Сохранить .
Иногда они... Павел Мэдер
        ОТ АВТОРА:
        Уважаемый Читатель! Когда написал первую главу, я и не думал, что она может вылиться во что-то более масштабное. Уж не знаю, научитесь вы чему-либо, потратив свое время или нет - в конце концов, это не учебник, а всего лишь развлекательное чтиво. В любом случае, я благодарен всем, кто прочтёт все эти строки.
        В любом произведении, должна быть главная идея что ли, суть - то, что прежде всего, автор хотел донести. Возможно, это была интерпретация чистилища, того света, как все происходит «потом». Возможно, просто - безыдейная чепуха, это уж решать тебе.
        Глава 1
        Вы, возможно, не поверите, но я устроился на немного необычную работу. То есть, работа вроде вполне себе обычная, оператор Call-центра. Ну, не совсем Call-центра - это какое-то непонятное предприятие - вроде бы как служба доверия - нужно оказывать моральную помощь и даже отговаривать людей от суицида. Сначала я и не надеялся, что меня возьмут, потому что на такую работу, берут обычно девушек, с приятными голосами и вселенским терпением. Мой хрипловатый голос, с трудом можно назвать приятным, и особой выдержкой я тоже не обладаю. Но делать было нечего, а денег было мало, и я хватался за любое предложение заработать. Работал на автомойке, еще был заправщиком. Таскал ящики и несколько недель отпахал на стройке. Даже пару дней, играл и пел на улице, с гитаркой. Но лето закончилось, стало холодать, и я подумал, почему бы мне не попробовать свои силы, в службе поддержки, например? Или диспетчером? Образования у меня никакого не было - точнее, было начатое или незаконченное высшее. Факультет психологии. Не закончил, потому что навалились сложности - было уже не до учебы. Но я, все же, лелеял мечту,
получить-таки диплом и стать психоаналитиком. Знаете, какие они дерут бабки, за то, что просто разговоры разговаривают? Хорошие деньги получают, уверяю вас.
        Так вот, я приехал в эту компанию, офис которой находился в недавно отстроенном, многоэтажном здании, и, дождавшись лифта, поехал наверх. Дверь кабинета была распахнута - я постучал в косяк и вошел. За столом сидел мужчина, в рубашке, с закатанными до локтей рукавами, а его пиджак висел на спинке кресла. Он положил трубку, и, представившись Сидом Скайдом, несколько мгновений, пристально меня разглядывал, а затем вдруг сказал:
        - Вы верите в призраков?
        - Да. То есть, нет - ответил я - а какое это имеет отношение к работе?
        - Да в принципе - никакого - прищурился он - ну, почти никакого. Просто хотелось узнать ваше мнение на этот счет. Образования у вас, как я понял, нет?
        - Нет - кивнул я.
        - А где вы работали до этого?
        - Где я только не работал - усмехнулся я.
        - Ясно, ясно - тут он прикурил, и выпустил сизое облачко дыма - главным условием принятия на работу является один момент…
        - Какой же?
        - Иногда, нужно оставаться и отвечать на звонки вечером, ну или даже ночью.
        - Без проблем. Только какие же идиоты будут звонить в такое время? - тут Сид пристально поглядел на меня и ответил:
        - Уж поверьте, будут. Все довольно просто, я вас уверяю - люди звонят, и просто хотят получить помощь или услышать теплые слова… Иногда, ну в общем, звонки не совсем обычные… Вы будете играть на контрасте эмоций, понимаете, о чем я?
        Я как болван, улыбаясь, кивнул головой, хотя я ровным счетом, не понял ничего, из того что мне наговорил Скайд.
        - Я согласен на любые условия. Знаете, мне чертовски нужна эта работа…
        - Понимаю. У вас незаконченное высшее образование, так ведь мистер Бакстер?
        - Да, и еще трехмесячные курсы лингвистики проходил - кивнул я.
        - Ладно, можете приступать завтра, будете пока на испытательном сроке. Вам все детально объяснят.
        Я несколько мгновений постоял, а Сид уже повернулся ко мне спиной, и уткнулся в монитор.
        - Что-то еще? - буркнул он.
        - Нет, а что мне с собой брать? Какие документы? - протянул я. Было просто удивительно, что меня взяли на работу вот так, почти ничего не спросив.
        - Завтра, все завтра. Ничего не берите, просто приходите и все. К девяти - уточнил Скайд.
        - Хорошо, к девяти - повторил я - до встречи. Сид ответил что-то невразумительное, быть может, попрощался. А может - послал куда-то, кто его знает.
        Что я стал делать? Ну, так как я безработный, делать я мог все что хотел. Шлялся по городу, сидел в парке на лавочке и глазел на прохожих. Курил, пил кефир с батоном. Нет, не подумайте что я бездомный или что-то такое - дом-то у меня есть, конечно. Просто, там, как я подумал, сейчас творится беспредел - во-первых, пришли со школы (учебный год же начался) брат и сестра - близнецы. Что они там вытворяют - одному богу известно - визг, гам и хаос стоит, я уверен. Затем, мать пришла, наверно, с работы, скорее всего, не в настроении - она моет посуду в закусочной, и черт меня дери, если это так уж весело. Вы думаете, что я еще напишу про пьяного папашу, который всех избивает? Нет, у нас нет отца. Я его вообще не знаю. Мать крутится, как может, я тоже. Скотту и Мелиссе по десять лет и их нужно как-то воспитывать и растить. Такие дела. Зовут меня кстати, Олдос. Олдос Бакстер, да, почти как Хаксли. Ну, во всяком случае, некоторые меня так называют, и это, получше многих знакомых мне кличек, скажу я вам. В общем, в конце концов, мне надоело, вот так просто бродить, и я отправился домой. Мы поужинали, все
вместе, детишки весело тараторили, каждый о своем - Скотт - о величине расплывшегося синяка, под глазом его приятеля, Мелисса - о новой учительнице математики. Мать спросила у меня насчет работы, я рассказал, что к чему. В целом больше ничего интересного не было - я почитал чуток и лег спать.
        Проснулся я сам, за десять минут до будильника и чуток полежав, встал, сладко потянувшись и задрожав - утро было прохладное. Все домашние уже ушли, так что, в полной тишине, я оделся и побрился. Позавтракал, оставленным мне в сковороде рисом, с подливой и кусочками мяса, и вышел из дому. Кстати, я ведь искал в интернете любую информацию о компании, в которой мне предстояло работать, и не нашел ровным счетом ничего. Кто к ним обращается, и как вообще люди на них выходят - для меня пока осталось загадкой. Меня встретил опять-таки Сид Скайд и повел, как выяснилось, в мой «офис» - небольшую комнатушку, с одним окном, на котором, болталась пленка от солнца - ну, типа фольги такая, стол с компьютером на нем, и стул - с кожаной обивкой. Естественно, стоял телефон - обычный, серый аппарат, правда, с кучей дополнительных кнопок.
        - Вот - сказал Сид - садись, работай, отвечай на звонки, хотя я думаю, их будет не так много.
        - Так, а что отвечать-то? - поднял я брови.
        - Импровизируй - сделал загадочное лицо Скайд - чуточку фантазии, и все будет прекрасно, я не сомневаюсь в тебе, Олдос. Кстати, отличное имя, и писатель хороший.
        - Да, спасибо. Просто отвечать на звонки?
        - Ага, куда уж проще. Дерзай, студент - подмигнул Сид и скрылся за дверью.
        Я остался один и в растерянности осмотрелся. Дерзать? Что, черт возьми, от меня вообще требуется? Псих, он что ли? В общем, на выяснение и обдумывание этих и других, самых разнообразных проблем, у меня было много времени. Почему-то никто не спешил звонить в эту чертову компанию, и я полдня маялся от скуки - лазил в интернете, что-то читал, раскачивался на стуле, смотрел в окно и так далее. Так прошел весь день, я распрощался с Сидом и пошел домой. Что ж, мне показалось, что я нашел работу своей мечты. Но это только показалось…
        На следующий день, Сид сказал, что предстоит первая вечерняя смена. Я ответил, что если это будет выглядеть так же, как и вчера, я в принципе, согласен, но есть ли смысл? Сид похлопал меня по плечу и сказал, что мол, студент, смысл есть во всем. И ушел к себе. День прошел так же незаметно, только на этот раз, я помог запустить компьютер одной даме - он «не запускался, и вообще, не работал», но как только я вошел, все, как по мановению волшебной палочки, исправилось. Дама рассыпалась в благодарностях, а я пошел восвояси. Еще набрал текст, который мне принес мужичок, в круглых очках и лысиной на макушке. Вот и все.
        Я опять раскачивался на стуле, пытаясь сохранить равновесие на двух ножках, когда вошел Скайд.
        - Развлекаешься?
        - Да - смутился я.
        - Все уже ушли, а тебе теперь предстоит маленько поработать.
        - Ага - кивнул я.
        - В общем, мой номер ты знаешь - если какие-то сложности - звони.
        - Ясно.
        - Удачи, студент! - Скайд расплылся в широкой улыбке.
        Я посидел минут эдак десять, в ожидании звонков, потом голова стала клониться вниз, а глаза, вдруг сделались тяжеленными, и я стал проваливаться в сон. Из забытья меня вывел звонок - я подскочил на месте и стал моргать, пытаясь сообразить, где я вообще? Потом вспомнил, что к чему и схватил телефон.
        - Вас приветствует служба доверия. Меня зовут Олдос, что у вас стряслось? - бодрым тоном произнес я. Хотя, это наверно, только кажется, что он бодрый - вот, когда разбудил, например, тебя кто-то часов в семь, в выходной, а ты стараешься сделать вид, что не спал - что-то вроде этого.
        - Говорите, я вас слушаю - ответом пока служила лишь тишина, прерываемая шумом, и шипением.
        - Меня зовут Том Элтон.
        - Привет, Том Элтон. Что у тебя стряслось?
        - Полгода назад, на меня напали грабители. Они не просто отобрали у меня деньги - еще жестоко избили. Я валялся в больнице, со сломанными ногами, ребрами, ключицой и проломленным черепом. Прошла неделя, прежде чем я понял, что все в темноте, не потому что у меня на глазах повязка, а потому что я ослеп. И вот, я, наконец выписан из больницы. И теперь не хочу жить.
        - Ну, я знаю одного модельера, который ослеп, но не сдался, а стал и дальше придумывать наряды и в итоге стал известным человеком.
        - Что? - Том удивился - как можно придумывать костюмы, если ты слепой?
        - Не знаю. Ну, ему конечно, помогали. В общем, бросьте вы это дело, я вам говорю.
        - Представь, что я никогда не смогу больше видеть солнечный свет, небо, и собеседника. Каково это?
        - Вам не позавидуешь, но жизнь-то дается один раз. Не стоит ее заканчивать самому, кто знает, может через месяц или два вы прозреете. Просто верьте в это и все.
        - Что ж, спасибо вам. Но врачи сказали, что никаких надежд, никаких. Я сейчас дома, и позвонил вам, когда уже наглотался таблеток. Прошло уже пятнадцать минут, где-то так.
        - Вы совершили ошибку. Но, быть может, таблетки не подействуют? А?
        - Быть может. В любом случае, с вами приятно было пообщаться. Если вдруг не подействуют - перезвоню вам завтра - и положил трубку.
        А я сидел, как во сне. Может, я и правда сплю? Что за бред? Я выдернул из головы волосок - и зашипел от боли. И, правда, не сплю, все это наяву. В общем, мне не совсем ясно, зачем звонить куда-либо, если уже наглотался таблеток. Может, шутник какой? Тут телефон зазвонил опять. Я вытер лоб тыльной стороной ладони, и, набрав полную грудь воздуха, выдохнул. Потом взял трубку.
        - Здравствуйте, служба доверия, что у вас стряслось?
        - Привет. Вы слышали о людях, похороненных заживо?
        - Да, слышал. Вы похоронены заживо что ли?
        - Как вы угадали?! - воскликнул голос - Экстрасенс вы, что ли?
        - Не без этого. Ладно, оставим шутки, что у вас там?
        - Кладбище, что на Мэйплстрит, знаете ведь?
        - Знаю - подтвердил я - Что с ним?
        - С ним - ничего, а вот со мной… В общем, я застрял на нем. Ну то есть, не застрял, я действительно нахожусь в могиле, меня зарыли.
        - Угу. И телефон оставили? Специально чтоб вы рассказали, как там, сухо ли, и не беспокоят ли черви, да?
        - И про червей вы знаете?! Да. Они каким-то образом проникли вовнутрь, и это доставляет неудобства.
        - Хорошо, как найти вашу могилу? Я подъеду, выкопаю гроб… - тут он детально объяснил мне, где искать, а я попрощался и киданул трубку. Затем, откинувшись, заложил руки за голову. Этот псих, сказал, что его зовут Эдвард Барнаби - и ведь если поехать на то кладбище, такая могила и вправду там будет. Только это ведь чушь - просто, кто-то развлекается таким вот образом. Более бредовой работы я и представить не мог. Тем более не мог представить, что вот так, будут звонить безумные люди, с безумными россказнями. Тут мои размышления прервал очередной звонок.
        - Здравствуйте, вас приветствует…
        - Здрасте. Я нахожусь на мосту, и…
        - Перебивать невежливо, разве тебя не учили в детстве?
        - Что?
        - Ты стоишь на мосту. Дальше.
        - Так вот, я стою на мосту и сейчас собираюсь спрыгнуть.
        - На кой хрен ты тогда звонишь сюда?
        - Почему вы грубите? - изумился собеседник - Ну, вы должны меня отговорить, сказать что мол, все случается в жизни. Но не стоит совершать опрометчивых поступков. Я бы вам ответил на это, что…
        - Человек, всерьез решивший сброситься с моста, не станет битый час рассказывать об этом кому-либо по телефону. И тем более, волноваться, что ему грубят. В общем, это твой выбор парень, ты и сам все без меня знаешь - ответил я и положил телефон.
        Вот значит, в чем суть работы, почему меня так быстро на нее приняли. Я посидел так еще, пялившись в одну точку, подождал еще звонков, но их не было. Лег головой на стол и не заметил, как уснул.
        Проснулся я от солнца, которое проникнув окно, осветило мою левую щеку, я поднял голову, и увидел Скайда - тот сидел напротив и задумчиво смотрел на меня.
        - Ну, студент, что скажешь? - спросил он.
        - Что сказать, звонили всякие ненормальные. Это все, правда? Или это просто розыгрыши, какие?
        - Нет, не розыгрыши. Мы ведем учет звонков, и обычно проверяем, данные. Отправляем запросы в морги, и таким образом узнаем, достоверность звонков - усмехнулся Сид.
        - Я могу быть свободен?
        - Да, иди домой. Сегодня тоже вечерняя смена. Так что отоспись.
        Я кивнул, и поплелся восвояси. Несмотря на то, что я поспал несколько часов, я чувствовал себя совершенно разбитым. Пришел домой и отрубился. Из забытья меня вывел звонок - нашарив мобильник и долго вглядываясь в экран, я, наконец, понял, что это Сид и ответил:
        - Да, алло.
        - Спишь, студент? Сколько ты говоришь, звонков принял?
        - Так, дайте сообразить - мост, кладбище и таблетки… Три звонка.
        - А у нас учтено только два.
        - Точно помню, что три. Сначала звонил какой-то Том, за ним - Барнаби, якобы закопанный на кладбище. И еще один, не представился.
        - Не знаю Олдос - тут Скайд кашлянул - только два звонка.
        - Ну, может мне это приснилось?
        - Может. Сегодня придешь к 23:00. Без опозданий чтоб.
        - Да, мистер Скайд - ответил я, а тот уже положил трубку.
        Странно. Только два звонка? Ведь не приснилось же мне это? И вообще, вот зачем было трезвонить в такую рань? Надо ли говорить, что весь день я страдал чепухой - пил кофе, что-то читал, смотрел… В общем, день пролетел незаметно, и вот уже я опять на работе. Сид встретил меня, и сказал, чтоб я воспользовался диктофоном, дабы избежать впредь подобных казусов. И вручил мне диктофончик, а затем, пожелав удачи, ушел. А я сел, и покрутил в руках диктофон - маленький, не больше пачки сигарет, кнопки перемотки, записи. И что меня удивило - на маленьких кассетах. Это сейчас-то, в век высоких технологий! Я нажал «Rec»:
        - Сейчас 23:21, я сижу и жду звонков, пока ничего интересного нет - и тут телефон зазвонил. Я перевел на него взгляд, и, положив диктофон рядом, включил громкую связь.
        - Да, это служба доверия. Говорите, я вас слушаю - и опять треск, а затем гудение, как возле трансформаторной будки.
        - Говорите же!
        - Вы меня слышите? - прозвучал глухой голос.
        - Великолепно слышу. Что у вас стряслось?
        - Ничего. Я как-то по ошибке, наверно, попал к вам - протянул голос.
        - По ошибке? А куда ж вы звонили?
        - Своей жене.
        - Ну, тогда до свидания - я положил трубку. Но тут телефон опять зазвонил.
        - Да, алло…
        - Опять вы? - воскликнул тот же голос.
        - Ну, вы куда звоните?
        - Послушайте, у меня нет времени на разговор с вами, мне нужна моя жена. Я кажется, опять к вам попадаю, как и вчера.
        - Как ее зовут? Я могу попробовать вас соединить с ней.
        - Меган. А меня - Эдвард Барнаби.
        - Ну, вы сейчас, где находитесь, если не секрет? Вчера вы сказали, что в могиле, и как бы это вам сказать, помягче…
        - Да, совершенно верно. На кладбище, как я и говорил, а почему вы…
        - Хорошо - я не стал спорить с явно невменяемым типом - я ей сам перезвоню, а вы пока повисите на линии, не кладите трубку.
        Эдвард угукнул, а я, полистав справочник, действительно, нашел там одну единственную Меган Барнаби, и номер. Набрал его, послушал гудки, и уже собрался было класть трубку, как сонный женский голос ответил:
        - Да?
        - Извините, я вас разбудил. Тут на линии Эдвард, ваш муж. Он почему-то все время попадает к нам, вы не могли бы…
        - Что за мерзкие шуточки?! - взвизгнула Меган - Что вы себе позволяете?!
        - В смысле? - растерялся я - Я все понимаю, ночь, и вы спали, но тут такое дело…
        - Мой муж умер несколько месяцев назад - ответила она - и не звони сюда больше, придурок! - и послышались гудки. Я оторопел, и перешел на другую линию:
        - Эй, Эдвард! Ты тут еще? - но ответа не было, помехи помехи и шипение, такое вот, когда ищешь нужную радиостанцию - Алло?
        Ответа не было, и я отключился. Взял диктофон, и остановил запись. Потом было еще несколько звонков - один собирался повеситься. И зачем-то вдруг решил позвонить. Не знаю, убедили ли его мои доводы, или нет, но я надеюсь на лучшее. Этот разговор я тоже записывал, сменив кассетку. Еще было просто пару звонков, люди рассказывали о своих проблемах, и несли откровенную чепуху, а я отвечал им, в таком же стиле: попал в аварию и не можешь теперь ходить? Ну что ж, посмотри параолимпийские игры, может все еще не так плохо, ведь руки то у тебя двигаются? Бросил парень и собираешься перерезать вены? Сходи в клуб и подцепишь еще пару десятков, я не знаю…
        А потом опять позвонил мой старый знакомый:
        - Да, вы позвонили в службу доверия, что у вас случилось?
        - Это снова я, Эдвард Барнаби, который из гроба. Тут очень сыро и холодно, почему вы не приехали меня спасать?
        - Опять ты?! - я проверил, идет ли запись, вроде все в порядке - Ты утверждаешь, что находишься в могиле? Сколько же ты там? И почему телефон не разряжается?
        - Ну, батарея на исходе, в том-то все и дело. Я с трудом сейчас сдерживаюсь, чтоб не заорать или не запаниковать, но вытащите меня! Вытащите, я тут уже почти двое суток! Я хочу есть, помогите мне!
        - Ладно. Могила, та, что вы и описывали вчера, так ведь? Тогда ждите, я буду днем…
        - Вчера вы пообещали то же самое, но не пришли! Умоляю вас, пожалуйста, спасите меня.
        - Ладно, я вам верю, верю. Успокойтесь и просто поспите.
        - У меня может кончиться кислород! - продолжал вопить Эдвард.
        - Слушай, Эдди - ведь можно так тебя называть, да? Не кончится, все будет хорошо! Жди!
        Я положил трубку, и задумался. Не может же быть такого, правда? А вдруг, может? Ладно, съезжу я на это вонючее кладбище, и проверю. Только потом, а сейчас посплю…
        Глава 2
        Отчитавшись Сиду о проделанной работе, и отдав диктофон, я пошел отсыпаться. Дома никого не было, я продрых до четырех часов, а затем, поев, собрался и поехал на Мейпл-стрит. То кладбище, было старое, и ничем не напоминало современные - с ровными рядами надгробных плит и сочной, зеленой травой под ногами. Почему его, до сих пор не закрыли - было загадкой, тут соседствовали могилы из прошлого, и даже позапрошлого века и совсем-совсем свежие. Немного поплутав по дорожкам, я отыскал примерно тот участок, где должна была находиться могила Эдварда Барнаби. И она, по идее, должна была быть свежей… Я шел, читая надгробия, и присматриваясь к датам - Кэтлин Брук -тоже, вроде знакомое имя,1954 - 2011, Майкл Винтер - 1978-2009, Эдвард Барнаби -1970-2011, стоп… Вот же она! Мой новый знакомый Эдди умер почти год назад? Как тогда он звонил? Ну, ясно, разыграли, сволочи… а я уже было подумал, что и вправду, покойник звонил.
        - Ужасно, не правда ли?
        - А? - я развернулся и увидел перед собой мужчину, неопределенного возраста, с пронзительно голубыми глазами. Лицо его было испещрено рытвинками, вмятинками, веснушками и еще, черт знает чем - ему не помешало, бы воспользоваться одним из кремов, рекламы которых, крутят по телевизору. Несмотря на хорошую погоду и светящее солнце погоду, одет он был в плащ из плотной ткани. Странно, он показался мне смутно знакомым, будто я его уже видел. Во только где?
        - Я говорю, ужасная смерть - покачал он голово й.
        - Чья?
        - Эдварда Барнаби, ну вы перед его могилой стоите.
        - Вы его знали? А что за смерть?
        - Да, знал. Скажем, мы с ним были приятелями - тут он вытащил сигарету, и попытался прикурить, безуспешно чиркая зажигалкой. Наконец, она зажглась, и он, выпустив, облачко дыма, продолжил:
        - У него несколько раз бывали летаргические сны. Ну, он резко впадал в спячку, когда на год, когда на пару месяцев. Я не хочу в чем-либо обвинять его жену, или еще что-то в этом роде, но как еще объяснить то, что она при очередном таком его «сне» подстроила все, таким образом, и представила дело так, будто он умер? От сердечного приступа, конечно. А на самом деле - его похоронили живьем.
        - Да откуда вы это знаете?! - встрепенулся я.
        - Я это точно знаю, уж поверь мне. Я провел свою маленькую экспертизу… Скажем, эксгумацию.
        - Вы выкапывали его труп? - поднял я брови - вы псих, не правда ли?
        - Просто я хотел докопаться до истины, и мне это удалось, хе-хе, как в прямом, так и в переносном смысле - его лицо исказилось в хищном, даже крысином, оскале - когда я разрыл могилу, крышке дешевого гроба, в котором его схоронили, были трещины - бедняга до последнего не сдавался. А полуразложившееся лицо - было искажено муками и отчаянием. С внутренней стороны, крышка была исцарапана ногтями, и еще была надпись, сделанная ими же - «Помогите, я жив». Валялся разряженный мобильник - как он только попал сюда - непонятно.
        - И что это вам все это дало?
        - Пока ничего, но я думаю, надо маленько проучить его жену - возмездие, я всегда любил это слово…
        - Вы следите за ней?
        - Что-то вроде того, да - снова кивнул он.
        - И как же вы хотите ее проучить?
        - Так же как и она Эдварда.
        В общем, я распрощался с этим чудаком, он дал мне свой номер - хотя, вряд ли я ему буду звонить. Сумасшедший малый, что и говорить - он хочет, захоронить заживо вдову Барнаби. И ничего конкретного он не сказал -как долго знал, где познакомился с Эдвардом. Знает ли о нем сама вдова. В общем, дома, на все расспросы матери, я ответил, что работа мне нравится, очень интересная, довольно несложная, и даже загадочная - и ведь не соврал. Хотя при слове «загадочная», мама посмотрела на меня, и в шутку проверила, не горячий ли у меня лоб. Завтра у меня, вроде как, был выходной, и я собирался отоспаться. Однако меня поднял звонок Скайда:
        - Да - пробормотал я.
        - Ты слушал запись?
        - Запись? Какую запись?
        - Проснись, студент! Вчерашнюю запись разговоров!
        - А ну, нет, не слушал - я протер глаз.
        - Почему в некоторых местах слышится одно шипение и помехи? На кой хрен ты их записывал?
        - Как так? - я протер другой глаз - вроде должно быть все, записывал только разговоры.
        - Ничего не знаю, идут нормально разговоры, потом - раз! - и одно только чертово шипение!
        - У меня же сегодня выходной, может, разберемся потом?
        - Студент, я плачу тебе деньги не за записи помех, знаешь ли. Подъехать и разобраться - в твоих же интересах.
        - Хорошо, я подъеду, ждите.
        В общем, выспаться мне не удалось - пришлось вставать, собираться и, как сказал Скайд - разбираться, что там у него стряслось. Может, он напутал что-то, кто знает. Я зашел в ставшее уже старым-добрым, здание, и поднялся в кабинет Сида.
        - Здравствуйте, что там не так?
        - Я говорю, идет запись, потом на некоторое время обрывается и слышны только помехи - даже не поздоровался он - вот слушай. Он протянул мне диктофон, я отмотал чуть назад, да идет разговор с одним из чудиков, а потом, на словах «Это снова я, Эдвард Барнаби» - начиналось шипение.
        - Кто такой этот Барнаби? Он что, уже звонил? - спросил Скайд.
        - Да, звонил. Но, это… как бы вам получше объяснить, это либо дурацкая шутка, либо тут происходит что-то странное.
        - Говори. Я весь во внимании - Скайд прикурил и бросил зажигалку на стол.
        Тут я выложил ему все как есть - про могилу, гроб, жену Барнаби, и того голубоглазого мужичка с кладбища - Жозе, который дал мне визитку озвучил свои сумасбродные идеи. Скайд казалось, нисколько не был удивлен моему рассказу. Он слушал, выпускал колечки дыма, кивал головой. А когда я замолчал, ответил:
        - Помнишь, я интересовался, веришь ли ты в привидения?
        - Да, помню.
        - Так вот, как бы тебе, теперь самому объяснить получше, призраки - они существуют.
        - Как насчет домовых и оборотней? А русалки? Они тоже есть?
        - Все серьезно, студент. В своей жизни я не раз сталкивался с ними. В том числе и вот так, как ты.
        - Как я? Вы серьезно считаете, что тип, представившийся Барнаби, был мертвецом? Или звонок с того света?
        - Не совсем так. Ты слышал про то, как записывают голоса духов?
        - Ну, что-то слышал - протянул я, думая, уж не рехнулся ли Скайд - и что?
        - Так вот, я увлекался этими делами. Возможно, ты скажешь, что это чушь, всего лишь воображение - но это не так. Ты можешь и сам попробовать, достаточно только, чтоб было тихо в комнате, а самое главное - нужно иметь возможность ускорить записавшийся кусок. Можно писать и закидывать на компьютер, а затем укорять, мотать и слушать. Просто берешь, пишешь «тишину», и все. А можно перед этим задать вопрос, любой интересующий тебя вопрос и если только ты прислушаешься, как следует - все получится.
        - Хорошо - кивнул я - пусть так. Вы записывали голоса призраков, что тут такого, в конце концов, каждый проводит свой досуг, так как ему хочется. Кто-то выпивает, кто-то вяжет крючком, кто-то ходит на каток - а вы вот, записываете голоса. Но какое это отношение имеет к Барнаби? Я разговаривал с ним вполне реально, вот как с вами говорю, по телефону.
        - Тот тип, Жозе, с кладбища, он ведь сказал, что Барнаби похоронили заживо?
        - Сказал. Но я бы не стал верить ему на слово.
        - Если принять во внимание этот факт, Барнаби зарыт в гробу да? С телефоном. И что он начинает делать?
        - И что?
        - Трезвонить, всем кому не лень, пока не сядет батарейка! - замахал руками Сид - В поисках помощи.
        - Допустим. Как это вообще можно объяснить?
        - Не знаю. Может, произошел сдвиг во времени? Или голос Барнаби попал в информационное поле Земли, и …
        - Не обижайтесь, но мне кажется, что у вас у самого произошел сдвиг - сдвиг по фазе. Этот человек, представившийся Барнаби, поддерживал разговор. Вел со мною диалог, понимаете? Призракам и голосам такое не под силу, я думаю.
        - Нужно выяснить про Барнаби все - Сид встал - поедем к его жене.
        - Зачем тревожить человека глупыми россказнями? - развел я руками - Ну что это даст?
        - Студент, я не собираюсь оставлять это так. Едем, выясним у нее все подробности.
        Что ж, мы вышли из здания, и сели в припаркованную тут же машину. Ездил Скайд на хорошо потрепанном «шевроле», и ездил довольно неплохо. Лихо обгонял всех, перестраивался из ряда в ряд, и пролетал, чуть ли не на красный свет.
        - Если вы будете продолжать так гнать, мы вполне можем составить Барнаби компанию, и тоже трезвонить с того света - заметил я.
        - Студент, я с пеленок за баранкой, уж на этот счет можешь не беспокоиться - ответил Скайд, обгоняя очередную машину.
        - Вам то я могу верить - хмыкнул я.
        Наконец, мы прибыли к дому вдовы Барнаби - обычный двухэтажный дом, только вот чересчур уж запущенный - каминная труба, с вывалившимися кирпичами, грязный дворик, и когда-то, очевидно ослепительно белый, а сейчас - с облупившейся краской, потускневший, деревянный заборчик.
        - Она здесь живет? Откуда вы знаете ее адрес?
        - Знаю - загадочно улыбнулся Сид - идем.
        На стук в дверь сначала долго никто не отзывался, а потом послышалась возня, и дверь чуть приоткрылась:
        - Кто вы такие? - сказала женщина из образовавшейся щели.
        - Миссис Барнаби? Точнее, вдова Барнаби - это вы?
        - Да, это я. Что вам нужно?
        - Мы хотели бы поговорить о вашем муже. Думаю, вам есть, что нам рассказать.
        - Ну, входите - распахнула она дверь. «Так просто?» - посмотрел я на Сида, а тот пожал плечами, и перешагнул порог.
        Эта вдова, была из таких женщин, про которых говорят - без возраста. Свет в комнате был приглушенный, голос у нее был звонкий, но исходя из того, что Барнаби было сорок лет, можно было бы предположить, что ей между тридцатью и сорока годами. Но, как бы сказали, во всех этих передачах про ясновидящих - в доме чувствовалась атмосфера страха. Да и от самой женщины - исходила напряженность. Она вздрагивала от каждого шороха, и казалось, при малейшем на то поводе - была готова вскочить и сорваться с места.
        - Говорите же - сказала она.
        - Меня зовут Сид Скайд, а это - студент Олдос.
        - Меня зовут Меган - пробормотала вдова.
        - А вы, кажется, нервничаете? - заметил Сид - В чем дело?
        - Просто у меня сейчас тяжелое время. Я до сих пор не могу оправиться после ухода мужа.
        - Да?
        - Да. А вы же из тех, что занимаются паранормальными явлениями?
        - С чего вы взяли? - удивился я.
        - Мне знакомо его лицо - ответила она, кивнув в сторону Сида - я вас видела по телевизору, в какой-то программе. Кстати, я отправляла письма, рассказывала свою историю, просила помощи.
        - Письма? - удивился Сид - вообще-то, мы здесь по собственной инициативе… А я-то думаю, как это вы нас легко впустили. Ну, что ж, тогда мы пришли по адресу. Что у вас стряслось?
        - Эдди. Он приходит ко мне.
        - Эдди? В смысле, ваш муж? - прищурился Скайд.
        - Началось все с того, что я нашла на зеркале в ванной, надпись - «Ты». Я не придала ей особого значения, удивилась, да и все. А потом, по ночам стали доноситься стуки, скрип половиц, грохот разбитой посуды на кухне. Когда я прибегала туда и включала свет, конечно же, никого не было. Причем, полтергейсту - а ведь вы так их называете, да? - иногда было все равно, день на улице стоит, или ночь. Посторонние звуки могли раздаваться в любое время суток.
        - И как давно вы это терпите?
        - Пару месяцев. Ну, самые ужасные вещи стали происходить недавно, а так все было по нарастающей - надписи, стуки и звон. Иногда голос. Да, я слышу голос своего мужа, хотя видела его в гробу, собственными глазами.
        - А может это кто-то разыгрывает вас - посмотрел я на Сида - ну, скажем, недоброжелатель какой.
        - Нет, я совершенно уверена, что все это происходит на самом деле. Я приглашала священника, он читал молитвы, брызгал святой водой. И вот, буквально, на неделю - все стало просто отлично - тишь да гладь. А потом - все началось снова.
        - Мы хотим рассказать вам одну вещь - начал Сид, посмотрев на меня - вот Олдос, пожалуй, поведает вам обо всем. Тут я выложил, все как есть - про звонки с того света, про странного мужчину, и про обвинение в смерти мужа.
        - Я не верю своим ушам! Эдди действительно умер, и он не страдал никакими летаргическими припадками! - Меган широко раскрытыми глазами смотрела то на Сида, то на меня - Вы думаете, это какой-то шутник? Или и правда - тут она всхлипнула - мой мертвый муж?
        - Ничего пока сказать конкретного я вам не могу - вздохнул Скайд - но дело принимает довольно интересный оборот. Тут на улице послышалась возня и шум, а затем послышался стук во входную дверь:
        - Мег! Открывай, у меня руки заняты!
        - Я сейчас, извините, - хозяйка подхватилась и через некоторое время, вернулась в комнату. За ней вошла, нет - влетела женщина - блондинка, вся такая шустрая, и улыбчивая. Казалось, что ей не усидеть на месте больше пяти минут.
        - Здравствуйте, я подруга Меган - Фло. А вы охотники за привидениями?
        - Здравствуйте - улыбнулся Скайд - и да, и нет.
        Я тоже поздоровался с ней и ответил:
        - Мы просто выясняли один вопрос, и столкнулись с проблемой миссис Меган.
        - Понятно, а что это за вопрос? Он как-то связан со смертью Эдди?
        - Она вам все расскажет сама, если сочтет нужным. А пока - последний вопрос - вы знаете этого человека? А ну, как его там? - Сид вытащил визитку, которую забрал у меня - Жозе Донован. Знаете вы его?
        - Кажется нет, не припомню - в растерянности покачала головой Меган - вроде нет.
        - Хорошо, я уже начинаю себя чувствовать, не только, охотником за призраками, но и чертовым Шерлоком Холмсом. Вы собираетесь остаться на ночь с Фло, да?
        - Ага - ответила сама Фло - будем сражаться с призраками - ууу!
        - Тогда, мы навестим вас завтра, около полудня. Надеюсь, призраки не особо вас потревожат.
        - Мы дадим им отпор - засмеялась Фло. А вот Меган почему-то не разделяла ее радости.
        Мы сидели в машине, Скайд курил, и задумчиво смотрел вдаль. Пока мы были у Меган, начался дождь - и теперь с налитого свинцом неба, падали крупные капли, барабаня по капоту и лобовому стеклу.
        - Что думаешь, студент? - бросил Скайд, не поворачивая головы.
