Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Мостерт Наташа: " Сезон Ведьмовства " - читать онлайн

Сохранить .
Сезон ведьмовства Наташа Мостерт
        Габриель Блэкстоун, компьютерный взломщик, наделен тайным даром - способностью к дальновидению, то есть проникновению в мысленное пространство других людей. Когда-то он состоял в секретной группе «Глаз бури» и при помощи дистанционного видения участвовал в поисках пропавших людей, но после того, как по его вине погибла девушка, порвал все связи с группой. Габриель не хочет вспоминать прошлое, но к нему неожиданно обращается бывшая возлюбленная Фрэнки и просит разыскать ее пасынка Роберта, исчезнувшего несколько месяцев назад. Габриель совершает «скачок» в сознание Роберта и убеждается, что тот мертв. Фрэнки рассказывает, что в последние месяцы перед исчезновением Роберт много общался с сестрами Монк - Морриган и Минналуш, интеллектуалками и красавицами, увлекающимися магией и алхимией. Габриель решает завязать дружбу с сестрами, поскольку подозревает, что одна из них убила Роберта.
        Наташа Мостерт «Сезон ведьмовства»
        Посвящается Карлу, маленькому воину.
        Когда холодный ветер пред зарей
        Росистый жемчуг в иней обратит
        И глупых грез девичьих тяжкий рой
        В окошко спальни жаркой улетит,
        Раздевшись донага, несутся прочь
        Две всадницы лихие, две сестры.
        Храпят их кони, разрывая ночь,
        Огромны и, как призраки, быстры.
        Ласкает гриву твердая рука,
        Надежнее узды спрямляя бег,
        И вихрь молочно-белого песка
        Над сонной бухтою кружит, как снег.
        Галопом - в воду. Жгучий поцелуй
        Морозных уст пронзает, точно смерть,
        И пар дыханья дрожью сладких струй
        Вплетается в рассвета круговерть.
        Тиха бескрайность серой пелены,
        Застывшей в ожидании луча.
        Пылает день в крови, сжигая сны,
        Как под рукой сокрытая свеча.
        Перевод А. Круглова
        ПРОЛОГ
        Мозг больше не пылал пульсирующим огненным цветком. Стало легче. Он с трудом открыл глаза. В темном небе сверкали звезды. Тяжелая полная луна запуталась в ветвях раскидистого дерева.
        Он смутно осознал, что лежит на воде. В бассейне. Время от времени он шевелил руками и ногами, чтобы удержаться на плаву, но делал это инстинктивно, почти не отдавая себе отчета.
        Пела скрипка, ее мелодия легко струилась в ночном воздухе. Звук доносился из дома, который черной тенью высился с правой стороны. Окна смотрели мрачными глазницами, сквозь мелкие грани витражных стекол не пробивалось ни лучика света. Крутые стены угрожающе накренились, островерхая крыша издевательски съехала вбок.
        Мысли путались, череп плавился от боли, взорвавшейся в голове злобной сверхновой звездой, но, глядя на здание, он по-прежнему помнил, что скрыто за толстыми кирпичными стенами.
        Еще бы не помнить! Долгие месяцы он исследовал этот дом со страстью неутомимого любовника, изучающего каждую клеточку тела своей пассии после долгой разлуки. Бродил по извилистым коридорам, взбирался по винтовым лестницам, заходил в волшебные комнаты и залы. Все это сохранилось в поврежденном мозгу, все до мельчайших подробностей.
        Зеленая комната с фосфоресцирующими лилиями; бальный зал с мириадами бабочек; комната масок, где свет невидимого солнца обращал паутину в золотые нити. Прекрасные комнаты, наполненные очарованием.
        Однако были в доме и другие комнаты, тесные клетушки с мокрыми, больными стенами, где царил запах гнили и разложения. Подняв руку, он мог дотронуться до немигающих глаз, которые росли прямо из потолка, сотен глаз, чей мутный взгляд преследовал его во время муравьиного передвижения по зыбкому лабиринту мыслей и образов.
        Он знал порядок комнат. Порядок мест, порядок вещей. Он ни на йоту не отступал от правил. Почему же его разум перегорел, как электрическая лампочка? Откуда такая тяжесть во всем теле, отчего все труднее держаться на воде?
        Поднялся ветер. Влажную кожу обдало пыльным дыханием, и ему подумалось, что при следующем порыве грузная луна может свалиться с дерева.
        Шея затекла. Надо как-нибудь подплыть к бортику, решил он, но оказалось, что половина тела парализована. Слабо шевелить руками и ногами, удерживаясь на воде,
        - вот и все, что он мог. Под ним была черная глубина. Чувство покоя сменилось леденящим страхом.
        Внезапно темноту прорезал теплый луч: в доме зажгли лампу. Он хотел крикнуть, однако язык не слушался. Свет лился из-за створчатых застекленных дверей с витражными вставками. Тщательно подобранные кусочки мозаики образовывали эмблему: Monas Hieroglyphica. Иероглифическая монада. Он все еще помнил…
        За освещенными ромбиками красного, зеленого и фиолетового стекла появилась тень. На мгновение замерла, потом колыхнулась. Двери открылись.
        Она вышла в сад и беззвучно двинулась вперед. Повеяло ароматом духов. Его сердце радостно забилось: она знала, что он здесь. Ну конечно, знала. И сейчас пришла, чтобы его спасти. Можно больше не бояться. Только поспеши, мысленно взмолился он, пожалуйста, поторопись.
        Ее глаза по-прежнему закрывала маска, а волосы были спрятаны под капюшоном плаща. На плече сидел черный как смоль ворон. Даже в этом полумраке крылья птицы отливали глянцевым блеском.
        У самой воды женщина встала на колени, наклонилась и заглянула ему в лицо. Из-за плеча мелькнула желтая полоска света. С шеи свисала тонкая цепочка, на фоне бледной кожи мерцал кулон в виде буквы «М».
        Музыка, доносившаяся из дома, теперь звучала громче, и он узнал мелодию: Andante cantabile, Первый струнный квартет Чайковского, опус одиннадцать. Торжественная мелодия пробудила мимолетное воспоминание. В последний раз, когда он ее слышал, в камине жарко горел огонь, на столе темного дерева стояла ваза с поникшими абрикосовыми розами, а рядом, на серебряном подносе, - три бокала, наполненные красным вином.
        Он постепенно тонул. Ступни, словно неповоротливые рыбины, лишенные плавников, вяло шевелились в воде. Долго ему не продержаться… Ничего, она придет на помощь, спасет его. Он с трудом поднял руку и умоляюще протянул ладонь.
        Женщина озабоченно нахмурила лоб, но выражение глаз, скрытых маской, оставалось непроницаемо. Затем положила руку ему на лицо и слегка толкнула. Ворон с резким карканьем сорвался с ее плеча.
        Он открыл рот, чтобы закричать, и едва не захлебнулся. Резко дернул головой, вынырнул, кашляя и отплевываясь. В панике попытался отплыть подальше, но налитые свинцовой тяжестью конечности не повиновались.
        Она снова склонилась над ним и толкнула вниз. И снова. Всякий раз, хватая ртом воздух, он видел только белые руки и цепочку с болтающейся буквой «М». Хотя движения женщины были плавными, в них чувствовалась стальная сила. Его голова то уходила под воду, то оказывалась на поверхности. Он понял: это конец.
        Силы были на исходе. Легкие обжигало огнем. Последний отчаянный рывок, чтобы освободиться… Бесполезно.
        Погружаясь в глубину с открытыми глазами, сквозь толщу воды он видел, как она встала с колен, обратила на него взор и подняла ладонь: прощальный жест сожаления.
        Пузырьки воздуха, выходившего из его рта, рябили воду, растворяя фигуру женщины, лицо, скрытое маской. Медленной спиралью он уходил на дно, с какой-то странной отрешенностью надеясь, что путешествие не закончено и поиск единственно верного пути продолжается…
        ДОМ МИЛЛИОНА ДВЕРЕЙ
        Я всегда хотел познать все, что познаваемо в этом мире.
        Иоганн Триттенхеймский. Стеганография (Тайнопись), 1499.
        ГЛАВА 1
        Жаркий день, час пик в центре города - что может быть круче? Загорелся красный. Габриель Блэкстоун остановил свой велосипед на оживленном перекрестке. Одной ногой опираясь на асфальт, а другую держа на педали, он сел вполоборота и огляделся. Со всех сторон его окружали машины; он физически чувствовал повисшее в воздухе ожидание - едва прикрытую агрессию, затаенную в сердцах водителей, которые тихо потели за рулем своих авто. Внешне они казались расслабленными - локти выставлены в открытые окна, головы небрежно откинуты на подголовники… Но Габриеля не проведешь. Когда вспыхнет зеленый, ему придется поторопиться. В этой части лондонского Сити велосипедистов особо не жалуют. Разумеется, это часть игры: лавировать на тесных участках, испытывать судьбу. Тем не менее риск разбиться в лепешку довольно велик. Водитель впереди стоявшего такси наблюдал за велосипедистом в зеркало - Габриель видел его нахмуренные брови и окруженные морщинками глаза. Сзади потихоньку, но настойчиво напирал телевизионный фургончик.
        Стояла дьявольская жара. Габриель вытер лоб тыльной стороной ладони. В этом году лето наступило рано. Асфальт под ногами плавился от зноя, воздух провонял парафином, но Габриелю город нравился именно таким: липким, неряшливым, с лениво бредущими пешеходами. Человеческие чувства подступали ближе к поверхности: они не кутались в шарфы и теплые пальто, не прятались под шляпами, надвинутыми на лоб для защиты от обжигающе холодного дождя.
        Внимание Габриеля привлекло ярко-красное пятно: мимо него, помахивая бахромчатой сумочкой, по тротуару дефилировала девушка в алой блузке и юбке. Пупок она выставила напоказ, на плоском животе виднелась татуировка в виде бабочки. Девица напустила на себя такой демонстративно-безразличный вид, что Габриель не сдержал улыбки. Четыре часа пополудни, он находится на территории «Квадратной мили»… и весь Сити принадлежит ему. Красота!
        Светофор мигнул зеленым, машины рванулись вперед. Радостный рев двигателей рикошетил от высоких зданий и уходил в землю, заставляя асфальт вибрировать. Габриель яростно крутил педали. На перекрестке он подрезал зеленый «мерседес», водитель которого что-то орал в трубку мобильника, больше внимания уделяя разговору, нежели ситуации на дороге.
        Именно в такие дни Габриель остро ощущал другое - тайное - измерение Сити. В коктейле из автомобильных выхлопов, какофонии шумов и знойной дымки присутствовало нечто более эфемерное. Оставляя позади фасады лондонских банков, страховых и прочих компаний, дрожащие в жарком мареве, Габриель представлял, что движется сквозь незримое, едва осязаемое облако.
        За стенами столичных небоскребов тихонько жужжали машины, набитые мечтами. Мечты о деньгах и власти были облечены в комбинации двоичного кода. Информация. Самая ценная валюта в городе, где ежедневный оборот иностранных фондовых бирж составляет 4637 миллиардов долларов. Тексты, документы, научные проекты, хранящиеся в сердце компьютеров, - бесценное собрание данных, которое защищают запертые двери, виртуальные стены-«файерволы» и убийственные пароли.
        Однако в мире нет ничего невозможного, верно? Габриель с улыбкой подставил лицо ветру, выгнул спину и круто свернул в узкий переулок, где машин было гораздо меньше. Двери можно выбить, виртуальные стены - одолеть с помощью виртуальных лестниц, магию зашифрованных формул - рассеять. Требуются лишь решительность и умение сосредоточиться, а Габриель, к счастью, наделен и тем и другим.
        Сегодня он ехал на разведку. Заказчиком выступила компания «Баббл-бой», производитель игрушек для детей от шести до десяти лет. Цель экспедиции -
«Питтипэтс», самый крупный их конкурент. В этом мире, где даже кролики пожирают друг друга, единственный способ добиться перевеса - вызнать все тайны соперника. Некоторое количество сведений о конкурентах можно нацедить, изучая отчеты финансовых аналитиков Сити, а также статьи в газетах и журналах, посвященных коммерции. Этот способ скучен, утомителен, но - следует признать - не лишен пользы.
        Тем не менее полагаться только на официальные документы - все равно что гадать на кофейной гуще. По большому счету необходим другой, технически прогрессивный метод. И тут на сцене появляется Габриель. Сегодняшняя вылазка - лишь первый шаг в сложной операции, в результате которой «Баббл-бой» получит полный доступ к секретам своего главного соперника.
        К удивлению Габриеля, центральный офис «Питтипэтс» располагался в двух скромных, но очаровательных постройках конца восемнадцатого века с венецианскими окнами и зубчатыми арками. Весьма непритязательно для компании с внушительным мировым охватом. Неброские домики стояли в самом конце узкого переулка, к тому же их загораживала бесстыдно-уродливая бетонная башня, выстроенная в шестидесятые годы. По всей длине зданий тянулось стальное ограждение.
        Габриель цепью пристегнул велосипед к ограде, выпрямился и мельком поймал свое отражение в толстом зеркальном стекле: армейские ботинки, джинсы, заношенная футболка с надписью «Курьерская служба», кожаный рюкзак, перекинутый через плечо, планшет-блокнот под мышкой. Порядок. Он выглядит так, как нужно.
        Система безопасности на парадном входе в офис «Питтипэтс» была обычной: заурядная видеокамера, кнопка звонка и голосовое переговорное устройство. Габриель нажал на кнопку, и дверь почти тотчас открылась.
        Внутри все оказалось иначе. На потолке - детекторы движения, дверь, отделяющая крошечную приемную от остальной части строения, оборудована устройством для считывания магнитных карт. В этой комнате камер нет, хотя не исключено, что они установлены где-нибудь в глубине здания.
        За столом, отделанным вставками из зеленой и золотистой кожи, сидела секретарша. При появлении Габриеля она подняла глаза. Волосы девушки были чопорно скручены на затылке, зато губы сразу заставляли вспомнить репликантов из фильма «Бегущий по лезвию». Блеск был умопомрачительный, рот прямо-таки сверкал. Зрелище впечатляло и одновременно отталкивало. Поцелуешь этот ротик, подумал Габриель, и с твоих губ слезет кожа.
        - Чем могу помочь? - сухо осведомилась секретарша, изогнув бровь.
        Габриель улыбнулся и снял с плеча рюкзак.
        - Доставка бандероли.
        Дожидаясь, пока визитер откроет свой рюкзак, девица зажала в пальчиках карандаш и принялась легонько постукивать им по старомодной книге учета посетителей.
        - Вот, пожалуйста. - Габриель извлек из сумки небольшой сверток в коричневой бумаге и вместе с планшет-блокнотом положил его на стол перед секретаршей. - Бандероль на имя мистера Пика. Нужно расписаться в получении.
        - Пик? - нахмурилась девушка. - У нас такой не работает.
        Разумеется, Габриель об этом знал. Он заранее обо всем позаботился и сейчас заговорил с преувеличенной терпеливостью:
        - Все правильно, мистер Пик. Видите, тут написано? - Он ткнул пальцем в блокнот.
        - Мистер Дональд Пик.
        - Нет. - Секретарша раздраженно отодвинула планшет. - Здесь какая-то ошибка.
        - Это офис компании «Питтипэтс»?
        - Да, но…
        Габриель всмотрелся в адрес:
        - Мистер Дональд Пик, отдел по работе с персоналом.
        - А-а… - Лоб девушки разгладился, - наш отдел по работе с персоналом находится в Кройдоне. Вы зашли не в то отделение.
        В то, в то, душечка, мысленно усмехнулся Габриель, а вслух произнес:
        - Я могу оставить бандероль у вас, чтобы ее передали мистеру Пику?
        Секретарша задумалась и озабоченно закусила губку. Как ни странно, помада ничуть не смазалась. Губы остались неестественно блестящими и гладкими. Потрясающе.
        - Может, вы хотя бы спросите? - проканючил Габриель. - Ну, пожалуйста, голубушка, выручите меня.
        Девушка еще мгновение поколебалась, затем открыла ящик стола и извлекла оттуда маленький пластиковый прямоугольник.
        - Подождите.
        Она повернулась и вставила карточку в считывающее устройство. Красный глазок сканера загорелся зеленым, секретарша открыла дверь. Габриелю удалось разглядеть хорошо освещенный, но совершенно пустой коридор. Ни намека на то, что происходит внутри.
        Как только дверь закрылась, Габриель присел на корточки и полностью раскрыл рюкзак. Там находился карманный компьютер - компактный и удобный, его любимый инструмент для подобной работы. Батареи КПК были заряжены, и поскольку видеокамеры в приемной отсутствовали, Габриель мог быстренько сориентироваться на местности.
        Экран компьютера мигнул; информация на дисплее вызвала у Габриеля довольную улыбку. Отлично. Пробиться будет несложно. Слава богу, спортивных упражнений не понадобится. При выполнении предыдущего задания у него не осталось иного выбора, кроме как совершить банальный «взлом и проникновение». Чтобы обойти навороченные охранные устройства и попасть в закрытую зону доступа, ему пришлось ползать по натяжным потолкам, пробираться через паутину телефонных проводов, кондиционеры и пожарные спринклеры. На этот раз, образно выражаясь, он снимет всю информацию «с воздуха».
        Дверь открылась - вернулась секретарша. Габриель поднялся и спокойно закрыл рюкзак.
        - Да, - кивнула девушка. - Можете оставить бандероль здесь, мы сами ее перешлем.
        - Видите ли… - Габриель с сожалением покачал головой и закинул сумку за спину, - похоже, мне все-таки придется тащиться в Кройдон. Я только что разговаривал с шефом… - он указал на мобильный телефон, закрепленный на поясе, - и тот сказал, что мистер Пик должен лично расписаться в получении. Извините за беспокойство.
        Девушка с досадой вздохнула. Габриель видел, что она уже потеряла к нему интерес.
        - Будьте любезны, закройте за собой дверь.
        На выходе он обернулся. Визит получился коротким. От силы десять минут, и какая удача. Кроме всего прочего, сюда стоило заглянуть уже ради того, чтобы увидеть эти губки. Габриель позабавится, описывая их Исидору.

* * *
        Оказавшись на улице, он достал мобильный телефон и кнопкой быстрого набора вызвал номер Исидора. Приятель не снимал трубку, но это отнюдь не значило, что его нет дома. Сработал автоответчик, и в следующие несколько минут Габриелю пришлось выслушать новейший вариант уведомительной информации. Будет очень смешно, решил Исидор, если он запишет на автоответчик библейские стихи из тех, что пострашнее - о муках покаяния и вечном проклятье, - а только после этого предложит звонящему оставить сообщение. С трудом сдерживая нетерпение, Габриель дождался гудка.
        - Исидор, возьми трубку. Сейчас же.
        Щелчок.
        - А, Габриель. Здорово, брат. Где зависаешь?
        Габриель вздохнул. Исидор обучался в Итоне и Кембридже, но испытывал необъяснимое пристрастие к уличному рэпу и время от времени уснащал свою речь словечками из лексикона обитателей американских черных кварталов, правда переиначенными на свой лад. Поскольку акцент неизбежно выдавал принадлежность Исидора к верхним слоям общества, эффект получался, мягко говоря, неожиданный.
        - Я еще в Сити. Представляешь, у них блютус.
        Исидор хихикнул.
        - Че, правда? Ну, мы ведь крутые парни. Как следует работнули, заслужили передых. Встречаемся у меня?
        - Уже еду.
        Габриель закрыл телефон и невольно улыбнулся. С этим заданием они справятся играючи.
        По данным, которые выдал его КПК, компания «Питтипэтс» использовала технологию беспроводной связи. Что ж, вполне на уровне. Беспроводная связь предназначена для обеспечения комфортной рабочей среды, когда компьютеры взаимодействуют между собой без жуткого количества перепутанных кабелей. Есть лишь одна маленькая проблема: при использовании этой технологии излучение работающей радиоэлектронной аппаратуры можно легко перехватить, было бы нужное оборудование. И уж конечно, у них с Исидором такое оборудование имеется.
        Габриель отстегнул велосипед от ограждения и снял очки в черной оправе, заменив их на пару светоотражающих «рэй-бэнов». Жгучая жара понемногу начала спадать, но припекало еще изрядно. Габриель бросил взгляд на часы: половина пятого. До Исидора он доберется минут через двадцать, не раньше.
        Исидор жил возле Смитфилдского мясного рынка, и это соседство ему очень нравилось, чего Габриель совершенно не понимал. Окровавленные туши слишком напоминали жутковатые изображения «ада на земле» в духе Фрэнсиса Бэкона. Мясом на Смитфилдском рынке торговали вот уже восемь веков, и почти четыре столетия рыночная площадь служила местом, где ведьм, еретиков и изменников сжигали на кострах или заживо варили в кипятке подобно кускам мяса, - вероятно, еще одна причина, по которой Габриель оставался равнодушен к великолепной архитектуре рынка с его изящными резными сводами, величественными арками и колонами.
        Исидор жил в тесном одноквартирном домике, зажатом между двумя заброшенными строениями; окна в обоих были заколочены. Жилье, однако, имело явное преимущество: полное отсутствие соседей. Музыку Исидор предпочитал включать на всю громкость.
        Взбираясь по невысоким ступеням к парадной двери, Габриель слышал, как за окнами с двойным остеклением ухают басы. Хорошо, что у него есть свой ключ - внутри стоит такой грохот, что звонить в дверь бессмысленно. Габриель вставил ключ в замок и приготовился к мощному напору звука.
        Дело обстояло еще хуже, чем он предполагал. Пагубным пристрастием Исидора был рэп, но сегодня, кажется, приятель впал в ностальгию. «Блюдом дня» на сей раз он избрал стареньких «Ганз'н'роузез». «Добро пожаловать в джунгли!» - самозабвенно вопил Аксель Роуз. Зажав уши ладонями, Габриель в несколько прыжков одолел лестницу и вбежал в распахнутую дверь; не останавливаясь, подлетел к мебельной стенке и с силой нажал на кнопку питания лазерного проигрывателя. Комнату накрыла внезапная тишина.
        Габриель обернулся. Перед ним на вращающемся стуле сидел молодой человек. Его светлые волосы неряшливо спадали на лоб, на лице застыло выражение трагического изумления. Фрэнсис Джеймс Кавендиш, также известный как Исидор, взял свой псевдоним в честь Джека Исидора, странноватого персонажа Филипа Дика из романа
«Исповедь недоумка». Вымышленный Исидор считал, что земля плоская, а солнечный свет имеет вес; реальный Исидор запросто мог выдать теорию и почуднее.
        Сейчас он сложил руки, изображая покорность. На длинных пальцах были заметны мозоли от постоянного стучания по клавиатуре.
        - Хай, брат. В чем твоя проблема?
        - Не хочу оглохнуть, вот в чем. Черт…
        Габриель обвел взглядом комнату. Все свободное пространство, не занятое системными блоками, мониторами, клавиатурами, техническими справочниками, проводами и прочим компьютерным хламом, было завалено коробками из-под пиццы, шоколадными обертками, пустыми алюминиевыми банками и жирными пакетами от жареной картошки.
        - Слушай, тут воняет. Ты вполне укладываешься в рамки шаблона. Твоя квартира - типичная берлога хакера. Будь хоть чуть-чуть пооригинальней, а?
        Исидор изобразил страшную обиду.
        - Вроде тебя? Разъезжать на «ягуаре» и слушать Шопена? Да-а, оригинальней некуда. Того и гляди, начнешь курить сигары. Только через пять лет ты все еще будешь платить по закладным за свою модную квартирку, а я - наслаждаться солнцем и потягивать май-тай.
        Габриель знал, что Исидор намеревался через пять лет улететь на Гавайи и провести остаток дней, катаясь на доске по волнам Банзай-бич. План был отменный, за исключением одной детали: Исидор ни разу в жизни не вставал на серферскую доску, да и мысль о том, что он навсегда оторвется от клавиатуры и дисплея ради солнца и моря, представлялась нелепой. Тем не менее Исидор обожал фильм «На гребне волны», а герой в исполнении Патрика Суэйзи был его кумиром.

* * *
        Габриель вздохнул. Исидор, конечно, засранец, но в то же время - гений. Никто не может взломать компьютерную программу быстрей и элегантней, чем он.
        - Ладно. - Габриель отодвинул в сторону пару пустых пивных бутылок и присел на краешек кресла с обивкой из тыквенно-рыжего велюра. - Поехали. Разнюхать, что и как в самом офисе, мне не удалось, но ясно одно: в «Питтипэтс» применяют беспроводную связь. Вероятно, из-за того, что их здание включено в перечень архитектурного наследия, им запрещается тянуть провода или что-либо менять в конструкции.
        - Ну разве не прелесть все эти разрешения на планировочные работы! - одобрительно кивнул Исидор. - А как насчет шифрования? Протокол защиты WEP?
        - Да. Похоже, их технический директор предпринял кое-какие шаги.
        Исидор что-то буркнул, но, как Габриель и ожидал, полученные сведения друга ничуть не смутили.
        Протокол WEP - ерунда, любой дурак может взломать его с помощью общедоступного софта. Что касается Исидора, то, во-первых, он не обижен мозгами, а во-вторых, как правило, использует программное обеспечение собственной разработки.
        Поразительно, думал Габриель, как небрежно некоторые фирмы относятся к защите своих данных. Компании, работающие в сфере высоких или биологических технологий, проявляли хоть какую-то бдительность, но в целом редко кто запускал сетевой сканер или хотя бы периодически проверял целостность системных файлов. Более того, в случае применения беспроводной связи фирмы даже не удосуживались активизировать WEP - протокол шифрования данных.
        Итак, единственный способ защиты данных для «Питтипэтс» - обшивка офиса сталью, и кое-что Габриель уже знал наверняка: стальных стен в помещении нет. Значит, нужно лишь порыбачить в озерце радиоэлектронного излучения, выудить пароль - имя файла или название проекта, - и все, они с Исидором будут у цели.
        Габриель неожиданно зевнул. Впервые за весь день он ощутил усталость.
        - Мне пора, - сказал он, взглянув на часы. - Я хотел сегодня разработать план обследования, но, пожалуй, оставим это до следующего раза.
        - Предстоит важное свидание? - сардонически усмехнулся Исидор. - Все еще встречаешься с этой, как ее… Бетани?
        - Брайени. Нет, между нами все кончено.
        - Отшила тебя, да?
        - Можно и так сказать. Меня это здорово расстроило.
        - Не вешай мне лапшу на уши. Ты встречался с этой цыпочкой только ради того, чтобы поближе подобраться к ее подружке-блондинке, той, что мило шепелявила.
        - Да нет, - нахмурился Габриель. - Ну, может, поначалу так оно и было, - внес он поправку, - но потом все изменилось. Брайени разбила мне сердце.
        - У тебя нет сердца, старик.
        - А нужно ли оно вообще?
        - Большинству из нас без сердца не обойтись, братишка.
        - Ко мне это не относится. Для меня вполне достаточно сексапильности.
        - Катись отсюда, самодовольный ублюдок, - ухмыльнулся Исидор. - Мне тоже нужно подготовиться к свиданию.
        - Кто бы говорил, - расхохотался Габриель. - С оцифрованной красоткой из
«Смертельного сияния»?
        Он имел в виду интернет-сайт, на котором регулярно «зависал» Исидор, - многопользовательское сообщество в стиле «сюр». Там, в киберпространстве, выстроенном из одних лишь слов, Исидор превращался в средневекового рыцаря, который с жестоким удовольствием сносил головы злобным карликам и демонам. Исидор и куча других резидентов «Смертельного сияния», одинаково помешанных на плодах собственной фантазии, получали истинное наслаждение, поражая друг друга фантастической сообразительностью и демонстрируя виртуальную доблесть. Общение в
«реале» исключалось. Любовь, подвиги и приключения - только через посредство клавиатуры. М-да, печально…
        Габриель коротко махнул приятелю на прощание.
        - Желаю приятно провести время.
        - Как всегда, - хищно осклабился Исидор.
        На лестнице Габриеля накрыло волной мощного звука: Исидор опять врубил музыку. О господи! Белинда Карлайл…

* * *
        Вопреки предположениям Исидора сегодня романтическое свидание в планы Габриеля не входило. Воображение рисовало ему порцию старого доброго шотландского виски, ароматный бифштекс с кровью и приятное расслабление в ванне. Кстати, ванная комната, отделанная кедром, обошлась ему в кругленькую сумму.
        Поднявшись к себе, Габриель заметил мигающий огонек автоответчика, но к аппарату не подошел. Он повесил велосипед на стену, пересек огромную комнату, пол в которой был выложен прекрасным паркетом из древесины австралийского эвкалипта, и открыл раздвижную дверь, ведущую на узкий балкон. В здании бывшего склада, переделанного под жилой дом, квартира Габриеля была самой просторной, и балкон тянулся вдоль всего верхнего этажа. Дом стоял рядом с Тауэрским мостом, и вид на Темзу неизменно восхищал Габриеля.
        Он любил реку. Любил ее зимой, когда туман недвижно повисал над водной гладью и белой пеленой окутывал высокую пешеходную галерею и золоченые верхушки моста, превращая его в призрачный мираж. Любил Темзу летом, когда она текла лениво, словно толстая коричневая змея, и в воздухе стоял запах влажной земли.
        Квартира на верхнем этаже с ее живописными видами была не просто комфортабельным жильем, а воплощала собой все, чего Габриелю недоставало в детстве. Мрачные окрестности Бристоля, где он вырос, наводили на него тоску. Отец работал водителем-дальнобойщиком, мать - горничной в отеле; за небольшие деньги она перестилала постели и мыла туалеты. Блэкстоуны не голодали, но их жизнь была крайне безотрадной. В память Габриеля навсегда врезались воспоминания о доме, где он провел первые семнадцать лет: стены чуть толще бумаги, тесные комнатки, низкие потолки. Бесконечные австралийские сериалы на экране телевизора, запах макарон с сыром и потных шерстяных носков брата; мокрые материны колготки и лифчики, свисающие с кронштейна для душа. Отвратительное чувство клаустрофобии, постоянная нехватка воздуха.
        Отец и мать едва выносили друг друга, их отношения исчерпали себя в рутине серых будней. Одно из самых ранних воспоминаний Габриеля - вечная монотонная перебранка родителей, которую те вели с бессмысленным, упрямым остервенением; раздражающий белый шум. Они не были жестоки по отношению к детям, никогда их не били, проявляли должную заботу, однако особой любви к отпрыскам не испытывали и не желали тратить на сыновей лишнее время и силы.
        К двенадцати годам Габриель связался с компанией подростков, чье дерзкое поведение порой опасно граничило с открытым хулиганством. Эта дорожка неминуемо привела бы его к серьезным неприятностям, если бы не один из преподавателей, который сумел выбить для Габриеля социальную стипендию и устроил его в школу с ориентацией на упорный труд и высокие стандарты. Школа сгладила акцент Габриеля Блэкстоуна и дала ему отличную подготовку, благодаря чему он поступил в Оксфорд. За шесть месяцев до получения диплома он бросил университет. Этот поступок ошеломил его друзей, но Габриель не стал вдаваться в объяснения, а просто собрал вещи и уехал в Лондон, где стал вором.
        Каких-либо иллюзий относительно выбранного поля деятельности он никогда не питал. Способности к программированию Габриель обернул в выгодный преступный бизнес. Исидор, в свою очередь, придерживался романтизированного представления о хакерском ремесле, видя себя в роли благородного крестоносца на просторах киберпространства, где корпорации выступают алчными толстосумами, которые обирают простых людей и, следовательно, заслуживают возмездия.
        Несмотря на искреннюю привязанность к Исидору, Габриеля раздражал этот игрушечный либерализм. Кража есть кража, хоть в виртуальном пространстве, хоть
«в реале». Разница в способах действия не меняет самого принципа. Скачал из Интернета песню, защищенную авторским правом, и не заплатил? Считай, что ты зашел в музыкальный магазин «Тауэр рекордс», сгреб с полки компакт-диск и тайком сунул его в карман. Воруя у фирмы результаты исследований и продавая их конкурентам, ты крадешь средства, ассигнованные на развитие и научную работу; сводишь на нет многолетние усилия компании и подставляешь ее перед кредиторами. И если крупные корпорации еще способны пережить утечку информации, то для мелких фирм это зачастую грозит крахом.
        Итак, Габриель смотрел правде в глаза. Вот уже десять лет он зарабатывал - и весьма неплохо, - нелегально выкачивая результаты чужого труда.
        Он широко развел руки - от долгой езды на велосипеде затекла спина - и оперся ладонями о балконные перила. Здесь, между небом и землей, он испытывал чувство полного благополучия. Сумерки были его любимым временем суток. Город как бы сбрасывал пиджак и ослаблял тугой галстук напряженного дня. Габриель наслаждался этим ощущением. На другой стороне блестели огни, мягкое свечение уличных фонарей отражалось в темной воде, которая с тихим шелестом ударялась о топкий берег.
        Он покинул балкон и вернулся в комнату. Его внимание опять привлек мигающий сигнал автоответчика. Несколько мгновений Габриель боролся с искушением не прокручивать пленку до утра - в конце концов, был вечер пятницы, - затем все же подошел к телефону и нажал кнопку воспроизведения.
        Голос оказался незнакомым. Мужской, довольно высокий, с четкой, выверенной интонацией. Сообщение вполне безобидное: приглашение позавтракать в понедельник утром и обсудить «взаимовыгодное деловое предложение». Звонивший не назвал свою фамилию, представился просто Уильямом и уточнил, что будет ждать Габриеля в самой дальней от входа кабинке.
        В том, что мужчина не пожелал назваться, не было ничего странного. Потенциальные клиенты, как правило, стеснялись, по крайней мере поначалу - и это понятно, учитывая вид услуг, которые они надеялись получить. Совершенно обычное сообщение; Габриель не услышал ничего такого, что заставило бы его внутренне насторожиться.
        Месяцы спустя он снова и снова мысленно возвращался к моменту, когда, стоя посреди своей великолепной квартиры, держал палец над кнопкой автоответчика, а за окном сгущались сумерки и ветерок доносил голоса и смех, смешанные с запахом шашлыков из закусочной на углу. Этот миг останется в его памяти, застынет вне времени, и Габриель будет вспоминать его, отчаянно пытаясь нащупать в прошлом предвестие того, что отныне жизнь изменится навсегда. Может быть, в тот теплый летний вечер, когда Габриель чувствовал себя абсолютным хозяином судьбы, он упустил некий знак? Нет, он ведь должен был почувствовать. Должен был уловить посланное ему свыше предзнаменование.

…Габриель рассеянно отпустил кнопку, поставив себе на заметку в понедельник встать пораньше, чтобы вовремя попасть на Пикадилли и не опоздать на встречу с новым, пока неизвестным заказчиком.
        Когда он двинулся на кухню, фальшиво насвистывая себе под нос, резкий порыв холодного ветра вздыбил одну из шелковых стенных драпировок. В багряном небе медленно всходила полная луна.

20 МАЯ
        Следуй единственно верным путем.
        М. возводит новую дверь. Ключ выйдет длинным - с женскую руку - и будет сделан из серебра. Она так лихорадочно спешит, что я начинаю беспокоиться. Впрочем, надо признать, дверь выглядит изумительно.
        На другой стороне будет окно. Небо за окном всегда будет оставаться темным, а стекла - схвачены морозцем.
        Кого она поселит там, между окном и дверью? Печального лицедея с камнем на сердце и невидящими зрачками, которые постоянно вращаются, вращаются в глазницах…
        Я должна размышлять о своем истинном имени.
        ГЛАВА 2
        От этого человека веяло богатством. Благодаря чему создавалось такое впечатление, Габриель определить не мог, но ауру финансового благосостояния почуял безошибочно. Строгий, консервативный вид: темно-синий костюм, белоснежная рубашка и бледно-голубой галстук в мелкий желтый цветочек; на ногах - черные спортивные туфли. Ощущение, что перед тобой успешный бизнесмен, возникало даже не из-за одежды - хотя покрой костюма, само собой, был безупречен, - здесь играло роль нечто иное. Голубая кровь и деньги. Мощное сочетание, признак столь же различительный, как запах.
        Богатые аристократы привыкли к тому, что все делается в соответствии с их желаниями. С ними не спорят, их слову внимают, им, как правило, прощают даже дурные манеры или ошибки в суждениях. Их шуткам всегда смеются. Это счастливое состояние - разумеется, счастливое для самих любимцев фортуны, а не для тех, кто перед ними заискивает, - наделяет их необъяснимым качеством, которое точнее всего можно описать как неомраченную уверенность в себе. Мужчина в дальней от входа кабинке явно обладал этим качеством.
        Еще у него были выцветшие голубые глаза и пронзительный взгляд.
        - Уильям?
        Габриель протянул руку.
        Голубые глаза внимательно изучали его. Мужчина словно бы оценивал ситуацию и пытался принять внутреннее решение. Затем с достоинством подал руку и пожал ладонь Габриеля - крепко, но без излишней демонстрации силы.
        - Спасибо, что пришли. Присаживайтесь.
        Габриель скользнул на сиденье. В кабинку зашла официантка.
        - Кофе? - скорбно улыбнувшись, осведомилась она.
        - Да, и яйца-пашот с тостами. Три яйца, и, пожалуйста, проследите, чтобы белок хорошо схватился.
        Визави Габриеля сделал отрицательный жест.
        - Ничего не нужно, благодарю.
        Вблизи этот человек выглядел заметно старше, чем казалось издали. Двигался он легко, без усилий, но кожа вокруг рта была испещрена тонкими морщинками. Мужчина отличался сильной худобой.
        Габриель посмотрел ему прямо в лицо и улыбнулся.
        - Позвольте сперва изложить мои основные правила. Насколько я понял, у вас есть проблема, связанная со сбором информации, и вы считаете, что я могу ее решить. Вероятно, да, могу. Но прежде вы должны назвать свою фамилию. Я предпочитаю знать, с кем работаю. Затем, собственно, мы и перейдем к делу.
        Габриель завершил свою маленькую тираду еще одной улыбкой, призванной смягчить жесткость фраз. Всегда лучше сразу внести ясность. Иногда потенциальные заказчики начинали ходить вокруг да около, не решаясь прямо изложить суть проблемы, что очень утомляло Габриеля.
        - Как вам будет угодно, - любезно сказал мужчина. - Меня зовут Уильям Уиттингтон.
        Габриель не ошибся насчет ауры. Значит, Уильям Уиттингтон. Вот так так! Инвестиционный банкир и благотворитель, сумевший значительно увеличить и без того огромное состояние, унаследованное от деда. Блестящий стратег и, кажется, немного отшельник. Очень интересно. С другой стороны, непонятно, с какой стати Уильяму Уиттингтону лично встречаться с ним? Игроки такого уровня - исполнительные директора, вице-президенты и другие лица, входящие в состав высшего руководства, как правило, не снисходили до общения с Габриелем. Обычно его клиенты принадлежали к низшим звеньям пищевой цепочки. Мистер Уиттингтон серьезно рисковал репутацией. Уильям слабо улыбнулся.
        - Конечно же, вы правы. Да, у меня есть проблема, и я действительно хотел бы воспользоваться вашими особыми талантами. Правда, несколько в другом плане.
        На мгновение у Габриеля промелькнуло неприятное чувство, что Уиттингтон над ним издевается. Прежде чем он успел ответить, официантка снова зашла в кабинку и швырнула на стол белую тарелку с оббитыми краями.
        - Яйца-пашот.
        - Спасибо, - кивнул Габриель и посмотрел на Уиттингтона. - Вы точно не хотите перекусить?
        Тот покачал головой, глядя на тарелку со смесью удивления и благоговейного ужаса.
        - Мне нельзя. Пожалуйста, продолжим.
        Яйца приготовили именно так, как нравилось Габриелю. Прожевав кусочек, он поднял глаза.
        - О чем мы говорили?
        - Габриель, у вас есть дети? Это что-то новенькое.
        - Нет.
        - У меня есть сын. - Уиттингтон внезапно напрягся, в глазах не осталось и тени оживления. - Его зовут Роберт, Роберт Уиттингтон. Ему двадцать один год. - Пауза. - Он пропал.
        - Пропал?
        - Исчез девять месяцев назад. Я хочу, чтобы вы его нашли.
        Габриель опустил вилку.
        - Боюсь, вам неправильно охарактеризовали сферу моей деятельности. Я работаю с информацией. Я не частный сыщик и не занимаюсь поиском пропавших людей.
        - Раньше занимались. - Долгая пауза. - В «Глазе бури».
        На миг Габриелю показалось, что из кабинки выкачали весь воздух. Он попытался придать лицу спокойное выражение, стереть отразившийся на нем шок. Габриель сосредоточил внимание на мухе, которая неторопливо ползла по краю пластиковой крышки стола. Стояла теплая погода, мух в городе развелось видимо-невидимо.
        - Габриель?
        Уиттингтон испытующе глядел на него.
        - Ничем не могу помочь. - Он сделал глубокий вдох и аккуратно вытер рот бумажной салфеткой. - Сделка не состоится. Сочувствую по поводу сына, но вам следует обратиться в полицию, а не ко мне.
        Он старался говорить спокойно.
        - Вам не интересно, откуда я узнал про «Глаз бури»?
        - В общем, нет.
        Муха перелетела в соседнюю кабинку и уселась на сахарницу.
        - Мне рассказала Сесилия.
        Габриель, уже потихоньку начавший сползать со стула, замер.
        - Сесилия? Сесилия Фрэнк?
        - Да.
        - Но Фрэнки сейчас в Штатах.
        - Нет, - покачал головой Уиттингтон. - Последние два года она живет в Лондоне.
        - Вы ошибаетесь. Она ни за что бы сюда не вернулась.
        - Вернулась, - грустно улыбнулся Уиттингтон. - Я точно знаю. Видите ли, два года назад она вышла замуж. Сесилия - моя жена.
        ГЛАВА 3
        - Зовите меня Фрэнки, - попросила она, едва они представились друг другу. - Меня все так зовут. Сесилия - это в честь бабушки. Честно говоря, я никогда ее не любила. Противная была старуха.
        Она обворожительно улыбнулась, и Габриель невольно расплылся в ответной улыбке.
        Отнюдь не красавица, Сесилия Фрэнк тем не менее была невероятно привлекательна. Узкое лицо, светло-каштановые волосы, образующие на лбу острый мысок, безупречная кожа, прелестные губы и на удивление проницательный взор. Голос у нее был низкий, но мелодичный; гул британской речи в комнате подчеркивал американский акцент Фрэнки.
        Габриель огляделся по сторонам. В большой старомодной гостиной оксфордского дома Александра Маллинза собралось, должно быть, человек сорок. Гостиная своим видом напоминала уставшую пожилую даму: пыльные ковры цвета мха, абажуры, украшенные бахромой, фарфоровые безделушки. Гости потягивали тепловатое вино, закусывая его жестким, как резина, сыром, и представляли собой весьма разношерстную компанию. Надписи на именных табличках свидетельствовали о том, что эти люди принадлежат к разным слоям общества и съехались сюда со всех концов страны. Фрэнки, очевидно, была американкой, хотя на табличке значилось только, что она студентка. Как и Габриель. Возможно, именно поэтому они инстинктивно потянулись друг к другу. Присутствующих в гостиной связывало одно: все они отозвались на определенное рекламное объявление, напечатанное в одной из общенациональных газет.
        - Что скажете?
        Фрэнки смотрела туда же, куда и Габриель: в углу комнаты высокий худощавый мужчина, обладатель выразительного орлиного носа, беседовал с женщиной, на лице которой был написан восторженный энтузиазм.
        - О Маллинзе? Пока рано судить, - пожал плечами Габриель.
        - Я почему-то представляла его совсем другим, - с сомнением в голосе призналась Фрэнки.
        - В остроконечной шляпе и с хрустальным шаром?
        Фрэнки удрученно улыбнулась.
        - По крайней мере, я рассчитывала увидеть более яркого человека. Надеюсь, вы понимаете, о чем я.
        - Маллинз - ученый, а ученые, как правило, не обязаны отличаться экзотическим видом.
        И Габриель понимал, что она имеет в виду. Учитывая причину сегодняшнего сбора, ожидание некоей театральности в облике устроителя было вполне простительно. Правда, следовало признать, что Маллинз не тот человек, которого можно пропустить в толпе. Взгляд холодных глаз за стеклами нелепых продолговатых очков был острее лазерного луча. Его репутация также внушала уважение.
        Александр Маллинз был выдающимся нейропсихологом с тридцатилетним стажем научной работы в области статистических методов и когнитивных процессов, однако его истинная страсть заключалась в изучении необычных психических явлений. «Глаз бури» - вот зачем он собрал здесь эту пеструю публику.
        - Можно задать вам вопрос?
        - Пожалуйста.
        Габриель выжидающе посмотрел на собеседницу.
        - Вам не кажется… - Фрэнки смутилась и покраснела. - Вы не чувствуете себя немного глупо? По-моему, все это выглядит слегка… того…
        Габриель улыбнулся, но не успел ответить, так как в этот момент Александр Маллинз постучал вилкой о ножку винного бокала, требуя тишины. Гул стих, взоры обратились на хозяина.
        - Добрый вечер. Я очень рад видеть вас у себя. - Несмотря на теплые слова, голос Маллинза звучал сухо. - Тот факт, что вы отозвались на мое объявление, означает, что все вы подозреваете наличие у себя скрытых способностей - редкого дара. Сегодня мы сделаем первый шаг, чтобы проверить, так ли это. - Холодная улыбка. - Успеха добьется не каждый, но тот, кто пройдет весь путь, получит возможность испытать удивительные приключения…

* * *
        В итоге из сорока семи человек, собравшихся в тот вечер у Маллинза, испытание выдержали только трое - Габриель, Фрэнки и Норман, водопроводчик средних лет. Через шесть месяцев они получили приглашение вступить в «Глаз бури» - организацию, связанную с исследованиями в области психики.

«Глаз бури» являл собой британский аналог американского проекта под названием
«Звездные врата». Развернутая Министерством обороны Соединенных Штатов программа ставила целью изучение и применение на практике телепатических способностей и ясновидения, позже названного дистанционным видением.
        Термин «дистанционное видение» был выбран именно в силу своей нейтральности. Его ввели в употребление физики Стэнфордского института Гарольд Путхофф и Рассел Тарг, которые стояли у истоков проекта. Маллинз объяснил слушателям, что такие полезные определения, как «телепатия» и «ясновидение», к сожалению, уже давно присвоены шарлатанами, поэтому потребовался новый термин, еще не затасканный жуликами, которые рекламируют свои достижения в парапсихологии.
        Габриель поднял руку.
        - Вам могут возразить, что парапсихология - область, в которой подвизаются исключительно мошенники.
        Холодные глаза Маллинза блеснули из-за очков.
        - Мистер… Блэкстоун, кажется, так? Если вы не верите в парапсихологию, зачем пришли сюда? - Не дав Габриелю возможности ответить, он продолжил: - Уверяю вас, что исследования глубин человеческого сознания по программе «Звездные врата» проводились на базе строгих научных методов. «Глаз бури» полностью следует этим методикам. - Маллинз закончил обращение к Габриелю и обвел взглядом слушателей.
        - Буду предельно откровенен, - твердо произнес он, - работа в нашей организации ведется в крайне жестких рамках. Это не клуб дилетантов, которые пытаются доказать существование лох-несского чудовища или зеленых человечков с инопланетных тарелок.
        Хотя «Глаз бури» во многом действует по образу и подобию американской программы, уточнил Маллинз, между ними есть серьезная разница.

«Звездные врата» финансировались из федерального бюджета вплоть до самого закрытия проекта в девяностые годы. В отличие от своего американского предшественника «Глаз бури» не имеет государственной поддержки. Британской организации приходится рассчитывать лишь на гонорары, полученные от частных клиентов, и, - добавил Маллинз с извиняющейся улыбкой, - на немалое состояние, унаследованное ее основателем. Однако методология в обеих научных группах практически одинакова. Как и в «Звездных вратах», вся исследовательская работа в
«Глазе бури» четко ориентируется на применение в реальной жизни, деятельность обеих организаций отнюдь не сводится к сухой теории, все изыскания связаны с решением серьезных, вполне земных проблем.
        Крупным успехом американского проекта был признан розыск судов, нелегально перевозивших наркотики. Работая совместно со службой Береговой охраны, участники
«Звездных врат» использовали ясновидение для «вычисления» подозрительных судов, и в некоторых случаях им даже удавалось описать точное местонахождение тайников с наркотиками. Другим достижением считалось содействие военным летчикам в поисках утонувшего советского самолета в Африке. Один из дальновидящих сумел указать место падения самолета с погрешностью менее чем в три мили.
        Клиентами британской группы, напротив, были не государственные органы, а частные лица, которые приходили за помощью в «Глаз бури», когда более традиционные способы - обращение в полицию или к частным сыщикам - не давали результатов. Члены «Глаза бури» неоднократно возвращали владельцам украденные предметы искусства и утерянные фамильные ценности, а также участвовали в миссиях по розыску и спасению людей - пропавших или похищенных.
        Именно это и привлекало Фрэнки: человеческий фактор. «Только представь, Габриель, как это, должно быть, ужасно - не знать, жив ли близкий тебе человек. Разве не здорово, что мы можем вернуть людям душевный покой?» - говорила она.
        Габриель соглашался, но в глубине души сознавал, что для него интерес заключается совсем в другом. Он считал дистанционное видение мощной силой и упивался возможностью тренировать и развивать способность, вживленную в его мозг, точно электрод. Он видел в этом азартную игру, Фрэнки - свое призвание.
        Ах, Фрэнки, Фрэнки. Обладательница восхитительных губ и блестящего ума. Из-за страха темноты Фрэнки не выключала на ночь лампу, но при этом не задумываясь могла встать на защиту незнакомого старика от уличных хулиганов. Фрэнки - воплощение чистоты, радости и безмятежного покоя. В тот вечер у Маллинза они с первого взгляда понравились друг другу. Между ними сразу возникла привязанность
        - глубокая, сильная, ничем не омрачаемая. Очень скоро эта привязанность переросла в любовь.
        Их отношения развивались ровно, без скачков напряжения и порывов страсти, характерных для первой влюбленности. Любовь не поразила их, как гром с ясного неба; скорее крепкая искренняя дружба постепенно перешла на более интимный уровень. Университетские друзья и подруги бросались от одного пылкого увлечения к другому, испытывали границы своих возможностей, пробовали то так, то эдак. Габриель и Фрэнки строили отношения по-другому. Их связь была на удивление зрелой, учитывая, что на момент знакомства обоим едва исполнилось по восемнадцать лет.
        И все-таки, пожалуй, в конечном итоге их подвела именно молодость. Будь Габриель и Фрэнки постарше, они бы гораздо легче перенесли участие в проекте. Их не разбросало бы этим вихрем, и они бы вышли из него без гнева или, того хуже, без опустошающего чувства разочарования друг в друге, которым все и закончилось.

«Глаз бури» развел их в стороны, но в то же время соединил нерушимыми узами и, кроме того, создал благоприятные условия для проявления необычного и таинственного таланта, которым Бог наградил обоих.
        Дистанционное видение. Внутреннее зрение. Дар. Сияние. Разница в названиях не меняла сути феномена. Габриель ощущал его с детских лет: едва уловимый, мимолетный выход в собственное подсознание. На первых порах он не мог объяснить
        - ни себе, ни остальным, - что же это такое. Только в «Глазе бури» его познакомили с концепцией пси-пространства - туманного информационного поля, в котором аккумулированы чувства и знания множества разумов. Габриелю объяснили, что в силу повышенной психической сенситивности он уже обладает собственной высокоразвитой нейрофизиологической структурой, что позволяет ему входить в пси-пространство и вливать свои мысли в общий поток информации, порождаемой разумом других людей. При должной тренировке он сможет настраиваться на резонансную частоту чужих мыслей, почти не напрягаясь.
        Разумеется, в детстве Габриель не мог описать, что с ним происходит, и знал лишь о своей непонятной способности находить пропавшие предметы, как бы «видеть», где они лежат. Специально он никогда не упражнялся, да и семья не поощряла его развивать это дарование. Пару-тройку раз, когда Габриель приносил вещи, которые считались в доме утерянными, мать относилась к его находкам с подозрением и обвиняла сына в том, что он сам же их и прятал, дабы привлечь к себе внимание. После того как старший брат Джек поколотил Габриеля, когда тот нечаянно выдал его тайник, парнишка твердо решил, что исследовать глубину своего «таланта» больше не намерен. Окружающие, по всей видимости, подобным даром наделены не были, и это заставляло Габриеля чувствовать себя не таким, как все. А кому, скажите на милость, в подростковом возрасте понравится ощущать себя белой вороной?
        Возможно, надеялся Габриель, если не обращать внимания на свою странную способность, она исчезнет сама по себе. Годам к семнадцати он пришел к выводу, что игнорирование «таланта» не срабатывает и ему придется мыкаться с ним до конца жизни. Осознание этого факта привело Габриеля в «Глаз бури», к Александру Маллинзу.
        Александр Бенедикт Маллинз. Имя звучало грозно, его обладатель выглядел так же. В течение трех лет Маллинз был ментором и вторым отцом Габриеля, хотя отношение учителя к ученику даже отдаленно не напоминало отеческое. Маллинз не имел склонности чрезмерно хвалить своих подопечных и вообще проявлять какое бы то ни было дружелюбие, однако пользовался бесспорным авторитетом и уважением со стороны дальновидящих. Наряду с другими участниками проекта Габриель отчаянно старался заслужить одобрение наставника, хотя никогда бы в этом и не сознался. Для него не было секретом, что преподаватель считает его надменным гордецом.
«Помните, - предостерегал Маллинз, - никогда не влюбляйтесь в свой дар; не позволяйте ему ослепить вас. Это всего лишь способность, такая же, как абсолютный слух или широкоугольное зрение. Психическая сенситивность широко распространена среди населения. Нюх полицейского, женская интуиция - повседневные проявления скрытых парапсихических возможностей. Действительно, лишь малое количество людей одарено по-настоящему, и вы - среди них. Но дистанционное видение нельзя ставить себе в заслугу, вы не сделали ничего, чтобы получить эту способность, а просто родились с ней».
        Несмотря на определенные трения между учителем и учеником, они не могли обойтись друг без друга. Габриелю требовалась помощь наставника, чтобы обуздать и дисциплинировать свое абсолютно непредсказуемое дарование. Маллинз же, хоть и питал сомнения насчет заносчивого студента, искренне радовался высокому уровню, который Габриель неизменно демонстрировал в продолжение первого года обучения. За все время исследовательской работы Маллинз не встречал среди своих подопечных второго такого, кто бы так стабильно продвигался вперед.
        Особый интерес Маллинза вызывала многосторонность Габриеля. Большинство дальновидящих выбирали индивидуальный способ познавательного процесса и пользовались почти исключительно им. Одни добивались заметных результатов в бодрствующем состоянии, психические способности других обострялись только во сне
        - естественном или гипнотическом, третьим для выполнения задачи требовалась глубокая медитация. Некоторым лучше удавалось «видеть» и затем описывать объекты на местности, предметы и геометрические формы, кто-то легче справлялся с более личными формами - мыслями и чувствами. Габриель, однако, не проявлял особых предпочтений и одинаково легко работал как в визуальном, так и в эмоциональном аспекте.
        После целого года специальных тренировок - «пристальный взгляд», «двойной слепой поиск», «работа сновидения», «фильтрование» и т. п. - Габриель на две головы превосходил своих товарищей. К этому времени он уже начал проявлять нетерпение, мечтая заняться настоящим делом, и не воспринимал всерьез предупреждения наставника.
        - Какого черта он выжидает? - жаловался Габриель Фрэнки. - Тебя уже взяли в команду, а я - прости, милая, если покажусь тщеславным, - справляюсь лучше, чем ты.
        - Ну спасибо.
        - Брось, Фрэнки. Сама знаешь, я слишком тебя люблю, чтобы выделываться перед тобой.
        - Ладно, - вздохнула Фрэнки, - попробую уговорить Александра привлечь тебя к работе.
        - Вот-вот, - горячо подхватил Габриель. - Старик явно к тебе неравнодушен. Одари его обольстительной улыбкой и как следует похлопай ресницами.
        - Знаешь, Габриель, - с нажимом произнесла Фрэнки, - иногда ты ведешь себя как полный осел.
        Фрэнки на самом деле сумела убедить Маллинза подключить Габриеля к участию в нескольких второстепенных делах, таких как поиск украденной скульптуры коня эпохи китайской династии Тан и возвращение потерянной рукописи. В другой раз Габриель вместе с Фрэнки и еще одним опытным членом организации установили, где скрывается преступная группа интернет-мошенников.
        Конечно, не всегда все удавалось. Дистанционное видение представляло собой стихийную энергию, управлять которой было все равно что перевязывать ниткой смерч. Точные данные - например, название улицы и номер дома - не открывались легко, как страницы телефонного справочника. Более того, сам процесс дистанционного видения подчас доставлял серьезный дискомфорт. У посвященных это называлось совершить или выйти в «скачок», и такой «скачок» нередко выносил видящего в чужое мыслительное пространство - далеко не всегда уютное и теплое место.
        Однако Габриель отнюдь не примерял на себя шаблонный образ мученика-экстрасенса, добровольную жертву своего темного дара. Он был не жертвой, а воином. Помимо прочего, экстаз успеха быстро вызвал у Габриеля привыкание. Мощный прилив гордости и самодовольства, сопровождавший каждый удачный «скачок», стал его наркотиком.
        В определенной степени он вел жизнь шизофреника. С одной стороны - Оксфорд, друзья, преподаватели, ночные бдения в библиотеке, контрольные работы, групповая зубрежка, «гонки на выживание» в пабе; с другой стороны - «Глаз бури». Единственным связующим звеном между мирами была Сесилия Фрэнк. То обстоятельство, что они оба вели, так сказать, двойное существование, естественным образом упрочило их связь. Это было потрясающее время. А затем свалилось дело Мелиссы Картрайт.
        Через шесть недель Габриель покинул «Глаз бури», бросил университет и уехал в Лондон, чтобы начать с чистого листа.

28 МАЯ
        Прошлой ночью мне снился Р. Он улыбался и протягивал ко мне руки. Мысль о том, что я больше никогда не увижу его чарующую ангельскую улыбку, причиняет такую боль, что мне иногда кажется, будто мой разум вот-вот взорвется.
        Я начинаю раздражать М. Она считает, что я цепляюсь за прошлое,
«погрязла во вчерашнем дне», как она это называет. Она хочет, чтобы мы нашли нового участника игры. Может быть, она права: работа важнее всего. Нужно продолжать. Но мое сердце разбито. Где нам найти кого-то, похожего на моего милого мальчика? Того, кто стремился бы к новым приключениям, а не к собственному удобству. Искателя. Посвященного. Независимого духом.
        Как бы то ни было, на прошлой неделе мы закончили еще одну комнату. В ней будет жить человек с головой павиана, Тот - бог письменности и магии, покровитель алхимии, арифметики и астрологии.
        Я должна размышлять о своем истинном имени.
        ГЛАВА 4
        Габриель знал, кто стоит за дверью. Ее появления он ожидал уже три дня, с тех самых пор, как поговорил с Уиттингтоном. И все равно оказался совершенно не готов к встрече. Тринадцать лет - долгий срок по любым меркам.
        Она опять нажала кнопку звонка.
        Габриель открыл дверь и сразу уловил аромат духов - жасмин, корица и нотка незнакомого экзотического цветка. Ее вкусы изменились. Раньше она предпочитала более легкие, древесные запахи. Зато глаза остались прежними - ясные, серые, брови вразлет, словно крылья птицы. Сесилия Фрэнк… Нет, не Фрэнк. Уиттингтон. Миссис Уильям Уиттингтон Третий, если быть точным.
        - Габриель…
        Она нерешительно улыбнулась. Он подумал, что сейчас последует рукопожатие, но Фрэнки наклонилась и едва уловимо скользнула губами по его щеке…
        - Ты не пригласишь меня внутрь?
        Она снова улыбнулась, уже увереннее, хотя в глазах все еще сквозила настороженность.
        Габриель отступил назад и распахнул дверь. Фрэнки вошла в квартиру вслед за ним.
        - Ого… - В ее голосе звучало удивление. Гостья огляделась, оценивая размеры просторного помещения и вид из окон - цепочку огней, мерцающих на горизонте. - У тебя мило.
        - Спасибо. Давай плащ.
        Она обернулась и легким движением стряхнула плащ с плеч. Послышался шорох дорогой материи. Несмотря на внешнюю простоту платья, надетого на Фрэнки, было видно, что над фасоном и кроем потрудился искусный модельер.
        - Располагайся.
        Габриель жестом указал на диван.
        Фрэнки присела на самый краешек, но затем, осознав, что выглядит слишком напряженно, устроилась поудобнее.
        - Выпьешь чего-нибудь?
        - Херес. Если есть.
        Габриель подошел к бару, достал бокал и бутылку выдержанного амонтильядо. Еще одна перемена. Раньше Фрэнки не употребляла спиртного. Разумеется, новый стиль жизни со всеми его атрибутами - гламурными вечеринками и вращением в светских кругах - потребовал перехода к напиткам более изысканным, нежели апельсиновый сок.
        Фрэнки взяла бокал, и Габриель заметил, что она не носит колец. Мягкий свет торшера золотил ее каштановые волосы. Габриель уселся в глубокое кожаное кресло, стоявшее за пределами освещенного круга.
        Слегка сдвинув брови, Фрэнки неподвижно глядела на янтарную жидкость в бокале. Наблюдая за ней, Габриель удивился собственной отстраненности. В конце концов, он любил эту женщину. Более того, она была его первой любовью, и поскольку это чувство считается самым сильным и незабываемым, сейчас Габриелю полагалось испытывать хоть какие-то эмоции, по меньшей мере учащенное сердцебиение, а он ощущал буддистское спокойствие, пульс бился абсолютно ровно. С ума сойти.
        - Хорошо выглядишь, Габриель. Почти не изменился.
        - Спасибо.
        - Эй, ты должен ответить в том же духе, - слабо улыбнулась Фрэнки. - Хотя бы из вежливости.
        - Извини. Выглядишь потрясающе.
        Габриель не лукавил. В лице Фрэнки появилась мягкая зрелость, исчезла детская пухлость щек, сохранявшаяся и после двадцати лет. Перед Габриелем сидела ухоженная, элегантная женщина, уверенная в себе и своих возможностях. Чужая.
        Фрэнки обвела взглядом комнату.
        - Я смотрю, дела у тебя идут неплохо.
        - Как и у тебя.
        Ирония в голосе Габриеля заставила ее вспыхнуть.
        - Ты видел Уильяма. Он неординарный человек.
        - Да уж. Сколько ему?
        Фрэнки покраснела еще сильнее.
        - Шестьдесят три.
        - В самом деле? - поднял брови Габриель. - Для своих лет он хорошо сохранился.
        - Да, - проговорила Фрэнки с какой-то странной интонацией.
        Впрочем, Габриель не стал над этим задумываться. Хватит миндальничать, надо расставить все точки над i.
        - Зачем ты пришла, Фрэнки?
        Она поставила бокал на столик возле дивана и в упор посмотрела на Габриеля.
        - Ты знаешь зачем.
        - Тебя прислал муж.
        - Нет. - Она пожала плечами. - Я пришла к тебе сама. Хотя - ты прав, от его имени.
        - Почему ты сразу не обратилась ко мне?
        - Мы подумали, что тебя больше заинтересует чисто деловое предложение. Ты не дал Уильяму возможности объяснить, насколько выгодным для тебя может оказаться этот заказ. - Фрэнки запнулась. - Надеюсь, я тебя не обидела?
        - Деньги, как правило, меня не обижают.
        На щеке, чуть выше губ, у нее была маленькая родинка, которую Габриель прекрасно помнил. Поймав его взгляд, Сесилия Уиттингтон невольно провела пальцами по лицу, и в этом слегка неуклюжем жесте он увидел прежнюю Фрэнки - застенчивую, но решительную девушку, от чьей улыбки у него перехватывало дух. Она так верила в него! Ее вера поднимала Габриеля к небесам. До того самого дня, когда в глазах Фрэнки застыло разочарование. Она разочаровалась в нем. А он думал, что она будет любить его, несмотря ни на что.
        Набрав в грудь побольше воздуха, Габриель отвел взгляд и произнес:
        - Тебе следует обратиться в полицию. Розыск пропавших людей - их работа.
        - Полиция прекратила поиски. Нет, конечно, прямо они об этом не говорят, но все и так понятно. И… по-моему, они считают, что Робби не пропал, а намеренно скрывается.
        - Почему?
        - Отношения между Уильямом и Робби всегда были довольно… сложными. Робби уже один раз сбегал из дома. Уильям в конце концов выяснил, что он удрал в Калифорнию и живет у черта на рогах, в какой-то общине. Короче говоря, коммуна в стиле «нью-эйдж» - всей толпой обнимаются по утрам, выращивают марихуану и плетут корзины. Примерно представляешь, да? Это было три года назад.
        - Может, он все еще там?
        - Нет.
        С улицы донесся настойчивый сигнал автомобильного клаксона, пронзительный и раздражающий.
        - Значит, папочка и сынок не ладили? - усмехнулся Габриель, подавшись вперед.
        - Можно и так сказать.
        В глазах Фрэнки сверкнула враждебность. Разговор принимал опасный оборот.
        - Дай-ка угадаю. Наследник не оправдал надежд? Слишком высокая планка? Чрезмерные родительские ожидания?
        Она не ответила, но Габриель понял, что попал в точку.
        - Я бы не пришла к тебе, будь у меня выбор. - Чувствовалось, что Фрэнки с трудом сдерживает себя. - Я прошу твоей помощи, Габриель… ради нашего прошлого.
        Ради прошлого? Господи, что за избитая фраза. Чушь собачья. Внезапно Габриель пришел в ярость. Его дыхание участилось, а лицо побагровело.
        - Однажды ты станешь богатой вдовушкой. Если наследник не будет путаться под ногами, вопрос с завещанием решится гораздо проще. Ты об этом не задумывалась?
        - Боже мой. - Лицо Фрэнки исказилось от боли. - Да что с тобой?
        Габриель рывком вскочил с кресла, Фрэнки вздрогнула от неожиданности.
        - Так, хватит. Я не могу помочь твоему мужу. Не могу сделать то, чего он хочет. Ты, как никто другой, должна это понимать.
        - Он умирает.
        - Что?
        - Уильям умирает.
        Габриель изумленно уставился на Фрэнки. Его разум отказывался воспринимать смысл услышанного.
        - Что значит умирает?
        - То и значит. Ему остался год, максимум полтора, - с какой-то жуткой безмятежностью на лице произнесла Фрэнки. Она так сильно сжала кулаки, что на запястьях проступили синеватые вены. - Уильям хочет помириться с сыном, и, сам понимаешь, как можно скорее. Однако, боюсь, это невозможно. Я предполагаю, что Робби мертв. Точнее, я в этом почти уверена.
        Габриель тяжело опустился в кресло. Замечание насчет богатой вдовушки вдруг показалось ему жутко бестактным.
        - Если он мертв, чего ты от меня хочешь?
        - Нужно выяснить, что с ним случилось. Уильям должен знать, почему исчез его единственный сын. Я очень хотела бы сообщить ему достоверную информацию, но, к сожалению, не могу. Ты можешь. У тебя дар.
        - У тебя тоже, Фрэнки.
        - У меня лишь способности, не более того. Божья искра в тебе, Габриель.
        Он не отрицал; это была чистая правда. Фрэнки достаточно хорошо владела искусством дальновидения, чтобы попасть в «Глаз бури», и шлифовала свое умение, не жалея сил. И все же тренировки, старание и самодисциплина помогают развить врожденную склонность лишь до определенной степени. Александр Маллинз настаивал, что дистанционное видение - просто скрытое шестое чувство, остроту которого можно отточить упорным трудом и постоянной практикой, как рефлекторное движение или тонкий нюх, но любой дальновидящий знает, что в какой-то момент его способность выходит не только за пределы науки, но и за грань мастерства. Капризная, непостоянная энергия. Вспышки воображаемых молний, озаряющие темную сторону разума. Кому-то выход в «скачок» удавался гораздо лучше, нежели другим.
        - Значит, ты пыталась найти его самостоятельно, - констатировал Габриель.
        - Ну конечно, - горячо закивала Фрэнки, - поэтому и считаю, что Робби нет в живых.
        - Ты ничего не почувствовала, так?
        - Абсолютно ничего. Никакого «скачка». А ведь мы были близко знакомы. До переезда в собственную квартиру он почти год прожил в одном доме с нами.
        Габриель знал, что когнитивный стиль Фрэнки в основном строился на личностных связях. Для получения пси-данных ей требовалось установить эмоциональный контакт с объектом дистанционного видения. Чем больше она знала о внутреннем мире объекта, тем точнее оказывалась информация, приобретенная в результате «скачка». Фрэнки довольно долго прожила с пасынком в одном доме, следовательно, межличностная база, необходимая для включения ее способности, была налицо. Если при таком раскладе она совсем ничего не почувствовала, стало быть, дело плохо. По всей вероятности, Фрэнки права: Роберт мертв.
        Фрэнки потянулась за сумочкой, извлекла оттуда желтоватый конверт, а из него - фотографию.
        - Это он. Робби.
        С фотографии смотрело лицо красивого молодого человека. Блестящая черная шевелюра рассыпалась с высокого лба непослушными короткими кудрями. В форме глаз и носа Роберта проглядывали ястребиные черты Уильяма Уиттингтона, однако на этом сходство между отцом и сыном заканчивалось. У младшего Уиттингтона был чувственный рот и округлый подбородок, но особенно поражали глаза: в них светилась невероятная беззащитность и детская чистота. Габриель уже и не помнил, когда в последний раз видел такое безграничное доверие в глазах человека старше трех лет.
        - Ты сделаешь это?..
        Фрэнки не сказала «для меня», но слова прозвенели в воздухе так же отчетливо, как если бы она произнесла их вслух.
        Габриель молча положил фотографию на подлокотник кресла и отодвинул ее от себя.
        Уголки рта Фрэнки скорбно опустились, и на секунду она зажмурила глаза, затем стремительным грациозным движением поднялась.
        - Пожалуйста, подай мне плащ, - сухо промолвила она.
        Не говоря ни слова, Габриель помог ей одеться и открыл дверь.
        - Прощай.
        Фрэнки застыла в проеме.
        - Будь ты проклят.
        Ее голос был лишен всякого выражения.
        - Послушай, Фрэнки…
        - Я люблю мужа. Я готова на все, лишь бы дать его душе хоть немного покоя. Умоляю тебя, Габриель, помоги. Один раз, один-единственный раз подумай о ком-то кроме себя. Ты ведь всегда проявлял свой талант только из эгоистических побуждений.
        Габриель начал злиться.
        - Ты так говоришь, потому что…
        - Я так говорю, потому что это правда. Александр не ошибался. Жизни, которые ты спасал, добро, которое ты творил, - все это было постольку-поскольку. Тебя интересовал только процесс, только сам «скачок». И всего лишь из-за одной неудачи ты решил отбросить свой дар, избавиться от него, как от негодного стоптанного башмака! - Фрэнки обернулась и теперь смотрела прямо в глаза Габриелю. - Ты хоть представляешь, как я завидовала тебе в «Глазе бури»? Что, удивлен? Как же, милая крошка Фрэнки завидует, и кому - любимому мужчине! А знаешь ли ты, что временами зависть просто пожирала меня? Посмотрите на Габриеля, с какой легкостью, с каким изяществом он выходит в «скачок», и, что самое интересное, ему самому на это абсолютно наплевать!
        - Я никогда не относился к этому наплевательски, - вспыхнул он.
        - Ты был надменным и высокомерным. А что касается всех остальных… В глубине души ты нас презирал, считал кучкой упертых посредственностей.
        Он ошеломленно глядел на Фрэнки, чуть ли не физически ощущая ударную волну ярости, кипевшей в ее глазах.
        - Почему ты решил уйти, Габриель? - Она подалась вперед, стоя на цыпочках, так что их лица оказались почти на одном уровне. - Ты действительно сбежал из-за Мелиссы Картрайт или твое уязвленное самолюбие взыграло так сильно, что ты испугался нового провала?
        - Убирайся. - Габриель посмотрел вниз, на свои руки. У него тряслись пальцы. Кровь отхлынула от лица. - Выметайся отсюда.
        Во взгляде Фрэнки внезапно мелькнула боль.
        - Габриель, прости…
        - Уходи… Пожалуйста.
        Она подняла руку, словно желая коснуться его ладони.
        - Если передумаешь… - Ее голос сорвался. - Номер моего телефона записан на обороте фотокарточки.
        Габриель не ответил. Мгновение спустя Фрэнки безвольно уронила руку и двинулась прочь. Ее шаги отзывались гулким эхом. В конце коридора она остановилась. Сейчас обернется, подумал Габриель, однако она пошла дальше и вскоре скрылась за поворотом.
        На него вдруг навалилась страшная усталость. Он попытался отключиться, выкинуть из головы недавнюю сцену, эмоции, которые истощили его силы и вывели из равновесия.
        Мелисса Картрайт. Пепельные волосы, фиалковые глаза. Настоящая красавица… То есть была красавицей при жизни.
        Стоп. Хватит. Это ни к чему не приведет. Нужно отдохнуть, выспаться. Завтра утром он проснется, и жизнь войдет в прежнее русло. Габриелю нравилась его жизнь. Он хорошо потрудился, чтобы сделать ее такой. В ней нет места призракам из прошлого.
        Габриель уже потянулся к выключателю, но тут его взгляд упал на фото Роберта Уиттингтона. Карточка лежала там, где он ее оставил, на подлокотнике кресла. На секунду Габриель заколебался, потом резко погасил свет. Бесконечно доверчивые глаза юноши все так же грустно глядели в темноту.

3 ИЮНЯ
        Хватить лить слезы. Р. больше нет. Пора снова встряхнуть жизнь за шкирку, вернуться к работе.
        Что придает смысл существованию? Что есть страсть? Р. пытался ответить на эти вопросы.
        Р. был искателем. Мы помогали ему в пути. Позволили вступить в игру - великую игру, божественный эксперимент, призванный дать ответы, которых Р. так жаждал. Но свет для него оказался слишком ярок. Р. не сумел продержаться. Он ушёл.
        М. права: мы не должны терзаться чувством вины. Человек рожден для эксперимента, и если опыт закончился сокрушительной неудачей - что ж, лучше потерпеть грандиозное фиаско, нежели влачить жалкое существование и в конце осознать, что твоя жизнь была мелким бесцветным осколком.
        Ко мне вернулись силы. Я еще не счастлива, но уже менее несчастна, чем раньше. Да, я скучаю по Р. Мне не хватает мужчины, который держал меня за руку и вместе со мной смотрел, как тают океаны и плавятся скалы. Но в моем сердце снова взошли алые маки с пылающей сердцевиной. И пусть Р. не нашел того, что искал, я верю, что он продолжает свое странствие, из многих дорог пытается выбрать единственно верную.
        Я должна размышлять над своим истинным именем.
        ГЛАВА 5
        - Эй, осторожно!
        Габриель резко нажал на педаль тормоза. Пешеход, грузный мужчина с большим пакетом, прижатым к груди, чуть не угодил под колеса. Габриель улегся грудью на клаксон, посигналил, затем опустил стекло и в сердцах выругался. Испуганный вид толстяка - бледное лицо и растерянно открытый рот - доставил ему злое удовлетворение.
        - Идиот!
        Габриель закрыл окошко и надавил на газ, машина дернулась и встала. Настроение окончательно испортилось.
        Черт, поколотить бы кого-нибудь. Боковым зрением он заметил, что Исидор наблюдает за ним.
        - В чем дело, братишка?
        Габриель пожал плечами, хотя и сам знал, что в последние несколько дней бесился из-за любой мелочи. Естественно, от Исидора это не укрылось, тем более что свое раздражение Габриель не раз срывал именно на приятеле.
        - Понимаю, - философски заметил Исидор. - Ты все думаешь о той девушке.
        Габриель поморщился. Неделю назад, повинуясь внезапному порыву поделиться проблемой, он рассказал Исидору о визите Фрэнки. Следует отметить, что возникновению порыва немало поспособствовали три бутылки «Баронессы Надин». Габриеля словно прорвало. Фрэнки, «Глаз бури», пропавший наследник. Кажется, дошло даже до пьяных слез, хотя подробности того вечера заволокло туманом похмелья.
        Выговорившись, Габриель почувствовал облегчение, однако теперь жалел о своей откровенности. Он видел, что приятеля разбирает любопытство, но больше не хотел обсуждать эту часть своей жизни. Нечего бередить старые раны. Кроме того, он и словом не упомянул Исидору о деле Картрайт. Выпей Габриель хоть дюжину бутылок вина, на этот счет он рта не раскроет.
        Мелисса Картрайт. Долгие годы Габриель пытался не думать о ней, но она его не отпускала. Образ Мелиссы всегда был рядом, незримо паря в его подсознании.
        - По-моему, вся штука в том, что в душе тебе действительно хочется это сделать,
        - небрежно бросил Исидор.
        - О господи, сделать что?
        Габриель повернул ключ в замке зажигания. Мотор лениво заурчал, машина в конце концов завелась.
        - Помочь. Помочь ей и ее старику найти сына.
        - Ошибаешься. Не имею ни малейшего желания связываться. И вообще, я тебе уже сказал, со «скачками» покончено. Дистанционное видение осталось в прошлом.
        - Мужчина сказал - мужчина сделал.
        Ирония в голосе товарища заставила Габриеля повернуть голову. Глядя на поджатые губы Исидора, он окончательно рассвирепел.
        - Да о чем ты, черт побери?
        Исидор перешел на нормальный язык.
        - Брось, Габриель. Не темни. Думаешь, я поверю, что этот «внутренний глаз» ни капельки не усиливает твои хакерские способности? По правде сказать, теперь мне многое понятно.
        - Не там ищешь. - Габриель круто вывернул руль, и лишь благодаря этому маневру
«ягуар» чудом не задел сумасшедшего мотоциклиста, явно страдающего манией великого гонщика. - Давай сменим тему, а?
        - После нашего разговора я порылся в Сети, - невозмутимо продолжал Исидор. - Ты в курсе, что группа дальновидящих предсказала трагедию одиннадцатого сентября за четыре года до реальных событий? Они даже выложили в Интернете свои каракули с изображением самолета, таранящего пару небоскребов, и написали открытое письмо в ФБР, предупреждая о возможной катастрофе. Естественно, никто не обратил внимания. Фантастика, парень!
        Габриель промолчал. Он знал об этом случае, как и о том, что организации дальновидящих по всей стране наперебой стараются вычислить членов «Аль-Каеды» и сдать их правительству. Поговаривали даже, что ЦРУ регулярно консультируется с одной из таких организаций. Габриель, в свою очередь, сильно сомневался в эффективности подобных коммерциализированных компаний. Слишком уж часто они ограничивались весьма туманными заявлениями. В «Глазе бури» Габриеля приучили отметать такие «пророчества» начисто. Да, их группа тоже работала за деньги, но при этом строго придерживалась научных методик, разработанных американскими военными в семидесятые-восьмидесятые годы, и соблюдение регламента контролировалось очень жестко.
        - Одного не возьму в толк, - не унимался Исидор. - Насчет Роберта Уиттингтона. Если чувак мертв, как ты можешь увидеть или почуять его, ну или как там это у вас называется? Я имею в виду… раз он уже умер?
        - Его мысли в момент смерти могут до сих пор резонировать в пси-пространстве.
        - Резонировать в пси-пространстве. Отпадно. Полная абракадабра, но звучит серьезно.
        - Рад, что ты проникся.
        - И как это устроено? Ты сможешь увидеть все его глазами? Точно определишь момент, когда ему перерезали глотку или тюкнули по голове?
        - Тысяча чертей, Исидор, вот уж не подумал бы, что ты любитель чернухи.
        - Ладно, извини. Но ты понял, что я хотел сказать? Ты сумеешь прочесть последние мысли Роберта перед самой смертью?
        - Да, если получу к ним доступ.
        - И узнаешь, кто его пришил.
        - Исидор, ради бога, прекрати. Еще не факт, что парень мертв. Может, он сейчас балдеет где-нибудь в Гоа, покуривает гашиш и собирается вступить в секту свами-нараяни.
        - В тот вечер ты утверждал другое. Ты сказал, раз Фрэнки совсем не почувствовала Роберта, значит, по всей вероятности, бедняга уже на том свете, так?
        Габриель резко остановил «ягуар».
        - Тут рядом метро. Выходи. Займись антенной для «Питтипэтс», а завтра поговорим, ладно?
        - Ладно, - отозвался Исидор, нимало не смущенный суровым видом и сухим тоном приятеля.
        Он легко выскочил из машины и на прощание бодро помахал рукой. В зеркало заднего вида Габриель наблюдал, как долговязая фигура постепенно удалялась от машины и вскоре исчезла в подземном переходе. Тяжело вздохнув, он отпустил педаль сцепления. Исидор, пожалуй, единственный человек, которого он считал своим другом, хоть это и не мешало Габриелю порой испытывать дикое желание его придушить.
        Дорога домой заняла еще пятнадцать минут. Оставив автомобиль в подземном гараже, Габриель на лифте поднялся в пентхаус. Обычно он пользовался лестницей, но сегодня просто физически не мог идти пешком. В эти несколько дней любое действие почему-то давалось ему невероятным усилием. Словно в подтверждение худших опасений, Габриель громко чихнул, а в горле у него подозрительно запершило. Черт, только простуды не хватало.
        Он открыл парадную дверь и бросил ключи в вазу для фруктов, которую месяц назад приобрел на аукционе «Сотби». Красивая ваза - традиционное искусство Ганы, ручная резьба, но, что называется, покупка под настроение. Скорее всего, он за нее еще и переплатил.
        Габриель угрюмо сгреб со стола пачку писем. Почту он не разбирал уже больше недели. Среди писем оказалась - она фотография Роберта Уиттингтона. Вроде бы он не клал ее сюда, но вот, пожалуйста, фото завалялось между счетом от пародонтолога и уведомлением об окончании подписки на журнал «Гурман».
        Не сводя глаз с фотографии, Габриель медленно опустился в кресло у окна. У паренька действительно на редкость беззащитное лицо, будто открытое всему, что уготовит судьба; в глазах - ни тени самодовольства или претенциозности. Габриель вспомнил холодную самоуверенность Уиттингтона старшего, легкую ироничную бесстрастность, с которой отец Роберта смотрел на мир. Да, у этих двоих вполне могли быть серьезные трения.
        Габриель зевнул и уронил руку на колено, зажав карточку между пальцами. Его вдруг потянуло в сон. Солнечный свет, льющийся из окна, приятно согревал. Интересно, какого цвета глаза у Роберта Уиттингтона? По фотографии не определишь
        - то ли темно-серые, то ли синие…
        Из окна подуло. Льняные занавески взметнулись и захлопали на ветру, но Габриель едва ли это заметил. Он пребывал в смутном состоянии между сном и явью. Его разум открылся, включилось внутреннее зрение.
        Какой-то частью мозга он сознавал, что выходит в «скачок», что в путешествие отправляется только дух, а не тело, но, как всегда, полностью отдаваясь
«скачку», Габриель быстро терял связь с человеком, который в этот момент сидел в кресле, подставив ноги теплым лучам солнца. Только что он был в кресле - голова слегка запрокинута, конечности расслаблены, немигающие глаза устремлены в потолок, - а в следующую секунду уже стоял в небольшой комнате перед закрытой дверью.
        Коснувшись массивной дверной рамы, он обратил внимание на ладонь: узкую, с длинными пальцами и заостренными ногтями. Рука принадлежала мужчине, однако, не Габриелю. Он смотрел чужими глазами. Он вошел в чужой разум.
        В это мгновение последняя тонкая ниточка между его собственным сознанием и сознанием реципиента лопнула, и Габриель вступил в мир чужака, растворяясь в его мыслях.

