенных рублей. Но машину признали недоведенной и на вооружение не приняли. Однако сам Сикорский на деньги не пострадал. Поэтому Александр Михайлович, с которым мы разговаривали последний раз зимой и расстались очень недовольные друг другом, весьма настороженно отнесся к предложению посетить финальные испытания новых машин в районе Серой Лошади.
        Глава 8. Ход конем
        Я подъехал к его дворцу утром и довольно долго его ждал. Встретил его, как положено по уставу. Он хмуро махнул рукой и с ходу продолжил прерванный зимой разговор.
        - Мне совершенно непонятно, почему вы, Степан Дмитриевич, отказываетесь принимать участие во всех объявляемых конкурсах, чем подрываете всю ту работу по созданию воздушного флота России, которой мы с вами занимаемся. Ушли в подполье и только складируете что-то в своем ангаре. Да еще и Охранное отделение послали в известном направлении, ссылаясь на коммерческую тайну.
        - Была бы моя воля, я бы к тому, что делаем, другой бы уровень защиты применил: военную тайну.
        - Все показывает на то, что Германия и Австро-Венгрия ранее пятнадцатого года на нас не нападут, а если мы покажем то, что испытывали под Одессой, то и еще позже.
        - Ваше императорское высочество, вы не подскажете мне: сколько аммиака производится в России?
        - Чего-чего? При чем здесь нашатырный спирт?
        - Просто я знаю, что аммиак у нас вообще не производится. А все сернокислотные заводы работают на серном колчедане из Германии.
        - Что ты хочешь этим сказать?
        - Что с началом войны у нас остановится производство нитровальной жидкости. Кроме того, бензол, толуол, ксилол и нафталин полностью производятся из германского сырого бензола. Ни одного завода по производству этих веществ на территории России из своего сырья нет.
        - И что?
        - А чем мы будем снаряжать бомбы, снаряды, патроны и мины? Святым духом?
        - Имеются запасы, плюс союзники обещали их поставку.
        - Обещанного три года ждут. Когда мы с вами подняли вопрос о производстве алюминия?
        - Два года назад.
        - Объявили его приоритетом, но промышленные поставки его начались только в этом году. Да еще Вогау всячески стремится начать его продажи за границу. Дескать, у нас спрос на него мал.
        - Ну и что?
        - То, что мы очень серьезно уступаем нашим противникам в экономическом плане. И Австрия, и Германия - индустриально развитые страны, а мы - нет. Кроме хлеба и угля, мы ничего не производим. По темпам строительства тех же кораблей крупного тоннажа отстаем в два раза. Флоту предписано, и вы это знаете, придерживаться оборонительной тактики и опираться на минные заграждения у входа в Финский залив.
        - У нас здесь всего три, пока, линкора, до конца в строй не введенных.
        - И каким образом «союзники» смогут хоть что-нибудь нам поставить? Датские и Черноморские проливы будут перекрыты противником. Никто ничего нам поставить не сможет. Архангельск закрывается на полгода, а Николаев-на-Мурмане не оборудован крановым хозяйством. Через Владивосток? А там японцы отобрали у нас важнейшую часть КВЖД. Вот мы и едем в Серую Лошадь, чтобы показать вам, что произойдет с линкорами, если мы все накопленное в Гатчине покажем противнику. Насколько я в курсе, сегодня «Гангут» выходит на ходовые испытания, и в первый день в них примет участие сам император.
        - Да, это так.
        - Ну, а мы небольшой сюрприз для него и подготовили.
        - Что за сюрприз?
        - Покажем, что могут делать на море «непринятые на вооружение» самолеты и летающие лодки Гатчинской школы. Ну и мои личные. Вы же помните, как дельтапланы были приняты им. Повторение событий - не помешает. Вас не раздражает, что генерал Непенин постоянно лезет поперед батьки в пекло и несозданную еще авиацию по личным квартирам растаскивает?
        - Раздражает, да покровители у него мощные, а вы, Степан Дмитриевич, в молчанку играете, козырей меня лишаете.
        - Война - не карточная игра. Поплавковые «фарманы» с дальностью полета в 125 километров, нам не помеха. Маломощные двигатели активно продаются, а 250- и 280-сильные АДУГ-4 и 5 лежат у меня на складе, ждут своего часа. Война начнется раньше, в мае-июне 1914 года. Времени - в обрез.
        - Поэтому ты и решил сегодня показать все?
        - Да, но с одним условием: закрыть разработки и их производство высшим уровнем секретности. Государство у нас «дырявое», все секреты улетают в германский генштаб, как голуби. Вот и приходится мне «проваливать» испытания и выставлять себя дураком. Иначе все это стащат, и это будет использовано против нас. А страна, как вы поняли из начала нашего разговора, к войне не готова, и может произойти катастрофа. Я не могу исключить из вариантов развития событий и революцию. Тем более что англичане, судя по их поведению на Балканах, стремятся вывести из равновесия и Германию, и Россию, и Францию, все три великих державы, и захватить управление всем миром. Это истинная цель этой войны. Кстати, в этом им помогут их «кузены», Соединенные Штаты, которые по индустриальной мощи уже практически догнали «старушку».
        - У них - доктрина Монро.
        - Истинные джентльмены сами для себя выдумывают правила, и вовсе не для того, чтобы их придерживаться, а для того, чтобы остальные выполняли их.
        Довольно разбитая дорога дальше поговорить не дала, но мы прибыли вовремя, и великий князь несколько «припух», когда увидел, какие «игрушки» мы вешаем в бомболюки своих машин. На всех пулеметах стояли накладки для холостой стрельбы. Бомбы были выполнены из керамики и снаряжены мелом, а торпеды имели красную практическую боеголовку.
        - Прошу! - я указал князю «его» самолет. Сам я вылетал на И-1, с двумя 100-килограммовыми бомбами. Ведомым у меня летел Александр Пороховщиков.
        Позвонили из Серой Лошади:
        - «Гангут», «Штандарт» и три «Новика» подошли к мерной линии, «Штандарт» отходит, «Гангут» маневрирует.
        - Спасибо! - ответил я и дал зеленую ракету, разрешая взлет.
        Предстояла звездная атака на линкор и его охранение. Все было расписано до секунд. Я прикрывал одну Ша-6, Саша - вторую. Он еще очень молод, и я решил таким образом добиться большего нашего взаимодействия. У нас самая большая скорость, мы взлетаем последними. Великий князь летит на поплавковой машине и сядет у «Штандарта».
        Я махнул красными флажками, когда первая группа заняла позицию в 7 километрах от форта Ино и развернулась для атаки. Естественно, что все глаза были устремлены на большую группу самолетов, поэтому никто не заметил, как прямо над лесом капитан второго ранга Дорожинский и ваш покорный слуга, едва не задев верхушки деревьев, пересекли линию прибоя, провалились ниже уровня леса и атаковали линкор, прущий полным ходом по мерной линии, с юга. Дорожинский ушел влево, а я - вправо, и, перевернувшись за кормой у линкора, в крутом пике были сброшены первые «бомбы», попавшие в район второй и первой дымовых труб. Атака справа торпедой, и «звездная атака» истребителей с мелкокалиберными бомбами разукрасили всю верхнюю палубу линкора цветным мелом. У стоящего на якоре «Штандарта» сел одинокий истребитель на поплавках. Ох и достанется Александру Михайловичу! Он, с борта «Штандарта», выстрелил двойной ракетой, что означало приказ немедленно присоединиться к нему. Пришлось приземляться на Устинском мысе, пересаживаться на «поплавок» и следовать на Толбухинский рейд. Я только отдал якорь и закрепил его конец, ко
мне еще шлюпка не подошла, когда увидел улыбающегося князя Александра и поднятый им, не высоко, правда, большой палец. Дело было сделано, а то, что предстоит бой, с «немцами», так это святое! Раскрашенный, как огородное пугало, линкор уже стоял на якоре неподалеку, и там вовсю работали помпы и насосы, смывая следы недавней атаки. Прямо у трапа меня подхватила под левую руку Анастасия и, после моего доклада императору, мило прощебетала:
        - Папенька, я тебе сто раз говорила, что он - настоящий Зигфрид! Он - победил дракона! Мой Зигфрид победил дракона! Давай его пригласим с нами в Виролахти!
        У Николая, похоже, голос пропал.
        - Ну, знаете ли, Анастасия Николаевна! Вам не место там, где разбираются серьезнейшие проступки! Этот рыцарь только что сорвал ходовые испытания нового линкора!
        - Зато как красиво это выглядело со стороны!
        - Два попадания торпед под мидель, четыре попадания больших бомб и пара-тройка сотен маленьких. Красота! - злобно сказал седой старик-адмирал, председатель Адмиралтейств-совета Иван Григорович.
        - Ваш племянник принимал непосредственное участие в создании летающих лодок, которые поразили торпедами «Гангут».
        - Вот я ему задам! Пусть только явится ко мне!
        Меня наказали, прямо на месте, я буду оплачивать ремонт на Морском заводе нанесенных повреждений головного корабля серии. Сорваны антенны, четверо нижних чинов имеют легкие ранения, в основном от бомб истребителей. 25 килограммов достаточно большой вес, слава богу, никого не убили. Но сумму объявили «смешную»: четыре с небольшим тысячи рублей. Чуть позже ее кассировали, превратив в три процента от оклада. Но Александр Михайлович был настроен решительно:
        - Николя, здесь собрались практически все. У меня был тяжелый разговор зимой и сегодня с полковником. Говорили мы с ним и ранее, еще на Балканах. Я считаю, что всему военному совету флота требуется познакомиться с этим мнением и принимать решение. Времени на раскачку у нас совершенно нет. А перспективы ввязаться в общеевропейскую войну огромны, и последствия, в том числе для правящего дома, могут быть катастрофическими. Все это очень серьезно, поэтому он сегодня так и рискнул.
        Все спустились в салон яхты, командир ее лично проверил отсутствие посторонних людей в служебных помещениях и доложил императору. Тот кивнул и попросил кавторанга их оставить и наблюдать снаружи.
        - Второй пост с той стороны выставить не забудьте, Иван Иванович, - напомнил император.
        Слово он предоставил не мне, а Александру. Да оно и правильно. Я сидел рядом с князем и помогал ему в письменном виде, подкладывая ему тезисы. Говорил князь достаточно долго, в том числе и о том, о чем говорили утром.
        С планированием у Адмиралтейств-совета было «туго»! О том, что все проливы будут закрыты, а фронт протянется от Черного до Балтийского моря, господа адмиралы как-то умудрились не подумать. Войну они себе представляли кратковременным сражением за несколько опорных пунктов. И вообще, она их не касалась, это дело Сухомлинова и Со. Реплики, которыми сопровождали выступление великого князя, были достаточно язвительными. Дескать, не верит князь в легкую и быструю победу. Но, наконец, переключились на меня, дескать, вы тоже не верите в победу русского оружия?
        - Не верю. Стоит войне затянуться более чем на три-четыре месяца, и у нас не хватит ресурсов ее вести. Экономические расчеты на армию в 5 - 6 миллионов человек - вот, если кого-то это интересует. Это - суточный расход боеприпасов. Начиная с четвертого месяца войны нам придется вводить ограничения на их расход. Призыв такого количества трудоспособного населения вызовет в следующем году недород хлеба. Все эти проблемы будут расти, как снежный ком, пока все не сорвется. Существует только два пути: не ввязываться в войну, но этого не позволяют нам сделать союзные обязательства по Антанте. Я предлагал князю Александру поднять этот вопрос, когда нас практически отстранили от балканской проблемы, знаю, что он писал в Петербург об этом. Но вопрос так и повис в воздухе, так как на стране висят приличные долги за строительство КВЖД. Второй путь сложнее выполнить, но технические возможности, накопленные за это время в нашем отделе Особого комитета, позволяют попытаться его реализовать. Требуется сосредоточить внимание и провести одну операцию на самом правом фланге фронта, в районе Кенигсберга, атакуя его
как со стороны Осовца, так и с направлений Мемеля и Ковно. Войска плотно прикрыть авиацией, и пробивать дорогу будет тоже она. Противник пока о ее возможностях даже и не догадывается, так же как все не ожидали такого развития событий сегодня. Линкор и три эсминца не смогли ничего сделать с маленькими «жужжалками», а еще два года назад мне приходилось доказывать, что за аппаратами тяжелее воздуха - будущее военной науки. Как только возникнет реальная угроза Кенигсбергу, то возле Куршского залива соберется весь германский флот Открытого моря. И здесь свою роль должна сыграть морская торпедоносная авиация. Единственное «но»: ни одно слово не должно уйти противнику о событиях сегодняшнего дня и об этом совещании. Нам требуется сосредоточить для этого порядка трехсот самолетов типа «Ша-6ТК» и прикрыть их таким же количеством истребителей. Примерно половина двигателей для них есть. Для пробития долговременных оборонительных сооружений в отделе разработан тяжелый «бронеход» Менделеева, вооруженный 120-мм морским орудием. Есть проект пулеметного легкого бронеавтомобиля поддержки пехоты, но он нуждается в
доработке, так как его ведет гражданский промышленник и нам пока этот проект не передали. В общем, если заранее и качественно подготовить к действиям войска на этом направлении, и выделить соответствующие финансы, то создать на решающем направлении удара технологическое и численное превосходство мы можем. Потеря флота и Кенигсберга однозначно приведет Германию за стол переговоров. Деваться ей будет некуда. И немного о бомбах, слабом месте этого проекта. В качестве авиабомб можно использовать снаряды тяжелой артиллерии, снабдив их стабилизаторами и новыми взрывателями. Что касается стоимости, то это будет дешевле и быстрее, чем построить еще один линкор. Собственно говоря, у меня всё. Но еще раз хочу подчеркнуть, чтобы создать эту ситуацию, я в течение полутора лет отказывался принимать участие в конкурсах на вооружения, которые мог легко выиграть, рисковал потерять капитал, связи и репутацию, поставил все на то, чтобы сохранить в тайне реальные возможности авиации России. Это дает нам призрачную надежду на то, что мы сумеем нейтрализовать одного из противников, если сохраним в тайне наши
приготовления.
        Адмиралы молчали. Молчал и Николай. Ведь полковники от адмиралтейства флотом не командуют. Но сегодняшняя их полная беспомощность парализовала их, ведь эсминцы были вооружены и имели полный комплект личного состава. Но все зачарованно смотрели, как над линкором поднимаются облака цветного мела. Ни одного выстрела не последовало. Люди не знали, что делать в этом случае. А ведь пулеметы вели огонь! Пусть и холостыми выстрелами. Командование и экипажи эсминцев предпочитали смотреть это «кино».
        - Да, шанс, как вы сказали, призрачный, но есть, - наконец выдавил из себя Григорович. - Угроза потери Кенигсберга, несомненно, будет купироваться именно обстрелами с моря. Но как мы обнаружим флот в море?
        - Точно так же, как я провел разведку 25 августа над всей линией будущего фронта. Самолеты вот этой серии, которые стоят у борта, могут находиться в воздухе 14 часов, - ответил князь Александр.
        - Лодки типа «Ша» в качестве разведчика даже удобнее, так как пилота можно заменить, рулевое управление дублировано. По скорости они немного уступают нашим истребителям, но превосходят по этому параметру любой самолет иностранного производства. К тому же они собраны из дюралюминия полностью. Анодированы алюминием и окрашены в несколько слоев.
        - Мы бы хотели их увидеть, - сказали члены Совета.
        - Это не сложно, требуется только высадиться в Серой Лошади или на мысе Устинский.
        Император звякнул колокольчиком и передал вахтенному помощнику приказ подать катер к парадному трапу. Туда перекочевало все императорское семейство, включая «Аликс», которая, по моим сведениям, была главным зачинщиком того, что меня перестали принимать прошлой осенью. И причина была офигительной! Я назвал шарлатана шарлатаном, имеется в виду «доктор Могульский», или как его там, модный спиритист и разводчик лохов на деньги. Этого оказалось достаточно для того, чтобы включилось три «не» с ее стороны. У нее существовало только два мнения: ее и неправильное. Из-за присутствия женщин и детей на борту им идти пришлось в Серую Лошадь, мы же с князем перелетели туда и подъехали на автомашине за ними. Остальные воспользовались местной конюшней и двуколками для подвоза боеприпасов. В машину поместилось все семейство, благо она большая. Экипаж минно-торпедной станции был выстроен для проведения Высочайшего смотра, но царь не удосужился даже одним глазком взглянуть на тех, кто испытывает самое грозное оружие флота. Это на другом берегу озера. Он осенил себя крестом, глядя на новенький купол местного собора,
и зашагал в сторону вылезших на пляж «шаврушек». С видом знатока постучал по борту лодки.
        - Какой в ней экипаж?
        - Пилот и штурман, механик, два стрелка. Пять человек.
        - Сашенька, ты на ней летал?
        - Нет, Николя. Я увидел ее только сегодня.
        - Ну-с, Степан Дмитриевич, я не слышу приглашения прокатить меня?
        - И нас! - тут же заявили две княжны-авиаторши.
        - Только механика требуется взять. Шестой парашют принесите! И еще одно кресло установите, - отдал я приказание.
        - Это еще зачем?
        - Так положено, это - авиация, - за меня ответил Александр Михайлович. Взлет, правда, произвел не слишком приятное впечатление на императора, зато девицы просто визжали от восторга, им к полету было не привыкать. После взлета Николай успокоился, сидя в правом кресле, а заметив какой-то пароходик, попросил сымитировать атаку на него. Но вид близкой воды ему не пришелся по душе.
        - Слишком большая скорость, - заметил он после набора высоты. - Давайте возвращаться. Так сколько их требуется?
        - Что-то около трехсот.
        - Где строить собрались?
        - Рига, Москва, три завода в Петербурге и в Гатчине. Все заводы чисто сборочные. Выпуск основных деталей налажен на Васильевском заводе под Владимиром, у господина Вогау, но полного комплекта чертежей на заводе нет, только деталировка. По 50 машин в серии. За два-три месяца должны управиться.
        - Можете приступать к работам.
        - Там необходимо, чтобы военная контрразведка все просмотрела и подготовила. Особенно в Риге.
        - Сашенька, обеспечь. - На посадке Николай опять сжался, летать ему не понравилось.
        А через два дня я получил приказание прибыть в Кронштадт на 16-й причал. Там мой «Роллс-Ройс» погрузили в трюм яхты «Штандарт», которая доставила всех в Уккосаари, небольшой причал неподалеку от современной Торфяновки, погранперехода через советско-финскую границу, но на территории сегодняшней Финляндии. Граница теперь проходит по этому заливу. Там находился загородный дом Александра Третьего, в котором прошло детство Николая Второго. И каждый год его семейство приезжало в эти места. Официальный повод от меня довольно долго, целых пять дней скрывали. Оказывается, Адмиралтейств-совет представил меня к званию инженер-контр-адмирал, и эта самая Аликс решала, «удовлетворять» ходатайство или нет. Утром на следующий день, как мне были вручены новые погоны с аксельбантами, я отпросился в Питер, «переодеться», и назад более не возвращался. «Штандарт» ушел в Ригу и встал на ремонт, дел было выше крыши, а гонять полдня мячик на корте - это не для меня. Почти сразу поступили деньги и распоряжение построить 10-местную летающую лодку повышенного комфорта для императорской семьи. В авиацию поверили.
        Глава 9. Положение генералов в России 1913 года
        Вместе с эполетами, а они похожи на крылышки на плечах, прилетели бумажки, бумаженции и бумажищи. Кроме того, появилась целая свора адъютантов. Отдел есть «отдел», никуда не денешься. Целых два кабинета, правда по соседству. Один в Адмиралтействе, он - главный, второй - в Генштабе, который решил, неожиданно для себя, что воздушная разведка - это и их ипостась, и выделил для этого еще один отдел. Флот и армия, как почти во всех странах мира, мирно не уживались и соперничали между собой. Я же пока являлся уникальным специалистом по подготовке кадров и разработке средств ведения этой самой разведки. Заодно этот кабинет стал местом общения между флотом и оперативным отделом Генерального штаба, который приступил-таки к разработке Восточно-прусской операции. Времени оставалось в обрез, поэтому четверо пилотов, под командованием штабс-капитана Нестерова, пересели на модернизированные «Фарманы-HF-14», имевшие какой-никакой кокпит и оборонительный пулемет, и приступили к фотографированию и картографированию приграничных оборонительных сооружений в указанном районе. После СКМ-1 и СКМ-2м, это были «летающие
метлы», но выдавать себя противнику - себе дороже. Ежедневно поездом все снимки отправлялись в Петербург и попадали как раз в тот самый кабинет в Генеральном штабе. Не без приключений! Посылочками заинтересовалась немецкая разведка, которая, под видом ограбления, попыталась завладеть одной из таких посылок. К счастью, слежку за собой заметил один из курьеров мичман Ваксмут, который сообщил про это своему непосредственному начальнику инженер-механику мичману Звереву. В момент «ограбления» в рулоне, вместо пленки, находилась карта и план работ по мелиорации уезда в Августовском районе, через болота в котором шла тропа контрабандистов. И отчет пограничной стражи по пресечению данного вида деятельности в том районе. Позже выяснилось, что наша уловка удалась, немцы даже предложили использовать эти самые самолеты для пресечения этой деятельности и на территории Пруссии. Ущерб казне контрабандисты наносили весомый по обе стороны границы. Заодно «познакомились» с новейшими разработками германского авиапрома: невооруженным «фоккером А-1», истребителем «Авиатик С-1» и самолетом-разведчиком Таубе А-54,
последний, кроме разведывательных функций, мог нести примитивные авиабомбы. Кроме того, на морском участке иногда встречались поплавковые самолеты фирмы «Zeppelin». Вся авиация, обратите внимание (!), строилась вокруг дирижаблей! Как и предлагали светлые головы из командования военно-инженерного управления имперской армии. Что совершенно не удивительно: обе стороны были ближайшими родственниками, и не пропускали сезонов в Баден-Бадене. Один мозг на всех! И «имею мнение, хрен оспоришь!». Летающие «монстрики» встречались достаточно часто, они вели как глубинную разведку, так и занимались «слаживанием». Именно на дирижаблях впервые появились радиостанции, и немцы первыми применили это средство в качестве летающего командного пункта. Увы, выпуск таких гигантов был не по силам тщедушной экономике России. Дирижабли строились, но из немецких материалов, с помощью немецких инженеров. Двигатели поставлялись оттуда же. Но по размерам и грузоподъемности они значительно уступали «Цеппелинам». Всерьез немецкий Генштаб нашу «авиацию» и не рассматривал. В сравнении с гигантской машиной имперских ВВС наш «воздушный
корпус» выглядел худенькой маленькой мышкой, рядом с огромным «крысиным королем, о семи головах». Ну, а так как информация о наших «сложностях» регулярно сливалась в Германию непосредственно через посла, то и германская разведка меня давно уже «списала», считали, что занимаюсь «прожектерством» и «дою лохов на деньги». Экономически компания держалась на выпуске гражданской продукции. Свою нишу дельтапланы в военном ведомстве не получили. Флот только-только начал осваивать моторные модели, и дальше полетов с берега с редкими посадками на корабли, толком еще их не освоил. То есть аппараты служили связными, сбрасывая вымпелы на корабли. Не бог весть какие функции. Радиостанции могли все то же самое сделать дешевле и быстрее. Однако Особый комитет нашел и передал под переделку новенький пароходик «Царь», построенный в Шотландии на верфях Barclay Curle & Company Ltd в прошлом году, который перегнали из Либавы в Гельсингфорс. В Петербург провели на буксире его «систершип» «Prince of Wells», на который решили ставить не паровые машины, а четыре турбины: две переднего хода и две малые - заднего хода. Это -
будущие эскортные авианосцы, тоже находящиеся под «надзором» нашего отдела Особого комитета. В связи с этим истребитель И-1 срочно модернизируется, у него появится продольный «киль» и убираемый посадочный крюк. Кроме того, строятся два биплана, точнее, полутораплана с толстым крылом, пикирующий бомбардировщик и торпедоносец, с базированием на кораблях. Но до этого еще далеко, и я стараюсь не размениваться на «мелочи». По времени мы уже не успеваем с этими проектами к началу войны. Основное внимание - строящимся летающим лодкам и истребителям. Плюс вытаскиваем из Германии линзы для оптических бомбовых прицелов и оборудование для производства гексогена «Е», который еще не получил признания в германских вооруженных силах из-за его нестабильности. Его еще пытаются лить, а не прессовать, отсюда и проблемы. Генерала Ипатьева направили на Донбасс, наладить производство толуола и других компонентов для ВВ, которые ранее в России не производились. Пока под зад не пнешь, никто не пошевелится! В целом в результате того самого совещания серьезная подготовка к войне началась, наконец-то. С огромным опозданием, но
«лед тронулся, господа присяжные заседатели». Вряд ли это поможет, но упремся - разберемся. Кстати, после встречи в предместье Парижа с автором доставленного Кобой письма, я как бы перестал считаться «отступником» и «отошедшим от партии человеком». Руководство партии одобрило принятие данного поста. Чисто по делам, а екатеринбургский депутат Госдумы от РСДРП(б) Петровский одновременно был председателем достаточно крупного в тех местах кооператива и входил в состав местного профсоюза и официально являлся нашим поставщиком большой части приборов, мы имели возможность встречаться в Гатчине, что решало проблему со связью, так как Коба осенью 1912 года был в очередной раз арестован и едва сумел выкрутиться, но надзор за ним стал гораздо более жестким, и вырваться в Питер у него не получалось. Дальнейшие усилия привели его в Туруханский край, впрочем, там оказались все представители-легалы, но до этого еще было далеко. Связь была, хотя в данный момент времени она не слишком требовалась. Линия на вступление в войну партией поддерживалась, будущие мобилизационные планы полностью соответствовали целям и
задачам грядущей революции. Увы, судорожные попытки хоть что-нибудь сделать в текущих условиях натыкались на сплошное «кумовство», распил бюджета, приходилось проводить кучу никому не нужных встреч, причем очень упорствовали «кадеты», стремясь любыми путями прорваться к открывшейся кормушке. От них и через них в чужие генштабы уходила информация о наших усилиях.
        Зимой 1914 года в мой кабинет в Генштабе буквально ворвались два англичанина: чрезвычайный и полномочный посол Великобритании Бьюкенен и помощник военного атташе Торнхилл. Присутствие последнего говорило о том, что моей скромной фигурой заинтересовалась всемогущая SIS. Присутствие посла ему понадобилось, чтобы его не спустили с лестницы. В Генштабе прекрасно знали, что он - резидент, и, впрочем, как и сам посол, водит дружбу исключительно с «кадетами» и «октябристами». Если что, к октябрю 1917 года эта партия никакого отношения не имела. Название партии восходит к манифесту 17 октября 1905 года. Возглавлял партию бывший председатель III Государственной Думы депутат Александр Гучков. Обе поддерживаемые партии «стремились установить в России конституционную монархию, по примеру Великобритании». То есть в этих партиях было настоящее сборище «англофилов». Следует отметить, что настроение офицерского состава, а особенно офицеров и генералов Генштаба, было ориентировано строго в обратном направлении. Англия совсем недавно присоединилась к союзу Франции и России, который был создан для того, чтобы
«противостоять Англии». Да-да, это был антибританский союз изначально. Однако Франция потерпела ряд поражений от Германии и сменила приоритеты. Германия была важнейшим торговым партнером России. После подписания в 1907 году достаточно унизительного договора с Великобританией военные отправили в отставку министра иностранных дел Извольского, но на его место сел даже больший англофил Сергей Сазонов. Поэтому посол левой ногой открывал любые двери, предпочитая прямые переговоры с Николаем всем остальным способам «дипломатической игры». Да вот нашла коса на камень: Николай в подробности проекта не вдавался в силу своей некомпетентности. Его «убедили» совершенно другие люди, но меня он «сдал». Сказал Бьюкенену, что этим делом командуют его дядя Александр и я. Александр, а он по совместительству был наместником на Кавказе, где наши интересы были преданы Извольским, Бьюкенена игнорировал, поэтому англичане пошли ва-банк. Дело в том, что в том же 1907 году в Гааге была принята «конвенция» «О запрещении метания снарядов и взрывчатых веществ с воздушных шаров». И «все страны мира», кроме безумной России, ее
неукоснительно соблюдали. Ага, так я и поверил! В ответ на обвинения я сказал:
        - Господин посол! Вам такая аббревиатура: А-эФ-Си, RFC, знакома? Королевский летный корпус.
        - Нет, мне это название ничего не говорит.
        - Тем не менее на начало 1912 года в нем наличествуют 1 дирижабль, 12 пилотируемых воздушных шаров и 36 бипланов Блерио и Авро. Грузоподъемность дирижабля определяется примерно в 18 - 25 тонн. Воздух возить будете? Тем не менее Россия дирижаблей не строит. У вас еще вопросы есть?
        - У нас имеются сведения, что вы и ваши люди участвовали в нападении на турецкие дестройеры, - задал вопрос Торнхилл.
        - Мы ни на кого не нападали, напали на нас.
        - Но вы же смогли чем-то потопить новейший боевой корабль.
        - У него сдетонировали торпеды в результате обстрела из пулеметов. Отчет об этом опубликован в «Морском сборнике».
        - Но вы же не будете отрицать, что такой же атаке подвергся новейший линкор «Гангут».
        - Что, тоже утонул? Мне об этом ничего не известно. Не далее как вчера «Ведомости» опубликовали статью о том, что он прибыл в Гельсингфорс, и заводчане исправляют обнаруженные недоделки. Так что опять мимо. Россия не производит запрещенное оружие. Хотя оспорить, что аэропланы и воздушные шары - это совсем разные устройства, и любое вооружение аэроплана под действие конвенции не подпадает - раз плюнуть. А дирижабли строит Германия, господин помощник атташе. Вот там требуется задавать такие вопросы. Господа, у меня решительно нет времени продолжать этот захватывающий разговор.
        Уходя от меня, они еще несколько раз злобно оглядывались, ведь эта русская сволочь, вместо того чтобы расстелиться в коврик, когда его метелят белые сахибы, выставил их из кабинета. Совсем зажрался, царский держиморда! Через три дня последовала попытка террористического акта на мою скромную персону. Трое одетых в студенческие шинели молодых, но бородатых, людей попытались метнуть мне под ноги самодельное взрывное устройство, которое пришлось пинать сапогом и открывать стрельбу из маузера на поражение. Бомбометателю не повезло, второе устройство сработало рядом с ним, отбросить его он не сумел. Еще один убитый «студент» с фальшивой бородой оказался эсером в бегах, а третий «сел на перо» в камере предварительного заключения. К тому же полиция отказалась принимать мое заявление о связи уважаемого посла и помощника атташе с российскими террористами.
        Я же, по совету генерала Ван-дер-Флита, главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского гарнизона, вначале вернулся в Гатчину, а затем выехал на рекогносцировку в Виленский край, где полным ходом шло строительство скрытых аэродромов, по типовому проекту «Устинский». По докладам военных атташе, наиболее подготовлены к войне Германия и Франция, последняя начала тайную мобилизацию, которая проходит достаточно вяло. Однако еще в 1913 году Франция изменила закон о воинской службе, продлив на один год ее срок. Плюс «опустила» на год возраст призывников. В результате нехитрой операции республика довела состав вооруженных сил до рекордных 883 тысяч человек только в сухопутных войсках. Германия держала под ружьем 808 тысяч. Еще Французская республика резко интенсифицировала закупки авиации, доведя бюджет французского воздушного флота до рекордных 6 миллионов франков. Мы же получили из бюджета чуть более полутора миллионов рублей.
        Глава 10. Первая мировая, у которой еще нет этого названия
        Впрочем, жаловаться авиаторам не приходилось. Активную деятельность развил Сикорский, построив пять четырехмоторных бомбардировщиков: один «Гранд» и четыре «Илья Муромец», один из которых поставил на поплавки. В результате этой самодеятельности нам не удалось разместить заказы на летающие лодки и истребители в Риге на «Руссо-Балте». Отставание по поставкам продолжало нарастать, пока не было принято решение передать нам новые мастерские в Либаве. После доставки туда морем и железнодорожным транспортом моторов из Гатчины, деталей фюзеляжей и плоскостей, начали массовую сборку, после этого вышли на плановый выпуск, как истребителей, так и лодок. Одна беда: отработать торпедометание даже практическими торпедами было невероятно сложно. Их катастрофически не хватало. Идея «массированного» удара по германскому флоту, вышедшему на второе место в мире, похоже, приказала долго жить. Экономика не могла себе этого позволить. В бой пойдут совсем не «старики».
        Очень много возни было с пулеметным вооружением: выпускаемые «максимы» были очень тяжелы, а поступившие из Англии и США «Льюисы» имели кожух воздушного охлаждения и малый боезапас. К тому же напор воздуха «способствовал» изгибанию ленты, что приводило к задержкам при стрельбе. Несмотря на наши усилия, «заводчане» их переделывать отказывались, все выполнялось усилиями трех мастерских корпуса. К лету 1914 года заказ на лодки был выполнен на 65 - 70 %, а по истребителям-бомбардировщикам на 42 %. В начале июня пришлось снять с производства Ша-6ТК и переводить все производство на СКМ-2М и СКМ-2МП, чтобы хоть чуточку иметь их про-запас. Именно в июне, шестого числа, в Ковенский округ начали прибывать гвардейские части, и появился генерал Ван-дер-Флит.
        - Ваше высокопревосходительство! Частям Гвардейского корпуса требуется отработать взаимодействие с частями нашего корпуса, изучить сигналы управления и наведения на цель.
        - Батюшки святы, да на кой это нужно? Что вы со своими «жужжалками» можете? Другое дело нам подсказать: где ворог затаился, это было бы к делу.
        - Вы же у генерала Кауфмана служили, помнится?
        - Имел честь быть его адъютантом, так что вместе с ним всю туркестанскую кампанию прошли.
        - Ну, тогда видели, как беркут охотится. Кружит себе в воздухе, высоко кружит, из винтовки его не сбить, а потом - раз, и пикирует на цель, один удар, когти в спине, а он глаза выклевывает. А когда его наездник на руке везет, то он дает команду беркуту, снимая ему с глаз колпачок и подбрасывая его в сторону цели. Вот так и с нашими аэропланами. Сами по себе мы будем долго кружить, тратить горючее, и можем ничего не увидеть, а тут ваши гвардейцы нам знак выложат, да пару цифр, где искать. Мы прилетим и ударим.
        Еле-еле уговорил его выделить батальон и направить его на полигон под деревней Рукла. Тем не менее каким-то образом чуть позже стало известно, каким именно, генерал сумел организовать показ этого действа будущим руководителям наступления на Кенигсберг. От меня он держал все в тайне, и мы не были в курсе, что кроме гвардейского батальона будут задействованы войска 3-го армейского корпуса генерала от инфантерии Епанчина и 1-й гвардейской кавалерийской дивизии, только что выгрузившейся из эшелонов и направляющихся на данный полигон. Инспектировать эти войска направился сам генерал Ренненкампф. Гвардейцев об этом тоже не предупредили. Но у них был телефон, который провели на гарнизонную радиостанцию. Через нее мы могли получать сообщения и отвечать на них.
        Обнаружив выдвигающиеся в его сторону войска, командир батальона капитан Свищов снял трубку и позвонил на радиостанцию, отправив заодно своего ординарца в Руклу. Получив сообщение, я поднял два звена СКМ-2М и пару И-1М. В момент, когда мы их обнаружили, к походной колонне приблизился экипаж генерала Ренненкампфа и сопровождающая его полусотня «Дикой дивизии», горцы кавказские. Само собой разумеется, что во время встречи начальства в небо никто не смотрит. Мы же убавились до самого малого и открыли холостой огонь из пулеметов. Бомбы сразу, даже керамические, бросать не стали, но конница бросилась врассыпную. Открытая коляска с командующим округом перевернулась, но самого командующего в ней не было. Сделав два захода и полностью освободив дорогу, мы высыпали «подарки с неба», в виде цветных столбов мела. СКМ пошли домой, а нам с капитаном 2-го ранга Дорожинским пришлось садиться на «разбомбленную дорогу» за клизмой с патефонными иголками. Выпустили шасси и сели.
        Начальство все пыли и в мелу, орет так, что шум двигателя тише.
        - Начальник инженерно-оперативного отдела авиации армии и флота инженер-контр-адмирал авиации Гирс, - представился я.
        Следом за мной представился командир первого истребительного авиаполка ВМФ Дорожинский.
        - Что вы творите?
        - Отрабатываем с 6-м гвардейским батальоном Кексгольмского полка сигналы наведения авиации на цель. В качестве цели нам была обозначена колонна кавалерии в районе полигона Рукла.
        - А где шестой батальон?
        - Вон там его позиции, кто-то от них скачет.
        Шестеро конных, среди которых в простом казачьем седле и в бурке, несмотря на летнюю жару, прискакал 70-летний командующий гвардией. Скинув бурку на руки адъютанту, Константин Петрович, улыбаясь во все усы, откозырял и пожал руку всем генералам, за исключением меня.
        - Это я послал этого наглеца посмотреть, как и что он сможет сделать с дивизией на марше. Ну, что сказать! Десяток его пилотов превратили дивизию в стадо. Прямо скажем, не самое приятное открытие. А если германец так навалится?
        - Вот эти аэропланы предназначены для борьбы с себе подобными. Увидели авиацию противника - вызывайте нас.
        - А что делать, пока вы летите?
        Я достал отпечатанные в отделе брошюры по организации противовоздушной обороны и наблюдения на марше, в наступлении и в обороне.
        - Их у вас много, таких наставлений? - спросил командующий округом.
        - Здесь не очень, но в Петербурге их напечатано достаточно.
        - Они нужны здесь! - слегка повысив голос, сказал Павел Карлович.
        - Дайте телеграмму в 8-й отдел Генштаба. В уголочке ее номер. Открытым текстом название не упоминать. По планам Генштаба, три эскадрильи будут поддерживать наступление вашей армии, ваше высокоблагородие, еще четыре - 2-ю армию. Кроме того, в моем подчинении находятся достаточно значительные силы авиации, но подчиняемся мы Ставке. Требуется отработать взаимодействие между приданными вам частями нашего корпуса и вашим штабом.
        - Почему так поздно? Это требовалось сделать еще год назад!
        - Такие указания мы давали, не только я, но и Адмиралтейств-совет. Военный министр имел подробные указания. Остальное от меня не зависит.
        - Из рук вон плохо! Напротив нас стоит 8-я германская армия, которая превосходит нас только по численности в шесть раз. Идет задержка с развертыванием уже в два месяца, плюс наш «варшавский друг» совершенно не торопится и направляет свои войска к границе пешим порядком. Им топать полтора месяца. - «Варшавским другом» Павел Карлович назвал генерала Жилинского, командующего Варшавским округом и 2-й армии. Я сам дважды ездил и летал в Варшаву, но «не был удостоен чести лицезреть» самого титулованного генерала императорской армии, имевшего 21 «боевую» награду, при этом не участвовавшего ни в одной из многочисленных кампаний русской армии. Однако в планах Генштаба именно он планировался командующим Северо-Западным фронтом. Генерал Самсонов еще отдыхал на Кавказе, пил минеральную воду и вел неторопливые беседы на тему будущей войны. В Варшавском округе все приходилось подготавливать на местах, без участия руководства округа. Здесь, в Вильно, несмотря ни на что, мы подготовили склады, аэродромы, телеграфные станции, несколько радиостанций (громадный дефицит тех времен, только французского или английского
производства, было несколько «Телефункен», но использовать их запрещалось каким-то приказом Сухомлинова). Судя по всему, армия Самсонова была обречена еще на уровне подготовки к наступлению.
