Сохранить .
На Олимпе Виктор Михайлович Мишин
        В игре #3
        Игорь Зверев, или Гарри Смит, продолжает свою битву по перекраиванию миропорядка. Да, он поступал нечестно, но во благо всех жителей планеты Земля. Ему предстоит завершить начатое, начать новое и найти то, наконец, о чем мечтал с детства. Игорь откажется от возможности иметь «бонусы», то есть от бессмертия, и займется любимым делом, в котором преуспеет как обычный человек. Так же его компания, став по-настоящему огромной корпорацией, начнет борьбу с бедностью, голодом и разрухой во всем мире… Для того чтобы что-то создать - сначала нужно разрушить…
        Виктор Мишин
        На Олимпе
        
* * *
        Мы вышли ночью. Целью был мой «добрый» враг, руководитель Госдепартамента США. Пока - он. Этот человек придерживался моей тактики, нет человека - нет проблемы. Поэтому, пока я считал его самым опасным врагом. Мы задумали маленькую пакость, точнее, большую месть, вот такой каламбур.
        Пробираясь по улочкам ночной столицы Североамериканских Соединенных Штатов, здорово опасались быть увиденными. Ночью жизнь в Вашингтоне почти не успокаивалась. Туда-сюда сновали люди, машины. Блин, словно в будущем. Хотя, как оказалось, такая суета была даже на руку. Мы просто перестали прятаться и пошли прямо. На подходе к нужному дому, увидели, что света в нем нет. Джо закрутил головой, а я просто положил ему руку на плечо.
        - Успокойся. Внутрь пойду один. Если там, кроме него, никого, поговорю и подготовлю к транспортировке. Рацию не выключай и жди сигнала.
        - Не должно быть там никого, сам же видел, как он семью отправил!
        - Мало ли, вдруг бабу какую привел, она ведь не виновата, а придется и ее… Зачищать.
        - Что делать, сама виновата, не хрен к женатому мужику лезть! - злобно сказал Джо. Мужик он простой, надо так надо.
        После того, как обнаружили место жительства нужного мне человека, ломанулись мы к нему не сразу. Мелькнуло в голове, что за ним может быть слежка, точнее охрана. Хорошо, что мы поступили именно так. Охрана была: два мужика на черном «крайслере» сидели возле дома и тихо наблюдали. Вывести их из игры было просто, мы только что это сделали. Ночь на дворе, один спал, второй пытался читать, при свете фонарика. Курят они много, даже больше меня. Окна были открыты, вот этим я и воспользовался. Осторожно подкравшись, даже если бы охранники в зеркала смотрели, все равно бы не увидели, темно, я, сунув руку в машину, резко ударил бодрствующего головой о руль. Раздался негромкий хруст, охранник даже не успел схватиться за нос, как отключился. Со вторым было проще, тот ведь спит, гад. Тихо открыв дверь, совсем без звука не получилось, замки такие, тихо не откроешь, я быстрым ударом отправил и второго в нокаут. Мужик как спал, так и продолжил это занятие. А сейчас мы с Джо решали, как идти. Тот все со мной порывался, но я его отправил пригнать машину и быть готовым. Сегодня днем произошло еще одно событие, что
только порадовало меня. Семья у бывшего госдеповца была, а сегодня он ее отправил куда-то. Подъехала машина, тот усадил жену и двух детей в нее и, заплатив деньги, помахал ручкой.
        Забор был хоть и высоким, но для меня это не представляло проблемы. Оружия в руках не было, зачем мне оно, я это хмыря убивать не хочу, по крайней мере - пока. Дом у госдеповца был большим, света в нем не было, окна черными провалами выделялись на фоне светлого фасада. Метнувшись к дому, я застыл под стеной, прикидывая, как лучше сделать. А ну-ка, проверим окно в туалете, здесь их редко кто закрывает. Так и вышло, небольшое по размеру окошко было прикрыто только наполовину. Прислушавшись, я попробовал толкнуть створку вверх, подалась та легко, там устройство интересное. Когда толкаешь вверх, оно идет по пазам легко, а вот, чтобы закрыть, нужно нажать рукоятку, что отпустит фиксатор. Открыв полностью проем, я отодвинул занавеску и заглянул внутрь, темно, но стены внутри выложены белым кафелем, поэтому кое-что все-таки видно. Подтянувшись, я скользнул внутрь и сполз на пол. Притаившись, слушал. Было тихо. Аккуратно повернув ручку на двери, тут с защелкой стояла, я начал открывать дверь. Скрипа вроде нет, уже хорошо. Открыв лишь настолько, чтобы смог протиснуться, я вышел в коридор. Тут так же, как и
ранее в туалете, стояла полная тишина. Интересно, где у него спальня? Второго этажа в доме нет, но тут и один огромный. Прикинув, где бы я расположил спальню в таком огромном доме, пошел именно туда. Дверь открылась так же тихо, как и предыдущая, но там меня ждала куча детских игрушек, ошибочка вышла, это детская. Так, где спит этот хмырь?.. Я уже начал волноваться, представив, что мне вот таким макаром тут обходить десяток помещений, когда вдруг послышался шорох, перешедший в звук открываемой двери. Вначале я даже не понял, откуда льется свет и доносятся звуки шагов, и тупо осматривал все вокруг. Но вдруг шум шагов затих, и я внезапно услышал голос:
        - Эй! Ты кто такой, что тебе нужно?
        Я был в маске, поэтому этот старый козел меня и не узнал. Поворачиваясь к нему передом, а вышел он откуда-то сбоку, я наконец сообразил, где был человек. Свет лился из подвала, видимо, у него там жилое помещение.
        - Я тот, кого ты убил недавно, - с этими словами, я снял маску. Как оказалось, этого мгновения мужчине хватило на то, чтобы поднять ружье. О! Опять дробовик… Грохнул выстрел. Эхо от него, казалось, будет метаться по комнатам всю ночь. Было больно… Черт, было действительно больно. Мне уже приходилось ранее получать картечь в брюхо, но такую боль что-то не припомню. Я улетел в дальний конец гостиной и свернулся на полу в креветку. Да еще и задел за что-то головой, пока не приземлился.
        - Ты что, еще жив? - видимо, очень удивился бывший госдеповец. - Надо же, раньше всем хватало одного заряда, для того чтобы превратиться в удобрение, а тут…
        - Так добивай, чего ждешь? - это была провокация. Такие люди, если не стреляют сразу во второй раз, то начинают болтать. Противник вытащил револьвер из кобуры под мышкой, положив перед этим дробовик на диван.
        - Не разбился в океане, так здесь сдохнешь. Даже не думай, что я вызову полицию или дам это сделать тебе. Я этим придуркам из Белого дома говорил, что ты не умер, так не поверили. Мне разведка давно донесла, что ты какой-то необычный человек. Так что, увернешься от пули? - с этими словами мужчина нажал на спуск. Хорошо, что целился он в корпус, а то в голову, может, и убил бы. Выстрел прозвучал очень громко, в тишине комнат эхо гуляло еще несколько секунд. Я, получив пулю тридцать восьмого калибра в грудь, лежал и ждал заживления. Больно было, этот уродец, похоже в сердце попал. Я даже отключился ненадолго. Лежа на полу я внимательно слушал, что делает противник. Мужчина долго стоял, не сходя с места, а дальше поступил так, как до этого в этой новой жизни со мной еще никто не делал. Хорошо, что я был в сознании и даже видел тень от приближающегося противника. Этот урод, постояв чуток, решил просто меня добить контрольным в голову. Дернуться я решил в последний момент, просто своим «бонусным» слухом уловил движение спускового крючка. Дернув головой, я тут же услышал грохот повторного выстрела, и в
пол рядом с головой впилась пуля, мне даже волосы опалило. Мужик отпрянул, явно не ожидая такого, хоть, видимо, и знал, что я живучий. Он выстрелил еще раз, но я уже крутился на полу, уходя в сторону. Ударом ноги я подсек его и, когда противник падал, я уже был на ногах.
        - Я же говорил, что ты сдохнешь намного раньше меня, - произнес я, выбивая револьвер из руки упавшего. Тут же за спиной послышался шум выбиваемой двери, и я отшатнулся, уходя из проема. Но это был всего лишь Джо.
        - Ты живой? - фермер смотрел на мужика, лежавшего без движения на полу, но спрашивал-то он меня, не ошибешься. Вопрос его не был праздным, я весь в кровище.
        - Прикинь, он ждал меня.
        - Тогда он сильно рисковал, отправив жену с детьми только сегодня.
        - Я так и знал, что ты не полезешь, пока они тут, вот и отправил. Я видел, как вы следили за мной, все же в разведке раньше служил, - произнес лежа на полу госдеповец.
        - Увольнение - фикция?
        - Конечно. Еле уговорил послушаться меня старых идиотов из управления.
        - Ну и зря.
        - Нет, не зря. Думаешь, убрали двух горилл в машине и все? - будущий покойник рассмеялся.
        - Да мне вообще-то по хрену, сколько их у тебя. Больше травы, легче косить! - сказал я в ответ, а сам кивнул Джо на входную дверь.
        - Уже не успеешь, мои люди здесь, тебе конец. Этот старый пердун, что пришел с тобой, даже не успеет дойти до машины. Приказ у людей простой - стрелять на поражение.
        Да, хитро он меня просчитал, но я буду делать так, как задумал. Замахнувшись ногой, как в футболе прям, я хотел, чтобы противник выставил ноги, ну или одну. Тот быстро вскинул правую, пытаясь защититься от удара. Долбанув со всей своей «бонусной» дури по лодыжке, я отсушил ему ногу. В мгновение, в которое противник оказался беззащитным, я сделал шаг и обрушил ему ногу на лицо, вырубая, но не убивая.
        - Джо, упакуй его, я займусь теми, кто сейчас придет. Что бы ни случилось, не вставай с пола, понял?
        - Да, сэр! - кивнул мне фермер. О, ответил прямо как в армии. В американской.
        Подскочив к двери, я на ходу приготовил пистолет. Патронов у меня с собой около пятидесяти, все в магазинах на теле, посмотрим, кто кого, промахиваюсь я крайне редко, могу попасть даже туда, где еще нет человека, то есть на опережение. Стоя за стеной, между окном и входной дверью, я ждал. Наконец, снаружи вначале появились звуки шагов, а затем раздался удар в дверь. Джо, до этого выбивая ее, просто вырвал замок, сейчас она была закрыта на небольшой засов. Первые выстрелы я произвел прямо через дверное полотно. Они тут тонкие у всех, так что, кивнув сам себе после шума с улицы, - тело упало, не разгибаясь, - высунулся в проем. Прямо передо мной, на расстоянии трех метров, стояли крепкие парни. Все в темной одежде, с автоматами в руках. Количество сосчитать не успел, так как сразу сделал несколько выстрелов в тех, кого точно видел. Спрятавшись обратно, стал ждать развития событий. Снаружи на удивление не стреляли. Я-то уж ждал, что сейчас тут третья мировая начнется, а что-то пока тихо. Прождав около минуты, я не вытерпел и снова высунулся, на этот раз стоя во весь рост. В состоянии полного
удивления перед дверью на крыльце лежали четверо мужчин, я даже вначале не понял, что сзади меня что-то происходит. А когда наконец-то сообразил, то уже получил пулю. Хорошо, что опять не в голову. Вновь приснопамятный «сорок пятый». Плечо разворотило дай боже. От удара пули я упал, и это было хорошо, так как смог поднять выпавший пистолет левой рукой. Черт, как магазин поменять? Все это думал, выкатываясь на улицу и уходя за дверь. Так что же произошло? А было все банально. Групп захвата было две, ну, по крайней мере больше я вроде никого не вижу. Вторая вошла через черный ход, первые, значит, были просто отвлекающими. По мне стреляли. От стен снаружи отлетали куски дерева, которыми был обшит дом госдеповца. Окно рядом с дверью было уже разбито, стекла осыпались на улицу. Вскочив и даже успев посчитать, я мгновенно выстрелил сразу пять раз. Именно столько боевиков было в гостиной. Выстрелы смолкли, и я вернулся в дом.
        - Стой где стоишь! - приказ исходил от нашего пленника.
        - Сколько ты еще хочешь положить людей, пытаясь меня убить? - сплюнул я.
        - Всех. Сколько найду, столько и убью, - ярость, накопленная, по-видимому, за годы службы, просто клокотала в нем.
        - Ты уже убил, - надо же, я его действительно недооценил. Но игра все равно моя. Из дверей, ведущих в сторону одной из спален, показалась фигура Джо. Тот шел с понурым видом, еще бы, сзади пистолет под ребра упирается.
        - Джо, ты в порядке?
        - Хотелось бы лучше…
        - Кидай ствол на пол, урод, а то я вынесу старику мозги и дела у него пойдут еще хуже.
        - Колено или плечо? - спросил я, мысленно прикинув, куда лучше стрелять. Лучше для госдеповца, который все равно будет нашим пленником.
        - Чего? - явно находясь в своих мыслях и от этого не уловив сути сказанного, спросил шедший за Джо.
        - Я говорю: выбирай, куда тебе лучше попасть? - тот начал прятаться за Джо, и я решил, что времени уже нет, - значит выбрал… Я быстро сделал всего один выстрел, этого вполне хватило. Нога чуть ниже колена была прострелена. Как заорал от боли пленник. Я не стал стрелять в само колено, тяжелая это травма, нам его не допросить потом будет, я просто продырявил лодыжку. Когда он стоял, ноги было видно, а промахиваться я не умею.
        - Джо, собирай его, перевязать только надо. Я пока проверю, что там вокруг дома.
        Джо кивнул и принялся за дело, а я быстренько оббежал здание. Все тихо, вдали, правда, где-то на улице раздается полицейская сирена, эти-то ведь стреляли без глушителей. Да и прошло-то всего несколько минут, успеем.
        - Готово! - окликнул меня Джо. Вернувшись в дом, я отправил Джо за машиной. Обыскав убитых, нашел у одного ключи, его машину мы и заберем. Наша наверняка засвечена, вот интересно, знают ли они о трейлере?
        Уже привычного черного цвета «бьюик», рыкнув двигателем, ожидал возле ворот. Последние были открыты, группа захвата оставила их в таком состоянии. Взвалив на плечо пленника, я выволок его на улицу. Вокруг уже слышались голоса людей, ага, соседи начали выползать. Но здесь они не такие, как в Союзе или России. Осторожно подсматривают, боятся пулю получить. Запихнув в машину с помощью Джо пленника, крутившегося как червяк, дал ему по голове, чтобы успокоился и не дергался.
        - К трейлеру? - бросил Джо, сидевший за рулем.
        - Да, жми, вон, уже копы летят! - я спокойно вскинул руку с пистолетом и выстрелил один раз. Раздался тихий хлопок, машина полицейских была в пятидесяти метрах; вильнув, воткнулась в забор одного из домов. Прыгнув на сиденье, я только и успел, что закрыть дверь.
        - Эту машину теперь тоже будут искать… - задумчиво проговорил Джо.
        - Тогда забираем твой пикап. Будет погоня, значит, будем отстреливаться, - так же спокойно, как и раньше, сказал я.
        - Хорошо, - Джо активно крутил баранку, грамотный, не едет прямо, лесенкой уходим.
        - Э-э, урод, машина наша в розыске? - спросил я у пленника.
        - Нет, - грубо рявкнул он, а я понял, что врет, сука такая.
        Проезжая мимо заправки, я попросил Джо остановиться. Там стояло несколько машин, возьмем любую, где-нибудь под Вашингтоном скинем.
        Проблем с машинами в Штатах нет, вон, даже «наша», «Калифорния», попалась. Интересно, кто был владелец?
        Мужик, у которого я отобрал машину, стоял с поднятыми руками, а я уже садился в его тачку. Джо перегрузил пленника.
        - Не переживайте, мистер, за городом найдете свою тачку, бить ее не будем! - просто сказал я пострадавшему. Ну, а что? Мы действительно аккуратно, по крайней мере, постараемся.
        Хвост было наметился, когда отъезжали от заправки, но все же ушли, даже стрелять не нужно было. Джо - прирожденный водитель, почти как я сам. Прицепить трейлер было делом двух минут. Тот стоял в малонаселенном районе, в трейлерном парке, но мы почти не рисковали. Заехали, на шли наш, подцепили и уехали. На выезде из города удалось проскочить пост, что уже организовали полицейские. Как проскочить? Да вот просто - взяли и проехали. Полицейские? Да погнались было, но на пробитых колесах далеко не уедешь…
        Убравшись на двадцать километров от столицы, мы бросили тачку на улице какого-то пригорода. Здесь много населенных пунктов, почти возле каждого более или менее крупного городка тянулись пригороды на милю или дальше. Тут так и было. Присмотрев машину на пустынной улочке, на дворе-то еще ночь, Джо высадил меня там, а сам отъехал дальше. Я спокойно угнал новую тачку, оказалась «крайслером», а Джо тем временем покинул примелькавшуюся. Подогнав машину, перецепили трейлер. Вновь усадив Джо за руль, я сам с пленником убрался в трейлер, и двинули дальше. Наконец-то умылся как следует и переоделся, а то хрен знает на кого похож. Нам предстоит неблизкая дорога, как все обернется, пока еще не знал никто из нас. Этот уродец, которого мы украли, всю дорогу матерился, угрожал! Нога у него вроде нормально, доедет. Но в больницу я его по-любому не повезу. Плевать даже на информацию, что он мне может дать. Надо, кстати, начать его колоть.
        - Я могу очень долго тебя мучить, ты надеешься сдохнуть раньше, чем что-то выдашь? Зря, я знаю толк в пытках, просто не буду переходить грань. Тебе будет очень больно, но не смертельно. Ты еще должен дожить до аллигаторов, они тебя заждались!
        Вот тут его и прорвало. До этого он мурыжил меня минут двадцать, строя из себя этакого Рэмбо. Не скажу, говорит, ничего, вот и все, а тут наконец прорвало.
        - К-каких аллиг-гаторов? - спросил пленник, натурально начав заикаться.
        - Обычных. Таких, что с зубами… - Я сложил вместе ладони и показал, какие, как мне кажется, зубы у крокодилов. Как американец впечатлился!..
        - Ты не посмеешь…
        - Да что ты говоришь? Значит, меня с десяти тысяч футов в океан это нормально, да? А тебя нельзя? - я откровенно смеялся.
        - Это другое дело. Национальная безопасность…
        - Вон ты как заговорил! А хочешь, я сам скажу, зачем ты начал охоту на меня?
        Видя вопрос и непонимание в глазах этого когда-то сильного мира сего, я продолжил:
        - Вам наверху, - я указал пальцем в небо, - не понравилось, что все ваши миллионеры внезапно исчезли, а их бизнес вдруг оказался у меня под контролем, да?
        - Это рейдерский захват. Все это знают…
        - Догадки к делу не пришьешь! - хмыкнул я.
        - Что?
        - Толку вам от того, что вы знаете? Столько лет все было хорошо, а тут на тебе, устроили!
        - Ты сам виноват, в Корею зачем полезли?
        - Есть доказательства?
        - СССР выдвинул протест…
        - Да ладно, а то вы протестов раньше не получали! Из-за чего объявили ЧВК вне закона? - я уставился ему в глаза и взял один из пальцев на руке в захват.
        - Хотели, чтобы ты свалил, один, - тут же рявкнул госдеповец, почуявший, что пахнет жареным.
        - А, тупо прибрать имущество захотели? Как это все вам подходит! В стиле англосаксов, только бы отнять готовое, ничего сами не хотите делать.
        - А русские что, лучше? - Оп-па, это новая для меня информация.
        - Они честнее, как бы парадоксально это ни звучало. Давно знаете?
        - Нет, пару лет. Тогда и прекратили продажи гособлигаций вашей компании.
        - А, помню, когда это произошло. Что дальше?
        - Тебе не дадут работать в Штатах, никогда!
        - А я и не собираюсь тут работать. Ты еще не понял? Мы для этого вообще-то перенесли производства.
        - Все тебе однозначно не вывезти.
        - Вывезу. Одним из условий, как ты, может быть, не знаешь, был возврат части долговых обязательств, без оплаты.
        - Я этого не знал, - растерянно произнес пленный. - С кем ты договаривался?
        - Зато знают другие. Сейчас, без меня, мои люди предъявили вам к оплате счет. Вам его вот так просто не погасить.
        - Да уж, там сумма нереальная…
        - Уж извини, какую вы накопили, такую и должны. Так вот, моя компания простит вам долги на сумму два миллиарда долларов, взамен нам дают свободно вывезти все наши предприятия. Ну, кроме, конечно, отелей с ресторанами, их мы оставим, но без моих специалистов, сами вы там ничего сделать не сможете. Я имею в виду, что все наши разработки, от блюд в ресторанах до систем связи и оружия, защищены патентами. Вы задолбаетесь копировать что-то из наших изобретений, но я буду способствовать тому, чтобы разработку вы все же не прекращали. Пусть правительство США тратит деньги, погружая страну в еще большие долги. Вы будете тратить на разработку, а затем платить за то, что используете чужие патенты без лицензии.
        - С правительством в такие игры играть опасно, ты зарвался и тебя все равно остановят! Ты что, серьезно решил пойти против целого государства?
        - А меня уже остановили. Нет меня, ты забыл? Ты же сам устроил мне катастрофу. Твое признание я запишу на видео, а затем его покажут по всем каналам США.
        - Ты этого не сделаешь! - тряс головой пленник.
        - Почему? Кстати, я даже могу тебя и не убивать, после проката ролика просто отпущу. Как думаешь, долго проживешь? За такие секреты тебя свои четвертуют.
        - Что ты хочешь? - наконец задал нужный вопрос госдеповец.
        - Всех участвующих в деле. Всех, от тебя до простого исполнителя, тому тоже руки сломать требуется.
        - Тогда тебе придется убить президента Соединенных Штатов! - воскликнул этот дурачок, явно шокированный своими же словами.
        - Как будто он первый… - спокойно, даже как-то раздосадованно ответил я.
        - Так это ты убил в Майами прошлого президента и премьер-министра Великобритании?! - сказать, что мужик был в шоке, значит не сказать вообще ничего. Он просто офонарел.
        - И что?..
        - Это конец! - просто прошептал пленник. Он наконец понял, что раз они до сих пор не могли найти никаких следов того давнего преступления, то я смогу провернуть такое еще не раз. Но главное, что для меня вообще не существует каких-либо ограничений.
        - Именно. Конец США. Вы сами не захотели мирно жить, вам понравилось устранять свои долги и наживать капиталы на войне. Вот и получите то, что заслужили. А за счет вашей нейтрализации я добьюсь того, что в Союзе не станут использовать бомбу. Ведь они вам пригрозили насчет Кореи?
        - Просто показали видео, что у них тоже есть такое оружие и что они обязательно его применят, если мы не отступимся от Кореи.
        - Молодцы. Хотя и не сбросят.
        - Почему?
        - Да потому, что там, в отличие от вас, сидят умные люди, которые прекрасно понимают последствия.
        - Но это же коммунисты…
        - Ты идиот. И мышление у тебя идиотское. Коммунисты - это что, черти в аду? Там живут такие же люди, желающие справедливости, ваш нацист Форд, кстати, во многом похож на русских.
        - Э-э-э, - он уже начал заикаться, - чем же?
        - Да если бы везде в мире условия труда были такими, как у него и меня, во всем мире наступила бы эра благоденствия и спокойствия. Да что с тобой разговаривать, все равно не поймешь! - я сплюнул и сунул ему в рот кляп, надоел он мне.
        Насчет видеозаписи я не фантазировал, действительно хочу это сделать. Вот только для этого нужно связываться с Робертсоном, а это опять лишний раз давать о себе знать. Я и так сомневаюсь, что он держит все в секрете.
        Дорога давалась тяжело. В обратный путь Джо выбрал самые запущенные дороги из всех возможных. Скорость была никакая, пару раз едва не застряли, хорошо сухо было, но зато никаких полицейских постов и облав. Уже ночью следующего дня нам попался небольшой городок. Дорога из небольшого леса вышла к полю, а вот за ним и стоял этот населенный пункт. Я сидел вместе с Джо, надоело на этого дурачка пленного смотреть, поэтому удивился, когда Джо умудрился разглядеть номерные знаки на проезжающей машине.
        - Наши, Южная Каролина, - бросил он мне.
        - Да ладно? Мы что же, этими тропками целый штат пересекли?
        - Да вот пересекли, как видишь. Надо колеса менять, сможешь? - так спросил, как будто до этого не угонял вместе со мной машины.
        - Не вопрос. Остановись где-нибудь, схожу прогуляюсь.
        Место выбирали недолго, возле одного из домов - крепкая такая постройка в два этажа - стояло несколько авто. Не знаю, что тут такое находится, но машины стоят явно без присмотра. О, вон такой же пикапчик «фордовский», какой у Джо был.
        - Бери «мою», привычней как-то…
        Попробую. Отвечать я не стал, был уверен, что Джо выберет именно ее. Отъехали немного поодаль и встали. Джо стал заниматься с трейлером, его надо отцепить, а я, оглядываясь, странно, никого на улицах, двинулся к машинам. Подойдя, увидел ту же картину, что и ранее. Никого и тишина. Стало как-то неловко даже или страшно…
        Черт возьми, как они тут, в глубинке, весело живут. Машины стоят незапертые, и ключи, как в фильме «Терминатор», на солнцезащитном козырьке лежат. Случайно вспомнил и проверил, так и оказалось. Сунув ключ, повернул - и тишина в эфире. Нет, стартер крутил, да вот не заводилась машинка-то. Хорошо, глянул на указатель топлива, а то бы уже пошел к другой машине. Пусто, как у меня в желудке, надо бы поесть чего-нибудь, кстати. Оглядевшись по сторонам, побрел обратно к Джо.
        - У тебя есть бензин в канистрах?
        - Одна осталась, собирался в эту залить, но не успел.
        - Давай сюда. Пикап пустой, даже не заводится.
        - Не выливай весь, вдруг - мертвый!
        - Хорошо, плесну чуток и попробую. Кстати, а дай-ка мне шланг.
        По-хозяйски открыв капот и пристроив канистру сбоку на широком крыле, я сунул в нее шланг, а второй конец к топливному насосу. Сел на сиденье и повернул ключ. После десяти секунд холостой работы стартера мотор вдруг рыкнул и заорал так, что я даже в сиденье вжался. Машина замолотила, а я, убрав обороты, побежал снимать канистру. Оказалось, от сильной вибрации ее скинуло на землю, но, к счастью, пролилось немного. Пока снимал шланг и переливал топливо, машинка заглохла, но вновь ее я пока не заводил. Когда наконец закончил со всей этой возней, вдруг увидел людей. Ко мне целенаправленно шли четверо. Проверив пистолет под курткой, я хотел было отъезжать, но те перегородили мне дорогу, а ехать по ним как-то не хотелось.
        - Эй, мистер, ты ничего не перепутал? - произнес один из них. Мужик, явно немолод, на вид лет сорока пяти, а то и пятидесяти.
        - Ребята, мне нужна машина, - просто сказал я, - я возьму ее в любом случае, причем с вашего согласия. Вам только выбрать надо, будет ли оно добровольным или молчаливым, - с этими словами я показал ствол.
        - Ну, таких штучек и у нас хватает. Отец, как же ты до такой жизни-то опустился? - неожиданно спокойно спросил еще один из подошедших. Этот моложе, лет тридцати, наверное. Его обращение ко мне было не случайным, я ведь был в гриме, и весь мой внешний вид указывал на мой подставной возраст. Тогда, в доме госдеповца, я лишь убрал некоторые штрихи с лица, чтобы он меня узнал, а позже восстановил все.
        - Эх, сынок, - вздохнул я. - Давай так! - я неожиданно подумал, что это будет хорошей идеей. - Тут за углом, стоит серый «крайслер», свежий совсем, махнем на эту тачку?
        - А та что, засвечена? - с интересом спросил первый, кто начал разговор.
        - Ну, есть немного. Нет, на ней никого не убили, просто она угнана в Северной Каролине…
        - У-у-у, где мы и где Северная, пойдем, покажешь тачку. Думаю, договоримся! - махнул мне рукой мужик.
        - Так садись, доедем, чего пешком ходить? - улыбнувшись, сказал я.
        - Хитрый, да? - засмеялся мужик. - Дайте нам бензина немного и забирайте тачку. У нас тут совсем беда, все машины стоят, досуха выкатали.
        - А чего за проблема, вроде заправок много?
        - Да тут в районе ста миль одни калифорнийские, а у них сейчас какие-то терки с правительством, вот и не подвозят топливо.
        - А, ясно, - кивнул я. Ага, вот уже и с топливом проблемы у населения, президент явно закончит плохо. Не мы, так собственные граждане на вилы поднимут. Америка без бензина и машин - это уже не Америка. - У нас, к сожалению, нет больше. Сами сюда последнюю канистру слили. Но в «крайслере» точно еще есть. Думаю, с полбака непременно будет.
        - Хоть что-то. А то тачки-то есть, а бензина…
        Этот, видимо, и был владельцем пикапа, залез в кабину, остальная группа поддержки запрыгнула в кузов. Мне постучали по крыше, и я тронул машину, разворачивая ее на узкой дороге. Джо ждал меня с винтовкой в руках. Едва остановившись, я махнул ему, показывая, что все нормально.
        - У нас в машине осталось топливо? - спросил я Джо.
        - Полбака, а чего? Я как раз сливать хотел.
        - Оставь, - бросил я, - найдем себе, знаю где, - вполголоса добавил я.
        - Как скажешь, но пикап жрет немало, а канистра была небольшой…
        - Хватит. Ну что, дружище, берешь? - я указал на «крайслер» владельцу пикапа.
        - Договорились, - просто произнес он и протянул руку. Я ответил на рукопожатие, и мужики, уже забравшись в салон нашей бывшей машины, поехали по своим делам. Джо быстро прицепил трейлер, и мы также отъехали к выезду из этого городка. Или это поселок какой-нибудь был, хрен их разберешь. У янки иногда городом называют пять домов на одной улочке, так что пофиг.
        Пикап был явно в худшем состоянии, чем его брат-близнец, который мы бросили в Вашингтоне. Джо плевался всю дорогу, матеря бывшего владельца. Отъехав от городка на пару миль, мы вывели пленника по нужде. Чуть не обделался, пока терпел. Дождавшись наконец, когда тот закончит свои дела, накормили его, дав пару сэндвичей с беконом и фляжку с водой. Сожрал гад все и даже спасибо не сказал. Заодно я сменил ему повязку на ноге да посмотрел, не гноится ли рана. Вроде все было нормально, воспаление, конечно, есть, как без него, но боль была довольно терпимой, раз пленник почти не матерится. Ногу я ему продырявил хорошо, эх, что бы я и делал-то без своих «бонусов»? Пуля прошла точно через мякоть, насквозь, не повредив ничего важного. Вообще-то мне было плевать на него, но, как и сказал, хотелось бы снять видео с его участием.
        Вновь, после всех процедур привязав к кровати в трейлере пленника, мы отправились в путь. Теперь нам нужно на ближайшую заправку. Если я все правильно понял, то там нет топлива, а заодно и нет персонала. Ведь все, кто у меня работал, точнее на нашу корпорацию, если хотели, уже уехали вслед за нами. Да, понимаю, смешно, наверное, слышать, что люди уезжают из Америки в Панаму или на Кубу. Но это так. Здесь не двадцать первый век, люди стремятся туда, где лучше и выгоднее. На фига им держаться за свои гребаные Соединенные Штаты, если их работа уехала из страны? Куда они пойдут? Опять на зарплату в несколько раз ниже? Жить где будут? Наши дома и кондоминиумы обслуживала наша же компания. А это и свет, и вода, и тепло. Что они будут делать в своих домах? Да и те, кто возьмет на баланс наши поселки, запросят явно больше за свои услуги. Мы-то брали за коммуналку минимум, только себестоимость, деньги мы и в другом месте можем заработать.
        Зачем едем на заправку, если на ней все равно нет бензина? Да потому, что уж я-то знаю, он там есть. Всегда, на всех станциях есть резерв в пару сотен литров, так, на всякий случай. Это и для работы генератора, на случай отключения света, и просто, мало ли чего может случиться.
        Так все и вышло. Оставленную без присмотра станцию уже размародерили, вот как, не успели служащие уйти, а минимаркет уже обнесли, причем даже крошки не оставили. Но мне и не в магазин нужно. Обойдя корпус здания самой станции, я направился к боксу. У нас на каждой заправке есть небольшой автосервис. Так, шину отремонтировать, мелкий ремонт подвески и прочее. Вот именно в этом боксе и расположен один резервный танк с топливом. Точнее, это всего лишь небольшая бочка, объемом литров триста, закопанная в землю. Она изолирована от самой земли, поэтому сгнить может, конечно, но для этого нужно очень много времени. Сбив замок нашедшимся здесь же ломом, я откинул крышку.
        - О, как знал, как знал!
        Бочка была полна более чем наполовину, но и это много для нас. Позвав Джо, мы начали качать топливо в канистры.
        - Хорошо, когда знаешь, где искать! - поддакнул старый фермер.
        Топлива оказалось даже чуть больше, чем у нас было тары. Залив под пробку бак, мы заполнили и четыре канистры, что имелись у нас в запасе. Этого должно хватить, вряд ли по всей стране такие проблемы, думаю, лишь в уединенных закоулках, вроде этого медвежьего угла. В закопанной бочке еще оставалось литров пятьдесят, когда мы закончили. Закрывать не стану, может, кому-то пригодится. Жаль, конечно, вот так смотреть на то, во что ты вкладывал деньги, но мы выбрали свой путь, и эти потери были, можно сказать, запланированы. Что поделаешь, спокойная жизнь требует затрат и жертв. Появились, кстати, такие мыслишки, что ежели устранить вообще все руководство Штатов, то возможно, и не придется никуда уезжать. Да только оставил эту идею, слишком много крови. Фактически это гражданская война. Ведь не все Соединённые Штаты работают на меня, кому-то мы можем не нравиться, кто-то просто работает на другие компании, и наша им только мешает. Нет, исключено, уехали так уехали.
        Путь к тому заповеднику, в котором мы с Джо стреляли крокодилов, был вполне коротким, ведь в штат-то мы уже попали. Но я всерьез задумался над идеей видеозаписи допроса пленника. А попутно у меня появилась мысль о том, что в Атланте меня, скорей всего, ждут. Причем не враги.
        - Джо, у тебя монетка есть?
        - Ты никак позвонить захотел? - слегка удивился фермер.
        - Ага, надо кое-что проверить, - кивнул я.
        Монетка нашлась, а телефон мы нашли в одном поселке, что попался по пути, километрах в десяти от заправки. Автомат был исправен. Я быстро опустил монету и набрал резервный номер в Атланте. Тот был в банке, где у Яши офис.
        - Алло, банк «Калифорния», к сожалению, мы закрыты, если вы по вопросу закрытия счета…
        - Мне нужен мистер Робертсон, - перебил я трель девичьего голоса, что, наверное, в сотый раз отвечает на такие звонки. Банки-то мои тоже закрываются, а вы думали, что паника в Штатах - это лишь биржа? Ха-ха! Я обрушу все! Точнее, это за меня сделают преданные мне люди.
        - Секундочку, я уточню, - пропел в трубку голос девушки, и спустя минуту я услышал уже другой голос:
        - Кто это?
        - Ты все-таки приехал? - бросил я встречный вопрос.
        - Твою…
        - Не нужно пошлостей. Мне нужна небольшая помощь…
        - Ты же знаешь…
        - Киноаппарат и пленка, микрофоны, в общем, все для записи небольшого фильма.
        - А о чем кино? Сценарий есть? - подыграл Яша. Это был именно он.
        - Ага. Глава госдепа, ну, хоть и бывший, признается в попытке умышленного убийства и рейдерском захвате государством частной компании.
        - О-о-о! Тогда еще и в киноакадемию звонить нужно! - чуть не завизжал от восторга Яша Робертсон.
        - Это-то зачем? - не понял я юмора.
        - Это достойно «Оскара»!
        - Не надо так шутить. Мне достаточно будет признания нашей правоты в суде.
        - О, это-то я тебе точно обеспечу! Когда и где?
        - Этот телефон все еще на… - я сделал паузу, - особой линии?
        - Конечно, ты же знаешь, у Сергея всегда все в порядке! - именно Яхон занимался установкой защищенной связи. На ней стоит оборудование кодирования, хрен ФБР нас прослушает. Подключиться-то они могут, да только этого мало, нужно еще и оборудование иметь, для декодирования сигнала. А оно есть только у меня. Разработка прошлого года. Это опять долбаные немцы постарались. Бош, а то кто же! Наши специалисты сразу засекретили всю информацию по этой машине, что-то типа новой «Энигмы», только для телефонной связи. Подобное уже есть в Союзе, но работает немного на других принципах. Да и не страшно это, в Штаты все равно никто не поставит такое оборудование, вот мы и пользуемся. А вы думаете, как мы проворачиваем дела по всем Штатам безнаказанно? И это сейчас, когда Яша ведет такую игру. Именно благодаря этой самой связи, а как еще держать руку на пульсе по всей стране, ведь он постоянно находится на связи.
        - Джорджия. Хайвэй Сандерс. Миль восемьдесят от Атланты. Указатель на шоссе будет старый, гляди внимательно, я напишу на нем одно слово, по-русски, там и сворачивай. Миль пять по лесу, дороги почти нет, упрешься в нашу машину.
        - Все понял. Как только добуду то, что нужно, сразу еду. Думаю, завтра к обеду успею.
        - Ничего, время еще есть, работай. И да, Яша…
        - Я слушаю?
        - Кто в курсе? - именно так. Я не спрашивал у него, рассказал ли он кому-нибудь из наших обо мне, я уточнял, кому именно.
        - Сергей знает, он наш разговор записал, точнее, он все пишет, что идет по спецсвязи, тут меня и прижал.
        - Кто-то еще?
        - Думаю, Оливии он тоже рассказал, хотя утверждать не берусь. Просто она звонила мне первое время каждый час, а потом вдруг перестала. Паша также, скорее всего, в курсе.
        - Что знают двое…
        - Извини, но у тебя слишком хороший начальник охраны.
        - Это радует, ладно, прорвемся, партизаны! - усмехнулся я и положил трубку.
        - Ну что? - спросил Джо, когда я вернулся в машину.
        - Поехали к аллигаторам, заждались, наверное, - хмыкнул я и расслабился, посмотрев в окно.
        Как оказалось, рано я решил, что все позади. Утром, а ночевали мы в машине, практически возле выезда на главную дорогу, нас остановил экипаж полицейской машины. Кивнув Джо, чтобы остановился, я приготовился к бою.
        - В чем дело, сержант? - спросил Джо, когда к его окну подошел полицейский.
        - Откуда вы, сэр?
        - Смотрели на аллигаторов, сэр, - улыбнулся Джо.
        - Охотились, значит? А разрешение?
        - Офицер, извините, но я бумаги не взял, старый уже, забыл.
        - Вы знаете, какой сейчас штраф за охоту в заповеднике?
        - Ну, офицер, я же никого не убил!
        - Выйдите из машины и приготовьте документы, - произнес строгим голосом коп и, чуть наклонившись, так, чтобы видеть меня, добавил: - И вы тоже, мистер!
        Я стал рыться в карманах, так это выглядело со стороны, а сам передернул затвор прямо в кармане. Так, их двое. Один стоит, укрывшись за Джо, второй возле моей дверцы, но стоит чуть сзади, неудобно. Если начну двигаться, он быстрее выстрелит. Да, вряд ли убьет, но на фига проверять-то? Пистолет был уже у меня в руке, направлен в сторону Джо, назад мне его не развернуть.
        - Джо, а что у тебя под педалью? - вдруг спросил я. Джо среагировал, как я и хотел. Он наклонился вперед и вправо, пытаясь рассмотреть то, на что я указываю.
        Выстрел из кольта с глушителем тихий, но вовсе не беззвучный. Да еще и пуля, проходя через дверь пикапа, звонко брякнула. Тот коп, что вел разговор, дернулся было, но пуля быстрее. Я не успел развернуться полностью, когда с моей стороны прогремел выстрел из револьвера второго копа. Пуля прошла там, где только что была моя голова, хорошо, что, разворачиваясь, я отклонился назад. Джо так и оставался внизу, лишь еще больше прижался к полу. Грохнул второй выстрел, и мою правую руку в районе локтя сильно обожгло. Выпустив пистолет из раненой руки, я, одновременно пытаясь схватить его левой, пихаю ногой дверь. Распахнутая моим мощным ударом, та открыла меня копу - и третий выстрел был для меня очень серьезным. Пуля, чавкнув, кажется, я даже услышал это, вошла куда-то в грудь. Больно было так, что, отключившись, я упал вперед, оказываясь головой в дверном проеме. Сколько провалялся, не знаю, но очнувшись, услышал возню возле трейлера. Дернувшись так, словно мурашки пробежали, я посмотрел перед собой, не поднимая головы. Копа рядом не было: сев, я первым делом посмотрел на старика. Того не было в машине,
а дверь была распахнута. Оружия нигде не было видно, но рукой я быстро нащупал пистолет на лодыжке. Ясно, всего не шмонали. Достав небольшого размера автоматический пистолет нашего производства, он имел калибр пять с половиной миллиметров и магазин на шесть патронов, я быстро дернул затвор, досылая патрон. Как оказалось, вовремя.
        - Говорю тебе, идиот, он не умрет от одной твоей гребаной пули! Надо немедленно его добить!
        Так-так, коп освободил пленного, и тот его сейчас строит. Они идут справа, то есть от двери трейлера. Вывалившись со стороны водителя и упав на землю, я быстро поймал в прицел ноги идущих, видимые под машиной. Два выстрела, оба валятся на землю. Еще два выстрела, коп затихает, а пленник орет благим матом. Быстро вскакиваю и оббегаю пикап. Пленный госдеповец крутится волчком, блин, стрелял-то я на поражение, практически не целясь, куда же я ему попал-то? Пистолет, что валялся рядом с раненым, я пнул в сторону.
        - Ну что ты за человек такой? Лежал бы себе тихо, был бы цел! - я бегло осматривал раненого.
        Ввиду того, что штаны у него и так были в крови, новую рану я никак не мог обнаружить. Лишь когда случайно наступил ему на ногу, понял, куда попал. Дыра была в трех сантиметрах от первой раны и оказалась серьезней, чем первая. Явно пуля в кости, вон его как крутит! Сбегав к трейлеру и найдя аптечку, я быстро перетянул пленному ногу выше раны. Сразу достал два шприца и по очереди воткнул их ему в ногу и задницу. Один с обезболивающим, второй - явная наркота. Когда через минуту пленник начал затихать, я побежал искать Джо. Нашел того в машине копа. Старику досталось всерьез. Джо смотрел на меня во все глаза, он был пристегнут наручниками к какому-то поручню внутри. Найдя у копа ключ, я быстро освободил и осмотрел напарника.
        - Ты как?
        - Да в норме. Этот урод мне так саданул в челюсть, что у меня два зуба вылетели. Сука! - И Джо со злостью пнул ногой труп.
        - Да дохлый он, - пояснил я, - не слышит уже.
        - Да я понял, но пнуть-то хочется, - ответил серьезно Джо, и мы вместе заржали. Минуты две, не разгибаясь, смеялись сами над собой, но надо было торопиться. Первым, что удивительно, пришел в себя Джо.
        - Давай, что ли, грузить, да валить надо!
        - Давай сначала этого опять привяжем.
        - Ты ему чего вколол? - с интересом спросил фермер.
        - Наркота, - коротко пояснил я.
        - Может, и мне дашь, а то что-то я весь болею… - Джо так жалобно скорчил лицо, что я рассмеялся, но сказал всерьез:
        - Не, к этому привыкание такое, что хрен слезешь. Убойная дурь, это у нас спецпрепарат, а не героин какой-нибудь.
        - А для чего такой, если не слезть потом?
        - Это если в бою ранен, но выйти надо, чтобы в плен не попасть, поднимает мертвого - шутка.
        - Ясно, а просто обезболивающего ничего нет? Эти суки мне, похоже, ребро сломали… - фермер и правда как-то скособочился весь.
        - Сейчас кольну, - кивнул я, доставая шприц-тюбик с аналогом промедола. Сделав укол, попросил Джо посидеть спокойно.
        - А вообще, давай-ка бери винтовку и гляди по сторонам, я тачку копов в лес угоню, вместе с ними, конечно.
        Джо остался сидеть в пикапе, а я занялся полицейскими. Затащить их в машину было куда более простым делом, чем потом на их машине ехать по лесу. Низковатая она, все время дном шаркал, хотя по-настоящему низких машин здесь еще нет. Забравшись в лес до самого места нашей прошлой охоты, я начал вытаскивать трупы и волочить их к болоту. О, вон и местные жители, надо осторожно. Второго тащить было легче, не так далеко, как первого. Просто первым уже завтракали. Бросив и второго копа, ни чуточки сожаления не испытав, я сел в их машину и, включив передачу, стал разгонять, готовясь выпрыгнуть на ходу. Болото это такая штука, засосет эту тачку как два пальца, даже не поморщится. Выскакивая, только и думал, как бы не прыгнуть прямо в зубастую пасть тех динозавров, что расплодились здесь в таких масштабах. У блин, самого чуть не засосало, прыгая, ушел в воду по колени, еле вылез. Нет, реально, думаю, даже у берега, постой в воде минут двадцать, точно засосет. Машина, поднимая тучу брызг, уехала на самом деле недалеко, буквально метров пять-шесть, и встала. Мотор заглох, но это уже неважно, окна открыты, как
и двери, засосет как миленькую. Ждать не стал, как-только выбрался на берег, бегом, не выливая воду из своих ковбойских сапог, рванул через лес обратно на трассу. Черт возьми, как же далеко-то! На машине казалось пара километров, а пешком-то я понял, что такое ходьба по американским заповедникам. Мне-то еще что, «бонусы», теперь я, кажется, стал понимать, почему здесь охотников не бывает, браконьеров, точнее. Заманаешься идти.
        На трассу вышел спустя час, а еще через час достиг машины и трейлера. Джо наблюдал сидя в кабине, под рукой револьвер.
        - Как здесь? - спросил я первое, что посчитал нужным.
        - Тихо. Лишь один какой-то вежливый проехал, а больше никого.
        - В смысле вежливый? - удивился я.
        - Так остановился, чем помочь - спрашивал. Еле отбрехался. Да еще этот, - Джо указал на трейлер, - видимо, услышал, что машина остановилась, ворочаться начал. Хорошо, тот вежливый не обратил внимания.
        - Бл… ну никак не уймется! - пробубнил я по-русски.
        - Чего? - как обычно, не понял меня Джо.
        - Да, говорю, задолбал он уже. Надо было его в доме спалить, как и хотел, зря потащили. Глядишь, копы бы в живых остались… - Мне хоть и не жалко было полицейских, но все же простые парни.
        - Сами напросились. Ты пока в отключке был, тот, что тебя выключил, мне много чего наговорил!
        - Интересного?
        - Ага, все спрашивал, куда бабки засунули.
        - Чего за бабки?
        - Я тоже так спросил, за что получил добавки. Короче, до полиции довели информацию, что в Вашингтоне, ДиСи, ограбили банк, вот они и кинулись все на поиски.
        - О как! - я изумленно смотрел на фермера.
        - Точно! Этот наш, - опять кивок в сторону трейлера, - даже возмущался, когда его коп развязал. Обозвал всяко, но тоже удивился, этого не скроешь.
        - Ясно, не понравилось ему, что не объявили в розыск, вот и разошелся. Пойду, загляну к нему.
        В трейлере меня ждала картина маслом - отходняк. Чего-то быстро его отпускать стало, надо повторить, а то теперь-то уж он мне точно живым нужен, мы же кино снимать собрались.
        - Эй, придурок, больно?
        - Ты урод, чтоб тебя разорвало…
        - Ага, только ты этого точно не увидишь!
        - Радуйся, все равно и твой день придет, не вечно же ты жить будешь!
        - Конечно, придет, лет через шестьдесят, - кивнул я, уточняя. - Давай еще вколю, легче будет…
        - Сука, ты меня на наркоту подсадил… - вопил пленный.
        - Если бы я тебя подсадил, то уже отпустил бы, живи и мучайся. Нет, я тебе другое приготовил. Там, - я указал направление в сторону болот, - ланч доели, хотят обед.
        Как он запищал… Блин, меня даже пробрало.
        - Поговорить не хочешь? - спросил я, без особой веры в то, что пленник захочет общаться. Но, как оказалось, последние события его добили.
        - Да спрашивай, я же все расскажу, зачем ты меня так пытаешь. Я ранен, теперь еще и на наркоте… - как он закричал, соглашаясь. Черт, а мне его что, жалко? Вот еще не хватало!
        - Давай с самого начала, как решили меня сделать, кто придумал, кто стал осуществлять и прочее.
        - Уколи сначала, у меня зубы стучат так, словно выскочат сейчас! - взмолился пленный.
        Охотно сделав инъекцию, я понял, что допустил небольшую промашку. Вколол многовато. Пленник поплыл и на некоторое время ушел в астрал. Пришлось уложить его вновь на кровать и сходить к Джо, дать отмашку на движение. Когда спустя десять минут мы затряслись на лесной дороге, госдеповец немного очухался. Да, хреново будет вычленить из всей его болтовни нужное. Он то заплачет и начнет причитать, то вдруг ржет как конь, постоянно хватаясь за простреленную ногу, отчего вновь начинает плакать. Так или иначе, но, когда мы уже прибыли на место, бывший грозный глава госдепартамента США вывалил мне все.
        - Ну, что дальше? - спросил Джо, когда я вывалился из трейлера.
        - Да ни фига! - выругался я. Было от чего злиться. Во-первых, в деле против меня опять президент. Твою дивизию, что у них в Овальном кабинете на стене надпись «ограбь Смита»? А во-вторых, «кина не будет, электричество кончилось». Наркота на необработанные раны ложится все-таки хреново.
        - Чего еще-то случилось? - навострил уши Джо.
        - Да сдох он, - коротко бросил я и сплюнул. - Эх, а я такое зрелище спланировал. Тьфу ты, блин! - я вновь сплюнул.
        Вдвоем с Джо вытащили пленника через узкую дверь трейлера и отнесли к месту, где до этого я сбросил мертвых копов. Кстати, даже следов не было. Хотя, вон, кажется, какой-то обрывок от формы. Эх, ничего этим крокодилам доверить нельзя, не могли, что ли, без улик-то все сделать! Бросив труп госдеповца, мы двинули назад. Очень хотелось есть, но прямо тут делать этого не стали, то еще зрелище сейчас начнется.
        - Поехали к трассе, там друг скоро должен подъехать. Когда скажу, заведешь его в трейлер, одного, - наверняка ведь не один притащится.
        Вылезая из леса, мы еще издали заметили машину. Точнее, две. Так, это еще что за на хрен? Обе тачки были наши, внедорожники «Калифорния». Подъехав и остановившись чуть дальше, это Джо специально, чтобы я из трейлера смог разглядеть тех, кто приехал, стал ждать визита. Дверь одной из машин распахнулась, и оттуда вылез…
        - Мойша, блин, какого хрена ты тут делаешь?! - я смотрел на стоявшего передо мной, словно нашкодивший мальчуган, Мойшу, ну, Александра. Этот хрен, ученик и помощник Яши Робертсона, ведет мои дела в Европе. Парень очень толковый и, самое смешное, честный.
        - Извините, мистер Смит…
        - Так, Сань, или ты перестаешь сопли жевать, или скормлю крокодилам! - не шучу, я реально злой. Вся моя тайна летит под откос.
        - Мистера Робертсона арестовали. По дороге сюда, в Атланте. Он вышел из офиса и попал прямо в руки копов.
        - Не понял, а за что?
        - Я точно не знаю, он не успел объяснить. Я вчера вечером прилетел, у нас в Европе проблемы, дошла информация, что вас, простите, нет в живых. Там такое началось, что пришлось привлекать нашу охрану.
        - Рейдеры?
        - Похоже. Хотели под шумок отжать ваш завод в Испании.
        - Ясно. И все же ты здесь…
        - Да, я был у мистера Робертсона, просил инструкций, как быть. Мы сидели в офисе, он все время поглядывал на часы. Я решил, что он торопится, и хотел уже уходить, когда мистер Робертсон попросил меня проводить его до машины…
        - Саш, я тебе сейчас в лоб дам! - немного успокоившись, но все равно еще сердито, произнес я.
        - Да-да, просто я хотел, чтобы вы все поняли, - видя, как я открываю рот, Мойша-Александр продолжил: - Его забрали, успел сказать только: «Карта, смотри карту!»
        - Чего?
        - Я тоже сначала не понял. Это он шепнул мне, когда к нам шли копы. После того как его увезли, я рванул в его кабинет. Хорошо, что он у него не запирается, здание-то наше и под охраной, поэтому я спокойно закрылся в кабинете и стал думать, что он имел в виду, говоря о карте. Не знаю, сколько бы я так сидел, но появился шофер, тот не знал, что делать, так как шеф-то тю-тю! Я, узнав у водителя, что машина заправлена под пробку, спросил, куда они собирались. Водитель, конечно, не знал. И вот тогда, блин, я наконец-то обратил внимание на карту, которая висит в кабинете Джо. Приглядевшись, различил едва видимую точку на карте. Мелким почерком под ней стояло время.
        - Понятно. На фига только он на карте это отметил?
        - Не знаю, но хорошо, что так сделал. Я не мог понять, что это за точка, да и где это вообще. Пришедший водитель оказался как никогда нужным человеком. Он с ходу определил не только направление, но и само место. Больше мне не известно ничего, я не знал, что вы здесь. Подъехали, стоим, а никого нет.
        - Да, мы чуток задержались в лесу…
        - Ясно. Мистер Смит, я не буду спрашивать у вас, что это все значит, да и почему. Скажите только, чем я могу помочь?
        Наконец-то деловой разговор.
        - Смотри, все, что мы собирались провернуть с Яшей, уже неактуально. Теперь на повестке дня Робертсон. Он слишком много знает и еще больше значит для меня просто как человек. Поэтому задание номер раз…
        Дальше я попутно разрисовал Мойше, что необходимо узнать о Яше. Ребят вызывать нет времени, попробую действовать сам. Мойша уехал, договорились, что я позвоню ему завтра, в офис Робертсона, к этому времени он должен узнать по Яше все, что сможет.
        Размышлять долго я не собирался, Яшу я и в одиночку вытащу, даже из тюрьмы, не то что из какого-то полицейского управления. Надо будет, разнесем к чертям всю Атланту. Но это, если я своих партизан позову и дождусь, но делать этого я не хотел. А все потому, что, как и говорил, Яша слишком много знает, да еще он не молод и кольнуть его будет легче, чем кого-то другого из моих друзей.
        В город я заявился, не прячась особо. Нет, грим все так же был на мне, и вид я имел тот еще, но ехал открыто. Подрулив прямо к зданию полицейского участка, Мойша узнал, в каком именно держат Яшу, я вошел внутрь.
        - Что вы хотите, мистер? - сразу на входе окликнули меня. Здесь находились два копа, что прервали свой разговор при моем появлении.
        - У вас находится один человек, я хотел бы внести залог…
        - Для этого, мистер, нужно, чтобы суд разрешил освобождение под залог. Кого именно вам надо?
        - Адвокат Робертсон…
        - О, этого точно никто не выпустит. Кем он вам приходится, сэр? Пройдем в тот кабинет, думаю, вам есть, что нам рассказать. Обвинения против этого стряпчего более чем серьезные, любые сведения пригодятся, - мне указывали дорогу, но я и не собирался делать то, что меня просят.
        - В этой сумке сто тысяч, они ваши, если я через пять минут увижу свободного Робертсона. Не перебивайте меня, - увидев открытый от возмущения рот копа, я поднял руку. - Либо вы берете деньги, а я уезжаю со своим другом, либо… - я вытащил из-под рубашки кольт, но наставлять его на кого-либо не стал.
        - Здесь куча копов, тебя мгновенно раздавят! - рявкнул было молчавший до этого момента второй полисмен.
        - Но вы этого, - я сделал красивую паузу, - уже не увидите, устраивает? - Я поднял руку с пистолетом. Первый служака, с которым я все время говорил, активно начал трясти головой, показывая, что уж он-то точно все понял. А что, мужик уже не молодой, сразу въехал в тему. А вот второй попытался рыпнуться.
        Удар пистолетом в лицо - это больно. Коп схватился за нос, а я просто «положил» рукоять ему на голову. Хорошо положил, тот опустился на пол без сознания просто мгновенно.
        - Ты умнее? - перевел я взгляд на номера один.
        Тот все так же кивал головой.
        - Не будешь играть в героя, да и вообще выключи голову на пару минут, получишь много денег и жизнь, что еще надо?
        - Ничего, сэр, - быстро ответил коп. - Давайте я приведу вашего человека?
        Это он в точку попал. Яша был именно моим человеком, а за своих я порву любого.
        - Двигай и… - я обвел глазами помещение, - сколько вас тут?
        - Да и нет никого больше. Вчера пропали двое патрульных, так что все в поиске, - уже спокойнее ответил полицейский.
        - Можешь мне поверить, их не найдут, - жестко сказал я.
        Яша появился передо мной уже через пять минут. Уставший и голодный, он выглядел старше, чем было на самом деле.
        - Уф-ф-ф, - выдохнул Робертсон и двинул ко мне.
        - Поехали отсюда, дружище! - просто сказал я и направился было к двери. Голос все того же сговорчивого копа вырвал меня из размышлений.
        - Сэр, а куда мне идти? - повторил свои слова полицейский.
        - Если вы думаете, сержант, что я шутил насчет денег, вы ошиблись. Идите куда хотите, у вас куча денег, с ними можно начать новую жизнь.
        - Меня найдут и посадят… - грустно ответил сержант полиции, даже не взглянув на деньги.
        - Вы можете поехать с моими людьми, они вам помогут.
        - А куда? - живо спросил коп, встрепенувшись.
        - Например? На Кубу, - кивнул я сержанту.
        - Так вы… - коп выпучил глаза.
        - Оставьте свои догадки при себе, вы едете?
        - О, сэр, да! Только у меня проблема, я не один…
        - У входа стоят машины, там мои люди. Я сообщу о вас. Собирайтесь поскорее, и в путь!
        Думаете, я рискую? Да у меня куча копов бывших работает. Кто-то по своей старой профессии, кто-то новую для себя нашел. Я же говорил, в моем подчинении уйма народа, на небольшое государство хватит. Их преданность проверена такими спецами, как Судоплатов. Чего мне опасаться?
        Выйдя из участка, я быстро распорядился помочь копу и, сев в машину вместе с Яшей, уехал прочь. Мои люди были подтянуты сюда Мойшей. Он же и деньги привез. Серега, мой начальник охраны, был в курсе того, что я жив и здоров, да еще и войну начал, поэтому и прислал людей. Скоро и сам появится, место встречи мы уже обсудили.
