Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Мычко Александр: " Безлюдье Дилогия " - читать онлайн

Сохранить .
Безлюдье. Дилогия Александр Федорович Мычко
        Книга первая. Архангельск, север России. Неведомая сила моментально уничтожила почти все сложное живое, в том числе и людей. Теперь небольшая группа людей пытается решить в Новом Мире проблемы выживания и своего дальнейшего существования.
        Книга вторая. Несколько дней из жизни главного героя, ставшего волею Судьбы первым Атаманом анклава свободных поселенцев.
        Александр Мычко
        Безлюдье. Дилогия
        Безлюдье. Исход
        Книга первая
        Конец июля
        День первый - Пикник на озере
        Михаил лениво приподнялся с лежанки и огляделся вокруг. Он даже не заметил, как его сморило. Нежаркое послеобеденное солнце действовало сегодня как снотворное. Особенно после сытного обеда, с принятием на грудь энного количества горячительных напитков. В голове было совершенно пусто, ни одна вредная мысль не шевелилась и не пищала, как надоедливый комар. Для мужчины после сорока это и был истинный отдых. Жизненные проблемы остались где-то там, позади, как и мысли о работе и заботы о домочадцах. Вот пусть они там и останутся на пару дней.
        На ближайшие сто метров по берегу озера никого кроме их компании не наблюдалось, одно из преимуществ отдыха в будний день. В выходные эти места обычно было полностью забиты горожанами и дачниками, все же теперь на машинах, мобильные и резкие. В нынешние времена вообще, особенно в выходные дни, все озера и пруды на расстоянии часа езды от города оказываются запружены автомобилями отдыхающих россиянских граждан. Со всеми вытекающими отсюда последствиями: грудами пластикового мусора, запахом жжёных шашлыков и вездесущим шансоном из динамиков авто. Наши сограждане экологическим воспитанием оказались не обременены, и поэтому халявили там же, где упали. Михаил же старался, и сам не мусорить, и детей сызмальства к этому приучал. Сказывалось советское туристское прошлое. По молодости он и по тайге вволю пошастал, и на байдарках не одну сотню километров прочесал. Лесов то и рек в области не счесть, но уже и в их самых далёких уголках находятся родимые пятна цивилизации в виде всевозможного мусора.
        Они всей старой компанией праздновали день рождения Серёжки Туполева - 42 ему стукнуло. Можно сказать, юбилей. Ну, так как 40 не отмечают, а в 41-й день рождения он оказался в командировке, то сейчас Сергей решил отметить именинный день широко и раздольно. Празднование состоялось в деревушке Холм, что стоит на перемычке между двумя озёрами, неподалёку от бывшего аэродрома военно-морской авиации. В ней ему досталась от тестя дача, вернее сказать обычный деревенский дом. Серёга же был парнем рукастым, да и работал к тому же начальником на частной лесопилке. Поэтому стройматериала у него оказалось полно, и за два года домик потихоньку превратился в чудесную двухэтажную фазенду, с баней, беседкой и большим новомодным круглым мангалом для барбекю. Все друзья были оповещены о праздновании заранее, и практически все смогли выбраться на два дня Большой гульбы. Работа ведь не волк, особливо летом в хорошую погоду. Вчера были, конечно же, и баня, и шашлыки, и большой 'огненный вода'. Благо большинство гостей приехало на Васином Фольксвагеновском микроавтобусе, и за руль им на следующий день садиться было не
обязательно. У остальных пьющих жены имели права, и поэтому мужики могли спокойно отрываться. Ведь давненько не получалось собраться вот так: всем вместе семьями.
        Белые ночи стояли уже на излёте, и ночные купания проходили в сумерках. Вода была тёплой и только слегка освежала разгорячённые лица отдыхающих. Под утро же подул свежий ветерок со стороны моря и пошли неторопливые мужские разговоры. Ради которых, собственно, такие праздники и организовываются. Они прошлись по новостям семейной жизни, вспоминали прошлые приключения, ну и закончили как всегда политикой. По этому поводу мужики и поссорились, потом помирились, выпили за нерушимую и легендарную, да и попадали, кто, где стоял. То есть отдохнули на славу!
        К обеду мужская половина выглядела огурчиком. Всё-таки свежий воздух и хорошая закусь благотворно влияют на уже далеко не цветущие организмы. После скромного обеда, и принятия ещё более скромного количества напитков, народ двинул к озеру. Пришлых посетителей на маленьком пляже в это время почти не наблюдалось. Молодёжь тут же затеяла возню с мячом, женщины сидели в своём кружку, а мужчины принимали воздушные ванны в лежачем положении. Кум Михаила Юрка Ипатьев дрых на нагло захваченном лежаке, попутно пытаясь загореть. Будучи ярким блондином, у него обычно получилось только краснеть на солнце. Михаил же привстал посмотреть, где сейчас находятся дети. Его Петька увлёкся рыбалкой, хотя в такую погоду вряд ли будет днём клевать. Вчера вечером они с Юркиным сыном Артемом смотались на другой конец озера и чего-то даже притащили в ведёрке. Теперь оба кидают спиннинг с лодочного причала. Лодку, видите ли, лень надувать обормотам. Вася Михайлов с Колей Ипатьевым что-то оживлённо обсуждали на автомобильную тему. У Василия был небольшой лабаз на городском авторынке, вдобавок к этому он приторговывал
подержанными авто. Николай же нынче работал на дальнобое. Леспромхозовская шарашка, где он ударно несколько лет вкалывал, неожиданно накрылась, пришлось уйти к знакомому бизнесмену водителем на американский трак. Васин брат Паша в компании Андрюхи Аресьева, Макса Каменева и самого именинника резались в карты. Те ещё игроки-маньяки. В былые времена, случалось, пулю до утра расписывали. Но сейчас они играли по детски, в подкидного. Андрей как всегда травил байки из своей прошлой гаишной жизни. Нынче он подался в МЧС, где служба протекала намного спокойнее и сытнее. Максим все также работал дизайнером в издательстве, его трудно подвигнуть на перемены. Павел умудрился открыть шиномонтаж около того же авторынка, где делал бизнес его старший брат, поэтому хорошую деньгу имел, менял каждые полгода подруг и машины. Вот и сейчас он приехал на синем Паджерике с какой-то серьёзной блондинкой, имеющей такого же серьёзного размера бюст. Один лишь Толик Рыбаков с сыновьями Иваном и Петром кидал мяч на песочке. Они были просто образцовой спортивной семьёй. Сам Анатолий занимался по молодости борьбой, да и сейчас под
лёгким жирком гуляли крепкие мышцы. Ну, а если к ним прибавить его почти два метра роста, то… Ванька весь пошёл в отца: высокий, атлетичный, занимался с малых лет различными единоборствами, сейчас остановился на самбо. В свои 19 он выглядел вполне внушительно: выпуклые мышцы, рост, причёска ирокез. Просто гроза девчонок! Илья при таком же высоком росте был более худосочным, может, поэтому всерьёз занялся волейболом. Младший Рыбаков выступал сначала за школу, потом его пригласили в областную сборную. Сейчас парень поступил на спортивный факультет местного университета.
        Так уж сложилась, что почти вся их компания состояла из людей почти одного возраста - 40 и слегка за. Возраст ещё не ушедших физических и моральных сил, и какой-то уже приобретённой житейской мудрости, профессиональных навыков и жизненной самодостаточности. Многие из них были знакомы ещё со школы, кто-то прибился в компанию в более позднее время, когда они серьёзно увлекались джазом, и играли по ночным заведениям города. Окружающие сильно удивлялись, что их компания вместе уже более 20 лет. А ведь все эти годы как быстро пролетели, ушли как песок сквозь пальцы! Вот и их дети подрастают, становятся самостоятельными. Серегин Ярик отслужил срочную в Плесецке на космодроме, теперь учится в институте, приехал сюда с подружкой, в сторонке сидят, милуются. Остальные отпрыски также нашли себе занятия по душе. Дочка Огнейка / вообще-то по паспорту Агнесса, но бабушка с первых дней стала называть её на деревенский манер, так и прижилось/ с Колиной дочкой Стеллой, и Аресьевскими Ритой и Викторией устроили игры в воде. Брызги долетали до лежащих взрослых, а девичьи визги до дальнего берега. Там кроме Ритки
всем по 12 -13, вот весело им с ума сходить. В сторонке примостились Туполева Яна и Мальцева Вероника, им уже по 16. Яна барышня серьёзная и образованная, хоть и блондинка, копия мамы, выйдет толк из девки. Виктория тоже копия своей мамы - гламурная киса, носик вечно к верху, что-то из себя воображает. Мама такая же была в молодости, нашла себе глазурного красавца из хорошей семьи, а тот оказался семьянином то никудышным. Избалованный парень, работать не хотел, учиться не мог, начал пить и по пьяному же делу попал в серьёзную аварию на папиной машине. И сам погиб и человека искалечил. Свету свёкры устроили в хороший банк, где она даже умудрилась сделать неплохую карьеру. Поэтому дамой она была обеспеченная и вполне себе ухоженная. Но ведь в 38 найти хорошего свободного мужика в наше время практически не реально.
        Эх, как быстро молодость то пролетает! Недавно ведь ещё 25 праздновали, сил, да энергии тогда хлестало из них, хоть отбавляй! Сорваться ночью на кутёж? Да без проблем! 5 минут на сборы и вперед! Рвануть с рюкзаком километров за 50 на спрятанное в дебрях тайги загадочное озеро, да весной, да по половодью. Ещё не везде и снег то сошёл, ручьи разлились в реки, грязь стоит непролазная. Да не проблема! Вот здоровья тогда было! Теперь уже подумаешь, прикинешь, да и останешься дома у компьютера. Или на машинке поедешь куда поближе, с мангалом, складными стульями и тапочками. И почему мы с возрастом становимся ленивее?
        Михаил даже не заметил, как снова задремал. Солнце скрывалось время от времени за лёгкими облачками, но успевало приятно погреть, лёгкий ветерок отгонял надоедливых комаров, главную проблему северного отдыха на природе. Приятно вот так полулежать на шезлонге и просто ничего не делать: плеск мелких озёрных волн, шум леса, противные крики чаек, голоса детей. Послеполуденная нега продолжалась бы и дальше, но неожиданно мерзостный холодок прошёлся огнём по позвоночнику. Предчувствие чего-то поганого и опасного буквально захлестнуло ледяной волной сначала желудок, потом горло. Бойко с ужасом вспомнил момент, когда с ним происходило нечто подобное. Республика Српска - 93 год! Он находился в боевом охранении и еле успел выставить пулемёт против выскочивших из ниоткуда хорватских бойцов. Усташи были одеты во все чёрное и вооружены бесшумными немецкими Хеклер-Хоками. В Боснии стояла поздняя осень, погода была пасмурной, и в этой кромешной тьме практически ничего невозможно было разглядеть. И только длинная очередь из штатного М-53 спасла его самого и товарищей из русского отряда, дежуривших в это время на
перевале. Судьба боестолкновения оказалась решена за эти несколько секунд, Михаил очухался только, когда кончилась стопатронная пулемётная лента. Врагов, попавших под его огонь, буквально перерезало очередями. Пулемёт на таком расстоянии это поистине страшное оружие, винтовочные пули в упор кромсают тело не хуже топора мясника! Уже на рассвете удалось разглядеть площадку перед схроном, стоявшем на горной дорожке. Сцена напоминала модные тогда американские фильмы ужасов. Оказывается в человеке столько крови! Страх же пришёл к нему позже, после боя. Весь день русского добровольца колотило, даже спиртное не помогало. И этот момент, когда он был на краю гибели, со всеми подробностями, очень отчётливо врезался в память. Поэтому и сейчас Михаил заполошно вскочил и оглянулся вокруг. Солнце светит, волны плещут - обычный летний день. Первым его внимание зацепило поведение Яны и Вероники, до этого они висели в Интернете, используя новый смартфон Яны. Теперь же девочки беспомощно оглядывались вокруг, нажимая на панель модного гаджета. Значит, сеть пропала, полыхнуло осознание происходившего. В посёлке к тому же
раздался жуткий вой чьей-то собаки, мелкие речные чайки дружно поднялись с поверхности озера и с криками метнулись в сторону берега. И тут же на мужчину навалилось помрачнение, иначе никак не назвать это странное состояние между сном и бодрствованием. Земля уходила из-под ног, небо валилось вниз, дышать стало трудно. В голове сложилась просто отвратительная каша из запоздалых мыслей, глаза же наблюдали странный полумрак с полосками и чёрточками, похожими на телевизионные помехи. Такое сумеречное состояние продлилось несколько минут, потом как-то резко отпустило. Солнечный день вернулся обратно, Михаил сидел на песке и ошарашено осматривался вокруг. По всему видать и остальные люди ощущали себя в похожем состоянии. Они сидели или лежали, мужики ворочали глазами, кто-то из женщин истерично заголосил, дети также закричали и побежали к взрослым. Михаил резко встал и громко выкрикнул - Надо идти в посёлок! Давайте собирайтесь быстрее!
        Как ни странно, никто из компании не стал с ним препираться, все быстро засобирались. Жён удалось немного успокоить, всех детей мужчины собрали в одну кучу. Люди испуганно озирались по сторонам и обменивались впечатлениями от пережитого только что ужаса. У многих ощущения оказались схожими, и это ещё больше напугало их. Вокруг происходило нечто странное и страшное.
        - Елки-моталки, что это за фигня была? - Коля Ипатьев на ходу стряхивал песок с полотенца - Затмение, что ли солнечное? У меня аж в глазах потемнело. Подумал грешным делом, что все…
        Группа людей вытянулась вереницей на узкой тропинке. Идущий впереди Сергей оглянулся и спросил.
        - Слышь, Мишка, что-то странное творится. Тишина, какая настала, ни музыки, ни машин не слышно из Катунино. И даже комары куда-то пропали. Ты-то понимаешь, что происходит?
        - Откуда?
        - Ну, ты так скомандовал на берегу чётко, будто догадываешься о чем.
        - Не знаю, Серёга, просто чуйка сработала, видать и в самом деле что-то неладное творится.
        - Да? Чуйка она штука в нашем деле пользительная. Давайте ко мне на хату, а я пока по соседям прошвырнусь, узнаю, что и как - Сергей убежал впереди.
        В большом доме Туполева все на первый взгляд находилось в порядке. Только отсутствовало электричество, и сотовые у всех не работали. Люди растерянно смотрели друг на друга. В привычном им мире произошло явно что-то непонятное и возможно страшное. У Бойко даже появилось ощущение большой беды, остальные также ощущали мерзостное давление страха. Михаил подозвал жену Нину и попросил начать собирать вещи, та вопросительно посмотрела на мужа, но промолчала, позвала Огнейку и ушла в большую комнату. Мужики скучковались на кухне и тихонько переговаривались. Николай уже успел перехватить стакан пива и сейчас смачно хрустел свежим огурцом. Михаил достал из холодильника холодного квасу и налил себе большую кружку, но выпить её не успел. На кухню стремительно ворвался Сергей Туполев, выхватил у Михаила кружку с квасом, жадно опустошил её, потом бухнулся на табурет, и немного успокоившись, выпалил новости.
        - Мужики, видать, какая то катастрофа произошла. Все люди куда-то пропали. Нашёл только бабу Зину, через два дома живет, дед ейный в сарайке в тот момент был, и теперь его нету нигде. Соседей тоже никого. Дома стоят нараспашку, стулья отодвинуты, на столах харч готовый стоит… и никого. Собака, помните у тех буржуев злющая, и вечно лаяла, как заведённая, сейчас её и не слышно и не видно. То ли все так быстро смылись, что мы не заметили, то ли…
        Дальше Туполев замолчал и застыл с открытым ртом, осознавая невероятное открытие. Михаил молча налил ещё кружку кваса, протянул Сергею, а потом проговорил спокойным голосом.
        - Парни, я так думаю, что нужно срочно в город возвращаться. Не знаю, что сейчас произошло, но там мы хоть что-нибудь узнаем. А здесь нам точно делать больше нечего.
        Все согласились с его доводами и стали быстро собираться. Женщины, конечно же, не смогли удержаться от бесконечных вопросов, на которые у мужчин в этот раз не было ответов. Назревали истерики и даже скандалы, поэтому мужики дружно зарычали, а так как делали они это не по пьяному делу и с совершенно серьёзными лицами, то женской половине общества оставалось только безропотно подчиниться. Всё-таки мужичины для чрезвычайных ситуаций подготовлены намного лучше, природа у них такая, у мужчин. Проверено это дело тысячелетиями и никакой феминизм и супратизм на него так и не повлиял. Светлана Мальцева попыталась поистерить, но и её кое-как удалось успокоить, а сами сборы заняли всего минут двадцать. У кого есть семьи и жены, тот поймет, какой это был рекорд! Михаил решить ехать на Колькином Ховере, впереди колоны. Семью же отослал в микроавтобус. С ним в машину сел Юра и Анатолий. И как только они расселись, то сразу же двинули вперед. Следом шёл Пашин Мицубиси, в нем расположилась его подруга и подруга Василия Ирина, потом двинулся и Фольксваген. Колонну замыкал Логан Макса, тот ехал с женой и дочкой.
        Небольшая колонна пересекла маленький мостик, проехала развилку на бывший военный аэродром и вскоре уже въезжала в посёлок Катунино. В глаза сразу бросалось полное отсутствие людей. А ведь обычно на лугу у озера всегда кто-то сидел, тем более в такую хорошую погоду. Да и по тихим улочкам посёлка должны были прогуливаться люди. Лето же, надо каждым погожим днём пользоваться. А сейчас совершенно пусто! Попавшиеся по пути автомобили оставляли впечатление внезапно брошенных, у некоторых были даже открыты двери. После очередного поворота они увидели старую девятку, врезавшуюся в дерево. Машина лениво дымилась, а за рулём никого не было. Никто не стоял и рядом, чтобы названивать в полицию или выставлять аварийный знак. Увиденное по дороге производило жуткое впечатление чего-то ирреального. Как в фантастическом триллере. Николай молча крутил руль, обычно словоохотливый и весёлый, теперь он мрачно бросал взгляды на опустевшие в одночасье улицы. Наблюдаемая безлюдность им совершенно не понравилась. Вроде все тот же солнечный день, тот же ленивый ветерок гонит по небу светлые облака, но в горле потихоньку
стал образовываться горький ком. Испуганные женщины глазели в окна автомобилей и зажимали рты, чтобы заглушить свои готовые выйти наружу крики, а мужчины посуровели лицом и молчали. Михаил попросил остановиться у небольшого магазинчика, стоявшего рядом с автобусной остановкой. Возле крыльца стояли несколько пустых автомобилей. У Шевроле-Нива даже дверь оказалась распахнута. Он заглянул в машину, ключи были вставлены в зажигание, на пассажирском сидении валялась открытая бутылка с водой. ' Что же здесь произошло?' К нему подошли Юра Ипатьев и Сергей.
        - Зайдём? - Михаил кивнул в сторону магазина.
        Дверь оказалась открытой, и они осторожно вошли внутрь. В помещении царил полумрак, и было совершенно тихо. Электричества не было, людей тоже. Касса оказалась открыта и из неё торчала пачка сотенных купюр. Как будто все люди моментально все бросили и сбежали в неизвестность. Но как такое возможно?
        - Да что за хрень здесь творится? - Серёга выглядел встревоженным, лицо покрылось испариной.
        - Спокойно, брат. Давайте двигать в город, здесь мы ничего не узнаем - голос друга немного успокоил Туполева, хотя нисколько не успокоил самого Михаила. Он сам ничего не знал, даже того, почему он взялся тут командовать.
        Они доехали до перекрёстка с Лахтинским шоссе и повернули налево к городу. Минут через 10 колонна выехала на Новодвинскую дорогу. Машины на ней стали попадаться намного чаще, ведь был будний день. Часть автомобилей стояла прямо на дороге, другие находились у обочины или даже валялись в кюветах. Несколько раз люди останавливались и заглядывали в брошенные автомобили, где наблюдалась одна и та же картина: людей нет, ключи в зажигании, вещи оставлены. Теперь приходилось часто объезжать вставшие посередине дороги автомобили, иногда оставалось двигаться только по обочине. Также осторожно компания друзей проехала развязку и выехала на трассу М 8. Уже стали видны городские высотки и железнодорожный мост. И улетевших в кюветы машин здесь наблюдалось намного больше, на этом участке обычно гнали под сто километров. А неизвестный катаклизм, похоже, застал всех едущих врасплох. Но где же всё-таки люди? В одном месте на шоссе образовалась целая свалка из автомобилей. КАМАЗ-самосвал протаранил несколько легковушек, некоторые из них ещё чадили коптящим огнём. Мимо них проезжали осторожно, больше тридцатки в час,
двигаться сейчас не получалась. Михаил взглянул на друзей: они ошеломлённо наблюдали за окружающим их миром, который стремительно превращался в какую-то страшную фантасмагорию и иногда обменивались между собой затравленными взглядами.
        - Колян, останови у кораблика - произнёс тихо Михаил. Так в городе называли памятную городскую стелу с деревянным кораблём наверху. Туда любили приезжать молодожёны с окрестных городов. Огромные буквы 'Архангельск' муниципальные работники выкрасили ярким жёлтым цветом и видны они были издалека. На небольшой площадке у стелы сейчас находился небольшой свадебный кортеж. Кроссовер Хёндай и пара микроавтобусов. Двери у машин были открыты, на асфальте стояли вскрытые коробки с шампанским, валялись разбитые бокалы и пластмассовые стаканчики. И никого из живых, или мёртвых. Это и пугало людей больше всего. Если бы здесь лежали погибшие или умирающие люди, то это было бы логично. Но отсутствие их вообще навевало первобытный ужас. В реальном ли мире они оказались? В голове всплыли воспоминания из фантастических фильмов Стивена Кинга и ему изделий голливудских мастеров жанра. Тут реально холодный пот прошибет! Из остановившихся автомобилей колонны вышли взрослые, они осторожно озирались, в глазах сквозила тревога. Все также светило солнце, шелестел лёгкий ветерок, дома и дороги оставались на месте, но
что-то в этом мире изменилось безвозвратно. Или уж не в этом? Анатолий Рыбаков оглянулся и произнёс ожидаемую всеми фразу.
        - Ну, что будем делать дальше? Есть какие идеи?
        Люди стали молча переглядываться, и тут многие обратили свой взор в сторону Михаила. Тому стало как-то не по себе. Он отнюдь не был лидером группы, у них и лидера то никогда не существовало. Дружили все давно, кто-то из их компании ушёл или уехал в другие города, появились семьи, дети. Но они до сих пор старались держаться вместе, знакомились с новыми членами семей, дружили. Теперь же перед ними какая-то непонятная и ужасающая новая реальность, и их жизненный опыт просто забуксовал. Большинство людей находилось просто в ступоре. Бойко не торопясь, вынул из кармана бутылочку с водой, взятую в магазине и сделал хороший глоток, немного обождал, прислушался к себе и своим ощущениям и начал размышлять вслух: - Эта вода из магазина в Катунино. Юра там ещё шоколадку прихватил и съел по пути. Это значит, что продукты питания не повреждены. Исчезли сложные биологические организмы: люди, собаки и вы заметили, что птичек также не видать. А ведь в этом месте чайки и вороны постоянно тусуются. Да и комарье, как повымерло. Трава, деревья на месте, материальные ценности тоже.
        - Может война? Какое то оружие на нас применили? - спросил Аресьев - С пиндосов станется.
        - Ты слыхал о таких крутых разработках? Сомневаюсь, что человечество настолько всемогуще.
        - Да кто их знает. Секреты они и есть секреты.
        - Ну, как один из вариантов пусть будет - кивнул головой Бойко - хотя люди вряд ли такое могли сотворить.
        В разговор вмешалась жена Сергея Туполева Ольга - Миша, ты на полном серьёзе утверждаешь, что это пришельцы сотворили? Как в плохом американском боевике?
        Народ зашевелился, ступор понемногу проходил, и в головы людей начали приходить различные сумасбродные идеи. А их компании сейчас разброд в мыслях совершенно не нужен.
        - Оля, я пока ничего не думаю - ответил ей спокойно Михаил, потом серьёзно посмотрел на друзей - давай оставим вопросы на потом. Нам надо сначала добраться до своих квартир, выяснить обстановку и там уже решать, что дальше делать. Хотя моё мнение таково: раз подобная катастрофа произошла, надо валить из города. У нас два химкомбината по бокам, и они уже, скорей всего, без персонала. И только два моста связывают нас с большой землёй. Мы тут просто как в ловушке находимся.
        Большинство присутствующих в целом с его мыслями согласились, ну а остальным не дали времени на дискуссии, решив отложить их на более позднее время. Сообща мужчины решили ехать через Краснофлотский мост, он был шире и удобнее для проезда. Хотя старый железнодорожный мост выходил прямо к центру города, но судя по наблюдаемому ими автомобильному столпотворению на трассе, на нем скорей всего сейчас страшный затор.
        Краснофлотский мост, называемый, и спустя двадцать пять лет после постройки Новым, проехали без особых проблем. Шестиполосной и широкий, на нем их маленькая колонна спокойно объезжала остановленные от невиданного катаклизма автомобили. Город встретил людей зловещей тишиной и полным безлюдьем. Сразу после моста друзья остановились на короткое совещание. Вид пустынного города подвигнул большинство компании согласиться с решением Михаила, уезжать из Архангельска до выяснения обстоятельств, что случилось с их миром. Возможно, ещё кто-то из людей спасся, как они, или начали работать спасатели, а может быть, катастрофа имеет локальный характер. Гадать пока было ещё рано, а сейчас товарищи решили двигаться по Ленинградскому проспекту, нужно было проехаться по своим квартирам, взять там необходимые в дорогу вещи, да и просто разведать обстановку. Сам Архангельск поражал тишиной и отсутствием движения. Людей совершенно не наблюдалось, машины вместо того, чтобы лететь по проспекту, или стояли у обочин, или на проезжей части. Большая часть автолюбителей, судя по всему, во время Катастрофы успела
остановиться, но по пути попадалось и большое количество аварий. Некоторые авто ещё дымились, другие стояли искореженные и помятые, в сторону Объездной дороги виднелась пара больших пожаров, светофоры также не работали. Проехав до улицы Галушина, пересекавшей проспект, их небольшая компания упёрлась в пробку. Где-то впереди во время часа Х произошла массовая авария, сейчас они наблюдали лишь клубы густого чёрного дыма. Посовещавшись немного, водители решили свернуть на встречку, и, проехав через парковку торгового центра Сигма, свернуть сразу к жилым домам. Дворы подозрительно поражали своей показной безжизненностью: ни людей, ни собак, ни кошек, только брошенные как попало автомобили, валяющиеся на тротуарах коляски и велосипеды, тут лежат же пакеты и сумки. В окна домов никто не смотрит, не кричит и не просит о помощи. Колин Ховер, будучи машиной вездеходной, спокойно проезжал через бордюры и ямы, Паджерик также держался бодрячком, остальным же водителям приходилось изворачиваться. Так они доехали до улицы Первомайской, также примыкавшей к Ленинградскому проспекту. Наталья Ипатьева вышла из
микроавтобуса и двинулась к дому родителей, с ней пошли муж Юра и сам Михаил. Окружающая людей странная обстановка начала здорово действовать всем на нервы. Стоявшие рядом с автомобилями члены компании растерянно озирались, как будто видели все эти дома впервые. Ведь сейчас это был уже не их привычный мир, а что-то чуждое и враждебное. Мужчины инстинктивно сжали кулаки, женщины старались держаться к ним поближе, детей из транспорта вообще не выпустили.
        Михаил перед отходом обернулся к оставшимся друзьям, и посоветовал не глушить автомобили. Коля Ипатьев молча протянул другу монтировку. Юра, подумав немного, также вернулся к машине и вооружился топориком. В подъезде было темно и тихо. Они молча поднялись на второй этаж. Наташа открыла своим ключом дверь в квартиру. Там никого не оказалось, электричества в доме не было, вода из крана также не текла. Похоже, в момент катастрофы родители Натальи пили чай. На столе были расставлены чашки, розетки с вареньем и ваза с печеньем. Наташа молча, на негнущихся ногах отошла к стене, и прижала руки ко рту, ей хотелось закричать, вылить наружу свои эмоции, но сейчас она смогла сдержаться. Лицо женщины резко побледнело, в глазах заблестели слезы, Юра быстро подошёл к жене и обнял её своими сильными руками. Извечный способ успокоения женского рода, показать свою защиту, окружить живым теплом. Человечество за тысячелетия лучше ничего так и не придумало.
        Все было ясно и без слов, поэтому Михаил повернулся и вышел из квартиры. Когда он появился на улице и увидел вопрошающие взгляды друзей, смог только покачать головой. У микроавтобуса раздались тихие вскрики и послышались рыдания. Мужчины, как могли, успокаивали жен. У детей разом поменялись выражения лиц, они стали какими-то странно взрослыми, как будто надели маскарадные маски.
        Следующей на пути оказалась квартира самого Бойко. К улице Павла Усова они проехали по параллельной основному проспекту Вельской улице достаточно быстро, без остановок. В будний день парковки вдоль дороги пустовали, а движение там было намного слабее. Пошли к себе всей семьёй, с ними же двинулись, 'на всякий случай', и братья Ипатовы. Подъезд выходил на солнечную сторону и поэтому лестничный проход был хорошо освещён. В самой квартире было тихо и спокойно. Даже не верилось, что они зашли сюда, возможно, в последний раз. Только ведь недавно сюда въехали, продав трёхкомнатную, и купили четырёхкомнатную в этом новом доме. В том же квартале, что и их старый дом, большая удача, что здесь случилась новостройка. Они даже ремонт толком не успели доделать. Ещё на пороге Михаил начал раздавать указания:
        - Нина, пожалуйста, сразу начинай собирать белье на пару недель, возьми всю аптечку, обувь покрепче, куртки на всех. Огнейка, ты идёшь в свою комнату, и собирай одежду, пригодную для похода, и возьми самые дорогие тебе вещи, но постарайся взять их не очень много. Ты хорошо поняла меня?
        - Да папа, я быстро.
        - Сын, тебе самое ответственное задание. Вскрой мой компьютер и отсоедини все жёсткие диски. Где отвертки ты знаешь. Потом собери фотоаппарат, внешние винты, зарядки, возьми ноутбук и упакуй все это в рюкзак для путешествий. Как сделаешь, одевайся также в походное и помогай маме.
        Петька кивнул лохматой головой и убежал в комнату. Михаил же двинулся сразу к несгораемому шкафу, достал из тайника ключ, открыл его. Оттуда он достал 'Бекас'. Помповое ружье было хорошо смазано и глянцево поблескивало в лучах заходящего солнца. Взяв в руки проверенное оружие, Бойко почувствовал себя сразу уверенней. Обернувшись, он заметил хмурый взгляд Юрки.
        - Думаешь, понадобится? - спросил тот.
        - Не знаю - ответил Михаил - но с оружием как-то сразу легче. Мне наш пустой город что-то здорово на нервы действует. Думаю, надо бы всем нашим парням также оружие подобрать. Сам понимаешь, лучше быть готовым ко всему, чем потом е. ом щёлкать и занозы из задницы вынимать.
        Юра почесал отросшую щетину на подбородке, и, вздохнув, согласился - Наверное, ты прав, дружище. Мне такая ситуевина тоже сильно не по нраву, есть желание накатить и покумекать, что к чему.
        На здоровое желание одобрительно хмыкнул Николай, и двинул помогать Нине стаскивать с верхних полок баулы с походным снаряжением.
        - Позже накатим и подумаем, сначала дело - Михаил уже доставал патроны, смазочные, протирочные и запихивал все в маленький ранец. Потом он достал с верхней полки большущий походный рюкзак, и начал помогать жене укладывать вещи. Собрав все необходимое, он прошёл к шкафу, достал документы, старые семейные альбомы, несколько памятных вещиц. Деньги и банковские карточки брать даже в руки не стал, похоже, в новом мире они стали бесполезны.
        Огнейка упаковала свой маленький рюкзачок, вышла в коридор, села на табурет и вдруг заплакала. Нина как могла, успокаивала её, хотя и сама была близка к истерике. Вся семья по обычаю на дорожку присела в коридоре, потом они резво встали и двинулись на выход. Михаил выходил крайним, окинув последним взглядом квартиру, уже успевшую стать родной, мысленно попрощался и вышел. Двери запирать он не стал, также решил не брать свою машину. Открыв багажник своего Опеля, Бойко достал несколько необходимых в дороге вещей и кинул в Ховер Николая. Потом подозвал всех мужчин к себе.
        - Парни, вот какая есть идея. Сейчас мы доедем до перекрёстка с Урицким. Там я, Коля, Андрей, Толик и Ярик идём в оружейную лавку в 'Форуме'. Надо бы нам кой-каким оружием затариться.
        - Решил в войнушку с инопланетянами поиграть, Миша? - Андрюха Аресьев даже в такой ситуации пытался ёрничать.
        - У нас, вроде как, другая игра сейчас назревает, квест по выживанию - Михаил серьёзно взглянул на старых друзей - поэтому за оружием идут те, кто больше в нем понимает.
        - Миха прав - поддержал друга Юра - оружие никогда не помешает. А я что буду делать с остальными?
        - Я думаю, вам следует завернуть в Барс, это по пути, и он же спортивный магазин, и значит, там может быть много полезных нам сейчас вещиц - одежда, обувь, те же удочки, спальные мешки.
        - Да и рации не помешают - встрял в разговор опытный Николай - мобилы же не работают, а связь нужна. Не руками же нам друг другу махать?
        - Правильно Коля. И жён напрягите, они в шопинге больше вашего понимают, да отвлечет их от ненужных мыслей, и детишки пущай помогают вещи таскать в машины.
        Все согласились с Мишиными доводами и разошлись по автомобилям. Некоторые женки, было, запротестовали, ведь они торопились к своим домам, но их быстро угомонили перспективой материальных приобретений. Да и в экстремальной обстановке последнее слово всегда остаётся за мужчинами, если они конечно мужчины, а не особи в брюках. На этом коротком участке Обводного канала, как всегда получилась мощнейшая пробка. Автомобили горожан буквально спрессовались в одну большую кучу. Водители автоматически отметили десятки аварий и столкновений. Удивительно, что все это автомобильное сборище не сгорело от какой-нибудь вспыхнувшей иномарки. Любят они почему-то гореть по поводу и без повода, электрики напихано там до черта. Пришлось объезжать это препятствие по обочине. Юра с основной командой проскочил сразу дальше, за перекрёсток с улицей Урицкого, а оружейная команда остановились поближе к входу в магазин - в свободном от машин кармане автобусной остановки.
        - А как у нас с фонарями? - Михаил вышел из машины и прилаживал на тело патронташ. Пока ехали, он успел по-быстрому снять смазку и снарядить свой дробовик - у меня есть один налобный.
        Николай тут же полез в бардачок - У меня тоже такой имеется. Один штука!
        У Андрея Аресьева кроме стандартного налобника в багажнике нашёлся большой 'гаражный' светильник. Бойко подошёл к входу, магазин находился на цокольном этаже, и спускаться приходилось в кромешную темноту. Стало несколько жутковато, темнота на человека воздействует всегда в отрицательном направлении, но к этому состоянию ожидания неведомой опасности сейчас придётся привыкать. Наш мир в одночасье превратился из вполне комфортабельного в непонятный и страшный, а им еще предстоит в нем выживать. Михаил включил налобный фонарь, загнал патрон в патронник и сделал шаг в темноту, сразу за ним двинулся Андрей, держа в правой руке монтажку. Следом шли Толик, Николай и Ярослав. Мужчины вереницей спустились в широкий коридор, справа находился сам оружейный магазин, слева торговали охотничьей амуницией, ножами и всякой мелочевкой. Осторожно озираясь, они вошли в оружейный отдел. Никого, только стеклянные прилавки бликуют от света налобников. Андрей сноровисто поставил на прилавок в центре свой большой 'гаражник' и включил его, стало вполне даже светло. Николай Ипатьев заинтересованно повернулся к Михаилу.
        - Что берём, брат?
        - Я так думаю, что в первую очередь вот эти нарезные карабины, похожие на Калаши, Вепрь называются. Ага, тут ещё и карабины СКС имеются, их тоже возьмем. Коля, вынимай их из витрины. Я пока схожу в подсобку. Ярик, ты с армии недавно, маркировку патронов помнишь? - Туполев-младший кивнул головой - Ну, тогда пошли со мной. Да, парни, ещё поищите принадлежности для чистки, ну и пару хороших ножиков там прихватите.
        - Ну, это само собой - Колян уже находился за прилавком и входил в мародёрский раж.
        Провозились мужики в оружейном лабазе более получаса. Отобрали с десяток нарезных карабинов, к ним в придачу Михаил прихватил также пяток простых отечественных гладкоствольных помповиков, и не смог пройти мимо стоявшего отдельно Ремингтона маскировочной окраски. Андрей откопал в угловом витраже пять служебных пистолетов Иж, копии Макарова, и пару же похожих на армейские 'Кедры' пистолет-пулеметов ПКСК. Видимо они продавались здесь как служебное оружие для ЧОПовцев. Все отобранное оружие мужчины стали выносить и складывать в центре зала. Николай с Толиком быстренько сгоняли в соседний зал. Вышли они оттуда уже переодетые в армейский камуфляж, в руках же тащили большие зелёные баулы, и куда и принялись укладывать оружие и патроны, что-то и выносить сразу на улицу. А Михаилу на глаза попался карабин Тигр с уже поставленным импортным оптическим прицелом. Он лежал за прилавком, видимо, кому-то отложенный продавцами. Подумав немного, он положил и его в принесённую мужиками сумку. Этот карабин ведь гражданская копия СВД, вдруг пригодится. Оставив друзей упаковываться, Бойко прошёлся в соседний зал,
выбрал себе небольшой прихватистый бинокль и пару ножей с ножнами. Подошел Ярик, быстро переоделся в цифровой камуфляж, и теперь примерял на себя какую-то модную милитари-панаму. Бойко посоветовал юноше захватить одежду и для остальных мужчин, да и обувь им не помешает крепкая, на высокой подошве. Туполев младший согласно кивнул головой и сразу же принялся за дело. Армия ему явно пошла на пользу, никаких бестолковых вопросов от него не последовало. А ведь многие из нынешних юнцов в такой ситуации запросто могли свалиться в истерику, парни хуже баб стали.
        На улице полным ходом шла погрузка. Мужики хотели сразу же вооружиться, но Михаил напомнил им о заводской смазке, и пока с этим делом решили повременить. Только Андрюха успел споро почистить пару пистолетов и снарядил к каждому по паре магазинов, потом приладил на пояс пластиковую открытую кобуру. Тот ещё 'мародёрщик', сразу видна ментовская закалка! Второй пистолет решили отдать Николаю, у него хоть и не было навыков обращения с короткостволом, но руки он имел 'прямые'. Аресьев в скором темпе показал другу, что куда нажимать и помог приладить кобуру. Неожиданно со стороны перекрёстка раздался грохот и шум, и вскоре прямо по газону к ним выскочил квадроцикл. На нем гордо восседал Иван Рыбаков с братом. На его голову был надет расписанный шлем, на руках краги. Старший из братьев слез с агрегата и пнув колесо, бодро приветствовал всех знакомой всем любителям советской киноклассики фразой.
        - Вот, махнул не глядя! Мы с братом решили, что в городе на таком пепелаце будет удобней перемещаться.
        Коля обошёл квадроцикл вокруг и одобрил идею подрастающего поколения. Иван передал отцу две рации и сказал, на каком канале будет связь. Друзья тут же связались с группой в Барсе и стали обсуждать, что делать дальше. Групповой 'мозг' компании порешал разделиться на более мелкие группы, по числу машин. Благо, теперь у них была связь друг с другом. У одних из друзей квартиры были ближе к центру, у других на Привокзалке, спальном районе города, у третьих в районе Гагарина, а то и вообще в Соломбале. Михаил настрого приказал всем держать постоянно связь, и выходить в эфир каждые пятнадцать минут. Сам он хотел заскочить к родителям жены, живущих на Логинова, это ближе к историческому центру поморского города.
        В течение следующих двух часов рации стали одна за другой сообщать нерадостные известия - в городе живых людей не наблюдалось вообще. Оставшиеся по домам родные исчезли, электричество отсутствует, водопровод не работает. В Соломбале вообще виднеются клубы густого дыма, похоже, там бушует большой пожар. Михаил попросил быстрее собраться, забрать с квартир необходимые в дороге вещи и двигаться к гостинице Беломорская. Он знал там поблизости расположение нескольких новых коттеджей, где можно было с комфортом устроиться на ночёвку. Да и подъезд туда удобный со всех частей города. Друзья согласились с его предложением, всё-таки такой толпой в большом доме располагаться удобнее. Солнце уже приближалось к горизонту, когда машины одна за другой стали подъезжать к гостинице. Михаил к этому времени подобрал подходящий для ночлега коттедж и направлял всех подъехавших друзей туда. Василий Михайлов прибыл на своём Субару Форестер, а Юра Ипатьев захватил рабочую Газель-Фермер. Усталые и удручённые люди молча выходили из машин, кто-то садился прямо на газон и закуривал, а кто-то так и застыл на месте, угрюмо
рассматривая дома города. Женщины настороженно озирались, дети были серьёзно напуганы. В одночасье они потеряли всех своих родных и близких, а окружающий их мир стал абсолютно незнакомым и пугающим. Ночной кошмар из детских сновидений стал явью. 'Только массовой истерики нам сейчас не хватало' - подумал Михаил и оглянулся. На него вопрошающе смотрели мужчины - ' Ну раз запрягся…' И он, решившись, стал достаточно чётко раздавать указания, и как ни странно, никто из компании не пошёл в отказку, не спорил и не задавал глупых вопросов. Первоначальный шок у людей ещё не прошёл, а грядущий отходняк лучше замять бурной трудовой деятельностью, это Бойко ещё с армии помнил. Поэтому он быстро запряг Андрея и Ярика чистить смародеренное в лавке оружие и разбираться с патронами.
        Большинство женщин были им отправлены в коттедж, готовить места для ночлега и решать, как приготовить ужин. Война войной - но обед по расписанию. Этой премудрости уже много-много лет, грех ею сейчас не воспользоваться. А сам Михаил с Николаем Ипатьевым, Рыбаковым и Туполевым, прихватив своих жён, решительно двинулись к магазину Петровский, который находился прямо через дорогу. Солнце ещё не село окончательно, и благодаря большим окнам под крышей, в этом магазине можно было ещё неплохо ориентироваться без фонарей.
        Газель подогнали поближе к входу и развернули задом к магазину. За руль уселся Коля Ипатьев, он мог водить любую машину. Он же остался в кабине грузовичка, не глуша его, чтобы в случае чего, резво рвануть обратно. Михаил, держа ружье наизготовку, вошёл первым. Там царил полумрак, и стояла просто оглушительная тишина. Обычно сейчас во многих магазинах играет музыка, шумят оглушительно холодильники, да и покупатели создают некий шумовой фон, а тут как в глухой сельской библиотеке. Он осторожно прошёл вперёд и прислушался. Слышны были только его шаги и взволнованное дыхание друзей стоявших у входа. Ещё раз, внимательно осмотревшись, мужчина махнул рукой, и все дружно ломанулись к прилавкам. В первую очередь решено было натаскать воды, ведь водопровод в городе не работал. Затем они прошлись по холодильным установкам. Электричества отсутствовало, значит, мясо в скором времени испортится, а новых поставок из мясокомбинатов, похоже, ждать придётся не скоро. Набрав тележку с горкой нарезанных мясных изделий, они прихватили также сёмгу, форель и треску. Михаил же двинул к отделу с макаронами и крупами, и
обнаружил там Ольгу Туполеву, начинавшую грузить мучными изделиями уже вторую тележку.
        - Оля, ты что, остановись! Сейчас берём еду только для ужина и завтрака. Для поездки будем затариваться завтра, составив сначала примерное меню. Ты лучше сходи, набери сладостей детям и женщинам. У нас был тяжёлый день и думаю, сладкое им совсем не помешает. Стресс им хорошо заедается.
        - А мужикам? - спросил очутившийся рядом с женой Сергей.
        - Иди, выбери что-нибудь самое качественное. Ну, ты понял?
        Сергей резво побежал алкогольный отдел, сопровождаемый неодобрительным взглядом жены. Нина с Ленкой Ипатьевой отоваривались в хозяйственном отделе: набирались туалетной бумаги, салфеток, зубных щёток и пасты, а также прочих необходимых мелочей, про которые мы вспоминаем, только когда их не оказывается под рукой. Бойко заинтересованно подошёл к полке со специями, когда почувствовал, что под его ногами что-то хрустнуло. Он не торопясь, нагнулся, и поднял с пола бесформенный кусок пластмассы с вкраплениями металла. В нем смутно угадывались остатки мобильного телефона.
        - Я такие же комки видела в зале - сказала подошедшая незаметно жена Рыбакова Надежда. В отличие от других членов семьи она не выглядела сильно спортивной, была пухленькой, мягкой блондинкой.
        - Ещё одна загадка нового мира - хмыкнул Михаил.
        - Это все что осталось от людей, бывших во время Этого здесь - тихо проговорила Надежда.
        - Ты так думаешь?
        - У касс их больше, там же всегда очередь. И ещё там валяются оплавленные металлические деньги. Мужчины часто их носят в карманах штанов. Я даже видела позолоченные часики, их скрутило в спираль.
        - Ты очень наблюдательна, Надя.
        - Что же это такое было… что случилось с нашим миром? - женщина заговорила уже с надрывом, и Михаил опасался, что она сорвётся, нервы то у всех были на пределе.
        - Ну что? - к ним вовремя подошёл Анатолий, и Надежда сразу успокоилась - Вроде как набрались, двигаем к выходу?
        - Да, пожалуй, пора, основное взяли. На улице темнеет. Все к выходу! - уже на ходу прокричал Михаил. Остатки мобильника он положил в карман.
        Переезжая улицу Тиме, на ее середине, Николай вдруг резко затормозил.
        - Смотри! - он указал рукой в сторону Воскресенской - Там что-то движется, похоже на животных.
        Они моментом высыпали на улицу. В квартале от них что-то и, правда, двигалось по дороге. Михаил остро пожалел, что не взял с собой бинокль. 'Косяк за мной' - мелькнуло в голове. Но самые глазастые из людей чётко разглядели трёх собак беспородного вида. Дворняги беспокойно оглянулись в сторону людей и стремглав потрусили в ближайший двор. Это были первые живые существа, встретившиеся им с озера. Возбуждённо переговариваясь, люди полезли обратно в машины. И уже через несколько минут 'мародёрщики' разгружались у коттеджа. Около него уже вовсю кипела работа: из машин были достаны разборные мангалы, мужчины разожгли огонь, и вскоре на углях зашипело, зашкворчало, потянуло аппетитным мясным духом. Резался хлеб, мылись овощи и зелень, расставлялись скамейки и столики. Все люди старались занять себя текущими делами, чтобы хоть так отвлечься от мрачных мыслей. Разговоров велось мало, да и те исключительно по делу. Из дома женщины вынесли найденные там кастрюли и чайники. С лишней посудой они решили не заморачиваться и использовали одноразовую. Первыми женщины накормили детей и тут же отправили их спать.
Михаил и Юра Ипатьев подозвали своих сыновей, а также Юркиного племянника Леху.
        - Вот что, ребята. Вы у нас уже достаточно большие - Юра оценивающе смотрел на подростков - ситуация, как видите, серьёзная, и у нас к вам будет серьёзное поручение. Надо присмотреть за девочками и малышами. Следите, чтобы никто не отходил далеко, и не дай бог, не потерялся. Наблюдайте за окружающим, вы парни глазастые, сразу сообщайте нам обо всем странном и необычном. Взрослые сейчас будут очень заняты, так что развлекайте малышей самостоятельно. Завтра начнете помогать мамам собираться, и упаковывать вещи в дорогу. Все ясно?
        - Мы уезжаем папа? - спросил вихрастый и такой же блондинистый как отец Артем Ипатьев.
        - Скорей всего да, сынок - ответил задумчиво Юра.
        - А для охраны нам оружие дадут?
        Ипатьев удивлённо оглянулся на Михаила, тот ответил неожиданно и просто.
        - Если будет реальная опасность, дадим и научим им пользоваться. Игрушки закончились, ребята, все теперь будет по-настоящему жестко. Но и вы подойдите к поручению ответственно, не подведите нас.
        Ребята ошеломлённо смотрели на взрослых. Они - то ожидали стандартного ответа 'Что детям, мол, не положено, оружие вам не игрушка'. Честный ответ старшего мужчины здорово озадачил их, и заставил отнестись к происходящему предельно серьёзно. Ведь до сих пор они все произошедшее считали чем-то вроде наподобие игры, пусть и очень уж реалистичной. В дом подростки возвращались в задумчивом состоянии.
        Пока женщины укладывали спать детей, мужчины не спеша, поели. Оставшееся мясо и рыбу они замариновали на утро, холодильники ведь нынче не работали. Лишние вещи были убраны в машины. Андрей и Михаил стали среди мужчин распределять оружие. Тем, кто служил, выдавали нарезные карабины, остальным помповики. Женщинам пока отдали пистолеты и Мурки - самые простые помповые ружья. Андрей Арсеньев тут же провёл небольшой ликбез по оружейному делу. Утром друзья решили даже пострелять для тренировки, многие оружие не держали в руках с самой службы. Также выдались боеприпасы, и запасные магазины. Затем под руководством Аресьева и Ярослава Туполева мужчины сняли с оружия заводскую смазку и снарядили магазины. Наконец, когда вся эта кутерьма улеглась, все взрослые смогли собраться вокруг костра. Мужчины достали бутылки со спиртным и сладости. Женщины пили в основном чай и кофе, только некоторые пригубили вино. Но против распития спиртного мужиками не возражали, все понимали ситуацию. Стресс им необходимо было сейчас же заесть и запить. Сергей прихватил в магазине лучшие сорта виски, коньяка и водки, для женщин
отборное вино. Около костра послышалось бульканье наливаемых напитков. Люди не спеша, располагались вокруг костровища для серьёзного разговора - решать, как им быть дальше.
        Михаил налил себе полный стакан виски. Он знал, что алкоголь сегодня его брать не будет. Смакуя шотландский ячменный напиток, мужчина осмотрел сидящих рядом друзей. Костер освещал мерцающим багрянцем хмурые и печальные лица. Сумерки в его ярком свете становились ещё темнее и страшнее, город от этого начал выглядеть ещё более жутким и призрачным. Не светились окна в многоэтажках, не носились вездесущие нынче автомобили, не слышен был людской говор и шелестение ног запоздалых прохожих. Только мягкий ветерок тихонько шебуршал в кустах и трещали поленья в костре. Пока не стемнело, мужики сбегали в находящиеся дальше по улице частные дома и набрали там дров. В здешних кварталах находились остатки старого деревянного города, одноэтажные домики деревенского типа без удобств, с печным отоплением. Из коттеджа вышла Нина и уселась рядом, молча взяла предложенный бокал и налила себе белого вина.
        - Дети уснули, так что сильно не шумите, мальчики.
        - Ну что, товарищи, откроем наше собрание. Кто у нас выступает с отчётным докладом? - Андрюха пытался, как всегда шутить, но никто его в этот раз не поддержал.
        - Думаю, Михаил скажет слово - произнёс веско Николай Ипатьев и вопросительно повернулся.
        - Когда меня назначили главным? - глухо отозвался Бойко.
        - Ты сам - Анатолий Рыбаков посмотрел на него серьёзно - и поверь, у тебя это неплохо получается. Пока мы в ступоре были, ты уже действовал и команды раздавал. И команды, и как оказалось, грамотные.
        - Ну, смотрите, я в начальники не лезу. Все равно важные решения будем принимать сообща. Думаю, держаться в нашей ситуации лучше колхозом.
        По кругу, освещённому огнём, прошёл одобрительный ропот.
        - Миша - неподалёку сидела Ольга Туполева - пока у тебя получалось принимать правильные решения. Да даже просто что-то дельное предпринять во всем этом ужасе…. Я лично вообще не смогла бы ничего предложить. А ты сразу: пошли, поехали, зайдём. И ведь мы двигались, а не столбом стояли.
        - Ну да, сразу раскомандовался! Как будто он знал заранее! - вдруг зло выкрикнула Светлана Мальцева, она уже успела к этому времени нехило накачаться коньяком - Оружием размахался, а я то, с какого перепугу должна его слушать?
        - Света, успокойся! - резко ответил ей Николай - Мы и так все на нервах, и пока не понимаем, что происходит вокруг. А Миша дельные вещи предлагает, и держит нас всех в тонусе. Не забывай, что у нас есть семьи, не о себе думать надо!
        - Да идите вы со своим колхозом! Я лично завтра поеду домой, и никто меня не остановит. Я свободная женщина! - Светлана встала и быстро побежала к дому. Маша Каменева кинулась, было, за ней, но её удержали. Михаил сделал хороший глоток скотча, достал коричневую сигариллу, прикурил её под удивлённым взглядом жены. Ведь он уж лет шестнадцать как бросил курить.
        - Извини, Ниночка. Захотелось вот… Ну, что камрады и камрадки! Что мы имеем? Мы имеем в наличии полный катаклизм окружающего нас живого мира. По-видимому, произошло воздействие на Землю чего-то поистине космического мощи. Явление это природное, или сотворённое чьими-то руками, может щупальцами, этого мы пока не знаем. Масштаб катастрофы тоже неизвестен, радио молчит, спасатели не летят, спасатели не суетятся. Уничтожено все живое, более сложное, чем растение. Хотя нет, не все. Мы вот живы и в посёлке бабка живая осталась. И собачек мы на улице видели, они, наверное, со свалки в город прибежали. Может, и ещё кто из людей спасся?
        - Дядя Миша, ещё вороны остались - раздался голос из сумрака.
        - Это что там за фантик тусит?
        - Да это я, Леша, чаю пришёл попить.
        - Тебе разрешали взрослые разговоры слушать? - спросил сына строгим голосом Николай Ипатьев.
        - Ладно, Коля, пускай чаю попьёт. Вы дежурства, что ли там установили?
        - Ага.
        - Отменяйте. Взрослые будут дежурить. Вы нам утром бодренькие нужны, есть для вас серьёзное задание. И что там про ворон?
        - Да Ритка Аресьева в окно увидела и давай кричать. Мы подбежали, смотрим, и в самом деле вороны летали. Где-то у Воскресенской, на фоне заката их хорошо было видно.
        - Много их было? - взволнованно спросил Сергей.
        - Ну, с десяток точно.
        - Интересно получается. Значит, в этом излучении, или что там было, прорехи какие-то вышли - задумчиво проговорил Максим Каменев.
        - Да, вот что ещё. Это мы обнаружили в магазине - Михаил достал из кармана найденные остатки мобильного телефона - Какое-то излучение просто расплавило мобильники. Они же обычно близко к телу находятся.
        - Видели мы такие в брошенных машинах - Андрей протянул стакан для следующей порции - времени не было подробно рассматривать. И, мне так кажется, эта фигня не сразу случилась, иначе больше бы аварий в городе было. А ведь большинство машин были остановлены, многие на обочинах стоят и дверцы приоткрыты. Значит, не мгновенно все произошло. Как ЭТО тут выглядело интересно? Бррр! Даже представлять не хочу.
        - Я тоже - Маша Каменева передёрнула плечами и жалобно спросила - И что нам делать дальше?
        - Я так думаю, валить надо из города, как и собирались - Михаил снова обвёл глазами всех друзей - вы уже убедились, что город стал совершенно нежилым и неуютным. Нет воды, электричества, отопления, улицы запружены вставшими машинами. Да и наши химкомбинаты мне покоя не дают.
        - Это ты правильно заметил, Миша. На Сульфате что-то уже погромыхивает - Юра махнул в северную сторону. Там находился Соломбальский целлюлозно-бумажный комбинат, в просторечии обозванный в народе Сульфатом - ну и про Арбум, /тоже бумажный комбинат, но расположенный в соседнем городе/ забывать не стоит. Сколько там техника без человека безопасно проработает?
        - Надо нам где-то отсидеться в спокойном месте, перевести дух и осмотреться - продолжал Михаил.
        - Может к нам в деревню? - внёс предложение Василий - Дом там большой, речка рядом. Поля есть с картошкой, рыбалка. Да и ехать всего полтора часа.
        - Нынче Вася подольше путь будет. Ух… хорошо пошла - Николай не изменял себе и потреблял водочку - Хотя предложение, согласен, дельное.
        - Я бы всё-таки поехал дальше на юг - Бойко тоже сделал хороший глоток скотча.
        - Это зачем, Петрович?
        - Впереди зима, а там климат все мягче, да и с сельским хозяйством дело получше. Ну а домов свободных сейчас везде полно. Да и в случае чего, направлений для дальнейшего отъезда больше. У нас же тут одна дорога: на север или на юг. Шаг влево, шаг вправо: леса и болота.
        - Тут ты полностью прав, Миха, до того же Вельска можно доехать, там и приземлиться.
        - Так далеко? - Наталья Ипатьева вздохнула.
        - Ну, по-нынешнему дня за два спокойно доедем.
        - Значит, надо собирать караван, да и валить отсюда - внёс предложение Сергей Туполев.
        - Я тоже за отъезд. Жутко в городе как-то стало - поддержала мужа Ольга.
        Остальные сидевшие у костра друзья также согласились со скорым отъездом. Люди тут же начали обсуждать, сколько и каких машин для этого потребуется. Решили взять в дорогу Васин микроавтобус и поискать грузовик мощнее.
        - Топливо нужно с собой брать - Николай сразу взял на себя заботы о транспорте - у меня в гараже есть две пустые бочки на двести литров каждая. Завтра на заправку смотаемся, всех заправим под завязку, бочки заполним, и канистры дополнительные возьмём.
        - А как горючее качать? Электричества то нет - спросил озадаченно Максим.
        - Используем садовые насосы - ответил за брата Юрий - тут рядом магазин есть, я там брал такие. Канистры ещё нужны будут, с бочек заправлять не очень удобно. А они и для срочной заправки пригодятся. И грузовик я знаю, где взять. ISUZU у соседа моего есть, пять тонн берет, машинка простая и надёжная. Ключи запасные у него всегда в квартире, а от его квартиры запасные у нас как раз хранятся, на всякий случай. Вот, похоже, этот случай и пришёл.
        - Вот завтра с утра сразу и займёмся машинами - Михаил взглянул друзей - Правда, есть ещё одно важное дело. Нам нужно больше оружия, и желательно мощнее, лучше вообще армейское.
        - Миша, ты что, воевать с кем-то собрался? - удивлённо посмотрела на него Ольга - У нас же вроде как не война, а природный катаклизм.
        - Ну, на счёт природный он или нет, мы ещё сами не разобрались. Это раз. Спаслись, возможно, не мы одни. Это два. Мы уже собачек видели, а они тоже жрать хотят, да и другое разное зверье могло сохраниться. А страшнее всего звери двуногие. Это три. С этим ты согласна?
        - Миша прав - вмешался Рыбаков - Калаши нам бы не помешали. Может в райотдел милицейский смотаться?
        - Да не то там оружие - ответил Андрей - укороты в лучшем случае, да Макаровы. И патронов в оружейных отделах маловато, за ними надо на склады ехать.
        - Ну что ж, давайте думать - предложил Бойко - из военных частей у нас погранцы на Объездной, там же рядом вованы из 'Ратника'. У них то оружие точно есть, но обычно в самих оружейках его немного, да и боекомплекты в нарядах ограничены, а где склады ихние я не знаю. Есть ещё база ОМОНа на Объездной.
        - База ОМОНа? - встрял Николай - Я там рядом работал, и где оружие находится, примерно предполагаю.
        - Вооружение, правда, у них разномастное. Задачи у этой конторы больно специфические. Хотя как вариант неплохо.
        - Я, мужики, знаю, где взять настоящее армейское оружие - все удивлённо повернулись к Ярославу Туполеву. Тот сидел с краю скамейки и скромно держал бутылку лёгкого пива. Мама ведь рядом, а она была у него очень строгая.
        - Ты же в Плесецке служил! Откуда такие сведения?
        - Парень с соседнего потока тянул лямку здесь в пограничниках с полгода. Он и рассказал, что в аэропортовском городке, что в Талагах, под караульное помещение использовали бывший детский садик. Солдат там было немного, но оружия на целую роту. Почему так, он не знает.
        - Ха! Похоже, я знаю, где это находится - хмыкнул Юрий.
        - Такие помещения обычно защищены, на окнах решётки, двери стальные. Да и само оружие в сейфах находится. Нам понадобятся серьёзные инструменты - засомневался Андрей Аресьев.
        - Ты прав: ломы, монтажка, болгарка нужны, и автоген - Николай, как бывалый 'медвежатник' уже прикидывал, что ещё может понадобиться для взлома.
        - А электричество где возьмём для болгарки? - спросил озадаченно Андрей.
        - Пора бы уже подумать о портативных генераторах - ответил ему Юра - Колян, это же все у тебя в гараже есть?
        - Есть, конечно. Как раз нам по пути получается, наша контора в начале Объездной находится. Оттуда сразу в Талаги и поедем.
        - Ну, тогда решено - подвёл итог разговора Михаил - сначала заедем к Юриному соседу, возьмём грузовик, потом в гараж. Забираем там бочки, инструменты, и сразу в аэропорт. Часов за 5 туда и обратно обернёмся. Коля, твои рации возьмут с аэропорта до города?
        - Должны.
        - Тогда рассядемся так: с Юрой в грузовике поедет Толик, я с Колей в Ховере. Андрей, ты на чем поедешь?
        - Я тут Кукурузер неподалеку присмотрел, с утра и подгоню, в нем места полно.
        - Значит, ты с Яриком в нем, и, Толик, твоего Ивана, пожалуй, возьмём. Он парень здоровый, пригодится ящики таскать, да и к оружию его пора приучать. А братья Михайловы пускай займутся машинами и бензином, и поищите дополнительные бензогенераторы.
        - Лады, Миха - ответил Василий - я даже знаю где их добыть. Да и инструментов всяких надобно набрать, пригодится в дороге.
        - Серёга - повернулся к Туполеву Михаил - на тебя с женщинами организация материальной части. Необходимо собрать продуктов на неделю, а также спальные мешки, коврики, палатки, по одежде чего подумать. Миша с Пашей освободятся, вам помогут. Ниночка, а ты займись аптечкой. Поспрошай у кого какие болезни, какие лекарства необходимы, набери всего с запасом на месяц. Ну и от всяких напастей, типа порезов, насморка, не мне тебя учить. Кто из нас фельдшер?
        - Да Миша, конечно, соберу - тихо ответил жена. Михаил внимательно посмотрел на неё Лицо усталое и бледное, глаза потухли. Всем сегодня досталось, он сейчас и сам ощущал дикую усталость.
        - Ты, дорогая, давай не раскисай, у нас дети.
        Нина молча улыбнулась ему и сложила голову ему на плечо, сразу стало как-то спокойней. Единство мужского и женского начала крепче, чем они же поодиночке. Правильно проверенное веками.
        - Да вот ещё, Максим - Бойко повернулся к другу - для тебя есть особое задание. Как только проблема с электричеством у нас решится, займись ка ты сбором всевозможной информации. Надо выбрать ноутбук понадёжнее и несколько больших внешних дисков, слить туда все полезное. Неплохо бы найти принтер с запасными картриджами. Ну и дальше сам кумекай, что необходимо будет найти.
        - Понял твою мысль, Миша. Тогда стоит завтра в Полюсе пробежать по отделу с дисками. Всякие там учебники и энциклопедии. Нам они точно пригодятся.
        - Ну, вот и все, пожалуй. Новые проблемы будем решать по мере их поступления, а сейчас давайте-ка спать ребята. Андрей, график дежурств у тебя готов?
        - Ага, на двери висит. Я первый с Максом дежурю. Только скажите, кто, где спать будет, чтобы не шарахаться в потемках.
        Женщины быстренько скидали грязную посуду в пластиковый мешок. Мужчины припрятали початые бутылки, и стали прибирать дрова и мангалы. Потом все дружно потянулись к дому. Горящий в окнах свет создавал иллюзию безопасности в этом непонятном, перевернутом мире. Но, несмотря на усталость, сон к Михаилу так и не шёл. Он прилёг на спальный мешок рядом с Ниной, и, повернувшись на бок, приобнял её. В голову лезли всякие дурные мысли, на душе было погано. Он раз за разом прокатывал в голове план на завтрашний день, и не заметил, как провалился в чёрный сон без сновидений.
        День второй
        Михаил проснулся от толчка в плечо. Муть нехорошего сна ещё не ушла из его сознания, и теперь как в миксере была смешана с действительностью. Прямо морок какой-то! Чуть позже он осознал, что над ним склонился Николай и легонько трясёт за плечо.
        - Петрович, давай вставай, наша смена.
        Мужчина осторожно выбрался на веранду, потянулся, выгнувшись как кот, и зябко повёл плечами. На улице было довольно таки свежо. Погода в Архангельске как всегда неожиданно сменилась, с моря подул свежий ветерок и нагнал холодный воздух. Так часто бывает на Севере. Ледовитый океан же рядом, чуть дыхнёт, а мы уже мёрзнем. На небе заливалось яркое солнце, по верху проносились редкие облака. Михаил глянул на часы - 6.10 утра. Андрюха молодец, дал ему выспаться и поставил в последнюю смену. А скоро нужно будет поднимать народ, день опять выйдет тяжёлым.
        Первым делом он завёл часы, которые были старого, уже вышедшего из моды типа - чисто механические. 'Командирские', ещё старых времён, тогда их делали по-советски надёжно. С приходом же мобильных телефонов многие просто перестали носить часы, но Михаил пару раз попал в неприятности из-за отказа в самый неподходящий момент мобильного телефона и отсутствия нормальных часов. А тут тесть подарил на день рождения эти часы, доставшиеся от лучшего друга, командира подводной лодки. Михаилу вспомнилось, как вчера вместе с Ниной они заезжали к её родителям. Ему было безумно жаль жену в этот момент. Его то родители умерли рано, он уже успел смириться с их потерей. Единственный родной брат погиб от рук обкумареных гопников. Он был православным священником, уехал в райцентр поднимать веру предков, и как-то вечером столкнулся с разнузданной пьяной компании. Благодарность, так сказать, от русского народа. И остались у Михаила из родных только жена и дети. Были, правда, ещё дальние родственники на Украине и в Белоруссии, но с распадом Союза общались с ними редко. Молодёжь выросла и жила по новым понятиям, а
старшим было некогда, приходилось просто выживать.
        Размяв тело энергичной зарядкой, Михаил ополоснул разгорячённое лицо холодной водой из ведра. Как-то его здорово прижало с остеохондрозом, и после этого случая утренняя разминка стала обязательным ежедневным ритуалом.
        - Держи - к нему подошёл Николай и поднёс чашку горячего кофе - парни ночью обнаружили в доме портативную газовую плитку. Удобная вещь. Надо будет разжиться ими в дорогу, чтобы костры каждый раз не палить.
        - Спасибо. Холодно то, как стало! Пойду, найду чего накинуть - с огромным удовольствием Михаил сделал глоток горячего кофе и двинулся к машине. Там он достал из своего безразмерного баула сплавовскую тёплую куртку и натянул прямо поверх горки, патронташ накинул сверху и огляделся по сторонам. При солнечном свете город выглядел уже не так мрачно. Будучи северянами, они с детства привыкли к белым ночам, когда уже светит достаточно яркое солнце, а улицы города пока безлюдны. Молодыми, друзья часто гуляли по набережной до самого утра. Приходилось, порой, и пешком возвращаться домой по безлюдным улицам города на Двине. Странное ощущение, уже светло как днём, а улицы совершенно пустынны. Но тогда они знали, что скоро город проснётся, пойдут в первые рейсы автобусы и трамваи, а люди заспешат по своим делам. Город постепенно задышит полной грудью и наполнится обычным рабочим гулом. Но не сейчас. 'Что же за хрень произошла? Ситуация, блин, прямо как в тупом голливудском боевике' Резкий порыв холодного ветра вырвал Михаила из размышлений, и он повернул к дому. Николай расселся у входа в удобном кресле.
Карабин Вепрь лежал в готовности на коленях, рядом на маленьком столике находился термос и пачка конфет.
        - Присаживайся, в ногах правды нет - он пододвинул второе кресло - можешь пледом накрыться.
        - Ну, как дежурства прошли? Мне что-нибудь передавали?
        - Да спокойно все было. Ярик разобрал патроны. Оказалось, что-то и лишнее набрали, а вот для СКС патронов оказалось маловато. Слышали мужики, кстати, как собачки выли. Жутко так выли, чувствуют ведь твари, что нехорошее творится в мире. Дети иногда просыпались, плакали. Светка в одиночку напилась и на улицу рвалась, заперли её от греха подальше в кладовке. Столько ведь лет прожила, дура, а мозгами так и не обзавелась.
        - Как бы не нахлебаться с ней. Нам сейчас сплочённый коллектив нужен, как-то не до истерик.
        - Да, думаю, оклемается, не в первый раз с ней такое. Кстати, комары ночью были, пока ветер не отогнал. Во вторую смену парни их видели. Мало, но летали же засранцы! Значит, не все ещё вымерло! Да, Макс тут схему интересную составил - Николай протянул листок от блокнота - Срисовал он план местности, у него же на смартфоне прога с картами есть. Обозначил точку, где мы отдыхали и дом, где бабка живая осталась. Похоже там граница. Этого проявилась. Вышел вот такой овал на каплю похожий. Значит, этот овал и есть дырка в решете, так что у нас есть шансы и встретить еще кого. Если наша гипотеза верна, конечно.
        - Возможно - Михаил почесал небритый подбородок - у нас пока мало информации.
        - Ну, информация, дело наживное, а встретить кого-нибудь… Парни говорят, ночью жутко было временами. Мля, как в фантастике. Хорошо оружием обзавелись, а то совсем кисло было бы на душе…
        Ипатьев не закончил фразу, нехотя встал, взял мешок с углем и подошёл к двери - Пойду мангалы разжигать, скоро надо всех поднимать, завтракать и двигать. Свалить из города желательно до вечера, а то на Сульфате опять что-то неприятно громыхало. Да и чувствуешь себя тут, как в могиле.
        В семь утра подняли всех взрослых. Люди позавтракали приготовленным ещё с вечера мясом, дополнительно к этому вскрыли пакеты с магазинными мясными нарезками и сыром, наготовили на их основе бутербродов в дорогу, залили термоса горячим кофе и чаем. Потом мужчины стали собирать оружие и патроны в дорогу. Неожиданно со стороны Тимме послышался шум мощного мотора и к дому на скорости подъехал чёрный Ниссан-Петрол 61-й модели. Из него вышел довольный, как кот съевший миску сметаны, Андрюха Арсеньев.
        - Во, аппарат, махнул не глядя! Кукурузер то вчера примеченный, без ключей оказался. А этот красавец у Полюса на парковке стоял. Ключ вставлен, бензина полный бак. Что ещё надо для жизни, спрашивается?
        - Андрей, ты бы больше один никуда не уходил - Михаил был явно недоволен самодеятельностью Андрея.
        - Я, Миша, привидений не боюсь, если надо уколюсь.
        - О жене подумай лучше и дочках. Кто о них позаботиться, если что? Сейчас, сам знаешь, не до шуток. Это также всех остальных касается, в кусты отходить и то не по одному, а с напарником.
        - Ну ладно, ладно - Андрюха поднял примирительно руки, понял, что накосячил - в следующий раз обязательно возьму кого-нибудь.
        Через десять минут все рабочие команды собрались на улице, и расселись по машинам. Водители сразу проверили работу раций и наказали женщинам держать их всегда под рукой. Мужчины помахали на прощание жёнам и проснувшимся детям, и двинулись потихоньку в сторону широкого проспекта.
        Михаил сидел рядом с Николаем на пассажирском сиденье и внимательно смотрел в открытое окно. Только что они выехали на Талажское шоссе. Колин Ховер шёл, как и договаривались, первым в колонне. За ним двигался грузовик Изусу, замыкающим был Андрей на Патруле. В его большущий багажник загрузили захваченные инструменты и генератор. В гараже, где работал Коля Ипатьев, нашлись и запасные бочки с бензином. Поэтому там они и заправились под завязку, прихватив заодно несколько канистр про запас, а пустые бочки закинули в грузовик. Между колен у Михаила удобно расположился самозарядный карабин Вепрь. Свой Бекас он оставил жене, та умела с ним обращаться. Патроны к Вепрю были такие же, как у автомата Калашникова, да и конструкция похожая, поэтому человеку, служившему в армии, не сложно было этот карабин освоить. С утра мужчины даже успели немного пострелять по самодельным мишеням. Аресьев в дополнение провёл с женщинами ликбез по пистолетам и помповым ружьям. Потом дамам также устроили короткие учебные стрельбы. Пускай неумело, и со страхом, но женщины стреляли, перезаряжали оружие и снова стреляли,
потихоньку привыкая к его тяжести и его грохоту. Как говорится, мыши плакали, но продолжали есть кактус.
        Вот уже их колонна проехала завод ЖБИ, на другой стороне реки Кузнечихи виднелись здания целлюлозно-химического комбината. И творилось там что-то явно нехорошее, были четко видны разрушения корпусов и пожары. В одном месте густо поднимался ядовитый даже на вид ярко-жёлтый дым, и северный ветер гнал этот дым в сторону города. Водители, не сговариваясь, сразу поддали газу. Благо дорога на этом участке стала свободнее, и можно было выжать из моторов скорость. Труднее же всего пришлось на самом выезде из города. Там и так всегда стояли пробки, а во время Катастрофы они буквально спрессовались, поэтому их колонне пришлось постоянно лавировать и заезжать на обочины. Не обошлось и без царапин на бамперах, пару раз они брали мешавшие проезду машины на буксир и оттаскивали в сторону. Но сейчас, через 10 минут быстрой езды, колонна уже подкатывала к аэропортовскому городку. Здесь они повернули к зданию аэровокзала, где внутри небольшого квартала и находилось искомое здание. Бывший детский сад по периметру окружал крепкий металлический забор, но входная калитка оказалась открыта. Продвигаясь в процессе
разведки вдоль двухэтажного здания, Михаил обнаружил и чуть приоткрытую дверь, ведущую внутрь. Около неё валялись окурки, а также несколько расплавленных металлических вещиц. На лицо было явное нарушение устава, но именно оно и помогло им быстрее проникнуть в помещения. Сразу налево после двери оказался кабинет дежурного, там, на большом столе находился пульт от системы видеонаблюдения, висели экраны и телефоны. Около дежурки друзья обнаружили закрытую решёткой комнату, где стояла небольшая оружейная пирамида. Замок на решётке мужчины сломали по-обычному - ломом и крепким словом. А вот пирамиду пришлось вскрывать болгаркой. Николай с Юрой к этому времени установили у входа и завели бензогенератор, быстро закинули кабель в помещение, и работу закипела. Михаил же пока вышел на крыльцо и внимательно осмотрел окрестности. У ворот на стрёме стояли Рыбаковы, отец и сын, караулили машины. Они махнули ему рукой, мол, все в порядке. Когда Бойко вернулся к оружейке, то там из пирамиды уже доставали оружие. Всего в ней нашлось двадцать автоматов АК-74. Новеньких, чёрных, хорошо смазанных, с пластиковыми
прикладами. К каждому автомату прилагалось по три пластиковых же магазина. Отдельно лежали старого образца подсумки, видимо предназначенные для караульных. В стоявшем рядом небольшом шкафчике обнаружились пять ПМ, там же лежали запасные магазины и пачки с патронами.
        - Что-то не густо - протянул Андрей Аресьев.
        - Давайте пока это все выносить к грузовику - скомандовал Михаил - потом разберёмся. Ворота только откройте и поближе его подгоните.
        В эту минуту к ним в комнату заглянул запыхавшийся Ярослав Туполев - Я тут в соседнем крыле нашёл похожую комнату с оружейными сейфами.
        Комнат оказалось даже две. Сейфы же больше походили на здоровые металлические шкафы. Закрыты они были на внутренние замки и выглядели солидно. Николай почесал затылок - Похоже, без автогена не вскрыть. Юра, пошли за баллонами.
        Но их опередил Андрей. Он, оказывается, в это время успел обежать начальственные кабинеты на втором этаже и обнаружил искомый шкафчик с ключами. На них аккуратно висели бирки с номерами комнат. В одном из обнаруженных шкафчиков бирки точно соответствовали надписям на сейфах. Мужчины начали их по очереди вскрывать, а затем отошли назад в замешательстве: на многочисленных полках находилось аккуратно разложенное оружие.
        - Ну, просто мечта милитариста - произнёс ошеломлённо Юра Ипатьев.
        - Калашей берём ещё десятка два, не больше - спокойно произнёс Михаил - у нас и народу столько для них нет. И вот эти два ПК я тоже с удовольствием возьму.
        - Кто ж из него стрелять то у нас будет? - съехидничал Андрей.
        - Ну, по ВУС я как раз пулемётчик, и именно из ПК много раз стрелять и приходилось.
        - Надо же! Что-то ты раньше не рассказывал об этом, тихарик этакий.
        - Случая не было, а ты лучше поищи пистолеты, вторым оружием пусть пойдет у каждого. Парни, давайте пока открывайте соседние шкафы, и начинайте все отобранное таскать к машине.
        По рации они вызвали Рыбаковых, а Ярослава отправили осматривать здание дальше. Нужно было ещё найти помещение с боеприпасами. Из оружейных шкафов были аккуратно достаны два ПК, к ним короба с лентами на сто патронов. Андрей тем временем нашёл ещё 8 ПМов. Из шкафов мужики также выгребли найденные там пластиковые магазины к Калашам, в расчёте по десятку на каждый ствол. В третьем сейфе к огромному своему удивлению мужчины обнаружили лежащие себе там преспокойно РПГ-7. Михаил решил прихватить три штуки, он надеялся, что на складе к ним должны быть боеприпасы. В небольшом, отдельно стоящем вертикальном сейфе стояли несколько снайперских винтовок СВД. Они на всякий случай пару штук взял, там же обнаружили несколько биноклей и монокуляров. В деревянном продолговатом шкафу находились стандартные армейские разгрузки, правда, всего в количестве 8 штук. Тут же нашлись кобуры для пистолетов, ещё старого образца, но 'мародёрщики' выгребли и их. 'Так, пусть будет' - пробурчал вошедший в раж Арсеньев.
        - Надо будет заехать в Магнум на Гайдара - подумал вслух Михаил - присмотреть подходящее снаряжение, те же разгрузки и всякую амуницию. Там любили всяческие пейнтболисты закупаться, наверняка есть что-то и современное.
        - Так сейчас сразу и заедем, магазин то хороший. Там и одежды всякой полно, и обуви - запыхавшийся Анатолий присел передохнуть на ящик - Да и рыбацких принадлежностей не плохо бы прихватить.
        - Где там Ярик запропастился?
        - Сейчас посмотрю - Андрей вышел в коридор - а вот и он, лёгок на помине.
        В оружейную заскочил раскрасневшийся Ярослав. Он был белобрыс, как и у отца, кожа у него также была тонкая, поэтому в краску легко вгонялся. Переведя немного дух, он сообщил, что, похоже, нашёл склад боеприпасов в соседнем корпусе. Там несколько помещений оказались закрыты тяжёлыми металлическими дверями. Замки на них врезные, просто так не открыть.
        - Ну, это мы ещё посмотрим - Аресьев тряхнул связкой ключей.
        Оставив Рыбаковых выносить к грузовику отобранное ранее оружие, остальные двинулись в соседний корпус. К нему вёл стандартный закрытый переход, принятый на Севере. Зданий по такому проекту было много понастроено в советское время, когда интересы детей ещё были на первых местах. На месте мужчины обнаружили четыре мощных двери, закрытых наглухо. Андрей, потратив минут десять на подбор ключей, вынужден был отступить. Найденные ключи к этим дверям не подходили.
        - Может, схожу, поищу еще по кабинетам?
        - Вряд ли они лежат в открытом доступе - засомневался Михаил - Скорей всего у кого-то в сейфе надёжно запрятаны. Придётся через окна заходить, Коля, готовь болгарку.
        - Погоди-ка - Николай внимательно осмотрел дверь, постучал и по стенам - Юра, сходи-ка за самой большой кувалдой.
        - Думаешь открыть? - заинтересованно спросил Бойко.
        - Попробую, смотри, эти двери ставились по-быстрому. Вряд ли они установлены, как положено, вон, уже и перекос пошёл. Так что будем открывать старым проверенным омоновским методом.
        Метод и в самом деле оказался эффективным, и через 15 минут тяжёлые металлические двери валялись у ног 'мороженщиков'. Подождав, когда пыль уляжется, 'мародёры' вошли в первую правую дверь. Маленькая комнатёнка, наверное, раньше была раздевалкой для детсадовской группы. Сразу за ней находилось большое помещение для игр и ещё одна комната для спальной. И обе они были полностью заставлены зелёными деревянными ящиками. 'Это я удачно зашёл!' - в голове пронеслась фраза из знаменитой комедии.
        - Да уж, да здесь хватит на маленькую войнушку - произнёс протяжно Николай, смахивая со лба льющийся пот. Он вместе с Анатолием и были основными 'молотобойцами'.
        - Ну, войны нам не надоть, а для бронепоезда на запасном пути дровишек наберём - Михаил сноровисто взял в руки монтировку и стал открывать ближайшие ящики - Ярик, ты маркировки хорошо помнишь? Ищем патроны для наших Калашей, ПК, СВД, ну и что попадётся полезного, также возьмём.
        - Сколько брать то будем? - спросил с интересом Андрей.
        - Думаю, цинка по два на ствол. В цинке где-то тысяча патронов, и они должны лежать в ящиках уже упакованные.
        - Ого, столько тут ящиков, так мы до вечера провозимся, пока проверим все. Знать бы конкретнее, что где.
        - А вот эта тетрадочка здесь зачем? - Юра Ипатьев поднял что-то с детского столика, оставшегося из прошлой жизни помещения.
        - Дай-ка сюда - Михаил взял обычную с виду ученическую тетрадь и начал её изучать - То, что доктор прописал! Видать, кадрового кладовщика у них не было, и ответственный за склад себе шпаргалку написал - он прошёл по комнате - Здесь должны быть патроны для Калашей. Андрей, вскрой ка этот ящичек.
        Бывший гаишник сноровисто открыл армейский зелёный ящик. Внутри него оказалось два продолговатых жестяных короба, так называемые цинки с патронами.
        - По маркировке патроны 5,45 Н - значит нормальные. Берём двадцать таких ящиков, то есть 40 цинков. Толик, отмечай и начинай сразу выносить в коридор. Так, что тут у нас дальше? То же самое, но маркировка Т, значит трассеры. Давай и этих 4 ящика. Парни, работаем!
        - На фига нам трассеры, Миха? - Анатолию явно не хотелось лишние ящики таскать.
        - А их лучше после первых трёх обычных патронов магазин заряжать, тоже штуки три. Они как раз предпоследними уйдут, и сразу понятно, что у тебя патроны кончаются, и пора менять магазин. А то, знаешь, в бою щелчок задержки затвора услышать, когда враг на тебя прет, это далеко на самое приятная вещь в жизни. А так, или успеешь сменить магазин, или достреляешь остаток по непредвиденной цели.
        - И где ты такого набрался то? Ты же вроде обычным 'вованом' служил, или опять от нас чего утаил?
        - Может, и утаил, сейчас это, какое значение имеет? Бери больше, кидай дальше, этому тебя в армии научили?
        - Мужики, давайте делом займёмся? - встрял в перепалку друзей Николай Ипатьев.
        Дальше работа пошла споро и основательно. Михаил, Ярослав и Андрей копались в ящиках, остальные занимались погрузкой в машину. Нашлись здесь и патроны для ПК. В ящике их было меньше, так как сами патроны были больше, всего 1320 по списку. Бойко прикинул и решил загрузить 10 таких ящиков. Юра, было, попытался возразить, мол, не многовато ли, но ему живо напомнили о прожорливости пулемёта. Были найдены мужчинами и запасные ленты к ПК. В том же квадратном ящике, где они лежали, находились запасные стволы и машинка для набивания лент. Вдобавок ко всему 'мародёрщики' отобрали для загрузки патроны для снайперок и Макаровых, ружейное масло и армейские комплекты для чистки оружия.
        Основательно перепотрошив комнату с боеприпасами, компания 'мародерщиков' прошла дальше. За второй металлической дверью оказался обычный вещевой склад. На стеллажах плотно лежали комплекты нового цифрового камуфляжа. Мужчины отобрали одежду по размерам себе и оставшимся в городе, взяли дополнительно по несколько пар штанов. Ведь наши армейские модельеры почему-то никак не додумаются об усилении ткани на коленях и заднице. Женщинам также этого добра прихватили, правда, комплекты формы выйдут им минимум на размер больше. Что поделаешь, мужской армейский шовинизм! Берцы Михаилу не понравились, больно простецкие и неудобные. Да и вообще у нас в армии снабжение личного состава современной униформой поставлено пока не самым лучшим образом. Знакомые спецназовцы для кавказских командировок всегда амуницию и форму за свои кровные закупали. Жизнь то она дороже!
        За третьей дверью друзей также ожидали приятные сюрпризы. У самого входа в углу под брезентом притулилась пара здоровенных ящиков. Михаил вскрыл монтажкой первый и радостно матюгнулся.
        - Что там? - подошёл Юрий - ни фига себе дура, это что за пулемёт какой?
        - Нее, лучше. Это автоматический гранатомёт - Михаил копался в ящике - Старого образца, АГС-17. Мощная штука, с ней можно роту противника отбить. Тяжёлый, правда, зараза.
        - Умеешь с ним обращаться?
        - Нет. Но тут инструкция есть, разберёмся со временем.
        - Ты думаешь?
        - Неважно, что я думаю, Юра. Важно, что есть на самом деле. Такс посмотрим: у нас тут все разобрано, смазано. Станок, прицел отдельно, вот и ленты лежат и короб. Где-то в комнате и ВОГи должны быть.
        - Что за Воги такие? - спросил Рыбаков, только что вошедший в комнату.
        - Гранаты к этой бандуре.
        - Здесь они, дядя Миш - Ярослав уже стоял у стопки небольших ящиков. В руках он держал тетрадь-шпаргалку - Тут и выстрелы к РПГ где-то лежат.
        Вскоре нашли и их. В ящиках находилось по 32 выстрела к РПГ-7. Они шли в разной модификации, и так как никто не разбирался в маркировках, решили каждого вида взять по 2 ящика. Рядом же находились небольшие ящички с ручными гранатами: старыми, добрыми РГД- 5. В ящиках их было упаковано по 20 штук, овальных смертельных штучек тёмно-зелёного цвета. И в каждый ящик неведомые фасовщики положили по две банки с запалами, а также ножик для их открывания.
        - Кто-нибудь кидал боевые гранаты кроме меня? - спросил озадаченно Михаил.
        - Было дело, пару раз на полигоне - ответил Ярослав - правда, гранаты были другие - РГН.
        Михаил довольно кивнул и склонился над продолговатым ящиком - Такс, а это что у нас? Фига себе, настоящая 'Муха'! Это мы удачно зашли. Ярик, глянь такие же ящички.
        - Вы, похоже, пацаны, в детстве в войнушку не наигрались - присел передохнуть Юра - на фига нам ещё гранатомёты? Немцев на танках останавливать?
        - Да не скажи Юра. Такой штукой если машину долбануть… То машинки уже нема. А научить пользоваться можно быстро. Вот смотри - мужчина достал зелёный цилиндр из ящика - Эту крышку открываем ираздвигаем до упора, мушка тогда наверх уйдёт. Только обратно уже не задвинешь, открыл - стреляй. Давайте парни таких штучек двадцать загрузим. Патроны мы и у ментов потом сможем найти, а такие гаджеты только у военных есть.
        Бойко выгреб бы все из помещений, но жабу надо научиться во время душить. Ярослав чуть позже, разбирая ящики с РПГ-18, наткнулся на пару коробов со 'Шмелями'. Михаил был очень удивлён этой находкой, и даже пошутил 'Интересно, а пушка здесь не завалялась случайно?' У него, вообще, возникли интересные вопросы по поводу этого склада - Зачем здесь стрелкового вооружения на целую полнокровную роту? И против кого его собирались использовать погранцы?
        Отобрав, наконец, нужные им боеприпасы и вытащив ящики в коридор, Михаил с Ярославом двинулись к четвёртой двери. Но там их ждало полное разочарование. Комнаты оказались набиты в основном старой документацией. Они прихватили оттуда только пяток лежащих на боковой полке мощных фонарей. Погрузку всего военного барахла закончили через полчаса. Усталые и потные, люди ополоснулись из фляг с водой, а затем решили перекусить. Мужчины достали из коробок бутерброды, разлили чай по одноразовым стаканам. Все только что не урчали от удовольствия, вкушая заранее заготовленную снедь.
        - Думаю, вечером оружие пристрелять бы не помешало - пробормотал Михаил. Он впивался зубами в толстенный бутерброд, добавив к сыру и всевозможному мясу листья салата.
        - А ты умеешь пристреливать? - спросил Аресьев.
        - Там я несколько инструкций скинул в ящики, разберёмся Главное смазку оружейную снять и почистить. И тёткам нашим дать пострелять побольше, чтобы оружия не боялись. Детям постарше можно тоже чего-нибудь выдать и научить обращаться, пущай приучаются.
        - До гранат бы не добрались, сорванцы - прошамкал задумчиво Юрий набитым снедью ртом.
        - Они без запалов, ничего им не будет.
        Николай дожевал свой бутерброд и стал связываться по рации с основной базой, они уже и так просрочили сеанс связи - Приём база, я Поиск один. Приём.
        На той стороне молчали. Николай снова и снова вызывал базу, но на другой стороне никто не отзывался. Все уже начали волноваться, когда, наконец, послышался запыхавшийся голос Натальи Ипатьевой.
        - Да слушаю.
        - Ты не слушай, а отвечай вовремя - в запале выкрикнул Николай - Что у вас там случилось, почему не отвечали?
        - Да девочки рацию на втором этаже оставили. А мы тут обед на улице готовим.
        - Да е.. - Коля еле сдержался - Наташечка, будь добра держать рацию около своей очаровательной жопки!
        На той стороне эфира обиженно засопели, но промолчали. А мужики, заканчивающие свой нехитрый обед, дружно загоготали. После этого сопение на той стороне стало заметно громче.
        - Ну, короче, девчонки. У нас все в порядке, загрузились, выезжаем. Минут через тридцать будем на месте. Когда подъедем к городу, снова выйдем на связь. У вас то, как там дела обстоят?
        - Вася с Пашей притащили целый бензовоз. Он прямо на заправке стоял. Потом они с Барса квадроциклы привезли. Сейчас девочки с ними по магазинам ездят, а дети на подхвате. Макс завёл бензогенератор, заряжает все ноутбуки и приборы. А так все спокойно, скорей возвращайтесь. Приём?
        - Вот это правильно, тогда до скорого, сейчас выезжаем. Отбой! - Николай положил рацию в карман разгрузки и оглядел всех - Ну что, мужики, по коням!
        Михаил с Колей опять ехал первыми в колонне. Ветер за это время успел смениться на северо-восточный. Тучи разогнало и выглянуло по-летнему яркое солнце, хотя ветер был холодным и пронизывающим. Север же, здесь часто меняется погода. Летом можно утром выйти по жаре запросто в майке, а вечером уже возвращаться в снегопад. Можно не верить, но изредка бывало и такое. Только что они проехали развилку на Нефтебазу. Двигалась колонна ходко, уверенно объезжая остановившийся навсегда транспорт. Николай сосредоточенно уставился вперёд, изредка поглядывая в левое окно. Бойко же контролировал правую сторону дороги, и тут что-то в зеркале заднего вида внезапно привлекло его внимание.
        - Коля, стоп!
        Ипатьев чертыхнувшись, стал резко тормозить. Михаил вышел сразу из машины и направил бинокль в сторону, откуда они приехали.
        - Ну что там, толпа злобных марсиан?
        - Нет. Три тётки на велосипедах.
        - Да ну? - Николай шустро выпрыгнул из машины и уставился назад. Остальные 'мародёрщики' также начали вылезать из автомобилей и вглядываться в ту сторону.
        - Так, водители, сели бы вы обратно за руль - начал командовать обеспокоено Михаил - и моторы не глушите. Ярик, встань за грузовиком. Иван, к отцу в машину - Бойко, расставив всех по местам, потихоньку двинул в обратную сторону. В руках он держал карабин Вепрь, патрон уже был в патроннике, но с предохранителя карабин ещё не снят. Их и в самом деле догоняли женщины, уже было видно, как они отчаянно махали руками и что-то кричали. Через несколько минут велосипедисты подъехали к колонне, и Михаил смог их внимательно рассмотреть. Две женщины лет немного за тридцать, обе симпатичные, подтянутые, в облегающих спортивных костюмах и велосипедных шлемах. Сразу видно, что ездить на байках им не впервой. Третьей же оказалась совсем молодая симпатичная девушка, лет 16 -17, с длинной белокурой косой. Женщина, ехавшая впереди, круглолицая улыбчивая блондинка, подбежала к Михаилу и начала быстро, взволнованно тараторить:
        - Ой, какое счастье, что вы остановились! А то мы, кричим, кричим, а вы все едете и едете. Вы ведь спасатели, или военные? Что случилось, не знаете?
        - К сожалению, нет, дамы. Мы те, кому так же, как и вам повезло выжить в этой катастрофе - ответил честно Михаил.
        - Да? - уже разочарованно протянула блондинка - Ой простите, я так волнуюсь, что не представилась, меня Мария Шаповалова зовут. Это - она показала на стоящую спокойно высокую стройную шатенку - Марина Кустова, а это Оля Шестакова. Мы все с дачного посёлка, который за Талагами.
        - Меня зовут Михаил Бойко, а этого молодца с ружьём Ярослав, с остальными будем знакомиться позже. Мы ведь очень спешим, так что давайте сразу перейдём к делу. Сколько людей у вас в посёлке и готовы ли вы срочно собраться и уезжать с нами из города?
        - Как уезжать? - Мария была явно ошарашена - Куда, зачем?
        - Барышня, вы видите вот тот дымящийся заводик? - Михаил показал в сторону бумажного комбината - так вот, он может в скором времени бабахнуть. А что там за гадость находится, вы думаю, понимаете. У нас в городе остались семьи, и мы хотим увезти их подальше от опасности. Ответьте теперь, пожалуйста, сколько спасшихся после катастрофы у вас в посёлке?
        - Ах, катастрофы… - Мария приуныла и растерялась. Увидев колонну машин и людей с оружием, она подумала, что все сегодняшние странности и страхи ушли в прошлое - Мы только выехали посмотреть, что случилось, мы ничего ещё толком не знаем…
        - В посёлке 13 человек, двое мужчин, трое детей, остальные женщины - вдруг раздался чёткий молодой голосок. Михаил с удивлением обернулся к юной девушке. Красивое, даже можно сказать очень красивое лицо, спортивная фигура, подчёркнутая велосипедным костюмом в меру высокая грудь, тонкая талия, чётко очерченные бедра и сильные ноги, старомодная коса толщиной в локоть, правильные славянские черты лица, будто сошедшего с картин Васильева. Про таких говаривали в былинные времена - 'Русская краса'. Только глаза у этой молоденькой девушки были похожи на льдинки: светлые, прозрачные и холодные. ' А ведь серьёзная барышня, не потеряла присутствия духа. Ну что ж, это нам сейчас на руку'.
        - Похоже, Ольга, вы лучше владеете ситуацией, чем взрослые.
        - Взрослые погрязли в стереотипах и мыслят стандартно. А тут, сейчас - девушка оглянулась вокруг - творится что-то явно неординарное.
        - А что же мужчины? Они, почему не поехали в разведку?
        В беседу вмешалась молчавшая до сих пор Марина, она уже отдышалась, оценила трезво ситуацию и смогла говорить спокойно.
        - Да мужики вчера с утра хорошенько выпили и сегодня сами понимаете.
        - Конец света, что ли праздновали? - подошёл к ним тихой сапой Николай - Привет девчонки, меня Коля зовут.
        - Очень приятно - вежливо ответила Марина - Да нет, они по грибы пошли, вот там и согревались. А так они у нас мужчины непьющие. Ну, как все, по праздникам могут. Нормальные мужики по нонешним временам, так что все как назло у них случилось. А мы ведь ещё вчера вечером неладное почуяли. Света нет, связи нет, соседи с других линий куда-то пропали. Ночью с жёнками сидели при свечках и тряслись от страха, а утром и собрались вместе. Ждали новостей, спасателей, военных. Потом вот мы и решили всё-таки на велосипедах сгонять, осмотреться вокруг, что в мире происходит. А тут и вас встретили.
        - Я подумала по одежде и оружию, что вы военный - в разговор снова вступила Мария - а вы такой же бедолага, как мы оказались.
        - Ну не такой уж и бедолага, у нас полный грузовик оружия - ответил спокойно Михаил - остальные люди в городе собирают в дорогу припасы и одежду. Хотим до заката убраться за реку. Мосты ведь сейчас ловушками стали.
        - Вы нас бросите? - уже более холодно осведомилась Мария.
        - Хороший вопрос - усмехнулся Бойко - Ну, а вы готовы поехать с нами?
        - Если сложилась такая ситуация - блондинка повернула голову к комбинату - то без разговоров.
        - Ну и ладненько! Приятно иметь дело с умными людьми. А теперь залезайте вон в ту чёрную машину, велосипеды оставьте, больше они вам не понадобятся. Коля, у нас остался кофе?
        - У нас и коньяк есть - галантно откликнулся Николай, тот ещё ловелас был по жизни.
        - Угости дам, а я пока свяжусь с базой.
        Бойко подозвал всех мужчин к себе. Совместно они порешали отправить Юру на грузовике в город. С ним поехали и Рыбаковы. Потом Михаил связался с базой, рацию сейчас взял Максим. Объяснили ему ситуацию, тот одобрил их решение, а также сообщил, что Василий с Павлом поехали на скутерах по железнодорожному мосту на тот берег. Парни решили провести там небольшую разведку. На базе же все в порядке, женщины пакуют вещи и продукты в дорогу.
        По дороге Михаил разговорился с Марией Шаповаловой, она оказалось приятной собеседницей. Ольга сидела рядом с ней, но больше пока помалкивала. Женщина в общих чертах рассказала обо всех дачниках, поэтому, когда приехали на место, ему уже было ясно, кто из них есть кто. Ещё подъезжая к дальней линии, они несколько раз погудели, поэтому дачники встретили их ещё на улице. Впереди всех стоял пожилой кряжистый дядька, местный предводитель Иван Иваныч Иволгин, рядом с ним симпатичная маленькая женщина, его жена Анастасия Петровна. Поодаль находилась небольшая группа женщин и детей. Двум дамам было явно за сорок, это были Татьяна Николаевна Тормосова и её подруга Диана Викторовна Корчук, с ними рядом находилась эффектная шатенка лет двадцати пяти - Алиса Тормосова, дочь Татьяны Викторовны. Стоявшие с ними мальчик Антон и девочка Яна были детьми Марии и Марины. Чуть позже из двухэтажного бревенчатого домика на улицу выскочил здоровенный детина, за ним двигалась худенькая женщина, следом семенила девочка лет семи. Это были Вадим Валов с женой Натальей и дочкой Настей. Машины 'мародерщики' остановились в
проезде между домами. Дачные посёлки широтой улиц обычно не удивляли. Михаил вышел и спокойно встал перед людьми. Его ощупывали настороженные взгляды, женщины удивлённо рассматривали висящее на нем оружие и полувоенного образца форму.
        - Всем здравствуйте! Доброго дня желать не буду, ибо он не совсем добрый. Меня зовут Михаил Бойко. Я возглавляю группу людей, также как и вы, выживших в этой непонятной катастрофе, постигшей наш родной город. Большинство моих друзей находится в городе, и готовится сейчас к отъезду. Ваших соседей - он махнул в сторону Марии и Марины - мы встретили случайно и предложили нашу помощь в эвакуации. Теперь дело за вами. Необходимо быстро собираться и уезжать отсюда. У нас имеется для отъезда транспорт, оружие, рации.
        - А зачем нам уезжать? - выступила вперёд Диана Корчук. Она сердито смотрела сквозь очки на Михаила - Тоже мне спаситель выискался. Вы, как я поняла, не представляете ни власть, ни полицию, ни армию. Зачем нам вас слушать?
        - Диана, зачем ты так резко? Товарищ же по-хорошему предложил помощь - вмешалась Татьяна Николаевна - Михаил, нам грозит какая-то серьёзная опасность?
        - А вы спросите Марию и Марину. Они видели дым и разрушения на Целлюлозном комбинате. Как вы думаете, сколько он ещё продержится без людей? А с той стороны города находится Арбум. Хорошо, ветер сейчас сменился, а если подует западный? Чем дышать будете? Мосты почти заблокированы, на дорогах много брошенных машин, движение затруднено. В самом городе нет ни электричества, ни воды, и поэтому мы решили двинуть подальше от него. Оценить в тихом месте сложившуюся обстановку, а потом уже решать, как жить дальше.
        - Серьёзно дело - Иван Иваныч почесал небритый подбородок - ну что, жена, давай собираться. Вадим, ты с нами?
        - Ну, ясен пень. Что я не знаю, какая гадость на Сульфате в котлах. Так бабахнет, нам мало не покажется. Наташка, Настя, быстро в дом, вещи собирать! Берём только самое необходимое.
        - А вы, бабоньки? Брюс Улиса ждать будете? - повернулся пожилой дядька к женщинам.
        - Едем - за всех ответила Татьяна Николаевна - нечего сейчас диспуты устраивать. Эти мужчины лучше разбираются в таких делах. Пока мы копались и плакались, они весь город успели объехать и нас найти.
        Михаилу понравились её слова, и он одобрительно хмыкнул. А женщины и дети стремительно разбежались по дачным домикам. Вскоре оттуда послышались звуки, обычно сопровождающие спешные сборы.
        - А вы, мужики, гляжу, вооружиться успели и снарягу подобрать - обвёл взглядом приезжих Вадим, в руках он уже держал два здоровенных баула.
        - Ну, есть такое. Не всем же белой вкуснятиной во время конца света баловаться - ехидно заметил Николай - у нас ещё полный грузовик армейского барахла.
        - Ай, маладца… - Вадим расплылся в улыбке - люблю резвых парней. Чувствую, споёмся!
        - У вас, сколько свободных мест в автомобилях? - прервал его подошедший Иван Иваныч.
        - Трёх человек поместим.
        - В мой УАЗ шесть максимум набьётся, а надо ещё и вещи загрузить.
        - Так Иваныч, может Хонду у Игоря взять? Я вчерась видел, что она стоит у его домика. Возможно он тоже под эту… э… 'радиацию' попал. Так ведь и не появился со вчерашнего.
        - А заводить как? Эту электронику с кондачка не возьмёшь, у него же новая машина.
        - Да я знаю, где он ключи хранит - ответил находчивый Вадим.
        - Тогда мухой туда и обратно, Вадик.
        Здоровяк стремительно скрылся в южном направлении, ловко перепрыгнув через палисадник. Не смотря на комплекцию медведя, двигался он быстро и легко.
        - Михайло, ты не думай лишнего. Вадим нормальный мужик, со всякой техникой на ты. Вон и дом сам выстроил, рукастый парень. Даже не знаю, что на нас вчера нашло, и так ведь не во время - сокрушённо развёл руками Иван Иваныч - и ты гляди, какая беда приключилась!
        Из домов понемногу стали вываливаться женщины с объемными пакетами и сумками. Андрей и Ярослав помогали им вытаскивать тяжёлые баулы на улицу. Здесь уже Михаил и Николай устроили форменный полицейский 'шмон'. Не взирая на вопли и крики женщин, они утрясали увозимый багаж втрое. Отправив всех дачников переодеваться в походное, мужчины начали укладывать вещи в машины. Благо, Вадим уже подогнал микроавтобус к домам. Это оказалась новенькая Хонда Стэпвэгон, десять человек спокойно могло туда поместиться. Погрузка прошла быстро, и в скором времени колонна тронулась в путь.
        Михаил опять находился на переднем правом сиденье, на заднее к ним напросилась Ольга Шестакова. Вадим, оказывается, приходился ей родным дядей. Она уже успела переодеться в фирменный камуфляж, напоминающий бундесверовский, а на ноги были одеты такие же понтовые берцы. Михаил только удивлённо хмыкнул, взглянув на преображённую девушку. По дороге понемногу они разговорились. Кроме велоспорта, бега и плавания, девушка, оказывается, серьезно занималась страйкболом, модным нынче увлечением у молодёжи. Отсюда и её милитаристский стиль одежды.
        - А оружие армейское мне дадите? - неожиданно спросила она, когда колонна наконец-то выехала на Талажское шоссе. Михаил удивлённо повернулся к девушке.
        - Мы вообще-то планируем пацанам постарше выдать оружие, которое проще. Женщинам положен гладкоствол и пистолеты, а ты пока вне этих категорий.
        - Я умею стрелять, меня отец научил. Он военный, офицер морской пехоты… был.
        - На войне? - Бойко понимающе взглянул на Ольгу. Девушка не отвела глаз.
        - Нет, на войне то, как раз ни разу не зацепило. Автомобильная авария, с мамой возвращались из отпуска. Им пьяный урод на встречку вылетел.
        - Извини, тяжело терять близких. Давай, этот вопрос вечером решим, по результатам твоей стрельбы. От умелого стрелка в команде не откажусь. Договорились?
        - Заметано… Ой, что там твориться! - Ольга прилипла к правому окну.
        Михаил резко повернулся и обомлел: на том берегу бушевал огонь, и в небо вилось огромное облако грязно-жёлтого дыма. Комбинат уже весь был залит этим химическим дымом, он даже начинал стелиться по воде.
        - Черт! Окна закрываем! Коля газу! - Михаил тут же схватил рацию и связался с Андреем, тот замыкал их маленькую колонну. Но водители и так поняли опасность происходящего, и максимально увеличили скорость. Брошенных машин на этом участке дороги наблюдалось не так немного, и можно было спокойно идти под 100 км в час. Проезжая ТЭЦ, все заметили редкие струйки пара, вырывающиеся из корпуса здания.
        Пока восточный ветер относил дым с целлюлозного комбината в другую сторону, но вскоре это шоссе станет непроезжим. Наконец, через двадцать минут уставшие и напуганные, они въезжали на площадку перед коттеджем. Часы на руке Михаила показывали без пятнадцати три. Нормальное такое вышло утро!
        Их выбежали встречать женщины и дети. Из Хонды вылезали новички, лица их были напуганными. Проезжая по городским улицам, они воочию увидели весь масштаб бедствия. Вид обезлюженного города, стоявшие на улицах, как попало автомобили, зловещая тишина, царившая вокруг, удручающе подействовала на людей. А вид рушащегося на глазах ЦБК откровенно их напугал. Встретили приехавших дачных горемык тепло. Компания Михаила была очень рада, что они не одни, и спаслась еще одна компания земляков. Среди них даже появилась небольшая надежда на лучшее. Вновь прибывших людей стали заводить в дом, предлагать еду и чай. На мангалах уже доходили шашлыки, на газовых плитках квочкали чайники и кофейники. К Михаилу вскоре подбежала Нина с дочкой. Они крепко обнялись.
        - Ну, как ты? Устал, небось? - жена с тревогой посмотрела на осунувшееся лицо Михаила. Его новое амплуа руководителя была для неё неожиданной. Глубоко в душе она считала своего мужа немного тюфяком, а увлечение оружием и охотой считала детским баловством. Ведь мужчины и до старости часто остаются маленькими детьми. Момент катастрофы надолго ввёл её в ступор, и поэтому решительное и мужественное поведение мужа стало для женщины откровением. Теперь она всматривалась в такое знакомое лицо с явным интересом.
        - Есть немного, пойдём, присядем.
        - Есть будешь?
        - Да пожую, чего дадите, и кофе бы покрепче - Михаил присел на удобный раскладной стул. Неподалёку расположились братья Михайловы. Их лица были измазаны в пыли и копоти, но сами они выглядели довольными, и с аппетитом наяривали шашлыки с сёмгой, да и в больших пластиковых кружках плескался явно не чай.
        - Ну, как успехи? - спросил Михаил у братьев - Говорят, вы тут целый бензовоз притаранили?
        - Ага - Павел подошёл и протянул кружку - Миха, держи! Отличное хранцузское вино, три штукаря стоит, вернее, стоило. Утром, значит, сели мы на квадро и до заправки лукойловской с ветерком по Северодвинской полетели. Глядим, стоит родимый, полнёхонький, видать, сливаться приехал. Вот мы и решили забрать его целиком. Машины все под завязку заправили и штук двадцать канистр в запас.
        - Мы ещё привезли две пустых бочки по двести литров.
        - Нормально! Их полные если нальём, будет у нас литров четыреста запаса. Этого до самой границы области хватит. Хотя опять же, сейчас по трассе полно заправок, не то, что раньше - Василий долил из большой пузатой бутылки к себе в кружку. Начинал он свой бизнес ещё в 90-е с перегона машин, поэтому помнил трассу в различные времена - А вы то нашли оружие?
        - А как же, полный грузовик всего пригнали. Калаши, пулемёты, гранатомёты, патронов много, АГС даже прихватили.
        - Ого! Да мы теперь банда! АГС, кстати, это что такое?
        - Автоматический гранатомёт. Гранаты очередями пуляет, в общем, отличная штука. Пара человек в расчёте могут взвод бойцов противника сдерживать.
        - Круто. А мы ещё вон, какой пикап подогнали! - Павел махнул рукой в сторону забора, Михаил обернулся. На той стороне проулка стоял здоровенный чёрный Мицубиси L200. На его борту красовался логотип автосалона и надпись 'тест-драйв'.
        - Видно заехали заправиться. Запасные ключи нашли в бардачке, ну и смотались на нем до Барса. Там Серёга уже вовсю грузился с тётками, помогли нам скутера вывезти. Они как раз отлично в кузов пикапа влезают, вот мы и подумали, давай, с Васей сгоняем на ту сторону моста. Скутера ведь везде сейчас пройдут, им пробки не помеха.
        - Ну и как там? - заинтересованно просил Михаил.
        - Да была свалка. Покорежено машин жуть сколько. После моста нормальней, ехать можно.
        - Что значит, была? - Михаил заинтересовано посмотрел на хитрые улыбки братьев, но в этот момент его отвлекла Огнейка - Что, солнышко?
        - Папа, держи котелок. Там гуляш, а вот тебе кофейник. Мама пока занята с новенькими, сказала, подойдёт позже.
        Михаил взял обед, поставил на стол и посмотрел на дочку. Крепкая, невысокого роста с непослушными светло-русыми волосами, она уже входила в ту стадию, когда девочки незаметно начинаются превращаться в юных женщин. Вчера её обычно улыбчивое лицо было печально, глаза готовы пролиться слезами. Сегодня же она опять была бодренькой, а на лице сияла её всегдашняя яркая улыбка.
        - Ты как, Огнейка? Чем занималась сегодня?
        - Да со мной все хорошо, папа. Я маме помогала лекарства из аптеки таскать. Потом с тётей Наташей искали коробки и упаковали вещи, работы полно. Петька с Артемом и дядей Максимом ездили за ноутбуками и прочей компьютерной амуницией, недавно только закончили распаковываться. Ну, я побежала, надо ещё дядю Колю накормить.
        - Подожди Огнейка. Передай дяде Коле и дяде Юре, чтобы сюда двигались после обеда.
        - Хорошо - и быстрым лёгким шагом девочка побежала к дому. Проводив дочку взглядом, Михаил повернулся к братьям.
        - Ну, давай, колитесь. Я уже понял, что самое интересное вы на затравку оставили.
        - Нашли мы, в общем, за мостом тракторишко небольшой. Завели его и стали машинки, которые лишние, с моста вытаскивать - с юмором стал рассказывать Павел.
        - Но некоторые заталкивать! - поддержал его Василий.
        - Короче, утрамбовали пробку, как могли, и теперь проезд через мост свободен по одной полосе.
        - Ну, вы парни даёте! - Михаил был несказанно доволен - Теперь можно всем табором сразу на тот берег рвануть, только собраться и загрузиться.
        - А то мы такие довольные здесь сидим! - братья чокнулись кружками и махом выпили остатки элитного французского алкоголя.
        Полчаса спустя все мужчины собрались на совет. Присутствовали на нем также Наталья Ипатьева, Ольга Туполева и Татьяна Тормосова. Хотя никто женщин, в общем-то, и не задвигал. Они сами решили, что им лучше заняться своими делами, а мужчины пусть решают глобальные вопросы. Тем более что это у них пока отлично получается. Сначала слово попросила Татьяна Николаевна. Оказалось, что одна из новоприбывших женщин живёт неподалёку. Она попросила отвезти её и дочь в дом за необходимыми в дорогу вещами. Решили отправить их туда сразу же под охраной Аресьева. Михаил, в свою очередь, предложил сначала обсудить вопрос о караване. Так он обозвал их эвакуационный обоз. С вновь приехавшими людьми остро встал вопрос о пассажирском транспорте. Ведь в команде уже собралось 45 человек. Автомобилей вокруг было достаточно, но опять же вставал вопрос с количеством водителей. Да и слишком растягивать колонну также не хотелось.
        И тут Вадим Валов внёс неожиданное предложение. Он знал, где можно взять вахтовый автобус КАМАЗ. Его предложение сразу поддержал Николай Ипатьев. В эту вахтовку влезало около 30 человек и оставалось ещё достаточно места для вещей. Да и машина являлась, по сути, вездеходом. Вахтовки находились сейчас в гаражах на улице Стрелковой. Николай предложил взять скутеры и рвануть напрямую через насыпь, которая перегораживала город надвое. Обратно же проехать по Стрелковой и проезду вдоль насыпи. Другие улицы в этом месте были полностью забиты машинами. Ведь на весь город существовало только два проезда под этой железнодорожной насыпью, и здесь с утра до вечера стояли заторы. Немедленно отправив Валова и Ипатьева в гаражи, остальные мужчины стали готовить караван к отъезду. Первым начали загружать Ховер Николая, он будет головной машиной в караване. Ипатьев старший немного доработал машину для поездок на рыбалку, и теперь это был довольно-таки неплохой вездеход. И вести его будет сам Николай. Пассажиром справа поедет сам Михаил. Он планировал в дальнейшем держать под рукой пулемет. В экипаж они также решили
включить Ярослава Туполева, как умеющего обращаться с армейским оружием. Недавний дембель возьмет с собой пару 'Мух', и у всего экипажа получается в итоге нехилая такая огневая мощь. Вторым в колонне пойдёт пикап Мицубиси. За его руль сядет Василий Михайлов со своей подругой, её он научил ездить на всех видах транспорта и она будет за второго водителя. Иван Иваныч предложил поставить бочки с горючим в пикап. Везти топливо и боеприпасы в одном грузовике, пожалуй, не стоило. А скутеры наоборот загрузить в Изуцу. Он сам и взялся оборудовать крепление для бочек и лёгкого транспорта.
