Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Моисеев Владимир: " Стратегический Мост " - читать онлайн

Сохранить .
Стратегический мост Владимир Моисеев
        Виктор Ассаул
        Владимир Моисеев, Виктор Ассаул.
        Стратегический мост
        ПРОЛОГ
        Облака, облака… До самого горизонта, где плато смыкается с Небом… Седые старцы говорят, что иногда ветру удается разогнать эту туманную пелену и тогда можно увидеть Небо. Высокое и слепящее. Небо… Где - то там живут Боги… Мудрые и снисходительные, какими могут быть только Боги, каким пытается стать Верховный Жрец. Но пытаться и стать - такие разные вещи…
        В наказание за людские грехи и неверие Боги согнали к плато все облака Мира и закрыли Небо. Так написано в Священном Папирусе. И жить людям в полумраке до тех пор, пока не наступит День Искупления…
        Легко судить сверху. Еще легче закрыться занавесом и ничего не видеть. Но можно ли искупить не совершенный грех? Боги молчат…
        Где же путь, ведущий к расположению Богов? Боги хранят молчание. Боги не обязаны отвечать. Может быть, знают старцы? Куда-там! Всем известно - для того, чтобы войти в Совет Старейших совсем не обязательно быть мудрым - достаточно лишь состариться. Может быть, знает Отец племени ? Может быть… Ведь это он повел нас искать новые земли. "Воины! Доблестью в бою обретем славу и завоюем милость Богов. Точите копья, готовьте стрелы!" Он всегда говорит сам в трудные минуты, когда уже не решаются поднять голос ни Старейшины, ни Жрецы. И ему верят… Так было, когда мы покинули долину Великого Хо, и шли месяц без воды, без надежды, племя теряло разум от жажды, но выходил он, в общем-то, старый, слабый человек, говорил, и люди поднимались и шли…
        А потом - удачная война. Вдоволь хлеба, вина, много рабов. Не забыть только, как кричала та женщина, когда мы посадили на кол вождя племени Ннуби. Страшное племя - дикое и непокорное. Мы тогда принесли много жертв, но Боги молчали. Потом еще война, еще…
        Много крови. Слишком много крови. Ходишь, словно пьяный, и привыкаешь к вещам, к которым нельзя привыкать. Потом - распри и гнев - слишком много добычи у жрецов, хотя они не брались за меч. Опять кровь - теперь своя. Этого Жрецам не забудут. Не забудут им и Гезу Молчаливого.
        Случай с Гезой - особый, он нам как - будто глаза открыл. Геза был одним из лучших наших воинов, все его любили. В тот год он как-то резко изменился - стал неразговорчивым, замкнутым, а в глазах появилось странное и непонятное выражение. Нам он говорил, что понял Суть. Жрецы ему этого не простили. Добились разрешения Совета, пытали Гезу. Но он им ничего не сказал…
        Облака, облака… Пустынная земля, край ветров. Тут невозможно жить спокойно - в таком краю, при такой жизни на душе всегда тревожно. И рано или поздно наступает перелом - когда понимаешь, что есть вещи, которые нельзя вывернуть наизнанку.
        И тогда решаешься. Так случилось и с нами. Пусть нас немного, пусть нас ждет страшная участь, пусть нас проклянут и назовут предателями. Но мы уходим. Уходим, чтобы вернуться.

1
        Махо читал, как всегда, четко и ясно. Лишь изредка он делал чуть заметные паузы, пытаясь разобраться в прочитанном. Наконец, он закончил, отложил листки и посмотрел на Пакура.
        - Ну, что скажешь? - спросил он с надеждой.
        - Плешь. Сплошная плешь, - сказал Пакур с легкой усмешкой! Мой милый, доверчивый Махо. Пора бы тебе повзрослеть и отказаться, наконец, от счастливых детских миражей. Либеральные убеждения изжили себя. Либерализм… пацифизм… Сделай над собой усилие, пойми, что сейчас это просто пустые слова идет, мой милый, война. Не спорю, когда-то давным-давно эти слова имели конкретное значение, Придет время и, может быть, они снова обретут свой первоначальный смысл. Но не сейчас. Не сейчас. Надо уничтожить врага, расчистить место… А твоя сказка, что же… В годы увлечения либерализмом и пацифизмом она была бы полезной, я бы даже сказал, умной, но сейчас она лишена смысла…
        Махо и сам не знал, для чего он притащил Сказку к Пакуру. Единственный друг, последняя попытка быть понятым, поэтому, наверное, а может, стало ясно, что одному во всем этом ни за что не разобраться. Ассоциации, обрывки мыслей, идей… И странное убеждение, что речь идет не о чем-то конкретном, а просто никак не может завершиться затянувшийся эстетский спор без начала и конца об этимологии слова "война"… И все-таки в ней было что-то глубокое, пусть и туманное. И об этом стоило подумать. Подумать неторопливо и тщательно, вдруг удастся обрести ту самую гражданскую позицию, о которой так любит поговорить Пакур.
        - Ты не прав, - сказал он Пакуру. - Просто ты не понял…
        - Все я прекрасно понял. Неужели ты - ученый, не чувствуешь ответственности за судьбу страны. Я не люблю войну. Будь проклята война. Но она идет, и сейчас не время решать, хорошо это или плохо. Воевать надо, надо помогать ребятам, проливающим свою кровь на далеких полях.
        - Ну, ты уж очень воспарил…
        - Не надо мне говорить о девальвации святых слов - нет никакой девальвации, Святое всегда остается святым.
        - Ты это серьезно?
        - Не понимаю я тебя, Махо. Парень ты неплохой, биохимик, а как будто в лесу на перепутье.
        "Он прав, - с горечью подумал Махо. - Все в голове у меня перевернулось. Действительно, как в лесу. Куда идти? Если Пакуру и в самом деле все ясно, ему можно только позавидовать. Он не любит войну, но поддерживает ее, потому что ее ведет его страна. Его?! Это ведь и моя страна…"
        С чего собственно все началось? По-моему, с нападения туземцев на метеорологическую станцию. Нет, когда эту станцию еще строили, на Острове уже тогда что-то происходило. Таинственное и непонятное. И господин президент ввел войска. Как тогда говорили -для защиты научного персонала. С тех пор прошло много лет. Про станцию давно забыли, а численность армии все увеличивается. По городу ходят страшные слухи, будто бы туземцам помогает лесная нечисть, в газетах об этом не прочтешь… И еще говорят, что туземцы ни в чем не виноваты….
        Впрочем, господин президент доходчиво объяснил, почему война патриотична. Разве не обязательства перед историей заставили наш народ вмешаться в неконтролируемые процессы? Почему же я в стороне, когда все здоровые силы нации консолидируются и выражают свое горячее и не преклонное желание единым фронтом встретить Временные Трудности, преодолеть разверзающуюся пропасть и, собравшись единым железобетонным блоком, ударить в трухлявое дерево туземцев. Армия несет туземцам плоды многовековой цивилизации. И они должны быть благодарны за это. Разве не станут они счастливее, когда смогут воспользоваться всем техническим и научным потенциалом, до которого им самим и во век не добраться?
        "А ведь Пакуру и в самом деле все ясно, - с удивлением подумал Махо, заметив на стене большую карту Остова. Пакур аккуратно отмечал на ней маленькими синенькими значками места дислокации войск. Здесь была и ставка генерал-майора Краста, и танковый корпус генерала Угайна, и авиационное соединение Мас-Капфа.
        Махо тяжело вздохнул.
        - Ладно, пойду я, - сказал он.
        - Давай, провожу, - предложил Пакур.
        Они вышли на пустую грязную улицу. Неизвестно откуда взявшиеся птицы устроили над крышей веселую кутерьму. Недавно прошел короткий весенний дождь, и от асфальта поднимались тонкие струи пара.
        - Весна, - сказал Махо.
        - Вчера на площади "мирники" опять митинг устроили.
        - Я знаю. Но их можно понять, там, в основном, собрались парни, получившие повестки. Как бы ты поступил на их месте?
        - Я бы пошел выполнять свой долг.
        - Согласен. У тебя такое понимание долга. У них - другое.
        - Не понимаю я тебя, Махо, - сказал Пакур укоризненно. Неужели ты вместе с этими людьми, с этими крикунами. У которых за душой ничего святого!
        - Перестань, Пакур, что ты заладил - "святое", "святое", - сказал Махо с раздражением.
        "Как мы все-таки одиноки; подумал он. Каждый из нас. К сожалению ни образование, ни наше хваленное умение думать, не сделали нас счастливыми людьми. Наоборот, мы изо всех сил стараемся изолироваться еще больше. Они не понимают меня, я не понимаю их. Мои идеалы висят в воздухе… У каждого своя правда. У каждого свой путь… Как это он сказал: "Ты как на перепутье". Да… Пожалуй… "
        - А знаешь, что я надумал? - неожиданно сказал Пакур. - Я тоже могу действовать, не только говорить, как ты, наверное, думаешь.
        - Ерунда, ничего я не думаю.
        - Я решил пойти добровольцем.
        - Куда?
        - В добровольческий корпус генерал-майора Краста.
        - Ты с ума сошел.
        - Я так решил.
        Он обнял Махо, повернулся и пошел прочь.

