Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Игра ва-банк Юлия Морозова
        # Хорошо быть ведьмой! Кого надо - приворожил, кто уже без надобности - на того порчу наслал. И все с пользой для дела и прибытком для кошелька. А вы задумывались, каково ее родным? Тем, кому приходится разбираться с проклятиями, что коллекционировало славное ведьмовское семейство не одно поколение? Кому-то из этих бедолаг уготована участь фамильного привидения, кому-то - несводимые бородавки, а мне достался несуразный облик. И что бы вы думали, мои ведьмы нашли способ и из этого извлечь доход! Хорошо быть ведьмой. Совсем не то, что Проклятой…
        Юлия Морозова
        Игра ва-банк
        Предисловие
        Недосказанность же предусмотрительна, поскольку она признает свой временный характер, допускает поправки, дополнения и даже переход к противоположному мнению.
        Всеволод Овчинников. Корни дуба
        В комнате было чисто, уютно и тихо. Только довольно похрюкивал на столе старый верный ноутбук, сохраняя последний проект. Его хозяин развалился в глубоком кресле неподалеку. Парень лет двадцати трех, высокий, ладный, да и вообще на первый взгляд крайне симпатичный. Худощавая, но жилистая фигура, встрепанные русые волосы. Правильные, пусть и слегка резковатые черты лица.
        Длинные пальцы нервно теребили рифленый ремешок сумки из-под ноутбука, валявшейся на полу.
        - Где же она? - сказал он в пустоту.
        Прохладные, чуть влажные ладошки закрыли ему глаза.
        - Здесь.
        Еще мгновение, и к нему прильнуло девичье тело. Шелк платья. Лимонное облако волос. Клубничная мята на нежных губах.
        Умелые пальчики пробежались по рубашке, расстегивая пуговицы. Чуть замешкались с ремнем, но затем быстро наверстали упущенное. Бешеный ток крови. Сбившееся дыхание. Бессвязные «подожди… не так быстро… нет… еще… я сейчас… да, так…», оборвавшиеся протяжным стоном.
        Девушка легко спорхнула с кресла, одергивая платье и возвращая на плечи широкие лямки. Деловито привела в порядок и неподвижное тело, одевая его столь же умело, как и раздевала. Остекленевший взгляд парня безучастно упирался в потолок.
        Внизу хлопнула дверь, внеся в планы девушки существенные изменения. Сняв с шеи цепочку, она задумчиво повертела в руках изящную флешку, маскирующуюся под кулон, но придя, видимо, к какому-то решению, повесила обратно. Захлопнула ноутбук, прижала его к груди, последний раз придирчиво оглядела комнату и… исчезла.
        Пару секунд спустя в комнату вбежала ее запыхавшаяся копия. А еще через мгновение девичий визг вдребезги расколол доселе умиротворенную тишину.
        Глава 1
        Каждый рабочий день в банке начинался для меня совершенно одинаково. С чашки горячего кофе и нагоняя от начальства. Если мне удавалось прийти пораньше - сначала кофе, потом нахлобучка. Если просплю - ровно наоборот.
        Может быть, вы помните этот старый фильм про гранд-магесс Железный Башмак и слабого колдуна из департамента планирования погоды? Нет? Ну, актрисе потом за роль еще «Мымру года» дали! Да еще эта зомбирующая песенка - про погоду, от которой надо принимать с благодарностью любую пакость - ставшая хитом на все времена.
        Мама рассказывала, что как раз в год выхода картины премьер-министром стал Тоний Блэрд. Но связывать попсовую песенку с избранием министра Погодных явлений на пост Премьера - дурной тон. Это не я так говорю, а мама. Обычно в довесок к ее словам бабушка отвешивает мне вразумляющий подзатыльник, а тетушка Элспет утешающе ерошит челку.
        Хм… Простите, отвлеклась.
        Так о чем я?
        Ах да, о фильме.
        Согласно сюжету, каждое утро сотрудницы департамента планирования погоды наводят красоту подручными средствами, не гнушаясь косметикой (и это якобы дипломированные магесс!). Потом они пьют утренний чай и ведут степенную беседу, тема которой имеет весьма и весьма отдаленное отношение к погоде, то есть работе. Ближе к обеду приходит начальство в лице гранд-магесс Ботс (она же Железный Башмак) и истерическим криком наводит подобие порядка.
        Ну что, вспомнили?
        Тогда вы можете примерно представить, что происходит здесь каждое утро.
        К сожалению, никакой мистер Погода к нашей «гранд магесс» не заглянет и не спасет нас от этой ежедневной напасти. Во-первых, десять лет назад к Натали Назровски пришло семейное счастье в лице достопочтенного Дэвида Монгрела, владельца автосалона подержанных машин и страстного любителя футбола. А во-вторых, сбывшиеся сказки - это не про наш банк.
        По стеклянному лабиринту перегородок, разделяющих помещение бэк-офиса, я тихонько, на полусогнутых, проскользнула в свой закуток. Ловко закинула плащ в угол, на вешалку. Коленкой включила компьютер, а локтем - монитор. Упала в кресло, пытаясь восстановить сбившееся после бега дыхание.
        Уф. Кажется, сегодня пронесло.
        Как бы не так.
        - Эла, тревога! Бомба!
        Громкий шепот Мари вывел меня из задумчивости и заставил развить бурную деятельность. Точнее мероприятия по изображению таковой.
        - Мисс Спэрроу!
        Над перегородкой нависло покрасневшее лицо моей начальницы. Ее мощная грудь уперлась в стекло, которое под таким напором подозрительно затрещало.
        - Да, миссис Монгрел?
        Вы наверняка бывали в церкви и видели изображения ангелов, что невинно и всепрощающе глядят на вас со свода?
        Так вот, выражение моей физиономии, обращенной к Натали Монгрел, было скопировано с тех картин довольно близко к оригиналу, а во взгляде застыла исключительная преданность делу. Точно не я, а совершенно другая особа только что проскользнула мимо службы безопасности, нагло отведя глаза дежурному церберу заклятием, позаимствованным у тетушки Элспет. Очень надеюсь, тетя про это не узнает - от ее вразумляющих бесед повеситься хочется.
        - Сверните программу, я хочу видеть, чем вы занимаетесь! - Начальница сильнее навалилась на стекло. Еще немного, и оно не выдержит.
        - Но я…
        - Сейчас же!
        Я нехотя протянула руку к мышке. Серый фон банковской программы мигнул и сменился на ярко-пестрый. Розовые сердечки образовывали рамку для фотографии, внизу которой размашистым курсивом было выведено «Мой недостижимый идеал!».
        - Простите, гранд-магесс. - Боюсь, подобострастности моей ухмылочке все же не хватило. - Мне так неловко, что вы это увидели. Правда, вы здесь отлично получились?
        Фотография была сделана на корпоративной вечеринке в честь прошлого Рождества. Получив подарочный сертификат лично из рук управляющего, довольная раскрасневшаяся начальница сияла, как начищенный медный кувшин.
        Ракурс был на редкость неудачным - в кадр попали оба подбородка нашей шефини.
        - Поставьте корпоративные обои, Спэрроу, - выдавила наша гранд-магесс и, не сказав больше ни слова, удалилась.
        Все-таки прошлый вечер был потрачен не зря.
        А чем еще заниматься, если дела уже закончились, а рабочее время нет?
        - Ты бы еще монитор помадой выпачкала! - сидящая у меня за спиной Мари прыснула в кулак. - В страстных лобызаниях!
        - Как вам, девушка, не стыдно смеяться над моими чистыми и светлыми идеалами! - Трагический шепот плохо сочетался с паскудной улыбочкой.
        Мари запустила в меня ручкой, но промахнулась. Та срикошетила о перегородку и упала в мусорную корзину.
        - Гробим банковское имущество? - грозно вопросила заглянувшая на шум в наш с Мари закуток Хоуп, но увидев экран моего монитора, заржала, что драгунская лошадь.
        Вдалеке нарочито громко хлопнула дверь.
        - Смит, не ржи ты так. Сейчас же весь отдел сбежится! Потом На-Ма еще заявит, что я работу саботирую.
        Хоуп повисла на перегородке, пытаясь отдышаться.
        - Спэрроу, ты сумасшедшая!
        Я щелкнула мышкой, вновь разворачивая окно программы.
        - А то ты, дорогая, раньше этого не знала. Брысь отсюда, выдача кредита через полчаса, а у меня не то что договор не заведен - даже клиент не проверен.
        Фырк Хоуп раздался уже за перегородкой.
        На экране замелькали столбики цифр, электронное досье клиента выгружалось - на удивление - с хорошей скоростью.
        Почему-то многие думают, что магбанк - это страшно мистическое место. Море романтики и всяких волшебных штуковин. Все их представление о нашей конторе черпается из рекламных роликов, денно и нощно крутящихся по телевидению.

«Кредиты маны под самый низкий процент, - интимно сообщает вам магесс в черной остроконечной шляпе, шевеля мохнатыми бровями и бородавками, а также делая загадочные пассы над бутафорским магическим шаром. - Самое быстрое оформление документов. Полчаса - и мана на вашем личном счете! Пусть ваши мечты станут реальностью!»
        Маркетологи сделали все, чтобы создать в наших офисах соответствующую атмосферу. В клиентском отделе для магесс жесткий дресс-код - черные платья с глухим воротом, вязаные полосатые чулки, ботинки на толстой, скрипящей при каждом шаге подошве и накладные бородавки. Вместо компьютеров - магические шары. Темное, плохо проветриваемое помещение, углы которого затянула паутина. Впечатлительные и слабонервные клиенты отсеиваются сразу. На то и рассчитано.
        Ведь, обладая маной, вы можете получить что угодно (в рамках закона, разумеется). А сбывшиеся желания требуют разумного подхода и устойчивой психики.
        Когда-то я тоже подавала заявление в отдел по работе с клиентами, но не прошла «по внешности». Не было во мне унифицированной безликости, так необходимой кредитным инспекторам.

«Фронт-офис не для таких рыжих воробушков, как ты, Эла», - грудным, хорошо поставленным голосом отказала мне в работе Магдалена Клинтон - руководитель службы подбора персонала.

«Вот именно! Рыжий! - возмутилась тогда я. - Меня же должны взять вне конкурса. Как потомственную ведьму!»
        Со скучающим видом Магдалена поправила блондинистую шевелюру с тщательно прокрашенными корнями:

«Элеонора, будем честны друг с другом. Ты не ведьма. И никогда ею не будешь. Волосы и их цвет тут совершенно ни при чем - важно, что под ними. А мозги у тебя устроены совсем не так, как требуется нашему клиентскому отделу».
        Разумеется, она была права. Никакая я не ведьма, а всего лишь пернатая неудачница. Пусть рыжая. И даже конопатая.
        Я мотнула головой, отгоняя невеселые мысли о несбывшемся.
        В офисе было душно. Открывать окна запрещала служба безопасности, а кондиционер дул еле-еле, да к тому же в противоположной от нас стороне. День только начался, а работать уже неохота. Зато кофе хотелось зверски. К сожалению, наш кофейный автомат безвозвратно скончался на прошлой неделе - служба хозяйственного обеспечения на вопросы о его починке только руками разводила.
        И что бы там ни говорила На-Ма, поломка произошла без моего непосредственного участия. Хотя, если начистоту, с техникой у меня не очень ладится. В том смысле, когда другие берут и пользуются, я долго с придыханием уговариваю машину не ломаться.
        Отчет сверки данных клиента со «Списком неблагонадежных граждан Соединенного Королевства» завис намертво. Здраво оценив оставшееся время до его выгрузки, я решила сходить к соседям, во фронт-офис, за кофе.
        - Браун, целебный напиток богов будешь?
        Мари уставилась в монитор, не удостаивая меня взглядом:
        - Да, пожалуйста. Мартини «Бьянка». С тоником.
        Я усмехнулась:
        - А больше тебе ничего не надо?
        Подумав, та задумчиво добавила:
        - Надо. Льда побольше.
        - За отчетом следи, алкоголичка, - строго наказала я, покидая наш закуток. - Если что, сохрани выгрузку отдельным файлом.
        Для создания делового вида была взята папка с маркировкой «На подпись» - если начальство поймает в коридоре, будет чем отбрехаться.
        - Попадется красивый мужик, тоже тащи! - донеслось мне вслед. - Пригодится!
        Интересно, у Мари в роду баньши не водилось?
        Адская машина по варке кофе недовольно плевалась в стаканчик, норовя достать и до меня, но я вовремя отдернула руку.
        - Мистер Тэмаки! Мистер Тэмаки! - закричали где-то в конце коридора. - Подождите! Мистер Тэмаки!
        Не отреагировать на это волшебное имя было выше моих сил. Как загипнотизированная я обернулась на голос.
        Моя недосягаемая мечта, мой идеал шел по коридору - прекрасный, как всегда. И экзотичный. Мне традиционно отказали мозги, стоило его увидеть.
        Хотя надо признать, было от чего потерять голову.
        Тэмаки Хиро плевать хотел на дресс-код, а заодно и на управление корпоративной культуры, которое его придумало.
        Предполагаю, что звезды сцены и экрана в Рассветной Империи выглядят в точности как Хиро: высокий, худощавый, стильные шмотки, серебряная серьга в ухе, чувственные губы и раскосый кошачий взгляд. Блестящие черные волосы имели такой вид, словно следом за Тэмаки бегал вооруженный феном и лаком стилист, поддерживая созданный им шедевр высокого парикмахерского искусства. Для полноты картины не хватало только какой-нибудь экзотической татуировки, выглядывающей из-под воротника рубашки, но и без этого мало кто смог бы назвать Тэмаки Хиро заурядным банковским служащим.
        Не понимаю, почему за этим парнем не носится толпа визжащих фанаток пубертатного возраста? Скорее всего потому, что в банке работают их взрослые товарки, более-менее контролирующие себя.
        Поговаривали, что главу нашей юридической службы переманили из холдинга
«Трансвампиндастриз». В это слабо верилось: все-таки сманить ценный кадр у вампиров - это из области фантастики.
        Маленький щуплый мужчина (кажется, из отдела снабжения), чей крик привлек мое внимание, нагнал Тэмаки, дабы всучить тому увесистую папку. Глава юридической службы отнекивался, но снабженец был настойчив и убедителен.
        Я поспешно отвернулась к кофейному автомату, боясь, что если продолжу смотреть на Хиро, то начну пугать проходящих мимо коллег легкими признаками олигофрении на физиономии вкупе с пусканием слюней.
        Автомат как раз закончил плеваться второй порцией. Кофе обжигало пальцы сквозь картон стаканчиков.
        - Разрешите, - неожиданно попросили у меня за спиной приятным баритоном.
        - А?..
        Только Тэмаки мог столь естественно и элегантно носить светлые костюмы, независимо от времени года. Он не выглядел в них глупо даже в середине зимы, не говоря уж о начале осени.
        На светло-зеленой ткани расплывающиеся пятна от кофе, выплеснутого из пары стаканчиков, смотрелись особенно уродливо.
        - Сдурела?! - заорал Хиро, как ошпаренный. Хотя почему «как»? Кофе был очень, очень горячий.
        - Простите, - еле слышно пробормотала я.
        Юрист добавил в мой адрес еще пару нелицеприятных эпитетов, которые хорошо воспитанные люди никогда не произнесут в приличном обществе.
        Эх, была бы здесь бабушка Элеонора!
        (Кстати, меня назвали в ее честь. А толку?)
        Вот она, в отличие от непутевой внучки, могла поставить грубияна на место хлестким выражением.
        Тетушка Элспет тоже не растерялась бы - прочла бы содержательную лекцию о хороших манерах. С поучительными примерами и моралью в финале. Тетя это умеет. Не то что косноязычная племянница.
        Мама и та справилась бы с ситуацией. Один всепрощающий и всепонимающий взгляд - и Тэмаки тотчас стало бы стыдно! И дочке тоже - как она вообще попала в столь неприглядную ситуацию, не лучшим образом характеризующую молодую леди.
        К сожалению, ни одной из участниц трио «ВеликиЭ - Элеонора, Элспет и Эсме» поблизости не оказалось. Зато был «рыжий воробушек», который не мог прочирикать ничего, кроме жалкого «извините».
        Ну простите.
        Кстати, вам не кажется, что я чересчур много извиняюсь? Мне тоже.
        Тактическое отступление, или, если выражаться честнее, позорное бегство, было единственным, что я смогла бы предпринять в данной ситуации.
        Увы и еще раз увы.
        Спину подпирал кофейный автомат, а впереди маячил не менее кипятящийся Хиро. Внезапно я с ужасом почувствовала, как сквозь кожу ладоней лезут острые пеньки перьев, а тело становится легче.
        Мамочки!
        В ситуациях, которые мое подсознание классифицирует как смертельно опасные, организм автоматически запускает процесс изменения. Поди объясни подсознанию с ходу, что в данном случае пострадает только моя самооценка. И конечно же СС (стабилизирующая сыворотка) осталась в сумке.
        Я почесала зудящую ладонь об угол автомата. Надо срочно подумать о чем-то, что заставит меня остаться человеком. Срочно!
        Что это может быть?
        Что?!
        - Кош-ка, - громко, раздельно, по слогам произнесла я.
        Тэмаки оторопел.
        - Что «кошка»? - переспросил он.
        Ест маленьких, но гордых птичек.
        - Помогает распознать джентльмена. Неужели не знаете? Если подсунуть ему под ноги кошку, наступив на животное, он назовет кошку именно кошкой.
        Пряча руки за спиной, я аккуратно сдвинулась влево. Пальцы скрючило. Если так пойдет и дальше, скоро перьями начнет покрываться и лицо.
        Вот брэг на мою голову!
        - Что за чушь вы несете, мисс… - Выговор слишком правильный для уроженца Соединенного Королевства.
        Еще один маленький шажок в сторону.
        - …Спэрроу. - Чушь так чушь. Несем дальше. - Знаете, во время Второй магической войны благодаря этому нехитрому приему были спасены сотни жизней.
        Хиро смотрел на меня, как на душевнобольную.
        - Безлунной ночью, при проверке подозрительного дома, в темную комнату запускали кошку. - Мой голос звучал все тише, пока не понизился до зловещего шепота. - Держа наготове дубовые колья, дозорные напряженно вслушивались в ночную тишину. Им казалось, что их сердца стучат громче молотков у зомби на стройке. Время тянулось и тянулось, пока…
        Пауза затягивалась. Я подошла к главе юридической службы почти вплотную.
        - Кош-ка!
        На вопль в холл выскочил охранник, а Тэмаки отшатнулся от меня, как вампир от чеснока.
        Со словами «Не беспокойтесь, это не джентльмен!», чуть не сбив с ног милейшего мистера Стоуна из службы охраны, я рванула по коридору в поисках служебного туалета.
        Хвала Создателю, там было пусто. Спасительно щелкнул замок в двери. Даже не представляю, что бы мне пришлось врать человеку, увидевшему девушку с руками по локоть в перьях.
        В нашем банке, конечно, привычны ко многому, но всему же есть предел!
        Тем более что при приеме на работу откровенничать о родовом проклятье я посчитала нецелесообразным. Не уверена, что служба безопасности оценит мою скромность должным образом.
        Шум бегущей воды всегда действовал на меня умиротворяюще. Кое-как я отчистила платье от выпавших перьев. Теперь они забивали сток серой клейкой массой.
        Мой взгляд поднялся над зеркалом и уперся в настенные часы - не знаю, в чью светлую голову пришла мысль повесить их в туалете. Наверно, кому-то из кадровой службы. Стрелки на циферблате показывали ровно на пятнадцать минут позже, чем требовалось для моего бесконфликтного общения с начальством.
        Брэг на голову Тэмаки Хиро! Увесистый такой, жирный и вредный брэг!
        Глава 2
        - Что-то ты долго. На-Ма тебя уже два раза спрашивала, а из кредитного так и вовсе трижды звонили, - встретила меня «радостными» новостями Мари.
        Бросив папку на стол, я ринулась к компьютеру.
        - Кстати, а где наш кофе?
        Мышка кликала почти безостановочно. Договор заводился в рекордные сроки. Подруга скептически хмыкала, наблюдая за моей суетой, но настойчивости не теряла:
        - Э-эй! Эла! Где кофе, спрашиваю!
        Признаваться не хотелось, но пришлось:
        - На Тэмаки Хиро.
        - В каком смысле? - не поняла подруга.
        Я мрачно клацала кнопками.
        - В прямом. Опорожнила на него оба стакана. Случайно.
        Мари расхохоталась:
        - Наверняка так еще его внимание не привлекали. Подробности давай!
        - Кофе. Горячий. Прямо на Хиро. - Подробности пошли телеграфным стилем. - Хиро ругался. Нецензурно.
        Коллегу от хохота сложило пополам.
        - Смешно тебе, а мне каково? - Прекратив печатать, я обернулась к девушке. - Почему никто, кроме меня, не попадает в такие глупейшие ситуации? Как сбой в программе или головах магесс кредитного отдела - так вечно я каким-нибудь боком приплетена.
        - Да просто тебе пожизненно больше всех нужно, - припечатала Мари. - Берешь ответственность за всех и вся - и вот результат. Завязывай уже. С комплексом отличницы давно пора расстаться.
        - Легко сказать…
        - Куда проще сделать, - показала мне язык подруга.
        За перегородкой послышалась подозрительная возня.
        - Хоуп, стекло уже запотело от твоего возбужденного сопения!
        Коллега тотчас нарисовалась в нашем закутке. В темных глазах читалась неприкрытая жажда сплетен.
        - Как тут не возбудиться! Тихоню подловили на горяченьком.
        - Кого-кого подловили на горяченьком? - Из-за другой перегородки вынырнула Люси. - Неужели Спэрроу?
        Сейчас начнется.
        - Магесс, остыньте!
        Хоуп закатила глаза:
        - Ну сейчас, ага. Когда речь заходит о Тэмаки Хиро, градус исключительно повышается.
        - Тэмаки Хиро! - оглушительно взвизгнула Люси.
        Макушки над перегородками стали появляться, как грибы после дождя, вызванного погодной ведьмой. Вскоре в нашем закутке было не протолкнуться. Мне было некогда совершенно: зажав телефонную трубку плечом, я забивала последние атрибуты договора в программу и одновременно пыталась (очень культурно и тактично) донести до магесс из клиентского отдела, что она непроходимая дура.
        Увы, зря старалась.
        Мари, пользуясь моей занятостью, развернулась во всю ширь своих привирательных способностей. Как человек, получивший горячую информацию из первых уст, она с полным правом наслаждалась своим звездным часом. Засыпавшие ее вопросами коллеги удостаивались снисходительных взглядов и скудных фактов, кои Мари выдавала с видом человека, знающего куда больше, чем говорит. И, несмотря на все мои усилия, я не смогла отгородиться от происходящего у меня за спиной.
        - Неужели?.. Спэрроу?.. Самого Вампа?!..
        - Ага. Облила.
        - Чем?!
        - Кофе.
        - Так он же горячий!
        - Ага.
        - И что он?!
        - Ну… заорал.
        - Кофе точно был горячий?!
        - Ага. Только из кофеварки.
        - Ничего себе!
        Тут мне пришлось отвлечься от беседы коллег, потому как из телефонной трубки на меня полилась откровенная чушь. Чтобы хоть как-то в ней разобраться, требовалось сосредоточить все свое внимание.
        - Уолли, ну читай внимательно. - Я пыталась не обращать внимания на поднятый коллегами галдеж. - Какие штрафы назначены за несоблюдение условий кредитного договора? Почему они не прописаны в распоряжении на выдачу кредита? Мне что, к пифиям в отдел прогнозирования за данными податься?
        - Пункт четыре-один-один. За каждый факт возникновения просроченного платежа налагается штраф в виде невезения соразмерно удвоенному сроку задолженности, - послушно зачитала мне в трубку Уолли.
        - Умничка. А дальше?
        Когда я закончила с договором, буйство коллег в нашем закутке достигло апогея. Девушками выстраивались теории дальнейшего развития отношений между мной и Тэмаки одна невероятнее другой: от кровной вражды до страстной всепоглощающей любви.
        Телефонный звонок раздался в тот самый момент, когда раскрасневшаяся Саманта выдвинула предположение, что меня прикончат «тени» - легендарные вездесущие убийцы Рассветной Империи.
        - Спэрроу! - заорали на меня из трубки. - Что там у вас творится?!
        Сразу стало тихо. Голос очень разгневанной начальницы опознавался на раз.
        - Ничего, гранд-магесс… Рабочие моменты.
        Коллеги оперативно расползались по своим местам.
        Никому не хотелось попасть На-Ма под горячую руку.
        - Ты что, за дуру меня принимаешь, Спэрроу?! Сначала слоняешься неизвестно где полдня, потом работу срываешь!
        Спорить с шефиней было бесполезно, но я все же попыталась:
        - Я относила бумаги на подпись в приемную и кредитный отдел. Вы же сами сказали привести документацию в порядок.
        - Я сказала?!
        - Сказали. На прошлом совещании. В связи с проверкой работы бэк-офиса службой внутреннего контроля.
        Упоминание службы внутреннего контроля, как всегда, сотворило с Натали Монгрел чудо.
        - А… тогда ладно… Но впредь - одна нога здесь, другая там. Работа не должна стоять, пока вы бродите по фронт-офису. Мне не нравится выслушивать от Челенджер, что из-за нерасторопности моих магесс срывается выдача кредита.
        Я осторожно выглянула из-за перегородки. Жалюзи в кабинете начальства были раздвинуты. Шефиня металась вдоль окна, как разъяренная виверна.
        Пора сворачивать прения и покаяться. Если, конечно, не хочу клянчить у матушки деньги весь следующий месяц.
        - Разумеется, гранд-магесс, вы правы. Извините.
        - Еще один промах, Спэрроу, лишу ежемесячной премии. - Оправдывая мои худшие ожидания, На-Ма швырнула трубку.
        Я устало плюхнулась обратно в кресло и закрыла глаза.
        - Эла… прости меня…
        Извиняющийся голос Мари прозвучал совсем рядом. Открыв глаза, я обнаружила, что подруга обеспокоенно заглядывает мне в лицо.
        Крутанувшись на кресле, я пожала плечами:
        - Ничего, ты не виновата. Это грымза Челенджер на меня настучала. - Мой взгляд упал на пухлую папку с завязками. - Кстати, совсем забыла. Вот. Какая-то девушка из клиентского просила тебе передать.
        - Карен? - Не находя понимания в моем взгляде, подруга уточнила: - Черненькая такая? Помнишь, на прошлой корпоративной вечеринке с нами за одним столом сидела.
        - Я тебе всеведущая фея, что ли? Ведьм из клиентского отдела сроду в бородавках и рыжем парике не признаю. Все на одно лицо! Точнее страхолюдную рожу. Да что там я, их мама родная опознать затруднится.
        - Это точно, - поддакнула Мари.
        - Поймала меня в коридоре. Говорит, ты же с белобрысой нахальной Браун работаешь - ей передай.
        - Вот врать-то здорова!
        - Сама-то. Так заливала про меня и Тэмаки - заслушаешься.
        Мари сникла:
        - Прости.
        - Ладно, забыли. Бери уже. - Я опять протянула ей папку. - И можешь не благодарить.
        Подруга нехотя взяла документы и поплелась на свое место. Мы сидели спиной друг к другу. Служба безопасности настаивала на таком расположении рабочих мест, когда монитор сотрудника при желании мог просматриваться как минимум одним коллегой, а лучше двумя.
        Во избежание, так сказать.
        - Ненавижу приостановления, - пробурчала Мари.
        - Что так? - не оборачиваясь, спросила я.
        - Это же смерть.
        - Сибирская язва в конверте от конкурентов?
        - Не смешно.
        - Извини.
        Вообще-то это плевое дело - приостановить в программе начисления штрафов и процентов по кредитам умерших заемщиков - всего-то пару кнопок нажать. Да перепривязать болтающиеся нити маны. Нам-то что, сделал и забыл. Вот родственничкам покойные хорошую свинью подкладывают своим упокоем. Мало того, что родне приходится на похороны тратиться, так еще и кредит выплачивать, пусть и без процентов. Впрочем, близкие могли и отказаться. Тогда банк был вправе обратиться в суд с требованием вернуть задолжника к жизни. Точнее, не-жизни.
        Кажется, это предусматривалось шестым пунктом кредитного договора. Или пятым? Надо будет освежить в памяти текст.
        Мы недолго помолчали. Я сдалась первой:
        - Так что с ними не так?
        - Да все не так, - вздохнула Мари. - Третью неделю эти приостановления из клиентского отдела таскают, как свежие булочки из пекарни. Все покойные - молодые парни, не старше двадцати пяти-шести лет. Мне уже стало казаться, что бумага даже воняет бальзамирующим раствором.
        Я бросила взгляд через плечо. Подруга брезгливо, двумя пальцами, извлекла из папки листок.
        - На, понюхай.
        - Делать мне больше нечего, как бумажки нюхать. - Я торопливо отвернулась.
        - Тогда послушай. Нейтан Экхолз, восемьдесят четвертого года рождения. Погиб в автокатастрофе.
        Я пожала плечами:
        - Бывает. Знаешь, сколько ежегодно народу в авариях погибает?
        - Ладно, читаем дальше. - Мари зашуршала следующим листочком. - Мартин Уоллес, двадцать пять лет, сердечный приступ.
        - Согласно статистике, каждый седьмой имеет проблемы с сердцем. Сама давно была на плановом осмотре у магомедика? То-то же.
        Мой скептицизм только раззадоривал подругу.
        - Джонатан Каммингс, двадцать три года, несоблюдение техники безопасности во время ритуала призывания демона, - победно зачитала она.
        - Сам дурак.
        - Эла!
        - Что «Эла»? В «Чрезвычайных происшествиях» каждую неделю показывают, что остается от этих горе-демоновызывателей. И поверь мне на слово, смотреть на это не очень приятно. Уж я на это нагляделась! «ЧП» - любимая бабушкина передача.
        Мари надулась:
        - Черствая ты.
        Я не стала спорить. Подруга была из семьи банковских служащих и не знала, каково вырасти в доме потомственных ведьм, да еще с родовым проклятием-даром, передающимся через два поколения.
        Резкий телефонный звонок заставил меня вздрогнуть. Но куда больше я испугалась, прочитав имя на дисплее ай-пи-телефона.
        Что ему нужно?!
        Неужели Тэмаки не хватило ругани в коридоре, решил по телефону добавить пару ласковых? Или, может, на нем был надет супердорогой костюм, и глава юридического отдела станет требовать возмещения его стоимости? Или стоимости магчистки пиджака? Тогда плакала уже квартальная, а не ежемесячная премия…
        - Слушаю. - Надеюсь, мой голос звучал не так жалко и испуганно, как мне казалось.
        - Добрый день, мисс Спэрроу. - Мягкий красивый баритон завораживал. Наверняка у главы юридической службы первый разряд по «глэмор-войс».

«Мы сегодня уже виделись», - в другой раз обязательно съязвила бы я. Но не сейчас. В данный момент мне совершенно нелогично хотелось глупо хихикать и улыбаться от счастья.
        - Я могу вам чем-то помочь, мистер Тэмаки?
        Что за голос влюбленной идиотки?! Эла, очнись!
        - Без сомнения, можете, мисс Спэрроу. Гранд-магесс Монгрел подсказала, что я могу обратиться к вам с проблемой, возникшей у нашего юридического отдела.
        Последняя фраза прозвучала полувопросительно, и я поспешила заверить собеседника:
        - Разумеется, я постараюсь вам помочь, мистер Тэмаки.
        Все-таки не зря мама повторяет, что нельзя давать опрометчивых обещаний.
        - Как я рад это слышать. Вы занимаетесь сопровождением кредитов корпоративных клиентов, мисс Спэрроу, не так ли?

«Не так ли», - уколола бы я при случае, однако нынче я была кротка и услужлива:
        - Да, вы правы.
        Голос в трубке продолжил вить из меня веревки:
        - В конце этой недели мы идем в суд, и мне нужен отчет по фактам возникновения просроченной задолженности за последние три года по некоторым заемщикам, желательно с помесячной разбивкой и удержанными штрафами. Эти данные возможно выгрузить из программы?
        Здесь в мой одурманенный его голосом мозг стала пробиваться здравая мысль о том, что на меня хотят свалить грандиозную работу, которую необходимо будет сделать в нереальные сроки.
        - Разумеется, но требуется время…
        - Вот и замечательно! Список я вышлю электронной почтой. Отчет мне нужен завтра вечером. Крайний срок - пятница, утро.
        - Но, мистер Тэмаки…
        - Всего хорошего, мисс Спэрроу. Спасибо за помощь.
        Он положил трубку.
        Я посмотрела на панель уведомлений в правом нижнем углу монитора. Там уже мигал значок непрочитанного сообщения. Наверное, письмо Хиро отправил еще до начала разговора, твердо уверенный в его исходе.
        Два клика мышью, и на экране появился список из ста сорока двух позиций.
        Вот брэг!
        Да чтобы только выгрузить данные из программы, надо как минимум два дня (учитывая, как «шустро» она работает)! А ведь необходимо еще свести их в таблицу и сделать расчеты. Если забросить основную работу, то в три дня можно и уложиться.
        Нашел идиотку!

«Уважаемый мистер Тэмаки…» - начала писать я ответ.
        - Почему не «дорогой Хиро»? - ехидно поинтересовалась Мари, заглядывая через плечо в мой монитор. - У вас с ним уже столько общего!
        Ну вот, опять…
        - Браун, учти, если сейчас на два волшебных слова «Тэмаки Хиро» опять сбежится половина бэк-офиса - весь следующий месяц я буду жить у тебя, потому как без ежемесячной премии домой мне лучше не возвращаться.
        До конца рабочего дня я не услышала от Мари ни звука.
        Вечер наползал на город, потихоньку раздувая огни уличных фонарей. Довольно улыбаясь, закинув рюкзак через плечо, я шла по направлению к станции метро.
        Надеюсь, глава юридической службы вспомнит завтра с утра весь свой запас ругательств, когда получит запрос на официальную служебную записку, согласно которой «специалист отдела сопровождения кредитов корпоративных клиентов обязуется представить отчет не позднее двухнедельного срока со дня подачи требования, оформленного и подписанного согласно «Положению о внутреннем банковском делопроизводстве».
        Конечно, На-Ма может распорядиться сделать отчет раньше, но тогда это будет рассматриваться как уступка с моей стороны. А раз так, то ни о каком лишении премии до конца квартала речи уже идти не может.
        Напротив, через дорогу, ярко сиял филиал «Банка крови». Я, как всегда, залюбовалась изящными линиями и гармоничной подсветкой фасада. Наверное, самое респектабельное здание в этом районе. Через час, когда окончательно стемнеет, на парковке будет не протолкнуться как от машин представительского класса, так и дорогущих спортивных тачек. Вампиры известны своей любовью пускать пыль в глаза.
        Визжа тормозами, глянцево-черный спортивный автомобиль развернулся на светофоре и лихо припарковался прямо напротив главного входа в банк. Прикрывая лицо поднятым воротником темного пальто, водитель направился к стеклянной вертушке.
        Понаблюдав, как мужчина, кинув ключи охраннику, прошел внутрь в главное представительство «Трансвампиндастриз» на территории Соединенного Королевства, я пошла дальше, продолжая довольно улыбаться.
        Темные очки и приподнятый воротник - это, конечно, хорошо, но прежде Тэмаки Хиро не помешало бы сменить прическу и машину на что-нибудь менее приметное.
        Глава 3
        Вечерами Спэрроу-хилл напоминает мне большой холодильник. Здесь сумрачно, холодно и уныло. Пока кто-нибудь не откроет дверь - свет не загорится.
        Ключ плохо проворачивался в замке. Не мешало бы смазать механизм. Все обещаю себе заняться этим в выходные - и конечно же забываю.
        - Я дома!
        Я с чувством захлопнула за собой входную дверь. На ее стук могильным эхом отозвались часы в холле. Мрачное «бом-бом» - и так восемь раз. В приличных семьях
        - время ужина.
        Правда, вряд ли кто-нибудь назвал бы мою семью приличной.
        Разумеется, меня никто не встречал. По обыкновению тетя Элспет смотрит ежевечерний сериал, мама трещит по телефону, а бабушка, считающая, что она выше всего обывательского, как-то - телефонный треп и телевизионное «мыло» - строчит мемуары у себя в комнате.
        Свет в прихожей зажигать не стала, а, скинув пальто и переобувшись в тапочки, через темный холодный холл поплелась на кухню.
        Вообще-то у нас их две - большая и малая. В первой (в очень далеком прошлом) готовила многочисленная прислуга наших великих предков, когда тем взбредало в голову устроить прием персон эдак на двести. Нынче западное крыло уже второй век как закрыто, а из званых гостей там только крысы и шушеры - основной ингредиент коронных бабушкиных зелий.
        В малой кухне было светло, тепло и непривычно вкусно пахло. Почему непривычно? В кастрюльке, что стоит здесь на плите, чаще можно увидеть (а также унюхать и прослезиться) ядовитый декокт, чем обычный гороховый суп. Разделочный столик частенько завален какой-нибудь сочащейся и пузырящейся гадостью.
        Как правило, я на скорую руку сооружаю себе пару сэндвичей, дабы прихватить их вместе с большой кружкой жасминового чая и подняться в свою комнату, что в самом конце восточного крыла. Там можно приятно провести вечер в тишине и покое в компании с интересной книжкой. Согласна, это ужасно скучно, однако именно так выглядит мой идеальный отдых.
        Сегодня же никаких дурнопахнущих кастрюль на плите. Никаких ползающих и прыгающих по столам ингредиентов будущих чудотворных зелий. И никакого идеального отдыха в перспективе.
        Зато имелись три женщины, вовсю старающиеся создать картинку идеального семейного вечера. Выходило у них как-то не очень.
        Мама, бабушка и тетя сидели рядком на кухонном диванчике, одинаково чинно сложив руки на белоснежных передниках, явно новых.
        И где их мамуля только выкопала?
        Три рыжих головы повернулись в мою сторону. Две из них были откровенно крашенные, а третья умеренно. Что говорить, маму всегда отличал отменный вкус.
        - Привет, Ма, Ба, тетя Э! - Сделав вид, что не замечаю накрытого для меня стола и напряженных улыбок, я полезла в холодильник.
        Мама нервно заправила за ухо выбившийся из пучка локон.
        - С возвращением, дочка! Мы тут тебя заждались.
        - А… - Мой голос из чрева холодильника прозвучал глухо. - Заметно.
        Бренча кандалами, на кухню заявился Моррис. При жизни это был вполне себе респектабельный дворецкий, не склонный к дурацким шуткам. А после смерти как с цепи сорвался - простите за каламбур. Сменял свое пенсне у прапрапрадеда Тристана на его звенелки и бродит довольный по дому. Мало того, что нас донимает нравоучениями, так еще и дезинформирует гостей душераздирающими историями, как его извели три бессовестные ведьмы.
        Мужчины в Спэрроу-хилл задерживаются исключительно после смерти. При жизни они обычно сваливают из родового поместья куда подальше, иногда вовсе пропадая без вести. Как показала практика, правильно делают.
        Завелась эта традиция не так уж давно. Дайте-ка вспомнить, проклятию всего лет триста, не больше. Прилетело оно нашей семейке от Пиджинов. Супруг тогдашней ведьмы рода Спэрроу Эльжбетты был человеком тонкой душевной организации и слабого здоровья. И то и другое он ежегодно ездил подлечить на Целебные Воды, где короткие романы поднимали пошатнувшуюся самооценку, а купание в живительных источниках положительно сказывалось на общем самочувствии. В одну из таких поездок и приключился конфуз - Мелинда Пиджин воспылала страстью к поправляющему на курорте здоровье Тристану Спэрроу. Тот, настроенный на романтический лад, не особо сопротивлялся. Да и как не поддаться чарам ведьмы рода, уже лет двадцать с гаком как инициированной. Про кроткую и невинную, аки горлица, девицу, погубленную коварным соблазнителем, это потом в легенде для красного словца добавили (по версии Пиджинов, разумеется).
        Эльжбетта скандалы устраивать не стала. У нее имелась гордость, а также трое детей, собственный капиталец и пылкий молодой любовник. Роль безутешной брошенной супруги далась ей легко и безболезненно. К сожалению, спустя пару месяцев полный раскаяния отощавший супруг (у дамы сердца были весьма своеобразные представления о здоровом питании) появился на пороге родного дома, наотрез отказываясь возвращаться в Пиджин-холл. А когда днем позже заявилась Мелинда, даже не вышел, предоставив жене самостоятельно разбираться с возникшей проблемой. Слово за слово, договорились: одна до несводимых бородавок, а вторая до неснимаемого венца безбрачия. Возможно, все бы обошлось. Глядишь, через месяцок-другой дамы бы отошли, взяли свои Слова назад, да только при сведении бородавок Мелинда по-глупому отравилась собственным зельем. Соответственно венец безбрачия враз стал предсмертным проклятием. Всего год спустя Тристан сломал шею на лисьей охоте.
        А дальше пошло-поехало. Мужчины в нашем роду ломали шеи, травились, дрались на дуэлях с летальным исходом. Но чаще всего, как мой почтенный папенька, не удосужившись даже оформить брачные отношения, отправлялись в какое-нибудь дальнее путешествие и не возвращались.
        Вон даже Моррису не повезло. Хотя, я думаю, у Ба по молодости с ним что-то было. Может, у тетушки Элспет тоже.
        А вообще на роде Спэрроу сглазов да проклятий - полный колдовской котел да пара плошек сверху. Потом как-нибудь расскажу, напомните мне при случае, хорошо?
        - Маленькая мисс, не упрямьтесь, идите за стол. Ужин уже почти остыл, - талантливо подражая стенаниям дедули Тристана, провыл Моррис.
        - Да я лучше бутербродик… - Аппетит пропал, как не бывало. Если к теплой компании
«ВеликиЭ» присоединился в качестве тяжелой артиллерии наш покойный (или лучше говорить «беспокойный»?) дворецкий - добра не жди.
        Тетушка так сильно всплеснула руками, что ее внушительная грудь заколыхалась, как потревоженное ложкой молочное желе:
        - Ну какие бутербродики, солнышко! Ты испортишь себе фигуру!
        Моей тощей фигуре не страшны ни бутерброды, ни пирожки с булочками. Это так, для справки.
        - Хватит с ней цацкаться, Элспет! - гаркнула бабушка, ее терпения обычно хватает ненадолго. - А ты, Эла, сядь, не мельтеши перед глазами.
        Когда Ба в таком настроении, с ней лучше не спорить. Я захлопнула холодильник и обреченно уселась за стол.
        - Ешь, - тем же непререкаемым тоном приказала она.
        Под тяжелыми взглядами родственниц и реющего над ними сизым облачком Морриса я взяла ложку и пододвинула к себе тарелку с рагу. В данный момент мне было все равно, что жевать - мясо или, скажем, край занавески, лишь бы родня осталась довольна и нашла себе другой объект внимания.
        Тщетные надежды.
        - Доченька, помнишь дядю Берни? - начала мама долгий путь к теме, что стояла на повестке сегодняшнего собрания. - Он еще держит мясную лавку в Ларквилидж.
        Спэрроу в нашем графстве - как воробьев недобитых. Каждого пятого спроси, эта ли у него фамилия, не ошибешься. А всех помнить, никакой памяти не хватит.
        Не прекращая жевать, я помотала головой.
        - Как же так, солнышко, - попеняла мне тетя. - Дядя Берни! Его кузина еще вышла замуж за Энтони Крейна из Крейнсвиля. Энтони-то ты должна помнить! Это внук Анжелины Уайт, сводной сестры Белинды Томтитс. Ну Томтитсов, что живут в Уиллоу-мэнор, ты всяко знаешь.
        - Не, не знаю таких, - пожала плечами я.
        Мама с тетей обменялись беспомощными взглядами. Ба забарабанила пальцами по столу.
        У еды, наконец, стал появляться вкус. Рагу было весьма недурственным, хотя и слегка переперченным.
        - Ма, можно мне молока?
        - Сейчас. - Она рассеянно щелкнула пальцами, и бутыль появилась на столе.
        - А стакан?
        Он незамедлительно звякнул рядом с бутылью.
        - Спасибо, мам.
        Родительница махнула рукой, не прекращая шушукаться с тетей.
        Кажется, жизнь налаживается. Возможно, мне даже не придется никуда сегодня тащиться на ночь глядя, а пятая глава «Прогулок по крышам» не останется недочитанной. А все дело в специфике моего дара (или проклятия - тут-как поглядеть). Им нельзя воспользоваться в корыстных целях, не нажиться никак. Вот такая подлянка.
        Только помощь родственникам, причем остро нуждающимся. Причем тем, которых я знаю лично. Ну или хотя бы смутно помню.
        И что здесь такого, спросите вы?
        Уточняю: бескорыстная помощь. К сожалению, ведьмы и альтруистические побуждения - вещи плохо совместимые. Вот и приходится нашему трио выкручиваться. И насколько я знаю бабушку, променада сегодня ночью мне не избежать. Но попытаться же можно?
        - Эла, а как звали ту кудрявую хохотушку, с которой ты ходила в младшую школу? Вы еще за одной партой сидели. Неразлучны были, как Сцилла с Харибдой.
        - Мама, что за выражение! - возмутилась родительница. - Ты с кем девочку сравниваешь?
        - Да, Элеонора, - попеняла тетя, - у ребенка так могут комплексы появиться.
        Бабушка пристукнула ладонью по столу:
        - Нормальное сравнение! С мысли меня не сбивайте. - Бабушкин инквизиторский взгляд вновь уперся в мою персону. - Так как там эту девочку звали, Эла?
        Хэлен Элизабет Уиттберг. В девичестве Найтингейл.
        Вот как ее звали. И зовут. Я надеюсь. Но давать эту ценную информацию бабушке не стоило ни в коем случае.
        - Ну… - Я попыталась изобразить ранний склероз. - Как же ее… прямо на языке вертится… Вроде бы Лайза… Или нет… Сейчас-сейчас, подождите…
        Тетя подалась вперед:
        - Давай, милая, вспоминай!
        Я засунула в рот полную ложку рагу. Уперев задумчивый взгляд в потолок, тщательно прожевала, затем неопределенно похмыкала и наконец выдала:
        - Не-а, не помню.
        Ба нахмурилась:
        - Эла, вспоминай! Хуже будет!
        Моррис в качестве драматического аккомпанемента затряс цепями. Мне почему-то отчетливо слышалась мелодия «Боже, храни королеву».
        Вот подпевала!
        Я сердито зыркнула в его сторону, и он тотчас истаял. Правда, звон не прекратился.
        - Будет тебе, Элеонора! - Тетя обошла стол и прижала меня к своему большому мягкому телу. - Отстань от бедного ребенка. Она сейчас сама все вспомнит. Правда, лапочка?
        Ой-ой, нашли наивную! А то мы ни разу не развлекались игрой «плохой и хороший инквизитор».
        Если бы не набитый рот, я захохотала бы в голос. А так, прикрывшись ладонью, просто издевательски захрюкала.
        Тетушка, насупившись, вернулась обратно на свою табуретку.
        - Вот как ты воспитала свою дочь, Эсме, - пробурчала она. - Никакого уважения к старшим.
        Мама перегнулась через стол и погладила меня по голове:
        - Хорошая у меня дочка. Посмотрите, какая славная выросла. Кто ж теперь догадается, что в детстве она была грозой мальчишек. Младшего Вуда, помнится, палкой так отдубасила - неделю в школу стеснялся ходить.
        Я аж подпрыгнула на месте. Ложка возмущенно тренькнула в почти пустой тарелке.
        - Он первый начал! Порвал Хэлен Найтингейл платье и… - Я осеклась, глядя на подозрительно воодушевленные лица.
        Язык мой - та еще вражина.
        И что самое страшное, я вспомнила-таки дядю Берни. Почтенного Бернарда Спэрроу. Кажется, двоюродная бабка Хэлен приходилась ему свояченицей, а его самого за свою сознательную жизнь я видела раз пять, не больше. Причем последний - в нежном двенадцатилетнем возрасте, еще до инициации.
        - Вспомнила, солнышко?
        Мой мрачный кивок осветил лица родственниц улыбками.
        Адовы псы прореди нашу многочисленную родню, особенно ту, что готова «в скорбные времена оказать благотворительность бедным благородным женщинам, живущим без крепкой мужской поддержки»!
        - Вы мне обещали, что прошлый раз будет последним.
        Бабушка скрестила руки на груди:
        - Сейчас не до твоих капризов, Эла. Тут совершенно особый случай.
        Раз от раза у нас случаи все особеннее и особеннее.
        - Так что там стряслось у старины Берни? - преувеличенно бодрым голосом поинтересовалась я. - Дела сердечные? Происки конкурентов? Или проблемы со здоровьем от прицельно наведенного сглаза?
        - Создатель с тобой, лапушка, не напророчь! Бернард вполне благополучен. Да еще внука ждет. - Тетя развернулась к бабушке: - Не помнишь, Элеонора, Мисси когда разродиться должна? К Самхайну?[Самхайн - День Всех Святых.]
        - Я-то почему должна такую чепуху помнить! - передернула плечами Ба. - Ты у нас теперь по роженицам главный специалист в округе. Меня нынче зовут разве что ревматизм поглядеть, младенцев не доверяют.
        Моим надеждам, что сейчас начнется выяснение отношений на тему, чьи зелья забористее, помело длиннее и соответственно авторитет больше, к сожалению, не суждено было сбыться. Мама махнула рукой. Бутылка с остатками молока тотчас убралась в холодильник. Стакан вслед за остальной грязной посудой с разухабистым бренчанием нырнул в наполненную водой раковину, привлекая всеобщее внимание.
        - Не повезло Бернарду с зятем, солнышко, - внесла ясность тетушка, пытаясь свести с забрызганного передника жирные пятна,/ Чудит парень в последнее время. Задерживается допоздна после работы, амулеты непонятные домой таскает. Мисси переживает. Знаешь, как беременным вредны волнения, душенька! Ты просто обязана помочь. Надо избавить девочку от неизвестности.
        Ой, не скажите. Судя по моему опыту, как раз от многих знаний - многие беды. Увы, любопытство губит не только кошек.
        Не к ночи будут помянуты эти коварные твари!
        Бабушка поднялась из-за стола.
        - Ну, хватит болтовни на сегодня, Элспет. По дороге расскажешь. Эле собираться пора, а у меня «Чрезвычайные происшествия» через пятнадцать минут начинаются.
        И прежде чем испариться из кухни, она строго посмотрела на меня:
        - Гляди мне, Элка! Приведешь в дом вот такого же обалдуя - он быстро составит компанию Моррису.
        Ой, напугала!
        - Да если и приведу, такого придурка хоть не жалко будет!
        Оставшиеся в кухне мама и тетя наградили меня одинаково укоризненными взглядами.
        Держите волшебный кошель шире - так и нашелся дурак, который польстится на меня вкупе с моей своеобразной родней и целой коллекцией родовых проклятий!..
        Рассохшиеся ступеньки лестницы, что вела в мансарду, нещадно скрипели под моими усталыми ногами. Моррис летел следом и чересчур жизнерадостно, на мой вкус, бренчал «Колокольчики звенят…», отчего мне становилось еще мерзостнее. Я пробовала кидаться в него тапками, но они быстро закончились, а концерт так и не прекратился.
        - Все, дальше тебе нельзя. - Лестница уперлась в тяжелую дубовую дверь. - Будешь подглядывать - прокляну!
        - Обижаете, маленькая мисс, - надулся дворецкий, но тем не менее покладисто испарился.
        Я толкнула дверь и вошла в темную мансарду, привычно нащупывая правой рукой выключатель. Из мебели тут - старый платяной шкаф без зеркала да стул на неровных ножках.
        Снятая одежда заняла свое привычное место на плечиках в шкафу, а белье аккуратной стопочкой легло на полку. Я плотно закрыла дверь, с ногами забралась на стул и, покачиваясь, принялась ждать, пока меня накроет превращением. Как назло приступ даже не думал начинаться. То ли дело было в принятой днем СС, то ли в неподобающем настрое.
        Я теснее обхватила коленки. Без одежды было зябко. Обогреть комнату, конечно, никто не догадался.

«Надо помочь дяде Берни».
        Увы, особого энтузиазма эта мысль не вызвала.

«Бедный-несчастный дядя Берни! А уж дочка его, Мисси, - уж подавно бедняжечка. С таким-то мужем!».
        Организм остался равнодушен к мысленным причитаниям.
        Сюда бы Тэмаки Хиро, я бы тотчас испуганной пташкой запорхала!
        У меня зачесались локти.
        Хм… Пожалуй, это идея.
        Совсем немного усилий, и глава юридической службы нарисовался перед моим мысленным взором, как живой.
        Скрестил руки на накачанной груди и вперил в меня тяжелый взгляд.

«Почему я голый по пояс, мисс Спэрроу? Какие-то нездоровые у вас фантазии». - Воображаемый Тэмаки прошелся по комнате туда-сюда, пока я торопливо
«дофантазировала» ему черный свитер. Еще немного подумав, сделала его менее обтягивающим и обычной вязки, а не в крупноячеистую сетку.
        Вслед за локтями зачесались ладони.
        Так, стоит закрепить наш успех.

«Как там поживает наш отчет, мисс Спэрроу? Может, вам надо помочь с вдохновением?»
        - Тэмаки сощурился и нехорошо так разулыбался.
        Что у него за скептическое выражение лица при взгляде на мою грудь!
        Я возмущенно подскочила. Еще более скептическим взглядом Хиро окинул мои прочие неприкрытые «прелести».
        Пеньки перьев вспороли кожу, быстро вырастая и полностью покрывая стремительно легчающее тело. Грудная клетка с сухим треском раздалась вширь. Руки взметнулись вверх, а опустились уже крыльями. Они захлопали в воздухе, подбрасывая меня к потолку. Пол ухнул вниз, а стены разбежались далеко в стороны.
        В книгах любят писать про непривычные ощущения героя-оборотня при превращении. Или дикие мучения. Треск костей, ошметки мяса. Ах да, и еще обязательно про какую-нибудь слизь напишут, чтобы картинка гадостнее вышла.
        Вот скажите мне, какой организм выдержит подобное измывательство, даже если делать скидку на хваленую регенерацию оборотней? То-то же.
        На самом деле все намного проще. Пространство сворачивается вокруг меня в кокон, который принимает вид воробья. Я лишь заполняю эту форму, которая давно не вызывает у меня дискомфорта. Привычка - великая вещь, особенно когда ей больше десяти лет. Поэтому, по моим ощущениям, это не я уменьшилась - просто мир вырос, точно кто-то надул спущенный воздушный шарик.
        В дверь постучали. Через мгновение она со стуком распахнулась.
        - Лапушка, ты готова? - Дыхание у тети сбилось.
        Очки на резинке, летный шлем и тяжелая кожаная куртка, которые по задумке должны были придавать тетушке залихватский вид бывалого летчика, на деле вызывали приступ нездорового смеха даже у воробьев.
        Я села к ней на плечо, перебирая цепкими лапами, добралась до воротника и ткнулась головой в мягкую щеку, стараясь не поцарапать клювом.
        - Чьювик! Чьик!

«Вперед, нас ждут великие дела!» - в переводе с воробьиного.
        Пыхтя и ругаясь на чем свет стоит, тетя выкатила из гаража старый пылесос.
        - Чтоб тебя! - уперев трубу в землю, она от души пнула бок железного друга. - Поднимайся давай!
        Тот недовольно забухтел, но оторваться от земли не пожелал.
        - Я кому сказала, поднимайся! Хуже будет, - пригрозила тетушка.
        Пылесос чихнул пару раз и умолк.
        - Старый стал совсем. Эх, придется за метлой идти…
        Обруганная техника тут же затарахтела, как новенький трактор, взмыла вверх и замерла в метре от земли, всем своим видом демонстрируя беспочвенность тетиных инсинуаций насчет дряхлости.
        - Давно бы так… - Тетушка, кряхтя, взобралась на пылесос и, зажав трубу под мышкой, скомандовала: - Ну что ж, мой верный буцефал, курс на юго-запад!
        Я едва успела спрятаться в кармане тетушкиной куртки, когда мы рванули с места, ныряя прямо в ночное небо.
        Глава 4
        Два переворота в воздухе. Кубарем по чертополоху. И полная остановка в овраге. Вряд ли кто-нибудь назвал бы такую посадку удачной. Но для тети Элспет и ее верного друга пылесоса это было высшим пилотажем.
        Успев катапультироваться раньше их приземления, я терпеливо дожидалась, пока тетя наконец вытащит из канавы свое тарахтящее чудовище и снизойдет до объяснений, куда же мне лететь дальше.
        До Ларквилидж от нас было минут сорок пылесосолета. Тихий уютный городишко. Как и прочие в респектабельном южном предместье столицы. Двухэтажные домики с красными черепичными крышами и ухоженными зелеными изгородями. Я не ориентировалась здесь совершенно и уж точно не представляла, как добраться до дома старины Берни из той дыры на задворках, куда нас занесло.
        - Солнышко, ты еще здесь? - всполошилась тетушка, обнаружив через полчаса меня, все так же подпрыгивающую от холода на придорожном столбике. - Лети быстрее вон к тому дому. Там повернешь направо, дальше все прямо-прямо, пока не упрешься в детскую площадку. От нее третий дом слева. Скорее, лапушка, скорее. Упустишь клиен… то есть я хотела сказать, не сможешь помочь дяде Берни. Домой сама вернешься или тебя подождать?
        - Чирик!

«Еще чего!»
        Нашли сову, по темноте одной возвращаться.
        - Ладно, солнышко, ладно. Подожду, конечно, - вздохнула тетя. - Встречаемся на этом же месте. Ты только не задерживайся там, хорошо?
        - Чир-к!

«Как получится!» - И я понеслась в указанном направлении.
        Лететь до дома дяди Берни оказалось совсем недалеко. Можно было быстрее, но приходилось придерживаться освещенной улицы. Воробей, знаете ли, отнюдь не ночная птица.
        Я успела как раз вовремя. Долговязый муж Мисси Спэрроу сбегал с крыльца, на ходу застегивая черное полупальто. На месте дочки Бернарда я даже не подумала бы тратиться на слежку за эдаким «красавцем». Кто ж на него польстится! Глаза навыкате, нос пятачком и ранняя лысина. В общем, страшненький и несуразный, как история проклятий нашего рода.
        Хотя что мы, воробьи, понимаем в мужской красоте?
        Старенький «купер» завелся далеко не с первой попытки, что дало мне время юркнуть в салон машины, пока мужчина выходил и заглядывал под капот.
        Автомобиль тронулся с места, заставив меня, затаившуюся под сиденьем, поразмыслить сразу о нескольких вещах. Во-первых, почему у воробьев не бывает когтей коршуна, позволяющих намертво вцепиться в днище машины. Во-вторых, зачем покупать такие автомобили, при езде в которых чувствуется каждая неровность дороги. А в-третьих, чем я заслужила родственников, по произволу которых испытываю все эти «прелести» ночного путешествия в тряской машине.
        Времени для размышлений было предостаточно - ехали мы около часа. Когда мне стало казаться, что мои птичьи мозги уже отбило начисто, машина наконец остановилась.
        Осторожно перебирая лапами, я взобралась на спинку водительского кресла и, пока зять дяди Берни рылся в бардачке, выглянула в окно. Мы припарковались на пустой стоянке у круглосуточного магазинчика. Судя по обшарпанным домам и развороченным мусорным бакам, это был не самый респектабельный район города.
        Интересно, что мы забыли в этих трущобах?
        По возможности стараясь не шуметь, я съехала вниз по велюровой обивке и вывалилась под открывающуюся дверцу авто.
        Мужчина же не торопился выходить из машины. Выставив ногу на тротуар, он затянулся сигаретой. Затем не спеша выкурил вторую.
        К ночи похолодало. Замерзая, я прыгала под автомобилем и ругала горе-муженька на все лады. За компанию доставалось его опаздывающей полюбовнице. Когда дело дошло до сравнения поведения этой несознательной особы с брачными играми приматов, она появилась. По асфальту простучали каблучки, хлопнула дверца, а зазевавшаяся я осталась не у дел на улице.
        Взлетая на ограждение, я обзывала последними словами уже себя.
        Стоянка освещалась абы как. И совсем уж мало света проникало в салон машины, но его хватало, чтобы понять, чем занимается запершаяся там парочка.
        Вот и настал тот самый момент, ради которого «ВеликиЭ» затеяли спектакль этим вечером. Помнится, именно Ба пришла идея применить мои таланты в работе частного детектива. Тетушка Элспет придумала, как обойти ограничение бескорыстностью. Мама в свою очередь закрыла глаза на все это безобразие, но прежде, конечно, всыпала за то, что я додумалась шантажировать первую умницу-красавицу нашего класса. А куда деваться, если от травли этой стервой Джинни мне удалось отделаться, только продемонстрировав в магическом шаре ее «игры в доктора» в компании с Эдвином Шелли. Неделю мерзавку выслеживала. Хотя определенно не стоило тогда забывать свой магический шар на кухне. Бабушке на радость.
        Не особо приглядываясь, я сделала пару слепков реальности, чтобы потом дома слить их в шар для передачи Бернарду Спэрроу, и брезгливо отвернулась.
        Да-да, можете назвать меня ханжой. Спорить не буду.
        Вот так насмотришься всякого, и желание выходить замуж отпадает, потому как доверие к особям противоположного пола подрывается. Да и сами ценности семьи и брака ставятся под сомнение.
        Время шло. Вошканье в машине давно прекратилось, но из нее никто не выходил.