        - А что думать? Жена сошла с ума - очевидно, она очень любила Эдди, и так и не смогла пережить его кончины. Вот ей и чудится всякая хрень. А этот Жозе - вообще непонятная личность, тоже ненормальный какой-то…
        - Да, еще и звонил какой-то ненормальный, так ведь, студент? Не слишком ли много ненормальных на квадратный метр этой истории?
        - Ну, звонить мог и сам Жозе.
        - Для чего ему это?
        - Допустим, он был ее любовником. Затем, она решила порвать с ним отношения, а он в свою очередь, решил ей отомстить. Подстроил убийство Барнаби, и решил, кроме того, запугать Меган.
        - Зачем ему было звонить нам? Да еще оставлять тебе свою визитку? - спросил Скайд, и посмотрел мне в глаза - Зачем?
        - А на этот вопрос у меня нет ответа.
        Мы условились, что завтра, Сид заедет за мной, чтоб отправиться к Меган. А пока - разрешил идти домой, мол, работа теперь не так важна, как докопаться до сути.
        - А чтоб докопаться до сути, студент - заявил Сид - тебе нужны свежие мозги. Поэтому иди, отдыхай себе.
        Он высадил меня прямо возле дома, и как я не старался ускориться - все равно успел промокнуть под дождем, который уже перерос в самый настоящий ливень.
        - Промок, Олди? - встретила меня мама.
        - Да не особо, а ты что, уже с работы вернулась? - ответил я, стаскивая ботинок, в который зачерпнул воды.
        - Сегодня пораньше ушла.
        - Понятно, ну, я пока к себе пойду.
        - А есть не хочешь?
        - Хочу, а что есть?
        - Салат из авокадо с красной икрой, с листочками розмарина, приправленный заморскими специями, и под соусом.
        - А что за соус? - спросил я, и мы разом рассмеялись - Нет, а по правде что?
        - Ищи сам в холодильнике, мне еще нужно кое-чем заняться.
        - Ладно - что ж я нашел в холодильнике мясной пирог, и вскипятив чайник, налил кофе. А потом отнес его, и несколько кусков пирога к себе в комнату, и залез в интернет. Почитал про различные опыты записи «голосов», даже книги есть на эту тему, оказывается. Затем перешел к спиритическим сеансам и прочей галиматье - вот уж точно чушь. Потом стал размышлять, на тему, а что если, Сид не так прост, как кажется? Он рассказывал про записи, он явно повернут на этой теме. Кто, в конце концов, взял меня на работу? Кто предложил разбираться со звонком Барнаби? Скайд. Он же и сказал, что запись не получилась - а может, просто стер ее? А зачем? Да чтоб отвести от себя подозрения, чтоб его голоса не было на пленке! Это он звонил от имени Барнаби, точно! Хотя нет, его голос-то я знаю… Но, если это так, то он, в свою очередь, запугивает вдову? Эту дрожащую, уже напоминающую тень, женщину? Если представить, на минуту, что так оно и есть - звонки Сид организовать мог без проблем. Прикинуться тем непонятным мужиком, Жозе Донованом - тоже мог, загримировался, вставил линзы. Или у него был сообщник? Хорошо, но как он
выделывал все эти полтергейстские штуки в доме Меган? Вот это вызывает большие сомнения. Это я сейчас рассуждаю, отбросив версию того, что призраки и мертвецы, без труда могут звонить по телефонам, куда угодно и кому угодно. А если в этом замешан Скайд - то, причем здесь я? Зачем втягивать меня в «расследование»? не придя, таким образом, ни к чему, я решил лечь спать - завтра будет видно, что к чему. Съездим к Меган еще раз, может, ситуация прояснится.
        Глава 3
        Однако, ни звонка, ни самого Сида утром не было. Я стал звонить ему - телефон выключен. Потом попробовал набрать и Мег - она оставила свой номер, но никто не брал трубку. Я прямо видел ее гостиную, столик и телефон на нем - который, все звонит, звонит и ничего. А может, она ушла просто с подругой, прогуляться? Но зернышко тревоги, посеянное в моей груди, разрасталось все сильнее и сильнее.
        Я добрался до ее дома, и стал звонить в звонок, но Меган не отзывалась, наверное, и правда, ушла. Тут я почувствовал на себе чей-то взгляд, и, повернув голову, увидел на соседнем участке старушку, та, молча наблюдала за мной. Раздался гудок, будто бы паровозный, и я вздрогнул. Потом он стих, мне показалось, что прозвучал он, у меня прямо в голове - такое, протяжное «тууу», какое можно иногда услышать, вблизи железнодорожных путей.
        - Здравствуйте, - я улыбнулся старухе, хотя выглядела она не самым лучшим образом, и улыбки совершенно не вызывала - вы не знаете, когда будет дома Меган Барнаби?
        - Только вот вчера ее видела, к ней приезжали какие-то типы, двое их было - прошамкала старуха.
        - Так, то был я и мой знакомый - пояснил я - так с того момента, она отлучалась куда-то?
        - Погоди, не перебивай. К ней еще приходила, ее подруга, как бишь ее? Не помню…
        - Фло - я подошел к бабке поближе - ее зовут Фло. Ну, а сегодня, сегодня-то что было?
        - Утром эта Фло - ушла. Я видела ее, знаешь, такая она взбалмошная девица! Никакого уважения к старшим, я вот ей однажды…
        - Так, а Меган вы не видели? - я прервал поток не интересующей меня информации.
        - Нет - поджала она губы - она и носа не показывала из дому, так что либо спит, и не слышит, либо я уж и не знаю. Сейчас, в наше время… - но я уже перестал слушать бабулю, и, вернувшись, затарабанил в дверь, и она вдруг, чуть приоткрылась.
        - Меган! Вы дома? Отзовитесь! - я вошел, и в растерянности осмотрелся. Из-под двери в ванную вытекала вода, как это обычно бывает в фильмах ужасов, да. В висках моментально застучали молоточки, опять где-то вдалеке загудел поезд, во рту пересохло, и конечно, я не мог уйти, вот так просто. Я пошел в ванную, и приоткрыл дверь - из-за занавески доносился плеск воды. Отдернул ее - вода лилась через край ванны, сквозь нее было видно Меган - ее еще не успевшее раздуться лицо, но уже внушающее отвращение и страх. Глубокие порезы, или же царапины на лице, порванная губа. А на лбу, одно единственное, кровавое слово: «Ты». Лицо ее было немного не такое, каким я его запомнил, но мертвецы быстро теряют схожесть, с человеком, которого ты знал живым. Становятся похожими на оболочку, сосуд, из которого убрали важную деталь. Хорошо, конечно, что теперь-то, ее уже не потревожит кто-либо - призраки или шутники-мстители. Я хотел было закрутить кран, а потом передумал - зачем доставлять ненужные хлопоты полиции своими отпечатками пальцев.
        Первой мыслью было как можно скорее покинуть этот дом, но вдруг бабка, с которой я общался, наговорит, черт знает чего, полицейским? Хотя, что она скажет? Ну, я был, но время смерти Меган, установить смогут, и я буду вне подозрений. А если вызовут для дачи показаний - что ж, выложу все про Сида, Жозе и так далее. Или остаться? Поразмыслив, я решил вызвать полицию, чтоб избежать проблем. Позвонил, переговорил с девушкой-диспетчером, сообщил о найденном трупе. Представляю, какой бред иногда приходится выслушивать ей, в том числе и от спятивших людей. Плюхнувшись в кресло, в котором еще вчера, я сидел и разговаривал с хозяйкой, я стал дожидаться приезда копов. Приехали они наверно, через час, может больше, один из них был в штатском, с гладковыбритым подбородком, и черными глазами. Темные, слегка вьющиеся волосы, и сигарета в уголке рта, довершали картину. Еще был глуповатого вида парень, с выпирающим животом, и по-детски распахнутыми глазами. Казалось, что он всему удивляется, тогда как его коллегу, наоборот, было нельзя чем-либо удивить.
        - Так вы говорите, что знали покойную?
        - Я ж вам уже рассказал все, нет, я ее только вчера в первый раз увидел.
        - Угу, угу… А Сид Скайд - где он сейчас?
        - У него не отвечает телефон, по крайней мере, до этого момента - тут я вздохнул - я пробовал набирать его вот, до вашего приезда.
        - А этот Жозе? Раньше вы его не видели, да?
        - Не видел.
        - Ясно - тут штатский захлопнул свой блокнот, в котором он непрерывно что-то строчил, и делал пометки - что я могу сказать, Меган умерла далеко не естественной смертью.
        - Да, это понятно даже мне - кивнул я.
        - Мы свяжемся с вами, а пока - можете быть свободны, мистер Бакстер. Всего доброго.
        Странно, что на улице не было полицейской машины - пешком что ли, они шли? Бабки той тоже уже и след простыл, и что-то было не то, с ее крыльцом. Будто изменилось оно, не знаю. Происходящее продолжало напоминать странный сон, и где вообще Сид? Приехав в офис, я обнаружил, что моя комнатка закрыта, а кабинет Сида - вообще был пуст, вся техника, мебель - отсутствовала, и там подметала какая-то женщина.
        - А что такое? Где все?
        - Съехали - ответила она, разогнув спину, и посмотрев на меня.
        - Съехали? - переспросил я - Когда? И куда?
        - Куда - не знаю, а когда - да этим утром.
        - А вы видели здесь такого мужчину, крупный такой? Мистер Скайд его зовут.
        - Нет, тут кроме грузчиков-носильщиков, никого не было, да и те быстро ушли, вещи вынесли, да и ушли.
        - Ясно, ясно.
        Я вывалился на улицу и сел на лавку. Подумал, что чем-то все это похоже на осознанное сновидение. Когда-то я занимался ими, и самое первое, с чего начал - проверка на реальность. Делается это для того, чтоб выработать критическое восприятие мира, потому что когда мы бодрствуем, мы абсолютно в этом уверены, так? Ну и соответственно, когда спим - тоже уверены, что это реальность. И, если во время бодрствования, привыкнуть так проверять (есть ряд признаков сна), то в конечном итоге, проверишь однажды во сне, и поймешь, что спишь. Немного запутанно, но так оно и есть. Так вот, я стал проверять, сплю ли я, даже в то время, когда был на сто процентов уверен, что не сплю, и постепенно, стал чувствовать, что маленько съезжаю с катушек. Сейчас было примерно такое же чувство. Сидел я так, размышлял, смотрел на проходящих мимо, куда-то спешащих людей, и впервые, со школьных лет, мне захотелось курить. Тогда, мы думали, что это очень круто, особенно выдыхать дым через ноздри. Или зажимая одну пальцем, а выдыхая через другую. Мы иногда прятались в рощице, втроем, я два моих друга - Тедди, и Рик, сидели в
сложенном из свежих веток, неком подобии шалаша и курили. Разговаривали о девчонках, баскетболе, играли в карты. Вечерами травили байки, придуманные или якобы произошедшие снами. Я тоже что-то рассказывал, но я не любил такие истории, потому что я начинал вспоминать. Что-то, давно забытое и страшное. Что-то нехорошее.
        Однажды, меня застукал с сигаретой мой дядя, но он не стал ругать меня, а просто сказал, что сигареты вызывают рак. Я ответил, что вон, сколько людей курят, а рака у них нет, вот и бабушка, например, курит с молодости, а до старости же смогла дожить. На что он ответил, что неплохо бы мне посетить одно место, и, пожалуй, на выходных, он сводит меня туда, к своему приятелю. То был корпус больницы, предназначенный для больных раком легких - а его приятель, Лоуренс, хоть и излучал тепло и радость - несколько раз принимался кашлять так, что казалось, скоро мир увидит его черные прокуренные внутренности. Кашлял он в платок, и к концу нашего свидания с ним, и без того грязноватый платок, стал влажным от пропитавшей его крови. Надо сказать, это произвело на меня впечатление. Лоуренс выкуривал почти всю жизнь по две-три пачки в день, а теперь, когда жить ему осталось считанные недели, мог уже не беспокоиться ни о чем. В целом, не один он произвел на меня это впечатление - перед глазами были десятки людей, которых зараза сжирала живьем. Высушенные, с синяками на худом лице, вечно кашляющие и шаркаюшие
ногами бедняги - не все из них были стариками, скажу я вам. Далеко не все.
        Сид свернул свою «компанию», и черт меня дери, если я знал, зачем он впутал в это меня. Звонок, Жозе и вдова - это его рук дело, в этом я не сомневался. Вот только оставалось еще не ясным, как он ее запугивал - ведь он рассказывала, про звуки, голоса… Начинил дом аппаратурой? Сам залез, и стал разыгрывать комедию? Зачем? На эти и многие другие вопросы, роем кружившиеся у меня в голове, я пока не мог дать ответа. Что может связывать меня с Меган? В общем, может один только момент… Нет, я не хочу о нем вспоминать, это абсурд. Где искать Скайда? Впрочем, позвоню-ка я еще Жозе, он, конечно, не производил, впечатление нормального человека, но может он что-либо прояснит. Я вытащил мобильник - хорошо, что записал его номер.
        - Алло - ответили вдруг мне, тогда, когда я, даже не ожидал, что телефон вообще будет включен.
        - Да, здравствуйте, мистер Донован? Жозе?
        - Это я, а кто его спрашивает? - каким-то визгливым, лающим тоном ответил он мне.
        - Мы с вами, разговаривали, на кладбище, помните? Возле могилы Барнаби.
        - Точно, помню - уже более спокойным тоном сказал он.
        - Мне нужно с вами увидеться. Есть разговор.
        - Разговор? - в голосе не было ни тени удивления - хорошо, без проблем.
        - Где вам будет удобно?
        - Можно там же, на кладбище. У могилы Барнаби - ответил он.
        - Хорошо, давайте там. Мне все равно, а вот только когда?
        - Чуть ближе к вечеру, я немного занят - усмехнулся он непонятно чему.
        - Вечером так вечером - часов так в шесть, вас устроит?
        - Да, вполне. До встречи - и отключился. Вообще, идти вечером на кладбище, и встречаться с таким подозрительным типом, как Жозе - не самая лучшая затея, но все же. А пока, я решил, наконец, пойти домой, мне пришла в голову еще одна мысль. В голове всплыло имя первого, кто совершил звонок - Том Элтон. Войдя в дом, я схватил телефонный справочник, и стал искать. Элтонов была куча, а Томов Элтонов - всего пять.
        По двум из номеров, телефон был заблокирован, по одному, отозвался плохо слышащий старик, от которого трудно было добиться, чего-либо внятного. На четвертом звонке, трубку взял мужчина, и сказал, что его брат Том, умер месяц назад.
        - А отчего он умер, если не секрет? Наглотался снотворного?
        - Кто это, вообще? - спросил брат Элтона - откуда вы знаете?
        - Да так, в общем, никто - я положил трубку. Умер месяц назад. А звонил он, несколько дней назад. Великолепно. Я проверил таким образом, еще несколько человек, которых вспомнил и которые собирались покончить жизнь самоубийством. Оказалось, что все кто звонил, на тот момент, были мертвы - либо за неделю до звонка, либо за полгода. Что я могу сказать по этому поводу? Либо духи сбесились и почему-то тревожат наш мир нелепыми звонками, либо Скайд затеял нереальный спектакль для меня. Так как в духов я не верю, следует остановиться на втором варианте. Ну, тот случай… Это было, как бы сказать нет, этого не было. Прочь все эти мысли, призраков нет. Их просто нет и все. Видения, звонки, голоса и прочее - кто не сталкивался с этим, тому не понять. Я сталкивался, но я забыл это. К чему вспоминать былое?
        Вот уж и подошло время отправляться на кладбище. Так наверно, думает человек, перед смертью, «пришло время сменить прописку, на самую постоянную из всех». Что за мысли посещают меня, уж не спятил ли я часом? В последние два дня, меня посещает еще одна странная мысль - вдруг я сейчас очнусь в мягкой комнате и окажется, что все это, лишь мой бред? Никакого Скайда с его записями голосов, говорящих мертвецов, трупов в ванне и полтергейстов.
        На кладбище я уже без труда отыскал могилу Барнаби. После недавнего ливня, земля было сырая, а надгробная плита, отблесках заходящего, уже по-осеннему, холодного солнца, будто сошла с картины художника. Рядом, на дереве вдруг громко каркнул ворон, или ворона, нарушая характерную, наверно, для всех кладбищ мира, тишину. Странно, вот это кладбище - оно находится совсем рядом с жилыми домами, шумной дорогой, а вот заходишь сюда и будто попадаешь в другой мир. Другое измерение что ли… или это всего лишь иллюзии, навеянные вековыми предрассудками и суевериями. Кто знает. Как и в прошлый раз, совершенно незаметно, Жозе оказался сзади меня, и положил мне на плечо руку:
        - Опять задумался, студент? - прозвучал знакомый голос.
        - Да - я попытался развернуться, но получил сильный удар по голове и потерял сознание.
        Мы шли по тропинке, слева от меня был мой дядя, а справа тоже шел человек, однако, я не мог понять кто это. Было сыро, и холодно, этот, второй, зарылся до носа в воротник своего плаща, и шел, смотря себе под ноги. А мне будто лет, ну не знаю - шесть-семь. Сколько - дядя кажется таким высоким, просто до неба. Я дергаю его за рукав, и спрашиваю: «Где мы? Куда идем?» А он не отвечает, только смотрит и улыбается. «А это мистер Лоуренс?» - спрашиваю я и поворачиваюсь к незнакомцу. Незнакомец не отвечает, а тут уже и дядя пропал куда-то. А мы тем временем, выходим к болоту, и останавливаемся. Я смотрю на незнакомца и понимаю, что это не Лоуренс - это Скайд, только весь гнилой, полуразложившийся, без одного глаза. Он расплывается в волчьем оскале, так, что кожа на его щеках трескается, и начинает отпадать прямо кусками. Потом, на землю падают и зубы, один за другим. «Ты - шепчет червивая нежить - ты, Олдос» - и я проваливаюсь в черноту, полную темень, абсолютно непроглядную.
        Пришел в себя я по всем законам жанра - в помещении подвального типа, с грязным полом, облупленными бетонными стенами - просто голыми стенами. Не было окон, не было хоть чего-либо - только несколько металлических труб проходило под самым потолком. Вдруг открылась дверь, которая совершенно сливалась со стенами, было невозможно догадаться, где она, если не знать. Вошел Скайд.
        - Ну, привет, студент! - улыбнулся он хищной улыбкой - ломаешь голову, что да как, не правда ли?
        - Можно и так сказать - я старался, чтоб мой голос не дрожал, но выходило, очевидно, плохо.
        - Не беспокойся, я все тебе объясню.
        - А потом пристрелишь, да? - я кивком указал на пистолет, заткнутый за его пояс.
        - Нет, зачем же. Сейчас ты все поймешь. Как я же тебе рассказывал, я записывал голоса мертвецов. Первый раз это произошло совершенно случайно - я что-то наговаривал на диктофон, а потом, когда прослушивал запись, заметил странный кусочек. Я прослушивал его снова и снова, и наконец, смог расслышать, то что там было - мужской голос произнес одно единственное слово - «Ты». Однако то могло быть просто случайный шумок, дефект пленки или просто напросто, глюки, так? Я немного ускорил запись, подредактировал ее, и сомнений больше не осталось - я ясно слышал это слово. Затем, я стал пробовать, записывать еще и еще… Знаешь, это стало моим главным занятием, и различных голосов, слов - их было просто куча. Женские, детские, громоподобные и совсем тихие ,буквально шепот - кому бы они ни принадлежали, они были. Целые вечера, часами я записывал, слушал и слышал их.
        - Черт, ужасно болит голова - я поморщился и потер затылок - что ты мне вколол?
        - Мне сейчас совершенно неинтересно, что там у тебя болит, студент. В твоих же интересах выслушать меня.
        - Зачем? Ты все равно вряд ли выпустишь меня отсюда живым.
        - Я пока сам не знаю, что будет дальше, веришь? - Скайд развел руками.
        - Верю. От такого психопата можно ждать чего угодно.
        - Так вот - продолжил Сид - я записывал эти голоса, и один голос все твердил «Олдос, Олдос». Единственный, известный мне Олдос - это Олдос Хаксли. Тогда я задал вопрос - «Кто такой Олдос?» - включил диктофон, и стал ждать ответа. После часовой примерно, записи, я приступил к прослушке. Знаешь, со временем, то ли ухо приспосабливается к этим шумам, то ли получается, настраиваться - голоса тараторили, просто как бабки на базаре. Женский голос - именно он, все рассказал мне. О тебе, в целом о мире, о их мире и нашем тоже. Занимательные истории, скажу я тебе. Я еще вот что думаю, быть может, когда улавливаешь или соприкасаешься с тем миром, через маленькую такую вот трещинку, подковыриваешь ее, простукиваешь - и с той стороны тебе отвечают. Хотят прорваться сюда, наружу - они чувствуют, что в этом месте грань истощается, понимаешь?
        - Да, конечно - закивал я, черта с два я понимал его - и что же было дальше?
        - Та женщина, возможно, ее имя тебе что-то скажет, ее звали Дебора.
        - Нет, не слышал - я изо всех сил старался сохранить невозмутимый вид - так что с ней? Дебора - это призрак, который нашептывал тебе послания?
        - Брось, студент, актер из тебя плохой - Сид покачал головой, а затем, скрестил руки на груди - Тем более, я знаю, что у тебя есть одна маленькая тайна.
        - У меня нет тайн - улыбнулся я. Хотя, на самом деле, тайна была. Где-то на задворках памяти, если представить ее, как огромное хранилище с ящиками, коробками с бумагами. Она была надежно заперта - в железном, сейфе, код от которого я не знал. Даже если крутить ручку сейфа достаточно долго, не удастся подобрать его. (Нет, это была не тайна, этого не было, я забыл это, этого не было).
        - Так что?
        - Что? - пот выступил у меня над верхней губой - Рассказывай дальше. В любом случае, я не понимаю, что тебе от меня нужно.
        - Дальше - я наладил общение с этой Деборой, кто бы она ни была, ее голос всегда звучал громче и отчетливей, чем остальные. И самое главное - он нес информационный смысл, который можно было проверить. Что толку было от таких , например собеседников, которые бормочут - Джон хочет спать, или Энни страшно? Таких сообщений было подавляющее большинство, но я не придавал им особого значения. А Дебора - она многое поведала мне. Про тебя, Олди.
        - Не называй меня так! - дернулся я. Олди - так меня называла только мама. Или не только она…
        - Ты нужен Деборе. Ты нужен им, понимаешь? Ты ключ, Олдос. Ты - ключ.
        - Какой к дьяволу ключ? Ну что ты несешь?
        - Ты прекрасно знаешь все сам.
        - Зачем было устраивать всю эту комедию? Как ты до этого додумался вообще?
        - Что именно? - осклабился Скайд - что имеешь в виду, под словом «комедия»?
        - Ну, все это? Звонки, еще ты убийца, так ведь? Это ведь ты убил Меган?
        - Не совсем. Сейчас, я расскажу дальше, и ты все поймешь.
        - Я не хочу выслушивать все это. Просто, ответь, зачем ты меня сюда притащил?
        - За этим и притащил, Олди - с акцентом на последнем слове, протянул Сид - ты бы не стал, так просто, слушать меня. А ты должен, должен выслушать и вспомнить.
        - Что вспомнить?
        - Дебору. Того типа, Киндмана, и экипаж, хе-хе.
        - Экипаж, Киндмана? Нет, пожалуйста, этого всего не было, я выдумал это, потому что у меня было хорошее воображение, это всего лишь воображение!
        - Нет, Олдос, не воображение. Вспоминай!
        - Нет, этого не было! - ручка сейфа, та самая, завращалась с дьявольской скоростью, затем остановилась. Сейф открылся.
        Глава 4
        Тогда мы жили в небольшом городке, буквально в двух шагах от Мексиканского залива. Тяжелые, темно-синие волны омывали берег, иногда с шумом падая на него, а иногда тихонько лаская, будто баюкая. Только теперь начинаешь понимать, как же это было здорово - пройтись вот так, по щиколотку в теплой воде, или накалившись на солнце, с разбегу бухнуться в воду, и плавать, нырять. Причем почти целое лето - с начала июня и до середины августа.
        Мне было семь лет, почти восемь, когда я впервые увидел ее. Я просто шел, когда она вдруг возникла рядом, будто из ниоткуда. Большие, чуть раскосые карие глаза, темные волосы, аккуратный носик, и белая, бледная кожа. Мы долго гуляли с ней, бродили по побережью, я собирал красивые ракушки, или же просто швырял камешки в воду. А она шла рядом, улыбалась и молчала. Я спрашивал, что ж она молчит, и просил ее рассказать мне что-то, а ответом служила лишь та же улыбка. Со временем, я привык так «общаться», рассказывал ей всякие истории, делился проблемами. Но однажды, она заговорила. Сказала, что сегодня моей маме не стоит ходить на распродажу, в один из супермаркетов. Я спросил почему, а она опять лишь улыбнулась, но в моей голове пронеслась картина - корчащиеся от боли и ожогов люди, обуглившиеся тела, вонь горелого мяса и столб черного дыма, поднимающийся, казалось, до самого неба. Вой сирен, визг и плач детей, лай собак. Девочка, с мороженным, лежащая на тротуаре. На раскаленном от солнца, асфальте мороженное быстро таяло, превращаясь в бежевую лужицу. А рожок - его раздавила чья-то нога. А вот
дымящаяся, рука, лежит посреди улицы, с золотым колечком на среднем пальце, которое сразу бросается в глаза. Ведь такое же колечко было у мамы, насколько я помнил.
        Потом, эта моя подруга, уже куда-то делась - она всегда пропадает незаметно. А я, сообразив, наконец, что к чему, побежал домой. Застал маму, выходящую из дома, при полном параде, веселую, светящуюся от радости.
        - Мам! - я пытался отдышаться - не ходи сегодня никуда, а мам!
        - Что такое? - улыбнулась она - Почему это?
        - Ну, не ходи и все! Там будет взрыв, или пожар! Не ходи!
        - Знаешь, мистер - улыбка сползла с ее лица - я бы не шутила такими вещами.
        - Ну мам! Не ходи! - я вцепился в нее, что есть сил.
        - С чего же ты это взял?
        - Мне сказала та моя знакомая - выпалил я, и прикусил язык, но было поздно.
        - Ах, знакомая? - опять расплылась в улыбке мама - ну раз знакомая сказала, я поверю…
        - Ну, правда, мам! - но она уже села в машину, и стала пытаться завести двигатель, но безуспешно.
        - А черт - так пойду! - махнула она рукой, а мне оставалось лишь смотреть ей в след.
        До супермаркета того, идти было не так долго, а ехать еще быстрее. Но эти минуты, потраченные на разговоры со мной, и внезапная поломка машины - хотя завтра она заведется, как ни в чем не бывало - сыграли решающую роль. Мама была в квартале от магазина, когда раздался взрыв. Из разом разлетевшихся стекол, вылезли яркие языки пламени, желающие только одного - зализать до смерти, любого, кто им попадется. Слышались крики, даже животный вой, корчащийся и валяющихся на земле, людей. А мама - она с ужасом наблюдала за всем этим, вместе с толпой зевак, не в силах оказать хоть какую-то помощь - слишком уж жарко. Кроме того, было еще несколько взрывов. Как потом оказалось, взрывались баллоны с газом, которые стояли в подвале, и были предназначены на продажу - не у всех в нашем городке было отопление. Назавтра, от красивого, недавно построенного здания, остался лишь жалкий горелый остов. Я встретил маму все взлохмаченную, с треснувшей по шву кофточкой, и размазанной по лицу косметикой. Пока она ничего мне не сказала, лишь молча пошла в душ. Просидела там, наверно часа полтора, я успел посмотреть вечерний
выпуск «Колеса удачи», почитать, и поесть. Когда я уже решил было, чуть-чуть порисовать, она, наконец, заглянула ко мне в комнату:
        - Как ты это узнал, а Олди?
        - Я же говорю, мне сказала та девушка.
        - Девушка?
        - Ну да. Или девочка - я не знаю, сколько ей лет. Она мало говорит, больше любит слушать - мать пристально посмотрела на Олдоса и, прищурившись, поинтересовалась:
        - Ты про нее, по-моему, рассказывал, да? Как ее зовут?
        - Ее зовут Дебора, но я называю ее просто - Дебби. Она не против.
        - А ты можешь пригласить ее к нам? Я бы с ней познакомилась.
        - Ой, да она появляется, только она побережье. Мы гуляем с ней только там.
        - Так давай-ка я завтра прогуляюсь с тобой, ты не против?
        - Хорошо, только тебе же завтра на работу, а мам?
        - Пропущу денек.
        - Сильный был взрыв? - тихо спросил я.
        - Да - мама кивнула и оставила меня одного. Элис еще долго не могла уснуть, все ворочалась на кровати, пытаясь найти ту самую, необходимую для сна позицию. Заснуть не давали роившиеся, в голове, мысли: Откуда сын узнал про взрыв? Если бы не он, то чьи, как нее, обгоревшие ошметки, отскребали бы сегодня с дороги? Еще эти его странные фантазии - почему, она не знала ни одной девочки, или пусть даже девушки, по имени Дебора в округе? Уж не с ней ли (воображаемый друг, у парня просто хорошее воображение и ему не хватает друзей) он весело болтал, когда она наблюдала за ним, издалека? И самое главное - почему рядом с ним, в тот момент, никого не было?
        Наутро, мама все же решила идти на работу и на некоторое время, забыла про Дебору. Но на пляже ее не было. Что ж, может у нее другие дела. Кто знает… А я решил позвать Кейси - это тоже мой приятель, в последний раз, когда я его видел, он что-то болтал насчет старого дома, что на Цветочной улице. Кто дал ей такое название, я не знаю, но там, по правде сказать, не было не одного цветка. И еще - если бы, она участвовала в конкурсе самых мрачных улиц города, то точно была бы в тройке. Я не знаю, она походила на клоуна. Вот вы боитесь клоунов? А я стал их опасаться, после просмотра одного фильма, сейчас название не вспомню… Но суть в том, что клоуны - они веселят детей, вроде бы должны приносить радость, дети их любят и доверяют им. Предположим, что есть какой-то нехороший человек, не любящий детей. Возможно, он хочет причинить им боль, напугать их. Как это лучше всего сделать? Переодеться клоуном, а затем…
        - Эй, здорово, Олдос! - раздалось сзади меня.
        - Привет Кейси! - вот и он. Едет на своем новеньком велике, у него недавно был день рождения, и вот теперь он, вот уже какие сутки, вообще, кажется, с него не слезает. Сам Кейси был славный парень, веселый, со светло-русыми волосами, и веснушками на щеках. Он их почему-то стеснялся, хотя всем известно, что веснушчатых любит солнце.
        - Ты не передумал идти в Покосившийся дом?
        - Почему покосившийся?
        - Потому, что он покосился - пожал плечами Кейси - идем, сейчас сам увидишь.
        Я пошел за Кейси, который, то чуть уезжал вперед, то возвращался, и крутился вокруг меня, то становился на козла. Тут он разогнался и резко затормозил, подняв вокруг меня облако пыли.
        - Ты не можешь идти быстрее? - спросил он у меня.
        - Черт возьми, я ведь иду пешком - слазь и иди так.
        - Ага, еще чего.
        В общем, наконец, мы остановились перед этим домом. Обычный дом, и вправду, чуть покосившийся. Как и все дома, которые подозреваются в связях с потусторонними силами.
        - Так что ним не так? - я пнул ногой камешек и тот, полетел прямиком на газон перед домом. По правде сказать, назвать газоном высушенную, замусоренную и заваленную гнилыми листьями территорию вокруг него, было сложно.
        - Тут жила старая ведьма, миссис Хайт - понизив голос, ответил Кейси.
        - Да с чего ты взял, что она ведьма?
        - А с того, что мне рассказывал отец, и велел не соваться сюда, никогда.
        - Что ж он тебе еще рассказывал?
        - Ну, она занималась всякими черными делами. Делала привороты-отвороты, варила всякие зелья, и снадобья. К ней иногда обращались за помощью - в основном, чтоб отомстить своему обидчику.
        - Все это тебе рассказал отец? - с подозрением спросил я. Отец Кейси всегда казался мне тем человеком, который, ни за что не поверит, во всяких там духов, ведьм и чудовищ. С очками на носу, и серьезным взглядом, он всегда здоровался со мной за руку, как со взрослым. А работал, он вроде бы в риелторском агентстве, еще помог нам тогда, продать участок земли, почти впритык с рощицей. Мне нравился этот участок, но на вопрос, почему мы его продали, мама лишь махнула рукой - мол, не приставай.
        - Ну, нет…- замялся Кейси - да все говорят. А сама ведьма - ее нашли повешенной, прямо там, внутри.
        - Повешенной? Да как же это так можно, чтоб человек сам повесился?
        - Поверь мне, вешаются.
        - Да зачем же? - недоумевал я.
        - Слушай, откуда я знаю? Обычные люди - от бед или там денег нет, чтоб детей кормить. Или еще что. А эта чертова миссис - может, ей сам дьявол приказал, она и повесилась, почем я знаю. Так что, полезем? Или ты струсил? - прищурился Кейси.
        - Струсил? Нет, я не струсил. Ты не врешь, насчет нее? И она правда повесилась?
        - Не вру. То, что она ведьма - это конечно, спорный вопрос, но повесилась-то она, это я могу тебе поклясться.
        - Ладно, не надо клясться. Идем.
        Кейси откатил велосипед в сторону, и прислонил его к дереву. А затем мы пошли по двору, по выложенной плиткой дорожке. Дом пустовал довольно долго, сколько я себя помнил, не видел, чтоб там кто-то жил. Рассохшаяся, старая собачья будка, выщербленный цоколь, покосившееся крыльцо. Покосившийся дом - звучит как название третьесортного фильма ужасов, которых я пересмотрел, целую уйму. И почему-то, никогда не боялся. А вот сейчас, я что-то почувствовал ,что-то опасное, и неживое. Где-то загудел поезд, звук был тихий-тихий.
        - Слышал? - прошептал я.
        - Что - так же шепотом ответил Кейси.
        - Гудок.
        - Неа - посмотрел на меня он - ты не разыгрываешь?
        - Точно, слышал.
        - Что это вы там забыли, а? - вдруг раздался голос.
        - Ничего - хором ответили мы, развернувшись. То был почтальон, мистер Барнз.
        - Тогда лучше бы вам не соваться туда. Идите по домам, парни - сказал он, и пошел дальше, с вечной своей сумкой через плечо.
        - Вообще-то он прав, Олд, лучше, как-нибудь в другой раз - Кейси уже пошел к своему велику - ладно, мне еще надо кое-куда съездить, я заеду к тебе попозже, идет?
        - Ладно, едь - махнул я ему. А сам прикоснулся к двери, и тут же отдернул руку - опять вдалеке прогудел поезд. Или это кажется? Не знаю, но что-то тянуло меня внутрь. Что-то, что находилось там, за дверью, оно ждало именно меня. Почему-то в голове возник образ Дебби, она казалось, была встревожена, а затем исчезла. А я тоже, быстрым шагом покинул двор, старой ведьмы Хайт, а затем совсем уж перешел на бег. Ворвался домой запыхавшийся, и поспешил в ванную - умыться. Умыв лицо, я поднял голову и всмотрелся в отражение - мальчишеское лицо, чуть обветренные губы и паника в глазах. Уж не знаю, правда ли повесилась миссис Хайт, но если бы я ее нашел, висящей на веревке, с вываленным языком, я бы заорал, это уж точно. Может даже - чем черт не шутит - надул в штаны. Не то что бы я трус, но если одно только приближение к ее жилищу вызывает ужас, что стало бы, найди я ее мертвой? А может, она там, да сих пор? Висит, и ждет пока я, или еще кто подойдет, и спросит, дрожащим голосом: «Эй, мэм, вы в порядке?»Потом ведьма поднимет голову, откроет глаза и захохочет.