        Первая армия имела мобилизационный план, предусматривающий трехдневный выход на рубежи всех соединений. Сразу после того, как командующий осмотрел подготовленные к противовоздушной обороне позиции 6-го батальона, для чего в батальон были поставлены треноги и прицелы системы Колесникова в двух вариантах: отдельная тренога для установки тела пулемета без станка, и присоединяемая к станку тренога, позволяющая быстрее развернуть зенитную огневую точку, в Вильно состоялось мое знакомство со всеми командирами дивизий и корпусов, кроме еще не прибывших. Да, мы, конечно, припозднились с этими занятиями, но все наши просьбы провести их ранее уходили как в песок в военном министерстве. Станки Колесникова еще в 1913 году были отклонены военно-инженерным управлением, а они были в два раза легче, чем Максим-Виккерс. Но мы не оставили в беде талантливого инженер-капитана. Кстати, знаменитый ПВ-1 появился на 14 лет раньше, и сделал его тот же самый мастер Дегтярев, который предлагал еще в 1912 году свой «вариант» «Максима», со сменными стволами и маленькой затворной рамой. Сейчас доводит синхронизатор, а стволы
сразу встали на штатные места, там, где стояли старые «максимы» с водяным охлаждением. Тем не менее кое-какой запас, то есть задел, у нас имелся, поэтому передача в войска первой линии на этом участке фронта приспособлений для организации ПВО участка началась немедленно. Кроме того, поступило два зенитно-пулеметных дивизиона на автомобилях «Уайт» и «Руссо-Балт». В общем, несмотря на подавляющее превосходство в авиации, мы сухопутчиков не забыли, так как со связью в армии было не просто плохо, а она попросту отсутствовала. В дефиците были даже провода для телефонов, да и самих телефонов было очень мало. Бельгийцы не слишком торопились выполнить и этот заказ.
        Громом среди ясного неба прозвучало убийство наследника престола эрцгерцога Франца Фердинанда, его супруги Софии и наместника Боснии и Герцеговины фельдцехмейстера Оскара Потиорека 15 июня 1914 года по старому стилю сербом Неделько Чабриновичем. Его граната попала прямо в пассажирский отсек кабриолета. В тот же день Австро-Венгрия выдвинула заведомо неприемлемый ультиматум Сербии, и через три дня объявила ей войну, несмотря на практически полное выполнение Сербией ультиматума. Однако немедленного наступления не последовало, хотя австрийская артиллерия взяла под обстрел Белград. Россия пообещала Сербии военную помощь, в том числе открытие второго фронта на австро-российской границе, но не объявила общую мобилизацию, подняла по тревоге только малую часть военных округов, примыкающих к Австро-Венгрии. Премьер-министр Франции в это время находился в России, но с его стороны жесткой поддержки как действий России, так и Сербии, не последовало, что дало германской стороне повод усомниться в действенности военного договора стран Антанты.
        Метания с объявлением полной мобилизации продлились трое суток, чему способствовала телеграмма Вильгельма II Николаю II. Реально Германия уже провела мобилизацию и в эти три дня занимала позиции в Эльзасе и Лотарингии. Затем последовал германский ультиматум России прекратить мобилизацию, и после истечения его сроков Вильгельм объявил войну России. Через сутки Николай с балкона Зимнего дворца объявил, что вынужден отвергнуть ультиматум. В целом становилось абсолютно очевидным, что официально Первая мировая война началась.
        Ко мне же 14 июня в Вильно поездом приехала Кристина Павловна, у которой были «весьма важные новости». Она - в тяжести! Блин! А вовремя-то как! Уже третий месяц. Я, действительно, приезжал по делам в Гатчину в это время, когда организовывал передачу в Либаву комплектующих для лодок и истребителей. Оба тогда соскучились основательно… В первый день по ее приезду мы мирно обсуждали эти новости, а на второй день мне стало понятно, что ее требуется срочно отправить обратно. Она, похоже, обиделась, но я купил ей обратный билет, а сам уехал, еще раньше ее, в Августов, где требовалось срочно заканчивать подготовку мест дислокации для четырех эскадрилий. Так получилось, что более мы с ней так и не встретились, так как по моему совету она уехала из Гатчины к своей матери в Эстляндию. Некоторое время письма от нее приходили, затем нам несколько раз сменили полевую почту, а я точный адрес в Эстляндии где-то потерял. Впрочем, мирной жизни уже не намечалось, от слова совсем.
        Первый боевой вылет мы совершили через семь дней после этого, рассеяв подходившие подкрепления к мосту королевы Луизы, который практически без потерь заняли гвардейцы 1-го Гвардейского кавполка, обеспечив беспрепятственную переправу через Неман. В тот же день, чуть южнее у Вержболово, с нашим участием была взята станция Эйдткунен, и во встречном бою, опять-таки с помощью конницы, взята станция Шталлупёнен, на которой захватили большое количество осей для германских вагонов. В обоих случаях именно действия авиации во многом способствовали быстрому продвижению войск вперед. С этого момента при штабе армии и в штабах корпусов появились постоянные наши представители. Увы, только в первой армии. Вторая, по совершенно непонятным причинам, атаковала противника только через трое суток. К тому времени я выполнил уже 16 вылетов, большей частью для поддержки действий 2-го пехотного корпуса генерала Шейдемана, который от Августова успешно продвигался вперед, занял Лик, Арысь, подошел к крепости Боен, обойдя укрепления противника, выявленные еще в 13-м году штабс-капитаном Нестеровым, и преодолев 96 километров
за трое суток. Пешим порядком! В его корпусе существовал единственный 31-й казачий полк и четыре пехотных дивизии. Тем не менее казаки вышли на окраину Растенбурга и блокировали перевозки по одной из важнейших железных дорог Восточной Пруссии.
        Не менее успешно действовал на правом фланге кавалерийский Гвардейский корпус, который продвигался на Кенигсберг с севера, взял Тильзит, Гросс Скайсгиррен, и двигался на Лабиау. В центре наступление некоторое время сдерживал 1-й армейский корпус Франсуа, активно контратаковавший армию Ренненкампфа, но к исходу пятых суток наступления корпус практически перестал существовать. Сказывалось то, что большинство офицеров и унтеров 1-й армии имели немалый опыт боев в ходе японской войны, плюс армейская артиллерия была отлично подготовлена для стрельбы с закрытых позиций. Ну и мы успевали сбросить данные авиаразведки в штабы дивизий и корпусов. Плюс постоянно давили на районы выгрузки и развертывания войск. Увы, с немецкой авиацией в первые дни мы не сталкивались, ее немцы полностью отправили на Западный фронт. По нашим сведениям, флотская авиация в Кенигсберге существовала, но, видимо, армейцы и флотские между собой договориться не могли. Достаточно успешное наступление на левом фланге, хотя и не такое стремительное, как на правом, поставило командование немецкой армией в «позу прачки». Относительно
малочисленная 1-я армия за счет двух обходных ударов создала угрозу окружения трех немецких корпусов 8-й армии. А прорыв армии Самсонова обрекал всю армию на большой котел. Единственное «но»: Самсонов наступал всем фронтом, стараясь «держать линию». Фланговых ударов он не наносил. Попытки надавить на него парировал приказом по фронту. Ему поставлена именно такая задача.
        На третий день наступления, поняв замысел русского командования, немцы решились атаковать Реннекампфа всеми имеющимися силами, введя в бой 1-й резервный корпус, однако, в том числе из-за действий нашей авиации, одновременный удар всеми имеющимися корпусами был для немцев невозможным. Последовали атаки одна за другой на разных участках фронта. На рассвете 23 июня две дивизии немцев атаковали 28-ю правофланговую пехотную дивизию севернее Гумбинена. Причем одна из них уперлась в позиции Лейб-гвардии Кексгольмского полка, и в течение четырех часов пыталась выбить его с позиции. Мы трижды за это время совершали бомбо-штурмовые удары по атакующим. 1-я немецкая кавдивизия успешно обошла 28-ю дивизию и попыталась ударить с тыла, но была атакована всеми тремя эскадрильями и рассеяна еще на рубеже атаки. Удачно действовала артиллерия соседней 29-й нашей дивизии, буквально разметавшей огнем с закрытых позиций выдвинутую на прямую наводку артиллерию противника. В ходе боя пришлось садиться у небольшого села Пилькаллен (не город, а село), где «отдыхал» Хан Нахичеванский, категорически отказывающийся покидать
уютное село. Лично он был легко ранен в руку, а его начштаба был убит вечером предыдущего дня. После этого конники пришли на выручку 28-й дивизии и добили немецкую конницу у Гумбиненского леса.
        Прошло четыре часа, и немцы вновь атаковали теперь части южнее Гумбинена, но попали под мощный обстрел русской артиллерии и начали отход, причем большая часть 35-й пехотной дивизии немцев навсегда остались в тех местах. Мы зафиксировали их отход и сообщили об этом в штаб армии и начальнику корпуса генералу Епанчину, который начал преследование корпуса Макензена. Подошедший резервный корпус фон Белова решительных действий не предпринимал и начал отступление вместе с частями Макензена. Вечером 1-я армия вошла в Инстернбург, где состоялся парад войск. Ну как же без этого? Жизнь просто обязана состоять из одних парадов. В тот же день ночью Инстернбург был подвергнут бомбардировке с воздуха, малоэффективной, по моему мнению, но с использованием авиабомб калибра 250 килограммов. А зенитно-пулеметные дивизионы, оба, находились в Шталлупёнене, куда перенес свою ставку командующий. Пришлось взлетать ночью на СКМ-2МП, поплавковых истребителях, которые могли долго барражировать в воздухе и искать место вылета дирижаблей. Их аэродром был обнаружен под Алленштайном. Первый возвращающийся «Парсеваль» обнаружили
на высоте около 3 километров. Он шел без сопровождения, и мы атаковали его сверху, с высот, недоступных для немецких самолетов. К тому же ни одной огневой точки у него вверх не смотрело. Трассирующие пули прошили его, и он вспыхнул весь. Я приподнялся в кабине и перезарядил оба «льюиса». Кстати, диски пришлось сильно дорабатывать, большинству менять замок пришлось, так как не подходил любой диск к любому пулемету. Сменить диск была целая проблема. А делать приходилось это одной рукой и снизу-вверх. Второй дирижабль шел под охранением из пяти истребителей, это был новейший жесткий «Шютте-Ланц», и шел он не к Алленштайну, а возвращался в Кенигсберг. Его сопровождало пять «Fokker A1», которые по умолчанию, по буквенному обозначению, были не вооружены. Фактически на всех пяти машинах стояли пулеметы «Шпандау», с синхронизатором. Это «открытие» и определило характер боя. Я заложил широкий вираж, с целью выйти сзади-выше «Z-4», а вражеские монопланы довольно шустро крутнулись и попытались набрать большую высоту. Увы, их двигатели работали только в одном режиме, это были «гномы», поэтому ни прибавить, ни
убавить скорости они не могли. Многочисленными расчалками они сильно напоминали мой «дельтаплан». У них была «мачта», с помощью которой «работало» тонкое крыло без несущего лонжерона. Помешать атаке на «Цеппелин» они были не в состоянии. Двое из них попытались поставить заградительный огонь, остальные не успели выполнить этот маневр. Что сказать? Живучесть жесткого дирижабля гораздо выше и горит он поотсечно, но горит не хуже, чем любая водородная зажигалка. Затем пришлось удивляться немцам истребителям, когда мы с Павлом, моим ведомым, слитно выполнили «петлю Нестерова», ее правда называли несколько по-другому, но это неважно, мы оказались в хвосте у «пятерки», хотя строй немцы не держали и действовали сами по себе. В отличие от них, мы могли регулировать свою скорость, и буквально зависать у них за спиной, и бить короткими очередями с 50-метровой дистанции. Одной атаки хватало за глаза. Когда остался один из «пятерки», то мы предложили ему следовать за нами. Павел висел у него на хвосте, а я зашел сбоку и подал ему сигнал, следовать за нами. Он не понял, пришлось показывать ему все руками. Дошло, но
после очереди Павла по плоскости. Удивительное дело, но он даже и не пытался нас обстрелять на проходах, мы опережали его по скорости, и долго плестись в хвосте у него не могли. К тому же у нас были бипланы, которые были гораздо маневреннее его моноплана. Топлива ему не хватило, пришлось Павлу садиться вместе с ним на какую-то поляну, а мне по прилету направлять к ним эвакуационную команду. Впрочем, еще до ее отправки, прилетел Павел, который пересадил немца в пустой бомболюк, а у его самолета выставил охрану. В плену оказался Unterleutnant Бёне. Пробыл он у нас не слишком долго, его обменяли через Швецию. В первый год войны Красный Крест творил, что хотел, на территории России. Кстати, он вернулся в Германию и стал асом. Погиб в авиакатастрофе, точнее в воздушном бою, но столкнувшись с другим немецким асом Освальдом Бёльке. Оба погибли. Но тогда это был довольно испуганный молодой человек, которого потрясла та легкость, с которой мы расправились с его соратниками. Мы бы сбили и его, но требовался в целом виде синхронизатор с его машины. А мы были глубоко в тылу у немцев. О наших намерениях он ничего
не знал и был уверен, что мы проявили большое благородство. Кстати, эти самые «фоккеры Е1» стали грозой Западного фронта. Мы же увидели первую полевую переделку «фоккер ЕА1», невооруженного моноплана в вооруженный, причем с солидным запасом боеприпасов. Нам это было крайне интересно, так как СКМ-1 изначально был монопланом, но у нас не было синхронизаторов, поэтому пришлось использовать бипланную схему. С механическими синхронизаторами я знаком не был, да и лезть в эти дебри особо было некогда. Пулемет и его «причиндалы» мы сняли и отправили в Ковров Дегтяреву, который разрабатывал схожее устройство. Вдруг пригодится? Впрочем, первый надежный и легкий синхронизатор для «Максима» и «Льюиса» сделал капитан Александр Вегенер, штатный командир 1-го звена Гатчинской школы. Начиная с августа месяца 1914 года пулеметы на всех машинах переехали под капот, кроме тех, которые использовали биротативные двигатели, и в крылья. А СКМ-2М вновь стал монопланом, хотя бипланы еще долго выпускались, так как полностью отвечали всем условиям воздушной войны, а посадочные характеристики у них были лучше. Но пулеметы
переехали в нижнее крыло, где их было легче обслуживать.
        На фронте после взятия Инстернбурга произошли серьезные изменения, так как были сняты командующий 8-й армией Притвиц и его начштаба Вальдерзее. Вместо них направлены генералы фон Гинденбург и Людендорф. Оба из-под Позена, пруссаки, одного из них кайзер отозвал из отставки. Линия наших войск первой армии уже соприкоснулась с укреплениями на реках Дейма и Прегель, и наш отдел подтягивал туда нашу «новую» игрушку: «Бронеход» Менделеева. Их было изготовлено 8 штук, две роты по четыре машины в каждой. Для успеха операции нам требовалось захватить мост у поселка Шелеккен. Паника у немцев была огромной, но не настолько, чтобы они забыли про мосты. Поэтому требовалось тихо провести операцию. Я заранее перебросил вместе с кавалергардами в Келладден роту планеристов штабс-капитана Алентова, скоростные стартовые лебедки и несколько автомобилей. Кроме того, 25 моторных дельтапланов, которые могли буксировать безмоторные. Эту роту перед войной мы выдрессировали как диверсантов. Поголовно были вооружены автоматическими «Маузерами», снабжены гранатами, на многих дельтапланах стояли съемные «льюисы». «Тяжелые»
УТ-1 могли доставлять боеприпасы. Главным тяжелым оружием роты было шесть 82-мм минометов, которые не были приняты на вооружение в 1913 году. «Нам это не надо!» Ну, а нам понадобилось! Лично прибыл проводить роту в первый рейд, заодно проверил железнодорожников, готовность двух бронепоездов и четырех эшелонов с танками в Меляукене.
        В два часа ночи начали подниматься дельтапланы, перелетать за речку и садиться на площадках неподалеку от первого и второго моста. Затем началась ночная атака, тихо вырезали часовых, перерезали провода к зарядам в опорах, затем Алентов поморгал нам фонарем, и началась атака на замок Лаукен, на правом берегу Деймы, где находился батальон немцев, охранявших этот мост. Атаку поддержали огнем два бронепоезда со 130-мм морскими орудиями. Рота Алентова уверенно держала оборону на позициях, подготовленных самими немцами. Оказав поддержку войскам гвардейского корпуса, бронепоезда пересекли реку и возглавили атаку на Лабиау. Мы зашли во фланг укрепрайону немцев, смогли выгрузить танки, обеспечили их прикрытие гвардейской конницей и дальнобойной артиллерией. А войска 20-го корпуса взяли станцию Велау. Третий корпус подошел вплотную к Алленбургу. Времени Гинденбургу и Co на переброску войск на юг мы не дали. Путь на Кенигсберг был открыт, в городе началась эвакуация.
        Утром все семь эскадрилий участвовали в налете на город и станцию Мариенбург на реке Ногат, важнейший транспортный узел, через который немцы могли перебросить войска для поддержки практически разбитой 8-й армии. Эта крупная станция использовалась немцами в качестве передвижного склада боеприпасов, поэтому там все горело и взрывалось еще несколько дней. В итоге немцы начали отступать за Вислу, в соответствии с приказом бывшего командующего. Увы, из генерала Гинденбурга национального героя не получилось. Его слабые удары армия Самсонова выдержала, а сменивший Самсонова генерал Шейдеман, принявший 2-ю армию под свое командование, резко сменил тактику действий и первым оказался в Кенигсберге, ударив с незащищенного юга и ворвавшись в левобережную часть города. К сожалению, Гинденбургу удалось вывести остатки войск за Вислу. На правом берегу он сохранил плацдарм в районе города Торн. Но здесь нас ждало полное разочарование: Кенигсберг сдался, штурма города не было, а немецкий флот в заготовленную ловушку не пошел. Нас подвели железнодорожники и немного слишком поспешные действия командующего,
поднявшего торпедоносцы отразить атаку немецкого флота на отряд легких сил, который занимался минированием Гангутского минного рубежа. Через наших железнодорожников и финнов немцы узнали о переброске большой партии самодвижущихся мин Уайтхеда в Курляндию и в Виленский край, а вопли командующего флотом адмирала Эссена, которому немцы попытались помешать выполнить в тишине и спокойствии минные постановки действиями небольшой группы эскадренных миноносцев, вынудили Александра поднять раньше времени двенадцать лодок Ша-6ТК и бросить их на поиски и уничтожение этого небольшого отряда. Утопить всех не получилось, наш секрет стал секретом Полишинеля.
        Решение поднять торпедоносцы принималось в Царском Селе, я никаким боком не мог воспрепятствовать его принятию. Я даже не заместитель командующего, я - начальник отдела при малоизвестном «Особом комитете», официально не входящем ни в структуру флота, ни армии. Да, имею право входить в Генштаб и Адмиралтейство, да, один из самых молодых адмиралов, но все это - «милость императора», не более того. Миллионщиком я стал, денег - куры не клюют, представьте, тот же Сикорский построил шесть самолетов, продал пять, у меня приобрели 428 самолетов, 630 двигателей, запасных частей на 920 000 золотых рублей, плюс более полутора тысяч дельтапланов всех марок, куда не забудьте прибавить еще 432 маломощных двигателя к его моторным версиям, плюс восемь тяжелых и 18 легких танков, которых танками еще не называли. И все это за полтора года. Золотой дождь! Я обеспечил себе рекламу до небес, так как журналюги, коих было полно при штабах армий, даже полетали на «боевые задания», «с риском для жизни». Киношники сумели закрепить камеру на СКМ-2м-УТИ и снять штурмовку Мариенбурга. 83 моих летчика возносили до небес, да и
меня не забывали. Однако на стол командующего флотом адмирала Григоровича лег мой рапорт с просьбой об отставке, так как задуманная операция сорвалась, и Россия оказалась втянутой в войну на истощение.
        - Вашей вины, господин инженер-контр-адмирал, в этом нет, поверьте старику. Ваши действия, как по подготовке к войне, так и в ходе боевых действий, заслуживают совсем другой оценки. Племянник мой говорит о вас только в превосходном ключе, как о замечательном инженере-конструкторе, так и об отличном организаторе. Ваши воздушные победы свидетельствуют о незаурядном мужестве. Принять вашу отставку не могу, да и не хочу. По секрету могу сказать, что не все ладно в Датском королевстве, а рыба гниет с головы. Это совершенно очевидно. С вами хотел встретиться Павел Николаевич.
        - А кто это?
        - Вы не знаете Милюкова, председателя партии кадетов?
        - Я далек от политики, ваше превосходительство.
        - Вы ее делаете, господин адмирал, - заметил седой адмирал, черканул что-то на моей писанине и отправил ее в папку, на которой было написано «В архив». Если на уровне «царствующего дома» у меня произошло охлаждение отношений, опять-таки, из-за Аликс, то все парламентские партии просто рвались притянуть меня к себе.
        Глава 11. Взятие Перемышля и его последствия
        Но в Петрограде я пробыл всего три дня и убыл на Юго-Западный фронт вместе с пятью уже обстрелянными эскадрильями и тремя свежими, включая одну эскадрилью «тяжелых» бомбардировщиков «Илья Муромец». Эти самолеты значительно отличались от сухопутной версии, которая строилась по заказу военного министерства. Первая машина «морской версии» имела двигатели «Аргус» с водяным охлаждением мощностью в 100 сил каждый. Сикорский принципиально отказывался ставить «русские» двигатели. Но мы, через флот, надавили на него, и в большом контракте были указаны двигатели «Сальмсон» в 200 сил каждый. Все «сальмсоновцы» были «нашими» людьми, а моторные рамы ничем не отличались. Заменить их на наши разработки было «как два пальца об асфальт». Игорь Иванович «догадывался» об этом, но деньги были важнее, тем более что армия пока купила у него пять машин и не могла найти им применения. Официально флот заказал у него и приобрел одну машину и выделил деньги на строительство эскадрильи из 9 машин по 38 000 рублей за штуку, не считая цены двигателей, так как двигатели для нее флот приобрел у меня. Карьера первого самолета,
переданного Сикорским на флот, завершилась практически мгновенно, «аргусы» забарахлили в полете, самолет пришлось посадить на Моонзунде и там сжечь, когда увидели «вражеские» корабли на второй день войны. Заказанные самолеты мы передали на доработку для установки более мощных двигателей нашей разработки, мощностью 380 сил, воздушного охлаждения. Более мощные 560-сильные двигатели от И-1М туда встать просто не могли, из-за устаревшего набора коробки крыльев, да и самого планера. Честно говоря, оптимальными двигателями для «Муромца» были 280-сильные АДУГ-5, но Сикорский встал в позу, и этот вариант машины появился позже, во фронтовых условиях, когда возникли перебои с нормальным топливом для «Сальмсонов». АДУГ был очень неприхотлив в этом отношении, чего не скажешь о «Сальмсонах», как продолжали называть наши совместные двигатели с этой швейцарской фирмой. Но, когда дела на фронте пошли «не очень», то швейцарцы решили вернуться домой, вот тогда и выяснилось, что у них патента нет. Все патенты - российские, в том числе на двухрядные двигатели и успокоители крутильных колебаний. «Сальмсон» в Швейцарии
тихо умер, так и не найдя себе применения. Григорович, который не адмирал, а авиаконструктор, с энтузиазмом принялся переделывать громоздкую машину, приобретенную Гатчинской школой в качестве учебной и потерпевшей аварию в третьем полете. Изменив полностью центроплан и силовой набор корпуса, избавился от многочисленных расчалок хвостового оперения, шасси, правда, осталось неубираемым, но стало одностоечным и обрело обтекатели. Появился «нормальный» бомболюк и бомбовый прицел.
        Часть тросов управления заменили на тонкостенные алюминиевые трубы. Двигатели обрели капоты, а бензобаки переехали в фюзеляж и получили противопульное бронирование и систему пожаротушения. Первую переделку показали на самом верху, и, чтобы не обижать Игоря Ивановича (система управления двигателями осталась полностью его), его тоже пригласили на «высочайший смотр». В присутствии императора, двух великих князей и старшего Григоровича машину представлял Дмитрий Павлович Григорович, который несколько раз похвалил Сикорского, что самолет сделан на основе его «Ильи Муромца». Машина показала 185 километров в час установившуюся скорость, могла нести 800 килограммов бомб пяти калибров. Имела мощное пулеметное вооружение: семь пулеметов. Сикорский ответил, что у него есть проект и почти построенный самолет примерно такой конфигурации (имелось в виду шасси) серии Е-1. Но он возражает против установки «непроверенных и нефирменных» двигателей. Что для полного завершения проекта ему требуются 300-сильные двигатели «Мерседес», какие установлены на немецком «Цеппелине».
        - Игорь Иванович, - возразил Дмитрий Павлович, - мы просчитали, что установка 380-сильного «Сальмсона», воздушного охлаждения, критична по суммарной мощности. Есть более мощные двигатели разработки бюро Гирса, проблем с мощностью и выносливостью двигателей нет, но конструкция вашего самолета безнадежно устарела. Большего из него не выжать, коробка крыльев и продольная прочность фюзеляжа не позволяет ставить более мощные двигатели. Полный газ мы используем только на взлете, крейсерскую скорость держим 180 - 185 верст в час, так как нагрузка на коробку крыльев из-за многочисленных расчалок очень велика. Модель вашего самолета с нашими двигателями разрушилась при скорости 210 верст в час в Москве. Это внесено в наставление, и превышать 200 верст в час запрещено инструкцией по эксплуатации. Для новых двигателей Гирса и Уфимцева требуется отказаться от тонких крыльев. Установка их двигателя мощностью 560 лошадиных сил на эту машину невозможна.
        - Я о таких двигателях даже и не слышал! - возмущенно ответил Сикорский.
        - Вон стоят истребители Поликарпова-Гирса И-1М, у них стоят такие двигатели. А к нам в Гатчину вас и калачом не заманишь, дорогой Игорь Иванович.
        Племянник морского министра в его присутствии мог себе позволить такие выражения. Сикорскому было указано, что флот аннулирует заказ, если остальные самолеты будут отличаться от «эталона», коим стал самолет Григоровича. И тому было некуда деваться. Происходило это еще до войны, и девятый самолет этой серии он сдал в августе 1914 года. Сам полетел с нами на фронт.
        - Место инженера-конструктора под испытываемым мостом, господин Гирс! - многозначительно сказал он перед тем, как заявил, что первое время побудет в роли инженера эскадрильи и шеф-пилота. Труса он не праздновал, совершил несколько боевых вылетов и в качестве пилота, и в качестве бомбардира. Несколько раз порывался поговорить по душам, но все его разговоры сводились к вопросу:
        - Что вы делаете в России, господин Гирс? С вашими талантами и капиталами ваше место там, где с уважением относятся к труду настоящего инженера и предпринимателя. И такое место есть: это - Североамериканские Соединенные Штаты. Вы же не русский, как я, вы же - европеец. Вас там примут с распростертыми объятьями!
        - Ну, как вам сказать, дорогой Игорь Иванович, меня и здесь неплохо кормят. К тому же я - адмирал русского воздушного флота, и, в отличие от вас, служу Отечеству.
        - Мне казалось, что вы - махровый монархист, я ожидал услышать слова про императора.
        - Ему я тоже служу, наш корпус патронирует не только великий князь Александр Михайлович, но и сам Николай Александрович. Тем не менее я предпочитаю использовать то выражение, которое сказал, но не пытайтесь меня агитировать за политику. Мне уже порядком это надоело, меня все пытаются притянуть к своему сообществу, начиная от «монархистов», заканчивая пресловутой «Черной сотней». Вот визитные карточки, которые я получил за последние три дня в Петрограде. Просто проходу не дают. Не соответствует мое воспитание и образование лозунгу «Бей жидов, спасай Россию». Увы, увольте!
        - Да, с господами Дубровиным и Пуришкевичем нас связывают только финансовые вопросы. Владимир Митрофанович содействовал созданию мой первой машины, с его помощью я получил деньги на нее, собранные в Государственной думе по подписке, организованной Пуришкевичем. Без денег самолет не построишь.
        - Так-то оно так, но я начал с малого.
        - Тем не менее я видел и даже летал на ваших планерах. Их маневренности можно только позавидовать. Малый планер просто творит в небе чудеса. Весь высший пилотаж - это пилотаж Гирса. Но все, кто пытался повторить за вами эту конструкцию, либо отошли в мир иной, либо бросили заниматься этой техникой, после того, как испытали на себе ваши парашюты. Ведь все забывают о том, что они не С-1У и не УТ-1У, а парашюты Гирса. Я думаю, что треть вашего состояния принесли они.
        - Чуточку меньше, но не существенно. Да, это приносит доход, и позволило мне немного придержать свое участие во всякого рода конкурсах, чтобы не дразнить наших лучших «друзей», которые уже подсылали ко мне заказных убийц. Это и есть те самые «распростертые объятия»? Бомба под ноги?
        - Но писали, что покушение было организовано левыми эсерами.
        - Да, ими, но с подачи наших «союзников» - англичан.
        - Но это же международное признание ваших успехов в авиации!
        - Я предпочел бы в денежном выражении, а не в виде бомбы. Я - не член царствующей фамилии, и даже не «царский сатрап», на борьбу с которыми поднялись социал-революционеры. Я - инженер и офицер, не самого большого ранга, тогда был полковником по Адмиралтейству.
        Несмотря на то, что на словах Игорь Иванович признавал мою правоту в том, что за границей нас не ждут, мы там не нужны, независимо от нашей национальности, мы все - русские, своего мнения о том, что требуется срочно менять место жительства, он так и не изменил. Очень сложно сделать инъекцию патриотизма человеку без Родины. У него был свой бог: «тот кумир - телец златой», если говорить словами популярной в те годы арией Шаляпина.
        Тем не менее участие Игоря Ивановича в становлении первой бомбардировочной эскадрильи ВМФ было полезным, особенно для пилотов и бортмехаников, впервые севших за руль многомоторного самолета с его особенностями. Но к основным событиям в Галиции эта эскадрилья подготовиться так и не сумела. Готовых пилотов было трое, считая и самого Сикорского. Бортмехаников - 6 человек. Но война никогда никого не ждет, она идет своим чередом.
        14 августа 3-я русская армия подошла к Перемышлю (Премышлю) - самой мощной крепости на Галицийском фронте, которую обороняло более 131 тысячи человек. Внешний обвод крепости состоял из 15 капитальных кирпичных фортов и 29 опорных пунктов противника. Между ними находилось 25 артиллерийских батарей дальнего прикрытия, вооруженных 150-мм гаубицами, 53-мм скорострельными орудиями и 210-мм мортирами. Все главные и броневые форты имели электроснабжение, прожектора, лифты, вентиляторы, помпы, рефлекторы для улучшения условий круглосуточной обороны. В крепости работала система радиосвязи. Нашей армией, состоявшей их четырех корпусов и трех кавалерийских дивизий, командовал будущий «герой» Февральской революции генерал Рузский. До этого войсками армии был взят Львов, благодаря чему генерал Рузский чуточку позднее был прославлен как «завоеватель Галиции». Здесь же, практически сразу после нашего прибытия во Львов, он внезапно заболел и убыл в Петроград для лечения. Вместо него через два дня прибыл генерал Радко-Дмитриев, бывший болгарский посол в Петербурге, пытавшийся неудачно переубедить своего монарха в
том, чтобы Болгария выступила в этой войне на стороне России. Не добившись этого, подал в отставку и вторично вступил в ряды императорской армии, получив под командование VIII пехотный корпус. Отличился в первых боях на Львовском направлении в составе 8-й армии генерала Брусилова и принял командование 3-й армией. Суммарно у двух русских армий на этом направлении было более 250 батальонов пехоты, почти триста эскадронов конницы и более 1100 орудий, в том числе крупного калибра. И 30 самолетов «Фармана». Чуть сзади находилась еще одна Блокадная армия генерала Селиванова, но она еще не подошла, чтобы с ходу взять Премышль. Во Львове нас встретил сам командующий фронтом генерал Иванов, Николай Иудович. Отчество замечательное и точно отражающее его суть. В 1907 году расстрелял Кронштадтское восстание на Балтийском флоте. Любимчик Аликс. Мы как таковые его не интересовали, он возмущенно добавил, что ждет не нас, а роту «бронеходов» и четыре эшелона с орудиями особой мощности. Но смотр нам учинил, заставил пришить погоны на кожанки, а не щеголять только с нашивками на рукавах. Это, несомненно, обеспечило бы
мгновенное взятие города крепости.
        - Толку от вашей авиации никакого, мои пластуны и казаки действуют быстрее и надежнее.
        - Хорошо, проверим организацию разведки, это входит в мои обязанности. Где расположен 11-й авиаотряд?
        - Уточните в штабе третьей армии. Я такими мелочами не занимаюсь.
        «Ладно, мы не гордые. Сами найдем», - подумал я и почти сразу увидел Петра Николаевича Нестерова, с помощью которого 2-й армейский корпус Шейдемана, в котором помощником начальника артиллерийского управления служил его старший брат Николай, совершил свой замечательный марш по незащищенным тылам 8-й армии немцев. Братья тогда поработали на славу, составив тот маршрут, по которому двигался Шейдеман. В чем-чем, а в разведке Петр Николаевич разбирался очень неплохо. Вот только рука у него была на перевязи, он прихрамывал, и его летная куртка была без погон. А тут даже морским летчикам приказали пришить погоны. К нам он не подошел, стоял под деревьями, дожидаясь, когда закончится смотр. На мой первый вопрос он ответил:
        - А я уволен от армии за преднамеренную порчу ценного имущества.
        - Это как? Что испортили, Петр Николаевич.
        - Намеренно ударил стойками шасси «альбатрос», проводивший разведку в районе Жолквы. Оборвался двигатель, машину пришлось покинуть. Если бы не ваш парашют, Степан Дмитриевич, мы бы с вами не разговаривали. Не рассчитал немного, удар сильный получился, ручкой руку сломало, а ногу повредил при приземлении.
        - Главное - живой, и мы еще повоюем.
        - Мне присудили выплату 9652 рублей за тот «Моран-Солнье Же». Таких денег у меня отродясь не водилось.
        - Какого завода?
        - «Дукс» московский.
        - Ну, Меллер-Брежневу я напишу, пусть выделит вам такую машину, мы с ним рассчитаемся по поставкам двигателей. Так что не волнуйтесь, Петр Николаевич. Мы тут телеграмму давали, чтобы восемь площадок подготовили, просили это сделать через ваш отряд.
        - Ну, там теперь штабс-капитан Липгард командует, меня еще восьмого числа отстранили от командования. Телеграмму такую получали через штаб третьей армии. Одну площадку еще при мне подготовили в Городке, Гродеке.
        - Там железная дорога есть?
        - Есть.
        - Вон Борейко, он у нас начальником штаба, вы, кажется, знакомы. Подавайте рапорт, переходите под мое командование.
        - Рад стараться, ваше превосходительство!
        - Петр Николаевич, не на параде. Гипс - когда снимают?
        - Еще десять дней таскать.
        - Ну, вот за это время подготовитесь к полетам на трех новых машинах. На СКМ-2М давно не летали?
        - Я же из первого выпуска, только СКМ-1.
        - Значит, на четыре машины готовьтесь. Михаил Федоровичу скажите, чтобы командующему по вашему поводу телеграмму подготовил.
        В принципе, я был знаком практически со всеми летчиками первых шести выпусков, затем несколько оторвался от учебного процесса, стало не до того. Нестеров был одним из лучших выпускников, что доказал при проведении разведки в Восточной Пруссии, после чего пошел на повышение. Но из-за этого был переведен в армию и летал на очень устаревших машинах, на которых и производили воздушную разведку, чтобы не спугнуть противника. Ничего, человек он опытный и обстоятельный, новые машины освоит быстро.
        Позже, уже в Городце, Петр Нестеров и Павел Липгард познакомили всех нас с обстановкой на фронте, с точки зрения авиации. Несмотря на «отсталость» австрийской армии, в полосе наступления действует до 40 самолетов противника и два десятка дирижаблей немецкой постройки. Кроме того, имеется большое количество воздушных шаров с наблюдателями-корректировщиками. Вооруженных самолетов они не встречали. Отмечались действия бомбардировочной авиации на самолетах Таубе, но их боекомплект состоял из 5 - 6 осколочных гранат. Прицелов не было. Бомбежки в основном проводились с использованием дирижаблей. Вот такой «Альбатрос Таубе» и стал первым в мире самолетом, сбитым таранным ударом.
        Семь эскадрилий истребителей-бомбардировщиков по 12 машин в каждой, плюс 9 еще не собранных и не облетанных «Муромцев-М». Местную авиацию можно было не считать. Армия у меня не купила ни одной машины. Кстати, все И-1 и И-1М принадлежат акционерному обществу Гирс и Со, кроме одной машины, на которой иногда летает командующий авиацией флота. Их время еще не пришло, а мощный двигатель - это большой расход топлива и малое время полета. 560 сил требовалось «кормить», а бензин в стране практически не производился. Летали на адской смеси керосина или низкооктанового бензина «44», медицинского спирта и эфира, и касторового масла. Горючее для четырех, имеющихся в отряде, И-1М я доставлял помимо Интендантского управления, как флота, так и армии, так как в списке закупаемых горюче-смазочных материалов бензины Б-70 и БГ-70 не значились. Установки по их производству были изготовлены в Гатчине, пришлось кланяться в ножки Александру Михайловичу, который свел меня с малоизвестными владельцами небольших месторождений на Кавказе и Тамани: Армаисом Арутюновым и Владимиром Шуховым. У обоих инженеров были интересные
решения в части погружных насосов, и на их участках имелась «белая нефть», которая была всем хороша, но очень быстро испарялась. Когда в 13-м году у меня состоялся «золотой дождь», то вместе с этими товарищами мы создали еще два предприятия по добыче и переработке в высокооктановый бензин этой самой белой нефти. Можно было, конечно, обратиться к Нобелям, хозяевам всех нефтеносных пластов в Баку, но соревноваться с такими монстрами мне было некогда, Вогау за глаза хватало! Мощность первых установок по каталитическому крекингу нефти была не слишком велика, плюс, естественно, пошли различного рода задержки технологического и организационного порядка. Молодой и очень вспыльчивый Армаис, армянин по происхождению, достаточно быстро «забузил», так как его погружной насос показал недостаточную надежность из-за того, что быстро забивался песком, поэтому мы перешли на плунжерные насосы, которые предложил я вместе с «качалками». Производительность у них, конечно, меньше, а вот надежности им не занимать. Пришлось выкупать долю Арутюна и права на землю, на которой находились скважины, и передавать ее Шухову,
который оказался более надежным компаньоном, чем молодой и горячий кавказец. Получив деньги, еще до начала войны, в 14-м году тот выехал в США, и неплохо там устроился, попав на очередной нефтяной бум: флоту требовался мазут, а он производится из нефти. Свой погружной насос он довел до нормального состояния и на мощных, ненасыщенных газом пластах он давал отличные результаты. Увы, месторождения, которые были в нашем распоряжении, этими параметрами не обладали. Да и к тому же плунжерные насосы с качалками еще не были изобретены к тому времени, так что такой патент лишним не оказался. Перед самой войной мы встречались с Шуховым, запас бензина у него был почти сто тысяч пудов. Так как моими усилиями он превратился в поставщика мазута для флота и совершенно не бедствовал, то «прихоть» совладельца его совершенно не беспокоила. Ректификационные колонны давали не только бензины, но и керосин, и темные сорта нефтепродуктов. Когда накапливалось достаточное количество белой нефти, то он выпускал партию бензина, часть которой «бодяжил» с керосином и тоже продавал как автомобильный, в то же Интендантское
управление флота. Доказывать интендантам, что надо бы закупать бензин, было себе дороже. Не было противников для И-1М, а машина сложная для освоения летчикам слабой квалификации. Так вот и начали осваивать небо Галиции. Зачем? Не совсем понятно.