«Настало время разговоров», - поняла я и подлетела поближе, решив по возможности сделать еще пару-тройку слепков со звуком.
        И шмякнулась на капот, так как крылья мне отказали, стоило вглядеться внутрь автомобиля.
        Кроме зятька дядюшки Берни (ну почему я так и не удосужилась узнать его имя!), в машине никого больше не было. Мужчина сидел, закрыв глаза, с блаженной улыбкой на веснушчатом лице. И все бы ничего, не будь он мертвее некуда.
        - Это была ваша идея, мама! - разорялась родительница, потрясая поварешкой. - Мне она сразу не понравилась. Где это видано, послать девочку, одну, неизвестно куда и неизвестно с кем.
        - Как это неизвестно с кем? - слабо отпиралась бабушка. - Какая-никакая, а ларквилиджские Спэрроу нам родня. К тому же с малышкой Элспет была.
        Ба виртуозно умеет переводить стрелки, этого у нее не отнять. Тетя на всякий случай отодвинулась от мамы подальше.
        - Не волнуйся, дорогуша, я довезла ее прямо до места.
        - И оставила в компании трупа!
        - Ну, тогда-то он не был трупом, - резонно заметила тетушка.
        - Зато вскоре им стал, - припечатала мама. - А теперь девочка неизвестно где, и я не могу достучаться до нее даже через поисковое варево.
        Родительница в сердцах стукнула поварешкой по столу, чудом не попав по кипящему на плите котелку.
        - Дочка, не дури, ты же прекрасно знаешь, Элу в теперешнем состоянии даже инквизиторский патруль не засечет. И шаром бесполезно искать и варевом. Только продукты на эту гадость перевела - весь дом провонялся.
        - Знаю, что бесполезно. Но уже утро и… А вдруг с ней что-то случилось? - Мама неожиданно расплакалась.
        Следом захлюпала носом тетя Э. Кажется, даже у бабушки глаза повлажнели.
        Подслушивать дальше мне не позволила совесть.
        - Доброе утро! - немного смущенно сказала я, выглядывая из-за двери. - Горячего кофе не найдется?
        Трагедия на кухне тут же прекратилась, точно никого здесь и не хоронили минуту назад. Доселе безутешные дамы раздразненными гарпиями кинулись на меня:
        - Дочка, почему так долго?!
        - Солнышко, куда запропала?
        - Где тебя брэг водил, поганка?!
        Все три вопроса прозвучали почти одновременно.
        - Первую электричку ждала. - Я аккуратно высвободилась из родственных объятий и прошлепала к плите. Стараясь глубоко не вдыхать, сняла с нее котелок и поставила взамен чайник.
        - Электричку? - переспросили хором родственницы.
        - Ну. Не своим же лётом мне из столицы выбираться было. И без того полночи вокзал искала.
        Потом еще полтора часа тряслась в почти пустом неотапливаемом вагоне, проклиная всех и вся.
        От станции до нашего дома было минут десять неспешного лета. Плюс еще десять заняло открывание форточки в мансарду. Ипостась сменить недолго, а вот уже отмыться от перьев и убрать за собой - совсем наоборот. Вдобавок чуток времени на то, чтобы погладить блузку с юбкой и собраться на работу. Вот вам и половина девятого утра на часах.
        Хорошо, что мне в банк сегодня во вторую смену. На-Ма меня с потрохами сожрала бы за двухчасовое опоздание.
        Банка с кофе никак не хотела находиться. Практически пустой чайник тренькнул крышкой, напоминая мне, что неплохо бы долить в него воды.
        - А вы откуда про все узнали?
        - Да Элспет спозаранку всех на уши поставила. - Ба кивнула на тетю. - Я только-только засыпать стала, как она со своими воплями и пылесосом свалилась мне прямо под окна.
        Тетушка устало плюхнулась на табуретку.
        - Ох, солнышко, не представляешь, как я перепугалась, когда увидела инквизиторовозку с мигалкой у дома Бернарда! Подумала, ну все, тебя без лицензии поймали. - Она всхлипнула.
        - Подумала она! Чем это, интересно? Ты бы голову включала, Э, прежде чем паниковать. Будут тебе инквизиторы из-за регистрации да отсутствия лицензии посреди ночи в пригород срываться. Не их это епархия. - Бабушка, как всегда, была категорична. - В худшем случае нам самим бы пришлось с утречка на поклон идти, детку нашу забирать. В лучшем - на дом привезли бы, чтобы денежку за доставку без посредников поиметь. Доводить столь мелкое дело до трибунала - хлопотно и невыгодно.
        - Легко тебе, Элеонора, рассуждать, дома да в тепле. А у меня чуть с сердцем плохо не стало. Хорошо, что у Бернарда скворечник над гаражом висит, выманила парочку воробьев, почирикала, вызнала, что да как.
        Я наконец-то откопала на верхней полке банку с остатками молотого кофе.
        - А за каким брэгом тебя к дому понесло? Мы же договорились, что ты подхватишь меня на обратном пути.
        Бабушка усмехнулась:
        - Да понятно за каким. Джин у Берни что надо!
        - Не ламмас[Ламмас - праздник урожая (празднуется 31 июля).] на носу, между прочим! - взвилась тетя. - Как еще согреться бедной женщине!
        - Ладно, Элспет, не заводись. - Мама приобняла тетушку.
        - Не заведешься тут, как же! - Она дернула пухлым плечом и демонстративно от нас отвернулась.
        Родительница присела рядом и зашептала на ухо что-то утешительное. Тетя перестала шмыгать носом и немного повеселела.
        Наблюдая за этими двумя, у меня частенько создается ложное впечатление, что старшая из них - мама.
        С другой стороны, наверное, привыкаешь быть самой младшей в семье. Особенно с такой авторитарной старшей сестрой, как наша Ба.
        - Вот уж не думала, что тело раньше утра найдут, - в задумчивости протянула я.
        Уловка сработала как надо.
        - А и не нашли бы. Но район-то, лапонька, неспокойный. На свою беду, местная шпана решила колеса с машины снять, а на них сигналка магическая стояла. «Вой баньши». Мама твоя ставила. Смешные деньги с Бернарда взяли, к слову заметить. А ведь я тогда говорила, больше надо брать! - Тетя победно покосилась на бабушку.
        Та полностью проигнорировала подколку. Опираясь на трость, она подошла к плите, оттирая меня в сторону.
        - Сама кофе сварю, - проворчала она. - А ты садись, рассказывай давай, как да что там вышло с бернардовским зятьком.
        - А чего там рассказывать, - зевнула я, присаживаясь за стол. - На суккуба нарвался парень. Неужели дурак клейма у девицы не заметил? К тому же больше месяца его высасывали, судя по всему. Сегодня ночью, видимо, она силы не подрассчитала. Или голодала долго. Вот и получите - несчастный случай. Я там в твой шар, Ба, все покидала. Посмотри потом, хорошо?
        Бабушка кивнула, снимая увенчанную шапкой пены турку с плиты, и аккуратно, не взбалтывая, налила мне большую кружку кофе. Черный. Крепкий. Обжигающе горячий.
        Мм… Божественный аромат.
        Хотя, наверно, он у меня теперь до смерти будет ассоциироваться с Тэмаки Хиро. Забери его брэг!
        - Одно осталось непонятным, как эта мерзавка из машины испарилась? - Я осторожно отхлебнула обжигающего кофе. - Я же все время там была, а глаза мне в той ипостаси бесполезно отводить. Куда же делась? По-хорошему, надо Инквизицию оповестить, что в городе сорвавшийся с печати суккуб…
        - Забудь, - обрубила Ба.
        - Ноя…
        - Дочка, тебе неприятностей мало? - мягко укорила мама, пододвигая ко мне вазочку с вареньем и тарелку с бутербродами.
        Вот это настоящее искусство! Я даже не заметила, как они здесь появились.
        - Но мне…
        - Солнышко, надо слушаться старших. Зачем нам неприятности с Инквизицией? - Перед тетей на стол приземлилась наполненная до краев чашка с чаем, забеленным молоком. Взамен мама получила благодарную улыбку. - На учет поставят, в отдел кадров на работу сообщат. Тебе это, заинька, надо?
        Вот брэг, как с умалишенной разговаривают.
        - Да послушайте меня!
        - Мы слушаем, лапушка, слушаем.
        - Если я не расскажу об этом сейчас, вы же знаете, что потом будет. - Меня всю передернуло от воспоминаний.
        Не боль, нет. К боли я давно привычна. Хуже застрять посередине между ипостасями. В уродливой мешанине форм.
        Наказание за корысть.
        - Не хочу… - почти жалобно закончила я.
        - И не надо. Нашла о чем переживать, дурочка. - Ба подлила мне в кружку кофе. - Старине Берни мы уже не поможем, зятю его - тем более. Инквизиция и сама с этим делом разберется. Кому проку от твоей правды?
        - Но есть же слепки…
        Бабушка покровительственно потрепала меня по голове:
        - Сегодня есть, а завтра нету их. Эти магические шары - такая ненадежная вещь. Бьются, беда такая, новые не успеваешь покупать. К тому ж на парне следов суккуба немерено! Собирай, инквизитор, да радуйся.
        - Мам, это правда? - с подозрением уточнила я у родительницы.
        За что тут же получила подзатыльник тяжелой бабушкиной рукой.
        - Ах ты, маленькая паршивка! - Ба потрясла тростью. - Сомневаешься в словах ведьмы рода?!
        - Последний раз, когда я не стала в них сомневаться, меня корежило два дня. Хорошо, что они пришлись на уик-энд! А то что бы я потом начальству объясняла?! Простите, не могла выйти на работу, застряла между ипостасями?! Крыльями печатать несподручно?!
        - Не ори на бабушку!
        - Я не ору!
        - Орешь!
        - Не ору!!!
        - Нет, орешь!
        Краем глаза я заметила летящую в раковину посуду и, сбившись, замолчала. Мама успела вставить свое веское слово.
        - Дочка, а ты на электричку не опаздываешь? - невинно поинтересовалась она.
        Снисходительно ей улыбнувшись, мол, «не надейтесь, ваша уловка не сработала», я взглянула на часы.
        - А!!! Опаздываюууу!!!
        Всю дорогу я благополучно продрыхла в обнимку с сумкой. Пару раз в нее пытались залезть. Это они, конечно, зря. Впрочем, меня не разбудили даже крики тех несчастных, кто имел честь опробовать на себе собственноручно поставленную мамой защиту от воров.
        - Мисс, конечная! - Пожилая кондукторша потрясла меня за плечо.
        - А?.. Спасибо.
        Мой осоловелый взгляд наткнулся на здание Восточного вокзала и соизволил послать сигнал в черепную коробку. Там никто не отозвался, и телу пришлось автопилотом двигаться на работу. Пользуясь попустительством хозяйки, организм нагло проспал еще три остановки метро, проснувшись лишь тогда, когда перед ним поставили картонный стаканчик с кофе.
        - И чем это мы занимались ночью, а, Эла Спэрроу? - с придыханием поинтересовалась Мари.
        - Тем самым. - Я широко зевнула.
        - Для «того самого» выглядишь что-то не очень довольной. - Вездесущая Хоуп уже подпирала спиной перегородку.
        - Смит, завидовать надо молча-а-а. - Зевок.
        Коллега независимо тряхнула коротко стриженной головой и слиняла из нашего закутка.
        - Ну, рассказывай, - приступила к главному подруга.
        - Что рассказывать? А то ты без меня не в курсе, - зевать шире, казалось, уже невозможно, но мне как-то удалось.
        Вроде челюсть цела.
        Мари разочарованно бухнулась в кресло.
        - Опять тебя родня эксплуатировала по вашим ведьмовским делам, - протянула она. - Шушер ловили в западном крыле или еще какую мерзость добывали? Фу, как скучно.
        Кстати, о скучном. Неплохо бы включить компьютер, пока На-Ма не нагрянула с проверкой в наш скромный уголок любителей неживой природы.
        - Да? А многие считают, что ведьмовство - это очень романтично и непередаваемо загадочно. - Прихлебывая успевший остыть кофе, я просматривала операции за утро.
        - Это они у тебя в гостях не бывали. До сих пор с омерзением вспоминаю тот уик-энд на Пасху. - Подругу всю передернуло. - Странные все-таки у твоей бабушки представления о семейном празднике.
        - Ну вот. А я тебя хотела на Самхайн к нам позвать. Мама обещала тыквенный пирог испечь и сварить глинтвейн.
        - Упаси меня Провидение!
        - Не больно-то и хотелось, - почти обиделась я за отвергнутое гостеприимство. - Была бы честь предложена.
        - Забудь ты уже про эту честь. Я тебе рассказывала, что Ричард Кларк из службы безопасности пригласил меня в «СноуВайт»?
        - Не-а.
        - Пошли с нами, а?
        - Не-а.
        - Что ты заладила! Пошли, не ломайся! Я попрошу Риччи, и он захватит кого-нибудь тебе в пару.
        - О-о-о, Браун! Вы быстро продвигаетесь. Риччи?
        - Ну… мы… - засмущалась было Мари, но быстро опомнилась: - Эй, прекрати зубы мне заговаривать! Идешь с нами в клуб?
        - Я пойду!
        - Хоуп, брысь! - хором.
        - Ну вот, опять, - проворчала коллега. - Девочки, у вас нет ни сердца, ни сострадания.
        Мари распахнула глаза:
        - Сострадание? Что это?
        - Разве ты не знаешь, что На-Ма выгрызает сердце некоторым будущим сотрудницам еще на собеседовании? - Я клацнула зубами. - А у прочих высасывает кровь все оставшееся до увольнения рабочее время.
        - Злыдни!
        - И это говорит магесс, закончившая колледж! - засокрушалась подруга. - Что за вопиющая безграмотность! Чтоб ты знала, злыдни - это нечисть мужского рода.
        Хоуп фыркнула:
        - Тоже мне, нашлась грамотейка.
        - Что здесь происходит, магесс? - Раздраженный голос начальницы прозвучал как гром среди ясного неба, - Спэрроу, пока ты не появилась, было тихо.
        Премия. Эла, помни о премии.
        - Простите, гранд-магесс, мы не хотели шуметь, - Я покаянно затрясла толстой пачкой бумаги, которую не далее как вчера еще собиралась пустить на черновики. - У нас возникли разногласия при обсуждении последних изменений в учетной политике банка. Тех, что вы разослали на прошлой неделе.
        - Я как раз просила у Спэрроу распечатку почитать, - закивала Хоуп. - Чтобы самой не распечатывать.
        - Между прочим, я попросила ее первой! - встряла Мари, вырывая у меня из рук увесистую пачку.
        - Э-эй! Я сама ее еще не дочитала!
        - Я вам потом расскажу, чем там все закончилось.
        Подруга ослепительно улыбнулась. Если твой отец занимает руководящую должность в аудиторской фирме, обслуживающей магбанк, можно позволить себе если не все, то очень многое.
        - Мари, нельзя шутить такими серьезными вещами, - мягко пожурила шефиня. - Ладно, девочки, работайте.
        Лицо Натали Монгрел скривилось, стоило ее взгляду задержаться на мне. Я ответила ей сияющей улыбкой, слегка уступающей по ослепительности улыбке Мари. Гранд-магесс предпочла промолчать и удалиться.
        В течение рабочего дня ничего экстраординарного больше не произошло. Его большую часть я проспала с открытыми глазами, добросовестно уставившись в экран монитора.
        После шести вечера бэк-офис быстро пустел. Первой, как всегда, ушла почтенная магесс Циммерман, занимавшаяся сшивом документов дня. Поправив не по возрасту кокетливую шляпку, она тихоокеанским лайнером двинулась к выходу. Вслед за ней прогулочными яхтами устремились девушки из отдела по обслуживанию вкладов маны частных лиц.
        Подпирая спиной кофейный автомат (о чудо, его починили!), я с тоской поглядела на спины идущих под ручку Клер и Айрин, сопровождающих операции маноматов и, не дожидаясь, пока помещение покинет авианосец На-Ма, вернулась в свой закуток.
        Принесенный кофе не помог. Запустив в программе процедуры закрытия банковского дня, я незаметно задремала под умиротворяющее кряхтение компьютера.
        И приснился мне Тэмаки Хиро.
        Белая водолазка выгодно подчеркивала его широкие плечи и отлично сочеталась с классическими синими джинсами. Прическа была по традиции экстравагантной, но опять же как обычно безупречной. А некоторая болезненная бледность вкупе с легкой небритостью Хиро даже шли.
        - Как там поживает наш отчет, мисс Спэрроу?
        Ох уж этот медовый голос!
        - Да никак. Чем «глэмор-войс» включать, лучше бы надел вчерашний эротичный свитер-сетку. Может, я и снизошла бы.
        - Надеть эротичный свитер? - уточнил дотошный Хиро. - Это местное идиоматическое выражение? Что оно означает?
        - А то и означа… - Тут произошло страшное.
        Я поняла, что не сплю.
        Глава 5
        - …ет. - Я попыталась встать, неудачно опершись на подлокотник кресла, и, разумеется, чуть с него не навернулась. Чудом удержалась, чтобы не загреметь под стол.
        Скрестив руки на груди, Хиро наблюдал за моими попытками вползти обратно.
        - Так что там со свитером? И с отчетом?
        А здороваться его не учили? Или помогать дамам, старушкам, детишкам и прочим нуждающимся? Проявлять, так сказать, элементарную вежливость. Нет, он точно не джентльмен. Это я вам определю безо всякой кошки.
        - Во-первых, добрый вечер, мистер Тэмаки. - Утренняя двойная доза СС придавала уверенности и положительно сказывалась на самообладании. - Во-вторых, «надеть свитер-сетку» означает привлечь внимание собеседника необычным способом.
        Что я несу?!
        - Это выражение вошло в обиход случайно не во время Второй магической войны, которую вы уже упоминали как-то, мисс Спэрроу? - усмехнулся Хиро.
        Вот брэг. Еще и издевается.
        - Вы так эрудированны, мистер Тэмаки! - Фирменная ослепительная улыбка Браун. - В-третьих, запрос на служебную записку был направлен вам вчера электронной почтой. Ответа я еще не получала.
        - Как раз о ней я и хотел поговорить. Я присяду? - Он кивнул на место Мари и, не дожидаясь моего разрешения, откатил кресло и уселся напротив меня. - К сожалению, я прочел ваше письмо только сегодня вечером.
        - Прискорбно.
        - Рад услышать, что вы понимаете трагизм сложившейся ситуации.
        Хиро закинул ногу на ногу. Ему бы еще сигару в руку, а позади вместо серой стены бокса - зажженный камин да медвежью шкуру, и получилась бы картина «Отдых продвинутой золотой молодежи Рассветной Империи».
        - Я очень огорчен тем, как в вашей стране понимают иерархическую субординацию. Подчиненные не способны выполнять элементарные приказы начальства. Разве это не заслуживает самого строгого порицания, как вы считаете, мисс Спэрроу?
        Его голос карамельной патокой склеивал мысли, мешая думать.
        - Пожалуй.
        - Уверен, вы не допускаете подобных недоразумений, ставящих под угрозу работу всего отдела.
        - Стараюсь.
        Никогда прежде не замечала, какие у Тэмаки темные глаза. Такие темные, что радужка становится почти неотличимой от зрачка. И когда Хиро, не отрываясь, смотрит тебе в глаза, кажется, что вязнешь в его взгляде, как оса в лесном меду.
        - Не сомневаюсь в вашей компетентности. И я хотел бы…
        Что в данном конкретном случае хотел глава юридической службы, мне помешал узнать телефонный звонок.
        - Спэрроу!!! - гаркнули из трубки, приводя меня в чувство. - Хватит уже отсиживаться в своей конуре. Тащи сюда свою тощую зад… то есть я хотела сказать, очаровательную попку. Хорошо бы вместе с распечатанными реестрами и шоколадкой. Чай пить будем!
        Наши вечерние смены с Олив Слоун из расчетного отдела частенько совпадали, и эти
«околовосьмичасовые» чаепития давно стали традицией.
        - Минут через двадцать. - Я покосилась на невозмутимого Хиро. - Пока немного занята…
        - Какие двадцать минут! - нетерпеливо прикрикнула Олив. - Совсем с брэгом сдружилась? Мне день в восемь закрывать. Бегом ко мне!
        И повесила трубку.
        Пара быстрых кликов мышью и взгляд через плечо. Глава юридической службы, сцепив за коленом руки в замок, молча и очень внимательно следил за мной, даже не думая вежливо распрощаться.
        - Прошу меня извинить. - Заблокировав компьютер и выхватив из принтера еще горячие листы, я вихрем пронеслась мимо Хиро.
        У расчетчиков все было тихо, по-семейному. Накрытый скатеркой столик, чашечки с дымящимся чаем, печенюшки и вазочка с вишневым вареньем. И для полноты натюрморта дежурный программист. Росс Хантер - разгильдяй, бабник и лентяй, но большая умница, когда требуется «договориться» с программой. Все остальное рабочее время он взирал на обыкновенного пользователя с высоты своих знаний и опыта, снисходя оттуда только для того, чтобы пофлиртовать с хорошенькими девушками.
        Впрочем, такими специалисты в отделе автоматизации были через одного.
        - Привет, Хантер, - поздоровалась я. - Какими судьбами в нашу смену? Ты же обычно с Китти и Гамильтон?
        - Гарри тещу встречает. - Росс потянулся за очередной печенюшкой.
        - Помнится, Уильяме говорил, что жена у него откуда-то из Северной провинции, - ввернула реплику всезнающая Олив.
        Ее голова с встопорщенной, как воронье гнездо, прической вынырнула из-за монитора. Когда я впервые увидела магесс Слоун, больше всего меня впечатлили ее роскошные, выдающиеся во всех смыслах нос и грудь. Уже и не помню, что меня сразило в первую очередь. Наверное, все четыре (теперь уже бывших) мужа Олив Слоун тоже затруднились бы с ответом.
        - А где шоколадка?
        Я развела руками.
        - Ладно, переживем эту потерю. Эла, что столбом стоишь? Наливай чаю, я сейчас.
        - Некогда. - Я протянула Олив распечатанные реестры. - Дел - куча. Так что в следующую смену, ладно?
        Она не торопилась взять у меня бумаги.
        - Садись, садись. Тебе еще целый час работать, успеешь. Росс, поухаживай за девушкой. - По действенности раздаваемых приказов Слоун могла бы вполне посоперничать с моей бабушкой.
        Пришлось подчиниться. Не рассказывать же, в самом деле, о главе юридической службы, непонятно что забывшем в бэк-офисе поздно вечером. Так Слоун и повелась на рассказ об «отчете о просроченных кредитах». Ха-ха, три раза. Она справедливо решит, что на этот случай есть электронная почта. В крайнем случае телефон.
        Представляю себе те слухи, что поползли бы назавтра по банку. Как, что и в какой позе было у нас с Тэмаки Хиро на моем рабочем месте. И на рабочем месте Браун тоже.
        Хорошо подумав, я пристроила документы на край стола Олив и получила от Хантера чашку с чаем.
        Мы мило болтали. Росс сыпал шутками про «тупых пользователей», Олив рассказывала об успехах младшенького в той престижной школе с магическим уклоном, куда она его еле-еле впихнула благодаря связям второго мужа. Я покатывалась со смеху, слушая их обоих, изредка вставляя собственные реплики.
        Честно сознаться, помимо чая меня согревала мысль о том, что за время затянувшегося отсутствия Хиро испарится из моего закутка, как утренний туман. Но я совсем не ожидала, что после этого он кристаллизуется в кабинете отдела расчетов.
        - Добрый вечер, коллеги! - Когда ему это было необходимо, Тэмаки мог быть очень вежливым, - Разрешите вас потревожить.
        Он элегантно и как-то по-восточному поклонился.
        - Добрый, - недружным хором поздоровались Олив и Росс.
        Мое неразборчивое «брый-брый» было ему эхом.
        Олив приветливо улыбнулась и поправила декольте. Видимо, уже мысленно примеряла на главу юридической службы звание пятого мужа.
        - Я хотел бы продолжить наш вчерашний разговор о запрошенном отчете, мисс Спэрроу. Но, к сожалению, не смог до вас дозвониться. Охрана подсказала, где можно вас найти.
        Как мило с его стороны не сдать меня коллегам. Пожалуй, стоит ответить любезностью на любезность.
        - У нас восьмичасовой чай, мистер Тэмаки, - Для наглядности я качнула полупустой чашкой, - Не хотите присоединиться?
        - Нет, спасибо. Лучше уделите мне немного времени, мисс Спэрроу.
        Мне до диких брауни не хотелось оставаться с ним наедине. Кто бы мог подумать! Всего пару дней назад я бы левую почку отдала за свидание с Тэмаки Хиро. Но, как оказалось, в романтических мечтах - это одно, а в суровой рабочей реальности - совсем другое.
        - Не стесняйтесь, мистер Тэмаки! Есть вкусное варенье и… - мой ищущий взгляд наткнулся на жующего Хантера, - печенье. Правда же все очень вкусное, Росс?
        - Ага. - Хантер облизнул ложку. - Вкусное.
        - Присаживайтесь, - поддержала меня Олив.
        Хиро остался непреклонен.
        - Прошу извинить, но завтра я представляю дело в суде, и еще необходимо подготовиться. - Он поклонился. - Могу ли я ограбить мисс Спэрроу?
        Коллеги переглянулись, послышались сдавленные смешки. А вот мне как-то было не до смеха.
        Неужели только я понимаю, что он это специально?
        - Вы, наверное, хотели сказать «похитить»?
        - Да, именно.
        У Хиро, оказывается, убойная улыбка. Как мамины заклинания, подкрепленные бабушкиными заговорами. Хорошо, что он так редко ею пользуется.
        Я натянуто улыбнулась в ответ, попрощалась с ребятами и побрела обратно на рабочее место.
        - Принесла же вас нелегкая! - бурчала я в спину идущего впереди Хиро. - Наслушаюсь завтра про себя много интересного.
        - Например? - бросил он через плечо.
        - Ну… всякого.
        - А конкретней?
        - Что у нас с вами… роман! - выпалила я.
        Не оборачиваясь, Хиро скептически хмыкнул.
        Легко ему!
        Конечно, если хорошо задуматься, кто в твердом уме и в здравой памяти поверит в нашу «романтическую связь»? По идее - никто.
        Это в теории.
        А на деле бэк-офис вкупе с его прекрасной фронт-половиной будет обсуждать смачные подробности нашего несуществующего романа, попутно доставая меня двусмысленными шуточками и намеками.
        Про На-Ма я вообще молчу - она прекрасно за себя скажет сама.
        Эта мысль продолжала терзать меня весь обратный путь, благодаря чему настроение по параболе скатывалось вниз.
        - Так что вы хотели, мистер Тэмаки? - Я с такой злостью лупила по клавишам, когда набирала пароль, точно у меня были личные счеты с клавиатурой.
        - Отчет. - Глава юридической службы по-хозяйски уселся в кресло Браун, уже не спрашивая разрешения.
        - Служебная записка, оформленная по установленной форме (приложение двадцать пять к «Положению о внутреннем банковском делопроизводстве»). Срок исполнения - согласно регламенту взаимодействия между подразделениями, но не более двух недель.
        По правде сказать, номер приложения был назван от брэга. Но, согласитесь, прозвучало внушительно.

«Ах ты, бумажная крыса», - читалось во взгляде Хиро без всякого перевода.
        Однако вслух он произнес совсем другое.
        - А мы можем как-то ускорить этот процесс? - «Глэмор-войс» на полную мощность.
        Вереница таких ярких картин, как именно мы можем это сделать, пронеслась у меня в голове, что я, отчаянно стараясь не покраснеть, выдавила:
        - Вряд ли.
        - Возможно, все-таки есть какой-то выход из создавшейся ситуации? - Хиро подкатился чуть ближе. - Может быть, мисс Спэрроу, вы смогли бы задержаться сегодня на пару часов и сделать отчет хотя бы частично?
        Предложи он мне заняться любовью на столе На-Ма я, пожалуй, испытала бы меньший приступ возмущения.
        Весь «глэмор-войс» с меня как ветром сдуло.
        - Сейчас, ага!
        - Я очень рад, что вы вошли в мое положение. Иначе мне не с чем было бы идти завтра в суд. - Хиро сделал вид, что не понял моего сарказма.
        Ах вот мы как!
        - Через полчаса заканчивается моя смена. А в девять пятнадцать уходит последняя электричка. С божьей помощью, или точнее благодаря корпоративной мане, я собираюсь на нее успеть. Корпеть сверхурочно над отчетом и ночевать на вокзале не входит в мои планы, мистер Тэмаки.
        Если мне и удалось озадачить главу юридической службы, то ненадолго.
        - Вы живете в пригороде?
        - Угадали.
        - Где именно?
        - Северное предместье.
        Хиро откинулся на кресле:
        - Договорились, я вас отвезу.
        - Хэй-хэй! Я еще ни на что не согласилась!
        - Разве вы сможете оставить коллегу в затруднительном положении?
        - Запросто.
        - Мисс Спэрроу, вы поставите юридический отдел, да и банк в очень щекотливую ситуацию.
        - Думаю, юридический отдел, а также банк в целом это как-нибудь переживут. Тем более за сверхурочные мне не доплачивают.
        Я отвернулась к монитору, давая понять, что разговор окончен.
        К сожалению, Хиро был не из понятливых.
        - Вы же понимаете, мисс Спэрроу, что завтра, в девять ноль-ноль, эта злосчастная служебная записка будет у вас на столе, оформленная и подписанная должным образом.
        На экран выскочило окошко с сообщением о завершении ежевечерней выгрузки. Я быстро пробежалась взглядом по строчкам первой страницы развернувшегося реестра, сверяя номера счетов и их наименования.
        - Вот и чудесно.
        - Так почему бы вам не пойти мне навстречу уже сегодня?
        Не оборачиваясь, я пояснила:
        - Потому что завтра я смогу посетовать начальству на увеличивающуюся нагрузку и спихнуть часть рутинной работы на стажеров. А также проявить себя как ценная исполнительная магесс, вполне заслуживающая в недалеком будущем ставки ведущего, а то и главного специалиста. - Я сделала небольшую паузу, прежде чем продолжить: - Сегодняшнее же мероприятие мало того что не принесет мне вышеперечисленных преимуществ, так еще и укрепит нашу гранд-магесс во мнении обо мне, как особе легкомысленной, не справляющейся с обязанностями в отведенное для этого рабочее время. А когда вдобавок выяснится, что с работы я уехала на вашей машине, мистер Тэмаки, я буду заклеймена как нерадивый сотрудник, решающий в ущерб банку свои личные проблемы…
        Я замолчала. Выбивающаяся из общего списка строчка привлекла мое внимание, заставляя позабыть даже о сидящем за спиной Хиро. В реестре обнаружился неверно сформировавшийся документ. Несколько хитрых манипуляций с программой, консультация по телефону с Хантером - и завершение дня спасено.
        Вот теперь можно и по домам.
        Поглядев на часы в углу экрана, я довольно потянулась. Однако моя улыбка увяла при последующих словах Тэмаки:
        - Очень жалостливая история, мисс Спэрроу. Но меня она не впечатлила.
        Курсор мыши замер на кнопке выхода из программы.
        - А?
        Хиро убрал подбородок со сцепленных в замок пальцев.
        - Я пытался решить возникшую проблему по-хорошему. К сожалению, вы не оценили моих усилий.
        Больше чем уверена, что с вытаращенными глазами я смотрюсь глупее некуда, но сдержаться было не в моих силах.
        - Что?
        - Ёкай! - вышел из себя Тэмаки. - Ты слабослышащая или слабосоображающая?!
        Ситуация пугающе повторялась. Не хватало только дразнящего запаха кофе. Рука сама собой нашарила в сумке ингалятор с сывороткой.
        - Попросила бы мне не «тыкать»!
        Глава юридической службы сложил длинные ноги на стол Браун.
        - Увы, время не просьб, Спэрроу, а приказов. И приказываю здесь я. Давай за работу! Живо!
        Зачесались локти. Разумеется, третья доза СС за сутки не скажется благотворно на самочувствии и реакциях организма, но дальше медлить нельзя.
        - Извините, астма. - Глубокий вдох из ингалятора, привычная горечь сыворотки осела на нёбе.
        Кровь побежала быстрее, приливая к щекам. Перед глазами запрыгали цветные мячики, заставляя меня зажмуриться. Тело потяжелело и расслабилось. Дыхание выровнялось. Пара секунд с закрытыми глазами, и на меня снизошло ватное душное спокойствие.
        Может, у вас тоже бывает такое состояние? Ну знаете, когда звуки доносятся, как через толстое одеяло, которое, несмотря на тяжесть, не хочется скидывать. Потому что так вы чувствуете себя в безопасности.
        - А если я откажусь? - не открывая глаз, спросила я.
        - Работаешь в банке последнюю неделю. По крайней мере тот б'ака, что доставил мне все эти проблемы, в моем отделе больше не работает. Будь уверена, твое увольнение я тоже устрою в максимально возможные сроки. Еще вопросы?
        - Есть. Два.
        - Задавай.
        Я убрала ингалятор в сумку.
        - Как переводится б'ака?
        - Придурок. Второй вопрос?
        - Предложение подвезти до дома еще в силе?
        Хиро поудобнее улегся в кресле:
        - А как же твоя репутация?
        - Определенно она уже не стоит беспокойства. - Я равнодушно отвернулась к компьютеру. - С чего начнем?
        Машина неслась по трассе с драконовским ревом. Стрелка спидометра дрожала на отметке в шестьдесят миль, но по моим ощущениям было все сто шестьдесят.
        К слову, никогда не понимала, что некоторые находят в спортивных машинах. Залезать неудобно, ездить приходится лежа, а выйти из такого автомобиля приличной девушке, не потеряв достоинства, практически невозможно.
        Свет мощных фар выхватывал из темноты фосфоресцирующие дорожные знаки. Моросящий дождь, даривший асфальту влажный глянец, и не думал заканчиваться. Одуряющий шум, который в Рассветной Империи, видимо, принимают за рок-музыку, бил по барабанным перепонкам.
        Как у Тэмаки Хиро не болит голова в этом бедламе?
        - На следующей развилке налево? - Он попытался перекричать орущую автомагнитолу.
        - Что?!
        Тэмаки догадался убавить звук.
        - На следующей разводке надо уходить налево или прямо?
        Соображалось под ударной дозой СС и с недосыпа туго.
        - Не знаю… Я обычно на электричке.

«А своим лётом я вдоль автомагистрали предпочитаю не летать. Чревато», - мысленно добавила я про себя.
        - Понятно. - По тону становилось ясно, что «понятно» Хиро отсутствие у меня всякой мыслительной активности.
        Затылок ломило - на раз узнавался бабушкин тяжеловатый стиль поискового заговора. Уже предчувствую, что мне предстоит выслушать от «ВеликиЭ» за наведенное слепое пятно. А если еще вспомнить, что заговоренный амулет я позаимствовала у тети Элспет без спроса, становилось совсем невесело.
        Но поверьте мне на слово, лучше пережить взбучку, чем потом при каждом удобном случае выслушивать авторитетное мнение о своем неумении обращаться с противоположным полом. Так как воровать чужие заклятия - это по-ведьмински, а позволить мужчине одержать над собой верх - нет, а потому стыд и позор.
        Вместо пары количество сверхурочных часов растянулось почти до трех. Хиро проверял за мной каждую цифру, заставляя расшифровывать, откуда в расчете взялся тот или иной показатель. Ответ «так выгрузила программа» его не устраивал совершенно.
        Надсмотрщиком он оказался требовательным и суровым. Мне было позволено всего две вещи.
        Первое - позвонить домой и предупредить родных о том, что задерживаюсь.
        И второе - выпить одну чашку кофе.
        Надо отдать ему должное. За кофе глава юридической службы сходил сам. И сделано это было не по доброте душевной, а чтобы я не отвлекалась от работы.
        Уже на выходе из банка мне стало плохо. Я даже испугаться не успела, как потеряла сознание. Очнулась в машине и от души порадовалась перепуганному выражению лица Хиро, который пытался привести меня в чувство. А вот физиономия заинтересовавшегося происходящим охранника обрадовала меня куда меньше.
        - Вы в порядке?
        Я кивнула и натянуто улыбнулась охраннику, размышляя о том, что для коллекции только слуха о беременности и не хватало. Зато теперь будет полный боекомплект - тайный роман, беременность и вполне логично последующий за ней аборт.
        Кажется, справа промелькнул щит со знакомым названием. Прочитать на такой скорости его весь я не успела.
        - Вроде был указатель, что через пять миль будет съезд на Давкаут - нам туда.
        Не дождавшись ответной реакции, я покосилась на Хиро.
        Водитель напряженно вглядывался в зеркало заднего вида. Я почти вывернула шею, пытаясь рассмотреть, что: же там привлекло внимание Тэмаки. Трасса за нами пустовала, что неудивительно - на часах было без одной минуты полночь.
        - На следующей развилке направо. - Уже громче.
        - Хорошо, я понял.
        Из-за слепого поворота показался грузовик. От его протяжно-басовитого гудка заломило зубы. Врубленный на полную мощность дальний свет ослепил глаза.
        Не дожидаясь, пока мы поравняемся, Хиро резко выкрутил руль вправо, прямо под колеса тяжеловоза. Неожиданно для меня грузовик оказался слева. Точно отразился в зеркале. С истошным гудением он промчался по тому месту, где мгновение назад находились мы.
        По мокрому асфальту, да на скорости, машину повело юзом. Хиро попытался ее выровнять, но безрезультатно. На повороте нас вынесло с трассы.
        Мышцы вяло дрогнули, пытаясь подготовиться к смене ипостаси, но тело всего лишь скрутило судорогой.
        Последнее, что я запомнила, это покатившийся кубарем мир и чей-то истошный крик. Кажется, мой.
        Глава 6
        От чьего-то шебуршащего копошения неподалеку хотелось взвыть в голос. Казалось, скребли не по металлу, а по внутренней стенке моего черепа.
        - Фред, хлянь! Шдесь еще дефшонка, прикинь!
        - Брешешь!
        - Да штукнет меня фшятой Йорик! Шам иди, хлянь.
        Мне посветили в лицо фонариком. Я зажмурилась. Яркий свет резал глаза.
        - Точно, девка. Живая даж. Бона коробится.
        - Че делать-то бум? Петлю-то на одного дали!
        Таинственный Фред задумался.
        - Без второй петли обойдемся. Тащим обоих. Хозяин потом сам разберется, - выдал он после недолгого молчания.
        - И то дело, - согласился второй. - Хозяину оно фсехда фиднее.
        Раздавшийся металлический скрежет и дохнувший в лицо холод без слов рассказали мне, что из автомобиля Хиро только что сделали кабриолет.
        - Чего творишь, придурок?! Не проще было выбить стекло и открыть дверь?
        - Прошти, Фред. Не подумал.
        - Бестолочь! - в сердцах плюнул второй.
        Меня дернули за плечо, выволокли из машины и уложили на брезент (или что-то на ощупь на него похожее).
        Я разлепила глаза. Не сказать, что это очень мне помогло. Небо заволокло тучами, из-за которых время от времени проглядывал месяц, делая эту осеннюю ночь не такой уж непроглядной.
        Возле машины суетились две темные фигуры. Одна очень рослая и какая-то, я бы даже сказала, лохматая. Вторая, по сравнению с первой, казалась особенно низкой и щуплой.
        Кажется, у нас с Хиро неприятности. И, как мне подсказывает интуиция стреляного воробья, большие.
        Тетушкин амулет остался в сумке, что валялась сейчас на полу машины. Значит, я снова доступна для поиска, и только вопрос времени, когда меня найдет родня. Но как раз его-то у нас и не было.
        Фигуры двинулись в мою сторону, и я поспешила зажмурить глаза. Что-то тяжелое плюхнулось неподалеку.
        - Фред, дефшонка-то не ф отклюшке больше. Шердешко фона как бьетшя!
        Времен и оказалось еще меньше, чем можно было предположить.
        Как говорит тетушка Э: «Дорогуша, не можешь взять мужчину ни умом, ни красотой, бери на жалость - вдруг он, идиот, и купится». Надо заметить, ни амулеты, ни советы тетушки меня еще ни разу не подводили.
        - Не убивайте, джентльмены! - Я села, охнув. - Пожалейте меня и невинную душу.
        Тот, что помельче, почесал затылок.
        - Это рассветник, что ли, невинная душа?
        - Нет, мой не родившийся ребенок. - Я положила руки на живот. Там очень кстати забурчало - пропущенный ужин давал о себе знать. - А этого мерзавца убивайте. Вы же его убьете, правда?
        - Ну, это как хозяин скашет.
        - Цыц, мелкий! - Низенькому пришлось встать на цыпочки, чтобы отвесить куда более здоровому спутнику подзатыльник.
        - Фред, не при пошторонних ше!
        - А ты трепись поменьше, получать не будешь.
        Какая знакомая семейная сцена. Очень уж как-то по-родственному у них выходило.
        Главный опять повернулся ко мне:
        - Вы не переживайте, мисс. Мы же не звери какие! - Он хихикнул. - Сейчас мы проедем в одно местечко, вам там даже первую помощь окажут.
        - Со мной все в порядке. - То ли дело было в ударной дозе сыворотки, то ли я действительно отделалась парой ушибов, но у меня на самом деле ничего особо не болело. Я даже умудрилась без посторонней помощи подняться на ноги.
        - Это врачу решать, мисс, не вам. Только это… мы с Малышом не поняли, мисс, что у вас с рассветником?
        - Ненавижу его! - Надо заметить, очень натурально получилось. Еще пару дней назад так не вышло бы.
        - Ненавидите? - оторопело переспросил Фред, но тут же опомнился: - А что ж по ночам с ним тогда катаетесь?
        - Он меня к ведьме на прерывание вез, сволочь! Как детей делать, так вы все горазды. А как жениться - так в кусты!
        Фигуры попятились от моего обвиняющего пальца.
        - Вот ты! - Я ткнула в того, что пониже ростом. - Женился бы на матери своего ребенка?
        Он невольно сделал еще шаг назад.
        - Женат я. Сгинь, блаженная!
        - А ты женился бы? - Мой палец уперся в другого.
        - Шамо шобой.
        - А он меня к ве-е-едьм-е-е пове-е-е-оз…
        Я плюхнулась обратно на пятую точку и образцово-показательно разрыдалась.
        - То-то клыкаштый вшера у пифии удивлялша, за каким рашшфетника к шпэрровшким штерфам понешло.
        - Тише ты! Сколько раз повторять, поменьше языком трепи! - Еще один подзатыльник.
        - Прошти, Фредди.
        - И не называй меня Фредди, когда мы на работе!
        - Прошти.
        Мой взгляд зацепился за некое движение. Присмотревшись, я поняла, что напарник Фреда кроме высокого роста, шепелявости и повышенной лохматости обладал еще пушистым хвостом.
        Оборотень. Истинный, раз гуляет в таком виде не в полнолуние.
        Хотя что это я вам объясняю?
        Наверняка вы про оборотней и в учебниках читали, и тьму-тьмущую передач телевизионных посмотрели. А то и просто Билл-мясник с соседней улицы, которого вы знаете уже тысячу лет, аккурат из истинных будет. За кружечкой-другой крепкого эля он не раз жалился вам, как нелегка доля оборотня. Жена запилила его за шерсть, валяющуюся по всему дому. У младшенького первое перекидывание на носу, старший так дуреет в полнолуние, что приходится бригаду инквизиторов вызывать, а уж что вытворяет средняя дочка - сказать перед добрыми людьми срамотно.
        Но сознайтесь, вы твердо убеждены, что оборотни, ведьмы, вампиры, баньши и прочая нечисть только напирают на жалость да политкорректность по отношению к магменьшинствам? Не будь строгой и справедливой Инквизиции, совсем бы распустились. А посему некоторый запас дровишек в чулане никогда не помешает. Кто знает, для камина или для костра они пригодятся.
        - Заладил «прости да прости»!
        - Прошти, братишка.
        - О, опять!
        Мне пришла в голову одна идея, которая требовала немедленной проверки на практике. Конечно, бить по больным местам не по-спортивному, но бывают случаи, когда благородство - это последнее, о чем ты думаешь.
        - Что я скажу своей семье? - возопила я, привлекая всеобщее внимание.
        Шушуканья тотчас прекратились. Зато возобновился дождь. Мелкий и нудный.
        - Шемье? - тотчас переспросил оборотень, забыв про спор.
        Есть. Зацепило.
        Очень немногие знают, что у истинных оборотней есть одна большая слабость. Даже огромная. Это семья. Одинокий оборотень - это машина для убийства, которая только и ждет, чтобы ее кто-нибудь завел. Однако стоит волку-одиночке обзавестись логовом и волчатами, чем-то и кем-то, нуждающемся в защите, он становится, по выражению Ба, сентиментальным слабаком. Уязвимым. Физически и морально.
        Думаете, просто так по телевизору круглыми сутками крутят социальную рекламу с умильными волчатами, мокнущими под дождем? Инквизиторский заказ. «Помоги ему обрести дом!» всего лишь означает: «Сделай его управляемым!»
        - Как я покажусь на глаза отцу и матери! - продолжила причитать я, сделав вид, что не расслышала. - На сносяяяях-то!
        Кто еще бы подсказал, где найти моего блудного папеньку, чтобы посмотреть в его бесстыжие очи. А мама и вовсе довольно выдохнет: «Наконец-то!»
        Не думать об этом. Не думать.
        - Мисс, не убивались бы вы так.
        Чтобы меня убил кто-то другой? Не-э-э, не пойдет.
        Рыдания стали еще горше.
        - Соседи будут показывать на меня пальцами. А моя бедная несчастная старенькая бабушка! У нее же сердце разорвется, когда она услышит, что ее внучка стала падшей женщиной.
        Незавидное будущее Ба добило ребят. А была бы здесь бабушка - она прибила бы их собственноручно. Эх, мечты, мечты.
        Оборотень громко засопел:
        - Фредди, ну нельшшя ше так!
        - Да уж, - уронил подельник, даже не огрызнувшись на «Фредди». - Нехорошо как-то получается…
        Я продолжала сквозь слезы:
        - Когда я умру, меня похоронят не в семейном склепе, а на общественном кладбище. Люди будут плевать на могилу потаскухи. А ведь я так мечтала выйти замуж в уютной маленькой церкви. Чтобы пред алтарем - я и мой любимый. Только кто меня теперь замуж-то возьмет? Была бы я хоть честная вдова…
        - На что вы нас толкаете, мисс?..
        - О чем вы, джентльмены! Я не смогу никого ни к чему принудить. Как, впрочем, и объяснить потом своему ребенку, почему ребята в школе обзывают его нагулянным ублюдком. Дети жестоки, знаете ли…
        - Вы преувеличиваете.
        - Если бы!
        - Так не бывает, мисс.
        Вместо меня рявкнул оборотень:
        - Бывает!
        - Эй, Малыш, ты чего?
        Я задрала голову. Хорош малыш! Выше меня на три головы. Оборотень повернулся к нам спиной.
        - Нишего!
        - Да ладно тебе. Сама, дура, нагуляла. Раньше надо было головой думать, а не другим местом.
        - Тогда и моя мать - дура? А я кто? Ублюдок?
        - Я не это хотел сказать, ты же знаешь. Малыш! Эй!
        - Не хотел, но шкашал.
        Оборотень взвалил бесчувственного Хиро на плечо, а свободной рукой взял меня за шкирку и поставил на ноги. После чего поволок нас обоих к машине. Я еле успевала переставлять ноги. Каблуки застревали в размокшей земле. Вот угораздило меня сегодня приодеться на работу - юбка, белая блузка, новые сапоги и сумочка. Тоже мне, нашлась тут бизнес-леди!
        - Фее, поехали.
        - Эй! Малыш, куда собрался?
        - Хозяину ше фее одно - шенатый рашветник или холоштой! По пути ешть шашовня швятого Филиппа. Зафернем по-быштренькому!
        Дождь усилился, положительно сказавшись на решительности радетелей за мои благополучие и честь.
        Трио «ВеликиЭ», где вы?!
        Видимости из-за дождя не было практически никакой.
        Дворники работали безостановочно, но все равно без особого толка. Капли нудно стучали по брезентовой крыше «лендровера». Запах мокрой псины в салоне не перебивала даже болтающаяся на зеркале отдушка в виде елочки.
        Я пыталась незаметно рассмотреть спутников.
        Водитель не представлял собой ничего особо выдающегося. Мужчина средних лет обычной внешности. Одет неброско, но аккуратно. Чувствовалась женская рука в подборе гардероба. Пожалуй, при других обстоятельствах этого мужчину можно было даже назвать приятным.
        А вот другой, ссутулившийся напротив, вызывал мой самый пристальный интерес. Натянутая на самые глаза бейсболка с надписью «Победитель!» и грубая темная спецовка не смогли полностью замаскировать его лохматую ипостась.
        Не волк, но уже и не человек.
        Для меня смешение ипостасей было неестественным, а значит, мучительным. Интересно, а каково приходится ему, истинному оборотню? Вопрос вырвался прежде, чем я успела хорошенько подумать над его последствиями:
        - Вам не больно?
        - Што?
        - Когда вы такой… ну… - я отчаянно пыталась подобрать точное определение, - недоделанный. Вам не больно застрять между?..
        Желтые глаза сверкнули из-под козырька бейсболки. Мужчина за рулем хохотнул:
        - Недоделанный! Ты глянь, Малыш, как она точно определила.
        Оборотень насупился.
        - Извините, я не то хотела сказать.
        Мы надолго замолчали.
        - Включите, пожалуйста, радио. - Затянувшееся молчание, которое изредка нарушали смешки водителя, меня тяготило.
        - Зачем?
        - Ну… веселее так.
        Фред неодобрительно хмыкнул, но радио включил.
        С музыкой стало уютнее и не так страшно. Полуночный треп радиодиджея, заполняющий редкие паузы между песнями, придавал происходящему оттенок обыденности. Пальцы перестали до онемения сжимать сиденье.
        Водитель поймал мой взгляд в зеркале заднего вида.
        - Как вас угораздило с рассветником связаться, мисс Веселая?
        - Работаем вместе.
        - Служебный роман, значится.
        - Ага.
        - Вот гляди, Малыш, где люди себе невест находят, - хохотнул мужчина. - На работе!
        - Найдешь тут шебе нефешту на такой работе, как же.
        - Так бери эту! Рассветнику, вишь, она без надобности. Что, мисс, пойдете за нашего парня?
        - Ну…
        У меня все похолодело внутри. Выйти замуж за оборотня - только этого мне не хватало. Правда, как выяснилось, Хиро тоже не подарок на Рождество. Поторопились бы там мои дамы!
        - Шам бери, - пробурчал оборотень, отворачиваясь и сутулясь еще сильнее. - То, што рашфетникам не шдалошь.
        Фред расхохотался.
        Принимая во внимание наш семейный «как бы совсем не бизнес», мне доводилось попадать в ситуации различной степени паршивости, но такого со мной еще не приключалось. Слежка за неверными супругами, сбор компрометирующей информации о конкурентах, материал для мелкого шантажа - оказалось, все это пустяки по сравнению с одной поездкой в компании с Тэмаки Хиро.
        Снизу донесся стон. Лежащий на полу машины глава юридической службы завозился у меня под ногами, точно ему стало неуютно от моих мыслей.
        Я инстинктивно поправила юбку.
        - Малыш, у тебя там все под контролем?
        - Шамо шобой. - Оборотень опустил лапу на спину Хиро. - Не бешпокойшя!
        - Вот и славно. А то почти приехали.
        Мы съехали с автострады и почти сразу же остановились. Я выглянула в окно.
        Огромные ярко-розовые неоновые буквы, складывающиеся во фразу: «Святой Филипп соединяет сердца. Круглосуточно», были отчетливо видны даже сквозь стену дождя. Как и более мелкая надпись голубым «Недорогой мотель всего в одной миле. Всегда найдется свободный номер». Само здание церкви в размытом ореоле гирлянд сияло, как рождественская елка на Королевской площади.
        На парковке кроме нас еще стояло такси, подмигивая шашечками. Даже сквозь закрытые окна было слышно, как орет музыка в салоне. Хотя храпел водитель не тише.
        - Надо же, кому-то еще сегодня приспичило жениться, - задумчиво протянул Фред, глядя на припаркованную рядом машину. - Мы ж вроде как торопимся. Пожалуй, стоит похоронить эту затею…
        И меня с Хиро тогда заодно.
        Спас нас от братской могилы настырный оборотень. Видимо, очень сильно ему понравилась идея выдать меня замуж.
        - Ща разберемшя, Фред!
        Он сделал движение, точно перекинул напарнику невидимую нить, и рыбкой (большой и очень мохнатой) нырнул мимо меня в заднюю дверь.
        Похоже, это мой шанс.
        Я собралась в комок и… опять ничего.
        Сыворотка, будь она неладна!
        Ладно, попробуем растолкать Хиро.
        - Мисс, вы бы там посидели тихо, - лениво протянул Фред, наматывая на кулак призрачную нить. - А то я парень-то нервный, не глядите, что покладистый.
        После этих слов оставалось только отвернуться к окну, сделав вид, что меня всецело захватило происходящее за ним.
        Из дверей церкви как раз выбегала парочка. Вид у них, надо признать, был дикий. Не раскрывая зонтов, они кинулись к такси, то и дело оборачиваясь. Благодаря их настойчивым усилиям машина, по-моему, стронулась с места раньше, чем водитель окончательно проснулся.
        Минуту спустя в салон заглянул довольно скалящийся оборотень. Вода ручьями бежала с его одежды и шерсти.
        - Я ше гофорил, фсе порешаю! - Он отряхнулся, забрызгивая водой всю машину.
        - Видимо, всех поразила его очаровательная открытая улыбка, - вытирая лицо, пробормотала я себе под нос, но меня услышали.
        - Я ш для ваш штаралша, мишш!
        Неожиданно для себя самой я смешалась.
        - Спасибо.
        Фред легонько хлопнул по рулю.
        - Так, ребятки! Времени мало, дел много. Давайте побыстрее тут все уладим, хозяин ждать не любит. Особенно под утро.
        Опять этот дебильный смешок, выводящий меня из себя. Глупо смеяться над шуткой, понятной ему одному.
        - А у вас зонт есть, кстати?
        - Не сахарная, мисс, не растаете.
        - Я должна заботиться не только о себе!
        - Не переживайте. О другом мы сами позаботимся. - Фред дернул за невидимую веревку. - Эй, рассветник, вставай. А то счастье свое проспишь.
        Тэмаки Хиро резко сел, хрипя и хватаясь руками за горло. Пальцы беспомощно скользили по коже, не в силах сорвать удавку.
        Глава 7
        Хиро переводил затравленный дикий взгляд с меня на бандитов и обратно.
        - Что тут происходит? - просипел он.
        Фред пропустил меж пальцев невидимую веревку.
        - Радость у тебя случилась, мужик! Женишься сегодня.
        Тэмаки потер лоб.
        - Вы ненормальные? - Он посмотрел на меня. - И вы туда же, Спэ…
        - Милый! - кинулась я к Хиро на шею и, не давая ему договорить мою фамилию, зачастила: - Не волнуйся, все будет хорошо. Эти великодушные джентльмены сказали, что обо всем позаботятся.
        - Так, голубки, миловаться будете потом. Время торопит. Как говорится, честным пирком да за свадебку.
        Тоже мне знаток народной мудрости нашелся.
        - Ксо! Да вы сдурели тут все! - заорал Тэмаки, отталкивая меня. - Идиоты, хоть представляете, с кем связались?!
        И тотчас поплатился за свою несдержанность - упал обратно на пол, хрипя и сжимая руками горло.
        - Эй, поосторожнее! Мы так не договаривались. Вы же меня вдовой до свадьбы оставите. Малыш, скажи ему! - Я дернула оборотня за рукав спецовки.
        - Фредди, мош потише, а? - промямлил тот.
        - Уговорили, я сегодня добрый.
        Видимо, он ослабил петлю, так как Хиро снова сел, хотя все еще держался одной рукой за горло.
        - Слышь, рассветник, чтоб я от тебя сегодня больше ни слова не слышал. Но если надумаешь, вспомни про петлю - перехочется, гарантирую.
        Хиро медленно кивнул, давая понять, что осознал свои ошибки и больше так не будет. Его мрачный взгляд уперся в меня.
        Вот так спасаешь человеку жизнь, а он вместо благодарности мечтает прикопать тебя в ближайшем овраге. Потом откопать, поднять и упокоить еще как минимум парочку раз.
        Знаете, какую сказку Ба рассказывала мне на ночь чаще всего? Про мужика, который выпустил джинна из бутылки, а тот зверски убил освободителя, потому как дал себе зарок это сделать.
        Вы, конечно, хотите поинтересоваться, почему пятилетнему ребенку рассказывали на ночь такую кровожадную сказочку?
        Во-первых, она короткая. Во-вторых, бабушка у меня как-никак ведьма. А в-третьих, история иллюстрировала главную ведьмовскую заповедь: «Собираешься творить добро, заранее договорись о вознаграждении, лучше предоплатой».
        Мужчина проследил за взглядом Хиро.
        - Голубков мирить нам тоже некогда, поэтому сразу говорю: рыпнешься - Малыш тебе голову откусит, - предупредил он. - Дело говорю, а, Малыш?
        - Рррыпнись мне! - зарычал оборотень.
        Тэмаки демонстративно от меня отвернулся.
        Фред столь же наигранно умилился:
        - Какая чудесная пара! Попрошу на выход.
        Малыш открыл передо мной заднюю дверь. Я с сомнением посмотрела на церковь. И стену дождя, разделяющую нас.
        - Вот, мишш. - Оборотень смущенно протянул мне большой клетчатый зонт. - Вы ше хотели.
        - Вы очень добры… - Я замялась. - Извините, не знаю вашего имени…
        Оборотень смутился еще больше:
        - Виргиний.
        За что ж его так мама-то?
        - Еще раз большое спасибо… хм… Виргиний.
        Брэг! Лучше бы продолжала звать его Малышом.
        И прежде чем он додумался спросить в ответ мое имя, я забрала у него зонт и вылезла из машины в холод, ветер и дождь.
        Стоило входной двери закрыться за нашими спинами, как зазвучала придурковато-жизнерадостная музыка, по стенам нартекса[Нартекс - входное помещение, примыкающее, как правило, к западной стене храма.] побежали огоньки, чтобы собраться в самом центре сводчатого потолка, на люстре в форме сердца.
        Поиграв пару минут, музыка стихла и, наконец, загорелся нормальный свет. После ядовито-розовых всполохов взгляд просто отдыхал на резных деревянных панелях, на каждой из которых кого-нибудь да венчали. Пары были самыми разными - от королевских до рабоче-крестьянских. А на вон той панели, третьей от левого угла, бракосочетались даже туземцы, одетые исключительно в бусы и набедренные повязки.
        Треть стены справа занимал портрет в полный рост, я так полагаю, святого Филиппа в ореоле божественной благодати. С выражением «что ж вам, идиотам, не сидится дома в такую погоду» в темных глазах он протягивал к нам с картины открытые ладони. Доверия этот святой не вызывал у меня совершенно - может показаться, что я придираюсь к художественной достоверности, но шикарные блестящие кудри ниже плеч как-то мало гармонируют с босыми ногами и рубищем.
        Видимо, для того, чтобы ожидающие посетители могли лицезреть сиятельный лик с удобством, у противоположной стены стояли скамейки.
        Рядом в угол впихнули тяжелый дубовый стол, частично загородив боковую дверь. И на этом обстановка помещения, собственно, и заканчивалась.
        - Святой Филипп приветствует любящие сердца под своим кровом, - раздался глас над нашими головами, заставляя инстинктивно вжать их в плечи.
        Неплохая тут стереосистема.
        Я заозиралась в поисках колонок и пропустила тот момент, когда распахнулись центральные двери и к нам вышел местный священник.
        Мужчина был скорее интересный, чем красивый. Он обладал носом даже более выдающимся, чем у Олив Слоун, а также выразительной мимикой. Строгий черный костюм идеально сидел на высоченной широкоплечей фигуре. Туфли из модной в этом сезоне крокодиловой кожи начищены до блеска. Волосы напомажены. В левом ухе болталась серьга в виде креста. Честно признаться, если бы не белый воротничок священника, никогда бы не догадалась, что передо мной человек, облеченный саном.
        Однако больше всего меня сразил профессионально наложенный грим вкупе с умело подведенными глазами.
        - Приветствую вас, миряне, - все тем же «гласом», но уже потише, поздоровался с нами святой отец, протягивая нам руку.
        Мы по очереди к ней приложились. (Хиро, правда, сделал это не без помощи Фреда.) Пахло от святого отца розовым маслом, и он явно не чурался маникюра.
        - С обязательной программой покончено, - произнес священник уже нормальным и, стоит заметить, крайне деловым голосом. - Позвольте представиться: дежурный святой Филипп. Но можете звать меня просто отец Джонни. Кто у нас здесь брачующиеся?
        По мне так вариантов было немного. Мог бы и догадаться, принимая во внимание подсказки в виде лохматого оборотня и мужчины за сорок с обручальным кольцом на пальце.
        С другой стороны, кто знает, кого ему в свои дежурства приходилось венчать.
        - Мы, святой отец. - Я взяла Хиро под руку и одарила присутствующих кроткой улыбкой. Рассвета и к дернулся, но, памятуя о петле, открыто протестовать не стал.
        Взгляд священника рассеянно прошелся по мне и задержался на Хиро, приобретая при этом некоторую подозрительную мечтательность.
        Как ни горько признаваться, выглядел жених намного лучше невесты. Это несмотря на то, что всю дорогу сюда Тэмаки провалялся на грязном полу машины, и никто не позаботился о зонте для него. И тем не менее, в отличие от моей растрепанной, похожей на мочало косы, его прическа выглядела как стильная мокрая укладка «только что из салона». Да и приталенное черное драповое пальто, пусть и запачканное, смотрелось всяко пристойнее моей куртки с куцым кроличьим (хотя по виду больше похоже на драного кота) мехом на воротнике.
        Я уже молчу про взгляд «Аз есмь принц Рассветной Империи, а вы - твари дрожащие».
        Фред кашлянул, отвлекая на себя внимание священника.
        - Вы со стороны невесты будете? - безошибочно определил отец Джонни.
        Ребята слаженно кивнули.
        - Преподобный, нам бы по-быстренькому. Молодым неймется, все дела. Ну, вы же понимаете…
        - Понимаю вас, дети мои. - Еще один одобрительно-мечтательный взгляд на Хиро. - Однако должен вас предупредить: срочность у нас оплачивается по отдельному тарифу.
        - Так это ща платно?! - возмутился мявшийся за моим правым плечом оборотень.
        - Разумеется, сын мой. Благородные дела должны достойно вознаграждаться.
        Практически ведьминский подход. Правда, настоящая ведьма охотнее берется за неблаговидные делишки - расценки на них выше раз в пять, а то и десять.
        - И шкока штоит?
        Преподобный сделал широкий жест, указывая на стену позади нас:
        - Пожалуйста, наш прайс-лист. Можете ознакомиться, дети мои. Все вырученные средства идут на богоугодные дела.
        Мы дружно покосились на портрет. Протянутые ладони святого стали приобретать совсем иной смысл.
        - Мы вам верим, святой отец, - ухмыльнулся Фред, доставая портмоне. - Тем более что деньжата не проблема.
        Черная кожа с тиснением, застежка стилизована под эмблему известного бренда. Точно такое же я видела в «Бэль» за прошлый месяц. Если верить журналу, портмоне стоило две моих зарплаты плюс доплата за работу в выходные дни. И готова поставить все эти деньги, что оно точно не принадлежало Фредди.
        Я покосилась на Хиро. Его лицо осталось непроницаемым, только рука под моими пальцами напряглась сильнее.
        - Хвала Всевышнему.
        - Карты принимаете, святой отец?
        - Принимаем, сын мой. Магистро, магистро голд и магистро платинум. Ману берем по курсу один к пятидесяти. Но лучше все же наличными.
        - Штукнет меня швятой Йорик! Пящят фунтов доплата для предштавителей магменьшинштв! - Малыш все-таки не удержался и сунул свой лохматый нос в прайс.
        - Не богохульничайте в храме, молодой человек!
        - Но это же дишк… дишк… дишкин… короще, вы шами в курше, про што я!
        - Обратите внимание на уточняющую сноску. Там сказано, что доплата в полной сумме взимается только в том случае, если хотя бы один из брачующихся находится в виде, отличном от человеческого.
        - Но я ше…
        - Малыш, заткнись. Дело… то есть я хотел сказать, свадьба прежде всего.
        Оборотень с неохотой отлип от стенда с вывешенными прайс-листами, бормоча себе под нос что-то о средневековых порядках.
        Вообще-то еще каких-то лет сто пятьдесят назад такого, как Виргиний, и близко бы к храму не подпустили. Это сейчас в моде политкорректность и толерантность, а нечисть принято называть «гражданами с уникальными способностями».
        - Я же говорю, денежки не проблема. Давайте, святой отец, поторопимся-таки с церемонией. Поглядите, жених аж весь горит!
        Священник с сомнением посмотрел на Хиро. Тот стоял истуканом, сфокусировав взгляд в одной точке.
        - Как-то он странно выглядит… И до сих пор ни слова не произнес.
        Вот зануда! Терпение у Фреда не резиновое. Еще немного, плюнет на венчание и покатит в неизвестном направлении, и тогда «ВеликиЭ» нас точно догнать не успеют. Мало им нелетной погоды.
        - Хиро у меня из Рассветной Империи, отец Джонни. Если наш язык еще худо-бедно понимает, то разговаривать совсем не может, акцент ужасный, он стесняется очень. - Я прижалась к плечу Тэмаки. - Это так мило, правда?
        Моя ослепительная улыбка особого впечатления на священника не произвела.
        - Несомненно, дочь моя, - кисло отозвался он. - Несомненно. Проблем с миграционной службой не будет?
        - Разве Церковь не должна быть выше всего мирского? В любом случае святой Филипп должен соединять сердца, а не искать причины, чтобы этого не делать, не так ли?
        - Сестренка дело говорит, святой отец.
        Священник бросил на нас еще один оценивающий взгляд.
        - Ладно, подождите минутку.
        Он прошел к боковой дверце и постучал.
        Ничего не произошло.
        Отец Джонни выждал еще минуту и стукнул в дверь еще разок.
        С тем же результатом.
        - Сестра Агата! - Он забарабанил в дверь что было мочи.
        Мое воображение тут же нарисовало в пару к отцу Джонни весьма специфичную монашку
        - фигуристую даму в приталенном элегантном костюме с воротником-стоечкой и юбкой чуть ниже колен. От традиционного монашеского чепца осталась одна лента, красиво обрамляющая высокую прическу монахини. Закрытые туфли на шпильках придавали законченность ее утонченному образу. Ну и, разумеется, изысканный макияж.
        Сестра Агата совсем не оправдала моих ожиданий. В полуоткрытую из-за приставленного стола дверь протиснулась сухонькая старушенция в мешковатом платье и крепких ботинках, то и дело поправляющая сползающий на лоб чепец.
        - Простите, отче, задремала маленько. - Она положила на стол толстую книгу в кожаном переплете и забренчала ключами, пытаясь отыскать нужный. - Сейчас-сейчас, я скоренько…
        В выдвижном ящике, как выяснилось, бронированного стола обнаружилась касса с мультитерминалом. Платиновая карточка Хиро перекочевала от Фреда к сестре Агате.
        Старушенция присела за стол. Надев очки и занеся руку над калькулятором, она строго поинтересовалась:
        - Что оплачиваем?
        - Ну это… венчание.
        - По обычному тарифу или экспресс?
        - А? Нам который побыстрее.
        - Кольца есть?
        Фред оглянулся на меня в надежде, вдруг я запаслась реквизитом для охомутания
«рассветного принца». Я помотала головой:
        - Нет, колец нету.
        - Комплект золотых - сто пятьдесят фунтов. Серебряные - тридцать фунтов. Хирургическая сталь - пять фунтов.
        - Во, последние давайте.
        Священник, определенно рассчитывающий сбагрить нам как минимум серебряные кольца, недовольно поджал губы.
        - Облачение для жениха и невесты?
        - Это еще что такое?
        - Фрак, свадебное платье, фата, свадебный букет. Все в прокат.
        - Мамаша, нам по-быстрому! Какой еще фрак да букет?
        Это мой шанс.
        - Хочу фату!
        - Что? - не понял Фред.
        - Фату хочу.
        - Какую фату?
        - Белую.
        - Что за блажь?!
        - Не блажь! Я всегда мечтала, что выйду замуж…
        - Да-да, мы слышали, - перебил меня Фред. - В маленькой церкви, за любимого, все дела. Что не устраивает-то?
        - Фаты нет. Хочу фату. Заметьте, платье не прошу! - Я повысила голос. - Малыш, ты же тоже считаешь, что без фаты невесте никак, правда?
        Оборотень, без дела слоняющийся из угла в угол, замер на полушаге.
        - Ну… эта… я… как шкажать…
        Его напарник поглядел на наручные часы.
        - Ладно, будет фата. - И снова развернулся к сестре Агате: - Считайте фату, будь она неладна!
        - Свидетельство о регистрации оплачивается отдельно. Как и государственная пошлина. Итого с вас сто шестьдесят пять фунтов.
        Фред присвистнул, Виргиний буркнул «шдуреть!», а я прикинула, какую прибыль ежемесячно получает приход, и тоже впечатлилась.
        - Брачующиеся, подойдите.
        Как ни странно, мне не пришлось волочь Хиро к столу - он пошел сам. Сестра Агата открыла перед нами принесенную книгу примерно на середине.
        Старушечий палец ткнул в отчерченную строчку с сегодняшней датой.
        - Пишите имя, фамилию и дату рождения. Сначала жених, потом невеста. На следующую строку не залазить!
        Листы были белыми, лощеными. Я с сомнением посмотрела на протягиваемую монашкой шариковую ручку, не уверенная в том, что она будет хорошо писать на такой бумаге.
        Нехорошо улыбаясь, Хиро взял ручку и нацарапал пару иероглифов, как мне подсказывала интуиция, нецензурных. После чего тут же схватился свободной рукой за шею.
        - Горло болит? - участливо поинтересовался Фред. - Ничего, у меня в машине микстурка есть, выпьете, дорогой наш жених, сразу все пройдет. Вы пишите, пишите, не отвлекайтесь. По-нашенскому пишите. Ага, вот так…
        Он нависал у Тэмаки над плечом, пока тот достаточно разборчиво не написал затребованные сестрой Агатой данные.
        Пользуясь тем, что остальные заняты, Виргиний пристал к отцу Джонни с вопросом, божьи ли твари представители магменьшинств. Взимаемая доплата не давала ему покоя.
        - Ваша очередь, мисс.
        Поколебавшись, я все-таки написала настоящее имя.
        Так старательно выводила каждую букву, словно это была работа на конкурс по каллиграфии. Мои подозрения не оправдались - ручка работала выше всяких похвал. Чернила ложились ровно, не растекаясь и не размазываясь.
        - Элеонора Цецилия Спэрроу, - прочитал Фред и испытывающе посмотрел мне в глаза.
        Я потупила взгляд.
        - Знаю, двойное имя - это так старомодно, но папа настоял на том, чтобы меня назвали в честь его бабушки. Дурацкое имя, никому не нравится. Кстати, я читала описание, и оно совершенно мне не подходит. Хотите, потом дам эту книжку почитать? Хотите? Такая познавательная!
        - Да меня не имя твое интересует, а фамилия.
        - А что с ней не так? Она, кажется, четвертая по распространенности в нашем графстве.
        Оказывается, иногда многочисленность клана Спэрроу может сыграть на руку.
        Фред хотел спросить меня о чем-то еще, но священник, доведенный Виргинием до белого каления, поторопился пригласить нас пройти на церемонию венчания, а сам ушел готовиться.
        Я тут же вспомнила про фату, и пришлось подождать, пока сестра Агата ее принесет и поможет мне надеть.
        - Ну как? - кокетливо поинтересовалась я.
        - Беж нее луще было, - выразил всеобщую мысль Виргиний.
        - Что б вы понимали!
        Передернув плечами, я гордо прошла мимо них в соседний зал. Следом потянулись напарники, ведя за собой на «поводке» Хиро.
        Сестра Агата прикрыла за нашими спинами двери.
        По размерам и убранству помещение оказалось куда скромнее, чем я ожидала. Здесь было тоже не жарко - по крайней мере, желания снять куртку по-прежнему не возникло. Стены и потолок выкрашены в светло-бежевый цвет, пол выложен черной и белой мраморной плиткой в шахматном порядке. Над головами - декоративные балки из темного дерева, куда вмонтированы точечные светильники. Скамьи с высокими спинками стояли ровными рядами. В широком проходе, разделяющем зал на две равные части, - ковровая дорожка в виде вытянутого креста. А к чисто символическому алтарю вели всего три ступени вместо обычных пяти.
        Там нас уже ждал приодетый в кудрявый парик отец Джонни.
        Лишь нечеловеческим усилием мне удалось сдержать неподобающий моменту истерический смех.
        Сама церемония прошла быстро и скучно. Нас с Хиро поставили на колени. Священник зачитал короткую молитву, по окончании которой вопросил, нет ли у кого из присутствующих возражений. После того как их не последовало, предложил обменяться кольцами. Они были с прорезью, посему проблем с размером ни у кого не возникло.
        Я попеременно косилась то на дверь, то на Хиро, пытаясь взглядом дать ему понять, что помощь уже близка.
        Хотя, если совсем честно сознаться, уверенности в том, что нас спасут, у меня солидно поубавилось. Все-таки за минувшее время сюда из Спэрроу-хилл можно было прекрасно доехать на машине, если уж на метлах была совсем не судьба.
        Впрочем, Тэмаки чихать хотел на все мои взгляды. Он отрешенно смотрел на алтарь позади священника.
        Отец Джонни сделал нам знак подняться с колен, поправил непонятно для чего нацепленное пенсне и торжественно пропел:
        - Властью, данной мне Церковью, объявляю вас мужем и женой. Можете поцеловать невесту.
        Хиро наклонился и брезгливо «клюнул» меня в щеку.
        Вам это кажется горячечным бредом?
        Вот и мне тоже.
        А дальше стало только хуже.
        Входная дверь с таким грохотом ударилась о стену, что посыпалась штукатурка.
        - Инквизиция! Никому не двигаться!
        Дежурный святой Филипп выронил молитвенники некомпетентно (или, если выражаться честнее, - позорно) свалился в обморок.
        Глава 8
        - Инквизиция! Никому не двигаться!
        Эти слова столько раз звучали в моих самых страшных кошмарах, что уже и не упомнить. Но сегодняшней ночью это было именно то, что я мечтала услышать вот уже пару часов.
        После этого начался форменный бедлам. Святой Филипп еще не видел подобного безобразия под сводами своей церкви. Его дежурный представитель валялся в глубоком обмороке и не мог насладиться редким в этих стенах зрелищем, как-то: оборотень в панике мечется по зале, сбивая светильники. Фред тянет Хиро на себя. Я - на себя (какой-никакой, а муж!). Причем от моего визга у всех присутствующих закладывает уши.
        - Да отпусти ты его уже! - раздался у меня над ухом рассерженный бабушкин голос.
        От неожиданности я перестала визжать и разжала пальцы. Фред же в свою очередь дернул на себя Хиро особенно сильно, и мужчины покатились кубарем.
        - Малыш! Туда!
        Окликнутый Виргиний метнулся к за алтарной двери, на ходу легко вскидывая на плечо Хиро и увлекая за собой Фреда.
        Деревянная дверь не устояла перед натиском оборотня. Она слетела с петель, точно была из фанеры, а не мореного дуба.
        Спустя минуту взревел заведенный мотор, чей шум удалялся с каждой секундой, пока не растаял вдали.
        Кажется, ребята махнулись тачками с самим святым Филиппом.
        Стало тихо.
        Отец Джонни приоткрыл один глаз. Обнаружив, что все страшное уже позади, он решился открыть второй. После чего со всей осторожностью сел, готовый при малейшей опасности принять прежнюю позу.
        - Где инквизиторы?
        - Я тоже хотела бы это знать.
        Меня начали мучить страшные подозрения на этот счет…
        - Лапушка, ты же в курсе, чья это была идея, да? - Тетина голова заглянула в залу.
        - И не станешь кричать на свою любимую тетушку Элспет?
        После моего кивка тетя нарисовалась на пороге целиком.
        - Что ты с ней цацкаешься! - Ба отпихнула тетю в сторону. - Всыпать ей надо хорошенько, а не упрашивать.
        Тяжело опираясь на трость, она прошла внутрь.
        - Что застыла, как булыжник из Стоунхенджа? Быстро на выход!
        - А где мама?
        - На улице метлы сторожит. На толковое караульное уже ни у кого силенок не осталось. А все из-за тебя, поганка эдакая!
        Священник, окончательно потерявший способность что-либо понимать в происходящем, поднялся с пола.
        - Что тут происходит? Кто вы? Где инквизиторы?
        - Вот заладил «где инквизиторы», - проворчала Ба. - Дома инквизиторы. Десятый сон видят уже, пока всякие удоды тут непотребствами занимаются.
        - Кто за погром платить будет? - Отец Джонни обвел взглядом залу.
        Да, наворотил тут Виргиний. С другой стороны, на те деньги, что мы здесь оставили, в хорошем ресторане можно всю ночь гулять - с песнями, плясками, битьем морд и посуды.
        - Так мы уже заплатили. - Я сняла фату и засунула ее в карман. Пусть останется на память. - Сто шестьдесят пять фунтов. Могу квитанцию показать, если не помните.
        - Эла! - ахнула тетя, хватаясь за сердце. - Откуда такие деньги? Ты связалась с нехорошей компанией и до сих пор нас с ней не познакомила? Что за безответственное поведение!
        - Ни с кем я не связывалась! Это не мои деньги!
        - А чьи?
        - Неважно.
        - Деньги - это всегда важно, - наставительно заметила Ба. - Ладно, дома поговорим. Пора уже покинуть эту обитель терпимости.
        - Попросил бы не выражаться в храме Божьем! - встрепенулся отец Джонни.
        Бабушка окинула священника презрительным взглядом:
        - Оденься сначала, как приличный церковник, а потом проси. Стыдоба! Тебя же ни одна уважающая себя нечисть не забоится.
        - Ах ты, старая ведьма!
        - Ну ведьма, - согласилась Ба. - Лицензия, между прочим, имеется. Не просроченная. А про возраст мог бы и промолчать. Чай, с женщиной разговариваешь.
        Бабушка пристукнула тростью, и ближайшая скамья резво кинулась к отцу Джонни, сбивая того с ног. Он рухнул на нее как подкошенный.
        - Я подам жалобу, - слабым голосом пригрозил священник.
        - На что жалуемся, милейший?
        - Применение магии в Божьем храме! - Голос отца Джонни окреп.
        Бабушка присела напротив.
        - Это вы про портретик, что у вас в прихожей висит? На котором глэмор толстым слоем? Ох уж эти фейри! Совсем обнаглели, пакость мелкая, зачаровывают все подряд. Хуже мошкары, право слово. Вы напишите жалобу, милейший, напишите. А я очевидцем пойду, не сомневайтесь.
        Обессиленный отец Джонни одной рукой прикрыл глаза, а другой махнул на дверь. Мол, идите, куда хотите.
        Бабушка протянула мне руку, чтобы я помогла ей подняться.
        - Все, Эла, пошли.
        Уже на выходе она обернулась:
        - Если мальчики за машиной приедут, передайте, что она в Спэрроу-хилл. Это от Давкаута совсем недалеко, найдут, не заблудятся. Пусть заворачивают на огонек. Вернем машинку, пущай не переживают. Мы - ведьмы с понятиями, ссориться с клыкастыми не хотим. Вы уж передайте, не сочтите за труд. Если, разумеется, и вам проблемы с кровососами не нужны.
        Священник кивнул, не открывая глаз.
        К утру похолодало. Дождь прекратился, а небо прояснилось. Его усыпали колючие звезды, потеснив даже бледный огрызок луны. Надпись, призывающая всех проезжающих мимо сочетаться браком, продолжала гореть. И «лендровер» тоже никуда не делся.
        Мама подогнала машину.
        - Девочки, грузим метлы! - опустив стекло, крикнула она. - Живенько.
        Судя по тому, что Ба и тетя Э безмятежно уселись в машину, погрузить леттранспорт предлагалось мне.
        Покидав метлы им под ноги да с кряхтеньем впихнув туда же тетушкин пылесос, я забралась на свободное переднее сиденье.
        - Дочка! - Мама крепко меня обняла. - Вторую ночь подряд нас пугаешь. Ты хоть передышку нам давай.
        - Я же не специально.
        - Знаю, знаю. - Чмокнув в макушку, она меня отпустила и взялась за руль.
        Я пристегнула ремень. Мама управляется с техникой, конечно, получше тетушки Элспет, но подстраховаться никогда лишним не бывает.
        - Куда едем?
        С заднего сиденья мне тут же прилетел подзатыльник.
        - Уй! За что?
        - За глупый вопрос, - пояснила бабушка. - Брэгу понятно, домой едем.
        - Как домой? - всполошилась я. - А Хиро?
        - Хиро? - хором переспросили мои дамы.
        - Кто это? - уточнила мама, выруливая на шоссе.
        - Ну… муж… мой.
        От второго подзатыльника я сумела увернуться, но третий меня нагнал-таки. Ба одинаково сильно раздавала их с обеих рук.
        - Супруг ведьмы должен сам уметь справляться со своими проблемами.
        - Я не ведьма, и вам это прекрасно известно. К тому же ты что-то там про вампиров говорила…
        - Ну мало ли что я говорила! Этому святоше еще не то сказать надо было! Пущай бы поразмыслил над своим внешним видом да поведением.
        Тетя протянула руку, чтобы потрепать меня по макушке, но я привычно отшатнулась.
        - Лапонька, не переживай. Я кости бросила: с мальчиком все будет в порядке. Да и вообще этот брак обещает быть удачным, если верить хорарному гороскопу.
        Мне понадобилось около минуты, чтобы полученная информация дошла по назначению.
        - Что?!
        Машина вильнула в сторону. Мама с трудом ее выровняла. Покосилась на меня, но ничего не сказала.
        - Чего орешь, дурная? - Четвертый подзатыльник от Ба. - Чуть с сердцем плохо не стало.
        Я обернулась к бабушке и тетушке. Никакого замешательства или раскаяния на их лицах обнаружено не было.
        - Как давно вы прилетели?
        Они переглянулись. А мама вообще сделала вид, что, кроме дороги, ее ничего не интересует.
        - Некоторое время назад, - уклончиво ответила Ба.
        Я глубоко вздохнула и попыталась вновь:
        - Это было после свадьбы или все-таки до нее?
        Мне стало жарко. Пришлось расстегнуть куртку и размотать шарф.
        - Солнышко, не нервничай. Ты обещала не кричать…
        - Не кричать?! Вы же могли предотвратить эту дурацкую свадьбу! И теперь просите меня не кричать?!
        - Эла, прекрати истерить.
        - Я… не… исте… рю…
        Мне стало не хватать воздуха. В глазах потемнело. Пот катился градом, тело била крупная дрожь. Меня швырнуло вправо. Затем резко влево. И только пристяжной ремень удержал меня на месте.
        В окружающей меня темноте по ушам били звуки, точно из не настроенного радио - шипящие, гудящие, с трудом складывающиеся в слова.
        - Эсме, следи за дорогой! Руль держи, я сказала! Что это у тебя машину бросает из стороны в сторону!
        - Мама, что с ней?
        - Ты веди, не отвлекайся. Не вздумай останавливаться. Учти, чем быстрее мы доберемся до дома, тем лучше для Элы.
        Бабушкина ладонь, сухая и прохладная, легла на мой пылающий лоб, принеся с собой облегчение.
        - Сколько СС ты сегодня приняла? Эла! Тебя спрашиваю!
        Я с трудом разлепила губы:
        - Три… до… зы.
        Тяжелый бабушкин вздох пошевелил мне волосы на затылке.
        - Вот дурнинушка…
        - Мама, можно поласковее с ребенком?
        - Да-да, Элеонора, ты бы помягче. Не видишь, в ка ком девочка состоянии?
        Ба вздохнула еще раз:
        - При чем тут состояние, если дурочка она у нас? Воспитали такую. Элка, сколько раз я тебе говорила, чтобы не смела за эту дрянь лишний раз хвататься! Там же алхимия одна.
        Пока бабушка держала свою спасительную ладонь у меня на лбу, я была готова выслушивать и соглашаться с чем угодно.
        - Мама, ну зачем ты? Эла же не просто так ее принимает.
        - Да в том-то и дело, что просто.
        - Но проклятие…
        - Дар, Эсме, дар!
        Ничего себе подарочек. Кому передарить такое счастье? Последний дурак, и тот откажется взять.
        За меня вступилась тетушка:
        - Легко тебе говорить, Элеонора. А девочке каково? Тяготно, неудобно.
        - Чего неудобного-то?! Подумаешь, перекинулась туда да обратно. Только здоровее бы стала.
        - А люди что подумают?
        - Какая к брэгу разница, что подумают люди эти! Разве прибегать к дару - это неестественно? Вот ты, Элспет, ходишь младенцев принимать. Стыдишься?
        - Чего? - не поняла тетя.
        - Даром своим стыдишься пользоваться, когда роды принимаешь?
        - Дура я, что ли!
        - А Элка наша стыдится, - вздохнула Ба, приглаживая мне волосы. - Ладно, про бескорыстие в голову втемяшила. Но себя, дуреха, чего не жалеет? Разве дело это - гадость всякую принимать для подавления дара. Кто знает, чего туда инквизиторские алхимики намешивают. Вот если не наглоталась бы она сегодня этой дряни, срывались бы мы куда на ночь глядя? Сама бы - вжик! - воробушком до дома, и всем хорошо да радостно.
        - А как же тот мальчик? - спросила мама.
        - Да что с ним было бы! Элспет же кости кидала - все с парнем в порядке будет. Вмешательства изначально не требовалось. В крайнем случае, анонимные звонки в Инквизицию еще никто не отменял.
        Возразить было нечего, а по делу сказать - тем более, поэтому наш коллектив надолго примолк. Где-то через полчаса «лендровер» съехал с асфальта на гравий и его начало немилосердно трясти на колдобинах. Обычно от станции я добираюсь велосипедом, поэтому с первой выбоины узнала короткую дорогу домой.