        - Олди, ты там утонул? - спросила из-за двери мама - как там твоя подружка?
        - Что? Кто? - вздрогнул я от неожиданности - Подружка? А, Дебби… Я не видел ее сегодня, наверно, она куда-то уехала.
        - Ясно. Есть будешь?
        - Да, буду.
        Мы поужинали, затем я лег в постель, а мать, еще некоторое время сидела рядом, наверно пока я не уснул. Мне снились клоуны - чертовы раскрашенные уродцы, они гонялись за мной, оскалив треугольные, как у акул зубы. Один смутно кого-то напоминал, но я так и не смог понять, кого. Я скрылся в сарае, повернулся - а тут уже и Кейси рядом. Я спрашиваю, что они от нас хотят ,а он шикает мне, а затем шепчет на ухо - «Мы принадлежим им». «Почему?» - удивляюсь я, а Кейси отвечает, потому что мы открыли дверь. Тут, в свою очередь, распахивается дверь в сарай, и я просыпаюсь, зажимая себе рот руками, чтоб не разбудить маму. Очевидно, до нее все же доносятся мой вопль, и спустя некоторое время, она заглядывает ко мне - а размеренно дышу и соплю, будто сплю.
        Назавтра, я твердо, во что бы то ни стало, решил побывать в Покосившемся доме ведьмы. Позову и Кейси, а если он откажется - пойду один. Интересно, отец Кейси не побоялся бы туда зайти? Ведь он не верит в привидений. Тогда, зачем же он запретил сыну, появляться там? Может, все дело в том, что если веришь в них - они непременно появятся, и схватят тебя, а если не веришь - то ничего и не будет? Быть может и так, кто знает.
        ***
        - Неплохо, неплохо Олди - Скайд показал мне большой палец, а затем, похлопал в ладоши, медленно сводя и разводя руки - ты многое вспомнил. Все это - чертовски интересно. И публика требует продолжения.
        - Публика - я очнулся из нахлынувших на меня воспоминай, и сфокусировал взгляд на Сиде.
        - Да, публика. Мы здесь не одни, парень. Они повсюду - доверительным тоном поведал Сид. Глаза его были пусты, как пересохший колодец.
        - Что ты еще хочешь услышать? Я больше ничего не помню.
        - Не помнишь? - усмехнулся Скайд - по-моему, ты все прекрасно помнишь, не увиливай. Во всяком случае, вспомнишь, уж поверь мне. Я об этом позабочусь.
        - Я не скажу ни слова больше, пока не узнаю, зачем.
        - Нет, так не пойдет. Расскажи, что было в том «покосившемся доме», и тебе все станет ясно самому. По крайней мере, я на это надеюсь - Сид опять расплылся в своей фирменной улыбке, от которой веяло холодом. Я не знал, для чего ему нужно было вытаскивать из меня, всякие детские пустяки и переживания, но начинал догадываться, что именно он хочет услышать. Не только историю про ведьму - хотя, какая она была ведьма... Нет - ему нужно что-то другое, то что я сам, пока еще не мог, вспомнить. Дебора - да, ее-то я вспомнил. С нее все началось, точнее, может и раньше, но, по крайней мере, тот случай со взрывом… А дом миссис Хайт - что ж, это тоже презанятная история.
        - Хорошо - я облизал пересохшие губы, и обвел взглядом помещение - я расскажу про ведьму…
        По утру, я встал, когда солнце уже было довольно высоко, мама уже отправилась на работу. Сладко потянувшись в постели, я полежал так. Не о чем не думая, а потом вспомнил. Сегодня я войду в тот дом. И сразу мурашки пробежали по коже - возможно, от нахлынувших воспоминаний вчерашнего дня, а возможно - от предвкушения. Чего и говорить - из всех «нехороших», заброшенных домов, в которые мне довелось влезать, этот действительно, одним своим видом вызывал гнетущее чувство, и отвращение, что ли. Как незнакомое насекомое, ползущее по своим делам - с одной стороны, безобидное, с другой - кто его знает, что у них на уме? И как они вообще думают? Ну, не думают, конечно, у них инстинкты - это я прочитал в какой-то книжке, толстая такая энциклопедия. В ней был миллион до этого неизвестных мне фактов. Так вот, я встал, поел и выпил чаю, и отправился за Кейси. Застал их вдвоем с его отцом - они сидели в плетенной беседке, во дворе. Сам Кейси разобирал звонок своего велосипеда, наверно чтоб выяснить, как тот работает. Правда, сомневаюсь, что он его потом соберет, как надо. А его отец - мистер Уэтмор, читал
газету, то и дело, поправляя, съезжающие на нос очки.
        - Здравствуйте! - мистер Уэтмор не оторвался от газеты, а лишь бросил поверх нее, быстрый взгляд в мою сторону, и пожал мне руку. А Кейси, с хитрой улыбкой сказал вполголоса:
        - Ну что, ты готов?
        - Побольше твоего - тут, я стряхнул с плеча воображаемую пыль.
        - Ну, идем - он стал катить велик по направлению к калитке.
        - На вашем месте, я бы не стал соваться туда, ребята - раздалось сзади нас.
        - А? - переспросил Кейси, развернувшись. Мистер Уэтмор сложил газету, и смотрел на нас, сквозь стекла очков.
        - Насколько я знаю, вы хотите влезть в тот дом? Я ведь предупреждал тебя, Кейси!
        - Па, с чего ты взял? - ответил он, но если бы даже отцу не было это известно, голос выдавал его с потрохами.
        - Мне сказал это мистер Барнз, еще вчера. Он видел вас там, поэтому не надо отпираться. Вообще-то, мне понятно ваше любопытство - сам я не раз тоже искал призраков в заброшенных домах - усмехнулся отец Кейси.
        А у меня, в голове, сразу возникла картинка - вот мистер Уэтмор, такой же, как сейчас, в брюках и отутюженной рубашке, в галстуке - поглядев по сторонам, втискивается в разбитое окно чьего-то дома, в поисках привидений. Просто в голове не укладывалось, что он когда-то был таким же пацаном, как мы - бегал по улице, разбивал коленки, играл во всякие игры.
        - Не собирались мы залазить в дом ведьмы Хайт! - упорствовал Кейси.
        - Так вот, мне было лет, наверно как вам - не обращая внимания на сына, продолжил он - может, чуть старше, и я побывал в ее доме. Я расскажу вам про это, не знаю, поможет ли эта история, отвадить вас от того места, но все же.
        Я и мой приятель, Джо - решили залезть туда. В то время, миссис Хайт - ведьма Хайт - была еще жива-здорова, и занималась своими делами. Я не знаю, кто пустил этот слух, насчет того, что она занимается колдовством, однако все дети в округе, знали об этом, и обходили ее жилище за тридевять земель. Мы с Джо лелеяли мечту побывать у нее - тогда мы стали бы просто героями района, не иначе. Все подходили бы, спрашивали: «Ну как?» А мы бы, лениво отмахивались от них, и цедили сквозь зубы - «Лезайте сами и проверьте, ничего там такого. Обычная хата, да и все». В крайних случаях, мы рассказывали бы различные подробности ее обстановки - сколько дохлых крыс, лежит у нее в кухонном шкафчике, плавают ли в банках, заспиртованные человеческие конечности, не летают ли черные вороны и не мяукают ли кошки, ну и всякое такое.
        Тут мистер Уэтмор замолк, снял очки и, протерев их, снова водрузил на нос.
        - Знали бы мы, как все выйдет - даже не приближались бы к ее дому.
        Глава 5
        - Знали бы мы, как все выйдет - не приближались бы даже к ее дому. Но нам представился отличный случай - мы выведали, что она ездит к своей тетушке - сколько ж было ей лет, и как она выглядела, эта тетушка, черт бы ее подрал, об этом было даже страшно подумать. Ведь сама миссис Хайт выглядела на все сто. В смысле, на все сто лет. Так вот, ведьма ездила к своей тетушке, правда, мы не знали, сколько времени у нас будет в распоряжении. Однако много нам его и не надо было, а потому, проследив за миссис Хайт, и убедившись, что она убралась, мы прокрались на ее крыльцо - понятное дело, дверь была заперта.
        - Смотри - показал Джо - окошко в подвал. Давай разобьем его, да и все.
        - Да ну? - а вдруг она нас проклянет? Или подаст в суд?
        - Да как она узнает, кто разбил?
        - Какой-нибудь наблюдательный сосед донесет, или она посмотрит, в свой чертов магический шар - пожал я плечами.
        - Магический шар? - переспросил Джо - никакая она не ведьма, говорю тебе - он подхватил булыжник, и, нагнувшись, хотел тихонько так, стукнуть по стеклу, но вдруг воскликнул:
        - Эй, Ирвин! - да оно открыто…
        - Быть такого не может!
        - Почему же, ведьмы - они, знаешь ли, такие же старухи, как и любые другие - усмехнулся Джо - забывают кипящее молоко на плите, и зачем пришли в продуктовый магазин.
        - Откуда тебе так много известно про ведьм? - ухмыльнулся я.
        - Меньше вопросов, парень - у нас мало времени, лезем - и, подняв окно, скрылся в проеме. А я за ним.
        Подвал миссис Хайт ни чем не напоминал ведьминский - ни тебе костей, разбросанных по земляному полу, ни тебе пентаграмм, и орудий пыток и летающих мышей. Обычный подвальчик, со старой стиральной машинкой и грудой различного хлама, разбросанного тут и там. Обшарпанные стены, и выщербленный пол, без каких-либо следов крови. Посмотрев на мое, очевидно, вытянувшееся от изумления лицо, Джо сказал:
        - Погоди, вот увидишь - у нее есть особая комната. В ней хранятся все потусторонние штучки-дрючки, и кто знает - возможно, тела людей. Тут из-под стиральной машины донесся странный звук, и мы разом вздрогнули.
        - Что это, а?
        - Это оттуда - Джо указал дрожащим пальцем, с обкусанным ногтем, вниз.
        - Загляни, а?
        - Кто из нас смельчак? - ответил я - Вдруг там сидят посланники сатаны, только и дожидающиеся того, чтоб кто-то из нас туда заглянул?
        - Да ладно тебе, не мели чуши! - тут опять послышался звук, уже более отчетливый, напоминающий человеческий голос.
        - Давай, помоги-ка мне, а? - Джо приналег на стиралку, и мы отодвинули ее в сторону. Где только ее откопали, в каменном веке? Весит до черта много, а как же стирает? Ручаюсь, ведьмин дом дрожит, и трещит по швам, когда миссис Хайт устраивает постирушки.
        - Тут какой-то люк! - воскликнул Джо, сев на корточки и руками сметя пыль.
        - И правда! - под слоем полувековой пыли, отчетливо был виден вход вниз.
        - Помогите! - раздалось оттуда - Вы наверху, спасите меня!
        - Кто вы? - срывающимся голосом, ответил я - как вы туда попали? - идиотские, конечно, вопросы, но что поделать, это первое что пришло мне в голову в такой ситуации.
        - Меня заперла старая ведьма! Я не знаю, сколько здесь просидел, уже долго! Помогите мне!
        Хорошо, не беспокойся, сейчас мы тебя вытащим! - проорал ему я. Легко сказать, но трудно сделать - после нескольких попыток что есть силы тянуть вдвоем, за железное кольцо люка, мы поняли, что он заперт. Просто сразу замочную скважину не было видно.
        - Нужно чем-то его сломать, этот замок! - бросил Джо - сбегай, принеси инструмент. Молоток, зубило, отвертку - все, что только посчитаешь нужным! Давай, скорее, я тебя подожду здесь, только быстро! Не дай Бог, ведьма явится раньше положенного…
        - Слушай, я не знаю… Может, пойдем вдвоем? А вдруг чего случится?
        - Да ладно тебе, что может случиться? Я выскочу в окошко и смотаюсь, быстрее, чем ведьма чихнет!
        - Ага, ты ведь самый быстрый сукин сын, которого я знаю! - хлопнул я его по спине - Ладно, так и быть, сейчас все принесу!
        Джо и вправду был быстр, тем более для своих лет. Он был старше меня на четыре года, а к тому же - выглядел старше своего возраста. Незнакомый человек, вполне мог дать ему все пятнадцать лет, а было ему тринадцать. Не знаю, но эта разница не сказывалась на нашей с ним дружбе - мы были не разлей вода. И даже дополняли друг друга - он, в любое время готовый на любые приключения и интересности, и я - остужающий его пыл в очень уж крайних ситуациях. Он бегал и правда очень быстро - наравне с более старшими ребятами. Его отец даже стал всерьез задумываться о том, чтоб отдать его в спортинтернат. Кто знает, говорил он, может из него вырастет чемпион? Однако, как бы там ни было, узнать это не представилось возможности, потому что в этот день я услышал, как потом оказалось, последние шутки Джо.
        Потом, я много раз задавал себе этот вопрос, а что было бы, пойди мы с ним за инструментом вместе? Или к черту инструмент - надо было бежать в ближайший полицейский участок, черт возьми, человека держат в подвале! Однако в девять-десять лет редко задумываешься над всякими мелочами и тем более - проводишь глубокий анализ проблемы, выискивая единственный и наиболее правильный выход. Поэтому я что есть духу побежал домой, и ворвавшись в мастерскую отца, рассовал по карманам отвертки и дюбеля, а также, захватил с собой небольшую кувалду. Назад я не бежал, а шел, тяжело дыша - во-первых, уже выдохся, во-вторых - что-то прокололо карман, и теперь при каждом шаге, царапало бедро. Но я не обращал на это особого внимания, и спешил к Джо, который дожидался меня в подвале ведьминого жилища. Подбежав, и сев на колени перед окошком в подвал, я потянул его вверх - хотя точно помнил, что оставлял его открытым. Потянул - но оно не поддавалось. Я положил молоток в сторону, и двумя руками, схватившись за хлипкую ручку, что есть силы, дернул ее - и откинулся назад, с ней в руках. В окне показалось бледное лицо Джо,
и он постучал мне, а потом сказал:
        - Зачем, черт возьми, ты там отлеживаешься? - звучал глухо, было плохо слышно.
        - Я приблизился и ответил, что не отлеживаюсь, а просто окно заело, и не открывается.
        - Так поднажми, парень, я не хочу составить компанию тому чудику, внизу - усмехнулся Джо. Однако в тоне его чувствовалась тревога. А я поднажал, но без ручки мои усилия были бесплодны. Я подсунул под раму отвертку, и попробовал поддеть - стекло поднялось на пару сантиметров, затем еще чуть выше. Джо просунул было руку, чтоб помочь мне, но оно вдруг с силой опустилось, прищемив его ладонь. Джо взвыл, казалось бы на всю улицу, однако оглядевшись, я не увидел никого, кто бы заинтересовался криками. Вот только вдалеке ехало такси.
        - Открой это вонючее стекло, Ирвин!
        - Сейчас, сейчас - я стал возиться с ним, а Джо, скрылся из виду. Затем сообщил мне, что дверь в подвал заперта, и он, мать этой миссис Хайт разтак, этой вшивой ведьмы, в ловушке.
        - Разбей его, Ирвин, к черту церемонии! - я так и хотел сделать, но сзади послышался скрип тормозов и обернувшись, я увидел то самое такси - из него вылезла… Миссис Хайт!
        - Черт, Джо, ведьма приехала!
        - Выбивай стекло, выбивай на хрен его! - но было поздно. Я отполз и спрятался за куст, и наблюдал за ведьмой, которая, вот так внезапно вернулась. Она отперла дом и скрылась в нем, а я лежал за кустом, и прислушивался. Вдруг раздались звуки борьбы, возня, а потом - жуткий, леденящий душу, крик. То кричал Джо. Сейчас мне стыдно это вспоминать, но я бросился наутек. А что я мог сделать? Забыв про принесенные инструменты, я во весь дух помчался домой, и чуть не сбил с ног отца.
        - Ирвин, что это ты так носишься? Уж не случилось ли чего? - поинтересовался он.
        - Случилось…Там, в ведьмином доме… Джо, она, а в подвале еще…
        - Подожди - отец, положив руку мне на плечо, отец внимательно всмотрелся в мое лицо - а теперь, давай сначала - что произошло?
        - Ведьма Хайт похитила Джо! - выпалил я.
        - Если это все твои шуточки, то уж не хочешь ли ты отведать моего ремня, а Ирвин?
        - Нет, пап! Мы влезли в дом ведьмы, у нее в подвале, в потайном люке сидел человек. Вход туда не открывался, и я сбегал за отверткой, а потом, ведьма вернулась, а потом Джо кричал… - тут мой голос задрожал, но я не разрыдался - мне девять лет, я не сопляк какой-нибудь и не плакса.
        - Ну, хорошо. Все это, звучит как отрывок из какой-то фантастической книжки. Ты редко, точнее сказать, почти не врешь, сынок, поэтому я склонен тебе верить. Однако, что ты предлагаешь делать?
        - Бежать туда и спасать Джо!
        -А если его там не окажется? Если, все же это, пусть не вранье - но все твои фантазии? А?
        - Говорю тебе, все так и есть! Вызывай полицию! Возможно, что Джо и убежал от нее, но тот парень, внизу - он сказал нам, что она там держит его довольно долго! Нужно его выручить, па!
        - Хорошо - отец пошел в комнату, взял со стола трубку и набрал номер:
        - Да, привет Марта. Скажи, а Джо дома? Нет? Да нет, Ирвин вот пришел, и в общем…
        Конечно, Джо не был дома. Не появился он там и на следующий день, теперь уже ни у кого не осталось сомнений, в правдивости моего рассказа. В полиции долго отпирались, не собираясь заводить дело и искать пропавшего мальчика. В конце концов, хмурый констебль Харрис, согласился навестить ведьму Хайт, и прибыл он к ее дому не один, а в целой компании - мои родители, родители Джо, и еще много кто пришел - просто поглазеть, послушать, как все пройдет.
        Миссис Хайт долго не открывала на стук, хотя помимо него, пришельцы создали такой шум, что трудно было его не услышать. В конце концов, она в замке зашевелился ключ, и дверь чуть приоткрылась, на цепочке, ровно настолько, чтоб был виден ее ведьминский длинный нос, и скрипучим голосом спросила:
        - Что вам нужно? Зачем вы топчете мою лужайку? - в то время, двор ее, еще не настолько пришел в запустение, но разрази меня гром, если этот плешивый кусок земли, с парой чахлых цветков, можно было назвать лужайкой.
        - Мне нужно задать вам пару вопросов - проревел констебль - впустите меня, и никто больше не будет топтать вашу лужайку.
        - У меня нет времени разговаривать с вами - прозвучал ответ.
        - Если я приду с ордером - будет время? - поинтересовался Харрис. Все пришедшие, затихли, и, затаив дыхание, слушали диалог.
        - Ну ладно, задавайте свои вопросы.
        - У меня есть информация, что вы скрываете в подвале человека, возможно, нелегала - тут толпа зашумела и загалдела - да тише вам! - чуть повернул голову констебль.
        - Чушь!
        - Разрешите мне осмотреть подвал?
        - Нет! Да какое вы вообще, имеете право?!
        - Мэм, я понимаю ваше возмущение - вздохнул Харрис. - Но это моя работа. Если вам нечего скрывать, и совесть ваша чиста - разрешите мне заглянуть туда? Это займет не более пяти минут, обещаю!
        - Ну входите - насмешливым тоном ответила Миссис Хайт - у меня полный дом нелегалов, а еще я варю различные зелья и навожу на всех порчу! - на этой фразе, многие пришедшие опустили взгляд в землю, делая вид, что в первый раз, видят свои ботинки - Вы хотите ввалиться ко мне в дом всей толпой?
        - Нет - спокойно ответил Харрис - вот только вот, этот мальчик, да его отец - тут он махнул нам рукой, приглашая идти. А я почувствовал, что щеки у меня немного горят. И второй раз за сутки, побывать в ее доме, мне совершенно не хотелось.
        - Пойдем, Ирвин - дернул меня отец. Мы вошли в ее дом - тоже совсем обычный, как и подвал - без всей этой дьявольской атрибутики. Только вот все равно, была в нем какая-то нехорошая атмосфера, а еще этот спертый воздух, летающая пыль в нем, заставляющая пересыхать горло. По скрипучим половицам мы, во главе с хозяйкой проследовали через весь дом к двери, очевидно ведущей в подвал. Миссис вынула здоровую связку ключей, прямо как отмычки у вора-домушника - и отперла дверь, затем ,отступила чуть в сторону, и показала рукой:
        - Прошу, констебль Харрис, проверяйте, ищите! - а сама, так и смотрит своими глазищами, а которых плескается вселенская злоба ко всему миру. В подвале, мы не нашли ровным счетом ничего. Ведьма открыла тот самый люк, Харрис откинул его, и заглянул вниз - там не было никого. Потом отец спустился туда, и тоже все осмотрел - никаких следов пребывания там пленника. Эта «тайная комната» была на приличной глубине, с учетом самого подвала. Стены там были просто земляные, и было прохладно. Подниматься и опускаться, можно было по лестнице, которая там стояла - складная, железная лестница, которую при желании можно было оттуда вытащить. Закинуть туда человека и вытащить ее…
        - Зачем вам подвал в подвале?
        - Я храню там заготовки на зиму - ответила миссис Хайт.
        - Понятно - констебль почесал в голове - видите, тут никого нет - кинул он на нас растерянный взгляд.
        - А кого вы там хотели увидеть? - прищурилась ведьма - Нелегалов?
        - Вы знаете Джо? Мальчика, он живет…
        - Я не знаю ни Джо, ни этого молодого человека - мне нет до них дела. А теперь, если вы закончили, я предлагаю вам выметаться из моего дома - отчеканила она.
        - Да, конечно, простите за беспокойство - пробормотал констебль.
        В общем, никаких доказательств того, что ведьма похищает людей, а тем более спрятала еще и Джо, не было. Кроме моих слов, но где ж теперь мой друг? Через двое суток, провели масштабные поиски - обследовали каждый овраг, искали в рощице, и в коллекторах. Десятки добровольцев, сутки напролет, выкрикивали на разные лады, имя Джо, бродя по окрестностям. Это ничего не дало.
        Даже теперь, я не знаю, кто же был тот парень, которого мы тогда пытались спасти, и самое главное - что она с ним сделала? Точнее, с ними - ведь то, что Джо тоже стал ее жертвой, у меня не было никаких сомнений.
        Мистер Уэтмор закончил рассказ, и пошел в дом. А мы с Кейси, так и остались стоять на улице, с разинутыми ртами.
        - Это правда? Я не могу поверить, что так оно и было. Знаешь, Олд, у меня пропала охота соваться в этот дом… Так что я пас.
        - Я понимаю. Пойдем хотя бы со мной до него, проводишь - попросил я.
        - Нет, я пожалуй не хочу, ну ее… А ты что, пойдешь туда один?!
        - Да, я должен. Должен узнать - ответил я.
        - Что узнать? Может не надо, а?
        - Давай договоримся так - если я пропаду - то говоришь все отцу, и приходите за мной в дом. Я должен, понимаешь, Кейси? - тот кивнул, но по его расширившимся глазам, можно было догадаться, что ничего он не понимал.
        - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, Олд.
        - Да брось, ведьма же давно мертва, чего ты так уж всполошился?
        - Кто знает, может там ее дух, только и ждет…
        - Кейси, я не верю в духов - ответил я, и пошел к дому ведьмы. А Кейси продолжал смотреть в след своему другу, такому маленькому, но решительному. Тогда он и предположить не мог, где они увидятся в следующий раз.
        Вот опять он, покосившийся дом, высится на отшибе, в полном одиночестве. Только сейчас Олдос заметил раскачивающийся на ветру, ржавый флюгер. Этот флюгер при каждом повороте, издавал жалобный скрип. Из-за внезапно зашедшего солнца, дом стал смотреться еще более жутко - весь в серо-пепельных тонах. Олдос уже подумал было, развернуться и пойти домой, сесть с кружкой горячего чая и забыть все - рассказанную историю про Джо, и самое главное - ощущения от того прикосновения к ручке двери. Но дом манил его, даже будто подталкивал - ну же, не бойся, зайди, осмотрись как следует, я же обычный дом, с обычным подвалом в нем… С тем самым обычным люком, который отрезал для узников этот мир. Стоп, а может, отец Кейси просто сочинил эту историю, чтоб отвадить нас от этого подвала? Что ж, ведьма давно мертва, пойду и все выясню, мне нечего бояться да - Олдос буквально взбежал на крыльцо и решительно повернул ручку двери - как ни странно, она поддалась и дверь открылась. Где-то там, прогудел поезд и мальчик, переступил порог ведьминого дома, прикрыв за собой дверь.
        Зайдя во внутрь, Олдос огляделся - и сначала, будто бы ничего не почувствовал. А потом послышались голоса и шум из смежной комнаты. Он крадучись пошел на звуки и заглянул в комнату - однако та была пуста. Послышался смешок и Олдос рывком повернулся - никого. Сердцебиение участилось, и ледяная рука чуть сжала желудок - «Самое время сматываться отсюда» - подумал он, и спиной вперед, стал отходить к двери. Нащупав ручку, стал крутить ее - но тщетно, дверь не открывалась. Его охватила паника, и он стал рвать дверь на себя, но ничего не выходило. Сдавленный крик вырвался из его горла, а где-то в комнатах, опять послышались голоса. «Нет, я не буду плакать и бояться - чего бояться? Призраков не существует, просто дверь захлопнулась, а мне с перепугу мерещатся эти голоса. Вот сейчас пойду туда и посмотрю - там ничего не будет. Ведьма давно умерла - а ее дух - горит себе где-то в пламени ада» - так думал Олдос, пытаясь успокоиться и взять себя в руки. Он разжал руки, палец за пальцем, отпустив дверную ручку. Оказывается, все это время он настолько сильно сжимал ее, что они аж побелели. А голоса - они
продолжали доносится, в этом не было никаких сомнений. Олдос опять пошел туда, и заглянул в комнату.
        - Старая ведьма, ты мне никогда не нравилась! - орал крупный мужчина. Лицо его покраснело, а в руке он держал ружье - Ты насылаешь порчу на честных людей, занимаешься темными делами, а теперь еще выясняется - похищаешь людей!
        - Какое право вы имели вламываться в мой дом, мистер как вас там?
        - Бакстер, запомни, дура! - ответил он ей - мы заставим тебя рассчитаться сполна! Да, ребята? - спросил он, у еще двоих людей, которые стояли тут же, и хищными взглядами буравили миссис Хайт.
        - Что же вы сделаете? Имейте ввиду, я этого так не оставлю! Завтра же пойду…
        - Для тебя завтра не наступит - Бакстер бросил перед ней на пол веревку, с петлей на конце - Пит, закрепи-ка ее!
        - Сэл, а где ж? - спросил вдруг побледневший Пит.
        - На крюке от люстры, дурья твоя башка!
        - Сэл, а Сэл! А он… Выдержит?
        - Выдержит, думаю. В ней не так много веса.
        Пит покорно залез на стул, и накрепко привязал, свободный конец бельевой веревки к крюку.
        - Лезь! - Бакстер ружьем показал ведьме на него.
        - Вы… Вы сошли с ума? - осведомилась миссис Хайт. Для обычной женщины, не ведьмы, она была чересчур спокойна.
        - Лезай, я сказал!
        - Вы понимаете, что… - раздался выстрел, Бакстер пальнул поверх головы миссис Хайт, ей повезло, что в руках у него был не дробовик. Хотя, что лучше - смерть, через повешение или от огнестрельного ранения - еще спорный вопрос. В конце концов, Пит и еще третий мужчина запихнули вяло сопротивляющуюся, бледную женщину в петлю, поставив на стул.
        - Скажи свое последнее слово, ведьма! - бросил Бакстер.
        - Я проклинаю тебя, Салливан Бакстер! Пусть твоего сына настигнет то, от чего - тут она, взвыв, перешла на невнятное бормотание под нос, продолжая изредка взвизгивать и бормотать, тряся головой, а затем Сэл Бакстер ухмыльнувшись, выбил из под нее стул ногой, а она повисла и задергалась, мотыляя конечностями и хрипя.
        Все это Олдос увидел в один момент, картинки быстро пронеслись в его голове, сменяя друг друга. Он валялся, на полу пустого ведьминого дома, в позе эмбриона, с закатившимися глазами, неизвестно, сколько времени. Его нашел мистер Уэтмор, которому все рассказал Кейси. Дверь была открыта нараспашку, а сам мальчик, продолжал лежать на полу, стуча зубами, и дрожа всем телом.
        Глава 6
        Его нашел мистер Уэтмор, которому все рассказал Кейси. Дверь была открыта нараспашку, а сам мальчик, продолжал лежать на полу, стуча зубами, и дрожа всем телом. Отец Кейси осторожно подхватил на руки Олдоса, и понес домой. Его встретила встревоженная мать, с ходу ставшая задавать вопросы. «Ведьмин дом» - только лишь бросил мистер Уэтмор, затем занес мальчика в его комнату, положил на кровать и ушел.
        ***
        Что ж Олди, ты рассказал немало - кивнул Сид - ты начал что-то понимать?
        - Что я должен был понять? - отсутствующим взглядом посмотрел на него я.
        - Ты не такой как все, скажу банальность. Ты… не ясновидящий, или экстрасенс, нет. Ты проводник, ключ.
        - Проводник куда? В потусторонний мир? Или другое измерение?
        - Пока я не могу сказать точно - Сид уже сидел на принесенном стуле - во время рассказа он отлучался - скорее всего, ты видишь неупокоенные души. Картинки, видения… Все это.
        - Хорошо, ты заставил меня это вспомнить. Что дальше? Что тебе нужно теперь?
        - Мне от тебя ничего не нужно - Скайд закинул ногу на ногу - Дебора, вот ей нужно.
        - Дебора? Чего она хочет?
        - Для этого, ты должен вспомнить еще чуть-чуть. Ту ночь, после посещения тобой дома.
        - Ту ночь… Я помню, ее. Конечно, я не чувствовал, как мистер Уэтмор нес меня, как всхлипывала рядом мама, сидя рядом с постелью и держа мою руку. Так или иначе, она в конце концов заснула, хотя долго еще пыталась сопротивляться сну. А я в свою очередь очнулся от своего горячечного бреда, навеянного пережитым ужасом. Просыпался я долго, будто медленно выплывая на поверхность со дна глубокого водоема. И чувство было примерно такое же, я имею ввиду - ощущения. Когда занырнешь, и долго сидишь, на дне, на сколько хватает выдержки и легких в кислороде, сидишь. Не слышишь звуков, ну почти не слышишь. Все совершенно тебя не волнует, ты часть водоема, его временный обитатель. Тебе может стать тревожно, от того что ты можешь захлебнуться и утонуть, ты отталкиваешь от дна и показываешься на поверхности. В первые секунды, тебя переполняет радость и облегчение, а потом ты просто выходишь на берег и забываешь обо всем этом. Как я хотел тогда, очнувшись из лихорадки, вот так, все забыть. Но нет, снова и снова я вспоминал эту картину - висящую на веревке ведьму, и ухмыляющегося мужчину, который выбил из-под нее
стул. Она назвала его Бакстер? Это что же, это мой отец?! Своего отца я никогда не видел, и почему-то, не считал нужным расспрашивать о нем маму. Если бы он был хорошим человеком, он, скорее всего, был бы с нами. А если бы умер - мать поведала бы мне об этом. А так - что тут говорить. Ведьма что-то кричала насчет проклятий - если в этом видении, действительно был мой отец, значит, она прокляла меня? Непременно, нужно выяснить все это, как можно скорее. Я, хотел было перевернуться на другой бок, и лечь поудобнее, накрывшись с головой одеялом, но тут заметил в дверях силуэт. Горел ночник, но все равно, разглядеть, кто это, я не мог. А потом, фигура приблизилась, и поманила меня рукой. От нее не веяло холодом или страхом, опасностью - это я бы сразу почуял. Это было так, ну как будто старый друг пришел, и зовет тебя поиграть во дворе. В свете произошедших со мной событий, я совсем уж было решил, что теперь напугать меня будет куда как сложнее. Однако я ошибался.
        Откинув одеяло, я тихо ступил босыми ногами на прохладный пол, стараясь не разбудить сидящую тут же, в кресле, маму. Очевидно, что она сильно переутомилась, переволновалась и теперь, хоть из пушки пали - вряд ли она проснется. Лицо ее было спокойное, исчезла тревожная складочка на переносице, сама голова была чуть повернута вбок, а правая рука безвольно свисала вдоль тела. Я так же тихонько вышел из комнаты, и последовал за фигурой. Эта фигура, она все время была как бы в отдалении от меня, я никак не мог к ней приблизиться, больше чем на десять метров. Вот так я и шел за ней, даже не обувшись, под лунным светом. Сначала по пыльному двору, а потом по тропинке, по направлению к роще. Сухие палочки и листочки неприятно щекотали ноги, пару раз я наступил на острые камешки, уколов ступню. Тень все продолжала следовать, ведя меня за собой в глубь рощи, которая в ночной темноте казалось настоящим, непроходимым, дремучим лесом, из сказок братьев Гримм. Где-то прокричала неизвестная птица. Не сказать, что я был таким уж знатоком, но у этой был чересчур странный голос. Спустя некоторое время, птица
крикнула еще раз - звук показался мне до боли знакомым, но я не смог сообразить, на что он похож. А тень, тем временем, вывела меня к скале - с нее открывался превосходный вид на залив. Понятное дело, что ночью, я никогда его не видел, а тем более - не купался. Мама строго-настрого запрещает приближаться к воде с наступлением сумерек. А был он очень красив - в десятки раз наверно, красивее, чем днем. В нем отражалась почти полная луна, а поверхность была идеально гладкая. Редкое явление, сразу скажу. Фигура - она уже стояла сбоку меня, и тут я понял, что это Дебби.
        - Зачем ты привела меня сюда? Что-то важное?
        - Смотри - ответила она. Точнее, я не уверен, что сказала, голос просто «возник» у меня в голове. Залюбовавшись видом залива, я не заметил очертание чего-то, на самом горизонте. Похоже на корабль, но не скажу, что так оно и было - слишком уж далеко он находился.
        - Это корабль?
        - Да. Но ты не должен к нему приближаться.
        - Ведь он так далеко, да и вовсе не собирался я к нему приближаться. А кто в нем? - но ответа не было. Да и Дебби тоже не было. Не было и традиционных картинок, я не знал, зачем было показывать мне этот корабль, который возможно и не собирался останавливаться у наших берегов, и говорить, чтоб я держался от него подальше. Только взбудоражила любопытство, да и все. Это почти тоже самое, как поставить бутылку, перед грязнулей Заком, и строго-настрого запретить ему, прикасаться к ней - затея обречена на провал. Если бы сейчас тот корабль - если это действительно корабль - находился у берега, я бы не задумываясь, бросился туда. Или нет. Ведь не зря Дебора предупредила меня? Что там может быть? Точнее - кто?
        Обратная дорога заняла куда как больше времени, чем путь сюда. Не было Дебби, показывающей путь, и я искал его сам. Ночь была тихая и когда я, наконец, вышел из рощи, и поднял голову, я обнаружил целую россыпь звезд. Мама обещала мне как-то, показать некоторые созвездия, но потом забыла. А я, зайдя во двор, улегся на диван-качели и стал составлять свои собственные, заодно придумывая им названия. Вскоре я не заметил, как уснул, прямо там. Не знаю, очень ли удивилась мама, найдя меня спящим на улице, с грязными ногами, но она ничего не говорила. Но вскоре, я чувствовал, что разговор состоится. И он будет наверно, не из приятных. Я встал, умылся и войдя на кухню, залез на стул. Есть хотелось так, будто я ничего не держал во рту, по крайней мере, пару дней.