        Бои на этом участке фронта мало отличались от боев в Восточной Пруссии: встречные, на неподготовленных для обороны позициях. Именно поэтому командующий и перебросил нас сюда, чтобы отучить австрияк передвигаться колоннами в светлое и темное время суток. Задача нам поставлена достаточно широкая: сковать своими действиями любые маневры австро-венгерской армии. Следом за нами следует новенький снаряжательный поезд, в котором собираются наши новейшие подарки для императора Франца-Иосифа. В первый день все изучали карты и аэрофотоснимки участка фронта, а техники собирали наших «боевых коней». В Городце осталось три эскадрильи, одна из них была бомбардировочной. Остальные разъехались по другим площадкам. Утром, после сдачи зачета, вылетели на облет района, чем очень обеспокоили командование третьей армии. До этого самолеты строем они никогда не видели. Линию фронта мы не пересекали, кружились над нашими позициями, тем не менее мне и подполковнику Модраху досталось по одному «австрийцу». Сергей Карлович сбил «голубя» Таубе, мне же попался «Фоккер М5», голландская довольно верткая машина, созданная
специально для Австро-Венгрии. В принципе, он не сильно отличался от «немецких» «фоккеров» и «Морана», сделан был «по мотивам» последнего. Мою атаку снизу его пилот попросту пропустил. Его «оберурсель», копия «гнома», обломил единственную точку опоры, так же как на самолете Нестерова, и самолет потерял центровку. Парашютом пилота император не снабдил. Увы, после отрыва двигателя эта машина совершенно не управляется. Как только мы сели, а штаб армии находился именно в Городце, тут же прибыли на автомобилях генерал-майор Радко-Дмитриев и полковник Генштаба Бонч-Бруевич, генерал-квартирмейстер 3-й армии, в распоряжение которого был передан 11-й авиаотряд. «Таранить ворога» штабс-капитан Нестеров вылетел после разноса, учиненного полковником, что они бездельничают и прервать работу вражеской разведки не могут. На невооруженной машине это довольно сложно сделать. Петр Николаевич, который руководил полетами и аэродромной командой, попался на глаза Михаилу Дмитриевичу. Благо, что я уже подрулил к СКП и остановил АДУГ-5 на своем СКМ-2М.
        - А вы что здесь делаете, господин экс-штабс-капитан? Вас же ждут во Львове в фискальной полиции! Им приказано препроводить вас, как несостоятельного должника, к месту вашего постоянного проживания, с целью его изъятия в счет оплаты. А то парашюты нацепили и ну гробить государственное имущество!
        - Господин полковник, как вы выразились, экс-штабс-капитан Нестеров - выздоравливающий по ранению и травмам летчик моего корпуса. Я здесь представляю командование 1-го воздушного корпуса Императорского флота, инженер-контр-адмирал авиации Гирс. Слышали о таком?
        - Так точно, господин адмирал! Но штабс-капитан Нестеров осужден военным трибуналом третьей армии за умышленную порчу ценного имущества армии.
        - Телеграммы из Москвы были? - спросил я Нестерова.
        - Так точно, были, на ваше имя, прошу! - он протянул четыре запечатанных конверта и одну открытую телеграмму. Я глянул в нее, она была от господина Меллера-Брежнева, владельца завода «Дукс», который еще недавно выпускал самолеты типа «Моран», до того, как начал выпускать летающие лодки и СКМ-2М.
        - Читайте, господин полковник, - я протянул ему телеграмму, в которой говорилось, что завод «Дукс» передает герою-летчику штабс-капитану Нестерову два самолета: «Моран-Солнье G» и самолет СКМ-2М последней серии в подарок за проявленное мужество во время первого в мире таранного удара по противнику. - Вы удовлетворены? Штабс-капитан Нестеров не является несостоятельным должником и не нанес никакого ущерба государственным интересам империи. Но отныне он проходит службу по Адмиралтейству, к которому вы, господин полковник, никакого отношения не имеете. Как старший по званию, вы можете максимум отправить обер-офицера на сутки под домашний арест и ходатайствовать перед его командованием о вынесении более строгого наказания. А уже мне решать, стоит его наказывать или нет. Что касается парашюта, то он является неотъемлемой частью летательного аппарата и предназначен для спасения его пилота, а не кучи палок и двигателя, из которых состоит сей аппарат. Он, пилот, является максимальной ценностью, на его обучение государство потратило деньги и материальные ценности, и он стоит гораздо больше, чем любая
машина, перевозящая его. Фактически, насколько я в курсе, штабс-капитан Нестеров выполнил ваше приказание прервать полет австрийского разведчика. Других способов это сделать у него не было. Ни один аэроплан, разработанный в нашем отделе и моем бюро, Военное министерство не закупило. В отличие от «морана-солнье», наши машины способны сбивать вражеские самолеты и дирижабли. С сегодняшним «Фоккером А5» у меня четыре сбитых аэроплана и два дирижабля, один из которых был четырехмоторным. Итого, десять побед.
        С полковником вопрос был улажен, он прекратил докапываться до Нестерова, который, судя по другой телеграмме, зачислен в корпус, повышен в звании до капитан-лейтенанта и назначен командиром 8-й бомбардировочной эскадрильи. То есть на «Муромцы-М». Что касается полковника, а через неделю и генерал-майора Бонч-Бруевича, то он оказался в списке тех лиц, с которыми Генштаб предписывал плотно работать и предоставлять им полный отчет о нашей деятельности. Этот круг лиц отвечал за постановку задач нашему соединению. Но Михаил Дмитриевич по большому счету оказался не «самодуром», как это могло показаться в начале нашего знакомства, а вполне грамотным офицером-разведчиком, имевшим немалые заслуги в успехе третьей армии на первом этапе войны. Но невооруженные самолеты-разведчики, как их задумывали армейцы, оказались мертворожденной идеей. В момент разработки планов по их развертыванию, под рукой и на глазах у командования были «этажерки» «фармана», где не было места для оборонительного оружия, «мораны», где максимум можно было поставить оборонительный пулемет, да мощность двигателя и балансировка не позволяли
это сделать. Плюс «лицензия», ограничивающая производственников в усовершенствовании модели. Ну и западничество. В то, что двигатель Уфимцева превосходит все имеющиеся легкие ротативные двигатели в мире - никто не верил. Кроме меня, но я смотрел на это с точки зрения инженерной науки конца XX - начала XXI века. В том виде, в котором он родился, он недотягивал по мощности до «Гнома» и «Рона». Они объективно превосходили его и по живучести. И еще маленькая деталь: второй точки крепления у него тогда не было, как и «предшественники», он имел одну точку крепления и короткий вал. Кроме того, не регулировался по оборотам, как оба других типа ротативных движков. Переделки, которым он подвергся, были очень серьезными, сам Уфимцев признавался, что это совершенно другие двигатели, и только маломощные 25 - 60 сильные АДУГ-М, без внешней системы продувки цилиндров, которые использовались для моторных дельтапланов, работали по «старой» схеме подачи топлива. Но вторую точку крепления мы и там сделали. И там «консольной подвески двигателя не было. Пережить удар по корпусу или винту двигатель мог, и не срывался, как
на «Моране» и остальных машинах, родившихся на его основе.
        Михаил Дмитриевич авиатором не был, поэтому и допускал «вольности» по отношению к новому виду разведки. Не понимал он и сложностей, которые преследуют конструкторов при установке вооружения на эти машины. Едва увидев два синхронных пулемета на моем И-2М и два крыльевых, он прицепился к тому, почему у СКМ-2М всего пара модернизированных «максимов».
        - Михаил Дмитриевич, здесь один винт с тремя лопастями. Пулемет «ровной» строчки не дает, он следит за положением всех трех лопастей и сам делает задержку спуска, когда лопасть подходит к стволу, и пуля может пробить лопасть, как только она минует ствол, следует следующий выстрел, если пилот не отпустил гашетку. Учитывается даже время пролета пули от ствола до винта. А здесь два двухлопастных винта, вращающихся с разной скоростью вращения. Разность невелика, но винты синхронно не вращаются. Вероятность прострела одной из лопастей существует постоянно. Устройства, которое может отследить такой сложный процесс, пока не существует. А на моей машине стоят пулеметы Льюиса с ленточным питанием. Собственно, это не лента, а рукав, в котором подаются патроны в верхний приемник двухслойного магазина. Верхняя крышка у него не вращается, через нее осуществляется снаряжение магазина. Там новый патрон захватывается спиралью подачи, а рант вдавливается на место. Фактически это трехслойный магазин, третий слой которого находится в процессе снаряжения. Привод подачи рукава - от двигателя. Ну, а магазин вращается
от затвора. Довольно сложное и очень дорогое устройство. Мы даже не пытались выставить это на конкурс, зная отношение интендантов и инженерного корпуса к нашей работе. «Сложно, дорого, не требуется!» Заставить бы их на лету управлять истребителем и менять диски у пулеметов на верхнем крыле биплана. Крыльевые пулеметы лежат боком, подача патронов идет непосредственно по рукаву, привод от затвора задействован для подачи крайних тридцати патронов. Он вращает привод подачи бесконечного магазина. Но сам он такую массу патронов переместить не в состоянии, так что пулемет имеет две системы подачи: зависимую и независимую.
        - Господи, какие сложности, чтобы просто выстрелить!
        - Там еще и система перезарядки.
        - Кто же со всем этим разбирается?
        - Наши вооруженцы и техники, последние проходят обучение даже дольше, чем летчики, при Политехническом институте в Петербурге. Главная наша ценность, но начальство их не ценит. Печется только о летунах, это я вам как начальник инженерной службы всего воздушного флота России говорю.
        А тут еще его брат приехал, с которым мы постоянно общались в Петербурге. А Владимир Дмитриевич был одним из редакторов «Правды», только знали об этом «не только лишь все». Он был опытнейшим подпольщиком и членом ЦК партии. Чуть ли не единственный, кто из «легалов» сумел избежать ареста и не засветиться в 15-м году. Впрочем, глядя на него, в жизни не подумаешь, что он ведет эту работу. Хотя мы познакомились не так давно, через Кобу, и большими друзьями не были, но, видимо, какую-то информацию брату он передал, и так, что последние доли сомнения у нашего «куратора» от Генштаба рассеялись, и он включился в общую работу. Как генерал-квартирьер, обеспечил всем необходимым весь летный и технический состав «дивизии», как стали нас называть на Юго-Западном. Он же пробил поставки авиабензинов для всех типов двигателей, сняв с меня необходимость рассчитываться с собственным совладельцем из собственного кармана. «Муромцы» употребляли 70-, 80- и 90-й бензин, октан-корректор позволял подстроить двигатель под эти три типа топлива. «Сотку» и «95-й» кушали только «И», которые летали редко. Ритмично заработал
снаряжательный завод.
        Мы же, расправившись в два дня с авиацией противника, приступили к ведению разведки и наблюдению во всей полосе наступления. Саму крепость почти не трогали, но активно охотились за их прожекторами, электростанциями и корректировочными постами.
        Здесь мы познакомились с новыми конструкциями «мрачного германского гения»: 37-мм автоматическими зенитными пушками «Шпандау». Они стреляли очередями до 25 выстрелов с очень неплохой скорострельностью: 600 выстрелов в минуту. Одно хорошо: рассеивание большое и скорость снаряда невысокая. Плюс заметна она была с воздуха из-за солидного размера и большого расчета. Выше 500 метров расчеты обычно не попадали ни по чему, опыта стрельбы у них еще не было. Всего нами было обнаружено и уничтожено шесть таких установок. По отношению к летчикам АВИ (Австро-Венгерской империи) все пилоты высказались за то, чтобы в воздухе их «сажать», а не убивать, если летят на безоружном самолете и не пытаются отстреливаться из личного оружия. А так их аэродромы мы нашли сразу, они по «нашему» проекту не строились, и не маскировались совсем, и утром нанесли удары по ним, уничтожив всю технику на земле. Более австрийцы сюда самолетов не присылали. Организованная нами и третьей армией служба ВНОС позволила со временем расправиться и с дирижаблями, которые сразу перешли на ночной образ жизни.
        Неделю мы занимались исключительно картографированием и фотографированием окрестностей города, да прикрывали наши войска, обходившие крепость со всех сторон. Затем вместе с генералами 3-й и 8-й армий обсудили порядок штурма. Предложенный генералом Радко-Дмитриевым план прямого штурма с востока был отклонен: значительное количество австрийских войск прикрывало подходы к фортам «Борек» и «Салис Соглио». Разрыв между 1-м фортом и 2-м в районе Якшманицы, действительно, существовал, но за ним находилось большое болото, не обозначенное у нас на картах. Австрийцы отвели воду из Сана и Вяра и затопили там все. Под некоторыми углами вода отлично блестела, ее удалось обнаружить. Местом для прорыва к стенам крепости были выбраны форты IV «Оптим» и III «А», находящиеся за насыпью железной дороги и отсекающей наступающих от флангового огня фортов и артиллерийских батарей за рекой Виар (Вяр). Шоссе вдоль железной дороги позволяло использовать тяжелые танки. Второй удар наносился навстречу первому в районе городка Дунковички, тоже вдоль того же шоссе. Между точками прорыва было всего 8 километров по шоссе и две
крепостные стены.
        Всех беспокоили довольно солидные рощи слева от места южного прорыва, но погода стояла отличная, поэтому я мог гарантировать, что смогу предотвратить атаку с той стороны. Сил и средств хватало. А новые бомбы позволяли накрывать большие площади.
        Осада и штурм начались «классически»: один «Илья Муромец-М», под управлением самого Сикорского, в сопровождении двух шестерок СКМ-2М, строем подплыли к крепости, вызвав бешеный огонь из всего, что было в руках защитников Премышля, да все мимо, так как противозенитный маневр мы исполняли. С борта «Муромца» вниз полетела одна, картонная, бомба, разорвавшаяся на высоте 200 метров кучей листовок с ультиматумом. Лишь истребители опорожнили свои бомболюки над позициями «псевдозенитных» орудий. Это были 75-мм полевые орудия на деревянных лафетах, с помощью солдат пушки были задраны под большим углом и могли стрелять в нашем направлении, но не слишком прицельно. «Самопал» последних дней, когда появилась угроза нападения сверху. Взрывы и пожары в крепости начались сразу и много. Снаряды для этих орудий австрийцы вытащили и разложили возле пушек. Дело было к вечеру, ультиматум имел срок до нуля часов 23 августа 1914 года. В ноль часов ответа не последовало, но на всех фортах заиграли трубы и горны, зажглись прожектора, крепость была приведена в боевое состояние. Началась наша работа. Простейший ртутный
авиагоризонт, с подсветкой, альтиметр, вариометр и магнитный полукомпас, все, что мы могли предложить для ночного вылета, плюс осветительные авиабомбы весом 25 килограммов с парашютиками. Все это отрабатывали в Гатчине, все летчики имели допуск к ночным полетам. Мы начали охоту за уцелевшими и восстановленными прожекторами, стараясь равномерно распределить свои усилия по всему периметру крепостных сооружений. Через четыре часа был высажен десант на дельтапланах в районе фортов «Дунковички» и «Оптин», который вывел из строя большинство орудий и пулеметных точек на этих двух фортах. Было взорвано 8 бронекареток «Шкода» с 57-мм скорострельным орудием. Еще шесть на каждом из фортов были захвачены. В 04.30 началась артподготовка, наибольшую силу она имела на участках прорыва. Следует отметить, что даже проволочные заграждения в большинстве мест были еще не развернуты, не говоря уже о минных заграждениях. Крепость не была готова полностью к штурму. Четыре форта оказались в руках русских войск и вперед двинулись танки, бронеходы Менделеева. Форт III «А» четверка наших самолетов просто вывернула наизнанку,
вывалив на него две тонны бомб и зажигательной смеси.
        С первыми лучами солнца два танка с каждой стороны взяли под обстрел башни у входных ворот и выбили ворота, как железнодорожные, так и пешеходно-автомобильные. А мы перешли от раздельных полетов к полетам строями в составе пар, четверок и целыми эскадрильями, прокладывая дорогу пластунам и гренадерам. Город старались сильно не бомбить, в основном гонялись за подразделениями вне стен города, 80 процентов войск находилось за внешними обводами. Все три стационарных моста в городе не были подготовлены к взрыву, а в 12.00 генерал Кусманек фон Бургнойштедтен отдал приказ своим войскам прекратить огонь и выслал парламентеров. Радиостанция крепости была выведена из строя, связи с командованием у него не было. В 14 часов прибыл командующий фронтом, который палец о палец не ударил за все время операции, и принял капитуляцию гарнизона крепости.
        Через пару дней здесь было просто не протолкаться из-за понаехавшего начальства: вся Ставка, вся мужская часть царствующей фамилии, большая часть Государственной Думы оказалась на стенах города-крепости. Капитулировавший Кенигсберг такого ажиотажа не вызвал, хотя Германия была куда более сложным противником, чем Австро-Венгрия. Сказывалось то обстоятельство, что в течение многих лет воинствующая часть России требовала освободить Константинополь и проливы, да и наказать Австрию за то, что она сделала в ходе Крымской войны. Ведь венгерскую революцию, по просьбе императора Австрии, расстрелял Николай I, а вместо того, чтобы стать нашим союзником в борьбе против двух сильнейших государств мира, Австрия предпочла придерживаться вначале нейтралитета, а потом и вовсе предала интересы России. То бишь добра не помнила. Ну, а территория эта издревле была заселена славянами. Чем не преминули воспользоваться хитроумные австрияки. На стенах Премышля, срочно переименованного в Перемышль, побывал «отец украинской нации» господин Михаил Грушевский и попытался произнести речь, которую никто не понял, в ходу этот
язык не был. В составе 8-й армии здесь находились две достаточно одиозные фигуры: генералы Деникин и Корнилов. Присутствовали на торжествах с участием высочайших особ. И все врали, а куда деваться! Признаваться в том, что город-крепость взята благодаря тому, что мы рассеяли 130-тысячный гарнизон непривычных к бомбоштурмовым ударам солдат неприятеля, а танки Менделеева, с хорошо обученными экипажами и очень мощным орудием, оказались не по зубам 57-мм скорострельной пушке «Шкода» длиной 25 кал, более четырехсот единиц которых составляли основу противопехотного вооружения крепости, было стыдно. О нас «говорили», но в основном в отрицательном ключе, дескать, «неизбирательное оружие» бьет и по чужим, и по своим, и по мирному населению. Правдивых докладов было три, все от третьей армии, которая и взяла крепость. Но нам повезло. В разгар празднества были обнаружены подходящие резервы противника в количестве 12 дивизий, о чем было немедленно доложено командованию, в том числе Николай Николаевичу. Часть дивизий были явно немецкими. Топали они от Кракау (Кракова), а в Тарнуве и Прешове началась выгрузка
дополнительных войск противника. Похоже, что на подходе было две армии «германцев».
        Всё командование столпилось у стола, на котором генерал-майор Бонч-Бруевич разложил карту с нанесенными условными знаками. У всех напряженные лица, руки в бородах, все думают! Крепость только что взята и к обороне не готова. Одиннадцатая армия не подошла, восьмая продолжает участвовать в боях на левом фланге, пятая достаточно основательно потрепана в боях за Львов и Премышль. В Реальной Истории подход этих двух армий третья армия и командование Юго-Западного фронта проморгали, что позволило австрийцам снять блокаду крепости и заставить отойти русские войска от нее на два месяца.
        - Государь! Великий князь! Разрешите обратиться к адмиралу Гирсу? - спросил командующий 3-й армией генерал-майор Радко-Дмитриев. - Я вам докладывал о нем и его дивизии, и об их роли в штурме крепости.
        Я был единственным из присутствующих, кого обошли с наградами. Все, даже командование 8-й армии, не принимавшей участие в штурме, их получили. Я же отрабатывал прокол с Кенигсбергом.
        - Обращайтесь, - молвил главнокомандующий, великий князь Николай Николаевич.
        - Степан Дмитриевич, нам требуется три недели, чтобы пополниться и дождаться 11-й армии. До противника, которого обнаружили ваши летчики, которых вы называете именно так, 100 - 120 верст. Смогут они сделать так, чтобы немцы шли сюда три недели?
        - Если завод будет работать ритмично и не будет проблем с топливом и погодой, господин генерал. И требуется срочно пополнить батальон капитана Алентова выпускниками Гатчинской школы, десантного отделения.
        - Я вас понял. Государь! Вы так и не дали хода моему представлению на инженер-контр-адмирала Гирса и его людей. Они сделали невозможное возможным. И сейчас пойдут в бой, чтобы прикрыть мою армию.
        - Мы подумаем над этим вопросом. Николай Николаевич?
        - По докладам генерала Иванова и остальных командующих армиями, все их приказания контр-адмирал Гирс игнорировал. Добиться от него безукоризненного исполнения приказаний не сумел никто. Вот и сейчас он ходит без погон, хотя на флоте все, абсолютно, их носят.
        - Они у меня есть, под курткой.
        - А эполеты?
        - Эполеты и презервативы лежат на всякий случай в чемодане, ждут удобного и подходящего момента. У меня есть нашивки на рукаве, по которым можно определить мое звание. А на плечах у меня ремни от парашюта, ваше императорское высочество. Строевые смотры в корпусе проводятся регулярно, как командующим Воздушным флотом, так и государем-императором. Никто из них таких замечаний нам не делал. Наша форма утверждена Уставом Воздушного флота.
        - Вы понимаете, кому вы дерзите? Я - главнокомандующий!
        - И что? Это позволяет вам требовать от нас нарушить наш Устав? Мы - флотские. Наш главнокомандующий - адмирал Григорович. В конце концов, у армии есть свои самолеты, их на участке целых тридцать штук, попробуйте ими выполнить эту задачу. Кроме того, что я служу в этой части, я создаю и произвожу эти машины. Но армия их не закупает, ни одной машины не купила, ни одного парашюта, не закупает и новые боеприпасы. Так что третью операцию проводит за счет меня и флота. Кстати, и бронеходы сделаны полностью на мои деньги. А двигаются и поворачивают они за счет моторов и планетарных передач Гирса. Кенигсберг и Премышль брали они, с помощью планерного десанта. У вас такой есть?
        Так как присутствовали многочисленные подчиненные, то Николай Николаевич, которого только что хвалили за гениальность его видения поля боя, продолжать спор не стал, а отослал меня выполнять полученное приказание. Из источников, близких к нему, мне стало известно, что он решил «проучить щенка», опозорившего его перед императором. Увы, единственное, что он мог сделать, это вмешаться в наше снабжение, и тем самым сорвать выполнение задачи. Всем вдруг резко помешал наш снаряжательный поезд. Уже вечером 27 августа пришел приказ перевезти его во Львов. И пришлось телефонировать в Петроград Александру Михайловичу, затем бросать всех своих людей на строительство ветки на станции Арламов, где и были установлены все 18 вагонов завода, включая вагоны снабжения. С таким командованием победить было невозможно. Они сами готовили для себя тот путь, по которому пройдут в семнадцатом. Через три недели активных боевых вылетов фронт стабилизировался в 78 - 128 километрах от Перемышля, но к этому моменту главные события происходили уже не здесь, а под Варшавой. Девятая армия немцев, поняв, что прорваться к Перемышлю
ей не удастся, повернула на северо-восток и устремилась на Сандомир и Ивангород. Оставив здесь три эскадрильи, мы получили приказ на передислокацию под Варшаву. Но я поехал в Петроград, с тем, чтобы больше не контактировать с представителями доблестной русской армии, ибо замучили меня различного рода проверками по самое «не хочу». К тому же на танки выставили настолько смешную цену, что производить их стало совершенно не выгодно. Их производство застыло без оплаты. Золотой дождь иссяк, в Сенате и Госдуме проголосовали за роспуск Особого комитета для экономии средств военного бюджета. Я остался без должности и без оклада, а воевать за собственные деньги я не рвался. Князь Александр попытался оставить меня начальником инженерной службы, но Николай мою кандидатуру отверг.
        - Не умеет себя вести в присутствии царствующих особ.
        Извлекли мою бумажку с просьбой об отставке и отправили меня в нее, без права ношения формы. Выслуга лет не позволяла мне надеяться на адмиральскую пенсию. Но разорить меня было достаточно сложно, деньги были. Тут же проявились «союзники» с многочисленными просьбами продать то один патент, то другой, поступали предложения и по организации производства самолетов СКМ, И1-М и И-2м по нашей лицензии за границей. А в ноябре, когда все фронты встали, у англичан и французов начались сложности с немецкой авиацией.
        Глава 12. Заказчики революции волнуются!
        7 ноября (по старому стилю) к моему столику подошел другой официант ресторана «Англетер» и передал мне записку. Действовать мне приходилось тогда на экономическом фронте, где дела шли не слишком хорошо, поэтому я перебрался на Исаакиевскую площадь, поближе к зданию телеграфа, сняв квартиру на Мойке в доходном доме. Ужинал обычно в этом ресторанчике за этим столиком. У меня шли активные «боевые действия» на Кавказе, где пришлось немного потеснить несколько зарвавшегося компаньона Владимира Михайловича Шухова, доля которого в результате двух операций уменьшилась в четыре раза. Контрольным пакетом он не обладал, почувствовав халяву, начал запускать руку и в мой карман. В общем, пришлось довольно сильно наказать и прижать его расходы, не спорю, чтобы самому не оказаться на мели. Действующих контрактов у меня почти не осталось, не считая мелочей, вроде парашютов и поставок мазута. Но письмо было не деловое, меня просили зайти в отдельный кабинет. «Браунинг» привычно лежал у меня в кармане, но я поинтересовался, кто меня зовет.
        - Великий князь Александр Михайлович с небольшой компанией, какие-то иностранцы, союзники, милостивый государь. - И половой замер в ожидании подачки.
        Одарив его рублем, что показалось мало исполнителю, я подозвал своего официанта, отменил остальной заказ и рассчитался с ним. Встал и направился в тот самый кабинет. Там было три человека: сам князь и два старших офицера в английской и французской форме. Будем говорить откровенно: не самый подходящий контингент. Оба в генеральских и адмиральских чинах. Не простые «исполнители». Старшего по званию звали граф Дэвид Битти, вице-адмирал, второй лорд Адмиралтейства. Француз был генерал-майором Иностранного легиона. Шарль Рене. Ему предоставили слово сразу после первой рюмки. Его интересовало создание «национальных частей ВВС» в составе войск его легиона.
        - Я, хоть и в отставке, но адмирал воздушного флота России. Воевать за Францию у меня душа не лежит. У вас всё?
        Тот заговорил о деньгах, причитающихся командованию Легиона.
        - Извините, но на поставках топлива в Действующую армию я зарабатываю гораздо больше, и без боев. Честь имею.
        Француз встал и вышел, несколько раз шаркнув ножкой в сторону великого князя.
        Англичанин был умнее, он заговорил о тех проблемах, которые испытывает флот Великобритании в борьбе с Германией. Упомянул и строящийся «Арк Роял», первый в мире «авианосец», изготавливаемый из недостроенного транспорта.
        - Мы в курсе, что незадолго до войны Россия приобрела у нас два, практически однотипных, судна и поставила их на достройку в Гельсингфорсе и Риге. Судя по тем изменениям, внесенным в их конструкцию, при достройке на плаву, вы тоже пытались или пытаетесь сделать нечто подобное. У меня один вопрос, господин инженер-контр-адмирал: у вас есть аэропланы, способные взлетать и садиться на палубу?
        - У меня?
        - Да, у вас. Нам известно, что новинки вы никому не отдаете и не показываете.
        - Считайте, что их нет. Лавры первого построенного авианосца принадлежат Англии. Я уволен в отставку и более этим вопросом не занимаюсь. Хотя… - Я замолчал.
        - Что вы хотели сказать?
        - Вы можете обеспечить выход в Атлантику для этих двух кораблей? Пусть даже через воды Дании, Швеции и Норвегии?
        - Увы, господин адмирал. Флот Открытого моря не дает возможности пройти через проливы.
        - В этом случае я вынужден признать, что вы опередили меня в этом вопросе.
        - Но вы не ответили на вопрос об аэропланах.
        - Я не думаю, что они смогут взлетать и садиться на «Арк-Роял», они подготовлены для «Царя» и «Императора». Увы. У вас еще есть вопросы?
        - Вы были предельно откровенны. У меня вопросов нет.
        - Я могу быть свободен, ваше императорское высочество?
        - Нет, мы сейчас попрощаемся с нашим гостем и выпьем, - ответил Александр и вежливо выпроводил последнего из его гостей.
        - Ты чего такой злой? - мы очень редко переходили на «ты», только если говорили «без титулов».
        - Достали предложениями, с их стороны, а наши все молчат, дурочку валяют.
        - Ну, не так, чтоб очень, отбили три попытки наступления, фронт стабилизировали.
        - Весной нас сомнут, и ты это прекрасно знаешь.
        - Могут. А что ты можешь предложить?
        - Организовать мою встречу с Григоровичем, ведь деньги в мой проект вложили, исполнение, правда, подвело, но надо отбивать профит.
        - Ты серьезно?
        - Абсолютно.
        - Человек! - сказал великий князь и позвонил в колокольчик, лежащий против него. - Телефончик мне занеси. Счет пришлете моему управляющему. Давай быстренько!
        Один звонок дежурному по флоту. Один вопрос и один ответ.
        - Прогуляемся? Или на авто?
        - Погода хорошая, можно и прогуляться, вашество.
        - Старший Николя на тебя зуб поимел и настроил Аликс против тебя. Человек он зловредный и памятливый. То, что нас армейские пытались и пытаются обойти при докладах, это факт! Теперь еще бучу подняли, что флот стоит, а они дерутся.
        - Флот, действительно, стоит. Мы же программу принимали, чтобы он действовал.
        - А что можно сделать? Флот у нас устарел со времен проекта каждого из кораблей.
        - Это не совсем так, Александр Михайлович, но все зависит от готовности кораблей и личного состава, ну и от погоды, не без этого. - Поговорили о том, что происходит на Северо-Западном, так как полной картины я не имел. Через 15 минут вошли в Адмиралтейство.
        - Это со мной, контр-адмирал Гирс, в отставке. По служебной необходимости. Пишите.
        - Ваш временный пропуск, господин контр-адмирал.
        Князь вошел в свой кабинет и рявкнул на адъютанта, чтобы приготовили ужин на троих. В ресторане Александр практически ничего не ел, только пил. Через пару минут в дверь вошел адмирал Григорович. Тоже не позавидуешь! Морской министр, главнокомандующий, пожилой человек. А пришли два «сосунка»: 48-и 29-летних, и изволь ждать, и тащиться в кабинет «заместителя». Фактически великий князь - командующий небольшим соединением флота, почти что подразделением. Но он - из правящего семейства. Про себя я молчу, у меня все пропуска куда-либо отобрали. Но по телефону я звоню и контактирую со всеми, кто мне интересен.
        - Проходите-проходите, Иван Константинович! Присаживайтесь! Коньячку? Да знаем мы, что нельзя, но если по чуть-чуть, и с закуской, сейчас сообразят, то не повредит. Вы же вчера слышали, что меня попросили организовать встречу с адмиралом Гирсом, по просьбам Бьюкенена и Палеолога. Вот мы напрямую оттуда. Увезти его от нас хотят, очень хотят. А у него есть несколько вопросов к вам.
        - Прежде чем уехать? Так это не ко мне.
        - Нет, своего согласия на переезд за границу адмирал не давал.
        - А чего хотите, Степан Дмитриевич?
        - Узнать насчет готовности тяжелой эскадры? Как я помню, меня просили придержать немецкий флот, пока линкоры не войдут в режим готовности.
        - И только?
        - Нет, кроме того, интересует готовность группы «Садко», в первую очередь по ГСМ и боеприпасам? И подписана ли флотом готовность «Императора»?
        - Все ответы положительны, но зачем это вам?
        - Насколько я припоминаю, летом 13-го на «Штандарте» говорилось о том, что пассивная оборона ведет к проигрышу войны.
        - Вы с ума сошли, господин адмирал.
        - Мне повторить налет на все линкоры? Извините, зачем мы построили 246 лодок-торпедоносцев? Чтобы они гнили на аэродромах? Кстати, и 172 истребителя пока еще полностью не сгнили. Мы способны их прикрыть, хотя Ша-6 могут сломать зубы любому противнику. От Кенигсберга до Малого Бельта всего 570 километров полета. «Император» и «Царь» к выходу в море готовы.
        - У них нет обещанной авиации.
        - У вас - нет, вообще-то она имеется. Не на сто процентов, но она есть. Если прорваться в Атлантику, то пополнить авиагруппы до полного комплекта - плевое дело.
        - Как вы туда прорветесь? Датчане выставили мины по ультиматуму Вильгельма.
        - А лодки-то мы зачем строили? У них нет осадки, они могут сесть в любом месте, а минные поля - сфотографировать. Они видны с воздуха в тихую погоду.
        - Вильгельм бросит на перехват весь свой флот!
        - Чего мы очень хотели, когда брали Кенигсберг, а он, гад, не пришел! Лодки, кстати, могут садиться и на авианосцы. Так что, оба авианосца сразу пойдут с полной группой. А вот там и посмотрим, чей флот новее: прикрытый авиацией или «голый»!
        - Авантюра!
        - А мне нравится! - тут же поддержал Александр. - В этом что-то есть! Хотя есть вопрос: ну, прорвемся в океан, и что?
        - Господа! Ваше высочество! Я не понимаю, почему у императора в титуле до сих пор не упомянут «король и президент Пруссии». Кенигсберг - наш. А мы соску сосем. Короли Пруссии - это короли Германии, не наоборот. И коронуется король Германии именно в Кенигсберге. Мне, что ли, себя прусским королем объявить? А давайте вас, ваше императорское высочество, королем Германии назначим! Представляете, как расколется германское общество!
        - Вы - проходимец и революционер! Никто не признает вас королем.
        - А Николая Александровича, Второго, самодержца Всероссийского, царя Польского, великого князя Финляндского, короля и президента Прусского, могут и признать. А он призовет народ германский покончить с войной.
        - Нет! Такое я предложить Николя не могу! Хотя, если это поможет выиграть эту войну, то я - за!
        - Требуется выдвинуть флот и авианосцы к Либаве и Кёнигу. И меня вернуть на место.
        - Мне требуется решение Адмиралтейств-совета, - тут же заявил главком.
        - А я поговорю с Николя. Господа, ужин, скорее всего, стынет! Шампанского?
        Мы перешли в столовую князя, откуда Григорович и Александр Михайлович постоянно звонили по двум телефонам, в перерывах между устрицами и лобстерами. Ужин был с морской тематикой. Ром и грог отодвинули коньяк и шампанское на третье и четвертое место. Столовая постепенно наполнялась, не совсем обычный Адмиралтейств-совет продолжался до раннего утра. В 11.00 он будет продолжен, уже официально, и не здесь, а в конференц-зале, но «решающее большинство» на совете мы иметь будем.
        Меня разбудили в восемь тридцать: кто-то крутил звоночек в квартиру. Молоденький мичман, явно выпускник этого года, с юношеским румянцем на лице, в прихожей задавал неуместные вопросы моей горничной в ожидании того, что я проснусь и надену халат. Предписано прибыть в 12.15 в Адмиралтейство. Во втором пакете лежал приказ по флоту об отзыве из отставки и назначении командующим 1-м отдельным корпусом воздушного флота. Заместителем ко мне назначен генерал-майор Ульянин, вызванный из Севастополя, который там занимался организацией Второй летной школы, подобной Гатчинской, будущей «Качи». Инженерной службой будет заниматься капитан первого ранга Модрах, главный конструктор самолетов СКМ, принимавший активное участие в создании летающих лодок типа Ша. Уже к вечеру мы с ним приземлились в Либаве на бывшей почтовой авиастанции, которую мы превратили в основной аэродром 1-го авиакорпуса ВМФ. Лодки были амфибиями, поэтому существенного значения, что находится у них под брюхом: вода, лед, снег или земля, не имелось. Главное - требовалось наладить работу нескольких приводных радиостанций. Все лодки, а их
грузоподъемность и объем фюзеляжа позволяли разместить радиоприемники с направленными антеннами-пеленгаторами, были радиофицированы. Командиры эскадрилий, «девяток», не могли поднимать торпеду, но имели радиостанции. 14 лодок имели германские передатчики, параметры которых позволяли использовать лодку на всю катушку. Естественно, что мы в Гатчине создали цех по их производству. Несколько радиостанций «Телефункен», бывших в распоряжении армии, мы давно пристроили к делу и использовали. Не все летчики, но командиры эскадрилий уже полностью освоили дальние полеты, правда, в одиночку. Обстановка требовала от нас соблюдать конспирацию. И вот наше время пришло. Есть приказ прервать морские перевозки в Балтийском море, произвести разведку минных постановок в районе Датских проливов, к чему мы и приступили немедленно. Первые вылеты начались еще до нашего прилета. К сожалению, погода не слишком благоприятствовала решению задачи: достаточно низкая облачность, дождь и мокрый снег. Под охраной трех эсминцев и трех тральщиков в направлении Борнхольма вышел корабль сопровождения и спасения «Архимед», подготовленный
нами для эвакуации сбитых летчиков и поврежденных лодок еще в 13-м году. В первом же вылете мы накрыли целую сеть радиостанций на Готланде и Борнхольме, шесть штук, которые работали на волнах Кайзерлихмарине и немецким военно-морским кодом. Благодаря работе наших водолазов, Россия уже имела шифровальные книги немецкого флота. И даже зачем-то поделилась ими с англичанами. Это стало последней каплей для терпения Николая, который Второй. До этого он еще сомневался в большой необходимости проводить эту операцию. Но мы заранее начали подготовку противодействия вероятным усилиям датчан на нашей политической ниве, задействовав супругу великого князя и доктора Боткина.
        10 ноября послу Дании в России Харальду Скавениусу была вручена нота, в которой открыто говорилось о том, что действия Дании, закрывшей проход для всех кораблей и судов воюющих стран, за исключением Германии, противоречат взятому на себя нейтралитету. Россия потребовала предоставить карты минных полей и право мирного прохода. В случае отказа Россия оставляет за собой право давления на королевство Дания, вплоть до применения флота и иных средств воздействия для обеспечения беспрепятственного прохода международными водами проливов.
        Скавениус был поражен жесткостью заявления, ведь мамой императора была дочь бывшего датского короля, проинформировав по телеграфу Копенгаген, он тут же отправился к Марии Федоровне, супруге покойного Александра III, но не нашел ее в покоях. Еще до этого дети и остальные родственники отправили ее отдыхать в Алушту. Супруга Александра Михайловича, через господина Боткина, организовала срочный отъезд вдовствующей императрицы и «девочек» из ближайшего ее окружения в Симферополь и Ялту. Ее присутствие в Петрограде мы еще вечером, во время первого неофициального собрания Адмиралтейств-совета, сочли очень нежелательным, и князь сам предложил задействовать свою супругу и «главного врача». Главный «источник» информации отбыл в Крым и не отвечал на его телеграммы. А как можно ответить, если ты ее не читал?