«Лендровер» притормозил перед воротами. После недолгого, но жаркого спора, кто пойдет их открывать, из машины вышла мама. Она вернулась спустя пару минут.
        - Дочка, ты как? - Мама погладила меня по влажной щеке.
        - Нормально.
        Мне было почти хорошо. А самое главное, прекратило знобить и заливать потом.
        По опавшим листьям, не убиравшимся с прошлых выходных, машина подъехала к крыльцу мягко-мягко.
        - Все, дамы, выметайтесь. Я машину в гараж загоню - от любопытных соседей да случайных посетителей подальше.
        Я было трепыхнулась, но тяжелая бабушкина рука опустилась мне на плечо и придавила к сиденью.
        - Погоди, Эла, не торопись. Сейчас я уберу руки и…
        - Будет немножечко больно, лапонька.
        - Элспет! Ну вот кто тебя просил влезать?! - гаркнула бабушка. - Не обращай внимания, Эла. Сыворотку из тебя я всю уже вытянула, поэтому будет немного неприятно. Потерпи.
        Брэг! Как я не люблю, когда так говорят! Обычно это означает, что будет очень больно, а человек просто не хочет тебя расстраивать.
        Ба меня отпустила.
        Пара мгновений спокойствия, после чего отступившая боль вернулась триумфатором. Тело корежило подавляемой в последние сутки трансформацией. Выгибало. Ломало. Кожу вспарывали перья, руки превращались в крылья, нос и рот срастались в клюв. Когти с треском продрали новые сапоги.
        И отпустило.
        Нет, боль осталась. Но она перестала быть такой… резкой, сводящей с ума. Так, ноющая ломота в перетруженных мышцах.
        Бабушка открыла дверь, и я выпала из машины. Кое-как с помощью ножниц мы содрали с меня обувь, и стало возможным более-менее нормально передвигаться.
        Вот брэг! И месяца не прошло, как я купила новые сапоги! Знала бы, что так все обернется, оделась бы сегодня похуже.
        Встречающий нас Моррис уже реял в прихожей.
        - Что ж вы так неосторожны, мисс. - Он предусмотрительно отлетел подальше. - Долетались?
        От злости я затопала и попыталась плюнуть ему вслед, но с клювом, понятное дело, сделать это не вышло.
        - Ну-ну, лапонька, не злись! Моррис просто переживает за тебя.
        Переживает он, как же! А то я по его ехидной призрачной физиономии не вижу, что этот наглый дворецкий надо мной издевается.
        Бессильно похлопав крыльями, я пошла в свою комнату, размышляя сразу о нескольких вещах. Во-первых, где сейчас Тэмаки Хиро и что с ним. Во-вторых, что именно я буду завтра клекотать в трубку Натали Монгрел, ибо, как показывает мой печальный опыт, хлопать крыльями мне придется еще дня два. Как минимум. А в-третьих, как же мне отомстить Моррису.
        Хоуп перегородила проход:
        - Эла, привет! Как самочувствие?
        - В норме. - Я попыталась протиснуться мимо нее на свое рабочее место.
        - А выглядишь неважно. Я слышала, у тебя был грипп. Разве это так быстро лечат? У лицензионного знахаря была? Чего больничный выписывать не стала?
        Как всегда, выручила Мари.
        - Смит, поменьше вопросов, побольше дела. Дай уже пройти человеку.
        Коллега неохотно отступила в сторону, а я проползла за свой стол.
        На самом деле Мари была совсем не бескорыстна.
        - Ну, рассказывай! - насела она на меня. - Что случилось? Ты почему на работу не вышла? На-Ма тут в пятницу была вся загадочная такая, да еще Слоун трепалась, будто вы с Тэмаки в четверг допоздна работали. И вместе домой уехали. Что, правда?
        Я сдавила виски. Тело до сих пор ломило - последнее перо выпало только вчера вечером, поэтому самочувствие было так себе.
        - Браун, не части!
        Мари не унималась:
        - То-то ты с нами в «СноуВайт» не захотела. Хоть бы намекнула, что у тебя роман с главой юридической службы! А я-то, наивная идиотка, тебе безопасника подсовывала.
        - Да нету у меня никакого романа! Болячка хроническая обострилась. Все выходные пластом дома пролежала. Вот скажи, неужели у меня вид девушки, находящейся в самом разгаре любовной связи с первым красавчиком банка?
        Подруга внимательно на меня посмотрела:
        - Честно? Не похоже.
        - Вот то-то же. - Я включила компьютер. - Погоди, сейчас разгребу накопившуюся почту и тогда поболтаем. Сходи пока за кофе, а?
        - А ты расскажешь мне все-все? - интимным голосом вопросила Мари. - В грязных подробностях?
        - Ну разумеется. Но сначала кофе.
        - Уговорила. - Мари вылезла из-за стола и старательно-вихляющей походкой направилась к выходу.
        - Мари!
        - Что? - Она притормозила уже у самой двери.
        - Да так, ничего… - Все-таки спрашивать, был ли глава юридической службы на работе в пятницу, не очень разумно. - Смотри, чтобы кофе был горячий.
        - Ха! - Мари картинно тряхнула блондинистой шевелюрой.
        За день моего отсутствия непрочитанных писем накопилось не так уж и много, всего-то около двадцати. Десять из кредитного отдела, пять от знакомых, шесть - массовая рассылка на всех служащих. И еще одно письмо, заставившее мое сердце тревожно сжаться, а ладони повлажнеть. Оно было отправлено еще в пятницу.
        Значит, с Тэмаки Хиро и правда все в порядке. Как и предсказывала тетя Э.
        Стоило мучиться все выходные!
        Двойным щелчком я открыла письмо.

«Надо поговорить. Приглашаю на ланч. «Терра», час дня. Т.Х.».
        Эта кофейня находилась напротив банка. Цены там были запредельные. За все то время, что я здесь работаю, в «Терру» не заглядывала ни разу. Пойти туда в перерыве, на глазах всего банка - это все равно что дать объявление о наших отношениях на банковском интранет-портале.
        Воровато оглядываясь, не вернулась ли Мари, я набила ответ:

«Нет, спасибо, я на диете. Обсуждение придется отложить до моего дежурства в среду. Э.С.».
        После чего удалила письмо и ответ на него.
        До обеда все было тихо. На-Ма и та ко мне не придиралась. Интересно, что ей мама такого наговорила по телефону? Шефиня даже ни разу не помянула пропущенную пятницу. Уж что-что, а оставлять мои «прогулы» без внимания - это на нее совсем не похоже.
        - Спэрроу, Браун! - крикнула Клэр с другого конца помещения. - На пиццу складываться будете?
        - Будем! - дружно заорали мы.
        - А я думал, что вы на диете, мисс Спэрроу.
        В бэк-офисе воцарилась тишина почище замогильной.
        - Была. С утра. - Я медленно повернулась к подошедшему главе юридической службы.
        Красив, как всегда, аж зубы сводит. Его внешний вид сегодня на удивление соответствовал корпоративному стилю. Темно-синий костюм в тонкую, едва заметную полоску, светло-голубая рубашка и шелковый галстук в тон. Вместо обручального кольца - тяжелая серебряная печатка, кажется, с агатом.
        Тэмаки элегантно поклонился:
        - Тогда окажите мне честь. Неподалеку есть симпатичная кофейня. Приглашаю.
        Я молчала, как ведьма в инквизиторской.
        - Так окажете? - повторил вопрос рассветник.
        - Окажет, окажет! - Мари спихнула меня со стула.
        Хиро одарил подругу благодарной улыбкой, от которой подруга очаровательно покраснела.
        - Жду вас внизу, мисс Спэрроу.
        Он снова поклонился, развернулся и вышел, провожаемый ошарашенными взглядами практически всего бэк-офиса.
        Браун всунула мне в руки рюкзак и подтолкнула вслед за Хиро:
        - Элка, беги быстрее, пока никто из наших не очнулся.
        Посмотрев на хищные физиономии коллег, я рванула к выходу, мысленно призывая на голову Тэмаки Хиро всевозможные беды и несчастья.
        Глава 9
        Кофейня оказалась очень милой. В отличие от моего собеседника. Никогда бы не подумала, что кроме бабушки найдется еще человек, способный заставить меня почувствовать себя кругом виноватой в то время, когда я на двести процентов уверена в своей правоте.
        - Ёкай!
        Здешняя дороговизна объяснялась не только классом обслуживания и ассортиментом изысканных блюд в меню, но и звуконепроницаемыми завесами вокруг столиков. Ори не хочу.
        - Простите…
        - Простить?!
        - Я просто подумала…
        - Подумала! - передразнил Тэмаки. - Что-то не похоже, что ты головой вообще хоть изредка пользуешься!
        - Ну откуда я…
        Все мои попытки оправдаться решительно отметались в сторону.
        - Время от времени мозги включать надо! - перебил меня Хиро. - Хотя бы для профилактики.
        - Я не знала! - выкрикнула я, думая, что хоть так меня услышат.
        Напрасные надежды.
        - А и не надо было знать. Нужно было всего лишь вовремя промолчать. А еще лучше просто подумать. Вот скажи мне, кто просил тебя кёгэн той ночью устраивать?
        - Кё… что?
        - Балаган не надо было устраивать! Театральщины захотелось? Или, может быть, это была твоя месть мне?
        Я мотнула головой.
        - Жаль, - протянул Хиро. - За мстительность еще можно уважать, за глупость - уже нет.
        В который раз за последние полчаса я подумала, как на моем месте поступили бы
«ВеликиЭ».
        Бабушка, не унизившись до оправданий, треснула бы Хиро по голени тростью, после чего гордо покинула бы кофейню. Тетя кинулась бы к Тэмаки на шею, оросила мужественную грудь слезами раскаяния, попутно реквизировав содержимое его портмоне в качестве морального ущерба. А мама… Мама просто никогда не попала бы в подобную ситуацию.
        - Нет, я действительно не понимаю, - опять завел ту же песню Тэмаки, - как такой бред вообще мог кому-то прийти в голову. Мало того, нашлись же идиоты, которые в это поверили! Зачем только этих придурков просили за мной присмотреть!
        - И «петлю» им в помощь вручили. Полагаю, для вашей же безопасности. - Я обращалась к Хиро подчеркнуто на «вы».
        Он мне подобной любезностью не отвечал, продолжая панибратски «тыкать».
        - Не твое дело, как там и что должно было быть. Но неужели ты не понимаешь, что, будь эти бандиты настоящими, твоя история не сработала бы?
        Зачем мне настоящие бандиты, когда под рукой тогда имелся истинный оборотень, да еще на привязи. И бесчувственный, как оказалось во всех смыслах, Тэмаки Хиро. Работала, с чем было.
        Но оправдываться я больше не собиралась.
        - Хочу кофе.
        Хиро подавился очередным «ну как же так можно было…».
        - Что ты сказала?
        Я сосредоточенно изучала свои большие пальцы.
        - Вы же сами позвали меня выпить кофе и чего-нибудь поесть, но последние полчаса кормите исключительно своими разглагольствованиями.
        - И что тебе не нравится?
        - Перерыв не бесконечный, перекусить где-нибудь еще я не успеваю, а на пиццу по вашей милости так и не сбросилась.
        - Хорошо. - Хиро нажал кнопку вызова официанта.
        Кто-то из девчонок (кажется, это была Айрин) рассказывал, что никто из обслуживающего персонала в «Терре» при включенной завесе не подойдет к столику без вызова. Даже посуду убирают лишь после сигнала клиента.
        Я осмелилась поднять взгляд только тогда, когда к столику подошел официант и положил перед нами меню. Даже не дав мне туда заглянуть, Хиро заказал один кофе американо и сэндвич с курицей. Для себя он попросил зеленый чай в чайничке.
        - А еще какой-нибудь кекс. Лучше шоколадный. - Когда хочется кушать, вежливость и скромность - зло.

«Куда здесь что влезает?» - Скептический взгляд прогулялся по моей тощей фигуре.
        - А как же диета?
        - Как-нибудь без меня. - И мстительно добавила: - Два шоколадных кекса, пожалуйста.
        Официант повторил наш заказ и растворился где-то в недрах кофейни. В ожидании его Тэмаки молчал, а я наконец-то осмотрелась.
        Уютный такой зальчик. Большие окна в пол прикрыли портьерами цвета горького шоколада. С уличной стороны стекла затонировали, поэтому здесь было сумрачно даже в солнечный полдень. Небольшие столики, расставленные по периметру, оставляли центр барной стойке. Все в «Терре» работало на атмосферу. Стулья с высокими спинками. Накрахмаленные до хруста скатерти и салфетки. Забавные картинки с кофейной тематикой, развешанные по стенам. Холеные официанты - все как на подбор высокие, симпатичные парни. И разумеется, умопомрачительный аромат кофе, пропитывающий все вокруг.
        Не понимаю, как здесь можно заказывать зеленый чай?
        Извращенец.
        Свободных столиков в кофейне не наблюдалось. Зато знакомых лиц было хоть отбавляй. Сидящая напротив нас Магдалена Клинтон приветственно мне улыбнулась. Я натянуто ответила ей тем же. Она показала взглядом на сидящего к ней спиной Хиро и вопросительно вскинула бровь.
        Впечатленный выражением моего лица а-ля «непорочная девица пред вампиром», глава юридической службы обернулся и сухо кивнул первой стерве нашего банка. После чего та потеряла к нам всякий интерес, сделав вид, что полностью поглощена собеседником.
        Тут очень кстати принесли наш заказ.
        Тэмаки пододвинул ко мне тарелки с сэндвичем и кексами, а сам взялся за изящный фарфоровый чайничек. Но, заглянув под крышечку, оставил его в покое.
        - Ну что, продолжим?
        Разговаривать с набитым ртом некультурно, поэтому я просто разрешающе махнула ему рукой.
        - На выходных я съездил в церковь и поговорил со священником, который нас венчал. Новости неутешительные. Если бы это была обычная регистрация, нас развели бы на следующий день. К сожалению, святой Филипп быстро только соединяет сердца. Разводит их он не столь охотно.
        Я состроила некоторое подобие улыбки, дабы показать, что оценила шутку.
        Хиро, в свою очередь, видимо, было не до смеха. Он снова взялся за чайничек с таким мрачным видом, точно собирался налить из него не зеленого чая, а, по крайней мере, неразбавленного бренди.
        - Я подал прошение в вышестоящую епархию. Перетряхнул все связи, но самое раннее, когда его смогут там рассмотреть, это через полгода.
        - Какая трагедия, - наконец дожевав сэндвич, глубокомысленно выдала я.
        - Да, трагедия! - взвился мой невольный супруг. - Быть женатым на полной идиотке!
        На себя бы посмотрел. От идиота слышу.
        Мне вдруг стало до слез обидно. Из-за него я той ночью наглоталась сыворотки и испугалась до полусмерти. Из-за него меня корежило все выходные, включая пятницу. До кучи - потерянная на месте аварии (в его машине, между прочим!) сумочка с документами, деньгами и картой, на которой еще оставалась корпоративная мана.
        Знаете, сколько мороки это все восстанавливать?
        Я уже молчу про новые сапоги, от которых остались одни подметки. Вот они точно не подлежали восстановлению.
        У-у-у…
        Так бы и треснула этого придурка по лбу! А была бы в другой ипостаси - еще и нагадила бы сверху!
        Очень некстати зачесались локти, и я, не раздумывая, полезла в рюкзак за ингалятором. Судорожный вдох, и мне сразу полегчало. Что бы там ни говорила Ба, отказываться от СС я не намерена.
        - Извини. - Присмиревший Хиро вертел в руках изящную чашку, избегая смотреть мне в глаза.
        Засунул бы свои извинения… куда-нибудь.
        Я молча встала и начала одеваться.
        - Далеко собралась? - Глава юридической службы даже не попытался меня остановить, невозмутимо допивая свой чай.
        Мятая десятифунтовая купюра легла на стол. Больше у меня не было. Надеюсь, этого хватит.
        - Перерыв почти закончился. - Я вскинула на плечо рюкзак. - Спасибо за ланч. Увидимся через шесть месяцев.
        Покидая кофейню, я ругала себя распоследними словами. Глупо изображать гордую, когда в кошельке осталось пять фунтов, а его пополнения в самое ближайшее время не предвиделось.
        Но еще глупее было не попробовать шоколадный кекс!
        Не особо скрываясь, божья коровка неторопливо пересекала стол. Я прилепила на ее красный глянцевый бок стикер, и теперь уже по столешнице полз листочек с проявившейся на нем красноречивой надписью: «Работать, дура, работать!»
        У Мари достаточно специфическое чувство юмора. Честно говоря, у меня оно не лучше, если принять во внимание мою последнюю шутку. Браун потом неделю дулась. Но она сама виновата. Честно-честно. Во-первых, когда уходишь, компьютер нужно блокировать, это в любой инструкции по безопасности написано. Во-вторых, не надо оставлять открытым файл со служебной запиской в кредитный отдел - слишком искушает. А в-третьих, ничего страшного, если бы в кредитном прочитали парочку-другую нецензурных определений их работы, я писала это от всего сердца, поверьте. К тому же уверена, там слышали выражения и похлеще. Эх, жаль, Мари решила перечитать свое творение перед отправкой.
        Листок почти достиг края, когда я со всего размаха припечатала его к столу.
        - Уууй! - раздался вскрик из секции, где сидели девчонки из группы по обслуживанию маномантов.
        Из-за перегородки высунулась Клер, прижимающая ладонь к правому уху.
        - Спэрроу, что творишь!
        Вместо ответа я прихлопнула невесть откуда взявшегося в разгар осени комара.
        В секции сопровождения депозитов и ценных бумаг подскочила с болезненным возгласом Ирэна Полак, первая подпевала нашей На-Ма.
        - Спэрроу! - заорала она. - Я отдала за него почти пятьдесят фунтов!
        - Ой, Ирэна, прости. Я думала, это обычный комар, а не подслушивалка. - Моя кроссовка опустилась на пробегающего мимо таракана. - Что-то насекомых развелось…
        На этот раз никто не закричал и не подскочил. Я недоуменно оглянулась.
        - Элка, ну все, - сдавленно пискнула Мари, - ты попала.
        И показала взглядом на кабинет начальства. Вжав голову в плечи, я посмотрела наверх.
        Держащаяся за правое ухо гранд-магесс Монгрел взирала на меня, как на убийцу ее горячо любимого бульдога Жана Франсуа. На-Ма брала его пару раз на корпоративные выезды на природу. Слюнявая приставучая скотина с выпученными глазами и совершенно дурным характером.

«Никакой премии до конца года. Следующего», - большими буквами можно было прочитать во взгляде начальницы.
        Магесс, не будь дурами, затаились по своим рабочим местам, а от моего стола в срочном порядке отбыли две мухи, три комара и одна оса.
        - Мари, займи денег до зарплаты, - попросила я, после того как в кабинете начальства закрылись жалюзи.
        - Хочешь заказать На-Ма киллеру или напиться с горя?
        Нет, купить мыло и веревку.
        - Боюсь, ни на какое хорошее развлечение моей зарплаты теперь не хватит. Мы с Вампом попали в аварию, когда он меня подвозил в четверг вечером, - со вздохом призналась я. - Мне пришлось попрощаться с сумочкой, документами, деньгами и новыми сапогами. Короче, так получилось.
        - Теми сапогами, что ты купила в прошлом месяце? - ужаснулась подруга.
        - Ага.
        Мы помолчали.
        - А он не может тебе помочь?
        - Кто?
        - Ну… Вамп.
        - С какой это радости? Я даже в кофейне сегодня сама за себя платила. Вон в кошельке последняя пятерка осталась. Браун, займи, а? Стыдно признаваться, но домой не на что доехать.
        Мари махнула рукой:
        - Не переживай, конечно, займу. Но Вамп-то каков гад!
        - Вообще-то это я гордую из себя начала строить…
        Подруга осталась непреклонной:
        - Да не выгораживай ты его. Он же за рулем был, когда вы в аварию попали? Значит, виноват.
        С такой стороны рассмотреть ситуацию мне в голову не пришло. Это же как можно было припечатать рассветника. Да еще компенсацию за моральный и материальный ущерб потребовать. Все-таки прав был Хиро - дура и есть.
        - Сапоги жалко. Я сама на них засматривалась, размера моего не было.
        - Жалко, - согласно вздохнула за перегородкой Хоуп.
        - Смит! - заорали мы с Мари хором. - Достала уже подслушивать!
        Ответом нам было возмущенное молчание.
        Раз премии все равно не светило, я решила уйти с работы вовремя. Вообще-то в нашем отделе это мало того что не принято, но с легкой руки На-Ма стало считаться за страшный грех. Даже если ты опаздываешь на электричку, которая ходит с периодичностью раз в час, это никого не волнует.
        На глазах у ошеломленных коллег я вышла из кабинета, как только секундная стрелка больших офисных часов пересекла цифру двенадцать.
        - Мисс Спэрроу! Мисс Спэрроу! Подождите! - Запыхавшийся охранник нагнал меня на выходе из стеклянной вертушки. - Вот, вам просили передать.
        Он протянул мне коробку с отпечатанным логотипом «Терры» на картонных боках. Внутри лежали два шоколадных кекса в бумажных розетках и аккуратно сложенная вчетверо десятифунтовая банкнота.
        В кои-то веки электричка на шесть двадцать ушла не без меня.
        Прижимаясь лбом к холодному стеклу, я размышляла о том, где бы раздобыть денег. Мимо проносились дома пригорода, а перед моим мысленным взором сменяли одна другую картины кабалы под началом трио «ВеликиЭ».
        Нет, не подумайте плохого. И мама, и Ба, и тетя Э - чудесные женщины, я люблю каждую из них. Это самые близкие мне люди. Но они ведьмы. И этим все сказано.
        Электричка стоит на нашей станции ровно полминуты. За эти тридцать секунд мне надо успеть распихать локтями таких же как я бедолаг и выскочить на перрон, по возможности не оставив в вагоне рюкзак.
        Давкаут не самый большой город нашего графства. Конечно, его не сравнить с Хоуксвилем или Фальконвилидж. Да и люди здесь не так богаты, как в восточном или южном предместье, но мне нравится. Душевно тут.
        Подметающий перрон старик Мак-Робин отставил метлу и приложился к кепке.
        - Доброго вечерочка, малышка Эла.
        Он работал здешним смотрителем столько, сколько я себя помню. Коренастый, широкоплечий и совершенно лысый. Кажется, он совсем не изменился с тех пор, как я прибегала сюда пятилетней девчонкой поглазеть на проезжающие составы.
        - Здравствуйте, дядя Патрик. Велосипед без меня никуда не уехал?
        - Он порывался, но я его отговорил.
        Этой шутке было уже лет двенадцать, если не больше, но нам с Патриком Мак-Робином она до сих пор не надоела.
        Доехать до дома можно минут за двадцать, но сегодня к вечеру распогодилось, потеплело, да и солнце еще не село, так что я решила прогуляться.
        Дорога на Спэрроу-хилл убегала в противоположную от Давкаута сторону, прыгая с холма на холм. Яркими пятнами среди травы попадались навстречу редкие деревья, еще не растерявшие окрашенную в багрянец листву, Солнце зависло над горизонтом, не торопясь за него нырнуть. Сладкий, не отравленный городским чадом воздух чуть горчил дымом далеких осенних костров.
        Спэрроу-хилл спрятался меж двух холмов, отгородившись от мира кованой оградой парка, который при нашем полном попустительстве давно стал походить на обычный лес. Серая громада дома с рублеными очертаниями укрылась под красной черепичной крышей. Кто-то из предков пытался облагородить здание классическими колоннами, арками, балюстрадами и прочей чепухой, но, надо признаться, получилось у него не очень. Точно крестьянку одели в графское платье - вроде бы и красивое, и тетке по размеру, а не смотрится, хоть плачь.
        Я свернула на гравийную дорогу, ныряющую с вершины холма в нашу рощу. Велосипед пошел тяжелее. Шуршащее поскрипывание гравия далеко разносилось под сенью деревьев, разбавляя тишину.
        Боковую калитку перегородил прислоненный к ограде мопед. Восседающий на нем паренек внимательно следил за моим приближением. Когда я докатила велосипед до калитки, мальчишка поднялся. На вид ему было лет шестнадцать-семнадцать. Одного со мной роста. Худощавый, если не сказать тощий. Очень светлые волосы, забранные в короткий хвостик на затылке. Куча пирсинга в самых разных местах (на одном только правом ухе - семь сережек). Смазливая физиономия. А кроме всего прочего - потертые джинсы, гриндерсы и косуха.
        В старших классах мне нравились такие бунтари. Юношеский максимализм, сами понимаете.
        - Здрасте, мисс.
        - Прием несовершеннолетних только в присутствии родителей, либо с их письменного разрешения, заверенного у нотариуса и участкового инквизитора, - проинформировала я парня вместо приветствия.
        Он вынул руки из карманов.
        - Не понял.
        - Вы к ведьмам?
        - Ну да.
        - Записывались?
        - Нет.
        Я прислонила велосипед к ограде, сняла с багажника рюкзак и надела на плечи.
        - Прием только по предварительной записи. Если вам нет еще двадцати одного года - зуб даю, вам еще нет, - для получения консультации нужно разрешение обоих родителей. Короче, молодой человек, вы пролетаете в любом случае. Поэтому подвиньте мопед и дайте пройти.
        - Мисс, вы не поняли. У меня…
        - Да-да, знаю - у вас важное дело. Поверьте, у всех обычно важные дела. Но у меня сегодня был мерзкий день. Отвратительно мерзкий день. И затягивать его, общаясь с вами, мне совершенно не хочется. Наверняка у вас есть визитка, там указан телефон. Позвоните и запишитесь. И не забудьте поставить в известность родителей.
        Паренек схватил меня за рукав и развернул к себе.
        - Мисс, это же я! - Он преданно смотрел на меня зелеными глазищами.
        Я осторожно высвободила руку.
        - Это вы. И?..
        - Ну я, Виргиний! Помните?
        Еще бы. Такое не забывается.
        Глава 10
        - Малыш?
        - Агась! - просиял Виргиний.
        Я вгляделась, пытаясь отыскать сходство между двухметровым оборотнем и этим тощим пареньком, но тщетно. Даже глаза у пацана были не желтые, а муарово-зеленые, как затянутый ряской пруд.
        - Ты за машиной? Прости, нам пришлось ее взять…
        - Не-а, у меня прав еще нет. Вот только на этом пока могу. - Он похлопал по сиденью мопеда. - Да не беспокойтесь, Фред на недельке за ней прикатит. Вы извините, мисс, что я без звонка, просто заехал отдать вам кое-что.
        Парень откинул пластмассовую крышку багажника и вытащил мою сумочку, изрядно потрепанную, с порванным ремешком. Я заглянула внутрь, после чего с радостным визгом повисла у оборотня на шее.
        Все оказалось на месте. Кошелек, карточки, ингалятор, резиновая лягушка для пуганья наших магесс, помада, пудра, просроченный абонемент в бассейн. И даже амулет тетушки Э, все еще продолжающий слабо работать.
        Наверное, бабушка уже изгрызла килограмм морковки и разбила парочку магических шаров в расстройстве, что не может слышать наш разговор.
        - Спасибо, спасибо, спасибо!
        Я отпустила покрасневшего Малыша и запрыгала от избытка чувств, прижимая сумочку к груди. Рюкзак ободряюще хлопал меня по спине.
        - Малыш, ты не представляешь, от скольких проблем разом ты меня избавил! - Я перестала прыгать, но улыбка до ушей все еще растягивала мое лицо. - Кстати, ничего, что я называю тебя Малыш?
        Парень заправил за ухо длинную челку.
        - Как хотите, мисс. Рад, что смог вам помочь. Просто я подумал, что в вашем положении вредно волноваться и все такое. Моя кузина сейчас ждет второго. Вы не представляете, что дома творится. Чуть что не по ней, сразу в слезы!
        Пришла моя очередь краснеть и в смущении тереть седло велосипеда.
        - Знаешь, мне нужно перед тобой извиниться. - Слова шли с трудом, точно их приходилось выталкивать изо рта. - Я наврала. Я не беременна, а с Хиро Тэмаки мы просто коллеги. Прости, что так получилось.
        - Я знаю.
        - Знаешь?! - Я пораженно на него уставилась.
        Оборотень беспечно улыбнулся:
        - Просто хотел посмотреть, как вы будете выкручиваться.
        Какие все умные, слов нет!
        Дурой меня выставил даже подросток. Прав был Хиро, ох прав!
        - Ах ты, маленький га… - Моя замахнувшаяся было на него рука опустилась на руль велосипеда. - Ладно, пошли.
        Малыш насторожился:
        - Куда?
        Калитка со скрипом открылась.
        Напомните мне при случае, что неплохо бы ее смазать, ладно?
        - Чай пить.
        Виргиний смотрелся в нашей малой гостиной на редкость колоритно. Фривольная обстановка в стиле «Луи Кенз» мало вязалась с бунтарским внешним видом оборотня. Легкие, обитые пестрым гобеленом кушетки, пара кресел-бержеров, столик, накрытый ажурной салфеткой, пузатый комодик, обои в мелкий цветочек. И посреди этого буйства рококо - парень в пирсинге и кожаном прикиде. Единственное, что как-то примиряло его с интерьером, - это пушистые домашние тапочки, выданные ему мамой вместо гриндерсов.
        Трио «ВеликиЭ» было в полном составе. Радушные улыбки на лицах сидящих напротив нас дам будили во мне самые нехорошие предчувствия.
        Малыш же чувствовал себя вполне комфортно, развалившись в антикварном кресле на гнутых ножках.
        Мама налила в кружку чай, положила на блюдце пару рогаликов и подала гостю. Ба посчитала, что все церемонии соблюдены, и приступила к допросу, даже не пытаясь замаскировать его под светскую беседу.
        - Итак, молодой человек, как вы познакомились с нашей Элой?
        - Бабушка!
        - Что «бабушка»?
        - Я ведь уже объяснила!
        - Хороши объяснения! «Привет! Это тот самый оборотень, который меня спас. Мы пошли пить чай».
        - По-моему, все кратко и понятно.
        - Лапушка, все слишком кратко. Подскажите, дорогуша, откуда вы родом и кто ваши родители?
        - Тетя!
        - Ну Эла, - пожала плечами тетушка Э. - Ты первый раз привела домой мужчину и хочешь, чтобы мы не задавали ему вопросов?
        Я подавилась чаем:
        - Это не то, о чем вы подумали!
        Мама успокаивающе улыбнулась:
        - Дочка, мы ни о чем таком и не помышляли. Просто решили, что надо узнать мальчика получше, а то вдруг ты впоследствии захочешь встречаться с этим молодым человеком.
        - Мама!
        - Да, дочка? - Мамина улыбка ни на грамм не растеряла своей безмятежности.
        И вот что с ними делать?
        - Зачем вы ставите меня в неловкое положение перед гостем? Что это за глупые предположения…
        - Да я в общем-то не против, - перебил меня Малыш. - Женюсь, только пусть поправится. Я тощих не люблю.
        Вот ведь нахал!
        - Я замужем, между прочим. А ты вообще несовершеннолетний.
        - Ну, это все поправимо, - философски заметила бабушка. - Женщины в нашем роду живут долго.
        - Ба! - возопила я, после чего снова повернулась к парню: - Кстати, сколько тебе лет-то?
        - Двадцать, - не моргнув глазом, соврал он.
        Я вопросительно посмотрела на тетушку Элспет. Она сплела пальцы и закрыла глаза. Приложила ладони колбу, что-то пошептала, после чего подняла на нас расфокусированный взгляд.
        - Через два месяца и три дня ему исполнится семнадцать, - замогильным голосом произнесла она.
        - Ух ты, как клево! - восхитился оборотень. - Вы прям настоящая ведьма!
        - Разумеется, милый мальчик, - проворковала тетя уже в своей обычной манере. - Это моя работа.
        Согласитесь, впечатляет?
        Всего-то дел, вытащить в неразберихе приветствия у паренька школьное удостоверение, а потом незаметно засунуть его обратно.
        Настоящая ведьма, это точно.
        - Откуда у вас такое интересное имя - Виргиний? - тоже проявила осведомленность мама, подливая парню чай. - Такое интересное сочетание с вашей фамилией.
        Не помню, чтобы я представляла его по имени. Тем более говорила фамилию, которой сама не знаю. Видимо, тетушка успела поделиться информацией.
        - Это все мама, - смутился он. - Очень девочку хотела - Виргинию. А когда я родился, менять не стала. Типа невинное дитя, хоть и оборотень. Думала, люди пожалеют.
        - Так фамилия от отца тебе досталась? Очень говорящая.
        Оборотень смутился еще больше.
        - Нет, папаша мой еще до рождения свалил. А к матери лет пять назад вдовец один посватался. Вот он меня и усыновил, стал я Виргиний Вульфсон. Вы можете звать меня Малыш, если хотите. Я не против. Меня обычно все так зовут.
        Да уж. Повезло парню.
        - А как в школе? Не дразнят? - не удержалась я от вопроса.
        Малыш стянул резинку с хвоста и растрепал волосы. И замолчал. Я уже пожалела, что полезла к нему со своими бестактными вопросами. Но потом он поднял голову и беззаботно нам улыбнулся:
        - Дразнили. Но я ее уже бросил. Мама только не знает.
        Я посмотрела на моих дам, приготовившихся допрашивать Виргиния дальше, и решила пресечь это дело на корню:
        - Ну что, ты допил свой чай?
        - Что? А… - Он посмотрел в свою пустую чашку и поставил ее на стол. - Да, уже.
        - Тогда пошли, я покажу тебе свою комнату.
        Парень уставился на меня во все глаза.
        - Мне?!
        Мама и тетя сидели не шелохнувшись, боясь спугнуть удачу. Бабушка из последних сил старалась не сказать какую-нибудь скабрезность на дорожку.
        - Они мою комнату уже видели. - Я решительно взяла его за руку и потянула к двери.
        - Пошли-пошли!
        Прежде чем она успела закрыться за нашими спинами, до нас долетело: «Моррис, быстро за ними».
        - Бежим! - Я рванула по темному коридору, увлекая за собой оборотня.
        Ну, сейчас…
        - Ой, это у вас что? - спросил на бегу Малыш, увидев в моих руках вытащенный из кармана предмет.
        - Подарок для Морриса. - Завернув за угол, я остановилась на изготовку.
        - А кто такой Моррис?
        - Тихо! Потом. Помолчи немного.
        Парень послушно замолчал.
        Вообще-то такие штуки продают в каждой лавчонке, торгующей магическим барахлом. Ну видели, наверно. Амулеты от сглаза (и иголки для него же, родимого), заговоренные яблоки любви (повышают потенцию, если разрезать плод и съесть его обоим партнерам), подковки на удачу (эффект одноразовый, своеобразный), мягкие плюшевые мишки, защищающие от кошмаров, и еще всякая волшебная дребедень. Больше половины ассортимента давкаутской «Лавки чудес» за авторством трио «ВеликиЭ». Тамошние продажи неплохо пополняют наш бюджет. Мечта Ба - выйти на столичный рынок - так и остается мечтой. Мало того, что там своих ведьм хватает, так еще профессиональные маги халтуркой не брезгуют.
        Кстати, в этих лавках полно пустышек, но если знать, что конкретно искать, то можно разжиться очень даже стоящей вещью.
        Например, вместилищем духа. Это такая штука, предназначенная для хранения беспокойных привидений. Очень похожа на клизму средних размеров. Хотя кому я вру? Клизма это и есть. Только заговоренная соответствующим образом. Мама заговаривает их по пять штук за один присест. Жаль, они не пользуются особым спросом. Честно говоря, у них есть один серьезный недостаток: заговор выдыхается через два дня после активации, а освободившийся из вместилища дух - не образец доброты и всепрощения.
        Но я была готова рискнуть.
        Моррис крадучись просачивался через стенку. Я поднесла сжатую клизму к белесой дымке, и прежде чем он успел сообразить, что к чему и улизнуть, расслабила пальцы. Привидение со свистом всосалось внутрь.
        - Отдохни, лапушка! - искусно подражая тете, пропела я.
        Клизма в моих руках потяжелела. Со вчерашнего вечера там обретался дедуля Каспер. По правде сказать, его я запечатала по ошибке. Охотилась на Морриса, чтобы отомстить за ехидные комментарии в мой адрес в последние дни. Поэтому-то и держала вместилище под рукой. Надеюсь, вместе им там будет нескучно. Только боюсь, когда заговор перестанет действовать, дедуля Каспер больше не будет повторять, что он самое доброе в мире привидение.
        Прикинув, где наименьшая вероятность того, что вместилище найдет родня, я забросила его на антресоли в прихожей. Малыш следил за моими манипуляциями, блестя глазами.
        - Ух ты! - выдохнул он. - Вы тоже ведьма?
        - Увы, не дал бог таланта. Пользуюсь семейными наработками. Ладно, пошли уже. Два поворота, и мы на месте.
        - Что-то не похоже это на вашу комнату. - Малыш с сомнением оглядел помещение. - Как-то тут…
        Скажем без утайки, здесь было не очень чисто.
        - Наблюдательный. Это кухня.
        Я сгребла со стола в ведро разделанные тушки шушер, убрала банки со слизнями и запихала в шкаф горшок с какой-то пузырящейся дрянью.
        - На кухню это тоже мало походит, - засомневался оборотень. - Ой!
        Он вздрогнул, когда в раковине со звоном материализовалась грязная посуда и начала бойко мыться.
        - Не придирайся. Есть будешь? - Я полезла в холодильник.
        - Да мы вроде недавно чай пили. - Парень покосился на плюхающуюся в раковине посуду.
        - Что чай! Есть хочу, как вурдалак. Время ужина, а у меня и обеда толком не было.
        - В холодильнике было негусто. - Сэндвич с курицей или говядиной?
        - С говядиной.
        - Молоко? Эль?
        - Молоко.
        - Ой, да. Ты же за рулем.
        - Скажите еще, что несовершеннолетний.
        - Точно.
        Пока я готовила, Малыш слонялся по кухне. Сунул нос в пару шкафов, но после того как расчихался, понюхав в одном из них веник какой-то бабушкиной травы, ограничился разглядыванием.
        - Они и правда у вас настоящие ведьмы?
        - Ага. Инквизиторская лицензия у всех трех есть.
        Хлеб и мясо не получалось порезать тонко, поэтому я плюнула на красоту, решив, что голод всяко добавит сэндвичам привлекательности.
        - И на метлах летают?
        - Мама и бабушка на метлах. А тетя Элспет - на пылесосе.
        Малыш вытаращился на меня:
        - На пылесосе? Почему?
        - Ну понимаешь, у метлы грузоподъемность ограничена. Пришлось маме поднапрячься и пылесос для тетушки зачаровать. Кстати, мама у меня вообще с техникой ладит. Так что если будут проблемы, обращайся.
        - Спасибо. Я и сам пока справляюсь.
        - Вот и чудненько. - Я посмотрела на дело рук своих, - Садись за стол.
        Сэндвичи вышли кривоватыми, но сытными. Оборотень слопал три и потянулся за четвертым.
        - Шпашиба, мишш, - с набитым ртом поблагодарил меня парень. - Вше ошень вкушно.
        Правда, вкусно получилось. Сама уплетала сэндвич и за обе щеки. Или я просто такая голодная была.
        Его шепелявость напомнила мне ту ночь.
        - Тебе ничего в тот раз за самоуправство не было?
        - Не-а. - Он хлебнул молока. - Рассветник, конечно, разорялся, но хозяин так хохотал, чуть с потолка не свалился.
        - С потолка?!
        Оборотень равнодушно пожал плечами:
        - Вампир он у нас.
        Да, бывает начальство похуже На-Ма.
        - А зачем ему Хиро?
        Малыш взял с тарелки последний сэндвич.
        - Дружбан он евойный, что ли. Фред накануне хозяина к пифиям в «Кассандру» возил. Ему там до кучи про рассветника напророчили. Про покушение, смертельную опасность, все дела. Нам приглядеть поручили, а мы маленько сплоховали. Машина у рассветника помощнее нашей будет. Хорошо, что направление знали. Когда догнали, уже все стряслось. Этот, раскосый, тоже молодцом, не растерялся. Вам вообще повезло, что живы остались.
        - А петля зачем?
        Лицо парня расплылось в улыбке:
        - Хозяин схохмил. Он вообще у нас мужик с юмором.
        - Понятно, - протянула я, чувствуя себя распоследней идиоткой.
        - Да не переживайте так, мисс. Я бы на вашем месте тоже меня испугался. - Он допил молоко и погладил себя по впалому животу. - Спасибо, я наелся.
        - Кстати, можешь звать меня Эла и на «ты».
        Он был такой милый, что я потеряла бдительность.
        - Хорошо, Эла, - улыбнулся в тридцать два зуба Виргиний. - Ну что, пошли смотреть твою комнату.
        Вот это подростки нынче. Впереди состава бегут.
        - В другой раз, - отрезала я. Очень кстати мой взгляд упал на темень за окном. - Уже поздно. Тебе далеко ехать?
        - В Восточный район. - Оборотень, как мне показалось, разочарованно вздохнул. - Рукери. Слыхали про такое?
        Далече ему добираться. Я убрала со стола грязную посуду в раковину и открыла воду. Тарелки и стаканы радостно там заплюхались. Мамино заклятие еще действовало, так что мне оставалось только вытирать чистую посуду.
        - Знакомое название…
        - А то, - с гордостью сказал Малыш. - Наши трущобы постоянно по телеку показывают. В криминальных новостях. А в «ЧП» так вообще через раз.
        Тут меня озарило, откуда мне знаком этот район столицы. Именно туда занесла нелегкая перед смертью зятя Бернарда Спэрроу. И меня вместе с ним.
        - Это там мужчину убили?
        Видимо, Малышу не хотелось домой. Положив подбородок на сплетенные пальцы, он загипнотизированно следил за моими руками, вытирающими тарелки вафельным полотенцем.
        - Да у нас каждый день кого-то прибивают. И мужчин и женщин. И магическую шелупонь всякую.
        Сердце закололо предчувствием, но удержаться от дальнейших расспросов было выше моих сил.
        - Я про мужчину, которого в прошлую среду, точнее в ночь на четверг, нашли мертвым в запертой машине. Возле ночного супермаркета. Про этот случай ничего не слышал?
        - Как не слышал? Видел даже.
        - Что?!
        Тарелка выпала из моих рук и со звоном разбилась.
        Глава 11
        - Ты видел убийство?!
        - А что? - насторожился оборотень.
        Тарелку я разбила «удачно». Осколки разлетелись по всей кухне. Я взялась за совок и веник.
        - Убитый был из моей родни.
        Малыш почесал затылок.
        - Вроде у него была другая фамилия. Правда, я ее совсем не помню.
        - Он женат на моей кузине. Так что там было? Рассказывай!
        Оборотень сразу засобирался домой.
        - Ой, как поздно-то! - Он встал из-за стола. - Мне еще ехать и ехать. Если что, выход я сам найду.
        Выбросив последние осколки, я выпрямилась.
        - Во-первых, сам ты отсюда не выйдешь - имей уважение, это все-таки ведьмовской дом. А во-вторых, я могу все узнать у тетушки Элспет. Видел, как она умеет? Вот то-то же. Просто хочу услышать эту историю от тебя.
        Перестав мельтешить по кухне, Виргиний оседлал стул.
        - Только учти, к инквизиторам не пойду. И вообще от всего отопрусь.
        - И не надо. - Я серьезно посмотрела ему в глаза. - Информация только для нашей семьи.
        - Тогда ладно. Хотя рассказывать особо нечего.
        - Чего тогда ломался? - Я замахнулась на него тряпкой, которой протирала стол.
        Паренек увернулся.
        - Эй! Сейчас вообще ничего не расскажу!
        - Ладно-ладно, прости. Я больше так не буду.
        - Вообще-то это мы с ребятами тело той ночью нашли. Я сразу просек, что парень ласты склеил, еще когда к тачке только подошел, и не захотел связываться. Но Череп, кореш мой - он у нас главный, предложил колеса с машины снять. Мол, они мужику все равно теперь без надобности.
        - Вот дураки! Кто ж с мокрухой связывается, - презрительно бросила бабушка, переступая порог кухни. - Вы бы еще бардачок в машине почистили, чтоб инквизиторы уж точно на вас дело повесили.
        Малыш заерзал на стуле. Я передала инициативу Ба, приготовившись наблюдать за допросом со стороны.
        - Что дальше-то было? - требовательно спросила бабушка, присаживаясь напротив.
        Недолго помявшись, оборотень все-таки ответил:
        - Сигналка сработала. Зверь! Ее даже Али отключить не смог, а он у нас в профмагучилище на третьем курсе. Только орала все громче. Перебудила полквартала. Тут охранник, дежуривший в супермаркете, прочухался, полицию вызвал. Мы, конечно, сразу ноги в руки, типа нас тут и не было.
        Ба в задумчивости тяжело оперлась на трость.
        - Да, интересная история.
        Меня другое заинтересовало:
        - Ты мне вот что скажи, инквизиторы тут каким боком приписались? Если полицию вызывали? Уууй! Ну Ба!
        Бабушка, чьей тростью мне попало по голени, возмутилась:
        - Так и знала, что ты дрыхнешь без зазрения совести, когда я тебя зову
«Чрезвычайные происшествия» вместе посмотреть! А то «Бабулечка, я зрение берегу, можно кресло подальше отодвинуть».
        - Вовсе я не сплю! - Я предательски покраснела.
        - Если бы не спала, то знала бы, что Трибунал уже как пару месяцев за каждой опергруппой штатного инквизитора закрепил. Импозантные мужчины в длинных черных пальто в пол и белых воротничках церковников - таких трудно не заметить. Еще это их постоянное в камеру «Ubi pus, ibi incisio»[Где гной, там разрез (лат.).] …
        Позёры, одним словом. Так что инквизитор теперь с судмедэкспертом парочкой ходят - человек в белом, человек в черном. Классика. Практически фреска Симона Мемми
«Domini canes»[Псы Господни (лат).] .
        - Ну прикорнула пару раз, с кем не бывает…
        - С тем, кто уважает старших, - наставительно сказала Ба и продолжила допрос оборотня: - Вы на месте ничего интересного не находили? Что-нибудь такое… необычное?
        Взлохматив волосы, Малыш задумался.
        - Ну… Череп нашел на полу машины золотой портсигар… Ой-ой!
        Потирая ушибленное колено, он обиженно поинтересовался:
        - За что?
        - За все хорошее. Все-таки полезли в машину, балбесы, - вздохнула бабушка, снова опираясь на трость, и без всякого перехода продолжала: - Что за портсигар? Куда дели?
        - Золотой такой. Для тонких сигареточек, все забываю, как они называются. Вишней от него пахло. Больше ничего про запах не помню, я от табака расчихался.
        Ба подалась вперед:
        - Знаки какие-нибудь? Гравировка? Куда дели, спрашиваю!
        - Да я ничего толком и не разглядел - глаза слезились.
        Там был какой-то рисунок. Вроде змея розу оплетала. Но если честно, я не уверен. К тому же Череп его еще на той неделе толкнул кому-то.
        - Не знал, не видел, не привлекался, - хмыкнула бабушка.
        Змея и роза вместе. Казалось бы, чепуха какая-то. Оплетая розу, змея поранится об ее шипы, но вместе с тем она погубит цветок, сломав тому стебель. Убийственный союз. И запечатывающее клеймо, которое в Инквизиции ставят «пожирателям страсти» - инкубам и суккубам.
        Вы хотите сказать, что никогда прежде не слышали об этих созданиях? Представления не имеете, кто это и чем они живут? Охотно поверила бы в вашу святость, да здоровый скептицизм не позволяет. Впрочем, я сама до прошлого года особо не интересовалась вышеупомянутым явлением, о котором не принято разговаривать вслух в приличном обществе. Только шепотом, краснея и заменяя безыскусные, но крайне физиологические определения красивыми эвфемизмами. Но бабушка пригрозила, что если мое упорствование затянется, она сведет меня к инкубу, так что пришлось взяться за спецлитературу.
        Признайтесь, проглядывали объявления на последней странице газеты: фото полуобнаженной красотки или красавца с алчущим взглядом, а внизу скромная подпись типа «Салон мадам Никареты: массаж и прочие удовольствия».
        Так вот, там их практически не встречается. Иногда в подобных заведениях работали низшие «пожиратели», не способные самостоятельно найти влиятельного покровителя. Остальные устраивались куда как лучше. Но каждый из них находился под патронажем какой-либо епархии, обеспечивающей строгий надзор и своевременное клеймение подопечных.
        Несмотря на общую природу, пути «змеи»-инкуба и «розы»-суккуба почти не пересекаются - такой союз будет смертельным и закончится взаимным истощением. Но они все-таки сходятся один раз в жизни (а жизнь у них совсем не короткая, поверьте мне и «Большой энциклопедии магических существ»), для продолжения рода, перед этим знаменательным событием «залюбив до смерти» некоторое количество человек.
        При действующей печати такой номер не проходит.
        Хотите знать, почему не клеймят потенциально опасных для людей оборотней, вампиров и других существ? Худо-бедно те могут себя контролировать, а суккубы и инкубы - нет.
        - Значит, мне не показалось, - пробормотала я. - Все-таки суккуб. Суккуб…
        - Что суккуб? - Слух у Малыша был острый.
        - … без клейма подлежит уничтожению на месте, - закончила я мысль и очнулась. - А? . Что?..
        Бабушка постучала тростью об пол, привлекая наше внимание.
        - Вот что, детки, поздно уже. Давайте-ка по домам. Эла, проводи гостя.
        - Да я и сам могу… - Паренек встал из-за стола.
        - Сам ты дома под одеялом, - сказала Ба. - А в Спэрроу-хилл изволь слушать и выполнять то, что говорит тебе ведьма рода.
        - Ты куда? - спросил парень, наблюдая, как я надеваю старенькое пальто и сую голые ноги в растоптанные бабушкины ботинки.
        - Тебя провожать.
        Оборотень не обрадовался нагрянувшему счастью.
        - Да я могу сам… - Тут он, видимо, вспомнил скабрезный бабушкин комментарий, покраснел и умолк.
        Длинный мамин шарф пришлось намотать вокруг шеи три раза, прежде чем его концы стали свисать только ниже колен. Довершила образ драная широкополая шляпа - в ней тетушка обычно прополкой огорода занимается.
        - Не можешь. Если повезет, до забора еще дойдешь, а в роще точно заплутаешь.
        - Чего там плутать! - обиделся Малыш. - Едешь по дороге да едешь.
        - Это пока светло.
        - Я ночью вижу еще лучше, чем днем!
        - Тише! Не ори как оглашенный. - Я отпихнула его в сторону, обыскивая прихожую на предмет заговоренного фонаря, - Ты у ведьм в гостях или как? Сказано, не пройдешь, значит, не пройдешь.
        Фонарь нашелся под тумбочкой для обуви. Кое-как я выкатила его из дальнего угла. Паутина свисала с решетки клочьями. Давненько мне ночами провожать никого не доводилось. Клиентура пошла нынче респектабельная, приезжают больше днем, да на личном автотранспорте.
        - Хотя… - Вытирая подолом пальто фонарь, я сделала вид, что задумалась. - Нам бы не помешал сторожевой оборотень. Только тебя же брэг прокормишь!
        Малыш достал из кармана штанов резинку и опять завязал волосы в хвост.
        - Я сам себя прокормлю!
        - Нет, друг любезный, так ты нас последней клиентуры лишишь. Посему лучше пошли - выведу тебя от нашего разорения подальше.
        И я толкнула входную дверь.
        За порогом улеглась октябрьская ночь, чье сытое брюхо усыпали звезды. От месяца уже мало что осталось. Совсем скоро новолуние, а значит и Самхайн. А там и до моего дня рождения рукой подать.
        Окна жилых комнат выходили на другую сторону, поэтому, несмотря на тусклую лампу над дверью, во дворе была тьма египетская.
        Пока я возилась с фонарем, Малыш прикатил откуда-то со стороны гаража свой мопед. Пальцы у меня совсем замерзли, но возвращаться за перчатками все равно не хотелось.
        - Да работай уже! - Я в сердцах тряхнула вредную жестянку.
        Она сжалилась и заработала. Точно в бутылку с чернилами плеснули воды и хорошенько взболтали. В радиусе двадцати футов вокруг меня ночь выцвела до предрассветного хмурого утра.
        - Что это за штука? - поинтересовался оборотень.
        - Заговоренный фонарь.
        - Но он же не светит. - Паренек наклонился ниже и удивленно воскликнул: - Там даже лампочки нет!
        - А она и не нужна. Тот, кто несет фонарь, и так видит все, как оно есть на самом деле. - Подкрутив яркость, я пошла к калитке.
        - Ух, здорово! - восхитился в очередной раз за вечер Малыш, с усилием толкая вслед за мной мопед.
        - Мама смастерила, - гордо заметила я.
        Калитка была не заперта, поэтому копаться с замком не пришлось, и мы беспрепятственно вышли за ограду.
        Роща ночью совсем не такая, как днем. И дело здесь не только в темноте, которая в глазах неискушенного путника любой лесок превращает в непролазную чащу. Ночью деревья оживают. Могут бродить с места на место, пряча дорогу. Могут морок напустить. А могут и долбануть суком по голове. Тут уж как кому повезет.
        Лет четыреста назад, когда отношения с Инквизицией у ведьм были несколько напряженными, а крестьяне - легко бросающимися из крайности в крайность, роща наш род весьма выручала. По нынешним временам пользы от нее куда как меньше. Это дополнительный налог ежегодно, выплата компенсаций случайным пострадавшим и такие вот ночные променады с припозднившимися гостями.
        - У тебя мопед двоих выдержит? - У меня даже нос замерз - быстрее бы домой.
        - Если второй будет такой же тощий, как ты, то без проблем.
        На себя бы посмотрел, доходяга.
        - Поедешь туда, куда я скажу, даже если тебе будет казаться, что там глубокий овраг. И никуда не сворачивать без моего разрешения! Станет совсем страшно - можешь закрыть глаза.
        Малыш презрительно фыркнул и оседлал мопед. Тот завелся с первого раза. Покрепче перехватив фонарь, я устроилась позади оборотня, свободной рукой вцепившись ему в плечо.
        - Прямо. И не гони.
        - Знаю, - огрызнулся Малыш.
        - Налево.
        - Там кусты непролазные!
        - Налево!
        Мопед повернул налево, чудом не врезавшись в дерево.
        - Но как?..
        - Потом. Прямо.
        Паренек больше не пререкался, а молча повиновался моим указаниям. А может, и правда закрыл глаза.
        - Стоп.
        Мы остановились на вершине холма. Огоньки Давкаута были так близко, что не верилось, что до него почти две мили.
        - Занятный у вас лесочек.
        - С характером. И ночью по нему лучше без сопровождения не гулять. - Мне хотелось побыстрее распрощаться. - Минут через пятнадцать пойдет последняя электричка. Поезжай, как раз успеешь. Только прежде загляни к смотрителю. Скажи дяде Патрику, что его Эла попросила за мопедом приглядеть. Потом твой транспорт Фред заберет, когда за машиной приедет.
        - Да ну, - отмахнулся Малыш. - Я лучше своим ходом.
        - Ну смотри, дороги ночью не безопасны.
        - Я в общем-то тоже… - Он зевнул, прикрывая рот рукой, которая на глазах трансформировалась в здоровую мохнатую лапищу.
        - Тогда пока. - Я повернулась и потопала в сторону дома, широко размахивая руками и поскрипывая фонарем.
        - А поцелуй? - донеслось до меня.
        - А в лоб?
        - Можно и в лоб.
        - Обойдешься!
        Он нагнал меня у рощи, вырастая впереди точно из-под земли.
        - Ну что?
        - Можно я приеду еще? Завтра или послезавтра.
        Вопрос меня озадачил. Давать опрометчивых обещаний не хотелось. Впрочем, объясняться тоже.
        - Послезавтра я дежурю на работе допоздна.
        - А завтра, завтра мне можно приехать? - не сдавался оборотень.
        Трудных подростков только не хватало.
        - Ну… приезжай.
        С криком «йехууу!», чем-то походившим на волчий вой, Малыш высоко подпрыгнул и помчался обратно к оставленному мопеду. Заурчал мотор, и паренек скрылся за холмом.
        Всю обратную дорогу через рощу за моей спиной раздавались тяжелые скрипучие шаги. Зловеще трещали ветки. А в глубине леса раздавались душераздирающие завывания.
        - Бабушке пожалуюсь, - бросила я через плечо. - Все будут, как путевые, а ты пенек пеньком.
        Позади меня сипло вздохнули, и дальше я уже пошла без мрачного звукового сопровождения, раздумывая о том, что бедный Малыш еще не знает, на что подписался. Завтра «ВеликиЭ» приспособят его к хозяйственным работам безо всякого стеснения.
        Гостем у ведьмы бывают только единожды. Во второй раз она уже знает, как сможет вас использовать.
        В холле горел свет. Прямо в центре комнаты, на самом видном месте, а точнее на столе, стоял чемодан, для верности перевязанный бечевкой. Кожа на его раздутых боках потрескалась еще в те времена, когда юная Эсме первый и последний раз полетела в столицу искусства и моды. Последний, потому что одного рейса маме хватило, чтобы понять: метла - это единственный летный аппарат, на котором ее не укачивает.
        Если мне не изменяет память, последние лет двадцать в этом чемодане хранили старую посуду, которую жалко выбросить, а вдруг пригодится. Кто спустил «старичка» с чердака, объяснять необходимости не было - поблизости от чемодана расположились все обитатели Спэрроу-хилл. Живые, разумеется. Неупокоенных родственников в расчет не берем.
        - Еще раз доброго вечера. - Я сделала вид, что никакие чемоданы посреди холла меня нисколечко не интересуют, иду своей дорогой (на кухню согреться чаем после вечерней прогулки), никого не трогаю, и вообще мне завтра на работу.
        - Эла…
        - Что, Ба?
        - Присядь-ка, поговорить надобно.
        Я оглянулась в поисках, куда бы пристроить свое усталое за этот долгий, очень долгий день тело.
        Обстановка холла мало располагала к задушевным разговорам. Стены помещения, которое из-за его внушительных размеров редко удавалось толком протопить, увешивали портреты славных предков. Практически каждый из них внес свою лепту в копилку семейных проклятий. Видите вон ту эффектную рыжую даму в сиреневом? От нее третий портрет слева - востроносая тетка с кудельками цвета свежесваренной морковки и недовольно поджатыми губами. Элен Спэрроу. Ох, и склочная была женщина. Ей принадлежит абсолютный рекорд приобретенных проклятий - пятнадцать штук. Правда, тринадцать из них сняли, оставшиеся два благополучно выдохлись сами.
        Из других достопримечательностей холла можно назвать камин в мой рост высотой, люстру, место которой в театре, и стол на тридцать персон. Выдвинув из-за него стул, я наконец дала отдых ногам.