        - Ты бродил где-то ночью, Олди? - как бы невзначай поинтересовалась мама, суетясь на кухне.
        - Нет, вроде нет - ответил я, попытавшись спрятаться за кружкой какао.
        - А почему у тебя выпачканы ноги?
        - Да я тут, по двору же прошел, до качелей - я старался говорить как можно более увереннее - вот и запачкал.
        - А, ну ладно - Элис не поверила сыну. Маленькие ступни были грязные, прямо до черна. И в царапинах, а еще штаны - сзади, прямо чуть ниже колена, был вырван клок материи, а она отлично помнила, что когда укладывала его накануне, они были целые. Очевидно, что с сыном что-то не так. Этот припадок в нехорошем доме, да зачем он вообще сунулся туда? Проклятый дом, он также был причиной… а, неважно. Вот и сейчас, он либо куда-то ходил ночью - ее маленький Олди бродил по роще? Или у него лунатизм? Надо бы показать его Киндману. Он был ее давним приятелем, еще с выпускного класса. Элис поддерживает с ним дружеские отношения, иногда созванивается. Грег психоаналитик, психолог, психиатр, и черт его еще знает, кто. Возможно, Киндман чем-то поможет, да хотя бы советом, как быть дальше. Что-то подсказывало Элис, что если пустить все это на самотек, добром это не кончится.
        Пока сын смотрел мультики, Элис решила связаться с Киндманом. Набрала его номер, и стала слушать гудки. После десятого, когда она, уже было, решила перезвонить потом, сонный голос ответил:
        - Алло.
        - Привет Киндман, это Элис. Ты что же, спишь?
        - Ага, вчера был трудный день.
        - Извини что разбудила, у меня возникла одна проблемка…
        - Да?
        - Да. Это касается Олда.
        - Олдоса? А что с ним? - голос мгновенно взбодрился.
        - Лунатизм. Видения, воображаемый друг, точнее подруга. В общем, это не телефонный разговор.
        - Приезжайте хоть сегодня, я буду целый день дома, и все расскажешь. Ну, надо же, кто бы мог подумать!
        - Хорошо, Грег, мы будем. Жди в течение дня.
        - Ага, ну давай, до встречи.
        - До встречи.
        Киндман положил трубку, и откинулся на спину. Он сказал, что у него вчера, был тяжелый день - это еще мягко сказано. Грег любил свою работу, ему нравилось помогать людям, разбираться в их проблемах и избавлять от страхов. Но после таких выматывающих сеансов и безумных людей, приходящих иной раз, он иногда думал, а не бросить ли все к черту? И уехать далеко-далеко, чтоб не общаться со всеми этими «клиентами», многие из которых походили на пациентов сумасшедшего дома. Вчера, к нему привели молодого парня. Двадцать три года, худощавый, высокий такой, с русыми волосами. Он утверждал, что смерть буквально ходит за ним по пятам. Каким-то чудом, ему удалось выжить в автомобильной аварии, и теперь возомнил героем того фильма, всем вам прекрасно известного:
        - Смерть ходит за мной, я чувствую ее дыхание - с ходу заявил он.
        - Может, вы хотите сока? Или кофе? - спросил его Грег.
        - Какой к черту сок?! Вы меня не слышите?!
        - Почему же, прекрасно слышу. Так вы хотите чего-нибудь?
        - Ладно, валяйте, принесите мне кофе.
        - Кофе так кофе - Киндман нажал на кнопку селектора - Джен, нам кофе - и отключился.
        - Так что у вас там стряслось? Расскажите поподробнее…
        - В тот день, я ехал к своему другу, во Фрипорт. На обычном рейсовом автобусе, ехать предстояло что-то около четырех часов. Я кстати, чуть было не опоздал на этот рейс, чудом на него успел. А лучше бы я вообще не садился, в этот чертов автобус. Стоит сказать, что с самого утра меня не покидало предчувствие чего-то дурного. Такое гнетущее ощущение. Что вы делаете?
        - Зарисовываю.
        - Что зарисовываете?
        - Не важно, потом покажу. Рассказывайте, рассказывайте Ларс.
        - Откуда вызнаете мое имя?
        - Вы сами заполняли регистрационную карточку. Мой секретарь - она передала ваши данные.
        - А, ну ладно. Так вот, - продолжил Ларс - сел я значит, в этот автобус, и он был полон людей, скажу я вам. Однако ни тени беспокойство на их лицах я не заметил. Все они были веселые, и как ни в чем не бывало, расселись по своим местам. Расселись, и тут же начали заниматься своими делами - слушать музыку, смотреть кино, что-то есть, чавкая, и читать газеты. Все произошло мгновенно, не успели мы проехать и тридцати миль. Я просто услышал скрежет тормозов, а потом - металла, почувствовал резкий толчок, и врубился головой в переднее кресло. И выключился. Пришел в себя я почти сразу, однако, не сразу понял, где нахожусь. Потом до меня донесся запах гари ,и дыма, и я попробовал пошевелится. Удивительно, но у меня ничего не было сломано, только на щеке горела царапина. Потом, мне наложат на нее швы, это окажется довольно глубокая «царапина», но в тот момент я об этом не задумывался. Автобус был перевернут на бок, и горел, а я сумел протиснуться между кресел и тел, и вылез сквозь люк наружу. Из всех пассажиров, спаслись лишь двое - я и еще один мужик. Остальные либо погибли при ударе, либо сгорели,
находясь без сознания. Да, сгорели - ведь как только я вылез, и отошел на порядочное расстояние, прогремел взрыв, и теплая рука чуть толкнула меня в спину. Потом, уже дома, вечером, я смотрел новости - показывали горящий автобус, возбужденную, прыгающую неподалеку репортершу, которая с энтузиазмом поведала, что жертвами аварии, стали сорок четыре человека. Оказалось, что водитель просто уснул, и выехал на встречную, а там - многотонный грузовик, перевозящий строительный брус. Это-то мне и напомнило о том фильме. И не только это. Через неделю, тот парень, Фредерик Чарльтон, второй выживший - умер при странных обстоятельствах. Его нашли замерзшим, в холодильной камере. Он работал на скотобойне, пошел в холодильник за тушей и застрял там, дверь захлопнулась.
        - Там что, такой уж сильный мороз? - удивился Киндман.
        - Нет, термостат - точнее, ну та штуковина, не знаю, как она называется в промышленных масштабах - вышел из строя. Там было порядка минуса пятидесяти. И был вечер пятницы - так что за выходные он промерз до костей, в прямом смысле этого слова - Ларс усмехнулся нервным смешком.
        Тут вошла Джен, с подносом, на котором стояли две чашки кофе, на блюдечках, сахарница, кофейник, и вазочка с печенюшками.
        - Спасибо, Джен - кивнул Киндман - так, а сколько, вы говорите, прошло времени с того несчастного случая? - поинтересовался он, отхлебнув кофе.
        - Месяц.
        - Чего же вам бояться? По-моему это просто ваша фантазия.
        - Нет, меня привезли к вам, из одиночной камеры, там мягкие стены и никаких острых предметов - глаза Ларса забегали по сторонам - я сижу в лечебнице. Добровольно.
        - А что врачи? - спросил Киндман.
        - Врачи? Врачи говорят, что я здоров - пожал плечами пациент - но за отдельную плату, разрешают мне снимать там жилье, хе-хе.
        - Ясно. Что я нарисовал? Что вы видите? - Киндман показал ему карандашный набросок,
        - Несомненно, тут смерть - ответил Ларс - там, на заднем плане.
        - А на переднем?
        - На переднем - я - Ларс облизал сухие губы, и проглотил комок.
        - Я хочу сказать, что ваш страх - беспочвенен. Вы выжили в той аварии, значит, вам дали второй шанс. Второй шанс, быть может, для того, чтоб переосмыслить свою жизнь, заняться чем-то полезным. Я не знаю всей вашей биографии, чем вы занимались до аварии?
        - Ничем. Я бросил учебу, и перебивался случайными заработками. Баловался травой и таблетками.
        - Вот. Может, это знак? Вам просто стоит начать жить, жить нормальной, полноценной жизнью.
        - Может и так. А ведь, правда, я вне своей комнаты уже часа три, и пока ничего экстраординарного не произошло.
        - Ну, а я о чем? Я не настаиваю, но хотелось бы увидеть вас завтра. Живого и переосмыслившего свое бытие.
        - А ведь слушайте, я тоже когда-то рисовал! Может, стоит попробовать? - глаза его оживились, просто будто вместо того человека, что пришел сюда, поставили другого.
        - Это же просто здорово - расплылся в улыбке Киндман - рисование, это… Даже не знаю с чем сравнить. Ты творишь, создаешь мир, таким, каким его видишь только ты. Одна из возможностей, поделиться своим видением с остальными. Лучше только, наверно писательство. В общем, на сегодня - пока все.
        - Спасибо вам, доктор! До завтра! До свидания! Я принесу вам картину, я уже хочу рисовать, черт меня дери!
        Они разом встали, а Ларс затряс руку Киндмана, а потом, окрыленный, выскочил в коридор. Грег Киндман вытащил из кармана платок, и вытер вспотевший лоб. Если б только со всеми было так просто.
        Правда, назавтра, Ларс не пришел на сеанс, потому что, в этот же день, его не стало. Вечером, Киндману позвонила его сестра и, всхлипывая и шмыгая носом, сообщила эту новость. Пошел вечером за сигаретами, на него напал грабитель - просто треснул по голове битой, да очевидно, слишком сильно. В карманах, он нашел лишь пару долларов, да немного мелочи - такой была цена за жизнь Ларса. Не сказать, что это была такая уж редкая история, Грег часто сталкивался с чем-то подобным. Просто в последнее время, все как-то разом на него навалилось, еще и развод… Ну да ладно, о нем умолчим.
        Поэтому, Киндман решил отменить все сеансы, и просто выспаться, потом встать, пошататься по дому, ничего не делая, а потом чем черт не шутит - позаниматься в своем спортзале, в подвале. Планы немного подкорректировал, звонок его давней подруги Элис, которую он, не раздумывая, согласился принять и выслушать. Что-то там случилось с Олдосом? Еще звонил один человек, приглашал тоже к себе, разобраться с проблемой, ему Грег отказал. Кто знает, как изменилась бы его жизнь, поедь он тогда к нему, а не останься дожидаться Элис и ее сына? Возможно, он не стал бы частью этой истории.
        Киндман только вылез из своей «качалки», ее он оборудовал давно, однако из-за постоянного наплыва клиентов и загруженности работой, бывал там не так уж часто. Хотел принять душ, а потом поесть, но на полпути в ванную его остановил звонок в дверь. Не задумываясь, он распахнул ее:
        - Вот и мы, Грегори! - на пороге стояла Элис со своим сыном. Олдос на вид был совершенно нормален и спокоен, стоял и улыбался. Киндман вспомнил, как однажды был у них в гостях, и щекотал его ступни. Олдос хохотал так, что сначала у него по щекам потекли слезы, а затем на шортах появилось пятно. После этого, Грег благоразумно решил прекратить веселье.
        - Ну, здравствуй, Элис! - они обнялись, а потом Киндман сел на корточки, и улыбнувшись, протянул руку Олду - и тебе привет, мистер! - тот встряхнул ее.
        - Что же у вас случилось? Уж не разыграла ли ты меня, чтоб напроситься в гости?
        - Нет, не разыграла - улыбка сползла с лица матери Олдоса, и Грег заметил мешки под ее глазами - с ним что-то не так.
        - Хорошо. Входите, будем разбираться.
        Они вошли, все вместе, и пока Олдос что-то смотрел по кабельному, переключая канал за каналом, Киндман внимательно слушал Элис, которая так и не притрагивалась в своему кофе.
        - Лунатизм? Хм, ну многие в этом возрасте подвержены этому явлению. А насчет видений и воображаемых друзей… опять-таки, многие их выдумывают. Ничего необычного я пока не вижу.
        - А как насчет взрыва? Откуда он узнал?
        - Совпадение - Киндман взял со столика пачку сигарет, и стал вертеть ее в руках.
        - Совпадение? А как ты объяснишь то, что когда его несли, ну из дома миссис Хайт, он бормотал имя отца? Имя, которое я никогда ему не говорила?
        - Знаешь ли, подсознание - очень интересная штука - Киндман, наконец зажег сигарету, и выпустил дым сквозь ноздри - достаточно хоть раз что-то услышать, или увидеть какую-то надпись… Ведь он мог видеть его на фотографии? Или еще где?
        - Исключено, у меня не осталось ни одной фотографии с Салливаном.
        - Свидетельство о браке? О разводе? Просто какое-то письмо?
        - Нет. Я же говорю, ничего нет. Пусть даже, он как-то мельком услышал имя, ладно. Но откуда он узнал ту страшную историю с… ну, сам понимаешь - Элис понизила голос, и убедилась, что Олдос не бегает где-то поблизости - откуда, а?
        - Могу сказать, что я сталкивался с вещами, еще более странными, Элис - заметил Грег, и затушил окурок в стоявшей тут же пепельнице - ладно, сейчас я с ним потолкую. Элис встала, позвала сына и тот, с готовностью занял ее место прямо напротив Киндмана.
        - Ну что бандит, как дела? - улыбнулся ему Грег.
        - Я не бандит! - ответил Олд.
        - А кто ж ты?
        - Частный детектив.
        - И как продвигается очередное дело, сэр?
        - Нормально.
        - Это хорошо. Но дело в том, что я хотел бы услышать немного о той твоей подруге, ну и вообще. Обо всем. Ты же не против, расскажешь старине Грегу? А не то - готовь пятки!
        - Не против - Олдос прыснул в кулак. Как-то раз я шел по берегу…
        Глава 7
        - Ты утомил меня своим рассказом, студент - вздохнул Скайд. Зачем столько подробностей?
        - Ты сам хотел услышать все - пожал плечами Олдос.
        - Хотел, еще я хотел, чтобы ты вспомнил и понял, что к чему. Эти видения, взрыв - ты понимаешь, что Дебби ждет от тебя помощи? Как благодарность тому, что она спасла твою мать?
        - Скайд - вздохнул Олдос - я не понимаю, каким боком вообще ты в этой истории. Я не понимаю, как я, черт возьми, могу помочь девочке, девушке - не важно - которой не существует? Киндман - он помог забыть мне, ту историю и я ему благодарен. Это все было лишь воображение, понимаешь? ЕЕ НЕ СУЩЕСТВУЕТ!
        - Хорошо, я не буду тебе ничего доказывать. Возьми диктофон - Сид положил тот самый диктофон на пол, и ногой подтолкнул к Олдосу.
        - Зачем он мне? Стой! Ты куда? - Скайд поднялся, взял принесенный стул за спинку, и вышел, закрыв за собой дверь - Ты должен услышать, Олд! - сказал он напоследок.
        Через пару минут погас свет. Пошарив руками по карманам, Олдос, конечно не обнаружил телефона - Сид его изъял. В самой камере была непроглядная темнота, а снаружи, не доносилось ни единого звука. Через некоторое время, Олдосу стало казаться, что он вообще попал в чертово иное измерение, где нет ничего, и пребывать там можно бесконечно. Может, так и выглядит ад? Просто - ничего. Не с кем поговорить, разве что с самим собой. Не на что посмотреть и ничего не слышно. Хотя Скайд сказал, что он должен услышать. Что именно? Олдос нащупал диктофон, и вслух произнес:
        - Что я должен услышать? - нажал на кнопку записи, он хорошо помнил, что она была крайняя справа. Теперь вместо звенящей тишины, было тихое журчание пленки и легкое поскрипывание. Олд положил диктофон рядом с собой, и прикрыл глаза. Дебора… Что ей нужно? И тот самый корабль. Воспоминания снова стали захватывать его сознание. У Киндмана, он пробыл довольно долгое время, с неделю, наверное. Мать на это время оставила свою работу и они поселились в его доме. Сам Грег, уходил на работу, а когда возвращался - проводил сеансы. На что они были похожи? Тогда они были похожи на просто разговоры. А сейчас, Олдос понимал, что не обошлось без гипноза. Черт его, правда знает, какого - эриксоновского или другого. Что вызнал Киндман в результате этих сеансов, как добился того, чтоб воспоминания о том доме, Деборе, и прочем были задвинуты на дальний план и даже закрыты в сейф, в хранилище воспоминаний - оставалось загадкой. Сейчас, было понятно, что в нем есть какие-то силы - видеть призраков, узнавать историю их смерти. Пусть так, но чем он мог помочь Деборе? Если она еще действительно существует, не важно, в
каком из миров. Скайд говорил что-то насчет ключа - мол, ты ключ Олди… Ключ от врат в иное измерение? В мир мертвых? Слишком много вопросов. Что если Сид просто сумасшедший? Хотя откуда он тогда про все знает? Может, навещал Киндмана, тот не только жив-здоров, но и успешно продолжает свою практику, мать звонила ему еще пару недель назад. Ха, пара недель назад - как давно это было, и как круто изменилась жизнь за столь короткий срок. Точнее, изменилась она еще быстрее, ну да ладно. Сейчас еще пришла одна мысль, что вот эта комната, в которой он сидел, заполнена духами, тенями - они везде, как и говорил Сид. Возможно, умеют читать мысли и сидят вот так, или стоят, и слушают. Возможно, хотят помочь и добавить важные сведения, но не могут. Не могут докричаться. Им остается только надеяться, что среди километров записанной пленки, Олдос или кто-то другой, наткнется на их голос, и наладит контакт. Шансы невелики, не правда ли?
        ***
        После недели проведенной у Киндмана, мы приехали назад. Я не могу сказать, что многое изменилось в моей жизни. Я так и бродил по берегу, иногда вдали видел очертания странного судна, корабля, как дымка или мираж. Трудно было понять, приплывет ли он когда-либо к берегу. Кто им управляет? Может, там туристы? Иногда я тайком, ненадолго прибегал и ночью, полюбоваться на залив. Я никогда его не видел таким. Хотя, проскальзывало смутное чувство, что видел. И тот корабль - он вроде бы приближался, черт его дери. Может это все оптический обман или вообще мираж. А может - корабль -призрак? Нет, призраки бывают только в фильмах. Так, незаметно пролетело лето, и мама внезапно объявила, что мы переезжаем. А переехали мы вообще в Орландо, куда как более крупный город, нежели Пенсакола. Я всегда тосковал по тем прекрасным утрам, теплому солнцу и заливу. Со временем, я прочно забыл все, что связано с теми событиями, с ведьминым домом, и Дебби. Просто жил обычной мальчишеской жизнью. Никаких предвидений, теней и привидений. Вот ровно до того дня, как устроился на эту чертову работу и встретил Сида. Ну, понятно,
что все это, он как-то подстроил. Черт только знает, зачем - «ты ключ, ты должен помочь Деборе» - чертов умалишенный. А вот сейчас, оставил меня в темной-темной комнате, как в той детской страшилке.
        Я очнулся от воспоминаний, и, нащупав диктофон, выключил запись. Поставил на перемотку, и пока диктофон жужжал, я встал и потянулся, покрутил головой - шея хрустела, как ржавая деталь всеми забытого, брошенного механизма. Диктофон щелкнул - перемотка завершилась - я плюхнулся на пол, облокотившись спиной о стену, и стал слушать, что я там назаписывал. Долгое время ничего не было слышно, только изредка - присвист моего дыхания. Не знаю, как он записался, диктофон лежал в стороне, естественно, что я не подносил его к лицу. Потом послышался звук. Я отмотал и прослушал еще раз - но не понял, что это. Удивился, и прослушал еще раз - звук стал чуть отчетливее, но понять, что это - слово, или просто, дефект пленки - не получалось. Я прослушал этот кусочек, не знаю, наверно раз двадцать, и наконец понял, что там - голос, вроде женский произнес слово - «Приди». Черт их там дери, этих призраков, если они изъясняются такими отрывочными и неясными фразами. На всю часовую запись - одно единственное слово?! Да, пожалуй, пока я возьму в толк, что от меня требуется, то постарею… Однако, дальше дело пошло веселей,
и примерно через два часа, я, прокручивая эту запись так и эдак, смог разобрать целое предложение - «Приди, сделай что должен, Олд» - мое имя звучало неясно, быть может, мозг сам додумал его, и там было что-то другое. Но я решил остановиться на этом варианте. Сейчас, я говорю только о том голосе, женском, потому что были еще - обрывки слов, плач и детский смех. Еще был отрывок такого жуткого воя, что я чуть не наделал в штаны и мигом удалил этот кусок. В общем, вам может показаться, что я просто спятил, но нет. На другую сторону кассеты, я наговаривал нечто, вроде дневника, ну там - услышал то-то и то-то и небольшое описание голоса. Просто, для себя, чтоб подтвердить потом, что я не спал, и это мне не пригрезилось. Потом, я прослушивал ее, и голос был дрожащим, испуганным, иногда я переходил на невнятное бормотание. Но, несомненно, я был в сознании. После всего этого времени, проведенного в камере, мне не стало понятнее, что я должен сделать и куда ехать. Однако что-то подсказывало, что без визита в родные края, где все началось, не обойтись. С такими мыслями я и уснул, свернувшись клубком на полу.
Было жутко холодно, не удивлюсь, если подхвачу простуду, или того хуже - воспаление легких. Не знаю, сколько времени я проспал - когда я открыл глаза, в помещении было так же темно. Я встал, и пошел на ощупь, вдоль стены, пытаясь отыскать дверь. С первого раза, мне это не удалось. Второй заход - на нем я узнал, что длина моей комнаты составляет девять шагов, а ширина - пять. На третьем заходе, я прикинул, куда выходил Скайд, и стал ощупывать стену руками. Как я уже говорил, и при освещении, понять, где дверь, было затруднительно, а тем более - сейчас. В отчаянии, я прислонился спиной к стене, я съехал по ней вниз. Полоска яркого света, упала мне на лицо, я мгновенно зажмурился, а потом чуть приоткрыл глаз. Кажется, я нашел выход. Вскочил на ноги и толкнул обрисовавшийся контур двери, и выпал наружу. Несколько минут просто лежал, жмурясь от света. Это была не улица, а тоже - сумрачное помещение, но из-за долгого отсутствия света, глаза никак не могли, снова привыкнуть к нему. И вообще, я что, мог пойти домой еще вчера? Сид оставил меня не запертым? Странно. Или может, потом открыл? Тут же, в проходе,
валялся белый конверт, резко контрастирующий с загаженным полом. Взяв его, я нащупал в нем что-то твердое. Открыл, а там был ключ, и записка - НАДЕЮСЬ, ТЫ ЗНАЕШЬ,ЧТО ДЕЛАТЬ- написанная печатными буквами от руки. На конверте стоял обратный адрес, Андерсон авеню, дом 17, квартира 407. Адрес получателя был мой собственный, но почему-то перечеркнутый. Засунув письмо и ключ в карман, я поднялся, и пошел искать выход, теперь уже на улицу. Прошел чуть вперед, несколько раз повернул, то вправо, то влево и наконец, уперся в еще одну дверь. Тоже открытую.
        Я поймал себя на мысли, что еще никогда не вдыхал, загазованный воздух мегаполиса, с таким упоением. Выяснил, где я нахожусь и как добраться до дому, у прохожего, тот с интересом окинул меня взглядом:
        - Где вы, черт возьми, побывали? На вас лица нет.
        - Спросите, где я не бывал - ответил я - а вы не одолжите мне десятку на такси? Оставьте свой адрес, я верну, честное слово.
        - Ладно уж, бери - он порылся в бумажнике, и сунул мне в руки десять долларов. Затем развернулся и пошел прочь.
        - Стойте, а адрес?
        - Да не надо мне возвращать ничего, ступай себе домой. Да вымойся - от тебя пахнет - бросил он, не оборачиваясь.
        - Хорошо - растерянно ответил я - что это мне так везет сегодня? - потом сел в подоспевшее такси и отправился домой. Неожиданно для самого себя, я отключился, под тихое бормотание радио, и ругань таксиста. Он же и разбудил меня, потрясся за плечо.
        - А, где?
        - Приехали, парень - ответил он - не повезло же кому-то.
        - В смысле?
        - Да вот дом, похоже, был пожар - он мотнул головой куда-то в сторону.
        - Ага - все еще не проснувшись, я сунул ему деньги и вылез из машины. Он тут же уехал, а я зашел в родной подъезд, поднялся на свой этаж и замер, открыв рот. На месте двери теперь красовался черный, обугленный проем, кое-как заколоченный досками. В нос ударила смесь из запахов - пожарной пены, сырости и чего-то горелого. Моя квартира сгорела дотла, и теперь, я стоял перед ней, не зная, что делать и куда теперь идти. С нижнего этажа, в махровом халате и тапочках, в виде собачек, пришел мистер Терри, старик с нижнего этажа.
        - Кто тут шарится? - близоруко прищурился он - пошли прочь, сраные бродяги, у меня пистолет!
        - Да это просто я, мистер Терри, не стреляйте.
        - А это ты сынок? Олдос? Ты?
        - Я - у меня защипало в уголках глаз.
        - Да это я так сказал, насчет пистолета - ничего у меня нет - пояснил он - а ты что же, где пропадал?
        - Расскажите мне, что случилось?- я понимал, что такой запах, не может идти из помещения, в котором кто-то выжил, но все равно спросил - Мама… Она жива?
        - Пойдем, заходи ко мне, что-то у тебя больно кислый вид - стало понятно, что мистеру Терри необходимо собраться с силами и мыслями, чтоб выложить мне все, как есть. И похудел сильно. Хоть поешь сначала, а потом я все тебе расскажу.
        Я промолчал, посмотрел на него, а потом, опустив голову, поплелся за ним. Мы спустились на этаж ниже, он открыл дверь своей квартиры, и махнул рукой - мол, заходи.
        - Ну что я могу рассказать - вздохнул он, когда мы уселись на кухне - был пожар, и твои родные… Дернул же меня черт выйти, и встретить тебя, ну почему я? Поему я должен сообщать такие новости? Даже не новости, а страшные вести.
        - Говорите - мой голос звучал глухо, и казалось, что я слышу его со стороны.
        - Да ты ешь, ешь - он кивнул на тарелку с пюре и куском мяса, к торой я даже не притронулся - они сгорели… Элис, Скотт, малыша Мелисса. Сгорели…
        - Как это случилось? - я подковырнул вилкой кусок мяса, потом проткнул его.
        - Газ. Элис была на работе, а малыши. Очевидно, играли одни дома. Открыли крантик, и то ли забыли его завернуть то ли еще что.
        - Странно, мать запрещала им, строго настрого запрещала им самим зажигать плиту - я ткнул мясо еще раз, и из него показалась кровь. Так и есть, сверху пережаренный, а внутри сырой. Да и вообще, жареное мясо - не то, что я хотел бы есть после всего увиденного и услышанного.
        - Ну, не знаю, как уж там что произошло, да только дети уснули навсегда - отравились газом этим. Так что у них была… Легкая смерть, я хочу сказать, легче, чем у Элис. Сама она пришла, включила свет, и тоже, отправилась к праотцам - глаза Терри затуманились, он смотрел в одну точку - хорошая у тебя была мать, Олдос.
        - Самая лучшая - в глазах у меня снова защипало - когда это случилось?
        - Позавчера - вздохнул Терри, и рукавом халата, смахнул слезы.
        - Что?! Сегодня, какой день недели?
        - Суббота.
        - Меня не было дома так долго - пробормотал я - Вот дьявол…
        - Где же ты был? - Терри отхлебнул из кружки, с отбитой ручкой.
        - Это долгая история, возможно как-нибудь потом, я и расскажу. - А когда похороны?
        - Похороны… Не знаю, тела отвезли а морг, оставили телефон - он встал, вышел в другую комнату. Потом зашел назад:
        - Черт, куда ж я ее дел? - потом полез в карман, и вытащил скомканную бумажку - а, вот же она! - и протянул мне. Я разгладил ее на столе - номер был записан на вырванном из блокнота листке.
        - Завтра позвонишь, да узнаешь - похлопал он меня по плечу - кстати, а тебе есть куда идти, сынок?
        - Да. То есть нет… В общем, не знаю, пойду пройдусь, прогуляюсь, а там уже и утро - можно, я приду и позвоню от вас?
        - Я буду последней старой собакой, если отпущу тебя вот так, в ночь. Ложись-ка, с недавних пор, я знаешь ли, тоже остался совсем один. Хотя почему же с недавних, жены нет уже, дай бог памяти - почти пять лет. Так что, ты остаешься?
        - Да, я останусь. Только спать я не хочу, можно, просто посижу здесь?
        - Хорошо, конечно. Да только сам знаешь - бессонница у меня. Я, пожалуй, составлю тебе компанию. Ты ж не против?
        Мне было все равно - на улице сидеть, или на теплой кухне, в компании с кряхтевшим стариком или еще с кем-то. Я ощущал себя внезапно опустевшим сосудом, с трещиной на боку, в которую ускользают последние, жалкие остатки всех эмоций.
        - Нет, не против. У вас есть выпить?
        - Выпить говоришь? - прищурился он - Сейчас.
        Вернулся Терри с бутылкой отличного виски. Помнится, такое я пил после школьного выпускного, тогда помнится, мы бродили всю ночь, а на следующий день я еле встал с постели. Стив достал два чистых стакана, и налил - в один плеснул на дно, а в другой - до половины.
        - Пей - он, подтолкнул ко мне полупустой стакан - я выпил, и почувствовал, как горячая жидкость, чуть обжигая, скользнула по пищеводу вниз.
        - Знаешь, когда умерла моя жена, я хочу сказать - первая жена, я очень убивался.
        - Первая? Так Джанет была второй?
        - Да, первой была Мэри. В браке с ней, мы успели прожить что-то около полутора лет, ну и до свадьбы встречались еще сколько-то. Так вот, я ушел с работы, и ушел в запой. Точнее, с работы меня уволили, по этой причине. Потеряв счет дням, а затем и неделям, я просто пил, потом отрубался, потом опять пил. Вставал, шел пешком - в магазин, покупал джин, и пил. Я наверно, за всю жизнь - предыдущую и последующую, столько не выпил, как за тот месяц. Пил я и пиво, виски и коньяк - все, что только горит. А в один прекрасный день, я стал видеть ее. Свою Мэри. Первый раз это произошло, не знаю уж точно, на какой день моей пьянки. Просто открыл глаза - а она сидит на кровати. Смотрит на меня, грустная, с укором. Я не испугался или еще что, наоборот обрадовался, что умер, и теперь снова с ней. Интересно, что мне тогда пришла в голову мысль - а как я умер? Заснул и все? Или с похмелья, свернул шею? Может, машина сбила? А потом, жена встала, и вышла из комнаты. Я тоже, встал со второй или третьей попытки и поплелся за ней, но ее нигде не было. Что ж, я не умер, и это меня огорчило, потому что окончить жизнь
самоубийством мне не хотелось. Достал из шкафчика на кухне, последнюю бутылку и налил в стоявший тут же, мутноватый стакан. А жена - она приходила каждое утро, иногда появлялась вечером, но чтобы я не говорил, она молчала. И знаешь, ее молчание было красноречивее всех слов. Как-то, я проснулся утром от писка будильника, хотя не помнил, чтобы я его заводил. Я нашарил его рукой и швырнул в стену, перевернулся на бок - но писк не стихал. Зарычав, я вскочил и увидел, что звуки издает мой телефон - хотя я мог с уверенностью сказать, что на звонке у меня, не стояла пищалка. Поднес его к лицу и всмотрелся в экран - трудно было сфокусировать взгляд. Наконец, до меня дошло, что звонит Мэри. Я нажал «Ответить» и приложил телефон к уху.
        - Алло, Мэри?
        - Привет, милый. Я огорчена - голос был ее, сто процентов.
        - Да? Чем именно?
        - Ты сам знаешь чем - вздохнула она - ты должен жить дальше, понимаешь? Я хочу сказать, что с моей смертью, для тебя ничего не закончилось. Да и для меня - тоже - добавила она.
        - Что… мне перестать пить? - тупо спросил я.
        - Да, ради меня. Возвращайся на работу, у тебя все будет хорошо, я уверена.
        - Скажи, как там?
        - Хорошо. Послушайся меня, и будь примерным мальчиком, Стиви.
        - Да - я хотел добавить еще что-то, поговорить с ней, попросить прощения, за все те ссоры, которые у нас были. Однако телефон потух. Еще бы - я ведь не заряжал его уже несколько недель. Ты можешь подумать, что я, полуспившийся болван, просто болтал по разряженному телефону, поддавшись галлюцинациям, не так ли? Может и так, да только было это - реальнее некуда. Я отоспался, потом встал, просидел под душем целый час, побрился. Закинул одежду в стиралку, и впервые за долгое время, нормально позавтракал. Назавтра, я пошел проситься назад на работу, и директор сжалился надо мной. Через пару месяцев, жизнь и правда начала налаживаться, а спустя чуть больше года, после похорон Мэри, я встретил девушку, с которой как видишь, прожил много счастливых лет. По крайней мере - неплохих лет. У меня нет сыновей или дочек, и я пережил двух жен. Понятно, что это, не идет ни в какое сравнение, с твоим горем, но все-таки - не убивай себя, Олдос. Живи дальше, и мертвых оставь в покое - тут старик поднялся, поморщившись от боли, и вышел из кухни. Через некоторое время, послышался скрип диванных пружин и его бормотание,
а потом он затушил свет. А я так и остался сидеть на кухне, ни о чем не думая. Рука машинально залезла в карман, и я нащупал там тот самый конверт, с ключом в нем. Не верю я в такие совпадения, когда-то давно - я не без помощи, конечно, спас мать от взрыва газовых баллонов. И вот теперь - что это? Судьба? Или Сид Скайд? Этот вопрос оставался открытым. И как это так получается, что вокруг меня - все встречаются со своими умершими родственниками, болтают с ними по телефону? Не знаю, верите вы или нет, рассказу этого старика - Стивена Терри, но я-то верю. Что делать дальше и как жить - об этом подумаю потом. Опустив голову на стол, я уснул.
        Глава 8
        Проснулся я от шкворчания и шипения - Терри жарил яичницу.
        - Извини, что разбудил, парень - он снял сковороду с плиты - жутко хочется есть. Ты будешь?
        - Да, пожалуй - я ощутил, что, в самом деле, проголодался. Стив плюхнул передо мной тарелку с болтуньей, а сам сел напротив. Мы молча поели, а потом, я пошел звонить в морг. Впервые в жизни, кстати, ха-ха. Мне ответил женский голос, и, поинтересовавшись, насчет мамы и детей, через пару минут я узнал что хотел. Узнал, где они находятся и когда можно приехать, чтоб провести все необходимые мероприятия. Потом я положил трубку, а Терри на некоторое время, вышел из комнаты.