        - Что дальше, Алекс? - задал уместный вопрос Яша.
        - А что дальше? Дальше, Яш, мы просто погрузим правительство США в глубокий кризис, а выход из него представим чуть позже.
        - Будут жертвы?
        - А куда без них? - в свою очередь спросил я. - Войска, охрана, мало ли у Белого дома своих людей. Да, пострелять придется, но только после того, как я сам к ним наведаюсь.
        - Ты собираешься отменить все договоренности?
        - Они их сами аннулировали, когда попытались меня убить. Дальше, думаю, можно не продолжать?
        - Я понял. Куда едем?
        - У меня встреча с моими ребятами недалеко, в пригороде, а ты, Яш, возвращайся в Нью-Йорк. Я распорядился, Серега тебя одного больше не отпустит, парни больше не дадут тебя арестовать. Занимайся по плану. Если что-то изменится, я дам знать. Сейчас начинается самое интересное, ты ведь уже делал запрос о государственном долге?
        - Да, они были в шоке и потребовали дать им время все обдумать.
        - Они не в том положении, чтобы требовать. У них было много времени для принятия решения, начинай действовать.
        - А если… - Робертсон несколько замялся, но продолжил: - Если они включат станок и просто напечатают деньги?
        - Ну ты же сам понимаешь, что это не решит их проблему. Более того, они только подтолкнут свою экономику к пропасти. Да и не переживай, ФРС скоро не будет, как и станка… - я улыбнулся и, выбрав место, припарковал машину.
        - Ты затеял удар в самое сердце? - усмехнулся Яша.
        - Ну, когда голова не понимает, что организму плохо, за этим следует смерть, - пожал я плечами и вышел из машины.
        Отпустив Яшу, машина с охраной следовала за ним, я прошел несколько шагов и сел в машину к старине Джо. На самом деле, ФРС и Госдепом будут уже заниматься наши бойцы, а не лично я. Но уже после того, как я соберу урожай из тех тварей, что отравляют жизнь мне и моим людям. Приснопамятный госдеповец сдал всех, кто принимал хоть какие-то решения в этой стране. Не этих кукол, что позируют перед камерами, а кукловодов.
        - Итак, господа, этот щенок все же сделал то, чего мы опасались… - представительный седой мужчина во главе стола начал совещание.
        - А я предупреждал всех, когда стали пропадать наши люди. Его нужно было валить еще тогда, теперь уже поздно, - еще один, на этот раз мелкий и совершенно тщедушного вида старикан подал свой голос.
        - Ну, один из наших людей это и сделал, только вот сам куда-то пропал.
        - Я не уверен, что Смит мертв, - самый молодой из всей компании взял слово, - как докладывали мои люди, он какой-то неуязвимый!
        - Чушь, от пули еще никто не увернулся. Господа, вы все прекрасно помните, как доставалось нам наше положение и состояния? Повторюсь, от пули еще никто не уходил… - после этих слов голова говорившего разлетелась в мелкие брызги крови и мозгов. Все сидевшие вокруг стола оказались забрызганы этой смесью. Никто из присутствующих за разговором не услышал, как разбилось стекло в окне тридцатого этажа. Спустя несколько секунд люди начали вскакивать со своих мест, устремляясь к дверям. А почти в километре от этой комнаты, на высоте тех же тридцати этажей, человек опустил винтовку и усмехнулся:
        - Вот теперь гадайте, кто из вас будет следующим!
        Мои люди быстро принесли мне вести о сборе самых влиятельных персон Америки. Наблюдение за ними было установлено давно, просто они не делали прямых попыток навредить мне, вот и я их не трогал до поры. О, это были самые влиятельные люди, наверное, не преувеличу, если скажу, что даже не в Америке, а во всем мире. Их фамилии встречались в скрижалях пятисотлетней давности, встречались не просто так, а уже тогда указывались как самые богатые люди на Земле. Через нашу компанию прошло много документов, ведь многие из наших компаний, что мы отжали у старейших семей, были основаны пару веков назад, вот так. Так что не удивительно, что миром правят сейчас те, чьи предки грабили, убивали, пиратствовали еще четыреста, а то и пятьсот лет назад. Тогда они сколачивали свои состояния, приобретали земли, становились владельцами многих сокровищ и ресурсов планеты Земля. А вот их потомки так не смогут, всех их ждет прерывание рода. Хватит, поправили планеткой, надо дать ей отдохнуть. Пусть порадуется, глядя, как можно управлять людьми так, чтобы большинство было довольно. Это я о простых людях, работягах. Конечно,
вряд ли получится внедрить свою систему на всем шарике, не дадут, да и времени не хватит, скорее всего, но придать нужное направление для нескольких поколений, думаю, возможно.
        Всех сразу я убивать не буду, пусть помучаются в догадках. Этого да - не утерпел, уж больно хотелось нагнать на эту шоблу страха, пускай боятся. Еще бы, убить одного из таких людей в его же офисе на тридцатом этаже небоскреба, шутка ли! Для меня-то фигня, я со своими «бонусами» мог его убрать хоть откуда, но они об этом не знают. Между двумя зданиями был почти километр, плюс-минус, когда мне позвонили мои люди и сообщили о встрече, что проходит в штаб-квартире этих упырей, я подорвался мгновенно. Мой «слонобой» «416 Ремингтон» позволял стрелять и с более дальнего расстояния, так что, как говорится, результат у всех на лице.
        - Есть подвижки, - Яхон начал совещание на следующий день поздно вечером, ждали только меня, ибо мне еще нужно было добраться до Сан-Диего, а это через все Штаты лететь.
        - Рассказывай, - кивнул я, усаживаясь в кресло. Мы не такие, как недавние кукловоды, в небоскребах не сидим. Для таких совещаний у нас очень хорошее место имеется, подземный бункер. Охрана вокруг постоянная, тут вообще на несколько миль вокруг все наше, чужие не ходят.
        - Банкир решил свалить.
        - Куда? - усмехнулся я.
        - Не поверишь, в Мексику, - прыснули со смеха уже все ребята.
        - Он бы еще прямо к нам поехал, старый дурак, - заметил Малой.
        - Бог с ним, а что наши мексиканские друзья?
        Смеялись мы по той причине, что все мексиканские банды сотрудничают с нами. Договориться вышло нелегко, но вот результат есть. Наркоту они все равно пытаются сюда толкать, но уже меньше. Ведь проблема была стара как мир. Им, мексиканцам, колумбийцам и иже с ними, просто нечем заняться в своих прекрасных странах. А мы создаем рабочие места, строим производства. Рынки сбыта огромны, ведь, кроме Штатов и Канады, в Америке больше никто не живет, существуют. А мы развиваем страны; конечно, до реальных сдвигов в экономике и жизни людей еще долго, но подвижки-то уже налицо. Думаете, вот так взяли и заставили наркоторговцев и остальную мафию работать? Конечно же нет. Самых отмороженных, все серьезные синдикаты и их глав давно устранили. Да-да, банальный отстрел. Сначала там был шок, потом началась дележка, но тут уже заявились наши люди и разъяснили, что и почем. Туго, но дело шло, лет через десять, думаю, в этих странах людям некогда будет думать о быстрой наживе с помощью наркоты. Ведь, просто работая, они могут получить все блага жизни спокойно, без риска сдохнуть. Человек - такая тварь, что всегда
будет стремиться туда, где спокойнее. Нет, всегда, конечно, будут присутствовать упыри, мечтающие сделаться богатыми в одночасье, но это ж единицы.
        После совещания все разъехались по своим делам. Все давно поставлено на рельсы, и конкретно мое слово, в общем-то, не нужно. Я уехал на Кубу к жене, Джо поехал со мной, я подарил ему небольшой домик, невдалеке от своего, он был доволен. Правда, все вспоминал, как мы чудили с ним в Вашингтоне.
        Оливия встретила спокойно, как я и думал, она прекрасно помнила мои слова о моей смерти. Не видела труп, не верь. Поэтому все было хорошо. Через месяц я даже хотел вернуться в Европу к своей гоночной команде, да вот Яша притащил сюрприз.
        - Завтра с утра, в половине десятого, приедут телевизионщики, все готово, ты должен выступить с речью.
        - Яш, ты чего, с дуба рухнул? - я ошалело смотрел на своего адвоката и друга. - Какие в жопу речи?
        - Штаты скоро развалятся, я не верю, что тебе плевать на обычных людей, что загибаются от голода даже в богатых городах!
        - И… что? - не понял я.
        - Правительство вычищено, ну, почти. Те, кто правил страной последние пару сотен лет, устранены. Ты что, всерьез хочешь развалить такую страну?
        - Ну, я не думаю, что все так плохо… - начал я.
        - Гораздо хуже. Обвал спровоцировал экономический кризис. Америка ведь жила в долг, так было всегда. Теперь банки требуют возвращать долги, а у людей денег нет!
        - Так это ж наши банки, почти все? - удивился я.
        - И что, они же работают, как и должны.
        - Ничего не понимаю, - помотал я головой. - Я-то что сделаю?
        - Завтра обратишься к нации, а послезавтра я объявляю о предвыборной кампании! - твердо заявил Яша.
        - Во-во, я же говорил, что тебе надо в Белый дом! - услышал я из-за спины голос Джо. Этот-то когда вошел в кабинет?
        - Яш, ты чего, охренел? Русский партизан из Советского Союза будет баллотироваться в президенты США?
        - Именно так, ведь этого никто не знает.
        - Так вот что у тебя за акцент?! - вновь подал голос Джо.
        - Джо, лучше бы тебе этого и дальше не знать, - покачал я головой.
        - А то что, убьешь? - разозлился старик. - Давай!
        - Да идите вы все! - я совершенно вышел из себя и, хлопнув дверью так, что она чуть с петель не слетела, ушел из кабинета.
        Пройдя в гараж и игнорируя попытки Оливии меня поймать, я прыгнул в свою любимую спортивную машину, нашего завода, и, врубив передачу, с визгом покрышек умчался прочь.
        - Яша, я не поняла, это чего такое было? - спросила, зайдя в кабинет, Оливия.
        - Наш будущий президент взбесился! - хмыкнул Яша.
        - Какой президент?
        - Соединенных Штатов, какой еще?
        - А почему он мне ничего не говорил об этом?
        - Так он и сам об этом только узнал, видишь, как обрадовался? - съязвил адвокат.
        - Та-а-ак! Ну-ка, выкладывай давай, чего еще-то придумали? Только жить начали, думали все, успокоимся теперь, так опять полезли куда-то.
        Яша битый час объяснял моей жене, зачем он это замутил. Да и не он один, они там все сговорились. Как я об этом узнал? Так кабинет-то у меня тоже прослушивается. Яхон - маньяк, пишет все и везде. Правда, чтобы я не злился, когда узнал, он мне приборчик сунул, для поиска микрофонов. Это значит, чтобы я сам узнавал, есть в каком-либо помещении жучки или нет. А то я на него так посмотрел, когда про туалет спросил, что он испугался. А насчет кабинета он прав. Разговоры бывают разные, а запись дает много возможностей. Это и услышать то, что прослушал случайно, и вообще, сделать анализ беседы уже после ее окончания, в спокойной, так сказать, обстановке.
        Все они правильно сделали. Подгребая под себя всю экономику Штатов, я невольно сделал так, что от меня стала зависеть вся страна. Так что правы они. Вот только что я знаю об управлении страной?
        В тот день, вернувшись очень поздно, я застал Яшу в том же кабинете, спящим в кресле. Я уже остыл, поэтому не стал его будить, а просто ушел спать. Перед сном поговорил с женой, та не лезла, спокойно дождалась, когда я сам расскажу все. А вот утром я был хоть и хмур, но вполне вменяем. Яша подкинул было мне текст, что я должен буду зачитать, но я лишь отмахнулся от него.
        - Буду говорить так, как сочту нужным и смогу.
        - Вот этого-то я и боюсь! Хотя отредактируем, если что.
        Когда собрались журналисты и началась пресс-конференция, я собрался и вновь стал самим собой.
        - Граждане! - я сделал небольшую паузу. - Я Гарри Смит, председатель совета директоров компании «Калифорния», заявляю…
        Общее время моего заявления составило сорок минут. Я как мог попытался объяснить людям, которые слушали мое выступление, что буду стараться изо всех сил вытащить Америку из того кризиса, в который ее загнали бывшие хозяева жизни. Как основной держатель долговых бумаг страны, я действительно мог исправить ситуацию. Причем довольно быстро. Единственное, хоть передача и была в записи, но я спросил, обращаясь к людям, согласны ли они внести изменения в Конституцию. Это было необходимо для того, чтобы раз и навсегда изменить тот строй, в котором жила Америка. Нет, основные постулаты останутся незыблемы, но многое мы изменим.
        В первую очередь, Штаты более не будут мировым полицейским, на хрен это. Только благодаря гребаным лоббистам от оружейных компаний Америка накопила две трети своих долгов. А зачем это нужно? Вот и я о том. Не оружием единым сыта страна. На этой земле есть все для процветания, так же как и на моей Родине, так что будем работать.
        Кстати об СССР. У власти сейчас вполне нормальные люди, из военных. Так как Корею Америка не дербанила, то и конфликтов более не было. Союз сейчас активно строится, наконец кончились все конфликты и войны. Будут еще, конечно, но это когда еще будет. А пока будем налаживать связи.
        Через три месяца были приняты поправки к Конституции США, а еще через месяц объявлены прямые выборы президента. Мы упразднили весь институт выборщиков, запретили жестко любое лоббирование, и люди обалдели. Да-да, люди сами шли голосовать, а не как раньше, за них это делали те, кому они доверились. Контроль был очень жестким. Судоплатов курировал этот вопрос и был на своем месте. Так вот. Спустя четыре месяца, как Яша вообще все это замутил, я стал президентом Соединенных Штатов Америки. На выборах я набрал уникальные пятьдесят два процента голосов. Причем оставшиеся сорок восемь были не у одного претендента, их разделили между собой аж шестеро. И это мне было на руку.
        Несмотря на то, что сначала мне все это не нравилось, я изменил свое мнение. Кто если не я? Тем более, я не собираюсь работать с тем истеблишментом, что был ранее. Нет, у меня будет полностью своя команда. А смешно даже, русские без войны взяли Штаты! Ну ведь прикольно, да?
        «Э-эх! - выдох получился очень тяжелым. - Что такое, почему дышать нечем? Блин, как тяжело-то!»
        Попытавшись подняться, а я лежал, почему-то не смог этого сделать. Что-то невероятно тяжелое сковало все тело. И тут в голове всплыл разговор!
        «Ты добил его, сержант?» - «Да и так труп!» - «Черта с два! Немедленно добей, в голову!»
        Так. Я попался людям госдепартамента, в Вашингтоне. Мы с Джо устроили засаду на бывшего главу, а засадили нас. Стоп. А как же крокодилы? Яша? Президентство, наконец? Мать моя женщина! Я все же испытал выстрел в голову. Так вот значит, как это, сдохнуть надолго. А я все годы мучительно думал, выживу или нет, ведь так, чтобы всерьез в голову я не получал. Были всякие царапины, но тут выстрел в упор и… Все же живой! Но, блин, насколько же натурально все было, как наяву.
        И вот теперь я вновь живой, только вот где? Надо вылезать, может, я где-то возле столицы Штатов, а может… Да нет, неужели вновь в сорок первом и на войне? Не стыкуется. Если бы, как и тогда, очухался сразу после смерти, значит, появился бы в окопе, а тут, похоже, под землей… Могила?
        Да, я именно был в земле. Засыпан хорошо, давит прилично, земелька-то тяжелая штука. Но пока обдумывал это все, наконец начал ворочаться и пытаться сгребать землю под себя. Интересно, что хоть и чую, что воздуха почти нет, но не умираю, как-то живу, хотя круги перед глазами стоят непрерывно, кислорода мало. Спустя какое-то ужасно долгое время моих мучений одна из рук пробила толщу земли, и я почувствовал, что она на воздухе. Дождь шел, рука намокла сразу. Значит, неглубоко присыпали, как собаку, видать, бросили. Ладно.
        Сколько я так откапывался, неизвестно, но все же вылез. Ох, сколько же пришлось выплюнуть и исторгнуть из себя, даже не передать словами.
        Нет, это явно не Союз и не война. Да и как? Ведь тогда голоса в голове сказали, что это последний шанс…
        Грязи на мне было… просто немерено. Видимо, дождь обильно поливал. Осмотревшись, я понял, что это не кладбище, просто какой-то заросший бурьяном участок земли, даже не так, канава это, натуральная канава. Вот же бросили… Рядом рощица имеется, домов нет. Интересно, куда же это меня уволокли? Тело вновь было в порядке, странные ощущения в голове, наверное, фантомные боли после выстрела. А в голову мне точно стреляли, вон, вся одежда в кровище была, сейчас просто грязная, но следы того, что кровь текла, есть и просматриваются. Лицо, затылок, все ужасно чешется, тру рукавом, а на нем пуд земли висит. Вот бы кто увидел меня в таком виде!
        Черт, а Джо тоже хлопнули? Жаль старика, понравился он мне, настоящий мужик. Надо выбираться отсюда и все начинать сначала. У меня вновь ничего нет, ни оружия, ни денег. Но в этом же и плюс, теперь враги точно уверены, что я мертв, а это очень хорошо. Теперь память полностью восстановилась, и я уже знал, где и когда меня «убили». Это было в доме госдеповца, ничего другого не было, все было сном…
        Порыскав рядом, думал, что и Джо найду таким же, закопанным, но никого больше тут не было. Так, для начала нужно помыться и сменить одежку. Но для этого необходимо добраться до безопасного места, а оно… Черт, ведь я даже не знаю, где я вообще! Так, хоть и ночь, но впереди на севере небо как бы чуть светлее, пойду-ка туда, скорее всего, там и есть какая-то жизнь.
        Я не ошибся в своих предположениях. Впереди, как только прошел через небольшую рощу, показались далекие огни города. Хоть и был в столице Штатов всего несколько раз, но и то опознал сразу. Он, Вашингтон. Тем лучше. Если Джо не спрашивали насчет того, на чем мы сюда прибыли, то о трейлере знать не должны. Его мы возле дома не ставили. Жилье-то наверняка все обшмонали, но там и не было почти ничего, все основное именно в передвижном доме. Прицеп по приезде мы оставили на одной из больших стоянок, что имелись возле города. Точнее, на окраине. Это был так называемый трейлерный парк. Там была куча таких же домов, как у нас, в Америке большое количество людей так живет, путешествуя на колесах. Приедут куда-либо и живут сколько хотят, потом дальше едут, так и путешествуют.
        Дело немного осложнялось тем, что я сейчас был явно с другой стороны города. Трейлер у нас стоит на востоке, в миле от границы города, а я сейчас где-то на юге. Ладно, доберусь, но надо торопиться, чтобы успеть затемно. В таком виде, как у меня сейчас, за зомби примут и шлепнут на хрен. Вон, еще и грим расплылся и свисает лоскутами, чую, что рожа у меня сейчас больше на собачью морду похожа. А пулю-то мне, похоже, прям в лоб всадили, уж больно чешется он.
        Впереди было поле, но темнота спасала, и я довольно быстро преодолел расстояние до трейлерного парка. Бежал всю дорогу, благо «бонусы»-то помогают. Хотя времени прошло немного, но небо уже светлело, видимо, очухался в могиле я часа в два, не раньше. Значит, сейчас около пяти утра, хорошо, для остальных людей самый сон.
        Так и оказалось. Вокруг парка не было ни души, сколько ни смотрел, никого не увидел. Мой домик на колесах стоял почти с краю, но тут явно прибавилось путешественников, поэтому нужно искать. Хорошо, что сам тогда отгонял его сюда, поэтому помнил хотя бы примерно, а то бы не нашел. Слишком много похожих домов тут стояло, не меньше пяти десятков штук. В эти годы было не слишком много модификаций, так что они все похожи.
        Проблуждав еще около получаса, я под брехание какой-то шавки из породы двортерьеров наконец нашел наше жилье. Собачка, кстати, вначале тявкала, а как увидела, заскулила и смылась.
        Осмотревшись и ничего подозрительного не обнаружив, подошел к двери. Заперто. Конечно, заперто, сам и закрывал, там же оружия как грязи. Присев и пошарив рукой под днищем прицепа, я нашел нишу, в которую и положил ключи. Быстро достав их, я отпер замок и оказался внутри. Отлично, ничего не указывало на чье-либо присутствие. Так как стоянка тут была официальным трейлерным парком, здесь присутствовало электричество. Просто человек, приехавший в такой парк и заплатив взнос, кидал временные провода к распределительному щиту ближайшего столба и все. Заперев дверь изнутри, да еще и сигналку подвесив, я быстро включил на щитке отключенную массу и, проверив уровень воды в баке, включил бойлер. Отлично, вода скоро согреется, хотя и так не ледяная, начну мыться. Просто для снятия грима мне нужна теплая вода и спецсостав, который разводится опять же в теплой воде.
        Полностью отмывшись и сняв грим, почувствовал себя человеком. Сколько же на мне было грязи, уму непостижимо. Еле воды хватило. Только пройдя мимо входной двери раз уже в пятый, обратил внимание на газеты, лежавшие на полу. Тут отверстие в двери, специально для газет сделано. Что удивляло в Штатах, так это работа газетчиков. Всегда, где бы ты ни был, найдешь свежую газету, а главное, совершенно бесплатно. Правда, это была какая-то желтуха, она за счет рекламы жила, так что ее и раскидывали кругом. Привлекло меня в сей прессе лишь одно, дата.
        - Ничего себе меня убили, аж двое суток прошло! - обалдело выдохнул я. Ранее со мной такого не было, башку так не подставлял, всегда как-то прокатывало, а тут на тебе. Нехило я «поспал» в земельке. Надо скорее дать знать о себе Яше, а то еще и вправду поверят, что я труп. Да, кстати о газете, нужно купить нормальную и почитать, вдруг что обо мне напишут!
        Полностью обновив грим, теперь на вид я был сорокалетним, средней руки врачом. Интеллигентские усики, бородка, очки, прическа на десять баксов, все это здорово меня изменяло. Да еще и сам цвет волос поменял, вышло хорошо. Одна засада была, у врача не было разрешений на оружие, ну ничего, прокатит как-нибудь, я не собираюсь махать пушкой налево и направо.
        Около десяти утра я собрался и вышел из трейлера. Вокруг крутились дети, народу-то в парке хватало, но на меня особо никто не смотрел. Лишь на выходе служащий, что-то наподобие охранника, попросил документы, так как не знал меня. Предъявил и пошел дальше. Так, сейчас уже легче, деньги, хоть и немного, у меня есть, нужны колеса и телефон. Автомат был рядом, поэтому я быстро нашел в кармане подходящие монеты и сделал вызов.
        - Кто его спрашивает? - ответили мне, когда я попросил позвать Яшу.
        - О, сообщите ему просто, что умер старик Берд, поминки будут завтра в двенадцать часов, скажите, что Ларри приглашал.
        - Хорошо, сэр, я передам, - девушка на том конце провода расслабленно выдохнула.
        Ну вот и все. Серега, если, конечно, он еще слушает все наши старые офисы, должен отреагировать. Яша знает, где меня искать, а уж Яхон ему обязательно передаст. Если, конечно, он услышит этот телефонный разговор. Должен услышать, Серега необычайно исполнительный и доверяет только себе. Сейчас, когда со мной такое произошло, он обязательно следит за всем, что тут происходит. И уж звонок Яше не должен остаться без внимания. Завтра, в двенадцать, мне нужно быть возле телефона-автомата на одной из улиц Вашингтона. Если звонка не последует, значит, информация не дошла и придется придумывать что-то другое. А вот и киоск с газетами.
        - «Washington Post», please, - протянул я мелочь кассиру. Получив на руки свежую газету, я застыл прямо тут, даже, наверное, с поднятой ногой.
        «При нападении на главу Госдепартамента США был убит владелец корпорации «Калифорния» Гарри Джордж Смит. Преступник дерзко пробрался в дом служащего и устроил засаду. Сотрудниками Госдепа было пресечено это преступление, и преступнику предложили сдаться. Смит открыл огонь, попытавшись скрыться, и ответным огнем был уничтожен. Ведется следствие. ФБР рассчитывает найти сообщников Смита, так как ранее ему заочно вынесли приговор за обрушение биржы Соединенных Штатов Америки и угрозу национальной безопасности. Мы будем держать вас в курсе!» - вот это ни хрена себе выверт. Хотя, а что еще следовало ожидать. Но каковы засранцы, а? Выставили так, что как ни смотри, а я демон во плоти, ну-ну. На самом деле, эту заметку давали только для одной цели. Дать понять моим соратникам, что я мертв. И ведь, думаю, поверят! Как-то я такой момент упустил, но в газете было мое фото. Точнее, фото убитого Берда, в которого я был наряжен. Лица там не было, прикрыли тряпкой все, что было выше носа, туда ведь мне и выстрелили, а вот тело… Черт, они не постеснялись и раздели меня, чтобы показать часть тела. То-то я думал,
чего это рубаха на мне расстёгнута. Да, дела! Но ничего другого пока не придумал, поэтому остается ждать до завтра. Будет звонок - хорошо, нет - что ж, придется выбираться в одиночку.
        Вечером на взятой в прокате машине я прокатился возле того дома, где нас с Джо застали врасплох. И где же я прокололся? Хотя о чем это я, ведь они ждали несколько дней, готовились. Но вот ведь засранец этот госдеповец, как он догадался, что я выживу после падения самолета? Не помню, спрашивал ли я его тогда, в доме?
        Возле дома было тихо и никаких признаков того, что там кто-то есть. Ворота заперты, но машины во дворе не было, свет также не горит, хотя уже темнело. Покрутившись по улочкам, но так, чтобы не привлекать особого внимания, я вернулся в парк и заперся в трейлере. Необходимо продумать дальнейшие шаги, а то что-то вообще ничего пока не придумал. Понятно, что надо брать за жопу госдеповца и для начала узнать, что стало с Джо. Если жив, постараюсь вытащить, старик мне здорово помог, если убили, начну «косить» эту падаль, что называется руководством США. Уничтожу всех, на корню. Семьи, возможно, не трону, но самих чиновников всех под нож. Кстати, интересно, а то, что мне поведал перед «смертью» госдеповец в моем сне, правда? Или придется опять раскапывать данные тех, кто замешан в моей травле?
        Как и боялся, звонка не последовало. Прождал почти полчаса и, не выдержав, позвонил сам.
        - А его не было, мистер…
        - Уоллес.
        - Мистер Уоллес, - девушка, судя по голосу, была напряжена.
        - Ясно, спасибо, мисс. Можете ответить на один вопрос?
        - Да, сэр, конечно!
        - А давно его нет?
        - Три дня, сэр, - девушка чуть помедлила, но продолжила: - Мы сами в недоумении, наш босс ждал его приезда и не знает, что делать, связи с ним нет.
        - Спасибо, мисс, вы очень помогли. Жаль, что мистер Робертсон не присутствовал на похоронах, его там ждали…
        Внезапно, в конце улицы послышался шум мотора едущей на высокой скорости машины. Я оглянулся и обалдел. Госдеп научился работать? В моем направлении двигались аж две машины, обе черные, ФБР, к гадалке не ходи. Не знал, что у них есть оборудование, когда и смогли наладить прослушку? Это означает одно, Серега снял свое наблюдение, а это хреново, неужели поверили в мою скоропостижную кончину? Ладно, размышлять некогда, федералы уже почти подъехали. Благо, в пяти шагах от меня парк, специально так планировал, чтобы была возможность уйти, поэтому особо я и не паникую. Главное, чтобы внешность особо не запомнили, а то у меня больше нет комплектов грима и подходящих документов.
        Спокойно повесив трубку, я вышел из будки и, под визг тормозов двух черных «крайслеров», прыгнул за невысокий забор, скорее, это было просто ограждением. Уйти не было проблемой, главное, на той стороне парка стоит машина, а в ней одежда. Быстро преодолев парк, пришлось оббежать по кругу пруд, я выскочил на параллельную улицу. Тут, среди других машин, стоял и мой, взятый напрокат «бьюик». Машинка была блеклого, светло-зеленого оттенка, совершенно не бросающегося в глаза. Оказавшись за рулем, увидел в зеркало, как из-за поворота выскочили одна за другой обе машины федералов.
        «Хорошо работают, интересно, как такие спецы прошли мимо внимания Яхона? Уж у него-то все более или менее ценные специалисты под колпаком, а тут, смотри какое рвение».
        Я лег на сиденье, не особо правда надеясь на то, что меня не заметят. Но «крайслеры» промчались довольно быстро.
        - Зря я вас хвалил, - произнес уже вслух я. Увидев, как впереди отъезжает одна из машин, тоже завел мотор и выехал на дорогу. Свернув на первом же перекрестке, спокойно поехал к выезду из города, по пути остановившись лишь раз, чтобы одежду сменить. Там, у телефона, я был в плаще и шляпе, а тут надел пиджак и остался с непокрытой головой.
        На выезде ждал еще один сюрприз, в виде поста полиции. Так как выехал я на эту улицу буквально в сотне метров от него, сваливать было поздно и, решительно кивнув самому себе, я спокойно поехал в сторону копов.
        - Добрый день, сэр! - конечно, меня остановили. А как иначе, если тормозят всех абсолютно.
        - Привет, сержант, проблемы? - спросил я спокойно. В принципе, нужен очень наметанный глаз, чтобы распознать мой грим.
        - Все о’кей, сэр, простая проверка. Тут магазин кто-то ограбил, вот и проверяем. Куда направляетесь, сэр?
        - Домой, я живу в пригороде.
        - Что делали в столице?
        - Я прохожу дополнительное обучение, я врач, сержант, нам это необходимо. Методы лечения постоянно совершенствуются, приходится соответствовать, иначе быстро потеряешь лицензию.
        - О, я понимаю, сэр. Вот ваши документы, удачного дня! - вот и все, я поехал дальше, будучи совершенно спокойным. Скорее всего, простым копам даже не довели конкретную информацию о преступнике, вот они особо и не стараются. Через несколько перекрестков, постоянно проверяясь на наличие хвоста, я подъехал к трейлерному парку. Не совсем, конечно, я не хотел, чтобы там видели, какая у меня машина, поставил недалеко и прогулялся пешком.
        - Как дела, сэр? - на входе спросил охранник.
        - Все о’кей, Фрэнк.
        - Вы сегодня раньше, - заметил тот. Блин, каких наблюдательных людей берут на работу охранниками. Я всего-то здесь вторые сутки, а он уже подмечает, что я сегодня появился раньше, чем вчера.
        - Забыл утром кое-какие бумаги, вот и забежал, чтобы забрать.
        - Ясно, сэр, быть врачом чертовски тяжело, - он даже запомнил мою специальность, я говорил ему, что работаю врачом.
        - Зато прибыльно, - хмыкнул я. Это все американцы знают. Больше всех тут зарабатывают адвокаты и врачи.
        - Точно, сэр, - усмехнулся в ответ Фрэнк. - Не слышали, что в городе произошло?
        - А что такое? - встрепенулся я.
        - Да чего-то копы разъездились, даже у нас были. Ничего не проверяли, только показали фото одного парня.
        - Даже не знаю, Фрэнк. На выезде стоял пост, офицер проверил мои документы, но ничего не сказал, поэтому нет, не знаю.
        - Ну, значит, завтра из газет узнаем, - заключил охранник.
        Пройдя на территорию, я быстро зашел в свой прицеп и забрал некоторые вещи. Надо валить отсюда, но сделать это незаметно нет возможности. Точнее, трейлер мне незаметно не вывезти. Хотя, а может, это и к лучшему. Собрав сумку, я двинул в сторону ограды. Оглядевшись, тут было тихое местечко, я перебросил сумку через забор и вернулся к прицепу. Повесив маркеры, чтобы потом понять, был тут кто-либо или нет, я направился к выходу. А у ворот уже копы. Черт, они точно что-то знают, иначе я затрудняюсь это объяснить. На ум приходит только одно. Получив сведения о звонке в банк, федералы могли проверить мою «могилу». Ничего там не найдя, вновь тряхнули Джо и узнали о прицепе. Больше думать нечего. Хорошо, что оружие я прячу не в своем, а соседнем. Точнее, под ним. Там алкаш какой-то живет, пьет не просыхая каждый день, трейлер у него уже в землю врос, вряд ли он что-то обнаружит под ним.
        - Добрый день, сэр, - коснулся кончиком пальцев своей шляпы коп, обращаясь ко мне.
        - И вам, офицер, проблемы?
        - О, простая проверка. В городе совершен налет на магазин, отрабатываем версии…
        В это время я заметил интерес охранника. Тот буквально грел уши, пытаясь все расслышать.
        - Ясно. Вам достаточно водительского удостоверения, а то других документов у меня при себе нет? Ушел на обеденный перерыв, тороплюсь на лекцию.
        - Конечно, сэр, простая формальность, - коп деловито, но быстро проверил мои права и отпустил меня. Тем более, к въезду подошла машина, и он заинтересованно двинулся к ней.
        - Пока, Фрэнки, - кивнул я охраннику, - до вечера.
        - Удачи, сэр!
        По-моему, я переборщил с везением. Нужно просто выждать какое-то время, но его нет. Судя по той информации, что нашел в газетах, в Штатах сейчас пипец. Все из-за меня. Мои люди все же обрушили экономику исключительной нации. Чтобы в ответ ни делали представители власти США, у них ничего не получалось. Позвонить напрямую Сереге и дать о себе знать, нет, похоже, не одни мы такие ушлые, федералы тоже не зря свой хлебушек едят.
        Подобрав сумку, я прошел к машине и сел за руль. Куда ехать? С трейлером было хорошо, можно сказать был дом, а теперь? Даже помыться негде. В мотели я заселяться не хотел, черт, как же Джо не хватает. Хотя, был бы он здесь, все равно пришлось бы прятаться. Как же я так сплоховал-то, а?
        Джо надо вытаскивать, не годится это - оставлять старика в беде, ведь он совсем не при делах. Наблюдать за зданием ФБР в Вашингтоне еще то мучение. Тут такая круговерть, народу, как грязи. Стоп, а почему бы этим не воспользоваться? В помещениях управления можно и без оружия справиться, благо уровень моей подготовки очень высок, да еще и «бонусы»…
        - Здравствуйте, сэр, чем могу быть полезен? - за стойкой регистрации меня встретил молодой человек, сотрудник ФБР. Да, я просто вошел внутрь конторы вместе с несколькими людьми и встал в короткую очередь к столу регистрации.
        - Понимаете, вчера на улице мне показали портрет мужчины…
        - Кто? Полицейский инспектор?
        - Именно. Так вот… - Я хотел, чтобы меня проводили к агенту, который руководит моими поисками.
        - Вы видели, этого человека? - с этими словами молодой сотрудник показал мне бумагу, на которой был мой портрет. Кстати, довольно молод я на нем, старое фото.
        - Кажется, да… - чуть неуверенно произнес я.
        - А где?
        Блин, я что, прямо в холле буду показания давать?
        - Это было возле одного из домов в центре…
        - Подождите минуту! - с этими словами сотрудник направился куда-то по коридору. Спустя всего пару минут он вернулся уже не один. Слава богу, я уж думал…
        - Сэр? - вопросительно посмотрел на меня новый персонаж.
        - Да? - в свою очередь спросил я. Ему надо, пусть и озвучивает смысл моего прихода, я за него болтать не собираюсь.
        - Вы сообщили, что видели Смита в городе?
        - Я не знаю, Смит он или Браун. Может, он и вовсе Гитлер, - после этих слов новый агент аж передернулся. - Я сообщил, что видел парня, похожего на того, что показали копы на фото.
        - Пройдемте ко мне в кабинет, сэр?
        - Пойдемте, - кивнул я спокойно.
        Кабинет был маленьким, находился на втором этаже здания ФБР и был полностью пуст. Точнее, людей тут больше не было.
        - Продолжим разговор, сэр?
        - Конечно, а что натворил этот парень?
        - Он виноват во всей этой истории с биржей США. Да еще и вместе с сообщником совершил нападение на главу Госдепартамента.
        - Ого, не шутки! Они здорово рискуют, находясь в городе после этого.
        - Ну, он, скорее всего, один. Его помощника задержали, он в камере и дает показания. Поимка самого Смита - дело времени. Итак, сэр, где точно вы его видели, как он выглядел, что он при этом делал, во сколько это произошло?
        - Ой, столько вопросов, - делано насупился я, - видел я его в городе, в здании ФБР, в вашем кабинете… Сиди и не рыпайся! - это я уже после того, как федерал подпрыгнул, поняв мои слова. Я ухватил его за горло, и тот, давясь словами, понял всю безысходность своего положения. - Я спрашиваю, ты отвечаешь. Да - кивни, нет - мотай головой, понял?
        Агент кивнул аж два раза.
        - Одного раза достаточно. Джо здесь?
        Кивает.
        - В камере?
        Ответ тот же.
        - Камеры в подвале?
        Еще раз утвердительный кивок.
        - Кто имеет к нему доступ? А черт… - Как же он мне ответит? - Я ослаблю горло, сможешь сказать. Только попробуй крикнуть, мои пальцы даже не почувствуют твою шею, продемонстрировать?
        Тот начал мотать головой, явно показывая, что все понял. Я чуть ослабил хватку, руки у меня с этими «бонусами» что тиски. Агент чуть сдавленно кашлянул, на что я вновь придавил, но тот умоляюще посмотрел на меня, давясь кашлем.
        - Доступ у меня есть, но вам туда не пройти, - прошептал он ответ, сначала выдохнув.
        - Сколько охраны?
        - Человек шесть, все с оружием…
        - Это не пугает. Скажи, а если ты не выйдешь из кабинета после работы, тебя придут проверять? - соврать он не сможет, понял свое положение.
        - Н-н-нет, зачем? У меня свободный вход-выход.
        - Почему Джо тут, а не в Госдепе? Ведь взяли его они?
        - Там был только глава с охраной, захват обеспечивали люди из Бюро. Поэтому и привезли сюда, хоть департамент и был против. Но тут дело такое, наш шеф уперся и получил одобрение Конгресса.
        - По мне что, уже Конгресс решения принимает?
        - Такую бучу заварить и остаться незамеченным? - в свою очередь спросил агент.
        - Хорошо. Остаемся ночевать тут и ночью выпустим Джо. Ты как, поможешь?
        - Ничего не выйдет, существует инструкция Госдепа: даже допрос преступника производить в камере, никогда и никуда его не выводить. Охрана не даст, более того, сразу сообщит дежурной смене и нас схватят.
        - Ух ты, как интересно. Ладно, больше травы, легче косить. Ночью кроме охраны внизу кто еще в здании?
        - Дежурная смена, трое агентов, находятся на первом этаже.
        - Отлично. Где тут у меня? - спросил я сам себя, обшаривая свободной рукой карманы. - А, вот! - найдя тряпку, что заранее приготовил, засунул агенту в рот. Тот хлопал глазами, и я все же решил его усыпить. Судоплатов показывал отличные приемы, как обездвижить человека. Даже есть такие, что тот будет в сознании, но не сможет пошевелить и языком. Мне сейчас такой не нужен был, в смысле прием, поэтому просто чуть надавил пальцем на точку за ухом, и агент обмяк.
        - Вот и ладушки, поспи тут немного, а я подумаю, - произнес я по-русски.
        Связав, очень хорошо связав агента ФБР проводами от телефона и радио, что были в кабинете, я утащил его к шкафу и, осмотрев последний, засунул его туда. Пущай полежит, а то еще часа три ждать, когда рабочий день кончится. Без сознания тот пробудет часов шесть точно, я-то могу и раньше его «разбудить», но как-то не хочется.
        Этот хрен соврал все же. Его пришли проверить. Позже я узнал почему. Стук в дверь кабинета едва не застал меня врасплох, настолько я увлекся чтением дела Джо, которое обнаружил на столе агента. Просто вскочил и рванул к двери, надеясь, что успею. Едва подбежал, как ручка начала дергаться, кабинет-то был заперт. Интересно, у них ключи есть? Ответом мне было скрежетание ключа в замочной скважине. Экие они тут упертые, шел бы спать, целее был бы.
        В кабинет просунулась голова дежурного, и, обведя взглядом доступную для взгляда часть кабинета, он спросил:
        - Мистер Гордон, сэр, вы тут? - спрашивал достаточно тихо, даже странно. Не получив ответа, дежурный начал было входить, когда я рванул дверь на себя. Я уже разглядел в щель между дверью и косяком, что в коридоре темно и больше никого нет, поэтому начал действовать. Дежурный агент ввалился внутрь, пытаясь удержаться на ногах. Прямой, ребром ладони, удар в горло заставил его забыть обо всем на свете. Схватившись за горло, федерал отчаянно пытался вспомнить, как дышать, но я не дал ему на это времени. Вновь точка за ухом - и еще один спящий красавец образовался.
        - О, я весь вечер могу так развлекаться, только приносите, - пробормотал я тихо, выглянув за дверь. Интересно, кто-нибудь уже пробовал штурмануть Бюро? А, ладно, тут никакой не спецназ окопался, крысы канцелярские. Может, разве у охраны внизу, а агенты - обычные люди. Вот с мафией воевать было опасно и временами сложно, а тут… Узаконенная мафия, а подготовка тьфу и растереть.
        Скользнув за дверь, я прошел спокойно до самого холла. Тут, возле стойки регистрации, стоял и думал о чем-то своем еще один, хм, агент. Меня отчего-то пробирал смех. Может, это адреналин? Так у меня уж вроде иммунитет к опасности, чего только не было в жизни. За спину мне к нему не попасть, поэтому…
        - Эй, любезный, - позвал я тихо, подойдя как можно ближе. Тот аж подпрыгнул на месте.
        - К-к-кто ты? - даже к кобуре не потянулся, ну а я сблизился вплотную. Этого «выключать» мне не нужно, мне «язык» требовался. Поэтому просто и без затей рубанул ладонями по ушам. Черт, все же чуток переборщил. Несостоявшийся «язык» обмяк, я только успел его подхватить. Оттащив его за стойку, тут она была большой и высокой, усадил на пол. Быстро проверив, нет ли кого поблизости, вернулся к нему и шлепнул по щекам. Пленный застонал и попытался подставить руки, чтобы я больше его не хлестал.
        - Сколько людей в здании, быстро, а не то я тебе глаза выколю! - жаль, что они русского не понимают, а не то я бы сказал такими словами, что пленник обделался бы. Английский все же не столь красноречив, но что есть.
        - Ты кто? - уже не заикаясь, пробормотал пленный, пытаясь потереться ухом о плечо, выходило с трудом, держал я качественно.
        - Третий раз я не буду повторять, - хлопнув его по лбу, я задал вопрос вновь.
        - Шесть агентов, дежурная смена четверо, один работает, что-то задержался у себя в кабинете, еще один постоянно внизу.
        - Твои коллеги где?
        - Том пошел проверить агента Гордона, тот почему-то не явился на вечернее совещание, а там были ребята из Госдепа. Дело-то он ведет, было странно, что он не явился.
        - Почему же раньше не пошли проверять?
        - Так совещание закончилось только четверть часа назад. К нему вопросов не было, поэтому и не спешили.
        - Остальные?
        - Ушли проверять верхние этажи, - говорун начал приходить в чувство и уже поглядывал мне за плечо.
        - Уже вернулись! - услышал я за спиной голос неизвестного мне человека. - Встать, руки на затылок!
        Ого, какие нотки в голосе!.. Пытаясь вставать аккуратно, чтобы не спровоцировать атаку, я заметил, что эти горе-агенты стоят совсем рядом.
        - Ребята, он опасен! - вскрикнул лежавший передо мной «язык», но я уже все рассчитал. Вскинув левую ногу и используя стену для толчка, я в развороте лечу к обоим агентам, что так тихо подкрались ко мне. Только один успел нажать на спуск, ага, стволы у них были подняты. Пуля чиркнула где-то в районе плеча и не причинила мне никакого вреда. А вот я рубил уже по-взрослому. Со всего маха врезал ближнему в нос, отправляя в нокаут, гарантия, а второго, который и успел выстрелить, достал следующим ударом, в горло. Стрельба в здании ФБР - это плохо, но теперь, время - деньги! «Язык» уже успел чуток отползти и шарил у себя под пиджаком, надеясь найти пистолет.
        - Не это ищешь? - спросил я с улыбкой, показав ствол.
        - К-как? - опять начав заикаться, всхлипнул от досады агент.
        - Каком кверху! - бросил я по-русски и ударом ноги в висок «выключил» пленника. Значит, если тот не соврал, то в здании остался один, тот, что дежурит внизу у камер. Хорошо. Собрав все оружие, бросил его под стойку, себе оставив только один пистолет и запасную обойму. Не хочу здесь стрелять из своего оружия, хотя у меня и тихое есть, пусть позже следаки голову поломают, чего это агенты пострелять друг в друга задумали. Уложил всех так, будто тут была перестрелка. Когда уберу последнего, сделаю несколько выстрелов из стволов вырубленных мной агентов. Только бы на прозвучавший ранее выстрел кто-нибудь шустрый не примчался, надо торопиться.
        Внизу меня ждал сюрприз. Только толкнув дверь в помещение с камерами, я получил заряд дроби в грудь, опять одежку попортили. Рухнув прямо там, где был, я даже не потерял сознание. Странно, как-то не кучно заряд пошел. Из положения лежа стрелять я не мог, дверь-то, которую я открывал, закрылась. Где был охранник, понятно, в конце коридора, поэтому, наверное, и кучность пострадала. Перевернувшись, а то лежал на животе, хотел было вновь начать открывать дверь, как последний из агентов сделал глупость. Вот что значит секретность в таких конторах. Даже своим не сказали, на что я способен. А может, просто не думали, что я, Смит, сам сюда заявлюсь? Похоже так. Стрелявший в меня агент сам открыл дверь и сейчас стоял во весь рост передо мной. Просто выстрелив ему в ноги, срубил его как липку. Упал он, правда, как мешок с дерьмом, как-то даже хлюпнув в конце. Так, пора, думаю, рубить хвосты. Чем меньше информации о нападавшем получат следаки, тем лучше: нехай головы поломают, размышляя, кто это тут так накуролесил. Наклонившись над раненым, просто свернул ему шею. Хрум - и все. Давно уже меня не цепляет
такая работка.
        Отлично, а вот и ключи от камер! Содрав у него их с пояса, я начал обход. Всего помещений с тяжелыми даже на вид дверями было десять. Я попробовал крикнуть, в надежде услышать голос Джо, но стояла тишина.
        У охраны и тут был кабинетик, нечто вроде поста, но идти и искать в журналах список подследственных мне было, откровенно говоря, лень. Подходя к каждой двери и подбирая ключи, рассматривал сидельцев, ища нужного мне. Только в пятой по счету камере я его обнаружил. Это была камера Джо. Тот не встретил меня и не отозвался раньше по одной причине. Старику серьезно досталось, вон, весь в крови. Господи, да его, похоже, серьезно так прессанули, суки, а я их еще в живых оставляю… Хотел инсценировать что-то, да на хрен, всех завалю. Все, кажется, я вновь вышел на тропу войны, даже не думал, что вновь буду это делать. Так-то, со времен войн с мафией я как бы завязал, по крайней мере, сам это делать, но теперь…
        - Эй, дружище, ты как тут, живой? - спросил я тихо у старика.
        - Кхе-кхе, - откашлялся Джо, - не дождутся, твари!
        - О, главное оптимизм не пропал, - кивнул я, - давай, дружище, я тебе помогу.
        Выходить с Джо я собирался аккуратно, но… Нет, у входа еще не было кучи копов с сиренами и броневиками поддержки SWAT. Просто те агенты, кого оставил в живых, решили меня немного продырявить. Стараясь не подставлять голову, я укрыл Джо за собой, а позже и вовсе запихнул его за ближайший угол. Несколько пуль попали близко к сердцу, так как на доли секунд вырубало, но все же я легко завалил их всех.
        Когда оказались на улице, вдалеке слышался вой сирен, надо валить отсюда. Машины, стоявшие на парковке, мне не подходили, ключей нет, а возиться некогда. Блеснув маячком, показалась машина такси, о, подойдет.
        - За город, быстрее!
        Водитель послушно дождался, когда мы погрузимся, и тронул машину. Быстро, но плавно набирая скорость, мы уезжали от здания ФБР. Водитель легко «уговорился», еще бы, ствол он видит, да и вид, что у Джо, что у меня, обо многом говорит. Болтать он не стал, опасался, наверное, так что я решил начать сам.
        - Как выезды, все еще перекрыты? - я крутил головой по сторонам, пытаясь понять, догоняют или нет.
        - Думаю, да, сэр… - поморщился водила.
        - Не боись, подставлять не буду, высадишь на окраине, только не на виду, понял?
        Погони пока не было.
        - Конечно, сэр, - кивнул водитель грустно.
        - Говорю, не бойся, ты нам не враг, да и заработаешь нормально, - с этими словами я подал ему стодолларовую банкноту. У мужика сверкнули глаза, но вслух он ничего не сказал, молча убрав деньги в карман. А минут через пять мы уже выгружались.
        - Посиди здесь минут пять, - попросив водителя не делать глупостей, я хлопнул дверцей.
        - Гарри, думаешь, уйдем от них? - тихо спросил Джо.
        - А куда мы денемся? - подмигнул я, хоть Джо этого и не видел, темно.
        - Ребятки уж больно серьезные, работают на совесть.
        - Только не известно на чью, - кивнул вновь я. - Ладно, давай вон туда, за угол, посидишь чуток, я колеса найду, о’кей?
        Старик утвердительно кивнул.
        Пока усаживал Джо в подворотне, хотя какая тут подворотня, чистый ухоженный дворик, по дороге пронеслись аж три патрульных экипажа и один серый «крайслер». Ясно, или федералы, или департамент, у них такие тачки. Обойдя пару домов, я заметил возле одного из них светлый «шевроле». Машина старая, но вид имела бодрый, следят за ней, точно. Удивляться, что машина стоит возле гаража, да еще с ключами внутри, не стал, давно живем в Штатах, здесь пока это норма. Лишь в хреновых районах на юге это опасно, а здесь, да еще в столице… В общем и целом, спустя пару минут я уже был возле Джо и грузил его в машину.
        - Гарри, как ты собираешься выехать, ведь патрули кругом? - с сомнением в голосе проговорил старик.
        - Постреляем чуток и выедем, - твердо и уверенно ответил я. Проверил пистолет, сменил магазин и положил ствол под ногу на сиденье.
        На посту было многолюдно, не, не прорваться, будут случайные жертвы, а мне этого не надо. Остановив машину в неосвещённой части улицы, я вновь выволок Джо. Зря только машину угнал, ну да ладно, в первый раз, что ли?
        Потопали мы кустами и чужими участками. Заборов здесь не было почти, лишь небольшие палисадники. Двигались вдоль городской черты, надеясь найти лазейку. Первая улица, вторая, черт, ну блин, все эти черти перекрыли, хрен пройдешь. Но темнота наше всё. Выбрав дом, в котором, несмотря на ночь, горел свет, решил двигать по его участку. А что, из дома нас точно не увидят, там светло, а на улице хоть глаз выколи, поэтому тихо пробирались сквозь ветви какого-то кустарника. Ничего, выбрались, Джо даже устать не успел.
        - Гарри, а как же трейлер? - вдруг спросил старик.
        - Спалился я с ним, а что?
        - Так там же куча оружия! - вскинулся Джо.
        - Была, Джо, была. Тут недалече нычку сделал, утром ездил, все там, с собой только пистолет и брал. Кстати, а они спрашивали о прицепе? - вспомнил я.
        - Нет, иначе бы знали о нем давно и взяли бы тебя там. Спрашивать, уж поверь, они умеют, суки! - сплюнул Джо.
        - Ладно, осталось чуток пройти, потерпи. Я тачку здесь оставлял, в город-то было не сунуться.
        Машину мы нашли в целости и сохранности. Как загнал в кусты, так и стояла. Заведя мотор, тронулись в путь. Путь не близкий, наверняка придется колеса менять не раз и не два. Но сначала Джо. Надо где-то его доктору показать, чтоб подлатали чуток, а то еще не выдержит поездку. Нам ехать минимум до Атланты, там ближайший объект нашей компании, то есть связь с моими ребятами.
        Под утро свернули в захудалый городок, скорее даже поселок, по русским меркам, но доктора я все же там нашел. Я и сам немного осмотрел Джо на предмет повреждений. С виду было страшно смотреть, а на деле - спецы свое дело знают, били больно, но не калечили. Во-первых, нужны ответы на вопросы, а во-вторых, вдруг они его в суд захотели бы притащить, дело-то они громкое вели, даже в газеты информацию запустили. Вот и доктор спустя час возни подтвердил мои догадки.
        - Синяки, ссадины, общее истощение. Кровотечений внутренних органов скорее нет, иначе он не выдержал бы дорогу…
        - Док, какую дорогу? - охренел я.
        - Молодой человек, еще с ночи по радио трубят, как выкрали преступника из здания ФБР в Вашингтоне…
        - Ясно, звонили уже? - блин, не хочется его валить, причем вообще не хочется.
        - Я что, сумасшедший? - удивился доктор. - Вроде в здравом уме. Позвонил бы, конечно, но позже, когда вы уехали бы.
        - Спасибо за честность, док. Держите, - я протянул ему две сотки. - Это не взятка, вы же все равно не станете молчать, это плата за помощь. Прощайте!
        Доктор немного охренел, видимо, уже готовился умирать, но быстро пришел в себя.
        - Я не стану о вас сообщать. По крайней мере, сам звонить не буду. Приедут, спросят, расскажу.
        - Отлично, сэр! Видит бог, вы поставили на правильную сторону.
        - Надеюсь, господа, надеюсь. Больному питание бы хорошее да покой…
        - Он нам только снится, док. Пока надо ехать, далеко.
        - Счастливого пути, господа, - заключил врач.
        Этот доктор помог нам еще раз, когда мы уже были у выхода. Он просто окликнул нас и указал на одежду. Выбирать было не из чего, но мы стали обладателями старой, но чистой одежки. Особенно мне она была кстати.
        Уехали мы спокойно, а через пару часов достигли очередного небольшого городка, где вполне свободно взяли машину напрокат. Угонять я не хотел, вон, на этой пару раз уже останавливали, и ничего. Джо еще у врача сбрил свои роскошные усы, а я его еще и постриг. Выглядел он, блин, да лет на двадцать моложе. Хрен вот так сразу в нем узнаешь того старика, что ищут копы. Мужик средних лет, в самом расцвете, поэтому мы и ехали относительно спокойно. Конечно, при дотошной проверке все вскроется, но для этого уже есть стволы, а стрелять мы умеем.
        На подъезде к Атланте я все же высадил Джо возле ресторанчика, а сам поехал в контору к Яше. Скорее всего, моего старого еврея здесь нет, но должна быть связь, вот и еду.
        - Добрый день, мисс! - я приподнял шляпу, показывая свое расположение секретарю.
        - Да, сэр?
        - Я хотел бы поговорить с вашим боссом…
        - Мистера Фергюссона нет. Но я могу передать, что вы были, когда он появится.
        - Мне не нужен управляющий, мисс, я хочу видеть господина Робертсона.
        - Э-э-э… Мистер?
        - Неважно, милочка. Так я жду ответа? - я приподнял бровь, показывая всем своим видом серьезность моих намерений.
        - Его не было уже неделю…
        - Что же у вас за контора такая? Ни управляющего, ни старшего…
        - Извините, сэр, управляющий здесь, просто он занят, у него господа из ФБР…
        - А, вот в чем дело, - улыбнулся я. - Тогда, милочка, я зайду позже, вы передайте мистеру Фергюссону, чтобы он оставался на своем месте до моего прихода, хорошо?
        - Ваше имя, сэр?
        Какая настойчивая.
        - Браун, мисс, меня зовут мистер Браун… - Одна из самых распространенных фамилий в Штатах. - Только, мисс, сообщите управляющему это наедине, хорошо?
        - Конечно, сэр. Как будет угодно.
        - Спасибо, надеюсь, мы поняли друг друга, и я в вас не ошибся!
        С этими словами я покинул приемную и вышел на улицу. Напротив была кофейня, и я с удовольствием направился туда. В Атланте было довольно жарко, а у меня грим серьезный, поэтому мне жарче вдвойне.
        Как хорошо, что наша фирма давно освоила выпуск промышленных кондиционеров. В кафешке было прохладно, и это здорово. Несмотря на крепкий горячий кофе, мне быстро стало комфорт но, и я принялся за газету, украдкой поглядывая на вход в офис Яши.
        А вышли из него сразу двое джентльменов, причем настолько «государственной» наружности, что было смешно от того, как они старательно работают под простых людей. Блин, да от них за версту воняет казенкой. Федералы как пить дать.
        - Мне не нужно знать, как вас зовут и, уж тем более, вам не надо знать меня, - начал я разговор с управляющим, через десять минут, как ушли копы. Поймал я того в приемной, он хотел улизнуть с работы, так как копы его, видимо, нервировали. На лице управляющего, этого еще довольно нестарого мужчины, выступали крупные капли пота. Нервничает человек, ладно, сейчас я его успокою.
        - Но, сэр, Милли сообщила мне о вас как о мистере Брауне… - начал тот в ответ.
        - И этого вам должно быть достаточно, не так ли?
        - О, да, конечно. Чем я могу…
        - Можете, можете, - оборвал я его речь и кивнул. - Копы знают о… - я сделал паузу, - спецтелефоне?
        - О, нет, сэр! Их интересовали мистер Робертсон и мистер Смит…
        - Я знаю, уважаемый, кто им нужен, это не важно. Важно другое, есть ли связь и надежна ли она сейчас?
        - Думаю, что ничего не изменилось, сэр. Раз вы знаете о спецсвязи, значит, должны знать, какая она и кто ее установил? Мистер Робертсон, пока был здесь, постоянно ей пользовался.
        - Да все я знаю, - кивнул я, - проводите меня к аппарату. И, да, ни о чем не волнуйтесь, поверьте, за вас есть кому волноваться. - Я подмигнул управляющему, и ему сразу стало легче, по крайней мере, он даже вздохнул свободнее.
        Спустя пару минут мы оба оказались в подвале, в специальной комнате, где было установлено оборудование связи. Точнее, связи!
        - Девятнадцать, сорок один, двадцать, восемнадцать, - на другом конце провода сняли трубку и молчали. Все верно, тот, кто звонит, тот и должен начинать.
        - Один, девять, один, семь, - наконец, услышал я спустя полминуты ожидания ответа.
        - Подтвердите возможность безопасной связи.
