Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Мухортофф Александр: " Погружаясь В Атлантиду " - читать онлайн

Сохранить .
Погружаясь в Атлантиду... Александр Мухортофф
        Невероятные приключения Теди Вачёвского #1 Молодой нагловатый журналист по имени Теди Вачёвский получает от своего редактора задание написать сенсационную статью о только что найденном живым стопятидесятимиллионлетнем человеке. Приехав за материалом в археологический музей Нью-Йорка, ушлый представитель «продажной прессы» оказывается «в нужном месте в нужное время»: ему удаётся не только узнать все подробности обнаружения древнего жителя Атлантиды, но и выступить во главе секретной операции по изучению феномена. Отправившись с адмиралом ВМФ Хаджетом на секретную базу, Вачёвский знакомится с предметом сенсации лично...
        Погружаясь в Атлантиду...
        Автор выражает искреннюю благодарность Людмиле и Рафу,
        благодаря которым роман увидел свет.
        Посвящается Полине...
        ПРОЛОГ
        Утро выдалось необычайно жарким. В ясном пронзительно-голубом небе не было ни облачка, лишь ослепительный раскалённый шар солнца. Чайки, обычно кружившие над мелководьем, попрятались в роскошных прибрежных садах и там - прыгая с ветки на ветку, - воевали за пойманных букашек. Океан выглядел необычайно спокойным, казалось, жара сморила и его. Легкое рыбацкое судёнышко медленно шло вдоль берега, а параллельно ему в нескольких десятках метров плыла стая дельфинов.
        Стоявший на корме у руля загорелый юноша, скривившись, посмотрел на обвисший парус и сказал:
        - Хоть самому в тебя дуть! Куда же подевался ветер?
        Словно в ответ на его слова по поверхности моря прошла зыбь, и большой треугольный парус наполнился воздухом, резко толкая судно вперёд. Юноша улыбнулся.
        - Так бы сразу, - сказал он, бросая сеть за борт. Дельфины, увидев это, построились клином и, прибавив скорость, погнали два косяка рыбы в его сети.
        - Левее! - крикнул им юноша и, перепрыгивая бочки с водой, бросился к рулю.
        Его звали Оултер Хат, и он был лучшим рыбаком в селении Анкичу. Этот титул никто не оспаривал, так как он был завоёван по праву. Когда прошлым летом вся рыба ушла в далёкий океан, только Оултер рискнул отправиться следом. Три недели, воюя со стихией без всякой поддержки со стороны дельфинов - они отказались идти за ним, предпочитая вылавливать редких прибрежных угрей, - он поймал двадцать четыре бочки рыбы, обеспечив селение едой на несколько месяцев вперёд. А по пути домой еще и столкнулся с водным патхором, вступил в сражение и даже отрубил тому несколько плавников. Обиженно трубя, чудовище убралось прочь, заливая синие воды моря своей ярко красной кровью. Та к что, когда Хат вернулся с рыбалки, весь посёлок вышел встречать его у моря, а ночью две красавицы отдельно поздравили бесстрашного морехода с победой…
        Рыбалка была для юноши смыслом жизни, и сейчас - в предвкушении хорошего улова - он вышел в море, несмотря на ужасную жару, в то время как все его соплеменники предпочли остаться на суше, в тени собственных садов и домов.
        Внезапно дельфины сломали клин и, развернувшись, поплыли прочь от берега; рыба последовала за ними. Этот маневр показался Хату настолько абсурдным, что он опешил.
        - Эй! Куда же вы? - воскликнул Оултер, сложил руки в рупор и крикнул, - в чём дело?!
        От стаи дельфинов отделилась самка - любимица рыбака Халакта, - подплыла к судну, высунула из воды симпатичную мордашку и сказала:
        - Мы бежим в открытый океан. Сегодня произойдёт что-то ужасное, мы чувствуем это, и нам страшно...
        - Что должно случиться? - сдавленно спросил Хат, чувствуя как страх лёгким онемением расползается по его телу.
        - Не знаю, но я это чувствую и мне очень страшно, - повторила Халакта, нервно кружа вокруг судна, - я вынуждена оставить тебя. Беги!
        Нырнув под воду, она стремительно помчалась прочь.
        - Куда бежать? - сев в бочку с водой, растерянно прошептал Хат.
        Тело не слушалось его, в висках стучали молоты. Дельфины никогда не ошибались в вопросах опасности. Что же будет: нападение патхоров? Стена воды из-за горизонта? Или что-то ещё более ужасное?
        Позабыв про сеть, Хат рванулся к рулю, спустил парус, торопливо включил пандир и помчался к берегу. Зайдя в гавань, он даже не останавливая маховик пандира прыгнул на причал и сломя голову побежал в центр посёлка, туда, где огромной громадой возвышалась Обитель Просветлённых. Добравшись до цели, рыбак, тяжело дыша, забарабанил в высокую стальную дверь.
        Глаз Ири медленно развернулся в дверной нише и посмотрел прямо на него, после чего дверь открылась. Сбивая на ногах пальцы, Оултер Хат помчался по лестнице наверх. Бежать пришлось долго, так как обитель была высотой в сто человеческих ростов. Обиталище Просветлённых вообще сильно отличалось от рыбацких домов; если все остальные строения в посёлке были сделаны из гранита и мрамора, то Обитель была целиком железной: двери, ступени, окна - всё из железа, а крыша по слухам и вовсе была прозрачная, для того чтобы Просветлённые могли каждую ночь наблюдать за Большой Родиной Всего, отмечая изменения в движении планет и температуре светила.
        Просветлённые были хорошими правителями, они говорили когда надо убирать урожай, когда плодить потомство, когда ловить рыбу, а самое главное - они защищали от патхоров. За это жители Анкичу уважали и любили их больше всего.

«Защитят и спасут!» - именно с этой мыслью ворвался в Зал Решений Хат и, обессилев, упал на прохладный металлический пол.
        - Говори, мальчик! - послышался откуда-то сверху властный голос и Оултер, вздрогнув, боясь поднять глаза, заговорил:
        - Дельфины ушли в океан. Они сказали, что сегодня произойдёт что-то ужасное. Они были очень напуганы!
        Его тонкий, с надрывом голос прошёлся эхом по стенам, создав в огромном зале необычный резонанс звуков, а затем наступила мучительно долгая тишина, которую нарушили чьи-то шаги. Увидев у самого своего носа позолоченные сандалии, Хат в ужасе зажмурился и задрожал.

«Табу. Нельзя! Никогда нельзя смотреть на Просветлённых!» - он знал это с детства.
        - Что скажешь, Расим? - услышал он.
        - Позволь ему встать и смотреть. Его энергия сильная - почти как у нас, я думаю, он выдержит.
        - Вставай, юноша, и открой глаза, - сказал обладатель позолоченных сандалий.
        Слегка дрожа всем телом, Хат открыл глаза и поднялся на ноги. Перед ним стоял невысокий старик в зелёной накидке жреца. Несмотря на морщины и седину, его глаза были ясными и молодыми. Чему-то улыбнувшись, жрец поманил Оултера рукой.
        - Следуй за мной, малыш.
        Хат засеменил следом, испуганно озираясь. Через небольшой стеклянный переход они прошли в другой зал. Там находились два человека: мужчина высокого роста, одетый в красную мантию эндоха - Высшего Просветлённого, и молодая женщина. Абсолютно голая.
        Опустив голову, Хат покраснел. Он часто видел обнажённых женщин, но эта была другая, особенная. Выше любой селянки на две головы, красиво очерченный овал лица, голубые глаза, упругая грудь, слегка припухшие губы, изящная шея - такой сумасшедший коктейль манил и кружил голову. Да и отсутствие волос на голове красавицы не отталкивало, а лишь добавляло ей привлекательности. В горле Хата пересохло. Заметив его взгляд, женщина улыбнулась.
        Высший Просветлённый подошёл к Хату и, положив ему руку на плечо, сказал:
        - То , что ты узнал от дельфинов, должно остаться при тебе. Надеюсь, по дороге сюда ты никому ничего не сказал?
        - Нет, Великий эндох, я сразу же прибежал сюда, - ответил Хат.
        - Это хорошо, ты поступил разумно, - сказал Просветлённый и повернулся к стоящей рядом девушке.
        - Он пригодится нам. Анату, как тебе его энергия?
        Женщина, не отрывая глаз от рыбака, опять улыбнулась.
        - Весьма необычно. Сильная, почти как у нас. Кто его родители? - обернулась она к старому жрецу.
        - Не знаю, его нашли дельфины в далёком океане. Принесли к нам и сказали, что он упал с неба, но мы не предали этому значения: эти дельфины такие лжецы!
        - С неба? - заинтересовалась Анату. - Это интересно. Сколько тебе лет, юноша?
        - Четырнадцать, - ответил Хат.
        - Он уже мужчина, - задумчиво сказала девушка, - я думаю, он нам подойдёт.
        - Хорошо, - сказал жрец, - но тогда нам его надо просветить. Что скажешь, Расим?
        И не дождавшись ответа старика, продолжил:
        - Займись этим, а мы пойдём собираться; времени почти не осталось... - решил Высший Просветлённый и в сопровождении девушки вышел из зала. Проводив их взглядом, старик вздохнул, а затем, положив свои руки на голову Оултера, приказал:
        - Тебе повезло, займёшь моё место. Теперь закрой глаза.
        В мозг Хата вонзилась раскалённая стрела. Он завизжал от боли.
        - Замолчи! - закричал старик.
        В голове было жарко, очень жарко. Хат погрузился в вечную боль, мир перестал существовать, он словно тонул в море адских мучений. Его голову распилили, достали мозг и бросили на съедение свиньям. Внезапно всё прекратилось.
        - Выдержал… - в недоумении сказал жрец, убирая руки с головы юноши.
        - А ты сомневался, Маскул? - насмешливо сказал Хат, поднимаясь с пола.
        - Откуда ты знаешь моё имя? - удивился старик.
        - Я знаю всё. Мы колонисты из созвездия Гайены; прилетели сюда вместе с дельфинами. Нас вынудили: война... Мы сражались с лаптогами, но они оказались сильнее.
        - Ты знаешь и это?
        - Лаптоги - разрушители галактик! Полное отсутствие морали. Потом мы нашли подходящую планету с двумя разумными видами существ: галодедами и патхорами, построили пять городов, населили их низшими существами - генетическим мусором. Эксперимент удался и низшие начали развитие с нуля, а мы наблюдаем, контролируем и направляем их.
        - Это невозможно! Ты знаешь ВСЁ! Кто ты?!
        - Я живший среди генетического мусора под именем Оултер Хат, моё происхождение - клан Онтри.
        - Как?! - жрец упал на колени и его голос задрожал.
        - Как Вы сказали? Невозможно... Онтри…
        - Встань, Маскул!
        - Императорское семя, - поражённо шептал старик, - кто бы мог подумать?! Рыбак, простой рыбак! Я готов нести любое наказание…
        - Твоей вины здесь нет. Мою память заранее почистили, в целях безопасности. А теперь вставай, нам надо спешить, лаптоги вступили в альянс с патхорами, чтобы уничтожить нас.
        - Мой господин, я поражён…
        - Хватит, Маскул! Времени на твоё никчёмное нытьё не осталось!
        Но жрец, словно не слыша, целовал окровавленные ноги Хата. Отпихнув старца, Оултер побежал туда, где скрылись Расим и Анату. Подъёмник опустил его в Запретную гавань, там, на поверхности воды покачивались пять огромных дисков. «Дилокорабли»,
        - вспомнил Хат.
        На улице похолодало, от былой жары не осталось и следа. Дул сильный ветер, а небо затянули густые багровые облака, которые, казалось, вот-вот упадут на землю.
        - Быстрее, малыш!
        Возле одного из дилокораблей в воде плавала Анату и махала ему рукой. Внезапно сзади на плечо Хата легла чья-то рука. Обернувшись, Оултер увидел эндоха.
        - Экипажи кораблей уже готовы. Ты полетишь вместе с Анату. Жрец просветил тебя?
        - Более чем, - спокойно сказал Хат, - я из клана Онтри.
        - Император?! - округлив глаза, удивился Расим.
        - Похоже на то, - усмехнулся Оултер.
        - Я это сразу почувствовала, - сказала Анату, непонятно как оказавшаяся поблизости. - Нам пора!
        Взяв Оултера за руку, она потащила его к воде. Нырнув, они поплыли к дилокораблю.
        Забравшись внутрь, они опять очутились в воде, но на этот раз она была зелёного цвета и гораздо теплее морской.
        - Ныряй, в ней можно дышать, - сказала Анату.
        - Я знаю, - ответил Хат и, обняв девушку, прижался к ней.
        Создавая на поверхности воды вихри, диски рванулись в небо. Из башни Просветлённых, опираясь на палку, вышел старый жрец. Подойдя к кромке воды, он провожал взглядом уносящиеся в небо светящиеся диски.
        - Судьба была к тебе милосердна, Маскул, но время уходить пришло, - сказал он сам себе.
        На горизонте показалась чёрная линия. Сотни тысяч боевых кораблей лаптогов беззвучно скользили над водой, а под ними, протяжно трубя, неслись к цели ужасные патхоры - злобные исполинские рептилии, умные предтечи динозавров. Армада врагов приближалась к огромному острову в центре моря, лаптогами двигала ненависть ко всему чуждому их природе - природе разрушения, - патхоров же вела неутолимая жажда уничтожить всё, что попадётся на пути, чтобы потом впиться друг другу в глотки...
        И тут время остановилось. Из башни Просветлённых в небо ударил луч голубого цвета. Пробив слои атмосферы, он ухватил самую большую луну и потащил её на себя. Ускорив вращение, луна сошла с орбиты и устремилась к земле.
        На юге огромного материка, скрытого за большим внутренним морем, мускулистые великаны - огромные крылатые галодеды - с ужасом вглядывались в ставшее чужым и опасным небо.
        На севере - сухопутные патхоры, ещё не чувствуя опасности, продолжали свои обычные дела.
        Жители пяти человеческих городов вышли из своих домов, обсуждая с соседями необычное похолодание и внезапно упавший на землю сумрак.
        А на берегу Запретной гавани стоял сгорбленный старик и неотрывно смотрел на приближающихся врагов. Когда его накрыла огромная тень, он зарыдал, бессильно опираясь на свою столь же древнюю, как и он сам, деревянную палку.
        Лаптоги поняли всё, их боевые корабли, сбрасывая скорость, начали разворачиваться. Но было уже поздно. На огромной скорости луна столкнулась с землёй, сверкнула яркая вспышка, а затем тучи земной породы взмыли в воздух, застилая собой солнце. От того места, которое ещё минуту назад было прекрасным островом, в разные стороны понеслась огромная волна огня и воды, которая смела войска агрессоров и двинулась дальше, несколько раз обогнув поверхность планеты, пока не утратила свою яростную мощь. Битва длилась недолго. В итоге - все проиграли. Мир погрузился во тьму…
        ГЛАВА 1
        Я открыл глаза. Ещё одно утро нового дня, и опять не выспался. Закрыв глаза, я стал думать о Джейн. Не могу сказать, чтобы она пробуждала во мне какие-то тайные сексуальные фантазии или желания - с ней просто было весело. Вчера вечером мы посетили тихий китайский ресторанчик с замысловатым и труднопроизносимым названием. Запомнилось только неплохое вино, литра два которого мы с Джейн выпили, вкусные лепёшки с рисом и вечно кланяющийся китаец с чудной косичкой. Когда мы уже уходили, я все-таки дёрнул его за это чудо, и получил такой удар в живот, что, во-первых, у меня сразу переварился весь ужин, а во-вторых - этот самый ужин решил выйти наружу не самым естественным путём. Спасибо Джейн, она не сильно перепугалась при виде блюющего китайскими лепёшками спутника.
        Потом я, как обычно, отключился...
        И всё же я дома. Значит, хватило сил доползти на автопилоте от такси до квартиры.
        Решительно откинув одеяло, я начал было вставать, но передумал. Всё же вчерашний вечер не прошёл зря: голова загудела, а в глазах заплясали зелёные точки. Проклиная жизнь - в таком ее проявлении - я всё-таки сумел завалиться в ванную и встать под холодный душ. Через полчаса, стуча зубами, я вылез оттуда; единственным плюсом такой водной самоэкзекуции являлось то, что мозг снова обрел контроль над телом. А вместе с ним вернулась и связь с желудком, и я почувствовал ужасный голод. Шлёпая мокрыми ногами по полу, я протопал на кухню, открыл холодильник и нахмурился. Дилемма была простой: либо кофе и омлет, либо омлет и кофе. Я остановился на втором варианте, разбил три яйца в чашу миксера, нажал «пуск», достал сигарету и... тут, конечно же, зазвонил телефон.
        Я посмотрел на календарь. Воскресенье. В выходной мне могли звонить только два человека: милашка Джейн, которая возможно решила, что в наших чудных отношениях не хватает секса, или Хью Робот. Забавная фамилия Робот, не правда ли? Но этому дебилу она идёт. Телефон уже не звонил, а орал. Джейн мне хватило вчера, а Роботу я был должен три сотни и отдавать, кстати, не спешил, поэтому я кинул на сковороду два тоста и вылил яйца. Через две минуты я уже завтракал, прихлёбывая кофе со сливками. Телефон всё ещё звонил, но я, показав ему тот самый палец, что между указательным и безымянным, отправил в рот кусочек тоста. Поев, я бросил тарелку и вилку в посудомоечную машину и закурил вторую утреннюю сигарету, допивая кофе. Звонки мне надоели, и я снял телефонную трубку.
        - Алло, - тяжело вздохнув, выдал я.
        - Мастурбируешь? - спросили вкрадчивым голосом. Такой вопрос рано утром - в три часа дня - в воскресенье 2012-го года мог задать только законченный извращенец, и это был именно он.
        - Уже кончил, - буркнул я, выливая остатки кофе в раковину.
        - Это хорошо, - согласились на том конце провода. «Естественно хорошо», - решил про себя я, а вслух поинтересовался:
        - Ты именно поэтому звонишь? Блюдёшь моё убогое половое созревание?
        - Ага.
        - Сегодня воскресенье, - напомнил я.
        - Ага.
        - Пошёл ты в задницу! - обиделся я.
        - Нет. Пойдёшь ты. Тебе надо поехать в музей археологии и написать статью. Сенсационную статью!
        - Это ещё почему? - удивился я.
        - Потому что я твой босс, и ты всё ещё работаешь в моём журнале «Все тайны мира»,
        - сказал сэр Стив Уоррен.
        Ах, да, вы же не знаете сэра Стива Уоррена... Ну, тогда вы точно знаете Арона Бурекевича. Я вас обрадую, это один и тот же человек. Стив Уоррен - псевдоним, а сэр - обычные понты.
        Что? Вы не знаете журнал «Все тайны мира»? Парень, вспомни, где ты в первый раз увидел какую тайну скрывает юбка английской королевы! А интервью личного проктолога Папы Римского читал? Вспомнил? Хорошо. И не надо удивляться, какой издатель, такой и журнал.
        - А если я откажусь? - попробовал соскочить с крючка я.
        - Будешь уволен! - холодно сообщили мне.
        - Нет, так нельзя, Арон, ты уже увольнял меня на этой неделе; причём четыре раза!
        - возмутился я.
        - Я ведь и в пятый могу. И зови меня Стивом.
        - Хорошо, Арон, - мстительно сказал я, - а что там, в музее?
        - Сенсация, олух! Поезжай и разузнай. Мне позвонил один из моих информаторов и сообщил, что нашли человека, которому более ста пятидесяти миллионов лет!
        - Сто пятидесятилетний человек?! - обрадовался я.
        - Вот это долгожитель, он, наверное, и генерала Вашингтона видел!
        - Идиот! - зашипел сэр Стив Уоррен. - Стопятьдесят МИЛЛИОНОВ ЛЕТ! Проникнись моментом, придурок!
        Что тут скажешь? Я проникся.
        - Съел, дурила?! - удовлетворённо поинтересовался босс.
        - Ну, вообще-то в 1850-м году в Италии, недалеко от Кастанделло, в городе Савона был найден скелет человека, которому четыре миллиона лет. Это, конечно, меньше, но…
        - Заткнись, олух! - отрезал шеф.
        - Ну да, это же не новый муж старушки Лиз Тейлор и не пенис Папы Римского, это настоящая сенсация... - не унимался я, - ладно, поеду, сфотографирую кости этого неандертальца и напишу очерк.
        - Ты полный идиот! Стал бы я звонить из-за каких-то там костей. Это ЖИВОЙ человек. Понимаешь?! Живой!
        Мне пришлось оценить. Пулитцеровская премия - это меньшее, что меня ожидало, если у меня будет этот материал, подтвержденный фактами. Сэр Стив Уоррен никогда не доверял слухам - только подтверждённая информация, поэтому мы и выбивались из обшей массы «жёлтой прессы».
        - Теперь оценил?! - ликовал босс, - Тед Вачевский, бери свою задницу в руки, и дуй в музей!
        - Есть! - сделав смирно, гаркнул я, бросил трубку и побежал одеваться.
        Тед Вачёвский - это я. Да, как вы уже поняли, я поляк. Тадеуш Вачевский. Просто Тед, скандальный нью-йоркский репортёр. Я не пишу о сексе и политике, меня не интересует светская жизнь и шоу-бизнес. Я пишу о НАСТОЯЩИХ тайнах; чего стоит одна моя поездка в дом с приведениями! Читали? Та к вот, это всё было на самом деле. А помните мои материалы из России? Тайны московских подземелий? Тоже правда, кстати.
        Как бы там ни было, но приказ есть приказ, поэтому, одев строгий чёрный костюм, я вышел из дома. А уже через час, чеканя шаг, я топал по мраморному полу археологического музея. У меня был ярко жёлтый галстук, а на лице улыбка идиота, которая почему-то не понравилась службе безопасности. Хотя, возможно, их смутил мой галстук.
        - Куда? - преграждая мне путь, поинтересовался здоровяк с акцентом южных штатов.
        - В туалет, конечно, - честно захлопал глазами я.
        - Это вам налево надо, - расслабившись, ответил страж.
        Поблагодарив его, я направился прямо и, открыв дверь с табличкой «администрация», прямо с порога выдал:
        - Агент Маудер, ФБР, где стопятьдесятмиллион- летний человек?!
        Видимо не один я в раннем детстве смотрел сериал «Секретные материалы». Это мне стало понятно, когда спиной вниз я летел по ступенькам музея.
        - Идите и пасите коров в своем Техасе! - яростно заорал я, срывая с себя галстук.
        Они плохо знают журналистов! Нас обижать нельзя. Обойдя музей со всех сторон, я обнаружил дверь, которую никто не охранял. С радостью молодого бычка я ломанулся туда и нос к носу столкнулся с человеком очень похожим на Альберта Эйнштейна.
        Нет, ни того, что торгует краденым в Бронксе, а очень знаменитого учёного прошлого века.
        - Где? - выдохнул я.
        - Кто? - удивился тот.
        - Человек, которому очень много лет.
        Кажется, я попал в самую точку: мужчина что-то знал.
        - Вы из правительства? - спросил он, поправляя очки.
        - Разве это не понятно? - парировал я.
        - Мы ждём вас целый день, - смутился мужчина, - я думал нам не поверили... Вы из Вашингтона, или из Лэнгли?
        - Из Нью-Мексико, - обиделся я.
        Если вы знаете, где находится городок Розуэл, и что там случилось в 1947-м году, вам ничего не надо объяснять, а если не знаете - ваши проблемы, читайте специальный номер нашего журнала, посвящённый НЛО.
        - База 51, - прошептал мужчина, - я знаю, вы - «люди в чёрном».
        Еле сдерживаясь, чтобы не сказать «Фокс Маудер, ФБР!», я просто кивнул, в глубине души радуясь, что вовремя снял свой галстук.
        - А я профессор Штейн, директор лаборатории. Пойдёмте за мной, - сказал мужчина, приветливо открывая дверь.
        Я почти угадал, представьте себе: Штейн - Эйнштейн; видимо, родственник. Спускаясь за профессором по витой лестнице, я пафосно сообщил:
        - Я вам не представляюсь по понятным причинам. Зовите меня просто Тед.
        - Конечно, сэр, я все понимаю, секретность, - кивнул Штейн.
        Нащупав в кармане лазерный диктофон, я незаметно включил его.
        - Кхм… Когда нашли?
        - Позавчера, в шельфе Тихого океана. В районе Гавайев бурили грунт и наткнулись на неё, - изрёк профессор.
        - Какая она из себя? - осторожно спросил я.
        - Дисковидная, обычно их называют тарелками. В нашем классификаторе НЛО она похожа на UFO 95\2. Сделана из интересного сплава; сейчас ею занимаются наши лучшие химики, - гордо сказал Штейн. - Очень удивительно.
        - Нечему удивляться, обычное явление. Где был он?
        - Кто?
        - Человек.
        - Тогда они. Их было двое: мужчина и женщина, - сказал профессор, подходя к огромной стальной двери.
        Я отметил, что, говоря «женщина», у Штейна было очень интересное выражение лица. Мой интерес к расследованию резко вырос.
        Дверь открылась, профессор жестом пригласил меня внутрь и закрыл её.
        Пещера Бетмена - это дешёвый бумажный домик! Теперь я знаю точно. Я оказался в огромной лаборатории, напичканной самой современной техникой, да и хай-тековский интерьер здесь был что надо!
        - У вас прямо как в NASA, - сообщил я, кивая на сотни компьютеров за которыми кипела работа.
        - Лучше, - обиделся Штейн, - нас и финансируют лучше.
        Подведя меня к группе людей в военной форме, профессор представил меня:
        - Господа, Тед из Нью-Мексико!
        Я был готов провалиться сквозь землю. Не люблю когда на меня пялятся, а тем более, когда это делают человек двести... Оказывается, у Штейна на манжете пиджака был микрофон, который активировался, когда мы зашли в научный центр, так что его фразу про меня услышал каждый сотрудник. Я был в зените своей славы. Момент, когда я случайно написал на ногу английскому принцу, теперь был на втором месте в списке моих побед.
        От толпы военных отделился один субъект в крутом мундире с кучей всяческих звёзд и нашивок, отпихнув плечом беднягу профессора, этот розовощёкий толстяк свирепо посмотрел мне прямо в глаза.
        - Адмирал Хаджет! - гаркнул он и, схватив мою ладонь, начал её энергично трясти.
        - Здорово, старина! - не растерялся я, похлопав вояку по плечу так, что с него чуть не слетели погоны. - Ты -то, Хаджет, какого хрена здесь делаешь?
        - Как же… - замялся адмирал.
        Вы в курсе, да? И о чём я спрашиваю... Конечно же, вы в курсе, что наглость - второе счастье, а у журналюг вроде меня и вовсе первое. Раз уж я зашёл так далеко, то останавливаться смысла не было.
        - Что как же?! - зарычал я, пожирая глазами Хаджета. - Что ты здесь делаешь, адмирал?
        - Ну, так ведь она же у меня на базе... в Пёрл-Харборе... - смутился тот, - завтра мы начнём её транспортировку на континент.
        Это было слишком. Я разозлился.
        - Не сметь! Кто разрешил?! - водопады моей слюны забрызгали все компьютеры поблизости, заставив сотрудников нырнуть под столы. - Я запрещаю! Я буду звонить президенту и Папе Римскому!
        - А ему-то зачем? - робко спросил адмирал.
        - Что? - немного успокаиваясь, спросил я.
        - Зачем Папе Римскому?
        - Это 19-й уровень секретности. У вас есть допуск? - посмотрев на Хаджета как на таракана, которого собираюсь раздавить, спросил я.
        - У меня только 7-й уровень, - пробормотал адмирал, - я думал это высший…
        - Думал он, - презрительно хмыкнул я.
        - Президент на проводе, - сообщил один из операторов, держа трубку в вытянутой руке.
        Вся военно-учёная элита обратила свои взоры на меня, но меня уже понесло. Бродвей потерял такого актёра!
        - Я отвечу, - спокойно сказал я, отбирая у оператора трубку. - Да, мистер президент!
        - С кем я говорю? - спросил Джордж Буш самый младший.
        - Это я, - сказал я.
        - Кто я?
        - Специальный агент Тед из Нью-Мексико. Ситуация под контролем, сэр!
        Услышав о том, что всё под контролем и толпы мутантов-инопланетян не жрут жителей его страны, президент успокоился.
        - Что вы планируете делать дальше?
        - Вначале проведём тщательное расследование, - решил я, - если найдём виновных - накажем.
        - Хорошо. О любой свежей информации докладывайте лично мне. Всё это очень интересно!
        - Та к точно, мистер президент!
        - Назначаю вас старшим, - сказал Джордж Буш самый младший.
        Сделав вид, что не расслышал, я нажал кнопку громкой связи.
        - Я не понял директивы, сэр. Уточните.
        - Назначаю вас старшим в этой операции, - повторил президент. - Буду ждать сообщений.
        Я положил трубку. Сэр Стив Уоррен будет целовать мне ноги, или что повыше и сзади. Обернувшись, я грозно посмотрел на своих подчинённых.
        - Вы ещё здесь? Срочно готовьте самолет к вылету на Гавайи!
        У меня уже целый год не было отпуска, к тому же я всю жизнь мечтал побывать на самых американских островах на свете. Да и вообще, люблю я путешествия...
        ГЛАВА 2
        Развалившись в удобном кожаном кресле и положив ноги на стол, я мастерил самолетик из приказа о моём увольнении. Сэр Стив Уоррен, отчаянно жестикулируя, носился по своему кабинету и метал в меня глазами молнии.
        - Расслабься, Арон, если ты вспотеешь ещё хоть на йоту, с тебя слетит парик, а это может сказаться на твоей репутации перед сотрудниками, - посоветовал я, запуская в него самолётик.
        Прорычав что-то невероятно матерное, сэр Стив Уоррен с грохотом опустил дверные жалюзи, скрыв нас от любопытных глаз редакционных сотрудников.
        - Что ты ухмыляешься, грязный подонок?! - нависая над столом, заорал шеф. - И слезь немедленно с моего кресла!!!
        От его крика можно было оглохнуть, но я заранее вставил в уши вату. Общение с боссом всегда доставляло мне удовольствие, особенно, когда дело касалось финансовых вопросов. Здесь я был неповторим и неподражаем. Жадность сэра Стива Уоррена была известна всему Нью-Йорку, и единственным человеком, который мог выцарапать деньги из потных ладошек шефа, был, конечно же, я. Зная об этом, сэр Стив Уоррен бесился ещё больше.
        - О каком отпуске ты говоришь?! И что за несу разная сумма мелькает в качестве аванса за статью?
        - Десять штук, - спокойно сказал я.
        - Какие десять штук?! - побагровев, заорал босс и распахнул дверь, за которой собралось не меньше двадцати человек.
        - Пошли вон! - распихивая их, крикнул шеф, - Салли, приказ об увольнении этого польского засранца ко мне на стол!
        Пряча ухмылку, секретарша босса достала из верхнего ящика стола заранее отпечатанный бланк об увольнении с моей фамилией. Из-за спины шефа я послал ей воздушный поцелуй.
        - Ты уволен! - захлопывая дверь, прорычал сэр Стив Уоррен.
        - Ты заплатишь мне, Арон, и мы оба это знаем. Ведь я сделал то, о чём ты даже не мог мечтать! - пошёл я в наступление.
        - Зови меня Стивом! - без прежней ярости в голосе сказал босс, бессильно падая на диван, стоящий в углу кабинета.
        - Стиви, - ласково начал я, - прежде всего, ты подпишешь приказ о моём бессрочном отпуске и выдашь мне аванс...
        - С какой стати?
        - С такой, что твой никчёмный дружище Теди возглавил операцию по расследованию находки нашего общего очень древнего знакомого.
        - Бред! - отмахнулся шеф, игриво поправляя парик. - Ты вешаешь мне лапшу на уши!
        - Выгляни в окно, Стиви.
        Неспешно встав с дивана и демонстративно зевнув, босс подошёл к окну и глянул вниз.
        - Ну и что?
        Вскочив с кресла, я подбежал к нему, повернул его голову в нужном направлении и сказал:
        - Видишь этот лимузин в окружении военных «хамви»? На нём меня и возят! Я на государственной службе, приятель, а вон тот писающий на колесо человек - это адмирал Хаджет, мой подчинённый.
        Отпихнув меня, шеф достал из своего стола огромный бинокль и посмотрел на мой кортеж.
        - Действительно, Хаджет! - воскликнул он. - Этот писающий мальчик - адмирал, будущий министр обороны США, если верить слухам в президентской администрации!
        Восхищённо похлопав меня по спине, босс опять отворил дверь своего кабинета. Коллеги за ней предусмотрительно расступились перед шефом.
        - Катитесь работать, долбанные шпионы, а то всех уволю! Салли, подготовь приказ об отпуске господина Вачевского и занеси в мой кабинет.
        Бросив бинокль на диван, пританцовывая, босс закружил по кабинету.
        - Всё окей, малыш Теди, ты мой лучший журналист, и ты уже давно заслужил отпуск, сынок...
        - Зачем тебе бинокль, Стив? Резко остановившись, шеф покраснел.
        - Да так…
        - Стив?!
        - Ну… видишь ли, - пряча глаза, начал он, - в пентхаусе напротив живёт одна милая девушка…
        - Это королева жёсткого порно Дженни Джопсон! - укоризненно махая пальцем, сказал я.
        - Ну да, - понуро сказал босс, - но она и вправду милая.
        - Извращенец!
        - Нет, я вуайерист!
        - Это одно и то же. Подписывай чек, мне нужны деньги.
        - Деньги, деньги… - проворчал Стив. Хмуро посмотрев на меня, он достал чековую книжку.
        Я улыбнулся: старый скряга опять раскошелился. Та к всегда происходит, когда за дело берётся Теди Вачёвский.
        - Когда будет материал? - спросил шеф.
        - Держи резервные полосы пару месяцев. Думаю, что за это время мне удастся раскопать всё то, что скрыто от глаз жаждущей сенсаций общественности.
        - Ты пьёшь мою кровь! - воскликнул Стив и, грозно сдвинув парик на бок, плюхнулся на диван.
        - Я твой лучший сотрудник, которого ты скоро сделаешь своим компаньоном.
        - Мечты идиота! - отмахнулся босс. - Послушай лучше вот что…
        Достав из встроенного в стол холодильника две бутылочки «будвайзера», он метнул одной в меня. Целясь в голову, замечу! Хорошо, что мои рефлексы сработали отменно. Открыв пиво, я сделал глубокий глоток и положил ноги на стол.
        - Хам! - констатируя давно известный факт, сказал сэр Стив Уоррен.
        - Ты хотел открыть мне какую-то страшную, покрытую мраком времени тайну, - напомнил я.
        - Не ёрничай! То , что я тебе сейчас расскажу, поможет тебе соответствовать роли суперагента.
        - Тогда не тяни, а выкладывай всё сразу, мучитель моего мозга!
        - Уволю, - привычно отозвался Стив и задумчиво стал ковырять в носу. - То , что в деле Хаджет, означает, что интересующий нас объект на Гавайях. У нашего ВМФ там секретная лаборатория, ещё с 1944-го года.
        - Открыл Америку, мистер Гениальный Аналитик! - саркастически улыбнувшись, отозвался я. - Я лечу туда через два часа.
        - Как я терплю такого ехидного подонка? - вздохнул шеф. - Ты можешь не перебивать?
        - Легко.
        - Когда янки били в Тихом океане японцев, то находили на островах много чего непонятного. Артефакты неизвестного происхождения были повсюду; военная разведка не успевала реагировать на все сведения. Часть материалов оказалась у япошек, но наши вояки не сильно огорчились: материалов было столько, что для их транспортировки было создано специальное подразделение с двумя судами и подлодкой.
        - Хм, - удивился я, - а до них никто ничего не находил? Странно. Такое чувство, что до этого на островах никого не было. Не понимаю...
        - Конечно большинство островов было исследовано, но такого обилия техники и людей до войны Океания не видела. Вместо мин сапёры постоянно натыкались на непонятные штуки; в прибрежных водах атоллов находили целые поселения неизвестной цивилизации!
        - Завязывай с пивом, - недоверчиво сказал я.
        - Я разговаривал с ветеранами того спецподразделения, что занималось поиском и транспортировкой странных находок. После окончания войны все они получили от государства большие выходные пособия. Соединенные штаты покупали их молчание, это факт! Но меня интересует другое…
        - Сколько силикона в груди у Дженни Джопсон? - ухмыльнулся я.
        - Заткнись, Теди! Когда японцы прознали про существование этого спецподразделения, они отрядили на его уничтожение целый дивизион, а после того как один из транспортников, гружёный секретными материалами, потопила японская подлодка, все отгрузки делались не на материк, а на Гавайи - в ТУ САМУЮ лабораторию.
        - Значит, мне предстоит визит на склад секретных материалов?
        - Вряд ли, после войны всё перевезли в Сан-Франциско. Интересно другое. После того, как находки были изучены, произошёл резкий скачок научного прогресса. И кто был в лидерах? Япония, США и Советы.
        - Причём тут русские?
        - Они поживились тем, что добыл Вермахт. Немцы контактировали с японцами, да и их научный корпус гестапо рыл землю носом в поисках всего необычного. Фашисты вообще были повёрнуты на оккультизме и тайнах; всё руководство Третьего Рейха числилось в тайных обществах. Говорят, что они знали о существовании древнейшей цивилизации, о которой никто никогда даже и не слышал!
        - Я про тайные общества фашистов знаю. Довелось мне как-то изучать данный вопрос, я даже статью про это написал.
        - Дерьмовая статья, Теди, одни догадки и ничего более.
        - Я так не считаю. Копнул я достаточно глубоко; еле ноги унёс...
        - Если бы ты нашёл ответ, то ноги бы унёс отдельно от туловища. Речь шла о психотропном оружии, которое изобрели фашисты, - загробным голосом сказал Стив.
        - Давай лучше о Джопсон поговорим? А то ты любитель страху нагонять, - попросил я, доставая из холодильника ещё две бутылки пива.
        - Тед, когда же ты, наконец, вырастешь? Тебе предстоит визит в альма матер современной науки! И если не сглупишь, мы станем обладателями бесценной информации.
        - Да ну тебя, - отмахнулся я, - фашисты, японцы, артефакты, стопятьдесятмиллионлетние люди… - у меня уже голова кругом идёт! Прилечу на Гавайи, и всё встанет на свои места, а пока все наши домыслы - псу под грязный хвост!
        Прихватив бутылочку пива, я нехотя поднялся из удобного кресла и открыл дверь, за которой никого не оказалось.
        - Кажется, коллегам надоело подслушивать, - сказал я печатающей какой-то документ Салли.
        Подошедший сзади босс дружелюбно похлопал меня по плечу.
        - Счастливой дороги, Теди! Буду ждать твою статью.
        - Конечно, Стив, - ответил я, отнимая у него СВОЙ чек, - ворюга! Тяжёлое бруклинское детство опять даёт о себе знать - шаришь по карманам?
        - Да ладно тебе, Теди, - застенчиво улыбнулся шеф.
        - Ты редкостная подлюга, Арон! За что тебя и люблю.
        - А где мои работники? - спросил у Салли босс, недоверчиво осматривая пустую редакцию.
        Удивительное зрелище. Залепленные стикерами мониторы, тихо гудящие в компьютерах кулеры, дымящаяся в пепельнице сигарета и никакого персонала. Это не редакция нашего модного журнала, а какое-то «Нью-Йорк таймс». Не слышно мата, никто не сидит в чатах, никакого покера на раздевание... Мир сошёл с ума.
        - Что происходит, детка?
        Глядя на наши изумлённые лица, Салли улыбнулась.
        - Там на улице такое шоу! Все ушли смотреть. Какой- то генерал подрался с Дженни Джопсон!
        Стив, схватив бинокль, помчался к окну, а я побежал к лифту. Не люблю, когда порнозвёзды бьют моих подчинённых, особенно, если это адмиралы...
        ГЛАВА 3
        Личный реактивный самолёт адмирала Хаджета нёс нас над голубыми водами Тихого океана, всё дальше удаляясь от континента. Заботливая стюардесса в чине майора принесла мне апельсиновый сок и, многозначительно улыбнувшись, удалилась. Взяв на журнальном столике «Пентхауз» 2008-го года, я начал его листать, вяло отмахиваясь от попыток пьяного Хаджета плеснуть мне в сок виски. Размазывая по лицу слезы и сопли, адмирал вот уже полчаса изливал мне душу, открывая невиданные подробности своей личной жизни.
        - Да, не стоит! И чего? Не у одного меня, между прочим, а ей только повод дай… Жена офицера должна быть терпеливой!
        - Виагру пробовал? - поинтересовался я.
        - Теди, друг, - горестно завопил адмирал, выворачивая карманы, из которых посыпались различные афродизиаки, - если бы в этом было дело!
        - А в чём же дело? - лениво спросил я, разглядывая обнажённую модель на развороте.
        - Это психологическое, - переходя на шёпот, сообщил адмирал.
        - Та к ты извращенец?! - заорал я, привлекая внимание стюардессы.
        - О нет, что ты, просто мне необходимо разнообразить свою сексуальную жизнь.
        - Та к ты поэтому подрался с Джопсон?
        - Нет, я ей сделал комплимент, а она вдруг вспылила и стала дубасить меня фалоиммитатором на глазах у подчинённых.
        - Как звучал этот комплимент? - бросая журнал обратно на столик, спросил я.
        - Ну, я сказал, что она была очаровательна в роли свинюшки в той сцене, где двое негров и собака…
        - Извращенец!
        - Нет, я фанат! У меня коллекция всех её фильмов! Мы с женой иногда их смотрим…
        - Ты и жену в это втянул?!
        - Мой психоаналитик посоветовал совместные сеансы, хотя жена и была против, но проблему нужно решать комплексно, а один я на это не способен.
        - В детстве папа меня за это порол ремнём! - грубо сказал я, выжигая глазами дырку во лбу Хаджета.
        - А каким ремнём, с заклёпками или просто кожаным?
        - Хаджет!!!
        - Хорошо-хорошо. Я понял. Молчу.
        Грустно хлопая глазами, адмирал высадил из горла полбутылки виски и, что-то подвывая себе под нос, уставился в потолок.
        Мне стало по-настоящему стыдно. Человек мне доверился, открыл свою боль, а я, как последняя скотина, начал над ним издеваться. Похлопав Хаджета по плечу, я проникновенно сказал:
        - Прости, дружище, я чёрствый сухарь, а всё эта долбаная работа на государство. Давай поговорим о твоей проблеме, расскажи, с чего всё началось?
        Сгребая меня в охапку, расцеловав и измазав при этом слюнями, Хаджет заулыбался.
        - Я знал, что ты настоящий друг, Теди!
        - Кто, если не я? - обиделся я и, сделав вид, что смотрю в иллюминатор, стал вытираться занавеской.
        Закатив глаза к потолку, адмирал впал в состояние анабиоза.
        - Эй! Ты жив, приятель? - осторожно поинтересовался я спустя пять минут.
        - Я вспоминаю.
        - А-а-а. Ну давай.
        - Это было во время операции «Буря в пустыне», мой флот стоял в персидском заливе
        - мы обеспечивали воздушное прикрытие сухопутным крысам. Два месяца без женщины - это тяжело, мой друг. Это мучительно больно!
        - Бедняги!
        - Да, чёрт подери! Пять резиновых баб на полторы тысячи человек экипажа! Пентагон никогда не думал о своих солдатах…
        - Это точно, дружище, судьбы простых людей не интересуют чиновников.
        - У нас из-за этого так велик процент гомосексуалистов среди солдат. Голубые тут, голубые там! - яростно прорычал Хаджет.
        - Ужас! - поддержал его я.
        Отхлебнув виски, адмирал заснул. Я посмотрел на часы, лететь оставалось ещё около пятнадцати минут. Вежливо пнув ногой спящего Хаджета, я поинтересовался.
        - И что же было дальше?
        А о чём мы говорили? - приходя в себя, поинтересовался тот:
        - О твоём самом сокровенном, приятель, о педиках в рядах вооружённых сил США.
        - Не считай старого Хаджета ослом, я рассказывал тебе о ТОМ СЛУЧАЕ, после которого начались мои проблемы, а к голубым он отношения не имеет!
        - Я - само внимание.
        - Та к вот, в тот день я понял, что мне необходимо сделать САМ-ЗНАЕШЬ-ЧТО.
        - Мы говорим о сексе, друг мой? - вежливо поинтересовался я - Ну, что-то вроде того, - согласился адмирал. - Та к вот, у меня была собачка - чудесный белый пуделёк по имени Майкл. Сам знаешь, Джексон тогда был на пике популярности...
        - Причём тут парень без носа? Ты сказал: собака?! Хаджет, это ужасно и отвратительно!
        - Нет, ты меня не правильно понял! - покраснел адмирал, - Майкл был домашним любимцем, и находился рядом со мной на всех операциях.
        - Но причина в нём?
        - Это факт! - согласился Хаджет. - Когда я закрылся в каюте с этой резиновой бабой, Майкл убежал на палубу...
        - И что дальше?
        - Его переехал самолёт палубной авиации в то время, когда я занимался непотребными вещами! Мой бедный пёсик!!!
        Хаджет зарыдал, уткнувшись в журнальный столик, при этом из его носа на «Пентхауз» вытекла неприятная субстанция зелёного цвета. Брезгливо сморщившись, я незаметно выключил диктофон и отвернулся. Нелегко даётся сбор компромата в XXI веке…
        Самолет накренился на левое крыло, я выглянул в иллюминатор и невольно залюбовался панорамой Гавайев. Прямо подо мной океанские волны набегали на белоснежный песок, маленькими точками по ним скользили серферы, выписывая причудливые виражи, а вдалеке виднелась посадочная полоса военного аэродрома, утопающего в зелени. Пристегнув спящего Хаджета, стюардесса ещё раз улыбнулась мне и, покачивая крепким задом, удалилась. Где же их таких фигуристых находят? Надо было бы обменяться с ней телефонами, но это пошло бы в разрез с моей легендой правительственного агента. Долбанная работа!
        Тяжело вздохнув, я пристегнулся. Наш пилот в чине полковника разумеется посадил самолёт так виртуозно, что я даже не успел испугаться - хотя аэрофобией я не страдал, но посадка всегда меня несколько напрягала.
        Едва подали трап, я вскочил с кресла, а за мной, шатаясь из стороны в сторону, последовал старина Хаджет. В правой руке он сжимал бутылку с остатками виски, а левой пытался напялить на себя фуражку; по его багровому лицу градом катил пот. Усмехнувшись, я ступил на ступеньки трапа, возле которого стояло по стойке
«смирно» не меньше взвода моряков в парадной форме. Почувствовав себя важной персоной, я приосанился: так встречают президентов, и если бы не Хаджет…
        Отпихнув меня, бравый адмирал выскочил из самолёта и, проливая на себя виски, заорал:
        - Адмирал на борту!
        Через секунду он уже кубарем катился вниз, прямо в заботливые руки своих солдат.
        - Отключился, - рядом со мной вырос молодой полковник. - Наш адмирал боится летать и каждый раз надирается так, что выключается при выходе из самолёта. Та к что такой регламент встреч стал у нас на базе традицией. Сурово окинув разговорчивого полковника взглядом бывалого разведчика, я спросил:
        - Сам-то ты кто?
        - Полковник Морелли, заместитель начальника базы, - белозубо улыбаясь, ответил он.
        У полковника была такая колоритная рожа, что хоть на плакат рекламирующий службу в ВМФ вешай - сытый и довольный самец. Если здесь все такие, то успеха у туземок мне не видать.
        - А кто вы, сэр? - поинтересовался Морелли.
        - Я - Тед, президент назначил меня старшим, - пытаясь не выдать слишком много пафоса, представился я.
        - ЦРУ?
        - Вы задаёте слишком много вопросов, полковник, - сухо ответил я. - Хотелось бы отдохнуть с дороги, искупаться в океане, выпить холодного «Будвайзера», сделать массаж гавайской девушке, а уже потом приступить к работе.
        - Но, сэр… - удивлённо хлопая глазами, начал было Морелли.
        - Когда я был в России, местные военные катали меня на санях с голыми девицами! - негодующе прервал его я. - Не позорьте американский флаг! Где ваше гостеприимство?
        - Простите, сэр, - извинился полковник и, вырывая у меня из рук чемодан, повёл к своей машине.
        После душного Нью-Йорка мягкий Гавайский климат радовал тело. Хорошо, что я одел открытые сандалии - теперь лёгкий ветерок приятно холодил пальцы ног. Садясь в джип, я понял, что искренне люблю наших военных. Эти добрые, вежливые, доверчивые люди до сих пор ни разу не спросили у меня никаких документов, подтверждающих мой статус секретного агента...
        Поселившись в уютном бунгало на берегу небольшой лагуны, я принялся заниматься любимым делом. Каким? Отдыхом, естественно. Так прошло два дня, два дня подлинного человеческого счастья. Немного секса, немного выпивки. Хотя, если честно, - много секса и много выпивки.
        Третье утро я встретил так: во-первых, присутствовал ящик «Будвайзера» на льду, во-вторых, настоящая урождённая гавайская девушка, помогавшая мне получать от солнечных ванн максимум удовольствия. Идеальный отдых начинающего гедониста: я валялся в шезлонге и глазел на ненормальных сёрферов, разбивающих свои копчики о прибрежные рифы. Но, как всегда бывает, когда человек начинает приближаться к нирване, появляется какой-нибудь представитель государства - этот был в чине сержанта ВМФ. Почтительно остановившись в трёх метрах от меня, он многозначительно кашлянул.
        Сделав вид «ничего не вижу, ничего не слышу», я отхлебнул пивка и потрепал свою гавайскую подружку за ягодицу. Сзади послышался настойчивый кашель. Я допил пиво и сделал вид что уснул. Перекрывая мой храп, кашель усилился. У кого-то сзади явно был туберкулёз.
        - Чего надо, сержант? - наконец, спросил я. Поперхнувшись, сержант сделал «смирно» и, выпучив глаза, заорал:
        - Сэр, меня послали за вами, сэр!
        - Какого чёрта ты так орёшь! - возмутился я, а моя подружка Талия даже укоризненно покачала крикуну пальчиком, на котором болтались её маленькие прозрачные трусики.
        Сержант покраснел.
        - Но у меня приказ, сэр! Приказ доставить вас в лабораторию!
        Лениво почесав нос, я сгрёб Талию в охапку и начал страстно целовать. Тоскливо посмотрев на часы, сержант снова начал кашлять.
        - Достал! - сообщил я Талии и, отвешивая ей шлепок по упругой попке, отправил в дом.