«ВеликиЭ» традиционно заняли места напротив меня.
        - Элеонора, нам нужно серьезно с тобой поговорить, - торжественно произнесла тетушка, сдвигая чемодан в сторону.
        Если тетя называет меня по имени, да еще полному - это действительно серьезно.
        - О чем?
        - Ты теперь замужняя женщина. И у нас есть к тебе очень важный разговор. Ну… об этом… - Тетя сделала неопределенный жест, пытаясь подобрать слова.
        Я попыталась перевести разговор в шутку:
        - Про это вы со мной разговаривали, когда мне исполнилось тринадцать. Потом для наглядности еще показали соседей Буллоксов в процессе исполнения супружеского долга. До сих пор им в глаза смотреть не могу, когда доведется в Давкауте встретить.
        Бабушка пристукнула кулаком по столешнице:
        - Элка, прекрати!
        - Дочка, это действительно важно. Сейчас не до шуток. Будь посерьезнее.
        И мама туда же. Что это с ними?
        - Никуда не полечу, - поставила их перед фактом я, устало положив голову на сложенные на столе руки. - Сил никаких сегодня больше нет. И второго прогула подряд мне на работе не простят.
        Мои дамы старательно прятали глаза. Наконец Ба подняла на меня тяжелый взгляд и сказала:
        - Лететь не придется. Поедешь на такси.
        Глава 12
        Сидеть на полу было жестко, коридорная лампа светила прямо в глаза, однако это не помешало мне, поудобнее привалившись к чемодану, заснуть. Разбудил меня болезненный тычок под ребра.
        - Что за?.. - Я села, осоловело озираясь и вытирая слюну на щеке тыльной стороной ладони. - А, добрый вечер.
        Хиро смотрел на меня сверху вниз.
        - Скорее недобрый. Что ты здесь делаешь?
        - Вас жду.
        - Разве шесть месяцев уже миновали? - холодно осведомился он, наблюдая, как я пытаюсь сдержать зевок.
        - Типа того. А который час?
        - Начало первого.
        - Ничего себе! Где это вас брэг носит так поздно?
        - Я был… - начал было Хиро, но быстро опомнился: - Чего ради я должен перед тобой отчитываться?!
        - Мы женаты, не забыли? - Я протянула Тэмаки руку, чтобы он помог мне подняться. Хиро предпочел ее проигнорировать.
        Пришлось вставать самой. Моя макушка уперлась рассветнику в подбородок. Он сделал невольный шаг назад.
        - Такое забудешь, - скривился Хиро. - Кстати, как тебя сюда вообще пропустили?
        Попробовали бы бабушку куда-нибудь не пустить! Особенно когда она очень хочет туда попасть. Проще остановить разогнавшийся поезд. И жертв при этом будет почти столько же. Хотя надо отдать должное консьержу, он продержался целых двадцать минут. Конечно, свою роль тут сыграл и антимагический щит на будке, но все равно стойкость консьержа впечатляет.
        - Я показала кое-что.
        Хиро отпихнул ногой мой чемодан и вставил ключ в дверной замок.
        - Подозреваю, это был не твой блестящий интеллект.
        - Нет, - сквозь зубы процедила я. - Это было свидетельство о браке.
        - Можно ознакомиться? - Он вытащил ключ из замочной скважины и положил его во внутренний карман пальто.
        Я молча протянула ему свиток.
        Не разворачивая, Хиро сунул его под мышку, толкнул коленом дверь, вошел внутрь и захлопнул ее прямо у меня перед носом.
        Ничего себе!
        Прямо слезы на глаза набежали, стоило подумать, что сейчас я могла бы быть в своей постели и видеть десятый сон.
        Ад и все его демоны! Какой сегодня отвратительный бесконечный день, беспощадно растянутый моими любимыми родственницами!

«ВеликиЭ» не были бы великими, если бы не вызнали все про своего нового зятя. Ба лично съездила в минувшие выходные сначала в церковь Святого Филиппа, а затем и в саму столицу. Разумеется, она вернулась не с пустыми руками. Если тетя была хороша в гадании, то когда требовалось собрать достоверную информацию, за дело бралась бабушка.
        И выяснились действительно интересные вещи. Как там сказала тетя Э? «Муж у тебя, лапонька, из благословенных будет».
        Что, вы не знаете, кто это такие? Ничего удивительного. Эти ребята стараются не афишировать свое существование. Они - абсолютные везунчики. Бутерброд всегда падает маслом вверх, монета выпадает нужной стороной, муниципальный транспорт приходит вовремя, а когда они торопятся - светофоры исключительно зеленого цвета. Это все про них. Даже если вам покажется, что в их жизни вдруг что-то не заладилось - не обольщайтесь. На самом деле в этот момент закладывается фундамент для будущего грандиозного успеха.
        Но все меняется, когда благословенный и проклятый сходятся вместе. Это не так весело, как могло бы показаться. Талант благословенного отклонять несчастья, так же как проклятого - их притягивать. Таким образом, из чертовски везучего парня Хиро станет обычным человеком с редкими проблесками удачи. И все благодаря мне.

«Это твой шанс, дочка», - сказала мама.

«Если что не заладится, всегда успеешь стать богатой вдовой», - утешила тетя Элспет.

«Чтоб девственницей не возвращалась!» - дала наказ бабушка.
        И вот что прикажете делать в этой дикой ситуации?
        Для начала я культурненько постучала.
        Помните популярную арию маньяка «Стукну, а в ответ - тишина» из триллер-оперы
«Возвращение доктора Лектора»? Очень уж происходящее напомнило.
        Добавила стуку нахальства. Результат остался прежним.
        Я повернулась и стала долбить в дверь пяткой. Кажется, жильцы в квартире напротив заинтересовались тем, что творилось в коридоре, если судить по дерганью дверной ручки.
        Внезапно за моей спиной образовалась пустота, рухнув в которую, я больно ударилась копчиком об пол.
        - Что тебе еще? - Надо мной навис Хиро.
        - Может, обсудим это без свидетелей? - Из-за позы кивок у меня вышел несколько кривоватым.
        Хиро обернулся на соседку - даму лет шестидесяти в папильотках, плюшевом халате и тапочках с помпонами, зло выплюнул «Симатта!» и закрыл дверь. После моего возмущенного крика «Чемодан!» он открыл ее снова и втащил мои пожитки в квартиру.
        - Доброй ночи, миссис Грабовски. - Он кивнул соседке, прежде чем окончательно захлопнуть дверь перед ее любопытствующей физиономией.
        Тэмаки рывком поставил меня на ноги.
        - Итак? - Он скрестил руки на груди в ожидании моих разъяснений.
        Пытаясь потянуть время, я разулась, аккуратно поставив кроссовки у двери. Сняла куртку и замерла в растерянности, так как не нашла, куда бы ее пристроить. Вешалки в прихожей не было, а Тэмаки не спешил мне помочь.
        - Чаю не найдется? - Я просто сунула куртку Хиро в руки и, обойдя его, прошла в глубь темной квартиры.
        Первое, что бросалось в глаза, - окно во всю стену. Из него с восемнадцатого этажа открывался волшебный вид. Город, отражающийся в неторопливой глади реки созвездиями огней.
        - Не поздновато ли для чая? - Он прошел следом, кидая мою куртку в ближайшее кресло.
        Щелкнул выключатель, и панорама за окном тотчас потускнела. С тихим шорохом опустились горизонтальные жалюзи из бамбука.
        - В самый раз, - сказала я, оглядываясь.
        Квартира была огромная. Слева просторная гостиная плавно переходила в кухню, отделенную подиумом и барной стойкой. Бежевые стены и паркетный пол из светлого дерева зрительно еще больше увеличивали пространство. Справа в щель между раздвижными дверями можно было разглядеть низкую широкую кровать. Крутая лестница из темного дерева вела на второй уровень, находящийся прямо над спальней. Я привстала на цыпочки, чтоб разглядеть. На антресоли было совершенно пусто.
        Знаете, я привыкла к засилью мелких предметов в обстановке. Всякие статуэтки, пуфики, салфеточки, подушечки, шторки, рюшечки на занавесках, комодики и тому подобное. Здесь же все это огромное пространство было обставлено минимумом мебели. Низкий угловой диван, лаконичных очертаний, и примыкающие к нему вровень книжные полки, разграничивающие гостиную и прихожую. Приземистый квадратный стол был абсолютно свободен. Кресло в пару к дивану, плазменная панель, декоративное деревце в кадушке да большая акварель в тонкой темной рамке на стене - вот и весь интерьер гостиной. Мебель кухни - тоже проста и функциональна.
        Хиро поставил чайник и облокотился на барную стойку, дожидаясь, пока он вскипит.
        - Итак, - повторил Тэмаки. - Чему обязан?
        Я присела на краешек дивана.
        - Меня выставили из дома.
        - Печально слышать. - Лицо Хиро осталось бесстрастным. - Но при чем здесь я?
        Хороший вопрос.
        Его стоило бы задать трио «ВеликиЭ». Я и задала. После чего получила такой ответ, от которого волосы зашевелились.
        - В болезни и здравии, - пробормотала я, пряча взгляд.
        - Пока смерть не разлучит нас? - Хиро поставил передо мной чашку с зеленым чаем. - Ты это хочешь сказать, Спэрроу?
        Это не я, это бабушка так говорит.
        - Мне некуда идти. Пока я замужем за вами, моя семья меня обратно не примет. Снимать жилье совершенно не на что - из-за недавнего инцидента начальница урезала мне ежемесячную премию. Можно я поживу пока у вас?
        Тэмаки присвистнул.
        И прежде чем он успел ответить, я зачастила:
        - Я совсем не помешаю. У вас вон какая здоровенная квартира. Столько места! Кстати, я все могу по дому делать! Все умею. Правда-правда. Убирать, стирать, готовить. - Временами даже съедобно, если уж быть до конца честной. - Можете ко мне домой позвонить, там подтвердят.
        Хиро налил чашку чая себе и присел на противоположный край дивана.
        - Ты предлагаешь себя в качестве жены по контракту? Готова даже исполнять супружеский долг в полной мере? - Он усмехнулся, выразительно покосившись на спальню.
        Нашел чем смущать. Проживание в Спэрроу-хилл учит спокойнее относиться к подначкам на такие скользкие темы.
        - Я могла бы вас и не предупреждать, но святой Филипп не разрывает браки, он их аннулирует. - Я потянулась за чаем. - Если вы не хотите, чтобы наш развод затянулся года эдак на три, то про такое понятие как «супружеский долг» в ближайшие полгода не вспоминайте.
        - Вот как, - промолвил Хиро. Его раскосая физиономия ничего не выражала. - Спасибо, я учту.
        - Обещаю не мешать. Вы меня даже не заметите. Считайте, что выписали домработницу из какой-нибудь развивающейся страны.
        - Заманчивая идея, но… нет.
        - Почему?!
        Он пожал плечами:
        - Как я объясню своей девушке твое присутствие в квартире?
        Из меня точно выпустили весь воздух. А ведь я продумала свои аргументы до мелочей. На каждый вопрос - десяток развернутых ответов. Однако о такой простой вещи даже не вспомнила.
        Интересно, как отреагирует Браун, когда увидит меня на пороге в два часа ночи. Еще любопытнее, что скажут ее родители.
        Дрожащей рукой я поставила чашку на блюдце. Подхватив куртку, поволокла неподъемный чемодан к двери.
        - Эй, ты куда?
        Я без слов показала на дверь.
        - Машина у меня будет только завтра, отвезти тебя не на чем, - он легко отобрал у меня чемодан, - поэтому переночуешь сегодня здесь.
        Сдержать улыбку удалось с большим трудом. Может, еще не все потеряно?
        До утра еще есть время, я обязательно что-нибудь придумаю.
        Меня трясли, словно грушу.
        - Мамочка, еще пять минут, - пробормотала я и перевернулась на другой бок.
        Одеяло улетело в неизвестном направлении.
        - Они закончились полчаса назад, - зло сказала мама голосом Хиро.
        С закладывающим уши визгом я кубарем скатилась с надувного матраса, который мне вчера любезно выдал хозяин дома.
        Знаете, когда из одежды на вас одни трусы (скучно-белые, из хлопка, модели
«здравствуй, детский сад»), а собственная фигура - не предмет для гордости и самолюбования, появление полностью одетого парня состояния душевного комфорта не вызывает. Как и вчера, Хиро был при полном официозе, включая галстук, только вместо синего костюма - темно-серый. Вчерашняя скептическая ухмылочка рассветника тоже никуда не делась.
        А ведь это я должна была встать пораньше, приготовить завтрак, вкусив который супруг прослезился бы и предложил мне остаться на веки вечные.
        - Стучать надо! - Из простыни вышла отличная палатка, откуда торчал исключительно мой нос.
        - Куда здесь стучать? - Тэмаки демонстративно окинул взглядом антресоль, где не было ни дверей, ни мебели.
        - Можно было покричать, - менее уверенно заметила я.
        - Кричал. Пока не охрип. А мне еще в суде сегодня выступать. - Хиро уже поставил ногу на ступеньку, но неожиданно передумал спускаться. - Ты всегда спишь столь малоодетая, или это представление в мою честь?
        Палатка гордо промолчала.
        Он пожал плечами и стал спускаться.
        Не признаваться же было, что пижаму мне в чемодан не положили. Наверняка бабушкина идея. С далеко идущими намерениями.
        - Запасных ключей нет! - крикнул снизу Хиро. - Будешь уходить, просто захлопни дверь. Поняла?
        - Поняла!
        Поплотнее закутавшись в простыню, я подползла к краю антресоли и осторожно выглянула из-за невысокого парапета.
        Хозяин квартиры сидел на диване, допивал кофе и одновременно просматривал какие-то бумаги.
        - Учти, если не выйдешь через пятнадцать минут, - сказал Хиро, сложив документы в портфель, - на работу безнадежно опоздаешь. Все, я ушел.
        Я отползла обратно к матрасу, где под подушкой лежали мои часы.
        - Вот брэг!!!
        Хорошо, что вчера хватило ума разложить джинсы и рубашку прямо на полу - они выглядели умеренно-мятыми. Лифчик нашелся под матрасом, а чистые носки на самом дне чемодана. Чтобы их достать, пришлось все оттуда вытряхнуть. Собирать вещи было совершенно некогда, так и оставила их лежать неопрятной кучей.
        Спустившись вниз, я обнаружила, что Хиро и след простыл. В отличие от второго уровня, здесь был абсолютный порядок. Тэмаки даже чашку за собой помыл. Тоскливо принюхавшись к аромату кофе, я вздохнула и побежала на работу, на ходу завязывая волосы в высокий хвост.
        Квартира Тэмаки располагалась практически в самом центре, поэтому до банка оказалось рукой подать (стоило так рано выходить!).
        Вдоль Набережной, потом через Университетский мост, сворачиваем у здания Казначейства, и вниз по Малой Трибунальной. Вприпрыжку. Напевая песенку, подхваченную в раскрытых дверях уличного кафе, улыбаясь случайным встречным и щурясь на яркое солнце.
        На мгновение мне показалось, что я уже не первый год добираюсь этим путем на работу. Пришлось себя одернуть, напоминая о том, что скорее всего сегодня вечером меня выставят за дверь. И первый раз, вероятно, окажется последним.
        Солнечное утро как-то сразу потускнело и выцвело, а настроение испортилось.
        - Доброе утро, мисс Спэрроу, - поздоровался со мной охранник. - Вы сегодня рано.
        Действительно рано. Магесс из клиентского отдела еще не переоделись в свои кошмарные наряды и радовали взгляд симпатичными личиками. Обычно, когда я забегаю в здание банка на последних секундах, девушки уже сидят на своих местах «при полном параде».
        - Эй, Эла! - помахала мне рукой миниатюрная брюнетка. - Привет.
        - Доброе утро, Карен. - Я махнула в ответ, сворачивая к кофейному автомату, вызывающему у меня в последнее время печальные ассоциации.
        - Ты когда к себе? - К автомату причалила Карен.
        - Как кофе запасусь, так сразу.
        - Возьмешь для Браун папку с документами? Я уже убегаю переодеваться, боюсь ее не поймать.
        - Ты так говоришь, как будто я могу отказаться.
        - А вдруг, - звонко рассмеялась Карен, после чего понизила голос: - Кстати, это правда - про тебя и Тэмаки Хиро?
        - Разумеется, правда, - бесстрастно подтвердила я, вытаскивая из машины стаканчик с дымящимся напитком. - А на прошлой неделе мы к тому же тайно обвенчались.
        Девушка покатилась со смеху.
        Я пожала плечами. Почему-то люди всегда предпочитают разумно звучащую ложь невероятной правде.
        - Ой, не могу… Подожди, сейчас папку притащу. - Вытирая слезы, она скрылась в кабинете напротив.
        В бэк-офисе было пустынно. Я посмотрела на часы. Основной поток народа хлынет сюда минут через пять. Пока же можно было испить кофе в тишине и спокойствии, когда каждые три минуты тебя по телефону никто не дергает.
        Оказывается, так здорово приходить на работу загодя.
        - Спэрроу! - Стуча каблучками, в наш закуток вбежала Мари, обдавая меня волной своего любимого аромата «Сновидения инкуба». - Сегодня где-то что-то сдохло? Ты почему так рано?
        - В полдесятого ожидается выдача кредита. Хотела подготовиться.
        - Раньше тебе это не мешало опаздывать.
        - Ну… - Надо было срочно придумать причину для подруги, пока она не начала рыть носом землю. Нюх на скандалы у Мари отличный. - Пытаюсь произвести благоприятное впечатление на На-Ма.
        - Гиблое дело. - Она увидела папку на своем столе и скривилась: - Опять из клиентского?
        - С приветом от Карен.
        - Как же я это ненавижу! - Не снимая плаща, Мари плюхнулась в кресло и патетически потрясла папкой с документами. - Ненавижу!
        Я допила кофе и включила компьютер.
        - А никто и не говорит, что работу надо любить.
        - Ну, Эла!
        - Платили бы побольше… Кстати, не знаешь какого-нибудь серьезного человека, который бы сдавал жилье за смешные деньги?
        Поняв, что впечатлять показательными выступлениями некого, подруга настроилась на деловой лад.
        - Ты никак решила съехать из своего серпентария? - Папку на стол, а плащ на вешалку. - Давно пора.
        - Уже съехала, - вздохнула я.
        - В каком смысле «уже съехала»?!
        - Вот так… Выставили меня в самостоятельную жизнь.
        - Чтоб мне овурдалачиться! - воскликнула Хоуп, выныривая из-за перегородки.
        В кои-то веки мы были с ней полностью согласны.
        Глава 13
        Тяжелый заговоренный браслет плотно обхватил запястье. Правую руку тотчас начало еле заметно покалывать.
        Когда ощущения достигнут болевого порога, можно будет приступать.
        Да, учет маны ведется в национальной валюте с помощью специальной компьютерной программы: все автоматизировано и подвержено строжайшему учету. Но непосредственная выдача кредита производится проверенным дедовским способом - от человека к человеку.
        Откинувшись на кресле, я закрыла глаза, чтобы справиться с подступающей болью. Шум бэк-офиса отдалился за порог слышимости, последними в наступающей тишине растворились вспышки телефонных звонков. Одновременно в окружающей меня темноте стали проявляться красные прожилки сети. Они пронизывали все вокруг, точно кровеносные сосуды человеческое тело. Ветвились, то утолщаясь, то распадаясь на связку иссякающих ручейков. Линии пульсировали, удерживая внутри себя текущую ману.
        На этом уровне реальности нет ни звуков, ни запахов, ни ощущений. Только образы. Представляешь и действуешь. Действуешь и представляешь.
        Моя правая рука потянулась к ближайшей прожилке. Вниз, вниз, вниз. Вдоль потока, мимо пульсирующей сферы резерва на возможные потери ссудам. Еще ниже. К банковскому хранилищу маны.
        Практически безграничная власть имела вид огромного махрящегося клубка, обернутого в сеть охранных заклинаний. По ней, как мухи по москитной сетке, ползали ярко-синие шары сигнализации. Это зрелище перестало меня завораживать еще год назад, поэтому, не задерживаясь, я спустилась к ближайшей точке размотки - сфере, в которой, раскинув руки, парил инманатор. Сегодня в моем секторе дежурил Питер Пирке. Мы начали работать в банке в один и тот же день. Познакомились, когда заполняли анкеты для приема на работу. Я тогда очень удивилась, что этого рыхловатого приземистого парня берут инманатором. По моему представлению, человек, имеющий лицензию на применение смертельно опасных заклинаний, должен выглядеть несколько иначе. Ну, знаете, как герой Крэя Дэниэлса из суперуспешного сериала прошлого года «Седьмой инквизитор». Стальной взгляд, пресс и бицепсы. Жаль, это все не про Питера Пиркса.

«Привет!» - помахала ему я.
        Питер нахмурился, показывая взглядом, что сейчас не время для разговоров. Инманаторы сменялись каждые три часа - работа была не из легких. Придурков, готовых пожертвовать душой ради могущества, которое дает халявная мана, меньше год от года не становится.
        Хотя все равно Питер - зануда.
        Пришлось напомнить себе о субординации и должностных обязанностях. Я приложила браслет к сфере, мысленно проговаривая данные клиента и основные реквизиты кредитного договора. Согласно сообщенным данным, от клубка отмотались две нити: одна для расходования маны, другая - для ее забора. На всякий случай еще раз перепроверила их длины. Вторая длиннее первой ровно в размер переплаты сверх основного долга.
        Теперь снова вдоль потока, но уже вверх, к клиентщикам. Уолли, в действительности яркая крашеная брюнетка с голубыми глазами, здесь была родного пегого цвета. Без глэмора, которым девушка частенько злоупотребляла, она смотрелась бледновато. Я передала ей нити, и через секунду по ушам ударил телефонный перезвон, зажужжали девичьи разговоры, застучал матричный принтер, так не вовремя кем-то запущенный.
        Я открыла глаза. Сняла браслет, растирая онемевшую руку. Потом открыла верхний ящик стола и смела туда эту заговоренную железяку. Вообще-то по правилам внутренней безопасности магический инвентарь надлежало хранить в сейфе. Тот стоял в кабинете у На-Ма. Но тащиться туда раньше обеда не было никакого смысла: во-первых, через полчаса мне предстояла еще одна выдача, а, во-вторых, кроме меня, воспользоваться браслетом все равно никто не сможет.
        - Закончила? На тогда, заполни. - Мари кинула передо мной журнал регистрации. - Ты же не хочешь проблем со службой внутреннего контроля?
        Я с тоской посмотрела на тетрадку. Выдача крупного кредита фиксировалась в специальном журнале. Отдельно отправлялось электронное сообщение в СВК - на всякий случай - вдруг клиент планирует что-нибудь противозаконное. Например, хочет отмыть через банк ману, так сказать, полученную преступным путем.
        Проще говоря, берет человек кредит, а потом рассчитывается за него за два года вместо двадцати, это притом что коэффициент уровня восстановления маны у него меньше пяти сотых. Подозрительно? Еще бы! Но наша СВК не дремлет - сразу пошлет весточку в соответствующие органы Трибунала.
        Все замечательно, только вот для магесс из бэк-офиса это оборачивается дополнительным ворохом предоставляемых документов.
        И вообще, за что служба безопасности деньги получает?
        - Опять дополнительная графа?! Ну вот откуда я знаю, были ли у него в роду представители магменьшинств как минимум в пятом поколении?
        - А как же правило «знай своего клиента»? - лучезарно улыбнулась подруга.
        - Это не ко мне, это к клиентщикам. - Я состроила ей рожицу. - Надо Уолли отдать, пусть заполняет!
        - Она не заполнит, а достанется тебе…
        Когда после окончания института полтора года назад я пришла в банк, то и не подозревала, что это место прорастет в меня. Своей бюрократией, упорядоченностью и размеренностью. На первых порах работа в бэк-офисе исподволь приучает тебя к практически полной несамостоятельности. На бесконечных ошибках, как своих, так и чужих, ты учишься. И в первую очередь тому, что на каждый чих нужна служебная записка, а электронную почту нельзя удалять ни в коем случае, иначе потом никому ничего не докажешь.
        С другой стороны, доказывать что-то нашей гранд-магесс абсолютно бесполезно. Мы у нее были всегда и во всем виноваты. Даже если подразумевалось, что это ошибка фронт-офиса, а магесс из сопровождения о ней ни сном ни духом.
        Впрочем, проблем хватает в работе любого отдела. Клиентщики с ходу расскажут про тех, кто к ним приходит, массу забавных баек, большинство из которых - смех сквозь слезы. Но, согласитесь, человека, решившегося на кредит маны, обычным не назовешь.
        Как правило, людям в этой жизни не хватает трех вещей: времени, денег и маны. И если с недостатком первого вам мало кто в силах помочь, то восполнить дефицит второго и третьего всегда найдутся желающие. К сожалению, в свое время долг потребуют вернуть, не забыв удержать еще и немалые проценты соразмерно отсрочке платежа. И мана в данном случае мало чем отличается от денег.
        Разумеется, ваша школьная программа включала предмет «Основы магии» (сейчас его преподают даже в деревенских школах), и вы не хуже меня знаете определение маны.
«Нематериальная субстанция, генерирующаяся в тонком энергетическом теле человека и позволяющая непосредственно реализовывать сверхмотивированные потребности субъекта». Проще говоря, это ваша способность исполнять ваши же желания. Некоторые называют это везением, но они в корне неправы.
        Удача - это то, что достается вам просто так. Как говаривал персонаж одного мультфильма, «безвозмездно, то есть даром». Для использования маны надо прикладывать усилия.
        Наверняка бывало так, что, опаздывая на важное собеседование, вы подбегаете к остановке, больше всего желая, чтобы пришел автобус нужного маршрута. И он приходит. Или тянете билет на экзамене, целенаправленно думая, какой именно номер хотите. И вытягиваете. Или вам необходимы деньги, чтобы подарить букет девушке вашей мечты. И неожиданно друг возвращает вам давно позабытый долг. Или… Примеры можно приводить и приводить. Но главное в них - желание. Правильно сформулированное и с должной силой желаемое.
        Заметьте, я не сказала очень сильно желаемое, а именно с должной силой, необходимой для запуска процесса.
        Ману наше тонкое тело вырабатывает в весьма ограниченных количествах. У всех по-разному. Это зависит от очень многих факторов: наследственности, возраста, душевного, физического состояния и так далее. Замечали, наверное, что за периодом в вашей жизни, когда все замечательно, все получается, следует другой - совсем не такой радужный. Вы просто израсходовали свой запас, и теперь идет процесс восстановления.
        В чем же разница между обычным человеком и магом? Последний может черпать энергию из внешних источников. И это необязательно будет мана. Маг может обратиться за энергией к стихии своего профиля.
        Нам, простым людям, остается только пользоваться их наработками, или обращаться в банк. Хотя, что скрывать, кредит маны, - это кабала на десять, пятнадцать, а то и двадцать лет. Да, все видели эти привлекательные картинки сбывшихся желаний в рекламе, но мало кто осознает, что на деле это отказ от ежедневных маленьких чудес, которые случаются в жизни каждого человека, когда это действительно ему необходимо. А не тогда, когда взбрела в голову блажь.
        Не проще ли заплатить соответствующему специалисту, спросите вы? Но когда люди искали простые и легкие пути, предполагающие умеренность и довольство малым? Правильно, практически никогда.
        Этим-то банки вовсю и пользуются.
        Уже после обеда на электронный ящик пришло письмо от На-Ма - рассылка на весь отдел. Конечно, по мою душу.

«Уважаемые магесс, - гласило оно, - согласно «Положению о корпоративной культуре» джинсы, а также любая спортивная одежда и обувь являются недопустимыми для ношения сотрудниками нашего банка в рабочее время. Это является прямым неуважением как к клиенту, так и к своим коллегам. Если подобное повторится впредь, провинившиеся магесс будут повергнуты дисциплинарному взысканию вкупе с лишением премии».
        М-да.
        А что прикажете делать, когда из обуви у тебя только кроссовки, а выбор одежды ограничен одним чемоданом? Причем собирали его без вашего участия и учета ваших пожеланий.
        Браун пихнула меня в плечо, заставляя к ней повернуться.
        - Эла, ты меня уважаешь? - изображая подвыпившую разбитную деваху, поинтересовалась Мари.
        - А ты как думаешь? - Я демонстративно закинула ногу на ногу и многозначительно покачала кроссовкой.
        - Нарываешься?
        - А то! - Стук в рифленое стекло. - Хоуп, разводящей будешь?
        - Нашли дуру! - донеслось из-за перегородки, - Что, мне премия лишняя?
        Я вздохнула.
        - Меня премии и так и так лишат, дергаться бесполезно. А вот дисциплинарное взыскание - это уже печально.
        - Если на чью-то попу джинсов не купить, то это не значит, что остальным их нельзя надевать, - пробурчала Мари, пряча от меня взгляд. - Магесс из отдела расчетов через одну в джинсе ходят. Где бэк-офис, а где клиенты!
        - Они почувствуют наше неуважение на расстоянии, - назидательно сказала я. - Разгуливаем тут, понимаешь ли, в джинсах и кроссовках.
        - Спэрроу, ну зачем на рожон лезешь? - Взлохмаченная голова Хоуп показалась над перегородкой. - Со вчерашнего дня своим видом глаза На-Ма мозолишь. Меру-то надо знать. Переодеться было трудно?
        - Не во что, - буркнула я.
        - Это как? - подозрительно уточнила Мари. - Дома не ночевала?
        - Да это здесь при чем? - выкрутилась я. - Я же тебе вчера про сапоги говорила? Как, по-твоему, смотрелись бы кроссовки с моим серым юбочным костюмом? Или с темно-синим брючным? Вот то-то же.
        В разговор опять влезла Смит:
        - А куда подевались ботильоны, в которых ты весной ходила?
        - Шушеры погрызли…
        - Как?! - хором воскликнули девушки.
        Шушеры обожают гнездиться в кожаной обуви. Особое предпочтение отдается той, что с подкладкой из кроличьего меха. Ба реквизировала ботильоны для изготовления ловушек, в качестве компенсации добавив мне денег на новые дизайнерские сапоги (с распродажи прошлогодней коллекции, разумеется).
        - Да расплодилось этой заразы по осени. Тетушкиными старыми сапогами тоже пришлось пожертвовать. Короче, теперь ни шмоток, ни жилья, а самое главное - нету денег, чтобы все это заиметь.
        - Что делать будешь? - серьезно спросила подруга.
        - Не знаю. Честно.
        - В конце концов, не оставит же тебя твоя родня на улице, если ты вернешься домой, правда?
        Плохо она знала моих родственничков.
        - Сложно сказать…
        Неожиданно мне пришла в голову дельная мысль. Сама того не подозревая, Мари подала мне отличную идею.
        Похоже, заканчивать работу вовремя входило у меня в привычку. Завистливо-злобные взгляды коллег в спину тоже грели душу.
        Как бы это странно ни прозвучало, но мой путь лежал в платный туалет, находящийся в здании через дом от нашего банка. Навстречу мне плелась группа усталых туристов, увешанных фотоаппаратами, возглавляемая не менее измотанным гидом. Явление здесь не редкое - район находился в историческом центре города. Туристы выходили как раз из той подворотни, куда мне нужно было попасть.
        Случается, что необходимо перехватить клиента… ой, то есть нуждающегося в помощи родственника сразу после работы. И тогда домой, для трансформации в спокойной обстановке, я при всем желании не успеваю. Как раз для таких случаев и предназначено это место. Подслеповатая бабуська, принимающая монетки за вход, особо не приглядывается к посетителям. К тому же место было достаточно оживленное, а проходимость высокая. Никто и не заметит, если заглянувшая сюда девушка так и не выйдет.
        Полустертые каменные ступеньки вели вниз, в подвал. В тамбуре за столом дремала крепкая старушенция. Каждый раз, когда мне доводилось здесь бывать, она что-нибудь да вязала. Нынче это был серый в белую полоску носок. Положив на стол монету в пятьдесят пенсов, я толкнула дверь с изображением дамы в платье с турнюром и шляпке.
        В нос ударил едкий апельсиново-хлорный запах. Было пусто - видимо, никто не смог переждать ту группу туристов. Я сверилась с расписанием уборки помещения, висевшим на стене у входа, - в запасе у меня было еще двадцать минут, должна успеть.
        Мне нужна была последняя из десяти кабинок. Запершись там, я нажала на три плитки на стене, используя ладони и локоть правой руки, и крышка сливного бачка почти бесшумно сдвинулась, открыв моему взору пространственный карман. В свое время
«ВеликиЭ» выложили за него не хилую сумму одному магу-инженеру, особо приплатив за конфиденциальность и за то, что мужику пришлось переодеваться сантехником, чтобы сюда пройти.
        Манипуляции с пространством, да еще в общественных местах - это вам не баловство с заговариванием клизм. Не всегда можно выехать на природной одаренности - в таких случаях требуются знания, которые дает профессиональное образование.
        Вытащив из тайника табличку с надписью «Не работает», я прицепила ее на ручку с обратной стороны двери, после чего снова закрылась на щеколду.
        В карман без труда поместился рюкзак и вся моя одежда. Последними я положила грязными подошвами вверх кроссовки и задвинула крышку, нажимая те же точки, но уже в обратном порядке.
        Кафель холодил босые ступни даже через расстеленную на полу бумажную салфетку. Брезгливо морщась, я обтерла сиденье унитаза туалетной бумагой и забралась на него с ногами, готовясь к превращению.

«Не корысти ради, а выживания для!» - В моем случае такая установка себе самой никогда не помешает.
        В это самое время в уборную кто-то вошел. Хлопнула дверь, по кафелю процокали каблучки.
        - Что, на работе не могла сходить? Пятьдесят пенсов, между прочим, на дороге не валяются. - Я затаила дыхание, опознав в говорившей Ирэну Полак.
        - Не будь скрягой! К тому же мне надо переодеться. Не могу же появиться перед Кларком в этом отстоище! Подержи-ка пальто.
        Припав к дверной щели, я увидела, как Хоуп стаскивает с себя строгую офисную блузку, взамен натягивая фривольную розовую кофточку с декольте почти до пупа.
        - Ну как? - Она покрутилась перед зеркалом. - Хороша?
        - Супер! - подтвердила Ирэна, возвращая девушке ее пальто. - Думаю, Ричард упадет и не встанет.
        Ричард Кларк. Это имя вызывало у меня какие-то смутные ассоциации.
        - Надеюсь, ему понравится! Я как узнала, что они сегодня вечером в пабе обмывают, что Кларку главного спеца дали, сразу на обеде в «Блумс» рванула. Столько за эту кофточку выложила, страшно вспомнить. Но должна же я обставить эту наглую Браун, - сказала Хоуп, разрешая мои мучения о том, откуда мне знакомо это имя. - Ричарда я этой лахудре не отдам!
        - Так ей и надо, - поддакнула Полак. - Думает, раз папочка - шишка в «Бакс энд Сторно», то все можно. Не тут-то было!
        Хоуп старательно подрисовывала глаза.
        - Сама из себя ничего не представляет. Как и эта дурочка Спэрроу. Ты бы знала, какую чушь они между собой несут - слушать противно.
        - Ой, кстати, ты не знаешь, что у нее все-таки с Вампом?
        - Да вроде переспали один раз. Думаю, на второй Вампа не хватило. - Коллеги дружно захихикали. - Она же ему проходу не давала. Вешалась на него постоянно. Помнишь, даже кофе на парня от безнадеги вылила?
        - Еще бы! Спэрроу такое представление устроила, чтобы все узнали. Совсем гордости у человека нет.
        - Вчера он, похоже, приходил сказать, что между ними все кончено. Видела, какая Спэрроу с обеда убитая пришла? Представляешь, заливала потом еще нам с Браун, что они с Тэмаки на прошлой неделе якобы попали в аварию. Врала бы меньше. Я как раз с утра Вампа на этой его черной тачке видела. Нигде ни пылинки, ни царапинки. Блестит - глазам больно.
        - Терпеть не могу таких лицемерок, как эта рыжая. Уже несколько раз говорила Натали, - Ирэна выделила имя, демонстрируя, насколько она близка с начальством, - ее давно пора уволить. Она полностью со мной согласна, но вроде как гранд-магесс чем-то обязана матери Спэрроу, поэтому пока не может этого сделать.
        - Вот, я же говорю - что Браун, что Спэрроу без своих связей - пустое место.
        - Точно-точно.
        Меня всю трясло. Хотелось открыть дверь, выйти и посмотреть им в глаза. Останавливала собственная нагота.
        Интересно, кто глупее будет выглядеть - они с вытаращенными глазами или я голышом?
        В уборную ввалилась еще группа девушек. Судя по разговору и внешнему виду - иностранные туристки. Они что-то шумно обсуждали и жестикулировали, бесцеремонно оттеснив от зеркала Хоуп и Ирэну. Тем ничего не оставалось, как, вскинув в презрении подбородки, покинуть помещение.
        Я тоже ненадолго тут задержалась. Злости было столько, что превращение произошло в считаные мгновения. Я даже успела спикировать в открывающийся дверной проем прежде иностранок, устремившись вверх по улице.
        Хотите услышать о моем гениальном плане?
        Он состоял в том, чтобы вернуться домой. Да, знаю, в человеческом виде в Спэрроу-хилл не пробраться, поэтому оставалась моя вторая ипостась. Засечь меня с помощью магии в воробьином виде невозможно, а форточка в мансарду сделана так, что ее вполне можно открыть маленькой птичке. Переночую в своей комнате, а утром оденусь и уйду раньше, чем все проснутся. Хорошо, что у нас с мамой один размер обуви, и у меня есть позапрошлогоднее драповое пальто, пускай совершенно не модное.
        Поэтому мой путь лежал к Восточному вокзалу, но неожиданно произошло кое-что, заставившее меня полностью переиграть планы на этот вечер.
        Глава 14
        Несомненно, он считал себя здесь первым красавцем. Молод, силен, чертовски хорош собой. Что еще надо той гордячке, которая, совершенно не обращая на него внимания, спешила по своим делам?! Пора уже с этим что-то делать!
        Наперерез кинулась бурая тень, заставляя меня метнуться в сторону. Захлопали крылья, засверкали глазки-бусинки. А ведь я специально сделала круг, по широкой дуге облетая фонтан, где обычно собирались «холостые» воробьи. Кто же знал, что меня угораздит наткнуться на этого активного первогодку, так уверенного в своей неотразимости.
        Пришлось присесть на балюстраду. Ухажер приземлился неподалеку. Он вскинул голову, распушил хвост, выгнул грудь колесом и с подпрыгиванием начал нарезать вокруг меня круги.
        - Ч-чиим! Ч-чирк-чик ч-чувырк!

«Посмотри же, чувиха! - взывал он. - Как я хорош! Бери меня, я твой!»
        Слишком близко приближаться кавалер не рисковал, однако далеко тоже не отлетал. Поглядывал томно, но с опаской. Если воробьиха не в духе, может такую трепку устроить - мало не покажется.
        Молодой еще, не обломанный, первое токование будоражит кровь. Обращать на ухажера внимание не стоило ни в коем случае. Я напряженно пыталась придумать, как бы его шугануть, после чего скрыться в неизвестном ему направлении. А то еще, чего доброго, налетят дружки, затеют здесь коллективное ухаживание. Вот тогда мне точно будет не до смеха. Отбиться-то я, скорее всего, отобьюсь - у перевертыша сил поболее, чем у обычного воробья будет. Но чем оно потом обернется! Давненько мне не приходилось есть червячков для восстановления энергии…
        В поисках пути к отступлению мой взгляд зацепился за одну знакомую персону. Прогулочным шагом Тэмаки Хиро направлялся в сторону казначейства. Глэмора на нем было больше, чем шоколадного масла на любимом тетушкином бутерброде. Пожалуй, его сейчас и инквизиторы не засекли бы. На Тэмаки навесили отнюдь не самопальное ведьмовское «слепое пятно» - маскировка классом повыше, профессионал из профессионалов ставил. Да только моей ипостаси все одно - никакие отводы глаз на меня сейчас не действовали.
        - Чирчиик.

«И куда это мы такие нарядные собрались?» - подумала я вслух.
        Принявший сказанное на собственный счет кавалер кинулся ко мне, радостно разинув клюв и растопырив крылья. И он уж точно не ожидал, что благосклонная дама сердца вцепится ему в крыло. Затем крутанется вокруг своей оси, приложит головой прямо о каменную ляжку херувима, что примостился на балконной балясине.
        Что вы хотите, долгие годы тренировок по системе, разработанной еще в начале позапрошлого столетия Эмили Спэрроу.

«На последнюю электричку всегда успею», - думала я, не спеша догоняя уходящего Тэмаки Хиро.
        Сияние глэмора не давало надолго потерять его из вида.
        Понемногу темнеющее небо дождя не предвещало, а вечер только начинался, поэтому народу на улицах было не протолкнуться. Хиро не спешил, но нигде надолго не останавливался. Прогуливался вдоль Мэгпай-стрит, с ленцой разглядывая витрины, иногда на пару мгновений замирая напротив приглянувшейся ему вещи.
        Мне было любопытно, каким видят Хиро окружающие. Отбившийся от группы турист? Не спеша возвращающийся домой клерк? Или вовсе богатый бездельник, убивающий вечер? Кто знает, что за образ надел химеромант на Тэмаки. Не подлетишь же, не спросишь у прохожих.
        В наступающих сумерках разгорались фонари, а между домами зашнырял пройдоха-ветер. Тем временем Хиро свернул с забитой туристами Мэгпай-стрит в проулок, поплутал дворами и вышел на не менее оживленную площадь Трех фонтанов.
        Правда, фонтан здесь был всего один, но его трижды перестраивали, каждый раз меняя скульптурную композицию до неузнаваемости. Именно таким образом бородатый старец, держащий в руках, по противоречивым историческим описаниям, то ли книжку, то ли собственную отрубленную голову, превратился в цветущего мужчину, разрывающего пасть дракону (и чем ему не угодило бедное животное?). Вообще-то, согласно легенде, фонтан воздвигли на месте эшафота, где казнили великомученика Албана, святого покровителя города. В те времена у Церкви с властями были довольно своеобразные отношения - расцвет Инквизиции случился гораздо позже. Вышеупомянутый святой просто попался под горячую руку. К тому же развлечений было не то что сейчас - только казни да ярмарки. Но после того как следом за знаменательным событием, когда святой Албан стал меньше на голову, город пережил эпидемию чумы, три пожара и одно восстание, власти осознали свою неправоту, и эшафот пришлось сровнять с землей. На его месте решили воздвигнуть храм, однако тут очень кстати в ходе строительных работ повредили канализацию. Нечистотами залило полквартала.
Это-то и приняли за знак свыше. Потому как храмов в столице хватало, а с фонтанами, на которые как раз пошла мода в те времена, все было хуже некуда. То есть никак. Вот и построили один, чтобы перед соседними державами и их послами не позориться.
        Я метнулась в тень ближайшего навеса. Пернатых на площади всегда хватало. Разжиревшие на подачках голуби, высокомерные вороны и конечно же нахальные в своей безнаказанности воробьи. По закону мировой несправедливости Хиро вошел в дверь на противоположной от меня стороне, лететь до которой надо было через весь этот птичий базар.
        В такой ситуации без человеческой помощи не обойтись. Я завертела головой. Людей было в достатке. Большинство из них фотографировали друг друга на фоне главной достопримечательности площади. Справа от фонтана молодая женщина вела группу детей детсадовского возраста, выстроенных попарно. Слева, опираясь на палочку, ковылял сухонький старичок, прижимая к груди книгу. Парочка туристов-рассветников, беспрестанно щелкающих (фотоаппаратами, тоже не внушала оптимизма.
        После недолгих раздумий выбор пал на грузную женщину, габаритами напоминающую платяной шкаф. Заваленный сумками тощий супруг этой дамы приуныл на соседней лавке. Неожиданностей от такой пары ждать не приходилось: камнем запустить и то не догадаются. Женщина как раз собиралась расплатиться за сувениры, за которые ожесточенно торговалась уже минут пять. Мелких денег к концу дня у нее, видимо, не осталось, посему она со скорбной миной протягивала продавцу купюру в пятьдесят фунтов. И уж совсем не ожидала, что в деньги вцепится не ушлый продавец, а воробей.
        - Держите его! - завизжала тетка, кидаясь вслед за мной.
        Муж было дернулся, но только рассыпал вещи, и ему стало не до погони.
        Женщина размахивала руками, точно сама собиралась взлететь. Площадь наполнилась хлопаньем крыльев вспугнутых птиц. Дети заверещали, продавцы всякой сувенирной дребедени прикрывали собой прилавки, а фотоаппараты защелкали с удвоенной скоростью.
        Цепко держа в лапах банкноту, уворачиваясь от брызг фонтана, я только успевала лавировать в водовороте воздушных потоков, не забывая следить за тем, чтобы тетка не потеряла меня из вида. Для этого приходилось время от времени возвращаться назад, пролетая в опасной близости от молотящих по воздуху рук.
        Наконец настал тот миг, когда бумажку можно было отпустить. Я разжала лапы почти с сожалением: в моем кошельке обреталось фунтов меньше ровно в десять раз, если не считать пары мелких пенсов. Ведомая купюрой тетка свернула вправо, а мой путь ушел влево - в подворотню, а затем к задней двери ресторана «СэнтАлбан».
        Угораздило же Тэмаки зайти в одно из самых дорогих и популярных заведений столицы! По роду своей деятельности в воробьином виде мне приходилось бывать в различных кафешках и забегаловках столицы, там я прекрасно знала, в какую дырку залезть, а из которой - вылезть и откуда лучше всего наблюдать за подопечным. Но в подобные места мне еще залетать не приходилось.
        Ладно, не стоило привередничать: даже уборщика ждать долго не пришлось. Пока парень спешно затягивался сигаретой, спрятавшись от начальства за мусорным контейнером, я забралась в опустевшее ведро. А как только мы оказались внутри помещения, перемахнула через его край и была такова.
        Поначалу царящая на кухне суета огорошила меня. Посуда гремит, масло скворчит, кипящая вода шипит. Все куда-то несутся - только успевай уворачиваться от топающих ног. А эти выкрики, раздающиеся каждую минуту!
        - Заказ для столика пятнадцать!
        - Цуккини с лангустами! Две порции!
        - Заказ для третьего столика!
        - Гребешки а-ля рус!
        - Тыквенный чатни!
        - Десерт в банкетный!
        - Где соус, брэг задери!
        - Чистые тарелки, живо!
        Как люди работают в подобном дурдоме, не понимаю.
        Впрочем, в дни ежемесячных гашений кредитов у нас в банке бедлам еще почище творится.
        Прячась под столами, петляя среди кастрюль и бачков, я пробралась к выходу в зал. У стойки заказов очень кстати стояла накрытая скатеркой тележка официанта, куда я поспешила юркнуть. На этом мое везение закончилось. Тележку покатили куда-то в сторону подсобных помещений, долго нагружали всякой всячиной типа чистых полотенец и салфеток. Вылезти из нее не представлялось возможным. Пусть воробей и маленькая птица, но все равно хорошо заметная в безлюдном освещенном коридоре.
        Здраво рассудив, что в таком ресторане, как этот, Хиро проторчит не менее часа, а то и двух, я спокойно дождалась, когда официант покатит тележку в зал. Вскоре она затормозила, и я высунула клюв из-за скатерки. И конечно, ничего не увидела. То есть мне открылся «прекрасный вид» на стенную панель из красного дерева и краешек бархатной портьеры цвета бордо. Добравшись до нее короткими перепрыжками, по изнаночной стороне я взобралась к потолку. Обзор отсюда был несравнимо лучше.
        В интерьере ресторана преобладали оттенки бордового - ковролин, обивка мебели, портьеры. Другой его отличительной особенностью являлись хрустальные канделябры и зеркала. Последние были призваны зрительно увеличить небольшое помещение. Конечно, можно было обратиться к специалисту по манипуляциям с пространством, но применение магии в ресторанах такого класса считается дурным тоном. Нет интерьерным иллюзиям, в блюдах только натуральные продукты и никого из представителей магменьшинств в качестве обслуживающего персонала. Заведения, подобные этому, частенько обвиняли в дискриминации, но репутация была дороже потенциальных судебных исков.
        За всем пристально следил магинистратор, пресекающий любые проявления магии. Сегодня это был молодой парень романтической наружности. Особую прелесть, на мой взгляд, ему придавала коса, заплетенная колоском.
        Впрочем, вся эта антимагическая политика не мешала ресторану принимать гостей, надевших ради выхода в свет личины. Но обслуживали таких посетителей по утроенному тарифу. И сегодня их здесь хватало. Взять хотя бы того солидного мужчину, сидящего у стены, который пришел в компании суккуба. Чтобы последнюю пропустили в ресторан, видимо, пришлось доплатить особо. Наверняка сквозь призму обычного человеческого зрения она выглядит как потрясающей красоты и притягательности женщина, но для моей теперешней ипостаси суккуб - глубокая всасывающая энергетическая воронка, при взгляде на которую становилось физически плохо. Впрочем, примериваясь к ракурсу, на пробу я сняла слепок реальности с этой парочки, после чего завертела головой в поисках Хиро.
        Несмотря на дороговизну заведения, зал этим вечером был практически полон. Пустовала всего пара столиков, и то на них стояли таблички «Заказано». Официанты сновали бесшумными предупредительными тенями, ловя каждый жест, каждое изменение мимики клиента. Тихая ненавязчивая мелодия мягко вплетала в себя приглушенный рокот разговоров и позванивание хрусталя. А рассеянный свет канделябров располагал к задушевности.
        Столик, за которым сидел Хиро, угадывался на раз. Только оттуда могло так слепить глэмором. Разглядев, кто составлял компанию Тэмаки, я едва удержалась, чтобы не зачирикать от радости. Напротив главы юридической службы сидел мой счастливый шанс, даже можно сказать, джекпот. Леди Удача сегодня выглядела как красивая холеная блондинка в строгом сером костюме. И что самое интересное - глэмора на Магдалене Клинтон было не меньше, чем на Тэмаки Хиро.
        Я ее прекрасно поняла. Думаю, и вы поняли, если бы знали, какие легенды ходят о ревнивом любовнике Клинтон - первом вице-президенте правления нашего банка Лидо Майнере. Было дело, он уволил охранника, который помог донести Магдалене сумки до машины и разрешил себе вольность придержать даму за ручку, что зафиксировали камеры наблюдения. Мир не без добрых людей - запись дошла до руководства банка в считаные часы. Буквально на следующий день парень оказался на улице.

«Самосохранения ради», - думала я, лихорадочно делая слепки реальности.
        Хиро проводит тыльной стороной ладони по щеке женщины. Она накрывает его руку своей. Тэмаки притягивает к себе ее холеную ручку и нежно целует кончики тщательно наманикюренных пальцев. Магдалена кокетливо отмахивается и допивает бокал красного вина. Предупредительный официант тотчас наполняет его вновь. Хиро интересуется висящим на шее спутницы кулоном (простенькая бижутерия, плохо сочетающаяся с дорогим костюмом). Она снимает цепочку и в шутку одаривает ею Тэмаки. Милое препирательство, после которого он благоговейно прячет кулон в карман. И снова целует даме ручки.
        Надо же! А еще говорят, что жители Рассветной Империи сдержанны в проявлении своих чувств на публике.

«Оказывается, развенчивать мифы бывает весьма полезным», - думала я, съезжая вниз по портьере.
        Меня вновь разбудил болезненный тычок под ребра.
        Интересно, Хиро не учили будить девушек более деликатным способом?
        - Опять ты… - неприязненно заметил Тэмаки.
        - Опять, - вздохнула я, поднимаясь.
        - За вещами могла бы и завтра приехать, - сказал он, открывая передо мной дверь в квартиру. - Я уже понадеялся, что мне не придется сегодня тащиться в пригород. Видимо, зря.
        Я молча прошла внутрь, благоразумно не радуя его раньше времени новостью о том, что никуда меня везти не надо.
        Хиро щелкнул выключателем. Снял пиджак, ослабил узел галстука и с довольным вздохом стянул его через голову. Потирая шею, он поинтересовался:
        - Сколько времени тебе нужно, чтобы собраться?
        Скинув рюкзак на пол, я упала в кресло.
        - Нисколько.
        Скрестив руки на груди, рассветник замер напротив меня.
        - Что это значит?
        - Я остаюсь.
        - На каком основании?
        - Сейчас покажу.
        - Свидетельство о браке я уже видел, - ухмыльнулся Хиро, увидев, что я потянулась за рюкзаком. - Его повторное прочтение вряд ли меня впечатлит. Хотя твоя предусмотрительность впечатляет. Много копий сделала?
        - Достаточно.
        Посмотрим еще, кто будет смеяться последним!
        Порывшись, я вытащила стеклянный шар размером с мой кулак. Дешевая подделка из Поднебесной. Перезаписи не подлежит. Цветопередача отвратительная, изображение местами искаженное, мутное и двоится. Короче, картинка оставляет желать лучшего. Звук вообще идет с перебоями либо шипением, а местами и вовсе отсутствует, К тому же при сбрасывании в шар слепков часть информации, пусть и небольшая, но теряется.
        С другой стороны, что вы хотели за пять фунтов?
        Тэмаки легко поймал брошенный ему шар, что положительно охарактеризовало реакцию рассветника.
        - Не боишься разбить?
        - Продавец сказал, что он противоударный. Двухдневная гарантия.
        Он скептически хмыкнул и вгляделся в шар. Хиро мрачнел с каждой секундой. Мне тоже становилось не по себе.
        - Откуда это у тебя, Спэрроу? - Он поднял на меня тяжелый взгляд.
        - Фамильный секрет.
        Нехорошо улыбаясь, Тэмаки навис надо мной.
        - Разве мы теперь не одна семья и не должны рассказывать друг другу все-все?
        Я вжалась в кресло и промямлила:
        - Вы же были против…
        - Ты предоставила веский аргумент. - Хиро подкинул шар на ладони. - Вполне достаточный для того, чтобы я изменил свое мнение.
        Говоря это, он был страшен. Наверное, именно так улыбались островные каннибалы, гостеприимно зазывая мореходов к себе на обед.
        Несмотря на то что с момента последнего перекидывания не минуло и двух часов, ладони вновь зачесались.
        - У меня есть копия! - Мой голос едва не сорвался на крик.
        - Не сомневаюсь.
        Он сел на диван, откидываясь на спинку.
        - Кто это видел кроме тебя?
        - Никто.
        Зуд в ладонях стал почти нестерпимым. Стараясь дышать глубоко и размеренно, я снова полезла в рюкзак.
        - Хочешь показать мне еще что-нибудь?
        Я поднесла к губам ингалятор.
        - Нет.
        И глубоко вздохнула.
        От прилившей к лицу крови раскраснелись щеки. Колотящееся сердце понемногу успокаивалось, зуд в ладонях стихал.
        Хиро посмотрел внимательно на меня, затем на шар, после опять на меня. Точнее на ингалятор. В его раскосых глазах сверкнуло понимание.
        - Так ты - тотем? - усмехнулся Тэмаки.
        - Чего? - не поняла я.
        - Символ рода, - пояснил собеседник, снимая воробьиное перо у меня с плеча. - Живое олицетворение анималистического образа. Дух-покровитель, оберегающий всю семью. Явление редкое, но все же встречающееся как в Соединенном Королевстве, так и за его пределами. Думаю, излишне спрашивать, в кого ты превращаешься, не так ли, Спэрроу? То-то ракурс съемки мне странным показался…
        Ингалятор выпал из моих рук.
        - Откуда вы знаете… - с трудом выдавила я.
        - Мое последнее дело в уголовной практике. Закончив его, я свернул с… как там у вас говорится?.. С ухабистой дорожки на богатые банковские пашни. Такое нелегко забыть. Та лисица тоже постоянно принимала «подавитель». Глупо, я считаю.
        Хиро поднял с пола ингалятор и протянул мне. Поколебавшись, я взяла его и, так как не смогла преодолеть любопытство, спросила:
        - А за что ее судили?
        - Ее? Ни за что. Она проходила свидетелем по делу. Судили ее парня. Думаю, если бы это был кто-то другой, вряд ли она стала давать показания. Я так подозреваю, что ты тоже не спешишь рекламировать свои таланты? Хотя у тебя неплохо получается. - Он снова всмотрелся в шар, трансляция слепков, как правило, закольцована.
        Неожиданно мне стало стыдно.
        Порчу человеку жизнь, вламываюсь в жилье, лезу туда, куда и самым близким людям следует заглядывать с тактом и осторожностью.
        - Я не хотела вас шантажировать. Мне просто надо где-то пожить, пока я не смогу снять собственное жилье.
        Не слушая меня, Тэмаки слепо потянулся к пиджаку и нашарил в его внутреннем кармане сотовый телефон. Не отрывая взгляда от шара, он набрал номер. Там ему не ответили. Хиро перенабрал, и в этот раз ему повезло больше.
        - Шеф на месте? - не утруждаясь приветствием, поинтересовался Хиро.
        Голос в трубке был почти не слышен. Вроде бы мужской.
        - Ранний ужин?
        Судя по ухмылке Тэмаки, на том конце удачно, хотя и скабрезно пошутили. Но он очень быстро посерьезнел, отдавая приказания в трубку:
        - Отправь ребят к Максимилиано, пусть проверят… Да, сейчас… Это срочно… Срочнее не бывает… И еще, подгони кого-нибудь из тех, что понадежнее, ко мне… На обычное место… Да, тоже срочно. Пусть захватит пустой шар и инвентарь… Да. Все, жду.
        Он нажал отбой и начал собираться.
        - Что-то случилось с Магдаленой? - робко спросила я.
        Хиро, похоже, вообще позабыл о моем существовании.
        - Что?.. - Он непонимающе уставился на меня.
        - Это из-за того, что вы увидели в шаре? Я чем-то ей навредила?
        На меня поглядели как на недоразвитую, с жалостью.
        - А… Нет, к тебе это отношения не имеет. Все, я ушел. Вернусь через двадцать минут, тогда и продолжим наш разговор.
        Входная дверь хлопнула раньше, чем я осознала его слова.
        Спустя полминуты зазвонил забытый Хиро сотовый. Тонкий слайдер вибрировал и искушающе подмигивал светящимся экранчиком. Не в силах сопротивляться искушению, я взяла его в руки. Удовлетворить мое любопытство это не помогло - на экране высветились иероглифы.
        Очень предусмотрительно со стороны Хиро, не находите?
        Телефон смолк, и в то же мгновение раздался звонок в дверь, заставивший меня подпрыгнуть и выронить слайдер. Решив, что Хиро забыл ключи вместе с телефоном, я побежала открывать. Но вопреки ожиданиям, за дверью обнаружился совершенно посторонний рассветник.
        Глава 15
        На первый взгляд парень показался мне не старше Виргиния - лет восемнадцать, в крайнем случае девятнадцать. Но, поймав его жутковатый взгляд нетипично светлых для уроженцев Рассветной Империи глаз, я поняла, что незнакомец куда взрослее.
        Его красота носила утонченно-изысканный характер: точеные скулы, идеально-ровные брови, припухлые губы и аккуратные уши. Худощавый, небольшого роста. Пожалуй, выше меня всего на дюйм или полтора. Учитывая, что я невысокая даже для девушки, выводы можете сделать сами. Длинные темно-пепельные волосы, завязанные в низкий тугой хвост, выглядели так, словно их только что вымыли и высушили феном, а его кожа цвета кофе с молоком была безупречна.
        И судя по тому, насколько идеально темно-синий дорогой костюм сидел на его отнюдь не модельной фигуре, денег на одежду этот парень не жалел.
        - Привет, - как ни в чем не бывало поздоровался незнакомец, заглядывая ко мне за спину. - Тэмаки дома? Мне передали, что он меня искал. По случаю, я оказался тремя этажами выше.
        Наверное, это один из тех ребят, что «понадежнее», как выразился Хиро.
        - Здравствуйте. Вы с ним разминулись. Если хотите, можете его подождать, он сейчас вернется. - Я пошире распахнула дверь, - Проходите.
        Он усмехнулся уголком губ.
        - Что ж, с моей стороны глупо отказываться от приглашения. Благодарю.
        Парень переступил порог с некоторой опаской, точно прислушиваясь к собственным ощущениям, но вскоре успокоился. Дождавшись, пока он разуется, я прошла в зал.
        Идущий следом гость с интересом оглядывался. Даже подпрыгнул, пытаясь разглядеть, что там на антресолях. Как следует осмотревшись, он уселся в мое любимое кресло, расстегнув пуговицу на пиджаке.
        Его странные светлые глаза пристально следили за каждым моим движением. Мне даже стало как-то не по себе под этим выжидающим взглядом.
        - Что-нибудь хотите? - нервно поинтересовалась я. - Чай, кофе, бутерброды?
        - Нет, спасибо. Я только что плотно поужинал.
        - Не хотите, как хотите. А я выпью, - включив чайник, пробормотала я и полезла рыскать по шкафчикам. - И может, чего-нибудь даже съем.
        Ни кофе, ни чая не находилось, а откуда вчера Хиро доставал банку, я убей не помнила.
        - В шкафчике, слева от вытяжки, - проронил гость, неотрывно следя за моими метаниями. - Первая полка сверху.
        - Что?
        - Кофе там. И чай тоже.
        Я полезла в указанное место, предварительно сходив за табуреткой. Это высокому Хиро дотянуться до верхней полки раз плюнуть, а нам, рыжим пигмеям, приходится пользоваться подручными и подножными средствами.
        На верхней полке действительно стояли жестяные банки с разными сортами чая, а также две стеклянные с кофе - в зернах и молотым.
        - А как вы узнали?
        - По запаху.