* * *
        Дверь была обшита толстыми досками, древесина потемнела от времени. На двери висел герб: круг на вершине креста. Рисунок смотрелся на удивление современно и даже чем-то напоминал символ женской сексуальности. Круг и крест располагались внутри распустившейся розы. Символ был хорошо ему знаком, он давно изучил его в мельчайших подробностях. Монада. Он ощутил, как внутри поднимается волна радостного возбуждения.
        Дверная ручка отсутствовала, но стоило надавить на дверь, та беззвучно распахнулась. Он перешагнул через порог и очутился в узкой комнате. Потолок уходил в такую высь, что кружилась голова. Вдоль стен тянулись полки, доверху набитые книгами. В тесном помещении пахло старой заплесневелой бумагой и подгнившими кожаными переплетами.
        Каким-то образом ему были известны точные размеры комнаты: тридцать восемь шагов в длину, шестнадцать в ширину. Странно, откуда он их знал.
        Негромкий звук заставил его прислушаться. Там, над головой, на полке одного из непомерно высоких стеллажей сидел ворон.
        Птица была крупной, ее перья отливали иссиня-черным блеском. Несколько секунд они разглядывали друг друга. Ворон поерзал на своей импровизированной жердочке. Тень на стене тоже пошевелилась, будто неприкаянный призрак.
        Он отвернулся и двинулся вперед. У него нет лишнего времени. Остановился перед двумя дверями. Ни на секунду не задумываясь, почувствовал, что должен выйти через ту, что справа. В проеме он оглянулся и увидел, что ворон летит чуть позади.
        Коридор. И снова двери, целая галерея. Опять нужно выбирать, но какую? Седьмую или восьмую?
        Думай. Это важно. Вспоминай. Ах да. Восьмая дверь справа. Ступня как влитая скользнула во впадину единственной каменной ступени, ведущей к двери. Щелчок, и дверь открылась.
        Он стоял посреди бальной залы, переполненной бабочками. Взору предстали мириады и мириады бабочек-данаид.
        Трепет их крылышек слепил, заставлял жмуриться. К сожалению, ему нельзя надолго задерживаться в этом прекрасном месте. Он должен идти дальше, открыть еще сотни и сотни дверей. Тысячи. Миллионы.
        Помни порядок мест, порядок вещей . Вот и следующая дверь. Чувствуя спиной бесшумно летящего следом ворона, он осторожно двинулся вперед, аккуратно пробираясь сквозь облако янтарных крылышек. Не колеблясь, выбрал среднюю из трех дверей.
        Комната, еще комната. В груди его нарастало волнение. Он двигается в верном направлении. Сегодня его память работает как совершенный механизм, безошибочно подсказывая нужную дверь. Порядок мест, порядок вещей. Он знает формулу назубок, его путь идеально выверен. Он обернулся, выискивая взглядом своего спутника. Ворон смотрел на человека агатово-черными глазами.
        Дрожащими пальцами он открывал все новые двери, перемещаясь из одного фантастического места в другое, и с каждой правильно выбранной дверью все больше верил в свои силы. Сегодня у него все получится, сомнений быть не может. Сегодня его путь безупречен, а он сам неуязвим . Радость захлестнула опьяняющей волной, кровь, пенясь, играла в жилах.
        Конечно, не все двери вели в комнаты, заполненные чудесными бабочками. За некоторыми скрывались существа и предметы, от встречи с коими он долго не мог прийти в себя. Тесные каморки, где из потолка росли сотни глаз, лишенных ресниц; огромные холлы, где гуляло эхо и гигантские шары из мраморного стекла с оглушительным грохотом перекатывались от стены к стене. Он миновал комнату с часами - все они громко и тревожно тикали, создавая безумную разноголосицу. За одной дверью он столкнулся с незрячим монахом, остервенело натиравшим свои пустые глазницы окровавленной наждачной бумагой. Тошнотворное зрелище заставило его отвернуться и поспешить прочь. Другая комната приютила стаю воркующих веерохвостых голубей. В тусклом свете птицы напоминали живые комочки сахарной ваты, но он знал, что должно произойти, и напрягся в ожидании выстрела. Короткий хлопок - и грудки белоснежных голубей окрасились алым.
        Несмотря ни на что, он двигался вперед. Шел запутанными коридорами и взбирался по ажурным, как паутинка, лестницам. Коридоры уходили в мглистую даль, лестницы казались бесконечными. Его путешествие тоже не имело конца, миллионы и миллионы дверей ждали, когда он откроет их в строго определенном порядке …
        На секунду он зажмурился, пытаясь объять разумом грандиозное великолепие, среди которого очутился. Как вообще он сумел сюда попасть? Он недостоин этого места. Этот огромный дворец, его покои и галереи, загадочные извилистые коридоры и нескончаемые лестницы - все здесь священно. В этих божественных глубинах таятся решения всех проблем во Вселенной, ответы на все вопросы прошлого и будущего, пророчества и магические формулы, содержание всех книг, уже написанных и пока только ждущих своего часа, значения самых невообразимых чисел, ноты еще не сотворенной музыки, даже история его собственного рождения и мельчайшие подробности жизни, которую он мог бы прожить, но не прожил…
        Что-то коснулось его руки, он вздрогнул и открыл глаза. Это был ворон, который стремительно пролетел мимо него в другой конец помещения. Взгляд проследил за полетом черной стрелы. Здесь царил полумрак, лежали густые тени, и ворон порой исчезал из виду. Но вот птица сложила крылья и мягко опустилась на плечо женщины, которая наблюдала за ним, стоя в проеме одной из многочисленных дверей, скрытых в глубине комнаты.
        У него перехватило дыхание. Что она тут делает? Это ведь его путешествие, сегодня он впервые самостоятельно отправился в путь.
        Как всегда, на ней был надет плащ, а глаза скрыты под маской. Темно-зеленый бархат тяжелыми складками ниспадал до пола, капюшон полностью скрывал волосы. Она поманила его тонким белым пальцем.
        Идем.
        Он заколебался. Ему ведь нужно выйти в другую дверь, третью с левой стороны. Так предписывал порядок мест, порядок вещей. Она снова подняла руку и поманила его:
        иди за мной …
        Он нерешительно приблизился, женщина удовлетворенно кивнула. Он собрался что-то сказать, но она поднесла палец к губам - жест приказывал хранить молчание. Оставив дверь приоткрытой, она растворилась в темноте. Он последовал за ней, хотя сердце нервно заколотилось. Он действует неправильно, нарушает все правила. Он должен продолжать путешествие, открывать знакомые двери, проходить знакомые места. Он понятия не имел, где сейчас находится, этот путь был ему неведом. Затем он рассердился на себя. Чего ему бояться? Рядом с ней он в безопасности. Кто лучше ее проведет его по пути? Однако, несмотря на внешнее спокойствие, дурные предчувствия колыхались в душе, словно морские водоросли под гладью воды.
        Она двигалась быстро, держась немного впереди. Он чувствовал запах ее духов, тонкий шлейф аромата. Она торопилась, минуя один извилистый коридор за другим, и складки ее плаща развевались от стремительного движения. Она вела его через лабиринт, уверенно и безошибочно, мимо темных комнат и окон без штор, мимо запертых дверей и полуразваленных дорожных столбов, стрелки которых указывали бог знает куда. Чужие, незнакомые места. Он потерял все ориентиры, забыл порядок мест, порядок вещей. В груди начал царапаться ужас. Заблудиться, остаться здесь навсегда - нет, только не это…
        Пытаясь унять смятение, он неотрывно следил за хрупкой фигурой впереди, похожей на призрак, едва ли более материальной, чем тень, скользившая за ней. Внезапно она остановилась и коснулась ладонью неровного каменного выступа в гладкой стене. Когда она отняла руку, он увидел, что камень вырезан в форме монады.
        Поначалу ничего не произошло, затем стена тяжело поползла в сторону, открывая тускло освещенное пространство. Земля под ногами задрожала, в воздухе послышался негромкий гул. Он попал в круглую комнату с высоким куполообразным потолком, огромную и абсолютно пустую. Купол был наполнен слепящим светом, но в самой комнате царил сумрак. Тем не менее даже в этой полутьме он разглядел, что стены в комнате не сплошные, а состоят из кругов - концентрических каменных кругов, густо исписанных значками. Луны, кресты, свечи, пентаграммы - эти символы он знал так же хорошо, как предметы повседневного обихода. Однако были там и другие знаки, таинственные и загадочные.
        Сердце забилось еще сильнее. Возможно ли такое? Не снится ли ему все это? Он вдруг понял, куда она его привела. Портал. Она рассказывала ему об этом месте, и по ее описаниям он даже пробовал его зарисовать, но и представить себе не мог, что когда-нибудь увидит собственными глазами. Радость захлестнула его, сердце переполнилось любовью и благодарностью, и он обернулся к ней.
        Она исчезла. Его взгляд заметался между тенями, но она испарилась, словно привидение. Остался только ворон. Птица сидела на полу в нескольких шагах от него, нахохленная и неподвижная, в глазах-бусинках мерцал багровый отблеск.
        На мгновение он ощутил страшное, ни с чем не сравнимое одиночество, затем сделал глубокий вдох. Она еще будет им гордиться.
        Он медленно развернулся и посмотрел перед собой. Двери. Точным числом тридцать. За одной из них - великая награда. За какой именно? Он мешкал. Что с его памятью? Он должен знать ответ, хоть и попал сюда впервые. Тридцать совершенно одинаковых дверей безжалостно глядели на него. Какую выбрать? Он силился
        вспомнить , но знание, которое до сих пор было в нем, оставило его. Назад ему уже не вернуться. Он заблудился. Охваченный ужасом, он резко обернулся. Какая, какая же из дверей? Постарайся взять себя в руки, справиться с нарастающей паникой. Главное - сохранять спокойствие. И все-таки которая из тридцати? Он вздохнул всей грудью, освобождая разум от эмоций. Он должен решить . Как будто в ответ на его мольбу одна из дверей чуть-чуть приоткрылась. Слава богу, какое облегчение! Он сделал шаг вперед, взялся за ручку, настежь распахнул дверь и…

…Издал нечеловеческий крик: мощная какофония звуков и движений обрушилась на него, как товарный поезд на полном ходу. Натиск был таким мощным, что он не мог справиться с атакой, не мог ничего разобрать в пестром калейдоскопе образов, бьющем в лицо, точно гигантский кулак. Он ощущал себя так, будто в него со скоростью света вливают необъятный поток данных, лавину картин и эмоций, однако разум был неспособен - физически неспособен - вместить эту огромную массу. Он стоял не мигая - глаза пересохли, сведенный спазмом рот растянулся в нелепой улыбке - и чувствовал, как тяжелый молот информации, одномоментно вываленной на него, расплющивает мозг. Если бы сейчас он мог обратить взор внутрь, то увидел бы, как все его органы вместе и каждый по отдельности агонически пульсируют, сопротивляясь напору извне. Он сходил с ума и, самое ужасное, понимал это.
        Его мозг лопнул, точно переспелый плод. Струйки крови окрасили белки глаз алым.
        Тишина.
        Безмятежность, подобная лунной дорожке на водной глади.
        Вода. Бассейн. Он лежал на поверхности воды. Разум пребывал в блаженном покое.
        До него донеслись звуки музыки. Скрипка. Наверху, в небе, висела луна. Тяжелая и разбухшая, она запуталась в ветвях дерева.
        Он начал уставать. Одну сторону тела, по-видимому, парализовало. Вода понемногу тянула вниз. Он повернул голову туда, где на фоне антрацитового неба чернели контуры здания. Освещена была только комната с застекленными створчатыми окнами. В маслянистом свете он различил женский силуэт. Она вышла в сад. Слава богу! Он знал, что она его не оставит. Из глаз потекли слезы благодарности.
        Ее лицо по-прежнему скрывала маска. Зеленый бархат платья подчеркивал белизну груди, на шее висел кулон - буква «М» на тонкой серебряной цепочке. На плече сидел ворон.
        Помоги… Спаси меня.
        Она протянула к нему бледные тонкие пальцы. И с силой опустила его голову под воду.
        Ворон пронзительно крикнул. Громко захлопав крыльями, птица сорвалась с ее плеча и уселась на ветку дерева, склоненную над бассейном. Его рот и нос наполнились водой. Еще немного, и он утонет. Легкие обжигало огнем. Одной рукой женщина держала его за голову, другой давила на плечо. Он попытался вывернуться, освободиться от ее обманчиво мягкой, мертвой хватки. Она снова толкнула его под воду. Нет, господи, нет! За что? Он строго следовал правилам… правилам…
        Он устал бороться. Она была сильнее, а его неповоротливое тело сковывала свинцовая тяжесть. Он начал тонуть. Она подняла ладонь: прощальный жест сожаления. Вода искажала очертания ее фигуры, он медленной спиралью уходил на дно, однако в какой-то миг их глаза встретились.
        За что? Подобно рыбе, он беззвучно шевелил губами, и его слова тонули в толще воды вместе с ним. За что? За что?
        ГЛАВА 6
        Солнечный свет бьет в глаза. Тело больше не ломит от холодной воды, глаза залиты потом. Вокруг знакомые предметы, уютная обстановка комфортабельной квартиры. Несколько секунд Габриель сидел неподвижно. Отчасти он понимал, что «скачок» завершен, что он дома и в безопасности, но в то же время не мог отойти от только что пережитых ощущений.
        Рот все еще был растянут в мучительной гримасе. Расслабить лицевую мускулатуру удалось лишь усилием воли. Он сидел в кресле возле окна, фотография Роберта Уиттингтона лежала на коленях. В квартире было тихо, но воздух словно гудел, как будто Габриель недавно кричал, и звук его отчаянного крика еще вибрировал в помещении.
        Он неуклюже встал, сжимая фотокарточку в руке. Фрэнки. Нужно поговорить с ней, и чем скорее, тем лучше.
        Чтобы разглядеть цифры, нацарапанные на обороте фотографии, ему пришлось напрячь зрение - перед глазами все расплывалось. Набрав номер, Габриель бросил карточку на стол и заметил, что на глянцевой поверхности фото остались влажные следы его пальцев. Телефонные гудки эхом отзывались у него в голове. Щелчок, и в трубке раздался несколько официозный голос вымуштрованного лакея:
        - Резиденция Уиттингтонов.
        - Будьте добры, пригласите к телефону Сесилию Фрэнк.
        Габриель обнаружил, что с трудом произносит слова.
        - Простите, кого? - с легким негодованием переспросил дворецкий.
        - Сесилию Фрэнк. Я хотел сказать, Уиттингтон. Мне нужно с ней поговорить.
        У Габриеля едва ворочался язык. Неудивительно, что засранец на другом конце трубки отвечает сквозь зубы. Скорее всего, он решил, будто звонит какой-то пьяница.
        - Передайте, что это Габриель. И что вопрос очень срочный.
        Лакей поколебался, затем ответил:
        - Пожалуйста, подождите. Я узнаю, может ли мадам подойти к телефону.
        Да уж, олух, узнай, и побыстрее, подумал Габриель. Приложив ладонь ко лбу, он обнаружил, что вспотел. Точнее, он практически насквозь промок от пота, а в голове… в голове вместо мозгов находилось нечто вроде картофельного пюре.
        Мадам, наконец, соизволила подойти к телефону.
        - Алло. Габриель, это ты?
        - Фрэнки, привет.
        - В чем дело? Почему ты так странно разговариваешь?
        - Пожалуй, тебе стоит приехать ко мне.
        - Зачем? Что случилось?
        - «Скачок», - хихикнул Габриель, - я вышел в «скачок».
        Этот факт вдруг показался ему очень смешным.
        На этот раз ответа пришлось ждать еще дольше. Когда Фрэнки заговорила, ее голос звучал напряженно, словно она пыталась справиться с волнением.
        - Никуда не выходи, я сейчас приеду.
        - Не беспокойся, в моем теперешнем состоянии я вряд ли куда-то выйду.
        - Он… жив? - вдруг выдохнула Фрэнки.
        - Не знаю. - Габриель вспомнил, как тонул: налитые тяжестью ноги, пожар в легких, а затем блаженное чувство освобождения и уход вниз медленной спиралью. Скорее всего, это означало смерть. - Вряд ли.
        - По крайней мере, «скачок» результативный?
        - Результативный? - В памяти Габриеля вновь возникли картины кошмарного путешествия, безумные образы, таранившие его разум. - Не уверен. Слушай, давай поговорим обо всем у меня. Приезжай.
        Он положил трубку, продолжая размышлять над вопросом Фрэнки. Результативный
«скачок»? Это еще как посмотреть. Если она имела в виду «детальный, подробный», тогда да, выход получился впечатляющий, самый эффектный из всех, что он когда-либо совершал. Но если Фрэнки хотела знать, насколько четкую и здравую информацию дал «скачок», то Габриелю придется ее огорчить. Разумеется, дистанционное видение - это вам не стряпня на скорую руку. Зачастую извлеченные образы и эмоции оказываются очень неясными и расплывчатыми. Однако в такой нелепый, кошмарно-сюрреалистичный «скачок» Габриель вышел впервые в жизни. Чего стоит хотя бы его причудливое путешествие по дому, если, конечно, это огромное пространство можно назвать домом. А в итоге - убийство? Смерть? Вся сцена у бассейна была пронизана какой-то странной театральностью. Женщина с вороном на плече - подумать только! Луна в небе, как на китайской гравюре по дереву. С другой стороны, физическая агония ощущалась весьма реалистично. И вообще, как получился этот «скачок»? Габриель определенно не планировал выходить в него. Должно быть, на подсознательном уровне исчезновение Роберта Уиттингтона занимает его сильнее, чем он предполагал.
        Черт, какая невыносимая головная боль, да еще это чувство полного разжижения мозгов. Неужели «скачки» и раньше давались ему настолько тяжело? Нет, обычно он приходил в себя гораздо быстрее. Габриель не мог припомнить, чтобы когда-либо прежде испытывал такое дикое изнеможение. Кроме того, в дальнем уголке разума затаился ужас, пережитый во время «скачка». Страх.
        Он встал на ноги и понял, что едва может передвигаться. Пошатываясь, добрел до кухни, открыл холодильник, достал кувшин с холодной водой и начал пить прямо из горлышка. По крайней мере, это ощущение было ему хорошо знакомо: нестерпимая жажда обязательно накатывала на него сразу после «скачка». Габриель пил жадно и неуклюже, вода стекала по подбородку на грудь.
        Когда Фрэнки позвонила в дверь, он чувствовал себя немного лучше. Не то чтобы хорошо, но уже лучше. Ее первые слова, однако, его не обрадовали.
        - Господи, да на тебе лица нет! Тебе плохо?
        - По правде сказать, да. Разваливаюсь на куски. Садись.
        Не сводя с него глаз, Фрэнки присела на краешек дивана.
        - Что случилось?
        - Я…
        Габриель запнулся.
        Фрэнки взволнованно подалась вперед, но он растерянно молчал. С чего начать?
        - Ну? - с нетерпением проговорила она.
        Наверное, с описания двери и странного герба…

* * *
        Фрэнки слушала, почти не мигая. За все время она ни разу не перебила его, но после заговорила усталым, бесцветным голосом:
        - Значит, его убили. Кто-то утопил Робби. Та женщина.
        - Скорее всего. Ощущения были очень неприятные.
        - Не понимаю, как она с ним справилась. Телосложение у Робби не самое крепкое, но хиляком он никогда не считался. Уверена, физически он был сильнее убийцы. Кроме того, Роберт отличный пловец. В колледже он выбрал плавание как факультативную дисциплину и минимум дважды в неделю посещал бассейн в Спортивном центре королевы-матери. Робби всегда говорил, что вода - его родная стихия. Почему же он не боролся?
        - Не забывай, у него был поврежден мозг. Там, в бассейне, я чувствовал, что одна сторона моего тела тяжелая и неподвижная, как после инсульта. Думаю, Робби получил мозговую травму, что и повлияло на его двигательную координацию.
        - Ладно, идем дальше. Ты видел дом - это уже кое-что. Серьезный ориентир.
        Дом, в котором, позволь напомнить, среди всего прочего на пути мне попадались комнаты, набитые бабочками и безглазыми монахами. И еще так называемый Портал.
        - Какая-то символика? - нахмурилась Фрэнки.
        - Или помутнение рассудка.
        Габриель помолчал. Какими словами передать ту невероятную сенсорную перегрузку, которую он испытал?
        - Понимаешь, в тот момент, когда открылась дверь в Портал, я пережил нечто неописуемое. Я чувствовал, что схожу с ума, как если бы наелся «ангельской пыли». Мой мозг будто жарился на костре.
        - А если все дело именно в этом? Может, Робби принял галлюциногенный наркотик и умер от передозировки?
        - Вряд ли, - покачал головой Габриель, - хотя я думал об этом. Во время путешествия меня не покидало странное ощущение, что я подчиняюсь правилам. Я переходил из комнаты в комнату в строгом порядке. Существовала некая схема, которая требовала огромной сосредоточенности. Я открывал двери не наугад, а в определенной последовательности. Некоторые двери я пропускал… сознательно. Должно быть, я открыл сотни дверей. Тысячи.
        - Тысячи?
        - А то и сотни тысяч. Знаю, звучит безумно. И еще у меня в голове, как мантра, постоянно звучала фраза: порядок мест, порядок вещей . Точно это был главный принцип, исходная установка или что-то в этом роде. Несмотря на хаос, в путешествии прослеживалась строгая система - никакого сравнения с наркотическим дурманом. В начале «скачка» я контролировал ситуацию и все было нормально. Я словно бы проходил испытание, и каждая правильно выбранная дверь придавала мне уверенности в собственных силах. Но в конце, когда я пошел за той женщиной, уверенность покинула меня. Потом мой мозг превратился в жидкую лаву, а вскоре я очнулся в бассейне. Черт знает что, - вздохнул Габриель. - Может, и правда, Роберт переусердствовал с ЛСД? Ощущения, точно я вышел из-под кайфа.
        - Да-а, «скачок» потрясающий, - протянула Фрэнки задумчиво.
        Габриель вдруг вспомнил неожиданное признание, которое она сделала в прошлый раз: «Иногда зависть просто пожирала меня». Все эти годы, которые они провели вместе - и провели счастливо, как он считал, - Фрэнки завидовала его способностям. Он до сих пор не мог увязать подобные негативные эмоции с юной и скромной Сесилией Фрэнк, которую искренне любил. Лучше бы она этого не говорила.
        - Что скажешь о женщине? - нарушила молчание Фрэнки.
        - Она реальна, - после паузы медленно ответил Габриель. - Я ощущал, что она реально существует. Да, точно. И это еще раз подтверждает, что о наркотиках и речи нет.
        - И конечно, никаких идеограмм?
        Габриель отрицательно покачал головой. Фрэнки ссылалась на практику, которой пользовались многие дальновидящие, позволяя руке во время «скачка» делать механические наброски и тем самым отражать получаемые образы. Габриель редко применял этот способ, хотя, безусловно, зарисовки иногда оказывались полезными.
        Он подошел к письменному столу, достал из ящика блокнот, ручку и начал рисовать. Круг на вершине креста, полукруг меньшего размера пересекает круг, вся композиция заключена внутри раскрытой розы. Как художник Габриель был слабоват, и его роза больше напоминала облезлую маргаритку, но в целом вышло понятно. Он вернулся к Фрэнки.
        - Помнишь, я упоминал про герб на двери и на стене перед Порталом? Это он и есть
        - насколько у меня отложилось. Может, даст тебе какую-то подсказку насчет Роберта. - Без особой надежды Габриель протянул листок Фрэнки. - О чем-нибудь тебе говорит?
        - О боже!
        Она изумленно уставилась на рисунок.
        - Что? - насторожился Габриель. - Ты знаешь, что это такое?
        - Робби сделал себе такую татуировку на правой руке - с внутренней стороны, над запястьем.
        - Зачем? Он, случайно, не гомосексуалист? Эмблема чем-то схожа с символом женской сексуальности.
        - Женская сексуальность здесь ни при чем, - улыбнулась Фрэнки. - Это комбинация астрологических символов, сведенных воедино. Кажется, Робби называл ее монадой. Да, монадой. Правда, какие именно элементы в нее входят, я не знаю. Габриель, тут важно совсем другое: эта символика составляет основу герба. Перед тобой герб дома Монк.
        - Монк?
        - Сестры Монк. - Глаза Фрэнки заблестели от волнения. - Морриган и Минналуш. Робби водил с ними близкое знакомство. Они живут в Челси, в несуразном старом особняке из красного кирпича. Я была у них всего пару раз, но герб запомнила. Его изображения развешаны повсюду. На мой вопрос Робби ответил, что история герба восходит к шестнадцатому веку и как-то связана с семьей Монк.
        Габриель еще раз взглянул на свой набросок. Для шестнадцатого века композиция смотрелась на удивление современно.
        - Все равно не вижу логики.
        - Поверь мне, поступки Робби редко подчинялись логике. Тем не менее буква «М» на цепочке той женщины может указывать на Минналуш или Морриган, а герб - на дом сестер Монк.
        - Но ведь у них нет бассейна?
        Фрэнки побледнела.
        - Есть. Один из немногих открытых бассейнов в Челси. Он небольшой, но глубокий. Прошлым летом сестры устраивали возле него вечеринку с купанием. В тот раз Робби нас и познакомил.
        Они замолчали, обдумывая связь между открывшимися фактами.
        - Сам по себе особняк очень красивый, правда довольно мрачный, - Фрэнки состроила гримаску. - В доме внушительная библиотека, но бабочек и белоснежных голубей я определенно не видела. Да и для монахов, умерщвляющих плоть, там вряд ли нашлось бы место.
        - И ворона тоже не было?
        - Увы.
        - Ты сказала, что Робби дружил с сестрами?
        - Последние восемь-девять месяцев он постоянно болтался в их компании. Я всегда подозревала, что именно они подтолкнули его к решению переехать из нашего дома в отдельную квартиру.
        - Папочке, наверное, не нравилось это знакомство?
        - Наоборот, Уильям относился к их дружбе с одобрением. Можно сказать, это единственное, что он одобрял в отношении Робби. Уильям считал, что сестры оказывают на него положительное влияние.
        - Ты тоже так считала?
        - Пожалуй, да. - Фрэнки пожала плечами. - Впервые за все время, что я знала Робби, он выглядел довольным.
        Ее интонация показалась Габриелю странной.
        - За что ты их не любила? - поинтересовался он, подавшись вперед.
        - Я этого не говорила, - вспыхнула Фрэнки.
        Она не на шутку разозлилась. Габриель спрятал улыбку. Ох уж эти женщины! Ладно, пора сменить тактику.
        - Морриган и Минналуш Монк. Прямо скороговорка какая-то. Их родители определенно любили экзотику. Почему бы не назвать дочерей просто Мэри и Мэйбл?
        - Уверяю тебя, сестры отнюдь не похожи на простушек Мэри и Мэйбл. Они довольно… эксцентричные создания. Робби просто бредил ими, особенно одной.
        - Которой же?
        - Веришь ли, не знаю. Я почему-то всегда представляла их в паре. И если честно, не слишком задумывалась на эту тему. Робби то и дело в кого-то влюблялся. - Фрэнки печально улыбнулась. - Однажды даже увлекся мной.
        - Что ж, вполне его понимаю.
        - Спасибо.
        - Я серьезно.
        Габриель украдкой бросил на Фрэнки оценивающий взор. Он действительно не шутил. Эту женщину вряд ли можно было назвать красавицей, однако ее лицо обладало невероятной притягательностью. Она сидела к Габриелю в профиль, и он хорошо видел выразительную линию ее скулы, чуть вздернутый нос и изгиб верхней губы, словно обещавший, что Фрэнки вот-вот улыбнется. В своем цветастом платье она сегодня выглядела особенно юной и свежей.
        Габриель только сейчас заметил, как она привлекательна, что, в общем, было на него не похоже. С другой стороны, когда Фрэнки позвонила в дверь, он чувствовал себя так паршиво, что не отреагировал бы, даже если бы к нему в гости пожаловала Моника Белуччи. В глубоком круглом декольте на груди и ключицах Фрэнки виднелась россыпь маленьких золотистых веснушек. Когда-то давно, когда Габриель и Фрэнки еще были вместе, он называл их поцелуями солнышка. Н-да, не слишком оригинально. Он хорошо помнил, как пытался их сосчитать, обычно после занятий любовью. Маленький интимный ритуал.
        Фрэнки повернула голову и поймала его взгляд. Габриель понял, что она прочитала его мысли. На скулах Фрэнки заалел слабый румянец, она непроизвольно дотронулась до шеи. Значит, непробиваемость миссис Уиттингтон - лишь маска? Габриель с улыбкой коснулся ее ладони, позволив пальцам задержаться.
        - Тебе идет это платье.
        - Спасибо. Уильяму тоже очень нравится. Муж привез его для меня из Милана.
        Намек ясен. Габриелю не следовало забывать, что при всей своей врожденной мягкости Фрэнки никогда не была легкодоступной девушкой и всегда умела поставить нахалов на место. Он убрал руку и невозмутимо проговорил:
        - Полагаю, сестер Монк допрашивали в полиции?
        - Да, и очень подробно. - Было очевидно, что деловой тон Габриеля вызвал у Фрэнки явное облегчение. - Ничего подозрительного не выяснили.
        - Ты сказала, Робби был влюблен в одну из сестер. Ему отвечали взаимностью?
        - Нет, - категорически отрезала Фрэнки. - Во-первых, Морриган и Минналуш старше его, а во-вторых, в качестве сексуального партнера Робби не интересовал ни ту, ни другую. Скорее они видели в нем ласкового щенка, который повсюду таскается за ними. Его преданность их забавляла. - Фрэнки задумчиво постучала пальцем по нижней губе. - Я могу провести тебя к ним в дом. Напроситься в гости и взять тебя с собой.
        Габриель отрицательно покачал головой и поморщился боль никак не хотела уходить.
        - Мне нужен полный доступ. Если мы придем с визитом, нам подадут чай в гостиной и на этом точка, а мне надо как следует все разнюхать. Кроме того, я хочу осмотреть дом прежде, чем встречусь с хозяевами, чтобы составить непредвзятое впечатление.
        Фрэнки подозрительно покосилась на Габриеля.
        - Ты, случайно, не собираешься устроить «проникновение со взломом»?
        - Собираюсь. Причем с твоей помощью.
        - Эй, погоди. По-моему, мы заходим слишком далеко.
        - Дело твое. Я могу выйти из игры в любую минуту.
        Габриель лукавил. Проявление прежней способности видеть на расстоянии, да еще столь четко, в некоторой степени оказалось для него сюрпризом. Приятным или нет
        - другой вопрос, но, как ни крути, он вновь попался на крючок.
        - Ты лжешь. - Фрэнки не так легко было провести. - По глазам вижу, на тебя подействовал «скачок». Это твой первый раз с тех пор, как… - Она тактично умолкла, затем, очевидно, прочла ответ на лице Габриеля. - Ясно. Представляю, каково тебе сейчас.
        Он пожал плечами. «Скачок» отнял у него много сил, но зато вызвал прилив возбуждения. Габриелю все еще не верилось, что это произошло. По всей видимости, удачное стечение обстоятельств. В идеале для выхода в «скачок» требовалось, чтобы «видящий» управлял мозговыми импульсами с диапазоном колебаний от четырех до семи в минуту. Такие медленные тета-волны характерны для глубокой медитации и создают оптимальное умственное состояние для перехода на иной уровень сознания. Когда Габриель ушел в «скачок», его тело было полностью расслаблено. С ним обычно так и случалось: «скачок» происходил на стыке полуяви-полусна.
        - Итак, приступим к разработке плана.
        - Что конкретно ты задумал?
        В голосе Фрэнки сквозило недоверие.
        - Нужно, чтобы ты как-нибудь пригласила сестер к себе на ужин и я бы точно знал, что дом пуст.
        Она с сомнением закусила губу.
        - Ну же, Фрэнки. Рискнем.
        - Кажется, у тебя поменялся репертуар. Воровские штучки раньше не входили в список твоих талантов.
        - При чем тут воровские штучки? Я просто приду на экскурсию.
        Фрэнки нахмурилась, но Габриель видел, что она постепенно примиряется с его идеей.
        - Ладно, - вздохнула она. - Только Уильяму я пока ничего говорить не буду. Он очень уважает Морриган и Минналуш.
        Может быть, даже чересчур уважает, подумал Габриель, и, может быть, миссис Уиттингтон это не по душе? Фрэнки взглянула на часы и взяла в руки сумочку.
        - Извини, мне пора. У меня деловое свидание. Как только вернусь домой, позвоню сестрам и приглашу их в гости.
        - Договорились.
        У дверей Фрэнки обернулась:
        - Ты сказал, что во время «скачка» ощущал эту женщину как личность. Что ты чувствовал? Ее злобу?
        - Не злобу. Алчность.
        - Алчность?
        - Мне трудно объяснить. Не жадность как таковую, а скорее неутолимую жажду познания, любопытство. Да, пожалуй, именно любопытство. Только очень сильное, ненасытное. Так сказать, любопытство в квадрате.
        - Касательно чего?
        - Понятия не имею, - пожал плечами Габриель.
        Когда дверь за Фрэнки закрылась, он осознал, что дал не совсем точное описание. На самом деле женщина в маске, которая так испытующе смотрела ему в глаза, излучала всепоглощающее любопытство, однако от нее исходила и другая эмоция. Более мощная и простая. У бассейна стояла женщина, чьи надежды не оправдались. Главное чувство, которое ею владело, можно было назвать одним словом. Разочарование.

11 ИЮНЯ
        Разочарование - самое тяжелое чувство. М. согласна со мной, но говорит, что человека снедает изнутри не разочарование, но сожаление.
        Вчера ночью мы закончили комнату Тота. Я рада, но в то же время ощущаю пронзительную пустоту. Как и М., я мечтаю найти нового партнера для игры. Не сомневаюсь, он обязательно появится, это лишь вопрос времени.
        Интересно, каким он будет? Р. был искателем, невинным ребенком. А что, если М. права? Что, если нам действительно нужен кто-то с более горячей кровью в жилах? Не только искатель, но и воин.
        Где он сейчас, наш будущий игрок? О чем думает в эту самую секунду?
        ГЛАВА 7
        Монк-хаус был единственным зданием эпохи королевы Виктории среди целой улицы элегантных георгианских домов. Он неуклюже громоздился на углу: нескладный и вызывающий в своей непохожести. Дом был сложен из темно-красного кирпича, а двускатная крыша с остроконечным коньком и закрытый балкон, выпирающий сбоку, недвусмысленно намекали на готический стиль. День клонился к вечеру, и тонкие свинцовые переплеты витражных окон в лучах солнца блестели медным золотом, отчего казалось, будто за стеклами пылает огонь.
        Передняя часть здания располагалась вровень с фасадом соседнего дома, парадное крыльцо хорошо просматривалось из окон с противоположной стороны улицы. Дверь запиралась на два замка, и Габриель уже выяснил, что один из них - надежный механизм фирмы «Брама». Через этот вход внутрь ему не попасть. Лучше воспользоваться садом позади особняка и забраться в дом через застекленные створчатые двери, которые ведут в гостиную. Габриель мысленно поблагодарил Фрэнки за полезную информацию, так как задняя часть дома не была видна с улицы. Стена длиной в двадцать метров и не менее четырех метров в высоту обеспечивала не только полную неприкосновенность частной жизни, но и достаточную безопасность. Преодолеть такую стену - трудная задача.
        Однако за углом дома располагался узкий проход, а в стене - низкая дверца. Габриель предположил, что через нее хозяева выставляют на улицу мешки с мусором, которые позже забирает машина. Несколькими днями раньше он уже изучил этот проулок, тогда же разглядел и маленькую деревянную дверку. Замок на ней был самым обычным. Габриель знал, что легко с ним справится.
        Он нетерпеливо побарабанил пальцами по рулю «ягуара». Скорей бы уж вылезти из машины. Хотя солнце и растеряло почти весь свой жар, в салоне стояла адская духота. Рубашка Габриеля намокла от пота и прилипла к коже в тех местах, где спина соприкасалась с кожаной обивкой сиденья. Он пристроил автомобиль примерно за полквартала от Монк-хауса, так чтобы видеть особняк сбоку. Пока не замечалось никакого движения.
        Габриель бросил взгляд на часы: без десяти семь. Сестры, по-видимому, опаздывают. Фрэнки сообщила, что они приняли ее приглашение на аперитив и ужин. Времени, чтобы осмотреться, у Габриеля предостаточно. Он также взял с собой мобильный телефон. Фрэнки позвонит ему, как только Морриган и Минналуш соберутся домой. Хотя Габриель рассчитывал справиться намного раньше, ему все же не хотелось быть застигнутым.
        К дому подъехало черное такси. Водитель поднялся на крыльцо и позвонил в дверь; проговорил что-то в домофон, дождался ответа, затем вернулся в машину и завел двигатель.
        Габриель ждал. Из дверей никто не выходил.
        Сегодня днем он побывал в квартире Роберта Уиттингтона, воспользовавшись ключом, который дала ему Фрэнки. Габриель провел там почти час - открывал шкафы, изучал содержимое ящиков и полок. Визит произвел на него гнетущее впечатление. В квартире стоял унылый дух заброшенного жилья. Кроме того, многое указывало на то, что хозяин был беспокойной, мятущейся душой.
        Книги по самосовершенствованию соседствовали с томами по астрологии, буддизму и гаданию на картах Таро. На стене висели две картины: постер телесериала
«Секретные материалы» с девизом «Я хочу верить» и традиционно приукрашенный портрет Че Гевары. Полки были заставлены свечами, кристаллами и статуэтками Будды в разных видах - то пузатого и веселого, то устрашающе аскетичного.
        Над кроватью висела деревянная маска, по виду африканская: пустые глазницы меж толстых век, капризно искривленный рот. Меблировка была более чем скромной, сама квартира - тесной. С трудом верилось, что здесь жил наследник огромного состояния.
        На прикроватной тумбочке стояла фотография в рамке, запечатлевшая Роберта Уиттингтона подростком. Юноша с несуразно большим носом и ступнями обнимал за талию полную светловолосую женщину. Нетрудно было догадаться, что на снимке рядом с Робертом - его мать. Фрэнки как-то упоминала, что она погибла в результате несчастного случая на горнолыжном курорте, когда мальчику только-только исполнилось четырнадцать. Красавицей первая миссис Уиттингтон не была, но на ее лице выделялись кроткие глаза. Глядя на фотографию, Габриель ощутил внезапный прилив сочувствия. Смерть матери, очевидно, стала для Роберта большим ударом, особенно если отношения с отцом не ладились еще с детства.
        В квартире Уиттингтона-младшего Габриеля по-настоящему заинтересовала лишь одна вещь: карандашный набросок, прикрепленный к выцветшей доске канцелярским гвоздиком. Великолепный набросок отличался почти чертежной точностью и изображал круглое помещение с куполообразным потолком и стенами из каменных колес, густо покрытых значками. Некоторые символы легко узнавались - звезда, свеча, книга; другие представляли собой непонятные закорючки и каракули. Внизу курсивом было написано: Портал ; ниже стояла простая подпись - Роберт - и дата. Роберт Уиттингтон, похоже, имел настоящий талант рисовальщика.
        Тем не менее отнюдь не мастерство художника заставило Габриеля затаить дыхание, а его сердце - заколотиться быстрее. Линии карандаша в точности повторяли очертания места, в котором Габриель побывал несколько дней назад, фантастического места, куда он попал перед тем, как его затянуло в кошмарный водоворот звуков и образов, в пучину безумия. Этот огромный зал со стенами из вращающихся, исписанных символами кругов служил вратами к сумасшествию и смерти. От одного воспоминания у Габриеля по спине пробежал озноб.
        Портал.
        Разглядывая превосходно выполненный рисунок, Габриель заметил, что у него трясутся руки. Мысль, получившая материальное воплощение. Доказательство того, что он действительно сумел переступить зыбкие границы пси-пространства и войти в сознание Роберта Уиттингтона.
        Парадная дверь особняка открылась. Габриель часто заморгал, возвращаясь к реальности. Обитательницы Монк-хауса наконец приготовились к выходу. На крыльце появилась рыжеволосая женщина. Она покрутила головой, и за блестящим облаком волос, рассыпанных по плечам, Габриелю удалось разглядеть кончик изящного носа и подбородок. Женщина, по всей видимости, разговаривала с кем-то в доме.
        Рыжая. Стало быть, это Минналуш. Фрэнки говорила, что Морриган - брюнетка. Вторая женщина, пока еще вне поля зрения, указывала пальцем на такси - из-за двери виднелась тонкая обнаженная рука. Рыжеволосая кивнула и стала спускаться по ступеням, кокетливо поправляя длинный легкий шарф, обернутый вокруг шеи. Прежде чем Габриель успел как следует рассмотреть ее лицо, Минналуш скользнула на заднее сиденье такси.
        Вторая сестра вышла на крыльцо и захлопнула за собой дверь. В ее руке блеснул ключ. Она была чуть выше рыженькой, с черными как смоль волосами, уложенными на затылке в замысловатую прическу. Морриган заперла дверь и огляделась по сторонам. На несколько секунд она предстала перед Габриелем анфас: узкий подбородок, острые высокие скулы. Очень пикантно. Вслед за сестрой брюнетка уселась в машину. Такси отъехало от дома и, набрав скорость, скрылось за углом.
        Габриель выждал еще несколько минут. Лучше не спешить и удостовериться, что все чисто. Затем он вышел из «ягуара» и нарочито деловым шагом направился к проулку. На эту сторону выходили задние окна многих соседских домов, но Габриеля это не смущало. Если идешь с уверенным видом, люди, как правило, не обращают на тебя внимания, тогда как вороватая походка, наоборот, обязательно привлечет чужие взгляды. Единственной заминкой может стать замок на двери в сад. Нужно разобраться с ним поскорее.
        Габриелю не пришлось себя утруждать. Опершись плечом о дверь, он хотел достать инструменты, но под тяжестью его веса она щелкнула и отворилась. Хозяйки оставили ее открытой. Габриель нырнул в проем и запер дверь на замок.
        Перед ним раскинулся длинный узкий сад, в котором царило искусственно воссозданное буйство природы. В глаза бросались каскады бледно-лилового, розового и пурпурного: лаванда, сирень и нигелла росли среди шелковых кисточек и пышных султанов высоких колышущихся трав. Бледные розы оплетали стены. Однако, несмотря на общее впечатление восхитительной запущенности, при более пристальном взгляде становилось очевидно, что над планировкой всей этой растительной роскоши немало потрудились. «Ботанический беспорядок» тщательно контролировался. Такую цветочную фантазию мог продумать и создать лишь весьма педантичный ум.
        Справа, в тени горбатого дерева с яркими алыми цветами, располагался бассейн. Габриель обошел кругом, опустился на колени перед кирпичным бортиком и опустил руку в нагретую солнцем воду. Как и говорила Фрэнки, небольшой бассейн казался достаточно глубоким. Водная гладь пестрела облетевшими лепестками цветов. Рядом с фильтром на воде покачивались прозрачные скелетики мертвых насекомых.
        Габриель очистил разум от эмоций и немного подождал. Не вынимая руку из воды, сосредоточился. Пустота. Если Роберт и утонул здесь, ментальные вибрации, возникшие в момент его смерти, уже рассеялись. Габриель не почувствовал абсолютно ничего. Он поднялся и вытер руку о рубашку. Может быть, в доме повезет больше.
        Все окна на первом этаже были закрыты, высокие застекленные двери - тоже. Габриель двинулся по направлению к дверям, и вдруг у него в голове будто что-то вспыхнуло: он узнал герб, составленный из кусочков витражного стекла. Он видел его во время «скачка». Монада. Сочетание астрологических символов, если верить Фрэнки. Знаков, похожих на эти, Габриель раньше не встречал, но, если честно, он не слишком разбирался в таинственном мире зодиака. Исидор, напротив, каждый день сверялся с гороскопом, и неблагоприятный прогноз вгонял его в депрессию быстрее, чем Габриель успевал произнести «Сатурн в ретрограде». Кстати, неплохо бы попросить Исидора поискать что-нибудь про монаду. Это может оказаться важным, если Роберт вытатуировал ее у себя на руке.
        Габриель подергал двери. Они были заперты; впрочем, тип замка не представлял сложности. Охранная сигнализация тоже вроде бы отсутствовала. Сестры огородили сад высоченной стеной, но этим их заботы о безопасности и ограничились. Возможно, им просто нечего прятать. Или они настолько заносчивы и самонадеянны - тоже правдоподобное объяснение.
        Будь Габриель настоящим грабителем, он бы просто выставил одно из цветных стекол, открыл замок изнутри и вошел в дом. Однако, поскольку он не хотел оставлять явных следов своего присутствия, требовалось приложить чуть больше усилий. Из внутреннего кармана куртки Габриель вынул замшевый мешочек с отмычками и достал одну. Поковырявшись в замке, он улыбнулся. Плевое дело. И действительно, всего через несколько секунд задвижка подалась. Габриель вошел в дом и запер за собой дверь.
        Какое-то время он стоял неподвижно, давая глазам привыкнуть к полумраку. Через прорези закрытых ставней в помещение проникали только узкие полоски света. Воздух был спертый и застоявшийся - ставни не столько защищали дом от жары, сколько накапливали и удерживали ее внутри. Под потолком лениво вращался вентилятор. Духоту он практически не разгонял, и шелест медленно крутящихся лопастей лишь подчеркивал тишину в комнате.
        Каждый дом пахнет по-своему. Куда бы Габриель ни приходил, в первую очередь он замечал запах - не обстановку и убранство, а именно запах. Готовка, уборка, другие работы могли влиять на его оттенки, но основная составляющая всегда оставалась неизменной.
        Запах этого дома был отчетливо-женским. И как ни странно, старомодным. Тальк, душистые розы старинных сортов, пряности - корица и гвоздика. Кажется, мандарины? Что-то еще. Что именно, Габриель пока не мог определить, но этот запах, горьковатый и резкий, щекотал ноздри. И разумеется, доминирующий элемент, который делает запах любого жилья столь же неповторимым, как отпечаток пальца: запах его обитателей. В данном случае обитательниц - сестер Монк. Габриель чувствовал их аромат.
        Интерьер комнаты вызывал ассоциации с колониальным стилем. Кремовые стены, половицы и ставни, покрытые темным лаком, плетеная мебель и похожий на привидение вентилятор были типичны скорее для дома в каком-нибудь отдаленном колонистском поселении, нежели для особняка в центре Лондона.
        Ротанговое кресло с высокой круглой спинкой и глубоким сиденьем соседствовало с потертой ширмой из лозы. Одна стена была увешана резными африканскими масками. Глядя на них, Габриель вспомнил маску, которую видел в квартире Роберта Уиттингтона. Вполне вероятно, что она перекочевала к нему отсюда. Два темно-зеленых кресла с подголовниками и растрескавшейся кожаной обивкой стояли друг напротив друга, на полу между ними лежала полысевшая шкура зебры. С одной стороны огромного пузатого дивана, обитого велюром, стоял кофейный столик из ротанга, с другой - такая же плетеная этажерка для журналов. Дальний угол комнаты занимали два длинных металлических рабочих стола, заваленные всякой всячиной.
        Повсюду были розы - на полках, столах, подоконниках. Шелковистые кроваво-красные, цвета спелого абрикоса и бледные, с розоватыми прожилками, свисающие из алебастровых горшков. И что интересно, ни одного фото. Насколько Габриель знал, в домах одиноких женщин всегда много снимков - как собственных, так и близких им людей. Однако, за исключением жутковатой репродукции Сальвадора Дали, изображающей печально-красивого Христа, распятого на кресте в небесах, других картин или фотографий в комнате не было.
        Комната отличалась большими размерами и, очевидно, служила не только гостиной, но и библиотекой, а также рабочим кабинетом. Одну стену занимали стеллажи, заставленные книгами под самый потолок. Книг было так много, что под их тяжестью полки угрожающе прогнулись; часть томов беспорядочно громоздилась позади передних рядов.
        Габриель покрутил головой, разглядывая корешки. «О составлении образов, знаков и идей», «Тени идей», «Искусство познания», «Оккультная философия», «Книга Дзен»,
«Герметический свод». Прямо скажем, с таким чтением в ванне не расслабишься. Правда, не все труды относились к оккультной тематике, на многих книгах стояли логотипы университетских издательств, их авторы были признанными светилами в более строгих областях науки. Стивен Джей Гулд, Дэвид Гелернтер, Дэниел Деннет, Фримен Дайсон, Роджер Пенроуз. Назвать библиотеку эклектичной значило бы дать ей весьма бледное определение.
        При всем том сестры шли в ногу с веком электроники. Две нижние полки были заняты DVD-дисками. Габриель быстро подсчитал: десять дисков в секции, двадцать секций
        - всего более двух сотен дисков. Он наугад вытащил один. На коробке - наклейка с аккуратной надписью «Проект "Геном человека"». Надпись на другом диске гласила
«Британская энциклопедия». Одна целая и две десятых гигабайта.
        Габриель удивленно вздернул брови. Если все диски записаны полностью, в них содержится огромный объем информации. В гостиной сестер Монк уместилась вся Британская библиотека.
        От стеллажей Габриель перешел к металлическим рабочим столам, которые служили подставкой для многих затейливых вещиц. Взору Габриеля предстали отполированные до блеска медные компасы, астролябия, выбеленные птичьи скелеты, такие невесомые, что, казалось, коснись - и они рассыплются в пыль. Стеклянные колпаки, засушенные травы, листы самодельной мраморной бумаги, настоящие чернильницы и перья с причудливыми кончиками.
        Какая необычная коллекция. В других домах кое-что из этого набора, пожалуй, было бы представлено в качестве антиквариата - к примеру, одна только астролябия наверняка стоит уйму денег, а костяшки на счетах явно сделаны из слоновой кости, но в этой комнате все инструменты смотрелись до странности рабочими, как будто ими пользовались каждый день.
        Среди прочего Габриель обнаружил компьютеры «Ай-би-эм» и «Макинтош», объединенные в локальную сеть. Оба включены, на обоих один и тот же скринсейвер: женщина в развевающемся плаще, с длинными волнистыми волосами и пылающим солнцем в ладонях. Огненная сфера постепенно увеличивалась в размерах, а затем медленно уменьшалась до едва заметной искры. Зрелище двух солнц, то разгорающихся, то гаснущих, завораживало.
        Габриель уселся в старенькое компьютерное кресло и нажал кнопку на клавиатуре
«Ай-би-эм». Пароль не требовался. На дисплее отобразилась страница интернет-браузера.
        Отлично! Он сможет получить доступ к электронной почте сестер, может быть, даже восстановить их переписку с Робертом Уиттингтоном. В квартире Роберта компьютера он не нашел, но, по словам Фрэнки, Уиттингтон-младший был владельцем достаточно современной техники, пока не решил пожертвовать ее в пользу благотворительной организации.
        Это случилось незадолго до его исчезновения. Разумеется, Габриель счел бы подобный шаг как минимум неожиданным, а вот Фрэнки не находила ничего странного в том, что ее пасынок запросто отдал чужим людям вещь стоимостью в три тысячи фунтов. «Под настроение Робби мог выкинуть что угодно, - пожимая плечами, констатировала Фрэнки. - Сегодня ему взбредало в голову присоединиться к движению современных луддитов, назавтра - что-нибудь еще».
        Компьютером пользовались обе сестры, но проверка почтовых ящиков разочаровала. Ничего интересного - сообщения от друзей, деловых партнеров и - насколько он определил - ни одного письма, полученного или отправленного в адрес Роберта Уиттингтона.
        Надеясь, что в переписке может содержаться кое-какая полезная информация, Габриель начал открывать документы в случайном порядке. Ничего криминального. Файл с названием «Счета» содержал именно счета, то есть подробный перечень хозяйственных расходов, хотя, надо признать, итоговая цифра заставила Габриеля присвистнуть. Сестры явно не экономили.
        Он двинулся вниз по списку файлов и вдруг замер. «Дневник». Есть! То, что надо. Габриель навел курсор на файл и дважды щелкнул. На этом легкая часть работы закончилась. На дисплее высветилось окошко с просьбой ввести пароль. Доступ запрещен.
        Пароли, однако, не всегда обеспечивают надежную защиту. Если знаешь человека, в чей компьютер собираешься залезть, пароль порой совсем нетрудно угадать. Большинство владельцев домашних ПК используют в качестве паролей слова, связанные с повседневной жизнью и интересами. Но Габриель не общался с сестрами и понятия не имел, чем они занимаются, поэтому просто попробовал набрать их имена - кстати, еще вопрос, как правильно пишется «Минналуш», - и, не добившись успеха, признал свое поражение.
        Он откинулся на спинку кресла и сцепил руки за головой. Итак, он в тупике. По крайней мере, сейчас. Однако уже сам факт того, что дневник - единственный защищенный паролем файл, говорит о многом. Нужно посоветоваться с Исидором и разработать план. Возможно, им удастся получить доступ к файлу, запустив по электронной почте «троянского коня» - специальную вирусоподобную программу. Правда, сделать это тоже непросто. На панели задач дисплея висел значок
«Антивируса Касперского». «АВК» - безусловно, лучшая программа, вирусы и трояны вынюхивает не хуже ищейки. Исидору придется попотеть.
        Габриель повернулся в кресле к дисплею «Макинтоша». Может быть, со второй машиной ему повезет больше. Он нажал клавишу ввода, и скринсейвер исчез, открыв экран. Странно. Во-первых, отсутствовало подключение к Интернету. Во-вторых, по всей видимости, на компьютере работали с одним-единственным документом. Файл назывался «Ключ Прометея». Так-так, занятно. В Оксфорде Габриель прошел курс истории культуры и считал себя до некоторой степени любителем классики. Если память ему не изменяет, Прометей похитил у олимпийских богов огонь и отдал его людям, открыв путь к знаниям. За это по приказу Зевса был прикован к скале и обречен на постоянные муки: прилетавший каждый день орел клевал его печень, которая за ночь отрастала снова. Да уж, с греческими богами шутки плохи.
        Без особой надежды Габриель дважды щелкнул мышкой по файлу. Никаких неожиданностей - доступ к документу закрыт.
        Два файла, защищенных паролями. Ими обязательно стоит заняться. Только вот в случае с «Макинтошем» есть одно существенное затруднение. Поскольку на машине отсутствует выход в Интернет, они с Исидором не смогут получить доступ к содержимому компьютера извне, через удобное широкополосное соединение. Чтобы взломать систему, Габриелю придется вернуться сюда еще раз. Перспектива его отнюдь не прельщала, он предпочитал работать на расстоянии.
        Сегодня из компьютеров больше ничего не выжать, тратить время не имеет смысла. Габриель бросил взгляд на часы и удивился: прошло уже сорок минут. Он начал подниматься с кресла и застыл как вкопанный. Справа на полке, на уровне глаз, стояла стеклянная коробочка, освещенная слабым лиловатым светом. Дно коробочки было выложено галькой, песком и обломками камней. Пустыня в миниатюре, жутковатый пейзаж. На камне, изящно шевеля мохнатыми лапками, будто привидение, покачивался здоровенный паук, один из самых больших, каких Габриелю доводилось видеть.
        Он сглотнул. Создание казалось нереальным, как фантом или кошмарный сон. Габриель почувствовал мощный прилив адреналина. Его мозг отреагировал на вид членистоногого нервным импульсом непосредственно из мозжечка в обход аналитической части разума.
        Габриель нерешительно вытянул шею, чтобы поближе рассмотреть коробочку. В фиолетовом освещении определить цвет паука было трудно, и существо напоминало адскую тварь из тяжелого наркотического дурмана. Тело в длину не меньше десяти сантиметров, восемь шевелящихся лап, массивные клыки. Хоть и не специалист по паукам, Габриель был почти уверен, что перед ним тарантул. Ну вот, уже не так страшно. Тарантулы не опасны для людей, это он знал точно и даже где-то читал, что некоторые люди держат их в качестве домашних животных. Подумать только, тарантул - домашний любимец. Габриель не сводил глаз с паука. Существо едва заметно перебирало лапками. При взгляде на большое грязное пятно в углу коробочки Габриеля слегка затошнило: недоеденный сверчок. Господи, это уж слишком. Лучше отойти от полки подальше. Он и так убил кучу времени, рассматривая сверхъестественную зверюгу. Черт возьми, какие еще сюрпризы ожидают его в этом доме?
        Далее по порядку шли: столовая, отделанная красным деревом, гостевой туалет, вероятно рассчитанный на пигмеев, и вполне современная кухня. Габриель заглянул в холодильник. Помимо бутылки дорогого шампанского «Круг» на полке стояли красивые лоточки и банки с ярлыками продуктового универмага «Харродз фуд холлз». Габриель приподнял уголок одного из белых лотков: жаркое из утки. И пускай в вопросах литературы и дизайна интерьера, не говоря уж о домашних любимцах, вкусы у сестер довольно странные, надо признать, еду они выбирают по высшему классу.
        Взор Габриеля привлекли интересные репродукции на дальней стене. Это были отнюдь не натюрморты, типичные для кухонь, с изображением аппетитных томатов или кукурузных початков, а рисунки, выполненные акварелью, и притом, мягко говоря, весьма оригинальные. На фоне сельских пейзажей, в обрамлении змеиных клубков, а также многочисленных солнц и лун вокруг пылающих костров плясали толпы гермафродитов.
        У стены располагался грубый сосновый стол длиной не меньше трех метров, заставленный всевозможными медными чашками и, что больше заинтриговало Габриеля, колбами с широким донышком, которые обычно можно найти в химической лаборатории. Округлые флорентийские склянки, закрепленные на кронштейнах, и фильтровальные колбы с длинным горлышком соседствовали с бунзеновскими горелками и автономными электроплитками. На узких полках вдоль стены выстроились пакеты из оберточной бумаги, подписанные беглым почерком: «можжевельник виргинский», «сумах копаловый (ствол)», «клевер красный», «омела белая», «шиповник собачий»…
        Нижнюю полку занимали небольшие пластмассовые баночки. Габриель взял одну и открутил крышку. Подписано «зола», значит, внутри должен быть порошок. К его удивлению, банка доверху была наполнена липкой белой массой. Габриель понюхал: терпимо. Теперь он знал источник едковатого запаха, который уловил еще с порога.
        Все эти занимательные вещицы, однако, никак не указывали на то, что могло случиться с Робертом Уиттингтоном. Кроме того, за время своей экскурсии Габриель пока не узнал ни одной комнаты из тех, что видел в «скачке». Единственным знакомым элементом была монада. Гербы с ее изображением висели повсюду, даже над кухонной дверью. Должно быть, сестры без ума от этого символа. Габриель еще раз взял себе на заметку обратиться к Исидору с просьбой разузнать о монаде поподробнее.
        Кухня выходила непосредственно в передний коридор с высокими стенами и плинтусами шириной как минимум тридцать сантиметров. Коридор выполнял роль оранжереи: в горшках росли папоротники, бархатистые африканские фиалки, множество призрачно-белых орхидей на низком подоконнике и, конечно, розы. Сестры Монк питали слабость к этим цветам. Габриель и сам любил зелень, но, пробираясь сквозь эти заросли, чувствовал себя как в джунглях.
        На отполированных стенных крючках висело несколько легких плащей и курток. Проходя мимо вешалки, он заметил пурпурный шелковый шарф, который соскользнул с крючка и лежал на темном деревянном полу, напоминая лужицу расплавленных драгоценных камней. Габриель поднял шарф и ощутил аромат духов. Шелковая материя благоухала даже на расстоянии: Габриель аккуратно повесил шарф на плечи нарядного вечернего жакета с блестками. У него шевельнулось воспоминание. Кажется, от женщины в маске, которую он видел во время «скачка», пахло этими же духами? На мгновение он сосредоточился, потом сдался. Запах хоть и яркий, но ниточка памяти, связанная с ним, слишком слаба. Нет, он до конца не уверен.
        Габриель поставил ногу на первую ступеньку лестницы и посмотрел вверх, туда, где она разворачивалась изящной эллиптической спиралью. Узорные кованые перила ему очень понравились, однако, начав подниматься, он поморщился. Деревянные ступеньки нещадно скрипели. Это может очень помешать, если придется еще раз вернуться сюда, когда хозяйки будут дома.
        На втором этаже он не обнаружил ничего особенно интересного. Там находилась комната, отделанная в мягких синих и белых тонах, очевидно гостевая, к которой примыкала ванная. Другой комнате на этаже отводилась роль просторной гардеробной. Судя по всему, ею пользовались обе сестры, что подтверждала обувь разных размеров.
        Вдоль стен тянулись перекладины с развешанными на плечиках платьями и полки, на которых громоздились шляпные картонки, лежали блузки из набивных тканей и стопки свитеров. Недостатка в одежде Морриган и Минналуш Монк определенно не испытывали и уж точно покупали ее не в универмагах. На ярлычке темно-серого платья-костюма значилось: «Гуччи». На коробке с туфлями в тон стояла марка «Кристиан Лубутен». Интересно, откуда у сестер деньги? Фрэнки ничего не говорила об этом и не знала, чем они зарабатывают на жизнь. Наверное, живут на средства, доставшиеся по наследству, предположил Габриель, коснувшись вечернего платья из черного шелка с глубоким вырезом на спине и отделкой стразами. Кто-то рождается под счастливой звездой, остальные вынуждены добиваться успеха собственным трудом.
        При других обстоятельствах Габриель пришел бы в восторг, оказавшись среди благоухающих шелков и кружев, но сейчас, глядя на полки, набитые женским бельем и прочими тряпками, почему-то чувствовал себя грязным извращенцем, любителем подглядывать в чужие окна. Откровенно говоря, особняк начинал действовать ему на нервы. С одной стороны, здесь очень интересно и необычно - никаких тебе мещанских стереотипов вроде мебели, обитой ситцем в цветочек, но что-то в атмосфере дома заставляло Габриеля ощущать безотчетную тревогу. Четко сформулировать причину своего беспокойства он бы не смог. Дом словно затаил дыхание, отчего Габриель непроизвольно сделал то же самое. Нелепость какая-то.
        В любом случае, вряд ли удастся отыскать следы Роберта Уиттингтона здесь, среди сумок «БиркинБэг» от «Эрме» и туфелек от Джимми Чу. Пожалуй, стоит подняться наверх.
        Взобравшись на верхний этаж, Габриель немного постоял, чтобы отдышаться. Справа от него находилось арочное окно. Большую часть лестничной площадки занимал высокий и очень красивый комод орехового дерева. По обе стороны от комода располагались двери, вероятно ведущие в спальни.
        Габриель выбрал левую и потянулся к дверной ручке, но что-то заставило его остановиться. Откуда вдруг возникло это странное чувство, будто за ним наблюдают? Он оглянулся. На лестнице никого. Солнце уже почти село, и в обрамлении сводчатого проема виднелось пламенеющее рыжее небо, замутненное смогом. Лучи солнца пока еще освещали лестничную площадку, но когда Габриель отошел от двери и перегнулся через перила, чтобы посмотреть вниз, оказалось, что коридор практически полностью погружен во тьму. Мохнатые, словно паучьи лапы, папоротники в горшках на пристенных столиках и гербы, подвешенные на крюках, почти не отбрасывали теней. Габриель медленно выпрямился. Нет, он просто смешон. В доме никого нет. Он снова подошел к двери и взялся за ручку.
        Из-за его спины с диким рычанием пролетела черная комета. Что-то метнулось с верхушки комода и скрылось за полуоткрытой дверью. От неожиданности Габриель оцепенел. Разум подсказал ему, что это всего лишь кошка, но в висках бешено пульсировала кровь, а волосы на голове встали дыбом.
        Габриель осторожно отворил дверь. От скрипа петель у него свело зубы. На расстоянии фута свирепо сверкал глазами черный кот, яростно хлеща себя хвостом и угрожающе подняв переднюю лапу. Кот зашипел на Габриеля и издал жуткий горловой звук, как будто младенец под пытками.
        - Тихо, киска, тихо.
        Габриель попытался успокоить животное и выставил вперед руку. Все, что угодно, лишь бы унять этот нечеловеческий вой. Кот отреагировал с молниеносной быстротой, и в следующую секунду непрошеный гость Монк-хауса уже разглядывал четыре глубокие царапины на запястье. Кровь почему-то потекла очень сильно.
        Вот дерьмо! Габриель одновременно ощутил приступ тошноты и легкое головокружение. Что за ерунда, в конце концов, это же не смертельная рана. Он вытащил из кармана носовой платок и, как мог, соорудил повязку на запястье. Надо быть осторожнее, чтобы не закапать все кровью. Он нащупал возле двери выключатель и зажег свет: не стоит давать адскому отродью дополнительного преимущества. Кошачьи зрачки сузились, тварь продолжала завывать, и от этих воплей Габриеля буквально выворачивало наизнанку. Он с грозным видом двинулся по направлению к зверю, но кот, должно быть, разгадал его замысел и быстро взобрался по шторе на платяной шкаф, где сжался в тугой меховой шар, не сводя с противника злобных глаз. Ладно, по крайней мере хоть выть перестал.
        Так, пора перегруппироваться. Габриель глубоко выдохнул. Дома он продезинфицирует царапины, а пока нужно заняться делом, не обращая внимания на кота. Только бы не забыть перед уходом вышвырнуть его отсюда. Дверь, наверное, специально была заперта, чтобы поганое животное не пробралось в комнату.
        Спальня, как и другие помещения, оказалась прелестна. Теперь, когда сердце перестало колотиться, Габриель смог как следует рассмотреть обстановку. В комнате преобладали розовый и персиковый цвета, и хотя такую цветовую гамму легко можно было счесть кричащей, здесь она отнюдь не выглядела безвкусно. На туалетном столике возвышался огромный череп кита с букетом маргариток в одной глазнице - свидетельство прихотливой фантазии хозяйки. Габриель невольно отметил и своеобразие ее юмора: прикроватная лампа с лиловым пластиковым абажуром была выполнена в форме микеланджеловского Давида. Разумеется, без головы.
        На кровати валялись початая коробка конфет и салфетка с отпечатком ярко-красной губной помады. Габриель невольно улыбнулся. Милые женские штучки. Рядом с коробкой на покрывале обложкой вверх лежала книга с потрепанным корешком. «Ум к Гермесу» - наверняка захватывающий дамский роман.
        Габриель взял книгу в руки, не закрывая страницы, на которой она была развернута. Судя по виду, произведение несколько раз перечитывали от корки до корки. Мелованная бумага затерлась, шрифт размазался. Внимание Габриеля привлек абзац, жирно подчеркнутый карандашом: «Если сумеешь объять мыслью все сразу - время, место, материю… сумеешь постичь Бога». На полях убористым, но округлым женским почерком было написано:

«Божественное начало изгнано из мира, в котором мы живем. Мы создаем сложнейшие машины для ума, но при этом утратили алхимический импульс и стремление трансформироваться в идеального богоподобного человека. Вместо того чтобы помочь нам объять сокровища Вселенной, машины для ума опустошают наше сознание, превращая его в смятый бумажный стаканчик, использованную салфетку, нечто, не представляющее ценности, способное лишь отражать знания мира, но не впитывать их!!!»
        Габриель состроил гримасу. «Машина для ума»… компьютер? И что такое
«алхимический импульс»? Сами по себе фразы довольно туманны, но горячую убежденность, стоящую за ними, не прочувствовать нельзя. Взять хотя бы эти восклицательные знаки.
        Что ж, у каждого свои причуды, как говорит Исидор. В перечне жизненных приоритетов Габриеля трансформация в богоподобного человека занимала невысокое место. Скорее он придерживался девиза «Личное преуспевание - лучшая месть».
        Он собрался положить книгу на место, но тут зазвонил сотовый, закрепленный на ремне брюк. От неожиданности Габриель вздрогнул.
        - Алло?
        - Привет, - коротко и устало выдохнула Фрэнки.
        - Что случилось?
        Габриель машинально бросил взгляд на часы. Он провел в доме всего час. В резиденции Уиттингтонов еще даже не подали бутерброды с икрой.
        - Они едут домой, точнее, выехали с четверть часа назад.
        - Что? Почему ты сразу мне не позвонила? Пятнадцать минут. Черт, сестры, наверное, уже на крыльце.
        - Извини. Уильяму стало плохо, поэтому пришлось отменить вечеринку. - В трубке послышался тяжелый вздох. - Сам понимаешь, в первую очередь я думала вовсе не о том, чтобы позвонить тебе, - сухо пояснила Фрэнки.
        - Понимаю. Ладно, мне пора уносить ноги. - Габриель вдруг спохватился. - Как он?
        - С ним все будет в порядке. В последнее время такое часто случается. Спасибо, что спросил. Торопись!
        Габриель засунул телефон за пояс. Пора сматываться. Он оглянулся на кота, который по-прежнему злобно щерился со шкафа. Выгонять адское создание из комнаты некогда, остается надеяться, что сестры решат, будто сами забыли закрыть дверь. Так, книга лежит на покрывале, как и лежала, об этом он позаботился. Что еще? Свет, нужно погасить свет.
        На лестничной площадке взгляд Габриеля упал на другую дверь, расположенную с правой стороны от комода и тоже закрытую. Может, он успеет одним глазком заглянуть? Габриель осторожно открыл дверь и просунул голову внутрь. Еще одна спальня, на этот раз в сиреневых и желтых тонах. Он без труда мог все рассмотреть, так как хозяйка оставила зажженной лампу. Перламутрово-розовые вечерние перчатки были небрежно брошены на зеркало с изменяемым наклоном, в котором отражались кровать и кисейный полог. Внимание Габриеля, однако, привлекло нечто другое: дальняя стена комнаты. Он искал фотографии - пожалуйста, вот они, целая коллекция. Любительские, студийные, черно-белые, цветные - десятки фото; одни небрежно прикноплены внахлест, другие аккуратно помещены в рамки.
        Фрэнки упоминала, что сестры довольно привлекательны, и, мельком увидев их на крыльце сегодня вечером, Габриель был склонен согласиться с ее мнением. Сейчас, разглядывая их лица в полной тишине, он осознал, что «привлекательные» - слишком бесцветное определение. Эти женщины оказались не просто хороши собой по общим меркам. Минналуш и Морриган Монк были потрясающе - сногсшибательно - красивы.
        Минналуш - рыжеволосая - отличалась более мягкой красотой. Скулы - высокие, как у сестры, но черты лица более округлые, не такие резкие. Губы - полные и чуть бледные, взгляд светло-зеленых глаз немного туманный, как будто Минналуш только что встала с постели и смотрит на мир еще сонным взором. Формы можно назвать пышными: тонкая талия и роскошная грудь.
        Морриган, напротив, обладала атлетическим сложением. Руки - тонкие и жилистые, длинные ноги - изящные, но крепкие. Глаза невероятной синевы. На одной фотографии Морриган мчалась на лошади, похожая на андалусийку в строгом черном камзоле для верховой езды и испанской шляпе с кружевным шарфом, завязанным под подбородком. Великолепное фото, сделанное в профиль: голова лошади, крутой изгиб черной шеи и бешеный глаз; руки наездницы, облаченные в перчатки, стальной хваткой держат поводья. Снимок дышит силой, сосредоточенностью, грацией.
        За исключением формы лица - узкий подбородок и широкие скулы, - внешнего сходства между сестрами очень мало, подумал Габриель. Тем не менее в детстве они выглядели почти близняшками. На стене висело несколько фотографий милых девчушек с дыркой между передними зубами и тугими косичками. Мать предпочитала одевать дочерей одинаково: в платья, украшенные лентами, носочки с рюшками и детские круглоносые туфельки. В общем, довольно старомодно. Ни тебе джинсов, ни кед, ни бейсболок. На ум Габриелю пришел афоризм Джона Голсуорси: «Глаза человека отражают то, каков он от природы, рот - каким его сделала жизнь». Лица маленьких и взрослых сестер Монк не имели почти ничего общего, но, как свидетельствовали фотографии, уже в раннем возрасте в глазах обеих девочек светился на удивление зрелый ум и яркий темперамент.
        Габриель продолжал скользить взглядом по веренице фотографий, и вдруг у него екнуло в груди. Он пришел в этот дом, чтобы отыскать Роберта Уиттингтона, и внезапно нашел его. Со стены на Габриеля смотрел юноша с худощавым, аскетическим лицом, доверчивыми глазами и по-детски восторженной улыбкой. Он стоял в обнимку с сестрами, очевидно, в каком-то парке. Может быть, снимок сделан в Хэмпстед-Хит? На заднем фоне виднелись зеленые газоны, цветочные клумбы и несколько разноцветных воздушных змеев в линяло-голубом небе.
        Счастливый Уиттингтон смотрел прямо в объектив. Справа от него стояла Минналуш, одной рукой придерживая развевающиеся на ветру волосы. Слева и чуть позади - Морриган: тонкие пальцы лежат на плече Роберта, взгляд устремлен вдаль.
        На других фотографиях Роберт почти везде был запечатлен один. То он лежит в гамаке, свесив длинную ногу, то сидит в саду, привалившись к дереву, тому самому, что растет возле бассейна, - Габриель узнал крупные красные цветки. На следующем снимке Роберт Уиттингтон в футболке с надписью «Поцелуи лучше наркотиков» смешно свел глаза к носу. Ага, это гостиная в Монк-хаусе - на стене африканские маски, за плечом Уиттингтона-младшего маячит герб с изображением монады.
        Черно-белая фотокарточка размером восемь на десять дюймов, помещенная в рамку, вызвала у Габриеля странное беспокойство. Судя по всему, Роберт Уиттингтон и сестры Монк были сфотографированы на открытии выставки в какой-то модной художественной галерее. Уиттингтон задумчиво рассматривает холст, Морриган и Минналуш чуть поодаль, обе держат по бокалу шампанского. Их взгляды устремлены не на картину, а на Роберта, на лицах написан нетерпеливый азарт, предвкушение, любопытство. Габриель задержал дыхание. Вот, опять: любопытство. Как в глазах той женщины у бассейна. Сестры смотрят на Уиттингтона с настойчивой, почти жадной пытливостью, они взволнованы, увлечены, возбуждены . Чем?
        Хорошо бы забрать эту фотографию с собой, но, поскольку она в рамке, пропажу, скорее всего, заметят. Габриель поколебался, потом протянул руку и снял со стены фото Роберта и сестер Монк в парке Хэмпстед-Хит. Карточки приколоты чуть ли не одна на другую, так что, пожалуй, эту можно и позаимствовать.
        Пора, пора уходить. Габриель сунул снимок во внутренний карман куртки и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь. Он быстро спустился по лестнице, выстеленной черными тенями, и уже добрался до нижнего этажа, когда внезапный звук заставил его замереть на месте - щелчок замка, в котором поворачивается ключ. Звук исходил от парадной двери. Оглянувшись, Габриель убедился, что она уже начала открываться.
        Он рванулся к двери, ведущей в гостиную, но коридор с безумным количеством цветочных горшков оказался настоящим минным полем. Сердце Габриеля едва не выскочило из груди, когда он чуть не опрокинул разлапистую аспидистру. Наконец он снова очутился в гостиной, и там, на противоположной стороне, его ждал путь к спасению - створчатые двери.
        В холле зажгли свет, желтый луч протянулся через весь коридор в гостиную и упал к ногам Габриеля. Послышался женский голос - слов не разобрать, но тембр низкий и приятный. Затем другой голос, более высокий, с легкой хрипотцой, произнес: «И все-таки согласись, он просто милашка!»
        Габриель быстро пересек комнату, предусмотрительно обойдя стороной шаткую плетеную ширму, толкнул рукой створчатые двери и вышел в сад. После запечатанной атмосферы дома знойный воздух и шум машин подействовали на него, как ударная волна. Габриель тихонько прикрыл стеклянные створки и помчался через сад. Добежав до дверцы в стене, он остановился и посмотрел назад.
        Из-за стеклянных дверей лился яркий свет, витражные вставки горели разными цветами. На одном из окон открыли ставни и распахнули его настежь. Габриель услышал музыку. В саду благоухали розы, напоенный ароматом ночной воздух кружил голову.
        За освещенным окном вырисовывались силуэты двух фигур. Они стояли лицом друг к другу, почти соприкасаясь головами. В их позе Габриелю почудилось что-то тайное, даже интимное. Несмотря на то что в саду было тепло, он поежился. От запаха роз его вдруг затошнило, стало клонить в сон, руки и ноги отяжелели. Он продолжал глядеть на сестер, и ему вдруг показалось, что перед ним застывшая картина: две женщины в окне, занятые тихим разговором, чужак, наблюдающий за ними из темноты, благоуханный сад - зачарованный мир, живущий по своим правилам, далекий от Лондона, который окружает его со всех сторон, словно живое теплокровное существо. Время здесь словно остановилось, хотя за стенами сада течет ровно и гладко.
        Резкий сигнал автомобильного клаксона вывел Габриеля из оцепенения. Что он делает тут до сих пор? На него навалилась усталость, болела оцарапанная рука. Внезапно он ощутил непреодолимое желание убраться подальше от этого дома. Снова посмотрел на окно - фигуры исчезли.
        Габриель облегченно вздохнул, повернулся к дверце, и тут до него донесся тихий женский смех. Или это только померещилось?