        - Подтверждаю. Атланта еще наша. Здравствуйте, сэр!
        - И тебе не хворать. Мне нужен директор службы безопасности.
        - Он где-то в городе, сэр. Я уже связываюсь с ним, мы перезвоним сразу, как он появится. О’кей?
        - О’кей, жду! - я повесил трубку.
        Ожидание, казалось, было вечным. Я даже успел пистолет перезарядить. Точнее, глушак поменял, старый «садиться» начал. Звонок был тихим, и прозвучал он спокойно для меня. В этот раз пароль назвали мне, а я произнес отзыв. У Сереги все серьезно, даже если он точно знает, что звоню я, все равно спросит пароль. На том и держимся.
        - Б…ство, - только и услышал я после опознания.
        - Ага, еще какое! - хмыкнул я.
        - Здорово, черт везучий! - воскликнул Сеня.
        - Может, я с другой стороны? - пошутил я.
        - Чего?
        - Ну, ты ж меня чертом обозвал, вот и говорю, может, я наоборот?
        - Как всегда со своим идиотским юмором! - упрекнул Серега.
        - Ну, скучно жить стало, понимаешь?
        - Да уж. Мы тут видим, как ты скучаешь там без нас! Заварил кашу, полмира ходуном ходит.
        - Что со связью в столице? Откуда у них оборудование прослушки? Я позвонил в Атланту из Вашингтона, и через пять минут появились копы.
        - Я еще до нашего «исхода» узнал, что амеры купили наше устройство, еще прошлого поколения и тупо скопировали. Применяется не везде, только в наиболее важных местах. Раз Атланту слушают, значит, придали ей важность. Но, на самом деле, насколько мои ребята узнали, федералы контролируют именно Вашингтон, вот твой звонок и был прослушан.
        - Яша у тебя?
        - Нет, он в Штатах, - удивился Яхон.
        - Хреново. Слушай, брат партизан, - я задумался. - Мне нужны все адреса по списку номер один.
        - Диктовать?
        - Позже, как сами?
        - А ты знаешь, порядок! - не без удовольствия ответил Серега. - Оливия только плачет. Хоть и не верит.
        - Скоро все закончится, обещаю.
        - Ага, рота трупов и все, пустяки! - Серега усмехнулся, но как-то устало.
        - Думаю, пару взводов, не больше, - ответил я на сарказм друга. - Паша где?
        - Улетел в Айдахо. Там тише стало, он схроны вывозит.
        - Мне нужны его люди.
        - Сколько и где?
        - Там же, где и адреса по списку, - удивился я.
        - Выезжаю сам, хочу участвовать.
        - Не требуется. Забыл, кто тут с «бонусами» живет?
        - Ты задолбал все в одиночку делать.
        - Так путнее будет. Как там Куба?
        - Порядок. Как ты и говорил, адмирал из Союза помог вразумить штатовских вояк. У наших тут целый флот, только амеры пока о нем не знают.
        - Ну, когда надо будет, пусть пара подлодок всплывет в Мексиканском заливе.
        - Я им не командир, Игорь, - серьезно ответил Сергей.
        - Ладно, как будет готов список, перезвони.
        - Уже готов. Пиши.
        Дальше я составлял список нужных мне людей. Их адреса, модели машин и номерные знаки. Инфы было много, я только успевал писать. Список получился довольно обширный, но к этому я был готов.
        - Поцелуй Оливию, скоро вернусь. С победой.
        - Тьфу на тебя, не сглазь.
        - И не думаю. Просто буду делать то, что умею хорошо.
        - С «длинной» работать будешь?
        - Иногда.
        - Запасов хватит?
        - Еще и повторить останется. Пока, братишка, скоро увидимся.
        - Парней Паша пришлет, я ему уже дозвонился.
        - Буду ждать.
        - Только скажи, где место сбора, как тебя искать-то?
        - Буду ждать в Атланте, на нашей квартире. О ней, кроме тебя и меня, никто не знает. Да, пришли врача, - предвидя вопросы, сразу добавил: - Не мне.
        - Договорились.
        Осмотревшись как следует, я нашел Джо, тот прятался в парке, и вместе мы поехали на квартиру. Дом был небольшим, здесь сейчас таких много. Три этажа, два подъезда. В одном у нас и была выкуплена квартира. О ней и правда никто не знает, мы покупали такую недвижимость в каждом крупном городе. Нужна же нам крыша над головой, если что-то случится. Например, как сейчас.
        - Располагайся, скоро прибудет врач.
        - А он?.. - начал было мой новый друг.
        - Наш, не переживай.
        - Да как тут не думать, - вздохнул Джо, - ведь я как бы преступник теперь.
        - Джо, - начал я, давно нужно было поговорить, - я тебя в это дело втянул, я и вытащу. Обещаю.
        - Да я не в претензии к тебе, сам виноват. Кто ж знал, что все так получится. Я, когда стрелять начал, думал, ты и вправду неуязвимый, как мне говорил.
        - Слушай, я чего-то не помню, как там все было?
        - Да как… Мы этого хмыря взяли, а у него дружки подоспели, ну и… - махнул рукой Джо. - Я двоих завалил, но их больше было.
        - Так тебе убийство вешали? - опешил я.
        - Ну да, первой степени.
        - Я-то думал тебя просто как моего подельника взяли, а тут… - ахнул я. - Понятно теперь, чего так копы роют.
        - Вот и я говорю, сам виноват.
        - Нет, Джо, тут нет твоей вины. И я не врал тебе про неуязвимость. Ты же видел мой «труп», так?
        - Еще бы, у тебя в башке такая дыра была, я аж блеванул.
        - Вот, а сейчас?
        - Так как же это все-таки?
        - Понимаешь, видимо, все дело в мозге, больше я ничего не могу предположить. Убить меня, скорее всего, можно, но только для этого нужно полностью разрушить мозг. Тут было страшное ранение, но все же недостаточное, вот я и вернулся, так сказать. Сам не понимаю, хотя столько лет живу и, что тут говорить, пользуюсь этим.
        - Понятно. Хорошее качество организма. Мне бы не помешало сейчас такое чудо, а то болит все. Эти суки как нацисты какие-то. Ну виноват, взяли за дело, чего ж так бить-то?
        - Это тебе из-за меня попало. Понятно, что был бы ты обычным преступником, ничего такого не было бы. Я слишком неугоден многим людям в этом мире.
        - Я слышал их разговор, - кивнул Джо, - говорили, что даже твоя смерть ничего не решит, дело слишком тяжелое. Что-то про собственность говорили, активы какие-то, я в этом ничего не понимаю. Рынок, экономика, госдолг, да, черт возьми, там столько всего фигурировало, что у меня уши опухли.
        - Тебе и не нужно что-то понимать. Просто, Джо, да, я ни фига не сам построил всю свою корпорацию. Мы с друзьями просто отжали бизнес у тех, кто им владел. Они на нас наехали, вот мы и решили кардинально. Сами-то мы вели себе небольшой бизнес, ресторан там, да еще по мелочи, а тут бандиты, мафия, ну и в конце элита нарисовалась. Вот и гасили всех, чтобы никто не мешал. А потом подумали, а почему бы и нет? Вот так и стали владельцами всего, что у нас есть. Нет, конечно, наша компания целиком заслуга моих людей. Ведь, по сути, у нас были только акции и права в нескольких компаниях. Дальше объединяли, настраивали производства, набирали людей и занимались их обустройством уже мы. Все наши активы работают на людей и для людей. Мы строим целыми районами, а когда-нибудь и городами начнем.
        - Гарри, да все я понимаю. А также то, что без тебя вряд ли что-то вышло бы у твоих друзей. Представляю, сколько раз в тебя стреляли, - хмыкнул Джо.
        - Ой, - всерьез так задумался я, - а я уж и не помню всех. Я только появился на этой земле, как тут же кто-нибудь очень хотел меня убить.
        Мы посмеялись, попили пива. Я помог Джо раздеться и принять душ. Ну, а что? Мужик сильно побит, кряхтит как старая кляча, ну да он и не молод, чтобы скакать. Врач, а это оказался хоть и незнакомый мне человек, но специалист в своем деле, вправил Джо вывих, рука у того почти не поднималась, обработал все ушибы и ссадины. Как старику повезло пулю не словить, ума не приложу. Врач привез с собой кучу лекарств, но и их было недостаточно, и, он, куда-то съездив, привез еще. Джо требовались перевязки, точнее, примочки и растирания. Доктор мне все показал, что и как делать, и убыл. Обещав заехать через день и проверить больного. Я, оставив Джо отдыхать, ушел по делам. Нужно было встретиться с людьми, которых прислал Судоплатов.
        Информации у меня теперь был вагон и маленькая тележка. Только вот придется помотаться по стране. В одном только Нью-Йорке живут пять моих целей, а в остальных городах? Ой, блин, работы, наверное, на полгода. Ну да ничего, осталось начать и кончить, а там посмотрим!
        Старый седой джентльмен сидел в роскошном кожаном кресле эксклюзивной работы и задумчиво изучал какие-то бумаги. Всю свою жизнь этот уставший человек посвятил семейному бизнесу, работал с младых лет. В отличие от людей, быстро разбогатевших благодаря случаю, этот человек знал, как сложно построить, а главное удержать, большой бизнес, не понаслышке. Его учил отец, а того - его отец и так далее. Несколько поколений их семья на вершине Олимпа. Все шло хорошо, война, которую они с такими же бизнесменами и придумали, принесла им огромные деньги и влияние в Штатах, да и в мире. Все шло как надо примерно до сорок третьего года, пока не объявился этот мальчишка. Откуда он вылез, кто его так продвинул? Одни вопросы. Все бы ничего, но этот щенок стал отжимать одно за другим дела у уважаемых людей, а их самих уничтожать. Да-да, хоть прямых доказательств и нет, люди просто исчезали, или им устраивали несчастные случаи, но старик-то знал точно, это все проворачивал этот наглец. Сначала были гангстерские войны, потом банальный отстрел оставшихся, а вот дальше… Дальше этот щенок зарвался и залез на нашу
территорию. Бизнесмен уже выложил целое состояние на то, чтобы решить проблему с парнем, но все было тщетно. Его не могли ни убить, ни посадить в тюрьму. Как-то внезапно у щенка появилась целая частная армия, при желании могущая соперничать с правительственной, поэтому его начали опасаться. Вот и сейчас новости были одна хуже другой. Несколько дней назад ему сообщили из Вашингтона о решении проблемы. Бизнесмен даже не поверил сначала и попросил гарантий. Ему в течение дня привезли фотографии убитого в голову парня. Зрелище ужасное. Но вот пару дней назад пришли дурные вести. Этот мерзавец восстал из мертвых и вылез из могилы, куда его так хорошо поместили. А чуть позже начались несчастные случаи, да и просто убийства по всем семьям. «Что делать, как решить проблему? Не охотится ли этот подонок в данный момент на него самого? Где он сейчас?» - несколько предложений из того, что было в голове, старик произнес вслух.
        - У вас за спиной, сэр! - раздался голос, от которого старого бизнесмена бросило в жар. Нет, голос был приятным даже, просто… Здесь никого не могло быть, как он попал сюда?
        - Кто вы? - наконец пришел в себя бизнесмен.
        - Тот, о ком вы так переживаете, что даже спите, наверное, плохо, - парень, что нагло стоял перед стариком, был серьезен, но расслаблен. Казалось, он вообще просто мимо проходил.
        - Я не передам вам свой бизнес так, как вы рассчитываете. Можете меня хоть четвертовать!
        - Зачем, у вас есть дети, внуки и внучки, родным так будет не хватать вас, особенно ваших денег.
        - Моим родным плевать на мою огромную кучу денег, потому как у меня столько вложений, о которых ты никогда не узнаешь, что всем моим родным хватит на пять жизней! - воскликнул он и попытался ослабить галстук.
        - А чего вы так нервничаете, помочь с галстуком? - засмеялся я. - Вас кинуло ваше же правительство. Думаете, я не знаю об активах в Европе, Китае, Японии, да и в самих Штатах? - по мере того, как я перечислял, у старика кончался воздух. - Ваша главная ошибка не в том, что захотели меня убрать…
        - А в чем же? - хрипло прошипел бизнесмен, перебивая меня.
        - В том, что вы не постарались узнать о нас как следует и принять меры. Могли бы договориться и легко работать дальше. Ведь вы же делили сферы влияния раньше, почему было не сделать это и со мной?
        - Потому что ты выскочка, наглый рейдер! Те люди, у которых ты все увел, добились всего сами!
        - А как они этого добились? Хотите я сам отвечу? Правильно, лучше молчать иногда. Они так же сделали свои состояния, как и вы, сэр. Грабили всю свою жизнь, и они сами, и их предки, несколько поколений подряд. У вас нет ни цента, заработанного честным путем, все украдено. Европа, Индия, Африка, Южная Америка, продажа рабов, наркотики, золото, драгоценности, предметы искусства, я ничего не упустил? Мне, в общем-то, и не нужно было ваше состояние. Точнее, я об этом и не думал. Но теперь вы разбудили мой аппетит, да, пожалуй, так будет правильнее.
        - Сколько ты хочешь, говори, оставь семью в покое. Ну, будь же человеком! - старик прекрасно понял, что последует далее.
        - Ты меня понял, зачем прикидываться? Я хочу всё! Дело не в том, что мне нужны какие-то конкретные суммы. Дело в принципе. Мы держим эту страну за горло, ты не разорился до сих пор, потому как я этого не желаю. Думаешь, последний обвал рынков это все, предел? Да это только начало! Ты же знаешь, сколько мне должно правительство США, так, что тут говорить-то. ФРС уже наш, правительство даже если захочет, просто не сможет напечатать ни цента. Всё, лавочка прикрыта, дальше банкуем мы.
        С этими словами я вытащил рацию и вызвал одного из людей Судоплатова, что был поблизости. Мы заранее все просчитали, поэтому были готовы.
        - Мистер Смит? - вошел в комнату парень лет двадцати пяти.
        Это был не боевик, а в чистом виде белый воротничок. Точнее, нотариус и адвокат в одном флаконе. Дальше дело за ним, оформлять все, что есть у старика. Знаю, что тут возни на сутки, а то и больше, но ничего, управимся. Мешать никто не станет, ибо пока я добирался до этого кабинета в огромном особняке старика, застрелил почти двадцать человек охраны. Прислугу не трогал, запер в кладовке, вместе с родными хозяина, что были в доме. Малых детей тут не было, они жили в другом месте, старик вообще не любил шум и давно расселил своих детей и внуков. Почему я думаю, что бумаги, подготовленные моим нотариусом, будут действительны? Так просто все. Конечно, у старика был свой личный адвокат, он и только он мог совершать и регистрировать какие-либо сделки этого бизнесмена. Да только вот незадача, умер он, правда, оставил «наследника», которому «доверил» все свои дела. Вот так. Когда наш человек закончит, мы станем богаче процентов на двадцать. У старика реально огромные активы. А главное, сферы влияния.
        А началось все, когда я вышел на «тропу войны». Для начала я завалил того, кто меня действительно раздражал давно. Это был неуловимый глава Госдепартамента США. Прошлый раз он здорово выкрутился, да еще и меня в яму уложил, в этот раз я поступил по-другому. Ему просто не повезло с машиной. Отказало рулевое управление, а в пригороде Вашингтона есть такие повороты, у-ух! Госдеповец вылетел в одном из таких поворотов с дороги и воткнулся в дерево. Хорошо воткнулся. Вылезти он не успел, хотя и был жив после столкновения. Машина вспыхнула, и он долго еще орал, пока не сгорел заживо. Я уж постарался, чтобы ему было больно. С ним было несколько сложно, охраняли его как надо, а я очень хотел подстроить ему «несчастный случай». Просто убить его было мало, его бы еще и героем назвали, а так, ехал человек - не справился с управлением, и амба.
        Дом госдеповца охраняли всерьез. Это был не тот дом, где я уже один раз «умер». Этот хмырь переселился в пригород, именно поэтому я и придумал эту штуку с аварией. Благодаря полученным данным от мальчиков Судоплатова я знал расположение всего и вся внутри, это давало преимущество. Во дворе, на крыльце дома сидел один из мордоворотов практически круглосуточно. То есть всегда, когда хозяин был дома. Я терпеливо ожидал аж двое суток на чердаке соседнего дома. Было очень сложно там укрываться, дом-то жилой. На третий день, когда уже стемнело, госдеповец еще не вернулся с работы, поэтому я решил действовать. Между участками граница была разделена живой изгородью из колючих кустов высотой мне по грудь. С короткого, метра в три, разбега по газону я рыбкой переправился на сторону врага. В нескольких метрах от изгороди росла большая плакучая ива, и я ушел под нее перекатом. Остановившись, чтобы перевести дыхание и осмотреться, застыл на несколько минут. В этот момент послышался шум работающего двигателя, и я пулей взлетел на дерево.
        Накрапывал мелкий дождь, было темно и моя черная одежда давала возможность замаскироваться. Прибыл тот, кто нужен. Машина скользнула во двор, и ворота тут же закрылись. Охранники осмотрели территорию мельком, никому не хотелось мокнуть, а хозяин так и вовсе убрался побыстрее в дом. Минут через десять все во дворе стихло, и я спустился с дерева. Охранник, как я и предполагал, сидел на крыльце под навесом и курил. Чего он оттуда видит, я не знаю. Над ним висит лампа, которая дает пятно света метра на три-четыре, а дальше темень. Да я пройду в пяти метрах мимо него, он меня не «срисует». Просто не увидит из-за света. Машина стояла недалеко, метрах в семи от дома. Самое сложное было впереди. Да-да, проникнуть на территорию, даже столь серьезно охраняемую, это несложно. Так, помеха. А вот как крутить гайки под машиной в десяти метрах от охраны - это надо постараться. С собой у меня была бутылка с тормозной жидкостью и тряпки. Конечно, полностью беззвучно мне «ремонт» ходовой не провести, но тут должен помочь дождь и «тормозуха». Эта жидкость очень гигроскопична, то есть здорово проникает в любую
полость и щель. Я еще по той жизни помню, как отворачивали прикипевшие гайки в подвеске, здорово получается. Мне так-то открутить нужно всего одну, может две, посмотрим.
        К машине я решил не идти на ногах, во избежание появления следов, а подкатиться, перекатываясь с живота на спину. Так мне удастся не оставить хотя бы отпечатков ног.
        Перекатывался медленно, было противно, дождь разошелся не на шутку, и уже было довольно-таки грязно. Представляю себе, какой у меня сейчас видок. Залезть под современную машину без домкрата труда не составило. Машины сейчас довольно высокие. Тем более это был «крайслер», а не наша «Калифорния». Вот же дураки в правительстве. Из-за войны со мной игнорируют наши машины, покупая всякие «форды», «крайслеры» и «кадиллаки». Они ведь тоже наши, пусть и наполовину, но наши. Мне принадлежат процентов по сорок-пятьдесят во всех компаниях, что еще не стали полностью нашими, так чего кочевряжиться? Наша «Калифорния» того же класса, что и этот «крайслер», конечно дороже, аж почти на тысячу баксов, но и машина не в пример лучше. А уж как оснащена!
        Оказавшись под машиной, я улегся так, чтобы голова была под моторным отсеком. Да, можно было бы просто проткнуть ему тормозной шланг и ждать результата. Но шланг - это такая вещь, что может лопнуть, а человек справится с управлением и остановит машину двигателем. Нет, я хотел устроить мощное ДТП наверняка. Прислушавшись, с удовлетворением кивнул сам себе, дождь хреначит так, что я слышу отсюда, как капли стучат по крыше дома и машине. Достав тряпку и бутылку с тормозной жидкостью, ох и не удобно же мне, стал обильно смачивать ветошь. Да, можно было бы использовать простой керосин, но от него вонь на целую милю, а тут же запаха нет вовсе. Пропитав как следует тряпицу, я обмотал ее вокруг болта, крепящего рулевую тягу. Да-да, если не понятно было, то объясняю, я хочу открутить рулевую тягу. Снять гайку, державшую палец наконечника в «седле», и так оставить. В городе наконечник вряд ли вывалится, здесь дороги классные, а вот за городом… Да, там есть такие канавы, что Россия отдыхает. А уж чтобы этот хрен поехал именно за город, я постараюсь.
        Прошло минут десять, когда я снял тряпку и поставил на гайку ключ. Теперь главное сделать всего одно движение, точнее, нужно, чтобы его хватило. Вновь, в который раз прислушавшись, я надавил на ключ, и легкий щелчок, с которым гайка сошла со своего места, показал мне, что я все делал правильно. Сняв гайку и собрав все, что брал, с собой, я, подумав, все же дополнительно проткнул тормозной шланг. Дырочку сделал маленькую, чтобы жидкость не уходила самотеком, а лишь при возрастающем давлении. Осторожно покинув место под машиной, я покатился назад, к иве. Обернувшись и кивнув своим же мыслям, я проделал обратный путь с той же легкостью.
        Прошмыгнув пару кварталов никем не замеченный, сел в машину у темной подворотни. Теперь вторая часть «Марлезонского балета».
        Оказавшись на той дороге, на которую хотел выманить госдеповца, я стал искать телефон-автомат. Благо, в Америке с этим проблем не было.
        - Алло, полиция?
        На том конце усталый голос подтвердил, что попал я правильно.
        - Я видел человека, которого недавно объявили в розыск как убийцу сотрудников ФБР!
        - Слушаю вас, сэр. Назовитесь!
        - Меня зовут Джеймс, сэр, Джеймс Нолти. Я видел этого старика и с ним молодого парня на шоссе, возле мотеля «Stars».
        - Это на юго-западе, сэр?
        - Именно.
        - Когда?
        - Да полчаса назад. Похоже, они остановились в мотеле. Я проследил за ними, из номера они не уходили. Я звоню из автомата на заправке, что рядом.
        - Хорошо, вызов принят, ожидайте, экипаж скоро прибудет. Сэр, не делайте глупостей, никак не привлекайте внимания преступников и не пытайтесь сами предпринять какие-либо действия! Преступники вооружены и крайне опасны.
        - Я все понял, офицер, до встречи! - я положил трубку и ухмыльнулся. Теперь, нужно только ждать. Конечно, мотель проверят простые копы, но и федералам доложить будут обязаны. А там, я думаю, этот хрен из госдепа тоже заинтересуется. Тем более, он очень хочет меня взять, особенно после того, как сам же убивал. Он постоянно держит это дело на контроле, появляется везде, где только я «засвечусь». А тут ему сам бог велел, живет-то он теперь совсем рядом, ему милю проехать всего, ну, чуть больше.
        Дело выгорело именно так, как я и хотел. Через двадцать минут по трассе мимо меня, укрывшегося в кустах, пролетели две патрульные машины, а вот спустя час на дороге появился черный «крайслер» моего врага. Я подгадал место не случайно, здесь были очень крутые повороты и дорога так разбита, что я надеялся на свои расчеты неспроста. Фонари «стопов» загорелись внезапно, тут же послышался свист от скольжения шин, и машина в красивом заносе пошла боком. Когда колеса уперлись в обочину, произошло опрокидывание. Дальше было дело за мной. Бегом, аж подпрыгивая, я сблизился с уже остановившейся в кустах машиной и пригляделся. Он, вон как ворочается, жить-то хочется. Подойдя, я спокойно стал обливать машину из канистры бензином. Попадал через разбитые стекла и в салон. Госдеповец меня уже увидел, да и запах почувствовал. Начав что-то кричать, вызвал у меня лишь смех.
        - А ты думал, я тебя не достану? - спросил я в ответ.
        - Тебе все равно не жить, ублюдок! В следующий раз тебе снесут твою башку, вряд ли прирастет!
        - Может быть, - пожал я плечами, - вот только ты этого уже не увидишь! - отойдя чуть от машины, я чиркнул спичкой и, аккуратно подпалив тряпку, заранее смоченную бензином, швырнул ее в машину. Грохнуло прилично. Чего-то я бензина много налил. Вспышка и гулкий удар от внезапного воспламенения были сильными. Меня аж обдало волной тепла.
        Дождь еще шел, но это не мешало гореть бензину. А спустя несколько минут, когда я уже успел удалиться метров на сто, грохнул бензобак. Машину здорово подкинуло, а огонь выплеснулся в стороны. Один из самых опасных моих врагов горел заживо, и почему-то у меня это не вызывало никаких эмоций. Да я еще на войне перегорел к этому. Глядя, как госдеповец орет, объятый пламенем, я испытал лишь удовлетворение от проделанной работы. А есть еще порох, давно уж сам ничего не делал такого. Ладно, слышу сирену, нужно валить. Тут лесов нет, поле и кусты, поэтому надо торопиться, машина-то у меня далеко отсюда.
        Ушел я спокойно. Уйдя за кусты, что росли вдоль всего шоссе, я так и шел до ближайшего поселка, где оставил машину. Там, усевшись за руль и сняв наконец надоевшую маску, я выдохнул:
        - Один есть, начало положено!
        Затем наступила очередь действующего президента США. К этому подобраться было очень сложно, тем более я также не хотел в него стрелять. Для него был приготовлен яд, ребята Судоплатова привезли, хрен обнаружишь, распад полный уже через час.
        Белый дом - это не тот обычный дом, в котором жил госдеповец. Сюда попасть было проблематично. Пришлось прибегнуть к гриму и актерскому таланту, что явно у меня был, но спал до времени. Практика привлечения и натаскивания будущих ястребов-чиновников правительства сыграла мне на руку. Двое суток наблюдений - и вуаля!
        Ранним утром к проходной возле ограды Белого дома направлялся человек. Мужчина, а это был именно мужчина, на женщину я никак не похож, был неприметно, но казенно одет и выглядел на все сто. Раз уж проговорился, то да, скажу, это был я. Ребятки Судоплатова, что помогали мне, выкрали ночью одного из стажеров. Хорошенько тряхнув его, мы многое узнали. Пока тот был жив и здоров, меня, усадив рядом, отлично загримировали. Специально подбирали такой типаж, чтобы получилось реально. Вышло на загляденье.
        Спокойно предъявив на КПП пропуск, я прошел внутрь периметра. Отлично, сейчас нужно дойти до моего офиса, точнее того, где стажировался подопытный, и пить кофе, аж целый час. Дальше разнарядка и работа с сенатором, к которому приставлен. Конечно, времени на подготовку почти не было, и без своих «бонусов» я вообще вряд ли бы сунулся туда, но «бонусы»-то есть! Память была, как у компьютера. То есть я прекрасно и буквально дословно помню все, о чем поведал «язык».
        В офисе, возле кофейного столика было немноголюдно. Здесь вообще не принято собираться большими толпами, внутренняя безопасность, так сказать. Когда допивал всего лишь первую чашку, - отличный у них тут сервиз, явно старинный китайский, натырили по всему свету, а то ли еще будет, - меня вызвал «мой» сенатор.
        - Билли, ты что-то сегодня хмур?
        Вот это волчара! Ведь он почти не взглянул на меня, но как-то срисовал мою мимику. Конечно, он давно работает с этим говнюком, под личиной которого я нахожусь, вот и распознал как-то неладное.
        - Всю ночь не спал, мистер Эндрюс, - сипящим голосом ответил я. Да, это было слабое место в моей авантюре. Говорю-то я чисто, хрен подкопаешься, американец в пятом поколении говорит хуже, шучу, просто голос-то другой.
        - Что произошло? - поднял на меня взгляд, оторвавшись от бумаг, сенатор.
        - Ужасно болит горло, кашель какой-то сильный…
        - Ты был у врача?
        - Еще не успел, сэр!
        - Сейчас отнесешь бумаги в секретариат вице-президента и на сегодня можешь быть свободен. Если завтра лучше не станет, позвони утром и предупреди.
        - Хорошо, мистер Эндрюс, - кивнул я, говоря все тем же сиплым голосом.
        - Отлично, держи! - мне протянули папку, шнурок на которой был тщательно завязан и запечатан печатью, и отправили из кабинета.
        - Фу-у-у-у! - выдохнул я, оказавшись в коридоре. Думал, поседею нафиг. Эндрюс был опытным и внимательным человеком, я чуть не попался. В прошлом служащий полицейского управления Нью-Йорка, причем в высоком звании.
        Решив немного подстраховаться, я остановился в конце коридора и стал наблюдать за дверью в офис. Уже через минуту началось действие. Сенатор Эндрюс выскочил как ужаленный из своего кабинета и помчался в мою сторону. Я стоял на лестнице выше на несколько ступеней, и меня он просто не заметил.
        Проследив, куда вошел сенатор, я рванул к той двери. За дверью были слышны приветствия. Затем я услышал то, что насторожило и чуток покачнуло.
        - Том, один из моих подручных какой-то странный сегодня, проверь его.
        - Хорошо, мистер Эндрюс, который?
        - Билли, он сейчас у секретаря, затем пойдет к выходу…
        - Перехвачу его на проходной, сэр, - послышались шаги, и я поспешил отпрыгнуть, так как дверь открывалась наружу. Появившаяся фигура охранника резко подалась назад, а я влетел в кабинет следом. Удар в солнечное сплетение вышел что надо, из охранника просто дух вылетел.
        - Билли? - с удивлением и страхом в голосе произнес Эндрюс.
        - Да что же вам не сиделось спокойно, сэр? - сказал я, впрочем, не обращаясь к тому, скорее просто произнес мысль вслух. - Были бы живы…
        Эндрюс попытался проскочить мимо меня к выходу, но куда там. Удар правой ногой в область колена его левой заставил сенатора рухнуть на месте и схватиться за ушибленную ногу.
        - А вот этого не надо, поздно! - и я спокойно свернул сенатору шею. Да, давненько я сам такого не делал, но ничего, вспомнил быстро. Ни секунды не размышляя, проделал ту же процедуру с секьюрити, на хрен мне живые свидетели.
        Вышел, заперев кабинет; найдут их, может, и быстро, все же секьюрити тут не один, а комната была именно для охраны, но я все успею. Президент, то есть моя цель, скоро прибудет, всегда, когда не на выезде, работает тут, в Белом доме и появляется к десяти утра. Спокойно прошел через весь холл и направился к лестнице, ведущей на нужный этаж. Тут надо будет работать быстро, когда появится президент, охраны будет целый коридор.
        Оказалось, Билл, которого мы захватили и допросили и под чьей личиной я сейчас работал, наврал. Не знаю зачем, все равно с этого ему ничего не перепало. Охраны было всего четверо, стояли лбы в костюмах по обе стороны коридора у самой двери, ведущей в нужный кабинет. Это я увидел, когда в половине одиннадцатого появился в коридоре. Все это время я находился в комнате охраны на президентском этаже. Тут так же был один охранник, его я убрал, как и первого. Выйдя из помещения, сразу обратил на себя внимание.
        - Стойте! К стене! - раздалось сразу два оклика, секьюрити работу знали на отлично.
        - Ага, - кивнул я и, прыгнув с места, ускорился так, что, когда добрался до стоявших первыми, обнаружил отсутствие оружия у охраны. Да, профи, нечего сказать, не успели даже пистолеты выхватить.
        Мои удары были из другой реальности, даже для этих тренированных парней. Двое легли сразу, а спустя всего пять-шесть секунд к ним присоединились и остальные.
        Собрав стволы и запасные магазины, я распихал все добро по карманам и посмотрел на дверь. Интересно, что делает сейчас главный? Это тот, что президент. Вряд ли он не слышал шум в холле, все же люди успевали вскрикивать, перед тем как умереть.
        Повернув ручку на дубовой двери, даже со своим бонусным слухом я не слышал ничего, что бы насторожило меня. Но все же, толкнув дверь, присел. Это было кстати. Сразу три или четыре пули пронеслись над головой. Уйдя перекатом с траектории выстрелов, я выпрямился, вставая во весь рост, будучи прикрыт столом. Новые выстрелы - и в груди ощутимо заныло от боли. Попали. Охранников у президента было больше, все же Билл был прав. Просто еще трое находились прямо в кабинете, я ведь не знал, что тут есть еще двери. Эти неучтенные охранники по мне сейчас и стреляли. Сам же главный босс страны сидел в углу под окном на полу и смотрел на все каким-то осоловелым взглядом.
        Пули, что легли мне в грудь, скорее всего, были небольшого калибра, вряд ли больше тридцать восьмого. Я уже по болевым ощущениям могу понять, что за калибр. От тридцать восьмого меня не валит в отключку, так, лишь упасть могу. Что и произошло. Падение мне пришлось как нельзя кстати. Выхватив пистолет, это была «беретта», которую взял у охраны в холле, дернул затвор и вновь появился из-за стола. Еще две пули, снова в грудь, но тут уже и я начал стрелять. Против моей стрельбы у охраны не было и половины шанса. Упали все трое, а я даже магазин наполовину не опустошил. А вот президент меня разочаровал. Его хватил удар в том самом углу Овального кабинета, где он все это время и сидел. Видимо, когда он увидел меня, после того как охранники выпустили в меня кучу пуль из своего оружия. Он так сейчас и сидел, схватившись за сердце и застыв навсегда, с подвернутой под себя ногой. Впечатлительный оказался человек, хоть и бывший военный.
        Дальше будет проще, остались лишь дельцы и банкиры. Ну, есть еще пара цэрэушников и фэбээровцев, но это так, мелочь. Пока же мне нужно было выбраться из Белого дома, а в нем уже прибавилось народа. Точнее, различных людей в форме и без нее. Но с кучей оружия. Постоянно слышались выкрики о сдаче, я попросту их игнорировал. Мне было необходимо добраться до комнаты охраны. Там много оружия, вот и воспользуемся.
        По пути, в коридорах я встречал небольшие заслоны, ничего серьезного, но пострелять пришлось. В этот раз старался не убивать, но калечил знатно. Стрелял в основном по конечностям, но одному прямо в голову зарядил, потому что он высунулся неудачно.
        Оказавшись в нужном помещении, я начал собираться в дорогу. Шучу. Взял два автомата - это были хорошо знакомые мне «томпсоны», поднял их в руках и направился к выходу. Пойду как Терминатор, сквозь пули. Опять пошутил, меня вырубят быстро, сто процентов снайперы есть, к гадалке не ходи.
        На очередном заслоне я задержался. Ранив очень легко одного из бойцов, допросил.
        - Где меньше всего солдат? - спросил я, уперев ствол автомата в место, куда только что попала пуля сорок пятого калибра.
        - У восточного крыла, - боец стонал, но ответил быстро.
        - Спасибо, надеюсь, помощь к тебе поспеет…
        Я направился туда, куда мне указал солдат. Причина, по которой я ему поверил, проста. До восточного крыла было далеко, они решили, что я туда не успею дойти, да и стрельбу слышат, знают, где я, а также то, что я один. Вот и пусть ждут меня тут или ловят.
        Коридоры были уже пусты, я ведь не мешал покидать здание всем желающим, поэтому просто летел по нему как ветер. Там, в западном крыле, где и произошла бойня, я оставил несколько «подарков» в виде растяжек, они немного задержат преследование. Кстати, пока ни одна не грохнула.
        Весь путь я проделал меньше чем за две минуты. Останавливался лишь два раза - двери были заперты. Вышибая их плечом, не беспокоился о шуме. Вряд ли с улицы что-то слышно. Оказавшись в конце пути, я быстро обнаружил туалет, именно дверь в него была последней в крыле. Пройдя внутрь, тихо подошел к окну. Третий этаж позволял осмотреться вполне прилично. Хоть тут и много кустов и невысоких деревьев, но мне этого хватило, чтобы посчитать всех противников. Нехило! И это самая малая часть охраны? Однако! Двадцать четыре бойца укрывались кто где мог, не сводя глаз со здания. Эх, пару дымовых гранат бы сюда, ушел бы вообще не замеченным. Однако чего нет, того нет.
        Отбросив второй автомат, поменял магазин в оставшемся и осмотрел карманы. Шесть запасных магазинов - это немного, «томпсон» выплевывает пули удивительно быстро, так что нужно целиться как следует. На самом деле, для меня это все очень просто, о «бонусах» не забыли? Вот-вот.
        Банально выпрыгнув из окна третьего этажа, я мягко приземлился на шикарный газон и присел. До бойцов было метров тридцать, бесшумно мне их не взять, да и не нужно, в общем-то. Еще из окна я приметил машины, что стояли за оградой, значит, будет на чем свалить.
        Парой очередей прижав охрану к земле, ну, зачем убивать тех, кто особо не мешает, я рванул к ограде. В три прыжка, как Джеки Чан, я взлетел на нее и оказался свободен. По мне стреляли, конечно, даже кто-то попал разок, но не более. Оказавшись возле машин, я просто протянул руку к стоявшему с пистолетом в руке водителю.
        - Ключи! - игнорируя оружие в его руке, я просто сделал шаг вперед.
        Сбоку раздался выстрел, и, твою мать, в голову ведь прилетело! Хорошо, что с «бонусами» повезло, в последний момент засек вспышку и чуть успел отклонить башку в сторону. Попало хорошо, в край лба как кувалдой врезали. Вырубился на несколько секунд, но этого охране не хватило. Из положения лежа - что-то оно мне каким-то привычным становится - я уложил всех, кого видел рядом, а это пять человек. Того, у которого я просил ключи, не тронул. Он единственный не стрелял в меня и даже оружие не поднял.
        - Ты тоже хочешь попробовать? - вставая, произнес я.
        - Нет, сэр, вот ключи! - водитель протянул мне ключи от машины.
        - Тебе достанется за пособничество, - прокомментировал я его поступок.
        - Вы не могли бы выстрелить в меня, сэр?
        - Тебе посерьезнее, или как?
        - Так, чтобы полным инвалидом не остался, если можно…
        - Спрашиваешь! - я вскинул пистолет и сделал один выстрел. - Гарантия!
        Водитель вскрикнул и схватился за ногу выше колена и начал кататься по земле. Ходить не сможет? Да он бегать при желании будет, если не посадят за пособничество.
        Осмотревшись вокруг, понял, что, если простою еще пару минут, завалят. Прыгнув за руль, даже не хлопнул дверью, просто завел двигатель, а машина была полицейским «фордом». Рванул вперед, дверь сама захлопнулась. Впереди еще будет второй КПП, но, думаю, я его проскочу, не такой он и укрепленный.
        Возле шлагбаума находились четверо вояк, откуда их успели пригнать - вопрос. Высунув руку в окно, я и с левой стреляю не хуже, сделал ровно четыре выстрела, солдаты повалились на газон, крича от боли в простреленных ногах. Шлагбаум пришлось таранить, но это фигня, это не стальные заграждения в двадцать первом веке, обычная палка, разве что окрашенная.
        - Фу-у-у! - выдохнул я, сворачивая на первом же перекрестке. - Вырвался вроде…
        Однако я поспешил с выводами. Стрельба началась вновь. На этот раз из двигавшихся сзади машин.
        - Ну, ребятки, это уж вообще игра на моем поле. Забыли? Я ж гонщик! - выкручивая руль, я вдавил педаль в пол. Вовсе не газа педаль. Прямо посреди улицы стояли машины, блокируя мне дорогу. - Вот гады, прям как гаишники в России двадцать первого века, даже людей не высадили. Но тут ребятки не додумали, надо было стыки машин закрывать еще парой тачек, а так… Делая вид, что еду в сторону обочины, надеясь объехать там, я набирал скорость. Жаль, что тормознул после того, как повернул, больше сорока миль не набрать теперь. За несколько метров до заслона, уже под градом пуль, я вывернул руль и ударил ближайший «бьюик» в багажник. Удар был приличный, но мощный передок полицейской машины позволил мне сдвинуть задок «бьюика» и проскочить.
        - Черт, - воскликнул я, - больно же! - Пара пуль попали в голову. Работа охраны и полиции впечатляла. Будь я простым смертным, не ушел бы. Да, что говорить, я бы и не вошел.
        Мгновенно очнувшись, все же попадания были не прямыми, я свернул на ближайшем повороте. Газ в пол - и вновь торможение перед следующим поворотом. А мне нравятся такие гонки, прям как в кино, нелегальный стритрейсинг, мамашу их через семь коромысел.
        - Надо колеса менять…
        Моя машина далеко, я сюда на тачке Билла приехал, а она осталась на парковке Белого дома. Вслух разговаривать я привык, всегда такое бывает, когда адреналин зашкаливает, а он именно зашкаливает. Какие бы «бонусы» у меня ни были, а физиологию они все же не нарушают. Все, что испытывает обычный человек, то же и я, только все чувства очень быстро проходят, едва заметишь, а уже все прошло. Так бывает и с ранениями, и с алкоголем, да со всем так. Впереди была река, я направил машину по ближайшей дорожке мимо жилых домиков, в надежде достигнуть берега. Именно в надежде, тут пустых земель на берегу почти не бывает, частная собственность кругом. Разглядев в одном из дворов блеск воды, тут за красивым домиком совсем не было деревьев, вот и заметил, рванул прямо по газону, сбивая невысокое ограждение. Остановился только в воде, да и то потому как машина встала, заехав по лобовое стекло. Сзади раздавался вой сирен, такое чувство, что за мной вся полиция штата гонится. Протиснувшись, «вышел в окно» и сразу нырнул, изменяя направление движения на противоположное. Под водой я возвращался к берегу, на котором
уже находились полицейские. Но тут росли довольно густые кусты, и, спрятавшись в них, я успокаивал нервную систему. Восстанавливать дыхалку нужды не было, в порядке она. Выдохнув три раза, набрал полные легкие воздуха и нырнул в воду, сразу направившись к противоположному берегу. Всплыл я, только почуяв дно. Причем животом почуял. Перевернувшись под водой, я осторожно поднял голову и открыл глаза. Весь берег на той стороне усыпан копами. Река здесь широкая, метров двести, так что, если всплыву, меня не сразу заметят. Так, под водой, благо, что могу долго это делать, уходил в сторону. До поворота реки было недалеко, однако я не спешил. Правда, оказалось, я чуток с направлением ошибся. Это был остров посреди реки Потомак, теперь еще и его нужно пересечь и вновь плыть. Сделал это аккуратно и быстро, несмотря на почти полкилометра суши. С этой стороны острова до материкового берега было близко, метров сто, может, чуть больше.
        Теперь предстоит покинуть Вашингтон и ехать в Нью-Йорк, хотя, может, затихариться на чуток, что-то разбередил я тут осиное гнездо. Может, чуть позже узнают, что это не я убил первое лицо, тот ведь сам помер, тогда успокоятся? Верится с трудом, конечно, но посмотрим.
        Добраться до адреса, на котором я оставлял машину, было делом невыполнимым. Оцепление просто поражало воображение. Потом я вспомнил, конечно, что тут войска рядом, вот и нагнали оттуда солдат, а вначале даже обалдел. Да еще и вид у меня был, как у восставшего из ада. Ведь это раны заживали мгновенно, а одежда? Да я весь просто красный как рак. Да, лицо отмыл, пока плыл, но одежка… Рванье это было, а не одежда. После стольких попаданий на мне висели одни клочки. Благо пока тепло, нашел кусты и, сняв рванину, затихарился. Теперь я выглядел еще краше. Одежда была пропитана кровью, и, сняв ее, я оказался с ног до головы розово-красный. Да уж, ситуевина вышла. Где ж мне одежку-то достать? Даже деньги в кармане в пыль превратились, дела…
        Вокруг царила суета, я тихой мышкой отлеживался в тех кустах, куда залез днем, и ждал одного, темноты. На улицах постоянно слышались свистки полицейских, туда-сюда сновали рычавшие двигателями машины, но меня пока никто не заметил. Да и не искали тут. Эти кусты тут так растут, что к ним незаметно не подойдешь, я-то днем проскочил, пока вокруг спокойнее было, сейчас бы точно заметили. А так как подступы просматривались, то и кусты, видимо, решили не проверять. Только с воды осматривали, проходило несколько катеров.
        Наконец, когда я уже начал испытывать легкий дискомфорт, легкий, потому, как только я начинал думать о прохладе, сразу становилось тепло, спустился вечер. Фонари на улицах начали свою работу, копы, уже редкие к этому времени, сновали по улицам явно без интереса. До ближайшего дома топать метров сто, попробую проползти.
        Медленно, как у фрицев в тылу, я пробирался по невысокой траве в сторону домов и дороги. Моей целью была машина такси, что остановилась рядом и, высадив пассажиров, осталась стоять на месте. Вроде не подставная, из тачки выскользнули две женщины и с хохотом устремились к одному из домов. Водила, негр, скучая, насвистывал в такт радио. Блин, вроде такое ЧП произошло, всего-то несколько часов назад, а уже как будто обычная жизнь.
        С таксистом я решил не миндальничать, некогда. Подкравшись под самую дверь, сунул руку в открытое окно и сжал пальцы на горле. Нет, не убивал, усыпил только. Водила обмяк, а я, тихо открыв дверцу, передвинул того на соседнее место. Усевшись на сиденье, стащил с таксиста пиджак и накинул на себя, еще взял кепку, ну и, заведя мотор, тронулся в путь.
        Не зная обстановки, я решил растормошить водителя. Сначала не выходило, но затем я остановил машину и нажал на точку за ухом, привел того в чувство. От неожиданности чуть не пристрелил его - тот так вскрикнул, словно это я негр, а он меня в темном переулке встретил.
        - Чего орешь? Сиди тихо, будешь жить! - проговорил я несчастному таксисту.
        - Вы кто? Что делаете в моей машине, сэр? - начался словесный понос водителя.
        - Заткнись! - оборвал я его на полуслове. - Патрулей много? Как выехать из города?
        - Так это вы президента убили, сэр?
        - Какая тебе разница, приятель? Ты не ответил на вопрос.
        - Выехать никак, кругом патрули. Разрешили ездить по нескольким улочкам только, к окраине вообще не соваться. В темноте стреляют на поражение, сразу, сэр! - выдохнул негр.
        - Вот блин! - ругнулся я по-русски.
        - Что?
        - Это я не тебе, - бросил я.
        - Вы, вы меня не убьете, сэр? - водила был уже белым как мел, как бы смешно это ни звучало.
        - На фиг ты мне сдался? Конечно же нет. Мне нужна одежда, моя вон видишь какой стала?
        - Да уж, я вас… за вампира принял. Крови, наверное, много потеряли?
        - Это не моя, - фыркнул я. Почти прав, тут на мне всякой полно.
        - Я мог бы помочь вам уйти, сэр, только… - замешкался таксист.
        - Только что?
        - Точно не убьете? - вновь задал животрепещущий вопрос негр.
        - Ты мне надоедаешь уже! Говори, - я так посмотрел на него, что негр, хоть и был довольно здоровым парнем, вжался в сиденье.
        - Пешком надо уходить, - видя мои глаза, он поспешил добавить: - Одежду я дам, в багажнике куртка есть, да и штаны… - сказав это, водила как-то стушевался.
        - Не дрейфь, доставай одежку! - кивнул я, показав ему направление.
        Таксист быстро вышел и не побежал. Уже хорошо. Хотя ведь понимает, что стрелять я тут не стану. Если б рванул, то убежал бы, я просто не стал бы за ним бегать. При виде одежды мне чуть плохо не стало. Вместо рванья в крови мне преподнесли чуть ли не торжественно грязную старую робу. Штаны были когда-то черного цвета, сейчас же, при свете тусклой салонной лампочки, блестели от масла.
        - Я в этой одежде машину чиню, сэр, - пояснил негр.
        Ладно уж, выбирать-то не из чего. Переоделся. Негр прокладывал дорогу как-то интересно. То шел спокойно в первую же подворотню, то делал приличный крюк. Я не стал сыпать вопросами, просто шел и внимательно осматривался.
        - О, Снежок!
        В очередном дворе мы напоролись на компанию сородичей таксиста.
        - Ребята, у него пистолет, не надо! - заорал таксист, но было поздно. Эти уличные бродяги как-то уж больно быстро на меня налетели. Стрелять не хотелось, тогда точно попадусь, пришлось махать руками. Спустя полторы минуты четыре тушки лежали тихими мышками возле стены одного из домов. Двоих сломал наглухо - ножи достали, пришлось гасить.
        - Зря они это, - кивнул я на побитых и убитых таксисту. - Твои соплеменники всегда такие дерзкие?
        - Я их плохо знаю, банда, сэр, крикнул им только для того, чтобы вообще без драки обойтись, - сокрушенно ответил негр, - не вышло.
        - Ну, я не виноват, сами напросились. Да, двое живы, отлежатся. Правда, поломал я их немного.
        - Черт с ними, сэр, давайте уйдем?
        - Вот это запросто! - кивнул я. - У тебя монетка есть?
        - Позвонить?
        - Да, чего-то я всю мелочь растерял, - пожал я плечами.
        - Держите, только автомата тут нет, дальше нужно идти.
        - Звонить все равно из города не стоит, меня смогут подобрать только за городом, сюда не прорваться.
        Так, путями неисповедимыми, таксист вывел меня из Вашингтона, и мы скрылись в пригороде. Здесь было спокойнее, патрулей практически не видно. Найдя магазинчик, возле него я обнаружил телефон-автомат и направился к нему.
        - Вам еще чем-то помочь? - робко спросил таксист.
        - Нет, парень, ты и так помог, - сказал я. - Держи! - протянул ему пару сотен, больше у меня нет, эти-то каким-то чудом не испортились. Лежали отдельно от остальных.
        Таксист ушел, долго оглядывался, но ушел. Не знаю, побежит прямо сейчас в полицию или нет, но его убивать я не хотел.
        - Меня нужно забрать, - просто произнес я, набрав нужный номер.
        - Место?
        Я назвал дорогу, на которой находился, но тут же поправился, сказав, что двину по кромке дальше от города, мало ли.
        - Аккуратнее, я пошумел немного.
        - Мы в курсе, ожидайте.
        Вот так завершилась моя эпопея в Вашингтоне. Да, не смог убрать президента тихо, но мне этого и не нужно было. С завтрашнего дня во всех газетах и по телевидению начнутся передачи и статьи о продажности и преступной деятельности прежней власти. О том, как и на что тратились деньги налогоплательщиков, а деньги простые люди считать умеют, хрен они забудут о том, как их кидало прошлое правительство Штатов, как убивали людей и отжимали бизнес, ну, как и мы сами, но нам можно, мы - другие. Уж мы постараемся. Оправдываюсь, конечно, но уж больно много у меня за две жизни злости накопилось к янки.
        По дороге я шел недолго, первая же машина меня спугнула, хорошо, услышал издалека. Копы пролетели быстро, да на двух тачках. Наверняка ниггер-таксист сдал, но я не держу на него зла. Через несколько минут я остановился, дальше местность была уж больно открытая, сяду в кустах, найдемся с ребятами.
        Спустя пару часов я уже заволновался и вновь попер пешком. В нескольких километрах отсюда виднелась роща, довольно густая, решил, пока темно, добраться до нее и оказался прав. Парни ждали именно там, причем не одни. Те, виденные мной копы были с ними, правда, в связанном виде. Их транспорт парни укрыли так, чтобы меня не спугнуть. Упаковали копов хорошо, быстро не развяжутся, да и найдут их тут нескоро.
        - Вы как? - кинулся ко мне парень, что стоял ближе всех.
        - Норма…
        Кстати, на русском спросил. Зря, копы слышали.
        Дорога до Атланты была долгой, но я почти весь путь спал как сурок. Уже там, вернувшись на квартиру к ожидавшему Джо, я понял, что переборщил вчера. Джо ждал, он уже в порядке, рвется в бой.
        - Ну, парень, ты и наворотил! - только и сказал он.
        - Так вышло, мне жаль, - это мы новости по радио слушали. Там объявили, что я убил и президента, и кучу охраны, и полицейских. Плевать, скоро наши репортажи пойдут, посмотрим, как пара радиостанций, которые нам не принадлежат, будут опровергать наши утверждения. А биржа тем временем окончательно свалится в пропасть. Там и так уже маклеры разные с ума посходили да из окон повыпрыгивали, а то ли еще будет.
        И я не обманулся в ожиданиях. Уже через час после той передачи по радио Серегины и Яшины люди начали лить помои на тех, кого я убрал вчера, да и не только вчера. Была рассказана полная история о том, как и из-за чего начался обвал экономики, теперь даже самым неграмотным жителям США станет ясно, как их имело собственное правительство. Думаю, эффект будет чуть позже, но наши люди уже на местах и отслеживают происходящее. Это чтобы не допустить гражданской войны. Если начнутся нехорошие телодвижения со стороны силовиков, мы «разбудим» контингент, что спит до нужного момента в разных местах по всей стране. Там уже будет работать Судоплатов, это его вотчина. Армия у нас давно большая, просто находилась она не в ППД на Кубе, а тут, в Штатах. Давно и плотно тренирующиеся бойцы, сбитые в команды по тридцать-сорок человек, укротят любое формирование из копов или федералов. Причем быстро и эффективно. Это был наш спецназ, настоящий спецназ, а не SWAT какой-то. Может, в будущем, эта контора, имею в виду SWAT, и станет мощной, но пока это лишь зачатки спецподразделения.
        За нами к вечеру заявились мои друзья и потребовали, чтобы я уехал с ними. Решив, что навоевался на время, ответил положительно. Вот вроде не так и долго не виделись, а я по ним скучал уже. А у меня ведь еще и семья… Да, нужно ехать, плевать уже на все остальное. Точнее, за меня продолжат подчиненные, говорю же, много их у нашей компании.
        Джо ехал с нами, даже не противился. На самом деле ехал, это громко сказано. Дорога была всего ничего, до аэродрома, что находился в десяти километрах от Атланты. Бывший военный аэродром, который давно был выкуплен и не использовался по прямому назначению. Здесь нас ждали аж два борта. Один был для охраны и, так сказать, свиты. Второй же чисто наш, на нем летели только я и мои парни, с которыми мы когда-то давно прибыли в Штаты из СССР. Уже на борту я переоделся, стал выглядеть на все сто. Этакий крупный бизнесмен и магнат. Все-то у меня есть: и деньги, и люди верные, вот только как-то спокойной жизни нет. Наверное, я многого хочу… Сам выбрал такой путь, вот и пищи, но тяни!
        А вот летели долго. Пока остановки выводили меня из себя, я начал закипать. Понимаю, что границы закрыты, что войск кругом много, но! Все же мы, наконец, очутились на Кубе, и я сразу рванул к своему дому.
        Оливия встретила так, словно меня вообще тут никогда и не было. Даже настрой несколько сбила. Когда охранник открыл дверь на мой звонок, я увидел ее в холле и застыл. Супруга стояла и смотрела на меня таким взглядом, что мне как-то сразу захотелось назад, в окопы Отечественной войны.
        - Что, соизволил все-таки появиться?
        Блин, ну, правда, такого я не ждал.
        - Оливия…
        - Я не хочу с тобой разговаривать! - она тут же развернулась, а я прыгнул вперед и схватил ее за руку.
        - Ты что? Я же только вернулся!
        - Я тебя не заставляла бегать с автоматом по США! Ты сам захотел.
        - Меня чуть не убили, причем два раза, а ты… - теперь уже обиделся я.
        Выпустив руку жены, я развернулся и направился к дверям. Охранник, стоявший тут же, готов был сквозь землю провалиться, вид у него был такой, как будто ждал, что я сейчас его огрею чем-нибудь. Оливия что-то кричала вслед, но я уже не слушал. Сам дурак? Наверное, только мне было не до этого, злой был. Пройдя мимо машин и Джо, который все это время стоял возле автомобиля, я остановился.
        - Серега, помоги устроиться хорошему человеку! - вспомнил я все же о бывшем фермере и двинул прочь.
        У меня тут неподалеку было одно местечко, где мне нравилось бывать. Залив, красивейшее место на острове, наверное. Метрах в ста от воды стояло небольшое бунгало, квадратов на сорок, мне и этого хватало. Жаль только, что Оливии наверняка известно это место, хотя я просил ребят, когда нашел это место, чтобы о нем никто не знал.
        Зайдя в домик, здесь у меня никого не было, никакой охраны или домработниц, я спокойно разделся и, надев плавки, пошел к воде. Какой же кайф - вот так вот просто ничего не делать. Нет, дел-то полно, Серега с Яшей всю дорогу брюзжали, что без меня многое стоит. Ругал их за то, что сами не могут решить вопросы, все на меня горазды спихнуть. Поплавав немного, вернулся на берег и, отвязав маленькую лодку, что была привязана к простому колышку на берегу, стащил ее в воду. Оттолкнув лодочку от берега, я запрыгнул внутрь и, ничего не делая, просто улегся на ее дно.
        - Все, нет меня, захотите, найдете! - даже, кажется, вслух, произнес я и отключился. Не от усталости, не было ее, просто нужна была разрядка, подумать хотелось, в одиночестве побыть.
        «Эй, ты тут, парень?»
        Я подпрыгнул так, что чуть за борт не свалился. Нет, вокруг никого не было, хотя вдалеке, за деревьями, я и видел блеск линз от бинокля, присматривают, охрана хренова. Так вот, голос был не рядом, он был в моей голове. Черт, что-то это мне напоминает, причем весьма и весьма нехорошее…
        - Кто это? - осторожно спросил я вслух.
        «Ты услышал? Можешь говорить про себя, я услышу».
        «Так кто ты?» - я уселся на дно лодки и закрыл глаза.
        «Не помнишь меня? Хотя ладно. Слушай, тут проблемка нарисовалась…»
        «Да говори уж, чего там. Кстати, ты так и не сказал, кто ты?»
        «Леня я, Леонид. Я один из тех, кто тебя сюда случайно запихнул. Да не ругайся, я же тебя и бонусами наградил».
        «Премного благодарен. Знал бы ты, во что все это вылилось!»
        «Что, так все плохо?» - кажется, всерьез удивился собеседник.
        «Да, в общем-то нет, - замялся я, - просто столько всего и сразу… Эх, если б не было бонусов, сто процентов не потянул бы я такое. Да, что говорить, я бы и войну не пережил, в том первом бою сгинул бы, как и остальные».
        «Возможно. Слушай, времени у меня очень мало. Как там у вас, войны нет уже?»
        «Да уж давно нет, только стрельбы все равно хватает».
        «У меня проблемы, я достал оборудование, то, которое и тебя оцифровало и сюда забросило, вот, хочу свалить, а боюсь. Если все получится и я к вам попаду, то расскажу все, конечно. Просто много информации».
        «Да у меня в башке не одна энциклопедия, чего уж тут, запомню. Я одних только языков знаю больше десятка».
        «В этом и дело. Федералы дорвались до наших подпольных баз и разрушают все источники питания. Если отключат и твой…»
        «Что, дохнуть придется?» - хмыкнул я вслух.
        «Боюсь, как раз наоборот».
        «Не понял?»
        «Ты будешь жить вечно…»
        «Звучит прикольно, в чем подвох?» - не понял я мысли собеседника.
        «Ты хочешь пережить своих детей и внуков?»
        Теперь дошло, и я похолодел. Черт, а ведь и правда. Я и раньше о чем-то таком начинал думать, ведь вообще не старею, как все вокруг, что уж говорить о смерти!