        Начиная с 11 ноября установилась необходимая нам безветренная солнечная погода. Антициклон продержался над юго-западной Балтикой целую декаду, 12 ноября датский и шведский военно-морские атташе принесли в Министерство иностранных дел ноту, в которой говорилось о том, что невероятное количество двухмоторных летающих лодок буквально оккупировали небо Дании, Швеции и Северной Германии. Атакуют мирные торговые суда, следующие под немецким флагом из портов нейтральных стран. Расправились с отрядом германского флота в составе легкого крейсера «Страсбург», четырех эсминцев типа S-31, двух скоростных тральщиков типа «М» и минного заградителя «Альбатрос», которые попытались выйти на перехват нашего отряда кораблей у Борнхольма. Но, как я уже писал по аналогичному случаю, небо до Первой мировой войны государственной принадлежности не имело. Предъявить было нечего, кроме нескольких зафиксированных посадок и производства каких-то работ (глубину постановки мин замеряли). С атташе провели соответствующую работу, предъявили частоты и зафиксированные точки выхода в эфир немецких агентов.
        - Мы просили предоставить нам возможность прохода проливами и карты минных полей, незаконно вами установленных в международных водах. Так как все правительства якобы «нейтральных» стран предпочли отмолчаться, внятных ответов мы так и не дождались, то собираем эти сведения сами, маркируем вскрытые минные поля и имеющиеся фарватеры. В результате досмотра германских судов и кораблей Кайзерлихмарине мы получили часть карт восточной зоны проливов. Нас интересует западная часть пролива Каттегат и ответ на нашу ноту от 10 ноября. В случае необходимости, мы можем свести на нет все ваши усилия по организации негласной поддержки так называемых «центральных держав», - заявил министр иностранных дел Сергей Сазонов. Перед этим он разговаривал с Бьюкененом, англичане очень и очень серьезно отнеслись к нашей попытке прорваться через проливы.
        14-го числа к кораблям группы «Садко» подошла 1-я бригада новеньких линкоров и 1-я бригада крейсеров с охранением. Вместе с ними находились и два «наших» корабля: «Царь» и «Император». Шесть линкоров, пять крейсеров и 14 эсминцев, тральщики, несколько судов обеспечения. Немного, прямо скажем, но в составе авиационных групп - 84 палубных самолета, часть из которых - торпедоносцы. Кроме того, на аэродромах в Кенигсберге и Либаве еще около 170 машин. На подходе моряки несколько раз вызывали береговую поддержку, и всякий раз наш корпус подходил даже с опережением контрольного времени подлета. А 15-го числа, в ответ на попытку прорыва к «Архимеду», был впервые в мировой практике осуществлен налет на главную базу Кайзерлихмарине в Штральзунде, участие в котором приняли обе авиагруппы обоих авианосцев. Кроме них, в налете приняли участие более ста двадцати «наземников». Кораблей в проливе было не слишком много, но мы и не ставили перед собой цель застать там кого-нибудь. Общая задача: проверить готовность немецких баз к обороне и разбомбить здания учебных корпусов и казарм Кайзерлихмарине. Именно здесь
готовили комендоров, радистов, подводников. Налету подверглась и база подводных лодок в Парове. Я тоже принял участие в этом вылете, но с отдельной задачей: группа самолетов из тридцати двух машин обрушила «высокий мост» в Киле, уронив его пролет в канал. Для надежности блокирования мы еще положили четыре неконтактных мины на фарватер в районе деревеньки Wienbken, на прямом участке канала, в том месте, где было сделано расширение его, для расхождения крупных кораблей. Еще две группы по 16 летающих лодок нанесли удар по шлюзам канала в порту Brunsbttel, причем используя для этого торпеды. Одна из торпед прошла через открытые ворота и взорвалась у речных ворот одного из шлюзов. Все четыре шлюза получили повреждения ворот, так что перебросить флот в Балтийское море противник сможет не скоро. На обратном пути истребители прикрытия удачно атаковали две подводных лодки непосредственно в канале, шедших в Балтику. Одна успела выброситься на берег, вторая, похоже, затонула. После этого мы получили разрешение от Швеции и Дании на проход проливом Малый Бельт и нас провели через заграждения в Каттегате. Флот
Открытого моря даже не вышел нас встретить! Обидно! Но немцы берегли его. Стало известно, что они срочно перевооружаются, на всех кораблях они пытаются изменить угол подъема орудий. Все стандарты, принятые для постройки кораблей, мгновенно устарели. Не было в то время орудий с углом подъема более 30 градусов. Так как заменить орудия было невозможно, начали устанавливать большое количество пулеметов. Начались разработки зенитных автоматических орудий. Граф Дэвид Битти нам предложил базироваться в Англии и взять на себя ситуацию в Северном море, и это мы еще не показали наших пикировщиков! Пока я не рвусь их показывать, пусть «царица морей» считает, что я опасаюсь германских линкоров, поэтому и предпринял удар по каналу.
        Глава 13. Победа России не предусмотрена!
        И вообще, кто разрешил ему приехать в Либаву, да еще и с Бьюкененом? Ах, сам император Всероссийский! Но он немного задержался в Риге. Короче, когда я вернулся в Либаву, после прохода наших кораблей в Северное море, а Балтийский флот нас только проводил до выхода из Каттегата и повернул обратно, я получил радиограмму прибыть в Либаву от командующего. Идти в Мурманск мне запретили, и я вылетел на Ша-6 обратно. Летел через Швецию, с которой теперь можно было и не считаться. Без решения какого-нибудь международного форума установить воздушные границы можно только явочным порядком, имея чем защитить свое небо. Поэтому через четыре часа я сел на воду на авиастанции, где и обнаружил этих самых «гостей». Правда, в присутствии Александра Михайловича, чем они себя солидно обезопасили. Но печати на паре ангаров я сразу проверил, погрозил кулаком охране, чтобы гости куда не следовало нос не совали.
        Англичане, как и немцы, прекрасно поняли, что средств борьбы с авиацией противника у них на флоте нет, хоть убейся. В ход пошли улыбки и дипломатия. В общем, пока я прицеливался в ворота доков, уклонялся от огня шального сторожевика и топил его, нас продали англичанам за два линкора: HMS «Agincourt» и HMS «Erin», если помните, их строили три для Турции, и с началом войны они были арестованы. Первый годился только на разборку, у него не было системы управления огнем его четырнадцати 12-дюймовых орудий, но англичане обещали поставить приборы управления, аналогичные их новому «Кинг Джордж V» (не путать с одноименным кораблем времен Второй мировой войны). Второй много лучше, хотя и уступал «Кингу» по многим параметрам. В общем, они присоединятся к нашему отряду и шлепают на Север, но с английскими экипажами. Суммарно нашу стоимость определили, примерно в 5 миллионов британских фунтов. Говорят, что даже больше, так как оба прошли модернизацию под нужды ВМС Великобритании. Ну, а наших жадность подвела! И острейшая нехватка «стреляющего» тоннажа. В общем, Степан Дмитриевич, готовьте лучшие кадры, лучшие
машины, но Северное море теперь охраняете вы. А авианосцы и без вас доведем. Государство российское ждет от вас новых подвигов на фронтах Первой мировой войны в составе «хоум флита»! Блин! Они все делают для того, чтобы их снесли к чертовой бабушке через два года. Да и черт с ними! 24 крупнокалиберных орудия вполне пригодятся для обороны Архангельска от английских интервентов. Я ответил «Есть», потому как и моему терпению бывает предел. Попросил только время уладить дела в Питере, передать кому нужно управление компанией. Да, и тут же подписал с английской стороной контракт на поставку высокооктанового бензина, который Великобритания пока не производила. На большинстве лодок стояли мои новые моторы, которые автомобильный бензин не кушали, брезговали. Через две недели, с посадкой в Готенбурге, я прилетел на Мейнланд, в Киркуолл, в составе двух эскадрилий лодок Ша-6, под прикрытием еще двух эскадрилий СКМ-2м. Следом за нами летят еще две такие группы, которые сядут в двух других местах и будут охранять Англию от Кайзерлихмарине. Мне поручено командовать этой «дивизией», как обозвали эту бригаду.
        Численный состав бригады довольно велик, и наладить ее «работу» первое время было очень тяжело: английский язык не пользовался популярностью в России, не входил в учебные программы, где доминировала латынь, в очень искаженном виде французский и немецкий языки. Здесь следует учитывать то обстоятельство, что на протяжении веков в качестве торгового партнера Великобритания даже не рассматривалась. Обходились минимальным оборотом, к тому же со времен английской революции существовал так называемый «Корабельный акт», по которому были введены пошлины на заход в английские порты для иностранных кораблей. А английские торговцы, которые использовали для фрахта суда под чужим флагом, облагались дополнительным налогом, благодаря чему англичане вышли на первое место в мире по торговому и военному флоту. То есть на протяжении нескольких веков они занимались протекционизмом для собственного флота. Наши же вели постоянные войны за выход к морям, а последние годы уже напрямую интересы двух империй пересеклись на Востоке и юге нашей страны. В союзниках у нас англичане бывали крайне редко. Антанта, как я уже писал
выше, была создана нами и Французской республикой для борьбы с гегемонизмом Англии. К тому же на европейскую культуру англичане влияли лишь постольку-поскольку. Французы оказались большими знатоками истории, литературы и философии, нежели «дикие островитяне», хотя английская корона давненько имела собственные доминионы в Европе, пользуясь раздробленностью немцев, родственными связями своих монархов на континенте. Северо-восточное побережье Северного моря, территория современных Германии, Бельгии и Голландии, несколько веков принадлежало Англии. Но канал из Северного моря в Балтийское был построен родственниками Екатерины II, герцогами Гольштейн-Готторпскими. Эту территорию, с царского плеча, подарил Дании Павел I, которого после этого быстренько ударили в висок табакеркой. Айдерканал со всем основанием можно называть «Кильским», чуть больше половины современного Кильского канала проходит рядом или по руслу Айдерканала. Разница в точке выхода: Кильский канал выходит в Эльбу, а Айдер проходил по реке Эйдер, от которого и получил свое название, и выходил в Северное море немного севернее. Отец кайзера
Вильгельма открыл строительство современного Кильского канала. Единая Германия в то время была самым «молодым» государственным образованием в Европе, если не считать Югославию и Болгарию.
        Вспомогательный состав добирался в Англию через Романов-на-Мурмане, морем, и довольно долго, хотя мы сумели принять участие в отражении очередной атаки Кайзерлихмарине на города Хартпулл, Скарборо и Уитби, в южной части Северного моря. Участие было очень ограниченным, так как сильно пугать немцев не входило в приоритет у англичан. Однако появление над эскадрой даже одиночной лодки изменило планы немцев, они отвернули, не дойдя до побережья около 30 миль.
        Люди откровенно скучали, что отразилось на количестве потребляемого спиртного, тем более что все получали почти четыре оклада. А в марте 14 человек-истребителей положительно ответили на предложение срочно перелететь под Сомму, где началось новое наступление немцев, которые массово применили «Fokker E1», тогда как союзники создать нечто подобное просто не успели. И ничего было не сделать! Люди устали бездельничать, выполняя пустые длительные полеты над пустым морем. Ша-6ТК в эскорте истребителей на патрулировании не нуждались: они обладали большей скоростью, чем истребители противника. Немного уступали в скорости крена и горизонтальной маневренности, вести длительный воздушный бой не могли, но отразить атаку огнем и маневром могли свободно, и уйти. А вот корабли и суда старались действовать в Северном море ночью. Да и подводные лодки всех стран подзаряжали батареи исключительно в это время. А «ночь, темно, и не видать ни зги». Бывали случаи, что лодки обнаруживали и в это время, тот же генерал-майор Ульянин имел две потопленные лодки за четыре месяца пребывания в Англии, но у него великолепное
«ночное» зрение, видать, без калмыка здесь не обошлось, впрочем, и по лицу видно. Но для остальных это максимум были атаки неизвестных пароходов с плохо отрегулированными котлами, из труб которых выбивалось пламя. Увы, были и «дружественные» атаки: радиостанции на судах еще редкость. Радиолокация уже открыта как явление, но практического применения пока не находит. Вот люди и «забузили»!
        А командовали нами - англичане. Мы подчинялись английскому адмиралтейству, которое и предложило «простаивающим» истребителям принять участие в битве при Сомме. Собрало 14 летчиков и переформировало эскадрильи, собрав всех желающих в одну. Ее и отправили на сухопутный фронт «в помощь». А немцы - не дураки! За прошедшее время они сумели флотское орудие 88-мм сделать «зениткой». Да-да! Знаменитый «Flak acht-acht», «официально» родившийся в 1918 году, вылупился из яйца весной 15-го года. Он и его шрапнельные снаряды держали небо до 11 тысяч метров, то есть даже набор максимальной высоты на СКМ-2М не давал возможности выйти из-под обстрела. Четыре с половиной, пять - максимум, что могли выдать эти машины. Выше требовался кислород для летчика, да и для двигателя. Нагнетателя у этих машин не было, был продувочный насос. И «сальмсоны Гирса», тут так называли звезды воздушного охлаждения, турбонаддувом не обладали, с высотностью были аналогичные проблемы. В общем, из 14 человек в июле вернулось восемь, и три машины пришлось заменить полностью, благо что перевозки из Романова-на-Мурмане и из Архангельска
наладили. В целом СКМ удачно вели бои, в воздушных боях потерь не было, пять самолетов сбили зенитки над территорией противника, один разбился при посадке, несколько самолетов «садилось на живот» из-за отказа системы уборки-выпуска шасси, в двух случаях был отказ двигателя. Но летали очень интенсивно и без должного технического обслуживания. Машина оказалась одной из самых надежных. От предложений начать их выпуск в Англии или поставить из России я отказывался, так как мне дали понять из Петрограда, что моего возвращения на родину вовсе не ждут. «Дяденьки», играющие за Англию в русских мундирах, проживающие в России и играющие за Высшую лигу, то есть якобы на стороне Романовых, царствующей фамилии Гольштейн-Готторпских, которая к боярам Романовым имела такое же отношение, как ни пришей - ни пристегни. 1/128 часть русской крови у Николая, у его детей еще меньше. И больной наследник. Плюс немцы провели по весне успешное наступление на Восточном фронте. Там «получилось как всегда»: хотели утереть нос союзникам, и послали сюда действительно лучших летчиков, основательно «ограбив» Гатчинскую школу
летчиков. Про механиков я вообще молчу! Выгребли подчистую. Нет, чтобы сослать сюда по принципу: «бери, боже, что нам негоже», так нет! Забрали лучших, и я совершенно не уверен в том, что, узнав о революции в России, хоть кто-нибудь из них возжелает вернуться обратно. Инженерная душа - потемки! Хотя костяк технического состава формировался под моим «чутким руководством», и здесь, на чужбине, я старался чаще напоминать им о доме. Старался быть не назойливым, по вполне понятной причине, заниматься агитацией открыто и напрямую я не мог. В России уже начались судебные процессы над депутатами Государственной Думы, поддержавших статью Ленина «Война и российская социал-демократия», в которой он написал: «Захват земель и покорение чужих наций, разорение конкурирующей нации, грабеж ее богатств, отвлечение внимания трудящихся масс от внутренних политических кризисов России, Германии, Англии и других стран, разъединение и националистическое одурачение рабочих и истребление их авангарда в целях ослабления революционного движения пролетариата - таково единственное действительное содержание, значение и смысл
современной войны». Поддержали его не только депутаты, члены будущей РСДРП(б), но и часть депутатов других партий также выступили против участия России в этой войне. Но их голос был слаб, к тому же на первом этапе войны российская армия одержала несколько знаменательных побед, но не сумела «убедить» противника прекратить эту безумную бойню. А война уже перешла в «химическую». Начали это делать французы, применив еще в августе 26-мм гранаты со слезоточивым газом. Уже в октябре немцы использовали хлорацетон в артиллерийских снарядах. В январе 1915-го русская армия познакомилась с ним, а привычных нам противогазов у нее еще не было. С мая месяца на Восточном фронте все немецкие атаки проводились с применением газообразного хлора. Они наступали в Польском царстве на Осовец и Варшаву. К тому времени предвоенный запас снарядов у полевой артиллерии закончился, и наступил снарядный голод, хотя производство взрывчатых веществ росло. Летом 15-го года французы впервые применили фосген, а затем его смесь с хлором. В том же 15-м году на заводе «Треугольник» было начато массовое производство противогазов Зелинского
- Кумманта, первого фильтрующего противогаза универсального действия. Увы, не без недостатков: отсутствовали клапана вдоха-выдоха, химические поглотители и аэрозольные фильтры. Основная проблема была в постоянном повышении содержания углекислого газа в замкнутом объеме маска-коробка. Вдох и выдох не были разделены, выдох шел через фильтрующую коробку, требовал значительных усилий от человека, а количество углекислоты со временем росло. Его потом доработали, но… потом.
        В свое время я поднимал этот вопрос, но ответ был всегда один: «Немцы - культурная нация». Кое-какие меры по защите флота от ОВ старший Григорович предпринял. На кораблях, герметичных сооружениях, снабженных динамо-машинами, сделать «большой противогаз» несколько проще, чем снабдить каждого солдата индивидуальным средством защиты органов дыхания. Там вес изделия не сильно ограничен. ФВУ - фильтро-воздушная установка, повышала давление внутри боевых отделений, предохраняя его от попадания отравленного воздуха. С теми, кто внутри корабля, газы справиться не могли, но на большинстве кораблей орудийные расчеты находились на палубе. Им требовалась защита, а ее не было. А вот ДЗУ - дымозавесные установки, стояли на многих кораблях, как у нас на флоте, так и у противника. Добавить какой-нибудь фосген в генератор дыма - особой сложности не представляет. Он, конечно, сразу матросиков не убьет, но через сутки они выйдут из строя. Тем не менее разработанные в Гатчине маски и фильтровальные коробки различных конструкций так и остались без применения. Флот забрал только фильтры для ФВУ для смены.
        В целом служба в Киркуолле была спокойной и размеренной, типа, «для кого война, а кого - мать родна». Англичане поселили меня и моего денщика Пантелеймона в дом к очередной «Мате-Харе», причем Пантелеймон жил отдельно в домике для прислуги. Так что постоянно приходилось следить за тем, чтобы ни одной важной бумажки в доме не оказалось. Мою попытку организовать съем подходящего жилища они блокировали, сославшись на то, что население города стремительно выросло, и все жилища заняты военными. Хотя домик я нашел и мог приобрести его в собственность, мне в этом было отказано. Фактически я оказался под колпаком МИ-6. Вначале это сильно раздражало, затем обвыкся и перестал раздражаться по этому поводу. Дама, ради службы в МИ-6, была готова на все, постоянно строила мне глазки и набивалась в лучшие подруги. Несколько раз «вели себя несдержанно», но «постоянной подругой» она так и не стала. В моих бумагах периодически рылась, но я завел хорошую привычку: ничего дома не делать и не хранить. Особо назойливой она не была. Заводила несколько раз разговоры о том, что есть большая куча людей, желавших более
тесного сотрудничества со мной в техническом плане, но я сводил все к тому, что реально на меня работала целая команда, у которой я был руководителем и основным платежеспособным партнером. Дескать, это они делали и придумывали, я только патенты оформлял, тем более что наиболее важные из них носят закрытый характер, и оформлялись через патентное бюро Адмиралтейства.
        - Они ссылаются на то, что полностью документацию вы не представляли, пользовались покровительством великого князя Александра и полного комплекта документации у Адмиралтейства нет.
        - Но я же должен был защитить свой бизнес!
        - В России так не говорят!
        - Но это же не Россия, а я - не англичанин. Ты же меня поняла? Этого достаточно. Я еще не слишком хорошо говорю по-английски. Мне удобнее на шведском, русском или французском. И, вообще, меня не устраивает эта тема для разговоров.
        Вот так пролетали дни. Для развлечения, и чтобы не потерять навыков, я четыре раза в неделю вылетал на патрулирование моря. Добился попадания по всплывшей подводной лодке противника, отбомбившись по ней авиабомбами. Других успехов не было, до самого сентября.
        12 сентября меня разбудил ночной звонок по телефону. На проводе был пожилой, недавно назначенный, первый лорд Адмиралтейства Артур Бальфур, который сменил на этом посту Уинстона Черчилля, того самого двоечника из пехотного училища в Сандерхерсте, который «командовал» Хоум Флитом почти четыре года.
        - Господин адмирал! Я имею неприятное сообщение: боши подвергают Лондон массированной бомбардировке. В воздухе до четырех дирижаблей противника. Есть попадания в район Букингемского дворца. Его величество обеспокоен. Сделайте что-нибудь для того, чтобы прекратить эти налеты. Вас пригласил мой предшественник для охраны нашего королевства…
        - Нас пригласили для патрулирования Северного моря и предупреждения атак флота Открытого моря на побережье Великобритании. Нам не ставили задачу по воздушной обороне вашей столицы, сэр. Но я подниму дежурное звено и направлю его в сторону Лондона. Требуется предупредить вашу зенитную артиллерию, чтобы не открывали огонь по нашим самолетам.
        - Его величество пожелал, чтобы вы лично возглавили действия ваших летчиков.
        - Я вылечу чуть позже, так как нахожусь достаточно далеко от аэродрома. Звено будет поднято немедленно.
        Маленький «форд-т», окрашенный в черный цвет, несколько минут не желал заводиться после дождя, но я с остервенением крутил «кривой ключ зажигания», пока двигатель не чихнул громко, разбудив пол-округи и хозяйку, и только после этого запустился. Хорошо, что руку не отбил. В результате я вылетел на Ша-6, вместо своего СКМ-2М, с экипажем в пять человек. Все лодки, прибывшие в Англию, двигателей Гирса-Сальмсона не имели. Зато огневых точек у них было много, как оборонительных, так и наступательных. К тому же, в нарушение всего и вся, англичане наладили производство трассирующих и бронебойно-зажигательных патронов к «льюисам» на фабрике Ли-Метфорда. Вот только все вылеты английской авиации в ту ночь закончились вхолостую, но с четырьмя разбитыми машинами и семью погибшими летчиками и летчиками-наблюдателями. Но в момент взлета мы этого обстоятельства еще не знали. Это были очень тяжелые потери, так как всего «ночников» у англичан было полтора десятка. Общие потери составили почти 30 процентов. Как такового плана ни у нас, ни у Адмиралтейства, ни у Хью Тренчанда, командующего Королевским лётным
корпусом, не было: никто никаких данных о том, каким маршрутом летят немцы, не имел. Я предположил, что сюда они летят по ветру, и не ошибся! Найдя на высоте 4,5 километра восточный ветерок (над морем, осенью, в относительно тихую погоду, ветра часто расслаиваются по высоте: одни дуют в одну сторону, доходят до берега, поднимаются или опускаются, и начинают дуть обратно), я пошел зигзагом, высматривая с высоты хоть какой-нибудь объект, напоминающий дирижабль. Только через час патрулирования правым бортовым воздушным стрелком на более светлом фоне с восточной стороны была обнаружена группа дирижаблей, шедших в разорванном строю, практически на одной высоте с нами. Три, довольно больших, «Шютте-Ланца», а впереди шла огромная машина неизвестной конструкции с шестью двигателями. «Ланцы» имели четыре шестицилиндровых двигателя «Мерседес». Требовалось еще учесть, что вертикальная маневренность этих «монстриков» была очень большой. Стоило поддуть дополнительные емкости водородом, как корабль начинал стремительно набирать высоту. Плюс у них на борту находились баллоны с кислородом. Действовать требовалось
быстро и решительно. Закладываю правый боевой разворот с набором высоты на головную машину, которая, как назло, практически слилась с темной южной стороной горизонта. Лишь изредка из выхлопных коллекторов показывались язычки пламени. Втроем его искали глазами, пока не обнаружили ниже нас метров на триста. Но определить дистанцию до него было очень сложно! Всё! Вижу! Уцепился глазами за средний правый двигатель гиганта. Он где-то около 2 - 2,5 метра длиной. Перевел машину в пологое пикирование и дал короткую из пристрелочного пулемета. И тут же показалось пламя: вначале в виде двух факелов, затем небольшой взрыв, и я врезал со всех трех точек, и круто отвернул на встречную немецкую машину. Её придется атаковать в лоб или на кабрировании. Последнее грозит обстрелом из всех стволов, их на «Ланце» девять, три из которых в этом секторе не действуют. Теперь все решало: кто быстрее? Командир немецкого корабля предпринял все действия: поддулся и начал сбрасывать балласт (выливать воду из балластных танков). Я был чуть выше его и успел дать сразу очереди трассерами и зажигательными, без пристрелки, из всех
носовых точек. Эффект был гораздо выше: четыре взрыва, и корпус сложился прямо в воздухе. Четыре минуты догонял третьего, и настиг его на 5800 метрах. Бил с кормы, постоянно маневрируя, так как по мне работало три пулемета, трасс которых я не видел, у немцев еще трассеров нет. Тем сложнее маневрировать. Несколько раз услышали булькающий звук пробития дюрали, но одна из моих очередей подорвала кормовой баллон, и дирижабль прекратил набор высоты. Удалось выйти из секторов обстрела и добить его. Он бы и так упал: пожар охватил один из топливных танков, но вдруг немцы имеют нормальную противопожарку? А вот четвертый - ушел! Скорее всего, нырнул к воде, где видимость была вообще нулевой. До самого рассвета мы патрулировали в том районе, а потом обнаружили севший на воду дирижабль и несколько надувных лодок с его экипажем. Мы пролетели над ними, они как по команде подняли белые флаги. В те годы еще соблюдалась Женевская конвенция, мы сбросили им вымпел, что, к сожалению, забрать можем только двух-трех человек, поэтому сейчас прилетят лодки-спасатели, которые их заберут всех, требуется знать количество
спасшихся: зеленая ракета - 10 человек, белая - пять, красная - один. Взлетело две зеленых и две красных. Радист отдал их координаты, и наша миссия на этом закончилась. Мы повернули «домой», в Киркуолл. Всего за ночь было сбито шесть дирижаблей и состоялся безрезультатный бой с тремя истребителями. Они вышли из боя, как только поняли, что Ша-6 им не по зубам. «Темнота - друг молодежи», «кина не надо, свет гаси!»
        Глава 14. Вне закона
        Этот вылет «всколыхнул» всю Англию! Мои опекуны из МИ-6 несколько прокололись, и в составе экипажей лодок-спасателей оказались журналисты нескольких шотландских и английских газет, которым удалось взять интервью у пленных немецких воздухоплавателей. Мои орлы, привыкшие еще в Питере к повышенному вниманию прессы, и здесь имели друзей-корреспондентов, которым сообщили, что к вылету готовятся все лодки-спасатели. Два «корра» успели на аэродром до вылета и приняли в нем участие, остальная толпа, включавшая и кинематографистов, ждала возвращения «экспедиции» в Киркуолле. К этому времени уже вернулась четверка, которую возглавлял сам Ульянин, и рассказала им о событиях этой ночи, в том числе и о распоряжении короля привлечь русских к обороне Лондона. Ранее английская пресса представляла наше присутствие на Мэйне как желание русских научиться у англичан оборонять остров. Шотландцы писали несколько ближе к правде, но тонкости и детали не прописывали. Их убирала военная цензура. Здесь же в руки журналистов попали 22 немца, из них три старших офицера, из них один из Генштаба, два младших и куча унтеров.
Рядовые на дирижабле были только на побегушках. Они и рассказали о том, что с весны прошлого года основной опасностью ими считалось наличие над Северным морем русских эскадрилий, поэтому ждали юго-восточных ветров, чтобы не пересекать акваторию, контролируемую русскими. О том, что они могут действовать и южнее Па-де-Кале, в германском Генштабе известно не было. В налете принимало участие 16 «Цеппелинов», восемь из которых ушли обратно без потерь, а вот третьему и четвертому штаффелям очень не повезло. Третий нарвался на патрулирующее звено русских самолетов, но два цеппелина сумели уйти на высоту, выпустив подвешенные «фоккера», а их эскадрилью обнаружил над морем одиночный «флюгбот», который не дал им такого шанса. Выжившим повезло чуточку больше: они пошли не вверх, а вниз, в темноту ночи, но внизу оказался холодный фронт и нисходящий поток, поэтому удержать минимальную высоту не удалось. Черпнули воду, и пришлось покинуть их «Шютте-Ланц». Лодка продолжала патрулирование и с рассветом их обнаружила.
        Все эти рассказы были мгновенно опубликованы, а британцы давно и хорошо научились считать денежки: состав RFC превышал уже 2000 человек только летного офицерского состава, но корпус сумел выставить только 12 машин, совершивших безрезультатные вылеты, при четырех катастрофах на посадках и семи погибших (англичане совершали в то время только скоростные посадки, а мы давно освоили заходы по крутой глиссаде на малой тяге за счет аэродинамического качества. У нас моторы по оборотам регулировались), пресса раздула этот случай, и парламент был вынужден создать комиссию, которая провела свое расследование. Выводы, сделанные комиссией, были неутешительны: RFC не имел технической возможности защитить ночное небо Лондона. Россия не могла поставить дополнительно подготовленные к ночным боям самолеты, их выпуск прекращен, так как господин Гирс убыл из России, развертывать производство своих машин в Англии отказывается, закупить патенты на двигатели оказалось невозможно. Попытку надавить на меня с помощью прессы и «общественного мнения» я парировал тем, что пообещал всей «дивизией» перелететь обратно в Россию,
тем более что ситуация на русском фронте стремительно ухудшалась: немцы отбили Кенигсберг и забрали обратно Перемышль. В обоих случаях не обошлось без предательства, но эти случаи даже не расследовались. Наши войска отошли «из-за отсутствия боеприпасов и угрозы окружения». Первоначальный запал у «патриотов» давно иссяк, война стала непопулярна. Экономика ее не выдерживала, а помощи от союзников никакой не было, как я и говорил в 13-м году. Более того, у нас «забрали» почти полную армию воевать во Франции. Кое-какие успехи были только на турецком фронте, но и там пришлось отступать и под угрозой сдачи оказались Баязет и Карс. В этих условиях был смещен мой «лучший друг» великий князь Николай Николаевич Младший. Угроза подействовала, и мы остались в Киркуолле. Нам только немного расширили зону патрулирования, но немцы более не предпринимали попыток бомбить Лондон с помощью дирижаблей. Их стали использовать для ведения разведки в пользу флота Открытого моря. Жесткие корпуса новых дирижаблей и большая мощность новых двигателей «Мерседес» и «Майбах» повышали их возможности действовать в сложных
метеоусловиях. Нашим преимуществом была только скорость. Окончательно немцы отказались от их применения после того, как мы совершили налет на их базу в Тондерне на полуострове Ютландия.
        Информацию по Тондерну предоставила английская разведка. Англичане сразу «замутили» флотскую операцию, но она полностью провалилась: ангары оказались не в том месте, куда послали английских морских летчиков. Плюс германский флот быстро и организованно вышел из Бремерхафена и линейные крейсера адмирала Битти едва ноги унесли. Спасительная темнота позволила это. Но один из 12 английских самолетов сбился с маршрута и пролетел мимо Тондерна. Точно отбомбиться он не смог, немцы там держат большое число зениток, но данные о том, где реально находится база дирижаблей, сумел доставить на авианосец, несмотря на полученные повреждения от обстрела с земли. Битти, тот самый, с которым мы беседовали в ноябре 14-го в Петрограде, не поленился снять трубку и позвонить мне. Немцы всегда действовали оперативно и могли сменить место базирования, поэтому той же ночью две эскадрильи Ша-6 и одна истребительная эскадрилья вылетели из Киркуолла в направлении цели. Для чистых истребителей дистанция была критической, поэтому вылетели все на поплавковых машинах. Скорость у них поменьше, зато дальность в два раза больше. Боя
с истребителями не предполагалось, но требовалось подавить огонь зенитной артиллерии. Ша-6 - достаточно крупная машина и не слишком верткая. Для зенитной артиллерии цель довольно удобная. А пилот-англичанин сказал, что зенитных орудий там много. Ведущими вылетели Вегенер и Борейко на Ша-6, а Модрах, Щербачев, Липгард и Ульянин на истребителях. Дорожинский и я шли отдельной парой впереди всех. Заход выполняли не с моря, а с севера, где была темная облачность. В прилив немецкий аэродром располагался всего в семи километрах от моря. Современные карты можете не смотреть, там намыт участок мелководного залива в устье реки Рудбол. А тогда море подходило практически вплотную к городу. Но мы заходили со стороны «нейтральной» Дании, обходя позиции трех батарей КЗА, обнаруженных англичанами. Немцев мы поймали в тот момент, когда у них возвращались из полета их «монстрики». Один из них кружил над аэродромом, еще один подходил к швартовной мачте, а третий затаскивали солдатики в открытый ангар. Рев их двигателей помешал обнаружить нас, ведь единственным средством обнаружения были тогда «лягушки»: звукоуловители.
Нестандартный заход - и истребители открыли огонь по бегущим к орудиям зенитчикам. Плюс с неба из истребителей посыпались мелкие осколочные бомбы, прямой аналог будущей немецкой «бабочки», только весом не два килограмма, а всего 200 граммов. Вращаясь, они засыпали летное поле, отсекая обслугу орудий от самих пушек. Множество взрывов уложили солдатиков на землю, а тут еще с неба рухнул горящий «Zeppelin», рванули баллоны с водородом, ведь мы, бывшие воздухоплаватели, прекрасно знали: где и что лежит у немцев. Нашу базу Гатчине строили по немецким чертежам! Восемь существующих и шесть строящихся ангаров получили причитающиеся им бомбы с летающих лодок, повторять заход лодки не стали, а истребители прошлись из пулеметов еще раз, так как на восточной стороне аэродрома были обнаружены истребители непосредственного прикрытия, которых срочно готовили к вылету. Четыре зенитных орудия били со страшными перелетами по высоте. Лишь мне не повезло нарваться на 37-миллиметровку, которая пробила мне поплавки, один из которых было загорелся, но мне удалось быстро сбить и погасить пламя. Повезло тем, что после 25
выстрелов эта зенитка «затыкается» на полторы-две минуты для перезарядки, и я успел уйти из сектора ее обстрела. Впрочем, уже в Киркуолле выяснилось, что попадания были и у других машин, но воспламенилась только моя. Топливо, увы, вылилось из трех поврежденных отсеков поплавков, и возвращаться мне пришлось через посадку в Гулле, Халле, где на глазах у всех я сел прямо в Альберт-док. Впрочем, никто это «воздушным хулиганством» не посчитал. Там в доке стояли линейные крейсера адмирала Битти, поэтому улететь домой мне удалось только через сутки. Рома на кораблях Его Величества было много! Битти сделал мне предложение полностью перейти на службу в английский флот и возглавить его авиационный корпус.
        - Этот вопрос уже рассматривался на Адмиралтейств-совете. Было решено предложить вам этот пост и звание вайс-адмирала. Вы же видите, что происходит у вас в России: армия разваливается и не может вести активные боевые действия. Флот, блестяще проявивший себя в начале войны, простаивает, испытывает сложности со снабжением, и там заметно растет сильное недовольство происходящими событиями. Рядовой состав и младшие командиры открыто обвиняют в поражениях командование. Как на флоте, так и в армии. А падение дисциплины чем бы то ни было компенсировать невозможно. Откровенно бездарное руководство привело к тому, что как боевая единица флот и армия России более не существуют. Потеряно все, что было отвоевано у Германии, Царство Польское стало генерал-губернаторством Германии. Потеряна практически полностью Литва. Существует угроза захвата Риги. Вам сделано блестящее предложение, которое позволит вам продолжить вашу карьеру под флагом Британской империи. Ни один иностранец в истории нашего флота не получал таких привилегий! Только представители королевских фамилий. Я слышал, что лично император
заинтересован в том, чтобы под его началом служил такой выдающийся конструктор и адмирал, разработавший с нуля концепцию ведения воздушной войны с противником.
        - Звучит, конечно, лестно, сэр Дэвид. Для принятия окончательного решения мне требуется некоторое время и консультации.
        - Вы хотите поторговаться?
        - Нет, что вы! Но у меня есть определенные обязательства по отношению к моим коммерческим партнерам. Основной доход мне приносят мои предприятия, а не служба.
        - Вы и ваши коммерческие интересы не пострадают. Великобритания умеет защищать своих подданных.
        - И тем не менее. Как минимум мне необходим небольшой отдых: требуется посетить Швейцарию и Россию, чтобы урегулировать некоторые щепетильные вопросы. Поймите меня правильно: я - больше коммерсант, чем военный.
        Отвечать жестко второму морскому лорду было достаточно опасно. Было совершенно понятно, что разговор обо мне шел не только в Адмиралтействе, но и в МИ-6, которая не смогла удержать в тайне реальное положение вещей в RAF, будущих королевских авиационных силах. То, что Россия может перестать быть их союзником, уже тогда было очевидно правящим кругам Британии. По всей видимости, мне придется уносить отсюда ноги, пока голову не открутили.
        На следующее утро закончился ремонт поплавков на моей машине, меня вывели из дока, хотя места для взлета и там хватало. Я определил направление ветра, развернулся в заливе-реке Хамбер и взлетел курсом 262 градуса. Капраз Дорожинский только сопроводил меня сюда, а сам ушел в Киркуолл, по дальности он до него доставал. Собственно, «остров» находится вне досягаемости немецкой авиации, так что англичане даже службу наблюдения и связи еще не организовали. Поэтому они и пропустили дирижабли к Лондону. Лишь недавно вышло распоряжение о создании постов наблюдения, но не армейских и не флотских, а за счет отрядов самообороны. Но я абсолютно не вмешивался в эти дела и никогда ничего не советовал моим «начальникам». Я прекрасно понимал, что нахожусь в почетной ссылке, а место для нее выбрано кукловодами из Лондона. Укреплять Россию, неожиданно для всех вырвавшуюся вперед в вопросах авиации, никто не рвался. Не для того развязывали эту войну. Все прекрасно понимали, что экономика России не выдержит ее масштаба. Что касается меня, то мне было очевидно, что моему «мирному» сидению в Киркуолле пришел конец. Они
от меня не отцепятся, сделают все возможное, чтобы обратно в Россию я не попал. Способов более чем достаточно! И никто в этом мире мне не поможет, кроме небольшой группы людей, связь с которыми я стараюсь не афишировать. По поводу отпуска мне пока ответа не дали, так как я еще нахожусь на службе другому государству. Решать вопрос требуется через Петроград. Через два часа я из Киркуолла связался с Адмиралтейством и попросил разрешения прибыть для доклада к Александру Михайловичу, которого на месте не оказалось. Через двое суток оттуда пришел отказ. Отпуска мне тоже не предоставили. Англичане рисковать не собирались, а Бьюкенен дверь к Николаю ногой открывает. Но, как говорится, не имей сто рублей…
        - Сергей Алексеевич, придется вам некоторое время замещать меня, - сказал я генералу Ульянину.
        - Что так?
        - Да мне по делам надо в Питер и в Швейцарию. Адмиралтейство мне в отпуске отказало, хотя я не был в отпусках с 11-го года. Ссылка на состояние здоровья тоже не прокатила. Только я вам ничего про это не говорил. Самолет у меня есть, так что я утром вылечу в Лондон, оттуда в Женеву.