23 ИЮНЯ
        У нас все еще нет нового участника игры. М. думала, что нашла того, кого надо, но как же он нас разочаровал! В нем нет жажды познания, нет любви к приключениям. Определенно, для нашей игры он не подходит.
        М. продолжает, использовать его в качестве любовника, хотя я сильно сомневаюсь, что он способен ее удовлетворить. Очень красив, но сам знает об этом, а ни одна женщина не потерпит, чтобы мужчина считал себя привлекательнее ее. Надолго он не задержится.
        Кстати, об идеальном любовнике: каким он будет?
        Он страстен, у него дух воителя, умелые пальцы - он знает, как нужно касаться женщины. Он покорит меня своей нежностью и познает всю, до последней шершавинки.
        Утонченность. Властность. Скрытая угроза.
        Где найти такого мужчину? Как его зовут?
        ГЛАВА 8
        - Как ты сказал, кто он?
        Фрэнки повернула голову и сощурилась на солнце. По ее настоянию они выбрали столик на летней площадке, хотя Габриель терпеть не мог принимать пищу на открытом воздухе. Где-нибудь в сельской местности завтрак на природе несет в себе некое буколическое очарование, но в центре города приходится сидеть в неприятной близости от прохожих, которые так и норовят плюнуть или чихнуть тебе в тарелку, не говоря уж о выхлопных газах, изрыгаемых автомобилями.
        - Исидор? Мой приятель. Отлично разбирается в компьютерах и способен из-под земли достать любую информацию. Я попросил его порыться в Сети насчет Минналуш и Морриган Монк, может, найдется что-нибудь интересное. - Габриель глянул на часы.
        - Пунктуальностью, к сожалению, Исидор не отличается, но скоро должен прийти. - Он махнул рукой, подзывая официантку. - Еще кофе?
        Фрэнки раскрошила круассан на тарелке.
        - Нет, спасибо. Вчера ночью я, кажется, напилась кофе на всю оставшуюся жизнь.
        - Как чувствует себя Уильям?
        - Лучше.
        Габриель кивнул. Сегодня Фрэнки не склонна к разговорам, да и выглядит утомленной. Красное платье лишь подчеркивает усталость на ее лице, жизнерадостный цвет невыгодно контрастирует с мертвенно-бледной кожей, резче обозначает сухость губ. В глазах Фрэнки застыла глубокая печаль. Значит, старик действительно ей не безразличен. Габриель почувствовал внезапный - и неприятный
        - укол ревности. Фрэнки осталась там, в прошлом. Какое ему дело до ее чувств к мужу?
        - Ты любишь его?
        - Это тебя удивляет?
        - Нет. Если честно, Фрэнки, ваши отношения… из разряда безумной страсти?
        - Скорее из разряда взмокших от волнения ладоней и полуночных грез. - Она подалась вперед. - Я еще никогда так не любила.
        - Вот как.
        На лице Фрэнки промелькнула усмешка.
        - Ты полагаешь, ни один мужчина в мире с тобой не сравнится?
        - Ну почему же, - пожал плечами Габриель, но мысленно съязвил: что такого есть у Уиттингтона, чего нет у Блэкстоуна? Разве что нескольких сот миллионов.
        - Ты неподражаем, - коротко рассмеялась Фрэнки. - Всегда считал себя самым выдающимся созданием на земле. Похоже, время мало что изменило.
        Габриель смерил Фрэнки холодным взглядом.
        - Ладно тебе, перестань дуться, - улыбнулась она. - Лучше расскажи про свой визит к сестрам Монк. Говоришь, за исключением фотографий, других следов Роберта обнаружить не удалось?
        - Нет, - вздохнул он. - Более того, я не уловил отпечатка его присутствия в доме.
        - А та женщина в маске с вороном на плече? Отпечаток ее образа ты почувствовал?
        - Боюсь, нет.
        - Совсем?
        - Ничего конкретного, хотя я по-прежнему думаю, что мы на правильном пути. Вопрос в том, кого из сестер я видел во время «скачка» - Морриган или Минналуш? На фото я рассмотрел обеих, но лицо женщины закрывала маска, а на голову был накинут капюшон, так что я до сих пор не знаю, которая из них приходила в ту ночь к бассейну.
        - Сестрички очень близки, - нахмурилась Фрэнки. - Почему не предположить, что ты видел сразу обеих?
        - В «скачке» я четко ощущал одну женщину. Если произошло убийство, в нем виновна только одна из сестер. Одна женщина из плоти и крови положила руку на лицо Роберта Уиттингтона и толкнула его под воду. Возможно, другая сестра обо всем знала и впоследствии помогала замести следы, но деяние совершил один человек.
        - Деяние… О господи! - Фрэнки передернуло. - Какое холодное, безличное слово. Ты понимаешь, что тебе придется еще раз выйти в «скачок», вернуться назад и разобраться в том, что видишь?
        - Да, я об этом думал.
        - Когда будешь готов?
        - Скоро, - пообещал Габриель.
        На самом деле его раздирали противоречивые чувства. С одной стороны, он был весьма заинтригован увиденным во время «скачка» - еще бы, такой эмоциональный всплеск! Разумеется, исследовательский азарт, который всегда служил главным стимулом к выходу в чужое сознание, в большой степени присутствовал и сейчас.
        С другой стороны, Габриелю вовсе не улыбалось еще раз пережить собственное схождение с ума, да и в шкуре утопленника пришлось несладко. Более того, когда он вышел из последнего «скачка» и вернулся в реальность, его мозг еще долго оставался истерзанным, как футбольный мяч в конце сезона. Такое случилось впервые, и это пугало Габриеля. Решившись на второй «скачок», он будет похож на безумного ученого, который вводит себе дозу новоизобретенного, непроверенного и, возможно, опасного лекарственного средства, чтобы на себе опробовать его действенность.
        - Кстати, я хотела спросить, - Фрэнки указала на забинтованное запястье Габриеля, - что у тебя с рукой?
        - Поцапался с бешеным котом. Вчера вечером, в Монк-хаусе.
        - Кота я помню. Если не ошибаюсь, черный как уголь?
        - Милая зверюшка. Чуть не отхватил мне руку.
        - Ты же сам его раздразнил, - улыбнулась Фрэнки.
        - Раздразнил?
        - Когда я приходила в дом, он мурлыкал и терся о мои ноги. Чудесный пушистик.
        Габриель собрался возразить, но тут через столик протянулась длинная тень и на его плечо легла чья-то ладонь.
        - Извините за опоздание, - широко улыбнулся Исидор.
        Он был одет в розовую безрукавку и цветные пляжные трусы, из-под которых торчали тощие ноги, бледные и волосатые. В руке он держал глянцевый желтовато-коричневый портфель. Портфель в сочетании с пляжными трусами выглядел весьма импозантно.
        - Ты здорово опоздал, - констатировал Габриель.
        - Что поделаешь, повсюду жуткие пробки. А еще я пробежался мимо «Питтипэтс» и поставил банку. Представляешь, эти идиоты до сих пор не сменили настройки по умолчанию в протоколе шифрования! - Исидор весело подмигнул.
        - Банку? - заинтересовалась Фрэнки.
        Габриель предупреждающе мотнул головой. Конечно, она в курсе, что представляет собой их профессия, однако незачем лишний раз афишировать далеко не честные методы. «Банкой» у Исидора и Габриеля называлась хитроумная направленная антенна, которую они использовали для определения беспроводных систем связи.
        Исидор плюхнулся на стул, вытянул руку и произнес:
        - Очень рад познакомиться, миссис Уиттингтон.
        Фрэнки, слегка ошеломленная, пожала протянутую ладонь.
        - Я тоже. Только, пожалуйста, называйте меня Фрэнки.
        - Фрэнки. Отличное имя.
        Она улыбнулась, явно подпав под обаяние Исидора.
        - Спасибо, что согласились мне помочь.
        - Не стоит благодарности. - Исидор бросил взгляд на Габриеля и полез в портфель.
        - В Интернете я нарыл довольно много информации о сестрах Монк. Не знаю, насколько полезной она окажется, но, в общем, вот.
        Он положил на столик оранжевую папку, раскрыл ее и по-совиному заморгал, всматриваясь в текст.
        - Что-нибудь узнал про герб - про монаду?
        - Это не герб, а оккультный символ.
        - Чего-чего?
        - Оккультный символ. Условный знак или рисунок, обладающий оккультной силой в магии и астрологии.
        Исидор говорил демонстративно-терпеливым тоном учителя, объясняющего простые вещи недотепистому ученику.
        - Так что же, речь идет о колдовстве?
        - Какое страшное слово, «колдовство», - поморщился Исидор.
        - Ради бога, не тяни, рассказывай. Что это еще за чертовщина?
        - Ладно, ладно. - Исидор примирительно выставил вперед ладонь. - Во-первых, правильное название этого символа - «монас иероглифика», то есть иероглифическая монада. В тысяча семьсот шестьдесят четвертом году Джон Ди изобразил ее на фронтисписе своего трактата о мистицизме, в котором намешано всего понемножку из нумерологии, каббалы, астрологии, космологии и математики. Внушительная книженция. По некоторым сведениям, Ди умудрился написать этот поразительный трактат в умопомрачительной спешке всего за двенадцать дней. Этот парень - настоящий джедай, скажу я вам.
        - Но что обозначает символ?
        - Монада представляет собой несколько астрологических символов, сведенных в одно целое. Ди полагал, что монада символизирует единство космоса.
        - До меня все равно не доходит.
        - Да пойми ты, что это не просто закорючка, а знак, наделенный астральной силой. Он не только «говорит», но и «действует» - не просто отражает единство Вселенной, но еще и служит инструментом, с помощью которого происходит единение духа. Кроме того, монада - символ посвящения. Любой, кто носит на себе этот знак, тем самым показывает, что прошел трансформацию.
        - Алхимия, - тихо промолвила Фрэнки. - Это все оттуда, верно? Трансформация личности.
        Исидор бросил на нее проницательный взгляд.
        - Вам знакомы эти термины?
        - Алхимия была одним из самых страстных увлечений Робби. Он прочел, наверное, тонну книг. Я всегда недоумевала, зачем он сделал себе такую татуировку.
        Габриель переводил взор с Исидора на Фрэнки и обратно. Он словно выпал из разговора, как будто эти двое нарочно общались на иностранном языке, чтобы он не мог ничего разобрать.
        - Но ведь алхимики только и делали, что превращали свинец в золото?
        - Это лишь часть науки, - покачал головой Исидор. - Гораздо больше их занимала трансформация души, а иногда и тела. Есть подтверждения, что некоторые алхимики вдруг очень быстро старились. Разумеется, те, что не умирали, отравившись химикалиями собственного приготовления.
        - Кто такой Джон Ди?
        - А-а, тут-то и начинается самое занятное. Джон Ди - классический образчик человека Возрождения. Гениальный математик - его работы предвосхитили труды Ньютона почти на сто лет - и великолепный картограф. Без него не случилось бы важнейших географических открытий елизаветинской эпохи. Помимо того, он служил советником и тайным агентом королевы Елизаветы Первой и носил кодовое имя «007». Круто, а? - Исидор довольно ухмыльнулся.
        - Прелестно. И что дальше?
        - Терпение, сын мой. Все тайны будут раскрыты, - важно кивнул Исидор, и Габриель прикусил язык. - В числе прочих своих интересов Джон Ди испытывал глубокую и неистребимую любовь к оккультным наукам, - невозмутимо продолжал Исидор, - что, поверьте мне, в те времена было весьма небезопасно. За это увлечение могли сжечь на костре быстрее, чем ты скажешь «абракадабра». Ди в буквальном смысле ходил по краю пропасти. «Иероглифическая монада» - книга, посвященная магии. Далее, Ди просто помешался на сборе информации, можно сказать, был законченным информационным маньяком. Человек небогатый, он собрал у себя дома самую большую библиотеку во всей Британии. Знания служили ему лекарством - или ядом, это с какой стороны посмотреть. Скорее всего, он немного не рассчитал дозу, потому что в итоге свихнулся. Кончил тем, что решил, будто может беседовать с ангелами, и стал всеобщим посмешищем. Весьма прискорбно, так как умом он обладал поистине блестящим.
        - Все это отнюдь не объясняет, почему сестры Монк развесили монаду по всему дому. Шагу ступить нельзя, чтобы не наткнуться на эту эмблему.
        - Не эмблему, а символ.
        - Какая разница. Хорошо, символ.
        - Думаю, в данном случае перед нами пример родовой гордости.
        - Ты хочешь сказать…
        У Фрэнки глаза на лоб полезли.
        Исидор кивнул с самодовольством фокусника, вытащившего из шляпы особенно жирного кролика.
        - Минналуш и Морриган Монк - прямые потомки доктора Джона Ди, величайшего светоча елизаветинской эпохи.
        - Впечатляет.
        Фрэнки медленно откинулась на спинку стула.
        - Еще бы. Я и сам не отказался бы от такого предка. Гениальность подобного масштаба наверняка сохраняется в генофонде и через несколько поколений.
        - Нет, меня впечатлило другое - как тебе удалось все это откопать.
        Исидор застенчиво потупился.
        - У меня есть кое-какие способности к…
        - Вынюхиванию, - закончил за него Габриель. - Исидор - известный любитель совать нос, куда не следует.
        - Неправда, это называется здоровым любопытством. Любознательностью. Если хотите, я тоже в некотором роде человек Возрождения.
        Габриель взглянул на Фрэнки.
        - Скромность - одно из самых привлекательных качеств Исидора. Представляешь, когда бедняга входит в комнату, ему приходится передвигаться вдоль стеночки.
        Фрэнки недоуменно сдвинула брови.
        - Ну, чтобы не стукнуться обо что-нибудь головой, непомерно распухшей от мозгов.
        - Вновь обернувшись к Исидору, Габриель произнес: - Неплохо сработано. Итак, монада - магический символ, сотворенный безумцем из шестнадцатого века.
        - Гениальным безумцем.
        - Допустим, гениальным. Что нам известно о его прапра-прапраправнучках?
        - По-моему, ты пропустил несколько «пра». Ладно, поехали. Во-первых, сестры и сами практикуют алхимию, только менее эзотерическую ее разновидность. Они изготавливают духи, напитки и средства для ванн, руководствуясь спагирическими принципами.
        - Спа-какими?
        - Спагирическими. «Растворяй и сгущай». Они извлекают из сырого растительного материала активные компоненты, соединяют с неорганическим остатком - золой - и получают новое, сбалансированное целое.
        Габриель вспомнил стол с химическим инвентарем на кухне сестер Монк.
        - Я видел их лабораторию. И что, они продают свои зелья?
        - Да, через Интернет.
        - Ерунда какая-то, - поморщился Габриель. - А как насчет информации личного характера? Что-нибудь нарыл?
        - Конечно. Тоже много занятного. Итак, сестры Монк: Минналуш тридцать шесть лет, Морриган на год старше. Их мать умерла, когда девочки были еще подростками…
        - Как и мать Робби, - перебила Фрэнки.
        - Ну да, - пожал плечами Исидор. - Габриель не ошибся в своих предположениях по поводу наследства. Судя по всему, сестры живут в достатке - «не сеют, не жнут, и Бог питает их». Прибыль от торговли через Интернет - семечки, не более чем карманные деньги.
        - Дай-ка угадаю, - подхватил Габриель. - Сестры Монк занимаются благотворительностью и посещают все мероприятия лондонского светского сезона - оперный фестиваль в Глинденборне, Уимблдонский теннисный турнир, Хенлейскую регату, чемпионат Картье по поло; допоздна засиживаются в ресторанах Гордона Рамзи или в «Скетче», лето проводят на юге Франции, зимой катаются на лыжах в Аспене, так?
        - Не совсем. Благотворительностью сестры не брезгуют, однако не лишены амбиций, что, в общем, нехарактерно для «отчаянных домохозяек». В случае с Минналуш гены прадедушки Ди работают на всю катушку. Она имеет докторскую степень, присвоенную Императорским колледжем науки, техники и медицины. Защитила диссертацию на тему памяти.
        - Она - врач-невролог?
        - Нет, чистой воды теоретик, ее области - математика и философия. В то же время Минналуш готова посвятить научным изысканиям всю жизнь. Никогда не преподавала, но опубликовала несколько работ. Кое-что я скачал и распечатал специально для тебя. - Исидор вручил Габриелю тонкую папку. - Дерзай. Чтение на сон грядущий для самых отважных.
        Габриель равнодушно забрал папку.
        - Спасибо. Не терпится приступить к изучению.
        - Насколько я понял, оценки теорий, выдвинутых Минналуш Монк, весьма разнятся. Некоторые признают ее вторым Эйнштейном, хотя большинство коллег считают, что она совершенно чокнутая. Проблема частично заключается в том, что она пытается привязать религию или как минимум духовность к тому, что почти все ученые называют элементарными мозговыми функциями.
        - Опять сказывается наследие дедушки Ди?
        - Называй как угодно. За последние пять лет Минналуш не опубликовала ни одной научной статьи.
        - И чем же она сейчас занимается?
        - Взбивает пену для ванн и ведет еще один домашний бизнес - продает африканские маски.
        Габриель вспомнил увешанную масками стену в гостиной сестер Монк. Тогда он еще задался вопросом, как это люди могут жить под постоянным взглядом десятков пустых глазниц.
        - Бизнес небольшой, но чрезвычайно доходный, - продолжал Исидор. - Я зашел на сайт, где проводится интернет-аукцион, и выяснил, что некоторые маски стоят не одну тысячу долларов. Правда, в деньгах леди не нуждается, прибыль с продаж для нее всего лишь приятная мелочь.
        - А Морриган? Чем увлекается старшая сестра?
        - Защищает окружающую среду, причем очень активно. Страшно переживает за состояние матушки-Земли.
        - Только этого не хватало, - недовольно пробурчал Габриель. - Еще одна любительница пообниматься с деревьями. Помнишь Даниель?
        Целых полгода он встречался с девушкой, которая среди прочего уговорила его принять участие в пикете против строительства эстакады. В течение пяти дней в середине промозглой слякотной зимы Габриеля привязывали к стволу дерева. Крайне неприятные ощущения, и затея совсем не в его стиле. В памяти сохранились яркие воспоминания о том, как он стоял, мокрый и продрогший, да еще застудил колено, которое до сих пор давало о себе знать в холодную погоду. Габриель не забыл и приятелей своей девушки, устрашающе-доброжелательных и напрочь лишенных чувства юмора. Удивительно, как он смог выдержать Даниель почти шесть месяцев. Наверное, только из-за секса.
        - Разумеется, я помню Даниель, - многозначительно подмигнул Исидор, - но ты, наверное, меня не совсем понял. Тебе на ум приходят бригады добровольцев с изуродованными грибком ногтями в плетеных сандалетах. Морриган совершенно из другого теста, истинный борец за экологию. Она съест твою Даниель на завтрак и выплюнет косточки. Морриган - член общественной организации, состоящей из одних женщин, притом крайне воинственных. Эти дамочки пленных не берут и смелют в муку любого. У Морриган внушительный послужной список: трижды попадала под арест, в последний раз сломала челюсть офицеру полиции, из-за чего заработала кучу проблем. - Исидор вытащил из папки страницу с шероховатой цветной фотографией. - Я распечатал это из Интернета. Морриган - та, что в красной кепке.
        - Ничего себе, - присвистнул Габриель.
        На фото две девушки в боевом снаряжении, словно акробатки-камикадзе, спускались на веревках с крыши огромного стеклянного небоскреба и разворачивали чудовищных размеров полотнище с какой-то надписью. На снимке можно было разглядеть только первое слово: «Бойкот».
        - Что они бойкотируют?
        - Корпорацию «Борджесс», которая финансирует компании, непосредственно связанные с производством генетически модифицированных продуктов, и одновременно является их собственником.
        Габриель еще раз посмотрел на фотографию.
        - Стало быть, Морриган любит риск, а также имеет склонность к насилию. Интересно.
        - Я не сомневался, что она тебе понравится. Правда, в последние два года она ведет себя прилично. Не знаю, чем она занималась, но в газетные заголовки ее имя не попадало. Вот и все, что мне известно.
        Фрэнки дотронулась пальцем до распечатки.
        - Минналуш столь же деятельна, как старшая сестра?
        - Ммм. - Исидор загадочно улыбнулся. - Скажем так: Минналуш меньше внимания уделяет физической активности. Впрочем, нет, ее интересы можно назвать вполне физическими.
        Теперь Исидор ухмылялся во весь рот.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Думаю, тебе лучше выяснить это самому. Увидеть - значит убедиться. Ты найдешь ее вот по этому адресу… - Исидор бросил взгляд на запястье, - через час.
        Габриель вчитался в строчки на листе бумаги.
        - Общество «Вино жизни»?
        - Да. Я забронировал для тебя место участника.
        - Участника чего?
        - Не важно. Главное, не опоздай. Извини, Фрэнки, - оправдываясь, произнес Исидор, - входной билет только на одного.
        - Ничего страшного. Я должна вернуться домой к Уильяму. - Фрэнки встала и подхватила сумочку. - Кстати, а как насчет мужчин? У сестер есть постоянные связи?
        - Связи, безусловно, есть, но вряд ли их можно считать постоянными. Морриган и Минналуш - довольно ветреные девицы. Если верить сайтам, посвященным светской хронике, за сестрами тянется вереница брошенных кавалеров. Очевидно, ухажеры им быстро наскучивают, поэтому они меняют мужчин, как перчатки.
        - Все, мне пора. - Фрэнки протянула руку Исидору, затем передумала и запечатлела у него на щеке легкий поцелуй. - Спасибо, что занялись этим делом ради меня. Не могу передать, как я признательна вам за помощь.
        - Рад быть полезным, - потупился Исидор.
        Фрэнки обратилась к Габриелю:
        - Позвонишь?
        - Конечно.
        Она послала еще одну улыбку Исидору и, стуча каблуками, удалилась с гордо выпрямленной спиной. В ее осанке всегда была величавость. Габриель уже забыл неизменное тихое мужество Фрэнки - черту, которая так привлекала его, когда они были вместе.
        - Милая девушка. - Исидор коснулся щеки. - Очень милая. Странно, почему у вас с ней не сложилось? На твоем месте я пошел бы за ней на край света. Она из тех женщин, рядом с которыми мечтаешь состариться. Не понимаю, и как ты ее отпустил?
        Хороший вопрос. Почему он отпустил Фрэнки? Потому, что больше не мог смотреть ей в глаза. Потому, что женщина по имени Мелисса Картрайт вмешалась в их жизнь со скоростью и силой метеорита.
        - Дело прошлое. - Габриель опустил глаза и снова сверился с листком: - Лиссон-стрит, дом три. Это в Челси?
        - Угу. Всего в паре кварталов от особняка сестер Монк.
        - «Вино жизни», хм. Может, все-таки объяснишь, что это за общество?
        Ни в коем случае, - замотал головой Исидор. - Не хочу испортить впечатление. - Он расплылся в улыбке. - Приготовься к сюрпризу!
        ГЛАВА 9
        «Искусство - если не хлеб, то вино жизни». Иоганн Пауль Рихтер, 1763-1825, - гласила надпись курсивом высоко на стене. Под ней той же краской было выведено:
        «Искусство - это не девушка, с которой вступаешь в брак, а скорее женщина, которую насилуешь». Эдгар Дега, 1834-1917.
        Не совсем политкорректно, подумал Габриель, хотя, с другой стороны, во времена Дега человеческие чувства были менее уязвимы. Его взгляд скользнул по посетителям клуба: эти вряд ли станут обижаться по пустякам. Публика состояла исключительно из мужчин, все они имели вид добродушных, помятых жизнью гуляк. Полупустые винные бутылки (на каждой имелся ярлычок с фамилией владельца) соседствовали с мольбертами; столы были завалены большими листами бумаги, карандашами, кистями, ветошью и коробками, набитыми толстыми брусочками мела. Габриелю уже объяснили, что как член общества он имеет право не только приносить собственную выпивку, но и оставлять ее в клубе до следующего раза - отсюда и ярлычки с фамилиями. Резкий запах скипидара определенно забивал все другие ароматы, мешая насладиться тонкими винными букетами; впрочем, у Габриеля сложилось впечатление, что присутствующие от этого отнюдь не страдают, а многие из них вполне способны «уговорить» целую бутылку, а то и две за один визит. Он посмотрел на часы. Еще только одиннадцать утра, но почти все бутылки уже откупорены.
        К нему подошел тщедушный мужчина с клочковатой бородой:
        - Поэзия или натура?
        - Простите, что?
        Габриелю на мгновение показалось, что ему предлагают вступить в философскую дискуссию.
        Мужчина помахал планшетом, который держал в руке:
        - Вы записаны на двухчасовой семинар по творчеству Чосера или на час натуры?
        Знать бы еще, куда он записан. Поколебавшись, Габриель произнес:
        - На час натуры.
        Не мог же Исидор заставить его сто двадцать минут сохнуть, слушая
«Кентерберийские рассказы». Черт, только не это. Хотя Исидор, пожалуй, способен подстроить что угодно.
        - Как вас зовут?
        - Габриель Блэкстоун.
        Человечек пробежал глазами короткий список, водя по нему испачканным зеленой краской пальцем.
        - Блэкстоун. Вам туда. - Он большим пальцем указал назад. - Ваш мольберт - номер три. Располагайтесь. Через пять минут начинаем.
        Это еще хуже Чосера. Ни левое, ни правое полушарие мозга Габриеля не содержало извилин, отвечающих за способности к рисованию. За свою выходку Исидор будет гореть в аду. На ватных ногах Габриель приблизился к мольберту и заметил небольшую листовку, заткнутую за раму.

* * *

«Рай для профессиональных и полупрофессиональных художников, писателей и поэтов, общество "Вино жизни", основанное в 1843 году, пережило две мировые войны, экономическую депрессию и несколько попыток изменить строжайшее правило: "Только для мужчин". Тем не менее дамы допускаются в клуб в первую субботу каждого месяца. Гостевые посещения джентльменов, желающих вступить в общество, организуются за скромную плату».
        Только для мужчин. И сегодня не первая суббота месяца. Исидор сказал, что Минналуш Монк должна быть здесь, но если женщин в клуб не пускают, какого черта Габриель сюда приперся?
        Дверь в дальнем конце помещения отворилась. Женщина, завернутая в белую простыню, прошла к подиуму в центре комнаты. Босая, волосы разбросаны по плечам
        - длинные рыжие волосы.
        Габриель вытаращил глаза. У него в буквальном смысле отвалилась челюсть. Женщина повернулась спиной к аудитории, сделала неуловимое движение, и простыня упала на пол, оставив ее полностью обнаженной. Широкие плечи, длинная красивая спина и на копчике - изящная татуировка. С чувством неизбежности Габриель узнал рисунок - нечто напоминающее символ женской сексуальности на фоне распустившейся розы. Ну конечно, монада, что же еще.
        Натурщица снова обернулась лицом к классу, грациозно опустилась на подиум и устроилась среди груды подушек. Ни тени смущения. Одна нога слегка приподнята, другая согнута под прямым углом. Поза настолько откровенна, что на долю воображения ничего не остается.
        Полные груди с темно-алыми ареолами сосков, округлые бедра и руки. Ни грамма лишнего веса, и при этом - мягкость, сочность форм, почти не свойственная современности с ее модой на худобу. Длинные, восхитительно стройные ноги и тонкие щиколотки. Более всего Габриеля поразила ее раскованность: тело полностью расслаблено, на лице написана безмятежность, взгляд, знакомый Габриелю по фотографиям в Монк-хаусе, слегка затуманен, словно она только что очнулась от вдохновенных грез. И за этим рассеянным взором - ум доктора философии.
        Однако в ту минуту более всего Габриеля интересовали отнюдь не умственные способности Минналуш Монк. Приготовься к сюрпризу, сказал Исидор. Что ж, сюрприз определенно удался. В горле у Габриеля так пересохло, что он едва мог сглотнуть.
        Черт, нельзя просто сидеть и пялиться. Зажав потными пальцами угольный карандаш, он нерешительно провел несколько тонких линий. Как перенести великолепную плоть на равнодушную плоскость бумажного листа, не дающего шанса на ошибку? Как вообще можно отрешиться от роскоши этого тела и сосредоточиться исключительно на технике рисунка? Габриель украдкой огляделся. Остальные, по-видимому, без труда справлялись со своими инстинктами. По крайней мере, плотоядных ухмылок не наблюдалось. Все участники процесса рисовали с увлечением и - Габриель не мог не признать - недюжинным мастерством. За мольбертом слева стоял вылитый Вин Дизель
        - клетчатая рубашка, бугрящиеся мышцы, выбритый череп. Он держал угольный карандаш очень аккуратно и действовал с завидной уверенностью. Отдельные на первый взгляд штрихи постепенно приобретали выразительную форму. Выразительную и узнаваемую, тогда как набросок Габриеля не намного превосходил категорию
«ручки-ножки-огуречик» и представлял собой весьма жалкий экзерсис в жанре примитивизма.
        Полтора десятка мужчин разглядывали прекрасную натурщицу, а она едва ли замечала их присутствие. Отрешенный взор Минналуш был устремлен вдаль, но в ее позе не чувствовалось и следа наигранности. Время от времени она плавно моргала, почти как в съемке рапидом, и обводила комнату ленивым взором. Их глаза встретились дважды, и оба раза Габриель испытал странные ощущения. Первый контакт продлился всего секунду, и по позвоночнику Габриеля словно пробежал электрический ток. Во второй раз глаза Минналуш задержались на нем дольше, и шлейф ее взгляда оставался на лице Габриеля и после того, как она отвернулась.
        Неожиданно Минналуш встала и накинула на себя простыню. Габриель с удивлением посмотрел на часы. Невероятно - с тех пор, как она появилась в аудитории, прошел уже час. Другие члены клуба с наслаждением потягивались и складывали принадлежности для рисования. Атмосфера сосредоточенной тишины понемногу рассеивалась. Кто-то отпустил негромкую шутку, встреченную одобрительным гоготом.
        Согнувшись пополам, Габриель рылся в рюкзаке в поиске ключей от машины и внезапно увидел перед собой пару босых ног с миниатюрными ногтями, выкрашенными в пастельно-розовый цвет. Это их он рассматривал целый час. Надо признать, они очень красивы.
        - У меня и вправду такой большой зад?
        Габриель выпрямился. На лице Минналуш Монк играла заинтересованная и чуть насмешливая улыбка.
        - Кхм.
        Он искоса глянул на полотно и свою жалкую мазню. Господи, как стыдно! Хорошо еще, с чувством юмора у Минналуш все в порядке.
        - Прошу вас, не обижайтесь, - удрученно проговорил Габриель. - Если рисунок плох, виноват художник, а не модель.
        Она опять улыбнулась. У нее были светло-зеленые глаза с маленькими золотистыми искорками, миндалевидные, придающие лицу сходство с очаровательной кошачьей мордочкой.
        - Вы очень галантны, - произнесла Минналуш с едва уловимым придыханием. - Возможно, я ошибаюсь, - она изогнула бровь, - но мне показалось, вы… новичок в живописи?
        - Думаю, в моем случае энтузиазма гораздо больше, нежели таланта. Позвольте представиться: Габриель Блэкстоун, несостоявшийся художник.
        - Гм. - Помедлив, она протянула руку. - Меня зовут Минналуш Монк. - Рукопожатие мягкое, но отнюдь не слабое. - И чем же вы занимаетесь, Габриель Блэкстоун? Я имею в виду, когда не гоняетесь за музой.
        Минналуш продолжала улыбаться, но Габриель чувствовал, что интерес собеседницы и к нему, и к разговору постепенно угасает. Она полуобернулась, точно собралась уходить.
        Набрав в грудь воздуха, он выпалил:
        - Я - вор.
        - И конечно, похищаете драгоценности, - поддразнила Минналуш.
        Наверняка она решила, что Габриель пытается неуклюже флиртовать.
        - О нет. Все гораздо прозаичнее. Я краду информацию.
        Впервые за все время она посмотрела на него в упор. Зрачки Минналуш расширились, будто она только сейчас увидела перед собой живого человека.
        - Информацию?
        - Данные.
        - Откуда?
        - В основном с компьютеров больших компаний.
        Если Минналуш и удивилась, то умело это скрыла. Она пристально посмотрела на Габриеля, в ее голосе зазвенело возбуждение:
        - Должно быть, это потрясающе - иметь всю информацию в своем полном распоряжении.
        - Пожалуй, - расплылся в улыбке Габриель.
        - Вы оставляете данные у себя?
        Что она имеет в виду? Габриель замялся.
        - Сбываю, как и все воры.
        - Ах да, разумеется.
        Теперь Минналуш прямо-таки сверлила его взглядом. Он уже начал ощущать дискомфорт.
        - А вы? Вам прилично платят - в смысле, за работу модели?
        - Едва ли, - расхохоталась Минналуш. - Я здесь лишь подрабатываю, а вообще продаю маски, большей частью африканские, иногда полинезийские.
        - Звучит интригующе. Очень хотелось бы заглянуть в ваш магазин.
        - Я торгую на дому. - Минналуш по-прежнему буравила его глазами. - Если интересно, предлагаю поехать ко мне. Вдруг что-нибудь придется вам по вкусу?
        - Прямо сейчас?
        - Не откладывайте на завтра то, что можно сделать сегодня. Я задержусь на пару минут, чтобы одеться. - Она заметила в руке Габриеля ключи. - Вы на машине? Отлично. Я живу неподалеку, но будет лучше, если вы меня подвезете.
        Неужели все так легко? Ему даже не верилось. Назвавшись вором, Габриель надеялся разжечь в ней любопытство, а получилось так, будто он произнес некое волшебное слово и двери в дом сестер Монк перед ним отворились. Знать бы еще, что это за слово. Не исключено, Минналуш просто завелась оттого, что Габриель - нарушитель закона. Скучающая богатая дамочка жаждет острых ощущений.
        Когда она вышла, на ней было длинное летнее платье в тонкую светлую полоску. В этом наряде Минналуш выглядела моложе и проще. Ее шею украшала тонкая серебряная цепочка с кулоном в виде буквы «М». Габриель остолбенел.
        - С вами все в порядке?
        Минналуш вопросительно посмотрела на него.
        - Да, конечно.
        Габриель заставил себя отвести глаза от ее шеи. Если он будет таращиться, то непременно спугнет пташку. Кроме того, не стоит делать скоропалительных выводов. В душе у него все трепетало от возбуждения: цепочка младшей сестры Монк была точь-в-точь как та, что висела на шее незнакомки у бассейна.
        Они подошли к «ягуару». Открывая дверцу перед Минналуш, Габриель придвинулся ближе к ней. Если запах ее духов совпадет с ароматом, исходившим от женщины в маске… Однако его ждало разочарование. От Минналуш пахло мылом и шампунем - чистотой и свежестью.
        Он захлопнул дверь, уселся в кресло водителя и повернул ключ в замке зажигания.
        - Орех? - поинтересовалась Минналуш и погладила указательным пальцем приборную доску.
        - Да. Правда, экземпляр не серийный. С машиной мне повезло.
        - «Экс-кей 150» - моя любимая модель. У нее самые крепкие кости и крутящий момент что надо.
        Габриель на миг оторвал взгляд от дороги и посмотрел на Минналуш.
        - Вы разбираетесь в автомобилях?
        - Машины мне просто нравятся, а вот моя сестра прямо помешана на них. Она могла бы работать автомехаником. - Она снова похлопала по приборной доске. - Так откуда у вас эта красавица?
        - Нашел в Интернете. Обалдел от восторга и купил не глядя. Признаться, она была не в лучшем состоянии, пришлось делать серьезный ремонт, да и обслуживание обходится недешево. Хотя не надо забывать, что старушке стукнуло уже сорок семь лет.
        - Мужчина, умеющий ценить красоту зрелой женщины, - в наше время редкость. И вообще, любая стоящая вещь обходится недешево.
        - Воистину так, - пошутил Габриель.
        И вдруг понял, что подсознательно ведет машину по направлению к особняку Монк, а ведь ему не полагается знать дорогу. Непростительная промашка.
        - Куда сейчас? - быстро спросил он. - Я правильно еду?
        - Что? А, да-да. Еще пару кварталов, затем направо. Угловой дом.
        Прямо перед особняком располагалась временная автостоянка. Пока Минналуш отпирала парадную дверь, Габриель сунул в щель счетчика несколько монет по одному фунту. Шестьдесят минут. Конечно, целый час его визит не продлится, но на всякий случай лучше подстраховаться.
        В прихожей он снова почувствовал особенную смесь ароматов, знакомую ему по вчерашнему вечеру. Какое необычное сочетание! Резкий запах щелока, перебиваемый сладким благоуханием роз и мандаринов. Одно несомненно: это дом, в котором живут женщины.
        Минналуш подошла к витой лестнице и, задрав голову, позвала:
        - Морриган! Ты дома?
        Тишина. Подождав несколько секунд, Минналуш обернулась.
        - Жаль, что сестры нет дома. Я бы хотела вас познакомить.
        Лестно. И… странно. Габриель не страдал излишней скромностью, но все же чувствовал себя сбитым с толку. Эта женщина не только привела его к себе, но еще и желает познакомить со своей семьей. С чего бы вдруг? Вряд ли Минналуш подпала под его сексуальное обаяние. Она глядела на него тем же изучающим взором, что и вначале, словно энтомолог на интересную особь какого-нибудь чешуекрылого, отчего ему было слегка не по себе. Минналуш, напротив, воплощала собой абсолютное спокойствие. Поразительно, однако, ее, по-видимому, нимало не смущало присутствие мужчины, которого она видела впервые в жизни и который тем не менее часом ранее видел ее совершенно обнаженной.
        Габриель покрутил головой.
        - Красивая лестница.
        - Вы правы, - энергично закивала Минналуш, рыжие локоны шелком скользнули по обнаженному плечу. - Мой любимый архитектурный элемент. Обожаю лестницы. Наверное, я не смогла бы обходиться без лестницы в доме. Мне кажется, это непременный домашний атрибут всякого, кто стремится прожить интересную жизнь. Есть столько восхитительных книг о домах с лестницами - «Унесенные ветром»,
«Война и мир»…
        - «Синяя борода».
        - Разумеется. Я и забыла, - улыбнулась Минналуш. - Сюда, пожалуйста.
        Она указала на дверь в гостиную.
        Комната была еще просторнее, чем ему показалось вчера. Компьютеры выключены, вместо скринсейверов с девушкой и пылающим солнцем в ладонях - пустые черные экраны. Габриель вспомнил еще об одной проблеме: дневник и тот, другой файл, защищенный паролем, - «Ключ Прометея». Как до них добраться?
        Тарантул сидел на своем месте, в прямоугольном стеклянном аквариуме, - мохнатый и страшный. По крайней мере, при дневном свете он выглядел реальным существом, а не кошмарной тварью из наркотических галлюцинаций.
        Поймав взор Габриеля, Минналуш рассмеялась:
        - Сдается мне, вы не слишком жалуете пауков!
        - Да уж, точно.
        - Этот из Южной Америки. Между прочим, совершенно безвредный.
        - Зато уродливый.
        - У каждого свое представление о красоте.
        Она вдруг сняла крышку с коробочки и вытащила паука. Мохнатое тело чудовища заняло почти всю ладонь Минналуш, длинные лапы балансировали на ее вытянутых пальцах.
        Габриель невольно отпрянул.
        - Зачем вы его держите? В качестве домашнего животного?
        - Скажем так, меня восхищает это создание, как, впрочем, и все остальные волшебные вещи.
        - Волшебные?
        - Вот смотрите: Голиаф передвигается так мягко, что совсем не оставляет следов. Можете себе представить? Живое существо не оставляет следов на своем пути. Моя сестра любит повторять: что же это, как не настоящее волшебство?
        Минналуш поднесла к пауку другую руку. Габриель заметил, что у нее бледно-розовые ладони, а линии на них - глубокие и четкие. С такой линией жизни для нее и сто лет - не предел. Немного помедлив, тарантул осторожно перебрался из правой ладони в левую.
        - Я вижу. Голиаф вам совсем неинтересен. - Минналуш сунула руку обратно в аквариум и аккуратно опустила паука на круглые камни. - Позвольте, я похвастаюсь своей коллекцией масок. - Она повернулась лицом к Габриелю, легко коснулась его рукава и показала на стену. - Вот, смотрите. Нравится?
        Не очень, подумал он. Выглядят зловеще.
        - Где вы их берете?
        - Кое у кого покупаю, раз в год сама езжу в Африку.
        Габриель обвел взором ряды застывших лиц. Загадочные. Многозначительные. Непостижимые.
        - Как получилось, что вы увлеклись масками?
        - Я интересуюсь проблемами человеческой личности и ее трансформации.
        Так, уже ближе. Исидор говорил, что алхимики занимались трансформацией души. И еще тот абзац из книги, которая лежит в спальне. Дословно он не помнит, но речь, кажется, шла о преобразовании в божественного человека или о чем-то столь же бредовом.
        - Создание масок у большинства африканских племен связано с олицетворением духов, особенно духов древних предков. В некоторых культурах - возьмем, к примеру, племя менде из Сьерра-Леоне, маска - инструмент, позволяющий выйти на более высокий уровень. Надевающий маску превращается в духа. Таким образом, процесс представляет собой не символизацию, а трансформацию.
        - А я всегда считал, что маски больше нужны для сокрытия, утаивания.
        - Действительно, утаивание играет важную роль. Под маской вы можете спрятать свое лицо или надеть чужое. - Минналуш как-то странно на него посмотрела. - Вы, как никто другой, должны это понимать.
        - В каком смысле?
        У Габриеля екнуло сердце.
        - Вы обитаете в киберпространстве, где все прячутся за вымышленными именами, и угадать, кто есть кто, - значит выиграть. Истинное имя человека хранится в строжайшей тайне.
        - Согласен. - Габриель все еще не мог прийти в себя. Чтобы скрыть замешательство, он указал на маску с раскосыми глазами, широким носом и злобным оскалом острых зубов. - Мне нравится вот эта.
        - У вас хороший вкус. Это очень редкая маска племени макиши из Центральной Африки. Подобные маски используются во время ритуала обрезания, после чего, как правило, их сжигают. К счастью, эту уничтожить не успели.
        Габриель протянул руку, чтобы коснуться маски, но Минналуш предостерегла его:
        - На вашем месте я бы не стала этого делать.
        Его рука застыла в воздухе.
        - Почему?
        - Говорят, что маски макиши обладают настолько мощной магической силой, что непосвященный может заболеть, если до них дотронется.
        - Заболеть?
        - Нечестивцу грозят телесные хвори либо умопомешательство.
        - Мило. - Габриель медленно опустил руку. - И что, вы верите в эти сказки?
        - Кто избегает риска, живет спокойно. - Минналуш насмешливо вздернула бровь.
        - Кто избегает риска, живет скучно, - парировал Габриель.
        - Верно подмечено.
        Минналуш снова устремила на него испытующий взгляд зеленых глаз. Как будто оценивает, подумал он.
        - Вам скорее подойдет эта. - Она сняла со стены резную маску сердцевидной формы.
        - Народность квеле, Габон.
        Габриель осторожно взял маску.
        - Для чего она используется?
        - Для борьбы с колдовством.
        Он удивленно поднял глаза. Минналуш мягко улыбалась, ее взор оставался непроницаемым. Габриель еще раз взглянул на артефакт: в отличие от устрашающих клыков маски макиши эта была вырезана довольно тонко.
        - Что ж, пожалуй, пригодится. Сколько она стоит?
        - Для начала поживите с ней немного, посмотрите, придется ли она вам по душе. Я всем своим клиентам рекомендую привыкнуть к маске, убедиться, что ее соседство им не мешает.
        - Очень любезно с вашей стороны. Благодарю.
        Отлично, теперь у Габриеля есть повод вернуться в дом, снова пообщаться с Минналуш.
        - Хотите чаю? - вдруг спросила она. - В это время дня я обычно завариваю напиток из люцерны и листьев гинкго, который выращиваю сама.
        Неаппетитного чая из люцерны Габриелю вовсе не хотелось, но он кивнул.
        - Спасибо, с удовольствием.
        - Пойдемте на кухню.
        Ступив за порог кухни, Габриель оцепенел. На одном из стульев восседал его вчерашний мститель - дьявольский котяра. Взаимная враждебность никуда не исчезла. В ту же секунду, как Габриель заметил животное, кот вскочил, хлеща хвостом по бокам, и устремил на него злобный немигающий взгляд.
        - Эй, Бруно. - Минналуш наклонилась и взяла кота на руки. - Чего ты разнервничался?
        Габриель с тревогой следил за адским созданием. Кот сжался, словно пружина; казалось, он вот-вот вырвется из рук Минналуш и прыгнет на него, выпустив когти.
        - Видимо, я ему не понравился.
        - Удивительно, - проговорила Минналуш, почесывая кота за ухом. - Обычно Бруно очень дружелюбен. А-а, понятно. - Она улыбнулась. - Вы оба - самцы. Он просто защищает свою территорию.
        Здорово. Как раз то, чего ему не хватало, - конкуренции, и с кем? С котом. Бруно, сверкнув глазами, широко раскрыл пасть и закрыл ее, не издав ни звука. Эффект получился весьма странный.
        Габриель кашлянул.
        - Значит, Бруно. Я всегда считал, что это имя для настоящего мачо - к примеру, портового грузчика, вышибалы или оперного певца.
        - Или мученика, - Минналуш присела на корточки и выпустила животное. Кот немедленно выгнул спину, задрал хвост трубой и отскочил назад, вновь разинув пасть в устрашающем безмолвном рыке. - Мы назвали его в честь Джордано Бруно.
        Ее тон ясно давал понять, что Габриель обязан знать это имя. Он промычал что-то нечленораздельное. Минналуш насмешливо скривила губы.
        - Джордано Бруно - итальянский мудрец и чародей, которого пытали в застенках инквизиции, а потом сожгли на костре.
        Прелестно. Как бы получше ответить? Тут хлопнула входная дверь, и Габриель безошибочно узнал звук - стук брошенной на пол сумки.
        - Это сестра, - сообщила Минналуш. - Прошу извинить, я на минутку отлучусь.
        Оставшись наедине, человек и кот продолжали с подозрением следить друг за другом. Громко тикали старомодные кухонные часы. Из прихожей доносилось приглушенное бормотание. Габриель различил голоса - повыше, с придыханием, принадлежавший Минналуш, и более низкий по тембру голос Морриган. Слов он разобрать не мог, но точно знал - как если бы стоял рядом с сестрами, - что разговор идет о нем.
        И вдруг они обе появились в кухне. Остановились в проеме, загородив его, и на короткий миг Габриелю почудилось, будто его окружили и взяли в плен. В следующую секунду Минналуш прошла вперед и с улыбкой произнесла:
        - Габриель, познакомьтесь: Морриган, моя старшая сестра.
        Первым, на что он обратил внимание, были глаза. Их сразу заметил бы всякий. Разглядывая фотографии вчера вечером, он получил примерное представление, насколько необычен взгляд Морриган Монк, но встреча лицом к лицу создавала впечатление стократ сильнее. Глаза были потрясающие радужка такой пронзительной, небесной синевы, какой Габриель в жизни не видел, и белоснежные белки. От ее взгляда, однако, мороз подирал по коже. Нельзя сказать, что глаза Морриган были лишены выражения, просто глубина и переливчатость цвета делали его непостижимым. Взор Минналуш заставлял вспомнить океан, взор Морриган - бесконечный космос.
        После этого внимание Габриеля привлек кулон на ее шее: буква «М» на серебряной цепочке. Черт возьми, а он-то думал, что разгадал ребус. Итак, теперь по-прежнему неизвестно, которую из женщин он видел во время «скачка».
        Морриган была одета в шорты, голубую футболку и теннисные туфли. Ноги у нее, отметил Габриель, просто великолепные. Длинные черные волосы, стянутые в конский хвост, блестящей змеей струились по спине Морриган. От нее слегка пахло летним, выжаренным на солнце потом; на лбу, под челкой, и на скулах поблескивали капельки влаги.
        - Как прыгнула? - осведомилась Минналуш.
        Она поставила чайник на плиту и принялась греметь чашками и блюдцами.
        - Замечательно. В субботу собираюсь повторить. - Глянув на Габриеля, Морриган пояснила: - Прыжки на «тарзанке» - мое хобби.
        Габриель поежился. Словосочетание «прыжки на "тарзанке"» вызвало у него неприятные ассоциации с каньонами, мостами и глубокими ущельями. Интересно, откуда можно прыгать в Лондоне?
        - Мост Челси, - уточнила Морриган, словно прочитав его мысли. - Там стоит отличный кран. Кстати, - она повернула голову к сестре, - сегодня должен прийти слесарь.
        - Хорошо, - кивнула Минналуш и поставила перед Габриелем чашку с маслянистой зеленой жидкостью. Бросив на него быстрый взгляд, она объяснила: - Мы хотим поменять замки. Кажется, вчера вечером к нам в дом кто-то залез.
        - Грабитель? - Габриель постарался говорить ровным тоном. - Что-нибудь похищено?
        - Да нет, и замки не взломаны.
        - Вот как?
        - Мы обнаружили это кое по каким мелочам. - Морриган придвинула стул к кухонному столу и уселась. - Например, когда мы уходили из дома, мой шарф валялся на полу, а когда вернулись, увидели, что его кто-то поднял. Кроме того, Бруно оказался в комнате, где ему находиться не положено.
        - Точно, - подхватила Минналуш. - И еще у нас пошарили в холодильнике. Фу! Мы сразу выбросили всю еду.
        Что за чертовщина? Габриель даже не трогал продукты. Ну да, он приоткрыл лоток с жарким из утки и повернул бутылку с шампанским, чтобы разглядеть ярлык. А шарф… Надо же, заметили! В энциклопедии фамилии этих сестричек стоило бы поместить рядом с термином «анально-ретентивный». Зануды.
        - Ублюдок прошелся и по нашим спальням, кое-что прихватил. Так, ничего ценного, одну вещицу, дорогую для нас как память.
        Значит, они обнаружили пропажу фотографии. По спине Габриеля пробежал холодок.
        - Неприятная ситуация. - Он пригубил зеленую жидкость. Чай был отвратительный, но Габриель выиграл пару секунд, чтобы прийти в себя. - Вам следует обратиться в полицию.
        - Ерунда, сами разберемся, - улыбнулась Морриган с легким презрением и потянулась, как кошка. - Пойду приму горячий душ. - Она снова потянулась. - Прыжок был великолепный. Риск, как ничто другое, заставляет ощутить полноту жизни, верно?
        Габриель неопределенно хмыкнул.
        - Судя по всему, вы не разделяете моего мнения.
        - Гадать «получится - не получится, взлечу или разобьюсь» - не мой принцип.
        - То есть? - нахмурилась Морриган.
        - Мысль о том, что рискованный выход за границы своих возможностей заставляет острее чувствовать жизнь, кажется мне глупой. И если честно, немного избитой.
        Видимо, он зашел слишком далеко. Глаза Морриган превратились в синий лед.
        - Что вы делаете в субботу утром?
        - В субботу?
        - Да. Не хотите прыгнуть вместе со мной? Испробовать на себе мой принцип
«получится - не получится»?
        Несколько секунд Габриель недоуменно таращился на Морриган. Он хотел вовлечь ее в шутливую дискуссию и уж никак не рассчитывал, что она бросит ему вызов на дуэль. У него нет ни малейшего желания кувыркаться в воздухе на резинке, привязанной к ноге. Даже Фрэнки согласилась бы с ним, что это далеко выходит за рамки служебного долга.
        Сестры Монк внимательно смотрели на него. Под немигающим взглядом двух пар глаз
        - синих и зеленых - Габриель чувствовал себя насекомым, наколотым на доску в коллекции энтомолога-любителя. Интуиция подсказывала ему, что возможность еще раз прийти в этот дом будет зависеть от его теперешнего ответа. Он набрал в грудь побольше воздуха и произнес:
        - Неплохой план.
        - Отлично.
        Морриган бросила быстрый взгляд на Минналуш, и Габриелю показалось, будто сестры без слов о чем-то договорились.
        - Решено. - Морриган встала из-за стола. - Встречаемся на мосту Челси в субботу, в девять утра.
        - Хорошо, - кивнул Габриель.
        В дверях она обернулась:
        - И не волнуйтесь. - Ее синие глаза сверкнули. - Со мной не пропадете.

* * *
        Чтобы восстановить душевный комфорт, он приготовил на ужин сосиски и картофельное пюре. Вину Габриель предпочел светлое пиво, хоть и не очень любил этот напиток. За едой он рассеянно пролистывал научные работы Минналуш, которые распечатал для него Исидор. Сплошная тарабарщина, думал Габриель и мотал головой, с трудом продираясь сквозь сложный язык описаний и заумные расчеты. Тем не менее, насколько он понял, основная гипотеза была на удивление простой и ненаучной. Память, утверждала Минналуш Монк, - это признак, отличающий человека от его собратьев из животного мира. Возможности человеческого духа неразрывно связаны со способностью индивида к запоминанию. Вместе с тем автор предостерегала:
        Наш мозг обленился. Мы постепенно утрачиваем искусство запоминания; наша долгосрочная память угасает. Вместо того чтобы тренировать природную способность к запоминанию, как это делали наши предки, мы полагаемся на современные технологии - Интернет, телевидение, копировальные устройства - и используем их в качестве опоры слабеющему навыку удерживать в памяти факты и события. Мы научились скользить по верхам, мы разучились запоминать.
        Мы избрали этот путь на свой собственный риск. В отсутствие крепкой памяти нам недостает мастерства управлять бурной Вселенной, в которой мы живем. Без гибкой памяти мы не способны устанавливать связи между различными идеями и понятиями.
        Более того, мы рискуем утратить наши души. Память - божественна. Память - та небесная искра, которую Господь вдохнул в человека.
        Неудивительно, что коллеги в пух и прах разнесли теорию Минналуш, усмехнулся Габриель, закрывая папку. Гипотеза, в которой фигурирует концепция духа и души, не говоря уж о божественных искрах, едва ли будет серьезно воспринята в научных кругах. Минналуш Монк посягнула на запретные темы.
        Так, хватит. Пускай ее теории не лишены своеобразного очарования, но вряд ли они имеют отношение к Роберту Уиттингтону и его прискорбной кончине. Габриель отложил папку.
        Включив посудомоечную машину, он приготовил себе капуччино и перенес чашку на письменный стол, откуда тоже были видны огоньки на другом берегу реки. Пора набросать хоть какие-нибудь заметки, привести в порядок мысли. Габриель уселся на вращающийся стул и открыл ноутбук.
        Уиттингтон-младший был превосходным художником. С утра Габриель пытался выяснить, входил ли Роберт в число постоянных членов общества «Вино жизни», однако администрация клуба соблюдала политику строгой конфиденциальности и не предоставляла подобных сведений. Разумеется, Габриеля это не остановило. Без всякого труда он взломал базу данных клуба, и, конечно, его подозрения подтвердились: в течение последних трех лет Робби Уиттингтон был членом общества.
        Габриель занес пальцы над клавиатурой и напечатал:
        Общество «Вино жизни». Роберт встречается с Минналуш?
        Минналуш = математика + философия. Продает маски. Натурщица.
        Морриган = защитница окружающей среды.
        Ищет дополнительные источники острых ощущений.
        Сестры Монк = алхимия.
        Потомки Джона Ди, алхимика эпохи королевы Елизаветы и создателя иероглифической монады.
        Главная цель исследований Ди: трансформация личности.
        Интересы Робби: те же. Нить, связывающая его с сестрами?
        Пауза. Габриель почти не сомневался, что во время «скачка» видел одну из сестер Монк. Но которую?
        Женщина с кулоном в виде буквы «М». Минналуш или Морриган?
        Женщина в маске. Маска = Минналуш?
        Что еще? На плече у незнакомки сидел ворон. Та же самая птица летела за ним, когда он путешествовал по дому с множеством дверей. Ясности эта деталь не прибавляла, но на всякий случай Габриель сделал пометку:
        Ворон.
        Повязка на запястье цеплялась за клавиатуру и мешала печатать. Он охотно бы ее снял, но царапины, оставленные Бруно, сильно воспалились, и вместо легкого зуда
        - признака постепенного заживления - Габриель испытывал жгучую, саднящую боль. Вспомнив про кота, он нахмурился.
        Кот. Назван в честь Джордано Бруно, ученого и мученика, сожженного на костре.
        Два файла защищены паролем.
        «Ай-би-эм» = Дневник.
        «Макинтош» = «Ключ Прометея».
        Разработать план доступа к обоим компьютерам.
        Габриель откинулся на спинку стула и пробежал глазами написанное. Н-да, не впечатляет. Он ничуть не приблизился к ответу на вопрос, как и почему был убит Роберт Уиттингтон, а главное - кто это сделал.
        Убийца = Минналуш или Морриган?
        Он задержал палец на клавише с вопросительным знаком, и цепочка вопросов, протянувшихся вслед за первым символом, стала для него своеобразным призывом к действию.
        Убийца = Минналуш или Морриган????????
        Несколько мгновений Габриель невидящим взором смотрел на экран. В какой-то момент он словно издалека услышал звук автомобильного клаксона, взрыв смеха с набережной под окнами и вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд.
        Глаза.
        Сердце заколотилось, он рывком развернулся на стуле и увидел перед собой выпуклые глазницы маски, которую ему дала Минналуш.
        Черт! Габриель провел рукой по лбу. Он ведь сам повесил маску всего пару часов назад. Вообще-то отличная маска и хорошо смотрится рядом с тканой стенной драпировкой племени шува, которую он привез из Кении.
        Поколебавшись, Габриель встал и приблизился к стене. В сравнении с другими масками эта выглядела вполне дружелюбно. Ему не нравилась только узкая щель рта, растянутого в подобии недоброй улыбки, отчего казалось, будто маска над ним насмехается. Вот тебе! Он легонько стукнул деревянное лицо костяшками пальцев.
        Теперь, когда сердцебиение унялось, он вдруг ощутил усталость. Хватит на сегодня. Завтра, однако, надо будет поговорить с Исидором и спланировать дальнейшие шаги в деле «Питтипэтс». Негоже пренебрегать работой ради игры в Шерлока Холмса.
        У двери Габриель остановился и выключил свет. Комната погрузилась во тьму. Во мраке светился лишь прямоугольник дисплея, на белом фоне ярко выделялись черные буквы:
        Убийца = Минналуш или Морриган????????

29 ИЮНЯ
        Удача! Кажется, мы нашли нового героя нашей игры. Он - полная противоположность Р. Вынуждена признать, М. права: у Р. не хватило сил, он не оправдал надежд. Одно знаю наверняка: с Г. все будет иначе. На сей раз перед нами не доверчивая, невинная душа, а ироничная, критически мыслящая личность…
        Вне всяких сомнений, он горяч и страстен. И даже внешне похож на искателя приключений, современного конкистадора. Вот он стоит на носу гордого парусника с кинжалом в зубах, готовый грабить и жечь!
        В данном случае мы имеем дело с явным проявлением нарциссизма, причем налицо не только обычное честолюбие, но также тщеславие разума - глубочайшая самоуверенность, убежденность в своей победе над любым соперником.
        Хочется верить, что за этой чересчур привлекательной внешностью не скрывается посредственность.
        Тем не менее, по всем признакам, мы не ошиблись с выбором. Он любит рисковать, а по профессии - вор, и не просто вор, а компьютерный взломщик. Как говорит М., о более подходящем кандидате нельзя было и мечтать. Человек, который ежедневно погружается в информационную среду, но при этом знание для него - не более чем обменная валюта.
        Мы можем это изменить. М. и я отправим его в путешествие, проведем по пути к звездам.
        Готов ли он? Справится ли? Возможно, в субботу узнаем поточнее.
        ГЛАВА 10
        Суббота. Прекрасное утро - голубое небо, легкий ветерок. Посетители кофейни
«Старбакс», куда Габриель заглянул, чтобы купить пару бутербродов, безмятежно прихлебывали кофе и хрустели печеньем. Ни одной угрюмой физиономии, кругом радостные, улыбающиеся лица, и лишь он - исключение из общей массы. Габриель еле волочил ноги, настроение у него было препаршивое. Он изо всех сил старался держать себя в руках. Сегодня - день «Ч». Совсем скоро он испытает восторг от прыжка на «тарзанке». Слово «тарзанка» звучит так невинно - можно предположить, что это какая-нибудь легкая детская забава. Только вот примерно через полчаса он с криком «ура» вниз головой полетит в Темзу, а высота там такая, что ой-ей-ей. Скажете, детская игра?
        Габриель повернул «ягуар» в сторону моста Челси. Наверное, у него помутился рассудок, когда он согласился на эту авантюру. Сегодня он умрет, несмотря на обещание Морриган Монк позаботиться о нем. Кстати, только сейчас его осенило: вполне возможно, что женщина, которая спровоцировала его на попытку поиграть в Икара, и есть убийца несчастного Роберта Уиттингтона. Замечательная мысль! И как это раньше не пришло ему в голову?
        Мисс Монк уже ждала его, одетая в обтягивающие леггинсы и белоснежную футболку с глубоким вырезом. На левой груди была видна миниатюрная татуировка с тем же рисунком, который украшал поясницу ее сестры. Габриель счел эту деталь очень сексуальной, хотя излишняя страсть сестер к изображению монады начала слегка его раздражать. Черные волосы Морриган были опять стянуты в высокий хвост, а глаза казались еще синее, чем прежде.
        - Доброе утро, - кивнула она. - Все-таки пришли.
        - Ну да. Разве я не обещал?
        - Обещали. - Морриган пожала плечами и улыбнулась. - Кстати, у вас превосходная машина.
        - Спасибо.
        Габриель обратил внимание на странное приспособление, что-то вроде клетки, которая стояла у подножия светло-синего крана, уходившего в заоблачную высь.
        Морриган проследила за его взором:
        - Триста футов. Впечатлений хватит надолго.
        - Угу, - промычал Габриель. Он хотел блеснуть находчивым ответом, но его остроумие куда-то подевалось.
        - Ладно, пора начинать. Нужно поговорить с Уэйном, спросить, когда подойдет наша очередь.
        Морриган указала на небольшую толпу возле клетки; на лицах участников аттракциона можно было наблюдать весь спектр эмоций, от нескрываемого страха до откровенного самолюбования в стиле «поглядите, как я крут». Впереди стоял болезненно-худой мужчина в крошечных красных плавках; он разговаривал с блондином, одетым в комбинезон с надписью «Инструктор».
        Габриель перевел взгляд на Морриган, и на него накатила новая волна дурных предчувствий.
        - Почему тот человек в плавках? Я упаду в воду?
        - Нет-нет, - успокоила его Морриган, но в ее глазах блеснул опасный огонек. - В воду мы не окунаемся. Не волнуйтесь, намокнуть не успеете. Этому парню просто захотелось покрасоваться в модных трусах. Здесь одеваются по-всякому. Однажды я видела девушку, которая прыгала в свадебном платье, а в другой раз - мужчину в смирительной рубашке.
        - Что ж, направление мыслей верное.
        - Бросьте. - Глаза Морриган сверкнули еще ярче. - Вам понравится, вот увидите.
        К ним подошел инструктор, при виде Морриган просиявший улыбкой. Он говорил с австралийским акцентом и какой-то чудной интонацией, как будто заканчивал каждую реплику восклицательным знаком:
        - Морриган! Пойдешь без очереди! Это и есть твой счастливый напарник? - Рукопожатие сокрушительной силы и еще одна ослепительно мятная улыбка. - Отлично! Не пожалеешь! Морриган, куколка! Наверху сейчас никого! Ты сама обвяжешь его веревками, да! - Слушать этот живой рупор было невозможно.
        - Да, конечно. - Морриган одарила инструктора не менее обворожительной улыбкой.
        - Я все сделаю. - Обернувшись к Габриелю, она пояснила: - Мы с Уэйном знакомы тысячу лет. В Австралии вместе занимались бейс-джампингом.
        Бейс-джампинг. И этот факт она упомянула так сухо, вскользь. Теперь понятно, почему прыжки на «тарзанке» для нее ерунда. У Габриеля был друг, который тоже прыгал с парашютом с мостов, небоскребов и антенн. Однажды парашют не раскрылся, и приятель Габриеля ударился о стенку дамбы, с которой прыгал. В бейс-джампинге использование запасного парашюта в экстренной ситуации не предусмотрено, на это просто нет времени. Его друг погиб через три секунды после того, как заклинило парашют. Если эта леди увлекается бейс-джампингом, значит, она ищет оригинальный способ самоубийства.
        Габриель глубоко вздохнул и постарался отогнать мысли о разбитых в лепешку телах, со свистом рассекающих воздух.
        - Что теперь? - осведомился он.
        - Последняя возможность посетить туалет, - иронически изогнула бровь Морриган.
        Он сглотнул, пытаясь сохранять достоинство.
        - Спасибо, мне не надо.
        - Хорошо. Сколько вы весите?
        - Что?
        - Вес, - нетерпеливо повторила Морриган. - Сколько в вас килограммов?
        - А-а. Восемьдесят шесть.
        Пусть лучше она думает, что он толстоват, нежели Габриель из стеснения солжет, ведь его жизнь сейчас зависит от того, выдержит ли веревка.
        - Ясно. Ваша - зеленая, моя - оранжевая. - Поймав недоуменный взгляд Габриеля, Морриган объяснила: - Разные цвета веревок соответствуют различным весовым категориям.
        - Вы тоже собираетесь прыгать?
        - Да. - Она медленно улыбнулась. - Я решила, неплохо бы нам прыгнуть в тандеме. Ну понимаете, все-таки вы в первый раз… Будет лучше, если я, так сказать, подержу вас за руку.
        Прыжок в тандеме. И как это, интересно, делается? Воображение почему-то рисовало Габриелю полет к земле с раскинутыми, словно крылья, руками. Картина, где он летит, отчаянно цепляясь за подругу, выглядела менее героической.
        Клетка на самом деле являлась корзиной и, как выяснилось, средством транспортировки на верхнюю площадку крана. Габриель с опаской ступил внутрь. Устройство казалось хлипким, хотя сейчас, наверное, он счел бы надежной опорой только земную твердь.
        Корзина медленно поползла вверх.
        - Итак, приступим, - бодро заговорила Морриган. - Я знаю, вы изрядно волнуетесь, но прыжки на «тарзанке» вовсе не так опасны. Все будет происходить следующим образом: первая часть прыжка наиболее напряженная. Во время падения ваша скорость за несколько секунд возрастет с нуля до пятидесяти миль в час, потом начнет постепенно уменьшаться, пока амплитуда не достигнет максимума, и опять увеличиваться. Несколько затухающих колебаний, и кран благополучно опустит вас на матушку-землю.
        - Заключительный этап нравится мне больше всего.
        - Уверяю вас, беспокоиться не о чем. Во-первых, проводится очень тщательная проверка техники безопасности, и, во-вторых, я буду рядом. - Морриган ехидно улыбнулась. - Гарантирую полный восторг. Для парня, с которым я прыгала в тандеме до вас, это стало поворотным пунктом в жизни.
        - В каком смысле?
        - После прыжка у него полностью изменилось мировоззрение. Он понял, что, избегая риска, человек может никогда не узнать предела своих возможностей, а не изведав предела своих возможностей, нельзя познать себя самого. Как сказал поэт, не нужно становиться коллекционером бабочек, лучше быть бабочкой.
        - Как тонко подмечено. Тот парень до сих пор прыгает?
        В глазах Морриган промелькнуло непонятное выражение.
        - Нет.
        - А кем он был?
        - Робби? Просто приятелем.
        Морриган резко отвернулась.
        И, слава богу, подумал Габриель, потому что изобразить безразличие он бы не сумел. Робби, Роберт Уиттингтон. Услышав это имя из уст Морриган, Габриель испытал потрясение. Когда он рассматривал фотографии молодого человека на стене в особняке Монк, ему казалось, будто он находится у мемориала или у алтаря. Конечно, все снимки - это своего рода законсервированные воспоминания, но, глядя на те фотокарточки, Габриель подсознательно чувствовал, что Роберта Уиттингтона нет в живых. Морриган произнесла его имя так, словно Робби стоял в двух шагах от них, и если бы Габриель оглянулся, то вновь увидел бы эту доверчивую улыбку и щенячьи глаза.
        Корзина дернулась и застыла. Габриель бросил взор на часы: две минуты десятого. Морриган легко соскочила на открытую платформу. Мгновение поколебавшись, он последовал за ней.
        Первым его ощущением стал ветер, бьющий в лицо. Вторым - невероятно чистый воздух и безграничный обзор.
        Плоские крыши, остроконечные шпили, островки зелени. Даже там, где небо встречалось с землей, горизонт казался прозрачным.
        Внизу и чуть в стороне протянулся мост Челси. Туда-сюда сновали игрушечные машинки, да и сам мост казался таким маленьким, что Габриель мог зажать его между большим и указательным пальцами. Под мостом безмолвно и величаво текла Темза, ее серые, покрытые рябью воды напоминали морщинистую слоновью шкуру.
        - Великолепно, правда? - спросила Морриган.
        Стоя на коленях, она проверяла крепление зеленых веревок, обвязанных вокруг щиколоток Габриеля.
        - Да.
        У него кружилась голова, в висках стучала кровь. Девять двенадцать. Куда делись десять минут?
        Словно в тумане, он увидел, как Морриган вышла вперед и встала так близко, что ее теплое дыхание согрело его щеку. Под бровью у нее был крошечный шрам, который Габриель только сейчас заметил.
        - Я привяжу вас к себе, - сказала она. - А потом мы обнимемся. Пожалуйста, не разжимайте рук до конца прыжка, хорошо?
        Усилием воли он заставил себя кивнуть. У него пересохло в горле, а ладони вспотели. Почти интимная близость тел вызывала у Габриеля чувство неловкости, но Морриган как будто ничего не замечала. Выражение глаз, темных и глубоких, словно космос, оставалось непроницаемым.
        - Пора превратиться в бабочку, - шепнула она ему в самое ухо.

* * *
        Шаг в пустоту. Шаг, противоречащий инстинкту самосохранения.
        Он падал, падал, падал. Скорость приводила его в экстаз, уносила туда, где все мелькало, как в бреду, и от этого исступленного наслаждения захватывало дух. Небо - синий восторг, хлещущий по щекам. Ветер в ушах ревет, как ураган.
        Морриган всем телом прижимается к нему - ногами, бедрами, животом. Прямо перед ним - ее лицо, заслоняющее кусочек небесной синевы. Выражение лица - почти гримаса боли: лоб нахмурен, глаза полузакрыты, призрачные синеватые вены проступают сквозь тонкую кожу нижних век, обрамленных черными ресницами, зубы стиснуты. Габриель облизал пересохшие губы, Морриган повторила его движение. Моргнув, он распахнул глаза так широко, как только возможно, и в ту же секунду увидел ее немигающий взгляд. Когда Морриган, словно протестуя, слегка приоткрыла рот, Габриель почувствовал, что напряжение его челюстных мышц тоже ослабело, точно она пропускала ощущения от прыжка не через себя, а неким косвенным образом через него. Даже в полете со скоростью пятьдесят миль в час осознание того, что Морриган как будто высасывает его эмоции, было крайне неприятным.
        Скорость постепенно снижалась. Хруст резинки, растянутой на максимальную длину, напоминал хлопанье паруса на клипере. Их снова потянуло вверх, и вот они зависли, застыли в невесомости, полностью утратив чувство времени и пространства.
        У Габриеля стеснило грудь, он задержал дыхание, затем судорожно глотнул воздуха, и кислород ворвался в его кровь, будто новая доза адреналина. Они вновь понеслись вниз, и из груди Габриеля вырвался крик - победный клич, вопль непокорного духа.
        Морриган во весь рот улыбнулась, сверкнули белоснежные зубы. Она отпустила Габриеля, широко развела руки и выгнулась назад дугой; черная змея волос, стянутых в хвост, слетела с плеч на спину. Все напряжение исчезло. А потом, одурев от счастья, они начали орать, орать изо всех сил, свистеть и гикать.

* * *
        Он поднялся на площадку крана еще раз, теперь уже для того, чтобы прыгнуть в одиночку. Морриган охотно согласилась его подождать и замахала руками, когда он попытался извиниться за то, что отнимет у нее время.
        - Вы точно не возражаете? - спросил Габриель, вставая в очередь.
        Желающих прыгнуть по-прежнему хватало, но, что интересно, последовать его примеру и продублировать прыжок никто не решился. Повторным клиентом оказался он один.
        Габриель оглянулся на Морриган:
        - Пожалуйста, не думайте, что за мной нужен присмотр. Я справлюсь.
        Он улыбался; после прыжка счастливая улыбка идиота не сходила с лица Габриеля. Он снова готовился испытать прилив эмоций.
        - Мне здесь нравится. - Морриган мотнула головой. - Ступайте.
        - Еще разок, и на сегодня хватит.
        - Договорились. А потом я угощу вас ланчем. Сами удивитесь, когда поймете, как проголодались.
        Морриган не ошиблась. После второго прыжка, давшего ему столь же сильные ощущения, у Габриеля разыгрался поистине волчий аппетит. Она выбрала тихое, скромное местечко, где подавали отличную еду.
        Когда он наконец откинулся на спинку стула, насытившись, Морриган лукаво склонила голову набок.
        - Не хотите добавки? - заботливо спросила она. - Может быть, еще одну порцию крем-брюле?
        - Простите. - Габриель покраснел. - Я лопаю, как обжора. Вы правы, за сегодняшнее утро я нагулял зверский аппетит.
        - Так всегда бывает, когда играешь в рискованные игры.
        - Вам лучше знать, у вас ведь настоящая склонность к подобным забавам. И каково это - быть адреналиновой наркоманкой?
        - Дофаминовой. Сродни пристрастию к шоколаду.
        - Сильнодействующему?
        - Не пытайтесь меня обмануть, - поморщилась Морриган. - Сегодня утром вы и сами словили кайф. Доказательством можно считать уже то, что вы прыгнули во второй раз. Для большинства людей это нехарактерно, повторить прыжок решаются лишь пятнадцать процентов.
        Одобрение в ее голосе заставило Габриеля смутиться. Выходило, будто он, сам того не подозревая, прошел некое испытание. Он сдвинул брови и передернул плечами, словно отгоняя от себя эту мысль.
        - Значит, ваша цель в жизни - испытать самые сильные и незабываемые ощущения?
        - Пожалуй. - Морриган на секунду задумалась. - Конечно, шансы микроскопические. Серферы знают, что лучшие волны - те, которые рождаются в неизведанных морях и разбиваются о безлюдные берега, - остаются непокоренными.
        - Если честно, Морриган, зачем вам это? Только не говорите мне, что просто хотите «острее чувствовать жизнь». Все гораздо серьезнее.
        - Вам никогда не хотелось проверить свои способности - силу, храбрость, реакцию?
        - Придется вас разочаровать - нет, никогда.
        - Полагаю, смысл заключается в том, что личность поднимается на новый, более высокий уровень. Я не имею в виду только прыжки с моста, речь также о ментальном переходе. Неважно, что подвергается испытанию - тело или дух, общий знаменатель один - презреть опасность и объять пустоту.
        Это как совершить «скачок», внезапно подумал Габриель. Покинуть привычную и относительно безопасную среду собственных чувств и окунуться в незнакомый пейзаж чужих мыслей. Страх утратить себя, навсегда раствориться в другом человеке - его испытал каждый дальновидящий. Как и страх заблудиться, не найти выхода из лабиринта чужого разума.
        - Габриель?
        - Простите, я задумался над вашими словами. Объять пустоту. Кое-кто называет это подсознательным желанием смерти. - Он усмехнулся. - Старику Фрейду было что сказать по этому поводу.
        - Точно. Вроде того, что поиск острых ощущений связан с подавлением чувства вины.
        Габриель уголком глаза покосился на Морриган. Забросить удочку или не стоит?
        - Вины? Вы чувствуете вину за что-то?
        - Скорее испытываю сожаления. Иногда разочарование. - Она устремила на него взгляд своих неземных глаз. - А вы? Из-за чего бывает бессонница у Габриеля Блэкстоуна?
        Он вдруг умолк, растеряв все слова. Перед ним возник непрошеный образ девушки с безупречным овалом лица и длинными белокурыми волосами. Хотя, когда ее нашли в том сарае, светлые волосы были черными от грязи и пота. Мелисса Картрайт. Позднее он узнал, что в юности, еще в Штатах, она победила в конкурсе красоты.
        Габриель поднял глаза. Морриган пристально смотрела на него.
        - Я сплю как убитый, а сожаления - напрасные эмоции.
        Он постарался произнести эти слова беззаботно, но его голос прозвучал резко.
        Между ними повисла тишина, напряженное молчание. Наконец Морриган улыбнулась и шутливо подняла бровь. Наклонившись вперед, она положила обе руки на стол.
        - Послушайте, сегодня утром вы пережили настоящее приключение, на несколько мгновений вознеслись в небо и полетели, как птица, но давайте не будем воспринимать все слишком серьезно. Помните, что сказал Честертон насчет ангелов и полетов?
        - Что?
        Лучезарная улыбка осветила лицо Морриган.
        - Они летают, потому что легкомысленно относятся к себе.

* * *
        Впечатления от прыжка не оставляли Габриеля весь день. Даже сейчас, несколько часов спустя, он все еще испытывал возбуждение.
        С книгой на коленях и чашкой дымящегося кофе в руке он сидел в полосатом шезлонге у себя на балконе и наблюдал, как на город наползает ночь. В воздухе остро чувствовался запах реки. Тауэрский мост, как сказочный мираж, озаренный волшебным светом, в сумерках словно парил над водой. Внизу на улице шипела и трещала неоновая вывеска над магазином оптики, гигантские зеленые очки то вспыхивали, то гасли.
        Габриель в сотый раз переживал свои ощущения. Страх. Экстаз освобождения. Конечно, этот опыт не перевернул его жизнь, но дал хорошую встряску. За это следует сказать спасибо загадочной мисс Морриган Монк. Поразительная женщина. Как и ее сестра.
        Он удивлялся и немного подсмеивался над собой: надо же, как ему не терпится снова увидеть сестер. Он не пытался себя обмануть - дело отнюдь не в образах из его «скачка» и не в обещании, данном Фрэнки. Габриеля пленили обе женщины.
        Минналуш более чувственна, Морриган - чуть холоднее, однако и та и другая излучают твердую уверенность в себе, что делает их откровенно эротичными, вопреки или, наоборот, благодаря тому, что в этот эротизм добавлено чуточку опасности, несомненно исходящей от сестер. За взглядом светло-зеленых, слегка туманных глаз Минналуш чувствовалось мощное подводное течение. Коснись ее, и утонешь. Взор Морриган острее лазерного луча. Дотронешься - истечешь кровью.
        Перед тем как попрощаться с ним сегодня утром, Морриган пригласила Габриеля в Монк-хаус на воскресный ужин. Он до сих пор не мог уразуметь, что такого нашли в нем сестры. Габриель здраво оценивал себя (Исидор, конечно же, обозвал бы его самодовольным позером) и знал, что пользуется успехом у противоположного пола, однако у него хватало ума не льстить себе, считая, будто Минналуш и Морриган Монк попали под его чары.
        Ладно, чего гадать. Пусть даже у сестер есть какие-либо виды на него, но и он не отступит от своего плана. Кроме того что ему представится возможность провести время в обществе двух обворожительных интеллектуалок, он, если повезет, сумеет выяснить, что случилось с Робертом Уиттингтоном.
        Вспомнив о юноше, Габриель нахмурился и опустил глаза в раскрытую книгу, лежавшую у него на коленях. Он выбрал ее из многочисленной литературы в квартире Роберта. Книга была старая, а страницы, похоже, из пергамента; на обложке название: «Самоучитель алхимии». В книге излагалась история этой науки и основные алхимические принципы.
        Чтение шло туговато, однако некоторые моменты весьма позабавили Габриеля:
        Немецкий философ Агриппа, автор алхимического трактата "Оккультная философия", по слухам, расплачивался с кредиторами блестящими золотыми монетами, которые через сутки неизменно превращались в камень.
        Ха! Он так и знал, что превращение свинца в золото - враки. Все эти алхимики - изрядные ловкачи, да к тому же нарочно писали свои трактаты мудреным языком. Разумеется, не разобрав смысла, никто не смог бы вывести их на чистую воду.
        Габриель отхлебнул кофе и поставил чашку на столик рядом с шезлонгом. Устроившись поудобнее, он зевнул. Его взгляд упал на деревянную маску, висящую на стене в гостиной. Темное лицо по другую сторону стеклянной двери спокойно улыбалось. Габриель всмотрелся в пустые глазницы…
        Его разум открылся. Включилось внутреннее зрение.
        В общем, он этого ожидал. Понимал, что должен еще раз выйти в «скачок», чтобы разобраться в причинах смерти Роберта Уиттингтона. Усилием воли он мог бы сделать это и раньше, такая мысль неоднократно приходило ему в голову. Учитывая детальность и интригу предыдущего сеанса дальновидения, искушение повторить
«скачок» было велико. С другой стороны, Габриеля не радовала перспектива заново испытать агонию утопающего. Те, кто называет утопление легкой смертью, говорят неправду. Он совсем не хотел еще раз пережить пожар в легких и дикое давление, от которого глаза вылезают на лоб.
        Страх захлебнуться в холодной воде, однако, был ничем по сравнению с ужасом того момента, когда Габриель вошел в Портал и на него с невиданной силой обрушился шквал информации. Габриель и теперь не имел ни малейшего представления, с чем столкнулся, и знал только, что в буквальном смысле лишился рассудка.
        В «Глазе бури» ему доводилось выходить в гораздо более отвратительные «скачки» - в традиционном понимании этого слова. Он смотрел на мир глазами убийц и насильников, но как бы ни были неприятны эти сеансы, леденящий ужас, испытанный Габриелем при перемещении в сознание Роберта Уиттингтона, перекрывал все испытанное им до сих пор. Каждую секунду этого страшного периода словно бы отключалась частичка его мозга, нервные окончания плавились и слипались в кашу, будто перегретые провода перед тем, как выбросить финальный сноп искр.
        Понимая, что его разум вновь отправляется в путешествие и он теряет связь с окружающей реальностью - квартирой, балконом, красно-белым полосатым шезлонгом, деревянной маской, улыбающейся с другой стороны стекла, - Габриель на долю секунды почувствовал, что остатками сознания цепляется за этот мир. Сейчас еще можно прервать сеанс. Однако в следующий миг он расслабился и переместился в сознание Роберта Уиттингтона - без каких-либо усилий и напряжения, так легко, словно вошел в открытую дверь, массивную дверь из темного дерева с изображением монады…

* * *
        Он возвращался по своим следам: прошел через библиотеку с изъеденными плесенью книгами, миновал залу, где порхал сонм бабочек, и все остальные бесчисленные комнаты с их таинственными обитателями и загадочными предметами.
        Монах по-прежнему полировал глазницы наждачной бумагой, часы все так же тревожно тикали вразнобой, предсказуемо гремел выстрел, и на грудках белоснежных голубей расплывались алые пятна. Порядок мест, порядок вещей. Путешествие точь-в-точь повторяло предыдущий «скачок». Габриель двигался по дому миллиона дверей, открывая и закрывая их в строгом порядке. Немного позади в вышине безмолвно и неотступно парил ворон.
        Лестницы, коридоры, головокружительные виды. Габриель ступил на узкий подвесной мост и начал продвигаться вперед, аккуратно ставя одну ногу перед другой. Он с прошлого раза помнил этот вызывающий дурноту переход. По другую сторону моста располагалась комната, где ему впервые встретилась женщина в маске. Может быть, она уже там, ожидает его…
        Чувствуя, как покачивается мост, Габриель продолжал движение. Осторожно, твердил он себе, сохраняй равновесие…
        А затем произошло нечто странное. Мост у него под ногами беззвучно растворился, и он полетел навстречу черной пустоте. Несмотря на мощный выброс адреналина, сознание с поразительной четкостью зафиксировало, что он уже не в доме миллиона дверей. Габриель не знал, где находится, но понимал, что свободно плывет в открытом пространстве, как разведывательный спутник в небе.
        Такой перемены событий он никак не ожидал. Ощущения от «скачка» полностью изменились, Габриель чувствовал себя совершенно по-иному. Не прошло и секунды, как он догадался почему. Он больше не смотрел глазами Роберта Уиттингтона. Он вступил в сознание другого человека. Его разум еще только примеривался к этому обстоятельству, а Габриель уже видел окружающую действительность сквозь призму чужого восприятия.
        Куда он попал? Чьи глаза стали на время его собственными?
        По всей видимости, он находился вблизи реки, так как чувствовал ее сырой запах. Огоньки на набережной; Тауэрский мост; на фоне черного неба - огромные зеленые очки, которые периодически вспыхивают, шипя неоном.
        Он смотрит на фигуру человека, сидящего на балконе в полосатом шезлонге. Балкон затенен, но за раздвижной стеклянной дверью горит свет. На стене в комнате висит деревянная маска.
        Человек в шезлонге расслаблен, словно спит с открытыми глазами. У него на коленях лежит книга, ветерок перебирает ее страницы. Фолиант, очевидно, старинный, страницы желтоватые, словно из пергамента. Интересно, о чем эта книга? Окажись Габриель немного ближе, он сумел бы разобрать строчки.
        Он приближается, приближается к человеку в шезлонге и вот уже смотрит ему в лицо, пытливо, жадно вглядывается в свои собственные, широко распахнутые глаза.
        Габриель закричал. Пронзительный крик спиралью развернулся в его мозгу, породив волны испуганного эхо. Почти физическим рывком он захлопнул внутренний глаз и вышел из «скачка». Разрыв связи между виртуальным и материальным миром оказался очень болезненным, голова как будто разлетелась на тысячи мелких осколков. Габриель скорчился в приступе тошноты.
        Наклонившись вперед, он обхватил руками колени, чтобы избавиться от приступа тошноты. Тихо, тихо. Все хорошо. Он в безопасности. Он у себя дома. «Скачок» закончился. Надо взять себя в руки. Все хорошо… До смерти напуганный Габриель обливался холодным потом. Вновь накатила тошнота.
        Что случилось? Он совершил «скачок», вышел в сознание Роберта Уиттингтона, потом вдруг перспектива сменилась и он переместился в чей-то еще разум. Чей же?
        Кроме того, из прошлого он прыгнул в настоящее. Роберт давно мертв, и в первой части сеанса Габриель переживал уже минувшие события. Человек, чьими глазами он смотрел в конце «скачка», был жив-живехонек и, что самое потрясающее, наблюдал
        за ним , Габриелем Блэкстоуном! Кто-то пытался его выследить. От этой мысли у Габриеля застыла кровь в жилах. С чьим сознанием пересеклось его собственное?
        Он знал, знал ответ на свой вопрос. Такая надменность, холодная расчетливость и всепоглощающее любопытство могли принадлежать только одному человеку. Габриель уже сталкивался со всеми этими качествами, когда тонул в бассейне и глядел в глаза женщине-убийце. Как же получилось, что его вынесло в ее сознание?
        На это был только один ответ - страшный, пугающий. Боже милостивый! Боже милостивый…
        ГЛАВА 11
        Лицо Фрэнки было серым от усталости. На кровати лежал раскрытый чемодан, а рядом раскиданная одежда - блузки, жакеты, белье. Она то и дело поглядывала на часы, стоявшие на прикроватной тумбочке. Габриель позвонил ей на рассвете. Сначала она сказала, что не сможет встретиться.
        - Извини, я очень спешу, - разбитым голосом проговорила она в трубку. - Давай поговорим по телефону.
        - Нет, мне нужно увидеться с тобой. Черт побери, Фрэнки, вчера вечером я опять выходил в «скачок». Тебе совсем не интересно?
        - Мне очень, очень интересно, но я лечу к Уильяму в Швейцарию и еще не собрала вещи… - Послышался тяжелый вздох. - Ладно, приезжай ко мне, только учти: в десять я должна быть в аэропорту.
        - Летишь из Хитроу?
        - Из Станстеда, на частном самолете, - коротко объяснила Фрэнки.
        Ах да, разумеется. Габриелю тоже хотелось бы полетать по миру на личном самолете.
        - Попроси задержать вылет, как-никак, это одна из твоих привилегий.
        - Не могу. В полдень я должна быть в Берне. Дело в том, что… - Габриель уловил в ее голосе едва сдерживаемое волнение. - Сегодня Уильяма посмотрит один врач, настоящее светило. Он собирается предложить новый курс лечения и, возможно, сумеет нам помочь. Я обязательно должна успеть на консультацию, так что мне нельзя опаздывать. Пожалуйста, давай побыстрее, хорошо?
        Габриель примчался в резиденцию Уиттингтонов в Холланд-парке - сплошь кремово-белые колонны с лепниной и резные кованые решетки - в мгновение ока, однако теперь уже сомневался, стоило ли вообще приезжать. Фрэнки никак не могла сосредоточиться. Их разговор постоянно прерывался телефонными звонками, а также периодическим появлением дворецкого. Судя по его кислой мине, он был явно недоволен тем, что в спальне у мадам сидит посторонний мужчина, тем более что на хозяйке надета лишь ночная рубашка. Очень соблазнительная рубашка, отметил Габриель. Голубой цвет всегда очень шел Фрэнки.
        - Будь добр, подай мне вон тот ремень. - Она указала на желтовато-коричневый ремень с пряжкой замысловатой формы. - Спасибо. Черт, куда я дела туфли? Только что держала в руках - и куда-то дела. Ты не видел? Минуту назад были здесь!
        - Фрэнки, - вздохнул Габриель, - выслушай меня, пожалуйста.
        - Я слушаю.
        Она выдвинула ящик туалетного столика и принялась выгребать оттуда помады, кисточки для пудры и прочую косметику. Огромные зеркала туалетного столика как нельзя лучше отражали роскошное убранство комнаты. Никакого сравнения с убогой квартиркой в Оксфорде, где они когда-то жили.
        Фрэнки достала из ящика карандаш для бровей и бросила его в косметичку.
        - Я вся внимание, - повторила она. - Ты говорил, что вчера тебе удалось переместиться из сознания Робби в сознание его убийцы. Отлично, это уже прогресс. А в чем, собственно, проблема? Ты ведь уже перепрыгивал из мыслей жертвы в разум преступника. Помнишь дело Рушкоффа?
        Конечно, он помнил один из своих первых успехов в «Глазе бури». Габриель сумел не только просканировать мысли Оливера Рушкоффа, состоятельного биржевого маклера, но и проникнуть в сознание его похитителя. Долгое время усилия не давали результатов. Сознание Рушкоффа запечатлело лишь темноту и чувство клаустрофобии - при похищении ему завязали глаза, а это означало, что рассчитывать на визуальные ориентиры Габриелю не придется. Тем не менее, когда он сумел переключиться на мысли похитителя, преступление тут же было раскрыто.
        - Фрэнки, ты не поняла. Дело не в том, что я изменил угол обзора.
        Она досадливо мотнула головой, тряхнув блестящими волосами.
        - Но ведь ты только что сказал…
        - Нет. Погоди. Выслушай меня.
        Что-то в голосе Габриеля подействовало на Фрэнки. Она отложила косметичку и медленно обернулась.
        - Хорошо. Я тебя слушаю.
        - Не врубаешься? Повторяю, дело не в смене перспективы. Не я сканировал разум убийцы, а убийца - мой разум!
        Фрэнки всплеснула руками.
        - Это невозможно!
        - Так и произошло.
        - Ты хочешь сказать, что убийца Робби обладает способностями к дистанционному видению?
        - Именно.
        - Одна из сестер умеет выходить в «скачок».
        - Да.
        Воцарилась долгое молчание. Лицо Фрэнки отражало потрясение, подобное тому, которое Габриель испытал вчера.
        - Зачем она сканировала тебя?
        - Вопрос на миллион долларов.
        Фрэнки тяжело опустилась в кресло у туалетного столика.
        - Она знает, что ты пытаешься выяснить причины смерти Робби.
        Габриель покачал головой.
        - Допускаю, но мне почему-то кажется, что это не так. Скорее всего, она не догадывается, что проникла в мое сознание, когда я сам находился в «скачке». Когда она начала меня сканировать, я сразу вывалился из пси-пространства Роберта. В том доме ее со мной не было. Думаю, она прощупывала меня вне всякой связи с Робби. Ее интересую лично я. Ты, конечно, сочтешь меня самовлюбленным идиотом, но сестры Монк от меня без ума.
        Фрэнки иронически подняла брови.
        - Не смейся. Видела бы ты, как Минналуш буравила меня взглядом на уроке живописи, а Морриган опять пригласила в гости. Завтра я ужинаю в Монк-хаусе. Сестры явно хотят познакомиться со мной поближе. Намного ближе, поверь. И не спрашивай почему.
        - Ты довольно милый, - вдруг улыбнулась Фрэнки.
        - Но не настолько.
        - Согласна. Кроме того, сестры могут заполучить любого мужчину, которого пожелают.
        Фрэнки нахмурилась и взъерошила свои короткие волосы, отчего они ореолом распушились вокруг головы, и она стана похожа на растрепанного эльфа. Габриель хорошо помнил эту ее привычку. Когда они были вместе, он всегда обнимал ее и приглаживал волосы. Теперь, наверное, этот жест показался бы ей неуместным.
        С лица Фрэнки не сходило изумление.
        - Представить себе не могу, что одна из сестер - дальновидящая. Невероятно!
        - И мне верится с трудом.
        Фрэнки охнула и приложила ладонь к губам.
        - Ты понимаешь, что это означает? Она раскусила, что ты тоже дальновидящий. Уже хотя бы по тому, что ты заблокирован ее попытку войти в твой разум.
        - Ты права, но не забывай, она-то думает, что осталась инкогнито. Она просто решит, что я почувствовал вход и инстинктивно заблокировался.
        - Строго говоря, ты не знаешь, кто это был, Минналуш или Морриган.
        - Либо та, либо другая, уж в этом можно не сомневаться. Я почувствовал ее жгучее любопытство и… высокомерие.
        - А-а, встреча родственных душ.
        - Ты о чем?
        - Давай называть вещи своими именами, Габриель. Ты не самый большой скромняга в мире и всегда считал, что тебе нет равных. Ты же был мистером Супердальновидящим, слишком талантливым, чтобы работать в команде. Понимал ты это или нет, но в «Глазе бури» твое чванство нравилось далеко не всем.
        - Ну, стало быть, они изрядно повеселились, когда я спекся.
        Между ними вновь повисла тишина, на этот раз напряженная.
        Наконец Фрэнки махнула рукой, словно отгоняя тему:
        - Ладно, что толку ворошить прошлое. - Она в который раз взглянула на золоченые бронзовые часы. - Черт, опаздываю. Извини, я в душ и убегаю.
        Габриель поднялся.
        - Сколько ты пробудешь в отъезде?
        - Четыре дня. После консультации у врача мы с Уильямом летим в Париж по делам. Я могла бы вернуться домой, но не хочу оставлять его, сам понимаешь.
        - Конечно.
        - Будь на связи, договорились? Номер моего мобильного у тебя есть. Сообщи, как пройдет завтрашний ужин.
        - Хорошо.
        Фрэнки повернулась к двери, но Габриель накрыл ее ладонь своей.
        - Ты сказала мужу, что я все-таки взялся за расследование?
        - Н-нет, - замялась Фрэнки.
        - Почему? Это ведь его желание.
        - Да… Я собиралась ему сказать, но прежде хотела убедиться, что ты не пойдешь на попятный. Я решила, не стоит подавать напрасных надежд, чтобы затем опять разочаровать Уильяма. Поначалу ты не проявлял особого интереса, и я беспокоилась, что через какое-то время ты бросишь дело.
        - По-твоему, я такой ненадежный человек? - не сумел сдержать горечи Габриель.
        - Я поговорю с ним сегодня, - вздохнула Фрэнки.
        - Поговори.
        - А ты? Чем намерен заняться?
        - Поеду к Исидору. Думаю, разгадка того, что случилось с Робби, находится в компьютерах сестер. Помнишь два файла, защищенных паролями?
        - Да, - кивнула Фрэнки, - дневник и «Ключ Прометея».
        - Точно. Нужно выяснить их содержимое. То, что это единственные файлы, к которым закрыт доступ, уже много значит. Исидор пишет специальный вирус, чтобы взломать систему. Сегодня мы его запустим.
        - Желаю успеха.
        - Тебе тоже.
        Фрэнки улыбнулась, но в ее улыбке сквозила печаль, не оставившая Габриеля равнодушным. Каково это - жить с умирающим человеком? Не иметь возможности строить планы… Фрэнки держалась мужественно. Иного он от нее и не ожидал.
        - Даже если с новым доктором все сложится удачно, Уильям все равно не выздоровеет. Просто сможет прожить немного дольше.
        - Это уже замечательно. - Габриель обнял Фрэнки. - Иди ко мне.
        На мгновение она расслабилась и склонила голову ему на плечо. Ощущение оказалось до боли знакомым. Он часто держал ее вот так. Они хорошо подходили друг другу - Фрэнки была ниже ростом, и ее макушка едва доставала Габриелю до подбородка.
        Он обвил рукой ее талию и на долю секунды представил, что сейчас она прижмется к нему…
        - Спасибо. - Она резко отстранилась. - Меня можно не утешать.
        - Фрэнки…
        - Тебе пора, - с каменным лицом произнесла она.
        У нее на шее заметно пульсировала жилка.
        Габриелем овладело уныние. Черт возьми, что он творит?
        Пытается флиртовать с замужней женщиной, у которой умирает муж? Браво, Габриель Блэкстоун. Но что он мог с собой поделать? Фрэнки была в его объятиях, такая теплая, нежная. За последние дни он неоднократно ловил себя на мысли о том, что думает о ней чаще, чем хотелось бы. Однажды он принялся машинально рисовать на салфетке, а когда осознанно посмотрел на свой рисунок, обнаружил, что на листке сплошь сердца, пробитые стрелой, и вензеля из сплетенных инициалов. Как трогательно.
        Габриель устало взглянул на Фрэнки.
        - Будь осторожен, - вдруг сказала она, и эти слова его удивили. - Пожалуйста, пообещай, что будешь осторожен.
        Она переживает за него? Габриель вдруг почувствовал себя гораздо лучше.
        - Не волнуйся. - Он расплылся в улыбке. - Я справлюсь. Не забывай, я мистер Супердальновидящий.
        - Не будь чересчур самонадеян, - предостерегла Фрэнки. - И не дай сестрам тебя соблазнить. Они опасны. Держи ухо востро, обещаешь?
        Он послал ей воздушный поцелуй.
        - Обещаю.