        Подойдя к сержанту, я забрал у него фуражку, напялил её на голову и сел в «хамви».
        - Поехали, моряк, - отдал приказ я. Садясь за руль, сержант покосился на мой халат.
        - Ваша одежда, сэр…
        - Что-то не так?
        - Но вы же в халате, сэр.
        - Как тебя зовут, сынок? - хмуро поинтересовался я.
        - Трейвис, сэр.
        - Ты читал «Плейбой», сынок? Сержант покраснел.
        - Вижу, что читал, - удовлетворенно сказал я. - Тогда ты, должно быть, слышал про Хью Хефнера.
        - Да, сэр.
        - Он тоже везде ходил в халате.
        - Есть, сэр!
        - Трейвис, ты редкостный болван, я рад, что ты на службе ВМФ США, сынок!
        - Спасибо, сэр!
        - Поехали в лабораторию, убийца моего отдыха!
        Дребезжа как старая пила, «хамви» выехал с пляжа.
        Всю дорогу я демонстративно игнорировал сержанта, откинувшись на сидении и высунув ногу в окно. Правда, на одном из поворотов я потерял свой тапочек, но сержант, ловко сдувая с него пыль, вернул его мне. После этого я смягчился, снисходительно пнул его в плечо и даже завёл беседу о суровых солдатских буднях. Оказывается, служба в ВМФ ему нравилась, но Трейвис скучал по своей любимой Айове, маме, папе и собаке Чаки. Еще сержант пожаловался мне на капитана Рея Джексона. Мало того, что он был негром, так еще и очень строгим. Несколько раз он больно бил Трейвиса по почкам и заставлял вылизывать нужник языком.
        - А всё потому, что он расист, сэр! Только потому и пошел во флот, чтобы унижать нас!
        - А за что он тебя наказывал? Я имею в виду официальную версию?
        - Подгузники, сэр.
        - Хм. Что?!
        - У меня энурез. Необычный случай: когда я слышу звуки саксофона, я писаюсь.
        - И что? - не понял я.
        - Капитан Джексон заядлый саксофонист. Узнав про мой недуг, он решил, что это своеобразная форма протеста, - сообщил парень.
        - Точно расист, - заключил я, - но я доведу это до сведения руководства, Не ссы, моряк! Ну... в переносном смысле. Всё будет окей!
        Въехав на территорию военной базы, «хаммер» остановился вблизи ничем не примечательного ангара. У входа я заметил доблестного полковника Морелли и, выскочив из машины, устремился к нему.
        - Как дела, дружище? - спросил его я.
        - Отлично, сэр! - бодро ответил полковник, стараясь не коситься на мой халат.
        - Что нового?
        Широко улыбнувшись, он сделал приглашающий жест рукой и зашел в ангар.
        - И это лаборатория? - удивился я, разглядывая абсолютно пустой ангар.
        - Нет, сэр. Нам сюда, - возразил полковник и подвёл меня к непонятно куда ведущей железной двери. Нажав на выпуклость на стене, он открыл массивные двери, за которыми оказался лифт, куда, почтительно отступая, полковник пропустил меня первым, а сам зашел следом. Ободряюще улыбнувшись, Морелли нажал на какую-то кнопку и лифт начал двигаться, но не вверх или вниз, а куда-то вбок.
        - Кажется, лифт сломался, - осторожно предположил я.
        - Нет, сэр. Просто лаборатория находится внутри горы.
        - По-моему, это вулкан.
        - Да, сэр!
        - Это может быть опасно.
        - Вулкан - отличная маскировка, сэр!
        Хмыкнув, я отвернулся, не в силах смотреть на самодовольную рожу Морелли.
        Наконец лифт остановился. Выйдя из него, я застыл, разглядывая помещение, в которое попал.
        - Ну не хрена себе! - только и смог сказать я. - Деньги налогоплательщиков потрачены не зря.
        По огромной научной лаборатории сновали сотни людей, а в центре всей этой композиции высилась НАСТОЯЩАЯ летающая тарелка.
        - Разве у вас в Нью-Мексико хуже? - удивился полковник.
        - Да нет. Просто размах другой, - приходя в себя, ответил я.
        Напяливая на себя образ секретного агента, я бодро направился к тарелке. Персонал почтительно расступался, а когда я проходил мимо, сзади слышался восторженный шёпот. Ещё бы! Эти ученые крысы никогда не видели чиновников моего ранга...
        - Здесь лучшие мозги, - с пафосом сказал Морелли из-за моего плеча, - элита военной науки.
        Потрогав для проформы тарелку рукой, сдерживая себя от попытки понюхать или лизнуть её тёплый на ощупь бок, я спросил:
        - А где пассажиры?
        Самодовольство с Морелли как ветром сдуло, озабоченно почесав нос, он замялся.
        - Ну... это…
        - Чего «это»?
        - Как вам сказать…
        - Полковник!!! - разъярённо блеснув глазами, заорал я.
        - Один из пассажиров сбежал.
        - Что?!
        - Женщина исчезла. Мои люди обыскали всю базу, но безрезультатно. Её нигде нет.
        - Уволю! - вспоминая интонации своего босса, закричал я.
        - Сэр, я готов нести любую ответственность.
        - Готов он! - саркастически скривившись, проворчал я. - Что мне делать со статьёй?
        - С какой статьёй, сэр? - удивлённо спросил полковник.
        Как всегда, меня подвёл язык, но я опять выкрутился.
        - С докладной статьёй для президента! Что мне с тобой делать, полковник? Ты провалил важнейшее для страны задание, ты поставил под угрозу жизни всех американских граждан! Своим поступком ты свёл на нет все наши ценности: демократию, феминизм, свободу сексуальных меньшинств! Теперь не будет мультфильмов Диснея, «Макдоналдсов» и старого доброго «Будвайзера», и американские дети больше никогда не будут играть в бейсбол на зелёных лужайках Вайоминга. Ты предал нашу родину, Морелли!
        Вздрагивая плечами, полковник зарыдал. Ко мне сбоку подошёл трезвый и от того хмурый Хаджет.
        - Привет, старина! - сказал я.
        - Привет, Теди! - пожимая мне руку, ответил адмирал. - Хорошо сказал, приятель. Проникновенно. Измена родине - серьёзный проступок. Хочешь, я прямо сейчас пристрелю этого иуду?
        - Не нужно, он исправится. Верно полковник?
        - Да, сэр! - выпрямляясь, ответил Морелли.
        - Как теперь быть с нашей беглянкой? Где её искать?
        - Не знаю, может быть, ОН знает.
        - Кто он? - снова закипая, крикнул я.
        - То т парень, который был с ней. Второй пассажир этого летательного аппарата.
        - Ну, хоть что-то у нас в порядке, - обрадовался я, - веди нас к нему. Где он?
        - В чулане.
        - Где?! - у меня отвисла челюсть.
        - Я хотел сказать, в подсобном помещении, сэр!
        - Какого чёрта он там делает?! А как же большая лаборатория с пуленепробиваемыми стёклами и средствами радиационной защиты? - поинтересовался я.
        - У нас её нет, - вступился за полковника Хаджет, - денег не хватило.
        - Забраться в чрево вулкана хватило, а сделать камеру для стопятидесятимиллионлетних людей не хватило?
        - Та к кто знал, что так получится? - удивился Хаджет.
        - Разгильдяи! - закричал я.
        - Президент на проводе! - закричал радист.
        - Что у вас происходит?! - закричал президент.
        - Всё под контролем, - замурлыкал я волшебные слова, ласково поглаживая трубку с первым человеком страны.
        - Ни хрена! - чувствовалось, что президент взволнован. - Ни хрена у вас не под контролем!
        - Как это? - удивился я.
        - Япония ушла под воду, - шёпотом сообщил радист.
        - А вы не знаете? - ехидно прошипел Джордж Буш самый младший.
        - Конечно, знаю, господин президент. Япония ушла под воду, но это ожидалось, всё под контролем. Главное, что США вне опасности.
        Президент начал что-то говорить об Аль-Каиде, ООН, торговых отношениях и мировой безопасности, но я, немного пошипев, удачно сымитировал помехи и положил трубку.
        - Веди к пассажиру, глаза бы мои тебя не видели, - чуть не плача, приказал я Морелли.
        - Нам сюда, - сказал полковник; он был расстроен не меньше моего.
        Следом за нами ковылял старина Хаджет; видимо состояние вселенского похмелья не покинет его и в ближайший месяц. Пройдя в дальний угол лаборатории, мы зашли в подсобное помещение, расположенное под служебной лестницей.
        - Держите беднягу как Гарри Поттера какого-то, под лестницей...
        В подсобке сидел худой угрюмый парень лет двадцати немного латинской наружности, а с латиносами у нас, как известно, не церемонятся.
        - Сто пятьдесят миллионов лет, а выглядит как разносчик пиццы, - почесав нос, заявил я.
        - Временная аномалия, - зачем-то сказал Морелли, - он был как бы в замороженном состоянии.
        - Сами разберёмся, - дёргая его за рукав, рявкнул Хаджет, - тебе, итальяшка, доверия пока нет.
        - Где твоя подруга? - строго спросил я парня. Подняв свои неамериканские глаза, он посмотрел на меня как на пустое место, а потом смачно плюнул мне на тапочек.
        - Вот сука! - удивился Хаджет.
        - Это точно, - рассерженно вытирая тапочек о штанину Морелли, сказал я.
        - Он по-американски не говорит, он же старый...
        - нерешительно заявил полковник.
        Испанский я, к сожалению, не знал, поэтому воспользовался эсперанто, от души залепив субъекту в ухо. Парень заорал и с размаху засадил мне ногой в пах. Задыхаясь от боли, я присел на корточки. Хаджет вырвал из кобуры кольт и направил на парня, а полковник, сноровисто прикрывая пах, спрятался у него за спиной.
        - Хаджет, оставь его, - прохрипел я.
        Мне было очень больно и, судя по всему, наши отношения с Талией придётся надолго завязать. Что ж... буду осваивать сёрфинг.
        Растянув губы в кривой ухмылке, я, шатаясь, встал на ноги.
        - Как яйца, приятель? - не убирая пистолет в кобуру, спросил Хаджет.
        - Жидкообразно, - не вдаваясь в подробности, ответил я.
        Подойдя к реликтовому латиносу, я попытался сделать свои глаза как можно добрее.
        - Алоха, засранец! - сказал я. Парень вздрогнул и недоверчиво улыбнулся.
        - Алоха! - ответил он.
        Я повернулся к Морелли и величественно, словно римский цезарь, сказал:
        - Привези из моего бунгало девушку по имени Талия - после моего инструктажа она проведёт допрос. Этот найдёныш знает гавайский...
        ГЛАВА 4
        Наш таинственный долгожитель действительно говорил по-гавайски и оказался не так глуп, как я себе представлял. Из пищи ему больше всего нравилась жареная рыба, которую он ел килограммами. Когда его попытались одеть, он дико заорал и стал бить в пах работников лаборатории - видимо в древности это был какой-то удар со смыслом. В итоге из всей одежды ему понравился только мой халат. Я не жадина и поэтому охотно лишился этой части своего гардероба в пользу нуждающихся.
        После того как Талия наладила с субъектом контакт, я приказал научить парня английскому и пошёл лечить повреждённую во время знакомства с латиносом часть тела. Сёрфером я конечно не стал, а просто доверил лечение прекрасным гавайским девушкам, сделав из своего бунгало мини-гарем.
        Через три дня меня навестил полковник Морелли. Его настойчивости не было предела: он тарабанил в дверь так, что чуть не снёс моё жилище в океан. Та к как благодаря бескорыстной помощи гавайских женщин настроение у меня было приподнятое, дверь я открыл с улыбкой.
        - Привет, полковник!
        - Он говорит по-английски, сэр! - вращая для важности глазами, заорал Морелли.
        - За три дня? Феноменально, - из-за моей спины послышался радостный женский визг,
        - знаешь, полковник, научите его всем существующим языкам.
        - Зачем, сэр?
        - Парень станет послом мира. Выполняйте приказ!
        Таким образом у меня появился целый месяц отдыха. Выпивка текла рекой, девушки вокруг меня были одна прекраснее другой, я даже начал уставать от такого обилия счастья, когда на мою дверь снова обрушились сокрушительные удары.
        - Говорит, - просто сказал Морелли.
        - Кто? - недоумевающее спросил я.
        - Пассажир. Говорит на всех языках. Уникум. Пришло время взяться за дело. Надев рубашку и белые льняные брюки, я сел в машину полковника.
        - В лабораторию, - приказал я водителю. Пассажир радовал глаз. Его откормили, подстригли, и он стал похож на человека, местами даже на молодого Антонио Бандераса. Мой халат сидел на нём просто отлично.
        - Его зовут Оултер Хат, - шепнул Морелли.
        - Привет, Хат, - осторожно начал я, прикрывая рукой пах.
        - Привет, хозяин чудесного костюма, - улыбнулся парень.
        - Я Тед из Нью-Мехико.
        - А я Оултер из Анкичу.
        Хорошенькие дела. Анкичу! Интересно, это планета или Галактика?
        - И как у вас там? - спросил я.
        - Все погибли, - парень понуро опустил голову.
        - Жаль, - сказал я, - ты значит последний?
        - Нет, нас было десять. У нас был план спасения и развития рода. Но наш дилокорабль потерпел аварию.
        - Понятно. Где твоя подруга?
        - Анату?
        - Видимо, Анату, - кивнул я, - где она? И почему Япония ушла под воду?
        - Я не знаю, кто такая Япония, а вот Анату отправилась на поиски остальных.
        Я повернулся к Морелли и, взяв его под руку, потащил за дверь.
        - Ты же говорил, что их было двое!
        - Та к точно, сэр!
        - А парень бормочет, что их было десять. Почему?
        - Я не знаю, сэр!
        Нахмурившись, я закурил и стал думать. Для моей статьи нужны весомые факты, и они у меня уже есть, но если копнуть глубже, может статься что у меня окажется сюжет для хорошей книги, а то и фильма. Успех, богатство, всемирная слава, дом в Беверли-Хиллз, бассейн, подружки кинозвёзды и много чего ещё...
        - Постой здесь! - приказал я Морелли и вернулся в чулан.
        - Расскажи мне подробно о вашем плане, и я помогу тебе найти Анату, - сказал я парню.
        - После того как мы уничтожили Атлантиду и остановили вторжение, существование человеческой расы на Земле легло на наши плечи. Пять экипажей должны были распределиться по земле и начать генетическое размножение. В итоге нашей задачей было населить землю людьми и восстановить популяцию животных…
        В моей голове творился форменный бардак: Атлантида, вторжение и генетическое размножение, сто пятьдесят миллионов лет - это либо бред сумасшедшего, либо безумная идея фантаста-неудачника.
        - А как же динозавры? - зачем-то брякнул я.
        - Кто это?
        - Не важно, - я насупился. - Как будем искать Анату?
        - Вам можно доверять? - исподлобья взглянув на меня, спросил Хат.
        - Только мне и можно, - тяжело вздохнув, сказал я, - мы же друзья. Ты в моём халате, между прочим.
        - Анату узнала, где приземлились два наших соплеменника - Мачу и Пикчу и, скорее всего, направилась туда, - внезапно Хат осёкся. - А вдруг ты лаптог?
        То, что парень псих с манией преследования, я уже не сомневался. Нужно было этим пользоваться, хотя чёткого плана у меня не было. Хотя после того, что я только что услышал, у любого человека закипели бы мозги.
        - Я хороший. А вот за дверью стоит лаптог. Все, кто в такой же форме как он, - лаптоги. Им доверять нельзя, а мне можно. Слушай Хат, сейчас я уйду - мне нужно продумать, как вытащить тебя отсюда, а ты пока ничего не предпринимай. Жуй рыбу, бей лаптогов по яйцам, в общем, веди себя как обычно. Скоро я вернусь за тобой.
        Похлопав Хата по плечу, я вышел из чулана. Морелли, ковыряясь в носу, откровенно скучал. Пройдя мимо него, я направился к летающей тарелке.
        - Закончили, сэр? - послышалось сзади.
        - Угу. Где сейчас Хаджет?
        - На рыбалке.
        - Через пять минут мы поедем к нему, отдай приказ, чтобы готовили катер.
        - Есть, сэр!
        Подойдя к дилокораблю, я обратился к одному из учёных.
        - Кто здесь главный специалист по тарелкам?
        Поправляя огромные очки с двойной диоптрией, он оглядел меня с головы до ног и спросил:
        - Вы и есть специальный агент президента?
        - Неужели это не очевидно? - обиделся я.
        - Простите. Главный я. Моя фамилия Козак. Я эксперт по этому типу UFO. Похожа на UFO 95/2, но сделана из другого сплава, да и судя по тому, сколько лет тарелка пролежала на дне, она другого типа, вне всех известных нам классификаторов.
        - Извините, вы еврей? - спросил я.
        - Что, простите?
        - Козак - это разве не еврейская фамилия?
        - Нет, мои предки эмигранты из Украины, - возразил учёный, - вы знаете, где это?
        - Конечно. Рядом с Речью Посполитой. Я, кстати, поляк.
        - О, так мы практически земляки! - обрадовался Козак.
        - Вернёмся к делу, профессор. Скажите, а эта штука летает?
        - И да, и нет. Химические реагенты, которые использовались в качестве дыхательной смеси для пилотов, выдохлись. Хотя тарелка и летает, ею невозможно пользоваться.
        - А если одеть скафандр?
        - Нет. Смесь не только дыхательная, она стабилизирует давление внутри кабины. На тех скоростях, на которых летает аппарат, это основополагающий фактор выживаемости пилота.
        - А проще можно объяснить?
        - Пилота расплющит в блин, - профессор хлопнул в ладоши, показывая как это будет.
        - Дерьмово, - поморщился я. - Спасибо, Козак, увидимся!
        Зайдя в лифт, ведущий наружу, я задумался. Полетать на тарелке мне не светит. Жаль. Придётся придумать более банальный способ побега с военной базы. В любом случае, пользуясь моими полномочиями, совершить побег труда не составит. Например, можно взять Хата за шиворот, посадить в самолёт и отвезти в Нью-Мексико, вроде как на секретную базу, или реквизировать быстроходный катер и умчаться на континент. Но это выдаст во мне шпиона и лишит власти, а без моих теперешних возможностей найти Анату невозможно...
        Я решил действовать по ситуации.
        Выйдя из приятного полумрака ангара под палящее тропическое солнце, я увидел спешащего ко мне полковника Морелли.
        - Ваш катер готов, сэр!
        - Оставайся здесь, присматривай за Хатом, мне кажется, что ему нужна дружеская поддержка. Посиди с ним в чулане, почитай книжку, а ещё лучше - научи пользоваться Интернетом; сдаётся мне, ему это понравится.
        - Та к точно, сэр!
        Через сорок минут я уже мчался на шикарном катере марки «Эвенруд» по голубым водам Тихого океана, к тому месту, где рыбачил доблестный адмирал Хаджет. Водителем катера был сержант Трейвис, поэтому я даже начал жалеть, что не захватил с собой саксофон. Настроение было ни к чёрту, и я тихо глушил текилу, сидя в кресле на носу катера.
        Но вскоре мне это надоело. Осторожно держась за поручни, я отправился в гости к сержанту.
        - Долго ещё? - спросил я, забирая у него фуражку и одевая на себя.
        - Около десяти миль, - ответил Трейвис и встревожено посмотрел на меня, - сэр, в прошлый раз капитан Джексон за потерянную фуражку заставил меня подметать казарму стокилограммовым якорем.
        - Что?! Расслабься, сейчас я решу твой вопрос, сынок. Соедини меня с берегом, мне нужен полковник Морелли, - сказал я, выходя из кабины чтобы выкинуть пустую бутылку.
        - Связь налажена, - сказал сержант, немного повозившись с рацией.
        - Морелли, ты меня слышишь? - спросил я, забирая у Трейвиса трубку.
        - Да, сэр!
        - У тебя на базе есть такой капитан Джексон. По нашим данным, он шпион Африканской армии освобождения.
        - Понял, сэр! Арестовать, или расстрелять?
        - Нет, полковник. Нужно сымитировать несчастный случай. Сбросьте его над морем с самолёта без парашюта в том квадрате, где рыбачит Хаджет. Я могу на тебя положиться, Морелли?
        - Всегда, сэр!
        - До связи, - сказал я, возвращая трубку ухмыляющемуся сержанту.
        - Вы самый великий человек, сэр! - сказал он.
        - Я знаю, сынок.
        На горизонте показался стоящий на якоре эсминец; ловко заложив вираж, Трейвис направил наш катер к нему.
        - И на этом судёнышке рыбачит ваш адмирал? - спросил я, рассматривая нависающие над нами пушки.
        - Так точно, сэр!
        - На кого же он рыбачит на таком судне?
        - Адмирал не любит акул, однажды они сожрали его лучшего друга.
        Мы пришвартовались у левого борта. Быстро взбежав по трапу, я начал искать глазами Хаджета, но его нигде не было видно. Зато ко мне подбежал капитан корабля и вежливо улыбнулся.
        - Вы специальный агент президента, сэр?
        - Зовите меня просто мистер Тед. Где сейчас находится мой старый друг Хаджет?
        - На корме, сэр, у пулемёта закончилась лента и адмирал начал кидать гранаты. Ему лучше не мешать в такие моменты...
        - Сам разберусь, - отрезал я. - Где у этого корыта корма?
        - Вот сюда, сэр. Я вас провожу, - сказал капитан и повёл меня за собой по начищенной до блеска палубе.
        - У вас здесь чисто, - похвалил капитана я.
        То т расплылся в улыбке: этим воякам комплименты нравятся даже больше чем девушкам.
        О приближении кормы я понял, услышав трёхэтажный мат в мастерском исполнении, а затем увидел и самого Хаджета. Он был хорош в своих похожих на парус ярко жёлтых шортах, тельняшке и с бутылкой виски в руке. В его зубах была сигара, а взгляд не предвещал ничего хорошего, но, едва заметив меня, лицо адмирала озарила улыбка.
        - Теди, дружище, ты приехал мне на помощь!
        Вежливо вырываясь из его объятий, я старательно уклонялся от поцелуев, которыми адмирал осыпал меня.
        - Зачем ты так нажрался?
        - А сам что, лучше? - обиделся Хаджет.
        - Я выпил всего пол-литра текилы, так - для аромата. У меня к тебе серьёзный разговор, друг мой.
        - Валяй, - пробурчал адмирал, метко кидая бутылкой в убегающего капитана.
        - Мне нужен самолет с наибольшей дальностью полёта.
        - У нас на базе есть Ф-317, летает не особо далеко, но незаметно для радаров. Кого собираешься бомбить? У меня есть двенадцать ядерных бомб, если что...
        - Да нет, старина. Миссия будет сугубо разведывательная. Мы берём пассажира тарелки и летим на поиски его подружки, а ты обеспечиваешь нам военное прикрытие.
        - Устроим войнушку, - хихикая, сказал Хаджет, - разбомбим пару стран третьего мира, а потом ударим по китайцам!
        - Позже. Пока только разведка.
        - Ладно. Хватит о делах, пойдём лучше поохотимся. У меня там пол ящика гранат осталось.
        Следующие двадцать минут мы с Хаджетом кидали в океан гранаты. На поверхности, помимо акул, плавало несметное количество другой рыбы; охота была такая, что нам бы позавидовал любой активист «Гринпис». Помимо обилия рыбьих трупов, поверхность моря была затянута кровавой плёнкой, служащей приманкой для акул. Отличный мог бы получиться фоторепортаж на тему «Служба в ВМФ США». Когда у нас оставалось три гранаты, над морем показался самолёт. Завидев его, Хаджет нахмурился.
        - Я что-то не припомню, что запрашивал воздушную поддержку для рыбалки!
        - Не переживай, приятель, это моя инициатива. Личный вклад по борьбе с расизмом в рядах ВМФ. Сейчас мы с тобой увидим как мужественный капитан Рей Джексон, известный саксофонист и защитник прав афроамериканцев, выполнит прыжок без парашюта в океан.
        - Лейтенант Скотт, принесите мне бинокль. Живо! - заорал Хаджет своему адъютанту, стоящему на том расстоянии, куда не долетали бутылки.
        - Хаджет, - скромно напомнил я.
        - Два бинокля и ящик холодного пива! - исправился адмирал.
        Присаживаясь рядом с адмиралом на удобный шезлонг цвета хаки, я позволил себе поинтересоваться:
        - Как ты думаешь, старина, у капитана Джексона есть шансы?
        Открывая принесённое лейтенантом пиво, Хаджет на секунду задумался.
        - В принципе были случаи. Одного моего знакомого генерала, когда он ещё был лётчиком, как-то раз подбили над Персидским заливом и он с двух километров упал в океан. Выжил, но стал буддистом.
        - Значит, шансов нет, - резюмировал я.
        - Увидим, - сказал адмирал, протягивая мне бинокль.
        Приблизившись к эсминцу, самолёт сделал вираж, а через мгновение от него отделилась маленькая точка и, кувыркаясь, полетела вниз.
        - Я даже отсюда слышу, как он матерится, - ухмыльнулся адмирал.
        Вперив взгляды в бинокли, мы, не отрываясь, смотрели на парящего как коршун Джексона. Я даже отчётливо увидел его оскаленное лицо.
        - Точно ругается, - согласился я.
        Наконец, подняв тучу брызг, Джексон приводнился возле нашего корабля, угодив прямо в вонючее пятно, которое недавно служило нам приманкой для акул.
        - В яблочко. Лётчику медаль за удачное бомбометание, - распорядился Хаджет. - Теди, пойдём, посмотрим на результат.
        - Ставлю сотню, что Джексон погиб как герой, - сказал я.
        - Принимается, - кивнул адмирал.
        Катер, на котором я прибыл, подъехал к месту падения капитана и моряки вытащили из воды тело Джексона.
        - Кажется, ты выиграл, - расстроился Хаджет.
        Внезапно Джексон открыл глаза и начал дубасить держащих его моряков, но те быстро его скрутили.
        - Проиграл, - сказал я Хаджету и, повернувшись к его адъютанту, приказал, - приведите капитана сюда!
        Через пять минут капитана Джексона привели к нам. Нервно кусая губы, он отчаянно таращился на нас. Вид у него был забавный: к могучей груди прилипла голова макрели, а шею опутали акульи кишки.
        - Ты понял, за что тебя подвергли наказанию? - спросил его я.
        - Кто вы такой?! - закричал капитан. - Что вы себе позволяете?! Я офицер!
        - Прикуси язык, салага! - возмутился Хаджет. - Перед тобой личный агент президента США и твой адмирал.
        - Извините, сэр, - сразу сник Джексон, - но я не понимаю, что происходит.
        - Ты подрывал боевой дух американских моряков своей игрой на саксофоне, капитан. А это серьёзное преступление, - сообщил я.
        - Но какая здесь связь? - удивился Джексон, поправляя брюки, из которых выпала медуза, оставив на палубе склизкое пятно.
        - Связь… - задумался я, - связь есть. Ты, конечно же, знаешь сержанта Трейвиса?
        - Трейвиса Маккарти? Причём здесь этот болван?
        - При звуках твоего сакса парень писается. Его подчинённые, видя, как их взводный писается, начинают переживать, у них развиваются фобии. Они делятся своими страхами с другими солдатами, те пишут письма родным, в итоге страдает ещё и гражданское население. А всё потому, что один капитан возомнил себя Луи Армстронгом! Где твоя гражданская ответственность? Я уже не говорю о чести офицера. Ты позор нашей армии, Джексон!
        - Лихо ты его, Теди, - шепнул Хаджет, одобрительно хлопая меня по спине. - Капитан, вы слышали всё. От себя хочу добавить, что вы заслуживаете суда военного трибунала.
        Я пнул адмирала в плечо и подмигнул.
        - Помягче с ним, приятель, - шепнул я, - всё-таки парень совершил шикарный прыжок с большой высоты…
        - В общем, принимая в расчёт твой геройский прыжок, мы смягчим наказание, лишив тебя саксофона.
        - А Трейвиса ты должен поддерживать, а не притеснять. Наставлять, как старший товарищ. Всё понял, капитан?
        - Да, сэр, - недоумевающее почесав свою лысую голову, кивнул Джексон.
        - Можешь идти, - разрешил Хаджет.
        Проводив незадачливого капитана взглядами, мы дружно рассмеялись, чокнулись бутылками с холодным пивом и жадно высушили их до дна.
        - Гони сотню, - напомнил адмирал, - а то не получишь самолет.
        Достав бумажник, я отслюнявил пять двадцаток. Вылететь я собирался уже сегодня.
        ГЛАВА 5
        На борту стратегического бомбардировщика было очень мало места. Оултер Хат с любопытством рассматривал подборку эротических журналов, подаренных ему пилотами нашего самолёта, рядом с ним сидел полковник Морелли и чистил пистолет устрашающего размера. Хаджет отказался отпускать меня без военной поддержки, а полковник Морелли, несмотря на то, что являлся откровенным балбесом, был заслуженным морским котиком. На складе нам выдали модные спецназовские костюмы последнего поколения с кучей встроенных гаджетов. Вот скажите, зачем в один костюм пихать спутниковую связь, рацию, компьютер, биотуалет, акваланг и кучу другого барахла? Нам выдали инструкцию по применению толщиной со всемирную энциклопедию и попросили изучить. Хат выучил за полчаса, но я же, как командир, не могу одновременно учить и планировать! Морелли, например, учился пользоваться костюмом полгода...
        До нашего отлёта я полазил в поисковых ресурсах Интернета в поисках зацепки, которая помогла бы мне выйти на след Анату. Словосочетание Мачу-Пикчу вывело целью нашего полёта Перу. Древняя цитадель инков располагалась высоко в горах, судя по всему, это был очень популярный туристический маршрут, следовательно, найти там следы друзей Оултера было в принципе нереально. Места, где бывают туристы, быстро обрастают фаст-фудами и сувенирными лавками, а следы древних цивилизаций быстро теряются в кучах мусора.
        Тем не менее, Хат настойчиво требовал везти его именно туда.
        Долетели до места мы на удивление быстро, но здесь меня ждал сюрприз. Оказалось, что нам предстоял прыжок с парашютом над непонятно каким ущельем со встречным ветром и плохими погодными условиями. Об этом мне сообщил Морелли, ехидно улыбнувшись. Мне захотелось выбить его ровные белые зубы, но я сдержался.
        - Джексон прыгал без парашюта, - напомнил полковник.
        - Не пугай, нас в спецшколе и не такому учили, - сурово сказал я.
        - Ладно. На самом деле всё просто: в наши костюмы встроены специальные парашюты; всего их четыре: два для прыжков с больших высот и два - с маленьких, это если кто-то из нас навернётся со скалы в ущелье. Срабатывают автоматически, если тело находится в состоянии свободного падения больше двух секунд. Всё понятно?
        - Скажи лучше, были ли жертвы при испытании данной техники?
        - Среди американских военных потерь не было, - уклончиво ответил полковник.
        - Говори прямо, козёл! - вспылил я.
        - Ну,.. вообще-то в качестве подопытных кроликов мы использовали афганских военнопленных...
        - Значит, потери были, - констатировал я.
        - Но сейчас техника работает стабильно, нам ничего не угрожает.
        - Хат, ты боишься? - спросил я.
        Оултер, оторвавшись от журнала, покачал головой.
        - Вот видите, даже он не боится, - обрадовался Морелли.
        - А кто тебе сказал, что я боюсь?! Просто я осторожно отношусь к незнакомой технике.
        Внезапно погас свет и под нами открылся люк.
        - Пора! - коротко сказал Морелли и, схватив за шиворот Хата, выбросил его из самолёта.
        - Я сам! - крикнул я и сиганул в проём.
        В лицо мне ударил сильный поток воздуха и я впервые в жизни ощутил себя по-настоящему счастливым. Я птица, свободная гордая птица Рух! Открывшийся парашют лишил меня этой иллюзии. Мои кишки подскочили к горлу, а сердце застряло где-то между носом и щекой. Да уж, дёрнуло сильно! Самое обидное, что я не видел ни полковника, ни Хата, ни земли, к которой я медленно спускался, плыл вниз, окружённый густым белым облаком. Тяжело вздохнув, я расслабился и пописал в спецкостюм. Интересно как он выводит эти продукты жизнедеятельности человека?
        Мой спуск прервался внезапно. То , что приземление произошло, я понял когда больно стукнулся попой о камень, на ощупь оказавшийся огромным валуном. Самое интересное, что я по-прежнему ничего не видел. То ли облако доходило до земли, то ли густой туман доходил до неба. Та к как парашют отцепился сам собой, я легко встал и, потирая ушибленную задницу, отправился на поиски своих компаньонов.
        - Эй! Ребята! Морелли! Хат! - орал я, спотыкаясь о разбросанные по земле валуны.
        Но мне никто не отвечал, и я в отчаянии сел на землю. Искать в таком густом тумане моих боевых товарищей было бесполезным и опасным занятием, поэтому я решил перекусить. Надев на голову болтавшийся на поясе шлем, я подсоединил его к костюму, нащупал губами две трубочки и принялся есть. В одной трубочке было какое-то пюре со вкусом мяса, в другой - горячий кофе. Питание было единственной функцией костюма, которую я выучил ещё в самолёте. В кофе было маловато сахара, но для меня это сейчас не имело принципиального значения.
        - Хватит чавкать, друг! - раздался у меня в ухе голос Хата.
        Я чуть не подавился. Конечно же, в спецкостюме была рация, а где как не в шлеме ей находиться!
        - А где Морелли? - спросил я Оултера.
        - Иду к вам, - ответил сам полковник, - я приземлился в километре от вас. Из-за того, что сейчас здесь сезон дождей, по утрам в горах жуткий туман и если бы не компьютерная карта с вашими радиомаяками, мы бы точно потерялись.
        Озираясь по сторонам, я продолжил трапезу, дожидаясь пока меня найдут. Первым до меня добрался Хат, спрыгнув откуда-то сверху.
        - Ну что, дружище, где здесь искать Анату? - спросил я.
        Хат ничего не ответил и, сняв свой шлем, начал снимать мой.
        - Что ты делаешь, эль бандито! Верни шапку, я не доел свой завтрак, - возмутился я.
        - Я сделал это специально, чтобы лаптог, который идёт с нами, нас не подслушал. Анату близко, она сказала, чтобы мы шли к городу у моря. Там она встретится с нами через три луны.
        - А как же Мачу-Пикчу? Вторая тарелка с вашими друзьями?
        - Они выполнили свою задачу и улетели, оставив нам много посланий с помощью своих потомков. Прочитав их, мы узнаем что делать дальше.
        - Какие послания? Где? - удивился я.
        - Ты всё равно не поймёшь, - отмахнулся Хат, - они повсюду. На земле, под землёй, в этих развалинах. Их делали наски, инки, майя, ацтеки, кечуа и многие другие.
        - Когда ты успел стать умным? - удивился я. - Откуда ты узнал про инков и остальных?
        - Анату рассказала мне.
        - Та к ты нашёл её раньше нас?
        - Нет, мы говорим на расстоянии.
        - Час от часу нелегче. Оказывается, ты ещё и телепат. Ладно, куда нам нужно попасть?
        - В самый большой город этой страны, он у моря. Поговорим позже, лаптог уже рядом,
        - сказал Хат, одевая свой шлем.
        Последовав его примеру, я продолжил завтрак. Туман рассеивался на глазах, блеснуло солнце и я наконец смог увидеть место нашей посадки. Вокруг цвела зелёная трава, такая яркая, что резало глаза, а то, что я принял за валуны, оказалось развалинами какого-то древнего сооружения. Ровным каскадом они опускались почти до края обрыва, где-то далеко внизу виднелась речка. Вид был шикарный и я пожалел, что не взял фотоаппарат, хотя, скорее всего, он был встроен в мой костюм, но спрашивать об этом Хата было стыдно.
        - На левой руке есть панель включения видеокамеры, - шепнул он.
        Вздрогнув, я дал парню пинка под зад.
        - Больше этого не делай! Моя голова и мозги принадлежат мне, - зашипел я.
        - Какие мозги?! - ответил Морелли. - Я вас уже вижу, подхожу с юго-запада, контрольное время три минуты.
        - Это я не тебе, - сказал я. - Ждём.
        - Извини, Теди, больше не буду, - пообещал Хат, сидя на земле, он собирал какие-то камушки.
        Вяло махнув рукой, я пошёл навстречу полковнику. Да, похоже, Хат не так прост, как кажется… А на Гавайях был такой душкой, трескал рыбу, лупил людей по яйцам... Мне стоило начать подозревать его с того момента как он за месяц выучил все языки, но я был занят отдыхом и девушками. Когда мы доберёмся до города, надо будет спровадить Морелли и серьёзно допросить Хата.
        - Ну что, какие планы, шеф? - спросил полковник, добравшись до меня.
        - Пока ты непонятно где шлялся, мы всё выяснили. Теперь нам надо двигать к самому большому городу этой страны, расположенному у моря.
        - Речь идёт о Лиме, столице Перу. Да уж, пешком до неё далековато. Надо придумать, как туда добраться.
        Солнце стояло в зените когда три человека в чёрных футуристических костюмах добрались до дороги. Мы были покрыты слоем пыли, а Хат, несмотря на то, что был телепатом, умудрился по колено провалиться в кучу вонючего коровьего дерьма. И теперь мы с Морелли старались держаться от него подальше. Машин на дороге к которой мы подошли не было, зато повсюду ходили коровы. Перуанские коровы оказались на редкость наглыми сволочами, одна из них попыталась откусить мне ухо, но, получив кулаком в глаз, жалобно замычала и отошла в сторонку. Остальные рогатые просто ходили вокруг нас и очень скоро к пыли, покрывавшей наши тела, добавились исполинские мухи, переместившиеся с коров на нас. Больше всего их привлекала измазанная дерьмом нога Хата, где они решили устроить свой полевой лагерь с аэродромом.
        Та к прошло два часа. Устав слоняться, от безделья мы устроили с коровами корриду
        - благо наши костюмы оказались сверхкрепкими, а то травмы могли бы быть серьёзными.
        Коров спас появившийся из ниоткуда раздолбанный пикап грязно-оранжевого цвета, покрытый пылью не меньше нас. Морелли перегородил машине дорогу, а я пошёл к кабине вести переговоры. Хат объяснил мне, что чудо-костюм оснащён встроенным переводчиком, и поэтому языкового барьера я не боялся.
        За рулём тачки сидел преклонных лет перуанец в драной соломенной шляпе и синем пончо. На его сморщенном от старости загорелом лице был неподдельный испуг.
        - Привет, старик, - сказал я, нагибаясь к открытому окну.
        - Вы пришельцы из космоса или боги? - спросил старик, рассматривая мой костюм.
        - И то и другое. Мы американцы! Нам нужно в Лиму, отвезёшь нас?
        - Великие американские боги, Лима далеко, поездка будет стоить много денег. Огромное количество денег!
        - Как тебе не стыдно брать с богов деньги?! - обиделся я. - Сколько ты хочешь?
        - Много денег, 20 солей!
        - У меня нет соли, старик. Мы с тобой не на кухне.
        Есть доллары, даю тебе сотню, хватит?
        Увидев у меня в руках сотенную купюру, старик впал в ступор. Пощёлкав у него под носом пальцами, я вернул бедолагу в наш мир.
        - Ну что, везёшь?
        - Вы сделали старика Умберто богачом, великие американские боги, за такие деньги я отвезу вас хоть в Боливию, хоть в Эквадор!
        - Отвези нас в Лиму, старик. И я дам тебе ещё столько же.
        Глаза перуанца загорелись огнём. Он помог нам забраться в багажник и даже вымыл Хату ногу. Оказалось, что старик был портным и ехал в столицу продавать одежду, так что ещё за сотню - купюр меньшего достоинства у меня просто не было - я купил у него три пончо, три пары брюк и три шляпы. По дороге мы переоделись, в свёрнутом виде наши костюмы превращались в обычные рюкзаки, что было крайне удобно.
        К вечеру старый рыдван въехал в столицу Перу - огромный шумный город Лиму. Попрощавшись со стариком, мы поймали такси и потребовали, чтобы нас отвезли в лучший отель в городе. Таксист, увидев сотню, округлил глаза и дал честное слово, что мы будем жить в лучшем номере самого шикарного отеля Лимы.
        - Господин может не сомневаться, все самые важные наркоторговцы останавливаются только там.
        Только теперь я вспомнил, что мы находимся в Южной Америке, родине коки, Пабло Эскабара и самой свирепой в мире наркомафии.
        - Морелли, пистолет при тебе? - спросил я.
        - Он всегда со мной.
        Такси въехало в центральную часть города, дома вокруг представляли собой яркий пример колониального стиля. Всё-таки испанцы, помимо языка и истребления коренного населения, привезли сюда кое-что ещё. Однажды я был на Кубе и, надо заметить, архитектура на острове Свободы походила на перуанскую.
        Когда наша машина, объезжая допотопные автобусы, выбралась на большую площадь, таксист, обернулся к нам и с гордостью сказал:
        - Пласа де Армас, центральная площадь Лимы, а эта шикарная церковь - знаменитый Кафедральный собор, там похоронен великий Франциско Писарро, основатель нашего города.
        - Мы не туристы, амиго, - оборвал его я, - незачем хвалится своим Писарро, по мне, так он - первый фашист в истории.
        - Си, синьор, - обиженно пробубнил таксист.
        - Зря ты его прервал, - сказал Морелли, - впервые на боевой операции чувствую себя туристом.
        - Между прочим, за всё пока плачу я, - демонстративно показал я свой кошелёк. - По приезду в гостиницу, позвонишь в штаб Хаджету и потребуешь перевода денег. Тысяч двадцать нам хватит. Хат, а ты о чём задумался?
        - Красиво, - просто ответил юноша.
        - А по мне: та же Гавана, или Каракас. Пыль, грязь и нищета. У нас, Оултер, это называется странами третьего мира.
        - Откуда вы знаете о третьем мире? - встрепенулся Хат.
        - Из телевизора… - сказал я и осекся, - подожди-ка, а что ты подразумеваешь под третьим миром?
        Ничего не ответив, Хат скосил глаза на таращащегося в окно Морелли. Ясно: расскажет, но позже. Не парень, а ходячий сундук с секретами и тайнами. И всё же ловко он обвёл меня вокруг пальца, я даже немного позавидовал. Обманул обманщика. Талантливый юноша. Хотя жизненный опыт у него, конечно, внушительный. Телепат, легко изучающий всё новое, считывает любую информацию как компьютер... Интересно, за какое время он научится водить самолёт? За день или за час? Мне бы его таланты! Всю жизнь мечтал. Ведь на самом деле, все мы в мечтах - герои и супермены…
        Вскоре такси выехало на набережную и остановилось у помпезного белоснежного отеля.
        - Полковник, звони в штаб. Хат, за мной, - коротко распорядился я, направляясь к ресепшену.
        Портье был необычайно любезен, увидев у меня в руках веер из сотенных купюр, он тут же предложил мне лучшие апартаменты.
        - Давным-давно, на заре развития бизнеса в них останавливался сам мистер Очоа! - восхищенно сообщил он, выдавая ключи.
        Кто такой мистер Очоа я уточнять не стал: либо босс наркомафии, либо торговец оружием - другие здесь популярностью не пользовались. Удивившись отсутствию у нас багажа - свои суперкостюмы мы несли сами, - портье выдал нам в провожатые мальчика лет двенадцати, одетого в форму лакея. Поднявшись в лифте на последний этаж, мы зашли в свой номер. Что не говори, а апартаменты у нас были великолепные: на полу персидские ковры, на стенах картины, возле широкой балконной двери бронзовая статуя - мужчина на коне, видимо мистер Писарро собственной персоной. На огромном балконе располагался небольшой, но чистый бассейн, окружённый кадками, в которых росли пальмы.
        - Неплохо, - сказал я, трогая пальцем воду в бассейне, - надо будет искупаться с дороги.
        - Здесь убивали людей, - брезгливо сказал Хат, рассматривая номер.
        - Опять ясновидение и телепатия? - ухмыльнулся я.
        - Нет, здесь на полу пулевые отверстия и плохо смытая кровь, - сообщил Оултер, выходя на балкон. - Нам нужно поговорить, Теди!
        - Позже, друг мой, - снимая с себя пончо, сказал я, - вначале отдых и обед, а потом - разговоры. Кроме того, не забывай, что нам нужно избавиться на время от полковника, ты ведь не хочешь чтобы наш разговор кто-то услышал? Тем более, лаптог…
        - Хватит, Тед, - оборвал меня Хат, - ты прекрасно знаешь, что Морелли не лаптог. Я не глуп, поверь мне.
        - Да уж верю, - тяжело вздохнул я и прыгнул в прохладные воды бассейна.
        Отфыркиваясь, в три гребка я доплыл до противоположного бортика и, зацепившись за него, расслабился.
        - Я одного не могу понять, - начал я, - если ты такой умник, какого хрена мы не прилетели сразу в Лиму, а высадились чёрт знает где, в горах? Ты ведь знал, что Анату там нет? Мы потеряли целый день, и всё из-за тебя.
        - Мне нужно было получить оставленную для меня информацию. Часть ее, в виде символов на плато Наска, Анату уже считала.
        - И что всё это значит?
        - Позже, Теди, это долгий разговор, тем более, мы уже не одни.
        В дверь номера постучали. Прошлёпав мокрыми ногами по ковру, я открыл дверь и увидел довольную физиономию полковника.
        - Завтра можем идти в банк и получать. Хаджет приказал отправить нам двести тысяч.
        - Я, кажется, говорил о двадцати штуках? - нахмурился я. - Нецелевая растрата государственных средств серьёзное преступление, Морелли.
        - Мы же на отдыхе, шеф! Накупим сувениров, спиртного, девочек…
        - Уговорил, - коротко сказал я и, радостно улыбаясь, побежал в бассейн.

* * *
        В мечтах каждого нормального мужчины переспать с представительницами всех народов и рас - это в нас заложено генетически. Сегодня нам выпала честь осчастливить шестерых жительниц Земли. Та к как гуляли мы пока ещё на мои деньги, распределили жриц любви в следующей пропорции: трёх мне, двух Морелли и одну Хату. Четыре девушки оказались бразильянками, одна перуанкой, а одна украинкой. Как она тут интересно оказалась?..
        Выпив ящик местной водки, мы устроили сумасшедшую оргию, даже Хат, который вначале отказывался, под конец уснул на украинке. Я, как и подобает самому опытному, продержался дольше всех и вырубился только под утро.
        Мне снились какие-то кошмары. Вначале я убегал от индейцев, которые пытались меня кастрировать, потом летел с Хатом на сломанной летающей тарелке и чувствовал как меня медленно расплющивает, а в итоге мне приснился обмотанный кишками капитан Джексон, играющий на саксофоне американский гимн.
        Громко закричав, я проснулся. Девушек в номере уже не было, Хат ещё спал, а полковник делал гимнастику под звуки американского гимна.
        - Что за дерьмо, Морелли?! - морщась сказал я, выключая СD плеер. - Ты что всегда с собой носишь диск с записью гимна?
        - Да, босс, - кивнул Морелли, делая приседания, - замечательно бодрит!
        - Ну да, бодрит... - хмуро сказал я и двинул в туалет.
        Вернувшись в комнату, я первым делом заказал плотный завтрак, допил остатки спиртного, а потом отправил полковника в банк за нашими деньгами. Включив телевизор, я сразу наткнулся на новости, даже не зная испанский язык было понятно, что речь шла о Японии, погрузившейся под воду. Самое интересное, что жертв среди людей практически не было: погружение произошло сравнительно медленно - об этом говорили многочисленные любительские видеозаписи. Вода медленно, но верно поднималась, и за сутки вся страна ушла под воду. Японцы эвакуировались в Россию и Китай, но там им явно были не рады, блокируя суда на подходе к портам.
        Меня осенила идея и, подскочив к Хату, я залепил ему пощёчину.
        - Ты чего?! - возмутился тот, с трудом открывая глаза.
        - Иди сюда, - схватив его за ногу, я отволок парня к телевизору, - смотри.
        Ничего, не понимая, Хат сфокусировался на мерцающем экране.
        - Острова ушли на дно морское… - ровным тоном сказал он и улыбнулся.
        - Ты так спокоен, когда видишь человеческое горе!
        - крикнул я. - Ну, ничего, я тоже циник, плакать не буду.
        И всё же мне кажется, что ты с этим связан. Рассказывай, давай!
        Вырвавшись из моих объятий, Хат вскочил с пола, выключил телевизор и вышел на балкон. Я последовал следом, но он внезапно остановился.
        - Знаешь, Теди, я не хочу играть с тобой в грязные человеческие игры. Лгать - это не по мне, - в глазах Оултера блеснула грусть. - Третий мир уничтожат. Ты ничего не сможешь сделать. Смирись.
        ГЛАВА 6
        Мы стояли друг против друга. Два разных существа, два разных интеллекта, два непохожих друг на друга времени с одним настоящим. Я всё это время лгал, Хат делал вид, что ничего не знает, но наступило время говорить. Это понимал он, это понимал я.
        - Рассказывай, Оултер, - попросил я.
        - Да уж, наверное пора... - тяжело вздохнул Хат и уселся в плетёное кресло у самого края бассейна, - скажу сразу, то, что ты услышишь, может тебе не понравиться. Скорее всего не понравится. Точно не понравится... Весь ваш мир обречён и спасения нет!
        - Открыл Америку, - с сарказмом сказал я, - озоновые дыры, глобальное потепление, третья мировая война - мы живём в ожидании этого давным-давно.
        - Вас ожидает другое… Я начну с самого начала и попытаюсь ничего не пропустить.
        На одной планете спокойно существовала раса людей, она жила миллионы лет и достигла пика своего развития. Такие науки как техника и медицина процветали, люди избавились от болезней и существенно увеличили продолжительность своей жизни, подчинили себе гравитацию и начали освоение космоса. Всё было прекрасно, кроме одного: с самого начала планетой управлял один могущественный клан - Онтри. В этом было много плюсов, так как до того, как стать императором, наследник проходил долгое обучение, ведь умение управлять целым миром нельзя освоить за один год... Из многочисленных претендентов на трон выбирался самый умный, самый справедливый и самый талантливый. После того, как он становился официальным преемником, его посвящали в великие тайные знания. В вашем понимании император являлся бы богом, так как он мог творить новые миры и совершать чудеса, недоступные пониманию непосвящённых.