        «Осознал?»
        «Ага!» - машинально кивнул я.
        «Короче, времени вообще нет, поэтому слушай внимательно и решай!»
        «Что именно?»
        «Бонусы можно отключить, но только если я сделаю это прямо сейчас. Возможности восстановить не будет. Ты станешь как все люди. Таким же стареющим, болеющим и, в общем, как все!»
        «А как же…» - начал было я, но был прерван.
        «Все, что ты знаешь, останется при тебе. Раз знания у тебя есть, значит, они усвоились мозгом. Как говорил на фарси или пушту, так и будешь, считал в уме интегралы и десятизначные числа, так и продолжишь считать. Ну как, решил?»
        А я струхнул. Вот прямо сейчас я понял, что мне страшно. За столько лет я привык к телу и его возможностям, что считал их как бы само собой разумеющимися. Как же быть-то? Но тут мой пока еще «бонусный» мозг начал работать. Точнее, через панические мысли стали пробиваться идеи и решения. А что, у меня все есть, воевать самому и, правда, хватит, на это есть целая армия. Буду спокойно жить и отдыхать от трудов не слишком праведных…
        «Ты меня слышишь?» - донесся вновь голос, и я вынырнул из размышлений.
        «Да», - зачем-то кивнул я.
        «Примешь в гости?»
        «Давай!»
        «Маяк у меня только на то место, куда тебя забросили, найдешь?»
        «Да, - я аж крякнул, - далековато от меня, но да, вытащу я тебя. Может, поведаешь вкратце, что случилось?»
        «Понимаешь, мы - хакеры. Мы ломаем виртуалку для наживы и для удовольствия. Парней моих уже нет, всех взяли федералы, один я остался».
        «Так что это было такое, игра или война?»
        «Это виртуальные миры. Вообще, сложно все, тут даже не в двух словах, а в книге не рассказать. У нас, в две тысячи триста сорок восьмом году, это легко. Открыли такую возможность, еще столетие назад. Скорректировать прошлое нельзя, но можно скопировать мир, найдя точку перелома, и дальше заниматься тем, что нравится. Ну вот такое развлечение у наших богатеев».
        «А где вы вообще?» - спросил я вдруг, просто мысль мелькнула.
        «Да, как и ты, на Земле. Попасть из прошлого в будущее так же нельзя, вот наоборот - да».
        «Давай к нам, слишком о многом хочу знать».
        «Основной пакет данных я сейчас формирую и скину тебе, как только закончится копирование. Там будет вся информация о развитии Земли, да и не только о ней. Пока бонусы работают, постарайся все нормально усвоить».
        «Сколько у меня времени? И как ты мне передашь данные?»
        «Забыл? Ты оцифрован, я тебе данные перешлю пакетом как на флешку, это-то знаешь, что такое?»
        «Ну да, вы ведь меня из двадцать первого века выдернули, знаю».
        «Времени очень мало, получай и ищи меня».
        «Глупостей не наделай, сиди тихо, в какой-нибудь деревне. Найду, не переживай!»
        После этого связь между нами исчезла, а я начал соображать, лихорадочно пытаясь понять и усвоить все, что сказал незнакомый голос в голове. Причин не доверять ему не было совсем. Раз он знает обо мне, значит, по крайней мере, участвовал в моем переносе, иначе вряд ли. Не успел подумать, как в мозгах просто закипело. Хорошо сразу сообразил, что это такое. Информации было не просто много, а жуть сколько. Я даже сознание потерял на несколько секунд. Чего он там говорил, серверы скоро отключатся, и все! Черт, а правильно ли я поступил? Да что я думаю-то? Конечно же правильно! Ну правда, не жить же вечно. Как вы себе это представляете? Мне и так вопросы не задают только потому, что мое положение позволяет избегать таких вопросов. Близкие знают - и этого хватит.
        Мозги начинали кипеть, и я решил просто расслабиться и тут же вырубился. Очнулся от ударов по щекам. Била меня, точнее - приводила в чувства, Оливия.
        - Господи, как ты нас напугал! - выдохнула она, казалось, с облегчением.
        - А что, ты уже не злишься? - спросил я.
        - Дурак! Ведь я же волновалась, переживала…
        - Ну все, все, - успокаивающе произнес я и почесал щеку. А боли-то нет! Неужели мне это приснилось и я все такой же, как и раньше?
        Ответ пришел сразу и мгновенно в виде информации. Блин блинский, откуда я знаю формулу получения топлива на основе гелия и водорода? А наночипы, которые можно воссоздать уже лет через двадцать-тридцать? Кошмар! Компактные ядерные реакторы, которые можно ставить хоть куда, металлы и минералы, которых в избытке на Луне и Марсе? А главное, простой способ их добычи…
        - Ударь меня еще раз, - попросил я жену.
        - Чего? - Оливия аж отпрянула.
        - Говорю - ударь! Тут новости кое-какие, проверить надо, поверь, делай то, что говорю.
        Оливия нерешительно подняла руку, но ударить не смогла. Тогда я просто с силой закусил губу и ничего не ощутил.
        - Ни хрена не понимаю, - потряс я головой. - Опять обманули, что ли?
        Для верности проделал это еще несколько раз. Результат был прежним.
        - Серега далеко?
        - Да рядом, тут уже сутки как все с ног сбиваются…
        - Как сутки? - охренел я.
        - Вот так. Ушел вчера, через два часа искать стали и нашли. Лежишь словно мертвый и даже не дышишь, кажется.
        Я встал с кровати - да-да, я лежал на кровати в нашем доме - и пошел к дверям, по пути оглянувшись и извинившись перед женой. Сергей был в соседней комнате. Конечно, они тут слышали, что я очухался, но не входили. Кстати, а чего она меня лупила спустя сутки? Потом спрошу.
        - Яхон, у тебя наши в Союзе есть?
        - Ни хрена себе! Очнулся! - обалдел Серега. - Конечно, а что надо? Там и мои, и Пашины тихони.
        - Группу к старой границе. Точнее, туда, откуда у нас все началось.
        - Это туда, где из окружения в первый раз выкарабкались?
        - Да. Хотя стоп, я передумал, собери их в столице.
        - Хорошо, сейчас пойду звонить, но это не скоро, сам понимаешь…
        - Работай, это срочно. Где у нас Мойша?
        - Недалеко, у себя.
        - Позвони ему и пусть сюда летит. Пулей!
        Все забегали, а я вернулся к жене.
        - А ты чего меня лупила по роже спустя столько времени?
        - Да я уже отчаялась. Сидела, рыдала и в сердцах начала тебя хлестать. Взял гад и умер, я мне что, одной теперь все тянуть?
        - Молодец! - просто сказал я и рванул к столу.
        Достав тетрадь, в столе всегда лежат, вытащил из другого ящика карандаш и принялся чертить. Ну, наброски делать.
        - Так, это вроде как сюда, а это, - я чуть задумался и закончил эскиз. - Вроде то…
        - Что это, Игорь?
        - Это? Это, милая, весь мир у наших ног! На хрен нам все эти активы и заводы теперь, мы сможем создать такие машины и механизмы, что весь мир перевернется.
        - А надо ли, милый? - вернула колкость жена.
        - Надо, любимая, надо!
        Это был эскиз абсолютно нового двигателя. Точнее, это был ядерный реактор, но какой! К черту бензин и солярку, они теперь прошлый век. А точнее, позапрошлый, ибо новый двигатель я рисовал из будущего. Его изобрели в конце двадцать первого века, в связи с проблемой добычи нефти. Там легко доступная нефть кончилась, вот и стали думать наконец. Сейчас ядерные технологии только зарождаются, но лет через пять, максимум через десять, мы построим целую отрасль и…
        Главное, ведь ничего особо сложного, на первый взгляд. Нечто похожее было у какого-то немецкого изобретателя времен Гитлера. Тот тогда зарубил все новинки, отдавая предпочтение ракетам, и провалился. А ведь тут такой двигатель, что мог быть использован где угодно. Хоть на мопед его ставь, хоть на паровоз или корабль, только размеры разные. Вот и посмотрим, как это воспримет весь мир. То, что мы скоро сделаем, будет либо прорывом, либо войной всех со всеми. Нефть будет не нужна, ну, по крайней мере, в прежних количествах.
        Серега связался с группой в Союзе и приказал прибыть в Москву. Мне не сиделось на месте, и под ругань жены я с командой вылетел в Советский Союз. У парней аж мандраж был, ведь я взял с собой всю свою группу. Именно тех парней, что сбежали со мной тогда, во время войны. Интересно, как там сейчас? Нет, мы, конечно, извещены о жизни в Стране Советов, но хочется и своими глазами посмотреть, ведь это наша Родина, что бы ни происходило с нами за эти годы.
        Авиасообщение было налажено хорошо, точнее, не было проблем для граждан других стран прилететь в Союз. Под видом туристов мы воспользовались услугами своей же авиакомпании и спустя сутки прибыли в Союз. Сейчас у власти в стране все так же военные, но войны уже окончились и вся планета налаживает мирную жизнь на всех континентах. Вояки, на себе испытав и увидев жизнь в Европе, не стали закручивать гайки, как прежние власти. Почему бы не перенять хорошее, это же естественно. Это мы в моей прежней жизни кивали на Запад и тащили всякое дерьмо, что было там, а вот хорошее… Эх да, где-то товарищ Сталин в той жизни не додумал. Вот и сейчас, нас встречают в аэропорту Шереметьево не органы НКВД, а вполне себе нормальные люди, чиновники, конечно, куда без этого, но не в военной форме и без автоматов. Мы честно сделали запрос на посещение страны как бы по линии бизнеса. Делаем вид, что хотим сотрудничать с СССР. В принципе, даже и не обманываем, на самом деле хотим. Для этого есть Яша и Мойша, они и будут заключать договоры и контракты, а мы постараемся, «свалить» из-под опеки. Говорю же, никто туризм не
запрещал. Это не Северная Корея из моей прошлой жизни.
        Москва встретила нас холодной и дождливой погодой. Я в Штатах и на Кубе уже забыл о том, какая бывает погода в Союзе. Зябко поеживаясь в куртках-бомберах, мы уселись в подготовленные машины и направились в гостиницу. «Интурист» встретил нас хорошо, размах впечатлял. Это была бывшая гостиница «Метрополь», если я ничего не путаю. Ее и другие объединили при Советах в сеть «Интурист». Вышколенный персонал, чистота вокруг: не знал бы, где нахожусь, подумал бы, что это заграница, а не Союз. Времени было уже много, поэтому каждый член нашей делегации направился к себе в номер, чтобы принять с дороги душ. Через час все вновь встретились в ресторане гостиницы.
        - Игорек… - начал было Малой, но был прерван моим строгим взглядом.
        - Расслабился? - произнес я на английском. И был прав, все прекрасно знают, кто работает в гостинице. Точнее, служит.
        - I'm sorry! - кивнул и даже виновато повесил голову на грудь Малой.
        - Вот так! - кивнул я.
        Это мы там, на чужбине, можем говорить, как захотим, здесь - нет. Как бы странно это ни было. Может, нас никто и не арестует, но могут начать думать и копать, а нам это не надо. Хорошо хоть среди нас не было офицеров, думаю, наших личных дел уже нет. Те награждения наверняка были липой из ведомства Берии. Вот если бы нашего старшего друга сюда привезли, то все, уже кушали бы совсем другую пищу. Под старшим другом я подразумевал, конечно, Судоплатова. Вот уж того, как ни маскируй, узнают мгновенно. Это нас никто не знает, поэтому мы и спокойны. Относительно, конечно. Приходится даже говорить тише, а при приближении официантов и вовсе молчать в тряпочку. Да, понимаю, конечно, что есть микрофоны и наш разговор могут записать, только у Сереги с собой портативная глушилка, зря я, что ли, Бошу помогал? В СССР такого еще нет, хотя они с нами уже столкнулись, причем в суде. В Союзе умники изобрели что-то подобное имеющемуся у нас, но столкнулись с юристами. Говорю же, руководство страны сейчас идет по пути цивилизованности, не хотят просто тырить технологии, вот и попали впросак. Мы им чинить препятствия
тогда не стали, лишь потребовали, чтобы комплектующие заказывали у нас. Это не могло устраивать СССР, и они мягко отказались. Но больше не заявляли о новинках в этой сфере.
        - А хорошо здесь… - как-то загадочно вновь подал голос Малой.
        - Да обычно, я бы сказал, - положив на стол меню, произнес в ответ я. - Просто тебя ностальгия мучает, все же родная страна. Да и мы как бы и не в Союзе, Интурист-то в основном для иностранцев.
        - Это да, - выдохнули все.
        Осматриваясь вокруг, я не заметил какого-то уж чересчур особого внимания. В зале было немало народа, все иностранцы. К нам даже подошли пару раз засвидетельствовать свое почтение. Мы ответили. А потом… Черт, не думал, что мы здесь встретим любителей гонок.
        - Мистер Смит?! - охренев от того, что узнал знаменитого гонщика, на меня уставился тощий рыжий англичанин. Он только и успел, что представиться и сказать, что из Лондона недавно приехал. Ну да, я ведь когда выступал, лицо не скрывал, а там и телевидение было, и просто фотографы, вот, видимо, и запомнил. Обо мне ведь и газеты писали, я ж на титул шел. Черт, говорил мне Яхон, что надо было в гриме ехать, а мне лень было, в нем ведь не больно приятно ходить.
        - Простите, не расслышал вашего имени? - вопросом ответил я.
        - О, мистер Смит, я вас узнал! Я Майлз, Ричард Майлз, работаю в «Таймс». Когда вы бросили гонки, многие были расстроены, а еще больше джентльменов потеряли деньги на пари. Кажется, у вас возникли проблемы с правительством Соединенных Штатов? Вы что же, переехали в Россию? - этот водопад вопросов пора было прекращать. Но как? Да, этого дурачка мы обезвредим, но как его вынести отсюда?
        - Простите, я собирался в туалет, вы можете меня подождать, тогда и продолжим? Или встретимся позже?
        - О, да, сэр! Я подожду, как раз приготовлю блокнот и ручку. Такое интервью не каждый день дают!
        Ага, я сейчас тебе так дам! Интервью. Заманаешься писать.
        Одним глазом моргнув, дал знак Сереге идти со мной. Тот, правда, был умнее, встал и пошел первым, только по направлению к бару. Англичанин возился на стуле, приготавливая свои писчие принадлежности, ну а я двинул к сортиру.
        - Кстати, мистер Майлз, вы что тут, в одиночестве? А то приглашали бы своих спутников за наш стол!
        - О, моя жена неважно себя чувствует, мигрень разыгралась от этой чертовой погоды, так что я напиваюсь в одиночестве. Не беспокойтесь.
        - Хорошо, как скажете, - кивнул я и добавил: - Я быстро.
        - Ну, и чего с ним делать? - мгновенно спросил я у вошедшего в туалет Яхона. Разговаривали мы тихо, шепча друг другу на ухо.
        - Не волнуйся, я отслежу, чтобы он не успел ни с кем пообщаться, и, в общем, у меня есть средства.
        - Серег, валить не надо, засветимся, повесят хвост, хрен спрыгнешь потом.
        - Не переживай, у меня всякие средства имеются. В том числе из арсенала кубинских революционеров! - многозначительно произнес Яхон.
        - Как скажешь, действуй!
        Интервью мне все же пришлось дать, правда, как ни крутил меня Майлз, я сказал только то, что хотел сказать. Можно сказать, вообще ничего не сказал. Пока Майлз строчил текст, Серега, вернувшийся из номера, что-то впрыснул ему из браслета часов в бокал с пивом. Уже через четверть часа англичанин стал сонным и медленно встал, прощаясь.
        - Мистер Смит, прошу меня извинить, но мне нужно в номер, кажется, нужно проверить супругу, не нужно ли ей что-нибудь.
        - О, конечно, мистер Майлз, о чем речь! Если я могу быть полезным, обращайтесь, вы ведь знаете, я многое могу! - подмигнул я журналисту. Впрочем, он этого уже не видел, так как заторопился к себе в номер. Малой как-то быстро и незаметно свалил, а оставшиеся за столом переглянулись.
        - Подействовало? - спросил я осторожно у начальника своей охраны.
        - А как же! - кивнул тот. - Сейчас уснет, завтра у него будет высокая температура и мозги поплывут, через пару суток наступит паралич. Сдохнет, только если сердце слабое, а так - будет овощем.
        - Нам этот баклажан не навредит? Своей писаниной?
        - Говорить он не сможет уже через несколько часов, затем начнут болеть руки и ноги, ему будет не до письма, да и уже сейчас не до разговоров. Поверь, Гарри, все под контролем. У наших смуглых друзей такая куча средств нейтрализации, что на все случаи жизни есть. Можно отдельно отключать язык, ноги, руки, внутренние органы. Я даже хотел сначала ему такое дать, чтобы почки перестали работать, да только, это не помешает ему пару дней говорить и писать, а нам этого не нужно.
        - А как быть с уже написанным? - вдруг пришло в голову мне. В этот момент на стол упало что-то темное.
        - Эх вы, раздолбаи! - выдохнул с усмешкой Малой. На столе лежал блокнот журналиста, тот самый, в который он записывал интервью.
        - Малой, он живой? - только и спросил Серега.
        - А чего с ним сделается? Я просто мимо прошел, когда он у лифта стоял, опираясь на стену, ноженьки плохо держали его. Я ему помог не упасть, ну и заодно воспользовался случаем.
        - Молодец. Давайте уже ужинать, завтра день тяжелый. Яша, все на вас с Саней.
        - Конечно, Гарри, обижаешь!
        А в блокноте, кстати, много интересного было. Этот хлыщ явно на разведку пашет. Это вообще был не блокнот журналиста, а самый настоящий дневник наблюдений. И вот что мне не понравилось, так это наблюдения за какими-то военными Союза. Надо бы передать куда следует, попрошу парней, подкинут аккуратно, только о себе записи удалю.
        Утро было тяжелым, почему-то вставать вообще не хотелось. Погода, что ли, так влияет? Собрались неохотно, но все же после плотного завтрака, кофе в ресторане Интуриста был отличным, мы на разных машинах выехали по своим делам.
        Основная работа по отвлечению спецслужб была на наших евреях. Нам же предстояло уйти из-под наблюдения и, сменив слегка внешность с помощью одежды и легкого грима, свалить в Белоруссию. Документы у нас были отличные, в нашей фирме веников не вяжут, хрен кто придерется. Ксивы госслужащих делать не хотели, обычные паспорта, права, так, рядовых людей, но, подумав, все же сделали и комплект каждому сотрудников милиции. Не хотели, но мало ли. Сложность была в том, что не могли решить, к какой стране себя приписать. Действовать-то будем и в Белоруссии, и в Москве, да мало ли где еще придется. Добираться будем всей кодлой, пришлось помудрить немного, чтобы легенда вышла надежной. Но ксивы не светили.
        Еще на Кубе, когда Серега ставил задачу нашим людям в Союзе, он просил что-нибудь придумать для такого случая. Вот ребятки нам и подсказали, что надо косить под бригаду строителей, которая якобы направляется в Брест, Лиду или Волковыск на стройку. Так и поступили. Одежду, грим и прочее необходимое нам так же приготовили. Прикольно выглядим, кстати. Все в кепках, в широких штанищах и сапогах, конечно. Изнеженные хорошей обувью ножки сначала даже взбунтовались, буквально у всех заболели уже через час, но быстро привыкли.
        Или наблюдения со стороны органов внутренних дел не было, или они очень хорошо прячутся. Сколько мы ни проверялись, никого обнаружить не смогли. Да и этот писака Майлз говорил между делом, что работать здесь стало легче, нет такой, как при Сталине, опеки. Через пару часов блужданий по Москве просто рассыпались в разные стороны, назначив место встречи на Белорусском вокзале.
        Серега у нас был за старшего. Он вид имеет более внушительный и представительный, что ли. На вокзале было спокойно, даже документы никто не проверял, и мы успокоились. Поезд подадут только вечером, около семи часов, а на дворе полдень. Рассосавшись по вокзалу, мы попытались себя занять. Выходило с трудом. К двум часам дня я прочел две газеты, от строчки до строчки, и встал насущный вопрос, что делать дальше. Кто-то из ребят нашел себе компанию и сейчас дулся в карты на щелбаны. Играли средне так, чтобы в глаза не бросаться. Остальные были заняты кто чем мог.
        Сходив в местный ресторан, вкусно пообедали и послушали живой оркестр из четырех музыкантов, но все же есть ходили, естественно, опять порознь. Затем каждый сходил в ближайший магазин и набрал продуктов. Чтобы в дороге не голодать, хоть и ехать не так и долго. Вскоре в карты играли уже две группы по четыре человека. Это хоть как-то скрасило время ожидания. К моменту подхода поезда я даже поспать успел.
        А вот поезд принес классные впечатления. Вагоны были если и не новыми, то очень ухоженными. Проводница, в виде приятной женщины средних лет, была вежлива и тактична. Мы все свободно общались на родном языке, но старались быть аккуратными в этом отношении. Долгая жизнь на Западе сказывается на акценте, хотя я вроде и не заметил ничего в разговоре своих друзей, а старался.
        Чай из граненых стаканов в ажурных подстаканниках вновь заставил улыбнуться. Их будут использовать, наверное, еще лет пятьдесят, может, чуть меньше. Они и дальше будут, но уже не эти, там новодел будет, совсем не то. На ночь выдали белье, чистое, накрахмаленное. Уснули быстро, сказывалось переутомление у всех, а я так и просто себя «выключил».
        В Минск прибыли в ожидании найти восстанавливающийся после войны город, а увидели абсолютно новый, чистый и отстроенный город - столицу братской республики. Следов войны нет и в помине, красота!
        - Как дальше? - спросил Серега на вокзале.
        - Да так и поедем, - пожал плечами я, - на автобус сядем, ходит ведь, наверное. Так-то бы машину нам, хоть грузовичок какой было бы хорошо, но… Нет его, в общем.
        - Пойду узнаю, где автостанция да как до границы доехать, - махнул рукой Яхон.
        - Ага, ты там, на вокзале, так и скажи, до границы! Границы с кем? Польши-то теперь нет, ближайшая с чехами. Нам до Волковыска надо, так и спроси.
        Именно так и было в этой истории. Польши, этого вечно плюющегося огрызка Европы, теперь нет. Его делим мы и… Германия. Ну, еще чехам достался кусочек. Немцам - тоже чуток, в основном вся территория была под Союзом. Правда, жили они там, как в Прибалтике, особо их не трогали, но руководили все же из Москвы.
        В общем, ни фига с автобусом не вышло. Ближайший только завтра. Ждать нам не хотелось, поэтому разослал ребят в разные стороны, разведка есть разведка. И она оправдалась. Бурят принес идею, ей мы и воспользовались. Он нашел машину, хороший такой ЗиС с тентом. Правда, с водителем, но это нормально. Ребята были в пивной и зацепились с одним мужиком языками. Мои-то люди натренированные, сразу рассмотрели в нем шофера, ну а дальше… В общем, ехал мужик в сторону Белостока, до Волковыска нам с ним по дороге. Шофер нисколько не кочевряжился, только брякнул:
        - Чай не война сейчас, почему бы попутчиками вас не взять? Едем!
        И мы поехали. Конечно, поехали это громко сказано. Скорее, машина просто плелась по разбитой вконец дороге. Это в самом Минске был асфальт и красота, а за городом… Блин, хуже было только во время войны. О чем я и сказал шоферу, представившемуся Вадимом.
        - Я ведь тут, в этих краях, с начала войны рулю. Призвали в июне, в первых рядах, и понеслось. За баранку, правда, позже попал, но все равно давно езжу.
        - Где воевал?
        - Ой, братка, много где был… - задумчиво ответил Вадим и тут же добавил: - Хреново я воевал, на третий день уже в плен попал; если бы не партизаны, хрен бы его знает, как вышло бы все.
        Я заинтересовался:
        - Совсем все плохо было?
        - Да я себя не обеляю, сами были как бараны, многие сваливают на то, что оружия не было и прочего, но нет, не стану врать, было. Немного, конечно, на всех не хватало, но было. Нас вроде к фронту гнали, на ночь встали в деревне, а тут десяток немцев на мотоциклах и с винтовками завалились, а мы уши развесили и в штаны наложили… Два взвода лапки задрали и стоим, немцы рады. Это потом партизаны рассказывали, как надо было поступать, а тогда… Все как телки были, думали, фрицы такие же работяги и крестьяне, не станут нас убивать. А те гады сразу командиров в расход, политрука в расход, а нас прикладами.
        - Как освободился?
        - Говорю ж, партизаны помогли. В самом начале войны тут отряд образовался. Там у них парнишка в командирах был, его даже старшие командиры слушались. А того, кто не слушал и пытался права качать, он просто посылал. Воевали так, ух! Шум стоял на весь Советский Союз.
        - Какой бесстрашный, - фыркнул я, прекрасно поняв, о чем говорит водитель. Ведь вряд ли тут в начале войны еще один такой же наглый боец был, как я, а мы работали по всему приграничью, отряд-то у нас был ой-ей! Нам ведь позже уже из Москвы приказы слали, вот как.
        - Да, хороший был парень, так и не знаю, что с ним произошло, исчез, говорили, куда-то.
        - Его на переходе линии фронта энкавэдэшники взяли. Я в его группе был, нас отправили севернее Смоленска, а он южнее шел, вот и все, что известно. Наверное, расстреляли.
        - Жалко, если так. А где ты потом служил?
        - Да я после ранения больше года по госпиталям, потом списали. Еще полгода пороги околачивал, но восстановился, правда, техником только, в авиаполк.
        - Я почти так же, кормежку возил да раненых, на передовой почти не бывал. Но, главное, паря, мы выжили, ведь так?
        - Конечно, - согласился я.
        Дальше ехали в тишине. Я задумчиво крутил головой, пытаясь увидеть что-то знакомое, но ничего не узнавал. В Волковыске нас высадили, и мы, уставшие от дороги, ну я-то не устал, потопали искать ночлег. Вот разница, да? Конечно, чего я сравниваю со Штатами, там войны не было, а тут… Здесь же все перепахано от и до. Расстояние меньше трех сотен километров, а ползли целый день.
        - Бог в помощь, хозяюшка, - окликнул я женщину таких габаритов, что аж икнул от увиденного. Помните персонажа Нонны Мордюковой из отличного фильма «Они сражались за Родину»? Такая же. Она пыталась поправить покосившийся забор и стояла в такой позе, что Геракл, увидев, удивился бы.
        - Чего стоите, как индюки? Помогли бы лучше!
        Парни мои среагировали как надо. Хмыкнув, бросили вещи и рванули наперегонки.
        - Сами-то откель будете? - спросила женщина, отойдя в сторону, убедившись, что парни знают, что делать.
        - Да из Воронежа. Встреча у нас тут недалеко, с боевыми товарищами. Мы ночлег искали…
        - Ясно, - кивнула она, - меня тетей Шурой кличут.
        - Игорь, - сказал я, парни тоже назвались. А также попросили осмотреть ту секцию забора, что нуждалась в починке. Ребята у меня справные, уже все сделали, я лишь поддержать помог.
        - Пойдемте в дом. Баня не топлена, но пока снедать будете, я истоплю. Веники у меня есть хорошие, вам понравится с дороги…
        Вот наши люди, да? Ведь мы даже не просили ничего.
        Ни слова не говоря, мы проследовали за тетей Шурой. Ужин был простой, но все наелись досыта и были довольны. Все же сейчас не военные годы, явно лучше жить стали в деревнях. Даже мясо было к картошке, а уж квашеная капуста и вовсе выше всяких похвал. Хозяйка сильно удивилась, когда мы от спиртного отказались. Ну, не те времена, да и жили-то мы последнее время в другой стране, а там как-то уже и привыкли, совсем другой порядок и уровень жизни. Это тут народ спивался от безделья и безысходности. Давно на Руси так было. Поэтому мои и не пьют почти, а мне так и вовсе алкоголь как вода. Зато по нашей просьбе тетя Шура сбегала к соседке и добыла молока, своей коровы у нее не было. Вот уж где оторвались! Жареная картошка с мясом и под молоко с квашеной капустой! У виска крутите? Зря, вкусно же!
        В бане все резвились, как пацаны. Мне-то что, я боли не чую, а вот парням досталось. Я на совесть обработал каждого. Не знаю, что там с нашим пришельцем будет, но что-то я не чую в себе пока никаких изменений. Как был «бонусным», таким и остаюсь.
        С утра было легкое пробуждение и плотный завтрак. Рассчитались за постой просто, с деньгами тут, в деревнях, было туго, поэтому тетя Шура взяла их, хоть и не хотела вначале. Но мы настояли. Палимся, наверное, тут так не принято, но было плевать. Даже если менты нас примут, что нам предъявить? На крайний случай, вообще можем сказать, что поехали по стране из любопытства, документы-то у нас иностранных подданных в порядке. Максимум, что сделают, это выдворят из страны, так что не переживали. Мы из-под опеки-то в Москве уходили просто, чтобы чувствовать себя спокойно, без пригляда, а так ничего ведь плохого мы не замышляли. Посадить не смогут, если до этого дойдет, будем рубить жестко, к сожалению, не в первый раз.
        Тетя Шура предупредила перед выходом, чтобы осторожнее были. Леса, говорит, много в себе таят страшного. И подрываются люди до сих пор, и на бандитов, бывает, нарываются. Бандиты - все бывшие западенцы и поляки, видимо, не всех еще передавили. Хулиганят тут, как местные говорят. Но милиция не дремлет, регулярные рейды по деревням в порядке вещей, так что бандеровцы не сильно тут преуспели.
        До нужного нам места топать километров тридцать, не меньше. Выдвинулись около девяти утра. Идти будем проселками, а иногда и по лесу. Погода наладилась, да здесь, кстати, в Белоруссии, она вообще лучше, чем в Москве.
        - Игорек, я, блин, вообще ни фига не узнаю, - произнес Яхон, когда по моим прикидкам мы прибыли на место.
        - Да я тоже, в общем. Но что-то есть, - я медленно, стараясь не упустить ни одной детали, крутил головой. Пытался восстановить картину прошлого, и она начала складываться, как пазл.
        - А мне кажется, что я тут бывал… - вдруг произнес Бурят.
        - Конечно же бывал, - кивнул я, - вон там, - протянул руку, - железка, где мы первый состав с танками грохнули!
        - О, точно, мне кажется, я даже место вижу, откуда тогда стрелял! - воскликнул наш снайпер.
        - Точно, справа, метров пятьсот. Там, правда, лес был, фрицы все вырубили позже.
        - То-то я сначала не понял. А ведь и вправду деревья-то ближе к линии росли.
        - Так, значит, нам надо на северо-восток, километров десять осталось. Это мы тогда кругами бегали, вот и казалось, что где-то далеко, а на самом-то деле все рядом, - заключил я.
        А через два часа я уже стоял возле нового мостика, через который в сорок первом перли немецкие танки, и я был одним из тех, кто их остановить пытался. Отсюда я в плен-то и попал. Значит, где-то не так далеко и то место, где я появился на этом свете. В смысле перенесли меня из будущего сюда.
        Напрямик - это не по дороге. Буквально через три часа мы были где-то рядом с нужным местом. Окопов почти не видно, сровняло их время, тут вообще почти голое поле стало, а был и лесок рядом, но это тогда, в сорок первом.
        - Командир!
        О как, на месте боев очутились, и парни вновь командиром стали звать…
        - Ты тогда округу осматривать ходил, я помню, хотя мы с тобой еще не знакомы даже были. Куда идти-то? - Яхон постоянно озирался, а я уже все разглядел.
        - Да вон ручей видишь? Я где-то там каких-то диверсов, ну или это наши предатели были, пострелял, когда путь к деревне искал. Сержант тогда послал посмотреть, наши в деревне или нет, подкреплений хотел попросить.
        - А в каком месте?
        - Да разве точно скажешь! Тут такие бои шли, что все изменилось. Тогда было что-то вроде кустарника вокруг, густого, что я едва на них не выперся. Услышал случайно возню, притормозил. О, вот местечко похожее! - И правда, место и впрямь было каким-то неуловимо знакомым. - Давай-ка я пробегу немного, осмотрюсь…
        Я направился к ручью и, остановившись возле него, посмотрел в стороны и назад. Точно, метрах в ста от меня был как раз небольшой поворот, явно где-то здесь!
        - А ведь люди здесь не ходят, - заметил Бурят, - следов вообще нет.
        - Точно, ребят, вы бы под ноги смотрели, мало ли чего, - и только проговорил, как сам споткнулся обо что-то твердое и, похоже, железное. - О, я ж говорил, осторожнее надо! - с этими словами я поднял всосавшуюся в грязь на берегу ручья каску. Советскую каску, даже краска еще видна.
        - Вот это да, неужели не нашли, после боев-то?
        - А кто искал-то? - усмехнулся я. - Их тут еще лет пятьдесят будут находить, как не больше. Смотрите под ноги, помнится, я тут где-то немецкие мины ставил, вдруг не все обезврежены. Я тогда часть обезвредил позже, когда снимались, но мало ли!
        Блин, тут, похоже, вообще поисковики не лазили. А как же убитых похоронить? Черт, похоже, с этим делом тут несильно заморачивались. Да и как? Эта земля столько времени под врагом была, чего уж тут говорить…
        - Оба-на! - воскликнул Малой и поднял из травы винтовку. Та была куском земли с травой, но все же профиль угадывался.
        - Ага, главное, что-то взрывающееся таким макаром не найти! - кивнул я и чуть не ахнул. Прямо под ногами, в метре от берега торчал из земли хвост мины от миномета. Калибр немаленький, «восьмидесятка», скорее всего. - Так, братва, похоже, тут опаснее, чем я думал. Твою мать, да тут, похоже, вообще не разминировали! Вроде и место не очень глухое… Странно. Скорее всего, наши войска шли на запад где-то в другом месте. Уж больно тут захламлено все вокруг. Оружие, мины…
        Недалеко от первой находки, лежала еще одна, что подтверждало мои догадки. То ли потерянная, то ли не лопнувшая, хрен разберешь сейчас. А главное, я труп нашел, костяк, точнее.
        - Как думаешь старшой, наш? - спросил Бурят.
        - Ага, - присел я перед павшим когда-то бойцом, - сапоги-то наши!
        Все ребята сняли кепки и притихли.
        Костяк был разбросан, то ли зверье растащило, то ли его разорвало чем-то серьезным. Головы не было, черепа, точнее, одна нога в сапоге, да частично ребра и позвоночник.
        - Снарядом, что ли? - тихо спросил кто-то из парней, я даже не понял кто точно.
        - А черт его знает, - сплюнул я, - может, за годы звери растащили. Во, смотрите, - я указал на поврежденные кости таза, - скорее всего, мужика и вправду разорвало на месте. Вон и воронка, сюда, по-видимому, отбросило, или, опять же, звери стащили, - метрах в пяти и вправду виднелась воронка, наполненная водой.
        - Прикопаем? - спросил Яхон.
        - Давайте пока посмотрим, может, лопатку найдем, не руками же рыть? - ответил я. Действительно, похоронить бы надо, но чем? С собой даже ножей нет.
        - А я уже нашел! - вновь подал голос Малой. Блин, он так и не разучился тихо ходить. Обошел уже вокруг нас и посмотрел под кустами. - Сидор и лопатка.
        Сидор был в труху, а вот лопатка в порядке. Выбрали место на берегу, чтобы не затапливало и, осмотрев на предмет взрывчатых веществ, парни по очереди принялись копать. Конечно, на два метра уж не будем, но так лежать тоже не оставим. Хреново одно, я еще по прошлой жизни помню, это когда находишь лишь фрагменты тела. Как-то неприятно это - хоронить часть, а не целиком. Вдруг человек на том свете обидится. А тут еще и без головы. Но, осмотрев все вокруг метров на десять, не нашли ничего.
        - Похоже, одиночка был, - сказал Малой. - Винтовка рядом, неразорвавшиеся мины и тело. Разведчик?
        - Вряд ли, - засомневался я. - Скорее всего, оставили в прикрытии, пока переправлялись. Может, ранен был и сам остался. Если б разведчик был, его бы тут, в низине, никто не увидел. На фига на одиночку мины тратить?
        - Так, может, он и не один был!
        - Может, кто его знает, что тут было, - пробурчал я. Когда в той жизни я делал карты боев, на местах сражений, любил погадать, как и что было, но вот сейчас как-то не получалось придумать рационального объяснения. Просто место такое, что не поймешь в реальности, кто тут и кого гонял. Низина, со всех сторон кусты, прострела и видимости нет.
        - Может, действительно, засекли переправляющихся и долбанули из минометов?
        - Как-то уж очень сильно его раскидало, - задумчиво ответил я, - прям в него, что ли, мина попала? Не знаю, парни. Закончили?
        Похоронили найденыша, к сожалению, даже надпись было не сделать, данных-то нет! Из всей одежки какие-то ошметки шинели и сапог. Эх, порыться бы тут, глядишь и нашли бы чего.
        Отошли от ручья метров на двести и нашли ту тропинку, по которой я деревню искал тогда. Оставив парней возле ручья, я побрел к бывшим окопам. Найти их теперь не составило труда. Окопы были на месте, даже несильно обваленные. Профиль вообще угадывался легко. Я тут же сориентировался и понял, что это левый фланг, я где-то посередине возник. Точно, вон там были немецкие позиции и там же я снял первого немца. А вот тут и тут меня четыре раза убивало. Да, чего-то не по себе как-то. Ну-ка, кстати, надо мины проверить.
        Земля тут была перепахана взрывами, и найти мины не удалось, может, сняли, а может, и сработали потом. Внимательно осматривая окоп и то, что рядом, обнаружил следы. Ага, есть контакт. Похоже, кто-то тут был, причем совсем недавно, вряд ли больше нескольких дней. Следы уже не четкие, но видимые хорошо. А вот это уже интересно, чуть в стороне, буквально в нескольких шагах, я обнаружил еще следы, причем не похожие на первые. Размер был больше, причем намного. Кстати, следы босых ног. Наверное, просто не в кого было переносить личность, вот и появились в выдуманном теле и голые? Это кто же тут еще лазил, а?
        - Пошли в сторону деревни. Думаю, если этот хрен сюда смог переместиться, то вряд ли в лесу будет сидеть. Скорее всего, потопает к жилью, жрать-то что-то надо, даже и с «бонусами», как у меня.
        А интересно вообще было прийти на место, где когда-то тебя убивали, причем несколько раз. Осмотрев все, всколыхнул воспоминания о не самом приятном времени в моей новой жизни. Да, конечно, было страшно тогда. Меня, хоть и немного подготовленного, но засунуть на войну, причем сразу в бой… Из двадцать первого века в горнило войны середины двадцатого… Да, пожалуй, это было именно страшно. Страшно было в первую очередь от того, что знаешь много, а как применить знания, неизвестно. Думаю, все же я правильно поступил тогда, уйдя сам и утащив парней. Что нас ждало тогда? Вот и я думаю, что просто забытье.
        А деревни на старом месте не оказалось. Она тут и тогда стояла не сильно целая, а сейчас вообще отсутствовала как класс. Тогда этот маленький населенный пункт стоял прямо в чистом поле, вот его и не миновала участь быть уничтоженным. Даже следов почти нет, так, несколько бревен, поросших травой, на местах домов, несколько столбов чудом уцелевших, на местах бывших заборов, и все.
        - Тут кто-то бывал не так давно, - заметил Бурят. - Похоже, прятался.
        Действительно, чего еще можно делать среди останков бревенчатых изб, от которых, как я сказал, по паре бревен осталось.
        - О, командир, а это чего такое? - Яхон указывал куда-то в сторону и на землю. Подойдя, все отчетливо увидели кровь. Да, уже порядком въевшуюся во все те же бревна и траву, но это была кровь. Почему ее заметили? Так ее тут лужа, наверное, была.
        - Так, ребятки, похоже, наш пришелец здесь, но, что самое хреновое, он не один…
        - А при чем тут кровь?
        - Вот это и есть хреновое. Он не один, и второй явно ему не друг. Они тут, похоже, месились не на шутку. Смотрите, как трава вытоптана…
        Осенью трава уже не поднимается, это мы сейчас и видели перед собой.
        - Так чего, они такие же, как ты, что ли? - задумчиво спросили ребята.
        - Ну, что этот «гость» простым смертным сюда не полезет, я ожидал, не дурак он, а вот кто с ним еще попал?
        - Ты говорил, что какие-то полицейские его искали, или как-то так?
        - Как он сам рассказал, те просто отключают все эти реальности, то есть вырубают аппаратуру, уничтожая. Зачем им сюда перебираться?
        - А вдруг он преступник и его нужно задержать? - предположил Малой.
        Он у нас как был копом, так и остался. Он, если бы я не вмешался, наверное, и в Союзе стал ментом. Конечно, если бы войну прошел. Причем, думаю, хорошим таким ментом. Честным и умным.
        - Малой, билет-то в один конец. После оцифровки тело уничтожается. Это, блин, как бы вам объяснить… Типа душу вынули и сюда закинули, а тело… Да некуда возвращаться, здесь такой аппаратуры еще долго не будет. Если вообще появится.
        - Чего делать будем? Это гораздо серьезнее, чем мы думали!
        - Да уж, - кивнул я. - Если он не один, значит, его хотят убрать, а заодно и меня, я ведь тоже тут лишний как бы.
        - Тогда нужно оружие! - тут же очнулся Яхон. Он, как глава службы безопасности нашей компании, думал за всех. Думал именно о безопасности.
        - Серег, во-первых, где его взять? А вот, во-вторых, если там такой же, то его долго «пилить» надо. А это шум и привлечение внимания. Надо искать нашего «клиента» и сваливать туда, где мы сможем дать ему отпор. Дома будет легче, сами понимаете. Тут мало ли что, с местными же мы воевать не станем, так?
        - Да уж. И так покрошили, когда уходили, столько, что до сих пор совесть гложет…
        Ребята выглядели немного растерянными.
        - Куда? Кто и что думает?
        - Ну, следы явно уводят к лесу, на восток, пойдем туда, а дальше видно будет, - произнес за всех Бурят.
        Возле леса мы остановились. Следы практически кончились, мы едва различали их на траве и земле. Причем следы явно кого-то большого. Как и на месте боев, тут были следы огромного размера, не меньше сорок шестого на наш манер. Это что же тут за Терминатор был? Блин, а если это правда? Послали какую-то машину, ведь в будущем, с тем оборудованием, что там имеется, наверняка существуют какие-нибудь киборги или дроны. Вообще, интересно, конечно, как они себе тела создали, со мной-то другое дело, меня просто запихнули в чужое, но как они смогли?
        Да, если там машина, нам придется туго. Как его уничтожить, если он что-то наподобие персонажа известного фильма? Понадобится очень много оружия, сто процентов. И это еще хорошо, если там будет кто-то типа Арни, а если такой скользкий, из жидкого металла? Где я тут завод с жидким расплавленным металлом найду? Ой, мама, роди меня обратно!
        - Так, ребята, похоже, дело хреновое, - я вкратце объяснил то, что думаю.
        Парни занервничали.
        - Я же говорил, надо стволы брать, у нас и бесшумного много было.
        - Сень, тут гранатометы нужны, они тоже бесшумные? Эту железяку, если это то, что я думаю, хрен из стрелковки разберешь. Его надо взрывать и быстро распиливать, пока не очухался. Так, гадать не будем, мало ли, может, там вообще что-то другое. Или и вовсе человек, просто крупный. Но все же… - я чуть подумал и кивнул своим мыслям. Голова и где-то в районе груди - самое важное место. Голова понятно, а вот в теле должен быть какой-то источник питания, что ли… Миниреактор, блин, да хрен ли тут гадать, надо искать нашего попаданца - и там все узнаем!
        Пытаясь идти по еле видимым следам, мы покружили возле опушки и с уверенностью взяли направление вдоль лесного массива. Тут возникла еще одна странность, следы были только обычного человека, как я думаю, нашего «клиента». Второй, тот, что громила, куда-то пропал.
        - Бурят, вернись на место, где мы в последний раз видели «большого», и осмотрись. Думаю, он, потеряв из вида жертву, двинул напрямик к населенному пункту. А он тут один поблизости. Село километрах в десяти на восток. Это через лес, так что надо осмотреться среди деревьев. Понял?
        - Пошел, - кивнул Бурят и двинул назад.
        - Малой, а ты вперед, пройди немного по следам, пока ждем следопыта.
        Парни разбежались. Серега решил побродить по окраине возле того места, где мы стояли, и почти сразу стал обладателем винтовки Мосина.
        - Вот ни фига себе, что же, тут вообще не было никого? - мы с удивлением разглядывали старую и ржавую винтовку. Приклад в труху, ствол весь в рытвинах, затвора нет.
        - Да, ребята, здесь очень опасно. Могут быть и снаряды неразорвавшиеся, и мины, да и чего угодно. Эту где нашел? Я еще у ручья об этом подумал, теперь лишь убедился.
        - В землю стволом воткнута была, возле дерева. Остановился отлить, а она и торчит!
        - Останков не было?
        - Не видел.
        В этот момент вернулся Малой, и тоже не пустой. Он нашел гранату, пустую «эфку» без запала.
        - Тут бы с прибором походить, вот где рай для копателя! - пробурчал под нос я.
        - Тут как на кладбище, Игорек, - услышал меня Малой. - Я там останки видел, и не мало. Почему не было поисковой партии, людей же похоронить надо было!
        - Малой, ты же помнишь, как и что тут происходило? По нескольку раз туда-сюда армии ходили, когда тут было хоронить… Но после войны, ты прав, должны были убрать. Видимо, место достаточно безлюдное, поэтому просто махнули рукой.
        - Ну, это ж ненормально!
        - А война вообще нормальна? О чем вы, братцы? Тут глушь такая, кому охота тут возиться? Сверху, может, и было постановление, да на местах херят все, поэтому, как я вам рассказывал, у нас в стране и будет всегда полная жопа. Руководство страны может спускать любые директивы и постановления, а исполнять их будут так, как захотят на местах, если вообще будут. Такова уж наша страна и наш народ.
        - Так как пойдем? - спросили парни, когда вновь собрались вместе.
        - Этот, - Бурят показал жестом высокого человека, - точно двинулся к селу.
        - А второй петлял по окраине, затем ушел на север.
        - На севере у нас что? - задумчиво спросил я.
        - Есть деревеньки, до городов тут далековато будет.
        - Так, ребята, - я решился, - хоть наш «клиент» и знает только меня, но все же я пойду за этим монстром. Без разговоров… - это я прервал желавшего вякнуть Серегу. - Да, ты идешь со мной, еще, - я взглянул на снайпера, - Бурят, ты тоже с нами. Мало ли чего. Для встречи нашего пришельца и Малого с Саней хватит, им его пеленать не надо.
        - Есть! - хором ответили парни, и мы почти моментально разбежались.
        До села добрались спокойно, даже не устали. Вокруг, там, где поля и дороги, уже не было следов войны. Поля, видимо, вовсю засеивали весной, сельское хозяйство было на подъеме. А вот в самом селе на нас обратили внимание. И кто! Милиции было, наверное, больше, чем пару дней назад в Москве.
        - Документы, граждане! - два милиционера подошли к нам, едва мы показались на улице населенного пункта.
        - Пожалуйста, а в чем дело, сержант? - спросил я, на правах старшего.
        - Откуда следуете и куда? - не обращая внимания на мой вопрос, продолжил милиционер.
        - Оттуда и туда, - сделал я строгое лицо и тот голос, которым умел вгонять в ступор любого человека. Подействовало, мент подтянулся, но все же продолжил давить.
        - И все же?
        - Так, сержант, давай-ка сразу расставим все точки! - я вытащил ментовскую ксиву сотрудника Уголовного розыска из Москвы. Гэбэшные мы не делали, не имея образца.
        - Извините, товарищ капитан! Сержант Бабич, - тут же козырнул мент и уж теперь вытянулся так, как мог. Еще бы, из самой Москвы оперативник перед ним стоит.
        - Капитан Иволгин. Ничего страшного, - махнул я рукой, убирая документы. - Что случилось? - вновь спросил я и пояснил свое любопытство: - Мы здесь тоже по работе. Не конкретно в этом селе, а вообще. У нас преступник серьезный гуляет без присмотра. Из Минска сообщили несколько дней назад, что по похожим приметам был замечен человек, вот и прибыли в командировку. На нем тройное убийство сотрудников милиции.
        - Так, может, и у нас «ваш» постарался? - задумался сержант милиции. - Приметы не сообщите? - опять, гад такой, ничего сам не рассказывает.
        - Легко! - кивнул я. - Здоровый гад, как мы с тобой вместе, наверное…
        - Точно, он, товарищ капитан, - воскликнул сержант, не давая мне сказать что-либо еще, - как люди сообщили, метра два ростом, плечи такие, что в дверь не проходит. В этом колхозе, товарищ капитан, со времен войны никого не убивали, а тут… В общем, четырех человек убил, причем без всякого оружия, руками! Здоровый, как черт! Сами-то мы не видели, конечно, но люди описывают так.
        - Ясно. Каковы причины, что думаете? Намеренно убивал, просто так?
        - Говорят, заявился в магазин, потребовал еды, - видя мой открытый рот, сержант закивал, - да-да, именно потребовал. Знаете, что самое удивительное в этом деле?
        - То, что жрать захотел?
        - То, что он голый, полностью!
        - Не понял… - я сделал вид, что обалдел, - как это?
        - Да вот так! Бабы его и пристыдили с ходу, он одной как даст по голове, у той и шея хрустнула. Тут мужики уже подоспели и хотели скрутить…
        - Ага, и еще три трупа появилось, так?
        - Так точно! Одного буквально разорвать хотел, как кажется, но все же не смог.
        - Да, скорее всего, это тот, за кем мы сюда и прибыли. Действия схожи.
        - Товарищ капитан, только где он сейчас, неизвестно. В магазине у кладовщика забрал его халат рабочий, обувь все примерял, рассказывают, да так и не подобрал ничего подходящего.
        - Ну, куда он в таком виде уйдет? Точнее, наверняка кто-нибудь да увидит его, с такими приметами не скроешься. А он точно был один? - мне хотелось уточнить, правильно ли я думаю.
        - Один, - удивился вопросу сержант. - А что, сбежал не один?
        - Просто, думаю, мало ли, группу какую собрал.
        - А-а, ясно. Нет, один был.
        - Так как думаете, сержант, куда он ушел?
        - Может, на запад двинул? Там, впереди, лесов много, можно укрыться…
        - Голому и осенью? Нет, что-то тут не так… - задумался я. - Он будет искать одежду. Где ближайшие магазины есть, где он смог бы купить, ну, точнее, украсть одежду?
        Чего я несу?
        - Ну, это в город надо, - теперь задумался сержант.
        - Далековато, сколько он идти будет… и, кстати, когда он ушел отсюда?
        - Преступление было совершено вчера вечером… Сейчас может уже и в городе быть, товарищ капитан.
        - Хорошо, сержант, продолжайте работу.
        - А вы, товарищ капитан, пешком, что ли? - удивился мент.
        - Здесь да. Мы его путь отслеживали, так сюда и добрались. А начали километров на десять, пятнадцать западнее. Там его первый раз видели, там мы тоже в лесу следы крови видели, но тел не было, даже не знаю, что это такое.
        - Может, вас подбросить?
        - Не нужно. Мы будем прочесывать округу, мало ли, вдруг где-то рядом. Еще и сами-то толком не знаем, куда идти.
        - Мы ждем солдат, из ближайшей части обещали прислать. Тоже хотели начать осматривать местность.
        - Это неплохо, но, сержант, доберись скорее до телефона и передай в город, пусть там патрули выставят, только не спугните. Преступник, видимо, еще тот мастер, от нас ушел только так. Увидят, пусть не пытаются задержать, только ребят положите. Сразу стреляйте, если что, я потом все вашему начальству объясню, и любые вопросы мы уладим.
        - Все понял, товарищ капитан, - козырнул мне на прощание сержант Бабич, а я уже отходил к парням.
        - Хрена ты чешешь, как по-писаному! - усмехнулся Яхон.
        - Разве в чем-то соврал или приукрасил? - нахмурился я.
        - Наоборот, все строго и по делу, только уж больно складно, как будто роль играл.
        - Я и играл, главное, чтобы этот сержант так не подумал. Умный вроде, надо уходить отсюда. Этот наверняка запрос по фамилии сделает. Они сейчас все правильные, служат как подобает, а не просто бабки зашибают.
        - Согласен, куда?
        - Обратно, но через лес, хочу и вправду посмотреть, может, следы какие найдем.
        Следы искать долго не пришлось, в одном месте, на краю поля увидели здорово примятую траву, там в лес и вошли. Да, этот чертов Терминатор ломится как лось. Кругом свежих веток наломано, как будто нам путь указывает. Лес оказался лишь рощей, хоть и густой, и вывел нас на грунтовку. Здесь мы четко разглядели следы босых ног, всего минут пять искали. То, что нашли, не понравилось. Пришелец явно уехал на машине, по следам это четко виделось.
        - Так, идем на встречу с нашими, может, они «клиента» нашли. Надо валить отсюда.
        - Игорек, что же, мы оставим преступника тут людей убивать?
        - Нет, конечно, только, думаю, здесь его сейчас нет. Ему тоже наверняка светиться не надо. Найдет одежку, еду и заляжет, начнет думать, как ему нашего бродягу из будущего поймать. Если он вообще может думать. А то если это «железка» ходячая, то тогда да, он будет просто переть вперед, до упора. Потом снесет упор и дальше попрет.
        - Как же он его упустил в лесу-то, никак не пойму? - Яхон удивленно смотрел на меня.
        - А помнишь, что со мной бывает, когда в голову прилетает? - я нахмурился.
        - Ты чего, все же думаешь, он такой же? - ахнули оба моих друга.
        - Ребята, ну вы как маленькие, - удивился я несообразительности парней. - Он оттуда, откуда и я. Причем его специально сюда забросили. Он, может быть, даже круче меня.
        - Куда уж круче?!
        - Да хрен их знает. Вы правы. Если бы сделали его вообще неуязвимым, то вряд ли наш «клиент» от него ушел бы. Скорее всего, тут тот же набор, что и у меня. Причем, думаю, с ними обоими было как со мной. Помните, я рассказывал?
        - Пять попыток: если проживет сутки, получит «бонусы»?
        - В точку. А сутки-то уже прошли! Делайте выводы.
        Малой с Саней ожидали почти на том месте, откуда мы разошлись на поиски.
        - Командир, ну как?
        - Каком кверху, - съязвил я.
        - Мы нашли следы, но, чтобы не потеряться с вами, решили вернуться и идти уже всем вместе.
        - А что так?
        - Да далековато получается. Более того, надо реку как-то пересечь.
        - А где река?
        - Километрах в трех на северо-запад. Следы ведут к ней и теряются.
        - Так, может, он по воде прошел немного и дальше двинул по этому берегу.
        - Ну, только если он пару километров по воде отмахал. Мы дошли до того места, где следы у воды теряются. Пробежали в каждую сторону на километр - ничего. Скорее всего, ушел на тот берег.
        - Бр-р-р, - заключил Яхон.
        - Да уж, погодка совсем некупальная. Надо лодку искать. Там населенных пунктов нет случайно? - спросил я.
        - Нет ничего, - развел руками Малой.
        - Надо искать. Давай карту, - это я Буряту.
        Макс достал сложенную карту, и все принялись за изучение. Вот же черт, я-то думал, приедем, этот хрен наш ждет в какой-нибудь ближайшей деревеньке, а тут…
        - Так, вот! - я указал на точку на карте. - Деревня Столбцы, километров пять отсюда на юг, двинули!
        - Игорек, не все у нас такие, как ты, мы жрать хотим, - заныл Серега.
        - У-у-у, желудок! Лады, давай сухпай, полчаса на привал, и валим уже!
        Быстро перекусив, немного еще отдохнули. Мне-то отдых не нужен, как и заметили ребята, а вот остальным да. Хорошо дождя нет, а то бы еще и вымокли все, и так холодно.
        В Столбцы прибыли через два часа, но лодку найти смогли не сразу. Местные уже прибрали их на зимовку, поэтому пришлось уговаривать. Один старикашка согласился, еле уговорили. Не хотелось светить корочками здесь, поэтому ментами не представлялись.
        Вытащив из сарая плоскодонку, дружно поперли ее к воде. Спустив, проверили, вроде пока не текла, да и просмолена она было прилично. Старичок не хотел брать деньги, просил водки, а где мы ее найдем тут? Все же уболтали, но, оказалось, расчет у старика был прост. На той стороне реки, выше по течению, находилось село, где можно было приобрести алкоголь, вот он и согласился, в надежде смотаться за водкой.
        Переправившись, долго топали до того места, где по нашим предположениям вылез на берег наш пришелец. С местом было чуть проще, чем со следами. Искать последние пришлось долго. Оказалось, хоть тут речка и была узкой, но все же беглеца прилично так снесло вниз. Следы нашли, а также в нескольких метрах от воды свежее кострище. Грелся, видимо, только как он костер разводил, вот вопрос… Если в редких кустах и можно было набрать хвороста, то вот чем он разжигал огонь, осталось загадкой.
        - Тот, видать, еще изобретатель, - усмехнулся Серега.
        - Ну, всяко может быть, - кивнул я. - Может, встретил кого и ему помогли, а может, еще как, кто знает. Найдем, расскажет. Я же могу обойтись без спичек, значит, он тоже может, только вопрос: зачем? - Действительно, а зачем? Если получил свои же «бонусы», то ему на фиг никакие костры не нужны…
        Дальше искать следы нашего попаданца пришлось долго. В одном месте они как-то обрывались, пришлось порядком побегать, чтобы найти, но нашли. Причем, что интересно, нашли уже следы сапог, а не голых ног. Отчетливо было видно, как он стоял босоногим, потом сел и надел сапоги, так как встал и пошел дальше уже обутым.
        - Может, он того, грохнул кого-нибудь? - заметил Саня. - Как ты и говорил, встретил кого-то, тот ему с костром помог, а он его завалил и одежку с обувью забрал…
        - Ну, хоть бы тогда труп был, что ли, - с сомнением ответил я, - или следы волочения, кровь, да мало ли чего еще. А тут же, блин, ни фига!
        Да уж, задал нам загадку пришелец из будущего. Ни фига не поймем, пока его не увидим. Но Малой спустя несколько минут вскрыл немного тайну. В кустах возле оврага нашел кости. Скелет был явно со времен войны. Судя по тому, что был полный набор костей, только в разбросанном виде, мы решили, что здесь наш «клиент» и обулся.