* * *
        Когда Габриель пришел к Исидору, тот пересматривал старый эпизод сериала «CSI: Место преступления».
        - Старик, эта Кэтрин Уиллоуз - горячая штучка. - Исидор мотнул головой в сторону экрана. - Обожаю сильных, зрелых, сексуальных женщин.
        - Все сильные, зрелые, сексуальные женщины безумно этому рады, - ухмыльнулся Габриель.
        Исидор в шутливом отчаянии воздел руки.
        - О нет, только не это. Мы сегодня игриво настроены?
        - Не волнуйся, сейчас я опять приму свой обычный угрюмый вид, - успокоил приятеля Габриель и огляделся по сторонам.
        С его последнего посещения к беспорядку на столе Исидора прибавилось еще несколько пустых коробок из-под китайской еды, заляпанных жирными пятнами красного и оранжевого цвета. Потрепанный тоненький экземпляр «Тайных размышлений» Филипа Дика служил подставкой для наполовину опорожненной кружки кофе с завитком пожелтевших сливок. Каким образом Исидор ухитрялся работать в таком хаосе, оставалось загадкой.
        Габриель взглянул на товарища, который по-прежнему не сводил с экрана влюбленного взора.
        - Надеюсь, ты не целый день пялился в ящик, - строго сказал он. - Я плачу тебе не за то, чтобы ты предавался сексуальным фантазиям. Мне нужно взломать компьютеры в Монк-хаусе. За работу, живо.
        Исидор шумно вздохнул и, щелкнув пультом, выключил телевизор. Вскинув длинные ноги, он убрал их с кофейного столика и отвесил Габриелю притворно-раболепный поклон.
        - Не волнуйся, о великий из великих, твой верный слуга все исполнил. Обрати сюда свои очи.
        Исидор принялся набирать что-то на клавиатуре, и Габриель, как всегда, восхитился скоростью и мастерством приятеля в работе с компьютером. Настоящие хакеры напоминали ему волшебников. Каждый был способен забраться в такие глубины искусственного интеллекта, что компьютер словно бы начинал реагировать на мысли своего хозяина, отчего связь между человеком и машиной превращалась из механической в телепатическую.
        Исидор откинулся на спинку вращающегося стула.
        - Смотри, я состряпал изящный троян, но ты говорил, что сестры пользуются антивирусником Касперского, а это уже хуже. «АВК» - отличная программа, скажу я тебе, с лету обезвреживает почти всех троянцев.
        - У сказочки должен быть счастливый конец.
        - Разумеется. Мой гений несгибаем перед лицом трудностей. Я придумал одну чертовски умную программку, которая напрочь вырубит «АВК». Я назвал ее «Давид».
        - В смысле, Давид против Голиафа? Очень оригинально.
        - Ты просто завидуешь, - снисходительно улыбнулся Исидор.
        - Ну а если сестры обнаружат, что антивирусник не работает? Они сразу насторожатся, а я не хочу, чтобы у них возникли хоть малейшие подозрения.
        - Ты опять меня недооценил. У моего «Давида» есть одна замечательная фишка: как только он убьет «АВК», так сразу же добавит в панель задач фальшивую иконку, и все будут думать, что антивирусная программа начеку. Я ли не молодец?
        Габриель не мог с этим не согласиться.
        - Ну вот, - продолжил Исидор, - свою часть задачи я выполнил, теперь дело за тобой. Как ты планируешь подослать нашего трояна? Если у этих дамочек хватило ума поставить на компьютеры «АВК», думаю, они не так наивны, чтобы открыть вложение от неизвестного адресата.
        - Мы забросим наживку. Я написал письмо от имени человека, желающего продать очень редкую маску конголезского племени макиши. Минналуш обязательно заинтересуется, а вместе с письмом ей придется открыть фотографию маски. Вот увидишь, она клюнет.
        - А потом? Если она захочет купить маску?
        - Элементарно. Мы отправим ей второе письмо, где напишем, что она, к сожалению, опоздала и маска уже продана. Такое случается сплошь и рядом. У нее и сомнений не возникнет.
        - Где ты взял фотографию?
        - В старом каталоге музея Виктории и Альберта.
        - Умно, - веско кивнул Исидор. - Я тобой горжусь. Ладно, дневник, считай, уже открыли, скоро прочтешь его от корки до корки. Второй файл взломать куда сложнее.
        - Ты про «Ключ Прометея»?
        - Угу. Поскольку в данном случае машина не имеет выхода в Интернет, для считывания всей информации тебе лично придется установить железку - ки-логгер. Прости, старик, но другого выхода нет.
        Габриель вздохнул. С ки-логгерами, или клавиатурными шпионами, всегда много возни. Единственный способ установить такое устройство - добраться до самого компьютера. Остается лишь надеяться, что завтра, во время ужина в доме сестер он сумеет улучить минутку, когда в комнате никого не будет, и поставить эту чертову железку.
        - Не кисни, - бодро произнес Исидор. - И скажи спасибо, что не надо ковыряться с громоздкой программой. Я как следует постарался и нашел для тебя потрясающий ки-логгер. Штучка сделана на заказ, старик, шик-блеск. В магазине такую не купишь. Мне повезло: парень, у которого я ее взял на время, - мой товарищ по
«Смертельному сиянию» и кое-что мне должен. - Он протянул Габриелю квадратную коробочку. - Держи. Смотри не потеряй, если не хочешь, чтобы мой дружок Аарон навестил тебя.
        - Спасибо. - Габриель аккуратно положил коробочку в карман куртки. - Завтра вечером воспользуюсь.
        - Ну а как движется дело? - полюбопытствовал Исидор. - Нащупал ниточки?
        На его лице был написан неподдельный интерес.
        Рассказать про вчерашний «скачок» или нет? Обычно Габриель не любил обсуждать тему дистанционного видения с теми, кто не обладал такой способностью, - скептицизм и невежество слушателей очень утомляли его. Но Исидор при всех своих странностях был далеко не глупцом.
        Он выслушал Габриеля с похвальным вниманием, но сразу по окончании рассказа громко присвистнул.
        - Ну знаешь, старик, это… Это… - Так и не найдя подходящего слова, Исидор сдался. - До сих пор не могу поверить, что ты вот так запросто залезаешь в мысли покойника. Страшновато, наверное?
        - При чем тут покойники? В тот момент Роберт Уиттингтон был еще жив, а поскольку его мысли до сих пор составляют часть пси-пространства, то есть поля сознания, я могу выйти в «скачок» и считать их.
        Исидор понимающе кивнул.
        Теперь я тоже все знаю про пси-пространство. Я не говорил тебе, что взломал сайт мэрилендского университета Колледж-парк и покопался в военной базе данных? Эти ребята много писали о пси-пространстве в тот период, когда правительство Штатов финансировало проект «Звездные врата». Круто, ничего не скажешь.
        Габриель бросил на друга предостерегающий взгляд.
        - Ты играешь с огнем. Тебя похоронят заживо, если поймают. Закон «Патриот США» пока никто не отменял.
        - Брось. Поймать меня? Я же призрак. Им ни за что меня не вычислить. И вообще, что тут опасного, если мне известна теория пси-пространства? Насколько я понимаю, это своеобразная среда, в которой накапливается информация. Грубо говоря, данные человеческого разума записываются и хранятся в некоем компьютере, а дальновидящие имеют к нему доступ, так как знают пароль.
        Габриель не сдержал улыбки. Ну конечно, Исидор немедленно провел аналогию с компьютерами.
        - Меня интересует только, всегда ли этот пароль срабатывает. Я имею в виду, выходе «скачок» всегда бывает удачным?
        Габриель подумал о Фрэнки. Как она назвала его - мистер Супердальновидящий? Но даже мистер Супердальновидящий не застрахован от провала. С катастрофическими последствиями…
        Он поднял глаза. Исидор выжидающе смотрел на него.
        - В большей или меньшей степени. - Габриель пожал плечами. - Это не поддается точному описанию. Как правило, ощущения, которые я испытываю, довольно смутные, а иногда настолько разрозненные, что из них нельзя извлечь пользы.
        - А когда ты переместился в сознание Робби, ощущения были яркими?
        - Да, но совершенно бессмысленными. То, что парень пережил перед смертью, просто нереально. Он прошел через дом, в котором миллион дверей. Как такое возможно? Обычно образы в «скачке» стертые, отрывочные, размытые, а здесь я будто смотрел кинопленку и все равно не могу разобраться в этой чертовщине.
        - Может, Уиттингтон накачался наркотиками?
        - Фрэнки предположила то же самое, но я не согласен.
        - Хорошо, а во втором сеансе, когда ты прочесывал мысли женщины с вороном? Точнее, она прочесывала твои мысли. - Исидор улыбнулся. - «Женщина с вороном на плече», прямо как в «Подземельях и драконах», старик. Аж дух захватывает.
        Габриель с досадой передернул плечами.
        - Я отнюдь не в восторге, что убийца Роберта обладает даром дистанционного видения.
        - Ага, и тем самым лишает тебя преимущества. - Исидор изобразил позу гладиатора.
        - Дуэль дальновидящих, разум против разума.
        - Это не компьютерная игра, - разозлился Габриель. Стоило ли ради этого все выкладывать… Ему следовало помнить, что для Исидора границы между физической и виртуальной реальностью весьма условны. События в мире «Смертельного сияния» имели для Исидора такую же значимость, как и явления, с которыми он ежедневно сталкивался в материальном мире, а иногда были и поважнее. - В любом случае, я не могу сидеть у тебя целый день. - Габриель поднялся. - Попозже сброшу тебе по электронке письмо для Минналуш с фотографией маски. Вкрути в него «Давида» и отправь ей. Отзвонись, как только она откроет вложение. Очень хочу знать, что же в том дневнике.
        - Договорились. Мне и самому интересно. Дневник одной из этих сестричек, должно быть, занятнейшее чтиво. Разумеется, - целомудренно опустил взгляд Исидор, - мной движет одно лишь желание выяснить, что случилось с беднягой Робертом. - В дверях он почему-то посерьезнел: - Поосторожней, старик.
        Габриель удивленно посмотрел на приятеля.
        - Вы с Фрэнки сговорились? Ее еще можно понять, но ты-то чего переживаешь? На самом деле волнуешься за меня? Глубоко тронут.
        - Я серьезно, Гейб. Эта женщина - убийца и захочет опять залезть тебе в голову. Будь настороже. Ты сможешь уловить, когда она попытается тебя просканировать?
        - Конечно. Я сразу ее почувствую.
        Габриель мрачновато усмехнулся.
        В этом плане «Глаз бури» дал ему более чем достаточную тренировку. По настоянию Александра Маллинза все участники группы обязательно сканировали друг друга. Эту часть подготовки Габриель, мягко говоря, не любил. Позволить кому-либо прогуливаться в твоем сознании - неприятная штука. Как только другой дальновидящий проникал в его разум, по коже Габриеля начинали бегать мурашки, он обливался потом, испытывая непреодолимое желание поставить блокировку.
        Во время подобных упражнений он твердо усвоил одно: каждый дальновидящий имеет свой «почерк». Габриель безошибочно определял, кто пытается прощупать его разум. След, который оставляет «визитер» в сознании реципиента, - бесформенный, бесцветный, но при этом уникальный. Как ни странно, Габриель всегда ассоциировал его с обонятельными образами. Аромат Фрэнки напоминал ему запах сосновых иголок и морского бриза. Когда она входила в его сознание, он ощущал свежесть. У женщины, вломившейся в его разум вчера вечером, совсем другая «сигнатура»: мускус и красный жасмин. Очень мощный запах.
        В глазах Исидора читалась тревога.
        - Не беспокойся, - успокоил его Габриель. - Если она снова попытается прощупать меня, я сразу ее узнаю и заблокируют.
        - Ты точно сможешь?
        - Сто процентов, - энергично закивал Габриель и прищелкнул пальцами. - Не парься.

8 ИЮЛЯ
        Потрясающая новость!
        Г. - дальновидящий! С тех пор как мы с М. узнали об этом, ни о чем другом и не говорим.
        С одной стороны, это все равно что получить посылку, открыть коробку и обнаружить там ядовитую змею. С другой стороны, поставленная задача волнует меня, как эротический сон. Змею можно приручить, надо только подобрать правильную музыку…
        Надо признать, поначалу мы испытали сильнейший шок, но теперь, как следует все обдумав, поняли: это знак, которого мы ждали.
        Г. видит на расстоянии. Сознает, ли он свою неординарность? Он представляет собой следующий виток эволюции. Человек, наделенный мультисенсорикой.
        Какие возможности открываются перед нами!
        Скорость. Вспышка молнии. Экстаз. И - риск. Он таит в себе опасность.
        Именно поэтому мы должны выдержать некоторое время, прежде чем вновь проникнуть в его сознание. Г. будет начеку. Мы должны сделать так, чтобы он расслабился, опустил защитные барьеры. В следующий раз мы будем действовать тонко, нежно, неслышно, подобно тому как Голиаф движется по шелковой материи. Призрак тенью скользнет по мыслям, не оставив следов.
        Сегодня вечером Г. приглашен к нам на ужин. И мне, и М. не терпится его увидеть. Втроем мы отправимся в чудесное путешествие и навечно свяжем наши истинные имена .
        ГЛАВА 12
        Габриель поднялся на парадное крыльцо Монк-хауса и нажал на звонок. Послышался долгий и мелодичный перелив. Габриель стоял, переминаясь с ноги на ногу, чувствуя себя неловко с букетом в руках. Он слегка вспотел, не столько от жары, сколько от волнения. Внезапно он засомневался, так ли одет. Перед выходом Габриель остановил свой выбор на джинсах и белой рубашке с пиджаком. Пиджак был от Армани, но, может быть, правила требовали более строгой формы одежды? Поскольку это званый ужин, остальные гости наверняка будут в вечерних нарядах.
        С чего он так разнервничался? Робости Габриель за собой никогда не замечал, но в обществе этих двух женщин краснел, как неуклюжий подросток. Беспокойства ему добавлял и микрочип во внутреннем кармане пиджака. При каждом движении жестяная коробочка с ки-логгером терлась о грудь Габриеля, напоминая о себе.
        Изнутри не доносилось ни звука. Фонарь на крыльце не горел, в окнах, выходящих на улицу, тоже было темно. Похоже, дома никого нет. Может, Габриель перепутал день? Но вот в веерообразном окошке над дверью вспыхнул свет, раздались легкие шаги, а в следующую секунду дверь широко открылась и перед Габриелем предстала улыбающаяся Минналуш Монк в пышной черной юбке и прозрачной блузке. Выглядела она великолепно: изумительный цвет лица и буйство рыжих волос.
        - Здравствуйте, Габриель. - Минналуш наклонилась вперед и поцеловала его в щеку мягкими, теплыми губами. - Это для нас? Спасибо, очень милый букет. - Она понюхала цветы. - Обожаю фрезии.
        Несмотря на ее показной восторг, Габриелю вдруг пришло в голову, что уместнее было бы принести другой подарок - например, вино или шоколад. Приходить в этот дом с цветами - все равно что привозить лед в Антарктиду. Следуя за хозяйкой по коридору, заставленному цветочными горшками, он еще раз убедился, что растительности вокруг предостаточно. Кроме того, он совсем забыл о розах. Едва Габриель вошел в гостиную, аромат роз окутал его со всех сторон. Благоухание исходило из алебастровых горшков со свисающими стеблями и бутонами; тяжелый и сладкий запах также проникал в дом из сада через распахнутые створчатые двери. Аромат струился по воздуху и словно бы оседал на мебели, накрывая ее невидимой шалью.
        Морриган поднялась из большого плетеного кресла навстречу Габриелю - босая, в белом платье-сорочке из льна, черные волосы рассыпаны по плечам. Простой наряд делал ее юной и менее неприступной. Какая красавица! В этой семье отличные гены.
        - Добро пожаловать. - Морриган, как и ее сестра, скользнула губами по щеке Габриеля. - Располагайтесь поудобнее. - Она указала на кресла с подголовниками.
        - Что будете пить?
        - Джин с тоником, если есть.
        - Конечно.
        Морриган приблизилась к тяжелому дубовому буфету и открыла дверцы. На полках стояли бокалы и множество бутылок с самыми разными спиртными напитками.
        - Я буду красное вино, - сказала сестре Минналуш и взглянула на Габриеля: - Извините, я на минутку отлучусь - поставлю ваш букет в воду.
        - И посмотри, как там ягненок, - бросила через плечо Морриган. - Будь добра, убавь немного огонь. - Передавая Габриелю бокал, она сообщила: - Сегодня вы наш единственный гость, но мы с Минналуш решили показать все, на что способны. Главное блюдо - ягненок под итальянским соусом песто, закуска - равиоли с лобстером. Надеюсь, вы основательно проголодались.
        - Меню превосходное.
        Морриган удовлетворенно кивнула.
        - Не буду скромничать, мы с сестрой отлично готовим. - Она подошла к плетеному креслу и опять уселась в него, подобрав под себя стройные ноги. - Итак, ваше здоровье.
        - Ваше здоровье.
        Габриель пригубил напиток. Вкус замечательный, джина в меру - именно так, как он любит.
        Он покрутил головой, осматриваясь. Сегодня в гостиной царил уют: повсюду - на полках, столиках и даже на полу - мерцали огоньки зажженных свечей. Все предметы в комнате словно светились, компасы и астролябия горели медью, блестели стеклянные колпаки. В тусклом освещении белесые птичьи скелеты уже не пугали и приобрели своеобразную хрупкую красоту. Даже маски на стене утратили свою жутковатую ауру, их выражения казались скорее капризными, нежели зловещими. Диссонанс в общую гармонию вносил только Голиаф. Паук, неподвижно сидевший в своем стеклянном аквариуме, по-прежнему выглядел угрожающе.
        Минналуш вернулась в гостиную, опустилась на обитый велюром диван и протянула руку за своим бокалом вина.
        - На кухне все в порядке, через полчасика сядем за стол, - сообщила она и одарила Габриеля улыбкой. - Неплохо было бы выпить шампанского в честь вашего вчерашнего дебюта. Морриган сказала, вы прыгнули так легко, будто занимались этим всю жизнь.
        У нее такой внимательный взгляд, подумал Габриель. Невольно веришь, будто находиться в твоем обществе - огромное счастье для Минналуш. А бархатистый голос только усиливает эффект. Наверное, его звучание пленило не один десяток мужчин, готовых с радостью выполнить любой каприз обладательницы такого голоса.
        - Мне понравилось, - сдержанно ответил Габриель. - К тому же у меня прекрасный тренер.
        Он взглянул на Морриган.
        - Благодарю вас, любезный сэр, - улыбнулась та и подняла бокал в коротком салюте.
        Габриель послал ответные улыбки обеим сестрам, не переставая гадать, которая из них проникла в его разум. Меньше двух суток назад он имел очень близкий ментальный контакт либо с Морриган, либо с Минналуш. Одна из них побывала в его сознании - интимнее этого ничего быть не может.
        Однако если Габриель рассчитывал уловить отголоски этого посещения, его ждало разочарование. Все трое непринужденно обсуждали книги, кинофильмы, ситуацию на Ближнем Востоке, в общем, вели обычную светскую беседу. Сестры Монк были просто обворожительны. Невероятно начитанные, остроумные собеседницы и заботливые хозяйки вечера. Кроме всего прочего, они не стеснялись говорить и о себе.
        - В детстве мы терпеть не могли друг друга, - оживленно рассказывала Минналуш. - Соперничали в школе, сцеплялись по любому поводу - из-за мальчишек и всего остального. Морриган вела себя ужасно, была очень агрессивным ребенком. Однажды швырнула в меня расческу, у меня до сих пор шрам остался.
        - Правда? - иронически вздернула бровь Морриган. - На себя посмотри. Маленькая избалованная принцесса, папочкина и мамочкина дочка. И как искусно манипулировала родителями! Минналуш непременно получала все, чего бы ни захотела.
        Габриель изумленно смотрел на сестер.
        - Вот уж не ожидал, - проговорил он. - Я почему-то представлял вас почти близняшками. Лучшие подруги с самого рождения, общий язык, известный только вам двоим, и все такое прочее.
        - Ничего подобного, - расхохоталась Минналуш. - Из-за нашей вечной грызни родители отдали нас в разные школы, так что большую часть времени мы проводили порознь и встречались только на каникулах, но даже тогда дрались, как кошки.
        - Что же изменилось?
        - Трудно сказать. Отношения между нами начали налаживаться только после шестнадцати-семнадцати лет.
        - У вас есть секреты друг от друга? - поинтересовался Габриель и мысленно прибавил: вроде соблазнения впечатлительного юноши или убийства.
        - Разумеется. Как бы ни были близки сестры, у каждой всегда есть свои тайны. Они генетически к этому предрасположены. - Минналуш сморщила нос. - У нас с Морриган совершенно различные представления и интересы, и мы по-прежнему обожаем ссориться. Но теперь относимся к недостаткам друг друга гораздо терпимее… - она бросила на сестру насмешливый взгляд, - и сочувственнее. А если без шуток, то сейчас мы заботимся и переживаем друг за друга. Я, например, очень волнуюсь за Морриган, когда она отправляется в очередной крестовый поход в защиту экологии.
        - Какая из ваших операций оказалась самой сложной? - обратился Габриель к старшей сестре Монк.
        Склонив голову набок, Морриган задумалась.
        - Пожалуй, два месяца, проведенных в палатке на одном из северных островов. Погода отвратительная, мы вдвоем с подругой, и у нас только ноутбук да цифровой фотоаппарат.
        - Что вы там делали?
        - Фиксировали нарушения закона, которые допускают нефтедобывающие компании.
        - Добились результата?
        - Еще бы! На основании наших свидетельств, предоставленных в суд, одну из компаний серьезно оштрафовали. Но в той экспедиции нам пришлось туго.
        - Глупая была затея, - тихо сказала Минналуш. - Морриган чуть не погибла. Она зачем-то забралась на платформу, упала и сломала позвоночник. Несколько недель пролежала парализованной и сумела встать на ноги только после долгих месяцев физиотерапии. Она почти не вылезала из бассейна.
        Через распахнутые створчатые двери Габриель посмотрел в сад, точнее, в дальний его конец. Яркий свет, лившийся из дома, освещал кирпичный прямоугольник бассейна, воду и горбатое дерево, чьи огненные цветки сейчас сливались с вечерним сумраком.
        Сердце Габриеля пронзила ледяная игла. Вода зловеще чернела в сгустившейся темноте. На миг ему вспомнился «скачок» - холодная вода, свинцовая тяжесть в руках и ногах. Его голову толкают в глубину, легкие обжигает пламенем…
        Он снова повернулся к Морриган.
        - Судя по всему, лечение подействовало.
        - К счастью, мне повезло.
        - Дело не только в везении, - с любовью промолвила Минналуш. - Помогла еще и громадная сила воли. Морриган невероятно упорна. Она никогда не сдается.
        Охотно верю, подумал Габриель. Женственность Морриган не подлежит сомнению, однако за прекрасной внешностью скрывается стальной характер. Он вспомнил их совместный прыжок, ощущение ее тела, выражение экстаза, граничащего с болью, абсолютное бесстрашие, с которым Морриган шагнула в пустоту.
        Габриель пристально посмотрел в ее бездонные синие глаза и словно бы ощутил разряд электрического тока. «Может ли она читать мои мысли?»
        Морриган взмахнула ресницами. Намеренно отвернувшись в сторону Минналуш, она сказала:
        - Не обманывайтесь насчет моей младшей сестренки, Габриель. Она гораздо жестче меня, хотя, конечно, у нее иные методы достижения цели. Я всегда иду напролом, а Минналуш действует более осторожно, но иногда она может быть беспощадной, поверьте.
        Габриель перевел взгляд на Минналуш, которая слушала сестру с рассеянным видом.
        - Вот как?
        - Определенно, - кивнула Морриган. - К тому же она гораздо храбрее меня. Взять хотя бы сеансы обнаженной натуры в клубе «Вино жизни». Это самое настоящее мужество.
        Губы Минналуш дрогнули.
        - Мужчины в клубе - профессионалы. Практически никто из них не позволяет себе пускать слюни или ухмыляться.
        Габриель в упор взглянул на нее.
        - Зачем вы этим занимаетесь? Вы говорили, дело не в деньгах.
        - И не в моем нарциссизме, если вам так показалось. - Минналуш принялась накручивать на палец рыжий локон. - Я концентрируюсь. Сохраняя сосредоточенность под взглядами десятков мужских глаз, я укрепляю свой дух, дисциплинирую разум. Поддерживать внутреннее спокойствие в таком уязвимом положении - очень хорошая тренировка.
        Бесспорно, подумал Габриель, хотя способ чертовски странный. Неужели Минналуш не слыхала о таких вещах, как шахматы, кроссворды, дзадзэн - медитативная практика буддистов?
        - И о чем же вы думаете, когда сидите на подиуме? Составляете список покупок или считаете овец?
        Минналуш опять улыбнулась. Впервые за вечер в ее улыбке мелькнуло нечто непонятное для Габриеля, нечто скрытое от посторонних.
        - Нет, могу вас заверить, овец я не считаю. - Она бросила взгляд на часы, и ее голос стал будничным. - Жаркое вот-вот будет готово.
        - Ну что ж, приступим. - Морриган поднялась из кресла. - Габриель, предлагаю вам пройти в столовую. Мы присоединимся к вам через пару минут. - Она выжидающе посмотрела на него.
        Габриель неохотно последовал за Морриган. Черт, если бы сестры оставили его в гостиной, он как раз успел бы вмонтировать ки-логгер в клавиатуру «Макинтоша».
        Мысль о том, что одна из сестер Монк - убийца, понемногу начинала казаться ему притянутой за уши. Ну да, сестрички довольно эксцентричны и ведут образ жизни, чуждый условностям, но это едва ли служит доказательством преступных намерений. Возможно ли, что одна из них утопила Роберта Уиттингтона? Габриель наверняка ошибся, неправильно интерпретировал образы из первого «скачка». Скорее всего, ощущения, которые он пережил, не связаны со смертью. Он почти убедил себя в этом. Почти… Габриель снова обвел взором дальний конец сада, где матово блестел черный прямоугольник бассейна.
        Он вошел в столовую и уселся на стул с высокой спинкой. В прошлый раз столовая с ее массивной мебелью красного дерева показалась ему мрачной и тяжеловесной, но сегодня комната преобразилась. Накрахмаленная до хруста белоснежная скатерть на длинном обеденном столе, сверкающие столовые приборы, изящные канделябры - обстановка слегка формальная, но в то же время праздничная.
        Морриган ничуть не преувеличила, назвав себя и сестру хорошими поварами. Еда действительно оказалась восхитительной. Вопреки внутреннему голосу Габриель постепенно расслаблялся. Все шло замечательно, приятный вечер продолжался. Время в этой комнате словно замедлило ход, и Габриель чувствовал себя будто во сне. Может, он просто немного перебрал с выпивкой? Морриган постоянно подливала ему вина, да и атмосфера создалась такая теплая, что отказываться было бы неприлично.
        - Вы давно живете в этом доме? - поинтересовался Габриель, когда подали десерт: лимонный пирог и фисташковое мороженое.
        - Да, он принадлежит нашей семье уже много лет. Мы выросли в нем, а я здесь и родилась. Конечно, с практической точки зрения современная квартира намного удобнее. - Морриган вздохнула. - На содержание дома уходит уйма денег. Водопровод очень старый; крыша течет, если во время дождя дует южный ветер… И все же я ни на что не променяю Монк-хаус.
        - Я тоже, - горячо поддержала сестру Минналуш. - Это наш дом.
        Она откинула с лица прядь волос, и Габриель на миг отвлекся. Изумительные волосы! При определенном освещении они казались золотыми, а когда Минналуш поворачивала голову, отливали мерцающей медью.
        Морриган поставила на стол локоть и подперла подбородок рукой.
        - А что же вы, Габриель? Где ваш дом?
        - Я вырос в Бристоле, если вы это имеете в виду, но не был там уже много лет. Пожалуй, я считаю своим домом Лондон. - Он сунул в рот кусок пирога.
        - К тому же в Лондоне - раздолье для вора.
        Габриель метнул быстрый взгляд на Морриган, но в ее голосе не было осуждения.
        - Расскажите нам вот о чем. - Она устремила на него взор своих необыкновенных глаз. - Как это - быть вором?
        Габриель замялся.
        - Мы не станем вас судить. - Морриган подняла узкую ладонь, словно принося клятву. - Не стесняйтесь.
        - Ну, скажем, красть лучше, чем работать, - отшутился он.
        - А почему вы решили воровать именно информацию? - непринужденно осведомилась Минналуш.
        - Информация заставляет Землю вращаться.
        - Я думала, Землю заставляет вращаться любовь.
        - Увы, нет. - Габриель пожал плечами. - Биты и байты.
        - Как романтично.
        - Для некоторых людей - да, не говоря уж о компьютерных маньяках. Информация - наркотик двадцать первого века, более соблазнительный, чем деньги, более сильный, чем секс.
        - Вы тоже наркоман?
        - Возможно. Хотя не испытываю в этом отношении каких-либо сантиментов, а вот мой приятель Исидор уверен, что информация должна быть столь же доступной, как воздух, то бишь никому не принадлежать, находиться в свободном доступе и не замутняться такими понятиями, как прибыль или право собственности.
        - У вашего друга интересная точка зрения, - проговорила Морриган. - Я не прочь с ним познакомиться.
        Габриель мысленно рассмеялся. Исидор всегда робел в обществе женщин. Габриель очень удивился непринужденному поведению товарища, когда впервые представил ему Фрэнки. С другой стороны, она невероятно располагала к себе. Люди сразу чувствовали себя так, будто знают ее тысячу лет, и открывались перед ней самым поразительным образом, что нередко помогало Фрэнки при работе в «Глазе бури». В компании этих двух дамочек бедный Исидор, наверное, оцепенел бы в мгновение ока и сидел бы, не смея раскрыть рта.
        - Что ж… - На долю секунды Минналуш встретилась глазами с Морриган, и сестры вновь словно обменялись мыслями. Впрочем, ощущение промелькнуло так быстро, что Габриель решил, будто ему померещилось. Минналуш опять посмотрела на него. - Пора пить кофе. Как насчет капельки бренди, Габриель?
        - Спасибо, с удовольствием.
        - Отлично. Вернемся в гостиную. Сестричка, ты приготовишь кофе?
        - Да, конечно.
        Габриель отставил стул.
        - Позвольте, я помогу убрать со стола.
        - Ни в коем случае, - решительно возразила Морриган. - Спасибо за любезность. Может быть, в следующий раз.
        Ага, значит, будет следующий раз. Так держать, Блэкстоун.
        Когда Габриель вошел в гостиную вслед за Минналуш, его взгляд упал на два компьютера. Черт, он почти забыл, зачем сюда пришел! Во что бы то ни стало нужно установить клавиатурного шпиона. Но как?
        Удача неожиданно улыбнулась ему. Минналуш поставила перед ним бокал бренди, и в это время в коридоре зазвонил телефон.
        - Извините, - бросила она, спеша из комнаты, - я сниму трубку.
        Подождав, пока хозяйка скроется в коридоре, Габриель скользнул к компьютерам.
«Ай-би-эм», соединенный с модемом, его не интересует; тут поработает «троянец», написанный Исидором. Все внимание - «Макинтошу». Компьютер был выключен, дисплей тоже. Не важно, цель Габриеля - клавиатура. Он взглянул на часы: без трех минут одиннадцать.
        Перевернув клавиатуру, он осмотрел три маленьких винта. Просто засунуть ки-логгер в щель не получится, клавиатуру надо вскрывать. В некоторых моделях для скрепления верхней и нижней частей использовались легко вынимающиеся пластиковые заглушки, но в предыдущий свой визит Габриель выяснил, что в этой модели стоят обычные винты, и потому подготовился как следует: вооружился миниатюрной отверткой, а перед выходом из дома потренировался в откручивании и закручивании винтов на скорость.
        Он принялся за работу, заставляя себя не поднимать глаз, хотя желание посмотреть на двери, ведущие в коридор и гостиную, было велико. Однако он мог не волноваться: из коридора доносился голос Минналуш, болтавшей по телефону, а Морриган звенела чашками на кухне.
        Первый винт готов. Габриель аккуратно отложил его в сторону и взялся за второй. Отвертка чуть не выскользнула из вспотевшей ладони, и у него екнуло сердце. Спокойно. Не спеши. Сосредоточься. Из коридора послышался смех Минналуш.
        Черт бы побрал эти свечи. Да, они создают очень уютную обстановку, но работать при таком освещении невозможно. Если винтики размером всего в несколько миллиметров упадут на пол, Габриель ни за что их не найдет. Он представил, как ползает на четвереньках, пытаясь в полутьме нашарить рукой крошечные винтики, и судорожно сглотнул.
        Поначалу он хотел просто заменить старую клавиатуру на новую с уже установленным шпионским чипом. Этот трюк, которым Габриель уже не раз пользовался, избавлял от необходимости возиться с противными винтами. На этот случай он держал дома множество клавиатур различных моделей и размеров. Все они были специально затерты и выпачканы, так что подмены никто не замечал. Удобный способ, но в этот раз Габриель решил от него воздержаться. Сестры слишком наблюдательны. Ощущения от работы на клавиатуре - упругость и фактура кнопок - могут чуть-чуть отличаться, и сестры Монк обязательно это почувствуют.
        Осталось выкрутить последний винт. В коридоре стало тихо. Габриель бросил нервный взгляд на дверь. Неужели Минналуш уже идет сюда? До него вновь донеслись обрывки разговора.
        Легкий ветерок из сада всколыхнул штору. Третий винт уже подался, Габриель вот-вот справится с ним. Есть! Он осторожно разъединил верхнюю и нижнюю крышки клавиатуры, а затем вытащил из кармана продолговатую жестяную коробочку и открыл ее.
        Внешне ки-логгер напоминал серебристую круглую батарейку. Габриель положил его на ладонь, и деталь слабо блеснула в полумраке. Крохотный шпион с электронной начинкой - самый сложный из всех, с которыми Габриелю приходилось сталкиваться. Не требует установки ПО, не оставляет системных записей, не позволяет операционке зафиксировать подозрительный активный процесс, не распознается программами-детекторами и избавляет от необходимости возиться с проводами. Шпион-невидимка. Через несколько дней Габриель вернется сюда, заберет ки-логгер, и съемка работы на клавиатуре позволит ему узнать пароль для доступа к «Ключу Прометея».
        Как он и ожидал, установка чипа заняла всего несколько секунд. Обратная процедура пошла быстрее. Габриель кинул взгляд на часы: ровно одиннадцать. Он справился за три минуты. Пока все хорошо. Однако, закручивая последний винт, уголком глаза он уловил в углу какую-то смутную тень. Габриель поднял голову и сощурился. Ничего. Только неровные тени на стене в дрожащем пламени свеч.
        Габриель отвернулся, но тень шевельнулась вновь, и на этот раз он заметил источник движения. В гостиную заявился его старый недруг Бруно, дьявольский кот. Царапины на запястье, уже покрывшиеся корочкой, вдруг зачесались. Симпатическая реакция.
        Кот выгнул спину и уставился на него, а затем грациозно вскочил на кожаное кресло с подголовником, то самое, в котором за ужином сидел Габриель. Животное как будто предлагало ему попробовать снова отвоевать место.
        Дребезжание чашек внезапно вернуло Габриеля к действительности. Тысяча чертей! Морриган покинула кухню, уже прошла через столовую и сейчас войдет в гостиную. Габриель поспешно сунул отвертку в карман и швырнул клавиатуру на стол. Каким-то непостижимым образом ему удалось оказаться на расстоянии шести футов от компьютера, и тут на пороге возникла Морриган. В руках она держала поднос, на котором стояли кофеварка «френч-пресс», чашки, блюдца и тарелочка с итальянским сухим печеньем «бискотти».
        - Давайте я помогу.
        - Спасибо. - Морриган передала ему поднос. - Вижу, Бруно уселся на ваше место.
        - Он так уютно устроился, что я не хотел ему мешать.
        На самом деле кот, словно рассерженная балерина, переминался на кончиках лап и буравил Габриеля взглядом сузившихся зрачков. Морриган наклонилась и взяла животное на руки.
        - Ах ты безобразник, - проговорила она и зарылась лицом в кошачью шерсть. - Где твое воспитание?
        Бруно кротко положил голову ей на плечо, но его хвост по-прежнему угрожающе метался из стороны в сторону. В гостиную торопливо вошла Минналуш.
        - Прошу прощения, - извинилась она и объяснила сестре: - Звонила Катрина. Сама знаешь, от нее нелегко отделаться.
        Морриган осторожно опустила кота на пол, присела у кофейного столика и принялась разливать напиток по чашкам.
        - Габриель, попробуйте печенье. Кажется, вы забыли про бренди.
        Чертов кот наконец скрылся за диваном. Габриель сел обратно в кресло и взял бокал с толстым донышком. Адреналин, наполнивший его кровь во время возни с клавиатурой, понемногу спадал, уступая место той пьянящей смеси облегчения и удовлетворенности, которую он всегда испытывал, удачно выполнив задание и не попавшись на месте преступления. Да, это настоящий кайф. Габриель посмотрел на стол, где стоял «Макинтош»: клавиатура аккуратно лежит перед монитором. Надо отдать должное, он неплохо поработал. Три минуты - почти что его личный рекорд.
        Габриель расслабился в кресле. Минналуш подошла к музыкальному центру и поставила диск в проигрыватель. Габриель узнал музыку, едва по воздуху поплыли первые ноты. Чайковский, Первый струнный квартет, опус одиннадцать. Andante cantabile. Пронзительное, берущее за душу пение скрипки.
        Минналуш присела на диван и взяла свой бокал бренди.
        - Выпьем за грядущие успехи, - предложила она.
        - И за новых друзей.
        Габриель широко взмахнул рукой, поднимая бокал. Мерцающее пламя свечей наполнило янтарный напиток волшебным сиянием.
        - За новых друзей, - в один голос произнесли сестры.
        Они улыбнулись ему, и их улыбки были полны обещаний, а глаза сверкали, точно драгоценные камни. Морриган провозгласила финальный тост:
        - За нас. За то, чтобы мы лучше узнали друг друга.

9 ИЮЛЯ
        Сегодня вечером Г. меня поразил. За его артистичной улыбкой скрывается нечто опасное. Хладнокровие. Жестокость… Иногда жестокость мелькает и в его взгляде. Думаю, он не культивирует в себе эти качества, скорее это что-то вроде неосознанной силы. Он опасен и очень сексуален. Мужчина из самых потаенных глубин женской фантазии. Лишь раз в жизни я встречала похожего человека, который производил такое же впечатление ленивой беспощадности. Впрочем, возможно, память меня подводит. В конце концов, тогда я была тринадцатилетней девчонкой…
        Помню, мы сидели на свадебном банкете, и я не знала, чем себя занять. Церемония венчания мне очень понравилась. Невеста в белоснежном платье и воздушной вуали, трогательно взволнованный жених, улыбающиеся подружки невесты, радостная музыка…
        Но свадебный прием оказался страшно скучным. Под навесом разбитого в саду шатра было невыносимо жарко, мне вспоминается запах пота, забитого дезодорантами, и растекающегося макияжа. Сентиментальные застольные речи не прекращались. Мы с М. поссорились. Она подставила мне подножку, а я ее толкнула. Подрались, как обычно. Чтобы не находиться рядом с ней, я убежала из шатра, где она сидела вместе с родителями, и вошла в дом.
        Внутри стояла тишина. Я на цыпочках поднялась по лестнице, рассчитывая найти местечко, где я могла бы просидеть до вечера. Спальни располагались на верхнем этаже. Двигаясь по застеленному ковром коридору, я вдруг услыхала шум. Негромкий стон. Волоски у меня на руках приподнялись, но не от страха, а в предвкушении чего-то особенного…
        Дверь была приоткрыта, я распахнула ее шире. Петли не скрипнули, поэтому пара в комнате не заметила девочку подростка, которая жадно наблюдала за происходящим. Они занимались любовью. Блондинка и темноволосый мужчина из числа гостей. В церкви они сидели на скамье впереди меня. Женщина была в шляпке, изящно обрамлявшей лицо с тонкими чертами. Она отличалась томной, немного анемичной красотой. Ее партнер, наоборот, обладал белозубой, бесшабашной улыбкой; его жизненная сила ощущалась почти физически. Несмотря на строгость стандартного официального костюма, в нем чувствовалась некая необузданность. Сразу было видно, что дразнить этого зверя опасно. Однако риск - лучший афродизиак, не так ли? Даже в том возрасте я инстинктивно это понимала.
        Когда невеста вошла в церковь, он обернулся и на мгновение наши взгляды встретились. У него было завораживающее лицо: полные губы, синеватая щетина, пробивающаяся на щеках, темные глаза с длинными ресницами. Он посмотрел на меня, словно оценивая, - пожалуй, не так, как взрослому мужчине подобает смотреть на тринадцатилетнюю девочку, но без похоти. Скорее это был кивок - признание во мне женщины, в которую я превращалась, восхищение, щегольской салют. Я зарделась. Тогда я впервые почувствовала в себе силу, которую несет с собой женственность.
        Затаив дыхание, я стояла в дверях спальни, и в груди у меня теснилось сладкое томление. Блондинка сидела на коленях у мужчины, сцепив ноги у него за спиной и прижимаясь к нему роскошными грудями. Его кожа была темной от загара, ее - сливочно-белой. Он придерживал ее затылок, как будто принуждал к подчинению. Мужская рука, требующая покорности, и склоненная женская голова свидетельствовали о восхитительной игре в рабыню и г осподина. Внутри у меня все трепетало. Женщина медленно, лениво двигалась вверх вниз. В комнате стоял запах молочной сыворотки - теплый, влажный.
        Мужчина отстранился от своей партнерши, обхватил ее грудь ладонью и начал жестко катать сосок между пальцами. Блондинка тихо всхлипнула, ее голова еще ниже опустилась к нему на плечо. Затем он принялся гладить ее волосы, шею, лицо, губы, шепча что-то на ухо. Она задвигалась быстрее. В том месте, где соединились их тела, я видела темное гнездо спутанных волос и сморщенную кожу его паха. Охваченная возбуждением, я не сводила глаз с совокупляющейся пары. А затем женщина сдавленно вскрикнула и выгнула спину. Поняв, что произошло, я вся задрожала. Вот оно, подумала я. Страсть и экстаз плоти - то, ради чего люди готовы продать душу дьяволу.
        Печально, однако с тех пор мне больше не удалось пережить такого восторга, который я испытала в тот день, стоя на пороге спальни в чужом доме,
        - еще не женщина, уже не ребенок. Годы спустя, превратившись из зрительницы в участницу любовной игры, я надеялась почувствовать лед и пламень, сладость меда и твердость алмаза, но мои ощущения никогда не были столь сильными, как в тот, первый раз, когда я наблюдала за чужой страстью.
        Г. напоминает мне того самого мужчину из моего детства. Не потому ли меня влечет к нему столь сильно? Сексуальное переживание, запечатлевшееся в моей душе, пружинка взрывателя, вживленного в мозг много лет назад.
        Но у Г. иное предназначение. Он игрок, а не партнер для моей постели. Он последует путем Р. и превзойдет его. Solve et coagula. Растворяй и сгущай.
        Я должна размышлять о своем истинном имени.
        ГЛАВА 13
        - Вдох. Выдох. Потянулись.
        Это оказалось намного труднее, чем он ожидал. Габриель украдкой покосился на женщину слева. Она выполняла упражнение легко, без усилий: прямая спина, ноги вытянуты, но не напряжены. Должно быть, мускулы у нее, как струнная проволока. Он же, наоборот, вихляется из стороны в сторону, будто пьяница.
        - Опустили ноги, - ровным голосом произнес тренер, - и расслабились. Молодцы. Встретимся на следующей неделе.
        Скривившись, Габриель повернул голову и мельком увидел свое отражение в большом зеркале, занимавшем целую стену гимнастического зала: лицо побагровело от натуги. А что это в уголках рта - пена?
        Несколько секунд он в изнеможении лежал на коврике, раскинув руки и ноги. Помимо боли в тех местах, где он и не подозревал наличия мышц, Габриель мучился похмельем после вчерашнего вечера в доме сестер Монк. Ему явно не стоило напоследок угощаться коньяком. Теперь он готов уснуть прямо здесь, на полу.
        Инструктор по йоге поднял коврик и направился к выходу. Шевелись, Блэкстоун. Пора приниматься за работу.
        - Мистер Скотт…
        Тренер обернулся.
        - Ариель, если можно.
        - Да, простите. Ариель.
        - Чем могу быть полезен?
        - Насколько я понял, эта группа уже набрана и в следующий раз мне не разрешат с ней заниматься. Вы, случайно, не проводите другие уроки?
        - Провожу. Каждый вторник в шесть тридцать утра.
        Половина седьмого утра! Габриель внутренне поежился. Должно быть, это отразилось на его лице, потому что инструктор прибавил извиняющимся тоном:
        - Понимаю, час очень ранний, но в другое время я не могу. У меня есть основное место работы.
        Габриель почти улыбнулся. Об основной работе мистера Скотта ему известно все. Его интересует именно это, а уж никак не мантры и позы лотоса. Но йога - способ войти в контакт, и если для дела нужно сворачиваться кренделем и вставать в безбожную рань, быть посему.
        Ариель расстегнул спортивную сумку, извлек оттуда какое-то невероятное одеяние и принялся натягивать его через голову. Габриель вытаращил глаза. Неужели пончо?
        - До свидания, - кивнул инструктор. - Надеюсь увидеть вас на занятии во вторник.
        - Погодите. - Габриель тронул его за рукав. - Я совсем новичок в йоге и хотел бы поговорить с вами. После сегодняшней тренировки я понял, что йога меня действительно очень увлекает. - Он постарался сохранять серьезную мину. - Если вы не торопитесь, позвольте угостить вас чашечкой чая. Зеленого. - Это уже импровизация. Судя по виду, инструктор из тех людей, которые предпочитают зеленый чай.
        - Конечно, - кивнул Ариель, - благодарю.
        Пока они усаживались за столик в кафе и заказывали чай, Габриель мысленно обобщил, что ему известно о человеке напротив. Ясное дело, Ариель - не настоящее имя. Родители назвали сына Дональд Майкл Скотт. Он - сотрудник низшего звена в кадровой службе фармацевтической компании «Левелекс». По заказу конкурентов
«Левелекса» Габриель и Исидор должны проникнуть в базу данных этой фирмы.
        Гонорар им был обещан приличный, но только в случае успеха. Пока что у них ничего не получалось. Система безопасности в компании работала на высочайшем уровне. Раз за разом попытки Исидора и Габриеля взломать базу данных пресекались на корню. Исидор уже был готов отступить, но Габриель сдаваться не собирался. Он придумал другой план. План с участием мистера Скотта.
        Инструктор йоги сделал осторожный глоток и причмокнул губами. Этот простой человечек, на плечах у которого пончо в горошек, сам того не подозревая, выдаст Габриелю нужную информацию. Его тоже можно считать участником преступного сговора… Невольным участником.
        Все пройдет легко, Габриель не сомневался. Слушая болтовню Ариеля об асанах и основах аюрведы, он убедился, что сделал правильный выбор. Блестящая стратегия. Изучая список сотрудников «Левелекса», он обратил внимание на имя Дональда Скотта только потому, что последний, как оказалось, посещает тот же спортивный клуб, что и Габриель. Выяснив, что клерк по совместительству дает уроки йоги, он немедленно записался к нему в класс. Габриель дал понять Скотту, что видит в нем наставника, и тем самым ослабил его инстинкт недоверия к посторонним. В конце концов, тренерская работа предполагает коммуникабельность.
        Одна беда: Исидор не одобрял подобную социальную инженерию. Метод выуживания сведений с помощью ни о чем не подозревающего сотрудника фирмы Исидор называл
«подонковской тактикой». Ладно, если Исидор об этом не узнает, то и не расстроится.
        - Еще чаю? - с улыбкой предложил Габриель.
        - Спасибо, с удовольствием.
        Габриель подвинул фаянсовый чайник поближе к тренеру.
        - И чем же вы занимаетесь, когда не прививаете ученикам любовь к йоге?
        - Вообще-то я работаю в фармацевтической компании…
        Элементарно. Впрочем, как он и ожидал. Дональд Скотт поддался и безропотно, как агнец, пошел на заклание.

* * *
        Пообещав прийти на занятие во вторник утром, Габриель попрощался с тренером, сел в машину и достал мобильный телефон. Пора связаться с Фрэнки.
        Звонок застал ее в вестибюле парижского отеля. Связь была такая плохая, будто Фрэнки находилась не на другом берегу Ла-Манша, а где-нибудь в Арктике, однако, услышав ее голос, Габриель ощутил внутри приятную волну тепла. Он соскучился.
        - Слушаю, - деловито произнесла Фрэнки.
        - Спасибо, и тебе доброго утра.
        - Извини. - Она сдержанно кашлянула. - Мы с Уильямом только что приехали в отель. С ним все в порядке, - опередила Фрэнки вопрос Габриеля. - Доктор, с которым мы консультировались, почти уверен, что сможет добавить к прогнозу еще год.
        - Отлично!
        - Да, то есть посмотрим. Как прошел ужин с сестрами?
        - Неплохо. Девочки хотят подружиться.
        Фрэнки издала звук, подозрительно похожий на фырканье.
        - Ну и кто из них дальновидящая?
        - Понятия не имею. Не удалось прощупать ни ту ни другую.
        - Не расслабляйся.
        - Ладно. Не волнуйся за меня. Я собираюсь как следует развлечься.
        - Этого я и боюсь, - загадочно проговорила Фрэнки.
        В трубке послышались короткие гудки.
        Улыбаясь себе под нос, Габриель набрал номер Исидора. Чтобы вытащить ки-логгер из клавиатуры «Макинтоша» и вскрыть «Ключ Прометея», придется подождать следующего приглашения в гости к сестрам, но до этого времени он не собирается сидеть сложа руки. Вирус, запущенный Исидором во второй компьютер, уже сделал свое дело, а значит, дневник вот-вот раскроет перед Габриелем свои секреты. Конечно, все зависит от того, загружался ли вложенный файл. Наживка что надо, вряд ли Минналуш устоит перед соблазном заполучить редкую маску племени макиши, и все же…
        Он волновался напрасно, новость оказалась хорошей.
        - План сработал, - без предисловий сообщил Исидор. - Доступ есть.

* * *
        Кафе возле Смитфилдского рынка было забито до отказа. В просторном помещении под высоким потолком стоял гул множества голосов, окна запотели от людского дыхания. Официанты вереницей несли из кухни тарелки с консервированной фасолью, толстыми бифштексами, яичницей и тостами. Огромные порции и никаких намеков на пониженное содержание жира. Кафе «Смите» располагалось неподалеку от жилища Исидора и было одним из его любимых мест.
        Исидор сидел, развалившись за широким столом, подогнув длинные ноги под низкую деревянную скамью. Выражением лица он напоминал кота, которому удалось тайком вылизать полную чашку сметаны. От внимания Габриеля также не ускользнул огонек в глазах приятеля. Он снял рюкзак и подозрительно покосился на Исидора.
        - Что-то у тебя слишком радостный вид.
        - Веди здоровый образ жизни, имей здоровые мысли и будешь выглядеть так же.
        - Слушаю и повинуюсь, магистр Йода.
        - Вчерашний вечер провел в компании сестричек Монк, старик?
        С физиономии Исидора не сходила улыбка Чеширского кота.
        - Ну да.
        - И?..
        - Они выразили желание познакомиться со мной поближе.
        - Правда? С чего бы это?
        - Я обворожил их своим безграничным интеллектом. Сестры жаждут насладиться обществом умного человека.
        - Только интеллектом? - В голосе Исидора слышался явный сарказм.
        - Ты прав, не только. Я невероятно сексуален.
        - Самовлюбленный ублюдок.
        Исидор состроил гадливую мину, затем осклабился, достал из рюкзака бумажную папку и, отодвинув в сторону сахарницу, аккуратно положил ее перед Габриелем.
        - По правде говоря, мне кое-что известно о твоем вчерашнем визите к девочкам. - Компьютерный гений явно веселился.
        Габриель недоверчиво поглядел на товарища и вдруг до него дошло.
        - Выкладывай. Ты прочел дневник?
        - О да. Не весь, конечно.
        Габриель терпеливо ждал. Исидор тянул артистическую паузу.
        - Дневник начат много лет назад, - сказал он наконец. - Чтобы прочесть его от корки до корки, понадобится уйма времени, поэтому, сам понимаешь, я пробежал глазами только последние записи.
        - И что ты вычитал?
        - Знаешь, старик, там полно всякой мути, разных заумных описаний и эзотерической белиберды. - Исидор наслаждался моментом. - Но есть и кой-какие личные впечатления, особенно насчет вчерашнего вечера. Тут-то и начинается самое интересное. Впрочем, сам увидишь.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Считай, тебе дали главную роль, старик. Хозяйка дневника очень тобой заинтересовалась. Дома сядешь за компьютер, почитаешь в свое удовольствие, а пока - вот, смотри. Я распечатал несколько страниц, - Исидор придвинул папку к Габриелю, - и даже подчеркнул места, которые мне особенно понравились.
        Габриель раскрыл папку. Внутри лежало с полдюжины листов. Некоторые абзацы в тексте были выделены розовым маркером. В углу верхней страницы стояло вчерашнее число. Габриель углубился в чтение и почувствовал, как к щекам приливает кровь.
        Сегодня вечером Г. меня поразил. За его артистичной улыбкой скрывается нечто опасное. Хладнокровие. Жестокость… Иногда жестокость мелькает и в его взгляде. Думаю, он не культивирует в себе эти качества, скорее это что-то вроде неосознанной силы. Он опасен и очень сексуален. Мужчина из самых потаенных глубин женской фантазии.
        - Кроме этого бреда там есть и вполне здравые мысли. Прочти здесь… и здесь. - Исидор услужливо перегнулся через стол и длинным пальцем указал на два важных абзаца.
        Г. невероятно тщеславен. Тщеславие сквозит в каждом его жесте, в каждом изящном движении, даже в манере одеваться. Надо признать, у него красивые руки и премилая попка. К сожалению, он и сам об этом знает…
        В данном случае мы имеем дело с явным проявлением нарциссизма, причем налицо не только обычное честолюбие, но также тщеславие разума - глубочайшая самоуверенность, убежденность в своей победе над любым соперником.
        Исидор откинулся на спинку стула.
        - Вот что я называю острой прозой! Кстати, ты прочел тот пикантный кусочек из вчерашней записи? Сдается мне, ты пробудил в мисс Монк сексуальные фантазии - глядя на тебя, она вспомнила крепкого мачо, которого встретила на заре юности.
        - Кто это написал? Минналуш или Морриган?
        - Кхм, здесь небольшая загвоздка. Если честно, я не знаю. В дневнике нет имен, только инициалы. Соответственно, авторша называет сестру просто М., что не прибавляет ясности. Пока я не вижу подсказок, которой из сестер принадлежит дневник. Забавная штука: эта женщина помешана на собственном имени. Смотри, почти каждая запись заканчивается предложением «Я должна размышлять о своем истинном имени». Лучше б она не размышляла, а выражалась поконкретнее.
        - В дневнике что-нибудь говорится о дистанционном видении?
        - Да. На предыдущей странице она упоминает, что ты «наделен мультисенсорикой». Круто, да? Ты, пожалуй, перещеголял Бэтмена и Супермена, вместе взятых. - Исидор хихикнул. - По ее словам, ты представляешь собой следующий этап эволюции. Старик, если в будущем все люди станут похожими на тебя, то я волнуюсь за наш земной шарик.
        Габриель вздохнул.
        - Прекрати дурачиться. Автор дневника - дальновидящая?
        - Не знаю. Она все твердит, какое потрясение они обе испытали, узнав о твоей способности к дальновидению, но никак не указывает, кто из них лазил тебе в голову. Гляди: «В следующий раз мы будем действовать тонко, нежно, неслышно, подобно тому как Голиаф движется по шелковой материи. Призрак тенью скользнет по мыслям, не оставив следов». Непонятно, которая из двоих будет действовать тонко, нежно и неслышно, как Голиаф. Кстати, что еще за Голиаф?
        - Паук.
        - Чего-чего?
        - Неважно. А как насчет Роберта Уиттингтона? В дневнике есть записи о нем?
        - Да, и очень много. Когда сядешь за компьютер и откроешь дневник, вернись на полтора года назад. Примерно в это время на страницах впервые появляется его имя, точнее, инициал. Полагаю, Р. означает Роберт. Наша писательница всегда упоминает о нем с сожалением и постоянно сокрушается, как ей не хватает
«дорогого мальчика». Леденящих душу признаний или преступных мыслей я там не вычитал, но все равно в некоторых местах мороз по коже подирает, братишка. Кое-какие записи меня здорово напугали. Это тебе не обычное «Здравствуй, милый дневник», написанное скучающей дамочкой на качелях в саду. В нем почти нет описаний типа «что-я-делала-сегодня» и вообще мало конкретики.
        - Ты просмотрел записи, сделанные на той неделе, когда пропал Роберт?
        - Конечно, только все без толку. В те дни она совсем ничего не писала, а потом просто говорит, что Роберт «ушел».
        Исидор изобразил пальцами символические кавычки. Габриель опустил взгляд на распечатку.
        - Значит, никаких намеков на трагедию…
        - Нет. Она говорит, Роберт ушел, потому что не оправдал надежд - уж не знаю каких - и у него не хватило сил. Возможно, «он ушел» - это завуалированное «его больше нет», то бишь он умер.
        - И ничего об утоплении?
        - Ни слова. - Исидор помотал головой. - Но эти сестрички замешаны в каких-то чудных делах, Гейб, причем втянули в них и Уиттингтона. Взгляни сюда. Вот, второй абзац.
        Мы втроем собираемся вступить в самую великую форму игры. Сегодня мы рассказали о ней Р. Как тонко он все чувствует! Господи, благослови его чуткое сердце. Играть с ним - одно наслаждение. Р. - искатель. Он уже пробовал искать свет истины другими способами, но лишь теперь отправится в настоящее путешествие. Страсть. Смерть. Возрождение.
        - Никак не разберу, то ли они планировали сексуальную оргию, то ли пытались втянуть его в религиозную секту. Во что они с ним «играли»? - Исидор побарабанил пальцами по столу. - Если честно, у меня прямо мурашки по спине бегают. Получается, он был у них вроде куклы… Что все это означает?
        - Не знаю.
        - Что за «игра» и «свет истины»?
        - Исидор, я понятия не имею.
        - Имей в виду, леди положили глаз и на тебя. Начнешь читать дневник, сам убедишься. Ты для них - очередной «игрок».
        - Это точно?
        - Факт. Ты - избранный.
        - Полагаю, это должно мне льстить.
        - Нет, старик. Это должно тебя насторожить.
        Габриель снова пробежал глазами распечатку.
        Мы с М. не сомневаемся, что Г. идеально подходит для игры. Но в отличие от Р. он не стремится к поиску истины. Духовное обогащение не значится среди его приоритетов. Мгновенное удовлетворение, меркантильность - вот его идолы. Он торгует информацией. Сбывает ее покупателю и умывает руки. С глаз долой, из сердца вон.
        Перед нами - великое испытание и большое приключение. Все указывает на то, что он обожает ходить по краю, а риск - это форма самопознания. Мой тип мужчины.
        - Ни черта не понять. - Габриель нахмурился и отложил папку. - Проклятье!
        - Возможно, ответ спрятан во втором компьютере, в «Ключе Прометея».
        - Возможно.
        - Принеси мне ки-логгер, и я расшифрую пароль.
        - Я заберу его, как только меня опять пригласят в гости. - Габриель угрюмо уставился на папку. - Кому все-таки принадлежит дневник, Морриган или Минналуш?
        - Ладно, не вешай нос, скоро узнаем. Теперь ты можешь читать его в любое время. Глядишь, хозяйка дневника чем-нибудь себя и выдаст.
        - Надеюсь.
        - А может, она не удержится и ухватит тебя за «премилую попку», - ухмыльнулся Исидор, - тут мы ее и расколем. - Хохоча, он попытался увернуться от кусочков сахара, которые швырнул в него Габриель. - Ну, что собираешься делать дальше?
        - Раз уж сестры так жаждут общения, я, пожалуй, не буду их разочаровывать и предоставлю себя в их полное распоряжение. Выражаясь твоим языком, потусуемся втроем.
        - Ты считаешь, это разумно?
        - Разумно, неразумно, какая разница, если можно повеселиться. А пока… мне нужно кое-что почитать.

* * *
        На то, чтобы прочесть дневник полностью, у Габриеля ушло почти семь дней. Записи охватывали период приблизительно в пять лет. Некоторые из них были длинные, в несколько тысяч слов, другие - совсем коротенькие. Автор обращалась к дневнику не каждый день, но перерывы, как правило, не превышали недели. Она регулярно вела жизнеописание и с энтузиазмом переносила на бумагу свои мысли.
        С помощью вируса, написанного Исидором, Габриель получил неограниченный доступ к электронным страницам дневника. Теперь он мог читать не только прошлые, но и самые свежие записи, а однажды влез в дневник, когда его хозяйка щелкала по клавишам, набирая новые строчки. Странное ощущение - смотреть, как на экране появляются слова, и сознавать, что пишущая и не подозревает о наблюдателе по другую сторону зеркала…
        Чаще всего записи были непонятны и маловразумительны:
        Белое сияние, свет истины. Я буду искать его, как заколдованный город, ушедший на дно океана, буду идти на глухой звук колоколов его затонувших соборов.
        Некоторые идеи и понятия повторялись вновь и вновь. Свет истины, путешествие, игра - все это описывалось крайне туманным языком. Что означал, к примеру, такой абзац:
        Зачем искать высшую цель в дымке грез или хаотичных линиях на ладонях? Достаточно просто вступить в игру. Следовать единственно верным путем.
        Образы и описания отличались слабой логикой, но автор дневника создала на его страницах волшебный мир, мир буйной фантазии. Дневник отражал необузданное воображение пишущей - поэтичное, загадочное богатство ассоциаций и чувств.
        Можно ли услышать солнечный закат? Какого цвета искушение?
        Сразу хочется ответить - красного, но это неверно. Красный цвет слишком броский.
        Искушение - перышко, скользящее по внутренней стороне бедра. Нежно, дразняще.
        Мне кажется, искушение - цвета капуччино, цвета кофе со сливками.
        От любви она переходила к смерти:
        Смерть не должна быть тонкошеей, дряблой, долго и нудно шамкающей беззубым ртом. Смерти подобает быть сильной и крепкой. Она должна схватить тебя за руку в тот миг, когда ты ринешься во тьму, продуваемую всеми ветрами и изрыгающую языки пламени.
        Лейтмотивом в записях звучал приказ самой себе:
        Я должна размышлять о своем истинном имени.
        Тем не менее хозяйка дневника ни разу его не назвала.
        Не все высказывания были таинственны и расплывчаты. Дневник содержал множество прагматичных наблюдений на самые разные темы повседневной жизни: политика, события местного масштаба, поп-культура, пустячные заметки из журналов и газет. Автор блистала остроумием и язвительностью, часто впадала в мрачную угрюмость, а иногда лукавила.
        Исидор прав: это не обычный дневник, написанный скучающей дамочкой на качелях в саду. Строчки принадлежат женщине со сложной, богатой натурой.
        Хотя она много рассуждала на духовные и религиозные темы, дневник свидетельствовал о том, что его хозяйка, наделенная агрессивной чувственностью, отнюдь не отказывает себе в радостях плоти. Страницы пестрели описаниями любовных свиданий; о мужчинах, чьи имена всегда обозначались только инициалами, она отзывалась тепло, но с неизменной лаконичностью. Каждый из сексуальных партнеров заслуживал всего по нескольку слов. «Азбучный суп» из мужских инициалов хозяйку дневника не интересовал, она воспевала сам акт любви.
        Древние египтяне считали, что любовь живет не в сердце человека, а в мозгу. Я же уверена в другом: любовь должна быть неистовой, физической, вытесняющей голос разума. Я купаюсь в его мужественности, наслаждаюсь его запахом, прикосновениями, сладкой жестокостью. Утром - синяки на теле, разметанные по кровати простыни и жгучее ощущение того, что жизнь - это радость и страсть.
        Другая запись:
        Почему женщин так привлекают мужские руки? Что нас влечет - сила, таящаяся в крепких пальцах и запястьях, или роль, которая отводится рукам мужчины в любовной игре? Эти руки могут ласкать, дразнить, до боли сжимать в экстазе, убирать пряди волос с женского лица, гладить ее губы, успокаивать.
        Габриель понимал, что ему должно быть стыдно. Эти страницы не предназначались для его глаз. У него нет выбора, убеждал он себя, чтение дневника - необходимый шаг в расследовании гибели Роберта Уиттингтона. И все же дело было не только в этом и даже не в удовольствии от тайного подглядывания. Дневник затронул самые глубокие струны его души. Чем дальше Габриель читал, тем сильнее увлекался личностью, которая скрывалась за строчками.
        Как правило, женщина поверяла свои мысли электронному дневнику поздно вечером, скорее всего перед сном. Габриель представлял: босая, без макияжа, она сидит за длинным столом в гостиной при тусклом свете лампы, пальцы легко порхают над клавиатурой; время от времени стук клавиш прекращается - она подбирает то или иное слово. Он не видит ее лица, лишь очертания фигуры под прозрачной ночной рубашкой и тень у ног. Но вот она поворачивается, смотрит на него в упор и… образ мгновенно растворяется, Габриель не успевает заметить даже цвет глаз.
        Минналуш или Морриган?
        Яркая, обдающая жаром чувственность указывала на Минналуш, однако налет загадочности и безжалостное стремление к риску были характерны для Морриган.
        Риск заставляет наши чувства вибрировать. Опасность невероятно эротична. Лучше всего человек познает самого себя в лапах смерти.
        Возможно ли, что Габриель влюбился в голос, звучащий со страниц дневника? Его с непреодолимой силой влекло к этой женщине. Он жадно читал дневник и получал наслаждение, как если бы смотрел на прекрасную танцовщицу, медленно снимающую с себя одежду. Прямо как султан и Шехерезада, посмеивался Габриель над собой. Его возбуждала волшебная сила слов, и возбуждала гораздо острее, нежели привлекательная внешность.
        Таинственная писательница его очаровала.
        Заворожила.
        ГЛАВА 14
        - Ты помешался.
        Габриель повернул голову и взглянул на Исидора. Они сидели в своем фургончике на расстоянии квартала от офиса «Питтипэтс». Чтобы приступить к установке баночной антенны, прежде всего требовалось припарковать машину. Иногда Габриелю казалось, что самая трудная часть их работы - найти подходящее место для парковки.
        - Ты втрескался в невидимку, женщину из дневника. Признайся, Гейб, у тебя просто снесло крышу.
        - Согласись, она прелестно пишет.
        - Ты хоть понимаешь, что твоя прелестница вполне могла ухлопать человека?
        - Нет. - Габриель покачал головой. - Это не она.
        - Мы не можем знать этого наверняка. - Покосившись на приятеля, Исидор, не самый опытный водитель, с пыхтением дернул рычаг переключения передач. - Даже если она и не убивала Уиттингтона, - продолжал он, - то втянула его в какую-то непонятную игру. Из дневника ясно, что в игре участвовали обе сестры.
        - В нем ничего не говорится о том, что именно игра привела к смерти Роберта.
        - Но не говорится и обратного. - Исидор начал злиться. - Твоя пассия описывает прогулки по тому жуткому дому с миллионом дверей. Усек?
        - Что?
        - Не прикидывайся. По ее собственным словам, она посещает то же место, что и убийца Робби.
        Габриель промолчал. Исидор затронул ту часть вопроса, которая более всего беспокоила Габриеля. Вне всяких сомнений, хозяйка дневника хорошо ориентировалась в доме миллиона дверей, том самом, где Роберт Уиттингтон встретился с женщиной, которая затем его утопила. Она не просто знала этот дом, а регулярно бродила по нему.
        Путешествие продолжается. Каждый день я взбираюсь по бесконечным лестницам, преодолеваю подъемы и спуски по наклонным коридорам, перехожу шаткие мостики и открываю обманчивые двери.
        Обманчивые двери. Неплохое определение, только чересчур мягкое. За одной из этих дверей скрывается вопиющее безумие.
        Отвернувшись к окошку, Габриель произнес:
        - Она не убийца, Исидор. Я точно это знаю.
        - Друг мой, ты сам себя обманываешь. Даже если она не топила Уиттингтона, то наверняка помогала сестрице замести следы.
        - Мне кажется, она не знает, что сестра совершила убийство. Сестры делятся друг с другом далеко не всеми секретами. Особенно если речь идет о преступлении.
        - Ты выдаешь желаемое за действительное. - Исидор с силой вдавил педаль газа, и фургон дернулся с места. - Тебя ослепила страсть.
        Да, молча согласился Габриель, это так. Он ослеплен страстью к женщине, в сердце у которой цветут алые маки, которая написала стихотворение - как положено, с соблюдением рифмы и строф, - посвященное большому пальцу своей ноги. «Ода господину Магнипусу». Как можно не влюбиться в женщину, которая дает имена пальцам ног и посвящает им стихи?
        Габриель вдруг заметил свободный участок рядом с приземистым стареньким зданием, как раз напротив офиса «Питтипэтс». Чудеса не прекращаются. Он похлопал товарища по руке.
        - Удачное местечко. - Исидор резво направил машину к парковочному участку. - Правда, большие шансы, что нас засечет охрана.
        - Так пошевеливайся, нечего рассиживаться.
        Исидор полез на заднее сиденье за сумкой, в которой лежало все необходимое для работы.
        - Старик, я сегодня в плохой форме, - жалобно протянул он и вздохнул. - Подумать только, а ведь сейчас я мог бы нежиться на гавайском солнышке.
        - Выше нос. Мой девиз - работай с огоньком!
        - Ха-ха.
        - «Основная масса людей живет в тихом отчаянии».
        - Умно. Полагаю, автор этих бессмертных строк - не ты?
        - Генри Торо. Но я тоже могу выдать что-нибудь эдакое. Как насчет «жизнь - дерьмо»?
        - Пойдет. - Исидор перетащил рюкзак на колени. - Кстати, на «Левелексе» можем поставить крест, это место - настоящий Форт-Нокс. Пора посчитать убытки, старик.
        Габриель помотал головой. Он продолжал «окучивать» инструктора по йоге. Только вчера они с Ариелем опять сидели за чашечкой зеленого чая. Рано или поздно Габриель выудит из него полезную информацию. Разумеется, Исидор об этом ничего не знает.
        - Давай подождем еще немного.
        - Как скажешь, шеф. - Исидор набрал комбинацию цифр на блокировочном замке. - Кстати, о твоих подружках, когда ты снова с ними встречаешься? После того ужина прошла целая неделя. Ты помнишь, что должен вытащить ки-логгер? Это будет трудновато, если тебя не пригласят в гости.
        - На этот счет можешь не волноваться.
        - Хочется верить. Мне надо вернуть логгер приятелю, я ведь взял его только на время. С этим парнем мы друзья, но его лучше не злить.
        - Исидор, расслабься. Все идет по плану.
        - Откуда ты знаешь?
        - Читаю дневник. Из него ясно, что сестры про меня не забыли и вот-вот появятся на горизонте. - За большим окном, в вестибюле приземистого здания эпохи шестидесятых Габриель разглядел охранника в фуражке. Тот сидел рядом со столом секретаря и, кажется, смотрел прямо на фургончик.
        - Сосредоточься. - Габриель подтянул к себе рюкзак и опустил стекло. - Мы должны успеть, пока вон тот сторожевой пес нас отсюда не погнал.
        - Ладно, ладно. Но ты уверен, что сестры тебя позовут?
        - На все сто.

* * *
        Габриель не ошибся. На следующее утро, когда он вышел в Интернет и открыл дневник, его сердце взволнованно забилось. Он все еще сидел, уставившись на экран, как вдруг в дверь позвонили.
        Курьер принес письмо. Почерк на конверте был женским, но твердым: тонкие соединительные линии, затейливые петли букв «у» и «в». Внутри лежал восхитительно пахнущий листок рисовой бумаги, сложенный вдвое. Текст был короткий, но очень любезный: «Двум дамам требуется привлекательный кавалер для сопровождения в свете. Можем ли мы рассчитывать на вашу галантность? Билет прилагается. Форма одежды - парадная».
        К записке канцелярской скрепкой был прикреплен желтоватый билет на премьеру
«Ромео и Джульетты» в «Ковент-Гарден». Место в партере. Ухаживание началось.

20 ИЮЛЯ
        М. считает, пора побеспокоить Г. Я полностью с ней согласна.
        Когда я думаю о нем, все мое тело начинает вибрировать от возбуждения. Потные ладони, треск нейронов, электрические разряды в каждой клеточке.
        Будь осторожна, девочка. М. это придется не по нраву. Она права, Г. вошел в нашу жизнь не как романтический герой, ему уготован иной путь.
        На этот раз мы не будем торопиться. Р. согласился участвовать в игре, Г. - нет. Мы должны соблазном вовлечь его в игру.
        А затем мы откроем Г. его истинное имя… Итак, главное - не спешить. Действуем тихо, осторожно. Медленный танец. Легкий флирт. Ухаживание.
        ЗАЧАРОВАННОЕ ЛЕТО
        Nam et ipsa scientia potestas est. (Знание само no себе есть сила.)
        Фрэнсис Бэкон. Meditationes Sacrae (О ересях), 1597.
        Сила не в знании, сила в программном коде.
        Эрик Дэвис. Техногнозис: миф, магия и мистицизм в век информации.
        ГЛАВА 15
        На премьере «Ромео и Джульетты» мужчины были в смокингах, дамы - в вечерних туалетах, публика угощалась дорогим шампанским. Правда, очень скоро выяснилось, что интересы сестер Монк весьма разнообразны. В течение недели Габриель сопровождал их еще трижды. Вместе они побывали на поэтическом вечере «открытого микрофона», посетили турнир по кикбоксингу в Эссексе, а также устроили пикник на кладбище. Надо отметить, кладбище было не простым, а Хайгейтским, где нашли упокоение Карл Маркс, Кристина Россетти, Джордж Элиот и Майкл Фарадей.
        - Кроме того, здесь обитает призрак Люси Вестенра, - сказала Морриган. Она сидела на траве, скрестив ноги, держала на коленях тарелку с сэндвичами и никак не могла выбрать, какой бутерброд съесть - с огурцом или с майонезом. Прочитав на лице Габриеля немой вопрос, она пояснила: - Это из «Графа Дракулы».
        Несмотря на расслабленную позу, Морриган держала спину прямо. Она почти никогда не сутулилась, и даже в моменты отдыха в ней чувствовалась скрытая энергия. Рядышком, подобрав под себя ноги, пристроилась Минналуш. Ее рыжие волосы были стянуты в небрежный узел, и она деловито пыталась откупорить винную бутылку. Габриель понимал, что должен предложить помощь, но Минналуш выглядела так очаровательно - бутылка зажата в руке, кончик языка от усердия высунут наружу, - что он не решился прервать ее занятие. Глядя на двух сестер, сидящих бок о бок, Габриель ощутил душевный подъем.
        - Дракула?
        - Да. Брэм Стокер черпал вдохновение на Хайгейтском кладбище.
        Морриган прикрыла глаза и нарочито скорбным голосом начала декламировать:
        - «"Он молод и здоров, тут хватит поцелуев на всех нас…" Светлая дева подошла ко мне и наклонилась надо мною так близко, что я почувствовал ее дыхание. Оно было какое-то сладкое, точно мед… но в этой сладости чувствовалась горечь, отвратительная горечь, присущая запаху крови…»
        Морриган замолчала и распахнула изумительные синие глаза. Не успел Габриель опомниться, как Минналуш подхватила монолог, очевидно, с того места, где остановилась сестра.
        - «Она наклонялась все ближе и ближе, облизывая при этом свои губы, как животное; при свете луны я заметил, что ее ярко-красные губы и кончик языка, которым она облизывала белые острые зубы, обильно покрыты слюной. Ее голова опускалась ниже и ниже, и губы ее, как мне показалось, прошли мимо моего рта и подбородка и остановились над самым горлом. Кожей я ощутил какое-то щекотание и прикосновение двух острых зубов. Я закрыл глаза в томном восторге и ждал, и ждал, трепеща всем существом».
        - Ну ничего себе! - Габриель переводил изумленный взгляд с одной женщины на другую. - Что это было?
        - Бедный Джонатан Харкер, отбивающийся от суккубов графа Дракулы. Очень эротично, не находишь?
        - Еще бы. Это из книжки?
        Морриган кивнула.
        - Писатели-викторианцы знали, как соблазнительны сексуальные игры садомазо, тут надо отдать им должное.
        - Эта книга, пожалуй, особенно хороша. Она что, лежит у тебя на прикроватной тумбочке?
        - Может, Минналуш и держит ее у себя под подушкой, но лично я не перечитывала
«Дракулу» со школы.
        - Я тоже, - закивала Минналуш. - Честно говоря, в мои четырнадцать граф Дракула был для меня кумиром из кумиров - темноволосый, красивый, с отличными зубами. К счастью, я повзрослела, и моим мужчинам уже не обязательно отличаться такой экзотичностью.
        Минналуш расхохоталась и хлопнула ладонью о ладонь сестры в импровизированном салюте.
        Габриель тоже рассмеялся, однако замечание привело его в легкое замешательство. В то время как он с трудом может запомнить номер собственного телефона, эти женщины, по-видимому, дословно цитируют целые куски текста, да еще из книги, которую не открывали много лет. Впечатляет и… чуть-чуть пугает.
        Минналуш наконец удалось справиться с бутылкой. Пробка вышла с приятным скрипом.
        - Габриель, выпьешь немного?
        Он заметил, что на бутылке нет ярлыка, и подозрительно понюхал темно-красную жидкость.
        - Что это такое?
        - Ягодное вино. Морриган сама его готовит.
        Габриель осторожно пригубил напиток. Вино оказалось на удивление превосходным.
        - Боюсь, я основательно на это подсяду.
        Он отхлебнул еще.
        Минналуш улыбнулась.
        - Рада, что тебе понравилось. Это вино очень полезно для укрепления иммунной системы. Пей его каждый день понемножку.
        - Не откажусь.
        Габриель осушил бокал. На донышке остался темный круг осадка.
        Минналуш удовлетворенно кивнула.
        - Еще?
        - С удовольствием.
        - За нас, - с лукавой улыбкой произнесла она.
        - За то, чтобы узнать друг друга поближе, - добавила Морриган и сощурилась на солнце.
        Звон, с которым ее бокал ударился о бокал Габриеля, был прозрачным и чистым, как счастье.

* * *
        Возможно, вино Морриган и укрепляло иммунную систему, но при этом оно могло свалить с ног даже быка. Дома Габриель заснул прямо перед телевизором. Проснувшись, он обнаружил, что лежит на диване, скрючившись в неудобной позе, подушка под головой закапана слюной, телевизор все еще работает, а на кофейном столике надрывается телефон.
        Габриель посмотрел на часы - без семи минут полночь, для дружеских звонков поздновато. Убрав звук на телевизионном пульте, он поднял трубку.
        - Я тебя разбудила?
        Голос Фрэнки звучал так отчетливо, точно она стояла рядом.
        - Не важно. Что стряслось?
        В общем, ничего.
        - Она помолчала. - Я просто хотела поговорить, узнать, как твои дела.
        - Нормально. - Габриель нахмурил брови. - А у тебя?
        - Тоже, - сказала Фрэнки, но по ее тону он понял, что это не так.
        - Что случилось? Уже поздно. Почему ты не в постели?
        - Я в постели.
        - А где Уильям?
        В самом деле, не может же она болтать с ним, когда рядом лежит муж.
        - Спит. С тех пор как заболел, он спит в другой комнате. Не хочет беспокоить меня. - Фрэнки опять умолкла. - Сначала я категорически возражала, но он настоял… Наверное, ему так легче.
        - Понимаю.
        Интересно, в какой степени сохранилась между супругами Уиттингтон физическая близость? Габриель знал, что не имеет права размышлять на эту тему, но сейчас, в сложившихся обстоятельствах, вопрос возник у него сам собой.
        - Габриель…
        - Что?
        И снова пауза, такая длинная, что на мгновение ему показалось, будто Фрэнки нет на линии.
        - Ты никогда не задумывался, что было бы, если…
        - Если что?
        - Если бы мы остались вместе?
        Габриель потер лоб.
        - Конечно, задумывался.
        И не только об этом, мысленно продолжил он. С тех пор как Фрэнки вновь вошла в его жизнь, он неоднократно спрашивал себя, могут ли они восстановить прежние отношения. Его мучила совесть, ведь в действительности он вовсе не желал Уильяму Уиттингтону смерти, но факты говорили за то, что в недалеком будущем Фрэнки опять станет свободной женщиной.
        На другом конце провода послышался долгий, тяжелый вздох. Глухим голосом Фрэнки произнесла:
        - Я люблю Уильяма, люблю всем сердцем. Ты мне веришь?
        - Разумеется, верю.
        - Но иногда я не могу удержаться, чтобы не… Прости, я не должна так говорить… Не должна вываливать на тебя свои проблемы. Это нечестно.
        - Ты можешь говорить со мной о чем угодно.
        - Понимаешь, все произошло слишком быстро. Мы с Уильямом так мало прожили вместе… Заболев, он начал отдаляться от меня. Он уже попрощался со мной, и теперь я не могу до него достучаться.
        - Фрэнки, мне очень жаль…
        - С тобой было легче. Во многих отношениях ты вел себя как последняя скотина, но я всегда знала, о чем ты думаешь, что собираешься делать.
        - Ну спасибо.
        - Говоря это, я чувствую себя предательницей.
        - Каждому из нас нужно дружеское плечо, чтобы выплакаться.
        - Ты прав.
        - Фрэнки…
        - Прости, что разбудила тебя, - торопливо проговорила она.
        Уже жалеет, что позвонила, понял Габриель и вздохнул.
        - Ничего, звони в любое время.
        Он положил трубку и уставился на телефон. Две недели назад он бы не поверил, что у них состоится подобный разговор. Фрэнки открывает перед ним душу, вспоминает о прошлом, хочет общения… Две недели назад этот звонок заставил бы Габриеля подпрыгнуть от радости, но сегодня почти не произвел на него впечатления, и, чтобы понять почему, не требовалось познаний в психоанализе. На мгновение он вспомнил беднягу Джонатана Харкера, который чуть не стал жертвой вампиресс, наложниц графа Дракулы. «Я закрыл глаза в томном восторге и ждал, и ждал, трепеща всем существом». Господи, ну почему в этом мире все так сложно устроено?