2
        "Удивительное дело, как быстро война расставила все по своим местам и поделила людей на своих и чужих", - подумал Пакур, уставившись в брезентовый потолок.
        Интересно бы проверить, каждый ли, пришедший к нам, достоин великой чести… Впрочем, это не важно, всех принимаем! Пришел - хорошо. На позиции люди нужны. Любой на счету. А что, в общем-то, неплохие парни - простые. Конечно, немного грубоватые и склонные к соленой армейской шутке, тут ничего не сделаешь. Специфическое воздействие казармы. Но мне нравится в них, что они далеки от всей этой проклятой интеллигентской гнили и не забивают себе голову чересчур абстрактными понятиями. И ужиться можно - они не лезут ко мне со своими задницами и дерьмом, а я к ним с гипотезами о непреходящей ценности справедливости в человеческих отношениях.
        А потом сидишь на тактических занятиях и, удивляясь самому себе, веришь каждому слову о фронтовой дружбе и взаимовыручке, о самопожертвовании ради правого дела, будто бы и не видел никогда, как ребята подвешивают за ноги старика - аборигена или сжигают из огнеметов странные хижины лесных жителей.
        Выходит, все вранье? Нет; было бы глупо считать это обычным обманом. Здесь скорее самообольщение, самообман, что ли. Я и окружающие меня люди не способны на подлость… Крепко же сидит в моей башке эта сказка. А я здесь разных встречал. И подлецов ничуть не меньше, чем отличных парней, как, впрочем, и в любом другом месте.
        - Но до чего же неприятно - проснуться однажды утром в армейской палатке и поймать себя на мысли, что дело, ради которого бросил все, бесчестно.
        Где-то снаружи треснула сухая ветка, полог палатки раздвинулся, и перед Пакуром появилось печальное лицо дневального.
        - Эй, кто там? Отзовись, - тихо спросил он, настороженно всматриваясь в темноту.
        Пакур приподнялся на локте и приветливо помахал свободной рукой.
        - Я здесь, мальчик…
        - Кто это - я?
        - Рядовой Пакур, с твоего разрешения.
        - Пакур?! Дневальный замолчал, его лицо сразу поглупело, видимо, он никак не мог поверить, что в тот самый момент, когда весь взвод занимается чисткой оружия, Пакур, тот самый, любимчик сержанта Глена, преспокойно спит в палатке.
        - Ты что там делаешь, Пакур?- наконец спросил он.
        - Думаю, мальчик, думаю.
        - Вылезай.
        - Зачем это?
        - Приказом по дивизии запрещено.
        - Плевать, залезай лучше ко мне, поговорим.
        Дневальный расплылся в улыбке.
        - Благодарствую, не интересуюсь… Может в этом и есть свой резон, да только не понравится мне. Да и Глен узнает, как он еще к этому отнесется.
        Дневальный покачал головой, и полог опустился. Некоторое время снаружи доносился смех, похожий на усталое уханье больного филина, а потом затих и он.
        Пакур попытался вернуть приятное ощущение полузабытья, и когда это ему не удалось, злобно выругался. Лежать просто так было скучно. И он решил сходить на гарнизонную почту, вдруг от Махо пришла весточка.
        Мимо Пакура, по вдавленной в землю дороге, катили, надрываясь, тяжелые грузовики. Крытые брезентом, они шли почти непрерывно, доставляя на передовую боеприпасы. Воспользовавшись затишьем, как тараканы из щелей, повылезали солдаты, куда-то спешили офицеры.
        Закрыв лицо руками, Пакур нырнул в облако пыли и перешел дорогу. Из ближнего грузовика высунулся шофер, было видно, как он выругался, но слышно не было - рев грузовиков заглушал все. Какие-то люди в защитной одежде что-то кричали ему, но он не обратил на них внимания.
        Три месяца прошло, всего три месяца, а будто всю жизнь о здесь… Нет, во взводе к Пакуру относились с уважением - но не любили. Пакур никогда не принимал участия в солдатских разговорах, они коробили его, что, конечно, не оставалось незамеченным. Да и на приглашение сыграть в "кость" он всегда отвечал твердым отказом. Он был бы и рад себя переломить, сколько раз твердил себе, что ничуть не лучше их, такой же наемник, но эти люди - у них совсем другие интересы… И Пакур оставался в стороне.
        Правда, есть еще сержант Глен, который почему-то в нем души не чает… А почему, - разве это поймешь. Раньше Пакур думал, что это из-за его убеждений, все-таки не из-за денег сюда пришел, не мобилизованный, сам, по велению совести… А потом решил - нет, не проходит… Глен ведь и не знал ничего о нем, а увидит - прямо светится весь… Удивительно неприятный человек. Этого объяснить нельзя, но стоило Пакуру увидеть его масляную физиономию, вечно потные руки, ему становилось так противно, слов нет. Или еще, подойдет вплотную, положит руку на плечо и затянет бесконечную балладу о поддержании личного оружия в чистоте, жуть берет…
        На почте никого не было, только за барьером сидел молодой сержант из пополнения. Пакур смотрел на его чистенький комбинезон, бледное серое лицо и чувствовал, как его заполняет непонятная ненависть..
        - Эй, посмотри письмо для Пакура, - попросил он, стараясь подавить в себе раздражение.
        Сержант медленно поднял глаза и уставился на Пакура, будто тот был самим Лобастым Чарли, близким другом Чудо-Восьмикрыла, сошедшим со страниц детского комикса. А когда насмотрелся, сурово спросил:
        - Вы куда пришли, рядовой?
        - На почту.
        - Правильно. Рад, что вы это вспомнили. Может быть, теперь припомните, как надлежит вести себя военнослужащему в присутствии старшего по званию?
        - Прошу прощения, господин сержант, больше не повторится, господин сержант, - сказал Пакур, перемахнул через барьер и, взяв сержанта двумя пальцами за среднюю пуговицу мундира, несколько раз встряхнул.
        - Ты, подонок, здесь своих законов не вводи. А свою ретивость прибереги для начальства. Смотри, скормлю Клопу. Видел Клопа?
        Сержант обмяк, было видно, что он не знает, как ему надлежит вести себя дальше.
        Пакур отпустил его, взял со стола пачку писем, предназначенных для цензурной проверки, и отобрал два письма от Махо.
        - Ты, дружок, больше мои письма в цензуру не носи. Отдавай прямо мне. Понял?

3
        Свои тактические занятия сержант Глен всегда начинал одинаково:
        - Какого черта вы сюда притащились, ребята? Ведь вы знаете, здесь не сахар. Да-а… Только не говорите - патриотизм. Я не верю в эти штучки… Вам нужны деньги? Денег здесь много, это верно… Денег здесь навалом - подходи и бери. Генерал Краст любит своих героев. Только многие не выдерживают и недели - бегут, другие, что покрепче, остаются… В общем, шикарные похороны вам обеспечены. Это я пошутил - не бойтесь, жить можно и здесь. А вообще-то, мы здесь воюем, ребята. Добровольческая армия генерала Краста - это кое-что да значит, можете мне поверить…
        Сегодня взводу повезло, погода, наконец, исправилась, и занятия устроили прямо на поляне перед штабной палаткой. Солдаты лежали в высокой траве и внимательно следили, как сержант Глен, водит указкой по чучелу Клопа. Не привыкший подолгу говорить казарменным тоном, Глен снял шлем, запустил пальцы в копну седых волос, слегка расслабился, даже разрешил себе улыбнуться. Говорил он просто и доходчиво, неудивительно, что ребята слушали его, открыв рот, старина Глен умел зажечь аудиторию.
        Пакур заскучал и достал письмо.
        На гражданке, оказывается, тоже хреновато. Война докатилась и до Столицы. Даже если предположить, что Махо, по обыкновению, немного преувеличивает, картина все равно получается страшненькая.

3акрытие Центрального Библиотечного Абонемента и перебои в снабжении некоторыми канцелярскими товарами не очень расстроили Пакура, что там ни говори - война есть война, надо привыкать к определенным неудобствам военного времени, - его поразило другое.
        "… Город медленно и неохотно вымирает. Мы все по горло в грязи и в прямом - и в переносном смысле - после Временных Затруднений на Фронте, начавшихся три года тому назад, муниципалитет работает с перебоями, улицы убирать некому. А мирники больше не митингуют. Военный администратор заявил, что перед лицом Временных Затруднений, игра в демократическую расхлябанность антиконституционна"…
        - Туземец, ребята, - большая редкость, - продолжал тем временем сержант Глен. - Эти сволочи травят нас всякой нечистью и поливают дьявольским варевом. У них в тылу секретные заводы - выращивают, как в инкубаторе, всякую дрянь - и на нас. Гремучих Клопов, например. Наштампуют пару сотен - и выпускают. Здоровые такие Клопы, что танки. И панцирь, как броня. По ним лучше всего из огнеметов, но нужно попасть прямо в морду - тогда глаза полопаются, и Клоп подыхает.
        Но, скажу вам, ребята, когда поползут со всех сторон - просто страшно. Одно хорошо, ползают медленно… А стрелять - только в морду. По панцирю им и не щекотно. Правда, на той неделе мы тут одного закидали гранатами… Но это редкость. Повезло.
        Или - Большой Муравей. Эти хуже Клопов. Быстрые, гады. Но они обычно небольшими группами…
        А как Крылатые налетят - так первое дело - поскорей закопаться. Поливают, гады, смолой, лежишь как в бане и ждешь, пока наши прилетят и разгонят. А плохо закопаешься, клюнуть могут. Ну что, напугал я вас? Ничего, обвыкнетесь!
        Главное - ненависть. Вам, ребята, предстоит вписать важную страницу и, как говорит наш родной генерал Краст, вы ее впишете. Ха-ха-ха!
        "Чудак все-таки этот Махо, - подумал Пакур, когда Махо в своем письме неожиданно от всеобщего развала перешел к своей собственной разнесчастной жизни.
        ".. Работа - дерьмо, вот раньше - и энтузиазм, и желание работать днем и ночью, а сейчас не знаешь, как и высидеть положенное. За каждым шагом следят, чуть что - грозят фронтом. Устал я. Ничего не получается, все из рук валится. Не поверишь - встречаю на улице красивую женщину и готов сам себя разорвать на части от бешенства, вот, думаю, возьмет и просто пройдет. Конечно, проходит, красивые женщины всегда проходят мимо…"
        Чудак этот Махо, из всего проблему делает. С девушкой не может познакомиться! Вот до чего дело дошло!
        - Послушай, Пакур, - неожиданно зашептал сосед слева. - Не пойти ли нам сегодня в бар? Выпивка там, что надо! Не в каждом ресторане. Интересуешься, можно достать наркотики. А девочки!… Я, знаешь ли, многое повидал - и то краснел в первый раз, как мальчик… Пойдем!
        - Нет, Кушнер Гейц, я не пойду, - сказал Пакур и почувствовал, что соврал. Конечно, он пойдет. Один.