        Но пришло тёмное время. Однажды школа наследников подверглась нападению неизвестного агрессора, все дети были уничтожены, и мир оказался на грани катастрофы. Старый император приказал провести расследование и наказать виновных. Та к мы впервые столкнулись с существованием оппозиции. Один из внуков императора
        - бастард по имени Катон-Чи, чьим отцом стал никому не известный охранник, - создал тайное общество. Они назвали себя лаптогами, их целью было разрушение империи и создание свободного мира. Эти еретики сеяли смуту среди обычных людей, подбивая их на восстание против существующей модели общества…
        - Как мне это знакомо, - перебил я Хата, - у нас так всё время.
        - Не перебивай меня больше, Теди, если хочешь дослушать историю до конца, - сказал Оултер и в его глазах блеснул огонь. - Та к вот, после того как лаптоги набрали силу, мы впервые узнали что такое война. У них тогда ещё не было никаких технологий - лишь грубая сила и желание разрушать, у нас же не было военного опыта и, самое главное, высокий моральный барьер препятствовал нам совершать убийства. В итоге мы их усыпили и отправили на самую далёкую планету нашей системы. Стерев из истории сам факт их существования, мы продолжили нашу спокойную жизнь.
        - Извини, что перебиваю, но мне хочется понять, как вы смогли стереть из истории воспоминание о войне?
        - Мы переписали книги и провели глобальную амнези-терапию. А также усилили контроль за низшими слоями нашего мирного общества, ведь именно из них лаптоги собирали свою армию.
        Та к прошло двадцать миллионов лет. Годы спокойной процветающей жизни позволили нам освоить глубинный космос и создать тысячи колоний, управляемых несостоявшимися императорами, но потом случилось это…
        Армада исполинских кораблей вероломно вторглась на нашу планету из космоса. Таких военных технологий мы и представить себе не могли. Оружие массового поражения наших врагов противоречило всем понятиям о морали и чести. Лаптоги нанесли нам сокрушительное поражение, уничтожив три четверти населения планеты за несколько часов. Мы оказались не готовы, и в итоге проиграли. Та к был разрушен первый мир…
        Закрыв глаза, Хат откинулся на спинку. Внимательно наблюдая за ним, я увидел, как заиграли его желваки, а по загорелой щеке сбежала слеза. Мне стало неловко.
        - Да ладно, старик, не расстраивайся. Судя по тому, что творится вокруг нас, мы надавали лаптогам по рогам и выгнали их с нашей планеты! - я попытался подбодрить Хата.
        - Ты ещё не понял?! - встрепенулся он, - я рассказывал тебе не о Земле. Это другой мир, Гайена.
        - Та к ты что, пришелец? - опешил я.
        - Дослушай мой рассказ и всё встанет на свои места, - попросил Хат. - После того, как лаптоги захватили наш мир и свергли правительство Онтри, они взялись за уничтожение всего того, что мы создавали. Больше всего их раздражала наша мораль: не убивать. Не воровать. Не лгать. Они создали новую: убивать, насиловать, грабить и обманывать. Чем больше, тем лучше.
        - Сатанисты какие-то! - не выдержал я.
        - Они и были Злом в чистом виде. До вторжения в Гайену лаптоги миллионы лет готовились к нападению; тысячи лет сражаясь друг с другом на своей планете, совершенствуя свои военные навыки. Весь их путь развития сложился из постоянных конфликтов и локальных войн. Но, в конце концов, они прекратили свои войны, объединились и стали готовить вторжение.
        С малых лет они воспитывали детей в ненависти к жителям Гайены, в их учебниках истории мы выступали агрессорами, выкинувшими их с родной планеты. Представляешь, как лаптоги нас ненавидят?!
        - Что было дальше? Лаптоги захватили твою планету, истребили правителей - с этим всё ясно. А при чём здесь Земля?
        - Колонисты наткнулись на неё уже после того, как была захвачена Гайена. Поэтому ни в один из звёздных справочников ваша солнечная система не вошла. Та к небольшая группа гайенцев получила шанс, они начали строить мир с нуля, проводили генную работу, клонировали людей и построили пять городов в разных концах земли. Та к началось освоение вашего мира…
        - Вы жили во времена динозавров?
        - Мы их называли патхорами. Да, они составляли самую большую популяцию разумных существ на Земле. И до появления лаптогов мы жили с ними в мире.
        - Динозавры были не умнее курицы - это тебе скажет любой школьник.
        - Хочешь поспорить? - усмехнулся Хат. - Патхоры, галодеды, дельфины и люди - таким было население Земли, когда я здесь появился.
        - Ты что появился здесь после колонистов? Каким образом, ведь про Землю на Гайене не знали?
        - Я прилетел в спасательной капсуле из другой системы. После первого налёта лаптогов на школу наследников, её перенесли из Гайены в одну из колоний. Клан Онтри больше не мог рисковать. Конечно же, едва захватив Гайену, лаптоги направили свой флот уничтожить юных наследников. Меня успели эвакуировать, другим не повезло и их убили.
        Видимо у меня отвисла челюсть, так как на грудь стала капать слюна. Передо мной был не просто парень-телепат по имени Хат. В простом соломенном кресле на балкончике отеля в Лиме сидел несостоявшийся повелитель Вселенной.
        - Что ты мне тут гонишь?! Какая чушь! - непроизвольно вырвалось у меня.
        - Нет, дружище, - спокойно сказал Хат.
        - Ты совсем засрал мои маленькие допотопные мозги, - я невольно стал заикаться, - т… т… ты что, принц Вселенной?
        - Ну, что-то вроде того, - засмеялся Оултер.
        - Ему смешно, - возмутился я. - Мать твою так! Да после того, что я здесь сейчас услышал, можно с ума сойти! Мировоззрение так просто не меняется, для этого нужны годы медитаций и онанизма…
        - Ты справишься.
        - Ладно, продолжай, - успокаиваясь, сказал я.
        - После того как спасательная капсула упала в море, меня подобрали дельфины и отнесли в один из городов. Там меня усыновил местный рыбак. Дельфины сказали, что я упал с неба, но он им не поверил.
        - Дельфины? Сказали?!
        - Да.
        - Дельфины глупые рыбы! - завопил я.
        - Во-первых, не рыбы, а млекопитающие, во-вторых, динозавров вы тоже считали тупыми…
        - Охренеть! - сказал я и пошёл за текилой.
        Взяв бутылку «Саузы» и подняв с пола надкушенный вчера лимон, я вернулся на балкон.
        В два глотка высадив полбутылки, я впился зубами в лимон и тут же почувствовал себя в полном порядке. Говорящие дельфины, инопланетяне, хитрющие динозавры - сейчас я готов был верить во что угодно.
        - Ну… - махнул рукой я, требуя продолжения рассказа.
        - Когда мне было четырнадцать, я стал лучшим рыбаком в нашем городе. Освоить это ремесло не составило труда, тем более, что я очень люблю море. Знаешь, как оно прекрасно?! Бушующее и неприветливое зимой, оно поражает своей неистовой и неудержимой мощью. Огромные волны накатывают на берег, словно хотят его поглотить. Стоя возле кромки пляжа, ощущаешь себя хрупкой и робкой частичкой бытия…
        А знойным летом море несёт покой. Стоя на берегу под палящим солнцем в часы абсолютного штиля, каждой клеточкой своего тела начинаешь чувствовать желание войти в него и поплыть. Плыть до горизонта, так далеко, пока хватит сил в теле. Вот что для меня море, друг мой. Я люблю его так, как дитя любит свою мать.
        - Романтик, блин! - восхитился я, жуя противный лимон.
        - Вот в один из таких летних дней на землю и напали лаптоги. Как они узнали о том, что мы здесь, я до сих пор не знаю. Заручившись поддержкой патхоров, они атаковали нас, но их ожидал неприятный сюрприз. Колонисты ожидали нападения, поэтому, едва заселив планету, изготовили оружие для обороны.
        - Я всегда говорил, что атомную бомбу придумали инопланетяне! - прокомментировал я, отхлёбывая текилу.
        - Нет, оружие было куда более страшным, - видимо это воспоминание было не самым приятным, так как Хат слегка побледнел. - Раньше у Земли было две луны…
        - Вы что, придурки иноземные, луну на планету уронили?! - вскочил я.
        - У нас не было другого выхода, - сказал Оултер, разводя руками, - мы оборонялись как могли. Когда лаптоги приземлились, мы ударили. Уничтожив целый мир и погрузив его сначала в огонь, а потом в затяжной холод, мы отбили удар и сделали всё для того, чтобы лаптоги поверили в то, что любая жизнь на Земле прекратилась.
        - Стратеги, - скривившись, сказал я, - замочили динозавриков!
        - У нас был готов план спасения. Землёй управляли Просветлённые - это были ученики представителей клана Онтри. В состав любой экспедиции, целью которой была колонизация планет, входил один из выпускников школы наследников, не ставший императором или членом правительства на Гайене. После основания колонии он готовил себе смену из детей-колонистов, но если таких не оказывалось, то иногда учеников набирали из клонов-поселенцев. Но на Земле всеми Просветлёнными были урождённые гайенцы: Анату, Расим, Мачу, Зара, Зулу, Пикчу, Пта, Ра, Один.
        - И ты, - напомнил я.
        - Я узнал, что я Онтри, за несколько минут до битвы. Клон-жрец по имени Маскул, проводя обряд посвящения, открыл в чертогах моей памяти воспоминания о детстве.
        После этого я вспомнил всё, но было поздно, надо было бежать. Вместе с Анату мы отправились к точке Возрождения, но потерпели аварию. Дальше - долгий сон и пробуждение в вашем времени. Вот и всё.
        - Знаешь, Оултер, вопросов только прибавилось, - сказал я, закуривая сигару, - но я несколько пьян, чтобы их задавать...
        В дверь нашего номера мощно постучали - так барабанить умел только полковник Морелли.
        - Открой дверь нашему другу, - попросил я Хата.
        - Это не полковник, - возразил тот и, бодро вскочив с кресла, побежал открывать дверь.
        Кряхтя, я поднялся со своего шезлонга и зашёл в комнату.
        Гостей было двое. Выглядели они типично для этих мест: белые костюмы, пижонские фланелевые шляпы, сапоги из крокодильей кожи. У одного в руках был «Узи», у другого - небольшой кейс.
        - А вот и наркоторговцы пожаловали! - сказал я, придирчиво разглядывая одного из гостей.
        Он был за главного, об этом говорила внушительная золотая цепь на шее - в два пальца толщиной.
        - Буенос диас, синьоры! - сказал он, почтительно снимая шляпу. - Меня зовут Энрико, а это мой брат Рамон.
        - Чего надо, амиго? - вежливо спросил я.
        - Мы принесли товар, - хриплым голосом сказал Рамон и щёлкнул затвором своего
«Узи».
        - Какой товар? - удивился я.
        - Замечательный товар! - восхищённо закатывая глаза, сообщил Энрико. - Сто процентов чистый, колумбийский.
        - А с чего вы взяли, что он нам нужен? - вмешался Хат.
        - Ваш друг из итальянской мафии интересовался у портье, кто здесь торгует чистым кокаином! - сказал Энрико.
        - Лучшим кокаином торгуем только мы, братья Рохос! - заметил Рамон, подмигивая Хату. - Пробовать будете?
        - Конечно! - обрадовался я.
        Дверь в номер открылась и на пороге возник полковник, в его руках была небольшая спортивная сумка.
        - Привет! Я всё объясню, - сказал Морелли, перехватывая мой свирепый взгляд.
        - Уж будь так любезен! - схватив полковника за локоть, я потащил его на балкон. - Какого хрена ты делаешь? Скупка наркотиков на общественные деньги и без моего ведома?! За это можно и по морде получить.
        - Да ладно тебе, Теди, - обиделся полковник, - я же итальянец выросший в Бронксе. Мой брат в «Коза-Ностра» с десяти лет, я куплю здесь порошок на пятьдесят тысяч, а мой Луиджи продаст его в Нью-Йорке за полмиллиона. Маленькая сделка, и у меня нормальная пенсия.
        - Торговля наркотиками ужасный грех! - возмутился я. - Бери порошка на сто штук, прибыль поделим пополам.
        Сделку оформили быстро. Получив деньги, братья Рохос выдали нам чемоданчик с аккуратно расфасованным кокаином и, низко кланяясь, удалились.
        - Если чего, звоните, - стоя в дверях сказал Рамон, протягивая мне позолоченную визитку.
        На визитке было написано «Рохос енд Рохос Компани» и номер телефона. Теперь если Сэр Стив Уоррен меня когда-нибудь всё же уволит, с голоду я не умру, надо только будет познакомиться с братом Морелли и наладить курьерскую службу из Перу в США.
        - Что будем делать дальше? - спросил я своих коллег, когда мы остались одни.
        - Теперь нам нужно в Египет, - сказал Хат, - там нас будет ждать Анату.
        - Только ни как в этот раз! - строго сказал я. - Куда именно нам нужно попасть?
        - Вначале в Александрию, там мы встретимся с Анату, и она скажет, что делать дальше.
        - Мне кажется, что мы путешествуем бесцельно, - сказал Морелли.
        - У тебя пять килограммов кокаина в чемодане, - улыбаясь заметил я, - по-твоему, это бесцельное путешествие?
        - Молчу, сэр, - быстро сказал полковник.
        - Так-то, а то совсем распустились! - назидательно махая пальцем, сказал я. - Значит так, ты, Морелли, вызываешь самолёт…
        - Куда?! - округляя глаза, спросил полковник.
        - Как куда? - удивился я. - В аэропорт разумеется.
        - Вы предлагаете, чтобы стратегический бомбардировщик «Ф-317 стелс» приземлился в гражданском аэропорту города Лимы, забрал нас и спокойно улетел?
        - Ну да, - кивнул я.
        - Хм.
        - Не «Хм», а «Так точно, сэр!», - напоминая кто здесь главный, заметил я.
        - Та к точно, сэр, - угрюмо сказал полковник, - меня уволят к чертям собачим…
        - У тебя хорошее выходное пособие, - похлопав по чемоданчику полному кокаина, сказал я. - Шевелись, я хочу вылететь до заката солнца.
        На часах было шесть часов вечера и солнце ещё и не думало скрыться в океане, когда мы приехали в аэропорт. Раздав бдительной перуанской охране по сотне баксов, мы зашли в диспетчерскую.
        - Мне нужна свободная полоса для посадки моего самолёта! - с порога начал я.
        Начальник аэропорта вначале не хотел нас слушать, но, получив заслуженную тысячу, стал целовать мне руки и клясться в вечной дружбе. Дружба мне была не нужна, поскольку больше всего меня сейчас интересовала пустая взлётная полоса, которую мне вскоре с радостью предоставили.
        Морелли, согнав с места одного из диспетчеров, вышел в радио эфир и дал пилотам
«стелса» добро на посадку. Через несколько минут из поднебесья чёрным орлом наш самолёт спикировал над аэропортом и, пролетев по невероятной траектории, приземлился.
        - Святая дева Мария! - завопил начальник аэропорта, увидев на чём мы собрались улетать.
        - Что, никогда не видел наркоторговцев с такими самолётами? - спросил я.
        - Си, синьор! - закивал головой начальник.
        - У нас в США у всех такие, - подмигнул ему я. - Аста ла виста, бейби!
        Не обращая внимания на сотрудников аэропорта, мы прямо в диспетчерской нацепили спецкостюмы. Сказать, что перуанцы были в шоке, это значит не сказать ничего.
        Хлопая глазами, они смотрели на нас как на пришельцев с другой планеты. Конечно, будь я начинающим богом Оултером Хатом, я бы не обратил на это внимания, но я же человек - внимание публики мне льстит.
        Но настоящий фурор мы произвели, когда пробежали по взлётному полю мимо группы японских туристов. Ослеплённые фотовспышками, мы приветливо помахали туристам и забрались на борт «Ф-317». Завтра наши фотографии опубликуют все газеты под заголовками «Таинственные инопланетяне вторгаются в Перу!» или «Инопланетная наркомафия осваивает новые маршруты!».
        - Валим отсюда! - заорал я пилоту, как только мы пристегнулись.
        Экстремальный взлёт вжал меня в сидение, расплющив желудок, но я всё равно был счастлив. Впереди был Египет, встреча с Анату и раскрытие тайн. Приключения только начинались…
        ГЛАВА 7
        Всё-таки судьба мстила мне за издевательства над капитаном Джексоном.
        В этот раз десантирование прошло крайне неудачно, так как вместо земли мы приводнились в воды Средиземного моря. До берега было метров двести-триста, и несмотря на то, что я был в хвалённом спецкостюме, мне было боязно, так как плавал я не бог весть как. Чёрт, почему же мне так не везёт! Вот например Хат море любит больше девушек, в этом я уже не сомневался. Или тот же моряк Морелли - ему любить водную стихию по должности положено, а он сейчас летит на «стелсе» в Нью-Йорк обналичивать наше маленькое перуанское капиталовложение. Но я ведь не такой как они, я не супергерой, а журналист!
        Мне было страшно. Пописав в спецкостюм, я неуклюже поплыл к берегу. Помню, что где-то я читал о том, что морские волны куда меньше океанских, так вот автору тех строк я хочу сказать следующее: «ХРЕНА ЛЫСОГО ОНИ МЕНЬШЕ!»
        Озираясь в поисках кровожадных акул, я, качаясь на огромных волнах, медленно плыл к прекрасному египетскому берегу.
        - Где ты, Хат? - спросил я, надеясь, что рация спецкостюма работает и в воде.
        - Я уже на берегу, здесь красиво, - услышал я голос Оултера. - Нас высадили очень удачно, здесь какой-то отель.
        - Египет - страна отелей, дружище!
        Делая мощные гребки, я преодолел последние метры своего плавания и без сил выполз на песочный пляж. Полежав на земле минут пять я, пыхтя, поднялся на ноги. Отель был примерно в километре. Семь роскошных современных зданий утопали в зелени. Хотя на фоне пустыни, окружающей этот рукотворный оазис, даже маленькая хижина показалась бы мне сейчас Тадж-Махалом. Напевая себе под нос песенку про старого Макдоналда, имевшего ферму, я поковылял в сторону самого большого корпуса.
        Когда я уже бодро поднимался по ступенькам, ведущим от пляжа к отелю, наткнулся на парочку туристов. Мужчина и женщина стояли на небольшой площадке и мирно беседовали, когда появился я. Мой внешний вид их, конечно же, смутил, но отреагировали туристы по-разному: женщина широко открыла глаза и истошно завопила, а мужчина, сказав странное слово: «Хуясе!», сноровисто разбил мне об голову бутылку пива, которую держал в руке. Хвалёный шлем спецкостюма смягчил удар, но всё-таки было очень больно. Не думая, я залепил мужчине кулаком в глаз, но тот, крякнув, ответил мне хуком слева.
        - Хватит! - завопил я.
        Однако мужчина не унимался, осыпая меня градом ударов, он оттеснил меня к перилам.
        - Ладно, - сказал я и достал пистолет, который мне дал Морелли.
        Увидев пушку, мужчина сразу же остановился. Отвесив женщине, стоявшей рядом с ним и всё ещё орущей, подзатыльник, мужчина прикрыл рот рукой и сказал.
        - Заткнись, дура, он не инопланетянин!
        Теперь я смог рассмотреть колоритную парочку. Женщине было около тридцати лет, и в ней с первого взгляда безошибочно угадывалась постоянная клиентка пластического хирурга. Силикон был везде, там же, где его не было, - сияло золото. Такое количество украшений, собранных в одном месте, я видел только в ювелирном бутике на Пятой авеню. Мужчина был здоровяком, похоже, бывшим спортсменом, слегка заплывшим жиром. Из одежды на нём присутствовали плавки кислотного цвета и ремень-сумка на поясе. На лице мужчины зиял огромный шрам, пересекавший и без того несимпатичную физиономию от переносицы до губ и делая его рожу еще ужаснее.
        - Извини, братан, - повернувшись ко мне, сказал мужчина, - непонятка вышла!
        Он говорил на русском, который я знал так же хорошо, как и английский.
        - Да ладно, забыли, - отмахнулся я.
        - Земеля! - расплываясь в улыбке, заревел мужчина.
        - Почти, я поляк.
        - Один хрен, славяне все. Православные!
        - Вообще-то Польша католическое государство, - ответил я.
        Улыбку с лица русского как ветром сдуло.
        - Хватит придираться! Не чурка мусульманская, как все эти вокруг, и то хорошо. Пошли, выпьем что ли? Меня кстати, Васей зовут, а это моя жена Света. Красивая она у меня, падла!
        - Тадеуш, можно просто Теди, - пожимая протянутую руку, представился я.
        - А чё это на тебе за хреновина одета?
        - Скафандр последнего поколения для глубоководных погружений, мы здесь с друзьями ныряем.
        - Ничёшный такой! - ощупывая мой спецкостюм, сказал Вася. - Слышь, Теди, а продай мне его? Пять штук баков дам, прям щас!
        - Спасибо, у меня своих полные карманы, тратить некуда, - вежливо отстраняясь от русского, ответил я.
        - Та к пойдём, выпьем! - похоже, другого способа отдыхать Вася себе не представлял.
        - Позже, сейчас мне нужно встретиться с другом.
        - Не вопрос, нас вечером всегда можешь в баре у бассейна найти! - хлопая меня по спине, крикнул Вася и, оборачиваясь к жене, сказал. - Светка, пошли на пляж.
        - Чего ты на парня накинулся, по дому соскучился?! Вот путешествуй с тобой после этого по заграницам. А что ты тогда на Мальдивах устроил? Животное!
        - Вообще-то ты первая заорала, а я уже машинально…
        Оставив русских разбираться друг с другом, я поспешил в отель. Хат был хорошим учеником, на подходе к отелю он успел переодеться в гражданскую одежду и выглядел типичным юным туристом из Мексики или Испании. Закидав портье денежными купюрами, он легко снял президентский люкс и в ожидании меня уже начал флиртовать с пышногрудой немецкой туристкой.
        - Молодец! - сказал я, выслушав его доклад о проделанной работе. - Но меня сейчас больше волнует не наш отдых, а то, где Анату и когда мы наконец-то встретимся?
        - Скоро, - пообещал Оултер, - она уже по дороге сюда. Завтра утром мы увидимся. Скажи, Теди, как ты думаешь, понравился я Бригите?
        - Ты про немку что ли? Конечно, понравился, - ответил я. - То , что ты во всем берёшь пример с меня, мне, конечно, льстит, но как потенциальный бог ты должен быть скромнее и придерживаться строгой гайенской морали. Будешь клеить всех девок подряд, быть беде!
        - Что мне может грозить? - удивился Хат.
        - Триппер, и это в лучшем случае, - припугнул его я.
        - Триппер - это такая болезнь?
        - Нет, сынок. Триппер - это наказание за распущенность и беспорядочные половые связи.
        - Я одену средства защиты, те, которые ты давал мне в Перу, когда я возлюбил украинскую девушку Наташу, - гордясь собственными познаниями, заявил Оултер.
        - Да ну тебя, - обиделся я, - то говоришь умные вещи, прямо как бог, заслушаться можно, а то ведёшь себя как пацан малолетний.
        - Ну... фактически, я и есть пацан, - заметил Хат, - если вычесть время проведённое в крио состоянии, мне четырнадцать лет.
        - Лучше никому этого не говори, - оглядываясь по сторонам, сказал я, - а то меня посадят за растление малолетних. Хотя, в Египте могут за это что-нибудь и отрубить
        - у арабов законы суровые. Всё, никаких тебе больше оргий с проститутками!
        Забрав у Хата ключи, я решительным шагом направился в номер, а Оултер, тяжело вздыхая, поплёлся за мной. Глядя на его расстроенную физиономию было ясно, что боги любят секс не меньше нашего.
        - Наверх! - сказал я молодому работнику гостиницы обслуживающему лифт.
        Парень, хлопая большими чёрными глазами, молча разглядывал меня.
        - Перестань глазеть на белого господина, - включив переводчик, закричал я, приводя его в чувство.
        - Извините, белый господин - американский астронавт? - боязливо отстраняясь в угол кабины, спросил юноша.
        - Белый господин аквалангист. Копишь, арабская твоя душонка?! - не выдержал я. - Чёрт, надо было снять спецкостюм заранее...
        - Я, например, это предвидел, - скалясь, сказал Хат. - Наши спецкостюмы предназначены для секретных военных операций, а не для дефиле среди туристов.
        - Да уж, - остывая, согласился я, - на подходе к отелю я даже подрался из-за него с русскими.
        Выйдя из лифта, мы оказались перед шикарными дверями из чёрного дерева. Сразу за ними оказался наш президентский люкс. Обставлено помещение было куда круче, чем в Лиме, но там была атмосфера с большой буквы «А», здесь же - только лоск, роскошь и ничего больше.
        До того, как скинуть с себя надоевший спецкостюм, я вызвал по спутниковой связи Морелли, но тот не отвечал, зато в эфир вышел Хаджет.
        - Привет, Теди! - судя по голосу, выпил он сегодня уже достаточно много.
        - Здорово, старый пират! - сказал я, без сил падая на шикарный кожаный диван, отделанный шкурой леопарда.
        - Президент несколько раз звонил, - сообщил он.
        - Орал? - поинтересовался я.
        - Естественно, но я тебя отмазал. Сказал, что ты уже ведешь расследование. Кстати, ты его ведёшь?
        - Веду, - сухо сказал я, потягивая из трубочки спецкостюма осточертевший за это время кофе.
        - Хорошо. Президент высылает тебе на подмогу кого-то из госдепартамента. Я пытался объяснить, что это лишнее, но он был неумолим.
        - Достал, блин, козёл!
        - Это точно, - хихикая, сказал Хаджет и перешёл на шёпот, - такой же дубина как его дядюшка. Ну, расскажи, как идёт твоя операция?
        - Нормально, вчера имели секс с замечательными латинскими женщинами. Сегодня ещё не успели, но чувствую, что напьюсь.
        - Латинки - это здорово! - похвалил адмирал. - Помню, была у меня в Панаме одна краля…
        - До ТОГО-САМОГО-СЛУЧАЯ? - ехидно поинтересовался я.
        - Теди, ну зачем ты так? - расстроился адмирал.
        - Больше не буду, - извинился перед Хаджетом я, - привезу тебе сувениров из Египта. Да, и ещё, если Морелли выйдет на связь, пусть сидит на месте, ждёт дальнейших поручений.
        - Окей! До связи, друг, - сказал адмирал и отключился.
        Заказав по телефону еды, я отправился в душ, а Хат уселся смотреть телевизор. Под горячими струями воды я, наконец-то, расслабился и смог подумать о дальнейших действиях.
        Итак, скоро нас посетит чиновник из госдепа, и это не есть хорошо. Это плохо, мать его так! Лишние глаза и уши мне ни к чему, тем более, что я абсолютно не знаю, что нас ждёт впереди. Если верить Хату, то скоро на нас нападут агрессивные инопланетные граждане и, скорее всего, цацкаться они не будут, разнесут планетку к чертям собачьим, и все дела! А если третий мир уничтожат, кому будет нужна моя великая статья в модном журнале «Все тайны мира»? Хорошо хоть аванс успел взять...
        Я закурил, стараясь не намочить сигарету. Думай, Теди, думай! Я слишком мало знаю, то, что рассказал мне Оултер, не имело практического смысла, так - общие знания о положении вещей. Лаптоги, Гайена, древние цивилизации, война добра и зла - всё это уже было. Моя ошибка в том, что я слепо хожу за Хатом в поисках Анату. Все наши перемещения по миру - это лишь следствия, причина в другом. Но в чём? Зачем мы прилетали в Перу, зачем сейчас находимся в Египте? Да, разумеется, две древние великие цивилизации обитали и тут и там, но пыль веков давно осела на их останках. Что ищут здесь Анату и Хат? Понятное дело, что не сокровища фараонов, тем более, их уже давно выкрали. Тогда что? Ответ на какой-то вопрос, способный изменить ход истории? Оружие, способное остановить лаптогов? Или работающую летающую тарелку, чтобы свалить с нашей планеты?
        Вряд ли Хат мне сейчас скажет правду, если он вообще говорил ее до этого. Может, он сам лаптог. Я расслабился, а ведь главная заповедь любого профессионального журналиста - не верь никому, пока не получишь факты. Но ведь Оултер на самом деле приятный парень. И потом, всё же, если верить его словам, он наследник клана Онтри, а стало быть, потенциальный бог...
        Бред! Никому не верю!
        Я затушил сигарету, выключил воду и вылез из душевой кабинки. Накинув халат, который был мне немного мал, я вышел из ванной комнаты. Еду уже принесли и Хат вовсю лопал какое-то овощное рагу.
        - Как пища? - поинтересовался я.
        - Угу! - с набитым ртом ответил Оултер и показал большой палец - этому жесту его научил Морелли.
        - Быстро учишься, - сказал я, присаживаясь рядом.
        Еда была вкусная, много специй и соли, как я люблю.
        Налегая на жареное мясо, я открыл бутылку вина и прямо с горла стал пить. Ненавижу стаканы и придуманный сто лет назад этикет. Наевшись, Хат, зевая, отправился на кровать, а я отодвинул пустую тарелку, развалился на диване и задремал.
        Проснулся я под вечер оттого, что почувствовал холод. Из открытых окон ощутимо дуло, всё-таки март месяц: днём тепло, а вечером прохладно. Хата в номере не оказалось. Одев тапочки и взяв пять сотен баксов, я вышел из номера и спустился вниз. Прикупив в небольшом магазине, расположенном на первом этаже, туфли и костюм, я вернулся в свой номер. Оултер стоял возле окна и смотрел куда-то вниз.
        - Где ты был? - спросил его я, кидая покупки на диван.
        - Приходила Бригита, мы с ней ходили гулять.
        - Когда она узнает, сколько тебе лет, гулять с тобой ей перехочется! - сурово сказал я. - Тебе не холодно в плавках? Возьми пару сотен и купи себе какую-нибудь одежду, магазин внизу. Кого ты там высматриваешь?
        - Там у бассейна Бригита с подругой Келли, - отходя от окна, сообщил Хат, - они ждут нас!
        - Такой маленький, а уже развратник, - проворчал я, - дуй в магазин за шмотками, а то он через двадцать минут закроется.
        - Я не развратник, я просто беру пример с тебя, - улыбаясь, сказал Оултер, выскакивая за дверь.
        - Ну вот, теперь я предмет для подражания у юных представителей высшего разума, - польщёно сказал я.
        Надев костюм и туфли, я покрутился у огромного зеркала, послюнявил волосы, кое-как уложив их в подобие причёски. Красив как бог! А что? Высокий, широкоплечий блондин в белом костюме от «Кавалли» просто не может иначе выглядеть. Хотя, если честно, то я себе, любимому, конечно льстил...
        Вскоре вернулся Хат в новом костюме, вкус у парня был, ничего не скажешь. Он взял себе чёрный классический смокинг с бабочкой и теперь выглядел просто потрясающе.
        - Бригита оценит, - похвалил я Оултера.
        Спустившись на лифте вниз, мы прошли через холл и вышли к ресторану у бассейна. Там было шумно и многолюдно. Многочисленный туристический люд сменил купальники и плавки на вечерние костюмы, отдыхающие медленно и чинно вышагивали вокруг бортика бассейна, попивая халявную выпивку.
        - Тусовка! - восхищённо сказал я и, схватив с ближайшего столика бутылку «Вдовы Клико», направился в сторону Хата и его подружек.
        Келли и Бригита были очень похожи друг на друга. Именно таких женщин имел в виду Адольф Гитлер, говоря о чистой арийской нации. Девушки были высокие, можно даже сказать крупные, с большими арбузоподобными бюстами естественного происхождения. Одетые на них платья больше показывали, чем скрывали, и мне, чёрт подери, это нравилось!
        - Привет, девчонки! - широко улыбаясь, сказал я.
        Они посмотрели на меня и расплылись в улыбках, показав крупные белоснежные зубы.
        - Я Бригита! - на ломаном английском сказала одна.
        - Я Келли! - подмигнула мне другая.
        - Вы что, сёстры? - поинтересовался я.
        - Да! - они опять засмеялись.
        Оултер положил руки им на плечи и стал что-то шептать, заговорчески улыбаясь и тыча в меня пальцем. Я начал злиться: без году неделя на фронте любовных дел, а уже корчит из себя мачо и плетёт интриги.
        - Хат, мальчик мой, о чём ты там шепчешься с девочками?! - грозно поинтересовался я.
        - Мы обсуждаем тебя, - ответил тот, подписывая себе, тем самым, приговор.
        Взболтав шампанское, я окатил их тучей брызг. Немки, завизжав, бросились в рассыпную, а Хат юркнул за спину полного мужчины с внешностью типичного итальянца.
        - Эй, поляк! - окликнули меня сзади.
        Обернувшись, я увидел русского туриста Васю и его жену, стоя в двух метрах от меня они приветливо улыбались.
        - Привет! - протягивая мне руку, сказал Вася. - Развлекаешься?
        - Вроде того, - кивнул я, пожимая его потную ладошку, - познакомься, это мой друг Хат, а это - Бригита и Келли.
        - Немки? - кивая на девушек, спросил Вася. - Дали мы им под Сталинградом в своё время!
        - Ты, что ли, давал? - укоризненно спросил я.
        - Нет, но фрицев не люблю. Это у меня врождённое. Хотя, ничего так тёлки!
        - Вася! - зашипела его жена.
        - Чё, Вася? - встрепенулся он. - Блин, не лезь, когда пацаны разговоры разговаривают. Сколько тебя учить можно? И вообще, Света, не нервируй меня.
        - Извините его, - обращаясь ко мне, сказала жена русского, - быдло, оно и в Африке быдло!
        - Кто быдло?! - заорал Вася. - Как дай денег, так Васенька, а как я с пацанами говорю, так быдло?! Иди столик занимай!
        - Урод! - сообщила общественности Света и гордо покачивая силиконовым бюстом удалилась за столик.
        Проводив жену взглядом, Вася смачно плюнул на асфальтовую дорожку.
        - Достала, блин! Нет, пацаны, с женой отдыхать невозможно! Вот когда мы с братвой на семинары и бизнес форумы ездим, совсем другое дело. Недавно в Таиланд летали, так вот там оттянулись так, что я потом полгода по венерологам бегал... А сейчас не отдых, а скукота. Ни тебе побухать вволю, ни трансвестита трахнуть... Сидим, блин, как в ялтинском санатории!
        - Я Вас плохо понял, - сказал я, - у Вас в речи присутствует очень много сленга, а моё знание русского не так хорошо.
        - Чего? - вытаращил глаза Вася. Кажется, теперь не понял он.
        - Забыли, - махнул рукой я, - если Вы не против, мы сядем за соседний столик Да говно вопрос! - сообщил русский, видимо соглашаясь.
        Галантно подвинув стул, я усадил Келли, Оултер последовал моему примеру и помог удобно расположиться своей подруге. Девушки всё время переглядывались и хихикали.
        - Кажется, наш новый русский друг - бандит! - сказал я Хату.
        - Они забавные, - внимательно разглядывая русского и его жену, решил Оултер, - мне кажется, они просто не привыкли так жить.
        - Ты о чём? - не понял я.
        - Раньше они жили очень бедно и всего боялись, а теперь у них есть всё, но они всё равно в себе не уверены.
        - Опять телепатишь, психолог? - перебивая Оултера, поинтересовался я.
        - Да, - просто ответил Хат. - Мне их жалко. Тяжело жить не своей жизнью, ведь они украли эту жизнь.
        - О чём вы болтаете, мальчики? - капризно надувая губки, спросила Бригита. - Мы вам не интересны? Может, вы любить друг друга?
        - Нет, сегодня вечером мы любить вас, - пародируя немецкий акцент, сказал я.
        - О, потрясающе! Как я любить смелый и сильный мущина! - восхищенно замурлыкала Келли, обнимая мой бицепс.
        - А ты, мой прекрасный испанец, так же горяч как твой друг? - спросила у Хата Бригита.
        - Да, - ответил Оултер, щипая её за грудь.
        - О, как приятно! - закричала она.
        Мне было приятнее Бригиты, ведь это был мой ученик. Заказав немкам коктейли и десерт, я взял себе бутылку скотча, так как текила мне уже порядком поднадоела. Хат, заказав себе какой-то местной водки и жареной рыбы, продолжил тискать Бригиту. За соседним столом Вася литрами поглощал пиво, а, сидевшая рядом жена, чистила ему омаров. Видимо они всё-таки помирились.
        За столом в хорошей компании время летит быстро и незаметно. Осушив пол бутылки великолепного шотландского скотча, я откинулся на спинку стула и с интересом глазел по сторонам, изредка реагируя на сексуальные поползновения Келли. На сцене, возле которой находился наш столик, закончили танцевать красивые мулатки и появился араб-конферансье.
        - Дамы и господа! - на хорошем английском обратился он к публике. - Я надеюсь, что вам нравится отдых в нашем отеле. Сейчас мы проведём, ставший уже традиционным, конкурс караоке. Участвуют все, кто пожелает. Главный приз конкурса - бесплатная поездка на яхте по Нилу.
        - Ура! - хлопая в ладоши, обрадовались немки. - Мы будем петь!
        - Эй, Томми! - меня не совсем лестно похлопали по макушке.
        Я обернулся, возле меня стоял Вася и пьяно улыбался.
        - Меня зовут Теди! - сказал я.
        - Да ладно?! - обрадовался русский. - Ну ты красавчик!
        - Я Вас абсолютно не понимаю, - признался я Васе.
        - Ты мне скажи, чего этот чурка на сцене сейчас сказал?
        - Он сказал, что сейчас состоится конкурс караоке, с призом - поездкой на яхте.
        - Хуясе! - сказал Вася то самое странное слово, с которого началось наше знакомство. - Светка! Светка, я петь пошёл, тут у них яхту разыгрывают!
        Жена русского вяло махнула рукой, склонившись над стаканом глинтвейна.
        Слегка пошатываясь, русский выпорхнул на сцену, при этом случайно сбив с неё араба с микрофоном в руках.
        - Кагалым рулит! - закричал Вася, показывая публике средний палец.
        Глаза у собравшихся стали заметно увеличиваться в размере.
        - Щас я спою! - грозно размахивая остатками омара, предупредил публику Вася и вырвал у взобравшегося на сцену конферансье микрофон.
        Вяло сопротивляясь, араб протянул русскому буклет с каталогом песен. По-видимому названия были на английском языке, так как Вася, изумлённо посмотрев в каталог, стал стучать конферансье по голове микрофоном и возмущённо кричать:
        - А где «Владимирский централ» я тебя спрашиваю? Говно у тебя караоке, даже
«Мурки» нет! В занюханном Салехарде лучше!
        - Господин, поймите, это все песни, что у нас есть, - умоляюще причитал араб.
        - О, ништяк! Эту песню знаю, - внезапно сказал Вася и, подтолкнув конферансье в лоб, приказал, - зажигай пятьсот тридцатую!
        Видимо в России было в моде ретро, так как из динамиков послышались звуки сверхпопулярной песни прошлого века.
        Закрыв глаза и блаженно покачиваясь, Вася тихо выл в микрофон:
        - Естадей, о май трамбл симстар фарывей!
        Выпучив глаза, мы потрясённо смотрели на сцену. Кто-то из публики не выдержал:
        - Что за хрень?!
        Видимо у Васи был очень острый слух и хорошая реакция - остатки омара пролетели над головами зрителей и ударили в лицо выразившего неудовольствие туриста. Закончив петь, русский похлопал сам себе в ладоши и, положив микрофон в чью-то тарелку, сел за свой столик.
        - И попробуйте сделать так, что я не выиграю! - угрожающе сообщил публике Вася, гладя уснувшую жену по голове.
        После русского петь решились только наши немки. Качая своими внушительными бюстами, они спели модную сейчас в мире песню Кристины Агилеры. И, хотя пели они значительно лучше Васи, приз всё-таки достался ему. Бросая на победителя испуганные взгляды, конферансье пригласил его на сцену. Получив билеты на экскурсию вместо настоящей яхты, Вася полез в драку, но его скрутили появившиеся из ниоткуда охранники отеля и быстро увели.
        В результате вечер получился весёлым, но каким-то скомканным и мы решили продолжить его в нашем номере. В эту ночь я пришёл к выводу, что нет предела совершенству, и наша перуанская оргия - детский праздник по сравнению с тем, что я испытал сейчас. Немки оказались куда изобретательнее профессиональных жриц любви из Южной Америки, хотя Оултер горячо доказывал, что украинская гейша Наташа не хуже!
        Я опять уснул под утро, даже не в силах снять с себя презерватив. Если в Перу мне снились кошмары, то в Египте мне не снилось ничего. Либо я слишком много выпил, либо очень устал. Не знаю, но спал я без снов. Проснулся же от того, что стал задыхаться. С большим трудом разлепив отекшие веки, я увидел у себя на носу два женских пальца с хорошим маникюром.
        - Какого хрена! - сурово закричал я, но получилось как-то хрипло и совсем не страшно, так как моё горло пересохло.
        - Вставай, Теди, - услышал я нежный женский голос, - нам пора идти!
        Отпихнув женскую руку, я отвернулся в сторону, уткнувшись носом в стену, и опять стал погружаться в сон. Ледяной дождь, коварно обрушившийся на меня, вернул мне бодрость так быстро, что я заорал от восторга.
        - Ты что, сука, с ума сошла?! - завопил я, отталкивая девушку с ведёрком для шампанского в руках.
        - Так-то лучше, - улыбнулась девушка и перевела свой взгляд с моего лица куда-то вниз. - Интересный у тебя интимный костюмчик.
        Сорвав со своего сморщенного достоинства презерватив, я метнул его в окно, откуда тут же возмущенно закричали по-арабски.
        - Кто ты такая? - спросил я девушку, одевая мятые брюки.
        - Я - Анату! - ответила та, насмешливо разглядывая меня.
        Я вытаращился на неё, не веря своим глазам. Девушка была обычная и совсем не походила на божественной красоты диву, какой я её себе представлял.
        Брюнетка, одежда - бесформенные брюки и широкая рубашка, причёска - простецкий хвостик. Ничего особенного, я таких на Манхэттене каждый день встречаю. Единственное, что могло выделить ее из толпы среднестатистической женщины, это высокий рост - около двух метров. Если сказать, что я был разочарован, это значит не сказать ничего.
        - Кажется, мужчина расстроился, - наблюдая за мной, сказала Анату.
        - Тебя так разбуди, тоже счастливой не будешь, - буркнул я, уходя в туалет.
        Вот так всегда, воображения и мечты ломаются о непреклонную реальность. Почистив зубы и справив все остальные утренние потребности, я вернулся в комнату.
        Анату стояла в центре комнаты, ожидая меня.
        - Привет! - сказал я, встретившись с ней взглядом.
        - Привет! - улыбнулась она. - Пришёл в себя?
        - Вроде того, - сказал я и, сняв трубку гостиничного телефона, стал заказывать завтрак - кофе, круассаны, овсянку и две бутылки «Будвайзера». Анату, ты голодна?
        - Да, - ответила девушка, - закажи мне то же самое, что и себе.
        Положив трубку, я испытал некоторую неловкость. Никогда ещё присутствие девушки не действовало на меня так угнетающе.
        - Ты, кажется, чем-то расстроен? - поинтересовалась она.
        - Да нет, - пожал плечами я, - просто по-другому тебя представлял.
        - Те девушки, которых пошёл провожать Хат, выглядят лучше? - поинтересовалась Анату.
        - Знаешь, это нескромный вопрос, - прямо ответил я, - ты другая.
        - Раньше мне говорили, что я подавляю мужчин. Ты так считаешь?
        - Нет, что ты… - вначале замялся я, - хотя, какого чёрта! Да. Подавляешь. Едва я тебя увидел, растерял всю свою харизму и интеллект. И на самом деле я тебя представлял другой, но это мои личные сексуальные фантазии, и они останутся со мной.
        - Ты мне нравишься, - улыбнулась девушка, сверкнув своими бирюзовыми глазами.
        Я не нашел ничего лучше, чем сказать самую тупую фразу:
        - Спасибо, ты тоже ничего!
        - Раньше у меня не было волос на голове, это бы тебе понравилось, - то ли спрашивая, то ли утверждая, сказала Анату.
        В дверь тактично постучали, удачно нарушив повисшее в комнате напряжение.
        - Войдите! - обрадовано сказал я.
        Почтительно кланяясь, в номер зашёл официант из ресторана, катя впереди себя тележку с едой. Заплатив за завтрак и добавив внушительные чаевые, я отправил его восвояси и накинулся на еду. Чему-то усмехнувшись, девушка последовала моему примеру и вскоре в комнате было слышно только усердное чавканье, преимущественно моё.
        После того, как мы позавтракали, Анату тоном не признающим возражения приказала мне собираться и следовать за ней, после чего вышла из номера. Взяв все наши с Хатом вещи в количестве двух спецкостюмов и пачки наличных, я захлопнул дверь и сел в лифт. А спустившись вниз, увидел Хата, горячо спорящего с Васей. Осторожно подойдя сзади, я услышал интересный диалог:
        - Это «Радо» понимаешь? Ни фуфло какое-нибудь, а правильные котлы. Тачка у меня
«Бентли», костюмы от «Китон», дома на Рублёвке, в Кагалыме и Салехарде. Тёлка у меня тоже правильная - четвёртый размер сисек. Я правильный пацан, слышишь! А ты кто такой?! Ты чего меня жизни учишь? - размахивая руками, кричал русский.
        - Я просто сказал, что тебе необходимо открыть в себе духовное начало. Ты - очень материальный человек…
        - вежливо возразил Хат.
        - Достали, бля! - перебил Вася, его и без того красное лицо приобрело пурпурный цвет. - Ты что, кришнаит? Чего вам всем от меня надо?! Живу как умею, мне все завидуют.
        - Я вам не завидую, я вам сожалею.
        - Да пошёл ты! - отмахнулся Вася. - У меня хорошая жизнь.
        - А в детстве ты хотел стать моряком, вдыхать солёный запах моря, покорять огромные волны и открывать новые страны. Тогда в тебе был свет, а сейчас твоя жизнь серая и однообразная. Тебе ведь плохо, Вася, другой ты жизни хотел…
        Я просто офигел! Сгусток агрессии и недовольства по имени Вася менялся на глазах, он даже зрительно стал меньше, ссутулившись, он уткнулся в плечо Оултера и, вздрагивая плечами, зарыдал.
        - Ты что это, сволочь, делаешь? - поинтересовался я у Хата.
        - Обращаю человека на путь истинный, - прошептал он, гладя русского по голове, - он хороший, но боится это признать.
        - Да, боюсь, - подняв залитое слезами лицо, заревел Вася, - добро за слабость принимают. А я и правда на море хочу! Моряком! Капитаном дальнего плавания! А меня всю жизнь кидают, вот и здесь яхту обещанную не подарили. Суки!
        - У тебя много денег, продай всё лишнее. Купи себе яхту, а остальное раздай бедным. И твоя жизнь обретёт смысл, тебе станет хорошо.
        - Ты святой человек, Хат! - заревел русский, сгребая моего друга в охапку.
        - Пойдём, Оултер, там Анату приехала. Зовёт нас куда-то.
        Погладив русского напоследок по голове, Хат выбрался из его медвежьих объятий, и, насвистывая весёлую мелодию, направился за мной.
        - И зачем тебе эти воспитательные работы? Тренируешься в проповедях, божество ты наше инопланетное? - спросил я, когда мы вышли на улицу. - Парень был бандитом, вёл простую приземлённую жизнь, ты же ему всю жизнь испортишь...
        - Он не бандит, он нефтяник! - ответил Хат.
        - Сынок, это на Ближнем Востоке ты можешь родиться хозяином нефтяной скважины, - возразил я, - а в России совсем другие условия для роста. Вася плохой человек!
        - Даже в самом плохом человеке есть светлое начало. Надо просто его найти и разбудить.
        Скрипя тормозами, возле нас остановился древний «лендровер» за рулём которого сидела Анату.
        - Садитесь! - приказала она.
        - Очень резкая женщина! - заметил я.
        - Да, она такая, - согласился Оултер.
        Едва мы разместились на потёртых от времени сидениях, джип сорвался с места. Выжимая из рыдвана максимальную скорость, Анату вырулила на шоссе в пустыне, тонкой линией уходящее за горизонт.
        - Хорошо водишь! - перекрикивая гул мотора, похвалил Анату я.
        - Угу.
        - Куда едем?
        - В пустыню.
        - Разговорчивая девушка, - подытожил я.
        - Угу, - кивнула Анату, ловко объезжая туристический автобус.
        - Да ну тебя, - обиделся я и, высунув ногу в окно машины, закрыл глаза.
        ГЛАВА 8
        Бензин у нас закончился внезапно. Мотор стал чихать и почти сразу заглох. Разминая затёкшие мышцы, я выбрался из машины. Солнце стояло в зените, значит сейчас около полудня. Шоссе в оба конца было абсолютно пустынно. Кажется, мы свернули на не самую популярную в этих местах трассу...
        - Ставлю сотню баксов, что дополнительной канистры бензина у нас нет, - сказал я.
        Положив голову на руки, Анату с грустью смотрела куда-то вдаль; я даже невольно залюбовался ею. Всё-таки девушка была очень красива, только вот доходило до меня это постепенно. Никакой косметики, а ресницы вон какие громадные, другая бы месяц свои так вытягивала. Красиво очерченный овал лица, большие губы - не хуже чем у старушки Анджелины Джоли, - такое лицо очень ценится голливудскими режиссёрами, когда нужно создать образ чувственный и сексуальный, но проявиться он должен не сразу, а постепенно, где-нибудь в середине фильма.
        - Не грусти, красавица, - погладив её по ладошке, сказал я. - Сейчас вызовем помощь.
        Одев шлем спецкостюма, я стал вызывать Хаджета, но связь не работала. Странно. Кажется, хвалёная спецтехника отказывалась работать. Бросив свой шлем обратно, я напялил шлем Хата, но и здесь меня ждало разочарование. Выругавшись, я со всей силы долбанул ногой по колесу и запрыгнул на переднее сидение рядом с Анату.
        - Похоже, мы попали в переделку, - сообщил я. - Что скажет мадам энергичность?
        - Я ничего не скажу, - продолжая смотреть в одну точку, ответила Анату.
        - Как будить мужчин по утрам холодным душем, так ты первая, а как переться в пустыню на этом поглотителе бензина и не взять с собой дополнительных канистр, так ты «ничего не скажу»! Головой надо думать, а не…
        - Остынь, Теди, - вступился за девушку Хат, - она не знала о технических характеристиках данного вида транспорта.
        - Он прав, - внезапно сказала Анату, - я слишком обрадовалась, что мы почти у цели, и просто не предусмотрела всего.
        - Воду хоть взяла? - смягчаясь, спросил я.