        - Я ведь всю жизнь проходил на торговом флоте механиком. Что хочешь, соберу и разберу. И ещё можно крепление под оружие в машины соорудить, тем более смотрю и инструмент у вас есть подходящий. Михаил согласился с дельным предложением, но решил, что крепежом оружия можно будет заняться и вечером.
        Третьим в караване будет двигаться вахтовка. Водителем туда сядет сам Вадим Валов, у него есть опыт вождения большегрузов. В КАМАЗ посадят большинство женщин и детей. Вторым водителем в вахтовку вызвался Сергей Туполев, ему тоже приходилось шоферить на подобных вездеходах. Четвёртым же в колонне пойдёт Фольквагеновский микроавтобус, машина надёжная и проверенная, за рулём Павел Михайлов. Там поместятся оставшиеся женщины и часть груза. Паша сказал, что задние сиденья в микроавтобусе можно снять, поэтому часть боеприпасов переложат туда. После него друзья решили пустить грузовой Исуцу с Юрой Ипатьевым за рулём. Он сказал, что поедет вместе с женой. Ей уже приходилось водить Газель, и с таким грузовиком она также справится. Замыкающим будет Пэтрол Андрея Аресьева. Это была мощная машина, если что, всегда догонит и перегонит. С ним поедет мужская половина Рыбаковых. Места в огромном внедорожнике всем хватало. После распределения мест в автомобилях, Ольга Туполева доложила, что из вещей и продовольствия удалось собрать в дорогу. Вместо обычного листочка, как у многих, у неё в руках находилась толстая
тетрадь. Она давно работала на руководящей должности в таможне, поэтому относилась ко всякому делу серьёзно. Тот же Иволгин с уважением посмотрел на неё и тетрадь, а он уж начальства всякого за жизнь повидал. Поэтому Михаил тут же предложил назначить Ольгу завхозом их эвакуационного каравана. Все дружно согласились, инициатива, она такая штука, сразу наказывается. Оставался ещё Иван Иваныч, который не хотел расстаться со своим УАЗом.
        - Так я же его всего перебрал, безотказная машина, проверенная.
        - Ладно, дядя Ваня - по-свойски ответил Михаил - до того берега проедем, там решим. Кстати, кто-нибудь подумал, куда именно мы сейчас поедем?
        - Понятно куда - ответил сразу же Павел Михайлов - в Волохницу. Там у Веры моей родственники живут. Она знает, какие дома можно для временного размещения взять. Да и ехать совсем недалеко, и трасса рядом.
        - Хорошо, тогда двигаем туда. Да, я вот что подумал - Бойко наконец-то сообразил расстегнуть давящую на грудь разгрузку. Во всей этой суете, он совершенно про неё забыл - если мы так быстро нашли одну группу выживших, то может ещё, кто уцелел? Надо бы как-то дать знать людям, что ещё есть живые, пока мы не уехали окончательно.
        - У нас только один небоскрёб в городе - сообразил Юра быстрее всех - Надо подняться повыше и установить лампы в окнах, на все стороны света. Вечером далеко огни будут видны. Заодно оттуда и посмотрим, что в городе творится.
        - А что, хорошее решение. Надо будет ещё бумагу и маркеры взять, соорудить информационные плакаты. А лампы то у нас есть?
        - В Греции все есть - ответил быстро Сергей - Мы Барс хорошо очистили. Сейчас принесу вам 4 штуки, они для палаток предназначены. Светят ярко, алкалиновых батареек на ночь точно хватит.
        - Может, тогда по пути и заедем в Магнум? Там присмотрим амуницию и обувь, а догоним остальных на том берегу. Ольга, составь, пожалуйста, сейчас список необходимых размеров обуви и одежды.
        - На чем поедем?
        - На Колином Ховере, а он пускай на грузовик пока сядет.
        - Тогда пойду, подготовлю машину - Юра встал и двинулся к вездеходу.
        Остальные также поднялись и пошли помогать загружать женщинам продукты и одежду. К дому уже подъезжал Аресьев на Ниссане, его попутчицы имели грустный вид. Оно и понятно. Одно дело просто смотреть на опустевший город, совсем другое попасть к себе домой и увидеть, что старый мир ушёл безвозвратно. Остальные из новичков жили или в северном округе, в народе также называемым Сульфатом, или в Соломбале. Они понимали, что в свои квартиры уже никогда не попадут. Женская половина нашей компании помогла им отобрать из 'смародеренного' запаса нужного размера одежду и обувь, и прочие бытовые мелочи.
        Продукты были уже разложены по коробкам. Марина Аресьева, работающая в хозяйственной службе детского садика, подписывала маркером их содержимое. Женщины заранее распределили продукты на завтраки, обеды и ужины. Такой грамотный подход потом сильно сэкономит им время. Молодёжь пока помогала заготовить мясо и рыбу на гриле впрок, часть рыбы они засолили. Ведь, похоже, сёмги и трески им ещё долго не есть. Одежду в дорогу отобрали крепкую и тёплую, белье на неделю. Вдобавок шла куча другого барахла: полотенца, мыло, зубочистящие принадлежности, туалетную бумагу и прочие бытовые мелочи, помогающие сделать жизнь комфортной. Максим с помощью Петьки и Артема успел собрать необходимую для его работы технику, зарядил все имеющиеся запасные батареи к рациям и ноутбукам. На хорошем струйном принтере он уже распечатал подробные карты предстоящего пути, затем заламинировал их и упаковал в удобные папки. Навигаторы сейчас не работали, будем ориентироваться по старинке. Михаилу было приятно наблюдать за кипучей деятельностью его друзей и новых знакомых. Это наполняло его уверенностью и желанием бороться за жизнь,
не смотря на все случившиеся катаклизмы. В это время Ипатьев и Валов по рации сообщили, что Камаз-вахтовка уже в пути. А Иван Иваныч успел установить на пикап крепления для бочек с горючим. Михаил же заскочил в комнату, где сидел Ярослав и Иван Рыбаков. Им он после обеда поручил заняться привезённым оружием.
        - Ну, как дела, молодёжь?
        - Калаши готовы, дядя Миша. Они просто в жирной смазке стояли. Мы отчистили по-быстрому 4 штуки, остальные вечером, когда на место приедем. Нам бы ещё хорошее средство для чистки не помешало. Ведь вы в Магнум заедете? Возьмите там побольше Балистола, хорошая вещь, да и специальных комплектов для чистки посмотрите.
        - Ты Ивану список дай. Он с отцом также туда поедет. А что там с пулемётом?
        - Он в ружейном сале. С консервации видно сняли недавно, поэтому с ним повозиться придётся.
        - Ну, тогда вечером им займёмся. Иван, через пять минут собираемся у Ховера.
        - Понял, дядь Миш.
        Михаил уже загружался в машину, когда послышался гулкий грохот движущегося сюда большого автомобиля, и со стороны улицы Тимме показалась громада вахтовки. Перекинувшись парой слов с Николаем, группа ' Высотка' двинулась в сторону авторынка на улице Нагорной. Оружейный магазин Магнум находился поблизости. Дело еще осложнялось трудностью подъезда к этому магазину. Улицы в этом районе были узкие, а движение оживлённое, и сейчас повсеместно стояли заторы из остановившихся во время Катастрофы автомобилей. Благо Коля доработал свой вездеход, и он мог спокойно забираться на высокие поребрики и двигаться прямо по дворам. Вскоре они стояли у входа в магазин, располагавшегося также как и Оружейная лавка в полуподвале. Окрест стояла мёртвая тишина, только ветер подвывал, гуляя между высотными домами и поднимая мусор, поэтому друзья решили идти внутрь все вместе. В помещениях сейчас было темно, и чтобы не шарахаться в темноте, Анатолий наставил по отделам небольших диодных светильников. Иван Рыбаков сразу прошёл со списком в оружейную секцию. Юра и Михаил тем временем быстренько пробежались по обувному и
шмоточному отделам. У них с собой были заранее захвачены огромные брезентовые баулы, а ля мечта мародёра. Мужчины сразу сгребли из комплекты отличных сплавовских 'горок', флисовые утеплённые куртки, жилеты, штаны, ремни. Затем Михаил пошёл в небольшую подсобку и стал вытаскивать коробки с импортными ботинками. Юра же вынимал обувь из коробок и бросал в баулы, Анатолий в это время подтаскивал сумки к выходу.
        Утолив первоначальный 'мародёрский голод', друзья разбрелись по магазину. Никого уже не напрягала безлюдность и странность этого нового мира, просто сейчас необходимо выполнять задуманное, а вопросы о смысле жизни как-нибудь на потом. Видимо у мужчин в подобной стрессовой ситуации срабатывает спящий до поры до времени древний инстинкт выживания. Они нутром ощущали, что будущее их семей сейчас зависит только от их энергии и умения грамотно приложить её к делу. Михаил прошёл в отдел амуниции и стал отбирать самые лучшие разгрузки и патронташи, также он выбрал все имеющиеся в наличии кобуры для пистолетов. Юра нахлобучил на голову удобную панаму и прихватил несколько бандан защитного цвета, потом решил захватить и пару понравившихся ножей. Иван уже закончил собирать вещи из Яркиного списка и теперь сосредоточенно отбирал оружейные прицелы. Он серьёзно баловался пневматикой, поэтому немного разбирался в оптике. А вот его папа шумно копался в отделе для рыболовов. Это была его стихия!
        Наконец, через полчаса они уселись в автомобиль, стараясь, устроится удобнее на тюках с вещами. Юрин вездеход был завален ими до самой крыши, и даже на багажнике сверху были принайтованы несколько огромных баулов.
        - Знатно прибарохлились! - весело воскликнул Юра.
        - Да все равно что-нибудь забыли - поспешил обломать друга Михаил. Он сразу же открыл боковое окно и устроился поудобнее. На коленях расположился стандартный армейский АК-74, а поверх горки была накинута современная разгрузка. Шесть запасных магазинов он уже рассовал по её карманам, на голову одел привычную для себя бандану. Любил он этот незатейливый головной убор. А поскольку яркое летнее солнце сейчас слепило прямо в глаза, на носу оказались стильные солнцезащитные очки, также позаимствованные в этом магазине.
        - Ну, ты прямо Рембо, брат - хохотнул Юра, взглянув на друга.
        - Лучше на дорогу смотри, остряк.
        - Это двор, а не дорога - ещё раз захохотал неуёмный водила.
        Они и в самом деле проезжали по дворам, улицы в этом районе оказались напрочь забиты остановившимся навсегда транспортом. Ведь ЭТО произошло в самый разгар рабочего дня. Минут через десять они выехали на широкую поперечную улицу Воскресенскую, которая делила город напополам, раскинувшись от железнодорожного вокзала до набережной Северной Двины. Недалеко от реки и находилась единственная в городе высотка-башня 25 этажей в высоту. Её было видно за десятки километров от города.
        Юра сел прямо на ступеньку. Тёплую одежду они сразу оставили у выхода, но майки и так можно было выжимать. Всё-таки пешком забираться на 18 этаж это нелёгкое дело. А им уже далеко не 25 лет, когда они с тяжеленными рюкзаками как лоси носились по тайге и только посмеивались. Михаил сделал пару глотков воды и передал бутылку Ипатьеву.
        - Ну, ещё пара этажей и мы на месте.
        - Дай дух перевести. И на фига я подписался на такое?
        - А не фиг инициативу проявлять, она у нас наказуема - хохотнул его товарищ.
        Вскоре они входили в офисы на 18 этаже. Все двери оказались открыты, поэтому тяжёлые монтажки, несомые в рюкзаках, на сей раз не пригодились. На подоконники мужчины стали укладывать коробки от канцтоваров, а уже на них помещать лампы, чтобы те повыше находились. Михаил придумал устанавливать в довесок маленькие диодные фонарики, приклеивая их к оконному стеклу скотчем. В темноте свет от них будет хорошо заметен. Они обошли этаж кругом, здание было строго квадратным, город наблюдался с него как на ладони. Ветер под вечер немного стих и из окна стало отчётливо видно, что север города сейчас весь в дыму. Кроме комбината горели ещё старые деревянные кварталы в Соломбале. В южной стороне города также местами наблюдались несколько дымов от пожарищ. А больше всего Михаилу не понравился вид ТЭЦ, на одном из производственных зданий были заметны следы разрушений. Дым оттуда стелился пока небольшой, но уже не белёсый, а чёрный. Было только ясно одно - родной город умирал, и это подействовало на друзей угнетающе. Бойко зябко повёл плечами и повернулся к Юре Ипатьеву. Тот молча кивнул головой, и они двинули к
лестнице.
        В привходовом вестибюле все также выглядело пустынно. Стояли открытыми продовольственные ларьки, в кафе через стеклянную дверь виднелись оставшиеся на столах чашки с кофе. Кое-где валялись оплавленные бляшки мобильников и почерневшие монеты. Рыбаковых оставили на улице монтировать плакат для спасшихся людей. На нем сообщалось, что завтра с 11 до 12 здесь их будут ждать для эвакуации, а потом можно будет встретиться до 15 часов на развилке магистрали после железнодорожного моста. Мужчины начали молча одевать оставленную здесь тёплую одежду. Уже накидывая флисовый жилет, Михаил услышал чьё-то злобное рычание. По спине сразу пробежал мерзкий холодок. Он очень тихо обернулся, и сразу заметил, что из дальнего закутка на него уставился большущий лохматый пёс обычной дворняжьей породы. Шерсть его была вздыблена, а глаза горели какой-то нездешней ужасающей злобой, такое бывает только в голливудских страшилках. Михаилу стало не по себе, уж слишком странная обстановка сложилась, запросто можно было поверить и в слуг дьявола. Собака между тем зарычала сильнее и оскалила острые зубы. Каким-то поднявшимся из
глубины души первобытным чутьём Бойко осознал, что Эта псина уже не из его обычного мира, и она хочет разорвать людей на куски. Из-за первого пса вылезла ещё одна собака, поменьше размером, но такая же злобная и страшная.
        Михаил очень тихо шепнул - Юра, не шевелись резко - а сам потихоньку стал протягивать руки к автомату. Патрон уже был загнан в патронник, так, на всякий случай. И вот он приключился - этот гадкий случай! А ведь эти злобные твари застали их практически врасплох. Двери 'ходоки' оставили открытыми, и лохматые исчадия ада завернули сюда поискать, чем бы им перекусить. Вот сейчас и решится, кто кого будет перекушивать.
        - Внимание - тихо сказал Михаил, в горле резко пересохло, в висках застучало. Большой пёс сразу же оскалил зубы и зарычал ещё сильнее. Мужчине стало жутко, но он знал, что сможет преодолеть страх. Обычный мужик ведь за свою жизнь не раз проделывает подобное. Он резко схватил оружие и сразу щелчком снял его с предохранителя. Псы тут же стремительно бросились вперёд, в один миг они проскочили пространство между ними, но человек уже яростно жал на спусковой крючок автомата. Короткими, правильными очередями стрелять, конечно, же, не получилось, страх и ярость заставляли жать и жать, до самого последнего патрона! Первая же очередь смела обеих собак прямо в их движении, ведь он стрелял фактически в упор. Остальные выпущенные в очереди пули разворотили уже лежащие на полу тела животных, вырывая из них клочья мяса и шерсти. В помещении запахло порохом и ещё чем-то сильно вонючим, на зубах стало кисло. Неожиданно стрельба прекратилась. Михаил заполошно дёрнул затвор АК-74, но потом понял, что просто кончились патроны в магазине. Рядом стоял ошеломлённый Юра, в руках он сжимал монтажку, выхваченную им из
рюкзака.
        - Фу, я чуть не обосрался! Что за злобные псины! Они ведь реально нас сожрать хотели. Ты видел пасть у первой! А грохот то какой был, я чуть не оглох.
        Юра быстро тараторил, а его руки ходили ходуном, во в человека адреналина сейчас влилось! Михаила и самого немного потряхивало, и он несколько бессмысленно оглядывался вокруг.
        - Писец полный, что за хрень такая! А твоё оружие где, твою мать?
        - Так, это… - Юра растерянно показал на вахтёрский стол, где спокойно себе лежал его Вепрь. От автомата Ипатьев младший отказался, ведь в армии он стрелял только из карабина, да и то перед присягой.
        - Вот именно это. Б..ять, расслабились мы, и чуть не поплатились. Все! Теперь всегда только с оружием ходим, и всегда прикрываем друг друга, понял Юрка?
        - Ага. Ну, нах… Надо же такому. И откуда эти твари, только взялись? - Юра уже немного отошёл от шока, быстро схватил оружие в руки, и осторожно подошёл к убитым собакам, держа карабин перед собой.
        В это время с улицы послышались тяжёлые шаги и в вестибюль ввалились Рыбаковы. Впереди отец с Калашниковым наперевес, за ним Иван, держащий в руках помповик. Они сразу же вляпались в лужу крови, уже натёкшую от убитых зверей, и от неожиданности отпрянули в сторону. Анатолий так и застыл столбом, а вот Иван грамотно принял боевую стойку и стал сканировать помещение глазами, держа оружие наизготовку. Всё-таки увлечение модной молодёжной забавой пошло ему впрок.
        - Миша, что случилось? Мы сначала даже не поняли, что тут грохочет, потом сразу рванули на подмогу.
        - Да вот, собачки нами закусить решили.
        - Точно? - Рыбаков с опаской обошёл тела, и, увидев оскаленную морду самой большой псины, непроизвольно вздрогнул - Бл…, ну и страшилище! Как они мимо нас то проскочили?
        - Мы, батя, на стороне Воскресенской плакат крепили. А собачки оказались хитрее - Иван с интересом посмотрел на убитых собак - И что за порода такая страшенная? Видать, подобных зверюг нам теперь придётся опасаться?
        - Угу - Ипатьев угрюмо собрал разбросанные вещи, подобрал карабин и пошёл к выходу - пойду, штаны переодену, всё-таки я их намочил.
        - Юра, стоять, дурень! Вот только что говорили, что без прикрытия никуда! Захвати Ивана, и смотрите мне в оба! - Михаил повернулся к Рыбакову старшему. В крови шампанским гулял адреналин, его чуть потряхивало, главное сейчас не заистерить, или еще хуже не впасть в меланхолию - Толик, а ты оружие то хоть зарядил?
        Анатолий озадаченно посмотрел на автомат и зло сплюнул - Да я как рванул…
        - Да уж, вояки из нас…
        - Так я же в спортроте служил, откуда боевые навыки возьмутся? - Толик виновато переминался с ноги на ногу, ситуация и в самом деле получилась аховая. При худшем раскладе он бы и друзей не спас, и сам пострадал.
        - Пойдём тогда. Рэмбы из нас, видать, не выйдут, мордой не вышли. Нам на тот берег ещё перебираться - Михаил взял рацию - Приём база, вызывает 'высотка'…
        Через пару часов Михаил уже пил чай с пряниками и ромом, находясь в одном из домов посёлка, которые заняли первые из переправившихся на Левый берег. Переезд через Двину прошёл вполне успешно. Было странно наблюдать узкий проезд, одной стороной которого стала спрессованная пробка из автомобилей. Жителей в посёлке не наблюдалось, поэтому всех новоявленных беженцев расселили по ближайшим к трассе домам. Многим было не по себе, что они вламываются в чужие дома, но сейчас вопрос стоял о выживании, да и детей хотелось устроить максимально удобно. Поэтому все этические переживания люди оставили внутри себя, нечего лишнее выплёскивать.
        Во дворе бодро тарахтел генератор. К домам уже раскинули удлинители, а детей посадили смотреть мультфильмы, пусть немножко отвлекутся. Ребята постарше копались в ноутбуках, выполняя задания Каменева или разбираясь в собственных архивах. Женщины возились на кухнях, они решили приготовить заранее и завтрак, чтобы утром оставалось только его разогреть. Мужчины же собрались компанией в крайнем к трассе домике. Михаил на ноутбуке прокрутил заснятую им с высотки панораму города, крупным планом показав пожары. Потом он включил и видео с мёртвыми псами. Злобные твари произвели на всех серьёзное впечатление. Немного расслабленные тотальным безлюдьем, люди теперь воочию убедились, что опасность нынче может выпрыгнуть из любого угла. Как-то сразу у всех мужчин появилась тяга осмотреть своё оружие и проверить патроны. Ещё до ужина Михаил и Ярослав успели распределить на всех мужчин почищенные Калаши, нарезные карабины и гладкостволы. Мужики начали активно разбирать и привезённую с Магнума амуницию, и подгонять её под себя. Михаил же пошёл помогать Ярославу отчищать и готовить к завтрашнему дню пулемёт.
Наконец, закончив протирать оружие насухо, они двинули к грузовику и достали ящик с пулемётными патронами.
        - Будешь у меня пока вторым номером - сказал Михаил - Тащи вот тот квадратный ящик.
        Из второго ящика были достаны ленты для патронов и два короба под сотенную ленту. Бойко вскрыл один из цинков и стал складывать патроны в бункер машинки для заряжания. Потом аккуратно вставил в неё начало ленты - Ярик крути эту ручку, только без рывков, потихоньку.
        Из держателя понемногу стала выходить набитая патронами новенькая пулемётная лента. Набив две ленты, Михаил стал аккуратно складывать их в короба. Один короб он прицепил к пулемёту, второй сунул в зелёный вещмешок. Туда же ушла набивная машинка, один запасной ствол и остаток патронов в цинке.
        - Завтра опробуем с утреца. На свежую, так сказать, голову. А то меня в сон уже клонит, вымотался сегодня.
        Они вышли на улицу. Генератор был уже выключен, но в домах ещё виднелись огоньки. Дул порывистый ветерок, на северо-западе краснел сквозь нависшие тучи багровый закат.
        - Наверное, завтра погода изменится, быть дождю - к ним подошёл Иван Иваныч - Мои кости лучший синоптик. Петрович, с пикапом мы закончили. Завтра утром с Николаем начнём устанавливать крепления к оружию на все машины. Уже подобрали необходимые железяки, и конструкцию продумали.
        - Дождик это плохо. Хотелось с утра устроить учебные стрельбы, а то мы сегодня в высотке чуть не облажались - Михаил, достал из кармана разгрузки флягу с ромом и предложил Иволгину - С устатку?
        - Давай, грех пропустить рюмочку - Иваныч сделал хороший глоток напитка, и долго переводил дух - это что у тебя за настойка крепкая такая?
        - Ямайский ром, парни нашли тут в магазинчике.
        - Точно он. Чувствую что-то такое знакомое. Мы на Кубе доставали у местных подобное пойло. Когда там ещё социализм строили, мы часто туда ходили. Весёлые там люди живут, вернее, жили - Иволгин замолчал, прикрыв глаза.
        - Иваныч, с тобой все в порядке?
        - Да ничего, ребята, просто подумал, какая пропасть народу то исчезла. И что за беда такая на Земле приключилась? Охо-хо-хо, грехи наши тяжкие. Пойду я, ребята.
        Михаил посмотрел вслед старому моряку, сделал ещё один маленький глоток и попрощался с Туполевым.
        - Ладно, Яра, поду к своим. Ты тоже отдыхай, да подругу не забудь навестить, завтра полно дел.
        Семья находилась во втором от дороги домике. Огнейка уже спала, Петька возился с ноутбуком, Нина приделывала к привезённой с Магнума разгрузке недостающие элементы. Михаил набрал там кучу всевозможных подсумков и объяснил жене, что нужно сделать. Он тихо вошёл, скинул ботинки и верхнюю одежду, потом поцеловал жену и взлохматил вихры сыну.
        - Ну, как вы? В этой суматохе и поговорить то некогда было. Да и завтра, похоже, будет такой же суматошный день.
        - Да и мы не скучали. Я уже с ног валюсь, но это все к лучшему. Руки заняты, голова лишнее не думает, ведь многие наши родных потеряли. Сразу… Девочки держатся пока, но сам понимаешь.
        - Знаю, Ниночка - Михаил обнял жену - мы с этим ничего поделать не сможем, надо просто принять и жить дальше. У нас - он кивнул в сторону детей - есть, для кого жить.
        - Понимаю, Миша, но столько всего сразу навалилось, голова просто кругом идёт. И как это у тебя получается все по уму разрулировать? Знаешь, со стороны иногда кажется, что ты все это предвидел. Некоторые уже шепчутся о ерунде всякой, даже как-то неудобно.
        - Некоторые это Мальцева что ли? И что такого интересного они болтают?
        - Да и Машка Каменева отметилась. Обозвали вот тебя колдуном… чёрным вестником.
        - Да ты что! - Михаилу стало смешно - Вот глупые бабы! Докатилась Светка. А это она по экстрасенсам да знахаркам в своё время бегала. Мужиков все привораживала.
        - Но ведь ты первый скомандовал на озере на дачу возвращаться, и в город сразу предложил ехать, а потом ещё эвакуацию затеял. И про оружие вовремя именно ты вспомнил. Я думала блажь, игрушки мужские, пока эта история с собаками не случилась. Девочки, как узнали, сразу оружие и себе потребовали.
        - Вот завтра с утра стрельбами и займёмся, и заодно боевым слаживанием нашего подразделения.
        - Миша, ты чего сказал то? - посмотрела на него изумлённо Нина.
        Михаил захлопал глазами - Ээ… распределим оружие и объясним, как прикрывать друг друга.
        - А… Ну, это нужное дело. Мы же всё-таки не мужчины, в армии не служили.
        - Сейчас, Ниночка, нам самим придётся заботиться о собственной безопасности, поэтому армейские навыки будут всем не лишними. А что касается моего 'дара предвидения ' - тут Михаил осёкся. Он и сам не понимал, что толкает его принимать сейчас правильные решения, какая неведомая сила движет его поступками? Недолгие размышления прерывал Петька, он захлопнул свой Мак и подошёл к отцу.
        - Уф… только закончил. Дядя Максим дал задание прогу одну прокачать. Пришлось повозиться! Столько файлов сегодня раскидали по дискам, что потребовался очень мощный архиватор.
        - Всем сегодня пришлось ударно поработать, сынок.
        - Папа, а в схватке с собаками тебе сильно страшно было? Они, говорят, оказались просто монстрами.
        - Ну, уж не монстрами - Михаил опасливо покосился на удивлённую жену - просто большими, и очень злыми. А страшно было да, до чёртиков. Тут, знаешь, сын, главное не дать страху захватить тебя целиком. Иначе сразу пропадёшь. Только противодействие, только атака! А тело, оно на инстинкте и выучке работать само начнёт. Так что завтра вот учиться и начнём!
        - Миша, вы что, дадите детям оружие?! И что за монстры еще такие? Мне сказали, что это были обычные бродячие собаки.
        - Ну, во-первых, они уже не дети, Ниночка. И оружие сейчас совершенно не игрушка, а средство для спасения жизни, так что привыкайте к новым реалиям.
        - Я не услышала ответа про собак, Миша.
        - Ниночка, а можно доклад по форме отложить на завтра! Не все же так плохо, вот сегодня нашли ещё живых. Может, и завтра кого повстречаем. Давайте-ка спать мои дорогие.
        И едва коснувшись головой подушки, он провалился в тёмный сон без сновидений.
        День третий
        Михаил Бойко проснулся около восьми утра. Ночью он добросовестно отдежурил свою смену с 2 до 4 часов ночи. Собачья смена - так называли её в армии. Они расположились с Николаем на веранде крайнего к дороге дома, пили чай и тихонько шептались. Между делом мужчины продолжали чистку добытого на складе оружия. В соседнем доме в это время дежурили Ольга Туполева и Мария Шаповалова. Женщины следили за тем, чтобы дети, спящие в доме, не выходили на улицу, ну и приглядывали заодно за поселковой дорогой. Каждые 20 минут они связывались между собой по рации. К утру усилился северо-западный ветер, и погода опять сменилась. Налетели низкие облака, стало сумрачно. Все ночные дежурства прошли без происшествий. Утренняя смена разогрела завтрак и наготовила термоса с чаем и кофе. Женщины быстрехонько нарубили в дорогу бутербродов, народу стало заметно больше и дежурным пришлось основательно повозиться.
        В стороне от жилых домов мужчины оборудовали тир: наставили банок, бутылок, из фанеры соорудили стенды для пистолетов. Ярослав с отцом занялись раздачей оружия и боеприпасов женщинам и подросткам. Михаил и Андрей объясняли новичкам устройство оружия, как его правильно заряжать, и как прицеливаться. Следующие полчаса на импровизированном стрельбище слышалась заполошная пальба. В большинстве случаев пули проходили мимо мишеней. Мужчины, отслужившие в армии, показывали некоторый прогресс, всё-таки всякому делу требуется тренировка. Неплохо отстрелял Вадим Валов, хотя на поверку он оказался старым охотником, и поэтому практиковался регулярно. Вместо Калашникова Вадим взял нарезной Вепрь. Вечером он покопался в бауле, привезённом из Магнума, и появился на стрельбах уже подготовленным, с коллиматорным прицелом, поставленным на карабин. Ольга Шестакова из такого же Вепря в обычной стойке ловко выбила все 6 банок, поставленных на ящик, затем перенесла огонь на дальний забор, азартно расщепляя верхушки вертикальных столбиков. Мужчины только восторженно цокали языками. А Михаил тут же полез в Колин Ховер и
достал оттуда найденный в 'Оружейной лавке' Тигр с оптическим прицелом.
        - Держи, Орлиный глаз. Сможешь пристрелять?
        - Попробую. А глаз здесь причём?
        - Эх, молодёжь, вы фильмов про индейцев совсем не смотрите?
        Десять минут спустя в стороне от импровизированного стрельбища стали раздаваться похожие на звук хлыста одиночные выстрелы. Михаил принёс девушке дополнительные пару набитых магазинов и пачку патронов. Ольга стояла с маленьким биноклем и рассматривала забор в метрах 300 от них.
        - Ну, как?
        - А винтовка и так была хорошо пристрелена, дядя Миша. И прицел классный на ней стоит - Люполд. Он дорогой очень, дороже самой винтовки стоит.
        - Сможешь проверить некоторые автоматы и карабины? А то есть сомнения по их точности. Я в этом мало разбираюсь, что и куда подкручивать.
        - Давайте, меня папа обучил. А вы из пулемёта сейчас стрелять будете?
        - Да, пожалуй, даже с этой позиции. Хочешь посмотреть?
        - Ага - Ольга в этот момент стала похожа на обычную озорную девчонку, изучающую новую куклу - я ещё не видела, как из пулемёта стреляют. Мы с папой больше из винтовок и автоматов.
        - Хорошие были у тебя игрушки - усмехнулся мужчина - Договорились, позову тебя, как приготовимся.
        Через полчаса он с Ярославом притащил к исходной позиции пулемёт и вещмешок с запасным стволом и патронами. Михаил подёргал затвор, проверил все механизмы, расставил сошки. Он волновался, в последний раз ему пришлось стрелять из пулемёта ещё в Боснии. Да и то, там ему всучили старую юговскую переделку немецкого бестселлера второй мировой войны MG-42. В том пулемёте и лента вставлялась с другой стороны, чем на ПК, и планка предохранителя была совершенно другой. Поэтому сейчас он постарался делать все тщательно: повернул рукоятку, осторожно открыл крышку ствольной коробки. Потом мужчина взял конец ленты и положил на основание приёмника, проверил, нет ли перекосов, затем закрыл крышку, взялся за рукоятку перезаряжания. Ярослав стоял рядом и внимательно наблюдал за действиями первого номера. Затем Михаил прилёг на постеленный заранее коврик. Рано утром прошёл небольшой дождик, и земля была сырой. Он приставил приклад к плечу поудобнее и сделал пробную короткую очередь на три патрона, как учили сержанты в учебке. Пулемёт мощно, как необузданный скакун, дёрнулся в руках, всё-таки эта машинка с патронной
коробкой тянет под пуд веса. Надёжное, простое, как и все русское оружие, оно, между прочим, работало как швейцарские часы. Бойко теперь прицелился в брошенный автомобиль, по дальномеру, встроенному в бинокль, выходило около 150 метров. Не торопясь, подводя мушку под целик, он послал две очереди, патронов по 5. И без бинокля было видно, как полетели искры от добротного металла немецкого автопрома.
        - Хорошая машинка, не подвела - погладил ПК Михаил - попробую-ка увеличить дальность.
        А тут уже произошёл конфуз. Пули легли с явным недолётом.
        - Дядя Миша - сбоку раздался бойкий девичий голос - а вы расстояние на прицеле выставили?
        Михаил чертыхнулся. Забыть такую простую вещь! Он передвинул хомутик на прицеле до отметки 3. Теперь дела пошли лучше. Пулемётчик попробовал различной длины очереди, приноровился и теперь от стоявшего на отметке триста забора во все стороны отлетали куски дерева. Он чуть сместил прицел, подгнивший деревянный столб просто разлетелся от прицельного попадания!
        - Мощно бьёт, и кучность неплохая - заметила девушка, она рассматривала в это время цель в маленький, как раз для ее девичьих рук, бинокль.
        - Пожалуй, пока хватит - сказал Михаил - вроде как руки вспомнили, и голова стала включаться, остальное упражнениями наработаем. Ярик надо ещё одну ленту набить. Справишься?
        - Конечно, дядя Миша.
        - А мне можно помочь? - влезла в разговор Ольга.
        - Да, буду рад - Ярослав расплылся в улыбке до ушей. Эх, молодость!
        - Эй, Ромео, сначала делом займись - Михаил усмехнулся. У девушки также порозовели уши и щеки - не забывай, тебе ещё учить парней разборке и сборке оружия. И ствол протри по-быстрому, я пулемёт возьму с собой в поездку в город.
        - Чего-то опасаетесь дядь Миша?
        - Да знаешь, в народе говорят, бог бережёного бережёт. И собачки вчерашние все ещё в глазах стоят. А у ПК всё-таки мощь, да и лента на 100 патронов, да патрончик у него пробивной - машину остановит, если надо.
        - Хорошо, я быстро - Ярослав сноровисто взгромоздил пулемёт на плечо, на другое закинул мешок и потрусил к дому. За ним следом двинулась девушка, не выпуская из рук винтовку.
        Михаил глянул на часы - было уже 9.20. Импровизированное стрельбище гремело больше часа, пора, пожалуй, завтракать и выдвигаться. Он вошёл в дом, где ночевал. Дети уже поели и помогали матерям с завтраком. Михаил присел за стол рядом с Юрой Ипатьевым. Его жена Наталья поставила перед ними одноразовые чашки с овсянкой. Видимо удивление на лицах мужчин было так ярко выражено, что она просто прыснула от смеха.
        - Держите, мужики - на столе в мгновение ока образовалось блюдо с кусками разнообразного мяса - свинина, телятина, курятина. То, что люди нашли в холодильных установках магазинов, сразу замариновали, чтобы не испортилось. И готовили теперь мясо по мере необходимости. В местных домах нашлись полностью заполненные газовые баллоны, на кухнях стояли духовые шкафы. Поэтому с самого утра по домам витал ароматный мясной дух. Андрей Аресьев вдобавок постарался со всяческими приправами и подливами, тот ещё был любитель шашлыков. Мужчины в дорогу дальнюю основательно перекусили. Юра рассказал за завтраком, что они с Николаем и Иванычем на все джипы уже соорудили удобные стойки под оружие. Сейчас мастера работают над крепежом груза, чтобы ничего не болталось в кузове фургона, всё-таки там боеприпасы везут, а не картошку. К столу вскоре подсели Вадим Валов и Василий Михайлов, они уже успели скорешиться на почве любви к автомобилям.
        - Тут такое дело образовалось - Вадим отломил ломоть хлеба, и примеривался, какой кус мяса водрузить на него - Мы тут во всей этой суете забыли о топливе.
        - Не понял? - Михаил оторвался от большой чашки крепкого кофе.
        - Камаз-вахтовка, да и Мицубиси Васин на соляре бегают, а мы пока только бензином затарились. Вот с мужиками и решили вторую бочку под соляру отдать. Бензина у нас и так достаточно.
        - Не тяните резину, парни.
        - Ага - Василий подчищал ложкой чашку с овсянкой - Наташечка, можно добавки? Мы смотаемся тут рядом, на Дреера, там небольшая заправочка имеется. Мы с вами поедем, зальём баки, бочку, заодно посмотрим там маслица, да тосолу.
        - Да медку сладкого - пошутил в тон Бойко - Хорошо, парни, договорились. Через 20 минут мы будем выдвигаться, собирайтесь.
        Михаил стоял у Ховера, и не торопясь, скреплял магазины к Калашникову по двое. В оружейном отделе Магнума он нашёл специальные пластиковые держатели для этого дела, все лучше, чем изолентой обматывать. Не демаскирует, расцепить обратно не проблема. Скрепив все заряженные магазины, он распределил спарки по карманам разгрузки. Итак: всего десять магазинов, два на автомате и восемь сдвоенных в разгрузке. Итого триста патронов, совсем неплохо. Пулемёт он определил на заднее сиденье Ховера, как запасной весомый аргумент. Ведь как говорил старый гангстер Аль Капоне: Добрым словом и револьвером можно добиться большего, чем просто добрым словом. Там же находился вещмешок с запасным коробом для пулемёта и раскрытый цинк патронов для АК-74. Николай в это время перезаряжал свои магазины, вставляя после третьего патрона пару трассеров. На стрельбище он убедился в правоте слов Михаила, когда у стрелявшего рядом Ивана Рыбакова пошли трассирующие патроны, и тут же затвор автомата встал на задержку. Наглядное, так сказать, пособие получилось. Андрей Аресьев находился у машины и контролировал улицу. Он тоже был с
Калашниковым, так как к взятому в Оружейной лавке пистолет-пулемету нашлось слишком мало патронов, да и оружие больно специфическое, больше годится для ближнего боя в помещении или переулке. Калаш же штука универсальная. На поясе у бывшего гаишника висела пластиковая кобура с ПМом, привычное для него оружие. Посмотрев на манипуляции Михаила с магазинами, Аресьев также попросил себе держатели. Вскоре подошли Рыбаковы. У младшего на груди висел Калашников 74-й модели, а старшему вручили гладкоствольный карабин Сайга. Его задача была прикрывать группу в ближнем кругу, поэтому он зарядил патроны с крупной дробью. С утра все мужчины оделись в защитную одежду, накинув боевые разгрузки, и теперь походили на разношёрстную команду наёмников. Если верхняя одежда была ещё в один тон, зелёный, то головные уборы сильно различались. Михаил завязал удобную для него бандану, Николай был по привычке в армейской кепи, Андрей и Анатолий в панамах с тактическими очками поверх. Но опять же, у них же не армия, какое может быть тут однообразие.
        Поисковики ещё раз проверили связь. Утром Петя сильно удивил отца, вручив ему гарнитуру для рации. Оказалось, что это очень удобная штука, и руки были свободны. Вторую рацию команды отдали Андрею. Для быстрой связи между собой оставили отдельный канал, распределили позывные и сели по машинам. В хвост их маленькой колонны шустро пристроился Камаз-вахтовка и пикап. У моста они разделились, тут же, как и договаривались, связались по рации с посёлком. Михаилу пришла в головку полезная мысль об установке дополнительного плаката на самой развилке, и он попросил его подготовить, пока они будут в городе.
        Мост поисковая команда проскочила быстро, свернула на Розу Шанину, короткий проулок между основными магистралями города, затем дворами выехали на новгородский проспект. И если вначале пути им часто приходилось объезжать стоящие, где попало автомобили, то потом стало легче. Улица эта была сильно разбитой, остатки старого деревянного города спорадически подвергались перестройке, и транспорт ходил здесь относительно редко. Таким Макаром поисковикам удалось домчаться до самой Воскресенской и повернуть к высотке. Эта улица уже была достаточно широкой, и поэтому они проскочили её быстро. С моря дул неприятный пронизывающий ветер, поэтому окна в машине были закрыты.
        - Хорошо, что ещё дождь не идёт - буркнул Николай, угрюмо посмотревший на небо.
        - Чего такой грустный? - спросил друга Бойко.
        - Да Ленка устроили тут истерику. Почему только я с вами езжу, детей совсем не вижу. И Стелла слезу пустила, как будто за нас кто-то будет дела делать. Вот бабы!
        - Подожди ещё. Выберемся отсюда, вот тогда и пойдёт обратная реакция, ещё нас не раз потрясёт. Главное, чтобы во вред не пошло. А то теперь у всех оружие будет на руках.
        - Ну да - Коля улыбнулся - теперь семейные ссоры буквально опасны для жизни. Вот и приехали, остановка площадь Ленина.
        Он резко развернул машину, проехав через разделительную полосу с растущим там газоном. Машины они на этот раз решили поставить ближе к тому плакату, который стоял в сторону административных зданий. В центре же этой широкой площади стоял памятник вождю пролетариата. Известен он был как последний памятник Ильичу, поставленный в СССР. Мужчины выбрались наружу и огляделись. Андрей сразу развернул Ниссан передком на выезд, в сторону вокзала. Он остался в машине, как и договаривались, мотор не глушил. Рядом с внедорожником расположились с оружием наперевес Рыбаковы. Михаил же спокойно поднялся по ступенькам к плакату и осмотрелся. Его внимание сразу привлёк угловатый джип, стоящий на другом конце площади, у областного собрания депутатов. Он потянулся за биноклем и услышал автомобильный гудок, в гулкой тишине он прозвучал весьма резко. Все поисковики сразу же встрепенулись и повернулись в ту сторону. Угловатый автомобиль не спеша, развернулся, проехал немного вперёд и помигал дальним светом.
        - Похоже, мы не одни, парни - заметил Бойко и незамедлительно связался с Андреем. Мощный клаксон Ниссана яростно проревел в ответ. Неизвестный джип пошел вперёд, двигаясь прямо по газонам площади. Михаил успел внимательно рассмотреть его в бинокль. Это был квадратный, военного образца, Лендровер-Дефендер синего цвета, правда, навороченный донельзя. Огромный кенгурятник впереди капота, лебёдка, на крыше большой экспедиционный багажник. Да и колеса стояли на нем предназначенные явно не для городской езды. Не сбавляя, хода на бордюрах джип резво подкатил к ступенькам. Его там ожидали Михаил с Николаем. Из передних дверей автомобиля шустро выскочили двое мужчин, чуть позже вылезли две девушки. Высокий парень лет тридцати, одетый в свободную стильную куртку и со стильной хипстерской причёской, обратился к ним, как к старым знакомым - Это вы, чуваки, фонари вывесили и плакат нарисовали?
        - И вам не хворать. Да, это наши плакаты, мы ищем выживших в Катастрофе людей. Меня зовут Михаил Бойко, а это Николай Ипатьев.
        Подошедший следом второй мужчина, покрепче первого и на вид серьёзнее, оттёр хипстера немного в сторону и протянул дружелюбно руку, радостно улыбаясь:
        - Извините этого балабола. Он вчера немного перебрал, отмечая конец света. Меня зовут Матвей Широносов - при рукопожатии крепыш отодвинул назад висевший на груди полицейский укороченный Калашников - Ну а нашего модника зовут Андрей Великанов. Девушек соответственно Полина Марцевская - он показал на подтянутую молодую блондинку - и Лиана Крестьянинова.
        Вторая девушка оказалась крашенной по последней моде жгучей брюнеткой, и к тому же дочерна загорелой. Обе девушки в ответ вежливо кивнули.
        - Машинка эта моя, увлекаюсь покатушками бездорожными, хотя и живу теперь в Питере. Вот приехал по родным просторам покататься. И на тебе, попал на конец света! - продолжал спокойно рассказывать Матвей - Андрей вот предложил скататься по заброшенной дороге к бывшей военной части. Там речка есть, разрушенные бункеры. Романтика.
        - Ага. И полчища комаров к ним вдобавок - влезла в разговор брюнетка - Меня всю чуть не съели.
        - Ну не съели же, Лианочка?
        Брюнетка поджала губы и демонстративно отошла к подруге, внимательно в это время разглядывающей вооружённых до зубов друзей. Михаил присел на бетонную ступеньку. Для этого у него на поясе всегда был кусок пенки, именуемый по старой памяти 'Хобочкой'. Привык таскать такую штуку ещё в походах, по традиции туристкой - ноги держать в тепле, да и попу тоже.
        - В свете нынешних событий можно сказать, что комаров стало гораздо меньше.
        Матвей невесело засмеялся и кинул под свою задницу такую же туристическую пенку. Тоже, значит, человек опытный.
        - Полиночка, принеси, пожалуйста, термос из машины. Вчера мы и сами не поняли утром, почему комаров стало заметно меньше. Потом прислушались - и птиц что-то не слышно. Мобилы отключились, радио молчит, подождали до обеда и рванули в город. Едем и смотрим - на целлюлозном кошмар, ТЭц дымит, на дорогах черте что. В город въехали, и здесь полный абзац. Прямо Сайлент-хилл какой-то! Девчонки на истерике, мы сами на измене. Что случилось с миром то? Пришлось в кафе Остров по пути заехать и начать нервы лечить.
        - Много успокоительного приняли?
        - Да не хило так - снова вступил в разговор Андрей Великанов, он успел принести из машины раскладные стулья для себя и девушек - Незаметно вторая половина дня и пролетела. Вышли на улицу, уже вечереет, вот тогда увидели свет в высотке. Сразу и рванули туда, нашли плакат ваш.
        - Ой, знаете, как мы обрадовались! Я уж подумала, что конец света приключился или инопланетяне какие - расторопливая блондинка налила всем горячий кофе - А вокруг уже темень, собаки завыли жутко. Мне тогда так страшно стало!
        - Вот мы и решили в Октябрьский отдел полиции заехать. Там у входа бобик стоял патрульный, так я в нем укорот этот и взял, правда, всего два рожка патронов к нему есть.
        - А я вообще какой-то ППШ добыл - Андрей достал из-под полы короткий, похожий чем-то на уменьшенный Калашников, автомат с узким магазином и откидным прикладом - но тоже патронов к нему немного.
        - А в райотделе патроны поискать не пробовали? - спросил Николай.
        - Там всюду решётки, да и темно уже было. У нас только один рабочий фонарик оказался. Ну, там, рядом, в соседнем здании, кафе находится, вот мы туда и завалились на ночь. А чего: диваны удобные, напитки, закуска. Ну а с утреца уже сюда рванули.
        - Гляжу, кофеёк у вас вкусный - Николай хлебнул горячего напитка из кружки.
        - Я его по турецкому рецепту делаю - улыбнулась Полина - у нас для походов газовая горелка куплена, вот и сейчас пригодилась. Не все же всухомятку питаться. А для кофе имеется специальный стальной поднос с песком. Ставлю две турки сразу, и кофе получается просто изумительный.
        - А я думал, что нынче хозяйственных девушек уже не бывает.
        Полина в ответ скромно улыбнулась, не похожа она была на столичную штучку. Матвей же давно внимательно разглядывал амуницию приехавших спасателей.
        - А вы, я смотрю, хорошо оружием разжились, и оно явно не гражданское. Мы, признаюсь, вас поначалу именно за военных и приняли. Только возраст показался странным, ведь в армии народ обычно моложе служит. Я уж даже подумал, не спецура какая? И стоите грамотно, как в кино про вояк.
        - Есть такое - усмехнулся Бойко - набрели мы тут случайно на один любопытный складик. И рядом с вами, кстати, вчера основным табором до обеда находились. У гостиницы Беломорская, так что мы могли и раньше пересечься.
        - Тьфу ты! - огорчённо проговорил Широносов - Вот, Андрюха, как с тобой свяжешься…. вечно проблемы потом возникают. Михаил, какие у вас дальнейшие планы на жизнь?
        - Ну, пока до 12 подождём, может ещё, кто выйдет. Мы вчера случайно наткнулись на большую группу выживших с дачного посёлка. Всех оттуда вывезли. Потому и решили установить лампы на высотке, вдруг ещё выжившие найдутся? Сейчас готовится караван, и будем сваливать подальше от города. Тут становится опасно, сами наблюдали, что творится на Сульфате и ТЭЦ. Все наши уже на Левом берегу и готовятся к отъезду.
        - Ну что же, очень разумно. Куда ехать надумали?
        - Пока у нас нет точного маршрута, просто на юг. Будем решать проблемы по мере их поступления.
        - О! Приятно иметь дело с мудрым человеком. Я лично готов двигаться с вами. Андрей, девчонки, вы как, согласны?
        Девушки дружно закивали головой. Они до сих пор выглядели несколько растерянными.
        - А я что? Куда пипл, туда и я - заулыбался напарник - вместе всяко веселее.
        - Я вот гляжу, девушки у вас одеты не совсем по-походному, а нам ехать, возможно, несколько дней - Михаил посмотрел на новых членов их команды, но задержался взглядом больше на блондинке - Да и погода, сами понимаете, на Севере не всегда жаркая, хоть и лето.
        - Это ты правильно заметил - почесал подбородок Матвей - мы ведь налегке на природу поехали, а за вещами не получилось позже заехать. Андрюха за 2-м в коттедже живёт, а к Полине в Соломбалу мы, было ломанулись, но там, на мосту такая свалка! Да и горит в том районе что-то постоянно. И уже с Сульфата гадость ветром гонит, не доехали туда мы, в общем.
        - Здесь неподалёку магазинчик есть Коламбия - в разговор вмешалась Лиана - Я там, рядом, в отделе женского белья работала в прошлом году. Так в том магазине и одежда, и обувь имеется подходящая, туристическая.
        - Тогда у вас полчаса - Михаил посмотрел на часы - В 12 мы будем выдвигаться обратно. Да, вот что ещё - он остановил компанию - Я должен вам кое-что показать.
        И они двинулись вместе к входу в высотку. В привходовом холле мерзко запахло тухлятиной. При виде окровавленных собачьих тушек девушки завизжали, а мужчины остановились, и стали с интересом рассматривать мертвых зверюг.
        - Вчера мы допустили маленькую оплошность и чуть из-за этого жестоко не пострадали - Михаил перевернул носком ботинка голову большого пса, и вся компания от испуга отскочила назад, настолько был жуток собачий оскал, больше похожий на улыбку голливудского монстра.
        - Ничего себе собачка, обделаться можно! - Матвей передёрнул широкими плечами, даже его, видать, до печенок проняло - Калашом эту тварь грохнул?
        - Да, еле успел. Я к чему вам это показал, не чтобы просто попугать, а чтобы вы особо не расслаблялись. Оружие должно быть всегда готовым к бою, а не болтаться, где попало. О вашей безопасности теперь вы должны сами заботиться, и о товарищах своих думать.
        Матвей после этих слов густо покраснел, перекинул автомат вперёд, взял его удобнее. Андрей также быстренько достал из-под куртки свою пукалку. Видимо окровавленные тела псов-монстров и на него произвели неизгладимое впечатление.
        - Передвигайтесь парами, один прикрывает, второй идёт. Патрон в патронник и на предохранитель. Рация у вас есть?
        - Да - Матвей достал из нагрудного кармана Кенвуд. Михаил взял фирменный девайс в руки и установил нужную частоту.
        - Связь каждые 15 минут.
        - Понял. Спасибо ещё раз за помощь, мы мухой обернёмся. Полина, ты, что там делаешь?
        Только теперь они обратили внимание на блондинку, та спокойно ковыряла во рту одной из псин какой-то палочкой.
        - Вы нашли что-то интересное? - к ней подсел Михаил, его удивило спокойствие девушки, не каждая может вот так спокойно находиться рядом с трупом.
        - Да есть вопросы. Я с детства собак держала в доме, даже одно время кинологом хотела стать. Так вот, это не собаки! - Полина резко встала и откинула в сторону ненужную теперь палку.
        - Как это? - все недоуменно посмотрели на девушку.
        - Не знаю что это, но явно не собака. Лишние клыки, перестроенная челюсть, а глаза вы у них видели? Не бывает у животных таких белков.
        - Ё… только монстров нам ещё не хватало - выругался в сердцах Михаил - Ой, девушки, извините, вырвалось.
        На улице компания новеньких быстро погрузилась в Лендровер и укатила в сторону Дома Книги.
        - Ну и как они тебе? - спросил Николай друга.
        - Матвей вроде как вменяемый человек. Видно, что деньгу зарабатывает, хватка имеется, шустрый бизнес, одним словом. Про второго пока ничего путного сказать не могу, хотя лицо знакомое, вроде как раньше пересекались где. Девушки красивые, обычные урбан-герл.
        - Да не скажи, блондиночка вроде как девка хозяйственная. И глаза умные.
        - А мне показалось, что ты на её сиськи поглядывал?
        - Ну, там, тоже есть на что посмотреть - Николай засмеялся. Бабником он был ещё с малолетства, на этой почве два раза уходил из семьи, вернее его уходили.
        Неожиданно в наушнике у Михаила раздался голос Андрея Аресьева - Первый, наблюдаю группу на велосипедах. Едут со стороны ж-д. Вокзала. От нас метров триста. Приём.
        - Сколько их? Приём.
        - Четверо. Приём.
        - Сейчас будем. Отбой. Коля, пошли, ещё одна группа живых нарисовалась.
        Они быстро подбежали к Ниссану, стоявшему теперь на перекрёстке, чуть подальше от высотки. Около машины расположились в боевой стойке Рыбаковы, Андрей оставался за рулём. Михаил приветственно помахал рукой подъезжающим людям. К ним подкатывали два молодых парня и две девушки. На вид им было примерно лет двадцать, одеты в обычную спортивную одежду. А вот велосипеды выглядели солидно, видимо серьёзно ребята занимались велоспортом. С самих байков свисали седельные сумки, не налегке компания двигалась. Велосипедисты спокойно подъехали к машине и дружно поприветствовали стоявших там людей. После первых приветствий, Николай предложил новичкам горячего чаю. Ребята не отказались, было заметно, что они немного устали и очень рады снова увидеть живых людей. За чаепитием и стали знакомиться. Михаил рассказал сначала о своей группе и планах эвакуации. В ответ ребята коротко сообщили о себе.
        Паренька поздоровее звали Сергей Носик. Он был студентом и учился в медицинской академии, подрабатывая санитаром в больнице, и еще вдобавок увлекался исторической реконструкцией. Велоспортом же он занимался для поднятия выносливости. Баловался молодой человек и страйкболом, в общем, как сейчас говорят, вёл активный образ жизни. Из-под шапки молодца вылезали соломенные вихры, а все лицо было усыпано конопушками. Сергей часто улыбался и выглядел компанейским парнем, сразу возникала к нему симпатия. Второй молодой человек, Виталий Хазов был напротив, худощав и темноволос. Его густые чёрные брови ярко контрастировали с ясными голубыми глазами. Тоже студент, но уже успел отслужить в армии, отпахал службу связистом, ну и, кроме того, хорошо разбирался в компьютерном железе, ремонтом этой техники и зарабатывал себе на жизнь. Михаил сразу поинтересовался у Виталия навыками владения оружием: с этим оказался полный порядок. Связистом он служил в мотострелковой бригаде постоянной боевой готовности в Ростовской области, поэтому регулярно выезжал на стрельбище. Имел студент и навыки стрельбы из РПГ и
подствольника. Сержантом в его взводе служил контрактник, участвующий ещё во второй чеченской, и захвативший дагестанскую компанию, поэтому полезные в бою навыки прививал молодёжи усердно и упорно. А бойцы, зная, где они служат, не подводили старого вояку. Их рота была лучшей в батальоне. Услышав такой рассказ, Бойко пообещал Виталию сразу по приезду выдать АК-74 и одноразовый гранатомёта. Такие бойцы в их команде были очень нужны.
        Девушек звали Наташа Одинцова и Аня Корзун. Они дружили давно, обоим было по 19 лет и обе же учились на экономистов в частном вузе. Наташа была брюнеткой с подтянутой спортивной фигурой, отлично просматриваемой в велосипедной одежде 'в обтяжку'. Ипатьев то и дело бросал нескромные взгляды на её формы. В носу и на губе девушки, естественно, модный нынче пирсинг. Говорила она мало и по делу. Аня же наоборот, являлась пухленькой, рыжеватой и смешливой болтушкой. Она то в основном и вела беседу. Познакомились подруги с этими парнями на культовом весеннем сборище любителей фэнтези, которое проводится каждую весну под Северодвинском. Оказалось, что все они любят ездить на велосипедах по необычным местам. Поэтому минимум раз в неделю вся компания устраивала небольшой поход, а иногда, если позволяла работа, уезжали путешествовать на несколько дней. Все они были современными студентами и совмещали учёбу с работой. В этот раз они решили поехать на площадку, где хотели когда-то построить атомную электростанцию. Там находилась одна интересная дорожка, по которой они ещё не ездили. Дорога эта постепенно
превратилась в тропинку и упёрлась в какое-то болото. Объезда ребята не нашли, поэтому там они и решили заночевать.
        Им ещё тогда показалось странным, что после обеда исчезла вся мобильная связь. Ночью же их внимание привлекло то, что совершенно не наблюдалось привычного сияния огней над городом. Ребята подумали и решили, что скорей всего произошла какая-то крупная авария на электросетях. В нынешнее время часто происходили всевозможные техногенные аварии. Советское наследство понемногу ветшало, а эффективный капиталистический менеджмент ничего нового так не построил. И, похоже, что в этот раз произошло что-то более глобальное, чем обесточивание одного квартала. Рано утром ребята выехали в город и были очень напуганы увиденным, сначала подумали о войне и всеобщей эвакуации. Но ведь не слышно было ни рёва сирен, ни бомбардировок, да даже применение какого-либо химического оружия все-равно оставило бы свои следы, хотя бы в виде трупов людей и животных. Что же тут произошло? Ребята решили благоразумно оставить подобные вопросы на потом, гламурными истеричками и офисным планктоном они точно не являлись, поэтому сразу же начали действовать. Виталий и Аня жили рядом, на улице Дачной, и в первую очередь ребята поехали к
ним. Никого не нашлось и там, девушки даже потеряли выдержку и ударились в плач, но парни смогли их кое-как успокоить и выработать новый план действий. Вообще девушкам повезло, что им попались не хлюпики и маменькины сынки, а нормальные ответственные пацаны. Исчезающий нынче подвид человека. Сергей к удивлению остальных предложил уезжать из города. Они уже видели дым в районе Сульфата, и понимали, чем это им может грозить. Но автомобиль никто из ребят водить не умел. Велосипеды же в их компании были подержанными, купленными с рук по случаю, всё-таки студенты народ не богатый. Поэтому от идеи проехаться в торговый центр на Окружной никто не отказался. Там, в отличном специализированном магазине они и отобрали новёхонькие горные велосипеды, амуницию, одежду, заодно и еды набрали в дорогу. Пока они копались в отделам, стало смеркаться, где-то совсем рядом жутко завыли собаки, поэтому ребята отложили отъезд на утро. Поздно вечером они выбрались на крышу подышать воздухом и попить заодно чаю, именно тогда и заметили огонь в высотке. Ребята очень обрадовались, так как догадались, что вывешены эти огни не
просто так, а именно для привлечения внимания.
        Как только рассвело, компания живенько оседлала байки и рванули напрямик, через железнодорожные пути и грузовую станцию, а кое-где и прямо через заборы. Компания подкатила к высотке в 7 часов утра и сразу же обнаружили плакат. Сообщение от неведомых людей сразу придало молодым людям оптимизма. Ребята повеселели, наступила хоть какая-то определённость, уж очень вид вымершего города сильно давил на психику. Пока оставалось время до назначенной встречи, ребята проехали в спортивный магазин, находящийся в торговом центре Северная Корона, что в паре кварталов от высотки. Там ребята и позавтракали, заскочив в здешний гастроном. Потом на втором этаже магазина они пережидали, пока мимо пробежит стая собак, чем-то они людям сильно не понравились, больно уж жутко выглядели для обычных пёсиков. Да и вели эти зверюги себя очень уверенно, как хозяева нового мира. Парни сразу же пожалели, что не озаботились поиском оружия. Они уже боялись опоздать к назначенному времени, и как только дикая стая пропала из виду, сразу же рванули сюда.
        - Сколько собак вы видели? - спросил настороженно Михаил.
        - Да штук 8 было. На нас ещё трое подобных напали, когда мы между гаражами ехали на Привокзальный, собаки нам уже тогда показались странными и очень злобными. Но мы, велосипедисты, к этому привычные. Поэтому и обувь, и штаны покрепче обычно одеваем. Не охота потом по врачам мотаться из-за банальных укусов.
        - Дикие они были, прямо жуть, пена изо рта текла - с выражением на лице затараторила Анна.
        - Да уж, просто монстры, а не собачки. Пришлось отбиваться - подтвердил сдержанный Виталий.
        - А чем? - Николай глянул с интересом на парней.
        - Да вот - Сергей протянул собеседнику металлический штырь с небольшим набалдашником и тщательно обделанной рукояткой с ремешком.
        - Да у тебя тут целый кистень, парень! - восхитился Николай, пробуя оружие на вес - Хорошая штукенция в ближнем бою.
        - Ну, у меня есть ещё кое-что на всякий пожарный - вихрастый паренёк достал из кожаного чехла здоровенное мачете.
        - Ни фига себе ножичек! - Иван Рыбаков восхищённо присвистнул.
        - Так он у нас рекон - в разговор влилась молчавшая до этого Наталья - у него дома этих железяк до черта. Сам все вытачивает, куёт. Лучше бы некоторых девушек так тщательно оттачивал и шлифовал - девушка после этих слов бросила жгучий взгляд на Сергея, тот прямо на глазах пошёл пунцовыми пятнами. А Иван с Николаем весело заржали как кони, вот ведь кобели в натуре! Правда Михаил и сам усмехнулся, такой выразительный взгляд был у этой девушки.
        - Вам, Наташенька, в театре надо работать. Такой талант пропадает.
        - Да занималась я 8 лет в театральном кружке. Но не моё это, скучно. У нас теперь такое свое Маппет-шоу, мама не горюй.
        Остальным добавить к словам девушки оказалось совершенно нечего. Обстановка вокруг говорила сама за себя.
        Оживлённый разговор прервали вышедшие на связь джиперы, так поисковики прозвали группу, приехавшую на Лендровере. Они сообщили, что уже загрузились шмотками и выдвигаются сейчас к высотке. И в самом деле, через пару минут мощный внедорожник показалась из-за угла здания. Андрей и Матвей вышли из джипа и с большим удовольствием познакомились с вновь прибывшей молодёжью. Появление новых людей вообще придало всем энергии. Вот так вот, побудешь денёк в обезлюженном мире, и пропадает всяческая мизантропия, становишься рад любому человеческому лицу. Андрей Великанов успел переодеться в туристическую одежду. Свой пистолет-пулемет он держал теперь всегда под рукой, вид кошмарных порождений нового мира оказался очень действенным, да и сам парень на дурака похож не был. Девушки пока копались в машине, распределяя найденные вещи по баулам. Лишние сумки Матвей потом загрузил на большущий экспедиционный багажник, стоящий на крыше джипа. Там же находились два запасных колеса и баки с солярой и водой. Запасливые оказались ребята. Михаил начал распределять Бейкеров по машинам. Сергея с Натальей посадили в Ховер,
остальные разместились в Ниссане. Когда Михаил убирал с заднего сиденья пулемёт, чтобы освободить место для новичков, к их автомобилю подошли Матвей и Андрей.
        - Ничего себе бандура! - восхищённо проговорил Андрей - Уважаю, с такой штукенцией никакие собачки-злючки не страшны.
        - Ну вот, Андрюха, пока мы с тобой пропивали конец света, люди, оказывается, поднимали реальные ништяки. Михаил просто молоток, повезло кому-то с таким командиром.
        - Знаешь, Матвей - ответил на комплимент Бойко - я вот гляжу, вы парни вроде резвые и толковые, поэтому кончайте дурака валять, и впрягайтесь ка в общую повозку. Детство кончилось, и серьёзной мужской работы на всех хватит.
        - Да понимаю я, что ты прав, Миша. Но ох как тяжко расставаться с этим старым гребным миром. И с этим раздолбанным родным городом! - Матвей поднялся на верхнюю ступеньку и смотрел на площадь. Остальные люди также присоединились к нему. Так они и простояли несколько минут, прощаясь с родным городом навсегда.
        Свежий ветер уже разгонял облака, в прорехах все чаще появлялось яркое летнее солнце. Его весёлые лучи заиграли на омытых дождём тротуарах, золотили зелёные газоны, пускали звонкие блики в стёклах окон. Утренний дождик немного освежил город, омолодил его кварталы и проспекты. Но теперь эти пустынные улицы стали чем-то напоминать детские сны, казалось давно похороненные в памяти. У Михаила вдруг резко защемило сердце, стало трудно дышать, ноги вдруг оказались ватными. Появилось жуткое ощущение кошмара наяву! Никогда с ним такого не было! Яркий, солнечный, но совершенно мёртвый, его родной город. Что-то здесь было явно не так. Ведь любой мегаполис планеты имеет свою ауру, так или иначе ощущаемую всеми людьми, в нем живущими. Она может быть радостной, может быть мрачной, суетливой или наоборот неспешной. Но она всегда живая, меняющаяся энергетически по времени суток или по сезону. Человек ощущает её по-разному в период детства, юности, в зрелом возрасте. Но сейчас, здесь, наблюдалось что-то явно иное, неживое и враждебное людям. Город, казалось, был наполнен сонмами призраков. Они эмоционально
выдавливали живых людей из города. Михаил вздрогнул и огляделся, похоже, остальные компаньоны также находились в неком трансе. Они молча смотрели на умытую площадь, стараясь прощальным взглядом охватить все. Лица посерели, глаза заблестели, девушки инстинктивно жались поближе к мужчинам. Жуткое зрелище, оно долго будет потом стоять в глазах Михаила. И он так и не смог разгадать, что с ними в этот момент произошло.
        - По коням, друзья, нас ждут! - окрик Бойко подействовал на всех отрезвляюще. Люди мигом очнулись и молча стали рассаживаться по машинам. Только их старший ещё некоторое время оставался на месте. Большая площадь была окружена в основном административными зданиями. Слева шла мэрия, потом здание главпочтамта, областное правительство и областная дума. Только с одной стороны площадь загораживал от города большой белый жилой дом. И Михаилу теперь казалось, что из множества окон на него смотрят глаза ушедших. Глаза призрачного города… Он тихо произнёс 'Прощайте ' и побежал к машине.
        Обратная дорога прошла без приключений. Ветер уже полностью раздул облака, и летнее солнце снова поливало землю своей неуёмной энергией, стало даже несколько жарко. Около часа дня поисковики вернулись в основной лагерь. Там царило всеобщее оживление: машины уже были выстроены в колонну, кто-то ещё таскал и грузил вещи, кто-то возился у вытащенных прямо на улицу столов. Дети ожили и носились между взрослыми, вопя, как оглашённые. Те не одёргивали мальцов, дети они есть дети. Да и вообще в команде чувствовалось какое-то приподнятое настроение. Михаил не сразу понял, что послужило его причиной. Тем временем из машин начали выходить вновь прибывшие люди. На их лицах также быстро появились яркие улыбки, после страшной ночи в обезлюженном городе, они снова были рядом с пускай и не очень большой, но группой живых людей. Мужчины и женщины начали активно знакомиться друг с другом, затем дружно уселись за обеденный стол. Их смена обедала в последнюю очередь. Михаил аккуратно положил рядом автомат, снял разгрузку, наконец, присел на широкую скамью. Сразу же Наталья Ипатьева поставила перед ним большую
тарелку с густым мясным супом. Подошёл Юрка, и, подмигнув брату и Михаилу, выставил на стол бутылку водки.
        - По сто грамм с устатку?
        - А давай, удачно ведь смотались.
        - И мне наливай, гаишников нынче нет - поддержал друга Николай.
        - Вы бы, парни, не увлекались - Наталья выставила на стол большую тарелку с хлебом и зеленью.
        - Да мы немножечко, Наташа, ведь есть за что выпить. Пока нам везёт, и удаче надо лыжи смазать! Правильно мужики? Ну, давайте, вздрогнем!
        Мужчины дружно чокнулись, выпили, закусили. Суп был вкусный, с пряностями и густым наваром. Только ложкой и работай!
        - Миша, вы, сколько людей ещё нашли?
        - Две группы, в каждой по две пары. Кстати, интересный расклад получился - Михаил улыбнулся - Хм, значит, детей можно будет ждать в своё время. В первой группе два молодых мужика. Один коммерс с Питера, с головой парень, и с понятиями правильными. Второй, вспомнил я его, он праздниками занимался, в агентстве развлечений работал. Ну, и две девахи с ними. Вторая группа - молодёжь двадцатилетняя. Один пацан служил, в связи разбирается и прочей технике электронной. Второй, здоровый как лось, учится в меде, к тому же рекон.
        - Кто? - удивилась Наталья.
        - Он реконструктор, это которые с мечами в кольчугах бегают, и друг друга по голове всякими железными штуками бьют.
        - А, знаю, историей, значит, увлекаются.
        - Парень он, похоже, хваткий, с железом умеет работать. Девчонки их тоже явно не балбески. Так что нормальных людей привезли, повезло им. У вас то тут как? Что-то я Васи с братом не наблюдаю.
        - Они поехали трассу расчищать, видели, наверное, что проезжать стало удобнее? - Юра налил себе чаю, а в кружку втихаря от жены добавил коньяку.
        - Да я что-то задумался и не заметил.
        - Ну да, сидит такой серьёзной, я и толкать его не стал - Николай сыто рыгнул и также потянулся за чаем. У русских почему-то обед без чая всегда считался неполноценным - А я вот заметил, что кто-то машины с дороги посталкивал.
        - Да, они когда за солярой ездили, нашли там самосвал, ну и решили до Дамбы почистить. Чтобы потом с ветерком…
        - Нормально на заправке?
        - Залились по полной, вдобавок ещё бензина 5 канистр по 20 литров залили. Хватит нам до границы области.
        - Хорошо. Тогда пойду к народу, посмотрю как там дела.
        Михаил лениво встал и двинул к дороге. 'Завтра, пожалуй, надо сообразить небольшой перерыв, а то народ устал от всех этих потрясений ' подумалось ему по пути.
        Уже через час состоялся всеобщий сбор людей у колонны автомобилей. Михаил к этому времени успел переговорить с семьёй и друзьями. Все пока шло по плану и больших проблем не возникало. Нина также была очень рада, что он привёз ещё одну группу живых. Она так и сказала 'живых'. У людей появилась надежда, что может, где-то там дальше остались большие нетронутые бедой поселения или даже города, кусок их прошлой жизни. И Михаил понимал их, так просто забыть, выбросить из памяти собственный мир невозможно. Он снова и снова будет возвращаться к нам…. Наяву или во сне.
        Неожиданно в начале колонны послышался разговор на громких тонах. Ольга Туполева спорила о чем-то с худощавой женщиной, одетой явно не для похода, а как будто для городского моциона. На каблуках, в лёгких летних брюках и блузке. Бойко узнал в женщине соседку Тормосовой Диану Корчук. Он уже был наслышан об её сложном и неуживчивом характере, поэтому решил вмешаться в разгоревшуюся дискуссию. Женщина с дачного поселка встретила его не ласково - А вот и наш главнокомандующий явился. Мне как - встать по стойке смирно?
        - Вы не военнослужащая, можете субординацию не соблюдать - попытался отшутиться Михаил - О чем спор, милые дамы?
        - Я просто пытаюсь защитить свои права, как обычного гражданина - совершенно серьёзно ответила Корчук - а то у вас тут какая-то хунта образовалась. Вы вооружились, заставили и женщин учиться стрелять. Теперь указываете всем, что кому делать, не спрашивая при этом ни у кого разрешения. А по правилам необходимо было сначала провести выборы, назначить законное и уважаемое всеми руководство.
        - Диана - удивлённо посмотрел на женщину Михаил - Мы не официальная организация, мы просто группа выживших. У нас каждый делает работу по своим способностям, и берет полномочий столько, сколько сможет. Зачем нам излишний формализм? Вроде же мы как сообща решили, что требуется эвакуация, и мы все совместно предпринимаем усилия в этом направлении. А оружие нам необходимо обязательно, вы ведь слышали о столкновении с собаками - монстрами? И таких зверюг ещё много по городу бегает. Кто нас защитит? Вы наблюдаете вокруг кого-то из полиции или армии?
        - Но это все равно неправильно, как-то слишком нецивилизованно. Мы тут на бесправном положении? Вы распоряжаетесь нами просто бесцеремонно.
        - Знаете, женщина, нам некогда с вами препираться, уже погрузка в машины началась - грубо вмешалась в разговор Ольга, она достаточно зло смотрела на склочную женщину. Сошлись коса и камень!
        - Вот видите! Она опять затыкает мне рот, нарушает мои права!
        - Диана, успокойтесь - Бойко понял, что двумя словами тут не обойтись - никто никого не ущемляет! И бразды правления взял тот, кто хотел. Это ведь далеко не удовольствие, а серьёзное бремя и ответственность. У нас сейчас чрезвычайная ситуация, это вы надеюсь, понимаете?
        - Ну да, с этим я согласна.
        - Поэтому и получается у нас все несколько спонтанно. Но я обещаю, что когда мы доберёмся до безопасного места, мы обязательно проведём выборы.
        - Точно? - Диана была сбита с толку, она настроилась на скандал, а тут ей предлагали безпроблемное решение вопроса.
        - Нам же придётся создавать с нуля свою собственную общину, разрабатывать какие-то правила общежития, строить новую жизнь - тут уже на Михаила удивлённо посмотрели Туполева и подошедший к ним на шум Николай - Извините, Диана, мне уже некогда с вами разговаривать, надо выезжать.
        - А куда вы едете? - женщина поняла, что проиграла спор, но хотела последнее слово оставить всё-таки за собой.
        - Мы должны быть около трёх рядом с северодвинской развилкой. Вдруг кто ещё из живых подтянется. Там у нас назначено место для встречи.
        - Тогда я поеду с вами, и давайте не спорить. Я желаю сама посмотреть на ваши выезды, а то рассказывают нам потом байки про каких то бешеных собак.
        - Ну, собачки, допустим, были, вы даже можете на них взглянуть - Михаил оглянулся на Ипатьева и подмигнул ему, затем достал цифровую камеру и включил режим просмотра. Сегодня он заснял трупы монстров в подробностях и теперь демонстрировал оппонентке кадры в крупном плане. Та не ожидала подобных ужасов, и чуть не отскочила о камеры, было видно, что женщина ошеломлена увиденным.
        - К сожалению, у меня нет свободного места в машине - Михаил попытался ещё раз вывернуться из щекотливого положения.
        - А я поеду с Иволгиным. Я думаю, он не откажет мне.
        Михаил посмотрел на Иван Иваныча, молча стоявшего все это время чуть поодаль. Тот только смог пожать плечами, поэтому пришлось уступить даме.
        - Ладно. Но вы бы пока переоделись, у нас всё-таки не прогулка по бульвару. Да и вооружиться вам не помешало бы.
        - Фи, я не милитаристка какая, и одета вполне по погоде.
        Бойко решил дальше не спорить и повернулся к Николаю. Тот сообщил, что ехать с ними не сможет, надо помочь Юре закрепить правильно груз в машине. Поэтому за руль Ховера сел Андрей Аресьев. На задние сиденья плюхнулись Ярослав Туполев и Ольга Шестакова. Михаил был не против присутствия юной снайперши, она была девочкой глазастой, если что, опасность увидит быстро. Да и пусть привыкает к боевым выездам, хороший стрелок в команде не помешает. В Уазе ехали Иволгин и Корчук, к ним в машину неожиданно напросилась Маша Шаповалова. Она уже переоделась в защитную одежду и ботинки, на голове была одета армейская кепи, а в руках находился гладкоствольный самозарядный карабин Сайга. Спортивная и поджарая, она выглядела в таком наряде чистой Амазонкой. И, похоже, ей такая роль нравилась, в отличие от Дианы, посмотревшей на этот наряд неодобрительно. Ну а Большой караван доверили вести Василию Михайлову. Местом для общего рандеву они назначили поворот к Васьково, что был сразу на Дамбе, возле новой телевышки. Там, на верхотуре, хорошо обозревались ближние окрестности. Ещё раз водители проверили, как работают
рации, согласовали позывные, попрощались и поехали.
        Михаил устроился на сидении чуть бочком, дверь была открыта настежь. Он держал в руках пулемёт и ещё раз охаживал его ветошью. Андрей Аресьев стоял неподалеку и в обычной своей манере подтрунивал над ним и его любовью к оружию. Солнце залезло уже высоко и достаточно припекало, они даже разделись до футболок. Михаил, правда, напрочь запретил снимать с себя разгрузки. Уазик Иваныча находился ближе к плакату. Около него стояли сам Иваныч, Маша, Диана и Ярослав. Ольга отошла за кусты по малым делам, но оружие с собой взяла. Грамотная девчонка! На часах было уже 20 минут четвёртого, они решили подождать ещё 10 минут, потом обновить плакат и двигаться к точке встречи. Ярослав уже доставал маркеры, когда со стороны Северодвинска люди услышали резкий шум моторов, идущих с большой скоростью. Все сразу же встрепенулись и повернули головы в сторону шума. Михаил привстал с сиденья и поднёс к глазам бинокль. Через несколько минут он отчётливо видел силуэты двигающихся сюда транспортных средств.
        - Кто-то очень быстро к нам приближается - сообщил он остальным и снова прильнул к биноклю.
        Впереди мчались два мощных мотоцикла. Они ехали прямо по разделительной полосе, поэтому могли двигаться быстро, не тратя время на объезды вставших на дороге автомобилей. Михаил не разбирался в моделях этого вида транспорта, но выглядели байки очень солидно. На каждом мотоцикле находилось по два человека в шлемах. За ними, чуть отстав, прямо по обочине мчались два мощных джипа. Передний был открытым, с рамами вместо кузова, и похож на какого-то переделанного 'японца'. Вторым же шёл здоровенный американский Шевроле-Тахо, чёрный, с тёмными же затонированными наглухо окнами. Все-таки умеют американцы делать машины, смотрелся этот джип очень солидно. Чужая колонна продвигалась стремительно, и когда до стоявших на развилке людей оставалось метров 200, с крайнего мотоцикла приветливо помахали. Все радостно загомонили и стали ждать подъезда новичков. Михаил же остался стоять рядом с открытой дверью Ховера. Что-то было не так, спину неожиданно зазнобило, сверху вниз пробежал знакомый холодок, и появилось острое ощущение опасности. Мир неожиданно завертелся кругом и стал немного выпуклым, как будто был снят
на объектив фиш-ай. Что он почуял, мужчина ещё не понимал, но действовать начал сразу.
        - Андрей, уходи за машину - прошелестел он пересохшими губами. Аресьев непонимающе посмотрел на него, но сразу же сдвинулся назад.
        В ста метрах от них, уже на самой развилке, мотоциклы вдруг резко развернулись в сторону моста, и вперёд выскочил открытый джип. На его задние сиденья тут же резво выскочили два лохматых парня в кожаных куртках, и, выхватив оружие, стали немедленно палить в группу встречающих их людей.
        - Все за насыпь! - проорал громко Михаил ещё до того, как байкеры начали стрельбу. Он успел схватить лежавший на сиденье пулемёт, немного пробежал вперёд и упал прямо за УАЗиком. Рядом тяжело плюхнулся Иван Иваныч. Михаил краем глаза успел заметить, что Андрей успел нырнуть за Ховер. Внизу, у подножия насыпи, пластом лежала Диана Корчук, Ярика нигде поблизости не наблюдалось. Михаил глубоко вздохнул и попытался унять дрожь в руках, только адреналиновой качки не хватало. А в них стреляли и стреляли, много стреляли. Падая за машиной, он успел заметить в руках одного из нападавших укороченный вариант Калашникова, широко используемый в полиции. И теперь тот садил в их сторону длинными очередями, забывая о коротком стволе оружия, задираемым при таких длинных очередях вверх. Поэтому, к их счастью, огонь с той стороны получился неточным. Хотя УАЗ уже осел, покрышки были пробиты. На лежавших внизу людей летело разбитое крошево стекла, уже вся кабина была в оспинах от попаданий дроби, десятками осколков разлетелись фары. Второй стрелок использовал гладкоствольное оружие, но патроны у него оказались с
разномастной дробью.
        'Значит, стреляют непрофессионалы' - мелькнула первая связная мысль в голове у Михаила. Он уже начинал немного соображать, и ждал, когда закончатся патроны у противника, но пауза между стрельбой получилась очень уж короткой - 'Черт, кто-то им перезаряжает оружие!'. Это было очень плохо. Михаил как смог огляделся вокруг, голову поднимать опасно: несколько рваных дырок от сквозных попаданий появилось на дверях уже с этой стороны, а дробь буквально скашивала растущий на обочине бурьян, как мотокосилка. Досталось и Ховеру, хотя он и оказался частично закрыт от огня крепким советским внедорожником. Михаил на мгновение выглянул между колёс, и сразу же несколько пуль прожужжало рядом, стало как-то не по себе. Но он все же успел заметить, что чёрный Шевроле-Тахо остановился сразу за открытым джипом и двери у него открыты. Рядом находились несколько человек, они, похоже, и подавали стрелкам перезаряженное оружие. Со стороны стрелявших что-то громко кричали, и кричали как-то ненормально, истерично, просто бессвязные выкрики. Нужно было срочно что-то срочно предпринять, их тут серьёзно прижали огнём, даже
задницу не высунуть. Сейчас обойдут с флангов, и финита ля комедия, перебьют как куропаток. Михаил задом отполз от машины ниже по склону и оглянулся. В мужчине уже закипала знакомая по прошлому слепая ярость. Он повернулся к Иванычу, тот лежал плашмя сразу за задним колесом, лицо его было серым и испуганным, глаза просительно уставились на Бойко. На серьёзное действо этот пожилой дядька был явно не годен. Это и понятно, мало кто сможет действовать грамотно под первым в жизни обстрелом. Для этого в армии и муштруют личный состав до потери сознания, чтобы глаза боялись, а руки делали. Если выживешь в нескольких боях, то может и получится хороший, инициативный боец. Михаил глянул вниз, там под насыпью он заметил Диану Корчук. Рядом с ней стоял Ярослав и помогал встать, видимо женщина со страху прыгнула, и скатилась затем кубарем вниз. Налево, за Ховером, лежал ничком Андрей, оружие он крепко держал в руках, и готов был действовать, но ему пока было никак не высунуться из-за машины, в их сторону стреляли беспрерывно. Хорошо хоть не так метко.
        Михаил подтянул к себе пулемёт, проверил его, все было целым, он потянул рычаг заряжания и снял с предохранителя. Расстояние до противника было небольшим, и попасть по стрелкам можно относительно просто, даже с дрожащими руками. Но высунуться наружу сейчас было невозможно, сразу снимут, к гадалке не ходи. Неизвестные враги не прекращали стрельбу. Наконец в голове Михаила появилась здравая идея, он уже было повернулся к Иванычу, и хотел ему приказать, чтобы тот подозвал Ярослава. Но в этот момент его слух уловил несколько новых звуков. Сухие, щёлкающие, как щелчки хлыста, они раздавались откуда-то сбоку. И Михаил сразу узнал их, к тому же стрельба спереди резко прекратилась. Бойко совершил прыжок к машине и, поставив пулемёт на сошки, яростно нажал на спуск. На таком близком расстоянии не требовалось долго пристреливаться. Несколькими длинными очередями он прошёлся по открытому джипу, затем перевёл огонь на вторую машину. Михаил уже немного перевёл дух, и стрелял теперь выборочно, короткими, на пять-шесть патронов очередями. Рядом мерно застучал короткими автомат Андрея, справа показался Ярослав.
Бледный как мел, он сдуру начал поливать противника длинными, заполошными очередями, патроны, конечно же, у него сразу кончились, послышался характерный лязг затвора. Коротко ругнувшись, молодой боец грамотно откатился в сторону и стал перезаряжаться. А вот ос стороны развязки уже не стреляли.
        - Прекратить огонь! - закричал команду по-армейски Михаил и внимательно посмотрел вперёд. На переднем джипе, свесившись наружу, лежал человек, ещё один уткнулся в разбитое лобовое стекло. Пара противников валялась около машины на асфальте, под ними расплывалось тёмное пятно. Один из них ещё немного дёргался. Неожиданно послышался звук мотора, чёрный Шевроле пытался развернуться. Несколько дружных очередей превратили дорогой американский внедорожник в сплошное решето. Особенно постарался Михаил. За Тахо прятался один из мотоциклистов, он также попытался прорваться обратно по северодвинской дороге. Застрекотал рядом короткими АК-74 Ярослава, но в быстро набирающий ход байк он не попал. Михаил же спокойно повернул пулемёт в ту сторону, глубоко выдохнул и вспомнил специальное упражнение по движущейся цели. Сделав упреждение, он аккуратно нажал на спуск и немного провёл стволом вдоль вектора движения. Мотоциклист дёрнулся и улетел с мотоциклом в дорожный кювет.
        Со стороны неожиданно появившегося противника больше никакого движения не наблюдалось. Михаил осторожно спустился немного с насыпи и, махнув остальным, двинулся поближе к дымящимся джипам. Андрея он пропустил вперёд, тот должен был пройти чуть дальше и оттуда их прикрывать, Ярика наоборот, оставил немного позади. Осторожно Бойко выглянул из-за насыпи, неожиданно ему в голову пришла мысль, что неплохо бы заиметь что-то наподобие досмотрового зеркальца. Тогда и головой в лишний раз рисковать не потребуется. Автомобили стрелявших находились уже в метрах в тридцати, на самой развилке. Тела лежали в таком же положении, как и застала их неожиданная смерть, под ними уже натекло целые лужи крови. Откуда у людей её столько? Радиатор открытого джипа, теперь Михаил понял, что это была Тойота старой модели, слегка дымился. Кто-то между машинами застонал, долго и протяжно, и всем стало от этого страдающего звука немного жутко. Вдруг сбоку зашуршали кусты, Михаил резко повернулся, направив в сторону шума Калашников, и увидел там напряжённое лицо Ольги Шестаковой. Она неспешно подошла к насыпи, держа свой Тигр
наизготовку. Ведь именно девушка сняла первыми выстрелами тех стрелков с Тойоты. 'Молодец девка!' подумал он и тихонько подозвал её. Ольга присела рядом. Она была бледна и сосредоточена, но в целом, держалась неплохо.
        - Ты как, снайпер?
        - Не знаю. Я сочень испугалась, когда они палить начали. Зачем они это сделали? Мы же их просто ждали.
        - Спокойно, Оля. Может они наркоманы какие или психи. Ты слышала их крики?
        - Это просто ужас какой-то! Я в детстве фильм американский видела, Безумный Макс, точно так же там орали бандиты. Я ведь сначала испугалась сильно, потом смотрю, вам и головы поднять не дают, а двое уже готовились с той стороны вас обойти. Ну, собралась с духом, и как в тире….
        - Молодец, Олюшка. Ты, возможно, нам сегодня жизнь спасла. Так, теперь сиди здесь, и контролируй выезд на мост. Ты поняла меня? - мужчина посмотрел в глаза девушке. Глубокая синева в них поменяла свой цвет на стальной, но психика у юной воительницы оказалась крепкая, сказывалось настоящее воспитание - Вот и ладушки, а я пока проверю, что там и как.
        Михаил махнул рукой Андрею, и они двинулись потихоньку к машинам, прикрывая друг друга. Все приезжие, кроме одного, были уже мертвы. ПК сработал железно, ведь Михаил выпустил почти всю ленту в упор, и хорошо нашпиговал пулями неизвестных бандитов. А двух бойцов, стрелявших с открытого джипа, сняла Ольга. Один из них, державший в руках какой-то большой импортный гладкоствол, валялся на заднем сидении с открытыми глазами и наполовину снесённым черепом. Второй повис на металлических стойках, установленных на машине, кровь уже почти не сочилась с внушительной раны, девушка попала ему прямо в грудь, вырвав на спине большой клок мяса. Мощный, однако, патрон у Тигра! Рядом с джипом валялся уроненный убитым укорот. Остальных бандитов, похоже, смело уже очередями из пулемёта. Раны были существенными, некоторых просто на куски порвало, всё-таки на таком расстоянии винтовочный патрон, это вам не шутки. Мужчины подозвали к себе остальных. Иван Иваныч немного задержался у машин, а потом вприпрыжку побежал к Михаилу. Оказывается рация, оставленная Бойко в Ховере, давно тревожно надрывалась.
        - Миха, что у вас там за стрельба? - послышался взволнованный голос Юры - Мы уже минут пять тебя вызываем. В какое гуано вы там попали? Приём.
        - На нас накинулись какие-то отморозки, они со стороны Северодвинска появились. Приём.
        - Как вы? Все целы? К вам парни на Патруле рванули, скоро будут. Смотрите, не подстрелите по ошибке! Приём.
        - У нас все нормально. Мы, похоже, отбились. Потерь нет, подробности потом. Отбой.
        Андрей и Ярослав тем временем осматривали местность. Наконец, они нашли источник потусторонних стонов. С другой стороны Шевроле, у открытой двери, прислонившись к колесу, сидел молодой совсем парень. Из его простреленного бока густо сочилась кровь, лицо все было в порезах от осколков автомобильного стекла. Выглядел он очень плохо и затуманенным взглядом уставился на своих убийц. Андрей попробовал допросить его, но ответов не получил. Только хриплый непонятный шёпот, больше похожий на ругательства. Все убитые вообще были странно одеты, да и выглядели как полные психи. Лица сплошь разрисованы татуировками, многие одеты в байкерскую одежду. Кожаные штаны и плотные кожаные куртки, на головах странные повязки с надписями. Сквозь расстёгнутые куртки виднелись чёрные футболки с откровенными сатанинскими рисунками. В бардачке Шевроле нашёлся большой бумажный пакет с характерно пахнущей травой.
        - Анаша - сказал авторитетно Андрей, нюхнув пакет - и даже скажу, что хорошая анаша. Наверняка и колеса у них есть, то-то и выглядели как полные придурки, они же просто наширялись!
        - Значит, у некоторых конец света вызвал буйное помешательство - ответил Михаил и затем оглянулся.
        Противно пахло порохом, кровью и дерьмом. Смерть человеческая ведь выглядит обычно очень некрасиво. Это только в кино герой красиво падает и умирает, в жизни же все иначе, банальней и страшнее. Пули кромсают человеческое тело на куски, из вспоротого живота вылезают кишки, и отходы жизнедеятельности из них вываливаются наружу. Вокруг валяются отметки мышц, костей, внутренностей, разбитые пулями черепа и расплескавшиеся на дорожное полотно мозги. На асфальте лежат скрюченные в последней судороге тела недавно ещё живых людей, с искажёнными в смертной муке лицами. Пустые глаза, слепо уставившиеся в вечное небо, в попытке найти ответ на такой же вечный вопрос. Тот, кто описывает войну с пафосом, сам в сражениях обычно не участвовал, не видел страшную смерть своих товарищей, не собирал куски тел в плащи, чтобы было что похоронить. Не выгребал обугленные остатки из чрева сгоревшей бронетехники, не снимал солдатские жетоны с покойников. Нет в войне ничего красивого и великого. Только бесчеловечные страдания и дикая боль в душах оставшихся в живых солдат. Мужчины молча осмотрели тела, собрали оружие и
боеприпасы. Калаши нашлись только укороченные, похоже, добытые у полиции. Ещё они обнаружили несколько разных моделей помповых ружей. Патронов к оружию было найдено также немного. И зачем эти придурки ввязались в бой? Если бы не неожиданность нападения, то у них не было ни малейших шансов. Группа Михаила имела намного лучшее вооружение.
        Ольга сидела на капоте Уаза, её уже немного потряхивало. Рядом с ней находился Иван Иваныч. Он успел дать ей успокоительное, в его понимании это был хороший глоток коньяку из фляжки, и теперь отпаивал девушку чаем, по глазам заметно, что снайпершу уже повело. Много ли ребёнку надо? Диана сидела молча на заднем кресле Ховера. Женщина совершила попытку рвануть на осмотр места боя, но при виде кровавых трупов её крепко и не раз вывернуло. Теперь дама была тихой и бледной. К ней подошёл Андрей, он складывал найденное оружие в багажник, и спросил у женщины:
        - А подруга ваша где? Такая худенькая блондинка?
        Диана поначалу непонимающе взглянула на парня, потом резко вскочила и заполошно закричала.
        - Мария! Маша!
        Михаилу стало как-то не по себе. Он вспомнил, что не видел женщины с начала боя, со страхом подошёл к Уазу и открыл дверцу. Никого! Тут голову подняла Ольга и глазами показала в сторону придорожных кустарников. Мужчины сразу ломанулись туда. Метрах в тридцати от дороги они и нашли Марию, та лежала прямо за кустами, вытянувшись на спине. Одна штанина потемнела от крови, глаза у женщины были закрыты.
        - Маша! - Андрей стал бить женщину по щекам - Вы живы? Очнитесь!
        Та резко вздрогнула и открыла глаза, потом попыталась сесть и громко вскрикнула.
        - Как ты? - Михаил уже вспарывал штанину ножом - Давно зацепило?
        - Как начали палить, я так испугалась и вниз сиганула! Потом чувствую, в ногу что-то ударило, и кровь увидела. И, видать, в обморок шлёпнулась Ой… я ещё и описалась… - женщина начала подвывать - Я умру?
        - Спокойно, Маша, давай посмотрим… Задето только мясо вскользь. Сейчас обработаем рану, перевяжем, до свадьбы заживёт.
        - Спасибо, а вот этого не надо, у меня уже была свадьба и муж алкоголик - Маша быстро взяла себя в руки и пыталась шутить, ведь только что говорила о смерти и чуть не билась в истерике. Женщины они такие, противоречивые.
        - Ну, раз мы можем в такой ситуации шутить, значит, жить точно будем. А мужа мы тебе всё равно подыщем. По нонешнему времени детишек рожать надо побольше.
        - А я то дура вообразила себя крутой воительницей! Так облажаться и в первом же бою….. - Маша неожиданно заплакала, от самообладания не осталось и следа. Ох, уж эти женщины!
        - Успокойся, Мариша, и мужики в первом разе в штаны часто накладывают.
        Позади их послышался шум, это бежала Диана. В руках дама тащила автомобильную аптечку. Михаил одобрительно бросил взгляд на неё - не совсем потерян человек для общества.
        - Так, отойдите - Диана внимательно осмотрела рану - Я сама сделаю все, был опыт в прошлом. Принесите лучше воды, обмыть рану. В аптечке есть хорошие кровоостанавливающие повязки. И, мальчики, попробуйте сделать носилки.
        Андрей и Михаил переглянулись, и направились к машинам. Со стороны Исакогорки послышался громкий шум ревущего на полном газу мотора и вскоре к ним подлетел чёрный Ниссан. Из него мигом вывались Николай Ипатьев, Василий Михайлов и Анатолий Рыбаков, четвёртым пассажиром оказался к удивлению Михаила Андрей Великанов. Все мужчины были вооружены автоматами и сильно возбуждены, пришлось даже их осадить немного. Они внимательно выслушали рассказ о произошедшем бое, затем сходили к джипам, осмотрели тела убитых. Раненый бандит уже умер. Трупы нападавших психов решили просто оттащить с дороги, хоронить было некогда, всем хотелось быстрей убраться отсюда. Мужчины ещё раз осмотрели машины на предмет оружия, и даже нашли заныканную парочку пистолетов Макарова и несколько снаряженных магазинов для Калаша. Марию в это время Анатолий и Николай вынесли на самодельных носилках и положили в Ниссан, на заднее сиденье, рядом с ней хлопотала Диана Корчук. Ипатьев же огорчённо ходил вокруг родной машины. Она завелась, и до каравана можно было на ней доехать, но все стекла оказались разбиты, в дверцах зияли отверстия от
пуль, да и снизу что-то уже капало на асфальт. Удивительно еще, что колеса не пострадали. А Уазик пришлось бросить, машина оказалась разбита напрочь, ведь большинство вражеских выстрелов пришлось именно по нему. Иволгин постоял около родного авто, что-то прошептал, погладил капот, видимо прощался. Даже в конце своего трудового пути машинка сделала все, что смогла, защитила хозяина от пуль. Наконец все погрузились в автомобили и двинулись прочь от ставшего в одночасье страшным места встреч двух шоссе.
        Михаил выглядел мрачным. Они опять чуть не попались в когти старушенции по имени смерть, оказались расслаблены и беспечны, и если бы не его невероятное чутье, то лежали бы сейчас там - на асфальте, также слепо глядя на высокое небо. Остальные люди также были неразговорчивы, ведь покидать родной город пришлось на мрачной волне. Эта неожиданная перестрелка ещё раз показала, что мир вокруг них изменился окончательно и бесповоротно, и впереди их ждёт не только хорошее.
        День четвёртый
        Михаил стоял у костра и помешивал густое варево длинной деревянной ложкой. На небе светило солнце, и хотя было только начало девятого, становилось даже жарковато. Изменчивая северная погода провернула очередной климатический сюрприз. Из-за старого дома виднелись заросшие высокой травой луга, а вид на реку заслоняли стоявшие поодаль деревенские дома. На улице же было непривычно тихо. Не жужжали комары, не летали досадливые овода, не звенели голосами птицы. Только ласковый ветерок шевелил траву, да потрескивал костёр. Народ начал потихоньку просыпаться. Вчера вечером они решили сегодня рано не вставать, надо дать людям отдохнуть и хорошенько выспаться, события последних дней тяжело дались выжившим в этой непонятной катастрофе горожанам.
        А вчера вообще выдался очень не простой, можно даже сказать очень тяжёлый день: поиск выживших, потом бой с неизвестной бандой на развилке. После него пришлось срочно искать замену повреждённым автомобилям. Михайловы благодаря врождённому нюху отыскали новенький Субару-Форестер с багажником на крыше и массой полезных инструментов, оказавшихся в багажнике. Рану Маши Шаповаловой осмотрела Нина Бойко. Она была признана не опасной, грамотно обработана и забинтована. Остальные участники перестрелки отделались лёгким испугом и жесткой проработкой от женщин. Михаил и сам вечером попал под раздачу. Жена его встретила криком и плачем. Обнимая Нину и успокаивая, мужчина совершенно другими глазами взглянул на свою семью. Петька пытался держаться, изображая крепкого пацана, а Огнейка поначалу как-то странно взглянула на отца, потом ринулась к нему и зарыдала в три ручья. Мужчина с ужасом подумал, что могло случиться с семьёй, если бы его в том бою убили. Он вдруг явственно увидел рыдания родных, плач женщин, суровые лица друзей, бросающих последние комки земли на его могилу. Ему вдруг по-настоящему поплохело.
Нина, видимо, заметила это состояние и провела к машине, сунув в рот мужа какие-то таблетки. А потом она ещё долго тревожно всматривалась в дорогое лицо, щупала пульс, и даже замерила давление. В его возрасте такие жёсткие встряски организма уже не проходят бесследно.
        Перестрелка с бандой отморозков и на всех людей произвела очень мрачное впечатление. Оказалось, что в новом мире опасными могут быть и некоторые из людей. И это, не смотря на то, что и осталось то человечков на планете немного! Выжившие стали ещё чётче осознавать, что их жизнь и безопасность отныне находится только в их же собственных руках.
        Михаил решил немного перестроить колонну. Головным автомобилем на этот раз пустили Лендровер джиперов. Он был выше и проходимее, более приспособлен объезжать по пересечённой местности завалы и заторы. При необходимости Лендровер мог уйти на разведку далеко вперёд. Водителем в нем остался Матвей Широносов. Вторым номером находился его кореш Андрей Великанов, а третьим сидел Виталий Хазов, из команды велосипедистов. Он и был главным стрелком машины. К штатному АК-74 у парня вдобавок имелись две 'Муха', к тому же Виталий имел достаточный армейский опыт. Командовал же в головной машине основательный Анатолий Рыбаков. Вторым в колонне двигалась Субару. В ней сидел Николай Ипатьев, сам Михаил и Ольга Шестакова. Они должны были, случись чего, прикрыть головную машину огнём. Михаил не двинулся дальше, пока не зарядил все три запасных ленты к пулемёту. Одна уже была вставлена в ПК, остальные лежали в сумке, всего 600 снаряженных патронов. Вполне достаточно, чтобы прикрыть дозор. Ольге он передал один из СВД, но та от армейской винтовки отказалась, сказав, что пока будет работать с Тигром. К карабину
девушка привычней, да и пристреляла его уже, а с СВД она попрактикуется позже. Для девушки, только что убившей двух человек, Ольга держалась неплохо, хотя глаза у неё стали немного шальными. Поэтому Михаил посоветовал Сергею Носику, также ехавшему в их машине, приглядывать за юной барышней, на что улыбчивый паренёк с удовольствием согласился.
        Остальные автомобили двигались в обозначенном ранее порядке: Пикап, Вахтовка, микроавтобус, грузовик и Ниссан Аресьева замыкающим. Максим Каменев преподнёс всем приятный сюрприз. Он раздал приготовленные гарнитуры с рациями всем старшим в машинах, теперь связь стала более удобной и быстрой. Михаил попросил дополнительную гарнитуру для Ольги Шестаковой. Им удобно было работать в паре, он даже канал ей отдельный выделил. Выехать в дальнейший путь удалось только после 18 часов. Автомобили двигались относительно быстро, сильных заторов на трассе не оказалось, только временами приходилось объезжать вставшие поперёк дороги фуры. За полтора часа они доскочили до Холмогорской развилки, там вышли немного размять ноги. Кто-то сразу зашёл в стоявшие на небольшой площадке магазинчик и кафе. Присутствие живых там ожидаемо не обнаружилось. Из магазинчика люди выгребли запасы воды и соков, ну и всякую мелочь, типа печенья и крекеров. Ольга Туполева с помощью подруг уже начала составлять список необходимого в дальнейшем. Они оказывается, собираясь в городе, о многом всё-таки забыли. Николай было забежавший в
кафешку, сразу же с руганью оттуда выскочил. Запашок там стоял ещё тот! Холодильники то не работали, да и приготовленная еда за 3 дня совершенно скисла. Долго люди решили в этом месте не задерживаться, и после небольшого перекура двинулись дальше. Благо сумерки на севере наступали в это время года только часов в одиннадцать.
        Остановившихся во время катастрофы автомобилей на дороге стало попадаться ещё меньше, и скорость эвакуационному каравану можно было прибавить. С передней машины заблаговременно информировали об обстановке на дороге, поэтому резко тормозить им не приходилось. Через полчаса такой быстрой езды они решили всё-таки вставать на ночлег, люди явно устали. Разведчики выбрали для этой цели небольшую деревушку Копачево. Она находилась чуть в стороне от магистрали, на берегу Северной Двины. Люди не стали углубляться далеко в деревню и заняли несколько домов сразу за фермой. С крайней избы открывался отличный вид в сторону трассы, и незамеченным к деревне было не подобраться. Машины водители ловко загнали за сами дома и сараи, чтобы лишний раз не отсвечивать. Все быстренько поужинали приготовленными заранее заготовками, и стали расходиться по избам ложиться спать. Усталость и нервное напряжение уже остро давало о себе знать. В скором времени все угомонились. Дежурные утром доложили, что ночь прошла вполне спокойно.
        Михаилу досталась последняя, утренняя смена. Вечером в погребе одного из домов нашли картошку, и он предложил утром сделать гуляш по-венгерски. Благо еще с города Сергей Туполев прихватил два 50 литровых казана. Ночные смены начистили впрок картошки, и пока Юра вместе с женой Натальей дежурил на чердаке соседнего дома, Михаил колдовал у костра. Для начала он дочистил овощи: порезал лук, морковь, сладкий перец и помидоры, несколько сеток с овощами они прихватили в овощной палатки в Исакогорке. Кто-то из женщин подал тогда практичную идею. Потом в коробках Михаил долго искал необходимые приправы. И вот, наконец, можно было спокойно приступать непосредственно к священнодействию готовки. Сначала в хорошо разогретые казаны было брошено нарезанное сало, в растопившийся жир опущен лук, когда лук дошёл до золотистого оттенка в ход пошло мясо. Наши женщины ещё в городе нарезали и замариновали целый двадцатилитровый бидон говядины и такой же бидон свинины. А тушки птиц были опущены прямо в маринад и запакованы в пластиковые поддоны. Мясо в казанах сразу зашипело и стало подрумяниваться. Михаил его долго не
томил, всё-таки оно долго мариновалось. Через 5 минут пришёл черед сладкого перца, моркови и помидоров. Затем мужчина начал добавлять в готовящееся кушанье растёртую в порошок сладкую паприку, много паприки, и закрыл казаны крышками. Нежнейший аромат понемногу распространялся по округе. Первым к нему подошла Полина Марцевская из команды джиперов. Она уже помылась, привела себя в порядок, и выглядела вполне бодрой и весёлой.
        - Ой, как вкусно пахнет! Я люблю, когда мужчины готовят, у них все так вкусно получается! Жаль, Матвей был всегда занят, и нам приходилось ужинать по ресторанам.
        - А ты что, не умеешь?
        - Умею, конечно, я же в небольшом посёлке выросла. Старшей сестрой в семье была, поэтому для младших всегда готовила, супы, второе, и пироги тоже умею печь. Просто Матвей не хочет, чтобы я у плиты стояла.
        - Может, тогда мне поможешь? Надо бы картошку нарезать.
        - Давайте.
        Михаил искоса посматривал на молодую блондинку, европейские черты лица, очень светлые волосы, под плотно сидящей одеждой просматривалась неплохая фигура. Нельзя назвать такой уж модельной красавицей, но вполне симпатичная девица. А лицом она очень кого-то напоминает.
        - А что вы на меня так поглядываете? - наконец не выдержала Полина. Откровенные мужские взгляды, похоже, её не смущали, но, видимо, гложило чисто женское любопытство.
        - Вспомнил, на кого ты похожа, на Анну Веске!
        - А это еще кто такая? - вытаращилась девушка.
        - Эстонская певица, в моем детстве была очень популярна. И по телику её часто показывали.
        Полина захохотала - О боже! Я родилась в глухом Лешуконьи, всю жизнь прожила в России и похожа на эстонку!
        - А фамилия у тебя что-то не очень русская. И давай на ты, а то я себя стариком ощущаю.
        - Ладно, договорились, на ты - Полина игриво улыбнулась - А на старичка ты пока не тянешь. Ну а фамилия, фамилия эта от бабушке досталась, она из высланных с Западной Белоруссии, да так на севере и осталась. Дедушку сильно любила, а дед тогда был в силе. В райисполкоме всем вертел и командовал, да рано вот умер.
        - Да, вот как в жизни бывает. У нас на Северах судьбы людские вообще знатно перемешаны, весь Союз здесь представлен был. Да вот только теперь уезжать приходится в спешке.
        Они оба замолчали, и так все было понятно. Михаил продолжал возиться с огнём, наособицу он подвесил небольшой кофейник, закинул туда пару ложек кофе и подлил воды. Вдруг в наушнике зашуршало - Миха, какой запах! У нас с Наташкой слюни аж до подполья протекли.
        - Ещё полчаса и будет готово. Как там вокруг? Прием.
        - Да тихо, как в могиле, даже комаров нет. Приём.
        - Ну и отлично, отбой связи.
        Михаил снял крышку, кинул в казан остатки помидоров и стал ссыпать картошку, чуть добавив горячей воды. Все, теперь можно убавить огонь. К костру понемногу стали подтягиваться проснувшиеся люди. Вдыхая аромат заморского кушанья, они уже подпрыгивали в нетерпении. Пришлось всех разогнать по делам, неплохо иногда побыть начальником! Михаил же вместе с Полиной пил крепкий кофе и болтал о всякой ерунде. Он чувствовал, что после этих страшных дней им надо немного расслабиться. Алкоголь для этого на сей момент, явно не подходил, им ещё предстояло далеко ехать. А вот вкусная еда, да в хорошей компании, завсегда поднимает настроение. На этот раз новоявленные беженцы не стали составлять столы, а усаживались прямо на траву. Женщины быстро нарезали начавший черстветь хлеб, подавали зелень. Свободные от дежурства и неотложных дел мужчины накладывали гуляш в тарелки. Питались пока с одноразовых мисок, так как мыть посуду было некогда. Николай предложил остограмиться беленькой, но Михаил уже держал в руках кружку с красным чилийским вином. Это Нина припасла пару бутылок их любимого напитка. Рядом с родителями
уселись Петька и Огнейка и дружно наяривали гуляш, только хруст за ушами стоял. Градус настроения в компании понемногу поднимался вверх. Ласково, по-летнему, светило солнышко, согревая своим мягким теплом тела северян. С окружающих деревню лугов лёгкий ветерок принёс запах свежескошенного сена и медовых трав. Они были живы и в кругу своих друзей, казалось, чего ещё желать от судьбы?
        Караван выехал на трассу через пару часов. Он двигался в таком же проверенном накануне порядке. Через полчаса пришлось сделать остановку в Брин-Наволоке, у бензозаправки. Там водители долили бензину в баки и двинулись дальше. Колонна мчалась, не останавливаясь, до самого Емецка. В нем они остановились на площади у автовокзала, называемой в народе Пятак. Никого живых и здесь не наблюдалось. Люди достали из загашников лёгкий перекус, потом прошлись по близлежащим магазинчикам и кафе. Улов получился весьма скромным. Николай с Юрой пошерстили в ближайшей автомастерской и нашли там несколько необходимых им инструментов. Никому не хотелось задерживаться дольше в этом безлюдном месте, поэтому малость передохнув, они тронулись дальше.
        Караван двигался по трассе 'Холмогоры' со средней скоростью 50 -60 километров в час. Время от времени на дороге попадались остановившиеся автомобили. Часть из них стояла мирно на обочине, некоторые валялись в кюветах или встали посередине дорожного полотна. Самые большие неудобства каравану доставляли здоровые фуры и лесовозы. Пару раз им пришлось оттаскивать подобные большегрузы с помощью буксирных тросов. В Березнике путешественники поневоле рассчитывали быть к часам пятнадцати. Там планировалась 'большая мародёрка', так обозвал подкованный постапокалипсическими знаниями Михаил своеобразный шоппинг по магазинам. У них прибавилось в группе людей, и поэтому некоторых необходимых в быту вещей стало уже не хватать. Покидали Архангельск они всё-таки впопыхах, и теперь вылезли наружу некоторые 'узкие' места. Функцию завхоза окончательно взяла на себя Ольга Туполева, с помощью подруг она составила весьма обширный список необходимых вещей и инструментов.
        Погода же стояла чудесная, по-настоящему летняя. Все так же ярко светило солнце, разогревая воздух и асфальт, становилось жарко, поэтому окна в автомобиле были открыты. За небольшим поворотом уже показались купола церкви, стоявшей рядом с мостом через речку Пянда. Неожиданно сидевшая позади Ольга Шестакова закричала возбуждённо - 'Стой! Стой!' Михаил оглянулся на неё, девушка смотрела в окно, и показывала в сторону деревни - Смотрите! Там дым!
        Михаил резко выскочил из остановившегося автомобиля и схватил бинокль. Чуть в стороне, за небольшим густым перелеском виднелись дома. Деревушка эта находилась у устья Пянды, и там, в самом деле, были видны дымы над трубами домов! Значит, есть живые люди! Бойко немедленно связался с остальными старшими машин по рации. Немного посовещавшись, они решили выдвигаться в деревню на двух машинах: дозорной и командирской. С собой взяли ещё Андрея Аресьева. Автомобили потихоньку свернули налево и поехали по грунтовой дорожке, проходившей сквозь заросли березняка. Затем дорога сделала поворот и вырулила к самой деревне. Перед выездом Михаил проинструктировал Ольгу и отправил её вместе с Ярославом в рощицу, находящуюся чуть дальше. В этих зарослях они могли незаметно занять удобное для стрельбы место. Подъехав к крайнему дому деревни, разведчики просигналили. Михаил с Андреем стояли у Лендровера. ПК был поставлен на переднее сиденье, дверца приоткрыта. В руках у обоих Калаши, патроны в патроннике. Остальные товарищи остались у второй машины, в двадцати метрах от передней. А Виталий Хазов лежал чуть в стороне,
под кустом, с автоматом наизготовку. Ждать хозяев пришлось недолго, из-за ближайшего дома показались два человека. Высокий крепкий дедок с бородой-лопатой и молодой белобрысый крепыш лет 25, одетый в зелёную штормовку, из-под которой выглядывала тельняшка. В руках молодого оказался охотничий нарезной карабин. Походка у него была лёгкая, пружинистая, да и держался он спокойно и уверенно, но глаза были внимательные и острые как бритва. Он сразу просек удачное расположение приезжих и немного напрягся.
        'А, похоже, парень то у нас военный' - подумал вдруг Михаил. Жаль не видно татуировки на плече, обычно десантура или спецназ отмечались там. Такой человек может оказаться опасным противником, если чего. Оставив АК-74 висеть на удобном трехточечном ремне, Бойко поднял приветливо руки, и отошёл от машины вперёд. Андрею было приказано держать молодого в поле зрения и быть на стрёме, то же самое было указано по рации Ольге. Дедок также что-то указал молодому и размашистым шагом выступил навстречу.
        - Доброго здоровья, гости нежданные. Меня зовут Потапов Иван Николаевич, я житель сей деревни. С чем пожаловали в наши края? - голос у деда неожиданно оказался бодрым и громким.
        - И вам не хворать. Я Михаил Бойко, командую караваном людей, оставшихся в живых после катастрофы. Мы едем из Архангельска дальше на юг. Вот увидели случайно дымы в деревне и решили заглянуть на огонёк Вы ведь первые живые люди, встреченные нами по пути из города.
        - Вот как? - Иван Николаевич задумался - Давай-ка присядем, Михаил. Да ты ружжо то спрячь, тут люди мирные живут. Значит, Михаил, и у вас эта лихоимка с концом света приключилась?
        Михаил убрал автомат за спину и также присел на заросшее мхом старое бревно.
        - Да, Иван Николаевич, у нас тоже Это произошло. Мы с компанией на даче в это время были, сразу рванули в город, а там пустота и безлюдье. В последующие дни мы нашли в разных местах спасшихся дачников и туристов. В самом же городе нет вообще никого. Не знаю, что такое там произошло, мало пока у нас информации. Связи ни с кем из властей или военных нет, спасателей мы также не видели, пока просто пытаемся выжить. Решили вот всем табором ехать на юг области, всё-таки там и климат получше, да и дороги ведут в разные места, ну а там видно будет. У нас ведь семьи и дети, надо думать об их будущем.
        Почему-то рядом с этим стариком Михаила тянуло на откровенность. Бледно-голубые глаза смотрели доброжелательно и тепло из-под кустистых бровей. Глубокие морщины на лбу указывали на прожившего долгую и не простую жизнь человека, крепкие мозолистые руки трудяги покоились на коленях. Непонятно поему, но этот пожилой человек сразу располагал к себе.
        - Что семьи остались, это хорошо. Не всем так свезло… А что столько оружия на вас понавешано? Мы уж часом подумали, не лихие ли люди к нам пожаловали.