        - Это через фронт, возьмите с собой кого-нибудь.
        - Щербачева Бориса, моего бывшего механика.
        - Так он же не здесь?
        - Я его подхвачу по дороге, сяду в Эдинбурге у Борейко.
        - А что за дела?
        - Финансовые, денег стало приходить на счета почти вдвое меньше. Судя по всему, кто-то в России меня отодвинул от поставок топлива флоту, вот они и не хотят меня пускать обратно домой.
        - Ну, это обычная история последнее время… Бардак творится, супруга пишет, что забастовки опять начались, а ведь война. И с хлебом перебои. Все дорожает, а там оклады так и не повысили. Не волнуйтесь, Степан Дмитриевич, не подведу, афишировать ваш отъезд не буду. Улетел инспектировать эскадрильи.
        Мы пожали друг другу руки, и мне подготовили самолет с «гражданскими номерами» на фюзеляже. Но он был вооружен четырьмя пулеметами «Льюис-А» с ленточным питанием и со стволом без воздушной рубашки. В Эдинбург я направил летающую лодку с новым обкатанным двигателем для Бориса. Мой выбор его в качестве попутчика был не случаен: он не только мой бывший механик, но и мой связной. Из рабочих, вначале стал механиком и прапорщиком по адмиралтейству, затем закончил Гатчинскую офицерскую школу пилотов и стал лейтенантом. Он - единственный человек в дивизии, который знает о моей партийной принадлежности. В Киркуолл в тот день я не возвращался: чековая книжка с собой, дежурный чемоданчик - тоже, а Пантелеймону я оставил записку, которую ему отвезут завтра. Он переправит мои вещи туда, куда я укажу. Утром я выписал сам себе командировку и взлетел. Садиться в Эдинбурге не пришлось: моей записки, переданной с «шаврушкой», вполне хватило для того, чтобы я сделал всего один круг над аэродромом. Борис взлетел и пристроился ко мне по правому борту. Так что до самого Лондона Борис не знал о цели нашего полета. Увы,
аэродромов в Англии еще не построили, в районе доков на Темзе, выше по течению, существовала лодочная станция, куда мы и приводнились. Я сам пойти в швейцарское посольство не мог, там наверняка дежурят агенты МИ-6 с моей фотографией в карманах. Поэтому все бумаги я передал Щербачеву, тот поймал такси и уехал, а я занялся топливом, осмотром самолетов и подготовкой их к полету. Плюс сходил в ближайший банк и обменял фунты на франки. Здесь это дешевле, чем в Швейцарии. Заодно отправил телеграмму в Цюрих и Женеву. Официальный повод у меня был: уехавшие из России «сальмсоновцы» затеяли тяжбу и подали в Арбитражный суд в Женеве иск по поводу патентов на бывший свой движок, но мы его не дорабатывали, отказавшись от водяного охлаждения сразу, поэтому выиграть суд они могли только в условиях нашего отсутствия в Женеве. Соответствующие письма двух крупных адвокатских контор были приложены к просьбе о предоставлении визы. А там товарищи по партии помогут получить вид на жительство или свидетельство о вынужденной эмиграции по политическим причинам. Через четыре часа Борис Александрович вернулся. Визу обещали
предоставить через три дня, но мы ждать не могли. Вполне вероятна утечка информации из посольства в МИ-6, так что ожидать открытия визы мы будем в Женеве. Естественно, что не в отеле, а в полицейском управлении, но выслать нас могут только в Россию, мы - не подданные английского короля. Плюс под комбинезоном у меня парадная форма, а в дежурном чемоданчике лежат эполеты и аксельбант гвардейского Его Императорского Величества экипажа, по которому числились «крупные» авианачальники военно-морского флота России. Прорвемся! Как потом стало известно, улетели мы вовремя: через двадцать минут после нашего отлета был издан приказ «Задержать любыми средствами»! Но птичка вырвалась из лап кошки! А в посольстве кто-то активно стучит в военную контрразведку. Хорошо еще, что садились не на военном аэродроме в Гринвиче, а на лодочной станции, прямого отношения к ВМС не имеющей. Англичане поняли, что я стремлюсь выехать из Англии любыми путями, и прекратили заигрывания. Теперь они будут стремиться уничтожить меня любыми средствами. Глупо, конечно, получилось! Не требовалось им показывать «тотальное» превосходство
нашей авиации перед потугами Англии «выглядеть красиво». Сам тоже нафлудил, сбив целую эскадрилью дирижаблей. Срубил бы большого и успокоился, и дело с концом, немцы бы все равно отвернули после такого. Но в бою контролировать себя сложно: видишь противника, уступающего тебе по скорости и маневренности, и не думаешь о последствиях. Что и подвело! Лететь в Россию? Там у меня «защитников» будет еще меньше, чем в Швейцарии, куда переехали все политические эмигранты из всех воюющих стран. В общем, летим, а там, как масть ляжет. В конце концов, из Валензее, это самое восточное озеро в Швейцарии, мы можем свободно добраться до Болграда, а повезет с ветрами, так и до Одессы. Не пропадем! Ага, если не собьют по дороге! Увлекшись своими думами, я чуть не пропустил атаку целой эскадрильи «Sopwith SL.T.BP», будущих знаменитых «Сопвич Pup». Родившийся как спортивный самолет, этот истребитель сумел впоследствии переломить ход воздушной войны на Западном фронте, причем синхронизаторы для пулеметов англичане поперли у нас, ни копейки не заплатив Вегенеру за его патент. Шутить англичане были не намерены и с ходу
открыли прицельный, а не предупредительный, огонь. После этого я решил проучить наглеца-ведущего этой морской эскадрильи. У меня сил - втрое!
        Мы ушли на вертикаль, выполнить которую «Сопвич» не мог. А заодно показали, что «не все йогурты одинаково полезны», и не все карты раскрыты. Мы оба крутим лебедки «уборки шасси». Поплавки вообще-то не убираются, но можно «сложить ноги и подтянуть их к фюзеляжу, существенно уменьшив лобовое сопротивление, что мы и сделали на боевом развороте. «Сопвич» имел форсированный до 135 сил «Ghome», названный по имени инженера, который это сделал: «Клерже» или «Clerget». Большой гироскопический момент хорошо позволял развернуть машину влево, радиус разворота составлял всего 15 метров, а вот вправо он практически не разворачивался. Мы обладали преимуществом в высоте, скорости и одинаково быстро крутились в обе стороны. Плюс у нас четыре пулемета на каждой машине. Убивать англичанина я не хотел, но прощать «белому сахибу» открытие по мне огня без предупреждения намерен не был. После прижатия поплавков и «паучьих лапок» стоек мы быстро набрали скорость на пикировании, а строй англичан развалился еще до этого, каждый из них отвернул после атаки влево, пока мы выполняли боевой разворот, однако самолетик с
красными законцовками я запомнил, и резко свалился на него, зависать за ним не стал, требовалось просто его пугнуть как следует. Дал короткую из всех точек по плоскостям и ушел вверх вправо, на разворот, с атакой еще одного наглеца снизу-вверх по мотору из перевернутого положения. Кстати, Клерже ликвидировал «ахиллесову пяту» ротативных двигателей: даже если двигатель срывался с единственной опоры, он не улетал вниз, а оставался внутри отражателя выхлопа, который имел множественное крепление к фюзеляжу. Самолет с оторвавшимся двигателем не терял центровку и мог планировать, что и произошло с обеими машинами. Еще одного успел подбить Борис, но вести затяжной бой нам было неинтересно. Мы приложили руки к шлемам и показали свой курс: на юго-восток. Преследовать нас летчики не решились. Несмотря на то, что их оставалось девять, скорость, с которой в одном заходе они потеряли три самолета, их впечатлила. Бой длился всего 4 с половиной минуты. Больше нас никто даже и не пытался перехватить до самой линии фронта, которая проходила не так далеко от Парижа. У Шато-Тьери мы наблюдали и воздушный бой, видели
разведчиков и бомбардировщики. От желающих нас атаковать мы оторвались. Здесь вовсю шла война, которая для нас закончилась. Через два с половиной часа после прохода Тьери, где воевал и погиб брат Щербачева, мы приводнились в устье Роны на Женевском озере. Не скажу, что нам там здорово обрадовались!
        Глава 15. Я выхожу из войны
        Встали мы неподалеку от знаменитого фонтана, который действовал тогда не круглосуточно и ежедневно, как сейчас, а только в дни праздников. Рядом находилось полицейское транспортное управление, которое не замедлило поинтересоваться: кто прилетел, зачем и на какое время. Мне здесь было значительно проще, чем в Англии: французский здесь понимают и предпочитают говорить на нем. Борис немного мучился: его школьных знаний с трудом хватало, чтобы даже заказать завтрак. Тем не менее деваться было некуда: нас объявили дезертирами и предателями. Все было перевернуто с ног на голову, англичане требовали нашего ареста, российский консул помогать нам отказался. В приватной беседе консул Дворжецкий поделился тем, какое давление на него оказывают союзники. Петроград открещивался от решения вопроса, но спустя неделю я встретился с товарищами Еленой Блониной и Надеждой Рыбкиной[4 - Под этими именами в те годы жили и работали Инесса Арманд и Надежда Крупская. Сам Ленин находился по негласным надзором полиции и со мной первое время не встречался.], которые передали мне новые документы на имя умершего от туберкулеза
Александра Михайловского, на случай ухода на нелегальное положение. Борису пришлось улететь в Рени, он действовал по моему приказу и обвинять его было не в чем, поэтому он повез в Петроград мое письмо к командующему Александру Михайловичу, с моими объяснениями: что произошло в Англии. Лишь после этого Россия официально объявила, что я нахожусь в длительной командировке в Швейцарии, и предоставила мне дипломатический паспорт, что позволило мне участвовать в суде на полном легальном основании и выиграть арбитраж. Швейцарцам так ничего и не досталось.
        С Владимиром Ильичом мы встретились лишь после того, как мое положение в Швейцарии стабилизировалось. Официально я стал числиться военным атташе при посольстве России. Но оно находилось в Берне, а не в Женеве, и бывал я там всего пару раз, так как дел хватало и здесь. В начале января 1916 года мной, наконец, было получено письмо из Петрограда, которое привез возвратившийся Борис Александрович. В пакете находилось и несколько приказов по Адмиралтейству, на одном из которых была личная печать Николая и его росчерк. Не знаю: чего это стоило Александру Михайловичу. После прочтения пришлось переодеваться в генеральский мундир и на авто добираться до Берна. Борис был назначен моим адъютантом. Предыдущий военный атташе полковник Колыванов убыл в Париж, где принимал участие в формировании «Русского легиона», да так там и остался. Человек он был деятельный, и службой в швейцарском посольстве тяготился. Посланником в Швейцарии в то время был Василий Романович фон Бахерахт, из потомственных дипломатов, первый муж известной кокетки и писательницы Терезы фон Струве. Но то были времена его бурной молодости. В
России он практически не бывал и говорил с сильным немецким акцентом. Берн - немецкоязычный город. Тем не менее личное послание великого князя сделало его послушным исполнителем воли императорского дома. Его предложение быстренько переселиться в посольство и навести порядок в делах атташата было мной отвергнуто, дескать, имею тайные и важные поручения великого князя и арбитражный суд в Женеве, так что, спасибо за предложение, но каждый из нас будет заниматься своими делами. Ссылочку на местонахождение военного атташе можете сделать. Василий Романович только поинтересовался тем, насколько презентабельным выглядит арендованный мной особнячок на берегу Женевского озера. Особнячок принадлежал господину Путилову, известному российскому фабриканту, точнее, его жене Екатерине Ивановне, но с 1880 года переходил из рук в руки, и постоянно там никто не проживал. Сдавался в аренду или субаренду. Тем не менее имел достаточно привлекательный вид. Плюс, что было немаловажно, на его территории было много хозяйственных построек, незаметно расположенных за главным зданием. Эдакая усадьба, роскошный вид на которую
открывался с двух сторон: со стороны озера и от главного входа. Все «хозяйство» было отделено густыми кустами и аллеями с деревьями. Место мы осматривали вместе с Еленой Блониной, она давно проживала здесь и знала «подноготную» Женевы и доходных домов в ней. До войны этот особняк пользовался успехом у высшего света Петербурга на летний отдых и в качестве жилья для лечения туберкулеза. Сама Инесса Федоровна одно время проживала в нем и сохранила приятные воспоминания о времени, проведенном в этом доме. Меня устраивал довольно мощный причал и достаточно большой ангар со слипом, в котором некогда находились и хранились многочисленные катера и лодки. От былой флотилии остались слезы, поэтому расширив его ворота, мы организовали там стоянку для двух самолетов-амфибий.
        Попав в инструментальную «Мекку» мира, было бы большим ротозейством не воспользоваться этим! В первую очередь я перевел все средства из Государственного банка России в швейцарский SBC, Swiss Bank Corporation и полностью избавился от российских рублей, которые продолжали обесцениваться на международном рынке. В середине января заплатил налог за разрешение заняться «экономической деятельностью», причем начал я вторжение в швейцарскую индустрию с того, что представил частично бронированный мотодельтаплан, собранный в течение нескольких дней в Путиловском доме. Правда, двигатель для него пришлось «импортировать» из России. Его привез Борис в бомболюке своего самолета. Дело было в том, что Швейцария выходила из кризиса 1914 года. Тогда в июне она объявила мобилизацию и собрала на границе с Францией полумиллионную армию: 250 000 в линейных дивизиях и еще столько же во вспомогательных частях. Причем страна больше опасалась агрессии со стороны Антанты, чем со стороны Центральных держав. Вступление Италии в войну на стороне Антанты было абсолютно неприемлемо для Берна, и вызвало серьезную нехватку рабочих
рук на предприятиях страны. Платили же в армии гораздо меньше, чем люди зарабатывали у станков и кульманов. Из-за массовых забастовок пришлось сокращать ряды «защитников отечества», тем более что нападать на нее никто не собирался. Хотя пограничных инцидентов, числом более тысячи, хватало. Тем не менее она и Лихтенштейн оставались единственными мирными странами в центральной Европе. Урон от мобилизации еще продолжал сказываться на активности предпринимателей. Я же предлагал купить универсальное средство для организации разведывательных полетов вдоль границ, тем более что экипаж мотодельтаплана был вооружен, а корпус имел противопульное бронирование. Нейтральная Швеция бралась доставить легкие двигатели, без дела валяющиеся на складах в Гатчине. Организовать переброску их из Италии в Женеву большой сложности не представляло. Плюс для любителей горных лыж предлагался надежный и относительно дешёвый УТД-1, также не нашедший своего места в войсках. Батальон дельтапланеристов был потерян в Польше из-за плохой организации десанта и слабой сети метеостанций. Его забросили в тыл, а снабдить боеприпасами и
продовольствием не смогли из-за установившегося плотного тумана и проливных дождей. Более его не восстанавливали, так как десантное отделение в Гатчинской школе просто разогнали. Спрос на дельтапланы в самой России находился на нуле, во время войны этим никто не интересовался. Сильнейший кризис подорвал финансовое здоровье нации. А поставщики всего и вся в армию четко держали нос по ветру: у кого можно закупать, а у кого нет.
        Не скажу, что демонстрация «новинки» вызвала ажиотаж, но командование жандармского управления заинтересовалось «игрушкой» и устроило целую серию испытаний ее в горных условиях. Для переноски дельтаплана использовали мулов. Взлетно-посадочные характеристики позволяли взлетать и садиться с 50 - 25 метровых площадок. Время патрулирования - до четырех часов. Мне разрешили начать производство опытной партии, и под это разрешение мы начали работать с производителями машин для точного литья, с противодавлением. То, ради чего я собственно и добивался начала хоть какого-нибудь «производства». Иначе меня бы обвинили в «промышленном шпионаже», как многих, желавших воспользоваться достижениями швейцарских промышленников и инженеров. А здесь все законно, для производства на территории республики. Они еще не знают, что все это оборудование будет вывезено с помощью той машины, которую я начал проектировать. Для этого я разместил в восьми мелких конструкторских бюро заказы на разработку и испытания отдельных деталей планера будущей машины. Собрать воедино чертежи у швейцарцев не получится: конструкторские бюро
находятся в разных кантонах и в разных странах, в том числе воюющих между собой. Я же находился на «мирном островке», через который проходила вся почта, все финансовые потоки внешней торговли и прочая, прочая, прочая. Разрабатываемые литьевые машины позволят начать сборку плазово-шаблонным способом, который мы использовали еще на серии «Ша». Но там нас сдерживали именно размеры литьевых форм, приходилось склепывать шпангоуты из нескольких деталей. Сейчас швейцарцы «пыхтят» над пятиметровой формой и прессом. Причем патент на нее принадлежит мне, а они только воплощают его в металл.
        Безусловный выигрыш дела в арбитраже привел ко мне в кабинет неожиданного посетителя. Рано утром Борис Александрович положил на стол визитку посетителя и многозначительно улыбнулся.
        - Что за ранняя птаха?
        - Этьен Рени.
        - Ап! Требует продолжение банкета и принес новый иск? - Рени был вторым человеком в «Сальмсоне» и самым способным инженером этой компании.
        - Похоже, что нет. С виду довольно сильно волнуется.
        - Ну, приглашай, послушаем. Если будут претензии, так просто выставим. Жандармов предупреди, позвони в жандармерию.
        Но Борис поступил умнее, чуть задержавшись в кабинете, чтобы услышать начало разговора. После этого звонить никуда не стал.
        - Mon General! Comme je suis heureux de vous voir vivant et en bonne sante apres ce hachoir a viande. Vous etes enfin de retour! Nous avons deja perdu tout espoir de vous voir, et les choses en Russie se sont tres mal passees, alors tout le monde a decide d’accepter l’offre de rentrer a la maison avec l’aide de Madame d’Embrett[5 - Мой генерал! Как я счастлив видеть вас живым и здоровым после этой мясорубки. Наконец-то вы вернулись! Мы уже потеряли всякую надежду вас увидеть, и дела в России пошли совсем плохо, поэтому все решили принять предложение добираться домой с помощью мадам д’Эмбре.].
        Этьен, конечно, несколько хитрил, до выигрыша дела в Арбитраже ни один из них не искал встречи со мной, они еще надеялись восстановить «Сальмсон», и даже расширить сферу деятельности, поэтому пригласили из Франции прочнистов и компоновщиков для создания новых моделей, часть из которых они видели и изготавливали на наших заводах и мастерских. Но кризис диктует свои законы! Экономика Швейцарии не может себе позволить производство самолетов. В реальной истории компания спроектировала и собрала около полутора десятков моделей спортивных и боевых машин, в серию пошла одна, и выпущено было полторы сотни машин. Не самый плохой результат, тем более что некоторое время, пять лет, они получали из Америки патентные деньги. Сейчас их надежды на то, что можно будет продолжить заниматься этим делом, растаяли, и Рени пришел узнать: «Что если великий джинн возьмет обратно под свое крыло большую часть команды?» Место разместить их у меня было: бывшую конюшню мы перестраивали под конструкторский отдел. Работать 24 часа в сутки мы их научили еще в Гатчине. Они - члены команды, которая успешно продвигала авиастроение
у нас дома. Я возражать не стал, и у меня появился собственный отдел главного конструктора. 23 человека, 18 мужчин и пять женщин-чертежниц. Наиболее одиозные фигуры остались за бортом этого предложения, но работают они теперь не в «Сальмсоне», оно было отдельной структурой ранее, а в акционерном обществе «Степан Гирс & Co, Ltd», и ничего, довольны! Занимаются винтами изменяемого шага, четыре человека помогают непосредственно мне с компоновкой четырехмоторного транспортного самолета. Вполне вероятно, что эта машина станет и первым в мире лайнером большой дальности. Что-то вроде С-54 первой модели с четырьмя 14-цилиндровыми двигателями Г-14, воздушного охлаждения, мощностью 720 - 735 киловатт. Сами двигатели еще в России, и все зависит от того: подпишут или нет мне контракт с жандармским управлением пограничной стражи. Двигатели прибыли только в конце лета, как маломощные, так и Г-14. Партию в 150 машин мы сумели передать жандармам за три дня до окончания сроков контракта. Это был настоящий штурм Монблана, благо что все движки были обкатаны в Гатчине, поэтому установкой их на мотодельтапланы занимались
трое суток без сна и отдыха, но успели. А вот «две большие птички» застряли в сборочном цеху из-за отсутствия покрышек. Их пришлось заказывать в Америке. В Европе, охваченной войной, такая продукция не производилась. В Галиции провалилось Брусиловское наступление из-за непредвиденного отхода одной из армий фронта. А осенью начались спонтанные замирения с немцами. Как одной, так и другой стороне надоело кормить вшей в окопах, причем санитарные потери превысили все мыслимые и немыслимые пределы в обеих армиях. Людей косил тиф. И популярным стал жест «штык в землю». Депутаты от подпольных солдатских комитетов с обеих сторон встречались и договаривались о «мире» на участке фронта. Если появлялось начальство, то палили в белый свет как в копеечку. Практически полностью прекратилось использование отравляющих веществ на Восточном фронте. Этому способствовали как новые надежные противогазы, так и договоренности между комитетами. Следует отметить, что немецкие войска были заражены этим «недугом» не меньше, чем русские, правда, не во всех дивизиях. Те, кого перебрасывали на Восточный фронт с Западного,
постреливали и действовали некоторое время активно, затем общий процесс разложения распространялся и на них. Западный фронт продолжал удивлять всех жестокостью и бессмысленностью боевых действий. Вновь пришла слякотная пора, характерная для европейской зимы. В Швейцарии, даже в Женеве, повалил мокрый крупный снег. Поставить самолеты на колеса удалось только в январе. Началась предполетная подготовка новых машин и возникла коллизия с воздушным комитетом Швейцарии. Они официально запретили вылет этих машин. Кто-то очень умный в их комитете посчитал и с цифрами в руках доказал, что этот самолет взлететь не может: слишком велика нагрузка на крыло, даже в пустом варианте. Чтобы разрешили испытания, требовалось подать на них заявку, в которой указывались все параметры машины. Вылет нам не разрешили, потребовали предоставить все чертежи и расчеты. Ангар опечатали и выставили охрану. Добровольно передавать швейцарцам все я отказался, сказал, что мне проще сжечь всю документацию, вместе с самолетами, чем сделать то, на чем настаивает швейцарская сторона. Ее активность в этом направлении мы заметили давно, и,
как только закончили сборку фюзеляжей, так Борис вывез четырьмя рейсами всю документацию в Одессу в имение нашего старинного друга действительного тайного советника Сосновского. Мне предъявили претензии по промышленному шпионажу, тем более что доказательств вроде как и не требовалось: действительно, по моему заказу швейцарские часовщики разработали и предоставили 26 приборов, украсивших кабину самолетов. Бодаться с воздушным комитетом мне абсолютно не хотелось. Шел февраль и до конца нашей эмиграции оставалось совсем чуть-чуть. Просто кто-то подговорил чиновников из ВК устроить арест машин.
        15 февраля началась Всероссийская стачка, парализовавшая всю страну, а через пять дней стало известно об отречении Николая Второго, создании Временного правительства и всеобщей амнистии. В стане политических эмигрантов из России началось брожение и бурление. Одни говорили, что армейские части и генералитет подавит революцию, вторые доказывали с пеной у рта, что Романовы заготовили тайные ходы и хотят выманить их из политического небытия, чтобы отправить на тот свет. Основным препятствием для всех было отсутствие прямого сообщения между Россией и Швейцарией. Все пути пролегали через сухопутные фронты, а проливы контролировала Турция, с помощью германских скоростных крейсеров. Взятие Дарданелл в прошлом году так и не состоялось, а Стамбул укреплен еще сильнее. В связи с амнистией семья Ульяновых переехала на жительство ко мне в особняк Путиловых, и за вечерним чаем 1 марта было принято решение лететь в Россию на новых самолетах. Но требовалось доставить из Англии пятерых летчиков, трех механиков и трех мотористов. Доставить 12 человек могла только спасательная Ша-6СП. Выручил Борис Александрович, у
которого в эскадрилье Борейко оставался надежный человек: Иван Кульнев, командир такого самолета. Ни я, ни Борис лететь в Англию не могли, вот только как связаться с ним и с Ульяниным? Выручил случай: Сергей Алексеевич прислал телеграмму с поздравлениями по случаю моего дня ангела, и у меня появился его телеграфный адрес, на который я передал ему распоряжение связаться со мной по телефону в Женеве. Подписал я телеграмму, как военный атташе России. Все более или менее законно, и ночью раздался непрерывный звонок междугородней связи.
        - Сергей Алексеевич, из числа тех летчиков, которые рвутся вернуться в Россию, отберите пятерых, с техниками и мотористами. У Борейко есть штабс-капитан Кульнев, он сможет доставить их к нам в Женеву на своей машине.
        - Да я и сам полечу, от командования меня отстранили, назначили генерала Скотта, та еще скотина. Организуем.
        Одиннадцать человек прибыли с отпускными листами, в течение суток получили право на свободное перемещение по стране, и засели за документацию по ГТ-4. Увы, ангар был опечатан, и охранялся не швейцарцами, а французами, аэродром находился четко на границе двух государств. 15 марта мы перебросили на тот берег озера двадцать шесть человек, из них восемь человек для быстрой подготовки двух машин к взлету. Остальные были членами ЦК со своими семействами и родственниками. Сразу после смены часовых у ангаров, мы их довольно жестко «сменили», слава богу без стрельбы. Один из часовых помогал нам добровольно. Он передал нам слепки ключей от ангаров, поэтому вовнутрь мы попали быстро и приступили к подготовке к вылету. Долго качали топливо ручной помпой. Работало только 9 человек, остальные прятались в небольшой роще у начала взлетной полосы. Успели подготовить машины до прихода смены, связали добровольного помощника, запустили двигатели и выкатились на взлетку. Каждый борт взял по 9 пассажиров. Так как на обоих бортах была радиостанция «Телефункен», то наш взлет совпал со стартом трех машин от Путиловского
дворца. «Шаврушка» подняла еще 12 человек. Два истребителя прикрывали нас в этом первом и «весьма испытательном» полете.
        Глава 16. Вместе с Лениным в Петроград
        Установив машину на автопилот Гирса, фамилия у меня подходящая для гироскопического прибора, я вышел к пассажирам, сидевшим в своих креслах с пристегнутыми парашютами.
        - А кто ведет аэроплан? - обеспокоенно спросила Инесса Федоровна.
        - Ее ведет наш автопилот, но второй летчик наблюдает за машиной и обстановкой. Мы уже пересекли границу Швейцарии, так что, если что, никому уже арест не грозит. Правда, сейчас под нами территория Германии, с которой у России продолжается война. «Шаврушка» и истребители нас покинули, они пошли на Одессу. Мы же взяли курс на Петроград, и через пять с половиной часов сядем в Гатчине или на Комендантском аэродроме.
        - А немцы не смогут нас сбить? - скороговоркой произнес Владимир Ильич.
        - Теоретически это возможно, для этого у них есть «ахт-ахты», но только на линии фронта и на охране особо важных объектов. Истребителей, способных догнать или перехватить нас, у них нет. Согласно указателю, мы сейчас идем со скоростью почти 350 километров в час. Пока самолетов, обладающих такой скоростью, ни у кого нет.
        - А мы так и будем сидеть пристегнутыми к этим сиденьям? - вновь заговорила Инесса Арманд.
        - Я для этого и вышел, чтобы еще раз показать, как пристегивается парашют, и посмотреть, насколько быстро у вас получится его надеть. На земле у всех это получалось, но мы в воздухе и надевать его требуется в момент опасности по моей команде. У кого не слишком крепкие нервы, тот может запутаться и потерять очень важные секунды.
        - Никогда больше летать самолетами не буду! - фыркнула гордячка. - И вообще, мне жарко, хочется снять пальто.
        - Внизу ранняя весна, кое-где еще снег лежит. Летим на север, где будет сплошной снежный покров. Надеть пальто и парашют вы точно не успеете, сейчас снизим подогрев воздуха. Эти самолеты выполняют свой первый полет. Произойти может все, что угодно. Как видите, я сам в меховом комбинезоне и мне тоже жарковато, но я терплю.
        - Несси, милая, у нас нет другого способа попасть в Россию. Потерпите. Хотите шоколадку? - сказала Надежда Константиновна.
        - А если мне захочется по нужде?
        - В хвостовой части салона есть четыре туалета, даже душ. Полет испытательный, но если хотите, я подберу площадку у Штутгарта, и могу вас высадить. А так, бортмеханик сейчас вам всем сделает чайку и бутерброды.
        - У меня жареная курочка есть, яйца и отварной картофель. Что-что, а продовольствия я взяла много, - улыбнулась Арманд и пригласила меня к столу через несколько минут.
        Дошло, что это не вагон, а я - не проводник. Пока бортмеханик занимался чаем и бутербродами, к нам в кабину заглянули Фриц Платтен, председатель социалистической партии Швейцарии, депутат Национального Совета, которого наши эмигранты прихватили с собой на случай какого-либо провала. Человек он был достаточно влиятельный и пользовался этим как внутри страны, так и за ее пределами. Он, правда, не знал, что самолеты мы забрали из-под ареста. Вместе с ним подошел и Ленин. Большинство людей в салоне мне известны не были, кроме Луначарского, который со своего кресла у окна не вставал и неотрывно наблюдал за землей во время полета. Платтена интересовало, где сделан такой красавец, узнав, что собирали его в Швейцарии, тут же перевел вопрос на возможность продолжения его выпуска на его родине.
        - Увы, воздушный комитет запретил даже проведение его испытаний из-за высокой нагрузки на крыло. И еще одно: двигатели для него делаются в России.
        - Но это же гражданский самолет, насколько я понимаю, я не вижу ни пулеметов, ни бомб.
        - Да, это мирный, транспортный самолет для перевозки до 60 человек. Никакой другой транспорт не может так быстро перебросить пассажира за 2200 километров за шесть часов.
        - А в России вы сможете выпускать такую сложную технику?
        - Скорее всего. У моей компании в Швейцарии осталась кое-какая собственность, в виде различных станков, господин Платтен.
        - Называйте меня товарищем Платтеном.
        - Хорошо, геноссе Платтен.
        - Я надеюсь, что попаду обратно в Швейцарию таким же образом, поэтому окажу вам любую помощь для вывоза вашего имущества. Это не проблема. А с комитетом воздухоплавания требуется разобраться: какое они имеют право запрещать производство и испытания. Нам весьма не хватает новейших идей и товаров, чтобы покончить с кризисом, охватившим страну после начала Великой войны. Неумелые и излишне жесткие меры по защите границ вызвали глубокий спад в экономике, благодаря предпринятым нашей партией усилиям, мы сумели предотвратить дальнейшее скатывание экономики в пропасть. Но нам действительно требуется развивать авиастроение и авиаперевозки. Они гораздо важнее, чем стреляющая техника. Вы, русские, даже во время войны не забыли об этом. У нас об авиации, похоже, совсем не думают.
        Он был политик до глубины души и не понимал, почему я не пришел к нему и не попытался «решить вопрос» через Национальный Совет. Я строил этот самолет для России. Маленькой Швейцарии такая дальность не требуется. Ленин попросился посидеть в кресле пилота, внимательно рассматривал навигационные приборы. Его интересовало то же самое: сможет ли Россия выпускать этот «швейцарский самолет», ведь что ни говори, а квалификация рабочих совершенно разная.
        - Однозначно сказать не могу, но в Гатчине и Либаве у нас подобраны неплохие кадры. Нужно вывезти заказанные мною станки из Швейцарии, вот товарищ Платтен выразил уверенность в том, что нам это сделать разрешит Национальный Совет. Но предварительно требуется завершить испытания и получить летный сертификат. Однако я не совсем уверен, что на меня распространилась амнистия Временного правительства. Англичане, которые сейчас играют первую скрипку в русской революции, могут потребовать моей выдачи. Так что летим на мой риск и страх.
        - Увы, скорее всего, нашей партии не удастся отстоять вас, но в случае чего, наши боевые отряды в Петрограде сумеют вас прикрыть. Большевики должны взять власть в свои руки, тогда и вам, Степан Дмитриевич, будет чем заняться в России.
        - Я не возражаю, Владимир Ильич, даже готов пожить где-нибудь вдалеке от Питера, но с обязательным условием: вернуться и заняться авиацией. У меня это получается.
        И «накаркал». Борт «2» доложил о появившейся вибрации правого элерона. В этот момент обе машины находились над морем, но впереди был фронт. Ширина залива - 200 километров. Почти прямо по курсу находилась Либава, уже захваченная немцами. Ульянин, командир борта «2», сказал, что требуется посадка, судя по всему: срезало крепление элерона, он заметно вибрирует. То, что на главной базе есть немецкие войска - сомнений не вызывало.
        - Сережа, убавляемся и тянем к Барте, помнишь, там, у озера полосу делали.
        - Отлично помню.
        - Садимся либо на полосу, либо на лед в Бартенском озере, быстро ремонтируемся и ходу. Литвинову скажи, чтобы все подготовил для ремонта. Времени будет в обрез. Я Крайнего тоже подготовлю. Сильно не убавляйся, работай по крену мягко, чтобы окончательно не срезать. И в Липенях вряд ли кто стоять весной будет, болото. Там тоже можно сесть. Скрестил пальцы.
        - Я - тоже, - ответил Сергей Алексеевич.
        И время потянулось как резина. Я дважды обгонял его, виражил и подходил к нему снова. Сергей молчал, чувствовалось, что ему с трудом удается удержать машину от сваливания на крыло. Он сел на лед, до полосы не дойдя около километра. Сделав круг, я выпустил щитки и уже собирался совершить посадку, когда увидел, что самолет Ульянина дал газ и развернулся против ветра.
        - Первый второму. Ремонт закончил, взлетаю.
        Восемь минут понадобилось механику, чтобы заменить срезанные шпильки. Кто-то поставил их некалеными. Теперь главное, чтобы выдержал перкаль. Новые шпильки встали поверх него, но бортмеханик Литвинов прихватил с собой и шайбы, так что дыру в перкале прижал металлом. Не допуская глубоких виражей и чуть убавив скорость, через два часа мы оба сели на Комендантском аэродроме, воздушных воротах Петрограда. У летного поля столпилась огромная толпа людей, оказывается, из Женевы дали телеграмму, что в Петроград вылетели Ульянов и Мартов, который, кстати, и разболтал о неисправности и посадке. Но садился только один самолет. Я успел только шасси выпустить. Тем не менее наши враги впоследствии частенько упоминали посадку на вражеской территории. Территория-то наша, временно оккупированная. Высадив всех, я собрался было улетать в Гатчину, да не тут-то было! Революционные матросы потребовали и нашего с Ульяниным выступления, здесь у Сергея Алексеевича случился небольшой нервный срыв, потому как эти архаровцы обратили внимание на то, что пилоты - генерал, в николаевских погонах, и контр-адмирал, с эполетами. В
общем, Ульянин в тот же день глубоко разочаровался в революции из-за полученного кулака в челюсть и порванного мундира. А я сразу обнаружил за собой «хвост». В общем, увезли нас с аэродрома на грузовике с рабочей дружиной Выборгской стороны. А через четыре дня так же привезли на аэродром, и мы перелетели в Саккола, это территория Финского княжества, переименованного в генерал-губернаторство Финляндское. Предыдущий генерал Зейна был арестован, исполняющим обязанности назначен некий Липский, действительный тайный советник. Основные события происходили далеко в стороне от этого тихого уголка. Базировавшиеся здесь самолеты отсюда перелетели в Гатчину, солдаты местного гарнизона самодемобилизовались, дезертировали. С нами прилетело более сотни вооруженных рабочих, которых лично Ульянов - Ленин направил сюда охранять «достояние республики», более получаса длился митинг с ними. Вечером ко мне подошел генерал Ульянин и попрощался. Он был в гражданской форме одежды, и сел на проходящий поезд, идущий в Николаевна-Мурмане. По его сведениям, «Император» и «Царь» стояли в будущем Мурманске. Мне он тоже посоветовал
бросать эти машины, пока не расстреляли, и перебираться на авианосцы. Тем не менее из Петрограда приехала флотская испытательная комиссия, заявку на это с конспиративной квартиры я успел подать. Господа офицеры и инженеры были несколько ошарашены событиями, плюс из тюрем выпустили всякую уголовщину, в Петрограде творится черте что, а тут еще и Ленин выступил с мартовскими тезисами о мире, о войне и ее империалистической сущности. Броневика у него не было, говорил с трапа самолета. Раздрай в мозгах у всех был полный, а тут требуется собраться с мыслями, а не получается! Пришлось вначале крепенько напоить комиссию, все назюзюкались до поросячьего визга: в Петрограде это жутко дорого стало, а тут добротный, еще довоенный, самогон и много закуски. После этого я комиссию «построил», дескать, требуется сертификат о летной годности. Мне его хотели сразу выписать, но я попросил комиссию еще немного пображничать в Сакколе, но сделать так, чтобы комар носа не подточил. В Европу летать придется. Вроде как осознали, все пошло по обычному кругу, разве что вечерами обязательно собирались в офицерском собрании,
чтобы обсудить последние новости. А тут еще Финляндия объявила о выходе из состава России! Причем самопровозглашенном выходе. Дескать, сейм так решил. И.о. генерал-губернатора быстренько отправили в отставку, вместо него посадили другого, дальше я за событиями уже не следил: бумаги об испытаниях подписали, гербовый сертификат (старого образца) мне вручили. До Питера и Сакколы добрался Борис Александрович, и мы вылетели с Платтеном обратно в Женеву. Оттуда выполнили 14 рейсов каждый, вывозя оборудование в Одессу. После этого, закончив операцию, я узнал, что за прошедшие три месяца Ленин успел довести всех до ручки, в Петрограде стрельба, расстреляна демонстрация на Марсовом поле. Ленин покинул Петроград под угрозой ареста.
        А у нас в Одессе появился его связной: Эйно Рахья.
        - Приветствую, Конрад.
        - Проходи, присаживайся. Какими судьбами? Что в Питере?
        - Мы выиграли выборы во всех Советах, кроме Центрального. Петроградский Совет - наш, но «началось». Я, правда, уехал чуть раньше, вот с этим письмишком. Уже за Москвой узнал, что на Марсовом поле стреляли. Но Ильича там быть не должно было. А вот приказ на его арест уже разослали всем, на всех вокзалах висит. Читай! На словах просил передать, что необходимо вернуть людей из ссылок, как можно больше и как можно быстрее. Доставлять всех в Саккола. В Москве безопасность обеспечить пока не можем. Вторая площадка - Бычье поле. Где это - я не знаю, но Ильич сказал, что ты, Конрад, в курсе. Писать вот по этому адресу на имя Емельянова. Подпись обычная.