4
        "Наверное, во всем виновата музыка. И льется непонятно откуда, - со всех сторон, что ли? Черт. Странное какое-то состояние - ведь и не пил почти, а как будто пьян. Нет, определенно, это музыка, - думал Пакур, удивляясь, что корка черствости и цинизма, которой изнутри покрываются все, побывавшие там, откуда он вырвался на день, оказалась на удивление хрупкой и отпала сама собой, стоило ему лишь на мгновение очнуться.
        Обо всем, сейчас обо всем можно было забыть, соскрести с себя всю эту грязь, встать, наконец, во весь рост и забыть о страхе, который еще ни разу не покидал его здесь, на Базе, хотя никто не мог назвать его трусом.
        "Это только передышка, - твердил он себе, но ему все равно было приятно находиться в этом уютном зале при неярком свете электрических свечей и вглядываться в глубокие-глубокие изумрудные глаза Кирии. Глаза-колодец.
        - Рассказал бы что-нибудь. А то скучно…
        - Что рассказать?
        - Ты откуда?
        - Из Столицы.
        - Из Столицы! Ну у, как там Столица?
        - Нормально. Сама знаешь - везде одно и тоже.
        - Чем ты там занимался?
        - Торговал подержанными автомобилями.
        - Да ну? И как?
        - По-разному… Всякое случалось.
        - Нравилось?
        - Что?
        - Торговать подержанными автомобилями?
        - Захватывающее занятие.
        Из-за соседнего столика поднялся какой-то тип, подошел и пожал Пакуру руку. Его теперь часто узнавали - после того, как он сумел заманить в ловушку Гремучего Клопа, и сам генерал Краст вручил ему Орден "За доблесть II степени". Многие считали своим долгом выразить ему признательность. До сих пор Пакуру казалось, что всем вокруг, как и ему самому в том числе, глубоко наплевать за все происходившее, на оказывается, множество людей с интересом следят за развитием событий на фронте, принимая официальные сообщения за чистую монету,
        - Ура Пакуру!- заорал тип.
        Десятки голов, как по команде, повернулись в их сторону, но, к счастью, всеобщее внимание вскоре привлек небольшой инцидент в дальнем углу зала, где какой-то не по годам бойкий старичок приставал к группе офицеров, сидевших за отдельным столиком. Голос у старичка был на удивление резкий и громкий.
        - Позвольте выпить за ваше здоровье, господа офицеры, - те недовольно переглянулись. Было видно, что старичок раздражает их.
        - Господа офицеры! Только одну рюмочку, за лицо армии, за гордость Нации! У меня, господа офицеры, был один знакомый - тоже военный. Замечательный человек! Только кончил плохо… - Никто не поднялся, чтобы вывести старика из зала, чувствовалось, что назревает скандал.
        - Так вот, господа офицеры, он, знаете ли, стал утверждать, будто он - самолет! Мы, понятно, не поверили. Что за глупость, порядочный человек, офицер и вдруг, на тебе, - самолет. Однако, господа офицеры, вы можете представить себе наше удивление, когда он выпустил шасси…
        Один из офицеров не выдержал, встал и ударил старика. Беспомощно взмахнув руками, точно поломанными крыльями, тот упал.
        - Развелось всякой дряни. Стрелять, стрелять надо… не задумываясь… Конечно, это жестоко, господа, но милосердно, - процедил сквозь зубы офицер и, натянув перчатки, вышел. Трое остальных последовали за ним.
        Все остальные остались на своих местах, продолжали мило беседовать, шутить и смеяться, все делали вид, что ничего не произошло.
        "Спекся старичок, - автоматически отметил Пакур. - Сфальшивил. Очень хорошо начал, весело, а закончил почему-то на высокой трагической ноте. Жаль… Зачем же так нелепо падать?.. Что это я, - неожиданно спохватился он. - 3а что, за что они его? Мерзавцы. Я ведь сам из породы этого старика. Мы приучены получать удары."
        - Нет, я не такой, - тихо сказал он, в общем-то, уже ни к кому конкретно не обращаясь, так как перед глазами у него уже порядочно плыло. - Пойми. Нет, я не наемник, не из-за денег я здесь, не для развлечения… Я думал, что это мой долг. Но это грязное дело. Меня засасывает в это дерьмо. Не могу я больше здесь…
        - Что с тобой? Ну, что ты, глупыш, перебрал немного?
        Кирия поднялась.
        - Пойдем потанцуем.
        "Отчего все так дерьмово", - подумал Пакур.
        У него кружилась голова. Опять эта чертова музыка.

5
        Ветер дул уже вторую неделю. С моря. Почти невидимые соленые капельки водяной пыли оседали на коже, на бороде и смешивались с каплями пота, тоже солеными и холодными.
        Однорук облизал губы и вздохнул. Сощурив глаза, посмотрел в сторону моря.
        "Ветер", - подумал Однорук.
        - Э-эй! Однорук! - из-за холма появилась невысокая фигурка и вскоре скрылась в лощине. Прошло минут пять и снова:
        - Однорук! Э-эй! - теперь уже совсем близко.
        Сплющенная голова, утиная походка - так и есть, Бородавочник.
        - Здорово, Однорук! Что делаешь? Сети чинишь? Глупый ты, Однорук, кто по такой погоде в море собирается? Глупый был, глупым и помрешь, Однорук.
        - Чего надо?
        - Давай деньги, Однорук! Прошлый год 15 монет брал? Брал! Так что давай.
        - Нету у меня сейчас.
        - Врешь! Третьего дня перевод тебе принесли? Принесли! Так что врешь, Однорук.
        - Нету у меня.
        - Эх, Однорук, Однорук! Ведь до седых волос дожил. Будет врать-то!
        - Козу ты спер?
        - Ну, я. Да она дурная, твоя коза-то. Ты сам дурной - и коза твоя дурная оказалась. Подохла твоя коза, Однорук. Если хочешь, принесу. Да зачем она тебе дохлая? Я и не понесу. Кому, нужна дохлая коза? Никому! Даже тебе, Однорук, не нужна. Давай деньги. Эй, Однорук, ты оглох, что ли?
        - Нету у меня.
        - Дурной ты человек, Однорук. И дети твои дурные. Старшой, как уехал с острова, так и не пишет совсем.: А говорили - умница, светлая голова. Забыл он тебя, Однорук. А младший? Вымахал - смотреть страшно, здоровый как вол, а не работает, бродит по Лишайникам да девок портит. Одно слово - балбес. Ладно, Однорук, тащи вина.
        Однорук отложил сети и направился к погребу.
        - Похолоднее, Однорук! - закричал ему вслед Бородавочник.
        Выпили, потом еще.
        - Вот за что люблю тебя, Однорук - вино у тебя хорошее. У Губатого тоже хорошее, но у тебя лучше. Налей-ка еще стаканчик.
        Вдруг над сопками пронеслось раскатистое: "У-уууу!"
        Бородавочник сразу засуетился.
        - Ну ладно, Однорук, пойду я, а то твой младший возвращается. Завтра еще зайду - ты уж деньги достань - нехорошо ведь, а, Однорук?
        И, поднявшись, Бородавочник заковылял прочь.
        - Здорово, батя! Смотри, чего я принес, - Голован запустил руки в мешок и вытащил пригоршню ягод. - Я, батя, брусники принес.
        Руки у Голована были здоровые, еще больше, чем у Однорука, и волосатые. И весь он был волосатый, этот Голован, весь в отца.
        - Зачем к тебе приходил Бородавочник?
        - Денег просил.
        - Ты бы ему по голове дал, чтоб больше не просил. По голове дашь - больше просить не будет. Жалко меня не было - я бы дал. По голове. Пожрать есть чего?
        - Нету.
        Однорук подошел к сыну.
        - Я сети починил, скоро в море пойдем.
        - Пошли сейчас.
        - Вечером пойдем. Вечером стихнет.
        И Однорук повернулся к морю.

* * *
        - Ну, кто там еще? Да не стучи, дверь сломаешь.
        - Открой, Губатый! Это я, Бородавочник.
        Губатый отодвинул ржавый засов, скрипнула дверь.
        - Ну что, спишь? А, Губатый?
        - Ну.
        - Много спишь, Губатый. Так и жизнь проспишь. Вином угостишь, Губатый?
        - Ну.
        - Хорошее у тебя вино, Губатый. У Однорука тоже хорошее, но у тебя лучше. Налей-ка еще.
        Губатый налил.
        - Слыхал, Губатый, Однорук в море собрался.
        - Ну?
        - Неспроста это, Губатый. В такую погоду просто так в море не выходят. Видать, Однорук что-то задумал. А иначе б зачем он в такую погоду сети чинил? Видать, задумал что-то.
        - Ну?
        - И главное, Голован вернулся. Сам знаешь, Голован просто так не возвращается. И сети чинят не просто так. Разумеешь?
        - Ну.
        - Гад он, этот Однорук. Гадом был, гадом и остался. Денег не дает. У тебя денег нет, а, Губатый?
        - Не-е…
        - Плохой у тебя дом, Губатый. И забора нет. И собаки тоже нет. Хочешь собаку, а, Губатый?
        - Ну.
        - Есть у меня собака. Для тебя, Губатый, и собаки не жалко. Хорошая собака, завтра приведу. Давай деньги.
        - Не-е.
        - Жадный ты, Губатый. Вот сидишь здезь, шлепаешь губами… - Ты это… Ты это брось… - Губатый приподнялся и насупился. - Ну, ну. Ладно тебе, я пошутил. Пойду, Губатый, пора мне. А насчет Одорука подумай - неспроста ведь, а?
        - Ну.

* * *
        - Где бруснику брал?
        - У Гнилого Ручья, за просекой.
        - Ну-ка, подтолкни. Во, во.. Хорош. Запрыгивай! Ну, с богом! - сказал Однорук и неловким движением снял шапку.
        - А ты, батя, голова. И впрямь поутихло, только вот туман. Ни хрена не видно.
        - Парус взял?
        - Взял. Куда пойдем? К мысу?
        - У Мыса нет ничего. Пойдем дальше.
        - Туман, батя! Ты посмотри… Хотя, конечно, водоросли жрать надоело. Тошнит от них. Вот. они где у меня эти водоросли. Густой туман расстилался белой пеленой и, казалось, лодка плывет в парном молоке.
        - Что братан пишет? - спросил Голован, не глядя на отца. - Непонятно пишет. Мудрено. Бородавочник читал - так я мало что понял. Про какие-то секретные Парники, про Муравьев каких-то. - Видать совсем его там задурили.
        - Разматывай сети, дальше не пойдем. Сеть медленно опускалась в мутную воду, легкие волны игриво бились в борт лодки: пахло морем. Теперь нужно просто сидеть и ждать. Может быть, сегодня улыбнется удача. Хорошо бы.