        По карте выходило, что рядом есть деревня. Потопали туда. Я-то нормально, а вот друзья уже начали уставать. Серега первым возмутился:
        - Игорь, да на хрен эти прогулки! Заслали бы бойцов, они бы его и нашли. Сколько тут блуждать будем?
        - Сколько надо. Не забыл, что он за человек? Да еще и этого, убивца-терминатора, надо бы найти…
        - Блин, вот головняк-то на наши грешные головы, - Яхон у нас самый борзый и самый нетерпеливый.
        - Надо до телефона добраться, - задумчиво продолжал я. - Этого, что убил деревенских, надо искать и… - Я показал жестом, что надо делать с этим человеком. И человеком ли?
        - А как?
        - Надо Паше звонить, он смог бы помочь.
        - Чем? Он вообще-то на Кубе сейчас!
        - В Венесуэле, - поправил я, - дела у него там. Но связь быть должна. Так, давайте через деревню, быстренько. Там смотрим, поспрашиваем и двигаем к цивилизации. Нужен телефон!
        Так и сделали. В деревне немного повезло, видели местные нашего скитальца, причем сегодня утром. Значит, где-то рядом. Человека, закутанного в старую шинель, увидел пастух. Испугался, говорит, думал, мертвец какой-то из земли вылез. Шинель, говорит, с чужого плеча, вся в земле, а у самого человека вид такой испуганный, что даже и не спросил ничего, бросился бежать, едва пастуха заметил.
        Зато здорово вышло с телефоном. Тут, в этой деревне, а она оказалась немаленькой, была своя управа, ну или как это называется, не помню. Нас проводили к председателю, и там, предъявив корочки, я в ходе беседы узнал, что связь с внешним миром у них есть. Конечно, позвонить через океан я не смогу, но до Москвы, пожалуйста.
        - Слушаю! - на другом конце провода раздался голос телефонистки. Это я уже дождался соединения с Москвой, полчаса ждали.
        - Здравствуйте. Гостиницу «Интурист», пожалуйста, - с уважением в голосе произнес я.
        - Минуту, ожидайте! - спокойно произнесла барышня, и наступила тишина. Ждал недолго, минуты три.
        - Гостиница «Интурист», администратор! - услышал я.
        - Будьте добры, номер пятьсот двенадцать.
        - Кто спрашивает?
        - Игорь.
        - Просто Игорь?
        - Да, так и передайте. Там поймут.
        - У нас иностранцы вообще-то живут.
        - Я в курсе, - плевать, что звонок пишется и позже кто-то сделает выводы, действовать нужно. Какое-то время была тишина, затем раздался голос того же регистратора.
        - К сожалению, постояльцев нет. Горничная проверила номер, он пуст. Что-то передать?
        - Минуту, пожалуйста! - попросил я. - Какой у вас здесь номер телефона? - быстро спросил я у председателя, что ждал за дверью. Тот четко ответил, и я продиктовал в трубку.
        - Информация будет передана сразу, как только кто-то из нужных вам людей будет здесь.
        - Спасибо, буду ждать.
        Я повесил в трубку и задумался. Сколько Яша и Мойша будут гулять по Москве? Учитывая то, что они там по делам, - долго. Но в то же время сейчас уже вторая половина дня, скоро вечер, должны бы уже и набегаться.
        Мы курили на улице, только пришлось уйти за здание. Народ с интересом бродил и оглядывал нас, поэтому ушли с глаз долой. Примерно через час нас пригласили отобедать в деревенскую рабочую столовую. Ну, а что, мы не возражали, все хотели есть, а уж Яхон так и вовсе чуть не бегом побежал.
        - Спасибо, Василий Макарыч, - произнес я, вернувшись из столовой к председателю.
        - Да не за что, товарищ капитан. Или не капитан? - с прищуром смотрел на меня бывший фронтовик, а ныне председатель колхоза.
        - О чем вы? - спросил я и поднял глаза. Смотреть я умею так, что люди при этом неуютно себя чувствуют.
        Вот и этот Штирлиц глаза отвел очень быстро. Но все же ответил:
        - Когда я вас видел в последний раз, вы были старшиной…
        Оп-па! Вот это попадос! Неужели меня вот так запросто узнал какой-то председатель колхоза в Белоруссии?
        - Не понял? - проговорил я, но лицо мое не дрогнуло.
        - Извините, наверное, я не так начал… - вдруг смутился председатель. - В августе сорок первого, под Лидой, был освобожден лагерь для военнопленных. Один из лагерей, конечно. В нем был и я. А освободили меня партизаны под командованием старшины Зверева, Игоря Зверева… - Тут этот старый вояка махнул рукой и выдал: - Вы не просто похожи, вы и есть тот старшина!
        - А чего ты орешь? - просто спросил я. - И что дальше?
        - Если бы не вы, товарищ старшина, извините, товарищ капитан… - Он смутился и растерял весь свой пыл. - В общем, спасибо я хотел сказать.
        Раскрыл он меня еще и потому, что я назвался своим именем, когда мы к нему пришли. Да еще, этот наблюдательный человек и Серегу помнил. А уж как увидел нас вместе, едва сдержался.
        - Вы хоть и старше стали, но все такой же. Друг ваш вроде постарел, а вы почти не изменились. Лицо, конечно, уже не восемнадцатилетнего пацана, но то же самое.
        - Извините, но вы все же…
        - О, нет, не отнекивайтесь. У меня прекрасная память на лица, это были вы!
        Ну, и чего с ним теперь делать? Ведь он тут по всему району сейчас раструбит…
        - Понимаете, я сотрудник уголовного розыска. Если ваши догадки выйдут за эту дверь, то нам придется позже привлечь вас как пособника.
        - Какого пособника? - аж сел от удивления председатель.
        - Мы ищем убийцу. Я вам сейчас говорю уже слишком много. Если о нас узнает весь ваш район или вообще республика, это спугнет нашего преступника. Если это произойдёт, то он может столько бед наделать, что за них отвечать будете и вы тоже. Так что, уважаемый, не советую трепать языком. Я ясно высказался? - Будем надеяться, что хотя бы денек помолчит.
        - Д-да, - кивнул и, заикаясь, ответил мужчина. - Я все понял, товарищ капитан, извините меня. Но я вовсе и не собирался кому-то о вас рассказывать, просто не нужно это мне. Поверьте!
        - Верю, а потому вы сейчас мне расписку чиркнете, тогда и мои коллеги успокоятся. Хорошо?
        Председателя пробил озноб, было видно, как трясутся руки. Еще бы, они тут все помнят конец тридцатых годов. Тогда можно было и за меньшее зеленку на лоб заработать.
        Расписку мужчина написал, все как надо, мне даже и диктовать-то особо не пришлось, видимо, уже писал такие и раньше. Со всеми этими узнаваниями и расписками мы не заметили, как пролетели три часа. В реальность нас вернул только телефонный звонок.
        - Алло, - я сам снял трубку, так как не думал, что звонят не мне. За все то время, что мы были у председателя, ему еще никто не звонил.
        - Звонок из Москвы, частный, - услышал я в трубке, а спустя несколько секунд донесся голос Яши Робертсона. Слышимость была еще той, но все же говорить было можно.
        - Я слушаю, кто у телефона?
        - Один-девять-восемь-ноль…
        - Три-девять, - отлично, опознание прошло.
        - «Сверчок» сидит?
        - А как же! Сергей как поставил, так и стоит, - тут, услыхав, что лезут в его огород, встрял Серега.
        - Я ж все поставил, Игорь!
        Председателя мы попросили выйти, так что разговаривали не отвлекаясь. Перед отъездом Серега поставил на телефон Яши устройство, блокирующее прослушку. Правда, оно только с одной стороны работает. Мои слова по телефону если захотят, то услышат, но я буду осторожен.
        - Нашли следы, в контакт пока не вступили, идем по следу.
        - Я понял. Что нужно от меня? - Яша мог не волноваться за подслушку. С его стороны как раз проблем нет, Яхон поставил такое оборудование, что абонента сейчас просто не слышно. Если в КГБ слушают каждый номер, то сейчас у них появился шум и треск помех, среди которых можно разобрать только голос. То есть услышат звук голоса, но ничего не разберут. Да и нет у них сейчас еще такой техники. Нас в Штатах не могли слушать, а там копы и федералы могли бы найти оборудование, путем взяток и угроз. А тут точно ничего подобного пока нет. Хотя и нельзя списывать со счетов Союз, люди здесь всегда были умными.
        - Тут проблемка образовалась. Нужно как-то довести информацию до силовиков, местных, разумеется. Есть некто или нечто, которое убивает людей. Орудует в районе Волковыска, возможно, двигается в сторону Минска. Предположительно обладает огромной силой, очень большой рост. Описание должно быть у местных ментов, они свидетелей опрашивали. Я к чему это говорю, - сделал паузу я, - местные могут спустить на тормозах, уверен даже, что искать не будут, если сам не объявится. Тут нужны спецы, с серьезными полномочиями и оружием.
        - Все так плохо?
        - Похоже, да, - кивнул я своим мыслям. - Мы идем дальше, есть приметы нашего «клиента», попробуем найти.
        - Все?
        - Да, как там, в общем?
        - Тихо, работаю с министерством торговли. Зубры еще те!
        - Ну так, - усмехнулся я, - евреи не только в Америке есть.
        - Как ты узнал? Хотя… Да уж, тут у них это выражено еще хлеще, чем в Штатах. Такие ушлые и жадные, что беда! Но договоримся. Ты уверен по пластмассе?
        - Да, нужно внедрять это и на этом континенте. А то, что они сейчас используют, слишком дорого в производстве.
        - Я все понял. Попробую решить проблему.
        - Давай, конец связи.
        Эх, жаль, что нельзя рацию использовать, а сотиков пока нет. В Штатах, ну, точнее теперь уже на Кубе, мы лет через пять, может - чуть больше, запустим некое подобие сотовой связи. А вот в Союзе… А рации у нас хорошие есть, только вот запеленгуют враз, бегай потом по всей стране от гэбэшников.
        Хоть и потеряли много времени из-за этих переговоров, но в принципе, еще было достаточно рано для вечера. Выдвинулись дальше, по подсказкам пастуха, а того мы взяли в провожатые, направление теперь знали. Пастух уверенно утверждал, что знает, где заночует наш скиталец. Если, конечно, тот не будет идти всю ночь по незнакомой местности, а ляжет спать.
        - Тут, недалеко, линия обороны проходила. Не укрепрайоны, конечно, но доты были. Вот в одном, лучше всех уцелевшем, он, скорее всего, и заховается. Есть там такой, сухой, закрыться можно, но…
        - Что? - вопросительно поглядел я на старика-пастуха.
        - Страшно там. Там наших в сорок первом заживо сожгли, когда немец пройти не мог. Подкрались черти и огнем их! Поэтому и коробка цела, все выжгли, сволочи!
        - Ну, так уж сколько лет-то прошло… - удивился я.
        - А все равно страшно. Наши туда не ходят, даже мальчишки говорят, что там голоса слышны!
        - Чьи голоса?
        - Солдат наших, кого ж еще! Стонут, воют…
        - Ладно, диду, поглядим. Ты можешь издали показать дот и возвращаться назад, все равно мы дальше пойдем.
        - Я, ребятки, даже и не собирался подходить. Что я, шальной, что ли? Вам-то туда зачем?
        - Есть такое слово диду, надо!
        Дот старик показал издалека и вприпрыжку убежал назад. Может, ничего бы и не произошло, да вот только в доте явно что-то светилось, вот дед и впечатлился по самое не могу.
        Мы разбились по одному и начали приближаться. Метров за тридцать стало понятно, что внутри горит костер. Не знаю, кто там, но они явно без страха там сидят. Или сидит?
        - Не подходите, стойте! - выкрикнул кто-то изнутри. Так, нас явно «срисовали». Впрочем, мы и не прятались. Шли спокойно, ни разу не прятались.
        - Лёнь, это ты? - первым заговорил все же я, не давая своим парням выступить.
        - А ты кто? - в ответ услышал я.
        - Я Игорь, ты же сам меня просил приехать и забрать тебя!
        - А с чего ты взял, что я и есть этот самый Лёня? - усмехнулся, судя по звуку голоса, человек внутри дота.
        - Ну, а кто ты еще? Явно ведь не местный. Они боятся сюда приходить.
        - Зайди один!
        - Хорошо, если оружие есть, опусти, а лучше убери, а то тебя мои друзья порвут!
        - Заходи. Только вряд ли у твоих друзей что-то получится, из того, чем ты мне грозишь, - опять усмехнулся Лёня. А он прав, видимо, осознал уже, чем владеет.
        Я вошел в темноту дота и застыл. Передо мной стоял молодой мужчина, примерно моей комплекции и моих же лет. Но вот как он выглядел! Блин, да краше в гроб кладут. Нет, повреждений никаких у него не было, просто его одежда…
        - Ты чего, бойца раздел, что ли?
        - Кого?
        - Останки нашел и раздел, говорю?
        - А, одежка! Да, я ведь голый сюда попал, - парень даже смутился немного.
        - Ну так, меня-то вы в тело закинули, а ты на авось шел. Ладно, привет, что ли!
        - И тебе, - кивнул парень и протянул руку.
        - Ты рисковал, встречая меня с винтовкой в руках.
        - С этим? - он протянул мне винтарь. - Да я не знаю, как этим пользоваться. Взял машинально, когда одежду снимал.
        - Да уж, как эта шинель еще сохранилась? Столько лет прошло. Ты мне вот что скажи, - чуть замешкался и подбирая слова, я спросил: - Ты кого с собой притащил, засранец?
        - Ой, Игорь, лучше не спрашивай…
        - А придется! - жестко оборвал я его. - Этот ушлепок людей здесь крошит как мух! Он что, Терминатор, что ли?
        - Кто-о-о? - не понял меня Леонид.
        - Ну, фильм такой был в моем времени, там робот такой ходил, в человеческом обличье. Кибернетический организм, во!
        - А, это ты фильмов пересмотрел в свое время. Такие у нас запрещены лет двести уже. Есть обычные железяки, есть из карбона, да всякие, но человекоподобных нет.
        - Так, а кто же этот хрен, у него лапа размера пятидесятого, наверное! - удивился я еще больше.
        - Один из спецназа федералов. Когда они ввалились, я уже в сканере был, сделать ничего не смог.
        - Они там чего у вас, все такие?
        - Ага, их специально такими выводят, генномодифицированные, - даже засмеялся Леонид. - Нет, он такой же, как и мы, просто большой и сильный…
        - Ага, и похоже, теперь еще и бессмертный, так?
        - Понимаешь, я не мог сначала уничтожить нашу установку, а затем себя сюда забросить. Поставил таймер, программа должна была все сделать сама, но… Видимо, они успели его отсканировать, прежде чем все сработает. Именно поэтому он и один здесь, а не с дружками, вот тогда был бы точно звиздец!
        - Вы уже с «бонусами» были, когда встретились?
        - Нет, он меня завалил и ушел, думаю, он сам еще не знает, что программа с читами.
        - А как он тебя грохнул?
        - На дерево повесил! Спиной на сук, насквозь.
        - Как же ты слез?
        - А я и не слезал. Очнулся, лежу под деревом, кругом кровища… Ну я встал, осмотрелся и двинул к реке, помыться надо было, хоть и холодно. Хотя холод какой-то интересный… А где вы его встретили, да и как ушли-то? - Леня еще не научился, как я, пользоваться своими же читами. Я тоже могу испытывать холод, но мне уже достаточно только подумать о том, что мне на самом деле тепло, как тут же согреваюсь. И так во всем.
        - Не встретили пока. Только в деревне одной побывали, где эта падла людей рвала. Он что, запрограммирован на убийство?
        - Там все сложно. Понимаешь, у нас другие законы, да вообще жизнь другая. Все, чем и как вы живете здесь, там противозаконно. Ну, почти все. Позже расскажу подробнее. Чего делать-то думаешь?
        - Ну, проблему-то решать нужно. Этак он тут полстраны перебьет, пока догадаются, как его вальнуть.
        - Думаешь, сможем? Я ведь не солдат ни разу…
        - Станешь, я же стал! С твоими этими читами учишься всему, с чем соприкасаешься. Жесть, короче. А учиться надо, вдвоем мы его легче сработаем. Меня ж до сих пор не убили, хотя и очень стремились к этому.
        - Много раз умирал?
        - Так насмерть-то только тогда, без читов. Когда вы мне пять попыток дали. Позже лишь отключки на какое-то время. Самое долгое, это когда мне в башку выстрелили. Тогда было худо, даже в землю закопать успели, еле вылез.
        - Да уж, вот это программка вышла. Это у нас так богатеи развлекаются. Забрасываются куда-нибудь в прошлое, где мир еще не развит, и творят, что хотят. Ведь эта прога к нам как попала… Мы ломанули сервак, а там эти богатенькие детки развлекались. Мы им связь рубанули и управление в перехват. Вот. Короче, это очень сложно объяснить, особенно тебе, ты ведь не знаешь таких технологий.
        - Так они тут, в этом мире «гуляли»? - удивился я.
        - Ага. Где-то в Америке. Они все туда рвутся, в это время. Там Америка еще на коне, бабки, женщины и все такое.
        - А что, в вашем будущем амеры не такие?
        - Да где там! Они еще в твоем веке разорились, вот и скатились до уровня стран Латинской Америки. Все, чтобы не приносило им прибыль, изымалось в счет долгов, они их столько наплодили, а рассчитываться-то все равно пришлось. Вот у нас и любят это время. Правда, обычно в конец войны «закидывают», так им легче, а тут прям в самое начало.
        - Слушай, а как, если их в Америку забрасывают, меня в Союз, да еще и в окоп определили? - не понял я.
        - О, тут все сложнее… - замялся Леня. - Ты можешь меня даже побить, это я виноват. Когда произошел сбой и каким образом из настоящего (а не компьютерного) прошлого вытащили тебя и оцифровали, мы так и не поняли. Одному богу известно. Не думай, что я такой уж специалист в хакерском деле. Так, балуюсь больше. У нас такие технологии, хотя ты и сам частично должен уже знать, я тебе данные передал.
        - А ты тут при чем?
        - А я тебя именно в это тело засунул. Когда ты появился в программе, был выбор: удалить тебя или оставить все так, как есть. Я вмешался, информация-то по тебе прилагалась. Ты мой земляк, мне стало интересно, ну я и закинул тебя в сорок первый. Как-то так, можешь бить, - он даже руки опустил, рассчитывая получить по голове.
        - Дурак, что ли? - усмехнулся я. - Да я тебе спасибо хотел сказать, а ты драться.
        Я быстро, вкратце, но рассказал многое, что со мной произошло и к чему это привело. Лёня, мягко сказать, охренел. Назвал хозяином этого мира, и мы долго смеялись. Мы уже давно сидели все вместе, парням тоже было интересно послушать о том, что рассказывал пришелец из далекого будущего. А уж как мне-то интересно! Мои парни хоть и знали от меня о том, что будет, но мне-то самому было ой как интересно, к чему привело дальнейшее развитие технологий. Спрашивал обо всем на свете, о врагах России, террористах, болезнях, других планетах. Оказывается, наконец-то изобрели двигатели для космических кораблей, способных перемещаться к другим звездам. Но это ни к чему не привело. Да, добывают всякие полезные минералы, те, которых нет на Земле, но и только. Заселить ничего не получалось, нет таких планет, как Земля. Похожие есть, но всегда что-нибудь мешает. Инопланетян не нашли, правда, исследовали только нашу галактику, слишком уж большие расстояния.
        А о планетах интересно было слушать. Как нашли одну, например, идеальная оказалась во всем. Климат просто сказка. Первые космонавты-исследователи прилетели на эту планету летом. Спустились, установили первые жилые модули, начали работать. Все получалось, насторожило одно, совершенно нет никакой жизни. То есть вообще! Ни тебе зверья, ни насекомых, ни прочих рыб и змей. Даже деревья были какими-то не живыми, что ли. Оставили на планете некоторые виды земных насекомых, млекопитающих, читай мышей, ну и улетели в конце лета. По их наблюдениям так выходило, что был конец лета. Все лето стабильная температура в двадцать пять градусов по Цельсию. Понижения бывали только в дожди, но не ниже чем на пять градусов. Идеально? Именно. Слишком идеально. Так вот. Когда погода начала портиться, температура упала до нуля и не поднималась в течение месяца, решили лететь домой. Вернулись, с новой экспедицией, лишь через год. И охренели. Никаких признаков жизни. Лагерь, оставленный на планете, выглядел очень странно. Все подопытные передохли. В чем дело? Ученые подняли шум, но ни к чему не пришли. Затем, по каким-то
своим наблюдениям, установили, что все вокруг какое-то мертвое. В этот раз решили оставить людей, чтобы точно узнать, что происходило во время отсутствия людей на планете. По прилете еще через год обнаружили разложившиеся останки оставленных здесь ученых. Но эти ученые сохранили записи в обычных блокнотах и журналах. Никаких данных на электронных носителях не было.
        И вот что оказалось. Когда улетал последний экипаж, температура была около нуля, а вот дальше… Такая погода стояла около месяца, а вот затем, с каждой неделей температура падала по три-пять градусов. При достижении минус восьмидесяти умерли все, просто оказались не готовы. Техника вся вышла из строя из-за аномальных электромагнитных выбросов в атмосфере. Доподлинно выяснить, что было местной зимой, не вышло, но по предположениям и наблюдениям погибшей экспедиции выходило следующее: орбита планеты была настолько вытянутой, что зимой ее уносило от звезды настолько далеко, что наступал ледниковый период. Было холодно так, что умирало все. В то же время планета возвращалась назад так быстро, что промерзнуть полностью не успевала. При возвращении к звезде наступал период таяния и температуры были высокими. Лед сходил, планета оживала. Но только для того, чтобы вскоре вновь умереть. Вот такая загадка. Единственная, казалось бы, подходящая планета, и та с изъяном. Причем каким! Природу электромагнитных бурь выяснить не удалось, но вот то, что от техники ничего живого не оставалось, выяснили точно.
Эксперименты были свернуты, и люди вернулись домой, на родную Землю.
        Вот и слушали Лёню все с интересом, боясь прерывать. Да, ночевать мы решили прямо в доте, ничего здесь страшного не было. Идти куда-то ночью все дружно отказались. Утром на подходе к той деревне, из которой мы звонили в Москву, были неприятно удивлены. Милиции было столько, что мы быстренько утопали в лес.
        - Чего, Игорек, опять как партизаны? - усмехнулся Яхон.
        - Ага. Как в сорок первом. Только вот против нас не немцы.
        - Да и тогда были всякие. Забыл энкавэдэшников? - спросил Малой.
        - Да уж, тех забудешь. Так, ребятки. Пора нам валить.
        - А куда? Похоже, нас уже разыскивают, скоро еще и собачек подключат, - Саня был расстроен. Один Бурят пока спокоен.
        - Макс, чего думаешь? - спросил я, обратив внимание на задумчивого Бурята.
        - То, что валить надо, это понятно. Вопрос куда - тоже не стоит. Конечно, к ближайшему телефону. Нужно срочно узнать, что там у Робертсона.
        - Верно, - кивнул я, - только мне бы очень хотелось узнать, что наболтал председатель ментам. Хоть и фронтовик, но какой-то он…
        - Слишком скользкий, - закончил за меня Макс.
        - В точку!
        - Ты таких на войне отшивал, видел я не раз, - проговорил Серега.
        - Веры им нет, странные какие-то людишки. Вроде за Родину воюют, а мыслишки подлые всегда в голове держат. Ладно, чего там. Вы давайте в лес и сидите тихо, я сгоняю в одиночку, проберусь, вы же знаете.
        - Давай вместе, - это Макс, - я подстрахую.
        - Как? Ни оружия, ни рации. Сидите тихо, я скоро.
        В деревню-то я попал легко, умею я, «бонусы» же пока так и не отменили. А вот момент, когда председатель останется один, ждал долго. Но все же менты не стали тут сидеть до второго пришествия. Видимо, все закончив, свалили, тогда я и пришел к председателю, выждав немного. Тот был один, работал у себя в конторе.
        - Здорово, фронтовик! - усмехнулся я, увидев, как изменился в лице управляющий колхоза.
        - А, ты…
        - Да я, я. Чего, не усидел, надо было поболтать языком, да?
        Тот хотел встать, но ноги почему-то предательски подкосились.
        Ну и что мне с ним делать? Конечно, убивать я его не стану, все же он наш, советский человек, да еще и фронтовик. Но проучить как следует, чтобы думал наперед, как, что и кому болтать, необходимо!
        Разговор был долгим, аж минут на пятнадцать, но, кажется, председатель проникся. Да вот только все было зря…
        Я даже выйти из дома не успел. Черт, были ведь мысли, что уж больно легко со всем сказанным соглашался председатель. Но выводов я не сделал.
        - Руки вверх, не двигаться. На землю! - приказы были двусмысленными, но четкими; человек, что их отдавал, привык это делать.
        - Вы уж определитесь как-нибудь, не двигаться, руки вверх или лечь? - решил схохмить я. Не подумал… Удар прилетел откуда-то сбоку, наверняка по стене стояли, даже не видел и кто.
        - Молчать! На землю, иначе стреляем!
        Ого, какие они резкие и дерзкие.
        - Да ложусь, ложусь! - ответил я и растянулся на грязной земле.
        Шмон происходил быстро и тихо. Больше не били, но и не заморачивались с деликатностью. Пару раз пихнули по ногам, чтобы раздвинул. Неприятно прошлись лапами даже между этих самых ног, чего они там искали? Фыркнул на это, бить не стали, но шмон быстро прекратился.
        - Пустой, товарищ майор, только бумаги и деньги, - услышал я.
        - Хорошо. Зови сюда председателя.
        - Есть! - шмонавший быстро убежал, а я лежал и посматривал в одну сторону, крутить башкой не стал.
        - Этот? - спросил тот, которого «обозвали» майором, у вышедшего из дома председателя.
        - Он. Товарищ майор, как вы и сказали, пришел, угрожал…
        - Дурак ты, председатель, - сплюнул я, - я не угрожал, а объяснил! Разницу-то хоть понимаешь?
        - Молчи, наговорился уже! - рыкнул майор, и один из солдат пнул меня ногой.
        - А тебе я ноги сломаю, если еще раз пнешь! - спокойно сказал я, обратившись к бившему меня солдату. Точнее, я уже разглядел, менту, а не солдату.
        - Чего? - взревел тот и замахнулся вновь ногой, решив, наверное, меня как мяч лягнуть.
        - Степаненко, уймись, хватит, у тебя еще будет возможность, если он не угомонится, - осадил ретивого мента майор. Тот задержал ногу в последний момент, но все же пихнул меня легонько. Майор умен, что-то подозревает обо мне, видимо, не дав рядовому меня отделать.
        Подняли меня грубо, встряхнули и, придав моей тушке направление, пихнули в сторону околицы, там невдалеке уже стоял автомобиль. И как они так тихо подкатили? Стрельнув глазами вокруг, в надежде увидеть своих бойцов-друзей, я успокоился. Раз уже не напали, значит, сидят тихо. Нельзя нам вновь устраивать заварушку, это может перерасти в войну. Почему я легко и сдался ментам, так только потому, что нам этого не надо. В машину меня впихнули осторожно, даже голову пригнули, чтобы не стукнулся, что удивило.
        Вопросов, что интересно, не задавали вообще. Тупо скрутили и увезли. Пару раз пробовал спросить, отрезали, бросив нечто неопределенное:
        - Узнаешь, вопросов много, как и обвинений.
        Решил пока молчать, хрен его знает, чего они вообще привязались. То ли из-за наезда на председателя, хотя я ведь на него в первый раз и не наезжал, то ли из-за ксивы… Так тоже, они ведь не знают точно, что она левая, но отнеслись как-то странно. Вроде перед тобой такой же мент, так ты хоть сначала установи личность, а уж потом по земле валяй, а тут… Было видно, что менты чем-то всерьез встревожены, но вот чем? Может, этот Терминатор долбаный опять где начудил, а нас, как нездешних, посчитали подозрительными? Блин, одни загадки!
        - Вылезай! - строго, но уже без злости бросил майор, когда мы прибыли в Волковыск. Ехали, кстати, недолго. В управлении царил бардак. Все куда-то бегают, суетятся. На нашу процессию обратили внимание только на КП.
        - Товарищ майор, это он? - спросил дежурный милиционер, когда мы проходили мимо.
        - Разберемся, Архипов. В какой место есть?
        - Во второй…
        - Ну, так открывай! Не в кабинет же мне его вести.
        - Да я бы и в кабинете поговорил? - встрял я. - Слышь, майор, ты вообще скажешь, чего ты меня сюда припер? - спросил я жестко, не дожидаясь ответа.
        - Тебе сказали, заткнись, вот и молчи. Не доводи до греха! - вспыхнул милиционер.
        - Какой-то он наглый больно, - заметил дежурный.
        - Да они все такие, пока рога не обломают в камере. Посмотрим, как завтра запоет! - меня втолкнули в камеру и захлопнули дверь. Я стоял спиной к двери, поэтому сразу увидел тех, кто был вместе со мной в камере.
        - Здорово, бродяги, - решил я все вопросы решать сразу и целиком.
        - Здоровее видали, - бросил один из сидельцев и сплюнул в сторону параши. - Ты откуда такой красивый?
        - Да уж не из леса, как ты, - цыкнул я.
        - Ух, какой борзый! Чего, совсем берега потерял? - это ещё один из постояльцев хаты.
        - Да я их и не видел никогда, а ты в прибрежном плавании? И каково оно, в шестёрках жить? - ох, сейчас что-то будет.
        Первым рванул тот, что о берегах судачил. Он первым и успокоился. Да и последним. Видя, как их сокамерник, а может, и подельник пролетел через всю хату и грохнулся о стену под окном, остальные только выдохнули.
        - Не ссыте, брюхоногие, не обижу, - усмехнулся я, - хоть одна падла решит проверить свою удачу, выйдет отсюда костями вперед! Слышали все?
        Арестанты молчали, не решаясь что-то вякнуть. Но это было обманчивое предположение. Знаю я, что они сейчас думают, ну-ну, подожду и я.
        Ночью трое все же решились на «подвиг» и, выхватив заточки, метнулись ко мне. Естественно, всем троим одновременно было не подойти, этим я и воспользовался. Первого встретил ударом кулака в нос, он никак не ожидал, что у меня руки окажутся длиннее, чем его, да еще и с заточкой. Он просто не понял, что я принял заточку в свой живот, сокращая таким образом дистанцию. Было не больно, давно уж привык к такому. Первый слег, точнее, уронив шедшего вторым, свалился на пол, даже не пытаясь схватиться за разбитый нос. Силу я немного сдержал, но всё равно, думаю, не жилец он. Второй, из-за помехи в виде первого упыря, опоздал с ударом, за что и был наказан. Удар в грудь от меня - это как кувалдой. Ребрам амбец, штуки три-четыре точно сломал. Последний из этой троицы застыл деревом, но его это не спасло, разве что бить сильно не стал. Так, с ноги зарядил по колену, выворачивая его в обратную сторону, да и все. Остальные сидельцы задумчиво смотрели на действо под названием «избиение младенцев» и боялись пошевелиться. Испортили идиллию менты. Дежурные, в количестве трех бойцов, влетели в камеру и заорали:
        - Всем на пол, суки, что за буза?
        Один, самый здоровый из охранников, попытался подскочить ко мне и ударить дубинкой, но я его не звал.
        - Тоже рядышком лечь хочешь? - спросил я, указав на лежавших.
        Милиционер-охранник аж застыл от моей наглости. Я же спокойно сел на нары.
        - Тащите этих в больничку, а то еще сдохнут, вам потом неприятности будут.
        - Думаешь, тебе это сойдет с рук, американец? - фыркнул конвоир. Ага, ну, теперь становится понятно, за что меня задержали. По крайней мере, я так думаю.
        - Да мне насрать, - просто бросил я.
        - Посмотрим, как у стенки заговоришь. Или на зоне, там не такие, - он кивнул на побитых зеков, - будут. Сломают на раз-два, и не таких ломали.
        - Я же сказал, мне насрать! - повторил я. - Это ваши начальники не знают, кого пытаются засудить, стоило для начала узнать.
        - Да все о тебе знают, американец. Ты же наш, дезертир. Обосрался на фронте и убег…
        - Знал бы ты, чучело, как я обсирался на фронте, так бы не говорил. Таких, как ты, из лагерей кучу вывел, да и начальников ваших, вертухаев, столько же. Только и умели, что лапки задирать, да трем фашистам в плен сдавались толпой и с оружием!
        Хрясь! По роже прилетела плюха, но отвечать не стал.
        - Доволен? Если ударю я, тебя унесут. Идите уже, да сообщи начальству, поговорить надо.
        Охрана вышла, унося с собой побитых урок, один вроде уже отходил, насколько я понимаю в травмах. Конечно, ни к какому начальству меня не позвали. Ночь прошла спокойно, оставшиеся урки сидели тихими мышками и не отсвечивали. Утром вместо завтрака меня повели на допрос.
        - О, какая компания! - удивился я искренне. В кабинете было полно народу, некоторые из охранников с оружием.
        - Сесть! - приказал один из ментов, в форме с погонами капитана. Голос резкий, высокий и противный.
        - Ты еще «Голос» скомандуй! Собаковод хренов…
        И тут все пришло в движение. Стоявшие ближе всех ко мне вертухаи, взмахнув дубинками, рванули ко мне. Расстояние было никаким, поэтому начал работать сразу. Я был в таком отличном настроении, давно хотел порезвиться. В Америке в последний раз развлекался, правда, там просто пальба была, а тут… Хотелось именно в рукопашную сойтись. Да и претензий с прошлой жизни к представителям этой профессии накопилось, вот и развлекусь немного. Но опять не в полную силу. Не хотелось валить наглухо, хотя и бесили они меня. Когда трое самых здоровых улеглись на полу, я спокойно сел на стул. Трое наставили на меня пистолеты, но я не обращал внимания.
        - От пули тоже увернешься? - уже мягче спросил следак. А капитан был именно следаком.
        - Не-а, они от меня отскакивают, - хмыкнул я. - Думаешь, как я в тылу у фрицев выжил?
        - Ты сбежал с фронта. Мы все о тебе знаем. Скрылся в Америке, стал богатеем… Как жизнь-то, сладкая? Чего ж на Родину приперся?
        - Нужно было, вот и приехал. А про дезертирство, это ты зря. Если знаешь обо мне, должен был узнать правду. Навешать-то вы сейчас на меня что угодно сможете, да только липа все это. Есть куча свидетелей, которые могут рассказать, как я воевал. Если живы, конечно.
        - Ладно-ладно, сказочник, хватит. Что ты делал под Волковыском?
        - Гулял по местам боев, не ясно, что ли? Друзей поминал…
        - Это тех, что с тобой сбежали в сорок первом?
        - У меня их здесь столько полегло, поверь, есть кого помянуть добрым словом. Видимо, у тебя таких нет, иначе бы понял. По моему приказу даже офицеры на смерть шли с улыбкой. Эх, были люди, жаль, что столько отребья войну пережило…
        - Ты убил людей в деревне… - не став реагировать на мои высказывания, продолжил следак.
        - Иди на хрен, капитан, - оборвал я его, - никогда не убивал мирных жителей. Ты и сам это знаешь, просто решил выслужиться. Когда у тебя новые трупы пойдут, вспомнишь мои слова.
        - Люди безоговорочно указывают на тебя.
        - Да вы прикажете, люди вообще скажут, что я Гитлер. Я не забыл, в какой стране нахожусь.
        - А что, в Америке лучше? Чего ж они тебя сами хотят видеть только в арестованном виде? Да-да, из Москвы связывались с американской полицией, там тебя ищут. Может, отдать тебя им?
        - Да хрен вы меня отдадите, а то не знаете, кто я. Вам нужны мои изобретения, больше от меня не требуется, так?
        - Об этом с тобой другие будут говорить! - за спиной раздался незнакомый голос.
        - Кто вы? - резко вскинулся капитан.
        - Спокойно, капитан, мы его забираем.
        - А как же…
        - Следствие будет проходить в Москве, все бумаги передайте моим людям.
        Дальше было неинтересно. Меня выпроводили в коридор, оставив аж четырех автоматчиков в штатском приглядывать. Раскидывать еще и этих я пока не собирался, но все же думал о будущем. Спросите, зачем вообще весь этот спектакль? Мне хотелось обелить наши имена. Думаю, в конце концов, я это сделаю. Как я это сделаю, другой вопрос, но попытаться стоит.
        - Идем, нужно ехать, в Москве ждут с нетерпением, - произнес новый персонаж. Довольно вежливо, кстати, сказал.
        - Ну, - пожал я плечами, - идем, раз так хотите.
        - Аж кушать не можем! - О, да он на моей волне. - Что, вообще не узнаешь? - спросил следак, ну, или кто он там, когда мы уже сидели в машине. Странно, но водителя пока не было.
        - Нет, не узнаю. А что, должен?
        - Думал, узнаешь, все же виделись немало.
        - Это когда? На фронте, что ли?
        - Ага. Хотя там столько народа было, что мог и забыть.
        - Я ничего не забываю, так уж мозги устроены. Если я с тобой, - я перешел на ты, - как-то общался, то запомнил бы.
        - Ну, лично мы с тобой почти не пересекались. Я был в отряде разведки, который ты и создал. Там, под Лидой еще.
        - Нет, не помню. Хоть там вас и было полсотни, а не тысячи. Правда позже еще были отряды созданы, те уже не я формировал.
        - Я был в первом, которым Яхненко твой рулил. Он тоже здесь? Хотелось бы повидаться, уж этот-то меня точно помнит, я его разок заслонил, когда аэродром брали. Помнишь, тогда еще генерала взяли?
        - Это помню, извини, но лично тебя - нет. Со мной тогда были самые лучшие бойцы, вряд ли я мог тебя не видеть… - как-то засомневался я в его словах.
        - Да ничего, ты тогда был занят, все старших командиров строил да политработников стыдил. Я тогда, конечно, охреневал от того, что вижу и слышу. Первый раз видел, как этих строили, - усмехнулся следак.
        - И чего, ты сейчас где, в МГБ?
        - Ну да. Тогда, после вашего побега, многих проверяли, особенно наш отряд трясли, мы ведь твоей вотчиной были, первый отряд спецназначения.
        - Ну ты сказал, спецназначения! Откуда? Тогда вы были просто разведчиками-партизанами, не больше.
        - После проверки попал в школу НКВД, оттуда в сорок втором, в конце, в Сталинград. Занимались диверсиями в тылу фашистов. Два ранения, и конец войне. Застал самый конец, в Берлине недобитков ловили, потом уже дома начали. Дезертиры, мародеры, насильники и прочая нечисть. Вот, до тебя дошел. Спустя столько лет. Ты ведь в разработке был всегда, даже не убрали, когда самого не стало. Слишком много своих на Дальнем Востоке положил, чтобы тебе все простили. Даже твои подвиги не помогли. Говорят, я точно, конечно, не знаю, но слухи ходили, ты в одном из лагерей тогда сына Хозяина спас, вот он и не давал тебя Лаврентию.
        - Все может быть. Да только я никого первым не убивал. В меня стреляли, я отвечал, просто более удачливо, вот и все. Значит, говоришь, все время был в разработке?
        - Ага, на тебя столько информации накопилось, читать упарился.
        - Значит, с наградами и погонами все липа?
        - С какими?
        - Мне в Штаты прислали погоны и награды, на меня и на парней. Отблагодарили так и за Белоруссию, и за «Манхэттен».
        - Нигде такого не видал. Ты уверен?
        - В чем? Что погоны и награды у меня дома лежат? Уверен, - кивнул я и попросил сигарету. Мои-то отняли.
        - Удивительно, скорее всего, это Сталин так тебя благодарил. Он вообще, как мне известно от начальства, был странно к тебе расположен.
        - Потому как чуял, кто я и какую пользу могу принести. Верховный был умище, не чета нынешним. Энкавэдэшники облажались тогда, пытаясь нас засудить. Там по бумагам как выходит?
        - Сбежал с поля боя, бросив подразделение. Угрожал генералу, что убьешь, если не впишет тебя в свой отряд, который прорывался через фронт…
        - Ага. А генерал не сообщил, как он в окружении оказался? Козел горный! Это ж мы его и вывели, а он со своими штабными брел по лесу, без оружия, в солдатской форме. Когда вышли, он на нас все и повесил, подумал, что грохнут нас быстренько, по законам военного времени, и концы в воду! Да только мы умирать не хотели, вот и ушли. А что так грязно, что ж, так уж вышло. Ты лучше расскажи, друг ситный, чего от меня теперь хотят?
        - О, хотят использовать в каких-то переговорах с американцами. Но я тебе этого не говорил!
        - Забились, - кивнул я. - Только хрен им всем, по хитрым мордам. Нет у нас времени тут валандаться. Знаешь, зачем мы здесь?
        - Нет? Хотел у тебя узнать.
        - Есть один человек. Именно его сейчас под Волковыском ищут.
        - Это который убил деревенских? Да уж, три деревни за два дня. Семнадцать человек положил, урод. Местные описывают кого-то непонятного. Чуть ли не голый мужик, здоровый, словно медведь, рвет всех голыми руками. Ведь в него даже стрелять пытались. Старик один, винтовку хранил в доме, он и пальнул, когда на улице шум начался. Пуля сквозь этого убивца прошла, а ему хоть бы хны! И ведь это не мелкашка была, из «мосинки» стрелял!
        - Я. Знаю. Что. Это. За мужик, - значительно произнёс я. - А вот вы нет. Даже представить себе не можете.
        - Ну и кто же он? Бессмертный, что ли?
        - Почему? - пожал я плечами. - Просто он такой же, как я.
        - Как ты?.. - не понял меня следак.
        - А ты говорил, что знаешь меня! - цыкнул я. - Те, кто был со мной на фронте, видели, поэтому знают, но молчат, конечно. Кто им поверит? Еще в психушку упечете. А ты, видимо, лишь начитался моего дела и решил в доверие втереться. Так?
        Следак, надо отдать должное, не смутился.
        - А хоть бы и так.
        - Что, все соврал?
        - Только то, что тебя видел на фронте. Я позже на войну ушел. Уже после Москвы. Учился. Попал на юг. После все правда.
        - Ну и чего мы делать будем? Свое я получил, пора и покинуть ваше гостеприимное общество.
        - Не дури. Там отделение автоматчиков, нашинкуют в капусту, пикнуть не успеешь, - покачал головой следак.
        - А если вот так? - я просто мгновенно протянул руку к следаку и вытащил из его кобуры пистолет. Тот лишь в самом конце отреагировал. Попытался рукой выбить у меня ствол, да только руку себе ушиб.
        - Сиди спокойно. А вот если бы ты меня на самом деле видел на фронте, то прекрасно знал бы, что я могу! - бросил я следаку и нажал на ручку двери. - Вылезай, диверсант!
        Картина Репина «Не ждали». Охрана стояла бетонными столбами, даже не пытаясь что-то предпринять.
        - Скажи, чтобы отпустили, ведь нет у вас на меня ничего.
        - Приказ доставить, как ты думаешь, сможем мы его нарушить?
        - Раз доставить, значит… - я чуть помедлил, - целым?
        - Ну да, - замешкался следак.
        - Значит, стрелять вам нельзя, так как же вы собираетесь меня транспортировать, если я не хочу?
        - Ну, можем ведь и просто скрутить…
        - Самому не смешно? - я усмехнулся. - Я вообще-то стоять не собираюсь, да и ствол твой у меня. Кстати, на - держи, это так, демонстрация была. Я долго тренируюсь, всю жизнь, можно сказать. Если не захочу, вам меня не взять, вот уж извини, - развел я руками.
        В этот момент прогремела короткая очередь, и я упал. Ноги, словно перерезали. Больно, кстати. Один из солдат охраны выстрелил по ногам, даже не испугавшись, что мог задеть мента. Тот, кстати, ему сейчас это и высказывает.
        - Ты больной! А если бы меня зацепил? Да и его велено живым и здоровым доставить. Вы чего творите-то? - орал мент.
        - Говорит много, наглый больно. Не таких крутили! - пробасил один из охранников, и почти сразу я почуял, что руки пытаются сковать за спиной.
        - Надо хоть перевязать его, да в больницу, раны пусть обработают. Если не довезем, нас самих к стенке прислонят! - резюмировал следак.
        - Здесь больничка рядом, бывший госпиталь, - ответил еще один боец.
        Все это я слушал и размышлял. Что же мне дальше делать-то? Уйти от ментов запросто, могу их и попросту положить, да только не хочется. На мне и так в прошлом кровь наших людей, нет, не хочу. А что остается, ехать с ними в Москву? А если меня там амерам сдадут? Мало ли, в обмен на кого-нибудь важного…
        - Не понял, а кто тут раненый? - донесся голос, оторвавший меня от размышлений. Ага, это они меня в машину грузить стали.
        - Как это? - О, вот и сам следак удивился.
        - Да вот так! - улыбнулся уже я. - Я ж говорил тебе, ты… меня… не знаешь. Если бы знал, то не полез бы дуриком. Короче, давай расклад. Кто и зачем меня требует? Ну, чего уставился? - мент стоял как неродной. Хотя он и есть неродной.
        - Так же не бывает, он в вас три или четыре пули всадил…
        О, мы уже на «вы»!
        - Две только попали, остальные мимо. Но попал, гад, в обе ноги. Слышь, ворошиловский стрелок, где тебя учили?
        - Да пошел ты! - фыркнул тот из охраны, что стрелял в меня.
        - Да я бы пошел, так вы с собой зовете. Ну чего, ты мне скажешь все же, или как? - я вновь взглянул на следака.
        - Велено доставить на Лубянку, дальше я не знаю.
        - Еще б ты знал, и так достаточно - уже убирать можно.
        - Зачем убирать? - не понял следак.
        - Знаешь много. Короче, парень, пока мы тут с тобой беседы беседуем, там, - я указал куда-то за спину, - один ухарец людей убивает. Так и будем титьки мять, или уже дойдет до тебя, что его надо остановить? После, обещаю, поеду с тобой в столицу.
        - Ты сейчас наобещаешь… - с сомнением заметил милиционер.
        - Да чтоб мне провалиться! - щелкнул я ногтем по зубу.
        Не то чтобы я и вправду рассчитывал уговорить ментов, но надеялся. Как оказалось, не зря. Гости из Москвы въехали в тему и начали работать. Я попросил вернуться в ту деревню, из которой меня забрали, надо же парней своих найти, в самом-то деле, следак поворчал, но согласился.
        Вернулись быстро, тут и недалеко было. Пока председатель хлопал глазами, не веря им, я быстренько смотался от ментов, хотя они и были против. Как и ожидал, парней на месте не застал. Хреново, скорее всего, Макс все же проследил за мной и, увидев всю картину, быстренько слинял. Я вовсе не виню товарищей в бегстве, все они правильно сделали. У них же нет моих «бонусов». Где их искать, думаю, я знаю. Скорее всего, в дот ушли. Местные туда ходить боятся, менты могут, да путь не близкий, на ночь глядя не пойдут. А я пошел.
        Становилось совсем темно, когда я вышел к доту. Ошибочка вышла, ребят и здесь не было. Следы я нашел, сто процентов возвращались, но ушли. В темноте даже я со своими «бонусами» как собака пойти не могу. Нет, вижу-то хорошо, но следы на грязной земле не больно прочитаешь. Да еще и дождь пошел. Остался в доте. Менты, наверное, уже прокляли тот час, когда согласились мне помочь. Ну ничего, обманывать я их не стану, вернусь. Только не сразу.
        Ночью меня разбудил какой-то непонятный шум в лесу. Прислушиваясь, я с удивлением отметил, что кто-то явно пробирается по лесу. Мне, хоть и обладающему всякими «плюшками», стало не по себе. Просто вспомнил, что местные об этих местах рассказывали. Тут и привидений видели, и война мерещилась, всякое сказывали. Потряс головой, нет, не почудилось.
        Шаги становились все отчетливее. Теперь уже ясно как день, что кто-то идет, причем осторожно. Может, менты все же за мной потопали? А, чего гадать, сейчас узнаю, шаги уже у входа.
        - Эй, да не прячься там, заходи уже! - крикнул я, решившись сделать первый шаг. Шум сразу исчез. Ага, прислушиваются и насторожились. Хотя, скорее всего, там один человек, шаги уж я считать умею. Но заходить почему-то все же не хочет. Звать я больше не стал, стоял у дальней стены, если что, смогу уйти за укрытие. Тут, в доте, ведь не пустая площадка, есть аж две стены, как раз на случай атаки укрепточки.
        Укрытие все же понадобилось. Неизвестный швырнул внутрь дота гранату. Во как! Если бы у меня не было моего зрения, мои кишки летали бы по помещению. Бухнуло знатно, сразу представил, как себя чувствовали бойцы, когда к ним на фронте немцы так подбирались. Осколки еще не затихли, рикошетируя от стен, а я уже высунул голову из-за укрытия. В проеме возникла огромная фигура человека. Она казалась еще больше из-за бесформенной одежды. Человек держал в руках оружие. Блин, а у меня-то его нет. Ладно, где наша не пропадала! Выскакивая из укрытия, я уже все понял. То, что передо мной не обыкновенный человек, а именно тот, кого мы собирались искать, то есть пришлый убийца, было очевидно. Вылетал я рыбкой, места мало, поэтому не успел погасить скорость кувырком и едва не впечатался в стену. Очередь пронеслась над головой, но я уже был близко и в более удобной позиции. Удар снизу под ствол, и ничего. Это гориллоподобное существо даже не дернулось. Автомат, - а это был старый ППШ, где он его только отыскал, в рабочем-то состоянии, - заткнулся. Незнакомец задрал вверх руки и попытался ударить меня прикладом.
Уйдя в кувырок, я заставил его промахнуться, но не расслаблялся, понимая, что патроны в автомате наверняка еще есть. Прыгнув в сторону стены и используя ее как опору, оттолкнулся и нанес очень сильный удар ногой в голову противника. Выронив автомат, похоже, ему здесь еще никто так не отвечал, противник попытался сделать шаг назад. Я был уже внизу, то есть присел и ударил снизу вверх в челюсть. Работать по корпусу было бессмысленно - ватник, а на нем был советский ватник, хрен пробьешь толком. Да еще и масса у противника такова, что он меня легко задавит, если захочет.
        Челюсть клацнула, но враг почти не пошатнулся. Напротив, он сделал выпад, и я отлетел в другой конец дота. Эк его разобрало-то, вот это силушка. Ну, пора, блин, кончать с этим, а то и вправду разделает меня как бог черепаху.
        Противник тем временем уже подошел вплотную и занес ногу, раздавить хотел, наверное. Обеими своими ногами бью в опорную и отчетливо слышу хруст. Здоровяк валится на пол, но сгребает меня руками. Блин, как тисками сжал, даже шевельнуться не могу, но боли почти не чую, все же «бонусы». Зато и он, благодаря им, ни фига не чувствует. У него ноге амбец, а он дальше лезет. Пытаюсь махнуть головой и, на удивление, попадаю. Кровь из разбитой морды здоровяка брызжет в глаза, мешая смотреть. Бью повторно, наконец чувствую, как хватка ослабевает. Противник вытирает лицо, ему тоже глаза кровью залило. Пользуясь моментом, вскакиваю на ноги и бью не глядя, куда-то в район лица. Удар проходит, но этот чертила меня за ногу поймал и попытался ее сломать. Пока я стоял на своих, тут же задействовал вторую, что была свободной. Так, ноги отпустил, надо вставать.
        - Чего ты такой злой, придурок? Ну, залез в прошлое, жил бы спокойно, нет, людей пошел убивать!
        - Вы нарушили закон. Вас надо убрать! - первые слова от противника.
        - Ага, а ты, значит, не нарушал, убивая простых людей?
        - Они пыль, препятствие.
        - Идиот ты. За тобой скоро армия гоняться будет, думаешь, выстоишь?
        - Меня не убить, уже пробовали. Я сильнее любого местного…
        - Я ж говорю, идиот, - фыркнул я, - ты же сейчас лежишь передо мной, а не наоборот.
        - Я встану и тогда тебя разорву! - прорычал враг и начал подниматься. Вот нравилось мне всегда с крупными людьми драться, они такие медленные!
        Встав на колено, он попытался ощупать сломанную ногу, наверняка уже восстановившуюся. Я времени ему давать не собирался. Мгновенно схватив его за шею двумя руками, сжал их что было сил. А силы у меня немало. Враг даже дернуться не успел, когда раздался хруст и тело его обмякло.
        - Вот и нету великана… - сплюнул я. - Интересно, когда он оживет? - я разговаривал сам с собой.
        Обшмонав карманы вражины, нашел длинный тесак от немецкого карабина. Чуть тупой, но все же нормальный нож.
        - Не, я как мои враги не поступлю, надо пачкаться! - шепотом произнес я и двумя руками первый раз несильно ударил, потом резкими ударами отделил башку здоровяка от тела. Тот дернулся, то ли уже воскресал, то ли предсмертные конвульсии, я не обратил внимание. Бросил башку рядом и, сплюнув, пошел на выход.
        Грязный я был, ну как свинья на бойне. Ага, такой же весь красный, разве что не в говне. Найдя ручей поблизости, в темноте не больно разглядишь, даже с моим зрением, быстро разделся и начал отмываться.
        - Я же говорил, наверняка в воде! - услыхал я на этот раз ужасно знакомый голос.
        - Залезешь тут в воду, даже мне холодно! - бросил я.
        - Братка, я уж думал, звиздец тебе, - приобнял меня Яхон.
        - Так вы, гады, все видели?
        - Нет, а ты о чем? - за всех ответил Макс. - Мы были не так и далеко, когда рвануло что-то, бегом сюда. С того конца поля наш новый друг тебя разглядел, мы-то не как вы! Вот и искали… Я предположил, что ты где-то моешься. Это мы в дот заглянули по пути.
        - Как там? - спросил я, вытираясь рубашкой Яхона, он ее с себя снял, у него еще свитер есть.
        - Как обычно после тебя, - пожал плечами Яхон, - море крови, только трупов нет.
        - Бл… - выругался я смачно. - Внимание по сторонам!
        Быстро собравшись, стали осматривать округу. Не хватало еще, чтобы эта падла кого-то из ребят сцапал, у них-то нет «бонусов».
        - Игорек, как ты так лопухнулся? - позже спросил Бурят, когда мы ушли подальше от дота.
        - Реально не знал, что так можно! - обалдело ответил я. - Мне в башку стреляли, думал, если ее вообще отпилить, то хрен встанет, а тут… Черт, как же его уничтожить-то?
        - Да теперь еще и искать придется, - развел руками Малой.
        - Сам найдет. На меня ведь вышел! Только нужно подготовиться, вам с ним точно не совладать.
        - Я и тебя забарывал, забыл? - вскинулся Серега.
        - А то я с тобой боролся? - усмехнулся я. - Это ж тренировка была, а тут - насмерть!
        - Я могу помочь? - вдруг подал голос молчавший до этого пришелец из будущего.
        - Ты ж хакер, Лёня! - удивился я. - Ай, забыл. Что, тоже все улавливаешь и изучаешь?
        - Ага. Сам обалдел от того, что могу. Как, хорошие я тебе читы поставил? - улыбнулся парень.
        - А то! Давай проведем тренировку, попробую дать тебе курс боевого искусства. Мне хватило десяти минут, чтобы понять и усвоить. Конечно, с мастерами биться начал несколько позже. Правда, у меня уже давно своя система, сложенная из нескольких, но это дается со временем. Опыт наберешь, без него, конечно, это все фигня. Пошли на полянку, если что, хоть будет кому помочь.
        Затеяв тренировку, я не опасался нападения убийцы. Наверняка, если видел нас всех, решит пока не нападать. За десять-пятнадцать минут парень из будущего немного охренел от той информации, что я на него вывалил.
        - Погоди, Игорь. Дай в себя приду, мозги пухнут.
        Он с полчаса сидел неподвижно, с закрытыми глазами. А затем встал и попросил тренировку. На шестом ударе я осознал, что парень если и не ровня мне, то очень близок к этому. Видно, что мышцы и связки у него не готовы к таким нагрузкам, но старается.
        - Я понял, - кивнул наш новичок и сделал выпад.
        - Думаешь? - я легко ушел и уронил его на землю.
        - Я понял, что нужно много тренироваться, - поправился он, вставая.
        Все это время мы находились неподалеку от дота, может, в километре. Парни быстро рассосались по округе для наблюдения. Строго приказал самим ничего не делать, заметят кого, сразу назад. Утро было холодным, но хоть дождя не было. Эх, валить надо отсюда, привык я к теплу. На Кубе сейчас жара, солнце, море, пляжи… Жена и дети. Черт возьми, со всеми этими заморочками я их совсем не вижу! Надоело все. Как выкрутимся, уйду в запой! Смеюсь, конечно. Но свалю куда-нибудь ото всех, нехай ищут. Кстати, можно в круиз рвануть, благо что даже билеты на него покупать не нужно. У нас у каждого есть прекрасные яхты. Не как у известного еврея в двадцать первом веке, но тоже неплохие. У меня так и вовсе универсальная, можно экипаж большой взять, да и гостей разместится много. Главное же, на ней реально безопасно, спецпроект. Как-то времени не было обо всем этом подумать, а ведь и правда, может, за время отдыха по морям и океанам Оливия меня простит? Реально ее жалко. И детей, конечно.
        - Игорь, убивец наш нашелся! - прибежал Серега, докладывает.
        - Далеко?
        - Не особо, километрах в пяти на север.
        - Опять кровь?
        - Троих уделал, гад.
        - Ты видел?
        - Нет, позже пришли. В деревне хай стоит, мы аккуратно посмотрели, Малой поспрашивал.
        - Спалились…
        - Да нет, не переживай. Как и говорил, представились ментами, сказали, что идем по следу, ищем опасного преступника. После этого нам весь расклад и выложили. Пришел под утро, сразу вломился в одну хату. Мужика убил, жена его успела выскочить и людей крикнуть. Прибежали на зов двое, он и их порвал. Остальные брызнули кто куда.
        - Пилять, он реально больной. Слышь, Хакер, - пришельцу нашему так кличка и приклеилась. - Кого у вас там в менты-то берут?
        - Это федералы, охранники времени. Там может быть кто угодно, не смотри на страну. Этот, я думаю, прибалт. Их много там. Основной офис в Европе, вот они и рулят. Наши в основном только имитируют, поэтому раньше проблем и не было. А этих воротит, они же в прошлом только люлей получали, сами-то никому навешать не могли никогда.
        - Теперь все ясно. Так, ребятки, нужно зачищать его.
        - А как? Сам говоришь, даже башку он прирастил обратно.
        - Ну, а если ее унести подальше, а еще вернее уничтожить?
        - Под каток положить? Так где его тут взять?