        - Видимо нет, - тихо ответила она.
        Сдерживая в себе матерную тираду в адрес Анату, я выскочил из машины и пошёл прочь, следом за мной устремился Оултер.
        - Успокойся, друг! - вприпрыжку бегая вокруг меня, попросил он.
        - Какого чёрта мы её ждали?! - возмущённо заорал я. - От женщин одни проблемы. Почему когда мы путешествовали гордой мужской компанией, мы не застревали в пустыне без бензина, а если у нас и случались проколы, то вполне решаемые?
        - Смотри, там кто-то идёт! - хлопая меня по спине, крикнул Оултер.
        Метрах в ста от трассы неспешно двигался караван, состоящий из пятнадцати верблюдов и семерых погонщиков.
        - Эй! - заорал я, но тут же сообразил, что коренные жители пустыни вряд ли знают английский, - Хат, скажи им, чтобы они остановились.
        Оултер побежал за караваном, крича что-то на непонятном языке. Погонщики остановились. Обрадовано постучав по крыше джипа, я сказал:
        - Пойдём, Анату, кажется, нам начинает везти.
        Выбравшись из машины девушка пошла в сторону каравана не говоря ни слова; видимо обиделась на меня. Я почувствовал приступ стыда, но задавил его на корню. Надо думать головой, когда едешь в пустыню, да ещё не одна, а с компанией. Всё подгоняла и торопила, даже поспать не дала. Вот и пусть теперь страдает. Женщины - это прекрасная глупость! Красота убивает в них логику. Окончательно убедив свою совесть в том, что ничего страшного не произошло, я быстрым шагом пошёл в сторону вьючных животных и их погонщиков.
        - Ну что, договорился? - спросил я у Оултера.
        - Договорился, они довезут нас до ближайшего города за десять тысяч долларов.
        - Что? За сколько? - опешил я. - Да пошли они в жопу! За такие бабки я пешком дойду.
        - Они сказали, что до ближайшего города пятьдесят километров.
        Я задумался. Топать по пустыне так далеко я не хотел, но и денег у меня оставалось не так уж много.
        - Нам не нужно в город, нам нужно к развалинам древнего храма, - сказала Анату, - это в двух сотнях километров отсюда на юго-запад.
        - Охренеть! - выразил я недовольство. - Сколько же они запросят туда?
        - Столько же, потому что это им по дороге.
        Хат, в это время о чём-то говоривший с погонщиками, обернулся к нам.
        - Они спрашивают, сколько ты хочешь за свою женщину?
        - За какую женщину? - не понял я.
        - За Анату, естественно, - ответил Хат.
        - А она что - моя вещь, чтобы её продавать каким-то немытым арабам? - возмутился я. - Может быть, Теди Вачёвский хам и развратник, но он не законченный говнюк, торгующий женщинами!
        Я отметил, что после этих слов Анату скользнула по мне глазами, и взгляд её заметно потеплел. Вот так просто у женщин всё устроено. Обида из-за пустяка переходит в симпатию из-за ещё большего пустяка. Слово ранит, слово лечит.
        - Он предлагает за неё двести верблюдов! - сообщил Хат.
        - А это много в деньгах? - на всякий случай уточнил я.
        - Он говорит, что это несколько итальянских спортивных машин.
        Мне пришла в голову мысль, что на пенсии неплохо бы устроить торговлю женщинами в Северной Африке, тем более, что торговлю наркотиками я уже освоил.
        - Мой ответ - решительное нет! - сказал я, обнимая нашу дылду Анату за плечо.
        Арабы стали кричать и размахивать руками.
        - Он расстроен, - сообщил Хат, - хочет застрелить тебя, Теди, но друзья его отговаривают.
        Кошмар какой-то, даже в краю наркомафии я чувствовал себя лучше. А здесь - то малохольные русские туристы, то кровожадные жители песков: сплошные опасности и никакой связи с военными. Я вспомнил о пистолете, оставшемся в спецкостюме, и начал отступать к машине.
        - Весёлые люди! - широко улыбаясь, сказал Хат. - Они отговорили его тебя убивать, и теперь просто хотят тебя кастрировать. Это видимо больно, судя по тому как они радуются.
        Анату подбежала к арабам и что-то быстро стала говорить на их тарабарском языке. Смысла слов я не понял, но лицо у девушки было очень свирепое и от того прекрасное.
        Выслушав Анату, погонщики стали смотреть на меня с откровенным ужасом, и видимо забыли о своих садистских планах на мой счёт.
        - Что ты им сказала? - поинтересовался я.
        - Я сказала, что ты заместитель президента США и находишься здесь с военной миссией, и если они попробуют что-то с тобой сделать, на них сбросят много бомб.
        - Они что, поверили в эту чушь? - удивился я.
        - Конечно, ведь я подавляю мужчин. Забыл? - ехидно сказала Анату.
        - А ты соображаешь, - похвалил её я, - видимо, ты особенная женщина.
        - Видимо, - кивнула она. - Иди за вещами, они подвезут нас до того места, куда нам нужно.
        Забрав из машины наши вещи, я вернулся к каравану. Хат и Анату уже взобрались на верблюдов и теперь смотрели на меня сверху вниз. Кинув Хату его спецкостюм, я подошёл к приготовленному для меня верблюду. То т почему-то лежал на песке и кидал на меня косые взгляды, а араб, державший его за поводок из плотной кожи, тоже смотрел недобро.
        - Злые какие! - пробормотал я, забираясь на спину горбатого «корабля пустыни».
        - Изюм! - внезапно заорал погонщик.
        - Чего ты орешь?! Сам ты изюм! Козёл! - обиделся я. - Американские войска, бомбы, бух-бух! Смотри у меня…
        - Изюм! - повторил араб, протягивая мне поводья.
        - Чего он орёт? - спросил я Оултера.
        Перебросившись с погонщиком парой фраз, Хат ответил:
        - Он говорит тебе, что твоего верблюда зовут Изюм! Это хороший верблюд, очень умный.
        - Ага, - кивнул я, - умный верблюд, понятно. Едва я взял поводья в руки, верблюд резко встал, и у меня тут же закружилась голова. Теперь я возвышался над землёй на высоте трёх метров. Главное в этой ситуации было не навернуться вниз.
        - Хорошая собачка, - погладив по уху верблюда, ласково сказал я.
        То т выгнул шею и опять как-то странно посмотрел на меня.
        - Изюм! - сурово сказал я и дёрнул за поводья.
        Верблюд побежал, я заорал, погонщики и мои друзья засмеялись и караван, наконец, двинулся в путь. Не знаю как там с интеллектом, но скоростью Изюм обладал спринтерской. В то время пока остальные верблюды спокойно шли вперёд, мой сумасшедший Изюм кругами носился вокруг нашего каравана. В итоге мы остановились, и ещё полчаса меня обучали верблюжьему вождению. Вскоре я освоился и смог ехать спокойно, рядом со своими друзьями.
        - Кто они? - спросил я Хата, кивая на погонщиков.
        - Это бедуины, они предпочитают свободную жизнь в пустыне презренной городской жизни, - явно не своими словами ответил он. - В город приезжают только за продуктами и необходимыми вещами.
        - А ты не спрашивал, откуда у них деньги?
        - Нет, но это не проблема, - сказал Хат и обратился с этим вопросом к ехавшему неподалёку бедуину.
        Гордый житель пустыни расплылся в улыбке и, размахивая руками, минут пять что-то увлечённо рассказывал. Потом достал огромный кинжал и помахал им в воздухе. Выслушав его, Хат обернулся ко мне и сообщил:
        - Сулейман сказал, что они разводят верблюдов и лошадей, а когда совсем прижимает, занимаются разбоями и грабежами.
        - Добрые люди, - хмуро сказал я и опять поймал недовольный взгляд Изюма, - эй, Оултер, мне кажется, что верблюд меня ненавидит.
        - С чего ты взял?
        - Он всё время на меня косится.
        Позвав Сулеймана, Хат показал на меня пальцем и что-то спросил. Бедуин заулыбался и громко затараторил на своём каркающем языке, вызвав смех других погонщиков. Придав своему лицу надменное выражение, я стал смотреть на горизонт. Хохот вокруг меня не стихал, но я постарался абстрагироваться от происходящего веселья. Ненавижу, когда надо мной смеются, а я при этом ни черта не понимаю. В такие моменты моё самолюбие начинает шипеть и плавиться.
        Когда глупые бомжи пустыни перестали ржать, я поинтересовался у Оултера.
        - Ну и что сказал Сулейман?
        - Дело в том, Теди, что Изюм очень добрый верблюд, и им кажется, что он в тебя влюбился.
        - А мне кажется, что кое-кому надо побриться и помыться. Чувствуешь, как воняет от этих бедуинов? Они смердят как общественный туалет в Центральном парке, но я ведь не поднимаю их на смех.
        - Ты слишком болезненно реагируешь на шутки в свой адрес, - сказала Анату, мягко улыбаясь.
        - Ну да, конечно, один я здесь кретин! - вспылил я и, хлопнув ногами в бока Изюма, умчался вперёд.
        Вскоре солнце опустилось, скрывшись за появившимися на горизонте горами. Но наш караван не останавливался пока мы не добрались до небольшого болотистого пруда, возле которого находился древний на вид колодец.
        Там мы спешились, и меня наконец-то сняли с верблюда. Я натёр себе всё что мог и поэтому, зайдя по колено в пруд, стал приходить в чувство. Простояв так десять минут, я почувствовал, что сзади кто-то стоит. Обернувшись, я увидел Анату протягивающую мне флягу с водой. Жадно присосавшись к горлышку, я выпил её до дна, но жажда меня не покинула.
        - Когда выйдешь из воды, смажь натёртые места этим маслом, - сказала Анату, протягивая мне маленький сосуд.
        - Что это? - спросил я, забирая бутылочку.
        - Бедуины дали нам это средство, оно снимет боль и позволит коже быстрее восстановиться.
        - Спасибо им, видимо они не такие уж и придурки! - сказал я, выбираясь из воды.
        Усевшись в сторонке, я снял брюки и ужаснулся: кожа на внутренних сторонах бёдер была покрыта мозолями, прикусив губу, я аккуратно смазал повреждённые участки тела бедуинским маслом. Как ни странно, боль вправду стала уходить, и я блаженно закрыл глаза. Вскоре хорошее настроение вернулось ко мне. Что и говорить, я впервые оказался в пустыне, покатался на верблюде, пообщался с бедуинами, кстати, надо им рассказать о пользе принятия ванны и подарить шампунь... И потом, такого чистого звёздного неба я ещё никогда не видел.
        Бедуины, сгрудившись возле костра, готовили чай, Хат, легко влившись в их коллектив, помогал им в этом, принося засохший кустарник для растопки. Я поискал глазами Анату, но она куда-то испарилась; что же, у женщин должны быть свои женские дела. Подойдя к верблюдам, я отыскал Изюма и снял с него свой спецкостюм и подаренное мне Сулейманом тёплое одеяло. Бросив его на землю в десяти метрах от костра и соорудив из спецкостюма некое подобие подушки, я задремал. Не знаю, сколько я провалялся, но проснулся оттого, что меня кто-то целует в губы.
        - Я знаю, что ты этого тоже хочешь, - прошептал я, притягивая её к себе и открывая глаза.
        Огромный слюнявый язык Изюма опустился на моё лицо. Я громко закричал, отпихивая от себя верблюжью голову.
        - Ты не верблюд, ты извращенец! - вскочив на ноги, орал я. - Твой прошлый хозяин был зоофилом, но я не такой! Ты слышишь меня, Изюм?! Отвали от меня, найди себе верблюдицу и целуйся с ней.
        Его огромные глаза с восхищением уставились на меня. Несмотря на всю мою любвеобильность, в близкие отношения с верблюдами я вступать не собирался, поэтому с размаху заехал Изюму в нос кулаком. Издавая обиженные звуки, он ушёл обратно к стойлу, а я направился к костру.
        Бедуины о чём-то болтали, Хат спал. Мне вручили горячую пиалу с чаем, лепёшку и посадили у костра рядом с Анату.
        - Где ты была? - поинтересовался я, отхлёбывая чай.
        - Гуляла, - неопределенно ответила девушка.
        - Не хочешь рассказывать?
        - Позже, допивай свой чай, а потом прогуляемся.
        - В другой ситуации я бы обрадовался предложению девушки прогуляться. Мы бы сходили в маленький уютный ресторан, выпили чего-нибудь, а потом поехали ко мне. Но где тут можно гулять? Бродить по песку, рискуя наступить на что-нибудь ядовитое и опасное?
        - Ты циник, - раздражённо ответила Анату. - Я уже жалею, что мы выбрали тебя.
        - Выбрали меня? - удивился я. - Вот это уже интересно... Не расскажешь, как происходили выборы? Межгалактический совет провёл лотерею, или это был конкурс
«Самый умный человек Земли»?
        - Ты ужасен, поэтому тебя и не любят женщины!
        - Не любят? - задумчиво сказал я, отставляя пустую пиалу. - Да меня все любят, даже верблюд Изюм. Но ты уходишь от ответа. Мы говорили о выборе, не так ли? Может расскажешь, мисс богиня с Гайены, мисс Высший Разум, кто меня выбрал и почему?
        - Твой сарказм - признак твоей ограниченности! - вскакивая на ноги, крикнула Анату.
        - Попытка меня подавить не удалась, - вскакивая следом, сказал я, - и теперь ты недовольна! Не нравится, что нашёлся единственный мужчина, на которого не действует твой космический шарм?
        - Да плевать я на тебя хотела! - крикнула Анату и, развернувшись ко мне спиной, ушла в темноту.
        - Ну и вали! - крикнул я, кидая ей вслед кусок лепёшки.
        Подняв с земли одеяло, я пошёл в противоположную сторону, успев заметить изумлённые лица бедуинов, бесспорно, они были на стороне Анату. Естественно, пустынных жителей она быстро подавила своей энергетикой, но я не такой. Я - Теди Вачёвский, и этим всё сказано!
        Значит меня выбрали. Интересно только: как и зачем? Я простой журналист, ну конечно очень талантливый и перспективный, но какая польза от этого Хату и Анату? Хотя, с другой стороны, то, что я им нужен - это бесспорный факт, иначе они давно бы сделали ноги.
        В принципе, всё, что случилось со мной за последний месяц, - удивительная полоса удачных совпадений. Конечно, это не умаляет и моих личных заслуг, но слишком уж всё гладко складывалось. Одурачить одного человека легко, десяток - сложнее, но я то обманул куда больше. Я оставил с носом ВМФ Соединённых штатов Америки, целую группу учёных и даже президента, хоть он и редкостный болван. Значит ли это, что мне помогали? Вполне возможно. Но это всё гипотезы, а мне нужны факты!
        Наступив на гордость, я пошёл искать Анату. Обойдя лагерь несколько раз, я наткнулся на неё, лежащую на земле и смотрящую в небо.
        - Ищешь куда бы улететь? - не удержался от укола я.
        - Мерзавец! - ответила Анату продолжая смотреть в одну точку.
        - Ладно, извини, - сказал я присаживаясь рядом. - Я тут подумал и решил, что ты можешь быть права, и я действительно оказался вовлечён во всю эту историю не случайно.
        - Конечно, великий журналист Вачевский был избран межгалактическим советом! - парадируя мои интонации, сказала девушка.
        Еле сдержавшись, чтобы не сказать какую-нибудь гадость в ответ, я натянул на лицо улыбку.
        - Допустим, не такой уж я и великий, но вам зачем-то нужен, ведь правда? Вот я и хочу понять: на кой хрен я вам сдался, и как вам удалось меня во всё это втянуть?
        - Ладно, слушай, - поднимаясь на локоть, сказала Анату. - Мы сообщили твоему боссу о находке летающей тарелки, зная, что на это дело он отправит тебя. После этого я просто корректировала модель поведения всех, кто с тобой сталкивался, помогая тебе продвигаться всё дальше и дальше.
        - Лихо, - согласился я, - но, всё-таки, почему именно я?
        - А вот на этот вопрос я тебе не отвечу.
        - Какого чёрта? Это главный вопрос! - возмутился я.
        - Я думаю, завтра вопросов у тебя будет куда больше, - мягко улыбаясь, сказала Анату. - Подожди, развалины древнего Пта недалеко...
        - Пта - это очередной ваш друг? - вспоминая недавний разговор с Хатом, спросил я.
        - Скорее подруга, - поправила меня Анату, - мы были с ней очень близки.
        - Да я уже понял, что мужчины тебя раздражают!
        - насмешливо сказал я.
        Рука Анату обхватила мою шею, и через секунду ее мягкие податливые губы встретились с моими. Такого сладкого поцелуя в моей насыщенной событиями жизни ещё не было. На меня обрушился такой поток чистого и совершенного блаженства, что я забыл где нахожусь. Я парил в облаках, обдуваемый тёплым ветром, и чувствовал себя абсолютно счастливым.
        - Тебе хорошо со мной, Теди? - спросила Анату, отстраняясь от меня.
        - Как во сне. Знаешь, мне кажется, что я в тебя влю…
        Надавив мне пальцем на какую-то точку за ухом, она не дала мне договорить. Я почувствовал что отрубаюсь, и провалился в темноту.
        - Я тоже, Теди! - послышалось издалека.
        ГЛАВА 9
        Мне пришлось купить трёх верблюдов, включая Изюма, хотя я бурно сопротивлялся. Отдав бедуинам сорок тысяч долларов, мы попрощались. Дальше нам предстояло ехать втроём…
        Всё это утро я старался не смотреть в глаза Анату, потому что не мог забыть вчерашний вечер. Когда я проснулся, вместо девушки рядом оказался только верблюд - он лежал по соседству, положив на меня свою огромную голову. Анату я увидел когда подошёл к костру завтракать, она сделала вид что между нами ничего не произошло, тем самым сильно задев моё и без того упавшее эго. Сквозь зубы поздоровавшись с ней, я принял правила игры и тоже стал смотреть на неё как на пустое место. Хат с интересом наблюдал за нами, видимо о чём-то догадываясь.
        - Вы что, поругались? - спросил он, когда поблизости никого не оказалось.
        - Было дело, - честно признался я, не вдаваясь в детали того, что последовало за скандалом. - Она призналась мне в том, что вы меня использовали.
        - Как использовали? - очень правдоподобно удивился Оултер.
        - Мальчик, не стоит делать вид, что ты ничего не знаешь! - вскипел я. - Анату сказала мне, что с самого начала вы вели меня на коротком поводке!
        - К чему эти аллегории? Говори прямо! - рассердился Хат. - Я не понимаю, о чём ты говоришь!
        - Аллегории... - криво усмехнулся я. - Умник. Всё это время ты меня дурачил. Ты ведь не учил языки, ты их знал! Ты вообще всё знаешь и всё умеешь.
        - Ну и что с того?
        - А то! Вы всё время лжёте, всё время юлите и водите меня за нос. Давай определимся, Оултер, друг я вам или нет?
        - спросил я, глядя ему прямо в глаза.
        - Конечно друг - без паузы ответил он и положил мне руку на плечо.
        - Та к знай же, наследник Онтри, у нас на земле друзьям не принято врать! - отпихивая его руку, сказал я.
        Вот в таких, не самых лучших отношениях между собой, мы остались наедине с бескрайней пустыней. Вяло погоняя Изюма, я тихо ехал позади тех, кого ещё вчера считал своими друзьями. Мне не хотелось разговаривать с этими лицемерами, но они сами пошли на контакт.
        - Теди, я так больше не могу, - признался Оултер, останавливая своего верблюда, - мы не хотели сделать тебе больно.
        - Ты тоже так считаешь? - спросил я у Анату, но она ускакала вперёд, ничего не сказав.
        - Поверь, друг, ты нужен нам больше, чем мы тебе! - горячо сказал Хат. - Мы не говорили тебе всей правды не потому, что мы лжецы. Просто ты ещё не готов услышать всё.
        - А гоняться по всему миру непонятно зачем, чтобы сейчас оказаться в песках, я, по вашему, готов?
        Хат лишь смущённо развёл руками, видимо, ему нечего было сказать.
        - Куда мы едем? - спросил я.
        - Нам нужно добраться до затерянного города Пта.
        - Зачем?
        - Я не могу тебе сказать, Теди. Только не надо обижаться, - взволновано сказал Оултер, - когда мы приедем туда, тебе откроется целое море информации.
        - Ладно, - махнул рукой я, - поехали.
        - Друзья? - виновато улыбнулся Хат.
        - Друзья, - ответил я расслабляясь, - но впредь не делайте из меня дурака!
        - Хорошо, Теди! - довольно рассмеялся Хат. Всё-таки он был ещё мальчишкой, не смотря ни на что.
        Глядя на его счастливое лицо, я не смог сдержать улыбки и, подгоняя Изюма, помчался вперёд. Единственное, что мне теперь хотелось сделать, так это серьёзно поговорить с Анату, но ей видимо этого не хотелось совсем, так как она умчалась далеко вперёд.
        Мы проскакали уже более четырёх часов, а пейзаж впереди оставался прежним. Никаких заброшенных городов, один песок и редкий колючий кустарник. А солнце припекало будь здоров! Намотав на голову тряпку, я изредка поливал её водой, но толку от этого было мало.
        - Долго ещё? - спросил я у Анату. - У меня уже голова кружится.
        - Почти приехали, - сказала она, даже не посмотрев в мою сторону, - за этим песчаным холмом.
        Но когда мы перебрались через холм, я увидел всё ту же унылую картину - песок, сплошной песок.
        - Ха-ха-ха! - подъехав к Анату, сказал я. - Завязывай со своими приколами, надоело!
        - Отстань, Теди! - зло посмотрев на меня, ответила она и, остановив верблюда, спешилась.
        - Ты уверена, что место правильное? - спросил Хат, ловко спрыгивая со своего верблюда.
        - А ты разве не чувствуешь этого? - удивилась девушка.
        - Оултер, если я не псих, а я не псих, - сказал я, спускаясь с Изюма, - то затерянный город может быть только у нас под ногами, в этом поганом песке! Даже если бы у нас были лопаты и сотни рабочих рук, мы бы откапывали его год, а то и два.
        - Ага, - согласился Хат и, хлопнув в ладоши, сказал, - фокус-покус!
        Верблюды внезапно заволновались и, издавая громкие крики, начали вырываться из рук, но Анату, сделав какой-то странный пасс рукой, мигом их успокоила.
        Я почувствовал как завибрировал воздух и задрожала земля, а затем в небо взлетели тонны песка. Громко закричав, я прикрыл голову руками и упал на колени. Всё вокруг меня тряслось и дрожало, наступил форменный конец света и я - по злому стечению обстоятельств - оказался в его эпицентре. Потеряв отсчёт времени, я просто стоял на коленях и истошно орал, периодически выплёвывая изо рта песок. В том, что моя гибель неминуема, я практически не сомневался, но вдруг всё закончилось. Открыв глаза, я осторожно осмотрелся и почувствовал как моя челюсть непроизвольно отвисает вниз. Я был в центре огромного песчаного каньона высотой не менее километра, скрывшего от нас солнце и погрузившего местность в полумрак. В центре каньона возвышалась огромная пирамида, гораздо больше тех, что находятся в Гизе - и по высоте и по площади.
        - Ни хрена себе домик! - вырвалось у меня.
        - Чего застыл? - толкнул меня в плечо Хат. - Пошли.
        Вокруг пирамиды находился город, который на фоне исполинского строения просто растворился.
        - Ты на самом деле бог, - признал я, - ты, Оултер, твою мать, самый настоящий бог!
        - Я стараюсь, - польщёно улыбнулся Хат.
        Пройдя через огромные каменные ворота, обрамлённые скульптурами похожими на древнеегипетских богов, мы зашли в город. Удивительно, но все постройки и дорога, ведущая к пирамиде, сохранились хорошо.
        - Что здесь произошло? Как этот город оказался под песками и что стало с его жителями? - поинтересовался я у своих спутников. - Катастрофа? Но тогда почему всё так хорошо сохранилось?
        - Ничего страшного не случилось. Завершив свою работу, Пта и Ра приказали людям уйти в другие места, а сами, включив программу маскировки местности, покинули эту планету, - подала голос Анату.
        - Эти Ра и Пта, они были богами? Ну, в смысле настоящими богами, без дураков?
        - Типа того, - ухмыляясь во всё лицо, сказал Хат.
        - Засранец, - ласково сказал я, - упиваешься своим могуществом?
        - Есть немного, первый раз в жизни я использовал свою силу по полной программе! И ты знаешь, дружище, мне очень понравилось!
        - Хвастунишка! - сказала Анату и на её лице наконец-то появилась улыбка.
        - Завидуешь? - засмеялся Хат. - Я и не такое могу!
        - Только не трать силу по пустякам, она нам ещё пригодится, - сказала Анату и её лицо вмиг сделалось серьёзным.
        Пройдя по прямой как стрела улице, мы вышли на огромную площадь и оказались у подножья пирамиды. Вблизи она выглядела ещё грандиознее и выше чем издалека, я прикинул высоту на глазок - около пятисот метров.
        - Мне кажется, или она действительно сделана из стекла? - спросил я Оултера.
        - Тебе не кажется, ты абсолютно прав, - ответил Хат. - Песок под большим давлением и при воздействии высоких температур способен принимать и не такие формы!
        - Эти Пта и Ра вероятно были великанами, - решил я когда мы подошли к огромным тридцатиметровым металлическим дверям.
        - Нет, Ра был меньше тебя, а вот Пта ростом с Анату, впрочем, ничего удивительного, ведь они сёстры.
        - Конечно, блин! Вообще ничего удивительного, у нас такие пирамиды как
«Макдоналдсы», на каждом шагу! - с сарказмом сказал я. - Дверь хоть сможете открыть, или так и будем стоять?
        - Твоя очередь, Анату, - галантно кланяясь, сказал Хат, - сумеешь открыть то, что закрыла твоя сестрёнка?
        - Отойди в сторону, умник! - хищно ухмыльнувшись, ответила она.
        - О нет, только не это! Снова ваша долбаная магия! - закричал я, ища глазами укромное место.
        Анату подошла к дверям и, широко раскинув руки, запела монотонную песню:
        - Омм-ххаа-наа-тааа-нуу! Омм-ххаа-наа-тааа-нуу!
        Воздух опять завибрировал, но на этот раз никакого светопреставления не случилось. Двери задрожали и, осыпая землю песком, распахнулись. За ними была мрачная и опасная темнота огромного заброшенного здания.
        - Иди первым, - сказал я Хату, небрежно показывая пальцем на пирамиду.
        - Почему? - удивился он.
        - Я - дитя американского образа мышления, постигавший мир тайн и приключений через кудесников Голливуда. Знаешь ли ты, дружище, что в древних пирамидах куча смертельных ловушек? Мне хотелось бы выжить в этой пустыне, мне про всё это нужно будет написать. А если меня в задницу укусит огромный паук, или я провалюсь в яму со змеями, кто напишет статью? Ты? Сильно сомневаюсь, приятель.
        - Здесь нет ловушек, - неуверенно сказал Оултер, покосившись на внушительный дверной проём.
        - Ну вот и иди первым! - предложил я. - Боги, по идее, бессмертные…
        - Я не такой, пока... - буркнул Хат, опуская очи вниз.
        - Та к я и знал. Ты трусишка! - начал подначивать его я. - Боязно лезть в неизведанное?
        - Достали, - отпихнув нас, Анату направилась в пирамиду.
        - Постой! - крикнул я, догоняя её. - Ты уверена, что там безопасно?
        Её милоё лицо приняло особо недовольное выражение, большие губы скривились в едкой усмешке, а глаза стали метать огонь со скоростью ручного пулемёта.
        - Теди! Я не для того здесь нахожусь, чтобы дрожать от страха и бояться неизвестности. У меня есть миссия, которой я следую, и цель моего путешествия в эту местность - попасть в пирамиду. Поэтому заткнись и следуй за мной, а если будешь продолжать своё нытьё, я тебя отлуплю!
        - Ты способна меня ударить? - картинно заламывая руки, захлопал глазами я. - Какая брутальная женщина! И что я в тебе нашёл?
        Ударила она меня без замаха, но больно. После того как я получил от неё заслуженную оплеуху, спорить мне расхотелось. Угрюмо потирая щёку, на которой наверняка остались пальчики Анату, я послушно последовал за ней. Оултер, довольно улыбаясь, двинул за мной по пятам.
        Пройдя около пятидесяти шагов, мы остановились.
        - Фонарик забыли, да? - ехидно заметил я.
        - Он нам не понадобится! - коротко ответила Анату.
        - Возможно, вы с Хатом нектолопы, но я простой человек и в темноте не вижу. И, позволю себе заметить, что в данный момент нас окружает кромешная тьма, которая не позволяет мне как туристу насладиться всеми прелестями этого сакрального учреждения…
        - Теди!
        - Вот так всю жизнь, - сокрушённо сказал я, - едва я начинаю указывать людям на их ошибки, как меня бьют, или затыкают рот.
        - Анату, включи свет, - нервно сказал Хат, видимо, ему тоже не нравилась темнота.
        - Да, Анату, зажги! - потребовал я. - Зажги хренов свет!
        - Зачем я только вас с собой взяла... - чувствовалось, что малышка недовольна. - Эсса-онии-мна! Эсса-онни-мна!
        - Опять за старое? - весело сказал я и почувствовал, как её тёплая ладошка затыкает мой рот.
        Что-то громко щёлкнуло, и я ослеп. Если бы не рука Анату, я бы наверно грохнулся на землю.
        - Что это было? - шатаясь из стороны в сторону, поинтересовался я. - Мои глаза! Я ничего не вижу…
        - Подожди минуту, - услышал я голос Анату, - Оултер, как ты?
        - Я тоже ослеп, - послышалось откуда-то сбоку.
        - Это ловушка! - запаниковал я. - Ваши долбанные друзья нашпиговали эту пирамиду разными гадостями. Вместо нормального освещения, они устроили это слепящее приспособление, это же типичная защита от расхитителей гробниц! Хлоп, и ты ослеп! А потом, бац! И тебя начинает кто-то жрать…
        Видимо я накаркал беду, или же я просто обладаю отменным чувством предвиденья. В моё плечо вцепились чьи-то зубы, и я дико заорал, отбиваясь руками от невидимого врага.
        - Не бей своего верблюда! - попросила меня Анату.
        - Изюм, чтоб тебя! - грозно крикнул я.
        Наконец мои глаза перестали слезиться, и окружающий мир стал приобретать формы и цвета, правда, пока как-то размыто. Уцепившись руками за морду верблюда, я нащупал притороченную к седлу флягу с водой и, сорвав пробку, стал с наслаждением пить. Вместе с водой ко мне вернулось зрение: рядом со мной сидел на полу Хат, а чуть в сторонке, красиво расставив длинные ноги, стояла Анату. Ласково лизнув меня в лицо, Изюм напомнил, что он тоже здесь и ему нужно внимание.
        - У, бродяга! - нежно потрепав его за ухом, сказал я.
        - Обосрался от страха, когда дядя Хат начал ландшафтным дизайном заниматься?
        У верблюда был стресс, но он мужественно покачал хвостом и жизнеутверждающее лягнул ногой поднявшегося с пола Оултера. До чего же умное животное, если бы не его неадекватное сексуальное поведение, взял бы верблюдика к себе в Америку, купил бы ранчо, и вместо лошадок разводил бы таких горбатеньких красавцев. Интересно, как бы он переносил климат Невады или Техаса? Наверное не хуже, чем этот...
        - Неплохой домишко! - прокомментировал я окружающий нас интерьер.
        Внутри пирамида была необычайно красива. Стеклянные стены держались на тончайших металлических вставках и, глядя со стороны, оставалось только удивляться, как эта грандиозная конструкция вообще держится. Я же предполагал, что построена она куда раньше своих знаменитых сородичей в Гизе. Едва Анату включила невидимый двигатель, освещающий здание, включились скрытые системы его жизнедеятельности. Роскошный фонтан размером с олимпийский бассейн, стоявший прямо в центре огромного пространства пирамиды, ожил. Попробовав из него воду, я отметил её чистоту и превосходный вкус.
        - Холодна как родниковая, если забыть, конечно, тот факт, что мы в пустыне, - сообщил я своим друзьям.
        - Как вы считаете, откуда берётся вода?
        Мне никто не ответил, я обернулся и увидел, что Анату и Оултер таращатся куда-то под потолок. Проследив за их взглядами, я опешил. По прозрачному стеклу пирамиды, смывая песок, налипший с внешней стороны, струились потоки воды. Выскочив наружу, я в изумлении уставился на то, как оживает этот затерянный в песках город. Сбегая по ровным стенкам пирамиды, вода попадала в невидимые глазу каналы, и вдоль улицы из земли стали пробиваться ярко зелёные растения. В считанные минуты, прямо на наших глазах, мир песка и пыли превращался в чудесный оазис.
        - Вот так чудеса! - с трудом воздержался я от матерных эпитетов.
        - Да, - почему-то грустно сказала Анату, - Пта очень любила воду и флористику, сколько я себя помню, она всегда экспериментировала с новыми видами растений.
        - Кактус она придумала зря, - пошутил я.
        - Нет, просто в тот день у неё было плохое настроение.
        - Н-да, - только и смог сказать я, - талантливая у тебя сестрёнка.
        Даже воздух стремительно менялся, в него быстро проникали ароматы распустившихся ярких цветов, а серые стены древних домов, на которых быстро росли вьющиеся растения, теперь превратились в яркую палитру красок.
        - Может, делом займёмся? - поинтересовался Хат. - Ладно Анату - она девушка, но ты, Теди, как ты можешь восхищаться цветами?!
        - Заткнись, умник, - парировал я, - пять минут назад ты как истукан таращился на льющуюся с вершины воду, а теперь критикуешь мою восторженность. Хочешь пользоваться у женщин популярностью?
        Хат, соглашаясь, кивнул.
        - Та к вот, если хочешь, будь открыт для романтики и романтизма.
        - То есть, если я увижу распустившиеся цветы, мне надо таращиться на них, пуская слюни умиления? - удивился Оултер.
        - Я не пускал слюни! - сухо ответил я.
        - Ты был на грани…
        - Юноша, несмотря на все твои умения и таланты, опыта жизни в современном обществе у тебя нет. Ты не знаешь как вскружить женщине голову, - я отметил как Анату насмешливо усмехнулась, но не подал виду, что меня это касается, - да, Оултер, женщины для тебя закрытая книга. Бригита не в счёт, она обычная нимфоманка... А вот, скажи мне, смог бы ты по-настоящему заинтересовать женщину, не используя свои божественные способности?
        - Ты же сам говорил, что достаточно уложить девку в койку, и готово! - возмутился Хат.
        - Я говорил?! - удивился я, стараясь даже не смотреть в сторону Анату. - Это клевета, я не мог такого сказать!
        - Но как же, Теди, ты говорил…
        - А ты говорил, что когда мы приедем сюда, мне откроется целое море информации. Но пока я увидел только пирамиду с фонтанчиком и законсервированный во времени фитодизайн. Где ответы на вопросы? Где истина? Зачем мы здесь? Кто убил Кеннеди?
        - Теди! - прервала мою речь Анату. - Следуй за мной, а ты, Оултер, пока прогуляйся.
        Пожав плечами, Хат сделал вид, что начал прогуливаться, но получалось у него это неважно, так как слишком уж пристально он за нами наблюдал.
        - К чему этот цирк? Если бы ты хотела остаться со мной наедине, надо было пользоваться вчерашней ночью.
        - У тебя одно на уме. Секс - это самое важное в жизни всех слаборазвитых интеллектуально личностей. Я хочу немного тебя просветить, утолить твой информационный голод, а то ты меня уже раздражаешь своим нытьём.
        - Можно подумать! - возмутился я. - Человек просто хочет знать за каким хреном его таскают по всему земному шару. Разве это плохое желание?
        - Ну, допустим, это желание закономерное, - согласилась со мной Анату.
        - А секс? Разве секс плохое, недостойное такого парня как я занятие?
        - Ну…
        - Вот видишь, - обрадовался я, - ты в замешательстве, а знаешь почему? Потому, что ты меня любишь!
        - Вачёвский, ты самый самоуверенный человек в этой солнечной системе, - сделала достойный и правильный вывод Анату.
        - Конечно! Но ведь это часть моей харизмы, это и делает меня мной! Самоуверенность рушит горы и разбивает девичьи сердца!
        - Ты мне симпатичен, и не более того, - не очень убедительно сказала она, старательно пряча глаза.
        - У нас на планете о своих чувствах говорят прямо, не подменяя словом «симпатичен» слово «люблю».
        - Тебе было интересно узнать, где мы и зачем, - ушла от темы чувств Анату, - мы находимся в пирамиде…
        - Я похож на дегенерата? - оскорбился я. - И сам вижу, что мы в пирамиде, дальше-то что?
        - Будешь меня перебивать, больше ничего не услышишь! - предупредила девушка. - Как ты думаешь, каково предназначение этой пирамиды?
        - Большой фонтан?
        - Нет.
        - Очень большой фонтан?
        - Всё, Вачёвский, молчи! - рассердилась моя прекрасная богиня. - Это антенна.
        - Ты знаешь, я конечно соскучился по телевидению, но тащиться в пустыню…
        - Это не телевизионная антенна!!! Ты невозможен! ТЫ ОТВРАТИТЕЛЕН!
        - И всё-таки ты меня любишь! - довольно ухмыльнулся я. - Давай поцелуемся?
        Услышав последнюю фразу, Хат заинтересованно вытянул шею, но, увидев как я получаю очередную пощечину, вернулся к созерцанию пола.
        - Хватит меня бить! - разозлился я. - Мне не нравится такое выражение чувств, нежный поцелуй куда лучше! Мы в XXI веке, детка, сейчас эра нежности и любви!
        Надув свои прекрасные губки, Анату уселась на край фонтана и сердито уставилась на меня. Кажется, она решила играть в молчанку, сдерживая своё слово. Таким способом заставить старину Тадеуша молчать? Ха-ха! Вначале дерётся, потом не признаётся в любви, затыкает мне рот, опять дерётся, а затем обижается и начинает меня игнорировать. Да я могу не разговаривать с ней вечность, больно надо! Я сильный самодостаточный мужчина, которому не нужно внимание какой-то там инопланетянки!
        Я принял правила игры и, сделав суровое лицо, сложил руки на груди. Посмотрим, кто кому больше нужен…
        Через десять минут тишины я не выдержал.
        - Ладно, я не прав, я скотина и пижон, недостойный даже секса с верблюдом. Прости меня, любовь моя!
        Губы Анату тронула улыбка, но лицо сохраняло отрешённое выражение. Видимо она ждала от меня большего.
        - Тебе не нужна моя любовь? Отлично! Я буду спокойнее евнуха, я даже не буду смотреть в твою сторону, но, пожалуйста, только не молчи, это меня убивает.
        - Хорошо, Теди, - наконец сказала она, - я продолжу свой рассказ. К земле движется флот лаптогов, и мы не знаем, что им нужно. В лучшем случае, они осуществят захват планеты, в худшем - уничтожат её. Но мы были к этому готовы, у нас были в запасе миллионы лет, а они об этом даже не догадывались. В этот раз лаптогов ждёт не самый приятный сюрприз, мы готовы отразить их атаку.
        - Значит, третий мир уцелеет? - вспомнил я то, о чём мне рассказывал Оултер. - Но как же ваша высокая мораль, которая не позволяет вам убивать?
        - Мы несколько пересмотрели свои взгляды на этот вопрос и создали совершенное оружие, - ответила Анату.
        - Ага, значит это сооружение часть вашего оружия? - догадался я, осматривая помещение совсем другими глазами.
        - Ну, в некотором роде ты прав. Эта антенна - только звено в цепи построек, которые пригодятся нам для отражения атаки лаптогов. Нашей задачей является активация всего комплекса зданий, разработанного для защиты Земли.
        - Говоря проще, нам предстоит включить ваше супероружие! - подвёл итог я. - И для этого мы и мотаемся по всему свету.
        - Какой ты умный, - почти без сарказма сказала Анату.
        - Твоё лестное замечание принимается, я и правда умён! - не обращая внимания на нотки иронии в её голосе, согласился я. - Итак, пирамидку мы откопали, включили, теперь куда двинем? Постой, я сам догадаюсь! Наверняка к развалинам Стоунхенджа, или назад, в Южную Америку, к руинам пирамид майя?
        - Следующая наша цель - горы Кавказа, - опровергла все мои блестящие догадки Анату.
        - Что? - разочарованно сказал я. - Какой ещё на хрен Кавказ? Я не хочу на Кавказ! Там Россия, террористы и много чего ещё! Лучше в трущобы Рио-де-Жанейро, чем на Кавказ!
        - Однако, нам нужно именно туда, - спокойно заявила Анату, - вызывай транспорт, а то на верблюдах ехать придется долго. Хат, иди сюда, мне нужна твоя помощь!
        Подойдя к нам, Оултер достал из кармана непонятно откуда взявшееся яблоко и стал с аппетитом его грызть.
        - Вы уже пообщались? Ну что, Теди, получил ответы на свои вопросы?
        - Частично, - подумав, решил я, - хотя вопросы конечно остались, но миссия мне понятна. Я целиком и полностью на вашей стороне. Можете использовать мои таланты и возможности как вам заблагорассудится. Спасение мира - это вам не дерьмо собачье! Тем более что Героизм - моё второе имя.
        - Я знал, что мы сделали правильный выбор! - обрадовался Хат.
        - Стоп! - завопил я, поняв, что упустил самую важную деталь. - Вы не ответили на главнейший вопрос.
        - Какой вопрос? - в унисон спросили мои друзья.
        - Почему из всех жителей Земли вы выбрали именно гениального журналиста, отличного парня с цепким интеллектом Тадеуша Вачёвского?
        Мои спутники замялись, и я не мог этого не заметить. Что же такого странного в моём вопросе, если он так легко выбивает из колеи представителей высшего разума? Подобравшись, я был готов услышать любой, даже самый отвратительный ответ.
        - Скажи ты, - обратилась к Хату Анату.
        - Хорошо, - замявшись, он посмотрел на меня и выдал виноватую улыбку, - ээээ, как бы сказать…
        - Не выкручивай мне яйца, юноша! Говори так, как есть, - строго сказал я.
        - Теди, ты знаешь, что такое астрология? - зачем-то спросил Хат.
        - Ты, видимо, подходишь к ответу на мой вопрос издалека. Я знаю, что такое астрология, по гороскопу я Стрелец, если тебя это интересует.
        - Да всё я про тебя знаю, - сказал Оултер, - ты нам очень нужен. И тут всё дело именно в астрологии.
        - Ближе к делу, сынок! Будь краток, и тебя станут слушать.
        - Я понял, - согласился со мной Хат, - в общем, на ближайшие две недели ты - самый удачливый человек на Земле, и мы не могли этим не воспользоваться. И потом, ты великолепный авантюрист.
        - В первую очередь я отличный журналист! - обиженно сказал я. - Самого главного ты и не сказал…
        - Ты потрясающий журналист…
        - Поздно, - отмахнулся я, - моралисты, блин! Вы ведь меня просто используете. Интересно, я вам хоть немного симпатичен? Или всё ваше хорошее отношение - просто игра?
        - Ты замечательный парень, - честно ответил Хат; его широко распахнутые глаза не могли лгать.
        - А ты что скажешь, богиня? - поинтересовался я у Анату.
        - Несмотря ни на что, ты - хороший человек.
        - На большее я от тебя и не рассчитывал, - махнул рукой я, - ну ладно, на Кавказ, так на Кавказ!
        Подойдя к Изюму и привычно отмахиваясь от его ухаживаний, я забрал спецкостюм, притороченный к седлу. Анату внимательно наблюдала за всеми моими действиями из-под своих пышных ресниц. Лихо скинув с себя одежду, я, демонстративно напрягая мышцы и тщательно втягивая живот, напялил на себя спецкостюм и вызвал по спутниковой связи штаб.
        - Теди, куда ты пропал? - услышал я взволнованный голос Хаджета.
        - Мы в Египте, - сообщил я, обрадовавшись знакомому пропитому голосу, - рад слышать тебя, дружище. Вытащи нас отсюда поскорее.
        - Зачем ты снимаешь спецкостюм? Когда ты не в нём, мы не можем за тобой следить и вовремя приходить на помощь!
        - Мне нужно было маскироваться, здесь, в пустыне, редко встречаются люди в военных костюмах последнего поколения. Сейчас ты можешь отследить мои координаты?
        - Да, мы уже получаем картинку со спутника, - внезапно голос Хаджета предательски задрожал, - а это что за дерьмо?!
        - Неважно, это просто ещё одна египетская пирамида. Когда сможешь прислать за нами эвакуатор?
        - Через двадцать минут у вас будет вертолёт. Теди, какого чёрта у тебя там происходит?
        - Скажи ему правду, - через шлем услышал я голос Анату.
        - Окей, приятель, - начал я, - то, что ты сейчас услышишь, не очень приятно. Нации угрожает опасность, в самое ближайшее время нас ожидает вероломное нападение врага.
        - Та к и знал! - ликующе заревел Хаджет. - Не зря китайцы вели себя в последнее время так тихо…
        - Это не китайцы! - резко перебил его я.
        - Неужели русские? - удивился адмирал. - Ну, это дерьмо собачье! Быть такого не может, они уже давно ни на что не способны. Хотя, может речь идёт о каком-то Ближневосточном конгломерате… И верно, ты же в Египте! Значит ли это, что мусульмане готовят удар по Америке? Рассказывай быстрее, что ты узнал, дружище.
        - Это будет вторжение из космоса, - грозно сказал я, - и враг силён и коварен.
        - Вот ублюдки! - яростно выругался Хаджет. - Это я о говнюках из НАСА. А ведь их предупреждали, не фиг бомбить астероиды и планеты.
        - Ты о чём? - не понял я.
        - Ну, об их программе «ТОР». Они выстреливают в различные космические объекты-болванки с целью сбора информации. Таким образом, экономится целая куча денег: не нужно высаживаться на планету, строить орбитальные спутники, лаборатории и высокотехнологичные зонды. Чпок по планете из пушки, и готово! А о том, что инопланетяне могут обидеться, они даже не подумали.
        - Нет, НАСА тут ни причём, речь идёт о пассажирах с летающей тарелки, что стоит у тебя на базе.
        - Та к они шпионы врага? - ледяным тоном произнёс Хаджет.
        - Нет, они хорошие. Просто они поведали мне о том, что нас ждёт вторжение инопланетян - лаптогов.
        - Когда?
        - Через восемь дней, - подсказала Анату, - пусть готовятся сами и сообщат другим.
        - У землян неделя, Хаджет, - на всякий случай сократил срок я. - Сообщи президенту, а он пусть свяжется с Китаем и Россией, нам предстоит коллективная оборона.
        - Ну, это не нам с тобой решать, - сказал адмирал.
        - Нет, Хаджет, - резко ответил я, - решать именно нам! Ты - будущий министр обороны США и твой голос чего-то да значит. Я могу на тебя положиться, дружище? Судьба мира в наших руках и малодушию нет места!
        - Я сделаю всё, что от меня зависит. Но в конгрессе одни олухи, да и президент у нас редкостный идиот, - немного подумав, сказал Хаджет. - Давай сделаем так, прилетишь ко мне на базу, и ещё раз всё обсудим.
        - Нет времени, мне срочно нужно попасть на Кавказ! - возразил я.
        - Куда тебе нужно? - опешил адмирал.
        - Да я сам офигел, - признался я, - только избавь меня от вопросов, Хаджет, я сам ни хрена не понимаю! Но это нужно сделать для того, чтобы спасти Землю.
        - Ладно, займусь твоим вопросом, - растерянно сказал Хаджет и внезапно перешёл на необычный для себя сленг интеллигентного человека. - Я обескуражен происходящими событиями и ровным счётом ничего не понимаю, но для спасения отечества я пойду на всё! Верю в тебя, друг мой! Конец связи.
        - Вопрос решён, - сообщил я Анату, снимая с головы шлем.
        - Ты молодец, Теди, - взяв меня за руку, сказала она.
        В её глазах впервые за сегодняшний день появилось то тёплое выражение, которое лирики называют любовью, а циничный подонок Вачёвский - потенциальным желанием секса. Не выпуская из своей клешни её мягкую ладошку, я потащил Анату за собой на улицу, Оултер уже был возле верблюдов и надевал свой спецкостюм.
        - Ну что, вызвал самолёт? - поинтересовался он.
        - Самолёты в пустыне не садятся, за нами пришлют вертолёт, - хмуро сказал я, чувствуя какую-то упущенную мной из контекста происходящих событий деталь.
        - Он сообщил властям, - обращаясь к Хату, сказала Анату, - первая часть нашего задания выполнена.
        Её слова заставили мой мозг включиться. Пять минут назад я сообщил Хаджету о вторжении и приказал строить всех «в ружьё». Но зачем? Я мотаюсь по всему миру со своими свежееобретёнными друзьями в поисках деталей сверхоружия способного остановить вторжение лиц внеземной национальности, а потом приказываю пятизвёздному адмиралу объявлять готовность номер один. За каким спрашивается чёртом колоть слона булавкой, если у тебя за пазухой гранатомёт?
        - Пардон, - привлекая внимание Анату и Хата, сказал я, - а какого хрена собственно?!
        - В смысле? - не понял Хат.
        - Землянам что, предстоит воевать самим? А как же оружие, которое нам с вами надлежит включить, чтобы спасти мир? Вы меня дурачите!
        - Всё не совсем так, - мягко сказал Хат.
        - Всё совсем не так! - резко сказала Анату, и в её глазах мелькнуло пламя. - Поддержка землян необходима! Они ударят по врагу всем своим оружием, а мы нанесём главный удар, без которого победу не одержать!
        - Какая импульсивная девушка, - восхитился я, - сколько экспрессии и страсти! Ладно, в очередной раз поверю вам, просто потому, что мне хочется вам верить. Особенно тебе, Анату, ведь ты так восхитительна...
        - А у тебя одно на уме! - закипая, сказала она. - Секс без перерыва!
        - Причём здесь секс? Кто говорил о сексе? Мне кажется, у тебя у самой проблемы. Столько миллионов лет провести в замороженном состоянии, без мужской ласки...
        Кстати, Хат за мужчину не считается априори!
        - Почему это? - возмутился Оултер.
        - Потому это, - ушёл от ответа я, - Анату, тебе нужен такой мужчина как я!
        Ловко увернувшись от пощёчины, я хмыкнул и, взяв своего верблюда за уздечку, направился к выходу из города. Вертолёт здесь не приземлится, а, следовательно, нужно выбраться из каньона наверх.