        - С лихими мы вчера уже столкнулись. Отморозки какие-то пальбу по нам без причины устроили. Не было бы хорошего оружия, мы могли и живыми не выбраться. Да и с собаками-монстрами нам уже пришлось разок схлестнуться.
        - Вот даже как? - протянул дед, проводя руками по густой с проседью бороде. Он повернулся к крепкому молодцу, стоявшему в десятке шагов позади - Женька, подь сюда. Беженцы это с Архангельска. Там все так же, города эта лихоманка тоже коснулась.
        - Евгений - протянул крепкую ладонь парень - Значит, вы с города? А то гляжу, оружие у вас армейское, и амуниция по полной форме. Я уж подумал, не спасатели ли часом к нам прибыли, но ведёте себя немного странно, как гражданские из резерва. Вот и вышли посмотреть кто такие, что за дела.
        - Да, мы в общем то гражданские и есть. А оружие, так защищаться нынче приходится самим - Михаил повернулся ко второй машине и крикнул в микрофон - Отбой тревоги. Это местные жители, пошли на контакт.
        - Пусть и боец ваш из-за кустиков вылезет, а то сильно отсвечивает - ехидно добавил Евгений, поигрывая соломинкой в зубах.
        В этот момент в ухе у Михаила прошуршал наушник гарнитуры - Сарай за серым домом, под крышей стрелок - это дала знать о себе Ольга Шестакова, их штатный снайпер.
        - У тебя, десант, тоже воин в том сарайчике загорает - подначил в свою очередь Бойко молодого парня.
        - Уел - рассмеялся тот, и, обернувшись, выкрикнул - Сенька выходи. А про десанта ты как догадался?
        - Ну, про десант просто, тельник видно и на морде написано, туда только с квадратными будками берут.
        Евгений не выдержал и рассмеялся. Улыбка и смех были у него добродушными, это сразу расположило к нему Михаила. Не могут люди с такой улыбкой камня за пазухой держать.
        - А про Сеню… Ольга покажись - он посмотрел в сторону перелеска. Там живо мелькнул солнечный зайчик.
        - Маладца. Снайпер у тебя там? Значит, не полные вы лохи и это радует - он обошёл машину и заглянул в открытую дверь - Ого! Целый ПК? Откуда дровишки?
        - Из леса вестимо - соперничал в ехидстве Аресьев.
        - Хорошие у вас там леса на севере - снова рассмеялся парень, похоже, контакт у них наладился.
        - Ладно, внучек, зови-ка гостей к дому. Разговор разговаривать будем - дед повернулся и пошёл по дороге.
        - Подождите - остановил его Михаил - у нас на трассе караван машин и ещё человек пятьдесят народу.
        - Ну и что - обернулся дед - На всех места хватит! У нас и так народу в деревне жило мало, так ещё лихоимка эта слизнула многих, как корова языком. Созывай своих сюда, здесь спокойно и безопасно.
        Михаил сразу же стал вызывать старших машин по рации и через пять минут первые машины сворачивали на грунтовку, подкатывая к деревне.
        - Жень, много у вас народу выжило?
        - Да у нас в деревне дюжина и с заречной деревеньки двое переправились. Девушка-студентка и пацан, её родственник. Загорали на песочке, после непонятки этой пошли в деревню, а там и нет никого. На следующее утро увидели у нас дым и сами приплыли. Мы с Семёном за эти дни объездили все ближние деревни - тоже никого. В Березник вот думали поехать, ну и дальше там, посмотреть. А тут вы нарисовались.
        - Евгений, я вот не пойму ты профессиональный военный или поздний дембель?
        - Ох, извини, я же не представился толком: Евгений Потапов, лейтенант, командир взвода, 76-я гвардейская Черниговская Краснознамённая десантно-штурмовая дивизия, это Псковская которая. Приехал вот к деду в отпуск, а тут такая вот фигня получилась.
        - Отлично! А то у нас в караване столько народу и ни одного военного. Мужики постарше служили ещё при Союзе. Двое из молодых недавно отслужили, но не в самых боевитых войсках, ну а вчера мы чуть не обделались по полной в перестрелке с отморозками.
        - Вот как? Вы пострелять уже успели? - десантник даже остановился.
        - Точка у нас была назначена для встречи с выжившими у моста железнодорожного через Двину. И банда какая-то со стороны Северодвинска подскочила, и начала сразу стрелять в нас на поражение. Мы и посыпались кто куда, а я и высунуться с пулемётом не могу. Ещё немного и обошли бы с фланга, да и постреляли к чертям собачьим. Только снайпер мой, Ольга, выручила, двух их стрелков сняла. Ну а дальше уже я покрошил остальных.
        - Девушка? - удивлённо протянул Евгений.
        - Девушка 17 лет. Папа был офицером-морпехом, погиб с матерью в автокатастрофе, но многому её успел научить. Я ей СВД после этого отдал, пускай приноравливается. Сейчас она с Тигром ходит.
        - А, тогда понятно. Батя у меня тоже был военным, по его стопам иду.
        - Ну, так, давай с нами двигать на юг. Надо нынче вместе людям держаться. А на Севере выжить сложно будет, климат суровый, в стороне от основных дорог и городов находимся. Тут под боком космодром, да химические комбинаты, заражение от них пойдёт рано или поздно. И мне кажется, что дальше по пути мы на каких-нибудь выживших все-равно наткнёмся. И местных жителей, кто пожелает, заберём с собой.
        - Хм, интересное предложение. Надо будет с дедом обсудить.
        - Дед главный тут?
        - Главный, не главный, но как говорят у нас, в авторитете. Он всю жизнь проходил в этих местах лесничим. Ох, как гонял всяких нарушителей! Ни кому спуску не давал, ни перед кем не кланялся, поэтому и уважают. Потом стар стал по лесам бегать, уже по сельсоветам рулил. Жизнь то он хорошо знает и людей отлично чует, поэтому как сказал, что с вами можно дело иметь, так тому и быть. Мне вот тоже как-то не по душе от этого безлюдства.
        Они уже подходили к пятачку между трёх домов, где остановились машины каравана. Из них уже вылезли люди и радостно оглядываясь, знакомились с местными жителями. Они снова нашли живых, и значит, можно было надеяться на лучшее. Да и деревенские жители очень были рады новым лицам. Три прошедших тревожных дня и сопутствующие им мрачные мысли оставили свой след в их глазах. А тут такое неожиданное пришествие! Сразу столько новых лиц, радостно приветствующих тебя. В толпе царило радостное оживление, женщины сразу засуетились на счёт обеда, мужчины, не сговариваясь, начали помогать обустраиваться на новом месте. Михаил предложил товарищам по несчастью устроить здесь днёвку, передохнуть и оглядеться. Ведь их никто никуда не гнал, а от города они отъехали уже достаточно далеко. Дед тут же послал своих людей топить баньки, так как одной на такую толпу народа было маловато. Поэтому они решили готовить сразу три бани и к вечеру устроить общую помывку. Душ ведь теперь стал роскошью, придётся вспоминать старопрежние способы мытья. Молодёжь тут же побежала на речку освежиться. Ведь стоял настоящий летний жаркий
день, как и положено в нормальное лето. Единственное отличие от обыденности было в стоявших на берегу вооружённых часовых. Михаил строго настрого приказал выставить на берегу боевое охранение. Да и сами люди уже начали привыкать к такому положению вещей. Многие из женщин просили повторить учебные стрельбы, старшим детям это было бы также полезно. Михаил наскоро переговорил с лейтенантом, и они решили после обеда на околице устроить импровизированное стрельбище.
        Пока накрывались столы, и варилась картошка, Бойко знакомился с местными жителями. Первым подошёл сидевший в засаде на сарайке Семён Иволгин. Молодой высокий парень, чуть рыжеватый и весь в конопушках. Он отслужил в армии обычным мехводом на БМП. Дома же Семён работал водителем, возил товары по окрестным деревням, был заядлым охотником и рыбаком. С Женей он дружил с детства. Родители у него недавно умерли, и Семён пока холостяковал, не было здесь подходящих девчонок, поэтому даже подумывал о переезде в город. На предложение Михаила ехать с ними согласился легко, его здесь ничего не держало.
        Мелентьева Наталья Фёдоровна, пожилая женщина с добрым располагающим лицом, оказалась фельдшером аж с самого Березника. В этой деревне у неё остался от родителей дом, и теперь он использовался как дача. Вдова, вместе с ней в Пянде оказалась её дочь Ирина и внучка Милана. Ирина же работала врачом в городской архангельской больнице. С ужасом узнала она новости о городе и теперь сидела молча с дочкой на коленях, приходя в себя от недобрых вестей. Напротив, за столом расположилась семья Погожиных, жившая тут, в деревне. Глава семьи Николай, крепкий хозяйственный мужик лет сорока, работал на пилораме у частника рядом с Березником. Его жена Дарья, полненькая яркая блондинка, ещё не потерявшая красоту в свои слегка за тридцать, была директором небольшого магазинчика. Редкий пример не спившихся и работящих людей в нынешней деревне. Сейчас Дарья с дочкой Ксений, рослой девочкой-подростком, помогала накрывать на стол. Их сын Илья был шустрым малым, он уже успел скорешиться с приехавшими с города пацанами, и сейчас они убежали осматривать деревню.
        Здесь же присутствовала та девушка с заречной деревеньки, Вероника Агеева. Скромная тихая девчушка с немодной нынче русой косой за плечами. Она была студенткой, училась в Архангельске, здесь гостила у родителей перед поездкой на южные моря. Сидела она за столом вместе со своим двоюродным шестнадцатилетним братом Иваном Качаловым. Они ещё не отошли от потрясения, в одночасье узнав, что их родителей и родственников уже нет в этом мире, но пока держались молодцом. Дед услал их обоих в погреб за квасом, чтобы не нагоняли тоску и занялись делом, а сам представил приехавшим гостям трёх ветхих старушек, копошившихся у стола.
        - Ну, а вот мой гарем: Меланья, Агасья и Ирина Петровна.
        Ирина Петровна, нарезавшая в это время зелень на стол, тут же обозвала деда охальником и бесстыдником. Иван Николаевич только тихо посмеялся в бороду. Михаил заметил, что у него такая же улыбка, как и у внука, прямо до ушей, широкая и располагающая к себе. Старушки же оказались словоохотливыми, они долго охали и ахали, услышав печальные городские новости. Но вроде как до конца так и не поверили рассказу Михаила, недоверчиво поглядывая на гостей с оружием.
        Через полчаса все уселись за хлебосольный стол. Не обошлось конечно и без чарочки за встречу. Обед был скромным, скоротечным, основное действие намечалось после баньки вечером. На простых деревянных столах стояла картошка, зелень, деревенские летние овощи, была и всякая рыба. Гости выставили мясную нарезку, соленья и копчёные колбасы. За столом люди живо обменивались новостями и впечатлениями. После обеда Михаил выставил наряд караульных, и все разошлись по текущим делам. Кто таскал воду и дрова для бань, водители возились с машинами, женщины, не торопясь, заготавливали полуфабрикаты для ужина. А дети, дети просто радовались жизни: бегали по улицам, знакомились с деревней, играли в свои детские игры. За околицу же ходить им было строго на строго запрещено, за этим наблюдали старшие подростки. Михаил отослал Ольгу Шестакову с Яриком и Семёном готовить площадку для стрельбы, пускай привыкает молодёжь к самостоятельности. Андрей Аресьев с Сергеем Туполевым подготавливали боеприпасы. Жена Нина нашла общий язык с вновь приобретёнными коллегами. Все вместе они ушли осматривать рану Маши Шаповаловой.
Михаил же двинулся за дом, где в самодельной беседке, в тенёчке, собралась интересная компания: сам дед, его внук Евгений Потапов, Ольга Туполева, Коля Ипатьев, Иван Иванович Иволгин и Татьяна Николаевна Тормосова.
        - Хлопотное это оказывается дело - руководить - сказал Бойко, присаживаясь на самодельную лавку - только что пришлось раздать десятки указаний.
        - Грамотные заместители сильно облегчают жизнь - ответил хитро на жалобу дед.
        - Спасибо за совет, приму его к сведению. Ну, что вы, Иван Николаевич, порешали? Надумали с нами ехать?
        - Большинство людей едет. Внучек мой точно. А я вот со старушками останусь. Жизнь здесь прошла, выросли и состарились туточки, ну и помирать будем дома.
        - Деда - начал, было Евгений.
        - Что деда!? - повысил голос Потапов старший - не перебивай старших, тебе слово ещё дадут. Ну, куда этим старушенциям ехать? А я их не брошу, проживём как-нибудь. Нашим родителям тоже лиха досталось, ничего, выжили. А ваше дело молодое, ищите лучшей доли в новом мире. Я бы вообще посоветовал вам ехать куда-нибудь в среднюю полосу: Калуга, Тула, Рязань. Там и растёт все лучше, города и посёлки разные рядом. Шанс оставшихся в живых встретить, опять же, намного больше. А я здесь буду людей встречать и дальше отправлять, вдруг ещё, кто появится. И решение это окончательное и обжалованию не подлежит! - тут Иван Николаевич снова строго посмотрел на внука - Женька, не обижайся на старика. Я тебе крылья вырастил, лети сокол теперь сам.
        - Остальные с нами? - Бойко внимательно посмотрел на старика.
        - Да. Я уже переговорил со всеми и убедил их. Да и сами чай они не дураки, видят какая ситуация нынче вырисовывается.
        - Значит, нам нужны будут ещё машины. Завтра придётся в Березник съездить, присмотреть чего-нибудь.
        - Я помогу - сделал предложение Потапов младший.
        - Тогда вместе с Николаем этим и займётесь. Прикиньте, кого взять с собой и что искать будете.
        - Микроавтобус надо найти, незачем караван сильно увеличивать машинами. Бензина больше уйдёт, да и нагрузка на водителей - Николай был как всегда практичен - И, пожалуй, грузовик ещё один нужон. Барахла много накапливается. Обрастаем потихоньку добром то.
        - И ещё, Евгений, раз ты у нас единственный профессиональный военный, то возьми на себя разведку, создай команду под это дело. Я предлагаю тебе взять туда Ярослава Туполева, Ольгу Шестакову. Они уже обстреляны. Есть ещё пара перспективных молодых парнишек, тоже можно приобщить к делу. А остальные мужчины и женщины пусть будут чем-то типа ополчения. Ну и тем, кому сейчас 15 -16 также знание оружия не помешает. Нам нужен краткий ликбез по армейскому делу. Возьмёшься?
        - Разведка? - погладил вихры Евгений - А что, согласен, возьму ещё в команду Семена. Он и водитель хороший, и охотник знатный. Что у нас по оружию?
        - Есть ещё свободные АК-74, укороты ментовские, карабины нарезные и гладкостволы, Макаровы, пара пистолет-пулеметов. В запасе имеется ещё один пулемёт ПК. Есть РПГ-7 3 штуки, 20 'мух' и 4 'Шмеля', ручные гранаты, патроны под все это - продолжал спокойно перечислять вооружение Михаил, но, взглянув на Евгения, сразу осёкся. У того глаза были чуть ли не на лбу от удивления.
        - Вы где столько добра набрали, Петрович?
        - Да нам наводку дали на небольшой склад у погранцов. Сами удивились такому изобилию. И ещё один вопрос к тебе, десантник. Ты с АГС- 17 знаком?
        - Конечно, и с 25-го стрелял, нас серьёзно гоняют отцы-командиры - тот изумлённо посмотрел на командира приезжих - Ты хочешь сказать, что и станковый гранатомёту вас есть?
        - Ага, какой догадливый - уже потешался над лейтенантом Михаил - и ВОги к нему тоже имеются. РГД-5 пару ящиков, разгрузки есть только типовые армейские, я себе лично взял в специализированном магазине. Типа РПС, такие мне удобнее. Ну, ещё имеются берцы, комок новый армейский. За этим всем обращайся к Сергею Туполеву. Выбирай все необходимое для команды разведки, да и для своих односельчан отбери вооружение и боеприпасы.
        - Вооружились, будто для войны - не очень довольно проговорила Татьяна Николаевна.
        - Татьяна, это мужские дела, они сами разберутся - ответил ей Иван Иваныч. Они переглянулись меж собой, женщина обиженно поджала губы.
        - А ты ведь не простым стрелком служил, Михайло - задумчиво проговорил Евгений - какая хватка у тебя железная. И, похоже, в тактике ты не полный профан.
        - Служил в ГБР несколько месяцев. Там нас готовить приезжали ребята из дивизии Дзержинского, теперь ОДОН называется. Слыхал о таких?
        - Краповые береты?
        - Ну, типа того. Как раз вся эта перестройка с горячими точками начиналась. Советов дельных надавали и погоняли нас эти ребятки знатно, готовили как небольшую группу спецназа.
        - И поучаствовать ты где-то всё-таки успел?
        - А ты с чего взял?
        - У нас много в полку ветеранов, кто пострелять успел. Таких быстро вычисляешь, понюхавшие смерть ведут себя по-другому. А мне тут в красках рассказали про бой на развилке, ты там железно сработал. Новичок в первый бой так действовать не будет. Выставить пулемёт и людей в упор расстрелять, а потом ходить спокойно и указания давать.
        - Больно умный, как я погляжу - Михаилу такой поворот беседы не совсем понравился, и он замолчал. Присутствующие выжидающе смотрели на него и после минутного молчания, он нехотя произнёс - Ладно, раз пошёл такой разговор, придётся рассказать. В 93-м понесло меня в республику Српска, это сербский анклав был такой в Боснии. Я ж по прадеду серб. Был я там, в общем, несколько месяцев с нашими добровольцами, вёз туда гуманитарку, да так и остался. Ничего особенного там не происходило и супергероем себя не считаю. На этом давайте закончим эту тему.
        - Ни фига тихарик ты, Миха - Николай удивлённо смотрел на друга с залипшей сигаретой в губах.
        - Ты ведь и жене не рассказывал об этом - неожиданно вступила в разговор Ольга Туполева - мне бы Нина точно сообщила.
        - Ну, мы тогда и женаты ещё не были, да и не все вспоминать из жизни хочется.
        - Отстаньте от человека! - вдруг прикрикнул дед - Война не то, о чем трепаться люди любят. Там кровь и смерть, и никакого геройства! Дядька мой с Отечественной без ноги пришёл, ничего рассказывать не любил. Только на 9 мая выпивал и плакал, не любил он этот праздник. Из его то класса только он живой и остался, больше никто из парней не вернулся с войны. Лихая им тогда доля досталась, но выдюжили, выгрызли победу, и нам полстолетия мира оставили. Я вижу, что Ольга что-то сказать хотела по делу - дед мудро завернул разговор обратно в деловое русло и повернулся к Туполевой.
        - Да - благодарно кивнула женщина - я, как вы знаете, взяла на себя хозяйственные функции, девочки мне помогают. У нас уже возникли текущие потребности в некоторых вещах, о которых мы совершенно забыли, собираясь в Архангельске. И необходимо закрыть некоторые позиции по продовольствию.
        Туполева была по-деловому суха, сказывалось почти два десятилетия руководящей работы, в глазах Потапова старшего мелькнуло уважение к деловой женщине.
        - Завтра люди поедут в Березник, составь заранее список. Они поищут - также коротко резюмировал Михаил.
        - Может, я сама тогда поеду? Захвачу Серёжу и девочек. И ещё такой вопрос, нам нужен человек, ответственный за продовольствие, мне одной все не охватить.
        - Пускай этим Дарья Погожина займётся. Она до того, как в магазине руководить, столовой рабочей заведовала, опыт у неё есть - дал хороший совет старик.
        - Отлично! Я уже с ней познакомилась. Тогда я побежала, надо одежду выдать перед баней и к завтрашнему дню готовиться.
        Евгений также поднялся и пошёл готовить оружие к стрельбам. Михаил выдал ему рацию с гарнитурой, их уже стало не хватать. Вскоре сидящие в беседке люди услышали, как заревел мотор бензогенератора. Значит, вечером будет свет, а детям мультики. Бойко же смог оглянутся вокруг. После обеда подул лёгкий освежающий ветерок. Он легонько колыхал кусты смородины, росшей рядом с беседкой. Приятно пахло травой, речкой, просто летом. Безмятежный по виду летний денёк, а они сидели в этой беседке и решали глобальные вопросы своего будущего.
        - Михаил - заговорила Татьяна Николаевна Тормосова, серьёзно взглянув на него - тут остались люди самые старшие, прожившие жизнь, и я хочу откровенно поговорить с тобой. Пора нам подумать о самоуправлении. Не все довольны вашим авторитарным стилем руководства. И если ваши друзья давно меж собой знакомы, и понимают все с полуслова, то к настоящему моменту в нашу команду вошло и множество новых людей. И надо как-то объяснить им наши правила.
        Бойко непонимающе посмотрел на женщину - А как, если их у нас вообще пока нет?
        - Совершенно верно. Таня имела в виду, что если у нас уже имеется хоть какое то общество, то должны быть и законы для него - неожиданно поддержал Тормосову Иван Иваныч - старые ведь ушли с тем миром.
        - И что вы предлагаете? - эти вопросы сбили с толку Бойко - Мы же только из города выехали, у нас эвакуация ещё не закончена.
        - Это понятно, мы не требуем этого незамедлительно - продолжила женщина - я, знаете ли, имею ещё и юридическое образование, и могу помочь составить устав нашей эвакуационной команды. Ну, или как ещё нашу компанию называть? И нам необходимо будет выборное управление, чтобы люди могли доверять своим руководителям.
        - Ну, знаете… мне эта бюрократическая демократия никогда не нравилась, а вы тут устав, выборы. Не вовремя все это действо. Пока руководство у нас добровольное. Я начал, мне и сказали продолжать. Ольга тоже добровольно вызвалась, сейчас вон Евгения в дело запрягли. Мы ведь ещё в процессе создания нового сообщества, или лучше сказать общины. Давайте займёмся формальным законотворчеством после того, как приедем на новое место жительства. А то у меня и так голова пухнет от свалившихся проблем.
        - Думать пора уже сейчас. Мне казалось, что ваш дар предсказания…
        - Ладно, ладно. Как только найдём подходящее место для жизни, сразу этим займёмся. А вы приготовьте пока свои предложения, от дельных не откажусь. По пути следования можно будет все обсудить. Вечера нынче без телевизоров, есть время для обстоятельных разговоров. Вот только пусть и наши люди также высказываются, может чего дельного насоветуют. Коллективный разум, так сказать, демократия в действии.
        - Миша, но они же не специалисты.
        - Мы сейчас все не специалисты, Татьяна Николаевна. Мир стремительно меняется и старые мерки тут не работают, пора бы уж привыкнуть к этому.
        - Может вы и правы. Но сохранить лучшее из старого мира мы просто обязаны.
        Михаил молча кивнул. Он не хотел продолжать этот разговор, и тут увидал, как к ним подходит Нина. Она присела рядом и поставила на стол жбан холодного, с погреба, домашнего кваса.
        - Вот, Дарья передала.
        - Спасибо. Ну, как там ваш консилиум?
        - Все хорошо, рану осмотрели, воспалительных процессов нет. Ирина, до того как стать врачом, три года проработала операционной сестрой. У неё большой опыт по хирургии, да и Наталья Фёдоровна давно в медицине.
        - Так теперь у нас целая медицинская бригада образовалась.
        - И нам нужны лекарства и инструменты. Миша, хочу завтра съездить с Натальей Фёдоровной в Березник. Она знает, где там что взять.
        - Поезжай вместе с Колей и Евгением. Только ружжо возьми, не забудь - улыбнулся Михаил - чувствую, много народу завтра туда ломанется.
        Он встал, потянулся, приобнял жену, потом попрощался с остальными, и они вдвоём двинулись к друзьям. Сегодня предстоял весёлый вечер. Им вслед задумчиво смотрел Потапов, глаза у него были грустные.
        День пятый
        Утром Михаила разбудили крики и шум, доносившийся с улицы. Он повернулся на спину и прислушался. Самый громкий голос принадлежал Николаю. Он о чем-то яростно спорил с хозяином молодого и менее знакомого голоса. Бойко посмотрел на окна, совершенно по-летнему светило солнышко, яркими лучами оно настойчиво пробивалось в дом, в комнате с закрытыми окнами уже становилось душновато. Нина ещё спала, а детей в комнате не наблюдалось. Командирские часы показывали полдевятого утра. Михаил, не вставая с кровати, прогнулся и вытянулся, потом повторил упражнение несколько раз. В последние десять лет он так привык вставать с постели из-за проблем со спиной. Эх, хорошо же вчера погуляли!
        Банька народу пришлась явно по вкусу. Мужики парились отдельно, после них в парную зайти становилось невозможно. Горячий пар русской бани отлично снимает и усталость тела, и лишние заботы из головы. Нет в мире еще такого парного чуда, как настоящая русская баня! В деревнях поглубже еще можно встретить ее настоящую разновидность - юаня по-черному. Где посередине, на камнях стоит чан с водой, а огонь где-то снизу, разогревает воду буквально до кипения. Лишний пар уходит в слуховое отверстие, не дает застояться воздуху. Михаил вышел из парной, как будто заново родившись. Заботливо протянутая кружка с холодным пивом /откуда?!/ только прибавила хорошего настроения. Живи и радуйся!
        А непосредственно перед баней прошёл своеобразный зачёт на самодельном стрельбище. Евгений Потапов взялся за дело серьёзно, решив начать с самого командира. Бойко, к своему стыду, позорно провалил стрельбы. Оказывается, и задница не так лежит, и руки не так… и вообще! Остальным участникам также изрядно досталось на орехи, но как говорится, тяжело в учении… Поэтому на коротком совещании мужчины решили заняться боевыми упражнениями всерьёз, патронов на это нужное в такие времена дело не экономить, и в любое свободное время проводить учебные стрельбы и тактические занятия. После мужиков дали пострелять и женщинам, и подросткам. Лейтенант также провёл среди них ускоренный образовательный ликбез по стрелковой подготовке и устройству оружия.
        Вечером же, после банных процедур, состоялись знатные посиделки. За заваленным яствами длинным столом продолжилось знакомство. Мужчины нажарили шашлыков, выставили магазинных деликатесов. Местные жители наварили картошки, была на столе и свежепойманная рыба, тушёные овощи и разносолы с погребов. Для детей женщины выставили сладости и фрукты. Мужчины же отдали должное напиткам различной степени крепости, но в меру, ведь несение караульной службы в новой жизни никто не отменял. Разговор за столом пошёл о дальнейшем маршруте, о жизни, о ближайших планах, да много о чем. Люди, немного отошедшие от первого потрясения, дружно включались в ритм новой жизни. И, честно говоря, это радовало. Впадать в депрессию и уныние, опускать руки, это удел слабых, а слабые при глобальном изменении миропорядка обычно не выживают. Тарахтел в сторонке генератор, поэтому дети могли смотреть мультики, или заниматься с ноутбуками. А взрослые комфортно расположились при электрическом свете, специалисты уже успели кинуть провод с лампами. Кто-то даже достал гитару. Один из джиперов, модный и весёлый парень Андрей Великанов,
оказался неплохим певцом. Он играл в былые времена в рок-группе, поэтому виртуозно владел инструментом. Многие из спетых им песен были зрителям совершенно не знакомы, а всем известные шлягеры приняты на ура. Расходились из-за стола уже за полночь.
        Михаил дежурил в смену с 12 до 2 ночи. Вместе с ним на дежурство вышли Артем Ипатьев и Ольга Шестакова. Артем, как и другие пацаны, должен был теперь дежурить вместе с взрослыми. Пора и им привыкать к ответственности, да уму разуму набираться. Тем более что слух и зрение у молодых острее, и глаз не так замылен, быстрее замечают необычное. Они забрались на чердак той самой сарайки, где сидел в засаде Семён при первой их встрече у околицы. Место было и в самом деле удобное. Хороший обзор на просёлок и луга. К деревне со стороны трассы незаметно было не подобраться. Дав Артему бинокль наблюдать окрестности, Михаил сел чистить автомат. Ольга сначала присела в дальнем углу чердака и изучала мануал к СВД, пользуясь неярким светом налобного фонарика. Инструкция эта нашлась среди кипы бумаг взятых ещё в Талагах, вот сейчас и пригодилась. В отличие от командира, на стрельбище она сработала на отлично, чем приятно поразила молодого лейтенанта. Если честно сказать, то она его поразила не только стрельбой. В первый раз, увидев красивую девушку, бравый гвардеец покраснел и сразу сбился с мысли. Пришлось
напомнить лейтенанту, зачем он сюда приглашен. К сожалению, снайперскому делу сам он не обучался, поэтому помочь в осваивании СВД не мог. Но предложил Ольге поучиться грамотной стрельбе из пистолета, потому что для ближнего боя снайперу никогда не помешает ещё одно оружие. Девушка на такую учёбу согласилась, весело кивнув золотистой головой. Она вообще нравилась Михаилу своёй простой и спокойной сосредоточенностью, завидной выдержкой, чем выгодно отличалась от многих своих стервозных и истеричных сверстниц. Лежа на прошлогоднем сене, они тихонько разговаривали о том, о сем, не забывая при этом внимательно осматривать окрестности.
        После смены Михаил подошёл к беседке, где все ещё тихо сидела тёплая компания. Электричество не горело, поэтому на столе теплилась пара свечек. На востоке уже разгорался рассвет, и, судя по небу, день обещал быть опять жарким. Бойко не торопясь, закурил большую сигару и налил себе стакан пятнадцатилетнего скотча, прихваченного ещё из Петровского магазина. Хороший виски всегда был его слабостью. Сильно напиваться он не любил, хватило приключений по молодости. А грамм сто-двести накатить, чего бы и нет? Напротив его за столом оказалась Надежда Рыбакова, полненькая и живая блондинка. Они были знакомы с ней очень давно, Надя тогда ещё была не замужем, даже как-то роман у них случился небольшой. Сейчас же она рассказала, что решила взять опеку над ребятами, приехавшими с той заречной деревни. Родителей у них теперь не осталось, и их решили также взять с собой. А в сынах полка ходить детям негоже, поэтому Веронику и Ивана она забирает к себе в семью. Анатолий и ребята согласны. Иван уже познакомился с Надеждиными сыновьями, они даже успели подружиться.
        - Теперь у меня два Ивана - засмеялась она.
        Тут же за столом находился Потапов старший. Он одобрил поступок Надежды.
        - Время сейчас такое непонятное, помогать друг дружке нужно. В ту войну как тяжело жили, но вместе все держались, поэтому и победили тогда. Сообща ведь можно и горы свернуть. А коллектив у вас, как я погляжу, дружный собирается. Да и командующий справный.
        - Да какой из меня командующий - отмахнулся Михаил, руководство людьми уже начинало его тяготить.
        - Ну, не скажи - дед плеснул себе свежего чайку - Командующий, может и не ахти какой, но ведь чай у вас не армейская команда, а скорее ватага, табор. Правильней было бы тебя атаманом называть.
        - Кем? - Михаил чуть не поперхнулся скотчем.
        - А что? По ситуации то больше названием подходит. Компания у вас самостоятельная, объединены вы общей задачей, люди вы не военные, но с оружием. Сами организовали караван для эвакуации, людей чужих не поленились поискать и спасти. Оружие хорошее добыли, припасы, от людей лихих отбились. Значит, справный атаман у вас. Я думаю, казаки в таких случаях 'Любо' кричат.
        За столом дружно засмеялись и в шутку несколько раз тихонько крикнули 'Любо'. Бойко только глазами хлопал. Такого поворота он явно не ожидал, своё командирство воспринимал совершенно не серьёзно, и считал делом временным. Ведь и по прошлой жизни Михаил никогда в начальство не лез, а привык быть в стороне и не терять никогда самостоятельности.
        - Да не боись, Петрович. Я и сам в начальниках бывал. Главное, чтобы коллектив подобрался хороший и цель ему поставить правильную. Когда я в лесхозе работал, ох, сколько повоевать с разными дураками то пришлось! Думаешь иногда - да катись ты все к чёртовой бабушке! Выйдешь из конторы, да и пойдёшь в лес. Побродишь по нему вдосталь, посмотришь на саженцы, ставшие на моем веку деревцами, и представишь, какой тут сосновый бор когда-то вырастет. И зверюшкам лесным радость и будущим людишкам прибыток. Столько лесов тогда восстанавливали, пока была жива советская власть. Эх! А сколько задумок было! Это потом пошли перестройка эта, бандитизм, господа буржуи. Только лес рубили, да на землю гадили. Эх, ведь ни одного саженца не посадили за эти годы, ироды. Может, оттого беда то и случилась? Ведь какая лихоимка выискалась в природе… весь род людской под корень, да и зверье с птицами извела заодно. Как думаешь, Петрович, человеческих рук это дело?
        - Вряд ли. Это что-то космических масштабов - Михаил пожевал холодную щуку в ржаном тесте, потом задумчиво посмотрел на горку рыбных костей - Иван Николаевич, а рыбу кто ловил?
        - У меня ловушки на ямах поставлены, да Сенька спиннингом балуется. А что?
        - А не заметили, за эти дни рыбы меньше стало?
        - Да вроде нет - до деда стало доходить, он выпрямился и размашисто стукнул ладонями по коленям - значит, сквозь воду эта лихоимка не просочилась!
        - Да, и на земной поверхности не все целиком накрыло. Мне Максим тут втолковывал, что составляет карты местностей, где мы живых людей находили, и интересные мысли у него на этот счет появляются. Надо будет завтра с ним переговорить по этому поводу.
        - Да уж не завтра - Иван Николаевич встал и лениво потянулся - а сегодня, светает, поди. Заговорились мы что-то робята, пора и отдохнуть. Как мудрость народная гласит - 'Утро вечера мудренее'.
        - И то, правда.
        Михаил встал, оделся и вышел с комнаты на веранду. Набрал, не торопясь, в кружку из ведра свежей колодезной воды. Холодная водичка, казалось, омыла его всего изнутри, освежила горло и приятно булькнулась в желудок. Ох, хорошо ж всё-таки на свете жить! На улице воздух уже наполнился дневным жаром. Лето, казалось, решило вернуться обратно на Север. Лёгкий ветерок шелестел по нескошенному бурьяну, вился под крышей и улетал к голубевшему вдалеке лесу. Солнце иногда прикрывали бежавшие по небу прозрачные облачка. Пахло лугом, рекой, деревней. Просто классическая деревенская пастораль, а не виды постапокалипсис!
        Бойко прошёл за угол дома и оказался на пыльной деревенской улице. Здесь уже стоял под парами джиперский Лендровер и пикап Мицубиси. Позади двора бухтел незнакомый Михаилу Зиловский Бычок. Около него и стоял недовольный чем-то Николай Ипатьев, вытирая с разгорячённого красного лица пот.
        - Доброе утро Николай, что тут за шум у вас?
        - Да выискался, понимаешь, командир один… недоделанный. Прибежал указывать, куда поедем, что делать. Он, видите ли, тут жил и все знает. А у меня у самого здесь родственников до Рочегды под каждым кустом. Строить тут нас начал, салабонов нашёл… вояка нев…й.
        - Женька что ли?
        - Ага.
        - Власть, значит, не поделили? Так и нефиг. Я тут атаман, меня и надо было звать. Сейчас оба у меня на кухню пойдете, картофан чистить! Дембеля тоже мне, б…я выискались.
        - Это ночью что ли тебя дед в атаманы пожаловал? - Николай немного успокоился и вернулся к своему обычному хохмаческому настрою.
        - Не дерзи старшому! Бычок откуда?
        - А, этот? Николай Погожин пригнал, из местных который. В соседней деревушке у бывшего хозяина грузовик стоял. На нем его жене в магазин товар возили. Коля говорит, что машина в хорошем состоянии и фургон вон какой вместительный. Решили его взять в колонну вторым грузовиком. Топливо туда загрузить, да всякое барахлишко лишнее поместим. Обрастаем добром, короче, Миха как табор.
        - Ну, куда ж деваться, а вот и армейский пожаловал.
        К ним подходил насупившийся Евгений Потапов. Он уже был одет в гражданский вариант горки, похожий на тот, который был у Бойко. Поверх её была накинута хитрая ременно-плечевая система. В подсумках Михаил заметил несколько спаренных пластиковыми скобами магазинов и пару гранат, на поясе висела кобура с Макаровым. Калашников он держал на руках, на новомодный армейский манер.
        - А где же приветствие, лейтенант?
        - Доброго утра.
        - Отставить! Почему не по уставу отвечаем? Забылись, лейтенант! Одеты не по форме, пуговица не застёгнута, приветствие старшему не отдали. Ну и дисциплина в вашем колхозе!
        Официальный уставной тон подействовал на молодого офицера совершенно невообразимым образом. Он вдруг покраснел до корней светлых волос, резко выпрямился, автомат перебросил на плечо, руки же стали судорожно искать не застёгнутую пуговицу. Михаил для продолжения показательной порки обратился к Николаю.
        - Покажи, боец, как надо подходить к начальству. А то молодёжь, похоже, не в курсах.
        - Есть!
        Ипатьев отошёл на десяток шагов, резво развернулся и начал подход по-уставному. За несколько шагов до Михаила он перешёл на чёткий строевой шаг и лихо козырнул на американский манер.
        - Здравия желаю, товарищ атаман! Разрешите обратиться, ваше высокоблагородие!
        Тут они оба не удержались и скорчились пополам от смеха. Рядом весело ржали подошедшие участники рейда. Евгений же обиженно насупился и хмуро смотрел на хохмачей.
        - Да не обижайся, лейтенант - Михаил смахнул слезы - просто тут не армия, надо рабочие вопросы решать другими методами.
        - Да понял уже.
        - Ну, вот и ладненько. Давайте тогда присядем и пробежимся по карте.
        Когда поисковая партия отъехала, Михаил быстро позавтракал и решил сходить на импровизированное стрельбище. Ленты были набиты, пулемёт почищен. Спасибо Ярику, хорошо его родители воспитали. Около домов весело бегала ребятня, им наши концы мира по барабану.
        - Огнейка! - позвал он дочку.
        - Привет, папочка - Огнейка была в лёгком сарафанчике небесного цвета, такого же, как и её милые глазки. Девочка, улыбаясь, подбежала к отцу и поцеловала его - Ты так редко сейчас появляешься.
        - Ну, милая, сама видишь, какие дела у нас творятся. А Петька где?
        - Он с Артемом и дедом Иваном поехали на лодке рыбачить. Мама разрешила.
        - Мама? Тогда ладно. А вы за мелкими присматриваете?
        - Конечно папа. Мы тут во дворе играем, потом пойдём обед помогать готовить. Мы же все понимаем.
        - Вот какие молодцы! - Михаил погладил соломенные волосы дочки и отправил её к подружкам, а сам пошёл на околицу. Там он забрал женщин, свободных от других занятий, и они направились на импровизированное стрельбище, по-быстрому вчера сооружённое на скошенном лугу.
        В течение последующих двух часов он объяснял женской половине каравана, как разбирать оружие, как его чистить и заряжать. В качестве примера он использовал свой помповик Бекас и АК-74. Не у всех получалось все сразу. У Маши Каменевой после сборки автомата даже осталось пара деталей на столике. Она растерянно смотрела на них, пока Михаил ржал, держась за живот. А Наташа Одинцова из группы велобайкеров попыталась засунуть в магазин для Калаша толстенный патрон с дробью от помпового ружья. Лучше всех обращение с оружием продемонстрировала Марина Аресьева, всё-таки жена милиционера. После учебных занятий начались стрельбы. Михаил показывал, как правильно держать оружие, как целиться. Потом он дал пострелять каждой женщине из автомата и дробовика. У некоторых оружие во время стрельбы чуть не выскакивало из рук. Тот же Бекас оказался для женщин тяжёлым по весу. Михаил подумал, что женской половине лучше использовать 'мурку'. Некоторые дамы и вовсе закрывали глаза во время выстрела, пугаясь оружейного грохота, но большинство подошли к вопросу вполне серьёзно. Боялись, но стреляли, потом снова стреляли,
кто-то и попадал по мишени. Потому что они понимали - никто их семьи в новом непонятном мире не защитит, только они сами. В процессе стрельб стало понятно, что тяжёлое оружие не для женщин. Необходимы были лёгкие варианты дробовиков и полицейские укороты Калашникова. Ведь в большинстве случаев дамской половине предстоит стрелять на близкую дистанцию, дальние подступы защитят мужчины. Отстрелявшись, возбуждённые сим действом женщины помогали чистить оружие. Бойко показал хитрости этого важного дела, и новоиспечённые стрелки стали сноровисто приводить оружие в порядок. Что-что, а чистоту женщину умеют соблюдать с детства.
        Наконец, отпустив дам в деревню, Михаил остался пострелять из пулемёта. Компанию ему составили две девушки, пожелавшие посмотреть на сие действо. Это были Аня Корзун, рыженькая болтушка из команды велобайкеров, второй оказалась блондинка из группы джиперов Полина Марцевская. Полина за эти два дня совершенно преобразилась. Смыла косметику, надела военизированный камуфляж, который, как ни странно, ей очень шёл. Шикарные золотистые волосы с платиновым отливом были забраны сзади в пучок. На ногах надеты берцы, тонкая талия перетянута кожаным офицерским ремнём с кобурой. От гламурной манерной девочки не осталось ни следа.
        - Полина, ты прям, Амазонкой выглядишь - не удержался от комплимента Михаил.
        - А я в детстве завсегда с мальчишками играла, потом спортом разным занималась.
        - А зачем тогда образ Барби был тебе нужен?
        - Мода, да и дурочкам нынче проще в жизни устраиваться.
        - Понятно. Девушки, а зачем вам умение из пулемёта стрелять? Он же зверски тяжёлый, таскать его только мужикам сподручно.
        - Ну, а если он на чекпойнте установлен? И вот такая ситуация нарисовалась: противник пошёл с фланга, парни побегут отражать нападение, а девушки смогут прикрывать их в это время огнём из пулемётов Их таскать ведь не всегда обязательно, можно оружие на вертлюги поставить и вести круговой обстрел.
        - Ты откуда такого нахваталась? - с удивлением вытаращился на девушку Михаил.
        - Да мы в прошлом году ездили на фестиваль военных реконструкторов. Там народ на военной технике и тактике помешан. Хочешь, не хочешь, а нахватаешься.
        - Фига себе у нынешней молодёжи развлечения. Ну ладно, слушай сюда, Анка-пулеметчица.
        Следующий час Михаил показывал, как заряжать и стрелять из ПК. Потом он стрелял сам, смотрел в бинокль на мишени, пробовал разные варианты прицеливания. Тренировался отсекать короткие очереди в несколько патронов. Солнце близилось к обеду и стояло уже на самой вышине, стало нестерпимо жарко. Ветер ещё как назло стих, а вода во фляге кончилась, потому занятия они решили прервать и двинуться к речке на водные процедуры. Возле полого песчаного берега уже во всю плескалась веселая ребятня. Как и положено, по нынешним временам - под вооружённой охраной, в качестве которой выступал Сергей Туполев и Иван Иваныч, расположившиеся на берегу под складным зонтом. Михаил оставил на их попечение пулемёт и тоже двинул к воде. На берегу возникла неожиданная проблема. Если нормальному мужику не было зазорно искупаться и в семейных труселях, то девушки при эвакуации купальниками не запаслись. Проблему решили, отдав девушкам длинные мужские футболки. Михаил быстро разделся и побежал к воде, шустро пронёсся по пологому дну вперёд и нырнул в реку. Водичка была жуть как хороша, приятно освежая разгорячённое тело. Он
немного проплыл вперёд, а потом перевернулся на спину. В лицо светило жаркое летнее солнце, а вода не жгла кожу зверским холодом. Что ещё надо не пресыщенному теплом северянину? Плюсом шло, что отсутствовали вездесущие кровососы: комары, овода и мошка, так отравляющие отдых на севере. Просто рай какой-то!
        Наплававшись вдоволь, Михаил повернул к берегу, оставшемуся далеко за спиной. С детства он был хорошим пловцом. Отец водил его в бассейн с 6 лет, потом каждое лето старался вывозить на море или реку. Как же давно это было… Теперь у самого дети подросли, и седина прет вовсю в волосах. Ближе к берегу, Михаил заметил светлую голову, мелькающую на лёгких волнах. 'Хорошо идет' оценил он. Через несколько минут ему удалось встать на дно, а неподалёку вынырнула довольная жизнью Полина. Светлая футболка намокла, и просвечивала, откровенно показывая очень красивой формы высокую грудь. Соски девушки набухли от холода и притягивали взгляд сами собой. Понимая, что разглядывать это великолепие довольно таки невежливо, Михаил постарался перевести взгляд несколько повыше.
        - Не смущайся, я не застенчивая. Да и красоту свою знаю и ценю - девушка говорила, глубоко дыша, и поэтому несколько возбуждённо.
        - Опасная ты женщина Полина оказывается, для мужчин. А говоришь, что в скромном посёлке выросла.
        - Жизнь научила.
        - И то верно, жизнь чему угодно научит. Двинем к нашим?
        Одновременно с ними к берегу подошла небольшая деревянная лодка, на вёслах сидели Петька и Артем, а на корме восседал Потапов старший. Михаил помог причалить и оттащить лодку от воды. На её дне виднелась наваленная целой горкой мелкая рыбёшка. Отдельно в ведёрке торчало несколько хвостов больших серьёзных рыбин.
        - Вот, привалило нам немного стерлядки - кивнув на ведёрко, сказал дед Николаич - ребятки, вы в тот тазик соберите, пожалуйста, остальную рыбу.
        - С удачным уловом, Иван Николаевич! - поприветствовал его Иван Иваныч.
        - Да какое там. Обошёл ловушки свои, да соседей, раз их в живых нет. Мелочь всякая в основном. Погода не та, жар прет, рыба на глубину ушла. Но ты прав оказался, Михаил - рыба то есть, не меньше чем было до этой лихоимки. Вечером уды кинем, посмотрим, что там глубже плавает.
        Бойко прошёл к Туполеву. Тот не отрываясь, смотрел вслед стройным ногам Полины. Да и то, что повыше внимательно осматривал. Глаза опытного 'ходока' буквально пожирали прелести молодой блондинки.
        - Слюни подотри, и челюсть закрой. Не твой каравай.
        - Какая девка Миха… Я много женщин пере…видел короче, но это скажу тебе чистый брильянт. Не меньше. Такие, одна на тысячу попадаются.
        - Ты мне тут аморалку, боец, не устраивай! Иди лучше выгони детей из воды, обед, поди, готов уже.
        - Точно готов, по рации девчонки сообщили.
        После обеда Михаил прилёг подремать. Оживлённое утро, купание и сытный обед немного его утомили. Проснулся он от голоса в рации.
        - База первый, ответь Поиску. Приём - в рации был слышен голос Потапова младшего. Он скрупулёзно соблюдал режим радиообмена.
        - Поиск, База первый слушает. Приём.
        - Мы на подходе. Прибытие через пять минут. Как понял База первый? Приём.
        - Поиск, База первый понял хорошо. Встречаем. Удачно съездили? Приём.
        - Отлично. Загрузились по-полной и ещё приварка везём - в эфир недисциплинированно влез голос Николая.
        - Коля, не хулигань в эфире, а то высеку на правеже казацкой нагайкой. Отбой связи.
        - Все молчу… атаман.
        Михаил сразу же связался с постом, стоявшем на въезде в деревню, затем вышел на улицу. Через пять минут колонна машин уже въезжала в деревню. Первым подкатил незнакомый УАЗ буханка, изменённый из обычной машины до неузнаваемости. Мощные бампера и кенгурятник, спереди же установлена лебёдка, сверху большой экспедиционный багажник, дуга с фарами. Рисунки и надписи на борту ясно указывали, что сей чудесный агрегат принадлежал каким-то любителям автопутешествий. Из распахнувшейся боковой двери выскочили Ярик и Виталий, и тут же заняли позиции по бокам машины, держа оружие наизготовку. Затем из 'буханки' вышел сам Потапов.
        - Это что такое сейчас было? - спросил ошарашенный Михаил.
        - Отрабатываем действия группы разведки, товарищ атаман. Или я и здесь перегибаю палку?
        - Да нет, лейтенант. Группа твоя, командуй, тренируй, как требуется, базара нет. А где вы такой знатный пепелац надыбали?
        - Да у магазина, прямо на въезде в посёлок и стоял. Решили, что для маневренной группы будет самое то.
        - Знал я этих пацанов, кому эта машина принадлежала - сказал подошедший Матвей Широносов - они из-под Москвы были, вроде как из Химок, любили путешествовать. Машинка хорошая, не подведёт.
        - Значит, буханка теперь передовым дозором пойдёт?
        - Ага, можно дополнительно народу в неё посадить, там хорошие сиденья поставлены. И есть люк наверху. Туда можно пулемёт, если что, выставить, да и просто на крышу залезть, обзор все больше будет.
        - Хорошо придумал - ответил Бойко и повернулся к Бычку.
        Из грузовика и пикапа в это время выгружали добытые в 'мародёрке' вещи и продукты. Ольга Туполева сверялась со списком и командовала куда сгружать. Тут же подошедшие женщины принимались сортировать привезённое, что-то откладывали в сторону, что-то сразу укладывали в приготовленные заранее коробки. С продуктами занималась Дарья Погожина, она здраво рассудила, что лучше сразу упаковать отдельно продукты, предназначенные на конкретный приём пищи, например завтрак или обед. А из кабины грузовика Николай Ипатьев вынес на руках и поставил на землю двоих ребятишек. Девочку лет шести с ослепительно светлыми, почти белёсыми волосами и белобрысого мальчугана, которому на вид было около трёх лет. Девочка настороженно оглядывалась, мальчик же стоял рядом с ней, вцепившись в её цветастый сарафан. Глаза у него были красные, видно недавно плакал.
        - Во, Миха, принимай пополнение!
        Михаил не стал подходить близко к малышам, по опыту он знал, что не всем детям нравятся большие незнакомые дяди. Выручила появившаяся ниоткуда Стелла, дочка Николая, умная и добрая девочка, Михаилу она очень нравилась, как и нравилась её дружба с Огнейкой.
        - Ну, идите ко мне, малышня - девочка присела и позвала малышей. Те посмотрели на круглое добродушное лицо Стеллы, на её ослепительную улыбку во все 32 зуба, и сами заулыбались в ответ, потом пошли к ней.
        - Доча, отведи их к маме, пускай она их помоет и накормит. Я чистую одежду принесу попозже.
        - Конечно папа - Стелла взяла за руки детей - пойдемте малышастики.
        Бойко посмотрел вслед детям, а затем вопросительно повернулся к другу.
        - На обратном пути мы свернули к местной больничке, там должны были забрать инструменты и лекарства. А Женька со своими в райотдел в это время двинул, тот дальше немного находится. Наши пошли шухерить по кабинетам, а я местность оглядеть, вдруг слышу то ли плач, то ли скулеж. Вышел на улицу, вижу, стоит такая маленькая собачонка. Скулит, на меня смотрит и глазом косит, будто зовёт. Ну, пошёл я за ней, любопытно стало, куда она меня зовёт. Собачка отбежит, посмотрит на меня и дальше бежит. Зашли мы во дворы и тянет она меня к дому одному. Странным мне это очень показалось, вызвал по рации ребят, ну и Матвей со своими подкатил. Решили этот дом проверить и на первом этаже нашли двух горемык. Забились бедные в угол, и смотрят на нас дикими глазёнками Хорошо у меня конфеты в кармане лежали, подошёл потихоньку, дал сладостей. Они чумазые, смешные, успокоились понемногу, разговаривать даже стали. Собачка ихняя тут же крутится. В общем, во время Этого они гуляли на окраине посёлка, там пруды небольшие есть. Алёнка, это которая старшая, рассказывает, что стало им вдруг страшно, темно, потом не помнит
ничего. Очнулись детки, а никого вокруг нет, побежали домой, тоже никого. Испугались, в общем, и сидели в доме до утра. Утром побегали вокруг, покричали, да нет никого. Девчонка знала, где магазин находится, сходили они туда, печенюх и сока набрали. Потом собачонка эта к ним прилепилась. Так и жили все это время. Собачка же смотри, какая умная оказалась, вывела нас прямо на детей.
        - А где она сама? - Михаил оглянулся.
        - Да у Женьки в машине. Как-то глянулись они друг другу. Запрыгнула она к ним в буханку, и вылезать не хочет. Бойцы Жучкой обозвали - Николай присел на деревянную чурку и закурил - Не поверишь, как увидел детишек, в сердце так и защемило. Как они бедные продержались то эти четыре дня? Взрослых нет, ночью темно. Страшно было, небось, жутко. Мальчик так и не сказал пока ни слова. Девочка молодец, конечно, еду находила, брата поила, кормила, на горшок водила. А если бы мы в больницу не заехали? Знаешь что…. Поговорю с Ленкой, да и возьму их себе. Наши большие уже, самостоятельные. Буду сам воспитывать сирот.
        - Смотри, дело хорошее. Читал в какой-то книге про первопоселенцев, там были похожие истории, кто нашёл детей, тот и усыновляет.
        - А что, хороший обычай. Тогда решено, пойду к Лене.
        - Удачи, вечером на собрании увидимся.
        Михаил посмотрел вслед другу, задумчиво покачал головой, потом подошёл к Уазу. Там возились разведчики, они доставали из автомобиля какие-то ящики и копались в них.
        - Что скажешь, лейтенант, удачно съездили?
        Потапов оглянулся на подошедшего командира и вытер рукавом блестевший от пота лоб.
        - Да вполне. Туполева по списку все нашла: овощей ещё набрали в палатках, фруктов, барахла всякого нужного. Колян вон даже детишек обнаружил. Мы после такой находки ещё несколько кругов по посёлку сделали, гудели, кричали, даже постреляли. Никто больше не вышел, вымерло все. Семён чуть слезой не подавился. Выросли ведь здесь…. Эх, столько друзей и знакомых сгинуло.
        - Николай детей усыновить хочет.
        - Молодец, хорошие ребятишки, наши - Виноградовские. Повезло им, что Коля не испугался за собачкой идти и хватило ума подмогу вызвать.
        - Помирились, значит.
        - А что нам делить то?
        - В ящиках что?
        - Это из полиции, решил напоследок оставить заезд туда. Вот здесь пара десятков укороченных Калашей, здесь к ним цинки с патронами. Хорошо мы догадались кабинет начальника проверить, там и ключи от сейфа были, и от оружейной, вытащили из нее почти все. В том, в дальнем, ящике Макаровы и патроны к ним. Там всего 14 пистолетов. Так себе оружие, но нам пригодится. Нашли ещё пару Кедров, патроны к ним от Макарова подходят. В помещениях очень удобная штука, поэтому решил оставить у себя в разведгруппе. Взяли ещё наручники, жилеты. А так особо не разживёшься в обычном то деревенском райотделе. Да, вот бери, тебе подарочек от начальника.
        Евгений протянул Михаилу новый блестящий пистолет с длинным стволом.
        - Что это?
        - Пистолет Ярыгина 'Грач'. Патроны от Парабеллума к нему подходят. Хорошая штука, лучше Макарыча. Мы в армии только на них переходить начали. Видно начальничек себе по блату выписал. Держи ещё вот три магазина, туда по 18 патронов пакуется. А вот две пачки патронов, но я думаю, в оружейных магазинах под него можно будет ещё найти, это довольно таки распространённый калибр.
        - Спасибо, а то с Калашом не всегда удобно ходить.
        - Я вот про это самое и подумал. Атаман ведь должен быть всегда вооружен. Мало ли что… Завтра опробуем его в стрельбе. Вот ещё держи под него отличную кобуру - Евгений протянул чёрную пластиковую штуковину.
        - Ого! Я таких еще не видел.
        - Очень удобная. Давай сразу повешу тебе и покажу, как пользоваться.
        Он помог подвесить кобуру на пояс, запихнул туда пистолет и показал, как вынимать. Сверху пистолет держал перекидной хлястик.
        - Вот здесь кнопку нажимаешь, и фиксаторы снимаются. Наклон можно регулировать вот здесь. У нас у ротного такая кобура была, поэтому я и прихватил. Очень удобная штука, из-за пластикового крепления кобура чуть дальше о тела расположена. Два фиксатора на ней имеются, быстро пистолет можно выхватить. Просто вещь!
        - Ну, спасибо! И в самом деле, удобно. Себе чего присмотрел?
        - Кедр возьму, пожалуй. Попробую к нему кобуру придумать, в помещении ведь скорострельность важнее точности.
        - Я вот что подумал, лейтенант. Давай милицейские укороты отдадим женщинам. Пробовали сегодня на стрельбище 74-е армейские и дробовики. Тяжеловаты они для женской руки. Ружья охотничьи вообще не то, им, если только Мурки подойдут с коротким прикладом. А так Калаш вполне простой и удобный девайс в качестве оружия самообороны.
        - Не такой уж простой, хотя с тем же Макаровым навык нужен. Так что есть резон. Может ещё некоторые виды гладкоствольной Сайги под это дело отдать? Видел парочку у вас. Самое то для ближнего боя - автоматический, патронов в магазине десяток. Зарядить туда крупную дробь или картечь, и тех же собак наглухо остановит. В Вельске надо будет поискать в ружейном магазине что-то подходящее, да патронов там же набрать.
        - Согласен. Да, ещё один вопрос к тебе, Евгений. Мы тут вечером решили собраться активом и обсудить маршрут на завтра.
        - Решили всё-таки выдвигаться?
        - Пора в путь, а то мы все между небом и землёй болтаемся. Надо искать себе новый дом и дальше жить.
        - Дом это хорошо - протянул задумчиво десантник.
        Бойко после разговора с лейтенантом подошёл к жене, которая с Натальей Фёдоровной разбирала медикаменты из местной больницы. Отдельно в чемоданчике находились медицинские инструменты.
        - Ну, как, Ниночка, съездили? - он обнял её и поцеловал в щёку.
        - Да хорошо, Мишенька. Наталья Фёдоровна все нам показала. Мы много и не набирали, только основные и самые необходимые вещи. Приедем на место, там и будем обустраиваться. Эх, нам бы ещё хирурга хорошего, тогда вообще неплохая амбулатория получится. А как там наши найденыши?
        - Николай с Леной решили их усыновить. Уже некие традиции вводим в новом мире, кто нашёл, тот и усыновляет.
        - Вот молодец какой! - вмешалась в разговор Наталья Фёдоровна - Бог зачтёт все добрые дела. У вас вообще хорошие друзья, Михаил Петрович.
        - Спасибо на добром слове. А пока, дамы, идите, упаковывайте все привезённое основательно, завтра выдвигаемся.
        После ужина в деревянной беседке опять собрался актив, так по советскому подобию обозвал сие мероприятие Николай. Тот ещё был шутник, но название сразу же закрепилось. А что? Коротко и ёмко, в советское время появилось много своеобразных и лаконичных аббревиатур. Присутствовали оба Потапова, Николай Ипатьев, Павел Михайлов, Ольга Туполева, Иволгин Иван Иваныч и Татьяна Николаевна Тормосова. Позже, после окончания своего дежурства, к ним присоединились Толя Рыбаков и Матвей Широносов. Сидящие в беседке люди пили чай и спокойно разговаривали. Вечер принёс долгожданную прохладу, солнце склонилось за лес и только его неяркие отблески таяли в высоких облаках, кидая остатки летнего жара на землю.
        - Ну, что Михаил, все в сборе, давай, начинай собрание - дед усмехнулся в бороду, видно вспомнил что-то из своей жизни.
        - Давайте начнём, товарищи. Кто секретарь? Вести протокол будем? - решил поддержать игру Бойко.
        Все дружно засмеялись. Большинство из здесь сидящих людей ещё застали советские времена, и игра слов была им совершенно понятна. Молодёжи подобный советский сленг уже был чужд.
        - Ну, раз без протокола. Задача номер один у нас сейчас такая - найти и обосноваться в новом, удобном для жизни месте. В ближайших планах - доехать до Вельска и устроить там небольшую 'мародёрку'.
        - Это что за слово такое? - удивилась Татьяна Николаевна.
        - А так наш атаман называет поиск и экспроприацию материальных ценностей - ответил Ипатьев - Он у нас в прошлом был любитель почитать страшилок про конец света, вот и нахватался словечек разных.
        - Вот как? Тогда для меня лично это многое проясняет - Тормосова бросила оценивающий взгляд на Бойко.
        - А что нам в Вельске требуется найти? - спросил по-деловому Матвей.
        - Необходимо пройтись по оружейным магазинам, не хватает кое-какого снаряжения, некоторых видов патронов. Ещё нам требуется прошерстить спортивные магазины. Всё-таки Вельск это небольшой, а город. Дальше до самой Вологды ничего подобного не будет.
        - Мы уезжаем из области?
        - Да. Я думаю, нам нужно ехать в среднюю полосу. Там и климат мягче, да и расстояния между населёнными пунктами короче. Может ещё, кого из выживших встретим. Все-таки в тех местах плотность населения больше.
        - А куда конкретно, ещё не определились? - спросил заинтересованно Иван Николаевич - Мне вот Рязань нравится. Учился там, друзья в области есть. То есть были….
        Мужчина вдруг споткнулся на слове и замолчал. Люди угрюмо переглянулись между собой, вот они реалии нового мира!
        - Я думаю, стоит доехать до Ярославля, а там уже определиться. Москву желательно объехать стороной.
        - А что так? - встрепенулся Потапов старший.
        - Предчувствия имеются нехорошие…
        - Предчувствия? - дед глянул на Михаила, и взгляд у него в этот момент был такой пронзительно-пронизывающий, что аж холодок по телу прошёлся. Бойко никак не ожидал подобного от старика - Ну, раз они нехорошие, тогда и не стоит туда ехать. Я бы на твоём месте доверял своему дару, пока он тебя не подводил.
        Бойко с трудом отвел глаза от Потаповских пронизывающих зенок и молча кивнул головой. Широносов в это время с интересом наблюдал за дедом и их командиром - Фига себе вы экстрасенсы! У меня от ваших поглядов даже мурашки по коже побежали. Может, ещё поколдуете чего?
        Иван Иваныч хитро оглянулся на Матвея - Можно и наколдовать, милок. Хочешь, оборотнем тебя сделаю?
        Широносова аж передёрнуло от такого предложения, а больше всего от взгляда, которым оно сопровождалось. Поэтому самым лучшим ответом Матвей счёл молчание.
        - Нам было бы неплохо обсудить новое местожительство со всеми остальными людьми - Тормосова обвела присутствующих твердым взглядом - Может, ещё поступят от кого дельные предложения. Сколько нам времени понадобиться, чтобы добраться до Ярославля? Я так поняла, там необходимо будет принято окончательное решение?
        - Дня два - коротко ответил Николай - завтра заночуем за Вельском. К вечеру следующего дня будем у Ярика. Если, конечно, в Вологде не тормозить.
        - Есть у кого какие мысли, что мы ищем? - вступил в разговор Рыбаков.
        - Небольшой посёлок, чтобы был отчасти благоустроенным, а не в грязи утопающая деревушка. Желательно, чтобы имелись здания для школы и больницы, не плохо и гаражи с мехмастерскими. Поля и огороды неподалёку, речка и леса. Большие трассы рядом также желательны. А главное, чтобы окрестности радовали глаз, без красоты нам не понравится там жить.
        Все с удивлением оглянулись на Михаила. Он в нескольких словах описал их возможное будущее. И люди вдруг неким внутренним чутьем поняли, что они найдут такое место. Обязательно найдут! Такая вера сквозила в его словах.
        Весь последующий разговор касался уже бытовых мелочей и подготовки завтрашнего выдвижения. Михаил смог вернуться к семье только в полночь. Дети уже спали, Нина укладывала вещи в сумку. Он сообщил ей последние новости, потом они немного поговорили. А чуть позже занялись потихоньку более интересным занятием. Ибо жизнь продолжалась!
        День шестой
        Сборы временного лагеря были недолгими и уже полдесятого колонна смогла выдвинуться к трассе М-8. Дорога проходила прямиком через таёжные леса, иногда распрямляясь, временами выписывая крутые повороты. Мимо окон автомобилей проносились просторные сосновые боры, глухие ельники, обширные северные болота. Изредка в лесах появлялись прогалины и открытые луга, мелькали поймы многочисленных рек, ещё реже попадались деревушки, большей частью заброшенные. Водители двигались без остановок. Впереди колонны бежал УАЗик с командой Потапова, затем шёл Субару Михаила, пикап Мицубиси, вахтовка, микроавтобус, оба грузовика, замыкали караван Лендровер и Ниссан-Петрол. Изредка на трассе попадались остановившиеся автомобили. Иногда фуры валялись в кювете, один раз они подъехали к остаткам страшной аварии. Поперёк дороги стояла обугленная фура и врезавшийся в неё, полностью сгоревший внедорожник. Пришлось подцеплять машины на буксир и оттаскивать в сторону. Где-то на полпути Михаил заметил, как буханка тормознула у очередной фуры, стоявшей у обочины.
        - Дозор один. Что там у вас? Приём - спросил он в микрофон.
        - Дозор один атаману. Номера на фуре дагестанские, там скорей всего овощи и фрукты. Вот и решили посмотреть. Приём.
        - Атаман Дозору - действуйте по обстановке. Отбой - Михаил стал также придерживаться эфирной дисциплины, Потапов настоял. Порядок следовало поддерживать и в мелочах.
        А в фуре действительно оказались арбузы и дыни, ещё даже не успевшие испортиться. Мужчины быстренько перекидали несколько десятков штук бахчевых в грузовики. Часть их раздали сразу по машинам, когда ещё придётся попробовать южные лакомства? До Вельска караван совершил ещё пару остановок у таких же грузовиков с южными номерами. Добычей новоявленных 'мародерщиков' стали в этот раз различные овощи: капуста, молодая картошка, лук, помидоры. Дневной перекус люди организовали уже на подъезде к Вельску, где-то в третьем часу дня. Мужчины достали газовые горелки и быстро приготовили чай. Женщины же нарезали караваи душистого домашнего хлеба, подарок оставшихся в Пянде старушек. Там же вчера закоптили вечерний рыбный улов, к столу пришлись и подобранные по пути овощи.
        Старшие машин собрались на импровизированный совет. Вельск досконально никто из них не знал, пришлось довольствоваться обрывками слухов и картами. Совместно они порешали, что основная часть каравана уйдёт по объездной дороге и будет ждать остальных за городом. Разведка, машина Михаила, пикап и 'Бычок' Погожина поедут в город, так в дальнейшем они и поступили. В Вельске удалось обнаружить только один охотничий магазин. Проехав по улице Пушкина, сразу после стадиона машины свернули налево и доехали до Базарной площади. Там, в одном из торговых зданий караванщики и нашли этот небольшой магазинчик. Поживиться многим в нем не удалось. Разведчики прихватили несколько гладкоствольных карабинов Сайга и МР-133, укороченных с пистолетной рукояткой, как раз для женщин. Семён Иволгин взял себе комиссионную винтовку советских ещё времён, у него имелся прицел как раз под неё, и бой говорят у этого ствола хороший. В подсобке магазина мужчины отобрали все необходимые боеприпасы. Их оказалось вполне достаточное количество, видимо к охотничьему сезону заранее завезли. Михаил же с Николаем занимался в это время
подбором амуниции. Хороших разгрузок в магазине не оказалось, поэтому взяли обычные патронташи и подсумки, а также кожаные ремни, для женщин вполне достаточно. Мужчины вдобавок поискали охотничью одежду маленьких размеров и крепкую обувь. Тут же на площади 'мародерщики' нашли спортивный магазинчик, и натаскали оттуда ветровок, флисовых курток и обуви. Да те же резиновые сапоги в новом мире оказались очень необходимой вещью. Список требуемых размеров Ольга Туполева приготовила заранее, за что ей было высказано большое спасибо. Вообще, сейчас Михаилу не приходилось лишний раз суетиться по бытовым мелочам. Народ уже понимал, что к чему, и действовал вполне самостоятельно. Все же взрослые и разумные люди с кое-каким жизненным опытом.
        Пикап вскоре оказался полностью завален баулами и коробками. Пока братья Михайловы закрепляли груз, Михаил вышел на высокий угор. Внизу, у подножия, неспешно текла река Вага, за ней виднелась освещённая ярким вечерним солнцем деревенька, дальше синел густой еловый лес. Нигде не было видно ни одного признака присутствия живых людей. Очередной город, пускай и небольшой, но уже мёртвый. Скоро здесь начнётся полное запустение, дома будут потихоньку разрушаться, дороги зарастать бурьяном и кустарником, и через какое-то время природа полностью поглотит этот форпост человеческой цивилизации. Такое он уже видел на примере города Припять. За один день его в панике покинули люди, застигнутые врасплох страшной чернобыльской катастрофой. И теперь он стал городом-призраком и, похоже, в новом мире большинство городов станут такими же. Дороги между населёнными пунктами будут также разрушаться, мосты рано или поздно рухнут. Цивилизация будет стремительно отброшена далеко назад. Что их ждёт там, впереди? Мрачные рассуждения новоявленного атамана прервал Евгений. Он предложил сгонять до местного РОВД, который
находился неподалёку. В самом здании оружейки не казалось, и где она находилась, никто не знал. Только в дежурке они обнаружили несколько пачек патронов и пару милицейских укоротов. В кабинете начальника стоял большой сейф, но ключей от него найти не удалось, вскрывать же времени не было. Несолоно хлебавши, они вышли на улицу. Солнце уже склонялось к горизонту, им пора было выезжать из города. Но тут Семён вспомнил, что на улице Кирова есть тюрьма, и у охраны то точно должно быть оружие. Новоявленные 'мародёрщики' тут же решили туда смотаться.
        Двери в высоком заборе, огораживающем здание, оказались открыты. Сразу за ними начинался КПП, входные решётки, расположенные на нем, были также захлопнуты, а работали запирающие замки от электричества. Николай быстренько притащил из автомобиля два ломика и, попыхтев минут пятнадцать, вспомнив бессчётное количество раз чью-то мать, они наконец смогли-таки пройти внутрь. Главное здание выглядело весьма старинным, и попасть в него оказалось сложнее. Путь преграждала капитальная железная дверь и толстенные кирпичные стены. Коля, чертыхнувшись, опять сходил в машину за основательной такой кувалдой. Дверь то оказалась крепкой, но петли расположены были на старых кирпичах, которые от ударов мощного инструмента просто рассыпались. Войдя в здание, 'мародёрщики' решили разделиться на две поисковых группы, и вскоре лейтенант сообщил Михаилу по рации, что нашёл комнату хранения оружия. Странно, но её дверь была открыта настежь. В коридоре, перед оружейной, обнаружились несколько оплавленных пластиковых комочков, бывших некогда мобильными телефонами. Видимо в учреждении всё-таки была какая-то тревога и охрану
начали спешно вооружать. Очередная странность часа Х. Внутри оружейки находились открытыми шкафы с оружием. На конторском столе спокойно лежали ключи от сейфов. Потапов вошел внутрь, глаза его разгорелись, он осматривал по очереди все шкафы и ящики. Доставал из них все подряд и складывал на пол. Михаил, увидев такую прыть десантника, решил его немного остудить.
        - Евгений, ты что, собрался все выносить? У нас уже достаточно всяческих стволов, если и выбирать, то что-то именно сейчас необходимое.
        Потапов огорчённо оглянулся, вздохнул и присел на табурет - Тогда надо подумать. У тебя есть, какие пожелания?
        - Автоматов у нас сейчас на всех мужиков хватает, думаю десяток для запаса ещё можно взять. А это что за пистолеты?
        - Дай-ка сюда! Это Ярыгины, я тебе такой же подарил. Ни фига - вертухаев перевооружают быстрее, чем армию. Так, тут их двенадцать будет, возьмём все. Разведчиков вооружу. А это что за чудо?
        Он держал в руках небольшой, похожий чем-то на Калаш, автомат с узким рожковым магазином.
        - У нас есть один такой, в райотделе городском джиперы нашли. Новая какая-то модель, похоже, спецом для полиции разработали.
        - Точно, новая модель, патроны похоже пистолетные. Такие машинки вполне для ближнего боя подходят. Спаренные магазины, небольшой вес, а что, удобный девайс. Возьму себе оба в разведгруппу.
        Тем временем Ярослав с Семёном разбирались в боеприпасах, здесь их оказалось немало. В ящиках были уложены десяток цинков патронов для АК-74, и не менее двух десятков с патронами 9х19 для новых пистолет-пулеметов, они же подходили и для Ярыгина. Отдельно находились ящики со слезоточивыми и сигнально-шумовыми гранатами. 'Мародёрщики' решили взять ящик того и другого. Так, на всякий случай. Кликнули Николая и Михайловых и стали выносить все отобранное на улицу. Погожин все укладывал в фургончике. Ольга в это время залезла на УАЗ и прикрывала погрузку сверху. Евгений же с Михаилом продолжали копаться в шкафах. Там они раздобыли неплохие разгрузки и всевозможные подсумки, снабжали ФСИНовцов хорошо. Стеллаж с дубинками, щитами и пластиковыми шлемами мужчины обошли стороной, прихватили только восемь лёгких бронежилетов.
        Через полчаса все было загружено и они смогли двинуться в путь. Основная часть каравана ждала их у поста ДПС сразу за городом, минут пятнадцать ходу. Они уже выехали из города, когда неожиданно позади их появилась большая чёрная машина и стала мигать дальним светом.
        - Дозор один, атаману - зашуршал в рации голос Потапова - кто-то нам маячит, и это явно не наши. Приём.
        - Атаман, дозору. Стоп машины. Давай посмотрим, кто это. Отбой.
        Они остановились, ребята из разведгруппы заученными движениями заняли позиции по флангам, не перекрывая друг другу сектора обстрела. А Газель и пикап проехали до автобусной остановки, находившейся чуть дальше. Михаил оставил Ольгу возле машины, взял свой АК-74 наизготовку и пошёл вперёд Неизвестный автомобиль подъехал поближе. Это был чёрный Шевроле - Тахо, здоровенный американский внедорожник с наглухо затонированными стёклами. Автомобиль моргнул ещё пару раз и подкатил на пятьдесят метров, потом из него вышли двое мужчин. Один лысый, в ветровке зелёного цвета, он сразу поднял пустые руки и двинулся вперёд. Второй человек, угрюмый верзила с короткой стрижкой, остался стоять около машины. Подходивший к ним лысый вдруг расплылся в улыбке и радостно прокричал.
        - Чувак, это просто охранительно! После гребаного конца света, на самой границе этой гребаной области я встречаю старого знакомого!
        Теперь и Бойко опознал кричавшего человека, когда-то они пересекались по делам в Северодвинске, правда, не виделись уже больше десяти лет. А лысым он был уже тогда.
        - Не узнаешь что ли? Это я, Дмитрий Сашукин.
        - И тебе не хворать. Какой у нас всё-таки маленький мир. Ты то каким ветром здесь?
        Сашукин неожиданно полез обниматься и целоваться. От него резко пахло спиртным и женскими духами. Он, мотыляя руками, начал сбивчиво рассказывать: А мы едем, едем…все вымерло кругом. Зависли тут на пару дней на одной турбазе, выехали потом в город и на тебе. Сейчас, подожди - Сашукин повернулся и стал махать оставшемуся у автомобиля мужчине. Тот сел обратно в джип и подогнал машину ближе.
        - Вот знакомься, это классный парень Костян. В своё время мы с ним круто позажигали.
        К ним подошёл крепкий, очень коротко стриженый мужчина лет 35 на вид. По его походке и внешнему виду сразу определялась принадлежность к определённому кругу лиц. Холодный наглый взгляд серых глаз, сбитые костяшки, пара татуировок на крепких бицепсах. На шее висела толстенная золотая цепь. Михаил думал, что такие типы уже канули в лету.
        - Здорово, пацаны! А вы что, вояки? Оружия навешано, мама не горюй, прям Рэмбо какие. Да и тачила у вас зачётная - крепыш пнул по колёсам буханку.
        - Нет, мы такие же выжившие, просто хорошо подготовились к отъезду - ответил просто Михаил. Этот парень ему уже не нравился. Да и Дима был тот еще мутный тип, всегда всем денег оставался должен - А вы куда направляетесь?
        - Дык на юг - оживлённо затараторил Сашукин, его мелкие глазки оценивающе бегали по машинам и оружию караванщиков - Мы ведь поняли, что впереди нас кто-то едет. А это вы вдруг оказались. Как бы мы были бы не прочь пристроиться к вашей колонне, а то что-то жутко стало по сплошному безлюдью ехать. С нами ещё пара весёлых девчонок прихвачена. А, Миша?
        Он вопросительно посмотрел на Михаила.
        - Командир, на пару слов - позвал того Потапов, они отошли к Субару - не нравятся мне эти типы. Ты хорошо его знаешь?
        - Да так, шапочное знакомство. Тот ещё чувачок, но не можем же мы так просто бросить людей?
        - Хм, не можем. Тебе, конечно, решать, но я приглядывать за ними всё равно буду.
        Они повернулись к приезжим.
        - Мы возьмём вас с собой, но при условии, что вы будете соблюдать наши правила и не отставать от каравана. Основная его часть находится немного дальше. Нас всего уже более пятидесяти человек.
        - Ого! - присвистнул Дмитрий - Даже не ожидал, что столько народу в живых осталось. Думали все, конец света произошёл, всем капут.
        - Только учтите - пьянство и ругань не потерплю, у нас тут семьи и дети.
        - Да ладно, старик, мы что, без понятий что ли. Все будет тип-топ.
        - Тогда залезайте в машину и следуйте за нами.
        - Слышь, командир - остановил Михаила быдловатый Костян - а случайно не вы завалили тех утырков на северодвинской развилке?
        - Случайно мы. Но они первыми начали, пришлось ответить.
        - Ништяк, а вы пацаны крутые. Уважуха. А я знал там одного. С головой у него всегда проблемы были, совсем от наркоты мозги высохли. Да и дружки у него такие же обдолбыши, так что своё они получили.
        - А у вас то самих оружие есть?
        - Обижаешь, братан, пара горизонталок и укорот ментовской. Некогда нам было в городе шариться, со стороны Сульфата такой грохот стоял, скорей свалить оттуда хотелось. Да и я волыну зачётную надыбал - Костян достал из поясной кобуры блестящий серебристый пистолет - Беретта, у другана на хате запрятано была, жаль, патронов к нему мало. Может у вас они есть к нему?
        Михаил покачал головой и пошёл к машине. Что-то подсказывало ему, что намучаются они ещё с этой парочкой. Через десять минут они подкатили к основной колонне. Дорога опять пошла через глухие леса, то там, то здесь появлялись дорожные знаки 'Осторожно - дикие животные', здесь часто на дорогу выходили лоси. Вот интересно, остались ли они в лесу после Катастрофы? В голову Михаилу стали приходить всяческие мысли об экологии в нынешних условиях. Остро не хватало реальной информации об окружающем их в новом мире.
        - Тут нужны мозги специалиста - подумал Михаил вслух - Да, сохранение информации, нынче наша наипервейшая задача, иначе скатимся к уровню дикарей.
        Сидевший за рулём Николай Ипатьев удивлённо оглянулся на друга.
        - Атаман, ответь крайнему. Приём - зашелестела рация.
        - Атаман в эфире. Приём - ответил Бойко замыкающей машине.
        - Тут эти пришлые затеяли остановку. Приём.
        - У них проблемы? Приём.
        - Да нет, типа говорят устали. Приём.
        - Объясни на раз, если устали, могут ехать обратно. Остановка для всех будет через час. Приём.
        - Понял атаман. Отбой связи.
        - Что там? - спросил Николай.
        - Да эти северодвинцы ещё не поняли, что в колонне идут.
        - Мутные они какие-то.
        - Это точно. До Вологды нам, сколько ещё ехать?
        - Глебово проехали с памятником. С таким темпом нам чуть больше часу осталось. Места глухие, брошенных машин на дороге мало попадается. Мне этот участок трассы всегда нравился.
        - Дозор, ответь атаману - взял рацию Михаил и назвал позывные разведчиков. Их буханка двигалась в полукилометре от основного каравана.
        - Дозор, атаману. Приём.
        - Через час ищем место для ночлега. Как понял? Приём.
        - Понял отлично. Через час место на ночлег. Дозор атаману, отбой связи - дисциплинированно ответил Потапов.
        - Хм. Вроде как у нас команда слаживается. Глядишь, и прорвёмся! - Николай снова был в хорошем настроении.
        - Нам по-другому нельзя, Коля. Только сообща из этого дерьма вылезать.
        Они продолжили свой путь. Понемногу места пошли более обжитые, караван въезжал в старорусские земли. Вдоль трассы стали чаще попадаться деревушки. Вместо мрачных лесов по бокам дороги появлялись обширные обработанные поля и луга. Стоящих на магистрали автомобилей стало попадаться заметно больше, и темп движения несколько снизился. Через час они остановились у посёлка Фофанцево. Здесь, у шоссе находилась гостиница, поэтому можно было разместиться на ночлег с комфортом. Колонна остановилась перед самим зданием. Разведгруппа лейтенанта проверила помещения и дала добро на размещение остальных. Люди начали заходить внутрь гостиницы и занимать там комнаты. Номера стояли уже с застеленными кроватями и в полном порядке. В водопроводе даже было давление, и можно было помыться, видимо вода шла со скважины. Баллоны с газом стояли почти полные, поэтому женщины решили готовить ужин в пригостиничном кафе. Мужчины быстрёхонько выкинули скисшую еду и проветрили помещение кухни. Разделочные столы и наличие большого количества кухонной утвари сподвигнуло женщин на некоторые кулинарные изыски, и вскоре с первого
этажа по всему зданию потянулись ароматные запахи.
        Михаил стоял на крыльце и наблюдал за закатом. Они уже уехали достаточно на юг и солнце заходило раньше по времени, чем на их Севере. После сезона белых ночей приходилось снова привыкать к унылым сумеркам. Длинные косматые тени тянулись от поставленных гуртом автомашин. Рядом с ними возились водители, доливали бензин, проверяли уровень масла, смотрели колеса. Завтра, поближе к Вологде, они решили провести полную дозаправку. Чуть в стороне, на автостоянке, в приподнятом от земли помещении сторожей, первая смена караула оборудовала пост наблюдения. С этой будки открывался отличный вид, как на ближайшие здания, так и на саму трассу. У окна в ресторан возились Юра Ипатьев и Серёга Туполев. Они тянули провода от бензогенератора, в этом им активно помогали мальчишки. Все были заняты каким либо делом: кто таскал продукты из машин, кто помогал Ольге Туполевой сортировать вещи, кто возился с детьми. Чуть в стороне Женя Потапов проводил очередной ликбез для девушек и подростков по оружию. Они изучали взятые в Березнике полицейские Ксюхи и пистолеты Макарова. Женщины учились правильно брать оружие в руки и
прицеливаться. У вахтовки на складных стульях присели Татьяна Николаевна Тормосова и её подруга Диана. Они копались в стопке прихваченных книг. Михаил заинтересовался и подошёл к ним - Добрый вечер, дамы. Чем таким интересным занимаемся?
        - Да вот, Михаил Петрович, сортируем книги. Мы пока у Вельска вас ждали, наткнулись на интересный грузовичок. В нем оказались школьные учебники, видимо к новому учебному году их везли. Вот позабирали с него, что успели.
        - Вот какие вы молодцы! А я только сегодня подумал, что нам в первую очередь надо сейчас знания спасать.
        - Значит, вы тоже считаете, что человек не одним хлебом жив? - с интересом посмотрела на него Диана.
        - Ну, на то он и человек. Ещё ведь древние люди поняли, что у человека кроме тела имеется ещё и душа. И она также требует к себе внимания.
        - Ничего себе, а вы оказывается у нас целый философ - удивлённо протянула Корчук - а я тут грешным делом подумала, что кроме собирания оружия и жратвы, вы ничем сейчас не озабочены.
        - Так и вы, как я погляжу, от оружия уже не отказываетесь - Михаил указал на милицейскую кобуру с Макаровым, притороченную на широкий ремень женщины.
        - Мне достаточно было урока на развилке, а я стараюсь признавать свои ошибки. Хотя в реальном бою, у меня вряд ли хватит той выдержки и умения, какая оказалась у вас. Война всё-таки удел мужчин.
        - Тут вы правы. И всё-таки навыки самообороны необходимы нынче всем. Татьяна Николаевна, есть тут что-то полезное? - он показал на стопки книг.
        - Конечно, и очень много. Я думаю, что пора с детишками начать заниматься в свободное время. Пока все происходящее для них просто большое приключение, но потом ведь начнётся проза жизни.
        - Очень правильное решение. Можно тогда вас попросить кое о чем?
        - Да, слушаю.
        - Вы сможете совместно с Дианой взять в свои руки сбор информации? Возьмите в помощники Максима Каменева и ребятишек пошустрее. Я и своего Петьку к вам направлю. Собирайте всю найденную по пути информацию, показавшуюся полезной и сортируйте её. И поспрашивайте у наших людей, кто что умеет и знает. Нам ведь необходимо передать свои знания следующим поколениям. И на новом месте жительства необходимо будет озаботиться созданием школы. Можете уже сейчас заняться подбором персонала.
        - Конечно, Михаил Петрович! С радостью и удовольствием, очень не хотелось бы быть балластом в вашей дружной компании.
        - Ну, уж, скажете… Всем у нас найдётся дело.
        Михаил отошёл от женщин и решил найти своих. Его семья заняла небольшую комнату на втором этаже. Петька уже убежал куда-то по делам. 'Больно самостоятельный стал' проворчала Нина, она сушила волосы феном. Оказывается обогрев здесь работал от газовых грелок, и поэтому имелась горячая вода. Михаил поцеловал жену в шею и решил сам быстренько сходить в душ. Там он сбрил отросшую бородку, оставив вислые, на манер запорожских, усы. Освежившись, мужчина плюхнулся на койку немного полежать.
        В скором времени всех позвали в ресторан. Там уже была расставлена мебель, горел электрический свет, играла приятная музыка. Ели в этот раз из нормальной посуды, по причине наличия горячей воды и хорошего настроения. Общими усилиями поварихи приготовили знатный картофельный гуляш, заправленный тушёнкой и пряностями. На столах стояли салаты из овощей, нарезанная копчёная колбаса, солёная рыба из банок. Вкусно пахло пирогами, вскоре их должны были вынести в зал. Мастерицы также заранее напекли в дорогу булочек и лепёшек. В зале воцарилось приподнятое настроение, ведь их случайно сложившаяся группа уже имела общую цель, и пока получалось к ней успешно продвигаться. Команды из разных мест потихоньку притирались и слаживались, и люди это живо почувствовали. Уныние и ужас первых дней сменилось у них на осторожный оптимизм. Михаил также заметил, что алкоголь теперь свободно на столах не стоял. По желанию, мужчинам наливали грамм 100 крепкого, а женщинам стакан вина. Да и то, далеко не все заказывали спиртное. Если в первые дни оно послужило средством от стресса, то теперь уже не было такой необходимости.
Всё-таки алкоголь у большинства воспринимался как праздничный напиток, а их поездка понемногу становилась будничным делом. И это было даже хорошо.
        Михаил заказал себе только сок и сел за угловой стол. Рядом оказались Юра и Наталья Ипатьевы, Андрей Аресьев с женой и Толик Рыбаков. Нина же сидела за соседним столиком и оживлённо общалась с Машей Каменевой и Марией Шаповаловой, блондинкой из дачного посёлка, схлопотавшей случайную пулю у развилки. Маша уже отошла после первого шока и дело, похоже, двигалось к выздоровлению. За мужским столом разгорелся спор, по какой дороге двигаться дальше, ехать прямо до Ярославля или свернуть раньше. Сходились только в одном - Москву надо объезжать подальше. Чем-то она всё-таки настораживала всех. Наверное, из-за того, что в последние двадцать лет редко оттуда приходили хорошие вести. Успела даже сформироваться привычка, ожидать из Москвы только неприятности. Доев гуляш, Михаил двинулся к выходу. Краем глаза он отметил, что Матвей Широносов сидит в обнимку с дочкой Тормосовой Алисой, а Полина вообще находится за соседним столом.
        - Однако у нас складываются новые отношения - подумал он и тут его взгляд натолкнулся на неприглядную картину. В углу, возле стойки бара, сидела компания Димы Сашукина. И они явно не придерживались алкогольного воздержания. На столе стояло несколько открытых бутылок, лежали консервы с деликатесами, а пара крашенных в чёрное девиц в наглую курила прямо в зале.
        - Дмитрий, мы вроде договаривались не пить на людях. И почему вы курите в общем зале?
        - А ты кто такой? Раскомандовался тут хрен усатый! - нагло ответила одна из развязных девиц, похоже, что уже пьянющая в хлам.
        - Остынь детка - скомандовал Костян - это атаман ихний.
        - Ну и что! - не унималась та - Мы к нему в команду не записывались. То остановиться нельзя, то курить. Да пошёл ты…
        - За такое поведение дамочка… - начал уже свирепеть Михаил. Краем глаза он заметил, что в конце зала из-за стола поднялись Юра и Анатолий, и заинтересованно посмотрели в их угол.
        - Все нормально, Миха. Сейчас мы её на улицу выведем. Не видишь, мадам перебрала - вступился за девицу Дмитрий и стал быстренько вытаскивать буйную подругу из-за стола.
        - Ну, смотри, Дмитрий, последнее вам предупреждение.
        - Ты нам тут предъявы то не кидай, командир. Перед своими шестёрками тузлы наводи! - зло бросил браток, также потянувшийся к выходу.
        Михаил сгрёб все со стола в мусорную корзину и открыл окно проветрить. Благо, на улице нынче комаров не было. Ситуация ему сильно не понравилась.
        - 'Пожалуй, завтра надо будет от них избавиться' - подумал он.
        Но жизнь в очередной раз распорядилась по-другому. После окончания ужина Михаил подошёл к стоявшим у машин Николаю и Василию. Те обсуждали, стоит ли заменить два маленьких грузовичка на один большой. Да и в микроавтобусе становилось несколько тесновато. Может в Вологде стоит поискать что-то побольше? Затем Бойко сходил проверить дежурных в карауле, после заглянул на кухню и переговорил с женщинами. Наконец, он вышел на крыльцо и достал сигару. Солнце уже село и только розовые отблески в облаках давали какой-то призрачный пурпурный отсвет. У соседнего здания он к своему удивлению заметил горящий костер и решил проверить, кто там его палит. Вдруг с той же стороны послышались возмущённые женские крики и чьи-то ругательства. Почуяв неладное, Михаил достал пистолет из кобуры и передёрнул затвор. За поворотом ему открылась неприглядная картина: около костра находилась все та же подвыпившая компания: Сашукин уже был в стельку пьян и стоял в обнимку со своей шатающейся подругой. Вторая пассия сидела на ящике у стены с бутылкой вина и по всей видимости лыка не вязала. 'Когда они успели нализаться то?'
подумал Михаил, но знакомый пряный запах сразу ответил на этот вопрос. Компания вдобавок к спиртному вовсю кумарила анашу. В этот момент из-за угла появилась Алиса Тормосова с Мариной Кустовой, они и были источниками криков. А причиной их ора оказался быковатый Костян. Похоже, что наркотик сорвал ему крышу окончательно, и он грязно домогался женщин. Его крепкие руки развязно хватались за женские задницы и груди, девушки были близки к панике. Бычара угрожающе зашептал Алисе в ухо и в его руке что-то зловеще блеснуло.
        - Эй, урод, отпусти девушек - выкрикнул зло Михаил - бери свою кодлу и сваливай по-хорошему.
        Костян дёрнулся и обернулся. Его глаза неожиданно блеснули жгучей ненавистью. Он оставил девушек и двинулся к мужчине.
        - Ты на кого тянешь, чучело… рамсы не попутал? Атаман, бля х. ев!
        - Это ты, гавно ползучее, что-то путаешь - начал вскипать Михаил и поднял пистолет.
        - Да ты, черт обычный…Ты знаешь, кто я? Да я таких чмырей на ремни в зоне резал. Да ты никто…
        Михаил смотрел в глаза этому злобному подонку, не имеющему права называться человеком. В 90-е он вдоволь налюбовался на эти тупые наглые хари, думающие, что им все теперь позволено, вдруг в то смутное нечеловеческое время вылезшие из всех смрадных щелей, и почувствующие себя пупом мира. Потом они уйдут в бизнес, наденут гламурные костюмы, обзаведутся депутатскими значками, но их сущность от этого не изменится. Они и дальше будут пихать в общество свои зоновские понятия, заменяющие им нормальные человеческие законы. Наполнят эфир убогими сериалами и шансоном. Бойко почувствовал холодную волну ярости, которая поднималась сейчас откуда-то снизу и перетекала в руки, держащие оружие.
        - Чё ты волыной машешь, фуфел? Все равно слабо пальнуть, чмырь, это тебе не книжки умные читать… - в руках блатного мелькнуло лезвие. И в этот же момент холодная ярость из рук перетекла в мощную энергетическую вспышку выстрела. Михаил попал бандиту прямо в лоб. В следующий миг голова подонка просто лопнула, забрызгав окружающих кровью и мозгами, а тело рухнуло вниз, как подкошенная трава. Ошеломлённые произошедшим все поначалу замолчали, в отблесках огня безголовое тело выглядело зловеще. Первым опомнилась сидевшая на ящике подруга блатного.
        - Ах ты, сука! - заорала истошно она - Ты Костяна замочил!
        Опытной рукой она разбила бутылку о стену и кинулась с 'розочкой' на Михаила. Тот сделал шаг в сторону и ударил ногой в крепком ботинке по женской коленке. Дамочка упала прямо в пыль и дико завизжала от боли. Мужчина добавил ей крепкий пинок в живот. Ярость все ещё клокотала в нем. Сашукин в это время пытался достать пистолет из кобуры и визгливо орал.
        - Ты что наделал, урод! Гнида поганая, ты что творишь! Да я тебя сейчас!
        - Руки в гору! На колени упал! - дико заорал Михаил и, направив пистолет на трясущегося лысого урода, выстрелил немного в сторону - Быстро, я сказал, или тебе башку снесу!
        - Блин, что происходит? - раздался рядом голос Ярослава Туполева. Он очумело смотрел на безголовый труп и сидящего на коленях Сашукина. От гостиницы уже слышались крики и топот бегущих людей.
        - Держи этого на прицеле! - скомандовал Бойко, затем подошёл к лысому и выдернул его пистолет из кобуры, схватил вторую шлюху за волосы и поставил на колени рядом с дружком. Потом он приставил свой Ярыгин к виску Сашукина и огляделся. Алиса билась в истерике, её пыталась успокоить Марина. Она уже утащила подругу за спину Ярослава. Из темноты выскочил Николай Ипатьев и Анатолий Рыбаков. Они остановились и ошеломлённо осматривали пятачок, освещённый только костром.
        - Так, молчите все. А теперь разберёмся с тобой, Дима. Я знал, что ты урод ещё в те годы. И время тебя ни хрена не вылечило. Может исправить эту ошибку природы? - он прижал пистолет к голове лысого. Тот только всхлипывал и дрожал всем телом, на штанах расплывалось мокрое пятно.
        - Михаил, вы что делаете? - послышался голос ошеломлённой Тормосовой старшей - Да что тут такое происходит, в конце концов! Уберите же пистолет от человека!
        - Молчать я сказал, всем молчать! - неожиданно с дикой яростью выкрикнул Михаил, его искажённое лицо, вдобавок освещённое багровыми бликами костра, здорово испугало присутствующих людей - Значит так, урод. Берёшь своих телок и сваливаешь отсюда подальше. Попадёшься нам ещё раз, пристрелим как собак. Ты все понял?
        - Даа… только не убивай - жалобно проблеял Сашукин.
        - Вали, пока не передумал.
        Сашукин медленно встал, поднял свою подругу и потащился к машине.
        - Стоять! Пешком пойдете и вторую сучку заберите.
        Гнусная парочка подняла из пыли визжащую и ругающуюся подругу, и потрусила к трассе. Михаил смотрел им вслед, крепко сжимая в руках рукоять пистолета. Его уже стало немного потряхивать от нервного напряжения и вброса адреналина.
        - Так надо было, командир? - ему на плечо легла крепкая рука, рядом стоял Евгений Потапов.
        - Да, только так, и никак иначе. Эти вши очень заразны, надо было сразу от них избавляться. Больше такого гуманизма я себе не позволю.
        - Ну, ты командир, тебе решать. Что с трупом делать?
        - Закопайте где-нибудь. Жил дерьмово и помер, как дерьмо - медленно ответил Михаил. Он оглянулся: рядом с Алисой хлопотала мать, кто-то уже принёс бутылку воды. Марина Кустова что-то оживлённо рассказывала подошедшим на выстрелы женщинам. Друзья молча смотрели на него. Они знали, что, не смотря на добродушный характер, он может быть очень резким, но такой жестокости от него никак не ожидали. Перед ними раскрылся совершенно новый человек, ещё им незнакомый. Потихоньку все стали расходиться. Бойко подошёл к крыльцу гостиницы и присел на ступеньки. Рядом послышались шаги и голос Николая - Держи свои фронтовые.
        Михаил повернулся и с благодарностью взял стакан с виски, пригубил ячменный напиток и раскурил сигару - Ешкин свет! Не хотел ведь пить сегодня. Так вечер хорошо начинался…..
        - Не гоняй, Миша. Я уже все знаю. С таким говном только так. Эх, надо было сразу гнать эту кодлу. Хорошо хоть так закончилось, этот браток мог нам потом сильно подгадить. Ещё легко, считай, отделались.
        - Легко говоришь? Я, Коля, человеку мозги вынес. Блин, до сих пор трясёт, как после боя.
        - Ну, ты держись, командир, за тобой столько людей теперь. Давай, успокаивайся, а я пошел на смену. Утром ещё поговорим.
        Михаил сидел молча, курил сигару и смотрел на звезды. Понемногу он приходил в себя, и с удивлением отметил, что больше беспокоится не о том, что расстрелял в упор человека, пускай и бандита, а о том, что испортил вечер всей команде. 'Не надо больше таких проколов с подобными людишками допускать' - пришла в голову запоздалая мысль.
        - Мишенька, ты как? - послышался взволнованный голос жены - А я ищу тебя, ищу. Это правду все говорят? Ты убил того бандита, который к Алисе приставал? - она со всхлипом прижалась к нему, и обняла за шею.
        - Ниночка, давай не будем об этом сейчас. Ничего уже не исправишь, с нами же все в порядке. А плохих мы уже прогнали.
        - А мы на кухне с девочками возились, пироги на завтра пекли. И тут услышали выстрел, второй, мужики туда сразу побежали. Потом девочки кричат, что Миша кого-то застрелил. Ой, я так испугалась!
        - Успокойся, милая. Пойдем-ка лучше в дом, завтра нам рано вставать.
        Они поднялись в свою комнату. Нина помогла ему раздеться, и только голова коснулась свежей подушки, как он сразу же провалился в сон. В этот раз ему ничего не снилось.
        Седьмой день
        Побудка в этот день получилась ранняя, в семь часов утра. За окном неласково хмурилось небо, установилась пасмурная погода. Ночью ветер подул с северо-запада ошеломлённо и нагнал сонмы облаков. На улице стало ощутимо прохладнее. Михаил одел под разгрузку тёплую флисовую куртку и собрал оружие. Дети уже убежали завтракать, и он поспешил вниз, вышел на улицу посмотреть, как обстоят дела. Погода же испортилась окончательно, и стал накрапывать мелкий дождик. На крыльцо стремглав вбежал Ярослав. Он был только с караула и шёл завтракать. Ночь по его словам прошла спокойно, после вечернего инцидента службу все тащили с усиленным рвением. Михаил взглянул на мокнущие под дождиком машины и повернул в кафе, оттуда вкусно пахло кофе. Мужики включили генератор и наготовили с помощью стоящей здесь современной кофемашины вдоволь ароматного напитка. Заодно они залили этот кофе во все имеющиеся термоса, когда ещё так получится его попить. На завтрак же подавали яичный омлет и жареные колбаски, плюсом шли нарезанные арбузы и дыни. Михаил взял тарелку с едой и большую чашку кофе, не спеша подошёл к столу, где сидели
его друзья. Они поздоровались, но завтрак продолжили молча. То ли погода действовала, то ли вчерашнее происшествие, но настроение у всех было никакое. Только дети шумно бегали между столами и радовались жизни, для них все происходящее было большим интересным приключением. Понемногу за столами люди всё-таки разговорились, обсудили предстоящий маршрут. До Ярославля было примерно четыре часа нынешнего ходу, это, учитывая, что плотность машин на трассе ближе к городу возрастёт. Они решили пересекать Волгу по новому мосту и уходить сразу на объездную дорогу, через сам город ехать не хотелось. Андрей вспомнил, что в центре Вологды когда-то находились армейские склады. Но Николай на это ответил, что там уже кроме мышей ничего нет, и все поросло бурьяном. Караванщики пока ещё не решили, как будут огибать Москву. Было несколько вариантов, поэтому отложили этот вопрос на потом. К столу подошла Татьяна Николаевна и горячо поблагодарила Михаила за спасение Алисы. Она вчера не разобралась в произошедшем - Михаил, не казните себя, вы поступили совершенно правильно. Наверное, в новом мире нельзя давать спуску
подобным негодяям.
        - Вы удивляете меня, Татьяна Николаевна, ведь ещё недавно были совершенно пацифисткой.
        - Зато я никогда не была дурой! - гордо ответила на выпад женщина и пошла к выходу, держа спину подчёркнуто прямо.
        - Вот это дама! - восхищённо протянул Туполев - Жаль не видел её в молодости.
        - Ты хотел сказать, жаль, что не имел её в молодости - съерничал тут же Николай, и все за столом весело заржали. Да так громко, что на них все завтракающие в кафе недоуменно оглянулись.
        После завтрака Михаил заглянул на кухню. Там командовала Дарья Погожина, ей помогала Наталья Валова. Они как-то быстро сошлись. Обе были дамы хозяйственные и обе работали в сфере продаж. Под их чутким руководством мужья загружали в ящики необходимые в дальнейшем для хозяйства кухонные принадлежности. Из открытых картонных коробок вкусно пахло свежим хлебом и пирогами.
        - На три дня напекли! - гордо сказала Дарья - Ночью по очереди работали. Мы ещё всяких специй тут набрали, кофе молотого и чая. Сейчас вот посуду грузим, а то едим как бомжи какие, прости Господи.
        Бойко одобрил инициативу женщин и поблагодарил за вкусный завтрак. Прав, оказывается, был дед Потапов, главное, чтобы заместители у командира были толковыми.
        Через полчаса люди загрузились в автомобили и выехали. В скором времени караван повернул направо и двинулся вокруг Вологды по объездной дороге, налево же оставался сам город. Они вглядывались внимательно в окна, но нигде признаков живых не наблюдалось. Несколько раз колонна останавливалась и гудела, люди даже стреляли в воздух, в ответ же не получили ни звука. Они осматривали посеревший под моросью мёртвый город, казалось, сама природа оплакивает его гибель. Настроения это всем явно не прибавило. Около часа караванщики провозились, проезжая торговые центры, здесь на дороге всегда было много автомобилей. Пришлось прокладывать себе дорогу, используя найденный в пробке мощный тягач. Благо ещё аккумуляторы у автомобилей не сели. Провозились они в этом месте изрядно.
        После развязки караван остановился на заправке 'Шелл'. Водители, облачённые в непромокаемые накидки, занялись заправкой машин и наполнением запасных баков и канистр. В ход пошли даже насосы для надувных матрацев, переделанные для нужд водителей. В маленьком магазинчике у заправочной станции шофёры набрали тосолу, масла и прочих автомобильных мелочей. Разведгруппа в это время выдвинулась вперёд, осмотреть окрестности. А Николай и Василий остановились перед небольшим автобусом MERCEDES BENZ 815.
        - Что обсуждаем, парни? - подошёл к ним Михаил.
        - Да вот, Василий присмотрел классный автобус. Может, махнём на Фольксваген? Здесь мест больше, да и новее он будет.
        - Ну, вы у нас специалисты, меняйте, если считаете нужным.
        Баки у Мерседеса оказались полными, и аккумулятор не успел разрядиться. Автобус был припаркован у магазинчика и, похоже, пассажиров в нем в час Х не сидело, поэтому подготовка к движению заняла немного времени. В него пересадили большинство женщин и детей. Паша Михайлов пересел в немецкий автобус водителем, он оказался мастером на все руки. В этот момент неожиданно раздался срочный вызов от разведгруппы.
        - Пионер Атаману. Приём - послышался голос Потапова - Мы тут нашли кое-что интересное и даже вкусное.
        - Атаману Пионеру. А подробнее? Приём.
        - Короче, здесь за деревней находятся большие теплицы, полные спелых огурцов и помидоров. Мы уже устали собирать. Приём.
        - Давай лучше вышли гонца на дорогу, сейчас организую вам подмогу. Отбой.
        Бойко живо отправил вперёд Бычок и уже готовый к движению Мерседес, придав для охраны команду Аресьева на Пэтроле. Их задачей было обеспечить караван свежими овощами. Когда ещё получится их найти!
        Заправка уже подходила к концу, когда наблюдающая за дорогой Ольга Шестакова вызвала по рации Михаила к себе, от волнения она даже забыла о дисциплине в радиоэфире.
        - Дядя Миша, по дороге со стороны Вологды к нам кто-то едет.
        - Сюда едет? Приём - ответил взволнованно Михаил.
        - По Объездной в нашу сторону.
        Михаил навёл бинокль и сквозь пелену моросящего дождя увидел движущиеся автомобили. Чуть позже он понял, что видит большой форд-пикап, а за ним микроавтобус. Чужаки ехали осторожно, не включая фар, что настораживало. Михаил тут же схватил рацию.
        - Это Атаман. Пионер срочно ответьте атаману! Приём.
        - Атаману, Пионер на проводе. Приём - зашелестел в рации голос Потапова. Пионер стал постоянным позывным разведки.
        - Собирай своих и срочно дуй сюда. У нас новые гости. Две машины. Приём.
        - Понял, уже бегу. Отбой связи - коротко ответил лейтенант.
        Бойко подбежал к остальным мужчинам и начал раздавать команды. Автомобили они быстренько увели за заправку, а сами выдвинулись вперёд к мостику через ручей. Михаил вытащил из Субару пулемёт, Ольгу с Виталием послал на северную сторону дороги, под укрытие кустарника на склоне. Посреди дороги они развернули Субару, мужчины же стали залегать за бетонными ограждениями. Вскоре к ним подлетел на большой скорости УАЗ разведгруппы. Он также перегородил дорогу, встав поперёк дорожного полотна. Евгений живо достал из двери одну 'Муху' и закинул за спину, затем расставил своих бойцов по позициям а сам прилёг рядом с Бойко. Минут через 5 на шоссе в зоне прямой видимости появились чужие автомобили. Увидев перегороженную дорогу, они остановились в метрах трестах от бойцов. Чуть позже неожиданно зашуршала рация.
        - Тем, кто дорогу перегородил, вас вызывают подъехавшие автомобили, есть ли среди вас Евгений Потапов? - раздался гулкий голос, искажённый атмосферными помехами.
        Евгений и Михаил переглянулись. Сказать, что они были удивлены мало, они просто тихо офигели.
        - Есть такой - решил ответить Потапов - а кто его спрашивает?
        - Тебе привет от деда Николаича. Не стреляйте, мы такие же беженцы. Я сейчас подъеду тихонько, тогда и спокойно поговорим. Договорились?
        - Подъезжай и выходи без оружия.
        - Понял, не дурак.
        Машины подрулили поближе. Из пикапа вышел здоровенный детина и направился сразу к ним. На вид ему было лет 35. При высоком росте он имел широченные плечи и пудовые кулаки. Одет здоровяк был в зелёную защитную одежду, на голове модная нынче военная кепи. Руки он держал на виду пустыми и выглядел совершенно спокойным.
        - Здорово орлы! Насилу вас догнали. Поклон от Иван Николаевича. Как я понимаю, Евгений это ты? - он протянул руку лейтенанту.
        - Да, это я - ответил рукопожатием Потапов-младший.
        - А вы, наверное, и есть Михаил Петрович, местный атаман? - протянул руку теперь Михаилу приезжий.
        - И вам не хворать - ответил спокойно Михаил. Ручища у гостя была крепкая и сухая, длинная ладонь Бойко совершенно утонула в ней.
        - А меня зовут Александр Пономарёв. Мы все беженцы из Северодвинска, те, кого удалось найти. Вот догоняем вас. Хорошо дедушку вашего встретили, он подсказал, куда вы едете, и частоты для рации указал. А вы, как я посмотрю, неплохо вооружились - Пономарёв зорко оглядел мужчин, отметив взглядом лежащий на асфальте пулемёт и 'Муху' за плечами лейтенанта.
        - И диспозиция грамотная для засады выбрана. А там, как я понял, кто-то ещё сидит? Им бы маскировочку получше, отсвечивают немного - он указал на кусты, где сидели Ольга с Виталием - Да вы не удивляйтесь моим скромным познаниям. Я морпехом служил в Печенге, закончил службу старшим сержантом. Нас там так дрючили, что до сих пор многое помнится.
        - Поучаствовал? - спросил лейтенант.
        - Во второй чеченской довелось. Перед самым дембелем полгода в командировке находился.
        - Александр, давайте подъедем к заправке, там можно будет поговорить в сухом помещении - сделал предложение Михаил, стоять под накрапывающим дождём было неприятно.
        - Конечно, поехали.
        Через пять минут они уже выходили из машин и знакомились с вновь прибывшими. В пикапе ехали сам Пономарёв с женой Ларисой и сыном Антоном. В багажнике внедорожника стояла бочка с топливом и разные вещи, закрытые брезентом. Микроавтобус Ниссан вела красивая блондинка лет 25, Александр представил её как Ирину Смарчук. Затем он стал называть имена остальных. Первой вышла пожилая пара - Прохор Иванович и Зинаида Васильевна Замятные. Они удивлённо разглядывали ребят из разведгруппы. Лейтенант придал ей однообразие в одежде и оружии. Цифровой камуфляж, ременно-плечевые системы с подсумками, у всех рации, ноги в берцах, на головах зелёные банданы, и даже оружие они стали держать как заправские вояки. Нечего сказать, ребята выглядели вполне внушительно. За семейной парой из дверей появилась молодая женщина с белёсыми волосами, сухопарая и высокая - она назвалась Анастасией Леоновой. Вслед за ней вылез молодой мужчина лет 30, его звали Николай Синицкий. По его лицу сразу можно было определить очередного поклонника Бахуса. Но сейчас Николай был совершенно трезв и серьёзен, его серые глаза внимательно
осматривали окружающих. Последним же из микроавтобуса появился молодой пацан с небольшой собакой. Он представился как Роман Патрушев, а собачку рекомендовал Джулькой. Пионеровская Жучка тут же подбежала к представителю своего собачьего рода и радостно затявкала. Люди умилительно наблюдали за знакомством двух маленьких собачонок. Во всем караване из животных присутствовал только блохастый котище, выживший в Пянде, и после катастрофы не отходивший от людей ни на шаг. Довольно необычное поведение для представителя кошачьего племени. Вот и сейчас Васька неодобрительно из окна микроавтобуса наблюдал встречу своих вечных антиподов. Всех приезжих сразу же позвали в магазинчик, там караванщики разлили по стаканам кофе из термосов и достали свежие пироги. Беженцы были очень удивлены свежей выпечке, а после глотка горячего кофе у них явно поднялось настроение.
        Михаил коротко представил свою команду и рассказал об их приключениях. Гости тоже потихоньку разговорились, как оказалось, им повезло меньше, и рассказ получился во многом более печальный.
        Во время часа-Х Александр с семьёй находился на своей даче. Их садовое товарищество называлось 'Лесная поляна' и располагалось на реке Солза за Северодвинском. Посёлок был небольшим и народ между собой был дружным. У обоих взрослых в это время был отпуск, и они любили проводить его на даче. Здесь и рыбалка имелась знатная, да и грибы, ягоды пошли. В сам день катастрофы Пономарёв отсыпался, так как на утренней зорьке рыбачил. К вечеру его разбудила встревоженная жена и возбуждённо стала рассказывать о происходящих вокруг странностях. Электричество в посёлке отсутствовало, связь не работала, радио и телевидение тоже. Александр сразу почуял неладное и пошел осмотреться по посёлку. Жене же строго настрого наказал сидеть дома и следить за ребёнком. В этот будний день народу в посёлке почти не оказалось. Он нашёл только чету Замятных, также встревоженных непонятными явлениями. Они договорились, что пенсионеры переберутся пока к ним в дом. Вечером все сидели при свечах и обсуждали происходящее. Пономарёв время от времени выходил на дорогу и смотрел в сторону города. Обычно в темноте хорошо был виден
ореол городских огней, да и на дороге за это время не прошло ни одного автомобиля. Это показалось ему очень странным, ведь здесь шла довольно-таки оживлённая трасса на Онегу. Его машина находилась в этот день в ремонте, а на дачу их семью привёз тесть. Утром они совместно с Замятиным прошлись по посёлку, и нашли достаточно крепкий велосипед, который мог выдержать немаленького мужчину. Александр оседлал байк и отправился к городу. Вскоре он уже проезжал мимо дачного посёлка Тайга. Мужчина пошастал по окрестностям, покричал, но никто и тут не откликнулся. Хотя у дачных домиков стояли машины, а многие двери и вовсе оказались открытыми. Александр попробовал завести пару найденных машин, но ключей к ним не нашлось. А современные автомобили, напичканные электроникой, так просто не заводились. Поэтому он решил и дальше двигать на велосипеде.
        Александр уже подъезжал к Ширшеме, когда услышал рёв мотора. Навстречу ему с бешеной скоростью несся большой автомобиль. Пономарёв слез с велосипеда и стал махать ему рукой, но машина и не собиралась останавливаться. В последний момент бывший морпех успел отпрыгнуть с дороги, и его задело только касательно. Очнулся он в придорожных кустах, руки были поцарапаны, голова гудела. Но к счастью ничего не было сломано, кроме велосипеда. Происшествие очень не понравилось Александру, и он решил вернуться обратно. Минут через двадцать позади снова послышался рёв моторов. Но теперь мужчина уже спрятался в кустах и наблюдал проезд трёх мотоциклов со странными водителями. Их причёски и одежда, а также дикие выкрики во время движения показались ему очень странными и не сулили ничего хорошего. Немного позже Пономарёв услышал несколько выстрелов со стороны Кудемского озера и решил свернуть на дорогу идущую туда. Через полчаса в лесу Александр неожиданно встретил подростка с собакой. Парень поначалу очень испугался и хотел убежать, но мужчина успокоил его. Это и был Роман Патрушев. Пацан находился в день Х на
рыбалке и когда вернулся обратно на дачу, то обнаружил, что в посёлке никого нет, и утром решил двигаться в город. Он также слышал выстрелы и женские крики со стороны Кудьмозера. Такой поворот событий совершенно не понравился Пономарёву и он решил вернуться на свою дачу. На дороге попадались остановившиеся автомобили. Мужчина выбрал среди них простенькие Жигули пятёрку. Ключи находились в машине, она сразу завелась, и они потихоньку двинулись, и вскоре прибыли в посёлок. Все находящиеся там были просто огорошены новостями, рассказанными Александром и мальчиком. Всем стало ясно, что произошло что-то явно неординарное, и по сути катастрофичное. Со стороны Северодвинска уже наблюдалось несколько густых дымов, видимо от пожаров, верный признак лихого времени.