        По письму: предстояли полеты в Красноярский и Читинский край, два рейса в Якутию. Там же требовалось оружие, которое с избытком захватили в Петрограде. Однако в тех местах с посадкой и бензином одни проблемы, но в первую очередь требовалось доставить в столицу людей, высланных в те места и не имеющих возможности вернуться. Три месяца прошло с момента амнистии, почти четыре, приехали пару десятков человек. А их там сотни и не «последних». У местных организаций нет денег, чтобы помочь. С этим все понятно. Да и на взятки придется разориться. У меня под рукой отряд аккерманцев, знакомых с аэродромными работами. Поэтому после короткого митинга, сейчас без этого ни одно дело не делается, грузим инструменты, оружие и боеприпасы в оба самолета. Я смотался в Южное отделение Товарищества любителей авиации и оформил там бумажки, что авиакомпания «Аэрофлот Гирса», с целью пропаганды нового вида транспорта и открытия новых авиалиний, решила инициировать строительство гражданских аэропортов на востоке страны. Везем инструкции и специалистов по строительству летных полей и ангаров. Финансируется это дело как
самой авиакомпанией, так на пожертвования населения и политических партий. Эсеровский председатель Одесского Совета эту бумажку, за мзду малую, естественно, подмахнул. Он и не думал, что бывший инженер-контр-адмирал действует в интересах совершенно другой партии. После того, как пришла телеграмма, что топливо прибыло в Омск, мы вылетели туда. С топливом в Омск прибыли и наши «квартирьеры», и первая группа строителей. Город нас устраивал тем, что из него можно было уверенно летать как на восток, так и на запад. Опираться там рекомендовали на инженер-капитана Винтера, с его строительным саперным батальоном, и рабочие отряды под командованием товарищей Руденко, Фатеева и Жарова. Действовать требовалось предельно осторожно: Омск - военная столица края, штаб Омского (Сибирского) военного округа находился там. Большую часть населения города составляли военные. Ну, впрочем, нам не привыкать, я ведь не так давно сам носил эполеты. Нам в помощь был направлен из Самары комиссар Самаро-Златоустовской железной дороги товарищ Пронский (Павел Вавилов) с отрядом железнодорожников в 120 человек. Требовалось построить
небольшой участок железной дороги, чтобы соединить аэродром с Сибирской железной дорогой. Что касается финансирования, то его не было. Поэтому, когда мы 12 июля пролетели над городом и разбросали листовки о начале строительства первого в России гражданского авиаузла, на левый берег Иртыша рванул весь город. Митинг по случаю нашего прибытия длился до самого вечера.
        В городе царило безвластие: Совет народных депутатов был «левым»: «левые» эсеры, большевики и меньшевики составляли большинство в нем. «Старый» градоначальник сидел в тюрьме, а нового никак избрать не могли. Прямые выборы не устраивали кадетов и правых эсеров, а также значительное число людей в городе придерживалось монархистских и анархистских взглядов. Они составляли «коалиционный комитет», противостоящий Совету депутатов. Оба властных органа сидели во дворце генерал-губернатора и ругали друг друга. Казна была пуста, строилась водонапорная станция, но водопровод еще не работал, хотя город стоял у реки. На следующий день почти все газеты России вышли со статьей известного публициста Маевского, с литографиями с этого митинга и пролета четырехмоторных гигантов над городом. Родзянко дал утром телеграмму от имени Государственной думы и объявил Государственный заём на строительство первого аэропорта в стране. Может быть, кто-нибудь на него и подписался, нам это неведомо, мы денег из казны не получали. Горсовет передал авиакомпании три здания, в которых расположились рабочие, управление строительством
и будущие мастерские, и произвел отвод земли под строительство «Омск-Центрального». Всё! Но мы доставили в город керосин, дефицит которого был огромным, несколько цистерн с мазутом, благодаря чему смогли оплатить работу по выравниванию и уплотнению летного поля, без привлечения дополнительных капиталов. Удалось изготовить цистерны под топливо и масло и начать строительство ангаров. Я же вывез генерала от кавалерии Сухомлинова в Петроград, бывшего командующего округом, арестованного еще в марте и ожидавшего суда в тюрьме, он летел вместе с группой «депутатов» от правых партий. Они хотели встретиться с Керенским, чтобы «покончить с Советами». Флаг в руки! Кто сейчас в Петрограде хоть чем-нибудь занимается? Пусть катятся! Генерала Сухомлинова «попросили» отправить в столицу представители офицерского собрания Омска. Офицерство сильно «пострадало» в первые месяцы революционных изменений. Они, как и генерал Ульянин, сбивались в стаи и мечтали о военной диктатуре, прикрываясь необходимостью вести боевые действия против Германии до победного конца. Они не понимали и не хотели понимать своей ответственности за
военные поражения и настроения солдат на фронте. Они мечтали утопить революцию в крови, вспоминая 1905 - 1907-е годы, когда царь и его министры решились на кровавые разборки. «Патронов не жалеть!» Их требованиями были: ввести вновь смертную казнь в России, военно-полевые суды для расправы с инакомыслящими, военное положение и ликвидировать революционно-демократические организации на территории России. Совсем чуть-чуть. Повсеместно создавались тайные военизированные организации, членами которых был офицерский состав армии и флота. Это движение поддерживали монархисты Гучков и Путилов, внучатый племянник того самого Путилова. Они и финансировали эти организации. В России назревал очень серьезный кризис и захват власти настоящими «фашистами». Я об этом знал и с удовольствием посетил их сборище в Омске. Тыловые округа особенно тяжко болели этим «недугом». Значительное количество фронтовых офицеров этим не страдало, так как разобрались на месте, что виноват в поражениях не только Николай и его семейство. В скором времени они составят костяк командного состава Красной Армии и приведут ее к победе.
        Наиболее сильны наши позиции были именно в столице, поэтому я и принял решение первыми рейсами отправить отсюда именно участников будущего заговора. Плюс требовалось показать недремлющему оку российской контрразведки, что рейсы из Сибири в Петербург выполняются регулярно. Я зарабатываю на этом деньги и мне все равно, кого возить. С теми товарищами, которые были посвящены в суть предстоящих задач, мы это обсудили. Они согласились с тем, что Омск требуется «революционизировать» и защитить. Обратным рейсом из Питера были доставлены орудия Лендера, ставшие основной ударной силой системы обороны аэродрома, ведь много войск держать на нем мы не могли. Господа офицеры могли и догадаться о назначении этого опорного пункта. В августе было закончено сооружение посадочных площадок еще в шести городах Сибири. Туда доставлено топливо, масло, продовольствие для дежурных смен, и мы приступили к выполнению основной задачи: сбору и транспортировке бывших ссыльных и ссыльнокаторжных. Руководить этой операцией ЦК партии направил того самого Кобу, который дважды сидел в этих местах. Мы совершили 16 рейсов, в основном
в Саккола, но три из них пришлось выполнять на юг, куда направили лечиться тех, кто потерял здоровье на каторге. Всего вывезли около тысячи человек, значительно усилив парторганизацию в Петрограде. Обратными рейсами мы доставляли оружие и боеприпасы для формирования «ударного отряда», который возьмет на себя инициирующие функции вдоль Сибирского тракта. Этому уделялось особое внимание. «Не забыли» мы и лагеря для военнопленных, особенно те, в которых начал свое формирование Чехословацкий корпус, заранее исправляя те ошибки, которые допустила Советская власть в «том» далеком октябре. По всей территории, примыкавшей к Сибирской железной дороге и на Турк-Сибе, были созданы наши ячейки. В начале октября 1917 года я вернулся в Саккола окончательно и начал формировать 1-й авиаотряд будущей Красной армии. Личный состав я знал достаточно хорошо, и те люди, к которым я обращался лично или письменно, находили способ, как добраться до нашего медвежьего угла.
        Глава 17. Великая Октябрьская революция
        10 октября учебно-тренировочный самолет под моим управлением приводнился у селения Разлив. Через десять минут мы взлетели и сели у водонапорной башни напротив «Крестов». Обогнули «излучину» и подошли к небольшому причалу на задней стороне Смольного дворца. Небольшой отряд моряков и рабочих ожидал нашего прилета. Я попрощался с Владимиром Ильичом и, пройдя под Больше-Охтинским мостом, разогнался и взлетел с Невы. Через 12 минут первый военный гарнизон бывшей Императорской, бывшей Российской, армии перешел под мое командование: я и три отряда Красной гвардии заняли аэродром и здания бывшей Гатчинской офицерской школы. Боя не было. Большинство инструкторов и курсантов школы уже были распропагандированы и добровольно перешли на службу в первый авиаотряд. Несогласные были, но они, под любым предлогом, в тот день были отправлены из школы с каким-нибудь заданием или отпущены домой. Вечером 11 октября, по старому стилю, Временное правительство России было низложено, а флотская радиостанция передала сообщение об этом всему миру. Россия услышала первые декреты Советской власти: Декрет о мире, Декрет о земле
и Декрет об армейских революционных комитетах. А на следующий день II съезд Советов утвердил состав Советского правительства, Совета Народных Комиссаров. Моя фамилия там фигурировала трижды: народный комиссар авиационной промышленности, народный комиссар воздушного флота и член Военно-революционного комитета, командующий военно-воздушными силами страны. 11 октября советская власть была установлена в Омске, через полчаса после низложения Временного правительства, и наши отряды двинулись на восток и на запад, нарушая связь, управление и выбивая у наших противников инициативу «непризнания Октябрьского переворота». Советы, организованные самим Временным правительством, с подачи большевиков, давным-давно значительно «полевели» и были организующей силой революции. Получив минимальную помощь от организованных нами боевых отрядов, Советы быстро и мирно брали власть в свои руки, тем более что на совещании в Омске офицеры болтали даже слишком много. Структура их организации была раскрыта еще в сентябре и, после краха «корниловского мятежа», просто распалась. Опять-таки, большевики были той силой, которая
остановила движение Корнилова в сторону Петрограда. 14 октября 1-й отряд совершил свой первый боевой вылет. Нам позвонил командующий Северо-Западным фронтом генерал от инфантерии Черемисин и сообщил, что через Псков, где находился его штаб, прошло несколько эшелонов с казаками 3-го конного корпуса генерала Краснова, вместе с ними на Петроград следует «главнокомандующий» Керенский. Всего в их составе десять сотен казаков, 600 юнкеров и впереди следует бронепоезд. По времени должны подходить к Луге. Этих сведений вполне мне хватило! На перегоне между станциями Луга и Толмачево-1, точнее, после разъезда 131 км, мы обнаружили бронепоезд, и положили перед ним 100-килограммовку, прямо между рельсов, завернув их в бараний рог. Краснов принимал участие в «корниловском мятеже», но не был даже арестован. Зная то обстоятельство, что впоследствии он поддерживал даже Адольфа, я воспользовался интересной особенностью Императорской армии: при формировании воинского эшелона подают «теплушки» для личного состава, а командному составу предоставляют купейные вагоны. Оружие у нас не слишком избирательное, были попадания
и по казачьим вагонам, но все восемь эшелонов получили как минимум одну-две 25-килограммовки и обстрел из пулеметов крыш купейных вагонов. Казаки у Краснова были фронтовиками, но немцы бомбоштурмовые удары по эшелонам никогда не наносили, у них самолетов таких не было. Так что рейд на Петроград нами был сорван еще на левом берегу Луги. Бронепоезд сошел с рельсов, два вагона и паровоз перевернулись, а движение остальных было парализовано, и казаки отказались выполнять команды командиров. Большая часть из них драпанули обратно в Лугу, благо недалеко и лес. Краснов тяжело ранен, а Керенский получил осколок в ягодицу. Со станции Луга через час пришла длиннейшая телеграмма на мое имя, в которой мне грозили и военным трибуналом, и невероятными мучениями, подписанная Красновым, на самом деле писал полковник Гусельщиков. В ответ я послал им телеграмму, в которой написал, что первый налет был избирательным, и били мы только по вагонам командиров, а вот второй налет, который они увидят через несколько минут, будет «показательным»: что произойдет с теми, кто пойдет против Советской власти. К моменту нашего
подлета все эшелоны были пусты. Показывать было некому!
        Однако и на следующий день пришлось совершать одиночный боевой вылет на И-1м. В самом Петрограде вспыхнуло восстание юнкеров, под руководством полковника Полковникова. Прикрываясь пышным названием: «Комитет спасения родины и революции», бывший начальник столичного гарнизона собрал в Инженерном замке несколько рот юнцов из многочисленных военных училищ Питера. Юнцы сумели арестовать нескольких комиссаров Военно-Революционного комитета, пришедших их уговаривать прекратить безобразничать. Они же захватили здание телефонной станции и на некоторое время отключили в Смольном телефоны. Из здания телефонной станции их выбили, но Инженерный замок тогда еще имел ров и подъемный мост. К тому же Полковников завез туда достаточный запас продовольствия, чтобы «продержаться до подхода основных сил», о которых по радио из Пскова говорил Керенский. Юнкеров загнали обратно в замок, но они продолжали стрелять и отказывались сдаваться, говоря о том, что Краснов и Керенский идут на Петроград, и дни большевиков уже сочтены. Пришлось положить внутрь дворца 100 килограммов гексогена и сломать фонтанчик в центре
внутренней площади. Заодно в замке отключили воду и отопление. К сожалению, взрыв во внутреннем дворе нанес большие потери обороняющимся. К тому же психика многих мальчишек была не подготовлена к просмотру такой кровавой каши. Многие, которых Полковников не собирался выпускать из здания, выбросились из окон во рвы, где и погибли. Лишь после этого полковник сдался, открыл ворота и опустил подвесной мост. Сам лично не видел, я же сел в Гатчине, но живописали эту картину во дворе замка очень «красочно». А нас ВРК перебросил в Москву, где в эти же дни произошло предательство, и Кремль заняли юнкера. Берзин и 56-й пехотный полк удержать крепость не смогли. Часть солдат 56-го полка были расстреляны из пулемета. Обратный штурм происходил бестолково, грамотных командиров под рукой у Московского ВРК просто не оказалось. Мы вылетели из Гатчины буквально забитыми под завязку уже обстрелянными бойцами ВЧК во главе с самим Дзержинским. ВИКЖЕЛЬ - исполнительный комитет железнодорожников, в котором преобладали представители «правых» эсеров, кадеты и меньшевики, активно противодействовал появлению «новых органов
управления страной, поэтому блокировал перевозки в Москву воинских контингентов, и, как условие пропуска войск, потребовал убрать из правительства (Совета Народных Комиссаров) Ленина и Троцкого, которых Временное правительство объявило вне закона еще в июле. Что касается Троцкого, то я не возражал бы, а все остальное - абсолютно неприемлемо. Ленин категорически возражал против каких-либо сделок с Викжелем, существовать которому оставалось считанные часы. Но, делать нечего, летим, причем из-за перегруза - с неполным запасом топлива. А бензина нормального в Москве нет. Слава богу, Дзержинский догадался взять с собой шестерых офицеров-фронтовиков, во главе с полковником Генштаба Вальденом. Сели мы на Ходынке, и Вальден сразу организовал круговую оборону аэродрома. ГТ-4 ушли за боеприпасами для истребителей-бомбардировщиков, которые прилетели сюда только с одним боекомплектом. Патроны к пулеметам еще можно достать в Москве, а где взять 25-килограммовки? Первый налет мы выполнили в 12.15. Хорошо еще, что как крепость Кремль давным-давно устарел и не был абсолютно готов к тому, что его гарнизон будет
атакован с воздуха. Увидев самолеты, сами юнкера полезли на стены и повылезали изо всех щелей. Я минут пять показывал высший пилотаж, под аплодисменты этих бедолаг, а мои соратники расходились для атаки. Кремль имеет достаточно сложную конфигурацию. Когда загрохотали пулеметы и раздались взрывы контейнерных бомб, юнкерам стало не до аплодисментов. Я же вывалил еще и листовки, с предупреждением, что головы поднять не дам, и с требованием отпустить солдат 56-го полка в первую очередь. А некормленный трое суток солдат становится зверем! Этого юнкера не учли, и в крепости начался форменный мордобой. Выпущенные солдаты гонялись за бывшими тюремщиками и… В это время чекисты подтянули на прямую наводку орудие и выбили ворота Никольской башни, через которые в Кремль ворвались солдаты, чекисты и красногвардейцы. Через сутки после успешного штурма восстание в Москве окончательно победило.
        Но нам это облегчения не принесло: требовалось срочно лететь в бухту Грязная. Судя по новостям оттуда: оба авианосца начали подготовку к отходу, заказали топливо, воду, продовольствие и авиабензин. Получили все, кроме последнего. Его мы придержали. Я сел на промежуточную на Бычьем поле и с огромным трудом пробился на радиостанцию. Командующие Балтийским, и не только, флотами меняются, как в калейдоскопе! Я нарвался на «нового». Зовут - Павел, а фамилия у него Дыбенко. Бороду он еще не отпустил, ходит в бушлате, перепоясанный пулеметными лентами, за поясом - осколочные гранаты в количестве двух штук.
        - А что ты, адмиральская твоя харя, здесь делаешь? - спросил он меня, когда я сунулся к нему за пропуском на радиостанцию.
        - А тебя вежливости давно не учили?
        - А кто меня учить-то вознамерился?
        - Да хотя бы я, что, думаешь, не получится?
        Тот сразу попытался вытащить из-за пояса гранату, да она зацепилась тряпочным кольцом за что-то и чека из нее выпала. Павел побелел, все-таки в прошлом году немного повоевал на Северо-Западном, прикрывая Моозунд. Я аккуратно перехватил его руку, раздвинул его пальцы, снял с его пояса чеку, распрямил ее об стол и вставил на место.
        - Чего ты их с собой-то таскаешь?
        - Когда на Зимний пошли - выдали, применить не удалось, юнкера и «смертницы-ударницы» разбежались, вот и ношу.
        - Ящик стола открой!
        - Не могу, заперто. Здесь все заперто! А меня флотом командовать поставили. Ловко ты ее. Че пришел-то?
        - Мне связь нужна с Киркуоллом, там наши летчики сидят, я - их бывший командующий.
        - Так ведь бывший?
        - Я - комиссар ВРК, вот мой мандат. Пиши пропуск на радиостанцию.
        - Вместе пойдем. Если ты, адмиральская… кхе-кхе, твоя душа, будешь фигню передавать, я тебя сам хлопну.
        - Обойдешься. Пошли!
        Ни машины, ни лошадей у командующего не было, зато была любовница, которая спала в соседней комнате отдыха. Ею была незабвенная Инесса Федоровна, которая тут же сказала Павлу, что зря потащится под дождик.
        - Павлуша, он - свой в доску, он нас из Швейцарии сюда привез, с Ильичом. Знаком с ним с незапамятных времен, еще когда в корпусе учился, и он - старый член нашей партии. Ильич ему верит, как себе.
        - Я все равно схожу, никогда там не был, а проверить требуется. Вдруг и там контра кака засиделась.
        - «Какая», - поправила его Инесса и сказала, что к нашему возвращению приготовит что-нибудь поесть, а то в животе уже бурчит, одной любовью сыт не будешь.
        Глава 18. Сбор корпуса
        Кондуктор на радиостанции попался говорливый и все знающий, и через пять минут я переписывался с Федором Борейко, начальником штаба «дивизии».
        - Федор Ильич, ты передай нашим, чтобы жгли эСКаэМы, садились в «Шаврушки» и следовали в Петроград, в Кронштадт. Рядом со мной командующий Балтфлотом, он вас всех примет и расположит. Я сегодня вылетаю в Николаев-на-Мурмане, откуда пригоню всю летающую и нелетающую технику. Я вхожу в состав правительства новой России, как нарком, народный комиссар Воздушного флота и командующий ВВС. Скажи людям, что я их жду дома. Вылетайте организованно и все вместе, привод вам обеспечим на волне 220 метров. Действовать по приказу не стоит, каждый должен решить это самостоятельно. Ты меня понял?
        - Понять-то я, Степан Дмитриевич, понял. А вот за людей поручиться не могу, много тут слухов различных ходит. Даже о том, что расстреливают без суда…
        - Нет больше такого, это я тебе как командующий говорю. Я кому-нибудь когда-нибудь врал?
        - Было дело! Второму морскому лорду, Битти все жалуется, что вы его обманули.
        - Его - можно, он - враг.
        - А как же Антанта?
        - Мы с вами этот договор не заключали. Они сделали все, чтобы вырвать из рук России новое оружие, в результате имеем то, что имеем. И я вынужден собирать людей по крохам. Техников и инженеров не забудьте! У меня всё.
        - Вот теперь узнаю прежнего адмирала Гирса! Я попытаюсь спланировать операцию.
        - Держу пальцы! Вы все нужны мне и новой России здесь, нечего штаны просиживать. Дел - выше крыши! Инженер-контр-адмирал Гирс, командующий ВВС новой России, - подписал я последнее сообщение, чтобы Федору Ильичу было чем крыть. Задача у него стояла очень тяжелая.
        Наскоро перехватив пару бутербродов у Инессы Федоровны, я вылетел через пару часов с Бычьего поля в бухту Грязная, с посадкой в Кеми на дозаправку. Повлиять на ситуацию на Шетландских островах и в Шотландии я не мог: самому лететь туда - самоубийство, а справятся ли мои «ставленники» - неизвестно. Переписка шла моим персональным кодом, так что англичане об него еще мозги поломают.
        В Николаеве выяснилось, что там еще и конь не валялся, поэтому в первую очередь арестовали представителей Временного правительства, взяли под контроль почту, телеграф, телефон и два банка. А в конторе капитана порта прихватили двух третьих помощников командиров «Императора», переименованного в «Бабефа», и «Царя», который стал «Робеспьером». Из-за переименования, должным образом не оформленного, их документы не были готовы, чтобы немедленно отойти в Англию, а так - стоят под парами и на рейде. Поэтому немедленно направляю в Александровск (Полярный), а он на другом берегу залива, его приказал строить незабвенный Александр III, большую часть своего отряда. И это все при том, что «официально», сразу при получении сообщения из Петрограда о низложении Временного правительства, собрались представители Николаевского Совета, Центромура, Совжелдора и Главнамура, и было принято решение, в Петроград направлена телеграмма о том, что Советская власть в городе установлена, все поддерживают свержение «временщиков», а командующий укрепрайоном контр-адмирал Кетлинский лично связался с Военно-Революционным Комитетом
Петрограда и сказал, что выполняет только его постановления. Константина Кетлинского я немного знал, так что мое появление в Александровске не вызвало у него особого раздражения.
        - Константин Федорович, что за дела? Кто разрешил авианосцам готовиться к отходу?
        - Да пусть готовятся и тешат свое самолюбие. У них не с кем выходить в море, нижние чины с борта ушли, пары держат сами механики.
        - Им полным ходом до Англии всего двое суток, а если что, то тут у вас английских судов и кораблей хватает. Англичане ведь не ушли.
        - Да нет, здесь. Но крупных кораблей пока нет. Эскадра дальнего прикрытия ушла в Скапа-Флоу, сразу как власть поменялась и прочли декрет о мире. Однако кто-то там в Петрограде не учел того положения, в котором оказались мы: здесь фронта нет, это «тыловой» город, но у нас укрепрайон готов всего на 10 - 15 процентов, а солдаты и матросы рвутся домой, дескать, война закончена.
        - А что армейский ревкомитет?
        - Да этого «Либерзона» никто не слушает, несет какую-то ахинею.
        Адмирал Кетлинский, действительно, во всем поддерживал переход власти к большевикам, сам был б?льшим большевиком, чем многие партийцы, которые грезили Мировой революцией. Меры мы предприняли, той же ночью высадились на обоих кораблях и подвели их к причалам. На бортах были задержаны английские абордажные команды в количестве 22 человек на каждом из кораблей. Командовали всем этим англичане. Поэтому они высадили нижних чинов с кораблей и ожидали подхода какого-то отряда. Кетлинский сменил командиров и часть офицеров, придал два «Новика» и отправил оба корабля, после выгрузки летательных аппаратов, в Архангельск, где требовалось спустить пары и встать на зимовку с минимальным экипажем. Туда англичане, при поддержке Временного правительства, отправили оба линкора, которые имели на борту очень распропагандированные команды, управлять которыми у англичан не получалось. Через пять суток, уже без нас, было небольшое столкновение с бывшими союзниками, со стрельбой поверх голов из пулемета. Кетлинский жестко пообещал утопить все и вся английское в Екатерининской гавани, если англичане будут вести себя
здесь как хозяева.
        - Россия более союзных отношений с Антантой не поддерживает. Вы выступаете против окончания войны без аннексий и контрибуций, мы - за такое ее окончание. Вы исчерпали свои силы на Западном фронте, мы - на Восточном. Единственным выходом из ситуации остаются мирные переговоры. Цели войны не достигнуты, это - тупик.
        Кетлинский тогда не знал, что идут интенсивные переговоры с правительством США, и англичане, потеряв Россию и ее ресурсы, сольют все «кузенам», которые и спланировали всю эту мировую бойню.
        У меня же состоялся тяжелый разговор с личным составом авиационных боевых частей обоих кораблей. Претензий у них было много! И очень плохие условия для проживания, отсутствие отпусков в течение трех лет, мизерные оклады и пайки, слабое снабжение запасными частями и полное отсутствие топлива для самолетов. Люди не летали, боевых выходов авианосцы совершили только два, на «Ютландский бой» они опоздали, задержавшись с выходом в прошлом году. Всех сагитировать не удалось, были и принципиальные противники Советской власти, но самолеты мы все перегнали в Гатчину. Из 168 летчиков и 460 техников и мотористов более 85 % перешло на службу в 1-й воздушный корпус РККА/РККФ. Собственно, армии еще как таковой не существовало, было устное распоряжение пред-СНК о начале формирования частей и соединений армии и флота, все вместе это называлось Революционными Вооруженными Силами. О результатах проведенной операции мы доложили не только в СНК, но и в Киркуолл. Летчики и техники все друг друга знали, альма-матер у них была одна: Гатчинская школа, лишь на юге страны несколько выпусков сделала будущая Кача, но
инструкторами там были выпускники нашей школы. Федор Ильич за две недели подготовил в полнейшей тайне перелет дивизии, мы из Гельсингфорса сумели послать в Балтику «Архимед» с сопровождением. Летный состав перелетел в полном составе, а вот для техников не хватило посадочных мест, мы временно потеряли более 45 процентов технического состава, но начали переговоры с англичанами об их репатриации. После того, как англичанам стало известно, что Гатчинский авиазавод восстановил производство самолетов, нам разрешили забрать техников с помощью ГТ-4, в обмен на поставку 120 СКМ-2, которые были сожжены на аэродромах. Ослаблять оборону побережья для англичан было достаточно опасно. Флот открытого моря существовал и представлял собой солидную угрозу. Я же, затратив всего три недели, сумел сформировать корпус, хотя полностью восстановить его боеспособность еще не успел: матчасть нуждалась в ремонтах и заменах, полного комплекта самолетов мы не имели. Тем не менее я доложился в СНК и пригласил в Гатчину всех его членов, плюс членов РВС, как переименовали ВРК. По итогам смотра корпусу было присвоено имя: «Стражи
пролетарской революции», но главным итогом было небольшое совещание в узком кругу в доме незабвенной Кристины Павловны. Присутствовали Ульянов-Ленин, Дзержинский, Сталин, Урицкий, Борейко, два брата Бонч-Бруевичи и Кетлинский. Ну и я. Не забыл я пригласить и Григоровичей, старшего и младшего. Речь, в первую очередь, пошла о Декрете о праве наций на самоопределение. Выполняя перелет и сопровождение наших бортов из Англии, мы обнаружили конвой германских судов и кораблей на подходе к Турку. Финские «егеря» договорились с Вильгельмом, и тот начал переброску двух пехотных дивизий в Финляндию. К этому времени большая часть Восточной Финляндии подняла красные флаги. То есть установила Советскую власть. В Гельсингфорсе - двоевластие. Там сильны позиции прошведских партий, и, хотя сил и средств у флота хватает, чтобы удержать одну из самых больших в мире морских крепостей, вполне возможны провокации. Две дивизии немцев, даже поддержанные еще тремя дивизиями «егерей», это не та сила, чтобы захватить Гельсингфорс. У нас с немцами временное перемирие, которое они нарушили. На 11 октября, 25 октября по новому
стилю, немецких частей в Финляндии не было. Требуется вызвать Мирбаха и предъявить ему ноту.
        - Северо-Западный фронт, его войсковые части, крайне неустойчивые соединения. Если немцы начнут новое наступление, то фронт рухнет, - сказал главный военный специалист генерал Михаил Бонч-Бруевич.
        - Михаил Дмитриевич, у меня под рукой почти полный корпус истребителей-бомбардировщиков, пикировщиков и летающих лодок-бомбардировщиков. Перемышль помните? Много немцы там смогли сделать, пока там действовали мои эскадрильи? Нас сейчас в шесть раз больше, и большая часть летчиков имеет хороший боевой опыт. Показательную порку устроим в Аландской части Финляндии, если, конечно, Вильгельм не отведет свои войска. На территории Финляндии немецкие калибры не складированы, а мы потопим все, что будет направлено туда. Сил и средств достаточно, топливо из Грозного я подтянул. Насколько я в курсе, а адмирал Григорович не даст мне сказать лишнего, у нас единственные в мире линкоры-ледоколы. Они в состоянии действовать свободно в западной части Финского залива. Англичане совершенно не напрасно, увидев растущую эффективность нашей армии, воспользовались недовольством царствующего дома мной лично, и постарались лишить русскую армию нового оружия, и инициативного командующего, за две плавающие консервные банки, которые ни одного выстрела в этой войне не сделали.
        - Это так, господа, извините, товарищи комиссары, как морской министр, я был против такого обмена, но, к сожалению, к моему мнению не прислушались. В настоящий момент противопоставить нашему флоту, после восстановления 1-го воздушного корпуса, ни один флот в мире ничего не может. Мы можем диктовать свои условия, уважаемый товарищ председатель СНК. Личный состав тяжелых эскадр где-то на 50 - 60 процентов поддерживает вас, может быть и больше. Корабли на зимний отстой мы еще не выводили. Вильгельм действует нагло и безрассудно, ориентируясь на заявления «егерей» и пресловутый акт, извините, декрет о праве наций на самоопределение. Финская «государственность» - искусственное образование. Есть финская народность, а нации там нет, это шведы воду мутят. Ну и наши монархисты льют воду на эту мельницу. Увы, я отстранен от командования, иначе бы эти две дивизии уже купались в Финском заливе. Это - территория России, за которую девять веков шла непрекращающаяся война со Швецией и Данией. Финский удел - это самая западная часть от Порккала-Удд до Аландов. Остальное - Водьская пятина Новгородского княжества.
И жили там води, а не финны. То же самое касается севера так называемого княжества Финляндского. Проживали там саамы, православные. Да, в прошлом веке Александр II разрешил там селиться финнам. Это наша земелька, Владимир Ильич, от Сторфьорда до Торнио.
        Ленин возразил, что народ устал от войны и передал большевикам власть, чтобы с ней покончить.
        - Замечание верное, но… - сказал я, - в Декрете о мире четко записано лично вами: без аннексий и контрибуций. Декрет о земле привел к массовому дезертирству, причем крестьяне уходят с фронта с винтовками. Они идут делить землю. Необходимо немедленно объявить о создании Красной армии и флота, иначе всю страну растащат. Немцы же объявили, официально, о том, что они хотят сохранить за собой захваченные территории, следовательно, им «мир» представляется в виде капитуляции нашей страны. А куда будем девать тех, кого эвакуировало царское правительство с временно оккупированных территорий? У них там дома и хозяйства остались. Если Вильгельм и компания не хотят решить вопрос по-хорошему, будем доказывать им их неправоту. Или вы думаете, что они остановятся на достигнутом? Мы рискуем потерять еще и Украину, Крым и Донбасс, а там у нас основное производство взрывчатых веществ. Я лично ставил вопрос о развертывании там этих производств.
        - Было такое, в 1913 году, поэтому и смогли немца остановить на тех рубежах, где они сейчас стоят, - подтвердил старший Григорович.
        - Немцы станут значительно более сговорчивыми, если познакомятся вновь с уже усовершенствованной нашей тактикой и стратегией воздушной войны. Снаряжательные поезда я подтянул, из Мурманска организовал вывоз завезенных англичанами ВВ и инициирующих веществ. Нашу партию во все уста называют «немецкими шпионами», вот и требуется, не зарываясь, поставить на место Вильгельма и, кстати, Верховную раду. Там, скорее всего, зреет заговор и предательство. А устойчивые части на северо-западе у нас есть: латышские и литовские стрелки. Их землю собирается отнять кайзер.
        - Ну что ж, ставим на голосование! - сказал Владимир Ильич. Сам он воздержался, остальные проголосовали «За». С таким заделом можно было выходить и на Совет Народных комиссаров. Адмирал Григорович стал начальником штаба флота и фактически управлял Балтийским флотом во время сражения за Моозунд и Ригу.
        Через неделю в Смольном появились «розовые финны», на словах поддерживающие происходящие перемены в Финляндии. Увы, Ульянов-Ленин им предъявил карту, по которой вся Лапландия и сорок два километра от береговой линии Финского залива считались землями Карело-Водьской автономной республики в составе уже образованной Российской Советской Федеративной Социалистической Республики. Граница была прочерчена по водоразделу, разлом с богатейшими запасами полезных ископаемых остался в России. Финская делегация тут же перекрасилась, они оказались просто «егерями», и пригрозила нам войной. В тот же день была вручена нота германскому послу Мирбаху, и восемь немецких транспортов с боеприпасами и два эсминца отправились в музей Нептуна, флот вышел в море и высадил десант в Турку, отрезав немцев от снабжения. Вторая эскадра подошла к Даго и Эзелю. Огня не открывали, но дали четко понять, что с нами необходимо считаться. 5 декабря немцы предприняли попытку наступления на Ревель и Петроград, но им противостояли переформированные части уже Красной армии, а мы выполнили более трех тысяч двухсот боевых вылетов,
познакомив немцев и с пикирующими точечными ударами по позициям артиллерии, и масштабным поражением живой силы в местах сосредоточения с помощью суб-боеприпасов, и, вернув уверенность войскам и восстановив корректировку их огня, через пять дней выбили немцев из Пярну, подошли к Риге и Двинску, освободили Моозунд и Даго. В некоторых местах продвижение Красной армии составило более 230 километров. Германские солдаты, в условиях начавшейся зимы, воевать особо не рвались. Они тоже устали от войны, которая им лично была нужна, как корове седло. Немцы объявили, что согласны эвакуировать остатки двух дивизий из Финляндии и возвращаются за стол переговоров в Бресте. В этот раз они были более покладистыми: выделить на Восточный фронт дополнительно крупные силы авиации и зенитных средств они не могли. Имевшиеся в их распоряжении более двухсот самолетов немецкие войска потеряли в первый же день, так как они были не замаскированы и не прикрыты толком. До этого немецкая авиация господствовала в воздухе. Потери были и у нас, достаточно остро встал вопрос о том, что СКМ-2м уже несколько устарел и не может в полной
мере обезопасить летчика от огня зенитной артиллерии, замена ему была, но их только-только начали производить. Коренное отличие нашей авиации от немецкой было в применении бомб площадного поражения, а не рассеянного точечного. Плюс наличие на борту трех и более пулеметных точек, то есть высокая плотность пулеметного огня. Как и немецкая армия, РККА имела на вооружении 76-и 85-миллиметровые зенитные орудия Лендера и завода «Арсенал», в известной степени копии немецкого «флак ахт-ахт», несколько меньшего калибра. Последнее уже имело ПУАЗО (прибор управления зенитным огнем), аналоговый компьютер шведской разработки. Так как предыдущее наступление немцы провели перед самым началом Октябрьской революции и констатировали полный развал русской армии, которая не смогла оказать сопротивления ни на Рижском, ни на Моозундском направлении, то неожиданный провал «стратегического наступления» на Петроград в корне изменил отношение немцев к большевикам. «Приход к власти “большевиков” вдохнул новые силы и новый дух в русскую армию! - отреагировала немецкая пресса. - У новой армии - новая тактика, и вновь появился
стойкий русский солдат, которого трижды надо убить, чтобы он упал». Изменилось и отношение союзников к нашей стране и власти, особенно у Франции, так как Русский легион потребовал возвращения на родину для защиты революции от немецких оккупантов, а большевики договорились с Турцией о пропуске транспортов с войсками через проливы.
        Мы же мотались по всему фронту, от Баренцева моря до Полоцка. Одновременно с этим шло внедрение в производство двух моделей бронированных штурмовиков, твердотопливных авиаракет и новых контейнерных осколочных бомб. Предстояло действовать против больших конных масс в условиях лесостепи, вот и потребовалось новое оружие. Я не исключал того, что Киев и Верховная Рада в ближайшее время нас предадут и откроют фронт немцам и австрийцам. Декабрьские бои на северо-западе охладили головы только немцам и финнам, хотя последние перешли к тактике партизанской войны и оголтело вырезали местное население, сочувствующее Советской власти. Выпросили у Вильгельма самолеты, которые потеряли еще до Рождества, свои дивизии они расформировали, но от вооруженной борьбы не отказались. Однако силы были совершенно неравные, а процесс переговоров с ними и не прекращался. Финляндии требовался именно раздел, по территориально-имущественному принципу. Свои условия мы предъявили, теперь требовалось ждать, когда до них дойдет, что это - райские условия. Народ они упертый! Западные финны никак поверить не могли, что восточные
карелы и води их не слишком любят. Вильгельм II помочь им не смог и был рад, что русские предоставили ему возможность забрать обратно остатки своих дивизий. Тут заартачилась Австрия, практически разбитая на всех фронтах, но продолжавшая надеяться на своего союзника. Теперь они покинули стол переговоров в Бресте, ими активно муссировался тезис о том, что русские и украинцы вовсе не братья. Они набирали курени (батальоны) Украинских сичевых стрелков, пытаясь создать «Галицийскую Украинскую Армию». Но мы выдвинули вперед Чехословацкий стрелковый корпус, формирование которого было начато еще при Керенском, но наши агитаторы сумели объяснить чехам и словакам, что путь домой лежит не через Владивосток и Францию, а через поля Галиции.
        Глава 19. Временная передышка у Бреста
        Вновь под крылом окрестности Львова, тогда мне не дали долго здесь покомандовать. Корпус смог выделить восемь эскадрилий, две из которых - новые штурмовики. Двухместные, похожие на Су-2. Летчик и штурман-бомбардир прикрыты 5-мм броней, а двигатель довольно устойчив к пулевым пробоинам. Плюс имеется прозрачное бронестекло, позволяющее расстреливать массивные автоматические установки «шпандау», не опасаясь за самого себя. Чехи и восьмая армия перешли в наступление против австрийской 7-й армии, которая после короткой перестрелки оставила позиции и начала отход к Львову. То, что не удалось сделать целому фронту в июне, было решено за 6 суток: 8-я армия и чехи вышли на западные окраины Львова, захватив железнодорожный узел, через который снабжался весь фронт. Во Львове чехословаки захватили в плен принца Леопольда Баварского, главнокомандующего немецкой армии, прибывшего из Берлина поправлять дела на этом направлении. Во время ночной атаки корпуса его поезд находился на станции Львов-II. Генералы Бонч-Бруевич и Брусилов заняли место за столом переговоров вместо «забузившего» Троцкого, и 7 марта был
подписан мирный договор между Центральными державами и РСФСР. Брусилов и Михаил Дмитриевич умело отразили попытку австро-венгров притащить на переговоры так называемые «правительства» отделившихся государств.
        - Господа, период безвластия в России закончился, что мы и доказали недавно, проведя два решающих наступления на северо-западе и на юго-западе страны. Вам гораздо выгоднее отказаться от «спорных территорий» и дожать наших бывших союзников, принудив их к миру. Именно они отказались от мира без аннексий и контрибуций. У вас решающее превосходство в живой силе и артиллерии. Наша страна из войны выходит, так как наши бывшие союзники угрожают нам интервенцией на севере нашей страны и на Дальнем Востоке. Тем не менее мы не побеждены и не разгромлены, способны за себя постоять, но принимать дальнейшее участие в этой бойне не намерены. Мы за мирное сосуществование государств в этом мире, ведь все имеющиеся вопросы можно решить за столом переговоров, что и показала наша мирная конференция. В качестве жеста доброй воли мы передадим германской стороне ее главнокомандующего, принца Леопольда, сразу после подписания условий мирного договора между РСФСР и странами Центральных государств. Для России Первая мировая война - окончена.