        Хоронить родственников пришлось за счет государства - те немногие сбережения, что были у нас - сгинули в пламени. Да и похорон, как таковых не было - попрощаться пришли две мамины подружки, я с мистером Терри, кое-кто из соседей - вот, в принципе и все. Трупы обгорели очень сильно - и, понятное дело, что гробы были закрытые. Присутствовал и толстенький священник - с проплешиной на затылке, и с большим носом. Он произнес речь, и наскоро смылся - с неба закапал дождь. Да и вообще - уже с утра, на небе собрались крупные грязно-серые тучи, а вскоре пошел дождь, грозящий перейти в самый настоящий ливень. Терри похлопал меня по плечу и медленно пошел к выходу. А я остался в одиночестве, перед свежими могилами. Их похоронили рядом - маму и Скотта с Мелиссой. Сколько всего теперь не произойдет в жизни детишек - они, никогда теперь, не закончат школу, не пойдут в колледж. Не будет теперь веселых потасовок и шумных перепалок. А Мелисса, в отсутствие мамы, никогда уже не попросит меня заплести ей косички. Я присел на корточки, а потом - опустился на колени, чувствуя, как джинсы тут же промокли и прилипли к
ногам. Склонил голову - слезы бежали по щекам, и падали в собиравшуюся между ног, дождевую лужу. Я знал, что оплакивая мертвецов, мы жалеем не их - им то что? Плача по умершим, мы жалеем самих себя, это чувство утраты в груди… мертвецам на него начихать. Поэтому, взяв себя, наконец, в руки, я пошел прочь, не оглядываясь. Рядом, в машине сидел Терри, и помахал рукой - залазь. А я покачал головой и пошел дальше, под дождем. Не то что бы мне «нужно было остаться одному и все подумать» - просто, в очередной раз, нащупав в кармане конверт, я решил отправиться по тому адресу, который был на нем указан.Тут было не так далеко от кладбища. Совпадение? Нет, слишком много совпадений. Без труда нашел нужное здание - высотка на Андерсон авеню. На входе, охранник окинул взглядом мою одежду, пятна на коленках, прищурился, но ничего не сказал. Поднявшись на лифте, я отыскал квартиру под номером 407, вытащил ключ и, повертев его в руках, попробовал вставить в замочную скважину. Тот идеально подошел, я повернул его и дверь открылась. Я вошел, и закрыл за собой дверь. Это была чья-то квартира, я скинул мокрую обувь и
пошел во внутрь.
        - Эй, есть кто дома? Ау! - никто не отзывался. Зашел наугад в комнату - это оказался кабинет, с дорогим массивным столом, двустворчатым окном, и полками, забитыми книгами. Был и компьютер, а на пустой столешнице, сиротливо лежала записка, придавленная сверху еще одним диктофоном: «Привет, студент! Если ты читаешь эту записку, ты додумался приехать в мою квартиру и все идет как надо. Тебе интересно, куда я пропал, и возможно, интересны подробности смерти твоих близких. Прослушай запись и двигай в Пенсаколу, но прежде - открой третий ящик». Я в растерянности, сложил листок пополам, и, взяв диктофон, щелкнул кнопкой - «За все надо платить» - прозвучал женский голос. Он отличался от того, что я слышал, тогда, сидя в камере. Той был мелодичный и даже умиротворяющий. А этот… Он пугал. Черт бы побрал этого Скайда, ненавижу его. Я сначала хотел порезвиться в его квартирке, а потом раздумал. Я порезвлюсь, когда найду его. Где бы он ни был - во Флориде, на Аляске или в Австралии. Если кто не понял - Пенсакола - это и есть город моего детства. Кажется, мы возвращаемся к исходной точке. Что он там еще
написал, открыть третий ящик? А если там взрывчатка, я открою, и все закончится? Сейчас проверим - зажмурившись, я протянул руку, и дернул ящик - тот выехал до середины. Никакого взрыва, ничего - он был пуст. Только еще один конверт лежал, на этот раз - с деньгами. Видно Скайд так уж хочет меня увидеть, денег вот оставил. В задумчивости, я повертел конверт в руках, потом сложил его и тоже засунул в карман. Деньги положил в другой карман, и вышел из квартиры, даже на ключ снова закрыл. Как мне не хотелось сжечь ее, или разнести там все к чертям - я решил пока поберечь силы. Они мне понадобятся, когда я буду топить в заливе Скайда.
        Я спустился вниз, и вышел на улицу, под бдительным взором охранника.
        - На что это ты так уставился, а? - сорвалось у меня с языка - могу чем-то помочь?
        - Можешь - убирайся отсюда, и побыстрее - буркнул он, сверля меня взглядом.
        - Ты можешь только позавидовать моей скорости, жирдяй - бросил я и быстренько скользнул в крутящуюся дверь - тот было бросился за мной, но не успел, и я благополучно с ним разминулся.
        Ехать предстояло несколько часов, и, несмотря на то, что Сид оставил мне денег, я решил маленько сэкономить, и отправился на попутках. Минут десять, я прыгал на обочине дороги, махая оттопыренным большим пальцем. Наконец, остановилась машина - потрепанный «Ситроен», я подбежал и открыл дверцу.
        - Могу тебя довезти только до пересечения с 89-м шоссе - бросил мне мужчина, неопределенного возраста, после того как я объяснил, куда мне надо. С первого взгляда, трудно было предположить, чем он зарабатывает себе на хлеб, чем вообще занимается по жизни - с трехдневной щетиной на лице, в потной рубашке, с закатанными рукавами, и глазами-щелочками.
        - Хорошо, без проблем - ответил я сел на пассажирское место.
        - Моя мама - начал он - много раз говорила, чтоб я не подсаживал попутчиков. Особенно подозрительных типов. Она считает, что это может плохо кончиться. Говорит «в один прекрасный день, тебя найдут в канаве, с ножом в спине». Ты не выглядишь подозрительно, насколько я могу судить.
        - Я обычный парень, не преступник - улыбнулся я ему. Как будто, если б я хотел его убить, я сказал бы ему - извини, черт возьми, твоя мама была права - и выкинул бы его с машины, а затем изрезал на части.
        - Но преступники тоже не всегда выглядят как преступники, если ты понимаешь, о чем я - тут, он бросил на меня немного встревоженный взгляд, а потом уставился на дорогу и замолчал. А потом спросил:
        - Как тебя зовут?
        - Олдос. А тебя?
        - О, какое имя - Олдос. Вроде был такой художник, или композитор, с таким именем. А меня зовут Джад - он протянул мне руку, и я слегка сжал ее. На ощупь она была как селедка - вялая и влажная. Я не стал, просвещать его насчет Олдоса Хаксли, и промолчал. А он все не наговорится:
        - Зачем тебе в Пенсаколу? Дела?
        - Да, угадал, дела - я многозначительно кивнул. Он вздрогнул, и опять уставился на дорогу. Боязливый малый, еще подумает чего.
        - Да ты не волнуйся, не гангстер, какой или еще что. Просто, заболела сестра, вот я и еду ее навестить. Сам не свой - еще позавчера я слышал в телефоне ее веселенький голосок, а вот сегодня, мне позвонил врач и сказал что у нее что-то с давлением. Так что, не обессудь.
        - А, ясно - он расслабился и заметно повеселел, явно довольный моим объяснением. Некоторое время мы молчали, и я стал клевать носом. Потом, машина остановилась, я по инерции качнулся вперед, и тут же вернулся назад, удерживаемый ремнем.
        - Что такое? - щурился я спросонья.
        - Да приехали, тебе выходить - ответил мне он. Я вышел, и он, обдав меня пылью из под колес, умчался вправо, по дороге на Касл-Вью. А я побрел дальше сам. Когда слышал приближающийся сзади автомобиль, останавливался и размахивал руками, в надежде, что меня кто-то подберет. В очередной раз, остановившись так, я увидел вдалеке черный «бьюик». Он пролетел мимо меня, снижая скорость, потом подался к обочине и остановился. Я подошел, и дернул дверь - заперто. Стекла были тонированы. Даже лобовое, поэтому разглядеть, кто там сидит, и сколько их, было проблематично. Я постучал - нет ответа. Что еще за хрень? Я отступил назад, но тут услышал звук опускающего стекла, со стороны водителя. В открывшееся окно вылезла рука, и, махнув, скрылась. Я снова подошел, попробовал дверь - открыто. Заглянул - за рулем сидел мужчина, в зеркальных темных очках, в поллица.
        - Вы не подбросите меня до Пенсаколы? Куда вы сами едете? - он ничего не ответил, только медленно кивнул, и показал рукой - присаживайся. Мне вдруг перехотелось с ним ехать, уж больно он был странный. Однако я машинально плюхнулся на сидение и хлопнул дверью. А он тронулся и стал потихоньку набирать скорость. И еще - не было зеркала заднего вида. Вот так я сидел, поглядывая на своего попутчика - в коричневом плаще, в черных очках, и с бледным лицом. В какой-то момент, мне стало казаться, что если я обернусь назад, то там будут сидеть еще пассажиры. Возможно, его близнецы, или просто - бандиты, мафиози. А в багажнике они везут труп. Меж тем, водитель спросил:
        - Как тебя зовут, парень? - голос был гулкий, как из бочки.
        - Фред - не моргнув глазом, ответил я. Почему-то, мне не хотелось сообщать ему свое имя.
        - Фред? Чудное имя - покачал он головой - я Крейг Симс. Куда едешь, а Фред? - имя он произнес с нажимом, будто знал, что я соврал ему.
        - Еду к сестре, она заболела, давление…
        - …вот я и еду ее навестить. Сам не свой - еще позавчера я слышал в телефоне ее веселенький голосок, а вот сегодня, мне позвонил врач и сказал что у нее что-то с давлением, так да? - закончил он за меня и хохотнул.
        - Что?! Откуда, да кто ты такой? - вскрикнул я, почувствовав, как руки непроизвольно сжались в кулаки.
        - Ты меня не знаешь, Олди. Просто, ты по ошибке, сел не в ту машину.
        - Ты призрак? Тебя нет? - спросил я, чувствуя, как в горле моментально пересохло.
        - Я есть - тут он выкинул руку, и схватил меня за нос, а потом чуть скрутил его - призраки так не умеют, не правда ли? - а потом отпустил. Он настолько проворно проделал это, что я даже не успел шелохнуться, только слезы выступили на глазах. Потом я потер нос, и чихнул.
        - Ага, так кто ты? Или что? - глаза продолжали слезиться.
        Тут он снял очки - глаз у него не было. Просто зияли пустые проемы, а под ними - нет, не мешки или круги - черная, сгнившая плоть. Он растянул рот в улыбке, показав мне желтые клыки.
        - Посмотри на дорогу, Олд - я повернул голову - на нас летел грузовик, отчаянно гудя и мигая фарами. Крейг и не думал сворачивать, или снижать скорость, я зажмурился, приготовился к удару и …
        - Эй, да проснись ты, ну же! - я дернулся, открыл глаза, и, вскрикнув, стал отбиваться от Джада.
        - Да ты сбрендил, что ли? Приди в себя, ну! - он хлопнул меня по щеке, а потом с удивлением стал всматриваться в мое лицо.
        - А, это ты, фу - до меня, наконец, дошло, что это был сон. Дурацкий, слишком реалистичный - но сон.
        - А ты и, правда, не преступник - ты просто псих! - протянул Джад. Дальше нам не по пути, так что вылезай - вот уж ей-богу, правду мама говорит - не подсаживай ты к себе всякий сброд. Ладно, удачи тебе, Олдос, или как там тебя зовут.
        - Ага, спасибо Джад - пробормотал я и вышел из машины. Тот моментально сорвался с места, и скоро скрылся вдали. А я пошел дальше сам. Через некоторое время, рядом со мной притормозил черный «бьюик», и хотя, стекла у него не были тонированы, и водитель был - сама приветливость - я не решился сесть в него. Думаю, вам не нужно пояснять почему. Водитель, очевидно, обиделся, или удивился:
        - Что с тобой? Тебя ведь нужно подвезти?
        - Да нет, езжайте, не нужно - покачал я головой.
        - Ну, как знаешь - он что-то еще добавил сквозь зубы, но я не расслышал, а затем уехал.
        Я отошел от дороги - там росло дерево, которое мне вдруг приспичило пометить. Только я разделался с этим делом, как услышал вдалеке гудок грузовика. Если это дальнобойщик, то быть может, он довезет меня до самой Пенсаколы! Я наскоро застегнул ширинку, и побежал к дороге - фура, была уже довольно близко. Я поднял руку, а грузовик, коротко моргнув фарами, стал снижать скорость. Подбежав и запрыгнув на ступеньку, я открыл дверцу:
        - Не подбросите до Пенсаколы? - Толстяк-водитель, в красной кепке, повернутой козырьком назад, и с бородой, молча посмотрел на меня, а потом ответил:
        - Ну, залазь. Я еду не до самой Пенсаколы, но близко. Лезай, парень.
        - Отлично - я примостился на сиденье, и хлопнул дверью. Какое-то время мы ехали молча, а затем, дальнобойщик спросил:
        - Ты когда-нибудь видел их?
        - Кого это «их»? - везет мне сегодня с попутчиками, подумал я, бросив быстрый взгляд на водителя.
        - Пришельцев.
        - Пришельцев? - переспросил я - Вы имеете ввиду, все эти летающие тарелки, человечки, да?
        - Человечки? - он насмешливо посмотрел на меня - Нет, не человечки. А те, кто на самом деле управляют этим миром. Они могут принимать любой облик, и творить все, что им только захочется. В частности - развязывать войны, держать людей за тупое стадо, используя всю Землю, как полигон для своих экспериментов. Вот кого я имею в виду.
        Он закончил говорить, и включил радио. Передавали новости, что-то о курсах валют, визите президента в Великобританию, и сократившемся уровне безработицы. Дальнобойщик ругнулся и переключил на другую станцию, где что-то тараторили два диджея.
        - Они и новости контролируют - доверительно сообщил он мне - знаешь, парень, уж не знаю, как тебя зовут…
        - Олдос - вставил я.
        - …но я их иногда вижу - закончил он фразу. - Что-то там они затевают, уж поверь мне.
        - Да? - спросил я, просто, чтоб что-то сказать. С психами, надо во всем соглашаться, и ни в коем случае, не перечить. А этот малый - не производил, впечатление нормального человека.
        - Как же вы определяете, кто из них кто?
        - О, это просто, ну как, не знаю… В общем, бывает знаешь, что встретишь например, в этот день, определенного человека, ну просто - интуиция. Так и тут, почти то же самое. Может, они и выглядят как люди - тут он посмотрел на меня, и знаете, во взгляде его не читалось безумия - но, я то уж знаю, что к чему, поверь мне - тут он снял кепку, вытер ей покрывшийся испариной лоб, а потом опять надел.
        - Ясно. И давно вы стали их замечать?
        - Слушай, парень, ты говоришь таким тоном, будто я на приеме у врача, или еще что. Я не псих, понял? - он выудил сигарету из лежащей тут же пачки, и закурил - Не псих.
        - Да мне и в голову такое не приходило - считать вас психом. Кто знает - может, так оно и есть. Однако это сложно все принять, вот так.
        - А ты толковый пацан, студент, наверное?
        - Да так, учился… Сейчас вот еду к сестре - я выложил ему старую сказочку про больную сестру.
        - Давление - штука серьезная. И молодежь пошла сейчас так себе - он поморщился - здоровье ни к черту. Мне - сорок пять. Давление - как, у мать его, Нила Армстронга, перед отлетом на эту Луну - он хлопнул себя кулаком в грудь.
        - Рад за вас - кивнул я. Как с ними бороться? Что вы думаете на этот счет?
        - Возможно - он выпустил клубок дыма - вижу их не только я один, понимаешь?
        - То есть, вы думаете, что еще есть такие как вы? - я уже просто, нес чепуху, ощущая себя соседом по палате или лечащим врачом этого идиота. Как его только отпустили в рейс?!
        - Конечно - кивнул он - настанет тот день, когда прозреют многие. Тут-то и начнется самое интересное.
        - Круто - я кинул на него взгляд - вроде обычный мужик, сосредоточен на дороге. И не скажешь, что сумасшедший. Вдруг лицо его напряглось, а на лбу появилась тревожная складка.
        - Черт возьми, ты тоже его видишь? - спросил он.
        - Кого? - я посмотрел и увидел приближающийся «бьюик». Его мотало по всей дороге, водитель был пьян не иначе. Я сразу понял, что это за машина. В ней-то я и побывал во сне.
        - Та вот же, чертов недоумок летит, не снижая скорости! - проорал водила, и грузовик протяжно загудел. Потом стал моргать фарами, снижая скорость. А «бьюик» летел на нас, даже не думая останавливаться.
        - Мать твою! - проорал водила, я приготовился к удару, но его не последовало. Находясь в считанных сантиметрах от нас, «бьюик» внезапно исчез. Водила открыл глаза. И выровнял машину, которая стала уходить вправо, к обочине.
        - Что это было?! Ради всего святого, скажи мне, парень! - вид у него был прямо-таки безумный - расширившиеся глаза, лицо, искаженное в гримасе.
        - Езжай, все в порядке - ответил я, сглотнув комок в горле - следи за дорогой! Это был чертов призрак.
        - Призрак?! И ты говоришь об этом так спокойно?! Ты часто встречаешься с призраками?
        - Не совсем - вздохнул я - вы рассказали мне свою историю, я расскажу свою. После моего рассказа, наступила долгая тишина. Очевидно, водитель, если кому и рассказывал про «тех, кто на самом деле контролирует мир» - то привык, что на него смотрят, как на дурака. А вот сейчас, услышав еще более фантастический рассказ, он притих, только изредка бросал на меня быстрые взгляды. Может, чтоб убедиться, что я не галлюцинация. Может, прикидывал, как лучше меня высадить из машины.
        - Слушай, я думал я один такой псих - меня зовут Чак - решил представиться он - хоть будешь знать, есть такое парень, Чак, маленько с приветом - он захохотал, откинув голову назад. Поддержал его и я.
        - Хочу сказать, что мы уже почти приехали - сообщил Чак - и я желаю тебе удачи. Думаю. Она тебе пригодится. Хотя, я все равно не понял, что ты должен сделать ну и так далее. Запиши мой телефон - может, при случае, встретимся. Только в более подходящей обстановке. Открой бардачок, найди там ручку и бумажку - я пошарил в бардачке, нашел ручку и листок, а он продиктовал мне свой телефон.
        - Все, дальше нам немного не по пути - вот дорога на Пенсаколу - он махнул рукой вправо.
        - Что ж, приятно было познакомиться. Опасайтесь «бьюика». Потому что в один прекрасный день - он может быть настоящим.
        - Ты чертовски прав, Олд. Ладно, пока старина! - он сжал мою руку, как в тисках, а потом, хлопнул ладонью по спине.
        - Удачи, Чак! - я открыл дверцу, слез по ступенькам, и спрыгнул в пыль. Чак гуднул на прощание, и с шумом, удалился.
        А я помнил, что тут где-то должна быть автобусная остановка - до Пенсаколы оставалось километров двадцать. Спросил, у проезжающего мимо на велосипеде, старичка - он ответил, что мол остановка - как раз, метрах в пятиста, чуть дальше по шоссе. Что делать, поплелся по обочине. Дошел до остановки, купил себе пирожок с вишней, колу и гамбургер. Не успел я разделаться с едок. Как показался долгожданный автобус. Я заплатил за проезд, уселся у окна. Пенсакола - была конечной точкой маршрута, поэтому без всяких опасения проехать ее, я заснул. Мне снился берег залива, рядом идет Скайд. Я спрашиваю у него, виновен ли он в смерти моих родных? А он качает головой и говорит:
        - Знаешь, Олди, моя мама, любила сыпать разными присказками и поговорками. На каждый случай жизни у нее что-то было припасено. А здесь, я думаю, она могла бы сказать: «За все надо платить» - потом Сид исчезает, а его пустая одежда падает на песок.
        Тут я проснулся - меня тряс за плечо водитель:
        - Выходи парень, приехали - добро пожаловать на солнечные пляжи Пенсаколы!
        Глава 9
        Что можно рассказать о Пенсаколе? Это одно из самых лучших мест, если не в мире, по крайней мере - в США. Пляжи, бухты, теплая вода, приветливые аборигены - что еще можно желать? Здесь никто никуда не спешит, ходят вразвалочку, и просто наслаждаются жизнью. Город - один из старейших в стране, и живет не только за счет туризма - есть несколько текстильных фабрик, строительных предприятий. И самое главное - тут даже производят ядерные реакторы. Я не шучу, так оно и есть. Если бы мы не уехали отсюда, то я, не долго думая, поступил бы в Университет Западной Флориды. Еще интересный факт - из-за многочисленных боев за эту землю, между испанцами, французами, британцами - была построена система фортов при входе в гавань. А от ветров - город всегда надежно защищался островом Санта-Роза. Что я хочу этим сказать - если моряки попадали в жуткий шторм, им нужно было, лишь добраться до этой тихой гавани. Если добрался - выжил, и все в порядке. Однако многие не добирались, и даже сейчас, по прошествии многих десятилетий, на дне осталось чертова уйма кораблей и тел, изъеденных рыбами. Говорят, что на следующий
день, после бури, мертвецы покачивались на водной глади - словно бухта, показывала, что и после смерти, здесь можно найти пристанище.
        У меня не было времени на прогулки и посещение мест моего детства - я первым делом зашел в телефонную будку, позвонить Киндману - ведь мобильник мой утащил Скайд. По его старому номеру, никто не отвечал, даже автоответчик. После еще нескольких бесплодных попыток дозвониться, я вышел из кабинки, и пошел, смотря себе под ноги. Черт, мне нужен Киндман! Куда он мог деться? Ехать туда, к нему, что ли? Нет, не выход. Вот дерьмо!
        - Эй, аккуратнее, смотри куда идешь, парень - я налетел на кого-то, поднял взгляд:
        - Киндман?!
        - Олдос?! Что ты тут делаешь?
        - Нет, это ты зачем сюда явился? - он обнял меня - ты приехал отдохнуть?
        - Так ты не в курсе? Ну да, откуда бы.
        - А что такое? - поднял он брови - Элис заболела?
        - Пойдем в кафе - потянул я его за рукав - там и потолкуем. Это долгая история.
        За те годы, что я не видел Грега, он успел чуть постареть - волосы его чуть посеребрились, под рубашкой было заметно небольшое брюшко. Однако, что осталось неизменным, так это проницательный взгляд голубых глаз, и такое спокойное выражение лица.
        В очередной раз, я рассказал все, с самого начала, опуская незначительные подробности. За это время, Грег успел выпить три чашки кофе и выкурить множество сигарет. За что можно было его ценить, так это за умение слушать. Он кивал, хмыкал, пожимал плечами и качал головой, но - ни разу не перебил меня, а когда я замолчал, он произнес:
        - Знаешь, я верю в провидение, в судьбу - ведь признай, мы каким-то чудом встретились сегодня. Я был у одного моего приятеля, сто лет не виделись, со студенческой скамьи. Один из лучших нападающих, что я видел. А сейчас - успешный адвокат. Ну да бог с ним, главное, что судьба все-таки свела нас, Олди. Теперь, когда твоей матери уже нет, я могу рассказать тебе про твоего отца. Салливан Бакстер, Сэл-Бак, или Сэлли - это имя знали многие, уж поверь мне. Когда ты был маленьким, ну, у меня на сеансах - ты рассказывал мне про то свое видение, в доме ведьмы, про ее смерть… Три человека - твой отец, старина Пит и третий человек - это был я, Олд. Видишь как бывает, она, эта ведьма Хайт - в самом деле, была черная колдунья. И даже теперь, по прошествии стольких лет, хотя, сколько там прошло? Не так много - ее проклятие достало тебя.
        - Подожди. Вы повесили эту ведьму - за что?
        - Просто, за то, что она ведьма. Пропадали люди - эта история, с Джо и Кейси, не единичный случай. Иногда, люди обращались к ней за помощью, точнее, помощью это не назовешь - сделать кому-то порчу, отвороты-привороты и всякое такое. А она, иногда делала все более чем добросовестно, а иногда - оглушала чем-нибудь тяжелым, пришедшего к ней человека, а потом бросала в тот подвал. Подвал в подвале - неважно. Когда с того дня, как пропал Джо, прошел приличный срок, и про него стали потихоньку забывать, пропала девочка. А потом еще один пацан. А ведьма - все время выходила сухой из воды, и вроде бы и улик-то против нее не было. Прошло еще несколько лет. В городе появился твой отец, прямиком из тюрьмы штата. Но выглядел он, скажу я тебе - просто потрясно. Когда он шел, просто шел - клянусь, что все дамы, девушки, женщины - пытались поймать его взгляд. А если уж он улыбнулся кому-то из них - она уже готова была прыгнуть к нему в койку, или отдаться тут же. Исключением стала твоя мать. Она тогда работала в магазинчике, у Харпера, и ей было плевать на всяких освободившихся зэков. Этим-то она его и взяла. Я
не буду рассказывать, про то, как Сэлли добивался ее расположения, но он, в конце концов, смог это сделать. А потом - он узнал, про этот дом ведьмы. Сидя за бутылкой, выведал слезливую историю у отца Джо, опросил еще нескольких родителей и решил устроить самосуд. Терять ему особо было нечего, он, кстати, еще ограбил несколько ювелирных лавок, и в ту же ночь, подняв с постели и нас с Питом, ворвался в ее дом.
        - А ты-то, ты с ним общался что ли? Дружил? И какое дело ему было до Джо?
        - Ну…Скажем так, да, довольно неплохо его знал - Киндман кивнул, снова закурил и уточнил - еще до его приезда в город. А до Джо - кто его знает, может он задолжал что-то его отцу, или просто решил оказать услугу приятелю.
        - Ясно. Вы что, вместе сидели?
        - Да упаси Господь, я не был в тюрьме, Олди! - наши пути пересекались, но я не хочу об этом говорить. Если придет время - расскажу.
        В ту самую ночь, он поднял меня, было уже наверно, начало второго - в общем, самое время для всякой чертовщины, если ты понимаешь, о чем я. Я встал с постели и прошлепал к входной двери, на ходу протирая глаза.
        - Кто это, черт возьми?
        - Грег, это я, Сэл. Есть дело, одевайся.
        - Ага - ответил я и пошел одеваться. Не спрашивай меня, почему это я, даже не узнав, что к чему, пошел с ним. Ты не знал его, Олдос. Просто, не знал этого человека. Когда он смотрел на тебя, своим взглядом… Бр…
        Итак, я наскоро оделся, запер дверь и пошел за ним. Он не отвечал, куда мы идем, и что он задумал, а в руках у него было ружье. Знаешь, с теми, у кого в руках ружье, лучше всегда во всем соглашаться, по крайней мере, если ты не вооружен. Вскоре нас нагнал Пит, и, поздоровавшись со мной, присоединился к нам. А еще через некоторое время, мы вышли к ее чертовому дому. Тут я стал понимать, что они задумали, и спросил:
        - Вы же не собираетесь ее пытать, мучить или еще что?
        - Нет, что ты, Грег - усмехнулся Сэл - обойдемся без пыток.
        В отличие от констебля Харриса, Сэл не стал церемониться, и тем более - говорить с миссис Хайт, а просто напросто, и вскрыл отмычкой входную дверь. Ведьма она была, или кто там ее разберет - но спать она, очевидно, любила не меньше обычных людей. Ее дом разве что не сотрясался от мощного храпа. Неслышно ступая, Сэл-Бак проследовал дальше, и перерезал провод телефона.
        - Кто здесь? - послышался испуганный голос миссис Хайт. Оказывается, колдуньи тоже пугаются.
        - Не бойтесь, миссис Хайт, это гости - ответил Сэл - точнее, старые друзья.
        Однако миссис Хайт догадывалась, что старые друзья не приходят в гости ночью, а тем более - не взламывают замок, поэтому, она поддалась панике, а Сэл-Бак - не любил паникеров.
        Тут Киндман замолчал, и потушил сигарету в пепельнице.
        - Дальше ты все знаешь и сам, Олди. Он, размахивая оружием у нее перед носом, предъявил ей свои претензии, а потом он… Точнее, мы - повесили ее. Сэл-Бак, в эту же ночь пропал из города, и больше я его не видел. Никогда.
        Расследованием дела никто особо не занимался - мало ли что придет в голову полоумной даме. И это, несмотря на то, что на замке были следы взлома, ха. Да только, за все в жизни надо платить, Олди.
        - Как ты сказал? - встрепенулся я.
        - За все в жизни нужно платить - повторил Киндман, и допил очередную чашечку кофе.
        - Да, платить… - прошептал я - Чем ты занимался все эти годы, а Грег?
        - Все тем же самым - помогал обрести себя различным типам. Психоанализ, гипноз - все как обычно.
        - Я ведь успел немного поучиться на психолога - улыбнулся я - наверно, подсознательно я хочу… Хотел стать таким, как ты.
        - Да, но еще ничего не потеряно, парень. Я вспомнил один презанятный случай, хочу тебе рассказать. Ты ведь не особо спешишь?
        - Конечно - закивал я - с удовольствием послушаю.
        Киндман, отпил свежего кофе, который только-только принес официант, потом снова закурил.
        - Пришел ко мне один парень. Звали его, погоди, как же… А, вспомнил - Пол! Просто Пол, да. На вид - типичный офисный работник, тощий, в дешевой рубашке и брюках, купленных, скорее всего на распродаже. Лицо - не сказать чтобы, глупое, простое лицо, а глаза прямо бегают - будто он непрерывно что-то высчитывает, или сопоставляет, анализирует - в общем, ничего не могло ускользнуть от его взгляда. Уселся он в кресло, и говорит:
        - Вы должны мне помочь, доктор! У меня фобия, даже не знаю, как ее назвать… Хотя, вы наверно сталкивались с таким. В общем, я боюсь все испортить.
        - В смысле? - тут я достал свой особый блокнот - обычно с таких фраз начинается самое непредсказуемое. А он немного помялся, и продолжил:
        - Я верю в то, что судьбы не существует. То есть, мы сами выбираем, что будет дальше, и от каждого шага зависит наше будущее.
        - Ну, я придерживаюсь примерно такой же точки зрения. Что в этом необычного?
        - А то, что я с некоторых пор стал многое продумывать. У меня появилось много «якорей», и так далее.
        - Давайте-ка поподробнее.
        - Например, я иду утром на работу - и абсолютно все запоминаю - с какой ноги вышел из дому, как я иду до остановки, целиком маршрут, с кем увиделся, поздоровался. Ботинки и носки я надеваю только с левой ноги, потому, что я помню, в один из самых удачных дней в своей жизни - 21 марта 2000 года - тогда я выиграл в лотерею целых три тысячи баксов, когда шел на собеседование на работу - я поступил именно так. Меня на нее приняли, я проработал там долгое время, добился повышения. Стоит ли говорить, что цифра моего дня рождения, то есть цифра, сопутствующая мне по жизни - восьмерка, а если сложить числа даты самого удачного дня, тоже получится восемь. Кстати, я, всегда, проверяю так, будет ли удачным следующий день, смотря, какая цифра будет. Но это не самое важное - важны «якоря».
        - Тут, надо сказать, - Киндман почесал лоб - я немного ошалел, от такого быстрого, и даже я бы сказал, на первый взгляд, бессмысленного потока информации, и противоречивых фактов. Однако продолжил его слушать. Это я умею.
        - Да, якоря важны - Пол немного помедлил, а потом продолжил - есть якоря состояний - например, при прослушивании определенной песни, или когда слышишь определенную фразу. А я придумал, ну, точнее, это работает - якоря событий. Я завел целую тетрадку, чтоб записывать туда все - абсолютно все - что ел, как шел, и даже - тут он привстал с кресла, и полушепотом произнес - что думал.
        - Хорошо, а что вас конкретно беспокоит?
        - Началось все с моего кота. Он сдох - просто его сбила машина, и, возвращаясь домой, в сумерках, я чуть было не наступил на него - какой-то умник отнес его ко мне на газон. С Диланом - так его звали - я обошелся, как следует - вывез и закопал неподалеку, в лесу. А потом, когда пришел домой, открыл свою заветную тетрадочку, записал все события, и на время забыл об этом. Через пару месяцев, умер мой дядя - я просмотрел тетрадь и обомлел - многое сходилось с тем днем, когда умер Дилан. Например, водитель в автобусе был темнокожий, а еще - и в тот день, и в день смерти дяди - меня окликнул на улице человек, в туфлях с острым носком, понимаете? Так вот, это все может показаться бредом, но через год после смерти кота - умер мой отец. Этот день совпадал с тем днем, когда умер дядя, в том, что и тогда, и тогда - мне позвонил человек, который ошибся номером, а еще - я по ошибке купил не шоколадное мороженное, а клубничное! Я вообще его никогда не покупал! А тут, нате вам, купил!
        - Хорошо, все это довольно интересно. Что конкретно привело вас ко мне?
        - Я боюсь сделать что-то не так. У меня полно братьев и сестер, мать - жива-здорова, пока. Я боюсь, что ошибусь в чем-то или случайно повторю какие-то действия, которых нет в моем дневнике, понимаете?
        - Но, вы отдаете себе отчет в том, что это просто совпадения?
        - Нет, что вы! Я веду свой дневник вот уже два года. Анализирую время, когда его не вел, и понимаю, что был дураком - тут Пол покачал головой - многое можно было бы исправить, точнее - пустить в правильное русло. Управлять своей жизнью, понимаете? А сейчас - все упущено. И я действительно боюсь.
        Тут Киндман замолк, и, посмотрев на меня, сказал:
        - Я помог тому парню. Со временем, он и думать забыл про свои расчеты, и спокойно продолжил жить. Как я это сделал? Не обошлось без гипноза, как и в твоем случае. К чему я клоню? Не бойся сделать что-то не так, Олди. Бойся вообще ничего не сделать. Такая вот притча.
        - Поразительно. И много у тебя таких историй?
        - Да целая куча, вот подумываю взяться за книгу. Только пока не знаю - автобиографическую делать, или с изрядной долей вымысла. А вот ты, что думаешь делать дальше, а, студент?
        - Не называй меня так, прошу - вздрогнул я - что делать - не знаю. Совершенно не представляю. Разве что, ночью прогуляюсь, полюбуюсь закатом.
        - Ты уже где-то остановился? Где жить планируешь?
        - Да сниму недорогую комнатку и делов - пожал я плечами.
        - Недорогую? В Пенсаколе, в бархатный сезон? Ты спятил, Олди - усмехнулся Киндман - официант, счет, пожалуйста! - он расплатился и мы вышли из кафе.
        - Могу посоветовать заглянуть на Питерс-стрит. Там сейчас дешевле всего. Сам я буду у друга, вот возьми - он быстро что-то нацарапал на листке и сунул его мне в руки.
        - Звони в любое время, Олд.
        - Хорошо, Грег - я кивнул ему, пожал руку и он быстрым шагом, удалился.
        На Питерс-стрит, я действительно смог найти себе недорогое жилье. Переговорив с хозяйкой, и оплатив сразу трое суток, я под ее нескончаемые россказни, пошел осмотреть комнату. Мне было без разницы, что там да как - лишь бы была крыша над головой. Я ведь приехал сюда не отдыхать.
        - Вот, белье поменяно, а убирали только вчера - так что можете прямо так и въезжать. А где, кстати, ваш багаж.
        - Люблю путешествовать налегке - ответил я ей. Затем, я выслушал рассказ, про ее племянницу, и какой урод у нее парень. И что лучше бы она встретила молодого человека вроде меня.
        - Ага. Да только вы же меня совсем не знаете, вдруг - я маньяк, какой?
        - Да какой же вы маньяк? - удивилась она - Маньяки они… Ну не такие…
        В общем, я пообещал ей присмотреться к ее племяннице, быть поменьше на солнце, чтоб не схватить тепловой удар, и не есть в «этих вонючих рыгаловках». А затем, она ушла, а я запер дверь, лег на постель и почти сразу отрубился.
        Проснулся я, и не сразу понял, где я вообще, нахожусь? Потолок не такой, и окно вообще с другой стороны. Потом, до меня дошло, что к чему и я встал, включил свет, и решил ,что самое время идти на «прогулку». Время было около полуночи, я выскользнул на улицу и пошел на пляж. Луна была надежно скрыта за тучами, и стояла почти абсолютная темень. Я просто шел вдоль берега, по песку. Изредка вскрикивали птицы, ласкал слух легкий шум волны. Остановился и присел на валун, глядя вдаль. Я знал, что должен увидеть там. Уже не на горизонте, намного ближе - виднелся корабль. Можно было разглядеть мачты, и опущенные паруса. Или вообще их нет? Вот так я сидел, ждал этот корабль, не зная, приблизится он или нет. Он, насколько я мог судить, если приближался, то было это очень медленно. Просидев так довольно долго, я хотел было уйти домой, как увидел ее. Дебора - она с тех пор совсем не изменилась. Я знал, что это все нереально, будто во сне. Но так же, я знал, что не сплю.