«Врет, - решила я. - Наверняка он уже здесь бывал раньше, а мне сейчас пыль в глаза пускает своими якобы умениями».
        Из залитого кипятком чайничка заструился нежный аромат жасмина, а я сунула нос в суперсовременный хромированный холодильник. Тот был забит до отказа. Тут вам и йогурты, и творожок, и копченое мясо, и колбасы. Я уже молчу про сок и молоко. В общем, вопреки расхожим мнениям о холостяках, про свой желудок Тэмаки не забывал.
        - Могу я узнать имя моей любезной хозяйки? - донесся до меня в недра холодильника вопрос.
        О как загнул.
        - Элеонора Спэрроу. Можно просто Эла. Вы меня только извините.
        - За что?
        Я выглянула из-за дверцы холодильника и сконфуженно ему улыбнулась.
        - Слышала, что в Рассветной Империи принято при знакомстве обмениваться визитками, а их у меня нет и в общем-то не было.
        - Ничего, я как-нибудь это переживу. - Он оставался серьезен, но по голосу было слышно, что он забавляется. - Это мне надо попросить у вас прощения, что я до сих пор не представился. Меня зовут Бенджиро.
        - Бен Джиро, - повторила я, точно пробуя имя на вкус, и уточнила: - Бен - фамилия, а Джиро - имя, правильно? Или наоборот?
        Он расхохотался, культурно прикрывая рот ладонью.
        - Бенджиро - это имя. Правда, дал я себе его сам, но сути дела это не меняет.
        Разорив Хиро на кусок колбасы, полбатона и один огурец, я закрыла холодильник.
        - Я так понимаю, ни Беном, ни Бенджи вас лучше не называть?
        - Не стоит, вы правы.
        Пару бутербродов я соорудила почти мгновенно - так хотелось есть.
        - Извините, я сегодня еще не ужинала. А вы точно не голодны?
        - Поверьте, - улыбнулся Бенджиро, - когда я голоден - это сразу заметно, никаких отдельных приглашений мне тогда не требуется.
        Вообще-то обычно молчание меня не тяготит. Это не распространяется на случаи, когда я нахожусь наедине с кем-то, кто не сводит с меня пристального взгляда. Тогда во мне просыпается необходимость заполнить повисшую тишину. Музыка или ничего не значащая болтовня - все равно чем.
        - Может, вам телевизор включить?
        Знать бы еще, где пульт от «плазмы» находится…
        - Не беспокойтесь. Вы ешьте, ешьте - мне нравится смотреть, как ест симпатичная девушка. В этом есть что-то сексуальное. Вам не кажется, что в принятии пищи прослеживается нечто глубоко интимное? Не понимаю, как большинство может питаться в людных местах, это все равно что заняться самоудовлетворением на глазах у всех.
        Я подавилась отхваченным куском бутерброда.
        - Как-то не задумывалась об этом, - откашлявшись, выдавила я и отодвинула тарелку.
        - Умеете же вы поднять аппетит, Бенджиро.
        - Не принимайте на свой счет все, что говорят другие, Эла. Знаете, это вредно для душевного здоровья. Берите пример с меня. Если бы я каждый раз переживал из-за того, что обо мне говорят, а тем более пишут, то давно превратился бы в нервную развалину.
        - А вы, похоже, популярны.
        - В определенных кругах. Но обычно меня это напрягает только тогда, когда я соберусь поесть. - И совершенно непоследовательно спросил: - Вы живете вместе? С Тэмаки?
        - Я очень на это надеюсь.
        - А у меня, если это кого-то интересует, пожелания обратного характера.
        Мы дружно обернулись к подпирающему косяк Тэмаки.
        Бенджиро что-то быстро сказал, видимо, на языке Рассветной Империи. Хиро ответил ему столь же малопонятно. Разговор быстро развивался, обрастая жестикуляцией. Не переставая трепаться, Тэмаки прошел на кухню и беспардонно налил заваренного мной чая. Для себя, между прочим, старалась.
        Мне пришлось три раза покашлять и один раз дернуть его за рукав, чтобы на меня обратили внимание.
        - Что?! - рявкнул Хиро.
        Отступать было некуда.
        - Вообще-то некультурно разговаривать на языке, который хотя бы один из присутствующих не понимает.
        - Кого это волнует?
        - Меня.
        - Твое мнение здесь никого не интересует, если ты еще не заметила.
        - А культурный адекватный человек поинтересовался бы!
        Незаметно мы перешли на повышенные тона. Я не ожидала от себя, что высказывания Хиро взбесят меня настолько, что откуда-то найдутся силы ему отвечать. Кажется, даже в тему.
        - Таких здесь нет. Ты зря пришла.
        - Ну я же не с пустыми руками в гости заглянула.
        Хиро едва ли зубами не заскрипел. Я переводила дыхание, почесывая ладонь о край стола и размышляя, не кинуться ли к рюкзаку за ингалятором. Ну почему этот человек так выводит меня из себя!
        В свою очередь Бенджиро воспользовался паузой в нашем споре:
        - Забавная у тебя игрушка, Тэмаки. Взял бы поиграться, да боюсь сломать.
        Супруг взглянул на него исподлобья:
        - Так не бери чужого без спроса.
        - Руки сами тянутся.
        - Получить по ним не боишься?
        - Я давно ничего не боюсь.
        - Ну и глупо.
        - Глупо как раз бояться. Куда разумнее испытывать здоровое опасение по поводу возможных проблем.
        Хиро взбеленился окончательно:
        - Не пойти ли тебе со своими заумствованиями отсюда к… куда подальше.
        На что гость клыкасто улыбнулся и поднялся с места.
        У меня захолонуло в груди.
        Создатель, наедине с кем я провела последние двадцать минут!
        Хиро имеет полное право злиться и обзывать меня идиоткой, дурой и много кем еще. Ведь обратила же внимание на необычно светлые глаза гостя, да предпочла не придавать этому значения.
        Наверняка вы тоже вспомнили, что радужка у вампиров начинает выцветать уже через пять лет после обращения. И чем они старше, тем она светлее.
        У кровососов возрастом от двухсот лет красящего пигмента в радужке практически не остается, благодаря чему она кажется красной. Из кожи меланин выводится медленнее, но тем не менее. И лет эдак через двести - двести пятьдесят вампир являет собой образец, отображенный в мировой классике: смертельно-бледный, красноглазый кровосос.
        Многие из них предпочитают не шокировать публику. Они пользуются темными линзами - светлые им уже не помогают, а также прибегают к услугам салонов красоты, предлагающих процедуру «мгновенного загара». Поэтому-то в наше прогрессивное время чаще можно встретить кареглазого вампира, да к тому же загорелого, чем его классического собрата.
        Но я-то хороша! Прошляпить вампира! Мало того, пригласить его в дом, сведя на нет неприкосновенность жилища. Это же надо так опростоволоситься. Извиняет меня лишь то, что прежде видеть вампиров столь близко мне еще не доводилось.
        Ведьмы и вампиры не переносят друг друга на дух. Враждовать, конечно, не враждуют, но стараются по возможности не пересекаться. К тому же от мира богемы я далека, как моя зарплата от предела мечтаний. Не хожу по модным выставкам, клубам, разнообразным концертам и светским раутам, где вампиры - первые гости. Клан Спэрроу летает не слишком высоко, поэтому моя ночная жизнь обычно сводится к слежке за людьми, посещающими заведения средней руки. Заходить туда кровососы просто брезгуют.
        Нет, разумеется, вампиры не только предаются светским развлечениям - большинство из них чертовски хорошие игроки на биржах. Опять же именно у вампиров монополия на такой вид бизнеса, как Банки крови. Но только в безалаберной творческой среде можно охотиться, не боясь быть пойманным без лицензии. Куда проще наткнуться на инквизиторский патруль в темной подворотне, чем в укромном уголке на светском приеме.
        Честно признаться, все мои знания о кровососах были чисто теоретическими. В распоряжении у меня были библиотека Спэрроу-хилл и художественно-привирательные передачи по телевидению. Ну знаете: «В мире магии», «Невероятно, но факт»,
«Магменьшинства: от А до Я». Вот большинство информации - как раз оттуда.
        - Пожалуй, мне пора. - Бенджиро застегнул пуговицу на пиджаке и стряхнул несуществующую пылинку с плеча.
        - Причем уже давно. - Тэмаки вышел из-за барной стойки и замер рядом с вампиром, всем своим видом показывая, что ему не терпится избавиться от позднего гостя.
        Что оказалось не так-то легко. Тот обошел хозяина справа, доставая из внутреннего кармана пиджака визитницу.
        - Возьмите. - Вампир протянул мне карточку. - Вдруг вам захочется увидеть меня еще раз.
        Нашел идиотку!
        Я отшатнулась и невольно спрятала руки за спину, точно бумага могла обжечь мне пальцы. Бенджиро еще раз улыбнулся своей жутковатой улыбкой, положил визитку на стол и, кивнув мне на прощание, вышел. Хиро последовал за ним.
        Оставшись одна, я не смогла удержаться и взяла в руки глянцевый прямоугольник. На белой лощеной бумаге красовались четыре иероглифа. И все. Обратная сторона так и вовсе была чистой.
        М-да, море информации.
        Хотя мне доводилось слышать про подобные «связитки». Работает по следующему принципу: владельцу карточки посылается мыслезапрос о встрече, и если ваше желание взаимно, вы пересекаетесь в самое ближайшее время. Причем совершенно случайным образом. Каждая визитка заговаривается отдельно и стоит немалых денег, Иногда и маны. И зачем она мне?
        - Выбрось.
        Всецело поглощенная рассматриванием визитки, я не заметила, как вернулся Хиро.
        - Почему? - Я все равно не собиралась оставлять ее себе и этот вопрос задала чисто из противоречия.
        - Потому что я так сказал.
        Если вы когда-нибудь захотите, чтобы я вас проигнорировала, прикажите мне. Стопроцентный результат гарантирую.
        Карточка демонстративно заняла свое место в кармане рюкзака. Мимоходом я сделала еще один вдох из ингалятора - мне нужно было спокойствие перед долгим неприятным разговором. С видом «сама дура» Тэмаки прошел на кухню за уже остывшим чаем, неодобрительно глядя на недоеденный бутерброд.
        - На чем мы остановились? Ах да, ты меня шантажировала.
        - Ничего подобного!
        - Да ну? - Хиро отхлебнул чая и поморщился.
        Он выплеснул остатки в раковину. И стал заваривать чай по новой.
        - Это была просьба о помощи.
        - Видимо, у меня снова проблемы с языком. Я-то думал, когда человек приходит к тебе с некой информацией, обещая в случае отказа сделать ее достоянием общественности, это называется как-то по-другому. Например, шантажом.
        - Я не разглашаю некоторые подробности вашей… мм… частной жизни, а вы позволяете пожить тут некоторое время. По-моему, это честная сделка.
        - По-моему, честностью тут и не пахнет.
        - А вы принюхайтесь.
        - Дерьмо я всегда обхожу, зажимая нос.
        От этого спора у меня дико разболелась голова. Кажется, последняя доза сыворотки была лишней для сегодняшнего суматошного дня. Мне точно кто-то стучал молоточком промеж глаз. Я сдавила виски ладонями, пытаясь справиться с этой так некстати нагрянувшей головной болью. А после и вовсе прилегла на диван, свернувшись клубочком.
        Через некоторое время бьющие по ушам шум воды и звон посуды стихли, и перед моим мутным взором появилось серьезно-красивое лицо Хиро. Оно хмурилось и вообще было недовольно. Потом лицо исчезло, а вскоре мне стало тепло и хорошо.
        И я уснула.
        Небо куксилось, намереваясь в самое ближайшее время разрыдаться моросящим дождем. Тем не менее я шла не торопясь, полностью погруженная в размышления на злободневные темы «Что делать дальше?» и «Где взять денег?». Утренний диалог с Хиро по идее должен был пролить свет на некоторые их аспекты, но рассветник слинял из дома раньше, чем я проснулась.
        В свете вечернего дежурства на работу можно было заявиться часам к одиннадцати. Однако в четырех стенах сидеть не хотелось, поэтому я отправилась высматривать себе новые сапоги. На Мэгпай-стрит обувных бутиков хватало, но приглянувшиеся мне модели стоили как самолет.
        Ну, в том смысле, что в данный период жизни для меня купить такие сапоги или самолет - одинаково нереально.
        Продавщицы прекрасно это понимали, посему взирали на меня с жалостью и презрением, особое внимание уделяя моим затасканным кроссовкам. В сочетании со строгой офисной юбкой они производили на девушек за прилавком неизгладимое впечатление.
        Благоразумно решив продолжить поход по магазинам в более денежные времена и в менее престижном, а значит и менее дорогом районе, я поспешила унести ноги с Мэгпай-стрит. Они понесли меня в сторону работы, так как время уже было ближе к обеду, чем к завтраку.
        На Малой Трибунальной дома жались друг к дружке. Они словно боялись разбежаться, если их нечаянно вспугнут. В противоположность этому впечатлению учреждения здесь находились самые что ни на есть серьезные и солидные. Например, районный муниципалитет, окружной трибунал и даже миграционная служба. Последняя располагалась в самом конце улицы, стыдливо пряча крыльцо для выходцев с того света в подворотне.
        Я как раз раздумывала, не срезать ли мне путь через дворы или все-таки пойти окружной дорогой через площадь Трех фонтанов, когда открылась дверь и из миграционной службы вышли двое мужчин. Точнее один из них им был в недавнем времени, а ныне пол для него утратил всякое значение.
        В отличие от вампира опознать зомби - проще простого. Нет, это даже не серая кожа, ввалившиеся глаза и запах разложения, как можно было подумать.
        Согласно законодательству Соединенного Королевства и принятой магической практике поднять умершего можно только в течение трех дней со дня его смерти. Это, во-первых, положительно сказывается на сокращении сроков рассмотрения в суде исков со стороны банка. А во-вторых, «свеженький» зомби мало чем отличается от перебравшего накануне вечером гражданина, но роба из клеенки веселенькой расцветки сразу расставляет все по местам. Выходцу с того света такая одежда самое оно. Физиологические проблемы его больше не волнуют, а материал дешевый, не маркий, прочный и легко моется из брандспойта вместе с самим зомби.
        Вот и этого я опознала по колом стоящей голубой спецовке с рисунком в мелкую бабочку. Считается, что подобные орнаменты в одежде успокаивающе влияют на психику людей, находящихся неподалеку от живых мертвецов.
        Не знаю, как вам, а мне это мало помогает.
        К слову, в магбанк весьма охотно берут свежеподнятых мертвяков в охранники. А что, с ними можно быть абсолютно уверенными, что тот не заснет на рабочем месте. И в отличие от работников-людей, зомби на посту не увлекаются разгадыванием кроссвордов, собиранием сплетен и болтовней со всеми родственниками по межгороду за казенный счет. Опять же платить таким сотрудникам не надо - они работают в счет погашения долга банку.
        Повесив голову в клеенчатой кепке, долговязый зомби безучастно дожидался, когда его спутник просмотрит бумаги. Тот читал вдумчиво, шевеля толстыми губами и причмокивая.
        - Ну что, Триста Второй, пошли. - Мужчина засунул документы в папку, - Начальству сдаваться. Рабочую визу тебе аж на полгода дали. С возможностью продления.
        Мертвец кивнул и поднял на него пустой взгляд, заставляя меня замереть соляным столбом.
        Уж эти глаза навыкате и нос пятачком я долго еще не забуду. Это был зятек дядюшки Берни.
        Причем «был» - во всех смыслах этого слова.
        Глава 16
        Мари была полна энергии и новостей. Пока я снимала куртку и разматывала шарф, подруга восторженно тыкала мне в лицо новеньким артефактом. Его Браун прикупила вчера на распродаже в лавке чудес, куда они забрели с Люси после работы. Артефакт представлял собой деревянную фигурку мужичка с топором, высотой дюйма четыре. Вот этот самый топор и опускался со стуком всякий раз, стоило кому-нибудь неподалеку соврать. Занятая мыслями о встреченном недавно зомби, бывшем когда-то зятем Бернарда Спэрроу, я слушала Мари вполуха. Она же разливалась соловьем, какая этот
«правдоруб» классная штука. Он успел настучать на Клер, сказавшую, что ее новый костюм из бутика с Мэгпай-стрит, и на Ирэну, якобы ушедшую вчера вечером сразу домой.
        - Кстати, ты опять рано… - протянула Мари, подозрительно прищурившись. - Это наводит на размышления. И кроссовки на тебе вчерашние…
        Делая вид, что мне нет никакого дела до «правдоруба» в ее руках, я полезла в рюкзак за пакетом.
        - Не вчерашние, а единственные. И не ори на весь офис, пока я в туфли не переобулась. Дисциплинарного взыскания за ношение спортивной обуви в рабочее время мне только не хватало.
        Однако Браун не так-то легко было сбить со следа.
        - Ты точно дома сегодня ночевала? - Мари, поставив артефакт ко мне на стол и даже придвинув фигурку поближе, с нетерпением ждала, что я скажу.
        - Дома, конечно. - Мой ответ был исключительно правдивым.
        Топор «правдоруба» даже не дрогнул, на что Браун разочарованно вздохнула и отвернулась.
        А вопросы надо конкретнее задавать. Ну вот посудите сами, если бы подруга спросила: «Эла, ты сегодня ночевала в Спэрроу-хилл?», отвертеться я при всем желании не смогла бы. В то время как «дом» - понятие растяжимое и вольно трактуемое. К тому же что ни говори, а квартира Тэмаки в настоящий момент как раз пристанищем мне и являлась.
        Переобувшись, я взяла фигурку в руки и повертела ее, ища клеймо мага или знак ведьмы в попытке определить авторство. У трио «ВеликиЭ», например, знак - это три вложенные друг в друга буквы «Э», перекрывающие собой большую «С». Здесь же ничего подобного не находилось.
        - Будешь часто использовать, он у тебя выдохнется через день-два.
        - С чего ты взяла? - вскинулась Браун.
        - Ни знака, ни клейма нет. Значит, делали, вряд ли заботясь о качестве заговора и его долговечности. Унесла бы игрушку домой, пока ее тебе тут наши «честные» барышни не заездили. Тем более товар с распродажи возврату не подлежит.
        - Ну вот, умеешь ты испоганить радость…
        - Да не расстраивайся, «правдорубы» вообще не очень-то живучие. Мама за них всегда с большой неохотой берется. Говорит, в нашем мире от правды чаще бывают проблемы, чем польза.
        - Ваша мать, Спэрроу, говорит откровенную чушь.

«Правдоруб» в моих руках стукнул, а мы с Мари, синхронно вздрогнув, повернулись к начальнице, как всегда нежданно нагрянувшей в наш закуток.
        Она поправила очки на переносице и менторским тоном произнесла:
        - Вам бы следовало знать, Спэрроу, что проносить в банк самопальные артефакты, наравне с неучтенными информационными носителями, строго запрещено службой безопасности.
        - Это не Элино, это мое, - с убитым видом призналась Браун.
        Голос начальства смягчился:
        - Мари, от кого-кого, а от вас я такой глупости не ожидала. Уверена, ваш папа не одобряет подобные выходки. Но, возможно, это была не ваша идея. - Гранд-магесс бросила быстрый взгляд в мою сторону. - На вашем месте я серьезно пересмотрела бы свой круг общения и исключила бы оттуда личностей с подозрительными родственниками.
        Хоуп осторожно выглянула из-за перегородки сбоку, показывая мне язык.
        Знаете, я очень не люблю, когда всуе поминают мою родню. Особенно таким презрительным тоном. А еще после вчерашнего подслушанного разговора непереносимо хотелось плюнуть в физиономию Смит. Хотя бы в переносном смысле. Оба этих фактора сподвигли меня на следующее заявление:
        - Гранд-магесс, мне тут вчера рассказали, что вы чем-то сильно обязаны моей матери. Это правда?
        Лицо Хоуп вытянулось и поспешило скрыться, а начальница едва заметно вздрогнула, но быстро сориентировалась и уперла руки в крутые бока.
        - Что за бред! Нет, конечно. Мы с твоей матерью даже не знакомы, не говоря уже о…

«Правдоруб» застучал дятлом.
        - А вот магесс Полак говорила обратное.
        - Ирэна? - побагровела начальница, покосившись на притихший артефакт.
        Мой кивок не добавил хорошего настроения шефине.
        - Даже не знаю, кому верить. - Я притворно вздохнула под аккомпанемент стука, - Хотя, конечно, я вам больше доверяю, гранд-магесс.
        И от греха подальше поставила стучавшего «правдоруба» на стол к Мари. Та быстрым движением сунула артефакт в сумку и попыталась прикинуться мебелью. Начальница сжала зубы. Спустя всего мгновение на ее лицо вновь вернулось презрительно-уничижительное выражение.
        - Поменьше слушайте всякие сплетни, Спэрроу. А работайте, наоборот, побольше. На вас поступила жалоба из юридической службы, что вы затягиваете с каким-то простеньким отчетом по просроченной задолженности.
        Ничего себе, «простенький отчет»! Ну Хиро, ну змий подколодный! Я ему еще это припомню.
        В случае с На-Ма никакие оправдания не помогают. Только полная невозмутимость и побольше канцеляризмов в речи, желательно с отсылками на соответствующие банковские документы.
        - В прошлый четверг я уведомила мистера Тэмаки, что для предоставления данного отчета мне необходима служебная записка. Оную я получила только в понедельник. Согласно регламенту, срок предоставления запрошенных данных - пять рабочих дней, начиная с текущего. Сегодня только среда, вследствие чего мне искренне не понятны претензии юридической службы.
        Натали Монгрел похватала ртом воздух, похватала и, выдав: «Вот отчетом и занимайтесь, а не всякой чепухой!», удалилась. Спустя мгновение как она поднялась к себе, раздался звонок в секции сопровождения депозитов и ценных бумаг.
        Надеюсь, Ирэна недолго будет ломать голову, кто же это сообщил мне столь ценные сведения, и от души подставит свою «заклятую» подружку Хоуп при первой возможности. А если и нет, тогда я придумаю что-нибудь еще. Пусть очень нечасто, но во мне просыпается кровь тех, что «ВеликиЭ».
        - И что это вообще было? - недоуменно спросила Мари, посмотрев на меня.
        - Я так понимаю, несостоявшееся дисциплинарное взыскание. - Я наконец включила компьютер и, откинувшись на кресле, стала дожидаться, пока он загрузится.
        Впереди был долгий рабочий день.
        - Росс! Ну наверняка же должен быть способ! - Я лисой крутилась вокруг Хантера.
        Тот глубокомысленно жевал зефир, стыренный мной у Мари и принесенный в качестве
«подношения» этому божку машины.
        Эх, жаль, что сегодня Гарри снова отпросился, на сей раз провожать тещу - с ним куда проще договориться. Золотой души человек, чем все бессовестно пользуются. В том числе и я, если уж быть до конца честной.
        - Само собой, должен, - наконец выдал программист, отхлебнув чая и потянувшись за следующим зефиром.
        - Так расскажи как.
        - Сам пока не знаю. Завтра зайди.
        - Ну Ха-а-антер, - поканючила я.
        Но парень был что кремень.
        - Сказал завтра, значит, завтра.
        Ничего не оставалось, как поплестись восвояси.
        Вот в такие минуты мне сильнее всего хочется быть длинноногой блондинкой с бюстом, как у Андерсы Памлер, а не тощей рыжей девицей, которую со спины да в шапке частенько за подростка принимают. А бывает, что и глядя в лицо ошибаются.
        Будь я шикарной блондинкой, Хантер в лепешку бы расшибся, но нашел в программе необходимый мне отчет этим же вечером. Да еще потом бы полчаса разъяснял, как им пользоваться.
        С какой стороны ни погляди, неудачное какое-то дежурство выходило. Хотя если сравнивать с предыдущим, все не так уж и плохо. Впрочем, не будем загадывать - вечер еще не закончился.
        Дело, ради которого я поперлась нынче к Хантеру, как вы уже, наверно, догадались, было связано с той достопамятной встречей утром у здания миграционной службы.
        Но обо всем по порядку.
        Во второй половине дня на столе Браун появилась заветная синенькая папочка с надписью «Приостановления» на обложке. На сей раз внутри был всего один листок.
        - Майкл Макарофф, - торжественно зачитала подруга, явно не рассчитывая на оживленный диалог с моей стороны.
        В свою очередь я ждала только повода для беседы на интересующую меня тему.
        - И по какой причине упокоился упомянутый тобой бедолага? Сердечный приступ? Автокатастрофа? Неосторожное обращение с магией?
        - Утопление.
        - Это что-то новенькое. Такого еще, кажется, в твоей коллекции не было.
        - Эла!
        - А что «Эла»? Заметь, не я этот разговор начала.
        - Могла бы не поддерживать, - буркнула Мари.
        Ну сейчас.
        С самого утра мне не давало покоя ощущение неправильности той встречи на Малой Трибунальной. Не должно было существовать этого зомби. Умершие насильственным способом не подлежат поднятию и тем более общественным работам. В качестве исключения убитый может быть привлечен для дачи свидетельских показаний, да к тому же не покидая не то что кладбища - могилы.
        Зомби вообще можно заделаться лишь двумя способами (я сейчас законные способы имею в виду). Первый - крупно задолжать магбанку. Второй - сдаться (за деньги, само собой, и немалые) в посмертную кабалу некроманту. Все. Больше вариантов нет. Конечно, в военное время возможна всеобщая мобилизация недавно умерших граждан, но Вторая магическая война, слава Создателю, уже шестьдесят лет как закончилась.
        Поэтому в справке о смерти зятька дядюшки Берни в графе «причина», видимо, написано вовсе не «иссушение суккубом», а нечто куда более прозаичное. Вот бы посмотреть что. Так, из любопытства.
        Конечно, можно допустить, что зятек продался некроманту, но, если меня спросить, вариант с магбанком выглядел куда достовернее. К тому же никто не мешал мне проверить свою теорию на практике.
        - Слушай, а ты причину смерти в программу вводишь?
        - С какого перепуга?
        - А как тогда узнать, от чего клиент скопы… то есть преставился? Только из приостановлений?
        Мари, не будь наивной, сразу поняла, что дело тут не чисто.
        - Эла, а ты с какой целью интересуешься?
        - Да так, любопытно…
        Подруга вскинула бровь:
        - Мне «правдоруба» достать?
        Перспектива допроса с пристрастием не радовала.
        - Доставай, - как можно небрежнее заметила я. - На-Ма увидит - вообще взбеленится. Мне правда всего лишь интересно, по какой причине у нас нынче мужское население
«до тридцати» вымирает. То-то я все одна да одна.
        Самый верный способ отвлечь Браун - поднять тему моей неустроенной личной жизни.
        - Ты одна, потому что дура, - припечатала Мари. - Сколько я тебя на двойные свидания зазываю, а?
        Я сделала вид, что страшно жалею об упущенной возможности. Хоуп благоразумно не лезла в наш разговор. Да и вообще, вернувшись с обеда, она была на редкость тиха и незаметна.
        - Так зазываешь, значит. Может, я вообще… того… стесняюсь.
        - Ты?.. - Браун задохнулась от возмущения. - Стесняешься?!
        - А что? Если девушка из семьи потомственных ведьм, так все человеческое ей сразу чуждо?
        - Ну, я не то хотела сказать…
        - Люси! - крикнула я.
        - Чего? - отозвалась та из противоположной от нас секции.
        - Как думаешь, я стеснительная?
        - Чего?! - вытаращилась на меня нарисовавшаяся в проходе Вине.
        Чего да чего. Вот заладила. Неисправный пугач воров прямо. Вечно они у мамы сбоят при повторном заговоре.
        - Браун считает, что я наглая, как фейри.
        - Я такого не говорила! - запротестовала Мари.
        - Но подразумевала.
        - Ничего подобного! Вине, скажи ей!
        - Да ну вас, сами разбирайтесь, - отмахнулась Люси. - Мне работать надо.
        Коллега нырнула обратно в свою секцию, а мы с Мари снова остались с глазу на глаз.
        - Так что ты с приостановлениями делаешь? - как ни в чем не бывало поинтересовалась я. - Подшиваешь куда-нибудь? Как их поглядеть?
        Подруга молча протянула мне увесистую папку-регистратор.
        Служебные записки о приостановлениях были подшиты по дате вступления в силу, поэтому отыскать нужную оказалось не так уж трудно. Как уже упоминалось выше, поднять зомби можно только в течение трех дней после смерти - за этот период клиентов у банка скончалось не так уж много. Тем более что приостановление с интересовавшей меня датой смерти так и вовсе было в единственном экземпляре.
        Дэниэл Смит-Эванс. Двадцать шесть полных лет. Адрес регистрации: Ларквилидж, один
«а», Спринг-стрит.
        Вот как на самом деле звали зятя Бернарда Спэрроу. И умер он, по версии властей, от «летального приступа острой респираторной инфекции». Ну что ж, вполне благовидный предлог, звучащий намного пристойнее настоящей причины смерти.
        Интересно, что бы на это сказала специальная инквизиторская комиссия по делам
«возвращенцев с того света», особенно в свете того, что у суккуба остается влияние на поднятого мертвеца, а?

«Куда интереснее, как отреагировала бы эта комиссия на твое не лицензированное участие в сем неблаговидном деле. Не стоит вмешивать в дела семьи посторонних». - Бабушкин голос послышался мне столь отчетливо, что я невольно вздрогнула.
        - Ты чего? - Мари бросила на меня взгляд через плечо.
        Я поежилась:
        - Да так. Почитала. Аж страшно как-то стало.
        Подруга все поняла по-своему:
        - Вот и я говорю, хватай мужика, пока еще есть кого. Последний раз спрашиваю: пойдешь с нами в «СноуВайт» в следующие выходные?
        - А?.. - Не до конца осознавая, зачем мне это нужно, я запустила в программе выгрузку приостановленных договоров за последний месяц с разбивкой по датам и остаткам задолженности. - Ну да, пойду.
        Мари опешила от моей покладистости.
        - Правда?!
        - Угу. Только скажи этому своему… как его там?
        - Ричард Кларк.
        - Вот ему самому. Пусть друга приведет посимпатичнее.
        Подруга рассмеялась:
        - Ты нашу службу безопасности видела? На красавчика, вроде Тэмаки Хиро, можешь не рассчитывать.
        - Чтобы отхватить кого-то вроде Тэмаки Хиро, надо самой походить на шикарную Магдалену Клинтон, а не унылую Элеонору Спэрроу.
        Хоуп не удержалась и вылезла из-за перегородки.
        - А почему именно на Клинтон?
        - Ну она… такая… - блеяла я, затрудняясь с описанием. - А я…
        Вот как внятно и не подозрительно объяснить, почему я в данном случае назвала имя Магдалены?
        - В первую очередь, не надо быть дурой. - Мари, как всегда, была безапелляционна.
        - А во вторую, просто необходимо тратить деньги на себя и шмотки. И краситься тоже лучше не забывать. Внутренняя красота, конечно, хорошо, но мужикам подавай что-нибудь более наглядное и доступное. Думаешь, пригласил бы меня Ричард, если бы я одевалась, как ты?
        - Ну, спасибо!
        - Да пожалуйста!
        Мы гордо развернулись друг к дружке спинами. Словно в насмешку, на экран выскочило сообщение об ошибке и невозможности выгрузить заданный отчет. Еще две попытки результатов не дали.
        Вот так под конец смены я оказалась в кабинете у программистов, а спустя пять минут - уже за его пределами.
        Дежурство же в целом прошло спокойно. А к ночи неожиданно выпал снег. Легкий и мягкий, как гусиный пух. Он таял прежде, чем успевал коснуться мостовой.
        Засунув руки поглубже в карманы, я вышла из банка, морально приготовившись к неторопливой вечерней прогулке по центру, по широкой дуге обогнув ярко-сияющий Банк крови.
        Береженого… - сами знаете что.
        Людей навстречу попадалось - раз-два и обчелся. Середина рабочей недели - после девяти вечера весь народ по домам разбредается, придерживая содержимое кошельков для пятницы. Стоило мне сойти с Университетского моста, прохожие пропали вовсе. А следом прекратился и снег.
        Всю дорогу меня не оставляло странное чувство, что за мной кто-то наблюдает. Шаги за спиной. Смазанное движение в темной подворотне на грани видения. Поскольку район был одним из самых респектабельных, повсеместно висели мягко светящиеся хрустальные шары - инквизиторские «наблюдатели», но уютнее от них почему-то не становилось. Невольно я ускорила шаг, решив пожертвовать корпоративной маной - рядом с подземной парковкой в том фешенебельном доме, где проживал Хиро, был круглосуточный портал. Но как назло, попавшаяся по дороге телепортационная будка не работала. Висящая на двери наискось табличка извещала, что «магбанк проводит плановые технические работы».
        Конечно, не мне бояться за жизнь, но страх за собственное барахло еще никто не отменял - рюкзак в клюве при всем желании не унести.
        Я как раз вовсю уговаривала себя не поддаваться паранойе, когда с треском потух уличный фонарь. Мне на плечо легла рука, а тихий проникновенный голос произнес:
        - Ну что, попалась!
        Тело тотчас свело судорогой превращения.
        Глава 17
        Не знаю, кто испугался больше. Я, когда меня под внезапно потухшим фонарем схватили за плечо. Или Малыш, узревший мою перекошенную физиономию в перьях. Наверно, все-таки он, потому что я нашла в себе силы втащить парня за куртку в темную подворотню, прошипев при этом «Не орать!». В то время как Виргиний открывал и закрывал рот да таращил на меня глаза.
        После резкой остановки превращения меня слегка потряхивало. Я провела дрожащей рукой по щеке, скатывая с нее мягкие, не успевшие загрубеть перья.
        - Ты… это… чего… - просипел наконец оборотень, - такая?..
        Надо же, какие мы нежные и впечатлительные! Девушки в перьях испугался! Он свою-то мордень в другой ипостаси вообще видел? Вот где страх.
        - Ничего, - буркнула я, скидывая с плеч рюкзак и всовывая его в слабеющие руки Малыша. - Ну-ка подержи.
        Влажные салфетки нашлись, разумеется, в самом низу. На то, чтобы более-менее очистить физиономию и руки от перьев, ушло минут пять. Хорошо еще, что при перекидывании они в первую очередь покрывают открытые участки кожи. Спохватись я на пару мгновений позже, либо смены ипостаси было бы не избежать, либо застряла бы между ними.
        От запоздалого осознания руки затряслись так, что я едва не выронила ингалятор. Пришлось покрепче сжать его обеими ладонями. Глубокий вдох… Теперь стало возможным разговаривать.
        - Уй! - Малыш схватился за ушибленное плечо, а я за отбитый кулак.
        - Ты какого брэга к людям так подкрадываешься! - Я отобрала у него рюкзак обратно.
        - А если бы меня удар хватил?! Что бы потом с трупом делал? Съел?
        Парень сунул руки в карманы косухи и на всякий случай отступил на пару шагов.
        - Вот еще. Нужно мне несварение, - пробурчал он, изучая носки моих кроссовок. - Я непонятно что в рот не тащу.
        Вы поглядите на этого гурмана!
        - Откуда ты вообще здесь взялся на мою голову?!
        Виргиний обиженно засопел:
        - Я вчера приезжал в Спэрроу-хилл, а тебя там не оказалось.
        - Меня оттуда выставили. К мужу на постой. - Надев рюкзак на плечи, я придирчиво осматривала одежду на предмет зацепившихся перьев. - Разве тебе не сказали?
        - Сказали. И вообще, - Малыш поднял на меня обиженный взгляд, - как насчет спасибо?
        - За что?
        - Я тоже нервный. - Он вернулся к изучению моих кроссовок. - Мог бы и покалечить, переволновавшись.
        Мне стало не по себе.
        Святая правда, мог. Располосовал бы с перепуга. Конечно, на мне заживает как на собаке, то есть воробье, но потом мне пришлось бы делать прививки против ликантропии больше месяца.
        Вот уж увольте.
        Стать оборотнем через укус и уж тем более царапину невозможно. А вот заработать хроническую бессонницу или лунатизм, обостряющиеся в полнолуние - запросто.
        Наверняка вы тоже слышали или читали, что пару столетий назад верили, что человек может обернуться волком кучей способов. Например, попасть к злому колдуну под горячую руку, чтоб он бедолагу хорошенечко так проклял. Или перекувырнуться назад через девять ножей. А еще можно съесть мозг волка (обязательно сырой!) или выпить воды из волчьего следа. Ну и разумеется, быть покусанным оборотнем. Не знаю, как вы, а я от души похохотала. По мне так после подобных экспериментов можно получить переломы, глистов и суровую диарею, а вовсе не способность к превращению. Но многие верят в эти «народные методы» до сих пор, пусть уже давно научно доказано: истинным оборотнем исключительно рождаются, а никак не становятся.
        К слову сказать, к разозленному колдуну в любом случае под раздачу лучше не попадать. Волком, конечно, не станете, но неприятностей огребете по полной программе. Поверьте нашему семейному опыту.
        - Ладно, забыли. Мы оба хороши.
        Малыш облегченно вздохнул. Его глаза блеснули любопытством в полумраке.
        - Эла, а ты кто? Я никогда про таких оборотней не слышал.
        Я бросила быстрый взгляд на пустую Набережную. Звуки по воде разносятся далеко.
        - Я - не оборотень.
        - А кто?
        - Долго рассказывать.
        - Да мы вроде никуда не торопимся. - Виргиний потер замерзший нос, всем своим видом показывая, что от объяснения мне не отвертеться. - Прошвырнемся в паб? Я чего-нибудь принял бы для согрева и успокоения.
        - Я бы тоже… Ой! - Настало время вспомнить, что я вроде как старше и умудренней. - То есть… Несовершеннолетним алкоголь не положен.
        Парень заговорщицки подмигнул:
        - Тут неподалеку есть один приличный паб, где на это закроют глаза. Ну так как? Идет?
        Перспектива совместного времяпрепровождения меня не то чтобы ужасала, но особо и не радовала. Тому были веские причины.
        - А у тебя есть на что? Я на мели, сразу предупреждаю.
        - Не боись! Все за счет заведения. - Он схватил мою руку и потащил по направлению к метро.
        Я с тоской оглянулась на удаляющийся дом Тэмаки. Вряд ли в пабе покормят, а у Хиро в квартире скучает без меня битком набитый холодильник.
        Разумеется, «недалекий приличный паб» обернулся жуткой дырой в пятой юго-восточной зоне. С другой стороны, парень не потащил меня в родной, печально известный Рукери, и на том спасибо.
        Больше половины букв на вывеске не горело, поэтому название паба в моей голове не отложилось. Внутри же было тесно, душно, шумно и до головной боли накурено.
        Виргиний урвал нам столик у самой стены, за сценой, отгороженный от зала здоровенными колонками. Слава Создателю, они были выключены.
        - Мы обычно здесь с ребятами из группы зависаем, - в ответ на мой недоуменный взгляд пояснил он. - В этом пабе у нас живые выступления - с четверга по воскресенье. По понедельникам и вторникам у Рокки один фокусник-зомби халтурит. Но сегодня среда, так что можем посидеть спокойно. Погоди, я сейчас.
        Парень утопал к бару, а я вскарабкалась на табурет. Зал отсюда просматривался плохо, зато и чужое внимание не досаждало. Тем более что женщин в пабе практически не было. В основном здесь выпивали мужики - самой что ни на есть рабочей наружности. Их разговоры, больше похожие на площадную брань, резали слух. И познакомиться с этими ребятами поближе я желанием не горела.
        - А вот и я! - Смахнув рукавом косухи окурки, Малыш поставил на стол пару пол-литровых бокалов с элем.
        Придвинув к себе тот, что поближе, я заметила:
        - Мне казалось, мы хотели согреться.
        Запотевшее стекло стакана леденило пальцы.
        - В долг здесь наливают только эль. - Виргиний уселся напротив. - К тому же от чего покрепче мне крышу сносит напрочь.
        Заметка на будущее: оборотням не верить и не наливать.
        Здраво рассудив, что в нынешних условиях не мне качать права и требовать выпивки, я решила сменить тему:
        - Ты играешь в группе?
        - Ага. Я - барабанщик.
        - Круто. - Я отхлебнула из бокала. - От девчонок, поди, отбоя нет.
        В отличие от заведения эль оказался отменным. Терпкий, с высокой шапкой пены и карамельным привкусом. Прямо как я люблю.
        - Да ну этих дур. - Малыш отвел взгляд. - Нужны они мне…
        Все понятно. Толерантность к магменьшинствам - это одно, а встречаться с парнем-оборотнем - совсем другое.
        - Что, неужели девчонки сбегают, прослышав о твоей ипостаси? - сделав еще один большой глоток, посочувствовала я.
        - Где-то третья часть из них, - не поднимая взгляда, Виргиний пожал плечами. - Другая треть начинает кидаться с возгласами: «Возьми меня, мой дикий зверь!», а оставшиеся идиотки пристают с вопросами, трахался ли я когда-нибудь в измененном состоянии.
        Кажется, я уже сокрушалась о нравах современной молодежи? Так и хочется добавить еще пару эпитетов. Но понимающее молчание в данной ситуации, пожалуй, будет самым верным выбором.
        - Одна ты нормально отреагировала. Теперь понятно почему.
        Интересно, мне померещилось, или в его голосе и на самом деле послышалось разочарование.
        - Тебе бы такую семейку, как моя, ты еще не на такое спокойно реагировал бы. - Я понизила голос и придвинулась к Малышу поближе. - Знаешь, я только в школе поняла, что уже столетие как покойный прапрадедушка в няньках, бегающие по дому наперегонки кастрюли и бродящие по ночам с места на место парковые деревья - это не совсем нормально. Мягко выражаясь.
        Он заразительно рассмеялся. А мне неожиданно подумалось, что когда он подрастет и слегка заматереет, девчонки будут из-за него волосы друг другу рвать. А «клеймо» оборотня станет всего лишь будоражащей девичье воображение пикантной особенностью.
        - Так что ты хотел узнать? - Не сидеть же нам здесь, стесняясь друг дружки, до самого закрытия метро.
        Малыш покрутил одну из сережек в правом ухе и ненадолго задумался.
        - Че-та столько всего хотел спросить, а так сразу и не соображу.
        - Ну начинай с того, что хочешь узнать в первую очередь.
        Моя подсказка вогнала его в еще больший ступор.
        - Почему ты сказала, что не оборотень? - выпалил он после тяжких раздумий.
        - Наверное, потому, что я - не оборотень.
        - Святой Йорик! Ну, Эла!
        От этого вопля в пабе даже разговоры на секунду стихли. Впрочем, через мгновение они возобновились как ни в чем не бывало.
        Я засмеялась. Больно уж интонации Виргиния напомнили мне Мари.
        - Ладно-ладно. - Хватит шуток. А то действительно сидеть нам тут долго придется. - Проклятая я.
        - Чего?!
        В этот раз тишина продержалась подольше. А кое-кто даже попытался рассмотреть, что там творится за нагромождением колонок.
        - Тише ты! - шикнула я на парня, затем вернулась к теме разговора: - Ты знаешь, как появляются оборотни? А ведьмы?
        - Откуда берутся дети, нам еще в школе, в шестом классе на уроке сексуальной грамотности рассказали, - пробурчал Малыш.
        Сообразительный парень.
        - Все верно. Оборотнем, ведьмой, баньши, суккубом и тому подобное можно только родиться. И лишь вампирами, зомби, вурдалаками и так далее становятся в посмертии. Этот основополагающий принцип классификации магических существ…
        - Ты издеваешься? - перебил меня Виргиний. - Я школу бросил месяц, а не десять лет назад. Какого брэга ты мне тут эти прописные истины толкаешь?
        - Для наглядности. Чтоб потом дурацких вопросов не появлялось. Так перебивать будешь или слушать?
        Парень кивнул. Немного подумал и уточнил:
        - Буду слушать.
        - Отрадно слышать. Короче, у ведьмы всегда родится ведьма, а у оборотня - оборотень, тут главное с полом будущего ребенка правильно попасть. Так, например, родившийся у ведьмы мальчик вырастет самым обычным человеком, а дочь оборотня не сможет перекидываться в звериную ипостась, хотя и будет очень восприимчива к фазам луны. Правда, вовсе не все особы женского пола с фамилией Спэрроу - ведьмы. Только из нашей, давкаутской ветви клана.
        Я сделала многозначительную паузу.
        - Но ты не ведьма, - в очередной раз не посрамил свою сообразительность Малыш.
        - В точку. - Бокал пустел быстрее, чем ожидалось. - Мой дар проявляется по-иному, я даже сказала бы, в извращенном виде. Виной тому мощное проклятие, наложенное на наш род тьмущу лет назад.
        - Это как?
        Так уж повелось, что в проклятиях, которые сыплются на наш род, по большей части виноваты наши же мужчины (о склочной прапрапрабабке Элен Спэрроу речь сейчас не идет). Оно и понятно, надо же им как-то самовыражаться на фоне ведьмовского дара у прекрасной половины рода. Вот предок Артур и проявил себя, как мог.
        Тут стоит упомянуть, что женщины в нашем роду если и выходят замуж, то фамилию мужа не берут. Мало того, мужчина, решившийся взять в жены ведьму, становится частью нашего многочисленного клана. И возможно, если бы Эллис Спэрроу остановила бы свой выбор не на Томтитсе, а, скажем, на ком-нибудь из Пиджинов, я бы сейчас здесь не сидела.
        - Обещаешь сохранить в секрете все, что я сейчас тебе расскажу?
        Не то чтобы наша семья делала из этого особую тайну, просто широкая огласка нам ни к чему. Инквизиция, сами понимаете. Не хотелось бы, чтобы об этом узнали у меня на работе. Проклятие как инвалидность: вроде бы твоей вины в этом нет - со всеми может случиться, но при встрече дети в тебя тычут пальцами, а взрослые стыдятся встретиться взглядом.
        И вообще, я считаю, проклятие, как шестой палец на ноге - мое личное дело. Кому хочу - тому показываю. Ну или когда другого выбора нет.
        - Серебра мне в брюхо, если я проболтаюсь! - горячо уверил меня в своей надежности Малыш.
        - Как я уже говорила, началось это давным-давно. Один мой предок захотел такой же силы, как у его жены-ведьмы, а магбанков в те дремучие времена еще не придумали. Он был из тех Томтитсов, что хоумсвильские. Слышал про таких?
        - Не-а.
        - Твое счастье. А мужику так не повезло. Ведьмами у него были мама, сестры, бабушка да жена до кучи. Благодаря чему предок Артур, говоря языком современной психологии, стал человеком мало того, что с комплексом неполноценности, так еще и нереализованных амбиций. Но нашелся некто, кто помог ему их реализовать. Не за бесплатно, само собой. Я доступно объясняю?
        Малыш подпер рукой щеку.
        - Не сказал бы. Но ты не отвлекайся, дальше давай.
        - Так вот, этот самый предок, сказав жене, что едет на заработки, подался в услужение к самому по тем временам сильному магу.
        - И че, она не догадалась, что он ей врет, как пойманный на кармане щипач? Какая ж она после этого ведьма была!
        - Какая, какая… Беременная она была. - Виргиний покраснел, а я продолжала: - Это не афишируется, но первые три-четыре недели беременности, особенно если ведьма ждет девочку, дар изменяет ей. В общем, неудачное стечение обстоятельств, или, как написано в нашей семейной хронике, злой рок, чья тень упала на род Спэрроу.
        Я хотела сделать еще один глоток, но неожиданно оказалось, что мой бокал уже практически пуст. Пришлось продолжать рассказ «на сухую».
        - Не подозревающий о том, что он уже пару недель как будущий счастливый папаша, Артур взялся за исполнение своей давнишней мечты. А Мерлин ему в этом деле подсобил. Вообще-то уровень выработки маны у мага не намного выше, чем у обычного человека, и насколько я могу судить по описаниям в хрониках, он, договорившись с третьей силой, провернул обычную факторинговую сделку и…
        - Чего? - не понял Малыш.
        - Ну как бы это попроще объяснить… - Как бы между прочим я взяла позабытый Виргинием бокал и отлила из него эля себе. - Это когда два человека договариваются, что платить первому за полученные блага будет кто-то вообще третий, с которым второй при случае сочтется.
        - Разводилово какое-то, - засомневался парень.
        - Не разводилово, а обычная магбанковская сделка. Наравне с форфейтингом и магбанковскими гарантиями. - Поймав непонимающий взгляд Малыша, я вздохнула. - Ладно, об этом как-нибудь в другой раз. О чем я? Ах да, о Мерлине. Взамен он потребовал, в лучших сказочных традициях, то, о чем Артур пока еще не знает. Предок у меня сказки не жаловал, поэтому не раздумывая согласился.
        - Вот дятел!
        Я была полностью с ним согласна. За что и предложила выпить. Тост прошел на ура. Мысль о том, что я спаиваю подрастающее поколение, конечно, пришла мне в голову, но надолго там не задержалась.
        - А что потом было?
        - Узнав об условиях сделки, Эллис Спэрроу выгнала муженька из дома и отказалась платить. У ведьм с разводом вообще быстро - благоверного и сундук с его барахлом за порог, да пусть еще спасибо скажет, что своими ногами ушел, а не уполз, ускакал, уплыл и так далее. Мерлину такой расклад не понравился. Он продолжал настаивать, что, согласно законам Соединенного Королевства, судьбу родившегося в задокументированном браке ребенка определяет отец. На что Эллис заявила, что это не отец - сволочь распоследняя, и ребенок не ребенок вовсе, а так, птенец неоперившийся. А Мерлин ответил: ну раз так, пусть этот род только воробьями полнится. Одного живущего будет вполне достаточно, сказала Эллис, оставляя за собой последнее Слово. Вот с тех пор и повелось: одна проклятая сменяет другую. Я родилась как раз на сороковой день после похорон прабабки Эмбер.
        - Эй, погоди! Артур, Мерлин… Ты это… самое… того!..
        Эх, переоценила я сообразительность парня.
        - Сам ты того. Ты у нас в Давкауте королевский замок видел, что ли? Имя популярное в те времена просто было. Артур-то. Наша семейка дворянское звание лет триста назад всего прикупила. И то зачем, непонятно - наследников по мужской линии все равно нету.
        Последнее я сообщила, чтобы Малыш не сообразил, что про Мерлина я ни слова опровержения не сказала. Человеческие жертвоприношения обычно положительный образ магов весьма и весьма портят, о чем они и сами прекрасно знают, изымая из своих хроник целые абзацы, а то и главы.
        - Понятно, - протянул Виргиний, пододвигая ко мне свой стакан.
        В два глотка я осушила и его. Мне стало совсем хорошо, хотя голова потяжелела. Наверное, поэтому мысли как-то путались, а язык развязался окончательно.
        - Знаешь, Ба считает, что вовсе это и не проклятие, а дар. Ха-ха, три раза. Это мне, а не им приходится таскаться по всяким подворотням, выручая наших дебильных родственничков! А ты в курсе, сколько их?!
        Парень помотал головой. За плечо я притянула его поближе.
        - До брэга их, Малыш. - Мой голос понизился до свистящего шепота. - Этих чокнутых Спэрроу просто до брэга, и всем я обязана помочь. А они вечно во что-то влипают. Вечно! Было дело, у дэвильских Спэрроу соседи сперли заветный рецепт пудинга, а я потом две недели копалась у тех в мусоре да подслушивала под окнами в поисках доказательств. Малыш, ты можешь себе это представить?! Две недели, каждый вечер, как последняя идиотка, летала в Дэвиль. Это шестьдесят миль от Давкаута, между прочим! Думаешь, потом мне кто-нибудь спасибо сказал?
        Болезненно морщась, Виргиний кивал, пытаясь аккуратно освободить плечо из моих цепких пальцев. Но избавиться от меня, нашедшей наконец-то того, кому можно высказать все, что наболело, было не так-то просто. Малыш покорно выслушал с десяток историй Спэрроу со всего графства, пока разговор не дошел до зятька дяди Берни.
        - А последняя история, страх какой. Знаешь, сколько я всего натерпелась, выбираясь из этого вашего Богом забытого Рукери?! Вот скажи, оно мне надо было - следить за тем связавшимся с суккубом идиотом? Если своих мозгов нету, я тут при чем?
        Виргиний вывернулся-таки из моих пальцев.
        - Погоди-погоди, так ты тоже там была?! И нас видела, да? И чего тогда спрашивала?
        - Да нет, я раньше улетела. И правильно сделала! Нечисто что-то с этим делом. Представь, я встретила его сегодня утром, покойничка нашего.
        - Эла, похоже, ты перебрала. - Он издал нервный смешок.
        Я схватила его за воротник косухи.
        - Ты не понимаешь! Зомби он был. 3-о-омби!
        - Ладно-ладно, я понял. - Малыш аккуратно отгибал один мой палец за другим.
        Колонка с противным скрипом отъехала в сторону.
        - А у нас тут, оказывается, дамы, - фальшиво удивился чей-то голос.
        Я подняла мутный взгляд на здорового рыжего детину. Возможно, в этом виноват выпитый эль, но парень даже показался мне симпатичным. Грубоватые, но приятные черты лица. Одет был в джинсы и рыбацкий свитер грубой вязки. Отпихнув ногой, обутой в тяжелый ботинок с рифленой подошвой, колонку еще немного в сторону, парень подошел вплотную к нашему столику.
        - Привет, красавица! - поощренный моей улыбкой, пробасил он.
        Красавица. Хм… Похоже, гражданин принял на грудь побольше моего.
        Оборотень слез с табурета, втираясь между мной и нежданным поклонником. Посетители паба с интересом следили за развитием событий. Детина опустил на плечо худосочному Виргинию пудовую пятерню:
        - Эй, малец, детям спать давно пора. Шел бы домой, взрослые тут без тебя разберут…
        Договорить он не успел - не без помощи удара в челюсть, полученного от оборотня, неудачливый ухажер отлетел к барной стойке, где и затих. Малыш тотчас сдернул меня за руку с табурета и поволок к задней двери. Судя по шуму и крикам за нашими спинами, с легкой руки, а точнее кулака Виргиния, в пабе зачинался душевный мордобой.
        Но меня в этот момент больше всего интересовало, что скажет Хиро на мое очередное появление под дверью своей квартиры, и будут ли в его приветствии цензурные слова…
        Глава 18
        Вот что сделает нормальный муж, увидев на пороге припозднившуюся нетрезвую жену? Учинит скандал? Обольет презрением? Попытается воззвать к совести?
        - Надо же, приперлась, - хмыкнул Хиро, распахивая передо мной дверь. - Ну, проходи.
        После чего развернулся и спокойненько, не дожидаясь меня, пошел обратно, в глубь квартиры, на ходу поддергивая вверх рукава кардигана цвета маренго. Видимо, совсем недавно с работы вернулся, еще не успел переодеться. Кстати, в комплекте со светло-серыми брюками и антрацитовой рубашкой вид у супруга был весьма стильный. Впрочем, как всегда.
        С непонятной обидой я посмотрела ему вслед.
        Никто здесь и не говорит, что у нас с Тэмаки нормальный брак. Но можно хотя бы сделать вид для прильнувшей к глазку миссис Грабовски!
        Эх, надо было притащить с собой Виргиния - он же рвался проводить меня до дверей. Однако консьерж так неодобрительно поджимал губы при взгляде на парня с пирсингом в кожаном прикиде, что Малышу пришлось смириться и топать назад, к метро. Мы уговорились встретиться завтра вечером на площади Трех фонтанов. Оборотень обещался разузнать поподробнее о моем почившем родственничке. Видели ли его в том районе раньше. Если да, то что за девушка с ним была и все такое прочее.
        Не знаю, зачем мне это понадобилось, но интуиция подсказывала, что информация очень даже пригодится.
        В гостиной меня ждал сюрприз. К сожалению, это был не коленопреклоненный Хиро, вымаливающий прощение за свое хамство.
        - Доброго вечерочка, лапушка. Ты поздно.
        - Да, дочка, ты подзадержалась, не находишь?
        - Элка, где это ты шаришься без нашего ведома?!
        Не ждали, не гадали. Трио «ВеликиЭ» в полном составе.
        Судя по тетушкиному летному шлему, бабушкиному джинсовому комбинезону и маминому длиннющему шарфу в зелено-оранжевую полоску (родительнице ну уж очень нравится, как он развевается по ветру), добирались мои дамы сюда по воздуху.
        - Вы чего тут? - хмуро поинтересовалась я, сбросив на пол рюкзак.
        Стаскивая следом провонявшую куревом куртку, я очень жалела, что не сняла ее еще в прихожей. Нюх у тети на зависть.
        - Как это чего, лапушка! - как назло кинулась ко мне тетушка Э, забирая из рук куртку. - Какой день тебя дома нет. Места себе от беспокойства не находим.
        Мама тоже встала, но подходить не спешила.
        - Дочка, ну неужели трудно домой позвонить или воробья прислать с весточкой? Мы же переживаем, где ты, как ты.
        - Совсем совести у девки нет, - внесла свою лепту Ба.
        Похоже, квартира Хиро магическими шарами не просматривается. То-то прилетели, и трех дней не прошло, да еще такие недовольные.
        - Я вас не просила меня из этого самого дома выгонять. - Мне никак не удавалось поймать мамин взгляд. Она виновато его отводила.
        - Мы тебя не выгоняли. Сама вышла… - Ба сделала многозначительную паузу. - Замуж. И тебе ли не знать закон. Под сводами Спэрроу-хилл живут только Спэрроу, Ты можешь вернуться сразу же, как только твой муж войдет в наш клан.
        Угу. Как войдет, так почти сразу его оттуда вынесут. Вперед ногами. Не уверена, что даже благословенному под силу одолеть предсмертное проклятие.
        Вышеупомянутый супруг уселся за барную стойку, благоразумно не вмешиваясь в разговор. Но внутреннее чутье мне подсказывало, что надолго благоразумия у Тэмаки не хватит.
        Собравшаяся было вернуться к дивану и (что греха таить) втихаря обыскать карманы, тетя повела носом. Сначала она обстоятельно обнюхала куртку, а после потребовала:
        - Ну-ка дыхни!
        Обреченно вздохнув, я дыхнула.
        - Солнышко, ты что, пила? И курила?! - Тетушка смерила меня придирчивым взглядом.
        - Да еще в компании с мужчиной?
        Интересно, как она это определила? Или это был вопрос наудачу?
        - И не одного, - пробормотала я, пятясь к кухне. - Мужчин там вообще до брэга было.
        Тетя Э развернулась к бабушке и победно на нее поглядела.
        - Вот! Я давно говорила, что девочку надо отправить в самостоятельный полет. - Она утерла несуществующую слезу. - Малышка-то выросла.

«Малышка», в свою очередь, пятилась до тех пор, пока чувствительно не ткнулась поясницей об край барной стойки. Дальше отступать было некуда. К тому же прямо за моей спиной стоял Хиро. Если чуть скосить глаза, можно было даже увидеть его длинные красивые пальцы, барабанящие по столешнице.
        - Засиделась девка дома, - поддакнула бабушка, дергая маму за длинный шарф. - Она еще поблагодарить нас должна. Правда, Эсме?
        - Трудно сказать, - вздохнула мама и, повинуясь требовательному дерганью, вновь села на диван по левую руку от бабушки. - Для меня Эла навсегда останется ребенком.
        Неожиданно ни у кого не нашлось, что съязвить.
        - Кстати, вы здесь давно? - в очередной раз покосившись на барабанящие пальцы Хиро, упавшим голосом поинтересовалась я.
        - Достаточно.
        - Прямо перед тобой пришли.
        Бабушка и рассветник ответили практически одновременно.
        То-то, когда мы с Малышом зашли в фойе, у консьержа был такой обалделый вид и остекленевший взгляд. Совсем как у меня сейчас.
        - И нам тут даже чаю не предложили, - сварливо уточнила Ба.
        - Как ни прискорбно разочаровывать тебя в супруге, лапушка, но это так. - Тетя плюхнулась на диван от бабушки по правую руку. - Ни чая, ни кофе, ни даже водички из-под крана!
        Прямо глаза мне открыли, честное слово!
        Последней уборщице в банке известно, что вежливость у Хиро не просто хромает - она передвигается на инвалидной коляске, давя зазевавшихся.
        И в этот раз Тэмаки не упустил своего шанса блеснуть «хорошими манерами».
        - Милые леди, я никого в гости не звал. Мало того, был бы премного благодарен, если бы вы отбыли домой, забрав с собой эту давно злоупотребившую моим гостеприимством девицу.
        - Молодой человек, не хамите!
        - Я еще даже и не начинал. Но если попросите, то могу.
        - Да вы хоть знаете… - задохнулась от возмущения тетя.
        - Помолчи, Элспет, - оборвала ее бабушка. - Мальчик - не дурак. Все он прекрасно знает. Но и мы в курсе кое-чего.
        Пальцы Хиро замерли над столешницей. Мне очень живо представилось, как эти красивые пальцы сжимаются на моем горле. Маленькими шажками я начала сдвигаться от мужа подальше в сторону.
        - Вы тоже вздумали шантажировать меня, как ваша внучка? - ничего не выражающим голосом уточнил Тэмаки.
        Я пожалела, что стою к нему спиной и не вижу его лица. Хотя оно, наверно, и к лучшему.
        Ба посмотрела на меня если и не с одобрением, то с чувством к нему очень близким, и продолжила начатую мысль:
        - Оборотистый вы у нас юноша, зятек. Трем разным силам успеваете услуги оказывать. И первая, и вторая, и тем более третья давно пытаются наложить лапу на такой кладезь талантов, да ссориться друг с другом ребятам ой как неохота. Но и оракул не подскажет, надолго ли хватит их терпения…
        От прозвучавшего позади меня мрачного «И что?» мне захотелось забраться на антресоли и забиться там в самый дальний угол.
        К моему удивлению, ответила мама:
        - Да ничего особо сложного, мистер Тэмаки, - Указательным пальцем она потерла бровь, - Вы позаботитесь об Эле, а мы обеспечим вам единовременную поддержку рода в спорной ситуации по первому требованию.
        - Без всяких условий и объяснений? В обход лицензии?
        Бабушка молча, но веско кивнула.
        Трио «ВеликиЭ» демонстрировали аттракцион невиданной щедрости.
        Что? Вы не знаете, что такого замечательного пообещали мои родственницы? Представьте себе, что у вас есть страховочный вариант, который спасет вас в любой ситуации. Даже обойдет написанную на роду смерть. Это притом что с фатальным исходом не в силах справиться даже магомедик высшей категории. Но собрать силу клана можно только раз в полета лет, и делать это ради чужака - неслыханно, расточительно, да и просто глупо.

«Дура! - тут же одернула себя я. - Они же это ради тебя делают. Потому что не верят, что я в состоянии справиться с этим сама».
        - Мама, не надо…
        - Надо, - отрезала Ба, - слушать старших, Эла! Нам виднее.
        Судя по шуму, Хиро открыл воду, поэтому я осмелилась обернуться. Он набрал чайник, поставил его кипятиться, а сам развернулся к нам:
        - Ну что, дамы, не желаете ли испить чаю?
        Трио «ВеликиЭ» расцвело фальшиво-приторными улыбками.
        - Эй, держи! - Брошенный мне Тэмаки предмет сверкнул в воздухе.
        Рассмотрев пойманное, я чуть не плюхнулась на пол. Кое-как добрела до дивана и рухнула на него, ибо ноги перестали меня держать. Все-таки не каждый день парни давали мне ключи от своей квартиры. Точнее, это вообще случилось со мной впервые.
        Оставшиеся два дня до выходных мы с Хиро прожили в состоянии вооруженного нейтралитета, порой доходя до полного игнорирования друг друга. Это было нетрудно. Тэмаки возвращался за полночь, а уходил, стоило мне проснуться. Если спросить меня, - пусть бы все так продолжалось и дальше. Хотя, превратившись из нищей приживалки в постоялицу, за чье проживание в апартаментах Хиро заплачена немалая цена, я и почувствовала себя увереннее, но накалять обстановку не хотелось.
        И конечно же я думать забыла выполнять все то, что наобещала в обмен на койко-место: готовку, глажку, уборку и так далее.
        В четверг вечером Виргинии так и не объявился. Я, как дура, простояла целый час под моросящим дождем на площади Трех фонтанов - зайти куда-нибудь в кафешку денег не было. Сначала меня это, разумеется, взбесило, а после - встревожило. Хотя, казалось бы, что переживать! Дело молодое, шальное. Я прекрасно понимала, что у оборотня в этом возрасте проблем в два раза больше, чем у обычного подростка - немудрено забыть о какой-то там встрече, но беспокойство все равно не проходило.
        Впервые я пожалела об отсутствии у меня мобильного телефона. В остальное время он мне был нужен, как русалке лаковые сапоги - красиво, конечно, но применить по делу некуда. Дома и на работе имелись стационарные аппараты, а родственницы и без звонков всегда были в курсе, где я и что со мной. К тому же Ба сказала, что если кому-то нужен сотовый, то пусть этот кто-то сам на него и копит. Дарить же такую бесполезную, а главное требующую постоянных затрат вещь, когда на свете есть универсальные, проверенные не одним поколением ведьм магические шары, она отказывается. В ответ на вопрос, зачем тогда нам дома телевизор, в свете упомянутой ранее универсальности магинвентаря, мне достался подзатыльник - неотразимый бабушкин аргумент в семейных спорах.
        Года полтора я честно пыталась копить на мобильник, но поскольку надобность в нем действительно была невелика, всегда находились куда более первостепенные нужды, на которые стоило потратить сбережения.
        - После работы едем сразу ко мне. - Голос Мари вырвал меня из глубин самобичевания по поводу собственной расточительности.
        - Чего?
        - Я для кого тут полчаса распинаюсь?
        Я сделала невинный вид:
        - Для себя?
        - Эла! - Раскрасневшаяся негодующая Браун была хороша сказочно и прекрасно это знала.
        - Ладно, ладно, извини, задумалась. - Как всегда, я первой пошла на попятный. - Можешь кратенько повторить основные моменты?
        Подруга мученически вздохнула и возвела очи к потолку, но потом снизошла-таки:
        - Сегодня в «СноуВайт» выступает какая-то суперпродвинутая группа откуда-то из Заграничья, и Риччи достал нам пригласительные!
        Судя по недовольно поджатым губам Мари, отсутствие оглушительно-восторженного визга с моей стороны ее весьма разочаровало.
        - Нам?
        Браун ненадолго замялась:
        - Ну, ты, я, Риччи и его друг. Ты же сказала, что не против двойного свидания.
        - Насколько я помню, речь шла о следующих выходных.
        - Да какая разница! Эти или следующие!
        - Очень даже какая! - возмутилась я. - Я домашних не предупредила, одежду на выход не взяла. В чем в клуб идти?

«Да и вообще морально не готова к такому подвигу», - добавила я про себя.
        - И хорошо, что не взяла, - убежденно сказала Браун. - В твоих шмотках не то что в модный клуб, в паб неудобно заходить.
        Мне прямо-таки обидно стало за свой гардероб. Пусть там не супердорогие и модные вещи, зато удобные, ноские и немаркие. А выходное платье из темно-синего кашемира, которое мне тетушка Элспет сшила, я уже третий год на все семейные мероприятия надеваю. Сносу ему нет.
        - Ну, знаешь ли…
        - А то, - отмахнулась Мари, - ты же мне сама содержимое своего шкафа показывала. Просто-таки выжимка модной в домах престарелых коллекции «Радость старой девы».
«СноуВайт» такого точно не переживет. Я тебе что-нибудь из своего одолжу. Кстати, заночуешь у меня.
        Вечером позвоним, твоих предупредим. Риччи заедет за нами к десяти. Еще вопросы есть?
        - Никак нет, мэм! - бодро отрапортовала я.
        Хотя вопросов был вагон и маленькая тележка, главный из которых - предупреждать ли Хиро о моей ночевке вне стен его квартиры.
        И если предупреждать, то как это сделать?
        После долгих раздумий мной были отвергнуты такие малоперспективные варианты, как: а) прогулявшись во фронт-офис, заглянуть в юридический отдел; б) позвонить Хиро по телефону; в) подослать к мужу воробья с запиской.
        Красочно представив последствия всех трех вариантов, я отправила электронное послание с текстом «меня сегодня не будет». Для конспирации к письму прикрепила запрошенный юридической службой отчет, очень кстати законченный до обеда и еще не отправленный.
        Кто не поймет, что к чему, сам себе недалекий рассветник.
        Разделенное на три уровня помещение клуба казалось огромным. И народу здесь тоже толпилось немерено. На танцполе перед сценой яблоку негде было упасть. Столики на втором уровне, сидя за которыми удобно наблюдать за танцующими, свободными местами тоже не радовали. К барной стойке и то не пробиться. Про третий уровень ничего сказать не могу - для обычных посетителей он был закрыт. Ведущую туда лестницу охранял бритоголовый мордоворот. Пока мы ждали администратора, он успел отвадить шестерых, пытавшихся доказать собственную исключительность.
        Затемненная сцена пустовала. Заявленная в программе супермодная группа еще не подъехала. Поэтому пока народ на танцполе дергался под оглушающие
«тыц-бдымс-тыц-бдымс-тыц», исправно выдаваемые диджеем. Над толпой в подвешенных на цепях гробах из прозрачного пластика раскачивались и всяко изгибались знойные девицы. Кроме черных париков с классической бабочкой на ободке танцовщицы были одеты только лишь в стринги и нарукавники-фонарики. Разобрать цвет этой нехитрой одежки в калейдоскопе красочных вспышек и световых голограмм не представлялось возможным.
        Обилие металла в интерьере и разнообразных громоздких навесных конструкций со всяким осветительным оборудованием заставляло вспомнить, чем клуб «СноуВайт» был прежде.
        По дороге Ричард рассказывал нам, что когда-то здесь располагался крохотный завод по производству автозапчастей, который лет пять назад разорился. Оборудование распродали, а здание, которое находилось на самой окраине города, никому не удалось сдать в аренду даже за те скромные деньги, что за него просили судебные приставы. Так бы оно ветшало и дальше, если бы пару лет назад бывшим заводом не заинтересовались вампиры. Им надо было вложить (читай «отмыть») крупную сумму денег.