        - И всё-таки тебя дурачат, - сказал я сам себе.
        ГЛАВА 10
        Задрав голову и прикрывая глаза ладонью, я смотрел на приближающийся с северо-востока вертолёт. Когда вертушка зависла над нами, поднимая тучи песка и пыли, я стал махать руками, приказывая пилоту садиться. Вертолёт приземлился, пилот выключил двигатель, винты перестали вращаться, а я подошёл к кабине и заглянул внутрь, где сосредоточенно жевал жвачку по меньшей мере взвод бравых американских рейнджеров.
        - Здорово, ребята! - улыбаясь, сказал я. - На кой хрен вас так много?
        - Мы группа прикрытия, на всякий случай! - отрапортовал мне прыщавый сержант, не отрывая глаз от Анату.
        Солдафоны видимо давно не видели женщин, так как глазами они Анату не только раздевали, но и вовсю трахали, причём всем взводом. Почувствовав, как внутри меня растёт ужасная злоба, я как бы случайно задел локтём дуло сержантской винтовки, отчего приклад попал тому чётко в челюсть.
        - Хо?! - удивлённо сказал он.
        - Хо! - рявкнули остальные.
        - Хватит орать! - приказал я. - Немедленно покиньте транспорт!
        Рейнджеры стали послушно выпрыгивать из вертолёта, оставляя в песке своими армейскими ботинками глубокие следы. Дождавшись пока все они покинули кабину, я забрался внутрь и хлопнул пилота по плечу.
        - Да, сэр?! - послушно рявкнул тот.
        - Ага, - согласился я, - значит так… Как тебя зовут, солдат?
        - Капрал Маккуин, сэр!
        - Молодец, капрал, - похвалил я, - а имя у тебя есть?
        - Тони, - неловко улыбаясь, ответил пилот.
        - Окей, Тони, видишь этих ребят? - показав пальцем на скромно стоявших возле верблюдов богов, спросил у капрала я.
        - Конечно вижу, сэр, - кивнул тот.
        - Отлично! Значит сейчас мы их забираем и летим на Кавказ!
        - Есть, сэр, - опять согласился капрал, - но мы упадём в море, потому что нам не хватит горючки.
        - Где возможна дозаправка? - поинтересовался я.
        - В Израиле, в Турции есть наши базы…
        - В Турции я уже был однажды, поэтому летим в Израиль, - приказал я, - забираем моих друзей и вылетаем.
        - Есть, сэр!
        - И верблюда, пожалуй, возьмём, - разглядывая чувствующего неладное, а от того грустного Изюма, решил я.
        - Но, сэр, верблюд не влезет в «Чёрный ястреб», - нерешительно возразил Маккуин, в ужасе посмотрев на меня.
        - Он у меня умный, ляжет на лапки и вперёд! - энергично сказал я и широко улыбнулся.
        - Но, сэр, это же верблюд! У нас десантный вертолёт, а не транспортник для перевозки животных.
        - Немедленно прекратите пререкаться! - повысил голос я. - Это специально обученный штурмовой верблюд-разведчик, я не могу его здесь бросить! Ты хоть знаешь сколько денег налогоплательщиков ушло на тренировки этого верблюда?
        - Нет, сэр.
        - Двадцать миллионов долларов, солдат! И ты предлагаешь мне оставить это многомиллионное оружие здесь, в пустыне?!
        - Есть, сэр! - с уважением посмотрев на суперИзюма, сказал капрал. - Разрешите приступить к погрузке?
        - Немедленно! - коротко бросил я и вылез наружу.
        - Чего? - вскинулся я, наткнувшись на насмешливую улыбку Анату.
        - Ты так привязался к этому верблюду, что не в силах оставить его здесь. В этом и есть сентиментальный мистер Вачёвский? - спросила она.
        - Я не могу бросить в песках единственное искренне любящее меня живое существо, - холодно ответил я, при этом довольно замечая, как меняется выражение её лица.
        - Да как ты можешь такое говорить? - вспыхнула Анату.
        - А что, разве я не прав? - сделав удивлённое лицо, поинтересовался я.
        Ничего не ответив, она отвернулась от меня. И всё-таки богине на меня не наплевать, возможно, я ей даже не просто нравлюсь. Самодовольно улыбнувшись, я стал наблюдать как рейнджеры запихивают Изюма в вертолёт - тот возмущённо фыркал и периодически кусался, а прыщавый сержант даже удостоился от него смачного плевка в лицо. Вытирая верблюжьи слюни, тот отступил за спины своих подчиненных и теперь руководил погрузкой на расстоянии.
        Вскоре Изюм уже сидел в вертолёте и оттуда довольно поглядывал на меня. Места в кабине осталось только для меня и моих спутников. Дружески похлопав прыщавого сержанта по плечу, я вручил ему поводья от двух оставшихся верблюдов и приказал совершить марш-бросок до ближайшего города. Особой радости моё распоряжение не вызвало, об этом говорили хмурые лица оставшихся на земле рейнджеров с тоской смотревших на вертолёт, который, наконец, взлетел и теперь делал над ними круг почета. Я ободряюще помахал им рукой - всё же ребятам предстоял полный приключений путь, и их надо было поддержать.
        Откинувшись на маленьком сидении, я потрепал Изюма за ухо и, подставляя лицо под струи прохладного воздуха, наконец-то расслабился.

* * *
        В полёте мы провели больше часа и вскоре приземлились на территории Израиля. Пока офигевшие вояки доставали из вертолёта Изюма, я отправился в штаб договариваться о нашей дальнейшей доставке на Кавказ. Анату и Хата отвели в казарму - им не мешало принять душ и вздремнуть. Дружелюбные израильские офицеры в штабе предложили мне свою помощь в путешествии, на что я вежливо, но твёрдо ответил отказом.
        - Американские спецслужбы не нуждаются в помощи! - сказал я, гордо выпячивая грудь.
        Связавшись со штабом, я ожидал услышать Хаджета, но оказалось, что мой дорогой адмирал улетел в Вашингтон на переговоры с президентом. Мысленно пожелав ему удачи, я спросил у офицера связи есть ли где поблизости полковник Морелли. Оказалось, что полковник вернулся на базу и сейчас отсыпается. Приказав разбудить его и связаться со мной через связь спецкостюма, я стал ждать, развалившись на кресле в офицерской комнате отдыха. Рядом сидел еврей в чине майора по имени Антон
        - эмигрант из России. Вскоре Морелли вышел на связь, несмотря на заспанный голос, чувствовалось, что он мне очень рад.
        - Теди, дружище, как вы там?
        - Нашли девушку, отрыли из песка пирамиду и узнали что на землю готовится вторжение инопланетян, - скромно сообщил я.
        - Ни хрена себе! - удивился полковник. - Теперь ясно, почему Хаджет улетел в Вашингтон трезвый как стекло.
        - Да, ситуация дерьмовая... - согласился я, - как там твой нью-йоркский родственник и наш перуанский груз?
        - Всё прошло в лучшем виде, - доложил Морелли, - по возвращению тебя будет ждать хорошее количество бумаги зелёного цвета.
        - Это приятно слышать, партнёр! - искренне обрадовался я. - Кстати, нам бы не мешало пополнить наш бюджет, срочно отправь в Израиль немного денег из средств государства, а то нам предстоит небольшое путешествие на Кавказ, возможны финансовые траты.
        - Сделаем, Теди, - сказал полковник, - кстати, а как ты узнал о том, что готовится вторжение инопланетян?
        - Ну не зря же я работаю на правительство США.
        И потом, пассажиры тарелки в лице Хата и девушки, с которой ты не знаком, мне здорово помогли. Всё серьёзно, Морелли, опасность велика, но земляне дадут отпор поганым пришельцам, уж ты мне поверь!
        - Есть, сэр! - как в былые времена гаркнул полковник.
        - Так-то, приятель! - ухмыльнулся я. - И смотри, чтобы никаких панических настроений в рядах вооружённых сил!
        - Окей, друг! Сколько тебе выслать денег?
        - Двадцать штук хватит, и мне нужен наш «стелс», чтобы отправиться на Кавказ. Кстати, может отправишь деньги вместе с самолётом?
        - Это накладно, авиабаза с которой взлетит «стелс» находится в Алабаме, а мы, как ты знаешь, на Гавайях.
        - Ладно, - согласился я, - тебе виднее, как там удобнее поступить. В общем, жду и того и другого. До связи!
        - До связи, Теди!
        Сняв с себя шлем спецкостюма, я попросил Антона проводить меня к друзьям. Выйдя на улицу, мы направились в сторону аккуратных двухэтажных домиков из белого кирпича. Что ни говори, а израильтяне молодцы - отхапали себе великолепный кусок земли на средиземноморье, отстроили домишек, и всё так красиво и уютно. Вот только своими действиями они ополчили против себя полмира, но разве это имеет теперь значение? Земля обетованная обжита и обустроена, а для решения проблем есть израильская армия и мои горячо любимые Соединенные Штаты Америки.
        - У вас что, дамы служат в армии? - удивлённо спросил я Антона, разглядывая пробегающих мимо меня девушек.
        - Конечно, - ухмыльнулся тот, - на войне ведь тоже трахаться надо.
        - Грамотное решение проблемы, - согласился я, - а вот в нашей армии дефицит резиновых женщин и, как следствие, профицит гомосексуалистов и онанюг всех мастей.
        - Ужасно, - кивнул израильтянин.
        Проводив глазами колонну бегущих женщин в военной форме, я тяжело вздохнул - всё-таки приятно лицезреть колыхающиеся на бегу третьи и четвёртые размеры груди. Эх, если бы не Анату!..
        Вспомнив о ней, я невольно прибавил шагу. Вскоре мы с Антоном подошли к домику, в котором остановились мои товарищи, пожав израильтянину на прощанье руку, я взбежал на крыльцо и забарабанил в дверь.
        - Ну что, выбил для нас транспорт? - с порога спросил Хат.
        - Да, скоро прилетит наш «стелс» и можно будет продолжить путешествие. А где Анату?
        - В душе, уже час там сидит, - сообщил Хат, - если ты не против, я пойду вздремну, а то устал чего-то.
        - Валяй, - легко согласился я.
        Скинув с себя спецкостюм, я пошёл на второй этаж, туда, откуда слышался звук льющейся воды. Дверь в ванную была слегка приоткрыта. Приняв это за знак «Заходи не парься!», я легко толкнул дверь рукой и вошёл в комнату. Прямо передо мной за матовым стеклом душевой кабины стояла под струями воды самая великолепная женщина на земле.
        Красиво расставив длинные ноги, опираясь руками в стенку, она, опустив голову, стояла под лёгкими струйками живительной влаги, которые дождиком падали на неё сверху. Мои ноги предательски задрожали и, подойдя к окну, я присел на подоконник. Всё-таки я мужчина, и зрелище обнажённой богини не могло оставить меня равнодушным. Старательно отводя глаза от душевой кабинки, я стал смотреть на неровно выложенный на полу кафель. Сделав глубокий вздох, я попытался успокоиться. Она всего лишь женщина, а ты, Вачёвский, познал много женщин!
        - Зачем так мучить себя, Теди? - раздался её мягкий голос.
        Вздрогнув, я поднял глаза. Открыв дверь кабинки, Анату смотрела на меня, и в её взгляде было всё: тоска, жалость, горечь и желание. Дикий замес! Я застыл, оглушённый той нечеловеческой болью, которая промелькнула в её взгляде.
        - Думаешь легко быть без мужчины сотни миллионов лет? - только и спросила она.
        Я сорвался с места как стрела из лука, который стрелок держал в натянутом состоянии целый год. Схватив её за шею, я впился в её губы поцелуем, почувствовав, как тепло её тела обжигает мою кожу. Мои пальцы скользили по её загорелой коже, посылая мне в мозг ни с чем не сравнимые импульсы подлинного счастья.
        - Только не делай так, как тогда в пустыне? - отстраняясь на секунду, попросил я.
        - Не вырубай меня, ладно?
        На её прекрасном лице появилась улыбка.
        - В этот раз, Вачёвский, ты так просто от меня не отделаешься!
        Втянув меня в душевую кабину, она захлопнула дверь… Я не знаю, сколько прошло времени и сколько воды утекло из ванной до того, как мы с Анату закончили то, от чего покраснела бы даже сама Дженни Джопсон. Лучи солнца, попадающие в ванную комнату через окно, окрасились в красный цвет, а это означало приход вечера.
        Сидя на мокром полотенце в углу комнаты, я мечтал о сигарете и глазел на Анату, которая сидела на бортике душевой кабины, совсем нецеломудренно раздвинув свои невероятно красивые ноги.
        - Я дура! - внезапно сказала Анату.
        - Почему? - удивился я.
        - Это могло случиться ещё вчера, я круглая дура!
        - Это точно, - не стал возражать я, - хотя, учитывая, что вчера вокруг нас паслось пятнадцать верблюдов и семеро диких бедуинов, всё могло быть совсем не так романтично.
        - Никогда бы не подумала, что потомок клонов может быть лучше бога, - не слушая меня, сказала она.
        Я задумался, выбирая между обидой и лестью, а так как обижаться на «потомка клона» мне было лень, я принял этот витиеватый комплимент.
        - Всё свое детство я проработал в видеопрокате, торгуя порнофильмами. Я просто не могу быть плохим любовником! А твои боги, видимо, в своей высокой морали превратились в ханжей и просто не знают, как доставить женщине удовольствие!
        - Это факт, по сравнению с тобой они ничто! - засмеялась Анату и, подскочив ко мне, сгребла меня в охапку.
        Погладив её по мокрым волосам, я счастливо улыбнулся. Все мои любовницы в сравнении с Анату были фригидными пустышками, даже Ракель из Пуэрто-Рико и Стефани из Парижа.
        - Я не знаю, кто эти девушки, но спасибо за комплимент! - чмокая меня в грудь, сказала Анату.
        - О боже, не читай мои мысли! - попросил я, аккуратно высвобождаясь из её объятий и помогая встать. - Мне необходимо покурить, а не то сойду с ума.
        Спустившись вниз, я увидел Хата, сидевшего перед телевизором с невозмутимым лицом.
        - Как дела? - спросил я.
        Сложив большой и указательный пальцы в колечко, Хат молча дал понять, что у него всё хорошо.
        Проходя мимо, я краем глаза заметил возникшую на его лице ухмылку. Сложив руки на груди, я, прищурившись, посмотрел на этого маленького засранца с высоты своего роста.
        - Ну и какого хрена ты тут лыбишься? - поинтересовался я.
        - Это было круто! - заговорчески улыбаясь, сказал Оултер.
        - Подслушивал, или подсматривал, собака?!
        - Вначале первое, потом второе. Ты был в ударе, учитель!
        - Утрись своим ехидством! - сказал я. Увидев на комоде пачку «Мальборо», я достал сигарету и, жадно затягиваясь, закурил. - Где здесь кухня?
        - Проголодался? - опять ехидно спросил Хат.
        - В глаз получишь, - предупредил я.
        - Кухня там, - показав пальцем направление, сообщил Оултер.
        - Не заблужусь, - буркнул я.
        В холодильнике нашлись сэндвичи и пакеты с непонятными буквами, в которых оказалось молоко. С аппетитом стрескав два сендвича и выпив пакет молока, я с удовольствием рыгнул, откинулся на стуле и закурил. В кухню зашла Анату, красивая даже в одежде, её глаза блестели счастьем, отобрав у меня кусок сендвича, она впилась в него ровными белыми зубами и плюхнулась на стул напротив меня.
        - Хат, собака, за нами подсматривал! - сообщил я ей.
        - Да что он меня обнажённой не видел? - улыбнулась богиня. - Мы с ним как никак столько лет вместе провалялись.
        - А вы не это? - нахмурился я.
        - Нет, дурачок, - засмеялась Анату, - у нас были другие задачи. Совокупления среди них, увы, не было.
        - Что значит: УВЫ?! - вскинулся я.
        - Ты же не девственником оказался, так чего ты от меня требуешь? Я женщина и секс мне необходим так же, как и тебе.
        - Эмансипированная богиня, блин! - тяжело вздохнул я.
        - Ага, - потрепав меня за волосы, сказала она, - но люблю я тебя.
        - Странно, между нами такая пропасть - и социальная, и временная…
        - Ты на что это намекаешь, Вачёвский?! - змеиным взглядом посмотрев на меня, спросила Анату.
        - Ну, ты богиня, а я всего лишь человек. Ты очень стара, а я молод…
        Увернувшись от пощёчины, я как можно ласковее поцеловал её в макушку.
        - Я шучу, милая, люблю тебя безумно.
        - Так-то лучше.
        - И всё-таки, судя по тебе, женщины остаются женщинами, даже будучи богинями. Все ваши женские штучки: обиды, фобии и сумасшествия, видимо, у вас в крови.
        - Я даже не хочу всё это слушать, Теди!
        - Типично женский подход к спору!
        - Тебе что так необходим скандал? - успокаиваясь, спросила Анату.
        - Просто ты так прекрасна в гневе!
        В кухню зашёл Хат, успевший облачиться в спецкостюм.
        - Воркуете, голубки? А за нами, между прочим, уже прилетел самолёт. Пора лететь, время не ждёт.
        - Отвали, Оултер! - в унисон крикнули мы с Анату.
        - Спелись уже, - резюмировал Хат, - жду вас на улице.
        Проводив его взглядами, мы с Анату посмотрели друг на друга и, не сговариваясь, рассмеялись.
        - Полетели спасать мир, любимая? - галантно протягивая руку, спросил я.
        - С тобой, Вачёвский, куда угодно, хоть на окраины Вселенной, - кладя свою ладошку в мою, сказала моя персональная богиня.
        Переодевшись в спецкостюм, я вышел на улицу - там, в открытом джипе уже сидели Хат и Анату. Примостившись между ними, я, положив руку на плечо израильскому солдату, сидевшему за рулём, приказал:
        - Вези нас к нашему самолёту, юноша.
        Проехав через военный городок, мы очутились на аэродроме, куда ещё этим утром прилетели из Египта. В центре взлётно-посадочной полосы гордо высился наш «стелс», окружённый со всех сторон любопытствующими израильтянами.
        - Они достигли неплохого уровня развития, - сказала Анату Оултеру, кивая в сторону самолёта.
        - Неуклюжая конструкция на самом деле. Хотя аэродинамические свойства их истребителей из тех, что я видел на базе в Пёрл-Харборе, не хуже, чем у штурмовиков лаптогов, - ответил ей Хат.
        - Вы о чём, ребята? - не понял их короткого диалога я.
        - Обсуждаем лётное средство передвижения, на котором нам предстоит преодолеть довольно большой путь по воздуху, - сказала Анату.
        - А в Египет ты что не на самолёте попала? - удивился я.
        - Нет, - коротко ответила она.
        - А как? - чувствуя подвох, поинтересовался я.
        - Использовала наши архаичные средства перемещения в пространстве.
        - Это какие?
        - Увидишь, любимый, - отрезала она.
        - Опять тайны, - обиделся я, - как мне это надоело!
        Выбравшись из джипа, я стал пробиваться через толпу к самолёту.
        - С дороги, потомки Моисея! - крикнул я, когда застрял среди обсуждающих самолёт израильтян в полуметре от трапа. Они почтительно расступились. Забравшись в кабину, я пожал руку уже знакомому мне пилоту и дал распоряжение на взлёт. Вернувшись к своим друзьям, я вдруг вспомнил, что совсем забыл про Изюма.
        - Майк, стоп машина! - крикнул я пилоту. - Открой люк и спусти трап.
        - Что случилось? - спросила Анату.
        - Верблюдика забыл пристроить, - отмахнулся я.
        Выскочив на взлётное поле, я нос к носу столкнулся с запыхавшимся израильским офицером, державшим подмышкой слегка потрёпанный временем портфель из коричневой кожи.
        - Вы специальный агент президента? - гаркнул он.
        - Конечно, я.
        - Вы забыли получить денежный перевод.
        - Я, блин, вообще все забыл... - хлопнув себя по башке, заявил я.
        Достав из портфеля конверт с деньгами, офицер передал его мне и заставил расписаться в ведомости, написанной на непонятном языке. Поэтому, в свою очередь, я подписался Клинтом Иствудом. А чёрт его знает, что у них там написано!
        Офицер уже собрался убежать назад, но я цепко схватил его за воротник.
        - Значит так, приятель, - начал я, - как тебя зовут?
        - Киаран.
        - Ни хрена себе имечко, - согласился я. - У тебя здесь, на базе, спецверблюд ВМФ Соединённых Штатов Америки под кодовым именем Изюм, его необходимо транспортировать на военную базу в Пёрл-Харбор под личный контроль полковника Морелли.
        - Сделаем, - подтвердил Киаран, записывая данные в свой блокнот.
        - Могу я на тебя положиться?
        - Конечно, господин специальный агент президента.
        - А то смотри у меня. Верблюд стоит двадцать миллионов долларов и является спецоружием, обращайтесь с ним вежливо и аккуратно. Всё понятно?
        - Та к точно!
        - Ну, тогда пока, Киаран! - от души хлопнув его на прощанье по спине, я вернулся в самолёт.
        - Всё нормально? - спросила Анату.
        - Изюмчик будет ждать меня в штатах, надеюсь наш климат ему подойдёт, - ответил я и, заглянув в кабину, приказал, - на взлёт, Майк!
        ГЛАВА 11
        Как приятно на закате десантироваться над побережьем Чёрного моря, когда последние лучики солнца ещё согревают землю и поверхность воды, и чудится, будто они играют с пенными барашками волн, окрашивая их в невероятный багряный цвет. А те, словно пытаясь сбросить с себя это произведение незваного художника, разбиваются о берег, превращаясь в буйство алых брызг…
        Вот о чём я думал, когда медленно парил над прекрасным вечерним морем. По традиции пописав в спецкостюм, я с неподдельным восторгом смотрел на покрытые густым лесом прибрежные холмы. Выступая далеко в море, они образовывали удобные природные бухты, служившие лет восемьсот тому назад хорошим пристанищем для лихих турецких пиратов, промышлявших разбоем на северных границах Чёрного моря.
        Кстати, почему кто-то назвал это море «Чёрное»? Синее оно. И солёное. Конечно, в курортных районах в пик сезона оно здорово опресняется благодаря наплыву туристов. Ведь писать в море куда приятнее, чем в спецкостюм! Я понял это, валяясь на наших пляжах Флориды и от скуки наблюдая за туристами. Всякий раз, заходя в тёплые воды Атлантического океана по пояс, они застывали на несколько секунд, а на их лицах появлялось ни на что не похожее умиротворённое выражение, после которого мне хотелось вскочить с шезлонга и заорать: «С облегчением, мистер Смит из штата Оклахома! Спасибо, что, приехав на отдых, нассали в океан! Не волнуйтесь, мы сделаем вид, что этого не заметили!»
        Тем не менее, Флорида далеко, а я стремительно снижаюсь к черноморскому побережью Кавказа, и уж больно стремительно это происходит! Кажется, хвалёная техника в этот раз меня подвела и теперь мне суждено бесславно разбиться о чужой берег. Подняв голову, вместо обычного крыла парашюта я увидел три маленьких парашютика. В такие моменты вся жизнь должна проноситься перед глазами, а с губ слетать слова молитвы, но в моём случае всё было куда прозаичнее. Очень грязно выругавшись, я обкакался.

…И на большом ускорении шмякнулся попой о поверхность воды, которая оказалась такой же твёрдой, как добротный асфальт. Преодолев под водой несколько метров вниз, я остановился и быстро всплыл на поверхность. Господа, я хочу сделать программное заявление. Всё-таки, не смотря на все мои дружеские отношения с богами, я должен признать теорию развития человечества, озвученную когда-то Чарльзом Дарвином, верной! Там, где у нас находится копчик, раньше точно был хвост. Моё великолепное приводнение на генетическом уровне напомнило мне тот удивительный момент, когда он у нас отвалился.
        Делая неуверенные гребки, я как раненный гарпуном дельфин - наверняка красиво - поплыл к берегу. Что ни говори, а с моря берега Кавказа выглядели куда симпатичнее. Едва мои ноги коснулись дна, я расслабился, упал на колени и выполз на ровный белый песок. Задница у меня горела самым что ни на есть дьявольским огнем, но, тем не менее, настроение, оттого что я всё-таки выжил, было приподнятым.
        - Ребята, все живы? - спросил я, надеясь, что рация не сломалась от удара о воду.
        - Вот, сука! - подавая хороший пример моего лингвистического обучения, сказал Хат.
        - Ты где находишься, божок мой доморощенный?
        - Надо думать на земле. Теди, мне кажется, я сломал себе позвоночник.
        - Сраные пилоты нас подставили, - сказал я, кое-как поднимаясь на ноги, - наши горные парашюты не предназначены для прыжков с большой высоты.
        - А может они специально? - тоскливо спросил Хат. - А то гоняем их по всему свету. .
        - Когда выберемся, я натравлю на этого долбаного пилота своего Изюма. К тому времени мой верблюдик устанет от сексуального воздержания и...
        - Какой же ты коварный человек, - услышал я голос Анату.
        - Ты где, мое сокровище? - поинтересовался я.
        - Если ты поднимешь свою голову, то сможешь меня увидеть.
        Задрав башку, я посмотрел на небо. На фоне алых облаков черным треугольником был виден парашют Анату. И, несмотря на то, что моя богиня нелепо болталась на парашютных стропах, я невольно залюбовался ею.
        - Как ты там? - спросил я.
        - Вачёвский, это просто великолепно! Я готова выпрыгивать из ваших транспортных средств каждый день!
        - Договорились. Когда ты мне надоешь, я повезу тебя кататься на своем «линкольне» и ты сможешь выпрыгивать из него сколько душе угодно, но учти - меньше ста миль в час я на нём не езжу.
        - Значит, ты хочешь, чтобы я разбилась?
        - Возможно, со временем мне этого и захочется, но сейчас я хочу, чтобы ты приземлилась побыстрее.
        В ожидании пока Анату спустится вниз, я стал озираться в поисках Оултера и вскоре увидел его медленно хромающего в моем направлении. Когда Хат приблизился, я заметил, что его посадка была куда болезненней моей. Скривившись, парень потирал низ спины и периодически тяжело вздыхал.
        - Знаешь, Теди, может быть, в следующий раз выберем более безопасный вид посадки?
        - Да уж, - согласился я, - парашютным спортом мне заниматься расхотелось.
        Вяло махнув рукой, Оултер осторожно опустился на землю и тут я отчетливо услышал самый неприятный звук, из всех возможных.
        - Замри! - крикнул я.
        - Что такое? - удивился Хат.
        - Срань Господня, ты сел на противопехотную мину.
        - А это плохо? - поинтересовался Оултер.
        - Да, чёрт возьми! Если ты с нее встанешь, твоя задница улетит обратно в Египет, а голова отправится в сторону вон того холма.
        - Похоже, дело дрянь... - грустно сказал Хат.
        - Сиди, не двигаясь, я что-нибудь придумаю.
        - Что случилось? - услышал я сзади себя голос Анату.
        Обернувшись, я увидел её, выходящую из морской пены. Всё такую же прекрасную и соблазнительную.
        - У нас большая проблема - этот олух умудрился сесть на мину.
        - Это я уже слышала, если он встанет, его задница улетит в Египет, а голова…
        - Вот именно! - нервно кусая губы, сказал побледневший Хат.
        Оба бога в отчаянии уставились на меня. Я задумчиво почесал нос.
        - А какого вы на меня смотрите? Кто здесь бог: вы, или я?! Придумайте что-нибудь! Как бормотанием поднимать из песка пирамиду - так вы первые, а как жопой на мину - так Вачёвский!
        - Здесь другой случай, - неуверенно сказал Хат, - я же не могу поднять песок вместе с собой.
        - Ну, тогда исчезни и материализуйся в другом месте, или выполни еще какой-нибудь хитрый трюк, - придумал я.
        - Да, - задумчиво сказала Анату, - похоже, Оултер, вскоре твоя задница улетит…
        - Хватит! - на глазах Хата появились настоящие слезы. - Я уже знаю, куда улетит моя задница. Есть какие-нибудь другие идеи?
        - Кажется, есть, - сказал я, наблюдая вышедшего на пляж аборигена.
        Господин был очень колоритный. Маленького роста, в огромной кепке, старом заношенном пиджаке, чёрных спортивных штанах с белыми полосками и потёртых от времени кирзовых сапогах. Субъект жевал яблоко и вёл на поводке забавного ослика со сломанным ухом.
        - Чё, на мыну сэл? - на ломанном русском спросило существо.
        Вспомнив Васю из Египта, я выбрал единственно правильный ответ.
        - Хуясе! Разве не видно?
        - Видна, - почесав за ухом, из которого росли густые чёрные волосы, ответил абориген, - встанет с мыны, его жопа до Турции долетит!
        - Достали, блин! - завопил Хат. - Что только жопы от взрыва летают?!
        - Нэ ругайса! - обиделся странный господин. - А то я на мыну спецыално нагой наступлу!
        - Ты что, дурак? - удивился я.
        - Да. Меня завут Гурам, я здэсь жыву нэ далеко. И эти мыны я закопал.
        - Точно дурак, - согласился я, - а можно спросить: нахрена?
        - А нэлзя, - ответил гнусный сапёр и, жуя яблоко, пошёл дальше.
        - Эй, козёл, - вежливо спросил я, - что это за дикая страна?
        - Абхазия. По нашему - Апсны. Что в переводе на ваш вонючий русский - страна души.
        - Да, душевно, вашу мать! Мины на пляжах закапываете… И вообще, мы не русские, мы дипломаты из Америки.
        - А мнэ что русскые, что амэриканцы - одинаково не лублю.
        - А деньги ты, сука, любишь? - грустно спросил я.
        - Дэньги всэ лубят, - заинтересовался Гурам. - Чё надо?
        - У нас, видишь ли, друг попой на мину случайно сел, тобой же, гад, закопанную. Если поможешь, дам тебе сто долларов.
        - Обманэшь, - недоверчиво сказал Гурам.
        - Не обману.
        Воткнув палочку, которую держал в левой руке в землю, абхаз привязал к ней ослика и картинным жестом поправив свой драный пиджак, заявил:
        - Дэньги вперед!
        Увидев у меня в руке пачку банкнот, он хищно открыл рот, из которого торчали жёлтые неровные зубы, и выпустил на чистый песок целую струю слюней.
        - Двэсти долларов! - обжигая меня взглядом, сказал он.
        - Вымогатель! - ответил я, протягивая ему банкноты.
        - У нас эта называется кавказским гостеприимством, - поучительно подняв палец, ответил добрый местный житель.
        Присев на корточки рядом с Хатом, он что-то начал делать.
        - Этот гад зачем-то щупает меня за задницу! - вскрикнул Оултер.
        - Ужэ и познакомиться нэльзя... - расстроено сказал Гурам.
        - Я думал ты мину разминируешь, а ты моего друга совращаешь?!
        - Размынырую, но мэдлэнна. Сапёр ошыбается одын раз.
        - Судя по тебе, само твоё появление на свет было ошибкой, - злобно сказала Анату.
        - Малчи, жэнщына.
        - Не хами даме, - пригрозил я.
        - А чэго вы тут командуете? - закричал Гурам.
        - А то, что мы прилетели к вам сюда для того, чтобы спасти Землю! Едва не разбились при посадке, а потом напоролись на тебя - подрывника-неудачника! - хватая его за лацканы пиджака, сказал я.
        - Спасаете землю? - внезапно без акцента сказал Гурам. - А что, нам что-то грозит?
        - Если мы не выполним нашу миссию, Землю уничтожат инопланетяне.
        - Ладно, брат, извини, - отдавая мне назад деньги, сказал Гурам. Снова присев на корточки, он сноровисто отбросил в сторону Хата и быстро и уверенно вывернул запал мины, - извините, я вас за туристов принял.
        - Интересно вы туристов встречаете... - удивился я.
        - А что ты хочешь, - грустно сказал Гурам, - от жителей страны, обожжённой войной и раздираемой на части Россией и Грузией? Причем, заметь, мы в этом дурдоме уже двадцать лет живем.
        - Но ведь мы в этом не виноваты, - сказал я.
        - Не надо на него злиться, - мягко сказал Хат, - мы сами во всем виноваты.
        - Кто мы?
        - Кто, кто? Боги, конечно.
        - Ничего не понимаю, - сказал я, - виноваты, не виноваты… Кстати, Гурам, а куда пропал твой акцент?
        - Акцэнтом я турыстов пугаю, - усмехнулся тот.
        - Значит, мины на пляже - это твой маленький бизнес?
        - Вроде того.
        - А несчастные случаи были? - спросил я.
        - А куда без них. Дело ведь житейское…
        - Знал я, что на Кавказ лететь не надо, - подытожил я.
        - А насчет инопланетян не соврали? - поинтересовался местный житель, отвязывая ослика и беря палку под мышку.
        - Чистая правда, - честно блеснув глазами, сказал я.
        - Плохо, очень плохо. Я ведь почему не стал с вас денег брать - узнавший все ужасы войны человек никогда не захочет её повторения.
        - А ты не дурак, ты - мудрец, - неожиданно тихо сказала Анату.
        - Нет, женщина, я дурак. Был бы мудрецом, родился бы где-нибудь в другом месте. Ладно, темнеет уже, пойдем ко мне, поедим хачапури и ляжем спать. Всё равно вы ночью никуда отсюда не уйдете.
        - Что верно, то верно, - согласился я.
        Поддерживая хромающего Хата и взяв Анату за руку, я направился вслед за Гурамом. Выйдя с пляжа, мы оказались на территории заброшенного отеля, белоснежные здания которого были покрыты копотью; кое-где виднелись следы взрывов.
        - Чувствую, у вас здесь жаркая битва была... - сказал я.
        - Не жаркая - глупая: брат брата стрелял, друг друга убивал; столько крови пролилось. А зачем?
        - Кто знает? - метнув взгляд в Анату, сказал я. - Всё решают боги. Верно, любимая?
        - Перестань, Теди.
        - А что? - тихо спросил я. - Ведь это вы сотворили этот мир.
        - Мы сделали всё правильно, - сказала Анату, - и вскоре ты поймёшь это.
        - Пойму что? - удивился я. - То , что людям нравится убивать? То , что едва кому-то становится жить хорошо, другой, багровея от зависти, начинает с ним войну? И это даже не в глобальном масштабе, а в обычных, житейских ситуациях.
        - Та к надо, - тихо сказала Анату, - вам это необходимо, поверь мне.
        - Да чушь собачья! - проревел я. - Бред, понимаешь? Бред. Когда я был маленьким и видел явную несправедливость этого мира, я не ныл маме или папе, а уходил на улицу, садился на лужайке подле нашего дома и смотрел на звезды. И знаешь, какой вопрос мучил меня больше всего? Знаешь. Ты ведь всё знаешь, ты читаешь мысли.
        Я говорил с Богом, даже не зная, как он выглядит, но свято веря в Высшее Присутствие. Я спрашивал его: почему мир так несправедлив? Почему боли и страдания нам выпадает больше, чем счастья и любви? Почему этот мир рвёт нас на части?
        - Ты был очень умным ребенком, Теди, - попробовал пошутить Хат, покрепче обнимая меня за плечо.
        - Дело не в этом, - ответил я, - ну всё же, ответьте мне, умники, вы же боги! Почему всё так несовершенно?!
        - Милый, - ласково погладив меня по голове, сказала Анату, - если бы не боль и страдания, вы бы не становились чище, лучше, а самое главное - сильнее.
        - А вам не приходило в голову, что пока вы получите более чистых и более лучших людей, сотни, а то и миллионы умрут, не пройдя всего отведённого им пути лишь потому, что им не хватило сил, смелости, или простого везения?!
        - С генетической точки зрения мы просто проводили естественный отбор.
        - Знаешь, любимая, уж очень мне не нравятся ваши методы ведения дел.
        - По-моему ты просто в дурном настроении, - заметила Анату.
        - Может ты и права, но ты ведь не станешь отрицать, что всё, что я сейчас сказал - чистая правда? И всё, что вы делаете, вы делаете не идеально?
        - Время покажет, - усмехнулся Хат, - ждать осталось недолго.
        - Что ж, посмотрим… Надеюсь, что я и правда ошибаюсь.
        - Пришли, - сказал Гурам, идущий впереди нас.
        Мы остановились у небольшого одноэтажного домика, окруженного редким самшитовым забором. Возле раздолбанной калитки стоял чумазый довольный мальчуган.
        - Анзорик, иди в дом, - потрепав его за вихры, широко улыбнувшись, сказал Гурам, - это мой сын.
        - Я думал ты с осликом близок, а у тебя оказывается семья... - сказал я.
        - А, - махнул рукой Гурам, - достали вы со своими стереотипами, туристы! Раз горец, значит у него секс либо с овечкой, либо с осликом.
        - А что, чистая ложь?
        - Были случаи, - стуча кепкой по колену, ответил Гурам, - но неужели ты думаешь, что если у меня есть поблизости красивая молодая женщина, я буду дарить ласки своему ослику?
        - Логично, - согласился я.
        Мы прошли через калитку и оказались на заднем дворе. Возле стены дома стоял мангал, на котором жарился шашлык, запах от которого проникал даже через шлем спецкостюма.
        - Ааа, вкуснятина... - заметил я, невольно облизываясь.
        - Папа привёл космонавтов! - послышался из дома звонкий детский крик, и на крыльцо вышла женщина. Видимо то, что Гурам называл красивой молодой женщиной, выглядело именно так. Около ста двадцати килограмм весом, невысокого роста и с ощутимыми усиками над верхней губой.
        - Кого ты привёл? - на местном наречии спросила женщина.
        Я порадовался, что в наших спецкостюмах встроены универсальные переводчики.
        - Я принял их за туристов, но эти люди находятся здесь, чтобы спасти наш мир от инопланетян, - на том же наречии ответил Гурам.
        - Спасают мир, говоришь? От инопланетян?! Совсем из ума выжил? Это же наверняка туристы!
        - Сама дура! - грозно махая пальцем, сказал Гурам. - Ты когда-нибудь видела туристов в таких костюмах?
        - Откуда ты их взял? Поймал на своих минах? - спросила жена.
        - А где же ещё!
        - Ты уверен, что это не туристы?
        - Уверен. Туристы не прыгают с военных самолётов с парашютами.
        - Ты заметил наш самолёт? - удивился я.
        - Ты знаешь абхазский? - удивился Гурам.
        - Немного знаю, - смутился я, как будто меня застукали за чем-то неприличным.
        - Ладно, - махнул рукой хозяин дома, - час поздний, поэтому поужинаем, чем Бог послал, и ляжем спать. Мы обычные крестьяне: ложимся рано и встаём рано.
        Сняв с себя шлемы и умывшись чистой холодной водой, поднятой из колодца, мы прошли за стол. Усевшись на грубых деревянных лавках, мы с неподдельным удивлением разглядывали ломящийся от различных яств стол.
        - Они поставили на стол всё, что у них есть, - шепнула мне на ухо Анату, - это бедные, но очень хорошие люди.
        - Поэтому они ловят туристов на минах?
        - Каждый зарабатывает на хлеб как может, - сказал Хат, - разве не этой аксиоме ты следуешь всю свою жизнь?
        - Оултер, грязный говнюк, перестань рыться в моих мозгах!
        - Было бы в чём рыться, - обиделся Хат.
        - Придурок!
        - Сам такой!
        - Может, заткнётесь? - прошипела Анату.
        Достав из наколенного кармана нашу наличность, я отсчитал пять тысяч долларов и, встав со скамейки, подошёл к Гураму.
        - Держи, - протягивая ему деньги, сказал я.
        - Я не возьму! - отскакивая от меня, сказал он.
        - Это за твоё гостеприимство.
        - Моё гостеприимство - это моя дань хорошим людям, и не более того.
        - С чего ты взял, что мы хорошие люди?
        - Если вы не туристы, а вы не туристы, значит вы - хорошие люди; другим в нашей стране делать нечего. Иначе вы были бы с оружием в руках, или приехали бы на больших чёрных машинах с московскими номерами.
        - Не любишь русских?
        - Я не люблю тех, кто зарабатывает на боли моего народа, скупая по дешевке разрушенные отели, землю и дома.
        - Возьми деньги, Гурам, я нанимаю тебя на работу. Мне будет нужен проводник, знающий эти места.
        - Таких денег у нас проводникам не платят.
        - Не знаю, как у вас, а у нас в Америке такие расценки. Та к что бери, а не то хороший человек обидится. Да и притом, не такой уж я и хороший, у меня есть пистолет, - показывая на оружие, которое мне дал Морелли, сказал я.
        - Умеешь ты уговаривать, - широко улыбнулся Гурам, забирая деньги.
        - Я знаю.
        Похлопав меня по плечу, он сел за стол. Я последовал его примеру, тем более что жена абхаза уже принесла шампуры с аппетитно дымящимся на них мясом. Увидев в руках мужа пачку наличности, она искренне улыбнулась и кажется по-настоящему прониклась к нам симпатией. Их маленький сын сидел у Хата на коленях, в его шлеме, и дико хохотал.

«Наш юный бог ладит с детьми, - заметил про себя я. - И это добрый знак. Видимо, не так уж он и плох».
        Мы приступили к трапезе. Теперь я точно стану фанатом кавказской кухни; никогда в жизни не ел ничего более вкусного. Хотя наши именитые американские диетологи, увидев ту несочетаемость продуктов, из которых были приготовлены эти блюда, наверняка взвыли бы в голос. Мне очень понравился пирог с сыром, который хозяева называли то «нарта», то «хачапурь», а также фасоль в остром соусе под названием
«лобио». Пища была острой, соленой, но очень вкусной. Пили мы домашнее вино, по сравнению с которым то, что я дегустировал из лучших погребов Франции, платя по тысячу долларов за бутылку, показалось бы дешевым виноградным сиропом.
        Наевшись от пуза, я поблагодарил хозяйку за прекрасный ужин и, взяв за руку разомлевшую от еды Анату, пошёл на выделенный нам сеновал. То , чем мы с ней занимались этой ночью, читайте в следующем номере журнала «Плейбой» в рубрике
«Лучшие ночи наших читателей».
        ГЛАВА 12
        Утро встретило меня большими зелёными мухами. Сидя на всех открытых участках моего тела, они творили свои гнусные мушиные дела, а так как наши с Анату спецкостюмы аккуратно валялись по всему сеновалу, открытых участков моего тела было предостаточно. Раздавив на себе десяток насекомых, я, брезгливо морщась, пошел мыться, забыв надеть спецкостюм, чем несказанно порадовал маленького Анзора, который, сидя на дереве, стал кидать в меня яблоками.
        - Ух, я тебе! - помахав пальцем, прикрикнул я.
        - Дядя голожопый! - радостно закричал тот. Быстро смыв с себя трупы мух, я забрался в спецкостюм.
        Анату уже проснулась и теперь, сонно хлопая глазами, осматривалась вокруг себя.
        - Что ты сделал со мной этой ночью? - встав на ноги, спросила она. - Я еле хожу.
        - Такая у нас мужчин серьезная работа... - грустно сказал я.
        - Ты первый, после кого я чувствую себя инвалидом.
        - Комплимент принимается. Одевайся, а то тебя увидит Анзор и его половое созревание наступит лет на десять раньше.
        - То же мне, проблема, - хмыкнула Анату. - Главное, что созреет.
        - И это мне говорит вершительница высокой морали! Богиня, чёрт побери!
        - Я хочу спать, - капризно надувая губки, сказала она.
        - Цыц! - прикрикнул я. - А то ведёшь себя как какая-то человеческая женщина.
        - Я и есть женщина, - обижено сказала она, - ну, допустим, не совсем человеческая… Уже и покапризничать нельзя!
        - Можно, но не нужно. У нас в мире, между прочим, военное положение, а значит, женщины должны быть собранными и боевыми.
        - Иди ты в задницу! - совсем уж по-человечески сказала Анату.
        - Мне кажется, мы уже там, - обводя руками окружающую нас местность, сказал я.
        Хмуря чудные брови, Анату медленно и эротично натянула на себя спецкостюм, скрыв свои роскошные прелести в сверхсовременной резиновой оболочке.
        Пройдя к колодцу, мы умылись и напились. Слегка пошатываясь, из дома вышел Оултер и подошел к нам.
        - С моим носом что-то случилось, - плаксиво сказал он.
        - Ого! - удивленно вскрикнула Анату.
        - Нос у Хата стал больше, чем у Гурама, а у того он был размером с плавник акулы.
        - Наверное, местные жители по ночам занимаются пластической хирургией, делая из наиболее понравившихся им пришельцев местных жителей, - заметил я.
        - Эти местные жители - комары, - услышал я сзади голос Гурама, - доброе утро! Ну что, надумали идти?
        - Куда идти? - удивился я.
        - Вы сюда приехали мир спасать, или хачапури есть? - в свою очередь удивился Гурам.
        - Я уж даже и не знаю…
        - Нам нужно к дольмену Годлик, - сказала Анату.
        - Не знаю такого, - ответил абхаз.
        - А что такое дольмен? - удивился я.
        - Куски камушков, сложенные один на другой, - ответил Гурам, - есть у нас неподалеку такой, минут пятнадцать до него идти.
        - Что за страна? - удивился я. - Дольмены какие-то повсюду разбросаны…
        - Отведите нас туда! - заинтересованно сказала Анату.
        Минут пятнадцать по-абхазски - это полчаса в гору через густой колючий кустарник по-американски.
        - Куски камушков?! - заявил я, разглядывая огромные гранитные плиты, весом не меньше ста тонн каждая, сложенные одна на другую.
        - А что, разве нет? - удивился Гурам.
        - Хорошие камушки у вас тут на Кавказе! Что это за хрень такая? - спросил я у Анату. - Очередная антенна?
        - Нет, - быстро ответила та, - Хат, посмотри, мне кажется, что он закрыт.
        - Так и есть. Что ж, придется искать дольмен у Годлика. Судя по письменам в Перу, он должен функционировать.
        - О чём они говорят? - недоумевающее пнув меня в плечо, спросил Гурам.
        - Блин, хотел бы я сам знать.
        Подойдя к внушительному строению, я погладил нагретую на солнце поверхность валуна, служащего стенкой, и, ведя рукой по теплой поверхности, медленно двинулся вперёд. Не сделав и пяти шагов, я почувствовал, как моя рука провалилась внутрь. Отскочив, я уставился на аккуратное круглое отверстие в стене.
        - Здесь дырка в стене! - крикнул я, но мои друзья, не проявляя интереса, уже спускались вниз. - Эй, вы куда? Ваш дольмен открыт!
        - Это не так. Ты не поймешь. Пойдем вниз.
        - Слушай, это же обычная гробница древних, зачем она им? - удивился Гурам.
        - Слушай, чувак, хотел бы я сам знать, зачем это им нужно.
        - Но ты же с ними, я думал ты в курсе их дел.
        - В курсе, не в курсе... - расстроился я, - я и сам думал, что в курсе, но оказалось, что я ни хрена не знаю!
        - Я знаю, что ни хрена не знаю, - сказал Гурам. - Это Геродот сказал.
        - Вообще-то это слова Сократа… «Но я знаю больше вас», - задумчиво продолжил я. -
«Я вообще ни хрена не знаю, и ни хрена не понимаю», - это сказал Теди Вачёвский.
        - А кто этот Вачёвский? - спросил Гурам. - Тоже какой-то древний математик?
        - Нет, это просто современный идиот, - резюмировал я.
        Вернувшись в дом Гурама, мы позавтракали тем, что недоели вчера, и стали строить планы на ближайшее будущее. Вызвав по спецсвязи полковника Морелли, я дал приказ узнать местонахождение дольмена Годлик, находящегося на Кавказе. Через десять минут на мой запрос поступил ответ.
        - Всё несколько усложняется, друг мой, - сказал Морелли, - этот дольмен находится на территории России - это плохая новость. Но до него не больше двухсот километров по побережью - это хорошая новость. Но вам предстоит пересечь границу - и это плохая новость, однако на вас спецкостюмы и, согласитесь, это новость хорошая. Но с русскими мы не дружим - и это опять плохая новость…
        - Скажи, Морелли, ты нюхал этим утром кокаин? - поинтересовался я.
        - С чего ты взял?
        - Плохая новость, хорошая новость, - с сарказмом сказал я, - хорошая - то, что ты на связи, а плохая - то, что ты сегодня какой-то тормоз. И, судя по всему, часть нашего перуанского груза ты оставил себе.
        - Ну, оставил… Сам знаешь, как у нас в ВМФ скучно.
        - Со мной вы не скучали... - ностальгируя, сказал я.
        - Да уж. Кстати, из Вашингтона вернулся Хаджет - серьезно расстроенный, так как Буш самый младший ему не поверил.
        - Вот дерьмо! Дай мне его.
        - Он налакался виски и погнал на рыбалку, так что, как понимаешь, его сейчас лучше не беспокоить.
        - Да мне наплевать! - вспылил я. - Свяжись с ним немедленно, я должен его услышать.
        - Я попробую, - нерешительно сказал Морелли.
        - Связь через десять минут.
        - Вы слышали? - спросил я у ребят после того, как полковник отключился.
        - Ваши глупые политики не ведают, что творят!
        - сказала Анату.
        - Тоже мне, открыла Америку…
        - Скажи им, что подтверждением угрозы из космоса было затопление Японии, а теперь
        - и Австралии.
        - А что, Австралия утонула? - удивился я.
        - Хат, сделай милость, - сказала Анату.
        - Но я же не умею, с Японией ты поработала…
        - Учиться надо сейчас, потом не будет возможности.
        Хат присел на землю, положил руки на колени и закрыл глаза. В изумлении наблюдая за ним, я пытался понять что происходит. Япония ушла под воду - это понятно, но почему - знать не знаю. Минуту назад оказалось, что к этому имеет непосредственное отношение моя любезная женщина, а теперь юноша по имени Хат, еще вчера сидевший на мине и отбивший о море спину, с невозмутимым видом погружает в пучину морскую целый континент.
        - Вы совсем с ума сошли? - возмутился я. - Что вы себе позволяете?
        - Не кричи, - сказала Анату, - нам же как-то нужно убедить твое дурацкое правительство. Сейчас с тобой свяжется Хаджет, и ты сообщишь ему о том, что инопланетяне погружают в море страны и континенты, и это - только начало. После этого ваш истукан-президент просто не сможет находиться в стороне от происходящего.
        - Зная этого идиота, я не был бы так уверен, - задумчиво сказал я.
        - Привет, дружище! - услышал я пьяный голос Хаджета. Судя по интонациям, он совсем недавно плакал.
        - Как ты, Хаджет? - спросил я.