        Александр всё-таки настаивал на дополнительной разведке. Если им придётся выбираться отсюда, то не хотелось бы нарваться на тех отморозков, которые чуть не сбили его на дороге. Он был заядлым охотником, но его нарезной карабин сейчас остался в городе, всё-таки ещё не сезон. На даче ж находилась только старая отцовская двустволка. Покопавшись на чердаке, Пономарёв обнаружил только шесть снаряженных дробью патронов. Правда ещё с армии он увлёкся киданием ножей, жена постоянно ругалась по поводу такого странного хобби, поэтому он занимался тренировками в лесу за посёлком. И в доме всегда имелось несколько метательных ножей. Вот и сейчас их было четыре, правда, не слишком заточенных, чтобы не попасть в разряд холодного оружия. Опытный Прохор Иванович быстренько помог переделать фирменные спортивные изделия в смертоносные орудия убийства.
        Пономарёв решил ехать рано утром, встал в три часа, завёл Жигули и двинул в путь. По дороге он часто останавливался и прислушивался: в окрестностях было до странности тихо. Не было постоянного гула голодных комаров, не кричали лесные птицы. Только со стороны города доносились какие-то нехорошие звуки, там что-то громко трещало и ухало. После пересечения узкоколейки он загнал машину за кустарник и двинулся перелеском. Он умел тихо ходить по лесу, ещё дед в детстве научил. Тот еще таежник был, сейчас таких и не осталось. Научил дедушка мальца и чуять чужих загодя, поэтому подходя к находящемуся вдоль озера дачному посёлку, мужчина сразу почувствовал прячущегося здесь человека, и затаился тихонько в кустах. Ещё перед заходом в лес он нарезал листьев и травы, как смог закамуфлировал кепи и одежду, измазал глиной лицо, и поэтому выглядеть его невнимательному человеку можно было только с нескольких метров. Через несколько минут ожидания Александр заметил молодую женщину, слишком легко одетую для зябкого поморского утра. Она с осторожностью пробиралась вдоль забора, поминутно озираясь по сторонам, и
производя слишком много шума при движении. Она совершенно не смотрела под ноги, куда ставить ногу, и то и дело наступала на сухие сучья, и сама же вздрагивала от их шума. Девушка была явно напугана и от кого-то пряталась. Пономарёву не хотелось в такой обстановке издавать лишние звуки, а женские вопли как раз обычно и слышны очень далеко. Поэтому он осторожно по-пластунски приблизился к женщине и стремительным броском бросил её на землю, предварительно закрыв её рот ладонью. Та панически забилась под его мощной тушей. Стоило больших трудов успокоить девушку и доказать ей, что он не бандит и насильник. Она тут же расплакалась на его плече, и чтобы не усугублять истерику, мужчина влил ей глоток коньяка из запасённой заранее фляжки и вдогон кусок шоколада.
        Немного успокоившись, девушка рассказала коротко о себе. Она назвалась Ириной Смарчук, в день Х девушка отдыхала у своей подруги Насти на даче. Позавчера они готовили шашлыки из форели и даже не сразу поняли, что произошло. Первыми тревогу забили родители Насти, связь внезапно оборвалась, электричество пропало. Папа пошел по соседям и к своему огромному удивлению никого из них не обнаружил. Хотя у многих дачных домиков оказались настежь открыты двери, а в одном горела на кухне газовая конфорка. Создавалось такое впечатление, что все люди внезапно как сквозь землю провалились. Отцу стало плохо, и он вернулся в дом. Вечер этого судного дня прошёл в суете. Пришлось искать лекарства, свечи, батарейки, для этого даже пришлось порыться у соседей. Удивительно, но девушки нашли и одного живого человека. Это был сосед-выпивоха Коля Синицкий. Он, как обычно, ночью крепко надрался и проспал до самого вечера. Услышав печальные новости, он пробормотал, что такую ситуевину надо обдумать и ушёл к себе. Вскоре Коля вернулся с початой бутылкой водки, и как ни странно, все пригубили по стопке, а именно он не стал
пить вообще. А по жизни Николай был парень тихий и добродушный, очень неплохо разбирался в технике, у него были золотые руки. Но вот потерял три года назад жену, её сбила машина с пьяным водителем. После похорон супруги он крепко запил. Родители и друзья старались ему помочь, но, не смотря на все их усилия, Коля потихоньку спивался. Не выдержал этот незлобивый парень подлого удара судьбы.
        Утром папа Насти немного оклемался и решил, что поедет с женой осмотреть ближайшие дачные посёлки. Все возражения он тут же отмёл, а остальные остались ждать на даче их возвращения. Девушки приготовили на мангале обед и вскоре услышали гул нескольких машин. Поначалу они обрадовались, подумали что, наконец-то, пришла помощь, но потом разглядев воочию приезжих сильно перепугались. Первыми во двор влетели два мотоциклиста в кожаных одеждах и чёрный банданах, затем, рыча моторами, въехали два больших чёрных внедорожника. Мотоциклисты спешились и уставили стволы дробовиков на вышедших из дома людей. Из первого, затонированного наглухо джипа, вышел здоровый, одетый также во все чёрное здоровый бородатый мужик.
        - Какая встреча детки, добро пожаловать в новый мир! - проорал он и засмеялся, как ненормальный.
        Здоровяк вообще производил впечатление сошедшего с ума человека. Из второй машины вылезли люди в такой чёрной одежде и стали выпихивать из багажника связанных веревками людей. Это оказались незнакомая девушкам молодая пара и родители Насти. Папа Насти был избит и еле держался на ногах. Он выкрикнул что-то дерзкое главарю бандитов, и тот, сбив пожилого человека с ног, стал зверски избивать его ногами. Мама Насти кинулась на помощь к мужу и её также стали пинать.
        - Хватит! - крикнул главный бандит - Они ещё нужны нам для обряда живыми - он повернулся к остальным дачникам - У вас есть шанс остаться в живых только при условии беспрекословного мне подчинения.
        - А ты кто? - ляпнул протрезвевший вмиг Николай.
        - Я Мастер этого мёртвого города. Я посланник Дьявола, пришедший в этот мир после его бесславной кончины! - глаза у странного человека разгорелись, сквозь распахнутую куртку-косуху стала видна футболка, расписанная черепами и монстрами - Эй, заприте всех в доме. И давайте будем веселиться!
        Бандиты несколько раз выстрелили в воздух и двинулись выполнять приказ. Людей загнали в комнаты и связали руки, мужчинам ещё и ноги. Отец Насти был совсем плох, а на просьбу дать лекарства бандиты только рассмеялись. Во дворе послышался треск распалённого костра, звяканье бутылок, пряно запахло анашой. Там раздавались дикие выкрики и хохот, сатанисты резвились по-полной. Через пару часов мотоциклисты и Шевроле с главным уехали по своим делам, а в комнату вошли двое бандитов. Один из них схватил Ирину за волосы и поволок в соседнюю комнату. Она отчаянно сопротивлялась, за что получила здоровую оплеуху и потеряла сознание. Очнулась девушка уже лежащей навзничь на кровати. Перед ней стоял раскрашенный яркими красками щуплый мужчинка, он уже спустил свои штаны и расстёгивал на ней джинсы. Женщина не стала впадать в ступор, а хладнокровно стукнула насильника ногой по открытым причиндалам, и пока тот загибался от боли, скакнула к окну. Одним движением открыв ставни нараспашку, Ирина выпрыгнула на задний двор участка и побежала к забору. Когда позади её послышались крики и раздался выстрел, девушка уже
была далеко. Ирина пробежала до озера и спряталась там, в густых зарослях камыша. Вечером она осторожно пробралась в соседский посёлок, там нашла открытую дверь и ночевала в чьём-то домике. В нем же девушка подобрала тёплый бушлат и резиновые сапоги, утром было прохладно, затем она стала пробираться вдоль озера в сторону Лахты. Несколько раз мимо по дороге проскакивали знакомые мотоциклы. А потом, собственно, её и нашёл Александр.
        Пономарёв встал перед серьёзной дилеммой - возвращаться назад за подмогой или идти всё-таки в посёлок спасать людей. Он выбрал второе, возвращение заняло бы слишком много времени. Александр подробно расспросил Ирину о бандитах. Девушка отличалась редкой наблюдательностью, и многое запомнила. Она даже начертила план участка и проезды к нему. Такой серьезный подход бывшему морпеху понравился. Решив, что девушка ни разу не истеричка, но решился взять ее с собой.
        Наскоро перекусив, они двинулись к посёлку. Солнце уже поднялось высоко и стало понемногу припекать спину. Идти приходилось медленно, так как Ирина не умела передвигаться тихо и быстро. Минут через сорок они оказались неподалёку от искомого дачного домика. Наказав женщине сидеть тихо, Александр выдвинулся впереди. В кармане у него находился небольшой визир трёхкратного увеличения. Много места он не занимает, но рассмотреть издалека можно много чего. Перед самими воротами Пономарёв обнаружил чёрный внедорожник Мицубиси-паджеро, рядом же стоял огромный Форд-пикап. В его багажнике ковырялся человек в кожаной куртке. Похоже, что это был один из бандитов. Наконец мужчина что-то нашёл, удовлетворённо хмыкнул и двинул к дому, калитку оставив при этом незакрытой. Чёрного же Шевроле и мотоциклистов рядом не наблюдалось. По словам Ирины в доме оставалось четверо бандитов. Все молодые, вооружены в основном гладкоствольным оружием, только у одного был автомат. Как ни странно, но в оружии девушка разбиралась, Александр спецом проверил.
        Пономарёв скрытно пробрался к забору и сквозь узкие щели начал внимательно разглядывать двор. Увиденное там потрясло бывалого мужчину до глубины души. Рядом с сараем стоял столб с перекладиной. На нем головой вниз висел окровавленный молодой парень. Он был совершенно голым, а его живот был начисто вырезан, из него торчали только кишки, печени тоже не наблюдалось. Земля под висящим телом была полностью пропитана кровью. Рядом со столбом лежало ещё два тела. Молодая девушка, также голая, с посиневшим лицом и закатившимися глазами, и пожилая женщина с разбитой головой. Они все были мертвы. Посреди двора дымились угли, остатки большого костра. Вокруг него валялись пустые бутылки и пачки от сигарет, какой-то мелкий мусор. Вдруг послышался звук шагов и на крыльцо вышел худощавый парень, одетый в кожаную косуху прямо на голое тело. Он стал, не торопясь, раздувать угли в стоявшем рядом мангале. Чуть позже из дома появился здоровый лысый тип, голый до пояса и весь покрытый странными татуировками. Лысый бандит закурил и присел на ступеньку. В руках он небрежно держал гладкоствольную Сайгу. Бандиты выглядели
расслаблено, видимо, ночью хорошо покуролесили.
        Пономарёв же решил действовать. Он подготовил отцовскую двустволку к бою, достал из ножен метательные ножи и ужом пролез в открытую калитку. Двое вышедших бандитов были заняты разговором, временами сотрясаясь от дикого гогота. Кто-то с угрозой крикнул им что-то из дома, в ответ раздались грязные ругательства. Обычная полупьяная перепалка люмпенов. Бывший морпех тем временем вышел на позицию. Брошенный им первый нож вошёл щуплому бандиту прямо в шею. Тот даже не успел ничего пискнуть, как из перебитой артерии зафонтонировала алая кровь. Щуплый тихо захрипел и стал заваливаться на бок. Здоровяк же оказался прытким малым, видимо, он уловил боковым зрением резкое движение морпеха, и сразу вскочил, передёрнув затвор карабина, успел пару раз выстрелить в сторону Александра. Но морпеха в своё время учили опытные инструктора, и он знал армейскую премудрость - не торчать долго на одном месте, и стоял он в это время уже у сарая, откуда пальнул дробью в сторону стоявшего на крыльце бандита. Тот дико заорал от боли, упал на колени и стал прижимать руки к глазам, по его лицу потекла кровь. В доме снова
послышались крики и ругань. На крыльцо резво выскочил вёрткий парень в бандане и начал поливать двор из укороченного Калашникова. Только, по-видимому, армия прошла мимо него, укорот от длинных очередей стало сразу задирать, оружие в неопытных руках задергалось, а выпущенные пули ушли б вверх. Да и не учёл пацан, что патронов в магазине хватает только на несколько секунд беспрерывной автоматической стрельбы. Настоящий бой - это совсем не игра. Услышав звук задержки, означавшей, что патроны в магазине кончились, Пономарёв молниеносным движением выдвинулся из-за угла сарайки и метнул во врага второй нож, тот попал прямо в район сердца. Бандит упал сразу, как подкошенный, без звука и пыли, будто мешок наземь свалился. В оставшуюся открытой дверь сиз глубины помещения начал палить четвёртый бандит, притаившийся в самом доме. И стрелял он явно из нарезного карабина. Рядом с Александром начали разлетаться на мелкие щепки доски сарая. Он тут же сделал боковой переворот и ушёл с линии огня, перезарядив двустволку, быстро выдвинулся к крыльцу и чуть не получил пулю от лысого здоровяка. Тот стрелял на звук, лицо
бандита было все в крови, похоже дробью оказались задеты глаза, и поэтому он промахнулся. Пришлось последние два патрона потратить на подранка. Бандит сразу же начал хрипеть и дёргать ногами, ранение было смертельным.
        А сидевший в доме стрелок поменял тем временем магазин и продолжал стрелять. Патроны от нарезного карабина прошивали стены домика напрочь, складывалось очень неприятное положение. Александр остался без патронов, а достать оружие поверженных бандитов мешал прицельный огонь по двору. Неожиданно в доме послышались крики и грохот. Стал отчётливо слышен отчаянный женский крик, и стрельба неожиданно прекратилась. Пономарёв со всей дури кинул вперёд чурбан для колки дров. Дверь от тяжёлого удара распахнулась и из-за угла он смог увидеть клубок дерущихся тел. Оказывается, когда началась стрельба, Николай Синицкий локтями смог открыть дверь их комнаты, и на стрелявшего бандита накинулась разъярённая Настя Леонова. Ноги у неё не были связаны, поэтому девушка отчаянно накинулась на стрелка. К ней на подмогу подполз и Николай, но толстый, одетый в шёлковую чёрную рубаху бандит сумел вывернуться. Синицкий получил хороший удар в лицо ногой и стал корчиться от боли, Настя также отлетела в угол, получив крепкую оплеуху. Бандит стал поспешно подниматься на ноги и поворачивать длинный ствол карабина в сторону
бывшего морпеха. Но отличника боевой подготовки так просто было не взять, он даже не стал доставать оставшиеся ножи, вместо этого метнул с трёх метров здоровенный колун, вынутый до этого из чурбана. Голова толстяка просто разлетелась вдребезги, тело постояло ещё несколько мгновений, видимо задумавшись, и рухнуло кулем на пол. Александр резво прыгнул вперёд и крепко схватил оружие бандита. Карабин был иностранного производства, но вполне понятный в использовании. Затем Пономарёв подскочил к женщине и спросил, есть ли ещё здесь кто из бандитов. Та отрешённо замотала головой, но тут со двора послышались чьи-то истошные крики. Мужчина молниеносно выскочил туда. Там, перед распятием, он увидел Ирину Смарчук, ошеломлённо смотревшую на тела зверски убитых людей. Потом её согнуло пополам и вырвало прямо на тело молодой девушки. Пономарёву пришлось тащить девушку в дом и приводить в чувство. Минут двадцать были потрачены только на то, чтобы и остальные люди чуть отошли от потрясения. Мужчина споро приготовил чай, благо на кухне оказалась газовая плитка. Он плеснул каждому по бульку коньяка в стакан и заставил
выпить. Настю до сих пор трясло, но Николай Синицкий после глотка спиртного ожил и смог рассказать, что произошло ранее.
        Поздно ночью вернулся главный из бандитов и с ним ещё человек десять. Они пили, курили, орали странные песнопения, потом разожгли во дворе огромный костер и вывели туда привезённых ранее девушку с парнем. Её долго насиловали, а парень дико кричал от боли, когда его медленно резали на куски. Отец Насти не смог всего этого вынести и умер от инфаркта, мама долго билась в дверях и просила помощи. Но в ответ получила пулю в голову, а затем её тело вышвырнули во двор. Оргия между тем продолжалась до рассвета. Николая и Настю бандиты почему-то в этот раз не тронули, они так и пролежали связанными. От всего пережитого бедняги смогли забыться только под утром, нервы просто уже не выдержали. Часов в семь утра главный со своими подручными уехал. А ещё через час появился Александр и устроил шоу с освобождением. Выслушав печальный рассказ, Пономарёв решил, что надо срочно убираться отсюда. Он собрал все найденное оружие и боеприпасы, поручив Смарчук подобрать одежду для подруги. Настя заявила, что умеет стрелять, и он отдал ей Сайгу, а себе взял импортный карабин, укороченный Калашников передал Ирине. Тела
погибших завернули в брезент и погрузили в багажник пикапа, здесь хоронить было некогда.
        Приехав в свой дачный посёлок, Пономарёв рассказал о происходящем вокруг ужасе семье и соседям. Люди сообща решили, что оставаться в посёлке нельзя и необходимо срочно уезжать. Решено было ехать на пикапе и Жигулях. У речки они похоронили мёртвых. Зинаида Васильевна сотворила молитву, Прохор Иванович успел смастерить деревянный крест. Затем новоявленные беженцы расселись по машинам и двинулись на Рикасиху по объездной бетонке, так как Николай рассказал, что бандиты уехали именно в сторону города. Они собирались там ограбить какую-то военную часть. Ехали люди сторожко, время от времени останавливались, и внимательно вслушивались в царившую сейчас тишину. Когда проезжали злосчастный дачный посёлок, Александр свернул к нему. Он открыл канистру с бензином, щедро пролил крайние заборы и поджёг, на какое-то время бандиты будут заняты разбирательством, что здесь произошло. Через пару часов они уже подъезжали к Рикасихе и двинулись дальше по Северодвинской трассе, отворотке трассы М4. Люди молча проезжали вставшие враз мёртвыми посёлки и деревни. На дороге застыло множество машин, и поэтому скорость
движения у мини-каравана была маленькой. Пару раз пришлось объезжать большие заторы, созданные автоавариями. Пономарёв, поглядев на полуденное солнце, предложил свернуть к Цигломени и передохнуть там, нервное напряжение уже сказывалось на всех.
        Они выбрали для временного укрытия выглядевший зажиточным частный дом. Александр совместно с Замятным и пацаном смотались в магазин, набрали там еды и воды. В доме оказались газовые баллоны, женщины приготовили горячий обед. Рядом же с магазином мужчины присмотрели небольшой микроавтобус Ниссан Караван, в двух автомобилях им было всё-таки тесновато с вещами. А в микроавтобусе к тому же оказались ключи в зажигании. Он был полностью исправен, и залит под пробку бензином. После обеда они уже решили не торопиться с отъездом, а основательно подготовиться к дальнейшему пути. По дороге сюда со стороны Северодвинска люди видели несколько больших столбов дыма. Один находился явно в районе Тэц-1. В городе было неладно, плюс ко всему здесь носилась страшные банда сатанистов, поэтому о возвращении в Северодвинск не было и речи. С Прохором Замятным они перегнали микроавтобус к дому, оказалось, что Ирина также умеет водить машину, поэтому ключи отдали ей. Потом все оправились в посёлок, Замятный помнил, где здесь находится участок полиции. Рядом со зданием они обнаружили дежурный Уазик, а в нем два укороченных
Калашникова и две разгрузки с запасными магазинами. В самом отделении удалось прихватить только пару Макаровых. Остальное оружие видимо было закрыто в сейфах. По пути к дому Александр вспомнил, что рядом находится местный ЛДК и они завернули туда, и на проходной обнаружив пару неплохих портативных раций. За углом же находились гаражи предприятия. Там мужчины обнаружили бочку для горючего и различные инструменты, сразу же смотались на ближайшую заправку, и, помучавшись с часик, смогли залить запасные канистры и бочку. В доме их уже с нетерпением ждали. Пока не стемнело, беженцы решили снова прокатиться все вместе по магазинам, чтобы с утра уже ехать без остановок. На окраине продуктового изобилия в магазинах не наблюдалось, но все необходимое на прилавках имелось. Свежее мясо и рыба в основном уже было испорчено, пришлось довольствоваться копчениями и консервами. После продуктового отдела, они заскочили в хозяйственный магазин и аптеку. Люди готовились к дороге основательно, пережитые несчастья здорово подстегнули инстинкт выживания.
        Рано утром группа выживших людей тронулась в путь. Они ехали не торопясь, время от времени останавливались и оглядывались. Мир, такой ранее знакомый и привычный, вдруг стал в одночасье страшным и жестоким. На развилке беженцы неожиданно напоролись на последствия вчерашнего боя с бандитами. Их трупы так и остались лежать на асфальте. Кровь уже запеклась, вокруг трупов летало даже несколько невесть откуда взявшихся мух. Здесь же стоял тот самый чёрный Шевроле главаря сатанистов, расстрелянный в хлам. На асфальте валялись и оба мотоцикла. Настя и Николай узнали часть из убитых бандитов. Поначалу все испугались вида кровавой бойни, но Александр внимательно рассмотрел пулевые отверстия и заявил, что стреляли явно из армейского оружия. Затем он обнаружил на противоположной обочине пулемётные гильзы и крепко задумался. Значит, бандитов постреляли или военные, или полиция. Все это означало, что в мире ещё остались живые люди, и они готовы дать отпор вооружённым бандитам. А может, здесь работала спасательная команда? Гул и грохот, доносившиеся с северной стороны Архангельска, поторапливали людей в путь.
Пономарёв ещё раз внимательно осмотрел автомобили и обнаружил в бардачках и багажниках несколько упаковок патронов для гладкоствола и пистолетов ПМ. Себе в машину он взял Сайгу для ближнего боя, а импортный нарезной карабин оставил вторым оружием. Один из укороченных Калашниковых был отдан Замятному, тот, как и каждый нормальный мужчина в Советском Союзе, отслужил в армии и умел обращаться с автоматом. Остальные укороты Александр раздал девушкам, проведя с ними короткий инструктаж. Но, к счастью, далее поездка протекала относительно спокойно. Эту ночь группа беженцев из Северодвинска остановилась переждать в Емецке. На следующий день они наткнулись на самодельный указатель около Пянды, заехали туда и увидели деда Потапова. Тот и рассказал им, кто уничтожил бандитов и куда двигаться дальше. Затем люди только торопились догнать караван, и догнали-таки.
        Рассказ бывшего морпеха произвёл на всех присутствующих жуткое впечатление. Мужики с уважением бросали взгляд на Пономарёва, примеряя его ситуацию на себя, на женщин же посматривали с сочувствием.
        - Да уж, и досталось вам - только и смог проговорить Михаил - Что дальше делать думаете?
        - Ну, если возьмёте в компанию, то поедем с вами.
        - А ты знаешь, куда мы едем?
        - Да нам нынче всё равно, лишь бы с живыми людьми, тем более нормальными.
        - Понятно.
        К Михаилу подошёл Евгений - Командир, мы готовы двигаться дальше. Колонна ждёт у съезда в посёлок.
        - Ну, тогда выдвигаемся. Александр, по коням!
        Ниссан приезжих они решили оставить здесь, в Мерседесе нашлись места для всех, а пикап Пономарёва поставили предпоследним в колонне. В кабину он взял Ирину Смарчук, как второго водителя, вместо укорота же получил нормальный АК-74 и разгрузку с запасными магазинами. Караван двинулся дальше, до Ярославля было уже недалеко, поэтому, не останавливаясь на обед, они гнали автомобили вперед. Дождь закончился, небо стало по немногу проясняться. Караванщики доехали до места, где несколько лет назад прошёл смерч, и на протяжении нескольких километров вокруг были повалены деревья. Буйство природной стихии просто впечатляло и навевала на определенные мысли. Пережитая недавно катастрофа также не прибавляла людям оптимизма, настроение начало падать, и тут неожиданно заработала рация.
        - Атаман, ответь Пионеру! Прием.
        - Атаман слушает внимательно. Прием.
        - Наблюдаем большой грузовик. Едет в нашу сторону. Прием.
        - Пионер, оставайтесь на месте. Сейчас будем, это Атаман, отбой связи.
        Михаил остановил караван и на Судзуки подкатил к разведчикам. Те уже заученно развернули буханку поперёк трассы и заняли позиции по обочинам. Метрах в пятистах от них, впереди по шоссе, виднелся огромный грузовик с фургоном.
        - Охренеть. Это же Марк Трак! - охнул Николай, подошедший следом - Самый классный американский грузовик!
        - Интересно откуда он? - спросил Евгений.
        - Так посмотри номера.
        - А номеров то и нету.
        - Интересная ситуация вырисовывается.
        Грузовик неожиданно стал мигать дальним светом. И мигал как-то странно.
        - Да он, похоже, знак какой-то подаёт - Потапов внимательно смотрел в бинокль - Ярик, включи-ка второй канал.
        Рация зашипела и сквозь помехи послышались слова.
        - Заслону от грузовика, ответьте. Прием.
        - Слушаем вас внимательно. Приём - ответил быстро Потапов.
        - Эй, бойцы, фиг ли вы на дороге творите? Дайте спокойно проехать. Прием.
        Михаил отобрал у лейтенанта рацию и ответил.
        - Я старший здесь. Есть предложение встретиться, поговорить. Прием.
        - Я вас не знаю. Давай миром разойдёмся. Прием.
        - А чего так неласково? Мы сами из Архангельска и просто едем в тёплые края. Нам скрывать нечего. Прием.
        - Из Архангельска? - голос звучал задумчиво - Далеко однако забрались соколы. Ответь как ты мне, как у вас стержень для ручки называют?
        - Пастиком и называем - оторопело ответил Михаил.
        - Значит, точно Архангельские - рация замолкла на минуту - Давай, посередине и встретимся. Только, чур, без оружия. Прием.
        - Договорились. Нас двое будет - он положил рацию и стал снимать оружие - Пойду я и Ярик у него морда лица располагающая. Отбой.
        - Может, пистолет под штаны запрятать?
        - Не надо оружия, стрельбы не будет. Они просто напуганы, и заметил, как окают. Наши, северные людишки.
        Михаил снял оружие и разгрузку, затем вышел вперёд, чуть отстав от него, пехал и Ярослав Туполев. От огромного грузовика также выдвинулась фигура навстречу им. На полпути они встретились. Перед архангелогородцами стоял коренастый крепкий парень лет тридцати. Русая, с рыжинкой, шевелюра была упрятана под военное кепи и дополнялась рыжей же кудрявой бородкой.
        - Ну, что хотел? - колючий взгляд обежал Михаила и стоящие позади машины каравана.
        - Поговорить. Мы вам не враги, мы сами беженцы с севера. Может, найдём общие интересы?
        - Вряд ли, давай разойдёмся по-хорошему. У вас своя дорога, у нас своя.
        - Что так?
        Тут у незнакомца зашуршала рация. Он молча выслушал послание и спросил удивлённо.
        - У вас есть такой Ярослав Туполев?
        - Ярик то? Есть - удивился в свою очередь Бойко - Да вот он, за мной стоит.
        - Есть у них такой, а что? - спросил рыжий по рации. Потом глянул недоуменно на Михаила и попросил - Можешь его подозвать?
        Михаил махнул Туполеву рукой. Не успел тот подойти поближе, как дверь грузовика распахнулась и оттуда вывалился молодой парень, такой же ярко рыжий и тоже в военной кепи. Он завопил во всю Ивановскую:
        - Итить колотить, Яра! Конец света пришёл, а он тут на дороге шлангует, прохлаждается. Здорово, бычара!
        - Тимоха, брателла! Ну, а где же мы ещё могли встретиться то? Только на дороге МедМакса! Гулять, так гулять!
        Молодые парни бросились навстречу друг другу и несколько минут обнимались, хлопали друг друга по спинам и что-то орали. Эх, беззаботная молодость! Наконец младший из рыжиков отвлёкся и объяснил второму, как оказалось позже, старшему брату, что они вместе с Ярославом служили в одном взводе, и шороху наводили там, будь здоров. Обстановка сразу разрядилась и старший из братьев, Пётр Мамонов решился на обстоятельный разговор. Михаил подозвал по рации машину разведчиков. Когда они подъехали, и из буханки высыпали вооружённые люди, Пётр несколько напрягся. Он придирчиво осмотрел Потапова, но доброжелательные взгляды подъехавших разведчиков и их открытые улыбки его успокоили. Михаил коротко рассказал про караван, про их приключения и намерение проехать через Ярославль.
        - Ладно у вас все собрано - коротко похвалил их Пётр - но в Ярик вам лучше сейчас не ехать.
        - Почему так?
        - Давай присядем, командир, разговор будет долгим - задумчиво ответил бородач и расстелил пенку. Заодно они решили и перекусить, время всё-таки было уже послеобеденное. Из грузовика появилась молодая женщина. Полненькая блондинка с простым крестьянским лицом, её представили как жену Петра Пелагею. Рядом заскакали их дети, белобрысые и загорелые - Лёшка и Зорька. Мальцу было 7 лет, а девочке 5. К стоявшим на трассе автомобилям подъехал и остальной караван. Люди выходили из машин, доставали припасённые снедь и напитки, перекусывали прямо на дороге. Женщины раздавали свежеиспечённые булки, пироги, нарезали колбасу, намыли огурцов и помидор, собранных за Вологдой в теплицах. В кружки наливалось кофе из термосов, желающим подавали соки или воду. Мамоновы были сильно удивлены общему количеству выживших людей и их организованности. Пётр только крякнул, когда попробовал налитое из термоса кофе.
        - Я такое и до Беды нечасто пил, а вы-то сейчас где достали?
        - В ресторане при гостинице в кофемашине приготовили. У нас генератор переносной есть, можно всякую электротехнику подключать.
        - Здорово! А мы как-то о таком генераторе и не додумали. Зато бурёнку с телком с собой везём.
        - Кого? - пришла очередь удивляться караванщикам.
        - Корову - степенно отвечал Пётр, не переставая жевать большую булку с салями - у нас в фургоне ещё утки, куры и цесарки. Да посевной материал взят, на первое время.
        - Ого, вы кулачье! - подначил рыжего Николай.
        - Не кулаки, а нормальные крестьяне - ответил все также степенно Мамонов старший, вытирая лоб - когда батька помер, хозяйство на мне осталось. Вот и впрягся, а потом и понравилось крестьянствовать.
        - А вы сами то откуда?
        - Мы под Великим Устюгом живём - ответила за мужа Пелагея - там земля хорошая. Скотину держим, птицу, картошку ростим. Если справно работать, то прожить можно. Лентяев ведь земля не любит.
        Говорила женщина также по-северному степенно, сильно окая. Так уже редко где говорят, телевидение совершенно снивелировало русские диалекты. Михаил даже залюбовался ею: красивая русская женщина. Такая коня на скаку…
        - Да крутимся, как можем. Взяли вот недавно фермерский кредит. Тимка сбытом занимается, друзей полно у него, помогают продавать. У нас две трети продукции обычно уже на корню скуплено. Вот хотели ещё пчёлок завести, так случилась Беда окаянная. Мы поначалу пошукали вокруг, поискали - ни души! Только мы и соседи Федотовы в живых остались. Стали тогда думу думать, что делать то дальше? Решили вот тоже переехать южнее. У нас всё-таки климат то северный, урожай бывает не каждый год. Вот и подумали податься в сторону родственников Палашиных, они на Смоленщине живут. Места там знатные, полей полно, лугов. Речки опять же, озера, пруды, можно и рыбой жить. С Тимохой вот нашли этот грузовик на трассе. Пару дней фургон для скотины обустраивали, корма грузили, инструменты. А соседи на своём старом Мазе поехали. Говорил же им - возьмите новую мощную машину, тогда может, спаслись бы - Пётр горестно замолчал.
        - А что случилось то? - осторожно спросил Николай.
        - Ну, вчера вечером подъезжали уже к Ярославлю. Смотрим - что-то неладное впереди. Дорога напрочь перегорожена, и какие-то люди машут, мол, останавливайся. Тормознули осторожно, а они как начали тут же шмалять без предупреждения. Засада там оказалась! Вон, отметины на кузове остались. Эти придурки дробью по машине стреляли. Я грузовик быстро развернул, благо там много полос, да и не глушил её. И газ в пол! А Федотовы отстали. Американец же просто зверь, мощи до черта, и прет как танк! А что Маз… Догнали их быстро, мы видели, как кабину расстреляли. Там аж стекло красное стало от крови. Хорошие были люди, эх. За что их? Мы же просто ехали…. Потом нас эти уроды на джипах догонять начали. Я брату руль отдал, а сам с карабином высунулся. У нас от бати СКС остался, и пара вертикалок. Карабин не зарегистрирован, правда, да мы особо и не светили стволы то. Как нынче в деревне без ружья? Когда подъехали разбойнички поближе, шмальнул я по водила ближайшего Крузака. Тот аж дыбом поднялся, видать руль здорово дёрнул. Второй джип в него врезался, на обочину вылетел и задымился. Замес такой конкретный вышел,
прям как в кино американском. Так мы и ушли от погони. Вот едем обратно, и очередные личности нам дорогу перегораживают. Что мы подумать должны были?
        - Хорошо стреляешь, значит - Потапов бросил взгляд на бородача.
        - Дык братан в спецназе служил. В дагестанской повоевал - вмешался младший брат, видно было, что он гордится Петром.
        - Серьёзно? А где конкретно?
        - В 16 тамбовской бригаде - нехотя ответил старший.
        - А я из Псковской дивизии. Там у нас ещё морпех есть, во второй Чеченской участвовал. Видишь, какая компания знатная подбирается.
        - Компания это хорошо…
        - Так присоединяйтесь. Вместе веселее, да и безопаснее, у нас и оружия больше, да помощнее.
        - А что конкретно есть? - Мамонов заметно оживился.
        - ПК, РПГ, Мухи, АГС - 17 даже имеется. Калаши 74 - е на всех мужиков, Ярыгины.
        - Да ну? Богато живете. А ты тут рулишь, как я понял?
        - Я командую разведкой. А в атаманах у нас Михаил, у него это лучше получается.
        - Пожалуй, и так. Столько оружия и людей собрать после такого бедлама, это надо сильно постараться. Силен мужик, ничего не скажешь. А планы у вас какие, атаман?
        - Вообще-то пока ничего конкретного. Мы собирались осесть где-нибудь в средней полосе. В большом посёлке, чтобы неподалёку от основных магистралей. А там посмотрим…
        - Может тогда с нами? Брат, давай карту.
        Карта была тут же расстелена прямо на асфальте. Мужчины столпились вокруг неё.
        - Вот, к северу от Смоленска река Капля. Тут посёлок родственников Елфимов находится. Места, прямо скажу, знатные. И город недалече, и дорог полно во все стороны.
        - Надо подумать - Михаил почесал подбородок - давайте, вечером обсудим, на ужине. А сейчас вы куда двигались?
        - Да тут поворот недалеко на Пошехонье находится. А там дальше через Рыбинск можно проехать.
        - Точно, есть там отворотка - подтвердил Николай Ипатьев - Я, правда, там не ездил ни разу.
        - Дык навигатор джипиэс правильную дорогу завсегда подскажет - все ошарашено повернулись к Петру Мамонову.
        - Какой ещё джипиэс? - только и смог выдохнуть Михаил, лица у многих водителей вытянулись.
        - Да обычный. Мы в грузовике его нашли. Я то сам не разбираюсь в такой технике, там Тимка рулил - Тимофей смотрел на удивлённых мужиков и осторожно спросил - А вы что, включать свои не пробовали?
        - Так, где Максим? - Михаил уже пришёл в себя и начал действовать.
        Вскоре появился Каменев, выслушав новости, он почесал в голове и задумался - Мы включали навигатор в первый день, а потом даже и не пробовали, думали, что после всеобщего кирдыка спутники также накрылись. А оно вона как. Ловиться то нормально?
        - Да как-то особо проблем не было. Вроде пропадал пару раз сигнал, но мы в это время по трассе шли, внимания особо не обратили.
        - Интересно. Значит, спутники работают, или часть их работает.
        - А может, и интернет есть? - Рыбаков вопросительно взглянул на Макса.
        - Чтоб он был, надо чтобы дата-центры работали и сети, а электричество вряд ли там имеется. Может там и есть запасные источники, но ведь уже целая неделя прошла. Хотя если найду тарелки, попробую.
        - Пробуй Макс, пробуй - задумчиво сказал Михаил - ну, если все выяснили, то по коням. Пётр, ставьте машину после наших грузовиков.
        Через пять часов они подъезжали к Рыбинску. Мимо каравана проплывали мёртвые посёлки и деревушки. Нигде ни огонька, ни звука. Проезжая мимо населённых пунктов машины каравана сигналили, а наблюдатели внимательно смотрели по сторонам. Но никто не откликался на их призывы, не выходил на дорогу, не сигналил фонарями или клаксонами. Эти области самой большой в мире страны надолго опустели. Люди вернутся в эти края не скоро, да и вернуться ли?
        Для того чтобы пересечь Волгу, пришлось заехать в сам город. С моста открывался шикарный вид на Рыбинск, светящийся в лучах заходящего солнца. Сразу после него они повернули налево, потом ещё раз и поняли, что навигатор подвирает. Михаил выслал разведчиков вперёд, тем попался по пути книжный магазин, где оказались подробные карты Рыбинска и области. Город то всё-таки туристический. А остальные караванщики в это время, выставив охрану, пробежались по местным магазинам. В некоторые из них без респиратора было уже не зайти. За неделю многие продукты совершенно прокисли и протухли. Мужчины мужественно повязывали на голову платки, обильно политые заранее духами, и ныряли к прилавкам. Из овощного отдела они натаскали свежих овощей, не все из них испортились. Дети и подростки с удовольствием приняли участие в 'ограблении' кондитерской. Булки и буханки, не затронутые плесенью, они собирали отдельно в мешки, а из подсобки прямо в картонных коробках таскали печенье и конфеты.
        Вернувшиеся вскоре разведчики снова встали в голову колонны и теперь уверенно прокладывали путь вперед. Несколько раз пришлось останавливаться и расчищать заторы. Вскоре разведка обнаружила на левой стороне дороги вывеску хладокомбината. Всем в голову пришла одна и та же мысль. Разведчики где-то моментом надыбали десяток респираторов. И вскоре команда охотников пошла внутрь холодильников. Через несколько минут они сообщили по рации, что нашли мясо, годное в пищу. Мужики шустро загнали 'Бычок' внутрь и закинули в фургон с десяток уже потёкших коровьих полутуш. Свинина находилась в соседнем холодильнике и уже испортилась. Караванщикам ещё удалось поживиться куриными окорочками. Они прикрыли мясо плёнкой и двинулись дальше. Солнце уже заходило, и пора было вставать на ночлег. После большого перекрёстка на глаза им попалось заведение Ривьера. Это было и кафе, и небольшой мотель. Рядом с ним стояли частные дома и небольшой магазинчик. В караване уже ехало почти 80 человек и вопрос расположения на ночлег стало решать сложнее.
        Караван подъехал к гостинице и люди стали разворачивать временный лагерь. Женщин и детей поселили в мотель. Команда Дарьи Погожиной сразу начала готовить ужин. Михаил раздал необходимые команды, посмотрел на рабочую суету, потом кликнул Петьку и пошел обрабатывать мясо. В его семье приготовление мяса было прерогативой мужчин. Взяв большой топор и несколько острейших ножей, он занялся разделкой туш. Петя активно помогал - складывал куски мяса в пластиковые бидоны. Подошёл Юра Ипатьев и также активно включился в процесс. Затем пришёл черед маринадов. Первый бидон Михаил залил красным сухим вином и кинул кавказских специй. Он считал это лучшим маринадом. Рядом с разделочными столиками выросла пирамида открытых бутылок. Ольга Туполева, проходившая мимо, подозрительно глянула на друзей, а идущий следом Сергей только вздохнул. В бидоны для длительного хранения мужчины добавляли винный уксус и репчатый лук. А специи Бойко кидал по хитрейшему мужскому рецепту 'На глазок'. Ведь любое приготовление пищи это настоящее искусство, а в этой сфере человеческой жизни мужчины традиционно всегда сильны. Покончив с
мясом, они перешли к нарезанию овощей. Неожиданно им на помощь пришла Пелагея Мамонова. По её признанию она терпеть не могла мужиков на кухне, но заготовка мяса Михаилом больше напоминала священнодействие, и произвела на неё впечатление. Наскоро они замариновали пару бочонков овощей, чтобы те не испортились в дороге. Вскоре всех караванщиков позвали на ужин. Кафе было маленькое, поэтому они решили ужинать на улице, благо дворик был большим, а вечер теплым. Люди дружно сдвинули столы, подвесили лампы, запитанные от генераторов. Вкусно пахло жареным мясом, тушёными овощами. На столах лежали порезанные огурцы и помидоры, стояли арбузы и дыни. Высохший хлеб повара размочили над паром, и он стал вполне съедобным. По чаркам разливалось вино и более крепкие напитки. Старожилы каравана выпили с вновь прибывшими за знакомство и пожелали самим себе хорошего пути. За столами царило оживление. Этот день получился довольно насыщенным и необычным. Встреча с двумя группами выживших и их трагические приключения дали повод для многочисленных разговоров. Женщины окружили заботой Ирину и Настю, подобрали им новую
одежду. По ставшему уже новой традицией обычаю, опеку над пятнадцатилетним Романом Патрушевым взял нашедший его Александр Пономарёв. Ему тоже понравилось такое необычное новшество. 'Это по-нашему, по-северному' - кратко резюмировал своё решение бывший морпех. Тимофей Мамонов попросился в команду разведчиков, хотел быть напарником у Ярослава. Пётр же от подобного предложения отказался. Он сказал, что хотел бы и дальше заниматься крестьянской работой. Мамонов уже навоевался вдосталь, армия не его стихия. Михаил тогда предложил ему взять на себя обучение будущего ополчения. Тот подумал немного и согласился - Это завсегда, пожалуйста. А надо ли так серьезно?
        - Судя по всему, сейчас хватает всяческих уродов и полезно иметь в дополнение к постоянной боевой группе что-то типа народного ополчения - размышлял Бойко - Думаю, надо будет разделить людей на десятки, и назначить десятниками наиболее опытных людей. Я готов и сам возглавить десяток. А из кого он будет, решим на месте нового местожительства.
        - А что, дельное предложение, создание ополчения - поддержал идею Потапов - необходимо будет проводить постоянные сборы, чтобы навык не терялся. Как в Израиле. Штатное оружие и двойной боекомплект пусть всегда в доме хранятся. Чтобы когда тревогу сыграли, а ополчение уже вооружённое и на местах сбора.
        - Мы уже создаём армию? - вмешалась в разговор Наталья Ипатьева - Эх, не о том думаете мужики. У нас и так будет полно дел по благоустройству и налаживанию того же обычного быта. Да и детей надо учить, иначе быстро скатимся в средневековье. И так уже дикари по городам бегают.
        - Вот, вот Наташенька, мы уже три раза сталкивались в эти дни с вооружённым насилием со стороны подобных дикарей. Всего за неделю, поэтому давай относиться к вопросам безопасности с пониманием.
        - Ну, дело ваше, мальчики. Вы хоть расскажите куда едем? А то слухов полно, люди волнуются.
        - Мы сейчас обсудим маршрут, и завтра с утра всем донесём. Договорились?
        - Ладно, пойду детей чаем поить.
        Мужчины между тем расстелили на столе карты, поставили трёхлитровый пакет с вином / чисто, чтобы горло промочить/, нарезали сочный арбуз. Обсуждение маршрута затянулось за полночь. За разговором куда-то потерялись целых два таких пакета с испанским вином. Пришлось срочно сгонять за третьим, зато все обсудили и решили. После совещания Михаил вышел на крыльцо и осмотрелся. Караульные разместились на крыше магазина, ещё два человека дежурили у входа в мотель. Сейчас здесь на дежурстве находилась Полина Марцевская и Ольга Туполева.
        - Вот вы, мужики, всегда найдёте повод выпить. Даже после конца света - ехидно протянула Ольга, пока Михаил раскуривал сигару.
        - Да это мы так, размялись. Ведь завтра снова в дорогу.
        - Сколько ещё нам ехать, Миша?
        - Дня два, может три. Раньше за день бы пролетели, но теперь времена другие. В такие времена всякая накипь человеческая всплывает, да и у придурков крышу сносит. Слышала про Северодвинск?
        - Ужас просто какой-то! Почему нормальные люди сгинули, а такие х… остались?
        - Оля, а нормальных то людей много ли по жизни оставалось? Такую страну до ручки довели разве нормальные? Оскотинится то просто, а вот Человеком остаться….
        - Михаил, да вы философ - вмешалась в разговор Полина, она с интересом смотрела на мужчину.
        - Он, Полиночка, всегда такой был. Если ему налить чего, то он вообще до утра философствовать будет. Как был романтиком, так и остался. Это он только с виду такой суровый.
        - Да? Я думала романтики это такие ботаны, которые девочкам цветы ночью с клумб таскают, и воевать только в компьютерные стрелялки умеют.
        Ольга с Михаилом весело рассмеялись.
        - Полиночка, откуда у вас такие отмороженные представления? - спросил Бойко, вытирая при этом выступившие на глаза слезы.
        - Да так. Просто в той жизни мне приходилось больше общаться с более продуманными особями. Там совершенно другие понятия о жизни.
        - Нет, Полина, настоящие романтики сделаны из другого теста. Они могут потащиться черти куда в тайгу, имея за плечами рюкзачок в 25 килограмм весом, умеют под проливным дождём поставить палатку, сварить суп из топора с лягушкой, на день рождения друга посреди болот сварганить торт из заначенной сгущёнки с печеньем и ягодами. Они ценят жизнь, любят друзей, не боятся бытовых трудностей, но при этом имеют ясный взор и замечают разнообразные оттенки красоты нашего мира. Ну и кроме этого, смогут с закрытыми глазами разобрать и собрать автомат Калашникова.
        - И ещё съездить втихаря в чужую страну на войнушку.
        - Ольга!
        - Так вы воевали ещё? - вытаращила глаза Марцевская - А чужая страна это где? Афганистан?
        - Нет, это было в другой стороне.
        - В Сербию он ездил. Видите ли, вспомнил, что есть у него сербская кровь. Ты, Миша, один раз с Серёгой здорово надрался. Мой то уснул, а ты как начал рассказывать…. Я никому об этом не говорила, раз ты сам не хотел. Неужели там было так все жутко?
        - Правильно, Оля, говорить Республика Српска, русский добровольческий отряд. Давно это было - у Михаила вдруг ослабли ноги, и он решил присесть.
        - Страшно там было, наверное? Я ведь тогда маленькая совсем была. Когда в 99-м их бомбили, помню, папа сильно американцев ругал.
        - Я раньше там был Полина, и это не сама Сербия. А рядом, в Боснии, когда сербы с такими же славянами воевали, по сути, с братьями и соседями. А было ли страшно? - Михаил задумался. Он редко вспоминал те времена, больно трагичными они были, и ему пришлось увидеть много страшного. Потом он постарался наглухо забыть свою самую авантюристичную поездку в жизни - Временами до усрачки страшно. Жить ведь охота. Нас, русских, местные считали самыми обезбашенными и поручали самые трудные участки. И, в общем, они были правы, мы и в самом деле самые обезбашенные вояки во всей Европе. Не боимся ни черта, ни бога! Есть вояки более дисциплинированные, более бесстрашные и удалые. Но мы, мы и в самом деле внуки божьи, нам многое позволено и сходит с рук.
        А самое хреновое из всего увиденного было то, что пока одни честно воевали, другие за твоей спиной гешефт делали. А некоторые и просто человеческий облик теряли и творили поистине страшное. Откуда то повылезали садисты, маньяки, и прочая человеческая дрянь. И ты к ужасу своему понимаешь, что этот вал ужаса и смертей остановить не можешь. Не в твоих это силах! И вот это самое страшное - Бойко остановился и замер, затем дрожащими руками раскурил сигару - Не хочу об этом вспоминать, девчонки. Поганое это дело война, мало там геройства, больше грязи и всяческих сволочей. Всегда желал, чтобы мои дети такого не увидели, но видно не судьба… Ладно девочки, пойду я, завтра опять длинный день. И, Полина, пожалуй пора уже перейти на ты.
        - Хорошо Миша, я запомню. И спокойной ночи, удалой атаман.
        День восьмой
        В этот день караванщики решили выехать попозже. В команде появились новые люди и новые задачи, надо было хорошенько подготовиться к дальнейшему пути. На другой стороне посёлка команда разведчиков с утра подготовила импровизированное стрельбище. И под руководством Потапова, Мамонова и Пономарёва они провели там экспресс-курсы по стрелковой подготовке. Потом целый час был потрачен только на стрельбу. Бывшему морпеху вручили второй ПК, в мощных руках Пономарёва он смотрелся очень уместно. Александр также осмотрел, собрал и снарядил АГС, заранее зарядил пару запасных лент вогами. АГС Потапов решили поместить в его пикап, Пономарёв будет отвечать за арьергард каравана. В усиление он также получил пару 'Мух'. Разведчики тем временем объехали окрестности в поисках ништяков, как любил выражаться Матвей Широносов. Он вместе с Андреем Великановым обладал великолепным нюхом на материальные ценности, поэтому руководство 'мародёрки' поручили именно ему. Чем сильно польстили питерскому бизнесмену, не привык он сидеть на вторых ролях, а тут такое перспективное направление. Поэтому его команда постаралась сразу
оправдать доверие нового коллектива. Остальные караванщики готовили продукты в дорогу и снаряжали автомобили. Дети, как всегда, были на подхвате, для них все ещё продолжалось большое и захватывающее приключение.
        За завтраком всем присутствующим Атаманом было объявлено, что караван едет через Углич в Тверь, и дальше на Смоленск. Там уже они будут искать удобное для жизни место. Народ в основной массе обрадовался некоторой определённости. Болтаться между небом и землёй им уже порядком надоело, хотя нашлись среди них и недовольные. Света Мальцева сразу заявила, что не хочет жить в деревне и крутить коровам хвосты. В городах еще оставалось полно продовольствия, и можно несколько лет вполне сыто и комфортно прожить. Некоторые из людей её поддержали, менять так резко привычное место жительство не всем хотелось. Михаилу сегодня не хотелось спорить и он просто объявил, что его задача привезти всех в безопасное место, а там пускай все сами решают, где и как будут жить. Но пока они двигаются в общем караване, то он будет требовать соблюдение дисциплины. На этом споры как-то разом прекратились. Взваливать на себя бремя ответственности и уходить из команды смог бы далеко не каждый. Кухонная команда за это время приготовила обед, залила в термосы чай и кофе, чтобы в дороге не тратить время на приготовление пищи.
Запасы одноразовой посуды были обновлены, хотя многие люди уже запаслись собственными котелками и ложками. Теперь в каждой машине находились большие термоса под горячее и напитки, и коробки с продуктами. Можно было перекусить на ходу, не останавливая лишний раз караван. Запасные канистры с топливом были заполнены, автомобили исправны, а вещи упакованы в пакеты и коробки. Атаман с удовольствием наблюдал, как споро теперь решались жизненно необходимые задачи. Вновь прибывшие, видя такое отношение к делу, быстро вливались в жизнь каравана. Они или сами вызывались, или им поручали какой-нибудь участок работы. Это очень помогало отвлечь людей от ненужных на данный момент мыслей. 'Руки загружены, голова отдыхает' - известная армейская мудрость. Потом у них ещё будет куча времени для размышлений и печали.
        Водители начали выстраивать караван в новом порядке. Впереди шёл отряд разведки в составе двух машин. УАЗ выдвигался вперёд на полкилометра, но иногда разведка уезжала и на целый километр. Потом шла машина джиперов, их задачей была наводка на 'мародёрку' и поддержка передовой группы. После них двигалась Субару Михаила, как командная машина и одновременно группа огневой поддержки. В его автомобиле находился ПК, сидел снайпер, и лежала пара 'Мух'. За командиром уже двигался пикап Васи Михайлова, в его кузове стояли лёгкие мотоциклы, следом за ним шли вахтовка и автобус, потом все грузовики. Колонну замыкал арьергард в составе пикапа Форд Пономарёва и Пэтроле Аресьева. Караван оказался уже сильно растянут по дороге и это несколько беспокоило Михаила. Смогут ли они отбиться в случае засады? Николай как мог, успокаивал его - Миха, у нас же столько оружия, как зарядим, мало не покажется! Народу ведь, по всем сведениям, мало спаслось. Большую банду попробуй еще, сколоти. По рассказу того же Мамонова, даже у Ярославля всего человек десять в засаде находилось.
        - На счёт количества стволов ты прав, но у нас основная масса людей не солдаты, и в реальной перестрелке от большинства толку не будет.
        - А тут главное, зубы показать, сразу отстанут. Бандиты же трусы по природе своей. Мы в детстве даже на Привозе свободно ходили, хотя считались Урицкими. Тут главное, не обосраться со страху и показать, что никого и ничего не боишься. Да и потом, у нас уже есть несколько волкодавов, задавят любого. Вон морпех, как лихо с сатанистами разобрался, и Женька парень не промах, да новенький, рыжий с Устюга, тоже реальный пацанчик. Прорвёмся, мы же псковские - продолжал хохмить Николай.
        Михаил время от времени выходил на связь с участниками каравана. Поездка проходила вполне спокойно. На второстепенной трассе брошенных машин было немного. Уже через пару часов они достигли Углича.
        Здесь каравану пришлось намного сложнее: указанный в навигаторе путь оказался намертво перекрыт жуткой автомобильной свалкой. Видимо конец света здесь происходил по какому-то другому сценарию, и в городе повсеместно наблюдались следы большой паники. Множество аварий, сгоревших автомобилей и дымящихся руин на месте домов.
        Кварталы же самого города оказались совершенно непроезжими, поэтому пришлось искать обходные пути. Кое-где впереди наблюдались дымы пожарищ, а въехать на полном ходу в огонь очень не хотелось бы. На улицах на каждом шагу встречались следы всеобщего ужаса: брошенные велосипеды и детские коляски, распахнутые окна домов, и почему-то кругом валялось очень много мусора. На асфальте находилось большое количество битого стекла, то и дело попадались брошенные сумки и пакеты с продуктами. Караванщикам становилось жутко. Что же такое страшное увидели жители Углича перед своим концом?
        Наконец, через полчаса каравану удалось выехать на мост. Ещё минут двадцать им пришлось потратить на его расчистку, её лихо выполнили братья Михайловы. У них как-то получалось управляться с любой техникой. Они быстрехонько обнаружили неподалёку тяжёлый самосвал, завели его и растолкали образовавшийся завал. По освободившемуся пути караван выехал на свободную дорогу, затем повернул налево на Кашинское шоссе. Теперь впереди была Тверь!
        Чем дальше они двигались на юг, тем больше вокруг попадалось деревень, посёлков, промышленных объектов. Густые северные леса уступили место раздольным полям и лугам, перелески отступили от трассы далеко за горизонт. Перед Кашиным караван остановился на быстрый перекус. Водители и разведка развернули карты, и уже присматривали заранее место на ночлег. Сообща они порешали остановиться перед самой Тверью, неизвестно какая там в самом городе обстановка. Пример Углича стоял ещё у всех перед глазами. С утра можно будет спокойно провести доразведку и найти саму лучшую дорогу через город.
        Михаил пошел к семье, им так редко теперь приходилось видеться. Они сидели рядом, жевали бутерброды, овощи, пили чай с пряниками. Нина рассказала о состоянии раненой Маши, о планах их импровизированной амбулатории. Петька с Артемом пропадал у Каменевых. Они все вместе составляли собственную информационную базу, затем раскидывали полученные данные по запасным винтам. А по вечерам ребята занимались распечаткой информации и пытались делать брошюры. Петя передал просьбу Максима поискать магазин с запасными картриджами и бумагой, а лучше всего было бы найти цифровую типографию и добыть профессиональные инструменты для обработки книг. Всё-таки печатная продукция более долговечна, чем компьютерная техника. Михаил обещал подумать и записал себе поручение в рабочий блокнот. Огнейка же взяла опеку над найденышами Николая. Она подружилась с Алёной, и следила за ней и братом пока взрослые были заняты. Отцу показалось, что его дети за эти дни здорово повзрослели. Он был рад этому обстоятельству, что все заняты делом, не ноют и не плачут, и даже высказал свои мысли вслух. Потом пришёл черед подарков: Нине он
припас стильные солнцезащитные очки, свои она забыла дома, Петру отдал американский складной нож в пластиковом чехле и показал, как его закрепить на ремне. Огнейке же достался небольшой и удобный бинокль. Она была девочка глазастой, а лишний наблюдатель в караване никогда не помешает. Михаил посетовал, что редко вот так получается просто посидеть по-семейному, все дела мешают. Но дети в ответ дружно заявили, что все понимают и гордятся им. Выпив ещё кружку чаю, Бойко встал, попрощался со своими и двинулся в голову колонны. По пути он здоровался со всеми, спрашивал как дела, есть ли у кого проблемы. К его радости большинство людей находилось в бодром состоянии духа. С оружием никто уже не расставался, да и держать его даже женщины стали как-то уверенней. Многие уже переоделись в защитную одежду и удобную обувь, и все равно: даже в стандартной военизированной форме то там, то тут проглядывалась извечная женская тяга к элегантности. Косынка на голове или на шее, деревянные ожерелья или фенечки, привязанные к разгрузке. Некоторые умудрялись даже повесить украшения на оружие. И, естественно, на лицах был
полный боевой камуфляж, когда только женщины это успевают? Война войной - а косметика должна быть, удивительное свойство русских женщин выглядеть всегда на все 100. Дети и на привале умудрялись успеть сыграть во что-то интересное, выбегаться вдоль колонны, их весёлый гомон особенно радовал взрослых. Если есть дети - значит, у них есть будущее. Иначе зачем им бороться за выживание?
        Вскоре караван тронулся дальше. Пару часов спустя населённые пункты пошли уже сплошняком, караван подъезжал к Твери. Остановиться они решили в посёлке Сахарово. Там находилась Тверская сельскохозяйственная академия. Небольшой посёлок легче контролировать, и наверняка в учебном заведении найдутся полезные 'ништяки'. Разведчики свернули направо и двинулись вперёд, вскоре они сообщили, что обнаружили здание санатория-профилактория. Вполне подходящее место для ночёвки. Сам санаторий состоял из нескольких корпусов. Один старый, ещё времён царя гороха, и два современных. Соединены корпуса между собой были крытыми галереями. Автомобили водители загнали в проезд между корпусами, а разведка пошла проверять здания. Вскоре старшие машин стали размещать людей по уютным номерам. Нашли здесь и большую столовую. Там люди действовали по уже отработанной схеме. Мужчины в респираторах выкидывали испортившиеся продукты, протирали помещение дезинфицирующим раствором, затем хорошенько проветривали, потом уже заносились свежие продукты, и команда Дарьи Погожиной начинала готовить ужин. В этой столовой применялось
современное электрическое оборудование, поэтому Юра Ипатьев запустил у окна сразу два генератора, провёл кабеля внутрь помещения и подключил пару плит. Приличной кофемашины, к сожалению, здесь не оказалось, но зато присутствовали большие запасы круп и муки. В подсобке нашлись также свежий картофель и свёкла, поэтому женщины затеяли варить борщ. Благо, у них был запас сладкого перца и помидоров, добытых в брошенных фурах. Михаил проверил, как идут дела на кухне, затем с Потаповым определил места нахождения караульных. Они поставили пару дежурных на крыше и пару у входных дверей. Помещений в санатории было много, к их проверке привлекли даже подростков. В общем, провозились с обустройством целый час. На улице за это время успело стемнеть, поэтому 'мародёрку' отложили на утро, в самой же академии их интересовал библиотечный фонд и содержимое серверов. Основным занятием народа ведь теперь будет сельское хозяйство, а здесь находился просто кладезь информации именно по этой тематике. Поэтому караванщики решили немного задержаться и насобирать необходимой документации.
        Михаил сидел за столом и рассматривал карту Твери, когда к нему подбежал запыхавшийся Максим Каменев.
        - Миха, мы нашли ихнюю серверную.
        - И?
        - Я думаю, не стоит её крушить и вынимать диски памяти. Проще запитать и скачать все нужное, заодно можно попробовать в сети найти помещения, где могут находиться необходимые нам девайсы. Я хочу ещё в кэше покопаться, может, в Интернете была какая информация о катастрофе.
        - Хочешь начать прямо сейчас?
        - Да, иначе времени не хватит. Возьму Юру с одним генератором, Петю твоего и Артема. Они парни толковые.
        - Бери тогда ещё и Рыбаковых. Они помогут дотащить все, да и охрана вам не помешает. Мало ли что.
        - Понял. Сейчас пойду, договорюсь с Потаповым, чтобы помогли доехать и разгрузиться.
        - Рацию не забудь! - крикнул вслед убежавшему другу Михаил.
        Он осмотрелся: столовой по стенам уже были развешаны гирлянды диодных лампочек, аппетитно пахло жареным мясом, а в зале царило оживление. Женщины суетились за столами, мужчины помогали нарезать хлеб и овощи. Потом Михаилу в голову пришла мысль: а ведь со дня катастрофы всего-то неделя и прошла! Как быстро мы приспособились к новому миру, вот спокойно готовимся к сытному ужину, не забывая при этом об охране своей маленькой общины. Вот мимо уверенной походкой прошли две женщины с ружьями, пошли менять пост у входа. Человек всё-таки очень гибкое и практичное существо, поэтому и расселился по всей Земле. Но размышлять дальше о вечном атаману не дали, к его столу тихой сапой подсели несколько женщин.
        - Михаил Петрович, у нас к вам важное дело - обратилась к нему Зинаида Васильевна Замятная, сухонькая пожилая женщина с ясными голубыми глазами.
        - Слушаю вас, Зинаида Васильевна.
        - Я знаю, что мы хотим найти место для новой жизни, а чтобы прожить нынче, нам нужно будет начать серьёзно заниматься сельским хозяйством. Продукты ведь теперь в магазины завозиться не будут.
        - И? - Михаил никак не мог понять, что от него хотят.
        - Мы заехали, как я поняла, в сельскохозяйственную академию. Здесь ведь можно найти очень много полезных учебных пособий, и возможно, найдётся качественный посевной материал. Знаете, Михаил Петрович, я старая огородница и поверьте мне, вырастить хороший урожай это очень сложно. Надо много уметь и знать, а современная наука ушла далеко вперёд и нам никак нельзя терять её достижения.
        - Понимаю вас. Наш специалист уже уехал снимать информацию из компьютерных баз академии, завтра пошлём в учебные корпуса поисковую команду. Вы сможете помочь им советами, что там необходимо искать в первую очередь?
        - Конечно же, да и Пелагея не откажется помочь - она показала на Мамонову.
        - Пелагея? Вы сможете разобраться с учёными премудростями?
        - А вы думаете, фермеры только навоз лопатами кидать умеют? - с ехидцей спросила осанистая блондинка - вообще-то, я аграрный техникум закончила, и за новинками в науке всегда следила. У нас с Петром урожаи всегда были не хуже, чем у тех же голландцев, и коровы удой давали отличный, и ферма была полностью механизирована. Думали даже компьютеры там поставить, как у финнов. Тимка ездил в их консульство, нам обещали помощь по программе Баренц-региона. В наше время…
        Тут она резко осеклась и побледнела, видно поняла, что жила в мыслях ещё Тем временем. Сложно вот так взять и сразу перестроить своё мышление, на все нужно время.
        - Успокойтесь, Пелагея. Время всегда будет нашим, а я полностью согласен с вашими доводами. Может, вы тогда и возьмёте на себя руководство в этом направлении. Я ведь не могу охватить все разом, да и в сельском хозяйстве, честно говоря, не очень разбираюсь.
        - Мы согласны - Пелагея смотрела прямо и твердо.
        - Правильно, Палаша - поддержала её Замятная - назвались груздями…
        - Тогда договорились. Нужна будет помощь, обращайтесь - ободрил женщин Михаил.
        В это время всех позвали на ужин. Столов оказалось предостаточно, поэтому ужинали все вместе в одну смену. Михаил сел к своей компании, хотя здесь не хватало половины народу, некоторые, как Максим были заняты делами, сидели весело. Да и правильно, поминки по тому миру они завсегда успеют отметить, а жизнь идёт здесь и сейчас. Борщ был просто великолепен, баклажаны по-одесски также. После второго, те, кому не надо было идти в караул или по другим надобностям, сидели при свечах, и пили чай. Один из генераторов увезла команда Каменева, а второй работал для духовой печки, там готовились свежие пироги.
        Михаил нацедил из заветной бутылки стакан пятнадцатилетнего скотча, достал сигару и ушёл в фойе, чтобы не дымить в столовой. Он хотел посидеть один, подумать. Но вскоре рядом нарисовались два весьма наглых типа: морпех и десантник. Пономарёв присел на ступеньки с большущей чашкой чая, Потапов же посасывал через трубочку что-то из коктейльного бокала, видать, намешал чего-то в баре. Странное, кстати, сочетание: санаторий и разнообразие спиртных напитков в местном баре.
        - Командир, тебе надо берет чёрный одеть и будешь как коменданте Че! Бородка, сигара.
        - Лейтенант! У тебя все посты проверены, и график дежурств свёрстан?
        - Так точно герр оберст! Яволь! - Евгений резко вскочил и прихлопнул каблуками, как истинный служака.
        - Ну, ты у нас оказывается артист - засмеялся Михаил.
        - Ага, мы в училище завсегда любили весело провести время.
        - Я так понял, что вы хотите сказать мне нечто важное.
        - Ну, есть такое - хлебнув чаю ответил Пономарёв и посмотрел на стакан Михаила - Как ты можешь пить так, понемногу? Я вот или напиваюсь в стельку или вообще не пью. А вот так… налить сто грамм и тянуть.
        - Мне нормально. Тем более, что так можно пить только благородные напитки, типа скотча или коньяка.
        - Виски? Никогда не понимал сей напиток, хотя дело вкуса. Я вот гляжу, ты чем-то озабочен.
        - Да, просмотрел наш примерный маршрут на завтра. Удобнее всего через Волгу переправляться, выйдя по Петербуржскому шоссе на трассу М-10, и потом сразу свернуть на А-112. Получается город почти кругом обойдём, Но вот мост меня беспокоит.
        - В смысле? - подался вперёд Потапов.
        - Какое-то чувство нехорошее, даже не знаю, как описать.
        - Я бы послушал собственную чуйку - серьёзно заявил Пономарёв - уже наслышан, что она тебе уже не раз помогала. Можно вот так поступить - усилить наблюдение, народ предупредить, быть настороже. Оружие зарядить заранее и вообще быть на стрёме. Все равно нам двигаться дальше надо, нет у нас другого выбора.
        - Да, тут ты прав. Двигаться надо. А вы то, что вообще подошли? Идеи, какие есть?
        - Ну, во-первых, я предложил Жене усилить бронирование буханки, тут недавно ремонт столовой делали, и старые металлические столы у здания валяются. Можно их вдоль борта приделать, будет дополнительная защита, типа брони. И в фургон, где топливо в баках везём, такие же листы установить. А то один выстрел в бочку и… Соляра ещё ничего, а если бензин?
        - Хм, согласен. Утром и начинайте, все равно у нас ещё есть дела в академии, до обеда вряд ли выступим. И 'мародёрку' не помешало бы провести. Мне тут Туполева большущий список необходимого всучила, много ещё чего надо оказалось. Максим обещал найти список магазинов и торговых центров поблизости, так что готовьтесь.
        - Понял - Евгений был немногословен в деловых разговорах. Армейская привычка.
        - Есть ещё вопросы? - Михаил посмотрел на Александра.
        - После моста тут аэродром военный раньше находился, может пошукать? - вопросительно посмотрел тот.
        - Давай завтра решим, по обстоятельствам.
        - Заметано.
        Допив виски, Михаил с усмешкой подумал, что обзавестись чёрным беретом, пожалуй, было бы не плохо.
        День девятый
        Утро возвестило о себе резким звуком далёкой стрельбы. Михаил заполошно вскочил с кровати и тут же начал натягивать брюки одной рукой, а вторая искала рацию, которая уже вовсю захрипела вызовом. Наконец ему удалось до неё добраться - Что у вас там случилось? Это Папа на проводе! - Михаил чудом вспомнил свой позывной на сегодня.
        - Караул один Папе. Это не у нас. Прием.
        - Дозор первый где? Прием.
        - Уехал с час назад с 'мародёрами'. Прием.
        - Вот черт! Выясни быстро, где и что происходит, сейчас буду. Отбой!
        Только тут он догадался взглянуть на часы, а показывали они почти десять часов. 'Ничего себе я храпака дал. Чего не разбудили то?' Может, по причине позднего времени и в комнате никого не было. Через пару минут одевшись и схватив автомат, он выскочил в коридор. Секунду ошалело соображал куда идти, потом помчал к лестнице, вбегая в холл, он столкнулся с Николаем.
        - Где стреляют?
        - Да вроде у академии. Туда бабки с великоустюжскими ушли. То ли семена добывать, или книги искать.
        - Кто из мужиков здесь?
        - Да кто где! Я с Юрой и Вадиком Валовым машинами занимался, затеяли наши вояки бронирование. Разведка в 'мародёрку' ушла, Макс им наводки дал. 'Бычок' тоже с ними уехал. Вроде ещё Андрюха Аресьев здесь где-то шарится.
        - А Михайловы где?
        - С морпехом на трассу поехали. Они увидели ещё одного американца по пути. 'Бычок' то маловат нам уже, решили вместительней машину найти.
        - Блин, самостоятельные все. А меня чего не разбудили?
        - Да вроде вчера все согласовали, думали, пускай отдохнет человек.
        - Отдохнул, твою мать… Беги в столовую, может, кого и найдёшь Я на крыльцо.
        И он побежал к входу. Там, на смене стояли две девушки: рыженькая Анна Корзун обычно всегда краснощекая, теперь же цвет её щёк мог дать фору старинным аристократкам, настолько он был белым. Второй на посту находилась Настя Леонова, девушка из северодвинской команды. Вот она была собрана и спокойна, оружие держала наизготовку, и внимательно осматривала окрестности. Михаил вспомнил, что девушка занималась стрелковым спортом и оружием владела хорошо.
        - Что будем делать, командир? - сразу спросила Настя.
        - Кто наверху дежурит?
        - Там наш Витя и Наташа Валова - ответил Анна.
        Михаил взялся за рацию - Караульный один, ответь папе. Прим.
        - Приём, это караульный один.
        - Давайте, дуйте к входу. Отбой.
        - Понял.
        Со стороны столовой уже подбегал Николай с Серёгой Туполевым и Ольгой Шестаковой.
        - Все при оружии? - Михаил выглянул в двери. К входу подкатил Ниссан Аресьева - Выходим быстро!
        Он поздоровался с Андреем и обсказал тому сложившуюся обстановку. Андрей из-за музыки, играющей в машине, не услышал, в каком месте стреляли. Сверху скатились Виталий и Наталья. Хазов успел выяснить, что выстрелы шли из учебного корпуса, расположенного к северу. И он смог наконец-то выйти на связь с Каменевым. Тот в нарушение правил рацию оставил в соседней комнате, а остальные из его группы спали. Бойко снова связался с Максимом и приказал до выяснения всех обстоятельств закрыться в серверной, и быть на стрёме. Оставив на входе за главного Виталия, он вместе с Николаем, Андреем, Ольгой и Настей сел в машину. В холле уже начали собираться встревоженные женщины, многие были при оружии. Со стороны двора подбежали Юра Ипатьев с Вадиком Валовым. Бойко объявил всем, что оставил Хазова старшим, и приказал ему связаться с выездными бригадами, у разведчика рация была мощнее и брала дальше. Потом Михаил скомандовал садиться с машину.
        Они сразу свернули с главной дороги на отворотку, которая вела прямо к учебным корпусам. Каменев доложил, что группа 'огородников' направилась к 7-му корпусу, а он был здесь крайним. Доехали до места за пять минут. Корпуса шли один за другим, здание 7-го было самым современным и большим. У входа спасатели и нашли Рено-Дастер самодеятельной поисковой группы. Осторожно они остановились рядом, и вышли оглядеться. Было тихо, только лёгкий ветер шуршал ветками кустарника и перекатывал вездесущий мусор. Также тихонько спасатели поднялись на площадку перед входом в вестибюль. Михаил попробовал вызвать 'огородников' по рации. Ему показалось, что за входными дверями что-то зашуршало. Бойко осторожно приоткрыл двери и вошёл внутрь. В полусумраке он разглядел какую-то кучу в метрах десяти от входа. Подозвав Андрея, Михаил двинулся к ней. Первым в глаза бросилась туша мёртвой здоровенной собаки, полголовы у нее было снесено выстрелом. Вокруг трупа виднелись потеки крови и куски требухи, ужасала жуткая оскаленная пасть, и застывший в бешенстве оставшийся целым глаз. Эта тварь очень походила на монстров,
напавших на них с Юрой в высотке. По спине пробежал знакомый холодок, а руки на Калаше сразу напряглись. Напряжение командира сразу передалось остальным, люди дружно сняли оружие с предохранителя взяли его на изготовку.
        Около трупа животного была раскидана груда вещей, валялись несколько сумок и рюкзаков, видно брошенные тут в панике. Рядом же лежала двустволка с оставшимися в ней разряженными патронами. Следы же вели дальше, к большой лестнице, похоже, туда наши агрономы и отступили. Что-то снова зашуршало в ближнем рюкзаке, Михаил нагнулся к нему и обнаружил там рацию. Выругавшись, он обернулся к Андрею и махнул в сторону выхода.
        - Значит, ситуация такая - атаман осмотрел своих людей - на наших агрономов видимо по всему напала стая собачек. И скорей всего, как таких же злобных, с какими мы столкнулись в Архангельске. Они не похожи на обычных псов, скорее какие-то посткатастрофные мутанты. Не будем задаваться вопросом, откуда и зачем, нам просто необходимо вытащить наших людей живыми. Там валяется брошенная двустволка, но у них должно было остаться ещё какое-нибудь оружие. Похоже, они отбились от первого натиска и где-то спрятались, а рацию потеряли здесь. Наши автоматы не очень подходят для боя в помещении, велик риск рикошета. Андрей, у нас есть ещё оружие?
        - У меня пистолет-пулемет с двумя магазинами, и ещё помпа в багажнике, которую ты ещё в Архаре отложил.
        - Отлично! Доставай сюда.
        Это оказался тот самый Бенелли, помповое ружье с пластмассовой ствольной коробкой переходящей в приклад. Влезало в него пять патронов, рядом в багажнике лежал патронташ с запасными. Ещё в первый вечер Михаил почистил и снарядил оружие, и как видно не зря. Патроны были с картечью, самое то в бою в тесном помещении. Свой автомат он отдал Ольге, снайперка тут была неуместна. В багажнике же он заметил защитные шлемы с забралом, найденные в Вельской тюрьме. Аресьев, оказывается, прихватил несколько штук, так, на всякий случай. Михаил достал и их, возможно, пригодятся. Тем более учитывая, что собачки любят цепляться сразу в горло. Он посоветовал всем намотать на руки дополнительную ткань, чтобы было сложнее прокусить запястья. Потом связался с Витей Хазовым, тот сообщил, что в потерянной группе было пять человек.
        - Это супруги Замятные, Пелагея Мамонова, Тормосова и Иван Иваныч Иволгин.
        Двустволка была, значит, Иван Иваныча. Михаил опять витиевато выругался, Ольга густо покраснела.
        - Извини Оля, но отпустить трёх пенсионеров и две тетки… Такой прокол по безопасности! Сегодня всем пистонов обязательно вставлю, расслабились, вашу мать. Вся надежда теперь на Пелагею, она баба правильная. Значит, бойцы, слушаем сюда: сначала выдвигаемся на второй этаж. Вести себя тихо, надо на ноги ещё тряпок намотать, чтобы берцами не шуметь. Я иду по центру, Андрей, держишь правый фланг, Настя левый. Коля с Ольгой держат тылы. В случае массированной атаки с фронта всей передней тройкой падаем на пол, задние ведут огонь через наши головы. Только над самими головами не стреляйте, не хватало горячей гильзой за шею получить, или по голове. И помните: что гильзы у вас вылетают справа, будете стоять вплотную у стены, сами получите по башке, это вам не страйкбол. Стрелять короткими очередями прицельно, а лучше поставьте сразу на одиночные. Приготовьте заранее пистолеты, откройте кобуры, загоните сразу патроны в патронник, и снимите с предохранителя. Чтобы перезарядиться, кричите 'Пустой', будем прикрывать. Оля, у меня предпоследними заряжены три патрона трассеры. Ушли - меняй сразу магазин, в крайнем
случае, патрона два у тебя есть. Андрей, у тебя самая скорострельная штука, можешь лупить по площадям. Уф… ну, вроде как все. Эх, надо бы нам по тактике занятия провести, чувствую, облажаемся сейчас.
        После короткого инструктажа Михаил придирчиво осмотрел всех, поправил на Ольге разгрузку, перекрестился и вошёл в здание. Потихоньку они прошли к широкой лестнице и стали подниматься наверх. На ступеньках отчётливо виднелись следы свежей крови. Или задело кого-то из людей, или досталось собакам. По кровавым же следам они сразу повернули в правый коридор. В него с двух сторон выходили двери аудиторий и кабинетов. Здесь уже царил сумрак, освещение не работало, окон не было, поэтому спасатели двигаться стали ещё осторожнее. Иногда на полу попадались небольшие гильзы, видимо от пистолетных патронов. Наверное 'огородники' отбивались. В одном месте стена была забрызгана кровью.
        Пройдя двадцать метров, Михаил огляделся. Андрей стоял спокойно на полусогнутых и чуть впереди, лицо Насти даже сквозь пластик забрала было мертвенно-бледным. Она крепко сжимала Сайгу, слишком крепко. В трёх метрах позади первой тройки потихоньку передвигались Ольга с Николаем, они то и дело оборачивались назад. Впереди, в полумраке, виднелся поворот направо. Было очень тихо, только шуршала обмотанная тряпками обувь. И что-то было не так…. Михаил резко втянул в себя воздух. Запах!
        - Ложись! - дико заорал он и упал на пол. Спереди тут же послышалось утробное рычание, какой то скрежет, и из-за поворота на людей хлынула тёмная волна с горящими глазами и белевшими в полутьме звериными оскалами. Собаки атаковали без лая и воя, только слышалось утробное рычание и шум передвигающихся лап, скребущих скользкое напольное покрытие. Михаил на миг оцепенел, но вовремя опомнился, и нажал на спусковой крючок ружья. Оружие сильно бахнуло в плечо, отвык за неделю то от мощного калибра! Справа зачастил пистолет-пулемет Андрея, над головой раздалась короткая автоматная очередь. Михаил продолжал стрелять, пока не кончились патроны. Рядом раздавалось отрывистое буханье Сайги. Уши сразу же заложило от грохота множества оружейных стволов, в помещении это ощущалось просто оглушительно. Противно запахло порохом и окалиной. Натиск собачьей стаи между тем не прекращался, в коридоре то и дело раздавался скребущий душу предсмертный вой, злобный хрип умирающих собак. Несколько псиных туш, уже развороченных картечью, лежали поперёк коридора. Пара псов с перебитыми лапами и оскаленными в жуткой улыбке
мордами упорно ползли к ним. Их обезумевшие жёлтые глазищи могли напугать самых непрошибаемых мужиков. Одна собака лежала буквально в двух метрах от Михаила с развороченным животом, и жутко подвывала, наводя на всех смертную тоску. Андрей вскрикнул 'Пустой' и полез в карман разгрузки за запасным магазином. Настя крикнуть забыла и просто судорожно меняла магазин, но на нервах у неё это получалось плохо. Поверху пронеслась пара трассеров, а Михаил с ужасом осознал, что и у него кончились патроны. В этот момент из-за угла к людям метнулась пара теней, и тут как назло заткнулся на полувздохе и автомат Николая. Он ведь лупил очередями, но одну из нападавших собак все же успел подловить прямо в прыжке. Вторая же чёрная псина без звука неслась прямо к Михаилу, с её открытой пасти капала слюна, глаза не мигая, смотрел на него. Бойко, как показалось ему, слишком медленно выхватил из открытой кобуры Ярыгин, и открыл огонь в сторону несущейся на него чёрной смерти. Он уже стоял на колене, когда удар тяжёлого туловища сбил мужчину с ног. Зубы жутко лязгнули по пластиковому щитку, а тяжёлая собачья туша придавило
человека к полу. Левая рука сразу занемела, но правая работала и пистолет не выпустила. В бессильной ярости Михаил приставил пистолет прямо к оскаленной морде и пару раз выстрелил. После этого он почувствовал, что собачье тело стало ещё тяжелее, но оно уже не трепыхалось. В следующий миг кто-то скинул эту тяжесть с атамана и помог встать на ноги. Михаил, судорожно дыша, сорвал опостылевший шлем с головы, и вздохнул, наконец, полной грудью. В коридоре остро пахло порохом, кровью и каким-то дерьмом. Впереди кто-то кричал, Андрей стоял рядом с Михаилом и что-то требовательно спрашивал. Бойко оглянулся: перед ними валялись тела собак. Туда же напряжённо всматривались Анастасия и Ольга, Николай же до сих пор судорожно менял магазин Калашникова. Наконец глаза атамана сфокусировались на Аресьеве, и он стал слышать.
        - Миха, ты как? Ты слышишь меня?! Там впереди кто-то стрелял и что-то кричит, надо двигать!
        Наконец в голове немного прояснилось, и Михаил полностью осознал происходящее. Этот неожиданный рывок-штурм собак-мутантов они всё-таки отбили. А за углом и вправду кто-то кричал.
        - Давайте потихоньку вперёд - скомандовал он, потом поднял с пола ружье и стал загонять туда новые патроны. Рядом встал Николай, справившийся, наконец, с непослушным магазином. Михаил оглядел свою команду, да уж, вояки из них никакие. У всех адреналин в крови зашкаливал, руки ходуном ходили, а глаза слишком ярко поблескивали. Один Аресьев ещё держался молодцом, в его прошлой гаишной жизни всякое бывало. Вообще, для дэпеэсника главное в работе - это стоическая выдержка при любых обстоятельствах.
        Они дошли до поворота и осторожно высунулись. Через пять метров одна из дверей была чуть приоткрыта, а в коридоре лежал труп пса, около его головы уже расплылась лужа крови.
        - Кто там за дверью? - громко крикнул Бойко.
        - Это Пелагея, не стреляйте! Собак больше нет. Мы здесь, в кабинете.
        - Идём к вам!
        Спасатели в один момент доскакали до двери. За ней слышалось какое-то копошение, люди разбирали самодельную баррикаду. Наконец дверь открылась полностью, за ней стояла Пелагея, в руках она держала Макаров. Рядом с ней находилась Тормосова с помповиком. Женщины выглядели очень испуганными. Вся спасательная команда быстро завалилась внутрь. Кабинет был небольшой, весь заставленный шкафами и столами, ими же и была забаррикадирована дверь. На угловом офисном кресле сидел Иван Иваныч, его правая рука была привязана к телу, голова замотана тряпкой. Рядом с ним стояла Зинаида Васильевна Замятная, на её лице также виднелись кровоподтёки, кожа лица бледная как воск. Около неё стоял муж, также с Макаровым в руках. Картина перед спасателями предстала, в общем, плачевная.
        - Ну, и скажите на милость, кой черт вас понёс без прикрытия в этот корпус? - Михаил был здорово разозлен. Татьяна Николаевна растерянно оглянулась на его голос.
        - Миша, мы никак не ожидали подобного ужаса. Мы так испугались - она вдруг выронила ружье и бессильно опустилась на пол. К ней тут же бросилась Настя Леонова и стала приводить женщину в себя.
        - Понятно, давайте все присядем. Ты, Пелагея, расскажи, как дело было. Ольга, сообщи на базу, что у нас уже все в порядке. Пускай высылают машины для прикрытия и эвакуации, и про собачек расскажи.
        Они присели на типовые офисные стулья. Пелагея отхлебнула из поданной Андреем фляги воды, положила пистолет на стол и тяжело опустилась на край стула.
        - Это я виновата, Михаил Петрович, поторопилась на свою голову. Нам Каменев сообщил, где что находится, мы машину нашли и уехали. Хотели быстрее закончить.
        - Ладно, разбор полётов потом будем делать. Что случилось то?
        - Мы быстро нашли требуемый корпус и зашли внутрь. И тут на нас неожиданно налетело несколько этих страшных псин. Прямо как в фильме ужасов, без лая, просто молча накинулись. А какие у них страшные глаза! Я ж так обомлела и застыла на месте. Спасибо Иван Иванычу, успел подстрелить одну псину. Она уже на излёте упала и сломала ему руку. Вторая стала яростно прыгать на всех, я стреляла в неё и она убежала, раненая. Потом мы услышали рычание остальных псов и побежали наверх. А по лестнице уже слышен топот этой стаи, а двери все закрыты, лето же, никто не учится. Думали уже все, конец, и тут вскрыли этот кабинет. Вход завалили и вот… и сидели тут, пока вы не пришли. Потом уже поняли, что и рацию потеряли, и патронов к ружью почти нет, они в сумке остались. А эти… рычат за дверью, скребутся. Было так страшно. Зинаиде Васильевне вот плохо стало. Я уж думала спуститься вниз через окно и бежать за помощью, да Татьяна отговорила, сказала, что выстрелы точно услышали и придут к нам на помощь. Так и вышло.
        - Понятно. Правильно и сделали, что ждали.
        К ним подошла Ольга - Михаил Петрович, к входу ребята подъехали.
        - Тогда выходим. Коля, помоги Иван Иванычу, дамы на вас Замятная. Двигаем. Давай, давай!
        Они осторожно стали пробираться к выходу, постоянно озираясь по сторонам. Убитые псы даже в мёртвом виде все равно внушали людям дикий ужас. Какая сила смогла так перевоплотить животных за очень короткий срок? На улице их поджидал пикап Михайловых. Василий сидел в машине, Паша стоял в кузове с автоматом. Пономарёв находился на лестнице с ПК, не перекрывая Михайлову сектор обстрела, он махнул рукой в сторону машин. Кое-как люди расселись по автомобилям и двинулись к санаторию. Там их уже ждали. Пострадавших отвели к медикам, благо в санатории находилось много медикаментов и необходимых инструментов. Бойко вкратце рассказал людям о произошедшем этим утром. Детей сразу же загнали в помещения, закрыли все двери и усилили посты.
        Михаил, наконец-то, смог добраться до столовой и выпить утренний кофе. Тут его и застала жена, видно Нине успели рассказать всяческих ужасов и она налетела на мужа с упрёками. Пришлось потратить много времени, чтобы её успокоить. Поплакав на плече у мужа, она пришла в себя, и ушла к пострадавшим. Рядом с атаманом сели участники спасательного рейда, выглядели они не очень. Поэтому Михаил нашёл несколько стаканов и заполнил их спиртным. Мужчинам покрепче, девушкам вина, залпом спиртное было выпито, вроде немного отпустило. Нормальная такая вышла утренняя зарядочка! Спасатели пожевали гречневой каши и пошли приводить себя в порядок. Михаил приказал вызвать его, когда приедет разведка. Вася Михайлов по пути обратно в санаторий рассказал, что они нашли и пригнали сюда грузовик с фурой. Тоже американец и в хорошем состоянии. Трак вёз куда-то стройматериалы, сейчас их будут выгружать, чтобы освободить фуру. Юра с Вадимом отправились доделывать буханку, морпеха с Пашей Михайловым они взяли с собой для охраны.
        Михаил, освободившись от текучки, пошел по крытой галерее в соседнее здание. Там находились процедурные, где можно было помыться. В самом посёлке воды не было, большая проблема, возникшая после катастрофы. Нет электричества: нет воды в домах, в кухнях не работают плиты, не ходят лифты. Здесь же оказался запас воды для процедур, налитой в ванны заранее, и можно было немного сполоснуться. Воду для пищевых нужд команда разведчиков привезла утром из частного сектора, там нашлись обычные колодцы. Да и с собой они всегда возили в пластиковых бочонках двести литров воды, для запаса. Помывшись и надев свежее белье, Михаил почувствовал себя лучше. Пощупав щетину, решил в очередной раз, что стоит подождать хорошей баньки. Терпеть не мог ёрзать лезвием по не распаренной бороде. Жена часто его за это ругала, но он ничего поделать с собой не мог. В голову пришла неожиданная мысль 'На сколько, интересно, времени хватит современных удобных лезвий? ' Дальше он развивать подобные размышления не стал, им и так проблем хватало.
        К часу дня все рабочие группы освободились и находились уже в здании санатория. Караванщики отобедали вкусными щами из свежей капусты и говяжьей поджаркой с овощами. Дашина команда отрабатывала на все сто! После обеда все, кроме караульных, остались тут же в столовой. Был объявлен общий сбор. Михаил сумрачно оглядел всех присутствующих, в переднем ряду сидел самоназначенный актив. Потапов и Пономарёв выглядели хмурыми, им он уже прописал по первое число. Да и сами они ясно осознавали свой косяк. Остальные караванщики также смотрелись невесёлыми, утреннее происшествие было донесено до всех, и в самых ярких красках. В этих рассказах Бойко уже выглядел былинным богатырём на белом коне, собаки стали ещё страшнее, и их было в пять раз больше, чем на самом деле. Михаил успел услышать краем уха эту переработанную версию происшедшего, но задавил в себе желание озвучить более правдивое описание сего подвига. 'Чем страшнее и героичней выглядит, тем лучше'- решил он. Поэтому люди сидели в столовой с серьёзными лицами и заранее готовые к отменной головомойке.
        - Ну что, товарищи? Я не оговорился, мы уже все товарищи друг другу - Михаил стоял перед стойкой бара и смотрел внимательно на сидящих земляков - Вы уже все в курсе нашего утреннего ЧП. Мы в очередной раз чуть не сели в лужу. Забыли, что тот старый комфортный и относительно безопасный мир остался где-то там, позади. Я, конечно же, не снимаю и с себя ответственности. Я должен был вдолбить в ваши головы, именно вдолбить, основы нынешней безопасности, подумал, что и так все понятно, взрослые же люди, и вот, новая шляпа! Несколько человек чуть не погибло, ещё несколько натерпелось смертного ужаса, пробиваясь к ним на помощь. Если вы думаете, что мне было не страшно там, то вы сильно ошибаетесь. Это было очень страшно и просто чудо, что мы все там уцелели!
        Михаил сделал драматическую паузу и взял стакан с чаем.
        - Я не хочу вас ругать и стращать, я просто хочу, чтобы мы все доехали до нашей новой родины живыми и невредимыми. И моих скрытых возможностей и талантов может на всех не хватить. Нас стало много и пора начинать думать не только о своих потребностях! Мы команда, и должны учиться жить и работать вместе, этой общей новорождённой общиной.
        Новоиспечённый атаман снова оглядел присутствующих и уже спокойней добавил.
        - Руководители групп ко мне, а остальные готовимся к отъезду.
        Послышался шум отодвигаемых стульев, люди стали расходиться по свои делам. Никто не задавал никчёмных вопросов и не отвлекался от главного. И это уже радовало! Михаил же во время своего краткого выступления вдруг прочувствовал всю силу власти. В зале находились и его старые друзья, и новые хорошие знакомые, были люди старше его и опытнее. Но они доверяли ему, верили в его звезду, отдали ему право вести их к новой жизни. И именно это осознание стало совершенно новым, захватывающим чувством, а ведь он никогда не стремился быть начальником. Короткие периоды жизни на руководящей работы его только тяготили. В той же армии он открыто презирал сержантов-срочников, которые кичились и злоупотребляли свалившейся на них властью, за что и доставалось ему не раз. В его привычке было дерзить начальству и власти предержащим, а это временами сказывалось на финансовом благополучии семьи не в лучшую сторону. Но теперь приходилось решать вопросы самой жизни и смерти и он…, он уверенно взял бразды власти. К этому ощущению ещё предстояло привыкнуть.
        Собравшийся актив начал скоротечное совещание, так по-бюрократически обозвали сие действо. А чего изобретать велосипед? Все придумано до нас. Сначала они прослушали сообщения от 'мародёров'. Благодаря наводке группы Каменева те быстро и удачно проехались по необходимым торговым точкам. Бычок был доверху забит всевозможными 'ништяками'. Теперь предстояло перегрузить все это в новый грузовик. Добыли они также новый генератор, массу необходимых инструментов, нашли одежду, бытовую утварь и химию. Успели 'мародёрщики' доскочить и до маленького оружейного магазина. В нем очень удачно обнаружилась недостающая номенклатура патронов. Магазин оказался из числа продвинутых, и лейтенант вывез оттуда массу полезных вещей: новейшие РПС системы, разгрузки, тактическую одежду, целую груду налокотников и наколенников. Похоже, в нем любили отовариваться модные нынче пейнтболисты и выживальщики. Там же в оружейном магазине нашелся неплохой запас армейских аптечек и продуктов очень длительного хранения. Команда выгребла до кучи всевозможные подсумки, ножи, фляги, компасы и массу всяческих мелочей, делающих жизнь в
новом и опасном мире легче и удобнее.
        Группа Широносова в это время отоварилась в продовольственном маркете. Обратно они возвращались буквально на мешках, некуда было уже складывать вывезенные продукты. Сидевший на совещании Максим Каменев заявил, что его ребята выгребли всю полезную информацию с серверов, но есть ещё одно место, где можно найти необходимую аграриям информацию, и находится оно совсем рядышком. Буквально в пятистах метрах от пансионата стоит здание научной библиотеки. Михаил задумался и дал команду разведгруппе в усиленном составе совместно с новоявленными мастерами сельского хозяйства двигаться сразу же в библиотеку. На все возражения он ответил, что сбор полезной информации нынче важнее любой 'мародёрки'.
        - Вещей и ресурсов прошлого мира кругом ещё полным полно, а вот без науки и знаний мы быстро скатимся в первобытное состояние. Скоро охота за крупицами знаний станет самой первоочередной задачей и возможно выгодным бизнесом - многозначительно посмотрел Михаил на разведчиков.
        Видя серьёзный настрой шефа, Потапов и Пономарёв моментом выскользнули из помещения. Михаил подозвал Витю Хазова, поручив ему координировать по рации деятельность всех групп, и следить за сменой караула. Потом он заслушал информацию от Ольги Туполевой и Дарьи Погожиной. По их словам, теперь у них были закрыты хвосты по необходимым в хозяйстве и быту вещам. Свежих продуктов им хватит дня на четыре, с учётом консервов и круп вообще дней на 10. Решена и проблема с повседневной простой одеждой, ну так а балов и вечеринок пока не предвидится, то и этот 'хвост' закрыт.
        После совещания, когда Михаил в спокойной обстановке пил кофе и курил неизменную сигару, прискакал запыхавшийся Пётр Мамонов. Одет он был уже совершенно по военному, а вместо РПС висела затейливая, похоже, самошитая, сбруя. Громко крича и тиская атамана, он поблагодарил того за спасение Пелагеи. Затем также стремительно устюжанин убежал в сторону вестибюля, крикнув напоследок, что едет с женой в библиотеку. Собиравшийся, наконец, передохнуть Михаил вдруг обнаружил, что за стол к нему уже подсели Диана Корчук и дочка Тормосовой Алиса. Алиса несколько истерично, со слезами на глазах выразила признательность Михаилу за спасение мамы, повисела по-женски на его плече и убежала по своим делам. Диана же уселась напротив мужчины, и не торопясь, размешивала сахар в чашке с чаем. Бойко, вздохнув, вопросительно взглянул на женщину.
        - Михаил - она посмотрела в глаза атаману - а у вас была произнесена вполне достойная речь. Поздравляю, аж слезы навернулись.
        - И? - он также ответил взглядом в глаза.
        - Меня радует, что красивые слова вы подкрепляете настоящими мужскими поступками, поэтому я на вашей стороне.
        - Диана, вы только для этого пришли ко мне?
        - Ну, ещё я отметила бы работу над ошибками. Несколько косяков вы сегодня исправили.
        - Значит, есть и другие? - командир усмехнулся - Дианочка, нам некогда заниматься словесным поносом. Если у вас есть что предложить, излагайте.
        - У меня тут уже два блокнота исписаны, предложений - она достала из настоящего кожаного офицерского планшета две тетради.
        - Ого! И это все мои ошибки?
        - Есть и они, но в основном всякие мысли по устройству нашей общины. Я же всё-таки юрист по первому образованию, а в дороге достаточно времени для раздумий.
        - Интересно. А знаете, Диана, пишите. И замечания по моей работе тоже пишите. Трезвый взгляд со стороны, он завсегда не помешает. И сделайте, пожалуйста, короткое резюме всего этого дня через два. Ну как, договорились?
        - Да, договорились - женщина встала и закинула ремень планшета на плечо - Оказывается с вами вполне можно иметь дело.
        - Да без проблем. Извините, но мне уже надо идти - ответил вежливо Михаил и двинулся к выходу. В середине вестибюле в него неожиданно воткнулся какой-то белоголовый снаряд. Он схватил и приподнял его вверх - Какие карапузы у нас тут бегают! - он держал в руках найденыша Сеньку. Тот весело верещал и смеялся. Михаил подкинул его несколько раз к потолку, малышу это действо явно нравилось.
        - Меня ты тоже так подкидывал, когда я была маленькой - рядом раздался голос дочки.
        - Ты помнишь? - Михаил поставил мальчишку на пол и обернулся к Огнейке. Та неожиданно прижалась к нему и заплакала.
        - Ты чего, доча?
        - Я так испугалась, когда узнала, что ты с собако-монстрами воевать пошел. Я ведь видела снимки тех псов из Архангельска - она подняла голову - ведь это уже не собаки, а настоящие монстры из сказок. Я думала, что такие твари только в киношных ужастиках бывают. Но ведь здесь совсем не кино?
        - Не бойся, Огнейка - он прижал её голову к себе - Папа сильный и у него много друзей. Видела дядю Сашу морпеха? Какой он здоровый, как богатырь! Мы вместе всех врагов победим.
        - Не плас Гнейка - зашепелявил малыш, также обнявший девочку. Михаил опустился на колено, достал из кармана по конфете и дал детям, потом потрепал их по волосам.
        - Ну, бегите, собирайтесь. Скоро выезжать будем.
        Он вышел на крыльцо. Небо затянуло облаками, но было жарко, уже сказывалось передвижение дальше на юг. В средней полосе август ещё был вполне летним месяцем. На улице потихоньку выстраивалась длинная колонна из автомобилей. Вася Михайлов копался в 'смародеренном' на трассе Freightliner, машины с вытянутой вперёд, типично американской мордой. Грузовик смотрелся мощно, большая кабина окрашена в красный цвет, ярко блестели многочисленные хромированные детали, в открытой двери показалась Ирина и помахала рукой атаману.
        - Вот Миха, махнул не глядя! - Василий с довольной физиономией стоял перед открытой дверью трака - Смотри, тут все есть. Кондишен, холодильник, спальные места, шкафы для одежды. Мы с Пашей и девчонками решили на нем ехать. В фуру уже все перегрузили. Сейчас по пути дозаправимся и готов к дальнейшему полёту.
        - Пикап оставляете?
        - Хорошая машина, но… все не утащишь. Да и добра всякого полно стало. Все равно через несколько лет на наши тазы переходить начнём, ремонтировать их проще. Там в фуре ещё до хохота места осталось, можно будет полезностей всяких загрузить по пути. А сейчас мы пока груз по секторам разложили. Продукты, патроны, вещи - все отдельно. Ольга Туполева ходила и ахала, как мы все грамотно разместили.
        - Молодцы, парни!
        Рация зашуршала вызовом - Первый, ответь диспетчеру. Приём - это был новый позывной Хазова.
        - Первый на проводе. Прием.
        - Пионеры возвращаются с уловом. Прием.
        - Понял, отбой - Бойко оглянулся и дал команду загружаться. Вскоре подъехали машины разведки. Из буханки разведчики стали споро выгружать картонные коробки.
        - Удачно съездили? - спросил Михаил у взмыленного Евгения. Было уже очень жарко, но вся команда разведки оставалась одетой по полной форме.
        - Спроси у наших фермеров. Вроде довольны.
        Михаил подошёл к Пелагее и Тормосовой.
        - Ой, какие полезные книги мы нашли, Михаил Петрович! Вот Татьяне Николаевне спасибо - зачастила молодая женщина - Она сразу к каталогам прошла. А потом мы только успевали выносить.
        - Это хорошо, потом обсудим подробности. Разгружайтесь и садитесь по своим машинам. Через полчаса выдвигаемся.
        По городу сильно растянувшийся караван продвигался медленно. Автомобилей у них стало много, а движение в Твери было оживлённым. Поэтому Павлу Михайлову пришлось снова сесть за руль найденного по дороге самосвала и спихивать мешавшие движению автомобили в сторону. Для завода остановившейся техники у запасливых братьев всегда оказывались под рукой заряженные аккумуляторы различной мощности. По мосту караванщики въехали на улицу Горького, она была достаточно широкая, с трамвайным движением. Парочка ушедших с рельс трамваев доставила им немало хлопот, пришлось электрический транспорт брать на буксир и оттаскивать в сторону. Потом они выехали на Петербуржское шоссе и добрались до поворота к новому мосту через Волгу. Чем ближе был сам мост, тем тревожнее становилось на душе у Михаила. Увидав ленту неширокой реки /в сравнении с Северной Двиной/, он дал команду остановиться. Затем Субару атамана прошла до перекрёстка с Черкасской улицей, и он начал внимательно рассматривать в бинокль мосты. Старый мост был забит автомобилями, но свалка смотрелась как-то странно. Создавалось такое впечатление, что ее
нарастили специально. А вот идущий слева новенький бетонный мост оставался относительно свободным. На нем находились только несколько грузовиков и легковых машин, и можно было вполне спокойно пролететь на ту сторону реки. И ещё не давали покоя стоявшие на том берегу впритык к дороге строительные вагончики и техника. А с другой стороны улицы за бетонным забором были видны какие-то склады. Берега Волги здесь были пологие, и все отлично просматривались. Подойти к воде незамеченным не получится.
        - Ну, как, командир? Увидел что? - спросил подошедший Потапов.
        - Да нет. Но что-то не нравится мне. Какая-то аура нехорошая идет с той стороны моста, и машины вот здесь странно напиханы.
        - Засадой пахнет, к гадалке не ходи. Мне тоже не по себе - вмешался в разговор Пётр Мамонов. Он также рассматривал противоположный берег в мощный бинокль - А и прямь, странный вообще то завал. Как - будто нас на левый мост спецом приглашают. И вот те два грузовичка на той стороне интересно так стоят, заблокируют ведь проезд моментом. И балки строительные здесь зачем?
        - У тебя тоже чуйка сработала? - десантник повернулся к бывшему спецназеру.
        - Жопой чую - не ладно тут. На Кавказе мне моя задница не раз помогала.
        - Тогда значит так, созывай всех мужиков сюда - Михаил повернулся к Вите Хазову - Евгений, прикрывай окна буханки брониками, поедешь со своими архаровцами первым. Мы с Широносовым в двухстах метрах позади пойдем - он повернулся к Пономарёву - Саня, доставай шайтан-машину под номером 17 и снаряжай, поедешь сразу после меня.
        Через десять минут атаман проводил краткое совещание с теми, кто пойдет впереди. Брали только мужчин. Михаил попробовал оставить с караваном Ольгу Шестакову, но та упёрлась рогом. Удалось только заставить девушку надеть бронежилет. Грузовики караванщики поставили впереди перед пассажирским транспортом и приказали никому не высовываться. Водителям Михаил посоветовал также не глушить машины и быть готовыми дёрнуть отсюда по первому сигналу.
        Потихоньку они стали продвигаться к самому мосту. Здесь было тихо, только волны мерно плескали у берега, да ветер шевелил какие-то скрежещущие железяки. Машины медленно повернули на мост, тихонько объезжая остановившийся во время Катастрофы транспорт. Уазик уже продвинулся за середину моста, когда со стороны строительных балков затрещали сухие автоматные очереди. Машина разведчиков сразу же развернулась боком. Правая сторона с дверью оказалась вне зоны поражения, и оттуда на мост быстро посыпались разведчики. Огонь неведомого противника усилился, но стреляли с той стороны почему-то длинными очередями, и поэтому с прицельностью дела обстояли не важно. Все ехавшие позади разведгруппы также выскочили из машин, стрелять начали уже и по ним. Михаил запрыгнул за бетонный парапет и огляделся. Бетонные ограждения плевались крошевом, металлические детали визжали от рикошетов, пули ложились в основном выше. У балков послышался гул двигателя и тяжёлый самосвал двинулся вперед. С другой стороны дороги с рёвом попытался дернуться такой же автомобиль, но тут же его кабина покрылась дырками, а лобовое и боковое
стекло расцвело паутиной трещин, затем вообще лопнуло и машина встала. На полпути остановился и первый самосвал. Это лейтенант уверенно и точно поливал короткими очередями из ПК.
        Его команда в это время грамотно залегла за найденными укрытиями и начала огрызаться огнём в сторону строительных балков. Из-за крайнего вагончика показалось чьё-то туловище и метнулось к остановившемуся самосвалу, но в следующий миг, закрутившись юлой, упало на полпути. Михаил заметил у колеса буханки спокойно лежавшего Петра Мамонова. В 'мародёрке' он надыбал какой-то хитрый прицел и установил его на свой АК. И теперь короткими прицельными очередями лупил в сторону вагончиков. Неожиданно он замахал разведчикам рукой и что громко проорал. Те быстро отскочили от 'Буханки' и прыгнули за бетонный парапет того края моста. И тут Бойко показалось, что заработал отбойный молоток. Что-то очень мощное заухало со стороны экскаватора, находившегося за вагончиками. Уазик вздрогнул от удара, на асфальт брызнули стекла окон, машина жалобно заверещала отлетевшими кусками железа. От стоявшего перед буханкой разведчиков микроавтобуса отлетело колесо и покатилось в их сторону. А часть его кузова просто разлетелось на мелкие куски! Потом огонь был переведён на позицию, где находились люди атамана и Широносова, от
перил полетели куски бетона и железа, застучала по покрытию каменная крошка. Михаил судорожно вжался в асфальт, хотелось просто раствориться в нем, настолько стало страшно. Впечатление было такое, что где-то рядом заработали невидимой кувалдой, тупо крушащей все вокруг. Похоже, они всё-таки влипли! Но после нескольких длинных очередей мощное оружие неведомого врага вдруг захлебнулось. Теперь по ним со стороны балков стреляли только обычным автоматическим оружием, совершенно не давая поднять головы.
        - Ни фига себе! - рядом раздался крик Николая - Это чем таким по нам хреначили?
        - Огонь в ту сторону, стреляйте все! - заорал отчаянно Михаил - Давайте, прижмем их!
        Он сам крепко схватил цевье Калашникова, постарался унять адреналиновую качку и выпустил в сторону балков несколько очередей. Откуда-то сзади сухо захлестал Тигр Шестаковой - Командир, я их отсюда не вижу, попрятались заразы за вагончиками и бетонными блоками - послышался тут же её голос в наушнике. 'Ага, мы их все-таки прижали!' - мелькнуло в голове, уже начавшей нормально работать.
        - Продолжайте огонь! Бить короткими очередями! - атаман пополз вдоль парапета к багажнику пикапа. Там за машиной возился Пономарёв. Он все ещё подготавливал АГС к стрельбе.
        - Ты скоро? Эти твари за вагончиками и техникой прячутся! Нам их так не достать!
        - Уже почти готово, первый вог криво пошел, сука! А ты в бинокль понаблюдай за разрывами, будешь корректировать огонь.
        - Давай скорее, они из чего-то тяжёлого бьют. Сейчас разнесут нас на хрен!
        Морпех, наконец, передёрнул затвор и повернул ствол оружия в сторону того берега. В его мощных руках гранатомёт смотрелся вполне органично. Он налег на АГС и сделал два пристрелочных выстрела.
        - Недолёт двадцать метров - прокомментировал Михаил - Давай ещё!
        Плотный огонь из автоматов и пулемёта со стороны караванщиков не давал сейчас противнику вести прицельный огонь. Те не могли и головы высунуть, и пока огрызались короткими очередями. Участок со строительной техникой, и сами вагончики оказались покрыты искрами от попаданий в металл, и летающей щепой от разбитого дерева. В воздух поднялось небольшое облачко пыли, накрывающее позиции противника. Стреляли все, кто залёг на мосту! Люди выпускали магазин, за магазином, прикрывая друг друга. Следующая очередь из гранатомёта прошлась почти по цели. Александр ещё чуть поправил прицел и сделал залп из уже пяти ВОГов. В районе балков взметнулись буруны разрывов, Пономарёв добавил ещё. В следующий момент рядом с УАЗом встала фигура десантника, на плече у него был одноразовый гранатомёт. Мелькнула молния реактивной гранаты, и в районе экскаватора ярко полыхнуло пламенем. Залёгшие на мосту люди не переставали поливать тот берег огнём.
        - Командир, справа, на здании за забором, кто-то появился! - в наушнике раздался громкий крик Ольги.
        - Огонь по крыше справа - тут же скомандовал в гарнитуру Михаил и перебежал на другую сторону моста.
        Противник успел сделать только несколько выстрелов. Тут же пастушечьим хлыстом прозвучали выстрелы из карабина снайперши. Одно из тел скорчилось, перевалилось за край крыши и упало на землю. Второй боец был отброшен назад меткой пулемётной очередью. Затем по зданию несколько раз ударили из АГС. Михаил оглядел ту сторону внимательно в бинокль, больше никого не наблюдалось. Ответных выстрелов со стороны балков также больше не было слышно.
        - Пионеры, противника наблюдаем?
        - Нет, все тихо.
        - Давайте потихоньку вперед. Саня, будь на стреме - он обернулся к морпеху - Ольга, держи правый фланг. Остальным быть готовым прикрыть огнём разведку, держать вагончики на прицеле!
        Бойко передвинулся чуть дальше и стал наблюдать за тем берегом. Впереди мелькнули две фигуры, это лейтенант и Мамонов прыгнули за парапет и метнулись к строительным вагончикам. Следом прошли ещё двое: Ярик и Тимофей, затем Иван и Витя. Семён, видимо, остался прикрывать их.
        - Первый, ответь пионеру один. Прием.
        - Первый слушает. Прием.
        - У нас все чисто. Можете выдвигаться. Приме.
        - Вас понял, это Первый. Отбой.
        Бойко махнул рукой остальным и побежал к машине. Пономарёва он оставил вместе с Ольгой и Серёгой Туполевым прикрывать их передвижение, а сам запрыгнул в Субару. Николай уже сидел за рулём, подождав Виталия и Андрея Аресьева, он резко втопил газу и через полминуты они были рядом со строительными балками. Следом за ними лихо притормозил джип Широносова. Матвей и Андрей повыскакивали из машины и грамотно заняли позиции по правую сторону моста. Михаил же рванул со своими людьми к вагончикам. Они проскочили между двумя покореженными и пробитыми насквозь вагончиками, и оказалось внутри площадки, заставленной по кругу разномастной строительной техникой. Там уже находились разведчики. Пётр стоял у дальнего бульдозера и смотрел в сторону шоссе, набережную прикрывал Ярослав. Евгений и Тимофей находились около экскаватора.
        Техника была основательно побита пулями, дерево вагончиков плохо их задерживало. А ВОГи и ракета из Мухи добавили бардака к общему хаосу, царившему сейчас на площадке. Около самих вагончиков лежали ничком несколько тел. По их не естественным позам было понятно, что это уже неживые люди. Михаил подошёл к ним поближе и стал внимательно рассматривать. Одеты неизвестные бойцы оказались в бундесовскую старую форму, на них также присутствовали фирменные наколенники и налокотники. На головах странные пластиковые шлемы, разгрузки также выглядели нелепо.
        - Страйкболисты хреновы - рядом сплюнул Хазов - решили настоящим оружием поиграть, идиоты. А стрелять так и не научились, даже позиции для огня выбрали неправильно. Да и немецкая форма для нашей местности не походит, слишком тёмная.
        Михаил снял с одного из убитых шлем. На него немигающим взглядом уставился молодой совсем парень. Следующим трупом оказалась девушкой с чёрными короткими волосами.
        - Дела… - произнёс Николай, - Какого вообще хрена им надо было от нас?
        - Михаил! - крикнул Потапов и помахал рукой.
        Бойко двинулся в ту сторону. Между бульдозером и экскаватором он увидел установленный на треногу здоровенный пулемёт. Рядом с ним виднелись следы разрывов от автоматического гранатомёта. Бывший морпех вколотил прямо в яблочко. Около самого пулемёта лежали два раскромсанных тела, их хорошо посекло осколками. Рядом же дымилась кабина бульдозера, туда и угодила 'Муха'. У гусениц мощной техники присел Сергей Носик и отпаивал кого-то из фляги.
        - Ты посмотри, командир! Эти гаврики откуда-то ДШК нарыли. Если бы стрелок был грамотный, нас бы всех накрыло. Мощная штука, 12,7 калибр. У них патрон просто перекосило, ибо нефиг из него длинными очередями стрелять. Пока они ленту пытались поменять, вы по ним АГСом прошлись. Потом из этого бульдозера какой-то козел из ручника ударил, но я его успел накрыть. Мамонов просто молоток, это он у вагончиков первых, самых опасных, стрелков выбил. Да и вы позади не сплоховали, так зарядили, что эти уроды голову поднять не могли. И на правом фланге бойцов не проворонили, а то они могли бы нам в спину ударить. Хотя все равно странно, вроде и позиция у этой сволочи ничего, и задумка, а работали как салаги. У нас так в армии даже первогодки не стреляют. Одно могу сказать точно: не служили они в войсках настоящих, не служили, элементарного не знают - Евгений снял боевой шлем и вытер пот со лба. Он был в полной сбруе и бронежилете, потом достал с пояса флягу и жадно приложился к ней - А боец то в бульдозере живой оказался. Контузило его и плечо порвало, но в сознании. Остальных мы порвали, как Тузик грелку.
        - Тогда пошли к пленному - 'Твою дивизию! Что я говорю?' Михаилу стало как-то не по себе от собственных слов, так буднично это прозвучало.