        - Привет Олдос. Я ждала тебя - она говорила, как и тогда, не раскрывая рта. Голос просто возникал у меня в голове.
        - Привет, Дебби. Что же ты хочешь, и что все это значит? Зачем ты убила мою мать? Кто такой Сид Скайд?
        - Скайд - он «другой». Посланник, призванный отыскивать людей вроде тебя и помогать им вспоминать, если они вдруг забыли свое предназначение.
        - Что значит «другой»? Он не человек?
        - Нет. Пока, это слишком сложно для твоего понимания. Ты - «ключ».
        - А конкретнее можно? Сколько раз я слышал это от Сида, но так и не понял смысла. Ключ от чего? В чем мое предназначение?
        - Все эти призраки, с которыми ты столкнулся. Они не могут найти дорогу туда. Кто-то из них переживает день своей смерти снова и снова. А кто-то - попадает на корабль. Для них это замкнутый круг, из которого нет выхода. Ты ключ, способный доставить их туда.
        - Куда «туда»?
        На этот вопрос я не получил ответа, да в принципе, и так было понятно.
        - Корабль. Помнишь, я говорила, чтоб ты не приближался к нему, тогда?
        - Да.
        - Это было сделано в целях твоей же безопасности. Потому что маленькому мальчику, «там» - не место. Сейчас ты готов.
        - Готов?
        - Готов отправиться туда вместе с душами.
        - Я… Я не вернусь назад? Если я, допустим, отвезу их, а потом? Останусь…там? Умру?
        - Что есть в твоем понимании смерть? Существуют и другие миры, Олдос. Намного более приятные, чем этот. Без боли, без страха и ненависти. Миры, в которых существование спокойное и безмятежное.
        - Туда мы и отправляемся после смерти?
        - Не совсем. Обо всех подробностях, тебе сообщат, когда придет пора. А сейчас - смотри.
        Я проследил взглядом, за ее полупрозрачной рукой - черт побери, корабль. Он был уже, примерно в сотне метров от берега.
        - Он что, приближается?!
        - Не бойся - а я и не боялся. Просто был удивлен. А судно, оно приближалось. Напоминало оно все эти корабли из фильмов о пиратах - массивный, но не такой уж огромный, парусник. Только парусов у него не было.
        - Что мне делать? - прошептал я - Взойти на чертов борт?
        - Да - ответила Дебора, и я уловил легкую тень усмешки в ее голосе - только не жди, что он подплывет к берегу. Такие корабли - они никогда не могут пристать к берегу, они вечно скитаются, пока не найдется «проводник».
        - Так как мне туда попасть? - я внимательно изучал темную гору, которая казалось, неслась к берегу, теперь уже на полном ходу, однако - не приближалась ни на метр. Я не знаю, как это объяснить точнее, но так оно и было.
        - Закрой глаза, и пожелай этого. Просто закрой глаза, открой - и ты уже там, Олди.
        - Так просто? - я закрыл глаза, и представил этот корабль. Кто там? Грязные, полусгнившие мертвецы, в лохмотьях? Ходячие скелеты, и всякая прочая чепуха? Я почувствовал легкое головокружение, но не стал спрашивать Дебби, может, я уже начал перемещение. Что за бред? Проводник, заблудшие души - сказать, что я что-то толком, уяснил из ее речи, я не мог. В нашем мире, все устроено довольно сложно. А в этих, других? Должно быть, еще сложнее и запутаннее.
        Глава 10
        - Эй, парень, что это ты тут делаешь? - послышался чей-то голос. Я открыл глаза, и обнаружил, что нахожусь на палубе. Сидел я, на скрученном, в причудливую горку, канате, а передо мной стоял джентльмен, в вечернем костюме, с аккуратной бородкой и в кругленьких очках.
        - Я? Сижу.
        - Не лучше бы вам заняться каким-нибудь делом? Вы же член экипажа?
        - Ну, как бы сказать…
        - Я кстати, не видел здесь ни одного человека, который бы мог внятно мне объяснить, что вообще происходит, представляете? Как я попал на это, с позволения сказать, судно?
        - А как вы на него попали? Вы не помните?
        - Я был на мероприятии, посвященном успешному заключению контракта, с одной фирмой. У меня свой бизнес - поведал он. И, отошел…Скажем, по нужде. А потом - все, потерял сознание, темнота. Представляете?
        - Представляю. Но, чем вам помочь - пока сказать не могу. Кого вы говорите, еще встретили?
        - Тут не так много народу, но все, кого я встретил, отрицали свою принадлежность к экипажу - тут он наклонился, и заглянул мне в глаза - кто управляет этим чертовым корытом, а?
        - Это нам и придется выяснить - ответил я ему, а потом поднялся, и подошел к борту - клубился туман, и дальше, чем на десяток метров, не было видно ничего. Слышался плеск воды, я наклонился, подобрал с пола железную гайку, и швырнул ее за борт. И ничего - ни звука, и брызг. Тот недоуменно посмотрел на меня, я пожал плечами, и мы пошли искать хоть кого-то.
        Что ж, вот я и переместился. И, кажется, начал что-то понимать. Это не совсем легенда о Летучем Голландце, но насколько я понял, управление «корытом», мне предстоит взять на себя. И от того, насколько хорошо я справлюсь с этой задачей, зависит, вернусь ли я к своей прежней жизни, или тоже буду вот так, бесконечно бороздить водные просторы.
        - Как вас зовут, молодой человек? - поинтересовался джентльмен.
        - Олдос. А вас?
        - Прекрасное имя, юноша. А я - Бен Фостер.
        - Знакомое имя, где-то я его слышал… - протянул я.
        - О, оно не самое редкое. Но вообще-то, я один из основателей компании «Глобал Энжинеринс». Слышали о такой?
        - Ну, что-то слышал, да - кивнул я, с трудом сдерживая охватившее меня возбуждение. Черт возьми, это тот самый Бен Фостер! Сейчас корпорация «Глобал Энжинеринс» - одна из ведущих промышленных компаний в мире. Они занимаются буквально всем - от добычи полезных ископаемых, в основном, различных руд - до последующей ее обработки. Этого Фостера - его кажется, убили, и разговоры о его смерти, ведутся до сих пор. А умер он, дай бог памяти - наверно в семидесятых еще. Или шестидесятых.
        - А в каком году была основана ваша компания?
        - В 1957. Не сказать, что мы успели добиться таких уж успехов, но кое-что за эти семь лет нам удалось.
        - Да, у вас большое будущее - кивнул я ему. Значит, Фостер умер в 1964 году. Точнее, его убили, скорее всего. Тут мы натолкнулись на мужчину, в белоснежной рубашке, и таких же перчатках. Волосы его были зализаны назад, а на шее болталась бабочка.
        - Только вас одних все и ждут, прошу за мной - улыбнулся он нам.
        - Позвольте, объясните мне, как я сюда попал? Что это за посудина и куда мы плывем? Это похищение? - забеспокоился Фостер.
        - Господа, следуйте за мной. Совсем скоро вы все поймете - он развернулся и пошел, а я за ним. Бен хотел было, еще что-то возразить или спросить, но потом вздохнул и поплелся следом. Мы подошли к двери, широкая такая, наш спутник рывком открыл обе створки, и пригласил входить. Сначала, я поразился, как много тут людей, потом, удивился внутреннему убранству помещения. Так, корабль, казался откровенной развалюхой, и помойкой, еле держащейся на плаву. А тут - яркий свет ламп, множество мест, и сцена, закрытая красным бархатным занавесом. Все выполнено с шиком-блеском, сверкает чистотой и нарядностью. Тут же была и барная стойка, за которой суетился человек в маске и во фраке. На высоких стульях сидело четверо мужчин, что-то лениво потягивая из бокалов. Эдакая помесь театра и дешевого бара, или там кафе.
        - Присаживайтесь, где хотите, мистер Фостер. А вы, мистер Олдос - идите за мной.
        - Откуда вы…
        - Знаю. Пройдем за кулисы - он потянул меня за руку, и я пошел с ним. Я был несколько раз за кулисами театра - у меня девушка играла в спектаклях, но обстановка здесь, ничем не напоминала ту. Там происходило непрерывное движение - шум, гам, выкрики, люди, одетые в сценические костюмы и с ярким макияжем на лице, сновали туда-сюда. Здесь же, было пусто и тихо. Поморщившись, я чихнул - еще и пыли полно.
        - Ну здравствуй, студент - послышался до боли знакомый голос.
        - СКАЙД! - завопил я, и кинулся на него с кулаками, но меня схватил сзади тот зализанный, а Сид лишь рассмеялся.
        - Не держи его, Эшер, если хочет, пусть отколотит меня, может ему станет легче - хватка ослабла, я и, поведя плечами, оглянулся на этого Эшера - тот так же улыбался, и приветливо смотрел на меня.
        - Скайд, знал бы ты, как я хочу тебя отколотить... Переломать все кости и пальцы, зажать в тисках твои яйца, размозжить голову. Все это я сделаю, уж поверь мне. Но мне чертовски интересно, что ты расскажешь, по поводу всего этого - я обвел взглядом стены.
        - Присядь, Олдос и остынь - Сид пододвинул ко мне стул со спинкой, а потом сам сел напротив меня.
        - Ты борт-проводник корабля мертвых, студент. Да, можно и так сказать, чтоб тебе было яснее. Задача проста - мы с твоей помощью, отвозим всех этих людей до пункта назначения, а потом - ты свободен.
        - Зачем нужен я?! Что, без меня никак? Зачем было впутывать в это дело меня?!
        - Все эти люди - все они, не верят, что умерли. Они думают, что их похитили. Кто-то думает, что попал сюда по ошибке. Кто-то вообще ни черта не поймет, что тут творится. Твоя задача - убедить их, что они мертвы. Если они поверят, только и только в этом случае - мы доплывем. Если нет - так и будем бороздить просторы бескрайнего океана. Так что тебе следует быть убедительным, студент.
        - А ты? Ты сам не можешь.
        - Они меня не видят. Я для них не существую - пожал плечами Скайд. Только «проводник» - из твоего мира, может им помочь.
        - Как понять - «не существую»? Ты не человек?
        - Не человек - подтвердил он - А ты догадливый, студент! - осклабился он, а затем, заметив мои сжавшиеся кулаки, поднял свои руки вверх:
        - Спокойно, спокойно.
        - А Эшер?
        - Его тоже видишь только ты - они переглянулись с этим Эшером. Он мне сразу не понравился, скажу я вам. Смазливый такой, вроде и улыбка не сходит с его лица, но видно, что она не естественная. В глазах его было что-то отталкивающее - как лужа вонючей воды, на дне засыхающего колодца.
        - А мистер Фостер? Он с ним даже говорил.
        - Нет - загадочно улыбнулся Скайд - тебе так казалось.
        - Ладно, перед тем, как я приступлю к выполнению, этой суперважной миссии, ты сучий сын, расскажешь мне все поподробнее. Не обошлось же без маленького спектакля, так?
        - Да так. Звонки - постановочные, тот человек, Жозе, с которым ты виделся на кладбище - актер. Меган и ее подруга Фло, в тот день, когда мы были у них - тоже актрисы. А уже потом - ты видел, как убили настоящую вдову Барнаби. Своим особым «взглядом». Полицейские - ты вызвал полицию, но беседовал ты тоже с тенями прошлых лет. Телефон в том доме, давно отключен.
        - А та старуха? - я потер кончик носа.
        - Слушай, Олдос, ты так и не понял - есть такие места, попадая в которые, ты перемещаешься в день смерти человека. Даже не перемещаешься, а как бы это сказать, проскальзываешь в «тот» мир. Видишь, как все было. Это происходит не во всех местах, а только там, где душа умершего не может понять, что в этом мире для нее все кончено. Или же, по какой-то причине она не прошла на такой вот корабль. Ну, бывают сбои, что ли. Понятно, что тут собраны, так сказать, не совсем обычные люди - попросту говоря, преступники, убийцы, злодеи и грешники. Но бывают и исключения - порядочные люди, которых убили, или те, которые от плохой жизни, решили уйти самостоятельно. В любом случае, тебе нужно лишь доставить их… Туда. А там уже разберутся.
        - У меня голова идет кругом. Как я это сделаю, а?
        - Просто - поговоришь с ними.
        - Да их там больше сотни, черт побери.
        - Девяносто девять, если быть точным.
        - А сколько из них - исключения? И что будет с теми, кто не войдет это число?
        - Так и будут плавать тут, бесконечно.
        - Если они все такие уж грешники - то не самое жестокое наказание - вот так просто плавать. В Библии описывались вещи и похуже, те, что черти вытворяют в аду.
        - Поверь мне, нет ничего хуже неизвестности. Они в страхе, в смятении. Они не знают, куда плывут, и как долго продлится все это.
        - Последнее - причем тут Дебора? И мой отец? Его прокляла ведьма, поэтому я и попал сюда?
        - И да, и нет - развел руками Сид. Тут занавес дернулся и стал потихоньку приподниматься - Иди, Олди.
        - Что я им буду говорить?!
        - Все, что посчитаешь нужным. Ответь на их вопросы, задавай свои. Иди, я верю в тебя, студент.
        Занавес поднялся полностью, я вышел, и замер. Девяносто девять пар глаз, как утверждал Сид, уставились на меня. Постепенно смокли разговоры, и все внимание устремилось на меня.
        - Приветствую всех, кто попал на это судно - сказал я в микрофон. Он противно запищал, и все позажимали уши. Я немного отрегулировал его высоту, и продолжил - возможно, вам интересно, почему вы сюда попали и что вообще происходит, да?
        - Да, черт возьми, нам интересно! - выкрикнул кто-то, и его поддержал смех собравшихся тут мертвецов.
        - Сколько времени вы тут находитесь? - спросил я. Посыпались разные ответы - от нескольких часов, до нескольких месяцев. Тот же парень, выкрикнул: «Целую, мать ее, вечность!» - и его возглас опять встретили смехом.
        - Хорошо. Я думаю. Вы мне не поверите, если я скажу, что вы все мертвы - оживление прокатилось по залу. Кто-то смеялся, кто-то крутил пальцем у виска, некоторые изумленно перешептывались друг с другом.
        - Прошу тишины. Меня зовут Олдос, я …
        - Ты наверно тот самый писатель, он ведь тоже помер, как и мы все! - выкрикнул шутник, но никто на этот раз, даже не улыбнулся. Я посмотрел на него, и продолжил:
        - Доказать что вы умерли, я попробую так - вы можете спросить друг у друга, какой сегодня год, число. Сравним версии, я думаю, они будут различаться. Вот вы - я показал рукой на женщину, с вытянутым лицом, лет сорока на вид - как думаете, какое нынче число?
        - Ну, думаю что около 24 марта, 2003 года - протянула она - зал опять загудел.
        - Еще версии? - спросил я. Присутствующие стали поочередно, поднимать руки и выдвигать версии - года, вплоть от пятидесятых до нулевых, различные месяца, и числа. Поднялся невообразимый хаос, многие вскакивали с мест, а двое мужчин - один молодой парень, а второй - убеленный сединами, похожий на профессора, старичок - затеяли потасовку, в которой победила молодость. Молодой швырнул «профессора» на пол, у того слетели очки и он слабым голосом стал причитать, что ничего не видит. А этот парень, взял, раздавил очки, а потом преспокойно уселся на свое место.
        - Стойте! Мы ведь цивилизованные люди, остановитесь! - проорал я, и все, не сразу конечно, но потихоньку стали приходить в себя. «Профессор», на ощупь добрался до ближайшего кресла, и устроился в нем. Остальные отряхивали брюки и куртки, дамы поправляли пострадавшие прически. Публика была очень разношерстная - во-первых, социальный статус - были люди в дорогих костюмах, смокингах и вечерних платьях - типа Бена Фостера. А были и обычные люди - среднего достатка, нищие, даже бродяги. Все это разделение, только подчеркивалось тем, что все были из разных времен.
        - Вот видите - снова начал я - это, как вы поняли не совсем обычный корабль, или может - вообще не корабль. Вы все мертвы.
        - Откуда ты это знаешь? - проорал кто-то - и почему «вы»? Ты тогда тоже мертв, паренек!
        - Нет, я не мертв. Вы должны понять, что вы умерли или мы будем плавать так, еще черт знает сколько!
        - Да он просто сумасшедший!
        - Ладно, выйди ко мне, парень, я готов все объяснить тебе - тот маленько помялся, а затем вышел. Это был тот самый тип, который раздавил очки «профессора».
        - Давай, валяй - он взобрался на сцену и встал напротив меня, скрестив руки на груди.
        - Как тебя зовут? - спросил я.
        - Брэд Рофен - бросил он - ну, рассказывай же.
        - Как ты думаешь, Брэд, почему ни одна дата, названная присутствующими, не совпала?
        - Не совпала с чем? - ухмыльнулся он.
        - Не совпала с правильной.
        - Я так считаю - вы, сборище клоунов, решивших разыгрывать тут передо мной комедию. Я помню, как попал сюда - в смысле, помню последние мгновения, перед потерей сознания. Очевидно, что кто-то решил просто подшутить, и заказал розыгрыш. Как в том фильме, не помню названия. Во всяком случае, я не чувствую себя мертвым.
        - Ты понимаешь, что это стоило бы таких денег, что тебе и не снилось, а?
        - Почему же? У меня полно влиятельных и богатых друзей - пожал он плечами. Я актер, самая знаменитая роль в фильме «Ученик».
        - И какое, по-твоему, сейчас число? - поинтересовался я.
        - Пятнадцатое, ну или на крайняк - шестнадцатое января. Год - две тысячи восьмой, от рождества Христова - улыбнулся он, и провел рукам по ежику темных волос на голове.
        - Мне немного знакомо твое лицо, но не могу вспомнить фильмов с твоим участием - развел я руками. Хорошо, если ты так хочешь думать - иди, пока сядь…
        - Что значит сядь, а? - он схватил меня за воротник - ты тут всем заправляешь, а? В самое ближайшее время, если я не попаду на сушу, мать ее, я буду очень зол - в глазах его прыгал бешенный огонь - понятно?
        - Успокойся, Брэд, представь, что ты в кино, и играй свою роль, если тебе так охота - произнес я, и похлопал его по рукам, которые все еще стискивали мою футболку. Он пристально поглядел на меня еще раз, и, расплывшись в улыбке, отпустил.
        - Окей, я представлю. Самому стало интересно, что это за чертов спектакль - он медленно пошел к своему месту.
        - Еще один вопрос, Брэд - что это ты не поделил с тем человеком?
        - Со старым пердуном? Да просто он мне не понравился - «старый пердун», в свою очередь, прищурившись, посмотрел в сторону Рофена, и сказал:
        - Позвольте, мне тоже выйти на сцену?
        - Да, пожалуйста - кивнул я. Он встал, и чуть покачиваясь, медленно поднялся по ступенькам. Под глазом у него уже расплылся фингал.
        - Вы говорите, мы все мертвы. И знаете, я склонен вам доверять, хотя многие в этом зале - хотя некоторые в этом зале - он многозначительно посмотрел на Брэда - сочтут меня сбрендившим стариком.
        - Ты - это он и есть! - хлопнул в ладоши Рофен.
        - Так, вот - продолжил старичок - я прекрасно знаю, что умер. Я помню все, до мельчайших подробностей. Всем, я думаю, будет интересно услышать? - зал загудел, непонятно, одобряя или высказывая недовольство словами старика.
        - Мне стыдно в этом признаваться, так как это большой грех. Я самоубийца. Жена моя давно умерла, собственной смертью, умер сын - он долгое время болел раком. А потом, наконец, Господь сжалился над ним. Это очень тяжело - пережить собственного ребенка. Какое-то время, я крепился, а когда однажды утром, я нашел своего пса, Спайка - дохлым, то решил, что я задержался на этом свете. Пошел в сарай, и нашел там веревку, привязал ее к балке. Потом сходил в дом, написал записку, с просьбой никого не винить в моей смерти и захватил табуретку. Долго раздумывать не стал, залез на нее, и накинул веревку на шею. В этот момент, у меня в кармане, заиграл мобильный, и мне стало смешно. Вот подниму трубку и что скажу? Извините, но в данный момент я занят? Чем? Да вешаюсь. Нет, я не стал брать трубку, а сделал последний шаг - навстречу старухе с косой - тут он замолчал, вытащил платок из кармана, протер глаза, и убрал его назад.
        - Потом, было больно, я задыхался, но скажу вам - инфаркты, которые я пережил, были еще более мучительными. Понятное дело, что я много времени размышлял про ад, рай, небеса, все думал - а вдруг, так оно и есть? Но, правда, куда меня тогда отправят? Или заставят дожидаться Страшного Суда? Сначала, я вылетел из тела, и посмотрел со стороны, на все еще трусящееся в конвульсиях, свое бренное тело. Потом, свет померк, и я оказался тут, на этом корабле. Сначала, я подумал, что это нечто вроде ада и есть. И вот этот молодой человек - он кивнул на меня - подтвердил мои догадки, сказав, что все мы мертвы. Но если это не ад, то что же? И куда мы плывем? - в зале стояла тишина. Многие с интересом слушали историю старика, некоторые ухмылялись, кто-то просто сидел молча.
        - Есть еще такие, кто как вот мистер…
        - Эллис - вставил он.
        - Как мистер Эллис, думает, или знает, что он мертв - поднимите руки - сказал я. Поднялось несколько рук. Только пять человек, из всех присутствующих здесь, были готовы признать, что мертвы.
        - Ладно, мистер Эллис - пока сядьте. Сейчас мы… - я не договорил, потому что послышалось шуршание, и занавес стал опускаться.
        - Антракт! - выкрикнул Рофен и захохотал. Занавес опустился, рядом со мной опять оказался Скайд. В зубах его торчала сигара. Он похлопал, а потом снял невидимую шляпу с головы.
        - Отлично, отлично! Отойдем, студент - он развернулся, а я пошел за ним.
        - Эй, там, в загробном мире, живется не так плохо? Сигары курим?
        - Курим - кивнул он.
        - Слушай, я вот что подумал. А может тот парень - Брэд Рофен, прав? Это все чертов вселенский розыгрыш. Ты нанял актеров, как и тогда, и ломаешь тут передо мной комедию. Может, запустили какое-то новое реалити-шоу - «Я - охотник за привидениями», или «Отвези мертвеца куда следует»? И тут везде камеры, я все время под прицелом камер.
        - Поздравляю, для тебя шоу закончилось - ответил Сид. Ты раскусил нас - вокруг камеры, это все декорация, ты сообразительный малый студент! Хей-хо!
        - Правда? - вытаращил глаза я. Подумать только, я просто сказал наугад, версию того парня и… - Серьезно, а Сид?
        - Еще бы. Какие к чертям, проводники, ангелы и так далее? Мертвецы, из разных времен, говорящие призраки. Твои сгоревшие родственники - тоже часть спектакля.
        - А… - тут в горле у меня - как? Стив, Стив…
        - Стив - с ним тоже был договор. И с ритуальным агентством. Скажи честно, ты дурак, а Олди? Какие могут быть шутки? Ты же видел тот «бьюик», когда ехал в грузовике со съехавшим с катушек водилой, так?
        - Так. Подожди, а откуда ты…
        - Не перебивай - Сид выпустил густое облако дыма - если даже предположить, что все это подстроено… Кто ты такой, чтоб ради тебя затевать такое масштабное действо?
        - Не знаю - вздохнул я - я запутался.
        - Ты хорошо выступил. Всего ничего времени - и все, без исключения, поверят тебе, что умерли. Это - не спектакль. Ты должен их убедить. Как только каждый из них, поверит тебе, или хотя бы усомнится, в том, что он жив - дело сделано.
        Глава 11
        Тут я подумал что, а вдруг? Ну, вдруг это, все же спектакль? Как я и говорил. А что, ну кто знает, действительно - новое реалити-шоу. Допустим, отыскивают человека, который в детстве пережил встречу со сверхъестественным, и начинают действовать. Как ищут? Да просто, узнают у психоаналитиков, вот в моем случае это Киндман. Все снимается скрытыми камерами, везде микрофоны и подставные лица. Вот только, смерть родных… А, что, может это совпадение? Хотя нет, скорее всего, они их и убрали. Ради рейтинга, ради результата - что стоит чья-то жизнь или загубленная судьба? Я решил играть до конца. Пусть так, если это чертово шоу, я подниму им рейтинг.
        - Задумался, Олдос? - прервал мои размышления Скайд.
        - Да так, задумаешься тут.
        - Ты готов к очередному действу? - осведомился Сид, перекатывая сигару во рту.
        - Готов - кивнул я. - Открывай занавес, посмотрим, что будет дальше.
        - Я не сомневался в тебе, парень - хлопнул он меня по спине - захвати с собой пару стульев - в ногах правды нет.
        «Это все шоу, только шоу» - подумал я. - «Скайд не может быть духом, ангелом, посланцем ада или еще кем-то. Это розыгрыш. Я помню, фильм, про который говорил Рофен. Он назывался «Игра». Там тоже был розыгрыш, правда, не настолько масштабный». Занавес снова поплыл вверх, и я оказался перед старой доброй публикой. Вы тащил стулья, отрегулировал микрофон, и уселся. Снова смолкли разговоры, и перешептывания и все внимание было приковано ко мне. Теперь, когда я был почти на сто процентов уверен, что все это - постановка, я разволновался. Как я буду выглядеть в кадре? И, у меня такой голос… Хотя ладно, телевизионщики знают, что делают. Я заговорил:
        - Мы пришли к тому, что некоторые из вас поняли, что умерли. Те, кто сомневается в этом или отрицает - прошу подняться на сцену и высказаться. Есть желающие? - руку поднял какой-то мужчина, средних лет. А потом поднялся со своего места, и взошел на сцену. На щеке у него был крупный шрам, проходивший от самого виска и до шеи. Вся его фигура излучала уверенность, несмотря на то, что лучшие годы были давно позади.
        - Привет, Олди - вздохнул он - Это я, твой отец, Сэл.
        - Да? - спросил я - а чем докажешь?
        - Меня хотели зажарить на электрическом стуле - он проигнорировал мой вопрос и повел плечами - но в последний момент сжалились и решили вколоть яду. Так что так, в том, что я мертв, у меня нет сомнений. Кстати, это происходит, не так чтоб уж сильно быстро. Яд состоит из трех компонентов, сначала ты погружаешься в глубокий сон, потом мышцы парализовываются, а затем - ты засыпаешь навсегда. Палач-садист, или как там его величают, перед тем как ввести мне его, все детально объяснил.
        - Это не совсем то, что я хотел услышать. Откуда мне знать, что ты мой отец?
        - Киндман рассказывал мне когда-то, про твои видения. А еще, помнишь, дом ведьмы Хайт? - спросил он, посмотрев на меня. А потом, обведя взглядом публику, присел на принесенный мною стул - Помнишь?
        - С Киндманом, я разговаривал не так давно. Он сказал мне, что не видел тебя, с того самого случая в доме миссис Хайт - возразил я ему.
        - Киндман… Он мог наговорить тебе чего угодно - пожал плечами Сэл.
        - В любом случае, отец ты мне, или самозванец - неважно. Ты ведь убрался тогда, убрался надолго и очевидно - далеко. Так что, даже если, ты тот самый Сэл-Бак, и ты знаешь, что умер - я могу лишь сказать, что рад за тебя.
        - Послушайте-ка, вы! - сказал Рофен, который сидел до этого, ковыряясь в зубах - Если ты - палец его уперся в Сэла - признаешь, что считаешь себя мертвецом, попробуй-ка убить себя! А что, тогда, быть может, я поверю вам… А? Как идея?
        - Без проблем - Сэл-Бак одарил его взглядом, от которого когда-то холодели конечности даже у самых бывалых зэков - сделаю это, если так скажет мой сын. А в случае чего - и в твоей голове проделаю лишнее отверстие!
        - Парень, не пытайся меня пугать, я ведь мертвец! Теперь я бесстрашен, дери меня дьявол! - однако чувствовалось, что он, если не спасовал, то, по крайней мере, проникся уважением к потрепанному, но все еще грозному Сэлли. Не старику, и еще способному надрать задницу, по крайней мере, такому зазнавшемуся мозгляку - это уж точно.
        - Что скажешь, Олдос? - поинтересовался он.
        - Не знаю - протянул я - можно попробовать. Вот только вряд ли, у кого-то есть с собой пушка.
        По залу опять прокатился ропот оживления, некоторые шарились по карманам, в поисках оружия. Оружия, которое осталось в их прежней жизни, возможно, лежащее рядом с их мертвыми телами, или заботливо уложенное в гроб, вместе с трупом.
        - Пушек нема - констатировал Сэл - как насчет ножей?
        Ножи были - у бармена - того типа в маске. Он вышел из-за стойки и любезно предоставил длинный нож, с широким лезвием.
        - Этот нож - он твой личный? - осведомился я.
        - Нет, он валялся там, за барной стойкой, на полу. Как заговорили про ножи - я сразу его и приметил.
        - Почему ты в маске? - поинтересовался я - Давно хочу спросить.
        - А? - встрепенулся тот - Вот черт, я и забыл ее снять, представьте! - он сорвал ее и швырнул на пол. В последний день своей жизни, я был на балу-маскараде.
        - Значит, и вы не сомневаетесь, в том, что мертвы? - спросил я.
        - Нет, не сомневаюсь. Там, на балу, была потасовка, в ходе которой мне треснули по голове чем-то - вазой или бутылкой. Я потерял сознание, а потом видел со стороны, как над моим телом, столпились люди, они что-то беззвучно кричали, и пытались привести меня в чувство, но тщетно. А потом я летел там, где ничего не было.
        - В смысле?
        - Ну, абсолютная темнота, и маленькая такая точка, как звездочка. Постепенно, она начала увеличиваться, и ярчайший свет ослепил меня. А потом - я пришел в себя на палубе. И вот я тут.
        - В маске? - уточнил Сэл.
        - Да, в ней самой - кивнул он.
        - Как тебя зовут?
        - Роджер Берн - можно просто Роджер.
        - Итого, у нас уже целая компания из мертвецов - констатировал Сэл - я, Роджер, старик - кстати, а вас как зовут?
        - Мистер Эллис - вставил я.
        - Мистер Эллис, ну и Рофен. Ты ведь мертвец, признай, Рофен!
        - Кажется, я ясно сказал - если кто-то из вас пойдет на убийство, или самоубийство - тогда и только тогда, я поверю во всю эту чепуху. Естественно, если он выживет - хохотнул Рофен.
        - Кто готов проверить? - спросил я - тем более что вы сами говорите, что умерли, а?
        - Я готов - сказал Сэл - только как?
        - Ножом - я взял нож, найденный Роджером, и сунул ему в руки. Мне стало интересно, что же будет. Если это реалити-шоу, как я и думал, то неужели распорядители, или кто у них там главный - пойдут на такое? Хотя, они и так зашли уже дальше некуда.
        Сэл посмотрел на нож, и обвел нас всех взглядом. Потом поднес его к горлу.
        - Нет, я не могу, - он опустил руку - давайте, это будет кто-то другой. Зал зашумел, послышались возгласы - «Не тяни резину, сделай это парень!».
        - Да пошли вы - огрызнулся Сэл - я хоть и умер, но не хочу умирать во второй раз. Вдруг, уже не будет всего этого, понимаете? Может, мне дали второй шанс, а вот так глупо отброшу его? Нет уж, пусть кто-нибудь другой!
        - Куда девалась твоя уверенность, а? - поинтересовался Рофен - ты ведь у нас крутой парень?
        - Да, я могу сделать все намного проще - перережу горло тебе, сукин ты сын! - зарычал Сэл.
        - Давай, клоун, посмотрим, кто кого! - Рофен рванулся было на сцену, но я встал между ними:
        - Успокойтесь, идиоты! Вы, наверно даже в Аду не исправитесь!
        - Кто это идиот, а? Я разобью твое лицо быстрее, чем ты скажешь Миссисипи! - скривился Брэд.
        - Не думаю - покачал я головой - и вообще, у меня нет желания драться.
        - Боишься? - спросил Рофен.
        - Причем тут? Вы, вы все - я развел руками и показал на остальных присутствующих - мертвецы. Чем быстрее вы в это поверите - тем быстрее мы закончим эти бессмысленные разговоры и болтание в океане. Если это океан, конечно.
        - Эй, среди собравшихся мертвецов, есть чертовы моряки? - спросил Рофен - Или еще кто-то, кто может определить где мы? Я не верю ни единому слову этих дуралеев, очевидно, что все это - чертово представление. Ни один из тех, кто уверял нас тут и разлагольствовал, по поводу того что он умер - не решился покончить с собой. Лично я - вполне себе ощущаю себя человеком. Призраки и мать их, духи - обычно полупрозрачные, и еще - они не хотят есть. А я хочу. Так что заканчивайте свое представление, и давайте найдем тех, кто управляет этой посудиной. Не может же она плыть сама по себе? - многие в зале поддержали его, послышались аплодисменты.
        - Причем здесь еда и ощущения? - стал перекрикивать я их - во сне ты тоже можешь чувствовать, что все происходящее с тобой - реально, и что? Это ничего не доказывает.
        - А ты-то сам, кто такой, а? Появляешься из-за занавеса, а что там за кулисами? Операторы и съемочная группа, режиссер и так далее? Я - не актер - обратился он к публике - в отличие от них. И да - я так же, как вы, недоумеваю, что они затеяли. Предлагаю нескольким добровольцам отправиться со мной и все выяснить.
        - Вас не смущает то, что многие люди из разных, я бы так сказал, эпох? - подал голос Эллис.
        - Ну, я обращаюсь к тем, кто из моего времени - друзья, да и все остальные тоже. Они могли напичкать вас чем угодно, могли, провести чертов гипноз, и внушить вам нужную дату, а потом нарядить вас в одежду и оставить приходить в себя, разве нет? - с каждой фразой голос его набирал силу, и казалось, что он прирожденный оратор. Все слушали его затаив дыхание, да и я тоже. А что, Сид втянул меня в это, и доверять ему я мог с таким же успехом, как и Рофену. Вы скажете, а как же видение Дебби? Да ведь как сказал этот Брэд Рофен - могли накачать чем-то, или провести сеанс гипноза. Могли подкупить Киндмана. А потом, переправить меня на этот корабль и развести тут шоу. Разве нет?
        - Хорошо, я согласен с тобой - кивнул я - найди себе несколько человек, которые захотят пройтись по кораблю, и скажешь результаты. Если найдете капитана, или штурмана - усмехнулся я - ведите сюда. Хотя, кто знает, может мы идем на автопилоте.
        - На нем самом, на автопилоте - отменно ты пошутил - скривился Рофен - если потом выяснится, что ты знал, что тут к чему, и ломал комедию - тут уж держись, я тебя так изобью, никакие отговорки не помогут.
        - Ага. Да только я призер окружных соревнований по боксу.
        - Да хоть сам Железный человек - бросил Рофен - я просто отделаю тебя, парень. Так, многоуважаемая публика, вы сами все слышали, акустика тут что надо. Кто хочет немного поразмяться и найти тех, кто притащил нас сюда? Желающие могут подняться сюда!
        Желающих набралось немного - всего четыре человека. Первым поднялся на заскрипевшую под ним сцену человек-гора - под одеждой было непонятно, чего в нем было больше - мышц, или жира. В любом случае, весь вид его говорил: «Держись от меня подальше». Его большущую майку, можно было использовать вместо парусов, а лицо - словно из камня высечено, с крупным подбородком и широким лбом. Как потом оказалось, это был предобрейший паренек, просто один раз за компанию, он пошел с друзьями в тренажерный зал. А потом, спустя пару лет, когда они уже давно забросили занятия, как-то незаметно понял, что докачался уже до приличных размеров.