* * *
        Определение «сложная» даже приблизительно не могло охарактеризовать ситуацию, в которой оказался Габриель Блэкстоун.
        В последующие восемь недель он, Морриган и Минналуш стали буквально неразлучны. Все глубже погружаясь в мир сестер Монк, Габриель постепенно терял способность судить о них беспристрастно.
        Он знал, что сестры строят в отношении него определенные планы - в дневнике говорилось об этом совершенно недвусмысленно. Должен ли он был остерегаться? Вне всяких сомнений. Остерегался ли? Нет. Чем больше времени Габриель проводил в обществе сестер, тем труднее ему было удерживать свои защитные барьеры. Его медленно соблазняли, и он уступал соблазну. Быть предметом внимания сразу двух экстраординарных женщин - от этого у кого хочешь закружится голова.
        Сестры Монк действительно отличались от прочих женщин. И пускай Габриель видел их почти каждый день, иногда в самых приземленных ситуациях - например, во время стирки или рано по утрам, в халатах, с растрепанными волосами и бледными губами,
        - тем не менее они оставались для него экзотическими созданиями, полными загадок. Безусловные представительницы своего времени, сестры, однако, во многом были старомодны, и эта приверженность к старине сквозила в повседневных мелочах.
        - Ты до сих пор этим пользуешься? - как-то спросил Габриель у Минналуш, показывая на счеты с костяшками из слоновой кости.
        - Конечно, - ответила она, удивленная вопросом. Увлечение сестер Монк алхимией также слегка отдавало колдовством, старыми пыльными фолиантами и безумными пророчествами.
        Габриель забросил работу. Раньше он всегда поровну делил свою энергию между трудом и развлечениями, хотя грань между этими понятиями была зыбкой. Теперь он каждый день сопровождал Минналуш и Морриган Монк в их поездках по городу. Обе дамы неизменно производили фурор, где бы ни появлялись. Габриелю льстило внимание окружающих, когда он входил в помещение под руку с двумя ослепительными красавицами. Он испытывал гордость и даже некоторый собственнический инстинкт. Эти леди пришли со мной, думал он, ловя восхищенные взгляды, я - их кавалер.
        Однако позже, воскрешая в памяти события этих двух месяцев, Габриель прежде всего вспоминал не парадные светские рауты, элитные спортивные матчи или дорогие рестораны, а тихие вечера в особняке Монк. Напоенные очарованием сумерки в саду, когда огненные цветки горбатого дерева постепенно растворялись во тьме, когда он вдыхал аромат жасмина, чьи пышные ветви своей тяжестью грозили раздавить подпорки… Габриель вспоминал, как сидел в кресле с потрескавшейся кожаной обивкой и потягивал из бокала домашнее вино. Напротив него Морриган, свернувшись калачиком в другом кресле, увлеченно читала книгу; Минналуш восседала на высоком табурете за рабочим столом и, вооружившись миниатюрным резцом, усердно приводила в порядок очередную маску.
        Из проигрывателя современного музыкального центра «Накамичи» все время неслась какая-нибудь красивая музыка. Сестры обладали обширной фонотекой, но больше всего любили Первый струнный квартет Чайковского, особенно его вторую часть - Andante cantabile. Воспоминания о долгих теплых днях в доме у сестер неизменно связывалось у Габриеля со щемящим пением скрипки. Этот лейтмотив золотой нитью протянулся через все лето.
        И все же Габриель вел образ жизни шизофреника.
        За нас. За то, чтобы узнать друг друга поближе. Все хорошо, только… В их тесной компании незримо присутствовал четвертый человек. Если троица наливала вино, он также поднимал свой бокал, провозглашая безмолвный тост. Когда Габриель и сестры Монк нежились на солнышке в саду, невидимка тоже подставлял лучам худые длинные ноги, улыбаясь простой, открытой улыбкой, а в уголках его глаз - этих до нелепости доверчивых глаз - собирались морщинки. Роберт Уиттингтон. Тот, кто умер с немым воплем на устах, чей разум был разрушен.
        Внешне Габриель не проявлял беспокойства, смеялся вместе с сестрами, флиртовал, ласково поддразнивал, но на речном дне этой задушевной дружбы камнем лежало осознание того, что одна из них - убийца.
        Иногда Габриель забывал об этом или просто заставлял себя забыть. Одна из сестер каждую ночь приходила в его сны.
        Минналуш или Морриган - он не знал. Как ни странно, это объяснялось простым нежеланием убедиться в виновности той или другой.
        Он считал, что по мере сближения с сестрами неизбежно раскроет все секреты, но день проходил за днем, а имя хозяйки дневника по-прежнему оставалось мучительно-сладкой тайной.
        Несмотря на всю свою теплоту и безграничное обаяние, Минналуш никогда не раскрывалась полностью. Ее характер вызывал у Габриеля ассоциации с прозрачной дымкой, стелющейся над водой, влажным туманом и тайными, скрытыми от посторонних глаз местами. Минналуш находилась в расцвете зрелой красоты. Длинные, золотисто-рыжие волосы, обрамляющие высокие скулы, полная грудь, округлые бедра и чувственный цыганский рот отвечали всем критериям истинной женственности.
        Индивидуальность Морриган легче поддавалась описанию. Все в ней было четким и ясным: черты лица столь же совершенны, как профиль на греческой вазе, черные волосы - черны до полуночной синевы, белки глаз почти неестественно белоснежны. В каждом движении Морриган сквозила кошачья грация. Глядя на нее, думалось, что эта женщина без колебаний берет все, что пожелает от жизни и любви.
        В присутствии Минналуш ощущалась медленная пульсация сексуальной энергии. Габриель припомнил одну из записей в дневнике: «Я испытываю потребность отдаваться любви полностью, всем телом, всей собой». Ну конечно, эти строки могла написать только Минналуш. «Любовь - это экстремальный спорт. Она развивает мускулы разума так же интенсивно, как подъем в гору тренирует сердечную мышцу. Любовь и спорт одинаково рискованны». Разве это не слова Морриган?
        Габриель изо дня в день наблюдал за сестрами, оценивал их поведение, пытался сопоставить его со стилистикой загадочных текстов дневника. Нужно только быть повнимательнее, и ему обязательно повезет. Один случайный жест, одна нечаянная фраза, и тайна будет раскрыта.
        Габриелю как-то не приходило в голову, что его приоритеты сместились: установить авторство дневника теперь было для него важнее, нежели найти убийцу Робби Уиттингтона. Он убеждал себя, что обе цели неразделимы. Как только он узнает имя хозяйки дневника, сразу станет понятно, кого она называет инициалом «М» и кто в действительности утопил бедного Роберта.
        Вероятность того, что автор дневника и убийца - одно и то же лицо, Габриель отметал начисто.

* * *
        Габриель знал: есть еще один способ установить личность преступницы. Возможно, ответ кроется в таинственном файле «Ключ Прометея». Спустя несколько дней после первого выхода в театр с сестрами ему удалось вытащить из клавиатуры «Макинтоша» миниатюрный шпионский чип.
        Исидор облегченно вздохнул. Владелец ки-логгера, компьютерный маг по имени Аарон, отличался мозгом гения и кулаками уличного бойца, и злить его было опасно. Прежде чем вернуть чип, Исидор переписал все нажатия клавиш, зафиксированные «шпионом». На следующий день он позвонил Габриелю.
        - Пароль для открытия «Ключа Прометея» - это имя, Гермес Трисмегист.
        - Язык сломаешь, - посетовал Габриель, аккуратно записывая слова на бумажку.
        - Теперь у тебя развязаны руки, братишка. Можешь открыть файл в любое время, только смотри не попадись.
        - Попытаюсь при первом удобном случае.
        Тогда Габриель действительно собирался это сделать. Однако дни проходили, а он все тянул. По правде говоря, возможность залезть в компьютер появилась не сразу, но когда наконец такой шанс представился, Габриель им не воспользовался.
        Воскресным днем он вошел в кухню, чтобы нарезать лимон для свежеприготовленной граниты. Минналуш и Морриган отдыхали в саду - качались в гамаке. Минналуш захотелось выпить чего-нибудь прохладительного, и она отправила Габриеля в дом.
        Нарезав лимон, Габриель достал из холодильника кувшин с гранитой и наполнил высокий бокал, затем поставил кувшин на место. Его взгляд задержался на дверце холодильника, увешанной неровными рядами фотографий, которые держались на цветных магнитиках. На многих снимках был запечатлен сам Габриель. Вот он с преглупой физиономией изображает Али Джи, героя юмористической телепередачи. Черт, как стыдно. Наверное, в тот вечер он перебрал спиртного. Поразительно: на всех фотографиях у него беззаботный и счастливый вид. Прямо как у Роберта Уиттингтона.
        Габриель нахмурился, вспомнив про фотокарточки юноши, прикнопленные к стене в спальне. Интересно, висят ли они там до сих пор? На верхнем этаже он побывал только раз, в свой первый тайный визит. Несмотря на близкую дружбу с сестрами, некоторые границы общения все же оставались незыблемыми, в том числе запрет на посещение спальных комнат. Увы.
        Габриель взял бокал и покинул кухню. В гостиной его взгляд упал на «Макинтош». Компьютер находился в спящем режиме, на дисплее отображался скринсейвер: девушка с развевающимися волосами и в летящих одеждах таинственно улыбалась солнцу, которое то разгоралось, то гасло у нее в ладонях.
        Габриель остановился. В бокале тихонько звякнули кубики льда. Через прорези в ставнях он видел гамак и двух женщин. Морриган, накрыв лицо шляпой, дремала; Минналуш листала журнал. Он посмотрел на компьютер. Нужно лишь ввести пароль, открыть файл, стащить из коробки чистый компакт-диск и быстренько переписать содержимое. Как просто. Ну же, вперед.
        Уголком глаза он заметил шмеля, который застрял между рамами и с отчаянным жужжанием бился об оконное стекло. На полке, в своей стеклянной коробочке беспокойно перебирал лапками Голиаф.
        Габриель ждал, ощущая странную пустоту. К горлу подкатил неприятный комок. Содержимое файла даст ответ на вопрос, кто убил Роберта Уиттингтона. Давай, Блэкстоун, действуй.
        На охлажденном бокале сконденсировались капельки влаги, ладонь Габриеля намокла. Он взял бокал в другую руку и вытер ладонь о штаны. Широко распахнув створчатые стеклянные двери, он шагнул в жаркое марево сада.
        ГЛАВА 16
        Примерно с этого времени Габриелю регулярно начал сниться один и тот же сон. Он находился в Портале - там, где Роберт Уиттингтон открыл дверь и выпустил наружу безумие. Несмотря на то что Габриель уже хорошо знал помещение, оказавшись в нем, он всякий раз испытывал благоговейный трепет. Слепящий свет из-под высокого купола; массивные стены из концентрических каменных кругов, исписанных непонятными значками; ощущение, что он попал в священное место.
        В этой точке сна Габриеля переполняли радость и чувство приятного ожидания. Он бы охотно пожелал проснуться именно в этот момент, но сон всегда продолжался.
        Дверь. Дверь, приоткрытая на волосок.
        Он знал, что не должен приближаться к ней; знал, что за ней скрыто. Боль и лавина образов, которые обрушатся на него и превратят мозг в бесформенное месиво. От страха Габриель покрывался холодным потом. Отвернись. Отойди. Вопреки всему он продолжал двигаться к двери, протягивая пальцы к ручке.
        Он где-то читал, что сны могут служить предвестниками реальных событий. Люди, которым снились увечья и смерть, как оказывалось, имели серьезные проблемы со здоровьем. Чем кошмарнее становились сны, тем сильнее ухудшалось их состояние, хотя больные могли и не подозревать о своих недугах. Прогрессирование сна означало усугубление болезни.
        Во сне Габриель подходил все ближе к двери. Каждая ночь на шаг приближала его к тому мгновению, когда он не просто коснется двери, но распахнет ее настежь.

* * *
        События сна развивались, чего нельзя было сказать о реальной жизни. Габриель по-прежнему не знал, которой из сирен принадлежал голос, создающий впечатление незримой интимной близости. Иногда ему казалось, что хозяйка дневника злонамеренно держит его в состоянии постоянного возбуждения. Этот голос будто говорил: вот я, перед тобой; смотри, но не касайся…
        Она сводила его с ума.
        Вчера в постели я думала о Г. Фантазировала. Дотронься тут, сказала я и положила его ладонь себе на грудь. И вот тут - я опустила его руку к своему лону.
        Читая эти слова, написанные черным по белому, Габриель изнемогал от вожделения и мучительного желания узнать, кому они принадлежат.
        - Кого бы ты предпочел? - поинтересовался Исидор.
        - В каком смысле?
        - Если бы ты мог выбирать, тебе бы хотелось, чтобы таинственным автором дневника оказалась Морриган или Минналуш?
        Исидор говорил полусерьезно, полунасмешливо. Однозначно ответить на этот вопрос Габриель не мог.
        - Все равно. Лишь бы та, которая не убивала Роберта Уиттингтона.
        - Значит, ты признаешь, что хозяйка дневника может оказаться убийцей. В прошлый раз ты категорически утверждал, что это невозможно.
        - Я до сих пор так считаю… большую часть времени.
        - Ты не ответил на мой вопрос. Кого бы ты предпочел, Минналуш или Морриган?
        - Не знаю.
        - Гейб, я не верю, что тебе одинаково нравятся обе сестрички. Давай, давай, напрягись.
        - Да не знаю я!
        - Что тебя больше всего привлекает в Минналуш?
        - Ее теплота, легкое отношение к жизни, как к игре.
        - А в Морриган?
        - Морриган… Морриган - само бесстрашие.
        - Ладно, попробуем по-другому. Если бы тебе до конца дней пришлось жить на необитаемом острове, с кем из них ты предпочел бы остаться?
        Перед мысленным взором Габриеля предстал образ Минналуш: уютно устроившись на мягком пуфике у окна, она нежится в солнечных лучах и лениво потягивается, словно кошка. Волосы на висках отливают золотом, глаза - цвета небесной лазури с искорками бронзы. Мягкий шелк блузки облегает тяжелые полные груди. Поймав его взгляд, она принимает жеманную позу, словно модель перед фотокамерой, и посылает ему воздушный поцелуй.
        Представив эту картину, Габриель улыбается, но ее уже заслоняет другой образ. Морриган вышла из душа и вытирает волосы; на обнаженных руках сверкают капельки воды, тонкий халат липнет к влажной коже, подчеркивая прелестный изгиб спины. Сквозь прозрачную ткань видны очертания узких бедер и тень между стройных ног. Наклонив голову, Морриган расчесывается. Уголком глаза она замечает, что Габриель на нее смотрит, и улыбается довольной улыбкой женщины, сознающей силу своей красоты.
        - Нет, не могу. - Габриель тяжко вздохнул. - Не могу выбрать.
        - Имей в виду, ты играешь с огнем.
        - Сам знаю.
        - У тебя стальные яйца, братишка. Даже если твоя писательница и не убивала Роберта, ей наверняка были известны намерения сестрицы. Эти двое очень близки.
        Да, близки, подумал Габриель, но их близость далеко не безоблачна. Из дневника стало ясно, что отношения сестер Монк представляют собой смесь привязанности и вражды. Чувства хозяйки дневника порой варьировались от искреннего обожания до откровенной ненависти. К примеру:
        Я преклоняюсь перед М. Ее мысли - точно удары молота. В них достаточно мощи, чтобы надвое расколоть мир.
        Другая запись:
        Иногда меня просто трясет. Я смотрю на М., и моя кожа начинает чесаться, словно от крапивницы. Ее одержимость напоминает буйную поросль, которая поглощает из воздуха весь кислород. Я задыхаюсь. Мне хочется крикнуть ей в лицо: "Хватит! Хватит! Хватит!"
        О том, что между сестрами не все гладко, можно было догадаться не только из дневника.
        - Она любого заставит сделать так, как ей нужно, - небрежно бросила Морриган, как будто упомянула сущий пустяк.
        Габриель удивленно посмотрел в ее сторону. Она слабо улыбнулась.
        - Не упрекай меня в зависти. Минналуш всегда умела вить из людей веревки. Если ей что-то от тебя нужно, она не успокоится, пока этого не получит.
        Ему стало неловко.
        - Минналуш очень красива, правда, Габриель?
        - Ты тоже, Морриган.
        - Я знаю, - без всякого намека на ложную скромность сказала та. - Но у меня нет ее шарма. Ее чертовского обаяния. За ней любой пойдет в огонь и в воду.
        Голос Морриган зазвучал жестче.
        Соперничество было взаимным. Однажды Габриель случайно вытащил со стеллажа в гостиной фотоальбом. В нем оказались фотографии и вырезки из газет, посвященные самым геройским подвигам старшей сестры: Морриган совершает затяжной прыжок с парашютом; Морриган без страховки взбирается на скалу; Морриган участвует в пикете перед атомной станцией на Украине, ее теснят широкоплечие стражи порядка, вооруженные дубинками…
        Габриель завороженно листал страницы. Вошедшая Минналуш тихо встала у него за спиной и вместе с ним молча просматривала альбом.
        - Твоя сестра живет богатой жизнью.
        - Верно. Я ей завидую.
        - Завидуешь?
        - Да. Завидую ее храбрости. Взгляни сюда.
        Минналуш постучала пальцем по черно-белой фотографии, сделанной крупным планом. Голова Морриган была запрокинута назад, лицо перепачкано сажей, влажные от пота волосы прилипли ко лбу. На щеке красовалась ссадина с запекшейся кровью, в глазах блестел вызов, но при этом Морриган улыбалась, точно лихой пират.
        - Где это снято? - спросил Габриель. - Что она делала?
        - Бог его знает. Не помню. В любом случае, можешь быть уверен, что это требовало недюжинного ума и абсолютного пренебрежения опасностью. - Минналуш вздохнула. - Я убеждена, что в прошлой жизни Морриган была великим полководцем или Жанной д'Арк. Так и представляю ее под пытками, мужественную и непреклонную.
        - А ты?
        - Я? Я - беспомощное существо. Беспомощное.
        Минналуш повторила это слово, словно смакуя его во рту.
        Иногда трещинки в отношениях сестер перерастали в открытые стычки.
        Габриель дремал в саду и вдруг проснулся, ощущая необъяснимую тревогу, как будто ему громко крикнули в ухо. Огляделся по сторонам - никого.
        Габриель выбрался из гамака и пошел к дому. Подойдя к створчатым дверям, увидел в гостиной обеих сестер. Они стояли лицом друг к другу, и что-то в их позах - напряженные плечи Минналуш, вздернутый подбородок Морриган - заставило его замедлить шаг.
        - Ты сделала это нарочно.
        Тон Минналуш был холодным, обвиняющим.
        - Нет.
        - Да! Ты знала, что я расстроюсь.
        Морриган коротко, презрительно фыркнула.
        - Вряд ли поверишь, сестренка, но я далеко не всегда думаю только о том, что тебе понравится, а что не понравится. Считаешь, весь мир крутится вокруг тебя одной? Ты сильно ошибаешься.
        - Иногда… - голос Минналуш дрожал от ярости, - иногда мне кажется, будет лучше, если я уеду.
        - Иногда ты ведешь себя как испорченный ребенок, и меня это просто бесит.
        Эта сцена не для посторонних глаз, решил Габриель, надо убираться. Стараясь двигаться как можно тише, он шагнул назад, но тут Минналуш резко повернула голову в его сторону. Оказавшись невольным свидетелем ссоры, Габриель почувствовал себя очень неуютно.
        На прелестных щеках Минналуш алели пятна, глаза блестели лихорадочным блеском. Она открыла рот, будто собираясь что-то сказать, но вместо этого развернулась на каблуках. С прямой как аршин спиной, младшая сестра вышла - точнее, выплыла в столовую и скрылась из вида. Еще через несколько мгновений дверь в кухню захлопнулась с оглушительным треском. Воцарилась тишина, как будто весь дом не мог отойти от испытанного шока.
        Габриель взглянул на Морриган. Та криво улыбнулась и обезоруживающе подняла вверх обе ладони.
        - Мои извинения.
        - Ничего страшного. - Он осторожно вошел в гостиную. - Прости, что помешал.
        - Наоборот, хорошо, что ты появился, иначе мы наговорили бы друг другу кучу гадостей и потом дулись бы целую неделю.
        У Морриган был усталый вид, глаза потухли.
        - Вы никогда не думали о том, чтобы пожить отдельно? - спросил Габриель, вспомнив последнюю фразу Минналуш.
        - Думали, и не раз. Для нас обеих было бы лучше разъехаться.
        - В чем же дело?
        - Все не так просто. Мы нужны друг другу. Кроме того, ни я, ни Минналуш не настроены покидать этот дом.
        Морриган дотронулась до кулона, как будто он придавал ей силы. Габриель и раньше замечал за ней этот жест. Кулон был тот самый, в форме буквы «М».
        Она принялась теребить серебряную цепочку. Габриель обратил внимание на ее красивые руки с длинными, изящными пальцами. Ногти коротко острижены, никакого лака.
        - Это подарок матери, - сказала Морриган, заметив его интерес.
        - У Минналуш, кажется, такой же?
        - Да. Мама подарила их нам в один день. Мне было шестнадцать. Полгода спустя она нас уже не узнавала. Болезнь Альцгеймера…
        - Сочувствую. Должно быть, вам пришлось очень тяжело.
        - Невыносимо тяжело. Наверное, это самый глубинный человеческий страх - страх, что родная мать тебя забудет.
        - Сочувствую, - повторил Габриель.
        - Минналуш начала интересоваться вопросами памяти именно из-за болезни матери. Она даже защитила диссертацию на эту тему.
        - Да, я знаю.
        - Думаю, благодаря научной работе она смогла примириться с жестокой реальностью.
        - А ты?
        - Я плакала, - просто ответила Морриган. - Много и долго. - Она помолчала. - И плачу до сих пор.
        На какой-то миг ее лицо утратило холодную, ироничную маску. Такой ранимой Габриель увидел ее впервые. Он сочувственно погладил Морриган по руке. Ее пальцы дрогнули под его ладонью, а зрачки расширились. У него перехватило дыхание. Вдруг Морриган посмотрела на дверь. Габриель повернулся.
        На пороге стояла улыбающаяся Минналуш. Улыбка предназначалась обоим - верный знак, что ее гнев угас.
        - Прости меня, сестренка.
        - И ты меня, - вздохнула Морриган.
        Минналуш перевела взор на Габриеля.
        - Если мы пообещаем быть паиньками, останешься на обед?
        Он заколебался.
        - Пожалуйста.
        - С удовольствием, - облегченно выдохнул он.
        - Отлично. - Минналуш взяла Габриеля под руку и понизила голос до заговорщицкого шепота: - Сегодня утром я испекла волшебный пирог.
        - Волшебный?
        - Да. Кто съест кусочек, тот станет умным, сексуально привлекательным и сможет читать чужие мысли.
        - Я думал, что уже обладаю всеми этими качествами.
        - И главное, ты невероятно скромен. - Морриган взяла его под другую руку. - Минналуш что-нибудь говорила про скромность?
        Все трое расхохотались. Неприятный осадок в душе Габриеля улетучился. Он дружески обнял сестер. Бок о бок они вышли в сад, где сумерки уже сделали голубое небо алым.
        Вернувшись домой поздно вечером, он включил компьютер и через удаленный доступ открыл дневник.
        Сегодня, когда Г. положил руку мне на поясницу, я отозвалась на его прикосновение всем телом. Заметил ли он? Меня вдруг обдало жаром, подмышки вспотели, ноги стали ватными. Именно на это самое место кладет ладонь мужчина, пригласивший даму на танец, побуждая ее - нежно и в то же время твердо - подчиниться ему. И, словно в танце, мне захотелось прижаться к нему, ощутить его напряженные чресла, двигать бедрами в такт музыке, почувствовать, как разгорается желание, сдерживаемое условностями танцевальных движений.
        Я видела, что М. наблюдает за мной, и не только из-за нашей сегодняшней ссоры. Она уже поняла, что меня влечет к Г. Может быть, она волнуется, что я дрогну и не смогу дать Г. его истинное имя? Или просто ревнует?
        Я ничего не могу с собой поделать, все время думаю о том, каковы на вкус его поцелуи, представляю, как он лежит на мне, распростершись в изнеможении, придавив меня тяжестью своего тела…
        Габриель встал, вышел на балкон и до боли в суставах стиснул перила. Сердце колотилось, как будто он только что пробежал стометровку. Он устремил взор в темноту, омытую светом огней.
        Любовь моя, кто ты?
        ГЛАВА 17
        Глядя на инструктора по йоге, который опять вырядился в свое горошковое пончо, Габриель подавил вздох. Он потратил уйму времени, и все без толку. Откровенно говоря, Габриель начал терять энтузиазм. Ариель оказался не самым интересным собеседником, а вставать ни свет ни заря каждый вторник было утомительно. Вчера вечером Габриель, как обычно, допоздна засиделся у сестер Монк. Можно считать, что, заведя будильник на шесть утра, он совершил подвиг. Вероятно, сегодня он бросит проект, а жаль. Габриель искренне рассчитывал на удачу.
        Тренер по йоге жаловался на трудности по работе. Габриель слушал вполуха, пытаясь припомнить, не осталось ли в его кабинке таблеток нурофена. Он мучился жуткой головной болью. В самом деле, не стоит так увлекаться ягодным вином Морриган; у него уже вошло в привычку по вечерам опрокидывать стаканчик-другой этого напитка.
        Габриель вернулся к беседе:
        - Извини, о чем ты только что говорил?
        - О том, что компания, в которой я работаю, решила установить в кафетерии для служащих сетевые разъемы, чтобы работники могли иметь доступ к корпоративной сети в течение обеденного перерыва. Ну не свинство ли? Теперь мы должны работать и во время еды! Даже сэндвич спокойно съесть не дадут.
        Эврика!
        - Сетевые разъемы, - медленно повторил Габриель, пристально глядя на инструктора.
        - Вот именно. Заставлять людей работать во время ланча - стыд и позор!
        - Стыд и позор, - кивнул Габриель. Его мозг лихорадочно работал. С самого начала он знал, что для взлома компьютерной базы данных фирмы «Левелекс» необходимо проникнуть в помещение компании, однако дюжие охранники и на порог не пускали посторонних, а офисы были оборудованы сигнализацией - все, за исключением столовой. Столовая размещалась в секторе с низким уровнем безопасности. Вполне логично: там нет ничего ценного. За исключением новеньких сетевых разъемов. Все, что требуется от Габриеля, - это проникнуть в неохраняемую столовую, подсоединить сетевой кабель от ноутбука к разъему в стене и… собрать богатый урожай.
        Он посмотрел в лицо Ариелю, прикидывая, как тот отреагирует, если узнает, что, сообщив эту мелкую подробность (которую наверняка не считал конфиденциальной), подверг свою фирму серьезному риску утечки информации. Молодцом, Блэкстоун! Он знал, что так или иначе найдет лазейку. Осталось лишь взять на борт Исидора.

* * *
        Исидор пребывал в раздраженном состоянии, что было для него нехарактерно.
        - Ну и где отчет? Ты обещал закончить анализ вчера вечером. Где цифры?
        Голова у Габриеля просто раскалывалась. Расставшись с Ариелем Скоттом, он принял две таблетки нурофена, но в битве между ягодным вином и лекарством победа осталась за вином.
        - И отчего это у нас такое хорошее настроение, солнце мое? - прищурился Габриель.
        - Я серьезно, Гейб. Ты строишь из себя Казанову, а я пашу за двоих. Так нечестно. Вчера ты свинтил чуть не с обеда, пообещав, что к утру отчет будет готов. Если уж на то пошло, ты обещал сделать его еще две недели назад. Какой план предложишь, приятель? У тебя вообще есть хоть какие-нибудь мысли?
        Габриель тяжело опустился в отвратное Исидорово кресло, обитое рыжим велюром. Сегодня он действительно чувствует себя неважнецки и уж меньше всего нуждается в нотациях.
        Исидор резко перебросил стопку книг с одного края письменного стола на другой, хлопнув ими так, что у Габриеля зазвенело в голове.
        - Я решил, что с «Левелексом» пора завязывать, - твердо объявил Исидор. - Мы ухлопали на проект кучу времени, а результат нулевой. Задача невыполнима. Я знаю, ты любишь денежки, но аванс нам придется вернуть.
        О господи… Габриель выпрямился в кресле.
        - Не надо, Ис. Я работаю над проектом.
        - Если мне не удалось взломать систему, ты не сможешь этого и подавно, - небрежно бросил Исидор.
        Все верно, вздохнул Габриель. Кто у нас гений? Исидор.
        - Я не о взломе. Есть другой способ.
        - Да ну? И какой же?
        Габриель замялся.
        - Черт побери, нет! - воскликнул Исидор. - Только не говори, что ты окучиваешь кого-то из персонала фирмы.
        - Успокойся. Парень не потеряет работу. Он даже ни о чем не догадался.
        - Дело не в этом, Гейб. Ты знаешь, как я отношусь к социальной инженерии.
        - Сперва ты обвиняешь меня в том, что я не выполняю свою часть работы, а потом, когда я решаю проблему, которая тебе не по зубам, хочешь все испортить?
        - Габриель, я тебе не прислуга, и на этом точка. У меня есть полное право высказываться по вопросам бизнеса, и я говорю «нет». Манипулирование людьми - не наш метод.
        Презрение в голосе Исидора заставило Габриеля покраснеть.
        - Не будь таким щепетильным. Это жизнь, пойми. Кроме того, тебе не придется пачкать руки. Можешь катиться к своим сопливым дружкам и дальше играть в
«Смертельное сияние». Трудную работу оставь мне!
        Исидор и Габриель исподлобья сверлили друг друга взглядами. Прежде чем кто-то из них успел открыть рот, раздался сигнал домофона.
        Не спрашивая, кто пришел, Исидор нажал кнопку. Дверь в парадном открылась и хлопнула.
        - Кто это? - Габриель сдвинул брови.
        - Фрэнки, - коротко сказал Исидор. - Я попросил ее прийти.
        Только этого не хватало, поморщился Габриель. В последние недели он старательно избегал общения с Фрэнки, не отвечал на ее звонки, отделываясь уклончивыми письмами по «электронке» и эсэмэс-сообщениями. Видимо, обойтись без объяснений сегодня не удастся.
        На лестнице послышались легкие шаги, и в следующую минуту Фрэнки вошла в квартиру. На ней был спортивный костюм и теннисные туфли. Волосы растрепались на ветру, щеки приятно порозовели. Фрэнки выглядела здоровой и цветущей, отчего Габриель еще больше почувствовал себя старой развалиной.
        - Привет, - бодро произнесла она и чмокнула Исидора в щеку, затем повернулась в сторону Габриеля, испепеляя его взором. - А-а.
        Всего одно слово, но эмоциональная температура в комнате сразу упала.
        - Привет, - пробормотал Габриель.
        На несколько мучительных мгновений между ними повисло молчание.
        Исидор подвинул кресло поближе к Фрэнки.
        - Присаживайся.
        - Спасибо, - ответила она, продолжая буравить Габриеля глазами.
        Снова возникла неловкая пауза.
        - В чем дело, Габриель?
        Тон Фрэнки был обманчиво мягким.
        - Не понимаю, о чем ты.
        В его голосе прозвучали виноватые нотки, и он это знал.
        - Ты совершенно забыл о Робби.
        Габриель прижал ладони к вискам.
        - Неправда.
        - Вот как? - встрял предатель Исидор. - Так почему же ты до сих пор не открыл
«Ключ Прометея»? Я дал тебе пароль больше месяца назад, у тебя была уйма возможностей подобраться к компьютеру.
        Габриель угрюмо воззрился на товарища.
        - Ладно, бог с ним, с компьютером, - сказала Фрэнки. - Ты много времени проводишь с сестрами, поэтому уже должен знать, кто из них дальновидящая и соответственно убийца.
        - Фрэнки, этого я пока не знаю. - Габриель поерзал в кресле. - Я не рискнул просканировать ту или другую и тем самым раскрыться. Попыток прощупать меня больше не было.
        - Точно? Ты уверен, что засек бы ее?
        - Ради бога, не считай меня дураком. Разумеется, засек бы.
        - Почему ты избегаешь меня, Габриель? - холодно спросила Фрэнки. - Из-за моего звонка той ночью? Он так сильно тебя напугал?
        Исидор явно чувствовал себя не в своей тарелке.
        - Пожалуй, мне лучше оставить вас наедине. - Кашлянув, он вышел.
        Подождав, пока за ним закрылась дверь, Фрэнки продолжила:
        - Дело в звонке, да? Я показалась тебе жалкой?
        - Твой звонок ни при чем.
        - Значит, дело в сестрах.
        Мучительное, напряженное молчание напоминало перетянутую струну, которая вот-вот лопнет.
        - Ты потерял голову из-за них… Так же, как Робби. - Ответа Фрэнки не дождалась.
        - Габриель, что с тобой творится? Пойми, одна из сестер - убийца, а другая - сообщница.
        - Ты не можешь это утверждать.
        - Зато я могу утверждать, что они отравили твое сердце и ты умираешь медленной смертью.
        - Фрэнки, прошу тебя, прекрати. Для мелодрамы час слишком ранний.
        - Мне следовало знать… Да, следовало знать, что ты не продержишься до конца. Ты никогда не был стайером, ни тогда, в «Глазе бури», ни сейчас.
        - Я не обязан это выслушивать.
        Габриель рывком встал с кресла.
        - Пожалуйста, не уходи. Нам надо поговорить.
        - Хватит говорить!
        Уже в дверях он расслышал тихий голос Фрэнки:
        - Не разочаровывай меня снова…

* * *
        Злой как собака Габриель вылетел от Исидора. Вот что получается, когда хочешь помочь людям. Ни одно доброе дело не остается безнаказанным. Черт, не надо было связываться с Фрэнки, соглашаться на поиски ее пропавшего пасынка! Только… без этого он не познакомился бы с двумя самыми обворожительными женщинами в мире. Завидев такси с горящим огоньком, Габриель поднял руку.
        - Дрейк-стрит, дом тринадцать, - бросил он водителю. - Челси.

* * *
        Дверь Монк-хауса открыла Морриган.
        - Габриель? Какой приятный сюрприз. Я ждала тебя только вечером.
        - Извини. Помешал?
        - Нисколько. Входи. Минналуш нет дома, поэтому тебе придется удовольствоваться моей компанией.
        Настроение Габриеля начало улучшаться. В доме царили покой и уют, благоухали цветы. Вслед за Морриган он прошел на кухню и уселся за стол.
        - Чаю хочешь?
        - Нет, спасибо. Можешь заниматься своими делами, я не буду тебя отвлекать.
        - Вот, решила сделать инвентаризацию. - Морриган повернулась к сосновому столу, заставленному химическим оборудованием. - Давно пора, я совсем разленилась. - Пересчитав коричневые бумажные пакетики и пластиковые пузырьки, она что-то записала в книгу, которая лежала тут же на столе, и бросила на Габриеля быстрый взгляд. - У тебя все в порядке?
        - Да, а что?
        - Мне показалось, ты слегка возбужден.
        - Да нет, все нормально.
        - Ладно, - улыбнулась она.
        Морриган опять отвернулась к столу, взяла какую-то склянку и, прищурившись, посмотрела через нее на свет. Действовала она ловко и уверенно.
        - Так кто из вас алхимик, ты или Минналуш?
        - Лаборатория по большей части мое детище, но алхимией увлекаемся мы обе. Мой подход более приземленный, Минналуш предпочитает научные выкладки. - Морриган поджала губы. - Теоретик и практик, как обычно.
        Габриель откинулся на спинку стула. Его напряженность стала понемногу спадать. Ссора с Исидором и Фрэнки вдруг показалась совершенно пустяковой. Главное, что он здесь, в особняке Монк, а рядом - прелестная женщина, которая наслаждается его обществом. Чего еще желать?
        На Морриган был ажурный топик, черные волосы волнами рассыпались по плечам. Красавица… Габриелю вдруг захотелось нежно убрать пряди этих волос с ее лица и прижаться губами к атласной коже на шее…
        Усилием воли он заставил себя отвести глаза и принялся рассматривать гравюры в рамках на стене. Рисунки, однако, тоже не настраивали на высокий лад, так как на них были изображены самые что ни на есть земные радости: обнаженные мужчины и женщины сжимают друг друга в объятиях, держатся за руки, с языческим самозабвением пляшут вокруг бурлящих котлов - огонь, жар, пот.
        - Понюхай.
        Морриган поднесла к носу Габриеля маленькую баночку. Он осторожно принюхался.
        - Духи?
        - Да, только не жидкие, а твердые. Их надо втирать в кожу. Мы собираемся продавать их вместе с другой парфюмерией. Тебе нравится?
        Запах показался Габриелю странным. Густой древесный аромат почему-то вызывал беспокойство, но был очень запоминающимся.
        - Я приготовила эти духи в соответствии с алхимическими принципами. Главный из них - растворяй и сгущай. Как видишь, - Морриган выразительно подняла брови, - алхимия находит вполне прозаическое применение в жизни.
        - Надо признать, все это, - Габриель махнул в сторону гравюр и многочисленных пузырьков с жидкостью, - выглядит довольно экзотично и напоминает арсенал фокусника.
        - Ты что, не веришь в магию?
        Тем же тоном Морриган, вероятно, произнесла бы: «Ты не веришь, что Земля круглая?» - изумленно и недоверчиво.
        - Боюсь, нет.
        - С тобой никогда не случалось чего-нибудь такого, что нельзя объяснить с точки зрения законов физики?
        Разве что выход в «скачок», подумал Габриель, но дистанционное видение не имело ничего общего с магическими формулами или заклинаниями, да и запаха серы он ни разу не унюхал.
        - Думаю, есть вещи, которые не поддаются объяснению сейчас, но поддадутся в будущем. Я не воспринимаю алхимию всерьез; как наука она давно себя дискредитировала.
        Морриган энергично замотала головой.
        - Алхимия во все времена оставалась очень уважаемой дисциплиной. Многие известные приверженцы дедуктивного подхода, открыто насмехавшиеся над ней, на самом деле были тайными алхимиками. Коперник, Кеплер, Бэкон… Даже Ньютон бился над тайной философского камня. Алхимики Средневековья и эпохи Возрождения сделали несколько открытий, обеспечивших научный прорыв в металлургии, медицине и химии. Взять хотя бы Парацельса.
        - Это еще кто?
        В ответ на такую непочтительность Морриган сурово нахмурилась.
        - Парацельс первым начал готовить составные лекарства и описал свойства цинка. Один из величайших целителей в истории, он лечил гангрену, сифилис и язву, - она улыбнулась, - и даже практиковал ранние формы гомеопатии, потчуя больных чумой микроскопическими дозами их собственных фекалий.
        - Н-да, новаторский метод.
        - Впечатляет, верно? Я нередко пользуюсь технологиями Парацельса, когда готовлю косметические лосьоны или напитки. - Морриган указала на батарею склянок. Заметив гримасу Габриеля, она рассмеялась: - Не волнуйся, экскрементов там нет.
        - Да-а, этот парень явно обладал нестандартным мышлением.
        - И большим мужеством. Заниматься алхимией в те времена было крайне опасно. Алхимики плохо кончали. - Морриган опять нахмурилась. - Вернее, это их кончали. Что называется, корпус капут. Сжигали на костре. Как, например, Бруно. - Она нагнулась и погладила кота, который терся о ее ноги. - Правда, пушистик мой сладенький?
        Габриель бесстрастно наблюдал за этой сценой. Между ним и Бруно установилось нечто вроде вооруженного перемирия. Оба по-прежнему не выносили друг друга, но из уважения к дамам старались сдерживать взаимную враждебность. Тем не менее стоило Габриелю войти в комнату, как хвост Бруно тут же начинал нервно дергаться из стороны в сторону, точно под воздействием электрического тока. Морриган и Минналуш находили это очень забавным.
        - Ты знаешь, что наш кот получил свое имя в честь Джордано Бруно?
        - Да, Минналуш мне говорила. Он, кажется, был магом и чародеем?
        - Как большинство алхимиков, и речь отнюдь не о карточных фокусах. Эти люди были наделены великой силой.
        - Ну что ж, если они умели превращать свинец в золото, охотно за них голосую.
        - Что меня совсем не удивляет, - усмехнулась Морриган. - Но цель алхимии заключалась не только в этом. Материальные превращения - лишь часть науки. Истинная алхимия связана с трансформацией сознания в более высокие формы. Просветление духа, встреча с Господом, постижение истинного смысла сотворения мира, осознание своего места и роли во Вселенной. Это по-настоящему великие тайны, что там какой-то секрет превращения одного металла в другой!
        - Если я скажу, что мне бы хватило и этого секрета, ты меня возненавидишь?
        - Дикарь, - вздохнула Морриган.
        - Просто мы живем в мире, где все крутится вокруг денег и других вещей, которые можно отсчитать, измерить и взвесить.
        - О нет. Мы живем совсем в ином мире. - Каким-то неосознанно сладострастным движением Морриган положила ладонь себе на левую грудь. - Как ты не поймешь… мир
        - это фантазия. Волшебство…
        Габриель не отводил взгляда от ее груди. Пальцы Морриган гладили татуировку с изображением монады: загадочный символ, впечатанный в восхитительную сливочно-белую кожу, невероятно эротичный синяк.
        - Алхимия - увлекательнейшая наука.
        Морриган опустила руку.
        Габриель сглотнул.
        - Кажется, я тебе верю.
        ГЛАВА 18
        Предполагалось, что сегодня Габриель вместе с Исидором займется анализом последних данных по проекту «Питтипэтс», но после вчерашней ссоры ему совершенно не хотелось видеть товарища, который наверняка опять обрушит на него свой праведный гнев. Таким образом, вместо поездки в Смитфилд Габриель решил составить компанию Минналуш и отправился с ней в книжный магазин, расположенный в северной части Лондона.
        Минналуш залезла на скамеечку и принялась вытаскивать две книги с верхней полки, до которой едва могла дотянуться. Блузка выбилась из юбки, обнажив изящно вытатуированный на пояснице символ монады.
        Поразительно, как глубоко может взволновать небольшой кусочек оголенной кожи, подумалось Габриелю. Лично он наделен привилегией созерцать эту красоту в двойном объеме, притом хоть каждый день.
        Минналуш оглянулась через плечо и поймала его взгляд.
        - Эй, хватит пускать слюни. На вот, держи. - Она передала Габриелю книгу. - И нечего совать голову мне под кофточку.
        - Куколка, это я уже видел, помнишь? - улыбнулся он. - И многое другое тоже.
        - Точно, негодник, - расхохоталась Минналуш. - Ну тогда рассмотри все как следует.
        Без всякого стеснения она задрала блузку на спине и наклонилась вперед, так что рыжие кудри каскадом упали ей на грудь.
        Серьезный молодой человек в другом конце зала изумленно вытаращил глаза и уронил книгу, которую держал в руках. Он выглядел так, будто получил сотрясение мозга. Заметив, что Габриель за ним наблюдает, юноша поспешно поднял фолиант и уткнулся в него носом. Пожалуй, без сотрясения все-таки не обошлось - книгу он держал вверх ногами.
        Габриель осторожно погладил татуировку.
        - Очень красиво.
        - Я знаю. - С озорной улыбкой на губах Минналуш выпрямилась.
        - У Морриган тоже есть такая.
        - Мы сделали их в один день.
        - И что же означает этот символ? «Да любви, нет войне»? «Запретим производство атомных бомб»?
        - Ты вправду считаешь, что мы так неоригинальны? Монада символизирует единство космоса.
        - Как типично для эры Водолея!
        Минналуш шлепнула Габриеля по руке.
        - Ее создал в шестнадцатом веке один маг. Да-да, маг, ни больше ни меньше. Некий Джон Ди. Его дневники хранятся в Бодлианской библиотеке твоей альма-матер, Оксфордского университета. Самое интересное, что он - мой предок.
        - Здорово.
        - По тебе не скажешь, что ты в восторге, - склонив голову набок, прищурилась Минналуш.
        - Я в восторге, честное слово.
        Ее слова почему-то вызвали у Габриеля странное беспокойство, хотя почему именно, определить он не мог.
        Минналуш углубилась в чтение книги, которую достала с полки, ее лицо стало сосредоточенным, почти суровым. Габриель замечал эту перемену и раньше. Напряженный взгляд, а может, плотно сжатые губы младшей сестры Монк заставляли его задуматься, что скрывается за шаловливым кокетством и женственностью, которые неизменно ассоциировались с ее личностью. Наряду с этим существовала и другая Минналуш: холодная, твердая, решительная .
        Габриель обвел взглядом ряды книг, умещенных на длинных полках с убийственной теснотой. В дальнем конце торгового зала молоденькая продавщица что-то записывала на доске. Стройная, с тонким овалом лица и каштановыми волосами, сходящимися на лбу в треугольный мысок, она была похожа на Фрэнки. Фрэнки, которая вчера смотрела на него с разочарованием и болью…
        Прочь, прочь! Габриель сознательно отогнал от себя этот образ. Ни к чему терзаться чувством вины, тем более что он ни в чем не виноват.
        Минналуш водрузила первую книгу обратно на полку и раскрыла вторую. Габриель, стоя позади и чуть сбоку от нее, уголком глаза мог видеть содержимое страниц. Книга пестрела акварельными рисунками, однако сюжеты были отнюдь не пасторальные. Главенствующим мотивом выступал огонь. Объятые языками пламени, на кострах корчились женщины в развевающихся одеждах, причем на их лицах застыла какая-то жуткая безмятежность. Рисунки производили довольно сильное впечатление.
        - Ведьмы, - спокойно произнесла Минналуш. - Она не отрывала глаз от книги, но, должно быть, интуитивно почувствовала реакцию Габриеля. - Или, точнее, несчастные женщины, которых сочли ведьмами.
        - Кто счел?
        - Разумеется, мужчины. Мужчины, которых привела в ужас одна мысль о том, что женщины тоже хотят познать великие тайны. Мужчины, напуганные и другими вещами - например, такими, как женская сексуальность. - Минналуш захлопнула книгу. - Ты знаешь, каким способом женщину проверяли на ведьмовство?
        Габриель отрицательно покачал головой.
        - Привязывали к ногам жернов и бросали в реку. Утонет - значит, чиста, выплывет
        - ведьма. А еще бедняжек сбрасывали с высокой скалы - смотрели, умеют ли они летать. В описаниях судебных процессов над ведьмами семнадцатого века часто встречается выражение: «Не виновна - не полетит». Женщине в буквальном смысле приходилось жизнью доказывать свою непричастность к колдовству.
        Минналуш встала на скамеечку и поставила увесистый том на место. По толщине он намного превосходил остальные книги и неуклюже выпирал из ряда.
        На выходе из книжной лавки Габриель обернулся. Даже с этого расстояния ему был виден толстый черный корешок, выпяченный, точно обвиняющий перст. Габриель поежился.
        На улице ярко светило солнце, и тревога, которую он испытывал в магазине, быстро рассеялась.
        Поскольку подошло время ланча, они заглянули в «Маркс и Спенсер» и купили сэндвичи, решив перекусить в Риджентс-парке. Из своей объемистой сумки Минналуш также извлекла бутылку и два пластиковых стаканчика.
        - Я подготовилась к походу, - рассмеялась она.
        - Вино Морриган?
        - А что же еще. Пей, тебе полезно.
        Они ели молча и неторопливо. Напротив них тип с замашками эксгибициониста снял футболку и принялся натирать себя маслом. Габриель мысленно признал, что телосложение у парня хоть куда: бугрящиеся мышцы и стальной пресс. На физиономии атлета было написано выражение снисходительного превосходства:
«Я-так-крут-не-умрите-от-восторга». Минналуш беззастенчиво на него пялилась. Оглянувшись на Габриеля, она поймала его сардоническую усмешку.
        - Красавчик, правда?
        - Да уж, ты глаз с него не сводишь.
        - Но при этом совсем ребенок. С ним можно будет общаться лет через десять-двенадцать. Мужчины становятся интересны не раньше, чем перешагнут тридцатилетний рубеж.
        - По крайней мере, я уже близок к этому.
        - Это не происходит автоматически со всеми мужчинами, сам понимаешь.
        - О да.
        - У женщин все по-другому. Женщины интересны с самого рождения. - На щеках Минналуш вновь появились задорные ямочки. Хохоча, она повалилась на траву.
        Габриель подлил себе вина. Минналуш лежала, раскинув руки и закрыв глаза; ее волосы напоминали испанский мох. Это ли его любовь, в сотый раз спрашивал себя Габриель. Это ли женщина, которая слышит закат и ныряет на стеклянное дно океана, где рыбы играют в прятки?
        А что, если сказать ей: «Минналуш, я взялся следить за тобой и твоей сестрой. Предположительно одна из вас - убийца, но другая ведет невероятно увлекательный дневник, и я влюбился в нее по уши. Это ты?» Если бы все было так просто…
        Она открыла глаза.
        - О чем ты сейчас думаешь?
        Габриель медленно протянул руку и погладил прядь ее шелковых волос.
        - Минналуш… Красивое имя. И очень тебе подходит. Такое женственное.
        - Весьма любезно с твоей стороны. - Она тепло улыбнулась. - Хотя имя мужское.
        - Не может быть!
        - Может. Из стихотворения Йейтса «Кот и луна»:
        Пятнай, пятнай, Минналуш,
        Прыжками лик ледяной -
        Луна в ударе, к тому ж
        Вы с нею крови одной.
        Известно ль тебе, мой друг,
        Что фазы наперечет,
        Что желтый ущербный круг
        Со дна твоих глаз встает?
        Минналуш - расступись, трава! -
        Держит путь сквозь ночь на восток.
        Луна теряет права.
        Вступает в права зрачок…
        Любимое стихотворение моего отца. После рождения Морриган он мечтал о сыне и заранее выбрал мальчику имя. Увы, родилась я, но имя уже менять не стали. Могло быть и хуже - представь, если бы папа остановил свой выбор на Кухулине!
        Минналуш со смехом села.
        - А Морриган? Тоже звучит необычно.
        - Это из ирландской мифологии. Моя мать родом из Голуэя.
        - Ты наполовину ирландка?
        - О да. Прапрапрапраправнучка фей, эльфов и прекрасных чародеек.
        - И великого Джона Ди.
        - Тоже мага и волшебника. - Минналуш поднялась и пригладила волосы. - Уже поздно, Морриган, наверное, заждалась.
        Только по возвращении в Монк-хаус Габриель осознал, что встревожило его днем в разговоре о Джоне Ди. Минналуш упомянула, что дневники Ди хранятся в Бодлианской библиотеке Оксфордского университета, альма-матер Габриеля. Только вот он никогда не говорил сестрам, что учился в Оксфорде. Стало быть, они наводили справки о нем и наверняка уже знают про «Глаз бури». Конечно, о его способности к дальновидению им известно и так, но ему бы очень не хотелось, чтобы сестры Монк пронюхали еще и про это. Пожалуй, стоило ожидать, что сестры соберут о нем сведения, и все-таки Габриелю было как-то не по себе.
        - Габриель? - Минналуш стояла в распахнутых дверях и вопросительно глядела на него. - Зайдешь выпить?
        Он заколебался, впервые чувствуя неохоту. Какой-то внутренний сейсмограф предупреждал о грядущей опасности. Если он хочет спастись, то должен бежать. Миг спустя сомнения развеялись. В окне зажегся свет, и за кружевными шторами задвигалась тень - Морриган занималась делами.
        Габриель внезапно ощутил усталость. Как приятно сейчас вытянуться с бокалом спиртного на диване в просторной гостиной, где царит прохлада и благоухают розы.
        - Да-да, иду, - отозвался он.

* * *
        Ночью ему приснился сон - привычный сон о Портале, но на этот раз события развивались несколько иначе. Сначала Габриель находился все в том же помещении с высоким куполом и стенами, испещренными символами, постепенно приближаясь к двери, которая притягивала его, как магнит. Как всегда, он обливался потом, трепеща в ожидании момента, когда дверь распахнется полностью.
        Внезапно он оказался не один. Рядом с ним стояла женщина, чьи волосы были убраны под широкополую шляпу. Она обернулась, и Габриель увидел, что это Минналуш. В одной руке она держала большую книгу в черном кожаном переплете, в другой - бокал, наполненный жидкостью, которая сверкала, будто волшебное зелье из журнала комиксов. «Пей, - велела она, - тебе полезно». Как только Габриель протянул руку за бокалом, Минналуш вдруг вспыхнула ярким пламенем и превратилась в пылающий кокон.
        В следующее мгновение он уже стоял на вершине башни и вместе с Морриган готовился совершить прыжок. Она прижималась к нему всем телом, Габриель чувствовал ее упругие груди и бедра. Они шагнули в пустоту, и Морриган что-то шепнула ему на ухо, обвив руками шею. Габриель напряг слух.
        «Прекрасно лететь» , - произнесла Морриган, и ветер тотчас унес ее слова.
        Они падали и падали… Земля и небо слились в безумную круговерть, когда Габриель вдруг понял, что ослышался. «Прекрасная смерть, - повторяла Морриган снова и снова. - Прекрасная смерть».
        ТЕНИ
        Стремление к просвещению в действительности сродни пагубной привычке; наркотик, который порабощает нас, - сумрак неизвестности.
        Акрон. Таро X. Р. Гигера
        Я хотел выяснить, как человеческий дух реагирует на собственные расстройства и разрушения.
        К. Г. Юнг. "Воспоминания, сновидения, размышления".
        ГЛАВА 19
        Всего несколько дней спустя Габриель во второй раз убедился, что сестры за ним следят.
        Рано утром он пришел на прием к дантисту, но угрюмая секретарша сообщила, что у мистера Гайли сломалась машина и он будет только через час. Сидеть в приемной и листать женские журналы Габриелю не улыбалось, и он решил прогуляться. Выйдя на улицу, он увидел, что погода испортилась, на тротуар упали первые капли дождя.
        Габриель стоял на перекрестке и раздумывал, не лучше ли вернуться в приемную. Его внимание привлекла узкая улочка, уходившая в сторону от шумного движения. На ней притулились три крохотных магазинчика. Габриель миновал цветочную лавку, в витрине которой щетинились кактусы, и облезлую кофейню с металлическими столиками. Пыльная вывеска последнего магазина за еще более пыльным стеклом была едва различима. «Годовое колесо», прочитал он, и ниже: «Атрибуты оккультных ритуалов, предметы викканского искусства и прочие магические аксессуары».
        Опять магия. Он не слишком-то верил в совпадения, но ситуация становилась просто смешной. Габриель распахнул дверь; где-то над его головой слабо звякнул колокольчик. Мужчина за прилавком поднял голову. Худым лицом и тяжелым взглядом он напомнил Габриелю заморенного волка. Тыльная сторона его ладоней и пальцев была густо украшена татуировками: чернильно-синие пауки и паутины. Некоторое время продавец смотрел на Габриеля отсутствующим взглядом, потом опять уткнулся в книгу.
        Лавка была довольно тесной, но полки набиты до отказа. Краска на стенах облупилась, плинтусы потемнели от сырости. Среди прочего хлама Габриель заметил три мышеловки с заплесневелыми кусочками сыра и поморщился. Если он чего и боялся, так это мышей, а уж вид крысы мог вызвать у него истерику. Откуда взялся этот страх, Габриель не знал, но грызуны для него представляли самый страшный ночной кошмар.
        В помещении витал слабый аромат - сладковатый, приторный. Габриель потянул носом. Запах, хорошо знакомый ему в прошлом, но теперь почти забытый. Марихуана. Кое-кто в лавочке покуривает травку. Что ж, язвительно подумал он, мистика и хороший кайф почти никогда не обходятся друг без друга.
        Габриель вновь бросил взгляд на хозяина лавки. Тот по-прежнему увлеченно читал, подперев ладонями подбородок. На дальней стене висели две репродукции. С первой, черно-белой, ухмылялась Смерть - скелет, сжимающий песочные часы; на другой картине, цветной и яркой, была изображена длинноволосая женщина в развевающейся накидке; в руках она держала солнце. Картина показалась Габриелю знакомой, он где-то видел ее прежде. Вспомнил: такой скринсейвер установлен на компьютерах сестер Монк.
        Стараясь не задеть головой индейские «ловушки для снов», свисающие с потолка, Габриель подошел к стене. Вне всяких сомнений, рисунок тот самый: на женщине длинная накидка, волосы развеваются на ветру, длинные белые пальцы сжимают золотистую сферу. Он обернулся и кашлянул:
        - Простите…
        Хозяин лавки поднял глаза, и в его лице, а особенно во взгляде Габриелю опять почудилось что-то волчье. Он указал на постер.
        - Можно спросить?
        Мужчина демонстративно захлопнул книжку.
        - Этот рисунок… Что он означает?
        Хозяин магазинчика встал из-за прилавка и подошел к Габриелю. На худой, но мускулистой руке повыше запястья он носил браслет в форме змеи.
        - Как видно по цвету плаща, эта женщина - ведьма.
        Голос у него был мягкий, произношение правильное.
        Габриель посмотрел на постер. Накидка зеленая.
        - Солнце в ладонях означает, что она - солнечная ведьма.
        - Солнечная?
        - Солнечные ведьмы практикуют высшую магию.
        - А что, есть еще и низшая?
        Габриель начал терять терпение.
        На его сарказм мужчина никак не отреагировал.
        - Магия подразделяется на элементарную и высшую. Элементарная магия имеет яркие внешние проявления, именно она привлекает обывателя. Зелья, чары, колдовские ритуалы. - В его голосе послышалась скука. - Ведьмы в остроконечных шляпах верхом на метлах, книжки про Гарри Поттера, телепередачи - почти все это построено на мифах и предрассудках. Так сказать, магия для масс. - Владелец лавки жестом обвел ящики со стеклянной прозрачной стенкой, в которых лежали ивовые прутики для поиска воды, декоративные кинжалы и украшения. - Большая часть этого добра предназначена для дилетантов от элементарной магии. Надо же и мне на что-то жить. - Он сделал страшное лицо, словно поразился собственному признанию. - Тогда как высшая магия… высшая магия восходит к «Герметическому своду», каббале и восточному мистицизму. Высшая магия - нечто совсем иное.
        Габриель терпеливо ждал. Небо за окном окончательно заволокло тучами, по стеклу забарабанили капли дождя.
        - Если вы решили заняться высшей магией, готовьтесь к трудностям. Вам придется пройти процедуру очищения, в итоге ваше сознание полностью изменится. Это нелегкий путь, лишь немногие его выдерживают. На вашем месте я бы даже не пробовал.
        С чего этот тип взял, что Габриель собрался заниматься всякой чертовщиной? И вообще - он снова посмотрел на рисунок, - зеленый цвет ему никогда не нравился.
        - Носить плащ - обязательно?
        Хозяин лавки, очевидно, не оценил слабой попытки Габриеля пошутить и бесстрастно продолжил:
        - В Средние века и эпоху Возрождения высшую магию практиковали масоны и члены других тайных обществ. Церковь, разумеется, боролась с этой «великой ересью». - Он слегка пожал плечами. - Адептами высшей магии были ведьмы и чародеи, которые стремились познать тайны Вселенной. Они были готовы, не колеблясь, посмотреть в глаза Господу, а это требует немалого мужества, верно? Церковь привыкла держать народ в подчинении и страхе. Алхимикам приходилось тогда несладко. В случае поимки их ждали страшные пытки и смерть от рук инквизиторов. - Мужчина приложил палец к губам и понизил голос. - Вижу, вы тоже знакомы с одной из них.
        - С кем?
        - С чародейкой.
        - Понятия не имею, о чем вы.
        Хозяин магазинчика вдруг улыбнулся во весь рот, обнажив ярко-розовые десны.
        - Имеете, имеете. Я понял, что на вас лежит печать, едва вы вошли. Я чувствую прикосновение ведьмы к вашему разуму.
        Конечно же, его разыгрывают, убеждал себя Габриель, но по спине все равно пробежал неприятный холодок. Он попытался свести разговор к шутке:
        - Надеюсь, эта дама практикует белую магию?
        - Не существует ни белой, ни черной магии. Сама по себе магия нейтральна, добрыми или злыми бывают намерения ведьмы.
        - У нее добрые намерения?
        - Не знаю. - Владелец лавки снова пожал плечами. - Я ощущаю… двойственность. Будьте осторожны.
        - Простите, что?
        - Я говорю, не злите ее. Нельзя, чтобы она почувствовала угрозу.
        - А что тогда случится?
        - Магия имеет три основные функции - создавать, защищать и разрушать. Даже добрая колдунья иногда пользуется разрушительной магией, чтобы защитить себя. Если эта женщина решит, что вы для нее опасны… берегитесь.
        Габриель почувствовал, как покрытые плесенью стены крохотной лавчонки давят на него со всех сторон. На долю секунды ему показалось, будто в углу на полке мелькнуло что-то маленькое и темное. Мышь?
        - Мне пора.
        - Погодите. - Хозяин магазина подошел к одному из стеклянных ящиков и откинул крышку. Порывшись внутри, он извлек маленький блестящий обруч на войлочной подушечке. - Вот, возьмите. Это амулет.
        Габриель взял предмет. Для своих размеров обруч оказался на удивление тяжелым.
        - Железо, - пояснил мужчина, словно отвечая на вопрос Габриеля. - Защищает от колдовских чар.
        - Вы, кажется, говорили, что это из инвентаря элементарной магии?
        - Элементарная магия тоже иногда приносит пользу.
        Габриель сунул амулет в карман.
        - Спасибо. Позвольте, я заплачу.
        - Нет. Зачтем это как мое доброе дело за месяц. - Хозяин магазинчика опять улыбнулся. Розовые десны неприятно усиливали его сходство с волком. - Желаю удачи в предстоящем путешествии. Мир магии - не ваш мир, но вы находитесь на его орбите. Вас непременно туда затянет, причем очень скоро.
        Габриель сглотнул. Облезлая лавка вдруг наполнилась множеством маленьких шевелящихся теней, а волчий взгляд хозяина показался ему еще более тяжелым. Тот, однако, вернулся за прилавок и вновь достал свою книгу.
        - Путешествие станет испытанием для вашей психики. - Он говорил будничным тоном, точно о самых обыкновенных вещах. - Возврата с этого пути нет. Вам захочется еще и еще. Безумие - наркотик, вы быстро на него подсядете. Войдете во вкус, так сказать.
        Мужчина уткнул нос в книгу, нахмурился и перевернул страницу.
        Габриель подождал, но было ясно, что разговор окончен.
        - Будьте добры, поплотнее закройте за собой дверь, - сказал владелец лавки, не поднимая глаз. - Она все время распахивается.

* * *
        После того как дождь закончился, Габриель решил сделать пробежку. Он вышел из дома и потрусил по набережной. День постепенно растворялся в синих сумерках.
        Теперь Габриель бежал довольно быстро. По лбу стекали струйки пота, он сердито смахивал их рукавом. Причина гнева была понятна: страх. Какая глупость - принять всерьез туманные предостережения обкурившегося чудака, который, по-видимому, любит поразвлечься, нагоняя страх на доверчивых посетителей лавки.
        Габриель Блэкстоун не верит ни в ведьм, ни в колдовство. И все же…
        Цель солнечных ведьм - самопознание и просвещение, здесь трудно усмотреть что-то зловещее или угрожающее. Тем не менее это каким-то образом сгубило Роберта Уиттингтона. Почему?
        И как? Габриель почти не сомневался, что Роберт захотел стать солнечным магом и отправился в путешествие по дому с множеством дверей. Возможно, это и есть
«игра», которая постоянно упоминается на страницах дневника. Но где находится дом миллиона дверей?

«Безумие - наркотик, вы быстро на него подсядете. Войдете во вкус…»
        Хозяйка дневника не сумасшедшая, но - Габриель впервые решился посмотреть правде в глаза - некоторые записи производили впечатление, будто разум пишущей подвергся тщательной шлифовке. Она словно бы горела изнутри, вдохновившись зрелищем ослепительной красоты. Может быть, в своем горячечном стремлении к самопознанию она оступилась и соскользнула в сумрак, предшествующий безумию?
        Мысль оказалась настолько гнетущей, что Габриель непроизвольно перешел на шаг. На пути ему попалась деревянная скамейка, густо разрисованная любителями граффити и кое-где испачканная птичьим пометом. Несмотря на это, он поспешил присесть.
        Не исключено, что он влюблен в преступницу.
        Габриель довольно долго просидел на скамейке, глядя на реку. Запах водорослей в вечернем воздухе был сильным и резким. Он всегда любил Темзу, но газеты что ни день сообщали ужасные новости, связанные с рекой: изломанный труп самоубийцы, прыгнувшего с моста; отрезанная голова, подпрыгивающая на воде, словно мяч; шприцы, ампулы из-под крэка…
        Неужели он действительно полюбил убийцу? И другая мысль, еще страшнее: надо ли ему знать правду?
        Он вспомнил, как стоял в прохладной гостиной Монк-хауса с запотевшим бокалом граниты в руке… Его сердце стиснула ледяная рука. В тот день он мог открыть
«Ключ Прометея» и… не открыл. Ему не хватило мужества. Если женщина, толкнувшая голову Роберта под воду, и хозяйка дневника - одно и то же лицо, он не желает этого знать.
        Габриель замерз. Холодок в воздухе предупреждал о том, что лето подходит к концу. Пора возвращаться домой.
        В холле он проверил почтовый ящик. Там лежали два счета - за газ и свет - и каталог «Товары - почтой». Каталог Габриель сразу выбросил в мусорную корзину, которая стояла тут же. В корзине он заметил обрывки автобусных билетов и меню ресторанчика, отпускающего блюда навынос. Габриель узнал крупный шрифт и яркий логотип «Баббалу». Заведение располагалось всего в трех кварталах от дома сестер Монк. Странно, как меню оказалось здесь, в другом районе? Насколько он знал, ресторанчик обслуживал только Челси.
        Холл был ярко освещен, но лампочки на лестнице почему-то не горели. Поколебавшись, Габриель направился к лифту. Он уже собрался нажать кнопку вызова, но тут его взгляд упал на кругляшки с цифрами этажей. Кнопка последнего этажа светилась. Он затаил дыхание. В четырехэтажном доме всего восемь квартир, на верхнем этаже только одна - его. Клетка лифта стоит на четвертом этаже. Нахмурившись, Габриель смотрел на светящийся кругляшок с буквой «П», означавшей
«пентхаус». Кто-то поднялся на лифте к двери его квартиры и до сих пор находится там.
        Он вернулся к погруженной во тьму лестнице и начал подниматься, перепрыгивая через две ступени. Чтобы не упасть, Габриель держался рукой за перила. С чего он так переполошился? Подняться на его этаж мог кто угодно - консьерж, посыльный, даже сосед, - хотя жильцы дома, как правило, избегали общаться друг с другом. Что ж, еще минута - и он все узнает.
        Габриель добрался до третьего этажа и вдруг услышал звук, который ни с чем нельзя спутать, - шум движущегося лифта. Кабина ехала вниз. Габриель развернулся и тоже бросился вниз. Он добежал до второго этажа и услышал, как клетка дернулась и встала. Тяжело дыша, Габриель перегнулся через балюстраду, пытаясь разглядеть того, кто выйдет из лифта.
        Дверца хлопнула, на пол упала полоска света. Едва уловимо мелькнул клочок черного шерстяного пальто. Зазвучали легкие шаги, а затем приглушенный свист вращающихся стеклянных дверей в холле. Тишина. Вот и все. Габриель выпрямился, разочарованный и злой.
        Дверь в квартиру была заперта на замок, но, едва повернув ключ, он понял, что внутри кто-то побывал.
        Явного беспорядка, разумеется, не наблюдалось. Бумаги на письменном столе по-прежнему лежали аккуратной стопкой, из вещей ничего не пропало. Больше всего Габриель переживал за содержимое жесткого диска своего компьютера, но, к счастью, он весь день протаскал ноутбук с собой и не успел подключить его до того, как вышел на пробежку. Зачехленный ноутбук лежал в сейфе под надежным кодовым замком. Компакт-диски с данными также находились в безопасности, запертые в изящном шкафчике вишневого дерева, причем шкафчик смастерили в восемнадцатом веке, а весьма мудреный замок - в двадцать первом.
        Тем не менее следы чужого присутствия были налицо. Нижний ящик буфета, где стоял веник, не закрывался, если дверцу не прижать силой, и Габриель намеренно этого не делал, чтобы потом не мучиться с открыванием. Как-то раз он испортил два отличных столовых ножа, пытаясь отодвинуть защелку, и с тех пор никогда не закрывал ящик. Он давно хотел починить запирающий механизм, но все не доходили руки.
        Дверцу заклинило намертво. Габриель подергал за ручку, но она не поддалась. Незваный гость проходил мимо буфета и автоматически захлопнул дверцу, не догадываясь, что эта мелочь выдаст его с головой.
        Второе подтверждение Габриель обнаружил в спальне. Перед пробежкой он переоделся в шорты и футболку, а брюки и пиджак бросил на кровать, не потрудившись убрать в гардероб. Одежда валялась так, как он ее и оставил. Кроме того, он кинул в бельевую корзину грязную рубашку с длинным рукавом. Рубашка и сейчас была там - ничего подозрительного, но поверх нее лежала пара носков, чего не должно было быть. Сняв носки, Габриель, как обычно, попытался попасть ими в корзину броском издалека. Средняя точность бросков составляла девяносто восемь процентов, но сегодня он промазал, и один носок оказался-таки на полу, что весьма раздосадовало Габриеля. Когда он уходил, правый носок лежал в корзине, левый - рядом. Теперь же в корзине для белья находились оба.
        Шаги в холле явно принадлежали женщине, и только женщина автоматически могла поднять грязный носок с пола и положить его в бельевую корзину. Плюс меню ресторана «Баббалу» в мусорной корзине. Все вместе совершенно четко указывало, где искать непрошеную гостью.
        Габриель никогда не приглашал сестер Монк к себе домой, интуитивно стараясь скрыть эту часть своей жизни от посторонних глаз, но сегодня одна из них нанесла ему визит.
        Алхимией и трансформацией сознания интересовались обе сестры, но лишь одна шагнула во тьму. Магия нейтральна, как утверждал сегодня утром его разрисованный приятель, все определяется намерением мага. Кто же побывал в квартире Габриеля - добрая колдунья или ведьма, задумавшая худое? Он мрачно усмехнулся, осознав, что употребляет слово «ведьма» без тени иронии.
        Габриель вдруг похолодел от внезапной мысли. Фотография Роберта Уиттингтона и сестер в парке Хэмпстед-Хит, та, что он стянул при первом посещении Монк-хауса,
        - где она?
        Он почти подбежал к книжному шкафу, вытащил с полки увесистый толковый словарь и открыл его на странице, помеченной буквой «Р». Фотография лежала там, целая и невредимая, вместе со снимком Роберта, который ему дала Фрэнки. Габриель облегченно вздохнул: его тайна не раскрыта. Вопрос, однако, остался без ответа. Кто прошелся по квартире - его возлюбленная или его противница? А что, если это одна и та же фигура?..

* * *
        Он так и стоял возле шкафа с тяжеленным словарем в руке, когда раздался телефонный звонок. Габриель мгновенно узнал голос и постарался придать своим интонациям невозмутимость.
        - Чем могу помочь, мистер Уиттингтон?
        - Я бы желал встретиться с вами у меня дома. Если можно, сегодня.
        О нет, только не это. Меньше всего Габриелю хотелось разговаривать с умирающим стариком о его погибшем сыне. Не дождавшись ответа, Уиттингтон продолжил:
        - Прошу вас. Мы с вами будем одни. Сесилия уезжает на благотворительный ужин.
        Ладно хоть не придется встречаться с Фрэнки. Он не видел ее уже пять дней, с той самой ссоры у Исидора. Габриель и Исидор понемногу начали общаться, хотя отношения пока оставались натянутыми, но Фрэнки… Разочарование в ее глазах ранило его не на шутку. Хуже того, в ее взгляде Габриель прочел горькую покорность судьбе, словно она рассчитывала на него, но отнюдь не удивилась, когда он не оправдал ее надежд.
        - Пожалуйста, - повторил Уиттингтон. - Я буду ждать вас в восемь часов.
        ГЛАВА 20
        Лицо дворецкого, который открыл дверь особняка Уиттингтонов, выражало страдальческую терпеливость, смешанную с легким отвращением.
        - Мистер Уиттингтон вас ждет, - сообщил он с оттенком болезненного удивления в голосе. - Сюда, пожалуйста.
        Габриель молча последовал за ним, подавив желание пнуть эту надменную задницу. Неужели кто-то еще держит дворецких? Разве они не вымерли, как динозавры?
        Они миновали пропахший политурой холл с внушительным куполообразным потолком и вошли в комнату, которая, очевидно, служила кабинетом. Дизайн интерьера был определенно мужским: низкие кожаные кресла, гравюры со сценами охоты и книги в переплетах из телячьей кожи.
        В эркере стоял огромный двухтумбовый стол. В дальнем правом углу стола Габриель заметил фотографию в позолоченной рамке, но кто на ней изображен, не увидел, так как фотография была перевернута обратной стороной. Над камином висел портрет Фрэнки в полный рост. Художнику удалось перенести на холст внутреннюю сущность модели, и картина получилась замечательной. Особенно хороши были глаза, отражавшие уравновешенность натуры Фрэнки, ее отзывчивость и мягкое чувство юмора.
        Габриель повернулся к дворецкому, который взирал на него сверху вниз. На мгновение ему показалось, что высокомерный тип прикажет гостю ничего не трогать в кабинете, но тот лишь произнес:
        - Ожидайте здесь. Мистер Уиттингтон скоро к вам присоединится.
        Габриель уселся в удобное кожаное кресло с невысокой спинкой, скрестил ноги и постарался расслабиться.
        Звук открывающейся двери заставил его поднять взгляд. Уильям Уиттингтон вошел в кабинет, и Габриель вновь ощутил силу личности этого человека - нет, не бьющую в глаза агрессивность и высокомерие типичного альфа-самца, а нечто гораздо более тонкое. Одно было несомненно: Уиттингтон - настоящий тигр, даже если ступает неслышно, как кошка.
        - Добрый вечер. Спасибо, что пришли.
        Хозяин протянул руку.
        Габриель заметил под кожей вздувшиеся синие вены, да и рукопожатие показалось ему не таким крепким, как в первый раз. Или он ошибается?
        - Выпьете чего-нибудь?
        Уиттингтон подошел к застекленному книжному шкафу и положил ладонь на дверцу. За ней открылся бар с зеркальной стенкой, бокалами и рядами бутылок.
        - Благодарю. Виски, если можно.
        - Бурбон или скотч?
        - Скотч, пожалуйста.
        Уиттингтон передал Габриелю бокал и сел во вращающееся кресло перед письменным столом. Его лицо исказилось от боли, и Габриеля пронзила острая жалость, хотя такой человек, как Уиттингтон, в его сочувствии не нуждался.
        - Ваше здоровье, - поднял бокал хозяин дома.
        Габриель кивнул и пригубил виски - лучший, какой он пробовал в жизни. Он покосился на бутылку - марка ему неизвестная, какое-то шотландское название, которого и не выговоришь. И стоит, наверное, фунтов десять за порцию, не меньше.
        - Прежде всего, - Уиттингтон в упор посмотрел на него, - я хотел бы вас поблагодарить.
        Габриель передернул плечами, чувствуя неловкость.
        - Я пока не добился серьезных успехов.
        - Вы приблизили нас к правде. Это больше, чем смогла сделать полиция и частные детективы, которых я нанимал. По крайней мере, теперь нам известно, где таится зло. В Монк-хаусе.

«Зло» неприятно резануло слух Габриеля. Монк-хаус ассоциировался у него с ароматом цветов, смехом, прекрасной музыкой и… теплой дружбой.
        - Потрясающие женщины, - промолвил Уиттингтон, не сводя с него пристального взгляда.
        Габриель неопределенно кашлянул.
        - Кто-то из великих сказал: «Все обманчивое пленит».
        - Если не ошибаюсь, Платон.
        Что ж, Габриель тоже способен проявить эрудицию.
        - Верно, - слабо улыбнулся Уиттингтон.
        - Мистер Уиттингтон…
        - Просто Уильям.
        - Уильям… Простите, но у меня не так много информации, как хотелось бы.
        У Габриеля внезапно разболелась голова. Взявшись из ниоткуда, боль запульсировала над глазами.
        - Скажите, мой сын жив?
        Габриель тяжело вздохнул.
        - Сожалею, но… думаю, нет.
        - Вы так думаете или уверены в этом?
        - Уверен.
        В кабинете стало очень тихо. Уиттингтон сидел в кресле совершенно неподвижно. Габриель отвернулся, чтобы не видеть горя в глазах немолодого человека. Его взор скользнул по плавным линиям эркера и задержался на подсвеченной статуе обнаженной женщины в нише садовой стены. По замыслу скульптора длинные кудри кокетливо спускались ей на бедра, едва прикрывая лобок. У нее были полные груди и красивые округлые плечи, но статуя явно повидала виды: мрамор потрескался и кое-где отбился, вместо глаз на лице зияли пустые углубления.
        Когда Уиттингтон заговорил, в его голосе слышались горечь и усталость:
        - Фрэнки сказала мне, что Роберта, скорее всего, утопили.
        - Да. Насколько я понял из выхода в «скачок», он утонул.
        - Мой сын был отличным пловцом. Он обожал воду.
        - Да, Фрэнки говорила. Но перед смертью с вашим сыном что-то случилось - вероятно, мозговая травма, из-за которой произошел частичный паралич тела. Что конкретно произошло, я не знаю, но, полагаю, именно поэтому он не сумел себя защитить. Я не собираюсь вас обманывать: пока все очень смутно, определенных выводов у меня нет. Единственное, в чем я твердо убежден, - ваш сын мертв. Простите, что не могу сказать вам ничего другого.
        Уиттингтон склонил голову.
        - Фрэнки пыталась меня подготовить, но я должен был услышать эти слова от вас. Спасибо за откровенность. - Он протянул руку и взял со стола перевернутую фотографию. Габриель краем глаза успел увидеть, что она представляет собой копию карточки, с которой Фрэнки пришла к нему в тот первый раз. Роберт Уиттингтон. Улыбающийся. Живой.
        Уильям провел по фотографии большим пальцем. Скорбь в его глазах сменилась решительностью.
        - У меня к вам еще один вопрос. Вы сможете выяснить, что произошло?

«Кое о чем лучше не догадываться», - промелькнуло в голове Габриеля. Черт, неужели он произнес эту фразу вслух? Уиттингтон, однако, все понял и без слов.
        - По-вашему, не стоит будить лихо?
        - Это не так.
        Габриель прижал кончики пальцев к точке над переносицей, где засела боль. По ней словно стучали молотком, а в голове вибрировал неприятный звук, слабый, но непрерывный. Как будто… как будто кто-то царапался, пытаясь пробраться внутрь…
        - Габриель?
        Голос Уиттингтона вывел его из задумчивости. Внезапно он обнаружил, что у него перед глазами все плывет.
        - Я буду искать, - твердо сказал Габриель. - Обещаю. Я буду действовать, пока вы сами не захотите прекратить поиски.
        - Я не отступлюсь, - произнес Уиттингтон. - До последнего вздоха.
        Горькие слова могли бы показаться чересчур пафосными, не знай Габриель, как мало осталось жить его собеседнику. На короткое мгновение ему показалось, что сквозь кожу головы Уиттингтона, как предвещающая смерть голограмма, просвечивает голый череп.
        Уильям Уиттингтон открыл рот и сказал что-то еще, но Габриель не расслышал, потому что на долю секунды в его мозгу возник образ паука, а запах мускуса и красного жасмина напомнил…
        НЕТ! Он с силой захлопнул внутренний глаз, и на него обрушилась мощная волна боли. От неожиданности Габриель чуть не потерял концентрацию, но затем напрягся еще сильнее, выдавливая непрошеного гостя, который пытался вторгнуться в его разум. Он ощутил в мозгу чудовищный взрыв запаха - все тот же мускус и красный жасмин, - и чужак с почти слышным визгом исчез. Габриель обливался потом, его тошнило.
        - Габриель? - Уиттингтон стоял рядом и протягивал ему бокал с водой. - Что с вами? Может быть, вызвать врача?
        - Не надо. - Габриель отвел его руку. - Со мной все в порядке. Мне нужно домой.
        К горлу опять подкатила тошнота, и он испугался, что его сейчас вырвет на бесценный тавризский ковер. Он глубоко задышал, пытаясь унять рвотные позывы.
        - Я скажу Фланнери, чтобы он вызвал такси.
        Уиттингтон покинул кабинет, и через несколько секунд из холла донесся его голос. Габриель закрыл глаза. В висках пульсировала мучительная боль, и он не хотел видеть эту комнату, где свет такой слепящий, а вся мебель перекошена. Больше всего Габриелю сейчас хотелось рухнуть в кровать и с головой укрыться одеялом. Он приоткрыл глаза и ужаснулся: на мгновение ему показалось, что Фрэнки, как-то странно вытянувшаяся в длину, сейчас выйдет из тяжелой позолоченной рамы над камином и шагнет к нему. Габриель быстро зажмурился.
        Когда подъехало такси, Уиттингтон проводил его до машины. Захлопнув дверцу, он нагнулся к открытому окошку и спросил:
        - Вы уверены, что доберетесь сами?
        Габриель кивнул и поморщился. Кивать было больно.
        - Не волнуйтесь. - Он попытался изобразить улыбку. - Со мной все будет в порядке. - Немного замялся, подыскивая слова. - И я сдержу свое обещание. Буду расследовать гибель вашего сына, пока вы сами меня не остановите. Даю слово.
        Уиттингтон отступил назад и поднял руку. То ли это был жест прощания, то ли благодарности, Габриель не разобрал. Машина тронулась с места и уехала, оставив позади высокую худую фигуру.

* * *
        Он чувствовал себя так, будто его мозг совершенно расплющен - другого слова Габриель подобрать не мог. В голове шумело, словно по ней с размаху ударили тупым предметом.
        Он лежал в постели и наблюдал за игрой теней на потолке. Свет уличных фонарей приглушали полузакрытые шторы. Габриель оставил окно открытым, несмотря на довольно свежий ветер. Время от времени его порывы обдавали холодом лицо и голые плечи. Будильник возле кровати отсчитывал секунды, мигая малиновыми цифрами. Часы показывали два часа ночи.
        Первое, что Габриель сделал по возвращении домой, - влез в Интернет и открыл дневник. Возможно, хозяйка сделала свежую запись, которая прояснит, что произошло с ним в доме Уиттингтона. Увы, ничего нового. В последний раз Габриель заглядывал в дневник с полчаса назад. Опять ничего. Предыдущая запись создана три дня назад. Значит, таинственная незнакомка не расположена к откровениям.
        Габриель снова и снова прокручивал в памяти визит к Уильяму Уиттингтону, особенно тот момент, когда он понял, что другой дальновидящий сканирует его разум. «Скачок» был выполнен очень грамотно. Он начался столь незаметно, что Габриель сперва ничего не почувствовал. Поначалу дальновидящий как бы прощупывал почву, но разведывательная вылазка немедленно превратилась в атаку, едва Габриель попытался вытеснить чужака из своего разума. Тот, кто его сканировал, определенно не хотел убираться.
        Габриель мысленно воскресил годы обучения в «Глазе бури», когда он и другие члены группы отрабатывали навыки выхода в «скачок» друг на друге. Иногда испытуемому не говорили, что его сканируют, но Габриель всегда безошибочно распознавал попытку вторжения и без труда ее блокировал. На этот раз, однако, он чуть не упустил признаки чужого вмешательства. Дальновидящий действовал неслышно, как паук, и почти не оставлял следов. Его присутствие выдавал лишь тот самый запах мускуса и красного жасмина. Когда же Габриель наконец сообразил, что происходит, и стал защищаться, это было все равно что попытка захлопнуть дверь перед горной лавиной.
        Кто это был?
        Кто-то с необычайно развитыми способностями к дистанционному видению, равными его собственным. Нет, превосходящими их. Габриель никогда не встречал дальновидящих, которые бы использовали свой талант в качестве реального оружия, способного причинить физическую боль объекту вторжения. Он сам так не умел.
        Габриель неохотно вспомнил страшную боль, пронзившую голову, когда он попытался отразить штурм, и непреодолимое желание сдаться, позволить противнику продолжить сканирование, лишь бы прекратить эту пытку. А что, если в следующий раз он не устоит перед натиском?
        Хватит скулить. Еще никому не удавалось обойти Габриеля Блэкстоуна. В следующий раз он будет готов к атаке. Тем не менее сознавать, что соперник как минимум равен ему по силам, было странно. В «Глазе бури» никто и тягаться с ним не смел. Как там Фрэнки называла его? «Мистер Супердальновидящий».
        Ах, Фрэнки… Габриель вдруг понял, что страшно по ней соскучился. Посреди всеобщего хаоса она всегда была голосом благоразумия. Что она сейчас делает? Вернулась с благотворительного вечера и легла спать? Он помнил привычку Фрэнки во сне слегка хмурить брови. Казалось, она не теряет сосредоточенности даже в царстве Морфея. Это забавляло Габриеля, и он ласково ее поддразнивал: «Для всех людей сон - это отдых, а для тебя - работа», а потом прижимался губами к маленькой складке между бровями, разглаживая морщинку поцелуем.
        Фрэнки потеряла веру в него. Во второй раз. Наверное, она жалеет, что обратилась к нему за помощью и попросила разобраться с исчезновением Робби.