        - Дерьмово: виски кончилось, патроны кончились, акул больше нет, а гранат еще целый ящик. Вот, не знаю, что делать.
        - Только не совершай опрометчивых поступков!
        - Что ты подразумеваешь под опрометчивыми поступками? - удивился Хаджет.
        - Не взрывай гранатой себя, своих подчиненных, или кого бы то ни было еще.
        - Я что, по-твоему, идиот?! - возмутился Хаджет.
        - По-моему, ты - адмирал и будущий министр обороны.
        - Ни хрена. В том-то и дело, что больше на должность министра обороны я не претендую; надо мной сейчас смеется весь Белый дом. Твой рассказ про инопланетян все восприняли как шутку.
        - Но я-то, чёрт побери, не шутил!
        - Не был бы я трезвый, я бы их убедил. Вставил бы ему кольт в задницу - он бы поверил.
        - Хаджет, президентам нельзя засовывать пистолеты в задницу, это не политкорректно! - напомнил я.
        - Зато чертовски убедительно! Знаешь, Тед, президент тобой недоволен, он поручил кому-то из госдепартамента проверить результаты твоей прошлой работы.
        - Вот дерьмо, - ругнулся я.
        Моя легенда и мое прикрытие летели псу под хвост. Если госдеп начнет копать, очень быстро выяснится, что в рядах спецслужб Теди Вачёвский никогда не был, и меня ждет в лучшем случае лишение гражданства и электрический стул. Но, если повезёт, то я просто получу по роже и проведу остаток жизни прячась от правосудия где-нибудь в джунглях Новой Гвинеи.
        - Срочно звони президенту и скажи, что Япония - дело рук инопланетян, а следующей их целью является Австралия. Дело идет на минуты, нам нельзя медлить!
        - Я позвоню, но мне вряд ли кто-то поверит. Может, проще сделать в Америке военный переворот?
        - Позже, Хаджет, а сейчас - звони, и сделай так, чтобы тебе поверили.
        - Ладно, сделаю все, что смогу. До связи.
        Повернувшись к друзьям, я как бы невзначай пнул ногой сидящего на земле Хата и, взяв Анату за подбородок, посмотрел ей прямо в глаза.
        - Вы впутываете меня в крайне неприятную историю, и мне это не нравится.
        - Можешь не переживать, все пройдет как надо, - сказала Анату.
        - Как надо тебе?! Я только и делаю, что всё время помогаю вам, при этом сам не фига не понимаю, что происходит. Вы все время меня используете!
        - Всегда всех кто-то использует, радуйся, что это делаю я - женщина, которая тебя любит, - растягивая слова, сказала богиня.
        - Радуюсь, - коротко бросил я и отвернулся. - Гурам, ты можешь провести нас через российскую границу?
        - Не вижу в этом проблемы, - ответил он.
        - Хорошо, тогда выезжаем прямо сейчас.
        - Выезжаем? А кто тебе сказал, что у меня есть на чём ехать?
        - Неужели в этой стране существует проблема с автотранспортом? - удивился я.
        - Эта страна состоит из проблем, - ответил он.
        - Но у кого-нибудь здесь есть машина, или катер, или, в крайнем случае, самокат?
        - Катер есть и у меня, но нет бензина, а вот машина есть у моего соседа Дато, но он её не даст.
        - Это ещё почему? - спросил я.
        - А мы с ним не разговариваем.
        - Поругались?
        - Нет, он брат моей жены…
        - Тогда в чём проблема? - не понял я.
        - Пару лет назад мы с ним откопали бочку вина, закопанную ещё его дедом. После того, как мы её выпили, нам захотелось покататься, я сел в его машину, а он на моего осла, и мы устроили гонки. В итоге я разбил его машину, а он сломал моему ослу ухо. С тех пор мы и не разговариваем.
        - Одно радует, - сказал я, - развлекаться вы умеете. Веди меня к своему родственнику.
        Пройдя сквозь тенистый грушевый сад, мы оказались у неказистого домика с соломенной крышей и внушительными деревянными воротами. Остановившись перед ними, я не смог удержать улыбку.
        - Хорошие ворота, Гурам, - сказал я.
        - Ну да, хорошие, - ответил он.
        - А где забор?
        - Зачем забор? Мы же родственники.
        - А на хрена тогда нужны ворота?
        - Я же тебе сказал, мы не разговариваем. Теперь, чтобы что-то друг у друга взять, мы подходим и звоним вот в этот колокольчик.
        - Вы удивительные люди! - сделал вывод я и позвонил.
        Ворота не открылись, но я почувствовал дискомфорт в области левой ноги. Посмотрев вниз, я увидел маленькую собаку, которая пыталась прогрызть дыру в моем спецкостюме.
        - Что это за дворняжка? - удивился я.
        - Это Тамагочи, охотничья собака Дато. Когда он её покупал - а покупал он её в России, - ему сказали, что это доберман-пинчер, и этот глупый дурак им поверил. Хотя я предупреждал, что русским верить нельзя. Но раз Тамагочи вышел нас встречать, значит Дато не против чтобы мы вошли.
        - Хорошо, веди, - сказал я, направляясь следом за Гурамом.
        Тамагочи оказался на редкость глупой собакой, так как, не отпуская ноги, он волочился за мной, оставляя на земле пыльный след. Метрах в двадцати от ворот в дырявом гамаке лежал толстый усатый человек. Увидев меня, он выпучил глаза и спросил:
        - Это что, новая одежда туристов?
        - Я не турист, - обиделся я.
        - А кто ты?
        - Я Джеймс Бонд. Слышал про такого?
        - Ух ты! - крикнул Дато, вскакивая с гамака. - Я видел все твои фильмы. Готовишь военный переворот в Грузии? Я с тобой.
        - Это позже, - ответил я, - а пока нам нужно попасть в Россию.
        - Ну, братишка, если ты готовишь революцию в России, то я тем более тебе помогу. Что от меня требуется?
        - Твоя машина, Дато.
        - Эээ, - расстроено сказал тот, - это сложно. Один сын ишака как-то мне её разбил и теперь я просто боюсь на ней ездить.
        Гурам, сильно засопев, плюнул на землю и от души пнул державшего меня за ногу Тамагочи, отчего тот взмыл в воздух и угодил точно в гамак.
        Следующие пятнадцать минут я с интересом наблюдал драку двух горцев. Выглядела она следующим образом. Сняв с себя кепки, они били ими друг друга по голове и громко матерились. В этом им помогал лаем запутавшийся в гамаке Тамагочи. Вскоре мне всё это надоело, достав из кармана деньги, я помахал ими перед носом у Дато. Американские доллары произвели должный эффект, битва не на жизнь, а на смерть закончилась, и даже Тамагочи заткнулся, слегка покачиваясь в сетке гамака.
        - Я отвезу вас, - наконец сказал Дато, - но этот сын… Гурамчик, побежит следом за машиной, или поедет в багажнике - в салон я его не пущу.
        - Договорились, - сказал я, пожимая пухлую руку.
        - Хат, Анату, идите сюда, - используя связь спецкостюма, сказал я.
        Подобрав своего пса и засунув его подмышку, Дато открыл гараж и я увидел то, на чём мне предстояло пересечь границу с Россией.
        - Это что? - удивился я.
        - Машина, конечно, - широко улыбаясь, сказал Дато.
        - Никогда в жизни не видел такой машины.
        - Это раритетная иномарка 72-го года выпуска марки «Москвич».
        - Это ездит? - осторожно спросил я.
        - Порхает как бабочка, жалит как пчела!
        - Может, пешком дойдём? - услышал я из-за спины голос Хата.
        - Что-то мне не хочется двести километров ковылять пешком, - возразил я, - лучше рискнуть жизнью и здоровьем, но поехать на ЭТОМ.
        Где-то в глубине гаража взревел мотор, покрытое двухсантиметровым слоем пыли чудовище российского автопрома оказалось на солнечном свете, и мне стало по-настоящему страшно. Выбравшись из машины, Дато поинтересовался у своего родственника:
        - Гурам, помнишь, ты потерял свою черепаху?
        - Ну? - не глядя в его сторону, ответил тот.
        - Кажется, она сдохла в салоне моей машины. Вначале я удивился, что педалей стало на одну больше, а потом - увидел её. Это, наверное, ещё с того раза, когда мы откопали дедушкино вино. Зря ты взял её с собой…
        - Верни Тортиллу, сука! - хрипло сказал Гурам.
        - Прекрати обзываться, я не виноват, ты её сам там забыл! - сказал Дато, протягивая тому пыльный панцирь с отпечатком ботинка по центру.
        - Она нашла свою смерть, - грустно сказал Гурам, - а ведь ей было всего шестьдесят лет! Я похороню её под яблоней…
        Но в этот момент Тамагочи освободился из рук Дато, в красивом, безумном прыжке вырвал панцирь из рук Гурама и, радостно виляя хвостом, умчался в кусты. Даже на расстоянии двух метров от Гурама я услышал скрежет его зубов, лицо абхаза побагровело, но он сдержался, лишь капелька пота скатилась по лицу.
        - Дорогой, Дато… - старательно подбирая слова, сказал Гурам, - если твоя собака вдруг куда-то исчезнет, не удивляйся.
        - Ну ладно, поехали, - махнул рукой Дато, возвращаясь к машине. - До обеда надо вернуться.
        - Вы уверены, что ваша машина так быстро поедет?
        - спросил я.
        - Если она завелась, а она завелась, то помчится как ветер! Не успеете вы сказать
«а», как из пункта А вы уже приедете в пункт Б.
        - А, Б... Главное, чтобы мы не попали в пункт Х, или в пункт Ё. Надеюсь, ты водишь машину лучше своего родственника. Кстати, если она стояла в гараже с того момента, как ее разбил Гурам, где же тогда следы аварии?
        - Ты что, уважаемый Джеймс Бонд?! Посмотри на левую фару. Ты видишь эту ужасную трещину, - сказал Дато, протирая пыль.
        - И из-за такого пустяка вы не разговаривали несколько лет? - удивился я.
        - Для кого-то пустяк, а для кого-то - большое горе. Как я поеду на такой машине? Надо мной будут смеяться все соседи!
        - Думаю, над тобой в любом случае будут смеяться, если ты поедешь на этой машине..
        - осторожно заметил я.
        - Ладно, хватит болтать, садитесь, поехали, скоро обед.
        Надев шлем, я устроился на грязном и пыльном переднем сидении, рядом с водителем. Хат и Анату, брезгливо морщась, сели назад. Треща и подпрыгивая на ухабах, машина двинулась вперёд.
        - А почему мы не взяли Гурама? - спросила Анату.
        - Как не взяли? - услышал я голос с крыши машины.
        - Зачем залез наверх? - спросил Дато. - Я же сказал в багажник, а не на багажник.
        - Не ори, - ответил тот, - доеду с вами только до трассы, провожу гостей и вернусь домой; дальше езжай сам.
        Гурам сдержал свое слово, когда мы подъехали к трассе, он через окно пожал мне и Хату руку, попытался поцеловать Анату, но на одном из ухабов свалился с крыши и издалека прокричал: «Счастливого пути!»
        Машина хоть и оказалась скрипучей и медленно, но верно разваливающейся, но ехала на удивление бодро и быстро и, что было особенно приятно, трасса была абсолютно пустой; лишь изредка нам попадались едущие в противоположном направлении машины. Слева от нас было море, а справа - красивые холмы, покрытые многовековыми соснами и кедрами.
        - У вас очень красиво, - сказал я Дато.
        - Конечно, красиво, - согласился он, - знаешь, как называется наша страна?
        - Кажется, Апсны, - вспоминая вчерашний разговор с Гурамом, сказал я.
        - Правильно, Апсны - страна души. Все у нас душевные, добрые и светлые. Если ты, дорогой, приедешь к нам через десять лет, будь уверен, мы тебя не забудем и всегда примем как брата.
        - Договорились, - сказал я, - выйду на пенсию, куплю у вас домик и буду доживать свой век на вашей земле; если пустите, конечно.
        - Тебя, Джеймс Бонд, мы пустим когда угодно. А скажи, дорогой, зачем тебе революцию делать в России? Что у них там, разве плохо?
        - Ну... - уклончиво сказал я, - не всё хорошо. Есть над чем работать.
        - Тогда, удачи!
        Следующие два часа мы провели в тишине, вернее, не общаясь. Дато изредка пел какие-то народные песни о неразделенной любви, свободе и девушке с красивым носом. Вскоре мы свернули с основной трассы на узкую грунтовую дорогу и, проехав несколько километров, остановились у берега узкой горной реки.
        - Граница, - почему-то шёпотом сказал Дато.
        - А что, дальше вплавь? - тоже шёпотом спросил я.
        - Да, - опять шёпотом сказал Дато. - Если увидишь русских пограничников с собакой, сразу показывай деньги - это их успокоит, только не показывай все, а то отберут, предварительно застрелив.
        - Спасибо за совет, - хмуро сказал я, нащупывая пистолет Морелли. Отдав Дато две тысячи долларов, я был заключен в объятия и страстно расцелован на прощание. Этого же удостоился Хат, а вот Анату успела выйти из машины.
        Помахав нам из окна рукой и зачем-то бибикнув, Дато умчался прочь.
        - Идиот! - провожая его глазами, сказал я. - То шёпотом, то сигналит. Привет, пограничники, мы шпионы, пришли пересекать вашу границу!
        Реку мы перешли вброд. Оказалось, что она совсем не глубокая, но камни на дне были предательски скользкими и я несколько раз падал, уходя под воду с головой. Перешли мы границу или нет, я не знаю, но сразу за рекой оказался чей-то огород с помидорными грядками. Аккуратно обойдя их, мы перелезли через низкий забор и выбрались на проселочную дорогу на окраине какого-то села.
        - Надо что-то делать со спецкостюмами, - сказал я, - если нас тут увидят в таком виде, появятся российские спецслужбы и упекут нас всех в тюрьму. Они здесь свирепые. Нам нужно слиться с толпой...
        - Что-то я не вижу тут толпы, - возмутился Хат.
        - Это образное выражение, - отмахнулся я. - Итак, план такой. Угоняем машину, покупаем или воруем одежду и узнаем, где находится этот Годлик. Договорились?
        - Договорились, - сказала Анату, а Хат просто кивнул.
        Машину воровать не пришлось. Минут через пять возле нас остановился похожий на автомобиль Дато рыдван с горцем за рулем.
        - Туристы? - высунувшись в окно, по-русски спросил он. - Аквалангисты, до моря далеко. Довезти?
        - Поехали, - ответил я, забираясь в машину.
        - Что-то вы рано к нам, весна еще, море холодное, - сказал он.
        - У нас хорошие водолазные костюмы, - сухо ответил я.
        - Да я вижу, - кивнул водитель, - я как-то летом московских аквалангистов в похожих костюмах на пляж возил.
        - Скажи, а ты не знаешь, где Годлик?
        - Кто это такой? - удивился водитель.
        - Дольмен такой.
        - Кто такой Дольмен?
        - Не важно. Не знаешь, так не знаешь.
        Через несколько минут мы выехали на побережье; вот так легко и непринужденно обойдя всех пограничников, мы оказались на территории России. Расплатившись с водителем стодолларовой купюрой, и, тем самым, существенно подняв ему настроение, мы выбрались из машины.
        Справа, в километре от нас, виднелось высокое здание какого-то отеля и, судя по всему, военных действий здесь не происходило. Хотя мусора вокруг было гораздо больше, чем в Абхазии.
        - Что это за место такое? - пробурчал я, и в этот момент запищала спецсвязь.
        - Теди, Буш самый младший целиком и полностью поверил мне, так как несколько часов тому назад Австралия медленно, но верно стала уходить под воду. Всё так же, как и в Японии - без жертв, если не считать за погибших кенгуру. Вся мировая общественность стоит на ушах, а так как кроме твоей версии и подтверждения её в виде летающей тарелки на моей базе, у нас ничего нет, Бушик решил-таки поверить, и ввёл в стране чрезвычайное положение с красной степенью угрозы. Сейчас мы полным ходом ведём мобилизацию национальной гвардии и собираем весь высший военный состав из отпусков. Я уже начал готовить план обороны страны с учетом возможной атаки из космоса. Та к что мы готовы надавать инопланетным уродам по жопе! - закончил Хаджет.
        - Боже, храни Америку! - сказал я. - ООН уже в курсе?
        - Да, - ответил адмирал.
        - Значит, русские тоже в курсе, и они на нашей стороне?
        - Да, но я всё равно не стал бы им доверять.
        - Планы немного изменились и полчаса тому назад мы перешли границу России и теперь движемся к намеченной цели. Выбора нет, я на их территории, так что, если возникнет какой-то инцидент, я хочу быть уверенным, что нас не убьют.
        - Дружище, если тебя попробуют хоть пальцем тронуть, не забывай про двенадцать ядерных бомб на моей базе. Мне ведь только скажи!
        - Хаджет, если тебя не сделают министром обороны, это будет самой большой ошибкой Америки.
        - Все бы думали так, как ты, Теди. А то развелось этих пацифистов, даже нормальной войны устроить не дадут...
        - Хаджет, еще одна просьба, не могли бы твои люди уточнить координаты дольмена Годлик и выслать их на компьютеры наших спецкостюмов.
        - Сделаем. Береги себя, Теди, наша страна должна гордиться такими героями как ты. Я с тобой, дружище.
        ГЛАВА 13
        Место, в котором мы оказались, называлось странно и труднопроизносимо - Большое Сочи. Что в нём большого, я не понял, а что в нём сочи - тем более. Мы дошли по пляжу до ближайшего отеля и поселились в нем. Паспорта не потребовались: все решило то обстоятельство, что у меня были только сотенные купюры, и за номер я заплатил с большой переплатой.
        Номер был ужасен. С маленькой комнатой, старыми скрипучими кроватями, выцветшим ковром на полу и допотопным, не работающим кондиционером - такой я однажды уже видел на Кубе. На стенах комнаты были желтоватые обои с какими-то дурацкими узорами.
        - Да что же это за страна такая! - удивился я, включив телевизор, на экране которого присутствовали только помехи.
        - Теди, не время смотреть телевизор и отдыхать, - заторопилась Анату. - Мы и так отстаем от графика.
        - Не знаю, я бы не прочь отдохнуть, - сказал Хат, усаживаясь в кресло, которое тут же под ним сломалось.
        - Интересные у них люксы… - сказал я, помогая Оултеру встать с пола.
        - А здесь можно заказать в номер обед? - спросил Хат больше не делая попыток куда бы то ни было сесть.
        - Наверняка можно, - ответил я, - надо выйти на балкон и громко крикнуть портье на первом этаже, что ты хочешь поесть, так как телефона в номере я не вижу.
        - Вы меня совсем не слушаете! - крикнула Анату.
        - Времени практически не осталось, а Годлик не последняя точка нашего пути!
        - Анату, детка, я всего лишь человек! - напомнил я.
        - Мне нужно есть, пить, ходить в туалет и иногда спать.
        - Флот лаптогов уже приближается к границам вашей Солнечной системы, я это чувствую! И если мы немедленно не тронемся в путь, мы можем опоздать!
        - Тогда скажи, на хрена я снял этот номер? Можно было сказу выдвинуться к твоему долбанному Годлику.
        - Теди, не кричи на неё, - попросил Хат. - Она считывает информацию по частям.
        - Хорошо, - сказал я, - тогда сделаем так: Оултер останется в номере, и пока мы с тобой поедем к дольмену, он будет игроком в запасе на случай того, если с нами что-то случится. Окей?
        - Если хочешь остаться с ней наедине - так и скажи, - обиделся Хат.
        - Та к я тебе и сказал, - возмутился я.
        - Может хватит? - вмешалась Анату, - повторяю, времени нет.
        - Нам надо переодеться, - сказал я. - Не поедем же мы в таком виде? Здесь всё-таки какая-никакая, а цивилизация. Нам не нужно лишнее внимание.
        - По дороге переоденешься, тем более что спецкостюм нам необходим, чтобы точно определить местоположение дольмена.
        - Я вообще не понимаю, зачем тебе это определять, ведь в Перу и Египте никакие определители тебе не потребовались.
        - Разумеется, мистер умник, но до этого я получила точное местоположение всех целей, считав информацию, оставленную на плато Наска, но точных координат Годлика там не было.
        - Ладно, останемся в спецкостюмах, но за реакцию местных жителей я не отвечаю. Ты же помнишь, как испугался портье? Если бы не наши доллары, человек попал бы в психушку. Хорошо, что, увидев деньги, он смог взять себя в руки.
        Спустившись вниз, мы подошли к портье. Видимо, он уже свыкся с нашей футуристической внешностью, так как даже сумел выдавить из себя некое подобие приветливой улыбки, хотя взгляд его остался недоверчивым.
        - Нам нужен транспорт, - без предисловий сказал я.
        - Вас интересует катер, как я понимаю? - уточнил портье.
        - Нас интересует то, на чем можно добраться до дольмена Годлик, - ответил я.
        - А, ну тогда вам нужно такси.
        - Вы знаете, где это находится? - удивился я.
        - Конечно, это один из популярных маршрутов экстремального эзотерического туризма.
        - Анату, если там были туристы, то я бы не ждал от Годлика ничего хорошего, - заметил я.
        - Теди, не утомляй меня, я чувствую, что нам туда надо!
        - Ах, уж эти чувства! - рассерженно сказал я. - Ах, эти предвидения! Как бы нам из-за них не влипнуть в историю.
        - Та к кто же нас туда отвезёт? - повернувшись к портье, спросил я.
        - У нас межсезонье и здесь сейчас есть только один таксист, его зовут Армен. Сейчас он в буфете, но если желаете, я могу его позвать.
        - Желаем, желаем, и как можно быстрее, - поторопила портье Анату.
        Присев на удивительно хорошие и крепкие кожаные кресла, стоящие в фойе, мы стали ждать нашего будущего водителя, и вскоре он появился. Арменом оказался юноша лет восемнадцати, небритый и свирепый на вид. Одет от был во все белое: белая кожаная куртка, белые брюки, и даже белые туфли, которые ужасным образом контрастировали с его иссиня-чёрными волосами и смуглой кожей. В его правой руке бренчала огромная связка ключей, на которой одних брелоков было штук двадцать - в основном, это были фирменные знаки «БМВ» и «Мерседеса».
        - Поехали, - проходя мимо нас, бросил он.
        - Любезный господин, - злорадно заметил я.
        Возле входа в гостиницу стояла машина неизвестной мне марки с такими затонированными стеклами, что вряд ли даже солнечным днём из салона было видно улицу. Сев на водительское сидение, Армен даже не удосужился открыть даме в лице Анату дверь, чем вызвал моё негодование. Во всех туристических районах тех стран мира, где я бывал, мне никогда не встречались такие грубые и наглые таксисты; даже на окраинах Сомали и в трущобах Рио. Забравшись на заднее сидение, мы с Анату кое-как устроились в неудобном и маленьком салоне автомобиля.
        - Чё, до дольмена едем? - закуривая отвратительно пахнувшую сигарету, спросил водитель.
        - Да, - сказал я, открывая окно чтобы проветрить салон.
        - Закрой окно! - грубо сказал Армен, - а то мне шею продует!
        - Ничего, продует - вылечишь, но вдыхать тот отвратительный дым, который ты впускаешь в свои лёгкие, я не собираюсь!
        - Понаехали к нам… Москвичи что ли? - недовольно прошипел водитель, наконец-то трогаясь с места.
        - Ага, - злорадно подтвердил я.
        - Сразу видно! Вести себя не умеете, хамите, окна открываете. Только знайте, здесь вам не Москва!
        - Да уж, - согласился я, наблюдая из окна заваленный мусором сквер, - точно не Москва.
        На заре своей карьеры великого журналиста я жил в Москве, работал в одном из глянцевых журналов репортёром светской хроники и, что там не говори, а в столице России цивилизацией и порядком хотя бы пахло. Но это если не считать вокзалов, станций метро, подземных переходов и спальных районов на окраине города. Здесь же о том, что это курорт, напоминала только прекрасная субтропическая природа. Всё остальное было просто ужасно: грязь на улицах, непролазные пробки на узких дорогах, неприветливые жители. Да… Если бы здесь жили египтяне, или хотя бы турки, Большой Сочи блистал бы как подлинная жемчужина Чёрного моря. Но российский менталитет, увы, остается российским менталитетом…
        - Армен, почему вы так не любите туристов? - спросил я у водителя.
        - Почему не любим? Любим, - возразил тот.
        - Как-то не похоже.
        - Ладно, давай начистоту. Вы там у себя тысячи долларов зарабатываете, а мы здесь с утра до вечера за копейки вас обслуживаем.
        - За какие же копейки? - возмутился я. - Только за эту поездку ты взял с меня двести долларов!
        - Жить-то как-то надо.
        - Поэтому-то в отеле, где я живу, и пусто, - поучительно сказал я. - Несколько дней тому назад мы были в Египте, так вот там гораздо лучше, чем здесь. Может поэтому даже граждане вашей собственной страны предпочитают отдыхать за границей?
        - Ну и вали в свой Египет! Чего ты меня грузишь? Знаешь, как у нас говорят: «не учи меня жить, лучше помоги материально».
        - Это самая отвратительная пословица из всех, услышанных мною за всю жизнь, - сказал я.
        - Слушай, если тебе тут так плохо, чего приехал? - яростно сжав руль, спросил покрасневший Армен.
        - Будь уверен, я приехал сюда первый и в последний раз! - заверил его я.
        Вскоре мы выехали из города на петляющую по горам дорогу - более непригодного пути для автомобиля я ещё никогда не видел. Узкая двухполосная дорожка серпантином скользила по краю обрыва, в некоторых местах с трудом могли разъехаться две машины. Когда наша, виляя, входила в повороты, я чувствовал сильные приступы тошноты.
        - Какой же идиот правитель этих мест? Даже древние римляне тысячи лет назад придавали дорогам первостепенное значение, а то, что вижу здесь я - ещё одно доказательство российской глупости.
        - Слушай, москвич, - оскалившись, сказал Армен, - можно подумать, ваша Москва не Россия.
        Я ничего не ответил, подозревая, что если признаюсь водителю в своем американском гражданстве, он разозлится еще больше. На наше с Анату счастье мы уже подъезжали к дольмену. Когда мы остановились, я даже не стал просить Армена о том, чтобы он нас дождался. Скрипя покрышками, с легким заносом такси умчалось прочь.
        - Какой агрессивный человек, - прервала своё долгое молчание Анату.
        - О, милая моя, это особая страна, с особыми людьми. Если бы ты жила здесь, добра бы в тебе осталось мало. Ну что, мы приехали, показывай свой хвалёный дольмен.
        Взяв за руку, Анату повела меня по тропинке. Под нами в небольшом ущелье быстро неслась к морю горная река. Вскоре мы остановились возле огромной скалы с почти идеально ровной поверхностью. На высоте двух метров я увидел удивительно чёткое круглое отверстие - практически такое же, как то, что я видел в Абхазии на сложенной из плит гробнице.
        - Это и есть то самое место, - разочарованно спросил я, - ради которого мы проделали наш путь? Знаешь, то, что я видел в Абхазии, понравилось мне больше.
        - Ты ещё ничего не видел, - поцеловав меня в ухо, сказала Анату. - А теперь прикрой глаза и помолчи.
        - О, чёрт, опять ваша магия! - вздохнул я и, зажав уши руками, закрыл глаза. Но всё равно почувствовал как завибрировал воздух и задрожала земля. Даже не открывая глаз, я представил, как над нами сгустились тучи и поднялся сильный ветер. Моё воображение смогло нарисовать только такую картину.
        - Открывай глаза, - услышал я голос Анату.
        - Что, уже всё? Божественные вмешательства прекратились?
        Визуально вокруг меня ничего не изменилось: всё так же чревом колодца виднелась дыра в скале, солнце продолжало светить, а на деревьях орали местные птицы.
        - И чего? Это всё? - удивился я.
        - А что, ты хотел шоу, как в Египте? - спросила Анату. -Извини, там поработала моя любимая сестричка Пта, а здесь приложил свою руку Один, а он был на редкость туп и ленив.
        - Ну что, ты включила свой дольмен? Поехали назад, мне здесь не нравится.
        - Всё только начинается, мой сладкий мальчик, - коварно прошептала Анату.
        - Твою мать! - чуя неладное, сказал я.
        Взяв меня за руку, богиня подвела меня к дыре в скале.
        - Смотри на неё, не отрывая взгляда! - приказала Анату.
        Я послушно выполнил её наставление и вовсю вытаращился на чёрную дыру дольмена. Через пять минут я почувствовал себя идиотом, а через десять робко спросил у Анату:
        - Милая, я конечно тот ещё балбес, но мне кажется, что-то идёт не так…
        То , что ответила Анату, я не услышал, так как невероятным образом оказался втянут в отверстие дольмена и полетел неизвестно куда. Всё произошло так неожиданно, что я даже не успел испугаться и навалять в штаны спецкостюма. Мой полёт закончился так же внезапно, как и начался, я очутился где-то в недрах земли, в абсолютной темноте, абсолютно один. Тихо всхлипывая, я стал вспоминать не обижал ли Анату в последнее время.
        - Эй! - робко позвал я. - Кто-нибудь! Помогите!
        - Страшно, Вачёвский? - услышал я за спиной её насмешливый голос. - Имей в виду, если ты когда-нибудь меня обидишь, я найду для тебя ещё более уединенное местечко
        - где-нибудь на Луне в безвоздушном пространстве.
        - Не надо, я хороший и тебя искренне люблю.
        - Ты мне тоже немного симпатичен, - всё ещё злорадствуя, сказала Анату.
        - А где мы? - озираясь, спросил я. Мои глаза привыкли к темноте, и я начал различать вокруг себя какие-то древние механизмы.
        - Мы в самом центре Земли, практически у ядра. Дольмены - это лишь источники энергии, их очень много на поверхности, они разбросаны по всему миру. Когда мы их запустим, наша оборонная установка, наконец, включится.
        - Ты хочешь сказать, что дольмены - это простые батарейки?
        - В принципе, да. А лучшей маскировки, чем гробница, нельзя и придумать. В людях изначально очень сильна неприязнь к смерти, и всему, что с ней связано.
        - Получается, что ты сейчас запустишь этот механизм, включишь защитную установку, и мы победим лаптогов?
        - обрадовался я.
        - Рано радуешься, - ответила Анату. - Битва предстоит вам, землянам, а мы лишь нанесём окончательный удар, который не оставит лаптогам ни единого шанса.
        - Что же вы всё время впутываете нас в свои внутрикосмические разборки? - возмутился я.
        - Скажи спасибо, что вы вообще существуете, - не сильно ткнув меня в лоб ладонью, заявила Анату.
        - Ты возмутительно ужасна! За что тебя и люблю.
        - Не подлизывайся, Вачёвский, - отмахнулась Анату. - Где же здесь пусковой механизм?
        - Ты меня спрашиваешь? Давай быстрее включай эту штуку и вези меня назад, на поверхность, а не то у меня начнется клаустрофобия.
        - Я здесь в первый раз, между прочим, и признаюсь честно - мне здесь нравиться не больше твоего, но дело есть дело.
        - Включай эту хрень и вытаскивай нас на поверхность!
        - жёстко чеканя слова сказал я.
        - Ммм, какой ты злобный, Вачёвский. Ладно, судя по всему - это генератор, это - усилитель мощности, а это - пусковой механизм! - ликующе сказала Анату.
        - Отлично, - обрадовался я. - Включаем, и уходим.
        - Не всё так просто, Теди. Здесь должен быть ключ.
        - Должен? Значит, его нет? - удивился я. - Милая, ради всего святого, скажи мне, что нам не придётся искать ключ в этом подземелье…
        - Милый, нам надо найти ключ в этом подземелье.
        - Какого хрена? - возмутился я. - Неужели ваш Один не мог оставить ключ здесь? Скажи мне, золотце мое, скажи мне, мой драгоценный бриллиант, какому идиоту взбрело бы в голову лезть сюда по доброй воле? А главное - как бы он смог это сделать без вашей божественной магии?
        - И правда… - в голосе Анату послышались задумчивые нотки. - Один явно перестарался.
        - Тоже мне, высший разум! Полное отсутствие логики, - буркнул я себе под нос. - Ну и куда нам идти?
        - Я думаю в этот коридор, - сказала Анату, выдвигаясь вперёд.
        Сделав несколько шагов за ней, я врезался головой в неизвестно откуда взявшуюся часть механизма.
        - Понаделали батареек под землёй! - сказал я, вытягивая перед собой руки.
        Сделал я это вовремя, так как следующая угроза была не сверху, а снизу. Споткнувшись о ступеньку, я неуклюже приземлился на руки, больно ударившись коленкой.
        - Анату, детка, может быть, включишь свет? В Египте у тебя это хорошо получилось.
        - Иди сюда, здесь светло, - послышалось из пустоты огромного коридора.
        Ещё шагов через двадцать я увидел впереди бледно-зелёный свет. На всякий случай достав пистолет Морелли, уверенно прихрамывая, я направился туда. Выбравшись из тоннеля, я оказался в помещении размером со стадион, а, задрав голову, не увидел потолка. Насколько хватало глаз, ввысь уходили стены этого фантастического зала, и, удивительно, но источником света служили именно они - пульсируя, стены выбрасывали в темноту потоки зеленоватого цвета.
        - Где мы? - спросил я у Анату, стоящей возле дальней стены.
        - Здесь находится ключ, и теперь я смотрю, что нужно сделать, чтобы он оказался у нас.
        - Наверное, его нужно взять, - предположил я.
        - Блестящая идея! - ехидно сказала Анату.
        Подойдя к девушке, я положил голову ей на плечо и проследил за её взглядом. Поверхность стены покрывали непонятные символы, отдаленно напоминающие древнеегипетские иероглифы.
        - Что писала продажная пресса в древности? - усмехнулся я.
        - Писала о том, что представителям современной прессы нужно помолчать, - на удивление мягко сказала Анату. - Да уж, Один в своем репертуаре! Любитель всё усложнять, что удивительно при его лени и тупости. Он построил ловушки, но их всего две, так что, думаю, ТЕБЕ не составит труда справиться с ними.
        - Дорогая, я не ослышался? Ты сказала тебе? Тебе, значит мне? Мне, значит Тадеушу Вачёвскому, доброму симпатяге из Нью-Йорка?
        - Вот именно, - ответила она.
        - Влип, а ведь чувствовал! Ещё в Египте чувствовал! Говорил вам про то, что ни одно приключение не обходится без коварных ловушек и прочих гадостей!
        - Ты справишься, ты сильный, я в тебя верю.
        - Конечно, - с сарказмом сказал я. - Я справлюсь, я сильный. Если не сложно, вынеси мои останки на поверхность, и пусть на моих похоронах не играют американский гимн. Лучше что-нибудь из классики: Бетховен или Шопен.
        - Не переживай, всё не так уж и плохо, - сказала Анату. - Всё, что от тебя требуется, - это пройти два испытания: победить Стража и принести Ключ.
        - Принести ключ? Легко! Только мне кажется, что со Стражем придется повозиться. Кстати, где этот Страж, и что он собой представляет? - спросил я.
        - Он появится, как только ты согласишься принять вызов.
        - И что нужно сделать?
        - Для начала, согласиться, сказав «махат».
        - Махат? - удивился я. И в этот момент откуда-то сверху ударил столп яркого света.

«Вот и неприятности, - понял я. - Сейчас меня будут жрать и долго переваривать». Передернув затвор пистолета, я приготовился к бою.
        Через несколько мгновений свет стал мягче и я увидел перед собой маленькую девочку в красном платье в белый горошек. Девочка была рыжей, и ее лицо покрывали смешные канапушки. В огненных волосах девочки болтался большой белый бант.
        - Привет, Теди, - помахав мне рукой, сказала малышка.
        - Откуда ты здесь? - удивился я, опускаясь на колени рядом с ней.
        - Зачем тебе это? - спросила она, показывая пальцем на пистолет в моей руке.
        - Даже не знаю, - ответил я, отбрасывая оружие в сторону.
        Девочка рассмеялась и, достав откуда-то из-за спины маленького плюшевого медвежонка, протянула его мне.
        - Будешь со мной играть?
        - Почту за честь, - улыбнулся я. - Что нужно делать?
        - Мой Теди заболел, его надо лечить.
        - Меня тоже зовут Теди, - удивился я.
        - Конечно! - захлопала в ладоши девчушка, - Теди - медвежонок! Он заболел, и мы будем его лечить.
        - Может поставить ему грелку?
        - Та к не лечат медвежат, - захихикала девочка.
        - А как мы будем его лечить?
        - Иглоукалыванием! - доставая из-за спины огромную стальную спицу, сказала она.
        Протянув руку, я попытался взять у нее спицу, но девочка, заливаясь смехом, отскочила в сторону.
        - Куда ты? - прошептал я.
        - Лечить медвежонка! Лечить медвежонка! - прыгая вокруг меня, кричала она. А потом резко воткнула спицу медвежонку в спину.
        Моё тело полыхнуло огнем, скорчившись, я упал на пол и громко заорал от боли. Было такое чувство, что у меня вырвали позвоночник, но не до конца, и теперь раскачивали его, словно маятник, из стороны в сторону.
        - Хватит! - не своим голосом закричал я.
        - Медвежонок Теди заболел, медвежонок Теди ключ забрать хотел! - сквозь кровавый туман услышал я звонкий детский голос.
        Царапая ногтями землю, я, сделав невероятное усилие, встал на четвереньки и увидел прямо перед собой маленькую рыжую тварь. Она держала медвежонка за лапу и насмешливо глядела на меня сверху вниз.
        - Кажется, медвежонок Теди уже никогда не станет здоров, - сказала она и, сделав широкий замах, обрушила медвежонка на землю.
        В моей голове разорвался огненный шар, осколками разлетаясь по всему телу. Скрипя зубами от боли, я без сил упал на землю, но моё тело продолжало корчиться в конвульсиях.
        - Не надо! - взмолился я.
        - Захотел забрать ключик, медвежонок Теди? Нет, я тебе его не отдам. Без него не станет меня, а я хочу жить.
        - Кто ты? - прохрипел я.
        - Не важно, - послышалось откуда-то сверху. И прямо перед своими глазами я увидел лежащего на земле медвежонка.
        - Все кончено, - сказал все тот же детский голос. - Ты останешься здесь, со мной. Навсегда.
        Дальнейшее происходило как в замедленном кино. Я увидел как откуда-то сверху на голову медвежонка медленно опускается маленькая детская ножка в белом сандалике. Нечеловеческим усилием я рванулся вперёд и за мгновение до смертельного удара вырвал мишку из-под ноги и подмял его под себя.
        - Нечестная игра! - плаксиво крикнула рыжая бестия и, схватив меня за волосы, легко оторвала от земли, раскрутила у себя над головой и бросила в сторону. Я почувствовал что моё тело медленно, но верно умирает. Разлепив отёкшие глаза, я увидел мою мучительницу - она направлялась ко мне, прыгая через скакалку. Чему-то улыбаясь, девочка остановилась возле меня и в её руке опять появилась длинная спица.
        - Прекрати сопротивляться, - сказала она, - останься со мной, тогда боль пройдет, и мы с тобой поиграем.
        - Иди ты на хрен, маленькая сука!
        Сделав короткий замах, она вонзила спицу мне в спину, пригвоздив к земле. От обилия той боли, которая обрушилась на меня за последние несколько минут, можно было уйти только одним способом - потеряв сознание. Мое тело умоляло об этом, но мозг продолжал бороться. Я чувствовал, как в меня втыкают спицы: одну, вторую, третью, а надо мной продолжал струиться чистый детский смех.
        - Анату! - прохрипел я в надежде, что моя богиня не позволит мне умереть, но ничего не произошло. Помощь не пришла.
        И вот тогда откуда-то из глубины подсознания тонкой струйкой в мой мозг стала вливаться новая сила - агрессия и ненависть. За какие-то секунды из тонкого ручейка она превратилась в бурную реку, целиком заполнив меня и мое ослабленное тело силой. Упираясь в пол ладонями, я резко оттолкнулся от земли и встал на колени. Прямо перед собой я увидел насмешливые глаза рыжей гадины. В правой руке она сноровисто крутила спицу, метясь мне в лицо. Всё решали секунды, и я начал действовать.
        В моих руках не было оружия, поэтому я использовал то, чего у меня было в избытке,
        - выплюнул ей в лицо скопившуюся у меня во рту кровь и остатки зубов. Лицо девочки исказилось и ее маленький ротик превратился в огромную пасть, ощерившуюся сотнями клыков. Всем телом я поддался вперед, и, калеча пальцы об острые как бритва зубы, схватил мерзкие челюсти и разорвал отвратительный рот. Ужасный вой странного существа огласил подземелье и, отражаясь от стен, умчался куда-то ввысь. Бывшая девочка металась передо мной, тряся трансформирующейся головой, на которой нелепо болталась сломанная челюсть.
        - Ну что, сука, больно? - спросил я, поднимая с земли окровавленную спицу.
        Существо остановилось, и, посмотрев мне в глаза, издало жуткий визг, от которого я на какое-то время оглох. Размахивая волочащимися по земле длинными руками, Страж бросился на меня, но я, сделав длинный шаг влево, как заправский тореадор оказался у него за спиной и резким ударом вогнал спицу в основание удлинённого черепа. Сделав ещё несколько шагов, существо наткнулось на стену и, тихо подвывая, съехало на пол. Возле моих ног в лужице тёмной крови остался валяться большой белый бант…
        Слегка покачиваясь, я подобрал с пола пистолет и добрёл до лежащего на земле Стража. Опираясь о стену, я пнул безжизненное тело, убеждаясь в том, что существо уже не встанет. Первое испытание я прошёл, теперь пришла очередь второго, но сдаётся мне, я сейчас в своей не самой лучшей форме.
        Удивительно! Из моего тела продолжала сочиться кровь, но я почему-то не терял сознание. Помню, однажды меня непостижимым образом занесло к врачу, и там у меня решили взять пробу крови из пальца, так вот, смею вас уверить, во время этого ужасного акта вандализма я дважды падал в обморок. А сейчас, интересное дело, я потерял половину своей драгоценной крови, и всё ещё держался на ногах. И что удивительно, боль куда-то ушла. Дискомфорт был, я не спорю, но после тех членовредительств, которые я перенёс, любой другой катался бы по полу и оглушительно визжал. Очень странно. Если мне удастся выжить, а я на это очень рассчитывал, мою любимую Анату ждёт серьёзный разговор о нецелевом использовании журналистов.
        - Окей, я справился! Я победил! Что там дальше? Где ключ?
        Мне никто не ответил. Грустно пнув труп Стража, я прилёг на пол, намереваясь отдохнуть. Стоило мне закрыть глаза, как я почувствовал, что пол подо мной исчез, и я оказался в свободном падении. Вокруг меня была абсолютная темнота, и куда я летел - одним богам было известно. Приземлился я в воду и, надо сказать, довольно удачно, по крайней мере, я ничего себе не сломал.
        - Анату! - позвал я, особо ни на что не надеясь.
        Из липкой темноты, окружавшей меня, повеяло ветром. Странно, ветер в чреве Земли, интересно откуда?
        - Говорила же мне матушка, не связывайся с девками старше себя, - проворчал я, по-собачьи плывя в непонятном направлении.
        Наконец мои ноги коснулись дна, Воодушевлённый этим обстоятельством, я ускорил свои движения и вскоре оказался на суше. Слегка пошатываясь, я осмотрелся. Здесь было гораздо светлее, или мои глаза просто привыкли к кромешной тьме. Я отчётливо видел вход в тоннель, из которого дул поток свежего воздуха. Правой рукой нащупав пистолет, я взвёл курок и осторожно ступая вошёл в тоннель. Мой страх остался наверху, рядом с бездыханным телом Стража, однако я был предельно собранным, так как испытание номер два могло оказаться куда более сложным. Наконец, впереди показался свет, ускорив шаг, я вышел из тоннеля и остолбенел.
        Я оказался в другом мире. Надо мной было зелёное небо, в котором сияли два солнца, под ногами росла необычная трава голубоватого цвета. Насколько хватало глаз, вокруг меня простиралась огромная равнина и лишь вдалеке, на самой линии горизонта, виднелись какие-то строения, чем-то отдалённо напоминающие небоскрёбы Манхэтанна.
        Спрятав пистолет в кобуру, я ещё раз осмотрелся. Место, из которого я вышел, оказалось огромной трубой явно искусственного происхождения, хотя внутри тоннель напоминал обычную пещеру. Сплошное непонимание, абсолютное несоответствие. Пожав плечами, я направился в сторону видневшихся вдалеке построек. Но едва я сделал несколько шагов, как за моей спиной раздался громкий смех. Обернувшись, на том месте, где ещё несколько секунд назад находилась труба, я увидел стол, за которым сидел старец в белых одеждах. Улыбнувшись мне, он приглашающим жестом указал на пустой стул рядом с собой.
        - Присаживайся, путник, ведь ты устал, - сказал он, внимательно разглядывая меня из под густых белёсых бровей.
        Хмыкнув, я подошёл к нему и уселся рядом.
        - Ты хочешь пить, так пей, - сказал странный господин.
        На столе появилась запотевшая бутылка «колы» которая даже на вид была холодна как лёд. Схватив её, я жадно я жадно присосался к горлышку, но, поймав хитрый взгляд старикана, остановился.
        - Кто ты? - спросил я, отставляя бутылку.
        - О, это не имеет ровным счётом никакого значения, - взмахнув руками, молвил тот,
        - кто я, где я, с кем я - это всё не то. Важно, зачем я здесь!
        - Ну и зачем ты здесь?
        - Жду тебя, естественно. Ты омерзительно глуп, даже не представляю, как ты смог зайти так далеко, имея такой убогий разум. Как тебе удалось пройти Стража?
        - Я убил его.
        - Что ж, похвально, хотя мне как создателю это и неприятно слышать.
        - Так ты Один? - удивился я.
        - К вашим услугам, - кивнул старик, - теперь ты скажешь, что удивлён и представлял меня совсем иначе.
        - Честно говоря, я тебя никак не представлял.
        - Что? - Один обиженно привстал со своего стула.
        - Я великий бог! Создатель миров и повелитель всего и вся! А ты даже не думал обо мне?!
        - Ну, ты знаешь, у меня достаточно большой опыт общения с богами. А ещё я очень зол, и если ты будешь продолжать на меня орать, то получишь от меня в глаз! - угрожающе встав напротив него, заявил я.
        - Секс с похотливой богиней - ещё не показатель общения, - пробурчал Один, усаживаясь на стул.
        - И зачем сразу орать и повышать голос на бога, который значительно старше тебя?
        - Мир под угрозой нашествия лаптогов, мы мечемся в поисках правильного решения, а ты сидишь здесь - в чреве земли - и в ус не дуешь! И помимо этого строишь всякие ловушки, мешающие нам спасти этот мир. Ну и кто ты после этого?!
        - Поменьше критики, молодой человек, - нахмурился Один, - у меня здесь своя жизнь, свой мир, мне здесь хорошо и удобно. Я никого не трогаю, и меня никто не трогает. Завоюют лаптоги планету или вы - люди - сами её уничтожите, - мне наплевать, мой мир в безопасности.
        - Ключ давай! - требовательно сказал я.
        - Ключ давай! - передразнивая меня, повторил Один. - А зачем тебе ключ? Ты хоть знаешь его предназначение? Тебе известны планы Анату и этого императорского выродка? Думаю, что тебя в них не посвящали. А зря. Если бы ты знал, что они задумывают, не стоял бы здесь корча из себя героя дешёвых бульварных романов.
        - Вижу ты лучше осведомлён о происходящем, может, поделишься секретами?
        - Мне что-то кажется, тебе не понравиться имеющаяся у меня информация, - усмехнулся Один. - Хочешь помогать этим остолопам? Помогай. Я же вам не помощник. Давным-давно, когда только появились лаптоги, я сразу сказал, что надо ждать беды. Думаешь, меня кто-то послушал? Нет. Все сказали, что я тупой и ленивый, эксцентричный божок. И вот вам результат. Гайены нет, Онтри нет - маленького ублюдка, как ты понимаешь, я в расчёт не беру. А теперь они решили, что стали хитрее и прозорливее. Но против грубой силы и высоких технологий их Высший Разум ничто. Их смели сто пятьдесят миллионов лет назад, сметут и сейчас. Третий мир обречён!
        - По-моему, ты просто обосрался от страха!
        - Мне нечего бояться! - уверенно выпятив тощую грудь, заявил Один. - Здесь меня никто не достанет.
        - Всё это риторика, ближе к делу. Мне нужен ключ, и ты мне его дашь. Либо по-хорошему, либо по-плохому, но, в любом случае, я его получу.
        - Ты в моём мире, мальчишка! Если я захочу, испепелю тебя и развею по ветру.
        - Попробуй! - хмуро сказал я.
        - Не провоцируй высшие силы, - грозно сказал бог, - я ведь могу и обидеться.
        - Ладно, - смиренно опустив глаза, согласился я. - Прошу у тебя прощения, о великий Один. Дай мне, пожалуйста, ключ!
        - Вот это правильно, - польщёно улыбнулся тот, - так бы и сразу, а то какие-то нелепые угрозы, оскорбления… Помни о том кто ты, а кто я.
        - Та к что там насчёт ключа? - нетерпеливо спросил я.
        - Да нет его вовсе.
        - Что? - опешил я. - А за каким собственно хреном…
        - Спросишь у Анату, - отмахиваясь от меня как от надоедливой букашки, сказал Один.
        - Скажи ей, что энергия включена, и я, со своей стороны, помощь оказал, но пусть не впутывает меня в свои дела в дальнейшем. Мне и здесь хорошо. А теперь, убирайся отсюда!
        - Интересно, каким это образом я должен отсюда убраться? - поинтересовался я.
        - Волшебным, естественно, - сказал Один и хлопнул в ладоши.
        ГЛАВА 14
        Я стоял на четвереньках в центре большой грязной лужи. С неба огромными каплями падал дождь - даже не дождь, а настоящий тропический ливень. Странно, когда мы спускались под землю, светило солнце и ничто не предвещало ненастья. Приняв вертикальное положение, я начал высматривать в окружающей меня местности признаки симпатичной богини. Признаки отсутствовали, как и их владелица.
        - Анату, мать твою! - надев шлем, сказал я.
        - Я тоже рада тебя слышать, - радостно ответила она и вышла из густых кустов барбариса. - Тебе удалось, я не зря верила в тебя.
        - Удалось, - проворчал я. - То , что со мной случилось там, внизу, я всю свою жизнь буду вспоминать как самый страшный кошмар!
        - Да брось ты! - сказала она. - Ты ведь справился.