        Но если Латвию немцы были полностью согласны освободить в течение месяца, то на оставление Литвы они просят полгода, а Польшу обещают освободить только к концу 1918 года. Впрочем, большого значения это не имеет. В любом случае мы имеем время, чтобы восстановить армию. Весной Северный флот вернется в Полярный, и хрен вы оттуда нас выкурите! Строительство крупнокалиберных батарей уже восстановлено. Финны уже никуда не денутся, а от «белого движения» мы сумели оторвать главного спонсора: германских империалистов. Вторжения Центральных стран на территорию страны не будет, может быть, они успеют как следует прижать англичан и французов, ведь у Германии готово наступление на Бельгию и север Франции. Не случайно на переговорах был поднят вопрос о закупках наших вооружений. Пока повременим, хотя поставки не исключены. Этим мы будем сдерживать и Антанту. Появления моего корпуса под Парижем Франция не переживет! Но не будем отвлекаться: у нас предстоит борьба за собственные территории. Пора, давно пора избавиться от Верховной Рады и гетмана. Да и на Дону кое-кто начал баламутить воду. Видимо, недостаточно
объяснили Краснову и компании, что связываться с нами дело опасное и неблагодарное. Из-за ранения его арестовывать не стали, отпустили залечивать раны от авиационных пулеметов. Керенский тоже куда-то удрал, его место обитания пока не обнаружено. Сам я получил, наконец, кое-какое свободное время, чтобы перебросить в Гатчину станки из Одессы. Пока у нас единственный завод по производству алюминия, так что выбора у меня нет: быть в Гатчине самому крупному авиазаводу в России. Несмотря на некоторые разногласия по поводу вариантов выхода из войны, наши отношения с Лениным не изменились. Он признал, что проведенные операции сильно укрепили наши позиции на переговорах. Потери в войсках были невысоки, война снова стала маневренной, а не окопной. На Адмиралтейском заводе вновь запустили производство танков, тем более что подобные машины появились у всех воюющих сторон. Но тяжелый танк есть только у нас. Ильич меня еще и поторапливает: дескать, жду не дождусь, когда вы продолжите выпуск ГТ-4. Однако, в отличие от царя-батюшки, деньги на восстановление завода выделены плановым комитетом СНК. Не так много, два
миллиона рублей, но выделены. Раньше никогда такого не было: сначала все сделай, а мы забракуем и передадим все конкурентам. Костяк инженерных кадров компании удалось сохранить полностью, есть «потери» среди рабочих, и Либава вернется к нам лишь осенью, но эти вопросы пока решаемы. Рабочие не уйдут на гражданскую войну, последние остатки промышленности не остановятся из-за разрухи. Деньги у государства Унгерт не отберет, а Колчак не вывезет. И, главное, Троцкий к армии и флоту никакого отношения не имеет. Удачно проведенные переговоры позволили начать возвращение рабочих рук в экономику. Ленин пишет статью о восстановлении народного хозяйства. Весна началась в мирных условиях, и пока не видно тех, кто сумеет поднять кого-нибудь на «борьбу с большевиками». Реформы проводятся грамотно, удары пришлись на тех людей, вроде Путилова-младшего, которые полностью себя дискредитировали в ходе последних лет жизни империи. Хотя грызни в комитетах СНК хватает!
        У меня, правда, времени просиживать штаны в Совете не было: собрав воедино всех имеющихся инженеров, кто не стал заморачиваться с отъездом на Запад, проектируем здания Гатчинского завода, благо что из Швейцарии мы вывезли всю документацию по его корпусам. Ведь впервые подобное предприятие было построено там. И по-прежнему оно принадлежит компании «Гирс и Со. Ltd». Поддержка со стороны геноссе Платтена дала возможность оставить там толковых «управляющих» и держать в готовности тех, кто принимал участие в постройке первых двух машин, временно переключив их на первый этап, который уже выполняли в 15 - 16-м годах, когда затевали строительство корпусов. Геодезический план участка переправили туда, швейцарцы привязали его к имеющимся чертежам. Здесь в Питере и Гатчине мы только внесли изменения по наличествующим материалам и технологическим возможностям. Допустим, что предварительно напряженные бетонные конструкции были нам «недоступны». Увы, такого оборудования здесь просто еще нет. Казалось бы, что тут сложного? Нагрел, заложил, расклепал, охладил и заливай! Увы, начинаешь загибать пальчики, и
выясняется, что требуется строить новый цех по производству таких изделий, а денег - кот наплакал! Теоретически можно заказать это в Швейцарии, да идет война, и доставить все это в Питер невозможно. Тем не менее фермы для сборочного ангара мы сделали под открытым небом, вручную, но именно напряженными. У самолетов, особенно транспортных и цельнометаллических, есть неприятная особенность: они имеют размах крыльев и высоту хвостового оперения. И на пути следования их от «стапеля» до аэродрома не должно быть столбов и колонн. И ворота сборочного должны позволять им свободно выкатываться из цеха! Так что, при проектировании цеха расстояние между опорами ферм заложено 40 метров. При этом ферма должна держать вес покрытия, изоляции и… снега! В общем, это очень сложное инженерное сооружение, требующее точных расчетов и испытаний. Ну и таланта инженерно-архитектурного. Расчеты выполнял будущий академик Щусев. То, что ему не удалось реализовать при строительстве Казанского вокзала в Москве, он воплотил в Гатчине. Благодаря его усилиям пролеты между опорами увеличились до 62 метров, так как он применил вместо
части арматуры стальные тросы, «набитые» до необходимого усилия. Они «крепче» стальных прутьев. Останкинская телебашня тому яркое подтверждение. Сборочный цех у нас получился просто изумительным! Увы, на его создание ушло уйма времени, и первые советские машины мы собирали под навесами, а крылья и вертикальное оперение мы прикручивали под открытым небом, в зависимости от погоды. Тем не менее в мае 1918 года первая серия машин встала на сборку. Мы торопились, ведь первые снимки наших ГТ-4 появились в прессе два года назад, и в Америке крайне заинтересовались подобными самолетами. Командование ВВС США поставило задачу своему «карманному» предприятию «Higgins Industries, Inc.» в Новом Орлеане создать подобную машину. Но дело упиралось в двигатели и «мелкие детали», которыми я в избытке снабдил свой транспортник: грузовые двери на оба борта, лебедка, направляющие для транспортировки тяжелых грузов, разметка для точного размещения грузов по длине салона, ведь требовалось соблюсти центровку 14 тонн. Сетки и рымы для крепления, подвесная кран-балка, все то, что человечество придумало значительно позже для
воздушного флота. Это мы никому не показывали. Так что пусть мучаются! Тем не менее «первая серия» первой не стала. Заложена она была раньше, но вторая серия из 16 чисто пассажирских и почтовых машин, без «грузовой оснастки», взлетела в Швейцарии. Этому «поспособствовало» успешное наступление Рейхсхеера в Бельгии, и начались мирные переговоры в Лозанне между Антантой и Центральными державами. Из «обозвали» «Брестом-2». Договор был, действительно, подписан в городе Брест, во Франции, осенью 1918 года, и Европе потребовались подобные машины, чтобы вывезти американский корпус из Франции. Большую часть корпуса вывозили морем, а командование вывезли мы, заработав очень приличные деньги на этой операции. Советско-швейцарская фирма «SSWISS», созданная нами при участии Платтена, стала первой в мире авиакомпанией, организовавшей трансатлантические перелеты и доставку почты в отдаленные уголки Земли. Контрольный пакет акций держало советское правительство, принявшее непосредственное участие в создании этой фирмы. Ленин придавал особое значение участию РСФСР во внешней торговле, так как уже были приняты
многочисленные планы по индустриализации страны и требовалась валюта. Несмотря на то что «ленинский золотой червонец» начал победное шествие по валютным биржам мира, республика остро нуждалась в поставках оборудования для электростанций, тяжелой промышленности, алюминиевых заводов. Мы отставали по всем параметрам от ведущих держав, которые вовсе не успокоились, несмотря на то обстоятельство, что мир им пришлось заключать по «нашим лекалам». Обложить Германию контрибуциями им не удалось, но в Германии в ноябре 1918 года, после возращения из русского плена немецких солдат, вспыхнула революция, и кайзеру пришлось ответить за то, что он поддался на провокации и развязал эту бойню. В Турции монархия тоже пала и Ататюрк заключил с РСФСР соглашение на поставку ему современных вооружений. Турецкая республика вышла из Тройственного союза, с Англией новое правительство решило не связываться, белоэмигрантов, а их было достаточно, быстро прижало к ногтю, со всей восточной жестокостью. Владимир Ильич уступил Турции Карс и Баязет, и даже генералы бывшего Генштаба не стали возражать. Эти две крепости были «сухой
мозолью» восточной политики: срезать больно, а наступать еще больнее. Но Турция навсегда отказалась от претензий на Кавказское побережье Абхазии и Аджарии, окончательно признав их русской территорией. Обмен был достаточно паритетным. Плюс обязалась не развивать свой Черноморский флот и не препятствовать проходу наших кораблей через проливы. За два миллиона винтовок Мосина и поставку боеприпасов к ним. Плюс 60 СКМ-2м, снимаемых нами с вооружения. У них серьезно расшалились курды и армяне, сумевшие создать серьезные вооруженные силы на основе «трофеев» турецкого фронта. Сами понимаете, что в прифронтовой полосе добыть вооружение - плевое дело! Власть султана они расшатали до основания, но на большее местные меньшевики, составляющие значительную часть местного политического бомонда, не были способны, тем более что отвлеклись на организацию борьбы с Советской властью. Да, летом 1918 года корпусу пришлось перебрасывать значительную часть сил на Кавказ, так как «дашнаки» стали подбираться к нашим заводам в Грозном и на Тамани. Появление там авиации РККА в корне изменило ситуацию, покричать на митинге
меньшевики были способны, а в остальных вопросах: «Что я - рыжий? Ни-ха-чу!» Мир в Закавказье был установлен жестко и быстро. Обошлось без партизанской войны, дашнаки собрали манатки и умотали в соседнюю Турцию, создав там три или четыре газеты и пару радиостанций. Там, кстати, я нашел девушку своей мечты! Звали ее Екатериной, уроженка Грозного, закончила Нобелевский филиал Петербургского, пардон, Петроградского Технологического института в Баку, будущего Бакинского института нефти и газа, во время войны, и работала сменным мастером на одном из перегонных заводов компании «Гирс и Со. Ltd». То, что называется: комсомолка, студентка, спортсменка и просто красавица. Приемный сын Венеры расстрелял мое сердце из полного колчана стрел. Девушка оказалась строгих правил, поэтому улетели мы с ней вместе из Грозного, предварительно обменявшись обручальными кольцами. По официальному вероисповеданию мне положено было носить кольцо на левой руке, а ей на правой, но, честно говоря, я церкви и храмы не посещал, от слова «совсем», поэтому не стал возражать против того, что будущая супруга самостоятельно решила этот
вопрос, подставив именно правую руку и безымянный палец под колечко, пару которых я принес на наше свидание на берегу Сунжи, и позволила мне надеть его на ее палец. Затем, уже по-хозяйски, взяла второе кольцо из моей правой ладошки, развернула ее и окольцевала меня на скамейке под плакучей ивой.
        - Степушка, я согласна быть твоей женой, быть тебе верной и преданной на этом и том свете.
        Утром мы поехали в отдел загс в Грозном, где зарегистрировали этот союз, а после этого появились у ее родителей в станице Сунженской, где ее уже «потеряли». Мама Мария поплакала, Иван Иванович, тесть, расчувствовался и ругался, что «не-по-человечески», без сватов, без старых обычаев, без церкви. Но у нас оставалось двадцать минут, чтобы Екатерина собрала вещи, и мы улетали. Нас ждали в Петрограде, наша командировка на Кавказ закончилась. Катя решила все сама, и на старые обычаи уже не оглядывалась. К тому времени я знал, что семейство Кристины, вместе с ней, еще в 1916 году эмигрировали в Швецию. Мы поселились в том же доме в Мариенбурге, переданном заводу указом СНК, и через девять месяцев там родился наш сын Александр. Столицей РСФСР оставался Петроград. Немцы ушли, освободив Прибалтику, финны образовали свою республику, вошедшую в РСФСР, хотя и не самую спокойную: на западе еще долго действовали отряды «егерей», успокоившиеся только после того, как их осталось совсем немного, через три года. Гражданская война, в том виде, как мы ее представляем, не состоялась. Были попытки восстаний, приглашали
и Антанту, и японцев, куролесили на КВЖД и в Бурятии, но единого фронта все-таки не было. Корпус быстро перемещался по стране, и там, где возникали очаги напряженности, там мы наводили порядок, обеспечивая воздушную поддержку своим войскам. Другой силы, способной противостоять корпусу, у «белых» не было. Лишь в Средней Азии, в горах, басмаческое движение действовало более или менее успешно, снабжаясь через Афганистан английским вооружением. Но и там Владимир Ильич нашел ключики к руководству Афганистана, и в 1919 году заключил мирный договор с Амманула-ханом, эмиром Афганистана, который провозгласил «независимость» страны от Великобритании. Его немедленно поддержали четырьмя эскадрильями штурмовиков и пикировщиков, и четвертой Англо-афганской войны не состоялось. В Афганистан вошел корпус комкора Примакова, которого я хорошо знал по боям под Лугой. Правда, все это было уже гораздо позже, сейчас, летом 1918-го, никаких активных боевых действий нет. Англичане «воюют» с немцами в Лозанне, пытаясь добиться контрибуций, угрожая им продолжением бессмысленной войны, но антивоенные демонстрации потрясают
своей массовостью все столицы европейских стран, вовлеченных в эту бойню. На этом фоне пример Советской России, вышедшей из войны и предотвратившей распад государства и Гражданскую войну, выглядит вполне впечатляющим. Мы демонстрируем успехи как в деле сокращения армии, так и экономические. Самолеты с красным знаменем на борту уже побывали в США и в Австралии, ЮАР и Индии. Возим почту и пассажиров. Компания «SSWISS» имеет на хвостовом оперении красный флаг с золотым серпом и молотом впереди, и флаг Швейцарии, с белым крестом, сзади. Этакий конгломерат из двух флагов, разделенный едва заметной полосой чистого алюминия. Пока - терпят, а мы и рады стараться! К тому же французское общественное мнение сейчас полностью на нашей стороне, а это - весомо! Все «аналитики» говорят о том, что Великобритания допустила грубейшую ошибку, значительно ослабив Восточный фронт против Германии. Заговорили и о том, что остановить немцев удалось только потому, что русские разгромили 8-ю армию немцев в Пруссии и с ходу взяли Львов и Премышль на австрийском фронте, иначе бы немцы вновь промаршировали по Парижу. Эгоистическая
политика Великобритании поставила Антанту в такое положение, что пришлось отказаться от войны до победного конца, так как людские резервы у французов и англичан закончились быстрее, чем у стран Центральных государств. К тому же стало известно и о роли Англии в событиях февраля 1917 года, в которых именно английские спецслужбы во многом спровоцировали ситуацию отстранения от власти императора России. За что им большое спасибо! Но окончательно к власти в России пришли противники войны, и она успела без значительных потерь из нее выйти, предварительно доказав Германии и Австрии, что прекращает участие в войне непобежденной, а по политическим внутренним причинам, чтобы не допустить развала огромного многонационального государства. Ведь перед самой «кончиной» империи в Средней Азии началось восстание, протестующее против попытки призыва местных жителей в императорскую армию. Воевать с немцами жители Туркестана совсем не собирались. Эти территории были совсем недавно присоединены к России и их население общности с «коренными нациями» не ощущали. В целом Российская империя, как я и говорил в 1913 году на
яхте «Штандарт», оказалась неспособна участвовать в Мировой войне из-за слабости промышленности и нерешенности национального вопроса. Многие национальности были освобождены от службы в армии, то же самое царство Польское или княжество Финляндское, тогда как кайзеру они свои резервы предоставили. Не отказались. Да и возвращать Литву пришлось силой оружия. Польша пока еще - самостоятельное независимое государство. Его еще не признали. Но это дело времени. Англичане активно муссируют этот вопрос, и лорд Керзон неоднократно говорил об «исторической несправедливости решения польского вопроса». Они всеми фибрами англо-саксонской души стремятся возродить гиену Европы! И у нас в СНК пропольские настроения присутствуют! Поляков достаточно много в России и среди социал-демократов всех мастей. Удивительное дело, но товарищ Дзержинский в число польского лобби не входит. Они с Пилсудским - одноклассники, и его подлую душу Феликс Эдмундович знает с детства! Однако на стороне Пилсудского неожиданно оказался Григорий Петровский, один из тех, кого я вытаскивал из Якутии. Бывший депутат Государственной Думы, создатель
фракции социал-демократов в ней, который еще в ноябре 1914 года отправился вместе с остальными членами фракции в ссылку в Якутск на каторжные работы, вместе со своими соратниками: Бадаевым. Мурановым, Самойловым и Шаговым. В этом же составе мы их и привезли обратно в будущее Громово. Он стал наркомом внутренних дел, но после нескольких высказываний в пользу Пилсудского и украинской независимости в сентябре 1918 года был смещен с должности и переведен в Совет национальностей. Пусть там бузит и доказывает, что требуется разделиться на республики. Пока дальше автономий дело не дошло, хотя споров вокруг этого момента было очень много! Честно говоря, если бы не мои знания или послезнания этого вопроса, я бы согласился с теми, кто говорил о том, что с «великоросскостью» пора завязывать! Удивительное дело! Вообще-то, страной правили «немцы»! Основу государственного строя составляли выходцы из Европы, с русскими именами и отчествами, но с приставкой «von» перед фамилией. Сам я тоже имел такую приставку, именно поэтому стал «близок» к императору. До определенного времени я был «своим в доску», пока мои дела не
сподвигли высшее общество решить вопрос не в мою пользу, ибо отодвинул я их от знатной кормушки! Ну и англичане посодействовали. Во всем остальном я был «представителем правящей верхушки»! «Немцем». Без этого проникнуть в коридоры Зимнего дворца, Адмиралтейства, да и по большому счету Генштаба, было практически невозможно! Хуже того, исключено! В Генштаб русские попадали, но по протекции «немцев». И никак иначе! Никакие личные заслуги перед Отечеством, тем более аки «конструкторские», никакой «рояли» не играли. Звонкая фамилия могла сыграть в вашу пользу, но не Иванов, Петров, Сидоров. Этим вход был перекрыт накрепко! Причем «поляки» туда почти свободно проходили, во всяком случае с меньшими усилиями. При этом все газеты, все книги говорили о величии русской нации, русского духа, русской доблести. Суворову, Кутузову устанавливались памятники, правда вместе с Барклаем де Толли. Всячески поощрялось угнетение других народов русскими, и только для того, чтобы спрятать от общественности то обстоятельство, что русскими управляют немцы! Ну, а Гучковы и компания были и рады стараться! Они прекрасно понимали,
что дальше порога их не пустят, но они были самыми русскими из всех русских! Им было позволено лицезреть то, как живут в России «немцы»! Само понятие «великоросс» было просто средством угнетения. В реале быть этим самым великороссом преимуществ не давало, кроме как перед каким-нибудь киргизом или тунгусом. Что меня дико раздражало при чтении книг про попаданцев, которые с фамилией «Иванофф» вдруг становились «соправителями России» в присутствии императора. «Фигвам!» - это хижина индейская, как говаривал простой дворняжистый пес Шарик в известном мультике! Однако, пройдя через «девяностые», и до меня дошло, что не стоит предоставлять слишком большие полномочия «местным товарищам», ибо в 2021 году некий Ибрагим-бек был реабилитирован в Узбекистане, а кровищи он пролил - Арал можно восстановить. Да и в детстве довелось жить в «национальных республиках» и лично наблюдать «рост самосознания у народов Средней Азии», когда в казахском языке вдруг появилось слово «океан» - Мухит по-казахски. Океана в Казахстане нет и не предвидится, а слово вдруг появилось. Или словарь киргизского языка, толщиной в четыре
дюйма, который мне подкладывали под задницу, чтобы до клавиш на рояле дотягивался. Сколько там было слов - не знаю, но всяко больше, чем в русском, английском и немецком, вместе взятых. Литература киргизская так и осталась за бортом мирового сообщества, а словарь - богатейший. Это - национализм, который впоследствии вылился в: «Чемодан-Вокзал-Россия». За все, что мы сделали для этих «народцев». Даже космодром построили… Разрушив все у себя, они теперь валом валят к нам, чтобы еще раз сказать: «Чемодан-Вокзал-…» Упа! А ехать-то дальше некуда! Вот мы и ахаем на произошедшее в Нижневартовске. Ахать не стоит! Стоит изменить политику государства в этом вопросе, а сделать это можно единственным путем: как в семнадцатом. Но нас больше интересует: «А правда, что Ленина привезли в Россию в пломбированном вагоне?», чем кому принадлежат предприятия, на которых работают гастарбайтеры. Пардон, но даже профсоюзы в той России работали более эффективно. Штрейхбрейкеров, коими являются все гастарбайтеры, регулярно били и не позволяли им попадать на предприятия. Умненькие англосаксы вывозят свои предприятия в
Юго-Восточную Азию, и «гастов» к себе в Англию или США особо сильно не приглашают, ибо задача стоит переселить проблемы между трудом и капиталом на другие территории. А местные «капиталисты» тащат рабсилу сюда из бывших республик Средней Азии, в расчете на то что, когда полыхнет, я успею улететь. Не успеете! В аэропортах полно «гастов», так что ваши чемоданы будут выпотрошены, карманы освобождены от всего лишнего, а голое тело будет лежать в канаве. Таджикистан 1991 - 1995. Вы не видели, а мне довелось.
        В общем, когда встал вопрос о взятии Киева, в СНК развернулась дискуссия о создании Украинской Советской Социалистической Республики, УССР. Там, кстати, вовсю шла Гражданская война. Фронтов не было, но вооруженные отряды «сичевиков», «гайдамаков», армии батьки Махно, «красногвардейцев» и «зеленых» уже существовали и превратили территорию юга России в лоскутное одеяло, благо что Донбасс полностью контролировался нами, Красной армией. Обычно я эти «сборища» не слишком посещал, но тут вопрос стоял принципиальный, поэтому выделил время для «посиделок» в Смольном. Те же знакомые рожи: его превосходительство «проффесор» Грушевский, как представитель Австро-Венгерской разведки, поляк товарищ Петровский и прочая, прочая, прочая. Вот я и вывалил на них свое мнение по этому вопросу. В том числе и про то, кто Черное море выкопал.
        - Товарищи, давайте не будем переписывать историю. Я совершенно согласен с утверждениями, что нашествия Чингисхана и Мамая существенно ослабили государственную власть на Руси, но что на юге, что на севере проживал один народ, как хотите, так его и называйте: восточные славяне, русские. Они унаследовали то, что создали наши предки: Славянский союз, в который входили и другие племена, угры, например. Единое государство к тому времени распалось на удельные княжества. Не без «помощи» соседей. У нас уникальный шанс возродить этот самый славянский союз, желательно под другим названием, так как население в стране значительно увеличилось, и игнорировать присутствие у нас татар, казахов и других национальностей мы не можем. При этом необходимо учесть, что «государственностью» на нашей территории обладали лишь «узбеки» или «персы», не считая закавказских ханств и царств. Там мы порядок уже навели, поэтому возвращаться к этому вопросу нет надобности. Что касается Украины, то нации «украинцы» никогда не существовало, и господин Грушевский это прекрасно знает. Мы с вами знакомы по Перемышлю. Вряд ли вы
обратили на меня внимание тогда, вас больше интересовали Николаи, но как вы помните, ваш «украинский язык» тогда никто не понял и успехов вы там не добились. На нем говорят в Галиции несколько сел.
        - Вы совершенно не знаете истории Украины, а беретесь судить о ней.
        - Берусь, господин Грушевский.
        - В СНК такое обращение не принято, господин адмирал! Называйте меня товарищем.
        - Извините, господин председатель Центральной Рады, но речь на сегодняшнем заседании Совета Народных Комиссаров идет о том, чтобы ликвидировать правительство и парламент так называемой Рады. Вы, как опытный разведчик, прекрасно понимаете, что сил противостоять Красной армии у вас нет, и вы прибыли в Петроград с одной целью: не допустить создания единого государства на территории бывшей Российской империи. Такую задачу поставило перед вами ваше командование. Смею вас уверить в том, что Карл Первый и Вильгельм Второй вам не помогут. Брестский договор, подписанный нами 7 марта, такой возможности им не предоставляет. Кстати, Львов и Галиция будут оставлены нашими войсками, если Германией будут соблюдены условия договора по Польше. Так что лично вы ничего не теряете, можете создавать Украину на новом месте, в Галиции. Если вам удастся. В Киеве в ближайшее время будет установлена Советская власть и образована автономная республика Малороссия. Непосредственно в состав РСФСР войдут Бессарабия, Одесская, Николаевская, Криворожская, Херсонская, Екатеринославская области. Решение о принадлежности Киевской
области будет принимать Киевский Совет. В составе Малороссии должны остаться восемь областей. Или девять, если Киев решит возглавить новообразование. Вот так, господин Грушевский. На Львов претендуют не только Австрия и Венгрия, но и Польша, непризнанное пока государство в Европе. Сколько у вас дивизий, чтобы отстоять свое мнение, что Украина - это всё?
        Мне сделал замечание председательствующий товарищ Ленин.
        - Товарищ Гирс! На малом совете СНК, вы на совещание не явились, было принято решение до войны с Центральной Радой не доводить.
        - А там воевать не с кем, Владимир Ильич. Пусть переезжают во Львов, я не возражаю, но Киев, мать городов русских, останется у нас.
        - Это обсуждению даже и не подлежит, - улыбнулся Ильич и перевел дискуссию в прямое голосование.
        В тот же день Красная армия форсировала Днепр по мостам, которые никто взрывать не захотел. Центральная Рада срочным порядком, по телеграмме из Петрограда, ринулась на запад и остановилась в Кракау, Кракове, беспрепятственно преодолев линию фронта. На той стороне у них было все схвачено! Впрочем, сомневающихся в этом в СНК особо не было, лишь три-четыре человека открыто поддержали Грушевского. Одно плохо: врагом его никто не считал! Увы, народные комиссары, большинство из них, продолжали бороться с «царизмом», а не с «революционерами», типа Пилсудского или Грушевского. Инерционность мышления, никуда не денешься! Еще недавно эти люди помогали уходить от жандармов, вносили свой вклад в борьбу. А то, что ситуация кардинально изменилась после октября 17-го, верилось с трудом. Эти люди были соратниками по борьбе. Со своими «тараканами», но соратники. Вот и приходилось решительно «размежёвываться». Что касается Львова - англичане попытались передать его Польше, но Красная армия не ушла с этих территорий, так как образованный Советский Союз Польшу не признал. Германия, естественно, тоже. Австрия
распалась в ноябре 1918-го, временная граница между нами и Польшей прошла по Сану и Висле до устья реки Вепш. А так, в СНК первое время вполне хватало демагогов, которые могли увлечь тех, кто был не слишком устойчив, куда угодно! Свою линию требовалось отстаивать. Это и понятно: люди, пришедшие к власти, опыта принятия государственных решений не имели. Людей оценивали по умению доходчиво говорить, и не всегда решения были до конца продуманы. Неоднократно возникали ситуации, когда председателю или отдельным наркомам приходилось буквально биться за принятие верного решения, переубеждать остальных комиссаров в том, что решение не соответствует времени. Были и «профессиональные лоббисты», ведь все решения были коллегиальными. Тот же самый «финский вопрос» мы же предварительно обсудили в Гатчине, а многие были готовы отдать свои голоса за «угнетенный финский народ», не понимая, что вопрос поднят совсем не финнами, а их бывшими угнетателями. Так же и с Украиной. Разделить русских на три нации - идея не наша, а тех, кто планировал раздел России. Одолеть нас в открытой борьбе не удалось, так давайте
воспользуемся случаем или поводом. (Ничего не напоминает? В этом мире меняется все, кроме этого: разделяй и властвуй!) Нам, я действовал не один, удалось на первом этапе удержать тех, кто желал раздела и возможности выхода из Союза, в том числе говоря о том, что так действуют только враги, и это их замысел. Изначально нас было меньшинство в СНК. Постепенно к нам примкнуло большинство реальных будущих руководителей страны. Достаточно долго не удавалось избавиться от Троцкого и его последователей. Говорили они красиво и убедительно. Ссылались на Маркса, подводили «теорию». Так что иногда приходилось заходить с «козырей», иносказательно описывая известные мне события 90-х, тем более что они «повторялись» в некотором смысле этого слова. Сознание человечества за прошедший век практически не изменилось! Максималистов и «торопыжек» и тогда хватало! А уж «кружевных трусиков» кто только не требовал! Кстати, «киношные» анархисты с реальными имеют очень мало сходства. Никаких перышек и цветочков под бескозыркой. Строгие «тройки», и ни малейшего намека на военную форму. Князь Кропоткин - наше всё. Максимального
успеха они добивались в отдаленных районах Сибири и на юге, у новых «кулаков». «Хватит кормить города!» Они представляли собой главную опасность. Самозахваты земли привели к тому, что многие тысячи гектаров посевных площадей остались незасеянными: у новых «владельцев» не хватало тягловой силы и рук для обработки. Они ее хапнули именно с целью перепродать подороже. Занималось такими ВЧК. Именно за борьбу со спекулянтами получил свой первый орден товарищ Дзержинский. Еще одной гигантской проблемой были «молодежные банды», как бы сказали сейчас. Тогда они назывались «беспризорники». У большинства - неполные семьи, отцы погибли на фронтах Великой войны, мать иногда присутствовала, но не могла оказать сопротивления. Появились они еще при царе, не без участия уголовников. Пик молодежного бродяжничества пришелся на времена Временного правительства, когда рухнули пенсионный фонд и сам рубль. Цены скачком поднялись до миллионных значений, «керенки» даже не разрезали. Рулонами использовали, как туалетную бумагу. Ну а потом «грабь награбленное»! «Чистили» все весьма регулярно и организованно! А на руках у
населения миллионы стволов, вплоть до гаубиц. Здесь авиацией вопроса не решить. Пришлось создавать рабоче-крестьянскую милицию в срочном порядке, с подчинением ее отрядов ВЧК. Кстати, активнейшее участие в ее создании принял тот самый Петровский, мой оппонент по национальному вопросу. Так что, во враги его тоже никто не записал, просто он имел другое мнение по национальному вопросу. А так - приятнейший, очень деятельный человек и большевик. Очень хорошо проявил себя в Туркестане, чуть позже, где приходилось и бороться с басмачеством, и ломать средневековые устои общества, религиозные предрассудки и прочая, прочая, прочая. Но был у него «бзик», что Польшу и окраины царской России угнетали русские. Не русские! «Немцы», которые создали для этого все условия.
        Глава 20. Возращение на круги своя
        Осенью 1918 года, после окончания «битвы за урожай», в ходе которой были разгромлены крупные бандформирования на юге и в Поволжье, меня окончательно «отодвинули» от командования корпусом, его возглавил полковник Воротников, из третьего выпуска нашей школы, а Борейко так и остался начальником штаба, и «переключили» на строительство третьей очереди Волховского алюминиевого завода и достройку Гатчинского авиационного. «Советский Союз должен стать флагманом авиастроения, товарищ нарком, - заявил пред-СНК. - А вы постоянно отвлекаетесь от этой архиважной задачи, занимаясь всякими мелочами. Обедали?»
        С продовольствием было достаточно туго, несмотря на успехи проведенной операции на юге. Эти эшелоны еще не попали к месту назначения, и пайки были минимальными. Мне приходилось порядком «крутиться», чтобы обеспечить нормальное питание летному составу и техникам корпуса. Пришлось даже подсобное хозяйство вытребовать и перейти на самообеспечение продуктами. Впрочем, большинство «стационарных» воинских частей Красной армии и флота имели такие. Нам было несколько сложнее, так как перелетали часто, куда Макар телят не гонял. Постройка восьми самолетов ГТ-4 абсолютно не удовлетворила Владимира Ильича. Он буквально требовал довести выпуск до «планового» уровня.
        - Понимаете, Степан Дмитриевич, мировой капитал спит и видит иметь такие машины, а мы с вами увлеклись мелочевкой, как будто у вас в корпусе нет ни одного человека, который мог бы вас заменить на поприще командующего. С анархизмом и высокой загруженностью наркомов необходимо заканчивать. У вас есть «генеральное направление», оно внесено в Государственный план развития страны, а вы по городам и весям мотаетесь, решаете тактические задачи, вместо того, чтобы управлять важнейшим направлением народного хозяйства. Без вас управятся! Кого можете порекомендовать на должность командира корпуса?
        - Если не трогать капитана 1-го ранга Борейко, то наиболее взвешенным подходом обладает полковник Воротников, Александр Степанович. Участвовал в войнах с Японией, на германской командовал вторым воздушным дивизионом самолетов-разведчиков. У нас занимается воздушной разведкой, она - основа нашей тактики в современных условиях. Остальные командиры больше привыкли действовать над морем. Так что Воротников.
        - Кстати, а почему вы не поддержали товарища Троцкого по поводу введения новых званий в авиации. Большинство частей и соединений Красной армии отказались от старых званий.
        - Флот-то не отказывался. Ничего контрреволюционного в этом нет, Владимир Ильич. В армии и на флоте царствует иерархия и единоначалие. Вы же сами видели, что последовало за введением в эти структуры института комиссаров. Фронты развалились, воинские части дезертировали в полном составе. Среди так называемых комиссаров оказалось множество демагогов и любителей помитинговать. А у армии - совсем другие функции. Вот наладим службу во внутренних войсках, и армия отойдет от этих заданий. Бороться с контрреволюцией должна не армия, а ВЧК, милиция и внутренние войска. Использование для этого частей и соединений регулярной армии - это прямой путь к установлению военной диктатуры. Вы же сами об этом писали во времена «корниловского мятежа».
        - Писал, было дело. Но времена изменились.
        - Не времена, а полное отсутствие боеспособных частей. Сейчас ситуация изменилась, поэтому есть предложение организовать при ВЧК несколько авиаотрядов, которые расположить стационарно возле крупных городов. Очень тяжело осуществлять снабжение, имея базу в одном месте. Передача части ВВС во внутренние войска и в пограничную охрану - реальный способ перераспределить нагрузку по продовольственному снабжению на несколько подсобных хозяйств, как у нас в Гатчине. Частям внутренних войск ВВС придавать на временной основе, кроме транспортной авиации. А пограничники должны иметь собственные ВВС.
        - Резонно, резонно, товарищ Гирс. Жаль, что приходится вас снимать с этого направления, но увеличение выпуска современных самолетов гораздо важнее. К тому же я обещал вам, что именно вы займетесь созданием авиапромышленности. Я прослежу за тем, чтобы эти идеи были реализованы, и жду от вас реального ускорения процесса строительства и налаживания производства самолетов. Желаю успехов! - Ильич отодвинул в сторону подстаканник с морковным чаем, встал из-за стола и протянул мне руку.
        - По делам мне требуется попасть в Китай, шелк практически перестал поставляться оттуда, могу захватить чай для СНК.
        - Ни в коем случае! Если узнают, что мы тут настоящий чай распиваем, а вся страна давится морковным, нас снесут!
        - Тем не менее требуются централизованные поставки этого продукта. Из-за суррогата тоже могут забурчать.
        - Зайдите перед отлетом к товарищу Микояну и получите мандат на переговоры по этому вопросу.
        «Делать нечего, бояре…», перед отлетом в Омск пришлось заходить к «наркомат внешней торговли», где на меня посмотрели, как на идиота: никто из присутствующих не знал, что делать. Хорошо, что «одна серая мышка», приютившаяся на самом дальнем столе, в потертом мундирчике и с нарукавниками на рукавах потертого пиджака, посоветовал действовать не через Государственный банк РСФСР, все внешние счета которого были заблокированы нашими доблестными союзниками из-за отказа платить проценты за кредиты французам, «царские долги», а использовать какую-нибудь подставную фирму. Впрочем, я примерно так и собирался делать, однако «мышь канцелярская» рекомендовала свои счета не светить, заблокируют, а использовать фирмы-однодневки. Дал адрес какого-то прохиндея в Тайцине и посоветовал действовать через представительство бывшей Росимперии, к представителям Временного правительства лучше и не соваться.
        - Ситуация там сложная, товарищ нарком. Китайцы вроде как решили закрыть концессию России, но существует Русско-Китайский банк, который ведет кое-какую деятельность на территории Амурской губернии и в Приморском крае. Рекомендую вначале побывать во Владивостоке.