«Я буду расследовать гибель вашего сына, пока вы сами меня не остановите». Габриель дал слово. Зачем? Ведь как раз сегодня он собрался сообщить Уиттингтону, что бросает дело.
        Перед его мысленным взором предстал Уильям Уиттингтон. Тонкая, как вощеная бумага, кожа, умные глаза, кости, просвечивающие сквозь плоть, будто голографическое предзнаменование. Этому человеку грозит опасность. Надо предупредить Фрэнки.
        Опасность? Уиттингтон - не жилец, ему осталось всего ничего. Нет, «опасность» - неподходящее слово. И не стоит расстраивать Фрэнки, ей и так хватает забот.
        Порыв ветра всколыхнул шторы, словно невидимая рука, шарящая в темноте. Габриель натянул одеяло на плечи и смежил веки. Завтра - день рождения Минналуш, и он приглашен в Монк-хаус на вечеринку в узком кругу. Торжество на троих. За праздничным столом будет сидеть его любовь. И его враг.
        ГЛАВА 21
        Позже, вспоминая свой последний вечер в Монк-хаусе, Габриель, как ни старался, не мог выстроить события в хронологической последовательности. Подробности представали смазанными и расплывчатыми, как на плохо проявленной фотографии. Кажется, праздник начался с танцев… Или танцевали после еды? На Морриган было голубое платье… или зеленое?
        Он помнил зажженные свечи, благовония в керамических горшочках, шампанское в ведерке со льдом. Именинный торт из мороженого, который все трое по какой-то прихоти решили съесть перед основным блюдом. Габриель и Морриган хором пели «С днем рожденья тебя», Минналуш рассматривала подарки… Он купил для нее поэтический сборник Леонарда Коэна под названием «Музыка незнакомца» с подписью автора. Минналуш пришла в полный восторг.
        - У нас для тебя тоже кое-что есть.
        Морриган протянула ему маленькую коробочку в синей с блестками бумаге, перевязанную серебристой ленточкой.
        - Для меня? Зачем?
        - Затем.
        - Ответ не засчитывается, - рассмеялся Габриель.
        Он держал коробочку двумя пальцами и почему-то не решался ее открыть.
        - На свете случаются и не такие чудеса. Иногда свиньи летают в облаках, - усмехнулась Морриган.
        - А зебры носят пижамы, - добавила Минналуш.
        - Ну же, взгляни.
        Это был медальон на серебряной цепочке с выгравированной на внешней стороне монадой. Работа была на редкость тонкой. Внутри медальона оказались два шелковистых локона, переплетенных между собой и уложенных в виде вопросительного знака. Рыжий и черный.
        Габриель погладил медальон и ощутил шероховатые линии гравировки. Он не испытывал особой любви к ювелирным украшениям, но, увидев выжидательное выражение на лицах сестер, растрогался.
        - Спасибо, - произнес он. - Я всегда буду хранить ваш подарок.
        Они улыбнулись.
        Как прошел ужин, Габриель не помнил. В памяти сохранилось лишь, что ему все время подливали спиртное - сначала шампанское, затем ягодное вино Морриган. Он понимал, что следует остановиться, но в конце концов им овладела странная бесшабашность и голос здравого смысла умолк.
        Потом начались танцы. Габриель танцевал с Морриган под песню Криса Айзека
«Жестокая игра», а Минналуш на них смотрела. Морриган улыбалась ему восхитительными синими глазами, ее губы пламенели. Она прижималась к нему бедрами, Габриель держал ладонь на ее обнаженной спине. В танце они перемещались по всей комнате, и он чувствовал под пальцами упругие мышцы настоящей спортсменки. Крис Айзек запел «Мир в форме сердца». Эти музыкальные композиции навсегда слились в памяти Габриеля с воспоминанием о причудливых тенях, пляшущих на стене.
        После этого события вечера начали наслаиваться друг на друга, превращаясь в безумный калейдоскоп ярких цветов, фантастических картин и бурных эмоций.
        Габриель смутно помнил, что лежал на диване, хотя как он там оказался - бог его знает. Две женщины склонились над ним. Запах их волос и кожи смешивается с одуряюще-сладким ароматом тлеющих благовонных палочек. Руки Минналуш проводят по его волосам, ладонь Морриган гладит внутреннюю сторону запястья. Мягкие пальцы раздевают Габриеля. Во рту вяжущий вкус ягод, язык едва ворочается.
        «Мы хотим поиграть с тобой, Габриель. Хотим показать тебе рай».
        Он спит? Что это, явь или эротический сон, затуманенная алкоголем греза?
        Бархатистые, но крепкие пальчики неторопливо расстегивают пуговицы на его рубашке. Белеющие в темноте руки обнимают, ласкают. Шелковистые веревки из волос Минналуш обвились вокруг его запястий. Морриган словно призрачное видение - фарфоровая кожа и сияющие сапфиры глаз. Всхлип чувственных губ, прижавшихся к губам, трение влажной плоти о влажную плоть. Кто в его объятиях - Морриган или Минналуш? Гладкий язычок скользит по телу, его быстрое трепетание сводит Габриеля с ума. Чувствительность кожи обострена до предела, он издает стон. Она целует его, затягивает его в себя мокрым, горячим ртом.
        «Посмотри мне в глаза…»
        В этот момент Габриель ощутил, что его сканируют. Почувствовал ее присутствие, ее почерк. Запах мускуса и красного жасмина. Где-то в глубине сознания промелькнула мысль о том, что надо встряхнуться и защитить себя… но у него не было сил. В отличие от предыдущего грубого вторжения на этот раз дальновидящая действовала медленно, томно. Внутренний глаз Габриеля начал раскрываться. Шире, шире, в полную силу. Он попытался создать блокировку, но понял, что не владеет собой. Инстинкт самосохранения заглушён. Внутренний глаз открыт настежь и полностью уязвим. Уязвим, как обычный глаз в пыльную бурю, когда нет возможности даже моргнуть.
        Кто-то мягко, деликатно прощупывал его разум.
        «Не сопротивляйся, Габриель».
        Что происходит? Усилием воли он задал мысленный вопрос.
        «Иди за мной…»
        Приглашение - и утонченная ласка. Как хорошо… В паху приятно покалывает, ноги отяжелели, сознание плывет, плывет, плывет… Мозг - словно податливый воск.
        «Кто послал тебя, Габриель?»

«Уильям Уиттингтон», - отвечает он без колебаний.
        «Покуда он жив, поиск продолжится?»
        «Да. Покуда он жив, поиск продолжится».
        Она не отвечает, лишь мучительное чувство разочарования обволакивает мысли Габриеля тонкой дымкой.
        «Жаль… Все могло быть прекрасно. Мы могли бы принять тебя в игру, открыть тебе твое истинное имя. Изменить твою жизнь, Габриель».

«Изменить мою жизнь. Изменить мою жизнь». Фраза крутилась в голове, как заедающая пластинка. «Изменить мою жизнь».
        «Я покажу. Смотри. Ты мог получить все это».
        Он застонал. Звуки и образы обрушились на его сознание через распахнутый внутренний глаз. Лавина ощущений.
        «Нравится?»
        Господи, какая красота. Невероятно.
        Взору Габриеля предстали человеческие судьбы, жизнь и смерть - далеко, в тысяче миль отсюда. Он услышал вой солнечных ветров, увидел небо над головой - бескрайний синий апокалипсис. Его ноги упирались в миллионы нерожденных солнц. До него доносился шелест ангельских крыльев, а вокруг щиколоток обвивались змеи с золотистыми глазами.
        Он понял, что вот-вот поймет непостижимый язык бытия, встретит того, кто безмолвен и велик многоречием. Сознание Габриеля продолжало расширяться. Он летел, парил. Как это удивительно - летать. Он поймал себя на том, что непроизвольно хихикает, словно от веселящего газа.
        Теперь его охватила великая скорбь. Он принял в себя страдания миллионов людей. Горе хлынуло ему в сердце, поглотило его. Разрывающаяся от боли душа утонула в бездонном океане печали. Он зарыдал.
        «Все хорошо, Габриель. Не плачь».
        Покой. Он потянулся к женщине, которая лежала рядом, спиной к нему. Хотел повернуть ее и положить руку ей на грудь.
        Ее кожа была мертвенно-бледной. Габриель тронул женщину за неподвижное плечо. Ее голова качнулась, и он увидел, что это Мелисса Картрайт. Пепельные волосы испачканы грязью и засохшей кровью. В фиалковых глазах - пустота. Габриель закричал, пытаясь откатиться от безжизненного тела, которое уже лежало на нем, и в голове у него помутилось от ужаса.
        И вот наконец он снова один. Рисунок на белом листе.
        «Прости, Габриель. Мне пора».
        Он почувствовал, как она удаляется, выходит из его разума. Запах мускуса и красного жасмина постепенно ослабевал. Однако пустота оказалась еще страшнее, чем взгляд мертвых глаз Мелиссы Картрайт. Он еще никогда не переживая такого мучительного одиночества.

«НЕТ! - вырвалось у него. Короткое слово, пронизанное тоскливым отчаянием. - Останься!»
        Но она уже исчезла.
        Габриель смутно разобрал шум ссоры, чей-то плач, а потом, много времени спустя, к нему приблизилась женщина. В темноте он с трудом различил очертания ее фигуры. Она укрыла его легким одеялом, он рывком попытался сесть, но, к своему ужасу, обнаружил, что руки и ноги по-прежнему его не слушаются.
        - Шшш. - Она прижала палец к губам. Габриель скорее угадал, чем увидел этот жест. - Спи. Все кончилось, - прошептала женщина.
        Он закрыл глаза, как ребенок, ощущая тепло и уют. На него снизошел блаженный покой. За окном светила луна, листья шелестели на холодном ветру, в кустах шуршали какие-то мелкие зверьки, пела ночная птица.

* * *
        Габриель проснулся в состоянии самого тяжелого похмелья, какое только испытывал в жизни. Он разлепил веки - больно. Провел распухшим языком по пересохшим губам
        - больно. Попробовал приподнять голову - дико, невыносимо больно. А что касается отвратительной тошноты с перепоя, этого, кажется, с ним не случалось со студенческих лет.
        Габриель откинулся на подушки и напрягся, пытаясь определить, где находится. Он лежал на диване в гостиной сестер Монк, укрытый розовым пледом в лиловый цветочек. Окна были закрыты, в воздухе стоял кисловатый запах спиртного, смешанный со слабым ароматом благовоний. Даже солнечный свет казался несвежим.
        Тишина. Со стены, через призрачную вуаль из частичек пыли, медленно кружащих в косых лучах солнца, безмолвно взирали деревянные маски. Голиаф неподвижно сидел в своем стеклянном аквариуме.
        Габриель медленно сел и осторожно поставил одну ногу на пол. Черт! Любое движение вызывало новый приступ дурноты. Сощурившись, он поглядел на часы. Четыре минуты двенадцатого, почти полдень.
        Переполненный мочевой пузырь едва не лопался. Габриель встал на ноги, слегка удивился босым ступням и направился к гостевому туалету, пошатываясь, как моряк, отвыкший от суши после долгого плавания. Туалет располагался позади столовой, рядом с кухней. Дверь в кухню была закрыта, но оттуда доносились приглушенные голоса. Габриель взялся за ручку.
        Минналуш и Морриган, сидевшие за столом, как по команде посмотрели в его сторону.
        Габриель стушевался, сообразив, что стоит в расстегнутой рубашке и в брюках без ремня. Краска залила его шею и уши, он почувствовал себя неловко, словно провинившийся юнец. Пальцы непроизвольно потянулись к пуговицам на рубашке. Сестры наблюдали за ним без всякого выражения.
        - Доброе утро, - промолвила Минналуш.
        - Доброе утро.
        Габриель огляделся. После вчерашнего пиршества на кухне царил беспорядок: в мойке - грязная посуда, на столе - недопитая бутылка ягодного вина.
        - Садись.
        Габриель большим пальцем указал в сторону туалета.
        - Я сейчас. Мне только надо…
        - Мыло и чистое полотенце - на полке, - перебила его Морриган.
        В крохотном туалете Габриель посмотрел в зеркало и содрогнулся: налитые кровью, воспаленные глаза, черная щетина на подбородке, потная кожа. Он приложил ладонь ко рту и дыхнул - фу, какое зловоние!
        Габриель оперся руками о раковину и зажмурился. В голове мелькали картины вчерашнего вечера. Случилось ли все это на самом деле или ему просто приснился безумный эротический сон? Он нащупал медальон на шее. По крайней мере, эта вещь реально существует.
        Как бы то ни было, нельзя торчать все утро в туалете и вспоминать, что произошло. Габриель включил холодную воду, умылся и прополоскал рот. За неимением расчески он провел по волосам мокрой пятерней, отчего волосы встопорщились еще больше. Красиво, ничего не скажешь.
        Он вернулся в кухню. Минналуш все так же сидела за столом, а Морриган наливала кипяток из чайника в кружку. С верхней полки она достала узкую пробирку и высыпала содержимое - красноватый порошок - туда же.
        - Держи. - Морриган протянула кружку Габриелю. - Пей. - Поймав его подозрительный взгляд, она досадливо поморщилась. - Ну же, пей. Это всего-навсего шиповник с ромашкой, лучшее средство от похмелья. Тебе станет лучше.
        Габриель поднес кружку ко рту и заметил, что у него трясутся руки. Правда, после нескольких глотков он действительно почувствовал себя лучше. Возможно, все дело было в силе внушения, однако в голове у него определенно просветлело. Разумеется, Габриель не оправился полностью, но как минимум теперь мог смотреть на мир не щурясь.
        Впервые за это утро он внимательно рассмотрел сестер. Одеты почти одинаково, в черные брюки и тонкие шерстяные свитеры. Полное отсутствие макияжа - по-детски естественные губы и глаза; волосы убраны в хвост.
        В атмосфере чувствовалась напряженность, но Габриель пока не мог понять, связана ли она с взаимоотношениями сестер или их неприязнь направлена на него. Впрочем, скоро все выяснилось.
        - Мы хотим, чтобы ты ушел, - негромко сообщила Морриган.
        - И больше не возвращался, - добавила Минналуш.
        Слова обожгли его злым огнем.
        - Ты ведь просто-напросто ищейка, Габриель, так? Мы знаем, это ты копался в наших компьютерах. Как ты мог? Воспользовался нашим доверием, нашим радушием… Предал нашу дружбу… - Презрение в голосе Минналуш заставило Габриеля съежиться. Однако следующий вопрос поразил его в самое сердце. - Ты действительно считаешь, будто одна из нас убила Роберта Уиттингтона?
        От изумления Габриель лишился дара речи. Сестры осведомлены, что он расследует гибель Уиттингтона-младшего и подозревает одну из них в убийстве. Как, черт побери, они узнали? Ответ на этот вопрос мог быть только один: из вчерашнего
«скачка».
        - Так это правда или нет? - дерзко спросил он, внезапно разозлившись.
        - Ты кем себя возомнил?
        Голос Минналуш дрожал от гнева.
        - Тем, кто ищет ответы и не хочет, чтобы его водили за нос!
        Габриель уже почти кипел.
        - Мы любили Робби. - Морриган подалась вперед, вытянула руки перед собой и прижала ладони к столу. - Помогали ему обрести то, что он искал.
        - Да-да, я в курсе. - Габриель с отвращением махнул рукой. - Вы с ним «играли». Хотел бы я знать, что это за «игра»!
        - Игра, исполненная высшего смысла. Робби всегда был искателем, он избрал путь трансформации души. Мы помогали ему.
        - Трансформация души, ну надо же, - саркастично усмехнулся Габриель.
        - Мы могли бы помочь и тебе.
        Морриган в упор посмотрела на него льдистыми синими глазами. Ее зрачки сузились и превратились в две крошечные точки.
        - Черт возьми, о чем вы вообще говорите? - процедил он сквозь зубы. - Простите, но, кажется, я не просил ни одну из вас быть моим духовным наставником!
        - Если кто и нуждается в помощи, Габриель, так это ты. Твое высокомерие просто поразительно.
        - Это никого не касается!
        - Касается, если из-за этого гибнут люди! - с вызовом бросила Минналуш. - Например, Мелисса Картрайт.
        Стало быть, они знают и про Мелиссу. Неужели им удалось проникнуть в его разум так глубоко? Габриель всегда слыл мастером блокировки, но одна из сестер вошла в его сознание с такой легкостью, будто повернула ключ в замке. Как?! Его взгляд упал на пустые бокалы в мойке. Их еще не помыли, и на донышках остались красные круги от вина.
        - Вы меня подпоили, - медленно произнес Габриель. От вскипевшего гнева у него закружилась голова. Он взял со стола наполовину опорожненную бутылку ягодного вина и понюхал. - Ты добавила туда свое зелье? - сверкнул он глазами на Морриган.
        Та не ответила.
        - Дело не в вине, так ведь? Кто из вас дальновидящая?
        - Дальновидящая? О чем ты говоришь? - изобразила удивление Морриган.
        - Габриель, ты бредишь, - пожала плечами Минналуш.
        В висках у него застучало. Он изо всех сил старался сдержать себя.
        - Мне нужно знать одну вещь.
        - Какую?
        - Чей это дневник?
        Молчание.
        Габриелю хотелось швырнуть бутылку о стену, но он взял себя в руки и попытался дышать ровно.
        - Прошу вас, скажите.
        На лицах сестер не дрогнул ни один мускул. Маски, гладкие бесстрастные маски.
        - Твой? - рявкнул Габриель на Минналуш.
        Она устремила на него немигающий взгляд ясных зеленых глаз.
        - Или твой? - Он в упор посмотрел на Морриган. - Говори, чтоб тебя!
        Он грубо схватил ее за запястье, так что кости едва не хрустнули.
        - Не смей, - тихо сказала Морриган, и эта короткая фраза остановила Габриеля, словно пуля.
        Пряди черных волос упали на лоб Морриган, слегка блестевший от пота, а взгляд заставил Габриеля сжаться. Он отпустил ее руку и шагнул назад. От стыда и сожаления ему стало так скверно, что во рту появился металлический привкус.
        - Уходи, - твердо сказала Морриган, потирая запястье.
        Он рванул с шеи медальон и бросил его на стол.
        - Не думайте, что все кончилось. Я буду продолжать поиски. Отец этого несчастного юноши имеет право знать о судьбе своего сына!
        Гробовое молчание. Непроницаемые лица.
        Спотыкаясь, Габриель направился к выходу. Перед глазами у него все плыло. Он открыл парадную дверь и зажмурился. Мягкий свет осеннего солнца показался ему слишком резким. Резким казалось все вокруг; каждая травинка была острой, как лезвие бритвы.
        Он удержался от искушения оглянуться - а вдруг сестры побежали за ним? В глубине души он знал, что это не так. Они велели ему уходить.
        Габриель вышел на крыльцо и закрыл за собой дверь. Все, обратного пути нет. Уже на улице, сгорая со стыда и мучаясь тошнотой, он обнаружил, что забыл в доме туфли и бумажник, а в руке по-прежнему сжимает недопитую бутылку ягодного вина.
        Как ни удивительно, первое же такси, которое он попытался остановить, затормозило у тротуара. Водитель старательно избегал смотреть на босые ноги Габриеля, а возле дома выключил счетчик и терпеливо дождался, пока горе-пассажир сбегает наверх за деньгами.
        Войдя в квартиру, Габриель сразу заметил мигающий огонек автоответчика. С бьющимся сердцем он нажал кнопку. Может быть, сестры позвонили ему, пока он ехал? Может, они хотят все объяснить и помириться?

«Габриель. - Жестяной звук автоответчика не мог скрыть панику в голосе Фрэнки. - Позвони мне, пожалуйста. Уильям умер!..»
        ГЛАВА 22
        Уильяма Уиттингтона Третьего кремировали прекрасным осенним днем. По окончании закрытой церемонии Габриель отвез Фрэнки домой в Холланд-парк.
        Выглядела она совсем больной. Несмотря на безупречный макияж, ее кожа была землистого цвета, а пересохшие губы шелушились. Когда Габриель взял Фрэнки за руку, помогая выйти из машины, ее пальцы были просто ледяными.
        Несколько мгновений она стояла, глядя на внушительный фасад здания.
        - Я люблю этот дом… Но жить здесь без Уильяма…
        Фрэнки судорожно всхлипнула.
        - Понимаю… Мне очень жаль.
        - Он был великим человеком. О-о, сколько ходило сплетен, когда мы поженились! Мол, какая там любовь при нашей разнице в возрасте? Меня называли охотницей за деньгами, авантюристкой… Но я любила его. - Фрэнки склонила голову. - В последние месяцы Уильям отгораживался от меня, думал, что мне так будет легче… И вот его нет. Я многого не успела ему сказать… - Она крепко прижала кулаки к глазам. - Господи, как мне это пережить?
        Габриель привлек Фрэнки к себе, расстегнул пальто и завернул ее, будто в кокон, в одну полу, чтобы защитить от холодного ветра. Она заплакала, сотрясаясь в страшных, сухих рыданиях. Ее горе было поистине безутешным. У Габриеля невольно увлажнились глаза, он принялся гладить Фрэнки по волосам.
        - Ну-ну, не надо так. Не плачь, моя храбрая девочка. Пожалуйста, не плачь, а то я тоже заплачу.
        Наконец Фрэнки немного успокоилась, отстранилась от Габриеля, достала из сумочки ворох бумажных салфеток и промокнула глаза.
        - Извини, - хрипло сказала она.
        Габриель вновь поразился ее бледности. А выражение глаз…
        - Фрэнки, хочешь, я попрошу одну из твоих подруг переночевать с тобой сегодня? Кому позвонить?
        Она яростно замотала головой.
        - Нет, не надо! Я… Я подумываю о том, чтобы уехать.
        Сердце Габриеля словно сжала холодная рука.
        - Уехать? Куда?
        - Не знаю… Куда-нибудь в теплые края.
        Каждая мелочь в доме напоминает Фрэнки о человеке, которого она любила, осознал Габриель. Естественно, что ей хочется сбежать от этих воспоминаний. Однако мысль об ее отъезде была для него невыносима. Он должен быть рядом, должен беречь ее.
        - Фрэнки, не уезжай. Тебе нельзя оставаться одной.
        - Я и так одна.
        Безграничная скорбь в ее голосе привела Габриеля в отчаяние.
        - Ты же не можешь просто взять и исчезнуть. - Его ладонь легла на рукав Фрэнки.
        - Будь на связи.
        - Тебе не кажется, что нам пора отдохнуть друг от друга?
        - Ты разочаровалась во мне, я знаю. Это вполне объяснимо. - Пальцы Габриеля стиснули ее локоть. В груди нарастал страх. - Но, пожалуйста, Фрэнки, не бросай меня. Прошу тебя!
        - Мне сейчас нелегко, - призналась Фрэнки. - Тебе, наверное, тоже. Кроме того, все закончилось, верно? Я хотела, чтобы Уильям знал, что случилось с его сыном, но Уильяма больше нет, а мстить кому бы то ни было, по-моему, теперь бессмысленно.
        - Я обещал твоему мужу, что не брошу расследование.
        Едва произнеся эти слова, Габриель понял, насколько они пусты. Каким образом он сможет добиться результатов, если сестры выгнали его из Монк-хауса? Бумажник, туфли и ремень ему доставили домой аккуратной посылкой, записки к ней не прилагалось. Никаких намеков на продолжение отношений. Такое безразличие его просто бесило. Сестры легко вышвырнули его из своей жизни, будто отменили подписку на скучный журнал. Тем не менее, несмотря на злость и обиду, Габриель знал, что побежит к ним, стоит лишь той или другой поманить его пальцем. Как же он жалок! Отвратительно жалок.
        - Уильям говорил мне о твоем обещании, - устало произнесла Фрэнки. - Насколько я поняла, ты дал слово, что прекратишь искать Робби, только если мой муж остановится сам. Думаю, смерть Уильяма снимает с тебя все обязательства.
        Что она такое говорит?.. Во взгляде Фрэнки, однако, не было и тени издевки, лишь печаль.
        Габриель с тоской смотрел, как она ищет в сумочке ключи. Ее ничем не переубедить, понял он. Фрэнки уйдет, а ему останется лишь смотреть ей вслед.
        - Я позвоню, - сказала она. - Правда, позвоню. Но сейчас мне нужно побыть одной, разобраться в себе. - Она легко коснулась губами его щеки. - Не хмурься, со мной все будет в порядке.
        Фрэнки двинулась к дому неуверенной походкой, словно человек, плохо видящий без очков.
        Ветер усиливался. С утра небо резало глаз синевой, но к тому времени, как Габриель сел в машину, темные тучи окончательно закрыли солнце.
        Лето кончилось, подумал он. Розы в саду сестер Монк, наверное, уже почернели, а может, наоборот, отчаянно цветут в последнем страстном порыве, перед тем как засохнуть… В глубине души Габриель сознавал, что эта смена времен года отражает некую трансформацию в нем самом. Он пока не осмыслил, что оставил позади, и никоим образом не догадывался, что ждет его в будущем.
        Когда Габриель припарковался на углу возле дома Исидора, уже вовсю лил дождь. Зонта у него не было, поэтому от машины до крыльца пришлось бежать. Промокший насквозь, Габриель нажал кнопку звонка. Исидор открыл дверь. Несколько секунд они молча смотрели друг на друга.
        - Мне нужна твоя помощь, - наконец промолвил Габриель.
        - Не вопрос, - мгновенно отозвался приятель. - Входи.
        - Как Фрэнки? - спросил Исидор, протягивая замызганное полотенце.
        - Плохо.
        Габриель принялся энергично вытирать волосы.
        - Понятное дело. - Исидор сунул ему в руку кружку с какой-то дымящейся жидкостью. - На, согревайся.
        - Что это?
        Габриель сделал осторожный глоток. Горяченная жидкость обожгла ему нёбо.
        - «Быстросуп». Отличная штука.
        Варево оказалось безвкусным, на зубах что-то скрипело, но Габриель испытывал странный комфорт. Ему нравилось сидеть в этом дурацком кресле, прихлебывать обжигающий суп и наблюдать, как Исидор слоняется по комнате. В углу тихонько бормотал телевизор - в сотый раз повторяли сериал «CSI: Место преступления». Исидор по-прежнему был безнадежно влюблен в обольстительную и хладнокровную Кэтрин Уиллоуз.
        Габриель опорожнил кружку и аккуратно поставил ее на распластанный журнал комиксов.
        - Что случилось, Гейб?
        Исидор пристально посмотрел на товарища.
        - Кажется…
        Габриель запнулся и вновь перевел взгляд на комиксы. На обложке была изображена пышногрудая красотка-«доминатрикс» в облегающем костюме. Суперледи сражалась с трехглазым ящероподобным уродцем и, судя по внешнему виду, была способна расправиться с любым чешуйчатым гадом.
        - В чем дело?
        В голосе Исидора послышалась тревога.
        Габриель сделал глубокий вдох.
        - Мне кажется, Уиттингтона убили.
        Произнеся эту фразу, он испытал облегчение.
        - Что за ерунда? Старик был неизлечимо болен. Прискорбно, что он умер, но ведь этого следовало ожидать.
        - Уиттингтон болел раком, а скончался от аневризмы мозга.
        - Когда иммунитет ослаблен, к человеку так и цепляются разные болячки.
        - Я уверен, это убийство.
        Исидор непонимающе поглядел на приятеля.
        - Хорошо, допустим. Тогда объясни, каким образом убийца спровоцировал развитие аневризмы в мозгу старика. Такого просто не может быть!
        - Думаю, она воспользовалась дистанционным видением.
        - Она? Та женщина, что утопила Робби?
        В глазах Исидора застыл шок.
        Габриель кивнул. Им владело странное, жутковатое спокойствие, как будто, облекши свои подозрения в слова, он вскрыл гнойный нарыв. И все же руки опять тряслись.
        - Зачем? Не вижу смысла. Может, она задалась целью извести всех мужчин из рода Уиттингтонов?
        - Она недавно меня сканировала, помнишь? Ей стало известно, что я обещал искать Робби до тех пор, пока этого хочет его отец. Если убрать Уиттингтона-старшего, у меня не останется причин продолжать расследование.
        Ошеломленный Исидор молчал.
        На экране телевизора Гил Гриссом, глядя на печальную Сару Сайдл, с ироничной усмешкой изрек: «Самые добрые намерения всегда грозят разочарованием».
        Исидор поерзал в кресле.
        - По-моему, тебя гложет что-то другое.
        Почему у него трясутся руки? Габриель сжал пальцы в кулаки, но дрожь перекинулась дальше и охватила все тело. Внезапно у него застучали зубы.
        - Это я виноват.
        - В чем? В смерти Уиттингтона? Брось, Гейб, прекрати себя бичевать. Тебя прощупали насильно, опоили до бессознательного состояния.
        Габриель не ответил. Он честно рассказал Исидору обо всех событиях того вечера, утаив только самые интимные подробности. Он до сих пор не был уверен, вправду ли имел близость с одной из сестер. Или с обеими?.. Точно лишь одно: сканирование было связано для него с сильными эротическими переживаниями - одновременно сладостными и вселяющими ужас. Блаженство и страх. Риск придавал остроту вожделению. Да, Габриеля накачали снотворным, но стал бы он сопротивляться этому вкрадчивому, осторожному вторжению, даже будучи в ясном рассудке? Вряд ли. Одна из сестер воспламенила в его сознании огненную бурю, на которую он отозвался каждой своей клеточкой. Габриелем владело желание полностью подчиниться этой женщине, позволить ей делать все, что она захочет.
        - Черт! - воскликнул Исидор. - До меня только что дошло: если эта ведьма способна взрывать сосуды в мозгу у людей, когда ей заблагорассудится, значит, тебе тоже грозит опасность.
        - Думаешь, эта мысль меня не посещала? Но я не Уиттингтон. Я сам дальновидящий и умею ставить блокировку.
        - В прошлый раз это не слишком-то тебе помогло. Она делала все, что хотела.
        - Ты же сам сказал, меня опоили каким-то зельем. Подобного больше не случится.
        - Габриель, не рискуй. Фрэнки не настаивает, чтобы ты продолжал. К чему эти поиски справедливости?
        Габриель задумчиво молчал.
        - Послушай, а может, дело вовсе не в справедливости? - медленно спросил Исидор.
        - А-а, понял: ты просто хочешь узнать имя злодейки. Проверить, убийца ли та женщина, в которую ты влюблен.
        Габриель вновь не ответил.
        - Я тебя не пущу.
        - Тебе меня не остановить.
        Несколько секунд друзья мерили друг друга взглядами. В конце концов Исидор махнул рукой.
        - И какого дьявола… Ладно, что дальше?
        - Ну, поскольку дневник теперь закрыт, доступа извне у нас нет. Хозяйка дневника будет настороже. И все-таки нам нужно выяснить, что представляет собой второй файл.
        - «Ключ Прометея»?
        - Именно. Да-да, давай повтори еще раз, что мне давным-давно следовало подобраться к нему. Ты прав, дружище: я упустил эту возможность.
        - И что же ты предлагаешь? Опять проникновение со взломом?
        - Боюсь, что да. На этот раз буду действовать быстро. Как-никак, у меня есть пароль, так что мой девиз - «хватай и беги».
        - Когда?
        - Сегодня ночью, после того как сестры лягут спать.
        - Я с тобой.
        - Ни за что.
        - Вопрос не обсуждается. Кто-то же должен тебя подстраховать.
        Габриель взглянул на друга - серьезные глаза, растрепанная светлая челка, спадающая на лоб, сутулые костлявые плечи типичного хакера - и внезапно растрогался.
        - Ты отличный товарищ, Исидор.
        - Знаю, - во весь рот ухмыльнулся тот. - Ты такого не заслуживаешь.
        - Уговорил, пошли вместе. - Габриель протянул товарищу руку, и в глазах Исидора засветился азарт. - Ты будешь сидеть в фургоне, а я быстренько проскользну в дом и сделаю все без лишнего шума.
        ГЛАВА 23
        К ночи погода совсем испортилась. Штормовой ветер раскачивал деревья, стеной лил дождь. Даже в салоне фургона Габриель слышал, как дождевые капли барабанят по крыше.
        Они сидели в машине уже два часа, не сводя глаз с полоски света, которая пробивалась через полузакрытые шторы в окне верхнего этажа Монк-хауса. Дом был погружен во тьму, но одно окошко упорно светилось в пелене дождя размытым оранжевым огоньком. Несколько раз Габриель порывался войти внутрь, не дожидаясь, пока все уснут. Спальня расположена на третьем этаже, а его интересует первый. Если действовать тихо…
        Исидор и слышать ничего не хотел.
        - Лишний риск ни к чему, - твердо заявил он. - С ведьмой лучше не связываться. Я не хочу, чтобы ты кончил так же, как муж Фрэнки. Сестры не должны заподозрить, что ты побывал в доме.
        Друзья коротали время, жуя пончики - вклад Исидора в ночную вылазку - и запивая их кофе из термоса, который Габриель захватил из дома. И все-таки, несмотря на приличную дозу кофеина и сахара, он с трудом сдерживал нетерпение.
        Обе спальни располагались на верхнем этаже. Свет горел в угловой, но за все время общения с сестрами Монк Габриель так и не выяснил, кому из них какая принадлежит. Второй этаж всегда оставался закрытой территорией, так что Габриель не знал, кто именно «сова» - Минналуш или Морриган.
        Он бросил взгляд на часы: половина первого, час ведьм.
        - Как это было? - небрежно поинтересовался Исидор.
        - Ты про что?
        - Про все, что случилось с тобой на том дне рождения. Расскажи, как ты летал, как слышал пение ангелов и все такое прочее.
        - А с чего ты вдруг решил спросить?
        - Не знаю. Ты изменился, я даже не могу объяснить в чем. Пытаюсь найти связь.
        Габриель устремил взор во мглу за окном.
        - Пожалуй, я испытал самые невероятные ощущения за всю мою жизнь. - Помолчав, он продолжил: - И… я словно попробовал чего-то такого, чего мне хочется опять.
        Только вот он не знал, как удовлетворить это свое желание. Как повторить головокружительное ощущение всемогущества? Тогда он чувствовал в себе достаточно силы, чтобы вырваться из телесной оболочки и взмыть к небесам. Притяжение земли и смерть отступили перед ним в ту ночь. К этому ли стремился Роберт Уиттингтон? Если да, то теперь Габриель понимал юношу. Та же самая жажда охватила и его, стала неотъемлемой частью жизни, намертво ввинтилась в мозг.
        - Гейб, мне страшно за тебя.
        - Не волнуйся, ничего страшного не случилось.
        - Тяга к кайфу опасна.
        - Подумаешь, попробовал разочек.
        Габриель скрыл правду. При мысли о том, что восхитительным ощущениям не суждено повториться, внутри у него все разрывалось на части. Он не сказал Исидору, как сильно жаждал следующей «дозы», не признавался в своем желании даже самому себе, но постоянно, неотступно думал об этом.
        Дождь барабанил по крыше фургона, вода ручьями стекала по ветровому стеклу. Время от времени слышались завывания ветра.
        - Гляди, - возбужденно прошептал Исидор. - Свет погас!
        Габриель посмотрел наверх. В окне было темно. Он взялся за ручку дверцы, но Исидор положил руку ему на запястье.
        - Посидим еще минут двадцать. Пусть заснет.
        Они терпеливо ждали. Ливень не прекращался.
        - Все, я пошел. - Габриель набросил на голову капюшон непромокаемой куртки и туго затянул завязки под подбородком.
        - Ты поставил мобильник на вибровызов?
        - Да.
        Габриель похлопал по карману джинсов. Исидор позвонит ему, если что. Например, если в окне верхнего этажа опять вспыхнет свет или поблизости окажется дежурная машина полиции. Габриелю совсем не хотелось, чтобы у задней калитки его подкараулили копы.
        - Запомнил, как правильно пишется пароль?
        Габриель раздраженно поморщился.
        - Ладно, ладно, я так, на всякий случай.
        Едва он высунулся из фургона, в лицо ударили холодный ветер и дождь. Не лучшая ночь для прогулок. Габриель выскочил из машины и захлопнул дверцу. Пересек безлюдную улицу и быстрым шагом направился к аллее позади Монк-хауса, так же как летним вечером несколько недель назад, когда он впервые тайком проник в дом. Девять недель. Целая жизнь…
        Как он и ожидал, дверь в сад оказалась не заперта. Минналуш и Морриган никогда не трудились закрывать ее после того, как выставляли на улицу мешки с мусором. Стеклянные створчатые двери, наоборот, надежно запирались. Поняв, что в доме побывал посторонний, сестры сменили замки на более крепкие. А ведь за последние два месяца у него была уйма возможностей сделать дубликат ключа, с горечью подумал Габриель. Да, он забыл, зачем пришел в этот дом. Он-то считал, что следит за сестрами, тогда как в действительности это они соблазняли и обрабатывали его, а в итоге полностью подчинили своей воле. Из-за собственной мягкотелости Габриель теперь вынужден в отсыревших туфлях шлепать по мокрому саду, ежась от холода и проклиная все на свете.
        Сад опустел. С горбатого дерева у бассейна облетели все огненные цветы. Дом застыл в ожидании, темный и неподвижный.
        Габриель приблизился к створчатым дверям, украшенным витражными вставками. Зажав в зубах фонарик размером с карандаш, он освободил руки и вытащил из кармана куртки мешочек с набором отмычек.
        Новый замок оказался сложнее предыдущего, но Габриель, прирожденный взломщик, знал, что справится. Тем не менее ковыряться в замке под проливным дождем не слишком-то приятно. Он старался не обращать внимания на холодные капли, но его все равно пробирала дрожь.
        Габриель беспокойно поглядывал вверх, на серебристые окна дома, возвышавшегося в ночном небе, но все было спокойно. Ни одного движения.
        Наконец замок поддался. Габриель сунул фонарик в карман и распахнул двери. Чертовы створки заскрипели, словно врата в заброшенный склеп. Он замер, потом быстро прошмыгнул внутрь.
        Внезапная тишина пугала. Габриель затаился, ожидая, что в любой момент на лестнице вспыхнет свет: этот адский скрип разбудил бы и мертвого. Дом оставался погруженным во мрак.
        Габриель медленно выдохнул и подождал еще некоторое время, пока глаза привыкнут к темноте. В дальнем конце гостиной стояли компьютеры, на экранах работал скринсейвер: две солнечные ведьмы с огненными сферами в ладонях, а вокруг - непроницаемая мгла.
        На мгновение Габриель представил двух женщин на верхнем этаже. Объятые сном, они ровно дышат. Сбившиеся простыни, обнаженные руки, плечи, стройные ноги. Волосы разметались по подушкам, будто морские водоросли. Может быть, одна из сестер сейчас грезит о нем… Что мешает ему подняться наверх, постоять у спален, прислушаться к их легкому дыханию? Хватит, оборвал себя Габриель. Что за дурацкие сантименты!
        Он включил фонарик и обвел лучом комнату, затем сделал несколько осторожных шагов и остановился. Туфли громко хлюпали. Габриель запихал фонарик в карман, нагнулся, развязал шнурки - нелегкое дело, учитывая, что они насквозь промокли,
        - снял обувь и остался в одних носках. Теперь он мог передвигаться бесшумно.
        Габриель осторожно прошел мимо книжных стеллажей, мимо рабочего стола, где белели птичьи скелеты и костяшки счетов. Гостиная и все предметы в ней были знакомы ему до мельчайших подробностей, но сегодня, когда внутри царила почти полная темнота, а за окнами хлестал дождь, комната казалась совсем чужой. В сознании Габриеля она неизменно ассоциировалась с прекрасной музыкой и цветами, однако сейчас он как будто смотрел на искаженную черно-белую копию полноцветного снимка. Полустертое воспоминание, всплывшее в дурном сне, фальшивая мелодия…
        Очертания темных контуров вдоль стены. Маски. Габриель чувствовал на себе их взгляд.
        Он подошел к длинному столу, где стояли компьютеры, и нажал «пробел» на клавиатуре «Макинтоша». На дисплее появились значки рабочего стола. Габриель щелкнул по иконке единственного документа: «Ключ Прометея». Экран моргнул, программа предложила ввести пароль. Не колеблясь, Габриель набрал два слова:
«Гермес Трисмегист». Несколько мучительно долгих секунд курсор оставался на месте, а потом… Сезам, откройся!
        На дисплее отобразилось меню. «Ключ Прометея» состоял из четырех разделов:
«Восток: Разум», «Запад: Тело», «Север: Дух» и «Юг: Портал - Ци». Габриель навел курсор и выделил все четыре файла. Загрузив в дисковод чистый компакт-диск, который принес с собой, Габриель дал команду на копирование. Огонек дисковода замигал, послышалось легкое жужжание - загрузка началась.
        Он крутнулся во вращающемся кресле и оказался перед дисплеем второго компьютера. Нажал клавишу ввода. «Дневник».
        С тех пор как Морриган и Минналуш вышвырнули Габриеля из Монк-хауса, он не имел доступа к дневнику, так как сестры уничтожили «троянский» вирус. Но в эту самую минуту он непосредственно сидел перед машиной, подключенной к Интернету, и, стало быть, мог реактивировать программу, так сказать, воскресить павшего воина.
        Пальцы забегали по клавишам. Габриель ни словом не обмолвился другу, что в его план входило напоследок еще раз открыть дневник. Исидор наверняка обвинил бы его в том, что он решил забраться в дом не ради «Ключа Прометея», а только из-за дневника. Габриель лихорадочно нажимал кнопки. «7 октября. Предательство - самое страшное слово…» На миг он зажмурился. Есть.
        Предательство - самое страшное слово. Доверять человеку, и потом обнаружить, что он лгал… Вероломство.
        Он злоупотребил нашим радушием. До чего же мы были наивны! Пустили в дом профессионального хакера и ни на секунду не задумались о собственной безопасности. Какая самонадеянность. Какое тщеславие. И заподозрить не могли. А почему? Потому что были уверены, что правила игры определяем мы. На самом деле это он играл с нами. За дружелюбной улыбкой скрывался холодный, расчетливый ум. Проклятый шпион!
        Мне следовало бы прийти в ярость, узнав, что он читал мой дневник. Но мной владеет не гнев, а тоска. Я скучаю по нему. С одной стороны, я чувствую себя оскорбленной, но с другой… Всякая женщина мечтает поделиться тайнами своей души с мужчиной, которого любит, целиком и полностью раскрыться перед ним.
        М. вне себя от бешенства. Мне страшно. Злость и разочарование - гремучая смесь, а М. буквально кипит. Я боюсь за Г. Боюсь того, что М. способна с ним сделать.
        О чем я?
        Г. считает, что Р. убили. Прав ли он?
        Наконец я нашла в себе силы признать то, о чем не смела думать. Р. покинул нас не по собственной воле. С ним случилось что-то плохое. Возможно, это дело рук М.
        М. - убийца?
        Мне очень неспокойно. Г. тоже в опасности. Я боюсь, что она причинит ему вред и скроет это от меня. А вдруг М. решит нанести удар, когда меня не будет рядом с Г., когда я не смогу его защитить?..
        На бедре внезапно завибрировал мобильник. Габриель приложил трубку к уху, накрыл ее ладонью и шепотом спросил:
        - Что такое?
        - Выметайся, - напряженным голосом проговорил Исидор. - Она проснулась.
        Габриель повернул голову и взглянул на лестницу, хорошо различимую в темноте.
        - Света не видно.
        - Она зажгла его на пару секунд и опять потушила. Тысяча чертей, Гейб, ты еще споришь! Быстро сматывайся!
        Габриель запихал телефон в карман и вновь устремил взгляд на дисплей
«Макинтоша». Загрузка еще не кончилась. «Восток», «Запад» и «Север» уже переписались на диск, но копирование файла под названием «Юг» только началось.
        Терзаясь сомнениями, Габриель то и дело бросал взгляд на лестницу. Чтобы спуститься с третьего этажа на первый, много времени не понадобится. Но кто сказал, что она пойдет именно сюда? Может, она просто выпила воды и вернулась в постель. На лестнице было темно. Дисковод тихонько урчал. И вдруг она появилась. Из ниоткуда, словно привидение.
        Она стояла на площадке между пролетами, слегка опираясь о перила. Лицо оставалось в тени, светлая ночная сорочка, свободная и длинная, усиливала сходство с бесплотным призраком.
        Габриель среагировал инстинктивно: нажал на клавишу отмены и почти одновременно ткнул пальцем кнопку извлечения компакт-диска. Подвижная часть дисковода плавно выехала вперед. Женщина в легкой ночной рубашке уже спускалась по ступеням.
        Габриель сгреб диск и метнулся к створчатым дверям, в спешке налетел на скамеечку для ног и взвыл от боли, когда острый угол воткнулся ему прямо в голень. На бегу он лихорадочно шарил глазами по комнате. Туфли, куда подевались его туфли?
        Все, поздно. Габриель рванул дверную ручку, выбежал под проливной дождь, пронесся через весь сад и наконец оказался у калитки, ведущей в проулок. Тяжело дыша, чувствуя прилив адреналина, он оглянулся на дом.
        Сначала он ее не заметил, но затем, всмотревшись в косые струи дождя, различил фигуру в проеме окна. Габриель не видел ни глаз, ни лица, однако ощущал незримую силу ее присутствия, острую, как лазерный луч. Сквозь темноту и дождь они глядели друг на друга; казалось, прошла целая вечность. Наконец он шмыгнул в калитку и растворился во мгле.

* * *
        Исидор налил горячую воду из чайника в пластиковый тазик и скомандовал:
        - Ставь ноги.
        Габриель осторожно попробовал воду кончиком большого пальца и чуть не взвизгнул:
        - Подлей холодненькой!
        - Храбрец, - усмехнулся Исидор, но добавил в таз прохладной воды из-под крана. - Так лучше?
        Габриель пробормотал что-то неразборчивое. Его ступни превратились в настоящие ледышки и приобрели странный аквамариновый оттенок. На правой подошве виднелись потеки крови - в саду он порезался о пустую консервную банку. Голень на месте ушиба о скамейку заметно посинела и распухла. Он чувствовал себя ветераном нескольких войн. Исидор откуда-то притащил склянку с «Деттолом» и принялся лить густую янтарную жидкость в тазик, отчего вода стала похожа на молоко.
        - Для дезинфекции, - пояснил Исидор. - Мало ли, вдруг банка была грязная.
        Габриель опустил промерзшие ноги в воду и тихонько охнул. Горячо!
        - Это уже вторая пара туфель, которую ты оставил в Монк-хаусе, - констатировал Исидор, помешивая воду в тазу деревянной ложкой.
        - Угу.
        - И на этот раз тебе вряд ли их вернут.
        - Плевать.
        - Важно другое: теперь убийца точно знает, кто вломился в дом посреди ночи и рылся в компьютере.
        Габриель мысленно вернулся к тому мигу, когда они вслепую смотрели друг на друга сквозь тьму и ливень, когда невидимая ниточка протянулась между их разумами.
        - Она и без туфель поняла, что это я.
        - А ты ее не узнал?
        - Нет. Она все время оставалась в тени, да еще в бесформенной рубашке, поэтому очертаний фигуры было не различить. И все-таки… - Габриель расцвел, - кое-что я сегодня выяснил. - Он помолчал и снова улыбнулся. - Пока перекачивался «Ключ», я залез в дневник.
        - Не слабо. И что?
        - Одно ясно как божий день. Хозяйка дневника не убивала Робби Уиттингтона и не знает, что с ним произошло, однако начинает что-то подозревать. Она опасается сестры, точнее, того, что сестра может совершить. Она написала об этом совершенно недвусмысленно.
        Исидор дружески ткнул Габриеля в плечо.
        - Молоток, братишка! Скажу тебе честно, я серьезно за тебя опасался. Я понимаю, ты без ума от автора, но на меня эти записи нагнали немало страху. Что за удовольствие - читать и думать, а вдруг та, что пишет, способна на убийство?
        - Что ж, теперь мы знаем - неспособна. Более того, она неравнодушна ко мне.
        - Какое счастье. Если бы ты еще догадывался, как ее зовут…
        - Да уж, не помешало бы. - Габриель вздохнул.
        - Ладно, у меня тоже есть новости. Помнишь Дерека, моего двоюродного брата? Он работает фармацевтом. В прошлом году вы еще встречались на конференции в Нортгемптоне.
        - Помню, но весьма смутно.
        - Короче, я отдал ему на анализ бутылку с остатками ягодного вина, которое ты принес от сестер - ну, тогда, когда они тебя выгнали.
        - Зачем? - удивился Габриель.
        - Адское зелье, старик. В состав входят белладонна, болиголов, ашваганда и черт знает что еще. У Дерека волосы встали дыбом. Он сказал, не будь тот, кто приготовил эту смесь, великолепным химиком, ты бы давно помер.
        - Приятно слышать.
        - Подобная рецептура вызывает изменение сердечного ритма, головокружение, галлюцинации, чувство падения или полета и, разумеется, ослабляет деятельность центров самоконтроля. Кроме того, напиток вызывает привыкание и обладает кумулятивным эффектом. То есть чем дольше ты его употребляешь, тем сильнее он на тебя действует. Ты ведь довольно долго угощался этим вином?
        - Недель восемь…
        - Теперь понятно, почему ты не смог поставить блокировку. Сестрички мариновали тебя, как мясо для шашлыка.
        - Похоже на то.
        - Дерек предупредил: это зелье может вызвать такой «стояк», что его ничем не собьешь. Танзанийцы из племени маконде используют похожую смесь в качестве местной виагры.
        - Кхм.
        Исидор прыснул.
        - Ладно, давай посмотрим, что нам выдаст эту штука.
        Он взял диск с переписанным «Ключом Прометея».
        Габриель вынул ноги из воды, принялся растирать их полотенцем и громко чихнул. Полез в карман за платком, но вместо него нащупал что-то круглое и твердое. Это оказался амулет, подаренный ему хозяином магической лавки. Габриель совсем забыл об этой безделушке. Он покрутил миниатюрный кругляшок на ладони и вновь удивился, насколько тот тяжел. Железо, кажется, сказал продавец. Защищает от колдовских чар. Что ж, сегодня ночью амулет наверняка выполнил свою задачу.
        Исидор работал на клавиатуре и одновременно комментировал:
        - Диск скопирован не полностью, сам знаешь. Когда ты рванулся к выходу, загрузка четвертого файла, «Портала», оборвалась, так что у нас в руках только три первые составляющие.
        - Может, обойдемся и этим.
        - Ух ты, - шепотом выдохнул Исидор, - гляди!
        Габриель кое-как запихнул амулет обратно в карман, поднялся на ноги и перегнулся через плечо Исидора.
        Экран компьютерного монитора заполнился множеством значков, непонятных и таинственных. Исидор прокручивал страницу за страницей, загадочные символы сливались друг с другом, напоминая причудливое тканое полотно.
        Взору друзей также предстали наброски - эскизы архитектурных сооружений. Подробнейшие чертежи коридоров, разводных мостов, лестничных пролетов, галерей, детали потолочных орнаментов… И двери. Много дверей. Двери, обшитые деревом. Двери под навесами в форме морских раковин. Классические двери с архитравами и пилястрами. Маленькие, неприметные дверцы. Комнаты, в которые они вели, были помечены каким-то особым, тайным шифром. Тем не менее, глядя на эскизы, Габриель похолодел.
        - Я был в этом месте.
        Исидор крутанулся в кресле.
        - Чего-чего?
        - Это план дома миллиона дверей.
        - Шутишь!
        - По крайней мере частичный план. Судя по всему, это лишь малая, малая часть. Но я уверен, что ходил по этим комнатам. Видишь вон ту дверь? Она ведет в зал, снизу доверху набитый поломанными скрипками. А эта длинная комната - оранжерея, полная плотоядных растений, я помню это совершенно точно.
        - Так что же это, черт побери, за дом?
        - Не знаю. - У Габриеля от возбуждения приподнялись волоски на руках. - Но поверь, дружище, прогуляешься по нему и… сойдешь с ума.
        ПОРТАЛ
        Отправляясь на поиски таинственного портала, нужно… сделаться невидимым, чтобы проскользнуть внутрь незаметно.
        Гэ Хун. Нэй Пянь (древний трактат, посвященный алхимии, медицине и религии,
320 г. н. э.) Цит. по: Ангада Ким. Невидимый кулак.
        ГЛАВА 24
        Кошмар обрушился на Габриеля следующим утром.
        От Исидора он поехал домой и четыре часа проработал над содержимым диска, надеясь отыскать ключ к загадочной системе символов. Увы, попытки не привели к успеху. «Ключ Прометея» оставался книгой на чужом языке. На рассвете Габриель заснул перед монитором.
        Когда он проснулся, часы показывали девять утра. Голова гудела. Он поднял глаза на дисплей и вздрогнул: нет, сейчас он просто не в силах работать над этим каверзным текстом. Может, стоит сходить в тренажерный зал? Пораненная ступня все еще побаливает, но тренировке не помешает. Физическая нагрузка заставит его взбодриться, а потом он сядет за документ на свежую голову.
        Когда это произошло, Габриель ровным, размеренным темпом двигался по беговой дорожке. Только что он наблюдал, как симпатичная пышногрудая блондинка яростно атакует гребной тренажер, а в следующую секунду рухнул на резиновое покрытие. Дорожка потянула его вбок на скорости восемьдесят миль в час. Выпрямиться Габриель уже не смог, единственным его ощущением была невыносимая головная боль. А затем он провалился в пустоту.
        - По-моему, у него эпилептический припадок, - послышался встревоженный женский голос.
        - Надо вынести его на свежий воздух, - раздался другой голос - мужской, с командными нотками.
        Габриель открыл глаза. Он лежал на спине, окруженный небольшой кучкой людей. Прямо как в кино, подумалось ему, когда главный герой падает без сознания. По сценарию, он должен задать вопрос: «Где я?»
        Габриель знал, где находится. Голова раскалывалась от боли, но ориентацию он отнюдь не потерял. Он прекрасно понял, что с ним случилось и кто за это в ответе.
        Опершись ладонями о пол, Габриель сел.
        - Эй, полегче. Не спеши.
        Обладатель властного голоса, тренер спортзала, поддержал его за плечи и помог подняться.
        - Как ты себя чувствуешь? Позвать доктора?
        - Не надо, я в порядке.
        Тренер с сомнением посмотрел на его бледное лицо.
        - Посиди-ка лучше немного. Я принесу воды.
        Он усадил Габриеля на тренажер и решительно направился в сторону автомата с питьевой водой.
        Габриель стер со лба капли пота - то ли он взмок от пробежки, то ли от спазмов. В голове у него поселился человечек с огромной киркой. Маленький мерзавец размахивал своим орудием и при каждом ударе откалывал кусочки серого мозгового вещества.
        - Держи.
        Пластиковый стаканчик едва выглядывал из дюжего кулака тренера.
        - Спасибо.
        Габриель заметил, что другие посетители тренажерного зала тоже украдкой посматривают на него, некоторые - сочувственно, а кое-кто из мужчин - с презрением.
        Он отхлебнул воды, но от этого простого глотательного движения человечек в мозгу замахал киркой с удвоенной скоростью.
        - Я, пожалуй, пойду домой, - сказал Габриель тренеру, который по-прежнему не сводил с него обеспокоенного взгляда.
        - Да уж, приятель, - с облегчением вздохнул тот. - Тебе лучше отлежаться.
        В мужской раздевалке Габриель достал из кабинки свою спортивную сумку, но не ушел, а присел на деревянную скамейку. Откинул голову и закрыл глаза. Пора вспомнить, как все произошло, кадр за кадром восстановить события в памяти.
        Он бежит, дорожка плавно движется под ногами. Блондинка работает на гребном тренажере. Его начинает тошнить, сначала чуть-чуть, потом все сильнее. Звуки в зале как бы стихают, а затем появляется странное чувство: в голове Габриеля словно открывается окошко, проем, через который на него обрушивается яростный водопад образов. Срабатывает защитный рефлекс. Сознание отчаянно требует остановить сумасшедший поток. Габриель невероятным усилием ставит блокировку, информационная волна отступает, но голова разрывается на части. Такой кошмарной боли он еще никогда не испытывал, его сознание не выдерживает и отключается. Мозг Габриеля подобен перегревшемуся компьютеру. Черная пустота.
        Ментальная атака. То, что повредило мозг Роберта Уиттингтона перед утоплением; то, что убило его отца. Теперь пришла очередь Габриеля.
        До этого охотница за чужими мыслями уже дважды входила в его сознание, но с целью разведки - прощупывания, так сказать, знакомства. На этот раз она не сканировала, а била в цель.
        Некоторое время Габриель сидел неподвижно, оценивая ситуацию, однако сосредоточиться было трудно. Человечек в голове энергично махал киркой. Должно быть, у него отличная физическая форма, если он еще ни разу не остановился. Габриель понимал, что нужно взять себя в руки и ехать домой, но здесь так спокойно, а он дико устал… Мысль о необходимости двигаться пугала. Вставай, Блэкстоун, если не собираешься проторчать в раздевалке до конца своих дней.
        На улице ярко светило солнце. Следы вчерашней бури рассеялись, на небе не было ни облачка. Правда, стоял жуткий холод… или Габриель просто еще не оправился от шока?
        В тренажерный зал он приехал на велосипеде и теперь подумал, не лучше ли оставить его здесь и взять такси. При его нынешнем самочувствии сгодились бы и носилки. Однако в этом районе поймать такси - целая проблема, а за великом все равно придется возвращаться. Габриель стиснул зубы и сел на велосипед. Ладно, до дома не так уж далеко.
        Он медленно крутил педали, придерживаясь левой стороны дороги, и соблюдал все правила движения, особенно на перекрестках, сочтя за благо не рисковать. Еще несколько минут, и он будет дома, в своем убежище.
        А затем атака повторилась, и он чуть не погиб.
        Габриель неторопливо и аккуратно ехал вслед за стареньким «эм-джи», водитель которого показал, что хочет перестроиться в другой ряд. В следующую секунду на него навалились страшная боль и тошнота, настолько сильная, что он почти потерял способность управлять велосипедом. Габриель вильнул в сторону; сзади раздался сердитый сигнал клаксона. На какой-то ужасный миг ему почудилось, будто он в павильоне смеха на ярмарке: невозможно резкий свет, все вокруг перемешалось, уличное движение - сплошной хаос. Кто-то вдруг взял и вывалил на Габриеля огромное количество ужасающе ярких картинок, которые ревущим водопадом хлынули в сознание на сверхсветовой скорости. Ни один разум не способен обработать столько информации.
        Ставь защиту! Блокируйся! Тошнотворная волна образов остановилась, и в то же время мозг пронзила вспышка нечеловеческой боли. Велосипед под ним вихлялся как одержимый, но Габриелю казалось, что все это происходит с другим человеком. С кем-то другим…
        Визг тормозов и тревожный гудок вывели его из ступора. Габриель выехал на полосу общественного транспорта, прямо навстречу двухэтажному автобусу. Он закричал, отчаянно вывернул руль и врезался в толпу пешеходов на тротуаре. Велосипед полетел вниз, послышались испуганные и рассерженные возгласы.
        Габриель лежал неподвижно. К нему никто не подходил. Поблизости низкий голос с отвращением произнес что-то неразборчивое, кажется, слово «пьяница». Сколько он пролежал на асфальте, тупо глядя в небо, Габриель не знал. Когда он наконец нашел в себе силы сесть, то обнаружил, что напоминает одинокий островок в бесконечном потоке прохожих. Люди обходили его стороной и уже за несколько шагов отводили глаза.
        Выяснилось, что у велосипеда погнуто колесо и ехать на нем нельзя. Габриель механически покатил его рядом с собой. Сосредоточиться он не мог: перед глазами все дрожало, мысли путались.
        Ментальный удар. Игры закончились. Мстительница твердо решила его убить.

* * *
        Остаток дня Габриель провел в постели. Дома он проглотил пригоршню нурофена и две таблетки снотворного. Впереди у него достаточно времени, чтобы проанализировать события и разработать план действий. Сейчас ему не до этого, единственное желание - избавиться от океана головной боли.
        Он проснулся пять часов спустя. Голова по-прежнему болела. Боль немного утихла, но не ушла, затаившись в нервных узлах. Было еще только четыре часа дня, но небо окрасилось в грязно-желтый цвет, а солнце практически скрылось. На полу в спальне легли длинные серые тени. Габриель натянул одеяло на плечи и попытался сконцентрироваться.
        Нужно решить, что делать дальше. Несмотря на свой развитый защитный рефлекс, он не продержится долго, если эта женщина продолжит атаковать его мозг с такой мощью, как сегодня. Во второй раз Габриель почувствовал, что его разум перекосило.
        Но почему сейчас? В ночь после дня рождения он был у нее в руках, и все же она не причинила ему вреда, лишь прощупала сознание. Что изменилось, что привело ее в ярость?

«Ключ Прометея». Он украл «Ключ Прометея», и это заставило ее пойти в атаку. Другого объяснения Габриель не находил. Эскизы архитектурных сооружений определенно были связаны с домом миллиона дверей, но что представляет собой этот дом?
        Габриель вылез из постели и прошаркал к компьютеру, кутаясь в одеяло, словно бездомный. Он начал просматривать страницу за страницей, пропуская непонятные значки и загадочные ссылки. Здесь должно быть нечто такое, что поможет разобраться… Его рука застыла.
        Дворец памяти. Силовая станция = Портал.
        Габриель уставился на экран. Курсор мигал на слове «памяти».
        Может быть, дом миллиона дверей и не дом, а дворец. Но дворец памяти? Что это такое?
        Нет. Он неправильно ставит вопрос. Надо спрашивать, не «что», а «кто». Кто способен придумать дворец памяти? Кто способен возвести подобное сооружение, заманить туда юношу и уготовить ему смерть?
        Ответ кроется в слове «память». Габриель знает только одного человека, который исследовал понятие памяти с тщательностью ученого и рвением мистика.
        Минналуш Монк.
        Минналуш была архитектором дворца памяти, места, в котором Роберт Уиттингтон последовал за женщиной, приведшей его к гибели.
        Наконец-то он вычислил ее.
        О, Минналуш… Зачем?..
        ГЛАВА 25
        Минналуш убила Роберта Уиттингтона. Держала его голову под водой, пока юноша не захлебнулся.
        Габриель прерывисто дышал. Его мутило. Ладно, не время раскисать. Думай. Один вопрос исчерпан. Кто - известно. Остается выяснить почему. Почему Минналуш Монк убила Роберта Уиттингтона? Ответ связан с таинственным дворцом памяти, но Габриель до сих пор не ведает, что это такое, и пока не узнает, головоломку ему не решить.
        Вполне возможно, от разгадки его отделяет всего один «клик» мышкой. Габриель вышел в Интернет, загрузил свою любимую поисковую систему и набрал: «Дворец памяти». Сердце гулко бухало в груди.
        Первая же ссылка, которую он открыл, привела его на персональную страничку некоего Адриана Столлуорди. Фото мистера Столлуорди отсутствовало, личные данные тоже были представлены скудно, однако содержимое страницы убедило Габриеля в том, что ему необходимо встретиться с этим человеком:
        Адриан Столлуорди, профессор Кембриджского университета, специализация - средневековые коды и шифры. Автор наиболее полной научной работы на тему "Дворцы памяти, театры памяти, искусство памяти". Опубл. издательством "Кембридж юниверсити пресс", 1997 г.
        Далее следовал длинный перечень журнальных публикаций с пугающе мудреными названиями.
        Габриель поглядел на часы. Рабочий день в разгаре, ученый должен вовсю трудиться у себя в кабинете. Он набрал номер, указанный на странице, и - точно! - профессор снял трубку после первого же гудка.
        - Адриан Столлуорди, - раздался приятный голос.
        - Профессор Столлуорди, вас беспокоит Габриель Блэкстоун. У меня есть диск, на котором предположительно записан план дворца памяти. Я был бы очень признателен, если бы вы помогли мне расшифровать эти схемы.
        - Дворец памяти? К какому периоду он относится?
        - Ммм…
        - Античность? Средневековье? Эпоха Ренессанса?
        - Нет. Думаю, это современный дворец.
        Возникла долгая пауза. Когда Столлуорди заговорил снова, в его голосе чувствовался неподдельный интерес.
        - Если это так, мистер Блэкстоун, то мы имеем дело с уникальным случаем. Пришлите мне ваш план по электронной почте, я с удовольствием его посмотрю.
        - Профессор, мне бы не хотелось отправлять его но электронке.
        Пока Габриель не выяснит, что это за штука, в Сеть он файл не выпустит. Ему совсем не хотелось, чтобы случайные копии «Ключа Прометея» болтались по киберпространству.
        - Могу я попросить вас о личной встрече?
        Столлуорди немного помолчал.
        - Хорошо, - ответил он наконец. - Жду вас у себя. Скажем, сегодня в семь часов вас устроит?
        - Да. Спасибо, профессор. Будьте добры, продиктуйте адрес.
        Габриель с тяжелым сердцем положил трубку. Кембридж. Пятьдесят четыре мили по шоссе М-11 в час пик, не слишком приятная перспектива, особенно если учесть, что он по-прежнему в полумертвом состоянии.
        Страх сжал его ледяной рукой. А вдруг Минналуш решит нанести очередной ментальный удар? Утром Габриель свалился с велосипеда, но если это повторится, когда он будет за рулем автомобиля… Искореженный металл, сирены, мигалки, машины
«скорой помощи». Смерть. Он впервые признался себе: его жизнь под угрозой. Минналуш способна пойти на убийство.
        Однако, не получив ответов, Габриель никогда не будет чувствовать себя в безопасности. Минналуш держит его под прицелом. Не разгадав ее планов, он не сможет защититься. Знай врага своего.
        Идея! Он попросит Исидора отвезти его к Столлуорди, таким образом риск дорожной аварии сведется к минимуму. К тому же вдвоем веселее. И все-таки… нет, не стоит подвергать Исидора опасности. Вчера он сглупил, позволив товарищу ждать его возле Монк-хауса. Нельзя допустить, чтобы Исидор попал в поле зрения Минналуш. Отныне Габриель будет действовать в одиночку. Хорошо хоть Фрэнки далеко. Габриель впервые порадовался этому с тех пор, как она уехала.
        Так, раз уж он решил, надо поскорее выбраться на дорогу. Он будет двигаться на маленькой скорости, а при первых же признаках ментальной атаки съедет на обочину и остановится.
        В ванной комнате Габриель умылся и причесался перед зеркалом. Глаза покраснели, голова болела, одно веко дергалось в нервном тике. Он прижал пальцами кожу под глазом, где дрожал нерв, но когда убрал руку, едва заметное подергивание возобновилось.
        Габриель натянул пальто, сгреб ключи от машины, вышел за дверь и вдруг заколебался, почуяв скрытую угрозу, витавшую в воздухе. Вместо того чтобы вызвать лифт - мысль о закрытом пространстве внезапно показалась невыносимой, - Габриель предпочел спуститься по лестнице.
        Его неотступно преследовало чувство, будто за ним наблюдают, неприятное ощущение чужого присутствия, тайного и злобного. Возможно, кто-то поджидает, когда он покинет безопасные пределы своей квартиры. По спине у Габриеля пробежал холодок. Он упрямо спускался по ступеням, глядя перед собой. В голове глухо пульсировала боль, сердце бешено колотилось. На повороте лестницы он заставил себя посмотреть наверх. Ему почудилось какое-то движение, белое пятно лица. Может, кто-то перегнулся через перила и сразу отпрянул, поймав взгляд Габриеля? Он застыл и долгое время прислушивался. Тишина. Однако вместо облегчения им овладел страх. Страх петлей сдавил горло. Габриель напрягся. Вот сейчас раздадутся шаги… На плечо ляжет чья-то рука.
        Он сорвался с места и побежал вниз. Габриель мчался, перепрыгивая через две ступеньки. Сердце готово было выскочить из груди. В вестибюле он мельком уловил свое отражение в зеркале и остолбенел: из зеркала на него смотрел человек, обуянный ужасом.
        ГЛАВА 26
        Поездка в Кембридж заняла полтора часа и прошла гладко. Дурное предчувствие, однако, не исчезало. К тому времени, как Габриель наконец пристроил машину на парковке, от нервного напряжения у него затекла шея и одеревенела спина.
        Профессор дал адрес колледжа, но не объяснил, как туда добраться. Габриель умудрился дважды заблудиться и лишь после этого поехал в верном направлении - дорогу показала симпатичная студентка. Он бросил взгляд на часы: десять минут восьмого. Черт, уже опаздывает.
        Габриель двигался, следуя указаниям девушки, и думал о человеке, с которым собирался встретиться. «Средневековые коды и шифры» - довольно редкая специальность даже в высоколобых научных кругах. Очевидно, профессор - тот еще оригинал. Габриель представлял себе типичного ученого сухаря - сутулого, лысеющего, близорукого. Адриан Столлуорди, напротив, оказался весьма привлекательным: голубые глаза, широкие плечи, узкие бедра. Фотография, запечатлевшая профессора с веслом в руке на фоне гребной лодки, объясняла его отличную спортивную форму. Судя по всему, молоденькие студентки толпой валили на лекции Столлуорди.
        Рукопожатие профессора было твердым, улыбка - неожиданно теплой и располагающей.
        - Добрый вечер, мистер Блэкстоун. Присаживайтесь.
        Столлуорди показал на старенькое кресло.
        Пружины сиденья совсем просели, и Габриель чуть не оказался на полу, однако, устроившись, обнаружил, что кресло очень даже уютное.
        На профессорском столе стояла потрепанная картонная табличка с надписью «Просьба отключать сотовые телефоны». Заметив, что Габриель смотрит на нее, Столлуорди сконфуженно улыбнулся:
        - Терпеть не могу мобильники. Хуже крыс.
        - Понимаю. - Габриель извлек из куртки телефон, нажал кнопку отключения и подождал, пока погаснет дисплей. - Вот, пожалуйста.
        - Благодарю, - коротко кивнул Столлуорди.
        Перегнувшись через стол, Габриель протянул ему диск с «Ключом Прометея».
        - Если вы сумеете объяснить мне, что это такое, профессор, буду вам премного обязан.
        Адриан Столлуорди взял диск и вставил его в дисковод компьютера.
        - Это может потребовать некоторого времени.
        - Я не спешу.
        Габриель огляделся по сторонам. Пускай Столлуорди и не походил на классического ученого, его убогое обиталище ничем не отличалось от стандартного профессорского кабинета. На полу - грязный восточный ковер с проплешинами, на окнах несвежие занавески отвратительного коричневого цвета, и повсюду - книги, книги, книги. Точную копию этого кабинета можно найти в любом университетском кампусе, в любой точке мира. Кроме того, в комнате стоял жуткий холод, огонь в закопченном камине больше чадил, нежели согревал.
        Столлуорди издал негромкий возглас - удивленный или недоверчивый, Габриель не разобрал. Тем не менее содержимое диска явно вызвал о у профессора серьезный интерес. Примерно двадцать минут спустя Адриан Столлуорди откинулся на спинку кресла и посмотрел на своего визитера.
        Мистер Блэкстоун, честно признаюсь, столь любопытного материала я не встречал уже много лет.
        - То есть вы знаете, что это?
        - Нечто поистине уникальное. Исключительное. - Столлуорди извлек диск из компьютера и осторожно положил его на стол перед собой, словно опасаясь, что тот переломится пополам. - Вам доводилось что-нибудь слышать об «Искусстве памяти»?
        В голосе профессора слышалось благоговение. Габриель так и представил себе эти два слова, произнесенные с заглавных «И» и «П».
        - Боюсь, что нет.
        - Это совокупность специальных методик, восходящая к античности. Позднее, в Средние века и эпоху Возрождения, она стала инструментом в руках алхимиков и приверженцев гностицизма.
        Габриелем овладело чувство неизбежности.
        - Инструментом… Разумеется, магическим?
        - Совершенно верно. С помощью технологии «Искусства памяти» люди расширяли свои способности к запоминанию до невероятных пределов.
        - Простите, не совсем понимаю, - нахмурил брови Габриель. - Вы хотите сказать, они улучшали память?
        - Улучшали - слишком слабо сказано. Их способности возрастали в тысячи раз. - Столлуорди сцепил пальцы «домиком». - Позвольте, я немного поясню. Мы все рождаемся с естественной памятью. К сожалению, ее возможности ограничены, поэтому мы применяем небольшие хитрости. К примеру, некоторые пользуются мнемотехникой, чтобы лучше запоминать имена. Так вот, «Искусство памяти» - это многократно усовершенствованный вид мнемоники. Практикуя данную методику, человек конструирует в своем сознании искусственную память, способную вместить несравненно большее количество кирпичиков информации, чем в обычных условиях. Можно даже сказать, его мозг компьютеризируется, адаптируясь к переработке данных в огромных объемах.
        - «Компьютеризированный разум», ну надо же! - Габриель не потрудился скрыть свой скептицизм. - Как такое возможно?
        - Существует несколько способов. Один из них - создание дворца памяти, примером которого является ваш. Поразительный, уникальный экземпляр.
        - Каким образом он работает?
        - Дворец памяти, подобный этому, представляет собой воображаемое, виртуальное помещение.
        - Как обычное здание?
        - Именно. Несмотря на виртуальность дворца, архитектор конструирует его очень тщательно, рассчитывая все до мельчайших деталей, вплоть до точных размеров комнат и особенностей освещения.
        - Вы сказали, дворец по своей сути виртуален. Что это означает?
        - Он не имеет физического воплощения и существует только в воображении его создателя. Это архитектурное пространство, встроенное в человеческую память. Там ему и суждено оставаться.
        Габриель припомнил подробности своего «скачка»:
        - Комнаты дворца заполнены… образами предметов?
        - О да. Их тысячи и тысячи. Часть фантастически красива, остальные - пугающе уродливы, как здесь. - Столлуорди постучал указательным пальцем по компакт-диску. - В некоторых комнатах находятся прелестные существа и вещи - разноцветные бабочки или сияющие луны, а за следующей дверью - бойня с разделанными тушами либо истязающий себя монах.
        - Что представляют собой эти образы?
        - Это символы. Каждый из них несет в себе частичку информации. Человек, практикующийся в «Искусстве памяти», как бы путешествует по дворцу, встречает на своем пути определенные образы и воспроизводит в уме информацию, которая с ними ассоциируется. Используя компьютерную терминологию, он перемещается в закодированном пространстве. Это все равно что щелкнуть иконку на рабочем столе вашего ПК и в ответ получить данные, с ней связанные. Вместо «кликанья» мышкой по значкам на экране монитора наш путешественник идет через воображаемые комнаты, выстроенные в его собственном мозгу, видит образы и ассоциированную с ними информацию в определенном порядке.
        - Порядок мест, порядок вещей, - эхом отозвался Габриель.
        - Точно, - кивнул Столлуорди. - Таково правило. Путешествующий по дворцу обязан посещать комнаты в строгом порядке, это крайне важно. В противном случае он рискует навсегда заблудиться, а информация, которую он восстанавливает в памяти, превратится в закрытый код, который невозможно расшифровать.
        Габриель задумался, пытаясь осмыслить слова профессора. Дом миллиона дверей представлял собой виртуальное сооружение. Именно туда он попадал, когда переносился в разум Роберта Уиттингтона. Юноша не был под кайфом, а вполне осознанно передвигался по воображаемому дворцу, возведенному Минналуш Монк, экспертом в области человеческой памяти.
        Габриель взглянул на профессора:
        - Вы сказали, образы в комнатах дворца памяти либо прекрасны, либо отвратительны. Почему?
        - Визуальные образы, вызывающие яркую эмоциональную реакцию, запоминаются легче нейтральных. Солнечное затмение отложится у вас в памяти гораздо сильнее, нежели зажженная лампочка. Броские образы - помощь сознанию.
        Перед мысленным взором Габриеля пронеслись причудливые объекты, которые встретились ему в доме миллиона дверей: слепой монах, фосфоресцирующие лилии, окровавленные голуби, распятые младенцы, пульсирующие галактики… Столлуорди прав, такое не забудешь.
        - И что, эта «дворцовая» методика действительно работает? - сдвинул брови Габриель. - По-моему, никто не способен запомнить многие тысячи образов, не говоря уже о связанной с ними информации.
        - Откровенно говоря, мозгу современного человека сие более не под силу, - вздохнул профессор. - Из-за нынешнего обилия технологических инструментов наша память катастрофически ослабела. Ксерокс, Интернет, телевидение - наш неотъемлемый реквизит. Вы, кажется, специалист по компьютерам? Стало быть, привыкли работать с информацией. Тем не менее - поправьте меня, если я ошибаюсь,
        - ваша долговременная память слаба. Древние римляне и греки сочли бы вашу способность концентрироваться смехотворной.
        Габриель, не ожидавший услышать в голосе профессора презрительные нотки, на мгновение растерялся.
        - Древние римляне и греки не ведали и десятой доли того, с чем мне приходится сталкиваться каждый день, профессор, - возразил он. - Коммуникационные технологии требуют невероятного умственного напряжения. Лично я считаю, что мозг современных людей намного более развит по сравнению с мозгом наших предков.
        - Не согласен, - запротестовал Столлуорди. - Современный человек все менее и менее способен усваивать знания. Наша память высыхает, как река. Мы упорно копаемся в Интернете в поисках нужных сведений, но почти тут же забываем прочитанное. Пресса и телевидение дозируют данные малюсенькими порциями, чтобы нам было легче их потреблять. Да, на нас каждый день сыплется огромный объем информации, но, не успев влететь в одно ухо, она уже вылетает из другого. Мы ничего не запоминаем, у нас в головах ничего не откладывается.
        - Однако наш потенциал в плане многозадачности значительно превосходит возможности предыдущих поколений.
        - Разумеется. Но способность к многозадачности - весьма поверхностное умение, позволяющее нам лишь скользить по волнам хаоса, а не бороздить их. Все мы обладаем врожденной памятью, но вместо того, чтобы тренировать ее в течение жизни - так, как тренируем тело в спортзале, - мы позволяем ей атрофироваться. Известно ли вам, что Симплиций цитировал Вергилия в обратном порядке, с конца до начала? Что Сенека Старший мог прослушать список из двух тысяч имен, а затем без запинки повторить их? И когда - примерно в сороковом году до нашей эры!
        - Впечатляет, хотя вы привели пример обычного механического запоминания.
        - Возможно, и так. Но во времена, когда не существовало печатного слова, людям приходилось запоминать все на память. Абсолютно все, понимаете? Ученики слушали учителя, а затем передавали устное знание уже своим ученикам. Их память была развитой, мускульной , если хотите.
        Габриелю вспомнился летний день, Хайгейтское кладбище и две женщины, в волосах у которых запуталось солнце. Потягивая вино, они дословно цитировали книгу, прочитанную много лет назад.
        Он опять посмотрел на профессорский стол, где поблескивал компакт-диск.
        - Следовательно, вы предполагаете, что архитектор этого дворца обладает хорошей памятью?
        - Не просто хорошей. Волшебной. - Голос Столлуорди изменился, в нем снова послышался благоговейный трепет. - Автор этого дворца памяти - чародей и математический гений; человек, для которого концепция памяти - предмет настоящей страсти. Вы с ним знакомы?
        - С ней.
        - Речь идет о даме?
        - Да.
        - В самом деле? Поразительно. Все известные истории мастера, овладевшие
«Искусством памяти», - мужчины. Маги и волшебники: Иоганн Триттенхеймский, Роберт Фладд, Раймонд Луллий, Джордано Бруно, Джулио Камилло…
        - Получается, эта женщина - тоже чародейка.
        - О да.
        Габриель закрыл глаза и представил Минналуш с книгой, на страницах которой - ведьмы, горящие на кострах, как факелы. У нее бледные, узкие ладони, а волосы - переливчатое облако испанского мха.
        - Видите ли… - Столлуорди подался вперед, глаза на красивом лице заблестели, слова посыпались быстро, сплошным потоком. - Поначалу методика «Искусства» служила лишь вспомогательным средством для тренировки памяти. По крайней мере, древние греки воспринимали ее именно так. Все поменялось в Средние века и эпоху Возрождения, когда «Искусством памяти» заинтересовались люди, стремившиеся обрести божественную силу.
        - То есть его приравняли к колдовству.
        - Совершенно верно. Эти люди - например, Джордано Бруно и Раймонд Луллий - создавали виртуальные дворцы невероятной сложности. В них содержались данные обо всех аспектах Вселенной, полная история человеческой цивилизации. Дворец символизировал космос, а образы внутри его - познание космоса. Эти сооружения являли собой гигантские информационные системы, выстроенные согласно принципам нумерологии и криптологии с элементами магии - своего рода мистической математики. Тем не менее с древних времен сохранилось главное и непреложное правило: «порядок мест, порядок вещей».
        Габриель пытался осмыслить услышанное.
        - Чего же добивались все эти люди?
        - Их главным стремлением был гнозис - обретение божественного знания и универсальной памяти. Они верили, что можно построить своего рода машину памяти, которая вместит в себя все знания мира.
        - Нечто вроде глобального компьютера?
        - Да, но существующего исключительно в сознании и состоящего не из железок. Подключиться к этому компьютеру и объять все знания мира разом - вот их ключевая цель.
        - Но зачем?
        - Они считали, что в момент постижения всеобщего знания сольются с высшим космическим разумом, станут частью мировой души - «анимы мунди», а когда это произойдет, маг обретет высшую силу, станет подобным Богу.
        - Безумие, - покачал головой Габриель.
        - Божественное безумие.
        - Это невозможно.
        - Кто знает, что возможно, а что нет? История хранит сведения об алхимиках, которые ходили по воде, доживали до невероятных лет, предсказывали будущее.
        - Мифы и предрассудки! Плоды темного средневековья.
        - Мистер Блэкстоун, поиск просвещения - цель, которой смертные задавались с древнейших времен. Своего рода Святой Грааль. И сегодня по всему свету представители различных философий и различных культур ищут того же. Мастера боевых искусств занимаются жесткой системой шугио либо проходят через жуткие ритуалы умерщвления плоти, чтобы укрепить дух. Североамериканские шаманы используют медитацию и наркотические зелья, чтобы достичь просветления. Сейчас, в данную минуту, где-то в мире есть люди, которые смотрят в пустую стену или сидят на верхушке длинного столба, причем делают это ежедневно уже много лет подряд, и все ради расширения пределов разума. Возможно, вам это покажется смешным и даже нелепым, но искатели высшего знания готовы пожертвовать всем ради одного мига истинного озарения. Всем. Последователи «Искусства» были так же ревностны в своих стремлениях, только вместо занятий кун-фу или чтения мантр они погружались в мир информации и возводили дворцы памяти.
        - Полная чушь! - Габриель повысил голос. - Все знания мира в голове уместить невозможно, какая бы прекрасная память ни была.
        Столлуорди пожал плечами.
        - Удалось ли кому-то постичь глобальное знание, вопрос, конечно, спорный, однако путь к цели привлекал этих людей не меньше, чем сама цель. Уже одно возведение дворцов в собственной памяти было великим искусством. Столь трудное путешествие требовало громадных усилий и, само собой, вело к очищению духа. Продвигаясь по избранному пути, архитекторы дворцов памяти действительно уподоблялись богам. Не забывайте, дворцы создавались для того, чтобы отражать безмерность космоса. Стремясь объять разумом одну из подобных информационных систем, маг расширял границы своего сознания, что способствовало его духовному обновлению.
        - Вы имеете в виду трансформацию?
        - Да. Это мечта любого алхимика.
        Габриель выглянул в окно. За поблескивающим освинцованным переплетом темнело хмурое небо.
        - Необходимо упомянуть еще одну вещь. - Столлуорди заколебался. - В отличие от классических дворцов памяти дворцы, возводимые алхимиками, как бы это сказать, оживлялись с помощью магии. Объекты в комнатах служили не простыми, а магическими символами.
        - В каком смысле магическими?
        - Они играли роль талисманов. Любой образ, будь то потрошеная свиная туша, бабочка, безглазый монах и т. д. и т. п., создавался в соответствии с определенной магической формулой. Каждый объект, не важно - красивый или отталкивающий, задумывался с единственной целью: наделить чародея сверхъестественной силой.
        - Всего-то… Так просто?
        - Истинная магия - не простая штука, - покачал головой профессор. - Магия, о которой мы говорим, тщательно систематизирована. Читая трактаты мастеров
«Искусства памяти», понимаешь, что это совершенно особый тип людей. «Тени идей» Джордано Бруно - великолепная, блестящая работа. Театр памяти Раймонда Луллия - сложнейшая комбинация механизмов. Он использовал символическую логику, что впоследствии вдохновило Лейбница на разработку принципов дифференциального исчисления. «Арс Магна», логический метод Луллия, переработанный немецким философом, позднее стал основой языка программирования Cobol. Некоторые считают, что оккультные корни современных компьютерных технологий следует искать именно в системе памяти Раймонда Луллия.
        Габриель вновь посмотрел на обшарпанный профессорский стол, где лежал компакт-диск, такой безобидный на вид.
        - Значит… - Он кивнул в сторону диска. - Значит…
        Его голос дрогнул.
        - Вы правы, - тихо произнес Столлуорди. - «Ключ Прометея» - это магический дворец памяти, причем самый сложный из всех, которые мне довелось изучать.
        Габриель накрыл ладонью глаза. Как же он устал… Кажется, будто кабинет профессора заключен в белую светящуюся рамку.
        - Женщина, которая создала этот дворец, объединила классические идеи «Искусства памяти» с постулатами «Теней» Бруно, а также принципами «комбинаторных колес» Луллия и усовершенствовала все это в квадрате! Ее дворец содержит в себе бесчисленные миры, целые галактики информации.
        - И она носит все это у себя голове…
        - По крайней мере, пытается.
        Габриель вдруг разозлился.
        - Вы соображаете, что говорите? По-вашему, я должен поверить, что она способна запомнить всю Библиотеку Конгресса - чертову тьму информации?!
        Столлуорди и бровью не повел.
        - Не понимаю, почему вы находите эту мысль неприятной. Эта женщина - солнечная ведьма, которая стремится к трансформации и в конечном итоге к божественному просветлению. Ее дворец памяти - продукт необыкновенно высокого ума, что лично у меня вызывает глубокое восхищение. Вас же, как вижу, это пугает.
        Пугает? Габриель чуть не расхохотался. Этот сильный, жестко натренированный разум… плюс дар дистанционного видения! Поневоле испугаешься…
        Габриель забрал со стола диск и покрутил на пальце.
        - Вы же сами понимаете, на одном CD-диске все знания мира не поместятся. - Он не скрывал сарказма.
        - Разумеется, нет. Зато на нем есть структура дворца памяти и его принципиальные коды. Программное обеспечение, выражаясь вашими терминами.
        - Вы сможете его расшифровать?
        - Едва ли. Записи сделаны на «зеленом языке», тайном наречии алхимиков и магов. Думаю, расшифровка всей системы мне не по зубам. Она изобилует мнимыми образами и закодированными посланиями, не говоря уж об условных символах и талисманах. Математические формулы, на которых выстроена система, мягко говоря, очень сложны. Кроме того, отсутствует информация, касающаяся Портала. Без Портала свести воедино систему невозможно.
        Портал. В воображении Габриеля промелькнул смутный образ: фантастическое пространство, где стены испещрены значками, врата безумия и смерти.
        - Что такое Портал?
        - Это главный элемент системы, если хотите, силовая станция, генератор питания всей конструкции. Внутри Портала располагается несколько узлов, кои состоят из концентрических вращающихся кругов, плотно исписанных магическими символами. Комбинаций, в которые они могут соединяться, бесчисленное множество. Почти все значки относятся к египетской астрономической и астрологической символике. Однако чтобы система заработала, нужно привести колеса в движение, а для этого необходим пароль.
        - Пароль?
        - Да, - кивнул Столлуорди. - Без Портала и пароля ваш диск - всего лишь любопытная безделица.
        - А что дает пароль?
        - Зная пароль, я бы отправился путешествовать по дворцу, расширять границы сознания.
        - Чтобы самому стать алхимиком?
        - Точно. Высшим магом. - Профессор перешел на шепот, его красивое лицо напряглось, в глазах полыхнула страсть, но он тут же расслабился. Откинувшись в кресле, Адриан Столлуорди улыбнулся: - Вы, кажется, изумлены?
        - Меня поражает, что в двадцать первом веке высокообразованный человек с докторской степенью столь серьезно рассуждает о магии.
        - А что есть магия, как не попытка познать законы Вселенной и применить их в собственных целях?
        - Это уже не магия, а наука.
        - Верно. Алхимия - наука о душе.
        В кабинете воцарилась тишина, которую нарушали лишь потрескивание огня в камине и таинственный шелест золы. Габриель потер лоб.
        - Пароль… Что примерно он может собой представлять?
        - Понятия не имею. Пароль известен лишь архитектору дворца. Ваша колдунья хранит его в памяти. - Столлуорди почти с сожалением качнул головой. - По правде говоря, даже если бы я и знал пароль, то вряд ли решился бы его использовать.
        - Почему?
        - Потому что путешествие по дворцу очень опасно. Мозг подвергается чудовищной нагрузке. Вы можете заблудиться, и тогда дверь в реальный мир захлопнется навсегда. Нарушив порядок мест, порядок вещей, вы окажетесь в лабиринте без входа и выхода. Чтобы пройти этим путем, нужно очень долго и скрупулезно тренировать разум. На это способен лишь алхимик высшего порядка, чародей или ведьма, но никак не дилетант.
        Габриель вспомнил лицо Робби Уиттингтона - чувственный рот и доверчивые глаза. Алхимик высшего порядка? Маг? Нет, конечно. Вероятно, в этом и была его беда. Каким-то образом - каким именно, Габриель пока не знал - попытка Роберта пройти по дворцу, выстроенному Минналуш Монк, разрушила его мозг. Но зачем ей понадобилось убивать юношу?
        Габриель поднялся с кресла.
        - Профессор Столлуорди, спасибо, что уделили мне время. С вашей помощью я прояснил некоторые вопросы.
        - Не стоит благодарности. - Адриан Столлуорди ответил крепким рукопожатием. - Рад, что оказался полезен. Просто невероятно, что в наше время остались люди, практикующие методику «Искусства». Простите, можно поинтересоваться, как к вам попал этот диск?
        - Он был среди личных вещей, доставшихся мне после смерти той леди, - замявшись, сказал Габриель.
        - Она умерла? - Столлуорди явно огорчился. - Какая жалость. Я мечтал бы с ней познакомиться. Несомненно, она была выдающейся женщиной.
        - Выдающейся? - Перед мысленным взором Габриеля всплыло лицо Минналуш: рыжие волосы, чувственный цыганский рот, зеленые, как океан, глаза. - Да, пожалуй.