«Ну вы же понимаете, завод - это не гламурно, а ночной клуб - даже очень», - рассмеялся Кларк, заворачивая к высоким металлическим воротам.
        Судя по тому, что парковка размером с небольшое футбольное поле была практически забита, а очередь перед дверьми клуба змеилась почти до ворот, многие думали так же.
        Одежда здешнего персонала не отличалась экзотикой: черные штаны и футболка, на спине которой ярко-белым светилась надпись: «СноуВайт - восстань из гроба!»
        - Ничего себе слоган, - шепнула я на ухо Мари, пока мы шли за администратором к нашему столику, где нас ждал мой потенциальный визави.
        К слову, многим представляется, что «церберы» - это такие крепкие плечистые парни выше шести футов, с суровым всезнающим взглядом и прессом, что стиральная доска. На самом же деле внешность ребят из службы безопасности весьма средненькая. Ведь работа «цербера» не предполагает физических усилий, а в первую очередь, это интеллектуальный труд. Большинство своих заключений безопасники делают, не вставая с кресла. Потоки маны прекрасно отслеживаются из подпространства, а уточнять интересующую информацию можно и по телефону. Выезды редки и тщательно спланированы. Поэтому в службе безопасности магбанка, как правило, работают мужчины среднего роста, с намечающейся лысиной и десятью - пятнадцатью фунтами лишнего веса.
        Высокий, подтянутый и милый во всех отношениях Ричард Кларк был приятным исключением из этого правила. А вот его друг, к сожалению, нет.
        - Знакомьтесь, девушки, это Алекс Смоллс, - представил Ричард полноватого парня с ранними залысинами. - Алекс, это Мари, я тебе про нее рассказывал. А это Эла - ее подруга.
        - Рад знакомству. - Голос у него был приятный, располагающий. - Такие очаровательные леди.
        Мне стало не по себе под его придирчивым взглядом, который подмечал, казалось, каждую мелочь. Я тотчас вспомнила про свой оголенный живот, узкие джинсы и чересчур яркий макияж.
        Эх, не надо было слушать Браун!
        Еще когда из набитого под завязку шкафа Мари вытащила бесформенный кусок бирюзовой ткани в дырках и пайетках, я заподозрила неладное, но безропотно продела руки в прорези. Со словами «От сердца отрываю» Браун ловко перекрутила свободные концы ткани у меня под грудью и завязала на спине.
        - Это чтобы моему спутнику напрягаться не пришлось?
        - Да ладно тебе. Грех такой живот не оголить. Он же у тебя плоский, как доска, - почти завистливо вздохнула Мари и тут же огладила свою пышную грудь. - К тому же тем, что у тебя выше него, особо не похвастаешься.
        - Ну спасибо!
        - Пожалуйста. Вот еще, надевай. - Подруга протянула мне джинсы, расшитые на попе стразами. - Я их в старшей школе носила. Рука не поднималась выкинуть - все думала, что похудею. Тебе должны быть в самый раз.
        Джинсы все-таки оказались великоваты в бедрах, поэтому Браун извлекла из недр своего бездонного шкафа ремень со здоровенной пряжкой в виде свернувшейся восьмеркой змеи. Под угрозой не занимать мне денег до конца времен, Мари заставила меня его надеть, впрочем, как и сапоги из змеиной кожи на трехдюймовых шпильках. До кучи навесила на обе руки ярких браслетов, а в уши - пластиковые серьги-кольца.
        - Последний штрих, - сказала Браун, беря в руки блестящий баллончик имиджмейджика.
        Кстати, очень удобная вещь, если вам надо быстро собраться на ответственное мероприятие. Распыляете содержимое баллончика на голову и получаете прическу и макияж, идеально подходящие к надетой на вас одежде. И цена этого удобства тоже соответствующая.
        - Мари, может, не надо, а? Это же дорогая штука…
        - Да у меня этим добром с прошлого дня рождения тумбочка забита. Скоро срок годности истечет. - Она хорошенько потрясла баллончик и скомандовала: - Глаза закрыть и не дышать!
        Мне ничего не осталось, как подчиниться.
        - Это кто? - открыв глаза, спросила я у Мари, тыча пальцем в вульгарную девицу напротив, которая невежливо собезьянничала мой жест. Но даже это не убедило меня, что передо мной собственное отражение.
        Подруга довольно улыбалась:
        - А что, по-моему, классно вышло.
        Я опять вгляделась в зеркало.
        Отражавшаяся там девушка была по-своему даже сногсшибательна. Завитые в мелкие тугие кудряшки волосы образовывали пышный ореол вокруг головы. Присущий им обычно красноватый оттенок усилился до темно-рубинового, отчего глаза стали ярче и как будто синее. Хотя, возможно, тут не последнюю роль сыграли темная подводка и накладные ресницы. Яркие румяна подчеркнули скулы, а бесцветный блеск добавил губам чувственности.
        Все это идеально подходило к заправленным в сапоги джинсам, которые еле держались на бедрах, открывающему живот топу и тяжелым этническим браслетам.
        - Модный во всех сезонах образ «Трахни меня», - мрачно продекламировала я с интонацией комментатора подиумных показов.
        - Не пори чушь, - обиделась Браун.
        - Мари! Ну не могу я в таком виде людям показаться!
        - А я, по-твоему, кто? Упырь?!
        - Скажешь тоже! Быстрее! Сплюнь три раза, чтобы не накликать!
        - Тьфу-тьфу-тьфу!
        Чем дольше я смотрелась в зеркало, тем тоскливее мне становилось. В довесок к такому наряду придется принять ударную дозу сыворотки. Чем больше моего тела оголено, тем быстрее оно станет покрываться перьями, случись со мной какой казус. Поэтому-то мои любимые вещи - джинсы и водолазки с вытянутыми до предела рукавами.
        - Не переживай! В клуб все так одеваются, - перехватив в зеркале мой кислый взгляд, убежденно сказала Браун. - Зато увидишь - мужик впечатлится!

«Да уж, впечатлился», - с тоской думала я, отводя взгляд от сидящего рядом мужчины и мечтая быть одетой в свою обычную одежду, ну или хотя бы в платье, как у подруги.
        Оно хоть и ультрамини, зато сверху было наглухо закрытым. А кто видит твои ноги, когда ты сидишь за столом!
        Воспользовавшись оглушающей музыкой, Кларк придвинулся поближе к Мари, чтобы склониться к нежному девичьему ушку. Уверена, она и половины не слышала из того, что он ей говорил, но старательно хихикала.
        Парочка за соседним столиком слева тоже ворковала, а двое, что сидели справа от нас, и вовсе приступили к более активному исследованию друг друга. И лишь мы с Алексом сидели на пристойном расстоянии, глядя в разные стороны. Он пытался завести светский разговор, но я только вежливо улыбалась, не собираясь ради ответа срывать голос.
        Ричард, видимо, чувствуя себя ответственным за происходящее, попытался сгладить неловкую ситуацию.
        - Девушки, хотите чего-нибудь выпить? - перекрикивая музыку, спросил он.
        - Отличная идея! - поддержала его Мари. - Я буду мохито. Эла, ты тоже?
        Я согласилась, хотя понятия не имела, что это такое. Но сейчас я была согласна на любое питье, включая змеиный яд, лишь бы мне не пришлось поддерживать беседу.
        Официантку было не дозваться, поэтому мужчины пошли к бару за напитками сами.
        - Ну как он тебе? - пихнула меня локтем Браун.
        - Да никак…
        - Дурища! - вознегодовала Мари. - Риччи говорил, что у него спорткар и квартира в центре. Это его богатенький папочка достал нам приглашения. Ситуацию понимаешь?
        Я хотела возвести взгляд к небу, но он запнулся на полпути к нему.
        Точнее, на террасе третьего уровня. Там стояли несколько вампиров. В этот раз проблем с опознанием у меня не возникло, даже если бы среди них не было небрежно опирающегося на стальное ограждение Бенджиро. При клубном освещении радужка вампиров флуоресцировала пронзительно-белым.
        Глава 19
        Вместе с Бенджиро их было шестеро. Пятеро мужчин и одна женщина. Яркая красота последней ослепляла даже с такого расстояния. Отсюда казалось, что темное ажурное трико просто нарисовано на ее совершенном теле. На высоченных каблуках она двигалась с хищной грацией кошки, небрежно потряхивая длинными глянцево-черными волосами. Подойдя к высокому красивому брюнету, девушка легко закинула ему ногу на плечо и что-то сказала на ухо. Парень рассмеялся и неуловимым движением отступил в сторону, оставив партнершу с высоко поднятой ногой. Вампирша невозмутимо перенесла ее на плечо рядом стоящего длинноволосого блондина, ни на мгновение не потеряв равновесия.
        Они все явно играли на публику.
        Бенджиро держался от этого зоопарка в стороне. Сегодня он был одет не так строго, как в нашу прошлую встречу. Хотя костюм из черного атласа тоже сидел на нем идеально, особенно пиджак, надетый прямо на голое тело.
        - Хозяева пожаловали. Рановато они что-то, - крикнул Алекс, ставя передо мной высокий стакан с мохито. - Со льдом. Я угадал?
        Я с трудом оторвала взгляд от террасы.
        - Да… Спасибо.
        Поглядев в ту сторону, куда до этого момента было направлено мое внимание, Алекс нахмурился:
        - Любят вампиры пыль в глаза пустить.
        Впервые за вечер я посмотрела на навязанного мне кавалера с неподдельным интересом и даже не отодвинулась, когда он подсел поближе.
        - А вы с ними знакомы?
        - Отец Алекса - генеральный поставщик алкоголя в «СноуВайт», - по-прежнему пытаясь перекричать музыку, ответил за него Ричард, тоже присаживаясь за столик и приобнимая мою подругу. - Точнее одна из его фирм. Не слышала о «Смоллс групп»?
        - Нет.
        - Именно благодаря их президенту, папе Алекса, у нас сегодня лучший столик. - Мари обожающе смотрела на предмет своих чувств, - Хотя пойти сюда была идея Ричарда.
        Я повернулась к Алексу. Тот буравил Кларка взглядом, на что его друг безмятежно улыбался.
        - Почему же вы тогда работаете в магбанке, а не вместе с вашим отцом?
        Алекс пожал плечами:
        - Хотел стать независимым.
        Кларк поднял свой бокал с бренди:
        - Ну, тогда за независимость!
        Мы дружно поддержали тост.
        Вкус мохито мне понравился. Сладко-дразнящий, с пикантной кислинкой и мятным послевкусием. А наличие в коктейле алкоголя положительно сказалось на моей разговорчивости.
        - Так это там владельцы клуба?
        Достав платок, Алекс утер взопревший лоб.
        - Насколько я знаю, хозяин - вон тот патлатый блондин. Ларс Старкад. Это по документам, а что там с владением на самом деле, только вампирам известно.
        Мари завертела головой:
        - Какой? Какой из них? Там таких двое.
        Я тоже заинтересовалась.
        - Тот, что слева. - Как бы невзначай Смоллс взял меня за плечи, разворачивая в нужную сторону. Руки у него были приятно-теплые, но я все равно напряглась. Не люблю, когда до меня дотрагиваются посторонние люди.
        Хозяином «СноуВайт» оказался вовсе не тот блондин, на которого закидывала ноги девица в трико. Владелец клуба выглядел постарше и помощнее. Знаете, эдакий викинг. Роста футов шесть с половиной. Рубленые, хотя и красивые черты лица. Грива светлых волос, спускающаяся до середины спины. Майка только что не трещала на его накачанном торсе. А джинсы ему, наверно, продрали экзальтированные поклонницы.
        Мы с Браун переглянулись.
        - Что-то не очень он походит на хозяина гламурного клуба, - высказала наше общее сомнение Мари. - Его бы к шесту в «Кентавр»…
        Мужчины уставились на нее во все глаза. Пришлось срочно спасать положение.
        - Нам девочки на работе рассказывали, что есть такой бар с мужским стриптизом. Хоуп Смит недавно там была. Так хвалила, так хвалила! А мы сами даже не знаем, где такое находится. Правда, Мари?
        - Да! - горячо поддержала меня подруга. - Я на Тэррибл-стрит и не была никогда…
        Мне захотелось застонать в голос.
        Как раз в этот драматический момент музыка смолкла, свет потух, а обсуждаемый блондин оказался в скрестившихся лучах прожекторов. Для своей мощной комплекции он чересчур легко вспрыгнул на узкое ограждение, которое под ним даже не скрипнуло. В абсолютной тишине вампир прогулочным шагом прошелся туда и обратно, привлекая всеобщее внимание. Наконец остановился, широко раскинул руки и замер. Все присутствующие замерли вместе с ним. Кажется, даже дышали через раз.
        Затем он начал раскачиваться. Но не из стороны в сторону, а взад и вперед - его туфли точно прилипли к перилам. С каждым разом вампир все сильнее нависал над залом. В какой-то момент я поймала себя на том, что сама уже на ногах и тянусь ввысь, следом за очередным наклоном вампира назад.
        - Восстаньте!!! - взревел он.
        Ответный рев был оглушающим. Народ за соседними столиками улюлюкал, а на танцполе так и вовсе бесновался.
        Прожекторы потухли, а в окружающем нас мраке кровавым пятном проступила сцена, на которой замерли шесть человек. Свет из красного выцвел до обычного, по залу хаотично заметались цветные лучи. Солист, рахитичного вида юноша в черном, со столь густо подведенными глазами, что можно было различить и отсюда, взялся за микрофон. Танцпол немедленно взорвался восторженными воплями, в которых потонуло начало песни.
        - Как называется эта группа? - крикнула я в ухо Алексу, плюхнувшись обратно на стул.
        - «Радиоактивные неудачники»! - проорал в ответ тот.
        - И откуда они?!
        - Рассветная Империя! Бывала там?
        - Нет, - помотала я головой. - Я за границу еще ни разу не выезжала.
        - Ну, еще съездим!
        Я сильно в этом сомневалась, но возражать не стала. Тем временем беснования на танцполе поутихли, и стало возможно разговаривать более-менее нормально.
        - Ничего себе названьице у группы! - заметил Ричард, отвлекаясь от ушка Браун, и кивнул наверх. - А мужик-то умеет зал держать. Вон как всех заинтриговал.
        - Так для себя старался, - жестко усмехнулся Алекс.
        - Для себя?! - хором переспросили мы с Мари.
        - Точнее для гостей. В темноте охотиться сподручнее. Он отвлекал на себя внимание. Во-первых, для того, чтобы рабочие успели подготовить сцену. А во-вторых, чтобы его гости успели плотно и разнообразно поужинать.
        Ричард закивал, а я не согласилась:
        - Чушь! Не так уж долго свет не горел. Сам вампир еще, может, успеет выпить крови, но на то, чтобы подействовала «живая вода», времени уже не останется. Едва загорится свет, сразу начнется паника. Они же не идиоты - подставляться с невинной жертвой перед наблюдателями из Трибунала. Уверена, парочка инквизиторов в штатском уж тут имеется.
        Мужчины рассмеялись в унисон.
        - Невинные жертвы… - Кларк задыхался от хохота. - Святой Албан! Эла, ты приглядись к окружающим повнимательнее.
        Сбросив с плеча руку Алекса, я вылезла из-за стола и подошла к краю лестницы, которая вела вниз, к танцующим, и стала приглядываться.
        Действительно, как и говорила Мари, девушки были одеты весьма откровенно. Декольтированные кофточки, микроскопические юбки, провокационные платья, блестящие топы и шорты, больше похожие на нижнее белье. Многие парни в свою очередь щеголяли расстегнутыми до пупка рубашками или вовсе отсутствием оных.
        - Простите… - извинилась я перед девушкой, которая, не говоря ни слова, оттолкнула меня с прохода.
        Встрепанный ежик волос. Густо подведенные шальные глаза. Короткая юбка в клетку, узорчатые чулки чуть выше колен, белая рубашка с закатанными до локтя рукавами. Под скользнувшим по нам сиреневым лучом на ткани клетчатого шарфика, что укутывал девичью шею, проявились два бархатно-коричневых пятна.
        И тут до меня наконец дошло, что имел в виду Ричард.
        При столь тотальном обнажении плоти почти у каждого третьего, если не второго, закрыты шеи, локти и колени. У кого-то шарфик, новомодное ожерелье, шейный платок или расшитый воротник. А кое-кто просто обходился кокетливой повязкой из платка на локте или присборенными на запястьях нарукавниками.
        На ватных ногах я вернулась к нашему столику.
        - Они что, все не против, да? - Я ухватилась за спинку дивана, не находя в себе сил обойти стол и усесться на свое место. - Стать пищей для вампиров?!
        Алекс пожал плечами:
        - Многие сюда как раз за этим и идут. Кому-то хочется острых ощущений, а кому-то - покровительства. У большинства посетителей «СноуВайт» в кармане чаще можно найти флакончик с «живой водой», а не «колеса». Вампиры не переносят в крови таких примесей, как алкоголь и наркотики, зато весьма щедры к своим постоянным донорам. Заботятся о них. Им полагается лучшая еда, лучшая одежда, лучшие условия. А также у вампиров очень хорошие связи в мире шоу-бизнеса, которыми можно воспользоваться…
        Неожиданно Алекс замолк, а глаза сидящих за столиком расширились. За моей спиной явно что-то происходило. Стремительно обернувшись, я оказалась нос к носу с владельцем клуба. Вернее сказать, с моим ростом я уперлась носом ему куда-то в район груди. Тот, который ближе к пупку.
        Вблизи вампир производил еще более мощное впечатление, чем на расстоянии. Я отступила на шаг под его тяжелым взглядом. Радужка глаз кровососа горела ярко-белым светом.
        - Прекрасного вечера, господа. - Голос у вампира был под стать внешности - низкий, мощный, - Надеюсь, вам у нас нравится.
        Мы заверили его, что все просто замечательно.
        - Тогда могу я попросить вас о небольшом одолжении, Александр?
        Тот, естественно, не отказал.
        - Спасибо за понимание. Очень важный для меня гость желает, чтобы ваша девушка присоединилась к нашей компании. - Ледяные пальцы сомкнулись на моем предплечье, точно кандалы. - Передавайте мои наилучшие пожелания вашему достопочтенному родителю.
        И прежде чем кто-то успел возразить, он подхватил меня на руки. В секунду мир размазался в цветную полосу, а еще через мгновение вновь распался на отдельные предметы. И вот уже я смотрю на своих спутников с высоты третьего уровня.
        Интересно, догадаются ребята вызвать Инквизицию?
        Вампир поставил меня на ноги. Я пошатывалась, колени подгибались.
        - Я закричу!
        - Кричи, - флегматично отозвался хозяин клуба.
        А до меня тотчас дошло, что здесь необычайно тихо. На сцене солист «Радиоактивных неудачников» беззвучно открывал рот. Музыканты также беззвучно мучили инструменты. А толпа на танцполе скакала без единого крика. Вместо этого звучала негромкая ненавязчивая мелодия, разбавляющая здешнюю тишину.
        Кто спорит, вампиры могут многое себе позволить. В том числе и звуконепроницаемую завесу. Теперь понятно, для чего владелец «СноуВайт» забирался на ограждение - проорать воззвание можно, лишь преодолев барьер, отсекающий звуки.
        - Вы не знаете, с кем связались! У меня… - начала было я, но осеклась, чувствуя себя донельзя по-дурацки.
        Ну согласитесь же, глупо грозить вампиру почти в два моих роста бабушкой!
        - Отпустите меня! Сейчас же. - Я старалась, чтобы мой голос звучал твердо. По-моему, выходило не очень. - Иначе я подам жалобу в Трибунал и…
        Меня бесцеремонно развернули за плечо, сбивая с мысли.
        - Не скудновата ли закуска, Старкад? - блестя алыми глазами, поинтересовалась вампирша.
        - Не нравится, не ешь, Маргрит, - оттер ее в сторону бледный юноша с темно-каштановыми кудрями - точь-в-точь святой Филипп в молодости.
        - Ах ты, сопляк!
        От полученной оплеухи парень покатился кубарем. Но вместо того чтобы огрызнуться или униженно замолкнуть, он расцвел клыкастой улыбкой и со словами «О, моя госпожа!» припал к ее лаковой туфельке. За что удостоился легкого потрепывания по макушке от скорой на расправу хозяйки.
        Обойдя эту живописную группу, другой вампир - блондинчик в белоснежном костюме, приблизился ко мне.
        - Не будь я сыт, надкусил бы, - сказал он, дергая меня за локон. - Люблю рыженьких. У них такая нежная кожа и такая сладкая кровь.
        - Неужели? Как-то раньше не замечал. Надо будет попробовать, - задумчиво проговорил брюнет.
        Вот показушники!
        Как ни странно, все происходящее меня успокоило (а может, алкоголь не до конца выветрился). Хотели бы загрызть, сделали бы это сразу. А коль ломают комедию, единственный зритель этого действа может быть спокоен.
        - Подурачились - и хватит, - сказал у меня за спиной Старкад. - Тем более что жертва вас совсем не боится.
        Вампирша отпихнула своего херувимчика и в два счета оказалась возле блондина.
        - Это все из-за тебя, Людвиг. Ты палку перегнул!
        - А почему сразу Людвиг! - надулся тот. - Почему не Марвин? Или твой недовысосок Ральфи?
        - Потому что я так сказала!
        - И с чего это я должен тебя слушаться?!
        - Я старше!
        - Думаешь, посвященного заимела, красные линзы нацепила, и сразу силы прибавилось?
        - По крайней мере, мне хоть разрешили провести инициацию. В отличие от некоторых!.
        Я отвернулась от этой грызни к Старкаду:
        - Вы не боитесь, что у вас будут неприятности? Могут и лицензию отобрать, если Алекс позвонит…
        - Не позвонит, - с усмешкой оборвал меня хозяин «СноуВайт».
        Он отступил в сторону, позволяя мне увидеть наш столик. Я замахала ребятам, пытаясь обратить на себя внимание. Однако вышло не сразу. Ричард и Алекс что-то бурно втолковывали Браун, а та не соглашалась. Наконец Мари бросила случайный взгляд в мою сторону, после чего активно замахала в ответ. Трудно, конечно, определить с такого расстояния, но мне показалось, что она плакала. Алекс один раз махнул ладонью и отвел взгляд.
        Вы же и без меня прекрасно понимаете: независимость независимостью, а спортивная тачка и квартира в престижном районе, как ничто другое, способствуют компромиссам с совестью.
        - Ну и где Бенджиро? Вы же из-за него меня сюда притащили, не так ли?
        - Здесь я, - раздалось откуда-то сверху.
        Задрав голову, я обнаружила, наконец, Бенджиро. Уцепившись ногами за балку, он висел вниз головой, и его это нисколько не смущало. Мне захотелось подпрыгнуть и дернуть его за хвост.
        - Слезть не желаете?
        - Да вроде нет.
        - Значит, мне можно идти?
        Смазанное движение, и вот уже Бенджиро, как положено, стоял на ногах и был ниже меня как раз на высоту каблуков моих сапог, что не мешало ему улыбаться и проникновенно заглядывать мне в глаза. Его радужка мягко флуоресцировала, отчего, даже несмотря на некоторое преимущество в росте, мне стало как-то не по себе. Хотя бояться взгляда вампира в общем-то и не стоило.
        В детстве, до инициации, я была жутко болезненным ребенком, схватывала любую инфекцию - от свинки до ветрянки. Только «ВеликиЭ» справлялись с одной заразой, как чудо-ребенок приволакивал домой новую. Но, как оказывается, от всего бывает польза. Во-первых, наш бюджет неплохо пополнялся за счет эликсиров тетушки Э - я ведь не только сама болела, а еще и в школу ходила, знаете ли. А во-вторых, если вы переболели злостным конъюнктивитом[Воспаление слизистой оболочки глаза при попадании в нее микробов, грибков, вирусов. Иногда конъюнктивит называют еше
«кроличьи глаза».] , что вызывается вирусом Гамильтон - Блейк, загипнотизировать вас вампиру раз в пять тяжелее, чем человека, у которого такой оказии не случилось.
        - Все вон, - ровным голосом произнес Бенджиро.
        И через секунду на террасе никого не осталось. Причем «через секунду» - это вовсе не метафора.
        Только что все были тут. Собачились Людвиг с Маргрит, брюнет подавал им время от времени провокационные реплики, Старкад своей мощной фигурой загораживал мне выход, а юный вампир, развалившись прямо на полу, играл в игрушки на телефоне. А спустя мгновение остались только мы с Бенджиро.
        Вот тут-то я по-настоящему испугалась.
        - Сегодня ты выглядишь иначе. Я не сразу тебя узнал.
        Его приятно прохладная ладонь легла мне на щеку, мягко поворачивая лицо к свету.
        - Разве мы переходили на «ты»? - Я вывернулась из его пальцев. Вернее, мне позволили это сделать.
        - Я думал, ты игрушка Хиро.
        - А я думала, что вы, в отличие от него, не будете игнорировать мои вопросы. Что ж, всем свойственно ошибаться.
        Бенджиро расхохотался:
        - Так зачем я здесь?
        - Сложно сказать. Я еще сам не определился.
        Сапоги Мари были мне немного тесноваты, поэтому я быстро устала стоять на высоченных каблуках и села на пол, прислонившись к ограждению. Металлические штыри неприятно леденили мне лопатки через ткань топа. Мой взгляд уперся в зеркальную стену напротив, за которой, видимо, находился зал третьего уровня. Туда вели раздвижные двери, тоже зеркальные. Через тонкую щель между ними и лилась мягкая ненавязчивая мелодия. Мне было интересно, отправились ли вампиры вниз продолжать охоту, либо решили отсидеться там, за зеркальными дверями. Если не дураки, предпочтут второй вариант, учитывая возможное развитие событий.
        - Насколько я знаю свою подругу, минут через пять увещевания тех двух молодых людей перестанут на нее действовать. А это значит, что в самое ближайшее время сюда заявятся инквизиторы, полиция и служба спасения в придачу. И…
        - …обнаружат, что с тобой все в порядке.
        - А я заявлю, что это не так.
        Не побоявшись измять свои атласные брюки, вампир уселся рядом, задевая меня плечом. Пахло от него очень дорогим парфюмом - горьким, резковатым. Ну знаете, когда вдыхаете, и сами собой в воображении всплывают картины великосветских приемов, дорогих машин с кожаными сиденьями и холеных мужчин в сопровождении претенциозных спутниц. А еще коньяка. Старого, как сам вампир.
        - Да ну?
        - Ага. Дам показания, как подлые вампиры прервали мой высококультурный отдых. Покушались на мою честь и кровь. Показания трех свидетелей и слепок воспоминаний прилагаются. С лицензий клуб может смело распрощаться. Ну как? - Я скосила глаза на вампира.
        Взгляд сам собой задержался на его безволосой рельефной груди, что виднелась под пиджаком.
        - Впечатляет, - кивнул Бенджиро.
        - То-то же, - опираясь на ограждение, я поднялась. - Так я могу идти?
        Движение на грани зрения, и жесткая рука вампира вцепилась мне в волосы, наклоняя голову.
        - Не боишься, что я решу добавить обвинению отягчающих? - проговорил он мне в шею.
        - Ну чтоб, как говорится, не зря…
        Сердце рухнуло куда-то в пятки и там застучало гулко-гулко.
        - Зачем ей бояться? Судя по глазам, ты не голодный, - произнес у меня за спиной знакомый голос, отчего сердце подпрыгнуло и забилось уже где-то в горле, мешая дышать.
        Бенджиро отлип от моей шеи и на языке Рассветной Империи выругался. Если судить по интонации.
        - Ксо! - взорвался Хиро. - Если не хочешь, чтобы тебе срывали представление, предупреждай заранее! Я только-только закопался в документацию, как появляется Ларс с заявлением, что ты срочно хочешь меня видеть.
        - Тебя хотел видеть не я, а кое-кто другой.
        Вампир отпустил мои волосы и ухватился за плечи, разворачивая к себе спиной, лицом к Хиро, стоящему в открытых дверях.
        Он был растрепан больше, чем обычно. Потертые, продранные на одном колене черные джинсы, простая белая футболка под расстегнутым пиджаком и тонкий пижонистый галстук с болтающимся чуть повыше пупа узлом. Ультрамодные туфли стоимостью эдак в пять моих зарплат. Строгий темно-серый пиджак на удивление стильно смотрелся с остальным одежным безобразием. Как и узкие очки в узкой темной оправе.
        - Сюрприз-сюрприз, - промурлыкал Бенджиро мне в ухо.
        Я вздрогнула и прекратила наконец пялиться на рассветника.
        Глава 20
        Хиро выглядел удивленным. Нет, не так. Хиро выглядел чертовски ошарашенным. Точно ему вместо обещанного программой телепередач футбольного матча показали прямую трансляцию из камеры смертников.
        На его лице прекрасно читалось выражение «Господи, за что мне это все!».
        - Привет.
        - Что она тут делает? - по доброй традиции проигнорировал меня Хиро.
        - Самой интересно!
        Дурной пример заразителен. Бенджиро сделал вид, что не услышал моей реплики. Радовало, что в этот раз они хотя бы разговаривали на понятном мне языке.
        - Хороший вопрос. Твоя миленькая игрушка была с другим мужчиной. Подойди-ка сюда, покажу.
        Скрестив руки на груди, Тэмаки не сдвинулся с места.
        - Я что, похож на идиота? Ты бы мне еще микрофон в руки дал и предложил сделать объявление, что я первый друг вампирам.
        - Хочешь сказать, ты мне не друг? - фальшиво возмутился Бенджиро. - Это после того, как я столько для тебя сделал! О чести твоей пекся!
        - Моей чести и без твоей заботы было неплохо, - пробурчал Хиро, - Прекрати паясничать. Ну вот какого акумы ты сюда эту чокнутую приволок? Я и так от нее никак избавиться не могу…
        - Помочь? - Мою голову опять наклонили.
        Кончики прохладных пальцев пробежались вдоль вены, легонько поглаживая кожу. Меня всю передернуло.
        - Сам как-нибудь справлюсь.
        Поняв, что кушать меня тут никто не собирается, я взбунтовалась. К тому же шея затекла.
        - Да прекратите вы уже разговаривать так, точно меня тут нет! - Я вырвалась из рук Бенджиро, отбегая на приличное расстояние. - Хватит! Надоело!
        Спустя секунду вампир был уже около меня.
        - Деточка собирается устроить истерику? - клацнул он зубами.
        - Собирается. - Я попятилась от него, что интересно, по направлению к Хиро.
        Какой-никакой, а все же человек.
        - Ладно. Позабавились, и хватит. - Тэмаки сзади схватил меня за руку и дернул к себе, да так сильно, что, развернувшись, я ткнулась носом ему в грудь. От тонкого, на уровне намека аромата, которым благоухала его футболка, мысли расползались, оставляя в голове лишь желание сильнее вжаться в этот запах.
        - Ага! - торжествующе воскликнул вампир.
        - Никакое не «ага». - Отпустив мою руку, Хиро ухватил меня за шиворот, отлепил от себя и поставил ровно. - Ёкай! Тебе сколько лет-то?! По-моему, староват ты уже для таких шуточек.
        - Знаешь, неприлично вампира о возрасте спрашивать. Особенно когда ему за сотню перевалило.
        - Ты перепутал. Это к женщинам с таким вопросом не обращаются, а вампиров сам Бог велел спрашивать.
        Бенджиро поморщился:
        - Давай Его поминать не будем.
        - Как скажешь.
        Не дожидаясь окончания их разговора, я рванула к лестнице, пытаясь на бегу еще и оглядываться. Наверно, именно поэтому врезалась в точно ниоткуда выросшего передо мной Старкада. Тот не стал изображать фальшивую любезность, а сгреб меня за руку и поволок обратно.
        - С минуты на минуту здесь объявятся черно-белые. Мастер, не в моих правилах советовать, но лучше, если вас к тому времени здесь уже не будет. И вас, мистер Тэмаки, тоже…
        Бенджиро и Хиро перестали дурачиться и, не сговариваясь, посмотрели на меня. Мне и так было не очень уютно, а тут совсем нехорошо стало.
        - Не беспокойтесь, мы с мисс…
        - Спэрроу, - подсказал Бенджиро.
        - … с мисс Спэрроу сами тут разберемся. Правда же, мисс?
        Старкад вперил в меня немигающий взгляд слабо флуоресцирующих глаз - видимо, тоже успел поесть, если я правильно поняла то, что сказал Хиро.
        - Возможно, - протянула я и добавила: - Знаете, если будете так сильно сжимать мою руку, останутся синяки. И это вряд ли понравится Инквизиции.
        Ларс чуть ослабил хватку и, повинуясь едва заметному кивку Бенджиро, снова подхватил меня на руки. Я едва успела зажмуриться, а когда открыла глаза, то могла полюбоваться заплаканным личиком Мари.
        - Вы что делаете?! - на радость зрителям за соседними столиками напустилась она на вампира. - Кто вам разрешил так хватать людей?! Это вам не довоенные годы! У нас свободная страна! И у граждан есть права!
        Если хотите знать, иногда я завидую Мари.
        Да что там врать, это чувство всегда со мной. Завидую ее открытости, искренности, непосредственности, убежденности в собственной правоте, да и просто уверенности. Там где я десять раз просчитаю последствия своего шага и в результате буду действовать, если уж совсем припечет, Браун кинется на амбразуру, на ходу оценивая ситуацию, полагаясь не столько на удачу, сколько на собственные силы. И в результате добьется успеха.
        - Я жаловаться буду, так и знайте! - продолжала разоряться подруга. - В Трибунал! Пусть там примут меры!
        - Истину глаголешь, дщерь Господня!
        Мы дружно обернулись к мужчине, подошедшему к нашему столику.
        - Да благословит Господь наш чад своих. - Он поднял руку в благословляющем жесте.
        Знаете, одно время после инициации, точнее после приуроченных к ней вразумлений от Ба и тетушки Э, мне частенько снились кошмары. Инквизиторы фигурировали там как высокие фигуры в темных капюшонистых балахонах с кусками мрака вместо лиц.
        Этот же мужчина на первый взгляд, да и на второй тоже, ничего ужасающего собой не представлял. Не молодой, но еще и не старый. Коротко стриженный шатен, среднего роста, плотного телосложения. Черты лица приятные, но особо не запоминающиеся. Глаза серые, взгляд вдумчивый. Белый воротничок священника подчеркивал загорелую кожу его лица.
        Видимо, мужчина не только ночами нечисть по темным подворотням ловит, но и не чурается активного отдыха на свежем воздухе.
        В рангах инквизиторов церкви я разбиралась слабо, поэтому нашитые на плечах его длинного черного пальто кресты из серебристого витого шнура мне мало что сказали. Зато сразу вспомнилось прочитанное или услышанное где-то, что пуговицы на пальто инквизиторов из чистого серебра, к тому же освященного.
        - Не ты ли, дщерь Господня, - вкрадчиво поинтересовался мужчина у Браун, - известила церковь о творящихся бесчинствах в этом гнезде блуда и чревоугодия?
        Вот оно как.
        - Я! - Мари яростно закивала. - Мою подругу умыкнул вон тот тип! Посмотрите, как глаза виновато отводит, гад кровососущий!
        М-да. Боюсь, нас с Браун сюда больше не пригласят. Да что там! На порог «СноуВайт» вряд ли пустят.
        Опасаясь ее обличительно указующего пальца, что тыкал во все стороны, я тихонечко присела на диванчик, потеснив Кларка.
        Инквизитор развел руками:
        - «Нескоро совершается суд над худыми делами; от этого и не страшится сердце сынов человеческих делать зло»[Книга Екклесиаста 8:11.] .
        Подруга воодушевилась тем, что наше-то возмездие, в отличие от канонического, будет скорым и уж всяко беспощадным.
        - Хорошо, что вы так быстро приехали! - Она снисходительно посмотрела в сторону вампира, который стоял, невозмутимо скрестив руки.
        Пододвинув стул к нашему столику, мужчина присел и вновь блеснул цитатой:
        - «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят»[Мф. 7:7-8.] .
        Он извлек из внутреннего кармана пальто флакончик из темного стекла. Встряхнув его пару раз, инквизитор снял с надетой на бутылек пипетки предохранительный колпачок.
        - Вручи мне длань, творенье скверны.
        Честно сознаться, я едва удержалась от смеха - до того нелепо было происходящее посреди шума и светового безумства ночного клуба. Однако вампир все так же невозмутимо протянул инквизитору руку запястьем кверху. Именно на него инквизитор накапал ровно семь капель ярко-зеленой жидкости. По руке вампира прошла судорога, пальцы вытянулись и задрожали. Пока жидкость испарялась со зловонным шипением, с лица Старкада не сходила мучительная гримаса.
        - Надо же, лицензия не просрочена, какая жалость, - совершенно обыденно сказал инквизитор, разглядывая вспухшие на запястье вампира четыре цифры. - Теперь вы, мисс.
        Инстинктивно я спрятала руки под столом.
        - Чего ради? - нашел латентную мазохистку! - Вы жетон сначала покажите.
        От Алекса и Ричарда мне достались осуждающие взгляды, а от Мари - недоуменный.
        - «Нас почитают обманщиками, но мы верны; мы неизвестны, но нас узнают; нас почитают умершими, но вот мы живы; нас наказывают, но мы не умираем; нас огорчают, а мы всегда радуемся; мы нищи, но многих обогащаем; мы ничего не имеем, но всем обладаем»[2 Кор. 6:8-10.] … - К моему большому сожалению, инквизитор вернулся к прежнему стилю изъяснения.
        Со вздохом он извлек из-под ворота пальто серебряную цепь с круглым жетоном. На обратной стороне было выбито: «Брат Дэмиан».
        - Довольна ли дщерь Господня?
        - Типа того. - Преодолевая внутреннее сопротивление, я протянула руку.
        Жуткой боли не последовало. Наблюдая, как жидкость испаряется с кожи легким дымком, я задумалась, что бы сделали на моем месте «ВеликиЭ», и пришла к неожиданному выводу.
        В сложившихся обстоятельствах они поступили бы совершенно так же.
        Мне очень нравится последний рекламный ролик имиджмейджика. Ну тот, с Кайрой Нитли. Помните? Золушка, фея-крестная, бал, принц. Все честь по чести. В двенадцать действие чудо-средства заканчивается, девушка, убегая, теряет хрустальную туфельку, с которой потом влюбленный юноша объезжает королевство. Когда же принц прибывает к дому Золушки, у той заканчивается имиджмейджик. А у сводной сестры - нет. И вот на фоне уезжающей в закат пары и рыдающей Золушки проникновенный голос произносит: «Имиджмейджик. Всегда держи наготове!».
        Так вот, действие моего имиджмейджика выдыхалось, и, в отличие от Золушки, меня это вполне устраивало. Я смотрела на свое усталое отражение, отмечая, что кудри почти раскрутились и как-то потускнели, яркие тени стали осыпаться, а подводка размазалась. Еще часик, и вернусь к первоначальному состоянию «серый воробушек». Я на полном серьезе прикидывала, не пересидеть ли мне этот час в туалете, после чего слинять из клуба по-тихому. Останавливало меня два момента. Первый: на чем выбираться из этой глухомани, если телефона под рукой, чтобы вызвать такси, нет. Впрочем, как и денег на оплату проезда. И второй: что делать в полпятого утра у подъезда Браун без ключей и самой Мари, у которой эти ключи находятся.
        В зеркале отразилась выходящая из кабинки ошеломительная брюнетка. Она не была идеальной красавицей, как Маргрит, но на меня эта женщина произвела куда более яркое впечатление, чем вампирша. Небольшого росточка, на высоченных каблуках. Ярко-красная помада, чулки с идеально ровными швами сзади, подкрученные ресницы. Волосы уложены мягкими блестящими волнами в прическу в стиле ретро. Короткое платье-футляр из лаковой красной кожи подчеркивало умопомрачительно тонкую талию и лилейную белизну оголенных плеч. Даже в прозекторском освещении туалета белоснежная кожа прекрасной незнакомки была безупречна. Я не могла отвести от нее глаз, пока она, волнительно покачивая бедрами, шла к выходу. На секунду мне стало жаль, что нельзя сделать слепок реальности, чтобы потом вновь и вновь разглядывать в магическом шаре эту фарфоровую красоту.
        Следом за волшебным видением из дамской комнаты выпорхнули щебечущие вот уже минут пятнадцать у соседнего зеркала блондинки, не прерывая ни на секунду треп на тему
«Ох уж эти мужики». Правда, и после их ухода озарения на предмет, что же делать дальше, на меня не снизошло.
        Вдогонку за проверкой наличия у меня клейма инквизитор вытребовал у Старкада отдельный кабинет и пытал нас с Мари вопросами больше часа, причем задавал одни и те же по нескольку раз. Спору нет, держался он вполне дружелюбно, открыто не хамил, да и пространные цитаты из религиозной литературы встречались в его речи умеренно. И вроде как не допрос, а практически приятная беседа в уютном кабинете Старкада с мягкими кожаными креслами, а на душе все равно кошки скребут (не к ночи будут помянуты эти твари!). Больше всего инквизитора интересовало, зачем вампирам понадобилась моя неприметная персона, раз кусать меня не кусали и не собирались. Ничего внятного я ответить не могла, потому что в соседнем кресле сидела Мари. Ну не заявлять же в ее присутствии во всеуслышание, что мастер вампиров решил подразнить моего мужа, по совместительству главу нашего юридического отдела. Тем более что последний не жаждал афишировать свое присутствие в клубе. Мне с этим человеком еще полгода в одной квартире жить, поэтому при любых раскладах отношения с ним лучше не портить. Инквизитор, разумеется, чувствовал, что я
недоговариваю, и начинал задавать те же вопросы по новому кругу, пока я под благовидным, хотя и не благозвучным предлогом не сбежала в туалет.
        У меня за спиной с тихим скрипом открылась дверь туалетной кабинки. Оттуда, держась за пластиковую стенку, вышла та девушка-подросток, что не так давно толкнула меня у лестницы. При ярком освещении стало заметно, что тесное общение с вампирами цвету лица на пользу не вдет. Как, впрочем, и всему остальному. Густо подведенные черным глаза уставились в одну точку, а размотавшийся шарфик уже не скрывал две подзажившие ранки на шее. Нетвердым шагом девушка направилась в мою сторону. Не знаю, что меня в ней насторожило, но неожиданно компания въедливого инквизитора показалась куда более привлекательной, чем раньше.
        Почти у самой двери мне мертвой хваткой вцепились в плечо и отшвырнули назад. Я с грохотом влетела в туалетную кабинку. Унитаз подло ударил меня под коленки, и я шлепнулась на него со всего размаху, не забыв приложиться лопатками о сливной бачок.
        Все той же странной дергающейся походкой девушка двинулась ко мне. Со стороны казалось, что ее тело точно кто-то дергает за ниточки, заставляя двигаться в нужном кукловоду направлении. Тощие коленки, яркий макияж, лениво гуляющая из одного уголка губ в другой палочка чупа-чупса. И жуткая кривоватая улыбка. Хрипловатый, дребезжащий голос был ей под стать.
        - Хочешь? - Девушка вынула изо рта тускло-красный леденец и протянула мне. Я зачарованно уставилась на абсолютно сухой леденцовый шар.
        Эта девушка была какой угодно, но только не живой.
        От накатившего волной ужаса по телу прошла судорога превращения. Точнее попыталась. Ударная доза СС, принятая незадолго до того, как за нами заехал Ричард, жестко подавила эти потуги. Но ломота в мышцах, как и зуд в ладонях, никуда не делись.
        Пожав плечами, мертвячка засунула чупа-чупс обратно в рот и попыталась вцепиться мне в горло. Однако кабинка была небольшая, да еще дверь открывалась внутрь, поэтому я успела ее захлопнуть и задвинуть замок.
        Изящный девичий кулак пробил толстый пластик, точно бумагу. И зашарил внутри, пытаясь ухватить меня. Понимая, что держать дверь бесполезно, так как через пару мгновений ее снесут напрочь, я забралась на сливной бачок с целью перебраться в соседнюю кабинку, а оттуда к выходу. Мне не хватило всего секунды. Жесткие пальцы вцепились мне в лодыжку и сдернули вниз. Отбив о фаянсового друга все, что можно и нельзя, я сползла на пол. Вездесущие пальцы тотчас вцепились мне в горло и начали выдавливать из меня жизнь. Медленно, наслаждаясь каждым мгновением моей агонии. В глазах темнело, легкие распирало. И самое обидное, вместо проносящихся картин прожитой жизни в голове вертелась одна только мысль: «Как это глупо - умереть в туалете». И вот, прежде чем я успела с ней смириться и, собственно, помереть, все закончилось. Терзающие меня пальцы точно растворились в воздухе.
        Держась за саднящее горло, я села. Воздух продирался в легкие с сипом. Глотать было очень больно. Темнота потихоньку рассеивалась. Поэтому, навалившись на дверь, я поднялась на ноги и оказалась лицом к лицу с зеркалом. И то, что я в нем увидела, мне совсем не понравилось. На шее ожерельем проступили багровые отпечатки пальцев. Пара кровоподтеков виднелась и на ребрах. Тушь потекла, размазавшись под глазами черными мешками, а волосы выглядели так, словно меня за них таскали.
        - Печально видеть тебя в столь плачевном виде.
        От звуков этого хоть и знакомого голоса меня шарахнуло в сторону, вследствие чего хорошо так приложило о стенку кабинки.
        - Ну-ну, не стоит так огорчаться. - Вампир поддержал меня под локоть, помогая устоять на ногах.
        Я гневно его отпихнула и хрипло выкрикнула:
        - Что, наигрались?!
        - Ты о чем? - не понял Бенджиро.
        Говорить было еще больнее, чем сглатывать, но меня это не остановило.
        - Взяли меня у Хиро поиграться, не так ли?! Проверили игрушку на прочность, да? Долго ли выдержит и как скоро сломается…
        Тут голос отказал мне, и вампир мог вставить слово. Если бы захотел. Но он всего лишь молча смотрел, приподняв бровь.
        - Как еще можно оказаться в женском туалете? - на остатках голоса просипела я.
        - Случилось так, что мне стало любопытно. - Бенджиро опять аккуратно взял меня под локоть, выводя из кабинки. - Почему в разгар ночи в клубе на дверях женского туалета висит табличка: «Санация помещения. Не входить!» Разве это не повод для любого сознательного владельца клуба узнать, в чем там дело?
        Я вздрогнула, увидев на кафельном полу бездыханное тело девушки. Она лежала, раскинув руки и ноги. Точно невидимый кукловод бросил свою вагу[Вага - устройство для управления марионеткой.] за ненадобностью и ушел, а позабытая кукла осталась. И лицо девушки было под стать - кукольно-равнодушным.
        - Но это же ваша метка? - Мой палец ткнул в сторону уж очень похожих на укус вампира ранок, обличительно выглядывающих из-под сбившегося шарфика.
        - Наша, - согласился вампир и подтащил упирающуюся меня за руку поближе к трупу. - Разумеется, я никому ничего не должен объяснять, но тебе - так уж и быть. Смотри. Внимательно. Что видишь?
        Я пригляделась. Две ранки. Друг от друга на расстоянии клыков. Уже начавшие покрываться струпьями. Я пока еще не осознала, но что-то тут было глубоко неправильным.
        - Укус вампира, - неуверенно просипела я.
        - Правильно. Заживающий укус вампира, так?
        - Ага, - еще более неуверенно.
        - Но если бы ее выпили досуха, раны бы просто не успели зажить - на мертвую ткань
«живая вода» не действует, а при обращении укусов попросту не остается. Что получается?
        - Она умерла не от укуса, - убитым голосом сказала я.
        Он довольно оскалился:
        - Оказывается, ты не такая глупышка, как выглядишь.
        Бенджиро отпустил мою руку, обошел труп и присел на корточки рядом с телом девушки. Приложив кончики пальцев к ранкам на ее шее, с закрытыми глазами он еле заметно раскачивался на носках.
        - Что вы делаете?
        - Пытаюсь определить, кому ты дорогу перешла. Но все стерильно. Даже нет отпечатка ауры вкусившего, - не открывая глаз, пояснил вампир. - Есть какие-нибудь догадки? А, медовая?
        - Я перешла?!
        - Ну не на меня же ловушку в женском туалете поставили.
        - Не знаю…
        - Все ты знаешь. Кстати… - Он сдернул с шеи трупа шарфик. - По моему мнению, тебе стоит прикрыть столь живописно разукрашенную шею. К тому же если тебя в подобном виде увидят, это отрицательно скажется на репутации клуба.
        Я бросила невольный взгляд в зеркало, после чего потянулась за клетчатым шарфиком, но замерла.
        - Что? - Вампир вскинул бровь.
        Не в силах вымолвить ни слова, я просто тыкала рукой в сторону трупа.
        - Что не так? - насторожился Бенджиро, вставая с корточек.
        - Это не девушка! - с усилием выдавила я. - Ну, посмотрите же!
        Вампир опустил взгляд и тоже, наконец, увидел. На нежной девичьей шее особенно заметно выделялся кадык.
        Глава 21
        Бенджиро бесцеремонно ощупал девушке, точнее молодому человеку, грудь, заглянул под рубашку, а потом и вовсе полез под короткую юбку. Я тактично отвела взгляд.
        Вампир тихонечко присвистнул и снова поднялся с корточек.
        - Грудь на месте. Впрочем, и все остальное тоже. Первый раз такое вижу. Забавный экземпляр. Интересно, в чьем вы вкусе? - вопросил он у трупа.
        Тот, понятное дело, ничего вампиру не ответил. В задумчивости Бенджиро намотал на кулак шарфик, который все еще держал в руках. Тонкая ткань затрещала от подобного произвола.
        - Маргрит вроде бы одно время увлекалась трансами… - продолжал свои размышления вслух вампир. - И, похоже, у нас проблема.
        Я покивала:
        - Не у вас одних, как мне кажется.
        - Так, все, медовая. - Вампир обмотал мне многострадальным шарфиком шею, после чего повернул за плечи к двери. - До свидания. Чтоб я тебя, милая моя, в этом клубе сегодня ночью больше не видел. Поверь мне, это для твоего же блага.
        Он легонько подтолкнул меня к выходу, а сам полез за телефоном.
        - Ларс, чистильщиков в женский туалет, обязательно с «вытягом»! Быстро!.. Что значит «в какой туалет»?! В тот, что в клубе! В том самом клубе, который я тебе доверил! И где теперь валяется труп непонятного пола, в то время как в твоем кабинете сидит инквизитор! Еще вопросы?
        Судя по тому, что Бенджиро захлопнул сотовый, больше разъяснений Старкаду не потребовалось.
        - А что такое «вытяг»? - робко уточнила я.
        - Некромант… - Вампир резко ко мне обернулся: - Ты еще здесь?! Ну-ка, сладкая, на выход, на выход! Будь хорошей деточкой. Я с тобой позже свяжусь.
        - Но моя подруга еще в кабинете, с инквизитором…
        - Это же превосходно! Значит, наш гость не заскучает в такой прекрасной компании.
        - Если я не появлюсь, она устроит скандал, и сюда меня придут искать в первую очередь! К тому же без Мари мне просто некуда ехать. И не на что!
        Бенджиро крепко задумался, после чего снова достал телефон. Бросил в трубку:
«Машину к выходу!» - и потащил меня к двери.
        - Сядешь в большую черную машину, что стоит на улице. Я скоро буду.
        - А марка? Номер?
        - Не беспокойся, медовая, не спутаешь. - Он захлопнул дверь за моей спиной, оставив меня наедине с толпой возмущенных девушек, которые штурмовали мужской туалет напротив.
        Мое появление на пороге вожделенной, но закрытой для них дамской комнаты было как кружка бензина в костер.
        Прежде чем я успела запаниковать, со словами «Дорогая, ну сколько можно?» кто-то обнял меня за талию и поволок прочь, в нарастающий гам общего зала. Мимо ошеломленных девушек и парня из охраны. Вялые попытки к сопротивлению были решительно подавлены - меня просто еще теснее сжали в объятиях, таща в ближайший темный уголок.
        - Тихо! - прошипел Хиро, когда я уже открыла рот, чтобы заорать: «Помогите!», и для проходящей мимо официантки сделал вид, что собирается меня поцеловать.
        От этого голос у меня пропал окончательно. Но вместо того чтобы закончить начатое, Тэмаки навис надо мной и холодно поинтересовался:
        - Что там было?
        - Где? В туалете?
        Хиро выразительно промолчал, показывая неуместность глупых вопросов. Я тоже не спешила отвечать. В молчанку, знаете ли, играть могут двое.
        - Так что? - не выдержал рассветник.
        - Труп.
        Сильного впечатления эта информация на Тэмаки не произвела.
        - Чей?
        Я пожала плечами:
        - Не знаю, он не представился.
        - Он?
        - Угу. Какой-то парень, переодетый девушкой, пытался придушить меня в туалете. У него почти получилось. Если бы не Бенджиро…
        Я замолчала, пытаясь справиться с предательски подступившими слезами. Так стало себя жалко.
        Хиро легонько оттянул ткань шарфика. Я отвернулась и попыталась отодвинуться. Спустя пару ударов сердца его пальцы прогулялись по моей шее, оставляя за собой влажный след. Краска бросилась мне в лицо. Сердце заколотилось как бешеное. Казалось, его было слышно, даже несмотря на бьющую по ушам музыку.
        - Тебе это не нужно. - Хиро окончательно стянул с меня шарфик, - Уже почти ничего не видно.
        Я подняла к Хиро пылающее лицо. Мой взгляд уперся в изящный флакончик с «живой водой», поблескивающий в его красивых пальцах. Он в качестве кулона висел на тонкой серебряной цепочке.
        - Вы что, тоже донор?!
        Хиро флегматично пожал плечами:
        - Как правило, нет.
        - Как правило?!
        - Общаясь с вампирами, надо быть готовым ко всему. Никогда не знаешь, чем все закончится. Поэтому лучше держись от них подальше.
        Нет, вы только поглядите на него! Нашелся советчик!
        - Да если бы не вы, я бы близко к ним не подошла!
        Хиро снова упер руку в стену у меня над головой.
        - Это не я впустил вампира в свой дом!
        - Но это же к вам кровососы домой приходят, а не ко мне! - Я зло пихнула его в грудь, так что Тэмаки пришлось прекратить нависать надо мной.
        - Вот и сидела бы у себя дома!
        Мы опять почти орали друг на друга, перекрикивая даже грохочущую музыку. На нас уже начал оборачиваться снующий туда-сюда персонал. Тэмаки тоже это заметил и сбавил обороты:
        - Ладно, договорим потом. Иди на улицу и жди меня слева от входа. Закончу здесь и подгоню машину.
        - Бенджиро обещал отвезти нас домой.
        - Я же сказал, - Хиро опять начал повышать голос, - держись от…
        - Мари, - перебила его я, - это та самая моя подруга, что работает со мной в одном отделе. В банке. Нашем.
        Я сделала ударение на последнем слове.
        - И что? - холодно уточнил Тэмаки.
        - Разве вы не боитесь огласки наших отношений?
        Он понизил голос:
        - А я и не знал, что между нами имеются хоть какие-то отношения. Я всего лишь хочу оказать помощь коллегам, которые попали в затруднительное положение. Что здесь такого неприличного?
        И как такому что-то можно объяснить? Вроде взрослый мужчина, а не понимает таких элементарных вещей, как женский коллектив.
        Хиро не стал дожидаться моего ответа, а взял за руку и потащил наверх, мимо охраны, к выходу. Со словами «Твои вещи я заберу» он накинул мне на плечи свой пиджак и выставил за дверь столь же технично, как совсем недавно это проделал Бенджиро.
        Ну что за дурное поветрие среди людей и нелюдей?
        Ночной холод поспешил мне напомнить, что для кофточек, открывающих живот, сейчас отнюдь не сезон. Я просунула руки в рукава пиджака и поплотнее в него запахнулась, вдыхая аромат парфюма Хиро. Но поймав на себе пристальный взгляд охранника в стеклянной будке, я натянуто ему улыбнулась и заозиралась. Огромная парковка отнюдь не пустовала, из чего можно было сделать вывод, что клубная жизнь в самом разгаре. Ричард вроде бы говорил, что народ начинает разъезжаться лишь ближе к пяти утра.
        Спутать машину Бенджиро с чьей-нибудь еще и вправду оказалось трудновато. Она опознавалась сразу по трем признакам. Во-первых, машина действительно была огромная, черная и блестящая. Во-вторых, на номере красовались три шестерки. А в-третьих, опустившееся тонированное стекло открыло мне ухмыляющуюся физиономию Фреда.
        - А я-то думаю: и чего это хозяин так рано домой засобирался? Доброй ночки, мисс Веселая. Хотя нет, чего это я, вы у нас уже миссис. Сколько лет, сколько зим! Как жизнь молодая? Здоровьичко? По утрам не тошнит?
        В ответ я так злобно на него посмотрела, что Фред заткнулся, но лыбиться не перестал. Так с этой паскудной улыбкой на физиономии и вылез из машины.
        - Прошу, мэм. - Он распахнул заднюю дверь. - Доставим в лучшем виде.
        Я шмыгнула носом:
        - Да вообще-то я другую карету жду. Тут откуда-то толпа желающих подвезти набежала. Даже не знаю, кого выбрать. Один другого чуднее.
        Фред расхохотался:
        - Шутница! Прямо наш мелкий. Тоже как чего-нибудь сказанет. И не поймешь, серьезно он или шутки шутит. Кстати, Малыш говорил, что к вам домой наведывался. Ох, мисс, вскружили голову нашему парню, а?
        Он снова засмеялся, а мне стало не до веселья.
        Малыш…
        - Не подскажете, как с Виргинием связаться можно? - Я решила пропускать его подколки мимо ушей. - Мы с ним уговорились вчера встретиться, но он так и не пришел…
        Мужчина помрачнел:
        - Да кто ж его, паршивца, знает! Со вторника не видел. Мачеха всю плешь проела, хоть домой не приходи. Где он да где! Знамо где, у дружков грозу пережидает. В курсе уже, наверно, что мамашка узнала, что сыночек школу бросил. А моя еще ей и подпевает. Я бы сам сбег, был бы молодой да холостой! Так достали попреки в два голоса, что я ребенка с пути истинного сбиваю, по ночам незнамо где таскаю. Денежки-то, поди, без вопросов к рукам прибирают, не интересуются, как они мне достаются.
        Он смачно сплюнул на асфальт.
        - Мне бы его телефончик, - напомнила я.
        - А нету, - вздохнул Фред. - Задевал его куда-то парень в прошлое полнолуние. До сих пор номер не восстановили. Говорите, сговорились встретиться? Обычно пацан свое слово держит. Странно, что не пришел.
        Я решила немного приоткрыть карты:
        - Мне вот тоже неспокойно. Попросила тут разузнать его об одном деле…
        - О каком деле? - раздался у меня за спиной голос бесшумно подошедшего Бенджиро.
        Я вздрогнула и обернулась. Вампир обзавелся длинным черным пальто. Точно в насмешку, оно очень напоминало по покрою форменное инквизиторское.
        - О семейном. - Мой почти враждебный взгляд не оказал на Бенджиро никакого воздействия, - А вам чего, собственно?
        Бенджиро ухмыльнулся:
        - Много чего, медовая. Но вообще-то я хотел благородно предложить свою бесценную помощь юной леди.
        - Помощь?
        - Если мальчик тебе так нужен, мы можем попробовать его найти.
        - Мы?
        - Этот молодой человек, в некотором смысле, на меня работает. Просто так я, разумеется, искать его не стал бы, но в хорошей компании почему бы и…
        - Потому, - отрезал появившийся в дверях клуба Хиро, принеся с собой отголоски грохочущей музыки.
        Он кинул мне плащ. В ответ я стащила с себя пиджак Хиро и почти с сожалением вернула хозяину. После нагретого пиджака ткань плаща казалась почти ледяной.
        - Кажется, я уже говорил, чтобы ты не связывалась с вампирами.
        - Это они со мной связываются.
        - А не нужно давать повода.
        - Эла, что тут происходит? - Из-за спины Хиро выглянула Мари. - Я тут встретила мистера Тэмаки. Он радушно предложил нас подвезти. Я согласилась, потому что нигде не могу найти Ричарда. А его телефон отключен…
        - Как любезно со стороны мистера Тэмаки. Я могу быть полностью спокоен, передавая вас в столь надежные руки. - Бенджиро хватило ума не улыбнуться. - Тогда позвольте откланяться, Фред!
        - Да, шеф, - щелкнул брелок автозапуска.
        Машина в ответ взревела мотором. Вампир опустился на кожаное сиденье автомобиля, придерживая полы своего элегантного пальто. Фред захлопнул за шефом дверь и сам уселся за руль.
        - Это кто такой? - Браун смотрела вслед уезжающему автомобилю.
        - Лучше не спрашивай, крепче спать будешь.
        - Ха! - сказала Мари, и я поняла, что расспросов этой ночью не избежать.
        Хорошо, если вообще поспать удастся.
        Утро понедельника «порадовало» письмом от начальства с распоряжением немедленно сделать отчет по погашенным кредитам и лицезрением отвратительно довольной Хоуп Смит, нарисовавшейся в нашем закутке.
        - Ну и как сходили? - с плохо скрытым злорадством в голосе поинтересовалась Хоуп.
        - Замечательно сходили! - не повелась Мари.
        Учитывая, что все для нас закончилось не так плачевно, как могло бы, сходили мы действительно замечательно. После чего Браун предложила в безапелляционном порядке погостить у них выходные, таким образом, затягивая допрос с пристрастием на двое суток. Даже сегодня, за чашечкой утреннего кофе, она коварно поинтересовалась, не в курсе ли я, в котором часу ложатся вампиры. Разумеется, сие мне было неведомо, в чем я, к большому сожалению подруги, тут же поспешила сознаться.
        Смит присела на край моего стола, не спеша уходить. Я еле успела выхватить из-под ее задницы распечатанные платежные поручения для операционистов.
        - Да? - Коллега фальшиво удивилась. - А тут по бэк-офису бродят слухи, что от вас кавалеры сбежали.
        Ничего себе у нас по банку новости разносятся…
        Браун и на эту провокацию даже бровью не повела.
        - Одни сбежали, зато нашелся другой. Да какой!
        - Да ну? И кто?
        - Вамп, - небрежно бросила подруга.
        Повисло молчание. Ненадолго.
        - Вамп?! - На вопль Хоуп из соседних секций тут же повылазили девчонки и, затаив дыхание, стали прислушиваться к интересному разговору. Даже матричный принтер, казалось, стал тише печатать. - Как Вамп? Наш Вамп?
        Мари победно улыбнулась. Так улыбаются чемпионы мира, поднимаясь на пьедестал для награждения, готовые принимать чествования.
        - А вот так. Тэмаки Хиро встретил меня возле бара, весь такой прикинутый, ну знаете, он это может. И давай ко мне клеиться. Говорит, ой, мисс Браун, какая неожиданная, но приятная встреча, а что это у вас глаза заплаканы… - Тут Мари запнулась и постаралась перевести тему: - В общем, предложил до дома подбросить. Выходим с ним под ручку из «СноуВайт», а там Спэрроу уже какого-то мужика на крутой тачке сняла…
        - Эла сняла? - не поверила Люси, поглядывающая на меня из-за соседней перегородки весьма критическим взглядом.
        Браун гордо вскинула подбородок:
        - Ага. Правильно подобранная косметика и шмотки творят чудеса. Я ее так принарядила, что нашу Элку в «СноуВайт» чуть вампиры не съели. Мне даже пришлось Инквизицию вызвать. Как выяснилось, наши-то эсбэшники сами ни на что не способны.
        - Мари презрительно фыркнула.
        От всеобщего внимания мне захотелось залезть под стол. И не вылезать оттуда до конца рабочего дня. К пифиям не ходи - к обеду мы с Браун станем самыми обсуждаемыми персонами в банке. Разгребай потом почту, отвечая на письма с требованиями смачных подробностей.
        В этот самый момент телефонный аппарат на моем столе разразился пронзительным звонком. Я посмотрела на дисплей и изобразила на лице священный ужас. Связываться с разъяренной На-Ма никому не хотелось, поэтому девчонки шустро расползлись по рабочим местам.
        - Привет, Кэт!
        Позади меня недовольно хмыкнула Мари.
        - Э-э-эл, - протянула в трубке медово-томным голосом Кэтрин Шарп. - Тебя тут хотят. Город.
        Кэт Шарп работала в приемной уже года три. И все это время народ недоумевал, почему ее здесь держат. Доподлинно было известно (кое-кто даже не поленился в
«Кассандру» сходить), что с шефом она любовь не крутила и родней никому из дирекции не приходилась. При всем при этом ее начальник с ангельским терпением сносил вечные опоздания второй секретарши, ее панибратство и рассеянность, ставшую уже притчей в языцех. Служба безопасности вроде как затевала проверку на предмет возможного магического воздействия, но ее результаты оказались нулевыми.
        По мне, это все объяснялось довольно просто. Рядом с Кэтрин начинаешь чувствовать себя легко и непринужденно. Тебя понимают с полуслова, а выражение «душевный комфорт» перестает быть всего лишь метафорой. Вот поэтому-то в приемной никогда не переводился народ.
        - А кто там?
        - Не знаю. Какой-то парень. Умолял на тебя переключить. Голос вроде молодой. Слышимость ужасная, правда. Будешь разговаривать?
        Молодой парень… Виргиний!
        - Конечно!
        - О'кей, - промурлыкала Кэт.
        И тотчас в трубке что-то щелкнуло, и динамик разразился трескотней вперемешку с автомобильными гудками.
        - Алло! - крикнула я в этот шум.
        - Эла, - донесся до меня из трубки слабый голос Малыша. - Это ты?
        - Я! Малыш, ты куда пропал?
        Трубка потрещала вхолостую, прежде чем разродиться ответом:
        - Долго объяснять! У меня скоро деньги закончатся. Нам нужно встретиться! Срочно. Сегодня, в условленном месте, в семь. Ладно?
        - Давай в восемь. Раньше у меня сегодня при всем желании не получится. Работы много…
        - Хорошо. Буду ждать.
        Его тусклый голос мне совершенно не нравился. Возможно, это была иллюзия, созданная помехами, но…
        - Малыш! - поддавшись внезапному порыву, окликнула его я. - С тобой все в порядке?
        - Да, - еле слышно, но мне все равно удалось разобрать. - Пока да.
        И он положил трубку, оставляя меня одну разбираться с охватившей меня тревогой и заинтересованными взглядами коллег.
        Глава 22
        Дросэра, один из самых злачных районов столицы, оказался совсем не таким, каким я себе его представляла. Ни темных глухих подворотен, ни плохо освещенных проулков, ни подозрительных личностей, злобно выглядывающих из-за высоко поднятых воротников. Наоборот. Здесь было освещено все, что только можно. В глазах рябило от цветных неоновых вывесок, ярких нарядов и всеобщего мельтешения. По мощенным булыжником пешеходным улицам гуляли толпы людей; из открытых настежь дверей лилось треньканье игровых автоматов, чьи-то пьяные вопли, хохот, живая музыка. Порывистый ветер швырял в лицо запахи: сладковатый дурман кальяна, аромат жарящихся каштанов, благоухание вертящихся на гриле цыплят, вонь протухающей рыбы. Каждый из них оглушал и пропадал бесследно, перебиваемый следующим. А где-то за домами грохотал небольшой фейерверк, разбавляя своими отсветами мутное городское небо. Если бы не холод, заставляющий меня засовывать руки поглубже в карманы, и промозглый октябрьский ветер, можно было даже решить, что в город пришел Летний фестиваль с его карнавалами, уличными концертами и еженедельным парадом лорд-мэра
столицы.
        Среди гуляющих было полно нечисти всех мастей. Истинные оборотни, легко переходящие от одной ипостаси в другую. Зомби, пихающие в руки проходящим мимо людям и нелюдям рекламные листовки. Ламия, выгуливающая на коротком поводке ослепленного плотной повязкой василиска. Зависшая в трансе над переносной жаровней пифия. Тощая баньши в сером балахоне и закрывающей нижнюю половину лица кожаной маске. Наверняка среди этой охочей до развлечений толпы ошивались и другие представители магменьшинств, предпочитающие не афишировать свое присутствие, как идущий рядом со мной вампир.
        Увлекаемая им все дальше в глубь квартала, я, холодея, думала, что никому не сказала, куда и с кем пошла. И случись что, как говорится, пропала девка без вести, и концов не найти.
        Ох, прав был Хиро. Если своей головы нет, чужую напрокат не возьмешь.
        С другой стороны, ни грамма СС в мой организм сегодня не попало, и при случае вампиру и чашки крови не достанется. Зато он станет счастливым обладателем всего моего барахла и заемного у Мари капитала в размере пятидесяти фунтов. Но самое печальное в данной ситуации было то, что трио «ВеликиЭ» при любых раскладах потом достанут меня из-под земли. Но живой или мертвой - это уже вопрос. Что ж, буду дополнять собой веселую компанию Морриса и дедулей - Каспера, Тристана, Бенедикта и Тревора. Отличная перспектива. Просто отличная!
        Вы, конечно, хотите спросить, как я оказалась ночью в веселом квартале, да еще в компании с вампиром? Сама до сих пор не очень понимаю.
        Просто после двухчасового бесполезного, полного тревоги ожидания Виргиния на площади Трех фонтанов «связитка» Бенджиро как-то сама собой оказалась в моих пальцах. И вскоре мне неудержимо захотелось посетить тот самый паб, где мы были с Малышом, чтоб сразу по выходе из метро столкнуться с вампиром.
        - Привет, медовая! - окликнули меня со спины. - Какая неожиданная встреча!
        Сегодня Бенджиро выглядел совершенно иначе. Волосы, обычно стянутые в хвост, были распущены. Хотя натянутая ниже бровей шапочка ему тоже шла. Строгий дорогой костюм заменили рваные джинсы и толстовка, поверх которой была надета дутая жилетка с капюшоном. Потертые кеды и те явно знавали лучшие времена. Мало кто узнал бы в этом раздолбаистом парне с улицы холеного мастера вампиров.
        - Здрасте. - Как всегда, мне стало неуютно под оценивающим взглядом светлых глаз.
        - Я… мне надо…
        Он сдвинул шапочку назад, так что стали видны его идеально ровные брови, поднимающиеся к вискам. - Да?
        - Виргиний! - выпалила я. - Я хочу его найти. Вы мне поможете?
        Бенджиро сделал вид, что задумался, хотя по его ухмылке все и так было понятно. Стал бы он откликаться на мой зов, тащиться в этот богом забытый Рукери, если не собирался мне помогать. Но меня все равно потряхивало в ожидании ответа.
        - Вполне понятное желание. Что ж, пошли, поищем. Заодно покажу тебе ночную жизнь.
        - Вампир небрежно приобнял меня за плечи.
        - Хорошо, что не смерть, - высвобождаясь из-под его руки, попыталась пошутить я.
        Согласна, вышло неудачно. Жизнь и смерть - это совсем не те темы, на которые стоит шутить с вампирами.
        - Если попросишь, я готов, - широко улыбнулся он.
        От его жуткой улыбки меня всю передернуло.
        - Лучше не надо. И… - Я ненадолго замялась. - Можно вас кое о чем попросить?
        Вампир осклабился:
        - Естественно, медовая.
        - Не улыбайтесь.
        - Что?
        - Вы могли бы мне не улыбаться?
        - Почему? - Вампир опешил.
        - Знаете, со стороны будет подозрительно выглядеть, если я побегу от вас с диким криком: «Караул, меня хотят загрызть!»
        Он клыкасто расхохотался:
        - Договорились, сладкая. Еще что-нибудь?
        - Я догадываюсь, что просить не называть меня дурацкими прозвищами бесполезно?
        - Тебе уже говорили, что ты редкая умница?
        - Говорили. Обычно перед тем, как втравливали в какую-нибудь авантюру.
        Рука Бенджиро вновь обвила мои плечи.
        - Что ж, не будем портить такую замечательную традицию. - Он потянул меня обратно к метро и, когда я заупиралась, пояснил: - Нам нужно проехать еще пару станций. Если ты все еще хочешь найти этого пацана.
        Возражений у меня не нашлось.
        Вот так мы оказались в квартале, в который, если верить слухам, по негласной договоренности, Инквизиция не заглядывает даже днем, не говоря уже о ночи. О чем всегда предупреждают туристов, ибо люди, идущие сюда, делают это на свой страх и риск. Правда, на эти предупреждения обычно мало кто обращает внимание - народ в Дросэру валит толпами.