        - А мы ее в болоте утопим, - вдруг мелькнула у меня мысль, - даже если тело за ней и полезет, так там же и сгинет! Малой!
        - Да, командир? - Лешка уже готов как штык.
        - Идешь в ту деревню, где меня повязали…
        - Командир, а если… - Малой растерялся.
        - Без всяких если! Там найдешь мента, наверняка у председателя обитает. Рассказываешь все как есть и ведешь к нам. Пусть вначале обзвонит местных ментов и поднимает людей. Нужно обеспечить периметр, хватит уже смертей.
        - Понял, а если он не пойдет?
        - Выкрутиться сможешь?
        - Ну, учил-то ты хорошо! Не как ты, но троих-четверых раскидаю, - смущенно ответил наш младший брат.
        - Против ствола вы не выстоите, но надеюсь, до этого не дойдет. Помните, ребятки, всегда помните, мы - партизаны!
        - Есть! - рубанули хором все мои друзья, и мы рванули к цели.
        Пора выходить на финишную прямую. Ночью, когда я сцепился с убийцей-полицейским из будущего, я не думал, что все так повернется. Я сильнее его, чувствую это. Да, он по мощи-то, может быть, и здоровее, но у меня знаний много, да и умений не меньше, уделаю, зуб даю. Если хотите наглядности, чтобы понять нашу разницу, то примером могут быть Шварценеггер и Ван Дамм. Один здоровый, а второй шустрый и хорошо дерется. Я, кстати, и комплекцией на второго похожу. А вот по умению драться, то думаю, умею это делать на уровне какого-нибудь японского или китайского мастера. Точнее, нескольких мастеров, так как знаю несколько видов боевых искусств одновременно. Это и дало мне возможность совместить некоторые стили и техники, получив на выходе очень эффективный вид борьбы.
        К деревне, в которой произошли последние из известных нам убийства, мы подошли после полудня. Ребята бросились на осмотр населенного пункта, а я пошел сразу искать следы. Еще не успели вернуться мои бойцы-партизаны, как я уже знал: упыря в деревне нет.
        - Командир, он не возвращался. Ушел на север, как и думали.
        - Саня, остаешься ждать Малого с ментами, мы дальше. Ясно?
        - Так точно! - аж козырнули все, даже Хакер.
        Бегом преодолели пару километров, тут поле было, видно далеко. Упершись в речку, точнее, это какое-то озеро было, просто форма такая, что больше напоминало реку. Узкое и длинное озеро. Следы были у самой воды, видимо, этот тоже не понял сразу, что это не река. Обходить не очень хотелось, но осенняя погода как-то не располагала к купанию. Это я могу, а вот все остальные…
        До края пробежались, метров семьсот вышло. Озеро сильно изгибалось, дальше лес начинался, вот и не видно конца и края. Дальше стали искать следы и шли медленно. Лес становился все гуще, идти было тяжело, постоянные завалы, ветки так и трещали под ногами. Даже останавливались постоянно, чтобы послушать, но первым все же ударил враг.
        Выстрел, одиночный, хлесткий, эхом прокатился по округе и затих в глубине чащи. «Мосинка». У этого черта что, арсенал при себе? Он же со мной «Папашей» воевал, а тут винтарь! Справа, в пяти метрах от меня вскрик и падение тела. Сука, только бы не кто-то из моих! Мгновенно нырнув в папоротник, я быстро рванул туда, откуда слышал вскрик. Фу-у-у, пронесло. Передо мной лежало тело Хакера с дырой во лбу. Да уж, стреляет упырь так же, как и я. Парни быстро оказались рядом и едва не вжимались в землю.
        - Игорь, хреновая это охота получается, - выдохнул Яхон. - Мы же без оружия, он нас так «переохотит» всех по одному.
        - Да уж. Подставил я вас. Хорошо, что не в вас пальнул.
        - А что, в этого можно было?
        - Да он же сейчас очухается, забыли?
        - Раз он за ним пришел сюда из будущего, значит, его и хотел убить, - подытожил Бурят.
        - Так, братцы, лежите тут тихими мышками, слушать вокруг, если что, дать мне знак. Как орать - помните?
        - Ага, я эту птичью трель никогда не забуду, - усмехнулся Серега.
        - Все, пошел! Этот как очнется, пусть с вами будет, все же он еще не боец.
        Я двинул вправо, стараясь сделать длинную дугу. Выстрелов не было, я пробирался и думал о том, где может сейчас быть враг. Ответ пришел очень быстро и ни фига, сука, не обрадовал. Я внезапно услышал шум там, откуда только убрался. Затем раздался голос. Не крик птицей, которому я парней учил, а именно голос.
        - Выходи, падаль, конец игры, все в сборе!
        Я обомлел. Я разминулся с ним, и этот гад взял парней. Че-ерт! Они хоть еще живы? Хватило ли ума у Сереги не нападать? Одни вопросы. Так, надо идти, а то точно убьет их.
        - Справа зайди, там сможешь! - услышал я на… Испанском! Это Бурят подал голос, интересно, а этот хренов урод не знает язык? Если знает, то меня ждет ловушка… А, была не была!
        Я как можно тише проделал путь метров в сто, стараясь зайти сбоку. Точно, тут возвышенность, она скроет меня от врага, давая приблизиться. Так и вышло. Упырь прокричал вновь, торопя. Наблюдая сверху, я обдумывал план спасения парней. Это заняло полминуты. Я был в десяти метрах сзади и выше убийцы, а в руке у меня давешний штык, которым я уже убивал этого засранца. Как чувствовал - не выбросил, хотя и не хотел брать оружие. Парни сидят на коленях, руки на головах. Враг осматривается, но не оборачивается. Не верит, что я мог так быстро обойти вокруг, оставаясь невидимым. Это ж только писать долго, на деле несколько десятков секунд. Убить я его не смогу, но вот на время отвлечь и заставить выронить винтовку - вполне. Так, Яхон ближе всех, надеюсь, сразу сообразит, да я еще и крикну. Слегка приподнявшись над землей, я запустил штык с такой силой, что самому страшно стало. Раздался свист летящего предмета, враг повернулся очень быстро, но это было даже хорошо. Нож вошел прямо в грудь, чуть ниже горла. Стой он, как и раньше, возможно, попал бы только в плечо. Вражина, слава богу, поступил именно так,
как и любой другой человек в такой ситуации. А именно, схватился за нож, выронив оружие. А спустя мгновение упал и сам.
        - Сеня, винтарь! - орал я, вскакивая с места и бросаясь вниз.
        Яхон не подвел. Тут же винтовка оказалась в его руках, и Серега уже проверял наличие патрона.
        - В голову, скорее! - крикнул я, но Яхон уже направлял ствол. Вовремя. Убийца дернул рукой, затем в движение пришла голова и вновь откинулась на землю.
        - Тьфу ты, сука! - сплюнул Яхон. - Давно так близко не стрелял. А кровищи-то!
        Выстрел в упор из винтовки с таким мощным патроном - это что-то. Обычному человеку, наверное, полголовы бы снесло, а тут только море кровищи.
        Я без слов подошел и, схватившись за рукоять штыка, вытащил его, с немалым трудом, кстати.
        - Пилить будешь? - спросил Сеня и поморщился.
        - У тебя другие предложения? - сурово спросил я в ответ. - Найдите болото, я быстро.
        Парни быстро разбежались по сторонам, когда я занес штык над головой убийцы из будущего. В последнее мгновение тот уже открыл глаза, но сделать ничего не успел. Во второй раз за сутки я режу эту вражескую голову. Тошно что-то. А может, показалось. Я сплюнул рядом с трупом врага и встал во весь рост, держа голову за короткие волосы. Не, реально противно, был бы без «бонусов», вывернуло бы наизнанку. Хотя о чем я? Я бы и не смог так сделать, без этих самых «бонусов», ведь именно они меня таким сделали.
        Тело утопили отдельно, в последний момент я задумался и скомандовал поступить именно так. Хрен его знает, вдруг как-то прирастет и он вновь вылезет? Я же вылез из-под земли, хоть и отключался там не раз. Чтобы не рисковать, так и поступили. А чуть позже я и вовсе придумал еще более варварский способ уничтожения врага. Кому-то кажется это жестоким? А как еще убить такого Терминатора? У меня нет тут ни пресса, ни жидкого металла. Поэтому и придумал.
        - Так, ребятки, возвращаетесь в деревню, вам никто ничего не сделает, максимум, захотят арестовать, я вас вытащу, обещаю.
        - Не понял, а ты куда? - спросил Яхон.
        - Закончу тут и приду, - я поднял руку, - да-да, не нужно вопросов. - Я указал на голову, лежавшую рядом.
        - Да хорош ты, Игорек, а то мы ничего такого не видели и не делали! - бросил Саня. От него, кстати, я такого не ожидал, он у нас известный тихоня и противник всяких войнушек.
        - Как хотите! - я ушел на кромку опушки, за которой простиралось обширное болото, и начал собирать ветки на костер.
        - Я понял, - кивнул Макс, - это правильно, только вонять будет жутко.
        Я насобирал хвороста, парни тоже помогли, а затем развел костерок. Все вокруг молчали, никто не присел на землю, неприятно, а что делать? Когда костерок был уже достаточно большим, в нем заканчивали прогорать довольно толстые сучья, я чуть разгреб середину и положил туда голову убийцы из будущего. Зашипело, волосы всегда горят противно, неважно у тебя или у кого-то еще. Воняло так, что пришлось тряпками лица прикрывать, но никто не ушел. Мы действительно избавились от серьезного врага. Он мог не только нам сломать жизнь, а еще и убить тут кучу народа, да что говорить, он и так убил много, очень много. Все смотрели на происходящее со своими мыслями. Черт его знает, кто о чем думал, может, парни думали, что и меня вот так можно… Хотя о чем я? Никто из них так никогда не сделает, мы же братья!
        Голова горела очень долго, наверное, пару часов. Мы запарились в костёр дрова таскать. Зато на выходе мы получили голый череп, как снаружи, так и внутри. Все. Вот теперь, я думаю, точно все. Одна костяшка вряд ли сможет вновь прирасти к телу и ожить, даже если ее рядом положить. А мы и этого делать не собирались. Размахнувшись как следует, я запустил черепушку далеко в болото, метров на двадцать точно забросил. Раздался тихий хлюп, и болото вновь затянулось тиной.
        - Надеюсь, мы больше такого черта не увидим? - сказал кто-то из парней, а я решил пошутить:
        - Перед тобой аж двое таких…
        И все заржали. Это было хорошо, значит, парни выдержали это испытание.
        - Слушай, Хакер, а больше никто не сможет так сюда проникнуть? - спросил Бурят.
        - Нет. Точно - нет. Говорю же, раз сразу не перешли больше никто, значит, уже было поздно. Установка, скорее всего, уничтожена, программы тем более. Этот ведь свалился на меня спустя сорок минут, а это самое малое время, что может потребоваться. Больше никого не было, мы там в округе долго были.
        - Хорошо, - заключил я. - А что по моей просьбе?
        - Ты насчет бессмертия? - прямо спросил Хакер.
        - Ну да, - кивнул я.
        - Я успел только запустить прогу, она должна была развернуться за час. Если успела, будет нам с тобой счастье, нет - значит, будем кромсать друг друга. Я тоже, Игорь, не собираюсь быть вечно молодым и смотреть, как умрут все вокруг.
        - Вы о чем? - подошли ближе все ребята. Да, я ведь их так и зову, ребятами, а ведь передо мной давно уже не мальчики, мужики.
        - Вы же заметили, что я почти не старею? - спросил я в свою очередь.
        - Есть такое, чего отрицать, - ответил за всех Макс.
        - Так вот, я просил нашего друга, пока он еще был в своем времени, отключить свои «бонусы» у меня. Хотел стать обычным человеком. А он не смог…
        - Да почему не смог? - возмутился Хакер. - Прогу я воткнул, должна была запуститься…
        - Ага, а чего же я прежний до сих пор?
        - А ты не спрашивал, сразу это произойдет или нет! А я не говорил…
        - Ах ты ж, - я сплюнул и рассмеялся. - Ты себя попробовать хотел в роли Терминатора, что ли?
        - И да, и нет, - кажется, даже задумчиво ответил парень. - Я ж не знал, как здесь и что. Хотел набраться знаний, да их и так у меня немало, ну и подстраховаться, на худой конец. Видишь, как вышло-то? А если бы я был обычным? Да еще и ты бы стал таким? Этот хмырь нас порвал бы на куски и не заметил. А так мы живы. Все нормально. Если прога встала как надо, то через год все получится. Сразу не постареем, не волнуйся, - видя, что я хотел что-то спросить, опередил меня Хакер, - просто начнем стареть, как и все, но через год.
        - То есть когда парням станет по полтиннику, нам будет по тридцатке? - уточнил я.
        - Да нет, схитрожопить так не получится. Было бы время все продумать и расписать прогу как надо, я бы сделал, но я торопился. Поэтому мы будем их догонять. И как раз лет через десять-пятнадцать сравняемся в возрасте.
        - Вон как хитро! - изумился Яхон.
        - Ладно, - махнул я рукой. - Убираемся отсюда, - и чуть подумав добавил: - Вообще!
        - Домой?
        О как, за эти годы на чужбине Родина перестала быть парням домом.
        - Да. С контрактами и наши евреи справятся, а я хочу домой. Еще неизвестно, чем мои выступления в Штатах закончатся. Там, может, уже осада Кубы амерами идет, а мы тут!
        - Да ладно, - махнул Макс, - Паша уже все, наверное, разрулил. Своих ухарцев у него много, они там запросто половину флота потопят. Одних пловцов сотня! Представь, какая это сила.
        - Да уж, представляю. Но хочу домой, ребята, очень хочу.
        - Гоняться снова будешь? - спросил Яхон. Он, как и я, был большим любителем гонок, только в роли наблюдателя. Нет, и сам любил погонять, но только на нашей личной трассе и в одиночку. Говорил всегда, что на соревнованиях он бы не выдержал и разбился. Потому как слегка горячий, увидит, что его обходят, и наделает глупостей.
        - А как же! Я все же не закончил тогда! Жаль, тот сезон хорошо шли, титул был бы нашим.
        - Это ты о чем? - вдруг спросил Хакер.
        - Да я тут команду создал, для гонок в классе «Формула-1». Вот и хочу вернуться.
        - Да уж, вот это я попал! - выдавил парень и заржал.
        - Ты чего?
        - Да я и сам люблю их. В моем времени есть они, да только ничего общего с теми гонками, что были во времена создания этих самых гонок, ни в какое сравнение не идут. У нас давно машины на магнитных подушках, ни вибрации тебе, ни заносов! Да-да, я изучал историю развития автоспорта. Кто сейчас самый крутой, Фанхио, кажется? Аргентинец?
        - Маэстро, - с удовольствием кивнул я. Парень-то в теме, - я тебя познакомлю. Вот такой мужик! - я показал большой палец на руке, указывающий вверх. - Меня со всеми моими «бонусами» иногда обходит, да что иногда, часто. Правда, мы последнюю машину такую построили, что там уже я рвал всех. Но эта эпопея в Штатах с моим арестом и попыткой убийства прервала отличный сезон. Да и экономику мы всерьез подорвали. Хоть и старались только Штатам напакостить, но затронуло многие страны. Надо исправлять и заканчивать хаос. А то в Штатах простые люди уже, наверное, голодают. Там большое количество населения занималось игрой на бирже, а мы ее хлопнули. Предприятия-то в Штатах почти все наши. По крайней мере, самые большие и важные. Государство нам столько должно, что если бы однажды расплатилось, мы могли бы просто все отдать в их руки, все наши заводы и фабрики, порты и рестораны, курорты, отели, да все! И жить после этого, ни фига не делая лет пятьсот. То есть я имею в виду, что наши дети и даже далекие правнуки так могут жить. Вот сколько у нас всего. Мы самая большая транснациональная компания в мире. Без
преувеличений.
        - Ни фига у вас размах! И это все за такой срок?
        - А чего ты хотел? Ты ж сам мне «бонусы» подкинул? Плюс, я знал наперед, во что стоит вкладывать, а во что нет. Делов-то. Сначала хотели создать свой небольшой бизнес, в той стране это сделать как нигде просто, но потом пошли проблемы с криминалом. Преступники жирно кушать хотели всегда! Вот и пришлось уничтожать целые кланы и семьи, а, чтобы не наплодить новых бандитов, мы создали свою армию, и она работает на то, чтобы больше никаких мафиозных структур на нашем небосклоне не было. И успешно работает, скажу я тебе.
        - Здорово! - парень просто сиял от всего услышанного. Там, в будущем, он хоть и жил в технологической цивилизации, а здесь для него каменный век, но ему нравится. Еще бы, с такими-то «плюшками». Перед ним открыты все двери, если не захочет остаться с нами, нехай делает то, что ему хочется. Правда, он пока вообще ничего не спрашивал, может, с нами и останется. Так-то он кусочек лакомый, хакер, да еще и с кучей информации в голове. В свете новой информации даже той малой ее части, что он мне внедрил, это и то - бомба. А уж сколько у него самого заготовок в голове…
        К ментам в деревню вернулись под вечер, я долго отмывался, парни-то были почище, это я кровью обляпался с ног до ушей. Следак встретил неласково, оглядел с ног до головы и махнул рукой.
        - Как ты в таком виде поедешь?
        - Доедем до города, парни мне купят что-нибудь. На поезд ведь все равно в Волковыске садиться будем?
        - Да, - кивнул следак, - ладно. Ну, справились, как я погляжу?
        - Да вроде, - пожал я плечами, - иначе бы нас тут не было.
        - Настолько опасный был?
        - Я же тебе объяснил, - вздохнул я, - такой же, как я. Ты ведь наверняка слышал от начальства, зачем меня американцы ищут?
        - Толком ничего. Понял, что ты там чего-то натворил…
        - Президента на меня повесить хотят, - кивнул я, - убийство.
        - А ты не убивал? - усмехнулся мент.
        - Хотел бы, убил бы, - коротко ответил я, - просто мужик старый был, сердечко шалило. Увидел меня, точнее мои способности, и умер. Зараза!
        - А зачем ты ему их демонстрировал?
        - А меня охранник его убить хотел. Не смог, конечно, президент, видимо, все понял и сбежал за край.
        - Так ты его все равно убить хотел?
        - Неважно, дальше что? Выдадут меня?
        - Там терки какие-то, похоже, обменять хотят, но я не в курсе, не моей службы дело.
        - Ясно, ты только поймать должен?
        - Ага.
        - А что же, тебя даже не предупредили о моих возможностях?
        - Сказали, что подготовлен хорошо, но такого я не ожидал.
        Ночь прошла спокойно. Поутру, собравшись, все вместе выехали в город. Нужно было по пути переодеть меня. Я ехал с ментами в машине, а парням дали грузовик с водителем в деревне. Как и предполагал, с одеждой все получилось, только стремная она была, жуть. Отвык, признаюсь, отвык я от такой одежки. В ней только коров пасти, а не в Москву ехать. Сразу заявил ментам, что в этом я только до своей гостиницы, там у меня есть одежда. Вроде договорились. Им тоже не очень нравился мой внешний вид. Мы-то привыкли, блин, к барским замашкам. Туфли кожаные от лучших мастеров, да индивидуального пошива, такая же одежка. Да что говорить, нам на Кубе целое ателье одежду шьет, даже обычную домашнюю. Вот еще одна статья дохода. Я ведь и с обувью постарался, кроссовки, ботинки, берцы, да много чего. Такие вещи должны были появиться лет через двадцать - двадцать пять, а у нас вовсю их выпускают.
        В столицу прибыли на следующий день к вечеру. Уговорив следака дать мне время на приведение себя в порядок, заявился в гостиницу. Так уж вышло, что подставил этого мента. В гостинице был тихий ужас. Куча гэбэшников и ментов. Нас почти сразу окружили и хотели увозить.
        - Так, товарищи дорогие, я собираюсь привести себя в порядок, давайте не будем портить интерьер гостиницы?
        На мою провокационную речь ко мне с двух сторон подбежали дюжие бойцы.
        - Вы идете с нами, прямо сейчас! - безапелляционно заявил представитель «кровавой гэбни», довольно прилично выглядящий мужчина средних лет. Думаю, в звании как минимум полковника. Уж больно хорошо себя держал.
        - Парни, - это я своим, их пока никто не блокировал, - держите выход, мягкий вариант!
        Это означало, что стрельбы не будет, вроде как менты не собираются устраивать здесь Сталинград. Значит, будем вырубать, может, заодно и уйти удастся, не хотелось мне ехать в министерство безопасности.
        Ребята рванули к выходу, по пути укладывая бойцов ГБ и милиционеров, там их немного было, человек пять. Я же принял решение показать ребяткам из Союза небольшое голливудское кино. Куда там Ван Дамму, ха! Я круче.
        За десять секунд я уложил двенадцать человек, да так, что они и понять ничего не смогли. Когда все охали лежа на полу, а кто-то был и вовсе без сознания, мои принялись щелкать наручниками. Упаковали мы всех этих хлопцев просто отлично. Порадовал Хакер. Лёня принял во всей этой битве самое непосредственное участие. Хорошо так принял, видел, как от него разлетались бойцы ГБ.
        - Серега, дуй сюда! - крикнул я Яхону. Тот мгновенно оказался рядом.
        - Ну?
        - Гну! Собирай всех, - я обвел взглядом всю команду, - евреев не забудь и уходим! Бегом.
        Яхон устремился к лифту, Саня с ним. Остальные остались в холле со мной.
        - Командир, как уходить будем? - это Бурят. - Наверняка персонал подмогу вызвал.
        - Конечно, тут, наверное, у каждой горничной офицерское звание. Удивлен, что до сих пор не стреляют! - усмехнулся я.
        - Пойду, проверю соседние помещения.
        - Только очень осторожно, вы - не я!
        - Да всегда об этом помним, - подмигнул Макс.
        Хорошо, что был вечер, Яша с Мойшей были здесь, в гостинице. Хотя, как позже объяснили, их уже три дня не выпускали из нее. Переговоры похерены, ничего с нами заключать Советы не стали. Их желание было только взять меня и выдать пендосам. Яша знал много, кто-то ему дал нужную информацию. В Штатах раскрыли советских разведчиков и пригрозили судом. Что-то там плохого парни сделали, такого, что янки не на шутку взбесились. И раньше брали наших за жопу, как и в Союзе американцев, всегда такое заканчивалось одинаково, обменом. А тут что-то серьезное. Союзу угрожают исключить из ООН, с различными вариациями, вплоть до эмбарго на все, что можно. Вот Советы и решили меня отдать. Как вообще обо мне узнали? Оказывается, у нас где-то утекло. Да-да, в нашей хваленой суперкомпании. Ох, вернусь, устрою Паше и Яхону головомойку. Летели-то инкогнито, как иначе, если в этой стране мы преступники. А тут, не успели толком ничего сделать, как о нас уже всем было известно, да еще и облаву устроили. Ну, с этим дома разберемся, пока вот уходим.
        Выбравшись из гостиницы через задний выход, едва успели до подъезда подкреплений в виде солдат Кремлевского полка и бойцов КГБ с Лубянки. Самое хреновое сейчас было в том, что мы чуть ли не на Красной площади сейчас. Места тут приметные, народу много. Мы уходили настолько осторожно, насколько вообще это было выполнимо. Пришлось старательно забрать в сторону, чтобы не оказаться прямо перед усыпальницей старика Крупского. Блин, да на наши поиски теперь всю армию бросят. Дела! Это в Америке хорошо было, валил бывало всех, а тут нет, нельзя. Это ж мои соотечественники, как я их убивать буду?
        - Как уходить будем, старшой? Самолет отпадает! - бросил Серега, поравнявшись со мной. Мы уже несколько кварталов прошли. В темноте старых московских улочек добрались до набережной.
        - Надо брать какой-нибудь транспорт и на юг. Думаю, так будет проще всего. В Турции у нас есть свои люди, там будет судно, уйдем.
        - До нее еще добраться надо! - выдохнул с грустью Серега.
        - Ты чего, начал сомневаться в собственных возможностях? Ты директор по безопасности или так, погулять вышел?
        - Да я-то свои возможности всегда знал, только на тебе и выезжали…
        - Вспомни, как политруки на фронте вещали? Отставить пораженческие настроения!
        Все, кто услышал, заржали.
        - А если серьезно, нужен транспорт. Нас много, поэтому ищите что-то большое, разбежались! - скомандовал я, и парни тут же бросились выполнять. Мы с Хакером укрылись в одной из многочисленных подворотен. Парень хотел поговорить, мы едва ли не первый раз наедине остались, но разговор, что называется, не пошел. Слишком занят я сейчас, нужно уже во второй раз вытаскивать такую ораву людей из Союза. Первый мы проскочили, но в этот раз власти знают, что от нас ждать, и могут начать тупо стрелять, чтобы не терять своих людей. Правда, как мне казалось, я достаточно внятно объяснил, что убивать не желаю. Примером должно послужить то, что мы до сих пор никого не убили, даже и не калечили особо. Пара сломанных рук и ног, отбитых внутренностей не в счет.
        Первыми из парней вернулись Малой с Саней. Даже удивился, ждал больше Серегу с Бурятом. Парни угнали, ну, или просто позаимствовали старую «Победу». Да, в этой истории они также выпускались. Машина была на вид неухоженная, давно не мытая, с толстым слоем пыли на стекле, она как-то не внушала доверия.
        - Малой, ты где эту рухлядь нашел? Ее, наверное, оставили в покое, чтобы тихо умерла, а ты ее припер! - оговорил я Лешку.
        - Чтоб ты понимал! - важно ответил Леха, даже не подумав обидеться. - Мы ее из такого места дернули, что нескоро хватятся. Знаешь откуда…
        Откуда была машина, узнать не удалось, так как в конце улицы появилась она! Сверкая мытыми и натертыми боками, хромом бамперов, в подворотню вплыла сказка. Яхон всегда был как сорока.
        - Из Кремля, что ли, дернули? - в обалдении произнес Малой. Ответа не последовало, так как наши архаровцы уже выгребались из машины с хохотом.
        - Леха, - крикнул Яхон, - ты опять ведро с болтами добыл?
        - Зато вы, смотрю, музейный экспонат упёрли!
        Все присутствующие заржали. Серега с Максом действительно притащили классную машину. По меркам Союза, конечно. Эту «Волгу» только выпустили, в этом году. Машина была пафосная, в отличие от известной мне машины. Тут автозаводы всего мира ориентировались на Америку, сами понимаете, какие машины были в Штатах. Мои! Вот и эта «Волга» была копией моего «крайслера» образца сорок девятого года. А сам оригинал был своей же копией из моего времени, только вот в том времени его выпускали в восьмидесятых годах. Во как! Черная красавица впечатляла размерами, в длину более пяти метров, интересно, что у нее под капотом.
        - Нормальная тачка, стырили в гараже посольства Франции. Они там на своих ездят, эта стояла в гараже, подарок, небось.
        - Чухнут быстро?
        - Не думаю, сегодня суббота, до понедельника точно будет тихо, да и то, если у них механик свой есть. Они машины во дворе держат, гараж маленький совсем, поэтому, думаю, в него и не заходят.
        То, что машина не эксплуатируется, было заметно хотя бы по внешнему виду. Чистая машина на ноябрьских улицах - это нонсенс.
        - Чего стоим? Пачкайте давайте, а то этот хром за версту видно! - скомандовал я и, открыв багажник «Победы», стал искать какую-нибудь ветошь. Под руку попалось чье-то старое платье, отлично. Намочив его в ближайшей луже, не выжимая, я прошел этой тряпкой по одному из бортов «Волги», пачкая его.
        - Ну ты и изверг! - сплюнул Яхон и выхватил у меня тряпку.
        Так как Хакер был пока еще не совсем в теме, точнее, у него культурный шок, я посадил его с собой и адвокатами в «Волгу», остальные забрались в «Победу».
        - Граждане, попрошу сохранять спокойствие, мы отправляемся! - засмеялся я и тронул тяжелую машину с места. Ого, а в Союзе и моторы, похоже, научились делать. «Волга» пошла очень уверенно, я бы сказал, кобыл двести под капотом точно есть! Уж я как гонщик в этом немного понимаю. «Победа» с парнями не сразу, но все же пристроилась нам в хвост. На посольской машине дипломатические номера, так что, говоря о том, что ее пропажу нескоро обнаружат, Яхон не подумал головой.
        - Гарри, можно не как на гонках, а? - уже через пару улиц попросил Яша. - Я же старый еврей, меня беречь надо…
        - Яш, я могу тебя вообще высадить, думаешь, бегом у тебя лучше получится?
        - Почему бегом? - не понял Робертсон.
        - А как еще ты от милиции и КГБ удирать хочешь? - усмехнулся я в очередной раз. - Держитесь крепко, главное, выскочить из Москвы, потом, на трассе, так болтать не будет.
        То ли нас не просчитали, то ли еще по какой-то причине, но выезды блокированы не были. В самой столице, на улицах менты еще попадались, а вот на окраине было тихо. Но ехать так, как хочется, я все равно не смог. Причина банальна, и это не страх пассажиров. «Победа» парней ехать более ста десяти километров в час отказывалась, ну, или страшно им было. Блин, жалко, мы все в «Волгу» не влезем, точнее, придется друг на дружке сидеть. Может, предложить? Плевать. Пока так едем, а там будем посмотреть.
        Через час примерно выяснилась новая проблема, только сейчас обратил внимание на указатель топлива. В обеих машинах было мало бензина, это при короткой остановке подтвердили мои товарищи. Чтобы не встать посреди леса, это образно, я решил остановиться в первом же населенном пункте с железной дорогой. Трасса была хороша, и спустя какие-то три часа после отъезда из столицы мы оказались в Туле. Ранее не бросили машины по причине темноты, хотелось отъехать подальше от Москвы, вот и пользовались покровом ноябрьской ночи.
        Под утро, бросив машины на окраине, причем даже замаскировав немного, мы устремились к железной дороге. Хорошо, в эти времена нет еще компьютеров и прочей лабуды, быстро о нас сведения не расползутся, но не нужно недооценивать советских сыскарей. Добравшись по шпалам до вокзала, почти не привлекая внимания, мы спокойно купили билеты на ближайший поезд на юг. Это оказался проходящий ленинградский на Харьков. Ждать было долго, а светиться нельзя, наша толпа могла привлечь внимание.
        - Так, партизаны, - завел я беседу, когда мы уединились в кустах рядом с площадью вокзала. - Тема такая…
        Я быстро обрисовал всей компании, что я думаю о нашем внешнем виде и самом факте того, что нас много. Малой был отправлен искать одежду, пошел опять с Саней. Бурят решил понаблюдать за людьми на улице, чтобы придумать правдоподобную версию того, куда мы и кто такие. Сошлись вскоре и решили, что разделимся на три группы. Яша, как и всегда, с Мойшей, два еврея - это сила, шучу, Серега с Максом - группа наблюдения. Малой, я, Саня и Хакер будем вместе. Напрягал только вид одежды наших евреев, бросается в глаза - это как раз о них.
        - Откуда такие красавицы! - деланно восхитился я, обращаясь к трем девахам, стоявшим возле ларька с пирожками. Те засмущались, но заинтересованно смотрели на улыбающихся нас. Девушки шли от касс вокзала, скорее всего, тоже куда-то едут. Вот было бы неплохо для маскировки затесаться в их компанию.
        - Из Харькова вестимо! - одна, на вид самая бойкая, решила пошутить.
        - О как! А чего ж не дома? Вот приеду завтра, все вашим родителям расскажу!
        Девахи были не детьми, но и не старушками, лет по тридцать, наверное, короче, нам самое то. Если б нужно было.
        - Да мы уж сами родители, кто нам запретит? - усмехнулась в ответ та же женщина.
        - Семен! - представился я, протянув руку.
        - Маша! - ответила «бойкая», с легкостью схватив мою кисть и сжав ее в приветствии. А ничего так, крепкая деваха, вон как руку жмет.
        - Домой, девчат?
        - Ага, в Москве были, вот возвращаемся.
        - А здесь-то чего забыли?
        - Да у нас еще подруга была, она местная, в гости зазвала, вот к ней и заезжали.
        - А в столице, небось, на ВДНХ ездили?
        - Нет, нас по работе отправляли. Повышать квалификацию, - заученно и твердо ответила Маша.
        - Может, поедим чего-нибудь более приличного, чем банальные пирожки?
        - Эй-эй, ты чего тут сквернословишь на мои пирожки? - раздался голос из будки. Мы стояли прямо возле открытого окошка, вот старушка-продавец и возмутилась, подслушав нашу беседу.
        - А подслушивать, бабуля, нехорошо! - осклабился я в ее сторону, чем вызвал у той желание спрятать лицо в тени палатки. Как наши советские бабули иногда реагируют на такое нахальство, я знал и ранее.
        - Мы уже взяли пирожков…
        - Ну, давайте и мы возьмем, только есть будем все вместе, скажем, в зале ожидания вокзала? Там, я видел, даже столики есть, и можно купить горячего чая.
        - Мы, ребята, все замужние, - кажется, даже с легким сожалением вздохнула Мария.
        - А разве ж мы вам что-то неприличное предлагаем? Скромный обед в общественном месте, что может быть целомудреннее? Да, Мария, представьте же нам своих спутниц!
        Так мы и познакомились с девчатами Харьковского химкомбината. Более того, воспользовавшись их компанией, мы отвели от себя взгляды редких милиционеров, которые нет-нет да попадались на глаза. А вот адвокатам нашим так не повезло, два раза документы показывали, хорошо еще, что мы заранее озаботились ими. Ведь поездку в Союз нам организовывали парни Сереги. Рассчитывая на то, что придется ездить по Союзу, мы обеспечили себя бумагами на разные случаи. Самое главное, это то, что все прекрасно владели русским языком, хоть и с акцентом, поэтому было неопасно. Особенно евреям как раз, у них один акцент, ха, свой.
        С девчатами мы здорово провели время на вокзале и возле него. Да нет, не то вы подумали, просто погуляли немного, благо дождя не было. Девчата оказались боевые, тоже участвовали в вой не, одна так и вовсе служила на передке. Вот и болтали, вспоминая молодость, даже интересно было.
        До Харькова добрались спокойно, а вот на вокзале чуть не спалились, когда девушки по шли в одну сторону, а мы вдруг решили собраться толпой. Как по заказу, возле нас возникли два сержанта милиции и предложили предъявить документы. Что такая толпа на вокзале может делать? Причем одних мужиков, подозрительно! Еле отбоярились, ссылаясь на то, что приехали по обмену на Днепрогэс. Я немного понимал в работе гидроэлектростанций, еще из прошлой жизни, вот и сыпанул терминами, да так, что у ментов фуражки поднялись. Нас оставили в покое, ну и мы быстренько этим воспользовались.
        - Игорек, - собравшись вновь вместе уже по темноте, нашли местечко, начал разговор Яхон, - как выбираться будем? Опять машины угонять?
        - Ну, не на автобусе же, - удивился я, - но и угонять, наверное, не станем. Надо найти кого-нибудь и нанять, что ли?
        - Гарри…
        - Яша, ты меня еще мистером Смитом тут назови, да погромче! - осклабился я, впрочем, злости в моем голосе не было.
        - Да, конечно, извини, Игорь. Мне кажется, что мы могли бы просто купить машину или две, а потом спокойно ехать. Это в Москве у нас выбора не было, сейчас-то другое дело!
        - Во-первых, уважаемый Яков Соломонович, - усмехнулся я, - здесь вам не Штаты. Машину тут купить просто так нельзя, заехав в автосалон. Причина, кстати, довольно просто, нет их здесь. Есть специальные магазины, осуществляющие продажи. Туда нам путь заказан, с нашими-то липовыми документами и фактом того, что мы, вообще-то, в розыске. Да-да, я думаю, нас уже могли срисовать, но вот не берут пока, по причине, мне не известной. Возможно, выжидают, хотят узнать, что будем делать дальше. А во-вторых, Яша, я, кажется, придумал, как нам всем вместе ехать. За мной! - скомандовал я, и наша толпа быстро направилась к окраинам города. Харьков был огромен, до частного сектора топали больше часа. Зато найдя жилье для ночевки, мы спокойно улеглись спать на сеновале. Ха! Миллионеры и на сене, смешно было. Старушка, у который мы попросились на постой, была тихой, уставшей женщиной, повидавшей в жизни все. Даже слушать не стала, что мы ей плетем, просто на вопрос о ночевке позвала за собой и предложила сенник. Мы легко согласились, благо еще не очень холодно, да и вообще в Харькове заметно теплее, чем в Москве.
        - Зачем, собственно, нам транспорт? - видя непонимание в глазах друзей, поспешил уточнить я. - Ну, авто, транспорт.
        - Сам же говорил, на поезде нельзя…
        - А мы на автобусе, - усмехнулся я. Да знаю, знаю, что не хотел, но лоханулся я, чего говорить.
        - Игорь, я не понимаю! - Яхон начинал злиться, надоело ему уже путешествие.
        - Ребят, ну ошибся я с Кубанью. Мы ведь где сейчас? На Украине! А тут есть такой город, Одесса называется…
        - Ой, блин, а ведь точно. Ты как сказал, что едем в Новороссийск, я и думать не стал, а тут! Ведь в Одессе полно иностранных судов, выберемся! - просветлел лицом Серега.
        - А если как следует поищем, так и вовсе свое найдем, - подмигнул я другу.
        Так и есть. Суда нашей огромной корпорации ходят везде. Не обязательно под флагами США, точнее, уже давно не США. А кубинские суда вообще в Союзе как родные. Кто же знает правду, что они на самом деле не государственные, а частные? Вот и посмотрим, вдруг да и повезет…
        Автобус шел набитый битком. Мы еле-еле успели купить билеты на него. Куда посреди недели едут люди в таком количестве, неизвестно. Это ведь не по городу, за хлебушком, к теще на блины или винца попить с приятелем. Это, блин, через всю республику!
        Мы рассаживались так, чтобы на всякий случай контролировать весь автобус, а не собираться толпой в одном месте. Мне досталось место рядом с девушкой, у которой на руках был маленький ребенок. Нет, вовсе я не страдал от плача, а дите периодически этим занималось, нет. Я даже получил некое душевное удовольствие при виде этого маленького человечка. Своих-то не вижу, так хоть чужими полюбоваться. Правда, уже через два часа пути испытал чувство неловкости. Видимо, подошло время кормежки, и девушка, ничуть не стесняясь, распахнула пальто и, пошуршав одеждой, оголила грудь. Ох! Неловкость заключалась в том, что я как мальчишка уставился и не мог глаз отвести. Хорошо хоть мужа у девахи не было рядом, а то дал бы мне в рог и был бы прав. А грудь была чертовски хороша. Размера третьего, может, чуток больше, сочная, аппетитная, ммм… Да и девушка была вполне стройной и симпатичной. Малыш присосался и с жадностью стал наяривать титьку. Только покрякивал от удовольствия. Очнулся и отвел взгляд я только после тычка Малого. Тот сидел сзади и, увидев картину, мягко ткнул меня в плечо. Позже я не раз наблюдал эту
картину, но уже не так остро реагировал на нее. Вообще, давно всем понятна любовь мужчины к женской груди. Мы ведь ее видим с рождения, вот и, взрослея, мечтаем «присосаться». Шутка.
        С девушкой познакомились, оказалось, муж у нее моряк, в Одессе служит. Когда был в отпуске, почти год назад, женился и умудрился сразу ребеночка заделать, вот деваха и ехала к нему, показать результат, так сказать. По пути, на остановках, мне выпадало счастье подержать кулек с ребенком. Девушка бегала в туалет и просто перекусывала, отдыхая, ну а я спокойно качал малыша.
        - Командир-то, глядите, как расчувствовался! - услышал я на одной из остановок, когда в салоне автобуса только мы и оставались. Все остальные бегали в кусты. Это не наши времена, в двадцать первом веке водилы гонят как ошпаренные, хрен остановят. Тут, вполне нормальные остановки, минут на двадцать каждая. У всех есть время оправиться и размять ноги, автобусы-то не ах какие комфортные.
        - Да ну вас в баню. Домой хочу, задолбался уже бегать по миру.
        - Давно пора, чуть не самый влиятельный человек на планете, а все скачешь козликом! - подытожил Яша Робертсон.
        - Сами вы козлики! - улыбнулся я.
        В Одессу мы прибыли к обеду следующего дня и были сразу огорчены. Точнее, вновь пришлось вспоминать все навыки конспирации. Нас каким-то макаром все же просчитали, а может, вели с самого начала. В порту творилось что-то необыкновенное, ментов кругом - сроду столько не видел.
        - Чего делать будем? - пригорюнились мои партизаны.
        - Ничего, выберемся, - ответил я, - на крайний случай вплавь на корабль доберемся.
        Судно нашей компании мы обнаружили легко. Оно было самым новым и самым большим в порту.
        - Да ты смотри, наше судно вообще в окружении патрульных катеров! - указал мне Яхон.
        - Да и я еще тот пловец! - робко отметил старый адвокат.
        - Тогда будем договариваться. Яша, у тебя было что-нибудь из бумаг, на что обратили внимание наши советские друзья?
        - Еще бы! - воскликнул Яша. - Аж кушать не могли, только бы получить схемы наших радиостанций, а главное, хотели бумаги на транзисторы…
        - Ну, так и дадим им транзисторы! - удивился я легкому решению.
        - Не все так просто, они не хотели платить, предлагали бартер, а чего у них брать-то?
        - Да так отдадим, Яш, жалко, что ли? А вообще, в Союзе есть и золото, и драгоценные камни, они ж всегда в цене, много их не бывает.
        - Как это отдадим? - Еврей тут же встал в стойку. - Это ж новейшие разработки…
        - Яш, новейшие разработки, - сделал я паузу, - перед тобой сидят, в виде живого накопителя информации! - все посмотрели на хакера Леонида.
        - Думаю, то, что вы предложили Советскому Союзу, на порядки уступает тому, что мы сможем сделать уже через пару месяцев, - объяснил наш новичок.
        - Тогда ладно, - легко согласился адвокат. - Как выйдем на контакт?
        - Я и выйду. Вы пока не отсвечивайте, здесь, в частном секторе, найдите жилье, никто вас не тронет, я быстро!
        Я прямой дорогой направился в центр города - искать управление КГБ. Спросить пришлось всего один раз, быстро подсказали дорогу. Люди всегда знают, где сидят те, кто страшнее всего.
        На входе у меня попросили документы, на что я ответил просто:
        - Да на фига они мне, я тот, кого вы тут в городе поймать хотите. Сообщите руководству, что прибыл Зверев, есть предложение. Требуется немедленная встреча с тем, кто может что-то решать. Быстро!
        Молодой, несомненно, офицер смотрел на меня секунд двадцать и, наконец, осознав, что я не шучу, поднял трубку служебного телефона. Проговорил пару фраз, затем повторив их, положил трубку.
        - Сейчас к вам спустятся, подождите, пожалуйста! - О как вежливо.
        Спустились ко мне и вправду очень быстро. Трое, один был старше по возрасту, причем намного. Двое ненавязчиво встали позади, как бы отсекая от дверей, а старший заговорил:
        - Товарищ…
        - Прежде всего, не нужно брать меня в кольцо, не люблю. Если бы не хотел с вами пообщаться, просто бы не пришел, зачем блокировать?
        Двое стоящих сзади напряглись.
        - Пройдемте в кабинет?
        - Пройдемте, - кивнул я и направился за старшим из сотрудников КГБ.
        Два силовика так и следовали сзади. Оказавшись в просторном и светлом кабинете, кстати, таблички на двери не было, кому принадлежал кабинет, не известно, я сразу уселся на стул.
        - Итак, вы - Зверев? Я правильно понял?
        - А то вы уже с фотографией не сравнили? - усмехнулся я. - Да, я Зверев. Есть конкретное предложение для вашего руководства.
        - Простите, молодой человек, а вам не кажется, что вы ведете себя чересчур нагло? Особенно в такой ситуации, где не вам устанавливать правила…
        - А вам не кажется, - в свою очередь повысил голос я, - что не ваше дело, как я себя веду? Я пришел сделать предложение, соедините меня с Москвой, сами вы все равно не решите ничего, просто не знаете того, о чем речь.
        - Да ты издеваешься, что ли? - бывший таким вежливым вначале, старший кагэбэшник вскочил со стула. - Ты дезертир, тебя судить надо! Убийца, вор…
        - Ясно, - кивнул я своим мыслям, - а кто-нибудь более вменяемый у вас тут есть?
        Двое из ларца, все время ожидавшие команды, вдруг резко рванули ко мне. Один схватил левую руку, второй - правую. Хотели завернуть за спину, да только отлетели в сторону.
        - Так, мальчики, вы напрашиваетесь на неприятности? - буркнул я, подходя ближе к старшему. Тот уже лапал ящик стола, наверное, ствол хотел достать.
        - Давай я помогу!
        Легонько подтолкнув стул ногой, при этом владелец стула чуть не рухнул с него на пол, я сам открыл ящик стола и взял двумя пальцами пистолет, который там лежал. Кстати, «браунинг», да ещё и наградной.
        - Я не собираюсь тут с вами дурака валять, домой тороплюсь… Быстро связался с Москвой, слышал меня? - я произнес это таким голосом, что старый гэбист аж головкой затряс. Подействовал мой взгляд, смотреть я умею, когда хочу.
        Из кучи телефонных аппаратов, что стояли на соседнем столе, хозяин кабинета выбрал красный, почему-то я не удивлен. Сняв трубку и что-то быстро в нее проговорив, стал ждать, осторожно поглядывая на меня. Силовиков я не опасался, вырубил их очень серьезно, некогда тут политесы разводить. Спустя минуту гэбист начал проговаривать в трубку то, что я ему сказал, причем повторяя все слово в слово.
        - Вас! - коротко произнес он в мою сторону и протянул трубку. Сделав шаг, я взял сие эбонитовое чудо и прислонил к уху.
        - Алло? - спокойно произнес я.
        - Это заместитель министра внутренних дел СССР. Вы действительно Зверев?
        - Так точно, товарищ замминистра, извините, отсюда не вижу вашего звания.
        - Не важно, - бросил в трубку все тот же расслабленный голос, - что вы хотите предложить, учитывая то, что вас ищут для того, чтобы осудить по закону?
        - Не нужно этого пафоса, то, что было сделано, было сделано на войне, вам должно быть известно, что нас к этому вынудили. Да и искали вы меня не для суда, знаю я уже все. А предложить я хочу вот что…
        - Молодой человек, для вас у нас нет срока давности или каких-то оправдывающих ваши поступки причин…
        - Первое! - я не стал слушать этот бред и просто начал диктовать: - Вы снимаете со всех нас все обвинения. Второе. Даете свободно выехать из страны, тут, в порту, даже судно наше есть, так что это будет просто. В обмен я передаю вам всю документацию по теме связь, замечу, бесплатно! Не нужно кричать в трубку и качать права, - предвидя развитие событий, я опередил замминистра, - просто передайте компетентным людям мое предложение. Эти документы позволят СССР создать лучшую систему связи в мире! Я буду ждать звонка в течение часа, время пошло! - я положил трубку на рычаг и посмотрел на гэбэшника.
        - Что, нельзя так с начальством говорить?
        Тот уже пришел в себя и смотрел на меня спокойно.
        - Ну ты и наглец! - выдохнул он. - По нему стенка плачет, а он еще и торгуется.
        - Я еще не назвал замминистра того, что будет, если условия не примут, хотите их услышать?
        - И что ты сделаешь?
        - Да просто уйду, а Союз останется без хорошей связи, да я еще бы чего подкинул, есть наработки в разных областях. Понимаете, я очень много знаю, много умею. Когда в Москве меня решили арестовать и выдать американцам, они просто этого не знали. Теперь, когда переговорят со спецами, поймут, что такое упускать нельзя, и согласятся. Вашим светилам от науки лет двадцать до этого доходить. Уж поверь мне, служивый, есть вещи поважнее личных обид. А уж денежки считать в СССР всегда умели.
        В действительности прошло всего минут сорок, как раздался звонок волшебного аппарата. Хозяин кабинета снял трубку и, выслушав короткий приказ, тут же протянул ее мне.
        - Слушаю! - бросил я.
        - Мы должны удостовериться, что документы у тебя настоящие, но на это нужно время.
        - Я оставлю часть бумаг владельцу кабинета, в котором нахожусь, и уйду. Сколько вам нужно времени? Только не стоит тянуть, собирая армию для моего захвата. Жертвы ни вам, ни мне не нужны. В этом случае вы просто не получите ничего, а раз наш разговор имеет место быть, значит, вам уже пояснили, что это за бумаги, так?
        - Да, то, что вы предлагаете, нам действительно нужно. Никакой спецоперации не будет, нам действительно нужно время. Сейчас мы говорили с профессором Киевского института, он должен уже вскоре выехать в Одессу. Самолетом не долго, так что, думаю, к утру у нас будет заключение…
        - Я вернусь к десяти, надеюсь, вам хватит времени, - закончил я и вновь положил трубку.
        - Вот видите, - подмигнул я гэбэшнику, - вот бумаги, - достав из принесенной сумки папку, я вытащил несколько листов с текстом и схемами. - Предъявите тому профессору, что приедет вскоре. О дальнейшем будем говорить завтра утром. Да, расписочку чиркните, я порядок знаю…
        Тот быстро накидал несколько слов на листке бумаги и, проставив число и подпись, шлепнул личную печать.
        - До свидания! - так же спокойно сказал я и вышел за дверь.
        Я вышел и из кабинета, и из управления так, словно был тут на службе. Никто более не пытался меня остановить или еще что похлеще. Спокойно прыгнув в трамвай, я поехал в противоположную сторону той, куда мне надо. Парней-то не надо светить, они без «бонусов». По дороге все время отмечал, что не вижу более патрулей. Никак приказ пришел, снимают потихоньку свою облаву. Ну-ну.
        Утром, когда явился в управление, я был немедленно препровожден в знакомый кабинет. Сегодня хозяин кабинета был один, группа поддержки отсутствовала. Спустя несколько минут в кабинет вошел мужичок с бородкой, похожий на товарища Калинина, и начал разговор.
        - Да, бумаги действительно те, что нужно. Я не уполномочен вести с вами переговоры, но…
        - Что?
        - Точно ли у вас находятся все бумаги?
        - С собой? Конечно же нет, - усмехнулся я. - Оставшиеся документы вы получите в районе Босфора…
        Вы бы видели глаза обоих присутствующих. Они аж поперхнулись.
        - Где? - профессор пришел в себя раньше.
        - В проливе Босфор, что не понятно?
        Гэбэшник так и пребывал в ступоре.
        Далее я подробно объяснил им, как я вижу передачу документов. Кагэбэшники должны помочь с погрузкой на судно, принимая во внимание то, что у нас и вещей-то особых нет, проблем это не доставит. Далее профессор едет с нами, ага, до самого пролива. Зачем такие сложности? Ну, мне же надо как-то вывозить парней из той задницы, в какую я их засунул. Штурма не будет. Во-первых, с нами будет этот старикан, а во-вторых, мы всегда сможем уничтожить документы, и тогда спецслужбы сядут в лужу. А им этого не нужно. Тем более что я еще и подарок им сделаю, так и сказал. У Яши готовы несколько лицензий, официально оформленных, дающих право на некоторые изобретения. Я все это передал по телефону москвичам, давая понять, что для них же лучше меня отпустить. Что они выиграют от моего ареста? Да ни фига! Ну, хотели выменять на кого-то из агентов, ничего страшного, найдут как поступить. Казнить хотели, наглядно показать, что в Союзе у власти упыри и звери? Ага, я им так и сказал, прониклись, я думаю. Выгоду от нашего обмена почувствует на себе вся страна, так стоит ли задираться? Просто от таких царских предложений
не отказываются. Ведь Яша в Москве, когда вел переговоры, показывал многое, вот у КГБ глазки-то и горели. Очень уж им хотелось получить такие плюшки, да еще и бесплатно! Все то, что я им передам, стоит миллионы долларов. А нам не жалко, все равно, как только мы осуществим процесс производства разработок будущего, все это будет уже не нужно. В Союзе-то пригодится и это, а вот нам…
        В общем, вы бы отдали патент, допустим, на двигатель к самолету И-16 в обмен на такие же бумаги, но уже на двигатель от СУ-35? Это так, чтобы понять логику и разницу. Вот я и иду на такие шаги. Но все это делается лишь с одной целью: спокойно уехать домой, ведь могло бы быть и по-другому. Просто мне не нужна война с СССР.
        В Турции все прошло более чем спокойно. Мы просто передали бумаги и даже один из образцов, что был у Яши, тому же профессору, получили на руки бумаги о том, что с нас сняты обвинения, и пошли дальше. В смысле корабль пошлепал дальше. Нам с ребятами нужно добраться до Италии, там уже вотчина Мойши, и тот найдет нам транспорт до Кубы. Да что говорить, у нас в Италии даже самолет свой есть.
        Так вот, добрались и передали бумаги спокойно, хотя я и ожидал чего-то вроде «ледоруба», но все вышло хорошо. Прощаясь возле сходен, один из сопровождающих профессора взглянул как-то странно, но ничего не сказал. Да и мы не спрашивали. Наш путь лежал домой, как бы ни странно это звучало, и мы теперь приблизились еще немного, чтобы, наконец, успокоиться.
        Конечно, заверениям от властей СССР о нашей свободе я не верил, но выглядело все более чем прилично.
        Италия встретила нас холодной, но ясной погодой. Да, контраст еще тот. В Союзе было уж очень мрачно, особенно в столице. На Украине, ввиду чуть более теплого климата, уже было лучше, но с Италией не сравнить. Здесь светило солнышко, которого так не хватает жителям Союза. Ну почему СССР располагается на этих широтах? Территории много, а толку нет. Как освоить эту громадину, если более половины земель находится в такой холодрыге?
        В Неаполе, куда зашло судно, мы пробыли недолго. Мойша-Александр развил бурную деятельность, и мы уже через пару часов двигались в направлении Рима. Там нужно кое с кем встретиться, и двинем на северо-восток от столицы бывшей империи. Там, на побережье Адриатического моря, и была база нашей команды, маленький городок Пескара, красивое местечко. Это меня Энцо в свое время сманил, вот я и устроил тут базу. Не пустил, гад такой, к себе во Фьорано, хотя я намекал. Дороги в этом времени еще не были так загружены, но машин хватало. Все же здесь исторически важная артерия. Трасса на Рим.
        Рядом с одной из многочисленных деревушек вблизи побережья, выйдя из машины возле ворот базы и потянувшись, я был мгновенно окружен мальчишками в возрасте десяти-двенадцати лет.
        - Синьор Смит, синьор Смит, это же вы! - именно так утвердительно голосили пацаны. Ну да, меня тут знают. Частенько бываю тут, когда участвую в гонках.
        - Так, что тут за нашествие? - с улыбкой на лице, но делая свой голос строгим, обратился я к мальчуганам. Те сразу попритихли и застыли. - Ну, и чего так кричать? Чего молчите?
        - Синьор Смит, а вы будете гоняться? - спросил один из пацанов, видимо, старший из них.
        - Не сегодня, ребята, устал сильно. Да и проездом здесь. А что, соскучились?
        - Да, да, да! - вновь заголосили мальчишки.
        - Ну так, команда-то работает, чего вы не смотрите? - я слышал шум со стороны автодрома.
        - Нас не пускают, - обиженно произнес тот же старший из парнишек.
        - Кто? - удивился я.
        Еще в прошлом году, когда началось это нашествие тифози, я разрешил управляющему автодромом их пускать. Не без пригляда, конечно, а то наверняка чего-нибудь открутят, но пускать на тренировки. Пусть босоногая молодежь Италии увлекается спортом и забудет фашизм. Стране в войну досталось, Дуче держался до конца, пока его, как и в моей истории, не подвесили вниз головой. Сейчас страна восстанавливалась, но до конца работ еще долго. Кстати, интересный факт! Страна после войны чуть не нищая, но гонки проводят, команды есть, машины выпускают. Видимо, адреналин и красивые машины у них в крови.
        - Синьор Джузеппе! Гоняет нас отсюда, не дает смотреть даже через забор…
        - Я все выясню, даю слово, будут пускать. Но и вы мне должны обещать, что хулиганства не будет!
        - Конечно, синьор Смит, какое хулиганство! Мы наоборот тут помогаем, шпиона вот поймали! - мальчишки тараторят без умолку, пойди, сообрази тут.
        - Какого шпиона? - удивился я.
        - Проклятые лайми прислали сюда соглядатая, а мы его заметили и рассказали синьору Паоло. Тот вызвал жандармерию, и его поймали. У него фотоаппарат был, следил и фотографировал тут. А мы помогли!
        - Ладно, хватит галдеть. Я обещал? - дождавшись кивков, продолжил: - Значит, сдержу обещание.
        Я улыбался. Да, мне наконец стало хорошо, просто я на своей волне. Я только сейчас и понял, как мне надоело все, буквально все, что отвлекает меня от семьи и любимого дела. К черту, вернемся домой - устрою всем сюрприз!
        Мальчишек я провел на трассу, более того, разрешил посидеть в кокпите прошлогодней машины, новые всегда запирают в контейнер, всегда. Выкатил на тесты, погонял - и обратно под замок. Это если не работаешь с машиной прямо сейчас. Мальчуганы были счастливы, много ли им надо? Посидеть, повертеть руль, до педалей не дотягиваются, кресла в машине нет, его вынимают после тренировок. Оставив мальчишек под присмотром одного из механиков, обошел базу, поговорил с персоналом. Мой напарник по гонкам был тут, долго общался с ним. Он и сам неплохой гонщик, но всегда спрашивает совета, после того, как я объяснил ему однажды суть в настройках машины.
        Закончив небольшие дела, мы ведь здесь случайно, проездом, заторопились в аэропорт. Все то время, пока я решал вопросы, а их накопилось много, Мойша занимался вопросами эвакуации. И вот разрешение получено, самолет к вылету почти готов, пока едем, персонал закончит, ну и вылетим, наконец, домой.
        Полет прошел штатно, все было в порядке, «Боинг», как и подобает шикарному лайнеру, перенес нас из точки А в точку В и, приземлившись, был готов и далее выполнять свои обязанности. В аэропорту Гаваны первыми нас встретили военные, причем советские. Помните, я рассказывал, что у нас тесные отношения с флотскими? Вот-вот, оказалось, им сообщили о нашем скором прилете, и командующий встретил меня в здании аэропорта.
        - Здравствуйте, мистер Гарри! - пожал мне руку контр-адмирал. А почему бы и нет? Мы в прекрасных отношениях, помогаем ему с ресурсами, рацион моряков хоть и шире, чем в пехотном батальоне, но все же свежие фрукты и овощи нужны всегда, как и вода. Они нам помогают тем, что просто находятся здесь. Эскадра советского флота возле берегов Кубы удержала янки в нужный момент от неправильных шагов в отношении меня лично и моей компании. Вот и говорю, они нам, мы им.