* * *
        Выйдя от профессора, Габриель посмотрел на часы. Девять вечера. Здание погрузилось в обычную вечернюю тишину, коридоры опустели. Из аудиторий не доносилось ни щелканья клавиатуры, ни голосов, ни смеха. Все двери были закрыты. Дул легкий ветерок, на стенных досках тихонько шуршали бумажные объявления и афишки.
        У выхода Габриель обернулся. Свет в кабинете погас. По коридору профессор не проходил, значит, вышел с другой стороны.
        Габриель достал из кармана сотовый телефон и включил его. На дисплее высветились два непринятых звонка, оба от Исидора. Во второй раз приятель оставил ему голосовое сообщение. «Гейб, жду твоего звонка…»
        ГЛАВА 27
        Исидор положил трубку, не оставив сообщения. Габриель редко отключал мобильник, и надо же этому случиться именно сейчас, когда Исидору позарез нужно поговорить! Он приготовил для товарища потрясающую новость.
        Исидор был жутко доволен собой. Иногда он поражался собственной гениальности. Как, например, сегодня.
        Он повторно набрал номер Габриеля и снова прослушал голос друга, извещавший о том, что в данный момент он не может ответить на звонок. На этот раз Исидор оставил сообщение: «Гейб, жду твоего звонка. У меня интересные новости. Нет, просто сногсшибательные. - Он заколебался. Выложить Габриелю все сразу? Нет, не стоит. Лучше дождаться встречи и объяснить, как он пришел к своим выводам. Кроме того, Исидора так и распирало от гордости. Он разгадал этот маленький ребус и теперь хотел растянуть момент славы, поэтому добавил лишь одну загадочную фразу:
        - Берегись ворона!»
        Предоставив приятелю мучиться в неизвестности, Исидор с улыбкой положил трубку. Бесспорно, он герой дня. Однако следует признать, решение задачи не потребовало особых дедуктивных талантов. Он бесцельно бродил по Сети, наткнулся на список тотемных животных и… алле-гоп! Ответ вынырнул на поверхность, как поплавок.
        Исидор повернулся обратно к компьютеру, улыбка уступила место озабоченному выражению. Кажется, кто-то влез в его машину. Шпион отлично замаскировался, но следы чужого присутствия налицо. Пока неясно одно: копались в его компьютере из простого любопытства, повинуясь хакерскому закону «смотреть, но не трогать», или безопасность системы действительно под угрозой.
        Исидор уже выполнил необходимые проверки и не обнаружил ничего подозрительного. Вдобавок почти все нужные ему программы были надежно спрятаны на университетском сервере Лондонской школы экономики, поскольку он использовал протокол передачи файлов этого сайта. Правда, в самой школе экономики об этом никто не догадывался. Исидор действовал втихаря, но тайник на самом деле был великолепный, вряд ли незваному гостю удалось что-нибудь вынюхать. Не зная FTP-адреса, имени пользователя и пароля, шпион не смог бы воспользоваться информацией.
        И все же на душе у Исидора было неспокойно. Мало кто из хакеров способен обойти установленные им программы-брандмауэры. Он вздохнул и решил выпить чашку какао. Дожидаясь, пока вскипит молоко, Исидор вытащил из кармана маленький железный кружочек. С утра он предпринял вялую попытку прибраться в квартире и обнаружил этот странный предмет, застрявший в складках оранжевого плюшевого кресла. Вероятно, кругляшок выкатился из кармана Габриеля вчера вечером, когда тот вытирал ноги.
        Исидор покрутил миниатюрную железку на ладони - ничего особенного, скорее всего, дешевка. Зевнув, он поднял крышку мусорного ведра и швырнул туда безделушку. Тяжелый кругляш затерялся среди мятых стаканчиков от йогурта, пустых коробок из-под пиццы и раскисших чайных пакетиков.
        Исидор взял чашку с дымящимся какао и направился к компьютеру. Пора зайти в любимую сетевую игру. Он не посещал территорию «Сияния смерти» уже больше недели. Габриель весьма неодобрительно относился к этому увлечению друга и, в общем-то, полагал Исидор, был прав. Вместо того чтобы встречаться с живыми людьми в реальном мире, он предпочитал завязывать отношения в безымянном, не имеющем границ киберпространстве. На просторах «Сияния смерти» Исидор чувствовал себя уютнее всего.
        Замки, рыцари, прекрасные девы в беде, ратные подвиги - все это составляло суть
«Сияния смерти», текстового кибер-мира. Каждый член сетевого сообщества придумывал себе роль. Характер персонажа, как правило, имел мало общего с реальной личностью. Исидор выступал в ипостаси придворного паяца и в пределах королевства был известен под именем Шут. Его настоящего имени никто не знал - обычная вещь в киберпространстве. В кибермире все скрывались под масками.
        Исидор зашел на сайт «Сияния смерти» под своим паролем, но, прежде чем присоединиться к развеселой компании, пирующей в большом зале, решил навестить старого товарища, обитателя подземелья, точнее, бывшего обитателя.
        Рэйзор, одноглазый калека, в юности перенес жестокие пытки, которым его подвергли злобные монахи. Из-за своего отталкивающего вида он всю жизнь скрывался в сырых и промозглых подземельях замка. Рэйзор был давним другом Шута, вместе они одержали немало славных побед над разбойниками и драконами.
        Несколько недель назад Рэйзор погиб в схватке с ужасным гоблином. По жестким правилам «Сияния смерти» проигравший в битве платил за поражение виртуальной жизнью. Игроки с почестями похоронили Рэйзора. Факелы в его подземном жилище погасли, перед входом появилась надпись: «Тьма опустилась на дом Рэйзора». В такой форме сообщалось о смерти любого героя. Подземелье, однако, не тронули. Иногда друзья Рэйзора заглядывали туда, чтобы отдать дань уважения погибшему товарищу - зажечь свечу или оставить кружку пива.
        Войдя в подземелье, Исидор, к своему удивлению, обнаружил, что там уже кто-то есть. Женщина и, судя по всему, новенькая в игре. Ее сетевое имя - Леди в зеленом - было ему незнакомо.
        Для начала следовало представиться.

«Приветствую тебя, - набрал на клавиатуре Исидор. - Люди зовут меня Шутом».

«Я знаю, кто ты».

«Мы встречались?»

«Нет. Слава бежит впереди тебя».
        А дама не прочь пофлиртовать. Исидор улыбнулся. Что ж, знакомство может оказаться интересным.

«Будь любезна, - напечатал он, - опиши, как ты выглядишь».

«Я - обольстительница. Я скрываюсь под маской, но ты можешь видеть мои прекрасные глаза. Мое тело источает запах граната. Я стыдлива и дерзка. Я - свет знания и мгла неведения».
        Ого, прищурился Исидор, горячая штучка. Его пальцы запорхали над клавиатурой.

«Шут пленился очарованием Леди в зеленом и мечтает побыть с ней наедине».

«Посмотри мне в глаза, Шут. Что ты в них видишь?»

«Загадку. Восхитительную тайну».

«А что у меня на плече?»
        Исидор заколебался. Как ответить на этот вопрос?

«Что я должен увидеть?»

«Ты видишь ворона?»
        Ворона? Он нахмурился. В следующую секунду его голову сжало стальными тисками. Сознание раскрылось, и в него хлынул стремительный поток образов. Исидор закричал от невыносимой боли. Голова пылала, словно в огне. Он обхватил ее обеими руками, как будто пытался защититься от смертоносного ливня, но все напрасно. Мощная лавина информации мгновенно расплющила мозг Исидора, и остановить ее он не мог.
        Последнее, что он испытал, перед тем как его разум угас, было изумление. На дисплее появилась строчка: «Тьма опустилась на дом Шута».
        ГЛАВА 28
        Исидора хоронили на церковном кладбище в деревне, где он родился и где до сих пор жили его родители. Габриель поехал туда на поезде. Садиться за руль он больше не решался. Его била дрожь, постоянно тряслись руки. Утром, представляясь родителям Исидора, он дергался, как наркоман в ломке. Какое впечатление он произвел, Габриелю и думать не хотелось.
        За последние три дня он пережил пять ментальных атак и уже научился распознавать признаки надвигающейся пытки. Воздух начинал вибрировать, к горлу подступала тошнота, кожа на голове натягивалась, а затем сознание раскрывалось, и на него обрушивался мощный смерч образов и данных. Габриелю казалось, будто град тупоконечных пуль разрывает мягкую ткань его мозга. Теперь он умел предугадывать приближение удара и обычно успевал поставить защитный ментальный барьер, прежде чем внутренний глаз открывался полностью. Блокировка, однако, неизменно усиливала и без того страшную головную боль, и Габриель всякий раз боялся, что его череп просто лопнет.
        Последняя атака произошла всего несколько часов назад, когда он брился. Разум раскрылся, рука дрогнула, бритвенный станок оставил тонкий жгучий порез на подбородке. Какое-то мучительное мгновение Габриель просто стоял, не препятствуя информационному шквалу, потом невероятным усилием воли возвел защитный барьер и почувствовал, как в голове что-то щелкнуло. Должно быть, на короткое время он отключился, а когда пришел в себя, содрогаясь над раковиной в спазмах рвоты, увидел в зеркале, что правый глаз залит кровью.
        Если бы только руки так не тряслись! Габриель в отчаянии засунул их под мышки и постарался сосредоточиться на речи священника, застенчивого юноши с робким взглядом. Наверняка в силу своей молодости он и не знал Исидора, когда тот мальчиком ходил в церковь с матерью и отцом. Почти все присутствующие на похоронах - очевидно, близкие знакомые родителей, - наоборот, были немолоды. У Исидора ведь было мало друзей. Стоп, поправка. Исидор не обзавелся друзьями в реальном мире, зато в киберпространстве их насчитывалось множество.
        Напротив Габриеля, по другую сторону могилы, стояла мать Исидора. Она тихо плакала, слезы катились по сильно напудренному лицу, темно-красная помада растеклась вокруг рта, заполнив тоненькие бороздки морщинок. Судя по всему, в молодости миссис Кавендиш была настоящей красавицей. Отец Исидора стоял рядом, закрыв глаза, его губы шевелились в беззвучной молитве. Сын унаследовал от него высокий лоб и тонкий орлиный нос. Именно так Исидор выглядел бы лет тридцать спустя…
        После похорон был назначен траурный прием, но Габриеля коробило от одной мысли о необходимости пребывания на людях. Он решил, что попрощается с родителями Исидора и поедет домой.
        - Миссис Кавендиш…
        Мать Исидора подняла заплаканные глаза.
        - Я хотел бы попрощаться.
        Руки у Габриеля по-прежнему дрожали, голова дергалась, как у буйнопомешанного.
        Если она и заметила что-то неладное, то не подала виду.
        - Спасибо. Спасибо, что приехали.
        - Я… я…
        Габриель запнулся. Что он может сказать? «Это я виноват в смерти вашего сына»? Или: «Если бы не я, ваш сын был бы жив»?
        Исидор скончался от обширного мозгового инсульта. Для такого молодого возраста - это редкость, как объяснил доктор, но в медицинской практике подобные случаи известны. Врожденная аневризма может долгое время таиться в мозгу, словно мина замедленного действия, и никак себя не проявлять. Габриель согласно кивал, зная, что произошло на самом деле. В сознание его друга проник чужой разум. Разум-убийца, вспоровший мозг Исидора с жестокостью мясника.
        Габриель посмотрел в потухшие глаза миссис Кавендиш.
        - Мои соболезнования, - произнес он. - Приношу вам глубочайшие соболезнования.
        Мать Исидора легко коснулась его руки.
        - Спасибо. Господь да пребудет с вами. Фрэнсис считал вас своим лучшим другом.
        В поезде, на обратном пути в Лондон, Габриель зажмурил глаза и все равно не мог сдержать слез, катящихся по щекам. Он знал, что привлекает любопытные взгляды, но ему было все равно. Воспоминания о погибшем товарище терзали ему душу. Исидор в резиновых шлепанцах и пляжных трусах под звуки гавайской музыки в самый разгар зимы смешивает май-тай… Исидор работает над взломом сложной программы, на его лице - спокойная сосредоточенность… Исидор напевает «О-о, крылья голубки», точь-в-точь копируя группу «Мэднесс»… Исидор, его друг… Друг, в смерти которого повинен он, Габриель. О господи…
        Как же ему сейчас не хватает Фрэнки! В этом мире, где все потеряло значение, ее стойкий дух, ее здравомыслие - единственная опора. Но Фрэнки нет, она уехала. Куда - Габриель не знал, в теплые края, как сказала она при последней встрече. На звонки она не отвечала, хотя после смерти Исидора он оставил ей бессчетное количество сообщений.
        Понемногу он начал дремать, то встряхиваясь, то снова проваливаясь в полузабытье. Монотонный стук колес нагонял сон. Ту-дум-ту-дум. Ту-дум-ту-дум , прямо как в детской книжке про паровозик по имени Ту-ту Томас. Ту-дум-ту-дум.
        Сквозь полузакрытые глаза Габриель увидел, что напротив него села женщина. Невысокая, с длинными светлыми волосами. Опустив голову, она читала газету.
        Ту-дум-ту-дум, ту-дум-ту-дум…
        Женщина расправила страницы и аккуратно свернула газету вдоль разворота. Светлые пряди спадали ей на лоб, заслоняя глаза. Изящной рукой она откинула волосы с лица и в упор посмотрела на Габриеля.
        Ее пустые глазницы были затянуты паутиной, на подбородке расползлась трупная зелень. Мелисса Картрайт. Супермодель, красавица, прекрасная жена богатого и старого сэра Стивена Картрайта. Жертва похищения.
        Ты бросил меня в беде.
        Губы Мелиссы зашевелились, стали видны гнилые зубы.
        Бросил меня в беде.
        Маленький паук выполз из пустой глазницы и побежал по ее колену.
        Ту-дум-ту-дум, ту-дум-ту-дум.
        Нет! Габриель попытался крикнуть, но голос куда-то пропал. С его губ не слетело ни звука.
        Да. Я погибла из-за тебя. Он тоже погиб из-за тебя.
        Взор страшных черных глазниц устремился чуть правее. Габриель повернулся и посмотрел туда.
        Исидор…
        От ужаса Габриель лишился сознания.

* * *
        Когда он пришел в себя, кондуктор тряс его за плечо.
        - Вокзал Ватерлоо, сэр, конечная остановка. Просыпайтесь!
        Габриель тупо покрутил головой по сторонам. В купе никого нет, сиденье напротив опустело, как и соседнее место. Он остался один.
        Габриель почувствовал, что жутко замерз. Он вышел на ярко освещенную платформу, и его спина покрылась мурашками. Это от холода, сказал он себе, только от холода.
        Стоя на эскалаторе, он постоянно оглядывался через плечо. На третий раз он ее заметил. Черное пальто, светлые волосы, глазницы, затянутые паутиной. Габриель начал проталкиваться вперед, однако ноги как будто увязали в зыбучих песках. Он попытался перешагивать сразу через две ступеньки, но едва мог двигаться. Из горла вырывался хриплый свист. Он вновь оглянулся. Мелисса Картрайт исчезла.
        Стоянка такси. Нужно взять машину, чтобы добраться до дома.
        Такси с горящим желтым кирпичиком затормозило у тротуара. Габриель открыл дверцу, заглянул в салон и поймал в зеркале ее отражение. Она совсем рядом. Сейчас она протянет руку и дотронется до него… Габриель издал глухой звук, рухнул на заднее сиденье и захлопнул дверцу. Водитель удивленно покосился на странного пассажира.
        Галлюцинация, это всего лишь галлюцинация. Злая шутка сознания. Решительно отвернувшись от окна, Габриель назвал адрес водителю, который теперь наблюдал за ним уже с откровенным подозрением.
        Она влияет на твой разум, внедряет в него образы Мелиссы Картрайт и Исидора, словно сеет ядовитые семена. Не позволяй ей этого.
        Ей… Почему он не может назвать ее по имени? Думая о ней, он неизменно употреблял слова «она» или «убийца». Он не упоминал ее имени, отгораживался от истины.
        Минналуш.
        Посмотри правде в лицо, Блэкстоун. Признай факты. Наберись смелости сказать Морриган, что на совести ее сестры - смерть трех человек.
        У дверей Габриель замешкался с ключами. Сейчас, сейчас он зайдет домой и окажется в безопасности. Он зажег свет; гостиная была пуста. Только… китайские колокольчики на подвеске легко покачивались, как будто кто-то прошел рядом и всколыхнул воздух в закрытой комнате. Нет, ему померещилось. Как холодно. Габриель опустил взгляд на кисти рук - уймется ли когда-нибудь эта чертова дрожь?
        Он прошел в ванную и открыл воду, снял куртку и рубашку. Горячий пар начал заполнять помещение, жемчужные капли оседали на зеркале, точно слезы. Из зеркала на Габриеля смотрело бледное лицо с мутным взором, лицо утопленника.
        Позади что-то мелькнуло. Перед Габриелем проплыл образ женщины со светлыми волосами, похожими на морскую траву, и полуразложившейся, рыхлой, как губка, плотью.
        Он закричал, вскочил на ноги, в спешке зацепился за резиновый коврик. Вылетел из комнаты и захлопнул за собой дверь. Его пальцы крепко сжимали дверную ручку, как будто он пытался не выпустить то, что притаилось в ванной. Габриель оцепенело уставился на свои кисти. Вот-вот щелкнет замок и ручка начнет поворачиваться… Вот-вот…
        Ничего не происходило. За закрытой дверью слышался шум воды. Габриель напряженно ждал, вода наливалась в ванну. Сколько он так простоял, изо всех сил сжимая набалдашник ручки, он не знал. Вода стала просачиваться из-под двери и намочила Габриелю ноги, но он по-прежнему не шевелился.
        Он почувствовал на себе чей-то взгляд. Одеревенелый, как манекен, повернулся назад. На стене висела африканская маска, темное лицо с пустыми глазами и пустой ухмылкой. Защита от колдовских чар.
        В груди у Габриеля екнуло. Размахнувшись, он сшиб маску со стены, та со стуком упала на пол, через одну глазницу пробежала трещина. Рот все так же ухмылялся.
        Раздался дверной звонок. От этого звука Габриеля словно парализовало, он прирос к полу и в ужасе взирал на дверь. Внезапно он подумал про Исидора, похороненного только сегодня утром, лежащего в сырой земле. Может быть, его друг вовсе не в гробу, может, он стоит там, на лестничной клетке, и уже опять поднес палец к кнопке звонка.
        Звонок повторился, а затем в дверь забарабанили кулаком.
        - Габриель! - послышался приглушенный голос Фрэнки. - Ты дома?
        Он с трудом дополз до двери и онемелыми от пережитого стресса пальцами снял цепочку.
        - Господи, - охнула Фрэнки. - Что с тобой?
        ГЛАВА 29
        Томограмма больше напоминала картину, жутковатое произведение искусства.
        - Красота! - подмигнул Габриелю человек по другую сторону стола, как будто подумал о том же. - Все видно до мельчайших подробностей.
        Габриель оглянулся на снимок, прикрепленный к подсвеченному экрану. Ему не верилось, что перед глазами - его собственный мозг, похожий на белый, вывернутый наружу гриб, плавающий в чернилах.
        Фрэнки придвинула свой стул поближе и взяла Габриеля за руку. Со вчерашнего вечера она почти не отходила от него. Это Фрэнки привела его сюда, на прием к одному из самых знаменитых неврологов Британии.
        С утра ему провели магнитно-резонансную томографию. Габриель знал, что такие процедуры даже в частных клиниках делаются по предварительной записи, но Фрэнки решила, что медлить нельзя. Увидев залитый кровью глаз и трясущиеся руки Габриеля, она вызвала врача, который раньше консультировал ее мужа. Тот, в свою очередь, договорился о приеме у невролога. Какие еще связи использовала Фрэнки, Габриель не знал, но за один день его осмотрели, взяли все анализы, сделали МРТ-снимок и вызвали, чтобы сообщить приговор.
        Невролог, известный под звучным именем Горацио Дибблз, сложил пухлые руки и устремил на Габриеля взор небесно-голубых глаз.
        - Мистер Блэкстоун, у меня для вас две новости: хорошая и плохая.
        Габриель почти ждал, что доктор спросит, какую из них он предпочитает услышать первой, но Дибблз, не делая паузы, продолжил:
        - Вы перенесли транзиторное нарушение мозгового кровообращения.
        - Инсульт?
        Габриель вдруг вспомнил своего дядю Бена, с которым случился апоплексический удар. Дядя Бен потом до конца жизни тянул левую ногу, точно бесполезную деревяшку, и разговаривал так, будто набил полный рот каши.
        - Динамический инсульт, то есть преходящий. Однако последствия преходящей ишемической атаки бывают такими же, как при классическом инсульте. Могут быть затронуты зрение, двигательный и речевой центры, мышление. Часто встречается спутанность сознания.
        Спутанность сознания, ничего себе. В воображении Габриеля вновь возникло мертвое лицо Мелиссы Картрайт. Дибблз сдержанно кашлянул.
        - Тем не менее симптомы транзиторного ишемического нарушения временны. Почти все они исчезают спустя час, хотя некоторые могут повторно проявляться в течение суток. Нужно помнить, что в большинстве случаев от необратимого вреда мозг не страдает.
        - В чем же тогда заключается плохая новость?
        - Вы должны понимать, что перенесли мозговое кровотечение. В артерии вашего мозга есть слабое место, аневризма. Она похожа на маленький баллон или протертое место во внутренней камере шины, откуда подтекает воздух. Меня беспокоит тот факт, что ваши кровотечения повторяются. Каждый раз место так называемой протечки затягивается и кровь останавливается, но повторяющиеся мозговые кровотечения - нехороший признак.
        - Это лечится? - озабоченно спросила Фрэнки.
        - Как правило, если у пациента обнаружена аневризма, ее удаляют с помощью микрохирургической операции, но нам потребуются дополнительные анализы. - Дибблз перевел взгляд на Габриеля. - Я предлагаю вам пройти обследование в нашей клинике, дабы выяснить, что является причиной этих кровотечений.
        Не что, а кто, мрачно подумал Габриель. Его молчание, видимо, встревожило доктора.
        - Мистер Блэкстоун…
        - У меня сейчас нет времени.
        - Нет времени?
        - Да. Я позвоню вам позднее.
        Габриель отодвинул стул и начал подниматься. Жизнерадостная улыбка исчезла с лица Дибблза.
        - Вы поступаете очень неразумно.
        - Согласен, но сейчас не самое подходящее время для лечения.
        - Миссис Уиттингтон, - обратился врач к Фрэнки, - я настоятельно рекомендую, чтобы мистер Блэкстоун прошел полное обследование.
        - Я постараюсь его убедить, доктор. - Она тоже встала. - Обещаю, мы свяжемся с вами в самое ближайшее время.
        По выражению лица Дибблза можно было предположить, что он собирается удержать их силой. Кто его знает, подумал Габриель, а вдруг у доктора под столом специальная кнопка? Сейчас он ее нажмет, и в кабинет явятся дюжие санитары со шприцами и смирительной рубашкой. Дибблз вздохнул. Демонстративно скрестив на груди пухлые руки, он бесстрастно произнес:
        - Я не могу насильно уложить вас в клинику, мистер Блэкстоун, но имейте в виду, что в следующий раз вам грозит полноценный инсульт, который может вызвать паралич. - Он сделал паузу и поменял положение рук. - Или смерть.

* * *
        - Твое здоровье.
        Габриель с напускной бодростью звякнул бокалом о бокал Фрэнки и жадно опорожнил его, ощутив на языке терпкий вкус танина. Отличное каберне. Конечно, топить свои печали в вине - не лучший выход, но ему, Габриелю, уже все равно.
        Они сидели в его кабинете - Фрэнки напротив, в кожаном кресле. Вид у нее был крайне расстроенный.
        Габриель даже думать не хотел о том, как ужасно выглядит. Теперь он намеренно избегал своего отражения. Из зеркала смотрело лицо старика, его родного деда на смертном одре. Габриеля угнетал не только внешний вид - пепельно-серая кожа, воспаленные глаза с красными прожилками сосудов, - куда больше он боялся увидеть позади зловещую тень, безжизненную руку, подзывающую его к себе. Габриель не знал, чего страшился больше - ментальных атак или галлюцинаций.
        - Как ты себя чувствуешь?
        - Неплохо.
        У Габриеля раскалывалась голова, но в последние дни она болела все время, так что он даже начал привыкать. По сравнению с ментальной атакой - и вовсе ерунда.
        Словно читая его мысли, Фрэнки спросила:
        - Почему Минналуш медлит со следующим ударом? Уже прошло два дня.
        - Наверное, устала и ей нужен перерыв, чтобы поднакопить энергии. - Габриель пожал плечами и глотнул вина. - Кто знает? Думаю, ментальный удар отнимает много сил и у нее.
        - Хотелось бы верить, - зло проговорила Фрэнки. - Надеюсь, откат бьет эту стерву как следует.
        Ругательство резануло Габриеля по уху. В его душе все запротестовало против этого слова. Черт, он просто жалок. Минналуш твердо вознамерилась убить его, а он обижается, когда Фрэнки называет вещи своими именами. Надо честно признать: он до сих пор не может смириться с мыслью, что Минналуш убийца.
        В день своего рождения она выглядела так, будто сошла с религиозной картины, напоминая одну из прекрасных дев с изящными запястьями и лучистыми глазами, которых изображали на своих полотнах старые мастера. Раскаявшаяся Мария Магдалина, праведница Юдифь… Ее кожа словно светилась изнутри, а в пышных волосах и уголках рта прятались тени.
        Габриель внезапно понял, что сожалеет, оплакивает потерянную чистоту. Тем не менее его поведение глупо. Он не может позволить себе роскошь предаваться горю, а если будет и дальше киснуть, Минналуш доведет дело до конца. Она постарается использовать малейшую слабость Габриеля, а значит, ради сохранения собственной жизни он должен взять себя в руки. Ради себя и Морриган, ведь Минналуш представляет угрозу и для своей сестры.
        Отсюда вытекает другой важный вопрос: как уберечь Морриган?
        Габриель мучился страхом, что Морриган в ужасной опасности и ей необходима защита. Будь эта опасность чисто физической, он сумел бы поддержать старшую сестру, да и сама Морриган более сильная и ловкая по сравнению с Минналуш. К несчастью, угроза гораздо коварнее, а Габриель, чей мозг похож на дырявую автопокрышку, не очень-то подходит на роль рыцаря-избавителя. Как, как предупредить и защитить Морриган?
        Фрэнки взяла со стола бутылку и налила себе еще вина, затем жестом предложила наполнить бокал Габриеля, но тот отрицательно покачал головой. Он и так уже выпил достаточно.
        - Фрэнки…
        - Да?
        - Я очень благодарен за все, что ты для меня делаешь, но сейчас я прошу тебя - иди домой и вообще держись от меня подальше.
        - Брось говорить чепуху, - досадливо поморщилась Фрэнки.
        - Я серьезно. Оставаться рядом со мной очень рискованно. Сама знаешь, что случилось с Исидором. Я не хочу, чтобы это повторилось с тобой.
        - Прекрати. - Она даже не повысила голоса. - Ты попал в эту передрягу только из-за меня. Все, закрыли тему.
        - Фрэнки, я на самом деле считаю…
        - Отстань, - сказала она решительно. - Разговор окончен.
        Габриель вздохнул и признал временное поражение.
        - Давай приготовим ужин. - Фрэнки встала с кресла. - А потом обсудим, что делать дальше.
        Пока она кипятила воду для макарон, Габриель достал из холодильника помидоры, салат и петрушку, положил овощи на разделочную доску и вынул из подставки сверкающий нож фирмы «Глобал» - лучшего производителя ножей. Совсем недавно он купил этот набор в дорогом магазине кухонных принадлежностей «Дивертименти». Он тогда еще приехал в Найтсбридж со своей подружкой. Вроде бы ее звали Кэти… Или Кэрол? Габриель напряг память и попытался вспомнить имя, но головная боль мешала сосредоточиться.
        Рукоятка ножа удобно легла в руку, безукоризненно острое лезвие легко резало стебли петрушки. Чик-чик-чик. Невыносимо болела голова. Габриель, прищурившись, смотрел на доску. Чик-чик-чик. Кончики пальцев сжимали пучок петрушки, и на секунду ему показалось, что они тоже похожи на овощи. Или на бледные, гладкие шляпки молодых грибов. Мысль рассмешила Габриеля, он тихонько хихикнул.
        - Что с тобой? - обернулась Фрэнки.
        - Ничего, - ответил он, не поднимая глаз.
        Движения ножа странно завораживали. Чик-чик-чик. Белое и зеленое. Белые пальцы, зеленые стебли. Чик-чик-чик. Нож постепенно придвигался к кончикам пальцев. Может быть, красное сочетается с зеленым лучше, чем белое? Красное и зеленое. Красное, как кровь.
        Чик-чик-чик. Габриель не мигая смотрел на сверкающее лезвие, которое вплотную подошло к пальцам. Так же, как охотничий нож приблизился к горлу Мелиссы Картрайт. Красное, как кровь. Как кровь…
        - Габриель!
        Испуганный возглас Фрэнки вывел его из ступора. В следующий миг она вырвала у него нож, схватила за плечи и принялась трясти.
        - Черт побери, что ты делаешь?!
        Какое-то время Габриель молча глядел на нее, а потом зарыдал. Прислонившись к кухонной стойке и запрокинув голову, он плакал с открытыми глазами. Фрэнки не пыталась его успокоить. Она дождалась, пока всхлипы утихли, и только тогда заговорила:
        - Нужно посоветоваться с Александром.
        - Нет! - вскинулся Габриель.
        - Да. Пора, - твердо сказала Фрэнки.
        - Я никуда не поеду! Он до сих пор не простил мне смерти Мелиссы Картрайт. Я не могу.
        - Можешь. Самое время.
        ГЛАВА 30
        Она была практически обезглавлена. На шее висели лохмотья кожи, наружу торчали магистральные сосуды сердца. В сгустках свернувшейся крови белела разорванная трахея. Склоненная набок голова была прислонена к стене, как будто лениво наблюдала за происходящим.
        Мелисса Картрайт. Королева красоты, обворожительная супруга сэра Стивена Картрайта.
        Мертвые глаза, как правило, лишены выражения, но только не эти. Во взгляде Мелиссы застыло знание, страшное знание. Левое веко было полузакрыто, точно она кокетливо подмигивала. Кокетлива в жизни, подумал тогда Габриель, кокетлива в смерти.
        Габриель с какой-то странной отрешенностью смотрел на промокший лиф ее кремового вечернего платья. Мелисса истекла кровью. Выпуклые блестки на корсаже делали потеки крови похожими на темно-красные рвотные массы. Руки лежали на коленях, связанные проволокой, сквозь истертую кожу виднелись белые кости. Должно быть, Мелисса боролась - ногти на некоторых пальцах были жестоко обломаны до самого мяса. Подол длинного платья задрался, обнажив внутреннюю часть бедра.
        - На ней нет трусиков, - раздался голос за спиной Габриеля: один из детективов разговаривал с женщиной-криминалистом.
        - Скорее всего, она их и не надевала, - усмехнулась та. - С таким облегающим платьем нижнее белье не носят.
        - Все равно похоже на изнасилование.
        Женщина скучающе пожала плечами.
        - Подождем, пока будут готовы вагинальный и анальный мазки.
        Позади кто-то всхлипнул. Сэр Стивен Картрайт закрыл лицо руками. Рядом с ним стоял Александр Маллинз. На обоих были белые защитные комбинезоны, поверх туфель
        - полиэтиленовые чехлы.
        Как привидения, подумал Габриель, одетый так же. Привидения, пришедшие навестить мертвую.
        В глазах Маллинза полыхала ярость.
        - Тебе нечего здесь делать, Габриель, но я хотел, чтобы ты сам все увидел. Ты мог это предотвратить.
        Габриель хотел что-то сказать, но в горле у него стоял ком.
        - Сперва ты солгал, а потом отказался выйти в «скачок» из-за… детской обиды, - презрительно бросил Александр.
        Габриель съежился от стыда.
        - Убирайся… - Голос Маллинза дрогнул. - Убирайся немедленно.
        Габриель оглянулся на труп. Мертвое тело смердело, пахло окислившейся кровью, мочой, фекалиями. Он знал, что этот запах навсегда останется с ним, впечатается в память.
        Воспоминания… Со временем они стерлись, точно были записаны на диск, который испортился, и при попытке открыть файл выдавал лишь непонятный набор разрозненных фрагментов.
        Но есть вещи, которые не забудешь.

* * *
        Габриель всегда будет помнить выражение лица Александра Маллинза в ту минуту, когда он сообщил членам «Глаза бури», что сэр Стивен Картрайт попросил помощи в расследовании похищения его жены.
        - Стивен - мой друг, - сообщил Маллинз, и его лицо оживилось. - Это личная просьба. Мы должны объединить усилия.
        Он многозначительно посмотрел на Габриеля, и тот понял его взгляд: соберись, работай вместе со всеми, будь в команде .
        Только вот работать в команде Габриель не умел и не любил. Выход в «скачок» обозначал для него лишь одну связь: между ним самим и объектом, групповых объятий он не признавал. Общаться с другими дальновидящими, делиться информацией, обсуждать результаты, раскрываться - все это Габриель считал напрасной тратой энергии. Кроме того, ему нравилось ощущать свое превосходство над коллегами. Он неизменно выходил победителем, и ему завидовали черной завистью.
        Мелисса Картрайт была супермоделью, ее фиалковые глаза улыбались Габриелю, как и всем остальным, с обложек многочисленных модных журналов. Психопат по имени Уильям Ньютс решил, что ее улыбка предназначается ему одному. Когда сэр Стивен обратился за помощью в «Глаз бури», с момента похищения прошло уже три недели и средства массовой информации, что называется, стояли на ушах.
        Задание глубоко взволновало Габриеля. Он решил, что непременно добьется успеха, который произведет должное впечатление на Маллинза.
        Отношения между учеником и учителем были непростыми. Габриель знал, что наставник восхищается его даром дистанционного видения - как-то раз старик сам признал, что за тридцать лет изучения феномена дальновидения не встречал никого более одаренного. Однако Габриелю также было известно, что Маллинз считает его заносчивым и непредсказуемым типом, а нежелание строптивого студента работать в команде вызывало постоянное недовольство руководителя.
        В свою очередь, Габриель полагал, что Маллинз слишком осторожничает, а иногда откровенно давит на своих учеников. И все-таки, хоть Габриель и не желал в этом себе признаваться, он стремился завоевать уважение Маллинза подобно тому, как сын пытается снискать одобрение чересчур сурового отца. Он надеялся, что дело Картрайт станет поворотным пунктом: если благодаря Габриелю Мелисса Картрайт вернется домой живой и здоровой, учитель навсегда останется перед ним в неоплатном долгу.

* * *
        - Что случилось?
        Фрэнки зажгла ночник. Слабый свет оставлял углы их крохотной студенческой квартирки в тени. За окошком спал Оксфорд.
        Габриель вздохнул и раздраженно натянул простыню.
        - Ничего. Спи.
        - Нет уж. - Фрэнки села в кровати. - Час ночи, а ты до сих пор не спишь. Послушай, ты стал просто невыносим. Последнюю неделю с тобой невозможно ужиться. Говори, в чем дело!
        В ответ он лишь хмуро уставился на нее.
        - Габриель, у нас с тобой близкие отношения. Близ-ки-е. Это значит, ты рассказываешь мне о своих проблемах, я слушаю, а потом говорю, что все наладится. Может, после этого нам удастся заснуть, и ты не будешь всю ночь крутиться и вертеться как ужаленный, а утром не станешь дуться.
        Если бы все было так просто, подумал он, глядя на взволнованное лицо Фрэнки. Внезапно Габриель ощутил, что близок к отчаянию.
        - Габриель?
        - Кажется… я больше не могу совершать «скачки», - с трудом выговорил он.
        Губы почему-то совсем не слушались. Фрэнки озабоченно сдвинула брови.
        - Что ты имеешь в виду?
        - У меня не получается… выйти в «скачок». Боюсь… боюсь, я утратил дар.
        Маллинз предупреждал их. Случалось, дальновидящие как бы «перегорали» и теряли свои способности. Такое происходило с лучшими из лучших. Неужели и с ним тоже?
        Фрэнки досадливо вздохнула.
        - Габриель, не надо делать поспешных выводов только из-за того, что ты один раз…
        - Три раза.
        - …хорошо, три раза прокололся. Просто сейчас ты видишь менее четко.
        - Фрэнки, я не вижу совсем.
        - Тебе ведь удалось определить несколько возможных мест. Ты сам сказал, что это наверняка. Александр попросил полицию их проверить.
        - Я все выдумал.
        - Что?!
        - Я… я подумал, что если сумею выиграть немного времени…
        На лице Фрэнки отразилось изумление. Ее взгляд заставил Габриеля отвернуться. Да, работа любого дальновидящего включала некоторую степень предположений и догадок, однако он не имел права присочинять и выдумывать несуществующие подробности «скачка» - это играло жизненно важную роль. «Не притворяться, не лгать», - с самых первых уроков вдалбливал им в головы Маллинз, и Габриель неукоснительно придерживался строгого правила. До этого раза.
        - Я не понимаю, что происходит, - торопливо заговорил Габриель. - Вроде бы чувствую, как преодолеваю границы сознания и выхожу в «скачок», но затем все обрывается, как будто перед моим носом вырастает стена, глухая стена.
        - Ты должен сказать об этом Александру.
        - Нет-нет, пока не надо. Фрэнки, у меня все еще может получиться, просто мне нужно немного времени. Я уверен, что сумею преодолеть этот барьер.
        - Если промолчишь, я сама скажу, - безжалостно заявила Фрэнки.
        - Предашь меня?
        - Ради бога, прекрати! Дело касается не нас с тобой, а жизни другого человека!
        Под ее взглядом Габриель был готов провалиться сквозь землю.
        - Ладно. - Он потянулся за джинсами. - Поеду к нему прямо сейчас.
        У двери Габриель обернулся. Фрэнки смотрела на него, закрыв ладонью рот, и выглядела чужой и настороженной.

* * *
        Реакция Фрэнки оказалась сущим пустяком по сравнению с гневом Маллинза.
        - Я ничуть не удивляюсь, Габриель, что тебе не хватило мужества признаться в своей проблеме раньше. Вполне в твоем духе. В мире существуешь только ты и твое тщеславие, верно? В твоей системе ценностей спасение миссис Картрайт - ерунда, мелочь. Тебе начхать на ее судьбу, гораздо важнее для тебя - не выглядеть глупо.
        - Александр, я сожалею…
        - Не ври! Ты сожалеешь лишь о том, что вынужден сказать мне правду.
        - Прошу вас, выслушайте меня.
        - Это моя вина. Я терпел твое самолюбование только потому, что положился на твой талант. Я пренебрег возможностями других участников группы, уделял их отчетам меньше внимания, чем следовало. Из-за тебя мы потеряли драгоценное время, Габриель, время, которое могли бы потратить на расследование других ниточек. Кроме того, мы лишились доверия полиции.
        Габриель молчал.
        - Уходи.
        Когда он вернулся домой, Фрэнки в квартире не оказалось. Не снимая одежды, Габриель рухнул на кровать. Сон, однако, пришел к нему только перед рассветом. Он начал дремать и почувствовал, как открывается внутреннее зрение, как его тянет в «скачок». Ощутил мягкую силу, влекущую за пределы сознания. Ну же… Ну…
        Он заколебался. А зачем ему это? Маллинз вышвырнул его пинком, да и, скорее всего, опять ничего не получится. К чему продлевать агонию?
        Вперед… в «скачок»… Нет. Габриель поставил блокировку и без усилий закрыл внутренний канал. С «Глазом бури» покончено. Какое облегчение, подумал он. Какое облегчение - знать, что под этой частью жизни подведена черта.
        Он повернулся к стене и укрылся одеялом, заметив в темном небе за окном бледную полоску рассвета.
        Тело Мелиссы Картрайт обнаружили одиннадцать часов спустя в хлеву одной из йоркширских ферм. Она умерла рано утром, на восходе солнца.
        ГЛАВА 31
        - Габриель, просыпайся.
        Фрэнки легонько потрясла его за плечо.
        Он поднял голову с подголовника автомобильного сиденья и сощурился. По дороге в Оксфорд он уснул, и теперь шея сильно затекла. Лоб, прижатый к стеклу, замерз и онемел.
        Габриель открыл дверцу машины, в лицо ему ударил ночной холод. Он выдохнул, и губы окутало облачко призрачного пара. Немного постоял, разглядывая дом. За исключением новенького сарайчика в саду, все осталось точно таким же, как тринадцать лет назад.
        - Идем.
        Фрэнки взяла его под руку.
        Пока они шагали по садовой дорожке к дому, на крыльце вспыхнул свет и парадная дверь открылась. На порог вышел высокий человек в вытертой домашней куртке из замши, фланелевых брюках и теннисных туфлях.
        Габриель остановился. На мгновение повисла тишина, потом человек на крыльце махнул рукой:
        - Заходите.
        Чуть помешкав, Габриель и Фрэнки вошли в дом и закрыли за собой дверь.
        Внутри также ничего не изменилось. Знакомые обои с ворсистым рисунком в прихожей… В гостиной - многочисленные фарфоровые статуэтки, прелестные пастушки и румяные ангелочки, уйма книг и журналов. Слабые лампочки под пыльными абажурами цедили тусклый желтый свет.
        Хозяин дома, напротив, сильно постарел. Кожу избороздили морщины, волосы поредели. Он слегка прищелкивал языком и постоянно шевелил губами. Александр Маллинз носил старомодную вставную челюсть!
        Тем не менее за стеклами продолговатых очков сверкали все те же холодные пронзительные глаза, а голос, пусть и утративший аристократическую сочность тембра, звучал по-прежнему резко.
        - Итак, вы здесь. Что вам нужно?

* * *
        Габриель предоставил говорить Фрэнки. Та отлично справилась, подробно изложила факты в хронологическом порядке, без всяких эмоций и домыслов. Именно так много лет назад Маллинз учил их описывать результаты выхода в «скачок». Фрэнки отнеслась к его наставлениям со всей серьезностью, мрачно усмехнулся про себя Габриель, учитель должен быть доволен - никаких лирических отступлений или субъективных оценок.
        Когда Фрэнки закончила, Маллинз обратил взор на Габриеля.
        - Так. И чего же ты от меня хочешь?
        - Александр…
        Фрэнки подалась вперед в кресле. Он оборвал ее резким жестом.
        - Я пришел к вам за помощью, - выдавил Габриель.
        - За помощью… - тихо повторил Маллинз.
        Пауза. Габриель вдруг осознал, что его руки сжались в кулаки, и усилием воли заставил себя расслабиться.
        - Боюсь, я мало чем могу помочь, - произнес Маллинз и, помолчав, добавил: - Мне никогда не встречались индивидуумы, наделенные таким мощным даром дистанционного видения, как эта женщина.
        Эта женщина. Минналуш. Падший ангел.
        - Ясно, что она обладает исключительными способностями, - продолжил Маллинз. - За все годы исследований я никогда не сталкивался с дальновидящими, которые могли бы нанести человеку физический ущерб, просто совершив «скачок» в его разум. - Он нахмурился. - Это действительно необычно. Лично я не могу объяснить данный феномен.
        - Она ведьма, вот и все объяснение, - хрипло сказал Габриель.
        - Ведьма? - саркастично повторил Маллинз.
        - Да. - Габриель старался сохранить ровные интонации. - Очень сильная чародейка, которая превратила свой врожденный талант - дар дальновидения - в смертельное оружие.
        - Каким образом?
        - Она занимается алхимией. Иначе, высшей магией.
        В гостиной надолго воцарилось молчание, затем Маллинз махнул рукой, словно отгоняя что-то неприятное.
        - Боюсь, у меня недостаточно знаний, чтобы углубляться в сферу эзотерики. Предлагаю проанализировать факты. Женщина, наделенная даром видеть на расстоянии, очевидно, пользуется им, чтобы вызывать патологические изменения в здоровом мозге других людей. Ни о чем подобном я раньше не слышал, поэтому теоретических и практических данных у меня нет, как нет и готового средства противодействия.
        - Неужели совсем ничего нельзя сделать? - тихо проговорила Фрэнки.
        - Давайте разложим проблему на составляющие. Вопрос: можно ли препятствовать атакам на разум Габриеля? Ответ: да, он умеет блокировать удары. Вопрос: надежна ли эта защита? Ответ: нет, поскольку при блокировке он всякий раз получает физическую травму.
        - Значит, мне просто нужен другой способ защиты, - сделал вывод Габриель.
        - Это отнюдь не просто.
        Маллинз снял очки и протер стекла о рукав куртки. Габриель хорошо знал эту манеру своего наставника, означавшую, что тот сосредоточенно обдумывает проблему. Хорошо уже, что вопрос заинтересовал старика и тот уделил ему серьезное внимание. Фрэнки как раз и рассчитывала, что профессиональное любопытство Маллинза возьмет верх над личной неприязнью.
        Александр Маллинз водрузил очки обратно на переносицу и устремил холодный взгляд на Габриеля.
        - Опиши, что ты испытываешь во время ментальной атаки.
        - Чудовищную сенсорную перегрузку. Такое ощущение, что кто-то вываливает на меня огромный мусорный контейнер, полный хаотичных образов и звуков. Меня словно накрывает снежной лавиной, причем все происходит с невероятной быстротой, так что картинки сливаются в безумный калейдоскоп и я ничего не могу разобрать. Каждый раз я боюсь, что это никогда не закончится, а когда блокирую удар, моя голова чуть не разваливается на куски. Боль… очень сильная. - «Невыносимая», пожалуй, было бы точнее, но Габриель знал, что Маллинз сочтет дурным тоном употребление столь эмоционального определения.
        Некоторое время все трое молчали, затем Маллинз медленно произнес:
        - Дворец памяти. Думаю, решение следует искать именно там. Как я понял, он представляет собой гигантское хранилище данных.
        Габриель кивнул.
        - Полагаю, с помощью дистанционного видения эта женщина перекачивает содержимое дворца памяти в твое сознание.
        - То есть сбрасывает все, что есть у нее в голове, непосредственно в голову Габриеля? - вмешалась Фрэнки.
        - Именно. Судя по всему, ее разум достаточно натренирован, чтобы удерживать огромное количество информации. А твой, - Маллинз бесстрастно посмотрел на Габриеля, - нет. - Возникла напряженная пауза, после чего он продолжил: - Очевидное решение проблемы - разрушить дворец памяти. Каким образом, я не знаю.
        - Может быть, Габриелю удастся просканировать ее, - вставила Фрэнки, - проникнуть в ее разум.
        - И что? Насколько мне известно, он - как это у вас называется - не самый сильный маг. - Маллинз улыбнулся без тени юмора. - Какое оружие применит Габриель? Он не имеет информационной базы, которая могла бы перегрузить ее сознание. Поток движется только в одну сторону. В конце концов, Габриель заблудится во дворце и не найдет выхода. Других вариантов нет.
        Маллинз не стал продолжать, но в этом не было нужды. Страх затеряться в лабиринте чужого сознания терзал каждого, кто обладал даром дистанционного видения. Иногда - довольно редко - дальновидящий не мог разорвать связь между своим разумом и разумом объекта, и это, как правило, заканчивалось плохо. Несчастный впадал в кому, застряв в сумеречной зоне пси-пространства: ни здесь, ни там. Хоть и нечасто, такое все же происходило. Дальновидящие понимали, что ходят по краю пропасти, но, поскольку по статистике вероятность такого исхода была ничтожно мала, они не позволяли себе глубоко задумываться над этим. В случае Габриеля риск был изрядно велик.
        Тишину в комнате нарушил короткий сигнал крохотного будильника. Маллинз посмотрел на часы.
        - Я должен принять лекарство.
        Он оперся ладонями о колени и с трудом поднялся. По его виду стало понятно, что визитерам пора уходить.
        - Александр, если у вас возникнут еще какие-нибудь соображения… - без особой надежды проговорила Фрэнки.
        - Разумеется, - вежливо, но сухо ответил тот.
        У двери Маллинз повернулся и в упор посмотрел на Габриеля. Он стоял так близко, что Габриель чувствовал его запах - старческий запах. Водянистые розоватые веки пожилого ученого обвисли и припухли. Явные признаки старости. Габриеля вновь пронзило острое, неприятное изумление. Он-то неизменно считал Маллинза всемогущим.
        Когда-то он обожал этого человека, стремился завоевать его уважение и сегодня пришел к нему в надежде, что тот подскажет выход из тупика. Маллинз знает ответ, думал Габриель, и положит конец его кошмарам. Маллинз… простил ему смерть Мелиссы Картрайт, как отец всем сердцем прощает своего сына.
        - Не знаю, изменился ли ты, Габриель, но очень надеюсь на это. - Губы старика зашевелились, и между ними опять задвигались зубные протезы. - Если ты намерен вступить в схватку с этой женщиной, то потакать своим слабостям и по-детски жалеть себя тебе уже не придется. На этот раз отступать некуда.
        Габриель вспыхнул.
        - Когда-то ты был членом команды, но посчитал себя выше всех остальных. Ты мог бы попросить помощи, но нет, тебе, герою-одиночке, претило такое унижение. Посмотри, к чему привело твое самодовольство, чем это кончилось для Мелиссы Картрайт. Если бы ты поделился своей проблемой с товарищами, мы могли бы помочь тебе преодолеть психологический барьер и снова обрести ясность внутреннего зрения, однако великий мистер Блэкстоун считал такой шаг ниже своего достоинства. Ты всегда летал слишком высоко, Габриель, всегда чересчур полагался на свой дар. Что ж, эта леди не просто наделена даром, у нее крепкий, тренированный разум… Откровенно говоря, тебе против нее не выстоять.
        ГЛАВА 32
        Обратная дорога в Лондон прошла почти в полном молчании. Лицо Фрэнки посерело от усталости, руки вяло сжимали руль.
        - Может, мне все-таки переночевать у тебя? - спросила она, затормозив возле дома Габриеля. - Тебе нельзя оставаться одному.
        - Все в порядке.
        Он и в самом деле чувствовал себя чуть лучше. Не исключено, что Габриель принимал желаемое за действительное, но ему казалось, что пульсирующая головная боль, которая не отпускала все эти дни, немного уменьшилась. Разумеется, не настолько, чтобы скакать и кувыркаться, однако облегчение было заметным. Почему Минналуш медлит, он не знал, но радовался передышке. А вдруг она вообще решила оставить его в покое? Нет, вот это уж точно «желаемое», а не «действительное», мрачно усмехнулся Габриель про себя. Когда же он смирится с мыслью, что Минналуш испытывает к нему лишь ненависть? Когда усвоит, что она не романтическая женщина из его грез, а хладнокровная убийца?
        Габриель взглянул на Фрэнки и увидел у нее на щеке слезинку.
        - Милая, не надо, - испуганно проговорил он и нежно стер капельку большим пальцем.
        - Я боюсь, так боюсь за тебя. Неужели тебе не страшно?
        - Мы что-нибудь придумаем, я в это верю. - Вранье, махровое вранье, но сейчас не время признаваться. - Фрэнки, прошу тебя, не плачь. Ну, пожалуйста.
        - Зря мы поехали к Александру, - с глазами, полными слез, сказала она. - Ты был прав, ничего не вышло.
        - Нет. Александр сумел объяснить механику того, что со мной происходит, пусть и в своей обычной язвительной манере.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Дворец памяти. Маллинз правильно вычислил: во время ментального удара Минналуш вываливает на меня данные, которые содержатся во дворце памяти. Сам я до такого не додумался, но это единственное разумное объяснение.
        - Значит, нам надо уничтожить дворец памяти.
        - Да. Жаль, что Александр лишь обозначил проблему, но не подсказал решения.
        - Он до сих пор очень зол на тебя. - Фрэнки сглотнула. - Я даже не ожидала.
        - Маллинз не простил меня… Он прав, Фрэнки: долгие годы я убеждал себя, что не виноват, но… если бы не моя заносчивость, Мелисса жила бы по сей день. Выйди я тогда в «скачок», мы наверняка получили бы информацию и нашли Мелиссу Картрайт, прежде чем Ньютс ее убил. Я сознательно оборвал тот «скачок» сознания, просто потому, что… дулся на весь свет.
        - Ты изменился, - медленно промолвила Фрэнки. - Я говорю не только о твоем запоздалом признании вины, все гораздо глубже. В последнее время я заметила: с тобой что-то произошло, что-то хорошее. Ты всегда был… бессердечен. Чертовски обаятелен, но холоден.
        - Наверное, ты меня недооценивала, - попытался улыбнуться Габриель.
        - Нет. То, что с тобой случилось, повлияло на всю твою сущность. Кто знает, - вздохнула Фрэнки, - может, за это стоит сказать спасибо сестрам Монк?
        - Получается, все было не напрасно. - Габриель криво усмехнулся. - Я умру достойным человеком.
        - Не смей упоминать смерть! Я не выдержу, если потеряю еще одного близкого человека. - Фрэнки прерывисто вздохнула. - Мы пока не побеждены. Есть ведь еще один вариант! Давай пойдем к Морриган и расскажем ей все, что нам известно, попросим помочь. Если кто и знает слабые места Минналуш, так это она. Да, вероятно, она не поверит, что ее сестра - жестокая убийца, но попробовать стоит.
        - Она поверит. Я убедился в этом, читая дневник. Судя по последней записи, которую мне удалось прочитать, совершенно ясно, что у Морриган возникли серьезные подозрения насчет сестры.
        - Чего же мы ждем?
        - Я не хочу подвергать ее опасности, - поколебавшись, ответил Габриель. - Мало ли на что пойдет Минналуш, если решит, что Морриган обернулась против нее. Да, я обязательно должен поговорить с Морриган, но прежде нужно удостовериться, что ей ничто не угрожает.
        - Ты влюблен в нее, да? - неожиданно спросила Фрэнки.
        - В кого?
        - В Морриган. Ты любишь ее. Когда ты упомянул дневник, у тебя даже лицо посветлело.
        - Она пишет очень ярко.
        - Габриель, ты неисправимый романтик. - Фрэнки печально улыбнулась. - Я всегда так считала, несмотря на то, что ты усердно создавал образ крутого парня. Посмотри, ты же втрескался в женщину, просто читая ее дневник. Прямо как в Средние века - целомудренная любовь между девой и рыцарем, которому дано лишь восхищаться ею издалека.
        - По-твоему, глупо?
        - Наоборот, чудесно… Если бы только на месте той девы была я.
        В машине вдруг возникла напряженная тишина.
        - Фрэнки…
        - Все нормально. Я уже свыклась с мыслью, что больше не являюсь твоей единственной любовью.
        - Я тебя люблю…
        - И всегда будешь любить, знаю. Но я не в силах тягаться с такой женщиной, как Морриган Монк. Я - это домашний уют, тапочки и какао у огня. Морриган - взрыв адреналина. - Фрэнки опять улыбнулась, в улыбке сквозила грусть. - И все же знай: когда ты устанешь от постоянного высокого напряжения, возвращайся ко мне, я буду ждать. Повышенный уровень адреналина вреден для организма.
        Габриель привлек Фрэнки к себе. Долго-долго они сидели молча, обнявшись. Что на него нашло? Он и Фрэнки созданы друг для друга. Когда она вновь появилась в его жизни, он решил, что судьба дает им второй шанс. Это было до того, как Габриель начал читать дневник. Дневник, который его околдовал.
        Фрэнки беспокойно шевельнулась.
        - Что ты собираешься делать?
        - Выспаться. Не знаю, почему Минналуш откладывает очередную атаку, но мне, пожалуй, стоит этим воспользоваться и хоть немного поспать. Только сперва мне нужно кое-что проверить.
        - Что?
        - Может, это и не важно… Но если важно, я обязательно тебе позвоню. Обещаю. - Габриель погладил шелковистые волосы Фрэнки. - Что бы ни случилось, знай: я очень тебе благодарен.
        - Знаю. - Она невесело улыбнулась. - Ну все, иди. Постарайся отдохнуть.
        Проводив взглядом удаляющийся автомобиль, Габриель направился к дому. Черт, почему он до сих пор не догадался сделать эту проверку? Странно, что такая простая вещь дошла до него только сейчас, он ведь всегда гордился своей скрупулезностью, от которой зависел успех хакерского ремесла. Ладно, у него есть оправдание: в последние дни навалилось столько всего… Мозговые кровотечения, смерть друга…
        Габриель зашел в кабину лифта, ткнул кнопку верхнего этажа и достал из кармана брюк мобильный телефон. Пробежался по списку последних звонков, нашел голосовое сообщение от Исидора и нажал на воспроизведение. Когда в трубке раздался голос Исидора, пронзительно-близкий и живой, у Габриеля сжалось сердце.
        «Гейб, жду твоего звонка. У меня интересные новости. Нет, просто сногсшибательные. - Замогильный хохот. - Берегись ворона!»
        Лифт дернулся и встал. Габриель сунул сотовый телефон обратно в карман и достал ключи. Его охватило странное нетерпение.
        Зеленоватого света неоновой вывески, падавшего из окна в темную комнату, вполне хватило, чтобы Габриель смог пройти к столу. Не снимая пальто, он сел в рабочее кресло и вывел компьютер из «спящего» режима. Скринсейвер исчез. Габриель открыл интернет-браузер, загрузил страничку поисковой службы и набрал всего одно слово:
        ВОРОН.
        Результаты 1-10 из 3 920 000.
        Три миллиона девятьсот двадцать тысяч! С ума сойти!
        Габриель обновил страницу поиска и ввел другой запрос:
        ВОРОН и МАГИЯ.
        Результаты 1-10 из 514 000.
        Уфф, все не так просто. Взгляд Габриеля рассеянно скользил по столу, предметы на котором купались в таинственном лунном свете компьютерного дисплея. В корзинке для исходящих бумаг лежала треснувшая африканская маска. Странно: он не помнил, как положил ее сюда. С другой стороны, в последние дни его память страдала от чудовищных перегрузок. Трещина, рассекшая физиономию маски, словно боевой шрам, и ухмыляющийся рот придавали ей какое-то бесшабашное выражение. Габриель положил пальцы на клавиатуру.
        МИННАЛУШ и ВОРОН.
        По вашему запросу ничего не найдено.
        Поколебавшись, он набрал:
        МОРРИГАН и ВОРОН.
        Дисплей мигнул.
        «Морриган: персонаж ирландской мифологии. От ирландского Mhor Rioghain, "великая королева", богиня войны и смерти, также ассоциировалась с сексуальным началом и плодовитостью. Тем воинам, на которых падала ее благосклонность, предлагала разделить с ней ложе. Принимавшие внимание Морриган побеждали в бою, а тех, кто ее отвергал, ждала смерть на поле битвы. Обладала способностью менять облик, чаще всего оборачивалась вороном».
        У Габриеля занялся дух.
        Морриган. Не Минналуш.
        Морриган - та женщина, которую он встречал в доме миллиона дверей, ворон - ее постоянный спутник. Морриган - убийца…
        - Я ждала тебя, - раздался за его спиной легкий, будто дуновение ветра, шепот.
        Габриель рывком обернулся. Фигура, сидящая совсем рядом, в глубоком кресле, подняла руку. Вспыхнул торшер, свет упал на ее волосы. Рыжие волосы.
        ГЛАВА 33
        Рыжие кудри, струящиеся по плечам, словно потоки раскаленной лавы. Бледное лицо. Минналуш. Голос, говорящий со страниц дневника. Его любовь.
        Внезапно все встало на свои места. Теперь понятно, почему он так долго не мог примириться с мыслью, что убийца - Минналуш. Что-то не сходилось, Габриель всегда это чувствовал. Внутренний компас подсказывал, что он выбрал неверное направление.
        Она приблизилась и взглянула на экран.
        - Все-таки вычислил… Я знала, что ты догадаешься.
        - Морриган убила Роберта Уиттингтона.
        - Да.
        - И его отца. А потом Исидора.
        - Мне очень жаль, Габриель, очень. Твой друг… - Она прикрыла рот ладонью. - Я… сожалею.
        - Морриган - дальновидящая?
        Минналуш кивнула. В ее глазах мелькнул страх.
        - Кто создал дворец памяти?
        - Я.
        - Тогда я не понимаю…
        - Я все объясню, только сперва обними меня. Пожалуйста, обними.
        Она шагнула вперед и оказалась прямо перед Габриелем, так что он разглядел ее бархатистую кожу и едва заметные морщинки в уголках глаз.
        Минналуш нерешительно положила руки ему на грудь. Габриель не шевелился. Словно маленькая девочка, она встала на цыпочки и целомудренно поцеловала его в щеку. У него перехватило дыхание. Точно завороженный, он по-прежнему стоял, опустив руки.
        Минналуш отступила и поднесла к губам дрожащую ладонь. В тишине раздалось лишь одно слово:
        - Пожалуйста, - промолвила она дрогнувшим голосом.
        Колдовство рассеялось. Габриель протянул руки и порывисто привлек ее к себе.

* * *
        Они занялись любовью - объятые коконом света, к размытым границам которого подступали черные тени. Габриель погладил брови, похожие на распростертые крылья птицы, пальцем ласково очертил линию скулы и спустился к подбородку.
        Минналуш принадлежала ему.
        Он благоговейно дотронулся до нее и осознал, что может ощутить возлюбленную всем естеством, может взять ее. От этой мысли у Габриеля закружилась голова. Да, он читал дневник, да, мечтал, но женщина из его грез была бесплотна, как воздух. И вдруг, когда он меньше всего ожидал, она пришла к нему, она здесь, во всем своем великолепии, и он чувствует, как от его прикосновений у нее учащается пульс. Глаза Минналуш были полузакрыты, губы расслаблены. Габриель провел по ним пальцем, и ее влажный рот приоткрылся; откинул с плеч прядь волос и медленно поцеловал чуть выше ключицы. Минналуш пахла розовым маслом. Его язык скользнул ниже, губы зарылись в пульсирующую ямку на шее.
        Каждая клеточка ее тела была изумительно прекрасна. Бледные полумесяцы ногтей, внутренняя сторона рук, мерцающая, точно перламутр, хрупкие плечи, где кожа была такой нежной, что Габриель боялся поранить ее своими прикосновениями. Пониже поясницы - монада, обрамленная алой розой, и капли крови на острых шипах. Наслаждение. Боль.
        Габриель поднял руки Минналуш и провел языком по ее прелестным подмышечным впадинам. Его губы исследовали все ее тело, очерчивая рельефные контуры ребер, волшебно-округлые ягодицы, гладкую внутреннюю поверхность бедер. На щиколотке Минналуш сверкнула изящная золотая цепочка. Габриель взял в руки узкую ступню, поцеловал восхитительный изгиб стопы и мягкие, нежные пальчики.
        За всю жизнь он любил только одну женщину: Фрэнки. Разумеется, были и другие, и в свое время он испытывал к ним очень теплые чувства. Однако, глядя на ту, которую он сейчас держал в объятиях, и которая смотрела на него глазами, прозрачней океанской воды, Габриель понял, что из всех женщин, с коими его сводила судьба, он боготворит, воистину боготворит, только ее, единственную.
        Он мог бы раствориться в ней, потеряться, забыть себя. Страсть захлестнула Габриеля с невиданной силой. Вспыхнуть, сгореть, расплавиться - ему было все равно. Как много людей испытали то, что он переживает сейчас?
        Он покрывал поцелуями глаза, нос, губы Минналуш, брал в ладони ее лицо, гладил каждый палец. Он вошел в нее, стремясь проникнуть глубже, глубже… Где заканчивается он и начинается она?
        Минналуш замурлыкала, словно кошка, обвила руками плечи Габриеля, стиснула крепче, а затем ее ногти впились ему в спину. Он застонал от наслаждения, почувствовал, как содрогается ее лоно, и его пронзило острое, первобытное ощущение счастья. Габриель так крепко сжал возлюбленную в объятиях, что она, смеясь, издала полузадушенный протестующий возглас.
        Минналуш ласково оттолкнула его от себя, заставив перевернуться на живот, и легла сверху. Ее груди мягко терлись о спину Габриеля, руки распластались поверх его рук, их пальцы переплелись.
        Долгое время они лежали не двигаясь. Ее легкое дыхание согревало ему шею. Вскоре Минналуш задышала ровнее и медленнее. Она заснула.
        Если бы можно было навсегда остаться в безопасности этой комнаты, в тепле постели. Время остановилось. Смерть и опасность исчезли.
        Минналуш шевельнулась и тихонько всхлипнула. Потянувшись через Габриеля к тумбочке, она повернула будильник и посмотрела на время.
        - Уже очень поздно.
        - Скорее, очень рано.
        Габриель улыбнулся, а потом вдруг шутливо опрокинул ее на спину.
        Минналуш вскрикнула и расхохоталась, пытаясь отпихнуть его. Габриель приподнялся на локте и откинул с ее лба тяжелые волосы.
        Она и в старости будет красива, думал он, глядя на любимую. В глазах Минналуш все так же будет светиться ум, время не испортит ее прекрасную фигуру. Мелодичный смех, мудрость женщины, шаловливость девчонки - все это останется с ней, как и этот чудесный, таинственный свет, окутывающий все ее существо.
        - Минналуш…
        На ее устах заиграла счастливая улыбка удовлетворенной женщины. Она зарылась лицом в мягкую подушку и потянулась.
        - Ты… расскажешь мне обо всем?
        Минналуш замерла, ее мышцы напряглись. Она повернулась к Габриелю и вновь обратила на него взор сверкающих океанской зеленью глаз. Между ними надолго воцарилось молчание, а потом она произнесла:
        - Да, я все расскажу.
        ГЛАВА 34
        - Зачем Морриган убила Роберта Уиттингтона?
        Минналуш сидела на противоположном конце кровати, крепко обхватив руками колени. Полоска скомканной простыни, отделявшая ее от Габриеля, показалась ему символом не только физической, но и духовной границы между ними. Он попытался смягчить интонацию:
        - Зачем, Минналуш?
        - Морриган испугалась, что Робби выдаст ее, и что я перестану заниматься дворцом памяти, если обо всем узнаю.
        - О чем именно? И почему этот чертов дворец настолько важен для Морриган, что она пошла на убийство?
        - Дворец памяти - конечная цель, самая большая награда, главный приз. В его стенах находится просвещение, за его дверями - ключи к великим тайнам. Люди готовы убить и не за такое… Смерть моей матери… - Минналуш медленно кивнула, в ее глазах сверкнули слезы. - С нее все и началось…

* * *
        Жаклин Монк умерла в пятьдесят три года. К этому времени ее мозг представлял собой спутанный клубок белковых бляшек и размягченных участков. Она по-прежнему оставалась красавицей, но болезнь Альцгеймера стерла ее память и уничтожила индивидуальность. Последним, что миссис Монк видела перед тем, как уйти из жизни, были две дочери, стоящие у постели, однако вид плачущих девушек не вызвал у нее никаких чувств. Она не знала, кто они такие.
        В «тибетской Книге мертвых» сказано, что последняя мысль человека перед смертью определяет характер его следующей жизни. Шестнадцатилетняя Минналуш Монк глядела в пустые глаза матери, и ее сердце разрывалось от боли. О чем могла думать эта больная женщина в свой последний миг?..
        Для молодой девушки с уже развитой тягой к мистицизму потеря матерью памяти стала серьезным ударом. Память, пришла к выводу Минналуш, - главное отличие человека от всех остальных живых организмов. Не обладая памятью, невозможно осознать себя, невозможно запомнить предыдущий опыт и, следовательно, испытать ощущения от жизни в настоящем.
        С течением времени научные исследования Минналуш приобрели еще большую духовную значимость. Объектом изучения теперь служила не только память, но и непосредственно знание - высшее знание, прямой путь к общению с Богом.
        Гнозис.

* * *
        Девятнадцать лет назад. Минналуш Монк - семнадцать. За окном - ночь. Свет лампы падает на страницы книги, которую она читает.
        Происхождение гностицизма, иначе говоря, религии познания, по общепринятой версии, связывается с личностью Симона Волхва, или Мага, которого враги прозвали "отцом всех ересей". В ортодоксальных христианских кругах гностицизм считался опасной еретической сектой, его приверженцев подвергали гонениям. Однако есть сведения, что идеи гностицизма проявлялись задолго до рождения Христа в египетских тайных культах, а также в буддизме, даосизме и зороастризме. Надежда на то, что с помощью великого знания простой смертный способен постичь божественные тайны, стара как мир.
        Шум у двери отвлекает внимание Минналуш от книги. В квартиру входит Морриган. Она включает лазерный проигрыватель, и несколько секунд спустя комнату наполняет мелодичное пение скрипки. Andante cantabile - Первый струнный квартет Чайковского, опус номер одиннадцать. Любимое произведение матери.
        Минналуш напряженно наблюдает, как Морриган садится в кресло. Со старшей сестрой всегда надо быть настороже. Минналуш давно отказалась от мысли, что они могут быть близкими подругами. Как печально, думает она, глядя на высокие, точеные скулы Морриган, на ее черные волосы, уложенные в гладкий пучок на затылке, - как грустно сознавать, что у тебя нет ничего общего с единственной сестрой.
        Однако сегодня Морриган кажется какой-то неуверенной и даже… - Минналуш с удивлением подбирает верное слово - ранимой . Может быть, причина в том, что сегодня - первая годовщина со дня смерти матери. Утром, когда они принесли на могилу цветы, Минналуш заметила в глазах сестры слезы.
        - Завтра обратно в колледж?
        Морриган кивает в сторону письменного стола, где навалены стопки учебников.
        - Да.
        Минналуш аккуратно закрывает книгу. Пусть сестрица думает, что она занята учебой.
        - Я тебя отвезу.
        - Не надо, я поеду поездом.
        - Пожалуйста. Позволь мне отвезти тебя.
        Странно… и неожиданно. Тем не менее Минналуш кивает:
        - Хорошо, спасибо.
        Некоторое время сестры молчат, а затем Морриган наклоняется к ней и произносит слова, которые навсегда изменят отношения между ними.
        - Минналуш, я хочу открыть тебе один секрет…

* * *
        Следует отметить, что смерть Жаклин Монк, ставшая переломным моментом в судьбе ее младшей дочери, так же сильно повлияла и на жизнь старшей. Черноволосой Морриган тогда было семнадцать лет. Пять из них она состояла в тайном обществе девушек-подростков, псевдовикканском «ковене», на сходках которого с одинаковым интересом обсуждались магические ритуалы и амулеты, Богиня-мать, последние хиты
«Эм-ти-ви» и, конечно, парни. Признание Морриган, что она является прямым потомком великого чародея Джона Ди, позволило ей получить особый статус в группе и четко осознать собственную индивидуальность.
        Примерно в это же время Морриган обнаружила в себе некую тайную способность. Открытие и напугало ее, и привело в восторг. Оказалось, что у нее в мозгу есть нечто вроде особой мышцы, которую она может напрягать и расслаблять почти по желанию и которая позволяет «заглядывать» в разум других людей. Само собой, Морриган быстро поняла, что новость о подобном таланте вызовет у ее подруг скорее страх, нежели восхищение, поэтому в отличие от истории своего происхождения сохранила ее в тайне.
        Владение уникальным даром подстегнуло интерес девушки к магии. Морриган считала дальновидение стопроцентным проявлением волшебства. Рамки девчачьего сообщества ее более не устраивали, и она погрузилась в серьезное изучение оккультизма. Главным образом ее интересовало, как обычные предметы посредством точных магических формул превращаются в талисманы и амулеты. Позднее эти знания, как и дар дистанционного видения, приобрели в жизни Морриган первостепенное значение.
        Как правило, большинство дальновидящих обнаруживают свой талант еще в детстве и делятся этой тайной с родителями, братом, сестрой иди близким другом. Морриган этого не сделала. Она холила, лелеяла и оттачивала свою способность, но держала ее в глубокой тайне от окружающих и отнюдь не собиралась признаваться кому бы то ни было и уж тем более младшей сестре.
        А потом умерла мать. В первую годовщину со дня ее смерти Морриган вдруг произнесла: «Минналуш, я хочу открыть тебе один секрет». Она бы ни за что не пошла на это, если бы не горевала так сильно. Морриган ожидала, что сестра поднимет ее на смех, но неожиданно обрела поддержку и понимание.
        До того дня сестры держались словно чужие. Они завидовали друг дружке и имели очень мало общего. Минналуш всегда была интеллектуалкой, Морриган - спортсменкой. Девушки воспитывались в разных школах-интернатах и виделись довольно редко. В тот вечер, когда из сада в дом проникал запах любимых роз матери, а пение скрипки будоражило память, вызывая детские воспоминания, между сестрами состоялся откровенный разговор - первый за все время. И тут они сделали открытие: оказывается, несмотря на все различия, их обеих влекут магия и мистика. Две сестры с разных концов двигались к одной цели, находились на одной и той же тропе. Избранный ими путь с годами трансформировался в необычайно смелый проект.
        Проект - или «игра», как они его называли, дабы смягчить определение, - постепенно стал главным занятием обеих женщин, движущей силой в их жизни. Чтобы скрепить свое соглашение, Морриган и Минналуш сделали иероглифическую монаду Джона Ди своим персональным знаком, который служил превосходным символом игры.
        Юношеское соперничество было забыто. Сестры вкладывали в игру свои особые таланты: Минналуш - блестящий ум и гениальные творческие способности, Морриган - глубокие знания в сфере оккультизма. Со временем пригодился и ее дар дальновидения.
        Венцом совместных стремлений сестер Монк была мировая душа, «анима мунди» - ослепительное озарение, после которого им откроются великие тайны Вселенной. Для этого они и решили построить дом миллиона дверей.
        В ходе своих исследований Минналуш познакомилась с работами таких мастеров памяти, как Джордано Бруно, Джулио Камилло, Раймонд Луллий. Изобретательность, эрудиция и таинственная оккультная философия, составлявшие основу их систем памяти, заворожили Минналуш. Если человеческое сознание является блеклым отражением божественного разума, то эти люди действительно приблизились к священному откровению. Сестры прилагали все усилия, чтобы добиться такого же состояния духа.
        За двадцать два года им удалось возвести дворец памяти, подобного которому не существовало в истории. Архитектором была Минналуш, она же собирала информацию. Ее математические способности играли ключевую роль в конструкции системы. Морриган, в свою очередь, использовала магию. Руководствуясь строгими принципами чародейства, она превращала образы во дворце в мощные талисманы.
        Кирпичик за кирпичиком, дверь за дверью, предмет за предметом сестры создавали информационную систему, заключенную в оболочку бело-серого мозгового вещества, - систему столь же огромную, как Вселенная, и глубокую, как человеческий дух. Они назвали ее «Ключ Прометея».
        Но затем все пошло вкривь и вкось.
        ГЛАВА 35
        - Робби… - задумчиво произнесла Минналуш и умолкла.
        Наконец-то добрались до главного, подумал Габриель.
        - Нам не следовало принимать его в игру.
        - Вы специально его выбрали.
        Габриель знал, что его голос звучит резко, но ничего не мог с собой поделать. Роберт оказался для сестер легкой добычей. Несомненно, юноша, ослепленный их очарованием, быстро попался на удочку…
        - Габриель, пойми, мы не соблазняли его, - взволнованно проговорила Минналуш. - В отличие от тебя Робби уже был на пути познания.
        - Вы же знали, что задача ему не по силам, что он не дойдет до цели.
        Минналуш энергично замотала головой.
        - Совсем не важно, дойдешь ли ты до цели. Участвовать в игре - все равно что наносить удары по гранитной глыбе размером с Вселенную, высекать искры божественного огня. Узреть чудесные искры - само по себе большая награда. Робби все отлично понимал. Он сознавал, что никогда не достигнет того уровня мастерства, которым владеем я и Морриган, но…
        - Что «но»?
        - Примерно через год после того, как Робби начал изучать «Искусство», к Морриган пришло прозрение, - Минналуш говорила с трудом, - и она изменила ход игры. Морриган решила использовать свой дар дальновидения и постепенно переносить фрагменты дворца памяти из своего разума в разум Робби. Таким образом, то, на что в обычных обстоятельствах потребовались бы годы, он мог постичь за считанные минуты. С каждым сеансом переноса объем его памяти увеличивался в геометрической прогрессии, каждый раз он совершал гигантский прыжок вперед.
        - Расчет сработал?
        - Сперва все шло блестяще, хотя мы немного побаивались. Трансформация - это не еда на скорую руку, ее не закинешь в рот, как чипсы. - Минналуш едва заметно усмехнулась. - Если бы мы сразу перебросили содержимое дворца в сознание Роберта, то попросту убили бы его; мозг Робби рассыпался бы грудой щебня. Со своей стороны он тоже должен был предпринимать определенные усилия. Морриган передавала небольшие фрагменты информации - всего по несколько комнат за раз, а порядок мест и порядок вещей Роберту предстояло усвоить самостоятельно. То есть ему самому приходилось заполнять пробелы, соединять узловые точки. Как я уже сказала, поначалу план отлично работал, процесс развивался одновременно изнутри и снаружи. Объем передаваемых данных постоянно возрастал, за один сеанс в сознание Робби перекачивалось все больше информации. Память Роберта превратилась в фантастически мощный инструмент.
        - А потом?
        - Нагрузка стала чересчур большой, Робби уже не справлялся. Его мозг продолжал впитывать информацию, как губка, но волокна этой губки начали распадаться. Все признаки были налицо. Во-первых, у него началась страшная бессонница, а когда он все же засыпал, его мучили отвратительные кошмары.
        - Почему он не вышел из игры?
        - Робби превратился в наркомана. Несмотря на отрицательные побочные действия, он испытывал невероятный кайф и жаждал острых ощущений все сильнее.
        - Как ты могла такое допустить? Тебя не беспокоило его состояние?
        - Конечно, беспокоило. Я попросила Морриган притормозить закачку, но она втайне от меня ускорила ее. Роберт был только «за». Понимая, что я не одобрю происходящее, они сговорились держать все в секрете.
        - Однако ситуация вышла из-под контроля…
        - Просто катастрофически. Но, Габриель, честное слово, до самого последнего времени я не подозревала, насколько это серьезно. Да, я знала, что у Робби проблемы, однако думала, что он сомневается насчет своего дальнейшего участия в игре. Меня всегда тревожило, что у него нет достаточной психологической закалки, необходимой для оттачивания «Искусства памяти». Я также сознавала, что, если мы замедлим перенос данных, Роберт может разочароваться и все бросить. Поверь, я даже не догадывалась, что процесс ускорился и Робби получает все большие «дозы».
        Роберт исчез, когда я улетела по делам в Гану. Вернувшись и обнаружив, что его нет, я поверила Морриган - та сказала, что Робби решил выйти из игры. Я жутко расстроилась, что он сбежал вот так, не попрощавшись, но каких-либо подозрений у меня не возникло. Робби имел привычку просто испаряться, если его что-то не устраивало, это признавал даже его отец. Я безоговорочно поверила в объяснения Морриган.
        - Что произошло на самом деле?
        Некоторое время Минналуш молчала, а когда заговорила вновь, ее голос был чуть слышен.
        - Морриган решила привести Робби в Портал - вещь абсолютно недопустимая. Роберт был инициатом первого уровня, стихии Воздуха, он изучил лишь основы и еще не достиг уровня зелатора. Только зелаторам позволено приближаться к стихии Огня. Взяв его с собой в Портал, Морриган нарушила правила, и для Робби это обернулось трагедией. Его мозг получил чудовищную перегрузку и не выдержал.
        - С ним случился инсульт.
        - Да, похоже.
        - Но умер он не от этого.
        - О господи…
        Минналуш с такой силой стиснула простыню, что у нее побелели костяшки пальцев.
        - Он утонул. Каким образом он оказался в бассейне?
        - Робби любил воду. Мы выяснили, что его разум наиболее восприимчив во время плавания, особенно по ночам. Не знаю, в чем причина - может быть, в ритмичности движения или темном цвете воды, но это помогало сознанию Робби открыться навстречу информации, которую передавала Морриган.
        - Значит, она вошла в контакт с ним, когда он плавал в бассейне, и перегрузила его мозг. Все равно не понимаю, зачем ей понадобилось топить Роберта? Он ведь был еще жив.
        - Перегрузка получилась ненамеренно, Габриель, я в этом точно уверена. Морриган не хотела навредить Робби, но ошиблась в расчетах. Она слишком форсировала события. Когда произошел инсульт, она до смерти перепугалась, что я обо всем узнаю и прекращу игру.
        - Ты хочешь сказать, она утопила беднягу только ради того, чтобы скрыть его инсульт и чтобы ты не бросила строить дворец?
        - Да.
        - А куда она дела труп?
        - Закопала. Где - не говорит.
        Габриель в ужасе уставился на Минналуш.
        - Когда ты все это выяснила?
        - Сегодня. Морриган опьянела, и у нее развязался язык.
        - Ни разу не видел, чтобы Морриган выпила больше одного бокала вина.
        - Даже один бокал вина может ударить в голову, если туда кое-что добавить. Морриган не единственная, кто умеет смешивать напитки.
        Габриель немного помолчал, а затем наклонился вперед и зажег настольную лампу. Он хотел ясно видеть лицо Минналуш.
        - Мне известно, что в твой день рождения вы меня опоили.
        - Это Морриган настояла, - произнесла Минналуш, не поднимая глаз. - Видишь ли, когда она шарила в твоей квартире, ей на глаза попалось пропавшее фото Робби. Примерно в то же время мы поняли, что ты взломал наш компьютер. Найдя фотографию, Морриган страшно разволновалась. Тогда я не сообразила почему, но сейчас понимаю: она догадалась, что у тебя есть подозрения насчет смерти Робби. Морриган и раньше пыталась сканировать тебя, но ты всякий раз ставил защиту, поэтому и потребовалось зелье. Ей нужно было выпытать, что именно тебе известно об убийстве. А я… я просто хотела узнать, почему ты заинтересовался дневником.
        Габриель взглянул на ее точеный профиль - камею изумительной красоты.
        - Я влюбился в тебя, читая дневник.
        - Да.
        Минналуш улыбнулась и поцеловала его ладонь.
        - Твой день рождения… Я плохо помню, что происходило. Мы действительно… - Он замялся, внезапно почувствовав себя глупо. - Мы занимались любовью? Морриган тоже участвовала?
        Слова посыпались скороговоркой. Минналуш залилась краской.
        - Габриель…
        Пронзительно зазвонил телефон, от резкого звука у Габриеля екнуло сердце. Он снял трубку.
        - Позови Минналуш, - раздался спокойный, бархатистый голос.
        Габриель мысленно представил прекрасное лицо с высокими скулами, иссиня-черные волосы, глаза небесной синевы.
        - Морриган…
        - Позови мою сестру, Габриель.
        Он молча передал трубку Минналуш, которая уже протянула руку.
        Разговор вышел коротким. Минналуш произнесла всего три слова. Сначала: «Да», и через несколько мгновений: «Скоро буду».
        Она медленно положила трубку и посмотрела на Габриеля.
        - Мне пора.
        - Нет. - Он беспокойно вскочил. - Это опасно.
        - Габриель, я не собираюсь прятаться. И не забывай, ментальные удары на меня не действуют.
        Он немного расслабился. Должно быть, она права. Архитектор дворца памяти не может пострадать от перегрузки мозга данными, которые сам же и создал. И все же…
        - Морриган хочет поговорить со мной.
        - Поговорить? - гневно воскликнул Габриель. - О чем? Она убийца! На ее совести смерть трех человек, в том числе моего лучшего друга. Она должна ответить перед судом!
        - Предлагаешь сдать Морриган полиции? Ты что, всерьез думаешь, там поверят в твой рассказ о дворцах памяти и переносе информации? И где же труп Робби? Забудь о правосудии, Габриель. Я лишь хочу, чтобы Морриган прекратила мучить тебя, и попробую отговорить ее от вовлечения в игру нового участника. Она уже подыскивает тебе замену. - Минналуш умолкла, в ее глазах мелькнуло отчаяние. - Морриган думает, что Бог наделил ее даром дальновидения именно для того, чтобы вводить ищущих познания во дворец памяти путем переноса информации из разума в разум. Она помешалась на этой мысли.
        - А если она не прислушается к твоим доводам?
        - Должна прислушаться. Иначе…
        - Иначе что?
        - Ничего. - Минналуш покачала головой и выскользнула из постели, сбросив простыню. - Морриган хочет поговорить, а это уже хороший знак.
        Она подняла с пола свои вещи, натянула джинсы, черный облегающий свитер и тряхнула пышными волосами. Несмотря на современную одежду, Минналуш сейчас, как никогда, напоминала героиню полотен прерафаэлитов или произведений Россетти. Молочная кожа, огненно-рыжая шевелюра - загадочная, чувственная, пленительная красота. Минналуш что-то достала из кармана джинсов.
        - Вот, возьми. Это твое.
        Она протянула Габриелю медальон. Металл холодил ему ладонь.
        - Помнишь, ты сказал, что до конца жизни будешь дорожить им?
        - Помню.
        Он заметил, что серебряная цепочка по-прежнему разорвана. Наутро после дня рождения Минналуш Габриель сорвал медальон с шеи и швырнул на пол. С того рокового дня все покатилось к черту…
        Его охватил внезапный страх.
        - Минналуш, не ходи, не надо. Морриган опасна.
        - Она не причинит мне вреда.
        - Я все равно за тебя боюсь.
        - Габриель, моя сестра больна, но я не могу возненавидеть ее… Вы с ней так похожи. Дар дальновидения делает вас не такими, как все. Глядя на вас обоих, я вижу будущее.
        - Останься со мной, прошу тебя, останься.
        - Шшш.
        Минналуш закрыла рот Габриеля поцелуем.
        Он воспротивился, но через мгновение обнял ее за плечи и прижал к себе, страстно желая остановить время, замереть, навсегда удержать в объятиях теплую, податливую плоть. И все-таки, даже целуя Минналуш, Габриель ощущал одиночество…
        Он отстранился, взял ее лицо в свои ладони и посмотрел в прекрасные миндалевидные глаза. Что скрывается в их изумрудной глубине? Чувства, образы, миры, о которых он может только догадываться. Он любит Минналуш. Он прочел дневник и окунулся в самые сокровенные ее мысли, но даже если проживет с ней бок о бок до самой смерти, она все равно останется загадкой, непостижимой тайной. Ее дух витает в недосягаемых высях…
        - Береги себя.
        - Хорошо, - кивнула Минналуш. - Оставайся у телефона.
        Она двинулась к выходу. Габриель проводил ее взглядом.
        - Минналуш…
        Она нерешительно остановилась.
        - Посмотри на меня.
        Минналуш медленно обернулась.
        - Я тебя люблю.
        Ее лицо озарилось такой очаровательной улыбкой, что у Габриеля сладко заныло сердце. Он знал, что запомнит этот миг навсегда. Ночь за окном, свет настольной лампы, отбрасывающий тени, и женщина у дверей, бледным лицом и светящимися волосами напоминающая ангела.
        - Я тоже тебя люблю.
        Сверкнув улыбкой, она исчезла.