        - Но какой ценой?! Меня чуть не убили! Моё тело покрыто ранами и видела бы ты сколько я потерял крови…
        - В том мире. В этом на твоём теле нет и царапины.
        Быстро стянув с торса спецкостюм, я осмотрел своё тело, и с удивлением стал ощупывать кожу в тех местах, откуда ещё несколько минут назад сочилась кровь. Зубы тоже были на месте.
        - Как выглядел Страж? - поинтересовалась Анату, наблюдая за тем, как я напяливаю на себя обратно спецкостюм.
        - Как маленькая рыжая девчушка - безобидная и забавная.
        - Она тебе никого не напомнила?
        - Да нет, - удивился я, - а что, должна была?
        - Зная Одина, конечно. Он любит пугать людей их самыми потаёнными страхами, а они, обычно, родом из детства. Вспомни, с тобой не училась девочка, похожая на Стража?
        - Действительно, - встрепенулся я. - Джессика Ливингстоун! И как я сразу не догадался! Но она никогда не была моим страхом, скорее наоборот, мы с друзьями над ней всё время стебались. Джессика была той, над кем легко и безнаказанно можно было издеваться, в каждой школе такие есть.
        - О, это не удивительно. Этот бездарь Один опять перепутал эмоции - вместо страха подкинул смешной образ.
        - Вот уж смешной! - возмутился я. - Уж и не знаю, что может быть страшнее маленькой девочки, убивающей тебя. Уж от кого от кого, а от такой милой крошки я такого не ожидал! Этот ваш Один всё правильно рассчитал.
        - Одно непонятно, - сказала Анату, - зачем старый бездарь устроил весь этот цирк, если энергию можно было включить одним его вмешательством?
        - Даже не знаю, - пожимая плечами, сказал я. - Он вообще какой-то странный. И мне показалось, что вы с Хатом ему не особо симпатичны.
        - Думаешь, он нам симпатичен?! - вспыхнула она. - Этот похотливый идиот очень долго добивался моей взаимности, а отвергнутый мужчина - не подарок, сам понимаешь…
        - Да, он же жалкий старик…
        - Старик? - засмеялась Анату. - Напялил на себя дурацкий общепринятый людьми образ… Вообще, в нашем мире он выглядел бы как прыщавый студент, злоупотребляющий продуктами, содержащими холестерин.
        - Толстячок значит? - усмехнулся я.
        - Ну да, - улыбаясь, сказала она, - жирдяй тот ещё!
        - Погоди, - отстраняясь, сказал я, - а где ты была всё это время?
        - О чём ты? - встрепенулась Анату.
        - О том, что когда я дрался с этим ублюдочным Стражем, да и после этого, я звал тебя, но ты не отвечала.
        - Я не могла тебе помочь, - ответила она. - Приняв вызов, ты оказался совершенно в другом мире.
        - Поясни, что-то я тебя не понимаю.
        - Ну, как тебе сказать… - задумчиво ответила Анату, - мы: боги - можем находиться только на своей территории, в том мире, который мы создали, а та реальность, в которой ты оказался, был миром Одина, а он меня в него не приглашал. А самостоятельно я туда попасть не могла.
        - А жаль, - расстроено сказал я. - Твоя помощь мне бы не помешала.
        - Да ладно, Теди, всё уже закончилось, и закончилось хорошо - ты справился, ты включил механизм. Теперь нам осталось только запустить оружие, и Земля будет спасена.
        - Люблю хорошие новости, также как хороший секс, - ехидно улыбнулся я. - Та к что, двигаем в новое место?
        - Двигаем, - неуверенно сказала Анату.
        - Что-то не так? - поинтересовался я.
        - Даже не знаю как тебе сказать… - грустно посмотрев на меня, сказала она.
        - У нас - у землян - между любящими людьми тайн не бывает, - осторожно беря её за подбородок и заглядывая в огромные голубые глаза, сказал я.
        - Да это, наверное, не тайна, - задумчиво ответила Анату. - Просто оставшуюся часть пути мы с Хатом пройдём без тебя.
        - Что?! - отстраняясь, сказал я. - И это после всего того, что с нами было? Спасибо, Вачёвский, но в твоей помощи мы больше не нуждаемся? Это что ещё за дерьмо?!
        - Милый, ты не должен обижаться…
        - Должен, не должен - это моё собачье дело, кому я что должен. Вы использовали меня, а теперь, когда начинается всё самое интересное, оказывается, что я вам не нужен! Не нужен тебе…
        - Нужен, ты мне очень нужен! - преданно прижимаясь ко мне, прошептала Анату и в её глазах блеснули слёзы, - просто последнее испытание не для людей.
        - Вот оно значит как, - криво усмехнулся я. - Значит, любить меня можно, а испытание со мной проходить нельзя. Та к получается?
        - Теди, поверь мне, я очень тебя люблю, ты мне по-настоящему дорог! Но, пойми, дальше мы должны идти без тебя.
        - Вот дерьмо! - негодующе проворчал я. - Ладно, до отеля хоть доедем вместе, - беря богиню за руку, сказал я. - Давай убираться отсюда, нам нельзя забывать, что часики тикают, ты сама про это всё время говоришь.
        Спустившись к дороге, мы остановили машину. На этот раз нам повезло, так как автомобиль оказался последней моделью БМВ, да и водитель нам попался отменный. Отказавшись от денег и немало этим удивив меня, он на бешеной скорости помчал нас к отелю, уверенно входя в невероятно кривые повороты. Всю дорогу мы с Анату молчали, и даже вышедшее из-за туч солнце не смогло скрасить моё плохое настроение. Грустно вздыхая, я смотрел на самую прекрасную женщину в мире, пока ещё сидевшую рядом со мной.
        Только сейчас я почувствовал временность наших с ней отношений, всё развивалось так прекрасно, что я даже не мог и подумать о том, что когда-нибудь расстанусь с Анату. И теперь, когда это происходило, я чувствовал ужасную щемящую пустоту. Когда мы выбрались из машины на гостиничной автостоянке, я спросил:
        - Анату, что я для тебя?
        - Всё, - просто ответила она.
        - Умоляю тебя, скажи честно. Ведь я простой человечишка, а ты - ни много, ни мало
        - богиня, представительница высшего разума, и если уж говорить прямо, не такой я и замечательный - обычный среднестатистический человеческий самец, пусть даже, с точки зрения астрологии, и невероятно удачливый. Зачем я тебе такой?
        - На этот вопрос даже представители высшего разума не дадут устраивающего тебя ответа. Я не знаю, зачем ты мне, я лишь знаю, что ты должен быть.
        - Ты знаешь, у меня порой такое чувство, что всё, что с нами сейчас происходит, - плод моего больного воображения, настолько всё невероятно.
        - Наверное так и есть, - пряча улыбку, сказала Анату.
        Я не нашёл что ответить, и просто погрозил ей кулаком. В ответ она рассмеялась, взяла меня под руку и потащила в отель.
        Едва мы оказались в холле, я увидел гнусную, отвратительную рожу величайшего мудака и зануды всех времен и народов. Это существо сидело в углу на диване и читало «Нью-Йорк таймс» ничем не выдавая своего гражданства. Увидев нас, человек отбросил газету и ловко снеся на пол стоящую на журнальном столике лампу, направился к нам.
        - Джонни! - приветливо обнимая его за плечи, заорал я.
        - Та к и знал, что это ты!
        На зеленоватом лице этого суслика появилось некое подобие улыбки.
        - Приятно, что мои действия так предсказуемы и очевидны. Было бы ужасной ошибкой заставлять тебя напрягать мозги. Я же не изверг; мы всё-таки друзья детства...
        - И не мечтай; совместное обучение на факультете журналистики еще не делает нас друзьями. Я большой человек в правительстве, а ты - жалкий бульварный писака, да еще и аферист, как оказалось.
        - Джонни, откуда эта злость? Беспочвенные обвинения? Ты вообще о чём, дружище?!
        - Я тебе не дружище, я, между прочим, ответственный чиновник государственного департамента, которого направили сюда разобраться с ситуацией, которую ты наворотил, и проконтролировать всё на месте.
        - Как ты вырос, сынок, - смахивая несуществующую слезинку, сказал я. - Ты стал большим человеком, мальчик Джонни. Может быть, тебя даже начали интересовать девушки?
        - Это не твоё собачье дело, Вачёвский! - визгливо заорал он.
        - Анату, солнышко, иди в номер, - хлопая по упругой попке богиню, сказал я.
        - Что здесь происходит? - прошипел Джонни, провожая взглядом сексапильное божество.
        - Джон Эдмонд Маккенрой, - чеканя слова, сказал я, - ты задаешь слишком много вопросов.
        - Ха, ха, - на всякий случай отскакивая в сторону, крикнул Маккенрой, - у меня много власти, очень много. Один мой звонок и здесь будет масса агентов ЦРУ, которые наденут на тебя наручники и упекут за решётку. Ты - угроза национальной безопасности, Вачёвский. Судя по всему, ты вступил в сговор с русскими и по их указке ввел в заблуждение нашего великого президента! Ты придумал инопланетное вторжение, обманом заставил помогать себе наших доблестных военных и сейчас провоцируешь нас на всеобщую мобилизацию. Нет сомнений, ты - агент КГБ, ты - польская скотина - изначально был заслан в нашу страну, чтобы прокрасться на секретные объекты и там, выдавая себя за специального агента нашего великолепного президента, творить гадости на благо русских! Ещё когда мы вместе учились, я чувствовал, что ты подлый шпион коммунистов!
        - Джонни, глупыш, ты ошибаешься… - начал я.
        - Теди, брателлос! - услышал я громогласный вопль на русском. Медленно повернувшись, я увидел в дверях отеля русского нефтяника Васю, с которым познакомился в Египте. На этот раз он был без жены, чему, судя по выражению лица, был весьма рад.
        - Вася! - сгребая его в объятья, крикнул я и покосился назад.
        Маленький суслик Маккенрой, выпучив глаза, застыл посреди холла.
        - Вот так встреча! - хлопая меня по спине огромной ручищей, проревел нефтяник. - Никогда бы не подумал, что увижу тебя здесь.
        - Что тут скажешь, - сказал я, - живём на маленькой планетке, в тесноте.
        - Опять дайвингом занимаешься? - рассматривая мой спецкостюм, спросил Вася.
        - Ага, - ответил я. - Пойдем, познакомлю со своим приятелем.
        - Не надо, - побледнел Вася, - я с ним уже знаком; после того, что он мне наговорил в Египте, я не могу спать, я не могу есть… Представляешь, решил - таки продать свой бизнес и купить корабль, чтобы стать моряком. Вот, прилетел сюда на переговоры, здесь чуваки из Черноморского пароходства по дешёвке отдают мне теплоход. Такие вот дела…
        - Это другой приятель, он скромный и тихий, - железной хваткой вцепившись в локоть Васи, я подтащил его к чиновнику госдепа США.
        Съёжившись как обосранный ёжик, Джонни снизу вверх смотрел на приближавшегося русского, при этом цвет его лица менялся со скоростью стробоскопа.
        - Знакомься, Вася, это мой большой друг, Джон Маккенрой, крупный чиновник вашингтонской администрации.
        - Здорово! - прижимая аккуратно подстриженную голову несчастного доходяги к своей могучей груди, проревел русский.
        - Кто это? - дрожащим голосом выдал Джонни и его болезненные глаза закатились.
        - Это генерал КГБ, мой непосредственный начальник - Василий; его позывной - Морячок.
        - Зачем он меня душит? - безвольно откидываясь на Васиной руке, прошептал Маккенрой.
        - Он тебя не душит, а ласкает, русские всегда с этого начинают вербовку.
        - Он что, хочет меня завербовать? - в ужасе прошептало тщедушное создание.
        - Конечно, - даже не моргнув, соврал я. - Они меня десять лет пытали в подвалах Лубянки, чтобы я вывел их на такого важного человека как ты. Теперь ты будешь продавать им секреты нашей страны, а за это они оставят тебя в живых, подарят балалайку и медведицу.
        - Вы не имеете права! - завопил Джонни. - Я американский гражданин!!!
        - Для нас - ты вонючий американский шпион, - грозно вращая глазами, сказал я и дружески пихая Васю в бок, оскалился.
        - Но я же ничего не знаю, - зарыдал Джонни, - я всего лишь маленький чиновник…
        - Ха! - усмехнулся я, - это ты сейчас говоришь. Когда мы начнем тебя пытать, ты сознаешься во всём.
        - Зачем меня пытать? - заливаясь слезами, прошептал Маккенрой. - Такое ничтожество как я не может ничего знать, мне даже не доверяют ключи от служебной столовой.
        - Да? - задумчиво сказал я и, обращаясь к Васе, спросил:
        - Ну что, поверим ублюдку?
        - Ну ты что, в натуре, я же английского не знаю, - возмутился тот, - и чего этот мелкий тут рыдает?
        - Я ему рассказал, что ты из Сибири, а он всю жизнь мечтал там побывать.
        - Что он там не видел? - удивился Вася.
        - Очень любит медведей, - признался я. - В детстве его обманули и вместо мишки подарили хомячка, так что теперь медведи - его комплекс, пока не увидит, не сможет вести нормальную половую жизнь.
        - Вы в своей Америке все такие психи? - осторожно отодвигаясь от Джонни, спросил Вася.
        - Нет, но он - да. Это редкостный сумасшедший, абсолютный псих.
        - Пойду я отсюда… - подхватывая чемоданы, сказал Вася.
        - Постой! - хватая его за рукав, закричал я.
        - Чего ещё? - испуганно пятясь, спросил нефтяник.
        - Вася, то, что я узнал о тебе, показывает тебя с самой лучшей стороны, ты - яркий представитель русского дворянства, или как там оно у вас называется… Ну, в общем, лорд чистых кровей: честный, отважный и добрый. Разве ты способен бросить человека в беде? Пусть даже такого жалкого и ничтожного, как этот?
        Тяжело вздохнув, Вася поставил чемоданы на пол.
        - Ну? - исподлобья глядя на меня, спросил он.
        - Помоги парню, покажи ему все прелести российского севера: водку, баню, девчонок и медведей, естественно.
        - Водка, баня, бабы - это легко, а где я тебе медведя достану?
        - Ты же могущественный человек, ты всё можешь… - пошёл я в наступление.
        - Да я вообще-то на бизнес-форум приехал, ребята меня ждут…
        - Ах ты вруша! - укоризненно махая пальцем сказал я. - Минуту назад ты говорил, что приехал сюда покупать кораблик.
        - Ладно, - снова тяжело вздохнув, сказал Вася, - отвезу его к себе, в Кагалым.
        - Отлично! - хлопая его по могучему плечу, сказал я и перешёл на английский:
        - Итак, Джонни, ты серьёзно влип, убивать мы тебя не будем, пытать - тоже смысла нет: всё равно ты всё расскажешь, поэтому сразу отправим тебя на каторгу в Сибирь.
        В плохо вентилируемом помещении холла появился новый запах, говорящий о том, что Джонни Маккенрой серьезно испугался.
        - Вы не имеете права! Я гражданин США! Ответственный чиновник государственного департамента!
        - Напугал… - усмехнулся я, отвешивая ему брутальную пощечину.
        - За что ты его так? - спросил Вася.
        - Когда я ему сказал, что ты его берешь в Кагалым, у него от радости началась истерика - пришлось успокоить.
        - А… - понимающе кивнул Вася, - тогда понятно.
        - Ну что, пошли?
        - Куда? - не понял я.
        - Мне нужно снять номер, отдохнуть с дороги, купить корабль, а потом - в Кагалым.
        - Ни в коем случае! - возмутился я. - Времени нет!
        - А чего я вообще должен его куда-то везти?! - попробовал возмутиться Вася.
        - Конечно не должен, - согласился я и потащил его за собой. Маккенрой послушно заковылял следом, даже не делая попыток сбежать.
        Поднявшись на лифте, я, едва ли не волоком, втащил нефтяника в наш люкс. Увидев в комнате Хата, Вася соляным столбом замер в дверях.
        - Ооо! Кого я вижу! - радостно улыбнулся Хат. - Наш египетский певец! Соскучился по нам?
        - Эээ, - вяло улыбаясь, выдал Василий.
        - Вижу-вижу, рад. Ну что, как твои дела? Судёнышко себе купил, покоритель морей?
        - Да я, собственно, поэтому и прибыл, - закивал огромной головой нефтяник. - А вы гипнотизёр, да? А то я ни есть, ни спать не могу. Все мысли о море.
        - Вот и хорошо! - энергично потирая руки, сказал Хат. - Нельзя перечить своим мечтам.
        - Можно, - прорычал я на ухо Оултеру, - можно! Если наш Вася не увезёт к себе в Кагалым этого болезненного вида пигмея, у нас будут серьёзные неприятности!
        - А почему? Внешне он вполне безобиден.
        - Это же Джон Маккенрой, я с ним вместе учился, он знает, что я не специальный агент президента. Весь наш блеф под угрозой срыва! А значит, все ваши планы по обороне Земли полетят к чертям собачьим!
        - Водка есть, будете? - от дверей спросил Вася.
        - Наливай, - тяжело вздохнул я, без сил опускаясь в кресло, которое сразу сломалось подо мной.
        - Не забывай где мы, - помогая мне подняться, сказал Хат.
        - Ужасная страна! - отряхивая с волос пыль, проворчал я.
        В одном из чемоданов Василия оказалось шесть литровых бутылок водки, одну он тут же открыл и поставил на стол, затем из той же сумки на свет появилась палка колбасы, банка солёных огурцов и шоколадный батончик «Марс».
        - Ну, чего, вздрогнем? - разлив дьявольское русское пойло по стаканам, спросил Вася.
        - Я не пью, - прячась за торшер, пропищал Мак-кенрой.
        - Куда ты на хрен денешься с подводной лодки, - с лёгкостью преодолел языковой барьер нефтяник, ласково хватая его за шиворот.
        - Теди, что он от меня хочет?! - завопил Джонни.
        - Если откажешься с ним выпить, он тебя кастрирует - древнерусский обычай.
        - Но я не пью алкоголь, мне нельзя!
        - Пей, сволочь! - протягивая ему стакан, сказал я.
        - Ну, за встречу! - сказал Вася и, резко выдохнув, осушил стакан.
        Мы последовали его примеру, лишь Маккенрой сделав небольшой глоток, скривился и поставил свой ещё полный стакан на край стола.
        - Ты чего филонишь? - обиженно спросил Вася, - Теди, чего он?
        - Не уважает, наверное, - пожал плечами я.
        - Чего?! - угрожающе нависая над Маккенроем, заревел нефтяник.
        Увидев глаза Василия, наш гнусный суслик залпом выпил оставшуюся в стакане водку и смиренно потупил глаза.
        - Уже лучше, - кивнул нефтяник. - Но за пропущенную первую, получай вторую.
        Достав из чемодана полулитровый пивной бокал, Вася наполнил его водкой и протянул Джонни. Тот, словно под гипнозом, взял его обеими руками и начал медленно пить.
        - Красавец мужчина! - одобряюще сказал Вася, после того как малыш Маккенрой свалился под стол, - А я думал не сдюжит.
        - Плохо ты его знаешь, - ответил я, - это настоящий американец, ни перед чем не остановится, дойдёт до конца и победит.
        - И что ты собираешься делать с ним дальше? - спросила меня Анату, слегка пиная ножкой лежащего на полу Маккенроя.
        - А ничего, сейчас мы поможем Васе упаковать его и отправим нашего ответственного чиновника в славный город Кагалым.
        - Это… - несмело начал нефтяник, - Теди, попроси, пожалуйста, своего гипнотизёра снять с меня заклятие, а то если я весь бизнес продам и куплю корабль, меня жена убьёт.
        - Ну что, Хат, поможешь парню? - спросил я молодого бога.
        - Да пожалуйста, - легко согласился Оултер, - Василий, позвони жене и передай мне трубку.
        Обняв Анату за талию, я вышел на балкон. На улице уже смеркалось, и на набережной у отеля загорались огни. Фонари, вывески ночных клубов и ресторанов окрашивали наступающую ночь в причудливые цвета.
        - Красиво, - сказал я.
        Её горячие губы коснулись моей шеи и я, запрокинув голову, улыбнулся.
        - Света, ты хочешь жить на море, ловить вместе с мужем рыбу и встречать рассвет, видя как солнце медленно поднимается из океана… - донёсся из комнаты голос Хата.
        Прижав к себе Анату, я впился в её губы поцелуем, она, слегка застонав, гладила меня по затылку, погружая свои тонкие пальцы в мою шевелюру.
        - Пойдём в спальню? - отрываясь от неё, спросил я.
        - Конечно, милый, - покорно прижавшись ко мне, согласилась Анату.
        Глянув ещё раз на ночное небо, я увидел как из расступившихся облаков показались звёзды и яркая южная луна.
        - В Нью-Йорке такого не увидишь, - восхищённо сказал я, - смотри, милая, метеоритный дождь.
        Посмотрев на небо, Анату сильно сжала мою руку, настолько сильно, что её ногти проткнули мою кожу.
        - Ты что, дорогая! - обиженно вскрикнул я, вырывая изувеченную руку.
        - Началось, - тусклым голосом сказала Анату, - лаптоги уже здесь.
        Отпихнув меня, она заскочила в комнату, я последовал за ней, путаясь в пыльной занавеске.
        - Оултер, быстрее - они уже здесь! - сказала богиня, надевая спецкостюм, нисколько не стесняясь того, что в комнате рядом с ней три мужчины и один пьяный суслик.
        - Но почему? Ведь время ещё не пришло.
        - Не знаю, - блеснув глазами, ответила она, - торопись!
        - Что происходит? - выпучив глаза, спросил Вася, - Теди, твой друг неправильно меня понял. Он внушил жене, что она тоже хочет жить на корабле, а я хотел чтобы…
        - Тебе пора, - перебив его, сказал я, - бери Джонни и мотай в свой Кагалым! Живо!!
        Подхватив с пола одной рукой обмякшее тело Мак-кенроя, а другой обе своих чемодана, Вася вышел из номера.
        - Звоните, если чё! - сказал он перед тем, как я захлопнул перед его носом дверь.
        - Что мне делать? - спросил я Анату.
        - Возвращайся на острова, там ты будешь в безопасности. А мы с Оултером должны ещё кое-что закончить.
        - Можно с вами? - без всякой надежды спросил я.
        - Нет, - коротко ответила Анату и, подарив мне на прощание страстный поцелуй, выскочила из номера.
        - Извини, дружище, нам пора, - пожимая мне руку, сказал Хат.
        - Почему так внезапно? - спросил я.
        - На войне с лаптогами всегда так. Поверь мне, я знаю, ведь это не в первый раз…
        Я остался в номере один. Выпив оставшуюся в стакане водку, я снова вышел на балкон и взглянул на небо, но уже по-другому. Яркими трассерами входили в земную атмосферу боевые корабли космического флота лаптогов, я представлял как сидевшие в них жуткие твари, лишённые каких либо чувств, готовятся убивать ни в чём не повинных землян. Мне стало тошно. Вернувшись в комнату, я включил телевизор: дурацкие русские сериалы, реклама, развлекательные передачи и никаких новостей. Выключив телевизор, я одел шлем и вызвал по спецсвязи Хаджета.
        - Началось, - сказал я.
        - Знаю, - ответил знакомый хриплый голос, - атаке подвергся Китай и восток России. Наш президент наконец-то удосужился ввести в стране военное положение, но, боюсь, времени у нас практически не осталось.
        - Как ты считаешь, у меня есть время для возвращения на Гавайи?
        - Хочешь встретить врага рядом со мной, плечом к плечу? - обрадовался Хаджет. - Почту за честь. Доберёшься до гражданского аэропорта? Это в получасе езды от твоего местонахождения.
        - Постараюсь, - хмуро ответил я.
        - Только лететь предстоит с пересадками. В России тебя подберёт самолёт палубной авиации, вернёт в Израиль, а уже оттуда полетишь сюда. Извини, но иначе никак.
        - Когда всё решают минуты, о комфорте как-то не думается, - заметил я.
        - Как твои коллеги, инопланетяне, помогают?
        - Вроде того. Минут пять назад они покинули меня. Отправились куда-то улаживать свои дела, - грустно сказал я.
        - Эй, дружище, да ты там совсем скис! Не отчаивайся, мы дадим этим инопланетным ублюдкам прикурить. Поверь старому адмиралу!
        - Верю. Я выдвигаюсь в аэропорт. До связи, Хаджет.
        - Давай, не грусти, - бодро сказал адмирал и отключился.
        Сняв шлем, я допил оставшуюся в бутылке водку, вышел из номера и спустился вниз. Найдя в гостиничном баре таксиста Армена, я отдал ему всю имевшуюся наличность и приказал отвезти меня в аэропорт.
        - Ты это, не обижайся на меня, - пересчитывая полученные от меня купюры, попросил Армен, - я же не знал что ты крутой.
        - Заткнись и вези! - грубо сказал я, усаживаясь на заднее сидение.
        - Хорошо-хорошо!
        Скрипя покрышками, машина выехала с гостиничной автостоянки. Откинувшись на продавленном сидении, я грустно смотрел в окно. Над морем проносились вниз сотни метеоров - судя по их количеству, лаптоги подготовились к нападению основательно.
        Главное, чтобы у Анату с Хатом всё получилось. Они запустят своё сверхоружие - и лаптогам конец, Земля будет в безопасности. Ах, как же мне этого хотелось! Но ещё больше мне хотелось, чтобы Анату не пострадала и как можно быстрее оказалась рядом со мной. Ужасное чувство бессильного одиночества навалилось на меня. Закрыв глаза, я тихо заплакал.
        ГЛАВА 15
        В аэропорту меня ждал приятный сюрприз: вместо самолёта палубной авиации в начале взлётной полосы гордо стоял наш верный извозчик «стелс», видимо у Хаджета на базе уже творился беспорядок и там всё напутали. Быстро забравшись в самолёт, я пробрался в отсек к пилотам и сухо поприветствовал их.
        - Надо торопиться, - пожимая мою ладонь, сказал Майк, - их корабли уже вошли в атмосферу Земли и, судя по сообщениям с других бортов, намерения у них совсем не дружелюбные.
        - Я только что говорил с Хаджетом, он сказал, что меня заберёт палубник, отвезёт в Израиль, а уже там будете ждать вы. Как так вышло, что планы изменились?
        - Понятия не имею, мне было приказано забрать вас здесь.
        - Кем приказано?
        Лицо пилота посерело.
        - Я не помню, сэр, - после короткой паузы, ответил Майк.
        - Интересные дела, ты не помнишь, кто отдал тебе приказ? Это как вообще?
        - Сэр, - с надеждой в глазах посмотрел на меня Майк, - может это были вы? Кажется, это был ваш голос.
        - Нет. Это был не я. Странности, которые заставляют насторожиться. Меня беспокоит сложившаяся ситуация, Майк. Я даже не знаю, что и думать.
        - Сэр, каким будет приказ?
        - На взлёт, позже разберёмся.
        Вернувшись в пассажирский отсек, я уселся на сидение и включил настенный дисплей. Теперь мне стала доступна информация идущая со всей планеты по секретному каналу министерства обороны: аналитические донесения, видеосъёмка и много чего ещё.
        Больше всего меня потрясла съёмка воздушного боя в утреннем небе Китая. Противовоздушная оборона у китайцев оказалась внушительной. Навстречу чёрным точкам, бесшумно несущимся вниз, с земли стартовали тысячи ракет, оставляя за собой белые инверсионные следы. Соприкосновение ракет с кораблями лаптогов добавило красок в холодном голубом небе. Превалировал красный цвет. Огонь и пламя. До земли долетали только осколки и останки. Я не смог сдержать улыбки - если так пойдёт и дальше, вторжение инопланетян превратится в фарс. Но словно в ответ на мои мысли с орбиты на землю упал фиолетовый вихреобразный столб размером с апокалипсический торнадо, а через мгновение сверкнула ослепительная вспышка, которая снесла камеру, с которой велась съёмка.
        - Да, нелегко быть оператором, снимающим боевые действия, - хмуро сказал я.
        Выбрав другую частоту, я стал наблюдать за восточной частью Сибири. Россия оказалась страной сюрпризов. Съёмка велась со спутника, и я видел только зелёное море тайги: огромный лес, над которым ровным строем быстро проносились чёрные диски лаптогов. Когда я уже стал сомневаться в боевом потенциале русских, тьму над тайгой развеяли три яркие вспышки.
        Я заворожёно наблюдал, как над поверхностью земли от эпицентров взрывов в разные стороны разошлись огненные волны, сметающие корабли пришельцев.
        На дисплее тут же появилась аналитическая информация Центрального Разведывательного Управления - о мощности взрывов, локализации стартовых установок русских и зоне поражения.
        - Как дела в других странах? - спросил я у оператора разведцентра по закрытому каналу связи.
        - Кто говорит?
        - Специальный агент президента, мать твою!
        - Сэр, вы должны сообщить кодовые слова для запроса информации.
        - Ты что, идиот, солдат? Я на борту стратегического бомбардировщика, перед дисплеем с секретной информацией. Говорю с тобой по спецсвязи, а не звоню на твой долбанный мобильный!
        - Сэр, я не уполномочен вам отвечать!
        - Дебил, - буркнул я и ринулся в кабину к пилотам, - Майк, какие там секретные слова для получения информации из штаба?
        - В вашем спецкостюме на жёстком диске в папке «Коды доступа», сэр.
        - Я ещё не освоил все функции костюма, - нехотя признался я.
        - Сейчас получу информацию со своего, секунду, - сказал Майк. - Пароль: «Президент Буш - наша надежда и опора!»
        - Чего?
        - Президент Буш - наша надежда и опора!
        - Кто придумывает эти пароли, сам Бушик что ли? - проворчал я и вернулся в свой отсек.
        - Эй, безмозглое чудовище, ты ещё на связи?
        - Та к точно, сэр!
        - Кодовые слова: «Президент Буш - наша надежда и опора!», мать его ковбойская!
        - В пароле отсутствует информация о ковбойской матери, сэр, - тактично заметил оператор.
        - Это новый пароль, введи его вместо прежнего, тот устарел.
        - Есть сэр, проверьте: пароль - «Ковбойская мать».
        - Нет, чёрт тебя дери! Пароль - «Мать его ковбойская»!
        - Принял сэр, какой вы давали запрос?
        - Я уже забыл с твоими паролями. А, вспомнил. Чего там, в мире творится?
        - Мадонна со своей дочерью дают совместный концерт, у филиппинского школьника обнаружен неизвестный доселе вид грибка, Папа Римский предал анафеме скандальный американский журнал «Все тайны мира»…
        - Ты что там в новостях на Yahoo сидишь? Меня интересует секретная информация, касающаяся вторжения! На Америку ещё не напали?
        - Агрессии подверглось только Восточное полушарие, сэр. Преимущественно северо-восток Азии. В данный момент враг перегруппировывает силы на орбите, в районе Атлантики и Тихого океана, вдалеке от континентов. Мы отслеживаем все их перемещения, о, чёрт…
        - Что там у вас, солдат? - встрепенулся я.
        - Это не у нас, а у вас, сэр! Прямо за вами звено инопланетных кораблей, до столкновения меньше двадцати секунд.
        - Дерьмо!
        Вскочив с кресла, я помчался к пилотам.
        - Вы знаете, что за нами хвост? - с порога крикнул я.
        - Да. Мы ничего не можем сделать, их скорость значительно выше нашей, - в отчаянии воскликнул второй пилот.
        Майк, вцепившись в штурвал, угрюмо смотрел на один из дисплеев.
        - Мы в ловушке, - сообщил он, - они взяли нас в кольцо.
        - Есть какие-нибудь соображения на тему «Как спасать свои задницы, если ваш самолёт окружили злобные инопланетяне? - поинтересовался я.
        - У меня на борту достаточно вооружения, чтобы наша гибель стала героической и вошла в историю воздушных сражений как апофеоз человеческого мужества, - заявил Майк, яростно разрывая ворот своей рубашки.
        - Может быть, есть другие идеи? - осторожно поинтересовался я.
        - Я военный лётчик, гражданин США и патриот, поэтому других идей и быть не может!
        Я почувствовал как взмокла моя спина, а ноги предательски задрожали. Вернувшись в свой отсек, я нацепил шлем и приготовился к десантированию. Уж лучше прыжок в океан, чем полёт с американским камикадзе. Шансов выжить было крайне мало, и от этого становилось грустно и отчаянно тянуло сходить в туалет по большому.
        - Теди! - донёс до меня голос Анату шлем спецкостюма.
        - Анату, девочка, где ты? Мне неудобно об этом говорить, но мои дела обстоят крайне хреново, поэтому…
        - О чём ты?
        - Мой самолёт окружили лаптоги и, судя по настрою экипажа, сдаваться мы не собираемся.
        - Вам лучше сдаться, - взволновано сказала богиня, - мы спасём тебя, Теди, обязательно спасём. Но вам необходимо сдаться.
        - Ха! - невесело сказал я, - не всё так просто, милая. Майк, наш пилот, видимо не любит проигрывать, поэтому этот идиот решил сражаться с превосходящими силами противника во что бы то ни стало!
        - Я дам ему приказ этого не делать!
        - Вряд ли он тебя послушает, дорогая. Если уж он меня игнорирует, а я, между прочим, специальный агент президента, то тебя…
        - Посмотрим, - сказала Анату и отключилась.
        - Ну-ну, - пробурчал я, не отрывая взгляда от дисплея.
        Со спутника мы и наш эскорт выглядели забавно. Чёрный треугольник и множество чёрных кругов, быстро неслись над океаном.
        Прошло пять минут, а мы до сих пор не вступили в бой, и это было очень странно.
        Аккуратно открыв дверь в кабину пилотов, я заглянул внутрь. Майк, как ни в чём не бывало, вёл самолёт, а его помощник, сидя рядом, возился с электронной картой.
        - Кажется, ты решил не вступать в бой? - поинтересовался я.
        - Та к точно, сэр! - сказал пилот и в его голосе появились обиженные нотки. - И зачем вы только пожаловались адмиралу Хаджету?
        - Кому? - опешил я.
        - Нашему любимому адмиралу. Он на меня наорал и приказал не вступать в бой.
        - Ага, - только и смог сказать я, теперь стало понятно кто приказал Майку забрать меня из России.
        Все происходящее было частью какой-то интриги, во главе которой была моя любимая богиня. Сомнения обрушились на меня. А если она шпионка лаптогов? А если я помог захватчикам подготовить плацдарм для нападения на Землю? Чёрт меня подери, если это так!
        - До побережья три минуты полёта, - сообщил второй пилот. - Хорошая новость от наших, сэр! Из Норфолка вышла эскадра атлантических ВМФ, которая обрежет крылышки нашим преследователям.
        - Ты видишь у этих тарелок крылышки? - тыча перед собой пальцем, усмехнулся Майк.
        - Я образно выразился, - широко улыбнулся его помощник. - В любом случае, ублюдкам конец.
        - А это что за дерьмо?! - завопил Майк, глядя на монитор.
        Я проследил за его взглядом и почувствовал, как отвисает моя тренированная с детства жвачкой челюсть.
        - Это что за хрень? - спросил я, подтверждая тем самым, что в моменты ужаса человек не блещет интеллектом.
        - Это огромный корабль пришельцев, - сообщил очевидное второй пилот.
        - Ай! - сказал Майк и вцепился в штурвал.
        - Быстрее! Мы можем лететь быстрее, мать вашу?!!
        - закричал я.
        - Ай! - опять сказал Майк.
        - Что ты там айкаешь? - спросил его я.
        - Они захватили самолёт каким-то лучом, мы потеряли управление!
        - Как? - меня стало трясти от страха. - Что?
        Внезапно впереди нас загорелось небо, а потом самолёт ощутимо встряхнуло.
        - Есть! - радостно воскликнул второй пилот. - Чёртовы моряки как раз вовремя!
        Вокруг нас развернулся сущий ад, корабли лаптогов взрывались, мимо пролетали осколки, откуда-то снизу проносились ракеты, каким-то чудом не попадавшие в нас. Я орал, плакал и опять орал.
        - Без паники, сэр, я восстановил управление самолётом! - крикнул Майк.
        - Я не паникую, - сообщил ему я, а потом выключился свет, и мне стало легко и хорошо.
        Сколько я находился в отключке, я не знал, но возвращение в реальность не было приятным. Открыв глаза, я увидел второго пилота, сидящего на моей груди. На его широком лице сияла улыбка. Я улыбнулся в ответ, а он засадил мне в правую скулу оплеуху.
        - Ты что делаешь, урод?! - спихивая его с себя, крикнул я.
        - Вы пришли в себя? Господи Иисусе, слава богу!
        - завопил пилот, помогая мне подняться.
        - Что происходит? - спросил я Майка.
        - Мы вырвались, сэр! - коротко бросил он.
        - Ясно. Преследовавших нас лаптогов уничтожили?
        - Частично. То т корабль, что схватил нас лучом, уцелел. Он уничтожил нашу эскадру, а потом вернулся на орбиту.
        - Та к мы в безопасности? - обрадовался я.
        - Конечно, сэр. Мы уже над Бостоном. Через два часа будем на Гавайях. Пойдёмте, я заменю в вашем спецкостюме парашюты.
        - У вас на борту есть алкоголь?
        - Это запрещено, - оглядываясь на Майка, прошептал второй пилот.
        - Да ладно тебе, мы такое пережили вместе! - возмутился я.
        - Виски сойдёт, сэр?
        Я расслабленно улыбнулся.
        ГЛАВА 16
        После замены парашютов в спецкостюме мой нынешний прыжок показался обыденным. Привычно пописав в спецкостюм, я расслабился и стал разглядывать прелести Гавайских островов с высоты птичьего полета. В гавани стояла гордость американского тихоокеанского военно-морского флота: два авианосца, один линкор и несколько эсминцев сопровождения. Я уже видел как по палубам снуют крошечные как муравьи матросы. Гордо улыбнувшись, я порадовался, что солдаты Хаджета работают так оперативно. В боеготовности данной военной базы я даже не сомневался.
        Подтянув колени к животу, я, замедлив падение, аккуратно приземлился на вертолётную площадку возле пирса. А избавившись от упавшего на меня купола парашюта, увидел Морелли, бодро бегущего мне навстречу.
        - Чёрт возьми, Теди, что происходит? - благостно хлопая меня по спине, спросил он.
        - Что-что? - проворчал я. - Мы вступили в войну с достаточно сильным противником. И, судя по произошедшему сегодня ранним утром в Китае и России, шансов у нас маловато.
        - Да брось ты! Просто никто не ожидал такой стремительной атаки. Но русские быстро оправились от первого удара и хорошенько долбанули в ответ, они уничтожили половину инопланетян. Если так пойдёт и дальше, мы даже не успеем вступить в войну!
        - По-моему, уничтожение лаптогами норфолкской эскадры уже и есть начало военных действий. Какова статистика потерь у русских? - поинтересовался я.
        - В России потерь нет, а у китайцев двести двадцать тысяч военных и около полумиллиона гражданских. Согласись, жертв могло быть гораздо больше.
        - Жертв могло не быть вообще, прояви мы хоть немного больше решительности. Если бы наш адмирал был министром обороны, от флота лаптогов не осталось бы ничего! Старикану только дай нажать на красную кнопку, он долго думать не будет…
        - Верно, - услышал я до боли знакомый скрипучий голос. - А чего здесь думать-то? Слушать политиков, правозащитников, идиотов-уфологов? Мы имеем сильного противника, а противник сильно имеет нас.
        - Нам повезло, что они напали на Китай, теперь у нас есть время подготовиться к атаке, - сказал Морелли.
        - Тем более китайцев много, кто их будет считать… Пока лаптоги завоюют Китай, мы можем лет двадцать спокойно жрать чизбургеры и пить кока-колу, - согласился я.
        - Это точно, - ухмыльнулся Хаджет. - К тому же нас не может не радовать, что эти марсиане напали на нашего потенциального противника; ослабляя их, они помогают нам.
        - У, подлюга! - восхищённо сказал я. - Глобально мыслишь.
        - Кстати, Теди, а где Джон Маккенрой, тот придурок из госдепартамента, которого послали за тобой в Россию?
        - Скорее всего, он сейчас пьёт русскую водку в Кагалыме с моим приятелем Васей.
        - Странно… - удивился адмирал, - этот книжный червь - известный трезвенник, он даже не приёме после инаугурации президента пил только содовую.
        - Поверь мне, Хаджет, ты заблуждаешься, Мак-кенрой - ужасный алконавт: пьёт водку из горла, дерётся и даже принуждает к сексу медведей!
        - Они до сих пор ходят в России по улицам? - делая большие глаза, спросил Хаджет.
        - Медведи-то? - ухмыльнулся я, - да они там повсюду: на улицах, в магазинах, даже в московском метрополитене. У русских обычай - не обижать медведей, подкармливать их. Священное животное, - пожав плечами, сказал я. - Как в Индии корова.
        - Они же большие и страшные, - испуганно сказал Морелли. - Я видел одного на Аляске - огромный и толстый.
        - Это аляскинский медведь, - нравоучительно сказал я. - Городские медведи в России маленькие, есть даже мини-медведи размером с чиваву; их, как правило, дарят детям на день рождения.
        - Что же ты не привёз нам такой сувенир?
        - На Кавказе медведи такие же, как на Аляске - большие и злобные, потому и не привёз.
        - Может, хватит? У нас военное положение, а вы тут устроили «рассказы о животных на BBC», - возмутился Хаджет.
        - Где сейчас лаптоги? - поинтересовался я.
        - Там же, где и всегда - на орбите. Никакой активности не проявляют. Французы пытались наладить с ними контакт, но их на хорошем английском послали на хер.
        - Приятно, что инопланетяне считают наш язык главным на Земле, раз выучили именно его, - сказал я.
        - Их послал на хер маленький хакер из Шотландии, - заметил Морелли.
        - Дурдом! - покачал головой я. - А что там Джордж Буш самый младший? Готовится дать отпор?
        - Конечно! Особенно после того, что они сделали с нашими астронавтами на международной космической станции, - хмуро заметил Морелли.
        - А что с ними случилось? - заинтересовался я.
        - Неприятный эпизод, скажем прямо - грязноватый.
        - А поподробнее? - нахмурился я.
        - Они пристыковали один из своих кораблей к МКС, забрали астронавтов к себе на борт, а потом, проведя над ними неприятные опыты, отправили назад.
        - Что же они с ними сделали?
        - Изнасиловали, гомосексуальным образом, - стыдливо пряча глаза в сторону, ответил Морелли.
        - Могу их понять, столько лет в открытом космосе. Тяжело, наверное, без секса, - тактично заметил я.
        - Как вам не стыдно, это американские граждане!
        - заступился за астронавтов Хаджет. - Только за одно это лаптогов надо разорвать и испепелить на молекулы.
        - Окей, - сказал я. - Та к как же мы их победим?
        - План уже есть, и план хороший, хоть и придуман русскими. Мы ждём, когда они высаживаются на планету, и расстреливаем их из всех стволов, бомбим, взрываем и уничтожаем, - сообщил Хаджет.
        - Гениальный план! - с сарказмом сказал я. - Ядерное оружие применять будете?
        - Вонючие пацифисты из Конгресса никак не дадут «добро». Кому завидую, так это русским, - грустно сказал Хаджет. - Они заявили, что как только противник окажется в зоне возможного поражения, они тут же покажут ему Кузькину Мать!
        - Чью мать? - не понял Морелли.
        - Кузькина Мать на русском сленге - это ядерная бомба, - сообщил я.
        - Кузькина Мать, - задумчиво сказал Морелли, - надо будет запомнить.
        - Зачем тебе это? - удивился я.
        - Русские скоро пришлют своего наблюдателя - мы здесь сейчас создаём объединённый штаб земной коалиции. От каждой военной державы присылают советников по безопасности.
        - Хватит болтать, вокруг много лишних ушей, - сказал Хаджет, - поехали в лабораторию, там и поговорим.
        Скрипнув тормозами, напротив нас остановился «хамви» с сержантом Тревисом за рулем.
        - А вот и наш маленький ссыкунишка! - обрадовался я. - Как там Джексон с его саксофоном?
        - Больше не играет, сэр!
        - Как, совсем? - удивился я.
        - Ну, играет, но не на саксофоне. Купил себе там-там и периодически в него стучит.
        - Я надеюсь, что при звуках барабана твоя «мокрая» болезнь не дает о себе знать?
        - Нет, сэр, - виновато улыбнулся Тревис, - энурез меня больше не беспокоит.
        - Это тот самый паренек из-за которого капитан Джексон совершал героический прыжок с самолёта? - поинтересовался Хаджет, садясь на заднее сидение «хамви».
        - Именно, - подтвердил я, усаживаясь рядом.
        Морелли, севший впереди, возле сержанта, строго рявкнул тому:
        - В лабораторию!
        С каким-то неподдельным чувством восторга я смотрел на ставший практически родным пейзаж Пёрл-Харлбора. Перехватив мой взгляд, Хаджет улыбнулся, и его строгий адмиральский взгляд потеплел.
        - Соскучился по родине, сынок? Поносило же тебя по свету? Южная Америка, Египет, Россия - и вот, снова дома. Ни с чем не сравнимое ощущение, верно?
        Я молча посмотрел на него и пустил из левого глаза слезинку.
        - Таких парней как ты, Теди, нашей родине всегда будет не хватать. Истинный патриот, да еще и герой, спасающий мир от поганой инопланетной заразы.
        Растроганный словами старого вояки, я замолчал. Напялив на голову шлем спецкостюма, я, прихлёбывая кофе, закрыл глаза.
        - Странно, - сказал наконец я. - Я так долго путешествовал в этом спецкостюме, выпил несколько литров кофе, съел килограммы пюре, а оно всё не заканчивается.
        - Немудрено, - сказал с переднего сидения Морелли. - Спецкостюм - замечательная штука. Ты мочился в него?
        - Регулярно, - чувствуя какую-то подлянку, ответил я.
        - Вот, - коротко сказал полковник.
        - Что вот?!
        - Ну… вот, - уклончиво повторил Морелли.
        - Я что, пил свою мочу? - холодно спросил я.
        - Ну, с технической точки зрения…
        - Говори прямо, итальянский ублюдок! - заорал я.
        - Понимаешь, Теди, твой пот и моча, проходя несколько стадий очистки, превращаются в питьевую жидкость, а твои экскременты…
        - Вашу мать, сумасшедшие военные! - закричал я, подскочил на месте и ударился головой о железный потолок «хамви». - Я что, ещё и дерьмо своё жрал?!!
        - Ну, с технической точки зрения…
        - Заткнись! - мне захотелось расплакаться.
        Сидевший рядом со мной Хаджет ехидно захихикал, но, получив от меня локтем в бок, грозно поправил фуражку и уставился в окно.
        - Никому про это не рассказывайте, - попросил я.
        Хаджет, отвернувшись, мелко вздрагивал, Морелли спрятал лицо в ладони и сделал вид, что массирует виски, только Тревис продолжал тупо смотреть на дорогу.
        - Надеюсь, мы договорились? - повторил я.
        - Угу, - буркнул Хаджет и его плечи затряслись еще сильнее.
        - И хватит ржать, ублюдки! Мир в опасности, а вы смеётесь над несчастным обманутым человеком.
        - Кофе хоть был вкусный? - спросил Морелли и громко, в голос, захохотал.
        - Не забывай, что у меня твой пистолет, - напомнил ему я, довольно наблюдая как он затыкается.
        Вскоре «хамви» остановился у входа в лабораторию. Нам навстречу выбежал моложавый майор и, сделав «смирно», выпалил на одном дыхании:
        - Господин адмирал, сэр! Только что по всей Земле прошел сигнал тревоги. В атмосфере замечены многочисленные боевые единицы врага.
        - В каком районе? - нахмурился Хаджет.
        - Везде, сэр! - коротко ответил майор. - Глобальное наступление лаптогов, по-видимому, началось. По крайней мере, так считают наши аналитики.
        - Как быстро они здесь появятся?
        - Ближайшая к нам точка находится в двухстах километрах, но, учитывая скорость перемещения врага, время столкновения - десять минут.
        На загорелом лице Хаджета появилась смертельная бледность.
        - Общий сигнал боевой тревоги по базе! И соедините меня с президентом.
        Грубо схватив за руку, адмирал втянул меня в ангар лаборатории.
        - Скорее, вам с Морелли нужно укрыться под землёй, - крикнул он.
        - Эй, вот только не надо корчить из себя героя, - возмущенно отпихнул его я. - Ты будешь воевать, а я буду сидеть под землёй?!
        - Именно так! - гаркнул Хаджет. - Здесь я командую, сынок!
        - Сам ты сынок, - обиделся я. - Дай мне базуку, и я поджарю лаптогам задницы!
        - Чёрт, люблю я этого парня! - внезапно улыбнулся Хаджет. - Ладно, герой, топай за мной в штаб. Будем наблюдать за парадом с VIP-ложи.
        Спустя восемь минут мы стояли возле огромного панорамного окна в штабе флота, и, держа в руках адмиральские бинокли, смотрели на горизонт.
        - Что там, на радаре? - спросил адмирал у своих подчиненных.
        - Святая дева Мария! - закричал Морелли.
        - Что там? - оторвавшись от окуляров бинокля, обернулся к нему Хаджет.
        - Да их тут тысячи! Они сметут нас за считанные секунды!
        - А вот хрен! - показав горизонту средний палец, сказал адмирал. - Я приготовил им сюрприз.
        - Что за сюрприз? - спросил я.
        - Сейчас увидишь, - хищно усмехнулся он. - Адмирала Хаджета еще никто не побеждал.
        У меня отвисла челюсть. С горизонта к Гавайям огромной чёрной массой надвигались боевые корабли лаптогов. Зрелище было внушительное: черные обтекаемые диски с огромными пушками по бокам на невероятной скорости приближались к нам, скользя по воздуху в пяти метрах над водой, инерционным потоком поднимая на ровной поверхности океана внушительные волны.
        - Нам их не победить, - прошептал я.
        - Звено «F-33» в воздухе, сэр! - доложил майор.
        - Шоу начинается! - крикнул Хаджет. - Поднять защитный экран!
        - Есть, сэр!
        Опустив бинокль, я наблюдал как с улицы на окно опустился бронированный экран, скрывший от нас флот лаптогов.
        - Дерьмо, мы же ничего не увидим! - крикнул я.
        - Сюда, Теди, - поманил меня за собой Хаджет, открывая незаметную пластиковую дверь.
        Мы оказались в большом кабинете, на стене которого висела огромная плазменная панель - на неё поступала картинка с внешних камер наблюдения. Я ясно видел, как со взлетной полосы нашего острова в сторону врага вылетело пять самолётов.