        Пришлось лететь через Владивосток, где «земцы», достаточно лояльно относящиеся к большевикам, познакомили меня с господином Ли Янхунем, который… В общем, выстраивалась цепочка посредников, желающих урвать хоть кусочек от будущих поставок. Обычное дело в мире коммерции! Этих Мишустиных, Меркуловых и Янхуней набиралось столько, что я плюнул на все это дело и направился по тому адресу, который дали мне в ВЧК. Им требовалось передать их оперативнику какие-то распоряжения, поэтому они сами вышли на меня еще в Петрограде. Тот устроил мне встречу с Сун Цинлинь, женой Сунь Ятсена, через которую удалось заключить приемлемый контракт, как на поставку шелка для парашютов и дельтапланов, так и чая из провинции Кантон, но «не бесплатно». В отместку мы должны были поставить преподавательский состав в военную академию Вампу, на Жемчужной реке близ Кантона. Причем меня «обязали» прислать сюда «толкового советника по авиации». Контракт был бартерным, Гоминьдану требовались самолеты, запасные части, боеприпасы, летчики и техники. Понятное дело, что президент Китая об этом контракте даже не слышал. Гоминьдан
самостоятельно «прикрыл» туманом, как поставки отсюда, так и из СССР, и организовали довольно качественную охрану, ведь фактически это был «полный контрабас». Мы поставляли вооружения и советников незаконным формированиям, ведущим вооруженную борьбу с «существующей» властью. К счастью для нас, как таковой власти в Китае не было, и главным оружием у гоминьдановцев была обыкновенная взятка. А уж как они добывали шелк и чай - это нас совершенно не касалось. Большую помощь в этом направлении оказывал военный комиссар КВЖД Луцкий и советник Сунь Ятсена товарищ Говоров (Павлов). К моему возвращению, увы, состоялось покушение на товарища Урицкого, председателя Петроградского ВЧК, его убили в подъезде дома номер 2 на Гарраховой (Гороховой) улице, где находилась Петроградская ЧК, которая даже не охранялась. Поводом для убийства стали «слухи» о бесконечных расстрельных приговорах, подписываемых в невиданных масштабах «упырем-Урицким». На тот момент ни одного смертного приговора Советской властью подписано не было. И ВЧК к приговорам вообще никакого отношения не имела. Это - следственный орган. Приговоры
подписывает суд. Сам Урицкий буквально за несколько дней до этого принимал участие в заседании, на котором решался вопрос о внесудебных приговорах, и был тем человеком, который блокировал его принятие. Требовали этого «левые эсеры» и представители «Бунда», всеобщий еврейский рабочий союз. У Смольного состоялась попытка покушения на Ульянова-Ленина. Оба покушения организовал бывший товарищ военного министра Временного правительства Борис Савинков. По настоянию Дзержинского, правительство в тот же день переехало в Москву, так как организовать безопасное пребывание в Петрограде было невозможно. В этом отношении Москва значительно выигрывала: Кремль все-таки крепость, доступ туда перекрыть значительно проще. Через некоторое время стала известна и причина такой активизации эсеров: в Париже было создано «Русское политическое совещание», которое провело ряд последовательных встреч с министром колоний Великобритании Уинстоном Черчиллем, президентом США Вудро Вильсоном, премьер-министром Франции Жоржем Клемансо и «начальником Польской Республики» «генералом» Пилсудским. Жить-то на что-то надо! Для демонстрации
своего «влияния в России» один из ее организаторов направил заранее в Петроград 800 своих «подельников». Самое печальное лично для меня, что одним из вдохновителей «совещания» был Михаил Гирс, мой двоюродный дядя, сын бывшего министра иностранных дел Николая Гирса, посол России в Турции и в Италии, ныне обитающий в Париже. Незадолго до этого президент Вильсон объявил «большевиков» «ядом», от которого миру требуется избавиться. Это было первое вмешательство США в мировую и европейскую политику. В пункте «6» своего меморандума от 8 января 1918 года, одобренного конгрессом США, он призвал к разделу России. Цитирую: «Освобождение всех русских территорий и такое разрешение всех затрагивающих Россию вопросов, которое гарантирует ей самое полное и свободное содействие со стороны других наций в деле получения полной и беспрепятственной возможности принять независимое решение относительно её собственного политического развития, её национальной политики и обеспечение ей радушного приёма в сообществе свободных наций при том образе правления, который она сама для себя изберёт. И более чем приём, также и всяческую
поддержку во всём, в чём она нуждается и чего она сама себе желает. Отношение к России со стороны наций, ЕЁ СЕСТЁР, в грядущие месяцы будет пробным камнем их добрых чувств, понимания ими её нужд и умения отделить их от своих собственных интересов, а также показателем их мудрости и бескорыстия их симпатий». Частично этот меморандум лег в основу «Брестского мира-2». Для США «дебют» на мировой арене закончился провалом: их забыли пригласить в сформированную «Лигу наций». Он же написал и этот пункт: «Яд большевизма только потому получил такое распространение, что является протестом против системы, управляющей миром. Теперь очередь за нами», который не вошел в меморандум, но провозгласил войну против СССР. К счастью и по счастливому стечению обстоятельств, из всех готовящихся покушений удалось только одно. По планам Савинкова все Советское правительство должно было в тот день умереть, но предпринятые Дзержинским беспрецедентные меры безопасности с 09.07 25 ноября 1918 года и срочный вывоз самолетами всех членов правительства в Москву не дали возможности осуществить этот замысел. Первый звоночек прозвучал
еще в августе, когда был убит наркомпеч Володарский. Тогда и были подготовлены эти меры. Савинков позже писал о том, что 2-й бронеавтомобильный дивизион ВЧК лишил возможности террористов осуществить свои замыслы, заменив полностью весь транспорт, на котором обычно ездили члены правительства. На этих бронемашинах все были доставлены на Комендантский аэродром, взятый под охрану ВЧК, и доставлены в Москву шестью рейсами. После выселения «попов» из Московского Кремля, там существовал достаточно большой жилищный фонд, где и поселили наркомов и их семьи. В том же году открылось и строительство «первой ветки» будущего метро: оно соединило Кремль и площадь «Трех вокзалов». Правда, по сей день этой ветки на схеме нет.
        Глава 21. Кто открыл «Ящик Пандоры»
        Вот такие новости ждали меня в Гатчине, куда мой самолет приземлился на следующий день после отъезда правительства в Москву. Пришлось не разгружаясь вылететь туда, на Центральный, благо что шелка на борту практически не было. Попал на первое совместное заседание ВЦИК и СНК в Москве. В то время в Исполнительный комитет входили представители семи партий: 169 большевиков, 132 левых эсера, 5 эсеров-максималистов, 5 правых эсеров, 4 анархиста, 4 меньшевика-интернационалиста, 2 меньшевика. Однако в самом Совете были представители только одной партии. Остальные в октябре 1917 года входить в состав правительства отказались. Собрать полный состав обеих палат в тот момент было абсолютно невозможно: удар нанесен был внезапно, часть членов правительства и большая часть депутатов находились в разных местах страны. Тем не менее наиболее одиозные фигуры присутствовали, как, например, Спиридонова Мария Александровна, которую вывезли из Петрограда вместе с большинством депутатов, присутствовавших в тот момент в Петрограде. Причем это сильно напоминало арест или принудительную депортацию. Но у Дзержинского были
сведения о том, что Савинков поставил всех, кто вошел в январе-феврале 1918 года во ВЦИК, вне закона, они так же являлись «целями» для его боевиков. Полного списка у него не было, поэтому он принял решение вывозить всех, даже не согласовав это с пред-СНК, встретиться с которым у него не было времени. Действовал он решительно и с максимальной скоростью. Ведь в убийстве депутатов от других партий совершенно свободно могли обвинить нас.
        - Господа большевики! Вы не могли бы вразумительно объяснить, почему всех, чуть ли не в исподнем белье, выволокли из квартир и гостиниц и запихали в эти дребезжащие колымаги, да еще и всех пристегнули к креслам, запретив отстегиваться, вставать и громко разговаривать во время полета. Под угрозой применить оружие!!! - такой тирадой разразилась Мария Александровна, глава фракции левых эсеров, крупнейшей на тот момент политической партии в РСФСР.
        Ей ответил сам Феликс Эдмундович, не вставая с места и держа сдвинутые кулаки перед лицом, поставив локти на стол президиума.
        - Это было вызвано необходимостью обеспечить членам СНК и ВЦИК физическую защиту от действий большой группы террористов, просочившихся в Петроград по заданию ЦК партии эсеров, её правого крыла во главе с Савинковым. Насколько мне известно, все депутаты всех партий, включая вас, уважаемая Мария Александровна, должны были быть «ликвидированы», чтобы показать «звериную сущность большевизма» и оправдать вторжение сил Антанты на территорию Советской России. Мне пришлось отдать приказ об эвакуации всех депутатов, находившихся в тот момент в Петрограде, и всех членов правительства, вне зависимости от их желания. Времени уговаривать каждого у нас не было. И допустить убийство хотя бы одного из вас ВЧК не могло. Я приношу свои извинения за причиненные неудобства и отсутствие объяснений ранее, но поймите правильно: даже народных комиссаров приходилось силком засовывать в броневики и в самолеты. У всех дела, все нарушили свои планы, но ВЧК здесь ни при чем. Убийца Урицкого, известный поэт и прозаик Леонид Акимович (Каннегисер) дал исчерпывающую информацию о прибытии в город почти 800 террористов, часть из
которых были подготовлены как «смертники». Тем не менее, я повторюсь, приношу свои извинения за действия сотрудников ВЧК, они действовали по моему приказу и обеспечивали вашу безопасность.
        - Это - невероятно, господин Дзержинский! Ни один из наших соратников не мог отдать такой команды!
        - Мог и отдал ее. Прошу! Нужные места я подчеркнул, - сказал я и передал гражданке Спиридоновой недельной давности «Фигаро», доставленной мной из Кантона. Кроме голландцев, там существовала большая колония французов, и французские газеты там выходили чуть ли не раньше, чем во Франции из-за разницы в часовых поясах.
        - Я не верю!
        - Мне или «Фигаро»?
        - «Фигаро», - ответила Спиридонова, хотя явно хотела сказать «Вам». - Он же с семнадцати лет с нами в одной партии…
        - Единой партии социалистов-революционеров уже давно не существует, уважаемая Мария Александровна. Когда вы принимали решение войти во ВЦИК, это наглядно проявилось, - быстрым тенорком сказал Владимир Ильич. - Но давайте сосредоточимся на политическом аспекте уже произошедшего, товарищи депутаты. Нам фактически объявлена война: три страны - участницы Антанты…
        - Четыре, товарищ Ленин, Япония целиком и полностью поддерживает это заявление и напрямую обвиняет нас в сепаратной сделке с Германией и срыве переговоров по репарациям. Вот франкоязычный выпуск «Ёмиури симбун». У нас хотят оттяпать Дальний Восток и часть Сибири до Байкала.
        - Китайские товарищи в курсе?
        - В курсе. Я доложу чуточку позже, Владимир Ильич.
        - Итак, четыре страны объявили нам войну. Что мы можем противопоставить?
        - Официально война не объявлена, но в ближайшее время следует ожидать мятежей и попыток захватить власть на местах, избрать или провозгласить новое правительство и пригласить Антанту для ликвидации нашей власти, - спокойным и ровным голосом сообщил Дзержинский. - С мест передают, что такие выступления подготовлены в Архангельске, Ярославле и Рыбинске. Однако ледостав на Белом море уже начался, и у нас будет время подавить эти выступления. Наиболее уязвимой частью являются Бессарабия, Буковина и южная часть Львовской губернии. Там необходимо усилить авиацией и бронепоездами части Красной армии и пограничных войск НКВД, так как командующего Румынским фронтом усиленно обрабатывают представители эсеров, правых эсеров, - поправился Феликс Эдмундович.
        - Насколько неустойчив генерал Щербачёв? - задал вопрос Владимир Ильич.
        - Подчиняться нам он отказался и разогнал солдатские комитеты еще весной прошлого года. У него 6 армий: 4 русских и 2 румынские. Части, в которых сильно было наше влияние, он разоружил и отправил пешим порядком на территорию республики, - ответил заместитель наркома по военным делам Бонч-Бруевич. Сам нарком, Михаил Фрунзе, находился в городе Одесса с проверкой боеготовности частей и соединений Южфронта вместе с генералом Брусиловым, начальником Генерального штаба РККА.
        - Вы же с ним служили, Михаил Дмитриевич?
        - Служил, вначале в Академии Генштаба, я преподавал, а он был начальником Академии, затем в 3-й армии мы немного поменялись местами: он был командиром одного из корпусов, 9-го, а я - генерал-квартирмейстером армии. Чрезвычайно упрямый человек, монархист, очень убедительно говорящий, даже когда совершенно не прав. Этого у него не отнять. Да и остальной высший командный состав фронта - волевые и достаточно успешные командиры. По большей части ученики генерала Брусилова. Щербачев был дружен с ныне покойным генералом Алексеевым.
        В этот момент Ленину принесли телеграмму, которую он взял и зачитал депутатам и членам правительства. Насколько я понимаю, Владимир Ильич знал ее содержание до начала совместного заседания. «Волшебным образом» в его руках появилась другая телеграмма. Ту, что принесли, он одним движением большого пальца задвинул под общую тетрадь, без которой на совещание он никогда не приходил. Я промолчал, так как понимал, что наличие в этом месте 142 представителей партии, объявившей нам войну, было избыточным. Он просто провоцировал их.
        - Товарищи, Наркомвоен сообщает, что сегодня ночью Румынский фронт начал переправляться на левый берег Прута при поддержке артиллерии. Вторжение эсеровских войск на территорию республики началось. Госпожа Спиридонова! Прошу вас ознакомиться! - передав телеграмму лидеру эсеров, Ленин на столе раскрыл ту, которую принесли, и рукой передвинул ее Бонч-Бруевичу, а тот - мне. «6-я румынская дивизия разгромлена, переправа разбита, румыны просят прекратить огонь, штурмовки. Прибыли парламентеры. Начгенштаб Брусилов».
        Однако фракция эсеров попросила 30 минут перерыва для обсуждения новости. Пред-СНК объявил перерыв в заседании. А я пригласил всех большевиков и оставшихся депутатов пройти в столовую, куда уже передал большую упаковку китайского чая.
        - Степан Дмитриевич! Почему вы проигнорировали мою просьбу не привозить сюда чай?
        - Владимир Ильич, речь тогда шла о Смольном и о поставках для Совнаркома. А это - первая партия государственных поставок по новому контракту с провинцией Кантон. Доставлено государственной компанией «Аэрофлот». Все законно! Поставки идут в три города: Омск, Петроград и в Москву. Отсюда распределим по воинским частям, детским домам и выделим в продовольственные пайки для населения. Вашу просьбу обеспечить такие поставки я выполнил.
        - Вот шельмец! Выкрутился! Господи! А аромат-то какой! Наденька! У нас где-то был сахарин.
        Но тут депутаты наперебой начали предлагать «свой», нахваливая именно его. На запах сюда потянулись и эсеры, и, видя, что их от самоваров никто не гонит, подключились к чаепитию. Но мне спокойно попить чаю не дали Сталин, Свердлов, Дзержинский и Ленин, предложившие быстренько переместиться этажом выше. Я же еще не доложил о командировке. Постоянно поглядывая на часы, они слушали мой доклад и просматривали документы.
        - Главный вопрос: кто и как будет оплачивать эти поставки? Ведь все счета заблокированы? - спросил Свердлов, он «отвечал» за экономику и кадры.
        - Контракт предусматривает оказание партии Гоминьдан военно-консультационной помощи. Никаких взаиморасчетов через банки. Мы им советников и авиатехнику, они нам чай и шелк. Простой товарообмен. - Чуть не ляпнул «бартер», а тогда это слово не ходило. «Tauschhandel» или «Troc», если по-немецки или по-французски.
        - Хитр?! - отметил Свердлов.
        Сталин сразу заинтересовался:
        - А поставки в Действующую армию не пострадают? Контракт большой!
        - Подключим завод «Дукс», он выпускал СКМ-2, которые просят поставить китайцы. Плюс у нас еще годных машин, не снятых с вооружения, около восьмидесяти. На первое время хватит, а там видно будет.
        - Как вам товарищ Сунь Ятсен? Мы с ним давно переписываемся, но лично встретиться не довелось. Замечательный марксист, большой умница!
        - Никак, товарищ Ленин. Националист он махровый, и окружение у него соответствующее. «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им не сойтись!» Но больше там опереться пока не на кого. Их допекает Япония, с которой у нас практически война. Враг моего врага - мой друг.
        - Это верное замечание, товарищ Гирс. И организация поставок оттуда архисвоевременное дело! Тем более на таких условиях! Тут почву зондирует Франция: по некоторым данным, они готовы признать наше правительство в обмен на новую авиатехнику.
        - Да слышал я об этом. Они хотят закупить образцы в обмен на признание. Нам это невыгодно. Одновременно они говорят о том, что признавать наши патенты не намерены, так как мы просрочили платежи по ним тем лицам, гражданам Франции, которые имели патенты здесь.
        - Жаль, мы сегодня во времени ограничены, товарищ Гирс. Заглянули бы через пару дней на чаек! Вопросов накопилось море. Так что жду двадцать девятого часам к восьми.
        - Хорошо, Владимир Ильич.
        - Все, товарищи, время! Послушаем, что запоют депутаты-эсеры!
        Но эсеровских депутатов в Георгиевском зале не оказалось, они продолжали о чем-то спорить между собой, собравшись в другом зале, который им выделили под фракцию. Послали туда латышского стрелка-охранника, который через некоторое время вернулся и доложил, что эсеры покинули Большой дворец и митингуют на улице в парке у Набатной башни.
        - О чем спорят? - скороговоркой задал вопрос Ильич.
        - Я не настолько хорошо знаю русский, чтобы их понять, кажется, собрались ехать на фронт, но не все.
        Ленин удовлетворенно потер руки.
        - Товарищи, собственно говоря, мы и добивались этого, чтобы очистить ВЦИК от откровенных врагов Советской власти. Поэтому предлагаю продолжить заседание без фракции эсеров, которые открыто перешли в лагерь наших врагов.
        - Вы ошибаетесь, господин Ульянов! - послышался высокий женский голос. - Часть депутатского корпуса, действительно, решили выехать на места событий, но 35 человек продолжат присутствовать на заседаниях Исполнительного комитета. Мы представляем большую часть населения России и не вправе передавать всю власть одной небольшой партии. Наши избиратели нам этого не простят.
        - Ваши избиратели вам действительно не простят того, что именно партия эс-еров предприняла попытку привлечь страны Антанты для вооруженной ликвидации власти Советов. У вас это не получится. Пока вы митинговали, мы получили телеграмму от начальника Генерального штаба Рабоче-крестьянской Красной армии. Шестая дивизия румынской армии разгромлена на левом берегу Прута, переправа разбита, и прибыли парламентеры для прекращения огня с нашей стороны. А вот ушедших с заседания депутатов, какими бы словами они ни оправдывали свои действия, ВЦИК в полном праве лишить депутатского места и депутатской неприкосновенности. Они уехали с целью присоединиться к нашим врагам. Поэтому сейчас проведем перекличку и внесем вопрос в повестку дня.
        - В таком случае, господин Ульянов, мы должны внести в этот список и господина Гирса, родственник которого и организовал «совещание».
        - Товарищ Гирс избран наркомом авиации и авиационной промышленности Вторым съездом Советов. ВЦИК избирался позднее и не имеет никакого права назначать или снимать членов правительства. ВЦИК - это инструмент правительства, не иначе, госпожа Спиридонова. Ваша фракция попала в него только благодаря тому, что мы признали результаты выборов в Учредительное собрание, назначенных еще прежним правительством Керенского, и проведенных с многочисленными нарушениями протоколов и процедур в срочном порядке фактически одной партией, вашей. Мы были против развязывания гражданской войны в России и надеялись, что у господ из СРП хватит мозгов на то, чтобы закончить с войной. Великая война закончилась, но теперь именно эсеры пытаются развязать новую.
        - Я, как могла, пыталась удержать наших коллег от этого шага. Увы, они приняли другое решение. Я же и 34 моих ближайших помощника до конца выполним свой долг перед избирателями. В связи с расколом, фракция отныне будет официально именоваться «левой». Мы не отвечаем за преступления «правой» партии социалистов-революционеров. Мы войска Антанты на нашу территорию не приглашали, - твердым голосом сказала руководитель фракции и демонстративно уселась на свое место в зале. - И не надейтесь, товарищи большевики, что мы снимем с себя ответственность перед избирателями.
        Зная твердый и последовательный характер Марии Александровны, Владимир Ильич не стал обострять ситуацию. Перекличку провели, тех людей, которые присутствовали на утреннем заседании и покинули зал, вывели из состава ВЦИК. Дзержинский передал список на Лубянку. Большинство бывших депутатов арестовали еще в Москве, выехать они никуда не успели. Их продержали десять суток, расследуя их деятельность, и большинство из них было отпущено, за исключением тех, кто был связан с Савинковым и его заговором. Таких среди бывших депутатов было 27 человек. Четверо из них ареста избежали, перейдя на нелегальное положение. Увы, но одержанная победа в Бессарабии не принесла спокойствия на западную границу. Наши противники продолжили раскручивать маховик гражданской войны. Выбора у них не было, да и нечего было предложить населению. ПСР стремительно теряла популярность на селе, а она считалась «крестьянской партией», но не смогла решить «крестьянский вопрос» кардинально, как большевики, отложив его на потом, дескать, выиграем войну, соберем Учредительное собрание и разделим помещичьи и монастырские земли. Причем о
последних практически никто не говорил. В начале 1918 года, после статьи Ленина «Очередные задачи советской власти», опубликованной в «Известиях ВЦИК» и в «Правде», на селе появились «комитеты бедноты», туда было направлено более 10 тысяч членов партии для их организации, и ситуацию удалось переломить. Популизм эсеров иссяк, вместо слов полетели пули и засвистели нагайки, что окончательно подорвало положение «правых» эсеров. Левые, во главе со Спиридоновой, были «гибче», но отток из партии был очень велик. Не добившись от своих предводителей нужных слов и решений, члены ПСР подавали заявления в РСДРП(б). Наиболее ярко это проявилось в ходе восстания по стране: бывший эсер поручик Лазо, ставший коммунистом после 2-го съезда Советов, на котором он долго беседовал с Лениным, установил Советскую власть от Красноярска до Владивостока. Так и депутаты ВЦИК, помыкаются, подергаются, но видя, что творит контрреволюция в городах и селах, поневоле займут другую позицию. В первые дни было желание просто разогнать этот «кагал», но пред-СНК был против, решение было заблокировано, и фракция продолжила свое
существование в «нижней палате парламента». Сейчас многие ушли, чтобы никогда больше не появиться в истории. Обратите внимание, что их нет в современной России, ну разве что «Справедливая Россия» пытается соединить несоединимое. Скорее всего, это попытка восстановить ПСР. Вот только с опорой им как-то не повезло: крестьянство исчезло, растворилось и обезличилось. Ну и не забыло, кто принес беду на территорию страны. Белое движение организовали именно эсеры, и были наиболее последовательны в своих заблуждениях и прегрешениях. Операцию «Трест» ВЧК пришлось проводить уже в двадцатые годы.
        Несмотря на то обстоятельство, что официально я был отстранен от командования корпусом, ценные указания мне передали, для того, чтобы я донес их до нового командования. «Зоной особого внимания» стало непризнанное нами Польское государство, во главе с Пилсудским. Он объявил о наборе добровольцев в польскую армию из числа желающих бороться с Советами. Во главе «корпуса» он поставил «генерала» Булак-Балаховича. Ротмистра царской армии из Особого отряда Северного фронта, авантюриста и казнокрада. Он успел послужить и в императорской армии, присягал Временному правительству, служил в Красной армии под Лугой, принимал участие в разгроме генерала Краснова, теперь служит «великой Польше». Да плюс еще и некоторое «головокружение от успехов» сказалось: четыре армии Румынского фронта перешли Прут и разоружились, благодаря хорошо организованным действиям как генерала Брусилова, так и наркома Фрунзе, направившего в Румынию, при солидной авиаподдержке, целый «полк» работников Политотдела РККА. Такие попытки предпринимались и командованием Одесского округа, но те предпочитали отправлять агитаторов поодиночке, в
результате лишились полностью личного состава. Контрразведка Румынского фронта их всех захватила и расстреляла. Но известие о том, что война окончена всеми сторонами конфликта, окончательно добила дисциплину в армиях фронта. У Щербачева осталась одна, сборная, дивизия, состоящая из одних офицеров. Она, конечно, представляла очень грозную силу, но не в условиях степных просторов. А солдаты ушли. И все в Совнаркоме поверили, что так и будет! В результате мы понесли потери среди переданных эскадрилий в пограничные войска. Двенадцатая и двадцатая эскадрильи были разгромлены ночными рейдами эскадронов Балаховича. Действовал он умело: пехотой раскрывал проход для конницы в рейд, а пограничники слишком близко к границе располагали первое время эскадрильи, и той же ночью атаковал аэродромы. Двенадцатую мы потеряли полностью, никто не спасся. Из «двадцатой» сумели выбраться капитан Литвинов и подпоручик Шагов с двумя механиками. (Основной тактической единицей в корпусе были не полки и дивизии, а отдельные эскадрильи по 12 - 16 человек летного состава. Так действовали с самого начала формирования, с 12-го года.
Время крупных соединений еще не пришло. Эскадрилья много мобильнее.) Я же отошел от дел в корпусе только формально, тем более что его штаб располагался в Гатчине, и основной узел связи находился там. От должности командующего ВВС меня никто не отстранял. Но львиную часть времени стал «съедать» завод, пока не закончили полностью все строительство и не организовали поточный метод производства достаточно крупных моделей самолетов. Тем более что, сразу после выпуска «первой» партии машин, Совнарком выделил финансы на разработку и строительство дальних бомбардировщиков. Дело было в том, что уволенный и арестованный итальянский генерал Дуэ, предложивший еще в 1915 году королю Италии построить 500 бомбардировщиков и с их помощью выиграть войну у Австро-Венгрии, после освобождения и окончания войны приехал в Одессу и совершил турне по Советскому Союзу. Встретился он и с Лениным, и с Фрунзе, и со мной, раскритиковав мою идею истребителей-бомбардировщиков и штурмовиков. То ли дело тяжелые бомбардировщики! Тем более что летающие образцы машин, грузоподъемностью 14 тонн, есть! Я с ним даже спорить не стал! Но
показали ему истребители, которые свободно догоняли «рекордсмена». Официально ГТ-4 держал мировой рекорд по скорости горизонтального полета и по дальности. С одной стороны, я понимал, что бомбардировщик из него сделать можно, но гораздо больше пользы он принесет как лайнер и транспортник. Однако убедить остальных в Совнаркоме было очень трудно. Деньги выделили, включили это дело в план, и почти разоренная войной страна приступила к строительству бомбардировщиков. К счастью, мне удалось договориться с Владимиром Ильичом, что их выпуск ограничим тремя эскадрильями по 9 машин.
        Глава 22. Решение «Польского вопроса» и признание СССР правопреемником России
        - Степан Дмитриевич, я отчетливо понимаю ваши пацифистские настроения, но империалисты нам выбора не оставят. Наверняка они уже сейчас ведут переговоры со Швейцарией о выпуске для них подобных бомбардировщиков.
        - Таких сведений у меня нет, Владимир Ильич. Вот список приборов, которые следует создать, чтобы точно бомбить с приличной высоты. А это - деньги и время! Давайте не будем забывать, что все страны сейчас находятся в кризисе. Франция и Англия понесли чудовищные потери в личном составе. Про Австрию я просто молчу. Остается только Германия, но и там серьезный финансовый и политический кризис. И потом, в Германии, даже помимо компартии, имеются солидные силы, которые желают объединить наши усилия в борьбе с гегемонией Британии и против Польши. Германия, как и мы, не признала Вторую польскую республику. Я получил письмо генерала Зекта, командующего Рейхсвером, который интересуется вопросом возможности авиационной поддержки с нашей стороны, как он пишет, «вероятной» антипольской кампании. Причиной ее проведения он считает массовые выселения немцев и фольксдойче из Померании и Западной Пруссии.
        - Нам не нужна война, на ее проведение нет денег.
        - Но банды Балаховича требуется разгромить и разоружить. Без ликвидации власти Пилсудского - это невозможно. Отряды Балаховича считаются регулярными в Войске Польском.
        - Это может создать ситуацию, когда рецидив Мировой войны станет неизбежным. Не забывайте о возможности оккупации Дальнего Востока.
        - Но в предложении Зекта содержится выход из подобной ситуации: официально мы не станем объявлять войну Польше. Более того, нарушать бывшие границы Австро-Венгрии и Германии мы не будем. Наши действия будут вестись на территории Российской империи. Мы же официально не признаем «новые» границы по «линии Керзона». Британские условия о низложении императора Вильгельма, ликвидации ВВС, танковых войск и части военного флота Германия выполнила. Свою «линию» Керзон провел после окончания переговоров в Бресте, переговорив с Савинковым, Вильсоном и Пилсудским. Клемансо, кстати, не слишком их поддерживает, так как антивоенные настроения во Франции очень сильны. Кроме США и Японии, остальные страны воевать уже не способны. А США всерьез опасаются экспансии Японии на Тихом океане. Великобритания тоже имеет общие границы с Японией.
        - Это все так, товарищ Гирс, тем не менее я буду возражать против совместных боевых действий против Пилсудского. Несмотря на появление у нас скоростной авиации, наши дальневосточные границы весьма уязвимы, как во времена Крымской войны. Этим обстоятельством могут воспользоваться англо-американцы и японцы. Давайте не будем дразнить гусей. Вторая республика долго не продержится: слишком высоки амбиции ее властей.
        - Но вы же понимаете, что войны не избежать? Пилсудский - типичный правый эсер и играет на национализме своих избирателей: хуторчан-селюков. А их большинство в Польской республике. Компартию он раздавил еще в 16 - 17-м годах, а окончательно добил в апреле этого года. Да и эсеров тоже проредил основательно.
        - Я несколько лет жил в Польше, в основном на юге, в Австро-Венгрии. Все эти настроения мне знакомы. Вы правы, идеи Пилсудского поддерживает большинство зажиточных крестьян и мелкопоместная шляхта. Импортировать туда революцию слишком опасно, при условии поддержки режима со стороны Британии. Пилсудский ранее выступал с совершенно другими лозунгами, но под влиянием военного поражения России в войне - резко сменил свою позицию.
        - Мне кажется, что до этого он просто маскировался, оставаясь в душе польским националистом.
        - Каждому в душу не заглянешь! Что еще интересного пишет Зект?
        - Хочет провести встречу в расширенном составе военной и правительственной делегаций Германии и СССР, поводом для которой будет вывод последнего батальона германских войск с оккупированных территорий в Прибалтике. Предполагается, что глава Германии Фридрих Эберт может подписать договор о взаимном признании двух государств, восстановлении дипломатических отношений и установлении режима наибольшего благоприятствования в экономических связях. А сам генерал Зект предложит для обсуждения план военного сотрудничества двух стран. Насколько я понимаю, один из вопросов будет «польским». Немаловажное значение имеет тот факт, что Зект вынудил подать рапорт об отставке генерала фон дер Гольца за незаконную передачу германских вооружений прибалтийскому ланденсверу. Части этого соединения разоружены Рейхсвером.
        - Что ж вы, батенька, самую соль оставляете на потом? Получается, что Германия первой в мире признает нашу власть? Причем не кайзеровская Германия, а Веймарская республика! Это, батенька, очень и очень хорошо. Степан Дмитриевич, рассмотрите на военном Совете ВВС: чем мы можем помочь в «вероятной» антипольской кампании Рейхсверу. Как вы считаете: почему Германия приняла такое решение?
        - Из-за Померании, там поляки им хлеб не отдают, и из-за Украины, поставки из которой прервали мы. У них сейчас очень напряженно с хлебом.
        - Да-да-да! Хлеб всему голова! - Владимир Ильич покопался в бумажках, провел пальцем сначала вниз, а потом в сторону. - Прекрасненько, прекрасненько! Кое-какой запасец у нас имеется, даже не сокращая паек в городах.
        Он переключился на телефоны и тут же собрал малый Совнарком, на котором почему-то отсутствовал Свердлов. Теперь за экономику и кадры отвечал Сталин.
        - А где Яков Михайлович? - поинтересовался я у Кобы.
        - «Испанка», ездил на юг, вернулся и свалился. Температура шестой день не спадает.
        Здесь же присутствовали Кржижановский, плановый отдел ВСНХ, Крестинский, наркомфин, и Цурюпа, нарком продовольствия. Плюс те люди, без которых не обходилось ни одно подобное совещание. Узнав о причине «срочного созыва», первым, кто возмутился, был Сталин. Он выложил имеющуюся у него справку о снабжении войск и населения, которая ясно говорила о том, что не хватает продовольствия даже до царской нормы 16-го года.
        - Но семнадцатый год мы же перекрыли! - парировал Ленин. - И, как мне кажется, бумага у вас октябрьская, которую мы готовили до ввода войск на Правобережную Украину, товарищ Коба. Товарищ Цурюпа, сколько дополнительно продовольствия задержано на правом берегу Днепра?
        - 29 миллионов пудов пшеницы, 7 миллионов пудов убойного веса мяса и птицы. Весь груз подготовлен к отправке в Германию германской армией и Центральной Радой. Население продовольственный налог в этом году там не сдавало. Кроме того, обнаружены большие запасы растительного масла, сахара, семян подсолнечника. К сожалению, практически нет ржи. Зато большие запасы сахарной свеклы в буртах на 12 сахарных заводах. В пересчете на калории дополнительно получен запас продовольствия на 6 - 8 месяцев для учетного числа продпайков. Но на часть этого запаса претендует население Правобережья, дескать, немцы силком забирали.
        - Товарищ Дзержинский, какие-нибудь подтверждения этому есть?
        - По докладам товарища Менжинского, он временно возглавляет ЧК Малороссии, сбор продовольствия немецкая армия совершала с оплатой на месте по ценам, предложенным Верховной Радой в карбованцах и гривнах. Союз хлеборобов, куда входят все крупные помещики, получил оплату в германских марках. По имеющимся у Менжинского документам, большая часть зерна и мяса сдана именно «Союзом».
        - Слюшай, Конрад, а почему они тебе написали, а не в СНК? - с подозрением спросил Сталин. Он, когда волнуется, то у него акцент проявляется, а так говорит чисто.
        - Этот вопрос мы здесь и сейчас обсуждать не будем, товарищ Сталин, - прервал его Ленин. - У предложения возобновить дипломатические отношения существует и оборотная сторона. Сейчас мы подсчитываем наши возможности и их последствия.
        - Где появляется товарищ Конрад, там возникают сплошные проблемы, - мрачно заметил первый секретарь.
        - Не только проблемы, но и их решения! - парировал его Дзержинский. - Что ни говорите, товарищи, а «корпус стражей революции» всегда на острие событий, как и мои чекисты.
        - Тем не менее партдисциплиной товарищ Гирс не страдает, - улыбнулся Сталин. - Сколько его помню, он всегда на «особом положении».
        Пока руководство СНК пикировалось, Цурюпа подсчитал количество продовольствия, которое может выделить для экспорта, а Красин получил от своих людей цены на лондонской и берлинской биржах.
        - Все, товарищи экономисты, спасибо за оперативность. Переходим к военно-политическим вопросам предложения Зекта, которые несут достаточно большой риск столкновения с Антантой, но не лишены практического смысла. В первую очередь речь идет о том: а нужна ли нам Польша как самостоятельное государство?
        Я, конечно, помнил, что в мое время даже праздник существовал «День поляцких оккупантов», было и «Чудо на Висле». Но я об этом никому из этих людей не рассказывал. Появившиеся в кабинете Ленина Фрунзе и Брусилов, Артузов и Май-Маевский быстро ознакомили присутствующих с обстановкой в Польше и в Войске Польском. Англичане на «освобождаемые» территории перебросили все 5 - 6 тысяч наблюдателей, из них половина - французский контингент. Зект в письме не обрисовывал саму операцию, но Польша со всех сторон окружена странами, входившими в союз центральных государств. И к Польше во всех этих странах отношение «своеобразное». Чехословацкий корпус - вполне лоялен к Советской власти, ведь мы сдержали свое слово и пропустили их «домой». Распропагандирован он достаточно сильно, и пока держится «особняком». Чехи и словаки друг друга не слишком любят, и идея союза двух народов не слишком популярна. Румыния имеет претензии ко всем странам, ее окружающим, венгры длительное время владели большим куском польского пирога. Назревал этот волдырь почти двести лет, а у Пилсудского под ружьем всего несколько дивизий плюс
отряды Булак-Балаховича.
        В общем, 12 декабря 1918 года за станцией Вержболово состоялась встреча двух «царских» поездов. Немцы прибыли тоже на личном поезде последнего императора. Кстати, оба поезда делались в одно время в Кенигсберге, и по внутреннему убранству практически не отличались. Переговоры происходили то в одном, то в другом поезде, затем все переместились в Вержболово на таможенный пост, где имелась отдельная охраняемая грузовая площадка, и поезда никому не мешали. Здесь некогда выгружались «арестованные грузы», не прошедшие через таможню, и были огромные подземные склады для «арестантов».
        Встреча длилась почти двое суток и не освещалась в печати. Переговоры прошли успешно! Но третья часть подписанных договоренностей оставалась тайной за семью печатями еще много лет. Я принял активное участие как в обсуждении политической, так и военно-экономической части этого договора. В силу различных обстоятельств обе стороны об успехе объявили только через две недели. Но 14 декабря немцы, венгры и чехословаки в связи с многочисленными притеснениями и попытками насильственной депортации этих национальностей на территории вновь образованной Польши, потребовали от Пилсудского разоружить армию и полицию и вывести свои войска за пределы старых границ Германии и Австро-Венгрии. Ультиматум не учитывал «интересы СССР», вообще. Поэтому наше правительство на следующий день выдвинуло свой ультиматум, в котором подтвердило, что не признает «линию Керзона» и, в связи с постоянными нападениями на линии демаркации, требует разоружения Войска Польского и полиции на всей территории, входившей в Российскую империю, в жесткие сроки, в 24 часа. Остальные давали Пилсудскому подумать целых 48 часов. Время было
согласовано с немцами и Чехословацким корпусом. Венгры в это время вводили свои части в Словакию, а мы привели в боевую готовность все западные округа. Пилсудский продекларировал «Америка, пардон, Париж и Лондон с нами!». 16 декабря ударила немецкая артиллерия, а наш корпус начал оказывать воздушную поддержку частям и соединениям всех четырех государств. Но Красная армия демаркационную линию не перешла! Мы дождались начала отвода польских войск на западные границы, существенно потрепали их с воздуха, при этом наши самолеты несли на крыльях знаки «российского» корпуса, «круги», а не звезды. А германские газеты объявили о том, что на их стороне воюет добровольческий русский воздушный корпус, поставивший своей задачей освобождение одиннадцати русских губерний, захваченных самопровозглашенным польским государством. Имевшихся у Пилсудского войск и боеприпасов хватило на четверо суток, дальше начался знаменитый «польский драп». В этот момент РККА перешла границу шестью армиями, в том числе двумя конными армиями Буденного и Миронова. С юга на Люблин и Радом двинулась 3-я конная под командованием Махно, 8-я,
7-я и 3-я стрелковые армии. Мы сменили «круги» на звезды и ввели дополнительно 16 эскадрилий, чтобы отбить малейшее желание к сопротивлению у поляков. Погода этому благоприятствовала: мороз, видимость - «миллион на миллион». 24-го, в католическое Рождество, немецкая и Красная армия встретились у Лодзи. Мне все это напомнило события 1939 года. Тогда тоже немцы продвинулись дальше оговоренных будущих границ, но спокойно отступили на исходные. Да, теперь «буфера» между нами, в виде Польши, не будет. Но, думаю, что и Гитлер вряд ли появится у наших соседей. Германия отдала только две «демилитаризованные зоны», захваченные у французов в предыдущей войне. Польше, которая участия в войне не принимала, Западная Пруссия не досталась. Экономика Германии, надеюсь, выдержит испытания «Великой депрессией». А сытый немец под знамена нацистов не пойдет! Тем более что компартия Германии сейчас достаточно сильна и представлена в Бундестаге. Зект - чистейшей воды антисемит, служить в армии евреям он запретил, но этот запрет не распространяется на немецких коммунистов, если они не евреи по национальности. Так что время
покажет! Пока мы вернули свои территории, даже кое-что прихватили от распавшейся Австро-Венгрии, но претензий никто не высказывает. Солидно сократили число бывших бундовцев в составе партии и ЧК, не допустили развязывания Гражданской войны, а единственный очаг, где правые эсеры могли формировать свои дивизии, пал под ударами коалиции за 10 суток. Много работы будет у местного ЧеКа, но Дзержинский и Менжинский у нас поляки, разберутся! А у меня появился доступ на заводы Цейса, ведь правительственное задание на создание дальнего бомбардировщика так и не отменили. Но это уже в следующей части! Всему свое время!
        notes
        Примечания
        1
        Как погода в Астрахани?
        2
        Сильно дождит, дорогой.
        3
        Тип мансарды с окнами на все стороны света.
        4
        Под этими именами в те годы жили и работали Инесса Арманд и Надежда Крупская. Сам Ленин находился по негласным надзором полиции и со мной первое время не встречался.
        5
        Мой генерал! Как я счастлив видеть вас живым и здоровым после этой мясорубки. Наконец-то вы вернулись! Мы уже потеряли всякую надежду вас увидеть, и дела в России пошли совсем плохо, поэтому все решили принять предложение добираться домой с помощью мадам д’Эмбре.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к