6
        Пока Махо тупо рассматривал плакат "Овладевай почерком чемпиона", появившийся неизвестно откуда, институт наполнялся слухами. Поговаривали о реорганизации, слиянии и переориентации. И чем больше об этом говорили, там меньше это нравилось. Слишком уж явно попахивало окопами.
        Когда-то давно волна увлечения наукой захватила Махо, и он стал биохимиком. Четвертый год идет война, многое изменилось. Занятия чистой наукой теперь не поощряются. Не даром три четверти сотрудников института работают над созданием экономичных гербицидов. Но и этого оказалось мало, сейчас где-то наверху решается судьба института. Формально каждому будет дано право сделать выбор, но, в действительности, все уже решено заранее. Тем, кого военные признают профессионально пригодными, будет предложено принять участие в работах над Проектом, остальных выставят за дверь. А там перспектива одна - пехотный батальон и в окопы. Что это за Проект такой, никто не знает, но заниматься им все-таки значительно привлекательнее - изумительные возможности, белый халат, зарплата в конверте… Исследования, представляющие интерес для национальной безопасности, всеобщее уважение, никаких финансовых затруднений, Нужна центрифуга - пожалуйста. Электронный микроскоп - не забудьте расписаться.
        "Просто чудо, что есть люди, которые работают в таких условиях, - подумал Махо. - И у меня все это было бы, если бы не проклятая неприязнь к военным!"
        Ему почему-то всегда казалось, что военные от науки постоянно занимаются чем-то грязным, преступным. Что ж, можно было и дальше строить из себя пацифиста и интеллектуала и твердить под нос: "Я пацифист, я пацифист," но эту болезнь быстро вылечивают в окопах. Там все проще, хочешь жить - огнемет на плечо и шагом марш выбирать позицию.
        Неожиданно открылась дверь, и на пороге показался директор института. Было видно, что он взволнован. За ним в комнату вошли бравого вида полковник и человек в штатском. Махо поднялся и поздоровался.
        - Вот, - сказал директор. - Махо. Это он и есть.
        "Если меня допустят к Проекту, видит бог, ломаться я не буду", - подумал Махо.
        - Вот зтот? - спросил штатский.
        Он пристально посмотрел Махо в глаза, в потом сказал, обращаясь к директору:
        - Оставьте нас. Мы к вам зайдем позже.
        Директор неловко поклонился и вышел, осторожно закрыв за собой дверь. Полковник подошел к двери, подождал мгновение, затем открыл ее, сказал: "Идите, идите," и вернулся в комнату. Махо стоял и ждал. Полковник с сомнением разглядывал его. Он привык не верить штатским.
        - Ладно, - сказал он, решившись. - Введите в курс дела. Человек в штатском достал папку и начал читать. - Пото Махо. 24 года. Холост. Биохимик. Печатные работы есть. Проверку прошел. В попустительстве не замечен. К либералам относится с осторожностью. В антигосударственных выступлениях не замечен. - Хорошо, - сказал полковник. - Ближе к делу. - Институт прекратил свое существование. Работа над Проектом будет осуществляться в наших специальных учреждениях. Вам предоставляется возможность принять посильное участие в выполнении задания особой важности, имеющего огромное значение для Министерства Обороны. Беспрецедентный случай… Он замолчал, а потом вдруг мрачно, не скрывая своего раздражения, произнес сквозь зубы: - Ты что, не доволен? Почему я не могу прочитать на твоем лице радости? Признан негодным к строевой? На воду в колене не надейся! Сейчас на это плюют. С такой ерундой - прямая дорога в действующую. А если и в самом деле возникнут затруднения с призывом, то я всегда к твоим услугам. Протолкну! Вижу, не пахнет у тебя белым листком. И это хорошо.
        Махо принялся оправдываться.
        - Молчи, - неприязненно сказал полковник. - Надоело. И почему они всегда так много говорят? - спросил он у штатского.
        - Я думаю, это у них от страха. Перемен боятся.
        Махо замолчал. Что он мог сказать? Разве они не имеют права говорить так, как это у них принято? Имеют. Они благодетели. И что бы они ни сказали, что бы ни сделали, надо стоять и молчать, думая об одном - об окопах, о грязи, о сержанте, для которого нет большего счастья, чем заставить тебя ползать в этой грязи. Не тем война страшна, что там стреляют и убивают, а тем, что просыпаешься однажды в казарме и чувствуешь, что осталось в тебе чуть меньше человеческого. Страшно постепенно превращаться в подлеца; страшно стать таким, как вот этот румяный, довольный собой полковник. - Ладно, успокойтесь. Это я пошутил, теперь о деле. Благодаря борьбе на дальних рубежах, в наши руки попал живой Гремучий Клоп. Вы должны понимать, какое огромное значение имеет этот факт. Впервые мы можем непосредственно исследовать это странное существо м выработать эффективные методы борьбы с ним. Там, в окопах, наши люди… Они взывают к нам, и мы должны протянуть им руку помощи. От нас, от нашей лаборатории сейчас зависит конец войны. - Получать будете двойной оклад, - вмешался полковник. - В бухгалтерии возьмете ключи от
новой квартиры. Если будут вопросы, обращайтесь к господину Ропоту. Они ушли, и Махо остался один. Все произошло очень быстро и неожиданно, хотя он и готовился к этому. "Напрасно радуетесь, грязные свиньи, - в бессильной злобе твердил про себя Махо. - Это мы еще посмотрим, чья возьмет. Я буду работать на вас, а вы будете работать на меня. Главное - я получу возможность самостоятельно работать, высшую благодать по нынешним временам. И деньги будут, деньги это тоже важно. Но вам не скрутить меня. У меня есть то, что вам никогда не сломать - мой мозг. Я умнее вас, черт меня разгрызи. Так что еще неизвестно, кто из нас останется в выигрыше".

7
        Тяжелая дверь открылась, и Махо оказался на улице. Голова разламывалась от боли.
        Легкий дождь распугал прохожих, и на тротуарах было непривычно свободно. Он брел по пустым улицам, не обращая никакого внимания на уютно светившиеся витрины, на музыку, доносившуюся из кабачка "Теплые глаза", сегодня был непростой день.
        Наконец-то все стало ясно. Приходится сознаться, что супермен из меня не получился. Как, впрочем, и большой ученый. Сижу, делаю, что прикажут. Типичный маленький человек. Правда, мне все уши прожужжали, что дело, которым я занимаюсь, имеет государственное значение, отсюда и все привилегии. Получается, я - важная персона? Но… Вот раньше - и энтузиазм, и желание работать днем и ночью… А теперь что - ходишь вокруг этого Клопа на цыпочках, снимаешь замеры… И смотри, не поцарапай - другого такого нет. А он, сволочь, жрет, как слон, а позавчера вырвался и раздавил двух лаборантов. Хорошие такие ребята были… И я, идиот, рассчитывал затеять с этими грязными свиньями соревнование в логике. Я, видите ли, умней их, я обведу их вокруг пальца, вывернусь. Вот, помню, удивился, когда выяснилось, что им на мои логические построения плевать двадцать раз - у них приказ. И что бы я ни говорил, какие бы доводы ни приводил - я обязан его выполнять. Не в шахматы играем…
        Кто-то поймал Махо за рукав, он вздрогнул, увидев прямо перед собой выпученные глаза с неприятным блеском.
        - Здравствуйте, меня зовут Мас-Капф.
        - Ну и что?
        - Как, вы не знаете Мас-Капфа?
        - Генерал?
        - Я тоже Мас-Капф, другой.
        - Что вам нужно, Мас-Капф?
        - Если вас не затруднит - господин Мас-Капф.
        - Ну хорошо, господин Мас-Капф. Так что вы хотите?
        - Мне нужно, чтобы вы всмотрелись. Всмотритесь!
        - Во что?
        - Вглубь!
        - Ну и…?
        - Тогда вы поймете. Да здравствует всеобщность! - закричал Мас-Капф и принялся размахивать руками.
        "Идиот," - подумал Махо.
        - Кто вы такой?
        - Я - вестник!
        - Да вы просто идиот!
        - Сам ты идиот!
        Махо ускорил шаг.
        - Порторбуренция акстазиса! - послышался сзади иступленный крик Мас-Капфа.- Ура!
        Махо вбежал в свой подъезд, отдышался. Сейчас бы вымыться, встряхнуться. Может быть, все и пройдет. Он вошел в комнату, разделся. острые колючки воды из душа впились в тело, и Махо ощутил приятную усталость. Все-таки он устал сегодня - сначала выбивал вакцины, потом канитель с режимным отделом, а затем, лечили эту гадину. Клоп, скажи кому - не поверят, умудрился простудиться и чихал так, что вся лаборатория тряслась. А потом, как заревет - стекла полопались. Слава богу, не было под рукой гранатомета - пристрелил бы, ей-богу, пристрелил. Фонограммы, флюорография… А его бы мерзавца под пресс. Уши заспиртовать. Так нет - приходят люди из Генерального штаба, здороваются за руку. "Родина в вас верит. Мы все ждем с нетерпением продвижения вперед. Ура". Вот он где у меня сидит. Видеть его не могу… Не успел он вытереться, как в дверь позвонили.
        - Одну минуточку! - Махо накинул халат.
        - Честь имею представиться, Цезарь П.С. Войгерштель,- с гордостью сказал посетитель.
        - Очень рад. Чем, собственно, обязан?
        - Буду краток, - сказал Цезарь П.С. Войгерштель и, отстранив Махо, решительно вошел в комнату.
        - Буду краток, - повторил он. - Я являюсь представителем местного филиала Общества Содействия.
        Видимо, это сообщение не произвело на Махо того впечатления, на которое рассчитывал Цезарь П.С. Войгерштель. Тогда он принялся расхаживать по комнате. Махо с неудовольствием отметил военную выправку гостя.
        - Мы будем строить мост, - гаркнул Цезарь П.С. Войгерштель. - Мы будем строить стратегический мост.
        - Простите, не улавливаю связи…
        Цезарь П.С. Войгерштель вопросительно посмотрел на Махо.
        - Я не совсем ясно представляю себе, какое отношение к этому мосту имею лично я,
        искренне удивился тот.
        - Самое прямое!
        - Здесь какое-то недоразумение. Видите ли, я - Пото Махо. У меня есть справки…
        - Это не имеет значения. Строительство моста - дело всего народа. Стратегический мост - это плацдарм. Мы сможем невиданными темпами наращивать потенциал. Наши передовые части…
        Дальше Махо не слушал, опасаясь за свои барабанные перепонки, он благоразумно заткнул себе уши. Минут через десять Цезарь П.С. Войгерштель закрыл рот, по всей видимости, он закончил.
        - Что вам угодно?- спросил Махо и вытер пот.
        - Мы собираем средства. Каждый сознательный патриот…
        - Сколько?- перебил Махо.
        - Двадцать талеров.
        - Вот вам двадцать пять, только оставьте меня в покое.
        И Махо принялся выталкивать Цезаря П.С. Войгерштеля из квартиры. Тот по ходу дела успел сунуть в руку Махо квитанцию и произнести несколько лозунгов патриотического содержания.
        Вечером, спустившись к консьержке за молоком, Махо узнал, это был сумасшедший. Второй за день! Консьержка, кроме того, сказала, что с тех пор, как началось Временное Выравнивание Линии Фронта и связанные с ним Временные Экономические трудности, число сумасшедших в городе резко возросло. - И вы дали ему двадцать пять талеров? - развела она руками. - Меня, знаете ли, смутило, что он был в кителе… - Милый мой, если каждому сумасшедшему давать по двадцать пять талеров, это что же такое будет. Нет, вы уж с ними осторожнее. С ними нужно держать ухо востро. Двадцать пять талеров! Надо же!