        Они обошли пулемёт, и подошли к бульдозеру. Чужой сидел, опершись спиной о мощные гусеницы строительной машины. Он был одет в такой же камуфляж, но без шлема, вместо него на голове модная военная кепи, копия немецкой времён вермахта. Длинные светлые волосы были завязаны позади в пучок. Сергей Носик уже снял с него разгрузку, и распоров куртку, перевязывал плечо. Блондин сжимал губы и старался не кричать от боли. Когда Михаил стал напротив него, он повернул к нему испачканное лицо. Серые глаза стального оттенка смотрели дерзко.
        - Ты кто вообще? - коротко спросил Бойко, - Какого лешего вы по нам стреляли?
        - Да пошел ты! - зло выплюнул блондин - Все равно вам не жить. За всех ребят ответите, суки.
        Михаил неожиданно для себя самого пнул хама под ребра, тот скорчился и захрипел.
        - Ты не забыл, урод, кто первым начал стрельбу? - атаман нагнулся и пристально посмотрел парню в лицо - Наш разговор только начался и ты мне все вопросы ответишь.
        Потом он резко поднялся и, посмотрев, на удивлённого Потапова приказал:
        - Тащите его к крайнему вагончику и глаз с него не сводить. Воды не давать! Лейтенант, пошли со мной. Сможешь разобрать этот пулемёт?
        - Попробую. Там ещё в ящике несколько лент патронов, может и в вагончиках чего найдем. Вроде как временный лагерь у них тут был.
        - Тогда вызывай всех бойцов сюда и прочеши всю местность. Я займусь пленным.
        После разговора он подошёл к Мамонову-старшему и объяснил, что им предстоит делать, тот нахмурился, но ничего не сказал. Они пошли в сторону Носика и отогнали того собирать трофеи. Сергей странно на них посмотрел, но также промолчал. Времена гуманизма, похоже, прошли окончательно, никто за пленного вступаться не захотел.
        Михаил приподнял блондина за шкирку и, посмотрев внимательно на него, произнёс - Ты знаешь, кто этот парень? Посмотри на его оружие.
        Блондин перевёл взгляд на тюнингованный АК-74. Бывший спецназер успел поставить на оружие колиматорный прицел, обычный приклад был заменён на более удобный телескопический, приставлена рукоятка. Обычный армейский Калаш смотрелся как некая вундервафля, и, похоже, его вид на пленного произвел.
        - Так вот, урод, это бывший боец спецназа. В Дагестанскую он работал в 'эскадронах смерти'. Ты, наверное, слышал о таких?
        Пётр подхватил игру, доставая из-за 'закромов родины' огромный тесак, и стал слегка поигрывать им. Круглое лицо устюжанина скривилось в нехорошей улыбке.
        - Он умеет развязывать любые языки. Такие мастера могут убивать часами, и, поверь мне, делать это они могут очень больно. Традиции НКВД, понимаешь.
        Михаил говорил спокойно, он присел напротив вожака дорожных бандитов, и при этом меланхолично жевал во рту соломинку, наблюдая за реакцией блондина. Тот ещё держался, но в глазах понемногу стала появляться тоска. Можно было дожать бандита и просто словами, но у них не было времени на сантименты. Поэтому Бойко резко выхватил прихваченный с собой кусок арматуры, и что есть сил заехал по больному плечу бандита. Тот ожидаемо дико завопил, упал, как мешок дерьма на землю и стал крутиться от боли.
        - Говори, сука! Сейчас мы тебя на куски кромсать будем и солью посыпать! Ты будешь сутки подыхать и все нам расскажешь! Говори!
        Его неожиданный крик, более похожий на звериный рык, пробрал даже Мамонова. В их сторону рванулся было лейтенант, но остановленный яростным взглядом командира, ушёл за балок. Блондинчик же сразу сломался и начал говорить, поначалу бессвязно, быстро и часто не по делу. Ему дали попить, прикурили сигарету, найденную в кармане его разгрузки, потом подозвали Потапова. Бойко держал в руках во время допроса цифровой диктофон и записывал показания. А картина вырисовалась неординарная: Витя Хазов оказался прав, основной состав бандитской группы состоял из страйкболистов. Во время катастрофы они находились за городом, на тренировочной базе местного ФСБ, которую им предоставляли по знакомству люди из органов, близкие к националистическим группировкам. Пару дней после часа Х их группа обитала в коттеджном посёлке, весело отмечая конец света. Потом неожиданно к ним подъехал старый знакомый из столицы. Он знал, что в этот день они занимались на базе, и поэтому быстро нашёл их. А приехал он не один, а со странными людьми. Не военные и не менты, главного они называли майором. Незнакомцы предложили молодёжи такой
выбор - или идти в рабы, или работать на них и ловить выживших после катастрофы людей. Каким-то способом они узнали, что в стране ещё осталось много выживших в Катастрофе, и достаточно много машин передвигается по дорогам. Эти люди смекнули, что в опустевших городах ещё оставалось полным полно продовольствия, шмоток, оружия. Дефицитом же стали сами люди. План был прост: перегородить путь через Волгу. Беженцам давали переехать через более свободных мост, потом перегораживали грузовиками проезд и наставляли на них оружие. Тех, кто сопротивлялся - просто убивали, остальных брали в плен и сдавали подъезжавшим людям Майора. Старшим здесь был этот блондин, его звали Кирилл. Он увлекался историей нацизма, и новый мир пришёлся ему по душе. Да и, похоже, вся их группа была неонацистского толка, а нашедший их куратор состоял в каком-то тайном сообществе. За эти пять дней они уже поймали так более двадцати автомобилей и автобусов. Пару раз он оставлял себе красивых женщин для утех, потом отдавал их остальным, потом… Потом было понятно. В этот раз они замешкались. Людей на мосту оказалось слишком много, и
действовали они как-то не так, как обычные беженцы. Молодые бандиты просто испугались и открыли огонь раньше времени, потом они стали терять одного за другим бойцов, невозможно стало просто высунуться из-за балков, такой плотный огонь открыли караванщики. Юнцы ещё больше перетрусили, и среди них началась форменная паника. А пулемёт, гордость их банды, быстро отказал, следом же их накрыли огнём из гранатомёта и уничтожили. Из всей банды ведь ни один боец не служил в настоящей армии, нынче это не модно. Куда круче бегать с имитацией настоящего оружия и корчить из себя охрененных Рембо, а потом в соцсетях постить крутые фотки. У них считается крутым зиговать и цеплять на себя амуницию смертельных врагов их дедушек. Вот, в конце концов, и довыделывались, нарвавшись на более опытных бойцов. В конце допроса Михаил узнал, что об их колонне успели сообщить по спутниковому телефону подручному Майора, и атаман поторопился отойти.
        Лейтенант доложил, что обыск закончен, все трофеи собраны. Михаил тут же вызвал по рации караван, и приказал быстро переезжать на этот берег. Потом он подозвал всех мужчин и объяснил складывающуюся ситуацию. Старшие машин решили, что нужно срочно уезжать из города.
        Добытое оружие и патроны быстро загрузили в машины. Трупы бандитов трогать не стали, Мамонов, правда, оставил под ними пару самодельных сюрпризов. УАЗик, как ни странно, завёлся легко. Борта его были насквозь прострелены, стекла повылетали, но от более тяжёлых повреждений спасло самопальное бронирование и навешанные на окна бронежилеты. Как ни странно, ни движок, ни трубопроводы не были задеты пулями, а пару пробитых колёс водители совместными усилиями уже поменяли. Тогда же разведчики узнали и о первых потерях. Семён, оказывается, был в самом начале ранен в левую ногу, поэтому и остался лежать у машины. Его срочно погрузили в автобус к медикам. Несколько человек также получили лёгкие порезы от стекла и крошек бетона, но в целом, они отделались легко. Если бы тяжелый пулемёт бандитов остался в игре, и действовали вражеские стрелки грамотнее, то остались бы от их команды рожки да ножки.
        Караван уже был целиком на этом берегу. Михаил махнул рукой водителям, мол, проезжайте дальше, достал пистолет и пошел по направлению к пленному, но его остановил старший Мамонов.
        - Командир, я сам. На мне и так крови достаточно, да и должок у меня перед тобой. А эту тварь даже задавить не грешно, нашёл я у речки тела двух девчонок. Эти сволочи даже не закопали их. Там ещё тела других бедолаг лежат, жаль, нам хоронить некогда. Люди всё-таки, а эти… Эти нелюди, мне их не жалко.
        Михаил молча кивнул и убрал Ярыгина в кобуру. Через некоторое время позади них послышался сдавленный крик блондина и сухой пистолетный выстрел. Люди оглянулись, но их мрачные лица не выказывали недовольства. Все уже были в курсе творимого здесь беспредела, и поэтому жалости к бандитам совершенно не испытывали. Бойцы быстро расселись по машинам и рванули прочь отсюда.
        Где-то через километр караван свернул направо на Старицкое шоссе. По правую руку от дороги они увидели военный аэродром и застывшие на нем махины транспортных самолётов, потом проскочили заправку, но сейчас было не до неё. У каравана и так было достаточно топлива, на сутки езды точно. Караванщики проехали деревню Калиново, когда по рации задняя машина сообщила, что за ними увязался хвост. Видневшийся впереди густой лес плотно обступал дорогу, и они решили пока двигать дальше. Вскоре по бокам шоссе опять появились поля и луга, впереди завиднелась небольшая деревушка. Михаил по рации отдал сигнал 'Прикрытие'. Колонна ускорила ход и умчалась дальше за деревню. А машины Аресьева, разведчиков и командный Субару остановились у крайних домов населённого пункта. Здесь автомобили быстренько загнали за дома, а сами бойцы разделились. По правую руку от дороги, под прикрытие лесопосадки, убежали разведчики лейтенанта с Мамоновым старшим. Атаман со своей группой, командой Аресьева и Пономарёвым залегли у домов. Михаил разместился за бетонным колодцем, поставив ПК на сошки и направил его в сторону шоссе. Оттуда
уже был слышен надрывный вой машин преследователей. Ольга с Хазовым выбили окно и полезли на второй этаж, там они открыли створки маленького чердачного окошка. Аресьев и Рыбаков ушли за сарай. А позади Михаила, за углом дома морпех сноровисто приготавливал выстрелы для РПГ-7. Сам гранатомёт уже был заряжен и лежал рядом.
        - Всем - Наблюдаю два автомобиля - раздался в наушнике спокойный голос Ольги.
        - Всем. Это Первый, приготовиться - тут же скомандовал Михаил, он уже полностью вошёл в роль командира и действовал уверенно - стреляем, когда они последние деревья проскочат.
        После леса дорога шла между двумя полосами жиденьких лесопосадок. Автомобили преследователей быстро приближались и уже замелькали в прорехах между деревьями. Ничего нового в этом мире - два больших чёрных джипа. Почему правители и бандиты любят именно такие машины? Тоже вопрос из сакраментальных. Бойко положил бинокль и прицелился.
        - Дистанция! - выкрикнул он слово-пароль в микрофон рации и нажал на спусковой крючок.
        Рядом неожиданно громко охнул выстрел из гранатомёта. Из-за деревьев справа от дороги застучал мерно ПК, и зачастили короткими очередями Калаши. Сверху раздавались сухие выстрелы Тигра. Просто блестяще они приняли незваных гостей! Все закончилось очень быстро. Граната из РПГ попала в моторный отсек идущего впереди Гелендвагена, того аж развернуло боком, и джип, подпрыгнув как кенгуру, упал с грохотом на шоссе. Вторым с дистанцией в метров пятьдесят шёл чёрный Хаммер, но он не успел увернуться. Американец тупо въехал в багажник Мерседеса, и протащил того ещё метров двадцать. Из моторного отсека чёрного внедорожника пошел белесый дым. Сработали подушки безопасности, люди, сидевшие впереди, погибли от пуль, даже не увидев, откуда пришла к ним смерть. Оба джипа были просто изрешечены пулями, никто из преследователей не успел выбраться наружу. Разведчики медленно двинулись вперёд, и вскоре по рации прошла команда.
        - Это Пионер один. Чисто!
        Михаил отдал ПК Пономарёву и побежал вперед. Вблизи зрелище разбитых автомобилей смотрелось ещё ужаснее, чем это виделось в бинокль. Остро запахло горелым мясом, жжёным пластиком и кишечным содержимым. На асфальте неожиданно оказалось много мелкого мусора. Ярослав сноровисто заливал огнетушителем мотор Хаммера.
        В обеих машинах находилось всего девять человек. И если в Мерседесе лежали трупы, одетые в чёрную военного образца униформу, то во втором джипе находились типичные братки. Поверх спортивных костюмов были накинуты дешёвые разгрузки, а оружие у них было разномастным. Разведчики начали сноровисто обыскивать машины. С Гелендвагена достали четыре навороченных Калашникова. Жаль один оказался разбит, с трупов также сняли фирменные разгрузки и забрали рации с гарнитурами. В багажнике разведчики обнаружили четыре крутых на вид шлема, такие обычно использует спецназ. На них были даже специальные крепления для дополнительных девайсов, типа видеокамеры или ночников.
        - Ого, снаряжение! - Евгений взял в руки один из автоматов - это же АК-104 под 7,62 патрон! Уже и коллиматор установлен на планки, тактический фонарь, дополнительная рукоять под цевье, пластиковый складной приклад. Такие только у ФСБшных спецназовцев водятся. У нас даже в разведвзводе такого оружия близко не было, в командировки ребята многое за свои деньги докупали.
        - Думаешь, это конторские?
        - К гадалке не ходи - присоединился к знатокам оружия Пётр - да и Майор, который рабовладелец, видать, тоже оттудова. Они и до катастрофы гнидами были, бабло рубили за счёт закромов родины, а теперь и вовсе распоясались. Опасные это люди, командир.
        - Черт! - Михаил в сердцах сплюнул 'Однако, реалии нового мира' - Женя, забирай все оружие себе в разведку.
        Потапов благодарно кивнул, и стал дальше разбираться с содержимым багажника Мерседеса, после неожиданного полёта, там наблюдался некоторый бардак.
        - Ого! Тут такие штучки интересные наблюдаются, как очки ночного видения, то, что доктор прописал. Теперь наш караул и ночью будет отлично видеть!
        Затем лейтенант достал из багажника пару тактических рюкзаков. Они были набиты заряженными магазинами и пачками с патронами. В кармашках одного из рюкзаков нашлось несколько свето-шумовых гранат и целая упаковка с пластидом.
        - Серьёзные ребята, однако. Интересно детонаторы у них есть? - он достал из багажника барабанный магазин от РПК и зарядил в новенький блестящий автомат - Всегда мечтал о таком. Теперь в ближнем бою мы сила!
        - Лейтенант, грузи все быстренько, и погнали, не нравится мне все это. Свалились какие-то ублюдки на нашу голову. Надо убраться подальше отсюда - скомандовал Михаил и двинулся к подъехавшему Субару. Он заметил, как быстро все начали выполнять его приказы и удовлетворённо кивнул. Теперь его авторитет никто не смог бы оспорить.
        Остановился караван уже, когда совершенно стемнело. Никто их больше не преследовал. Несколько раз разведка специально оставалась позади, но все было чисто. Они проскочили Ржев и через час стали искать место для ночлега.
        Погода между тем испортилась, по небу заходили хмурые тучи, было душно. Далеко на горизонте виднелись зарницы. По карте же впереди находился небольшой городок Сычевка, самое то для уходящих от преследования беглецов. Караванщики повернули к нему и после небольших поисков нашли гостиницу 'Берёзка'. Бойко решил, что они переночуют сегодня здесь, все вместе.
        После ужина Михаил уселся рядом с входом, курил неизменную сигару и смотрел на льющийся с неба дождь. Разгружались караванщики уже под проливным ливнем. По-быстрому, на переносных газовых плитках женщины приготовили ужин. Первыми накормили детей и отправили их спать. Атаман даже разрешил принять на грудь больше 100 грамм. День выдался сегодня очень тяжёлый и длинный. Столько ужасов они в течение него натерпелись! Разговоры у людей как-то не клеились, даже дети сидели удивительно тихо, и поэтому все без лишних слов быстро разбрелись спать. Даже чистку оружия многие оставили на завтра.
        Рядом с ним присела Нина и посмотрела с тревогой на него - Миша, ты то как пережил весь этот ужас? С утра собаки, потом бой на мосту. Бандиты какие-то на нашу голову.
        - Что тебе сказать, Ниночка - он приобнял жену - пора уже, наверное, нам привыкать к подобному. Видишь, что нынче в мире то творится. Переживать за все, так и нервов не хватит.
        - Петька все к тебе рвался, когда на мосту стрельба началась. Еле его с Артемом удержали, хорошо Юра помог, дал задание по сторонам стоять и прикрывать караван. И парни ведь поняли, что это не отговорка, и серьёзно в засадах сидели. Так замаскировались, что Юрка их потом найти не смог, сначала выругал, а потом похвалил за сообразительность.
        - Да, правильно пацаны сделали. Пора их обучать уже по-серьёзному.
        - А стоит ли? Все же дети, хоть и большие - жена посмотрела на него тревожно.
        - Понимаю, что ты считаешь их ещё маленькими. Они и в самом деле, в общем, то ещё маленькие, но сейчас воинские навыки необходимы для выживания каждому. Те пацаны на мосту ни хрена не умели, и мы их сделали. Потому что умеем немного больше - он помолчал - Сильно волновалась, небось?
        - Ой, это был кошмар какой то! Как пошла эта стрельба суматошная, девчонки в плач, дети маленькие кричат, женки не знают что делать. Боятся ведь все за своих, переживают. Такая пальба там у вас шла, как на войне какой! Потом грохот от взрывов. Я так испугалась! А Огнейка, представляешь, подошла такая, взяла мою руку, посмотрела серьёзно и говорит 'Не сегодня '. И я сразу как-то успокоилась и остальных женок начала успокаивать. А потом даже молитву вспомнила. Ведь на Руси испокон веков мужчины на войну уходили, а жёнкам оставалось только молиться. Да что это за судьба у нас такая!
        Нина расплакалась на плече у мужа. Михаил её осторожно погладил по голове и проговорил.
        - Что поделать, не мы выбираем - он улыбнулся - А правильно ведь Огнейка сказала 'не сегодня'. Пойдем-ка милая баиньки. В шесть утра моя смена.
        День десятый
        Утро выдалось сырым и туманным. Ещё с вечера командиры решили устроить смены покороче, люди устали от потрясений последних дней, боялись, что у них пропадёт бдительность. Михаил также захотел на дежурство, подменить людей. Около шести утра его подняли, и теперь он сидел в стылом Уазике с выбитыми стёклами и пялился на туманную улицу.
        Дежурили они вместе с Андрюхой Аресьевым. Тому в Тверской оружейке 'мародёрщики' достали дефицитные патроны к его пистолет-пулемету 9х17, и он, довольный этим обстоятельством, сейчас снаряжал запасные магазины. В схватке с собаками оружие показало себя очень неплохо, и Аресьев решил держать его у себя вместо пистолета, дли ближнего боя. Михаил между делом чистил ПК, вчера вечером на это дело не хватило сил. Они сварили кофию на мини-горелке, и как истинные аристократы выпили его с тёмным шоколадом. Изделия из какао-бобов оказались припасены разведчиками в количестве целой коробки. Курить на посту было запрещено, и не причине строгого соблюдения устава караульной службы, а потому, что курево острый нюх мог учуять издалека, и легко выдать присутствие засады. Правда, и аромат свежесваренного кофе тоже унюхивался далеко, но об этом караульные как-то даже не подумали.
        Сидели они тихо, переговаривались шёпотом, в тумане любой шум слышен далеко. Но в этом городке было тихо, только изредка поскрипывало дерево, где-то стукала колыхнутая ветром железка. Не было слышно ни привычного писка комаров, ни жужжания мух, ни прочей насекомой живности. Хотя присутствовала животина фермеров из Великого Устюга. Именно поэтому их грузовик отогнали немного в сторону. Если противник учует кудахтанье кур и вздохи коров, то пойдет именно в ту сторону, как раз мимо мобильного поста. Но, похоже, тверские бандиты не пустились в погоню так далеко. Да и если нашли свои два чёрных джипа, то скорей всего решили не связываться с теми, кто нашинковал их корешей в капусту. Бандиты же по природе своей трусы и любят изгаляться над слабыми, а вот, почуяв отпор, они обычно уходят. А те, кто не уходит - живут недолго.
        Часовые тихо обсудили бурные события вчерашнего дня и решили, что им неслыханно повезло. Выйти из таких передряг практически без потерь, это просто невероятная удача. И что неплохо было бы ужесточить дисциплину. Потом Андрей высказал интересную мысль, что дело может быть не только в везении. Они самостоятельно, буквально по наитию, смогли организовать вполне толковую команду, способную решать насущные задачи. Ведь не с кондачка они смогли удачно выйти из столкновений с псами - монстрами, да и с бандитами на мосту. Было найдено и распределено оружие, созданы подобия вооружённых команд, распределены роли. Существовал и ещё один интересный момент. Андрей прямо заявил Михаилу, что многие в караване думают, что у атамана имеется дар провидения.
        - Да ну на фиг! - удивился тот - Ты меня двадцать лет знаешь. Какой из меня экстрасенс?
        - Уж не знаю, Миха, временами и сам начинаю верить этому, больно много совпадений. Твои действия ещё с озера подчинялись некому алгоритму. Я же служил в органах, у нас там все по уставу, соблюдение законности, жёсткие инструкции, шаг влево, шаг вправо - расстрел на месте. Это только в газетах пишут, что в милиции беспредел, а реально-то дернись только куда, живо по шапке получишь. А у тебя все пошло, как по писаному. Поехали туда, взяли то, собрали это. Вот на хрена нам был нужон АГС? Никто ведь близко не видел такой штуки, тем более стрелять из него, а ведь все равно прихватил. Ольге-малолетке оружие доверил? А она прирождённый снайпер оказалась, вдруг. Сколько уже раз наши задницы спасала. К морпеху при первой встрече пошел сразу, не менжуясь, и фермера вон как быстро приручил. А ведь люди они не простые, другого бы на… послали бы, а у тебя вон как по струнке бегают. А засада на мосту? Чья чуйка сработала? Поперли бы напролом, покрошили бы нас тогда в капусту.
        - Даже не знаю, что сказать, Андрюха. Каких то сверхспособностей я за собой не замечаю. В начале да, пришлось подтолкнуть вас к действию. Так я ж с детства фантастикой увлекался, там такие ситуации давно описаны. Видимо проиграл в голове похожий сценарий, и пошло, поехало.
        - Да никто тебе в упрёк твои способности не ставит, наоборот, люди даже рады. И я слыхал уже о подобном. Способности, они спят до поры, до времени, а кризис наступил и они тут как тут, вылезли наружу, заработали. Наши за тебя, не переживай, поддержим всегда. Ты уже нам столько раз жизни спасал. Думаешь, люди это не видят? Удивляемся, конечно, никто такого от тебя не ожидал. Так и время то пришло необычное, страшное. Как начинаешь задумываться… - Андрей налил себе ещё кофе и потянулся за пачкой печенья - Совершенно не представляю, как жить дальше. Пока едем, все дела и дела, текучка время съедает. А потом?
        - Потом? А чего потом? Обустраиваться будем, новую жизнь закладывать, детей поднимать. Отдыхать некогда будет, это я тебе обещаю точно. Да и новых детишек делать надо, населения то убыток!
        - Это точно. Поработать в этом направлении придется - Андрей заулыбался.
        В восемь они назначили общую побудку. Туман понемногу рассеивался, с востока сквозь облака пробивалось неяркое пока солнышко, разгоняя утренний озноб. Потрясения вчерашнего дня частично унёс сон, частично заглушила человеческая природа, не терпевшая долгого уныния. Мёртвым память, живым жизнь - извечный закон человеческого бытия.
        Завтрак поварихи готовили прямо на улице, в гостинице нашлось только маленькое неудобное кафе. Но люди уже привыкали к жизненным трудностям, сообща они насобирали дров и поставили мангалы. Разведка где-то в окрестностях добыла новенькие кофемашины. Поэтому случаю даже завели генераторы и на завтрак желающие получили вкуснейший кофе. Залили ароматный напиток и в термоса. Повара, не мудрствуя лукаво, приготовили гречневую кашу с мясом и овощами. Обычная солдатская еда пошла на ура, взрослые и дети умяли свои порции за милую душу. Уж что-что, а гречневую кашу можно есть почти каждый день. Пока люди собирались к отъезду, 'мародёрщики' прошлись по окрестным магазинам и обнаружили на окраине бензоколонку, что освободило водителей от необходимости заправляться из запасных бочек. Бойко выслал на въезд в городок дежурную машину с караулом, а всех мужчин и подростков собрал неподалёку на школьном стадионе. Михаил и военные спецы решили провести там ликбез по тактике. Понятно, что одно занятие - это ничто для обучения, но дать хотя бы азы боевых навыков было совершенно необходимо, вчерашние события такую
потребность остро выявили.
        Сначала командиры провели разбор полётов Удачное решение дополнительно бронировать машину передового дозора помогло избежать потерь в первые минуты боя. Маневр с поворотом и прикрытием выходящих бойцов был отработан у разведчиков заранее. В первую очередь, находясь под огнём, да и просто в дозоре, необходимо найти укрытие. Потом желательно распределить между бойцами сектора обстрела, чтобы не пересекаться друг с другом. По возможности общаться между собой по рации или голосом, использовать текущие позывные и укороченный армейский сленг. Длинные словосочетания - это потеря драгоценного в бою времени, поэтому Потапов и Бойко решили дать всем присутствующим короткие позывные. За несколько дней пути можно их спокойно выучить.
        Потапов продолжил занятия по тактике:
        При самом боестолкновении необходимо сначала выявить огневые точки противника и накрыть их огнём Разведгруппа на мосту хорошо себя показала, у них уже есть некоторая слаженность. Плюс, разведчики взяли с собой дополнительное вооружение: ПК и гранатомёты Стрельба ими велась по огневым точкам бандитов прицельно и короткими очередями, что позволило подавлять стрелков противника и экономить боеприпасы. Противник же наоборот, действовал неправильно, стреляли они наобум, длинными очередями, что сильно мешало точности, и заставляло делать частые перерывы на перезарядку. Вторая линия наших бойцов под руководством Михаила в это время активно вела подавляющий огонь, и мешала бандитам произвести перестроение. И это тоже было правильно. Неудачная попытка ввести в бой тяжёлый пулемёт и интенсивный обстрел со стороны караванщиков заставили бандитов запаниковать. Как я позже выяснил, несколько человек из засады были тяжело ранены именно в этот период. Затем пришёл черед морпеха, он накрыл бандитов, которые с тылу не были защищены ничем, градом осколков от ВОГов. Затем я выстрелом из гранатомёта убрал опасного
стрелка из экскаватора. Правильное распределение секторов наблюдения позволило увидеть противника на правом фланге. Это уже была заслуга Ольги Шестаковой.
        Но будь у них противник опытнее, потерь было не избежать. Выступавшие лейтенант и ветераны это отчётливо выделили. После Потапова вперёд вышел Пётр Мамонов, не смотря на свою увлечённость боем, он успел заметить действия многих участников столкновения. И спец-фермер устроил бойцам новоявленного ополчения массовую головомойку. Досталось даже и самому Михаилу. Мужики краснели, сопели, но никто не выказывал неудовольствия. Только на собственных ошибках мы учимся самым эффективным образом, а здесь им воинская наука доставалась пока без большой крови. От бывшего спецназовца досталось также и десантнику, и морпеху. Первый не смог толком организовать боевую слаженность пар у разведчиков. Они все находились в опасной близости от машины. Если бы ДШК сработал, как положено, то их бы там всех и положили. Тяжёлый пулемёт пробил бы 'Буханку' насквозь. Пономарёв же слишком долго возился с гранатомётом, пустил дело на самотёк, и не проверил заранее тщательно заряженную ленту. Вытаскивать такую тяжесть из багажника и разворачивать в боевую готовность также заняло достаточно много времени. Посовещавшись, командиры
решили, что для такого случая необходим отдельный подготовленный пикап. Там, в кузове, можно развернуть оружие заранее. Вторым вариантом его возможного использования - установка прямо в кузове ДШК или АГС. Получались мобильные огневые точки, и довольно-таки сильные.
        В течение последующего часа все ополченцы отрабатывали действия для отражения нападения при различных обстоятельствах. Например, при засаде из лесопосадок, посёлка, в городских условиях. Они разбились на пары и тройки, используя при разговорах новые позывные. Михаил аккуратно записал их все в свой блокнот. Его позывным решили оставить 'Атаман'. 'Первый' уж слишком выделялся. Разведка так и осталось 'пионерами'. Тут случился интересный казус, военные спецы завязли в армейских терминах. В местах их службы использовались совершенно разные слова для обозначений тех или иных понятий, даже язык жестов был различный в десанте, у морпехов и в спецназе. Поэтому они порешали сначала выработать свой стиль, а потом учить остальных. После тактических занятий спецы прошлись по снаряжению. Тут же на месте новоявленным ополченцам выдавались более удобные разгрузки и трехточечные ремни для оружия. Инструкторы объяснили, чем они удобнее и как правильно держать в руках оружие. Все мужчины слушали внимательно, задавали наводящие вопросы, не стеснялись спрашивать элементарное. Ведь тут присутствовали, как и служившие
срочную ещё в Советской Армии, так и вообще не служившие. Многое для них было внове. За время занятий солнце поднялось высоко и начало хорошо пригревать. От земли пошел пар, лужи высыхали прямо на глазах. Лето продолжалось!
        Пока все готовились к отъезду, Михаил с Потаповым разбирались с полученными от бандитов трофеями. Николай Ипатьев с Валовым копались в Уазике разведчиков. Они меняли разбитые окна, как могли, латали корпус. Всё-таки буханка машина довольно таки распространённая, и найти запчасти к ней оказалось не проблема. ДШК оказался вполне исправен. Имелись и снаряженные две ленты по пятьдесят патронов, уже упакованные в короба. Нашли разведчики к пулемёту и два ящика с патронами, но не было машины для зарядки. Решение этой проблемы оставили на потом. Основным же оружием у бывших страйкболистов оказались старые АКМы, видимо взятые со склада резервного хранения. Только у их главного был новый АК-104 с пластиковыми деталями, скорей всего подарок людей Майора. Соответственно и патроны у них были под 7.62. Таковых нашлось с десяток цинков, то есть более шести тысяч. Калаши были вполне в сносном состоянии, хотя этот молодняк, решивший вдруг стать крутым, чисткой оружия особо не заморачивался. Люди Потапова не постеснялись снять с бандитов сбрую и всяческие необходимые в ратном деле ништяки, типа наколенников.
Поэтому у группы разведки сейчас появилось достаточное количество трехточечных ремней для автоматов и удобные разгрузки. Разведчики вдобавок обнаружили там и шесть штук раций с гарнитурой. Плюс ко всему этому ещё и было оружие крутых перцев на джипах, их распределение решили отложить на вечер. В общем потихоньку караван становился достаточно вооруженным и опасным для чужих отрядом.
        Колонна между тем выстраивалась в дорогу. Шли они тем же порядком. Только разведка теперь оторвалась почти на километр вперед. По мирному времени пути было часа на три. Машин на шоссе попадалось немного. Пару раз караванщики вскрывали фуры с овощами. В первой уже все загнило, со второй повезло больше. В ней везли яблоки, арбузы и дыни, люди перекидали отобранные фрукты в фуру Фрилайнера.
        Часа в три пополудни караванщики подъезжали к Вязьме, там повернули на трассу М1. Здесь до Катастрофы был очень оживлённый трафик, и поэтому темп движения каравана резко снизился. Вскоре после поворота они остановились на обед. Перекусили люди по-быстрому: чёрствым хлебом и нарезкой из колбасы и сыра, желающие добавлялись арбузами. Было жарко и душно, по небу проплывали густые кучевые облака. Вовсю парило, и видимо, к вечеру можно было ждать грозу.
        Трасса 'Минск' таила в себе много неожиданностей. Временами дорога напоминала район боевых действий. Машины сбивались в большие кучи, то тут, то там наблюдались следы страшных аварий. Пару раз им попадались совершенно выжженные части магистрали, тогда автомобили ехали прямо по обугленной земле. Но благодаря ширине четырехполосного дорожного полотна объезжать пробки и свалки из машин особого труда не составляло. Только скорость каравана из-за этого сильно снизилась. Михаил рассеянно осматривал проносившиеся мимо среднерусские пейзажи. Ближе к Смоленску леса уходили за горизонт, открывая холмистые поля. Он поймал себя на мысли, что уже привык к тотальной безлюдности. Пожалуй, его бы больше сейчас напрягла встреча с живыми людьми. Всего за десять дней мир перевернулся с ног на голову, цивилизация рухнула, а Михаил внезапно стал вождём небольшой группы людей. Другой бы с ума сходил, а он… он был совершенно спокоен. Сразу вспомнилась почему-то повесть Лермонтова 'Фаталист'. Может такое отношение и правильно: чему быть, того не миновать. Им повезло остаться живыми, значит и дальше надо жить за троих,
десятерых, а не оплакивать пропавшую навсегда прошлую жизнь. Михаил невольно стиснул кулаки и покосился на Николая, тот, поймав взгляд, в ответ улыбнулся.
        До Смоленска вместо двух часов они добирались целых пять и около восьми часов вечера решили всё-таки искать место для ночлега. По пути им попалась большая бензозаправка Роснефть, рядом на стоянке находилась группа трейлеров. Направо от заправки отходила грунтовка и висела табличка с указанием, что там находится деревня Семиречье. Разведка рванула туда и вскоре доложила, что деревня пустая и посоветовала большие грузовики оставить на околице, а остальным сворачивать направо и ехать к крайнему дому. Так водители и поступили, в конце дороги обнаружив большой и вполне современный коттедж. Чуть дальше караванщики подобрали для ночёвки ещё два дома на вид даже современней.
        В зданиях люди обнаружили вполне работоспособные газовые плиты, и началась готовка ужина. Мужская половина каравана тем временем занялась растопкой трёх подходящих для помывки банек. Ипатьевы завели два генератора и обеспечили работу водяных насосов, найденных тут же. На огородах по деревне произрастало множество свежих овощей и зелени. Командиры приспособили к собиранию овощей ребят постарше, под чутким руководством, или правильно сказать вооружённой охраной, взрослых. В деревне стало как-то сразу шумно, ребятня поменьше суетилась под ногами, генераторы гудели, женщины мыли и резали огурцы, помидоры и зелень, перекрикиваясь друг с другом. Николай с совершенно серьёзным лицом укладывал спиртное в холодную колодезную воду. Вернулся из разведки Потапов и подал Михаилу банку очень холодного пива. На удивлённый взгляд ответил - Так у Васи в американце есть минибар-холодильник.
        - Охранение выставил? - Михаил пригубил холодненького солодового напитка.
        - Тут на полпути ЛЭП стоит. Вот туда наблюдателя и посадил, оттуда далеко видно. Там широкое поле, незаметно не подобраться. А что тут так шумно?
        - Что хочешь? Нервы у народа, вот суету и устроили. Банька как раз в тему, стресс снять. А я что спросить хотел. У меня тут какой вопрос образовался: а как эти на чёрных машинах нас нашли то? Машины разве на асфальте следы оставляют? Мы же здорово поначалу оторвались.
        - Я тоже об этом подумал. Потом приметил в переднем Мерседесе какую-то разбитую штуку на панели приборов, видом похожа на тепловизор. Они наши тепловые следы нашли. Колонна большая, разница от окружающей температуры все равно проявилась.
        - Ни фига себе! - Михаил удивился - Про тепловизоры слышал, но чтобы так….
        - А эта штука из арсенала спецслужб. Похоже, что эти гаврики в чёрном опытные спецы по этому делу. Да вот не ожидали они такого вот горячего приёма. Наши-то следы дальше, за деревню вели. Не работали они на югах, не работали.
        К мужчинам подошли освободившийся Николай и Ольга Туполева.
        - Миша - обратилась к нему женщина - у нас есть планы на завтра?
        - Планы хотели вечером сверстать, а именно сейчас у меня есть желание немного передохнуть и подумать. А вот и наш знаток местных окрестностей.
        К ним подкатывал похожий на колобка Пётр Мамонов.
        - Петя, далеко ещё до вашей деревушки?
        Пётр по-деревенски степенно уселся на лавочку, вкопанную у забора, и размял затёкшую спину - До Дубровки меньше часу езды. Хотя если там людей нет, мы дальше поедем, в Каплю.
        - Каплю?
        - Ага, интересное название? Там реки, озера, большие посёлки, много полей.
        - Значит, совсем рядом. А какие предложения будут у нашего завхоза?
        - Надо найти какие-нибудь склады и набрать больше продуктов. У меня и список уже свёрстан. И если вот таких грунтовых овощей в деревнях найдём, тоже можно с собой набрать. У Михайловых полно места в грузовике. Да и у Петра думаю, найдётся - Ольга посмотрела на мужчин выжидающе.
        - Дельное предложение - согласился Михаил - Нам ещё будут необходимы инструменты, одежда, бытовая химия. Пора уже целый реестр писать. Кто займётся?
        - Давай я с мужиками - согласился Николай и двинулся к дому.
        - А мне вот интересен аэродром здешний - вступил в разговор лейтенант. - Он же у военных когда-то был. Может, что из вооружения осталось. Пока смотаюсь к заправке, наверняка там, в магазине, есть местные карты и газеты.
        - Давай - Михаил, наконец, смог присесть на лавочку и взглянул на заходящее солнце. Было тепло, лёгкий ветерок лениво покачивал ветви яблони, свисающие над забором. Он машинально сорвал яблоко, откусил и сразу выплюнул, ещё не созрело. В стороне леса вдруг послышался неуловимо знакомый крик птицы. Михаил встал и обернулся. Крик повторился. Какая-то птица из выживших жалобно звала сородичей.
        - Аист - рядом стоял Пётр и также старался рассмотреть птицу - Мы, когда сюда ездили с Палашей, любили смотреть на них. Приятные птицы. Как хорошо, что они выжили! Глядишь, и птенцы заведутся, населят эту благодарную землю.
        - Хорошо бы так - ответил Михаил и шагнул к дому. Около него уже собирались жёнки, только что вышедшие из бани. Распаренные и довольные, они весело перекликались между собой.
        Жизнь продолжается!
        День одиннадцатый
        Утро выдалось солнечным и жарким, как и положено летом. Вчера грозу пронесло стороной, но было похоже, что сегодня дождь всё-таки прольётся. Воздух был перенасыщен влагой и становилось душно. Позавтракав, Михаил пробежался с молодёжью по посёлку, хотелось посмотреть, как живут люди в этой местности. Именно в этом посёлке дома держали скорее как дачи. Несколько старинных на вид развалюх соседствовали с отремонтированными и ухоженными избами. Были тут и огороды, и фруктовые деревья, много ягодных кустарников, некоторые ягоды уже поспели. Михаил попросил свободных от хозяйственных дел женщин заняться их уборкой. Ведь витамины им никогда не помешают. Многие дома стояли с распахнутыми дверями. Походив внутри, он заметил, что люди покидали дома в панике. Автомобилей в деревне практически не оказалось, значит, люди успели уехать. Интересно, что же их так испугало? Атаман также залез в несколько погребов. Кое-где на полках уже лежали запасы солений и варений на зиму. Было неловко забирать чьи-то чужие заготовки, но еда необходима была живым, а переселенцы вряд ли сумеют много чего заготовить этим летом, и
так хлопот будет выше крыши. В нескольких домах 'мародерщики' нашли баллоны с бытовым газом, их также прихватили с собой.
        Через полчаса, после завтрака актив собрался на совещание - определиться с планами на ближайшее будущее. Ольга Туполева и Дарья Погожина уже составили список всего необходимого для жизни, с учётом, чтобы хватило всего этого на три последующих месяца, а по некоторым показателям и на полгода. Николай Ипатьев внёс предложение поискать целый бензозаправщик и получить в итоге и горючее на первое время, и танкер для ходок за бензином на будущее. Потапов развернул найденную карту и начал вносить пометки по грядущей 'мародёрке'. Появился и первый маршрут: для этого надо было свернуть в город на Печорской развязке и выйти на большой мелкооптовый центр Метро. Михаилом было предложено основной группе каравана двигаться сразу туда, а лейтенант с разведчиками пусть пока смотаются на аэродром. Появилась задумка на ещё одно интересное место - около железной дороги, рядом со станцией были расположены множество рынков, оптовых баз, но пока не ясна была обстановка в самом городе. На данный момент актив пока сошёлся во мнении, что нужно просто разведать подходы к этому району. С планом на сегодня все присутствующие
согласились и стали уже обсуждать состав рабочих групп. На аэродром и дальнейшую разведку поедут разведгруппа Потапова в полном составе на своей буханке и пикап морпеха. В посёлке для охраны остаются Андрей Аресьев, Рыбаковы, часть женщин. Остальные взрослые, а также подростки едут в составе большой 'мародёрской' команды. Немедленно после совещания, назначенные в команды люди, начали собираться у машин, к этому времени женщины успели заготовить большие термоса с чаем и своеобразные бутерброды, состоящие из сухих хлебцев, варёного мяса, овощей и зелени. Свежей выпечки у них уже не осталось.
        Михаил рассматривал пригородный пейзаж из окна вахтовки. В поездку они решили не брать лишние автомобили и поэтому расселись поплотнее. Их большая 'мародёрская' команда возглавлялась джипом Матвея Широносова, затем шёл КАМАЗ с людьми и последним двигался Фрилайнер с братьями Михайловыми. В вахтовке сидели мужчины и подростки, хотя присутствовало и несколько женщин. Например Диана Корчук также захотела участвовать в практической операции. Михаилу сразу вспомнился их вчерашний разговор с Тормосовой и Мелентьевой. Они сокрушались, что в момент уничтожения всего живого выжило столько плохих и жестоких людей. Рассказы о бандитах в Твери и их злодеяниях уже разошлись по всем группам караванщиков. Многие из людей догадывались, что при допросе применялись отнюдь негуманные методы дознания. Но люди думали, что этим занимался бывший спецназовец Мамонов, наслышаны уже были об его чеченском опыте.
        - Вот скажите, Михаил, ведь какая несправедливость, мы лишились из-за катастрофы стольких порядочных людей. А эти мерзавцы вместо помощи людям устанавливают свои бесчеловечные порядки. Как могло произойти такое? - Наталья Фёдоровна была доброй женщиной, набожной, поэтому сильно переживала последние страшные события.
        - А много ли, Наталья Фёдоровна, вы видели справедливости то в жизни? - нехотя ответил Бойко - Это только в сказках и фильмах порядочные люди побеждают, а в жизни вот все несколько иначе. Негодяям легче ведь живется, они не мучаются лишними вопросами, их совершенно не гложет совесть. В последние годы наше общество так сильно развернулось в сторону зла и порока, что подобные людишки его всего пронизали, как раковая опухоль. Мы ведь, зачастую, стараемся видеть только желаемое, общаться с приятными нам людьми, подбирать себе и таких же друзей, создавать круг общения под себя. А в мире то все изменилось! Быть хорошим человеком стало немодно, в тренде быть беспредельно циничным и ни во что не верящим. Для нестяжательства даже слово новое придумали - нищеброд. А придумали его обычные жлобы, чтобы оправдать своё существование. Всех стали и встречать по одёжке, и провожать тоже по ней. Общество уже давно было глубоко больным, ну а теперь все это дерьмо просто вылезло наружу. Мир повернулся к нам такой вот узкой гранью.
        - Вы довольно таки пессимистичны настроены, Михаил - вступила в разговор Татьяна Николаевна - ведь у людей всегда есть шанс измениться к лучшему.
        - Шанс то есть, но практически никогда люди его не используют. Быть плохим выгодней, так уж был устроен тот мир - потом, подумав, он добавил - Но у нас теперь новый мир, и мы можем попытаться сделать его лучше, под себя. Я не хочу повторения того общества. Оно было изначально больным и порочным. В нашей стране лучшими умами была совершена попытка создать справедливое общество будущего, но обычная жадность и мещанство потопили и её. А и именно у нас с вами появилась новая возможность исправить ситуацию, и построить более передовое общество.
        - А вы у нас романтик, не ожидала от вас такого - Тормосова была серьёзно удивлена.
        - Да не романтик я в вашем понимании. Этот розовый флёр сошёл с меня ещё в юности, когда в походы туристические ходил. И уже тогда понял, что тот же настоящий туризм, это больше тяготы и лишения, а не просто душевные песенки у костра. Зато он даёт настоящее удовольствие от жизни, ведь самое приятное во всем этом самоистязании - это преодоление природы и познание себя. Потом были лихие 90-е. Там большинство из нас лишились последних иллюзий, потому что не было тогда пределов человеческой подлости. Практически все большие состояния в те годы создавались на крови и слезах.
        - Помню - Татьяна Николаевна помрачнела - сколько хороших людей ушло тогда из науки и во что они превратились. Но вы ведь все равно оптимизм жизненный не потеряли?
        - Ну, это скорей не оптимизм, а реализм через желание жить, и дарить эту возможность своим родным и друзьям. И не делайте из меня кого-то особенного, я не такой добрячок, как вам кажется. Ведь именно я пытал того бандита в Твери, потому что это было необходимо, чтобы выжить нам всем - Бойко встал, и, не прощаясь, отошёл от стола с женщинами.
        Между тем они проехали посёлок Печерск и увидели слева здания гипермаркета Метро. Вахтовка резко тормознула, Лендровер же поехал вперёд на разведку. Михаил подошёл к двери пассажирского кузова и вышел на улицу, поднял бинокль к глазам и стал внимательно рассматривать окрестности. Здесь все также было мертво и пустынно. В рации раздался голос Матвея.
        - Мародер один атаману, приём.
        - Атаман на проводе. Прием.
        - Все чисто, двигайте к правому входу. Прием.
        - Понял Мародер один. Отбой связи.
        Они двинулись дальше и тихонько подрулили прямо к дверям. Оставив часть людей около машин, Михаил с остальными двинулся в магазин. На головы они заранее нацепили налобные фонари. Но такие оказались не у всех, и сначала хотелось укомплектовать всю группу освещением. Внутри огромного помещения царил полумрак и тишина. Окна оказались целыми, ветер и грязь сюда ещё не проникали. Немного пахло тухлятиной, но в целом было вполне сносно. У входа 'мародёрщики' нашли табличку с указателями отделов, затем сразу двинулись наверх. Минут через 10 они нашли выход на крышу. Михаил отдал небольшой термос с чаем и пакет еды группе наблюдения, то есть Ольге Шестаковой и Вите Хазову. Их задачей было наблюдение за окрестностями. К безопасности теперь в команде относились очень серьёзно.
        Затем в магазин позвали всех остальных участников рейда. Матвей уже успел найти фонари и теперь раздавал всем желающим, подруга Андрея Великанова Лиана подавала батарейки. С 'мародёрщиками' была и Алиса Тормосова. Матвей предложил разделиться, он со своими пройдёт в хозяйственный отдел, Пётр Мамонов с семьёй отправится в дальний конец торгового центра, где находились товары для дач и пикников. А Михаилу с основной группой достаются продуктовые отделы.
        Так они и поступили. Люди подхватили свободные тележки и распределили между собой работу. Ольга Туполева раздала списки с необходимыми товарами, молодёжь искала, где они находятся на месте, женщины загружали в тележки, а уже мужчины таскали к выходу. Братья Михайловы развернули грузовик задом и помогали грузить товары прямо в машину. Сам Бойко помогал искать нужную номенклатуру товаров и поглядывал по сторонам. С крыши каждые пятнадцать минут шли дежурные сообщения. Все пока шло гладко, механизм 'мародёрки' прилежно крутился. Реалии нового мира.
        Вскоре Мамонов сообщил, что они уже затарились всем необходимым и таскают к крайнему входу, потом прямо там в машину и загрузят. В коридоре появились Матвей со своей командой, они начали помогать перетаскивать тележки с товарами. В обычной жизни люди редко думают, сколько всего необходимо им для комфортной жизни. А даже для их группы из 80 человек потребовалось столько вещей! И зубные щётки и паста, и средство для мытья, туалетная бумага, пакеты для мусора, салфетки, кухонные ножи и овощерезки, шампуни, стиральные порошки. Да куча всего! Привыкли всё-таки современные люди к определённому стандарту комфорта, и пока отказываться от него не собираются.
        Ещё раз оглядевшись, Михаил пошел к грузовику помогать в погрузке. На кузове огромного грузовика сидели подруги братьев Вера и Ирина, обоим около 30, и обе блондинки. Они держали в руках укороченные версии автомата Калашникова и бдительно оглядывали окрестности. Вера была девушкой стройной и моложавой, раньше работала в налоговой и была дамой серьёзной. Ирина же наоборот - весёлая хохотушка, немного полненькая, но этого не стеснялась нисколечко Во время эвакуации они всегда были готовы прийти на помощь, активно участвовали во всех дежурствах. Вера к тому же на поверку оказалась неплохим стрелком. Теперь, чтобы не отвлекать мужчин от тяжёлой физической работы, они и стояли в наблюдателях. Михаил закинул автомат за спину и подошёл к очередной корзине. Там лежали блестя упаковкой пачки различных макаронных изделий. Он доставал их, перемотанные уже скотчем, и подавал Паше, тот с братом таскал груз в глубь фургона. Потом пришла очередь корзины с растительным маслом, которую притаранил Леша Ипатьев, сын Николая. Сам Николай ещё с утра уехал с разведчиками в сторону посёлка Автозаправочной базы. Он нашёл
там заполненный бензином заправщик и уехал с женой назад в Семиречье, о чем и сообщил по рации основной группе.
        Загрузив все отобранное, они отъехали к правому входу. Там люди принялись грузить топоры, лопаты, ведра, мотыги и прочие нужные в хозяйстве инструменты. Фура потихоньку загрузилась под завязку, они нашли практически все, отмеченное Туполевой в списках. Широносов перетаскал несколько тележек к своей машине. Что там было, Михаил не разглядел. Василий подал ему банку холодного чешского пива, солнце стояло достаточно высоко и сильно припекало. 'Мародёрщики' же после тяжёлой погрузки решили немного перекусить. Михаил уселся рядом с Ольгой Туполевой, и они обсудили этот рейд, похоже первый из череды необходимых. По её словам, чтобы обеспечить себя до следующей весны им было необходимо ещё как минимум четыре таких фуры, и это, если народу не прибавиться. И этим завозом следует заняться ещё до холодов и снежных заносов. После перекуса атаман связался с разведчиками, те ещё находились на железной дороге. Они уже отметили на карте массу полезных для будущей 'мародёрки' магазинов и складов. Поэтому основная группа решила пока ехать не спеша до развилки.
        Уже на полпути назад раздался встревоженный голос Аресьева. Он сообщал, что наблюдает две машины, идущие от Москвы по шоссе. Один из них это пикап Ниссан, а второй небольшой корейский 'ушастый' автобус. Михаил сразу встревожился. Андрей же предложил выйти поговорить с неизвестными на трассу, на бандитов они не были похожи. А в случае чего наши постовые могли быстро свалить обратно в посёлок и занять оборону там. Так они и решили поступить.
        Бойко и его группа огневой поддержки пересела к Матвею в джип, девушек же отправили в вахтовку. Было тесно, но никто не жаловался. Широносов поддал газу, и они стремительно полетели в обратную сторону. Вёрткая машина легко объезжала заторы и одиночные автомобили, стоявшие на шоссе. Грузовикам же было сложнее, поэтому они и решили поехать вперёд, не дожидаясь тяжёлых машин. Михаил вызвал по рации разведчиков, те уже, оказывается, также повернули в обратный путь. Минут через двадцать в рации раздался голос Николая.
        - Атаман приём, здесь Мазута.
        - Атаман на проводе. Прием.
        - Короче, все нормально. Неизвестные вышли на переговоры. Это оказались беженцы из Подмосковья, большинство из них женщины. Интересные они вещи рассказывают. Мы пока около заправки. Какие будут указания, герр оберст? - ну не мог Ипатьев старший без подколок.
        - Мазута, ждите нас. Мы на подходе. Минут через десять будем. Отбой связи.
        Подъезжая к месту встречи, они увидели на стоянке заправки два новых автомобиля. Здоровенный пикап NISSAN NP300 и небольшой автобус HYUNDAI COUNTY. Рядом с ними находился Субару Николая. Сам Ипатьев разговаривал с высокой, спортивного вида женщиной, одетой в цифровой камуфляж. Они оглянулись на подъезжающий Лендровер, Коля помахал призывно рукой. Михаил вышел из машины, автомат закинул за спину и пошел к собеседникам.
        - Доброго дня. Я командую группой этих переселенцев, и зовут меня Михаил Бойко - он протянул руку женщине и внимательно оглядел её. Незнакомке было слегка за тридцать, русые густые волосы стянуты в узел и покрыты камуфляжной косынкой. Лицо сохранило следы былой красоты, но не блистало излишней заухоженностью. Так Михаил обзывал маниакальное стремление некоторых дам оставаться в юном образе до 50 лет, так массово поглотившее женщин в последние годы перед катастрофой.
        - Здравствуйте, а меня зовут Наталья Печорина - она махнула в сторону автобуса - там мои соседи и друзья. А я, получается, их предводитель - она усмехнулась, и её серые холодные глаза на миг потеплели. Мы сами из Подмосковья. Скажите, Михаил, мне вас представили как атамана. Я уже ожидала увидеть такого…
        - В лампасах и с шашкой наголо? - усмехнулся Михаил - Нет, Наталья, мы не казаки. А обозвали меня сим славным именем по аналогии. Мы ведь тоже вольная ватага, сбились в кучу ради одного важного дела. В былые времена такие ватаги выбирали главу и называли его атаманом. Ну а сами мы в большинстве своём с Севера. Оттуда, кстати, был и Ермак - завоеватель Сибири. Да и осваивали те восточные земли в основном северные поморы, потом уже казаки пришли. Извините за исторический экскурс, но вы вся напряжённая такая. Захотелось вас немного разговорить.
        - У них есть на то причины - вмешался Николай.
        - Вот как? - Михаил оглянулся на автобус. Около него стояли настороженные люди, в основном женщины и дети. У открытой настежь двери находился мужчина средних лет с забинтованным плечом, а рядом с ним примостился колоритный такой дедок, держащий в руках винтовку с оптическим прицелом - Похоже, у вас были проблемы, но давайте поговорим обо всем после сытного обеда. Вы согласны? У нас временная база вон в той деревне, там вы будете в безопасности.
        - Если в безопасности, то согласны - Наталья посмотрела Михаилу прямо в глаза - мне Николай успел кое-что рассказать о вас. И мне кажется, что вам можно доверять.
        - Тогда поехали.
        Они быстро расселись по машинам и двинулись к посёлку. Пока ехали, Михаил распорядился по рации затопить баньки. Николай сидел молча, доложил только коротко о найденном бензовозе.
        Через полчаса все собрались за общим столом. 'Мародёрская' группа с разведкой уже были на подходе, поэтому решили сначала накормить гостей. Поварихи успели спечь свежие булочки, которые отлично подходили к наваристому борщу и молодой картошечке с запечённым мясом. Гости были удивлены такому разнообразию за столом, но скромничать не стали, и усердно уминали угощение. Михаил предложил немного промочить трапезу, некоторые не отказались. Он указал Наталье на выбор разных вин, но она попросила налить простой водки. Ну а после пары принятых рюмок за столом уже пошел серьёзный разговор. К ним подсели некоторые из новоприбывших людей, а детей отправили играть с нашими ребятишками, чтобы под ногами не болтались.
        - Меня зовут Наталья Печорина - женщина начала непростой для неё рассказ - вот это моя дочь Марина - она показала на худенькую девочку сидевшую рядом - Мы все из Зеленограда, и за эти дни пережили очень страшные вещи. Я вообще то работаю следователем, и повидала всякое, но такого себе представить не могла даже в страшном сне….
        Михаила все эти дни интересовало, что происходило с остальными людьми во время катастрофы. По дороге в Смоленск они тоже увидали много страшного и непонятного. И часть завесы оказалась приоткрыта этим непростым рассказом.
        В тот страшный день Наталья, как и большинство из числа спасшихся людей находились дома или в гостях. Она сама в это время сидела в квартире с дочкой, по причине накопившихся на работе отгулов и массы заброшенных неотложных дел. Наталья являлась матерью-одиночкой, что нынче не представляет ничего особенного. Работать в казенном учреждении и тянуть обязанности родителя было делом сложным, но она справлялась.
        Где-то с двенадцати часов дня по телевизору начали показывать странные вещи: о каких - то неизвестных природных явлениях на Дальнем Востоке и Тихоокеанском побережье США, затем оттуда перестали поступать какие либо новости вообще. Дочка подключила Интернет - там в срочных новостях шли настоящие страшилки. Связь в сети часто прерывалась, пропадали абоненты сначала с американского побережья, потом с Японии и нашего Приморского Края. Затем на Ю-тубе появились видео от очевидцев. Они рассказывали на камеры планшетов, что в их сторону идёт непонятная мгла, после которой никто не остаётся в живых, исчезает полностью электричество и связь.
        Один парень из числа выживших после прохода 'черной стены' оказался сисадмином в крупной компании, его серверная была подключена к запасному источнику электричества и находилась в подвале. Поэтому он смог некоторое время оставаться в сети и разместил там ужасающие ролики снятые внешними камерами наблюдения. Через горы к побережью стремительно мчалась сплошная чёрная стена, люди на улицах в панике выскакивали из машин и бежали сломя голову. Кругом царил дикий хаос, как в настоящем голливудском боевике. Потом, на второй части снятого ролика пошли ещё более ужасающе кадры. Совершенно изменившиеся улицы: брошенные где попало машины, груды мусора, оставленные на дороге коляски и велосипеды, и ни следа от бежавших в панике людей. Ещё через полчаса стали поступать похожие сообщение из Китая, Юго-восточной Азии и Сибири. Затем связь пропала и оттуда. Большинство каналов на ТВ через некоторое время выключилось. Работал только один государственный с новостями. В Интернете же начали появляться ролики, показывающие массовую панику в восточных районах страны. Первый канал в это время транслировал студию, где
на фоне государственного флага сидел какой-то генерал из МЧС и зачитывал сообщение о введении режима чрезвычайной ситуации. Всем гражданам советовали оставаться дома, запастись водой и продовольствием. Также власти объявляли о частичной мобилизации и назывались категории военнообязанных, которые должны были незамедлительно явиться в военкоматы.
        Женщина присела на диван и непонимающе уставилась в телевизор. Она попыталась дозвониться на работу, но связь уже пропала. Вся. Чуть позже исчез и Интернет. Вскоре в доме отключилось электричество, в окнах резко потемнело, на улице раздались панические крики. Печорины сидели молча, обнявшись на диване, ожидая неминуемой смерти. Они тоже пережили тот ужас пустоты и мгновенного небытия, который Михаил с друзьями прочувствовал на озере. Только это было у них намного острее, потому что ими уже владел дикий страх. Через некоторое время они поняли, что мгла ушла и они все ещё живы. Наталья осторожно выглянула в окно. Все как в зарубежном клипе: хаос и безлюдность на улице, мусор, пустые автомобили. Только Солнце проглядывало сквозь лёгкие облака и ярко освещало в раз опустевший город. Все это напоминало какой-то фантастический блокбастер о конце света, перенесённый в нашу реальность.
        Поначалу Наталью впала в панику. Она ходила по комнатам и держалась за голову, потом услышала крик дочери и взяла себя в руки. Дочка стояла на кухне и показывала на соседний балкон. Там жалобно мяукал серый кот. Печориной сразу пришла в голову мысль, что могли выжить не только они. Женщина осторожно открыла входную дверь и высунулась в коридор. Дом был новый, с большими и широкими пролётами лестниц, окна давали достаточно света. Наталья прошла до следующего пролёта ведущего на нижний этаж. Ей показалось, что она услышала зовущий мужской голос и решилась ответить на него. К её огромному облегчению это оказался сосед с первого этажа. Колоритный такой дедок, по слухам служивший еще в КГБ. Пожилой мужчина всегда был подтянут, вежлив, помогал жильцам, въехавшим в новый дом, создать свою самоуправляемую общину. Как-то раз она была свидетелем случая, когда он один разогнал шоблу из трёх пьяных юнцов, оскорблявших молодую женщину с детской коляской. Мужчина ходил всегда со старорежимной тросточкой, и в этом случае он ловко орудовал ею как фехтовальным оружием, и легко обратил трёх здоровых лбов в бегство.
Такой порядочный человек, по понятию Натальи, не мог творить те чудовищные преступления, которые нынешние буржуйские власти приписывали советской власти. Да и её собственный дед, отслуживший в МУРе, рассказывал о тех временах только хорошее. Отца она знала мало, он служил военным инженером и погиб в Таджикистане, когда она только пошла в первый класс. В те времена окраины некогда великой страны густо обагрились кровью. Либеральные пустобрехи, овладевшие тогда умами населения, видимо не считали гибель сотен тысяч людей чем-то предосудительным. После школы Наталья по совету деда поступила в юридический, а затем пошла работать в органы. Но работа в эти мутные времена не приносила ей удовлетворения, и только выплаты за ипотеку останавливали женщину от увольнения.
        Печорина не спеша, спустилась вниз и увидела стоящего у открытой двери сухощавого пожилого мужчину. Он был одет в повседневный костюм, в одной руке неизменная трость, а в другой он держал пистолет, и это был не Макаров. По службе Наталье приходилось иметь дело с оружием, и она сразу признала в пистолете старый добрый ТТ. Мужчина перехватил её взгляд и убрал оружие за пояс.
        - Здравствуй, дочка. Да не боись. Это именное оружие, осталось от былых времён Я как раз в подъезд заходил, и тут эта непонятка случилась, думал поначалу гроза какая. С погодой неладное что-то в последнее время творится. Зашёл в квартиру и тут меня прихватило. Подумал, вот и конец мне пришёл, придётся, значит, за грехи тяжкие отвечать перед всевышним. Очнулся, глянул в окно, и чуть опять меня кондрашка не хватила. Подумал, что с ума сошёл. Весь день странный какой-то, и никого ведь вокруг в живых не видать. А тут тебя услышал… Значит, ещё повоюем, рано отходняк играть? - и дед игриво подмигнул.
        Наталья в свою очередь вкратце рассказала новости последних часов. Дед нахмурился и пригласил войти в квартиру, но женщина вспомнила о дочке и отказалась. Тогда он отпустил её, спросил только номер квартиры, и, опомнившись от своей невоспитанности, представился - его звали Мартын Петрович Складников. Как её зовут, он уже знал, всё-таки председатель правления ТСЖ. Наталья сразу помчалась к себе. Дочка все также стояла у окна и смотрела на соседского кота, животину то надо было как-то доставать. Они открыли окно и с помощью рыбацкого сачка смогли вызволить котейку. Тот перестал мяукать и устроился на руках Марины, поглядывая жалобным взглядом на обеих новых хозяек. Выглядел кот очень испуганно и мелко дрожал.
        - Мама, может ему молочка налить?
        Женщина хлопнула себя по лбу и сразу вспомнила совет военного не выходить на улицу, а ведь как-то надо будет жить. Она быстро пробежала на кухню делать ревизию. Благодаря наличию машины /досталась от бывшего мужа/, проблема закупок решалась с помощью еженедельного вояжа в большие торговые центры. После последнего прошло всего три дня, поэтому 'закрома родины' были почти полными. В шкафчиках лежало достаточно круп, макарон, муки, масла. Наталья осмотрела холодильник, тот не работал, поэтому скоропортящиеся продукты следует есть в первую очередь. Коту налили в небольшую чашку молока. Женщина проверила наличие воды в кране, пока она текла, но уже без должного напора. Она позвала Марину и велела ей налить полную ванну и наполнить все свободные ёмкости, а сама взялась за купленную накануне свежую рыбу, почистила её, нарезала на куски и засолила. Потом пришёл черед мяса, его женщина решила перекрутить на котлеты, благо где-то на полках лежала старая ручная мясорубка. Тут неожиданно в дверь постучали, Печорина осторожно подошла и, услышав знакомый голос соседа снизу, открыла. На пороге стоял Складников.
Он уже был одет в камуфляжный военный костюм. Она видела подобные по телевизору, какая-то новая форма для нашей армии. На голове у мужчины была панама с сеткой, а в руках он держал внушительного вида винтовку.
        - Мартын Петрович, вы никак воевать собрались? - ошарашено спросила она мужчину.
        - Знаешь, дочка, я воробей стреляный, готов ко всему. А ты, смотрю, по хозяйству суетишься?
        - Да вот, решила с продуктами разобраться.
        - Правильно, уважаю. Видно, что девка с головой. Война войной, а обед по расписанию. А готовить на чем будешь? У нас ведь электроплиты в доме.
        - Черт, не подумала.
        - Сиди пока здесь, схожу наверх на разведку. Потом плитку принесу газовую.
        Наталья продолжила хозяйственные хлопоты. Где-то через полчаса раздался условный стук в дверь. Дед стоял уже не один, рядом с ним находился чернявый мужчина средних лет. Наталья иногда встречалась с ним во дворе, он жил с семьёй в соседнем подъезде.
        - Вот нашёл ещё людей. Их семья дома в тот момент была.
        - Да, собирались на дачу ехать, а тут… Илья Громов меня зовут - мужчина подал руку Наталье - ну, перепугались мы конечно. Дети в рёв, жена в истерику. Я мужикам звонить, а никто трубку не берет.
        - Но ведь связи не было до Этого - осторожно сказала женщина.
        - Да нет. Трубка тогда гудела, а вот сейчас уже нет никакой связи. Что делать, ума не приложу.
        - Вот, Наташенька, держите плитку - Складников передал хозяйке небольшую портативную плиту - готовьте еду. И кофе, пожалуйста, покрепче наварите в термос. А мы пока пойдем, прогуляемся. Илья, держите пистолет. Мужчина взял неуверенно оружие и стал разглядывать его.
        - Ты что, никогда с оружием дела не имел? - строго спросил дед.
        - Откуда? В армию не ходил, охотой не занимался. Вот рыбалка да, там я мастер, у меня снастей всяких и удочек…
        - Ну и мужики пошли, как вы Родину то защищать будете?
        - Я умею, Мартын Петрович - сказала Печорина и ловко взяла в руки ТТ, вынула магазин, проверила наличие патронов и вставила обратно.
        - Вот как - дед удивлённо посмотрел на неё - не думал, что нынешние следователи умеют обращаться с оружием.
        - А вы это откуда знаете?
        - Я как никак полковник госбезопасности в отставке. И кто живёт со мной рядом, знать обязан. Вот под Ильёй обитает один мутный тип. В 90-е хапнул недвижимость, теперь гребет деньги за аренду и с кавказцами чего-то мутит на рынке. И куда только наши органы смотрят? Ведь наверняка там наркотики замешаны.
        - Леха Жиган то? Да он с азерами чем-то банчит. А там такая крыша, кто ж его посадит? - встрял в разговор Илья, используя специфические словечки.
        - Ладно, не трепись - остановил его Складников - бери пистолет, на ходу будем учиться. Нынче, как я понял, ни милиция, ни полиция к нам на выручку не приедет. Слышите в городе ни воя сирен, ни гудков, и ни рёва вертолётов не наблюдается, а всяческих наглецов во все времена хватало. Надо бы сначала осмотреть окрестности, пошли.
        Через полчаса полковник вернулся. С собой он притащил пару милицейских разгрузок и небольшой рюкзак - Вот держи - протянул он Печориной ТТ, затем передал ошеломлённой женщине кобуру, пару запасных магазинов и три пачки патронов - Мы нашли на улице милицейскую машину. Там был пистолет и Калашников, автомат я Илье отдал, все равно патронов к нему мало, а Макаров себе оставил. А раз ты с ТТ умеешь обращаться, решил его тебе передать.
        - Меня дедушка научил, у него тоже такой наградной был с тех времён. Вы проходите, обед готов.
        После обеда, за чашкой крепкого кофе, они начали обсуждать планы на жизнь. Складников предложил пока перебраться к нему. Всё-таки первый этаж, в случае чего можно быстро уйти из квартиры. Да и Громовы сейчас также собираются, будут жить в соседней с ним квартире, благо запасные ключи соседка, когда уезжала в Египет, отдала ему. Так они и поступили. Печорина переоделась в спортивную одежду, собрала минимум необходимых вещей и упаковала пару рюкзаков, себе и дочке. По молодости она много путешествовала, и поэтому с быстрыми сборами у неё никогда проблем не было.
        В соседнюю квартиру шумно заселялись Громовы. Его жена, полненькая блондинка Мария, оказалась очень хозяйственной дамой, и все бытовые проблемы взяла на себя. Дети, Игорь 11 лет и Алина семи лет сразу подошли к Марине и удалились в маленькую комнату, решив посмотреть на ноутбуке, пока батарея не села, оставшиеся в браузере страницы новостей. Илья сказал, что у него есть необходимые переходники и можно будет зарядить рации и ноутбуки в автомобиле. Рация у них была пока одна, найденная в полицейской машине. Илья пробежался по частотам, но эфир как вымер, только помехи. Он сбегал во двор и завёл свою Гранд-Витару, машина заработала нормально. На звук двигателя во дворе появились двое пожилых мужчин, они жили в соседнем трёхэтажном старом доме, стоявшем впритык к новостройке. Там также выжило несколько человек. Они все вместе решили собраться вечером во дворе и решить, что делать дальше.
        Пока в машине заряжались аккумуляторы и светили фары, образуя освещённый круг, люди пытались обдумать своё будущее. Из соседнего старого дома на удивление пришло много людей. Всего около двадцати человек, в основном женщины и дети. Была пара серьёзных дам, как оказалось учёных. У одной из них оказался достаточно взрослый сын-студент. Пришла пожилая женщина с племянницей из провинции. Та училась в Москве, а жила у тетки. Было и несколько молодых женщин с детьми. Позже всех подошли две развязные пары среднего возраста и их приятель, оказавшийся жителем соседнего городка. Мужчины были уже навеселе, у них ещё с ночи шла гулянка, и только сейчас до тёплой компании стало доходить, что случилось что-то ужасное. Позже всех к людям во дворе присоединилась молодая скромная девушка лет 18 на вид. Она держалась несколько особняком, никто её не знал, и она ни кому не лезла с расспросами. Приятель-собутыльник весёлой гоп-компании рвался к себе домой. Связи ведь до сих пор никакой не было, и он беспокоился о родных. Его поддержал один из его товарищей, они решили, что утром вместе поедут в ту сторону. Поддатые
подруг мужчин ругали, те отвечали бранными словами, и случился некрасивый скандал. Большая часть из подошедших на собрание людей так не смогли предложить ничего дельного. Кто-то говорил, что надо ждать спасателей, власти мол во всем разберутся. Кто-то им возражал, справедливо полагая, что нынешняя власть всегда плевала на простых людей. В итоге даже получилась небольшая склока. Так ничего толком и не решив, люди стали расходиться по квартирам.
        Утро следующего дня выдалось сырым и ветреным, снова накрапывал мелкий дождик. Печорина пошла на пятый этаж и залезла на крышу. Складников вручил ей бинокль, ключи от замка, и попросил посмотреть, что творится вокруг. Небо было серым и низким, дул прохладный ветер и Наталья застегнула куртку до самого верха. Вокруг расстилались кварталы их небольшого городка, вдалеке видны были многоэтажки Сходни. Подмосковье вообще очень плотно застроено, один городок незаметно переходит в другой. Обычно в такую мрачную погоду везде было бы уже много огней. Фары плотного потока автомобилей, рекламное освещение, да и в окнах домов горел бы свет. Но сейчас в какую сторону ни посмотри, везде наблюдался только мрак. Только взглянув в сторону Москвы, Наталье показалось, что она видит несколько столбов дыма.
        Спустившись вниз, женщина рассказало об увиденном пожилому полковнику. К ним подошёл Илья Громов. Они со Складниковым решили проехаться вокруг, осмотреться, что и как. С мужчинами напросилась одна из женщин с соседнего двора, Елена Перова с сыном Андреем. Парень был крепким малым и давно занимался самбо, поэтому Складников дал добро. Они уселись в Сузуки и укатили. Пока Марина играла с соседскими ребятишками Печорина решил пройтись по двору. У соседнего дома два мужичка из вчерашней весёлой компании копались с брошенным автомобилем. Ключа у них, по всему видно, не было, а современные автомобили без него завезти сложно. Тут к ним подошёл худой и замызганный человечек. Наталья его узнала, это был местный выпивоха Пётр Колотилов. И ведь умудрился он выжить в этом кошмаре! Пьяница сообщил присутствующим, что в соседнем здании, в пивбаре находящемся на цокольном этаже, стоит несколько бочонков свежего пива. Мужики немного посовещались и потрусили потихоньку в ту сторону. Печорина тихо выругалась, с такими компаньонами много не наработаешь. Тут её окликнула незнакомая молоденькая девушка, которую она
видела вечером на собрании, с модной причёской радикально чёрного цвета и разрисованной в готическом стиле мордашкой. Она назвалась Миланой Коротковой. Девушка призналась, что вчера, когда началась эта Буря, она заскочила спастись от непогоды в открытую дверь подъезда соседнего дома. После нескольких минут небытия Милана сильно перепугалась и шмыгнула в открытую дверь на третьем этаже. Днём и вечером девушка тихонько наблюдала за двором, что за люди здесь живут. Наталья предложила Милане присоединиться к ним. Девушка охотно согласилась, одной всё-таки жить страшно. В это время из соседнего дома вышла на улицу та самая женщина с племянницей студенткой. Они тащили здоровый казан и коробку с продуктами. Электричества же не было, а пищу варить надо. Совместно, в углу площадки, они соорудили небольшой костер. Женщина назвалась Марьей Николаевной Рогатиной, племянница Инессой, тоже Рогатина. Они рассказали немного о себе. У самой тетки дети разъехались по заграницам, и она с удовольствием пустила племяшку к себе. Вдвоём все же жить веселей. Мария Николаевна оказалась женщиной жизнерадостной, она много
шутила и подбадривала новоявленных товарок.
        Постепенно к их огоньку присоединились и другие люди. Дождь к тому времени закончился, осторожно выглянуло солнце. Женщины раздобыли где-то переносной столик и стулья, и начали обсуждать, что делать с продуктами, где брать воду. Одна из серьёзных учёных дам, Ирина Родина открыла дверь в подвал и покрутила вентили. Вода ещё шла, хоть и с плохим напором. Насосы ведь уже не качали, остатки воды в системе шли самотёком. Ирина первой высказала здравую мысль, что в городе теперь не прожить, и надо подыскивать новое жилье в сельской местности. В ответ жена одного из забулдыг-приятелей, вздорная на вид бабенка, громко закричала, что скоро их спасут и не надо тут панику наводить, и будто бы она ночью слышала летающие вертолёты Да и вообще, муж ей объявил, что теперь они заживут как люди! Всего вокруг навалом и им хватит надолго. Печорина, увидев подобную реакцию со стороны типичной обывательницы, в полемику вступать не стала. Потом уже появились и сами 'приятели'. Так их выпивошную компанию обозвала Рогатина. Есть такой распространённый нынче тип людей в современных городах. Мужчины слегка за тридцать, и
до сих пор без царя в голове. Обычно довольствуются средненькими должностями и такой же средненькой зарплатой. Работать особо не любят, но не любят и слишком успешных и самостоятельных. Часто они склонны к алкоголизму и наркомании. Вот и в этой чрезвычайной ситуации они не нашли ничего лучшего, как просто надраться в стельку. Их 'боевые подруги' с руганью начали разгонять пьянчужек по домам. Короче, впечатление их компания на присутствующих произвели самое неприятное.
        После обеда вернулась поисковая партия. Илья устало вышел из машины и с благодарностью принял миску с едой. Мартын Петрович степенно сел на раскладной стульчик, неспешно перекусил и сообщил новости. А они были довольно таки неутешительные. Они объехали окружающие городки и посёлки в пределах 20 километров, добрались практически до Химок. Везде наблюдается одна и та же картина: следы паники, хаос на дорогах, а людей не видно вообще. Кое-где можно наблюдать стихийные пожары. Пробовали поисковики выехать и на М10. Но в прошедшей панике автомобилисты создали такие пробки, что проехать там было практически невозможно. Необходима тяжёлая техника, чтобы сталкивать машины с дороги, а так они сами еле пробились обратно. Поисковая партия успела ещё заскочить в один большой магазин, и набрать там воды и продуктов.
        Вокруг костра постепенно начали собираться люди и стали обсуждать планы на будущее. Большинство из них согласились, что в городских условиях выжить теперь невозможно, и желательно перебазироваться в деревенские дома со скважинами или колодцами, и чтобы было своё отопление и огороды. Илья предложил найти небольшой грузовичок и проехаться в ближайший торговый центр за товарами. Активисты сели составлять список самого необходимого. Здесь им сильно помог учёный скрупулёзный подход двух женщин - научных сотрудниц. Полковник посетовал, что у них нет второй рации, ведь желательно иметь надёжную связь. На что Андрей Перов ответил, что неподалёку находится магазин радиотехники, где он видел похожие рации, и сам вызвался сходить туда. Наталья решила составить юноше компанию. Вышли они сразу, пока не стемнело.
        Павильон находился в пятистах метрах от новостройки. Там продавали мобильники, планшеты и прочую подобную мелочь. Пока Андрей отбирал рации, Печорина прошлась по прилавкам и сбрасывала в сумку различные зарядные устройства, переходники, прихватила она также пачки различных батареек. Подумав, Наталья прихватила ещё один планшет. Рации здесь продавались любительские, на 2 -3 километра, но с удобной гарнитурой. Обратно они возвращались уже в полутьме и наткнулись у соседнего подъезда на выпившего мужчину из той 'приятельской' компании. Тот, не тратя лишних слов, стал сразу приставать к Печориной с грязными намерениями, на что естественно получил резкий ответ. Мужчина он был здоровый, уже с выдающимся вперед пивным животиком, да и приятными манерами не отличался. Пришлось применить к нему силу. Приставала на первый раз отделался только разбитым носом, напарник Печориной слабаком отнюдь не был. Наконец Наталья и Андрей добрались до своего дома. Оказалось, что все выжившие, кроме той компании 'приятелей', уже переселились к ним в подъезд. Илья и дед взломали по этому случаю двери в квартиры. Вместе
всё-таки было спокойнее.
        Наташа рассказала о произошедшей неприятной встрече. Складников крепко выругался, но без матов. Владел он русским языком просто виртуозно - Старая школа! Печорина также пожаловалась ему, что не может быстро выхватить пистолет из старой неудобной кобуры. Полковник пообещал назавтра достать новую, они хотели заехать по пути в ОВД на Панфиловском проспекте. Может, там и оружие какое раздобудут.
        Утром Полковник и Громов отправились искать машину для поездки. На улице стало заметно теплее, задул лёгкий ветерок, быстро высушив лужи и траву. Женщины на пятачке у здания снова разожгли костер и варили завтрак. Мыться же все ходили в подвал, вода там пока ещё текла. Зашёл разговор, что неплохо было бы из ближайшего парка отдыха притащить пару биотуалетов. Вскоре на улице послышался шум мотора и во двор заехал небольшой Форд с фургоном. Люди ушли в рейд тем же составом поисковиков. Печорина осталась на месте за старшую. Они протестировали рации, договорились связываться друг с другом каждые полчаса, и поисковая команда уехала.
        А после завтрака во дворе появился тот мужичок с подбитым носом и его бабенка. Не понятно, что он там ей наплел, но его подруга сразу полезла скандалить. К ним присоединился и их приятель, это который из Одинцово. Он начал сразу же орать, что не позволит тут старым гэбистам наводить свои совковые порядки. Мутные глаза подвыпившего мужчины злобно смотрели на Наталью, кулаки были сжаты. Печорина хорошо знала такую породу бездельников и негодяев. Они не хотели и не могли толком ни учиться, ни работать, и при любом общественном строе могли только залезть на чью-нибудь шею, и спокойно свешивать там ножки. А этот лодырь вдобавок был ещё и агрессивным. Такой вот любитель помыкать слабыми и немощными. Он пошел прямо на женщину с явным намерением избить её. Наталья молниеносно выхватила свой ТТ, передёрнула затвор и навела на него ствол.
        - Ещё шаг и я разнесу твою тупую башку - зло и спокойно проговорила она, хотя руки у молодой женщины немного подрагивали.
        - Да она ещё и дикая! - заверещал подбитый мужичонка, а застывшая у котла Мария Николаевна от страху выронила черпак.
        - Да не выстрелит эта сука, кишка тонка! - вдруг заорала тощая бабенка - Она нас за придурков держит, а сама даже с предохранителя пистолет не сняла. Мы же кино смотрим про ментов, не лохи полные!
        - Вы не лохи, а придурки - спокойно ответила Наталья, её уже не трясло, и она спокойно держала мушку прицела в районе лба наглеца - и это не Макаров, на нем нет предохранительного флажка, а действует боевой взвод курка.
        - Чего? - ошарашено протянула крашеная в жуткий чёрный цвет стерва.
        - А вот чего! - уже зло выкрикнула Печорина и, чуть сдвинув ствол в бок, выстрелила. Пистолет дёрнулся в её руке, но она сразу же вернула прицел в район лба 'защитника свободы'.
        Громыхнувший в тиши двора выстрел произвёл шокирующее впечатление на компанию выпивох. Подбитый мужичонка просто рухнул на колени, схватившись за голову и тихонько заскулил. У главного же нахала на штанах потихоньку расплылось тёмное пятно, как спереди, так и сзади. Бабенка завизжала противнейшим голосом 'Убивают!' и стремительно побежала к соседнему дому. Остальные двое из 'компании' чуть позже потрусили туда же. На выстрел из дома выскочили женщины. Узнав в чем было дело, они начали кричать проклятия в сторону сбежавших уродов.
        - Ну, надо же, какие паскуды на свете бывают! - в сердцах выговорила Мария Николаевна, совершенно не стесняясь племянницы.
        - Удивительные люди. В такое время надо быть вместе, а они так себя ведут! - сокрушалась Ирина Владимирова Роднина, подруга Перовой - Наташа, а они не вернутся?
        - Вряд ли - спокойно ответила Печорина, посмотрела на пистолет, поставила его на предохранительный взвод и убрала в кобуру - да и не люди это. Так, сброд, не стоит с подобными вести дела. Они только гадить умеют, да и заточку в спину можно спокойно от них схлопотать.
        - Это точняк - рядом оказалась Милана, держащая в руках кусок арматуры - Этот длинный хмырь ещё вчера на мои сиськи пялился, аж слюной чуть не подавился.
        Размер бюста у семнадцатилетней студентки был и в самом деле впечатляющим. Как говорят мужчины, есть за что подержаться.
        - Теперь не будет, ему надо штаны сначала постирать - резюмировала Наталья, и они вместе рассмеялись.
        Готовый обед женщины унесли в квартиру полковника. Там все и пообедали, и даже накатили по бокалу антистрессового напитка. Поисковая группа планово выходила на связь и обещала скоро вернуться. Где-то в пятом часу со стороны Зеленоградского леса послышался вой собаки. Необычный такой вой, жуткий и протяжный, как в фильмах ужасов.
        - Свят, свят - перекрестилась Мария Николаевна - что это?
        - Собачка же. Собачки живые остались! - радостно загомонила Марина.
        - Больно голос у них странный - Милана выглядела сумрачной - у меня кузина собак натаскивает в питомнике, я всяких псин насмотрелась. Но такой странный вой!? Просто жуть какая-то, не к добру это.
        - Знаете, девочки - Печорина осмотрела всех внимательно - пожалуй теперь по одному никуда выходить не стоит. И лучше бы вам оружием каким обзавестись, хотя бы тесак или топорик прихватить.
        Все согласились с предложением опытного следователя. А вскоре запищала и рация - поисковики подъезжали к дому. Через пять минут грузовой Форд вкатил во двор, водитель поставил его сразу передом к улице. Из автомобиля вышли усталые члены поисковой команды. Из фургона они тут же стали выгружать тюки и сумки, остальные люди помогали мужчинам.
        Накормив поисковиков обедом, люди стали интересоваться новостями. Команде поиска удалось заехать в обозначенные торговые центры. И теперь у их небольшой компании выживших в Катастрофе имелись портативные газовые плиты и баллоны, а также много спортивной, туристической одежды и обуви. В РОВД же наоборот, сильно поживиться не удалось, в трофеях оказались только ПМ дежурного и один из современных маленьких автоматов. Он похож чем-то на Калашников, но для пистолетных патронов. Остальное оружие полиции находилось в сейфах, открыть их поисковикам не удалось. Правда, они нашли в чьем-то шкафу пару пачек патронов для Макарова, и теперь хоть можно было зарядить запасные магазины. Наталья в свою очередь рассказала о конфликте с 'приятелями'. Илья рванул было на разборки, но Мартын Петрович жестом остановил его. Пока люди разбирали и сортировали привезённые вещи, стало темнеть. Полковник приказал завесить плотно окна и только потом включать свет. Они также решили сообща дежурить ночью на лестничной площадке.
        Утром скандальные соседи так и не появились. Двор совместными усилиями удалось забаррикадировать стоявшими здесь автомобилями, скамейками и цветочными тумбами. На завтрак из соседнего дома появились две семейные пары: одна пожилая, вторая странная: высокая красивая женщина и сутулый бесцветный мужичонка, с ними пришли и их дети, девочка семи лет и почти погодок мальчик. Женщина сообщила, что им стало страшно оставаться в старом доме. Мужчина же все больше отмалчивался, затем понуро пошел в отобранную им квартиру. Понятно было, кто главный в их семье. Мартын Петрович скептически оценил подобного представителя сильной половины человечества, а Печорина только ухмыльнулась. Навидалась она таких нынешних мужичков, её бывший муж был такой же, только выглядел представительней. Плоды воспитания одиноких женщин, они так никогда и не станут Мужчинами.
        После вкусного завтрака на Илью снизошло озарение.
        - Дядь Мартын. А ведь у Жигана наверняка заначка с оружием имеется. Надо бы в его квартире пошмонать.
        - И то верно! - согласился Мартын Петрович - Давай-ка, друг сердешный, этим сразу и займёмся.
        Они сразу двинулись к соседнему подъезду. Квартира Лехи Жигана была отгорожена от остального мира крепкой стальной дверью с двумя хитрыми замками. Полковник, прищурившись, достал какие-то инструменты. Но через пятнадцать минут он разочарованно он отошёл от двери.
        - Вот едренин корень! Прям сейф, а не квартира. С кондачка не взять… Импорт, небось, какой.
        - Да нет, дядь Мартын - Илья погладил солидную дверь - Жиган хвастался, что нашу отечественную на какой-то выставке взял. Сразу видно, что не Китай.
        - Умеют, если захотят - вздохнул пенсионер - только как попадать внутрь будем?
        - Может через окно? - вступила в разговор Печорина - Первый этаж всё-таки.
        Окна у Жигана оказались защищены крепкими решётками Но эту проблему решили просто, выдернув одну из решёток с помощью грузовика. Через десять минут коротких поисков по квартире старый чекист уже вынимал пластины паркета в большой кухне. Досочки оказались пригнаны плотно, но каким-то Макаром Складников понял, что тайник именно здесь. Опыт не пропьёшь!
        Из-под пола он достал несколько плотно обёрнутых брезентом сумок и один полиэтиленовый пакет. В пакете лежали паспорта на различные фамилии, но с фотографией Жигана. А также деньги: доллары, Евро и рубли. Видно отложены были на чёрный день, но именно в этот день они ему и не пригодились. А в двух сумках люди обнаружили оружие. Потёртый АК-74 первых выпусков со складным прикладом, карабин СКС, гладкоствольная Сайга и пистолет Люгер. Тут же лежали несколько пачек патронов. Оружие все было в смазке и в хорошем состоянии. Мужчины сразу перенесли его в квартиру полковника, у того имелись средства для чистки. Складников же и показал, как нужно правильно очистить оружие от смазки.
        К обеду команда выживших стала уже неплохо вооружённой. Калашников отдали Андрею Перову, Сайгу его маме. Печориной достался нарезной карабин, дед показал, как его заряжать и целиться. Да и со всеми остальными людьми Складников провел скоротечный оружейный ликбез. На улице установилась хорошая погода, поэтому люди решили пообедать во дворе. Но во время обеда за самодельной баррикадой послышался какой-то шум, затем раздался голос пьяницы Петра.
        - Не стреляйте! Можно поговорить?
        - Заходи! Только руки держи на виду - скомандовал Илья.
        Пётр выглядел неважно, весь помятый, заросший щетиной. Он держал дрожащие руки над головой и имел довольно-таки жалкий вид.
        - Можно попить водички? - жалобно проблеял он.
        Напившись холодной воды из бутылки, он заплетающимся языком сообщил, что после вчерашнего скандала его временные приятели разделились. Приезжий мужик с Люськой и Антоном /это были пострадавшие вчера от Наташкиного беспредела / решили сразу уехать. У них уже была к этому времени присмотрена машина. Они пообещали заехать за остальными утром, но так и не появились. Оставшаяся пара из группы 'выпивох' долго ругали кинувших их друзей, а потом решились пройти на разведку. Минут двадцать назад Пётр услышал в той стороне, куда они ушли, дикие женские крики, истошный лай, а потом выстрелы. Пьянчуга сильно испугался и сразу побежал сюда.
        - Ты точно это все слышал? - Складников был серьёзен.
        - Да богом клянусь, я раньше на охоту с друзьями ездил, выстрелы уж точно отличу от посторонних звуков.
        - А у твоих дружков оружия не было?
        - Да откуда? Если только нашли что по пути, да они и стрелять то не умеют. Бестолочи понтовые. На какой черт я с ними связался?
        - Что делать будем? - Печорина подняла глаза на полковника.
        - Надо бы сходить на разведку, ситуацию требуется разъяснить сразу. Мы с Ильёй в поиске несколько раз видели странные отметины на машинах. Вполне возможно, что это следы других выживших, которые расталкивали автомобили для проезда. Судя по направлению и расстоянию слышимой стрельбы - это где-то в районе площади Юности. Илья остаёшься здесь, организуй дежурство у окна в подъезде, всех людей живо загоните в дом. Я пойду с Печориной, она дама спокойная и уравновешенная, просто так палить не будет.
        Минут через двадцать они уже шли в районе площади. Тут наблюдался настоящий хаос, улица и подступы к площади оказались полностью заставлены автомобилями. В этом месте образовалась огромная пробка, на каждом шагу были следы от множества аварий. Поэтому пара разведчиков стала пробираться вокруг площади дворами и вышли на неё с другой стороны, рядом с кинотеатром. В какой-то момент полковник резко пригнул голову Натальи, а потом и вообще уронил её на землю. Возмущённо вскрикнуть ей помешала крепкая мозолистая рука пожилого мужчины, хватка у него была железная. Складников глазами спросил Наталью 'Все в порядке?', и после немого ответа отпустил женщину.
        - Тихо - прошептал он - на, возьми - и подал Печориной небольшой бинокль - смотри в районе фонтанов. И накинь-ка на себя вот это.
        Он подал ей серую тканевую накидку с отверстием для лица. Ткань цветом совершенно сливалась с асфальтом. Наталья тихонько выглянула из-за вазона с цветами и поднесла бинокль к глазам. На самой площади находилось гораздо меньше автомобилей, въезд на нее был ограничен оградой, и она сумела разглядеть все в подробности. Рядом с клумбой лежали тела нескольких собак. Здоровенных таких псин, с жуткими мордами в зубастых оскалах, под ними натекла уже целая лужа крови. Чуть далее находилась пара больших чёрных автомобилей. Наталья вспомнила, что похожие видела в эскорте президента, какая-то модель Мерседеса. У крайнего автомобиля стояли двое мужчин. В чёрной униформе, все увешанные оружием и амуницией. Они внимательно наблюдали за другой стороной площади. Багажник же второй машины был открыт, в его проёме виднелась голая волосатая задница и женские ноги. Судя по ритмичному движению ягодиц, здесь, по протокольному выражаясь, 'имел место сексуальный контакт'. И, похоже, со стороны женщины далеко не добровольный. Дверца справа была также открыта, и там виднелся второй мужчина, в серой униформе. Он
придерживал женщину, чтобы та не дёргалась И судя по всему, насиловали её уже давно, она уже совершенно не сопротивлялась. Наталью неожиданно для неё накрыла дикая ярость, приходится сидеть сейчас как мышка, в такой поганый момент. Она перевела бинокль чуть правее и замерла. Рядом со второй машиной на асфальте лежал мужичонка, тот самый, которому она на днях разбила нос. Правда, узнать его можно было только по одежде, вместо головы располагалось жуткое кровавое месиво, отчётливо видимое в мощный бинокль. Наталье стало дурно, и она отползла от края парапета. Полковник молча подал ей флягу с водой. Чуть отдышавшись, женщина рассказала о замеченном. Дед забрал у неё бинокль и в свою очередь нырнул под стоящую возле вазона машину. Они решили пока везти наблюдение по очереди.
        Через некоторое время насильник закончил своё грязное дело. Он и его напарник были одеты в серую полицейскую форму без знаков различия, оба здоровые и мордатые. Они выволокли голую женщину на улицу. С ужасом Печорина опознала в ней подругу убитого, ту самую 'вздорную бабенку'. Лицо с размазанной косметикой и следами от побоев теперь вызывало только жалость. На коленях пузырились порванные колготки, на худосочном теле наливались свежие синяки. Неожиданно для всех бабенка вскочила на ноги, и, схватив с земли какую-то палку, набросилась на обидчика. Мужику в сером камуфляже здорово досталось по башке, и он с воплем повалился на асфальт. Второй насильник что-то заполошно заорал, затем выхватил пистолет и несколько раз выстрелил в женщину. Та в это время пыталась убежать с площади, но пули догнали её и проделали в теле несколько кровавых дырок. Затем ноги женщины подкосились, изо рта пошла кровавая пена, и тело глухо шмякнулось об землю. Печорину охватил ужас: только что на её глазах изнасиловали и убили молодую женщину, пускай и не очень умную, но все равно, это же был человек! И он не заслуживал
такой участи. Наталья почувствовала на своём плече крепкую руку, и, обернувшись, она увидела печальные и внимательные глаза Складникова. Тот жестом показал - сиди тихо, а сам стал наблюдать дальше за происходящим на площади. Печорина же лежала за машинами на газоне и приходила в себя. Ей уже приходилось по работе видеть и мёртвых и покалеченных людей, но к такой показательной жестокости и циничности она ещё не была готова. Содержимое желудка просилось наружу, и, опасаясь раскрыть наблюдательный пункт, женщина глубоко задышала, пока рвотный спазм не прошёл. Минут через пять послышался звук удаляющихся машин. Мартын Петрович, тихо покряхтывая, присел рядом.
        - Вот оно как. Пока одни спасаются, другие бандитствуют. Знакомая картина.
        - Вы наблюдали уже конец света? - глухо спросила Наталья.
        - А подобное безобразие всегда бывает, когда лихо какое приходит. Когда я работать начинал, то ещё служили в органах люди, прихватившие Отечественную. Понарассказывали они о тех временах такого, чего в учебниках обычно не пишут. Много ведь и тогда всякой гнили наверх повылезало: шкурники, мародёры, да и просто шпана всяческая. Правда, тогда власти хватило сил затолкать это дерьмо обратно. Думаешь по лагерям тогда одни политические сидели? Улра всяческая, да недобитки бандеровские, ну и воры, куда без них. Это потом диссиденты навыдумывали всякое. По ним судить, так на гражданке и не осталось никого - Складников задумался и хмыкнул - Хм, вот и в 90-е ведь что-то похожее получилось. Кое-кто из нынешней шпаны и во власть даже вошёл. Хотя даже в те годы, какое-то подобие порядка всё-таки существовало. Куда без него? Беспредел давили, как могли, а вот теперь…. Ты тот как, дочка, в порядке? На вот фляжку, глотни, а то зелёная вся.
        - Да вроде ничего, оклемалась.
        - Ты, дочка, молодец. Хорошо, что тебя взял. Илья горячий слишком, хоть и шустрый малый. Андрей молод ещё, куда бы его понесло. А тут спокойствие нужно, ибо дела серьёзные.
        - А кто это был?
        - Не знаю точно. В чёрном ребята явно из спецслужбы какой, много их сейчас развелось. Оружие и амуниция серьёзные, машины дорогие. Другие так, на подхвате, для грязной работёнки, из какой-нибудь охранной конторы, на шевронах у них какой-то знак имелся. После убийства женщины, один из чёрных стрелявшему хороших пистонов вставил, и даже оплеуху отвесил. Видимо они за людьми охотятся, и так человеческий материал терять им не надобно.
        - Как это за людьми?
        - А что сейчас всего дороже, Наташа? Материальных ценностей то вон кругом сколько, а людей мало видать осталось. И, судя по всему, смекнул кто-то… шибко умный. Вот только людей то он за людей, похоже, не держит. Я во второй машине разглядел ещё двоих горемык, в наручниках они были. А этого пьянчужку они убили, потому что собачки его уже хорошо потрепали. Не жилец, видимо, был, а им молодые и здоровые нужны. Рабовладельцы они дочка. Рабы им нужны, поэтому и с людьми так поступают.
        - Вы это серьёзно? - Печорина удивлённо взглянула на мужчину. Слово 'рабовладельцы' смутно напоминало ей школьные годы и курс Древней истории. В памяти всплывали и репортажи из гордой, независимой Чечни, где в конце двадцатого века также процветала работорговля. Но здесь, в Подмосковье, услышать такое слово было вдвойне ужасно.
        - Очень - Мартын Петрович посмотрел ей прямо в глаза - поэтому берём ноги в руки и на базу. Нам срочно нужно бежать отсюда. Они скорей всего за подмогой поехали, о нас им та баба наверняка все выложила.
        Печорину вдруг охватил ужас. Она ясно представила себе открывшуюся жестокую грань мира после Катастрофы. Затем ужас сменился холодной яростью, и она, уверенно подхватив карабин, встала рядом с полковником. Тот бросил взгляд на молодую женщину и одобрительно кивнул.
        Во дворе новости, принесённые разведкой, были встречены охами и вскриками. Но Складникову удалось быстро всех успокоить и направить энергию в нужное русло, хотя и не все поверили старому полковнику до конца. Пришедшая с утра интеллигентная пожилая пара категорически отказалась уезжать и даже обвинила бывшего гэбиста в нагнетании обстановки. Остальные люди начали поспешно скидывать вещи и продукты в грузовик. Кто-то из женщин привёл из соседнего дома ещё одну семейную пару: тихую женщину и важного, пузатого мужчину. Они также согласились уехать за компанию.
        Складников с Ильёй нашли неподалёку, в соседнем квартале рабочий микроавтобус. И через 40 минут команда выживших была готова к срочному отъезду. Микроавтобус двигался первым, за руль села сама Печорина. Рядом, на пассажирском сиденье, находился Складников. Оружие он держал в руках. В салоне же разместились все остальные люди. Петра-алкоголика они также прихватили с собой, ведь всё-таки благодаря ему узнали о грозящей им опасности. Илья с обеими Перовыми ехали позади на грузовом Форде. Автомобили тихонько проскользнули соседними дворами. На большие дороги беженцы старались не соваться. Полковник указывал нужный маршрут, держа на коленях карту их района.
        Через час водители смогли, наконец, выбраться из Зеленограда и проехать поселок Кутузово. Время от времени они останавливались и внимательно вслушивались, но все вокруг было тихо, только пару раз беженцы опознали крики ворон. Эти вездесущие птицы и здесь умудрились выжить. Маленькая колонна спокойно добралась до посёлка Брехово, там у Ильи Громова жили дальние родственники. Посёлок оказался пуст и безжизненен. Илья для ночёвки отобрал большой коттедж с краю Брехово, у родных ночевать напрочь отказался. В первую очередь люди плотно завесили окна, затем приготовили на скорую руку ужин, назначили дежурства и повалились спать. Все смертельно вымотались за этот длинный и беспокойный день.
        В этом посёлке невольные беженцы и провели два последующих дня. Для движения дальше необходимы были кое-какие приготовления. А пока они занимались сбором нужных им вещей и продуктов. Было решено поселиться подальше отсюда, в какой-нибудь деревне. Ещё целый день занял переезд на новое место. Люди остановили свой выбор в посёлке Родники, рядом с Истрой. Там они обнаружили в лесочке дом, рядом же находились поля с картофелем и прочими овощами, на садовых участках также подходил урожай. Были здесь и артезианские скважины с хорошей водой.
        Место будущего жительства всем понравилось. Новоявленные беженцы стали понемножку устраивать свой быт, поставили даже электрогенератор. Поэтому вечерами у них было электричество, кино и музыка, и казалось, что жизнь потихоньку налаживается. Мужчины нашли новенький пикап Ниссан, на нем было удобно ездить в вещевые экспедиции. Так называлась 'мародёрка' в этой подмосковной группе выживших.
        На третий день по приезду в деревню, Наталья со Складниковым, Громовым и Андреем Перовым выехали в рыболовный магазин, находящийся в самой Истре. Его адрес они нашли в справочнике, а карта местности у них уже была. Погода стояла тёплая и сухая, все ещё продолжалось лето. Магазин члены вещевой экспедиции нашли быстро, набрали там удилищ, спиннингов, катушек, крючков и прочих мелочей, необходимых для хорошей рыбалки, прихватили они также удобную одежду и обувь. Илья загружал все это богатство с видом кота, нашедшего бочонок сметаны, он то был заядлым рыбаком. Довольные поездкой, поисковики быстренько перекусили и тронулись в обратный путь. Сразу после железнодорожного переезда Илья тревожно выглянул в окно.
        - За нами машина!
        Наталья также оглянулась, позади, в метрах трестах от них, мчался чёрный внедорожник с тонированными стёклами. Он подавал звуковые сигналы и настойчиво мигал дальним светом.
        - Хотят, чтобы мы остановились! Что делать будем, дядя Мартын?
        - Дави на газ, Илюша.
        Пикап резво рванул вперед. Наталья, сидевшая на заднем сиденье, тревожно оборачивалась, чёрный джип не отставал. Через несколько минут раздались резкие хлопки.
        - Нас обстреливают! Твою мать!
        - Спокойно, Илья! По дороге мы не уйдём. Поворачивай направо!
        Пикап резко свернул к каким-то складским и промышленным зданиям, окружённым высоким металлическим забором.
        - За тем складом резко тормозни, а сами езжайте к грузовым машинам на стоянке и прячьтесь. Ближе подойдут, отстреливайтесь! Я буду прикрывать!
        Илья сделал все, как и приказывалось. Складников ужом выскользнул из машины и сразу исчез из виду, а их пикап в один момент заскочила за большую стоянку, сплошь заставленную грузовиками и строительной техникой. Наталья, Андрей и Илья резво выскочили из автомобиля, прихватив с собой все оружие и боеприпасы.
        Вскоре, завывая мощным мотором, в промзону выскочил и чёрный внедорожник. Из него вылезли четверо вооружённых людей. Один из них был в чёрной униформе и шлеме с забралом, остальные трое в сером 'городском' камуфляже и полицейских разгрузках. У всех в руках были автоматы, все были в новеньких тактических шлемах. Наталья видела такие по телевизору у спецназовцев. Ей вдруг стало очень страшно, ноги предательски начали подрагивать. Как работник правоохранительных органов она реально представляла уровень владений оружия их стороны и этих чужаков.
        - Эй вы, бродяги! - вперёд выступил человек в чёрном, он держал в руках небольшой мегафон - Мы знаем, что вы здесь. Если хотите жить, выходите, иначе умрёте. У вас пара минут!
        Серые между тем отходили в стороны, охватывая территорию стоянки техники. Чёрный опустил на глаза какой-то прибор, прикрученный к шлему и видимо сканировал местность, потом резко крикнул и показал направление, именно в ту сторону, где лежали Наталья с друзьями.
        - Сука. У него, похоже, тепловизор - неожиданно ругнулся Андрей.
        - Так, пацан, давай за тот самосвал отходи. Наташа будет здесь, я справа, прячься за колеса - Илья глубоко дышал, лицо было красным.
        - Осторожнее, Илья - выдохнула Печорина. Тот коротко кивнул.
        Андрей быстро шмыгнул назад. Она же прилегла у колёса огромного грузовика, верно заметив, что толстые диски будут хорошо её прикрывать. Поставив Сайгу на землю, женщина проверила запасные магазины, всего два. И ещё есть патроны россыпью в небольшом подсумке. В последние дни полковник успел провести пробные стрельбы и дал уроки по правильному ведению боя. И вот теперь совершенно неожиданно наступил час первого практического экзамена. Так и времена нынче другие.
        Справа резко застучали громкие выстрелы. Илья быстро расстрелял магазин Калашникова короткими очередями, но загнал высунувшегося было серого обратно. Позади сухо щёлкал одиночными укороченный Калашников Андрея. Тот решил экономить патроны, да и меткость у полицейского укорота была так себе. Послышались и ответные выстрелы, противник стрелял также скупо и короткими очередями. Самосвал весь звенел и искрился от попаданий пуль, от него полетели мелкие металлические ошметки и стекольное крошево. Наталья еще крепче вжалась в грязную, пропитанную маслом и солярой землю. Ей стало очень страшно, живот сжался буквально в комок.
        В какой-то момент она увидела справа по проходу двух серых, они пробирались вдоль заваленной хламом стенки гаража в сторону стоянки. Пока один прикрывал, второй бежал в обход. Рядом раздалась очередь, и бежавший в этот раз серый резко споткнулся и упал навзничь. Как будто дубиной ему по башке прилетело. Упавший боец больше не трепыхался и лежал молча. Но тут дико закричал Илья, видимо, прикрывавший убитого 'серый' успел попасть и в него. Наталья повернула в сторону первого серого карабин, приладила приклад поудобнее и пару нажала спусковой крючок. Сайга мощно дёрнулась в её руках, всё-таки это тяжёлое оружие для женщины. Картечь проделала большие дырки в стоящих напротив машинах. Находившийся там 'серый' быстро исчез. А по машине, под которой лежала Печорина, противно застучали пули. Она выстрелили в ту сторону ещё два раза, и стала быстро отползать в другую сторону, а затем бросилась в сторону Ильи. Тот лежал у самой кабины, прикрытый большими колёсами мощного грузовика. На его правом плече набухало большое кровавое пятно. Он стонал, лоб был покрыт испариной. Наталья быстро открыла аптечку,
висевшую на боку, достала антишоковое и вколола Илье прямо в ляжку. Потом схватила его за здоровую руку и потащила за стоявший рядом самосвал. Несколько пуль пробили кабину грузовика насквозь, рядом взметнулись пылевые фонтанчики. Вокруг летали стекла от разбитой кабины, пластик от обшивки, женщина тихонько взвизгнула, но мужчину не бросила. По ним стреляли сразу из двух стволов, патроны вражеские стрелки сейчас не экономили. Наталье пришлось пригнуться, хорошо Громов был сухопарым и относительно нетяжёлым.
        - Андрей! - крикнула Печорина - Сделай ему быстро повязку. Сначала положи этот толстый тампон в середину, надо кровь остановить, потом держи левый фланг. Только не высовывайся!
        По самосвалу продолжали противно стучать пули, как будто неведомый силач упражняется крепкой дубиной. Печорину же вместо ожидаемого страха охватила отчаянная ярость, которая накатывала откуда-то снизу, из поджелудочной и селезёнки она шла наверх и ударяла в голову как пузырьки от шампанского. Она попыталась немного успокоиться и проанализировать стрельбу противника. Высунуться из-за машины стало совершенно невозможно. Двигатель мощного автомобиля сдерживал пули как броневая завеса. Огонь же вёлся достаточно плотный и прицельный. Выстрелив, не прицеливаясь в сторону правого серого, залёгшего за парой Газелей, Наталья переместилась налево и поменяла магазин. И тут ей на глаза попалось боковое зеркало заднего вида. Ударив пару раз прикладом, она оторвала его от машины. Прилепив зеркало лейкопластырем из аптеки к какой-то железяке, Наталья просунула сию конструкцию между задних колёс грузовика, и как оказалось вовремя. Один из серых, самый плотный и большой из них, приближался тихой сапой к машине с левой стороны. Вот он уже приготовился к последнему рывку. Наталья схватила покрепче карабин.
Искаженное изображение в зеркале дёрнулось вперед, она сразу выскочила из-за стального кузова, и выстрелила несколько раз подряд. Благо Сайга позволяла сделать это достаточно быстро. Серый же среагировать не успел, быстрый бег мешал ему точно прицелиться, и он получил заряд картечи прямо в грудную клетку. Враг заорал благим матом и повалился на землю. Женщина добавила в его сторону ещё пару выстрелов и нырнула обратно за самосвал. По кузову рефрижератора часто застучали пули, несколько из них пробили толстые железные борта насквозь. Чем же они таким мощным стреляют?
        Серый ещё орал от дикой боли, когда другой, видимо их чёрный компаньон, начал кричать что-то явно ругательное. Потом послышалось что-то типа 'Бойся' и перед Натальей полыхнуло ярким нестерпимым светом. Она бросила оружие и схватилась за голову. В глазах пылали огромные искры, в ушах стоял дикий звон, такое с ней было, когда как-то раз на звоннице она попросила ударить в колокола. Женщина упала рядом с брошенным зеркалом и только спустя несколько секунд сквозь пелену слез смогла хоть как-то сфокусировать зрение. Чёрный спецназовец в это время ловко пробирался между машинами в её сторону. Она попыталась подняться, но не смогла, силы покинули её 'Вот и все '- подумалось молодой женщине.
        Но вдруг чёрный споткнулся, уронив оружие. Он стал загребать назад, ползя на карачках, но опять споткнулся и как-то сразу обмяк. В ушах у женщины все также звенело, она ничего не понимала. В смятении Печорина очумело оглянулась и схватила лежащую на грязной земле Сайгу. Ведь оставался ещё один враг! Тут её стукнули по плечу, она резко обернулась и увидела Андрея, тот что-то кричал ей.
        - Дед завалил обоих. Он классный снайпер! Мы победили, Наташа! - наконец, до неё дошли его радостные истеричный выкрики. Ватная пробка в ушах потихоньку пропала, звон хоть и оставался, но стал не таким оглушительным. Она тяжело села на валяющуюся поблизости покрышку. Вот так, только что распрощалась с жизнью, и нате - неожиданная победа! Ведь она в горячке боя совершенно забыла о Складникове. Немного оклемавшись, Печорина двинулась к Илье. Тот, уже перевязанный, сидел рядом с самосвалом и держал пистолет левой рукой. Упёртый, какой парень!
        - Ты как, Илья? Плечо сильно болит?
        - Ещё как - сморщился Громов - хотя после твоего укола полегче стало. Да и Андрюха так туго повязку затянул, что кровь больше не идёт.
        - Илья, ты что забыл, как мы позавчера изучали первую скорую помощь.
        - Да у меня все в глазах двоится… Ещё и шарахнуло гранатой этой. Я за тебя сильно испугался. Андрей к тебе рванул, было высунулся, а тут очередь, чуть и его не задело. Хорошо, он кувырком пошел, тот не успел прицелиться. Потом слышу - тишина. А кто кого? Вот достал Макаров, зубами же предохранитель снял. А тут ты…. как хорошо жить. Да Наташка?
        - Конечно хорошо!
        Через пять минут появился полковник. Он удивленно осмотрел на поле боя, покачал головой, затем изучил повязку на Илье, похвалил Андрея, достал что-то из аптечки и вколол раненому. Илья сразу ушел в забытье.
        - Чуть не опоздал ведь! Пока нашел ход, как на это здание забраться, тут уже стрельба вовсю. Видел как ты, дочка, положила грамотно этого здоровяка. Как в тире, молоток! А этот черный хрен светошумовую потом к тебе кинул. Пока я проморгался, гляжу, он уже бежит в твою сторону. Еле успел перехватить, первая пуля в руку ему угодила, а потом и второго бойца закрыл, его я заранее засек. Все-таки хорош старый конь - он с любовью погладил ложе снайперской Мосинки - А вы пока их оружие пособирайте. А я побеседую с тем, которого ты приласкала. Похоже, живой он еще, зараза.
        Наталья молча встала и вместе с Андреем пошла к убитым. Они снимали с убитых врагов разгрузки и осматривали карманы. Делать это было неприятно, но в нынешней ситуации необходимо. Мертвые вблизи выглядят не так красиво как в кино, особенно убитые огнестрельным оружием. Андрея даже пару раз вырвало. У Печориной уже был подобный опыт, когда она начинала работать в следствии. Она просто настроилась на рабочий отстраненный лад и старалась спокойно делать свое дело. Вскоре куча оружия и амуниции была перегружена в пикап. Печорина подогнала его к самосвалу, чтобы погрузить Илью. Его положили на заднее сиденье. Пикап был с автоматической коробкой, можно было вперед сесть сразу втроем. Трупы свалили в дальнем углу площадки, используя машину как буксир. Хотя внимательный взгляд все равно быстро обнаружит место боя по пулевым отверстиям и россыпям гильз на земле.
        Складников вернулся задумчивым и приказал доехать до автомобиля бандитов. Там их ждал большой сюрприз. В большущем багажнике Лендкрузера они обнаружили двух связанных людей. Молодую светловолосую женщину и ребенка лет 5 -6. Их немедленно освободили, напоили водой и начали массировать затекшие ноги и руки. Женщина смогла только сказать, что ее зовут Сабина Ковальская, потом обняла ребенка, ее сына и заплакала. Они усадили найденышей на перед, Андрей же перелез в кузов пикапа. Складников передал ему несколько коробок и сумок, взятых в черном джипе. Потом еще покопался в их машине и уселся рядом с Натальей.
        - Поехали на базу, дочка. Я им там небольшой сюрприз оставил.
        - Растяжку?
        - От какие слова нынче женщины знают? - удивленно посмотрел на нее полковник - В наше время они больше цветами и шмотками интересовались.
        - Да уж лет как 25 война кругом. Хочешь, не хочешь, а узнаешь…
        - Ох, права ты, Наташенька. Дорвались людишки до свободы, а пользоваться то ею не умеют. Грызутся с друг другом даже после смерти человечества. Но ничего, мы сильнее смерти.
        В Родниках после первоначального шока и горестных воплей люди быстро пришли в себя. Самые опытные из женщин сделали перевязку Илье, похоже, у него была пробита лопатка, пуля прошла на вылет. Складников опять дал ему укол успокоительного и Громов погрузился в целебный сон. Остальным людям было объявлено, что необходимо срочно уезжать и отсюда. Никто не возражал, в рабство никому идти не хотелось. Выжившие стали быстро грузить вещи в автобус и пикап. Полковник пока разбирался с трофейным оружием. Наталье вдобавок к Сайге он передал новый Калашников, с пластиковым прикладом и цевьем, также отдал одну из разгрузок, показав, куда складывать запасные магазины, и помог подтянуть ее по фигуре. Оружие было уже у всех, кроме детей. Себе полковник оставил навороченный автомат 'черного' бандита. Там был интересный прицел и телескопический приклад, а спереди ручка под левую руку, и это был явно не общеармейский вариант Калашникова. На разгрузке Складникова Наталья заметила несколько новых круглых небольших гранат. В новомодном камуфляже и зеленой панаме он стал похож на иностранного наемника из фильмов 90-х.