* * *
        Телефон настойчиво звонил. Габриель проснулся и рывком вскочил. За окном уже рассвело, но небо затянули унылые серые тучи. Сколько он проспал? Габриель сгреб трубку и крикнул:
        - Минналуш?
        Сперва на другом конце было тихо, затем в трубке послышался голос Фрэнки:
        - Нет, это я, и, похоже, мы можем больше не тревожиться из-за этой сучки.
        Габриель уже открыл рот, чтобы возмутиться, но тут до него дошло: Фрэнки не знает о том, что произошло сегодняшней ночью, и до сих пор считает Минналуш убийцей. Он приподнялся на локте и постарался сосредоточиться.
        - В каком смысле?
        - Она мертва.
        Габриель ошеломленно выдохнул. У него закружилась голова, острая боль пронзила грудь. Он попытался что-то сказать, но язык не слушался.
        - Да, - торжествующе продолжала Фрэнки. - Я прямо-таки глазам не поверила, когда открыла газету. Можешь сам убедиться, статья напечатана в утреннем выпуске
«Ивнинг стандард». Как пишут, она упала с лестницы у себя дома и свернула шею. Справедливое возмездие, правда? Габриель, ты меня слышишь?
        Он не стал терять время на одевание, быстро накинул пальто и сунул в ботинки босые ноги. Руки так сильно тряслись, что он никак не мог завязать шнурки и в конце концов просто запихал их за отвороты ботинок. Габриель помчался по лестнице, безмолвно повторяя лишь одно слово: Нет! Нет! Нет! Может, Фрэнки ошиблась и Минналуш только ранена. Нет. Нет…
        Мальчишка-продавец в газетном киоске вытаращил глаза, когда Габриель схватил газету, бросил на прилавок пятифунтовую купюру и умчался, не дожидаясь сдачи.
        Он нашел то, что искал, на двенадцатой странице в разделе «Городские новости». Коротенькая статья состояла всего из двух абзацев:
36-летняя Минналуш Монк трагически погибла сегодня рано утром у себя дома в Челси. Причина смерти - нарушение дыхательной функции и перелом шейных позвонков вследствие падения с лестницы. Мисс Монк была широко известна своей благотворительной деятельностью. Несчастный случай произошел на глазах ее старшей сестры Морриган Монк, любительницы экстремальных видов спорта. В настоящее время Морриган Монк находится в состоянии шока, врачи оказывают ей медицинскую помощь.
        Каждый день в Британии происходит около тысячи падений с различных видов лестниц. Три-четыре из них заканчиваются летальным исходом. Причины падений самые разнообразные, но главные среди них - плохое зрение, недостаточное освещение или употребление спиртных напитков.
        ГЛАВА 36
        С серого неба временами сыпал дождь. Габриеля била крупная дрожь, лицо саднило от холода. Он простоял на углу почти час, но о том, чтобы уйти, даже не думал. Все его внимание было приковано к большому дому из красного кирпича на другой стороне улицы.
        Было пять часов вечера, над городом уже сгустились сумерки. В окнах почти всех соседских домов зажегся свет, только Монк-хаус был погружен во тьму. Голубые хризантемы в больших кадках на крыльце поникли, словно за ними некому было ухаживать. На широких ступенях, всегда чисто выметенных, скопились сухие листья и грязь. Между резными решетками полуоткрытых кованых ворот застряла обертка от шоколада. Дом выглядел опустевшим. Габриель, однако, знал, что это не так. Он чувствовал, что внутри кто-то есть, чувствовал ее присутствие.
        Жестокий холод усиливался. Руки и ноги Габриеля, непроизвольно боровшегося с дрожью, начало сводить судорогой. Несколько капель дождя упало ему на лицо, ветер трепал шарф.
        Габриель подул на замерзшие ладони, быстро пересек улицу и настежь распахнул ворота. Перепрыгивая сразу через две ступеньки, он взбежал на крыльцо и не раздумывая нажал кнопку звонка.
        Никто не ответил.
        Тяжелые бархатные шторы в окне нижнего этажа были раздвинуты, его закрывали лишь старомодные тюлевые занавески. Через щель посередине виднелась комната, а в глубине коридора - элегантный изгиб лестницы.
        На Габриеля нахлынули воспоминания. Его первый легальный визит в Монк-хаус… Он стоял у подножия лестницы, восхищаясь изящной работой. Рядом с ним - очаровательная Минналуш в легком летнем платье. Тогда она еще сказала: «Обожаю лестницы. Наверное, я не смогла бы обходиться без лестницы в доме. Мне кажется, это непременный домашний атрибут всякого, кто стремится прожить интересную жизнь».
        На мгновение Габриель зажмурился. Боль воспоминания пронзила его с такой силой, что он невольно приложил ладонь к груди. Перед его мысленным взором встал другой образ: женщина падает с лестницы, пальцы, словно бледные лепестки, беспомощно хватаются за перила, но тщетно, она продолжает падать, катиться вниз - мелькают руки, ноги, рыжие волосы, белая шея изогнута под нелепым углом…
        Габриель раскрыл глаза и прерывисто задышал. Отвернулся от окна, вновь нажал на кнопку звонка и удерживал ее целых пять секунд.
        Тишина. Никого. Может быть, он ошибся и она все-таки уехала…
        Боковым зрением Габриель уловил тень движения и резко повернул голову. Она сдвинула тюлевую занавеску в сторону и теперь стояла на фоне темного окна, будто картина в идеальной раме. Бледное лицо, платье, руки; волосы черной лентой спадают на плечо.
        Она безучастно смотрела на него из-за стекла.
        - Морриган, открой! - крикнул Габриель погромче, чтобы она услышала.
        Она едва заметно качнула головой.
        - Открой. Мне нужно поговорить с тобой.
        Никакой реакции. Под глазами Морриган лежали темные круги. Она стояла неподвижно, как восковая фигура в музее.
        - Будь ты проклята!
        Гнев вскипел и забурлил в Габриеле, как едкая кислота.
        Она прижала руку к стеклу. Ладонь - словно белый мотылек. Этот жест еще больше усилил сходство с картиной. Что он означает? Остановись? Дальше нельзя?
        Морриган что-то проговорила. Сперва Габриель не понял, но потом разобрал движения губ: «Несчастный случай. Это был несчастный случай».
        - Не верю!
        «Я не тронула ее и пальцем».
        - Лжешь!
        Она безразлично пожала плечами - мол, мне все равно.
        - Это еще не конец. - Не уверенный, что она его расслышала, Габриель крикнул громче: - Это еще не конец!
        Что-то ткнуло его: предупреждение, посланное ее разумом, недвусмысленная угроза. Удар получился почти физический - изумленный Габриель пошатнулся и чуть не упал.
        Чтобы сохранить равновесие, он оперся рукой о стену. Морриган как будто дотянулась до него через стекло и со всей силы толкнула в грудь. Ничего подобного он раньше не испытывал.
        «Не провоцируй меня» , - медленно и отчетливо выговорила она, глядя на него темными, бездонными колодцами глаз, и отвернулась от окна. На секунду мелькнул ее профиль, профиль богини-охотницы. Морриган задернула шторы, и дом опять погрузился в безмолвие.
        ГЛАВА 37
        Лондон был в плену жестокого мороза. Декабрь выдался самым холодным за последние четверть века. Люди, вынужденные ходить по магазинам, раздраженно сновали по улицам, ни на кого не глядя. Витрины были украшены искусственным снегом и мишурой. Рождественские гимны, доносившиеся из скрытых динамиков, повторялись с одуряющей частотой. Габриель никогда не любил Рождество, но в этом году искусственно создаваемое веселье граничило с абсурдом. За шумной суетой и радостью новогодних праздников, сладкими пирожками с начинкой и румяными Санта-Клаусами пряталась ледяная, тоскливая тьма. Габриель был далек от всего этого; он жил с холодным сердцем и холодным разумом.

…Во мраке ночи она приходит к нему. Стоит рядом с его постелью и смотрит на него. Рыжие волосы - облако света, гладкие плечи светятся молочным сиянием. Она подносит ладонь ко рту, затем облизывает палец и проводит им между обнаженных ног.
        От возбуждения у него на коже выступает пот. Он хватает ее и бросает на кровать с такой силой, что она вскрикивает. Когда он входит в нее, она откидывает назад голову и закрывает глаза. Он слышит, как кровь - бурная и горячая - пульсирует в ее венах. Он кладет руку ей на грудь, чтобы ощутить ровное биение сердца, но она вдруг превращается в призрака, ее тело тает, растворяется и ускользает. Только что он держан в объятиях живую женщину из плоти и крови, и вот - невероятно! - она исчезает. Женщина-видение. Женщина-греза, сотканная из страстного желания, тоски и воспоминаний.
        Дни проходили, но для Габриеля время потеряло значение. Он не садился за компьютер, почти не отвечал на звонки.
        Минналуш… Я только что нашел тебя и сразу потерял. Как же так?..

* * *
        В канун Нового года выпал свежий снег.
        Габриель наблюдал за белыми хлопьями, кружащимися в темноте. Улицы обезлюдели. Трескучий мороз разогнал по домам даже самых рьяных гуляк.
        Габриель бросил взгляд на книгу, которую держал в руках. Он пробовал читать, но черные значки букв не желали складываться в слова. Вздохнув, он закрыл и отложил книгу в сторону.
        Ветер швырнул в оконное стекло горсть снега. Холодильник издал негромкий усталый звук. Неоновая вывеска на другой стороне улицы безмолвно мигала, отбрасывая отблески на стену и письменный стол. Габриель уже несколько недель не подходил к столу, и на крышке закрытого ноутбука вырос слой пыли. Когда он в последний раз включал компьютер? Забыл…
        Габриель секунду поколебался, затем встал с кресла. Защелки на крышке двигались туго. Он включил питание и подождал, пока загрузится операционная система.
        Снегопад за окном все усиливался. Падающие с неба хлопья слились в белую массу, плотную, глухую.
        Тишина. Кажется, будто ты один в целом мире.
        Дисплей мигнул, на синем фоне появились иконки программ. Габриель механически навел курсор на значок электронного почтового ящика и щелкнул мышкой. В папке
«Входящие сообщения» скопилось девяносто семь непрочитанных сообщений. Он без интереса начал прокручивать список. Некоторых отправителей он знал, другие имена были ему неизвестны - скорее всего, потенциальные клиенты. Не открывая писем, Габриель просто перемещался вниз по списку и вдруг… У него перехватило дыхание, в крови забурлил адреналин. Горящими глазами он уставился на экран.
        Письмо было написано три недели назад. В поле «Тема» ничего не значилось. Адрес отправителя - [email protected]
        Любимый!
        На это письмо я установила отсрочку по времени. Если посчастливится, ты никогда его не получишь, потому что я успею отменить отправку. Если же все пойдет плохо, письмо вместе с вложением придет к тебе в назначенный день. Раз ты читаешь эти строки, значит, я, по всей вероятности, мертва и ты оплакиваешь мою смерть.
        Расставшись с тобой, я пошла домой, чтобы поговорить с Морриган. Я надеялась, что смогу уговорить ее не причинять тебе вреда и оставить безумную идею вовлечения в игру новых людей. Увы, Морриган настроена очень решительно. Она угрожает нам, и впервые в жизни мне страшно.
        Она не всегда была такой. Где-то в глубине души скрывается другая Морриган - моя отважная сестричка, которая верит в страстную любовь, творчество и красоту. Завтра я попытаюсь снова поговорить с ней и достучаться до той Морриган, которой так глубоко восхищаюсь.
        Если у меня ничего не получится… нам предстоит бой.
        Морриган обрела невероятную силу. Габриель, ты даже не представляешь, насколько возрос ее дар дистанционного видения, и все благодаря дворцу памяти. Поначалу она могла осуществлять контакт только на уровне человеческого мозга, между своим и чужим разумом, теперь шагнула дальше и может управлять неодушевленными предметами. Сперва я находила это забавным - мне было интересно наблюдать, как она с другого конца комнаты включает и выключает телевизор, микроволновую печку, кофеварку, но кто знает, на что еще она способна…
        У нас нет иного выбора, кроме как стереть ее знания. Если мы сделаем так, что Морриган забудет порядок мест и вещей, она заблудится во дворце памяти и будет обречена вечно скитаться по его лабиринтам без всякой надежды найти выход.
        Одно из правил магической школы гласит: каждый, кто ищет божественного просвещения, должен получить от своего наставника тайное имя. Не имея наставников, мы с Морриган дали имена друг другу. Я очень надеюсь, что однажды, когда придет время, и ты будешь достаточно подготовлен, я смогу дать сокровенное имя и тебе. Тайное имя Морриган - очень древнее, оно означает «Познание Бога» и одновременно служит паролем для входа в Портал.
        Тайное имя обладает огромной силой. Оно привязано к магическим числам и определяет судьбу искателя. Обладатель имени обязан постоянно размышлять над ним, но не должен произносить его вслух. Пока имя сохраняется в тайне, неприкосновенные вибрации обеспечивают мощь его владельца. Имя, произнесенное вслух, теряет силу.
        Я открою тебе тайное имя Морриган. Ты войдешь в ее сознание и заставишь произнести его вслух. Когда это произойдет, имя потеряет силу и Морриган забудет порядок мест и вещей. Она заблудится и перестанет быть ведьмой.
        Я записала магическую формулу, основанную на фрагментах старых гностических текстов. Ты выучишь ее наизусть и произнесешь вслух. Формула представляет собой мощный магический шифр, который обладает эффектом вируса. Подобно тому как компьютерный вирус поражает программное обеспечение, мое заклинание подействует на внутренний резонанс Морриган, на ее внутренние силы. Оно заставит ее произнести сначала магические числа, связанные с тайным именем, а затем и само имя. Морриган будет сопротивляться, но у нее ничего не выйдет. Мое заклинание победит ее.
        Очень важно, чтобы ты озвучил магическую формулу именно в Портале, в других местах дворца она не сработает. Помни, что Морриган уязвима только в пределах Портала.
        Я приговариваю свою сестру к вечному блужданию по лабиринтам собственного разума. Не знаю, какую кару уготовят мне небеса, но уверена, что моей просьбе к тебе - моему возлюбленному - нет прощения. Поверь: если бы я обладала даром дальновидения, то проникла бы в сознание Морриган без посторонней помощи. Увы, я не наделена этой способностью. Вся моя надежда только на тебя.
        Скорее всего, Морриган сама приведет тебя к Порталу, так же как привела Робби. Но как ты выберешься оттуда? Если заклинание сработает, Морриган навсегда останется в лабиринте. И ты… тоже.
        ГЛАВА 38
        - Не может быть, - проговорила ошеломленная Фрэнки.
        Удерживая клавишу прокрутки, Габриель смотрел на дисплей, где сменялись фрагменты текста.
        - Габриель, надеюсь, ты не воспринимаешь эту идею всерьез. У тебя ничего не получится.
        - Раз Минналуш сказала, что получится, значит, так и будет.
        - Только посмотри - это же сплошная абракадабра. - Фрэнки перевела взгляд на экран. - «Я шлюха и святая. Я жена и девственница». Что за порнография?
        - Наоборот, - коротко усмехнулся Габриель. - Как сказано в пояснениях Минналуш, это строчки из гностического трактата, описывающего идеальный разум. А вот это,
        - он показал на другой абзац, - взято из кумранских свитков и текстов древних мандеев.
        - Но в чем тут смысл?
        - Не знаю, Фрэнки. Это зашифрованный язык, магическое заклинание.
        - И оно заставит Морриган произнести свое тайное имя?
        - Да. Сначала его нумерологический код, а затем и само имя.
        - Безумие какое-то. - Фрэнки побледнела, будто от приступа тошноты. - Ты должен пройти через весь дворец и отыскать Портал. Потом, если тебе удастся попасть туда, нужно прочесть заклинание. Как ты собираешься это сделать, если Морриган вдруг распахнет дверь в Портал и твой мозг не выдержит?
        Габриель ничего не ответил.
        - И это еще не все. - Фрэнки пришла в полное отчаяние. - Даже если ты переживешь маленькое приключение в Портале, тебе придется отыскать обратный путь из дворца. Задачка не из легких, если учесть, что разум Морриган к тому времени превратится в суп-пюре.
        - Фрэнки, у меня нет выбора.
        - Выбор есть всегда.
        - Я знаю, почему ты идешь на это. Месть, да? Ты решил отомстить Морриган за смерть Минналуш?
        Габриель молчал.
        - Месть - худший побудительный мотив.
        - Мне подходит.
        - Габриель…
        - Фрэнки, дело не только в мести. Да, я хочу, чтобы Морриган заплатила за совершённое зло, но все куда сложнее. Морриган неуправляема, и только я способен встать у нее на пути. Конечно, может показаться, что я вдруг уверовал в Бога, но впервые в жизни я понял, что не случайно наделен даром дальновидения. Кто знает, что еще натворит Морриган, если ее не остановить? Она обязательно будет искать новую жертву для своей игры. Я не могу допустить, чтобы еще с кем-то случилась беда.
        - Ты заблудишься. Это неизбежно, Габриель. Подумай, пожалуйста, подумай хорошенько, представь ужас вечных блужданий по лабиринтам дворца…
        - Этого не произойдет.
        - Как ты можешь такое говорить! - вскричала Фрэнки.
        - У меня есть секретное оружие.
        - Какое? - озадаченно спросила она.
        - Ты.

* * *
        Они лежали на кровати, крепко держась за руки. Окна были занавешены, дверь закрыта. В комнате царила почти полная тьма.
        - Готова?
        Пальцы Фрэнки стиснули ладонь Габриеля.
        - Да.
        - О'кей. Начали.
        Габриель закрыл глаза и усилием воли замедлил дыхание, чтобы полностью расслабиться и освободить разум от эмоций. Если он будет напрягаться, то непроизвольно поставит ментальный блок и Фрэнки не сможет войти в его сознание. Сейчас необходимо, чтобы внутренний глаз оставался открытым. Облака, думай про облака. Невесомые, плывущие по небу…
        Он почувствовал, как Фрэнки пытается проникнуть в его разум - робко, нерешительно. Ощущения были знакомые - словно повеяло благоуханным летним ветерком. Тренируясь в «Глазе бури», члены группы регулярно сканировали друг друга. Габриель неохотно соглашался на этот вид упражнений, но полного доступа к своему сознанию все равно не давал. Даже с Фрэнки он удерживал определенный барьер.
        Но не сейчас. Впервые в жизни Габриель собирается отдать свою жизнь в руки другого человека. Сегодня он отправится в путь не один. Фрэнки станет первой, кто беспрепятственно проникнет в его разум.
        Нет, не первой, напомнил он себе. Первой была Морриган. Габриеля передернуло - в памяти всплыла наглая уверенность, с которой Морриган шарила в его сознании тем вечером, когда они отмечали день рождения Минналуш. Тяжелый запах мускуса и красного жасмина окутывает его, словно туман, руки и ноги наливаются тяжестью, в чреслах растет возбуждение - Морриган грубо стимулирует центры удовольствия в мозгу Габриеля, и его единственное желание - отдаться ей полностью…
        Он снова вздрогнул и постарался сосредоточиться на мысли о Фрэнки. Фрэнки, чье присутствие неизменно отличалось летней свежестью, прохладой ветерка. Внезапно Габриеля охватило отчаяние - их ментальная связь такая хрупкая. Выдержит ли эта тонкая ниточка?
        Должна выдержать, твердо сказал он себе. Фрэнки - его козырь, единственная надежда победить самого безжалостного противника, с которым он когда-либо сталкивался; единственный шанс выбраться из дома миллиона дверей. Фрэнки будет его якорем. Подобно волшебной нити Ариадны, она выведет разум Габриеля из сложнейшего лабиринта. Разумеется, в том случае, если Габриель справится с тем, что Морриган уготовила ему в Портале, и если его аневризма внезапно не лопнет…
        Успокойся. Сосредоточься. Сердце опять заколотилось, нужно замедлить дыхание. Габриель попытался расслабить шейные мышцы, затекшие от нервного напряжения.
        Последний час он провел, запоминая магическую формулу Минналуш. Он зубрил ее, как школьник перед экзаменом - самым важным экзаменом в жизни. Текст занимал меньше половины страницы, но Габриелю пришлось попотеть; он поразился, насколько поверхностна его память. Умственная нагрузка, которую он испытал, заучивая строчки, заставила его признать свою слабость. Когда под рукой нет мышки, чтобы
«кликнуть» на нужный файл, нет значков или других подсказок, все зависит только от внутренней способности усвоить информацию и воспроизвести ее в нужный момент.
        Фрэнки полностью вошла в его разум, ее рука в ладони Габриеля не шевелилась, пальцы ослабели. Милая, милая Фрэнки, изящная, элегантная. Он знал: мысль о сопровождении его по дворцу памяти вызывала у нее ужас. Тем не менее, когда Габриель попросил Фрэнки войти вместе с ним во дворец, она без колебаний согласилась. Столь безграничная любовь… Заслуживает ли он ее? Их судьбы, его и Фрэнки, всегда были связаны, и вот теперь им предстоит самое длинное путешествие…
        Внутренний глаз Габриеля полностью раскрылся. Пора встретиться с Морриган. Примет ли она его? О да, на этот счет можно не волноваться. Конечно примет. Вероятно, она уже ждет.
        В его правой руке покоилась ладонь Фрэнки, левой он сжимал медальон с переплетенными прядями волос: рыжей и черной. Рыжий локон Минналуш… На мгновение Габриеля захлестнула волна скорби, но он приказал себе отринуть печаль. Внутри медальона лежал и второй локон: черный как смоль, черный как вороново крыло…

…Ворон наблюдал за Габриелем, скосив глаз-бусинку. Птица находилась так близко, что он мог протянуть руку и дотронуться до нее.
        Несколько секунд ворон сидел, вопросительно наклонив голову, словно раздумывая, как отнестись к непрошеному гостю, потом перенес вес с одной лапы на другую и принялся чистить перья.
        Габриель был во дворце памяти, в глубине его лабиринтов.
        Он огляделся по сторонам и увидел, что стоит посреди огромного каменного зала. Помещение уже начало разрушаться. Высокие узкие окна были разбиты, хотя ажурный лепной орнамент пока не пострадал. В толстых стенах зияли черные провалы, широкие контрфорсы кое-где осыпались.
        По залу разносился звук. Долгий, протяжный, незатихающий вой, звенящий, словно замерзший водопад. Габриель узнал его: звук страдающего разума. Морриган скорбела. Переживала боль утраты, как и он.
        Уголком глаза уловив смутное движение, Габриель резко обернулся. Это снова оказался ворон. Хлопая крыльями, птица полетела к раскрытым дверям зала и скрылась из виду. Габриель на секунду замешкался, потом двинулся следом и вышел в каменный коридор. Собственно говоря, это был не коридор, а что-то вроде мезонина с оградой из тонкого черного металла. Габриель положил руку на перила, заглянул за ограждение, и в животе у него похолодело: ствол огромной колонны круто уходил вниз, в головокружительную пропасть. Мезонин, на котором он стоял, был лишь одним из множества. Снизу и сверху виднелись бесчисленные концентрические ярусы. Сумасшедшие спирали галерей и коридоров сбивали с толку, создавали впечатление искаженной перспективы.
        И двери, двери повсюду: миллионы дверей, ведущих одна в другую на бесконечное расстояние; таинственная, мистическая повторяемость…
        На мгновение его качнуло от визуальной нагрузки. Столько дверей и нет путеводителя. В предыдущие разы Габриель перемещался по дворцу, глядя глазами Роберта Уиттингтона, открывал двери, руководствуясь его знанием порядка мест и вещей. Теперь он уже не использует пси-пространство юноши, а сам путешествует по чужому разуму, холодному и враждебному. Габриель не представлял, где находится и каким образом попасть в Портал.
        Впрочем, это не имело значения. Габриель крепко зажмурился, чтобы прогнать галлюцинаторный образ бесчисленных дверей. Не важно. Морриган сама приведет его к Порталу. Он нужен ей именно там, потому что только в этом месте он будет в ее полной власти. Можно двигаться в каком угодно направлении, Морриган его найдет.
        Габриель постоял, держась за перила, ожидая в любой момент почувствовать ее появление - резкий запах мускуса и красного жасмина, - но не ощущал ничего, кроме слабого присутствия Фрэнки, едва заметного, как тень на стекле. Выдержит ли эта ниточка?
        Он открыл глаза. Примерно в метре от него на перилах сидел ворон, безжалостно сверля гостя крошечным глазом. Может быть, ворон - его проводник и нужно следовать за ним? Габриель подошел ближе, птица беззвучно сорвалась с ограждения и стремительно полетела вниз, вниз, пока перекрестие черных крыльев не исчезло в бездонной тьме.
        Значит, придется обойтись без проводника. Габриель выпрямился. Что ж, любое путешествие начинается с первого шага. Он взялся за ручку ближайшей двери.
        Сколько же здесь дверей! Можно сойти с ума от одной мысли об их количестве. Габриель перемещался из комнаты в комнату, а звенящий, холодный вой все нарастал. В нем слышались неизбывная печаль и жгучая, ледяная боль.
        Казалось, всепоглощающая скорбь действовала разрушающе и в физическом смысле, превращая дворец в нелепые руины заброшенной строительной площадки. Габриель всходил по лестницам, висящим в воздухе, извилистые коридоры упирались в загадочные глухие стены, многие двери вели не в комнаты, а просто в никуда - он делал шаг и понимал, что балансирует на краю головокружительной пустоты. Даже в обычных комнатах пространство было странно искажено: стены и потолки кренились, оконные проемы кособочились, словно в бредовом видении.
        Кроме того, Габриеля терзало чувство, будто во дворце чего-то не хватает. Вскоре он догадался: все помещения были абсолютно пусты, за дверями - ни одного предмета, ни одного существа. Куда подевались все магические талисманы, прежде наполнявшие комнаты? Габриель помнил их по своим прошлым посещениям - бабочки, безглазые монахи, окровавленные голубки, огромные мраморные шары, глаза, лишенные ресниц, - миллионы образов, воссозданных с величайшей тщательностью. Теперь же во всех комнатах он находил лишь обломки разбитой каменной кладки. Кое-где кирпичные стены даже не были оштукатурены, как будто строители раньше времени бросили свою работу. Почему?
        Ответ пришел к нему быстро. Комнаты выглядели незаконченными, потому что такими и были. Работа остановилась на середине. Дворец возводила Минналуш, но завершить его она не успела, а Морриган не могла действовать без помощи сестры. Морриган страдала не только из-за потери родного человека; бесчисленные загадочные миры, которые она надеялась познать, теперь навсегда для нее закрылись, и осознание этого огнем жгло ее душу.
        Вой продолжал нарастать. Мороз подирал по коже от этого безумолчного стона. Габриель приблизился к двери с массивными накладными петлями и богато отделанным замком. Он взялся за ручку, и дверь распахнулась.
        Комната оказалась не пуста. Она была большой, очень большой. Полы устилал ковер из опавшей листвы. На оштукатуренных стенах темнели контуры стершихся фресок. Виноградная лоза буйно оплела потолочные балки, со стен свисали побеги вьющейся розы. Посреди комнаты помещалось несколько столов на козлах, загроможденных лотками с рассадой, горшками и садовым инструментом. В воздухе чувствовался сладковатый запах разложения. Вдоль стен тянулись узкие окна, почти полностью скрытые растительностью. Через грязные стекла струился мутноватый зеленый свет.
        За плечом Габриеля мелькнула черная тень: вернулась птица. Ворон сделал круг над дальним концом комнаты и уселся на какие-то бугристые предметы, укрытые мешковиной. Из-за тусклого света Габриель со своего места не мог разглядеть, что это такое.
        Он нерешительно двинулся вперед, хотя внутренний голос настойчиво подсказывал, что не нужно подходить ближе и смотреть на то, что скрыто под мешковиной. Габриель сделал еще один шаг, и в нем всколыхнулось дурное предчувствие. Нет, не надо.
        Он протянул руку, чтобы сбросить похожую на холстину ткань. Ворон пронзительно каркнул и возбужденно захлопал крыльями. Нет, нет!
        Вой стал просто оглушительным. Габриель взялся за край мешковины, медленно потянул, на секунду замер, а затем резко сорвал ткань.
        Тело Минналуш было покрыто белыми цветами, крупными, похожими на звезды, подобных которым он прежде не видел. Они росли прямо из ее плоти: толстые стебли пробивались из-под кожи, а сами цветки так и светились жизненной силой, каждый лепесток имел идеальную форму. Из глаз Минналуш выросли льдистые белые звезды, уста закрывал искристо-снежный бутон, в рыжих волосах виднелись нежно-зеленые молодые стрелки.
        Рядом с ней лежал Роберт, тоже усыпанный цветами, но не белыми, а красными. Огненно-красными, как кровавые цветки горбатого дерева у бассейна в Монк-хаусе… Внезапно Габриель понял, где Морриган зарыла тело.
        Он отшатнулся.
        - Габриель…
        Имя прозвучало как вздох, как шелест ветра в листьях. У него взмокли ладони. Звук шел сзади. Вздох сгустился в шепот.
        - Га-бри-ель… - мягкий, протяжный шепот - три слога. - Га-бри-ель…
        И воздух наполнился тяжелым ароматом мускуса и красного жасмина.

* * *
        Она была одета точно так же, как в их первую встречу. Длинное бархатное платье с облегающими рукавами и лифом, черное и в то же время не черное - роскошная ткань, прошитая сверкающей зеленой ниткой, при каждом движении горела изумрудным отливом. Темный цвет подчеркивал бледность кожи. Низкий вырез, отделанный изящной плиссировкой, полностью обнажал вытатуированную на мягком холмике груди монаду. На шее висела цепочка с кулоном в виде буквы «М».
        Капюшон, однако, был откинут и более не скрывал иссиня-черные волосы. В этот раз Морриган не надела маску. Ей нет необходимости скрывать лицо. Они знают друг друга, о да, знают. Игра в прятки закончилась.
        - Габриель…
        Она подняла руку и поманила его пальцем.
        Он отвернулся и вновь перевел взгляд на тела. Перед ним лежал Роберт Уиттингтон, покрытый огненными цветами, и Минналуш, чья кожа, молочно-белая, пронизанная тенями, напоминала алебастр. Под прозрачной бледностью уже появились пятна разложения, но цветы все еще цвели с бесстыдным буйством. Причудливое сочетание плодородия и смерти, фантастический образ, сотворенный разумом Морриган, пожелавшей запечатлеть сестру в памяти…
        Завороженный сиянием белоснежных цветов, Габриель нерешительно вытянул руку.
        - Не трогай.
        Он оглянулся назад. Синие глаза Морриган сверкали, алый рот пламенел.
        - Оставь ее. Идем со мной.
        Стерва! Габриелем внезапно овладела ярость. Мерзкая стерва, убийца! Он набросился на Морриган. Та едва уловимым движением отступила в сторону, и Габриель ударил… воздух.
        На ее лице мелькнула ироническая улыбка. Нелепость, подумал Габриель. Даже если он проткнет Морриган острием тяжелого садового совка, с ней ничего не случится. В этой вселенной, существующей в ее сознании, он бессилен. Только в Портале он сможет свершить возмездие и обратить дворец в руины. Если… выживет.
        Габриеля вдруг захлестнуло чувство обреченности. Может быть, лучше остаться здесь, рядом с Минналуш? Все равно ему никогда не выбраться из лабиринта.
        - Идем.
        Морриган начала терять терпение.
        Нет.
        - Идем же.
        Габриель отшатнулся.
        Что-то коснулось его ноги. Он посмотрел вниз.
        Пол в комнате заполнили крысы. Огромная шевелящаяся масса. Пищащие, подрагивающие тела, злобные глазки, усы, острые, как лезвия, зубы. Крысы, толкаясь, бегали по его ботинкам, пытались взобраться вверх по джинсам.
        Габриель поднял глаза. Морриган исчезла, оставила его наедине с кошмаром.
        Их не существует, отчаянно думал он, это лишь мысленный образ, коварный трюк Морриган, в реальности крыс нет. Но в следующее мгновение крыса шлепнулась ему на шею с потолочной балки. Габриель почувствовал, как теплая тушка упала ему на плечо; грызун вцепился когтями в его кожу, пытаясь удержаться, а через секунду вонзил острые желтые зубы в шею. Габриель зашипел от боли, сорвал крысу с плеча и отшвырнул, содрогаясь от омерзения. Он начал пробираться сквозь кишащую массу к двери. Толстые грызуны так и норовили залезть наверх по его ногам, и ему приходилось стряхивать отвратительных животных с ботинок. Дверь. Путь к спасению.
        Габриель выскочил из комнаты и захлопнул за собой дверь. Морриган ждала его снаружи.
        - Идем.
        Он двинулся за ней.

* * *
        В просторной квартире на верхнем этаже Фрэнки беспокойно ворочалась на кровати, ее голова металась из стороны в сторону, сердцебиение резко участилось. Фрэнки находилась на границе призрачных миров, ее разум был связан с сознанием мужчины, который лежал рядом, но не ощущал ее присутствия. Связь держалась с трудом; до Фрэнки доходили лишь смутные обрывки образов и чувств. Несколько секунд назад ей передался такой мощный взрыв эмоций, что слабая мысленная ниточка едва не лопнула - сильные помехи, связанные с эмоциональным напряжением, чуть не привели к разрыву контакта.
        Стало немного легче, Фрэнки опять вышла на нужную волну…Коридор, посеребренный лунным светом, торопливые шаги. Грациозная тень женщины, летящая вдоль стены, исчезающая за поворотом…
        ГЛАВА 39
        Габриель следовал за тенью. Морриган двигалась быстро, держась на несколько шагов впереди. Раз или два он почти полностью потерял ее из виду в длинном извилистом коридоре, но тень, вытянутая и темная, неизменно оказывалась сзади. Растягиваясь и сжимаясь, тень скользила по залитой лунным светом стене и указывала ему путь.
        Теперь они снова путешествовали по обитаемой части дворца; недостроенный воображением Минналуш участок остался где-то далеко. Комнаты, сквозь которые они проходили, были наполнены таинственными предметами и существами. Человек с головой бабуина бесстрастно смотрел им вслед. Белая лошадь отчаянно ржала, мотая слипшейся от крови гривой. В одной из комнат Габриель с изумлением обнаружил, что ступает по водной глади, а под ней, в глубине, виднеются тысячи затонувших книг. Некоторые из них были закрыты, страницы других медленно шевелились, будто причудливые веера.
        Габриель догадывался, что это волшебные талисманы - магические образы, но не представлял, какую информацию они в себе несут. Он шел через залы, наполненные знанием, не вникая в его суть. Этот мир был для него чужим и враждебным.
        Он давно потерял счет дверям и комнатам, предметам и образам, которые встретились ему на пути. Это не имело значения, ведь он все равно никогда не сумел бы отыскать путь назад. Главное - достичь Портала. Он не сомневался, что Морриган ведет его именно туда.
        Габриель следил за тенью. Морриган двигалась красиво, в каждом упругом шаге сквозила кошачья грация и одновременно скрытая сила. Ее волосы были убраны в высокую прическу, обнажавшую стройную шею. Идеальный профиль. Идеальная красота.
        Однако она была еще и воином - сильным, ловким, не теряющим бдительности, готовым вступить в бой. Mhor Rioghain . Великая Королева войны и смерти. Габриелю не по силам тягаться с ней. Даже Минналуш недооценила безжалостность своей сестры.
        Зачем Морриган убила Минналуш? Несчастный случай, сказала она. Только ей одной известно, правда ли это. Она знала, что без помощи Минналуш возведение дворца не продолжить, но, может быть, ревность и паранойя ослепили ее в страшный момент смертельной ярости…
        Два воина. Минналуш - более гибкая, Морриган - более холодная и жестокая. Минналуш находила удовольствие в умственном единоборстве, ментальном дзюдо, использовала силу соперников против них же самих. Разум Морриган рубил, как самурайский меч. Несколько умелых ударов - и цель поражена с беспощадной точностью. Все четко и однозначно.
        В конечном итоге возобладала беспощадность. Или все-таки нет? Если Габриель доберется до Портала и произнесет магическую формулу Минналуш, победа, вполне вероятно, останется за младшей сестрой.
        В воздухе стояло знакомое глухое гудение. Габриель узнал этот звук, и трепет пробежал по его позвоночнику.
        Морриган остановилась и положила руку на выпуклый камень, вделанный в гладкую стену. Стена отъехала в сторону. Огромное помещение было именно таким, каким он его помнил, каким видел в снах.
        Портал. Как часто к нему приходило это видение… Теперь, когда Габриель пришел сюда, им вдруг овладело странное спокойствие.

* * *
        Связь была неустойчивой. По временам Фрэнки видела хорошо и ощущала все чувства Габриеля, но затем контакт почти обрывался и до нее доходили только разрозненные фрагменты образов. Когда же он вошел в Портал, ее первое впечатление оказалось подробным и отчетливым, как гравюра. Фрэнки увидела огромный зал и стены из медленно вращающихся концентрических кругов, густо исписанных загадочными значками и символами. Она никогда не бывала в этом месте, но сразу его узнала, ведь Габриель так часто описывал Портал.
        Она знала, что эти символы могут сочетаться в бесчисленном количестве комбинаций. Перед ее мысленным взором предстало сердце дворца памяти, генератор, приводящий в движение всю конструкцию. Над массивными круглыми стенами невесомо парил и купался в лучах света высокий потолок.
        Фрэнки насчитала тридцать дверей. Они располагались полукругом и выглядели вполне безобидно, однако за одной из них скрывались боль и безумие. Откроешь ее, и поток информации сметет разум, как вода прорывает некрепкую плотину. Фрэнки подумала об аневризме Габриеля, затаившейся где-то в мягкой ткани его мозга, - гранате, готовой взорваться в любую секунду.
        Она почувствовала, как его мысли наполняются благоговейным страхом. Страх начал просачиваться и в ее сознание. Фрэнки впитывала его эмоции, как промокательная бумага - чернила, но какая-то часть ее разума оставалась бесстрастной, подобно взгляду стороннего наблюдателя. Куда подевалась Морриган? Нужно обязательно найти ее. Габриель отвлекся; он был полностью поглощен созерцанием Портала и таинственных дверей, за одной из которых прятался ужас.
        Габриель смотрел вверх, на высокий потолок. Он повернулся на каблуках, и озаренный светом купол повернулся вместе с ним. У Фрэнки закружилась голова.
        Связь опять стала прерываться. Мелькнул крутящийся потолок, затем, как сумасшедшие анимированные картинки, пронеслись искаженные фантасмагорические символы одной из стен. Фрэнки уже ничего не понимала. Где Морриган?

* * *
        Какие секреты скрывает этот зал, какую магию? Габриель смотрел на потолок под куполом, залитый неземным сиянием.
        - У тебя был шанс понять и постичь. Ты его упустил.
        Габриель резко обернулся - он совсем позабыл про Морриган. Та стояла в шаге от него. Ее присутствие стало вдруг ярким и всеподавляющим. Мускус. Красный жасмин. Любопытство. Крайнее возбуждение. Мощные химические реакции, происходящие в ее мозгу, вызывали отклик и в его сознании.
        - Печать смерти заложена в нашей ДНК. Она определяет нашу судьбу. Могила - конец пути для каждого из нас, но дворец памяти… О Габриель… Дворец памяти превращает жизненный путь из тяжкого труда в полет на крыльях экст аза. Для того, кто изведал восторг путешествия по дворцу, обычная жизнь - увядший цветок.
        Какой-то частью разума Габриель осознал: Морриган отчаянно надеется, что он оценит великолепие ее творения. Он указал на гигантские стены, исписанные символами:
        - Это стоит того, чтобы убивать?
        - Разве превращение в мага не стоит любой цены?
        Морриган положила руку ему на плечо и придвинулась почти вплотную. Габриель почувствовал ее тепло. Тело помимо воли бесстыдно реагировало на близость женщины. Жаркое бедро, мягкие округлости грудей, бархатистая кожа, бледность которой подчеркивается лиловым пятном монады, похожим на след грубого поцелуя. Желание коснуться этого невероятно эротичного места сводило Габриеля с ума.
        - Нет. - Он попытался отстраниться. - Минналуш…
        - Минналуш? - Морриган как будто услышала иностранное слово и заинтересовалась его значением. Она еще крепче сжала руку на плече Габриеля. -
        Минналуш всегда не хватало смелости. Но мы с тобой одинаковы: нас влечет все опасное, мы стремимся к риску.

«Нас влечет все опасное». Морриган хорошо понимала его натуру. Риск возбуждал Габриеля, как ничто иное. Как правило, в его жизни риск оправдывался щедрым вознаграждением. Но если он просчитается в этот раз…
        Габриель взглянул в сапфировые глаза Морриган и понял, что смотрит в лицо смерти.
        За ее спиной виднелись двери. Одна из них - крышка ящика Пандоры. Если ящик откроется, ему, скорее всего, не выжить под натиском информации. Он отогнал от себя эту мысль. Пришло время действовать.
        Габриель медленно положил ладонь на грудь Морриган. Ее кожа оказалась нежнее пуха, как он себе и представлял. Другой рукой он обнял ее за шею, привлек к себе и распустил ей волосы - они рассыпались по плечам темным облаком. Когда Габриель коснулся ее губ, Морриган не закрыла глаза. Синие колодцы в обрамлении чернильных ресниц смотрели прямо на него. Ее взор был непроницаем.
        - Ты сумасшедшая.
        Габриель сжал в кулаке прядь волос.
        - Знаю. - По телу Морриган пробежала волна удовольствия. - Это возбуждает, правда?
        Губу обожгло огнем, во рту появился солоноватый вкус крови. Морриган его укусила!
        Габриель стиснул ее мягкую грудь, зная, что причиняет боль. Однако губы Морриган расслабились, и он ощутил, как двигается ее язык. Она сладко выдохнула:
        - Габриель. - Его имя прозвучало как заклинание. - Габриель…
        Заклинание. Магическая формула. У него тоже есть магическая формула. Пора произнести ее вслух.
        Одной рукой Габриель взял Морриган за талию, другой - за плечо и привлек к себе еще ближе. Она не сопротивлялась и томным движением роскошных ресниц впервые смежила веки. Ее тело было мягким и податливым, но где-то внутри глухо вибрировало возбуждение. Уста раскрылись в медленной улыбке.
        Габриель напряг всю свою волю. Сосредоточься. Пришло время вспомнить. Вспомнить…
        Я вошла в Дом Воздуха и Огня,
        И взору открылся тайный Портал.
        Я узрела повелителей темного замка.
        Кусочки текста в памяти Габриеля складывались в единое целое. Магическая формула Минналуш.
        И воинов погребенных
        В черных могилах.
        Имя мне…
        Морриган распахнула глаза. Габриель ощутил, как ее сознание тревожно вздрогнуло.
        НЕТ!
        Он встряхнул ее за плечо.
        - Назови свое имя, Морриган!
        Она замотала головой.
        - Говори!
        - Двадцать два, - стоном слетело с ее губ. - Мое имя… двадцать два.
        Шепни свое имя
        В мое призрачное ухо
        И начертай свои тайны
        На листе моей души.
        Я шлюха и святая,
        Я жена и девственница,
        Имя мне…
        Морриган вскинула руку, и на щеке Габриеля заалели огненные дорожки, оставленные ее острыми ногтями. Не раздумывая, он ударил ее по лицу и швырнул к стене. Морриган взвыла от боли.
        - Имя!
        Он еще никогда не видел такой ненависти в глазах другого человека. Морриган пыталась бороться с принуждением. Он видел, как натянулись жилы у нее на шее. Слова вырвались наружу помимо воли Морриган.
        - Семь… Мое имя - семь…
        Почти все. Еще несколько строк…
        Словно крапчатый волк,
        Буду бежать подле тебя.
        Словно черный как сажа ворон,
        Буду кружить над землей.
        Морриган сотрясалась в злых беззвучных рыданиях. На ее щеках блестели серебристые дорожки слез. Она безвольно обмякла в объятиях Габриеля и, когда он ее отпустил, упала на колени. Морриган сидела, низко опустив голову; черные волосы рассыпались по плечам, отчего стала видна задняя часть шеи, нежная и уязвимая. Габриель наклонился, взял ее за подбородок и заставил поднять голову. Морриган посмотрела на него потухшим взглядом.
        - Умоляю, Габриель, не делай этого. Еще не поздно. Ты еще можешь взять меня за руку, и мы пройдем этот путь вместе. Забудь… ее… Ты ведь любил и меня… Помнишь?
        Глядя в синие океаны ее глаз, Габриель начал прокручивать в памяти воспоминания о лете, которое они провели вместе. Морриган раскраснелась от удовольствия, на устах цветет обворожительная улыбка, она и Габриель танцуют на дне рождения Минналуш… Морриган сидит в плетеном кресле, смежив веки, и слушает музыку… Морриган работает в саду - платье задралось выше колен, подмышками - темные пятна пота, тонкая блузка льнет к влажной груди; она тихонько напевает себе под нос, она счастлива…
        И вот совсем другой образ: Морриган стоит у окна, словно портрет в раме, в ее глазах - пустота, за спиной - изгиб кованой лестницы…
        Габриель отступил прочь от женщины, сидящей у его ног. Последние строчки заклинания Минналуш отпечатались в его сознании. Губы Морриган раскрылись, блеснули жемчужные зубы и влажный алый язык. Глаза - бездонный космос, волосы - черные водоросли…
        Молчанье - обет мой.
        Губы мои мертвы навсегда.
        Но имя мое,
        Тайное и совершенное имя мое…
        Лицо Морриган исказилось в болезненном оскале:
        - Мое имя - Ел-да-а-га-а…

* * *
        Все было кончено. Габриель на мгновение зажмурился, а в следующую секунду Морриган закричала, и в его мозг точно вонзилась стальная игла. Одна из дверей распахнулась, и оттуда с отвратительным ревом хлынул смертоносный поток информации. Габриеля сбило с ног, будто спичку на пути урагана.
        Он чувствовал себя пылинкой в центре слепящей бури, его несло вперед с такой невообразимой силой и скоростью, что все предметы вокруг слились в один фантасмагорический пейзаж - хаотичный, нестройный, похожий на кинопленку, смонтированную безумным режиссером.
        В визуальном хаосе мелькали тысячи образов, и прекрасных, и отталкивающих. Перед взором Габриеля пронеслась женская фигура, вокруг которой обвился змей, вслед за ней - мальчик в развевающихся одеждах - отрок прижимал к груди книгу, а к губам
        - палец, словно призывал к молчанию. Младенец с разверстой грудью держал в ладонях собственное пульсирующее сердце. Габриель протянул руки к ребенку, но образ мгновенно исчез, и он увидел, что балансирует на краю пропасти, а внизу - толстый слой льда, под которым лежит целый город. Слышались жалобные крики ангелов. С неба падали птицы, у них были сломаны клювы и перебиты крылья…
        Контролируй поток информации! Блокируйся! Защитные барьеры мозга рушились. Глаза вылезали из орбит, тело разрывалось на части под напором сенсорной перегрузки, а образы продолжали заполнять разум. Череп Габриеля гудел от напряжения. Посреди нарастающего безумия он опять увидел ворона. Птица вдруг обрела огромные размеры, но ее тут же унесло мощным вихрем.

…Теперь Габриель находился внутри большого многоярусного помещения, спиралью уходящего во мрак. Не успел он как следует разглядеть лабиринт, как уже начал стремительно падать вниз, по стволу вертикальной шахты, навстречу непроглядной тьме.
        Двери - миллионы дверей - мелькали на периферии зрения. Его разум отчаянно искал хоть какую-нибудь опору, якорь, все, что угодно, лишь бы сохранить психику. Фрэнки. Габриель чувствовал ее робкие попытки пробиться к нему, но связь была такой хрупкой, такой ненадежной, словно его пальцы хватались за скользкое стекло. Господи, он больше не выдержит, больше не сможет…
        Тишина. Безмолвие громадного космоса. И… голос Морриган.
        - Габриель… - обреченный стон. - Я не могу найти выход… - Шепот пронесся по длинным коридорам, отражаясь от крутых каменных стен, эхо за эхом. - Выход… выход… выход… Габриель, не оставляй меня здесь…
        ГЛАВА 40
        Первым ощущением стал запах, характерный запах дезинфицирующего средства. Потом всплыл зеленый сумрак больничной палаты. Что-то негромко стучало по подоконнику. Дождь?
        К его телу были прикреплены датчики, из вены на руке торчала игла с трубкой. Габриель дотронулся рукой до головы, и пальцы нащупали шершавую марлевую повязку.
        Он медленно обвел взглядом комнату. Тумбочка с пластиковым покрытием, такой же шкафчик. Кресло, а на нем - смятое и отброшенное в сторону одеяло, словно сидевший на нем человек вышел совсем недавно. На тумбочке - бумажный стаканчик.
        Габриель оглядел все это без всякого интереса. Некоторое время он просто лежал, слушая шум дождя за окном, потом закрыл глаза.

* * *
        Когда он снова проснулся, в палате горел яркий свет. Одеяло на сиденье кресла было аккуратно свернуто. От резкого света он быстро зажмурился.
        - Габриель…
        Он повернул голову на подушке - затекшую шею тут же пронзила боль - и, щурясь, попытался рассмотреть фигуру в изножье кровати.
        - Габриель, просыпайся. - Фрэнки наклонилась к нему. - Привет, - сказала она с улыбкой.
        - Что… - хрипло прокаркал он.
        За спиной Фрэнки медсестра в темно-синей униформе просунула голову в приоткрытую дверь и через несколько секунд снова исчезла.
        - Что со мной?
        Слова прозвучали более отчетливо.
        - Все будет хорошо. - Улыбка не сходила с лица Фрэнки. - Хочешь пить? Налить воды?
        - Сколько я пробыл здесь?
        - Пять дней. Трое суток в реанимации.
        - Не помню…
        - Ты почти все время был без сознания. Что-нибудь болит? Может, попросить сестру сделать тебе укол?
        - Не надо.
        Габриель неуклюже поерзал на приподнятых подушках. Хватит снотворных. Он хотел знать, что произошло. Словно предчувствуя его вопрос, Фрэнки сказала:
        - Скоро придет доктор Дибблз, он все расскажет. Ты едва не погиб. Твоя аневризма лопнула, пришлось делать срочную операцию. Но теперь все позади, ты скоро поправишься.
        - Рад слышать. - В голове у Габриеля шумело. Он постарался сосредоточить взгляд на улыбающемся лице Фрэнки. - Ты-то как сама?
        - В полном порядке. Правда, из того «скачка» я вышла с жуткой мигренью, но сейчас все хорошо.
        - Кошмары не снятся?
        - Нет. Если честно, я вообще ничего не помню. В памяти не осталось даже обрывков, ее как будто стерли. Странно, да? - Фрэнки помолчала. - А ты что-нибудь помнишь?
        На мгновение перед Габриелем промелькнул образ - головокружительное множество дверей и извилистых коридоров. Полушепот-полустон, дробящийся эхом:
        «Не оставляй меня здесь…» На него вдруг навалилась страшная усталость.
        - Да.
        - Кстати, она тоже тут.
        - Что?
        Габриель напрягся, в груди екнуло.
        - Через четыре двери от тебя.
        - Что с ней?
        - Она в коме. Причину установить не могут. - Фрэнки многозначительно посмотрела на него. - Физической травмы мозга не выявлено, врачи не нашли ни опухоли, ни кровотечения, как у тебя. Она просто… без сознания.
        - Как она сюда попала? Ты…
        - Ну что ты, нет, конечно! - воскликнула Фрэнки. - Я даже не знала, что она в больнице. Скорее всего, приходящая уборщица обнаружила ее и вызвала «скорую».
        - Откуда тебе это известно?
        - Узнала случайно. Оказывается, у Морриган есть двоюродная сестра, которая приходит навестить ее. Мы встретились у кофейного автомата и разговорились. - Фрэнки откинула со лба Габриеля прядь волос. - Пожалуйста, не волнуйся, милый. Тебе нужно отдохнуть.
        - Да, наверное.
        Утомление в его голосе было слышно даже ему самому. Фрэнки склонилась над кроватью и ласково поцеловала Габриеля в щеку.
        - Поспи немного, ладно? Еще наговоримся.
        - Фрэнки… - Он удержал ее руку. - Спасибо.
        - Не за что, - улыбнулась она.
        - Я серьезно. Если бы не ты… - На глазах у Габриеля выступили слезы. - Когда распахнулась та дверь, я начал падать, падать… во тьму. А потом почувствовал, как твое сознание тянется ко мне, цепляет мой разум. Ты спасла мне жизнь.
        - Тсс. Спи.
        Он послушно закрыл глаза. Голос Фрэнки доносился откуда-то издалека.
        - Все будет хорошо. Опасности позади.

* * *
        Тем вечером он ненадолго покинул палату. К руке была прикреплена переносная капельница на колесиках, и ему пришлось тянуть громоздкое устройство с собой. Колесики катились по линолеуму с противным скрипом.
        Словно старик, Габриель маленькими шажками передвигался по коридору. Он не чувствовал боли, только изнуряющую слабость. Как-то не верилось, что мышцы снова обретут прежнюю силу.
        Ужин давно закончился, последние посетители разошлись. Широкий коридор, по которому двигался Габриель, был пуст. За одной из дверей бормотал телевизор, но в большинстве палат свет не горел.
        Через четыре двери, сказала Фрэнки. Габриель остановился на пороге. Освещение было тусклым, но ему хватило и этого. Лицо Морриган белым пятном выделялось в темноте. Руки лежали вдоль тела. Она совсем не выглядела больной. Если бы не датчики и провода, можно было бы подумать, что она спит.
        Габриель нерешительно приблизился к кровати. Морриган лежала недвижно, даже дыхание было почти незаметно. Глаза под веками не закатились, ни один палец не подергивался. Возможно ли, что ее разум так же неподвижен? Ее прекрасный, испорченный разум…
        Она считала жизнь экстремальным спортом. Морриган Монк была воительницей, а теперь превратилась в спящую красавицу, но принца, который придет и разбудит ее поцелуем, не существует.
        «Не оставляй меня здесь…» Ее безнадежная мольба будет преследовать Габриеля до конца дней.
        Где она сейчас? Бродит по бесконечным коридорам? Отчаянно пытается найти ключ, знак, хоть что-нибудь, что поможет восстановить порядок мест и вещей? Эта мысль камнем лежала на сердце Габриеля. Страшная кара - искать порядок и находить лишь путаницу и смешение; сознавать, что твой удел - вечно блуждать по лабиринту.
        Они сошлись в смертельной битве разумов, но Габриель не чувствовал себя победителем. Им владели горечь утраты и глубокая печаль.
        - Морриган, - шепнул он. Ее прекрасное лицо оставалось неподвижной маской. - Прости меня…
        ГЛАВА 41
        Габриель провел в больнице еще двенадцать дней. К Морриган он больше не заходил. До самой выписки.
        Фрэнки шла рядом и держала его под руку. В другой руке она несла сумку с его вещами. Перед уходом Габриель в последний раз оглянулся на больничную кровать, в которой провел так много времени. Скучать по ней он явно не будет.
        Выписка совпала с приемными часами, и коридоры были заполнены людьми, обрадованными или встревоженными. Габриель шагал, не глядя по сторонам, уставившись перед собой. Тем не менее уголком глаза он все же видел, что они приближаются к палате Морриган.
        - Я зайду, - сказал он и остановился.
        - По-моему, не стоит, - досадливо поморщилась Фрэнки.
        - Я должен.
        Габриель потянул ее за рукав.
        Они вошли в палату, и с прикроватного стула навстречу им поднялась полноватая женщина в твидовом костюме горчичного цвета.
        - Привет, Фрэнки, - поздоровалась она.
        - Привет, Лиза, - дружелюбно ответила та. - Как дела?
        - Хорошо. - Женщина улыбнулась, но улыбка не скрыла безысходную печаль, написанную на ее лице. - Это и есть твой друг?
        - Да. У нас приятные новости: его только что выписали.
        Женщина посмотрела на Габриеля.
        - Поздравляю. Меня зовут Лиза Дюваль, я - кузина Морриган Монк.
        Он коротко пожал влажную ладонь. Лиза не унаследовала ген красоты, так ярко проявлявшийся во внешности ее двоюродных сестер, но у нее были добрые глаза.
        Габриель избегал смотреть на кровать, потом все же не удержался и бросил взгляд на лежащую фигуру. От изумления у него перехватило дух.
        Морриган уже не напоминала спящую красавицу. Каким-то странным образом она состарилась. Кожа приобрела землистый оттенок, волосы словно истончились и были зачесаны за уши, придавая ей суровый вид.
        - Как она? - осторожно шепнула Фрэнки.
        - Скверно.
        Фрэнки неуклюже попыталась приободрить Лизу.
        - Может быть, еще не все потеряно.
        - Нет, - покачала головой та. - По шкале Глазго у нее очень плохие показатели.
        - Что такое шкала Глазго?
        - Шкала глубины комы. Стандартизированная система, по которой оценивается степень повреждения мозга, - заученно ответила Лиза, очевидно повторяя объяснения врачей. - Пятнадцать баллов - это очень мало.
        - Значит, доктора…
        - Доктора ничего не знают. - В голосе Лизы Дюваль послышалась скрытая злость. - Они до сих пор не могут объяснить, что случилось. Физических причин для комы просто нет. Мистика какая-то. - Она сердито промокнула глаза платочком. - Извините, мне нужно выйти. Приятно было познакомиться. - Лиза опять протянула руку Габриелю. - Желаю удачи.
        Он молча пожал ее ладонь.
        Лиза удалилась, и в палате повисла неловкая тишина. Габриель и Фрэнки не смотрели друг на друга.
        Больничная простыня аккуратно укрывала Морриган до пояса. По бокам покоились руки с неестественно длинными кистями. Странно, почему Габриель не замечал этой диспропорции раньше. Ногти Морриган посинели, под кожей проступили крупные зеленоватые вены.
        - Это сотворили мы. Я и Минналуш…
        - У тебя не было выбора.
        - Выбор есть всегда. Разве не ты говорила?
        - Габриель, не терзай себя понапрасну. Морриган сама виновата.
        - Я должен сделать еще кое-что, - задумчиво проговорил он.
        Фрэнки бросила на него вопросительный взгляд.
        - Как, по-твоему, Монк-хаус пустует?
        - Наверное, да, - осторожно ответила она. - А что?
        - Мне нужно попасть туда.
        - Что?!
        - Я должен переписать «Ключ Прометея».
        - У тебя ведь уже есть копия - та, которую ты показывал профессору Столлуорди.
        - Диск записан не до конца. Не забывай, я же не успел скачать информацию о Портале. Мне нужна полная версия.
        - Зачем?!
        - Просто интересно, - уклончиво ответил Габриель.
        - Врешь, - после долгой паузы произнесла Фрэнки. Она ни на йоту ему не поверила.
        - Ты сам хочешь обучиться искусству памяти, в этом все дело.
        - Не говори чепухи.
        Он отвел взгляд.
        - Габриель, посмотри мне в глаза. Что с тобой происходит?
        Он попытался придумать хоть какое-нибудь объяснение.
        - Помнишь, я рассказывал тебе о чудаке из магической лавки? Том самом, который подарил мне амулет?
        - Да, - кивнула Фрэнки.
        - Он еще сказал, что с этого пути нет возврата, что безумие - это наркотик, на который подсаживаешься очень быстро. Входишь во вкус, и тебе постоянно хочется еще. Тогда я не понимал, о чем он говорит. - Габриель помолчал. - Теперь понимаю.
        В глазах Фрэнки сквозило недоумение. Как объяснить ей, что с того самого
«скачка» он мучился неутолимой жаждой ощущений, которые испытал во дворце памяти? Как объяснить, что после операции жизнь для него утратила всякую новизну? Чувства притупились, цвета поблекли, звуки потеряли четкость; на всех предметах словно лежал толстый слой пыли.
        Фрэнки, кажется, испытала облегчение от его сбивчивых фраз.
        - Это последствия операции, Габриель. Конечно, по сравнению с тем, что ты пережил, сейчас все кажется тебе скучным и бесцветным. Ты устал, но со временем опять придешь в форму.
        Габриель покачал головой. Причины его неудовлетворенности крылись гораздо глубже. Во время «скачка» он испытал ужас, но путешествие оставило на нем свой след. Реальный мир теперь казался ему безнадежно серым и пресным.
        Глядя на неподвижное тело Морриган, он вдруг вспомнил, как она стояла в Портале, прекрасная, полная жизни, и описывала ему великолепие своего творения. Изведай этот восторг, с торжествующей улыбкой сказала Морриган, и обычная жизнь превратится в увядший цветок.
        Только теперь Габриель понял, что она имела в виду. Он впервые осознал, по-настоящему осознал, что заставило Роберта Уиттингтона присоединиться к Морриган и Минналуш в их стремлении к трансформации. Габриель заразился этой болезнью, подхватил ту же лихорадку познания. Она бурлила в его крови, и он знал, что не избавится от нее уже никогда. Габриель превратился в искателя и захотел стать солнечным магом.
        - Я думал, что одолел ее.
        - Так и есть.
        - Нет. Она заразила меня. - Он стиснул кулаки. - Мне нужен «Ключ».
        - Габриель, не надо.
        В глазах Фрэнки появился испуг.
        - Он нужен мне, Фрэнки. Если я его не получу…
        Габриель умолк и похолодел при мысли, что больше не испытает экстаза путешествия. Жизнь тогда обратится в пустыню. Он должен заполучить «Ключ Прометея».
        Файл находится совсем рядом. Габриель знает истинное имя Морриган - пароль к Порталу. Он совместит пароль с Порталом и тогда сможет удовлетворить свой ненасытный голод. Это будет прощальным подарком от Минналуш.
        Взгляд Габриеля вновь упал на недвижную фигуру. Он испытывал глубокое чувство вины, но жажда экстаза была сильнее.
        - В Монк-хаусе никого нет. Я проберусь в дом и скачаю «Ключ» с компьютера на диск. Никто не узнает. - Габриель набрал в грудь побольше воздуха. - И тогда я буду свободен.
        ГЛАВА 42
        Никто не узнает.
        Та, что лежала на больничной кровати, слышала эти слова. Она была в коме, но ее внутренний глаз по-прежнему видел. Полуживой, разбитый, он, подобно сломанной антенне, ловил сигналы из внешнего мира: голоса, движения, вспышки цвета - короткие обрывки информации. А затем она вновь возвращалась в темницу собственного разума. О, это был ад.
        Как одержимая, она искала подсказку - предмет, комнату, дверь, - чтобы выбраться из ловушки, найти спасение от кошмара, к которому была приговорена. Если восстановить порядок мест, порядок вещей, она очнется. Она знала, чувствовала это каждой клеточкой своего тела. Но у нее отобрали компас. Кто? Минналуш и Габриель.
        И все же осталось еще внутреннее зрение. Этого Минналуш у нее отнять не смогла. Да, ее внутренний глаз поврежден, но он работает, действует и иногда позволяет ей на короткое время вырваться в реальный мир, прежде чем опять погрузиться во мрак безнадежных блужданий.
        Она смутно осознавала, что рядом с ней стоят двое. Женщина и… мужчина.
        Габриель.
        Больной разум издал пронзительный вопль. От потрясения внутренний глаз захлопнулся, связь почти прервалась. Она снова оказалась во дворце памяти. Комнаты, коридоры, двери. Бесконечные двери. Через три двери свернуть налево, перейти разводной мост…
        Нет! Стоп! Сосредоточься!
        - В Монк-хаусе никого нет. Я проберусь в дом и скачаю «Ключ» с компьютера на диск. Никто не узнает.
        Ею овладела слепая ярость. Она предлагала ему этот приз, а он отказался! Он отверг ее! Как остановить его? Он знает пароль - тот самый, что стерт из ее собственной памяти. Если он совместит пароль с Порталом…
        На две двери вниз по коридору, на одну - вверх. Вторая дверь справа…
        Нет, нет. О боже… Ее охватило отчаяние. Напрягись, Морриган, сосредоточься. Она попыталась унять пламя, бушевавшее в сознании.
        Она почувствовала, что Габриель и его спутница направляются к выходу. Голоса начали удаляться. Всё. Ушли.
        Вероятно, он уже на пути в Монк-хаус. Надо его остановить!
        Она победит, если не позволит ему переписать «Ключ Прометея». Без «Ключа» Габриель до конца жизни будет обречен на бесплодные поиски. Ему суждена вечная неудовлетворенность, вечная жажда. Как остановить его, как?
        Ее внутренний глаз искалечен, она не сможет войти в сознание Габриеля и просканировать его. Он слишком силен. Но может быть, она добьется своего иным способом?.. Решение осенило ее - легкое, точно дыхание призрака.
        Внутреннее зрение всегда было ее тайным даром. Минналуш так до конца и не поняла, что это такое, а она между тем сумела развить свой талант, раздвинула границы сознания. Теперь ей подчинялись и неодушевленные предметы. Минналуш и в голову не приходило, насколько
        усилились пара-психологические способности Морриган благодаря тренировке памяти. Создавая свою магическую формулу, младшая сестричка не приняла их во внимание, не включила в уравнение.
        Морриган понимала, что дар дальновидения ее не спасет, и дворец памяти навсегда притянул ее на свою орбиту. Ее удел - бродить по бесконечному лабиринту лестниц, коридоров и дверей. Но если она соберет все свои силы и сумеет сконцентрировать волю, может быть, тогда внутреннее зрение ненадолго перенесет ее туда, куда нужно. Ей требуется совсем немного времени, ровно столько, чтобы успеть сделать то, что должно…
        Женщина на больничной кровати лежала совершенно неподвижно. Ровное дыхание почти стихло. Она была далеко. Внутренний глаз перенес ее домой.
        ГЛАВА 43
        Ставни на окнах в доме из красного кирпича были наглухо закрыты, внутри царил запах запустения. Повсюду скопилась пыль.
        Дом пустовал, но было видно, что еще недавно в нем жили. Бархатная подушка на сиденье большого плетеного кресла хранила отпечаток тела. На журнальном столике вверх обложкой лежала раскрытая книга, рядом стояла кружка с недопитым кофе. На ободке кружки виднелся след губной помады. На спинке другого кресла валялось небрежно брошенное черное пальто, рукава свисали, точно усталые руки. Плотная шерстяная ткань еще слегка пахла духами.
        Но сильнее всего в гостиной чувствовался запах гниющих цветов - стебли роз постепенно разлагались в стоячей воде; в горшках с потрескавшимся грунтом засыхали комнатные цветы; даже мясистые лепестки орхидей начали увядать и чернеть. Умирающие растения еще не лишились всех жизненных соков, поэтому запах в помещении был острым и влажным. На полке над рабочим столиком в небольшом стеклянном аквариуме лежал ссохшийся трупик паука.
        На длинном столе, похожем на верстак, стояли два компьютера, заросшие пылью. Тонкий серый слой покрывал и экраны жидкокристаллических дисплеев. Компьютеры были выключены, квадратные пятна мониторов безмолвно темнели.
        Внезапно раздался щелчок. Один из экранов засветился, точно его коснулась чья-то невидимая рука. Одновременно в чреве компьютера заработал встроенный вирус. Владелицы машины создали его много лет назад как способ защиты на какой-либо непредвиденный случай, как формальную меру предосторожности. Смертоносный код был разработан превосходно, однако сестры всерьез не предполагали, что это оружие когда-либо придется пустить в ход, ведь запуск программы-вируса был призван уничтожить работу всей их жизни, разрушить магическую вселенную.
        Словно по мановению все той же невидимой руки, на экране замелькали страницы. Сменяясь, они исчезали - содержимое файла стиралось из памяти компьютера и с жесткого диска. Знаки, символы, загадочные цифры; изящные чертежи и планы - божественная архитектура; таинственные заклинания, магические формулы… Волшебный дворец памяти неумолимо и безвозвратно уходил в небытие.

* * *
        На расстоянии семи миль от красного кирпичного особняка, в одноместной больничной палате сестра Кендалл обтирала влажной губкой вялые конечности пациентки.
        Бедняжка, вздохнула медсестра и провела губкой по красивой мускулистой руке своей подопечной. Судя по всему, та была спортсменкой, но очень скоро великолепные мышцы ее тела начнут дрябнуть.
        Сестра Кендалл уложила безвольную руку на постель, аккуратно откинула со лба пациентки черные волосы и промокнула губкой лицо. Страшная судьба, хуже смерти. Сестра Кендалл не хотела бы оказаться на месте этой женщины. Доктора вынесли суровый приговор - на чудесное пробуждение в ее случае надеяться не стоило.
        Какое прекрасное лицо. Однако и его красота быстро поблекнет. Правда, сегодня пациентка выглядела до странности хорошо. На ее лице светилось полное удовлетворение, как будто она выполнила какую-то сложную задачу. Сестре Кендалл даже показалось, что на устах черноволосой женщины промелькнула улыбка.
        ЭПИЛОГ
        Я отправляюсь на поиски великого «может быть».
        Предсмертные слова Франсуа Рабле
        - Простите, это вы?
        Не успели слова слететь с ее губ, как она вспыхнула и пожалела о своей несдержанности.
        Седой мужчина, сидевший на парковой скамейке в нескольких шагах от нее, поднял глаза, а затем оглянулся. Убедившись, что девушка обращается именно к нему, внимательно посмотрел на нее.
        Она вдохнула поглубже и указала пальцем на книгу, которую старик держал в руках.
        - Это ведь вы, да?
        Он перевернул книгу, взглянул на фотографию, помещенную на задней обложке, и улыбнулся.
        - Боюсь, вы правы.
        - Значит, вы писатель?
        - Среди прочего, да.
        - Я тоже собиралась стать писательницей.
        Девушка вдруг вспомнила, что спереди на футболке у нее красуется внушительное желтое пятно. Перед прогулкой она хотела переодеться, но потом раздумала. Надо же, как неловко.
        Пожилой мужчина жестом указал на скамейку.
        - Присаживайтесь.
        - Спасибо. - Девушка присела на самый краешек. - Мне надо приглядывать за Пиппой.
        Она махнула в сторону песочницы, где на корточках сидела пухленькая девочка.
        - Ваша дочка? - спросил старик, обернувшись.
        - Да. У меня еще есть маленький сын, он остался дома. Представляете, утром срыгнул молоком прямо мне на футболку!
        Господи, и зачем она только ляпнула эту глупость? Рядом сидит такой элегантный мужчина, а она рассказывает про детскую отрыжку.
        Старик, однако, не выказал отвращения и продолжал внимательно смотреть на девушку. У него были очень красивые глаза, хотя в их уголках расходились лучики морщинок. Она вновь перевела взгляд на обложку.
        - О чем ваша книга?
        - Ну… - Седоволосый мужчина помедлил с ответом. - О путешественнике… который хотел найти свое истинное имя.
        - А-а, поняла. У него, наверное, была амнезия?
        - Что-то вроде того.
        - А что с ним случилось?
        - Его прокляли.
        Девушка недоверчиво покосилась на старика.
        - Можно взглянуть?
        - Пожалуйста.
        Книга была раскрыта на середине. Девушка начала читать вслух, изредка запинаясь.
        «Одна из жестоких шуток мироздания: человеческий мозг способен осмыслить, что возможны иные, высшие уровни сознания, но достигнуть их едва ли нам под силу. Мы можем лишь стремиться к ним, продвигаться на ощупь, выставив впереди себя руки, точно слепцы в незнакомом месте. И порой на этом пути наши неловкие пальцы касаются разума Господнего».
        - Это не триллер, - разочарованно протянула девушка, - и даже не роман…
        - Уверяю вас, и то и другое.
        - А конец счастливый?
        - Конец… правильный, скажем так.
        - Я люблю, когда все хорошо заканчивается. - Она застенчиво повела плечами. - Глупо, конечно. Большинство людей в жизни несчастливы, так с чего же героям книг быть счастливыми, верно? И все-таки в моей книге будет хороший конец. - Девушка вдруг заметила, что Пиппа запихивает в рот горсть песка. - Пиппа! Перестань сейчас же!
        Девушка обернулась на старика и смутилась.
        - Эти дети выматывают все нервы. Да вы наверняка и сами знаете.
        - У меня никогда не было детей.
        - Извините. - Она помолчала. - Я бы не рассталась со своими малышами даже за все золото мира. Но с другой стороны, в жизни должно быть не только это. Должно быть что-то еще… Я говорю глупости, да?
        Губы старика дрогнули.
        - Если бы никто не хотел большего, эволюция бы прекратилась.
        Собеседники умолкли. Девушка украдкой наблюдала за седым писателем. Он был очень худ, кожа - темно-бронзового цвета, как будто этот человек много времени проводил на солнце. Тоже путешественник?
        - Он его разрушил?
        - Что разрушил? - удивился старик.
        - Проклятие. Вы сказали, что ваш герой забыл свое имя, потому что над ним висело проклятие.
        - В этом-то вся интрига. Со временем он понимает, что проклятие - вовсе и не проклятие.
        - Как это? - Девушка нахмурила брови.
        - В начале книги он думает, что проклят, а в конце приходит к выводу, что лучше увидеть что-то хотя бы мельком, нежели не увидеть совсем; лучше испытывать боль, но жить и ощущать жизнь… чем лежать под капельницами в коме.
        Девушка никак не могла найти ответ. Ей хотелось произнести что-нибудь умное, показать, что она поняла суть. Внезапно она почувствовала усталость. Бросив взгляд на часы, девушка поднялась со скамейки.
        - Простите, уже поздно. Мне пора домой, нужно покормить Томми. - Она робко протянула руку. - Приятно было познакомиться.
        - Мне тоже.
        Старик пожал ее ладонь, и на мгновение молодой женщине показалось, что по ее пальцам пробежал электрический ток. Ощущение быстро исчезло. Почудилось, решила она.
        Пожилой мужчина отступил назад.
        - Всего хорошего. Надеюсь, вы напишете свою книгу.
        - Обязательно.
        Она подхватила Пиппу на руки и двинулась прочь, на ходу девушка обернулась:
        - И все равно я не понимаю, при чем тут любовный роман.
        Старик смотрел на удаляющиеся фигуры матери и дочери, пока они не исчезли вдали за воротами сада. Книга лежала на скамейке, там, где ее оставила девушка. Мужчина положил книгу в сумку на ремне.
        Тени на земле удлинились, в воздухе повеяло холодом. Старик набросил куртку и через складки ткани почувствовал в нагрудном кармане твердые уголки бумажника. Он достал кожаное портмоне и открыл его. Внутри лежали купюра в десять фунтов и небольшая фотокарточка. С фотографии смотрели юные лица, но цвета снимка поблекли - он был сделан сорок лет назад.
        Старик нежно провел пальцем по матовой поверхности фото. Тогда и он, и она были молоды, но уже в то время в ней присутствовали мудрая зрелость и тихое бесстрашие, составлявшие неотъемлемую часть ее характера. Мужество не изменило ей даже в неравном бою с раком, который унес ее жизнь два года назад.
        Пожилой мужчина вздохнул. Долгие годы она рука об руку шла с ним, своей любовью заглушая его неутолимую тоску.
        Ненасытная жажда гнала его на поиски тайны, которая однажды открылась перед ним на краткий миг. Дверь захлопнулась у него перед носом, но он был уверен: нужно продолжать стучаться, и может быть - может быть! - она откроется снова.
        Исследования и путешествия расширили интеллектуальные горизонты, вознаградив его сверх всяких ожиданий. Иногда он видел окружающий мир с такой четкостью, что на глаза наворачивались слезы, а порой ощущал себя так, как будто лишился кожи. Годы исканий царапали горло, точно песок. И всегда, всегда перед ним маячила тень его лихорадочной тоски.
        Фрэнки смирилась с его метаниями, научилась справляться с отчаянием в те дни, когда темная тень нависала слишком низко. Не всегда безропотно - в конце концов, она не была святой, - но с неизменным упорством.
        Между ними не пламенела великая страсть с бурными ссорами и жаркими примирениями, их отношения скорее характеризовались безмятежной красотой. С годами он понял, что доверие, признательность и тихая, спокойная любовь соткали свое неповторимое волшебство. Многие люди страдают от одиночества, даже будучи вместе. Он и Фрэнки не ощущали такого никогда. Они познали друг в друге каждую клеточку.
        Исступленная страсть? Нет. Любовный роман?
        Старик сунул руки в карманы куртки и зашагал прочь. Начало смеркаться, в небе зажглась первая звезда.
        Да, определенно: любовный роман.
        ОТ АВТОРА
        Вдохновение призвало меня наградить персонажей этой книги даром дистанционного видения, после того как я прочла о секретной программе правительства Соединенных Штатов под названием «Звездные врата». Проект финансировался из федерального бюджета и был свернут в 1995 году. Директор программы Дейл Графф тренировал своих подопечных для последующего участия в поисках людей и важных объектов. Наиболее серьезными успехами проекта можно считать определение местонахождения пропавшего советского самолета и помощь Управлению по борьбе с наркотиками (УБН). Эти случаи описаны в книгах Д. Граффа «Речные грезы» и «Введение в парапсихологию». Должна признаться, герои «Сезона ведьмовства» наделены даром дальновидения в большей степени, нежели реальные участники проекта «Звездные врата», а фраза «выйти в "скачок"» придумана мной лично.
        Значительная роль в книге отводится концепции «Искусства памяти». Поскольку тема глубоко эзотерична, мне пришлось упростить многие понятия, дабы не выходить за рамки художественного произведения. Тем читателям, которые желают основательнее познакомиться с миром Джордано Бруно, Раймонда Луллия и Джулио Камилло - чрезвычайно занимательным, но подчиняющимся очень строгим правилам, - я настоятельно рекомендую академическую работу леди Фрэнсис Амелии Йейтс. Также следует отметить, что мастера памяти, как правило, возводили «театры памяти». Термин «дворец памяти» - мое собственное изобретение.
        Источником сведений о Джоне Ди для меня послужила книга Бенджамина Вулли
«Королевский чародей». Я также признательна Эрику Дэвису за его публикации на темы гностицизма и информационной культуры.
        За свою жизнь я прочитала уйму книг о божественном познании, но одной из моих любимых по-прежнему остается «Зелатор» Марка Хедзела.
        В своей магической формуле Минналуш использует выдержки мандейского гностического текста под названием «Мир тьмы», фрагменты 14-го и 25-го псалмов, а также благодарственных псалмов из текстов кумранских свитков, гностического трактата «Гром, Совершенный разум» и манихейского текста «Спасение души», написанного на древнетюркском языке. Тем не менее, поскольку формулу создала Минналуш, она переработала эти фрагменты по своему усмотрению, вследствие чего осведомленный читатель может обнаружить серьезные отличия от оригинальных текстов - как словесные, так и концептуальные. Минналуш пользуется Пифагорейской нумерологией.
        Имя Елдага означает «которого знает Бог». В Книге Бытия (25:4) упоминается Елдага, последний из сынов Мадиана, сына Аврама от Хеттуры.
        Всех, кому интересно, как создавался роман, и кто желает заглянуть на писательскую кухню, приглашаю посетить мой веб-сайт: www.natashamostert.com.
        БЛАГОДАРНОСТИ

«Сезон ведьмовства» доставил мне много радости и одновременно стал… увлекательным приключением. Спасибо всем, кто поддерживал меня и вместе со мной выходил в «скачки».
        Я безумно признательна всей команде издательства «Транс-уорлд». В частности, мне выпало счастье работать с двумя выдающимися женщинами: легендарной Франческой Ливерсидж и редактором Селиной Уокер. Селина, рядом с тобой я чувствую себя единственным автором в мире. Спасибо за то, что «причесывала» мой цветистый стиль, подбадривала меня и не позволяла лениться. Ты - прелесть.
        И как не упомянуть Джонни! Готовый принять все новое, неутомимый и невероятно практичный Джонни Геллер - именно тот тип литературного агента, о котором мечтает каждый писатель. Я бесконечно благодарна ему за все усилия и в особенности за то, что он предоставил в мое распоряжение Кертиса Брауна и его незаменимых помощников.
        Огромное спасибо моим замечательным подругам и первым читательницам: Кэтрин Гуль, Дайан Хофмейр, Соне Льюис и Ники Мюллер. Ваша поддержка для меня бесценна.
        Особая благодарность Гейнор Руперт, чей зоркий глаз подмечал все ляпы. Умница Гейнор не раз спасла меня от стыда. Иэн Уотсон, мой собрат по перу, ты - сплошная загадка. Спасибо тебе за помощь и поддержку.
        Я выражаю благодарность моему брату Фрэнсу за то, что он прочел всю рукопись в один присест и обнаружил в ней вопиющий изъян, которого мы ни за что бы не заметили. Спасибо моему брату Стефану за совет мыслить зрительно.
        Благодарю Карлоса Андраде, звезду кикбоксинга, за то, что поддерживал спортивную форму писательницы, вечно привязанной к своему столу, и не позволял ей задирать нос.
        Хэнти Принс, моя мама, - постоянный источник новых идей и моего вдохновения. Она прошла этот путь вместе со мной.
        Фредерик, мой чудесный, любящий муж - моя надежда и опора. Только благодаря ему я набралась смелости превратить грезы в слова.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к