6
        Исследования Клопа завершились в прошлый вторник. Махо написал пухлый отчет, отослал его с курьером и принялся ждать, какое впечатление тот произведет на начальство. За время работы Махо успел привыкнуть к официальному языку военных и как следует овладел им. Поэтому он надеялся, что отчет вызовет одобрение. И вот, наконец, полковник пригласил его для устного доклада. Едва войдя в кабинет, Махо понял, что хвалить его не собираются, а, наоборот, будут ругать.
        - Не знаю, не знаю… - хмуро сказал полковник. - Смогу ли я вам чем-нибудь помочь…
        Махо насторожился.
        - А что случилось, господин полковник?
        - Мы ознакомились с вашим отчетом. Неужели вы не могли отнестись к делу серьезнее? Что же вы, в самом деле, постараться не могли? Мы надеялись на вас, а начальство осталось недовольным.
        - Но почему?
        - Я вызвал вас, чтобы выяснить причины неудачи исследований.
        Полковник достал папку с отчетом, открыл ее и принялся просматривать.
        - Введение… Так, здесь, кажется, все в порядке. Роль муравьев в системе обороны туземцев показана правильно. А вот это зря. Не следовало приводить точные данные о наших потерях. О таких вещах не кричат на перекрестках.
        - Но господин полковник, отчет предназначен лишь для высшего начальства в министерстве. Он снабжен грифом "совершенно секретно", я подумал, что этого достаточно.
        - Допустим, - с сомнением в голосе проговорил полковник. - Учтите на будущее, секретными сведениями бросаться не следует, какие бы грифы не стояли на обложке… Идем дальше… Первый раздел о проведении экспериментов мы пропустим. Мне не интересно, как вы там над бедным животным издевались, - пошутил полковник. - И коллегию ваши методы, надеюсь, не заинтересуют. А вот то, что при исследовании…, что при… тератологическом исследовании внутренних органов Клопа сотрудники погибли, явно ваш отчет не украшает. Ваша первая задача - обеспечить технику безопасности. Запомните это. Однако, к сожалению, это не самое ужасное в вашем отчете. Дальше у вас, вообще, черт знает что.
        - По общим выводам у меня есть дополнения.
        - Увольте… Нам хватит и того, что вы успели понаписать. Вот, например: "Клопы не являются естественно органическими образованиями"… Что это значит?
        - Только то, что они не возникли в результате естественной эволюции, а изготовляются, по всей видимости, туземцами на специальных заводах.
        - Генная инженерия, что ли?
        - Вроде того.
        - Вот так и надо было написать. Дальше. Что означает термин "дериват". Связан ли он как-нибудь с деривацией? Если связан, при чем здесь боковое отклонение пуль при стрельбе из нарезного оружия в сторону их вращения? О методах борьбы есть специальный раздел и там следовало это поместить.
        - Нет, господин полковник, дериват означает просто что-то производное, происшедшее от чего-либо первичного. Я считаю, что должны были существовать, видимо, какие-то первичные формы, на основе которых и создаются Клопы и Муравьи.
        - Так, так… В чем здесь ваша заслуга? Это знает каждый сопляк-новобранец. И ему для этого не надо два месяца штаны в лаборатории протирать. На передовой для этого хватает трех минут.
        - Нашей группой было установлено, что Клопы способны лишь выполнять заранее поставленную перед ними задачу и уклоняться от нее могут лишь в экстренных случаях, впрочем, такие уклонения также могут задаваться программой. Клопы - живые автоматы.
        - И это не достижение. Секрета в этом нет. То, что Клопы и Муравьи лишь оружие в руках туземцев всем известно. Именно они направляют всю эту нечисть на наши позиции. Дальше.
        - Ряд экспериментов приводит к мысли, что Клопы обладают слабым зрением и практически не способны успешно маневрировать на поле боя.
        - Это черт знает что! Вам прекрасно известно, что Муравьи и Клопы показали себя, как чрезвычайно опасные противники, о чем, кстати, свидетельствуют данные о наших потерях. Думали ли вы об этом? Как это объяснить?
        - Все дело во внешних раздражителях.
        - Каких раздражителях? - мрачно уточнил полковник.
        - Ну… 3вуки от стрельбы… Огонь… Я провел эксперименты, огнемета оказалось достаточно, чтобы сбить Клопа с программы.
        - Так. Этого вы не понимаете… Дальше идем. Вот. "Состав хитинового покрытия определить не удалось. Ничего подобного у известных нам представителей фауны не наблюдается. Установить причины особой невосприимчивости панциря ко внешним раздражителям, включая кумулятивные средства, по полученным данным представляется невозможным". Че-пу-ха! Кумулятивные средства не знают преграды. Они легко пробивают полуметровую броню, Какова толщина панциря?
        - Сантиметра три… Но вы же знаете, не каждый снаряд пробивает…
        - Знаю.. Один из десяти… Так. На этом ваши общие выводы заканчиваются. Плохо. Так плохо, что не хочется переходить к разработанным вами методам борьбы. Вы этот раздел скромно назвали рекомендациями. Ладно, методов не разработали, пусть будут рекомендации. Так и их нет! Вы "…рекомендуете", употребляю это слово, потому что мне трудно подобрать другое, уклоняться от столкновений, мотивируя это тем, что они, видите ли, не смогут бегать за нами. Это преднамеренное оскорбление! Вы догадываетесь, к чему приведут такие уклонения? Верю, что вы этого не понимаете, но как мы выиграем войну, если будем бегать от противника!
        - Обычные средства не годятся…
        - Это всем известно и вам как раз и нужно было разработать новые средства борьбы.
        - Если наши войска будут пропускать их, мы доберемся до туземцев и договоримся с ними…
        - Это глупость. До туземцев не добраться, пока не уничтожены Муравьи. А используя ваши рекомендации, их вообще никогда не уничтожить. Подведем итоги. Они плачевны. Вы ни-че-го не сделали. Коллегия, рассмотревшая ваш отчет, признала работу лаборатории неудовлетворительной. После раздумий, решили отправить вас в командировку на Базу. Это поможет вам лучше разобраться в проблеме. Отправитесь завтра. Кстати, вы умеете пользоваться парашютом?
        - Не-ет.
        - Значит, придется научиться. Вы знакомы с туземным языком?
        - Я посещал семинар…
        - Хорошо. Командировочные получите в комнате 35. По прибытии поступаете в распоряжение майора Коно-Тея. Советую с должной серьезностью относиться к возможным приказам. Время военное… Клопа до вашего возвращения сберегут. Прокормят.