        - И вам не хворать, Семен Владимирович. Как вы тут?
        - Да что мы? Тут рай, да и только. Всегда бы так служить. А с вашей помощью и мои люди в порядке.
        - Ой, не стоит так преувеличивать. Новости есть?
        - О вас?
        - Семен Владимирович!
        - Только общее. Особисту передан приказ наблюдать, но осторожно. На берегу особо не светиться, да он и не собирался. Вы же знаете моего кап-три Васильева! Чихать он хотел на их приказы! Ему осталось-то, устал человек.
        - Ну, не скажите, все же он на службе…
        - Где начальство, а где мы? Командировка еще на три месяца точно, вот кого пришлют на смену, извини, не знаю. Если честно, морячки у меня немного расслабились тут, пришлось даже легкие учения провести, а то - еще немного и они у меня дезертируют… Женщины, природа, фрукты, соблазнов множество. Это как в Европе в сорок пятом. Я-то на флоте был, но многое слышал. И расстрелы были, и другие меры воспитания зарвавшейся солдатской братии, увидевшей другую жизнь.
        - Ну, вы, конечно, правы, Семен Владимирович. Соблазн тут огромный. Но вы передайте парням, если захотите, конечно, что все, кто после окончания срока службы захочет изменить свою жизнь, могут вернуться сюда. Правда, не все во флот, у нас его все же почти нет, но работа будет всем и каждому. Конечно, после проверок на лояльность. Да вы и сами знаете нашу систему. Кто хочет нормально жить, тот у нас и работает.
        - Предложение отличное, спору нет. Я не вижу причин его не озвучивать. Да только кто же нас выпустит из Союза…
        - А меня кто выпустил?
        - Нелегально? Быть все время на измене и бояться, что за тобой придут?
        - А разве я боюсь? Чем мне угрожает Союз? Что они, разбомбят Кубу? Не смешно, это третья мировая, и они это понимают, все же на самом верху не тупые люди сидят. То, что меня хотят использовать, это так, но я готов к совместной работе и уже дал это понять. Более того, я сам хочу, чтобы моя бывшая Родина развивалась. Если бы не хотел, позволил бы сделать это Штатам.
        - Да, я знаю твою историю, рассказывал. Да и видел я, как у тебя работают и служат, экскурсию не забыл. А как ты сможешь вывезти людей?
        - Ну, у нас есть кому этим заниматься, - многозначительно покрутил головой я, - вы же знаете, что у меня очень много ребят из Союза, после войны они стали не нужны своей Родине, а мне нужны. Я ценю и уважаю преданных и умных людей, а других у меня нет, они сами как-то отсеиваются.
        - Что, и меня пристроил бы? - с хитринкой во взгляде спросил контр-адмирал.
        - А почему нет? - пожал я плечами. - Вы же адекватный человек, грамотный, многое повидавший, я бы вас не пристроил, а предложил вам отличную пенсию. Мне кажется, вы ее вполне заслужили, - все же мужику пятьдесят пять лет в этом году исполнилось, зачем ему дальше работать?
        - Ну, я еще не старый, мог бы и сгодиться на что-нибудь…
        - И обязательно сгодитесь, - кивал я в такт его словам, - о пенсии, это я так, к слову. Если нет привязанности к Родине, ведь для нашего человека это серьезное препятствие, то всегда рад помочь.
        - Я обдумаю это. А морякам я пока ничего говорить не стану. Вот вернемся в Союз, там и поговорим. А то много лишнего могут узнать не те люди, связаться со штабом, доложить, зачем вам… - он поперхнулся, - тебе лишние проблемы?
        - Вот я и говорю, вы - умный человек. Всегда буду рад такому в нашей компании. Можете, кстати, ко мне на яхту, капитаном?
        - Это на твою красотку? Да я бы с радостью! На таких красавицах никогда не ходил. Она же у тебя океанская?
        - Конечно, это изначально был проект эсминца, затем крейсера, а вышла яхта. Просто война кончилась, а начатые корпуса нужно было куда-то пристраивать, так и поступил. Ее здесь, на Кубе, достраивали, а начали в Штатах. Там, - улыбнулся очень многозначительно, - там много чего есть, чего быть вроде бы не должно. А такой капитан, с таким-то опытом службы, на ней будет очень кстати.
        - Вооружение? - удивленно и заинтересованно спросил контр-адмирал.
        - А как же! Еще и какое! Думаете, имея в собственности такую промышленность, как у нас, трудно оборудовать яхту оружием? Скажу не хвастаясь, что при умелом обращении смогу уделать один-два ваших крейсера, легко. А вот, скажем, через год-два я смогу с одиночку, то есть совсем один, уничтожить целую эскадру.
        - Ракеты! - выдохнул Семен Владимирович.
        - Еще и какие! Вы бы знали, какие у нас разработки… Эх, извините, конечно, но пока…
        - Я понимаю, присягу давал другой стране!
        - Да я тоже, только, кроме присяги, есть и еще кое-что в жизни. Да, я дезертир, мне иногда даже стыдно бывает, но так вышло. А если бы действовал только по уставу, только руководствуясь присягой, то я бы еще в сорок первом в окопе сдох, после пятой отбитой атаки.
        - Игорь, я ж не укоряю. Я о том, что пока не в твоей компании, значит, не нужно мне знать твоих секретов.
        - Да это не такой уж и секрет. Точнее, все страны сейчас делают ракеты. Кто-то лучше, кто-то хуже. Но только у меня есть технологии, до которых всем как до Луны. Как вам блок из восьми ракет с дальностью поражения, ну, скажем, километров сто? Или сто пятьдесят? И с точностью как выстрел из винтовки.
        - Ничего себе! Да уж, я теперь понимаю всю шумиху и у нас, и в США. С таким оружием можно стать грозой морей и океанов. Извини, но, на мой взгляд, такого оружия в частных руках быть не должно…
        - Да его и нет, - усмехнулся я, - ни у кого, кроме меня. А я развязывать войны не собираюсь, только оборона.
        - Точно? - старый морской волк смотрел на меня, словно изучая.
        - Обижаете. Знаете о ядерном оружии?
        - Да, конечно!
        - Если надо будет, я и его себе приобрету. Есть, знаете ли, возможность. Только вот надо ли? Штаты я добью экономикой. Жалко, конечно, что страдают простые люди, но потом я помогу им встать с колен. Но угроза Союзу со стороны США исчезла навсегда. Уже сейчас, захоти Америка начать войну против СССР, ничего не выйдет. Вся оборонка у меня, а денег в стране нет. Вот и все! Ну уж, если в Союзе вдруг взвесят все «за» и «против» и решат ударить на опережение, извините, но не поддержу. Хоть США против меня и выступает, но я не дам уничтожать простой народ. Буду пакостить, как только смогу, а могу я многое…
        С контр-адмиралом мы расстались, как и были до этого, друзьями, несмотря на разницу в возрасте. Хороший дядька и умный человек. Нет, я вовсе не собираюсь переманивать народ из Союза на Кубу, но тех, кого знаю, сманиваю. Мне нужны хорошие люди, куда ж без них, особенно после того, как я вообще затеял эту фигню с корпорацией. Кстати о ней…
        - Слышь, Хакер, - позвал я нового члена нашей команды в кабинет директора аэропорта, где до этого вел беседу с моряком, и тут же добавил: - Да и вы все, зайдите!
        - Чего-то случилось? - настороженно спросил Яхон. Ему положено, он глава службы безопасности.
        - Не буду терпеть до дома, там будут другие дела. Слушайте меня, ребятки. Я хочу уйти с поста президента компании, - поднимаю руку, а то у парней уже открылись рты для споров, - я все решил. Наш новый знакомый, Леонид, заменит меня, он больше всех знает, ему сейчас это интересно. Если кто-то мечтал об этой должности, прошу не ругать, но он лучше справится. Да и для вас у меня есть другие предложения. Но о них позже. Хакер, ты как?
        - Да я охренел тут, немного. Я ж вообще не в курсе, что у вас тут и как!
        - Я тебя и не сейчас заставляю работать. Въедешь в тему, а потом работай.
        - Слушай, но как? Ты ж меня совсем не знаешь, и такое место?
        - А ты думаешь, за мной не присматривают? В один миг на место поставят, не посмотрят на твою неуязвимость. Так, Яхон?
        - А чего я? - выставил руки перед собой Серега. Но врать он совсем не умеет, на лице все написано.
        - Думаешь, я не знаю о группе «Н»?
        Все переглянулись. Да-да, никто более об этом не знает, только Яхон и, конечно, Паша. Я его сам и просил эту группу создать. Хоть он и против был.
        - Игорь, это…
        - Да все нормально, дурачок, - усмехнулся я, - это ж моя просьба была.
        - Ну ты, блин, даешь! - только и вымолвил Яхон. А что? Есть группа, которая готова нейтрализовать любого из нас, только дай приказ. А приказ дать могу я, Судоплатов и сам Яхон. Вот такое у меня к ним доверие. Правда, если от Паши поступит такой приказ, то уберут именного его самого, Сереге я все-таки больше доверяю. Да и вообще, сначала проверка будет серьезная. Не так все просто.
        - А рассказал об этом потому, что, как и остальные, все, кто в этой комнате, будут иметь возможность отдать этот приказ. Все, за исключением пока Леонида, - я поглядел тому с глаза. - Теперь ты понял, парень, почему я тебе доверяю?
        - Кажется, да, - кивнул он. - Это, я думаю, правильно.
        - Тем более что и ты однажды станешь как все, если сам захочешь, конечно.
        - Думаю, что ты не пожалеешь, - ответил парень и, обведя всех взглядом, добавил: - Все вы, ребята, не пожалеете.
        А дальше события просто полетели. Едва я оказался дома, в аэропорту всегда есть наши машины, как был окружен такой лаской и заботой, что, наконец, забыл обо всем. Меня встретили как надо, любимая жена, дети. Мы долго обнимались прямо на улице, затем продолжили в доме. Дом у нас большой, просто сказка. К вечеру я предложил уехать в мое укромное место на берегу и забацать шашлычок, как оказалось, мысли такие были не у одного меня. Мы с Оливией даже не успели вынести из дома все необходимое, чтобы погрузить в машину, как на улочке появился сначала огромный джип «Калифорния» Сереги, а затем и всех остальных. Хакера я поручил именно Яхону, тот так и приехал вместе с ним.
        - Я же говорил вам! - заржал Сеня. - А вы: дома он будет, дома, смотрите, уже лыжи навострил! А фиг ты от нас уедешь!
        - Да уж, куда я без вас! - усмехнулся я.
        В лагуне все разместились, используя кто что. Кто-то, как Серега, поставил палатку, кто-то лежал на матрасе. Я, блин, как заправский шеф-повар вновь стоял у мангала. Мяса привезли столько, что я упарился его сначала мариновать, а вот по темноте уже начали жарить. Когда была готова первая партия, появилась еще одна машина. Владельца я не видел уже давно, он постоянно в разъездах, решает все проблемы компании чуть ли не по всему миру.
        - Здравствуй, Паша! - я раскрыл объятия и принял в них старого служаку. В свое время я ему немного помог, когда он сбежал из Союза, и тот платит мне преданностью.
        - Здорово, бродяга! Ну как, все закончил?
        - Да, - уверенно кивнул я. - Дальше на фиг, сами давайте. Замену я себе нашел, ты уж сам там, проверь все как надо, но без лишнего, лады?
        - Обижаешь! Только чего-то он малохольный какой-то?
        - Паш, ну для него же здесь все новое. Куча людей, никого не знает, новая жизнь. А главное, ты не забывай, что он жил на несколько сотен лет вперед! Мы с тобой даже представить себе такое не можем, вот. У парня культурный шок, но придет в себя. Он и в Союзе уже начал думать, а тут, с вашей помощью, все у него получится.
        - Да уж. Как там? - Паша грустно кивнул куда-то неопределенно.
        - Да ты знаешь, нормально. Я, конечно, ожидал всякого, но был удивлен. Старые вояки не закручивают гайки, страна развивается. Но, думаю, нам туда ходу нет.
        - Да я и не собирался. Просто интересно ведь. Одно дело сводки читать, другое посмотреть. А так, нас и здесь неплохо кормят. Я тут вот чего подумал…
        - В отставку хочешь? - улыбнулся я.
        - Ну, правда, Игорь, сколько мне еще козлом скакать? Устаю уже, да и с семьей хочу побыть, я ж не молод уже!
        - Да все я понимаю, Паш. Давай так, - я задумчиво перевернул мясо на мангале, - Серега один потянет?
        - А ему и не надо одному все тянуть. Во-первых, у него есть отличные помощники, я гарантирую. Во-вторых, я тоже таких нашел, и они будут ему помогать. Один не останется. Ты, кстати, зря думаешь, что он не готов. Помнишь, когда я к тебе пришел, ведь очень рисковал тогда и приложил все силы, чтобы прийти. В Союзе, у… - Паша чуть замешкался, - у Хозяина, он бы выслужился очень прилично. Тот любил таких парней. Уж никак не хуже меня бы стал. Пойми, меня учили специально, а он почти до всего дошел сам. Ну, с твоей помощью в виде информации. Нет, он определенно отличный специалист. Ведь ты же многого не знаешь, а он проявил себя не раз!
        - Я, - усмехнулся я, - и не знаю?
        - Именно! Сколько он людей переманил, как работает в Союзе, в Европе! Блин, да что тут говорить. Все на твоих банкиров в Штатах именно он добывал. Его люди, задачи ставить он умеет от и до.
        - Паш, а как ты думаешь, без тебя, Сереги, да и всех моих парней, компания выстоит хотя бы год?
        - Не понял? Ты чего? У нас такой порядок везде, нас уже никогда никто не сломает. Ну, если только спецбоеприпасом…
        - Я не об этом, я скоро хочу с семьей в путешествие уйти, на яхте…
        - На своем авианосце? - засмеялся Судоплатов.
        - Ну да, - неловко улыбнулся я в ответ. - Так вот, давайте все вместе! Сам же видел, на таком корабле места хватит всем.
        - Да там батальон можно разместить, да и то не каждый день встречаться будешь. Вообще не вопрос, но не завтра, хорошо? Мне нужно подготовиться, а это не быстро.
        - Паш, только без перегибов. Батальона охраны на борту мне не нужно!
        - Нет-нет. Только новое вооружение, сам знаешь, какое. Персонала минимум.
        - Ладно уж. Я тут с адмиралом говорил…
        - А, старый морской волк тебя встречал, знаю-знаю.
        - Да. Я предложил ему, да и всем, кто захочет, после службы к нам махнуть.
        - Ну, захотят, пусть едут, кто же против? Морячки у него порядочные, думаешь, я не проверял? Да всех, до самого последнего кока!
        - Паш, как? - удивился я.
        - Да старик сам просил. Он же знает, какими мы методами работаем, да и оборудование у нас есть хорошее. Думал, только, что с Васильевым будут проблемы…
        - Замполит-особист?
        - Да. Так вот, вполне нормальный человек. Устал только в этом походе. Он у него первый такой длительный, ведь они уже давно в море. А так, даже если и он к нам придет, бери!
        - Хорошо, об этом в другой раз и другое время. Давай нажремся, что ли?
        - Это ты-то нажраться решил? - услышал я со спины. Яхон подкрался.
        - Ну, я могу выпить побольше, может, возьмет.
        - Да ведь пробовал! - Серега откровенно смеялся. - Отрубишься, а через минуту как огурец.
        - Ну и ладно, я на мясо налягу. Давайте веселиться уже!
        И мы устроили попойку! Всю ночь гудели на берегу, угомонившись только к семи утра. Вовсю уже светло, а мы спать пошли. На меня тоже накатило, и я, о чудо, захотел спать! Раньше ведь мне просто приходилось заставлять себя спать. Я ведь не устаю. Спасибо, блин, Хакеру. Иногда я вообще не сплю неделями. А тут что-то прихотнулось, и я в объятиях любимой женщины, наверное, впервые с сорок первого года спокойно уснул.
        Утром на меня хотели наброситься, наверное, человек сто. Утром, потому как проснулся аж через сутки. Приперлись даже от президента Кубы, с просьбой явиться во дворец. Обещал заехать, да и Хакера надо вводить в курс дела, пусть начинает работать.
        Приехали и адвокаты, и партнеры из Венесуэлы, Мексики, Панамы. Даже из Штатов. Там, кстати, утихло все. Это мне еще Судоплатов вчера сообщил. Выборы скоро, с меня обвинения официально не сняли, но из розыска убрали. Ну, и на том спасибо, хоть простые люди не будут всуе вспоминать. Со всеми быстро разобрался, часам так к трем дня. Свалить удалось легко, в кабинет, в моем главном офисе в Гаване, заявилась Оливия и жестко послала всех, заявив, что мне нужен отдых. Никто и пикнуть не сумел, быстро распрощались и уехали. А мы отправились в ресторан. Пообедали, сходили прогуляться в парк и вернулись домой.
        - И чего ты в Гавану поперся? Ведь хотел отдыхать? - дома Оливия начала разбор.
        - Так, новенького-то надо вводить с курс дела, - пожал я плечами. - Свет мой, я не могу так все бросить на людей. Все устаканю и тогда буду с тобой и детьми всегда.
        - Всегда! - по лицу супруги промелькнула хмурая тень. - Вот именно - всегда! Гарри, ты не представляешь, как мне тяжело об этом думать…
        - Очень даже представляю, милая. Потому как сам об этом постоянно думаю.
        - Ты не понял!
        - Да все я понял, я ж у тебя понятливый! - улыбнулся я. - Думаю, что скоро все изменится. Не знаю точно, но Хакер, ну, Лёнька, уверяет, что все сработает.
        - Когда? - выпалила Оливия.
        - Думает, что в течение года. Где-то так, - конечно, я думал об этом. Оливия ведь имела в виду мою неуязвимость. - Я не старею, а все вокруг… Да, не хочу жить вечно. А самое хреновое в этом то, что не должны родители хоронить детей. Никогда и ни за что.
        - Дай-то бог, чтобы все получилось! Боже, как я порой боюсь…
        - Ну-ну, родная, не нужно такое говорить, все будет хорошо, я обещаю, поняла?
        - Конечно, - согласно кивнула Оливия.
        Сегодня, тридцатого декабря, Яша принес из Штатов новости, блин, услышав которые, я, наверное, даже побледнел.
        «Это я, когда в землю зарыт был, пророческие видения, что ли, видел?» - подумал я про себя. Дело в том, что мистер Робертсон принес известия о том, что в Штатах народ требует меня в президенты. О как! Я аж дар речи потерял.
        - Не, ну а что такого? - удивился моей реакции адвокат.
        - Я сказал, а ты услышал. На фиг! Мне, ко всей моей веселой житухе, не видя месяцами семью, еще и президентства не хватает, да? Нет, Яша, как хочешь, так и выкручивайся. Можешь просто заявить по CNN, оно ведь наше, что я боюсь за свою жизнь. Точка. Ну или еще что. Когда мне этим заниматься, а? Хотя постой! - вдруг мне в голову пришла охрененная мысль. - Малой! Лешка!
        Мы были в моем доме, приехали опять все, хотели узнать мою реакцию на новости. Вот я и крикнул Малого.
        - Чего? - Лешка подошел.
        Я взглянул на него. Метр семьдесят, может, чуть-чуть больше, в плечах он в последнее время хорошо раздался, этакий компактный богатырь. Улыбка, Голливуд отдыхает, голова варит как надо, молодой еще, он из нас самый молодой, правда, я уже моложе выгляжу.
        - Ты из полиции уволился сам?
        - Ну, мне выслугу все равно поставили, ты же помнишь мои отношения с лейтенантом? Вот. Сделали почетную отставку, все как полагается. Ты чего, меня опять хочешь копом сделать? Старый я уже, в патрульных ходить.
        - Ты «универ» закончил?
        - Ну да, сам же заставил!
        Это правда, я всех заставил учиться, да и сам степень получил, еще и докторскую написал, только не успел защитить.
        - Ты ведь у нас на юридическом был, так? - делая вид, что вспоминаю, продолжал я.
        - Блин, командир, да чего хотел-то?
        - Не хотел, а хочу! - поправил я Лешку. - Хочешь, мы тебя президентом США сделаем?
        - Ч-ч-чего? - аж начал заикаться Малой.
        - Э, ты давай тут заикой не стань, там речь хорошая нужна. Будешь со всякими президентами, генсеками и прочими королями-диктаторами встречаться, отношения выстраивать. Сделаешь, наконец, из этой капиталистической помойки нормальную страну…
        Все вокруг приумолкли.
        - Ты это чего, серьезно? - потом начали наперебой спрашивать все.
        Молчал лишь один человек, и это был не Яша. Судоплатов, с хитрой улыбкой на губах смотрел мне прямо в глаза и кивал. Точно, значит, я все правильно делаю. Решено.
        - Яша, начинай кампанию. Когда там выборы?
        - Так в марте… Гарри, а ты знаешь, я тебя понимаю. И твой выбор одобряю. Алексей, у вас далеко ваши документы… - о, Робертсон оседлал конька. Теперь он остановится только тогда, когда Малой займет кресло в Овальном кабинете. Том самом, где предыдущего президента кондрашка хватила при виде меня.
        - Не, ребят, а вы меня вообще спросили? - Малой, кажется, еще не пришел в себя.
        - Ага, - кивнул я, - и ты согласился.
        - Это когда? - он даже повысил голос. Кстати, это Лешка делает крайне редко.
        - Тогда, - загадочно произнес я, - в сорок первом… - Я еще и покачал головой. - Забыл?
        Лешку прибило. Он молча развернулся и ушел. Все начали гомонить, а я улыбался. Он согласится, или я вообще его не знаю. Он всегда был справедливым, хотел делать добро и наказывать зло, защищать людей. Все это у него будет, когда он станет президентом. Мы-то туда возвращаться не станем, чего нам скакать туда-сюда, здесь уж целый город построен. Но приезжать сможем.
        - Только… - продолжил спокойно адвокат, - я подготовлю тебе речь, нужно снять ролик для телевидения, там ты сам предложишь идеальную кандидатуру на роль президента. Объяснишь, почему именно его, почему не хочешь сам. Не переживай, придумывать тебе ничего не нужно, у меня есть такие спецы! Речь составят такую, не хуже, чем у Сталина про братьев и сестер! Помнишь, как народ завелся? Вот, сделаем не хуже. Будь уверен, - уверял меня старый еврей Робертсон. Господи, сколько ему лет вообще? Он с нами так давно стриптизирует, что уж и не вспомнишь… Шучу!
        - Да, в общем-то, я уверен, - кивнул я.
        Рассказывать о подготовке к президентской гонке для Малого не стану, чего тут говорить, такой аппарат работает, а главное, ведь раньше-то была куча всяких лоббистов в Штатах… А сейчас? Да мы ж убрали их всех, новые представители элиты из различных партий делали лишь первые робкие шаги, чтобы вообще только голову высунуть, а тут мы, такие монстры. Яша развернулся не на шутку. Не удивлюсь, если Малого объявят президентом еще до выборов. Шучу, конечно. Здесь народ другой, они реально верят в то, что имеют какой-то вес. Верят, что это их выбор и прочее. Ага, раз десять - ха! Всегда и везде у власти были и будут только свои. То есть власть передается как по наследству. В Штатах с детства растят людей, которые затем занимают все значимые посты и должности, кстати, жаль, что так не повелось в России. Это полнейшая видимость, их выборы. Все президенты в Штатах чуть ли не ближайшие родственники. Они ходят в одну школу, затем университет, а потом попадают туда, куда им уготовано. Никогда человек с улицы не попадет ни в Белый дом, ни в парламент. Никто не сможет стать более или менее крупным чиновником, все
места давно поделены. Поделены, по сути, еще отцами-основателями. Меняются фамилии, но не содержимое. Всегда одни и те же семьи, как мафия, своего рода. Мы же, порядком выкосив эти семьи, зародили новую. Свою, конечно. Нас, тех, кто сюда приехал первыми и уже прилично размножился, уже много. А если сюда прибавить еще и тех, кто позже приезжал и осел у нас, заслужив наше расположение? Да, кроме нас, тут уже и нет какой-то большой силы. Да и откуда? Ранее политиков двигали на посты кто? Всевозможные фабриканты, владельцы верфей, заводов, газет, пароходов, а теперь? А теперь все это у нас. Мы - главные лоббисты, поэтому, наша власть и будет. Малого сейчас будут крутить по всем каналам на телевидении, наставят кучу рекламных билбордов, раскрутят так, что к весне, к выборам, его будет знать каждая собака. Выиграет, даже не сомневаюсь, за один тур.
        Ну а мы пока начинаем подготовку к круизу. Многое надо подготовить, там и по яхте не все так просто. Корабль серьезный, Серега рогом уперся вместе с Пашей, что должна быть охрана - и все. У меня эта яхта и так спецпроект, такого нет ни у кого, так еще и эти пристали. Новых зениток еще конечно же нет, я имею в виду ракеты, но много чего есть другого. Например, помните, Паша обозвал яхту авианосцем? И это было так, хоть и не в самолетах дело. В корме было помещение, где располагались два вертолета. Один маленький как блоха, для разведки, второй транспортный. Но и не в вертолётах дело. В днище есть две ниши, в которых находятся два батискафа для экстренной эвакуации. Их борта встроены в днище корабля так, что составляют с ним одно целое. Правда, если придется ими воспользоваться, то это конец самому кораблю, но, уж если дойдет до эвакуации, на яхту будет плевать.
        Такую систему предложил один умник, которого Судоплатов нашел в Аргентине. Знаете, какой национальности он был? Ага, нацистской. Ну, то есть немец он был. Сбежал, гад, в сорок четвертом еще. Сначала затихарился, но кушать-то хочется, вот и подал заявку в патентное бюро в Штатах на одно из своих изобретений. А все патенты на оружие и любую технику отслеживались людьми Павла. Вот он его за шкирку и вытащил из теплой Аргентины. Сначала под предлогом сдачи Союзу, тот согласился на нас поработать, а потом… Потом ему понравилось, и дальше все шло уже по любви. Этот хрен разрабатывал в Фатерлянде корабли и подводные лодки, вот и здесь пригодился.
        Эти маленькие батискафы, конечно, не атомные лодки, которые могут месяцами не всплывать, но сутки в нем провести возможно. Причем каждый вместимостью двадцать человек. Вот почему я и настаивал на том, чтобы не брать охрану. Если придется уходить, то в батискафах поместятся только наши тушки. Даже экипаж должен эвакуироваться на простых плавсредствах и вертушках. Сами понимаете, в открытом океане или море сесть на вертолете особо негде, поэтому и были придуманы такие спецсредства. За сутки под водой такие батискафы могут пройти около сотни морских миль, что достаточно, чтобы уйти из-под огня. Если, конечно, эсминцы противника не нападут.
        Короче, я недолго сопротивлялся и разрешил задействовать все, что захотят. Яхон очень обрадовался и сразу объявил, что ракеты на борт он уже распорядился доставить. Эти зенитные ракеты, пока еще не очень надежные в плане точности, но уже опережают все, что есть в других странах, лет на пять. А с помощью Хакера мы вообще скоро уйдем настолько, что хрен нас кто догонит. Уже сейчас ракеты «воздух - воздух» у нас всего пять с половиной метров в длину. Против английской, например, которая намного длиннее. А уж точность нашей выше раза в два. Англы используют радиолокацию, но она у них настолько несовершенна, что ракету пока даже в серию не пустили. У нас все то же самое, но новые будут основаны уже на других принципах. Стопроцентное попадание, практически не зависимое от метеоусловий. А сейчас полным ходом идет разработка теплонаведения, это вообще пока настолько секретный проект, что Паше пришлось вспомнить, как такие проблемы решал Берия. Шарашка не шарашка, но за ответственными людьми ведется пристальное наблюдение. Они пока ограничены во всем, что может привести к утечке данных. Но у Судоплатова
все в порядке. Еще год, может два, - я отказался от слабых первых образцов, - и мы получим отличное оружие против любого самолета на ближайшие десять-пятнадцать лет. Всего лишь в прошлом году наконец нашлись несколько головастых ученых, жаль, что не наших, не из Союза, ну и активно работают. Идею-то своим умникам я дал давно, но вот сделали готовый образец только недавно, а испытали вообще буквально несколько месяцев назад, ее я и отверг, как слабое и неэффективное оружие. Как меня ни проклинали головастики, я был непреклонен, можно сделать лучше, я-то знаю. Ну и главное, наша зенитная ракета сможет сбивать не только самолеты, но и такие же ракеты. За дальностью пока не гонимся особо, около пятидесяти километров пока хватит, зато точность и безотказность требую максимальную. Работа по модернизации продолжается день и ночь, так что уже скоро яхта со мной драгоценным будет очень трудной мишенью для тех, кто захочет ее захватить или уничтожить.
        Подготовка затянулась, да еще и выборы подошли, и Малой стал президентом после первого тура. Конкуренты тихо отс…ли. Лешке настолько понравилась эта идея, что он с головой ушел в работу и попросил разрешения не ходить с нами в круиз. Мы даже обалдели. Как так? Идем всей нашей гопкомпанией, а один из главных людей не хочет! Понятно, что он теперь президент, да еще такой страны, в которой одни проблемы сейчас, но я уговорил его. Объяснив, что президенту нужно делать визиты в другие страны, вот и совместит приятное с полезным. Согласился. Тем более, в Белом доме у него есть помощники, конечно же из нашей компании. Ничего, народ США жил без власти почти год, поживут еще немного, тем более вернется Лешка с кучей подписанных договоров и контрактов. Я позабочусь, уже подготовил несколько тем, в том числе и для Союза.
        Выходили из Гаваны в начале апреля. Наша красавица яхта, ага, ракетный крейсер, блин, окрашенная в серо-синий камуфляж, понравилась всем. Вопросов о белом цвете почему-то даже не возникало. Я предложил камуфляж, все согласились. А он кораблю так пошел, что загляденье просто. До апреля задержались еще и потому, что пришло сообщение от команды Яхона в Союзе. Вышел на связь наш контр-адмирал. Их командировка закончилась, он подал в отставку - и с ним почти шесть сотен моряков и офицеров. Отбирали только тех, кто проявил себя образцовым солдатом, честным и верным человеком. Конечно, все будут вывезены по-тихому, в течение нескольких месяцев. Только адмирала с семьей и близкими товарищами вывезли сразу. Ребята в Союзе справились как надо, все сделали быстро и, самое главное, тихо.
        Вот и задержались, ожидая, когда прибудет Семен Владимирович и несколько офицеров. Хотелось взять их с собой. А что, пусть кораблем командует настоящий адмирал, тем более он наш, русский. А то у меня экипаж, если честно, состоял из латиносов, а они парни все же чересчур горячие и тяжело подвергаются муштре. Только одна проблема стояла, небольшая… Адмирал пока не знал возможностей нашей «шхуны». Их вообще знает только один человек, я имею в виду все системы в целом. Да-да, это я. Ну, ладно-ладно, временный экипаж тоже немного в курсе. Испытания-то кораблик проходил. Но стрельбы проводили только оружейники, а это немного другие люди.
        Контр-адмирал удивил еще больше, когда притащил с собой в Гавану двадцать человек экипажа со своего бывшего корабля. Тут и старпом был, и механики с рулевыми, да и просто матросы, но отлично подготовленные. Пришлось перекроить экипаж, что я отдал на откуп адмиралу. Проверку у Паши и Яхона прошли все, лояльность была стопроцентной. Ну, я же говорил, что авантюрная жилка и тяга к хорошему почти всегда перевесит преданность Родине. А уж какие мореманы авантюристы, да и просто находчивые люди, думаю, рассказывать не нужно. Скажете, раз Родину предали, то и меня предадут? Я так не думал, люди свою Родину не предавали, просто у них там не было таких перспектив, как тут… Тут они жизнь увидят. Я им ее покажу!
        Отправлялись уже ближе к концу месяца. Малой - как президент США - запланировал себе встречи с несколькими главами европейских стран, а также государств Латинской Америки. Путешествовать мы будем долго, хотим объехать множество стран. Тут ведь еще и экономическая составляющая присутствует. Где сможем, а главное, где увидим перспективу, будем заключать контракты и договоры. Не зря же со мной два верных еврея-юриста.
        Яхта была великолепна и огромна! Кают хватало всем, а ведь нас было очень много. Не брали только родных, то есть, например, матерей моих друзей. У них у всех своя жизнь давно наладилась, свои интересы. Так что только мы, молодые, да несколько старичков из самых близких друзей.
        Первой на очереди для посещения была близкая нам Бразилия. Близкая, потому как от Кубы совсем недалеко. Серега вместе с Судоплатовым охрану выстроили так, чтобы, как я и просил, не бросалась в глаза. То есть все на своих местах, и никто из вояк не пугает своими мускулами наших женщин и детей. Яхта вообще была не этаким военным судном, в котором матросы как сельди в бочке, упрятанные где-то глубоко в чреве. Нет, все помещения для службы и вахты были в огромных застекленных бронестеклом отсеках. Но в то же время экипаж в глаза не бросается.
        Как уже упоминал, система обороны такова, что наш кораблик в одиночку сможет пободаться с парой крейсеров. А если задействовать вертолеты и ракеты… Да уж, чего-то мы, как мне кажется, перемудрили. Надо было взять малую яхту, есть у нас и такие, метров двадцать в длину, вполне бы уместились. Но завыделывались мои охранники. Паша с Яхоном были непреклонны, охрана должна быть и точка. А уж раз размещать охрану, то для этого нужно большое судно, вот и взяли мою красавицу. Да-да, у этой яхты только проект был военный, выглядит она все же как яхта. Ведь никто же не знает, что борта тут легкой броней защищены, так, на всякий случай. Ход у машин великолепный, тридцать четыре узла выдают на максималке. Опытный флотский офицер, конечно, заподозрит в странной конструкции что-то угрожающее, но что именно, будет сюрпризом для того, кто решит напасть. Впереди, перед башней надстройки, была странная на вид конструкция. Куб, как еще назвать, не придумал. Но это был именно куб. На случай боя сверху откидываются бронестворки, и мы видим… Да-да, пусковая установка на четыре ракеты. Не «Шквал» пока, но даже авианосцу
или линкору хватит одного залпа, чтобы затонуть. А уж если перезарядить… Трюм с ракетами находится прямо перед кубом, стрела погрузчика позволит сделать это очень быстро, считанные минуты - и тогда повторный залп. Кроме этого, есть и пара хороших орудий, что также спрятаны в корпусе судна, все легко поднимается на приводах с помощью электролебедок. На случай аварии по электрочасти можно и вручную, но тогда это будет дольше. Вертолеты, конечно, пока совсем не такие, к каким я привык в будущем. Но что поделать, только начинаем их продвигать. Но они тоже неплохая поддержка с воздуха во время боя или десанта. Ну и стрелковое оружие никто не отменял, здесь, на яхте, его очень много.
        Благодаря тому, что формально наше путешествие носило официальный характер, нас никто не имеет права досматривать. А если серьезно… Когда новый президент Америки объявил о своей поездке, командующий флотом США встал в позу. Ну нельзя лицу номер один путешествовать без эскорта. Как мы ни брыкались, но Малой заявил четко:
        - Или так, или без меня! Ты сам меня заставил влезть в это дело. Теперь расхлебывай!
        - Уговорил, черт главнокомандующий…
        Вообще, когда Малой осознал, кем ему предстоит стать, он обалдел всерьез. У нас тогда вышел смешной разговор. Лешка после недолгих раздумий выдал:
        - Так я чего теперь, как Сталин буду?
        - Ну да, - пожал я плечами. - А что?
        - Игорь, ты себе как это представляешь? Где Сталин, хоть и нет его уже, и где какой-то бывший красноармеец…
        - А товарищ Сталин что, сразу генсеком родился? Он тоже когда-то маленьким был, учился, работал, делал революцию… Мы, в принципе, ведь сделали то же самое, только в Америке. Теперь наш черед творить историю. Ты скоро станешь президентом США, а это равно руководителю любой страны. Осознай это уже и входи в роль. Читай, изучай, работы у тебя теперь выше крыши. Когда выборы пройдут, дальше мы поможем, но ты и сам должен быть очень подкованным. Ясно?
        Лешка тогда несколько ошалел, но принялся всерьез за изучение всего и вся. В первую очередь, учил историю США, благо библиотека в Белом доме была шикарная, затем принялся за законодательство, в этом ему было проще, он же бывший американский полицейский. Яша помогал ему, словно сыну, находил нужных людей в помощники, сам неотлучно был с ним, и Лешка изменился до неузнаваемости. Отличный костюм, манеры. Мягкую кошачью походку, которой он привык ходить по фрицевским тылам, сломали ему сразу. Теперь, вышагивая важно, он отлично смотрелся на телевидении. Правда, мы смеялись украдкой, ведь мы-то знали, кто он и откуда. Партизан из лесов Белоруссии стал президентом США! Кому рассказать…
        Так как Судоплатов давно вел всех и вся в элите США, на каждого имея досье, нам легко было найти тех людей, которые действительно болеют за Америку, а не пытаются хапнуть побольше. Да и как хапнуть, лавочку под названием ВПК мы под себя подмяли, следовательно, самые заинтересованные в контрактах снова мы. Так что, клепая на наших заводах оружие, самолеты, танки, поезда и корабли, мы поднимали уровень экономики Соединенных Штатов. Ну и становились только богаче. Денег и так хватало, поэтому прибыли были урезаны в разы и все свободные средства шли на развитие. Закладывались новые фабрики и заводы, строилось жилье, в общем, Америка вскоре вновь станет той Америкой, которую все знали. За исключением одного: мы не станем где попало строить базы, опутывать весь мир своими сетями. Скоро Лешка как президент Штатов начнет переговоры с Союзом. Тема одна: каждый делает что хочет, но в своих границах. Будут совместные интересы, будем договариваться и работать. Тем более, нам всегда будет, что предложить Советам. Попутно я поставил задачу своим экономистам разработать сценарий помощи и развития жителям
африканского континента. Не будем мы, как в моей истории, накачивать Африку оружием и смотреть, как там друг друга убивают. Нужно строить там города, а в них, соответственно, инфраструктуру. Школы, больницы, да все! Нужно выводить людей из каменного века. Была, конечно, одна мыслишка, что те расплодятся еще больше, но решили об этом думать позже. Пока же нужно заинтересовать местных, жить и работать у себя на родине, земли-то там хватает. Вот и пусть кормят себя сами, а мы всем миром будем помогать.
        Бразилия встретила нас вполне приветливо. Там давно о нас знали и даже вели некоторые дела с компанией. Объехали несколько крупных городов, устроили переговоры с правительством. То есть Лешка как бы нанес официальный визит. Много было подписано документов. Договоры о сотрудничестве, наше главное условие - помощь в борьбе с наркотрафиком. Пусть тоже борются. Кстати, в борьбе с наркотой, на удивление, в лидерах оказалась… Венесуэла! Там настолько серьезно отнеслись к нашим предложениям, что только просили оружие и боеприпасы. Мы давали. С этой страной вообще повезло. Нефть разрабатываем вместе, причем львиная часть доходов идет в казну именно Боливарской республики.
        В Бразилии на ура приняли идею развития спорта. Как автомобильного, так и прочего. Будем устраивать совместные турниры, строить инфраструктуру, в общем, по полной программе. Нечто вроде национальных игр Америки. Участников уже собирается много, ведь те страны, что в моем времени были нищими благодаря капиталистам из Штатов, сейчас вполне себе развивающиеся страны. Спорт принесет главное в эту страну, как, впрочем, и во многие другие. Работу, занятость населения и порядок.
        Вообще, мы, кажется, переросли в нечто большее, чем просто компания или корпорация. Если никто с катушек не съедет, в смысле какая-нибудь страна, то мир изменится так, что я даже пока представить не могу насколько. Конечно, есть риск перенаселения, а отсюда вытекает потребность в пище. Но, надеюсь, что совместными усилиями всех развитых стран мы эту проблему решим.
        Из Бразилии мы пошли не в Атлантику, а, обогнув мыс Горн, направились на север, решив посетить и Аргентину. Вообще, была мысль об Австралии, но власти Великобритании прислали официальную ноту протеста. Я как-то упустил это, поправлюсь: королевство вдруг заявило о потерянных инвестициях, которые были вложены в экономику США. После предложения в ультимативной форме нам покрыть все убытки были посланы. Бритты встали в позу, заявив, что отныне рынки Европы для Штатов закрыты. Ой ли? Несколько звонков, и крупнейшие страны Старого Света выстроились в очередь с просьбами открыть заводы и, вообще, помочь всем, чем можно. Мы послали своих людей изучить спрос и разработать концепцию.
        Аргентина порадовала. Тут не было и намека на то, чтобы как-то противиться нашей мягкой экспансии. Просто примеры Панамы, Кубы, Венесуэлы и Мексики перед глазами. Страны-то скоро процветать начнут. Вновь были тонны различных документов-договоров, часы переговоров, и счастливые представители правительства закатывали банкеты. Что-то даже уставать стали. В этих странах принято шумно, пышно и торжественно гулять, вот и умаялись мы немного.
        Дальше предстоял длинный переход к таким странам, как Малайзия, правда, она сейчас еще зависит от Британии. Сингапур, который надо скорее присоединить к Малайе, Япония и Китай, конечно. Но тут-то, на этом длиннющем и долгом переходе, когда вокруг на тысячи морских миль никого не было, нас и встретило то, для чего мы так готовились. Точнее, готовились мои «безопасники». Океан был удивительно спокоен, казалось, что это озеро. Я хоть и не так часто его видел, но знаю, с чем сравнивать. Солнце стояло высоко, время шло к обеду. Когда радист передал информацию о «белом шуме», все напряглись. Все же лайми не могли смириться с поражением в экономике, а она у них реально падала в пропасть, и сделали жест отчаяния. По нашей же просьбе, эскорт в виде двух крейсеров военно-морского флота США, а также нескольких эсминцев, шли позади милях в ста. Это было наше условие, не хотелось походить на конвой, который идет завоевывать новые страны. Видимо, разведка наглов узнала об этом, ну и те решили просто нас утопить. Все, конечно, были в шоке от их наглости, кроме меня и парней, я же им рассказывал, как ведет себя
владычица морей в моем времени.
        Когда враги встали полукругом на дистанции выстрела из орудий, последовал приказ флажками застопорить машины и приготовиться принять досмотровую команду. Они прекрасно все понимали, точнее, для этого и проводилась такая акция. Думали, наверное, что мы начнем орать по радио, что они не имеют права и прочее, намереваясь просто нас атаковать, но мы поступили по-другому. Расстояние было, конечно, не в нашу пользу, орудия наглов наверняка достанут, но я надеялся, что не с первого же выстрела.
        Куб развернулся, раскрылся как цветочный бутон, являя перед нами новейшее творение оружейников. Ракеты были прекрасны своей хищной грацией. Да, блин, они были красивы! Жаль, конечно, что пока еще техника не тянет наши хотелки и таких установок, которые позволяли бы стрелять по принципу «выстрелил и забыл», у нас нет. Но мы будем очень стараться утопить наглов и теми средствами, что имеем.
        Ответив отрицательно на ультиматум, стали ждать реакции, одновременно готовя оружие. Ракеты были нацелены, первой мишенью будет небольшой эсминец, это для наглядности наших намерений. Реакция наступила через четверть часа. Стоявший чуть дальше всех огромный фрегат, а может, и линкор, я пока не понимал, довольно быстро повернулся к нам бортом и, замерев на пару минут, нанес удар. Орудия огромного калибра выбросили в небо таких поросят, что кое-кому у нас даже страшно стало. Люди давно внизу, укрыты в бронированных отсеках. Наверху только военные и мы. Первый залп у наглов был как всегда предупредительным, ну и пристрелочным. Снаряды легли с легким, крайне малым недолетом. Всплески вставали такие, что казалось, в небе включили водопад.
        - Ждем второго, должен быть перелет, но… При залпе полный ход, мало ли зацепят. Сразу после приводнения их снарядов наш ответ, как поняли?
        Мне ответили утвердительно.
        - И вновь сразу полный ход, задом!
        Наш адмирал посмотрел на меня, но не отговорил.
        - Игорь, готовить лодки? - это Яхон.
        - Именно, давайте с кормы, скрытно. После нашего залпа нам необходимо перезарядить установку. Пустим дым, он нас скроет. Когда хорошенько затянет, лево на борт и полный ход. Мы должны сменить позицию и разорвать дистанцию. Ход у нас выше, тем более они стоят. Ракеты летят дальше, с точностью проблем быть не должно, нам необходимо большее расстояние. Все поняли?
        Можно было бы и не говорить, то подразделение, которое мы с собой взяли, было самым лучшим на воде. Есть еще и спецы, но те пока укрылись, на них охрана семей.
        Второй залп был страшным. Англичане выпустили более десятка снарядов, и пара из них даже чуть не задела нас, палубу хорошо так намочило. Как я и предполагал, был перелет, теперь они смогут попасть уже наверняка. Для пристрелки обычно не используют много снарядов, но тут, видимо, захотели напугать.
        Командовать не пришлось, здесь профессионалы. Четыре новейшие ракеты сорвались с направляющих одна за другой и устремились к цели. В последнюю минуту я все же передумал и дал приказ «ловить в прицел» именно тот мощный корабль, который и открыл по нам огонь. Можно было бы, конечно, и по разным целям ударить, но я хотел утопить этого говнюка наверняка. Повторюсь, ракеты пока еще не совсем то, что я бы хотел. Но чуть позже оказалось, что я был неправ.
        Дымы скрыли нас очень хорошо. Завеса встала как надо, ветер бил нам в правую скулу, дым сносило влево, вот и мы повернули туда же. Кстати, англичане ведь наивно полагали, что лишили нас связи… Идиоты, у нас оборудование шифрования на других принципах давно, хрен ты нас заглушишь. А вот мы… Мы установили такую «тишину» в эфире, что бритты сейчас даже не смогут между собой говорить, не то что связаться с кем-то далеким.
        Спустя десять долгих минут мы вынырнули из дыма левее противника и тем застали его врасплох. Пока хозяева морей пытались разорвать строй и развернуться, мы успели перезарядить установку. На этот раз стрелять будем по одной ракете на цель. Дело в том, что того большого корабля, который был нашей первой целью, уже не было на воде.
        - Вот это мощь! - тихо, кажется, ошеломленно проговорил повидавший многое адмирал.
        - Есть такое. А скоро они станут еще лучше, - скромно заявил я.
        - Куда уж лучше?! Вон как, раз - и нет! - адмирал был в восторге.
        - Пытаются связаться с нами! - внезапно подал голос радист.
        - К черту, шутки кончились. Они посмели атаковать корабль президента союзного государства. А еще наших близких, не отвечать! Огонь по готовности, сразу, как возьмете цели, - это я уже артиллеристам.
        Следующие четыре ракеты сорвались с установки, с разницей в пять секунд. Каждая идет на свою цель, наведение по радиосигналу. У этих морских волков, именно так, с маленькой буквы, радар фонит так, что ракету можно даже в другую сторону запустить, все равно попадет. Причем каждая наводится индивидуально на «свой» корабль.
        Несколько долгих секунд спустя англичанам стало уже не до нападения. Они попросту начали разворачиваться. Хотя, надо отдать должное, смелые у них все же есть. Те корабли, что получили фатальные повреждения, даже попытались ударить перед тем, как пойти на дно. Несколько их тяжелых снарядов лопнули недалеко от нашей яхты. Нас даже покачало волной.
        - Эй, идиоты, - крикнул я в эфир, - раненых-то не будете спасать?
        Нет, им было плевать. А нам - тем более. Связавшись с нашим эскортом, сообщили о бое, приказали следовать в квадрат, где нас еще и нет. Незачем американским матросикам видеть то, что сейчас творится в воде. Вот утопнут суда, тогда да, но помогать выжившим не хотелось.
        Ракет у нас оставалось еще на два залпа, а дальше все - «абзац», я бы сказал. Так что нужно будет дальше идти с конвоем. Мало ли чего. Конечно, мне очень хотелось добить тех, кто сейчас пытается удрать. А впрочем, кто это мне помешает такое провернуть?
        - Полный ход, разобрать цели, три судна - четыре ракеты. Крейсер можно двумя угостить, чтоб возни меньше было.
        Мне не нужно даже думать о том, с кем я говорю. Все всегда выполняют то, что я приказываю. Адмирал вроде бы сначала нахмурился, но потом, видимо, осознав, что я прав, кивнул своим же мыслям.
        Гнаться нам за лайми было не обязательно, ракеты достают далеко. Противник пытается активно маневрировать, но только скидывает скорость и помогает нам в прицеливании. Сигнал их радара ведь не маневрирует, вот и ракета идет точно на цель.
        Все же наш эскорт заметил эту возню и почти подошел вплотную. Мне очень не хотелось снимать с погибающих кораблей врага, выживших, но ребята думали по-другому.
        - Есть отметка на локаторе, небольшая, дистанция десять миль… - прокричал акустик.
        - Макс, у тебя снайпер есть?
        - Смеешься? - ухмыльнулся Бурят.
        - Нет, - просто пожал я плечами. - Ты не идешь!
        - Понял, да, есть, - Макс развернулся и исчез с мостика.
        - Что ты задумал? - спросил Судоплатов.
        - Это дирижер, надо его захватить, Яша позже раздует процесс, и бритты у нас попляшут.
        - Опять поедешь «чистить»? - с неудовольствием заметил Паша.
        - Нет. Хватит, - твердо сказал я.
        - И то ладно. Я поднимаю команду?
        - Конечно, вертолет их быстро достанет. Снайпер нужен на всякий случай, вдруг попытаются сбить вертушку.
        Команда была поднята мгновенно. Вертушку достали из трюма стрелой и приготовили к полету за двадцать минут. Мной был отдан простой приказ: захватить кого-то из командования этой группой кораблей, судно - на дно. Спустя несколько минут после готовности вертолета я передумал и приказал достать второй. Мало ли, подстраховка для парней-штурмовиков. Вся группировка, что предназначалась для атаки нашего судна, почти затонула. В воде было много как живых, так и мертвых. Ладно уж, раз решили провести показательный суд, тогда их возьмем как свидетелей, на обвиняемых они не тянут. Приказал охранному конвою подбирать выживших и обеспечить их сушку, может, еще и раненые есть. Правда, чего-то я разошелся. Привык бандитов мочить, а тут ведь простые матросики, у них приказ, думаю, они даже не подозревают, на кого и напали-то, хотя флаги-то видно. Наш эскорт начал маневры вокруг нас, спускали шлюпки, собирали из воды матросов противника. С вертолетов докладывают о бое, по ним ударили из зенитных автоматов. Это хорошо, что еще на этом судне у наглов ракет нет, а то бы спустили нас с небес на землю.
        - Паша, передай ребятам, пусть мочат там всех подряд, не церемонятся. Они мне дороже. Всех, кто оказывает сопротивление, уничтожить!
        - Справятся, опытные, - ответил на это спокойный Судоплатов.
        Он прав, в Мексиканском заливе у нас часто бывали стычки с янкесами, команда у нас и правда опытная. Янки активно пытались в свое время атаковать нефтяные платформы, а мы защищались.
        - Кто вы? - задал я первый вопрос доставленному с британского судна человеку. Это был один из шестерых, кого удалось захватить, остальные полегли. Сопротивление оказали очень серьезное, там у бриттов как бы не спецназ был. Положили восьмерых наших бойцов и даже повредили один из вертолетов. Его сейчас пытаются заштопать, еле вернулся. Теперь надежды на него нет.
        Англичане были ужасно спесивы и всячески демонстрировали свое презрение к нам.
        - Мне повторить вопрос?
        - Да хоть сто раз, думаешь, я буду отвечать? - через губу ответил этот хмырь. Он был не похож на офицера Королевского флота. Форма, как на корове седло, выправки морской не проглядывается. Сто процентов, сухопутная крыса из какого-нибудь МИ-5 или что-то вроде.
        - Думаю… - я на секунду сделал вид, что задумался, - думаю, да. Сень!
        - Понял! - тут же подскочил Яхон. Мой помощник достал рацию и бросил несколько слов. Через несколько секунд явились двое из ларца, почти одинаковых с лица, и увели британца. - Игорь, по полной?
        - Как обычно, - кивнул я.
        Еще через час мы знали все, что знал сам британец. Точно, офицер разведки его величества. Как я и думал, рулил всей этой операцией лично премьер-министр Великобритании. Возможно, что королева вообще не в курсе. Все как обычно упиралось в бабки. Наглы здорово «просели» экономически, на фоне кризиса в Штатах, который мы устроили. Плюс, наши люди во многих странах накачивают население на провозглашение независимости. Ну, мы ж Америка, в своем духе выступаем. Только вот менять английскую корону на свою демократию не станем, пусть люди сами живут как хотят. Будем лишь помогать.
        Премьер Великобритании объявил неофициальную войну нашей компании и, узнав о нашем турне, решил воспользоваться этой возможностью. Конечно, объявлять войну Британии мы не станем, хотя как государство, благодаря тому, что Малой стал президентом США, мы это вполне можем. Но процесс раздуем такой, что мало не покажется никому. Разденем империю так, что по миру пойдет. Это мне Яша заявил. Строптивого, но ставшего очень покладистым офицера разведки мы «убрали». Там от него немного и оставалось. А нечего было так себя вести. Сдал бы всех спокойно и ушел бы в каюту к друзьям, ожидать тюрьмы. Так нет, решил погеройствовать. Вот и прожил так мало.
        - Что теперь? - спросили у меня все присутствующие, когда мы собрались в каюте.
        - Ничего, - пожал я плечами, - продолжаем отдыхать и работать, конечно.
        - Ракет больше нет, - усмехнулся Яхон.
        - Думаешь, всерьез кто-то еще захочет? Кроме лайми, дураков нет, я думаю. Этим вломили, полезут еще, будем смотреть по месту. Если б не было ракет, поступили бы проще, пустили на борт, а там как всегда…
        - Вырезали бы под ноль! - вновь подал голос Серега.
        - Как-то так, - согласился я.
        Маршрут мы не прерывали, пошли к Сингапуру. Там сейчас, конечно, дыра дырой, но у нас есть планы экономического характера. Почему бы нам уже сейчас не начать строительство крупнейшего порта и перерабатывающего завода для нефтепродуктов? Вся малайская нефть наша, «благодаря» американцам и бриттам, которых мы «обули». Добыча каучука и олова, рыба в промышленных масштабах. Вот и начнем экономическое чудо в этой маленькой стране.
        После такого инцидента, что произошел между нами и англичанами, наш конвой более нас не отпускал. Более того, теперь шли в ордере. В таком положении нас, наверное, даже подводная лодка торпедами не возьмет. Но флотские все равно не расслаблялись. Адмирал меня пожурил, конечно, сказав, что не ожидал от нашей «яхты» такой мощи, я должен был его предупредить. Я успокоил старика, сказав, что сейчас он не на службе, пусть отдыхает и привыкает, ежели хочет далее служить на этой «яхте». Мужик ведь, можно сказать, на пенсии, да и пристраивать его в ВМФ США я не собирался. Да и сам он не пойдет. Столько лет оттрубил в Союзе, а теперь на бывшего врага пахать? Ну уж нет.
        В Сингапуре пробыли почти три дня. Да и то я торопил. Здесь вынужденно остался наш Мойша. Саша должен уладить все с договорами на финансирование строительства огромного порта-терминала по переработке нефти. Позже, когда начнут работать с нефтепродуктами, отсюда они пойдут во все концы планеты Земля. Мойша-Александр догонит нас в Японии, в которой мы собирались задержаться. Есть идеи по поводу автомобилестроения и электроники, нужно пообщаться.
        В Китай заходить не стали. Уже в ста милях от берега нас встретили военные корабли и, пообщавшись с командиром нашей охраны, попросили покинуть их воды. Возражать им не стали, а просто повернули и пошли к Стране восходящего солнца.
        Япы меня «убили». Страна, несколько лет назад почти уничтоженная постоянными бомбардировками, ее чуть не в каменный век вогнали, а тут они уже почти все отстроили. Это, наверное, на них так бомба повлияла. Не удивлюсь, если они так же, как и в моей истории, уже развивают электронику. Хотя ведь им тогда вроде янки и помогли? Не помню, да и не важно. Акции крупнейших компаний все равно у нас. Мы их отжали вместе с американскими, когда «чистили» пиндосовских воротил. Вообще, я вроде не говорил ранее, но это действительно так. У нас огромное множество компаний по всему свету. Банки, заводы, добывающая промышленность. Мы - это самая огромная империя на всем шарике. Потому как нам удалось сделать главное: объединить то, что было в разных руках, в одни. Ранее это принадлежало горстке вершителей судеб, которые выжимали все соки из людей и государств, а теперь наша компания развивает технологии, создает рабочие места, строит жилье, больницы, школы, да все, что угодно, а главное, по всему миру. Ну, за исключением пока двух стран. У нас пока ничего нет в Союзе и Китае. А, забыл еще о Северной Корее. Даже в
Англии есть, причем немало. Именно поэтому, я думаю, нас и хотели уничтожить. Это ж так же, как и в Штатах ранее, нас хотят уничтожить за то, что мы столько имеем. Других причин для этого нет. Вы просто представьте себе объемы? Это как один человек будет продавать хлеб целому городу, так, для наглядности.
        Так как визит Малого в Японию был практически официальным, нас встретили. Не сказать, что хлебом и солью, но хотя бы не выказывали неудовольствия. Япов мы огорошили почти сразу тем, что сообщили о ликвидации наших, то есть американских, баз в стране. Практически сразу появился премьер-министр, прибыли-то мы в Токио, и начались переговоры. Япы все хотели зафиксировать в документах. Малой не возражал, это ему я и Робертсон подсказали. Заодно отправили порученцев на эти самые базы - передать новости.
        Японцы, будучи под впечатлением от нашего дружественного шага, устроили нам обширную экскурсию. Мы две недели катались по всей стране, и везде нас принимали очень хорошо.
        А главное, я перестал ждать неприятностей, которые случаются с нами всегда, как только мы подумаем, что все хорошо. Блин, как же хочется просто жить и наслаждаться…
        В Стране восходящего солнца, перед самым отъездом, вдруг поступило приглашение ко двору императора. Отказываться не стали. Культура япов вообще и церемонии во дворце умиляли и одновременно удивляли. И эти люди будут ведущими в электронике уже через несколько лет? На них посмотришь - ну чисто староверы. Жизнь в Стране восходящего солнца построена на традициях. Взаимное уважение, честность - все это про японцев. Интересно, как у них тут Якудза? Не, я не собираюсь еще и с ними воевать, увольте. Они-то как раз составили бы нам хорошую конкуренцию. Не бандиты, а хорошо обученные специалисты боевых единоборств. Они ж готовые разведчики-диверсанты, с ними было бы сложно бодаться. Вспомните, амеры со всей своей огромной армией, мощнейшим флотом и авиацией столько лет не могли справиться с островной державой! Это о многом говорит.