        - Всем здрасте - пробасил он - я не совсем понял, о чем вы тут все время спорили, но если это похищение, то я ума не приложу, как им это удалось. Последнее, что я помню - это тренировка. По плану был тяжелый жим, я начал разминаться, потом размялся соткой…
        - Размялся соткой?! - воскликнул Рофен - А рабочий вес какой?
        - Сто девяносто на восемь повторов, был - без запинки ответил он.
        - А на раз? - открыл рот я.
        - На раз - на соревнованиях я как-то пожал двести тридцать. Без экипировки. Но суть не в этом, я не особо заморачивался делать на разы, больше работал на массу. А в тот день, делал я вес на пять раз, на шесть - конечно, был страховщик. Паренек, такой немаленький, но я его особо не знал. Он в нашем зале недели две, наверно, как занимался. Вот после очередного тяжелого подхода, мне стало плохо, что-то затошнило, и голова закружилась. Я отошел, сел на лавку, он сел рядом, спросил как себя чувствую, а потом… Все - больше я ничего не могу сказать, я пришел в сознание уже здесь.
        - Ну, скорее всего - протянул я - ты помер. Лопнул сосуд в башке - и все.
        - Да? - тупо спросил здоровяк.
        - Не слушай ты его - запротестовал Рофен - все это чушь, никто не умер. Розыгрыш или еще что-то.
        - Ага?
        - Точно.
        Потом поднялись еще трое, отвели в сторонку Рофена, и перешептывались с ним, поглядывая на меня. Видно было, что они друг с другом давно знакомы, как же интересно, они умерли? Автокатастрофа? Может, теракт? В общем, не знаю, но они мне не понравились. Потом они закончили свой совет, и Рофен поведал, что они собираются идти искать команду или «хоть какого-то хрена, который способен прояснить ситуацию, и доставить нас домой». Человека-гору они с собой не взяли.
        - Как тебя зовут, а парень? - спросил у него Сэл.
        - Джон - ответил тот.
        - Джон? Не Коффи?
        - Нет, не Коффи - удивился он - а с чего ты взял?
        - Да так, просто - отмахнулся от него я - Ну что, что скажут остальные девяносто или сколько вас там, человек? Вы верите в то, что мы плывем, ну скажем, к одному старому другу? - никто не ответил. Они просто смотрели - многоликая толпа. Женщины, мужчины, старики и дети. Да-да, даже дети.
        - Так как, верите? Если каждый из вас, не признает, что он, черт возьми, мертв - мы будем плыть так вечно. Вы думаете, кто я такой? Я сам не знаю. Мне сказали, что я должен вас убедить - вот я и пытаюсь. По поводу того, что все это шоу - я мог бы вам рассказать такое, от чего у вас волосы зашевелятся на голове. Может, и расскажу, да только это слишком долгая история.
        - Давай, валяй, нам некуда спешить - насмешливо крикнул кто-то.
        - Что ж, за последние сутки, я рассказывал ее уже дважды. Бог любит троицу, не так ли? Впрочем, я так думаю, это мы можем выяснить у него, если встретим его там, куда плывем.
        - Что ты несешь? Ты намекаешь на то, что мы все мертвы и теперь наши бессмертные души, должны попасть на Страшный суд, так? - спросил тот же голос.
        - Не знаю, куда там они должны попасть, но, по крайней мере, они не должны болтаться на чертовом корабле - это уж точно - вздохнул я. А потом выложил им все, вкратце. Начал с работы и звонков, а закончил своим попаданием на корабль. Умолчал лишь про Скайда, ну то, что он тут. Ведь по его словам, для них он невидим. Все слушали очень внимательно, как обычно бывает на уроках, в школе, если учитель рассказывает не предмет, а историю из своей жизни, или еще что-то, к делу не относящееся. «Профессор» Эллис, Сэл, и человек-гора Джон, тоже слушали мою историю. Эллис сидел на одном из стульев, а Сэл и Джон расположились прямо на дощатом полу. В какие-то моменты, мне даже казалось, что я один в этом просторном зале-баре. Сижу и рассказываю историю самому себе, уставившись в одну точку и полностью забывшись. Когда я закончил, не было аплодисментов, или криков - быть может, потому, что все были поражены, а может - уснули. Тут вошел Рофен, а за ним - лишь один, из той троицы.
        - Эй, вас же вроде было трое? - спросил Сэл.
        - Да, Билл остался там, смотреть не покажется земля.
        - Что? Зачем?
        - А Уэс - отправился плавать - пояснил Брэд Рофен - я сбросил его за борт.
        - Убил мертвеца? - осведомился я.
        - Да, для проверки. Так что мы находимся на обычном-мать-его-корабле, без всякой мистики и чертовщины.
        - Ты, ты ненормальный… Ублюдок - покачал головой Сэл, а «профессор», вдруг пошарил по карманам, и вытащил очки и нацепил их на нос. Оказывается, у него были запасные, а он вспомнил о них только сейчас.
        - Да, быть может - хищно улыбнулся Брэд - по крайней мере, теперь… - его прервали звуки, донесшиеся откуда-то издалека. Все встревожено обернулись ко входу - дверь открылась и вошел Уэс, а за ним - Билл.
        - Земля, там вонючая земля по курсу! Мы плывем к ней! Суша! - восклицал он. А Билл просто стоял, в недоумении, а потом посмотрел на Рофена, и глаза его превратились в щелочки.
        - Ты уверен, что сбросил его за борт, а парень? - осведомился Сэл - у него и одежда сухая совсем.
        - Уверен - я вмазал ему, он потерял сознание, а потом я скинул его вниз. Правда, я не услышал плеска - наверно, из-за шума. Там чуть ли не шторм.
        - Шторма, нет, Брэд! - кричал Уэс - все тихо и спокойно и вдалеке видна земля!
        - Такая темень там стоит, хоть глаз выколи. О какой, к дьяволу земле, ты толкуешь? - посмотрел на него Рофен.
        - Можем выйти все вместе, и сам увидишь! И вы все! - Уэс переводил взгляд с одного человека, на другого.
        - Ну ладно, пойдем - сказал Сэл - выйдем, на воздух.
        - Да говорю, вам он просто спятил! - продолжал возражать Рофен. К черту вас всех, идите если вам так хочется. Поспрыгивайте в воду, если вам угодно - тоже разрешаю.
        Небольшой группой мы стали пробираться наверх, на палубу. К нашей компании, присоединилось человек двадцать из зала - они шли чуть в отдалении и перешептывались. Пока мы шли, Уэс поведал, как они обследовали весь корабль, и не нашли ни одного человека. Не удалось им найти они, естественно, ни двигателей, ни топок, ни даже галер с рабами - корабль плыл сам по себе. А потом, этот Брэд, рубанул по шее Билла, и, взвалив себе на плечи, сбросил его вниз. Уэсу приказал смотреть, не покажется ли земля - и она показалась, спустя пару минут после ухода Брэда. Почему они не защитили Билла? Все произошло так быстро, а к тому же - хотелось узнать. Что из этого получится. Теперь он - Уэс, не сомневался в правдивости того, что он услышал от меня и от остальных.
        Глава 12
        Наконец, мы вышли на палубу - и мои глаза осветило яркое солнце. На небе - ни облачка, и почти полный штиль, волны, лишь слегка ласкали борта судна. Парусов у нас не было, как я уже говорил, и корабль управлялся неизвестными силами - так что на ветер, было плевать. В далеке, действительно, виднелась земля - остров, конечно же. Он, в конечном счете, и должен стать главным местом действия. По крайней мере, я в это верю. Правда, кто знает, что нас там ждет. Поглазев так некоторое время, все пошли обратно. Новость о том, что мы и вправду близки к суше, быстро распространилась среди всех. Многие посрывались со своих мест, и поспешили удостовериться в этом, собственными глазами. Не устоял и Рофен - он тоже вышел вместе с другими, а потом вернулся с вытянутым лицом.
        - Вы что, разыгрываете меня? Нет там никакой земли! - он стоял, нахмурившись и расставив ноги - Это все ваши шуточки? - Его поддержало несколько человек, тогда как почти все - возвращались радостные и с горящими взглядами. Они получили надежду, ну или, по крайней мере - хоть какую-то цель - попасть на сушу. Неважно, что там будет, главное убраться с корабля.
        - Да, погода там стала получше, шторм стих - но никакой чертовой суши там нет! - произнес Рофен.
        Опять поднялся спор - среди тех, кто видел землю и среди тех, кто не видел. Сам я не знал, что и думать. Если предположить, что Скайд ни в чем не обманывал меня, и это не розыгрыш - то, скорее всего, видеть землю могли те, кто действительно знает, что умер или поверил в это. Те, кто не признает этого - земли не видит. И что в таком случае, с ними делать? Продолжать убеждать, или как? Почему мы не можем обойтись без них? Ведь если мы уберемся с корабля, а они останутся, так будет проще. Мне, срочно нужно было поговорить со Скайдом. Я незаметно отлучился, и пошел искать его за кулисами. Там никого не было, валялась лишь пыльная мебель, да какие-то тряпки и лохмотья. Дернув наугад дверь, я попал в уборную - два унитаза, разделенные тонкой перегородкой, раковина и зеркало, забрызганное каплями воды. Под ногами, лежал давно не мытый, и не чищеный кафель. Я открыл кран, полилась мутно-желтая вода. Я подождал, пока она станет чуть чище, подставил под нее руку, и смочил шею.
        - Эй, студент! - послышался голос Сида, и я подскочил от неожиданности. Скайд отражался в зеркале - он, с разъехавшимся до ушей ртом, сидел на толчке.
        - Да, я как раз тебя искал. Зачем ты тут прячешься?
        - Я не прячусь - помотал он головой. - Знаешь, ты близок, очень близок к высадке «пассажиров». Редко у кого получалось сделать это так быстро - усмехнулся он.
        - Скажи сейчас, просто скажи - это все-таки шоу?
        - Нет, не шоу. Я уже все тебе сказал, осталось лишь убедить в правдивости моих слов еще нескольких человек.
        - Как мне это сделать? Их не убедило даже то, что Рофен выбросил за борт…
        - Послушай, Рофен мог соврать, не правда ли? - прищурился Скайд.
        - Главное - чтобы ты не врал - я опустил голову и посмотрел в раковину - сток забился, и теперь в ней стояла вода - Сид, а… - начал я и замер. В зеркале он больше не отражался. Я развернулся - туалет тоже был пуст. Черт, очередной фокус, но это ни о чем не говорит. Там мог быть потайной ход, и к тому же - может, это особое зеркало? Ну, типа такого, как в комнатах для допроса - с одной стороны зеркало, а с другой сидят люди и подслушивают. Я огляделся, кусок кафеля, и кинул в него. Оно потрескалось, но не разбилось. Тогда я стал дергать и расшатывать его - крепления были хлипкие. Наконец, мне удалось оторвать его - за зеркалом была глухая стена.
        - Олд, ты тут? Ау!
        - Да, я тут! - откликнулся я. В уборную заглянул Сэл.
        - Мы тебя везде ищем. Что ты тут забыл?
        - Да так, дела - уклончиво ответил я - так ты действительно умер?
        - Ага - вздохнул он - в другом месте, я бы рассказал тебе, как я жил все эти годы.
        - Зачем ты повесил ведьму Хайт?
        - Она была плохим человеком. Точнее, ее и человеком-то назвать сложно. Отец Джо - с ним я когда-то сидел. Хоуп стал для меня одним из тех людей, которому я мог полностью доверять. На зону он попал по молодости-дурости, и как только вышел на волю - взялся за ум. Смог отойти от всех этих грязных дел. А я - нет.
        Их было четверо, а он заступился за меня. Нас тогда хорошо отделали, мы тоже их неплохо потрепали. Но, если б не Хоуп - я бы попал, на этот чертов корабль, или еще куда - намного раньше - усмехнулся Сэл. С этого и началась наша дружба. Много, чего еще было - всего и не упомнить. А когда пропал Джо, и ведьма каким-то чудом отвертелась - он захотел ее прикончить. Я сказал ему, что у тебя жена, и осталась жива дочь - не лезь ты в это дело - как бы там ни было, с Джо - его уже не вернешь. Но Хоуп, был полон намерений отомстить ведьме. Вот я и сделал эту работу за него - я был ему должен, и к тому же - холост. А потом, я подался в бега.
        - Ты был ему должен? Из-за той самой потасовки?
        - Нет конечно - покачал головой Сэл - не из-за нее. Долго рассказывать - в общем, он однажды хорошо мне помог. А Сэл-Бак не любит оставаться в долгу.
        - Почему ж ты не возвратился? - спросил я. Он немного помолчал, посмотрел куда-то поверх меня, и вздохнув, ответил.
        - Я подумал, что лучше вообще без отца, чем иметь в папашах кого-то вроде меня. Я на воле бывал-то, не так часто - усмехнулся он. А если на воле - то в бегах. Так что, особого выбора у меня не было.
        - Выбор есть всегда. Ты сделал свой - пожал я плечами. - Последний вопрос - откуда ты знал, что это дело рук ведьмы? А вдруг, Джо действительно, просто где-то заблудился?
        - Знаешь, я тоже кое-что вижу. Иногда - смутно и неясно, но что-то вижу… Точнее - видел. И был уверен, что так оно и есть - ведьма похищает людей. Поэтому я ее и убил. Олд, не знаю, что нас ждет в конце этого плавания, но может, я и не хочу знать. Я бы просто так и плавал - по-моему, это лучшее, из всего, что я мог хотеть после смерти. Черти не хлестают плетьми в аду - и то отлично - улыбнулся он. - Что нужно сделать, чтобы все поверили?
        - Не знаю. Убить Рофена, а потом он оживет… Ну, если оживет - это будет наилучшим доказательством.
        - Отлично - Сэл расплылся в зловещем оскале - идем к остальным.
        Остальные были заняты тем, что доказывали друг другу что-то, кричали. Некоторые курили в сторонке, а кто-то под шумок, опустошал бар.
        - Где это вы были? - осведомился Рофен. Сам он, с полубезумным видом наблюдал за происходящим, но в споры не влезал. Казалось, он как раз искал встречи с нами.
        - Не твое дело, урод! - бросил Сэл.
        - Да? Что-то ты больно разговорчив, сукин сын!
        - Кого это ты назвал сукиным сыном?! - прорычал Сэл, и мгновение спустя - бросился на Рофена. Они сцепились, и стали бить друг друга, катаясь по полу. Брэд Рофен издавал нечеловеческие звуки, глаза лихорадочно блестели. Каждый пропустил по хорошему удару - у Сэла из губы вылился уже целый океан крови, у Брэда была рассечена губа. После еще нескольких точных ударов, послышался хруст - у Рофена что-то сломалось - нос, или может, скула. Теперь лицо Брэда напоминало свежую вырезку - только глаза выделялись на фоне сплошного кровоподтека. Надо сказать, что Сэл-Бак, недаром провел большую часть жизни в бандитских разборках, и в заключении. Что-то, а орудовать кулаками и оружием - он умел. В его руке появился нож, и он воткнул его в горло, уже не сопротивляющегося противника.
        - Для мертвеца он довольно резв. И крови в нем больше чем достаточно - заметил Сэл, поднимаясь на ноги и утирая лоб - значит, мы все-таки живы?
        Тут Рофен зашевелился, и сел. Потом выдернул нож, и отбросил в сторону. Несмотря на нанесенные увечья, он встал и вытаращился на нас.
        - Я истекаю кровью, помогите мне, ослы! - завопил он.
        - Черт! Он жив?! - выкрикнул кто-то.
        - Да он и не умирал - вздохнул я - теперь-то вы все поняли? Я думаю, пора вам выйти уже наружу.
        - А как же я?! - продолжал вопить Брэд - мне нужна первая медицинская помощь! Санитар! Есть тут санитар?
        - Какой к дьяволу санитар? У тебя рана затягивается… - ответил ему я.
        - Затягивается? - переспросил Рофен, и осторожно прикоснулся к ней рукой, потом провел по горлу, и стер часть крови. Видно было, что даже следа не осталось от ножа. И ссадина на лбу - тоже исчезла. Я был уверен, что если его умыть, то на лице не останется следов побоев. В этом мире, или на этом корабле, очевидно нельзя было умереть. Я оставил Рофена и пошел наружу. На палубе столпились все, кто был в зале. Как они тут поместились - не знаю, мне казалось, что места тут поменьше. Погода была такая же прекрасная, ослепительно светило солнце и мы плыли к острову. Были от него в каких-нибудь ста-двухсот метров - всех одолевали разные эмоции. Что ждет их на этом острове? А меня? вернусь ли я к привычному образу жизни или… Останусь тут? Может, там не так уж здорово, как кажется с первого взгляда. Но, сам остров выглядел как картинка из рекламы «Баунти» - пальмы, и зелень, песчаный берег.
        - Ты знаешь, что там, а? - тихо спросил у меня подошедший Человек-гора Джон.
        - Нет. Сейчас, я могу завидовать вам, мертвецам. Потому что вы хотя бы знаете, что мертвы. Что будет со мной, и куда меня отправят после всего этого - я не могу сказать. Может, я просто открою глаза, лежа в своей постели, и это все окажется лишь сном. Мама заглянет и спросит, что я буду завтракать. Или проснусь в пустом доме, а потом снова пойду искать работу. В общем, я ничего не могу сказать. Просто, если хочешь знать, кто такой человек без будущего - так это я, Джон - я замолчал, а тот, положил мне на плечо свою тяжелую руку, и тоже молчал. Наконец, мы вплотную приблизились к берегу - а что, я не удивился. Если корабль без какого-либо стороннего действия, передвигается, с чего бы ему садиться на мель? В этом чертовом месте, очевидно, законами физики можно пренебречь.
        - А как мы попадем на берег? - осведомился Сэл.
        - Прыгаем в воду - пожал я плечами - или ты боишься утонуть?
        - Нет - покачал головой Сэл - но все же…
        - Можно по канату - предложил Джон.
        - Давайте по канату - мы привязали несколько канатов к мачтам, и один за другим, все стали спускаться по ним в воду, а потом выходить на берег. Быть может, существовал какой-то более простой способ, попасть на сушу, но мы решили воспользоваться этим. Когда все, включая детей, стариков стояли на берегу, я решил пересчитать их - но тут случилось это. На палубу вышел Рофен - оказывается, он почему-то не спустился со всеми, и остался там.
        - Эй, а как же я?! - заорал он - Куда вы все пропали, сволочи?!
        - Спускайся сюда, Брэд!
        - Где вы все?! - он слепо всматривался в пространство перед собой и, похоже, не видел ни нас, ни берег. Он стал бешено метаться по кораблю, причитая и ругаясь. Потом, он стал биться головой о мачту, и довольно сильно. Вскоре он прекратил, и скрылся из виду - наверно, лежал на полу. Донеслось пение - какая-то детская песенка, изредка прерываемая смешками Рофена. А корабль стал тускнеть и исчезать. Сначала, он был словно в тумане, или будто сквозь мутное стекло на него смотришь. Затем, сквозь него стал проглядывать горизонт, а вскоре корабль растворился и исчез. Вместе с Брэдом Рофеном.
        - Что ж, туда ему и дорога - бросил Сэл.
        Возможно, так все и начинается - один человек остается на корабле, потом идет в зал, и находит там себе компанию, или ждет их, пока они не соберутся по одному - девяносто девять человек. Потом, Скайд, или кто еще - говорит ему, что он должен убедить всех этих людей в том, что они мертвы. Замкнутый круг.
        - Сколько нас тут? - прервал мои размышления Сэл.
        - Давайте пересчитаем - ожил вдруг, до этого хранивший молчание, «профессор» Эллис. Сейчас он выглядел оживленным, даже чуть помолодевшим. После переклички, стало понятно, что вместе со мной, нас ровно девяносто девять.
        - Почему именно это число? - поинтересовался Сэл.
        - Не знаю, может, совпадение? - ответил Эллис - Или число зверя, перевернутое… А если б нас было шестьсот шестьдесят шесть...
        - То плыли бы мы на Титанике, и разбились об айсберг - не неси чуши - оборвал его Сэл - тут что-то другое.
        - Олдос, что скажешь? - Эллис повернулся ко мне - Что теперь?
        - Если б я только знал. Если бы это было в фильме или каком-то идиотском романе, то разверзлась бы земля, или небо и прозвучали бы громогласные указания. Допустим - праведники - налево, грешники - направо, как-то так.
        - Скажи, Олдос, ведь ты попал на корабль, не потому, что умер, так? Ты просто проводник, как ты и говорил. Быть может, теперь… Теперь, ты не сможешь вернуться? Ты думал об этом?
        - Я стараюсь не загадывать наперед. После всего, что я пережил за эту неделю, трудно что-то планировать. Живу одним мгновением - это мой девиз - усмехнулся я.
        - А ты, - подал голос Сэл, немного помявшись - Олдос, ты хочешь вернуться домой? В свой мир?
        - Я хотел бы… Только, что мне там делать? Без родных, без крова… Разве что, засесть за написание книги обо всем этом. Хотя, кому будет интересно читать такое?
        - Кому-нибудь да будет - пожал плечами Сэл - почему нет? А вдруг, чтоб вернуться, ты должен был остаться на корабле и рассказать Рофену, что он должен сделать? Ну, тебя наверно посещали такие мысли, что все это - замкнутая цепочка? Все идет по новой?
        - Да, посещали. Тогда, Рофену не позавидуешь.
        - Что же нам делать? - спросила стоявшая рядом, незнакомая женщина - Зачем мы тут?
        - Не знаю - ответил я. Передо мной стояла, наверно, самая необычная толпа в мире - как я уже упоминал, в ней были бедняки и богачи, люди из прошлого и настоящего. Сейчас, они представляли собой жалкое и непонятное зрелище - все взъерошенные, вспотевшие и испуганные. Дети жмутся к своим мамам, мамы, в смятении стоят, и ждут развязки. Мужчины, стараются не показывать беспокойства, будто они, по крайней мере, раз в две недели попадают в такие же, примерно, ситуации.
        - Послушайте, быть может, загвоздка в том, что нас все же девяносто восемь? - сказал Эллис - А не девяносто девять.
        - Почему это? - встрепенулся я и посмотрел на него - быть такого не может, нас, вместе со мной - девяносто девять. Рофен остался на борту, а так - сто было бы
        - Я только что пересчитал. Ровно девяносто восемь человек - заморгал старичок.
        - Не мели чепухи, как ты так быстро успел пересчитать? - сказал Сэл.
        - Да, но просто, только что я видел тут одного человека, он стоял чуть в сторонке. А теперь его нигде нет.
        - Быть такого просто не может быть - покачал я головой. - Друзья, разбейтесь на группы, по десять человек, нужно знать точно, сколько нас тут.
        Все послушно стали собираться в кучки, и не без труда, наконец, разделились. Девять групп - по десять человек, еще один незнакомец, и я.
        - Что за… - нахмурился Сэл - где еще семь человек?
        Тут, тот самый тип, который нашел нож, и был в карнавальной маске - стал растворяться в воздухе. Как и корабль, минутами ранее.
        - Что за хрень?! - проорал Сэл, посмотрев на свою руку. Она тоже стала прозрачной.
        - Мы все исчезаем! - и действительно, многие растворялись на глазах. Один парень, очевидно, спятил, или переволновался - сначала, он обмочился, а потом, застыл на месте с безумным видом, таращась на свои ботинки, которые таяли, как мороженное на жаре. Прозвучал какой-то резкий звук, и он, как по команде, сорвался с места и, набрав крейсерскую скорость, помчался прямо на дерево. Когда до столкновения оставались считанные мгновения, он пропал. А за ним и другие - кто-то начинал «таять» с рук, кто-то с ног, скорость тоже была у всех разной. За какую-нибудь минуту, исчезли все, а вместе с ними - старичок Эллис, Человек-гора Джон, и Сэл-Бак. Те двое - Уэс и Билл - пропали с раскрытыми от изумления ртами. Все они. Еще пять минут назад, на берегу возле воды, негде было яблоку упасть, а теперь, я остался на острове один. Может, не один - кто знает. А ведь иногда я мечтало том, чтоб оказаться на необитаемом острове, пожить там, вдали от городского хаоса и рутины. Не от кого не зависеть, и надеяться только на себя. Только, не помешало бы ружье… Что это вообще за место?
        Вдалеке, я заметил какое-то движение. Со средней высоты холма, ко мне спускалась фигура. Наверно, это Скайд. А нет, он подошел чуть ближе - его я не знал. Человек был одет в сильно поношенный, вечерний костюм, с засохшей розой, торчащей из нагрудного кармана. Рукава пиджака были оторваны, или неаккуратно отрезаны, а штанины укорочены чуть ниже колен. Обуви не было, он шлепал по песку босыми ступнями. Лицо его было знакомо, но я, никак не мог понять, на кого он похож. Он не был похож на кого-то конкретного, и в то же время, имел что-то общее со многими людьми.
        - Привет, парень! - весело сказал он.
        - Ты Господь Бог? - спросил я.
        - Я? - вытаращил он глаза - не совсем. Я в принципе, такой же, как ты человек. Ты наверно тоже, маленько «видишь»? - я понял, про что он говорит, хотя изъяснялся он витиевато.
        - Да, вижу. И ты?
        - Ага - когда-то я так же как и ты, привез сюда на корабле народ, а потом… Решил остаться тут. Потому что, мне не куда было идти.
        - Ты хочешь сказать, есть выбор? Я могу попасть в… - у меня пересохло в горле - свой мир?
        - Конечно - кивнул он - я не знаю, что это за мир, но точно не наш. Тут, если ты не замечал, нет солнца.
        - А что же светит?!
        - Черт его - солнца тут нет, но тут всегда светло - парадокс, не правда ли?
        Я поднял голову, и, наверное, впервые с момента прибытия на этот остров, посмотрел на небо. Ни одной тучки - чистое голубое небо. Без солнца. А я был уверен, что оно естественно, есть - откуда тогда такой яркий свет?
        - Тут есть люди?
        - Аборигены - нечесаные, грязные обезьяны. Но я, нашел с ними общий язык, несмотря на их тупоголовость. Для них я бог огня - у меня с собой были спички и сигареты. Как я радовался в тот день, что курю с четырнадцати лет! Если бы не огонь, они разорвали меня на куски, и поджарили на костре, а так - тут я в почете. Работать не надо, еду они приносят, искупаться можно и всегда тепло. По-моему, это и есть - рай. Иногда конечно, я скучаю по своим друзьям, семье, но назад дороги, скорее всего, нет. Понимаешь, я так прикинул, что человек, чем больше находится в каком-то месте, тем больше обрастает с ним связями, прикипает к нему. Так же и с Мирами - если какое-то время ты побыл здесь, назад дороги уже нет. Ну, попасть туда можно, да только, вряд ли ты там будешь жить, счастливой полноценной жизнью, если таковая была у тебя до того.
        Глава 13
        - Ты знаешь, есть ли Ад?- спросил я - И в чем смысл этого острова? Зачем доставлять сюда людей?
        - Я не знаток и тем более - не создатель бытия и всего сущего. Может, тут точка пересечения всех возможных плоскостей. Может, просто кому-то там - «Бог огня» указал вверх - скучно, и он так развлекается. А насчет Ада - у меня был такой сон, будто мне показывают, как там и что, и какой-то мутный тип, водит меня везде. Когда проснулся, я помнил только одну вещь, и еще долго думал об этом. А потом, меня стали преследовать кошмары. Я не люблю вспоминать их.
        - Это насчет Ада? Расскажи, ну!
        - Может это просто сон. А может, видение, навеянное рассказом, прочитанным еще давным-давно, но суть такова - нет такого человека, который бы за всю жизнь, не убил ни одного комарика или букашки, так?
        - Ага - кивнул я, не понимая, к чему он клонит.
        - Длинный коридор, нескончаемый. Ты идешь по нему, и не знаешь, сколько тебе идти, и куда, в конечном счете, прибудешь. Коридор этот, может быть со множеством дверей, а может быть и без них - просто грязный, склизкий туннель. Ты идешь, а стены, пол - все вокруг кишит насекомыми, которых ты убил за свою жизнь. Тысячи комаров, жучков и личинок. В крайних случаях - он понизил голос - это могут быть не только жуки. Но и звери. И даже люди. Все они будут хотеть только одного - твоей смерти, страха и унижений. Ты будешь кричать о помощи, умолять остановить все это. Пытаться открыть двери, если таковые имеются. Но никто тебя не услышит - тут он бросил в песок камешек, который вертел до этого в руках.
        - Пойдем, сядем - мотнул он головой в сторону деревьев. Кстати, трудно было сказать, что это за деревья - немного необычные листья, и толстые стволы, с грубой корой. Мы пошли под их тень и уселись на песке. «Бог огня» вытащил из кармана, своего ветхого пиджака самодельную трубку, и зажигалку. Из другого кармана, вытащил горсть табаку - самого настоящего, пахнущего так, что даже мне захотелось покурить.
        - Слушай, ты ведь здесь давно? - спросил я, наблюдая как он, аккуратно набивает трубку.
        - Ага - он откинул крышку зажигалки, чиркнул и поднес к лицу.
        - А как же зажигалка? Как бензин, так долго не кончается?
        - Я ей мало пользуюсь - только в крайних случаях. И еще - у меня ощущение, что как только она перестанет зажигаться - все. Я умру по-настоящему…
        - В смысле?
        - Ну, это мой талисман, частичка того прежнего меня. В общем, так. Хотя, может туземцы что-то придумают. Знаешь, ведь они умирают. А умру ли я, или буду жить вот так вечно - вопрос открытый - он замолчал, и полуприкрыв глаза, и выпуская кольца дыма.
        - Черт… - покачал я головой - скажи, как это все устроили? Это были спектакли? Расскажи, как ты попал на корабль.
        - Да нет, просто, в один прекрасный, или же не совсем прекрасный день, ко мне в дверь постучал тип. Представившись Сидом Скайдом, он попросил несколько минут моего внимания и объяснил мне, что к чему. По поводу «видения» - с детства, оно проявлялось очень ярко, я буквально видел, и разговаривал с мертвецами, они сообщали факты из будущего, ну и так далее. А этот Сид - он не сказал мне, кто он и что - просто, поведал, что является сотрудником корпорации, которая отыскивает таких вот способных людей. А потом я стал проводником. Уж не знаю, сколько рейсов у меня было - однако, в этом мире наверно не стареют. Или время идет, уж очень медленно. А однажды, корабля не было, вообще - ничего не было, и мне пришлось остаться тут. Многое успел я обдумать, за это время, но ответов на главные вопросы, как не было, так и нет. Я так думаю - есть некие высшие силы, которые приглядывают за всем сущим - за всеми мирами. А такие люди, как мы - ясновидящие, «сияющие» - они спокойно приоткрывают завесу тайн, которые существуют уже, черт знает сколько времени. Этим «старшим», «главным» - уж не знаю, как их назвать - им
не с руки, чтоб простые люди знали обо всем этом. Поэтому, они следят за нами. Если видят, что, по их мнению, мы представляем опасность - начинают действовать. Как все это кончается - ты догадался. Либо смертью - пребыванием тут, или еще где-то, только не в настоящем мире. Либо же полным сумасшествием «клиента». Его запирают в психушке, и там он может сколько душе угодно, рассказывать санитарам свои сказки. Вот что я, думаю обо всем этом.
        - А, если я хочу попасть в свой мир, не взирая ни на что - как это сделать?
        - А как ты попал на корабль?
        - Просто, закрыл глаза, подумал об этом - и я уже там.
        - Хм, странный способ. Я, например - взошел по трапу и…
        - Так, корабль же, не может приблизиться к берегу?
        - Ну не знаю, говорю тебе, что у меня было так. У тебя, видишь, по-другому. Мне чтоб попасть назад - нужен трап и корабль. Тебе, очевидно, нужно закрыть глаза и представить - пожал голыми плечами «рваный костюм».
        - Думаешь? - спросил я.
        - Попробуй. А ты уверен, что хочешь попасть туда? У нас с тобой была бы здоровская компания - я б представил тебя богом… Ну, не знаю что у тебя есть? В общем, богом плодородия, к примеру. Мы будем богами, парень - он хлопнул меня по спине - среди аборигенок есть и симпатичненькие... Решайся, а?
        - Нет, спасибо - покачал я головой.
        -Тогда - я пошел. Вернусь через часок, если вдруг передумаешь.
        - Как ты определишь этот часок?
        - Встроенный хронометр. Ладно, пока! - он встал и пошел прочь, загребая ногами песок. А я остался сидеть под деревом, отыскивая ракушки и бездумно раскладывая их перед собой. Надо же, нет солнца! И, правда, не замечал до этого. Хочу ли я вернуться? Очень. Да только, чтоб увидеть мать и сестру с братом. Живых и здоровых, жить вместе, как и до всех этих событий. Я закрыл глаза и стал вспоминать - как Скотт прибежал с улицы, с разодранной коленкой, из которой струилась кровь. Он плакал навзрыд, растирая кулаком слезы и сопли по щекам, а я сказал: « Это просто царапины, не будьте размазней, сержант! Это не осколочное ранение, и обошлось без контузии!» - он уже прекратил плакать и с разъехавшимся до ушей ртом, слушал мои бредни. Потом, я промыл рану, смазал перекисью и забинтовал. А сколько раз я сам, вот так же прибегал, а мама дула на ранку - и все, ничего не болело. А семейные посиделки? А праздничное набивание животов всякими вкусностями? В общем, как и во многих семьях, было довольно весело. Несмотря на то, что Скотт и Мелисса, были мне родными только по матери - отцы у нас были разные. У меня -
Сэл-Бак, а у них…
        Мать встретила этого человека и может, даже полюбила. Тогда, она еще питала надежду на то, что у меня будет хотя бы отчим. Нет, я ничего не имею против отчимов и мачех, если они действительно любят приобретенных, неродных детей. По крайней мере, это лучше чем оставить своего ребенка, и не интересоваться его судьбой вовсе. Этот, мамин ухажер, он считал себя писателем, а работал в школе - учил детей русскому языку. Когда я впервые его увидел, то подумал - «Такого папаши мне не надо» - даже не произнося не единого слова, он производил неприятное впечатление. Голубовато-серые, холодные глаза, напоминающие мутноватые стеклышки, вечно засаленные волосы, и тяжелый взгляд. Он работал в школе полдня, потом приходил домой, включал свой ноутбук и писал, или делал вид, что пишет книгу. Поглощал баночное пиво литрами, и гордо говорил, что работает над своим произведением. На мои вопросы, о чем книга, сколько уже сделано и когда она будет готова, он отвечал:
        - Скоро, скоро - он отпивал еще глоток, и вытирал «усы» тыльной стороной ладони - это будет грандиозно. Думаю, меня ждет успех, может тогда, я смогу уехать из этой дыры. В смысле, мы уедем жить отсюда. Ладно, парень, иди не мешай мне - он выпроваживал меня и плотно закрывал дверь. Он редко называл меня по имени. Может, не помнил его и боялся назвать меня Томом или Аланом. Может, ему просто было все равно, как там меня зовут.