9
        Сизый промозглый туман стелился низко над землей, залезал в уши, разъедал глаза. Слезун кашлянул и принялся тереть глаза кулаком. С тех пор, как он прибыл сюда, ему больше ни разу не приходилось видеть Парники со стороны. И чем больше он смотрел на них, тем больше удивлялся. Парники сослепу можно было принять за заросли дикого кустарника или непроходимую чащу леса. Парники и в самом деле были защищены от постороннего взгляда лесом, а внутри, за природным забором находились Гряды. Со стороны казались Парники бесконечными. Дальний конец их терялся в тумане и громада леса скрывала его, то ли угрожая непонятным, то ли охраняя от чего-то.
        - Очумел, Слезун?- спросил подошедший Кривоух.
        - Это с непривычки у меня.
        - Пройдет. Дело, успокойся.
        - Страшно смотреть. Если бы внутри не был, убежал бы.
        - Вот они, Парнички, стоят, как вросли в лес. Дело. Как будто так всегда и было.
        - А нешто не было?
        - Третий год, как построили. Дело. Мужиков со всей округи свозили. Свезли, построили и за работу. Долго объясняли, что делать надо. Трудно до них доходило… А сейчас… Дело… Ты вот месяц здесь, а наверное уже к конвейеру допустили.
        - Неделю уже на конвейере, Кривоух.
        - Вот я и говорю, если бы не полип, тоже бы на конвейер напросился. А так за сырьем вечно гоняют.
        - И я за сырьем. У нас всех с конвейера посылают за сырьем, чтобы не привыкали к Грядам. Это плохо отражается на голове, Вредная работа.
        - Вот я и говорю. Дело. Полип всему виной. Посмотри какой. Дело. Из-за него я иногда забываю, что к чему. Мне говорят, давай, Кривоух, вырвем его. Не-ет, думаю, если есть полип, пусть будет. Дело! А то вырвем, вырвем… А их что ли полип? Дело! Пускай свой выростят, тогда и вырывают.
        - А далеко ли до склада?
        - Слышь, Слезун, а ты часом не Плакун? Дело. Я вас путаю иногда. Часто, бывало, подойдешь, спросишь, что делаешь, Слезун? А он, дело, я, мол, не Слезун, а Плакун! Дело! А мне все едино. Так что, если ты Плакун, так и скажи, я тебя так и буду называть.
        - Нет, Кривоух, не Плакун я. Плакун совсем плохой мужик был. Не работящий. Клоповой настойки, бывало, нанюхается и ходит, народ пугает.
        - А-а! Дело!
        - Его на прошлой неделе совсем выгнали. Пошел в свою деревню айок выращивать. А я дело знаю.
        - Дело? Ну, смотри! А то мне все едино. Ты куда идешь?
        - 3а сырьем. Я же…
        - Так и я за сырьем. Пойдем вместе. Дорога не близкая, а вдвоем веселей. Дело!
        - Сырья сейчас много надо.
        - Дело. За сырьем задержка.
        Тропинка крутила вдоль Парников. Везде было одно и тоже - ровная густая стена Парников, а напротив - дремучий лес. Несколько раз над головами мужиков пролетали Крылатые, и Кривоух радовался этому, размахивал руками и истошно кричал: "о-го-го, гу-гу!"
        - А дома у меня батя с братаном. Рыбу ловят, а нет рыбы, так водоросли лопают. Батя, тот рыбак, а братан… Ему бы подальше от моря. Здоровый он, все его боятся. Но в море его нельзя пускать, он сети рвет и плавать совсем не умеет. Нам бы побыстрее Сущности достичь, а то не рассчитает братан и потонет. Или с голоду они там помрут. На одних водорослях далеко не уедешь. А сделаем дело, можно будет и домой вернуться, все подмога бате.
        - А у меня, Слезун, нет никого. Дело. Родители давно померли, оставили меня одного. Так что сирота я, Слезун. Дело А девки за меня не идут, видишь, ухо у меня какое. За него и Кривоухом прозвали. Дело. Такого уха ни у кого больше нет. Один я такой. Дело. Сначала трудно было, а потом на Парники попал, веселей стало. Привык.
        - Рассказал бы, Кривоух, что это мы за Сущность ищем?
        - А черт ее знает! Дело! Только знаю, что как найдем, всем хорошо будет.
        - А почему Муравьев пускаем?
        - Ну, сказал. Уморил. Как же без Муравьев? Дело! Разве без Муравьев Сущности достигнешь? Клопы им дорогу прокладывают, а затем уже Муравьи до самой Сущности без остановок и дойдут. - Почему же до сих пор не дошли?
        - Эх, ты, сосновый пень! Неполадки же! Объясняешь вам, и все без толку. Дело. Вот, давеча, послали новую группу за Глупую канаву. Только один Клоп и вернулся. Остальные сгинули. Дело. Одно слово - неполадки. Я вот думаю, может голова плохо прирастает?
        - Не-е, на голову жалоб не было.
        - А ты, Слезун, что на конвейере делаешься?
        - Я то? Усы приделываю.
        - Вот. Дело. Может, усы плохо приделаны. Удивительно все-таки, третий год пускаем, а все без толку.
        - А Ползун о факторе говорит.
        - Не верю я в факторы всякие. Дело! Век жили без факторов и еще два проживем!
        - Послали бы меня, Кривоух, с Муравьями, я бы все разузнал и рассказал. Тогда бы дело быстрее пошло. И к бате можно было бы… - Дело? Ты меня совсем уморил. Десятерых уже послали. Никто не вернулся. Ты против них мозгляк. Дело. Разве можно к Глупой канаве одному!
        - Смотри, Кривоух, Муравей!
        - Верно. Дело. Обгорелый весь. Ясно дело - неполадки. Ой, Слезун, посмотри, никак это Гриб на дерево залез. Эй, Гриб, ты что там на дереве делаешь? Слезай, тебе говорят. Слышишь? А то мы тебя камнем!
        - Не слезает…
        - Никак к дереву себя приделал. Слыхал я об этом. Кто без спросу к Глупой канаве ходит, любит потом к дереву приделываться. Дело, Приделывают себя к дереву и висят. Кривоух схватил Слезуна за руку и бросился в чащу леса. Парники вскоре скрылись. Над мужиками навис лес.

10
        После обеда третью роту построили и повели мимо казарм. 3то было удивительно, так как по расписанию роте после короткого перерыва полагалось заниматься чисткой оружия. Но, даже у ветеранов полезли глаза на лоб, когда оказалось, что роту привели к деревянному сараю, известному на Базе под названием "Соковыжималка" В этом сарае по субботам лучшим ротам показывали порнографические фильмы, а названием своим сарай был обязан сакраментальной фразе, сказанной господином майором Волоратом. Подмечено было удачно, и название прижилось. После пятиминутного перекура роту снова построили, сержанты проверили наличие людей и после команды: "Береты снять! Справа по одному бегом марш!", завели роту в зал. Прошел слух, что роте за заслуги собираются показать новый супербоевик "Маленькая девочка из провинции". Но вскоре стало ясно, что роту собрали совсем по другому поводу. Посреди сцены стоял стол, а за ним сидел майор Коно-Тей. Рота разочарованно притихла. За Коно-Теем была известна слабость поговорить и его за это не любили, тем более, что он был не совсем своим, не кадровым. До призыва он был учителем. А
учителей здесь не любили почему-то больше, чем людей других гражданских профессий.
        Коно-Тей поднялся и начал говорить:
        - Я собрал вас здесь для того, чтобы решить важный, основополагающий вопрос. Прежде всего, спрошу, есть ли у вас желание быстрее вернуться домой? В зале зашумели. Послышались выкрики: "Что я там забыл" и другие, грубые.
        - Так вот, - продолжал Коно-Тей, как ни в чем не бывало. - Это можно устроить. Коротко напомню предысторию. Три года назад наши колонизаторские организации встретили непонятное сопротивление из леса. На станции совершались нападения, так называемых Клопов и Больших Муравьев. Верный возложенному на него долгу, определяемому обязанностями перед Родиной, господин президент направил в местные чащи пехотный батальон. Вооружение нашего прославленного в боях Великой Болотной Компании батальона в местных условиях оказалось малоэффективным. Автоматы были не в состоянии пробить хитин. Некоторую пользу в борьбе оказал противотанковый взвод. Но адское варево, которое льется сверху, не позволило использовать артиллерию в широких масштабах. Стволы на второй день растрескались. Это привело к частым взрывам и выводу личного состава из строя. Точность стрельбы была ниже всех нормативов. Применение управляемых ракет провалилось. Им удавалось уничтожить одного Муравья только после десяти пусков, тогда как по нормативу должно быть уничтожено девять, Стоимость одной управляемой ракеты равна стоимости автомобиля
"Рысь".
        В зале почтительно зашумели.
        - А срок хранения сократился до трех часов. При тех трудностях, с которыми сталкиваются наши летчики при транспортировке, этого явно недостаточно. С той пори прошло три года, но эффективных способов борьбы предложено не было. Сейчас самым надежным и проверенным оружием является армейский огнемет выпуска 519 года, который надлежит хранить в ротных комнатах Дьюара.
        Майор кашлянул. "Короче!" - послышалось из зала.
        - Но вот, кажется, в войне наступил долгожданный перелом. Батальон "Презирающих" попал в ужасную переделку, В штабе есть мнение, что они набрели на заводы. И по этим заводам надлежит как можно скорее ударить всей нашей мощью.
        - А что стало с их обер-лейтенантом? - выкрикнул кто-то из угла.
        Рядовые дружно засмеялись. В дивизии прекрасно знали, что на параде, устроенном в честь дня рождения господина Президента, храбрый обер-лейтенант, чудом вырвавшийся из самого пекла с горсткой людей, этот герой, чье имя стало символом, выбежал к принимающему парад генералу Красту и закричал ему прямо в лицо: "А ты видел Муравья, ты видел Муравья?" Говорят, бедняга спятил. - Никто вас не гонит к Муравьям в пасть! Нам нужны добровольцы, Только добровольцы. Ребята! Организуется большой прорыв! Необходимо уничтожить место, откуда появляется вся нечисть. Ваша рота на особом счету. Всем известно, что лучшие и храбрейшие люди служат у вас. Из добровольцев будет образовано специальное истребительное подразделение, которое будет бороться с Муравьями. Героям - все привилегии.
        - Ищи дураков в другом месте, - выкрикнул кто-то из задних рядов.
        - Рядовой Пакур, согласны ли вы первым войти в специальное истребительное подразделение? Или, может быть, вы боитесь?
        - Я согласен, - покраснев сказал Пакур. В зале засмеялись. Особенно зло и обидно смеялись товарищи Пакура по взводу. Пакур не выдержал и добавил: - Я думаю, что весь мой взвод до последнего человека с радостью войдет в подразделение.
        Смех сразу прекратился. Было видно, что такого поворота никто не ожидал.
        - Вот и хорошо, - обрадовался Коно-Тей.
        - А как сержант Глен?
        - Я.. конечно, - Глен был явно растерян.
        - Есть ли еще желающие?
        Желающих больше не было.
        - Жаль. Ну, что же делать. Все свободны. Сержанту Глену остаться.
        Зал быстро опустел. Коно-Тей достал карту и разложил ее на столе.
        - Вот здесь, - ткнул он пальцем. - 3авод. Уверены ли вы в своих людях?
        - Так точно, господин майор. Особенно в Пакуре. Хороший парень, смелый и честный. В зал вошел рядовой.
        - Господин майор, разрешите обратиться к господину сержанту?
        - Разрешаю.
        - Там вашего Пакура бьют, - захихикал рядовой. - Не дойдет теперь до муравьев. Очень уж ребята разозлились, что он их в это дело втравил. - Разберитесь, сержант. Сержант Глен выбежал из зала, но рота уже ушла, только Пакур лежал у стены. Из носа у него текла кровь. Губы превратились в ужасное месиво.
        - Ничего, сынок, - сказал сержант Глен, приподнимая его. - Пройдет.