        - Милый Хаджет, тебе не кажется, что пяти самолётиков в данном случае будет маловато?
        - Хе-хе, - засмеялся Хаджет, - главное не размер пирога, а его начинка, а в нашем случае - начинка что надо!
        - Солдатские какашки из выгребных ям? Ты решил испытать на лаптогах наше самое страшное химическое оружие? Или оно считается бактериологическим? Бомбардировка неприятеля говном - очень креативно!
        - Он еще находит время для шуток! Мы воюем, или у нас вечеринка?
        - Я еще не определился, - признался я. - Ты знаешь, удивительно, но мне совсем не страшно.
        - Наоборот, тебе сейчас очень страшно, а твой юмор - защитная реакция, - заметил опытный Хаджет. - Во время бомбёжки врага мы всегда рассказывали друг другу самые сальные шутки.
        - Ну, возможно, я чуть-чуть волнуюсь, - согласился я.
        - Смотри на экран, - дернув меня за рукав, сказал Хаджет. - Шоу вот-вот начнется.
        Звено «F-33» и корабли Лаптогов быстро приближались друг к другу. От волнения у меня вспотели ладони, и я аккуратно вытер их о китель Хаджета, сделав вид, что ободряюще обнимаю его.
        - Пять, четыре, три, два… - считал адмирал.
        - Вот суки! - гневно крикнул я, наблюдая на экране как звено «F-33» превращается в тучу огненных обломков.
        - Твой план провалился, дружище, наши самолёты уничтожены.
        - Мой план в разгаре. Ты знаешь, что такое «гамбит»?
        - Кажется, на иракском сленге это «вонючая американская жопа»? - предположил я.
        - Нет, это шахматный термин, - отмахнулся Хаджет.
        - Маленькая жертва во имя большой победы.
        - Что-то я победы не вижу, зато флот противника через тридцать секунд будет здесь.
        - Раньше, - усмехнулся Хаджет, ткнув пальцем в экран.
        На экране, сметая армаду лаптогов, в небо взметнулись три огромных грибовидных столба.
        - Бля! - машинально сказал я и замер.
        - Ложись! - гаркнул Хаджет и повалил меня на пол.
        Помещение, в котором мы находились, ощутимо тряхануло, после чего вырубились все электроприборы. Мы оказались в полной темноте. То , что я ещё жив, подтверждало только тяжёлое дыхание Хаджета у меня над ухом.
        - Это был ядерный взрыв? - шёпотом спросил я.
        - Правда офигенно? - также шёпотом заметил Хаджет.
        - Ага, - согласился я. - Правда, в моём спецкостюме наверняка появилась еще одна свежая порция пюре.
        - Встаём, - коротко бросил Хаджет, рывком поднимая меня на ноги.
        - Я ничего не вижу, - сказал я, водя перед собой руками.
        - Сейчас включится аварийное освещение, - сообщил адмирал.
        И правда, в ту же секунду в комнате загорелся свет и заработали мониторы.
        - А где картинка? - спросил я, показывая на экранные помехи.
        - Камеры вышли из строя. Пойдем на улицу, посмотрим! - радуясь как мальчуган, сказал Хаджет.
        Мы вышли из кабинета, в котором находились во время взрыва, в штабную комнату наблюдения. Весь персонал в изумлении уставился на своего адмирала. Видимо, произошедшее оказалось сюрпризом не только для лаптогов.
        - Вот так и надо воевать! - гордо плюя на пол, сказал Хаджет.
        - Есть, сэр! - в разнобой донеслось из разных концов комнаты.
        - А почему дверь штаба закрыта герметичным люком?
        - удивился наш ядерный шалунишка.
        - Но, сэр, там же цунами, - тихо сказал один из офицеров.
        - Хм… - почесав нос, пожал плечами адмирал.
        - И как я не подумал о последствиях?..
        - А ещё там радиация! - заметил я. - Хаджет, всё-таки ты экологический хулиган, но дело наше - правое. Только мне интересно, лаптогам точно конец?
        - Да какая разница? - снова пожал плечами Хаджет.
        - Главное, заметь, дружище, какой суперский взрыв! Майор, ты записал?
        - Та к точно, сэр, DVD-диск с записью нашей военной операции уже готов! Быстро и четко. Более великолепной атаки я еще не видел! Вы - гений, сэр!
        Хаджет выпятил грудь колесом и самодовольно улыбнулся.
        - Любишь, когда тебе лижут задницу? - ехидно заметил я.
        - Дай насладиться триумфом, - проворчал Хаджет.
        - Наслаждайся, - махнул рукой я, - а где Морелли?
        - Сэр, - сказал стоявший рядом радист, - за минуту до взрыва полковник вышел на улицу.
        Услышав его слова, Хаджет побледнел и бросился к выходу. Несколько раз с силой ударив ногой в стальные стены герметичной двери, он дико заорал:
        - Выпустите меня на улицу, мать вашу! Там остался мой лучший офицер!
        - Но, сэр, двери в штаб откроются только тогда, когда спадёт опасный для жизни уровень радиации. У нас здесь полная автоматика, сэр.
        - Да мне плевать, что у тебя здесь!
        - Хаджет, может не стоит выходить на улицу? - осторожно заметил я. - Всё-таки мы не знаем, победили мы лаптогов, или нет. Может, за этой дверью уже стоит сотня инопланетных спецназовцев, жаждущих нашей крови, а то и хуже… Вспомни, что они сделали с нашими астронавтами.
        - Кровь будет, - угрюмо согласился адмирал, доставая из кобуры кольт с позолоченной рукояткой. - Здесь должен быть аварийный выход.
        - Возможно, на него не хватило денег, - предположил я.
        - Выход есть, сэр, но там же радиация! - встрепенулся один из офицеров.
        - Дайте мне упаковку «торена» и проводите наружу, - приказал Хаджет.
        Через несколько минут, пройдя через узкий подземный тоннель, мы поднялись по лестнице к покрытой ржавчиной двери.
        - Да, давно здесь никто не лазил, - заметил я, сдирая с лица паутину.
        - А я говорил: не ходи за мной, - пробурчал Хаджет.
        - Съел «торен»?
        - Ага, и мне кажется, что у меня начинаются галлюцинации.
        - Нормальное явление, побочное действие этого лекарства.
        Со мной происходило что-то странное: во-первых, в моих глазах появился эффект зумма - окружающий мир то приближался, то удалялся; во-вторых, в моей голове возникли тихие, но настойчивые голоса и, что самое странное, на спине у Хаджета выросли перепончатые крылья, которые на ощупь оказались тёплыми и приятными.
        - Старик, хватит хватать меня за задницу! - возмутился бравый адмирал.
        - Чёрт, мужик, у тебя такие обалденные крылья!
        - Вот дерьмо, парень, «торен» опасная штука, особенно с непривычки. Сколько ты съел таблеток?
        - Всё, что ты мне дал, чувак, - проворковал я. Мне было подозрительно хорошо. - Можно я тебя поцелую?
        - Отвали, Теди! - отпихивая меня, крикнул Хаджет.
        - Этого я и боялся. Во время службы в Вест-Пойенте мы с другими кадетами воровали
«торен» из аптечек и жрали его вместо ЛСД.
        - Семидесятые! Чудные годы свободной любви и транквилизаторов! - мечтательно закрыв глаза, сказал я. - Хаджет, я так тебя люблю! Чёрт, мужик, ты самый клёвый адмирал их всех, кого я знаю! Ты мудрый, чуткий и решительный руководитель, и при всём при этом - просто славный парень. Прости меня, я всё это время обманывал тебя, я не секретный агент президента, а позорный журналистишка порочного журнала
«Все тайны мира».
        - Бедняга, как же тебя зацепило, если ты несёшь такую чушь… - сочувственно погладив меня по голове, сказал адмирал. - Почему ты плачешь, дружище?
        - Блин, Хаджет, у тебя такие нежные руки! - вытирая слёзы, сказал я.
        - Чёрт тебя дери! - гаркнул адмирал, и, стараясь не поворачиваться ко мне спиной, стал отпирать дверной засов.
        Едва дверь открылась, снаружи, бурля, полилась вода и вскоре мы уже по щиколотку стояли в мутной морской воде. Осторожно продвигаясь, мы выбрались из бункера. Окружающий нас пейзаж сильно видоизменился. Хаос, одним словом. Обломки строений, деревья, искорёженная военная техника и что самое ужасное - трупы. Трупы наших американских солдат. Их было немного, но мне стало ужасно страшно. Наркотическая эйфория исчезла сама собой, уступив место куда более сильному чувству.
        - Хаджет, пойдём обратно в бункер, - тоскливо произнёс я.
        - Ты только глянь, - нагнувшись над одним из тел, сказал адмирал, - что у них за оружие такое? В жизни ничего подобного не видел!
        - Можно я не буду смотреть? - попросил я. - Меня сейчас и так вывернет наизнанку.
        - Нет, дружище на это стоит посмотреть: в нашем парне дыра размером с арбуз и по краям рана аккуратно оплавлена. Изящное у лаптогов оружие, ничего не скажешь. Теди, приятель, ты только посмотри, куда ты сейчас сблевал. Это же тело капитана ВМФ!
        - Заткнись, старый козёл! - вытирая рот рукой, сказал я.
        - Да ладно тебе, я же шучу, - усмехнулся Хаджет, - война это же ужасно здорово!
        - Вот именно, ужасно!
        Мы поднялись на небольшой холмик, и перед нами открылся куда более страшный пейзаж. На том месте, где ещё совсем недавно была взлётно-посадочная полоса, лежал на боку огромный крейсер, дула орудий которого смотрели прямо на нас. Вокруг корабля валялись трупы, а рядом с ними стояли высокие люди в чёрных скафандрах.
        - Это лаптоги? - спросил меня адмирал.
        - Видимо да, - ответил я, - бежим назад, пока нас не заметили.
        - Двигай, - согласился адмирал и коротко вскрикнув, взмахнул руками и упал лицом вниз.
        - Хаджет, что с тобой? - склоняясь над ним, спросил я.
        Внезапно в мой затылок что-то стукнуло, и в зале выключили свет. Та к просто и нелепо всё всегда и заканчивается.
        ГЛАВА 17
        Меня привёл в чувство тихий, но навязчивый гул и вибрация пола. Открыв правый глаз, я увидел у себя перед носом лежащего на спине Хаджета. Судя по его размеренно поднимающейся груди, он был жив, хотя и находился в отключке. Я попробовал пошевелиться, но понял что мне это не по силам: тело онемело и не хотело слушаться. Чёрт подери, да я его вообще не чувствовал! Такое впечатление, что у меня осталась только голова. Сделав невероятное усилие, я повернул ее и посмотрел на свои ноги, слава богу, они были на месте; это хорошо, значит, ампутации я избежал.
        - Хаджет, - позвал я адмирала, - Хаджет, блин!
        Заворчав, он облизнулся и, не открывая глаз, перевернулся на другой бок, принял позу эмбриона и захрапел. Хорошо, если адмирал может шевелиться, значит и я смогу. Наверняка нас с ним поразили из одного оружия.
        - Хаджет, сука, проснись! - зашипел я.
        Но тот, почесав себе задницу, продолжил спать.
        - Урод, - сказал я и огляделся.
        Только сейчас до меня дошло, где я. Мы с Хаджетом валялись на холодном металлическом полу в самом настоящем космическом корабле. Интерьерчик здесь был незамысловатый. Режиссёры голливудских фильмов наделяют корабли пришельцев красивой подсветкой и хай-тековским декором, здесь же не было даже иллюминаторов - только голые металлические стены без претензий на красоту. Но главное, что, судя по вибрации корпуса, мы куда-то летели.
        Я не на шутку испугался. Ладно, если мы летим где-то над Землёй, а если нас везут в другую часть вселенной?! Нет, к межзвёздным путешествиям я положительно готов не был.
        - Давай оживай, - приказал я своему телу и попробовал сжать пальцы на руке.
        Тело меня не слушалось, в отчаянии я закрыл глаза и начал тихо скулить. Моё положение было безнадёжным.
        Внезапно железные стены разошлись в стороны и наше полутёмное помещение озарил яркий свет. Чья-то сильная рука немилосердно схватила меня за волосы и потащила по полу за собой.
        - Нет, не хочу! - заорал я, - вы не имеете права, козлы вонючие!
        Меня отпустили, и моя голова с громким стуком брякнулась об пол. От удара и жуткой боли меня замутило. Глаза привыкли к яркому свету, но чёткой зрительной картинки до сих пор не было. Я видел лишь высокие тёмные тени надо мной, а потом услышал голос. Непонятный неземной и гадкий. Резкие звуки на уровне ультразвука. Меня опять схватили за голову и надели на меня шлем спецкостюма.
        - Мы немножко повозились с вашей техникой, но зато теперь ты сможешь нас понимать!
        - услышал я.
        - Посмотрите на него, мой лорд! Более жалкого создания я ещё никогда не видел.
        - Нет, Каткхи, ты не прав. Перед тобой лежит лучший эксперимент Онтри, совершенство, которое они считают непревзойденным своим творением.
        - Да уж, - засмеялся тот, кого назвали Каткхи, - типичный раб.
        - Проведи процедуру нейтрализации готена, я хочу, чтобы он встал.
        - Да, мой лорд.
        В моё тело вонзились миллионы иголок, я заорал от боли, почувствовав каждую свою мышцу.
        - Готово, мой лорд, - сказал Каткхи, пнув меня, - вставай, лежебока!
        Опираясь о пол руками, я принял вертикальное положение. Зрение ко мне вернулось полностью и теперь я мог рассмотреть стоявшего передо мной лаптога.
        Молодой красивый юноша с невероятно голубыми глазами и лёгкой усмешкой на лице рассматривал меня. На нём был чёрный обтягивающий комбинезон и лёгкая серая накидка из блестящей ткани.
        - Алоха, уроды! - буркнул я.
        - Он ещё шутит! - рассмеялся юноша, - Каткхи, ты слышишь?
        Тот, кого звали Каткхи, оказался высоченным мужиком с фигурой профессионального бодибилдера, подойдя ко мне, он без замаха ткнул меня в лицо и я снова оказался на полу.
        - Грубить высшему лорду нельзя, - сказал он и, схватив меня за шею, рывком поставил на ноги.
        - А у высшего лорда имя есть? - спросил я, вытирая с разбитых губ кровь.
        - Конечно, есть. Что же, соблюдём земной ритуал знакомства, ведь мы здесь лишь гости. Меня зовут Катон-Чи, я высший лорд лаптогов.
        - Ага, а я Теди Вачёвский - самый высший лорд Земли, рад знакомству. Очень.
        - Кажется, Онтри наделили вас сарказмом. Что же, неплохо, хоть в чём-то вы похожи на нас… Скажи мне, Теди Вачёвский, как такое могло случиться, что ваша планета всё ещё сражается?
        - Не знаю, просто мы - земляне - очень вредные. Нас так просто не возьмёшь.
        Обнажив белоснежные зубы, Катон-Чи громко засмеялся.
        - А ты мне нравишься, землянин.
        - Хотел бы я сказать то же самое и тебе, но извини.
        - Приведи его друзей, - оборачиваясь к Каткхи, сказал высший лорд лаптогов.
        - Откуда ты знаешь про моих друзей? - встрепенулся я. - У меня нет друзей.
        - Помолчи, - подняв палец, приказал Катон-Чи.
        Проводив взглядом здоровяка Каткхи, я осмотрелся.
        Мы находились в огромном зале, прикинув размеры которого, я сделал вывод, что космический корабль, на котором я оказался, по размеру не уступает олимпийскому стадиону. Высший лорд лаптогов сидел в металлическом кресле причудливой формы, выступавшем прямо из пола. В изголовье кресла находилось блюдо, из которого Катон-Чи достал неизвестный мне фрукт и с аппетитом стал его есть.
        - Зачем вам нужно нас уничтожать? - спросил я.
        - Знаешь, Теди Вачёвский, я не люблю Онтри, но ещё больше я не люблю то, что они создали. Вы, как часть того, что они произвели, очень сильно меня раздражаете. Даже если я уничтожу последнего уроженца Гайены, но останется хоть что-то из его творений, моей душе не будет покоя.
        - У тебя есть душа? - усмехнулся я.
        - Опять этот сарказм, - недовольно прищурился Катон-Чи, - зачем? Тебя смущает тот факт, что у меня есть душа? Бестелесная субстанция, энергетический сгусток, бесконечный информационный ресурс, связывающий меня со вселенной? Да, у меня есть душа.
        - А тебя не смущает тот факт, что ты хочешь уничтожить богов, создателей вселенной?
        - Ты так и не понял! - вскочив с кресла, Катон-Чи подошёл ко мне и, обняв за шею, посмотрел мне прямо в глаза. - Они не высшие боги, Онтри - такие же клоны как ты, или я, но Высшие наделили их сверхспособностями.
        - Я не клон, - возмутился я, - с технической точки зрения я появился на свет благодаря стараниям моих папы и мамы.
        - Это то же самое, способ размножения не важен. Главное то, что вы все произошли от первых копий. Вы - генетический мусор, которому позволили развиваться и эволюционировать. Как ты думаешь, твои способности реализованы на все сто процентов?
        - Нет, - согласился я, - наши учёные давно доказали, что мозг человека работает не на полную мощность. Ну и что с того?
        - А то, что блокировка вашего развития поставлена специально. Вы должны оставаться рабами, скотом, не имеющим даже шанса на просветление!
        - Да катись ты, - отталкивая его, сказал я.
        - Мы могли бы объединиться и вместе продолжить уничтожение Онтри. На самом деле, вы - земляне - мне нравитесь. Жители вашей планеты первые, кто удосужился дать нам отпор. Вы похожи на нас, вы сильные и смелые, вам не свойственно то, от чего страдали другие генетические проекты Онтри. В вас отсутствует их утопическая высокая мораль о всепрощении и любви ко всему. Вы такие же, как и мы - воины достойные уважения. Скажу тебе по секрету, мы едва не проиграли вам сражение. Представляешь? Ваши армии уничтожили сорок три процента наших военных сил. За один день! Это же великолепно!
        - Ты сумасшедший.
        - Нет, просто тебе не понять размеров моего величия! Я живу очень долго, я сотворил народ лаптогов, я уничтожил Гайену. Я - бог!
        - Ааа, - вспомнил я то, о чём рассказывал мне Хат в Перу. - Ты сынок охранника, ублюдок, которого не приняли в семью… Вымещаешь свои детские обиды. Да тебе, сынок, нужно к психоаналитику.
        Тонкие пальцы Катон-Чи железной хваткой впились в моё горло, его слащавое лицо побагровело, а на лбу вздулись вены. Мир вокруг меня закружился, а тело стало ватным.
        - Хватит, - услышал я до боли знакомый голос, - а то я не стану тебе помогать.
        - Да пожалуйста, - бросая меня на пол, сказал Катон-Чи. - Я сорвался, не выношу грубостей, тем более, когда хамят вонючие рабы.
        Стоя на коленях, я растирал шею и со слезами на глазах смотрел на стоявшую у трона Анату. На ней был такой же обтягивающий костюм как у лаптогов, подчёркивающий все изгибы её прекрасного тела. Я любил эту женщину, я обожал её и уже не представлял своей жизни без неё. Шпионка, предавшая меня, обманом использовавшая меня, а теперь ещё и разбившая мне сердце.
        - Смотри, наш землянин плачет! - засмеялся Катон-Чи. - Он явно не ожидал такого поворота событий. Плачь, уродец, ибо эта женщина теперь принадлежит мне!
        - Убери его отсюда, я не хочу смотреть на это жалкое ничтожество, - холодно сказала Анату.
        До крови закусив губу, я поднялся с колен. Мир перевернулся, но внутри меня загорелся огонь, он клокотал и требовал выхода.
        - Где Хат? - спросил я.
        - Потерял своего дружка? - неспешно ходя вокруг меня, спросил Катон-Чи, - не волнуйся, он сейчас сидит вместе с остальными, ждёт своего часа. А расплата за ошибки его предков уже близка.
        - Ты же хотел чтобы мы, земляне, объединились с вами. Тогда какого чёрта эта тварь Анату делает здесь?!
        - О каком слиянии сил ты говоришь? Я ведь насмехался над тобой! Теперь, когда у меня есть ОНА, я создам великую армию, имеющую такие силы, о которых можно только мечтать. Великолепная чистейшая кровь: моя и её. Генетически совершенные особи способны уничтожать миры одной лишь мыслью!
        - А ты что молчишь, язык проглотила? - спросил я у той, которую любил.
        - Мне нечего тебе сказать, раб!
        - Ха-ха-ха! - заливаясь смехом, упал на трон Катон-Чи, - Теди Вачевский теперь узнал своё место. Я даже подарю тебе жизнь. Мы тебя кастрируем и сделаем слугой моей превосходной супруги…
        Огонь, полыхавший во мне, достиг своего апогея; такое уже однажды произошло со мной в пещере, где я дрался со Стражем. Ненависть наполнила мои мышцы силой. Сорвавшись с места, я кинулся на Катона-Чи. Он, словно ожидая нападения, ловко увернулся, наотмашь ударив меня ребром ладони в шею. Но боль лишь подстегнула меня. Схватив высшего лаптога за накидку, я нанёс ему сокрушительный удар кулаком в затылок, его глаза закатились, и он упал на пол.
        - Мой лорд… - послышалось сзади.
        Из расступившихся металлических дверей в зал заскочил здоровяк Каткхи, следом за ним покорно шли все мои друзья - Морелли, Хаджет и Оултер. Судя по их мутным взглядам, их накачали какими-то транквилизаторами. Но сейчас было важно другое, машина убийства с железными мышцами медленно надвигалась на меня. Его стальные глаза горячими буравчиками прожигали во мне дыру.
        - Чего пялишься, дерись! - хрипло крикнул я.
        Заорав, он бросился на меня, отведя правую руку для удара, но я успел ударить первым, на противоходе засадив ногой ему в пах так, что у меня затрещала голень. Вытаращив глаза, Каткхи вздрогнул и грузно упал на пол.
        - Убей Катон-Чи - это единственный способ остановить лаптогов! - крикнула Анату.
        Я обернулся, но слишком поздно. Высший лорд лаптогов вцепился в меня, и, сбив подсечкой на пол, уселся сверху.
        - Жалкий раб! - истошно завопил он, с силой нанося удары мне в лицо, - животное! Как ты посмел поднять на меня руки!!!
        Изловчившись, я перехватил его правую кисть и подтянул к себе, его макушка оказалось прямо перед моим лицом, и я не раздумывая вонзил в великосветский череп свои зубы.
        - Ааа! - пронзительно закричал Катон-Чи и, вырвавшись, отполз от меня.
        - Далеко собрался? - встав на ноги, спросил я.
        - Тебе не победить, мои войска уничтожат вашу планету и всех вас! А тебя я прикажу убивать целый год, ты испытаешь столько мучений…
        - Заткнись, - сказал я, с размаху заехав ему ногой в челюсть.
        - Ты должен его убить, - положив мне сзади руки на плечи, прошептала Анату.
        - На какой мы высоте? - спросил я.
        - Около восьми километров, территориально над западом Европы.
        - У этой штуки открывается люк наружу? - спросил я.
        - Да, но зачем тебе это? - удивилась Анату.
        - Хочу научить нашего друга лаптога летать. Он ведь этого не умеет?
        - Нет, не умеет.
        - Тогда веди меня к люку, - сказал я и, для профилактики заехав Катон-Чи кулаком в ухо, потащил его тело за собой.
        Цокая каблучками, Анату быстро шла впереди меня, уверенно открывая невидимые простому глазу двери. Я бодро шёл следом, держа подмышкой ногу великого вождя.
        - Симпатичные туфельки, - заметил я, - нижнее бельё тебе тоже подарили, Царевна Лаптожьего царства?
        - В такие минуты твой юмор неуместен, - веско ответила Анату.
        - А ревность уместна? - поинтересовался я.
        - Ничего не было! - вспыхнув, сказала она.
        - Позже поговорим, - угрюмо проворчал я.
        - Пришли, - сказала богиня и, нажав на стене какую-то кнопку, открыла внешний люк размером с двери гаража.
        Снаружи в помещение ворвался холодный ветер, который сбивал с ног и тянул за собой. Ухватившись за металлический выступ, я пнул тело Катона-Чи к выходу. Безвольно откатившись по гладкому полу, оно застыло в метре от открытого люка. Глянув на меня, Анату крикнула, перекрывая шум ветра.
        - Сбрось его!
        - Он прямо у твоих ног, - закричал я, - сделай это сама!
        - Я не могу этого сделать! Я не могу убивать!
        - Дьявол! - крикнул я и, отцепившись от стены, направился к ней.
        Внезапно, лежавший на полу Катон-Чи схватил Анату за ногу, а сам пополз к выходу. Хищно усмехнувшись окровавленным ртом, он пронзительно посмотрел на меня.
        - Я ошибался в тебе, человек! Ты достойный соперник, но я лишу тебя покоя на всю твою жизнь! Вместе со мной и моим народом исчезнет та, которую ты так сильно любишь!
        Прыгнув на него, я выставил вперёд колено, которое угодило лаптогу чётко в грудь. Охнув, он отпустил ногу Анату и вцепился в меня. На лице Катон-Чи появилась безумная улыбка.
        - Ты пойдёшь со мной! - закричал он и рванулся к открытому люку.
        Цепляясь за гладкий пол руками, я понял, что не удержусь. Взглянув на свою любимую в последний раз, я вывалился вслед за высшим лаптогом наружу - навстречу ветру, простору и неминуемой смерти...
        ГЛАВА 18
        Как всегда в минуты триумфа, я мечтал о том, о чём мечтать нельзя, а именно о куреве, а оно, кстати, очень вредно для здоровья. Поправив стропу парашюта, я сдержался от порыва привычно пописать в спецкостюм. Мимо меня проносились вниз боевые корабли лаптогов, которые, ударяясь о земную поверхность, красиво взрывались. Лишь тот корабль, с которого упал я, - единственный, - плавно вращаясь, зашёл на посадку.
        Победа, господа! Теди Вачёвский - гениальный аферист, талантливый и перспективный журналист опять справился с поставленной ему судьбой нелёгкой задачей. Приятно, что не говори, отметить победу в прекрасном городе Париже, посмотреть на Эйфелеву башню с высоты птичьего полёта и триумфально приземлиться у её подножия.
        Мечтательно прикрыв глаза, я представлял себя участником всех ток-шоу и новостей. Человек, спасший мир. Теди Вачёвский - будущий президент США, самый популярный человек в мире, желанный гость в каждом доме, мечта всех сексуальных женских фантазий. Отмена налогов, беспроцентные ссуды в банках, а лучше - миллиард долларов от правительства. Сразу. Наличными.
        Приземлившись, я откинул парашют и, гордо выпятив грудь, направился в сторону единственного уцелевшего корабля лаптогов. Возле него на травке лежали два американских офицера, молодой бог, а рядом с ними стояла самая желанная на земле женщина.
        - Герой вернулся! - сообщил я им, останавливаясь неподалёку в гордой стойке триумфатора.
        Раздались вялые аплодисменты, которые, впрочем, меня не смутили. Сняв шлем спецкостюма, я резким движением откинул его прочь. Отвесив короткий поклон обожающей меня публике, я подошёл к Анату и, обняв её за талию, отвёл в сторонку.
        - Ну что, моя принцесса, рассказывай мне всё и не опускай неприятных деталей, которые могут хоть на йоту исказить истину.
        Мягко улыбнувшись, она нежно поцеловала меня в губы и погладила по голове.
        - Начало рассказа хорошее, - согласился я, - но мало информативное. Ближе к делу, мадмуазель Анату.
        - Наш план удался, что тут ещё скажешь, - пожала плечами она.
        - Нет-нет-нет, - покачал головой я, - так легко ты не отделаешься. Рассказывай с того места, как исчез второй мир. Ведь корни вашего коварного плана там.
        - Верно, - сказала Анату, - ну что же, слушай. Тогда, сто пятьдесят миллионов лет назад, после первой нашей победы над лаптогами, мы поняли, что всё, что мы сделаем вновь, будет лишь очередной целью для наших врагов. Сами мы воевать не могли - это против наших моральных принципов, но мы могли сотворить народ, который раз и навсегда смог бы уничтожить лаптогов, избавив Вселенную от их присутствия. Десять учеников школы наследников разлетелись по Земле и стали строить Третий мир. Так появились на свет вы - люди, населившие Землю. Мы понимали, что создаём несовершенный народ, далёкий от того, что мы называем идеальным, но у нас не было выбора. Мы придумали наделить вас разными цветами кожи, расселить вас так, чтобы вам пришлось сражаться друг с другом за лучшие территории; мы придумали вам разные религии и образы жизни. Всегда должна была быть причина, из-за которой вы могли подраться. Мы придумали великолепную военную школу.
        Вы были похожи на тех, кого создал Катон-Чи, но от нас вы получили и хорошие чувства, неведомые лаптогам: любовь, сострадание и много чего ещё. Между тем, у вас оставалась страсть к войне и к насилию, ведь вы строили свой мир, опираясь на острия копий, сталь мечей и скорострельность автоматов.
        - Значит, несовершенство нашего мира, с точки зрения безупречно хорошей жизни и отсутствия абсолютного спокойствия и гармонии, ты объясняешь вашими далеко идущими планами по обороноспособности нашей планеты?
        - задумчиво спросил я.
        - Именно. Как только земляне сравнялись с лаптогами по качеству вооружения, мы подали нашим врагам сигнал о том, что мы живы. Естественно, они отреагировали.
        Ещё бы! Живые потомки Онтри! Да для них это как бельмо на глазу! Более того, мы были уверены, что высший лорд лаптогов самолично примет участие в истреблении ненавистных ему Онтри, ведь только истребив всех нас, он стал бы абсолютным хозяином Вселенной. Но Катон-Чи лишь проглотил нашу наживку, мы обхитрили его. Ведь только уничтожив создателя, мы могли победить весь народ лаптогов.
        - Какой ужас, - сказал я, - впутывать целые народы в свои разборки. Как вам не стыдно!
        - Стыдно, - призналась Анату, - Теди, ты даже себе не представляешь, чего нам стоило разработать такой коварный план, ведь он абсолютно чужд нашим представлениям о морали, но у нас просто не было другого выхода. Самым сложным для меня было подстроить всё так, чтобы ты оказался на флагманском корабле лаптогов, лицом к лицу с Катон-Чи.
        - Как ты там вообще оказалась?
        - Мы с Хатом сдались. Я знала, о чём мечтает Катон-Чи. Он хотел создать совершенную расу богов-воинов, чтобы бросить вызов Высшим. Глупец, у него бы всё равно ничего не вышло.
        - Ближе к делу, - заинтересованно сказал я.
        - Для того чтобы создать новую армию, ему нужна была богиня - генетически чистая мать. Заполучив меня, он уже праздновал победу, но я попросила его вначале захватить тебя, зная, что за свою любовь ты будешь сражаться до конца. Ты ведь у меня такой ревнивый.
        - Ну ты и сволочь! - восхищённо сказал я.
        - И ты справился. Как же ты был прекрасен в своём гневе! Победил самого Катон-Чи, спас свой мир и всех нас. Теди Вачёвский - ты само великолепие!
        - Лесть я, конечно, люблю, - обнимая Анату, сказал я, - но как быть со сверхоружием, которое мы должны были включить? Победу земляне завоевали своими руками, тогда зачем было доставать из песков пирамиду и включать подземные батарейки? Зачем было нужно наше сумасшедшее приключение?
        - Это финальная часть нашего плана, - отвернувшись, сказала Анату. - Мы должны произвести глобальную амнези-терапию, после которой жители этой планеты забудут о вторжении инопланетян.
        - Это исключено! - протестующее взмахнув руками, сказал я. - Забудут о войне, вот так дело! Если люди обо всём забудут, они не узнают о героях этой великой схватки, то есть обо мне!!!
        - Тебе так нужна слава?
        - Конечно, - уверенно сказал я, - очень нужна. Не фига себе - я же герой! Да я об этом с детства мечтал, а тут такое дело! Нет уж, Анату, я протестую. И вообще, зачем нужна эта ваша терапия-амнезия? Земляне и так через полгодика всё забудут, а мне больше и не надо.
        - Теди, - ласково погладив меня по щеке, сказала Анату.
        - Что Теди? Всю жизнь Теди. Хочу быть героем и точка!
        - Ты и есть герой!
        - Герой - это когда об этом кто-то знает! А если об этом знаю только я, то я не герой, а пациент психиатрической лечебницы.
        - Ладно, об этом будут знать ещё два человека - твои приятели: Хаджет и Морелли, а также я и Оултер.
        - Да пошли вы все! - крикнул я и пошёл прочь.
        По яркой зелёной травке я направился в сторону Эйфелевой башни и прямо возле её подножия наткнулся на тело Катон-Чи. Присев рядом с ним, я несколько раз плюнул на обезображенный труп лаптога, а затем обернулся. Анату неторопливо шла в мою сторону - такая красивая и манящая, что бросало в дрожь.
        - Спокойно, Вачёвский, - сказал я сам себе и попытался создать на лице скучающую мину.
        Подойдя ко мне, Анату с неприязнью взглянула на тело Катон-Чи и присела рядом со мной, положив свою голову мне на плечо.
        - Не подлизывайся! - буркнул я.
        - Не буду, - тихо пообещала она.
        - А зря, - расстроился я.
        - Теди, нам пора улетать.
        - Ну, раз надо, полетели, - сказал я, поднимаясь на ноги.
        - Ты не понял, - глядя мне в глаза, сказала она, - ты остаёшься. Улетаю я.
        В моё сердце вонзили раскалённую докрасна булавку. Сжав кулаки так, что побелели костяшки, я смотрел на Анату, ещё не веря в происходящее. Она стояла передо мной, её длинные и гладкие как щёлк волосы развивались на ветру, в больших неземной красоты глазах появились маленькие озерки слёз.
        - Как? Почему? - прошептал я.
        - Я не могу остаться, - бросаясь мне на шею, сказала она, - мы с Хатом должны создавать новые миры, это наша судьба, это наша работа.
        - Какая судьба? Какая работа? О чём ты говоришь, Анату, а как же я?! Да после тебя никакая земная женщина не сможет стать для меня той самой, единственной!
        - Время излечит всё, - прошептала она и её нежные губы встретились с моими.
        Как описать последний поцелуй с той, кого любишь больше жизни? Как падение с высокой скалы в бездну? Как полёт в бесконечности? Я не знаю. Вся моя боль, всё моё горе и разочарование смешались с моей любовью и желанием счастья и вылились в этом поцелуе. Время словно остановилось, и я хотел, мечтал, чтобы это действительно было так. Навсегда, только она и я, и этот последний поцелуй. Но мечты остаются мечтами. Та к было всегда…
        - Мне пора, - сказала богиня и, взяв меня за руку, повела к единственному уцелевшему космическому кораблю - огромному как стадион Сантьго-Бернабеу.
        На ватных ногах я шёл за ней и искал слова, которые должен был сказать, но в моей башке творился редкостный беспорядок.
        - Готова? - спросил Оултер, когда мы подошли.
        - Да, - тихо сказала Анату и, не говоря ни слова, поднялась на борт корабля.
        Я поднял глаза и посмотрел на Хата - бога с телом мальчика, в глазах которого сейчас читалась вселенская мудрость.
        - Извини нас, Теди, - сказал он, обнимая меня, - и спасибо за помощь; не знаю, чтобы мы без тебя делали. И вам спасибо: адмирал, Морелли.
        - Меня Стивен зовут, - протягивая для рукопожатия руку, сказал полковник.
        - Я вас никогда не забуду, - пообещал Хат, направляясь к кораблю.
        - Оултер! - крикнул я.
        - Что, Теди? - остановившись, спросил он.
        - Присмотри за Анату и постарайся вернуть её назад, хотя бы в ближайшие лет тридцать.
        - Хорошо, - улыбнулся он, - постараюсь.
        Я смотрел как исчезает трап и закрываются двери люка, а корабль начинает медленно вращаться вокруг своей оси, а потом взлетает, превращаясь в маленькую чёрную точку, унося вместе с собой частицу моей души.
        - Улетели, - сказал Хаджет, провожая взглядом корабль, - я только так и не понял, кто они были.
        - Инопланетяне, - тихо сказал я, - просто инопланетяне.
        - А хорошие или плохие?
        - Трудно сказать, они разные. Слишком сложные натуры, чтобы их как-то охарактеризовать.
        - Смотрите, - удивлённо сказал Морелли, тыча перед собой раскрытыми ладонями как заправский мим.
        - Хватит придуриваться, офицер! - грозно сказал Хаджет.
        - Я не придуриваюсь, сэр, здесь прозрачная стена.
        Подскочив к нему, я ударил кулаком в воздух, но наткнулся на непреодолимую преграду.
        Путь нам преграждал какой-то невидимый барьер.
        - Это что ещё за хрень? - удивлённо сказал адмирал.
        Я обернулся и опешил - с горизонта на нас надвигалась огромная зелёная волна десятикилометровой высоты.
        - Это не вода, - сказал Морелли.
        - Скорее какой-то энергетический вихрь, что-то вроде плазмы, - решил Хаджет. - Мать вашу, кто-то из лаптогов уцелел!
        - Расслабьтесь, господа, - я понял всё. - Это прощальный подарок Оултера и Анату, грандиозная чистка памяти населения Земли, словно и не было никакого вторжения.
        Налетев на нас, волна ударилась о невидимый барьер и прошла дальше - вглубь континента.
        - Я всё помню, - сказал Морелли.
        - Придурок, мы были под защитным куполом, - ответил Хаджет, отвешивая своему подчинённому оплеуху.
        - А это второй прощальный подарок, - грустно сказал я, - мы всё будем помнить. От начала и до конца.
        - Поехали домой, - предложил Хаджет, - я что-то чертовски устал. Теди, дружище, вызови самолёт.
        - Легко, - сказал я, ища глазами в траве шлем спецкостюма.
        Спустя девять часов мы сидели в маленьком баре в центре Нью-Йорка, пили виски и смотрели новости по CNN. Сообщения приходили со всего мира, главными новостями были всплывшие из глубин Япония и Австралия, метеоритный дождь, вызвавший многочисленные жертвы, большей частью в Китайской народной республике, а также цунами в Тихом океане, пронесшийся по островам и задевший прибрежные города на западе США. В конце выпуска показали минутный сюжет о загадочном самоубийце, спрыгнувшем с Эйфелевой башни, при вскрытии тела которого обнаружилось непонятное строение внутренних органов. Журналисты тут же приписали это явление новому неизвестному доселе вирусу.
        - Чего грустишь, Хаджет? - спросил я, разливая по стаканам виски.
        - Думаю, как списать пропажу со склада трёх ядерных боеголовок, - сказал адмирал.
        - Если я хоть слово скажу про инопланетян, меня пошлют к чёртовой матери и засадят в психушку. А всё твои дружки, Теди! Кто знал, что они сотрут не только память, но и всю другую информацию? Нет, ты мне только скажи, как им удалось стереть тот DVD с записью нашей великолепной ядерной атаки?!
        - Понятия не имею, - честно признался я. - Наверное так же, как и все остальные видео и фото записи, а их наверняка тоже было в избытке.
        - Спишу на цунами, авось прокатит, - решил Хаджет.
        На экране телевизора, висевшего над барной стойкой, появилось встревоженное лицо афроамериканской ведущей.
        - А теперь прямое включение из центра управления полётами в NASA.
        - Тихо, у нас остались свидетели вторжения лаптогов! - крикнул я и мои коллеги уставились в экран телевизора.
        - Они нас изнасиловали, гады! Жестокие инопланетные твари! Изнасиловали всех нас: меня, Чака, Бобби, Геннадия и даже японца Якито Такано! - брызгая слюной, орал усатый астронавт с Международной космической станции. - Заберите нас отсюда, мы хотим домой!
        На экране 14-дюймового Sony опять появилось лицо ведущей.
        - Как мы понимаем, случай массового психоза на МКС вызван радиоактивным излучением от проходящих мимо земли метеоритов. Сейчас готовится план по эвакуации наших астронавтов и помещению их в закрытую психиатрическую клинику…
        - Никому, слышите: никому никогда не говорите о том, что вы видели! - залпом выпивая стопку виски, сказал Хаджет.
        - Нам всё равно никто не поверит, - сказал я. - Кстати, Морелли, я хотел бы получить то, что нам досталось от сделки с перуанским грузом.
        Поперхнувшись виски, полковник осуждающе посмотрел на меня, а потом на Хаджета.
        - О чём это вы? - настороженно спросил адмирал.
        - Я прикупил в Лиме кое-какой антиквариат и попросил Морелли доставить его в Нью-Йорк, - ответил я, и, пнув под столом ногу полковника, спросил, - ну что, Стивен, когда я смогу получить своё?
        - Завтра, - не моргнув, ответил Морелли и в ответ пнул под столом меня, - мы это могли и завтра обсудить.
        - Нет, - возразил я, - завтра я сажусь писать статью, и это будет самое великое моё творение, господа!
        - Журналист! Ловкач! Обманщик! Я думал мы съездим порыбачить… - нахмурился Хаджет.
        - Позже, - сказал я, и, сняв со спинки стула свой пиджак, направился к выходу из бара. - Мы обязательно порыбачим, дружище.
        Не прощаясь, я вышел на улицу и поймал такси, оставив на время своих новых друзей одних. Жизнь не останавливалась, жизнь продолжалась. Третий мир уцелел.
        ЭПИЛОГ
        - Ни в коем случае! Это абсолютное дерьмо, я не буду это печатать! - стоя посреди своего кабинета, кричал сэр Стив Уоррен. - Ты пропадаешь на несколько месяцев, берёшь огромный аванс, а потом приносишь мне статью место которой не на страницах моего уважаемого журнала, а в колонке сенсаций какой-нибудь вшивой газетёнки из тех, что продают в метро! У меня и без того проблемы со всех сторон. Почему Понтифик предал наш журнал анафеме? Что мы такого сделали? Сообщили миру о личной жизни - и только, а теперь толпы разъярённых религиозных фанатиков штурмуют наш офис. Они даже гадят на крышу моей машины!
        - Это правда, от начала и до конца, - твёрдо глядя ему в глаза, сказал я.
        - Что правда?
        - Моя статья!
        - Твоя статья - чушь! Дерьмо! Может, я тебе и поверю, но я - это не наши читатели! Ты уволен и точка, маленький польский засранец!
        - Арон, не кипятись, статья ведь хорошая, - заметил я.
        - Единственное хорошее место в твоей статье, это совместная оргия с юным богом в Лиме и описание этой венгерской шлюхи!
        - Украинской шлюхи, - осторожно поправил я.
        - Да хоть какой! Из Восточной Европы и точка. Пойми, Вачёвский, фактов мало, очень мало. Материал не годится для печати в нашем прекрасном издании.
        - Арон, ты не прав!
        - Я всегда прав! - рявкнул сэр Стив Уоррен и плюхнулся в кресло, закинув ногу на ногу, от чего его штанина задралась.
        - Давно ты стал носить чулочки? - присмотревшись, спросил я.
        Покраснев как переспелый помидор, глава журнала «Все тайны мира» отдёрнул штанину и нервно поправил парик.
        - Это не то, о чём ты подумал, - быстро сказал сэр Стив Уоррен.
        - Откуда тебе знать, о чём я подумал, старый извращенец! - насмешливо сказал я.
        - Я не гей, - сразу предупредил меня босс, - просто пока ты отсутствовал, я познакомился с НЕЙ.
        - С кем?
        - Со своей соседкой, живущей напротив, - переходя на шёпот, сказал сэр Стив Уоррен.
        - Арон, ты занимаешься сексом с Дженни Джопсон?! - восхищённо крикнул я.
        - Тише, бога ради тише, я не хочу, чтобы кто-то в издательстве об этом знал, - опасливо поглядывая на дверь своего кабинета, сказал шеф.
        - Ты здорово вырос в моих глазах, старый развратник, - похвалил его я. - Но, чёрт возьми, как тебе удалось получить доступ к порно-телу?
        - Она заметила как я за ней наблюдаю в бинокль и позвала к себе в дом, а когда узнала, что я её преданный фанат, обрадовалась и разрешила быть её парнем.
        - Вот так дело, кто бы мог подумать, - задумчиво почесав подбородок, сказал я. - Ну и как она в деле, так же хороша как в своих фильмах?
        - Лучше, гораздо лучше! - восхищенно вскочив с кресла, сказал босс, - это великая женщина!
        - Ну, а зачем чулки? - поинтересовался я.
        - Эээ, - опять покраснев, начал шеф, - всего лишь маленькая игра.
        - Что за игра?
        - Обычная игра, - уклончиво сказал сэр Стив Уоррен.
        - Ладно, я поставлю в номер твою статью. Уговорил, чертяка!
        - Что за игра?! - грозно пожирая его глазами, спросил я.
        Вытерев вспотевшее лицо париком, босс растерянно развёл руками.
        - Ну я играю с ней… В общем, ролевая игра, я Барби, она Кен…
        - Какой ужас, это отвратительно, - перебил его я, - я даже боюсь представить, как это выглядит! Старый извращенец!
        - Ну ладно тебе, приятель! Ты мой старый друг, лучший автор в моём издании. Забудем наш разговор, ладно?
        - После того, что я сегодня о тебе узнал, мне нужен оплачиваемый отпуск, - сказал я. - Как минимум месяц реабилитации.
        - Конечно-конечно! - согласился сэр Стив Уоррен. - Я скажу Салли, чтобы она выдала тебе отпускные. Статья у тебя на самом деле великолепная, хоть и не очень правдоподобная. Боги-инопланетяне, пирамиды, космическое вторжение и глобальная чистка памяти - в это никто не поверит. Хотя идея для фантастической книжки неплохая. Скажи лучше, чем собираешься заняться во время отпуска? Отправишься в путешествие?
        - Нет уж, - покачал головой я, - останусь на родине. Я тут ранчо купил в Техасе, думаю заняться разведением верблюдов по заказу министерства обороны.
        - Думаешь, новый министр обороны, этот, как его, Хаджет, такой дурак? - рассмеялся сэр Стив Уоррен.
        - Зачем нашей стране верблюды?
        - Специально обученные боевые верблюды, - поправил его я. - Тем более, мне кажется, что с министерством я как-нибудь договорюсь… Счастливо оставаться, Арон!
        Словно ставя в нашем разговоре точку, в окно влетел кусок дерьма.
        - Ублюдки сумасшедшие! - по пояс высунувшись в окно, закричал сэр Стив Уоррен, - фанатики чёртовы!
        - Твой журнал такое же дерьмо, сатанистский ублюдок! - послышалось снизу, и в окно полетел целый град из экскрементов.
        - И это они ещё не знают о том, что ты еврей. Держись, Арон! - быстро закрывая за собой дверь, сказал я боссу.
        Выйдя из редакции журнала «Все тайны мира», я выбросил в ближайший мусорный бак свой мобильный телефон, а потом, обойдя здание, вышел на автостоянку. Между
«понтиаков» и «тойот» наших сотрудников спокойно стоял молодой верблюд, окружённый толпой, состоящей из ортодоксальных католиков и фанатиков всех мастей. Пробравшись через них, я взял его за поводок и повёл за собой. Благодарно облизнув мне затылок, Изюм забрался по помосту в прицеп, прикреплённый к новенькому джипу.
        - Мы едем на ранчо, где тебя ждёт сюрприз, - сказал я, запирая прицеп из которого теперь торчала огромная морда Изюма, - маленькая аппетитная верблюдица по имени Анату. Надеюсь, ты меня не подведёшь, дружище, и не дашь даме скучать.
        Взревев мощным дизельным движком, мой джип выехал с автостоянки и влился в плотный поток другого транспорта.
        ЭПИЛОГ (специально для России)
        Где-то в Сибири…
        - Откэт, - сказал голый тощий мужчина в шапке ушанке.
        - Правильно, откат. Ты, короче, мне в чём-нибудь помог, а я тебе за это откат. Наличкой в чемодане. Вот вы там тупые, как вы до этого сами-то не дошли? Мне надо решить вопрос - любой вопрос, - я звоню Петровичу - это наш губернатор, говорю ему, чего надо и сколько он с этого поимеет, и дело пошло. Экономика, блин, развивается. Понял?
        - Откэт, - кивнул тощий, - Вася, я не хотеть больше медвед!
        - Да ты выпей ещё, - сказал его собеседник. В отличие от тощего на нём была новенькая тельняшка и капитанская фуражка с кокардой, - у нас в бане без этого нельзя.
        - Ноу, не нада водка! Не нада медвед! Не нада Машка! Нада хоум, - на ломанном русском закричал тощий и перешёл на английский. - Мне надо на работу, меня будут искать!
        - Чего он орёт? - спросил у обнажённой пышногрудой девицы Вася.
        - Хочет назад, в Америку, на работу ему надо. Василий Сергеевич, может и правда хватит? Третий день из бани не выходите. Медведя этого зачем-то притащили…
        - Мне лучше знать когда хватит, - хмурясь, сказал Вася. - Ты переводи и всё, или я тебе плачу мало? Знаешь, какие люди мне его выгулять попросили? Тем более человек всю жизнь о медведе мечтал!
        - Ноу! - вздрогнул тощий. - Не нада медвед! Вася, плиз, медвед не нада!
        - Видишь, Маша, как он обрадовался, когда про медведя услышал? - обняв за шею тощего своей крупной рукой, сказал Вася. - Ничего, Джонни, ещё маленько попаримся и поедем корабль покупать. Купим, и я тебя на нём прямо до дома довезу…
        Из стоявшей на опушке густого таёжного леса бани, сложенной из крупных сосновых брёвен, выбежал голый человек в ушанке. Он плакал, размазывая по лицу сопли, а на его губах застыла безумная улыбка.
        Над заснеженной русской тайгой вставало холодное зимнее солнце.

2005-2006 гг.
        РОМАН. ПОГРУЖАЯСЬ В АТЛАНТИДУ...
        ПОДПИСАНО В ПЕЧАТЬ 26.03. 2007. ФОРМАТ 84X108 1/ 32. ПЕЧАТЬ ОФСЕТНАЯ. ТИРАЖ 5000 ЭКЗ.
        ООО «САН ГРУПП ПРОДАКШЕН - КНИГИ», 2007 Г. ТЕЛ. / ФАКС: (985) 760-17-80.
        ТИРАЖ ОТПЕЧАТАН В ОАО «ТВЕРСКОЙ ПОЛИГРАФИЧЕСКИЙ КОМБИНАТ» 170024, Г. ТВЕРЬ, ПРОСПЕКТ ЛЕНИНА, Д. 5.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к