Еще бы солнцезащитные очки-капельки на нос, то вылитый элитный командосс. На озвученное вслух описание своей внешности Складников долго хохотал, но комплимент принял.
        Женщины помогли привести себя в порядок вызволенной из бандитских рук маме с ребенком. После обеда, сидя за столом с кружкой чая, она рассказала коротко о себе. Сабина родом была из Западной Беларуси. Здесь, в Подмосковье, они с мужем находились на заработках, копили на свой дом. Ковальский вкалывал на стройках крановщиком, имел по работе большой опыт, поэтому зарабатывал неплохо. Сабина работала раньше парикмахером и здесь также быстро устроилась на работу. Сын Юрчик сидел с двоюродной теткой, у которой они снимали комнату. Тетка жила одна и была рада молодым. Квартировали они в Химках, а в день катастрофы оказались случайно дома все вместе. Первые два дня только приходили в себя. В их подъезде оказалось еще несколько выживших. Часть из них быстро уехала искать родственников, остальные люди просто ныли, ждали помощь от МЧС и армии. Муж Сабины был искренне поражен таким потребительским отношением к окружающему миру. Он всегда привык надеяться только на себя, поэтому быстро нашел машину, хотя толком и не умел водить. На седьмой день катастрофы они постарались уехать оттуда. В хаосе подмосковных
дорог белорусы попытались выехать на Минское шоссе, по пути поменяли две машины.
        На второй день пути они увидели вечером огонек в придорожной деревушке. Там они нашли выжившую пожилую пару. Они обрадовались новым людям, оказывается, каждый вечер они ставили керосиновые фонари по углам дома, чтобы привлечь внимание проезжающих. К сожалению, доброта стариков оказалась фальшивой. На утро семья Ковальских оказалась в руках непонятных людей. Командовали здесь военные в черной униформе. Они объявили, что отныне Ковальские принадлежат Ордену Нового Мира, и если они будут соблюдать все установленные правила и законы, то им гарантируется жизнь. Большинство правил сводилось в обязанности подчинения членам Ордена и их слугам, и подробным описаниям наказания за непослушание. Их привезли в небольшой городок, где в здании школы находился сборный пункт, куда привозили захваченных людей из выживших в катастрофе. Здесь же белорусы стали свидетелями гнусных преступлений. Бандиты в сером камуфляже забирали ночью молоденьких женщин и насиловали их. А днем здоровых мужчин увозили в набеги на оптовые базы используя в качестве грузчиков и водителей. Кормили хорошо, но охранники относились к рабам,
как к свиньям, не упускали повода избить кого-нибудь за мелкий проступок. На второй день Ковальский решил бежать. Он украл ключи с запасного выхода, и они успели добежать до проспекта и даже найти там подходящую машину. К сожалению, далеко им уйти не удалось, через три часа их догнали. Мужа сначала зверски избили, потом убили, просто перерезав горло. Сабину с ребенком забросили в багажник машины. Уже в пути она услышала, как главного бандита в черном вызвали по рации, и вся его группа рванула куда-то вперед. Потом была перестрелка и освобождение. Слушавшим рассказ молодой женщины все изложенное ею показалось какой-то дикостью и бредом. Люди отказывались верить, что это уже и есть настоящая реальность.
        Складников отозвал Печорину в сторону и вкратце рассказал, что удалось вытрясти из умирающего бандита в сером камуфляже. Люди в сером и в самом деле оказались сотрудниками охранной структуры одной крупной государственной корпорации, по существу, небольшой частной армией. В момент катастрофы многие из них находились на центральной базе, там проводились еженедельные учения на тренажерах. Хорошие деньги платили отнюдь не за красивые глаза. Большинство охранников были выходцами из армии и полиции. Командиры сразу после произошедшей Катастрофы получили приказ перевести всех служащих на казарменное положение. На второй день им объявили, что на Земле произошло что-то невиданное и большинство человечества уничтожено, затем на базе появились люди в черном. Умерший бандит не знал точно, из какого ведомства были эти силовики, но не ФСБ и не армейские точно. Выжившим охранникам было предложено вступить в новообразованный орден. Основное условие при поступлении: беспрекословное подчинение старшим, за это им обещали сытую и комфортную жизнь. Большинство из ЧОПовцев согласилось на эти условия. Ведь
самостоятельные и самодостаточные личности на такую тупую службу обычно не идут. А как поступить в такой вот неожиданной ситуации, никто из служак не представлял, многие из них привыкли просто подчиняться. Несогласных с новыми правилами сотрудников просто вывели во двор и зверски убили, засняв это на камеры. У примкнувших к ордену бойцов основным занятием стало поимка выживших людей, и доставка их в фильтрационные лагеря. Непокорных они просто убивали, самых красивых женщин насиловали. Люди в черном объяснили им главные правила новой жизни, где слишком свободолюбивым совершенно не было места. Людей просто психологически ломали, гася на корню попытки сопротивления. Наталья была ошарашена услышанным, но нашла в себе силы сделать комплимент старому чекисту за четкий анализ информации.
        Вечером они снова двинули в путь. Когда сумерки сгустились, Складников надел на Печорину прибор ночного видения, найденный в машине бандитов. Ехали потихоньку, не включая фар. Наталья через полчаса движения вполне освоилась с девайсом, и могла ехать, не сильно напрягаясь. Микроавтобус вела Перова старшая, ориентируясь на подсветку номеров передней машины. Так они и двигались до утра, потом нашли небольшой коттедж и провели день в нем. А ночью автомобили снова выехали на минское шоссе. По пути они поменяли сломавшийся микроавтобус на корейский Хендай, и вот неожиданно встретили группу Михаила. Готовились уже принять последний бой, никто не хотел идти в рабство. Но открытые лица и северный говор встретившихся людей резко поменял их планы.
        Рассказ Печериной получился длинным. Уже подъехали 'мародерщики', подошли свободные от дежурств и работы люди. Слушали все женщину молча, не перебивая. Илье Громову за это время успели оказать профессиональную медицинскую помощь, почистили рану, наложили дренаж и шину. Свободных от текущих дел людей с Подмосковья уже успели отправить в баню. Михаил предложил Печориной и Складникову также попариться и после ужина продолжить беседу в более узком кругу. После того как они ушли, он повернулся к лейтенанту и морпеху.
        - Вы поняли о ком речь?
        - Ясен перец - Пономарев был серьезен - наши знакомцы. Нехилые сети они успели раскинуть.
        - Ну и мы достаточно далеко от них забрались. Но…
        - Бдительности терять не стоит - подхватил Потапов младший.
        - Правильно. Надо будет с дедом вечерком толково поговорить.
        - Да… Не прост полковник. Служил в конторе, а стрелять мастерски умеет, и военном деле не лох.
        - Думаешь особист? - лейтенант посмотрел на бывшего морпеха.
        - Возможно. Он давно служил, я про те времена только по слухам знаю. Но подготовка у него, похоже, была тогда серьезная. Союз это вам не хухры мухры, нас весь мир боялся, и было ведь за что.
        - Ладно, парни, разберемся. Как выезд то прошел?
        - Нормалек. На аэродроме пусто, ну или хорошо все запрятано. Он вообще на консервации, вояк там нет. У охраны только рации взяли и кой-какую амуницию. А у железки поисковики нашли кучу интересных складов и магазинов, на будущее, пометили на карте и расписали, что в каком примерно находится. Только рыболовный отдел на рынке прочесать успели. Морпех ведь обещал нас рыбой завалить - подначил товарища Потапов.
        - А что я? Будет рыба - наловим, не волнуйся.
        - Давайте, показывайте карты, шпиёны - Михаил придвинулся к столу.
        Вечером за столом было опять оживленно. Специалисты включили генераторы, тихо играла в стороне музыка. На столе присутствовало много свежих овощей и зелени. Мужики из маринованного мяса сварганили шашлычков. Мягкое, хорошо пропитанное за несколько дней маринадом, оно просто таяло во рту. Зеленоградцы поначалу сидели немного удивленные и шокированные. Последние несколько дней они были практически постоянно в бегах, нервы уже на пределе. А тут нормальная человеческая компания, дружелюбная и веселая. Понемногу спокойствие и уверенность северян передались и им. Разговоры же за столом не прекращались. Люди спокойно обменивались новостям и обсуждали планы на завтрашний день. Ведь он был решающим в их долгой поездке.
        После ужина Михаил пригласил актив в беседку. От Зеленоградцев присутствовали Складников, Печорина и Перова. На правах временных хозяев северяне разлили всем желающим напитки. Михаил нацедил традиционный стакан скотча и закурил сигару. Поймал на себе удивленный взгляд Печориной, та примостилась с краю стола эдакой холодной ледышкой. Не отошла еще женщина от пережитого за эти дни.
        - Наташенька, не удивляйтесь. Наш благородный сквайр так ежевечерне сидит с сигарой и хорошо выдержанным ячменным напитком - пошутил над атаманом Николай Ипатьев.
        - Не завидуй - ответил Бойко - Наталья, вы явно что-то хотите спросить?
        - Можно посмотреть оружие вашего командира разведгруппы.
        Присутствующие за столом мужчины чуть не выронили из рук стаканы. Услышать такое предложение от хорошенькой женщины!
        - Да, пожалуйста - Потапов положил на стол свой АК-104.
        - Мартын Петрович, доставайте свой трофей.
        Полковник выложил на стол полностью идентичный даже в дополнительном обвесе автомат.
        - Я его сразу заметила, как ваш разведчик подошел. Откуда он у вас?
        Бойко коротко рассказал об их приключения в Твери. Тут уже Складников не скрывал удивления.
        - Да вы просто молодцы, ребята! На мосту еще понятно, там против вас молокососы стояли. Но как вы сумели так черных зубров подловить?
        - Да оборзели эти зубры. Привыкли иметь дело со слабыми, вот и нарвались по полной - Михаил сделал глоток виски и пристально посмотрел на Складникова - Может, Мартын Петрович, прояснит нам немного ситуацию с этими Зубрами?
        Полковник усмехнулся в усы и выложил на стол большой телефон с антенной, своей величиной он напоминал девайсы времен 90-х.
        - Это обычный спутниковый телефон - начал разговор Складников - и эти бандиты в черном им активно пользовались. А это значит, что часть спутников еще работает.
        - Мы знаем, что джипиэс в рабочем состоянии, пользовались навигатором - вмешался Ипатьев.
        - Вот как? - полковник задумался - Значит, у них есть контроль над этими спутниками.
        - У кого у них?
        - Михаил Петрович, я считаю, что это спецслужба космических исследований. Сейчас этих спецслужб развелось как… Каждое ведомство норовит создать свою. Эта же служба была предельно закрытой. Я краем уха от старого знакомца про них слышал, а опознал по шеврону убитого на стоянке тяжелой техники. Там на нем зубр нарисован, почему-то в память въелась вот именно такая подробность. Чем они занимаются, не знаю. Тот товарищ сказал только, что они очень засекречены и немногочисленны. Их база скорей всего находилась в районе Королева.
        - Там где ЦУП?
        - Возможно. Сами понимаете, тогда мне это было не очень интересно. А теперь, оказывается, часть зубров выжила, и начала строить новый мировой порядок, с рабами, насилием и жестокостью.
        - На мосту в Твери мы допросили главаря банды нациков, и он нам сообщил о каком-то Майоре, командующим этими черными зубрами. Не слыхали о нем?
        - Нет, но информация интересная. Возможно, существует некая центральная структура, которая довольно-таки далеко раскинула свои сети. У них есть связь, разъездные бригады, есть крышуемые бандитские шайки, лагеря для рабов. Очень они опасные люди.
        - Ну, пока они до нас не добрались. Мы же концы обрезали напрочь. А можно теперь вас спросить, куда вы теперь направитесь?
        - Мы собирались в Беларусь - ответила Наталья Печорина - Нам Сабина предложила. Это все-таки далеко от Москвы, да и земли там хорошие.
        - К нам не хотите присоединиться? Мы завтра выдвигаемся в сельскую местность, на постоянное жительство. Тут совсем рядом, места здесь тоже хорошие, да и город недалече.
        Женщина переглянулась со старым чекистом и Еленой Перовой.
        - Мы уже думали об этом. Ваша команда нам вообще-то понравилась. А какие будут от вас требования или условия?
        - Ну, основные, пожалуй, это действовать сообща в команде. Исполнять решения Совета, вести себя по человечески, ну а кто не захочет так жить, насильно не держим.
        Зеленоградцы переглянулись и дружно улыбнулись.
        - На таких условиях мы согласны. Знаете, как после всего этого ужаса приятно найти нормальное человеческое общество. Интересно все северяне такие?
        - Да нет, Наташенька, не все, к сожалению. Вот Саша Пономарев расскажет вам о своих приключениях попозже. А у меня пока к вам есть два предложения. Вам, Наталья, я предлагаю войти в наш временный Совет. Вы показали себя человеком инициативным и крепким, нам такие нужны. А вам, Мартын Петрович, предложим возглавить нашу контрразведку. Разведка у нас уже есть, военная составляющая тоже. Вам эта работа будет как раз по специальности.
        Отставной Полковник рассмеялся - Михаил Петрович, а вы очень проницательны, угадали мой профиль бывшей работы. Не зря вас атаманом выбрали. Я принимаю ваше предложение.
        Печорина также ответила согласием.
        - Отлично, о ваших обязанностях поговорим попозже. Завтра у нас будет решающий день, товарищи мои. Будем искать наш новый дом.
        День двенадцатый
        Бойко проснулся ещё до восьми часов. Все также светило яркое солнышко, по небу плыли лёгкие облачка, просто какая-то летняя идиллия! Как истинный северянин, он умел радоваться каждому погожему дню. У Белого моря погода менялась слишком часто, и редкое лето радовало долгими солнечными деньками. Август летним месяцем считался уже внатяжку, а вот в средней полосе России ещё стояло настоящее лето. На улице послышался шум, это по деревенскому проулку трусцой пробегала разведкоманда. Лейтенант всегда начинал утро с физических занятий, не возбранялось присоединяться к ним и любому желающему. Михаил поднялся и также вышел за дом и сделал короткую разминку. Ополоснувшись холодной водой из скважины, он двинулся в сторону улицы и к своему удивлению увидел в соседнем дворе импровизированный спарринг. Бывший морпех по утрам разминался по-своему, он до сих пор серьёзно увлекался рукопашным боем. Теперь он стоял, набычившись напротив Складникова и пытался повалить того на землю. Старый чекист ловко уворачивался и пару раз сам чуть не приложил Александра, тот тяжело пыхтел, но продолжал. На широкоскулом лице
морпеха застыло удивление и немного злости. Он явно не ожидал от пожилого полковника такой прыти!
        Михаил стоял у пикапа и внимательно рассматривал вчерашнюю работу братьев Ипатьевых и Вадима Валова. Они установили в кузове пикапа трофейный пулемёт ДШК, приделав к кузову треногу, на которой тот стоял. Конструкция получилась вполне крепкой, частично использовали болты, частично кое-где сварку. Пулемёт стоял с уже заправленной лентой, полностью готовый к бою. В этом пикапе можно было сразу перелезть из кабины в кузов через открываемое заднее окошко. При езде оружие накрывалось брезентовым чехлом. Крупнокалиберный пулемёт резко усиливал огневую мощь их отряда, ведь его пули пробивали машины насквозь, могли прошить при желании и броню БТР, да и тонкие стены запросто. Пономарёв внимательно просматривал заряженные ленты, их было всего три. Перекос патрона в бою мог привести к большим неприятностям, как у той банды на мосту. В кузове же находился, принайтованный к бортовой стенке, запасной ящик с патронами к пулемёту и выстрелами к РПГ-7. Теперь арьергардная машина каравана стала мощной передвижной огневой точкой. Мужчины опробовали действия пулемётчика. Михаил сам сползал из кабины в кузов, поворочал
тяжёлую махину пулемёта, и согласился, что идея вполне здравая. По пути, на дороге, они решили провести пробные стрельбы.
        - Папочка, привет! - около пикапа неожиданно нарисовалась Огнейка.
        - Привет моя малышка - он подбросил дочку пару раз вверх и присел напротив её голубых глазок - Ну как дела? И что у тебя за белые следы на губках?
        - А это тётя Пелагея угостила нас молочком. У них же настоящая корова есть. Она говорит, что поначалу молоко у неё пропало, а теперь второй день доится.
        - Отличная новость! Слышишь, Николай! Чувствует животина, что здесь жизнь налаживается.
        - Вот только маленькой овечке плохо стало. Нашу мамочку попросили помочь. Они с тётей Пелагеей сейчас копаются в книгах, ищут, что за болезнь с ней приключилась.
        - Понятно. А Петька где?
        - А он на занятиях по боевой подготовке, их товарищ лейтенант проводит.
        Мужчины в голос захохотали. Услышать такие вполне правильные уставные слова от курносой веснушчатой девчонки было как-то неожиданно.
        - А вы чего смеётесь? - удивлённо захлопала глазами девочка.
        - Да больно серьёзна ты, мать - сквозь слезы проговорил Коля Ипатьев.
        - Да ну вас. Пока, папа, я побегу к новеньким знакомиться.
        - Давай доча, в обед увидимся.
        Они с улыбкой посмотрели вслед быстроногой Огнейки. Ведь нет ничего радостней на свете, чем звонкий смех и лёгкий бег ребёнка Михаил присел на лавочку, стоявшую под яблоней, рядом неожиданно примостился Складников. Михаил присмотрелся к нему внимательней. Высокий, сухопарый, с большими мозолистыми руками. Лицо удлинённое, как говорили раньше, породистое. Светлые голубоватые глаза смотрят внимательно и спокойно, чем-то он был похож на старого актёра Стриженова.
        - Доброго дня, Мартын Петрович. Видел с утра, вы с Сашкой хитрую игру играли.
        - Заметили таки. Да вот он мне новомодный рукопашный бой показывал, а я ему старое доброе самбо.
        - И как?
        - Боевая ничья. Всё-таки не молод я, седьмой десяток размениваю.
        - В хорошей форме для таких лет.
        - С детства меня к спорту и физкультуре приучили. Пригодилось вот в жизни - старый чекист помолчал, потом, глянув искоса на Михаила, продолжил - Александр рассказал мне вкратце ваши приключения, тоже вам пришлось хлебнуть дерьмеца.
        - Было дело.
        - А ловко у вас получилось сразу вооружить своих друзей. Да и порядок в команде был с самого начала, как по плану положено. Не каждый руководитель так может, тем более, учитывая очень уж непростую ситуацию, которая сейчас сложилась. Кто надоумил или в памяти что всплыло?
        - К чему такие вопросы, товарищ полковник? Работу уже начинаете? Так не с того человека пошли.
        - Ну, как… Опыта руководства у вас большого нет, в армии служили давно, и не в командной должности. Да и в боевых действиях, пока служили, вроде как не участвовали? Много у меня интересных вопросов вырисовывается.
        - Ого, сколько вы информации успели нарыть, Мартын Петрович! - Бойко удивлённо посмотрел на бывшего контрразведчика - Я так думаю, вы уже знаете, что как раз в боях я участвовал? Вам вообще, зачем в моей биографии копаться?
        - Война след в человеке глубокий оставляет, а нам вместе жить и работать.
        - Мягко стелите, особист вы наш самопальный. Ну, тогда баш на баш. Я-то о вас вообще ничего не знаю.
        - А и не надо вам много про меня знать. Меньше знаешь, крепче спишь - полковник проницательно смотрел в глаза собеседника - А если коротко, то Родину я защищал, и если дослужился до такого звания и награды от правительства имею, значит, неплохо это делал. Ну, а когда Родины не стало, то и служить стало некому, ушёл честно. Работал консультантом для хороших знакомых. Ведь на одну пенсию тяжеловато прожить в те времена было. Как я помогал людей спасать в Зеленограде, вы уже знаете, Михаил. Ну, а подробности своей биографии может, когда и расскажу, это уж как жизнь у нас сложится.
        - Ох, темните, товарищ полковник. Какие сейчас могут быть военные тайны? Ладно, расскажу немного о былом. Уж двадцать лет прошло, хотелось забыть это навсегда - Михаил помолчал и погодя добавил - В Боснию я мотался. Дурак молодой был, верил ещё в справедливость мироздания. Тем более, вроде как, у меня в предках есть сербы, вот и рванул на помощь братушкам. Воевал в отряде добровольцев, насмотрелся там на происходящее, да и уехал. Не было там ничего героического. Все как везде: предательство, бардак и кровь, много крови.
        - Но пострелять, похоже, пришлось?
        - Было дело, после первого боя несколько дней в себя приходил, потом уже стал втягиваться. Позднее увидел в деле так называемые этнические чистки - Михаил достал сигару и нервно её раскурил - хотелось забыть это все. Да и забыл практически, а вот случилась эта катастрофа, и всплыло это дерьмецо наверх.
        - Понятненько. Я честным делом, в тех Югославских делах не разбираюсь. Не до того было в те окаянные времена. Но боевая закалка вам, видать, все-таки пригодилась?
        - С этим соглашусь. Я как-то достаточно быстро въехал в сложившуюся ситуацию, даже сам удивился. На этом, кстати, меня морпех с десантом и подловили. Обычные гражданские так себя не ведут.
        - Ну, тогда и мне легче будет вести дела с ветераном, понимающим цену жизни. Ведь за нашими плечами, Миша, наши дети, и наши женщины, и никуда от этого не денешься. Мир ведь на мужских плечах держится, да бабьими руками делается.
        - О как? - Бойко с интересом посмотрел на собеседника - Вы, полковник, со мной политинформацию проводите? Или воспитательную беседу? Но ведь это ваша команда в бегах то была, а не наша. И вы к нам присоединились, а не наоборот. И это ведь мы тем мерзавцам кровь пустили, а не драпали, поджав хвосты?
        - Ну, зачем же так? - в глазах Складникова мелькнула секундная растерянность. Видно не был бывший гэбист готов к такому повороту разговора - Я пришёл по-хорошему поговорить.
        - Считайте, товарищ полковник, что уже поговорили - Михаил затушил сигару и встал - от умных советов я не отказываюсь, но решать рабочие вопросы буду самостоятельно. А вы пока считайте себя на испытательном сроке.
        Складников задумчиво смотрел в след уходившему атаману. На его лице блуждала деланная улыбка, но глаза были задумчивы и поблескивали холодом.
        После обеда караван, наконец, выехал из посёлка. Проехав Нижнюю Дубровку, они свернули направо. Вокруг узкой асфальтовой дороги потянулись широкие поля и перелески. Поспевали зерновые, колосилась пшеница и рожь. Только вот кто нынче будет собирать урожай в этом внезапно погасшем мире? На просторных лугах не видать пасущейся скотины, а в небе летающих птиц. В свете яркого солнечного света, окружающая местность выглядела как сюрреалистичный, призрачный мир из страшного сна.
        - Миха, а вы чего там с гэбэшником не поделили? - Коля искоса глянул на друга.
        - Да так. Умный больно, лезет, куда не просят - нехотя ответил Бойко.
        - Ну, работа у них такая.
        - Не с того начал он свою работу, вот ему облом и вышел.
        - Ага, точно не с того - Ипатьев весело заржал.
        Пелагея сидела в машине Николая. Чем дальше они ехали, тем сильнее она хмурилась. Ведь эти места она видела ещё наполненными жизнью. Минут через двадцать, когда они проезжали небольшую заправку, она сказала, что здесь надо повернуть налево. Через два километра после этой отворотки, с левой стороны показалось большое озеро, это и была Капля.
        Рация по рабочему зашипела, и поступило сообщение от разведчиков.
        - Атаман, ответь Пионеру один. Наблюдаем стадо коров. Похоже, что тут и живые люди есть. Прием.
        Михаил сразу же приказал каравану остановиться, а сам подъехал к буханке разведчиков и посмотрел вперед. На большом лугу, спускающемуся к озеру, и в самом деле паслись несколько коров и телят. Чуть дальше ходил десяток стреноженных коней. У околицы они заметили фигурку бегущего к деревеньке человека. Михаил поднял бинокль - это был ребёнок. Сама же деревня имела вполне жилой вид, можно было даже рассмотреть дымок над несколькими избами, кое-где по дворам висело свежевыстиранное белье.
        - Значит так, лейтенант. Пойдем разговаривать мы с Пелагеей, и, пожалуй, Мартын Петровича возьмём с собой. Пошлите маневренную группу в обход, снайперов к тем деревьям, морпеха с пулемётом впереди каравана. Остальным быть наготове, женщин и детей назад.
        Сам он этим временем выгнал Николая из-за руля, посадил рядом переговорщиков и двинулся тихонько вперед. Остановился Михаил около здания небольшой фермы, стоявшей чуть в стороне от деревни. Тут пахло свежим навозом и молоком, такой простой деревенский запах. Мимо даже пролетело несколько зеленых мух. Понятно - где г. но, там и мухи.
        Вдруг впереди послышался треск мотоцикла, чуть позже и сам он появился из-за угла. На двухколёсной технике сидели два молодых здоровых парня с дробовиками в руках. Михаил показал им пустые руки и крикнул, что хочет поговорить со старшим. Сидевший спереди блондин молча кивнул, и мотоцикл повернул назад. Через несколько минут на дороге появился пожилой худощавый человек, идущий вместе с дородной светловолосой женщиной. Они выжидающе посмотрели на машину приезжих. Михаил и его товарищи вышли вперёд, продемонстрировав пустые руки, двинулись навстречу.
        Мужчина наблюдал за ними спокойно и уверенно, а женщина выглядела откровенно напуганной. Хотя не мудрено: Михаил и Пелагея смотрелись просто заправскими боевиками. Цифровой камуфляж на обоих, полная сбруя хитроумных разгрузок, даже камуфляжные косынки одеты одинаковые. Бойко спохватился и снял солнцезащитные очки. Выглядеть полностью как Рембо, было уж через чур. Лучше всех смотрелся полковник: благородное лицо, простая походная штормовка и простенькая панама. Бойко отметил про себя, что старый чекист успел быстренько переодеться, и одежду выбрал под 'простого пенсионера' - 'Вот что значит гебэшный опыт'.
        - Добрый день! Очень рады вас видеть. Живых теперь не часто ведь встретишь. Меня зовут Михаил Бойко, это Пелагея Мамонова и Мартын Петрович Складников. Мы беженцы из разных мест России, в основном с севера, хотим переговорить с местным населением.
        - И вам доброго здравия! Меня зовут Ружников Иван Васильевич, я тут завроде председателя. А это Ладова Антонина Ивановна, она у нас хозяйством заведует. А говор то у вас и в самом деле интересный. Откуда сами?
        - Я с Архангельска, что у Белого моря, Пелагея с юга нашей области. А говор и у вас интересный, чем-то на белорусский похож.
        - Так Белоруссия ж рядом, а у меня и матка белоруска. Батько вот местный был.
        - Да? И у меня мама с Белоруссии, из-под Крупок.
        - Гляди, какая Земля маленькая оказывается! Так перемешались люди по стране, а к корням все равно тянет и после конца света. Далеко же вы забрались от дома - голос у Ружникова немного потеплел и он обернулся к парням с мотоцикла, все ещё стоявшим неподалёку - Хлопцы, все нормально, отбой тревоге.
        Те кивнули головой и отъехали в сторону деревни.
        - Вот хлопцы как охрана у нас, служили оба в армии. Нормальные ребята.
        - Иван Васильевич - обратился к нему Складников - может, пройдём куда, посидим спокойно, нам нужно о многом поговорить.
        - Конечно, пройдёмте, здесь рядом есть удобное местечко.
        Они обошли здания фермы и направились к деревянному навесу, стоявшему рядом. Под ним оказался длинный стол и две лавки, видимо летом здесь обедали работники фермы. По зову председателя подбежала молоденькая девушка в ситцевой косынке и поставила на стол кринку с молоком и кружки.
        - Вот, отведайте свежего парного молочка. Можно и перекус, какой организовать.
        - Спасибо за молоко, а перекусим попозже - Михаил достал рацию и объявил отбой первой готовности. Ружников с интересом наблюдал за его действиями. Затем сам Бойко вкратце рассказал о приключениях его команды и примкнувших к ним людей. К столу уже подсели те два хлопца-охранника и несколько местных женщин. Они охали, ахали, удивлялись, слушая о случившихся приключениях и встречах с настоящими бандитами. Рассказал Михаил и о событиях в Твери и Подмосковье. Ружников помрачнел, видно их представления о катастрофе были менее тяжёлыми.
        - А сюда вы зачем пожаловали? - спросил он задумчиво.
        - У Пелагеи в Капле родственники были.
        - Тетка двоюродная. Марьяна Середа, может, слышали, что о ней? - Мамонова подалась вперед.
        - Знавали такую. Только нет, милая, в Капле больше никого живого. Вот, наше Алфимово почти целиком уцелело. Кто в деревне в это время был, все живы. И коники мои на ферме стояли, тоже целы остались. Остальных же - пожилой мужчина тяжко вздохнул - как корова языком слизнула. Не знаете часом, что такое на свете приключилось? Хлопцы бают, что по этернету ихнему что-то показывали, да не поняли ничего.
        - Это по всему миру прошло. Виделось некоторым как чёрная волна, а где-то ничего не было видно. И что это такое мы так и не знаем. Живого мало на земле осталось, хотя рыба вот под водой уцелела.
        - Это мы уже по рыбалке в озере узнали. А птиц мало осталось, точно. Наши хлопчики ездили в сам Смоленск и дальше. Никого там не нашли, зато с той стороны границы гости у нас были.
        - С Белоруссии? - оживился Складников.
        - Да, оттудава. Около Орши несколько посёлков уцелело. Они вместе объединились, потом осматриваться вокруг стали и через неделю на нас вышли. Увидели следы хлопцев и записку оставили, а потом на этом перекрёстке пересеклись в назначенное время. Два дня тут у нас гостили. Я там кой-кого знаю, ещё с савецких времён. Решили, значит, контакты навести. Собирались вот к ним ехать, ведь рядом живём, часа четыре пути, а тут вы нарисовались. Поначалу вас вообще за военных приняли. Думали спасатели, а оно вот как оказалось…. Много вас?
        - Около сотни будет. Есть и в самом деле военные люди. Ведь, честно говоря, перед тем как к вам идти, мы и снайперов тут поставили, и пулемёт у нас тяжёлый стоит на машине, и гранатомёты имеются.
        - Мать честная! - всплеснула руками Антонина Ивановна - Да мы ж простые сельчане.
        - Акстись, Антонина, у них вон какие встречи до нас неласковые были. Молодцы они, осторожность блюдут. Поначалу осмотрелись, на разговор пошли со всем уважением, грамотные люди, городские чай. А у нас ведь мужики в большинстве своём ещё в Советские времена служили. Молодёжь то в города разъехалась, работы нонче в деревне то нету. Только вон Валерка недавно с армии, в танкистах служил. Да и оружия то у нас серьёзного не имеется. Непорядок это, по нонешнему времени - председатель посерьёзнел и подкатил сразу с деловым предложением - Может, вы нам с этим делом как-нибудь поможете?
        - Вообще-то у нас к вам есть другое предложение. Мы ищем новое место для жизни. Сами понимаете, нынче надо к земле поближе держаться. А у вас тут с этим делом вроде как полный порядок. Вот Пелагея и предложила сюда приехать. Как вы относитесь к тому, что мы здесь рядом поселимся?
        Ружников задумался, потом посмотрел на Антонину, своих односельчан и махнул рукой.
        - А давайте! Вон Капля пустая стоит, есть, где селиться, будем соседями. Раз вы столько проехали, значит, люди серьёзные. Только есть ли у вас специалисты то по сельскому хозяйству?
        - Да, Пелагея вон готовый фермер с агрономическим образованием, ещё есть у нас старики огородники. Медики есть, учёные, шофёра, механики.
        - Медики? Да за одно это мы вас молоком поить будем! И учёные нам нужны, кто-то ведь должен детишек учить, иначе скатимся в дикие времена.
        - Значит, договорились?
        - Конечно же! В такое лихое время хорошим людям надо сообща держаться.
        Михаил немедленно сообщил последние новости в караван, и через пять минут колонна машин начала въезжать в деревню. Вдоль домов стояли местные жители и смотрели на большой караван. Большинство из них было радо новым людям. Все эти долгие дни тотального безлюдства оставили на лицах сельского люда свой тяжёлый отпечаток. Вслед машинам бежали вездесущие мальчишки, заливисто лаяли несколько собачонок, создавая вместе радостный шумовой фон. По договорённости с председателем они решили сегодня переночевать здесь. А уже утром выехать на другую сторону озера, и на месте изучить вопрос о полномасштабном расселении. Заозёрная Капля, в отличие от Алфимово, была большим посёлком. Там и школа имелась, и медпункт, большие гаражи бывшего совхоза, склады и другие полезные постройки. Михаил послал разведку вперёд осмотреть дорогу. С ними отправился и Валера Мурашевич, тот самый хлопец, отслуживший танкистом. Он с восхищением смотрел на амуницию и вооружение разведчиков. Похоже, ещё одним 'пионером' скоро станет больше.
        В деревне сразу стало многолюдно. Слухи о переселенцах достигли самых дальних хат. В самом же Алфимово в живых осталось около шестидесяти человек, ещё с десяток пришли позже с окрестных полей и лесов. В основном это были пожилые люди и молодёжь. Большинство взрослых ведь работали в полях или в городе, когда случилась катастрофа. Множество семей осталось без кормильцев, а дети без родителей. Обычные трагедии необычного мира.
        Местная детвора с восхищением облепила пикап с пулемётом, и от греха подальше его загнали в гараж. Местные жители поначалу были удивлены поголовным вооружением переселенцев, но когда узнали о перипетиях их путешествия, вопросы отпали сами собой. Старушки горестно вздыхали, и говорили, что при савецкой власти такого бы не было. Молодёжь же слушала рассказы караванщиков, открыв рот, и с уважением смотрела на уверенных в себе северян. Всеобщим обожанием как-то сразу стала пользоваться Ольга Шестакова. Тоненькую девушку-снайпера местные сердобольные женщины старались накормить чем-нибудь вкусненьким.
        Михаил, проходя по дворам и знакомясь с жителями, то и дело слышал за спиной 'Атаман идёт, смотри настоящий атаман'. Слухи о предводителе большого каравана с далёкого севера быстро обросли всяческими фантастическими подробностями. В них Атаман стрелял направо и налево, разил врагов и монстров пачками. Самолично поднимал товарищей в атаку и всегда побеждал.
        - 'Ну, так, пожалуй, лучше будет '- подумалось Михаилу - 'Героям народ многое прощает, а я же не ангел'.
        К вечеру все, наконец, угомонились. Женщины сообща готовили большой праздничный ужин. Мужики споро таскали подозрительно звякающие стеклом ящики. На огородах бабки рвали поспевшие овощи и зелень, по посёлку низко стелился дымок от топившихся банек. Дети носились по переулкам, взрослые торопились по вдруг появившимся неотложным делам. Водители возились с автомобилями, рядом с ними перекуривали немногочисленные местные мужички. Пожилые люди также нашли общий язык и обменивались впечатлениями. Алфимово снова забурлило жизненной энергией.
        'Пожалуй, завтра с переездом не получится' - усмехнулся вдруг Михаил, когда посмотрел на суетные приготовления к праздничному ужину. Хотя день, два уже роли не влияют. Они доехали, и этим все сказано. Люди устали от долгого и опасного путешествия, им надо немного передохнуть. Ведь впереди просто адовый вал работы. Даже не понятно, с чего и начинать.
        На широкой площадке у здания, бывшего некогда местным магазином, ставились столы и лавки. Рядом, у пылающих жаром мангалов колдовали Аресьев и местный пузатый мужичок, судя по всему, они уже нашли общий язык. Скотина семьи Мамоновых уже радостно паслась на лугу вместе с местными коровами. Сам Пётр расхаживал по местной ферме и хозяйским глазом оценивал оборудование. Складников же уединился с Ружниковым. Разговор у них, судя по всему, шёл оживлённый, ведь 'савецкие люди'. Все были заняты какими-то делами, ну а дети, дети просто носились вокруг и создавали мирный беззаботный фон.
        На душе у Михаила стало тепло. Он вышел к озеру и осмотрелся. Гладь водного зеркала отражала краснеющие в лучах закатного солнца облака. Небо здесь стелилось ниже, чем на Севере, и не было в нем той голубой с синевой хрустальности, характерной приполярному небосводу. Направо, вдали синел тенями лес. Вокруг самой деревни были широко раскинуты луга и поля. Пахло прелым сеном, какими то травами, с ярко выраженной горчинкой и яблоками. Рядом был расположен яблоневый сад. Хорошее место, чтобы расти нашим детям. Чтобы рожать новых. Чтобы просто жить! Новая Родина - Здравствуй!
        Начало сентября. Дорога на лесопилку.
        Михаил Бойко, не спеша крутил педали. Современные велосипеды позволяли без излишних усилий спокойно проезжать километр за километром. Солнце ласково согревало спину, она под легкой штормовкой уже начинала покрываться потом. Он оглянулся вокруг: слева тянулась череда опустевших полей, урожай с них был благополучно снят. Справа, за канавой, начинался редкий перелесок. Осень начинала потихоньку вступать в свои законные права, листья на деревьях желтели, краснели и потихоньку облетали. Хотя в сравнении с их холодной старой родиной, здесь еще было позднее лето. Людям еще сложно привыкнуть к словам «Новая Родина»! Катастрофа поистине галактического масштаба согнала их с насиженных мест и привела через многие испытания сюда. Ведь всего чуть больше месяца они здесь. А столько всего произошло!
        Он остановился на небольшом пригорке. Вдали виднелись развалины механизированного двора, он стоял чуть в стороне от поселка. Когда-то большое и крепкое при советской власти хозяйство, теперь не могло содержать столько техники, и мехдвор был запущен. Сейчас там работала бригада с их поселка. Они отовсюду собирали и вывозили необходимые для дальнейшей работы механизмы и технику, собираясь восстановить и само здание, и обустроить прилегающую территорию. Михаил направлялся в данный момент именно туда. Чтобы зря не гонять на ближние расстояния автомобили и не жечь бензин, «мародерщики» привезли из города целый грузовик велосипедов и раздали всем желающим.
        Бойко присел на брошенную рядом с обочиной покрышку, достал из седловой сумки флягу и промочил горло. Калашников был снят и положен рядом, Ярыгин же всегда оставался в кобуре. Веление времени - без оружия никуда. Только в жилом поселении можно было почувствовать себя в безопасности. Оба поселка охранялись дозором и ночными патрулями, они же обеспечивали и противопожарную безопасность. Пару раз именно патрули спасли жителей от большой беды, вовремя увидев разгорающееся пламя.
        Основная часть приехавшей с севера команды поселилась в Капле, кто-то остался в Алфимово. Мамоновы же обустроились в маленьком хуторе у леса, в пяти километрах от Капли. Целая неделя ушла у 'беженцев' на новоселье. Созданная аз актива комиссия распределяла жилые дома, и все равно они заняли меньше трети свободных зданий. Люди старались выбирать жилища с автономным отоплением, колодцами или скважинами. Здание бывшего сельсовета они решили использовать аналогично, для общего правления и собрания там же актива. Школа и бывший фельдшерский пункт также заработали по назначению, сейчас там решали вопрос с отоплением. Одновременно с заселением пришлось заниматься и уборкой урожая. Окрестных полей оказалось больше, чем едоков. Для ускорения процесса уборки использовалась найденная по наводке местных жителей разнообразная техника. Современные немецкие картофелеуборочные комбайны, плюс многочисленные трактора белорусского и иностранного производства помогли достаточно быстро засыпать в бункера огромный урожай картошки и прочих корнеплодов. Для складирования пришлось использовать и хранилища окрестных
сельских хозяйств. На еду уйдет, хорошо, если одна пятая часть урожая, а остатки они решили пустить на переработку или обмен. Инженерная мысль уже билась над проблемой топлива, и отличным заменителем бензина был признан пищевой спирт. Ну, и у мужчин появилась своя мысля, про использование энного производного. Правда, они пока не представляли, как будут перегонять спирт, но надеялись на помощь белорусских инженеров. В Орше, по слухам, сложилась небольшая индустриальная община, имеющая в своем распоряжении и технику, и квалифицированный персонал.
        Сама страда прошла на удивление слаженно, без лишней суеты. Три недели, не покладая рук, приезжие и местные люди убирали овощи, готовили соленья и консервацию, благо большой опыт оного имелся у северных огородников. «Мародерная команда» в это время спешно занималась поиском и доставкой всевозможных «ништяков». Мародерщики всегда действовали в связке с разведкой, и уже два раза привозили в поселок попавшиеся им по пути группы выживших людей.
        Первыми они обнаружили людей, эвакуировавшихся с Гатчины. Всего 56 человек во главе с отставным капитаном второго ранга Андреем Ивановичем Подольским. Судя по их рассказу, в Питерской области Катастрофа проходила небывало страшно. Там прошла и увиденная в видеороликах черная стена, и огромные воздушные воронки, страшные смерчи, и даже небольшое землетрясение. Выжили в этом бедствии только жители крайнего квартала города. У них изрядно потрясло дома, но наибольшие разрушения принес ураганный ветер. Довольно-таки быстро у выживших людей образовалась инициативная группа, и стала наводить некое подобие порядка. Выжили всего более ста человек, в основном пожилые люди и дети. Большинство взрослых находилось в этот момент на работе в городе. Кавторанг вместе с выжившим оперативником криминального отдела Ильей Вязунцом составили костяк этой инициативной команды. Потрясенные чудовищной бедой люди поначалу быстро соглашались на их предложения и указания. Ведь большинство из граждан уже привыкло, что их проблемы обычно решает кто-то другой, а не они сами. После первоначального обуздания стресса и истерики
пришлось срочно решать вопрос с отъездом из разрушенного города. Жить нормально в нем не представлялось возможным. Но далеко не все из выживших людей на этот переезд согласились. Часть стариков-одиночек и группы откровенных маргиналов захотели остаться в Гатчине. Тогда же и произошел первый конфликт активистов с шайкой молодых наркоманов, дело даже дошло до стрельбы и у них погиб один из пенсионеров. А наглых молодчиков пришлось просто перестрелять. Хорошо, что Вязунец сразу сообразил обзавестись оружием, а в группе выживших нашлась пара отслуживших в армии мужчин. Иначе этот конфликт мог закончиться еще большей кровью и проблемами. Слабых в новом мире никто защищать не собирался. Воцарился древний культ Сильного кулака.
        Выбраться из самой Гатчины оказалось делом непростым. Людям пришлось пробираться через многочисленные пробки и завалы, многие здания были основательно разрушены, поэтому передвижение шло в основном пешком. По захламленным улицам проходили только мотоциклы, их они активно и использовали в разведке. Уже на трассе эвакуировавшиеся люди подобрали подходящие автомобили и отъехали чуть южнее города, где разместились в садовых участках. А через неделю в округе начали появляться странные животные. Дикие озверевшие псы растерзали одного ребенка и сильно покусали женщину, бросившуюся ему на помощь. Оставаться здесь стало просто опасно, поэтому Подольский предложил уехать дальше на юг, у его бывшей жены имелись родственники под Смоленском. Разведка в сторону Петербурга не выявили там ни следов выживших, ни действий каких либо спасательных служб. Сама северная Пальмира оказалась сильно разрушена, в ней бушевали ужасные пожары, часть города была затоплена.
        Вязунец также поддержал кавторанга, сам он был родом из Беларуси. Но с ними согласилась уезжать только половина выживших, это были самые молодые и пенсионеры с детьми. Еще две недели ушли на сборы и приготовления, и пять дней на дорогу. Двигалась команда выживших через Лугу и Великие Луки, в дороге особых приключений с ними не произошло. В каком-то поселке они подобрали брошенного котенка, провели там интенсивные поиски, но больше никого из живых найти не удалось. Несколько раз люди видели живых птиц, это давало надежду, что и люди также могли выжить. Обосновались Гатчинские на окраине Смоленска, и с большим удивлением на второй день по приезду услышали шум двигающихся автомобилей. Опытный опер быстро обнаружил команду «мародерщиков», которые под прикрытием разведчиков потрошили склады. Его насторожило отличное вооружение и слаженность действий этой команды. Он принял их поначалу за военных, да не простых вояк, а какой то спецотряд. Кавторанг же оказался специалистом по РЭБ, используя привезенную с собой аппаратуру, он смог подслушать переговоры «мародерской команды». И очень сильно удивился,
когда услышал характерные архангельские словечки. Какое-то время ему пришлось прослужить в Северодвинске, и он отлично помнил это северное наречие. Подольский поспешил вписаться в переговоры чужаков. Разведку в этот день возглавлял Витя Хазов. Он быстро сориентировался в обстановке и назначил встречу. На ней стороны быстро пришли к соглашению, и пара переговорщиков от Гатчинских уехала сразу к Бойко.
        И уже к вечеру команда из окрестностей Питера подъезжала к самой Капле. Половина Гатчинских беженцев состояла из маленьких детей и их молодых мам, у большинства мужья пропали в катастрофе. Многие малыши по этой же причине вообще остались без родителей, только дедушки и бабушки. Были и полные сироты, тех сразу усыновили. При таком количестве детей в поселке остро встал вопрос с детским садиком, и люди срочно начали его обустраивать. Всех вновь прибывших заселили в пустующие дома, благо, их было достаточно. Мужчин вооружили и приписали в ополчение. Подольский был приятно удивлен атмосферой оптимизма и добрососедства царившей в поселке и быстро вошел в новое сообщество.
        После новоселья в Капле Михаил попросил назначить общий сбор населения для выборов, но его отговорили, решив организовать всеобщий сход после уборки урожая и встречи с белорусами. А пока люди назначили исполнительный совет в составе самого Бойко, Ольги Туполевой, Татьяны Тормосовой, Прохора Ивановича Замятного и Ружникова Ивана Васильевича. Вскоре к ним присоединился и Подольский, как представитель Гатчинской группы. Михаил втайне надеялся увильнуть от руководящей должности, но его так и оставили в атаманах. Хотя, имея в помощниках опытных и компетентных людей, руководящая работа оказалась не так уж страшна. Постепенно он втянулся в новую для себя роль, у местных жителей и Гатчинских быстро набрал авторитет. Один их переезд с далекого Севера, да боевые стычки с бандитами и людьми из спецслужбы чего только стоят.
        Подольский возглавил группу связи и информации. Так они обозвали тех, кто работал с Максимом Каменевым, занимался поиском и обработкой необходимой информации. Плюс на них же повесили организацию связи. Группа использовала оставшуюся с прежних времен древнюю местную проводную телефонию. Связисты в дополнение протянули новые кабеля по обоим поселкам. Специалисты смонтировали маленькую АТС и серверную, и теперь у них работала как телефонная связь, так и местная локальная сеть. Благо компьютерной техники в городе было еще завались, поэтому с аппаратурой проблем не возникало. Каждый вечер генераторы подавали ток в поселки, в это время можно было посмотреть фильмы, покопаться в ноутбуках, зарядить аккумуляторы. В остальное время электричество на постоянной основе подавалось только в правление, на ферму и в узел связи. С началом учебного процесса в школе планировалось электроэнергию подавать и туда.
        Нашлось рабочее место и гатчинскому оперу, Илью Вязунца сразу назначили шерифом округа. Именно так и обозвали эту должность, не мудрствуя лукаво. А зачем изобретать велосипед? Действовал он в связке с группой разведчиков «Пионер», которую так и возглавлял Евгений Потапов. Разведчиков в подчинении лейтенанта воздушно-десантных войск было поначалу шестеро: Ярослав Туполев, Сергей Носик, Виталий Хазов, Иволгин Семен, Тимофей Мамонов и к удивлению многих Ольга Шестакова. Эта амазонка с русой косой на местных жительниц произвела самое яркое впечатление, а парней просто поразила наповал. Никто из обоих поселков не стрелял так метко как она. Даже Складников признал в северянке истинного снайпера и лично взялся натаскивать девушку, в стрельбе он и сам понимал толк. Чуть позже в команду разведки влились те самые два хлопца из Алфимова: Валера Мурашевич и Иван Трапезников.
        Временный совет всех здоровых мужчин и добровольцев - женщин приписал в ополчение, разбил его на десятки, которые возглавили наиболее опытные люди. Боевой подготовкой ополченцы занимались регулярно. Это были и стрельбы, и тактика, и рукопашный бой. Основными инструкторами работал лейтенант Потапов, бывший морпех Александр Пономарев и подполковник госбезопасности Мартын Петрович Складников. Временами на занятия подъезжал и старший Мамонов, в его хозяйстве работы было выше крыши. Но регулярная служба не мешала бойцам разведки помогать и в уборке урожая, и в «мародерке». Местное «начальство» также подставляло плечо под мешок, выдергивало морковку, или таскало на вилах навоз. Каждый житель их общины был обязан отработать на поле или ферме определенное количество часов. Освободили от «кормовой повинности» только врачей и воспитателей в детском саду. Михаил и сам активно участвовал, как и в уборке, так и в поездках в город, брал ночные дежурства, в которые помимо разведчиков ходили все ополченцы по очереди. Люди окончательно взяли свою безопасность в свои же руки, надеяться сейчас было не на кого.
        Смешанное из различных социальных и возрастных групп население поселков как-то быстро само собой разбилось на рабочие бригады, по специальности или по желанию. Люди то все больше были взрослые и самостоятельные, такие не пропадают. И приезжие, и местные перемешались друг с другом, и нашли общий язык. Северные огородники-пенсионеры работали в тесной связке с алфимовскими аграриями. Их необычные для местных жителей советы позволили до сих пор собирать огурцы и помидоры в специально построенных для осенних погодных условий парниках. Пригодились в хозяйстве и оригинальные рецепты консервирования и засолки овощей. Но и самим северянам в диковинку были обширные местные поля с овсом и фуражной пшеницей. В двадцати километрах от Алфимово на полях выращивали даже лен. Что делать со всем этим богатством пока никто не представлял. Если у себя рядом кое-как они смогли убрать фуражное зерно, и теперь понемногу занимались его обработкой и закладыванием на хранение, то остальное великое множество гектаров так и осталось на полях.
        На Ружникова было больно смотреть, когда они проезжали мимо этих неубранных навин. Его в совете поставили руководить именно аграрным сектором. Бывший директор совхоза составлял список необходимых работ, следил за их выполнением. В ближайшие годы голодные зимы им точно не грозили, но задел на десятилетия вперед, осуществлять нужно было прямо сейчас. Необходимо распределить правильно поля, огороды, луга, ну а главной заботой у Ивана Васильевича стала ферма. Ведь первое, что пропало со столов выживших, это было свежее мясо. Скотину в деревнях уже давно не держали, в Алфимово остались только десяток коров и десяток же телков, да дюжина лошадей и бычок-производитель, которые находились на момент Катастрофы на ферме. Плюс животина, привезенная Мамоновыми, и небольшое количество курей по домам. Поэтому советом было принято волевое решение скотину пока не трогать, и все внимание обратить на ее дальнейшее разведение. Ферма срочно реконструировалась, люди находили и устанавливали туда самую современную технику, даже видеокамеры в стойлах появились. Каменев продумывал специальное программное обеспечение,
чтобы автоматически подавать корма, разрабатывались самые лучшие кормовые смеси, чтобы и привес был, и для здоровья буренок польза. Коровник всегда был обеспечен электричеством, водой и кормами в первую очередь. А особенно Ружников пестовал и холил своих коников.
        - Вот скажи, Михаил Петрович, что делать то будете без бензина? Мотор ведь не поедет без еды. А коник овса поел и пошел работать в поле, и телегу с урожаем или дровами привезти? А зимой по снегу? Али тропка, какая в лесу, коник то везде пройдет. Плюс отходы, так сказать производства, в удобрения превращаются. Ох, еще бы для разводу найти кого… - Иван Васильевич мечтательно смотрел в небо - возродим коневодство, излечим, считай, полбеды.
        Бывший директор как-то быстро сошелся с Мамоновыми. Те решили поселиться неподалеку на маленьком хуторе, принадлежавшем когда-то зажиточному фермеру. Ферма разорилась, но строения и хороший бревенчатый дом остались. И теперь уже Мамоновы с северной основательностью готовились к предстоящей зимовке. Новоявленные фермеры не отказывали ни в помощи, ни в советах по ведению хозяйства. Пелагея с Иваном Васильевичем вместе составляли реестр полей и намечали план для будущих посевов. Тут очень пригодилось агротехническое образование северянки. Сами же Мамоновы решили подналечь на животноводство и птицеводство, обещая вскорости обеспечить детей молоком и свежим мяском. Михаил с друзьями помогали хуторянам в обустройстве и поиске нужного оборудования, а в дальнейшем рассчитывали организовать подобие товарного обмена.
        Татьяна Николаевна Тормосова и Зинаида Васильевна Замятная организовали небольшую группу по поиску и записи информации, относящейся к сельскому хозяйству. Здесь им помогали все. Ведь выживание их маленького человеческого сообщества зависело теперь от способности получать дары природы непосредственно от земли. И накопленные за тысячелетия знания очень могли пригодиться. А земля Смоленщины была благодатна: хорошие почвы, умеренный климат, приличная дорожная сеть. Здесь можно было жить!
        Для обеспечения поселений всем необходимым была продолжена деятельность «мародерской» команды. Ее все также возглавлял Матвей Широносов. Он привлек в команду Марину Кустову и несколько мужиков из местных. Его компаньон Андрей Великанов на поверку оказался вполне нормальным парнем. Внешний гламурный лоск с него уже сошел, он даже вспомнил рокерскую молодость и набрал в городе для своей будущей группы множество музыкальных инструментов. Правда, дисциплина в группе поисковиков несколько хромала, хотя Матвей старался держать товарищей в узде, но не всегда это получалось.
        Широносов развернулся широко, когда большинство остро требуемого было, наконец, найдено и доставлено из города, он начал масштабное прочесывание Смоленска и окрестностей, составляя подробную карту с обозначениями складов, магазинов, предприятий, и описание товаров, оборудования лежащих там. Время от времени на совете всплывали новые запросы, и выезжать на 'мародерку» можно было уже не вслепую. Действовали «мародерщики» до сих пор совместно с разведчиками, для общей безопасности. Хотя в места поближе к Капле они выбирались и самостоятельно. Поисковики здорово за это время подтянули свою боевую подготовку, и в распоряжении Бойко оказалась практически готовая вторая военизированная команда.
        «Мародерщики» первым делом дотошно обшмонали райотделы полиции. Кроме множества укороченной версии Калашниковых там было найдено три десятка пистолет-пулеметов, пистолеты Ярыгина, бронежилеты и спецсредства, а также необходимые для учебы боеприпасы. Правление смогло теперь вооружить до зубов всех взрослых жителей обоих поселков. Да и даже подросткам немало перепало, ни кого уже не шокировало боевое оружие в их руках. В последнюю неделю поисковики целенаправленно занимались поиском оборудования, необходимого для отопления и выработки электричества, ведь впереди была долгая русская зима.
        Все друзья Михаила как-то сразу оказались при деле. Николай Ипатьев стал кем-то вроде старшего механика. Он занял помещения бывшего мехдвора и теперь по-хозяйски реконструировал его под нужды поселенцев. Двор они решили расширить и построить еще несколько ангаров. Благо техника и материалы теперь были не проблемой. С города и окрестностей рабочими команды мехдвора были доставлены грузовики разных мастей, экскаваторы, краны, фронтальные погрузчики, бульдозеры, грейдеры, станки и инструменты. Николай же и пересадил всех с джипов на маленькие экономичные машины и скутера, ибо «нефиг тратить драгоценное нынче топливо». Для зимнего сезона они уже нашли и доставили на мехдвор снегоходы и сани. Еще одной проблемой оказалось сохранение топлива. Ипатьев нашел в окрестностях города несколько старых крепких цистерн, они вырыли в полукилометре от поселков несколько ям, установили емкости туда и оградили местность сетчатым забором. И теперь в распоряжении общины имелось 60 тонн солярки и 35 тонн бензина, это не считая двух 30 тонных бензовоза, которые действовали как разъездные заправщики.
        Поисковикам же дали задание найти и отметить на карте все окрестные бензохранилища. Специалисты подсчитали, что свои потребности на зиму они с лихвой уже закрыли. Теперь вставал вопрос о сохранности топлива, ведь время шло, а бензин от этого лучше не становился, чай не коньяк. Но совет решил, что глобальные вопросы можно начать обсуждать после страды, а на данный момент более актуальна была подготовка к зиме. И пока не выпал снег, все усилия направлялись на поиск и вывоз всего необходимого для жизнедеятельности обеих поселков.
        Сергей Туполев и Толик Рыбаков вместе с парой мастеровитых местных мужиков Иваном Млечным и Петром Таратайко организовали строительную бригаду. Она не имела постоянного состава, время от времени бригадира привлекали к работе других людей, как и имеющих квалификацию, так и в качестве грубой физической силы. Бойко сам не раз помогал таскать мешки с цементом и сооружать опалубку для фундамента, благо получил большой опыт еще в студенческие годы, работая каждое лето в стройотрядах. В советское время большинство новых хозяйственных построек в сельской местности строили именно шабашники и стройотрядовцы. Между прочим, студенты в течение горячих летних месяцев могли вполне заработать себе на поездку в Гагры или Коктебель, да и зимой отчасти жить на эти деньги. Только у отчаянно ленивых студиозов и маменькиных сынков денег никогда не было.
        Сейчас эта стройбригада активно помогала в реконструкции мехдвора. Также ею возводились складские ангары из найденных в Смоленске материалов, так как складывать вывозимое «мародерщиками» уже было просто некуда. Рядом со складами рабочие готовили котлован под ледник. Холодильники содержать сейчас было накладно, и поэтому они решили натаскать зимой льда, и устроить подземное холодильное хранилище по опыту прошлого. А пока часть выловленной рыбы коптилась и вялилась, часть съедалась сразу же. Да пока и всевозможные консервированные деликатесы типа копченых миног или гребешков на столах не переводились. Смысла запасать огромное количество консервов совершенно не было, большинство из них имели очень ограниченный срок хранения. Новоиспеченные выживальщики со смехом вспоминали недалекие фантастические произведения, где через 20 лет после ядерной войны и, бензин, слитый с бензобаков, можно было использовать, и консервы старинные кушать, а оружие стреляло безотказно любыми найденными патронами. «Ох уж эти сказочники!»
        Группа Тормосовой как раз все это время была занята сбором информации о правильном хранении продовольственных товаров. Ведь даже крупы и мука долго ведь не сохраняются, максимум два года, а многие и того меньше. Те же хлопья быстрого приготовления надо съесть в ближайшие полгода. С консервами ситуацию чуть лучше, хотя большинство из них следует употребить в течение полутора лет, ну а хорошие мясные, смазав солидолом и положив в ледник, могли бы пролежать гарантировано 5 лет, а возможно и больше. «Мародерщики» как раз сейчас активно искали склады МЧС, где возможно на складах имелось именно долгоиграющее и энергетически емкое продовольствие. Овощами же община запаслась в этом году с большущим запасом. Местные сады дали хороший урожай яблок и ягод, а в местных лесах, как старожилы, так и северяне собрали много грибов на засолку. Зачастую между ними возникал спор - годится такой гриб на еду или нет? Традиции в большой стране были разные, в одних местах такие грибы спокойно варились, в других за поганки считались. Северяне оказались к своему удивлению людьми избалованными. Продовольственной базой
взялась заведовать Ольга Туполева. Она быстро подобрала себе крепкую хозяйственную команду, из наших туда вошли Лена Ипатьева, обе подруги братьев Михайловых и Марина Аресьева. Надежда Рыбакова заведовала складом всевозможных необходимых для домашнего хозяйства вещей, бытовой химией, например.
        Юра Ипатьев с братьями Михайловыми занялись, естественно, своим любимым делом - автомобилями. Вместе с поисковиками они мотались по окрестностям, находили и привозили необходимую в дальнейшем технику, вместе ее осваивали. Один экскаватор они даже в процессе учебы умудрились угробить, но работать на нем все-таки научились. Вместе с Николаем и местными водителями, а потом и просто с примкнувшими работягами, они постепенно осваивали мехдвор, безотказно помогали в уборке урожая, в многочисленных перевозках и рейдах. Ружникову очень понравились трудолюбивые и спокойные северяне. Он ожидал увидеть городских пижонов и белоручек, а на поверку вон оно как вышло!
        Дарья Погожина уверенно взяла в свои хозяйственные руки столовую. Чтобы не занимать лишний раз домохозяек, совет решил восстановить здание бывшей колхозной столовой. Они сделали быстрый косметический ремонт, из города доставили современное оборудование и утварь. Столовая была в числе объектов, куда днем в обязательном порядке подавалось электричество. Пока ее работники использовали для приготовления пищи газовые баллоны, как будут потом обходиться, этот вопрос пока оставили на потом. Запасенного газа должно было хватить на всю зиму, позже планировали оборудовать специальное хранилище именно под газовые баллоны.
        Жена Михаила Нина занималась своим делом. Вместе с Мелентьевой Натальей Федоровной и ее дочерью Ириной они организовали медицинский пункт, постепенно превращающийся в небольшую клинику. Туда завезли самое современное оборудование, да и с лекарствами также проблем пока не возникало. К ним присоединилась местная девушка Алина Еремеевская, она училась в мединституте на третьем курсе и вместе с Сергеем Носиком и Аней Корзун стала стажером - медиком. То есть помимо исполнения других обязанностей, эта троица постоянно занималась обучением врачебному искусству. Параллельно медиками проводилась научная работа по внедрению методов народной медицины. Хотя может быть, в дальнейшем некоторые лекарства они смогут выпускать и сами, квалифицированные химики в общине имелись.
        Еще одной большой заботой Совета стала организация школы. Благо здание под нее в поселке Капля было, и неплохое. В местную школу ходили дети со всей округи, часть из них даже привозили на автобусах, закупленных по общегосударственной программе. Здание оказалось во вполне хорошем состоянии, недавно с ремонта, оставалось решить проблему с отоплением школы. Сейчас доморощенные специалисты были заняты установкой бойлера, работающего на соляре. Часть помещений решили пока не отапливать, остальные же к зиме готовили основательно. С города привезли новые пластиковые стеклопакеты, двери, в каждом классе и кабинете был установлен свой терморегулятор. Ночью температуру в помещениях можно было снижать, а утром сторож будет включать нагрев на полную, и к приходу детворы в помещениях должно было быть тепло. Детей из Алфимова решили доставлять тем самым школьным автобусом, зимой все равно эту дорогу придется постоянно чистить, одну из немногих. А на крайний случай в общине есть Камаз-вахтовка, он и по сугробам спокойно проползет. Директором школы стала Елена Перова. Она была волевой и правильной женщиной, и
сына смогла воспитать настоящим мужчиной. Каким был и его отец, погибший десять лет назад в схватке с отморозками, насиловавшими девушку. Перова сама подбирала необходимые для школы кадры. Из Зеленоградских беженцев в преподавательский состав также вошли Ирина Владимирова - отличный дипломированный химик. Помимо самой химии она взялась преподавать еще биологию, пополам с Ириной Мелентьевой. Сама же Перова по специализации являлась математиком, но решила преподавать ее только в старших классах, как и физику. Просто она не представляла, как этому учить младшеньких, все-таки она была научным работником, а не учителем. За это дело уже взялась Лариса Пономарева, по первой специальности как раз учитель математики. Русский язык и литературу преподавать в школе будет Диана Викторовна Корчук, а за историю взялся сам Михаил Бойко. Он очень увлекался ею с детства, и был ходячей исторической энциклопедией, чем друзья зачастую пользовались.
        Как-то вечером за общим столом разгорелась целая дискуссия о том, как построить нынешний образовательный процесс. Раздались предложения, что полезно увеличить количество именно практических занятий. Ведь каждый что-то хорошо умеет делать, и почему бы не поделиться знаниями с подрастающим поколением? Поэтому в школьную программу ввели уроки агрономии, огородничества, животноводства, шитья и вязания. Мужчины предложили помощь в обучении вождению и ремонта автомобилей, а также и другой техники. Не оставили стороной и компьютерную грамотность, и азы знаний по радиотехнике. Все собравшиеся сошлись во мнении, что теоретическая подкованность и практические навыки должны сочетаться с хорошей физической подготовкой. Пономарев и Потапов решили использовать маленький школьный спортзал по полной программе, а к зиме завести комплекты лыж для учеников и прочего спортинвентаря. Татьяна Тормосова предложила свою оригинальную методику закаливания. Она каждое утро обливалась холодной водой, приучила к этому свою дочку и знакомых. Здоровье у женщины было железное. Уже в поселке к ней присоединился сам Бойко, а потом
стали участвовать в обливании другие жители. Ну, и что естественно для новых условий жизни, старшеклассники осваивали в полной мере военное дело. Благо, грамотные учителя у них имелись. Некоторые из старших ребят даже помогали в патрулировании поселков.
        И юноши и девушки ходили в поселке, как и взрослые, вооруженные пистолетами. Выезжая куда-то из поселка по делам, они брали с собой закрепленные за ними карабины или укороты Калаша. Два раза в неделю в поселке старались проводить общие учебные стрельбы, а по выходным сборы ополчения. Их отменили только на время страды, люди были нынче острым дефицитом. Никто пока не жаловался на такой распорядок. Дорога, полная опасных приключений, показала, что военная выучка нынче необходима каждому. Активнее всех занимались боевой подготовкой беженцы из Зеленограда.
        Наталья Печорина была нынче временным помощником шерифа и возглавляла свой ополченческий женский десяток. Она взяла по сложившейся новой традиции под свою опеку юную Милану Короткову, до той поры пока той не стукнет 18 лет. Милана уже сумела подружиться с молодыми северянами и проводила с ними почти все свое время. Она, удивительно для девушки, прекрасно разбиралась в радиотехнике, и Подольский обещал взять ее в свою команду, после соответствующей подготовки, разумеется.
        Местные, алфимовский люд, пока от нового порядка жизни отбрыкивались, они даже от обязательной военной подготовки старались увильнуть. Жареный петух их еще не клевал. Но Михаил потихоньку закручивал гайки, а Ружников ему активно в этом помогал. Он-то был человеком старой закалки, знал, что без дисциплины и порядка жизни нормальной нет.
        Вообще, не сказать, что складывалось в отношениях между различными группами людей все так уж гладко. Случались и мелкие бытовые конфликты, ссоры, недопонимания. Где-то обходилось уговорами, а где-то… Шерифу пару раз пришлось применить силу и «горячих хлопцев» посадить на ночь в карцер. Одной скандальной семейке из Гатчины был даже поставлен ультиматум - или живете по нашим законам, или уматывайте. Главе этой семьи удалось умерить свой гонор, ну а вскоре его закрутила вереница срочных забот. «Работа лечит «- говаривал Иван Васильевич - «Или в могилку сводит» - добавлял потом с усмешкой. Из круга их друзей выпала только Светка Мальцева. Неожиданно для всех она вместе с северодвинцем Николаем Синицким поселилась в Алфимово. В совместных посиделках их компании участвовала редко. Решила начать новую жизнь, дай Бог. Все они тут начинали новую жизнь!
        Гости из Родников
        Михаил загасил сигару об каблук, не спеша встал, размялся и сел на велосипед. Постройки мехдвора находились уже неподалеку. Первым его встретил Искрин Виталий Фомич, алфимовский мужичок средних лет. Крепкий, жилистый, из простых шоферюг, он работал в пригороде Смоленска заведующим небольшого гаража. Родовой дом в Алфимово стал для него уже чем-то вроде дачи, и в день Катастрофы он находился в нем. Теперь же Искрин выбился в заместители Ипатьева. Мужик спокойный и основательный, разбирался в любой технике, имел большой опыт хозяйствования.
        - Доброго дня, Петрович - поприветствовал он атамана и протянул потемневшую от въевшегося масла руку - Какими судьбами?
        - Да вот, должен Саня Пономарев подъехать. Ты в курсе, что он с Серегой Туполевым пилораму запускает?
        - Знаем. А что, хорошее дело! Лес у нас еще есть, будет что пилить.
        - Еще бы столярку сообразить.
        - Петрович, погодь, всему свое время. Сейчас пока и готового изделья полно.
        - Что у вас с третьим корпусом?
        - Николай поехал за сайдингом, к вечеру привезут. Пока направляющие ставим, думаю, дня через три здание будет готово. Сейчас Максим проводку делает. Привезли пару промышленных генераторов, так что гараж будет с автономным электричеством. На свет пустим светодиоды, они экономные. Когда станки не нужны будут, генераторы табаним и пользуемся аккумуляторами. Нечего топливо разбазаривать!
        - Ну что ж, отлично, Виталий Фомич. Очень рад за вас. Теперь все силы бросим на ледник?
        - Да Николай чего-то еще там мутит, уже и Туполев приезжал, ругался с ним.
        - Ладно, вечером разберусь. А вот, похоже, Санек едет.
        Бойко посмотрел на дорогу. Там пылил внедорожный вариант Сузуки-Самурая, он использовался разведчиками. Японская машина лихо подкатила к воротам, резко остановилась, и из нее выскочил взмыленный Ярослав Туполев - Михаил Петрович, вы, почему на вызов не отвечаете? А мы обыскались вас.
        - Вот черт! - до Михаила только сейчас дошла беспокоившая его странность, за последние два часа ни одного вызова по рации не было. Он быстро ее достал, так и есть - сел аккумулятор - Да что ты будешь делать! Заменить его нужно, быстро чего-то стал дохнуть. А что за срочность Ярик?
        - Так наши обнаружили колонну выживших с Подмосковья. Лейтенант уже там, переговоры ведет. Сейчас туда все правление подтягиваем.
        - Ничего себе, вот это новость! Много их?
        - Ну, где-то за сотню, может и двести, короче много. Говорят, в тех местах много выжило, но появились проблемы…
        - Я уже догадываюсь какие. А где они сейчас?
        - На заправке перед поворотом с М-1 в нашу сторону. Хорошо, что пост сегодня выставили, а то они дальше собирались ехать.
        - Морпех там?
        - Уже выдвинулся. Залезайте в машину, нас ждут.
        Бойко по-быстрому попрощался с Виталием Фомичом и нырнул на пассажирское сиденье. Через полчаса быстрой езды по не очень ровным дорогам, они подъезжали к заправке. Еще издалека стала заметна вереница автомобилей и автобусов. Буханка разведчиков соседствовала с джипом «мародерщиков», чуть в стороне стоял пикап с ДШК, сам пулемет был накрыт чехлом. 'Это хороший знак' - мелькнуло в голове Михаил. Тут же находился серый Опель Ружникова.
        Ярослав по своей привычке лихо подкатил к площадке и так же лихо развернулся. Михаил вышел из машины и огляделся. Возле самого здания кафе стояли разведчики, Ружников, Складников и группа незнакомых мужчин в дорогой, как говорят, брендовой одежде. Напротив кафе, рядом с заправкой на другой стороне трассы, стояла колонна из пяти дорогих джипов и трех больших туристических автобусов Мерседес. Возле вереницы автомобилей стояло множество людей, в основном молодые женщины и дети. Наметанным взглядом атаман отметил отсутствие вооруженного прикрытия и некоторую общую расхлябанность участников этого каравана. Разведчики же с «мародерщиками» напротив, грамотно стояли полукругом, не перекрывая друг другу сектора обстрела. Оружие у них находилось спереди, на руках, в секунду готовое к применению. Пономарев находился у пикапа, сдернуть брезент и передернуть затвор пулемета, для него было минутное дело. Ольги Шестаковой не наблюдалось - значит, где-то сидит в секрете. От кафе атаману замахал рукой Потапов и Бойко двинулся прямо к нему.
        - А вот и наш атаман, знакомьтесь - представил его лейтенант вновь прибывшим выживанцам.
        - Михаил Бойко, местный главный - протянул руку Михаил.
        - Эдуард Пачин - ответил коротким пожатием крепкий здоровяк, по-модному одетый в мягкую кожанку с меховым воротником и с наголо бритой головой. На вид лет ему лет пятьдесят, хорошая брендовая одежка, с золотыми часами на запястье, поверх куртки висела простая разгрузка, на плече Вепрь-Молот.
        - А я Николай Митин - поздоровался следующим высокий худощавый мужчина. Одет он был в иностранный камуфляж, вооружен полицейским укоротом. Михаилу не очень понравился его взгляд, тяжелый какой то и подозрительный, сами же глаза у Митина старались смотреть куда-то вбок, а не на собеседника.
        - Петр Мосевский - небрежно сунул руку высокий и крепкий паренек лет двадцати. Тактическая куртка, высокие берцы, перстни на руках, на лице стильные, солнцезащитные желтые очечки. Его модная прическа и куртка здорово контрастировала с набитыми костяшками на руке и армейским АК-74 с пластиковым прикладом. «Странный паренек» - подумалось Михаилу.
        Позади поздоровавшихся с атаманом приезжих стояли несколько мужчин быковатой наружности, видимо охрана. Тут и фланировали несколько девушек, одетых также по-модному и в меру блондинистых. Их представлять вообще не стали.
        - Михаил Петрович - вперед выступил Складников - Мы уже накоротко побеседовали с представителями данной группы. Они все беженцы с пригородов Люберцев. В основном жители коттеджного поселка «Родники». Есть еще присоединившиеся к ним группы людей с других населенных пунктов Подмосковья. В их районе вообще оказалось много выживших, и они поначалу вполне удачно стали обустраиваться. Но потом возникли знакомые нам проблемы.
        - Люди в черном?
        - Ну, где-то так - Пачин при разговоре резко и характерно жестикулировал - и с этими уродами не удалось договориться. Больно дерзкие, и при хорошем оружии. А мы же не «сапоги», для войны не обучались. Гопоту простую и чуреков прижали, а эти ' в черном' крепкие орешки. Вот и решили свалить подальше оттуда, иначе хана была бы нам. Под этих «черных» ложиться не хотелось, больно стремные чебурашки.
        - Все уехали?
        - Ну, кто хотел, тот и собрался. У нас же бабы в основном остались, мужчины на работе были, когда Писец то пришел. Ну, мы и резко за ночь снялись, за каждым некогда бегать было. Любителей халявы также насильно не тянули, нам и своих проблем хватает.
        - Понятно. Какие планы?
        - Да тут ваши рассказали в целом, какие у вас тут расклады. Удачно вы присели, атаман, как я погляжу. Да и пацаны вы, похоже, вполне деловые, так что я не прочь к вам присоединиться. Как вы на это смотрите, атаман?
        Михаил взглянул на лысого делового человека, кипящего энергией, и кивнул.
        - Давайте, проедем в сам поселок. Там и определимся, да и поговорим по-хорошему. Иван Васильевич, распорядитесь на счет обеда в столовой. Все сразу не влезете, будем в две смены кушать.
        Пачин без лишних слов двинул в голову колонны и сел в большущий красный Додж. Его сопровождали двое «быков» и фигуристая девица в кожаной куртке. Худой как трость Митин отошел в сторону и стал что-то выкрикивать в рацию, похоже, он тут, похоже, за управляющего. Михаил чуть замешкался и взглядом подозвал к себе Складникова.
        - Ну что скажете, полковник? Интересные экземпляры к нам пожаловали.
        - Да не говорите, Михаил Петрович. Вы также заметили?
        - Вы уже поговорили с ними? Что скажете?
        - Пока мы узнали только версию их руководящего состава. И сдается мне, что она далеко не полная. Пачин этот ох как не прост. Он в прошлом крупный бизнесмен, даже депутат, и тут тоже сумел подмять под себя людей. Митин же вроде как простой исполнитель, но больно грамотный для обычной шестерки. В крупном банке руководил отделом кадров, а это достаточно серьезная должность. Что-то типа нашего советского «первого отдела», бизнес-контрразведка.
        - Хм, коллегу увидели, полковник? - Михаил не удержался от подколки.
        - Да нет, скорее противника, больно скользкий товарищ. А прыщ молодой, тоже сынок чей-то, но резкий как понос. На простого мажора парень не очень похож, и вроде, как и Пачину полностью не подчиняется. Да и вообще, как я успел глянуть, в их караване люди разные. Видите вон тех парней около машины-вездехода?
        Михаил посмотрел в конец колонны, там стояла довольно-таки странная машина. Здоровая, высокая, с большими зубастыми колесами, но размером с микроавтобус. Около нее находились несколько молодых парней и девчонок, хорошо вооруженных, но в разномастной одежде. Вели они себя независимо, на подошедшего к ним Митина одна из девушек прямо окрысилась. «Интересное дело» - отметил атаман.
        - Вы позже ведь поговорите с людьми поподробнее? - Михаил хитро посмотрел на бывшего особиста.
        - Потихоньку, между делом, Михаил Петрович - Складников улыбнулся - к вечеру будет, что вам доложить.
        - Ну, вот и договорились. В кои веки ваша спецуха пригодится - Бойко закончил разговор и пошел к буханке разведчиков. А Складников хмуро глядел вслед ушедшему атаману, похоже, пока доверительные отношения у них не складывались. Перебить атаманский авторитет было невозможно, а у ихнего вожака какой-то давний пунктик по отношению к гэбистам. Придется много поработать, чтобы войти в доверие к Михаилу.
        Проехав ферму и Алфимово, потом вдоль берега озера, они подкатили, наконец, к Капле. Там их уже встречали оживленные жители поселка. Хмурые и недоверчивые лица вновь прибывших людей резко контрастировали с улыбками и уверенностью старожилов. Командиры быстро разобралась с парковкой автомобилей, детей и женщин отправили сразу обедать в столовую. Окружение Пачина выразило явное неудовольствие, что они идут есть во вторую очередь, но сам Эдуард быстро их приструнил и подсел на лавку к Михаилу.
        - Михаил Петрович, вот хотел спросить вас. Вы из казаков будете, раз атаманом прозвали?
        - Не совсем, просто обстоятельства так сложились.
        - Это точно. Обстоятельства у нас просто о… ные сложились, извините за грубость. Но по-другому и не выразиться. Хотя, как я погляжу, вам удалось лихо выйти из трудного положения. Честно говоря, поражен, у вас и военная команда имеется, и оружие отличное, и хозяйство устроили по всем правилам, уважаю. Сам бизнесом рулю дюжину лет, понимаю, насколько сложно народом командовать, да ситуации разные разруливать. Михаил, может по рюмашке за знакомство?
        - У нас тут с алкоголем правила строгие - глаза Пачина при этих словах атамана недобро сузились - но по такому случаю за обедом по 100 грамм принять вполне позволительно.
        - Вот это правильно - Эдуард уже засверкал улыбкой - народец наш надо в узде держать. Алкоголь немало звездных карьер поломал.
        - Меня интересуют, Эдуард, ваши дальнейшие планы. Остаетесь с нами, или будете держать путь дальше? В Беларуси тоже есть выжившие, и мы знаем где.
        - Да мы и сами к «бульбашам» собирались ехать. Есть у нас работяги с тех краев, на ферме под Москвой трудились. Но раз такая оказия образовалась, то подумаем. Дадите несколько дней?
        - Без проблем. Дома свободные есть, передохнете, отойдете от пережитого, осмотритесь.
        - Спасибо, Михаил. А вот и нас вызывают, посмотрим, чем кормят на Смоленщине.
        За обедом тек неспешный разговор. После борща с тушенкой и картофельно-овощной запеканки хорошо шел элитный армянский коньяк, которым потчевал хозяев Пачин. За столом остался он сам, молодой Мосевский и подошедшая с правления Наталья Печорина. Бойко представил ее как своего секретаря. От него не ускользнул плотоядный взгляд Эдуарда, оценившего стройный стан и упругий бюст бывшего следователя.
        - Наталья также из Подмосковья, с Зеленограда, и ей пришлось участвовать в перестрелке с вашими черными знакомцами.
        - Вот как? - Пачин уже с другим интересом посмотрел на молодую женщину - И удачно?
        - Одному кишки отстрелила напрочь.
        Мосевский после подобных слов из уст молодой женщины поперхнулся вишневым компотом и уже с опаской посмотрел на Наталью.
        - Ни хрена вы, атаман, себе бойцов подобрали - удивленно протянул Эдуард. Он свободно откинулся на стуле - Может, и дети у вас тоже с оружием ходят?
        - Подросткам выдали именные короткостволы и карабины - спокойно посмотрел в глаза гостя Михаил.
        - Серьезные вы, однако, ребята - задумался вдруг здоровяк - Ну, а у нас было все не так радужно.
        Большинство людей спасшихся во время Катастрофы в этом районе Подмосковья находились в это время в поселке Родники. Часть людей была из нового коттеджного поселка, выросшего за последние годы рядом с садовым товариществом. Но большая часть из выживших людей работали в момент катаклизма в научно-исследовательском институте звероводства и кролиководства, а также в его опытном хозяйстве. В том районе вообще интересная картина с исчезновением людей получилась. Там оказалась не сплошная территория, не попавшая под воздействие неизвестного излучения в виде овала или круга, как получалось в других местах. А что-то больше похожее на дырочки от дуршлага и вдобавок к этому рассыпанные по площади района неравномерно. С этой стороны Подмосковья подобное явление наблюдалось в еще нескольких местах. Были случаи, когда в одном кабинете люди остались, а в другом, напротив, по коридору, все исчезли. То же самое произошло в помещениях больших складских хозяйств на окраине поселка. Никто не наблюдал черной волны или чего-то подобного и ужасного, только странное помутнение сознания. Многие о происходящих событиях в
мире и вовсе не знали, не все же любители Интернета, да и кто днем смотрит телевизор из нормальных людей?
        После первой волны паники и ужаса, выжившие представители человечества стали соображать, как им дальше жить. Тогда же появились первые лидеры, одним из которых стал Эдуард Пачин. В момент катастрофы он отдыхал в своем коттедже с девочками и охраной. Даже не сразу понял, что произошло то в мире. Но хватка и опыт, наработанные в лихие 90-е, и тут сработали четко. Вооружив охрану своим, запасенным на всякий пожарный, оружием / в основном помповыми гладкостволами/, он ринулся по окрестностям. Выжившие жители поселка частью пребывал в панике, кто-то сидел глухо по домам, кто-то поддался истерии, так модной нынче, часть же пипла попросту бухала, ведь такая халява неожиданно с неба свалилась. Более-менее порядок наблюдался только в самом институте. Тамошние работники разделились на две группы. Те, кто жил в самих Родниках, оставались на месте, остальные мелкими группами разъезжались по домам. Пачин оставил одну из раций ВРИО директора института и договорился с ним о ближайших действиях. Рядом, в районе пятиэтажек, он обнаружил группу активистов во главе с Николаем Митиным. Начальник отдела кадров
оказался образцовым исполнителем, с ним Пачин быстро нашел общий язык. Наутро они собрали рейдовые группы и совершили разведывательный объезд ближайших поселков. Сам Пачин доехал аж до самих Люберец. Везде наблюдалось одно и то же: безлюдье, следы паники, кое-где горели дома или промышленные объекты, на дорогах следы многочисленных столкновений и вставшие навечно автомобильные пробки. Пачину удалось пробраться в местный опорный пункт полиции, где он разжился двумя укороченными Калашниковыми, лежащими в дежурке. Правда, патронов к ним было только по два магазина. Но и то хлеб!
        Вернувшись из рейда обратно, он сразу же поехал в институт. В этом районе поселка спаслось больше всего из людей, и поэтому разумнее свой штаб создавать именно там. Около самого института он обнаружил множество автомобилей. Люди стали потихоньку приходить в себя и самые инициативные начали действовать. Пачин с Митиным быстро перетянули бразды правления на себя. Не всем понравился такой расклад, но явных лидеров у оппонентов не нашлось. Первым делом новоявленные начальники выслушали доклады поисковых групп и работников института, вернувшихся обратно из своих опустевших поселков. Ни на юге, ни на севере следов других выживших пока не обнаружили. В восточной же части поселка и ближайших к нему садовых товариществах нашлись несколько десятков живых людей. Как ни странно, но выжил находящийся рядом с поселка Щорса персонал еще одного института - «Карантина растений», отечественной науке в этот день крупно повезло. Они обещали к вечеру прислать свою делегацию. Пачин быстрехонько организовал временный совет, собрал в него инициативных добровольцев, так как в вестибюле уже выстроилась очередь просителей.
        Нынешняя система жизни в стране вырастила огромное количество потребителей и нахлебников. Выслушав первые просьбы, Эдуард поначалу даже хотел послать всех иждивенцев в пешее эротическое путешествие, но, послушав совет одного из пожилых руководителей института, оставил просителей на заместителей. А сам стал отбирать из приходящих местных жителей полезных ему людей. В скором времени у него на подхвате оказалась группа складских рабочих. Среди них оказалось несколько бывших ментов и служивых людей, да и вообще большинство самих работяг были мужчинами крепкими и мускулистыми.
        Пачинский особняк стоял чуть в стороне от поселка. Своих новых соратников он расселил по соседним коттеджам, уже к вечеру у них был свет от генераторов и горячая еда. Они выслали грузовые фургоны в ближайшие магазины, часть продуктов доставили к пятиэтажкам. Ведь среди выживших оказались и женщины с маленькими детьми, пожилые люди, им следовало помочь.
        Алкоголь в окружении Пачина не то чтобы был под запретом, но сильно не приветствовался. Поэтому те, кто позволил себе ночью лишнего, и не смог себя вести по-человечески, утром просто вылетели за высокие заборы на вольные хлеба. А те, кто тоже выпил, но утром выглядел, как огурчик и вел себя тихо, проблем не имели. Пачин, кстати, всегда относился с недоверием к совсем непьющим людям, как и к вегетарианцам, гомосексуалистам и правозащитникам. Если выпивка не мешала работе, он закрывал на это дело глаза. Бизнесмен считал, что все мы люди, и расслабится в меру совсем не грех. Эдуард очень любил мясо, его всегда готовил самостоятельно в свободное от дел время, а к лицам, отвергающим настоящую мужскую еду, относился с презрением, как и к тем, кому не по нраву были женские ласки. За что уже не раз имел проблемы с либеральной прессой. Как-то он публично на званом вечере заявил, что зря статью за мужеложство отменили, но забыл, что в СМИ нынче сидят одни педики. Скандал вышел тогда нехилый, но неожиданно давший дополнительные голоса на следующих выборах. Народ у нас был в массе своей все же традиционной
ориентации.
        А с правозащитниками вот такой вышел у него интересный казус. Эдуарда, вообще политика особо не колыхала, главное, быть в тренде. И как-то он по бизнесу столкнулся с известным в стране, да и в мире еще советских времен диссидентом, подвизавшимся в нынешние годы на правозащитном поле. Весь из себя такой благородный старичок, опора русской демократии, и предложил сей фрукт Пачину очень выгодный гешефт. Ну, грех было, не воспользоваться предложением! В итоге Пачин потерял кучу денег и получил пистонов от кинутых партнеров. Такого явного беспредела даже в 90-е надо было поискать. Ну и впряг, естественно, кинутый бизнесмен все свои связи, далеко не самые маленькие в этом жестоком мире. Но умные люди, сидящие на важных постах, посоветовали Пачину не влезать в это гнилое дело. Со стороны законности диссидента запрячь было совершенно невозможно, там процессом рулил какой-то левый международный фонд, курировавшийся, похоже, самим американским госдепом, а возможно и ЦРУ. А крышевали такие гнилые разводы вездесущие ФСБшники. Они всегда умудрялись везде и во всем свою копеечку поиметь, даже с зарубежных
коллег. Пришлось тогда Пачину утереться, он только поразился такому хитро деланному бизнесу, ну и после подобного расклада на дух не переносил «правозащитников», подозревая их всех в мошенничестве. Покумекав как-то о бренности жития, бизнесмен решил жертвовать 10 % доходов на благотворительность. А так как в церковь не верил, поэтому тратил средства, в основном, на больных детей. Не доверяя расплодившимся жульническим фондам, бизнесмен помогал адресно и наличностью. Сколько она таким макаром жизней спас, никто не знает. Вот такой он был непростой человек, Петр Эдуардович Пачин.
        В течение трех дней новому руководству поселка пришлось организовывать людей и исследовать окрестности. Последние выжившие люди были найдены в санатории «Сосны», там, на самом краю здравницы, уцелело несколько человек из персонала. Большинство найденных постаралась переехать поближе к институту. Жилья свободного здесь оказалось полно, ведь большая часть домов были дачными и хозяева находились в столице. Да и в пятиэтажках поселка без современного ЖКХшного комфорта жить оказалось довольно-таки неудобно. Нет воды, нормальной канализации, газа, электричества. Поэтому поселковые жители потихоньку перебирались в дачные товарищества.
        Подручные Пачина тем временем обследовали ближайшие склады и магазины. На большущих трейлерах к институту подвозилось множество продуктов и промтоваров. Поисковики даже смотались к воинским складам, находящимся около Люберец, но к их досаде там оказалось только одно шмутье. Кто хотел, сразу переоделся в военное. Наконец совет поселка составил список всех выявленных выживших людей - в нем оказалось 304 человека, из них 95 детей.
        Пачин на третий день лично возглавил поездку в знакомый ему магазин «Люберецкий охотник». Там он выгреб все запасы гладкоствольного и нарезного оружия, а также патроны и снаряжение. Себе Пачин оставил нарезной «Вепрь». До остальных двух местных оружейных магазинов добраться сразу помещали очень нехорошие обстоятельства. Вечером четвертого дня после катастрофы, когда уставший от суматохи Эдуард сидел за бокалом хорошего коньяка, около ворот послышались резкие гудки автомобиля. Потом зазвучали крики охраны, и вскоре в дверь салона постучались. Вошел встревоженный личный охранник, высокий блондин по прозвищу Пуля.
        - Чего там случилось? - спросил недовольный, что ему помешали, Пачин.
        - Да там встречу с вами требует какой-то борзый пацан. На Порше Кайене прикатил. Говорит, что с того поселка, какой через железку находится, и дело у него к вам срочное.
        - Плащ приготовь, сейчас сам выйду.
        Пачин не спеша надел резиновые гамаши, на улице поливал противный мелкий дождик, и вышел в сумерки летнего вечера. Ворота были закрыты, только с той стороны забора отсвечивали фары автомобиля, и у открытой калитки стояли двое охранников. Пуля и крепкий мужичок из персонала склада. Они махнули кому-то рукой, и в дверь проскользнул человек.
        - Ты кто такой? И чего тебе тут надо? - жестко начал Пачин.
        Напротив его в свете кухонного окна находился молодой парень, крепкий на вид, в пижонистой куртке «в обтяг», с мокрыми волосами и щетиной на лице.
        - Я Петр Мосевский. Сын Николая Ивановича, вы когда-то пересекались с ним по бизнесу. Да и в доме у нас не раз бывали. Давно, правда, я еще пацаном был.
        - Ну, ты и до сих пор еще пацан. А сейчас-то чего тебе конкретно надо? Времена на дворе, если понимаешь, другие.
        - Да есть одно дело, и оно вас конкретно касается, а конкретнее весь ваш поселок. Завтра абреки вас приедут резать, с той стороны. А вы ведь и не в курсах, Эдуард Петрович?
        - Вот как? - Пачин задумался - Ну, проходи в дом, рассказывай.
        Парниша и в самом деле оказался сыном старинного компаньона, с которым их пути-дорожки разошлись лет 5 назад. Учился пацан в престижном заведении, но звезд с неба не хватал. Жизнь вел веселую и распутную, впрочем, как и большинство «золотой» московской молодежи. Их папаши в лихие 90-е и откатные двухтысячные сумели нахарчить не слабо бабла, а их отпрыски с малых ногтей привыкали его тратить. И поэтому в момент катастрофы сам Мосевский пребывал в некотором наркотическом забытье, в компании с дружком Рустамом и несколькими девицами нетяжелого поведения. Очухались они только к вечеру, и не сразу поняли, почему в доме не было электричества, да и связи никакой тоже. Рустам пошел к родственникам, живущим в этом поселке неподалеку. Пришел он обратно потрясенный, остальных также прокачала неожиданная новость о конце света.
        Гоп-компания сразу же решила прокатиться по окрестностям. Уже начинало вечереть и безлюдные темные улицы, и кварталы нагоняли на молодежь легкий ужас. Это как оказаться внутри фильма ужасов! Поэтому компания в скором времени заехала в ближайший бар снять стресс и снимали они его до утра. Девушки были родом из далекой провинции, поэтому к родственникам уезжать не торопились, они решили все вместе пока остаться в доме у Рустама, а потом приедут спасатели и разберутся, что почем. Короче, молодые люди решили концом света не загружаться, а продолжать жить в кайф.
        Так они и провели весело все эти дни. Мотались днем по магазинам, а вечером устраивали шоу. Только лучшая музыка и выпивка, и много, много секса. Парни были молодыми и задорными, а девушки неистощимыми на фантазии. В поселке, где они тусовались, нашлись еще выжившие люди. В нем проживало много кавказцев, в основном дагестанцы. Среди них оказались и родственники Рустама, поднявшиеся на рыночной торговле. Хотя сам Рустам рассказывал, что они больше наркотой банчат, а их подельники вообще настоящие ваххабиты. Наркотики поставляют прямо из Эйстана /так он на американский манер называл Афганистан/.
        В первые дни молодым людям еще попадались на глаза несколько русских семей, в основном это были молодые мамаши с детьми. Белобрысые загорелые дамочки, похожие друг на друга, как из инкубатора. Сами они по себе ничего из себя не представляют, но гонору у них всегда выше крыши. Элитный ж поселок! Петр даже подкатывать к таким не пытался, когда приехал сюда в первый раз, еще до катастрофы. Но сейчас вид у дамочек был явно растерянный. На второй же день они все куда-то исчезли, видимо свалили подальше.
        А сегодня после обеда к Рустаму подъехали трое джигитов на белых джипах. Он смело зашли во двор и вызвали Рустама Агибекова на разговор. Пока двое абреков что-то громко втолковывали земляку, Мосевский жарил мясо на большом мангале. Как ни странно для мажора, но готовить он умел, и очень хорошо. Друзья даже прочили ему в шутку карьеру шеф-повара. Петр даже подумывал открыть какой-нибудь модный ресторанчик, на такое дело папаша точно деньги даст, так как часто просит сына приготовить свои гостям его фирменный шашлык. Третий же кавказец, одетый в черные свободные штаны и черную же футболку, плотоядно рассматривал аппетитные фигуры трех девушек, возлежавших в это время возле маленького бассейна.
        - Слушай, уважаемый, не сдашь девочек в аренду? - со смешком спросил он.
        - Такая корова нужна самому - хмуро ответил Мосевский - У нас, у русских, такая поговорка есть, на чужой каравай роток не разевай.
        - Умный сильно, да? - нагло стал наезжать на парня крепко сбитый абрек.
        - Полегче овце. б - Петр поднялся во весь свой немалый рост, демонстрируя оппоненту весьма мускулистый торс. Кавказец внимательно посмотрел на накачанного русского, к тому же держащего в руках острый шампур. В его темных глазах читалась бешеная ненависть и в тоже время настороженность.
        А Петр не зря много времени уделял спортзалу, и кроме накаченного донельзя тела, он имел разряд по самбо. Отец отдал его в секцию единоборств еще с семи лет. В средних классах паренек, было, забросил спорт, пока в их элитной школе не появилась парочка таких же наглых абреков. Дети гор жестоко били всех, кто пытался им противодействовать, пока не нарвались на Петьку. Тот живо вспомнил несколько коварных приемов, и, пользуясь превосходством в массе, несколько помял гордых сынов Кавказа. Правда, отцу потом пришлось долго заминать межнациональный скандал, они даже думали о переходе в другую школу. Но абреки, потерявшие после этого инцидента всяческий авторитет в школе, первыми покинули сие чудесное заведение. Мосевский-старший пожурил, конечно, молодого хулигана, но по всему видно, что гордился поступком сына. Даже как-то деловым компаньонам предъявил, что вон, даже дети бьют «черных», а вы пасуете.
        Ну а Петр тут же побежал обратно в секцию, и спортзал посещал с той поры регулярно. В школе же он стал настоящим авторитетом. Многие учителя, за глаза, конечно, были весьма довольны случившимся. Как и тем обстоятельством, что наглых хачей в их заведении больше не училось. Урок же вынесенный Мосевским-младшим в школе, он претворял в жизнь и в последующем времени. Парень много не разговаривал, просто гасил на месте зарвавшегося кавказоида или местного понтового быдляка. Из-за этих многочисленных драк Петр даже вылетел один раз из престижного института. Побитый быдляк оказался на поверку министерским сынком. Это что же за министр такой был? Но зато теперь Мосевского боялись и уважали.
        И вот теперь эта спокойная уверенность, пронизывающая сталь во взгляде темно-серых глаз давила на наглого абрека и сильно его смущали. Он уже отвык здесь, в России, получать отпор. Но сейчас его окликнули соплеменники, и, сплюнув на пол, гордый сын Кавказа ушел со двора. Рустам же вернулся чем-то сильно озабоченным, ни слова не говоря, он ушел сразу в дом. Через пять минут парень вынес большую бутылку выдержанного скотча и налил себе большой стакан, затем молча кинул из сумки-холодильника в посудину льда, и залпом осушил ее до дна.
        - Рустамчик, что произошло?
        - Лучше не спрашивай.
        - Кто эти…?
        - Родственнички, мать их - Рустам умел хорошо выражаться русским матом - С гор спустились бараны, а гонору! А ты зря с этим Магомедом сцепился. Он в дагестанскую у самого имама Карная воевал в отряде, та еще сволочь.
        - У меня мясо готово. Будешь?
        - Что-то пропал аппетит.
        Друг налил себе еще стакан и ушел в дом. Петр тем временем взялся кормить девчонок. Впереди была очередная бурная ночь, и не мешало хорошенько подкрепиться. Где-то через пару часов пьяный в хлам Рустам подошел к возившемуся с электрогенератором корешу.
        - Знаешь, зачем приходили эти абреки?
        - Ну?
        - Завтра утром они поедут резать русских с того поселка. Родник, который, через железку находится. Там много народу, оказывается, спаслось, мы просто в ту сторону не заезжали. Мужиков нормальных скорей всего зарежут, остальных слабаков в рабство, ну и баб туда же. Мне тоже надо с ними ехать, иначе худо нам будет. Тебе же, один хрен, уходить надо. Магомед обид не прощает.
        - Они что, вообще охренели? - Петр был в шоке - Народу на Земле и так не осталось. Им что, бесхозных лабазов мало? Пускай валят куда подальше, да и ставят там свой шариат.
        - Э друг, не те люди. Говорю: с гор спустились. Они не хотят нормальными быть, неужели и раньше не замечал? Они хотят, чтобы и здесь Кавказ был, по их правилам. Помнишь, телок видели пару дней назад? Местные жены всяческих бизнесов, так вот, они никуда не уехали. В подвалах сидят, хозяевам новым подстилкой служат, насасывают, ха-ха, новое будущее. Вот такие дела, брат. Зверье…
        - Вот суки! - Петр загорелся - Да хрен им! Давай, валим отсюда, Рустам, девочек берем и едем в Москву!
        - Куда я поеду? - молодой кавказец уныло смотрел в одну точку - Это мои родичи, семья, у нас не принято так, надо всегда мужиком быть. А ты вали, не твоя это война.
        - Так, значит?
        Петр сразу же прикусил язык, но в голове у парня моментально нарисовался план. Он налил Рустаму еще один стакан дорогого пойла и заботливо раскурил косяк с анашой, потом собрал девушек и быстро в живописных деталях разрисовал ситуацию. Девки были хоть и красивые, но далеко не глупые, кто такие кавказцы они отлично понимали. Поэтому через полчаса два джипа, набитые до краев всем необходимым, тихонько отъезжали из поселка. Мосевский-младший неожиданно вспомнил, что в Родниках был загородный дом старого друга его семьи Пачина. Если тот выжил, то скорей всего стал там далеко не последним человеком. И вот он уже сидит перед Эдуардом Петровичем и рассказывает неутешительные новости.
        - Дела… - протянул Пачин - Ну, от этих черножопых можно было ожидать подобного. Сталкивался не раз с подобными зверьками. Как же это мы их прозевали? Молодец, что приехал, тебе зачтется. Пуля, зови сюда быстро Бульдога и этого завсклада… Степана, который в десантуре служил.
        Собравшимся мужчинам он быстро обрисовал складывающуюся ситуацию. Степан - кряжистый мужичок средних лет, моментом прокачал информацию и внес предложение соорудить засаду на пути следования новоявленных бандитов в их поселок.
        - Отбиваться у своих домов не дело, тогда гражданские пострадают. Да и если зажмут нас тогда в клещи, никак потом не оторвемся. А пока у нас есть большое преимущество, внезапность, не ждут зверьки отпора.
        - Мы не вояки, Степа - Пачин развел руками - кто будет засаду делать?
        - Надо людей собрать. У нас еще вся ночь впереди. Оружие ведь есть?
        Пачин задумался на несколько минут.
        - Давай, бери на себя военное командование, а я организацией займусь. Значит так, Пуля, ты дуешь в институт. Собираешь там всех, кто может быть в этом деле полезен. Только, пожалуйста, вот тех вумных и речистых ботаников сюда не вези. Бульдог, дуй в соседние домики, собери всех мужиков, кто в армии служил или хотя бы в оружии разбирается. А ты, Степан, спускайся в подвал и отбирай необходимое оружие и боеприпасы. На, держи ключи. Петька, будешь при мне пока.
        Когда все разбежались выполнять поручения, Пачин подошел к стене и нажал незаметную, спрятанную под гобеленом, клавишу. Одна дубовая панель тихо отошла в сторону и стала видна дверца небольшого встроенного сейфа. Мужчина нажал на несколько кнопок и открыл тяжелую дверцу. Отодвинув в сторону пакет с деньгами, он достал пару небольших коробок.
        - На, держи, боец - кинул он одну из них Мосевскому.
        Тот, не раздумывая, открыл коробку и увидел завернутый в пластиковую упаковку большой серебристый пистолет. А рядом с ним лежали три запасных магазина. На левом боку этого серьезного на вид оружия была видна надпись Taurus PT 99.
        - Бери, хорошая штука. Бразильская копия Беретты, по случаю достались. Стрелять то хоть умеешь?
        - Ну, приходилось из травмата. Мы все больше страйкболом…
        - Ох, молодежь, лбам по двадцать с лишним лет, а все в игрушки играете. Мы в вашем возрасте без волыны из дома не выходили. Каждый день бумажку о добровольной сдаче писали.
        - Это как? - опешил Петр.
        - Ну чему тебя папаша то учил, еж, твою меть. Да чтобы менты не повязали, пишешь: шел, шел, нашел, иду сдавать добровольно. Только число каждый раз меняешь. Это ж стандартная процедура.
        - Ааа, теперь понятно. Эдуард Петрович, времена то теперь другие. Были вернее другие.
        - Вот именно уже другие. Перестраивайся, малыш, оружие теперь как трусы, никуда без него. Сюда смотри, эту кнопку жмешь, магазин вываливается, да смотри - не потеряй, запасных не купишь. В него влезает 15 патронов типа Парабеллум, у Степана их полно. Возьми их с запасом. Здесь предохранитель, когда стреляешь, палец не дергай. Это же не член дрючить, жми мягко, аппарат хороший. Вот пластиковая кобура, одень на ремень удобнее, и потренируйся выхватывать. Ты, пацан вроде как правильный, разберешься, что к чему. И, вообще, держись рядом со мной, выживешь сегодня, сделаю своим помощником. Твой батька мне помог разок очень сильно, а я такое помню. Но смотри, если облажаешься, извини, подвинься. Все понял?
        - Да, Эдуард Петрович - Петр кивнул головой - не маленький. А девок то куда?
        - Отведи пока на кухню. Там мои чаем напоят и устроят, потом двигай к Степану, помоги оружие таскать.
        Петр быстро повесил кобуру, проверил, как она сидит, и убежал. Пацаном он был правильным и башковитым.
        Через сорок минут в гостиной собрался своеобразный военный совет. Пачин с Мосевским кратко описали сложившуюся ситуацию. Какой-то парень с института уже успел развернуть на ноутбуке карту местности. Степан Карпов живо ткнул в экран - Вот, здесь надо засаду делать! После путепровода через железку поворот идет с Егорьевского шоссе. Здесь деревья, здесь дачные домики и метров двести до поворота на Учительскую. Только подождать, когда вся колонна на этот участок втянется, и с двух сторон накрыть.
        - А мы друг друга не перестреляем? - подал голос Пуля - У нас же не армейские бойцы.
        - Тут ты прав, бродяга - бывший десантник почесал подбородок - Значит, стреляем со стороны домов. А сзади и спереди перекроем дорогу тяжелыми грузовиками, чтобы ходу никуда не было.
        - Лучше самосвалами - сделал предложение высокий худощавый молодой парень в модных очках. Его ноутбук все и рассматривали - можно туда даже людей посадить. Такое толстое железо на бортах только крупняком пробивается. Сразу будут две передвижные огневые точки, давить огнем и отвлекать, там и гладкоствола достаточно. Нам бы еще Монки, не завалялось у вас случаем?
        - Ты откуда такой умный взялся? - Карпов с удивлением посмотрел на очкарика.
        - 10 я бригада спецназа.
        - Фига себе! Я думал, там служат все больше шкафы и разрядники по борьбе.
        - Я так-то специалист по РЭБу, хотя разряд по стрельбе также имеется.
        Пачин с интересом посмотрел на типичного по внешнему виду «ботаника». От наметанного взгляда бывшего братка, правда, не укрылось несколько интересных деталей, как-то: весьма крепкие бицепсы и сбитые костяшки пальцев. А парень то был ох как не прост, с ним ухо востро держать придется.
        - Давай свои предложения, кстати, как зовут то тебя?
        - Денис Кораблев, вот только не надо прикалываться. Не в честь литературного героя меня назвали.
        Пачин все же непроизвольно улыбнулся, в его детстве рассказы про мальчика-однофамильца спецназовца были очень популярны.
        - Ну, тогда слушайте….
        С рассветом собранные в группы люди выдвинулись на место засады. Чай, кофе и выданные Кораблевым таблетки немного разогнали сонливую усталость, не все привыкли вставать так рано утром. Ночью погода опять поменялась, снова светило яркое солнце, трава уже успела подсохнуть на легком теплом ветерке. Группа подавления начала устраиваться в дачных домиках, стоящих прямо у дороги. Руководил ею сам Пачин. Вместе с Петром Мосевским он занял второй крайний домик справа. Там, где будет голова колонны абреков. На эту же сторону они взяли мужиков, отслуживших когда-то срочную. Их задачей было причинить максимальный урон противнику в первые минуты боя, потом отвлекать огонь на себя. Они скоренько обустраивали позиции рядом с окнами и подготавливали себе пути отхода. Два больших строительных самосвала уже были спрятаны за деревьями и кустарниками, их дополнительно для маскировки обвешали срезанными ветками. В кузове каждого автомобиля сидело по три человека. Их задачей было поджечь крайние машины абреков, вызвать огонь на себя и отойти. Всю ночь спецназер с товарищами из института готовили бутылки с самодельным
напалмом.
        Другая команда «ботаников» подготавливала необходимые для наблюдателей гаджеты. Разведчики уже сидели рядом с путепроводом, с видеокамер, подвешенных к опорам освещения, на ноутбуки перекидывалось изображение дороги, и в случае появления противника, тоновыми сигналами по рации они должны были сообщить об этом сидящим в засаде людям. Кораблев опасался наличия сканеров у кавказцев, все-таки там были опытные люди, поэтому до начала боя соблюдалось полное радиомолчание. Рации с гарнитурой были розданы командирам групп. Слева, в лесопосадке находился, сам Денис и двое крепких старичков охотников, вооруженных карабинами с оптикой. Пачин еще удивился, когда к месту сбора бывший спецназовец пришел с винтовкой, очень похожей на СВД, а себе попросил дополнительно милицейский укорот. Справа, за складами, находилась группа Степана Карпова, они должны были пресекать пеший отход противника, и быть основной ударной силой на зачистке. Степан взял себе в команду Пулю и Бульдога, а также мужика служившего срочную еще в Афгане, в начале 80-х. Группа Степана вооружена была поголовно пистолетами и полицейскими
укороченными Калашами, остальным ополченцам достались нарезные и гладкоствольные карабины.
        Всего на передней линии оказалось 32 человека. В домиках на улице Коминтерна находился еще резерв в 20 человек, вооруженных только гладкостволом, обычные гражданские люди, толком даже не умеющие стрелять. Ну, это на крайний случай, задержать врага не намного, чтобы дать уйти женщинам и детям. Считай смертники поневоле.
        Пачин поежился. Он хоть и побывал в молодые годы в различных переделках, но предстоящее побоище выводило его из равновесия. Курить в засаде было строжайше запрещено, и чтобы не нервничать понапрасну, он затеял укрепление свой амбразуры, так он обозвал маленькое окошко на чердаке. Мужчина распорядился, чтобы Петр принес пару пустых газовых баллонов, валявшихся зачем-то на этом участке. Сам он расставил лежащие на чердаке кирпичи, сделав некое подобие стенки. Получалось очень даже неплохое укрытие. Окошко чердака предварительно распахнули, благо находилось оно в тени и в глаза сразу не бросалось. Остальные засадники сидели на первых этажах, но Пачин решил рискнуть, все-таки сверху обзор лучше. С другой стороны чердак выходил на маленький балкончик, и напарники кинул вниз прямо под него толстые матрасы. Теперь можно было, в случае опасности, моментом сигануть вниз, не боясь переломать ноги.
        Эдуард еще раз проверил своего Вепря, разложил удобнее запасные магазины. В небольшом рюкзачке, лежащем позади, находились запасные патроны в пачках, моток веревки и аптечка. Мосевский же держал в руках гладкоствольную Сайгу, снаряженную крупной дробью и картечью. Его основная задача - подстраховывать босса. Парень уже успел одеть найденную по случаю цифровую камуфляжку и повесить на пояс кобуру с пистолетом. А сейчас он отрабатывал выхватывание пистолета из кобуры, снятие с предохранителя и прицеливание. Патроны, конечно же, были вынуты заранее, только случайного выстрела им сейчас не хватало. Занятие спортом приучило молодого человека к многократным упражнениям. Пачина эти телодвижения несколько раздражали, но он помалкивал. Все-таки парень делом занимается, а не просто мастурбирует. Вдруг это им обоим жизнь потом спасет?
        Время тянулось мучительно медленно. Люди сидели и ждали, боялись и ненавидели себя за свой страх. Почти никто из них не участвовал в боевых действиях, поэтому Кораблев и не надеялся на точную работу своего плана. У военных и то редко все по штабному заданию выходит, а тут… Поэтому он раз за разом осматривал дорогу и просчитывал свои будущие действия. Как-то неожиданно для всех в наушниках прозвучало два тоновых сигнала. Колонна идет, и колонна большая. По всему поселку люди, сидевшие в засаде, сразу пришли в движение, занимая заранее подготовленные места. Часы показывали 7.40. Долго же господа духи готовились к своей кровавой вылазке, и за свою самоуверенность им теперь придется жестоко поплатиться.
        Денис не сомневался, что пленных в этой бойне брать не будут. Спустя 7 минут послышалось завывание множества моторов и вскоре с шоссе стали сворачивать машины. Первая, вторая, третья… Всего спецназовец насчитал 12 автомобилей. Четыре джипа, три микроавтобуса, два крытых фургона, остальные обычные легковушки. Ни боевого дозора, ни арьергарда не наблюдалось. В наушнике раздался один тоновой сигнал, это Карпов передал, что колонна подошла к повороту. Уже не таясь, Кораблев проорал в рацию «Поехали!» и открыл огонь. Его целью была последняя машина, и после пары выстрелов из карабина, она резко вильнула в сторону и остановилась, из кабины выскочил пассажир и тут же упал от следующего меткого выстрела. Рядом дружно хлопали карабины стариков-разбойников. Позади стрелков послышался рев тяжелого мотора и на дорогу резко выскочил самосвал. Водитель сразу же из него выскочил и убежал назад, а из стального кузова в сторону абрековской колонны полетели бутылки с напалмом и зазвучали выстрелы. Со стороны домов придорожного поселка уже грохотало непрерывно. Десантник коротко передал по рации, что спереди
кавказцы также блокированы. Пачин открытым текстом проорал в эфир «Все ништяк. Мочим чурок!».
        Кораблев переместился на тридцать метров правее, там находился небольшой одноэтажный магазин. По наружной лестнице он быстро поднялся на крышу и подбежал осторожно к противоположному краю. Тут у него уже была заранее подготовлена лежка, несколько бетонных поребриков создавали неплохую защиту стрелку, не зря он корячился утром. На крышу же было брошено ватное одеяло. Денис осторожно высунулся и неторопливо осмотрел поле боя. Несколько машин горцев уже вовсю пылало, на дороге также догорали несколько не долетевших до врага бутылок с адской смесью. Другие автомобили кавказцев были уже порядком продырявлены, от железа отлетали искры и осколки, пробитые шины выпускали воздух и оседали, дорога оказалась сплошь засыпана стеклянными осколками и разбитым пластиком. После первых минут избиения, духи начали, наконец, оказывать отчаянное сопротивление, около грузовиков несколько их боевиков грамотно стреляли короткими очередями по окнам дачных домиков. А за тремя микроавтобусами уже собирались небольшие штурмовые группы, по два, три человека. «Сейчас пойдут вперед» - понял Кораблев и взял пространство перед
домами на прицел.
        - Дачники внимание! - передал он открытым текстом - Десант, грузовики.
        - Понял - коротко ответил Степан.
        Из-за автомобилей полетели какие-то маленькие предметы, раздались резкие хлопки. «Твою дивизию! У них гранаты!» - ругнулся про себя Кораблев. Кавказцы стали резво выбегать по одному из-за машин и вовсю прыть нестись к домам, оставшиеся боевики прикрывали штурмовиков плотным огнем. Кораблев успел снять троих, еще одного подстрелил кто-то из охотников. Но половина абреков все-таки добежала до домов. Там раздалась частая пальба из дробовиков и автоматов, послышались крики и вопли. Денис в это время перекатился на другую сторону крыши, и вовремя. Его уже заметили и теперь поливали очередями бывшую лежку, высекая из бетона мелкие осколки. Кораблев осторожно достал маленький бинокль и взглянул в сторону грузовиков. Ему очень не понравилось увиденное там. В его сторону был направлен РПК с барабанным магазином. Сейчас пулеметчик был занят заменой магазина, чем и воспользовался шустрый снайпер. Его «Тигр» сухо кашлянул пару раз, а пулеметчик отправился прямо к Иблису в пасть. Молодого пацана, рванувшегося было к пулемету, третья пуля лишила головы, та разлетелась вдребезги как спелый арбуз, забрызгав
разбитое стекло автомобиля красно-бурой смесью. Денис после выстрелов моментом отполз назад по крыше и притаился.