11
        Коно-Тей и Махо вышли из штабной избы и направились к расположению специального взвода сержанта Глена. На него теперь была вся надежда. После двух месяцев скитаний по диким лесам, непроходимым болотам, после постоянных стычек с невесть откуда появляющимися Муравьями, майор окончательно понял, что затея штаба провалилась. Найти тайные заводы не удалось, и теперь вопрос стоял лишь о том, удастся ли спасти оставшихся в живых людей. Кано-Тей прекрасно понимал, что основная тяжесть рейда пала на специальный взвод сержанта Глена, но вновь и вновь был вынужден обращаться к его помощи. Коно-Тей вспомнил, что сам был некогда уверен, что рейд поможет закончить войну, и смутился. Да и то, что вчера с Базы прислали этого очкастого специалиста по Клопам, отнюдь не вселяло в него уверенности, а напротив, лишь подтверждало, что и в штабе поняли всю бесперспективность продолжения рейда. Он посмотрел на Махо, который теперь отвечал за подразделение наравне с ним, и остался недоволен, очень уж хиловатым выглядел помощник…
        Сержант Глен сидел прямо на траве и, как ни в чем не бывало, курил. Увидев майора, он встал и отрапортовал.
        - Садись, Глен. Я снова к тебе. Штаб окончательно понял, что не дождется от нас толку. Приказывают выбираться. Майор замолчал и поглядел на Глена, но тот решил промолчать, обстановка была тяжелая и действовать нужно было, как следует все обдумав, наверняка.
        - Что же ты молчишь? - спросил Коно-Тей. - Сколько у тебя людей?
        - Четверо. Из них один Пакур со мной с самого начала. Остальные - подмена, - сказал сержант, помолчал и тихо добавил: - Если бы не он, вчера бы нас всех…
        - Простите, вы сказали - Пакур? - вмешался Махо. - Номер вашей полевой почты случайно не 32/641?
        - О таких вещах не принято говорить вслух, - сказал Коно-Тей.
        - Вы знакомы с Пакуром? - спросил Глен.
        - Очень хорошо. Не могу ли я увидеть его?
        - Пакур выполняет специальное задание, должен вернуться к вечеру.
        - Давайте о деле, - перебил их майор. - До Базы 90 миль. Завтра выступаем. Вы пойдете в арьергарде, будете прикрывать отход основных сил. Ваши действия?
        - Сначала, господин майор, надо как следует уяснить задачу. Это перво-наперво. Задачу понимаю так - не допустить Муравьев до основных сил, остановить на подступах, обеспечить спокойный отход.
        - Правильно. Дальше.
        - А дальше необходимо оценить обстановку. Обстановка сложная и неясная. Базу противника и заводы секретные обнаружить не удалось. Попытка оторваться от противника сорвалась. Крылатые измучили… Жаль, что нет возможности ни с кем организовать взаимодействие…
        - Ваш приказ?
        - Приказ будет такой: вести арьергардные бои и пробиваться к своим.
        - Одобряю.
        - Эй, Глен, старина Глен, не хочешь ли посмотреть, что стало с твоим любимцем? Посмотри, тебе понравится…, - донеслись голоса с улицы.
        - Что-то случилось, господин майор, разрешите посмотреть?
        - Вместе пойдем.
        За первой линией заграждений собралась толпа.
        - Чистая работа, как танком…
        Коно-Тей протолкнулся в центр толпы, увидел то, что осталось от Пакура, и отшатнулся.
        - Мой лучший…- заорал Глен.- Вы, сволочи, в подметки ему не годитесь. Чему радуетесь, собаки, теперь вы все подохнете! Это точно! Мало ли он вам жизнь спасал? Радуйтесь, подонки, ваша смерть пришла. Следующими будете вы!
        "Как же ты так, дружище, -думал Махо, с ужасом уставившись на то, что еще совсем недавно было его лучшим другом. - Как же ты не уберегся. Еще бы денек. Ты бы понял меня, мы бы с тобой разделали эту вонючую войну под орех. Как же ты так…"
        Он вытер выступивший на лбу пот, а заодно и слезы рукавом. Теперь я один и рассчитывать могу только на себя. Но я все сделаю, ты не сомневайся, все сделаю… Я выведу этих людей.
        - Господин майор, разрешите вас на минуточку, - обратился Махо к Коно-Тею.- Я могу вам помочь. Я знаю, как спасти людей. Уже первые исследования показали, что Клопы и, я не сомневаюсь, что и Муравьи, не обладают хорошо развитыми органами зрения. На этом и надо построить оборону. Муравей ползет на внешний раздражитель и, если он будет отсутствовать, то Муравьи станут практически не опасными. Я предлагаю прекратить всякую борьбу с ними. Все равно это безнадежно. А если мы не будем первыми открывать огонь, то Муравьи будут не в состоянии нападать на нас.
        - Как это не открывать огонь первыми! Да они нас подавят всех! Вы думайте, что говорите! Ишь ты, чего придумал!
        - Но это все напрасно…
        - Как это напрасно, - влез сержант Глен. - Что же и Пакур мой погиб напрасно! Вот тля!
        Сержант бросился на Махо и сбил его с ног. Он хотел ударить его, но остановился и брезгливо отошел в сторону. Махо поднялся, отряхнул пыль.
        - Вы должны простить его, - сказал Коно-Тей. - Вы были бестактны. У человека горе. В таких случаях не принято приставать с глупостями. Тем более говорить такие гадости.
        - Но я же для вас стараюсь, я хочу вас спасти. Всех.
        - Если вы напишите рапорт, я накажу сержанта Глена. Но знаете, на его месте я бы поступил также.
        - Мы не понимаем друг друга.
        - Спасти нас мог только Пакур. А сейчас его нет. Не знаю, что теперь будет. Неожиданно люди закричали и бросились врассыпную.
        - Туземцы!
        - Только этого не хватало… Ну-ка, господин… Шли бы вы отсюда. Сейчас здесь будет жарко.
        Махо отошел в сторону. У него болел глаз, и от этого плохо соображала голова.
        - Стой, Глен, - заорал вдруг Коно-Тей. - Не трогай их! Они выведут нас. Это наша последняя надежда.
        - Справа заходи, - крикнул кто-то. - Бери их живыми. Сети, сети готовь!
        - Оставьте их… Дайте мне поговорить с ними. Пустите… - кричал Махо, но его никто не слушал.

12
        - Батя, а батя. Не нравится мне тут. Давай уйдем отсюда, а?
        - Чего?
        - Ну, чего-чего? не нравится - и все. Видал, какая вода зеленая? И пузыри… Нехорошее здесь место. Глазырь тут потоп?
        - Тут.
        - Ну так давай уйдем. Не след нам здесь рыбу ловить, коли Глазырь тут потоп. И пузыри еще. Смотри, смотри какие пузыри! Давай-ка, я сяду на весла, и пойдем поближе к берегу. Вон, к Мысу пошли.
        - Там рыбы нет.
        - Нешто мало рыбы-то? Глянь, сколько наловили. И кистепера поймали. Кистепера-то не каждый день поймаешь, верно?
        - Ну.
        - Здоровый кистепер, на месяц хватит. И эти - тоже здоровые. Продать можно.
        Голован греб умело и сильно. Весла опускались в воду бесшумно, и лодка скользила быстро и без рывков. Вскоре сквозь туман стали вырисовываться очертания Мыса.
        - Еще минут 20 ходу.
        - За 10 дойдем.
        - Ты бы притащил из леса бревно. В сенях притолока отваливается.
        - Ладно, завтра принесу. Бать, сварим варенье, а? Слезун приедет - он бруснику любит. Я там поляну нашел - так всякой ягоды невпроворот - и красная, и желтая, и синяя есть.
        - Ты синюю ягоду не ешь. Дурная она.
        - Это ты зря, батя.. Синяя ягода - она самый вкус. От нее голова кружится и внутри тепло - как от вина.
        - Не ешь, говорю! Синей ягоды объешься - это все равно, что в Гнилом Ручье искупаться. Будешь таким, как Бородавочник, или струпьями пойдешь.
        - А Бородавочник, он что, в Гнилом Ручье купался? - засмеялся Голован.
        - Не, он не сам. его туда сбросили.
        - Да ну? 3а что это его? За вредность, наверное.
        - Не помню я. Давно это было. Левым, левым загребай!
        - Батя, а скоро туман разойдется?
        - Еще два дня будет, а потом уйдет.
        - Бать, а откуда ты знаешь, а?
        - По воде видно.
        - Во, даешь! Я вот смотрю и не вижу, а ты видишь… Батя! Научи меня, а?
        Не умею я учить-то. Да ты вырастишь - сам уразумеешь. Я тоже сначала не умел. И дед твой не сразу научился.
        - Это что? Слезун тоже научится?
        - И Слезун. Как же иначе-то?
        - Во, здорово! Тебя, батя, оттого, наверное, Бородавочник и не любит, что ты умеешь, а он нет. И Губатый тоже. Губатый, он ведь тоже не умеет. Хотя нет. Губатый тебя не за то не любит. Это ты ему губу порвал, а, батя?
        - Ну, я.
        - А за что ты его так?
        - Да и не помню уж и за что.
        - Наверное, чтоб губами не шлепал. Бать, смотри! Голован отпустил весла и повернул к Мысу.
        - Смотри.
        - Чего?
        - Видишь?
        - Не-е.
        - Да нет, не там. Вон, смотри.
        - А-а.
        - Что это, батя?
        - Люди будто. Двое, ну-ка, пойдем, посмотрим.
        - Может не пойдем, а, батя? Места здесь дикие. Я сюда никогда не хожу. И никто не ходит. Губатый и тот не ходит. Бать, давай не пойдем!
        - Пошли, говорю. Вылезай. Сквозь густой туман было видно, как те двое остановились, завидев Однорука и Голована и стали о чем-то озабоченно переговариваться. Однорук с Голованом шли широким уверенным шагом и стало заметно, что те, к кому они подходят, какие-то щуплые и ростом малые - почти в два раза ниже Однорука. Вдруг Голован остановился.
        - Бать, да это же Слезун! Ей богу, Слезун! И, сорвавшись с места, он кинулся навстречу. Подбежав, он обнял брата, заграбастал его своими здоровенными ручищами и стал подбрасывать в воздух. Однорук еще был далеко от них, но слышал зычный и радостный голос Голована.
        - Братан, братан! Когда Однорук подошел ближе, Слезун бросился к отцу на шею. Оказалось, они с приятелем пошли за каким-то "сырьем" и заблудились. Забрели в такую глушь - надо же, добраться до Мыса! - совсем отчаялись, думали конец пришел, а тут - на тебе - батя с братаном. Это же просто здорово!
        Вскоре все четверо направились к лодке. Однорук заметил, как изменился сын. Похудел, осунулся, и вообще, усталый какой-то. Да и говорит как-то непонятно.
        - Ты, это, поживи у нас пару месяцев, а то, смотрю, совсем захирел. Сам знаешь, живем небогато, но здоровье поправишь - воздух у нас чистый, опять же - море.
        - Нет, батя, нам назад надо, нельзя нам здесь оставаться.
        - К слушать не хочу, - зашумел Однорук и, схватив Слезуна в охалку, стал спускаться к воде, туда, где стояла лодка. И тут вдруг неожиданно появились люди в грязных мундирах, окружили лодку и закричали что-то на непонятном языке. Голован стукнул одного веслом, тот упал в воду. Но подоспели еще 10 - 12 человек, накинулись на Голована, связки всех и потащили в лес.