«Человеколюбивая» нечисть тоже. Хотя и старается все же не наглеть. Договоренность договоренностью, а к показательным облавам Инквизиция питает особую, вполне объяснимую слабость.
        Бенджиро чувствовал себя здесь как рыба в воде. Лавируя в толпе, он попутно с кем-нибудь здоровался, перекидывался парой слов, отвешивал комплименты вызывающе накрашенным и довольно скудно одетым женщинам.
        - Им не холодно? - поинтересовалась я у Бенджиро.
        - Кому? - не понял вампир.
        - Ну… тем женщинам. - Как бы невзначай моя рука махнула в сторону жриц любви.
        Вампир ухмыльнулся:
        - Почему ты решила, что они должны испытывать обычные человеческие чувства и ощущения?
        - Так это не женщины?! Суккубы?! Я думала, пожиратели страсти не действуют столь откровенно…
        Бенджиро сдерживал свое обещание и не улыбался во весь рот, хотя чувствовалось, что ему очень этого хочется.
        - Не люди. Образы. Видишь того человека? - Он обернулся и кивнул на типа, который торчал в открытых дверях дома. - Не стой прекрасной статуей, медовая. Пошли, пошли. Если интересно, по дороге расскажу.
        Рассказ Бенджиро звучал вполне логично. Если вдуматься, ну зачем девушкам самим стоять на улице, теряя на холоде товарный вид и напрашиваясь на неприятности? Клиент всегда может оценить предлагаемый товар по транслируемому магом образу, а если захочет, даже с его помощью перекинуться парой слов с привлекшей его внимание красоткой. К сожалению, некоторые недобросовестные владельцы подобных заведений прибегали к разным ухищрениям в рекламных целях. Заплатив за вход, посетитель вполне может обнаружить, что дама лет на двадцать постарше и кило на тридцать тяжелее выставленного на улице образа, а то и вовсе давно не кормленный суккуб.
        - Куда мы идем? - поинтересовалась я, когда вампир закончил рассказывать эту увлекательную историю о жизни «ночных бабочек» Дросэры.
        - В одно интересное место. Уверен, тебе там понравится.
        Последнее вызывало у меня серьезные сомнения, но спорить в данной ситуации было глупо.
        Однако место и вправду оказалось интересным. Мы пришли к кабаре «Винтаж» - расцвеченное огнями двухэтажное здание с выплясывающими неоновыми красотками на вывеске. С главного входа нас, понятное дело, в таком виде никогда бы не пустили, но служебный распахнул свои двери перед Бенджиро довольно легко - дверной замок он выдрал в три секунды.
        - А как же неприкосновенность жилища для вампиров? - шепотом поинтересовалась я, когда мы спускались по лестнице в подвал.
        - Тут не живут. Тут скорее умирают, - ответил кровосос, бесшумно, словно тень, скользя вниз по ступенькам.
        Пройдя по лабиринту тускло освещенных коридоров, мы уперлись в железную дверь. С ней Бенджиро провозился не дольше, чем со служебным входом. За дверью обнаружился склад алкоголя. Запыленные ящики с бутылками вина и чего покрепче уставляли помещение до самого потолка. За стеллажами нашлась еще одна дверь, для разнообразия незапертая.
        - Йо, чувак, - сказал мой спутник парню с дредами, что валялся на диване в складской подсобке, бесцельно глядя в потолок. - Я тут кореша ищу. Малыш Вульфсон. Знаешь чувака?
        Взгляд парня с трудом сфокусировался на вампире.
        - И че?
        - И все. Подарочек для него есть. - Бенджиро похлопал себя по карману. - Передать бы.
        - Так оставляй, - равнодушно отозвался хозяин подсобки и вновь уставился в потолок, - Может, передам.
        - Ну щас! Я палево где попало не бросаю.
        При последних словах парень заметно оживился, даже попытался сесть.
        - Палевое палево?
        - Палевее некуда.
        - Отсыплешь - так и быть, скажу, где найти.
        - Скажешь. Конечно, скажешь.
        И Бенджиро улыбнулся той самой улыбкой, от которой у меня шевелились волосы на затылке, а локти начинали предательски почесываться. Парень ойкнуть не успел, как вампир оказался рядом и схватил его за горло.
        Под причмокивающие звуки, на подгибающихся ногах я вышла из подсобки, тихонько притворив за собой дверь. Меня подташнивало. Как оказалось, лицезрение питающегося кровососа пагубно сказывается на моем самочувствии. Что уж говорить о жертве.
        Бенджиро появился спустя пять минут. Отплевываясь и утираясь, он кривил физиономию.
        - Зачем вы, люди, травите организм всякой мерзостью? - Он достал из кармана салфетку и тщательно протер ею клыки, стараясь вычистить даже пространство между зубами. - Прародитель свидетель, это отвратительно.
        - Не нравится, не ешьте, - буркнула я, вжимаясь в колени лбом, стараясь привести раскачивающийся мир в равновесие.
        - А как бы я еще узнал, что он мне не врет, медовая? - вполне натурально удивился вампир. - Я предпочитаю быть уверенным в том, что делаю. И только кровь дает мне эту уверенность.
        - Разве вы не могли его просто загипнотизировать?
        Бенджиро скатал испачканную салфетку в плотный шарик и закинул куда-то в темную глубь склада.
        - Когда он в таком состоянии - не мог, - сознался вампир. - Не стоит переоценивать наши таланты. Впрочем, как и недооценивать.
        Сказав это, он столь галантно и изящно протянул руку, что мне ничего не оставалось, как ее принять.
        - Этот тип рассказывал интересные вещи, - оказавшись на улице, задумчиво сказал Бенджиро. - И неплохо бы нам их подробно обсудить…
        В этот драматический момент мой желудок предательски заурчал, сварливо напоминая, что не получал от меня кормежки с самого утра.
        - …и я даже знаю, где мы это сделаем, - закончил фразу вампир.
        Зная презрение Бенджиро к фастфуду, я думала, мы остановимся в какой-нибудь малолюдной забегаловке или, в крайнем случае, ограничимся хот-догами, что в достатке продавали на улице, поэтому караоке-бар, битком набитый посетителями, оказался для меня сюрпризом. И то, что там не только поют, а еще поесть можно (причем довольно вкусно) - тоже. Хотя в иные моменты хотелось попросить беруши, потому как не все посетители караоке-бара реально оценивали собственные певческие способности и наличие слуха. Мало того, большинство подпевало исполнителям на сцене, не забывая при этом глушить эль в диких количествах.
        Пока я ела, стараясь побыстрее расправиться с огромной порцией картошки с мясом, Бенджиро скупо делился полученной информацией. Со слов того парня в подвале выходило, что Малыш был у него как раз накануне и настойчиво интересовался одной из девушек «Винтажа». Да не просто какой-то там вертихвосткой из кордебалета, а солисткой бурлеск-шоу прекрасной Евой Мюллер. И якобы вел себя оборотень более чем странно. Постоянно оглядывался, переспрашивал все время и вздрагивал от резких звуков. Попросил провести его наверх, что дружок и сделал, договорившись через знакомого бармена, чтобы Виргиния пропустили. Что было дальше - история умалчивает.
        - Жаль, что вы сегодня в таком виде, - по сокрушалась я, делая большой глоток успевшего остыть капучино. - Мы могли бы пойти и поговорить с ней.
        Бенджиро усмехнулся:
        - А ты уверена, что сможешь на равных общаться с суккубом? Я вот предпочитаю неподготовленным на встречу с пожирателями страсти не приходить. И тебе настоятельно не советую этого делать.
        Я поперхнулась:
        - Суккуб?
        Со снисходительной ухмылкой вампир наблюдал, как я пытаюсь прокашляться.
        - Медовая, солистками в подобных шоу редко бывают простые смертные. Это весьма неплохой и, что немаловажно, разрешенный Инквизицией способ кормиться, и мало кто из пожирателей страсти его упустит.
        - И все равно, мы могли бы попытаться. - Я стояла на своем. - Ну зачем вы так оделись…
        Вампир натянул шапочку пониже на брови.
        - Мне не нужны проблемы со здешним мастером. И моему клану тоже.
        - Раньше надо было об этом думать, сёгун, - сказал высокий статный мужчина, непонятно как оказавшийся рядом с нашим столиком.
        Этот вампир и не думал скрывать свою принадлежность к кровососам. Бледная до серости кожа, отливающая алым радужка и острозаточенные ногти. Его костюм походил на мундир века так позапрошлого. Мужчину сопровождали двое парней в строгих деловых костюмах и темных очках, судя по неестественной бледности, тоже вампиров. Однако посетители бара точно не замечали присутствия этой колоритной троицы, продолжая выкрикивать просьбы к ведущему дать им микрофон.
        Этот старомодный вампир неожиданно напомнил мне моего троюродного дядюшку Эдварда Спэрроу, отставного подполковника. Не знаю, что послужило тому причиной. То ли его военная выправка, то ли предчувствие надвигающихся на мою голову проблем, которое у меня всегда появлялось, стоило увидеть дядю Эдварда на пороге Спэрроу-хилл.
        - И вам веселой ночи, сэр Генрих. - Мой спутник медленно поднял взгляд. - Полагаю, нам предстоит долгий разговор.
        Со степенным достоинством мастер чуть наклонил голову. Бенджиро обернулся ко мне:
        - Моя прекрасная спутница пока усладит наш слух песней.
        - П-песней? - Я посмотрела на него как на помешанного.
        Вы слышали оголтелое воробьиное чириканье? Вот и я пою примерно в том же стиле: громко и бестолково. И вообще выдающихся певцов в клане Спэрроу вы не найдете.
        - Песней, - с нажимом повторил Бенджиро, пристально глядя мне в глаза. - Прошу вас, прекрасная леди - от этого зависит очень многое. А мы пока обсудим наши с сэром Генрихом дела, скучные для ваших ушек. Вы согласны, сэр Генрих?
        Тот еще раз кивнул. После чего нашел глазами ведущего и поймал его взгляд. Этого фонтанирующего прибаутками мужчину точно мешком по голове стукнули. Он замолк на середине слова. Улыбка сползла с лица. Но уже спустя минуту ведущий выкрикивал приглашение на сцену «вон той очаровательной рыжей леди за крайним столиком». Ничего не понимая в происходящем и проклиная про себя все на свете, я поплелась к нему.
        Ведущий - мужчина с усталым взглядом и с зализанными гелем волосами, уточнил:
        - Что будете исполнять, мисс?
        Хороший вопрос. Только нашел, умник, у кого спросить!
        Вдруг вспомнился последний уик-энд. Мы с Мари так душевно погорланили…
        - Песню Лавинны «Хочу к тебе в подружки».
        - Что? - не расслышал мой слабый, прерывающийся голос ведущий.
        - «Хочу к тебе в подружки»! - гаркнула я.
        - А что, я не против, - под ободряющий смех зала схохмил мужчина и сунул мне во вспотевшие руки микрофон. - Поднимайтесь на сцену, мисс.
        Свет бил прямо в глаза, заставляя подслеповато щуриться. Я прямо кожей чувствовала направленные на меня скептические взгляды. Тело бросило в жар и стало почесываться. Влажные ладони скользили по рифленой ручке микрофона. Я старалась дышать глубоко и размеренно.
        Мне нужно было срочно дать выход эмоциям, иначе…
        Первые аккорды ударили по ушам. Слова песни мне были знакомы, но отвести взгляд от экрана с текстом я боялась.
        - «Эй, ты, эй, ты, что за зомби рядом»?! - скорее прокричала, а не пропела я первую строчку куплета.
        За ней и вторую:
        - «Разве, разве она тебе подходит?!»
        Руки крепче ухватились за микрофон:
        - «Эй, ты, эй, ты, оглянуться надо!»
        Я отлипла взглядом от экрана и посмотрела в зал:
        - «Твоя подружка я! Парень, ты в шоке?!»
        По-моему, в шоке был не только герой песни. Даже вампиры прекратили шушукаться, впечатленные моим оригинальным исполнением. А судя по ошарашенным лицам зрителей, исполняемый мной, дабы как-то оживить выступление, «танец маленьких утят», разученный еще в детском саду, произвел неизгладимое впечатление. Но вскоре народ стал орать вместе со мной: «Эй, ты! Эй, ты! Хочу к тебе в подружки!» То ли дело было в льющемся рекой эле, то ли я действительно выбрала удачную песню.
        - Я подумаю насчет подружки, - сказал Бенджиро, поймав меня, красную как рак, но почему-то весьма довольную, когда я спускалась со сцены, и поволок прочь из караоке-бара.
        Дома никого не оказалось. Свет не горел даже в прихожей. Разувшись и кинув куртку на вешалку в стенном шкафу, я пустилась в обход по квартире, щелкая выключателями.
        Можете назвать меня транжирой и трусихой в придачу, но здешняя темнота давила на меня. Поэтому-то обнаружившийся в гостиной муженек напугал меня чуть ли не до икоты. От неожиданности я повторно нажала кнопку выключателя, и свет в гостиной вновь погас, а не успевшие до конца опуститься жалюзи стали с шорохом подниматься.
        Впрочем, и горевшего в коридоре света вполне хватало, чтобы разглядеть благоверного.
        Развалившись на диване с граненым стаканом бренди в правой руке, Хиро пялился в темное окно. Расстегнутая чуть ли не до пупа рубаха открывала майку, на которой, если поднапрячься, можно было прочитать: «Хочу верить!» По моему личному мнению, на Хиро эта надпись смотрелась особенно цинично.
        - А вот и маленькая женушка. - Он медленно повернул голову в мою сторону и сощурился от яркого света коридорной лампы. - Где пропадала, птичка моя?
        - Дела были.
        Хиро дотянулся до пульта на столике и включил музыкальный центр. Из динамика полилась нежная мелодия, коей вторил женский голос с приятной хрипотцой.
        - Может, обсудим их? Дела эти. - Тэмаки отбросил пульт и похлопал по месту рядом с собой: - Присаживайся.
        Я тоскливо посмотрела на темную кухню. Жаль, нельзя соврать, что голодна - Бенджиро накормил до отвала. Хотя и понервничать заставил тоже изрядно. Он предлагал встретиться завтра вечером, но я отговорилась дежурством на работе, потому как для себя уже твердо решила, что от вампира мне куда больше проблем, чем реальной пользы. Намного продуктивнее будет слетать в Дросэру и самолично проследить за суккубом.
        - Что-то я устала… - Широкий натужный зевок. - Пойду-ка лучше спать лягу. Вставать завтра рано…
        Последнее утверждение было откровенной ложью. Завтрашнее дежурство позволяло поваляться утром в постели подольше, что я и собиралась сделать.
        Мне и пары шагов не удалось сделать к антресолям.
        - Садись, - приказал Хиро таким железным тоном, что его невозможно было ослушаться.
        Стараясь сохранять как можно более независимый вид, я прошла к дивану и чинно уселась на самый его краешек. Рассветник продолжал неторопливо потягивать бренди, уставившись в окно. Мне же при взгляде на его длинные красивые пальцы почему-то стали лезть в голову картины одна ярче другой.
        Вот Хиро ставит стакан на столик. Поворачивается ко мне. Тыльной стороной ладони проводит по моей щеке, как тогда, в ресторане, по щеке Магдалены Клинтон. Он стягивает резинку с моей косы, растрепывая мне волосы. Запутавшись в них, его пальцы притягивают мою голову к себе и…
        Я очнулась уже тогда, когда губы Хиро были от моих всего в паре дюймов. И Тэмаки явно останавливаться не собирался. Он наклонялся все ближе и ближе. Прическа живописно растрепалась. Темные глаза блестели, а на щеках горел лихорадочный румянец. Тэмаки был хорош необыкновенно. Ничего удивительного, что мои руки сами скользнули к Хиро на шею. Голову тут же повело от аромата его парфюма, в котором сегодня солировала лаванда…
        Стоп, стоп, стоп! Лаванда?!
        Ненавижу этот запах с детства! У нас им перед Осенним балом дебютанток весь Спэрроу-хилл пропитывался. Все любовное томление из головы выветрилось в мгновение ока. Уж мне ли не признать аромат коронного зелья Ба, пользующегося неослабеваемым спросом последние лет сто, а может и больше. Именно это варево тетя Э в шутку называет «Приворот убойный», потому как противоядия у этой штуки просто нет. Правда, действует он всего восемь часов и без рецидивов. Но знаете, не одна приличная леди вышла замуж в результате того, что вовремя подлила его в бренди будущему мужу.
        Я уперлась руками в грудь Хиро, пытаясь его оттолкнуть. Где уж там! Он сминал мое сопротивление, как пергамент. Уверенно, легко, почти играючи. На мгновение у меня промелькнула предательская мыслишка: «А может…», но мое воображение тут же подсунуло картину, как проснувшийся поутру Тэмаки с брезгливой миной на лице интересуется: «Что вы забыли в моей постели, Спэрроу?»
        Благодарю покорно!
        Мир с треском и хлопаньем крыльев вывернулся наизнанку, а Хиро не удержался и свалился на мою опустевшую одежду.
        Глава 23
        Остаток ночи я, как идиотка, просидела нахохлившись на поручне антресолей, то и дело проваливаясь в тревожную дрему. Но стоило Хиро пошевелиться, я тотчас просыпалась. Напряженно вглядывалась в сумрак, ловя каждое движение рассветника. Потом смотрела на электронные часы, встроенные в кухонный шкафчик, и снова задремывала до следующего переворачивания Хиро с боку на бок.
        У приворотного зелья имелось одно очень нехорошее (для меня) свойство - оно привораживало не к внешней оболочке, а к сути. Вследствие чего Хиро бегал по квартире, что раненый бизон по саванне, выкрикивая что-то на языке Рассветной Империи. Подозреваю, это было нечто банальное в духе «Куда, куда ты удалилась, моя прекрасная любовь?». Я же, забившись в щель между кондиционером и потолком, распоследними словами поминала трио «ВеликиЭ».
        Ближе к утру безутешный влюбленный неудачно запнулся за кресло и с оглушающим грохотом покатился кубарем к барной стойке. Хорошенько приложился головой о ножку стола и затих. Сомнения на предмет, стоит ли слетать и проверить, не убился ли мой благоверный, мучили меня недолго - вскоре по квартире разнеслось громкое сопение вперемешку с редкими всхрапываниями.
        Ровно в девять двадцать девять (девять минут для надежности) я полетела в ванную и сменила ипостась. Ванная у Хиро была большая; перья, разумеется, разлетелись далеко и красиво.
        Никогда не могла понять, как с одного воробья средней упитанности может образоваться такой беспорядок.
        Закончив выгребать перья из-под умывальника, я обнаружила, что прикрыться тут голой девушке можно только ножным полотенцем, и то если вывесить его спереди на определенной высоте.
        - У тебя прямо какая-то нездоровая страсть к эксгибиционизму, Спэрроу. - Болезненно морщась, Хиро попытался сесть, но быстро сполз обратно. - Акума! Голова сейчас пополам треснет.
        Даже не завизжав (вы бы знали, как я собой гордилась за это!), я рванула на антресоль. В секунды натянула спортивный костюм и кубарем скатилась обратно.
        - Что происходит? - поинтересовался рассветник, наблюдая с пола за моими лихорадочными поисками.
        - Ничего. Все, что можно было, уже случилось.
        Початая пол-литровая бутылка бренди обнаружилась в баре. Я отвинтила крышку и принюхалась. Оно самое. На запах - лавандовый одеколон. Один в один. Но для привораживаемого жидкость имеет самый привлекательный аромат в мире. Не попробовать ее человек просто не может.
        Прижимая находку к груди, я вышла из-за барной стойки. С трудом поднявшийся Хиро потрясенно оглядывался и даже, кажется, на время позабыл про головную боль.
        - Что здесь было? - Его севший до сипоты голос приятно тешил мое самолюбие.
        - А что, не помните?
        - Ёкай! Не строй из себя идиотку! - взъярился Тэмаки, но быстро одумался. Он без сил опустился на криво стоящий диван, сжав ладонями виски. - Помнил бы, не спрашивал…
        Однако после бессонной ночи с терпением и всепрощением у меня были большие проблемы.
        - От идиота слышу! Потому что только полный придурок мог взять у ведьмы хоть что-нибудь! Особенно то, за что предварительно не заплатил!
        Тэмаки поднял на меня больной взгляд, и мне неожиданно стало совестно. Со вздохом я поставила бутыль на стол, подальше от рассветника, и полезла в холодильник. К счастью для Хиро, там оказалось все необходимое.
        - Что это? - Тэмаки с подозрением смотрел на стакан, до краев наполненный густой мутно-красной массой.
        Одно сырое яйцо, полстакана томатного сока, ложка соуса чили, красный перец, пара капель уксуса и полстакана водки. Фирменный бабушкин рецепт, приводящий в чувство даже перебравшего накануне вечером дядю Вустера.
        - Выпейте, полегчает. Обещаю.
        - Не уверен…
        - Ну как хотите. - Я пожала плечами и сделала вид, что собираюсь уходить. - Если вам на работу сегодня не надо, можете не пить. К вечеру все само пройдет. Наверно.
        - Ладно, давай. - Хиро потянулся за стаканом.
        Но прежде чем его отдать, я предупредила:
        - Только это нужно пить залпом.
        Рассветник, как и было наказано, выпил содержимое стакана одним махом. Ровно пять секунд ничего не происходило. Потом, зажимая руками рот, он рванул в ванную.
        Оттуда Хиро вышел минут через двадцать - зеленовато-бледный, босой, зато уже твердо стоящий на ногах. Голова мокрая, с волос капает. Окончательно измятые брюки еле держались на бедрах, рубашка исчезла, а влажная футболка с провокационной надписью, вся в каких-то пятнах, облепила накачанные плечи и рельефный живот, точно вторая кожа.
        - Ёкай! Ни одного чистого полотенца в доме! За что я этой акумовой домработнице плачу - непонятно! Вторую неделю не появляется, зараза! - По пути в спальню он содрал с себя мокрую футболку, швырнул ее на пол и в сердцах задвинул за собой дверь.
        Стараясь не думать об обнаженном торсе Хиро, я закинула эту мокрую тряпку в корзину с грязным бельем.
        Расшвырялся мне тут! Между прочим, за то время, что он плескался в ванной, я успела более-менее прибраться в гостиной. Мог бы и заметить, что мебель заняла свое законное место, мусор выметен, а кофе сварен. Видимо, именно его запах выманил Хиро из спальни, не прошло и пяти минут. Встрепанный, в широченных трикотажных штанах с вытянутыми коленками, полинявшей майке. Влажные волосы спутаны. Над губой - куцая щетина, а на шее болтается полотенце.
        Все-таки я настолько привыкла видеть Тэмаки «при полном параде» - гладко выбритым и одетым с иголочки, что вот такой «уютно-домашний» Хиро оказался для меня полной неожиданностью.
        - Ну что, полегчало? - не смогла удержаться я от издевательски-сочувственного тона.
        Обиды в ответном взгляде Хиро хватило бы на десятерых детишек, оставленных на Рождество без подарков.
        - Нечего пить всякую гадость, тогда и лечиться не придется, - наставительно заметила я. - Неужели вас мама не учила, что у ведьм ничего брать нельзя?
        - Ну это же твоя бабушка бренди принесла. - Он сдернул с шеи полотенце, - Якобы в качестве извинений за доставленные тобой неудобства. Помню, как вчера эта бутылка мне на глаза попалась, когда я за коньяком полез, а дальше как отрезало. Что было-то?
        Краска предательски бросилась мне в лицо, щеки обдало жаром.
        - Понятно… - протянул Хиро, подсушивая полотенцем волосы. - Приставал, значит… Хотя странно это все, обычно на меня подобные ведьмовские штучки не действуют.
        - Как это?
        - Кофе нальешь - покажу, - усмехнулся Тэмаки, подсаживаясь к барной стойке. - Достань там из левого шкафчика пакет с рогаликами. Нет, не в том. Левее.
        В полном шоке от этого нового, какого-то по-человечески близкого и понятного Хиро я беспрекословно исполнила его просьбу. Прежде чем взяться за кружку, он отбросил полотенце и тряхнул головой. В легком облачке брызг все идеально улеглось волосок к волоску - нарочито неровный пробор, косая рваная челка, ровные пряди вдоль шеи. Точно над его прической не менее часа трудился профи, изведя при этом полфлакона лака.
        - Обалдеть! Как это вы?..
        Хиро отхлебнул из чашки.
        - Три года назад я был обвинителем в одном деле о браконьерстве в Рассветном море. Некое судно промышляло отловом сирен с дальнейшей поставкой их в бордели на материк. Перевозку переживала одна из десяти в лучшем случае, но и это с лихвой окупало промысел. В общем, там не так чтобы все интересно. Долгий процесс был, муторный, но я для каждого добился максимального срока…
        Уставившись в одну точку, он замолчал, задумчиво отщипывая от рогалика небольшие кусочки и отправляя их в рот.
        - А волосы при чем? - не выдержала я.
        Рассветник вздрогнул и очнулся.
        - Жена одного из браконьеров оказалась нелегальной ведьмой. Решила отомстить выскочке-прокурору, у которого… как же это у вас говорится… а!.. губы от молока еще не высохли. Принесла мне якобы петицию от жен осужденных рыбаков. На входе охрана проверила - никакого магического фона ни на бумаге, ни на женщине. А она, пока шла до моего кабинета, заглянула в дамскую комнату…
        Распознать ведьму невероятно трудно, ведь она не использует собственную энергию, чтобы творить магию. Ведьма просто знает, что и с чем надо смешать, чтобы получилось чудо. И только она может соединить несоединимое, получая замесь. Этому нельзя научить, универсальных рецептов здесь не существует, пропорции определяются исключительно природным чутьем каждой отдельно взятой ведьмы. Все эти ведьмовские гримуары[Гримуар (фр. grimoire) - книга, описывающая магические процедуры и заклинания для вызова духов (демонов) или содержащая еще какие-либо колдовские рецепты.] - плод воспаленного воображения первых инквизиторов.
        Да, в библиотеке Спэрроу-хилл полно книг с рецептами, но для обычного человека они бесполезны, как справочники по ядерной физике для простого обывателя. Потому как только ведьме доступно слить воедино попутный ветер, невесомость перышка и старый пылесос. Другое дело, что подойдет для этих целей не каждое перышко, попутность ветра окажется под большим сомнением, и уж точно понадобится пылесос определенной конструкции.
        Однако пока ведьма этого не сделала, поймать ее за руку практически невозможно. Поэтому-то Инквизиция в бесспорном порядке подписывает ведьм на лицензию, чтобы иметь хоть какой-то контроль над ними.
        Хуже дело обстоит только с нами, проклятыми. Но об этом как-нибудь в другой раз.
        - Прочитавший прошение должен был либо до конца жизни стать рабом ведьмы, либо облысеть и покрыться незаживающими язвами. На выбор. Со мной, как видишь, ни того ни другого не случилось.
        - А что тогда случилось?
        Дожевав рогалик, Тэмаки пожал плечами:
        - Акума его знает. Направленные на меня заклинания, как правило, либо не срабатывают вовсе, либо оборачиваются мне на пользу. Похожих случаев было не один и не два. Помню, когда моя семья пыталась породниться с семьей Хасегава, мне приворотное зелье даже в мисо-суп подливали. Чувств к Аой у меня так и не появилось, но кишечник работал как часы. Однако в любом случае спасибо той ведьме за то, что проблем с прической у меня теперь нет. - Хиро большим глотком допил кофе и вылез из-за стола.
        Мне срочно пришлось отвести взгляд - рассветник довольно потянулся, так что под майкой обрисовался твердый рельеф груди.
        Ну что со мной сегодня такое! Срочно мыть посуду. Как говорит мама, чистая посуда
        - чистые помыслы!
        - Ты на работу не опоздаешь? - донесся до меня сквозь шум льющейся воды вопрос Хиро.
        - Мне к одиннадцати. Кстати, я сегодня дежурю, поэтому буду поздно.
        - Ясно. - Он по-хозяйски ухватил меня за талию и сдвинул с пути, пробираясь к холодильнику за бутылкой питьевого йогурта.
        От неожиданности я чуть не выронила скользкую от пены чашку. Затем пару раз глубоко вдохнула, приводя себя в чувство, быстренько домыла посуду и поспешила скрыться у себя на антресоли. Лучше уж припереться на работу пораньше или прогуляться по Мэгпай-стрит, чем оставаться наедине с Хиро. А то после сегодняшней ночи в голове у меня мелькали мысли одна другой провокационнее.
        Рассветник же, не подозревая о моих душевных терзаниях, засел в гостиной, нацепив очки и обложившись документами. Он пристроил на стол супертонкий ноутбук на свободное от пухлых папок место и увлеченно настукивал что-то на клавиатуре. Периодически Хиро лез в очередную папку, быстро перелистывал документы, находил нужный, углублялся в чтение, после чего снова возвращался к ноутбуку.
        - Я пошла.
        - Счастливо, - не отрывая взгляда от экрана, махнул рукой Тэмаки.
        Под ногами раздался шорох. Я подняла листок, на который чуть не наступила, и невольно вчиталась. Это была обычная манограмма - динамика за последние полгода с помесячной разбивкой. Ну, знаете, такие просят предоставить в магбанке для заполнения заявки на получение кредита.
        - Какая образцово-показательная манограмма, прямо как по учебнику, - заметила я, положив листок на ближайшую ко мне папку.
        Руки Тэмаки неожиданно зависли над клавиатурой.
        - Что ты сказала? - Хиро поднял на меня оторопелый взгляд. Очки в темной оправе съехали к самому кончику носа.
        - Ну, манограмма… она прямо как из учебника по маганализу, - неуверенно повторила я, запинаясь. - Динамика чересчур ровная, экстремумы через одинаковые промежутки. Мы в колледже… проходили.
        Рассветник отчего-то просветлел лицом, пробормотал что-то непонятное и лихорадочно зарылся в папках, а я, поправив лямки рюкзака, тихонько направилась к двери, надеясь на то, что к моменту моего возвращения Хиро дома не будет.
        Рюкзак потяжелел на бутылку с приворотным зельем - она была заныкана на самое дно и ждала там своего часа, чтобы предстать перед трио «ВеликиЭ» во время моей обличительной речи. Кроме того, оставлять ее дома с Хиро было слишком опасно - не хватало мне еще одной такой ночки. Я и первую-то едва пережила.
        Почти на пороге меня остановила одна мысль.
        - Благодаря вам за последние пару месяцев банк не проиграл ни одного дела о взыскании просроченной задолженности, так?
        - А?.. Да, все верно. - Рассветник даже не обернулся.
        Сколько мертвецов поднято по решению суда за то же время, я уточнять уже не стала. И без того вырисовывалась картинка в довольно мрачных тонах, где центральным персонажем был, собственно, Тэмаки Хиро.
        - Как же все это странно, - пробормотала я миссис Грабовски вместо приветствия, тихонько прикрывая за собой входную дверь.
        Как день не задался с самого утра, так он и продолжился. Едва я успела прийти на работу, как мне позвонили из дома.
        - Как ночь прошла, лапушка? - елейно поинтересовалась тетя Э. - Бледновато что-то выглядишь.
        Я тяжко вздохнула, представив, как трио «ВеликиЭ» в полном составе сидит у магического шара, отпихивая друг друга локтями, чтобы лучше было видно.
        - Элка, надеюсь, ты показала парню, кто тут у нас ведьмовское отродье! - вырвала у нее трубку Ба.

«Мама, что за выражения!» - возмущенно завопила где-то на заднем плане родительница, но бабушку это, разумеется, нимало не смутило.
        - Приезжай, лапушка. - Трубку снова перехватила тетушка. - Я тебе дни распишу, когда лучше будет мужа попользовать. А то заждались мы внучек-то.
        - Приеду! - рявкнула я так, что половина бэк-офиса вынырнула из-за перегородок и тут же трусливо попряталась обратно. - Ох, как приеду! С подарочком! Ждите!
        И швырнула трубку на рычаг.
        - Эл, ты чего? - осторожно поинтересовалась Мари.
        - Ничего, - огрызнулась я и зарылась в запрошенный кредитным отделом реестр выданных кредитов.
        Ближе к вечеру, когда мне понадобилось отнести документы на подпись во фронт-офис, в коридоре меня поймал Хантер.
        - Спэрроу, ты куда пропала? То канючишь под дверью - сделай да сделай отчет по мертвякам, а то ни слуху ни духу.
        Зря он сегодня ко мне подошел. В меня с утра точно баньши вселилась. Причем в сезон брачных завываний. Орать начинаю по малейшему поводу, а останавливаюсь с трудом.
        - Сладенького захотелось, да? Опять мне зефир тащить? Или, может быть, конфеток?!
        - Я уперла руки в бока. - Неделю как дура за тобой ходила, упрашивала! А ты только сейчас проснулся!
        - Эла, ну ты чего? - оторопел парень.
        - А ничего! Где отчет, спрашиваю?
        Росс совсем стушевался:
        - Тебе на почту файл еще с утра скинул…
        Определенно в том, чтобы быть стервой, есть свои плюсы.
        - Давно бы так.
        Крутанувшись и гордо выпрямив спину, я зашагала в приемную, неся документы на подпись, точно это были приказы о смертной казни. Народ шарахался от меня, как от идущего на аутодафе инквизитора.
        Но самое интересное приключилось вечером, когда я выгрузила-таки выпрошенный у Хантера отчет и поняла: все случившееся в этот день всего лишь цветочки по сравнению с тем, что еще может произойти.
        Глава 24
        По дороге внизу полз пафосно-глянцевый ретромобиль, подслеповато обшаривая светом лупоглазых фар дорогу. Он петлял по узким улочкам квартала, неспешно продвигаясь по направлению к докам, что захламляли речное устье.
        Не особо напрягаясь и не боясь потерять машину из виду, я летела следом, хотя меня одолевали размышления, не впустую ли все эти мои ночные полеты, и не стоило ли воспользоваться помощью Бенджиро. Кто знает, может, Ева Мюллер не имеет никакого отношения к исчезновению Малыша, а в настоящий момент она всего лишь направляется к очередному донору. И неизвестно, насколько это затянется, а кое-кому (не будем уточнять кому) завтра с утра на работу. Я и так часа два с гаком прокараулила у служебного входа в «Винтаж», дожидаясь, пока прекрасная мисс Мюллер соизволит покинуть заведение. Она же вышла оттуда только в первом часу, втягивая мой взгляд в энергетическую воронку ауры суккуба, отчего мне тотчас захотелось полететь в противоположную сторону. Но чувство долга в очередной раз перебороло нежелание ввязываться в очередную авантюру.
        Машина затормозила у приземистого темного здания без окон. Тусклая лампочка над входом не справлялась со своей задачей, и стоило фарам потухнуть, как подъезд снова погрузился во мрак. Гулкий стук каблучков далеко разнесся по пустынной улице и окончился лязгом тяжелой входной двери.
        А я, как всегда, осталась не у дел снаружи.
        Когда я уже начала думать, что суккуб зашла в неприступный бункер, на противоположной стороне здания нашлось-таки приоткрытое вентиляционное окошко. Просунувшись между прутьями решетки, я оказалась в длинной трубе, которая привела меня в огромное полутемное помещение, заставленное громоздкими ящиками самых разных размеров.
        На первый взгляд тут никого не было. С другой стороны, воробей - не сова, в темноте ориентироваться не приучен.
        Возможно, за одним из этих ящиков притаилась Ева Мюллер, готовая схватить беззащитного воробушка своими наманикюренными коготками. От этой мысли стало как-то неуютно.
        Было тихо. Где-то далеко внизу слабо горела настольная лампа, наполовину загороженная нависающей над ней неподвижной тощей фигурой.
        Спускаться до бетонного пола пришлось довольно долго. Я осторожно спрыгивала с ящика на ящик, стараясь потише хлопать крыльями. Мысль о притаившемся в темноте суккубе не давала мне покоя.
        Внизу кидаться на меня никто не спешил. Я выглянула из-за ящика. Возле старого покосившегося стола никого не было. Только жгла электричество непонятно кем включенная настольная лампа с облупленным зеленым абажуром. А тощая фигура оказалась вешалкой с накинутым на нее старым рабочим халатом.
        Раздавшийся справа шорох и последовавший за ним стон заставили меня взлететь и, шумно хлопая крыльями, метнуться за нагромождение железных ящиков. Замерев там, я напряженно вслушивалась в гулкую тишину. Через некоторое время хриплый стон раздался вновь.
        Полетев все-таки на звук, я обнаружила того, кого тщетно искала вот уже неделю, а именно Малыша Вульфсона. И выглядел он далеко не лучшим образом. Оборотень был обнажен до пояса. Тело судорожно вздрагивало, точно пыталось измениться, а ему не давали. Дышал Виргиний часто и неглубоко. Его руки приковали над головой к стене, у которой он сидел. И, судя по тому, что кожу на запястьях покрывали сочащиеся язвы, серебра в кандалах было куда больше половины.
        Забыв об осторожности, я полетела к нему.

«Малыш! Малыш!» - Мое чириканье далеко разнеслось по ангару.
        Он поднял на меня мутный взгляд. С растрескавшихся губ сорвался полустон-полухрип.
        Я заполошенно металась, не зная, что же мне предпринять, пока не наткнулась на связку ключей, точно в насмешку валяющихся на столе. Прежде чем план действий созрел окончательно, меня уже накрыло превращением.
        Бетонный пол леденил босые ноги, кожа покрылась мурашками. Холод с разгромным счетом победил брезгливость - я сдернула с вешалки не первой свежести халат и торопливо его натянула. Грубая замасленная ткань неприятно натирала кожу, но это было все же лучше, чем скакать голой по продуваемому ледяными ветрами складу.
        Я сгребла со стола связку ключей и рванула к Малышу. Как назло, нужный ключ все никак не подбирался.
        Виргиний открыл глаза. Их радужка отливала желтизной.
        - Эла… - выдохнул Малыш. - Не на… до…
        Мои руки дрожали. То и дело оглядываясь, я никак не могла попасть ключом в замочную скважину.
        - Потерпи, миленький. - Я убрала ему челку со лба. - Я скоро.
        Оборотень дернулся от моего прикосновения, точно оно ожгло его крапивой.
        - У… хо… ди… - Ему точно не хватало воздуха. - Лу… на… ря… дом…
        Легко ему говорить! Он себя сейчас видел? Как можно такого бросить?!
        - Малыш, не болтай ерунды! До полнолуния больше недели. - Я пыталась говорить строгим тоном, но в моем голосе отчетливо слышались слезы. - Сейчас я тебя освобожу. Только потерпи.
        Наконец мне повезло. Очередной ключ вошел в скважину, замок щелкнул, и руки Малыша с глухим стуком безвольно упали на пол. Оборотень стал заваливаться на бок.
        - Эй! Не вздумай отключаться! - Я затрясла его за костлявое плечо. - Давай, перекидывайся!
        - Какая умилительная сцена, - протянул красивый женский голос с хрипотцой и легким акцентом. - Но на твоем месте, проклятая, я бы не настаивала на превращении. Поверь моему опыту, не стоит играть с оборотнем, когда его Луна так близко.
        От неожиданности я выпустила плечо Виргиния, и он повалился на пол. Разворачиваться не хотелось, но пришлось.
        - Идеальная ловушка. - Суккуб окинула освещенный угол одобрительным взглядом. - Наконец все сработало так, как следовало.
        Она была так же прекрасна, как и в ту ночь, в клубе. Все тот же ретрошарм сороковых годов прошлого века. Угольно-черные волосы уложены глянцевой волной. Идеально выверенные «стрелки» на веках. Вызывающая красная помада. Шикарная чернобурка наброшена поверх черного кашемирового приталенного пальто. Шляпка-таблетка с легкой паутинкой вуали. Лаковые туфельки и клатч. Думаю, мало бы нашлось желающих поспорить с тем, что Ева Мюллер была безупречна с головы до крохотных ступней.
        Мощный удар в спину оторвал меня от остолбенелого созерцания суккуба. Проехав пузом по бетону, я практически уткнулась носом в блестящие лаковые туфельки. И прежде чем успела подняться, тяжелая лапа опустилась мне на плечо и придавила к полу.
        - Хороший мальчик. Можешь отпустить нашу пташку - она никуда от нас уже не денется.
        Как только лапа убралась с моей спины, я откатилась в сторону и поднялась на четвереньки. Суккуб не двинулась с места, наблюдая за моими попытками подняться на ноги. Рядом с ней стоял Виргиний. Таким я его еще не видела. Цикл превращения завершился - на меня в упор смотрел здоровенный волчара. В отличие от фарфорово-неподвижной Евы Мюллер, он был точно натянутая струна нацеленного лука - только ослабь контроль, и кто-то умрет.
        - Малыш, - неуверенно позвала я, обретя устойчивое вертикальное положение (не без помощи ближайшей стены).
        Волк с рычанием оскалился. Ева присела и потрепала Малыша по загривку. Оборотень довольно заворчал. И сразу стало понятно, что стоит обтянутой черным бархатом ручке спорхнуть с широкого волчьего лба, мне конец.
        - Бесполезно, проклятая, - хищно улыбнулась Ева. Зубы у нее были мелкие, ровные и очень-очень белые. - Когда с ним рядом его идеальная самка, его Луна, он не слышит других голосов. А я могу стать идеалом для любого мужчины - даже если он покрыт мехом.
        Все, пора сваливать! Точнее, лететь за подмогой. Полиция, Инквизиция и «ВеликиЭ» тут будут как нельзя кстати. Причем все скопом, насколько мне подсказывала моя интуиция.
        Судорога превращения прокатилась по телу, но желаемого результата это не принесло.
        - Не так быстро, проклятая. - Ева элегантным движением встала на ноги, - Я слишком долго тебя искала. И поэтому тщательно готовилась к нашей встрече.
        Она раскрыла свой лаковый клатч, и оттуда вырвалось облачко белесого пара. Стоило ему меня коснуться, как надетый рабочий халат стал растекаться по коже черной клейкой массой. Она в один миг расползлась по всему телу и застыла плотным твердым коконом, лишив меня способности шевельнуть хотя бы пальцем.
        - Что вы творите? Отпустите меня сейчас же! - Я запрыгала на месте, пытаясь освободиться. - Вам это просто так с рук не сойдет. Вы вообще знаете, из какой я семьи?
        - Разумеется, знаю. - Ева захлопнула клатч и опять засунула его под мышку, после чего почесала Малыша за ухом. - Я пять кланов в этом графстве перебрала, прежде чем на тебя наткнулась.
        - Пять кланов? Вы про…
        - С разговорами пока все, - оборвала меня суккуб. - Будет еще время поболтать, пташка моя.
        Своей неподражаемой походкой она подошла ко мне и брезгливо ковырнула покрывшую меня застывшую массу. После чего отряхнула перчатки и позвала в темноту:
        - Эй, Майк, ты там где? Тащи сюда свою мертвую задницу! Живо.
        В глубине склада раздались звуки шаркающих шагов, коренным образом отличающиеся от четкого ритма каблучков суккуба.
        - Ты быстрее можешь шевелиться? - состроила недовольную гримасу суккуб при виде плечистого зомби высотой почти в два моих роста. - Бери этот куль и тащи в машину. Положишь на заднее сиденье. Аккуратно положишь, а не кинешь. После этого можешь возвращаться в подсобку. Все понял?
        Вместо ответа мертвяк подхватил меня на руки и взвалил животом вниз на плечо. Я уткнулась носом в его широкую спину. От нее одуряюще несло отдушкой «Морская свежесть», разложением и прорезиненной клеенкой.
        - Бабушка! На помощь!!!
        Мой отчаянный вопль охотно подхватило эхо, а Малыш поддержал тоскливым завыванием.
        - Шайссссе!
        Это было последнее, что я услышала, прежде чем мне сунули под нос что-то, воняющее еще более отвратительно, чем спина зомби, и мое сознание, а также трезвый ум и твердая память помахали мне ручкой.
        Меня разбудил свет, пробивающийся через щель в неплотно задернутых шторах. Двигаться не хотелось. Тело наполняла отупляющая слабость. Как после чересчур долгого сна или хорошей дозы СС. Я вяло оглядывалась, пытаясь понять, где же меня угораздило очнуться.
        Можете поверить, по роду своей не лицензированной деятельности мне приходилось бывать в самых разных гостиничных номерах, но таких роскошных апартаментов я еще не видела. Кровать с балдахином, банкетки на гнутых ножках, огромное трюмо. Лепнина с позолотой на потолке. Хрустальная люстра и стилизованный под начало прошлого века телефон. По стенам были развешаны картины с томными девицами и пухлыми ангелочками, а пол устилали ковры.
        Вам интересно, как я смогла определить с первого взгляда, что нахожусь в комнате отеля? Может, тут дело в том, что при всем их разнообразии убранству гостиничного номера присущи некая обезличенность и аура непостоянства. Здесь витает свой особый, едва уловимый запах, не дающий ошибиться.
        Хотя если быть до конца честной, вышитые на халате, в который я была одета, эмблема и название самого дорогого отеля столицы тоже сыграли свою роль.
        В голове свербела не до конца оформившаяся мысль, вызывающая чувство крайнего дискомфорта. Впрочем, моя память недолго оставляла меня в неведении.
        - Малыш! - Я резко села в кровати.
        Одновременно с этим дверь в комнату со стуком распахнулась, явив мне полуобнаженного мужчину потрясающей красоты. Совершенное тело. Тонкие черты лица. Его густые белокурые волосы были заплетены в толстую косу, спускавшуюся куда ниже талии, а чистоте и нежности кожи, а также длине ресниц могла позавидовать любая девушка. А как этот красавец улыбался! Поверьте, если бы я могла, то обязательно написала поэму об его улыбке, ибо банальная проза тут не годилась.
        Он прошел в комнату, аккуратно прикрыв за собой дверь.
        - С пробуждением вас, прекрасная леди. - Мужчина прильнул к столбику кровати, не сводя с меня внимательного взгляда дымчато-синих глаз. - Надеюсь, вы прекрасно спали?
        Пока я пыталась собрать разбегающиеся мысли в кучу и проблеять ответ, каким-то неуловимым движением он перетек на кровать. Его рука почти касалась моей босой ступни.
        - Какая у вас ножка, - восхитился прекрасный незнакомец. - Такая крохотная, изящная. Эти пальчики просто умоляют, чтобы их поцеловали.
        Прикосновение его губ к моей коже вызвало дрожь во всем теле, пробежавшую от кончиков пальцев на ногах к макушке и обратно.
        - Александр, прекрати! - донесся до меня сквозь дымку сладостной истомы раздраженный голос Евы Мюллер. - Она нужна нам для дела.
        Мужчина поднялся с кровати и повернулся ко мне спиной, на которой была вытатуирована цветная змея. Ее голова достигала плеча, а кончик хвоста прятался за резинкой широких штанов из некрашеного льна.
        М-да, только убийственной парочки суккуб-инкуб мне тут не хватало для полного счастья. Хотя, что скрывать, смотрелись они вместе бесподобно. Она - маленькая и хрупкая, как фарфоровая статуэтка. Он - прочный и гибкий, как хлыст.
        Инкуб подошел к закутанной в газовый пеньюар Еве, застывшей в открытых дверях, и приобнял ее за талию, увлекая суккуба в комнату.
        - Ревнуешь, любовь моя?
        Она дернула плечиком:
        - Вот еще! Ревновать к еде - это глупо.
        - Я тоже так думаю, - мурлыкнул незнакомец, заглядывая в глаза девушке. - Не против, если я позавтракаю?
        - Против! - Она раздраженно его отпихнула. - Александр, я же сказала, эта пташка нужна нам для дела.
        - Но я очень голоден. Очень. Если хочешь, можешь даже посмотреть. Я не возражаю.
        Я думала, что сейчас Ева устроит безобразный скандал, отстаивая собственное мнение, но вместо этого она прильнула к мужчине всем телом.
        - Милый, ну ты же знаешь, как это важно для нас. - Мюллер выделила голосом последнее слово. Я столько усилий приложила, чтобы ее найти. Только на этого тюфяка Смит-Эванса потратила три недели. А сколько еще до этого перебирала другие кланы!
        - Неужели тебе это не понравилось? Уж я бы развлекся на твоем месте.
        Ева отпихнула хохочущего инкуба.
        - Ничего себе развлечение! Я от скуки чуть не свихнулась. Да еще приходилось ходить полуголодной. Слишком много усилий на нее потрачено. Эти ночные слежки, поднятие мертвяков под носом у Инквизиции. Да одна только неудавшаяся авария чего стоит! Ты же знаешь, как я не люблю рисковать Матильдой!
        - Да что ей станется, этой твоей Матильде. - Александр пожал плечами. - Она даже у меня аппетита не возбуждает.
        - Вот и хорошо, что не возбуждает! По твоей милости у меня даже горничные дольше пары месяцев не задерживаются.
        Инкуб демонстративно надулся:
        - Скупость женщине не к лицу.
        - Что уж мне точно не к лицу, так это два испорченных неправильной глажкой костюма! - притопнула ножкой Ева. - Эта новая горничная совершенно ничего не умеет!
        - Так и знал, что ты подумываешь ее сменить, поэтому уже вчера вечером обо всем позаботился. И об избавлении от тела в том числе.
        - Александр… - Ее голос был полон мягкой укоризны.
        - Да, милая?
        - Будь серьезнее. Ты же понимаешь, что будет, если он не получит то, что хочет. Главное сейчас - продолжить цепь, иначе мы просто сгорим. Но для этого нам просто необходим он. А ему нужна проклятая, чтобы провернуть это дельце…
        Мне стало настолько интересно, кто такой этот таинственный «он», что я даже прекратила сползать с кровати, боясь упустить хоть крупицу информации. Мое самоуправство не осталось безнаказанным.
        - А куда это наша птичка собралась?
        Я честно ткнула пальцем в сторону зашторенного окна.
        - Зачем? - Ева прошла к изящному креслу на гнутых ножках, что стояло неподалеку от кровати, и уселась в него, закинув ногу на ногу. - Мы вкололи тебе такую дозу сыворотки - до вечера о превращении можешь и не мечтать.
        Инкуб же снова растянулся на кровати, подбираясь к моим босым ногам, но я вовремя их подобрала и отодвинулась от него подальше.
        - Чтоб ты знала, селиться она предпочитает на верхних этажах. - Перевернувшись на живот, Александр скользнул по шелку покрывала поближе ко мне.
        Ему тут же прилетело в плечо нежно-голубой туфелькой с помпоном - аккурат по носу вытатуированной змеи.
        - Александр!
        - Хорошо, любимая, я понял. - Инкуб подобрал туфельку и увернувшись, невероятно гибким движением спрыгнул с кровати, проявляя чудеса владения своим сильным гибким телом.
        Он сделал два текучих шага, картинно упал на одно колено и надел туфельку на ножку Евы. Та ухватила его за косу, заставляя усесться на пол рядом с креслом.
        - Куда Малыша дели? - хмуро поинтересовалась я, смотря на эту парочку уже без прежнего невольного восхищения.
        - Жив твой звереныш, - отмахнулась Ева, наматывая косу возлюбленного на кулачок. - И ты тоже веди себя как паинька.
        - А то что?
        Девушка смерила меня тяжелым взглядом.
        - Смерть твоя будет быстрой и нелегкой.
        - Ну, возможно, она все-таки будет не лишена некоторой приятности. - Я в свою очередь со значением поглядела на инкуба.
        Тот в ответ послал мне самую обольстительную из своих улыбок. Ева больно дернула его за волосы. Не смущаясь, он лучезарно улыбнулся и ей.
        - К тому же когда о моей безвременной кончине узнают мама, бабушка и тетя, - продолжала я, - еще посмотрим, кто у нас возжелает быстрой смерти.
        - Да? Вот мы какие смелые? - не улыбаясь, переспросила Ева. - Оборотнем ты тоже легко пожертвуешь? Вряд ли за него кто-нибудь возьмется мстить.
        Я смерила их снисходительным взглядом.
        - А вот и возьмется! Вы знаете, на кого он работает?
        Мисс Мюллер вернула мне снисходительный взгляд.
        - Ну разумеется, наша маленькая глупенькая птичка. Нам проблемы с кровососами не нужны. Все заранее оговорено. За мальчишку вампирам уплачена цена. Я считаю, что мы даже переплатили.
        Этот был удар ниже пояса.
        Вы не представляете, какой дурой я себя почувствовала в тот момент. Ну Бенджиро, ну артист! Такие активные поиски изображал! Сам-то все знал с самого начала, а то и вовсе спланировал всю эту ситуацию заранее. Вполне могло оказаться, что не было никакого пророчества из «Кассандры», а имелся всего лишь повод для нашего с Малышом знакомства. Пусть это звучало невероятно, но от вампиров всего можно ожидать.
        В любом случае, зачем только этот мальчишка навязался на мою голову!
        Брэг, брэг, брэг!
        - А я-то вам вообще для чего нужна?

«Пожиратели страсти» перестали ворковать и удивленно воззрились на меня.
        - Понятно для чего, - пожала плечами суккуб. - Магбанк будем грабить.
        Меня подбросило на ноги.
        - Банк! Банк!! Банк!!! - Я забегала по комнате, как ужаленная. - Ооо!.. Ууу!.. Да вы… да вы…
        - Что «банк»? - с ленцой в голосе поинтересовался Александр, прижимаясь щекой к снежно-белому бедру Евы, - И что «мы»?
        Остановившись наконец, я развернулась к «пожирателям страсти» и обвиняюще уставила в них палец.
        - Это вы все виноваты! Да я же работу по вашей милости прогуляла! Брэг, На-Ма меня четвертует! Или хуже того, уволит…
        Ева зевнула, показав свои мелкие остренькие зубки.
        - По-моему, тебя это уже не должно волновать.
        Глава 25
        При езде в автомобиле клетку периодически потряхивало. Жердочка ходила ходуном под моими лапами, но это было лучше, чем когда тебя на поворотах заносит и шмякает о железные прутья клетки, пристегнутой ремнями безопасности к креслу. Напротив сидела Ева Мюллер. Она задумчиво провожала взглядом проносящиеся за тонированным окном дома, изредка затягиваясь тонкой сигариллой. Золотое кольцо с огромным рубином посверкивало у нее на безымянном пальце правой руки. Дым, плывущий по салону, горчил вишней и заставлял меня чихать время от времени. Мне было физически плохо смотреть в ее сторону - чуть заглядишься на энергетическую воронку ауры суккуба, и тебя уже мутит.
        На полулежал Малыш в волчьей ипостаси. Оборотню там было мало места - он еле-еле втиснулся между сиденьями. Ему тоже не нравилась езда в автомобиле. Стоящие торчком уши нервно вздрагивали. Спрятав от вишневого дыма нос в лапы, Малыш время от времени недовольно ворчал, но терпел сложенные у себя на спине обутые в лаковые сапожки ноги Евы. Широкий кожаный ошейник делал его похожим на собаку. Хаски. Кажется, так называется эта порода.
        Я поймала себя на мысли, что Малышу наверняка не понравится такое сравнение. С другой стороны, разве у него сейчас есть собственное мнение? Луна подавила волю.
        Автомобиль заехал на стоянку «Банка крови». До заката еще был вагон времени, поэтому проблем с парковкой не возникло.
        Ева постучала мундштуком в стекло, разделяющее нас с водителем. Оно тотчас опустилось.
        - Да, мадам?
        К такому ретромобилю, как наш, куда больше подошел бы степенный джентльмен, убеленный сединами, но вместо него за рулем сидела маленькая пухленькая женщина весьма за сорок. Видимо, это та самая знаменитая, не возбуждающая инкуба Матильда, с помощью которой Ева подстраховывала себя от частой смены водителей.
        Ева протянула женщине через окошко папку из белого пластика.
        - Подойдешь к стойке регистрации, скажешь, что у тебя документы для мистера Фудживары. Будут предлагать оставить у секретаря - упирай на то, что необходимо передать из рук в руки. Сиди в приемной, пока я не позвоню. После чего извинишься, скажешь, что у тебя нет времени больше ждать, и вернешься в машину. Все поняла?
        - Разумеется, мадам. А если мистер Фудживара окажется на месте? - деловито уточнила Матильда.
        Ева стряхнула пепел сигариллы на улицу, в приоткрытое окно автомобиля.
        - Не волнуйся. Раньше заката его там точно не окажется. На работу он обычно не торопится, появится около полуночи. Иди уже. И так наш автомобиль всем в глаза бросается.
        Женщина послушно вышла из машины и направилась к главному входу в здание. Ева проводила ее задумчивым взглядом, прежде чем повернуться ко мне. Она легко открыла клетку и сграбастала меня, вытаскивая наружу.
        - Теперь что касается тебя… - Тонкие пальцы, окутанные ярко-синими завихрениями мановсасывающих воронок, ловко надевали мне на шею тонкую цепочку с флешкой. - Твоя задача пробраться с этим внутрь магбанка. Спрячешься в раздевалке для охранников. От входа налево, в подвал, третья дверь по коридору, четвертый шкафчик от душа. Не перепутай! В десять заступает ночная смена. За тобой придут и проведут на место. Дальше действуешь по плану.