        Через некоторое время он осознал, что никто в его сторону больше не стреляет. Вернувшись к груде бетонных конструкций, Кораблев осторожно выглянул. Справа, в районе крайних домиков, продолжалась хаотичная стрельба. По центру, за машинами жалко прятались маленькие группы гордых кавказоидов. Они почти не отстреливались и, похоже, находились сейчас в полной панике. Это вам не на рынке шуршать и девок за сиськи щупать! Последний очаг сопротивления абреков находился в районе грузовиков. Кораблев внимательно смотрел в ту сторону: походу десантник конкретно наседал на бандитов. Неожиданно один из духов решил швырнуть гранату, но упал, скошенный чей-то короткой очередью, и граната взорвалась прямо в группе последних активно сопротивляющихся боевиков. Оттуда раздались дикие вопли, и Кораблев быстро высадил остаток магазина в облако пыли, поднявшейся после взрыва. Потом он перезарядился, закинул карабин за спину, схватил в руки укороченный Калашников и полез вниз. Через несколько минут Денис уже бежал в сторону дачных домиков, где не прекращалась заполошная стрельба.
        Пачину этот бой добавил седин не по возрасту. Он со страхом наблюдал длинную колонну кавказцев, въезжающую в короткий проезд. Похоже, тех было не меньше пятидесяти рыл. «Ё моё, надо было сваливать!». Но руки старого бандита еще крепче схватили карабин. Пачин из своего прошлого опыта отлично знал, что спину показывать врагу точно не стоит. Он прислонился к стене, чтобы не отсвечивать и ждал сигнала. И вот рация прокричала «Поехали!»
        Тут же раздались первые раскатистые выстрелы. Пачин метнулся к окошку, в прицел он быстро нащупал водителя джипа, идущего вторым, и нажал на спусковой крючок, оглушительно громко прозвучало несколько выстрелов. В нос шибанул знакомый кислый запах пороха. Джип же резко тормознул, окна окрасились красным. Мужчина быстро перевел прицел на задние сиденья и добил остаток магазина. Магазины были гражданские, короткие, на восемь патронов. Пока Эдуард менял магазин, Мосевский успел пару раз не прицельно выстрелить по следующей машине. В запале боя он только успел отметить, что на капоте кроссовера Мицубиси появились оспины попаданий.
        Пачин осторожно выглянул, в их сторону пока не стреляли. Справа от домов, совершенно перегородив выезд, уже стоял огромный самосвал. Из него в сторону кавказцев летели бутылки с горючей смесью. Две их них попали в черный передовой Лендкрузер, и тот моментально запылал. Уж непонятно, что там «ботаники» намешали, но горело все просто офигительно! Липучая смесь растеклась по капоту и крыше, яростно выжигая металл и пластик автомобиля. Из дверей японского внедорожника начали выпрыгивать горящие боевики, их душераздирающие вопли наводили на людей панический ужас, все-таки это ужасная смерть! Со стороны стального кузова самосвала раздалось несколько метких выстрелов. Но тут же стрелявшие сами попали под раздачу, борт тяжелой машины просто вскипел от попаданий, но пули от автоматного промежуточного патрона не могли пробить толстую сталь, вызывая в кузове ужасный грохот от попаданий. Будто кто-то постоянно стучал по ним огромным молотком.
        Пока кавказцы были заняты самосвалом, Пачин разрядил следующий магазин в стоявший четвертым по очереди микроавтобус. Его мощные патроны 7,62?63 мм пробивали машины насквозь. С той стороны пассажирского автомобиля раздались дикие выкрики и вопли. Краем глаза Эдуард успел заметить, как несколько кавказцев потащили тела к стоявшим в середине колонны грузовикам.
        - Петька, шмальни-ка по тем пидарам слева.
        Молодой парень резво подбежал к окну, и быстро прицелившись, разрядил в ту сторону целый магазин, потом резко нырнул на пол. Дерево вокруг окошка вдруг словно вспенилось, по чердаку посыпались щепки, опилки, полетели осколки стекла, тут же появилось несколько сквозных дырок в тонкой стенке дачного домика. Только сейчас Пачин понял, что их обстреливают из чего-то весьма шустрого и мощного.
        - Там какие-то урюки с пулеметом подбежали! - заорал Петька.
        - Давай быстро на первый этаж. Жопу не поднимай!
        Подождав, когда молодой человек нырнет в люк, Пачин осторожно подтянулся к окну, благоразумно прячась за стальными баллонами, он протянул руку и взял заготовленный заранее кусок зеркала, приклеенный к палке, в каком-то американском фильме такую фичу подсмотрел. Он осторожно направил палку к окну, так и есть: у машины, стоящей сразу за микроавтобусом, находилось трое бойцов. Они были в каких-то зеленых головных повязках. Один держал под прицелом пулемета самосвал, второй стрелял из армейского Калашникова в сторону соседнего дома. Третий кричал что-то в сторону задних машин. На них всех были надеты профессиональные разгрузки, да и вели абреки себя больно уверенно. Затем кричавший кавказец рванул из кармана что-то маленькое и темное, Пачин вдруг ясно понял, что это граната, сильно испугался и дернул резко зеркалом. Тут же раздалась длинная очередь и на голову мужчины посыпалась труха и щепки, на крыше жалобно звякала разбиваемая черепица, пара пуль с неимоверным грохотом стукнула в пустые баллоны. Если бы не они, то старому братку пришел бы сейчас полный писец. А рядом с домом уже раздавались резкие
хлопки гранатных разрывов. Через пару минут со стороны соседних зданий послышалась отчаянная стрельба из гладкоствола.
        «Обложили суки» - зло подумал Пачин. Затем он снова поднял зеркало, пулеметчик теперь стрелял куда-то назад. Бывший бандит поднялся резко на колено и, почти не целясь, расстрелял весь магазин в сторону противника, мельком он успел отметить, как кавказец с Калашниковым резко отлетел в сторону. Не дожидаясь ответного огня, он схватил рюкзак и бросился к балкону. Приземление вышло не очень мягким, он слишком далеко прыгнул и скатился с накиданных матрасов на твердую землю. Неожиданно над ухом Пачина грянул выстрел, тот резко обернулся. Рядом стоял Петька и кого-то выцеливал.
        - Пригнись, дурак!
        - А? - парень ошалело посмотрел на мужчину, но пригнулся - Снял ведь суку! Они в тот зеленый домик ворвались. Гранату в окно метко кинули, там и бабахнуло. Похоже, мужички в хате накрылись медным тазом. А вы чего сюда?
        - Да там этот гребаный пулеметчик, головы не поднимешь.
        - Что делать то будем? - конец вопроса потонул в раздавшемся рядом взрыве и последующих за ним воплях. Мужчины не сговариваясь, нырнули обратно в дом и подтянулись к окошкам. Обзор внизу был похуже, но и так было заметно, что положение на дороге резко изменилось. Со стороны грузовиков непрерывно раздавались крики и стоны. За стоящими в начале колонны машинами Пачин заметил несколько стремительных теней, и одну долговязую сразу узнал.
        - Похоже, наши в атаку пошли. Давим чернозадых… Тих! - старый браток вдруг почуял неладное и резко обернулся к заднему входу в помещение, и как оказалось вовремя. Чья-то тень стремительно появилась в проеме дверей, но первым успел выстрелить Мосевский. Он выпалил во врага полмагазина. Вошедший в дом боевик кулем повалился на пол и замер. Пачин же начал остервенело палить прямо в противоположную стену дома, сложенную из тонкого деревянного бруса. Снаружи раздалось неразборчивое клокотание, и чье-то тело тяжело обрушилось на траву. Мужчина осторожно подошел к двери, Петр быстро перезарядился в это время, а затем страховал его у заднего окна. Пачин, наконец, решился и резко выскочил во двор.
        - Чисто, выходи!
        Мосевский прошел мимо растерзанного картечью тела толстого бородача и вышел на свет. У порога сидел молодой, черноволосый парень, пуля перебила ему сонную артерию. Он еще силился остановить хлещущую из горла алую кровь, но глаза потихоньку покрывались туманной паволокой смерти. Было очень жутко наблюдать вот так в упор чью-то кончину. По Петькиной спине скользким ужом пробежал холодок ужаса, ему еще не приходилось так близко сталкиваться со смертью. Кавказец, казалось, смотрел прямо ему в душу, силясь что-то передать на пороге вечности.
        - Хрен тебе, а не наши девки! - Пачин прикладом добил умирающего - Петька, не тормози, пошли зачищать домики. Рефлексировать потом будешь, за бутылкой водки.
        Парень согласно кивнул и двинулся вперед. Через несколько минут все было кончено. Группа Степана добила тех, кто прятался за автомобилями. С другой стороны прошелся Кораблев с подоспевшим резервом. Он сноровисто снял кавказца, прятавшегося в захваченном во время короткого штурма домике, еще один, видимо, не выдержал страха и побежал, но тут же был убит перекрестным огнем. Командиры групп громко объявили общий сбор в начале колонны.
        Петр шел мимо расстрелянных машин, его слегка покачивало. Знакомое со спорта и ожесточенных драк приподнятое ощущение. Адреналина ведь они хапнули сегодня, по самое не балуй. Такое бывало уже с ним и раньше после хорошей бучи, но опять же, тогда на кону не стояла твоя собственная жизнь. Пахло чем-то кислым и горелым, в воздухе летала поднятая боем пыль. Во рту был противный железистый привкус, только сейчас молодой человек осознал, что это вкус крови и сгоревшей плоти. Омерзительно пахнущая гарь даже запах крови перебивала, и еще почему-то крепко воняло дерьмом. Мертвые ведь обычно пахнут мерзко, летящие в тело пули кромсают его на куски, и содержимое кишок также выходит наружу. Из рассеченного живота вываливается желудок с не переваренным содержимым, селезенка, осколки печени и прочей требухи. От увиденного вокруг Петра замутило и даже вырвало, хорошо еще, что желудок был почти пуст, одна вода шла.
        - Не расслабляйся, молодой, нам еще в поселок ехать. А вообще ты, пацан, молоток! Тебя бы в девяностые, делов бы наворотили знатных - Пачин был сосредоточен. Его тоже мутило от вида разорванных тел, но бизнес есть бизнес. Видит бог, он предпочел бы договориться с чернозадыми братьями миром, но те посчитали по-другому. Значит, так тому и быть, и переживать нефиг! Вот такая простая жизненная философия.
        Самосвал уже освободил дорогу и к ним подъезжали машины с медиками и рабочими. Мимо на носилках пронесли мужика-афганца. Словил бедняга пулю в ногу. Он громко матерился. «Ё. тво душу, весь Афган прошел без царапины, а тут б….ё. ж…стукнуло». За ним вынесли бледного мужика раненого в грудь. Следом за носилками прошли несколько человек, получивших мелкие ранения. Сидящие дотоле в резерве мужики, помогали таскать раненых, собирали трофейное оружие и тушили горящие машины. Пачин, Кораблев и Карпов провели короткое совещание. Затем Денис взялся за рацию и начал раздавать команды. Эдуард махнул Петьке рукой, и тот резво побежал к подъехавшему джипу своего нового босса. За рулем сидел Бульдог, весь красный как рак. Видно и ему бой дался тяжело.
        - Закидывайся, едем в поселок. Надо зачистить там, пока не очухались. Нафиг нам такие добрые соседи! Денис зверька одного уже выпотрошил. Шустер бобер, не ожидал такого от «ботаника». Хотя опять же, в спецназе целок не держат. У тебя как с патронами?
        Мосевский ошеломленно пошарил по карманам.
        - Два магазина. Один неполный.
        - Из рюкзака доставай, из пачек. Заряди все, и следи постоянно, чтобы они заряженными были. И вечером не забудь сначала ствол почистить, а потом напивайся.
        Быстро организовалась колонна из трех джипов и микроавтобуса. Кораблев уехал вперед на разведку. Пока они еще двигались по путепроводу, он по рации сообщил, что уже на месте. Остановились штурмовики в двухстах метрах от поселка. Степан быстро распределил людей и поставил перед ними задачи. Видимо спецназовец уже срисовал расположение кавказцев и успел сообщить все бывшему десантнику. Дядьки-охотники сразу полезли на вторые этажи домов, стоящих с краю поселка. Степан же со своими бойцами двинулись потихоньку вперед. А Пачин с Мосевским и десятью мужчинами-добровольцами пошли в обход. Через пять минут они уже находились у крайних домов, залегли поначалу в лесополосе, потом двинулись редкой цепью вперед и укрылись за хозяйственными постройками. Слева, сквозь решетчатый забор виднелись аккуратные коттеджи, окруженные зеленым газоном и цветниками. Справа стояли несколько домов из красного кирпича, обнесенных здоровым кованым забором, выше человеческого роста. Пачин приказал тихонько поискать тут лестницы или ящики. Вскоре за высоким забором послышался свирепый лай, раздались выстрелы, гортанные крики
мужчин и вопли женщин. Пачин внимательно слушал рацию и уже через минуту дал отмашку своей группе. Новоявленные штурмовики подставили к забору две найденных лестницы и стали осторожно карабкаться наверх. На той стороне забора находилась хорошо утоптанная площадка заднего двора. Двух человек они оставили у забора, четверо шли за главным. Пачин шел впереди, Мосевский чуть позади справа, двое слева. Остальные бойцы тем временем контролировали двери ближнего к ним дома. Обогнув здание, они обнаружили здоровенного мертвого пса, лежащего на покрытой брусчаткой площадке. Рядом с ней скрючившись, сидел кавказец. Он зажимал рукой рваную рану живота и сучил ногами. Пачин остановил всех, а сам потихоньку двинулся к парадной двери. Петр шел рядом. Вдруг из дома выскочил молодой совсем пацан и женщина, они что-то яростно кричали. Мужчины среагировали одновременно. Юный абрек свалился с расколотой от тяжелой пули головой, а женщина буквально отлетела в сторону от удара картечи, на ее груди проступили красные пятна и начали быстро расползаться по пестрой одежде. Со стороны же соседнего дома показались две фигуры в
зеленом, Пачин узнал в них людей Карпова.
        - Что там у вас? - спросил бывший бандит.
        - Чисто. Одни бабы и дети остались. Мы их пока в подвал загнали. Там наши русские в камерах сидели. Рабами их сделали, суки - ответил крепкий мускулистый мужик средних лет.
        - Собачку вы подстрелили?
        - Это снайперы постарались. Ну что, будем чистить этот дом?
        - Давай.
        Они подозвали своих людей и потихоньку вошли дом. Он оказался почти пустой, только в кладовке около кухни штурмовики обнаружили молодую девчонку. Она судорожно сжимала в руках нож и со страхом смотрела на подходивших русских. Мужчины связали ее и поволокли в главный дом усадьбы. Около того уже собиралась вся штурмовая группа. Тут же стояли освобожденные из тюрьмы люди, всего человек двадцать. В основном это были молодые женщины и дети. У нескольких мужчин, побывавших в плену, на лицах виднелись свежие кровоподтеки и синяки, некоторые из женщин также оказались избитыми. Все пленники жадно пили воду из пластиковых бутылок, они еще не отошли от пережитого ужаса, даже разговаривали мало. На детей было страшно смотреть, такие затравленные глаза у них были!
        Штурмовики Карпова оттащили несколько трупов кавказцев к забору. Всех, кто сопротивлялся, убили при штурме. В основном здесь остались молодые совсем пацаны и несколько женщин в черном. Внутри самого дома Пачин и Кораблев допрашивали пленных. Мужики, участвующие в штурме, ходили мрачные. Такой «дружбы народов» после вселенских масштабов катастрофы они явно не ожидали. На крыльце сидел Степан Карпов и перевязывал бинтом руку. Петр присел рядом.
        - Помочь?
        - А давай, самому неудобно. Зацепило какой-то щепкой, дробью баба в черном шмальнула. Пленные сказали, что это вдова убитого нашими на Кавказе боевика, типа русским мстит, была охранницей у рабынь. Стерва та еще. Ну что за звери? Там в подвале вообще мрак, лучше не заходить.
        На пороге появился бледный подручный Пачина Бульдог, он сразу отбежал в сторону и громко отблевался. Вслед за ним вывалилось еще несколько бойцов. Они тяжело дышали, глаза были просто дикими.
        - Что там такое? - привстал встревоженный Мосевский.
        - Пацан, тебе лучше туда не надо. Мы там настоящую пыточную нашли. Я всегда считал себя не самым добрым человеком, но такое… это уже за пределами - Бульдог пришел в себя и жадными глотками пил воду из полторашки.
        Петр недоуменно оглянулся вокруг. Яркое солнечное утро уже не казалось таким радостным, слишком много плохого сегодня произошло. Через пять минут из коттеджа появились Корабельников и Пачин. Они молча вынесли из дома окровавленного человека, на него было страшно смотреть. Денис что-то яростно прокричал в рацию, вызывал медиков из Родников. Пачин также выглядел неважно: потухший взгляд, посеревшее в раз лицо. Он подошел к Петру и приказал - Найди мне срочно видеокамеру.
        Пришлось подниматься на второй этаж особняка. Мосевский прошерстил несколько комнат и увидел искомое в углу дорогой итальянской «Горки'. Проходя по коридору, Петр заметил в открытой двери большой спальни несколько человек, в основном это были кавказские женщины. Их охранял мрачный мужик из команды Степана. Мосевский бросил мимолетный взгляд на пленных, двинулся, было, дальше, но потом резко остановился и вбежал в комнату. В углу спальни сидел Рустам, его было совершенно не узнать. Половина лица отекло и представляло собой сплошной синяк, одежда была грязной, волосы спутанные.
        - Рустам, что с тобой? - Петр кинулся к другу.
        - Эй, тебе чего? - охранник дернулся навстречу - Не положено.
        - Да иди ты на…й. Этот парень предупредил нас о налете.
        - Да?
        - Кто его так?
        - Мы в подвале таким нашли. В отдельной камере сидел, пока сюда до разборок перевели.
        - Дай лучше воды и аптечка нужна.
        Петр осторожно поднял друга и перенес на кровать. Жестом подозвал сидевшую поближе красивую молодую девушку и показал на подушки. Та молча принялась подкладывать их под Рустама. Охранник подал бутылку воды.
        - Помогите ему. Я сейчас.
        Петр быстро добежал до Пачина и передал тому камеру, потом сбегал до машины и достал из нее свою аптечку, которую же сам и собрал перед боем. Опыт спортивных боев и драк сейчас здорово ему пригодился. Он уже знал, как правильно лечить кровоподтеки и фингалы, чем немедленно и занялся. Вмазал в кожу друга необходимые мази, бережно перебинтовал голову. Вскоре Рустам немного пришел в себя и рассказал о произошедшем с ним. Рано утром его разбудили взбешенные родственники. Он наотрез отказался участвовать в нападении, за это его прилюдно избили и бросили в камеру. Родичи пообещали разобраться с ним после нападения.
        - Про меня спрашивали? - Петр с сожалением смотрел на припухшие губы Рустама.
        - Нет, не до этого им было. Они сильно на меня разозлились. Одно слово, звери! Всегда удивлялся, как люди быстро теряют свою цивилизованность, неужели века войн и разрушений ничему их не научили? Мне стыдно за свой народ, у меня в роду всегда были честные воины. А эти шакалы, всегда в шестерках ходили, только женщин и детей могут резать.
        - Тебе придется уехать. Сам понимаешь, после такого…
        - Я знаю, друг.
        К ним в комнату вошел молчаливый охранник и бросил - Приказано всех вниз увести.
        Женщины быстренько метнулись к лестнице. Петр же взял осторожно друга через мощное плечо и вынес во двор. Резкий звук выстрелов заставил его вздрогнуть. Солнце уже стояло достаточно высоко, было очень ярко и пришлось поначалу зажмуриться. Из-за угла дома вышло несколько мрачных мужиков во главе со Степаном Карповым, в руках они держали автоматы.
        - А этот что делает тут? И его в расход надо! - зло выкрикнул Степан, показывая на Рустама. Его глаза были налиты бешенством, а на руках от злости аж жилы вздулись.
        - Ты чего охренел в атаке? Это парень вам жизнь спас! - Мосевский загородил друга.
        - Это тот самый? - рядом возник ниоткуда Пачин.
        - Да, Эдуард Петрович. Вон как его избили за это.
        - Степан, успокойся, не трогай его. Если бы не этот парень, то в канаве сейчас лежали бы мы. Но ему, Петр, придется уехать отсюда. Пускай забирает баб и детишек и валит подальше - Пачин махнул рукой Карпову и пошел к воротам. Там уже бурчал Вольксфаген-Транспортер. В него спешно загружалась оставшаяся в живых часть кавказской диаспоры. Мужчин среди них не было совсем. Петр начал быстро собирать вещи для друга, сунул в рюкзак свою аптечку, воду, нож, куртку. Стал ему объяснять, что и когда мазать, чтобы раны зажили, правда Рустам плохо соображал, но к ним подошла та самая молодая девушка и на хорошем русском пообещала Петру, что проследит за лечением. К машине неожиданно подошел Кораблев. Он молча смотрел на сборы, лицо было смертельно бледным, глаза лихорадочно блестели. Также молча он подошел к молодому кавказцу и передал ему незаряженный Калашников и подсумок с магазинами.
        - Ты что? На фига ему оружие даешь! - мужики, стоявшие в охране, заволновались и начали кричать.
        - Молчать! Отошли отсюда! - вдруг заорал на них подошедший в этот момент Карпов - Если бы не эти парни, вы бы сейчас с перерезанными горлами в канавах лежали. Его трофей, его право!
        Недовольно бурча, люди разошлись. Микроавтобус уже был готов к движению, ворота раскрыты.
        - Спасибо - Рустам пожал руку Денису - мои предки были честными воинами, я постараюсь не посрамить их памяти.
        - Я знаю - спокойно ответил бывший спецназовец - удачи тебе.
        - Прощай, друг. Видишь, как оно получилось… - друзья в последний раз крепко обнялись, потом Рустам сел в машину, которая быстро покинула это проклятое место. Петр смотрел вслед уезжающему микроавтобусу, и ему было ужасно грустно. Только теперь он понял, какого друга потерял: неунывающего, жизнерадостного, всегда готового подставить крепкое плечо.
        - Не грусти, парень, жизнь продолжается. Может еще, и свидитесь - Кораблев похлопал Мосевского по плечу - Давай, пошли к машинам. А, вообще, это хорошо, что ты в любой ситуации за друзей вступаешься.
        Жизнь продолжалась, штурмовая команда собрала трофеи, по-скорому забросала убитых землей и строительным мусором. Было озвучено предложение: все здесь сжечь на хрен, но потом люди решили, что в нынешних обстоятельствах это просто опасно. Пожарных то команд по близости как-то не наблюдалось.
        На месте утренней засады уже наблюдалось подобие порядка. Убитых боевиков вывезли и закопали в мелиоративной канаве, используя для этого строительную технику. Все непострадавшее от огня оружие и снаряжение собрали, сгоревшие и покореженные автомобили убрали с дороги. Итоги боя решили подводить завтра. Люди смертельно устали, накачка адреналином их городских организмов также не прошла бесследно. Многих новоявленных бойцов уже потряхивало, кто-то стал вялым и сонливым, некоторые агрессивными без меры. Поэтому, оставив дежурный пост у дороги, бойцы разъехались по домам.
        В коттедже Пачина было тихо. Обслуга ждала хозяина, ужин был готов. Эдуард Петрович прошел тяжелым шагом в гостиную и рухнул в кожаное кресло.
        - Ну что, Петька, знатный у нас денек получился? Я столько адреналина с приснопамятных девяностых не хапал. Да и то, тогда в чем-то проще было. На крайняк мусорам можно было сдаться. После такого кипиша или бабу, или выпить. Ты что хочешь?
        - Выпить, а потом бабу - только и смог ответить Мосевский, подходя к столу, где стояла початая бутылка коньяка.
        - Э, парень, это не тот напиток. Сейчас водочки с морозильничка достану. Запомни - после такого боя только водку!
        Пачин вышел на пару минут и вернулся с запотевшей литровой бутылкой светлого огненного напитка, разлил по стаканам и один протянул молодому парню.
        - Давай, за жизнь - не чокаясь, выпили - Эй там, тащите жрать!
        Две молодые женщины молча расставили на журнальном столике закуску. Мясное рагу, нарезка из мясного же ассорти, квашеная капустка и огурчики. Обслуга в этом доме была идеально вышколена. Налили еще по одной. Потом мужчины перекусили, ведь с самого утра даже крошки во рту не было.
        - Ну что могу сказать, Петька, этот экзамен жизни ты выдержал. Мы живы и целы, враг закопан, все, как и положено. Друга своего ты не сдал, значит, пацан правильный! Голова у тебя светлая, тело крепкое. Пойдешь ко мне в команду?
        - У меня есть выбор? - Мосевский осоловело поднял глаза на мужчину.
        - Выбор всегда есть. Можешь свою команду собрать, ты сейчас в авторитете.
        - Опыта маловато. Лучше у вас жизни поучусь!
        - О! Правильно говоришь. Молодца! - Пачин снова налил по рюмашке - Давай еще по одной!
        - Давай - Петр выпил, не морщась - а вот теперь можно еще и бабу.
        - Наш человек! - Пачин обернулся к двери - Галя, давай сюда!
        В комнату вошла молодая роскошная брюнетка. Одежда обтягивала ее выпуклые формы там, где и положено. Хозяин дома похлопал ее по крепкой заднице и выдохнул.
        - На, Петька. Вот тебе Халя, классная хохлушка! После нее тебе другие бабы пресными покажутся. Да, Галя?
        - Да, мой котик - красотка поцеловала Пачина в лобик и села на колени к Петру - Мальчик, а как тебя зовут?
        Мосевский пьяно взглянул на девушку и полез щупать ее полновесную грудь, молодка весело захохотала.
        На следующий похмельный день в здании института были назначены разборы полетов. Итог боя оказался очень плачевен для нападавших. Жители Родников закопали 43 тела кавказцев. Потери Родниковцев - 4 убитых: двое погибли в одном из домов от гранаты, одного зарезали при нападении на второй крайний слева домик, и еще один человек был тяжело ранен в самосвале, а к утру скончался. Еще 8 бойцов ополчения получили различные ранения, но их жизни были вне опасности.
        У кавказского клана ополченцы захватили много оружия. К сожалению, РПК оказался разбит прямым попаданием, но полностью целыми захватили более 20 АКМов старого образца, с деревянными прикладами и металлическими магазинами. В трофеях оказались также два армейских АК-74 с пластиковым прикладом и новыми же пластиковыми магазинами. Остальные боевики были вооружены, в основном, карабинами СКС. И самое интересное, все это оружие у них имелось в наличии еще до катастрофы. В подвале главного дома ополченцы обнаружили множество различных боеприпасов, с маркировкой советских еще времен.
        Трофейные автоматы члены Совета раздали служившим в армии людям и активно себя проявившим во вчерашнем бою. Кто был не брезглив, также забрали снятые с убитых разгрузки. В самом начале разбора на Пачина и Кораблева наехали какие-то диковатые тетки интеллигентного вида. Они вопили о том, что не стоило всех абреков убивать скопом и тем более выгонять их женщин с детьми на улицу. В ответ Денис показал женщинам запись на ноутбуке, снятую в подвале кавказцев. Этих новоявленных 'защитниц животных' хватило меньше чем на пять минут, с явными рвотными позывами они мигом выскочили в коридор. Позже, на совещании, они с бледными лицами сидели в углу и молчали, до них, похоже, все-таки дошло, что война дело мужское.
        Разговор с обсуждения боя быстро перетек в рабочую плоскость. На совещании членами Совета было решено поставить постоянные патрули на основных въездах в сам поселок, а также перегородить напрочь все второстепенные дороги, техника и специалисты для этого дела имелись. И обязательно надо было усилить разведку. Повторения подобной ситуации никто не хотел, и в излишний гуманизм также уже никто не верил.
        Следующая неделя оказалась для жителей поселка очень сложной и насыщенной. Пачин потихоньку перетягивал бразды правления на себя. Поселковый Совет вроде, как и заседал в институте регулярно, принимал какие то решения, но опытный бизнесмен взвалил на себя самую тяжелую ношу. Он взялся за снабжение поселка всем необходимым, и под это нужное дело мобилизовал людей и ресурсы. Поначалу его поисковые группы прошерстили ближайшие к поселку склады, потом начали мотаться по дальним окрестностям. Делалось это все споро и по уму. Пачину было не отказать в умении работать с людьми. Где лаской, где жестко, он выстроил новые взаимоотношения и поставил себя на самую вершину этого маленького сообщества людей. Мосевский же был всегда рядом с новым боссом. И учился, учился и учился у старшего товарища. Иногда он выполнял весьма щекотливые поручения, временами выезжал вместе с поисковой командой Кораблева. Вроде, как и в помощь, а вроде и, как надзирающим.
        Кто-то из старожилов вспомнил, что рядом, в районе аэропорта Быково находилась когда-то военная часть связистов. Кораблев с компанией быстренько организовали выезд. Поисковая команда разжилась там тремя десятками АК-74 и боеприпасами, нашлись также бронежилеты и каски. Хотя часть, в общем, то была не строевая, и особого вооружения в ней не наблюдалось, в вот различные модификации мощных радиостанций в наличии нашлись. Кораблев вывез их всех в поселок. Теперь люди имели возможность держать связь со своими группами до сорока километров. Но Петру в этот раз показалось, что Денис чем-то был встревожен. Вечером, за рюмкой чая бывший спецназовец поделился своими сомнениями.
        - Знаешь, меня не покидает мысль, что в этой части кто-то побывал до нас.
        - Ну, там же много людей работало.
        - Ты не понимаешь - Денис пронзительно посмотрел на собеседника - там побывали после.
        - Откуда такие подозрения?
        - Где-то осталось пустое место от прибора, где-то дверь заклинена, хотя остальные хорошо открываются, и в помещение теперь не попасть. Также я не нашел ни одного целого ноутбука или рабочего компьютера. А это же связь ФАПСИ, там самая современная техника стоит. Кто-то определенно заезжал туда за информацией, и кто-то сильно грамотный. Да и вообще у меня складывается впечатление, что мы иногда пересекаемся с какими то неизвестными людьми. И они ни фига не идут на контакт с нами.
        - Может, они бояться? Выжили маленькой компанией, а тут мы, с оружием на машинах шастаем. Целая банда, рожи то у наших во, какие зверские!
        - Может - Кораблев немного помолчал, потом добавил - а может у них другие планы, не к добру все это.
        - Слушай, Денис - Петр наконец-то решился - Ты ведь знаешь, что я человек Пачина. А ты ведь все больше с институтскими дружишь, и вдруг мне такие откровенности рассказываешь. И авторитет у тебя есть, мог бы свою партию играть. Не обидно, что тебя задвинули?
        - Хм, хороший вопрос. Все ждал, когда Пачин его сам задаст. Да, мне не по нутру, знаешь, вся эта мышиная возня с властью. Я ведь свободная птица. А Пачин?.. Он прирожденный лидер, в такое время это даже полезно. Интеллигентская свара и разброд, думаешь, лучше? Я реалист, насмотрелся всякого. Ну, и пока мы вместе.
        - Пока?
        - Пока все по-человечески. Ты меня в деле видел, за беспредел жалеть не буду.
        - Понял тебя, Денис - усмехнулся Петр - Я лично лучше бы тебя в друзьях держал.
        - Я бы тоже. Ты же своего кореша в беде не бросил, а ситуация была ох какая не простая. Не каждый так поступит, я знаю, что говорю. Но смотри, с Пачиным будь осторожней. Он бандит, и им всегда останется.
        Мосевский вкратце пересказал разговор Эдуарду Петровичу, немного сократив «ненужные» места. Тот принял к сведению отказ Кораблева от борьбы за власть, резюмировав «Я знал, что Денис разумный человек». Но остальные доводы он пропустил мимо ушей, пока явных доказательств присутствия чужих не было. Ну а чувства и интуицию к делу не подошьешь, и так неотложных дел было выше горла. Поселок уже был обеспечен водой и продуктами, по вечерам даже подавали электричество. Специалисты набрали хороший парк техники и запас горючего, и теперь следовало основательно подготовиться к зиме. А возможно стоило вообще подумать о переезде в более теплые места. Не до шпионских игр сейчас.
        В конце недели поисковики неожиданно для себя обнаружили новых соседей. Неподалеку, в дорогом коттеджном поселке, построенном недавно близ Малаховского озера, нашлись выжившие люди. Всего около пятидесяти человек. В основном это были жившие здесь московские богатеи, их жены и домочадцы. К большому удивлению родниковцев, на контакт соседи пойти не захотели, и встретили делегатов довольно таки холодно. По их поведению были явно заметны «новорусские понты». А люди, жившие там, в прошлом были не самыми последними согражданами, но в новой ситуации повели себя недальновидно. Они так и не осознали, что в новом мире все сильно поменялось. Вооружены жители коттеджей были хоть и дорогим, но не армейским оружием, и большинство из них армейской жизни то и не хлебнуло.
        Их поселок оказался пока вполне самодостаточен. В домах находились скважины и генераторы, кладовые забиты продуктами. Нашедшихся в окрестностях одиночек и небольшие группы спасшихся жителей малаховские взяли в дома обслугой, и относились к бедным людям, как к рабочей скотине. Кораблев узнал эти подробности от сбежавшей из поселка молодой женщины. Во время катастрофы она проезжала мимо поселка по улице, машина тогда потеряла управление и столкнулась с грузовиком. Очнулась уже вечером и смогла самостоятельно выползти из машины. Увидела свет в окнах и еле дошла до ближайшего дома. Там ее поначалу послали подальше, но потом сжалились. На следующей день хозяева рассказали женщине о конце света и предложили остаться у них, помогать по дому. Наталья, так звали сбежавшую женщину, была одинокой и приезжей, сама из-под Калуги, и деваться ей было сейчас некуда. Да и соседи хозяев оказались такими же важными и напыщенными.
        Большинство домовладельцев в этом поселке были вовсе даже не бизнесмены, а так, большие чинуши, с огромным самомнением и поведением типичного быдла с провинции. Они даже договориться между собой не могли, на улицах то и дело вспыхивали ссоры и ругань. Какое-то подобие сплоченности проявилось только после одного ужасного случая. Группа пришедших из леса диких собак сильно покусала одну из жен домовладельцев, к утру она умерла. Медиков в поселке не оказалось. Не было у русских врачей столько денег на подобные хоромы! Тогда жители смогли организовать хоть какой-то патруль, да еще несколько раз они выезжали на поиск нужных в хозяйстве вещей и продуктов. Благо вокруг находилось полно торговых центров и складов. Это же Подмосковье! Половина богатств России сконцентрирована именно здесь.
        Поисковые партии привезли из рейдов еще несколько найденных людей, которым предложили остаться в поселке в качестве помощников, а по существу прислуги. Сама Наталья обслуживала два коттеджа, стирка, уборка, временами готовка. Относились к ней холодно, «как к холопке», а малолетний сын хозяина даже приставал к женщине с понятными намерениями. Вот она и воспользовалась удобным случаем выйти на свободу, убежав к ребятам из чужой поисковой партии. За время жизни в коттеджном поселке, она многое узнала и о его жителях, и об окрестностях, поэтому Кораблев включил ее в свой поисковый отряд. Ко всему прочему Наталья оказалась неплохим стрелком, занималась в детстве в стрелковом клубе.
        Пачин также решил пообщаться с этой Натальей лично. Недолюбливал он чиновников, всегда ожидал от них какой-нибудь подлянки. А особо его заинтересовал рассказ о нападении диких собак. Его люди уже докладывали, что в округе они временами слышали необычно жуткий собачий вой, наводящий на людей невероятный ужас. Всех жителей Родников уже предупредили о возможной опасности, и посоветовали не оставлять детей одних без присмотра. И ведь буквально через два дня на группу детишек напали три озверевших псины. Это были настоящие монстры, но на счастье ребятишек, в это время у детской площадки дежурили двое вооруженных мужчин. Оба с гладкоствольными карабинами Сайга, поэтому двум псам досталось несколько крепких дробовых заряда. А третий пес смог убежать, но кровавые следы на дорожке все-таки оставил. Иван Кузьмич, бывалый охотник, организовал грамотное преследование зверя. Помогала ему в этом одна из немногих оставшихся в поселке собак, очень опытная лайка. В помощники к себе он взял только Дениса Кораблева. Через три часа уставшие и мокрые /пошел дождь/, они вернулись обратно. Уже без собаки, Тишка честно
погиб в бою, раскрыв вовремя засаду целой собачей стаи. Кузьмич и Денис перестреляли ее всю, все восемь особей. Бывший спецназовец красочно рассказал слушателям об убитых ими монстрах. Уж больно не похожи те были на обычных собак, какие-то неведомые мутанты. После этой схватки охотникам даже пришлось поменять штаны, так там было страшно. И это бывалому человеку!
        Меры безопасности после этого нападения в поселке резко ужесточили. И естественно в результате принятых мер безопасности усилилась власть и самого Пачина, хотя большинству выживших такое положение вещей казалось во благо. Недовольных же просто осаживали, пока.
        Пара групп институтских работников после нескольких скандалов с людьми Пачина переехала на другую сторону Родников. Выжил Пачин все-таки самых ярых оппонентов, но дальнейших репрессий не последовало. Они все-таки старались сохранять добрососедские отношения, и активно готовились к зиме.
        Между тем Кораблеву становилось все тревожнее. На него вышли несколько жителей из поселка под Малаховкой. Там произошли странные события: начали пропадать в поисковых рейдах люди, потом пошли слухи, что за поселком наблюдают. Местные новоявленные вожаки не хотели заниматься делами всего поселения, они просто собрали вокруг себя самых вооруженных людей, а остальных бросили на произвол судьбы. Часть самых прозорливых жителей поселка решила навести таки контакт с Родниковцами.
        Да и самому Денису слишком часто стали попадаться признаки присутствия чужих. Это конечно могли быть и малаховские, или другие незнакомые им группы из выживших, но было во всем происходящем как-то слишком много странностей. Кое-где оказались расчищены некоторые глухие пробки, оставшиеся после катастрофы, освобождены развязки и съезды. Иногда поисковикам попадались свежие остатки человеческой жизнедеятельности, вскрытые склады и свежие следы от автомобильных покрышек.
        А в первую неделю осени вообще случились самые большие неприятности. Люди, жившие на другой стороне Родников, в одно солнечное утро не вышли на связь. Поехавший в ту сторону патруль никого там не обнаружил. Люди начали гадать, это было нападение или отщепенцы просто свалили, не попрощавшись. Пачин верил во второе, а Кораблеву показалось, что в домах присутствуют следы борьбы.
        На всякий случай они вооружили поголовно всех взрослых людей и усилили охрану. А через два дня поздно ночью к охраняемому въезду в поселок подъехали две неизвестные машины. Шел проливной дождь, поэтому караул чуть не открыл огонь на поражение. Сама дорога была заблокирована самосвалом, караульные же размещались в домике. На его втором этаже они оборудовали огневую точку, защищенную мешками с песком и бетонными блоками. На счастье приехавших начальником караула в этот день оказался сам Степан Карпов. Он вместе с напарником нырнул к самосвалу и обнаружил около него мечущихся людей, которые искали проезд. На нападающих они точно похожи не были. Это оказались люди с Малаховки, и они слезно просили о помощи.
        Караульные сразу подняли с постелей Кораблева и Пачина. Один из приехавших Малаховцев был лично знаком Денису, он то и вел переговоры о возможном переезде, не все же там были напыщенными идиотами. А теперь этот человек рассказывал поистине страшные вещи.
        Вчера к ним в поселок приехали два незнакомых черных джипа. Какие-то люди в черном вышли из этих машин и вели переговоры с вожаками поселка. Но, видимо, они между собой так и не договорились. Уезжали «черные» под крики и ругательства «хозяев жизни». А поздно вечером от одного их охранников вожаков стало известно, что поселку поставили настоящий ультиматум - или они подчиняются власти какого-то Майора, или их мужчин уничтожат, а оставшихся в живых возьмут в рабство. Время для окончательного решения истекало утром. Новые же хозяева поселка, в обычной для себя хамской манере, послали людей, представляющих Майора в… далеко, в общем. И группа, пытающаяся сотрудничать с родниковцами, решала срочно бежать, больно уж серьезно выглядели ребята «в черном». Максимально быстро они собрались, и уже в темноте выехали из поселка. С трудом их группа доехала до Томилино, где находилась эстакада через железную дорогу, никто не знал другой дороги на Родники. Но сразу после этой эстакады их неожиданно обстреляли. В маленькой колонне началась паника. Часть машин развернулась и поехала назад, остальные резко рванули
вперед. Но не всем удалось удачно вырваться, два автомобиля попали под сильный автоматический огонь и были буквально расстреляны.
        Иван, так звали мужчину средних лет руководившего этим побегом, не побоялся подбежать к одной из них, но увидел, что все люди в автомобиле были мертвы, вся семья. Выключив фары, и не щадя машин, они помчались дальше, и, похоже, оторвались-таки от преследователей. Потом, пару часов беглецы прятались в какой-то промзоне. Не сразу люди смогли сориентироваться, куда двигаться дальше, они потеряли много времени, но все-таки смогли сюда доехать.
        Пачину очень не понравилось подобное развитие событий. Похоже, в стороне отсидеться не получалось, и необходимо было как-то действовать. Они объявили срочный сбор всех ополченцев Родников. На хозяйстве Эдуард оставил Карпова, а сам с Кораблевым и двадцатью человеками ополчения поехал в Малахово. Выезд этой группы состоялся рано утром. Два человека из Малаховского поселка находились в передовой машине и показывали дорогу, поэтому вся поездка уложилась в пару часов. Это, учитывая, что в местах удобных для организации засады, Кораблев с напарником уходили сначала вперед на разведку. Группа также часто останавливалась оглядеться.
        Но они все равно опоздали. Еще по пути, сразу после эстакады, ополченцы наткнулись на сгоревший внедорожник, и сгорел он вместе с людьми. Неподалеку от поселка Малаховцев на обочине поисковики обнаружили еще три трупа. Молодой мужчина и две женщины, и было видно, что их всех сначала изнасиловали, а убили потом выстрелом в затылок. Перед самим поселком группа Родниковцев сначала свернула на боковую улицу. Они рассыпались на тактические команды и осторожно двинулись вперед. Кораблев со своими бойцами ушел в разведку. Вскоре по рации от него поступило краткое сообщение «Чисто. Опоздали».
        Уже не торопясь, ополченцы осторожно зашли в поселок и стали оглядываться. Несколько домов еще дымились, это были коттеджи местных вожаков, самые большие и дорогие дома в поселке. И, похоже, что здесь и произошел главный бой. Стены зданий были все в оспинах от попаданий пуль и осколков, окна оказались полностью разбиты. На одном из коттеджей был отчетливо виден след от неточного попадания ракеты от гранатомета, а внутри самого здания до сих пор тлел пожар. Второй раз, значит, попали куда надо. На ухоженном газоне и цветниках также виднелись небольшие воронки от гранат. Под ногами хрустели гильзы и каменное крошево, трава и цветы были затоптаны основательно. По всему видать, дома штурмовали спецы, и они не оставили хозяевам никаких шансов. Плотность огня у штурмовиков была высокая, а использование гранатометов свело на нет преимущество толстых кирпичных стен коттеджей.
        Ополченцы осмотрели также ближайшие дома - никого. Видно, что люди уходили в спешке, вещи раскиданы в беспорядке, кое-где валялось оружие и патроны, даже воспользоваться им жители поселка не успели. Вскоре обнаружили и убитых. Они были сложены аккуратно в пустом бассейне, там всего находилось 12 трупов, в основном мужчины. Сергей, житель Малаховки, опознал в них тех самых новоявленных вожаков и их охранников. Весь остальной поселок оказался пуст. Жители или убежали, или их всех захватили. Следы обуви и колес автомобилей оказались размыты ночным проливным дождем. Поэтому маршрут отъезда определить не удалось. Кораблев задумчиво рассматривал гильзу, поднятую на месте боя, когда к нему подошел Пачин.
        - Дениска, что думаешь?
        - Это не бандиты точно. Оружие на 7.62. Но патроны новые, не с мобскладов, имеются подствольники. Значит скорей всего Калашниковы сотой серии. Точная стрельба ночью, значит, у них есть приборы ночного видения, и, похоже, они использовали дополнительно светошумовые гранаты. К гадалке не ходи, спецура работала. И не военная, у обычных вояк такой снаряги нету.
        - Контора?
        - Да фиг знает. Расплодилось их в последнее время много.
        - Много то-то много, да все ссученные, с одного места росли.
        - Странно, Эдуард Петрович, я думал вы ментов больше не любите.
        - А чего менты? Цепные псы, не больше. Кто на собаку то обижается? Не лезь под клыки или сиди смирно, на колбасу, опять же, скинься. А эти паразиты: бизнесов из себя корчат, а ведут себя хуже отморозков. И еще, суки, государственными интересами прикрываются.
        - И предложения?
        - А чего думать то? Тикать надо. Жалко, конечно, устроились мы уже неплохо. Тут же в первопрестольной запасов, ништяков, нам до конца жизни хватило бы. Но конторские суки жизни нам не дадут, вишь, какие они тут резкие, как понос. Вот куда им людей то столько?
        - Ну, Эдуард Петрович… Вы же должны были это еще в школе проходить, в советские то времена. Какой там строй был до феодализма? Это же элементарно, люди нынче дефицит.
        - Ну, ты, это, не учи отца е… - обиженно засопел Пачин - Двинули лучше. Ночью валить надо, пока эти резкие не прочухали.
        В Родниках известие о могущественной банде из бывших государственных спецслужб произвело впечатление разорвавшейся бомбы. Не все в это сразу поверили, да и потом сыграла свою роль обычная человеческая безалаберность. В общем, на сборы и уговоры ушло целых два дня. Люди Пачина и Кораблева все это время подбирали транспорт, готовили продукты и снаряжение в дорогу. За километр от Родников по дорогам они выставили хорошо замаскированные посты. На одном из них находился Петр Мосевский.
        В караул он заступил вечером. День получился муторный и тяжелый, тянуло в сон, но нельзя было ни покурить, ни попить кофейку. Кораблев наглядно объяснил караульным, чем это может для них кончиться, а жить они хотели оба. Напарником с Петром вышел Леха Миленников, студент физкультурник, крепкий и надежный пацан. Они в последнее время часто встречались в спортзале местной школы, оба оказались заядлыми спортсменами. Первым дежурил Алексей, в полночь он разбудил Петра, а сам ушел на боковую.
        Чтобы не заснуть, Мосевский сделал пятьдесят отжиманий и столько же приседаний, потом подошел к краю крыши заброшенного склада, где они установили наблюдательный пункт. Вокруг было тихо, только свежий ветерок шевелил еще не опавшую листву на деревьях, и тихонько качал провода. Было достаточно темно, только иногда сквозь разрывы облаков просвечивал месяц. Вдруг внимание молодого человека привлек непонятный шум, раздававшийся где-то внизу. Он не спеша спустился вниз. Кроссовки скрадывали шум шагов, да и на самбо его научили ходить, ступая мягко. Через разбитые окна проникал призрачный свет, видно облака совсем унесло ветром. Петр определенно почувствовал присутствие кого-то, руки сами потянулись к поясной кобуре.
        - Слышь, парень - вдруг раздался тихий голос - не дури с оружием, давай просто поговорим.
        - Ты кто? - спросил пересохшими губами Петр. Он остановился у вертикального бетонного столба, его ширины вполне хватало, чтобы спрятаться за ним полностью. Кобура у него была открытого типа, патрон в патроннике. Только выхватывай и стреляй, этот прием у Мосевского был отработан до автоматизма.
        - Подожди, не стреляй. Я выхожу без оружия.
        Мосевский увидел, как неясная тень отделилась от стены и вышла вперед под призрачный лунный свет. Это был худощавый молодой парень, еще совсем пацан, лет 18. Руки он держал на виду.
        - Кто ты и чего тебе надо?
        - Меня люди зовут Лютый. И я тут не один, но тебе не враг. В прошлой жизни мы как-то пересекались, и я очень рад, что вечером сюда приехал именно ты. Мне нужно срочно поговорить с вашим главным.
        - Говоришь, пересекались?
        - Тем летом в Реутове. Ты там загасил одного наглого дага у маркета, он еще к девчонке клеился, и языка человеческого не понимал. А наши пацаны помогли тебе смыться от ментов.
        - Хм, было дело. Ты, значит, оттуда?
        - Я и моя команда, но речь сейчас не об этом. У меня важный разговор с вашим боссом, а ты, вроде как, с ним накоротке.
        - Ну, если есть дело, чего не подъехал сам?
        - Да времена нынче мутные, а парни вы резкие. Постреляли бы друг друга. А мне оно надо?
        - Согласен, все нынче на взводе. Что за разговор то?
        - Если коротко, то хотим к вам в долю. И есть для Пачина очень важная инфа.
        - А мне не сообщить? Мутно это как-то все, и знаешь ты про меня больно много.
        - Извини, сообщу только лично боссу. У меня свой резон. А на счет тебя…
        Позади них послышался шум шагов, Петр быстро оглянулся. По лестнице спускался Леха, он выглядел совершенно спокойным и не удивленным.
        - Леха? Так ты, похоже, в курсе. Ну, ты и сволочь!
        - Не кипишуй, Петруха! Все в норме, у Лютого в команде мой брательник двоюродный оказался, Серега. Они же живут на одном районе. А брательник, между прочим, курсант Рязанского училища, свой в доску парень. Они сами вчера на меня вышли, случайно увидели, ну я и подумал, что тебе легче к Боссу подкатить, чем я буду вписываться. Да и потом в плюс пойдет, что людей привел. Пацаны то нормальные, отвечаю.
        - Где остальные?
        - В соседнем здании, в машине.
        - Тогда пускай к дороге выезжают. Я пока свяжусь с Пулей.
        Через десять минут Мосевский стоял рядом со странного вида автомобилем. Похожий по внешнему виду на микроавтобус, но поднят, как внедорожник. Наверху стоит экспедиционный багажник с запасными колесами и баулами. Это оказалась чисто японская Mitsubishi Delica с правым рулем. Удобная, проходимая и вместительная машина. Перед ней сейчас стояли шестеро человек: трое молодых парней и три девчонки. Все в военном цифровом камуфляже, банданах, разгрузках. На груди у каждого висел АК-74 с подствольником, стволом вниз, как у американских спецназовцев. У одного из бойцов в автомате круглый магазин от РПК. Лохами они не выглядели однозначно, серьезные пацаны.
        - Это где вы так прибарохлились? - уважительно спросил Петр.
        - На базе вестимо - с ухмылкой ответил высокий плечистый блондин, чем-то похожий на Леху Миленникова, очевидно, его брат - у ОДОНа позаимствовали. Да и в запасе у нас есть чего посмотреть.
        - Зачетно! Значит, действуем так, пацаны. Сейчас смена приедет, и будем двигать в Родники. Только давайте без непоняток. Вы люди пришлые, не бычьте. Понятно выразился?
        - Чего уж - чернявый верткий пацан смачно сплюнул - Мы ж не беспредельщики какие. По понятиям все будет.
        Мосевский заметил у этого парня за спиной круглый зеленый тубус, и вспомнил, что это одноразовый гранатомет. Ребятки, похоже, оказались людьми серьезными, хотя повадками иногда смотрелись вылитыми гопниками. Ну так ведь, дураки и чмошники в новом мире обычно не выживают. Правильно?
        - Откуда шрам? - Петр в утреннем сумраке смог наконец-то хорошо рассмотреть лицо Лютого.
        - Да эти… отметились. Еще пару недель назад, а недавно мы троих пацанов потеряли.
        - Это те, про кого я подумал?
        - Соображаешь, понял теперь, зачем мне ваш босс нужен?
        - Нда… дела - Мосевскому стало не по себе.
        Вскоре подъехала смена. Из машины вышли четверо мужиков, увидев вооруженных людей, они поначалу напряглись, но Петр их успокоил. Коротко объяснились. Сменщики оставили на месте дозорную пару и рванули обратно в дом к Пачину, там их уже ждали. Сам хозяин сидел в гостиной и пил кофе. К нему пригласили только Лютого и Мосевского, также при разговоре присутствовал Пуля. Девушки принесли еще кофе и свежие блинчики. Завтрак был очень кстати.
        - Ну что, молодой человек, вы хотели мне сообщить?
        - А вы все такой же шустрый Эдуард Петрович, как Мостатарин и предупреждал. Сразу за дело взялись.
        - Моська? - Пачин был несказанно удивлен - Он что, жив?
        - К сожалению, уже нет. Но именно он посоветовал найти вас.
        - Он от Малаховских чудиков узнал обо мне? - Пачин заметно напрягся.
        - Я, честно, не в курсе. Он в Реутове был, когда эти черные приперлись. Думал откупиться, но не получилось.
        - «Черные»? Кавказцы что ли? - Пачин подался вперед - Ты рассказывай толком то, парень!
        - Нет, босс, все гораздо хуже. Когда вся эта фигня произошла, я с пацанами отдыхал в Салтыковском парке. Пока очухались, пока выбрались. Короче, первую неделю просто дурака валяли, пили, веселились, с девчонками зависали. Потом Серега, он на десантуру готовился, предложил оружием нормальным разжиться. А то мы тут уже пару раз на каких-то уродов нарывались. Из оружия же у нас только помповики, да резиноплюи были. Ну, Сергей показал место, там дивизия ОДОН квартировалась. Нашли мы там оружейку, кое-как вскрыли, грузимся, значит. А тут пара машин в ворота въезжают, и сразу шмалять по нам начинают. Там какие-то типы были, все в черном, как американский спецназ. Полегли бы мы точно, если бы не Серега. Он из Мухи как долбанет по тем резким, потом из автомата мочить стал, ну и мы тоже, типа очухались, добавили огоньку. Кто из черных остался жить, те свалили на оставшемся джипе, ну а мы живо ноги делать. Три дня отлеживались, короче, потом решили осмотреться. Встретили каких-то полузнакомых малолеток на рынке. Они и рассказали, что тут за непонятки странные вокруг происходят. Ездит банда, похоже, бывшие
ЧОПовцы, и весь народ под себя подгребает, а недовольных просто тупо мочит. Малолетки и вывели на Мостатарина. Личность у нас известная и вполне авторитетная. Подъехали мы, значит, к нему, дела перетерли, с ним и остались.
        - Во как? Вот проныра Моська - Пачин довольно поерзал - И чем он занимался?
        - Да тут заводик какой-то небольшой находился, он на нем базу устроил. Народ собрал разный, братки, работяги, ну и прочие. Подгребали под себя со складов разное, технику свозили, горючее. Порядок у него был и справедливость, беспредела не допускал. Пиплу, в общем, нравилось, народ к нему тянулся.
        - Ну да - Эдуард усмехнулся - любил он из себя добренького корчить. Вы-то кем под ним были?
        - Агитаторами. Ездили вокруг, людей созывали. А чего? У нас порядок, защита, электричество. Работяги и спецы отлично устраивались, это только офисным клопам плохо получалось. Работать то они не умели ни черта. Ну, еще девахи красивые неплохо присели - Лютый впервые за это время разговора усмехнулся - Вот только неделю назад вся эта лафа закончилась. Мы тем утром собирались в рейд на площадке перед забором, поэтому и живы остались. Увидели только, как у постов на КПП что-то взорвалось, потом огонь полыхнул во все стороны, совсем как в кино. Серега сказал, что это «Шмелем», огнеметом переносным сработали. Прибежали гарды с Мостатарином. Тикать надо, кричат, быстро, «черные» оборону сломали. На периметре охранники даже пикнуть не успели, как смели их. А у нас там хитрый запасной выход был, плиту только дернуть с забора, мы заранее ее подломили. Вот так и смылись, легко еще отделались. Мне вот щеку осколком посекло, да Леху задело. Мостатарин решил к вам ехать, Эдуард Петрович. Прошел слух, что в Родниках кто-то сидит. А он слышал краем уха, что у вас тут коттедж был построен. Решил, что если выжили,
то не последний человек здесь, похоже, не ошибся он.
        - А чего сразу не поехали?
        - Побоялись. Три дня на складах прятались. На четвертый рано утром выехали, и на подъезде к Святому озеру в засаду угодили. Серега ведь предлагал разведку послать вперед, так нет, послушали этого башкира, и нарвались по-полной. Оба боссовских джипа с гардами тупо снесли гранатами, и наша одна машина с тремя пацанами и девахой попала под раздачу. Никто там не выжил. Ну а мы свернули быстро налево к ТЭС. Там рассыпались по территории. Серега научил нас кое-чему из воинской науки. Пока девчонки с Лехой огнем отвлекали, остальные по флангам пошли. Ну, и тупо закидали этих говнюков тупо гранатами. Мы же целый ящик лимонок надыбали - Ф1. В общем, когда из-за укрытий потом вылезли, там полный фарш был. Наши со страху чуть ли не два десятка эфок туда метнули.
        - Живые остались? - Пачин в упор посмотрел на Лютого.
        - Были, двоих даже допросили. Один в черном, как ни резали, ничего не сказал, гнида. Зато второго в ментовской форме уже и резать не надо было. Сам поплыл, рассказал все, что знал. Остальных сразу добили.
        - Ну?
        - Короче, чуваки в черном это какой-то спецназ космический.
        - Чего, чего? Они что, в космосе работают? - Пачин был явно поражен.
        - Да хрен знает, вроде как на земле ракеты охраняют. Но во время катастрофы многие выжили на ихней базе. Какой-то там майор, или генерал-майор рулит. Он всех под себя сразу подмял и договорился с охранниками, у тех тоже база рядом была. И стали они все под себя грести. Типа рабовладельческого строя у них. Кто хочет в хозяева - вяжут кровью, остальных в рабы. Сейчас все Подмосковье под себя подминают. Кто противится - мужиков убивают, баб насилуют и в бордель. Доверенные люди в своих домиках живут, все спецы по тарифу получают, остальная голытьба в бараках, под охраной.
        - Фига себе! - Мосевский и в самом деле был поражен.
        Пачин же молча встал, подошел к бару, достал бутылку водки и налил себе полстакана.
        - Моська, за тебя! Земля пухом - залпом выпил, поморщился и сел обратно на кресло.
        - Вот кто, значит, Малаховских замочил. Ну, дела…. Как ты думаешь, Лютый, много этих архаровцев?
        - Самих 'черных», по словам мента, несколько десятков всего. Оружие у них спецназовское, прицелы ночные есть, глушители, гранатометы. А всяких охранников и прочей швали до двухсот, может больше. И вояки у них уже появились, жить красиво всем охота.
        - А почему ты ментом пленного называешь?
        - Да он мент и есть, настоящий ППСник. Они всем экипажем к Майору прибились.
        - Ну да, менты те еще пидорасы - Пачин почесал небритый подбородок - Пуля дуй за Кораблевым. А ты Петька, к институтским, пусть немедля собираются в дорогу. И главу Совета ко мне мухой на совещание. Объясни, что ситуация чрезвычайная. А мы с Лютым здесь еще потолкуем. Боец, водку будешь?
        И завертелось. Новости, сообщенные парнями с Реутова, и в самом деле оказались шокирующими, и многое объясняющими. После первого потрясения у людей сразу же включилась повышенная передача. Этот месяц в изменившемся мире многому успел всех научить. Шевели ластами, если хочешь выжить! Сборы к отъезду стали просто стремительными, благо многое уже оказалось приготовлено.
        Кораблев срочно уехал на доразведку маршрута. Митин организовывал погрузку в транспорт, а Степан Карпов занимался выдачей оружия и боеприпасов. Но неожиданно основной массе отъезжающих случился раскол. Несколько донельзя инициативных теток дружно наехали на Пачина, обвинив того в узурпаторстве. Зрел большой скандал, но Эдуард, не мудрствуя лукаво, не стал ругаться и вступать в спор, а попросту скомандовал посадку в машины. Он не считал себя спасителем мира, а просто хотел сберечь свою шкуру, когда повеяло паленым. Так караван и проехал мимо разинувших рот «оппозиционерок». Видимо они надеялись, что их сейчас начнут уговаривать уезжать со всеми, но эра милосердия закончилась, так и не начавшись.
        Бежали они достаточно резво. Через Бронницы караван выехал на Малое Московское кольцо и проскочил дальше до Куриловского поста. Погода в конец испортилась, пошел мелкий дождь, видимость на дороге уменьшилась. Что, в общем, было как раз на руку беглецам. Пачин поддержал предложение институтского Совета двигаться в западном направлении, возможно даже и в Европу. Институтские гуманитарии наивно полагали, что там народ все-таки будет вести себя цивилизованней и такого явного бандитизма не допустит. Можно будет вполне спокойно жить на фоне европейских пасторалей. Эдуард Петрович посмеялся, конечно, над розовыми соплями интеллигентов, уж кому не знать про европейские хищнические 'правила игры', как не ему. Но глубоко в душе был согласен, что от чисто наших то «волчьих» нравов держаться лучше все-таки подальше. Он не был сентиментальным романтиком, но его детство пришлось на «золотые застойные» годы, и нынешняя внешне благообразная капиталистическая действительность не вызывала в его душе никогда никаких иллюзий.
        Через несколько часов колонна свернула на Калужское шоссе и проехала до Большого кольца, там уже они повернули на север. В автомобилях эвакуационной колонны царило уныние, ведь остался позади хоть какой-то налаженный быт, а впереди светила полная неизвестность, окутанная вдобавок флером смертельной опасности. Переночевали беженцы рядом с Ермолинским аэродромом. Парни Лютого сразу выехали на разведку, так как Денис Кораблев со своими бойцами просто валился с ног. Мосевский сам полночи отдежурил на Кольце. Они очень боялись погони, но ночь прошла вполне спокойно. Погода утром опять сменилась, засветило яркое солнце, стало по-летнему тепло. У всех беженцев понемногу поднялось настроение, людям казалось, что беда в этот раз обошла их стороной, и они вырвались из лап смертельной опасности. Но жизнь в очередной раз показала свою темную изнанку.
        Беда случилась после обеда. Караван находился не в постоянном движении, а шел некоторыми урывками. Сначала проводилась разведка, затем машины большой колонной выходили на трассу и предельно быстро преодолевали разведанный участок. Затем снова шла разведка. Такая манера езды всех уже порядком утомила, среди людей начались споры и препирательства. Поэтому Пачин, чтобы быстрее выехать на трассу М1, настоял на движении по Большому Кольцу. Большинство народа его поддержало и Кораблеву пришлось пойти на уступки.
        И вот в районе Головинки они нарвались на грамотно организованную засаду. Разведка успела только сообщить, что их обстреливают. Потом связь пропала, вообще вся, в эфире шли только какие-то помехи. Пачин сразу приказал развернуть колонну обратно и у Колодкино они снова свернули на запад. На помощь Кораблеву бросилась только группа Лютого. Самовольно. Через полчаса они вышли на связь, помехи к этому времени прекратились. Вскоре Делика Реутовских догнала основную колонну на подъезде к Вереям. Из вездехода выскочила разозленная донельзя Наталья Плотникова и, размахивая пистолетом, подбежала к Пачину. Только благодаря реакции Лютого тот оказался не застрелен. Из машины вынесли окровавленного Кораблева, он был без сознания. Кровь им удалось остановить, но пуля попала в грудную клетку, там и осталась. Требовалась квалифицированная медицинская помощь.
        Мосевскому удалось кое-как успокоить ребят Лютого, и коротко обсудив маршрут, все двинулись дальше. Сам Петр с Лехой Миленниковым и его братом ехали позади на мощном Порше-Кайен. Время от времени они останавливались, залезали на высокие здания, опоры электропередач, проверяя, есть ли за ними погоня. Все здорово находились на нервяке.
        За ужином же Плотникова в красках рассказала о последнем бое разведки. Погибли все, кроме ее и Дениса. Она выпала из машины еще в самом начале боя, после взрыва гранаты, очнулась от громкой стрельбы. Рядом с ней находился Денис, он ее и оттащил за кирпичную стену автобусной остановки. Они вместе отстреливались минут двадцать, потом раздались выстрелы с тыла и Дениса ранили. Наталья же с дикой яростью выпалила весь пулеметный рожок в сторону нападавших и, похоже, завалила-таки прорвавшихся противников. Больше, во всяком случае, с тыла не стреляли. Зато спереди раздались множественные гранатные разрывы. Это подоспели ребята Лютого. Парни уже кое-чему научились за прошедшее время, поэтому действовали размеренно и верно. Сначала ошеломили нападавших выстрелами из одноразовых гранатометов, выкинули дымовые шашки, затем подскочили на вездеходе прямо к остановке. Там они быстренько загрузили Наталью и Дениса, и, прячась за домами, ушли на трассу. Сергей Миленников успел только увидеть сожженную машину разведчиков и несколько тел рядом с ней. Еще несколько тел в сером лежали прямо у дороги. Денис все-таки
успел дорого продать свою жизнь.
        Плотникова всю дорогу находилась в автобусе рядом с любимым, меняла повязки, обтирала горячий лоб. Все знали об их отношениях - любовь с первого взгляда на обломках рухнувшего мира. Настроение в колонне после потери разведчиков стало подавленным, люди в открытую винили Пачина в гибели разведчиков. В отряде беженцев росла общая напряженность. Эдуард Петрович появлялся теперь на людях только в сопровождении телохранителей. Но двигаться дальше было необходимо, поэтому бразды правления отдали на время Николаю Митину. Тот работал в прошлой жизни заведующим кадрами в большом банке, а в Родниках оказался случайно, в гостях у родственника. Но организаторские способности и умение ладить с нужными людьми быстро вознесли его в местный Совет, где со временем он оказался не последним человеком.
        Новый руководитель каравана решил провести «мозговой штурм», после которого они поменяли маршрут и послушали совет Лютого, который предложил двигаться только по ночам. Водители повесили на каждую машину сзади маленький узконаправленный фонарик. А на передовом автомобиле двигался Сергей Миленников с прибором ночного видения, доставшимся ему в качестве трофея. Скорость передвижения заметно снизилась, но они двигались дальше, и это было главное. Всем хотелось как можно быстрее вырваться из ставшего смертельно опасным Подмосковья.
        В течение дня и ночи их колонна через Медынь и Юхнов выехали, наконец, к Вязьме. Следующую ночь они ночевали в небольшой придорожной гостинице. Тут же была выслана во все направления разведка. Группа Лютого тогда к своему удивлению обнаружила компанию оригинальных личностей, живущих прямо на железнодорожном вокзале. То ли хиппи, то ли наркоманы, но мужики в возрасте и веселые. В момент катастрофы они отдыхали в деревне Пыжовка, что около Вязьмы. Там кроме них оказалось в момент Катастрофы еще насколько выживших, в основном, старики и дети, оставленные на лето у пенсионеров. А компания хиппи, весело погуляв в опустевшем городе, так в нем и осталась. Никого из чужих в окрестностях они за эти дни не наблюдали. Девушка Лютого Марина настояла на разведвыезде в Пыжовку. Пачин не смог противостоять ее настойчивому упорству, ведь Марина крепко дружила с Плотниковой. Ну а Митину также деваться было некуда, институтские интеллигенты, не смотря охвативший их на дикий страх, не могли отказать в помощи детям.
        В деревне они были уже через минут сорок, хиппари согласились показать дорогу. Правда, за руль их сажать нельзя было, из состояния легкого алкогольного опьянения они вообще, похоже, никогда не выходили. Местные поначалу испугались чужих автомобилей и начали разбегаться, еле их удалось успокоить. Живых душ здесь оказалось полтора десятка. Да и деревушка сама-то была всего в десяток дворов. Несколько стариков и старух, городские пенсионеры и их внуки. После катастрофы они сидели мирно, собирали урожай и ждали спасения. Лютый в красках обрисовал сложившуюся в Подмосковье обстановку. Он умел убеждать, поэтому большинство жителей очень даже живенько начали собираться в дорогу. Остались же в деревне только несколько местных деревенских старух, помирать на своей родине.
        На всю возню с выездом в Пыжовку ушел целый день. В путь они снова двинулись перед самим рассветом и вскоре выехали на Минское шоссе, и довольно-таки быстро и без происшествий добрались до Смоленска. Здесь команда Лютого и столкнулась с разведчиками Потапова. Чуть друг друга не постреляли, но Сергей Миленников оказался парнем глазастым, и вовремя разглядел на груди у лейтенанта родную десантурную тельняшку. Благо, Потапов был одет легко. Да и не похожи были каплинские разведчики на бандитов, скорее на военное подразделение.
        Разговор о пережитом заканчивался уже после ужина. Уходили и приходили люди, раздавались приказы и указания. Жизнь шла своим чередом. Бойко пообщался немного с Пачиным с глазу на глаз, и двинулся к дому. Новую информацию следовала еще переварить, больно много странного проявилось в рассказе вновь прибывших людей.
        - Доброй ночи, Михаил Петрович - Бойко вскинул удивленные глаза, на лавочке у забора примостился Складников.
        - Вы уже здесь?
        - Ну, как вам новички? - полковник сразу перешел к делу.
        - Да странный у них какой-то рассказ. И вожаки их мне не очень…
        - Да, есть к ним вопросы.
        - Что, уже начали работать? Есть что-то интересное?
        - Кое-что есть. Успел я пообщаться с девушкой ихнего разведчика. Его в больницу сразу увезли, операцию сейчас делают, тяжелый он больно.
        - Ох, ты! - Михаил стукнул себя по лбу - Нина ж там, наверное.
        - Дома уже. Недавно прошла, а я вам завтра полный доклад выложу. Идет?
        - Давайте, а то устал что-то сегодня. Вечером же завтра правление соберем, будем порешать. До свидания - Бойко быстрым шагом направился к дому.
        Жена сидела на кухне, и пила чай. Она любила почаевничать после тяжелого трудового дня. Пододвинула чашку горячего напитка мужу и подала розетку со свежесваренным вареньем. Они обменялись последними новостями. Кораблеву сделали сложную операцию, но шансы у него были. Нине очень не понравились новости из Подмосковья, пахло оттуда какой-то дикостью. Люди вместо того, чтобы помогать друг другу, обращают их в рабство, насилуют, убивают, преследуют женщин и детей. Жена даже ругнулась пару раз, что обычно ей было несвойственно. Видимо и ее день прошел тяжело, и Михаилу удалось успокоить жену только одним старинным проверенным способом.
        Новые проблемы
        Весь последующий день Бойко все глубже закапывался в решение, как и только что появившихся, так и старых проблем. Такое количество вновь приехавших людей надо было устроить, накормить и обеспечить всем необходимым. Самой большой проблемой стал явный раскол Родниковцев на несколько фракций и групп. И все их представители лезли со своими запросами и требованиями именно к Михаилу. К обеду ему это так осточертело, что в сердцах он послал всех «Ехать дальше».
        Понемногу страсти поутихли, и переговоры вошли в деловое русло. Приехавшие с Родников люди постепенно знакомились с местными порядками, встречались с жителями. В поселках стали появляться какие-то совместные проекты и наметки новых предложений. Нашлось несколько точек соприкосновения с институтскими сотрудниками, их познания в области животноводства жителям поселков могли очень пригодиться в дальнейшем. Даже больше, пара пожилых институтских работников сумела сохранить несколько перспективных пород кроликов. Они их держали у себя в подсобном хозяйстве с тех пор, как бывшим вороватым руководством была полностью похерена производственная база института. И в специально сконструированном ящике они привезли с собой три семьи здоровых и плодовитых кроликов. Мамоновы сразу же предложили свои услуги по разведению зверьков, у них были готовые помещения и опыт. И возможно уже этой зимой дети будут обеспечены полезным и свежим мясом, ну а следующей весной можно будет построить отдельную кролиководческую ферму.
        Вечером в правлении собралось чрезвычайное собрание. Кроме постоянного совета там присутствовали еще несколько человек, не входивших в него. Одним из них был Хант, местный человек-загадка. Невысокого роста, коренастый, на лицо якут или тунгус, очень специфическая внешность у него была, и вечно с табачной трубкой в руке. Ружников на резонный вопрос Михаила только смог ответить, что появился сей фрукт в их местности прошлым летом, живет где-то на отшибе, в деревне появлялся редко. Заходил приезжий в основном в магазин и на почту за пенсией, вроде как военный пенсионер. Во время катастрофы Хант находился в деревне, потом пропал куда-то на три недели. В последнее время Михаил часто наблюдал его в обществе бывшего гэбиста, да и на сегодняшнем присутствии Ханта настоял сам полковник. Также сегодня на собрание были приглашены Потапов, Наталья Печорина, Подольский и Илья Вязунец.
        - Ну, что товарищи? Вчера нашего полку здорово прибыло, и мы имеет около двухсот человек дополнительного состава, что почти вдвое увеличивает население нашего поселения. Перед дальнейшим обсуждением, я думаю, стоит выслушать дополнительную информацию от товарища полковника и нашего шерифа.
        Складников спокойно встал с места, не торопясь, оправил амуницию, осмотрел присутствующих внимательным взглядом и начал речь: - Я уже успел провести кое-какие беседы с товарищами, ну и вскользь пообщался с руководством вновь прибывших. Нестыковочки вот получаются с их рассказом, не так уж и прост оказывается господин Пачин. По словам людей, в последние недели у них складывалась практически диктатура Пачина и его приспешников, а поселковый совет во главе с Митиным пел и плясал именно под его дудку. Сами собрания в Родниках сопровождались, зачастую, мордобоем и руганью. Люди уже начинали бежать из поселка, и делали это втайне. Да и история с Малаховкой выглядит несколько запутанной, и очень подозрительно в этом свете смотрится постоянное оттягивание эвакуации. Хотя информация о банде черного Майора у Пачина находилась уже давно, но делиться с людьми он ею отнюдь не торопился.
        - Вот как? - всколыхнулся Подольский.
        - Как помните, об этих событиях нам в основном Петр Мосевский рассказывал. А он, по всему видимо, не владеет всей информацией. Пачин же больше помалкивал, и возможно Петра он в темную работает, пользуясь его жизненной неопытностью. Замажет в крови, чтобы обратного пути не было, и будет пользовать дальше. Обычный бандитский прием, хотя паренек этот далеко не дурак. Просто жизнью еще толком не битый. Нам же надо опасаться самого Эдуарда и его правую руку Митина.
        - Злой человек - вдруг выдал задумчиво Хант, он сидел все это время на маленькой табуретке в углу, тихо посапывая неизменную табачную трубку.
        - Почему вы так решили? - заинтересованно повернулся к нему Вязунец.
        - Глаз плохой, бешеного волка…
        - Ну, глаз к делу не пришьешь.
        - А я бы прислушался к мнению товарища майора - заявление Складникова ввело всех в ступор.
        - Кто майор? - только и смог выговорить Бойко.
        - Я давно хотел представить вам официально бывшего майора Главного Разведывательного Управления Генштаба России, позывной Хант. Майор уже на пенсии, но его большой опыт может нам пригодиться.
        - Вот как? - Подольский с любопытством посмотрел на Грушника - Интересные расклады, однако у нас вырисовываются. Все в игрушки для взрослых играете, майор?
        - Етить-колотить - Михаил почесал затылок - и что же еще товарищ майор нам таким сирым и убогим скажет?
        - Опасный Пачин человек, для него кровь людская как вода. Беда с ним будет. А ты, атаман, не прибедняйся, сила и даже большая у тебя тоже имеется - Хант указал трубкой на Бойко.
        - Ну, спасибо хотя бы и на этом. Но давайте по существу.
        - Да нам и так ясно, что Пачин не подарок - усмехнулся бывший опер - И что с ним делать сейчас прикажете?
        - Ну не выгонять же людей на улицу? - вопросительно посмотрел на всех Ружников.
        - Нельзя выгонять, это бесчеловечно! Там же столько детей и женщин! - Татьяна Тормосова опять блажила по-своему - Нельзя из-за нескольких негодяев принимать такое жесткое решение.
        Люди задвигались и зашумели, возникли споры, появлялись совершенно нелепые предложения. Ведь ситуация складывалась и в самом деле достаточно неординарная.
        - Спокойно, товарищи! - Бойко пришлось прикрикнуть - Никто никого не выгоняет. Давайте, перед принятием общего решения обсудим сначала всю полученную информацию, а заслушали мы еще не всех. Мартын Петрович, продолжайте.
        - Сейчас мы имеем дело с несколькими группами Родниковцев. Самая большая и сплоченная - институтские работники и сразу примкнувшие к ним жители самих Родников. Они держались всегда особняком, пользуясь авторитетом и прикрытием Дениса Кораблева. После его ранения там рулят друзья Дениса и Наталья Плотникова, им удавалось сдерживать притязания Пачина на полную власть. Хотя после ранения Дениса их взаимоотношения сильно осложнились. Эта группа охватывает большинство из приехавших, с ними смело можно иметь дело. Там вполне вменяемые люди и уже сплоченный последними невзгодами коллектив. Но большинство состоит из женщин, детей и пожилых людей.
        - Я с Плотниковой разговаривала - Печорина подалась вперед - Ох как она не любит Пачина! Наталья уверена, что тот случай с разведкой был не случайным. Пачин просто подставил Кораблева и бросил умирать. Многие подтвердили, что Пачин ничего не сделал, чтобы помочь разведчикам. Хотя возможность у него была, разведчики ведь долго отстреливались, и не сразу все погибли. Или Пачин испугался, или решил сразу избавиться от опасного конкурента.
        - Правильно Наташа, у меня такие же данные - полковник продолжил - Вторая по численности группа - это сам Пачин, его заместитель Митин и пара десятков приспешников. Они самые вооруженные и организованные среди приехавших. Но группа эта неоднородна, есть ядро, включающее в себя старых телохранителей, прислугу и нескольких примкнувших позже сомнительных личностей. Есть Митин с помощниками, в поселке он, кстати, занял самый большой дом. Бывший финансист, не последний человек в Москве, имеет собственные амбиции, в чем-то он даже опасней самого главаря, ибо полностью беспринципен в выборе средств, нет у него никаких моральных тормозов. У того же Пачина хоть остались какие-то понятия, свойственные его кругу общения.
        С самого начала к ним же примкнула группа работяг со складов во главе со Степаном Карповым. Тем драка за власть совсем не нужна, они просто хотели выжить. Там тогда собрались одни мужчины и некоторые уже нашли себе одиноких женщин из Родников, даже детей усыновили. Думаю, с людьми Карпова можно работать. Третья сторона - это прибившиеся в последний момент люди из элитного коттеджного поселка, к ним я отнес и некоторых жителей аналогичного поселка рядом с Родниками. Там волею случая собрались и известные в Москве личности из элитных кругов, и поднявшиеся в девяностые нувориши. По отзывам приехавших из Родников людей, держатся они от всех особняком. Много спеси, хамства и бессмысленных нынче понтов. На их присоединении к каравану настоял сам Пачин. Хотя кроме проблем они остальным ничего хорошего не приносили.
        - Ох, нахлебаемся мы с этой публикой - схватился за голову Вязунец.
        - А группа Лютого? Насколько я понял, он вполне самостоятелен - спросил Михаил.
        - Лютый сотоварищи был у меня сегодня - Потапов сидел на стуле, прогнувшись назад спиной, держа руки за головой - хочет сотрудничать. Там у него такой Серега есть, курсант из Рязанского училища, нормальный парень. Хотя компания, в общем-то, странная, напоминают пацанчиков с криминального района.
        - Эти пацанчики вытащили из-под огня друга, а это чего-то стоит - обронил кавторанг.
        - Ну да, очко в их пользу. Люди они уже обстрелянные, Серега уже научил парней кое-чему полезному в новой жизни. Да и Лютый сам далеко не дурак. Я решил их потихоньку в оборот брать. Парни молодые, понятливые, все на лету схватывают. Пообтесаются маленько и неплохие бойцы из них потом выйдут.
        - Там и девчонки есть.
        - Ага, крутые и резкие, чисто Валькирии. Не, мне и одной такой уже хватает - лейтенант улыбнулся как сытый кот.
        - Что, Ольга в оборот взяла? - Михаил хитро посмотрел на Плотникова. Тот густо покраснел, его вспыхнувшие вдруг чувства к снайперу-блондинке не были уже секретом для присутствующих.
        - Я ж серьезно атаман…
        - Ей же только семнадцать - Печорина нехорошо взглянула на десантника - Головой, думаешь?
        - В таких случаях не голова думает обычно - хрюкнул из-за угла Хант.
        Все присутствующие на собрании члены Совета просто покатились от смеха. Светлокожий Потапов стал совершенно пунцовым до корней волос и обиженно засопел.
        - Наташенька - Бойко, наконец, успокоился и смахнул слезы - времена нынче другие. Семнадцать лет это вполне уже возраст. Да и вообще взрослеть наши дети будут теперь раньше нас, того времени.
        Все вдруг замолчали и задумались. События вокруг неслись быстрее, чем их успевали осмыслить. Помолчав с минуту, они стали дальше решать текущие проблемы по заселению, по созданию дополнительных складов хранения. Населения то прибавилось вдвое! И как грамотно использовать вновь полученную рабочую силу на благо всей общины.
        Вторым пунктом собрания стала дополнительная информация о так называемом «Черном майоре». Теперь стало понятно, что в Подмосковье действует сильная и опасная банда, созданная на основе спецслужбы космических войск. На вооружении у нее имелось новейшее оборудование и вооружение. Вдобавок, банда на правах рядовых бойцов использовала частных охранников и бывших полицейских. Ими также были проведены наборы добровольцев со стороны захватываемого населения. Не ясна пока осталась примерная локализация базы «черных». Все эти новости вызвали у людей определенную тревогу, иметь относительно рядом вооруженную группировку, создающую общество рабовладельцев, было неприятно и опасно. Поэтому в числе прочих мер члены Совета стали обсуждать глубокую разведку в сторону Москвы, и создание постоянных постов, ближе к магистрали. Большинство Совета согласилось, что зимой вряд ли кто сунется так далеко от городов и постоянного места дислокации, но именно сейчас провести глубокую разведку становилось совершенно необходимо. Потапову дали две недели на подготовку, Хант также решил ехать с его группой. Складников же и
Вязунец взяли на себя постоянное наблюдение за группировкой Пачина. Татьяна Тормосова займется институтскими товарищами, к ней же присоединился Ружников. Специалисты по животноводству ему в хозяйстве пригодились бы. Тем более что привезенные кроли были из самых элитных пород, и в дальнейшем дадут замечательное потомство. Ольга Туполева занялась подготовкой новых заданий для «мародерской» команды. Работы всем хватало. Ведь Жизнь продолжалась!
        Михаил вернулся домой только поздним вечером. Там его ждал сюрприз, собрались старые друзья из Архангельской команды. Ведь сегодня был день рождения Николая Ипатьева. Отмечали его достаточно скромно, на следующий день у всех было много дел и работы. А в доме у Михаила собрались по причине наличия огромной кухни, совмещенной с гостиной. На правах атамана ему достался недавно выстроенный двухэтажный дом, отделанный в модном стиле кантри, из бревен, с паровым отоплением и настоящим камином.
        Взяв поданный стакан с неизменным скотчем, Бойко сразу выложил новости совета, перед близкими друзьями у него не было тайн. Обсуждение новостей постепенно перешло в беседу о насущных планах. Потихоньку подтягивались остальные гости. Стало весело, пользуясь наличием электричества, включили музыку, кто-то даже танцевал. Потом детей загнали наверх спать, а взрослые до двух часов ночи разговоры разговаривали. Ведь так хорошо сидеть дома в уютной гостиной со старыми друзьями!
        - Миха, тут к нам заглянул к обеду Степан Карпов. Это, который из Родников приехал - Николай еще относительно трезво смотрел на друга - Он главный был у их работяг, ничего такой мужик. У него в бригаде полно толковых парней, работали на складе стройматериалов до катастрофы. С техникой различной дело имели, да и в строительстве толк понимают. Может его к себе подтянуть?
        - Какие вопросы? Подтягивай, конечно. Толковые люди нам нужны, сам видишь - работы невпроворот.
        К полуночи в гости неожиданно заявился шериф. Поприветствовав всех, Илья подошел к хозяину.
        - Весело у вас. Архангельские гуляют?
        - Да вот, у Николая день варенья. Решили немного посидеть, а то работа, проблемы, ведь надо и отдыхать иногда.
        - Правильно. Николай, с праздником! Сейчас - Илья покопался в подсумке - держи подарок!
        Он передал Ипатьеву блестящий фирменный мультитул. Тот покрутил хитрый инструмент в руках, заценил подарок.
        - Фирма! Спасибо Илюха. Как сам то? Много проблем подмосковные создали?
        - Да так, помаленьку, пока обрисовываю им здешнюю ситуацию и наши правила. Да, вот еще - опер повернулся к Михаилу - Тут этот Митин стал проявлять подозрительную активность. Ходит, людям всякие интересные вопросы задает, в друзья навязывается, и лезет то все больше к алфимовским.
        - Думаешь, агентуру нарабатывает?
        - Возможно, хотя больше окрестными пустующими поселками интересуется.
        - Наверное, ищут жилье поблизости.
        - Ага - к ним подсел Андрей Великанов - тут услышал случайно, как Пачин обозвал нас «колхозниками», с коммунарским уклоном.
        - Ну, в чем-то он прав. У нас ведь и в самом деле сложилось что-то вроде коммуны - Михаил обвел глазами друзей - А сам он, значит, из хозяйчиков. Ну-ну.
        - А я, знаешь, капитализму полной ложкой наелся, и кормить новоявленных кулаков не собираюсь! - пьяно завелся Николай - Этого бандита гнать надо отсюдова, а то потом пожалеем. Помяните мое слово!
        - Не торопись, Коля - задумался атаман - успеется с этим. Давай-ка, лучше накатим, праздник у нас или что?
        И его тост в гостиной дружно поддержали! А как иначе?
        Через неделю погода все-таки испортилась. Начались противные проливные дожди, под напором свежего порывистого ветра листья с деревьев облетали и падали на напитавшуюся влагой землю. Похолодало, ночью теперь приходилось даже включать отопление. Газопровод сюда так и не дошел, поэтому в большинстве домов стояли обычные деревенские печи. В домах новой постройки оказались поставлены современные бойлеры, работающие на бензине или солярке. Были у некоторых хозяев и кое-какие особые изыски.
        Новым жителям Капли пришлось основательно повозиться с налаживанием отопления школы, фермы и других общественных мест. Столовую удалось даже снабдить газом. Из города поисковики пригнали машину с цистерной, полную газа, нашлись среди вновь приехавших людей и специалисты, умеющие работать с газовой аппаратурой. В перспективе научная группа обещала разработать метод получения биотоплива на основе отходов жизнедеятельности.
        Дожди сильно мешали и строительным работам, и окончанию сельскохозяйственных. Гидрометеоцентров в новом мире не предвиделось, и распланировать задачи на будущее согласно прогнозам погоды не представляло пока возможности. Поэтому лучшими предсказателями на ближайшие два, три дня стали местные старики.
        Большинство приезжих с Подмосковья остановились в Капле, свободных домой в поселке еще хватало, несколько семей поселилось в Алфимово. Степан Карпов с товарищами дружно влился в коллектив мехдвора и строительную бригаду Рыбакова. Даже отметить это дело по-мужски успели. А в дальнейшем бывший десантник планировал создать собственную строительную бригаду, совет поддержал его предложение обеими руками, и пообещал всяческое содействие. Многие из недавно прибывших оказались людьми инициативными, и старались быть полезными местному сообществу, и это радовало.
        Ну а господин Пачин поселился на отшибе, в километрах пяти дальше, рядом с речкой Капля. Здесь крупной строительной фирмой возводился небольшой особнячок и был он уже практически достроен. Но дорога к нему являлась обычной грунтовкой, в такую погоду уже мало проезжей. Видимо заняться ей планировались позже, даже бетонные плиты для этого дела были завезены. Что там сейчас делал Пачин, было точно не известно. В Капле он не появлялся, в отличие от того же Митина, все пытающегося завести здесь нужные знакомства.
        Больше всего проблем доставили бывшие жители элитных поселков. Уже через пару дней они достали практически всех своими неуемными запросами. В конце концов, Михаил прямым текстом послал их 'подальше'. И вдруг неожиданно они исчезли. Как потом каплинские узнали, люди Пачина нашли для этой группы небольшой дачный поселок, который находился в пятнадцати километрах от Капли, в сторону Смоленска. Тот поселок также находился в процессе строительства, но в нем хватало и вполне готовых к жилью домов. Первую неделю переселенцы были заняты обустройством новых жилищ, а потом заявились в Каплю с требованием поделиться свежим урожаем. Им в мягкой форме было объяснено, что урожай собран всеми жителями поселка, и использовать его могут только члены общины, активно участвующие в общих работах. Ведь и сам атаман не чурается повозиться в коровнике, да и картошку со всеми вместе копал. А новоявленные заявители за все эти дни ничем не удосужились помочь общине. В ответ пара ушлых особей мужского пола попробовала помахать пистолетами, но была скручена вовремя подоспевшим патрулем. Ситуацию пришлось разрулировать самому
шерифу, а Бойко с отрядом разведчиков доставил проштрафившихся наглецов обратно в их поселок. Он объяснил новым соседям на пальцах, что за все надо платить. Если они не хотят жить в одной общине с ними, то могут привозить на обмен из города необходимые в хозяйстве вещи, список требуемого прилагался. Михаил же в ответ услышал о себе много нового, и на обратном пути долго ругался, пообещав, что ноги его в этом месте больше не будет. С этого времени этих отщепенцев в народе прозвали 'коттеджниками'.
        Как ни странно конфликт на этом инциденте оказался исчерпан. И буквально через день, как выглянуло после дождей робкое октябрьское солнце, в Каплю заявились двое 'коттеджников', в старом мире промышлявших коммерцией. Они привезли с собой редкие инструменты, а также лекарства, благополучно обменяв свой товар на свежие овощи и фрукты. В народе даже решили, было, что процесс налаживания отношений пошел, и войдет со временем в нужное русло.
        Мало кто обращал внимания на тревожные знаки и первые звоночки грядущих неприятностей. Все спешили переделать как можно больше дел перед длинной и холодной русской зимой. Активно завозилось топливо, урожай закладывался на хранение, ополчение проводило тренировки. Ждали в гости людей из Беларуси. Все торопились жить, ибо жить здорово!
        4. Засада
        За окном автомобиля мельтешили ярко раскрашенные осенью деревья, а в холодной небесной сини светило нежаркое уже солнце. Начало октября выдалось на удивление теплым. После недели проливных дождей, сильно осложнивших процесс обустройства подмосковных новоселов, наступила сухая солнечная погода. Днем солнце прогревало воздух почти до 20 градусов, но ночью уже было ощутимо холодно, даже приходилось включать отопление. Пользуясь неожиданным подарком природы, община Капли продолжала активно готовиться к зиме.
        Для Михаила также настали горячие денечки, сейчас он возвращался с дальнего кордона. Так они обозвали расположенный в лесу небольшой хутор, когда-то здесь было лесничество, потом база отдыха для избранных, а теперь здесь решили оборудовать временную базу для лесорубов. Ведь зима самый благоприятный период для лесозаготовок, а строевой лес всегда нужен, не все же пользоваться оставшимися полуфабрикатами. Тем более что пилорама уже работает, да и сырья вокруг полно. Объемы заготовок у них все-таки будут скромными, так что о природоохране сейчас думать рановато. А пока на кордон пригоняли необходимую технику, создавали запасы продуктов и горючего, чтобы зимой бригады заготовщиков занимались только рубкой леса, а потом по санному пути доставляли его на лесопилку. Бригады уже были сформированы, две команды по пять человек. Да и еще желающие нашлись, кто из мужиков откажется побыть немного вдали от жен и семейных проблем! Работа на свежем зимнем воздухе, да еще и в лесу. По вечерам банька, потом можно и рюмочку пропустить. Не более! Ибо норму выработки никто не отменял. Не возбранялась на кордоне и
рыбалка, неподалеку находились озера. Ну а, коротая зимние вечера можно было заготовлять дрова, в поселке они будут востребованы. Николай Ипатьев как раз сейчас был занят изготовлением сань-волокуш. Мощные трактора-тягачи у них уже стояли на мехдворе, готовые к работе. Был даже один харвестер John Deere, с ним заготовка леса пойдет гораздо быстрее и удобнее. Нашелся и специалист на эту современную машину - Сергей Туполев. Сейчас он с Колей как раз и занимался подготовкой лесорубов для работы на нем.
        Михаил с удовольствием провел два дня среди веселых и довольных мужиков. Здесь, кроме работы по подготовке кордона к производству, получилась и банька, и посиделки в теплой компании, даже во второй вечер получилось на рыбалку сходить. Связка окуньков лежала сейчас в жестяном ведре, которое стояло в багажнике небольшого джипчика. Вечером будет знатная ушица! А пока дорога петляла среди островков леса и небольших, заросшим бурьяном, полей. Ее давно не ремонтировали, поэтому скорость движения Михаил держал небольшую. Ехал он на найденном в Смоленске 'Сузуки-Самурае'. Удобном маленьком джипе, используемом в поселке для разъездов вне основных дорог. Бывшие хозяева подготовили его, видимо, для дальних забегов по бездорожью. Вездеход был приподнят, оборудован лебедкой и укреплен дополнительными бамперами, на крыше установлен экспедиционный багажник. Поэтому, не смотря на малый размер автомобиля, на кордон Михаил смог привезти много полезных в хозяйстве вещей. Обратно он возвращался один, ехать было недалеко, всего двадцать пять километров, и к обеду уже надеялся быть дома. Окошко было распахнуто, на
удивление теплый ветерок развеивал отросшие к осени волосы. Калашников находился в специальном креплении сбоку, разгрузка лежала на соседнем сидении. Рация же висела спереди, на панельной доске. Настроение у мужчины было прекрасным, но видимо, не может в этой жизни быть все так безмятежно. Какой-то неведомый рок временами тянет весы жизни человеческой на темную половину бытия, заставляя людей работать усиленно лапками, барахтаясь в бурой жизненной тине.
        Он почувствовал Это за несколько секунд. Михаил никогда не понимал, откуда берется у него этот проклятый дар предчувствия, из-за которого он, в общем-то, и взвалил на себя рабское тягло атамана. По спине пробежал знакомый холодок, желудок стянуло ледяной рукой, еще в голове не появилось ни одной спасительной мысли, а он уже нажимал ногой на тормоз. Вид на дорогу через лобовое стекло покрылся какой-то рябью, это несколько пуль попали в левую половину лобовухи, трещины сразу же покрыли всю его поверхность. В боковую дверцу глухо ударило еще несколько зарядов, похоже, стреляли крупной дробью. Михаил же с ужасом осознал, что по нему идет интенсивный обстрел из оружия. Джип был чисто японским и поэтому руль находился справа. Если бы он сидел слева, то был бы скорей всего убит. Пока голова соображала, руки и тело работали, он резко затормозил у правой обочины и вывалился кубарем из автомобиля, и только оказавшись на земле, понял, что все оружие осталось в машине. Автомат был в креплении, а пистолет лежал на соседнем сидении, в разгрузке. Со стандартной кобурой неудобно сидеть в машине, а найти новую он
так и не позаботился. Забраться обратно за оружием было уже невозможно: громко застучали новые попадания в машину, боковые стекла уже разлетелись на мелкие осколки, а пробитые колеса стали с шипением спускать воздух. Из-за низких кустов, стоявших метрах в тридцати от дороги, послышались крики. Михаил резво метнулся в сторону канавы, проходившей вдоль этой стороны дороги. По другую ее сторону росли чахлые березки и осины, уже потерявшие половину своей листы, потом пятьдесят метров надо было бежать по болотине до леса. ' Не уйти' - мелькнуло в голове, но ноги уже несли его к заросшей осокой и камышами канаве. Под ногами зачавкало, а крики на дороге стали звучать ближе. Решение пришло как-то мгновенно, видимо, на краю границы между жизнью и смертью в голову чаще приходят гениальные мысли. Дно уходило вниз, канава была полностью залита водой, Михаил погружался в нее все глубже и глубже. Уже, будучи по горло в воде он осторожно двинулся в заросли камыша, вода была очень холодной, но сейчас его это не беспокоило. Он немного поднырнул, нащупал на щиколотке ножны и достал острый небольшой ножик, затем
лихорадочно вынырнул и двинулся дальше. На дороге же был явственно слышен топот нескольких пар ботинок, два раза басисто громыхнул дробовик. Михаил отрезал длинный стебель тростника, резанул одно прямое коленце, и него получилась тонкая полая трубочка. Стоя у самого дальнего края канавы, в гуще тростниковой заросли, он тихонько опустился в воду, держа трубку во рту. Опытным путем Михаил нашел нужную глубину, глотнув ненароком воды, и самым малым ходом пополз дальше, стараясь как можно осторожнее раздвигать заросли руками, потом замер, пытаясь успокоить дыхание. Это было самое сложное, трубка поначалу сипела и нервно болталась на воде, но наконец-то удалось ввести дыхание в мерный ритм. Непонятно почему этот древний метод сидения в засаде, используемый еще запорожскими казаками, пришел ему сейчас в голову. В последний раз они с братом баловались такими забавами еще в детстве. Правда, тогда терпения хватало ненадолго, но в нынешней ситуации иного выхода просто не было. Под водой было очень холодно и темно, звуки доносились гулко и отрывисто. Поначалу невнятный, мерный гул стал, наконец, пониматься как
громкий разговор, вернее крики. По воде замелькали какие-то тени. Похоже, что те, кто сидел в засаде, здорово занервничали. Трупа нет, следы же ведут в сторону леса. Послышался всплеск, кто-то прыгнул в канаву, но не рассчитал глубину, завяз в тине, и с руганью полез обратно. Гул голосов усилился, Михаилу даже показалось, что он разбирает какие-то слова. Через несколько секунд что-то с адским грохотом забарабанило по воде. 'Обстреливают» - с ужасом пронеслось у Бойко в голове. Плечи инстинктивно сжались, ожидая смертельного удара, но судьба подарила ему в этот день жизнь. Постепенно шум затих, вода успокоилась. От холода он уже совершенно не чувствовал тела, ноги, и руки совершенно онемели. Ожидать дальше стало совершенно невмоготу, и он решился, осторожно высунул голову и прислушался. Было совершено тихо, насекомые в это время года уже не летали, птицы во время катастрофы также исчезли, в лесах и полях царила поистине могильная тишина. Только люди могли создавать хоть какой-то шум в этом новом мире. Но сейчас было совершенно тихо, преследователи исчезли. Только какие-то нехорошие звуки издавала
разбитая пулями машина, как будто жаловалась на злую судьбу. Михаил медленно вылез из воды на другую сторону канавы, поднялся к зарослям осин, огляделся. Никого! К автомобилю возвращаться было опасно, поэтому, слегка пригнувшись, он двинул вдоль перелеска, нашел место, где деревья росли погуще, и в изнеможении рухнул на теплый мох. Затем трясущимися руками Михаил стал снимать сырую одежду и обувь. Дрожа всем окоченевшим телом, еле двигая конечностями, Михаил смог выжать штаны и куртку, и стал одеваться. Надо было срочно двигаться. Куда? Он стал прокручивать в памяти карту этой местности. Засаду сделали перед поворотом, тут основная дорога сворачивала налево в сторону трассы М1. А правая отворотка вела в обход заброшенных деревушек в Каплю, и рядом с ней находился старый полевой стан, оставшийся еще с колхозных времен. Сейчас там почти никто не бывал, кроме одного занятного старичка, который промышлял изготовлением плетеных корзин. В этом месте, у ручья, росли густые заросли ивняка, и дед регулярно занимался там заготовкой сырья, даже сарайчик был у него для этого дела приспособлен. Наше правление
поддержало его ремесло и даже выделяло транспорт для вывозки заготовленных прутьев. Наконец приняв решение, Михаил двинул вдоль дороги, старательно прячась за деревьями и кустами. В движении тело немного согрелось, и от одежды повалил пар.
        Через пятнадцать минут ходьбы он осторожно пересек дорогу и двинулся через небольшое поле к строениям стана. С радостью мужчина увидел дымок от костра и с быстрой ходьбы перешел на бег. Пробежав мимо покосившегося сарая, он чуть не споткнулся об ноги старика, возившегося с ивовыми прутьями. Михаил сразу узнал в нем того старичка с Алфимова.
        - Михаил Петрович, это что с тобой случилось? - всплеснул руками старик.
        Пришлось вкратце рассказать о случившемся нападении. Павел Матвеевич, так звали деда, стал суетно хлопотать вокруг атамана. Он снял с него мокрую одежду, накинул старое шерстяное одеяло и посадил к костерку.
        - Павел Матвеевич, мне срочно нужно сообщить в правление о нападении.
        - Ой, беда, здесь нет телефона, да и рации я не держу - всполошился дед - хотя… Ванятка! Бегай сюда!
        Из-за кустов шустро выбежал молодой парнишка, лет десяти и удивленно уставился на мокрого атамана.
        - Не стой столбом, иди поближе. Ты же на велосипеде приехал?
        - Да, деда.
        - Сможешь быстро в правление сгонять? Весточку передать.
        - Да конечно. Минут за двадцать доеду, я тут прямой путь знаю, через поля.
        - Тогда живо за велосипедом.
        Михаил дрожащими руками составил на обрывке бумаги краткое донесение и передал его мальцу, строго наказав ни с кем из встречных взрослых не разговаривать, и передать донесение лично кому-нибудь из разведчиков, а лучше Потапову или шерифу. Парнишка живо сел на велосипед и сразу же нажал на педали.
        Павел Матвеевич тем временем подкинул хворосту в небольшой костерок, и вскоре Михаил с огромным наслаждением пил ароматный чаек из местных трав. В большую армейскую кружку дедок щедро плеснул своей домашней настойки. Горячий ароматный напиток как будто пешней разбил ледяную пробку, стоящую до этого колом в груди. Сверху вниз потек жаркий ручей, согрев сначала грудь, потом, перейдя горячей волной в живот и, наконец, достигнул кончиков пальцев на ногах. Михаила немного потряхивало, то ли от ледяного озноба, колотившего измученное тело, то ли от осознания близости смерти, опять мелькнувшей своим черным крылом у его лица, но так и не взявшей в свой неизведанный и страшный путь. Значит, у этой старухи с косой есть все-таки предел своего могущества.
        Матвеевич между тем достал кусок тонкой бумаги, жестяную коробочку и стал сворачивать самую настоящую самокрутку. Михаил с недоумением посмотрел на местного дедка-затейника. Тот понимающе кивнул и, вдохнув в себя порцию ароматного дыма, произнес.
        - Все удивляются, а я как-то привык. Табак нынче в сигаретах пошел скверный, а покупать специальный трубочный для пенсионера дороговато. Я же всю жисть любил курить ароматный табачок.
        - Так нынче ж бесплатно можно достать!
        - Дык привык уже, пока сидишь, закрутишь, зажжешь. Это же целый ритуал, для нервов полезно. Тебе сегодня, как я погляжу, от нервов полечиться хотение тоже появится.
        - Угу - мрачно согласился Михаил - давно так не попадал. Секунда и лежал бы сейчас, мух кормил.
        - Ну, положим, муху еще по нонешнему времени найти надобно. Да и у старых людей такая вот поговорка есть 'Как родился, не помню, когда умру, не ведаю'.
        - Ну, как сказать - Михаил сделал хороший глоток чаю и задумчиво произнес - меня уже несколько раз предчувствие спасало. И тогда на войне, и в Твери, перед мостом почуял неладное. Да и сейчас, перед самой стрельбой я уже на тормоза жал.
        - Значит, ангел твой у уха висел. Не закончен, значит, путь то земной.
        - Ангел? Не знаю…. А вы что, Павел Матвеевич, верующий?
        Дед не торопясь, подкинул дровину в костерок, помолчал немного и только потом заговорил вновь - Как сказать, Петрович. Выросли мы в атеизме, тут и церква то в округе поломаны все. Хотя вот бабушка моя, царствие небесное, набожна была очень. С дедом по этому поводу часто ругались, тот ведь партийный был, колхозы поднимал, в войну партизанил в этих лесах. А жена в церковь ходит! И как-то прижали их партизанский отряд каратели прямо к болоту. И каратели то не простые тыловики, а союзнички немецкие. То ли венгры, то ли хорваты, но злыдни какие, ужас. Много деревень в округе пожгли, и воевать ведь умели хорошо, черти. Обложили они отряд партизанский, значит, со всех сторон. Какой-то предатель объяснил им, что болота тут не проходимые, и выхода нет никуда. Ну, нашим что остается? Или погибать или сдаваться. Так бабка моя взяла икону старую родовую и пошла с молитвой вперед, дед, значит, за ней. Идут, бабка молится, дед ревет, и ведь прошли, не утопли и весь отряд за собой вывели. Остались каратели с носом. Потом их гадов всех уничтожили, тут рядышком в поселке заготовителей. Несколько партизанских
отрядов для этого дела вместе сошлись. Никого в плен не брали, больно народ на них злой был. Такое вот было жестокое время, атаман. Да ты знаешь, наверное, что у нас творилось. Говорят, у тебя мамка с Белоруссии.
        - Да, с под Крупок. Дядьки ее тоже партизанили, дед в 41-м годе ушел и только в 45 вернулся.
        - Ну, значит, почти местный ты. Поэтому может, и тянуло в нашу сторону?
        - Не знаю. Хотя, честно сказать, даже недосуг было размышлять об этом. Сами видите, вздохнуть - часу нет. Семью вот почти не вижу.
        - Это ты зря. Жизнь бежит, дети растут, миг и кончилось все - старик снова стал свертывать цигарку, закурил и задумчиво продолжил - Деда моего перевели в пятидесятых на советскую работу в Закарпатье, и когда там фашистский мятеж был в 56 годе, бабушку убили прямо дома. Батька тогда у меня служил в Сибири, в дальнем гарнизоне, что там мальцу делать было? И поэтому я с бабушкой жил, благодатная там земля и климат хороший! Успела она тогда меня в окно на соседский сад выкинуть, а потом уже мадьяры дверь сломали. Много там русских тогда убили, но говорить об этом запрещали долгое время. Дружба народов, етить его за ногу. Дед до конца жизни себе этого не простил, работу бросил, из партии вышел, занялся плотницким делом. У нас ведь в роду много плотников было, он дома строил, дачи. Меня вот научил ремеслу, те же корзины плести, и другому полезному рукоделию. А перед смертью попросил священника найти. У меня тогда мотоцикл был с коляской, и под проливным дождем я батюшку с города вез аж пятьдесят километров. Вот такие вот дела бывают в жизни. А тебе раз жить выпало, значит, нужен еще на этом свете. Ведь
мир с нуля строить приходится. Мне и то страшно временами, такая пропасть народу сгинула. Да вот внучка поднимать нужно. Наша ведь задача их поколение поднять и на дорогу поставить, а куда их ноги понесут, то не наша забота. Я так думаю. Чу, едет кто?
        Со стороны луга послышался натужный гул автомобиля, пробирающегося по бездорожью. Вскоре к сараю выскочил окрашенный в маскировочный цвет Мицубиси-Паджеро - разъездная машина шерифа. Из него споро выскочил Вязунец с двумя вооруженными парнями.
        - Командир, ты как? - шериф подбежал к Михаилу и стал его осматривать и щупать.
        - Нормально - на силу отбился тот - только замерз сильно. У тебя есть связь с Потаповым?
        - Он рванул сразу на развилку, с ним четверо разведчиков. В поселке никому пока ничего не говорили. Только Складникову, он обстановку контролирует и потихоньку народ поднимает. Давай, рассказывай подробности.
        После краткого рассказа о нападении Илья отошел в сторону и начал какие-то переговоры по рации. Один из помощников шерифа, парень из команды Лютого по кличке Витек, подошел к деду и с интересом посмотрел на его самокрутку.
        - Что дед, траву полынь шмалим? - с усмешкой спросил щербатый боец.
        - Кто полынь, а кто табачок самосадский - степенно ответил Павел Матвеевич.
        - Дай попробовать… Ого, забористый какой и вкусный! Не угостишь?
        - Приходи огород копать, тогда подумаю.
        - О как! Ушлый ты дедок, как посмотрю.
        - А что делать? Сам я старый уже, а внук маленький еще. Родители его в городе во время беды сгинули, вот вдвоем и кукуем.
        - Дела.. - Витек задумчиво огляделся - А у меня отца, считай, и не было, мать от наркоты откинулась, бабка воспитывала. Где-то она теперь? Лады, дед, я на неделе зайду.
        Их разговор прервал подошедший Вязунец.
        - Потапов все там обыскал. Сузуки, говорит, вся разворочена, бандюганы шмаляли видать знатно. В трехстах метрах обнаружили место, где бандиты свою машину прятали. Стреляли, похоже, из ментовских Калашей и крупной дробью с гладкоствола. Живым ты им был точно не нужен.
        - Оружия моего там не нашли случайно?
        - Нет. В машине нет ничего. Видно, беда у них с оружием, раз трофеев дернули.
        - Да уж. Лоханулся я крупно, расслабились мы что-то рановато.
        - И еще - Складников уже проверил - никто из поселка в это время не отлучался. У Пачина движения также не наблюдалось, а машина и четыре человека не муха, мимо рта не пролетит. Кто-то со стороны сработал.
        - Крыса у нас появилась, командир, к гадалке не ходи - вмешался в разговор Витек - и маршрут, да и время узнать в поселке не так сложно. Вот кто-то и сообщил, а нападали не военные, и не менты. Засада больно простенькая. Пацанва топорно сработала, у них и оружия то толкового не оказалось. Да и в панику они сразу ударились, тела твоего не обнаружив.
        - Соображаешь - одобрительно кивнул Илья - и, кажется, я даже догадываюсь, кто у нас крыса. Давайте по машинам, встретимся на дороге с лейтенантом.
        Михаил лежал на крепко сбитом топчане и блаженствовал. Пока остальные люди занимались расследованием произошедшего на него нападения, его закинули на хутор, чтобы в спокойной обстановке атаман смог отсидеться и передохнуть. И теперь Михаил немного прикорнул в избе, при этом попутно наблюдая за хлопотами Пелагеи Мамоновой. Ладная, крепкосбитая блондинка суетилась у плиты. Шикарные, пшеничного цвета с платиновым отливом, волосы были стянуты крепкий узел на затылке. Все ее движения были одновременно по-хозяйски скупы и в тоже время изящны, а вполне современная одежда только подчеркивала соблазнительные формы тела. Михаилу подумалось, что жены древних новгородцев, освоивших первыми русский север, должны были быть похожи на Пелагею. Хозяйка же время от времени кидала многозначительные взгляды на атамана.
        - Ой, Михаил Петрович, что-то вы смотрите на меня как-то нескромно - кокетливо подначила она Бойко.
        - За погляд то денег не берут - поддержал игру тот - эх, жаль, староват я стал для амуров. Только глядеть то и осталось за красавицами.
        - Ой, старичок! - всплеснула руками Пелагея - Посмотрите-ка, по нему столько жинок в деревне сохнут, а он еще кочевряжиться.
        - Каких еще жинок? - ошеломленно спросил Михаил и даже привстал с топчана - Женат я. Да и должность…
        - Да ладно уж - хозяйка сняла большой чугунок с плиты - когда вас мужиков женатость то останавливала, когда тут такие крали вьются.
        - Ты, Пелагея, это… не разводи тут - откровенно растерялся атаман.
        - Хватит сидеть сиднем, вставай, хлеб нарежь. Кажись, ваши лоботрясы едут - Мамонова подошла к окну. Там у больших ворот заливалась лаем маленькая собачонка, подобранная случайно новыми хозяевами во время эвакуации. В усадьбу уже въезжали три автомобиля и вскоре на пороге появились жданно нежданные гости. Пелагея сразу же позвала всех за стол, отобедать чем бог послал. А никто и не отказался. Утро, сей день, выдалось суматошное, поэтому даже и сто грамм фирменной Мамоновской настойки не зазорно было принять. После сытного обеда мужчины вышли во двор и двинулись к открытой бревенчатой беседке, оставшейся от старого хозяина.
        - Ну не томите, черти, рассказывайте! - Михаил оглядел соратников. Он уже пришел в норму и хотел активно включиться в работу.
        - Нашли мы этого хмыря - начал рассказ Вязунец - зовут Николай Пачула. Из Алфимово он, с детства еще хулиганил, родители в город, в техникум учиться отправили. Там сошелся с кривой компанией, чуть не сел за кражу, из техникума, конечно, поперли, перебивался потом случайными заработками. Здесь, в доме умершей бабки жил, и в день катастрофы гудела у него веселая гоп-компания, правда потом свалила сразу неизвестно куда. Ну и вот две недели назад перехватили этого Колю на картофельном поле два хмыря и передали привет от блатного из этой компании. Сказали, чтобы нос по ветру держал, и новости из поселка им сливал. И если человек от Митина к нему придет, с важными новостями, то должен Коля сразу к ним ехать. Они даже оставили ему мотоцикл для такого случая. Про твою поездку, атаман, как раз человечек Митина то и передал - когда и где поедешь.
        - Дела. Значит, Пачин все-таки воду мутит? Какие действия предприняли?
        - Митина с подельником уже повязали по-тихому. С ним Складников сейчас разбирается, там допрос вовсю идет. Подняли в ружье два первых десятка ополчения под предлогом учений, в них в основном твои друзья. Им пока информацию по минимуму дали и на мехдвор отправили. А Коля-крыса слил нам, где бандиты прячутся - Вязунец расстелил на круглом столе карту - Вот, по дороге к Жуково отворотка имеется. Раньше здесь дом отдыха был, теперь элитная дача. Крысеныш нам и план дома нарисовал, говорит, что их там человек одиннадцать. Главарь какой-то конкретно блатной, в авторитете, остальные так, шушера. Поэтому сильного сопротивления мы от них не ждем.
        - Сейчас Пономарев подъедет с оружием - подался вперед командир разведчиков - мои уже тут, наготове. К вечеру с рыбалки Петр подтянется с братом. Берем самых опытных, ночью выдвинемся.
        - Чтобы под утречко сонных взять? - сидевший чуть в стороне Хант, не торопясь достал из сумки странное на вид оружие, с необычным толстым стволом.
        - Хант, ты где это Винторез надыбал? - удивленно воскликнул лейтенант.
        - В закромах Родины, где ж еще - притворно удивился тот - ты лучше подумай, как разведку ночью будешь проводить.
        - У нас пара хороших ПНВ в трофеи досталось. Я и Саня Пономарев умеем ими пользоваться.
        - Давай-ка лучше я один вперед схожу - Хант неторопливо проверял свой навороченный девайс - а вы лучше подумайте о связи. Этих архаровцев Митин мог снабдить нашими каналами, вдруг будут слушать.
        - О черт! - Потапов рванул к машине. Через несколько минут он вернулся - Сейчас Подольский что-нибудь пришлет армейское. Он тут какой-то склад интересный подломил.