        Если мама была дома, она часто шикала на меня, и прижимала палец к губам - мол не шуми, человек работает. А я и не шумел, да только книгу он так и не дописал. Не знаю, сколько там было страниц или слов сделано - свет не увидел шедевра. Иногда я думал, что он живет в каком-то своем, собственном мире, где он властелин Галактики. Через какое-то время, он оставил школу - «Нужно сосредоточиться на романе» - мотивировал он. А то, что мама крутилась как могла, пытаясь прокормить теперь и его - ну что ж, значит так. Вскоре, для того чтоб еще более ускорить процесс написания романа, он стал принимать наркотики. Сначала амфетамины и различные стимуляторы. А потом довольно быстро добрался до героина. Через полгода знакомства, мать выставила его из дому. Последней каплей стало то, что он начал тайком продавать все, что только попадалось под руку, а потом, под кайфом, орать, что «стены дома растут на него», и, катаясь по полу, сбрасывать с себя, видимую только ему нечисть и противников. Вскоре, его вещи были выставлены за порог, и мама, попросила больше никогда не вспоминать имя отчима. Как потом оказалось,
мама успела забеременеть от него, еще в самом начале знакомства. Конечно, об аборте не было и речи: «Ну что ж, мы не прокормим еще одного человечка?» - говорила тогда она - «Думаю, справимся». Да только «человечков» оказалось двое, но мама справилась. А вот теперь - ее нет. Нет и малышей. Что я забыл в том мире? Никто и не заметит, что меня нет. Однако я хотел туда, сильно хотел. Я почувствовал, что стало как-то намного прохладнее. Поднялся ветер, и вода теперь с шумом накатывала на берег.
        Открыл глаза и обомлел - я очнулся на берегу пляжа, было тихо, но тут, постепенно, стали слышаться звуки - шум машин, голоса и крики людей. Солнце прочно обосновалось за свинцовым щитом туч. Да-да, солнце! Был виден тусклый ореол. Темные воды океана, теперь совсем не привлекали, даже наоборот - отталкивали. И местность была до боли знакомая - опять я вернулся к исходной точке, с которой все и начиналось - Пенсакола.
        Такая погода тут обычно бывает ближе к зиме. Я поднялся, обтрусил штаны от песка и пошел по направлению к Центральной улице. Одет я был почти по-летнему - в видавшую виды футболку, и джинсы. Пройдя некоторое время быстрым шагом, я решил чуть ускориться, и побежал трусцой, чтоб хоть как-то согреться. Машин было не так много, а вот такси - предостаточно. Таксист курил, чуть приоткрыв окно, когда я подбежал, и рывком открыв дверь, сел на пассажирское место.
        - Эй, полегче, за тобой, что мертвецы гонятся? - спросил он, подняв брови и посмотрев на меня.
        - Что-то вроде того - заклацал я зубами - можно включить печку?
        - Можно - он щелкнул рычажком - а ты, одет не совсем по погоде, не правда ли?
        - Ага - ответил я - мне, наверно, к выезду из города. Дальше ведь вы не поедете?
        - Если ты заплатишь… Я могу и подумать.
        - Сколько?
        - За каждые десять километров по трассе - пятнадцать долларов.
        - Так много?!
        - Ну, или выходи на шоссе…
        - У меня нет столько - я пошарил в карманах, и нашел единственную мятую пятерку - вот, это все.
        - Вообще, если бы ты не твоя эта майка… Я бы высадил тебя тут же. А так, ну ладно, я сегодня добрый. Но, только до черты города - дальше как хочешь.
        - Хорошо - ответил я, и мы поехали. Я никак не мог согреться, весь дрожал и чувствовал, что могу заболеть. Очутиться бы сейчас дома, в теплой постели. Выпить кофе, быть может, даже с коньяком… А потом, завернуться в плед и уснуть, под монотонное тикание настенных часов.
        Я отключился, и мне снился водитель такси, который внезапно превратился в Скайда и, растянув губы в своем неповторимом оскале, что-то шептал мне. Потом, на его месте, возник Крейг Симс - тот самый водила, из черного «бьюика». Он был без очков, и глядел на меня, своими пустыми глазницами. Не говоря ни слова, он утопил педаль газа в полу и понесся навстречу грузовику. Я дернулся и проснулся.
        - Приехали, вылазь, парень - сказал он, а я протянул ему пятерку.
        - Знаешь, видал я людей и беднее тебя - нищих, попрошаек, ну понял да? Однако, ты мне почему-то нравишься, и я чувствую, что ты не просто, какой-то там оборванец или бродяга. Раз уж я такой добрый сегодня - нет, я не повезу тебя дальше. Просто, оставь эти деньги себе. Они тебе пригодятся.
        - Спасибо вам, что подбросили - кивнул я, и спрятал деньги.
        - Вон, видишь, кафе? Там, на эти пять долларов, купи себе поесть. Горячий чай, и пирожки, ну или что ты любишь. Там полно дальнобойщиков. Может, кто-то согласится подбросить тебя… Кстати, куда тебе нужно?
        - Орландо - ответил я.
        - Не ближний свет. Ну, удачи тебе, парень! - я вылез из машины, и захлопнул дверь. Таксист отсалютовал мне, резво стартанул и умчался, а я побрел в кафе. Обычная забегаловка, в которой в основном, толкутся водители и бродяги. Длинная барная стойка, за ней полная розовощекая деваха, неустанно подающая бургеры и наливающая пиво. Когда я вошел, несколько человек что-то оживлено обсуждали. Точнее - ухмылялись и подтрунивали над одним их посетителей. Я сел на свободное место, заказал кофе и какое счастье - мне хватило на яичницу. Пока ждал заказ, вспомнил, что яичницу, я в последний раз ел, в квартире моего соседа Стива, после той ночи, когда он рассказал мне о смерти мамы… И брата с сестрой.
        - Эй, не спать! - пробасила девка, и грохнула передо мной тарелку.
        Дальнобойщики заржали, а я, растянув губы в улыбке, набросился на еду. Один из них, показался мне смутно знакомым, не могу сказать, чем именно.
        - Говорю вам, они контролируют все! - горячился он - телевидение, политика, экономика - куда ни глянь - везде они.
        - И как они выглядят? - прищурился бородач, с намечавшейся лысиной.
        - Да нет, они с виду - такие же люди, я просто… Могу видеть, кто из них кто - я вспомнил, кто это. Тот самый дальнобойщик, что привез меня сюда. Я, признаться, не могу сказать, как получилось, что я попал сюда, в это время года. Признаться, я подозревал, что я все-таки спятил, и это мне только кажется. У каждого, я думаю, есть такая точка, точка кипения. Или граница - когда в неком графине эмоций, внутри - вода идет через край, а потом, ты ничего не ощущаешь - ты пуст. Что говорил этот тип - кажется, он тогда представлялся Чаком - меня совершенно не интересовало. А его дружков-коллег - откровенно забавляло. Я лишь был уверен в том, что он, довезет меня до дома. Через некоторое время, в кафе остались только мы - он допил что-то из стаканчика и, бросив несколько купюр на барную стойку, пошел к выходу. А я за ним.
        - Стой! Ты ведь Чак, да? Помнишь меня?
        - Нет, не помню - обернулся он, и пошел к своему грузовику.
        - Подвези меня а?
        - Куда тебе?
        - В Орландо. А так - хотя бы в том направлении.
        - Повезло тебе, а - покачал он головой - я как раз туда и еду.
        - Довезешь, а?
        - Залазь.
        Некоторое время мы ехали почти в полной тишине, прерываемой лишь шумом двигателя и поклацыванием брелка, висящим на лобовом стекле.
        - Откуда ты знаешь мое имя? - спросил он.
        - Ты совсем-совсем меня не помнишь? Ты рассказывал мне, про них.
        - Про них? Про кого?
        - Про пришельцев, контролирующих мир - тут, Чак бросил на меня быстрый взгляд, и протянул:
        - А, про пришельцев. Ясно. Я вижу некоторых, хоть и звучит это бредово. Кстати, я убей бог, не могу вспомнить, когда это мы с тобой разговаривали на эту тему… - почесал он в затылке, а мне пришла в голову одна идея, и сердце тут же участило свой бег.
        - Какой сейчас месяц?
        - Октябрь. Сегодня ж День всех святых, парень, ты что! Эх, мальчишкой я обожал этот праздник. Хэллоуин - как много в этом слове - страшилки, скелеты, вампиры и оборотни, ведьмы и чудовища. И конечно, тыквы! А конфеты - да, было время! - мечтательно протянул водила.
        - Еще бы - поддакнул я.
        - Слушай, у тебя усталый вид. Откуда ты? И почему, черт возьми, так легко одет?
        - С того света - ответил я.
        - Ну да ну да, выходец из ада! - рассмеялся Чак - не даром Хеллоуин, так ведь?
        - Ага.
        - Лезай, поспи пока - он нашарил рукой штору и откинул ее в сторону. Моему взору представилась люлька. А ведь когда я последний раз спал? С момента, как я приехал в Пенсаколу, по моим ощущениям, прошло не более суток. Однако мне казалось, что я постарел лет на двадцать. Я кивнул Чаку и полез за занавеску.
        - Я разбужу, как приедем. Отдыхай, парень.
        Перед тем как уснуть, я успел подумать, что может, есть все-таки в мире принцип равновесия? Меня согласился бесплатно подвезти таксист, потом этот парень. Конечно, не бог весть какое благо, но хоть в чем-то мне повезло. Уснул я с улыбкой на лице.
        - Просыпайся, эй, как тебя там! - я открыл глаза и всмотрелся в небритую физиономию - Орландо! - объявила она.
        - Ага - прохрипел я - и переполз на пассажирское кресло. У меня затекла рука, и теперь я чувствовал, как тысячи маленьких иголочек впиваются в нее.
        - Выспался? - спросил Чак.
        - Да так - ответил я - спасибо тебе. Пойду - я открыл дверцу, и тут же, почувствовал пронизывающий до костей ветер. Я вылез на ступеньку, и уже захлопнул было, дверь, и тут Чак протянул мне куртку - возьми, потом сочтемся.
        - Спасибо - я надел куртку и пожал ему руку - спасибо за все.
        - Ладно, а то я сейчас расплачусь, что ты, в самом деле, как Сампо-лопаренок!
        - Кто?
        - Ну, из снежной королевы - покрутил он руками - да неважно. Удачи, парень! - я постоял еще некоторое время, пока грузовик не скрылся вдали, потом натянул подарок Чака, и пошел по главному шоссе, миновав знак «Орландо». Скоро я буду дома. Хотя, он сгорел, тогда, в пожаре - в Орландо теперь я везде - дома. Наверно, старина Стив не откажется меня приютить, на некоторое время. А еще - вот бы было здорово, прийти домой, и увидеть маму. Кто знает, что принесет канун дня всех святых. Денег у меня больше не было, этому, оставалось надеяться только на то, что найдется еще один добрый самаритянин. Однако, такового не нашлось - около двенадцати километров я шел пешком, и под самый вечер, пришел, наконец, к своему дому. Поднял взгляд вверх - там когда-то было мое окно… И есть… Стойте! Окно!
        Не веря своим глазам, я кинулся в подъезд, а потом, не глядя, перескакивая ступеньки, взлетел на свой этаж и - о, чудо! Дверь на месте! Правда, чуток другая, но может, я просто забыл, как она там выглядит. Постояв перед ней пару минут, и собравшись с силами, я нажал на звонок. Тишина, потом шаги, и щелчок замка.
        - Здравствуйте - на пороге стояла незнакомая женщина.
        - Здравствуйте - ответил я - Элис Бакстер - это имя вам о чем-нибудь говорит?
        - Нет - покачала она головой - а что? Вы, простите, кто?
        - Она жила здесь… Я ее сын. А вы давно здесь живете?
        - Я живу здесь с самого рождения - подняла выщипанные брови женщина - так что, быть может вы ошиблись?
        - А, быть может, не тот подъезд, или другой дом… - протянул я - простите за беспокойство. Спокойной вам ночи - Хэллоуин, все-таки!
        - И вам тоже - улыбнулась она и захлопнула дверь.
        Дом был тот и подъезд тоже. Просто, как бы это не звучало нелепо - попал в другое измерение. Или умер - а что, ведь многие на том корабле поднимали меня на смех, когда я им это говорил. Я спустился по ступенькам и вышел во двор.
        Прошел месяц. Ту, Хэллоуиновскую ночь, я провел, скрючившись и прижавшись к чуть теплой батарее, в подвале своего дома. Точнее, не совсем моего, как потом выяснилось. Я решил отправиться по тому адресу, где была квартира Скайда, помните да? Толстяк-охранник и все такое. В ней я и живу сейчас. Это удивительно, но факт остается фактом - квартира была, едва ли не единственным зданием, которое сохранилось. То есть, не сохранилось - а было в этом мире. Я был на кладбище, хотел разыскать могилу матери. Ее не было. Не было и могилок малышей. А помните, с чего все начиналось? Могила Барнаби - она тоже отсутствовала. Черт знает, куда я попал, и разбираться во всем этом, у меня желание отпало. Мне снятся сны - о Скайде, корабле, водителях. Иногда, мне снится могила матери и детишек. Рядом с ними, я вижу и еще одну надгробную плиту, со своим именем. Снится мне и тот самый парень - «Бог Огня». Сейчас, я уже жалею, что не остался с ним. Самая главная загадка, осталась для меня, пока не решенной - Дебора. Кто она? Несчастная душа, не нашедшая пристанища? И кто теперь я? Может, тоже? Хотя, вряд ли. У меня -
зверский аппетит, а духам питаться вроде как не нужно. Поэтому, приходится перебиваться случайными заработками, и почти всегда, когда я сижу дома, холодными вечерами - я смотрю на телефон и жду. Я что подумал, ведь существуют другие миры. Призракам, духам, или, как их не назови - живется несладко. Они отрезаны от привычной среды обитания, не знают, что дальше будет. Именно поэтому, они стремятся связаться со своим родным миром, миром, который по-настоящему - живой. Им редко удается это сделать, но иногда они…
        Элис. Вместо эпилога
        Последнее время с сыном, творится что-то неладное. Первые два дня, я была рада, что сын нашел постоянную работу и теперь ходит довольный. Но меня смущали эти его ночные смены. Чем конкретно занимается, он так и не объяснил, лишь отмахивается и говорит что принимает звонки. Подробностей не сообщает. А я, стараюсь не лезть к нему с расспросами, расскажет сам, если сочтет нужным. Да я и вижу-то его нечасто - утром ухожу - он спит, прихожу - его нет. Олдос встревоженный, бледный и осунувшийся, хотя работает на новом месте всего ничего. Я тоже кручусь, как могу, надо ведь еще ставить на ноги детей. Несколько раз, еще неделю назад, и вот сегодня, я слышала, как он говорит во сне. В целом, было не понять, что конкретно - неразборчивая болтовня, но мне очень не понравилось одно имя - Дебора. Если он начнет вспоминать все то, что Киндман тогда заставил его забыть - ничего хорошего из этого не выйдет. Ведь это тянется еще с детских лет еще тогда, когда он спас меня от взрыва. Потом, я допытывалась у него, как ему это удалось, а он все говорил про «Дебору, дебби» - свою невидимую подругу. Что ж, некоторые в
детстве заводят себе таких вот друзей, в этом нет чего-либо опасного. Но почему именно Дебора? Уж не связано ли это с… В общем, тогда нужно вспоминать по порядку.
        Вся моя жизнь пошла не по тому сценарию, который задумывался родителями. С детства я была примерной дочкой, по крайней мере, старалась ей быть - не шаталась ночами по улицам, училась на пятерки. Получить четверку, означало выслушать нудную лекцию отца, по приходу домой. Лекцию, на тему как сейчас важно держать себя в ежовых рукавицах и учиться изо всех сил. Все это я и так прекрасно знала, и оставалось лишь кивать, потупив глаза в пол.
        Тогда мы жили в здесь, в Денвере. Отец занимался недвижимостью - продавал квартиры. У него было свое небольшое риелторское агентство, и дела шли пока так-сяк. Очевидно, что папа хотел видеть во мне мать, но я была совсем другая. Более взбалмошная, более импульсивная. Меня корежило от той мысли, что можно вот так, как она - сидеть весь день дома, занимаясь только хозяйством и ничем больше. Я представляла, что тоже, вот так и проживу, за спиной мужа, всю жизнь. С одной стороны - это нормально, так живет большая часть женского населения. А мне хотелось чего-то большего, в школе оставалось учиться всего ничего, и затем предстояло сделать выбор, куда двигаться дальше. Отец хотел, чтоб я поступила на педагогический факультет, или филологический. А зачем? Чтоб потом, вдалбливать в головы не желающих учиться детей грамматику? Или что? Меня больше интересовала журналистика - писать статьи, делать репортажи. По крайней мере, не рутинная деятельность - это как раз по мне. Однако отец был категорически против.
        - Ты хочешь быть журналюгой? - таращил он глаза - Никогда! Даже и говорить не хочу на эту тему!
        Правда, ни на журналиста, ни на кого бы там, ни было, учиться мне не пришлось. Почему? Сейчас объясню…
        По городу прокатилась волна убийств, жертвами стали уже три девушки или девочки - в возрасте от тринадцати до семнадцати лет. Полиция и телевидение трубили, что в городе после продолжительного затишья, пробудился маньяк. Он насиловал и убивал, а потом спиливал верхушки голов у жертв, и вытаскивал оттуда мозг. Что он с ним делал - ел, или использовал для каких-то собственных нужд - было неизвестно, но к нему твердо приросла кличка Мозгоед. Если это только это и в самом деле он - то затишье продолжалось шестнадцать лет. Почерк был тот самый, если только какой-то сумасшедший, вдруг не решился действовать как он. За все время, последний период которого закончился шестнадцать лет назад - он успел убить еще пятнадцать человек. Все они - молоденькие девушки. Происходило это тоже нерегулярно и бессистемно - две-три жертвы и снова затишье. Его не могли поймать, а орудовал он не только в Колорадо, но и в соседних штатах - Вайоминге и Небраске. Все это - очень тяжело вспоминать, ведь даже спустя столько лет - больше двадцати - все это - стоит перед глазами. Ночью, я проснулась от шума внизу. Встала с
постели, вышла на лестницу и застыла в немом удивлении - входная дверь распахнута настежь, в прихожей полно людей - как в форме, так и в обычной одежде, а отец - лежит уткнутый лицом в пол, с руками, заломленными за спину.
        - Мы взяли его, вот и конец операции - сказал кто-то и для меня свет померк. Правда, в отличие от мамы - не навсегда. От переживаний и стресса, у нее было три микроинфаркта, после которых врачи ее спасали. Я помню, как сидела с ней, разговаривала в последний раз, и все твердила, что бог любит троицу, что теперь-то ты, мама, будешь жить долго. Но нет - четвертого сердечного приступа, она не выдержала. А отец - он во всем признался и был спокоен, будто втолковывает очередному клиенту прелести приобретаемого им жилья. Да, он был тем самым маньяком-Мозгоедом. Да он убил уже девятнадцать человек - четвертой «свежей» жертвой, стала шестнадцатилетняя девочка, по имени Дебора Уотсон. Он не успел сделать ей лоботомию, просто - изнасиловал и задушил - не рассчитал силу. Ритуал извлечения серого вещества всегда был одинаков и прост. Верхушка головы аккуратно спиливалась специальной машинкой - такую, используют, когда вскрывают череп макаки, чтобы есть мозги. То же самое, только с мозгом девушек, и делал наш герой. Мозги - продукт скоропортящийся, поэтому он ел его, когда девушки были в полубессознательном
состоянии, накаченные наркотиками. Все это он и сообщил ошеломленному следователю, и даже припомнил имена всех своих жертв. Почему был перерыв в такой долгий срок? Потому что, как он сказал: «я был занят воспитание свой дочери, а теперь, когда она выросла, решил тряхнуть стариной». Вот так, за один короткий месяц, я лишилась отца и матери, а заодно - и будущего. Были моменты, когда я была на грани самоубийства. Я уже приготовила веревку и нацарапала записку. Хотела было прилаживать веревку к крюку, на котором держалась люстра, и увидела ее. Не силуэт или светящееся очертание - нет. Я могу поклясться, что выглядела она совершенно реально, хотя совершенно точно, что ее похоронили в закрытом гробу. Вид у нее был вполне приличный, не было кровоподтеков и ссадин на лице. И одета она была в школьную форму.
        - Не делай этого, Элизабет - прозвучал голос. Мелодичный и красивый - как я потом выяснила, девочка пела в церковном хоре.
        - Почему? - ответила я - Меня ничего не держит в этом мире. И если бы была возможность - я бы поменялась с тобой местами, чтоб искупить грех моего…Отца.
        - Этим ты не искупишь грех, а лишь возьмешь на свою душу другой - прозвучал ответ.
        - Что тогда мне делать? - спросила я. Конечно, все это напоминало сон. Слишком реалистичный - но сон.
        - Живи. Ты должна еще сделать одну вещь. Ради меня. Это и есть цель твоей жизни.
        - Какую? - но Дебби уже исчезла. Так же внезапно, как и появилась. Я стояла в пустой комнате, с веревкой в руках. Бросила ее на пол, и уткнувшись в подушку, заплакала навзрыд. Потом сожгла записку, и выбросила веревку. И решила начать сначала.
        После всех событий, я не могла оставаться тут - все напоминало мне об отце. Как он мог? Ведь это был, один из самых близких, и самых любимых для меня людей. Тут-то поневоле задумаешься, что у любого маньяка была или есть - мать. У многих - есть семьи, а у некоторых даже дети. Что ими движет? На этот вопрос у меня не было ответа, да и знать его, честно говоря - не хотелось. Недолго думая, поехала в Пенсаколу, и решила оборвать все связи со старым миром. Забыть друзей и забыть тот день. Почему именно туда? Хотелось пожить возле океана, среди беззаботных, и никуда не спешащих, людей.
        Первое время было очень трудно, спасал лишь мой оптимизм и теплое солнце. Вообще-то, с открытием туристического сезона, работу найти не так уж и сложно, а мне еще и повезло. Гарри Харпер, открыл второй магазин - небольшую продуктовую лавку - и с радостью согласился взять меня на работу. Я до сих пор, помню первые недели работы - я была свободна, но чего-то не хватало. Продавать булочки и колбасу - было не тем, чем я бы хотела заниматься всю жизнь. Лишь только мысль, что все это - временно, утешала меня. А потом появился Сэл. В него я влюбилась сразу, можно сказать, с первого взгляда. Не знаю, я не такая уж романтическая натура, и не верила, что можно вот так влюбиться. А потом испытала это на себе. Его манера говорить и держаться, движения и улыбка на лице… Все это заставляло буквально дрожать изнутри. Честно говоря, я не думала, что у нас с ним может что-то получиться, даже не думала, что он обратит на меня внимание. Потому что, у таких парней, обычно несколько другие женщины. Но он обратил. Не стал говорить витиеватыми фразами или как-то юлить - просто сказал:
        - Привет, меня зовут Сэл - и улыбнулся. Я улыбнулась ему в ответ, чувствуя, что покраснела. Это был вообще нонсенс - Элис краснеет! Да еще просто, от обычного приветствия!
        - Привет - выдавила я - Элизабет, можно просто Элис.
        - Ага - мне бы хлеба - кивнул он куда-то за мою спину.
        - Кого?
        - Булку хлеба - повторил он. Я опомнилась и повернувшись, взяла булку и поставила перед ним на прилавок.
        - Сколько я должен?
        - Один девяносто пять - пролепетала я. А он положил две мятые бумажки на прилавок и взял хлеб.
        - Во сколько у тебя кончается рабочий день?
        - В девять - ответила я.
        - Тогда ты не против, если я тебя провожу до дома?
        - Да - на что он кивнул, и вышел из магазина. Провожать меня смысла не было - я жила тут же, в соседнем доме. Но какое это имеет значение?
        Он действительно пришел, еще и с цветами - нарвал их где-то. Мы пошли гулять, побродили по пляжу, полюбовались океаном. А потом все и случилось. Под тихий шепот океана, и редкие вскрики птиц, мы занимались любовью, прямо на песке. Мы провстречались с ним всего ничего, наверно дней десять, может две недели. И он исчез из города - пропал. Его обвиняли в убийстве миссис Хайт - больше известной, как ведьма Хайт, и он подался в бега.
        А через девять месяцев, родился Олди. Любая мать одиночка расскажет вам, обо всех трудностях воспитания ребенка, без отца. Но у меня получилось. Олдос рос смышленым и беспроблемным ребенком, даже малышом, он почти совсем не плакал. Не орал, как резанный - просто кряхтел, если что-то было ему не по нраву. А тот случай с взрывом? Он спас мне тогда жизнь, уж не знаю, как. Олдос, как я уже говорила, потом все твердил про Дебби, будто это она ему сказала. Как только я это услышала, холодок прошелся по моей спине - кто знает, совпадение это или нет. Тогда, он самоубийства, меня спас призрак Деборы Уотсон. Получается, она продолжает меня оберегать? Понятное дело, что я не стала, распространятся об этом, но в тот день, я была неподалеку от супермаркета, когда прогремел взрыв. Громкий хлопок, такой что внутри все съеживается, и столб дыма - густого, черного дыма, который высился некоторое время, пока усилиями нескольких пожарных команд, удалось, наконец, потушить пожар. Жертв было предостаточно - двадцать летальных исходов и около сорока человек, получили серьезные ожоги. Пострадал и управляющий - его, в
тот же вечер, отправили в больницу округа. А в воздухе, казалось навсегда, повис тяжелый запах. Запах горелого мяса. Иногда он мне снится - запах, и супермаркет. Будто я стою в очереди, с корзинкой, а передо мной целая толпа. Я злюсь и пихаю человека впереди меня - он оборачивается, а я вскрикиваю, и корзинка выпадает у меня из рук. Она, почему-то беззвучно, падает на пол, и из нее в разные стороны, разлетаются пропавшие и попорченные огнем продукты. А тот, что обернулся - это мистер Ширли - он сгорел в том пожаре. С его лица будто содрали кожу - один сплошной ожог, рана, сочащаяся желтоватой слизью. Он скалится и, отступая чуть в сторонку, говорит:
        - Вас пропустить, мадам? - а я, дергаясь и махая руками, просыпаюсь. Я понимаю, что это за очередь - очередь на тот свет.
        После всего этого, Олдос еще что учудил - побывал в доме ведьмы Хайт. Я помню, как пришла с работы, а его что-то все не было - и, оставленный мною обед, был нетронут. Я прождала еще некоторое время, а потом решила позвонить Ирвину - это отец Кейси. С Кейси, Олдос дружил больше всего и наверняка, просто засиделся у приятеля, и не думал, что мама может волноваться.
        - Алло, Ирвин? А Олдос у вас?
        - Олдос? - переспросил Ирвин - нет, вроде нет. Да сейчас я у Кейси поинтересуюсь. Послышался щелчок - он положил трубку рядом с телефоном. Вдалеке послышался голос Кейси, не разобрать, что сказал, а потом Ирвин воскликнул:
        - Где?! В доме ведьмы?! - и торопливые шаги - Алло, Элис… Тут такое дело - в общем, я сейчас загляну к тебе…
        А пока я заламывала руки, и пила валерьянку, дожидаясь Ирвина, он успел сходить в дом миссис Хайт, и забрать оттуда Олдоса, находящегося без сознания. Когда он нес его на руках, я подумала - все.
        - Что… Что с ним? Он жив?!
        - Бог с тобой, Элис, конечно жив. Просто, спит. Куда его отнести?
        - Заноси его в дом - я отвела Ирвина, и показала, куда положить сына. Он сказал, что волноваться не о чем, просто, очевидно Олд напугался, вот и грохнулся в обморок. А потом - уснул. Ирвин ушел, напоследок обняв меня за плечи и кивнув.
        Олдос спал беспокойно - глаза под веками непрерывно двигались, он стонал и что-то шептал. Прислушавшись, я поняла. Что именно - Сэлливан, Сэл, Сэлли - повторял он на разные лады. Имя своего отца. Хотя, он никогда его не видел, и даже не знал имени. Олдос никогда не спрашивал, где его отец. Может, ему было неинтересно. А может - он знал больше, чем я думала. Я так и просидела рядом с ним, пока не уснула, но шептание имени, и стало той последней каплей.
        Утром, я открыла глаза, и сердце тут же тревожно сжалось - малыша не было в постели. Спотыкаясь и щурясь от яркого солнца, я вылетела во двор. Крик застыл у меня на губах - я почувствовала облегчение. Сын спал на качелях. Правда, голенькие ступни были черными от грязи, а ноги в некоторых местах поцарапаны. На лице был грязный развод. Весь вид его говорил о том, что он ночью где-то шлялся. Или разгуливал во сне. Когда он проснулся и встал, я, конечно, поняла, что он что-то скрывает. Но, не стала докапываться - Олдос, он всегда рассказывает только то, что считает нужным. Из него ничего нельзя выпытать, если он не намерен делиться секретом. Сказал, что прошелся вот так по двору, вот и выпачкал ноги - ага, конечно! С ним было что-то не так. Не только после этого дома, но и до него. Я решила показать его своему давнему приятелю - психологу Киндману. Надо сказать, что пока мы добирались до него - ехать было прилично, часа два - был еще один презанятный случай. Олдос, как наверно, и все дети - очень любил ездить в машине. И чем дальше - тем лучше. Он без устали наблюдал в окно, сообщал мне самые
интересные новости, происходившие за ним.
        - Смотри, мам - там мужик на велосипеде.
        - Ага.
        - Мам, а мам - там коровы! Настоящие коровы!
        - Да.
        -Да мама же! Смотри - там кукуруза! Высоченная!
        После нескольких минут таких «новостей», я включала радио, чтоб хоть как-то заглушить этот нескончаемый поток информации.
        Так вот, в тот день, мы ехали по трассе. В зеркале заднего вида, показался черный «бьюик» - классическая модель. Олдос тоже приметил его, и теперь, как-то сразу притих и замолчал. Машина догнала нас, а потом пошла на обгон. Но обгонять не стала, а просто поравнялась с нами. Стекла были тонированы, разглядеть, кто внутри не представлялось возможным. Я чуть сбавила скорость - «бьюик» тоже сбавил. Я посигналила - он ответил. Что он хочет? Это маньяк? - это были первые мысли, пришедшие в голову. Потом, когда ледяная рука ужаса, уже вольготно расположилась в моем животе, водитель дал газу, обошел нас, и скрылся. А на Олдоса было больно смотреть - он был бледен, и чуть не плакал. На мои вопросы, он ответил, что там «сидит плохой дядя, который часто ему снится». «Мертвый дядя» - уточнил он, и мне, сразу стало не по себе. Через миль десять, мы проезжали заправку и я увидела там этот «бьюик». Водитель стоял спиной, но когда мы проезжали, он резко обернулся и посмотрел на нас. Вроде, обычный тип, да только было в нем что-то такое… Чужеродное. Скользкое, что ли - вот как у змеи. Насколько бы она не была
ручная, все равно опасаешься - кто знает, что там у нее на уме. Больше, я этого типа не встречала, да и век бы его не видать. А то, что Олдосу, снился этот «бьюик», и «мертвый дядя» в нем - лишь еще один веский довод, в пользу того, что к Киндману мы собрались не зря.
        Киндман встретил нас тогда, как и полагается в таких случаях - дружеская и теплая атмосфера сменилась чисто профессиональным интересом. Он выпроводил меня из комнаты, а сам стал работать с малышом. Да, он узнал от него такие вещи, что даже у такого, видавшего виды спеца, по различному бреду - глаза полезли на лоб. Подробности своих сеансов, Грег мне не сообщал. Рассказывал лишь, что проводит гипнотические сеансы. Понятное дело, что я беспокоилась за здоровье своего малыша, но он заверил меня, что это абсолютно безопасно. Под гипнозом, Олдос рассказал, что о взрыве ему действительно сообщила Дебора - а, кто она такая - внятно ответить он не мог. Просто, потому, что сам не знал. Понятное дело, что Олдос не мог знать подробностей смерти ведьмы Хайт, имя своего отца. По всему получалось, что эта Дебби и есть - та девочка- призрак, последняя из списка жертв моего отца. Девочка, отговорившая меня вешаться.
        Еще один ньюанс - он все твердил о каком-то корабле. Но лишь только Киндман пытался погрузить его чуть глубже - начинал биться в припадке, и сеанс в срочном порядке, приходилось заканчивать. Грег предположил, что это какая-то важная информация, которую по каким-то причинам, Олдосу запретили рассказывать. Как запретили? Поставили барьер, который обойти пока невозможно. Однако можно попытаться блокировать все воспоминания связанные с домом миссис Хайт и Деборой. Что там был за барьер, или может, еще какая штука - я не знаю. Однако у него это получилось. Но естественно, для большей надежности, необходимо было уехать из Пенсаколы. Вот мы и переехали в Орландо.
        Теперь, когда прошло больше десяти лет, со всех тех событий, кажется, все начинается опять. Едва приехав со своей работы, он ест и ложится спать. Потом, опять срывается из дому. А вот теперь - его нет дома уже двое суток. Даже больше… Я не знаю - пробовала обратиться в полицию, а они отвечают: «Может, он просто задерживается? Или решил побыть у друга? Да мало ли, что еще может быть, взрослый человек, в конце концов».
        Так они говорят. Почему ж он тогда не звонит? Разве так уж трудно? И еще - это для них, он «взрослый человек», а для меня - все тот же малыш Олди. И что теперь думать, я просто не представляю и… Увижу ли я его, еще хоть раз?
        ***
        Элис всегда говорила, чтоб в ее отсутствие, дети даже не думали, не то что - зажигать газ, а просто прикасаться к плите. Они всегда слушались маму, но дети есть дети. Иногда они воспринимают указания, чересчур буквально. Иногда - плюют на них. Как вы знаете, наша жизнь, порой зависит от мелочей. В то утро, Элис проспала и лихорадочно собиралась на работу, первым делом, накормив и отправив в школу детей. Затем, она решила не завтракать, а лишь вскипятить чайник и выпить кофе. А пока он кипел - исчезла за дверью ванной. Она была достаточно пунктуальной, и никогда не забывала купить, например хлеба, или, уходя, закрыть за собой входную дверь. А в тот день - выпив кофе - обычного, растворимого - закрыла газ, и все проверила - никаких причин, чтоб волноваться. А потом, захлопнула форточку, и пошла на работу. Почему же, целый день на душе у нее было неспокойно, и она чувствовала, что что-то не так? Что-то неправильно… И еще - был страх. Беспричинный страх. Ее подруга, Бетси, в таких случаях, пьет какие-то затормаживающие таблетки - успокоительные. А если не помогает - то «ложечку коньяку, на кусочек
сахара». Если уж и это не помогло - то можно было только догадываться, сколько еще ложечек, или стаканов коньяка исчезнет в Бетси. А Элис просто пыталась не обращать внимание, на это гложущее чувство.
        Тем временем, дети пришли со школы. Пообедав и отложив уроки на потом, стали заниматься, каждый своим. Скотт - мастерил модель танка - уже через минуту, он был по локоть в клею. Мелисса - чем-то кормила своих кукол. Почему они не почувствовали запаха? Оба с детства страдают отитами, и насморками. Скотту даже собирались делать операцию по удалению аденоидов. Так что, обоняние у них сильно притуплено. Потом, утомившись, дети легли спать - да так и не проснулись. Возможно, смерть во сне - это самая легкая и приятная смерть. Нет, в этом несчастном случае, дети не были виноваты. Просто, произошла утечка. Может, сама по себе. Может, проник злоумышленник и постарался над трубой - да только, кому нужна обычная, ни чем не примечательная семья? А, вот смерть Элис, не назовешь приятной - она открыла входную дверь, и скинула обувь. Повесила на вешалку сумку и зашла на кухню, в сумерках.
        - Эй, дети! Вы что притихли, ужинать будем? - и зажгла свет.
        Взрыв был не особо сильный, но его с лихвой хватило, чтоб оторвать Элис правую руку. На ней, на среднем пальце, она носила единственный подарок, вещь, оставшуюся после ухода Сэлливана Бакстера - золотое колечко.
        Конец

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к