«Кто придет?» - чирикнула было я, но осеклась.
        Однако Ева прекрасно меня поняла.
        - Не волнуйся, это будет знакомый тебе… хм… человек. По крайней мере, он им был до недавнего времени, - захихикала она, и ее смех мне совсем не понравился. - Давай поторапливайся! Через полчаса операционный зал закрывается.
        Волк подтверждающе чихнул.
        У меня было такое ощущение, что время остановилось. Вот так просто встало и все. Замерло вместе с душным спертым воздухом подвала, в котором то ли забывали включать кондиционер, то ли просто экономили на электроэнергии. В шкафчике воняло старыми носками, дешевым куревом и синтетической едкой лимонной отдушкой. Хотелось расчихаться, а не получалось.
        И как меня только угораздило во все это вляпаться!
        Впрочем, «пожиратели страсти» вполне подробно растолковали как.
        - Тебя нам просто преисподняя послала. Когда я увидела, проследив за тобой утром после смерти Смит-Эванса, что ты вошла в магбанк, то просто счастью своему не поверила. А когда еще Питер сказал, что ты работаешь в бэк-офисе, стало понятно - такой шанс упускать нельзя. Хотя Александр расстроился, что ему не придется соблазнять кассиршу - обошлись одним инманатором.
        - Вооот… А мне даже не дала пташку попробовать.
        - Милый! - Ева предупреждающе вскинула бровь.
        - Шучу-шучу.
        - Но почему я?
        Александр пожал плечами:
        - Все проносимые на территорию магбанка носители информации проверяются самым тщательным образом. Мы уже пытались не раз и не два, но у нас ничего не вышло. Не защищенные соответствующим магическим образом устройства становятся девственно чисты. Ни крупицы информации. Поэтому нам порекомендовали найти того, кто способен определенным образом искажать магию. И лучше проклятых с этим никто не справляется. Правда, пришлось помучиться, пока нам удалось тебя найти. А потом и поймать.
        - Это же надо было так попасться в откровенную ловушку! Я была о тебе лучшего мнения. Хотя откуда в птичьих мозгах сообразительность! - Суккуб издевательски засмеялась. - И это после того, как мне пришлось погоняться за тобой по всей столице и пригороду. А уж эта авантюра в «СноуВайт»! Только Неназванный знает, сколько нервов и маны мне это стоило. Что?.. Зачем я хотела тебя убить? Что за чушь! Марионетка должна была спровоцировать тебя на смену ипостаси, а потом вынести воробушка из клуба. Кто же знал, что ты под ударной дозой сыворотки. Кстати, на твоем месте я бы ей не злоупотребляла - не стоит доверять инквизиторам.
        Еще одна советчица нашлась! Будто Хиро и трио «ВеликиЭ» мне мало.
        И что-то мне подсказывает, что мои неприятности одновременно с бренным существованием не закончатся - теплая, точнее прохладная компания дедулей и Морриса, жди меня.
        А ведь все мои беды от неумения перекладывать свои проблемы на других людей. Вот почему-то они не стесняются этого делать, а я все никак.
        Всегда со мной так.
        Ведь что мне стоило распечатать полученный прошлым вечером отчет по «поднятым» должникам и отнести в службу внутреннего контроля? Наверняка там бы заинтересовались, почему по сравнению с прошлым кварталом количество «безвременно почивших» клиентов магбанка увеличилось более чем втрое, и поднимали их также в два раза чаще, чем в истекшем отчетном периоде. Причем около половины всех поднятых завербовали в охрану магбанка.
        С другой стороны, может, это не я одна такая умная - давно уже кто-то этим занимается. Просто не афиширует свою деятельность.
        Раз уж речь зашла об уме и сообразительности, а также афишировании своих действий… Никто не говорил, что мне надо сидеть до прихода проводника в шкафчике, наслаждаясь амбре старых носков. Можно и осмотреть окрестности. Осторожненько так.
        С оглядкой я выбралась из раздевалки и попрыгала по направлению к бэк-офису. Почему попрыгала, а не полетела? А часто вы смотрите себе под ноги, бегая по офису? Вот и никто не смотрит. Поэтому одинокий воробушек, уворачивающийся от чужих ног, беспрепятственно добирается туда, куда ему нужно, без криков: «А-а-а! Птица-а-а полетела-а-а! Держите ее! Держите! Сейчас нагадит!»
        Кстати, о том, чтобы нагадить… Дверь в кабинет На-Ma была так завлекательно приоткрыта, что я не смогла устоять перед искушением. Компьютер работал, значит, начальство еще домой не свалило. Я как раз делала круг почета над рабочим столом шефини, примериваясь, что бы такое учудить в рамках своего интеллигентного воспитания, когда входная дверь со стуком распахнулась. На пороге застыли Натали Монгрел и Ирэна Полак. Последняя была уже полностью одета - видимо, пыталась улизнуть пораньше домой, подальше от взбучки. Не удалось. А начальница была явно не в духе.
        - Проходи, - процедила она.
        Я камнем рухнула вниз, едва успев затормозить перед самым полом. Вскарабкалась по стеллажу на самую верхнюю полку и замерла там в позе «Декоративная фигурка воробья. Два фунта пять пенсов за штуку» в тени здоровенного талмуда «Правила ведения бухгалтерского учета в магбанках».
        - Я…
        - Проходи-проходи, Ирэна. Разговор есть.
        - Натали…
        - Мы на работе. Будь добра, обращайся ко мне, как положено.
        - Да, гранд-магесс.
        Фигуристая Полак еле-еле протиснулась в дверь мимо нашей тоже далеко не худой шефини и замерла у стола.
        - Садись, - тем же непререкаемым тоном приказала На-Ма.
        Ирэна обреченно плюхнулась на стул, куда шефиня любила усаживать подчиненных, дабы нависать над ними всей своей укоряющей массой.
        - Пришли результаты последней проверки. У тебя опять полно косяков.
        - Я не виновата… - проблеяла Ирэна. - Это все стажерка…
        - Да у тебя вечно стажеры виноваты! - прогремела начальница, потрясая кулаком.
        Полак вывернулась и вместе со стулом отодвинулась от мощной груди На-Ма. Неожиданно взгляд провинившейся Ирэны уцепился за фотографию у начальства на столе.
        - Ой, у вас новый снимок Жана Франсуа? Какой он тут хорошенький! Такой умилительный! Просто прелесть!
        По моему глубоко личному мнению, назвать эту мерзкую отожравшуюся скотину хорошеньким мог только слепой. Или человек, которому очень не хотелось получать нагоняй от шефини.
        На-Ма же прямо преобразилась:
        - Ты тоже заметила? Такая удачная фотография вышла! Он тут такой лапушка! - засюсюкала она над снимком. - Такой проказник стал…
        Следующие минут пять дамы подробно обсудили, что ест, пьет, а также чем именно пачкает городские улицы эта неземной красоты собака.
        - Может, чаю выпьем? - Поступив крайне политически грамотно, Ирэна извлекла из сумки любимый шефинин зефир в шоколаде.
        Начальство милостиво согласилось на чаепитие, которое Полак соорудила в мгновение ока. Наблюдая за ней, мне оставалось только восхищенно вздыхать, отчетливо осознавая, что при таких требованиях к сотрудникам карьеру мне в нашем отделе не сделать.
        - Ну что ж ты так, Ирэночка, - мягко журила ее На-Ма, прихлебывая чаек вприкуску с зефиркой.
        - Да сама не знаю, что на меня нашло…
        - Внимательнее надо быть, дорогая.
        Ирэна душераздирающе вздохнула:
        - Знаю.
        - Ведь какой уже раз говорю. Вечно у тебя так. Посмотри, у Хоуп Смит ни одного замечания. Люси все досье без сучка без задоринки сдала. У Браун все служебные записки одна к одной подшиты. У Спэрроу и той вся документация в порядке.
        - Зато я, в отличие от Спэрроу, хотя бы на работу хожу. Сегодня это был просто верх наглости. Не прийти и даже не предупредить. После такого, надеюсь, ты ее уволишь?
        Шефиня вздохнула столь же душераздирающе, как и подчиненная перед этим, и развела руками:
        - Не могу.
        - Почему?!
        - Рассказала бы, да ты, как оказалось, секреты хранить не умеешь.
        Полак от возмущения прямо задохнулась. Подскочила на ноги и сжала кулаки в праведном гневе. Не знала бы я правды, обязательно бы ей поверила.
        - Да это все вранье этой наглой Спэрроу! Лишь бы хороших людей очернить! От своих, поди, все узнала. Даром они у нее ведьмы, что ли.
        - Ладно-ладно, садись, - смилостивилась На-Ма. - Расскажу. А то и поделиться не с кем… Обращалась я в свое время… к спэрровским ведьмам. За приворотом.
        - Неужели ты… Дэвида?
        Миссис Монгрел еще раз вздохнула:
        - Если бы. Нет. Свекровь.
        Мы с Ирэной потеряли дар речи.
        Начальница вздохнула третий раз и начала рассказывать. Десять лет назад не такая уже юная провинциалка вытянула свой счастливый билет в виде отчего-то задержавшегося в холостяках Дэвида Монгрела. На первый взгляд это был не мужчина, а подарок. Не дурак, не урод и не зануда. Свое процветающее дело у человека. На каждое свидание с цветами приходил. И не с какими-то жалкими тремя гвоздичками - с шикарными букетами. А вскоре и вовсе предложение сделал. Натали тогда как на крыльях летала, строчила подружкам, оставшимся в своем провинциальном болоте, хвастливые письма, как ей наконец повезло. Только вот знакомство с родителями, точнее с матерью (отец уже лет двадцать как преставился), жених все откладывал. Говорил, мама старенькая, здоровье у нее слабое, сейчас на лечении, вернется как раз к свадьбе.
        - «Дорогая, ты же не против, что мама будет жить с нами? Сама понимаешь, я у нее единственный сын. Она старенькая уже», - передразнила мужа На-Ма. - Немощная, как же! Тьфу! Да она одна бригаду зомби загонит влегкую! На лечении она была! Ха!
        Старушка оказалась из секты «Свидетели Иех!-гоу-гоу-Вы». Неделями она каталась по Соединенному Королевству со своими братьями и сестрами по вере. Но самое страшное было в том, что после своих вояжей свекровушка возвращалась домой с очередным молодым нечесаным и неделями не мытым любовником. Из дома выкидывались все предметы, так или иначе связанные с магией, ибо мать мужа не признавала заключение маны в вещи. Согласно ее вере, человек, достигший определенного уровня просветления, может черпать магию откуда пожелает, не прибегая к услугам ушлых магов и магбанков. Последние вообще считались проклятым местом, и соответственно невестка, которая там работала, тоже предавалась анафеме и ни во что не ставилась.
        - Последней каплей было, когда я поутру выглянула в сад, а там ее очередной то ли Роберт, то ли Патрик «поливает» мои селекционные голубые розы! И так еще мне ручкой машет со словами: «Мир тебе, сестра!» В тот же день собрала все сбережения и поехала в Давкаут.
        Насколько я поняла, Ба, не будь дурой, смекнула, какой источник дохода светит нашей семейке, и выдала Натали Монгрел зелья, которого должно было хватить ровно на год. Мол, как закончится, приходите, еще сделаем. Вот начальница и ходила уже десятый год, ибо свекровь, приняв оное, сделалась просто образцово-показательной старушкой. Порвала со своим сектантским прошлым, полюбила работу по дому, возню в саду и невестку заодно. Поэтому когда в один из таких приходов мама попросила миссис Монгрел пристроить к себе в отдел дочку, только что окончившую колледж, та ломаться не стала.
        - Я уже как-то попробовала оставить свекровь без зелья. - На-Ма всю передернуло. - Больше не хочу. Мне хватило того раза, когда она привела назад половину своей секты для празднования воссоединения и посрамления хулителей веры. Я потом месяц соседей умасливала. Очень уж их оргия в нашем саду возмутила…
        В этот драматический момент рассказа в кабинет без стука влетела заклятая подружка нашей гранд-магесс, Лана Купер, пышущая оптимизмом и здоровым румянцем блондинка.
        - Вы чего тут застряли?! - заорала она с порога.
        - Лана, не разлагай мне рабочий коллектив! - в притворном гневе напустилась на нее На-Ма.
        - А что такого? - не поддержала игру Купер. - Уже полчаса, как рабочий день окончился.
        В пять минут деятельная Лана собрала засидевшихся коллег на выход. Я незаметно пристроилась к ним в хвост, твердо намереваясь вернуться в подвал, в провонявший старыми носками шкафчик. Но на полпути к цели навстречу мне попался Хиро, как всегда сбивая меня с пути истинного. Судя по тому, что я полетела за ним, слежка за рассветником практически вошла у меня в привычку. Дурную.
        И каково же было мое изумление, когда Хиро, воровато оглянувшись по сторонам, скрылся за дверью дамской комнаты. Я в полном шоке мялась за порогом, недоумевая, что могло Тэмаки понадобиться в женском туалете. Впрочем, в неведении я оставалась недолго. Минут через пять уверенной походкой туда же влетела Магдалена Клинтон. Я еле успела прошмыгнуть у нее под ногами.
        На первый взгляд туалет был пуст. Не сразу, но Хиро все же обнаружился. Стоял, скрестив руки на груди, за входной дверью. Весь в черном. Красивый, уверенный, хладнокровный. Я торопливо шмыгнула за мусорную корзину, а Магдалена, наверное, увидев рассветника в зеркале, резко к нему обернулась. Но не бросилась к нему на шею, как ожидалось, а напряженно застыла, вцепившись в полу жакета.
        Мусорная корзина мешала обзору, но даже отсюда было заметно, как мало они сейчас походили на тайных возлюбленных. Скорее на заговорщиков, задумавших государственный переворот.
        - Ты просил прийти, - отрывисто бросила она.
        - Просил.
        - Ты же знаешь, как это опасно.
        - Знаю. Но мне нужно то, что я просил. И срочно.
        - Почему сюда?
        - Только туалеты не просматриваются камерами службы безопасности. Но в мужской туалет, думаю, ты бы отказалась прийти.
        Мне очень ярко представилась издевательская улыбка Хиро.
        - Если нас здесь застанут…
        - Скрестим руки, чтобы этого не произошло.
        - Ты хотел сказать пальцы?
        - Да, точно. Так ты принесла?
        - Вот. - Она извлекла из кармана и протянула Хиро вчетверо сложенный листок. После чего, не дожидаясь ответа, так быстро вылетела из комнаты, что я не поспела следом за ней.
        Хиро развернул листок, бросил один взгляд на его содержимое, снова сложил и сунул его в карман узких черных джинсов. Но он почему-то не торопился уходить. Медлил, покачиваясь с пятки на носок.
        Внезапно мне показалось, что рассветник знает о моем присутствии. Меня до ужаса нервировало скрипение его дорогих кожаных туфель. Но когда они сделали первый шаг в мою сторону, у меня чуть сердце из клюва не выпрыгнуло. На счастье, в этот момент раздались приближающиеся женские голоса, и Хиро сделал единственно правильный поступок в данной ситуации - нырнул в ближайшую кабинку и там заперся. Я же без памяти рванула в открывшуюся дверь.
        В себя приходила уже в подвале.
        Дверца шкафчика с мерзким скрипучим звуком открылась, «порадовав» меня лицезрением уже две недели как мертвой физиономии зятька дяди Берни. Как же там его? Дэниэл Смит-Эванс, кажется.
        Синяя форма (точно такая же, как и у живых охранников, но только из клеенки) ему на редкость не шла. И при жизни не красавец, сейчас мужчина стал откровенно страшным. Щеки ввалились, глаза еще больше выпучились, а кожа окончательно приобрела землистый оттенок. Но вы не поверите, я была почти рада его видеть, так мне тут опротивело. Прежде чем он успел меня сграбастать, я сама вспорхнула к нему на плечо. Зомби отнесся к этому философски, то есть развернулся и пошаркал из раздевалки на выход.
        Магбанк дремал. Свет в коридорах был приглушен, а кабинеты так и вовсе погружены во тьму. Красным подмигивали по углам лампочки сигнализации. Дэниэл тяжело поднимался по лестнице, суставы работали со скрипом. Перед тем как повернуть за угол, зомби застыл на месте и снял форменную фуражку.
        Я вопросительно чирикнула.
        Зятек дяди Берни похлопал себя по макушке и снова выжидательно замер. До меня наконец дошло, что он хочет.
        Ощущать под лапами мертвую плоть - в этом мало приятного, тем более когда тебя в нее вжимает форменная фуражка. Нечеловеческими усилиями я боролась с желанием вцепиться в темечко зомби когтями.
        - Второй этаж иди проверь! И мимо дежурных из колл-центра не ходи! - донесся до меня мужской голос. - Старшему смены девки всю плешь проели, что у них голос пропадает при виде мертвяка. Визжать меньше надо, дуры…
        Последние две фразы были еле слышными и сказаны невидимым собеседником скорее для себя.
        Шли довольно долго. Когда я почувствовала, что терпежу уже никакого нет, ибо клеенчатая ткань практически не пропускала воздуха, Дэниэл остановился и снял фуражку. При беглом осмотре выяснилось, что зомби мялся перед дверьми женского туалета. Мертвяк сграбастал меня со своей макушки. Другой рукой он открыл дверь и забросил меня внутрь дамской комнаты. Я еле успела спланировать на раковину, цепляясь лапами за ее фаянсовый край.
        Комната стремительно ссыхалась. И вот уже под моими босыми ногами ледяная мраморная плитка пола, на которую медленно опускаются птичьи перья. Обнаруженной в подсобке уборщицы шваброй я быстренько убрала за собой. Жаль, что там же не нашлось какого-нибудь халатика, а только развешенные на батарее половые тряпки…
        Дожидающийся меня в коридоре зомби вряд ли смог оценить всю креативность моей дизайнерской мысли. На конкурсе купальников «Мисс Сточная канава» какое-нибудь призовое место мне было бы обеспечено.
        - Уй! - Я потирала след от укола, вспухающий красным на плече.
        Тело знакомо бросило в жар, после чего оно оцепенело, усваивая ударную дозу сыворотки. Я покачнулась и уперлась плечом в шершавую стену коридора. Пальцы обессиленно разжались, флешка с тихим стуком упала на пол.
        Мертвяк невозмутимо убрал в карман шприц.
        Все правильно. Глупо было ожидать, что суккуб не подстрахуется на случай всяких неожиданностей с моей стороны.
        - Пошли, - хмуро сказала я, подобрав с пола флешку с обрывком цепочки и зажав ее покрепче в кулаке, так что края до боли впились в ладонь.
        Что ж, пришло время выполнить то, для чего меня похитила Ева Мюллер.
        До серверной было рукой подать. Мертвяк неотвязно плелся следом. Пока мы шли, я косилась на «глазки» камер и ловила себя на мысли, насколько сюрреалистично происходящее. Наверняка вам тоже снились подобные кошмары: приходите на работу, вам предстоит важный доклад, вы идете по коридору, а все показывают пальцами. И только выйдя на сцену, обнаруживаете, что на вас абсолютно ничего нет.
        На мне, правда, сейчас было некое подобие раздельного купальника из тряпок для мытья пола, но общего положения это не спасало.
        Зомби открыл дверь с помощью электронного ключа. В серверной было темно. Тихо шуршали вентиляторы компьютеров, которые не выключили даже на ночь.
        Некоторое время я задумчиво вертела в пальцах флешку.
        Вот кто бы мог подумать, что этой маленькой фиговиной возможно порушить систему безопасности магбанка!

«Запустишь приложение из первой папки. Далее из второй и третьей. По порядку. Не перепутай. Когда все распакуется, открываешь последний архив. Всё, камеры слежения зациклены на записи, сделанной за предыдущий час. Термодатчики и датчики движения перестанут срабатывать, двери заблокируются наглухо. Никакой связи с внешним миром. Вытаскиваешь флешку и идешь на свое рабочее место, где делаешь то же самое. И можешь выходить в сеть».
        Четкие инструкции, которые так легко и быстро выполнить. Особенно если не думать о последствиях.
        Мне показалось, что мой компьютер загружался оглушительно громко, и это слышно даже на посту охраны. Поэтому когда у зомби на поясе закряхтела рация, я подпрыгнула чуть ли не на полметра. Из динамика с возмущением заорали:
        - Синемордый, на пост бегом! Отлить охота! - И оттуда же раздраженно проворчали: - Хотя бег твой, конечно…
        Динамик похрипел еще что-то неразборчивое и отключился.
        Мертвяк напряженно замер возле моего стола, точно выслушивая распоряжения кого-то, неслышимые для меня.
        - Все по плану, - в его каркающем грубом голосе отчетливо слышались интонации Евы Мюллер. - Помни, мальчишка с нами.
        Он развернулся и пошаркал к двери. Я подождала, пока Смит-Эванс скроется из вида, достала из верхнего ящика служебный браслет, после чего начала красться следом за мертвяком.
        План планом, но импровизацию еще никто не отменял.
        Глава 26
        - Бабу бы сейчас сюда! - мечтательно вздохнул охранник, разглядывая разворот журнала. - Вот такую вот. Голую!
        Мужик не подозревал, насколько близки его мечты к воплощению в жизнь.
        Кстати, в детстве мне представлялось, что желания, как шарики, поднимаются прямо на небо, а там их ловит Создатель. Что поймал, то исполнилось. Сейчас же мне порой думается, что для желаний у Всевышнего три корзины. На первой написано «Ни брэга невыполнимые», на второй - «Надо попотеть», а на третьей - «Легко!». Вкалывать, как уже говорилось выше, мало кто любит, поэтому первая корзина сразу выкидывается к чертям (ну, чтоб те знали, чем народ искушать). Вторая ставится в самый дальний угол, на случай, если на Создателя «найдет». Ну, знаете, у каждого бывают немотивированные приступы трудолюбия, как, например, разобрать чердак, куда десятилетиями складировалось всякое барахло, или перемыть весь прапрабабушкин хрусталь, включая люстру. О произошедших чудесах потом пишут в газетах или рассказывают внукам. Ну и, наконец, третья корзина. Берет оттуда Создатель шарики и начинает прицельно бить по желающему. Бывает, в голову попадает, а бывает, куда похуже.

«Бойтесь своих желаний», - вздыхает «осчастливленный», потирая ушибленное место.
        - Что скажешь, синемордый? Хороша? Хотя кого я спрашиваю!..
        Он махнул рукой и снова залюбовался, откинувшись в кресле и держа журнал на вытянутой руке. И тут его взгляд скользнул мимо глянцевого разворота и сфокусировался на мне. Глаза потрясенно расширились. Он зажмурился, мотая головой, отчего не удержал равновесия и рухнул на пол. За это время я успела юркнуть за колонну. Застыла там, пытаясь унять бешено колотящееся сердце.
        - Уф… Вот ужас-то… - Охранник поднялся на ноги, потирая спину. - Привидится же такое!
        Да уж, просто гимн моей женской привлекательности.
        Нагнувшись, я пробежала за стойкой охранников, проползла под турникетами и нырнула в ближайшую незапертую дверь, благодаря чему оказалась в оперзале. Он весь просматривался через зеркальную стену, что соединяла его с помещением охраны, поэтому я опустилась на четвереньки и, постоянно оглядываясь, поползла между столами. Зажатый в правой руке браслет тихонечко постукивал о ламинат. Сейчас главное было незаметно добраться до клиентского отдела. Интуиция мне подсказывала, что Александр с Евой уже где-то там, а значит, и Малыш рядышком. Надо попробовать его как-нибудь оттуда выманить. Подальше от суккуба. А потом, глядишь, он и очнется. Снова станет самим собой. Пытался же Виргиний меня предупредить тогда, на складе. Да только кто его слушать стал. Уж точно не одна проклятая, увлекшаяся ролью спасительницы заблудших оборотней.
        Занятая лихорадочным обдумыванием плана по очередному спасению Виргиния, я со всей дури ткнулась лбом в нечто твердое, перегородившее мне путь.
        - Так, - проскрипел зомби, смотря на меня сверху вниз. - Птичка…
        Не дожидаясь, пока он договорит, я перекувырнулась назад и припустила что было мочи в противоположную от него сторону; с разбегу влетела в дверь, перемахнула турникеты. Не задумываясь, перепрыгнула через бездыханное тело охранника, еще недавно мечтавшего о голой женщине.
        Но тут мой бег был остановлен.
        Коридор перекрыл широко расставивший лапы волк.
        Он оскалил зубы. Кто там недавно рассуждал про сбывшиеся мечты?
        Вот он, Малыш. Как говорится, берите, не стесняйтесь - приводите блудного оборотня в чувство.
        Тело опять сработало быстрее впавшего в ступор разума. Не дожидаясь, что предпримет вымечтанный Виргиний, я ринулась в боковой коридор. Позади меня в бронированную дверь кассового узла с разгона врезалась тяжелая туша волка, не успевшего затормозить на повороте.
        Скользкие ступеньки под ногами. Вихрем вниз по перилам. Боковой коридор. Два пролета вверх по служебной лестнице. На пару-тройку ударов сердца впереди волка. И то благодаря тому, что знала, как свои пять пальцев, этот лабиринт из переходов в нашем здании.
        Не прошла все-таки даром стажировка на сшиве документов дня. Вы бы знали, какой километраж я наматывала, собирая недостающие подписи!
        Впрочем, надолго меня не хватило.
        Вскоре уже дыхание перехватывает. В боку колет, в глазах темнеет, а в ушах бухает. В последний момент успеваю увернуться от идущего навстречу зомби. Только чиркнул по коже острый сгиб клеенки на локте мертвяка. Кстати, это был не Дэниэл. Видимо, Ева решила не ограничиваться одним зомби, предпочитая иметь запасной вариант на крайний случай. Интересно, сколько еще таких бродит по банку?
        Эта мысль, не задержавшись, вихрем пролетела в голове и, подстегиваемая угаром погони, сгинула в неизвестном направлении.
        Опять вниз. Запинаюсь на последней ступеньке и с размаху влетаю в двери к клиентщикам.
        Как неправдоподобно бы это ни звучало, ночью здесь далеко не так жутко, как днем. Паутина со свисающими с нее клочьями «вековой» пыли смотана на специальные рогатины, чтобы персоналу было сподручнее делать влажную уборку помещения. Бутафорские магические шары убраны в специальную машину для их мойки - за день стекло так залапывается посетителями, что обычная полировка уже не помогает. Бархатные портьеры скатаны. Вместо них на окнах обычные металлические жалюзи. Раскладная мебель собрана и сложена у стены. Обычное серое офисное помещение, освещаемое лампами дневного света.
        Общую картину безликого официоза портила только висящая на стене драконья голова почти в человеческий рост. Мшисто-зеленая, с пегими проплешинами. Ощеренная пасть, выпученные стеклянные глаза, шипастые наросты по бокам и сдвоенный рог в середине лба. Клиенты впечатлялись на раз. Ну и цена у нее была соответствующая - последнего дракона Пустоши истребили лет эдак сто пятьдесят назад. Поговаривали, начальник АХО банка плакал горючими слезами, подписывая счет на оплату. Если бы прикупили, как он советовал, куда более яркий муляж этой чудовищной головы, оставшейся разницы в деньгах хватило бы, чтобы выдать годовую премию всей хозяйственной службе.
        Еще более чужеродно здесь смотрелись обнаженные Ева и Александр. От их совершенных тел было невозможно отвести взгляд. Меня бросило в жар. Кровь прилила к щекам, а взгляд машинально метнулся… сами знаете куда. Я поторопилась стыдливо его отвести.
        - Ну что, птичка, размяла крылышки? - Суккуб льнула к возлюбленному, лихорадочно поглаживала его обнаженные плечи. - Мы тебя тут уже заждались. Давно пора начинать, а ты где-то бегаешь.
        Мне все не удавалось успокоить дыхание. Волосы взмокли от пота и противно липли к коже. Тяжело дыша, я тупо посмотрела на свои пустые руки. И тут до меня дошло.
        Кажется, мой ключ доступа сгинул где-то там, в коридорах.
        - Ничего не выйдет. - Я утерла со лба пот и с трудом поднялась на ноги. - Я потеряла ключ.
        - Это поправимо. - Ева щелкнула пальцами.
        Я вздрогнула, когда из-за спины неслышно вышел волк, положил к моим ногам браслет и сам улегся рядом.
        - Приступай, - глухим голосом приказал Александр, крепче прижимая к себе девушку.
        - А что, если нет?
        - Птичка решила проявить характер? - Ева сузила глаза. - Малыш! Ко мне!
        Тот с готовностью снова поднялся на лапы и потрусил к суккубу. Она высвободилась из объятий Александра и опустилась на колени рядом с оборотнем. У меня засосало под ложечкой от нехорошего предчувствия.
        - Давай, волчок, превращайся. Порадуй свою Луну.
        Отзываясь на этот страстный шепот, тело Малыша «поплыло», удлиняясь и трансформируясь. И вот уже на четвереньках, потряхивая головой, стоял обнаженный юноша. Кожаный ошейник болтался на тощей мальчишечьей шее.
        - Сладенький мой мальчик, - приговаривала Ева, поглаживая его по спине. - Вку-у-усный зверек.
        Его длинная спина вздрагивала от каждого прикосновения суккуба, как от удара плетью.
        - Малыш!
        Он поднял на меня взгляд. Желто-мутный. Как луна в загаженном небе городской ночи.
        - Что, прекратить? - Ева притянула оборотня к себе, уткнув его лицом в свою мягкую грудь. Виргиний мелко дрожал. Он вцепился в белое тело, как голодающий в свежеиспеченный хлеб.
        - Прекратите! - выкрикнула я. - Зачем вы это делаете?!
        - Чтобы выжить. - Лицо девушки было бесстрастно.
        - Но ведь вы можете жить, не убивая!
        - Можем. Но что это за жизнь? Вечный неутоленный голод. Жалкое существование в страхе пред грядущим продлением, ибо под клеймом оно нам недоступно. Инквизиторы придумали очень действенный способ нас изничтожить - они просто не дают нам размножаться. И мы сгораем, не продолжив цепь. Весьма умно и очень гуманно, не находишь?
        Стоящий доселе в сторонке Александр обошел эту парочку и мягкой кошачьей походкой подошел ко мне. Под медовой кожей красиво перекатывались мускулы. Бесстрастное лицо несколько контрастировало с… хм… ну, вы поняли. Он был очень возбужден.
        - Много ли вы, люди, роняете слез над хорошо прожаренным бифштексом? - Его длинные пальцы схватили меня сзади за шею, притягивая ближе. - Или, может быть, брезгливо отворачиваетесь от курицы-гриль? Вегетарианцев в Соединенном Королевстве не подавляющее большинство, как мне кажется. Не будь же ханжой, пташечка. И что с того, что твой магбанк обеднеет на некоторое количество маны? Тебе же от этого ни холодно ни жарко.
        На это мне не было что возразить. Да и не хотелось. Горячая сухая ладонь погладила мое плечо. От его прикосновений меня плавило, как шоколад на солнце. Если поразмыслить, ничего удивительного, ведь Александр - инкуб. Но задумываться тоже не хотелось.
        - Ты же поможешь нам, пташечка? - Свободной рукой мужчина приподнял мой подбородок, заглядывая в глаза.
        Брэг, какой же он красивый!

«Элка! Будешь и дальше монашку из себя строить, сведем к инкубу, так и знай!» - говорила когда-то Ба.
        Тут даже сводить не потребовалось - сама нашла «пожирателя страсти» на свою… хм… голову. Опять «ВеликиЭ» обвели меня вокруг пальца. И почему всегда выходит так, как они задумали?!
        Еще чего!
        - Нет! - Я вырвалась из рук Александра, дрожа точно в ознобе.
        Мужчина на удивление легко меня отпустил. Но суккуб так легко сдаваться не собиралась:
        - Я выпью звереныша досуха, если ты нам не поможешь.
        В подтверждение своих слов Ева вцепилась пальцами в подбородок Малыша и впилась в его губы долгим влажным поцелуем.
        - Хватит… - почти неслышно. - Я это сделаю.
        Увлекшаяся Ева меня уже не слушала. Зато услышал Александр. Он отшагнул назад и дернул протестующую девушку к себе. Малыш, скуля, пополз следом.
        - Тише, тише. Еще успеешь. Если ты его сейчас выпьешь, девчонка точно откажется нам помогать.
        - Ты прав, любимый. - Ева отпихнула ластящегося Малыша ногой, - А ну, пшел вон!
        Стараясь не смотреть на происходящее, я двумя пальцами подняла с пола обслюнявленный Виргинием ключ. Кое-как обтерла его свободным концом половой тряпки, что была у меня вместо юбки, и покрепче зажала в руке.
        - Мне необходимо вернуться в бэк-офис. Доступ в систему возможен только оттуда.
        - Так чего ты ждешь, - скривилась все еще неровно дышащая Ева. - Иди. Живо! Эй ты, проследи, чтобы она дошла.
        Последнее относилось уже к Смит-Эвансу. Не дожидаясь, пока он двинется ко мне, я быстрым шагом направилась к выходу.
        - И помни, - донеслось мне вслед, - пацан у нас. Будь умницей!
        Звук тяжелых шагов мертвяка эхом разносился по притихшему зданию, заглушая шлепанье моих босых ног. Четыре лестничных пролета, два поворота, и мы на месте. Все так же тихо шуршит спящий от бездействия компьютер.
        Выставив зомби за дверь, я уселась в свое рабочее кресло. Браслет привычно лег на руку. После щелчка скрытой застежки мир вокруг меня выключился.
        Из темноты проступает знакомая сеть из красных прожилок. Она мягко пульсирует. Ручейки маны текут куда-то далеко, в неизвестность. Я ныряю в их хитросплетение, стремясь к махрящемуся клубку манохранилища.
        К той точке размотки, где несет свою вахту соблазненный суккубом Питер Пирке.

«Это было так просто! - Ева хохотала, когда это рассказывала. Этот ее звонкий беззаботный смех до сих пор звучал у меня в ушах. - Что трудного в том, чтобы привязать к себе двадцатипятилетнего закомплексованного девственника?! Становишься его первой женщиной, и дело сделано. Никаких изысков. Все просто и быстро. Потом еще пару раз (не больше!) обновляешь связь. И все. Он твой со всеми потрохами, точнее комплексами. То ли дело Мартин Уоллес! Сколько пришлось повозиться с этим рыцарем наших дней, не представляешь. На редкость упрямый экземпляр попался. Эти его средневековые предрассудки о любви и верности даже мне не удалось перешибить. Пришлось к химероманту обращаться, чтобы на меня личину навесил. Ох, Мартин, Мартин! Способный мальчик был. Пылкий. Талантливый. Что скрывать, хорошую программку для взлома системы безопасности магбанка для нас написал. Но как же долго этого парня пришлось обрабатывать».
        Раскинув руки, Питер парил в сфере. Мне показалось, что он осунулся с нашей последней встречи. Кожа на щеках обвисла, глаза, как у больной собаки. Очень злой больной собаки.
        Вокруг него клубилось голубовато-искристое свечение. Казалось, дотронься до сферы, и раздастся сухой треск ломаемой корки тонкого льда, выпускающей наружу замораживающий свет.

«Привет!» - Улыбка у меня вышла кривоватой и неискренней.
        Он посмотрел на меня в упор. Ни узнавания, ни капли каких-нибудь чувств в его взгляде не было. Пустой и холодный, как заброшенный на зиму сарай.

«Как дела?»
        Никакой реакции в ответ. Только немигающий взгляд.
        Недолго помявшись, через внутреннее усилие я приложила браслет к сфере, мысленно проговаривая параметры безразмерного беспроцентного кредита.
        Точка размотки никак не прореагировала.
        Инманатор нахмурился.
        Я попробовала еще раз. С тем же результатом. И снова. И еще раз. Без толку.
        Пирке хмурился все сильнее, наблюдая за моими бесполезными попытками. Он свел руки вместе. Между его почти сомкнутыми ладонями начал зарождаться, потихоньку увеличиваясь, алый огонек.
        Было над чем крепко задуматься. Я нервничала все сильнее, краем глаза ловя красное свечение, которое мешало собраться с мыслями.
        Системе определенно не нравился какой-то один из заданных параметров. Я прикидывала и так и эдак, после чего решила, что неограниченность для «пожирателей страсти» будет все-таки важнее безвозмездности.
        Приложив браслет к сфере, я продиктовала новые параметры кредита. Наконец пошла реакция. От клубка споро стали отматываться нити. Причем две полые были намного, намного длиннее тех, по которым струилась мана. Они путались, стягивались в узлы. Клубок все разматывался и разматывался. Я не знала, что со всем этим добром делать.
        Свечение в руках инманатора достигло размеров футбольного мяча. По его поверхности пробегали разряды темно-бордовых вспышек.
        Кажется, сейчас кого-то будут убивать.
        Под моим пристальным взглядом нити для забора маны стали плотной спиралью обматываться вокруг своих полых товарок. Я подхватила по шнуру в каждую руку и рванула вверх вдоль потока, подальше от багровых всполохов.
        Силуэты «пожирателей страсти» были видны издалека. Затягивающий грязно-янтарный вихрь. Дыры в мироздании. Они подрагивали в ожидании.
        Помощника в виде Уолли мне сегодня не дали. Пришлось справляться самой. Я всегда думала, ну что тут мудреного - ткнул нитью в ауру, и готово.
        Не тут-то было!
        Каналы напрочь отказывались закрепляться, безвольно повисая в моих руках.

«Представляешь и делаешь. Делаешь и представляешь», - повторяла я про себя, как заведенная.
        И вообразила себе первое более-менее подходящее, что пришло в голову.
        В моей правой руке извивалась пиявка, по чьему гематитовому телу скользили алые и янтарные отблески. Она жадно разевала пасть с тремя рядами зубов. Я брезгливо ткнула ею в ближайшую ко мне ауру. Вопреки ожиданиям, пиявка не стала сразу же вгрызаться в подставленный объект. Поползла по ауре - было хорошо заметно, как сокращаются кольца поперечных мышц. Пиявка достигла затылочной области и там замерла. Прошла пара минут, прежде чем я поняла по усилившемуся свечению ауры, что моя идея сработала, и догадалась таким же образом активировать вторую нить.
        Оставшись с пустыми руками, я не знала, что мне делать дальше. Обычно меня выкидывало из сети на этапе передачи нитей клиентщику. Но сегодня все было абсолютно не по инструкции.
        Меж тем ауры наливались цветом. Сначала они из грязно-желтых стали мандариновыми. Вскоре этот цвет сменился оттенком красного апельсина. И вот уже ауры «пожирателей страсти» пылали ярко-алым.
        Они слились друг с другом, образуя нечто единое, пульсирующее, постоянно меняющее форму. Внутри этого переливающегося пузыря зарождалось что-то темное, по очертаниям напоминающее зародыш. Он рос, рос, с каждым мгновением становясь все больше похожим на человеческую фигуру. Вместе с ним увеличивался и пузырь, раздуваясь и натягиваясь, подрагивая радужной стенкой.
        Я слишком поздно сообразила, чем мне это грозит, и попыталась метнуться подальше. Однако не успела. Меня отшвырнуло взрывной волной. Закрутило. Завертело. И со всего размаха чуть не впечатало в ближайшую жилу маны. В последний момент я успела от нее увернуться и ухватиться за поток руками.
        Вы когда-нибудь пробовали на морозе влажными руками хвататься за металлический стержень? Если да, то тогда можете себе представить, что я чувствовала. Вмерзающая в металл плоть. Немеющие руки. И предчувствие боли. Той самой, что ждет тебя, когда придется оторвать себя от этого ледяного штыря.
        Я висела на жиле и мучительно соображала, что делать дальше. Как всегда, обстоятельства решили за меня. Аннигилирующее заклятие прошло в волоске от моей головы. Я до упора вывернула голову. Питер Пирке. В его ладонях созревал новый льдисто-синий плод нового заклятия. Я задергала руками, но они намертво примерзли к потоку.

«Пит, ты знаешь, это не я. Они сами лопнули».
        Инманатор никак не среагировал на посланную мной мысль, медленно напитывая маной заклинание. Правильно. Куда ему торопиться?

«Питер! Суккуба больше нет. Она использовала тебя! Наваждение должно улетучиться. Очнись же от угара!»
        Впервые на лице Пиркса появились эмоции. Его перекосило. Это была ненависть. Он смерил меня прожигающим насквозь взглядом.

«Что вы все понимаете! Вы, брэговы недотроги, никогда меня не замечавшие! Безобидный старина Пит! Я любил ее!» - прогремело у меня в голове.
        А следом прямо в меня полетел вспыхивающий багровыми вспышками искристый шар.

«Обломитесь, Моррис и Ко - призраков после аннигиляции не остается», - успела я подумать за секунду до того, как подпространство вокруг меня вспыхнуло и свернулось.
        Глава 27
        Мой взгляд точно прикипел к катящемуся по ковролину браслету, поэтому фигура в черном не сразу попала в поле зрения. Этот высокий худощавый мужчина был одет в довольно странный костюм. Куртка наподобие короткого халата со свободными рукавами. Широкие штаны заправлены в мягкие сапоги до колена. Лицо скрывала маска с прорезью для глаз.
        Руки и ноги слушались меня плохо, но каким-то неимоверным усилием я оттолкнулась от стола, пытаясь увеличить расстояние между мной и этой жуткой фигурой - настолько сильный безотчетный ужас она у меня вызывала. Противно скрипя колесиками, кресло отъехало в сторону и врезалось в стол Браун.
        Вопреки ожиданиям, мужчина кинулся не ко мне с похвальным намерением придушить, а мимо, к компьютеру. Пальцы пробежались по клавиатуре. Глаза в прорезях маски уставились на экран. Одна мучительная минута, другая…
        Наконец незнакомец вздохнул, стянул капюшон и размотал маску, которая оказалась длинным черным полотенцем.
        Мне очень захотелось повторить его облегченный вздох.
        - Нет, Спэрроу, ты все-таки извращенка. - Рассветник тряхнул головой, и примятые капюшоном волосы уложились в обычную для него стильную прическу. - Что за вид?
        Я побагровела, кажется, от макушки до пят.
        - А мне нравится, - раздался откуда-то сверху голос Бенджиро, заставивший меня вздрогнуть и неловко навернуться с кресла, больно ударившись плечом о край стола.
        - У рыжих так красиво венки просвечивают сквозь кожу. Очень возбуждает.
        Хиро разразился гневной тирадой, смысл которой уловить не удалось, так как говорил благоверный на языке Рассветной Империи. Потирая плечо, я завертела головой, пытаясь увидеть вампира.
        - Дожидаться тебя на крыше? Не много ли чести? - Это, разумеется, появился Бенджиро - с совершенно неожиданной стороны, легко перемахивая через стеклянную перегородку, точно это была садовая оградка высотой по колено. - Такси нашел?! Тогда счетчик, знаешь ли, капает.
        В нашем закутке стало катастрофически мало места.
        Тэмаки процедил сквозь зубы что-то все столь же ни брэга непонятное.
        - А ты не указывай потомку рода Фудживара, что, как и где говорить. - Вампир встал в картинную позу, закидывая на плечо несуществующий шарф, явно играя на благодарную публику в моем лице.
        Справедливости ради стоит отметить, видок у Бенджиро был не самый цветущий. Если не сказать потрепанный. Его кожа имела землистый оттенок. На брюках в районе правой коленки зияла рваная дыра. Один рукав пиджака держался на честном слове, второго уже вовсе не было. И только радужка глаз вампира ярко голубела, что совсем не радовало, в свете того, что мне стало известно о кровососах в последнее время.
        - Что с вами случилось? - осторожно поинтересовалась я.
        - Твое беспокойство греет мне сердце. - Бенджиро клыкасто улыбнулся. - Не тревожься за меня, медовая!
        Переживать за вампира? За кого он меня принимает, интересно…
        Опираясь на кресло, я попыталась встать. Сделать это надлежало так, чтобы половые тряпки, бывшие у меня вместо одежды, остались на своих местах. Однако гнусное кресло откатилось к перегородке, заставив меня опять шлепнуться на пятую точку.
        - А все-таки?
        Вампир пожал плечами:
        - Помнишь наше чудное свидание под луной Дросэры и душку сэра Генриха? Так вот, мы с этим милым господином слегка повздорили.
        - Ничего себе «слегка», - хмыкнул Хиро. Он наконец-то соизволил перейти на понятный мне язык. - Дело пахнет войной кланов.
        - Оно не просто пахнет, друг мой. Оно воняет!
        - И какого акумы ты в него тогда полез, Рё?!
        - Честь рода Фудживара не позволила мне бросить прекрасную даму в беде.
        - Ой, ну только не надо…
        Они ожесточенно заспорили, в запале опять перейдя на этот свой рычащий язык. У меня же в голове щелкнуло.
        - Эй, подождите! - заорала я, подскакивая с пола и позабыв про осторожность.
        За что тут же поплатилась. Прикрывающая грудь тряпка решила, что отслужила свое, и развязалась. Мужчины замолчали и заинтересованно обернулись в мою сторону.
        С этой минуты внимание обоих рассветников принадлежало мне безраздельно. Причем откровенно гастрономический интерес в глазах вампира беспокоил меня куда меньше, чем задумчивый взгляд Тэмаки.
        Прилаживая трясущимися руками тряпку на место, я поинтересовалась:
        - Так вы тот самый Фудживара Рё?
        - Проснулась, - хмыкнул Хиро.
        Точно. Проснулась. И теперь напряженно вглядывалась в Бенджиро. Он совершенно не походил на виденную мной когда-то иллюстрацию в учебнике по истории. Там был изображен суровый косоглазый дядька в национальной одежде. В руках меч, а на голове дурацкая прическа - по виду плохо сидящий парик.
        Вообще-то с историей у меня в школе было не очень. А уж с историей сопредельных государств - тем более. Все эти знаменательные даты, громкие имена и названия исторически важных мест перемешивались в голове самым причудливым образом. Однако Фудживара Рё задержался в моей памяти исключительно благодаря нашей историчке. Мисс Хикс поведала жутко романтичную и одновременно трагичную историю дочки Императора, полюбившей вампира. Помнится, я так же, как и сейчас, пристально вглядывалась в изображенного на гравюре мужчину и пыталась понять, из-за чего тут можно прилюдно покончить жизнь самоубийством.
        Сами понимаете, когда девушке пятнадцать, голова у нее гораздо легче забивается романтичными бреднями, а не сухими историческими фактами.
        - Вы тот самый вампир, кто после Второй магической войны первым заключил договор ограничения с Инквизицией и получил полную индульгенцию? - не унималась я. - Бессменный глава «Трансвампиндастриз»? Правая рука Императора?
        - Когда это было… Ты б еще «Войну года Дракона» почти двухвековой давности вспомнила, - хмурясь, проворчал Бенджиро.
        Нет, не Бенджиро. Фудживара Рё. Тот самый.
        С независимым видом Тэмаки присел на мой стол, вполголоса скандируя: «Долой варваров!» Вампир недобро зыркнул в его сторону, и тот не сразу, но заткнулся.
        - А вы и там?..
        После этих слов Бенджиро посмотрел на меня так, что я почувствовала себя полной дурой.
        - Медовая, я уже, конечно, не мальчик, но в прародители меня записывать как-то рано. К тому же глава «Трансвампиндастриз» уже полвека как Токугава, а я всего лишь скромный управляющий нашим филиалом в Соединенном Королевстве.
        Честно говоря, в своем теперешнем виде он не тянул даже на хозяина табачного киоска, куда там уж до владельца транснациональной компании.
        Кстати, о внешности.
        - А Тэмаки тогда кто? И почему он так… - Я замялась с определением (очень уж просилось на язык слово «дурацкий»), - странно одет?
        - Это я ему свой раритетный костюмчик «тени» выдал.
        Все остальное в моем гардеробе этому дылде мало оказалось.

«Отчего же тогда сам не переоделся?» - открыто читалось в моем взгляде.
        Рё пожал плечами на мой немой вопрос.
        - Сэр Генрих нам уже по дороге сюда попался, - снизошел до пояснения Тэмаки.
        Бенджиро достал из кармана пиджака резинку и завязал волосы в хвост.
        - Вампир старой закалки, ничего не поделаешь. Честный поединок ему подавай! Хорошо требовать честности, когда ты соперника без малого на двести лет старше и сильнее тоже раза в два!
        Я аккуратно присела в кресло Мари.
        - И вы победили?
        Хиро скрестил руки на груди и невозмутимо кивнул.
        - Победили. В спринтерском забеге до здания магбанка.
        - Между прочим, мне пришлось тебя на крышу на собственном горбу втаскивать. А ты не легкий, знаешь ли! - Вампир наградил друга свирепым взглядом.
        Невозмутимости Хиро это, однако, не убавило.
        Я уважительно поглядела на Бенджиро: все-таки на вид вампир был тоньше в кости и на полторы головы ниже Тэмаки.
        Бенджиро поймал мой взгляд, но хорошего настроения это ему почему-то не прибавило. Наоборот, он надулся, как мышь на крупу.
        Его обиженный взгляд напомнил мне Виргиния.
        Брэг…
        - Малыш!!!
        Позабыв разом о рассветниках, я рванула с места, свернув по дороге стоящее на пути кресло. Только пятки по ковролину застучали. Мимо пронеслись пустые коридоры. До клиентщиков я домчалась в рекордное время, еле успев в последнюю секунду затормозить перед дверьми.
        Мало ли что там меня ждало. Или кто…
        Тяжелая створка открылась почти неслышно. Тут мало что изменилось. За исключением одного. Посредине помещения лежало то, что осталось от «пожирателей страсти» - пустые кожаные мешки. Точно надувные куклы из секс-шопа, сдутые за ненадобностью.
        Комок тошноты подкатил к горлу. Стараясь не смотреть на останки, я боязливо приблизилась к замершему в позе зародыша телу. Мне было страшно до него дотронуться. А вдруг он уже холодный. Или Малыш жив, но все еще под действием любовных чар суккуба. Сейчас очнется да набросится на меня с намерением прибить, как ранее Питер Пирке.
        Прерывая мои душевные терзания, оборотень пошевелился, заставив меня отпрыгнуть от него на пару метров, поближе к дверям.
        Малыш медленно сел, сжимая голову руками. Подобрал колени и вжался в них лбом. Недолго так посидел, после чего спокойно поднялся на ноги и сладко потянулся, точно только что встал с мягкой постельки. Неосознанно я попятилась, но неудачно на что-то наступив, с шумом грохнулась на пол.
        Оборотень моментально обернулся, но, увидев меня, тут же разулыбался:
        - Эла!
        Мне было совсем не до смеха.
        - Брэг тебя за ногу, Малыш! Прикройся!
        Он ухмыльнулся и поднял правую руку, напрягая тощий бицепс.
        - А что, нравлюсь? Боишься не устоять перед моим молодым, в меру накачанным телом?
        Я вслепую пошарила за спиной и запустила в него тем, что попалось под руку. Под нее почему-то попался мужской ботинок. Малыш с легкостью его поймал. Примерил его к собственной ноге и поинтересовался:
        - А второго такого там нет?
        Мне и самой стало интересно. Позади меня оказалась сваленная в кучу одежда
«пожирателей страсти». Стараясь не думать о моральной стороне вопроса и о том, как это выглядит, я выудила оттуда черное платье-футляр суккуба и поспешно его на себя натянула. А выдернув из-под платья половые тряпки, почувствовала себя куда увереннее.
        - Держи! - Я кинула Малышу пижонистые белые брюки Александра.
        Следом полетела шелковая кремовая рубашка.
        - Я эти гейские шмотки не надену! Это же для гламурни всякой!
        - Ну, если хочешь потрясти своим достоинством… хм… воображение инквизиторов, которые сюда, несомненно, прибудут, то можешь, конечно, не надевать…
        Не дожидаясь, пока я закончу, Малыш накинул рубашку и начал влезать в брюки. Те оказались ему безнадежно велики. Я подняла с пола ремень из белой кожи и подошла к оборотню.
        - Прости, что втянула тебя во все это.
        Пальцы меня не слушались, и ремень никак не хотел пролезать в паты.
        - Будь спок, Эла! Я сам во все это влез. По собственной воле. - Парень отобрал у меня ремень, без труда вдевая его в брюки и затягивая потуже. - Да еще подставился, как слепой щенок. Когда к корешу из «Винтажа» за инфой подкатывался, думать не думал, что суккубиха эта меня так проймет. В первый раз еще ноги унес, а вот во второй…
        Оборотень покраснел и отвел взгляд. Тот упал на останки «пожирателей страсти».
        - Слушай, Эла, это ты их?..
        - Ну вроде того. Они хотели безразмерный кредит, и я его им выдала. В результате их разорвало от переизбытка маны, которая поступала быстрее, чем они успевали ее расходовать. Застрявшего между мирами, создаваемого «пожирателя» распылило на ману и всосало в хранилище через нити для забора процентов. У безразмерного кредита и проценты такие же, поэтому все, что осталось от Евы с Александром, тоже пошло в расход…
        - Ни брэга не понял, но звучит круто. - Малыш присвистнул. - Знаешь…
        Тут словно кто-то невидимый толкнул меня в грудь так, что я отлетела от Малыша к стене, больно ударяясь позвоночником о шкаф.
        - Убийца! - процедил стоящий в открытых дверях Пирке. - Мразь!
        Меня подняло над полом. Грудь сдавило точно железными обручами так, что стало больно дышать. Малыш рванулся было к инманатору, но с жалобным скулежом покатился по полу, прижимая к себе правую руку.
        - Ты и божественного ноготка ее не стоишь, мерзкая девка! - Питер переступил через оборотня, почти теряющего от боли сознание. - Думала, ушла? Думала, я тебя не найду? Умри, тварь!
        Это в подпространстве и на киноэкране магия имеет красивые внешние проявления. Радужными всполохами расцветают в руках магов заклятия. Перламутром переливаются вокруг них защитные поля. Ослепительными вспышками взрываются смертоносные заклинания.
        В реальности все куда прозаичнее. Стоит напротив тебя невысокий полноватый парень самой заурядной наружности, а тебе больно до помутнения в глазах, отчего ты с трудом можешь вникнуть в то, что говорит этот человек.
        - Умри, умри, умри, - бубнил инманатор, пока мир вокруг меня темнел.
        Мне показалось, что я и правда умерла, так как боль неожиданно исчезла.
        - Прости, что задержались, медовая.
        Но открыть глаза меня заставил вовсе не голос, который мне вряд ли довелось бы услышать по ту сторону, а прикосновение сухих горячих пальцев к моей шее.
        С озабоченным выражением на физиономии Хиро проверял мой пульс. Увидев, что я очнулась, он начал на меня орать в своей любимой манере.
        - Спэрроу, ты что, совсем ненормальная?! - Тэмаки тряс меня за плечи. - Это же надо быть такой идиоткой! Куда ты побежала с поломанной головой?!
        - Бегут сломя голову, - Я стряхнула его руки со своих плеч и перевела взгляд на Бенджиро, - Что с Малышом?
        Рё стоял над бездыханным телом Пиркса. На окровавленных губах вампира сияла довольная улыбка. Радужка его глаз уже не отливала такой яркой голубизной.
        - Да все в порядке с этим щенком! Скоро очнется. - Он махнул рукой на валяющегося у противоположной стены оборотня. - А ты, медовая, поосторожнее тут бегала бы. Нам пришлось покрошить тройку зомби, пока мы тебя догнали. Беспредел какой-то, а не магбанк - высушенные «пожиратели страсти», взбесившиеся зомби, озабоченные инманаторы! При случае обязательно звякну Лидо, пусть разберется с сотрудничками…
        - Зачем звонить, дорогой наш Фудживара-сан! Можешь лично высказать мне все, что наболело.
        Держа наперевес компактный автомат, в помещение вошел высокий худой мужчина в строгом сером костюме. Его зачесанные назад волосы были белоснежно-седыми. И только у левого виска чернела одна прядь. Помню, мы до одурения всем бэк-офисом спорили, красит ли Лидо Майнер ее или нет.
        - Добрый вечер, мистер Майнер, - поздоровалась я, но тут же прикусила язык под тяжелым взглядом вице-президента нашего магбанка.
        - Доброй ночи, мисс, - холодно поздоровался он.
        - Какие люди! - Бенджиро утер тыльной стороной ладони кровь с губ.
        - Какие вампиры! - в тон ему ответил Лидо. - В нашем магбанке сам Фудживара Рё! Чувствуйте себя как дома, дорогой гость.
        Он сделал широкий жест левой рукой, покрепче перехватив автомат правой.
        - Надо же, пистолет-пулемет. А покрытие у пуль, полагаю, серебряное? - кивнул на него Хиро.
        - Вы догадливы, мистер Тэмаки. Иногда даже чересчур.
        - Какой есть.
        - Так скоро не будет.
        - Кто знает…
        - Я знаю.
        - Стоп, стоп, стоп, - вклинился в их странный разговор Бенджиро. - Давайте не будем переходить на личности.
        Лидо покрепче перехватил автомат.
        - Шел бы ты, Фудживара. За то, что дал мальчишку напрокат, это тебе, конечно, спасибо. Надеюсь, ты не в обиде, что мы со Старкадом без тебя сговорились насчет оборотня? Мне он больше не нужен, кстати, можешь забирать. У нас тут с мистером Тэмаки внутреннее дело. Касаемо корпоративной этики.
        Под пристальным взглядом Майнера вампир подошел к оборотню, легко поднял его за шкирку, только затрещала тонкая шелковая рубашка, и хорошенько встряхнул, приводя в чувство.
        - Вставай, Малыш. Нам пора.
        Парень все еще берег правую руку, но даже стона не издал от хозяйского самоуправства.
        - А… Что?.. Куда, хозяин?
        - Какая тебе разница. Пошли.
        - А Эла?
        Вампир обернулся ко мне:
        - Пойдешь с нами?
        - Она остается, - отрезал Майнер.
        - Но, хозяин…
        - Пошли, я сказал.
        Малыш уперся:
        - Нет. Без Элы я никуда не пойду…
        Прежде чем он успел сказать еще слово, вампир сорвался с места. Что происходило потом, было настолько стремительным, что мне не удалось этого увидеть. Тяжелый удар в стену, сухой треск автоматной очереди, и лежащий лицом вниз в расплывающейся луже крови вампир. Неподалеку валялся с раскинутыми руками оборотень. Его шея была неестественно вывернута.
        Я зажала рот руками, чтобы не заорать. Хиро рывком поднял меня с пола и прижал к себе, утешающе поглаживая по спине. Как ни странно, мне это помогло. Я смогла нормально дышать, а не судорожно хватать ртом воздух.
        - Что ж, никто не скажет, что я не давал ему шанса. - Лидо обернулся в нашу сторону. - Ну, наконец-то нам никто не мешает, мистер Тэмаки. Поговорим о деле. Мне нужно то, что вам сегодня передала Магдалена.
        Хиро пожал плечами:
        - Мисс Клинтон приносила мне документы на подпись. Я их завизировал и передал в приемную.
        - Не стройте из себя дурака! Вы прекрасно знаете, что я говорю об электронных досье, которые вам передала эта подстилка! Я понимаю, чем вы ее привлекли. Молодой, неутомимый, горячий… - скривился Майнер.
        - А может, она просто меня не боялась? Не боялась, что я ее прирежу или сдам
«пожирателям страсти»?
        - Нашелся тут чистенький! Да все эти убийства начались из-за тебя! Кто выигрывал дело за делом?
        - И что? - нахмурился рассветник.
        - Это были вполне себе живые люди, пока ты по суду не превратил их в зомби. После постановлений суда на бесспорное взыскание задолженности мне волей-неволей приходилось давать распоряжение на устранение.
        То-то согласно тому отчету, что я выгрузила из программы накануне вечером, смертность среди наших просрочников за последний квартал повысилась на четыреста процентов по сравнению с предыдущим периодом. Это притом что сроки добросовестно исполняемых клиентами обязательств сократились в разы.
        Одно из самых распространенных мошенничеств в банковской сфере - взять кредит с изначальным намерением его не отдавать. Тут есть несколько схем. Но самое главное в каждой из них - иметь своего прикормленного кредитного эксперта, способного закрыть глаза на несоответствие документов реальному положению дел клиента.
        Хотя на крайний случай можно раздобыть свидетельство о смерти, что в нынешние времена проще простого.
        - Не я заставлял этих людей подписывать документы на получение кредита.
        - Я тоже не заставлял, - усмехнулся Лидо. - За меня это делала их жадность. Они подписывали кредитные договоры по доброй воле и получали за это неплохие деньги.
        - Но зачем вам это все, мистер Майнер? - спросила я, с неохотой отлепляясь от Хиро. - У вас же и так хватает что денег, что маны.
        - Да, мана есть, но она не моя. Что весьма прискорбно в свете скорых выборов в парламент, которые я намереваюсь выиграть. А там и до выборов Премьера рукой подать. Тоний Блэрд засиделся на своем месте. И мне надоело быть вечно вторым, нося издевательское звание «Первого». В этот раз я никому не позволю испортить мне игру. Надеюсь, ваше любопытство удовлетворено, деточка?
        Я мотнула головой:
        - Не совсем. А как вы вот это все Инквизиции объясните? - Я обвела помещение взглядом. - Четыре трупа - это как-то чересчур…
        - Я легко смогу объяснить, откуда здесь взялись все шесть трупов. Ограбление магбанков совсем не редкость в последнее время. Особенно часто в этом замешаны банковские работники. А любая экспертиза подтвердит, что забор маны проводился под твоим доступом, деточка. Кстати, в твоих же интересах убедить любовника отдать то, что мне нужно. Если вы не будете артачиться, смерть вам обещаю быструю и легкую.
        - Ни брэга он мне не любовник! - поспешила я восстановить мировую справедливость.
        - Мы в законном браке, чтоб вы знали! У меня даже кольцо обручальное есть!
        - Кольцо… - Лидо смерил меня каким-то странно-задумчивым взглядом, затем перевел его на пустую оболочку суккуба. - Где же телепортационное кольцо, что я давал этой шлюхе…
        - Ты не это ищешь? - Хиро подбросил на ладони золотое кольцо, сверкнувшее рубином.
        - Лови!
        Он швырнул его в лицо Майнеру и кинулся следом, перехватывая автомат. Я с визгом присела. Автоматная очередь прошла где-то над моей головой.
        - Инквизиция! Всем оставаться на своих местах!
        В помещение ворвалась толпа вооруженных мужиков в черном и в считаные мгновения скрутила вице-президента нашего магбанка. Хиро перебросил отнятое оружие ближайшему инквизитору и отряхнул руки. Орущего Лидо Майнера вывели из помещения.
        Пришедший им на смену мужчина оказался мне знаком. Как и в первую нашу встречу, он был в строгом инквизиторском пальто. Загорелое лицо сияло довольной улыбкой.
        - Ночи доброй вам, творенья Божьи!
        - И вам того же, брат Дэмиан, - поздоровался Хиро. - Вы, как всегда, вовремя.
        - Не зря же говорится: «Не будь скор языком твоим и ленив и нерадив в делах твоих… Да не будет рука твоя распростертою к принятию и сжатою при отдании»[Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова, 7:33,35.] .
        Спасибо вам за помощь, мистер Тэмаки. Все получилось наилучшим образом. Жду вас с отчетом на будущей неделе. Зайдете ко мне во вторник?
        - Куда же я денусь. - Хиро подошел к телу вампира и легонько его пнул: - Эй, лентяй, вставай уже!
        - Не встану. Убитый я! - завозился в кровавой луже Бенджиро. - Инквизиторы бронежилет бракованный выдали, жмоты! Я каждую пулю прочувствовал! И крови нормальной поскупердяйничали! Сами в малиновом сиропе полежали бы, а я на них поглядел!
        - «Терпением вашим спасайте души ваши»[Лк. 21:19.] , - изрек на это инквизитор, заинтересованно склоняясь над «пожирателями страсти».
        На что Бенджиро душевно выругался. Попытался встать, но, поскользнувшись на сиропе, снова растянулся на полу.
        - Хозяин, уже можно?.. - Шея оборотня со щелчком вернулась на место. - Ой, брэг, как же все затекло!
        Я ошарашенно взирала на это восстание из мертвых, поэтому не обратила особого внимания на то, что за спиной что-то хрустнуло.
        - Эла!!!
        И прежде чем я успела что-либо сообразить, меня сбило с ног и протащило на пузе пару метров. За спиной что-то громоздкое рухнуло и покатилось.
        - Эла, ты как? - Ко мне подскочил Малыш и помог встать. - Нормально?
        Ноги и руки тряслись - все-таки пошвыряли меня сегодня знатно.
        - Сойдет… - Я обернулась и осеклась.
        Хиро лежал на полу, придавленный драконьей головой, и не подавал признаков жизни. У меня внутри что-то оборвалось и ухнуло вниз. Все замерло. Полусогнувшись, застыл инквизитор, разглядывающий останки «пожирателей страсти». Окаменел вампир, обернувшийся на грохот. Я же вцепилась в обмершего Малыша, из последних сил стараясь не заорать.
        Неожиданно из-под драконьей головы раздалось бодрое пиликанье. Именно этот звук привел окружающий мир в движение. Бенджиро ринулся к Тэмаки, легко откидывая шипастую голову. Проверил другу пульс.
        - Жить будет. Хотя, возможно, недолго, - глубокомысленно изрек вампир, а после полез шарить по карманам, так как мобильник не унимался.
        Наконец-то Бенджиро извлек откуда-то отчаянно вибрирующий и голосящий слайдер Хиро. Нахмурившись, долго изучал иероглифы на экране, прежде чем ответить:
        - Да?
        Физиономия у него стала еще мрачнее, пока он слушал, что ему говорят в трубке. После чего он протянул ее мне:
        - Это тебя, медовая.
        Я с опаской взяла мобильник и поднесла его к уху, уже обреченно предчувствуя, что там услышу.
        - Дочка, ты как? Цела?!
        - Эла, ну как тебе роль молодой богатой вдовы? Я смотрю, там столько симпатичных мальчиков! Дорогуша, не теряйся!
        - Будут снимать сюжет для ЧП - только забудь, поганка, передать привет бабушке! Прокляну, так и знай!..
        Это «ВеликиЭ», что ж вы хотите…
        Я упала на колени рядом с бездыханным телом Хиро и заревела белугой прямо в трубку.
        Эпилог
        По случаю раннего воскресного утра лодок на реке не наблюдалось, а набережная пустовала. Судя по всем признакам, денек обещался быть замечательным. Редкие клочья облаков почти не пятнали пронзительную синь неба. Даже не верилось, что до зимы осталось меньше недели.
        Мари опаздывала. Я дожидалась ее, оседлав широкий гранитный парапет. А чтобы удобнее было сидеть, подложила под пятую точку свернутый вчетверо шарф. Болтая ногами и щурясь на солнце, я любовалась открывавшимся с набережной видом на мост, одновременно стараясь не выпускать из поля зрения чемодан. Не думаю, что кто-нибудь в здравом уме и твердой памяти позарился бы на это перевязанное бечевкой убожество, но, как говорит Ба, «бдительность, бдительность и еще раз бдительность!».
        Кстати, если вам интересно, Лидо Майнер запирался до последнего, но после того как суду была предъявлена запись с камеры видеонаблюдения, установленной в кабинете клиентщиков (как раз в той самой печально памятной драконьей голове), бывшему вице-президенту ничего не оставалось, как признаться. Как оказалось, вся эта сцена с убиением Бенджиро и Малыша была спланирована заранее и имела своей целью записать признание Майнера. Ему дали «пожизненное» без права апелляции. Заодно с Лидо под суд пошли несколько сотрудников, занимавших ключевые посты в магбанке, в том числе эта грымза Челенджер, начальница кредитного отдела, что не могло меня не радовать.
        Магбанк гудел ровно четыре недели. К концу этого срока новость приелась, и на меня перестали оборачиваться в коридоре и коситься при встрече у кофемашины. Предусмотрительный Тэмаки провалялся этот месяц в больнице, оставив меня разбираться с последствиями славы в одиночку.
        Как вы уже, наверно, догадались, оплакивала я своего якобы безвременно почившего супруга совершенно зря. Врачи говорили, что ему еще повезло. Драконья голова упала на Хиро вскользь, вывернув ему ногу и повредив коленный сустав. Все могло закончиться для Тэмаки гораздо, гораздо хуже. А так, благодаря последним достижениям медицины и магии и курсу усиленной регенерации, он даже инвалидности избежал. Впрочем, самым большим шоком для рассветника оказалось то, что это вообще с ним произошло. С ним! Самым удачливым парнем Рассветной Империи! Как говорится, добро пожаловать в мой мир, Тэмаки Хиро.
        Как примерная супруга, я через день таскалась к нему в больницу. Обычно компанию мне составлял Малыш с огромным пакетом всякой снеди от Бенджиро. Сам вампир умотал по каким-то своим сверхважным и таинственным делам в Рассветную, откуда через Виргиния передавал Хиро пожелания скорейшего выздоровления. Мне же доставались приветы, сдобренные двусмысленными комплиментами.
        Каждый раз Хиро встречал нас с хмурой физиономией, всячески демонстрируя, как ему утомительны наши с Малышом визиты. Что не мешало ему психовать и злиться, стоило мне задержаться на час или полтора из-за вечернего дежурства.
        В один из таких визитов меня и застукала Браун. Она пришла навестить хворую тетушку, которая, по несчастливой для меня случайности, занимала соседнюю с Хиро палату. Пришлось во всем признаваться. Мари не разговаривала со мной как раз до момента выписки Тэмаки из больницы.

«ВеликиЭ», пользуясь отсутствием Хиро, по очереди оставались ночевать у нас дома. После каждой такой ночевки я ведрами выволакивала из дома приворотные амулеты и снадобья. Но Ба и тетя Э не теряли оптимизма и надежды понянчить в следующем году первого внука.
        Ха-ха, три раза.
        - На солнышке перышки греешь? - насмешливо поинтересовался у меня за спиной знакомый голос, заслышав который я чуть не навернулась с парапета.
        Вот вам и бдительность.
        - Угу, - не оборачиваясь, ответила я. - А что, нельзя?
        - Ну почему же, - сказал Хиро, обходя чемодан и усаживаясь на парапет передо мной.
        Из больницы его выписали только накануне. Он еще еле заметно хромал. Врач сказал, что через пару недель и это должно пройти.
        Под расстегнутым пальто на Хиро были трикотажные штаны и полинявшая футболка, которые он таскал дома. И, как понимаете, тапочки на босу ногу тоже общего положения не спасали.
        Неужели за мной побежал? Да нет, быть не может. Наверно, за утренней газетой спустился, увидел меня в дверях и решил выяснить, в чем дело.
        - Ноги не мерзнут?
        Хиро, как обычно, проигнорировал неудобный вопрос, ставя во главу угла собственные интересы.
        - Почему ты не сказала, что сегодня переезжаешь?
        По-моему, с его стороны глупо об этом спрашивать.
        Особенно после того, как меня пытались отсюда выставить не раз и не два.
        А вы как думаете?
        - Ну я же предупреждала, что скоро съеду. - Я пожала плечами.
        - Попросила бы, я помог бы с вещами и отвез.
        Просить его?! У меня скорее язык отсохнет!
        - Тебя же только вчера выписали… - Конечно же нашелся благовидный предлог. - Да и я уже с Браун на полдевятого уговорилась, она меня отвезет.
        Хиро выразительно посмотрел на башенные часы, показывающие начало десятого.
        - Мари сама сегодня за рулем. Видимо, сейчас она доблестно сражается с топографическим кретинизмом. Но я в нее верю, ага.
        Он не нашелся, что ответить. Тэмаки поплотнее запахнулся в пальто, пряча нос в поднятый воротник. Ветер ласково ерошил Хиро волосы. Мы молчали, слушая далекие гудки отходящего парома.
        Наконец Тэмаки решился:
        - Если хочешь, можешь остаться. - Видно было, что Хиро старается говорить это как можно небрежнее, но получалось у него не очень.
        Мне с трудом удалось удержаться от злорадной улыбки. Да уж, непросто расстаться с обещанной тебе ведьмами поддержкой рода. Той самой, что убережет тебя в откровенно безнадежной ситуации.
        Злорадство злорадством, но предложи он мне остаться еще позавчера, скорей всего, я бы согласилась. Во-первых, моя новая жилплощадь находилась в третьей городской зоне и добираться до работы оттуда намного дольше и дороже, что немаловажно. Во-вторых, в квартире кроме меня проживали еще четверо студентов, к тому же иностранцев. А в-третьих, счастье отдельного от Хиро проживания стоило всех моих денег. Так что, с какой стороны ни посмотри, обмен был неравнозначным.
        - Спасибо…
        - …но нет? - закончил за меня Тэмаки.
        - Угу. - Я слезла с парапета. - Домовладелец сразу предупредил, что аванс возврату не подлежит.
        После отряхивания шарф занял свое законное место у меня на шее. С ним стало гораздо теплее.
        - Откуда у тебя деньги, кстати? - Хиро не спешил вслед за мной слезать с парапета. Наверное, берег ногу. - Ты же жаловалась, что тебе нечем платить за съемную квартиру.
        - Оказывается, за помощь в поимке или ликвидации сорвавшегося с печати, а также за предотвращение ограбления полагается вознаграждение. Мы с Виргинием поделили его по-братски. Ну и минус подоходный, конечно. На полгода должно хватить, а там уже можно будет вернуться домой. Хотя я не уверена, что захочу этого. В самостоятельности есть свои преимущества…
        С мысли меня сбил отчаянно сигналящий ярко-красный «жук» Мари, что ехал со стороны противоположной той, откуда я ее ждала. Автомобиль лихо зарулил на тротуар, щелкнув приоткрывшимся багажником.
        Возмущенная подруга выскочила из заглохнувшей машины.
        - Чуть совсем не заблудилась! Да еще, представляешь, еду, а навстречу какой-то козел на фургоне! Еле разъехались! Сигналит мне еще, идиотина, пальцем у виска крутит! Господи, как таким придуркам права дают, да еще машины доверяют!.. Ой!
        Она заметила Хиро, подхватившего мой чемодан, чтобы положить его в багажник. Мари инстинктивно поправила волосы и улыбнулась самой обольстительной улыбкой, которая была в ее арсенале.
        - Здравствуйте, мистер Тэмаки.
        - Доброе утро, - флегматично отозвался тот, захлопывая багажник. - Вообще-то тут одностороннее движение противоположного направления.
        - Правда? - Мари стушевалась, но ненадолго. - Все равно, это хамство - показывать девушкам такие грубые жесты! Ой, брэг! Он же на меня полиции нажаловаться может! От таких козлов всего можно ожидать. Эла, не тормози, садись быстрее!
        Браун снова нырнула в машину, заводя мотор.
        - Ну что ж, спасибо за гостеприимство. - Я протянула Хиро руку, - До встречи через пять месяцев. У Святого Филиппа?
        - Осталось уже четыре месяца. - Он ответил мне крепким рукопожатием. - До встречи в гостях у Святого Филиппа.
        - Да, точно.
        Переднее стекло опустилось.
        - Эла! Ну быстрее! У меня же права могут отобрать! По твоей вине, между прочим. Из-за кого я сюда притащилась, а?
        Когда подруга в таком состоянии, с ней лучше не спорить. Обежав машину, я уселась на переднее сиденье.
        Мари развернулась, окончательно заехав на тротуар и чудом не свернув бампер машины о гранитный парапет.
        Повинуясь внезапному порыву, я опустила стекло, высунулась в окно и замахала Хиро, одиноко стоящему в тапочках на босу ногу посреди пустой улицы. Махнуть мне в ответ он не соизволил. Немного постояв, он развернулся и похромал обратно к вращающимся стеклянным дверям.
        Облегченно вздохнув, я откинулась на спинку сиденья, предвкушая грядущие четыре месяца спокойной размеренной жизни.
        Согласитесь, я это заслужила.
        notes
        Примечания

1
        Самхайн - День Всех Святых.

2
        Ламмас - праздник урожая (празднуется 31 июля).

3
        Нартекс - входное помещение, примыкающее, как правило, к западной стене храма.

4
        Где гной, там разрез (лат.).

5
        Псы Господни (лат).

6
        Воспаление слизистой оболочки глаза при попадании в нее микробов, грибков, вирусов. Иногда конъюнктивит называют еше «кроличьи глаза».

7
        Книга Екклесиаста 8:11.

8
        Мф. 7:7-8.

9

2 Кор. 6:8-10.

10
        Вага - устройство для управления марионеткой.

11
        Гримуар (фр. grimoire) - книга, описывающая магические процедуры и заклинания для вызова духов (демонов) или содержащая еще какие-либо колдовские рецепты.

12
        Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова, 7:33,35.

13
        Лк. 21:19.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к