        К нужному месту они подъехали во втором часу. Машины спрятали в метрах пятистах, у самого поворота к базе. Оставили там двух часовых и потихоньку двинулись вперед. Михаил напросился в штурмовую группу, но с условием, что будет сидеть там тихо и оденет бронежилет. Штурмовики остановились в ста метрах от дома. Вперед ушел один Хант, а они пока устроились за густым кустарником, кинув предварительно на землю взятые с собой пенки, ночи уже были холодными. Работали мужики без раций, их армейские увесистые тушки имелись только у Бойко и на одном из автомобилей. Но лейтенант активно внедрял в своей команде язык жестов, да и еще работали фонариками с цветными светофильтрами, которые давали узконаправленный пучок света. Через полчаса томительного ожидания бывший майор ГРУ вернулся к основной группе.
        - Имеем двух часовых. Дежурят по два человека, один на улице, второй в доме. Я случайно подслушал, что у них смена была в два часа, а следующая будет в пять часов. Штурмовать лучше около пяти, когда эта смена устанет, да и время будет самое сонное. Час Волка, как-никак. А мы пока спокойно можем и подремать в машинах.
        В начале пятого Михаил разбудили и сунули в руку чашку горячего кофе. Южноамериканский напиток хорошенько взбодрил его, на улице еще было темно, только намеки на сумерки. Сквозь бегущие по небу тучи иногда проглядывала половинчатая луна. Он застегнул разгрузку, взял автомат в руки и проверил магазин. Через пятнадцать минут атаман уже находился за кирпичным сараем, который стоял у открытых ворот загородного дома. Хант был где-то там, дальше. Чуть в стороне нырнули в темноту Петр Мамонов с братом. Справа, сразу за воротами, наготове стояла штурмовая тройка в составе Потапова, Ярика Туполева и Вити Хазова. Они были одеты в черные «прыжковые» комбинезоны, трофейные современные бронежилеты пятого класса защиты и каски. А рядом с Михаилом пригнулась массивная туша бывшего морпеха, в его мощных руках лежала заряженная РПГшка. Где-то позади их пристроился Складников со своей раритетной Мосинкой. Часовой на крыльце в нарушении всех правил курил, и, судя по запаху, далеко не табак. Неожиданно открылась дверь в дом, и на пороге появился здоровенный парень. Он поежился от ночного холода, перекинулся парой
слов с напарником, и попилил куда-то в сторону. Видимо, приспичило, а может, хотел после сна взбодриться перед сменой караула. Но, судя по глухоту стуку, раздавшемуся за углом, утро встретить ему уже не придется. Напарник же бандита насторожился, и когда отошедший отлить кореш не откликнулся на его тихий зов, снял автомат с плеча и осторожно двинулся вперед. Чуть сбоку от него метнулась тень, и часовой стал, заполошно хрипя, падать на землю, стараясь заткнуть рану на шее с торчащим оттуда ножом. Упасть ему не дали, и осторожно оттащили за угол здания. Штурмовая группа в это время стремительным броском подбегала к дверям. Лейтенант осторожно открыл ее и в широкий коридор полетел небольшой круглый предмет.
        - Бойся! - раздался его крик. Михаил послушно прикрыл глаза.
        Внутри дома послышался адский грохот, дверь резко распахнулась, а в окнах блеснула яркая голубоватая вспышка. В коттедже послышались заполошные крики, раздался чей-то режущий уши визг. Штурмовая группа тем временем резво двинулась в длинный коридор. Послышались резкие щелчки автоматных выстрелов, затем два раза громыхнуло из крупнокалиберного гладкоствола, и зачастили пистолеты. Противник, похоже, быстро очухался, и начали оказывать серьезное сопротивление. Через пару минут на крыльце показались двое штурмовиков, они тащили за собой третьего, держа его за специальные лямки на комбинезоне. Их прикрывали братья Мамоновы, стреляя вглубь коридора скупыми очередями на два патрона. Затем к двери резво подбежал Хант, отодвинул бойца в сторону, и одну за другой швырнул вглубь дома две гранаты. После сдвоенного взрыва из окон полетели разбившиеся стекла и осколки от деревянных рам. Штурмовики успели добежать до угла соседской постройки.
        - Что у вас?
        - Лейтенанту прилетело. Броник не пробит, но, наверное, ребра сломаны - ответил один из бойцов сквозь закрытое забрало шлема, по голосу Михаил узнал Ярика - там эти черти в гостиной заперлись. Не сунуться, сразу в три ствола отвечают. А двоих мы еще в коридоре положили.
        - Суки! Как больно! - орал лейтенант.
        В это время на втором этаже резко распахнулось окно и в сторону постройки кто-то начал поливать длинными очередями из автомата. Позади штурмующей группы сухо бахнула винтовка и стрелявший бандит, дико заорав, упал обратно в комнаты. Его же укороченный полицейский Калашников сверзился прямиком на асфальт.
        - Командир, прикрой - Пономарев двинулся вдоль задней стенки сарая - сейчас прикурить дадим сволочам.
        Они незаметно перешли на другую сторону строения. Морпех встал на исходную, направив острие остроконечной гранаты в окно столовой. Михаил в это время держал окна на прицеле, стараясь держаться от напарника подальше. Не хотелось, чтобы от выхлопа прилетело, еще в армии деды пинками научили. Пономарев выдвинулся чуть дальше и громко крикнул - 'Выстрел'. Бойко открыл рот, наблюдая за яркой реактивной струей. Пахнуло жаром и неприятным кислотным запахом, а граната взорвалась внутри помещения с оглушительным грохотом, нечета пукалкам РГДшкам. В доме что-то сразу же загорелось, послышался грохот и треск. У крыльца же раздался спокойный голос Ханта - Эй там, наверху! Бросаем быстро оружие и выходим с поднятыми руками! Иначе зафигачем вам следующей зажигательную, даже костей не останется, все сгорит! Времени на раздумье одну минуту!
        Секунд через двадцать со второго этажа раздался испуганный голос - Не стреляйте! Мы выходим!
        Через несколько минут в дверях показались трое. Впереди шел молодой худой парень, он испуганно озирался и отчаянно заверещал, когда бойцы лейтенанта схватили его и быстро обыскали, потом швырнули на холодный асфальт лицом вниз. Следующим вышел здоровенный коротко стриженый верзила, он тащил за собой крепкого лысого мужичка. Лысый был одет в фирменные требники и майку, тело расписано с ног до головы блатными татуировками. Настоящий махровый уголовник. Его правая рука была наскоро перевязана полотенцем, майка залита кровью. После обязательных процедур обыска и связывания рук и ног, всю троицу представили под очи отцов-командиров. Потапову уже оказали первую помощь, туго перетянули грудную клетку бинтами и вкололи обезболивающее.
        - Кто тут главный? - допрос начал Складников.
        - Винт у нас рулит - кивнул на лысого молодой.
        Главарь злобно глянул на своих победителей, потом на подельника и смачно сплюнул.
        - Ваша взяла сегодня, граждане начальники. Учил этих бакланов, учил, а сдулись суки сразу, и кому? Убогим терпилам деревенским.
        - Ты попутал чего-то улра парашная - Михаил кивнул. Саня Пономарев быстро подошел к главарю и хлестко стукнул того по колену, потом добавил упавшему бандиту по раненой руке. Не обращая внимания на крики и проклятья уголовника, Бойко перевернул того на спину и наступил ему на горло ботинком.
        - Ты, кажется, чего-то недопонял, урод блатной. Это мы свободные люди, а вы вонючие шакалы. И ваше время сейчас безвозвратно прошло. Тут нет ушлых адвокатов, продажных ментов, зон, где правят ваши уродские понятия. И вот эти вот мордовороты прошли несколько войн, им тебя порезать на кусочки, как два пальца об асфальт. И у тебя есть выбор такой, или ты умрешь быстро, или это будет продолжаться долго и мучительно. А я знаю много оригинальных способов для плохой смерти, например индейский.
        - Это чё индийцы такое учудили? - выдвинулся вперед Мамонов старший.
        - Индейцы! Это, которые краснокожие Апачи. Они привязывали нехорошего человека к столбу, на голову одевали удавку из смоченной в соленой воде веревки. Вода, значит, сохнет на солнце, удавка скукоживается и потихонечку горло сдавливает. Умирать можно часами.
        - Фига себе креативщики - Петр поежился.
        - Ну, можно и нашими дедовскими способами. Был один хороший, с муравьями, но их сейчас в лесу не сыскать. Можно «журавлем». Знаете, такие колодцы раньше были в деревнях. Шест как маятник ходил, верх - вниз, с противовесом. Вкапывался, значит, кол, над ним подвешивался разбойничек. На другой же конец маятника вешали бадью с водой и делали в ней дырку. Вода потихоньку выливается, а бадейка то легчает. Разбойничек на кол помаленьку насаживается, сила тяготения, физика, его мать. Сначала задницу проткнет, потом по кишкам, желудку. Смерть медленная и мучительная, и ведь даже если снять с кола, то не спасти никак.
        - Ох, затейливы наши предки были, даже в Чечне как-то попроще обходились.
        - Это ты прав, Петруша, измельчали людишки. Ну что, граждане бандиты - колоться будем?
        Первым потек молодой и самый ссыкливый. Вслед за ним заговорил амбал, правда, толку от него оказалось мало. Вся сила у него ушла в мышцы, в мозгах было как-то пустовато, но кое-чего интересного он все-таки поведал. Все показания записывали сразу на видеокамеру. Вскоре подошли бойцы Потапова с Хантом, они провели обыск в доме. По их словам там лежало шесть убитых бандитов. Двое в коридоре, застреленные в начале штурма, остальные в столовой, по-видимому, погибли от взрыва гранаты РПГ.
        - Командир, я сейчас машины вызову? - Потапов уже отошел от контузии, и хотел сам рулить процессом.
        - Подожди. Мы еще «журавля» не сделали - ответил на вопрос Бойко и наткнулся на непонимающий взгляд лейтенанта. Потом внимательно посмотрел на лежащего главаря.
        - Суки… - блатной пытался подняться - все скажу, помогите встать.
        На камеру Винт, так звали главаря шайки, рассказал много чего интересного. И как они по окрестностям Смоленска шарили, и как встретились случайно с людьми Пачина, и как с самим Эдуардом Петровичем стрелку забили. Винт сразу почуял в москвиче крупного зверя, поэтому разошлись они по понятиям. Банде Винта доставалась грязная работа по убийству Атамана и его соратников. Информацию же бандиты получали от Митина, используя в качестве связного Николая Пачула. Тот приехал на мотоцикле позавчера поздно вечером и передал приказ Пачина перехватить атамана. Дело казалось плевым, а будущие преференции соблазнительными. Жизнь в сытости, работа не пыльная, охранниками рабов и слуг. Бабы, водка, жратва, чего еще надо было вору? Конечно, Бойко ожидал от Пачина каких-то вывертов, но такая истинно черная не благодарность? Такую гнойную занозу требовалось вырывать безжалостно и незамедлительно!
        Михаил сразу же дал команду выдвигаться и сообщить оставшимся в поселке бойцам о начале полной блокады усадьбы Пачина.
        - Кто исполнит? - Михаил оглянулся на соратников.
        - Давайте я - откликнулся Складников - надо же оправдывать прозвище «кровавой гэбни».
        - Э… вы чего? Я же все рассказал по чеснаку. Суки, так не по понятиям! - Винт упал на колени и завыл.
        - Ты, урод, вообще охренел - рассвирепел вдруг Михаил - какие в жопу понятия?! Мы тебе легкую смерть обещали! Жил по-собачьи и умри как гавно!
        Он пнул уголовника по почкам, плюнул и пошел на выход. Вскоре унылые завывания и всхлипы блатного прервал сухой пистолетный выстрел.
        Михаил еще раз осмотрел окрестности в бинокль, все было тихо. Неподалеку стояли машины, привезшие сюда ополченцев. Рядом с термосами колдовал Николай Ипатьев, время двигалось к обеду, а они даже позавтракать вовремя не успели. Усадьба Пачина была взята в плотное кольцо, но бойцы пока вперед не высовывались. Пачин времени зря не терял: вокруг большого двухэтажного дома за эти недели были убраны лишние постройки, поставлен высокий, под два метра, бетонно-металлический забор. На техническом, верхнем этаже здания проделаны небольшие отверстия под бойницы. Теперь это был настоящий дом-крепость, и им его предстояло штурмовать. Люди Пачина на улице не показывались, окна были плотно завешены жалюзями и занавесками. Осаждающие ждали ответных действий бывшего бандита, ведь со вчерашнего дня он был без связи. А утечку любой информации из поселка шериф и бывший особист пресекли на корню. Даже его жена Нина была не в курсах, что на самом деле происходит. Вызов ополченцев замаскировали под внезапные учения, они и раньше подобным образом иногда устраивалось. Дед Павел Матвеевич и его внук находились в гостях у
Пелагеи Мамоновой, а патрули в поселках усилили.
        Полчаса назад штурмовая группа провела совещание, где они обсудили план самого штурма. А сейчас Михаилу вспомнился разговор, состоявшийся по дороге сюда. Сидевший рядом в машине Саша Пономарев вдруг сказал - А ведь человека рядом грохнули, и я ничуть не жалею, и на душе совершенно спокойно. Три месяца раньше скажи кто о таком….
        - Саня, ты чего? - Михаил удивленно посмотрел на друга - Порефлексировать решил?
        - Да нет. Просто мир так быстро изменился, и мы вслед за ним меняемся. Как-то странно.
        Никто после этого разговора не сказал ни слова, все задумались. А для самого Бойко этот скоротечный разговор стал знаковым, именно в этот момент ему в голову пришли мысли, изменившие ход его жизни на много лет вперед.
        Николай призывно махнул Михаилу рукой, поляна была накрыта: с судках разлит свежий грибной супчик, крупно нарезан мягкий каравай, чуть в стороне маринованные помидорчики, лежал лук и укропчик. Свободные от несения службы люди живо подтянулись к столу, лишнего приглашения никому было не надо.
        - Я вот, что подумал Миха - Николай глядел в сторону здоровенных металлических ворот, ведущих в усадьбу - А как вы ворота открывать будете?
        - Потапов вроде хотел петли взрывчаткой взорвать, у него есть немного.
        - А на фига? Мы тут недавно пригнали снегоуборочный грейдер, думаю, он справится с взломом. Я сам в кабину и залезу. А лезвие защитой спереди будет, с боков же в кабине армейские бронники повесим.
        - Хм, а хорошая идея. У нас так 'мотолыги' использовали иногда при зачистках, когда РД не было - Петр Мамонов взял еще одну большую луковицу и смачно захрустел - штурмовики позади техники могут проскочить, под прикрытием, туда как раз две тройки спокойно влезут.
        - Тогда я быстро до мехдвора скокну - Ипатьев резво убежал к машине.
        А бойцам же спокойно пообедать так и не удалось, ворота усадьбы стали неожиданно открываться. Все ополченцы живо попрятались по местам. Из приотворенных ворот резво выскочил черный Мерседес-Геленваген. Ну, как же, Пачин не мог и здесь обойтись без понта. Машина сразу вывернула на дорогу и вскоре со стороны развилки послышались глухие выстрелы.
        - Атаман. Это второй - раздалось в рации - гостей приняли. Тормозить не захотели. У них двое двухсотых, одного взяли живым.
        Живым оказался подручный Пачина по кличке Пуля. Поначалу он попытался корчить из себя партизана на допросе, но зверское лицо Ханта, машущим перед бандитом огромным охотничьим ножом, живо сделало бандита более разговорчивым. От пленного удалось узнать, что в доме находится около двадцати человек, почти все с оружием. Боеприпасов и продовольствия у них полно, есть своя артезианская скважина, так что вариант с осадой отпадает. А через полчаса группировка Пачина начнет беспокоиться, почему нет вестей от разведгруппы Пули. Поэтому штурмовать необходимо уже сейчас, пока они не очухались. Тем более Николай сообщил, что на своем карамбуке уже подъезжает к усадьбе.
        Через пятнадцать минут начался штурм. Группы прикрытия синхронно открыли мощный заградительный огонь по окнам. А грейдер в это время, набрав скорость, понесся как бешеный носорог к воротам. Петли на них оказались слабыми, видимо, китайского хлипкого производства. Створки ворот от мощного удара разлетелись метров на двадцать. Грейдер вихрем ворвался на территорию усадьбы и остановился около сделанной из ошкуренных бревен баньки, единственной постройки, оставленной во дворе. Остальное пространство около усадьбы оказалось занято газоном и асфальтированными дорожками, спрятаться было практически негде. Шесть штурмовиков в новейшего производства бронежилетах и шлемах вбежали следом за техникой. Тут же из окон и бойниц боевики противника начали дружно палить по наступающим разведчикам. Грейдер сразу весь покрылся оспинами попаданий. Железо звонко гремело от пуль, стекла сыпались вниз, Коля матерился.
        Впереди загремели автоматные заполошные очереди, кто-то тупо бухал картечью. Один из штурмовиков упал рядом с колесом, его подхватили и утащили назад. Николай сразу после заезда во двор вылез из кабины и уже вернулся назад, за забор. В ход пошли гранатометы, но большинство окон оказались оборудованы хитрой конструкции наружными решетками, и гранаты внутрь помещений просто не залетали. Перестрелка продолжалась минут двадцать. Все стекла в здании были разбиты, дом покрылся рытвинами и дырками от пуль. Штурмовикам же совершенно не удалось продвинуться вперед. Трое из них засели за баней, у двоих уже были попадания в бронежилеты. А Сергею Миленникову прилетело даже в шлем, голова осталась цела, но сам он получил небольшую контузию, и сейчас лежал под кустом, рядом с ним хлопотала Аня Корзун. Потапов готовил вторую штурмовую колонну, попробуют на этот раз зайти с другой стороны. Михаил уже понял, что в лобовую этот дом-крепость взять будет не просто, и подозвал Пономарева.
        - Саня, ты, что там про зажигательные гранаты говорил?
        - Есть такие. Вы ящик таких в Талагах еще взяли.
        - Сможешь во второй этаж зафинтилить?
        - А чего нет, надо только удачную позицию найти. Да вот решетки мешают, граната разорвется снаружи.
        - А вот то крайнее окно видишь, ближнее к лесу? Я в бинокль рассмотрел, там крепления решетки почти перебито. Попрошу снайперов закончить дело. А ты сможешь пока за баней спрятаться. Потапов пусть имитирует штурм с другой стороны.
        - Давай, попытка не пытка.
        Через полчаса с другой стороны дома началась ожесточенная пальба. А здесь, в крайней к воротам комнате, кто-то неосторожно высунулся в окошке и сразу попал под огонь снайпера. Под шумок бывшему морпеху удалось вполне скрытно пройти на позицию. Он дождался, когда крепления решетки будут перебиты Ольгой Шестаковой и Складниковым, и произвел выстрел из РПГ. Окна второго этажа расцвели ярким желто-багряным заревом. Из всех ближних к месту попадания окон вылетели большие клубы огня и дыма, рамы разлетелись наружу просто жалкими ошметками. Все это живо напомнило кадры из какого-то голливудского блокбастера! Эффект от взрыва оказался просто впечатляющим. Пономарев сноровисто перезарядился и сделал еще один выстрел уже в другое окно, решетка там отлетела от предыдущего взрыва. Снова яркий всплеск, огонь даже, показалось, полыхнул еще сильнее. Наверное, эта комната была меньше размером. В здании раздались дикие вопли, а панические крики просто перекрывали друг друга, чей-то отчаянный женский визг просто резанул по ушам, как шум от работающей циркулярной пилы. Теперь в дело вступил Вязунец. Он громко
прокричал в заранее приготовленный мегафон - Граждане бандиты, если не хотите поджариться все скопом, выходите на крыльцо с поднятыми руками! Оружие бросать на крыльце. Первым идет Пачин! На размышление даем пять минут. Потом обливаем дом бензином и поджигаем!
        Видимо впечатление от произведенных взрывов оказалось вполне внушительным, так как буквально через минуту в окно на первом этаже высунулась палка с белой тряпкой. Немного позже на крыльце появился сам Пачин. Оружия при себе главарь не имел, да и, судя по тому, что его подталкивали сзади, сдавался он не совсем добровольно. За ним стали сразу кучно выходить люди. Многие были в грязной, закопченной одежде, некоторые были ранены, их тащили. Всего наружу вышло девять человек, из них две молодые девушки, те буквально бились в истерике, а мужчины, наоборот, были напряжены и молчаливы. Михаил молча подошел к Пачину. Тот поднял глаза на атамана.
        - Радуешься?
        - Чему, придурок?
        - Твоя взяла. Сегодня.
        - А ты что, наивный, надеялся победить? Тогда ты еще больший придурок, чем я думал. Твое время окончено, навсегда. Пакуйте его!
        Захваченных бандитов связали по рукам и ногам, и забросили в микроавтобус. Хант с бойцами тем временем проверил дом. Живых там уже не оказалось. На второй этаж, вообще, без противогаза лучше было не заходить. К усадьбе командиры уже вызвали пожарную машину, нужно было погасить здесь огонь. А пока штурмовики забирали все найденное оружие и припасы. Здесь уже точно никто не будет жить.
        Неожиданно из-за поворота вылетел спортивный мотоцикл, на нем сидел Петр Мосевский. Его с утра уже опросили, но на штурм не взяли. Он часто бывал в особняке, и помог составить его план. Он же и сказал, что баня стоит на выдающемся на полметра бетонном фундаменте, что позволило спрятать там одну штурмовую команду. Хотя молодой человек уже был не в курсе обстановки, царящей нынче у Пачина. В последнее время Петр часто выезжал с командой 'мародеров' и разведчиками, жил то в Капле, то у «коттеджников», и понемногу вышел у Пачина из доверия. А с другой стороны ему доверия и от наших полного не было. Вертеться же, как флюгер все время было нельзя, невозможно всем казаться «классным парнем», надо выбирать одну сторону и ее держаться. И сейчас он примчался с известием, что в поселке 'коттеджников' происходят какие-то шевеления. Хант также сообщил, что узнал в паре трупов людей из того поселка. Атаман тут же приказал арестовать семьи этих двух предателей, а остальной поселок посадить целиком под домашний арест, при сопротивлении стрелять прямо на поражение. Десяток ополченцев под командой Ханта и команда
шерифа быстро загрузились в машины, и рванули к 'коттеджникам'.
        До правления Михаил добрался уже к вечеру. Зашел в малый кабинет, положил автомат на стул и прилег на маленькую кушетку. Даже не понял, заснул до того, как голова легла на подушку или позже. Проснулся от поцелуев и ощущения мокроты на лице. Это были слезы, рядом сидела Нина и жарко обнимала его, плача и тихонько подвывая.
        - Милая, это ты?
        - Что же с тобой сделали, Мишенька?
        - Все нормально, Ниночка, видишь, целый и здоровый. Сегодня мы победили.
        - Да что же это деется, Господи! Нас тут подняли срочно, сказали, что раненых везут. Привезли ребят-разведчиков с контузией и переломами. А одному, вообще, предплечье прострелили, и кость раздроблена. У них там оказывается целый бой идет, а мы ни сном, ни духом! Потом лейтенант проговорился, что на тебя еще вчера напали, и вы ночью каких то бандитов ездили брать. И ты, стервец этакий, мне ни слова не сказал!
        - Так надо было, Ниночка. Все сделать по-быстрому. Выжечь эту заразу на один раз.
        - Так это правда? Про Пачина?
        - Совершеннейшая, к сожалению.
        - Какие же они сволочи! Мы им помогли, дали приют, оказали помощь! - глаза Нины зло блеснули, а затем озабоченно повернулись к мужу - И что теперь будет?
        - Следствие и суд. Мы же не дикари или бандиты, какие.
        - Ой - Нина задумалась - как же все поменялось в этом мире, Мишенька. Кажется, что не пара месяцев, а пара лет уже прошла. Может, домой пойдем, а, милый?
        - Давай.
        Снаружи, у правления, толпился народ. Со всех сторон посыпались вопросы, но атаман не стал на них отвечать. Двое бойцов из разведгруппы раздвинули толпившихся людей и посадили атамана в машину. Через пару минут он был, наконец-то, дома.
        Михаил проснулся около десяти утра. В окно все также светило солнце, осень не торопилась на Смоленщину, и это радовало. Он не торопясь поднялся, в ванной текла теплая вода. Хитроделанной нагреватель, установленный на крыше, смог все-таки собрать солнечные лучи и немного подогреть бак с водой. Хорошо же пользоваться технологиями 21 века! Поэтому у Михаила получилось и ополоснуться и побриться, не возясь с водонагревательной колонкой. Довольный жизнью и в предвкушении вкусного завтрака, Михаил вышел в гостиную, совмещенную по-модному в последнее время дизайну, с кухней. Там его и ждал сюрприз, за большим обеденным столом умостились Николай Ипатьев и Серега Туполев, дружно гоняя чаи со свежесваренным вареньем.
        - Привет нашему доблестному герою - свет - атаману - Коля как всегда ерничал.
        - И вам не хворать, гости дорогие. Чего это вы с утра пораньше?
        - Ну, вроде как у тебя второй день рождения образовался - Николай хитро посмотрел на друга.
        - Как бы да…. Но праздновать то сейчас некогда, у нас еще имеется куча нерешенных проблем. И вообще, в этом доме мне дадут поесть?
        - Там Нина тебе оставила кашки, а кофий я сварил - Николай встал и плеснул в кружку из большого кофейника - налегай.
        Михаил, не спеша, с удовольствием, выпил две чашки кофе и, даже не разогревая, опустошил кастрюльку с гречневой кашей.
        - Миша, и что нам теперь со всей этой фигней делать? - Серега был явно не в духе. Его сын вчера целый день бегал под пулями, и Ольга с утра пистонов уже навставляла.
        - Что делать, Серега? Разбираться и наказывать.
        - Гм, похоже, ты уже все для себя решил. А раньше хотя бы с друзьями советовался.
        - Хочешь на мое место, Сережа? Нет? Тогда сиди и слушай!
        Туполев нахохлился и покраснел до корней белокурых волнистых волос, но в пререкания не вступил. Жена за долгие годы совместной жизни научила его внимательно выслушивать собеседника.
        - Не наезжай на Серегу. Миха, ты чего? Давай поговорим, пока время есть, а то скоро Складников заявится. Кровавая гэбня с шерифом всю ночь работали, не покладая рук. Или ног?
        - А что говорить то, парни? Лоханулись мы по-крупному. Заигрались, млять, в гуманизм. Пора становится жестче - Михаил недобро нахмурился.
        - Всех под ружжо, значит, а ты генералом на белом коне? - Туполев еще не отошел от обиды.
        - Да, я генерал! Если уж назначили. Ты пойми, Серега, нельзя нам расслабляться нынче, пока здесь все не устаканится. За нами же семьи и дети. Если уж так получилось, что старый мир исчез, то новый надо своими руками создавать. А это ведь не только поиск продуктов и ништяков, но и защита собственной свободы с оружием в руках. Или хочешь быть рабом у «черных»? Или у Пачина на подхвате? Общество у нас и при той-то мирной жизни хорошенько рухнуло вниз. Девяностые вспомни, или теперешние крышевания ментами и гэбешниками, мало крови тогда было? А ведь до фига всяческого отребья из этих уродов и сейчас в живых осталось! Только теперь добрые дяди полицаи на вызов не приедут, судов и тюрем тоже нет, поэтому врагов в расход или на выселки.
        - Во, сказанул! - вздохнул восхищенно Ипатьев - Как речь какую на митинге! Хотя прав ты, бродяга, я со многим соглашусь.
        Дальнейший разговор прервал подошедший Вязунец. Он лихо закатился в гостиную, кинул кепку на вешалку и примостился рядом за столом.
        - Что нового есть? - Михаил уставился на Илью.
        - Принципиально нет. Говоря ментовским языком, занимались доказухой.
        - Подготовьте как мне к вечеру краткий отчет с фактами. Да, и пускай ребята Подольского с видео поработают. Должно быть коротко: подсудимый - его послужной список, заслуги в этом мятеже, краткая характеристика. Ну, ты сам знаешь, что писать.
        - Ты уже что-то решил, командир?
        - Да. Придется и нам меняться, раз мир так изменился. А то мы все еще живем старыми представлениями, вот и предательство прозевали. Хорошо, что еще отделались легким испугом, а если бы у нас люди погибли? С завтрашнего дня будет у нас новый порядок и новый закон.
        - А подробнее? - Туполев с явным интересом смотрел на друга.
        - Подробнее вечером на правлении, Сережа. И весь актив на него приглашается, поэтому в школе, в актовом зале проводить будем. И попроси Ольгу, пожалуйста, составить список самых достойных представителей от нашего населения, что-то типа десятников у ополченцев. Только теперь со стороны всех жителей старше 16 лет. И предупредите всех, что завтра в двенадцать общий сход у правления, важные решения принимать будем.
        - Лихо ты! - Николай в порыве резко взмахнул кружкой и пролил на себя чай.
        - Это еще не лихо, Коля - вздохнул от мыслей о предстоящем Бойко - А, вот и настоящий полковник!
        Складников вкратце обрисовал ситуацию с пленными. Раненым была оказана медицинскую помощь, но отказано в помещении в медпункт. Всех фигурантов дела шериф и полковник ночью допрашивали по полной форме. Отпирался только один Пачин, но и без его показаний было все ясно. Митин попытался корчить из себя партизана, но появление старшего Мамонова со зверской рожой и спецназовским ножом, быстро вернуло шакала на свое законное место. Шакалом же его обозвал Вязунец, после чего к Пачину прикрепилось прозвище Шерхан, а всех его приспешников обозвали бандерлогами. ' «А я что им, Маугли, получается?' - мелькнула дурацкая мысль в голове у Михаила.
        В целом картина заговора вырисовывается такая: захват власти в общине Эдуард Петрович начал планировать с самого своего приезда. Пачина поначалу огорошило наличие множества вооруженных и обученных воинскому делу людей, озадачило и наличие огромного авторитета у Атамана, хотя на его «бизнесбандитский» взгляд тот являлся типичным представителем вида - интеллигент-рохля, случайно вознесенный судьбой наверх. В Родниках Пачин уже один раз захватил власть, отодвинув подобных же умников и рохлей на вторые роли, а несогласных попросту уничтожил или прогнал. И собственно это умозаключение стало его первой ошибкой.
        Второй ошибкой стало сотрудничество с бандой уголовников, встреченных случайно в окрестностях города. Тут, видимо, сказалось блатное прошлое Пачина. Третьей ошибкой стало назначение Митина вербовщиком. Огромный опыт бывшего начальника отдела столичного банка в области интриг и крючкотворства здесь попросту не сработал. Общение с нормальными людьми, которые познали вкус настоящей свободы и ответственности за нее, никак у того не складывалось. Уж очень здешние отношения между людьми отличались от виртуального мирка 'офисного планктона', к которому привыкли современные москвичи. Долгое пребывание в Мкадовском параллельном мире сыграло злую шутку, как и с Митиным, так и с его новоявленным боссом. В итоге, при любом раскладе, приезжих упырей ждало фиаско. Бойко был только недоволен тем, что слишком долго они с ними мурыжились.
        Еще одним камнем на весы его размышлений стало известие о явном предательстве «коттеджников». Две семьи, чьи представители непосредственно участвовали в бою, были уже арестованы по его приказу. Их уже допросили, и вину доказали. Остальные «коттеджники» сидели в данный момент по домам под присмотром ополченцев. Поэтому первые два десятка ополчения так и остались пока на военном положении. Патрули ночью тоже пойдут усиленными. За разговорами пролетело незаметно два часа, к этому времени на обед из клиники пришла Нина.
        - Что еще за партсобрание? Совсем нее даете мужику продыху.
        - Спокойнее, Ниночка. Они уже уходят, а отдыхать зимой будем. Она у нас длинная. Мартын Петрович, я скоро к вам зайду.
        Чуть позже, между борщом и рыбными тефтелями жена устроила форменный допрос с пристрастием. Михаил давно уже осознал: в Гестапо надо было работать только женщинам! А один ее вопрос, вообще, поставил его в тупик.
        - Миш, а что за странность такая? Тех раненых, которых привезли с усадьбы, люди шерифа долечить нам не дали, увели в свою берлогу. А ведь у некоторых возможны осложнения, ранения там серьезные.
        - Ну, как бы тебе сказать… Короче, им помощь в скором времени может и не понадобится.
        Жена сначала удивленно взглянула на него, потом в глазах появилось понимание сказанного мужем, из них буквально плеснуло неподдельным ужасом.
        - Миша, мы что, их…?
        - Возможно, решать будет все.
        - Боже! Какой ужас! До чего мы докатилась - она всплеснула руками - Разве можно так с живыми людьми? Неужели нет другого решения?
        - Ниночка - глаза Михаила в одно мгновение стали холодными и чужими - а ты часом не забыла, что буквально позавчера эти люди стреляли в твоего мужа? И в скором времени планировали убить многих наших друзей. И как ты думаешь, тебя и наших детей они бы пощадили?
        - А как… - в глазах Нины появился осознанный страх, и она осеклась. Видимо о таком развитии событий она не задумывалась.
        - Проняло, дорогая - Михаил обнял жену и прижал к себе крепче - А что поделать? Этот мир жестче, и люди здесь будут жестче, но сильнее и справедливей. А таким как Пачин, не место в нашем мире. Это именно НАШ мир. А сейчас дорогая, успокойся, пожалуйста, и иди на работу. И никому ни слова о нашем разговоре, запомнила?
        Допросы проводились в конторе у шерифа. В камеры их околотка помещались только шесть человек, поэтому остальных арестантов держали на складе хозяйственной утвари, стоявшем неподалеку. Помещение бывшего сельского магазинчика еще не было даже толком отремонтировано. Как раз в ближайшее время им и планировали заняться. А пока, сразу после приемного холла находилась дверь в большой кабинет шерифа. Пара потертых диванчиков и огромный стол, несколько стульев, большой сейф и железный шкаф с оружием, вот и все убранство кабинета. По просьбе Бойко к нему сразу привели Пачина. Со связанными руками, его посадили на стул посередине комнаты. Михаил попросил оставить их одних. Эдуард Петрович уже отошел от первоначального потрясения и смотрел на атамана нагло и вызывающе. Легкая ухмылка не сходила с его круглого лица.
        - Чего лыбишься, Пачин? - Михаил не хотел придерживаться вежливости в их разговоре. Такие, как этот упырь, никогда не вызывали у него уважения.
        - Да так, наблюдаю за игрой в законность. Шериф, особист, ночные допросы. А не проще сразу грохнуть, раз твоя, атаман, взяла?
        - Хм, и стать таким как ты? Ты еще ничего не понял, Пачин? Ты лоханулся, и крупно. Небось, считал себя шибко умным и сильным, только сила то твоя зиждилась на слабости противника. Ты ведь привык давить именно слабых, решать свои деловые вопросы с такими же уголовными и продажными рожами. Ты бы знал, как подобные тебе, нас, нормальных людей, достали в том мире. Беда моей Родины в том, что править в ней стали вот такие эгоистичные и жалкие ублюдки. Вы ведь как кровососы прилипли и пили, и пили, все насытиться не могли. И всю страну под себя ведь строить начали, уроды зэковские.
        - Не гунди. Время такое было.
        - Время?! А не такие ли суки такое время под себя и создавали? Со своими уродскими уголовными понятиями, безудержным эгоизмом и аморальностью. Вы что-нибудь свое собственное сотворили за эти годы? Где ваши великие свершения? Где реальные дела? Вы только разворовывали не вами созданное, нормальных людей гнобили и уничтожали.
        - Ну, порефлексируй, интеллигент паршивый - Пачин гнусно усмехнулся и тут же полетел со стулом на пол. Михаил добавил еще тяжелым ботинком по выпуклому пузу и наглой харе, бандит зашелся в кашле. В комнату влетел Павел Кузнецов, мужчина из Гатчины, служивший вторым помощником шерифа.
        - Петрович, какие проблемы?
        - Да нет, так, воспитываю.
        - А. Поздновато, пожалуй, уже, такая гниль выросла.
        - Поднимите меня! - заорал Пачин - Порвал бы вас, суки!
        Бойко прервал крики бандита ударом в челюсть. Изо рта посыпались зубы, и пошла кровь.
        - Ааа, пшш! - главный бандит захлебнулся криком.
        - Слышь, придурок уголовный. Ты где здесь интеллигентишек нашел? И почему нормальные человеческие отношения ты за слабость признаешь? Ты так ни хрена не понял, тюремная рожа, почему и проиграл. Привык, сука, к своему мирку, а ведь все сейчас перевернулось. И люди, которые хлебнули свободы, никогда не отдадут ее таким упырям, как ты. Они будут драться за нее, и драться жестоко. Твое время, к счастью, прошло, и даже памяти о тебе не останется. У вас не будет могил, это я обещаю. И этой ночью желаю тебе вспомнить всех, кого ты загубил в этой жизни. Завтра ответ тебе держать уже перед самым строгим Судьей.
        Уходя, Михаил обернулся на поверженного врага. В глаза Пачина уже не было бравады, там царил смертный ужас. Как ни странно, Бойко нисколько не порадовался своей победе, на душе у атамана лежала глубокая печаль.
        Вечером, в актовом зале было жарко от разговоров, споров и словесных баталий. Доклад шерифа произвел впечатления грома на ясном небе. Подобная черная неблагодарность и массовое предательство людей, которым они дали кров и убежище, просто поражала. Хотя нашлись в зале и сомневающиеся. Таким людям шерифом были показаны кадры из видеороликов допросов, где сразу вылезала вся подноготная замыслов Пачина. Множество свидетелей не оставляло защитникам главаря никаких шансов. Следствие было проведено вполне качественно, все члены совета это отметили. Михаил в само обсуждение не вмешивался и сидел в стороне, делая время от времени пометки в блокноте. Через три часа обсуждений на его поведение, наконец, обратила внимание Тормосова.
        - Михаил Петрович, вы нам может сегодня что-нибудь скажете? Мне кажется, что у вас есть какое-то готовое решение. И мы тут зря сидим, пытаясь что-то решить совместно.
        - Решение есть, и оно окончательное - Михаил встал и вышел в центр зала - и возражения не принимаются. Вы сами передали мне всю полноту полномочий, и сидящие здесь в зале люди не могут их изменить.
        - Как это? - возмущенно воскликнула Диана Корчук - Здесь же находится все правление и актив.
        - Власть в нашей общине принадлежит народу, помните это? Поэтому довожу до вас мое решение, как избранного Атамана этой общины. Завтра в двенадцать часов на площади у правления состоится всеобщий сход жителей нашей общины. На нем пройдет публичный и справедливый суд над предателями и бандитами, потом состоится казнь осужденных. От вас требуется только решение о признании итогов следствия, и согласование списка выборных присяжных. Верховным судьей в настоящее время являюсь я. Если вы не соглашаетесь с моим предложением, то я немедленно распускаю временное правление, и завтра на сходе будут выборы нового. От меня все!
        Михаил внимательно осмотрел зал. В нем повисла поистине могильная тишина. Люди молча переваривали сказанное их предводителем. Кто-то с возмущением, кто-то с удивлением, но большая часть актива с удовлетворением. Подспудно они ожидали подобного хода от атамана, пора было прекращать мямлить и начинать властвовать. Большая часть собравшихся здесь активистов была из людей разменявших сороковник. Они еще застали времена так называемого застоя - высшей точки развития русской цивилизации, оболганной затем предателями и врагами их родины. Они лично видели и прочувствовали несколько эпох: позднего сытого социализма, эпоху диких перемен перестройки, и отрыжку первобытного капитализма девяностых. Именно поэтому большинству были глубоко противны слабые и невнятные правители последних тридцати лет, а произошедшая в мире катастрофа и подавно выявила пагубность мягкотелости, трусости и вранья. Сейчас для выживания цивилизации требовались твердость духа и справедливость разума. А такой подход, по оставшемуся в прошлом гуманистическому восприятию мира, было очень жесток. Западная цивилизация в своей затянувшейся
агонии щедро награждала соседей собственными миазмами: испорченной моралью, псевдогуманизмом, масонским понятием 'прав человека'. В новом мире предстояло избавиться от всей этой чужеродной шелухи и вернуться к своим исконным корням. И Михаил надеялся, что большая часть его друзей и товарищей понимает это. А сейчас он увидел перед собой только несколько негодующих лиц, но и одновременно множество одобрительных взглядов. По залу прошелся шелест нарождающихся споров и криков, но с места поднялся Ружников, произнеся простую фразу:
        - Давайте не будет разглагольствовать, а просто проголосуем. Атаман имеет право на такое решение.
        - Правильно, мы уже наболтали тут с три короба - поддержал его Подольский - кто за то, чтобы принять работу следствия?
        Практически все подняли руки.
        - Ольга - обратился к Туполевой Бойко - раздай, пожалуйста, заготовленные списки присяжных. Прошу внимательно рассмотреть их, и выступать по делу.
        В течение получаса список согласовали, и собрание разошлось. Михаил раздал необходимые указания и разослал людей на задания. Говорить больше ни с кем не хотелось, хотя несколько членов совета и рвались к нему пообщаться. Под охраной разведчиков он двинулся к дому. Завтра будет очень сложный день.
        Судный день
        Михаил медленно двигался по залитой солнцем улице. Рядом шли 'прикрепленные' бойцы, Ярик Туполев и Витя Хазов. Друзьями атамана решено было до конца сегодняшнего дня не отпускать его никуда без охраны. На широкой заасфальтированной улице царило оживление. Народ или двигался в сторону площади, или собирался у домов небольшими группами. Михаил здоровался со старыми знакомыми и друзьями, или кивал новым. Нигде он не останавливался и на вопросы не отвечал.
        У правления, чуть в стороне, стояли микроавтобусы с арестованными, за ними находился большой автобус с 'коттеджниками'. По приказу атамана сегодня все семьи с того поселка были взяты под стражу и привезены сюда. Не обошлось и без эксцессов, некоторые из них по старой привычке попытались качать права, но пара выбитых зубов и выстрелы в воздух быстренько успокоили наглецов. Это в том мире 'наглость-второе счастье', здесь же все было по справедливости. В тенечке отдыхала бригада плотников во главе с Сергеем Носиком. Они были не столько утомлены работой, а скорей больше подавлены ее сущностью. Сам Носик оказался единственным здесь специалистом по казням средневековья. Ведь на поверку процесс повешенья был совсем не прост. А мучить людей, пусть и врагов, совершенно не хотелось, поэтому к советам реконструктора прислушались.
        Складников и Вязунец уже находились в правлении, заканчивая подготавливать материал для судей. Михаил забежал ненадолго в кабинет, отдал последние распоряжения и вышел на улицу. На небольшой площадке перед правлением десятники, поставленные следить за порядком, уже выстраивали людей по секторам и выдавали всем цветные флажки для голосования. Благодаря подобной предусмотрительности обычного для скопления людей хаоса на площади не наблюдалось. Люди спокойно занимали места и с любопытством осматривались вокруг. В принципе все знали, что первый всеобщий сход давно планировался, но обстоятельства его созыва оказались довольно-таки неординарными. Все уже догадывались, что сегодня будут приняты непростые решения, и принимать их придется именно им, свободному населению этого анклава выживших людей, как высшей здесь власти. А к такому порядку вещей людям еще стоило привыкнуть. В том, старом мире, за них обычно все решали правители. Власть всегда была четко отделена от народа. А так называемые 'демократические' выборы даже тапочки уже не смешили. Ожидать от продажных, бандитских по своей сути, властей
честных выборов?! В такое верили только ведущие новостей центральных новостных каналов.
        Ровно в двенадцать часов Михаил поднялся на площадку, бывшую некогда погрузочной аппарелью. Он спокойно взирал на собравшихся людей и потихоньку гул, стоящий над площадью, утихал. Наконец стало совершенно тихо, только легкий ветерок шумел в ветвях деревьев. Атаман продолжал спокойно рассматривать людей. В его душе уже произошел переворот, он ощущал себя не одним Из, а одним Над. И, похоже, люди эти изменения почувствовали. И вот он подошел к краю площадки и начал свою речь.
        - Жители нашего поселения! Товарищи мои! Как наказной атаман, я, согласно нашим правилам, созвал этот внеочередной всеобщий сход. Ибо решения, которые будут приняты сегодня, повлияют на всю нашу жизнь в ближайшие годы. Как вы уже знаете, последние дни получились у нас очень не простыми. Чуть позже я подробнее расскажу об этом. А пока мы должны провести голосование по вот какому вопросу. Нам необходимо выбрать коллегию судей, для проведения справедливого суда над арестованными бандитами. Следствие уже проведено, и его итоги утверждены прошлым правлением, потерявшим сегодня свои полномочия. После последних слов атамана по рядам прошлась волна шепотков, послышались недовольные возгласы. Атаману пришлось поднять руку и добиться тишины.
        - Для проведения голосования вам выданы флажки. Красный - голос против, голубой - голос за. Позже мы усовершенствуем избирательный процесс, но пока обойдемся и этим. Первым выставляю на голосование свои собственные полномочия, как наказного Атамана, на проведение этого схода и на выполнение его решений. Голосуем.
        Михаил огляделся. Практически все флажки были голубыми.
        - Спасибо. Второй пункт голосования. Бывшим правлением утверждены имена людей, достойных быть уполномоченными судьями. Они уже предупреждены и никто самоотвода не взял. Сразу после голосования они пройдут в здание правления и получат результаты следствия. Им нужно только вынести решение о виновности обвиняемых бандитов. Как назначенный атаман, я проведу дальнейшее решение о наказании. Итак, я зачитываю список:
        Колыванов Сергей - коренной житель Алфимово,
        Каменев Максим - прибыл к нам из Архангельска,
        Погожина Дарья - Архангельская область,
        Широкий Николай - из Петербурга,
        Сечина Наталья - из Гатчины,
        Бусан Ильяс - Подмосковная область.
        Прошу голосовать.
        Красных флажков стало уже несколько больше, но не более одной десятой части присутствующих. Люди спокойно делали свой выбор, ведь список судей был оглашен заранее, и оставалось время для его обсуждения. Люди, выдвинутые в судьи, являлись проверенными членами общины, знакомые многим по своей активной жизненной позиции, и не входившие в официальный актив. После голосования назначенные судьи прошли в здание правления. В толпе вдруг возник шум и какое-то движение. Раздалось несколько злобных выкриков в адрес атамана, но он просто поднял руку и дождался тишины.
        - Сейчас я коротко расскажу о событиях последних дней. И почему информация о текущих событиях от вас временно утаивалась - Михаил немного помолчал, акцентируя внимание собравшихся - позавчера на меня по дороге с базы лесозаготовителей было совершено покушение. И, как видите, оно не удалось.
        В толпе негодующе загудели. Он снова поднял руку, призывая людей к молчанию.
        - Чудом мне удалось спастись. И это покушение было не случайным, оно было частью большого коварного плана. По горячим следам нашим охранным службам удалось уничтожить базу пришлых бандитов. Откуда они взялись? В день самой катастрофы эти отморозки пьянствовали в Алфимово, у местного знакомого. Потом уехали отсюда и шастали по окрестностям Смоленска. Через некоторое время уголовники случайно пересеклись с людьми Эдуарда Пачина, и тот предложил им сотрудничество. В нашем поселке связь между ними осуществлял местный житель Николай Пачула.
        Сразу после получения этой информации мы арестовали господина Митина, который был организатором связи между Пачиным и бандитами. После этого заблокировали усадьбу господина Пачина. Уже тогда мы получили достаточно улик о заговоре его группировки против нашего правления. Усадьбу штурмовали, бандиты ожесточенно сопротивлялись, но мы обошлись почти без потерь. После нашим шерифом и службой безопасности было проведено следствие, которое выявило поистине ужасающие вещи.
        Начнем с самого начала. Когда господин Пачин появился у нас в поселке, первой его мыслью было ехать дальше, наши порядки ему сильно не понравились. В том мире он был крупным человеком, криминальным боссом, попросту бандитом. Ну, или, можно так сказать, успешным бизнесменом. В той стране это, зачастую, было синонимами. Работать для людей ему было в западлу, так бандиты, кажется, выражаются. Но, чуть обжившись, Пачин передумал уезжать и выстроил план по перехвату власти в нашем поселении.
        В него входили убийство меня и всего правления, затем постепенное выбивание нашего боевого крыла: разведки, ополченцев и актива. Делалось бы это под прикрытием столкновений с бандитами, друзьями Пачулы. Ну а дальше бы пошло продвижение на все важные посты своих людишек. В конце концов, всех жителей поселения ждало порабощение, поначалу, даже почти незаметное. По такому же сценарию он действовал еще в Родниках. Жители того поселка, кстати, подтвердили нашу версию. Под видом умелого и авторитетного управленца он собрал у себя в руках всю полноту власти. Поначалу Пачин вел себя в рамках дозволенного, вполне прилично, а потом в ход пошли и избиения несогласных, их запугивание, а самых строптивых ждала даже смерть. Как это почти произошло с Денисом Кораблевым. Он, кстати, сегодня среди нас! Пачин признался на следствии, что отряд Кораблева был специально им подставлен. Ему не нужен был реальный конкурент в борьбе за власть, ведь такие мелкие людишки смертельно боятся настоящих сильных людей, и избавляются от них предательски, ножом в спину! А сколько еще в Родниках произошло аналогичных преступлений?
Мы, к сожалению, этого уже не узнаем.
        В ходе следствия также было установлено, что с группировкой Пачина активно сотрудничали жители Выселок. Те, кого мы называем «коттеджниками». Двое из них оказали вооруженное сопротивление в усадьбе Пачина и были убиты, остальные «коттеджники» подозреваются в сливе информации и пособничестве бандитам. Сможем ли мы им простить такое предательство!?
        Люди снова возмущенно загудели, ведь справа от трибуны, у самой стены здания, небольшой группой и находились эти 'коттеджники'. В той, прошлой, жизни, в большинстве своем 'успешные люди'. Респектабельного вида мужчины, холеные молодые женщины и властные ухоженные дамы. С ними же стояли избалованные прошлой сытой жизнью дети. Вся высокородная спесь уже сошла с лиц, похоже, до них таки дошла вся серьезность их положения. Мягкость и добродушие посельчан были ими поначалу ошибочно приняты за мягкотелость и слабость. То, что в том мире спокойно прокатывало, тут не сработало, осечка вышла у вас, господа.
        И не прилетят сейчас на помощь продажные полицаи и прокуроры, не приедут жирные депутаты и властные бонзы. Да тех же бандитов заказать даже не получится, сидят сейчас братки в микроавтобусах и ждут своей печальной участи. Потому что против осколков старого погибшего мира стоят свободные и вооруженные люди, а не порабощенная и одурманенная наркотиком «демократии» безвольная толпа.
        - Тише друзья! Эти господа так и не поняли, что жизнь сильно изменилась. Но и вы! Вы поняли, что старый мир исчез безвозвратно? И теперь решения о собственной жизни нам необходимо принимать самим! Вот так встречаться, думать и голосовать! Давайте привыкать к подобному, нам всем необходимо меняться. Привычный в том мире псевдогуманизм, как видите, уже вышел нам боком, поэтому придется изменить правила получения полноправия в нашем сообществе. Сегодня вы подтвердили мои полномочия, и поэтому я принимаю следующие решения:
        Нынешнее правление объявляется распущенным до новых выборов. Всеобщий сход, на котором будет выбрано новое правление в составе двенадцати человек, назначается ровно через три недели. На нем же будут приняты новые правила, или вернее сказать основной закон, действующий на территории нашего поселения. Предлагаю по старорусскому обычаю назвать его 'Правдой'. Для проведения выборов и предвыборной компании назначаю временную избирательную комиссию в составе - Туполевой Ольги, Дианы Корчук, Антонины Ладовой и Николая Поскребышева. Это люди, имеющие хорошее образование и управленческий опыт. Одновременно поручаю нашему информационному центру выработать основные положения нашего закона, и представить на всеобщее обсуждение. «Правда», принятая следующим сходом, будет обязательна для исполнения всеми жителями поселения, а несогласных мы здесь не держим. Свобода личности нами уважаема до тех пор, пока она не мешает остальным. Это и есть настоящая народная демократия.
        Теперь в толпе воцарился непрекращающийся гул, новости получились неожиданными и важными, хотя, отчасти, все-таки ожидаемыми. Ведь невозможно вечно болтаться между прошлым и будущим. Ежедневные заботы как-то заслонили собой самое важное. Так всегда происходит в нашей жизни, быт и суета мешают нам расправить крылья, взглянуть наверх, в бездонное небо, подняться над собой и трезво оглянуться вокруг.
        Через пару минут после речи атамана из правления начали выходить судьи, и толпа стала понемногу успокаиваться. Михаил дал команду выводить арестованных бандитов. Тех выстроили справа, ближе к автобусам, рядом с 'коттеджниками'. Вид у многих из мятежников был совсем неважным, но сочувствия у собравшихся жителей они не встретили. Жалкое зрелище потрепанных подручных Пачина еще больше накалило атмосферу, ведь напротив бандитов сейчас стояли Люди. Чудом уцелевшие в непонятном катаклизме, помогавшие друг другу выбираться из перипетий и неприятностей, устраиваемых взбесившейся природой и озверевшими людьми, в конце концов, нашедших новый дом, который они начали обустраивать под себя. Они честно приютили приехавших из Подмосковья беженцев, помогли им стать полноправными жителями, а в ответ получили такую черную неблагодарность! И теперь эти Люди требовали справедливого возмездия. Оно было невозможно в Том мире, где царствовала черная несправедливость, прикрываемая законами и 'телефонным правом'. Где на защите воров и бандитов стояла вся мощь государственной машины, где обычная самозащита гражданина
каралась тюрьмой. Но в новом мире все должно было быть по-другому, ведь порядок в нем они устраивали сами.
        Именно в этот момент ко многим из стоящих на площади членов общины и пришло понимание - зачем они здесь и что им требуется делать!
        Атаман спустился вниз, повернулся к коллегии судей и махнул охране. Арестованных бандитов подтолкнули вперед на пять метров.
        - Назначенные народные судьи. Вы ознакомились с итогами следствия?
        - Да - за всех отвечал Сергей Колыванов, представительный мужчина пенсионных лет. Он был коренным жителем Алфимово, поэтому остальные судьи и доверили эту процедуру ему.
        - Судьи установили вину арестованных по делу о вооруженном мятеже в поселении Капля?
        - Да.
        - Должны ли виновные в этом деле понести наказание?
        - Да.
        - Ваше решение окончательное и пересмотру не подлежит?
        - Да.
        По толпе прошелся легкий шелест. Арестованные заметно сникли, некоторые из них только сейчас осознали ситуацию, в которую попали благодаря их боссу. Бойко вышел в центр площади и открыл папку с бумагами. Шум вокруг сразу же стих. Мертвящая тишина окутала своим покрывалом небольшую площадь. Все почувствовали, что сейчас наступил момент истины!
        - Как атаман и глава этого человеческого поселения своей властью назначаю наказание находящимся здесь лицам, виновным в следующих преступлениях против жителей этого поселения:
        Организацию и осуществление нападения на атамана Михаила Бойко.
        Подготовку к вооруженному мятежу против властей нашего поселения.
        Вооруженного сопротивления представителям власти нашего поселения.
        По совокупности этих преступлений назначается смертная казнь через повешение:
        Пачину Эдуарду
        Митину Николаю
        Сидорину Петру
        Рычкову Василию
        Скирденко Тарасу
        Извелевскому Игорю
        Паршину Дмитрию
        Пачула Николаю
        Мамедову Ильвару
        Бергману Роману
        Смертная казнь заменяется на исправительные работы следующим лицам.
        Ивановой Марии
        Рубикс Андерсу
        Толоконниковой Наталье
        Шелестову Сергею
        Крещатик Ивану
        Работы назначаются сроком на полгода. Потом осужденные могут или присоединиться к жителям поселения и пройти испытательный срок на получение гражданства, или покинуть поселение. За нарушение режима, или попытку побега наказание одно - смерть.
        Семьи Бергмана и Ивачевского приговариваются к немедленной высылке за пределы Смоленского округа. Остальные временные жители Выселок должны покинуть этот округ завтра к утру. В дальнейшем им запрещается приближаться к нашему поселению на расстояние ста километров. Наказание за нарушение одно - смерть. На этом все. Арестованных увести для исполнения наказания. Все жители поселения старше шестнадцати лет обязаны присутствовать на казни, она пройдет на территории бывшего спортивного городка.
        На площади началось заметное оживление. Люди ошеломленно переглядывались друг с другом, некоторые начинали обмениваться впечатлениями, но большинство участников схода помалкивало. Они поняли, что сейчас на их глазах вершилась история, и старались осмыслить увиденное. Десятники тем временем стали поторапливать людей. Основную часть бандитов разведчики начали сажать обратно в микроавтобус, пятерых осужденных на работы увели обратно во временную тюрьму.
        Стоявшую поблизости группу «коттеджников» немедленно окружили бойцы ополчения и оттесняли к стоявшему поблизости Пазику. Среди 'коттеджников ярко выделялась дама в белом полушубке, жена Бергмана, толстая и наглая бабища лет под сорок. Она что-то с остервенением кричала в сторону атамана, и все пыталась ударить бойцов, наконец, один из ополченцев не выдержал и ударил ее прикладом по голове. Бергман упала на землю и больше не двигалась. Рыпнувшимуся, было к ней, мужчине досталось берцами по ногам и животу. Остальные осужденные на выселение сразу же ломанулись к автобусу, громко крича и ругаясь. Бойко сам лично приказал ополченцам не церемониться с ними, да и успели уже люди за эти недели совместной жизни насмотреться на бывших «хозяев жизни». Говнецо еще то оказалось.
        - Михаил Петрович, что вы делаете?
        Бойко обернулся и увидел рвущегося сквозь охрану человека. В нем он узнал одного из «коттеджников», Серебрякова Ивана Васильевича. В одно время тот часто мелькал на экране ТВ, один из прикормленных лизоблюдов новой власти. Известный ученый, променявший науку на дешевую популярность еще в девяностые годы, а теперь волею случая попавший именно сюда.
        - Пропустите его.
        - Михаил Петрович - Серебряков потерял весь былой лоск, был небрит и растрепан, глаза лихорадочно блестели - Что вы делаете? Разве можно так обращаться с людьми? У нас же дети, жены, из-за нескольких негодяев нельзя наказывать всех. Ведь есть же какие-то нормы морали, права человека, в конце концов, их нельзя переступать.
        - Ну, во-первых, у нас в данный момент нет никаких «прав человеков». Забудьте об этом раз и навсегда, если хотите выжить в новом мире. Во-вторых, в вашем поселке все видели происходящее у Пачина. И никто, повторяю, никто из вас не вмешался, и к нам ни одна живая душа не обратилась. И знаете почему? Мы разные.
        Мы, свободные поселенцы, уже живем в новом мире полноценно, сами его строем, под себя и для себя. А ваши «коттеджники», похоже, еще ничего не поняли. Они обычные трусливые твари, сидели за спиной Пачина и ждали развития событий, поэтому высылка для вас еще самое легкое наказание. Да и насмотрелись мы на ваших 'соседей' вдосталь. Вы все не что иное, как обычный человеческий мусор, случайно поднявшийся в прошлое смутное время. Так что уезжайте как можно быстрее и подальше от нас. При следующей встрече мы не пощадим никого из вас.
        Серебряков отшатнулся, видимо в глаза Бойко мелькнуло что-то такое, что сильно его испугало, а может, он ожидал услышать от атамана нечто иное. «Прикрепленные» грубо оттолкнули мужчину в сторону. И это заметили, из толпы выселенцев фурией выскочила моложавая блондинистая дамочка, также не сходившая в свое время с экранов ТВ. Шипя и ругаясь, она подскочила к атаману, двигаясь несколько неуклюже на своих высоких каблуках.
        - Ты что вообразил из себя! Парашник замкадный, чмо вонючее! Атаман хренов!
        Михаил и охрана несколько опешили от подобного натиска, и дамочке удалось добраться своими длинными накрашенными когтями до лица атамана. И это оказалось ее огромной ошибкой. Рядом с Бойко неожиданно возникла Наталья Плотникова и резким ударом приклада АК-74 свалила гламурную дуру с ног, та упала лицом прямо в жирную грязь. По ухоженному личику потекла кровь, блондинка подняла руку со сломанными ногтями и завыла как собачонка. Ее тут же схватили «прикрепленные» и вопрошающе посмотрели на атамана.
        - Тащите эту стерву в кутузку. Я позже изменю ее наказание на работы. Думаю, ей полезно будет для разнообразия и на людей попахать.
        После такого инцидента отношение к «коттеджникам» стало еще жестче. Ополченцы прикладами загоняли людей в автобус, и громко матерясь, затем объявили чтобы к вечеру, под страхом расстрела, никого из них не должно было быть в поселке. 'Коттеджники» угрюмо молчали, на сопротивление у них не было уже ни сил, ни духа. Давно эти напыщенные людишки не испытывали такого унижения и страха.
        Михаил подошел к месту казни. Когда-то здесь находился спортивный городок, имелось даже небольшое футбольное поле. Сейчас все это хозяйство заросло бурьяном, занесло песком и грязью. Физкультура новым властям была не нужна.
        Для виселицы они использовали металлическую конструкцию, к которой когда-то подвешивали гимнастические снаряды. Сейчас на ней висело десять веревочных петель. Внизу под руководством Сергея Носика построили хитроумную деревянную конструкцию. Для правильной и менее болезненной казни был необходим резкий рывок, когда повешенный умирал не от сдавливания сосудов и дыхательных путей, а резко ломались позвонки, и смерть наступала моментально.
        Дальнейшее действо, происходящее на месте казни, атаман помнил смутно. Видимо, память у нас все-таки устроена так, что самое плохое в ней остается мутными набросками. Скорей всего из-за того, что в жизненном негативе имеется мало полезной информации, необходимой для дальнейшего существования индивида. Может, поэтому люди всегда совершают ошибку за ошибками, боль и раздражение от них быстро забываются.
        Осужденных по очереди заводили на помост и накидывали на шеи петли. Кто-то сопротивлялся, кто-то падал от страха и начинал крутиться по земле. Смотреть на это все было противно, но необходимо. Жители поселка молчали и наблюдали, как на их глазах происходило воцарение справедливости, пусть и таким достаточно негуманным способом. Наконец, последних осужденных поместили на помосте. Прощальных слов не было. Как и обещал Михаил Пачину, через три дня тела снимут с виселицы, потом сожгут и пепел развеют по пустырям. От подонков не останется ни единого следа на земле.
        Двое из осужденных на работы сразу же и приступили к своему наказанию, исполнять грязную работу. Они встали по обе стороны помоста, и под руководством Ханта одновременно стукнули кувалдами по деревянным кольям, поддерживающим тяжелые чугунные чушки. Основание помоста сразу же сложилось, и туловища вешаемых разом упали вниз. Казнь прошла успешно, тела еще немного подергались, но большинство казненных умерло без мучений. Не повезло только Пачину, или узел был сделан неудачно, или уж больно много грехов накопилось на душе, но он умирал страшно и несколько минут. Затем Хант прошелся мимо виселицы и утвердительно кивнул головой.
        Возмездие совершилось, но на душе не было ни радости, ни печали. Только смертельная усталость, как от продолжительной грязной и омерзительной работы. Люди расходились в молчании с этого враз ставшим страшным места, большинство выглядели потрясенными. Некоторые женщины плакали навзрыд, часть же присутствующих подходили к атаману и молча стукали его по плечу. Многим стало понятно, какую ношу взвалил на себя этот человек, и они были благодарны ему.
        - Командир, пойдем? - Михаил обернулся. Рядом стоял Потапов, с ним свободные от охран бойцы - Мы тебя довезем до дома.
        - Спасибо, я лучше пройдусь.
        Дома он ни с кем не разговаривал. Достал из погреба холодную бутылку обычной водки. Он пил ее и совершенно не чувствовал опьянения. Только пружина, скрученная за эти дни глубоко в душе, немного отпустила. Мысли приняли расслабленное, текучее как вода, состояние. Домашние в этот вечер его не трогали, в доме было тихо и спокойно. Выпив полбутылки водки, он закрылся в комнате наверху, где достал с полки одну старую добрую книгу.
        Второй день рождения
        Второй день рождения удалось провести только через неделю после всеобщего схода и казни мятежников. И неделя эта была ох, какая непростая. Казнь произвела на всех жителей анклава гнетущее впечатление, очень уж жестокое это зрелище для людей начала двадцать первого века. Сложно вот так взять и скинуть с себя покровы впитанного с детства гуманизма и цивилизованности. Ведь не смотря на все неурядицы и опасности, сопровождающие перестройку и начальный этап накопления богатств новоявленным капитализмом, в обычной жизни большинство граждан с проявлениями патологической жестокости сталкиваются редко. Да и после столкновения с такими ипостасями человеческой натуры, эти эпизоды обычно стараются похоронить глубоко в памяти. Так как жить легче в придуманном 'розовом' мире, мире смазанной реальности, своего уютного уголка, который обычно пестуешь с удвоенным рвением.
        Древняя человеческая мудрость - «Мой дом, моя крепость», она актуальна во все времена. Это как увидеть себя на фотографии без ретуши, снятой для обычного документа, и внезапно понять, насколько ты уже старый и поюзаный перец. Ведь обычно наши глаза в зеркальном отражении реальности выхватывают только избранное, лучшее. Они четко фильтруют сосканированное изображение, информация с глазной сетчатки попадает с мозга в искаженном виде, как с широкоугольного объектива: с искривлениями поверхности и углов, и в перевернутом порядке, да еще и сразу с двух глаз, видящих мир каждый по-своему. Но потом это все перерабатывается в самом совершенном мире компьютере и превращается в удобоваримую картинку, но, зачастую, не совсем соответствующую действительности. А, учитывая, что информация с глазной сетчатки передается в мозг дискретно, то есть порциями, то мы вообще живем, оказывается не в совсем реальном мире! Может быть поэтому, наверное, так велика тяга человечества к созданию своей собственной, виртуальной Вселенной. Человек так любит брать на себя прерогативу Бога, постоянно создает собственные новые миры,
меняет мораль, совершенствует законы общества.
        Если бы и природа вела себя так… Трудно вообразить такой мир, где завтра не действуют законы тяготения, или звезды распадаются моментально в пыль, вместо того, чтобы миллиарды лет давать свет и энергию. Получилась бы полная Фантасмагория, не имеющая шансов к существованию.
        Так и здесь, некоторым людям оказалось трудно осознать новые реалии. Образовалась даже в их поселении целая группа оппозиционеров, куда вошли Тормосова, Замятный и Корчук. Они баламутили народ, требовали созыва нового внеочередного схода, но, в конце концов, оказались одни.
        - Вы совершенно не демократы - обвинил их атаман на очередной встрече.
        - Это почему это? - Диана Корчук просто задохнулась от возмущения.
        - Не хотите согласиться с решением большинства. Вы действуете как наши вновь испеченные, типа демократические, власти в 90-х годах. Когда большинство жителей на референдуме высказались за сохранения Союза, а они его разрушили. Когда вопреки мнению парламента насильно стали насаждать дикий капитализм, а его самого расстреляли. Когда беззаконие и пустословие было насильно всунуто в новую Конституцию, и приняло этот закон явное меньшинство. Пора бы уже отряхнуть с себя подобное прошлое, Диана, вы же умная женщина.
        - Мы не против большинства, но подобная невероятная жестокость! Не все были согласны с таким решением проблемы, далеко не все, это вы навязали нам средневековые зверства.
        - Не надо огульных обвинений - прервал ее выпад Михаил - казнь была придумана не мной лично, и саму виселицу готовили наши парни целых полночи. Просто именно мне - он сделал акцент на этом слове - пришлось официально окончательно решить вопрос. И я не побоялся, в отличие от многих, взять на себя ответственность.
        - То есть вы подтверждаете, что все это страшное действо задумала группа лиц? - наклонился вперед Замятный.
        - Эта группа лиц, как вы заметили, рисковала своими жизнями и бегала под пулями, именно им мы обязаны быстрому усмирению мятежников. Ситуация тогда была на грани, достаточно сложная, действовать пришлось очень быстро. Представьте, что бы было, если бы банда Пачина спокойно ушла отсюда? Да и общий сход имел право отменить такой вид наказания. А вышло так, как вышло, и, вы, надеюсь, как благоразумные люди, должны смириться с произошедшим. Или уехать отсюда.
        - Вы нас выгоните, как тех бедных людей? - Диана по своей дурацкой привычке закусила удила.
        - А что мешает мне сделать это сейчас? - Михаил встал и демонстративно положил руку на кобуру - Что мне помешает?
        - Господи, Михаил Петрович, вы это серьезно? - в разговор вмешалась, молчавшая до сих пор, Татьяна Тормосова.
        - Вполне, Татьяна Николаевна, я могу так поступить. Но я же пока поступаю совершенно иначе, даже вашей группе дал возможность высказаться.
        - Зачем?
        - Мне нужно зеркало. Обычное, не кривое зеркало. Власть штука опасная, и даже лучшие друзья не всегда уловят нехорошие изменения в своем властном товарище. Мне нужны посторонние люди, которые увидят настоящие, а не придуманные недостатки. Нам, в нашей общине, также нужна система сдержек и противовесов, как и в любом другом обществе. Это вполне нормально. И именно для этого я ввел в группу подготовки нашей конституции Диану, как специалиста по юриспруденции, так и просто человека, не боящегося идти против течения. Надеюсь, мы хорошо поняли друг друга? И на этом прошу остановиться и не вносить разлад в ряды нашей общины. Я надеялся, что приезжие с Подмосковья будут чем-то вроде нормальной оппозиции, но они оказались обычными подлецами, и заплатили за это. Поэтому будьте, пожалуйста, благоразумными.
        - Мы поняли вас, Михаил Петрович - Тормосова оглядела собравшихся в правлении людей - но, в обмен на лояльность требуем в правлении место на одного человека от нашей группы.
        - Хм - Бойко почесал подбородок - вообще-то это решают выборы. Хотя ладно, думаю, атаманским указом можно провести новый закон - одно обязательное место в совете для оппозиции. Да и на будущее пригодится. В истории не раз выходило, что народ в некоторые моменты истории не всегда действует правильно и справедливо. Договорились!
        На второй день после этого непростого разговора в дом Бойко зашел Хант, и после обязательных для гостя реверансов выдал следующее:
        - Завтра мне нужен ты и Потапов. Подготовьте два крытых грузовика-вездехода и десяток надежных людей, ну и водителей хороших на машины. Николая Ипатьева я уже предупредил, нам понадобится кой-какой инструмент.
        - Это чего? Это зачем?
        Но Хант от ответов уклонился, сказал только - Завтра сам все увидишь.
        Рано утром заинтригованные необычным путешествием люди стояли на окраине поселка. Они живо загрузились в подошедший транспорт. Впереди двигался новенький Лендровер-Дефендер разведчиков. Эта четырехдверная надежная машина использовалась ими в дальних дозорах. Она уже была переделана под внедорожье старыми хозяевами, отлифтована, на ней поставлена правильная резина с мощными зацепами, впереди автомобиля был приделан мощный кенгурин с лебедкой. А наверху располагался экспедиционный багажник и дополнительный поворачивающийся прожектор. В ней кроме Валеры Мурашевича и Потапова ехал сам Хант и Бойко. Следом за ними шли два тентованных Урала, ранее принадлежащие управлению МЧС. Эти прожорливые мастодонты находились у них в резерве, предназначенные только для поездок по бездорожью во время распутицы. Последним же в маленькой колонне двигался тот самый Камаз-вахтовка. В нем сидели разведчики и люди Коли Ипатьева.
        Сначала они двигались на север, потом повернули с асфальта на бетонку, ведущую на восток. Дорога здесь шла через густой лес. Люди уже знали, что по ней можно было доехать к Акатовским озерам, знатная там рыбалка. Но, проехав поворот на озера, Лендровер упрямо двинулся дальше на восток, и только через час езды свернул снова на север. Здесь также шла бетонка, но уже порядком запущенная и заросшая травой и мхом. Похоже, что эта дорога в свое время была забыта и заброшена. Могучие машины без проблем проезжали через мелкий кустарник, местами проросший в расколовшихся плитах, и небольшие ямы. Пару раз им пришлось остановиться и убирать поваленные ветром стволы деревьев. У Ипатьева на этот случай оказалась прихвачена с собой бензопила.
        Наконец, после часа езды по глухой и заброшенной дороге колонна подъехала к опушке леса. Справа виднелся большой овраг, внизу его поросших бурьяном склонов протекал быстрый ручей. Слева раскинулось небольшое болотце, густо покрытое осокой, а путь прямо преграждали какие-то покосившиеся столбы, бывшие некогда забором. Из-за кустов ивняка выглядывали остатки проржавевшей колючей проволоки.
        С полчаса люди провозились с большими металлическими воротами, все механизмы которого проржавели и застыли намертво. Срезав ворота под корень, они смогли проехать дальше и сразу же наткнулись на несколько заросших кустарником и травой холмиков. К одному сразу побежал Хант и через пять минут довольный вернулся к отряду. Николай в это время заводил электрогенератор, а его люди выгружали из грузовиков инструменты.
        Михаил и Женя Потапов двинулись, не торопясь вперед, внимательно оглядывая окрестности. Вблизи стало ясно, что холмики имеют искусственное происхождение. Находились они на самом краю леса, прикрываемые с воздуха его покровом и разросшейся растительностью, а с другой стороны по поросшей мхом бетонной площадке к ним можно было подъехать вплотную. Подойдя к возвышенностям, они сразу поняли, что это скорей всего хорошо замаскированные складские помещения, врытые частично в землю. Имели они, как и современные ангары, полукруглую форму. У одного из них уже вовсю распоряжался Хант.
        Пока Потапов ушел выставлять боевое охранение, Михаил с любопытством наблюдал за работой взломщиков. Сначала мужики откопали и сняли дерн, за ними открылась небольшая толстая железная дверь. Хант споро определил дальнейший фронт работы, и тут же заработала болгарка, затем ацетиленовая горелка. Наконец, первая дверь была выпилена, работа шла быстро. Хант осторожно протиснулся внутрь, что-то нажал и то, что они приняли за пол, стал медленно отходить в сторону. Бывший майор ГРУ тихонько подошел к темному отверстию и посветил вниз, затем спустился немного по лестнице и начал там с чем-то возиться. Потом, видимо, удовлетворившись сделанным, он крикнул Николаю - «свет» и тот стал разматывать с катушки удлинитель для переносной лампы. Через десять минут Хант вынырнул обратно на поверхность и призывно махнул рукой. Михаил с остальными работниками начали медленно спускаться по металлическим ступенькам. Пахло затхлостью, но сырого гнилостного подвального аромата не ощущалось. Как видно вентиляция действовала здесь исправно. Стены были залиты бетоном, пол также, вниз вели металлические ступеньки. Спустившись
метра на три, они уперлись в очередную металлическую дверь, но та уже была широко открыта, и впереди тускло светилась лампа переноски, а рядом стоял довольный улыбающийся Хант.
        - Ну, проходите, смелее - рядом с майором ГРУ стоял открытый армейский ящик.
        - Ага, и какой сюрприз, мил человек, вы нам приготовили? - Михаил уже догадывался, но все еще не верил свои глазам.
        - Смотри, командир.
        Атаман нагнулся: в деревянном ящике лежало несколько свертков из промасленной бумаги. Он натянул припасенные рабочие рукавицы и стал открывать один из них. Хищно заблестел маслом вороненый ствол оружия.
        - Ого, АК-47! - раздался рядом возглас одного из разведчиков.
        - Какой АК-47, их нет с пятидесятых! - удивленно посмотрел на Сергея Носика Хант - это АКМ!
        - Не обращай внимания - махнул рукой Михаил - молодежь в армии то не служила. Они это оружие только по американским игрушкам знают.
        - В сале еще - Потапов достал еще один из свертков и раскрыл его - Ни хрена себе! Этот автомат старше меня! Хант колись, откуда дровишки?
        - Много будешь знать, бабушкой станешь. А если серьезно, такие склады в конце восьмидесятых создавали в центральной части страны. Зачем, не знаю. Я об этом схроне случайно узнал, от сослуживца.
        - Случайно говоришь? И приехал сюда, типа на пенсию, случайно? - Михаил внимательно посмотрел на бывшего разведчика - Темнишь, майор. То-то, гляжу, вы спелись с полковником, как Шерочка с Машерочкой, мутите что-то за моей спиной?
        - Командир, это предъява что ли? - Потапов удивленно взглянул на обоих.
        - Пока нет, но мне подобная возня за моей спиной дюже не нравится. Все в игрушки играетесь? Складников то с Пачиным сильно обосрался, так что ваша крутость здесь не катит. Ведь отдуваться пацанам пришлось.
        - Михаил Петрович - Хант смотрел на атамана - придет время, я все расскажу. Это не моя тайна, и я еще на службе. Сами понимаете.
        - Кому служим, майор? Не осталось ведь ничего ни от страны, ни от человечества.
        - Не знаем мы еще ни фига, что осталось, а что нет. Давайте не будем торопить события, займемся лучше делом. На этих складах вооружение и экипировка на отряд численностью человек в сто, строевую роту. В этом здании оружие: автоматы АКМ, пулеметы и, возможно, гранатометы. В свете последних событий я принял волевое решение отдать оружие населению нашего поселка. Мы ведь тоже часть страны, да и ситуация у нас, в общем-то, чрезвычайная. Так что атаман, как официальное лицо принимай все под опись.
        - Оружие, это конечно хорошо - задумчиво оглядел помещение лейтенант - но я так понял, что все это производства годов восьмидесятых и несколько устарело.
        - Нормальное боевое оружие. У вас все - равно армейских АК 74 на всех не хватит, а укороты ментовские в бою неудобны. Да и сколько патронов под 5.45у вас осталось?
        - 74-й точнее бьет, а необученного человека на АКМ посади, попробуй - проблемы будут, там же отдача больше и ствол задирает. Только короткими очередями, по два - три патрона надо бить, иначе о точности забыть следует. Хотя опять же, пуля у этого калибра больно убойная, но и боекомплект весит больше.
        - Лейтенант, не грузись, я за речкой и тем и другим стрелял. Нет в мире идеального оружия. Все равно твои разведчики стрельбой чаще занимаются, вот и оставь им 74-й, ну и лучшим ополченцам. Судя по нашему накопленному уже опыту, основные боестолкновения ведутся нынче вплотную, какая разница из чего там палить? Вот тут менее опытным бойцам может и пригодится убойная мощь 7,62. На такой дистанции он и старые бронежилеты пробивает, и двери, и тонкие стены. Да и оружие это еще советского производства, тогда качественно вооружение делали.
        - Это точно. В России сейчас, вообще, хромает качество, стволы новые от интенсивной стрельбы перекашивает, техника часто ломается. А вот те же мотолыги советского производства у нас в дивизии ездят и ездят. Стоит, пожалуй, подумать.
        - Во, Коля свет дал!
        В помещении засияло множество ламп. Ипатьев с товарищами быстрехонько закинули дополнительные провода, навесили экономных диодных светильников, и теперь можно было в спокойной обстановке разбираться с имеющимся на складе вооружением.
        А сам Хант и Колина бригада 'Ух' двинулась тем временем к соседнему хранилищу. Михаил и бойцы лейтенанта начали проверять лежащие на полках ящики, быстро разобрались в их маркировке. Автоматы лежали в ящиках по двенадцать штук, тут же находились запасные металлические магазины, брезентовые ремни и штык-ножи. Разведчики сразу же стали выносить это оружие к машинам. Отдельно находились ящики с ПК, всего их было пять штук. К каждому прилагалось по три ленты и коробы на сто патронов. К удивлению Михаила, в каждом ящике лежала машинка для набивания патронов. Серьезно подготовились советские предки. В конце хранилища нашлись три ящика с тубусами РПГ, целых шесть штук. В двух квадратных ящиках нашлись инструменты для чистки оружия и банки с маслом.
        - Это я удачно зашел - вспомнил известные слова из фильма Евгений, рассматривая свалившееся на них богатство.
        - А выстрелы к гранатометам где? - спросил раскрасневшийся от работы Носик.
        - Наверное, как и все боеприпасы на другом складе.
        Оставив бойцов проводить погрузку, Бойко и Потапов двинулись на выход. Им навстречу уже шел Толик Рыбаков - Вскрыли мы соседний склад, мужики. Там пришлось работать осторожнее, полная горница боеприпасов и взрывчатки.
        - Опаньки, а это уже интересно - второй армейской специализаций Потапова было минно-взрывное дело. Но пока с взрывающимися дейвайсами им не везло, не попадались. Максимум, что находилось - праздничные фейерверки.
        Во втором складе проводов с электричеством не тянули, сказывалась специфика помещения. Хант наставил по стеллажам каких-то светящихся трубок, а остальные люди ползали с налобными фонарями. Николай же со своей бригадой тем временем двинул к третьему складу. Поскольку списка содержимого не прилагалось, пришлось визуально разбираться в маркировках боеприпасов.
        Патронов к АКМ оказалось очень даже достаточно, теперь можно было не экономить на стрельбище. Нашлись как обычные, так и трассирующие, были даже и зажигательные. В одном ящике лежали патроны с незнакомой Михаилу маркировкой. Этот ящик Хант сразу отложил в сторону, а про содержимое молчал как партизан. Потапов же шепнул Михаилу, что, похоже, это спецпатроны под глушитель.
        На каждый пулемет вышло по 10 тысяч патронов и это обстоятельство крайне радовало. Взятые еще в Талагах боеприпасы стремительно таяли. Отдельно лежал ящик специальных снайперских патронов, хотя ни одного СВД они тут так и не нашли, как и не обнаружили никакой оптики - ни прицелов, ни биноклей, ни ночных визиров. Что наводило на странные мысли.
        К РПГ имелись только обычные кумулятивные выстрелы, других разновидностей почему-то не заложили. А в конце склада за отдельной железной дверью притулился маленький отсек с минами и гранатами. РГДшки лежали в ящиках, завернутые в промасленную бумагу, а вот с запалами им не повезло. Часть ящиков оказалась повреждена упавшими стеллажами, видимо дерево попалось гнилое. Теперь их надо будет все проверять на работоспособность. В минах Михаил не разбирался, тут была вотчина Потапов, да и Хант, похоже, сек в этом деле. Они оба стали копаться в ящиках и отбирать необходимое. Неожиданной находкой стали два ящика с фальшфейерами. Зачем они партизанскому отряду?
        Хант коротко бросил на резонный вопрос - А обозначать себя как авиации?
        Зашел Николай и сообщил, что третий склад благополучно открыт. Михаил с Хантом сразу двинулись туда. Это был самый маленький склад, на широких полках лежала амуниция, снаряжение и продовольствие. Вот только непонятно было, как оно пережило более тридцати лет хранения, и почему этими складами не воспользовались в лихие девяностые? Михаилу пришла в голову мысль, что «братки» за это оружие неплохо бы заплатили, да и гости с Кавказа также. Значит, не все мы еще о собственной стране знаем. Но размышлять о тайной стороне политики сейчас было некогда, бери и грузи!
        По-видимому, последний склад оборудовали в спешке, поэтому здесь возникли проблемы с правильной вентиляцией, да и вешние воды сюда также проникли сквозь плохо заделанные стыки. По этой причине большая часть амуниции оказалась безвозвратно утеряна. Хотя зачем им те же кирзачи и х/б форма образца восьмидесятых? Хотя вот те большие армейские палатки из толстого брезента могут и пригодиться, материал то хороший, и Михаил дал указание порыться среди них, может, попадется несколько штук непорченых.
        Зато в сухом углу склада они обнаружили какие-то прозрачные свертки, Михаил поднял один. Сквозь толстый материал, наподобие полиэтилена, просвечивала маскировочного цвета форма. Он вспомнил, что подобную у них в армии носили разведчики, и называлась она «Березка». Плотная и хорошая ткань, а до появления «цифры» ее раскраска, пожалуй, больше всего подходила к бродяжничеству в наших лесах, удачная была расцветка. А такая тонкая упаковка создавала впечатление, что одежда была спрессована неведомой огромной силой.
        - Интересный расклад получается - рядом оказался Иван Млечный. Он был из местных Алфимовских, сейчас помогал Николаю - Я в городе похожие пакеты у сестры видел. Она пылесосом выжимала из них воздух и вещи такими тонкими становились. Можно было очень много таких пакетов в шкафы запихать, очень удобно хранить, особенно если квартира маленькая. Это что же получается, такое еще при советской власти придумали? Наверное, на заводе сразу упаковывали. А что? Для длительного хранения самое то, в вакууме вещи долго хранятся, и места много не занимает.
        - Ну, тогда посмотрим - Михаил вынул нож и разрезал один из пакетов. В нем оказалось пять комплектов маскировочной формы пятидесятого размера. А пакетов этих на стеллаже была целая горка, ткань сохранилась как новенькая.
        Дальше, в герметичных мешках хранились кожаные ремни и что-то похожее на офицерские портупеи. Подумав немного, они отложили их на потом. За отдельной загородкой в больших плоских ящиках хранились продукты. В одних лежали залитые солидолом жестяные банки, в других - странные пакеты, покрытые похожим на мятую фольгу материалом. Ярик Туполев вынул одну упаковку и попытался прочитать название.
        - Какой-то чего НИИ. Что делать с этим будем командир?
        - Бери ящик и того и того. На крайняк, тушняк собачкам дадим на пробу.
        Михаил живо подхватил кипу упакованных в мешки комплектов ОЗК и пошел наружу. Наверху царила рабочая суета, люди в скором темпе таскали ящики и грузили их в грузовики. Николай возился у электрогенератора, видимо, топливо подливал. Потапов суетился у каких-то вытащенных ящиков.
        - Что интересного из взрывного-убивающего нашлось? - подошел к нему Бойко.
        - Ну, МОНок ящика три. Это вещь, я тебе скажу, для засад или охраняемого периметра самое то. Есть еще какие-то древние «лягухи», мины противопехотные, но я в них не разбираюсь. Там Хант копается. Кстати, в одном из ящиков не АКМ были, а шесть РПК. Представляешь, с банками на 75 патронов! Возьму-ка себе один АКМ, для ближнего боя, если первым магазином банку поставить, то, как пулеметчик работать смогу. Во время штурма удобно, долго перезаряжаться не надо. Только следить, чтобы ствол не сгорел.
        - Ну, ты у нас ярый милитарист… еще чего интересного нашли?
        - Хант чего-то там рылся, а, вот и он идет.
        Коренастый майор тащил на себе длинный железный ящик, похожий на небольшой сейф.
        - Что там Хант? Золото партии?
        - Уф - Хант положил ящик на землю и вытер со лба пот - когда разберусь, все доложу. Странно, кое-чего на складах не хватает.
        В этот момент ним подошел Ипатьев и молча поставил на свободный ящик пару термосов и корзину со снедью - Мужики, может, перекусим? А то кишка с кишкой уже играет.
        От такого дельного предложения было грех отказаться.
        Обратно они возвращались поздно вечером. С погрузкой все здорово умудохались, только водителям дали несколько часов для отдыха. Михаил смотрел в окно на мелькающие мимо деревья и задумчиво теребил сигару.
        - Что такой смурной, Петрович? - повернулся с переднего сиденья Хант - Вроде как удачно съездили.
        - Да вот думаю, ведь это подарок от еще той страны, Союза. Страны уже нет, а ее дарами пользуемся. А сколько же грязи на нее пролили за все это время. Целое поколение выросло, которое стыдится советского прошлого.
        - А тебе каким боком оно?
        - Ну, как бы, родился я в Советском Союзе, детство и вполне счастливое в нем прошло. Это Родина моя, а к новой Эрефии я так и не привык. Как вспомню Борискино «Дорохие россияне», так сразу матюги изо рта вылетают.
        - Может, и зря прошлым живешь, нам его не изменить.
        - Но и забывать не след. Эрефия создана ведь была на отрицании Союза. И мне теперь что? Плюнуть на родителей и дедушек, неправильно, мол, жили? Не то нам, видите ли, построили, а ведь так и получилось. Пенсионерам шиши, а жлобью и спекулянтам всяческим свободу грабить. История же не бывает черно-белой. Все в ту эпоху было, и хорошее и плохое. А потом вся эта сволочь партийная и гэбисткая страну ни за грош продала.
        - Ты поэтому Петрович, с нашим гэбистом не в ладах? - спавший до этого Потапов поднял голову и задумчиво взглянул на Михаила.
        - Не люблю гэбню. Без их прямого участия крушение Союза не обошлось, а потом они только и занимались, что бизнес крышевали. Да гешефты свои поганые делали, за счет моей родины. А есть вера людям, если они присягу один раз нарушили?
        - Ну, так то оно так - задумчиво произнес Хант - но Складников ведь простой служака. Он решения не принимал, да и чинов особых не заслужил. Да что говорить, тогда и я сам в ту пору ни хрена не понимал, молодой еще был. Мы все по командировкам мотались, в тот момент меня вообще в Союзе не было. А потом как закрутилось, завертелось, то сокращения, потом Чечня, потом снова реформы. Вторая чеченская, дотерпел только до Табуреткина, да и уволился.
        - Но Пачина вы все-таки с полковником почти проворонили.
        - Это, верно, есть такой косяк. Хотя следствие Мартын Петрович, честно скажу, провел образцово.
        - Поэтому только и не снят с поста - веско добавил атаман.
        - Суров ты, начальника - Хант улыбнулся - Ну а ты, лейтенант, о чем задумался?
        - Да вот думаю, нам такой же склад под оружие и боеприпасы нужен. Полуподземный и с вентиляцией. Надо бы наших озадачить завтра, пока снег не выпал, коробку забетонировать и крышу соорудить. Да и Ольге Туполевой предложить продовольственные склады длительного хранения наподобие этих построить.
        - А что она собралась там хранить? - удивился Михаил.
        - Они там с Каменевым что-то мудрят по этому поводу. Ведь крупы и макароны долго в обычных условиях не хранятся, и есть методы для существенного увеличения срока хранения. Им «Мародерщики» навезли пластиковых бочек и каких-то химикатов. И пакеты, кстати, вакуумные, мы также для них искали. Из них воздух высасывается, и продукты дольше хранятся. Туполева хочет зимой заняться обработкой продовольствия, чтобы дольше хранились.
        - Так вроде пока этого добра навалом. Вон поля кругом будут с самосевом, только поворачивайся.
        - Да нет, Петрович, не скажи - дорога стала ровнее, и Хант принялся неторопливо набивать свою неизменную трубку - А если не урожай? Или другие, какие проблемы у нас будут, а урожая не предвидится? Мы эти методы с переработкой продовольствия ведь потом сможем и на наши будущие урожаи применить. Грех не воспользоваться готовыми технологиями.
        - Ну да, согласен, теперь в магазине все не купишь. Колбасу или окорок самим придется делать, да ту же рыбку коптить. Молодец Ольга, завтра ее навещу.
        - У нас многие молодцы. Хорошая команду ты атаман собрал - Хант отвлекся от трубки и проницательно посмотрел на Бойко - Поэтому я с вами и остался. Буду и дальше новой Родине служить. Можешь на меня во всем положиться.
        Бойко только кивнул в ответ. Одна часть головоломки, наконец-то, сложилась.
        На следующий день, как и обещал, Михаил посетил ангар, где «колдовали» Туполева и Каменев. Помещение было под завязку забито здоровыми пластиковыми бочками, канистрами, а также другой всевозможной пластиковой упаковкой. В дальнем углу ангара сидели Максим и Мария Шаповалова. На большом верстаке, стоящем рядом с ними, была устроена целая химическая лаборатория. Стояли колбы с жидкостью, реторты, спиртовые горелки, банки с реактивами.
        - Всем привет! А что это вы тут делаете? - Михаил не удержался от коронной фразы всех пацанов семидесятых.
        Максим вскользь глянул на друга и коротко бросил - Химичим.
        - Очень содержательный ответ.
        - Мы, Михаил Петрович, пытаемся создать среду, малоблагоприятную гнилостным бактериям - Мария оказалась более вежливой - Это необходимо для увеличения времени консервации продуктов.
        - Вот это хороший ответ, как в школе! Я тут уже наслышан, что Ольга затеяла. И как успехи?
        - Ну, пока систематизируем различные методы, от народных до научных - Максим положил на стол колбу с желтым раствором - Вот запаслись пока необходимым материалом. Ольга сейчас поехала к строителям договариваться. Будем два склада долговременного хранения строить.
        - Мы вчера на похожем были, только оружейном. Остроумно там все продумано, и главное, практикой испытано. С Колей Ипатьевым потом подробнее переговорите, он там все исползал. Очень ему вентиляция на этих складах понравилась, все просто и гениально. А сколько примерно продуктов планируется на эти склады поместить?
        - Ну, мы прикинули, примерно чтобы года три прожить нашему поселку, при условии, что население не увеличится сильно.
        - Вполне прилично - Михаил задумался - надо бы похожие склады для техники и инструментов создать. Зимой ведь вполне можно строительством заниматься, да и рук свободных будет больше.
        - Продовольствием лучше сразу заняться.
        - Это понятно. Дадим вашей группе зеленый свет, благо, урожай убран, люди пока не заняты. А химия у вас все-таки зачем?
        Мария, наконец, закончила какую-то химическую реакцию и присела на складной икеевский стул - Мы пытаемся найти промышленный способ создания углекислой среды в контейнерах. Есть один метод при использовании сухого льда. Суть то мы поняли, теперь надо поставить этот метод на поток, ну и составить методички для работников. Заодно и нынешний урожай будем уже по-новому защищать. Наука ведь далеко вперед ушла, а местные производители все по старинке закладывают на хранения, отсюда и большие потери урожая. Это, вообще, была старая беда нашей страны. Тут Иван Васильевич вечер с нами провел, очень впечатлен был услышанным и сейчас существующие хранилища готовит к переделке.
        - Короче говоря, без еды в ближайшие годы не останемся?
        - Да. Кое-какие продукты заложим даже лет на десять-пятнадцать. Это - чай, кофе, специи, да и соли нам следует запастись на десятилетия вперед. В следующем году будем думать, как урожай перерабатывать рентабельно. Народные методы копчения и закатывания разносолов очень трудоемки, а с рабочими руками у нас как раз проблемы. Иначе быстро превратимся в средневековых крестьян, пахать надо будет от зари до зари, только чтобы просто прокормиться.
        - Молодцы! Целое направление открыли. Давайте и дальше в таком же духе, а я вас всегда поддержу.
        Домой Михаил возвращался в хорошем настроении, но до него дойти так и не успел. Ему срочно сообщили, что вернулись гонцы, посланные к белорусам. Их отправили сразу после схода, сообщить свежие новости и договориться о новых контактах. Они уже начали беспокоиться о посланцах, но те вернулись, и не одни. С ними приехали гости сразу из всех трех белорусских анклавов, поэтому день второго рождения атамана приурочили к встрече дорогих гостей.
        Праздник они устроили в обширном дворе атаманской усадьбы, благо, погода способствовала. На Севере и в августе бывает холоднее. В гостях у Михаила были в основном свои, архангельские. Андрей Аресьев весело колдовал у мангала. Гости с Беларуси привезли просто царский подарок - тушу дикого кабана. Они рассказали, что в их лесах осталось достаточно живности, и иногда попадаются такие вот великолепные экземпляры. Большую часть мяса атаман передал в детский сад и школу, а с остальным возился несказанно довольный сим подарком Андрей. Шашлыки с рыбой порядком ему уже надоели.
        Аресьев в последнее время плотно работал с 'мародерщиками' и поэтому с ним редко виделись. Поисковики, пока не наступила зима, практически не вылезали из Смоленска и его окрестностей. Поэтому и 'веселуху' с подавлением мятежа они тоже пропустили. Вернулись «мародерщики» только в последний день событий, но Бойко поддержали во всем. Оказывается, у группы Широносова ранее уже произошло несколько конфликтов с 'коттеджниками'. Матвей в прошлой своей жизни провел достаточно времени среди подобного рода людей, и знал, что хорошего от них ждать обычно не стоит. А Пачин же с первых дней вызвал у него отторжение. Навидался он таких братков в свое время по самое не балуй.
        Приехавшие товарищи из Белорусских анклавов, так они называли свои общины, были введены в курс произошедших событий, но не выказали излишних эмоций. Во главе поселений выживших находились люди правильные, старой закалки. Они давно в жизни научились разбираться.
        А высланные нашим анклавом 'коттеджники', оказывается, успели проявить себя и в Беларуси. Четыре семьи направились прямиков в Зубово, кто-то, по-видимому, точно знал куда ехать. Этот чисто деревенский анклав, состоял из двух поселков и трех хуторов по эту сторону Днепра. Проживали там, в основном, местные жители, которым повезло выжить в катастрофе. 'Зонтик' уничтожения в их районе оказался сильно дырявым, и здесь выжило много людей и животины. Местным сельчанам явно не пришлись по нраву напыщенные и наглые приезжие. Москвичей там и так никогда не жаловали, а этих то и подавно. Послали они незваных гостей, короче, в любимую мкадовскими жителями 'Европу', а еще напоследок пригрозили оружием. Потом, после поспешного отъезда гостей, местные жители не досчитались некоторых вещей и продуктов. Ушлыми и сильно непорядочными оказались эти граждане - бывшая 'элита России'.
        Среди гостей оказался бывший инженер с химического завода. Теперь он жил на территории анклава, находящегося ближе всех к Капле, в пригородном районе Орши. Вокруг завода Оршаагропроммаш, да и на самом заводе во время катастрофы осталось в живых почти три сотни человек. Рядом с заводом находился район частной застройки, и спасшиеся люди поселились пока там, на самом берегу Днепра. Среди них оказалось много рабочих и специалистов.
        Постепенно к анклаву присоединились еще около двухсот спасшихся в этом районе людей. Рядом, в городе, находилось множество предприятий, например Завод приборов автоматического контроля, с другой стороны Агропроммаша была расположена исправительная колония. Там люди позаимствовали оружие и боеприпасы, живых в том районе города не осталось вообще. Затем жители Орши провели разведку и обнаружили рядом два больших анклава живых людей - в Зубово и Шклове.
        Руководство Оршинского анклава решило специализироваться в области промышленности и технологий. Инженер с Орши быстро сошелся с Каменевым и Шаповаловой, и теперь, усевшись за стол, они живо обсуждали возможность обмена накопленной ими информации. Ведь без нее человечество за пару поколений упадет на уровень средневековья. А, по словам Ивана Подвойского, так звали оршанского инженера, специалисты их поселения пришли к выводу, что они вполне могут обеспечить технический уровень конца 19 или начала 20 века. Вокруг анклавов находились огромные запасы сырья, станков и инструментов. Даже существующие нынче машины можно поддерживать в рабочем состоянии десятки лет, и за это время успеть создать новые. Пускай и несколько упрощенные по сравнению с современными машинами, но вполне работоспособные.
        А ведь что им реально необходимо для новой жизни? Для сельского хозяйства трактора с навесным оборудованием, тяжелые и легкие грузовики, транспортеры и доильные аппараты для ферм, насосы, генераторы, всевозможная техника для быта, создать ту же электромясорубку много ума не надо, да и ту же простую барабанную стиральную машину. Подвойский сообщил также еще одну очень любопытную новость. На базе механического цеха завода они начинают подготовку к переоборудованию двигателей, чтобы иметь возможность использовать в качестве топлива спирт или другое горючее топливо.
        Продумывают их инженеры также создание нового оборудования для локального отопления. В их поселке для этого активно используется уголь, его обнаружили в достаточном количестве в соседнем городке. Уже собрана линия для изготовления угольных брикетов, которыми удобнее топить печи. А небольшая электростанция на угольном топливе начнет свою работу уже в следующем месяце, она обеспечит электричеством сам завод и основные объекты жизнеобеспечения.
        Наработки белорусских товарищей сильно заинтересовали наших специалистов. Было решено провести в ноябре большую встречу в Беларуси. Там пройдет и круглый стол для специалистов, и начальники служб смогут получить или обменять необходимое оборудование. Большой интерес у белорусов вызвала наша лечебница. У них самих не оказалось столько специалистов-медиков, поэтому они попросили взять на обучение несколько студентов из их анклавов. Соседей заинтересовал также опыт создания школы, в которой уже начались занятия, а зимой в ней будут учиться и взрослые. Ведь в новом мире владение несколькими профессиями станет важной необходимостью.
        Нашлись у сторон и точки соприкосновения в сельском хозяйстве. Еще вчера белорусы и Ружников договорились о взаимном обмене некоторыми животными. Фермеры Мамоновы тоже приняли в этом живое участие. Василий Лукич Соловец, представитель Зубково, очень заинтересовался нашим опытом хранения продовольствия. Наработки специализированной группы по этому направлению он изучал, чуть ли не под микроскопом, а под его располагающей деревенской простотой, проглядывали два полученных высших образования. Да и физиономия этого дядьки временами очень напоминала ехидную Шукшинскую. Ох, не прост был белорусский агроном!
        Гости поначалу были сильно удивлены изрядной милитаризованностью Капли. Отдельный взвод разведки, почти сотня ополченцев! Тяжелый пулемет на пикапе и АГС, даже девушка-снайпер имелась! Но после получения подробной информации о банде «черного майора» они крепко призадумались. Михаил рассказал личные впечатления от столкновения с подручными 'черных' в Твери, и возможном участии этих банд в непонятных событиях вокруг Ярославля. Рассказали представители Капли и о сложившейся в самом Подмосковье обстановке, докладывал сам Складников. Николай Матюшко, представитель из Шклова, даже матом выругался, когда услышал о новоявленных рабовладельцах.
        Этот пожилой, но крепкий еще мужчина, вернулся в Беларусь из Таджикистана в начале девяностых. Там он уже успел навидаться тамошних новоявленных баев и махровых националистов. Он прекрасно знал, что человечеству они ничего хорошего не принесут, будет только дикая деградация и расчеловечивание общества. Поэтому в отличие от двух своих сотоварищей, он очень одобрительно отозвался о боевой подготовке жителей Капли.
        Его же анклав оказалась и самым населенным из всех. В Шклове и окрестностях спаслось более четырехсот человек, и за эти два месяца они обнаружили еще двести. Во время катастрофы в той местности спаслось много работников железной дороги. Кроме стоящих на их узловой станции составов, шкловчане в дополнении пригнали еще несколько десятков поездов, найденных на перегонах. Их склады, в конце концов, оказались забиты всевозможным продовольствием и другими припасами. Кроме того, в городе существовал бумажный и льнокомбинат, и спаслись даже рабочие с них.
        Этот компактный анклав очень активно участвовал в поисковых работах, там оказалось много шустрых и инициативных людей. Получилась эдакая вольница, в стиле Дикого Запада. Именно их поисковики в свое время вышли на жителей Алфимово. Шкловчане заимели также огромный автопарк и несколько дизельных тепловозов, и позиционировали себя среди анклавов как добытчики и транспортники. Вот так, потихоньку, стала проявляться некая специализация среди поселений выживших. И это, пожалуй, было только на пользу дела. Шел среди анклавов и постоянный обмен жителями. Кто-то захотел участвовать в производстве или научиться чему-то новому, а кто-то поехал в Зубково, на землю. Активная молодежь тянулась в Шклов, где царили более свободные нравы. Оставшиеся одинокими женщины находили там свободных мужчин, и наоборот. Жизнь ведь продолжалась.
        Во двор к Михаилу заходили люди, становилось все веселее, слышался звон настоящих хрустальных бокалов. Вкусно пахло шашлыками, Андрей уже раскладывал первые порции готового кушанья. Очень помогла в организации праздника команда Дарьи Погожиной. Они заранее в столовой наготовили кучу угощений. Поэтому раскладные столы просто ломились от всевозможных закусок и напитков. Сырокопченая колбаска и сыр из пластиковых упаковок соседствовали с рассыпной картошечкой свежего урожая и солеными грибочками, собранными в местном лесу. Домашние разносолы, консервированные крабы и анчоусы, квашеная капустка, расстегаи с рыбой, красная икра - полное раздолье для ценителей русской кухни! Между столов бегали дети, слышался женский смех и веселые крики мужчин. Как не хватало всего этого в последние напряженные недели! Все-таки праздники необходимы людям, чтобы просто разрядить накопленную в буднях усталость и дать выйти наружу эмоциям.
        Михаилу вдруг показалось, что он провалился на двадцать лет назад. Его друзья, еще молодые и беззаботные, большинство не женаты и не обременены семейными заботами. Нет еще высасывающей душу карьерной гонки или обязательств перед семьями, поэтому можно смело загулять до утра и не думать о последствиях. Парни разыгрывают скетчи, безумствуют в танцах. А девчонки, такие тонкие и молодые, их задорный смех и гибкие движения тел горячат кровь, и заставляет забыть обо всем. Давно ли это было? Двадцать лет это ведь миг, а в нем по сути вся жизнь. Лучший возраст человека - между беззаботной юностью и зрелым предвестием старости. Как быстро это все пролетело! Он встряхнул головой и прогнал наваждение. А почему он должен грустить? Они живы, в отличие от большей части человечества. Они прошли долгий путь, сокрушили врагов, нашли новых друзей. Им посчастливилось найти новую родину, и им на ней хорошо, черт возьми!
        - Дядя Миша, держите, пока они горячие - к нему подбежала Яна Туполева, такая же тонкая и беленькая, как мама. Она принесла полную тарелку горячих и ужасно ароматных шашлыков. Все-таки Андрюха мастер своего дела! - А вы чего такой грустный? Сегодня же так весело! Я давно вас всех такими не видела, папиных и маминых друзей, вы же со мной всю жизнь. И я так счастлива, что вы все и сейчас со мной - она неожиданно обняла Михаила, крепко прижавшись к нему.
        - Ты чего Яночка? - Михаил посмотрел на лицо девушки и увидел там слезы - Все же хорошо.
        - Это я от радости. Кушайте дядя Миша, а то сейчас новые гости подойдут - и она, кинув напоследок хитрый, совсем не детский, взгляд прыгнула обратно в толпу. Вот чертовка!
        Насладиться сполна шашлыками и в самом деле не дали. В открытые ворота потянулись новые гости и понесли подарки. А Михаил уже и забыл, что на день рождения обычно что-то дарят. Первыми появились 'мародерщики'. Андрей Великанов сразу прошел к беседке и стал настраивать аппаратуру, а Матвей Широносов поставил перед носом Бойко большую коробку с чем-то позвякивающим.
        - Давай, друг Миша, со вторым тебя рождением. Мы тут спецом откопали для тебя порцию твоего любимого шотландского напитка. А именно это, конкретно раритетная вещь.
        - Твою дивизию! - восхищенно ругнулся Михаил, когда достал одну бутылку из коробки - Это же Гленфарклас. Сорок лет выдержки! Ну, уважили парни, спасибо!
        В скором времени рядом с новоявленным именинником выросла гора подарков. Ему было искренне рады, и это доставляло огромное удовольствие. Самый большой подарок и одновременно сюрприз всему сообществу сделали братья Михайловы. Они объявили, что ждут от своих девчонок пополнения, и поэтому собираются официально оформить брак, при этом многозначительно посмотрели на Михаила. До того не сразу дошло, что он теперь и есть официальная власть, и нынче обязанность расписывать молодых лежит именно на нем.
        - Я-то вот распишу вас, но и от широкой разгульной свадьбы не отвертитесь!
        После его слов все дружно закричали «Ура» и потребовали от будущих женихов исполнения обещания.
        Самый настоящий фурор произвела Ольга Шестакова. Она появилась на вечере, одевшись в совершенно сногсшибательный наряд. Невероятное платье нежно-голубого цвета еще больше подчеркивало ее стать и тонкую талию, а тщательно выполненный макияж изменил ее внешность кардинально, из девчонки с ружьем она сразу превратилась в светскую диву. Михаил чуть со стула не упал, когда увидел медленно выступающую паву у себя во дворе и осознал, что это и есть та самая девочка Ольга. Холодная прекрасная красавица, с бездонными синими, как озера, глазами, пожирающая на завтрак пламенные мужские сердца. Интересно, кто это ей этот мэйкап делал?
        - Ольга - Бойко галантно принял ручку у обворожительной красавицы - Вы сегодня просто великолепны!
        Та смущенно улыбнулась, поздравила атамана и пошла к друзьям. К этому времени девчонки освободили Нину от хозяйских хлопот и выгнали, наконец, с кухни, и она смогла присесть рядом с Михаилом. Он с наслаждением дегустировал подаренный шотландский напиток, она пила презентованную Ружниковым домашнюю настойку. Они много разговаривали, вспоминали о прошлом, рассуждали о настоящем, мечтали о будущем. Великанов выдал небольшой импровизированный концерт, на площадке перед домом уже танцевали. Вечерело, стало прохладно, поэтому веселье потихоньку перетекло в дом. Под конец вечера в гостиную завалился уставший Женя Потапов.
        - Извиняйте друзья. Был занят в оружейной, снимали консервацию с привезенных Калашей, еле руки отмыл - он достал небольшой баул - А это лично тебе атаман. Мы тут в городе откопали одну знатную заначку, а тебе нынче, такое как раз необходимо.
        Михаил полез в сумку и достал оттуда предельно навороченный автомат. Даже не понял сразу, что это сильно доработанный Калашников. Сбоку на него были приделаны направляющие под насадки, сверху на салазках стоял импортный колиматорный прицел, под цевьем была приделана дополнительная удобная рукоять. Да и приклад на оружии стал телескопическим, с удобным набалдашником под плечо.
        - Ну, как? - хитро посмотрел на него Евгений.
        - Вещь! - только и смог вымолвить Михаил - Это что такое и где достали?
        - Это 105-й Ака. Мы тут в ФСБ смоленском немного порылись, и нашли комнату одну интересную. Похоже, там группа быстрого реагирования или их спецназ дежурил, я не разбираюсь в их иерархии. Оружия и боеприпасов мало, но нашлись и вот таковские интересные штучки-дрючки. Хорошо снабжали наши спецслужбы. Там в бауле еще бронежилет новейшей модели и шлем. Так что ты теперь защищен надежно.
        - Спасибо ребята - Михаил обнял Потапова, но тот уже потрясенно уставился куда-то в сторону, и у него реально отпадала челюсть. Бойко тоже обернулся, у камина стояла Ольга во всем своем великолепии, и искоса поглядывала в их сторону.
        - Ну, все, потек лейтенант - ехидно заметила Нина - иди, давай к девочке, дурень. Она уж устала тебя дожидаться. Смелее, поручик, а то полковником не станете!
        Потапов, наконец, пришел себя и двинулся к своей подруге как кролик к удаву. Михаил с Ниной переглянулись, у жены в глазах играли озорные чертики.
        - Так это ты придумала с Ольгой? - догадался атаман - Ну, чертовка!
        Засиделись друзья за полночь. Часть народу ушла, детей разогнали спать. Генератор был уже выключен, поэтому гостиную освещали только свечи и горящие дрова в камине, это создавало уютную и семейную обстановку. В углу о чем-то тихо шептались Потапов со своей Валькирией. В центре стола сидел Толя Рыбаков и пел песни под гитару. Они с Михаилом вместе занимались в юности туризмом, оттуда Толик унес увлечение гитарой. И теперь в доме звучали добрые и щипающие душу песни старых бардов: Дольский, Визбор, Высоцкий. Несмотря на прошедшие десятилетия, эти песни совершенно не устарели. Рядом с Михаилом сидела Огнейка, она была в гостях у подруги и там задержалась, поэтому пришлось ждать проезда патруля. Детям вечером и ночью было строжайше запрещено перемещаться самостоятельно по поселку, да и взрослые старались ходить вместе с патрулем. Благо, вызвать его по нужде можно было теперь из каждого дома. Подольский совершил невозможное - полностью телефонизировал оба населенных пункта.
        - Наверное, у вас в юности было очень доброе время, раз такие песни хорошие - прошептала Огнейка.
        - Ну.. - Михаил замялся - да по-разному. Во всяком случае, добрым людям жилось в чем-то легче.
        - Вы их слушали сидя у костров?
        - Да. Белая ночь, костер, рядом твои друзья, а вокруг просторы необъятные. Эх, как здорово это было!
        - А сейчас разве все плохо? - дочь внимательно посмотрела на него.
        - Да нет, доча. Просто юность бывает только один раз - ответил он, задумавшись, а потом неожиданно произнес - А ты в Белоруссию со мной поедешь?
        - А можно? Я очень хочу, ведь там родилась моя бабушка, и меня туда почему-то тянет.
        - Странная ты у меня становишься иногда. С тобой все в порядке?
        - Не знаю папа. Временами, какие то мысли непонятные в голове появляются.
        - О, становишься девушкой. Взрослеть, оно ох как не просто.
        - Да нет папа. Тут другое, иногда кажется, что я совсем другая стала.
        - Как это? - Михаил удивленно взглянул на дочку.
        - Я не знаю, как это объяснить. Ты ведь тоже отличаешься от других.
        - Да вроде нет - отец был обескуражен.
        - Ну да? А как же твой дар предвидения? И откуда вдруг ты сразу овладел силой власти? Я тебя просто не узнаю в последнее время, как будто из тебя вырос совершенно другой человек, властный, сильный, смелый, как настоящий богатырь. Я думала, что так только в книжках бывает, а тут героем оказывается твой собственный отец. Наши девчонки тебя просто боготворят.
        Он несказанно удивился словам дочери, ведь до сих пор воспринимал ее больше, как ребенка, а ведь ей почти пятнадцать лет. Вполне здравомыслящий уже человечек.
        - Да, Миха, права у тебя дочка. Иногда мелькнет в тебе такое, просто бррр… Я в такие моменты не узнаю тебя совершенно - дремавший рядом Коля вдруг неожиданно проснулся.
        - Хм, не знаю - Бойко был обескуражен - вроде как всегда. Хотя… жизнь сейчас пошла, только поворачивайся. Не изменишься тут, как же.
        - Все мы изменились - Николай был пьян и задумчив - главное живы. Давай, накатим по одной, и пойду баиньки, завтра технику готовить. Ольга у нас такое строительство затеяла, мама не горюй.
        Друзья чокнулись стопками, выпили и отправились на веранду. Коля пошел домой, а Михаил закурил сигару и присел подумать. И было о чем, он перебирал прошедшие события этих дней, как звенья в четках.
        В голове вертелся сонм мыслей, и не все из них ему нравились.
        Поездка в город
        Перед самым снегом Михаилу удалось-таки выбраться в город на 'мародерку'. За эти месяцы команда Широносова смогла провести в Смоленске достаточно подробную разведку, поэтому вновь выбранный совет поселения решил, что в прелюдии длинной зимы стоит провести в городе полномасштабную вылазку. Запрягали для этого нужного дела всех свободных от срочной работы людей.
        Михаил же решил воспользоваться оказией, чтобы сменить немного обстановку, ну и заодно посмотреть, что нынче творится в городе. Выехал он с 'мародерщиками' за два дня до основной группы. Поисковики в качестве временной базы использовали недавно построенные помещения, предназначенные видимо для персонала большой оптовой базы. Наткнулись на них случайно, место это Широносову очень понравилось.
        Рядом находилось множество интересных с точки зрения «мародерщика» объектов, обнесена оптовая база была трехметровым бетонным забором, с витком колючей проволоки поверх