        Мне даже не хотелось уезжать отсюда. Здесь столько нового и интересного… Женщины наши были немного в шоке, здесь все не так, как во всем мире, но ничего, тоже увлеклись. Накупили себе кимоно, шляпок всяких - женщины же, чего тут говорить!
        Дальше пошли в Индийский океан и далее взяли курс к арабам. Все просто, в Индию нас лайми не пустили. Встретили в ста милях, как до этого китайцы, и объявили, что в стране карантин, эпидемии и прочее, короче, не стали мы слушать и развернулись. А вот у арабов было спокойно, на удивление. Контакты-то тут давно есть, нефть-то качаем. Ну, качают арабы, мы только оборудование поставляем и продукцию продаем по всему миру. И арабам хорошо, цены мы особо не занижаем, и нам прибыток. Главное, отношения хорошие и то, что регион пока спокойный. Вот дальше… Египет с евреями опять сцепились. Египтян можно понять, конечно, евреи такой народ, что любят зарываться. Дали вам землю, живите спокойно, ведь еще недавно у вас и этого не было. Так нет, лезут в Сирию, Иран, Египет, везде, блин, все земельки хотят отжать. А все из-за нефти любимой. Ну нет на их земле ее, вот и лезут туда, где есть. Здесь у них, как в моем времени, нет такой «покрышки», как США, сами пытаются воевать. А выходит тяжко, египтянам помогают Советы. Израиль пытается покупать оружие сам, в том числе и в Штатах.
        Рекомендациям своей охраны пришлось внимать и уходить на юг. Путешествие затягивалось, не то чтобы я против - просто больно уж долго Африку обходить. Зато мы завернули в ЮАР. Здесь также у Малого прошли переговоры с руководством страны, затем мы с Яшей провели свои и заключили новые контракты. В этой республике пока был странный, если не сказать более, жесткий режим, чем-то напоминающий гитлеровскую Германию. Сложные были переговоры, но мы справились. Сказалось то, что апартеид опирался на помощь США и Великобритании. Последних мы пошлем чуть позже, а США - это ж мы и есть. Вообще, наш отдых более всего походил на бизнес-рейд. После ЮАР я даже высказался в том ключе, что хрен это, а не отпуск. Поднимаясь на север, зашли еще в несколько портов и, наконец, достигли Европы. Тут уже все знакомо, удивила реакция в Португалии. Власти наотрез отказали нам в посещении страны, то есть нам было рекомендовано не заходить в порты.
        - Что-то произошло, - заключил Яша.
        Это что-то было связано с Великобританией. Видимо, у флотских, которые напали на нас в Тихом океане, была все же хорошая связь. Оказывается, англы если и не объявили нам войну, то были от этого буквально в шаге. Это мы узнали в Испании. В каждом европейском порту присутствовали корабли его величества. Нас не брали на мушку, но экипажи находились в полной готовности.
        - Игорь, пока не утрясем все, выходить в море нельзя, - заявил мне Яша после поездки на берег.
        - Что, все так плохо?
        - Они, оказывается, заявили на весь мир, что наши корабли без причины атаковали их мирный флот, - усмехнулся адвокат. Узнаю наглов, действуют в лучших традициях Геббельса.
        - Яков прав, - подал голос Судоплатов. - Там справились, но у них есть подводные лодки, можешь представить, что будет, если они нанесут удар?
        - Всем каюк, третья мировая начнется очень быстро, - кивнул я. Видя недопонимание в глазах моих людей, пояснил: - Я-то, скорее всего, выживу и тогда… - что тогда, было уже понятно. Ядерное оружие уже существует. Если ранее мы могли надеяться только на себя, то тут… Все же на борту нашего судна действующий президент США, его убийство приведет к войне.
        - Что будем делать? - спросил сам Малой.
        - Выходим на переговоры с лайми, чего еще делать. Нужно дать им по жопе, у нас кино готово?
        Все действия в Тихом океане снимались на кинокамеры. Там прекрасно видно, кто и на кого напал. Есть записи радиопереговоров, вот и посмотрим, удастся ли заткнуть наглов с помощью международного суда. Яша пошел в радиоузел, необходимо подключать совет безопасности ООН. Далее, под их протекцией, попытаемся призвать Британию к ответу.
        - Срочно созван совет безопасности. Нужно возвращаться! - заявил Яша сегодня с утра. Июнь в самом разгаре, мы отдыхали в Испании, тут к нам не было претензий.
        - Хорошо, распорядись! Позови ко мне Серегу.
        Робертсон усвистал выполнять задание, точнее, похромал, старый он уже. Мойше скоро придется работать самому по всем нашим делам. Яше давно пора дать возможность выйти на достойную пенсию, да сам не хочет.
        - Серег, Яша обрисовал тебе ситуевину? - спросил я, когда ко мне вошел Яхон.
        - Да, в общих чертах. Так-то мы готовы, как сам знаешь, даже ракеты новые загрузили…
        Да, знаю. Как только мы расположились в Испании на отдых, Яхон с Судоплатовым заказали партию ракет. С Кубы судно шло две недели, а сейчас трюм у нас полон.
        - От ВМФ что-то слышно?
        - А как же! - усмехнулся Яхон. - Лешке, как президенту, докладывают постоянно обо всех телодвижениях в стране. Он же постоянно на связи. Втянулся, как будто всегда страной управлял.
        - Не удивляйся. Это Яша и его «учителя» поработали. Малой теперь настоящий управленец, молодец. Так что там?
        - Вояки ругаются, просят разрешить удар по Великобритании.
        - Однако как их разобрало! - фыркнул я. - Давно не воевали… Впрочем, штатовским ястребам всегда хотелось воевать. С их-то методами ведения войн чего не воевать. Завалят страну бомбами, и трава не расти. - Ну уж нет. Нам нужны не руины от наглого острова, а признание их вины. Тогда мы сможем у них отжать ЮАР, причем, думаю, легко!
        - Они не откажутся от алмазов и золота, не жди!
        - У нас есть чем их убедить, ведь так?
        Да, возникли планы, как прибрать себе добычу алмазов в ЮАР. Думаете, опять хапаю? Ага, так и есть. Только с одной разницей. Мы всегда развиваем ту страну, в которую приходим. В нынешней истории мы никому не позволим просто выдаивать государства, заставляя проводить ту политику, которая нужна Соединенным Штатам и их сателлитам. По мере возможности мы будем участвовать в развитии мира целиком, а не только набивать свои карманы. Думаете, денег не хватит? А кто-нибудь их когда-нибудь считал? Сотня людей в моем времени имела все деньги мира, а мир просто выживал. Тут же будет по-другому. Да уже все вокруг по-другому. Мексика, Куба, Венесуэла, а за ними скоро подтянутся и Аргентина с Бразилией и прочие Перу. Все уже живут хорошо. Америка не проводит сейчас ту политику, несущую в страны голод и разруху. Средняя Азия и Ближний Восток в порядке, там тихо, наши люди работают везде, налаживая связи и развивая инфраструктуру. Денег не хватит? А собственно, почему? Ведь в том же Ираке или Иране не нужны Голливуды и небоскребы. Люди там просто хотят спокойно жить и работать. Мы обеспечим их работой, построим
все необходимое, и живите, радуйтесь. Здесь, в моей теперь уж настоящей жизни, Америка станет действительно страной, несущей процветание и блага цивилизации в народ. И это не утопия, мы действительно верим в то, что делаем.
        - Милый, давай уедем ото всех? Хоть на денек! - спросила у меня Оливия в одну из темных осенних ночей. Мы уже дома, на Кубе. Хоть мы и поставили своего президента в Штатах, но переезжать обратно никто не пожелал. Всем нравилась Куба. Вот и мы тут приросли.
        - А давай! - легко согласился я. Любимая не ожидала от меня такого подарка. Видит, что я постоянно в делах, в заботах, и наверняка даже не надеялась, что я соглашусь. А я согласился.
        - Ты… - она чуть помедлила и уточнила: - Ты это всерьез?
        - Конечно! А когда-то был несерьезным?
        - Вот именно, что нет. А хотелось бы…
        - Чего именно?
        - Хотелось бы, чтобы ты просто стал мужем и отцом, а не этаким владыкой мира. Я ведь вижу, что ты все стараешься держать под контролем. Хоть вроде и передал все своему Хакеру, а все одно - работаешь как пчела.
        - Да ты что, любимая, я и половины не делаю из того, что делал ранее. Сейчас куча народа трудится на нас на всех континентах. Яша, когда стал пенсионером, долго просидел дома? Да он и месяца не смог провести спокойно. Ладно, хоть я уговорил его перестать мотаться по миру, контролируя все и вся. Основу тащат Мойша с Хакером, так сказать, новое поколение. Смешно, конечно, он мне ровесник, а я его почему-то молодым считаю.
        - Да я все понимаю, разве я не вижу того, что делается? Ведь даже не зная будущего, не трудно предположить, какое бы оно было, если бы все оставалось как раньше. Вся эта мафия, американские магнаты, скупающие всё и вся и не дающие взамен ничего! А ты…
        - Мы! - поправил я жену.
        - Конечно, - кивнула та, - мы. Мы изменили мир к лучшему, как я думаю. Когда я езжу в Гавану на рынок, ну и по магазинам, знаешь, сколько нежности и благодарности я вижу на лицах и во взглядах людей?
        Это так, мы не живем взаперти. Оливия постоянно ездит в город, то за продуктами, то развеяться. Она до сих пор готовит сама, даже слышать не хочет о прислуге. А уж мне-то как это дико! Да, конечно, мы с супругой не убираем наш огромный дом самостоятельно, но это не прислуга в прежнем понимании этого слова, это - работники. Есть специальные организации, которые занимаются тем, что находят работу людям. Садоводам, горничным, поварихам и прочим. Все эти люди приходят и выполняют работу, получая зарплату, это не подневольный труд, это их работа.
        - У нас в заливе есть и маленькая яхта, забыла? Вечером уедем туда, охрану я отпущу, слежки не будет, согласна?
        - Конечно, а куда поедем? - Такой радостной Оливия не была давно.
        - А куда ты хочешь?
        - Помнишь острова, на которые мы в прошлый раз не зашли, а я хотела?
        - На юге? А, понял, куда ты хочешь! - улыбнулся я; есть тут такое местечко, ммм… - Договорились!
        И мы, собрав детей, самим-то ничего не нужно почти, вечером убежали в нашу лагуну. Там, потратив буквально минут двадцать, приготовили лодку - это была небольшая моторная яхта, которой можно управлять и в одиночку, - и отчалили. Конечно, совсем незаметно вряд ли удалось, но мы старались. Оливия была в восторге. Когда я ее видел такой счастливой, уже и не припомню. Да я и сам был также рад. Постоянно на виду, на глазах у всех, я устал. Помните Джо? Он вообще попросил его куда-нибудь переселить, чтобы поменьше людей было, не привык он к такому общению. Вот и мне уже надоело всё. Хорошо, что я придумал с Хакером и президентством Лешки, теперь все же ко мне меньше внимания стало. В следующем году я хочу вновь заняться гонками, а то, как мне доложили, мои машины без моего участия уже и на подиум не приезжают. Стыдно. Надо наверстывать, справимся, как я думаю. Хотя теперь уже у меня нет фактора новинок в аэродинамике. Машины «Формулы-1» уже далеко не те, что должны были быть в это время. Теперь все зависит от работы головы у инженеров.
        К островам мы подошли к утру. Перед нами была гряда, и мы стали обходить ее вокруг, в поисках хорошего места. И нашли таковое довольно скоро. Полукруглая лагуна, здорово похожая на нашу, что находится на Кубе, но все же чуток другая. Тут был просто удивительно чистый и пустынный пляж. Цвет песка… Блин, это даже не белый, это - просто райский цвет.
        - А тут точно безопасно? - насторожилась Оливия, когда мы причалили. Тут недалеко и местные жители, но их мало, и они сюда не придут. Проверено лично мной ранее. Остров вообще маленький, но удивительно красивый и пустынный.
        - Осмотримся, там видно будет. Ты пока детей не пускай на берег. Я быстро гляну и вернусь, хорошо? - Я взял в руки мачете, еще нож был на поясе, также в кобуре есть пистолет. Больше оружия при мне не было. Есть еще автомат и винтовка на яхте, но сейчас я их с собой не брал. Остров мы выбирали маленький, он не пустой, да и живность, конечно, может внести свои коррективы.
        Спустя полчаса моих прогулок я обошел территорию в радиусе километра, не увидел вообще никого, кроме птиц. До соседней суши, более крупного островка, было далековато, и я не увидел рядом ничего, что могло бы нам помешать. Ни судов в море, ни лодок местных жителей, которые здесь где-то в округе живут, не было.
        - Настоящий необитаемый остров! - воскликнула от удовольствия Оливия. Дети уже вовсю резвились на белом, райском песке, а мы раскладывали свои вещи. Ночевать все же на острове будем, давно хотели опробовать большую палатку. С виду все было безопасно, никаких тварей ползучих или еще кого не обнаружил, хоть и пытался. А лагуна вообще спокойная, вода как зеркало, даже легкая рябь напрочь отсутствует.
        - Поймаешь рыбки? - лукаво спросила жена, и я, собрав быстренько снасти, поспешил на бережок. Вода была прозрачной как слеза, поэтому я видел, что рыба есть. Закинув удочку, принялся ждать. Но ожидать пришлось недолго. Рыбка как будто меня ждала, клев был великолепным. Если бы ловил не для обеда, точно бы засиделся здесь до вечера. Оливия спасла от нахлынувшего азарта.
        - Вот кто тебе мешал раньше это делать? - с легким упреком спросила жена.
        - А то ты не знаешь? - бросил я в ответ ласково. - Сейчас все и делаю для того, чтобы иметь больше времени и возможности для таких вот процедур…
        - Ты и правда в следующем году решил вновь участвовать в гонках?
        - А что?
        - Опять дома не будешь бывать… - супруга слегка надула губки.
        - Мы уедем в Европу вместе. Мойша давно нам дом купил в Швейцарии, там такая красота на озерах, ты бы знала! Думаю, тебе понравится.
        - А как же гонки? Они ведь не в одной Швейцарии? - не поняла Оливия.
        - Родная, ты забыла? Европа очень маленькая. Помнишь, я тебе о повороте в Монако рассказывал?
        - Да-да, - закивала она, - если слететь с трассы, то приземлишься в другой стране!
        - Верно. Там все близко. Я буду занят только на тестах перед началом сезона, нужно подготовить машины, настроить людей, затем будем приезжать куда надо только по пятницам, а в воскресенье - обратно в Швейцарию.
        - Что ж, я не против. Гарри… - она постоянно зовет меня так, когда говорим на английском, а сейчас так и говорим.
        - Да?
        - Дети, я же из-за них волнуюсь. Ты очень мало с ними проводишь времени…
        - Знаешь, я это прошел еще там, - я кивнул многозначительно, - мы, мужики, всегда так. Или работаем как папа Карло, или гуляем, но результат одинаков. Я бы очень хотел проводить с ними больше времени, надеюсь, скоро это будет чуть проще.
        - Думаешь?
        - Ну, мы же решили наши самые сложные проблемы. Теперь да, думаю, скоро будем жить так, как захотим. Да и уже живем, если честно.
        - Ты прав, я заметила! - и она повисла у меня на шее.
        С детками и вправду нехорошо выходило. Первая дочь и сын выросли практически без меня, потому как я постоянно где-то шлялся. Вторая дочурка родилась совсем недавно и пока еще особо не понимает, где папа, да и вообще, кто этот папа. Как мог, пытался заглаживать вину, но выходило не очень хорошо. Бывает, в семьях, если мама строгая, дочки к отцам тянутся, папы же добрее к девочкам. А у нас мама нежная и ласковая, так что они все время возле нее. Всегда привожу подарки, пытаюсь их удивить, вроде получается, но все же Оливия права, времени я им почти не уделяю.
        - Андрюх, Маш? - позвал я детей.
        - Да, пап? - старший у нас Андрюха, совсем уже взрослый, скоро семь лет.
        - Пойдем со мной, рыбу научу ловить, хотите?
        У детей загорелись глаза. Уже немаленькие, но все же… Хотя да, конечно, еще маленькие.
        - Да, конечно, а у тебя есть еще удочка? - Андрюшка, или, как его зовет иногда Оливия, Эндрю, ей так проще, реально умен не по годам.
        - Есть, конечно, есть, - улыбнулся я.
        Мы отправились на берег, пока Оливия будет жарить рыбу, пойманную мной ранее. Я как раз закончил ее чистить. Дети оказались на редкость сообразительными и схватывали все мгновенно. Через пять минут Машка первая вытащила большущую рыбину и еле-еле смогла подтянуть ее к берегу. А дальше начался такой азарт, что я едва смог уговорить детей закончить. Хорошо еще, что мы отпускали рыбу назад в воду, иначе обалдели бы от того, куда ее девать.
        Стейки получились сочными и вкусными. Все, отдохнув на таком чудном воздухе, сильно проголодались и набросились на еду. Принеся с яхты две бутылки вина, а детям сок, мы с Оливией принялись смаковать напиток. После еды детвора бросилась купаться, я осмотрел дно вблизи берега, опасности не было, а мы, немного полежав на шезлонгах, завели разговор.
        - Хорошо мне с тобой, жаль, что столько всего случалось плохого, что я редко бывал дома. Надеюсь, ты когда-нибудь простишь меня, - проговорил я так, скорее, для себя самого.
        - Ты из-за того, что я тогда на тебя набросилась?
        Да, было дело.
        - Нет, вообще.
        - Ты виноват лишь в одном, что годы, когда я была молода и красива, прошли почти без тебя! Вот что меня злит.
        - Ах, вон ты о чем! - усмехнулся я. - Да уж, старушка, - ей на самом деле едва тридцать недавно исполнилось, - придется мне искать более молодую жену, - покачал я головой. Оказывается, с шуткой я не попал. Точнее, попал впросак.
        - Ты еще и издеваешься? Посмотри на себя!
        Я сделал вид, что задумался.
        - А что такое?
        - Что такое? - взвилась моя фурия. - Ты же молод, как и десять лет назад, а я старуха! - И моя любимая разревелась.
        - Ты меня пугаешь, родная, - осторожно заметил я, - мне казалось, я не давал повода думать о том, что охладел к тебе. Я любил тебя десять лет назад, люблю сейчас и буду любить всегда! - просто подытожил я.
        - Если бы ты завел какую-то новую женщину… - Оливия вдруг хищно улыбнулась, - у меня тоже есть пистолет, забыл? И я неплохо умею им пользоваться. Коби меня выучил!
        - Это точно! - засмеялся я в ответ.
        Да уж, наблатыкалась, палит не хуже стрелка-мужчины. Кстати, винтовка ей разонравилась почти сразу, когда учил ее стрелять. А вот с пистолетом она на ты. Коби, мой добрый друг с черной кожей, был всегда с ней рядом. Я всего лишь один раз ему сказал, чего от него хочу. С тех пор у меня не было повода для беспокойства. Он взял всю ближнюю охрану на себя. Конечно, еще есть периметр безопасности, который контролирует лично Яхон, но Коби это непосредственная линия обороны. Он всегда где-то незримо рядом, опекая моих детей и Оливию. Парни для своих семей давно нашли других людей, живем-то давно раздельно, а Коби со мной все эти годы. Он, по моему приказу, по-другому не хотел, вывез из Штатов свою семью и обустроил на острове Свободы, продолжая нести службу. Вот же преданность у человека! Да, не удивлюсь, если он и сейчас где-то рядом, даже ругаться не стану, если увижу случайно.
        Отдыхать - не работать. На ночь устроились в большой палатке и так сладко спали, что даже не заметили, как к берегу пристала посудина. Эти черти из охраны сдали нас Сереге, и тот при мчался. Хорошо хоть не будили, дождались, когда мы сами выберемся из палатки. Дети проснулись и захотели играть, вылез сам, выпуская их, и увидел картину маслом.
        - А наши дети, значит, не хотят на необитаемый остров? - Яхон сидел с удочкой, рядом лежало несколько рыбешек, поймал уже. Его супруга сидела рядом на нашем шезлонге и наслаждалась солнцем.
        - Ну, так и нашел бы себе остров, чего их, мало, что ли? - буркнул я. - Дорогая, тут опять нахлебники приперлись, рыбу нашу ловят.
        - Можем заплатить! - фыркнула жена Яхона со смехом. Супруга у него еще та штучка.
        - Так пристрели их, да и все! - раздался голос из палатки.
        - Тогда у вас детей прибавится, придется еще и наших воспитывать, - парировал Серега, и все засмеялись.
        Конечно, это были шутки. Моя детвора, напротив, обрадовалась компании хорошо известных им подружек и помчались по берегу, разбрызгивая воду. Нравится им вот так бегать, зайдут по щиколотку и носятся.
        - Ты один или всех припер? - спросил я, садясь рядом с Сеней.
        - Один, один. Ну, своих только прихватил и ушел.
        - Как мне кажется, что мы недолго будем одни… - заметила моя супруга, выбираясь из палатки.
        А спустя мгновение у Яхона заговорила рация. Мы переглянулись, и взгляды сошлись на Оливии.
        - А что я?.. - натурально так удивилась девушка. - Вы на море посмотрите!
        Твою в Бога душу мать! На горизонте маячило судно, причем большое.
        - Кто это? - бросил Серега в рацию.
        - Да хрен от нас кто сбежит, еще в Белоруссии доказали! - послышался голос Макса.
        Яхта, а судно, прибывшее к нам, было именно яхтой, оказалась наша. Точнее, это была посудина Бурята. Спрятались отдохнуть, называется!
        - Я вас всех когда-нибудь убью! - бросил я друзьям и упал без чувств…
        Сколько я провалялся без сознания, не знал, но когда очнулся, рядом никого не было, а был я… Да в спальне своего дома на Кубе. Черт, что еще-то случилось? Осмотрев себя как мог, я стал подниматься с кровати, с удивлением понимая, что мне это причиняет дискомфорт.
        - Это еще что за дела? - буркнул я сам себе, хотя и начал догадываться. Медленно, потому как ломило все тело, я добрался до туалета и, увидев себя в зеркале над раковиной, обомлел! На меня смотрело мое, но здорово постаревшее отражение, лет шесть, а то и восемь прибавилось. Уж я-то вижу и знаю себя, был-то постоянно молод, а теперь… Морщинки возле глаз, под серьезной щетиной уже не та упругая кожа щек. Да, а говорил тогда Хакер, что старение будет медленным…
        - Эй, есть кто?
        В ответ было тихо, и я насторожился. Блин, то нельзя в туалет сходить, обязательно кто-нибудь пожелает удачного облегчения, а то и вовсе никого нет.
        - Эй, демоны?! Оливия!
        Все же меня услышали. Ко мне прибежала одна из двух кубинок, что помогает супруге по дому.
        - Мистер Смит! - она захлопала глазами. - Мистер Смит!
        - Да я это, я, - кивнул я и успокаивающе произнес: - Где миссис Оливия, дети…
        - О, мистер Смит, вы очнулись?! - словно не слыша меня, тараторила женщина.
        - Ну да, Сьюзен, если не ошибаюсь? - она, кстати, тоже выглядела как-то не так, почему я и сомневался в ее имени.
        - Да-да, - часто-часто кивала она. - Миссис Оливии нет, она с детьми в школе, скоро вернется.
        - Какая школа? Дети же еще маленькие? - удивился я.
        - О, мистер Смит. Пусть лучше миссис Оливия вам расскажет… - выпалила женщина и убежала прочь.
        - Вот блин! Да что же такое-то? Мне кто-нибудь объяснит?
        На звук моего голоса пришел мужчина. Первый раз его вижу. Высокий, немолод уже.
        - Вот это новости, очнулся? - слегка удивленно произнес мужчина.
        - Ты еще кто? - грубо бросил я. Настроения не было совсем.
        - А кто тебя, думаешь, бреет и стрижет постоянно, да еще и подмывает? - усмехнулся мужик. Не понял, Оливия что, незнакомого мужика в дом пустила? Да еще и меня подмывать!
        - Я спросил, кто ты? - надавил я.
        - Меня мистер Джоунс нанял, слежу за твоим, извините, вашим, состоянием…
        О, перешел на «вы», сразу стало как-то спокойнее.
        Тут где-то в другом помещении дома раздался крик, голос я узнаю из тысячи!
        - Где, где он?!
        А через секунду в комнату влетела… Оливия?! Господи, да что же такое происходит-то?
        Как стоял, так вновь и брякнулся. Кажется, по пути я своротил стол. Опять какая-то темнота и в очередной раз нелегкое пробуждение. Оливия, бесспорно это была она, в этот раз сидела надо мной. Точнее, ее лицо было прямо над моим и из глаз, стекая по щекам, катились слезы. Но что сразу успокоило, на губах была улыбка. Попытавшись встать, почувствовал на лице легкую боль и поднял руку, ощупав бровь. Посмотрев на пальцы, с удивлением увидел на них кровь.
        - Что, я наконец пришел в себя? - спросил я тихо.
        - Да, милый, ну и долго же мы ждали этого! - вымолвила женщина. Моя женщина. Оливия выглядела… Блин, да старше она выглядела, чем тогда, на острове. Что же происходит?
        - Родная, а сколько прошло времени? - задал я вопрос, на который, наверное, не хотел слышать ответ.
        - Сейчас пятое марта, пятьдесят… - она замешкалась, - шестого!
        - Какого? - Я охренел! Четыре года?! Четыре долбаных года?! Я чуть вновь не потерял сознание. - Как это? - только и смог выдавить я.
        - Тогда, на острове, ты помнишь?.. - видя, что я киваю, она продолжила: - Ты упал без чувств. Сережа тебя сразу повез домой. Тут доктора… кого только ни привозили к тебе, только руками разводили. Мы думали, что все, ты не очнешься, но на следующий день узнали, что и Леонид также слег. В этот же день. Тогда ребята и рассказали о том, что тебе говорил сам Лёня. Ну, о вашем состоянии.
        - Ясно, мы стали обычными, так?
        Оливия кивнула.
        - Только, блин, почему столько времени?
        - Я не знаю, - всхлипнула жена.
        - А сам Хакер, он где?
        - Он очнулся через неделю. С ним все в порядке, звонит каждый день.
        - А ребята?
        - Игорь, все хорошо, все на своих местах, в основном в Америке.
        - А дети? Прости, о них-то надо было в первую очередь!
        - Растут, большие совсем. Уже в школе учатся. Ну, Энни только пять, а остальные да, в школе.
        - Сколько же придется наверстать! - охренел я. - Что в Штатах, в Союзе, блин, да вообще в мире?
        - Я позвоню сейчас Сергею, он сам здесь, в Гаване, в Штаты почти не ездит, он тебе все и расскажет. Хочешь что-нибудь?
        - Страшно хочу есть! - понял я свое состояние и улыбнулся. Как же это хорошо, просто хотеть есть!
        Оливия рассказывала, а монолог ее длился почти два часа, что я тупо был овощем, но дышал спокойно, у меня ничего не отваливалось, поэтому они просто ждали. Ну и дождались… Я постарел. За эти четыре года, что я пробыл в забытьи, постарел на десятку, а то и больше. Нет уже того пацана, вечно молодого и бойкого. Сейчас я средних лет мужик, еще и ослаблен всерьез.
        Супруга оповестила всех, и всего через сутки команда была в сборе. Приехали все, только старый Робертсон, наш вечно занятой, на котором все и держалось, умер в прошлом году. Старичок был в серьезном возрасте, жаль его, мне будет не хватать его помощи. Но в то же время расцвел Мойша. Ну, Саша, который. Он всегда был помощником и заместителем Яши, теперь всю его работу тащит на себе. Еще есть Майкл, мой первый управляющий из Колорадо. Тогда, руководя в моем ресторане, он показал себя очень умным человеком, а главное - преданным. Вот и вырос сейчас в одного из самых лучших и богатых управленцев в мире.
        Новостей было очень много, все не пересказать. Малой сейчас, без всяких сомнений, пойдет на второй срок в США. Более того, так как он молод, он и дальше будет править. За мое отсутствие в мире живых войн не произошло, все было тихо и спокойно. К власти в Союзе после Жукова пришел вновь военный, кто-то из молодых генералов Отечественной войны. Руководил хорошо, с нами налажен серьезный контакт, и обид и претензий больше нет. Ребята все давно успели побывать на Родине, но все вернулись, даже Паша ездил. Правда, Судоплатов в Союзе был не под своим именем, все же он был весьма серьезной шишкой когда-то, а уж какие секреты у него были в голове, я вообще молчу.
        Наша формульная команда едва не загнулась без меня. Ведь в команде не знали моих мыслей, поэтому и путь для развития был закрыт. Точнее, команда превратилась в середняка, копируя чужое, редко предлагала что-то свое.
        Занявшись собой, я увлекся так, что чуть не надорвал спину. Хотелось быстрее прийти в норму, вот и не рассчитал нагрузок. Тело вспоминало буквально все с самого начала. Оливия была рада, дети тоже. Я постоянно был дома, никуда больше не лез, да и незачем теперь. Империя стоит как скала, хрен ее разрушишь, только если уж серьезной войной, но ведь и мы теперь не просто какие-то торгаши-производственники. Все же относимся-то мы к США и Кубе. Но если во второй мы просто живем, то в первой… Да наши они, Соединенные Штаты, наши. Целиком и полностью это наша империя, от начала до конца. Кризис, что мы же и устроили в пятьдесят первом, был благополучно преодолен. Страна развивалась, и не только она. Весь мир был другим. Лет через двадцать не останется на карте мест, где есть еще нищета и безграмотность. Африку развиваем всем миром. Малой, будучи на посту президента Америки, уговорил и других сильных мира сего, что нужно действовать сообща. Вот и работает сейчас нечто вроде ООН, только реально работает, а не деньги тянет из стран. Довод, который он привел в ООН, был простым. Хотите миллионы мигрантов по
всему миру? Платить пособия, устраивать жизнь нищих людей в своих странах ценой ущемления прав и свобод своих граждан? Ну и все в таком же духе. В это время еще не пришла пора развития оголтелой толерантности, сейчас все совсем по-другому. Лиц нетрадиционной ориентации не лобзают во все места, давая им кучу прав и попирая права традиционалистов. Да, на кострах не жгут, но и парады проводить им никто не даст. Да и не просят они. Как жили тайно, так и пусть живут. Нравится им такая жизнь, их дело, но поощрять уж точно никто не думает.
        Вот и пошло-поехало. В каждой стране организовывались ключевые предприятия. Те, которые становились стержнем экономики страны. Если в Ливии или Арабских Эмиратах качают нефть, так и пусть качают. Штаты, Германия, СССР и еще несколько стран поставляют им трубы для нефте- и газопроводов, танкеры, оборудование для производств. А также помогают развивать медицину и образование. Ко всем пытаются подобрать свой подход, не ломая привычный уклад. Нравится арабам верить в Аллаха и молиться несколько раз в день, да на здоровье! Появилась серьезная надежда, что в этот раз история пойдет по другому пути. Не будет войн, терроризма и прочей лабуды на Ближнем Востоке. Развитие различных производств и торговли не дает повода для войны. Особенно, если все делать честно, а не обманывать, как это было в моей истории.
        Немного попортили жизнь на том же Ближнем Востоке лишь представители одной нации. Ну что поделать, если ребята с пейсами на висках любят руководить и ничего особо не делать сами? Конечно, пришлось немного надавить. В этой истории у них не было «покрышки» в виде США, которые помогали им гнобить весь арабский мир. Израиль сидит себе тихо, разрабатывает системы безопасности для различных производств. Умные-то евреи всегда ценились. Вот и сейчас в области электроники и во внедрении ее в системы безопасности евреи очень преуспели. Да, ключевые позиции по разработкам и производству ЭВМ были у нас, ну, в Америке то есть. Ведь когда это начали, на нас работали все известные хоть немного в этой области специалисты. А благодаря моим и в большей степени Хакера знаниям мы уже сейчас в разработке вычислительных машин примерно на уровне семидесятых годов моей истории. Да что говорить, у нас вот-вот полноценно заработает сотовая связь, прощай, спокойная жизнь. Правда, будем искусственно тормозить прогресс в развитии всяких личных гаджетов. Зло это! Не хочу, чтобы и в этой истории, да еще и раньше на несколько
десятков лет, молодые, да и не очень молодые люди уткнулись в смартфоны. То, что происходило в моей истории в двадцать первом веке, иначе как деградацией не назовешь. Люди перестали думать, зачем? Есть ГУГЛ и вся фигня. Ведь кроме как разработки новых игр, различных приложений, ничего в двадцать первом веке не делалось! Любую область возьми. Там, где ранее люди трудились на благо человечества, не изобретено ничего нового, максимум усовершенствования, но нового - ничего. Тут же, опять благодаря «подаркам» в виде знаний из будущего, мы наконец освоим нормальный космос, а не станем полвека болтаться на орбите. Там люди летали в космос на ракетах разработки середины двадцатого века, ничего другого не получалось изобрести. С новыми двигателями, системами безопасности и защиты мы выйдем на новый уровень.
        Сколько сейчас у меня в голове! А ведь есть еще и Лёня-хакер. Отчет за все эти годы длился неделю. Ко мне по очереди приезжали мои люди. Все проявляли уважение, видно было, что люди не лицемерят. Одни обнимашки были несколько часов, соскучились.
        Занимаюсь спортом, хоть и постарел немного, но форму удалось набрать довольно быстро, всего месяца за четыре. И это после стольких лет лежания. Здорово выручил наш штатный медик. В первые же дни он пригнал сюда массажистов, и не проходило и дня, чтобы меня не мяли. Хорошо все удачно завершилось, не случилось ни атрофии мышц, никаких последствий для мозга или внутренних органов. Я ведь не болел, медики вообще назвали это простым сном, только разбудить не могли.
        Я серьезно похудел, но мне даже понравилось, впоследствии это мне поможет в гонках. Да-да, конечно же буду гоняться. Я еще титул не взял, а просто обязан это сделать.
        «Восемь кругов, еще восемь длиннющих кругов, а резина ушла! Черт возьми, “Серебряные стрелы” вынудили меня совершить ошибку. Ведь знал, что они хорошо работают с резиной, так нет, полез в атаку…»
        Да, я вернулся в гонки. За счет того, что отошел от всех этих проблем и дел по бизнесу, банально кинув это на подготовленных людей, я, наконец, занялся любимым делом. Гонки, да, это сейчас смысл всей моей новой жизни, уже без «бонусов». Конец сезона, на титул четыре претендента. Причем сразу из трех команд. В этой истории, благодаря мне любимому, все идет не так, как должно. Это же касается и «Формулы-1». Было изменено буквально все. Трассы, их количество, регламент, машины, да все. Из чемпионата не уходил «Мерседес», здесь не было той жуткой аварии пятьдесят пятого года. Фанхио так за нее и выступает, вместе со Стирлингом Моссом. Зато провалилась «Мазератти». Они не выигрывали с прошлого года.
        «Скудерия» лидировала в начале сезона, затем я втянулся и взял свое, ну, а потом, как водится, опять чуть ослабил хватку, и «Серебряные стрелы» воспользовались этим. Если у команды Комендаторе шансы самые маленькие, то вот у «Мерседеса» они как раз самые очевидные. «Феррари» несколько раз за сезон сходили с дистанции и тем самым потеряли возможность набрать много очков. Я же в начале был несколько не в форме, да еще и трассы добавились, а у меня не было возможности их изучить как следует. С «Мерседесом» было интереснее всего. Они упрямо шли за нами, но их машины были вначале недостаточно быстры, поэтому чуть уступали нам и «Феррари». А потом они поехали пипец как быстро. Причем так, что оба их пилота претендуют на титул, потому как набирали очки почти равномерно. Мой же напарник отстал от меня еще три гонки назад, слишком часто вылетал. У синьора Энцо тоже со вторым гонщиком случались частые проблемы.
        Сегодняшняя гонка завершала сезон и проходила на родине «Стрел». Знаменитая Нордшляйфе. «Северная петля» была очень опасна и тем самым более интересна для нас, гонщиков. Длинная, самая длинная трасса в календаре. Обилие различных поворотов, которые пролетаешь на огромной скорости, было невероятно сложно запомнить. Это на коротких трассах типа Монако можно выучить каждую кочку, трасса всего ничего, а тут… Я атаковал на протяжении всей дистанции и тем самым убил шины раньше времени. Что делать, я не представлял. И дело даже было не в отсутствии бонусов у меня. Голова-то работала, просто времени мало. Благодаря своей скорости на свежих шинах после пит-стопа я сумел уехать, создав задел для себя, но под прессингом, в который попал сразу после остановки, я выжал из шин все лучшее. «Мерседесы» сделали то, что хотели. Они висели на мне, стараясь не отпускать, а спустя несколько кругов жестких атак уехали по очереди на смену шин. Продолжая жарить на всю железку, я убивал шины, а они тем временем спокойно ехали, догоняя меня. Их машины очень экономно расходуют резину, в отличие от моей, позволяя
одновременно с этим ехать очень быстро.
        И вот что мне, блин, делать? Заехать на пит-стоп? Тогда я пропущу «Стрелы» вперед, а может, еще и «Скудерию» выпущу. Что тогда? Круги хоть и длинные, но их мало, думай, думай!
        Выходя из последнего поворота, я уже знал, на что иду. Это была единственная возможность не только удержать позицию, но и, чем черт не шутит, выиграть этот вожделенный титул!
        Под визг останавливающихся колес машина замерла напротив моих боксов. Механики обступили со всех сторон, а я поднял забрало для того, чтобы крикнуть главному механику:
        - Марио, крылья на минимум! Быстрее!
        Марио, это мой итальянский главмех, застыл на секунду. Через две он уже выкрикивал распоряжения, а напоследок наклонился ко мне.
        - Надеюсь, Гарри, ты знаешь, что делаешь! - и перекрестился.
        Газ в пол, резина буксует и дымит, а я срываюсь с места. Шлейф за мной такой, что в зеркала ничего не видно. Ясно одно: я отстал и серьезно. Нужно нагонять. Режим двигателя на максимум, есть у нас ограничитель, управляется прямо из кокпита. Блокировка педали газа снята, крылья убраны почти в ноль. Сейчас все будет зависеть только от моей реакции и умения. Любая, даже самая ничтожная, помарка - и… Тут, на этой коварной трассе, было уже много жертв, если я допущу ошибку, на одну прибавится. Эта красивейшая трасса не зря будет зваться «Зеленым адом».
        В первом же повороте задние колеса пытаются обогнать передние, упорно заправляю машину в поворот, как бы ей ни хотелось обратного. Хорошо, что многие уже сошли сегодня, помех меньше. Использую всю ширину полотна, атакую буквально каждый сантиметр.
        Первый круг пролетел как ветер… Вот уже вижу, как Марио выставил табличку с моим отставанием. Двадцать пять секунд. Много? Ужасно много. Но следующая цифра, которая написана ниже, мне нравится больше. Пять секунд! Я на пять секунд быстрее идущего первым представителя «Серебряных стрел». Несомненно, им тоже сообщат об этом, но теперь уже у меня лучшая резина, хоть я и рискнул, убрав прижимную силу. Сейчас мне помогает только мое умение, ничего лишнего.
        Деревья и кусты мелькают сплошным смазанным пятном. Серая лента асфальта превратилась в такое же пятно, но уже подо мной, а не в стороне. Кто-то мелькнул впереди, о, да это же мой напарник! Через пару поворотов я его догоню, надеюсь, Фрэнк чудить не станет…
        - Черт возьми тебя, Фрэнки! Куда ты лезешь!
        Напарник с ума сошел и не пускает меня вперед. Яростно сопротивляясь, он виляет по всей ширине трассы, не давая пройти себя.
        - Ну что ж, ты сам этого хотел! - Дождавшись медленного поворота, скорость была около шестидесяти километров в час, я просто пихаю передним левым колесом в его заднее правое, и Фрэнка закручивает, и он вылетает с трассы. Там вроде кусты, обрыва нет, надеюсь, что не убьется. Сам виноват, ехал бы быстрее меня, я сам бы уступил, а так… Не понимаю людей, которые мешают другим, сами не добиваясь ничего при этом. Тем более что он мой напарник!
        Осталось четыре круга, Марио показывает новую табличку, пятнадцать секунд. В теории успеваю, но шины могут «уйти» в любой момент. Да еще и соперника надо суметь пройти, а их там двое. Как-то за скобками осталась надпись, что с Фрэнком все в порядке. Там просто были написаны четыре буквы, обозначающие имя и слово «ОК». Ладно, хотя и придется наверняка подраться с этим забиякой. Неуступчив Фрэнк просто ужас, ладно бы при этом был чертовски быстрым, так нет, я его регулярно «бью» на трассе. При том что опыта у него гораздо больше.
        Три круга - девять секунд. Возможно, у кого-то из лидеров что-то случилось, так как я проехал круг за такое же время, как и до этого, а сократил сразу на шесть секунд. Да, возможно, поплыли шины. Нужно быть готовым, еще круг, максимум - два, и начнется самое интересное в этом сезоне. У меня будет весь последний круг для того, чтобы наконец стать чемпионом мира. Более двадцати километров трассы. Это много, на самом деле.
        - Вот б…ь! - Передо мной, когда я вышел из слепого поворота, возникло пятно черного дыма. Это так выглядит на скорости горящий болид. Объезжаю на пределе, едва не касаясь травы на обочине шинами. Даже не понял, кто это горел. Останавливаться не стал, видно было, что горел мотор, а машина стояла, наверняка гонщик выберется. Если нет, что ж, это будет на моей совести. Я слишком хочу победить, да и к тому же никто более не остановился. Будем думать, что там все в порядке. Да, машину Фрэнка я тоже видел, стояла в стороне, на обочине. На вид так даже целая.
        - О-о-о! А это что такое? - выходя из очередного поворота, я четко увидел одну из «Стрел» впереди. Ага, похоже, я догнал идущего вторым. Кстати, это Маэстро! Номер на борту я четко вижу. Что ж, это хорошо, начнем игру!
        Шесть поворотов мы прошли как по рельсам, друг за другом, как вагоны, но перед седьмым я обозначил движение внутрь, противник довернул, закрывая калитку, а я рванул по внешней. Пришпоривая свою «лошадку», я думал только об одном, чтобы шины не хватанули травы. Удалось это или нет, не знаю, но корма хоть и вильнула немного, я все же протиснулся мимо соперника и поравнялся с ним. Следующий поворот правый, и я внутри, пока идем бок о бок, но Фанхио я уже прошел, и он это понимает, иначе не пихал бы меня колесами. Да-да, на прямой, хоть на высокой скорости, это сделать можно, однако очень осторожно. Соперник не собирается меня выдавливать, просто хочет заставить нервничать. Маэстро может, он очень точен в таком деле, я даже почти не рискую. Пихание - это ж только так звучит, на самом деле, просто легкие прикосновения, вызывающие небольшую вибрацию машины. Ну, страх - это не про меня. Вот и поворот. «Мерседес» вынужден чуть сбросить, поворот слепой и очень крутой, Фанхио не удержать машину снаружи, шины уже не те. Так и есть, все, я впереди, но пока только второй. А вот и отмашка Марио. Один круг, и
главный противник прямо впереди меня. До него две-три секунды, успеваю. Кстати, его напарник, которого я только недавно прошел, отстал прилично, я его даже не вижу уже.
        Уже перед пятым поворотом я догнал «Стрелу». О, этого так спокойно не пройти, надо будет, он меня отправит в полет, человек там очень жесткий. Стирлинг Мосс только начинает ковать свои победы и входит во вкус, он молод, уверен в себе и чертовски быстр. Обгон, нужен хороший обгон, надо сделать его чисто, тогда шанс будет.
        Первая попытка. Я попытался проделать ту же штуку, что и минутами ранее с Фанхио, не прошло. Стирлинг уж очень точно контролирует машину. Захлопнул калитку так, что даже чуть не срезал меня. Ладно, впереди еще более чем достаточно поворотов, я быстрее, а это сейчас главное. Машина практически без прижимной силы, это пуля, а не машина. Но в поворотах меня держат только более новые, чем у соперника, шины.
        Атакую просто непрерывно, скользя и рискуя на каждом метре трассы. Соперник понимает меня, но также он уверен, что гонка кончится раньше, чем я его обойду. Нет, так дело не пойдет! У меня был лишь один козырь, я должен забыть о том, что я вновь смертный, надо попытаться пройти за гранью, только это сейчас мне поможет.
        И я ушел… Господи, что я сделал? Очередной правый, с длинным апексом, за ним шпилька - и все! Сейчас или никогда. Мосс, естественно, занял внутренний радиус, словно показывая мне, что шансов нет. Но это не так. Эх, сколько здесь людей угробилось и еще угробится…
        Я поравнялся с «мерседесом» Мосса внутри поворота. Ограждения тут нет, точнее, оно уже снесено, кто-то вылетел в начале гонки. Если он сделает движение рулем в мою сторону, мне хана. А он сделал! Но и я сделал то, что хотел, а именно, отключил систему защиты в голове. Наши колеса чуть соприкоснулись, и я выстоял. А вот соперник, явно испугавшись, то ли своих действий, то ли последствий, чуть отпустил ногу. Вот он, выход из поворота, за ним короткая прямая и вновь правый, но уже медленная шпилька. Пока соперник внутри, шансы у него есть, но я жестко и решительно направляю машину ему наперерез. Стирлинг касается моей машины своим крылом, но мне это уже не вредит. Я подлетаю к шпильке, будучи внутри, все, уж я-то обогнать себя не дам, к гадалке не ходи.
        Из последнего поворота я вышел, опережая преследователя на корпус машины. Дорабатываю рулем, шины уже не держат, в постоянных атаках я их убил. Разгон, даже, скорее, рывок, и краем глаза замечаю, что Мосс был на финише всего на полкорпуса позади. Полкорпуса, но позади меня! Наконец-то!
        Я даже не понял, что произошло в следующий момент. Голова была так загружена разными мыслями, в том числе и восторгом, что я отключился. Позже, когда вынимали из машины, я осознал, что это было. Шины совсем стерлись, а я после финиша не скинул скорость, вот и случилась беда. После стартовой прямой я подлетел к первому повороту и, забыв обо всем на свете, привычно направил нос машины в поворот. А ее снесло! Снесло наружу, прямо в железное ограждение трассы Нюрбургринг. Меня впечатало так, что корпус деформировался и меня зажало. Слава богу, не загорелся.
        Вытаскивали меня Фанхио и кто-то из обслуги на трассе. Значит, Мосс не остановился. Что ж, я его понимаю. Но как же мне больно! Я с сорок первого года не испытывал это чувство. Да, меня много раз убивали, но это все были лишь быстро проходящие вспышки боли. А тут… Я же без «бонусов» теперь, да и постарел немного, организм уже не тот. Хоть я подошел к чемпионату полным сил, но удар в отбойник - это удар в отбойник. Надо мной кого только нет, все суетятся, что-то спрашивают. Волокут с трассы меня уже мои работники из боксов. Куда-то кладут… О-о! Это ж вертолет! На какое-то мгновение набираюсь сил и обвожу взглядом салон летающей машины.
        - Игорек, терпи, будь другом, ты нам живой нужен! - это Серега. Он всегда со мной на гонках, как и Оливия. Но ее здесь нет, скорее всего, Яхон и не пустил ее с нами. Значит, хреновые у меня дела.
        - Мы выиграли? - выдохнул я и ужаснулся вспышке боли, что прорезала грудь. Видимо, на какое-то время я отключился, так как, открыв глаза, сообразил, что вертолет уже в воздухе.
        - Ничего не говори, нельзя тебе, - кричит Яхон, гул в салоне стоит. - Ты чемпион! Ты сделал это! Только прошу, молчи сейчас!
        А глаза-то у моего безопасника сырые! Плачет человек, который видел смерть, который сам ее приносил другим столько раз? Да что же со мной, а? Так и спросил, набрав воздуха в грудь, что причиняло мне сильную боль.
        - Ты воткнулся в отбойник… - видя, как я моргаю, Серега понял и продолжил: - Грудь повреждена. Кусок арматуры с ограждения у тебя в груди. Доставать не стали, врачи не дали, говорят, помрешь сразу. Блин, Игорек, чего делать-то? - и этот очень сильный человек зарыдал.
        Я сделал над собой еще одно усилие и посмотрел вниз, на грудь, опустив голову насколько смог. Е…ть - копать - чуть не вырвалось у меня. Сил не было, поэтому и не заорал. Из моей груди, пробив комбез, торчит кусок железа толщиной в большой палец и длиной сантиметров тридцать! Конец, который вижу, чисто срезан, видимо, отпилили, чтобы снять меня с него. Я как бабочка, похоже, был пришпилен к отбойнику. А ведь говорил на собрании, что их нужно делать из широкого профиля, да вот не успели еще новшество ввести. Просто во Франции в этом же сезоне мы потеряли так одного из пилотов «Лотуса». Парень также пострадал от арматуры и скончался. Но я-то пока жив! А уж как я люблю эту самую жизнь, говорить не буду, и так понятно.
        Боль была страшная. Она не нарастала и не слабела. Она просто была ужасной. Дышу через раз, говорить не могу, да еще и рука левая какая-то, словно не моя… Черт, это что, паралич? Да лучше, блин, сдохнуть, чем овощем лежать. Полежал уже, наслышан. Ребята в подробностях рассказывали, как я провалялся в коме четыре года. Больше не хочу.
        В следующий раз я очнулся, видимо, в больнице. Кругом было чисто, но воняло так, как может вонять только в больнице. Попробовал покрутить головой. Не вышло. Вновь нарастает страх… Нет, это всего лишь гипс. Я упакован как мумия, кажется, только лицо не в бинтах.
        - Ох, какая же это мука - лежать овощем! - я вздохнул чересчур сильно и вновь потерял сознание.
        Новое пробуждение принесло очередную вспышку боли и дурацкие мысли. Червячок сомнения так и зудел: «Во дурак, отказался от бонусов, теперь наслаждайся!»
        Лицо Оливии было печальным. Дети плакали, черт, что, умираю, что ли? Вроде ухудшений нет, чувствую себя так же, больным, но живым.
        - Любимая, мы где? - проскрипел я, чуя, как каждое слово режет грудь.
        - Молчи, тебе нельзя говорить! - тут же зашипела жена. - В больнице, здесь, в Германии. Тебя нельзя перевозить, но думаю, и не нужно. Здесь хорошие врачи, а к тебе вообще лучших привезли. Они правительство лечат, хорошие люди, все сплошные профессора.
        - Да ладно, бог с ними, - закрыв и открыв глаза, прошипел я, - чего говорят-то? Только правду! Подыхаю?
        - Много повреждений, но думают, что выберешься. Серьезно, я думала, меня утешают, но они хорошо все объяснили. Все радовались, что у тебя хорошее тело, то есть показатели в норме, для своего возраста, ты очень здоровый человек.
        - Это последствия «бонусов», я ж не болел ничем. Вот и сохранился. Ладно. Все же, чего я поломал-то? А то болит… Да все болит.
        - Легкое задето, удалили часть, так сказали. Удар был сбоку, серьезно повредило руку и чудом до сердца не дошло. Уж извини, но скажу прямо, с гонками все…
        - Да я уже понял. Руку собрали? Или отрезали?
        - На месте, но работать будет плохо. Поэтому и сказали, что больше гонять ты не сможешь. Подвижность нарушена серьезно.
        - А и ладно. Я взял титул?
        - Да, конечно, чемпион! Только неужели это того стоило?
        - У тебя есть мечта в жизни?
        - Ты воплотил все мои мечты! - выдохнула Оливия. - О большем я и не мечтала.
        - Ну вот и у меня была мечта. Точнее, я много чего хотел, но это… Это еще с прошлой жизни, родная! Я с детства мечтал об этом.
        - Тут к тебе люди без конца идут, а один так и вовсе не уходит…
        - Кто же кроме вас, любимых, может так хотеть меня увидеть?
        - Мальчишка этот, что с командой ездит… - ага, Лоренцо здесь! - Оливия его мальчишкой зовет, но ему уже двадцать один вроде.
        - Позови, - просто сказал я. Блин, еле говорю, а все туда же.
        Мальчишка этот, Лоренцо, прилип к команде еще в пятьдесят втором. Именно он все эти годы верил, что мы станем чемпионами. А я знал его трагическую судьбу из прошлой жизни. Парнишка постоянно был у нас на трассе. Чтобы он больше внимания уделял гонкам, я уговорил его еще тогда, в пятьдесят втором, работать у нас. Он был просто счастлив. А теперь вот пришел ко мне.
        - Здравствуйте, мистер Смит… - скромно проговорил Лоренцо, вставая возле двери. Да, это был Лоренцо Бандини. Не очень ему улыбалась судьба в той моей жизни, а уж как он ушел из жизни, вообще трагедия.
        - Привет, Энцо, - я его всегда так звал, ему это льстит, видно по глазам. - Как дела?
        - Мистер Смит, вы были просто ракетой, как прошли «Стрелу»! Черт, мистер Смит, простите, как вы?
        - Выберусь, Энцо. А ты все еще хочешь гоняться?
        По лицу юноши, хотя ему уже двадцать один год, промелькнула тень.
        - Да! - твердо сказал он.
        - Место твое. Если не боишься сесть в нашу машину после такой аварии.
        - Как это? Вы, вы берете меня? Сэр! - у него слов не было. Отличный парнишка, благодарный и трудолюбивый. Он очень хочет гоняться, я дам ему такую возможность.
        - Но с одним условием!
        - Все, что угодно, мистер Смит! Все, что угодно! - как у него глаза горят.
        - Если узнаю, что начал гулять или хвастаться, уволю, - улыбнулся я. Далось мне это тяжко, но силы еще были. Тем более воплощать мечты других людей так приятно…
        - Что вы, сэр?! Я, я никогда…
        - Оливия, Марио случайно не здесь?
        - Уехал утром, всю ночь сидел…
        Да, любят меня итальянцы. Но и я старался соответствовать их ожиданиям.
        - Позвони ему, пусть заедет. Лоренцо… - я набрал воздуха, трудно это мне дается.
        - Да, сэр?
        - Ты будешь тренироваться всю зиму, - видя, как он открыл рот, опережаю, - и возьмешь титул в следующем году! Понял?
        - Сэр, я не знаю… - заколебался Лоренцо.
        - Я - знаю! - отрезал я. - У тебя будет самая лучшая и самая надежная машина. Я обещаю. Знаю, что добавить в новой машине, чтобы она была лучшей. Мы вместе сделаем это, и ты привезешь нам титул. Я верю в тебя… Как, не подведешь?
        - Я, я… - он не находил нужных слов, словно это у него проблемы со здоровьем. На самом деле его просто переполняли чувства. - Да! - вдруг заявил он твердо, и я увидел в глазах тот огонь, который бывает у человека сильного.
        - Вот и отлично. А пока можешь съездить к родным, они все так же, в Ливии?
        - Откуда вы знаете, сэр? - парнишка обомлел. Ведь он никогда не рассказывал об этом. Но я-то знаю его историю. Он в пятнадцать лет приехал в Милан, начал работать. В шестнадцать его заметил я и взял в команду.
        - Не важно. Но не болтай лишнего, понял? Хочу, чтобы это стало сюрпризом для всех. Давай, беги уже.
        - А вы, сэр?
        - А что я? Мне теперь долго лежать. Как только можно станет, уеду в Швейцарию. Там увидимся. Все, отдыхай!
        Парень вышел, но я видел, как его переполняли чувства. Он готов был сесть в машину прямо сейчас и выиграть чемпионат уже сегодня. Да, я сделаю из него чемпиона. Хоть и тяжело придется, соперники очень сильны, но мы постараемся. Как и говорил, я знаю, что надо сделать с машиной, чтобы она стала лучшей, и сделаю.
        - Ты решил? - от мыслей меня отвлекла Оливия.
        - Да, - твердо сказал я и кашлянул. Что-то подступило к горлу, я и не смог сдержаться. Приступ боли прорезал все тело, меня скрутило так, что в глазах стало темно, и я вновь вырубился.
        Эпилог
        Прошел почти год со дня моей аварии на гонках «Формулы-1». Я потихоньку восстанавливался в окружении родных и близких. Жили мы пока в Швейцарии, я не захотел уезжать на Кубу. Дел было много. Как смог нормально говорить, при этом не испытывая той дикой боли, начал работать с командой. Я вообще отошел от всех дел корпорации еще в прошлом году. Тогда я очнулся после комы и, поняв, что все прекрасно работает, люди все на своих местах и отлично справляются, я и ушел с головой в гонки. Это было то самое, где я себя видел. Мы переехали в Европу, Оливии, да и детям все нравилось, жили мы счастливо. У нас чудесный дом на берегу озера, рядом горы и отличный воздух. Что еще нужно для счастья семьи?
        Мои амбиции тогда зашкаливали, и я рвался сделать то, о чем мечтал. Я всегда ужасно хотел стать чемпионом мира в гонках. Очнувшись, понял, что это желание стало еще более сильным, потому как теперь я был без «бонусов», то есть такой же, как все. Лишь идеальное состояние здоровья было моим преимуществом.
        Я осуществил свою мечту. Вписал себя в историю мира гонок. Хотя уже навсегда вписан в анналы планеты Земля как самый крупный бизнесмен за всю историю. Мы многое сделали для людей, населявших нашу красивую планету. Году так к шестьдесят пятому, я думаю, мы полностью победим бедность. Голод и так уже победили. В мире осваиваются все континенты, везде, где только есть люди, эти самые люди строят новую жизнь. Войн нет, с болезнями и эпидемиями боремся благодаря Хакеру. Леня много прихватил из своего времени по медицине. В смысле много знаний. Прорывы в науке были таковы, что начавший было распространяться СПИД и эпидемии удалось купировать на начальной стадии. Скоро, совсем скоро мы и их победим.
        А сейчас я увидел клетчатый флаг, символизирующий окончание гонки и сезона в целом. Сезон был длинным и сложным, но мы все сделали как надо. А первым, кто увидел сегодня флаг на финише, был мой протеже Лоренцо Бандини. Парень был просто великолепен. Что он творил на гонках, не передать словами. Даже у меня иногда сердечко замирало от его выкрутасов. Но он сделал то, что обещал. Он привез нам золото Кубка Конструкторов, а себе первый и, думаю, не последний титул чемпиона «Формулы-1».
        Вместе с этим я теперь точно знал, что добился всего, о чем только мог мечтать. А главное, осознал, что нет ничего в мире такого, чего бы не смог сделать человек. Следует только захотеть!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к