13
        Однорук отвесил губу и пристально, не мигая, уставился на Коно-Тея. 3а все эти полтора часа он ни разу не мигнул и смотрел одинаково внимательно.
        - А ведь, наверное, я зря считаю, что он не умеет думать, - сообразил Махо. - Может быть, и умеет.. Не понятно… А если и умеет, то совсем не так, как мы. Однорук, ну и имечко, прекрасно понимает своих сыновей и постороннего мужика Кривоуха. Почему же он не понимает меня? Впрочем, я сам здесь ничего не понимаю, даже майора этого, Коно-Тея. Казалось бы, чего проще, с первого взгляда видно, что хороший человек, в прошлом учитель, интеллигент. И война эта ему ни к чему. Однако, это не мешает нам относиться друг к дугу с неприязнью.
        За окнами снова зашумели.
        - К дереву! К дереву их! Было ясно, что нужно спешить. Сержант Глен мог испортить все дело.
        - Однорук, а Однорук, ты обещал мне вее объяснить, - спросил Махо.
        - Чего?
        - Расскажи мне про Муравьев, Однорук, или про Клопов. С чего хочешь, с того и начинай. Мне очень хочется узнать про них побольше.
        - Не знаю я про Клопов. Вообще-то, Бородавочник рассказывал. А может быть и не Бородавочник. Не помню я, забыл.
        - Хватит тянуть, Махо. Спроси у них главное, выведут они нас или нет? Обещай им жизнь, - перебил его Коно-Тей.
        - Замолчите… А еще майор. Видите, ничего не получается, а тут еще вы со своими…
        Однорук отсутствующим взглядом окинул избу.
        - А послушай, Однорук, может сыновья твои что-нибудь знают?
        - А что сыновья? Вот младший рыбу со мной ловит, он и не слыхал. А старший, может, и знает, хотя откуда ему знать-то?
        - Я поговорю с ними…
        - Ну…
        - Не рыбу ловить надо, а Сущность искать, тогда и рыбы будет, хоть завались. Дело. Когда Сущность найдем.. - вмешался Кривоух, но его никто не понял.
        - Что он сказал?- спросил Коно-Тей.
        - Да вот сказал. Молчал, молчал, а потом сказал, лучше бы уж не говорил. Мне одного Однорука хватает.
        - А все-таки?
        - Он такой же сумасшедший, как и вы. Второй раз влезает в разговор и все время толдычет про какую-то сущность, а вы про то, как отсюда выбраться. Неужели вы не понимаете, что сейчас вопрос стоит о большем, чем спасение наших шкур? Интересует ли вас что-нибудь кроме вашей шкуры?
        - Вы мне надоели, Махо. Мне просто некогда с вами спорить. Для вас самого будет лучше, если вы найдете выход из положения. И даже, если вам это удастся, не советую встречаться с Гленом. Он с вами спорить не будет…
        - Замолчите! Дайте мне поговорить с туземцами. Однорук, ты нам поможешь? Мигнул, скотина. Не мигал, не мигал, а вот взял и мигнул.
        - Будешь говорить?
        - Ну?
        - Что ну? Терпения с тобой не хватает. Ты что, Однорук, не понимаешь, что вас всех к дереву приколотят, если не поможете этим истерикам?
        - К дереву? Зачем к дереву?
        - Я устал, майор. У меня болит голова, - взмолился Махо.
        - Отдохните, но помните, что времени у вас остается мало.
        - А что это за мужики непонятные? - как будто пробудился это сна Кривоух.
        - Он не понимает, что к чему. Это у него от полипа, - сказал Слезун.
        - Зря ты, Однорук, про муравьев скрываешь. Сам должен понимать, что войну вы все равно проиграете. Нам она надоела и вам, наверное, тоже. Мы найдем способ борьбы, и тогда вы все погибнете. Вам не простят крови. Вам лучше поскорее с нами договориться, пока не поздно.
        Однорук уставился на Махо.
        - Тебе нравится война, Однорук? Неужели да? Послушай меня, ты поможешь нам покончить с войной? Почему ты молчишь?
        - Ты откуда такой мужик? - влез Кривоух.- Зачем тебе про Муравьев?
        - Ты, Кривоух, знаешь что-нибудь? Расскажи.
        - Можно рассказать. Дело. Чего же не рассказать? Муравьи, они и есть Муравьи. Дело. Их у нас в Парниках выращивают. Только неполадки замучили. Одно слово - неполадки. Некоторые говорят фактор, а я так думаю, что неполадки. Дело. Никак им Глупую канаву не переползти. Дело. Ясно, что неполадки.
        - Что-то я ничего не понимаю!
        - А чего здесь понимать? Дело. Неполадки!
        - Ты поможешь нам отбиться от них?
        - От кого отбиться? Знал я одного мужика, так от него ни в жизнь не отбиться. Очень уж здоровый. 3доровее Голована. Дело! А вы какие-то хилые, вам не отбиться. Я бы помог вам, да полип у меня.
        - Какой еще мужик? От Муравьев!
        - А чего от них отбиваться, они смирные…
        - Конечно, смирные, если ты их на нас гонишь, скотина. Нам надо домой, понимаешь? Отведешь?
        - А чего не отвести, можно. Только я не знаю, где вы такие обитаете. Дело.
        - Дорогу мы сами знаем, ты только от Муравьев спаси.
        - Глупый ты мужик, а этот, что сидит, еще глупее. Дело! Чего Муравьев бояться, они же Сущность ищут. Ищут и пусть ищут. Дело. Правда, неполадки, но ведь не фактор!
        - Какие неполадки, если третий год война, если от них житья нет.
        - Много я мужиков видел, а такого, как ты, впервые. Дело. Может у тебя тоже полип? Так ты скажи. У меня полип, так я иногда забываюсь. Дело. О войне заговорил, уж сто лет никакой войны нет, а он о войне заговорил. Дело. Как Мыс наши деды заняли, так и не воюем больше, да и с кем? Дело. Только мужики иногда сойдутся, помахают руками и разойдутся. Дело. А он - война!
        - Ты что, Кривоух, о войне ничего не слышал? А Мураььи?
        - Опять война. Дело. Война это война, Муравьи это Муравьи они Сущность ищут.
        - Однорук, что он говорит? почему он о войне ничего не знает?
        - Рыбу я ловлю…
        - Вы слышали, Коно-Тей?
        - Я ничего не понимаю. Что случилось?
        - Оказывается, нет никакой войны!
        - Что-что?
        - Нет войны, они и не слышали о ней!
        - А Муравьи? - Они Сущность ищут.
        - Какую сущность?
        - Черт их знает, только ищут.
        - А может быть, они просто не в курсе, может быть, какие-нибудь припадочные?
        - Не-ет. Двое в Парниках работают, Муравьев выращивают. А Муравьи им сущность ищут.
        - Это ерунда какая-то…
        - Да нет, я же говорил о внешних раздражителях. Если бы мы не обращали внимания на них, они бы исполняли свою задачу, искали Сущность и внимания не обращали на нас. Вот так фокус!
        - Не морочьте мне голову, Махо.
        - Все, конец войне, которая так и не началась…
        Люди за окном снова зашумели.
        - Надо им сказать, пусть не шумят…
        - Не советую… Они вас разорвут… Как это без войны? Вы думаете, что говорите?! Ладно, заканчивайте. У нас мало времени. А этих… Этих мы сейчас к дереву….
        Э П И Л О Г
        Ко всему можно привыкнуть. Сначала не верится, но потом это постепенно проходит. Как проходят фиолетовые круги перед глазами и давящая тишина. И вот уже тьма не кажется такой страшной, а громкие звуки начинают вызывать раздражение, Рука привычно нащупывает холодную, мокрую стену и - вперед. Шаг за шагом, неуверенно, пригибая голову, чтобы не стукнуться о каменные своды. А зачем? Ведь еще никто не вышел из лабиринта. Может быть, как они - остановиться? Ведь живут же, страдают и по-своему радуются, рождаются и умирают. Нет, жизнь на ощупь - это не для меня. Уж лучше биться головой, падать, надрываться, но идти. А ведь если всем, всем подняться и пойти в разные стороны, ведь должен же быть выход! Утопия… никто не пойдет. Почему? Потому что не верят. А сам-то веришь? Ну-ну, тогда топай. Но только не подходи к ним - их это раздражает, когда приходят те, кто все еще ищет. Не нужно к ним подходить, лучше пройти стороной. Черт! Скользко. Странный какой-то выступ - как будто здесь еще не был. Или был? Был, наверное. Конечно же, был. Вон, и капли падают, с самого купола. Высокий, наверное, купол, красивый.
Ну, чего встал? Вперед! Нужно идти. "Нужно идти, нужно идти, нужно идти…" - ответило эхо.
        КОНЕЦ
        ноябрь - декабрь 1974

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к